Сохранить как .
В шаге от дома Константин Георгиевич Калбазов
        Шаман (Калбазов) #3
        Быть в шаге от цели. Протянуть руку к ключу, ведущему домой, и… ухватить пустоту. Есть трофеи. И по местным реалиям весьма богатые. Но нет самого главного. Путь на родную Землю двадцать первого века остался закрытым.

        Признаться, ему здесь нравится. Практически погибший мир, ставший на путь возрождения. Открытые и слабо заселенные просторы фронтира. Враждебные кочевники и горцы. Адреналин, огнем струящийся по венам. В этих краях с человека слетает шелуха цивилизованности, обнажая его сущность. Все это близко Бородину. Но ему претит, когда кто-то распоряжается его судьбой и принимает решения за него. А еще он не любит проигрывать. Первый раунд остался за кукловодами. Что же, добро пожаловать во второй. Шаман готов идти до конца. Нашел одну базу кукловодов, найдет и другую. Так что неприятности у этих ребят не закончились. Они только начинаются.

        Константин Калбазов
        Шаман. В шаге от дома

        Глава 1
        Знатный трофей

        Ага. А вот и она, лапочка. Все же хорошо, что здесь прошелся пал. Оно и усадьбе вреда никакого, и в то же время вся трава и бурьян выгорели подчистую, практически обнажив землю. Во всяком случае, некогда установленные в траве колья с растяжками стали отчетливо видны, и процесс разминирования был максимально облегчен. Только не зевай, потому как сапер ошибается лишь раз. Как, впрочем, и любой, кто связался с этими смертоносными игрушками.
        Вопреки ожиданиям Бородина, несмотря на бушевавшее здесь море огня, сработало меньше половины растяжек. Все же сухая трава пусть и горит жарко, но прогорает быстро. Детонаторы успевали прогреться до температуры подрыва только в зарослях бурьяна или если загорался колышек. Да и то не всегда.
        Та же ситуация и с доморощенными «монками» из обрезков труб, начиненными порохом и картечью. Правда, срабатывали они почаще. Зато были многоразовыми, поэтому собирались с не меньшим тщанием, чтобы переснарядиться и вновь встать на боевое дежурство.
        Игорь опустился на колено и, вооружившись обнаруженными в сгоревшей усадьбе кусачками, перекусил струну растяжки у самого кольца. Так проще. Теперь затолкать практически выдернутую чеку обратно. По правилам положено заменить ее на новую, но где ее, новую, взять-то. В подвале обнаружилось два ящика гранат, но запалы строго по счету. Так что приходится вот так, в нарушение всех наставлений.
        Теперь перекусить проволоку, удерживающую саму гранату. Увесистая подкопченная ребристая чушка перекочевала в руку Бородина. Теперь отвернуть сам запал. Ага. Кто бы сомневался. Это далеко не первая растяжка, а как следствие, и запал. А они все доведены до нужной кондиции. Кустарщина. Просто берется часть с замедлителем, распиливается поперек, и иголкой выковыривается состав этого самого замедлителя. Составляются две половинки и скручиваются обычной изолентой. Халтура чистой воды. Но работает на «ять».
        Обычный запал подрывает гранату через три-четыре секунды. Если не теряться, то этого времени вполне достаточно, чтобы отдалиться на пару метров в сторону и залечь. Все. Никакая граната тебе не страшна. Разве только близким разрывом ударит по нервам. А вот такие кустарные переделки ведут к мгновенному подрыву. И будь ты хоть Копперфильдом, в этом случае тебе уже не спастись.
        Бородин придал более или менее прежнюю форму задранному вверх предохранительному рычагу. Их изгибают кверху намеренно. Во-первых, не мешает прикручивать саму гранату к колышку. Во-вторых, уменьшает вероятность непроизвольной фиксации рычага сторонними предметами при извлечении чеки.
        Порядок. Гранату — в один подсумок, запал — в другой. На струну размениваться не стал. В Невьянске приобрести проволоку любого сечения не проблема. А нужно, так и тонкий тросик. Вопрос лишь в цене, впрочем, не такой уж и великой. Вообще-то жлобы эти кукловоды. Вроде и обеспечивают своих контролеров по высшему разряду, а на штатных струнах для растяжек сэкономили. Или это сами спецы не стали заморачиваться. Ну да не суть важно.
        Вся информация по минированию подходов к усадьбе обнаружилась в захваченном ноутбуке. И Вирус извлек ее оттуда без труда. К чему это нужно кукловодам? Ну а как же. Во-первых, человек имеет свойство забывать те или иные моменты. Во-вторых, личный состав могут и сменить. Обычная ротация кадров.
        Управившись, Игорь двинулся дальше по периметру усадьбы. Осторожно ступая и всматриваясь в пространство перед собой. Если верить данным на схеме минирования, оставалось еще две гранаты. И обозначены они, ясное дело, приблизительно. Так что надо поаккуратнее.
        Настя настаивала на том, чтобы он не маялся дурью и не трогал эти клятые сюрпризы. Ладно еще кустарные «монки». Их обезвреживать не особо опасно. Главное, знать, с какой стороны находиться, чтобы картечь не прилетела. А тут, как ни подойди,  — по ее мнению, настоящая задница.
        Н-да. Ну, вообще-то не лишено смысла. Но лучше уж засеять грядку самому, чтобы быть уверенным в наличии сюрпризов. К тому же гранаты, начиненные тротилом, все же куда предпочтительней его кустарных изделий. А что до запалов… В конце концов, можно использовать и кустарные выделки Спицына. Благо Иван Аркадьевич в этом деле уже поднаторел.
        Дальнейший обход показал, что уцелевших гранат больше нет. Там, похоже, огонь был достаточно силен, и детонаторы таки сработали. Жаль. Но зато не нужно разбираться с этими гремучими змеями, все время гадая, цапнет она тебя или нет.
        Игорь вздохнул полной грудью. Осмотрелся и решил, что с него пока хватит. С оставшимися минами — или не минами, а картечницами, это уже как кому,  — он разберется после обеда. Нет у него пока сил. Н-да. Все же, как ни крути, а заниматься этим только ему. Никто в группе больше этого делать не умеет. Разве что Настя, долгое время обретавшаяся сталкером. А эти ребята такие приблуды очень даже пользуют. Но отправлять девушку…
        Нет, дело не в опасности. Здесь все нормально. Назвалась груздем — полезай в кузов. И в бою он не думал о том, девушка она или где. Боец, и никаких гвоздей. Просто мины эти… Они же из обрезков труб. Вот так снимешь одну-две и тащишь с собой, а они тяжелые. Кроме того, Настя занята весьма важным общественным делом.
        — Явился, сапер,  — с ухмылкой встретила его девушка.
        — А куда же я денусь. Запах от твоей готовки разносится далеко окрест усадьбы,  — устраиваясь за уцелевшим столом во дворе, ответил Игорь.
        — Как дела?
        — Нормально. Гранаты поснимал, остались «монки». Но это уже не критично. Выделка невьянская, подозрений никаких не вызовут. Можно заводить рабочих. Если только…  — Игорь многозначительно обвел рукой окружающее пространство.
        — Парни все уж по нескольку раз прошерстили,  — выставляя перед ним миску с борщом, проинформировала Настя.  — Не смотри, что каждый с ранением. Можно с большей долей вероятности утверждать, что предметы земного происхождения подчищены. Ну или браться за ремонт самим.
        — Ага. Хорошая идея,  — отламывая кусок хлеба и заглатывая первую ложку, ухмыльнулся Игорь.  — Вкусно,  — не удержался он от похвалы.
        — Цени, Бородин.
        — Я ценю,  — искренне заверил он.  — Так вот. Насчет ремонта. Даже если забыть о том, что мы все ни разу не строители и не отделочники, то провозимся изрядно. А у нас, если ты забыла, на дворе конец ноября.
        — Довольно теплого ноября,  — уточнила Настя.
        — Сплюнь,  — замахал на нее руками Игорь.
        И было отчего. Он собирался в кратчайшие сроки переселить сюда Алину с ее воспитанниками. В свете последних событий нет никакого желания оставлять их в городе. И сама Михайлова ему дорога, и дети тоже не чужие. Опасность им там угрожает вполне реальная. Здесь, на обособленной территории, Бородин сможет их защитить. В Невьянске же у кукловодов слишком много возможностей, чтобы причинить им вред. А кукловоды уже не раз демонстрировали склонность к воздействию на объект через его близких.
        Звучит несколько сумбурно и непонятно? Если не знать подоплеки — несомненно. А так все просто, как два пальца. Правда, от этого не менее сложно, загадочно и непонятно. И чем больше ответов, тем больше вопросов.
        Все началось лет пятнадцать назад, когда в этом параллельном мире стали появляться земляне. Поначалу — большими группами, пока их численность не достигла двадцати тысяч. Потом поток резко сократился и превратился в ручеек, пусть и перекрывающий естественную убыль с небольшим запасом.
        Сегодня общее число жителей Невьянского княжества превышало тридцать тысяч человек. В него входили как попавшие сюда земляне, так и их супруги из аборигенок, а также дети. Рождаемость здесь была на высоте. Кроме граждан княжества есть земляне, пожелавшие жить наособицу. Хотя и недалеко от границы, но все же на Диких землях, где властвовало право сильного. Впрочем, законы княжества тоже далеки от благостных и лично Игорю пришлись не по вкусу.
        Нетрудно догадаться — коль скоро есть аборигены, то и мир этот не был безлюдным, а имел своих хозяев. Просто полтораста лет тому назад здесь случилась мировая бойня. И хотя уровень прогресса соответствовал лишь середине земного девятнадцатого столетия, у местных нашлись средства массового уничтожения.
        В ходе конфликта широко использовалось химическое, биологическое и бактериологическое оружие. По всей планете прокатилась пандемия, унесшая жизни практически всего населения. Как отголоски той войны время от времени различная зараза вырывается наружу. Потому аборигены испытывали панический ужас перед пустошами, некогда бывшими городами и поселениями. И чем больше пустошь, тем сильнее чувство страха.
        Остатки человечества откатились в своем развитии, а потом начали понемногу приходить в себя. И сейчас практически вышли на свой предвоенный уровень. Невьянское княжество не было исключением. Там также властвовал пар. Паровые машины, автомобили, трактора. Да-да, вот такой стимпанк, ставший объективной реальностью ввиду множества факторов.
        А тут еще выяснилось и то, что земляне оказались здесь вовсе не случайно, а по злой воле каких-то таинственных кукловодов. Попаданцы довольно часто обнаруживали вокруг себя различную аппаратуру слежения. Складывалось полное ощущение, что они являются невольными участниками жестокого реалити-шоу, где на кону стояли настоящие жизни.
        Для Бородина все началось полгода назад. Остановился помочь с починкой автомобиля двум девушкам, а пришел в себя уже в этом мире. Эти месяцы выдались весьма насыщенными. Чего только за это время не произошло! Еще на Земле он подспудно готовился к чему-то подобному. Правда, скорее подразумевал нечто постапокалиптическое, но получилось то, что получилось.
        Положа руку на сердце, Игорю нравился и этот мир, и его новый статус. Он словно по-другому задышал. Поначалу напрягала разлука с семьей. Но постепенно чувство тоски притуплялось. Опять же, встретил достойную девушку, рядом с которой чувствовал себя вполне счастливо. Возможно, причина в том, что однажды ему уже доводилось пережить развод и оставить сына, пусть и не потерять с ним связь.
        Но одно дело, когда тебе что-то нравится. И совсем иное, когда решение принято не тобой, а кем-то другим. Тебя же попросту лишили выбора. Да еще осознание того, что ты не просто живешь, а на потеху каким-то толстосумам. Стоило представить, что за его перипетиями наблюдает эдакий боров с бумажным ведерком попкорна в руках, как Бородина начинало колотить от злости.
        А потому он задался целью найти путь домой. Добраться до тех, кто возомнил себя вершителями судеб. И сделать все для того, чтобы иметь возможность решать самому. Признаться, сомнений по поводу решения у него не было. Этот мир пришелся ему по душе. Но это будет его выбор, а не кого-то еще.
        В ходе поисков Игорю и его товарищам удалось выйти на группу помощников кукловодов. Более того, перебить их и захватить базу. Двое контролеров, остававшихся в усадьбе, предпочли спастись бегством, устроив в усадьбе пожар. Но команде Шамана повезло, огонь не успел развернуться, и база не так уж серьезно пострадала.
        Однако, как ни велики были надежды, получить ключ от двери к дому им все же не удалось. Как, впрочем, и саму дверь. Где находится портал? Что он собой представляет? Как осуществляется переход? На все эти и многие другие вопросы ответа так и нет. Ну или пока нет. Потому что они не собирались сдаваться…
        — Ну как дела, Шаман?  — присаживаясь за стол, спросил Ворот, благодарно кивая Насте, поставившей перед ним металлическую миску с борщом.
        — Нормально. Периметр прошел полностью. Гранаты поснимал,  — кивая на две брезентовые сумки у стола, ответил Игорь.
        — И когда займемся ремонтом? По-хорошему, надо установить столярку, и тогда уж ничего не страшно. Система отопления в полном порядке. Огонь ее не повредил, морозов серьезных пока не случилось. Если не станем тянуть, отделку можно будет запустить и вдогонку.
        — Знаю. Но сегодня ехать в Лесной уже поздно. Пока доберемся, дело уж к вечеру. А там, глядишь, и мастерские окажутся закрытыми или руководства на месте не окажется. По большей части казенные же предприятия.
        — Согласен. И что планируешь?
        — Буду заканчивать с минами. А там пора и новый огород городить.
        — А я предложил бы прокатиться по следам «Нивы», пока они еще заметны,  — высказался Ворот.
        — Думаешь, все же бросили и ушли пешком?
        Сбежавшие кукловоды уходили на «Ниве» невьянской сборки через южную окраину Долотамской пустоши. То есть в сторону гор. И, как следствие, через местность, изобилующую оврагами, речками и ручьями с крутыми берегами. Возможно, там есть маршрут, по которому мог пройти внедорожник. Как, впрочем, существует вероятность и отсутствия оного. А как следствие, беглецы должны были бросить автомобиль.
        После боя миновала пара дней. За это время команда Шамана успела не так чтобы и мало. Затушить все еще тлеющий пожар. Привести в порядок обширный подвал. Пусть и на скорую руку, но все же разобрать доставшиеся трофеи. Отложив в отдельную кучу все то, что пострадало от огня. Нужно будет озаботиться человеком, знакомым с радиоделом. Глядишь, в том хламе еще что-то рабочее обнаружится.
        Разговоры о поиске, возможно, брошенной «Нивы» поднимались с завидным постоянством. Что ни говори, а ценник у этой машинки аж в две тысячи рублей. Серьезные деньги, чтобы вот так, за здорово живешь, от нее отказываться. Но определяющим словом здесь было «возможно». Могли бросить, а могли уйти каким-то ведомым только им маршрутом. Опять же у кукловодов есть беспилотник и широкие возможности разведки.
        Что же до добычи… Помимо тех предметов, которые никак нельзя светить перед княжеской службой безопасности, им достались еще грузовой КАЗ и сейф. Беглецы не стали заморачиваться с его эвакуацией. Что и неудивительно. Весьма тяжелая штука. Как и его содержимое. Десять тысяч рублей серебром — это серьезно, учитывая то обстоятельство, что общего веса в нем — под три сотни кило. У кукловодов, конечно, есть счета в невьянском банке и чековые книжки. Но для выплат агентам нужна наличка, а она здесь сугубо металлическая.
        — Шаман, я уверен, что они ушли именно пешком. Шансы довольно велики. И ты это понимаешь,  — убежденно произнес Ворот с полным ртом.  — Сам посуди, сейчас самое время. Территорию подчистили. С минами разберемся по ходу.
        — Хм. Согласен. Если когда и выдвигаться, то именно теперь. Ладно. Заканчиваем обед и вперед,  — подытожил Игорь, принимая у Насти миску с кашей.
        — Я с вами,  — тут же всполошилась девушка.
        — Отставить, боец,  — покачав головой, возразил Игорь.  — Руль — за водилу. У него ранение самое легкое. Опять же сколько уже катался. Ворот — за пулеметчика. Я — за командира. На обратном пути при удачном стечении обстоятельств поведу таратайку. Для тебя задач не наблюдается. Вместе с остальными болезными остаешься на охране и обороне объекта.
        Угу. Вот такая судьба-злодейка, пометила большую часть группы. Руля подстрелили, когда они пытались задержать одного из контролеров. Волка и Дока посекло осколками ВОГов. Вирусу прилетело рикошетом в живот. Хорошо хоть пуля в брюшную полость не проникла. А вот Штыку не повезло. В голову. Наповал.
        — Ты куда?  — остановил Игорь Григория.
        — Собираться и Руля пихнуть.
        — Ешь. Настя, Руль уж поел?
        — Да вас разве всех вместе соберешь. Разбрелись каждый по своим делам. Вон ваш Руль, поел и возится с КАЗом. Голодных двое. Вирус, которого не выковырять из подвала. Как наркоша, дорвался до этого ноута. И Док — сидит на фишке. Но Волк вроде пошел уже менять.
        — Ну извини. Не получается разом,  — развел руками Игорь.
        — Да понимаю я,  — отмахнулась девушка.
        По всему видать, надоело ей сидеть в усадьбе на хозяйстве. Дома, в смысле на Земле, она, может, и была настоящей женой, ну, той, что в гостях — королева, на кухне — хозяйка и в постели — девица легкого поведения. Да только в этом мире у нее пробудились иные таланты. И они никак не соответствовали образу тихой и покладистой домохозяйки. Хм. С другой стороны, в прежней своей жизни Настя занималась практической стрельбой. А значит, что-то такое в ней все же сидело давно, просто крепко спало.
        — Ладно, Настена. Наши раненые и сами о себе позаботятся, не маленькие. С АНом управишься?
        — А случись, патронов не жалко?  — прищурилась она.
        — Ну-у, жизнь — она всяко дороже. И потом, с некоторых пор у нас есть некий запас. Невеликий, но есть.
        — «Гюрзу» с глушителем брать?
        — Давай без экстрима. Идем со штатным вооружением. Мало ли кого повстречаем. А мы к транспорту прикованы.
        — Поняла, не дура.
        — За то и ценим, Настасья Андреевна.
        — Анастасия, Игорь Юрьевич. Еще раз ошибетесь, я в вас разряжу всю обойму «Грозы».
        — Надеюсь, травматы?
        — Разумеется.
        — А не жалко? Четырнадцать патронов — не хухры-мухры, по рублю за штуку.
        Угу. Патроны на бездымном порохе, и уж тем более под переделки из земных травматов, стоят куда дороже образцов с дымным порохом. Далеко не каждый мог себе позволить иметь пистолеты, довольствуясь ограниченным модельным рядом револьверов.
        — Пятнадцать, Игорек,  — мило улыбнувшись, уточнила Настя, кокетливо поправляя волосы.  — Я всегда держу один патрон в стволе. И нет. Мне не жалко.
        — Я вам тут не мешаю?  — с наигранным возмущением спросил Ворот.
        Хм. А может, и ненаигранным. Бог весть, кто он для нее. Очень может быть, что просто спутник по необходимости. Настя — девушка своеобразная. К тому же на Земле у нее остались любимый муж и трое детей. Но вот Гриша в нее влюблен по-настоящему и ради нее готов на все. И даже больше. В этом мире, срывающем прежние барьеры и обнажающем человеческую натуру, подобное означает многое.
        — То есть то, что любовь всей твоей жизни пообещала нашпиговать меня резиной, тебя ничуть не смущает?  — вздернул бровь Игорь.
        — Нет.
        — Господи, и с кем я собрался ехать в горы, кишащие кровожадными горцами!
        — Не драматизируй, Шаман. Только в предгорья,  — вновь вставила свои пять копеек Настя.
        — Да какая разница. Руль!
        — Здесь я,  — отозвался Соболев, появляясь из-за КАЗа, что стоял метрах в двадцати.
        — Заряжай «Ниву», поедем искать ее товарку.
        — Машина готова. Резервный баллон полон газа, генератор заправлен, только подпалить. Как раз выдаст результат, пока будем выжигать предварительный запас.
        — Тогда собираемся. У нас дотемна часа четыре, не больше,  — озвучил решение Игорь.
        Выехав со двора, они повернули налево, двинулись по более-менее наезженной дороге, сохранившей свои очертания даже после прошедшегося здесь пала. После моста через небольшую речушку, вставшую непреодолимой преградой на пути огня, дорога убежала вправо, к границе княжества. Они же следовали по едва заметной стежке. Один из маршрутов, которыми пользовались кукловоды. И судя по всему, не так часто. По нему вышли за южную окраину пустоши и повернули на восток.
        Километра через три стежка убежала влево, на север, к тому самому мосту, у которого Игорь собирался принять беглецов. И только две одинокие борозды продолжали двигаться прямо на восток. Будь это дело весной или в начале лета, трава распрямилась бы, но ожидать подобного подвига осенью, да еще и от сухой травы, не приходится.
        — Здрасьте, приехали!  — с нескрываемым удивлением произнес Ворот, находившийся у установленного на дуге «гатлинга».
        — И не говори,  — стрельнув в Игоря взглядом, поддержала своего мужчину Настя.
        — А чего вы на меня смотрите? Я и сам офигел,  — не найдя что ответить, пожал плечами Бородин.
        Порядка восьми километров. Ну, может, чуть больше, но точно не намного. Вот и все, на что хватило кукловодов. Дальше на их пути встал непреодолимым препятствием небольшой поток горной речки с крутыми берегами. Именно той, на мосту через которую пару дней назад и устраивал засаду Игорь. Выходит, беглецам другая переправа неизвестна. Или она находится так далеко, что они предпочли бросить свою «Ниву», двинувшись дальше пешком.
        Ворот остался у «гатлинга», Руль — за баранкой. Вместе они составляли грозную боевую единицу, значительно теряя порознь. Шаман ступил на траву, оставив в кабине свой карабин и подав знак Насте не выходить.
        — Руль, отъедь подальше. Вдруг эти уроды заминировали машину.
        — Понял, Шаман.
        Когда «Нива» отдалилась на безопасное расстояние, Игорь двинулся к их нечаянному трофею. Точнее, он должен стать таковым. Если все срастется удачно. Выяснить же это, не приблизившись, не получится. Хм. Полдня провозился с опасными игрушками, причем пережившими пламя, а страшно стало только сейчас. Но там все было понятно: банальная знакомая растяжка, да еще на фоне выгоревшей травы с уже разнесенным ветром пеплом.
        Тут же могло оказаться все что угодно в самых различных вариациях. Да, времени у беглецов было мало. Но человек настолько изобретателен, что просто диву даешься. Особенно когда речь идет об экспромтах профи, сооруженных на скорую руку. Не факт, что тут был именно такой, но если судить по подготовке погибших, то подобное можно предположить.
        Игорь без спешки обошел вокруг «Нивы», высматривая установленные растяжки. Но, как видно, беглецы торопились и не озаботились подобным сюрпризом. Это не могло не радовать, хотя и не означало, что закладка не обнаружится в машине.
        Заглянул в салон под поднятый тент. На заднем сиденье пристроился ящик с патронами, считай, два цинка по семьсот штук. И это радует. Рядом — невскрытый цинк ВОГов для подствольника. Тридцать пять штук. Серьезно так. Ну и на закуску брезентовая сумка, в которой, видимо, находятся ручные гранаты. Сколько, сказать трудно. Но именно они представляют собой опасность.
        В багажно-пассажирском отделе чисто. Вообще ничего. Та же песня с передними сиденьями. Остается вот этот небольшой склад боеприпасов. Настораживающий симптомчик, указывающий на то, что как минимум один из беглецов был бойцом. Гражданский не станет проявлять такую заботу о боезапасе, когда земля под ногами горит.
        Итак, ящик и цинк обождут. В первую очередь надо разобраться с сумкой. Оно бы сдернуть все это «кошкой». Благо таковая имеется. Но откровенно жалко машину. А какие могут быть сюрпризы, Игорь в принципе знает. Правда, от этого страха ничуть не меньше. Вытер рукавом выступившую на лбу испарину. Мысленно помолился, что случалось с ним в минуты сильного волнения, и решительно подступился к сумке.
        Аккуратно приподнял клапан. Темно. Понятно, что на улице белый день. Но внутри сумки темно, и детали особо не рассмотреть. Можно, конечно, развести края пошире. А потом шагнуть в своем безумии еще дальше и встряхнуть сумку. На фиг, на фиг такие подвиги.
        Игорь отошел от машины и направился к товарищам. У него есть хорошая привычка никогда не расставаться со своим рюкзачком, а в нем носить много разного полезного. Например, свой неизменный динамо-фонарь. Штука в этих краях, где рулят ацетиленовые фонари, весьма ценная.
        Пока возвращался, вращал ручку, заряжая конденсатор. Потом еще с полминуты стоял перед «Нивой», продолжая крутить динамо. Наконец поймал себя на мысли, что уже обеспечил себе заряд минимум на час, и это без учета того, что фонарь изначально не был разряжен. Угу. Страшно. Не без того.
        Несколько раз глубоко вздохнул и вновь склонился над сумкой, на этот раз освещая ее нутро фонарем. Ага. Не подвела его чуйка. Вот она, зараза. Рычаг прижат другими гранатами. Осмотрел остальные. Всего с десяток. Лежат как придется, но в той или иной степени удалось рассмотреть все запалы, как и кольца. Нормально. Одна.
        Затаив дыхание, аккуратно, так чтобы не потревожить саму сумку, случись сюрприз еще и под ней, извлек гранату, зажав рычаг в самом верху, между указательным и большим пальцами. А едва появилась возможность подхватить опасный гостинец, тут же выронил фонарик и перехватил корпус левой рукой. Порядок!
        — И чего ты с ней пришел сюда?  — подбоченившись и изображая из себя сварливую жену, нахмурилась Настя.
        — А куда мне ее еще тащить? Кольца-то с чекой нет. Этот подонок наверняка куда-то забросил. Поди найди в такой траве.
        — Ну так и выбросил бы в речку,  — подал голос сверху Ворот.
        — Какие мы умные, прямо спасу нет. Эти гады очень даже страдали переделкой запалов. Все, что я снял на растяжках, были мгновенного действия.
        — Так обмотал бы гранату ремешком или шнуром и забросил за край берега,  — не сдавался Ворот.
        — Можно. Но только, по мне, граната лишней никогда не будет. Тем более когда торгующие ими прапоры остались на Земле. Руль, у тебя кусок подходящей проволоки найдется?
        — Сейчас организую.
        Зафиксировал рычаг. Вывернул запал. И многозначительно посмотрел на Ворота, демонстрируя ему обмотанную изолентой переделку. Кстати, в этом плане Спицын оказался куда практичней советских оружейников. Его запалы так же разбирались на три части, но среднюю можно было легко выключить из конструкции, получив двухсоставный образец мгновенного действия.
        Оставив добычу у товарищей и прихватив с собой проволоку, Шаман двинулся обратно. Мысленно благодаря Господа, ну и выпрашивая еще толику покровительства или удачи. Что ни говори, а по большому счету он был везучим. Порой просто безмерно.
        Аккуратно заглянул под сумку и отложил ее в сторону, убедившись, что под ней ничегошеньки нет. Следующим на очереди был цинк с ВОГами. Под ним ничего не обнаружилось. Впрочем, Игорь и не думал, что там может быть закладка. Он слишком легок, и практически невозможно вдавить яйцо гранаты в полумягкое сиденье так, чтобы это не заметили снаружи.
        А вот патронный ящик — совсем другое дело. Во-первых, он тяжелее. Во-вторых, на обеих крышках есть по две поперечные рейки, каждая толщиной сантиметра два. Благодаря этому гранату нужно вдавливать в полумягкую поверхность лишь на половину диаметра гранаты. Игорь присел перед задним сиденьем, и его поверхность оказалась вровень с глазами. Надавив правой рукой на парусину обшивки, посветил фонарем.
        Ага. Еще одна красавица. И наверняка также мгновенного действия. Мелькнула было мысль не геройствовать и сорвать ящик «кошкой», благо сумку с РГД-5 и цинк с ВОГами уже убрал из салона. Но решил все же повременить с радикальными мерами. Хм. А вот теперь уже не уверен в правильности принятого решения. Но и отступать не хочется. Прижал ящик к сиденью левой рукой, правую запустил под него. Пошла с натугой. Надо было все же снять «горку». Не догадался сразу, а теперь уже нет смысла.
        Вот она! На ощупь подвел большой палец под изгиб рычага в верхней части. Надавил вверх, прижимая к ящику и одновременно приподнимая его. Вот палец скользнул вниз по покатой дуге рычага, фиксируя его из уже более удобной позиции. Указательный палец скользнул в просвет между верхней частью детонатора и ящиком. Еще немного перегоревших нервных клеток, и граната наконец оказалась в его руке.
        Ага. На этот раз штатный детонатор. Оно и понятно. Слишком уж неудобно делать закладку, мало ли, вдруг рычаг соскочит. Вот и предпочел умник иметь в запасе время, чтобы успеть убраться. Да хоть вон спрыгнуть с обрывистого берега. Это для автомобиля непреодолимое препятствие, а так тут не больше полутора метров.
        Дальнейшее обследование «Нивы» не выявило никаких сюрпризов. Конечно, после обнаруженных закладок Игорь сомневался, что найдет еще. Лишнее это, и весь сказ. Но для успокоения совести все же проверил везде, где только возможно.
        — Ну и что мы тут имеем?  — подступилась Настя.
        — Не так уж мало,  — указывая на трофеи, и в первую очередь на машину, ответил Игорь.
        — Ага. И вот эту радость ты отказывался разыскивать целых два дня,  — с напускным недовольством выдала девушка.
        — Вот только не надо. Есть она тут или нет, поди еще узнай. Усадьба же — вот она, и нужно приводить ее в порядок. Кстати, если тебя это успокоит,  — того, кто захотел бы увести добычу у нас из-под носа, ждал бы жестокий облом. Даже будь здесь земляне, нарвались бы на плюху, сто процентов.
        — А нам с того какой прок?  — продолжала гнуть свое Настя.  — Так-то у нас теперь машина, гранаты, ВОГи и патроны. А эдак — только чувство удовлетворенности, что если не нам, то и никому другому. Неравноценно, не находишь?
        — Ну что тут скажешь. Твоя правда.
        — То-то же.
        — В следующий раз честь разминирования я предоставлю тебе,  — мстительно заявил Игорь.
        — Не надо передергивать. Я тут не про героя-сапера говорила, а про ошибку в руководстве.
        — Хочешь булаву атамана?
        — Здоровая критика умному начальству всегда на пользу,  — поспешила уйти в отказ Настя.
        — Не устали?  — многозначительно подал голос Ворот.
        — Ну так успокой свою женщину.
        — Но-но, поаккуратнее на поворотах,  — одернула Игоря Настя.
        — Все. Сдаюсь. Ну что, есть мысли, какого ляда они уперлись в это место, а не поехали к мосту?
        — По-моему, все просто. Запустили беспилотник, обнаружили, что ты, аки Аника-воин, поспешаешь устроить им засаду, и решили не обострять,  — охотно сменив тему, высказала свое мнение Настя.
        — Как минимум один из них был стоящим бойцом,  — усомнился Игорь.
        — Ну, к тому моменту мы успели разобраться с восьмерыми профи. Им же нужно было сделать ноги, а не воевать с нами. Отсюда и решение уходить ножками.
        — Н-да. Может, все же зря мы отказались от погони. По горячим следам можно было бы их настигнуть.
        — Не бери на себя слишком много,  — прекратив его подначивать, возразила Настя.  — Ты принял верное решение. Мы несколько дней провели в беготне на пределе сил. Даже сегодня, после двух дней полноценного отдыха и при минимуме нагрузок, мы не в лучшей форме. Не смогли бы мы никого догнать. Без вариантов. Так что, мужики, придется все начинать сначала.
        Ну а что тут скажешь? Да ничего. Права Попова. Как есть права. Случись та погоня, и непременно обернулась бы бедой. Вот уж какой радости и даром не нужно. Кукловоды же… Да никуда они не денутся. Сами припожалуют. Да и наверняка есть еще одна группа контролеров. Не может не быть. И коль скоро Шаман с товарищами смогли вычислить их однажды, сумеют сделать это снова.
        Обследование «Нивы» выявило наличие в генераторе достаточного количества газа для обратного путешествия. Поэтому долго задерживаться не стали. Запустили котел. Обождали малость, пока наберется рабочее давление, и покатили в усадьбу. Домом она им еще не стала, но перспективы в том отношении имелись. Причем вполне реальные.
        Уже минут через пятнадцать их встречал Волк, приветливо распахнув ворота. Док — на фишке в башенке, Вирус наверняка в подвале. А радости у Волка ну прямо полные штаны. Впрочем, его понять можно. Как не радоваться тому, что их и без того богатые трофеи пополнились еще одной «Нивой». Он вообще-то собирается жениться, и вопрос материального благосостояния для него вовсе не на последнем месте.
        Если так дело пойдет и дальше, глядишь, вскоре у всех будет по автомобилю. Но даже четыре машины, по местным меркам,  — это уже целое состояние. Средняя заработная плата в княжестве составляет пятьдесят рублей, стоимость той же «Нивы» — две тысячи, КАЗа — три. Конечно, нечто очень простое вроде гужевой коляски обойдется в триста рублей, но на фоне заработков тоже получается неслабо.
        — Я вижу, удачно съездили,  — возбужденно произнес подошедший Волк.
        — И даже лучше, чем ты думаешь,  — указывая на трофеи у себя за спиной, не без удовольствия подтвердил Игорь.
        — Только при этом наш Шаман чуть не обмочился,  — выпрыгивая из машины, не удержалась от шпильки Попова.
        — Между прочим, это реально страшно,  — подпустив ехидства, ответил Игорь.
        — Верю,  — легко согласилась девушка.  — Ладно, вы тут трепитесь о геройском, а я пойду займусь бытовухой. Должен же вас кто-то попотчевать ужином. А то какие же вы герои на голодный желудок.
        — А чего тогда с нами увязалась? А ну как не управились бы так быстро?
        — Ну не все же вам одним геройствовать. А на ужин могли бы и консервами обойтись,  — все с той же легкостью отмахнулась она.
        И ведь по большому счету ничего не предъявишь. Попова сама взвалила на себя готовку и в любой момент может отказаться от этой сомнительной чести. Хотя бы потому, что в походе можно питаться и сухим пайком. Нормальная практика, между прочим. А тут мало того что горячая пища, так еще и при самом скромном наборе продуктов девушка умудрялась готовить так, что пальчики оближешь.
        — Патроны, гранаты, ВОГи. Да мы живем!  — обрадовался Волк, который испытывал слабость ко всему стреляющему.
        — Непонятно, когда и где мы все это богатство сможем пользовать. Но да, живем,  — не стал спорить Игорь.
        Еще бы. Трофеи у них вышли знатными. Пожар не сумел добраться до боезапаса, и заложенный заряд так и не сработал. Пришлось помучиться с огнем, так как там все было изрядно задымлено. Но зато доставшаяся добыча грела душу.
        Помимо обгоревшей и уцелевшей электроники, им досталось изрядно и боеприпасов. С учетом сегодняшнего выходило четыре ящика автоматных патронов, три — к «Валам», три — пулеметных, один — с пистолетными и один — цинк со снайперскими патронами. Цинк с ВОГами, контейнер на двадцать четыре заряда к ручному огнемету. Ясное дело, ко всему этому еще и россыпь. Ну и отдельно ручные гранаты. Всего набралось шестьдесят пять штук. Серьезно так вышло. Правда, не следовало светить эти трофеи перед невьянцами. Во избежание, так сказать.
        Оружие, находившееся в доме, после пожара пришло в негодность. Тут уж ничего не поделаешь. Зато два «гатлинга», ленты к ним и изрядный запас патронов остались в полной целости и сохранности. Ну разве что закоптились. И уж их-то можно было пользовать без опаски. Ну или продать. К слову, дорогие агрегаты.
        Трофеи пришлось переносить в другой подвал, под соседним крылом усадьбы. Надо сказать, мало приспособленный под хранилище. А точнее, вообще неприспособленный. Прежние хозяева только установили там наружные двери, похоже, собирались подо что-то использовать, но не успели. А так — грязь и сырость. Но оставлять все в старом крыле никак нельзя. Предстоит ремонт, и лучше не давать рабочим пищу для размышлений.
        В этот момент дверь того самого подвала скрипнула, и на свет божий появился Вирус. Худощавый молодой человек двигался довольно неловко, сильно ссутулившись и придерживая рукой живот. Именно туда ему и прилетело. Вот только, по словам Дока, ранение не проникающее. Так что…
        — Вирус, хорош симулировать,  — покачав головой, осуждающе произнес Игорь.  — Волк, он сегодня показывался из своего подвала?
        — Да вот только сейчас выбрался. Даже не обедал. И если судить по аккумуляторной батарее в его руке, здесь он сугубо ради того, чтобы поставить ее на зарядку, пока солнышко светит.
        — У меня есть динамо,  — возразил парень.
        — Но его же нужно крутить. А тебя это сильно раздражает. Шаман, мальчик совершенно не горит желанием заниматься боевой подготовкой,  — подытожил Волк.
        — Я ранен!  — вскинулся было парень.
        — Но это тебе не мешает ночи напролет сидеть за компом,  — отмахнулся Антон.
        — Сидеть, а не возиться с тяжелым железом…
        — Вирус, ты помнишь, на каких условиях я взял тебя в команду?  — вглядываясь в синие круги под глазами Вируса, оборвал его Игорь.
        — Я программист и нужен вам именно в этом качестве.
        — Ясно. Сейчас ты помолчишь и будешь внимательно слушать, что я тебе скажу. Итак, ни одна из виртуальных стрелялок не поможет тебе выжить в этом мире. Как ты успел убедиться, под огнем тут можно оказаться в любой момент. Ты мне не нужен как боевая единица, это верно. Твоя голова куда дороже. Но в случае необходимости ты как минимум не должен превратиться в балласт. Надеюсь, ты меня понял. Что до твоей раны, то ты больше создаешь видимость, нежели она доставляет тебе неудобств. А еще, игнорируя режим, сам же препятствуешь нормальному ее заживлению. Итак. Завтрак — в восемь. Обед — в час. С четырнадцати до пятнадцати — боевая подготовка. Волк, твое время. Ужин — в девятнадцать. Всем твоим перекусам на бегу конец. Разве что сверху что-то пожуешь. Отбой не позднее ноля часов. Уяснил?
        — Уяснил,  — понурился паренек.
        — Вот и ладушки. С этим закончили. Есть какие-нибудь новости?
        — Кое-что нарыл,  — подтвердил парень.
        — Вываливай.
        — Сейчас?  — скосив взгляд в сторону импровизированной полевой кухни, поинтересовался Толмачев.
        — Иди уж,  — отмахнулся от него Игорь.
        — Знаешь, Шаман, а я ведь не удивлюсь, если он там ваяет какую-нибудь игрушку,  — предположил Волк.
        — Думаешь?
        — Без понятия. Просто говорю, что не удивлюсь. А ноут… Он ведь у нас один. Слетит операционка — восстановить ее мы не сможем. Он же, если, конечно, это так, пользует ее почем зря с ненужным риском. Глянуть бы, чем он там занимается.
        — Знаешь, военную технику отличает надежность.
        — Я пару раз сталкивался с тем, что даже у калаша случался перекос патрона. А тут электроника.
        — Я тебя понял. Твоя правда, поговорю,  — глядя за удаляющимся программистом, пообещал Игорь.
        Несмотря на явный голод, прежде чем отправиться к столу в устроенной рядом полевой кухне, парень озаботился установкой аккумулятора на зарядку и лишь потом пошел клянчить еду у Насти. Впрочем, ему не приходилось особо напрягаться. В отношении него у девушки тут же срабатывал материнский инстинкт.
        — Рассказывай,  — присев напротив Вируса, потребовал Игорь.
        Тот уже закончил есть и налегал на чай. А под него поговорить — милое дело. Ел Толмачев как-то неинтересно. Просто забрасывал еду в себя, как в топку, не получая удовольствия. И вид у него при этом неизменно был такой раздосадованный, словно он вынужден отвлекаться на какую-то ненужную хрень.
        Справедливости ради нужно отметить, что появилось это у него в последние два дня. Как раз после того, как заработал ноутбук и он получил к нему доступ в относительной безопасности подвала. Вирус как-то упомянул, что в недавнем прошлом он — заядлый геймер, и это вызывало множество вопросов.
        — С чего начать?  — Парень отпил глоток горячего чая.
        — К примеру, ответь, как на нашем трофее обстоят дела с игрушками и не пишешь ли ты от скуки какие другие?
        — Есть пара стрелялок,  — принялся рассказывать Вирус.  — Старые, но не сказать, что древние. Было бы удивительно, если бы вояки не закачали себе какую-нибудь развлекуху. Полсотни фильмов, половина из которых порнуха. И это все. А насчет написания игрушек… Игорь Юрьевич, мне, конечно, нравится мое дело, но башка у меня все же не протекла. Я эти два дня занимался системой самоликвидации и доступом извне. Теперь ноутом можно пользоваться открыто. Никто до него не доберется. А если попытаются вскрыть, то сработает сигнализация. Если решите, можно запрограммировать его на доступ для определенного круга лиц. Ну и, кроме того, пишу программу для взлома кодов. На ретрансляторах обнаружил какие-то закодированные файлы. Причем они не редкость. Так что не игрушками я занимался, а полезным делом.
        — Это уже радует. Но, Саня, послушай меня внимательно. Этот комп — все, что у нас есть. Если слетит система, переустановить не получится. Или ты сможешь написать новую программу?
        — Издеваешься? Я хоть не лох какой, но до такого не дорос. А насчет винды особо переживать не стоит. Железо новое, надежное, как и все у военных, шансы напортачить малы. И плюс к этому отсутствие инета с его вирусами.
        — Очень надеюсь, что ты знаешь, о чем говоришь.
        — Даже не сомневайся,  — с улыбкой заверил парень.  — Боец из меня аховый, но обращаться с компами я умею. Кстати, я тут кое-какую инфу нарыл.
        — И?
        — Понимаешь, Игорь Юрьевич, по всему получается, что эти парни обретаются тут не больше четырех месяцев.
        — Уверен?
        — Абсолютно. Я прошерстил всю доступную информацию и вывернул ноут наизнанку. Самая ранняя дата из обнаруженных мной — двадцать седьмое июля. Уверен, если проверить их по документам, то получится, что все они появились чуть раньше этой даты.
        — Появились одновременно?
        — Если судить по сведениям из ноута, то да. Здесь есть папка с видеороликами. Списки личного состава, графики дежурств, много всего.
        — И все указывает на то, что они появились все вместе?  — вновь повторил свой вопрос Бородин.
        — Если и нет, то с минимальным интервалом,  — убежденно произнес Вирус.
        — И усадьба вроде как отремонтирована совсем недавно. Н-да… Чем дальше в лес, тем толще партизаны,  — задумавшись о чем-то своем, проговорил Бородин.

        Глава 2
        Большие планы

        Утро выдалось морозным. И одним инеем дело не обошлось. Выпал первый снег. Да еще обильно так. Покрыл землю слоем сантиметров в пятнадцать. И снегопад, хоть и не сильный, еще продолжался.
        Игорь выбрался из спального мешка и, сладко потянувшись, тут же встряхнулся от холода. Палатка с печуркой и овчина обеспечили вполне комфортный сон. А вот теперь, пожалуй, начало пробирать.
        Но длилось это недолго. Разомлевшее со сна тело нуждалось во встряске, и Бородин поспешил приступить к зарядке. Резкие и энергичные движения нехитрых физических упражнений разогнали кровь, на лице выступил румянец, а холод окончательно отступил. Приходилось вдыхать морозный воздух, но это даже приятно.
        — Доброе утро!  — окликнула его Попова.
        — Доброе, Настя! Ну что, сглазила-таки погоду?
        — Можно подумать, если бы я промолчала, то снег сегодня не пошел бы.
        — А вдруг?
        — Ерунду не городи. Конец ноября. Пора бы уже и разродиться. Хотя, конечно, хорошего мало. Кто знает, за сколько управятся столяры.
        — Будем надеяться, что все же скоро,  — вооружаясь туалетными принадлежностями и направляясь к рукомойнику, произнес Игорь.
        Умывание не задалось. Рукомойник не промерз основательно, но ледок присутствовал, и носик в отверстии приморозило. Пришлось выпрашивать у Насти кипяток.
        На завтрак собралась вся команда за исключением Волка, находящегося на дежурстве в башенке. Даже Вирус выполз из своего подвала, памятуя о вчерашнем разговоре. Ну что ж, вполне подходящая обстановка для проведения совета.
        Однако навес спасает только от осадков, а вот холоду совершенно не препятствует. В чем-то это даже необычно: вокруг снег, мороз, а ты наворачиваешь кашу, запивая горячим чаем. И делаешь это быстро, ибо может остыть. Но, вообще, кухню и стол надо переносить вовнутрь. Занять одну из комнат с заложенным наружным окном, дымоход — в амбразуру, вход занавесить парусиной. И следовало сделать это раньше. Они же, как та стрекоза, что лето красное пропела, все ловили последние погожие деньки. Йолки!
        — Руль, ты слил воду из котлов?  — выпуская облако пара и торопливо запихивая в рот ложку с кашей, обратился Бородин к Соболеву.
        — Слить-то слил. Но, признаться, это не дело,  — закинувшись кашей и энергично жуя, начал пояснять тот.  — Нужно озаботиться теплым гаражом, хотя бы для одной «Нивы». Иначе мы рискуем оказаться без транспорта в самый ответственный момент. Не сказать, что здесь север и стоят трескучие морозы, но зимы достаточно холодные, чтобы стать проблемой для парового автомобиля.
        И снова поспешно закинул очередную ложку. Ну кому понравится есть холодную кашу? Однозначно нужно перебазироваться в помещение.
        — Что предлагаешь?
        — Там вроде бы в старину был парадный зал.  — Руль указал в сторону поперечины буквы П, образуемой зданием.  — И двери очень даже широкие. Вполне сойдут за ворота. Небольшие, ясное дело, но если впритирку, то в них пройдет и КАЗ. Внутри есть две старые печи. Я проверял, одна сохранилась в полном порядке и тяга хорошая. Жару не нагонит, но плюс будет держать уверенно. Помещение десять на десять. Целый автодром. Углем прежние хозяева запаслись. А не хватит, так вот он грузовик, завезем сколько потребуется,  — облизав ложку, закончил свои рассуждения Руль.
        Хм. А ведь завтрак на морозе имеет и положительные стороны. Никто не отлынивает, все налегают на еду. Игорь даже получал удовольствие. Возможно, от того, что успел умять кашу, пока была горячей. А чай на морозе — это вообще песня. Хорошая такая песня!
        — Угу. Но это дополнительные шесть окон и большие двустворчатые двери. А нам в первую очередь нужно подумать о жилье,  — с удовольствием делая глоток чая, заметил Бородин.
        — Не двери, Шаман, а ворота. Оно и дешевле, и быстрее, и красота на фиг не нужна. А вот окна — это да. Желательно все же, чтобы в помещении было светло. С железом приходится постоянно возиться. Да и по времени — ну, на пару дней дольше. А то, глядишь, и еще быстрее. Не сезон. Сейчас столяры не особо заняты,  — также приступая к чаю, возразил Руль.
        — А что, получается не так чтобы и много,  — высказал свое мнение Док.
        — Согласен. Так и поступим,  — вынужден был признать Игорь.  — Значит, план действий таков. Руль, готовь «Ниву» в дорогу. Заедем в Лесной и сделаем нужный заказ. Ворот, Док, вы, пока суд да дело, снимите размеры окон и дверей. В смысле вор?т. Н-да. Ну, вы поняли.
        На вид все двери и окна вроде одинаковые. Но в действительности это не так. Ни о каком стандарте прежние архитекторы и слыхом не слыхивали. Разница доходит до пяти сантиметров. Вот так сделаешь по шаблонным размерам, а потом мучайся. Поэтому пришлось вычертить план усадьбы с указанием размеров конкретных проемов.
        — Это мы мигом,  — отозвался Ворот.
        — Только особо губу не раскатываем. В город едем я и Руль.
        — Что так?  — склонила головку набок Настя.
        — А догадаться сложно? Эту пещеру Али-Бабы без присмотра не оставишь,  — поведя рукой вокруг, произнес Игорь.  — Про раненых и вовсе молчу. Пока полностью не восстановятся, им в городе делать нечего. Что-то наш капитан-безопасник проявляет излишнюю заботу о нас. Вон Руля в госпиталь определил. Потащит и этих туда же — там выяснится характер ранений, а следом прилетит вагон неприятностей.
        — Мне обязательно нужно в город,  — влез в разговор отмалчивавшийся Толмачев.
        — Зачем это? Там компьютерного магазина вроде нет. У нас чуть ли не самый крутой лабаз на весь этот белый свет. Подозреваю, что даже безопасники нервно курят в сторонке.
        — Игорь Юрьевич, ты же сам говорил мне, чтобы я присмотрелся и поискал того, кто разбирается в радио. Сам-то я в этом деле… Ну, может быть, знаю чуть больше остальных, хотя сомнительно.
        — И?
        — Так познакомился я с одним. На год старше меня. Увлекался на Земле радиоделом. Собирал кое-что и на «Ютубе» выкладывал. Надо подтянуть и посмотреть, что он собой представляет. Суну ему пару-тройку вещиц, скажу, нашел в городе, и попрошу что-нибудь сработать.
        — А если сдаст?  — покосился Ворот.
        — А какие варианты?  — Парень обвел взглядом всех присутствующих.  — Хорошо связь у нас есть. Но мы ведь охотимся за кукловодами, а у них все по-взрослому. Да нам банальная глушилка не помешала бы. Сканирование эфира, пеленгация радиосигнала. Да много чего можно сделать при наличии знающего человека и нужных деталей.
        — А ведь Сашка дело говорит. У-умный!  — взъерошив короткостриженые волосы парня, поддержала его Настя.
        — Согласен. Не дурак. Но с поездкой придется повременить.
        — А чего тянуть?  — удивился Ворот.  — Настя с Вирусом правы — нам расслабляться никак нельзя.
        — Забыл, что Вирус помечен винтовочной пулей?
        — Здесь все в порядке, Шаман. Пуля прилетела рикошетом и вошла уже бесформенным куском. По характеру ранения никто не разберет, чем его приласкало. Скажет, что револьверной пулей в рикошете, так это и примут,  — вмешался в разговор Док.
        — Уверен?
        — Я сам обрабатывал его рану. И поездка ему вреда никакого не причинит.
        — Ну, значит, так и решим. И еще. Пока нас не будет, перенесите стол и кухню в какую-нибудь комнату в правом крыле. А вход занавесьте парусиной.
        — Готовить и есть впотьмах?  — усомнился Ворот.
        — Нормально. Я как раз хотела озадачить тем же. Холодно на морозе кухарить, знаешь ли, дорогой. И уж тем более мыть за вами оглоедами посуду.
        — Все. Понял. Вопросов нет,  — тут же вздел перед собой руки в примирительном жесте Ворот.
        Док только посмотрел на девушку своим самым искренним взглядом, подтверждая готовность к любому подвигу. И кивнул, словно хотел сказать, мол, я уже давно над этим думаю, да не знал, как вам помягче преподнести эту идею. Чем вызвал взрыв смеха.
        Из усадьбы выдвинулись через час. Снегопад к этому времени прекратился окончательно, но ехать приходилось с опаской. Дорог-то тут нет. Пока двигались по пустоши, еще ничего, просто придерживались все еще угадывающейся древней улицы. А вот в поле началось форменное безобразие. Все белым-бело и сливается в одно сплошное покрывало. Пришлось снизить скорость едва ли не до пешеходной.
        Битых два часа добирались до различимой дороги уже в пределах княжества. А это всего-то километров десять. Но зато как только вышли на большак, побежали весьма бодро. Более трех десятков километров до Лесного преодолели за неполный час. Смешно? Угу. Здесь много чего смешного, если сравнивать с земными реалиями. Для местных же вполне приемлемый результат. А на фоне технических возможностей аборигенов так и вовсе впереди планеты всей.
        Лесной встретил их столбами дыма от печных труб и характерным запахом. Игорь уж и не помнил, где и когда чувствовал что-то подобное. Разве что в самом раннем детстве. Не найти слов, чтобы описать витающие при этом в воздухе ароматы. И это вовсе не фигура речи. Именно что ароматы. Если хотите — запах детства. У Игоря даже приятный озноб пробежал по всему телу.
        Остановившись, у первого же встречного поинтересовались, где находится самая большая столярная мастерская. Бородин отчего-то рассудил, что коль скоро крупный и срочный заказ, то и мастерская должна быть солидной. Угу. Все мы рабы стереотипов. У солидных мастерских перебоев с заказами не бывает.
        Управляющий выслушал их самым внимательным образом, а потом обозначил дату выполнения работы. Н-да. Ну, это он загнул. Кто же станет ждать целый месяц, пока он освободится? Правда, мужик не стал выделываться и дуться от того, что теряет выгодного клиента. Он самым честным образом направил заказчика в мастерскую поменьше, подробно рассказав, как туда добраться. И если ее хозяин не сможет немедленно взяться за дело, то на скорую работу можно не рассчитывать. Потому как остальные точно загружены дальше некуда.
        Вот что значит заниматься несвойственными тебе вопросами. Игорь-то полагал, что коли дело к зиме, то и заказов у столяров куда меньше. А на деле мастерские просто перепрофилировались, вот и все. Окна, двери — это замечательно. Но ведь есть еще и мебель. И, кстати, именно она-то и является основной продукцией столярок.
        — Хм. С заказами сейчас туго. Значит, большой заказ, говоришь,  — огладил короткую бороду уже начавший седеть сорокалетний мужик.
        Водопьянов Валерий Степанович попал сюда пару лет назад. Год честь по чести отслужил в армии. После чего перебрался в Лесной, взял кредит и закупил станки. Потребность в подобных предприятиях есть постоянная. К тому же наличие множества мастерских сказывалось самым положительным образом на политике ценообразования.
        — Большой,  — утвердительно кивнул Игорь.  — Поначалу окна и наружные двери. Потом межкомнатные двери и мебель. Как управимся с этим, начнем обустраивать другое крыло. Усадьба здоровая. Проживать будет минимум три десятка человек. Исходя из этого, и с мебелью будем мудрить. Но это попозже, когда наши девчата определятся, что и как должно быть сделано.
        — Ну а хоть какой завалящий план этой усадьбы у вас есть, Игорь Юрьевич?
        — Не вопрос, Валерий Степанович.  — Бородин извлек из кармана лист бумаги с примерным планом и пояснениями.
        — Хм. Ну надо же…  — вглядываясь в корявый чертеж, задумчиво произнес хозяин мастерской.
        — Что-то не так, Валерий Степанович?
        — Да нет… Скорее всего совпадение.
        — Приходилось выполнять подобный заказ?
        — Верно. Что-то похожее. Летом еще.
        — А на место не выезжали?
        — Был. Это на Диких землях. Там, в предгорьях,  — махнул в южном направлении Водопьянов.
        — Понятно. Тогда не сомневайтесь, это та же самая усадьба.
        — Вот, значит, как.
        — А чего вы хотели? Дикие земли. Эти ребятки решили, что могут нас поиметь. Но поимели их мы. Правда, усадьба выгорела, только коробка и крыша остались.
        — Ну, подобные дела меня не касаются. Если это та же усадьба, то окна вот на это крыло, наружные и внутренние двери, а также двери на оба входа в подвалы я слажу. У меня записи сохранились.
        — На подвалы не надо. Устояли. Из дома огонь не добрался, а в подвале не смог разгуляться. Слегка подкоптились, но это не смертельно.
        — Хорошо. А вот что касается зала, то могу отгрузить хоть сейчас.
        — В смысле?
        — Ну, они там вроде как хотели устроить теплый гараж. Вот и заказали мне. Но сказали, что им не к спеху. К первым морозам собирались приехать за заказом.
        — А вот это мы удачно зашли. Как, Руль?  — Игорь перевел взгляд на Артема.
        — Это точно,  — довольно потирая руки, согласился парень.
        И понять его можно. Ворочать железо на морозе — то еще удовольствие. Добавить сюда ежедневный слив и заправку котла водой. Паровик и без того хлопотная машина, а тут еще и холода, от которых может случиться форменная беда. Правда, во время ремонта им все же придется делить жилплощадь вместе с транспортом.
        — Что по оплате?
        — Посчитать надо.
        — Считать по полной будете?  — с хитринкой поинтересовался Игорь.
        — Буду,  — упрямо буркнул хозяин мастерской, но потом все же отметил:  — Но за срочность исполнения заказа накручивать не стану.
        — Слушайте, Валерий Степанович, а вы не наглеете, нет? Они же у вас стоят мертвым грузом и, кроме нас, никому и на фиг не нужны,  — возмутился Руль.
        А что такого? Деньги-то на обустройство нового жилища, а считай, базы, идут из общего котла. То есть и из его кармана. О том, чтобы при таких мутных делах оставаться и дальше в Невьянске, никто и не думал. Вопрос с переездом решился легко, и теперь в обустройстве задействованы все без исключения.
        — А вам было бы лучше, если бы я промолчал? Через месяц с гордым видом выставил бы сделанное, мол, принимайте красоту. И вы чин-чином заплатили бы. Только пользы от того ни вам, ни мне.
        — Руль, остынь. Он прав. Без переплаты за срочность мы в сжатые сроки получаем выполнение заказа. Когда сможете приступить к установке?
        — Мы с прежними владельцами усадьбы определились, что они сами все вывезут на своей машине. Ну и меня с помощниками прокатят в оба конца. С нас только изготовление и установка.
        — Нас устраивает. Так когда?
        — На мне сейчас заказ висит. Но через пару дней я с ним разберусь,  — поспешил заверить Водопьянов, как видно, опасаясь, что хорошая прибыль может проскочить мимо него.
        — Подойдет,  — успокоил его Игорь.
        — Тогда через два дня с утра пораньше подъезжайте.
        — Вот и ладушки,  — удовлетворенно заключил Бородин.
        — Да, еще. Там ремонт делала невьянская артель Тараканова. Я так думаю, те, кто уже там работал, управятся всяко быстрее других,  — пояснил свою мысль Водопьянов.
        — Это вы правильно подумали, Валерий Степанович. Большое спасибо. Обязательно воспользуюсь вашим советом,  — поблагодарил Игорь, именно так и собиравшийся поступить.
        Обговорили сроки, цену. И, довольные друг другом, разошлись с миром. Водопьянов остался в Лесном, а товарищи устроились в «Ниве» и покатили в сторону Невьянска. Дел впереди было еще предостаточно.
        Кстати, ехать стало куда проще. Снега тут выпало не меньше, но за прошедшие полдня дорогу успели накатать, а потому опасность сползти с тракта на целину была минимальной. На местных скоростях, конечно, дело непростое, но при наличии определенных талантов — вовсе не невозможное.
        — Послушай, Шаман, я тут подумал — а ушлые ребята эти наши покойнички,  — вцепившись в баранку и всматриваясь в дорогу, произнес Руль, когда они выскочили на большак.
        — Еще бы им не быть ушлыми. Кукловоды, мать их. У них, по ходу, с баблом проблем никаких.
        — По бакам понятно,  — кивнул Соболев.  — Но я о другом.
        — А поконкретней?
        — Ну вот смотри. Если верить Вирусу, а не верить оснований нет, ребятки эти появились в июле. Летом же Водопьянов получает крупный заказ на обустройство усадьбы. Выполняет его за пару недель и… Па-бам! Кукловоды забирают и его, и заказ на своих автомобилях невьянского казенного завода.
        — Намекаешь на то, что слишком быстро купили авто?
        — Я не намекаю, а прямо говорю,  — хмыкнул Руль.
        — Ну, сунули на лапу…  — предположил Игорь.
        — Не-а,  — покачал головой Артем.  — Все невьянские заводы являются стратегическими предприятиями княжества. За посулы директора без лишних разговоров поставят к стенке. Тут вам не там. Долго разбираться не будут. Жалованье же у него изрядное, так что не станет он с этим связываться. В очередь. Единственно, бывает так, что заказчик отказывается или погибает. Местечко в очереди освобождается, и появляется вариант кого-нибудь втиснуть. На такое глаза еще закроют.
        — Ну вот и объяснение.
        — Было бы объяснением, если бы они являлись гражданами княжества.
        — То есть?
        — Все автомобили ставятся на учет на случай мобилизации. Исключение появилось только в этом году — для заводика Тульского. Эти машинки продаются за пределы княжества невозбранно. А так, будь ты хоть трижды гражданином, но если проживаешь за границей, авто с казенного завода тебе не видать как своих ушей.
        — А как же сталкеры и мародеры?
        — Ну, мародеры и не подумают покупать КАЗ или «Ниву». Трактор невьянского завода — это да, но не авто. Они ведь объемом берут. И потом, автопоезд хоть и неповоротлив, но зато, считай, крепость на колесах.
        — А если захотят?
        — Отстоят в очереди и купят,  — пожал плечами Руль.  — Это еще одно исключение. Мародеры и сталкеры рискуют ради собственной выгоды, но при этом полезны княжеству. Словом, очень странно, что эти ребятки смогли заполучить транспорт вообще, да еще и в столь короткие сроки.
        — Вот оно, значит, как,  — задумался Игорь.
        — Угу. Я знал, что тебя впечатлит.
        — И чего раньше молчал?
        — Да не молчал я. Картинка только сейчас сложилась один к одному. И не знаю, как тебе, а вот мне она совсем не нравится.
        — Намекаешь на высоких покровителей?
        — Кто-то из невьянских шишек. Причем не на ровном месте, а реальных,  — подтвердил Руль.
        — Хреново,  — подытожил Бородин, кусая губы.
        — Не то слово, Шаман. И что будем делать?
        — А что тут делать. Теперь валить из княжества нужно однозначно. Чем быстрее, тем лучше. Ну и оглядываться на каждом шагу. Вот же дерьмо! Похоже, чем дальше мы движемся по этой дорожке, тем большими проблемами обрастаем. Артем, ты уверен, что оно тебе нужно?
        — Я с тобой, Шаман. Да, женат, Милиту люблю и по большому счету счастлив. Но тут ведь какое дело. С одной стороны, я могу прожить счастливо до глубокой старости и умереть в окружении внуков. С другой — в любой момент могу пойти вместе со всем семейством под нож только потому, что какому-то толстосуму захочется на это посмотреть. Ведь если есть шоу, то оно кому-то нужно. Я предпочитаю выбирать сам, а не ходить тупым барашком по загону.
        — А ты, Вирус?  — откинувшись назад и полуобернувшись, спросил Игорь.
        — А что я,  — ответил сидящий сзади Толмачев.  — Не забыл пока еще, куда именно меня влекло и кого вы видели в тех краях. Если Руль от одного предположения, что его с семьей могут обречь на заклание, начинает яриться, то меня, получается, хотели сразу скормить дикой кошечке. А тогда выходит как в том анекдоте. Ну, тот, слышали — когда русского и еврея ведут на расстрел, а еврей в ответ на предложение русского сбежать интересуется, а не будет ли им хуже?
        — Бородатый анекдот,  — согласился Игорь и уточнил:  — Только скорее не анекдот, а притча. Ваша правда, парни, пока мы находимся под колпаком у кукловодов, наши жизни гроша ломаного не стоят. Но есть еще вариант. Спрятаться там, где до нас им будет не добраться.
        — Нет, Шаман, не пойдет,  — поморщился Артем.  — Мы ведь не сбежавшие от кукловодов агенты, а враги, насыпавшие им перца под хвост. Я так мыслю, если это шоу,  — а сомнений почти никаких,  — то нашу команду должны разыгрывать, ну там ставки и все такое. И пока от нас есть польза, с нами будут играть более-менее по правилам. Если сбежим, то и проку от нас никакого. А тогда и посчитаться не грех, чтобы другим наука.
        — Тоже верно,  — вздохнул Бородин.
        До Невьянска добежали довольно быстро. Оно и неудивительно. Дорога уже вполне прилично наезжена, Руль успел приноровиться к снежному покрытию. Да и ехать всего-то порядка пятнадцати километров.
        А вот на Дворцовой заставе пришлось задержаться. Как оказалось, капитан Котов забыл-таки разослать указания о снятии ареста на технику команды Шамана. Ну да каких-то полчаса, и с этой заминкой было покончено. Теперь уж окончательно.
        Въехав в город, Игорь решил сразу завезти в общагу Вируса. Парень тот, радиомеханик, оказывается, проживал на одном с ним этаже. Пусть пообщается, предложит место в команде. Если, конечно, паренька уже не прибрал к рукам кто другой. Со слов Вируса выходило, что тот вроде как присматривался к мародерам и сталкерам. По закону необходимо всю обнаруженную электронику сдавать властям, но возможность заполучить связь стоит косых взглядов и претензий службы безопасности. Не расстреляют же за это в самом-то деле.
        Потом забросить домой Руля и на «Ниве» к себе, навестить Алину свет Витальевну. Бог весть, что они с Ханой себе надумали. Уж сколько дней от их мужчин ни весточки. Скачут, как блохи: мелькнули — и снова за ворота, обвешанные оружием, как новогодняя елка — игрушками. А с местной развеселой жизнью картины в основном представляются одна краше другой. Вот наведается, успокоит, пообедает в кругу, так сказать, семьи, а там можно и делами заняться, которых у него выше крыши.
        Проезд по Озерной оказался перекрыт. Дорожники затеяли что-то там копать. Видно, что начали еще загодя,  — грунт в отвале покрыт снегом,  — но не успели управиться. А может, и не дорожники. Не суть важно. Пришлось проехать дальше и повернуть на Церковную. Пустырь, покрытый снегом, выглядел куда симпатичней, чем с пожухлой травой. Зима вообще укрывает под своим покрывалом все изъяны.
        — Стой!  — резко скомандовал Игорь и, как только Артем нажал на тормоза, тут же выскочил на дорогу.
        Достали! Плевать, что в своем праве. Плевать, что у закона к ним нет претензий. У него есть! Одно дело — знать о том, что тут творится, и совсем другое — видеть все это воочию и ничего не предпринимать. Ну вот не может он так, и все тут. Калитка во двор борделя отлетела в сторону, едва не сорвавшись с петель. Но тем, кто находился на подворье, было явно не до этого.
        — …что, тварь, ты думаешь, тебе здесь Земля?! Стой, змея! Куда собралась? Ах ты!.. Н-на! Еще добавить, падла?.. Тебе чего? Хех…
        Избивавший девушку Киря переломился пополам, поймав кулак в душу. Игорь подумал секунду и добавил коленом в лицо, отчетливо услышав влажный хруст. Порядок. Переносицу он ему сломал однозначно. Смертельный удар так не нанести, а потому будет ему наукой.
        — Ну ты как там, живая?  — Игорь перевел взгляд на лежащую в снегу девушку.
        Молоденькая. Не больше двадцати. Ладная девочка, с длинными темными волосами и вполне симпатичной мордашкой. Ссадины и кровоподтеки ее не больно-то и портят. Есть такие, которые, едва пустив первую слезу, тут же теряют всю свою красоту. А есть вот такие, которые, даже будучи сильно избитыми, сохраняют привлекательность, хотя в обычное время вроде ничем особым вроде и не выделяются.
        — Вы кто?
        — Так. Мимо проезжал. Вставай и пошли.
        — Куда?  — размазывая ладошкой кровь и слезы, насторожилась девушка.
        — Не переживай, хуже не будет. Ну что ты на меня смотришь, как Ленин на буржуазию? Два раза предлагать не буду.
        — Шаман, ты не…
        — Заткнись,  — в сердцах бросил Игорь и врезал ногой Кире в живот.
        — Хух-ма-а!..
        Надо признать, Бородин бил все же без фанатизма. Убивать или калечить эту тварь в его планы не входило. Дело это весьма скользкое. Кем бы ни был подручный владельца борделя, в первую очередь он являлся гражданином княжества. И, по сути, закон не нарушал. Вот такие тут извраты в законодательстве и в вопросах справедливости.
        — Ты идешь?  — строго окликнул девушку Бородин.
        При виде столь беспардонного и жестокого обращения с ее обидчиком девушка вскрикнула и закрыла пальчиками рот. Угу. Киря — зверь. Но от него хоть понятно, чего ожидать. А кто этот высокий и крепкий мужчина, рьяно раздающий зуботычины, совершенно неясно. А кому охота попасть из огня да в полымя? Вот то-то и оно.
        — Останешься — пропадешь. Милиция тебе не поможет. Вообще никто не поможет. Слышишь меня, девочка?
        — Слышу…
        — Вот и ладушки. Нечего в снегу валяться. Киря, ты лучше молчи и не рыпайся. Целее будешь,  — обернувшись к вновь приходящему в себя противнику, посоветовал Бородин. И вновь обратился к девушке:  — Ты тут одна землянка?
        — Да.
        — Хорошо. Машину видишь? Иди к ней. Руль, прими.
        — Понял,  — тут же отозвался товарищ.
        Сам же Игорь еще раз оценивающе оглядел возящегося на снегу Кирю и прошел к крыльцу дома. Вот такой он герой. Неправильный. Ни разу не Дон Кихот. Спасти-то вроде спас. Но теперь надо бы вопрос закрыть окончательно.
        — Ты ему там ничего не сломал?  — едва Шаман прошел в гостиную, встретил его вопросом владелец борделя.
        Его помощница и, по некоторым сведениям, постоянная любовница предпочла остаться в стороне. Как бы и рядом, но в то же время не отсвечивает. Хотя Бородин отчего-то не сомневался, что ствол у нее припрятан. К нему в этом месте вообще со всем уважением. Успел отметиться и заслужить определенную репутацию.
        — А он что, тоже твоя собственность?  — приподнял бровь Игорь.
        — Он работает на меня.
        — Ну так выпишешь ему больничный,  — устраиваясь за столиком, бросил Игорь.
        Вооружился ручкой и чековой книжкой. Вписал в соответствующую графу сумму триста двадцать рублей. Вырвал листок, подвинул Болотину и поднялся на ноги.
        — Девочку я забираю.
        — Она стоит дороже,  — покачал головой сутенер.
        — Веня, ты мне тут пургу не гони. И скажи еще спасибо, что я хотя и не гражданин княжества, но чту его законы. Иначе тебя уже давно доедали бы черви.
        — Угрожаешь?
        — Говорю, как оно есть. Ур-род,  — оттолкнув его и проходя к двери, зло процедил Шаман.
        Когда вышел на крыльцо, Киря уже был на ногах и отряхивался от снега. Завидев обидчика, он резко вырвал из набедренных кобур оба своих «смит-вессона». И гадать о его намерениях не приходилось. Наверняка в барабанах травматические патроны. А вот у Игоря боевые. Как-то не успел еще переобуться. Просто не ожидал, что с ходу влипнет в разборки.
        — Стволы убери. Иначе пожалеешь, что у них такие большие мушки,  — остановившись на крыльце, посоветовал Шаман.
        Разумеется, он слышал о том, что Киря — отличный стрелок. Причем уверенно кладет с двух рук. Но тут все же есть нюанс. Игорь сейчас одет в утепленные штаны и куртку. В тело бить бесполезно. В ноги прилетит больно, но не настолько, как это было во время дуэли с Русланом. В голову? Ну-ну. Подручный сутенера тоже наверняка наслышан о том, что Игорь не стоит истуканом, пока в него бросают резинками.
        — Завтра в восемь на арене,  — резко вгоняя револьверы в кобуры, зло бросил избитый.
        — Где это?
        — Разберешься.  — Киря сплюнул сгусток крови и прошел в дом, намеренно толкнув Игоря плечом.
        Шаман не стал обострять, предполагая, что у него еще будет шанс поучить это дерьмо хорошим манерам. Хотя, признаться, врезать прямо сейчас, не отходя от кассы, хотелось ну очень сильно.
        — Шаман, оно, конечно, дело не мое,  — трогаясь с места, неодобрительно сказал Руль.  — Но всех ты вот так не выкупишь. Денег не хватит. Систему не изменишь. Какая бы она гнилая ни была, подавляющее большинство невьянцев она устраивает. Забот же у нас и без того выше крыши.
        При этом он ничуть не тушевался в присутствии девушки. А чего, собственно говоря, ему стесняться? Таковы местные реалии. И либо она их примет, либо пропадет. То, что Игорь ее сейчас выкупил, ни о чем не говорит. В няньки он ей не нанимался. Да и не сможет так-то уж с ней возиться.
        — Это правда, что в полицию идти бесполезно?  — шмыгнула носом девушка.
        — Тебя как звать?  — вместо ответа спросил Игорь.
        — Катя. Верхолетова Екатерина Алексеевна.
        — Так вот, Екатерина Алексеевна,  — хмыкнув и тряхнув головой, начал Игорь.  — Здесь нет полиции, а все та же добрая милиция. И хотя с взятками там все очень плохо, в смысле они предпочитают их не брать, я бы не сказал, что ситуация менее гнилая. Разве что на законодательном уровне. Власти считают, что Болотин и его бордель,  — кстати, единственный в Невьянске,  — ввиду преобладания мужского населения приносят пользу княжеству. И то, что там с женщинами не церемонятся, ровным счетом никого не волнует. Ясно?
        — Нет.
        — Ну, ничего. Еще поймешь. Я отвезу тебя к тому, кто все объяснит.
        — К другому сутенеру?
        — Я же сказал, бордель Болотина — единственный. Но если есть желание, то можешь выйти из машины прямо сейчас. Только куда ты пойдешь? Ни денег, ни жилья, ни нормальной одежды,  — указывая на легкое пальтишко, пояснил Игорь.
        И девушка была вынуждена принять его правоту, потупив взор. Разве что опять шмыгнула носом. Хоть бы не заболела. Антибиотики местные эскулапы вроде как научились делать, и медицина по большому счету бесплатная, не считая нескольких частнопрактикующих врачей. Но все же уровень оставляет желать лучшего. А потому предпочтительно не болеть.
        — Руль, а что это за арена такая?
        — Киря, что ли, вызвал?
        — Он, ур-род.
        — После вашего с Русланом поединка, пока ты с командой бегал по горам, власти решили взять это дело под контроль. Правда, я слышал только о намерениях открыть некую арену для поединков. Но, как видно, вопрос уже решился. Тут рассусоливать не любят.
        — Я это заметил. И где искать этот дуэльный пятачок, ты не знаешь?
        — Подозреваю, что на этот счет нас просветит первый встречный-поперечный.
        — Ясно.
        Остановились возле общежития, и Вирус вылез из машины. При этом он слегка скривился от доставлявшей ему неудобство раны. Условились, что Игорь навестит его уже сегодня вечером. Потому что завтра после поединка он намеревался выдвинуться в усадьбу. В своих силах Игорь не сомневался. Ни капли. А вот вогнать Кирю в землю эдак метра на два просто мечтал.
        Жаль, сейчас не получится. Ну да в уме это держать никто не запретит. И Болотина в ту же копилку. Но пока Игорь мог себе позволить только зарубочку на память. Как, впрочем, не сомневался, что и эти двое имеют таковую в отношении него.
        Оставив дома Руля, сразу же направился по намеченному маршруту. Наличие в машине избитой девушки Игоря ничуть не смущало. Перво-наперво посетил магазин хозтоваров, где по совместительству торговали и различным снаряжением. Передал заблаговременно составленный список. Потом последовали продовольственная лавка, оружейный магазин.
        С продуктами все ясно. А что до оружейного… Понятно, что у команды сейчас весьма богатый арсенал. Речь даже не о современном земном вооружении, а о местном. Роту, может, они пока еще не в состоянии обеспечить, но уж взвод завалят стволами по самую маковку.
        Однако Игоря интересует не огнестрельное оружие, а эрзац-мина выделки Спицына. Их называли «монками», хотя правильнее, пожалуй, было бы — картечницами. Обрезок заглушенной с одной стороны трубы с ударным механизмом, капсюлем, зарядом пороха и картечи. На мину как-то не тянет. Ну что ж, «монки» так «монки».
        Потребного количества готовых мин в лавке не нашлось. Только десяток. Их покупали в основном сталкеры, мародеры и хуторяне из Диких земель. Чтобы обезопасить стоянку или дом, этого количества вполне достаточно. Нужно больше — заказывай. Их изготовление не такое уж и сложное, долго ждать не придется. Шаман забрал имеющиеся и заказал еще. В его планы входило перекрыть усадьбу растяжками в несколько ниток.
        Все это время Катя сидела в машине, волчонком поглядывая на прохожих. Игорь заверил девушку, что в городе ее никто не тронет. Вопрос с сутенером решен, а за преступления, и уж тем более за насилие, в Невьянске спрос строгий. Вот если бы она сбежала, тогда дело другое, Болотин имел полное право ее поймать или назначить за ее поимку награду. После чего примерно наказать. Н-да. Впрочем, про выверты княжеского законодательства уже говорилось.
        С Интернетом и эсэмэс-оповещением в этом мире полный швах, а потому Игорь решил заехать в банк, чтобы проверить баланс. А то мало ли. Отдать распоряжение на заставы о беспрепятственном передвижении автотранспорта команды Шамана Котов позабыл. А ну как замотался и у него случайно вылетело из головы, что он должен внести на их счета энную сумму? Но опасения оказались напрасными. Вклад Бородина исправно увеличился на тысячу рублей. Никаких сомнений, что и товарищи получили все сполна.
        Трофейное серебро на общем совете решили не вносить на счета. С одной стороны, в банке оно вроде как надежно. С другой — в их распоряжении окажутся только чековые книжки, обеспечиваемые все тем же банком. А ситуация такова, что правительство княжества может на них серьезно обидеться. И при таких раскладах доверяться банку попросту неразумно. Наоборот, надо бы понемногу начать опустошать счета.
        — Ну здравствуй, блудный кот.  — В глазах плещется радость, однако встретила его Алина очень даже сдержанно.  — Бородин, только ты мог, отправившись на Дикие земли, вернуться в компании девушки. На этот раз одна?  — склонила головку набок Михайлова.
        Весть о его возвращении облетела большой дом в мгновение ока. Занятия в школе уже закончились, и вся детвора уже вернулась. Даже странно, потому как первый снег, и ребятня просто обязана оседлать все мало-мальские горки, катаясь с них на чем ни попадя. И Игорь эту картину наблюдал повсеместно. Детей в Невьянске хватает. Но нет. Вот они, все в наличии. Высыпали гурьбой и облепили его как родного, повиснув гроздьями. Эдак, глядишь, еще и повалят.
        Трое, что постарше, стоят в сторонке. Лена, тринадцатилетняя девчушка, хлебнувшая лиха, что и не всякому взрослому достанется. Смотрит на него так, словно хочет сказать, что ни на мгновение не сомневалась, что он вернется целым и невредимым.
        Артур, подросток четырнадцати лет. Тихий и неприметный, отдавший лидерство Лене, так как откровенно робел пред ней и испытывал к названой сестре явно не братские чувства. Этот смотрел на Шамана с восхищением и легким осуждением. Было дело, уже просился в команду. Жажда славы, приключений и все такое. Восторженная юность плюс желание покрасоваться перед первой своей любовью.
        Ну и Хана. Старшая из воспитанников Алины. А еще невеста Антона, оставшегося в усадьбе. Смотрит на него с нескрываемой тревогой. Ведь не на гулянку уходили, вооружившись до зубов. Да еще и торопились так, словно за ними сто чертей гонятся.
        — Он в порядке,  — подмигнул девушке Игорь, ведя неравную борьбу с детворой.  — Остался за старшего охранять трофеи.
        — Значит, все хорошо?  — отгоняя от Игоря детей, уточнила Михайлова.
        — Не совсем,  — вздохнул Игорь.  — Штыка, Серегу Калачева, наповал.
        — Царствие ему небесное,  — набожно перекрестилась Алина.
        — Земля пухом,  — поддержал Игорь.
        — А эту красавицу где прихватил?  — Алина подошла к Кате.
        — Проезжал мимо болотинского подворья.
        — Ясно,  — помрачнев, процедила Михайлова, но тут же взяла себя в руки.  — Не бойся, милая, здесь тебе ничто не угрожает. Хана, отведи ее в ванную, помоги и подбери что-нибудь из одежды. Потом сходим в ателье и закажем на первое время.
        — Хорошо, мама Алина,  — отозвалась Хана, приглашая гостью следовать за ней.
        — Заплатил?  — проводив взглядом девушек и отослав остальных детей, спросила Алина.
        — Нам проблемы с властями ни к чему,  — пожал плечами Игорь.
        — Ты эдак по миру пойдешь.
        — Ничего. Легко пришло, легко ушло.
        — Вообще-то деньги тебе достаются не так чтобы и легко.
        — Ну не смог я проехать мимо. А что, если бы Смычок…  — попытался было он припомнить момент из жизни самой Михайловой, но она перебила, положив руку ему на грудь:
        — Игорь, я не сказала, что осуждаю твои действия. Наоборот, очень рада, что тот, кто мне дорог, не может пройти мимо такого безобразия. Просто хочу сказать, что этот метод нерационален.
        — Понимаю,  — кивнул он.
        — Ладно, давай тоже иди мойся. От тебя несет, как от помойки.
        Между прочим, он регулярно стирался, умывался и даже мылся. Конечно, в походных условиях — это не то что в домашних. Но не такой уж он и грязный. Кукловоды и не думали отказывать себе в комфорте. Поэтому у них на базе имелись все удобства. Даже теплый нужник и водопровод. Ветряк закачивал воду из колодца в бак с подогревом, располагавшийся на крыше. Оттуда вода самотеком шла к кранам.
        Была и душевая. В результате пожара кое-что пришло в негодность. Воду из системы отопления пришлось сливать ввиду отсутствия окон и дверей. Но все это вполне возможно восстановить. И первое, что Игорь с товарищами привели в порядок,  — это душевая. Да, все в гари, да, обстановка далека от комфортной, но помыться получалось во вполне приличных условиях.
        Это Настя выела мозг Вороту и Рулю. Мол, что за ерунда, водогрейная колонка есть, требуется всего лишь починка, а она, девушка видная и добропорядочная, оттого что руку приложить некому, должна мучиться. Нет, ее походными условиями в тупик не поставить. Даром, что ли, в сталкерах бродила? Да и с командой Игоря успела хлебнуть лиха. Но если есть возможность избежать неудобств, то отчего этим не воспользоваться.
        Алина же к походной жизни практически не приспособлена. Если, допустим, прокатиться от пункта «А» до пункта «Б», хоть по уши в грязи,  — это ничего. Главное, что в конце этого свинства можно привести себя в порядок. А вот пробыть в поле несколько дней кряду — это уже совсем другое дело.
        — Ну и что там новенькая?  — выходя из душа, спросил Игорь.
        Все же хорошо, когда есть какой-никакой водопровод и ванная комната. И пусть это только душевая кабина, главное — помыться с комфортом и почувствовать себя другим человеком.
        — Обычная история,  — махнула рукой Алина.  — Двадцать лет. В этом году окончила медучилище и работала медсестрой в больнице. По дороге на работу какой-то очень вежливый мужчина спросил, который час. Очнулась уже здесь. Как и я, очутилась километрах в десяти к юго-востоку от Лесной заставы.
        — Это на берегу Лебединого озера, получается? Неподалеку от логова тех тварей, что мы прибрали?
        — Свято место пусто не бывает,  — утвердительно кивнула она.
        — То есть?  — насторожился Игорь.
        — А то и есть. Поймали, измывались, сдали Болотину.
        — Не Руслан, часом?
        — Замятин не садист. А эти покуражились. Хана с Леной до сих пор ее успокаивают.
        — Твою мать. Тут что, за одного битого двух небитых дают? Что о них знает?
        — Четверо. Живут в какой-то избушке в лесу. Продержали ее у себя два дня. Все время были в масках. Так что однозначно приезжают в Невьянск. Но не похоже, чтобы промышляли этим постоянно. Вероятнее всего, от случая к случаю. Те, у кого это дело поставлено на поток, все же делают ставку на аборигенок. Как тот же Руслан или убитые тобой.
        — То, что она никого больше не видела, не значит, что они этим не промышляют.
        — Сомнительно. Скорее уж охотники. Тут в лесах соболь расплодился, белка, лиса, бобр, крупные животные. Тех же коров бьют и сдают в мясной цех. Так что есть охотники-промысловики.
        — Но их не может быть много,  — прикидывая в уме порядок действий, задумался Игорь.
        — Будешь их искать?
        — Найду и бошки поотрываю. Раз уж пока не могу разобраться с Болотиным, потрясу его поставщиков. Ладно. Не суть важно. Есть и более важные вопросы. Готовься к переезду.
        — Ого. Не объяснишь?
        — Обязательно. Вот пообедаем, прогуляемся в парк, и там, в романтической, так сказать, обстановке, все тебе разложу по полочкам.
        К слову, даже там Игорь собирался выдать Алине тщательно отредактированную версию. И только после переезда посвятить во все детали их, по сути, бегства. Пусть и недалеко, но никак иначе это не назвать.
        — Обед будет готов только через полчаса,  — заговорщицким тоном сообщила девушка.
        — Кхм…  — замялся Игорь, обводя взглядом помещение.
        Обычно он чуть ли не каждый день проверял их комнату на предмет следящей аппаратуры. А тут отсутствовал больше недели. Алина сразу поняла причину его столь странного поведения. Положила руки на плечи, приподнялась на цыпочки и впилась в его губы жарким поцелуем. Потом оторвалась и, жарко дохнув ему в ухо, прошептала:
        — Пусть эти твари обзавидуются.
        Да пошло оно все! Игорь подхватил Алину на руки, несколько секунд смотрел в ее глаза, а потом рухнул вместе с ней на их широкую и такую удобную постель. А пусть завидуют!

        Глава 3
        Покушение

        — Нормально. Ты отсутствуешь практически две недели, после чего заявляешься и говоришь, что я с детьми должна переехать бог весть куда, на Дикие земли. Бросить дело, которое так долго и упорно налаживала. Наплевать на образование детей. Вот так, ни с того ни с сего, потому что эта гениальная идея исходит от тебя. Игорек, а с чего ты взял, что меня это может устроить?
        Алина дернула за ветку невысокого деревца, стряхивая с него практически весь снег. Так себе получилась взвесь, учитывая размеры саженца. Дерни подобным образом взрослое дерево, и получился бы настоящий снежный обвал. Все деревья в парке укутались в пышное белое покрывало, являя собой поистине сказочную картину.
        А вот озеро подкачало. Морозец наличествует, но его явно недостаточно, чтобы сковать водную гладь. На белом фоне водоем выделяется нежным изумрудным цветом. Безветрие и практически зеркальная поверхность. Так и хочется, чтобы под рукой оказался хороший фотоаппарат, только обязательно цветной.
        Конечно, Игорь не мог поручиться, что в парке нет аппаратуры слежения. Но вероятность этого все же пониже. А делать достоянием кукловодов разговор с Алиной нет никакого желания. Как говорится, информация — это серьезное оружие. Вот и хотел Бородин, чтобы у противника было как можно меньше сведений. Тогда и у него с товарищами шансов станет побольше.
        — Алина, я прекрасно понимаю, что принять такое решение нелегко. Но и другого выхода не вижу. Во время выполнения последнего задания службы безопасности на нас вышли кукловоды и поставили перед нами задачу заснять весь ход операции. Даже снабдили тактическими очками с камерами. Чтобы нас простимулировать, одним из основных доводов сделали жизни наших близких. Им плевать на нас. Главное — получить красивую картинку, за которую платят звонкой монетой. Пожелал извращенец увидеть изнасилование во всей красе и с извратами — пожалуйста, для этого холится и лелеется группа садистов. Нужна честная схватка — не вопрос, найдется кого заставить броситься в бой с грудью нараспашку. Есть желание лицезреть кровавое убийство детей — только плати. К сожалению, ты выбрала не профессию тихой учительницы, у которой в жизни не происходит ничего интересного, а открыла брачное агентство и катаешься между поселениями в поисках приключений. И это приковывает внимание. Впрочем, даже те, кто ведет тихий и размеренный образ жизни, не защищены от подобного вмешательства.
        — Ты так убежденно об этом говоришь,  — растерянно произнесла девушка.
        — Вирус, молодой паренек,  — новенький в нашей команде. Его выбросили черт знает где, за сотню километров от границы. И направили в противоположную от Невьянска сторону. Но зато туда, где Ворот приметил какую-то здоровую пятнистую кошку. Если бы не мы, его попросту сожрали бы. Я знаю, о чем говорю, Алина. Поверь.
        — Но Дикие земли…
        — Не так страшен черт, как его малюют, моя девочка. Горцы в пустошь не сунутся, хоть посули мешки золота. От банды какой отобьемся без проблем. Если возьмется княжество… Оно может взяться и здесь. Учитывая, насколько процветает этот урод Болотин, у меня к властям никакого доверия. Твое предприятие вполне сможет работать и приносить прибыль даже на Диких землях. Дом в Невьянске можно переоборудовать в общежитие или гостиницу. Поставить управляющего и получать прибыль. Какое-никакое образование детям мы организуем. Жизнь у нас такова, что в цене прикладные специальности. И в этом плане мы сможем дать ребятам вполне достаточно.
        Говорить о поиске дороги домой, как и о захвате базы кукловодов, Игорь не собирался. Пока преждевременно. Просто обозначил, что нарвалась очередная банда беспредельщиков, с комфортом устроившихся в пустоши. Эта версия для Алины вполне удобоварима.
        Разумеется, кукловоды и так все прекрасно знают. Но ведь есть еще и служба безопасности, у которой рыльце явно в пушку. Слишком высока вероятность, что безопасники работают в связке с незримыми шоуменами. Но была надежда, что в игре с их командой не станут сильно подыгрывать конторе. Хотя бы потому, что это неспортивно. А в том, что имеет место тотализатор, Бородин не сомневался. И в этой связи лучше выдавать информацию строго дозированно.
        — Ты уверен, что я и дети подвергаемся опасности?
        — Я уверен, что эти твари захотят влиять на меня. И лучшей мотивировки, чем вы, для меня не придумать. Уверен и в том, что тихая, размеренная работа свахи им не подойдет. Сама подумай, как только у тебя что-то наладилось, так сразу же пошли всевозможные совпадения, одно краше другого. Может показаться, что они не взаимосвязаны и нет никакой наводки. Но все же… Люди порой годами ходят вокруг чего-то, не обращая на это внимания. Но достаточно одной невинно оброненной фразы, чтобы взглянуть на уже давно знакомое совсем под другим углом. Да что я тебе объясняю, сама все прекрасно понимаешь.
        — Понять и принять — совсем не одно и то же.
        — И тем не менее. Так уж случилось, что мы выделились, и теперь покоя нам не будет.
        — А если действительно переоборудовать дом в гостиницу? Благо планировка соответствует. Ну или в общежитие. Да, доходы куда скромнее, но бедствовать в любом случае не будем.
        — Не дадут. Просто поставят перед выбором «или-или». Причем выбирать придется между плохим и очень плохим. Поверь.
        — Я-то тебе верю,  — вздохнула девушка.  — Но вот так в одночасье все менять…
        — Догадываюсь. Но и выхода другого не вижу. Прости.
        — Тебе-то чего извиняться,  — снова вздохнула Алина.  — Не с тобой, так сама все равно раскрутилась бы и привлекла внимание. Вот только ходу мне из княжества нет, пока кредит не закрою.
        — Кредит закроем,  — пообещал Игорь.
        — Возможно. Но тут еще одна засада. Граждане, постоянно проживающие на Диких землях, не могут владеть недвижимостью в княжестве. Полгода на продажу, и если не найдется покупатель — оценочная комиссия, и казна выкупает дом. Как ты понимаешь, в этом случае хорошо как получится выручить четверть от номинальной стоимости. То есть нужно еще и подумать, стоит ли закрывать кредит.
        — С этим мы что-нибудь придумаем. Сейчас главное — знать, согласна ли ты в принципе.
        — Согласна не согласна, ты все верно заметил. Выбора как такового у меня нет. Либо скакать под дудку кукловодов, надеясь, что меня все же не сольют. Либо попытаться подстраховаться. И знаешь, рядом с тобой я чувствую себя в большей безопасности, чем поодаль.
        — Вот и замечательно,  — удовлетворенно кивнул Игорь.
        Было от чего испытать облегчение. Как минимум одной проблемой меньше. Вообще-то характер у Алины свет Витальевны не подарок. Очень даже могла и удила закусить. А тогда уж хоть на пупе извернись… Ну да хорошо все то, что хорошо кончается.
        Остается решить вопрос с домом. Была одна задумка. Причем осуществить ее Бородин мог с помощью только одного человека. Но нужно выяснить, готов ли он этим заняться. Ясно, что денег у него сейчас не особо много. Скорее уж мало, ввиду того, что он обвешан кредитами, как новогодняя елка — игрушками. Автомобильный завод вроде начал приносить прибыль, но в плюс старинный приятель Лапин выйдет еще нескоро. Правда, это если подходить к вопросу с того боку, что утром — деньги, вечером — стулья. А вот если наоборот, то тут уж совсем другое дело получается.
        Оно бы броситься к писателю прямо сейчас. Но… Успеется. В конце концов, когда они с Алиной в последний раз гуляли вот так, просто ради удовольствия? А тут еще и мягкий, искрящийся снежный покров. Хм. Ну, насчет искрящегося — это преувеличение. Солнца нет и в помине. Небо затянуто облачностью, и все еще продолжает идти снег. Но зато все вокруг белым-бело. Ни ветерка. Падают невесомые снежинки. Кра-со-та!
        Достигнув договоренности в главном, дальше они просто гуляли, беседуя много и ни о чем. Вроде тараторили как два пулемета, а в то же время спроси о сути разговора, так и не нашлись бы с ответом. Ну и, само собой, снежки. А то как же. Вот прямо детвора малолетняя! Под занавес еще и снеговика слепили. Вернулись домой довольные, раскрасневшиеся и промокшие. Пришлось приводить себя в порядок и переодеваться в сухое.
        Все же снег не располагает к велопрогулкам. А жаль. Нет, конечно, выпендриться можно. Но лучше воздержаться. Будь у него хотя бы зубатые покрышки, может, еще и подумал бы. А так предпочел прогуляться пешочком. «Нива» вроде как и под задницей, но воду из котла уже слил, и запускать агрегат по новой никакого желания. К тому же до дома Лапина не больше километра. Считай, рядом.
        По пути заскочил в рабочее общежитие. Мало ли, вдруг Саня со своим знакомым переговорил. Как выяснилось, тот еще не вернулся с работы. Дело к вечеру, и вскорости должен появиться. Но Игорь решил не терять время и дойти до писателя. По сути, разговор недолгий. Да — значит, да. Нет… А почему, собственно говоря, нет?
        — Здорово, пропащая душа!  — Александр, как всегда, сгреб руку товарища своей лапой.
        — И тебе не хворать,  — улыбнулся в ответ стоящий в дверях Игорь.  — А чего сам открываешь? Ведь должен по идее работать.
        — Да тут такое дело…  — замялся писатель,  — ей как раз поплохело.
        — Только не скажи, что Ганка в положении,  — хмыкнул Бородин.
        — Да ты и сам все сказал,  — слегка развел руками писатель.
        — А говорил…
        — Что боюсь связывать себя отношениями из-за возможного возвращения домой,  — перебил его Александр.  — Но тут такое дело, что… Ясно, словом.
        — Все, Саня, не заводись.  — Игорь выставил перед собой руки в примирительном жесте.  — Лично я одобряю. Как и говорил раньше, случится — ты и новым детям ума дашь, и прежних не забудешь. Когда хоть сподобились?
        — Второй месяц уже.
        — Что-то как-то подзадержались. Нет?
        — Нормально все. Ладно, пошли на кухню. Буду потчевать тебя сдобой. Ганка меня решила совсем закормить. Эдак раздобрею на домашних харчах, аки боров.
        — А ты давай с нами. По лесам да по долам. Разгонишь кровушку по жилам, глядишь, жирок сойдет.
        — Возможно, было бы интересно. Но, признаться, меня вполне устраивает стрельбище. А рисковать собой на Диких землях… Нет уж, уволь. Я не настолько болен на голову.
        — А если кукловоды решат, что сцена убийства одного писателя и его супруги…
        — Игорь!  — возмущенно оборвал его Лапин.
        — Молчу, Александр Борисович. Молчу. Да только тут кликай не кликай, а от нас мало что зависит. Все. Все. Больше не буду.
        — Игорь, здравствуй,  — появившись в дверях столовой, на русском, но с характерным талосским акцентом, поздоровалась Ганка.
        — Поздравляю,  — улыбнувшись, сразу выдал Бородин.
        — С ума сошел?!  — тут же возмутилась будущая мать.
        — Ой! Извините. Ну, вы тогда мне хоть чем-нибудь рот заткните,  — припомнив о суевериях аборигенов, поспешил повиниться он.
        Впрочем… При чем тут аборигены. Суеверий и на Земле, в просвещенном двадцать первом веке, хватает. А уж те, что связаны с деторождением, так и вовсе цветут пышным цветом.
        — На, ешь,  — выставив перед другом плетеную корзиночку с выпечкой, предложил Лапин.
        — Ага. Лучше буду жевать.
        — Ты жуй да выкладывай, с чем пожаловал. Ведь просто так не пришел бы.
        — Ну, извини. А с другой стороны, тебя ведь тоже ничего, кроме собственных книжек, не волнует.
        — Угу. Чаю?
        — Давай. Тут вот какая ситуация, Саня. Решили мы перебираться на Дикие земли. Присмотрел я одно местечко. Вполне годная усадьба посреди пустоши. И от княжества недалеко, и в то же время наособицу. Ты не веришь или не хочешь верить в извращенные мозги кукловодов и в то, что они способны сотворить любую гадость.  — Игорь принял исходящую паром чашку.  — Это дело твое. Я верю. И неоднократно видел тому подтверждение.
        — Ну, решил и решил. Как уже и сказал, я пас.
        — Да я тебя и не зову с собой. А вот Алину и детей оставить не могу. Как и остальных.
        — И?
        — Словом, хочу предложить тебе стать крупным владельцем недвижимости.
        — Звучит интригующе.
        — Словом, есть домик одного мастера, Туманова, который был вынужден выехать за пределы княжества, ну и дом? Руля и Алины. Не знаю, известно ли тебе насчет недвижимости тех, кто выбрался на постоянное жительство за границу.
        — Известно,  — внимательно слушая товарища, подтвердил Лапин.
        — Тем лучше. Так вот, я предлагаю следующее. Руль закрывает кредит, и ты по документам выкупаешь оба дома по заниженной цене. Потом выставляешь на продажу и спокойно ожидаешь покупателя. Соболев и Туманов получают приемлемую сумму, ты — свои комиссионные. С недвижимостью Алины все несколько иначе. Там вполне можно открыть гостиницу или общежитие. Первое даже лучше, потому что все уже обустроено должным образом. Работаешь с Михайловой пятьдесят на пятьдесят и постепенно выкупаешь свою половину. Миллионы на этом не заработать, но кое-какая подпитка будет.
        — Хм. Заманчиво. Очень заманчиво. В принципе Алине Витальевне это уже давно предлагали. Но ей гостиничное предприятие было неинтересно. Да и сваха она от бога. А что, агентство прикроете?
        — Нет, конечно. Работать можно и из усадьбы. Ясно, что Алине придется слегка поступиться качеством адаптации аборигенок. Но, на мой взгляд, она с этим больно уж перемудрила, твоя Ганка и Милита Артема — яркое тому подтверждение.
        — Ну, тут я с тобой согласен. Алине Витальевне в свое время изрядно досталось, вот она и стремилась проявить о своих клиентках максимальную заботу.
        — Так что насчет моего предложения?
        — Да дельное предложение, чего уж там.
        — Вот и ладушки. Теперь обсудим детали.
        Объективности ради стоит заметить, что они были скорее старинными знакомыми, чем друзьями. Так, общение на интересную обоим оружейную тему да совместные пострелушки, не более того. Поэтому разговор вышел вполне конструктивным и обстоятельным.
        Н-да. Под это дело Игорь незаметно для себя поглотил прямо-таки неприличное количество свежих булочек. Хозяйке-то оно в радость. Вот только что Бородин скажет Алине, когда откажется от ужина? А вероятность этого более чем высока.
        Простившись с четой Лапиных, вновь направился в общежитие. Время вроде как раз подходящее, и знакомый Вируса должен был уже появиться. Ох и насыщенная выдалась дневная программа. Ладно, сейчас закончит, и домой, отдыхать в обществе любимой женщины и вездесущей детворы.
        — Вот, Игорь Юрьевич. Это Дима, тот самый парень, о котором я тебе говорил,  — едва Шаман открыл дверь в комнату, подорвался Вирус.
        Ты смотри, какой резвый. А ведь строил из себя умирающего лебедя. Оп-па. Спохватился, сообразил и скривился, потирая живот. Нет, понятно, что-то там болит. Но… Не верю! Вот же актер погорелого театра. Не иначе как нашел причину, чтобы отлынивать от занятий по боевой подготовке. Особенно теперь, когда в его руках оказался ноутбук. Пусть, по его мнению, и слабенький. Парень тут всего-то неполные три недели, а его уже ломает без инета и игрушек.
        — Ну, здравствуй, Дима,  — проходя в комнату и пожимая протянутую руку, поздоровался Игорь.
        — Здравствуйте. Вы Шаман?  — с некоторой долей недоверия спросил парень лет двадцати.
        Впрочем, Вирус ведь говорил, что его новый знакомый всего на год старше. Получается, Дмитрию двадцать один. Хм. Отслужил в армии там, через год попал сюда — и на второй заход. Ну прямо как в доброй Советской армии. Разве что с длительным отпуском. Роста среднего, сложения крепкого, черные как смоль и коротко стриженные волосы. Ну а так мальчишка мальчишкой.
        — Слышал обо мне?
        — А кто же не слышал. Всего лишь полгода здесь, а уже успели столько всего сделать, что иным и за пару лет в мародерах и сталкерах не снилось. А по местным меркам, это срок.
        О как! А этого, пожалуй, не нужно будет заставлять заниматься боевой подготовкой. Еще и за штаны придется держать. Как уже говорилось, этот мир сбивает большинство барьеров и вскрывает человека, выворачивая всю его изнанку. Очень даже может быть, что этот по своей натуре довольно близок самому Игорю. И не важно, что в том мире он вел совершенно иной образ жизни.
        А там время покажет. Вон Вирус тоже радовался как мальчишка. Думал, что, как в компьютерной игрушке, быстренько прокачается до высокого уровня и станет великим бойцом. Угу. Не тут-то было. Первый же выход в горы, причем не такой уж длительный, отбил у него все желание заниматься физической подготовкой. А потом выяснилось, что револьвер, собака такая, не слушается, карабин не бьет в цель. Все это снаряжение и оружие отчего-то слишком тяжелые. Да топать приходится вовсе не по асфальту. Тут-то у него желания стать крутым бойцом и поубавилось.
        К тому же у этого Чернова за плечами две армии. Как-то же его там гоняли. Мало ли чем увлекается человек. Вон Лапин рассказывал про одного своего знакомого соратника по цеху. Пишет себе книжки, сиживает в инете, треплется на разные темы, а сам служит в спецназе. Причем прошел горячие точки, и вроде как отнюдь не только в пределах России. Другой — вроде и не военный, но вот пришла в его дом беда, и он взял в руки автомат. А ведь есть возможность убраться за границу да жить — не тужить, но нет. Воюет. Так что увлечение может многое сказать о человеке, но далеко не все.
        — Да, два года здесь — это срок,  — согласился Игорь.  — Но если не искать на пятую точку приключений, то и они тебя не найдут. Много за год пришлось повоевать?
        — Да так. Пару раз постреляли на большой дистанции. Наверное, даже ни в кого не попали. Во всяком случае, у нас ни царапины, а я так даже не слышал, чтобы пуля рядом просвистела.
        — Понятно. А душа просит чего-нибудь эдакого?
        — Есть маленько.
        — Ну а как ты относишься к прогулке по морозу?
        — Сейчас?
        — Именно.
        — Сугубо отрицательно.
        — А придется.
        — Это такой тест? Или разговор не для лишних ушей?
        — Второе.
        — Понял. Тогда подождите минуту.
        С этими словами Дмитрий вышел из комнаты Вируса. И судя по звукам шагов, двинулся в дальний конец коридора. Кстати, как-то пустынно в общежитии. Бородин полюбопытствовал у Толмачева, с чем это связано. Ответ оказался прост, как мычание. Вечер пятницы. Обитатели общаги успели не просто вернуться домой, но и разбежаться кто куда. Так сказать, по интересам. Как и сосед Вируса.
        — Вот.
        Вернувшись, Дмитрий предъявил какую-то деревянную коробочку. Переключил самодельный тумблер. И пояснил:
        — Глушилка. Теперь эти шоумены ни хрена не видят и не слышат в радиусе десяти метров с гарантией. Но чем дальше, тем дела хуже. Слабый аппарат.
        — А если мощный передатчик?
        — Да где им тут мощным-то быть? Все, что обнаруживают, сильным сигналом не отличается.
        — А откуда детали нарыл?
        — Да…  — Дмитрий замялся.
        — Если хочешь в команду, то никаких секретов.
        — Ну, когда Саня начал закидывать удочку на тему радио, я и подумал, что уж больно как-то настырно интересуется. Словом, когда он уехал, я пробрался в комнату и порылся в его вещах.
        При этих словах Толмачев тут же бросился к своей тумбочке и, открыв дверцу, полез в бумажный пакет на нижней полке. В нем обнаружилась вся трофейная электроника, переданная ему на ответственное хранение и для опытов по созданию радио. Других-то спецов в команде не было.
        — Вирус, ты что, хранишь это вот так, запросто?  — удивленно вздернул бровь Игорь.
        — Но они же в моей тумбочке,  — растерянно отозвался парень.
        — Н-да… Святая простота. Ладно. Проехали. Объяснишь?  — это уже к Дмитрию.
        — А что тут объяснять-то,  — пожал плечами тот.  — Вкалывать на заводе, как папа Карло, у меня желания нет. В мародеры и сталкеры вот так запросто не попасть. Самому соваться на Дикие земли… Я не скрываю, что хочется бурной и насыщенной жизни, но у меня хватает мозгов трезво оценивать свои способности. Я и стрелять-то более или менее научился только здесь. В российской армии хорошо как дюжину патронов израсходовал.
        — И что решил?  — подбодрил примолкшего было парня Бородин.
        — Ну-у, как боец я никому не интересен. Вот и подумал, что нужно показать свою пользу. А радиосвязь дорогого стоит. Конечно, положено сдавать все, что обнаружишь. Но по большому счету так поступать имеет смысл, если не можешь дать ума этим деталькам. Я могу. Разве что для начала их нужно найти. А тут Сашка со своими расспросами. Начинать-то с чего-то надо было. Ну а потом все вернул.
        — И как ты это провернул?  — продолжал расспросы Игорь.
        — Да так и провернул.
        — Вот так запросто?  — не поверил Игорь.
        — Запеленговать передатчик можно в два счета. Правда, если тот работает постоянно. Про охоту на лис слышали?
        — Слышал.
        — Считайте, то же самое.
        — А если работает периодически?
        — Если искать не в одиночку, то ничего сложного. Триангуляция в помощь. Не хочу вдаваться в подробности, но так можно выловить все закладки этих шоуменов.
        — Кукловодов.
        — Что?
        — Мы их называем кукловодами.
        — Можно и так,  — не стал спорить Дмитрий.  — Так вот я хотел набрать всяких разных частей и собрать несколько радиопередатчиков. А тогда уж в любую команду взяли бы с лету.
        — Хм. Ну, может, и так. Однако, знаешь, как говорят? Гладко было на бумаге, да забыли про овраги.
        — Я вас умоляю. Сначала собрал пеленгатор. А уже дальше темными ночами пошерстил, и готово. Их тут, оказывается, понатыкано что у дурака махорки. Показать, сколько я собрал за эти дни?
        — И как же тебя такого талантливого отпустили-то?  — искренне удивился Игорь.
        Всех попаданцев прогоняли через специальную комиссию, которая должна была выявить таланты и способности новичка. И если он являлся носителем какой-нибудь важной и уж тем более секретной информации, то со свободой мог распроститься. Да что там, как-то раз Игорь столкнулся с тем, что ради того, чтобы носитель знаний не оказался в руках аборигенов, его попросту застрелили. И сам Бородин получил подобный приказ, когда отправлялся спасать пленников-землян. А тут вдруг такой кадр и свободно разгуливает по Невьянску, весь такой из себя никому не нужный.
        — Так меня поначалу и не отпускали,  — подтвердил Дмитрий.  — Я же все честно рассказал. Определили на службу в радиомастерскую. Ну, я сразу и смекнул, что угодил в клетку. А мне этого счастья и даром не надо. Устроил пару-тройку косячков, да так, что завмастерской погнал меня, хвастуна эдакого, поганой метлой. Отправили в войска. Отслужил в гарнизоне Угольного. Там отдельный взвод стоит, вокруг которого при надобности сбивается ополчение. Месяц назад дембельнулся. Пока вот устроился на завод учеником. Чтобы не протянуть ноги, хватает. Но это уже вчерашний день. Понимаю, что за мной косяк. Но я компенсирую,  — кивая на пакет с трофейной аппаратурой, закончил он.
        — Компенсируешь, значит,  — склонив голову набок, подначил Игорь.
        — Не вопрос.
        — А скажи-ка, Дима, что, неужели эти закладки обнаружить так просто?
        — Да в общем-то ничего сложного.
        — А в той радиомастерской знающие люди работают?
        — Юрий Максимович, заведующий, тот меня за пояс играючи заткнет. Ему полтинник, и всю жизнь по специальности. Как техникум закончил, так и возился сначала в мастерской при Доме быта, потом в собственной. От ламповых аппаратов до микросхем дошел, все время совершенствуясь. Да он, если придется, и ламповое чудо с нуля построит. Правда, больно здоровый монстр получится.
        — Хм. И при этом безопасники как угорелые бегают по единичным фактам случайного обнаружения закладок. Даже в соседние поселения выезжают. Работают на ощупь и реагируют на сигналы, тогда как могут вымести все подчистую.
        — Самому удивительно,  — хмыкнул парень.
        — Ладно. Насчет украденных радиодеталей претензий нет. Сколько с этого количества можно было собрать радиостанций?
        — Только одну. Частей-то много, но тут…
        — Не трудись, все одно не пойму. Так вот. С тебя пока два этих самых пеленгатора. Не бесплатно, ясное дело. Триангуляция, я так понимаю, подразумевает три точки слежения?
        — Да.
        — Вот и попробуем подойти к этой проблеме с трех направлений. Запчастей-то хватит?
        — Их-то хватит. Только тут такое дело. Чтобы работать с трех точек, связь нужна. Минимум три радиостанции.
        — Собранного тобой и того, что у Сани, достаточно, чтобы больше не светиться?  — повторил свой вопрос Игорь.
        — Достаточно,  — уверенно подтвердил парень.
        — Тогда делай и больше ничего не ищи. Не надо злить кукловодов, а то они такого вредителя быстренько прижмут к ногтю.
        — Понял.
        — Я надеюсь, что понял.
        — А сколько положите за каждое изделие и обучение в обращении?
        — Будет зависеть от того, возьмем мы тебя в команду или нет. Так что думай, соглашаться или остаться наособицу.
        — Я так понимаю, что если в команду, то работа дешевле. А если наособицу, то дороже.
        — Молодец. Соображаешь.
        — Да уж не дурак.
        — И это радует. Ладно, пойду я. А то мне еще завтра к барьеру. Кстати, Дима, ты в Невьянске за сторожила. Случайно не знаешь, где тут арена?
        — И с кем на этот раз зацепились?  — сразу проявил живой интерес парень.
        — Много будешь знать — плохо будешь спать. Так где?
        — На стрельбище. Прирезали участок, разметили площадки в зависимости от типа дуэли.
        — И в чем разница?
        — Ну, есть просто из гладкого обреза. Двуствольная хауда. Расстояние — пятнадцать метров. Тем шариком если прилетит, то мало точно не покажется. Если неудачно, и ребра сломать может. Револьверы. Там тоже чистая площадка, но тут уж не стоишь истуканом, и у тебя шесть выстрелов. Ну и комбинированная. Там уже и винчестеры в ходу, и укрытия имеются. Чистый бой. Как тогда у вас с Русланом. За поединок вносится плата, десять рублей с каждого. Поединщики проверяются на предмет поддетой одежды. Допускается только легкая. Выдаются маски типа тех, что у фехтовальщиков. Боеприпасы покупаются непосредственно на арене, но они не дороже, чем в оружейном. И вперед. Желающие могут смотреть на это действо. Вход — десять копеек.
        — Лихо у вас все закрутилось. Отлучишься из города на пару дней, а тут столько всего занятного, просто диво дивное. Погоди, раз уж есть зрители, то найдется и тотализатор?
        — Есть такой. Этим занимается распорядитель, он же заведует ареной. Имеется в штате и медик.
        — И часто стреляются?  — спросил Игорь.
        — Ни дня не проходит без поединка. Есть и так, на спор. Что-то типа страйкбола. Но это только на комбинированной площадке, и по договоренности что-то поддевают под одежду, чтобы не так больно. Поговаривают, в ателье вроде как разрабатываются мягкие доспехи из войлока.
        — Н-да. Скучно народу, я гляжу.
        — Ну, не всякий отправится за приключениями на Дикие земли.
        — Это точно. Ладно, ребятки. Цели обозначены, задачи поставлены. Пойду я домой. И еще. Вы бы поменялись с соседями или выпросили отдельную комнатку, чтобы случайно не засветиться.
        — Сделаем,  — уверенно заявил Дмитрий.
        Вирус тут же поспешил присоединиться к словам своего знакомого. Конечно, бесплатно не обойдется, но у Сани денежка водится. И плевать, что обретаться им в одной комнате не особо долго. Вирус, тот при первой возможности слиняет в усадьбу. Но зато у Дмитрия для работы появится отдельное помещение.
        Мелькнула мысль использовать дом Туманова, бывшего агента кукловодов. Стоит ведь пустой. Но Игорь отбросил ее как несостоятельную. Во-первых, Дмитрий для команды пока еще никто и звать его никак. Во-вторых, если вдруг кукловоды вздумают действовать радикально, то в общежитии до парня добраться сложнее, чем в отдельном доме.
        Простившись, Бородин поспешил на выход. Здесь ему делать больше нечего. Вообще-то могло показаться, что он заболел на голову, доверяясь первому встречному. Но это лишь на первый взгляд. Парень попал сюда больше года назад. Успел отслужить в армии. Для кукловодов как-то уж очень сложно. Дикие земли куда проще. Но, разумеется, нужно будет выяснить насчет службы Дмитрия.
        Они с Алиной договаривались сегодня сходить в клуб, где ставили комедию. Что-то вроде переработанного «Служебного романа». Ясное дело, что актеры доморощенные. Слесари, токари, милиционеры, пекари и еще бог весть кто. Отработав целый день на своих рабочих местах, люди шли в Дом культуры, с небывалым энтузиазмом отдаваясь игре на сцене. Но, надо заметить, получалось у них неплохо. Во всяком случае, Игорь с удовольствием ходил на премьеры.
        Понятно, что над ними нависли кукловоды и вроде как не до веселий. Но проблемы никуда не денутся, а жизнь продолжается. Если будешь все время пребывать в ожидании неминуемых неприятностей, надолго тебя не хватит.
        Взять те же похороны близких людей. Вроде и горе в доме, но в то же время к вечеру уже начинают проскальзывать шутки, а там дело доходит и до откровенного хохота. И это притом что в соседней комнате лежит искренне любимый человек, и горе от утраты реально велико. Просто в какой-то момент срабатывает защита психики. Иначе можно и умом тронуться.
        Игорь вышел на крыльцо и ненадолго остановился. На фасаде и вдоль тротуара горят газовые фонари. Света дают так себе. Но… Нет. Без фонарей, наверное, было бы видно даже лучше. Пока беседовал с парнями, успел пройтись новый заряд снега, подбелив потемневшие участки. Книгу не почитаешь, но в целом видна вся улица. А если бы еще и луна выскочила из-за облаков, так и вовсе была бы красота.
        Вдохнул всей грудью морозный воздух и с шумом выдохнул большое облако пара. Температура заметно упала. Однозначно ниже десяти градусов. Но из-за отсутствия ветра просто благодать. Гулять в такую погоду — сплошное удовольствие. При мысли о том, что им с Алиной как раз и предстоит прогулка до театра, по телу разлилась теплая волна. А уж когда мысль скользнула в дальнейшие планы на ночь, так и вовсе весь вздыбился.
        Быстро сбежал с каменного крыльца, и тут же под ногами заскрипел снег. Внимание само собой сосредоточилось на этом звуке. Днем он практически неразличим. А вот стоило опуститься ночи… Н-да. Сейчас только семь часов вечера. Но все равно дневной суеты не наблюдается и в помине. Тихая, безлюдная улица с редкими прохожими. Настолько редкими, что сейчас на обозримом участке ни одного человека.
        Выйдя за невысокую калитку из штакетника, повернул налево. До дома Алины отсюда чуть больше трехсот метров. Рукой подать. Подумал было о том, чтобы заказать местному велосипедных дел мастеру кожаные накладки с шипами на колеса. За отдельную плату однозначно сделает. Но идея мелькнула и пропала. Он ведь планирует убираться из Невьянска, а на Диких землях как-то не до велосипедов. По крайней мере, пока.
        Шаман как раз поравнялся с углом длинного здания общежития, когда вдруг различил скрипящие звуки торопливых шагов, чуть ли не бега. Если бы не вслушивался в скрип под подошвами своих сапог, может, и не заметил бы, а тут вдруг ощутил явный диссонанс.
        Не та ситуация, чтобы расслабляться. Лучше потом извиниться, чем пускать кровавые пузыри. Игорь резко обернулся, выхватывая из плечевой кобуры короткоствольный «бульдог». Одновременно приметил бегущего в его сторону мужика с вытянутой рукой. В свете газового фонаря детали не рассмотреть, но воображение само дорисовало в его ладони револьвер.
        Б-бах!
        Неизвестный выстрелил-таки из вполне реального револьвера. Бок ожгло острой болью. Ощущения точь-в-точь как в тот раз, когда Руслан расстреливал его на карьере. Однако теперь на Игоре теплая зимняя куртка, и никакая резинка не могла достать его столь ощутимо.
        Уходя в перекат, дважды нажал на спуск «бульдога», отправляя в неизвестного резиновые пули. Метров пятнадцать. Мало того что не попасть, так нападающий еще и в плотной одежде. Травматическое оружие попросту бесполезно. Если только бить в голову или в ноги. Но ты попробуй попади. Зато выстрелы звучат весомо, а резиновые пули свистят даже более угрожающе. И потому цели своей Игорь достиг. Неизвестный на какое-то время замер. Сразу видно, что с реальным боевым опытом полный швах. Обстрелянный человек так себя не ведет.
        Закончив перекат, Бородин встал на колено и, продолжая палить из револьвера, сунул левую руку под правую подмышку. Он внес некое изменение в свой носимый арсенал. Как и прежде, тот состоял из «бульдога» и «Грозы». Вот только пистолет лишился обоймы с травматическими патронами. Сами они ушли на длительное хранение, а все три магазина теперь были набиты боевыми. Против собак и хулиганов достаточно и «бульдога». А вот если на пути попадется кто серьезный, то и гостинец должен соответствовать в полной мере.
        Когда выронил пустой револьвер и вложил в правую руку «Грозу», заметил справа какое-то движение. Показалось это или действительно там кто-то есть, разбираться не стал. Предпочел перекатом скатиться в заснеженный кювет. Вот только оказался не так быстр, как хотелось бы. Практически одновременно с его движением грохнул выстрел, а левое бедро ожгло огнем. Да что ты будешь делать-то!
        — Ушел!  — послышался голос первого, полный отчаяния.
        — Некуда ему уйти. Тут он, в канаве. Не давай ему высунуться,  — зло и как-то чересчур уверенно бросил второй.
        Вообще-то у них мало времени. Местная милиция не станет рассусоливать и очень скоро подтянется на перестрелку. В то, что влезут обитатели домов и общежития, верится с трудом. Если бы случилось у общаги мародеров и сталкеров, тогда дело другое. Здесь же обитали те, кто хотел спокойной жизни.
        Однако если Шаман ничего не предпримет, то с ним разберутся очень скоро. Хм. Конечно, у него с шансами не так чтобы безнадежно. Все же видно, что мужики — не профи, а он прошел хорошую подготовку. Но ситуация явно не в его пользу.
        Высунув руку над краем кювета, выпустил по две пули в каждого из нападающих. Понятно, что вслепую, в белый свет, как в копейку, разве что в направлении голосов неизвестных. Но ему главное — выиграть время. Выстрелив, он завалился на спину и безжалостно дернул полу куртки, добрым словом поминая портного, убедившего его вместо пуговиц использовать кнопки. Дороже. Но зато сейчас это может спасти ему жизнь.
        Рука легла на подсумок гранаты. И снова кнопка, легко поддавшаяся под напором пальцев. Еще по паре выстрелов в каждом направлении. Испуганный вскрик первого. Злая брань второго, явно адресованная трусоватому товарищу. Выстрел револьвера противника — и тяжелая пуля ударила в мерзлую землю, взметнув белый фонтанчик.
        «Грозу» на грудь. Помянуть недобрым словом неудобный в таких ситуациях запал. Пальцами освободившейся правой руки разжать усики чеки, дернуть кольцо и выбросить гранату на дорогу. Но недалеко. Убийцы сейчас смотрят в его сторону. Вот пусть и дальше смотрят.
        Б-бах!!!
        — Ой, тварь!!!
        — Я ничего не вижу!!!
        — Тва-а-арь!!!
        Едва только громыхнула светошумовая граната, как Игорь тут же схватил пистолет и единым махом вскочил на ноги. Нападающих видно отчетливо. До обоих не больше пятнадцати метров. Расстояние явно не для такого стрелка, как он. Целик и мушка «Грозы» подсвечиваются фосфорными точками. Два выстрела, и у обоих нападавших подломились простреленные ноги.
        Добежал до первого и от души врезал ботинком в лицо. Отбил ногой револьвер вбок — и сразу ко второму. Не миндальничая, повторил операцию игры головой в футбольный мяч. Отбросил револьвер и, схватив бесчувственное тело, поволок его по снегу к товарищу. Убивать не хотелось, но и с двоими управляться…
        А не его это уже проблема. Игорь вздернул руки вверх и демонстративно отбросил «Грозу» на обочину.
        — Я не сопротивляюсь, ребята. Все пучком. У меня больше нет оружия.
        — Мордой в снег!  — тут же прозвучала команда старшего патруля.
        — Спокойно, парни, спокойно,  — выполняя распоряжение, увещевал Игорь.
        Краем глаза выхватил Дмитрия, выбежавшего на улицу с револьвером в руке. Что там конкретно за машинка, рассмотреть не успел, потому как на Игоря навалился один из милиционеров, вполне профессионально заломив ему руку. Пара секунд, и прозвучала короткая трель наручников, застегивающихся на его запястьях.
        Вскоре к месту перестрелки подтянулась и оперативная группа. Впрочем, сбор первичного материала очень скоро прекратили. Одному из нападавших Бородин сломал шею. Так что простреленной ногой ему обойтись не удалось. Зато второго привели в себя, и тот не стал запираться, поведав о том, что им предложили убрать Шамана в обмен на возвращение домой. Все. После этих слов дело автоматически переходило в юрисдикцию службы безопасности.
        Деталей Игорь уже не знал. Милиционеры наконец озаботились осмотром убийцы и, обнаружив у него окровавленный бок и бедро, отправили его в госпиталь. Под конвоем парочки бравых парней в погонах, ясное дело.
        — Здорово, Игорек,  — очень даже радушно приветствовал его вошедший в процедурную лейтенант службы безопасности Ерохин.
        — И тебе не хворать, Андрей,  — ничуть не удивленный его появлением, поздоровался Бородин.
        — Сильно прилетело?
        — Как всегда, повезло. В бедро и в бок, по касательной. Если бы тот придурок, что жив остался, не поторопился, второй управился бы одним выстрелом. Они разделились и стояли по углам общаги. Поравняйся я с покойником, там всего-то метров десять… Цель спокойно себе идет, не торопится. Даже если бы сразу не наповал, то оставалось бы только добить.
        — Я уже в курсе, что оставшийся в живых испортил им всю обедню. Доктор, что скажете о больном?
        — Отделался легким испугом. Швы, конечно, наложили, но это так, больше для красоты. Все же везучий вы, Игорь Юрьевич.
        — И, признаться, рад этому безмерно,  — искренне заверил Бородин.
        — Тогда я его у вас похищу,  — подытожил Ерохин.
        — В управление?  — уточнил Шаман.
        — Там беседовать куда сподручней. Не находишь?
        — Да чего уж. Ноготок увяз — всей птичке пропасть. Кстати, на месте перестрелки я бросил два своих ствола, «бульдог» и «Грозу».
        — Не пропали, не переживай. Верну в управе.
        — Тогда поехали.
        Одеваться обратно в окровавленную одежду — приятного мало. Но и другой сейчас нет. Затеваться же с переодеванием дома… Нет. Вот вернется, тогда уж и поведает. А может, и проскочит по касательной. Алина же в клуб собиралась не только с ним, но и с подопечными. Вернется, а он уже в постели, здесь менты и безопасники сопли по тарелке не размазывают, работают четко и строго по делу. Так что должен управиться до возвращения театралов. А там натянет нательное белье и сошлется на усталость.
        — Порядок. Подписывай,  — закончив документировать объяснение, Ерохин положил лист бумаги перед Бородиным.
        — Я прочту, ты не против?  — усмехнулся Игорь.
        — Не доверяешь?  — наигранно возмутился лейтенант.
        — Доверяю. Но проверяю,  — с самым серьезным видом ответил Игорь.
        — Валяй.
        — Вот спасибо.
        Записано все было верно, а потому Бородин без лишних вопросов подписал документ и многозначительно посмотрел на свое оружие, лежащее перед безопасником.
        — Да забирай ты свои железяки.  — Ерохин подвинул пистолет и револьвер по столу поближе к опрашиваемому.
        — Андрей, а чего эти уроды на меня напали-то? Я поначалу подумал, что это Киря, болотинский подручный, сподобился. А тут слышу, домой ребятки засобирались. И вы подтянулись. Кукловоды отметились, что ли?
        — Они родимые.
        — А с какого перепуга им я понадобился?
        — Да откуда я знаю? Может, ставку кто сделал. Одно скажу: если бы не тот придурок, тебя прибрали бы. Ну и если бы не стояло на кону возвращение домой — тоже. Второй служил в кавалерии, неоднократные патрули на Дикие земли, несколько серьезных схваток. И труса не праздновал, и знал, с какой стороны за оружие держаться. Но тут, видать, замялся, потому как не больно-то охота схлопотать пулю в шаге от дома.
        — Это да. Было бы обидно. Ну да я не в претензии.
        — Кстати, я все одно хотел с тобой пообщаться.
        — О чем?
        — А сам не догадываешься?
        — Если о тренировках, то шабаш. Основные принципы я преподал. Ты и еще двое парней не пропустили ни одного занятия, так что развить их дальше сможете. Тут только упорный труд, наработка рефлексов и навыков. Я ведь и сам никаких высот в этом деле не достиг.
        — Насчет рукопашки я уже понял. Но я не об этом.
        — А о чем тогда?
        — Дурачка из себя не строй.
        — Не буду. Вот как только скажешь, чего именно от меня хочешь, так сразу и расколюсь до задницы,  — со всей возможной искренностью ответил Игорь.
        — Усадьба в Долотамской пустоши.
        — А-а-а, вон ты о чем. И кто уже успел стукнуть?
        — Какая разница?
        — Действительно. Какая. Ну а что пустошь? Нормальное дело. Напали на нас ребятки, когда мы были на стоянке. Но сами получили по сопатке.
        — Их там была дюжина крепких мужиков.
        — Было такое. Земля им пухом.
        — Вот так легко с ними разобрались?
        — Не легко. Одного потеряли, трое с ранениями.
        — Мне нужны подробности.
        — С какого перепуга, товарищ лейтенант? Дикие земли, ни один из этих уродов гражданином княжества не был. Так что, Андрей Степанович, ничего я тебе объяснять не буду. И за ручку с бумагой не берись. Это было между ними и нами. Было и прошло.
        — Не совсем так. Мы иногда использовали ту усадьбу как перевалочный пункт и место отдыха для егерей.
        — Восстановим усадьбу после пожара — и милости просим.
        — Вот, значит, как.
        — Значит, так. Или у службы безопасности на них были еще какие планы? Хотели пользовать, как и нашу команду?
        — Были такие намерения. Даже помогли автотранспортом обзавестись.
        — В горах на автомобилях не больно-то покатаешься.
        — Ориентировали их на степь. А предгорье… В конце концов, добежать до Невьянска и переправиться на правый берег Большой при наличии транспорта никаких трудов не составляет.
        — Понимаю. Но вы бы уж тогда предупреждали этих уродов, кого можно трогать, а кого погодить.
        — За тобой не успеешь.
        — Не я это начал.
        — Нам-то откуда знать.
        — Мне достаточно того, что знаю я. Остальное — проблемы службы безопасности.
        — Ладно. Поговорим еще на эту тему. Потом.
        — Вот как скажешь, Андрей Степанович. Я всегда готов к конструктивному диалогу.

        Глава 4
        Новые вопросы без ответов

        Н-да. Все же власти тут держат нос по ветру. Стоило случиться одному-единственному несанкционированному поединку, как тотчас же было найдено решение. Мало того что в кратчайшие сроки приняли регламентирующий поединки дуэльный кодекс, так еще и подготовили арену да озаботились снаряжением. Теперь любые спорщики могли выяснять отношения на вполне законном основании, выбрав форму поединка.
        Правда, бюрократическая составляющая, пусть и упрощенная, никуда не делась. Необходимо было заполнить соответствующие формуляры, совместно приняв приемлемые условия поединка. И все это при непременном присутствии распорядителя или, если хотите, инструктора и медика. Они визировали своими подписями бумагу, составленную в трех экземплярах. Один остается в архиве арены, два других выдаются на руки соперникам.
        Признаться, Игорь думал, что когда Киря назначал ему встречу на восемь утра, то подразумевал начало поединка. Но действительность показала, что это было время начала работы арены. Сама процедура оформления поединка довольно быстрая. И если нет очереди, то все происходит без проволочек. Бывало приходилось и обождать, но, несмотря на возможность проведения только одного поединка, много времени это не отнимало.
        — Итак, господа, в чем спор?  — заправив в печатную машинку три листа бланков, переложенных копиркой, поинтересовался распорядитель, мужчина слегка за сорок степенной наружности.
        — Оскорбление действием,  — тут же ответил Киря.
        Похоже, он здесь за сторожила. Держится нахально, а во взгляде распорядителя, брошенном на болотинского подручного, Игорь увидел неодобрение и даже осуждение. Но Кире были до лампочки все косые взгляды на свете. Не иначе как уверенности ему придавала негласная, но реальная поддержка силовиков, или, если точнее, властей.
        — Все так,  — подтвердил Игорь.
        — Кто и кого?
        — Он — меня.
        — Все именно так,  — вновь подтвердил Бородин.
        — Значит, оскорбленная и вызывающая сторона — вы.
        — Да,  — кивнул помощник сутенера.
        Машинка, явно аборигенской выделки, но адаптированная землянами под кириллицу, прострекотала короткую трель. Длинно протрещала передвигаемая каретка. Ничего так мужик. Ну чисто секретарь-машинист.
        — Ваша фамилия, имя, отчество,  — обратился мужчина к Игорю.
        — Бородин Игорь Юрьевич,  — отмечая для себя, что у Кири данные не запросили, ответил Шаман.
        — Вид поединка?
        Киря бросил на Игоря мстительный взгляд. Ясно, какой именно поединок он выберет. Дураком нужно быть, чтобы не использовать свои преимущества. Выбор же за оскорбленной стороной.
        — Револьвер и чистая площадка,  — злорадно объявил он.
        Бородин равнодушно пожал плечами. А что ему еще оставалось? И вновь короткая трель машинки.
        — Извините, а что будет, когда я расстреляю свои патроны?  — решил уточнить Бородин.
        — В смысле?  — вздернул бровь распорядитель.
        — За моим противником останется право выстрела или еще что?
        — На данный вид поединка отпускается три минуты с начала схватки. По истечении этого срока поединок считается состоявшимся, а все взаимные претензии снимаются,  — деловито пояснил мужчина.
        — Еще один вопрос. Допускается ли использование физической силы?
        — Соперникам запрещается рукопашная схватка. Только стрельба. И это относится ко всем видам поединков.
        — Еще раз прошу прощения. Я хотя и стал одним из зачинателей моды, но, так сказать, не знаю, куда ее увело. Регламентируется ли дистанция поединка?
        — Правила читать надо.
        — Признаю, что неправ, но что уж теперь-то.
        — Расстояние неизменно только в случае схватки на хаудах. При этом соперники должны стоять неподвижно и в полный рост. Но это не ваш случай. Вы становитесь на расстоянии пятнадцати метров и по команде вольны поступать, как вам заблагорассудится. Хоть бегайте друг от друга до истечения трехминутного срока, хоть вплотную сходитесь. Еще вопросы?  — угрюмо бросил мужик.
        — Все предельно ясно,  — заверил Игорь.
        — В таком случае подпишите, где галочки, на всех трех экземплярах.
        Подписал. После чего уплатил полагающиеся десять рублей за право поединка и рубль двадцать — за боеприпасы. Разрядил свой короткий «смит-вессон», так называемый «бульдог», и передал его распорядителю. Тот сам снарядит оружие и вручит его противникам уже на месте. То же самое проделал и Киря.
        Затем их вывели в раздевалку. Хм. В весьма холодную раздевалку, надо сказать. Простая крытая дощатая будка полтора на два метра с отсыпанным щебнем полом, лавкой вдоль одной из стенок и крюками для одежды над ней. Вот и все. Здесь соперники избавились от верхней одежды. Были осмотрены медиком на предмет физического состояния. Обнаружив на Игоре повязки, тот спросил, не будут ли раны помехой в драке. На что получил отрицательный ответ.
        Наконец медик пришел к выводу, что все в порядке, и повел их непосредственно на арену. Между прочим, холодно. Сегодня снегопада не наблюдалось, но зато и мороз заметно покрепчал. Ну да ладно. Не успеют замерзнуть.
        На крюках висели маски. И впрямь похожи на фехтовальные. Только сзади не просто зажим, но еще и парусиновый полог из стеганки с конским волосом. Хорошая броня. Она прикрывает полностью всю голову и шею, так что повредить артерию или проломить черепушку попросту нереально. Быстро все же здесь сориентировались.
        Ох, йо-о! А поединки и впрямь популярны. Или новость о драке Игоря и Кири успела облететь весь Невьянск. Последний не пользовался любовью горожан. На скамьях расположились с полсотни галдящих мужиков и женщин. Если судить по тому, что распорядитель едва успевает принимать ставки, не исключено, что тут любой поединок — событие.
        Игорь обвел взором ряды зрителей и приметил сидящих рядышком Алину и Катю. Все же пришли. Обе девушки не могли упустить возможность понаблюдать за тем, как их бывшему обидчику основательно начистят холку. Михайлова так и сказала, мол, сделай этому ублюдку очень больно. Он обещал. Ну а там как получится.
        А вот этого кадра Бородин здесь увидеть никак не ожидал. Руслан собственной персоной. Встретился взглядом и лукаво подмигнул. Вроде и не произнес ни слова, а в то же время словно сказал, мол, этот — не я, с револьвером обращаться умеет. Ну, может, и так. Время покажет.
        Болотин тоже здесь. Посмотрел на Игоря с надменной ухмылкой. Явно ожидает, что его подручный наконец покажет этому заносчивому типу, который всякий раз лезет не в свое дело, где его место. «Сам козел!» — Промелькнувшая в голове короткая и озорная мысль высекла на лице Бородина улыбку.
        Так. А вот и эти двое. В смысле Вирус и Дима. Интересно, а что это Чернов, в смысле Дмитрий, тут забыл? Хотя… Суббота же. У него выходной. Вот и пришли поглазеть, а может, и ставочку сделать. Еще и исходящими паром пирожками где-то разжились.
        Покончив с приемом ставок, распорядитель провел соперников на площадку, где под рев зрителей вручил им револьверы, уже снаряженные травматическими патронами. Идущие на смерть приветствуют тебя, итить твою налево!
        — Оружие в кобуры. Становитесь у барьеров, на счет «три» начинайте стрелять и сходиться. Можете хоть перегаром дышать друг другу в лицо, но без рукоприкладства. Вопросы? Вот и хорошо. Вперед.
        Разошлись к барьерам, представляющим собой воткнутые в землю флажки. Под ногами похрустывает снег. Учитывая, что снегопад закончился вчера в обед, а на площадке хватает следов, место и впрямь популярное. Толпы, конечно, тут не бродят, но дерутся невьянцы достаточно часто. Ну или щекочут себе нервы, о чем говорил Дмитрий. Удовольствие не из дешевых, но не хлебом единым сыт человек.
        Игорь бросил взгляд на распорядителя и медика, укрывшихся за небольшим щитом с окошком, забранным мелкоячеистой сеткой. До зрителей больше тридцати метров. Даже если и прилетит, то не серьезно. Опять же, никто народ сюда силком не тянет. О возможных рисках все знают.
        — Раз!  — начал давать отсчет распорядитель.  — Два! Три!
        Переигрывать Кирю там, где, по общепринятому мнению, он был особенно силен, Игорь не стал. Однажды он уже совершил ошибку, сойдясь с Русланом по его правилам, и повторять ее не собирался. Даже если помощнику сутенера приписали таланты, которых у него отродясь не водилось, Шаман ничего не потеряет. А вот если пренебрежет этим, рискует получить по полной.
        На счет «три» Игорь завалился назад, привычно скруглив спину и потянув из кобуры револьвер. Практически одновременно он услышал выстрел и вжиканье над собой резинки. Не наврали насчет Кири. Тот на месте не стоит, а двинулся в направлении Бородина. Сейчас каждый метр имеет значение, и чем ближе, тем весомей удар. Резинка — не свинцовая пуля. Она не проникает под шкуру, зато может обеспечить такую гамму болевых ощущений, что будешь приходить в себя до истечения времени поединка.
        Бах!!! Пуля вскользь взбила куртку «горки» на плече, правда, не добравшись до тела, коротко вжикнула у самого уха и унеслась прочь. Выстрел прозвучал, когда Игорь еще не успел завалиться на спину. При этом он не сводил глаз с Кири, приближающегося к нему стремительным шагом и… стреляющим на ходу! Вот же сволочь! Он и впрямь отлично владел револьвером, да еще и палил мельницей что твой пулемет.
        Третий выстрел прозвучал с третьим же шагом противника Шамана. На этот раз пулька взрыхлила снег. Бородин и не думал изображать из себя лежачую мишень. Как, впрочем, и стрелять. В такой ситуации он мог позволить себе лишь огонь по нервам, что было нецелесообразно. Во-первых, это не бой. Во-вторых, боезапас ограничен шестью выстрелами. А в его планы входило сделать Кире больно. Очень больно.
        Перекатившись влево, Игорь замер и, дернувшись вправо, вновь откатился влево. Уловка сработала. Четвертая пуля ударила аккурат туда, где он как раз и должен был находиться. Осознавая, что впустую теряет один выстрел за другим, ну и занервничав, Киря бросился вперед. Револьвер с взведенным курком смотрит на Бородина, но палец на спуск не жмет. Теперь каждый выстрел должен попасть в цель. А иначе ему несдобровать.
        Признаться, Шаман в этот момент не видел противника, а действовал по наитию и логике поступков в подобной ситуации. Предполагая, чем именно вызвана пауза в пальбе, он навел ствол на набегающего Кирю. Метров семь, не больше. Тот уже готов выстрелить, но, имея только два патрона, проявил неуверенность. Ошибка.
        Игорь не умел стрелять мельницей, зато имел «смит-вессон», переделанный под самовзвод. Два выстрела последовали один за другим. Первый ушел мимо. Второй слился с выстрелом Кири.
        Игоря опрокинуло навзничь. Левое плечо буквально взорвалось от острой боли. Полное ощущение того, будто под шкуру вогнали кусок свинца. Он даже схватился за место «ранения», но ни крови, ни даже прорехи в «горке» не обнаружил. Зато подбородок затрясся, а сам Шаман часто задышал, брызжа слюной, которая вдруг отчего-то заполнила весь рот. Часто моргая, постарался избавиться от мути в заслезившихся глазах. Ч-черт! Б-больно!
        Зато противник и вовсе упал на колени, схватившись за живот и выронив револьвер. Похоже, второй выстрел достал его качественно. А боль этот ублюдок терпеть не мог. Бывает такое. С виду здоровый мужик, а нутро гнилое, трусоватое. Именно такие превращаются в самых настоящих подонков. Ничего собой не представляющие в обычной жизни, получив возможность, они буквально упиваются своей властью.
        Обозленный и в то же время ободренный, Игорь закрутил вертушку и, продолжая удерживать Кирю на прицеле, с висящей плетью левой рукой поднялся сначала на колено, а потом и на ноги. Несколько шагов, и вот соперник прямо перед ним.
        Несмотря на охватившую его боль, Киря понимал, что сейчас может стать гораздо хуже. А потому попытался дотянуться до револьвера, валяющегося в снегу. Вроде недалеко и ему это почти удалось, но… «Почти» не считается. Бородин пинком отправил револьвер на пару метров в сторону.
        По правилам ему не позволялось бить эту тварь. Про то, чтобы отбросить оружие, ничего не сказано. А еще никто ему не запретит вот это. Шаман с хищной усмешкой навел ствол и выстрелил практически в упор.
        — А-а-а-а!!!  — буквально взревел Киря, отброшенный на спину.
        Левая рука вцепилась в правое плечо. Если эта резинка сумела выключить руку Игоря с семи метров, то вот так, почти вплотную, когда выметнувшееся из ствола пламя опалило «горку» сутенерского прихвостня… Ткань тут же начала набухать кровью. Слишком близко. Игорь не удивится, если там еще и кости сломаны. Но ему плевать. Ни капли жалости к этому упырю он не испытывал. Как, впрочем, и удовольствия. А вот какое-то мрачное удовлетворение от того, что ублюдок получил свое,  — это да.
        — Распорядитель, останови поединок!  — прокричал со зрительской трибуны Болотин.
        — Все согласно правилам! До конца поединка еще четыре выстрела или две с половиной минуты!  — громогласно возвестил мужчина, укрывающийся за щитком с окошком.
        Почему четыре? Ага. Порядок. Неизрасходованный патрон Кири тоже учли. У Бородина появилось желание сказать что-то эдакое, чтобы эта тварь запомнила. Он даже набрал в легкие воздуха. А потом мотнул головой и все же произнес:
        — И так запомнишь, мразь.
        Тремя последующими выстрелами он вогнал резиновые шары в другое плечо и оба бедра. Когда стрелял по ногам, Киря уже отвалился на спину и потерял сознание. Но реакция на попадания все же была. Если не сдохнет от болевого шока, длительная больничка гарантирована.
        Выжидать, пока дуэлянты израсходуют последний патрон или истечет время схватки, доктор все же не стал, а поспешил к раненому. И судя по его обескураженному виду, подобное здесь происходит впервые. Народ на трибуне разволновался, кто-то залихватски свистнул. Несколько человек аплодировали. Весело им, твою налево!
        — Ну ты как, парень?  — спросил распорядитель, когда Игорь приблизился к нему.
        — Разок он меня все же достал. Но бывало и хуже.
        — Ловко ты его. Тут ведь какое дело. Его уже трижды вызывали на поединок. Ну, мужья тех, над кем этот куражился.
        — Да понял я.
        — Н-да. Так он им всем доходчиво разъяснил, что оружием пользоваться умеет.
        — А у тебя случаем такой же претензии к нему нет?
        — Есть. А вот шансов нахлобучить ни в одном из видов поединков нет. Как только арену открыли, начал тренироваться. Но стрелок из меня так себе. Удружил ты. Прямо салом по сердцу.
        — Не благодари. Самому понравилось,  — жизнерадостно заверил Игорь и направился к ограде у зрительской трибуны.
        Алина уже была там и встревоженно вглядывалась в Бородина, особенно в висящую плетью левую руку. Правой он осторожно массировал плечо. Правда, помогало это откровенно слабо.
        А вот Катя смотрела на него, как на настоящего героя. И с нескрываемой благодарностью. Решила, что он из-за нее эдак-то с ее обидчиком? Очень может быть. Как бы с ней до беды какой не дошло. Такие сцены на девчат производят впечатление.
        — Ты как?  — обеспокоенно спросила Алина.
        — Нормально все. Сейчас оденусь и встретимся на выходе. Холодно как-то.
        — А это что?  — Михайлова ткнула пальцем в предплечье, на котором расплылось небольшое кровавее пятно.
        Хм. Похоже, швы разошлись. Ладно. Придется рассказать ей о вчерашней перестрелке. Да так оно и правильно будет. Лишний стимул к переезду. Мало ли что завтра удумают эти кукловоды. Да еще и в условиях, когда нет доверия никому.
        Даже среди его сегодняшних товарищей может завестись крыса. И пуд совместно съеденной соли тут совершенно ни при чем. Все зависит от того, что именно им предложат кукловоды. К примеру, Настя вполне может повестись на возможность вернуться домой. Ворот пойдет на все, чтобы ей помочь. Ему, похоже, в связи с ней окончательно сорвало крышу. Вирус готов вернуться домой однозначно. Док — непонятно, а значит, так же стоит внести в список потенциальных возвращенцев. Вот в Волке и Руле можно быть уверенным больше остальных. Они к этому миру успели прикипеть.
        — Я тебе объясню чуть позже,  — тронув пятно крови на рукаве «горки», пообещал Игорь.
        — Я гляжу, мне тогда еще и повезло,  — послышался бодрый голос подошедшего Руслана.  — Я-то обижался, что ты меня отделал, а тут вона как все кучеряво-то могло получиться. Выживет хоть?
        — Без понятия,  — хмыкнул Игорь.  — А что до тебя, то ты меня настолько не разозлил, чтобы я так извращался.
        — Но все еще впереди.
        — Так ведь от тебя зависит. Либо ходим — друг друга не знаем, либо пересекаемся, а тогда уж чья возьмет. Ты ведь тоже не промах.
        — И я, и парни мои. Но ты, поговаривают, опять отличился. Сам-то я с ними знаком не был, но слышал, парни там обитали серьезные.
        — Серьезные. Но и нас ведь не в дровах нашли. Не задевали бы кого ни попадя, глядишь, до сих пор живы были бы.
        — Занятный ты мужик, Шаман. Ладно, будь здоров. И спасибо.
        — За что?
        — Так я на тебя три к одному поставил. Сто пятьдесят рублей — неплохой навар. Киря-то успел прославиться, вот народ и ринулся на него ставить. Решили, что на карьере тебе повезло из-за моих корявых рук. Ну а я их разубеждать не стал. Мне же лучше.
        Быстро приведя себя в порядок, Игорь в сопровождении Алины направился в госпиталь. Нужно выяснить, что там с ранами. Ну и плечо проверить. Прилетело настолько знатно, что рука до сих пор болтается. Впрочем, как оказалось, ничего особенного. Обычный ушиб. Поболит, не без того, но в целом нормально. Два шва на руке разошлись, но тоже не смертельно. Наложили по новой и перевязали.
        Пока шли в госпиталь, Игорь рассказал, откуда на его теле появилась пара новых отметин. Разумеется, не вдаваясь в подробности. Он-то понимал, что оказался в числе фаворитов в этом клятом шоу. А должность эта подразумевает под собой повышенное внимание. Вот и играют его. Оно бы отскочить от Алины и детей, держаться в стороне, чтобы не задело. Да не получится. Они уже в связке с ним, и в покое их не оставят.
        — Гражданин Бородин?  — В процедурную заглянул младший сержант.
        — Не гражданин, но Бородин,  — посчитал нужным уточнить Игорь.
        — Сдайте оружие и пройдемте со мной.
        — О как! И за какой надобностью, могу я узнать?
        — По факту убийства гражданина Гончарова,  — сделав ударение на «гражданине», сообщил милиционер.
        — Кого-о?  — искренне удивился Игорь.
        — Кирю. Так понятней?
        — Так понятней. А когда это я его успел убить?
        — Гончаров скончался от болевого шока. Смерть констатировали прямо на арене.
        — Помер, значит. Ну так туда ему и дорога,  — пожал плечами Шаман.
        И тут же отметил, что к руке возвращается не только чувствительность, но и подвижность. Понятно, что еще поболит, причем как следует. Но это мелочи. Боль можно и потерпеть.
        — Ну что ты на меня смотришь, сержант? Ты сам все сказал — Киря помер от ран, полученных на арене. Какие претензии?
        — Претензии в том, что мы имеем труп, а я — приказ доставить вас в отдел. Сами пойдете или мне применить силу?
        Игорь на секунду задумался. Потом решительно сдернул с себя сбрую с обеими наплечными кобурами, присовокупил к ним гранату из поясного подсумка и все передал Алине. Пусть уж лучше побудет у нее. Надежнее так. А вот в то, что его могут слить, он не верил. Плевать, что этого ублюдка Болотина крышуют власти. Плевать на их, теперь уже явную, связь с кукловодами. Все это ерунда.
        Его заключение под стражу и тем более казнь никому не выгодны. Во-первых, такой слив для шоу попросту неприемлем. Одно дело — при нападении и совсем другое — вот так, как барана. И наоборот: окажи он сопротивление, тогда-то как раз и появится шанс поставить красивую точку.
        Во-вторых, более полусотни свидетелей и довольно специфическое население Невьянска. Как говорится, здесь вам не там. Это в России все приняли бы беспредел полиции с недовольным бурчанием себе под нос. Здесь в ответ на такое могут и за стволы схватиться.
        Самой лучшей тактикой Игорь посчитал непротивление. Не возражал, даже когда ему сковали руки наручниками. Только попросил не перегибать палку и сделать браслеты посвободней. Сержант не стал качать права и выполнил просьбу. Обменялись любезностями и направились в отдел милиции.
        — Это все?  — заканчивая слушать рассказ Игоря и выкладывая лист с протоколом о поединке, спросил начальник отдела в звании капитана.
        В Невьянске полковники, и уж тем более генералы, на деревьях не растут и на свадьбах украшением не служат. Даже сержант — уже фигура. Об офицерах и говорить нечего. Вот и этот мужик, которому явно за сорок, наверняка в погонах с юных лет. Отчего так, Игорь понятия не имел, но вот видел его именно как старого волкодава, и все тут. Однако он всего лишь капитан. Хотя по влиянию если не третий человек в княжестве, то уж точно войдет в пятерку.
        — Все, господин капитан,  — решив, что крыша ублюдка Болотина ему никак не может быть товарищем, ответил на земной манер Бородин.
        — Гражданин,  — машинально поправил милиционер.
        — Господин,  — упрямо возразил Игорь.  — Могу просто капитаном. Но гражданин… Не стоит преувеличивать. Я действовал строго в рамках закона. А то, что произошло… Несчастный случай.
        — Согласно заявлению и показаниям Болотина это вы спровоцировали поединок, избив Гончарова. А во время поединка произвели как минимум три выстрела, в которых не было никакой необходимости. Противник уже проиграл и не был способен сопротивляться. То есть вы его попросту добивали.
        — Добивал,  — не стал спорить Игорь.  — Мне показалось, что этот ублюдок получил мало. Патроны травматические. Бил я не в жизненно важные органы, а по конечностям. Причем так, чтобы не задеть крупные кровеносные сосуды. Доктор был на площадке. А то, что у этого дерьма не выдержало его поганое сердце,  — не мои проблемы.
        — Я бы попросил вас быть более корректным.
        — Вот все брошу и стану уважительно отзываться об ублюдке. Пусть и покойном. Ну что вы на меня так смотрите? Можно подумать, не знаете, что происходит в этом борделе. Да за такое вешать надо. А вы эту гнусь покрываете.
        — Слушай, Бородин, ты бы за словесами следил.
        — А ты бы свою работу нормально делал. У тебя под носом процветает самое настоящее сексуальное рабство, а тебе на все начхать.
        — Болотин не нарушает закон Невьянска. И действует строго в правовом поле.
        — Ну так и я в правовом поле,  — слегка развел руками Игорь.  — Почитай закон, капитан. Внимательно почитай. Он запрещает на арене только одно — мордобой. А вот запрета на применение оружия ближе определенной дистанции там нет. Отсюда получается, что этот ублюдок по закону измывался над бабами, а я по закону же его грохнул. Объяснения записывать будешь? У меня на сегодня еще дела.
        В этот момент в дверь постучали, и в кабинет заглянул дежурный сержант. Вид довольно озабоченный. Не иначе как случилось что-то из ряда вон.
        — Кхм,  — подал голос сержант.
        — Говори при нем,  — поморщился начальник в ответ на подобную заминку.
        — Товарищ капитан, там народ с оружием собрался. Интересуются, как обстоят дела с задержанным Шаманом.
        — Бузят?  — уточнил начальник отдела.
        — Нет. Ведут себя тихо. Все с длинностволом, но оружие в чехлах. Стоят напротив отдела. В здание вошли только трое и без оружия. Вежливые до тошноты. Вот только вежливость эта вся… того…  — сделав неопределенный жест, закончил он.
        — Я тебя понял. Возвращайся в дежурку. Ну что, Шаман, взволновал ты народ.
        — Спорим на сто рублей, что среди собравшихся большинство — мужья баб, которых выкупили у Болотина? А еще те, кому не за понюх прилетало от Кири, а ему за это ничего не было.
        — Умный?
        — Догадливый.
        — Ты бы ходил аккуратно, догадливый,  — с самой любезной улыбкой посоветовал начальник отдела.
        — Это вы о чем, господин капитан? Ну так, чтобы мне понимать.
        — А о том. Сегодня ты в своем праве. Но не рекомендую давать мне мало-мальский повод. Обидел ты меня, Шаман. А я обиды не прощаю. Подцеплю ноготком — окажешься в капкане. Я ментом был еще там, на Земле. Понимаешь, о чем я.
        — А чего тогда предупреждаешь? Ну и взял бы тихонько в разработку, а там и покуражился бы.
        — Чтобы ты бродил в неведении? Нет, парень. Ты лучше знай и шарахайся от каждого шороха. Так даже веселее. Свободен.
        Свободен так свободен. Уточнять, что и как, нет никакого желания. Как принял заявление, так его и порвет. Вот только не забудет. Такие не забывают. И когда доходит до расплаты, жалости не знают. Обставит все как надо и примет в лучшем виде. А посему либо и впрямь оглядываться и все одно оказаться подловленным или подставленным, либо решать с ним вопрос. Хм. Надо подумать. Во всяком случае, эта мысль отторжения не вызывает. Потому как гниль, а не мент. И плевать, что таковы законы княжества. Был бы нормальным ментом, не пошел бы служить, чтобы не покрывать разное дерьмо.
        За неполные сутки у Шамана уже случились две душещипательные беседы с представителями двух силовых структур. Что будет дальше? Сцепится с военными? Признаться, с него и этих более чем достаточно.
        Как бы выяснить, насколько он и его команда интересны кукловодам? Важный вопрос, между прочим. Потому что если интерес на уровне среднего, то предполагаемый геморрой совершенно не оправдан. А вот если выше, тогда дела не так плохи.
        Народ возбужденно загалдел, когда Игорь вышел на улицу и принял из рук Алины свою сбрую с оружием. Раздеваться не стал. Морозно. Вместо этого набросил ремни прямо поверх бушлата. Тесновато получилось, все же предназначено для носки под одеждой. Но до дома не так уж далеко. Дойдет. Все одно переодеваться надо.
        Толпа из полусотни человек как-то быстро рассосалась. У всех хватало своих дел, вот и поспешили ими заняться. Кто-то пошел дальше по улице, кто-то свернул в переулок или побрел по натоптанной тропе. Не прошло и минуты, как рядом с Игорем и Алиной остались трое. Руль, Вирус и Дмитрий. Игорь недолго думая пригласил их на обед. А после решил прокатиться до Угольного. Благо все при оружии, а «Нива» стоит во дворе Алининого дома. Да и до поселка не больше десяти километров.
        В свете последних событий хотелось проверить Чернова. Человек, разбирающийся в радиоделе, да еще и практик на достаточно хорошем уровне,  — настоящая находка. Конечно, это могла быть счастливая случайность. А могла оказаться и разработкой службы безопасности. Второе весьма вероятно. И тут никак не обойтись без проверки. Пусть и самой что ни на есть доморощенной.
        Обед прошел в теплой обстановке. Клиентки Алины успели поесть раньше. Всем обитателям дома одновременно собраться в столовой попросту не удалось бы. И это при том, что их число заметно поубавилось.
        Вот еще и это. Нужно срочно выдавать невест замуж. Ну или тащить их с собой на Дикие земли. Правда, с условиями поначалу там будет не очень. Но зато безопасно. А вот забрасывать предприятие Алины нельзя ни в коем случае. Потому что оно работает на их авторитет.
        Игорь только что убедился, чего стоят возмущенные граждане, поголовно имеющие дома оружие. Понятно, что тут были мужья тех, над кем измывались в борделе Болотина. Но это говорит о справедливости поговорки о ночной кукушке. А значит, народ не поверит бредням, которые станут распускать о команде Шамана. Хотя бы потому, что он работает вместе с Михайловой.
        — Красавица, передай, пожалуйста, соль,  — лукаво глядя на Катю, попросил Дмитрий.
        — Я тебе не красавица,  — огрызнулась девушка.
        — Извини. Страшила, передай, пожалуйста, соль,  — с легкостью поправился парень.
        — Э-э, молодежь. Хватит,  — остановил перепалку Игорь.  — Мы тут вообще-то пообедать собрались.
        — Катя, да не будь ты букой, передай этому красавчику соль,  — подала голос Лена.
        Скажи это Алина, и девушка скорее всего выполнила бы просьбу. Но когда голос подает пусть и развитая, но тринадцатилетняя девчонка… Верхолетова гневно зыркнула в ее сторону. Но Лена только прыснула, уткнувшись в тарелку и произнеся со смешинкой:
        — Не смотри на меня так, а то мне страшно.
        — Ты видишь что-то смешное?
        — Да ты смешная,  — хихикнула Лена, подхватила солонку и протянула Дмитрию: — Держи, Казанова.
        — Спасибо,  — подмигнул ей парень.
        — Не советую,  — вновь хмыкнула она.  — Дядя Игорь оторвет тебе все причиндалы и скажет, что так и было.
        — Лена!  — возмутилась Михайлова.
        — Все. Молчу, мама Алина. Но и он пускай не ведет себя как молодой петушок, попавший в курятник. Тут и свои найдутся,  — покосившись на враз покрасневшего Артура, ее штатного ухажера, заявила девчонка.
        Игорь откровенно забавлялся представшей картиной, но все же решил сохранить серьезный вид. Хотя, видит бог, это было нелегко.
        Дальнейший обед прошел без пикировок, хотя и не сказать, что столь уж мирно. Катя всячески игнорировала Дмитрия. Тот постоянно задерживал на ней взгляд. Пару раз даже подмигнул, она же продолжала демонстративно его не замечать. Ну что ж, вполне понятное поведение. Девушка была красива, пусть и продолжала еще щеголять украшениями на лице. Тут бы и земная косметика не больно-то помогла, о местных аналогах и говорить нечего.
        Удивила реакция Вируса. Вернее, практически полное отсутствие оной. Молодой цветущий организм, вокруг столько девиц, а он к ним как-то холоден. Бородин начал было беспокоиться по поводу того, что Катя положит глаз на него самого. Ну, там, заступник, мститель и вообще эдакий брутальный мачо. Дело не в завышенной самооценке. Просто девушка, прошедшая по ее пути, однозначно должна озаботиться не столько крепким плечом, сколько защитником.
        Но, к своему удивлению, Игорь приметил, что Катя время от времени заинтересованно посматривает на Вируса. А Сашке хоть кол на голове чеши. Ничегошеньки не замечает и сам не проявляет никакого участия. С чего бы это?
        Дмитрий к послеобеденной поездке в Угольный отнесся с пониманием. Только предупредил, что могут возникнуть кое-какие трудности. Как оказалось, он был тем еще ловеласом, а потому в поселке оставил о себе недобрую память. В том смысле, что парочка рогатых мужей с удовольствием ему кое-что припомнят. Но если Бородин готов к неприятностям подобного рода, то никаких проблем.
        Пока не выбрались за город, беседа велась обо всем и ни о чем. Игорь поставил перед Дмитрием непременное условие — не докучать Кате. Не для того он ее вынимал, чтобы всякие кобели забавлялись. Если сама слаба на передок, Игорь лично даст ей пинка пониже спины. А голову дурить не позволит.
        Ну и Вируса не обошел своим вниманием. В открытую спросил, не гей ли он. Ну а как понимать то, что он проигнорировал явную симпатию к нему девушки. Услышав предположения Игоря, Дмитрий рассмеялся в голос.
        — И чего ты ржешь, как конь ретивый?  — полуобернулся Игорь.
        — Да он просто вчера почти всю ночь зависал в борделе. Так что даже если бы все женщины в доме Алины Витальевны начали трясти титьками, он бы остался равнодушен. Как говорится, дорвался и оторвался,  — пояснил Дмитрий.
        — Н-да. Ну хоть какая-то польза от этого места. Ты хотя бы, надеюсь, никого не сильничал. А то как-то некрасиво получится.
        — Да что же я, без царя в голове?  — возмутился Сашка.
        — Ладно-ладно, не закипай. Ч-черт, холодно-то как. И чего эту «Ниву» не сделали с закрытой кабиной? Продувает все на свете, никакая печка не помогает.
        — Зато летом жара, даже без тента,  — поддержал его Руль.
        — Это точно. Издержки паровиков. Тормози давай, водила. И начинай проверять машину на предмет «жучков».
        Они как раз выехали за город, и на горизонте никого из посторонних не наблюдалось.
        — Так а чего вы мне не сказали…  — начал было Дмитрий.
        — Тихо, парень. Тихо. Дыши ровно. Поговорим еще.
        Руль притерся к обочине и полез наружу. Остальные последовали его примеру. Сидеть в ледяной кабине — удовольствие ниже среднего. Надо обзавестись овчинными тулупами или хотя бы полушубками. Словом, придумать хоть что-нибудь. Реально холодно.
        — Чисто, Шаман. Не успели ничего подложить,  — отряхивая с одежды снег, отрапортовал Руль.
        — Вот и славно. Тогда покатили дальше.
        Расселись по местам. Машина тяжко вздохнула, принимая из котла порцию пара, и бодро зачухала, помчав автомобиль по ровному зимнику, к которому Артем уже успел приноровиться.
        — Дима, я что спросить-то хотел. Вирус поведал, что ты еще вчера уволился с завода, и когда мы с тобой разговаривали, уже был волен как ветер.  — Игорь, обернувшись, пристально посмотрел на парня.  — А я ведь пока еще не сказал, что беру тебя в свою команду.
        — Не сказали, Игорь Юрьевич. Но мне на заводе в любом случае делать нечего. Говорю же, у меня теперь есть как радиодетали, так и возможность пополнить запас. Без наглости, но мне этого более чем достаточно. А там, не возьмете вы — возьмут другие. Ну и чтобы денежек на первое время хватило — я обнаружил в общаге ретранслятор и четыре видеокамеры да сдал безопасникам. Три сотни рублей премии.
        — То есть ты решил вот так по-дурному рискнуть?
        — Никакого риска,  — возразил Дмитрий.  — Все свои трофеи и поделки я спрятал на одном пустыре. От греха подальше, так сказать. А безопасникам показал реальные закладки. Сказал, что поначалу нашел одну камеру и решил поискать ретранслятор. Нашел на чердаке. Потом в общественных местах нашел еще три камеры. Ну, помурыжили, пока Саня отирался на сексодроме. Но для них ведь это уже давно рутина.
        — А еще в общаге нашли закладки?  — от делать нечего уточнил Игорь.
        — Нашли. Но только по мелочи. Для отчетности.
        — То есть?
        — То есть лично я еще обнаружил дублирующий ретранслятор и как минимум десяток автономных камер. Они же нашли только три из них. И ни одной проводной.
        — В смысле проводной?  — удивился Игорь.
        — А какой еще смысл-то нужен? В каждой комнате имеется репродуктор. Все общаги, гостиницы, присутственные места и предприятия еще до осени оборудовали радиоточками. Минимум треть частных домов так же уже обзавелись репродукторами. А до лета с радиофикацией будет покончено.
        — Я это знаю. Ты о «жучках» говори,  — поторопил Игорь.
        — Так я и говорю — все эти репродукторы оборудованы видеокамерами. Все без исключения. Очень удобно. Не нужно заморачиваться с солнечными панелями. Питание постоянное.
        — Может, это уже наши местные развернули свою сеть? Радиоточки собираются ведь на казенном заводе,  — предположил Руль.
        — Допустим, комплектующие они могли надергать из трофейных «жучков»,  — кивая в знак согласия, вновь заговорил Дмитрий.  — Но… Первое — в репродукторах установлены камеры другого поколения. Чуть более совершенные. Второе — для снятия цифровой информации нужен хотя бы самый хреновый, но компьютер. На худой конец телевизор или монитор. У князя есть что-то подобное?
        — Насколько мне известно, нет,  — ответил Игорь.
        — Вот именно. Но даже если исходить из того, что радио — это княжеская сеть, объясните, как эти спецы умудрились не обнаружить остальные автономные камеры? Уж они-то точно принадлежат кукловодам.
        — И в репродукторах техника кукловодов,  — отмахнулся Игорь.  — Больше ей тут попросту неоткуда взяться. А это еще один довод, свидетельствующий о сговоре с властями Невьянска.
        — Либо князь и верхушка здесь по своей воле и являются составной частью кукловодов,  — дополнил Дмитрий.
        — Или так.
        — Но даже если и так, не это самое странное,  — со значением произнес Дмитрий.
        — Неужели?  — вздернул бровь Бородин.
        — Именно.
        — А поконкретней?
        — Можно и конкретней. Только вопросов от этого не убавится,  — ухмыльнулся Чернов.
        — Ты вываливай, а там мы уж как-нибудь мозгами поскрипим.
        — Да пожалуйста. Оборудование, используемое кукловодами, на сегодняшний день уже является допотопным.
        — Что ты имеешь в виду?
        — Оно уже лет десять как на гражданском рынке. Ну, может, меньше. Но совершенно точно, что такие приблуды можно купить на «Али-экспрессе».
        — Ты уверен?
        — В России такая техника, конечно, под запретом, но даже у нас есть возможность оплатить в инете и получить по почте аппаратуру для прослушивания и подглядывания.
        — И эти образцы — китайские?
        — Нет. К производству конкретно этого оборудования Китай не имеет отношения. Все фирменное. Я лично видел потроха и гарантирую это. Но от этого оно не становится современнее. Если пошло на гражданский рынок, значит, у спецслужб есть что-то, превосходящее этот девайс на пару поколений. Если все это шоу, на что указывает слишком многое, то затраты тут просто колоссальные. Как, впрочем, и прибыль. И при таких раскладах экономить на аппаратуре слежения… Как-то не вяжется.
        — Отчего же? При вложенном минимуме получить максимум,  — усомнился Игорь.  — Опять же, «актеры» все время обнаруживают и утаскивают «жучков», которые приходится постоянно восстанавливать.
        — Да это же расходники. Они стоят копейки. Причем за кучку. Ими можно нас просто завалить по самую маковку.
        — Хочешь сказать, есть что-то более серьезное?
        — Должно быть,  — убежденно произнес Дмитрий.
        — Н-да. Действительно вопросов стало больше,  — крякнул Игорь, отвернулся и вперил задумчивый взгляд в лобовое стекло.
        Ситуация просто аховая. Итак, что он может предпринять? Первое — это прекратить трепыхаться и воевать с ветряными мельницами. Схватить своих в охапку и отправиться куда-нибудь на Дикие земли. Найдут себе прибежище подальше от кукловодов.
        Да хоть в той же Чалате. Там располагался штаб погибшей армии и военные склады. И многое сохранилось до сегодняшнего дня благодаря выстоявшим зданиям. Значит, как минимум с оружием вопрос решаем. Аборигены сторонятся пустоши, и на некоторое время это обеспечит безопасность. Потом наладят с ними контакт, не такое уж безнадежное дело.
        А вот Невьянску еще долго будет не до Чалаты. И кукловоды не станут разбрасываться. Им бы уследить за одним анклавом. Само собой, пробросы будут делаться. Но если изначально воспитывать общество в пику этим гнидам, выбить из людей надежду на возвращение, то кукловоды запарятся искать помощников в закрытом анклаве.
        Звучит заманчиво. Но лишь в том случае, если растают мечты вернуться домой. А до этого еще очень далеко. Главное, втолковать своим соратникам, что кукловоды не вытащат их отсюда ни в коем случае, и верить они могут только друг другу. Для этих шоуменов попросту опасно выпускать отсюда людей. Хотя бы потому, что начнет распространяться информация, а тогда, глядишь, и большой молчаливый брат под бочок подкатится. Если, разумеется, все это происходит не с его подачи.
        Что он должен делать прямо сейчас? Первое — насколько это возможно, проверить Дмитрия. В том, что парень разбирается в своем деле, никаких сомнений. Поди сооруди нечто, подобное его изделиям, имея под рукой допотопные инструменты и паяльник, разогреваемый на жаровне. Есть вероятность, что все это было изготовлено в радиомастерской княжества, но они попытаются выяснить, что к чему. Если история Чернова выдержит проверку на подлинность… Маловероятно, что его начали готовить задолго до того, как здесь появился Игорь.
        Ну и второе — необходимо найти союзника в службе безопасности. Вряд ли так уж много народу связано с кукловодами. И уж точно в этом не замешан ни один из егерей. Эти однозначно служат не за страх, а за совесть. Хотя бы потому, что все участвуют в боевых выходах и являются рядовыми актерами этого шоу со всеми вытекающими последствиями.
        Однако в качестве союзника не помешает кое-кто более важный и авторитетный. Как этого добиться, а главное, как узнать, на кого делать ставку, Бородин понятия не имел. Прекрасно осознавал, что иначе успеха не добиться, но с какой стороны подступиться к делу, неясно. Что ж, будет решать вопросы по мере их поступления. И пока у него по плану посещение Угольного.

        Глава 5
        Заманчивые перспективы

        — Ну как тут у вас?  — спросил Игорь, спрыгивая на снег.
        — Порядок. Как только вас выпроводили, Черный тут же проверил всю усадьбу. Чисто. Никаких закладок не обнаружено,  — ответил вышедший навстречу Волк.
        Черный — это позывной нового члена команды. Все верно, Чернова Дмитрия. Ну а чего особо мудрить? Волк предложил обозвать его Эдисоном, но парень категорически отказался. Он относился к молодежи, которая родилась после распада СССР и имела только общее представление о стране, но жаждала ее возрождения, а потому и американцев воспринимала не иначе как потенциального противника. И вообще, товарищи с детства называли его Черным, и менять что-либо он не видел причин. Игорю же было без разницы. Главное — удобство в бою.
        — Хм. Странно как-то,  — разминая затекшие ноги, заметил Игорь.
        — Чего странного-то?  — не понял Волк.
        — Да как-то… Смотри, все указывает на то, что мы — чуть ли не звезды гребаного шоу. Ну или одни из звезд. И на фоне этого ни единой попытки подсадить нам «жучка». Как говорится, стою на асфальте, в лыжи обутый, то ли лыжи не едут, то ли я…
        — Хм. Действительно странно.
        — А может случиться такое, что идет пассивная запись, а потом все передается сжатым пакетом с определенной периодичностью?
        — Черный с Вирусом тоже предположили нечто подобное. Как и возможность использования дрона. Сейчас отрабатывают эту версию.
        — Ладно. Пусть занимаются. Руль, подгоняй КАЗ задним бортом к парадному. Будем сразу выгружаться.
        — Делаю,  — тут же отозвался водитель.
        Столяры полностью выполнили свое обещание. Да еще и сверх того. Пришлось сделать несколько рейсов в Лесной, но зато закупили не только окна и ворота, но еще и пиломатериал. Водопьянов предложил устроить из досок перегородки, не во всю четырехметровую высоту потолков зала, а метра на два с половиной. Однако Игорь от этой затеи отмахнулся. Лишнее. Никакой тепло — и звукоизоляции. Только и того, что скрыться от посторонних взглядов. Но этого можно добиться и элементарными загородками из парусины. Зато деревянные полы, пусть и из необработанной доски, они сладили. Вот это точно не помешает. Все же жить им так предстоит минимум пару месяцев.
        Бригада строителей освободится примерно через неделю. Где-то к этому же сроку поспеют окна и двери для жилого крыла. Плюс сами работы. Н-да. Алина его прибьет. Потому что тянуть с переездом уже нельзя. Нужно срочно вывозить всех родных.
        Если бы на дворе хотя бы лето стояло, еще туда-сюда. Но вот так, в зиму… Да еще и в условиях, когда жена Руля должна вот-вот родить… Вообще-то Милита отнеслась со всем пониманием. А вот Алина и Настя всячески указывали на то, что сомневаются в умственных способностях Игоря. Да только он иного выхода не видел.
        — Кстати, как печь?  — подхватывая ящик с медикаментами, спросил Игорь.
        — Да отлично,  — ответил Волк.  — А как вторую починим, так и вовсе хорошо будет. Оно, конечно, не так чисто, как в отделанном помещении, но уж точно тепло. Да ты сам посмотри.
        Миновав утепленный тамбур, Игорь вошел в просторный зал, некогда наверняка служивший для проведения балов. Хм. С мороза ему даже показалось жарко. Но Волков поспешил заверить его, что не все так благостно. Все же одна печь не способна справиться со столь обширным помещением. Вот когда запустят вторую, тогда дело совсем иное.
        Все необходимое для ее ремонта Игорь как раз и привез этим рейсом. Просто последним забирали Дока с медикаментами, а потому его ящики оказались первыми при разгрузке. Вот сейчас разберутся с ними, следующими пойдут рулоны парусины, бухты веревок, чашки, ложки, кастрюли и тому подобная бытовая утварь. И только в конце — железо, цемент и кирпичи для ремонта печки.
        Закупили настолько много, что пришлось задействовать КАЗ и «Нивы» с прицепами. И все же запастись потребным в полном объеме не получилось. Хотя мошну команды растрясли изрядно. Дорогое это удовольствие — основание даже такого небольшого и компактного поселения. А ведь до завершения еще как до Пекина… На четвереньках, в общем. Разумеется, это при желании сделать все по уму и устроиться с удобствами.
        Для разгрузки задействовали всех наличных мужчин. На наблюдательную башенку загнали Настю. Даже Вирус выполз из своего подвала. На время нахождения в усадьбе посторонних пришлось выставлять дополнительный пост. Нечего там делать чужакам. И без того у Водопьянова с помощником возник вопрос по поводу стойкого запаха горелого пластика. Пришлось показать часть сгоревшего. Пояснения в виде того, что это останки закладок кукловодов, их вполне удовлетворили. Но вот попади они в подвал…
        — Так, Черный, ты чего сачка давишь?  — приметив Дмитрия с пеленгатором, возмутился Игорь.
        Парня проверили как могли. Все говорило о том, что он не засланный казачок, а очень даже наоборот. Во всяком случае, намудрить и накрутить кукловодам с ним пришлось бы изрядно, причем задолго до появления Игоря. А он начал охоту на кукловодов всего-то месяца три назад. И таки да, пришлось разруливать с одним из рогатых мужей. Хорошо хоть второго не оказалось в поселке. Личность Дмитрия в Угольном хорошо запомнили. Ну очень уж мудрено, учитывая то, что куда проще завербовать любого из членов команды.
        Получив от Черного согласие присоединиться к группе Шамана, посвятили его во все подробности событий. Очень может быть, что парень пожалеет о своем решении. Не сейчас. Позже. Когда наконец поймет, какая тут задница. Ему-то как раз здесь нравится. А к невольному участию в каком-то там реалити-шоу он относится ровно.
        На Земле Дмитрий и сам активно пользовался «Ютубом», наверняка подспудно желая обрести известность. А тут стал участником шоу. Получив шанс прославиться, к тому же в команде, на которую делают серьезные ставки. Словом, темная лошадка. Но максимально возможную пользу из него удастся извлечь, только играя в открытую.
        — Я не сачкую, Шаман. Вы вернулись из города. Проверяю на предмет «жучков»,  — с самым серьезным видом пояснил парень.
        — Смеешься? Да когда бы они успели зарядить машины?
        — И все же зарядили. Или машины, или закупленный товар.
        — Что ты хочешь этим сказать?  — тут же насторожился Игорь.
        — Только то, что я улавливаю вокруг машины и в здании сразу несколько радиосигналов. С такого расстояния точнее не скажу, слишком небольшая площадь. Но сейчас все прощупаю более детально.
        — Парни, стоп. Прекратили разгрузку. Покурите пока. Ну давай, Черный, работай,  — распорядился Бородин.
        — Да уж работаю,  — озабоченно произнес парень, подходя вплотную к «Ниве» и ее прицепу.
        Наскоро повел антенной. Недоумевающе потер лоб, так как, похоже, раньше точно улавливал сигнал от нее. А тут вдруг тишина. Развернулся к КАЗу и двинулся к грузовику более бодрой походкой. Товарищи, чтобы не мешать, подались в сторону. И… Дмитрий вновь замер, начав крутить настройки и вращаясь вокруг своей оси.
        — Что за…  — непонимающе выдал он и осекся.
        — Что не так, Черный?  — поинтересовался Игорь.
        — Отойдите все вон туда,  — указав в угол двора, потребовал парень.
        — Издеваешься?
        — Шаман, делайте что говорю.
        — Ладно. Отошли, парни.
        — Да что за…  — продолжая терзать самодельный прибор, вновь начал и осекся Дмитрий.
        — Что опять, Черный?
        — Разойдитесь в разные стороны. Так, чтобы между вами было метров пять.
        Все переглянулись и расступились, переполняемые любопытством. А заодно осматривая себя и ощупывая одежду. Было дело, обнаруживали они «жучков» и на предметах туалета. Например, когда вывозили семейство Тумановых.
        Поколдовав со своим прибором еще малость, Дмитрий отделил и развел по разным углам Шамана, Дока, Руля и Вируса. Затем подошел вплотную к Игорю начал его ощупывать, водя своим приспособлением вокруг него так, словно у него в руке металлодетектор.
        — Хм. Похоже, здесь,  — ткнув пальцем в голову Бородина, наконец выдал радист.
        — Издеваешься?  — хмыкнул Шаман.
        — Оно мне нужно?  — возмутился парень.  — Тут что-то есть.
        — Да ни хрена там нет, кроме жировика.
        — А давно он там появился?  — тут же вмешался Док.
        — Ну, до моего появления здесь ничего такого у меня не было.
        — Вот и у меня не было,  — развел руками Док.  — Руль?
        — После госпиталя появилась шишка. У меня и до этого была парочка, а потом вот еще.
        — Вирус?
        — Ну, тут появился,  — подтвердил Толмачев, трогая макушку.  — То есть, Дима, ты хочешь сказать, что нам в головы вживлены передатчики?  — наконец догадался он.
        — Скорее введены под кожу. Я об этом ничего не слышал. Что там разрабатывается по нанотехнологиям, вообще темный лес. Кто же выдаст все свои достижения? Но если хотите знать мое мнение, то вот это уже больше похоже на уровень кукловодов. Может, появилось совершенно недавно. А может, по-настоящему дорого, и оснащают этими «жучками» не всех.
        — Ты уверен в том, что говоришь?  — усомнился Игорь.
        — Я уверен только в одном. У вас четверых на темечке передатчики.
        — А почему ты не обнаружил его у Вируса раньше?
        — Потому что когда я проверял на предмет «жучков» подвал, Саня отсутствовал. А когда проверял двор, он уже был под каменным сводом, который экранирует надежней любой глушилки.
        — Круто. То есть мы тут выеживаемся, а на самом деле давно и качественно под колпаком у кукловодов.
        — Может, и нет. Так, нам всем пятерым нужно срочно в подвал,  — вдруг всполошился Вирус.  — Волк и Ворот пускай пока сами разгружают.
        — Опять сачкануть решил?  — ухмыльнулся Ворот.
        — Да какой сачкануть! Если Дима не улавливал никаких передатчиков, то, возможно, они снимают информацию не в режиме «онлайн», а по сигналу «свой — чужой». И тогда эти могут пока не догадываться, что мы знаем.
        — Так. Живо в подвал. Думать будем уже там. Волк, Ворот, разбирайтесь здесь,  — принял решение Бородин.
        Вирус устроился с комфортом. В просторном помещении ему выделили всего лишь клетушку с массивными каменными стенами. Бог весть, для чего использовалось это крыло подвала. Игорь не удивился бы, что и в качестве личной тюрьмы.
        Не важно. Главное, что радиосигнал от самой мощной станции кукловодов сюда не проникал и отсюда наружу не вырывался. Может, все дело в толстых стенах, может, в составе каменных валунов, выступающих в качестве надежного экрана. Не суть.
        Так вот, Толмачев здесь был в полной изоляции, его не могли наблюдать посторонние, а потому он не стеснялся использовать электрическое освещение. Динамо-фонари, аккумуляторные, заряжаемые от солнечных панелей. Диоды достаточно экономичны, чтобы обеспечивать хорошее освещение. Так что сидеть в полутьме газовых и ацетиленовых фонарей им не пришлось.
        Вирус зря времени не терял и уже научился снимать информацию с «жучков» посредством ретрансляторов. Была даже мысль оборудовать камерами периметр усадьбы. Но от этой затеи решили отказаться. Просто не представляли, как можно будет исключить доступ кукловодов к ним. Техника-то их, из одного лабаза, а значит, и проблем для них никаких.
        Но вот сейчас, похоже, этот самый общий источник сработает на руку Шаману и его товарищам. Да, имплантаты более совершенны. Но они просто обязаны быть совместимыми. Ну не может же быть две независимых системы снятия информации! К чему громоздить сущности? Во всяком случае, до настоящего момента потребности в этом никакой не было. И Игорь очень надеялся, что им удастся сделать так, чтобы подобная необходимость не появилась и впредь. Очень может быть, что им в руки попал серьезный козырь.
        — Вы пока располагайтесь где придется, а я займусь кодами,  — предложил Толмачев, кивком указывая на лавку у стены.
        — Объяснишь?  — поинтересовался Бородин.
        — Помнишь, я тебе говорил, что пишу программу, чтобы взломать закодированные файлы, которые держатся особняком от файлов с видеоизображением?
        — Ну, помню.
        — Программу-то я написал, но использовать как-то не довелось. Другие заботы навалились, а срочности не было,  — устроившись за ноутбуком и стуча по клавиатуре, пояснил Вирус.  — Но, думаю, теперь тянуть никак нельзя.
        — Хочешь сказать, эти закодированные файлы — от имплантатов?
        — Другого объяснения у меня нет. А кодировали их скорее всего от непосвященных контролеров. Ну или дополнительная защита на случай захвата ноутбука.
        — Ясно. Это вообще долго?
        — Не знаю. Может, несколько минут, может, пара часов. Но как только взломаю первый, остальные должны будут щелкаться как орешки. Алгоритм-то единый.
        Говоря это, Вирус продолжал выдавать трескотню на ноутбуке. На экране возникали то одни окна, то другие, столбцы цифр, таблицы, запросы и бог весть что еще. Для человека непосвященного — сплошная абракадабра. Игорь был обычным пользователем. Причем вовсе не продвинутым. А потому даже не пытался разобраться, что тут происходит.
        Ожидание продлилось четыре часа. Они успели изрядно заскучать. Появлялся Ворот, с недовольным бурчанием вручивший им по котелку с разогретой консервированной кашей. Ни на что другое их с Волком не хватило, а Насте связываться с готовкой сегодня было некогда.
        — Есть!  — Вирус удовлетворенно откинулся на спинку стула грубой выделки.
        — Пока только картинка, дающая больше вопросов, чем ответов,  — вглядевшись в экран, с сомнением произнес Бородин.
        Действительно, на мониторе появилось изображение в режиме реального времени, на котором был виден Вирус, сидящий за столом. То есть ровно то, что все присутствующие видели и так.
        — И что это значит?  — спросил Игорь.
        — По очереди отворачивайтесь в сторону. Руль. Так. Док. Ага. Шаман. Есть. Значит, этот адрес твой.
        Пальцы Вируса забегали по клавиатуре, лихо отбивая чечетку, открывая и закрывая какие-то окна. Если бы это происходило чуть медленнее, то Бородин, возможно, еще что-то там и уловил бы. Но Саня что-то уж больно разошелся, увлеченный новой задачей.
        Через пару минут он определил адрес Дока, а чуть позже — и остальных, включая себя. Пошутив, что теперь они у него в кулаке и он будет все про всех знать.
        — Хм. Ладно. Мы определили, что тут какие-то нанотехнологии и информация поступает прямиком от наших глаз. Но тогда это, получается, линзы. Я, признаться, уже попытался их снять. Только глаз раздраконил, теперь слезится зар-раза,  — произнес Руль.
        — Боюсь, дело тут не в линзах,  — покачал головой Док.  — Симптомы, наблюдавшиеся у нас, очень похожи на те, что возникают при замене хрусталика. Операция давно уже стала рутинной и не требует специальной госпитализации. Несколько часов в покое, и вперед. Только не тереть глазки. Если предположить, что в хрусталик смогли-таки воткнуть электронику, то это объясняет происходящее. Точно так же посредством шприца могли вести под кожу и имплантат. А вот все остальное уже не ко мне.
        Игорь перевел взгляд на Димитрия, к которому только что доверия стало на порядок больше. Будь он агентом кукловодов, то и не подумал бы раскрывать карты. Уж скорее запустил бы в ноутбук какой-нибудь вирус, чтобы лишить их столь важного девайса.
        — Если Док прав, а он может быть прав,  — заговорил Черный,  — то получается, что наши глаза снимают видео — и аудиоинформацию, но по определению не могут передавать ее на большое расстояние. Поэтому нужен ретранслятор, который и вживили нам под кожу. Этот уже способен подать более мощный сигнал. Питание? Или какие-то новые аккумуляторы, или некая разработка на биотоках. Что бы там ни было, оно работает. Как видите, я понимаю не намного больше.
        — А я могу добавить, что этот ретранслятор работает в двух режимах,  — решил вновь отметиться Вирус.  — Первый — «онлайн». Второй — «архивирование». Оно происходит каждый час. И судя по количеству папок, память этого имплантата рассчитана на двенадцать часов. Архивация каждого нового часа влечет за собой безвозвратное удаление последнего в ряду.
        — Как снимают информацию в режиме «онлайн», понятно. Но как это происходит с архивированными файлами?  — спросил Игорь.
        — По запросу,  — вместо Вируса ответил Черный.  — Ретранслятор подает запрос типа «свой — чужой» и получает пакет данных. И тогда ничего удивительного в том, что мы не обнаружили ни одной закладки кукловодов. На обмен данными нужно совсем немного времени. Саня, их можно запрограммировать подобным образом?
        — Мне теперь придется дополнительно разбираться с имеющимся у нас оборудованием.
        — Так. А ты сможешь удалить данные, связанные с вот этим происшествием?
        — Да легко. Только это может показаться подозрительным и наведет на мысль о том, что мы все знаем.
        — И какой выход?
        — Ждать двенадцать часов, пока информация сама не удалится.
        — И все это время сидеть в этом подземелье?
        — Зачем в подземелье?  — вновь заговорил Дмитрий.  — Я включу глушилку, и вся недолга.
        — А если здесь есть другие «жучки»? Пассивные, рассчитанные только на запись, архивирование и сброс информации по запросу? Обнаружить их можно только в момент передачи, а значит, ты мог их не обнаружить, и они попадут под накрытие.
        — Ну, о глушилке они и так знают. Уже использовал. А вот таких «жучков» лучше бы не было,  — нахмурился Черный.  — Потому что тогда им станут известны все наши манипуляции во дворе, а также то, что мы обнаружили имплантаты.
        — Вот где ты прав, там прав. Ладно, тащи свою глушилку. Нужно заканчивать с разгрузкой. А потом на пару с Вирусом начинайте колдовать со всей этой хренью.
        После разгрузки тут же разделились по задачам. Руль отправился обслуживать машины, что-то недовольно бурча себе под нос. Да оно и понятно. Мало приятного ковыряться с железом, даже на небольшом морозе. А места под технику в зале попросту нет. Во всяком случае, пока не отремонтируют жилое крыло. А там можно будет обустроить местечко хотя бы под одну «Ниву». Все же они в этом кровно заинтересованы. Что ни говори, но запуск заиндевелого агрегата — не такое простое дело.
        Игорь с Волком принялись за ремонт печи. Не сказать, что они уж больно в этом разбираются, но хотя бы представляют, с какой стороны браться за мастерок и кирпич. А там — используя остатки прежней кладки, по образцу и подобию целой печи. В общем, у них должно получиться нечто удобоваримое.
        Дока отправили в караул на башню. Ну кто лучше Насти смог бы распланировать будущие помещения? Вот она и принялась руководить Воротом и Черным. Ну и помогать. А то как же, рук-то не хватает.
        Через двое суток большой зал было уже не узнать. В том смысле, что рассмотреть этот самый зал было попросту невозможно. Все пространство сплошь завешено серой парусиной, образовавшей коридор и комнаты. При желании и должном освещении здесь можно устраивать театр теней.
        Настя сразу заявила, чтобы господин начальник поторопился с ремонтом будущего жилого крыла. Ибо она нормальный человек с естественными интимными потребностями, но устраивать эротическое представление для окружающих в ее планы не входит. Вообще-то Игорю это тоже не нравилось. И таки да, с ремонтом нужно будет поторапливаться…
        — Что говорится, бог в помощь,  — окинув внимательным взглядом двор усадьбы и само здание, поприветствовал Бородина Ерохин.
        — Ты не бог, взял бы да помог,  — в тон ему, продолжая присказку, отозвался Игорь.
        — А что, очень даже можем помочь. Ведь если в последний наш разговор ты не лукавил, то нам тут всегда будут рады предоставить и кров, и стол.
        — Не вопрос. Но насчет помощи — это шутка.
        — А я вполне серьезно,  — простодушно заявил лейтенант безопасности и обернулся к сопровождавшим его егерям: — Ну что, парни, подсобим?
        — Не проблема,  — откликнулся уже знакомый Игорю сержант с позывным Бурый, командир боевой группы егерей.
        Вся шестерка в полном составе стояла возле «Нивы», на которой они и добрались сюда. Даже Бивень и Дятел успели оправиться после ранений. А вон и молодой Змей, улыбается Игорю во все тридцать два зуба. Парень раньше занимался у Бородина рукапашкой. Но теперь занятия прекратились. Да и сам егерь все больше в боевых выходах, по горам и долам. Ну или по степи.
        Сомнительно, конечно. Это же как два разных мира со своими особенностями и спецификой. Но, может, у них имеет место ротация, чтобы нарабатывали всесторонний опыт. А то мало ли, как оно все обернется. Нужно быть готовым к разным раскладам.
        — Да нет, братцы. Уж лучше пусть каждый занимается своим делом,  — возразил Игорь.
        — Долго же придется вам провозиться,  — покачал головой Ерохин.
        — Ничего подобного. Уже послезавтра переберемся сюда. Периметр, кроме подъездной дороги, перекрыт наглухо. И лучше бы это дело не проверять.
        — Думаешь, так сложно разобраться с растяжками?  — ухмыльнулся Бурый.
        — А с нажимными как? Тоже разберешься по-быстренькому?
        — Откуда взрывчатка?  — тут же сделал стойку лейтенант.
        — Да какая взрывчатка. Две трубки, вставленные друг в друга, внутри бердановский патрон, с торцов небольшие плахи. Повезет — просто прострелит ступню. Нет — оторвет достоинство. Если судьба сжалится, свинец прилетит в брюхо и отправит на тот свет.
        — Знакомо. Коварная штука,  — крякнул сержант.
        — Ну так гостей-то мы с парадного встречаем,  — развел руками Шаман.
        — Убедил, речистый,  — хохотнул Бурый.  — Так ты уверен, что помощь не нужна? А то у нас дурной энергии хоть отбавляй.
        — Не. Все нормально. Настя, мы еще семерых потянем на обед?
        — Не рассчитывала.
        — Ясно. Тогда давай по пограничной традиции.
        — Это как?
        — Сначала кормим гостей, а сами уж как-нибудь обождем второго захода.
        — Хорошо, Игорь Юрьевич,  — пожала плечами девушка, словно речь шла о чем-то, само собой разумеющемся.
        Но Бородин понимал, что разговор по этому поводу еще состоится. Она ведь в команде не повариха, а равноправный боец. Но это их тараканы и дрязги, посторонние к ним касательства не имеют. Хотя Бурый и сделал удивленные глаза.
        — Андрей, нам бы пошептаться, пока ребята обедают,  — предложил Игорь.
        — Ну, знаешь! Не каждый день выпадает удача отведать харчей из рук самой Анастасии Поповой, девушки весьма решительного нрава. Так что ты уж извини, но я за стол. И — я тебя понял. Не переживай, ребята дальше столовой и двора не сунутся. А там и поговорим.
        — Добро. Тогда приятного аппетита.
        Проводив гостей в столовую, Бородин подхватил стопу штакетника и направился к подвалу, у входа в который как бы между прочим уже нарисовался Волк. Именно на такой случай они оборудовали здесь навес и верстак, где делали немудреную столярку. Вроде и при деле, и в то же время вход в святая святых под присмотром. А то, что, помимо инструмента, рядом со столяром карабин, на поясе кобура с револьвером и подсумки с гранатами, так это ведь в порядке вещей. Дикие земли как-никак.
        — Вирус!  — позвал Игорь, оказавшись у двери в каморку программиста.
        Полутемный коридор с каменными стенами. Только и того, что горит пара газовых фонарей. Света от них совсем мало, однако вполне достаточно, чтобы не расшибиться. Бородин сбросил у стены ненужные доски и отряхнул руки.
        — Да, Шаман,  — открыв дверь, выглянул из своего убежища Толмачев.
        — К нам гости припожаловали. Делай как условились. Да смотри не запались.
        — Все будет в лучшем виде,  — возбужденно ответил парень.  — У нас же все продумано и готово.
        — Добро.
        Теперь лучше не мешаться под ногами. Сейчас Вирус выставит в подготовленное вентиляционное отверстие ретранслятор и получит временную связь с улицей. И если кто-то из безопасников заряжен «жучками», то тут же окажется под колпаком у Сани. Ясное дело, если егеря не используют глушилку. Ну мало ли какие тут дела творятся. Вопросов с каждым днем только прибавляется, а вот с ответами пока куда как скудно.
        Игорь предполагал, что Ерохин непременно пожелает навестить усадьбу. Ну и не один, ясное дело, а в сопровождении егерей. Нужно же им знать, что за новые хозяева тут обретаются. Так сказать, наладить контакт. И прибытие группы на машине однозначно указывало на то, что безопасник здесь целенаправленно по их души. Но оно даже к лучшему. На этот визит у Бородина были особые надежды.
        Ну не получится в одиночку бороться с системой. Это же не в гостях у сказки: убил Кощея, и вот он, славный миг победы. Шиш с маслом на всю морду. Здесь именно что система. Ладно Игорь, Док и Вирус попали сюда уже с симптомами установки имплантатов. Но Руль-то этой радостью обзавелся здесь. Да еще и говорил о том, что подобные «недомогания» наблюдаются у многих. А значит, дело уже поставлено на поток. Пока не поголовный, а избирательный. Но тем не менее. И направил туда Руля не кто иной, как Котов. Еще один кирпичик, так сказать.
        Если Ерохин заодно с кукловодами, Игорь по большому счету ничем не рискует. Они и без того знают практически все. А значит, и их агенты тоже информированы в немалой степени. Но даже при условии, что это не так, захваченная ими база не могла возникнуть на пустом месте, без поддержки службы безопасности. Следовательно, им известно о гибели контролеров. И это еще одна причина, почему Игорь ожидал здесь увидеть кого-нибудь из безопасников.
        Вообще-то, главное — выяснить, имеются ли у них имплантаты, зафиксировать их маркировку и взять под контроль. Далее через общение с другими носителями идентифицировать и их. И так взять под наблюдение всю сеть службы безопасности, а также круг общения. Хотя сомнительно, чтобы заряженных было много, но если еще и получится обзавестись союзником, это будет просто замечательно.
        Ерохин совсем не обязательно должен быть агентом кукловодов. В конце концов, его могли использовать и втемную. И если это действительно так, то у Бородина появится шанс заполучить союзника в стане противника. А такой приз стоил риска. Впрочем, положа руку на сердце, не столь уж и значительного.
        — Никогда бы не подумал, что Анастасия Андреевна так хорошо готовит,  — удовлетворенно поглаживая живот, подошел к Игорю Ерохин.
        Бородин как раз сменил у верстака Волкова и в настоящий момент мастерил очередную лавку. Они, конечно, вывезут из домов Алины и Артема всю мебель, и вопрос с ее нынешним дефицитом разрешится сам собой. Но вот такие неприхотливые лавки, которые не жаль изгваздать или сломать, в хозяйстве всегда сгодятся. И уж тем более сейчас, когда недостаток ощущается пока во всем.
        — И что в этом удивительного? Настя вроде как девушка, а у них эта опция заложена чуть ли не на генетическом уровне.
        — Да насмотрелся я на ее художества. Гром-баба,  — хмыкнул Ерохин.
        — Кстати, Андрей, а как так получилось, что служба безопасности не в курсе, что Настя серьезно занималась практической стрельбой?
        — Мы в курсе. Но, признаться, тут сработал стереотип по гендерному признаку. Никто попросту не поверил, что она реально может оказаться мастерским стрелком. А потом уж было поздно что-либо менять. Если только силком. Но не мне тебе объяснять разницу между доброй волей и обязаловкой.
        — Это точно.
        — Так о чем ты хотел со мной поговорить, Игорек?  — указывая кивком в сторону егерей, поинтересовался Андрей.
        Те с осоловевшим видом расположились на лавке у стены дома, подальше от начальства, чтобы не слышать разговора. Все шестеро держатся на виду, мирно покуривают папироски. Во время выхода не больно подымишь. Потому как вредно для здоровья, и Минздрав тут вовсе ни при чем. А так, когда в тихой гавани, почему бы и нет.
        — Для начала позволь задать тебе вопрос. Как считаешь, кукловоды имеют влияние на власти Невьянска?
        — Не удивлюсь, если они курируют даже князя,  — пожал плечами лейтенант.
        — А как насчет Котова?
        — Я с ним съел не один пуд соли. Очень едреной соли, с горьким привкусом. И лучше бы тебе не бросаться такими обвинениями.
        — А я его не обвиняю. Просто хочу поведать тебе о странных обстоятельствах и фактах из своей недолгой биографии в этом благословенном мире. А там уж ты сам делай выводы, прав я или где.
        — Ну что же, излагай.
        Ну а что делать? Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. Игорь рассказал обо всем. О нестыковках с бандой, обретавшейся на острове. Потом бригада Руслана, с которой им попросту не дали разобраться до конца. Свои умозаключения относительно борделя Болотина, который существует именно в такой извращенной форме, а не в нормальной. Далее — случай с освобождением пленников из форта. Ну кто в здравом уме доверит такое важное задание каким-то там солдатам удачи? Мало того, маршрут известен только службе безопасности, а на тропе вдруг обнаруживается пакет с тактическими очками.
        Под занавес Игорь поведал возбудившемуся Ерохину, что они сейчас находятся на территории базы кукловодов. И о том, насколько странным выглядит тот факт, что те так быстро обосновались, да еще и имеют два автомобиля казенных заводов. Ведь такое без поддержки властей невозможно в принципе.
        — Ну, насчет поддержки властей я тебе уже сказал,  — пожал плечами Ерохин.  — В том, что это имеет место, никто не сомневается. Иное дело, что за руку никого не поймали. По автомобилям тоже пояснил. Мы планировали их использовать в направлении степей. А вот то, что вы захватили базу… Давай-ка в этом месте поподробней.
        — Я ему про Ивана, а он про болвана.
        — Вам компьютер захватить удалось?
        — Нет. Пока мы разбирались с боевиками в паре километров отсюда, двое сбежали. Я попытался перехватить их у каменного моста. Но они просекли это и не пошли в засаду. Бросили машину и ушли пешком. Все, что нам удалось спасти из пожара,  — это немного боеприпасов и кое-какое знакомое тебе оборудование. Радиостанции с оружием, что были на бойцах, и вот эти автомобили. Все.
        — Почему не сдал все, как это и положено?
        — Андрюха, ты издеваешься?
        — Нет.
        — А по-моему, так очень даже. Меня играют какие-то жирные шоумены. Контора вся из себя крутая. Да, не КГБ или ФСБ, но у вас все же имеются люди с опытом оперативной работы. При этом службу безопасности обставляет какая-то кучка дилетантов. Двадцатилетний парнишка, владеющий не столь уж обширными знаниями в радиоделе, умудряется в кратчайшие сроки обнаружить хренову кучу «жучков», и даже те, мимо которых вы ходите, словно и нет ничего. Он утверждает, что можно лишить кукловодов всей их системы слежения. Однако вы чего-то выжидаете. У вас под носом развернуто целое производство «жучков», вмонтированных в репродукторы. Ты говоришь, что кто-то из властей скорее всего в сговоре с кукловодами, но в то же время служба ничего не предпринимает. Понимаю, цифровые технологии без компьютера вам недоступны. Но, черт возьми, можно же сладить радио-«жучки» для сбора информации, организовать прослушку, выявить агентов и взять их в разработку! Да кукловодам давно уже ничего не светило бы, если бы только контора реально этого захотела. Я знаю, ты найдешь логическое объяснение любому из изложенных мною фактов. Более
того, это будет звучать убедительно. Но посмотри не на отдельные детали, а на всю картину в целом. И если ты снова ничего не увидишь… Ну, тогда я не знаю,  — разведя руками, закончил Игорь.
        — Хочешь сказать, что и я в сговоре с кукловодами?
        — Лично я этого не исключаю.
        — И к чему тогда говоришь со мной?
        — А к тому, Андрюха, что если ты в сговоре с этими, то и без того все знаешь. Если нет, то у меня есть шанс получить союзника.
        — Союзника для чего?
        — Для того, чтобы иметь возможность вернуться домой.
        — Мне казалось, тебе здесь нравится.
        — Нравится,  — легко согласился Игорь.  — Мне не по нутру другое. То, что какой-то козел решил за меня, где мне жить, и, не спрашивая моего мнения, попросту запихнул сюда.
        — Значит, трофеи ты не сдашь?
        — Это ваши законы, нам они не нравятся, поэтому и устраиваемся на особицу. Я ничего не должен Невьянску. Княжество с меня больше поимело, чем дало взамен,  — отрицательно покачал головой Игорь.
        — Ладно. Пусть пока будет так.
        — Не пока, а так оно и будет, Андрей.
        — Поживем — увидим,  — усмехнулся Ерохин.
        — Намекаешь на неприятности?
        — И тебе отлично известно, что мы их вполне можем вам устроить. Но я сейчас не об этом. Игорь, я действительно подумаю над твоими словами и попытаюсь посмотреть на картину в целом. А потому и торопиться с выводами не буду.
        — Ну что ж, не скажу, что меня не радует твое решение.
        — Осталось понять, стоит ли самому радоваться,  — и вновь усмешка, только на этот раз задумчивая.
        Егеря пробыли в усадьбе недолго. Как раз до окончания разговора начальства. После чего погрузились в свою «Ниву» и отбыли в направлении Невьянска. Ну а что, все верно. Здесь им делать нечего. Во всяком случае, пока.
        Ерохину же нужно обдумать все то, что вывалил на него Бородин. Причем даже если он работает на кукловодов. Надо же прикинуть, чего теперь ожидать от их команды, чтобы противодействовать. А то мало ли что им в голову взбредет.
        — Ну что у тебя, Вирус?  — спросил Игорь, едва выпроводив гостей.
        — Заряжены все семеро. Только я всех по позывным не знаю, а они друг друга не всегда называли.
        — Значит, все семеро. Ничего удивительного. Егеря — это боевка. Лейтенант службы безопасности по определению не может быть неинтересен. С маркировкой каждого из них еще разберемся. Что со старыми файлами?
        — Все скопировал. Но ты представляешь, сколько я буду прослушивать восемьдесят четыре часа?
        — С трудом.
        — Вот и я о том же.
        — Да здравствует перемотка. А вообще, давай собирайся. Мы выдвигаемся.
        — Куда?
        — В Невьянск, дружище. В Невьянск. Подтягивай Черного. Делайте что хотите, но обеспечьте безопасность ноуту.
        — Ты же говорил, что ему из этого подвала ходу нет.
        — Говорил. Однако вариантов у нас немного. Мало того, нам еще нужно успеть застать разговор Ерохина с Котовым. И если тот так же заряжен, то идентифицировать и его марку.
        — Но…
        — Шевелись, Саня. Времени у нас чуть да маленько. Мы, конечно, рванем напрямки, но это все же не гарантирует, что нам удастся их обогнать.
        — Понял.
        Вроде и предусматривал подобный вариант. И готовился. А оно вон как выходит. Все одно приходится бегать как ужаленному. И не факт, что успеют. Ведь нужно еще и подходящую позицию подыскать.
        Черный собрался довольно быстро. Правда, преподнес сюрприз. Оказывается, он умудрился смастерить мини-глушилку. Она крепилась с внутренней стороны головного убора, ничуть не мешала и блокировала имплантат. При этом радиус действия не превышал полуметра. Если не соприкасаться лбами, то не сможешь блокировать другого заряженного или установленный в помещении «жучок». А значит, и работе аппаратуры никаких помех, и вместе с тем сам ты для кукловодов — практически невидимка.
        Проблема лишь в том, что таких глушилок Дмитрий изготовил всего две штуки. А впрочем, не «всего», а скорее уж «целых». Не стоит забывать, что работать этому мастеру импровизации приходилось паяльником, разогреваемым на газовой горелке. Эдакая медная болванка с торчащим из нее тоненьким прутком. У него таких было три, и пока он работал одним, два других разогревались. Бесило Чернова это жутко. Но он все же справлялся.
        В свете открывшихся обстоятельств ехать собрались вчетвером. Шаман, Вирус, Черный и Волк. Как ни крути, эти двое — не бойцы, а места здесь веселые. Но вскоре боевой кулак усилился Настей. Девушка заявила, что желает развеяться. А чтобы присмотреть за усадьбой, достаточно и трех обормотов. Руль, Ворот и Док предпочли пропустить этот выпад мимо ушей. Впрочем, Григорий ничего не слышал, так как в этот момент находился на дежурстве в башенке. Но кто бы сомневался, что он подпишется под каждым ее словом. Девушка из Ворота буквально веревки вила.
        Все бы ничего, но Шамана напрягал тот факт, что придется самолично разбираться с «Нивой». По местным меркам, машина просто на высоте: котел замкнутого цикла, газогенератор повышенного объема, а как следствие, КПД машины и дистанция пробега куда выше. Но по сути своей это все тот же старый добрый паровик со всеми вытекающими недостатками. И возня с этим агрегатом радости Игорю не доставляла.
        Уже знакомым маршрутом по бездорожью добежали до границы княжества. Вообще-то вот такое брожение в обход застав не приветствовалось. Но не кататься же жителям хуторов на Диких землях все время в объезд? Тут и пяток километров играет роль, потому как в качестве основного транспорта все еще выступает лошадь. А скорость повозки, без преувеличения, равна пешеходной. Так что казаки и пограничники относились к таким нарушениям с пониманием. Главное, чтобы личности были знакомыми.
        Казаки. Громко сказано, конечно. Но ведь действительно на жителей станиц Предгорная и Радужная ложится охрана обширных участков границы. А кем были казаки на протяжении нескольких веков, как не стражами границ России? Так что по праву. Да и, по правде сказать, в отличие от тех ряженых, в число коих входил когда-то и Игорь, местные имели все основания носить это гордое звание.
        На границе им в самом деле повстречался казачий разъезд. Но обошлось без эксцессов. Уже знали о новичках, обосновавшихся в ближайшей пустоши. Те честь по чести приехали в станицу, обозначились и поставили выпивку. Не всем, ясное дело, а только тем, кому повезло оказаться рядом. Не то что прошлые обитатели усадьбы.
        Хотя и непонятно, отчего они выбрали именно этот путь. По дороге куда удобнее. Да, по степи и короче, и быстрее. Но больно уж тряско и муторно. Снег покрывает землю тонким слоем, а потому не очень-то сглаживает неровности. Занесет в какую серьезную промоину — и оторвет колесо к нехорошей маме. Случалось уж не раз.
        Несмотря на такую опасность, до большака добрались без потерь и быстро. Само собой, подрастрясли ливер, но в целом терпимо. А уж как только выползли на дорогу, то понеслись словно на крыльях. Километров шестьдесят, а то и все семьдесят! Очень даже возможно. Налегке и без прицепа. Выше планку лучше не задирать. Да и ограничитель на дросселе имеется. Паровик-то потянет, а вот выдержит ли подвеска, неизвестно.
        Едва миновали Дворцовую заставу, как Настя помахала им ручкой и отправилась на пятачок у военного городка. Там была одна из точек невьянских извозчиков. А что, военные — люди обеспеченные, могут себе позволить поездки в наемных экипажах. А то и бери выше — в такси. Катались по городу три пассажирских ТАЗика Тульского завода. Комплектация самая минимальная. Кабины как таковой нет, только парусиновый тент, холодно и сыро. Но зато при минимуме различий с коляской куда большая скорость. Ну и престиж. Так что с заработками у местных бомбил все в порядке.
        Игорь остановился у парка отдыха. Благо рабочий день в разгаре, и там практически пусто. Отсюда до управления службы безопасности напрямую через дворы порядка двухсот пятидесяти метров. Передатчик работает на расстоянии трех сотен. Да, зазор небольшой, но все должно сработать как надо.
        — Шаман, если подключиться к уже установленному ретранслятору, то результат будет гарантирован,  — предложил Вирус.
        — Вопрос к обоим. При этом нас могут вычислить?  — Игорь посмотрел на радиолюбителя и программиста.
        — И вычислить, и заслать на комп какую бяку. Но только если будут держать ретранслятор на постоянном контроле,  — высказался Дмитрий.
        — А держать контроль сложно?
        — Ну, это как посмотреть…  — пожал плечами Саня.  — Видишь ли, Игорь Юрьевич, можно расставить сторожки на постороннее подключение.
        — А они не могли озаботиться этим заранее?
        — На изъятых нами образцах ничего такого не было. Это дополнительная опция. Операция несложная, но нужно перелопатить всю задействованную аппаратуру. А ее тут до черта. Уйма времени.
        — Понятно. Но давайте-ка будем исходить из того, что им не жаль ни времени, ни сил. Вирус, если вдруг нам захотят подсунуть какую-нибудь дрянь, ты это засечешь?
        — Не знаю, насколько смогу этому противостоять, но засеку сразу.
        — Ясно. А если связь прервется?
        — Если оборвать резко, то есть грубо вырубить, рискуя сбить системное обеспечение, есть шансы сбросить атаку.
        — Значит, поступим так. Следишь за возможной атакой и при первом же признаке опасности врубаешь глушилку. Будем надеяться, что это поможет.  — Вот не хотелось рисковать системным обеспечением, потому как переустановить его уже не получится.
        — Может сработать,  — согласно кивнул Саня.
        — Не вижу смысла испытывать судьбу,  — подал голос Дмитрий.  — Давайте немного усложним схему и упростим себе жизнь.
        — Поясни,  — обернулся к нему Игорь.
        — Да просто все. Сделаем закладку в какой-нибудь поленнице метрах в ста от управы. Ретранслятор будет принимать сигнал на общеизвестной частоте, а передавать — уже на другой к следующему. Тот, так же сменив частоту, передает нам на радиостанцию, совмещенную с ноутом. Да даже с одной сменой частоты уже куда безопаснее. А так мы и сами торчим как три тополя на Плющихе, и ноут может случайный свидетель заметить.
        — А как же сканер?
        — А что сканер? Сомнительно, чтобы они постоянно прощупывали эфир. Но даже если и так, мы же собирались рисковать напрямую, а так хоть какая-то безопасность.
        — По-моему, лишние сущности. Мы просто вплетем в общую сеть дополнительный ретранслятор и снимаем информацию,  — пожал плечами Игорь.
        — Это если у них не стоят сторожки на такой случай,  — не согласился Дмитрий.  — Очень может быть, что в Невьянске съём информации идет в режиме «онлайн». И тогда лишний передатчик тут же засекут. А так, сработал в пассивном режиме на прием и выдал уже на другой частоте. Если не искать целенаправленно, то шансов никаких.
        — Не хотелось бы рисковать. Все это потребует времени. Вдруг прозеваем приезд Ерохина.
        — Ну и что?  — отозвался Саня.  — Я вообще не понимаю, чего мы так сорвались. Имплантат архивирует файлы за последние двенадцать часов. Никаких проблем не будет, даже если мы опоздаем на несколько часов.
        — Согласен. Но только в том случае, если безопасники не примут решение разобраться с нами быстро и без затей. Это раз. Второе — ты сможешь при копировании идентифицировать марки собеседников объекта?
        — Только видео — и аудиоинформацию. Не сумею установить даже наличие имплантата у собеседника объекта, как и наличие поблизости других «жучков»,  — покачал головой Вирус.
        — Вот именно. Я понимаю, что, находясь здесь, мы сильно рискуем и есть опасность засветить ноутбук. Но вот выхода иного не вижу. Сначала встречаем Ерохина, потом думаем, как там и что устроить более умно. Нам нужно пасти контору хотя бы несколько дней.
        — Тогда давайте законтачим два передатчика прямо в машине. Разницы-то никакой, что за километр, что в нескольких сантиметрах,  — озвучил новую идею Дмитрий.
        — А вот это уже совсем другое дело. Работаем, ребятки.

        Глава 6
        Большие планы псу под хвост

        Дверь поддалась легко и без единого скрипа. Вот уж не ожидал, что Ерохин окажется настолько хозяйственным и домовитым. Правда, настораживало отсутствие в доме у безопасника каких-либо сторожков. Даже самых простых. Ну, там, бутылка над дверной ручкой или с ведерком чего удумать. Видать, без опаски живет лейтенант.
        С другой стороны, авторитет службы безопасности здесь на столь высоком уровне, что даже самый тупой предпочтет обойти ее сотрудников стороной. И будет прав. Тут ведь долгие разбирательства и заморочки с доказательствами для суда не в чести. С адвокатами так и вовсе беда. А на след встанут все силовики. Та же песня, если задеть любого представителя власти. Оттого это и невидаль несусветная.
        За дверью прихожая. Дальше — дверь в гостиную. В черно-зеленой картинке прибора ночного видения вся обстановка видна отчетливо. Поэтому Игорь без труда обошел возможные препятствия и заглянул через открытую дверь в спальню. А вот и хозяин. Изволит почивать.
        Женой так и не обзавелся. Был у Бородина с ним как-то разговор на эту тему. Лейтенант только отмахнулся. Мол, о старости думать пока еще рано, четвертак только стукнул. А жениться только ради того, чтобы можно было удовлетворить естественную потребность,  — ну его к ляду. Пару раз в неделю вызывал к себе на дом жрицу любви из борделя Болотина. Правда, из тех, что сами предпочитали обретаться под рукой сутенера. Оно так проще. А вот через пяток лет уже можно будет подумать и о семье. Если раньше не встретит ту, от которой башню сорвет.
        Ну вот он, красавец. Сопит себе в две дырочки. Домик типовой, двухкомнатный, а потому проверить на наличие посторонних проще простого. Хм. Да чего там. Проверили уж. На окнах ставни. Рассмотреть горящий в доме свет не так просто. А и горит, так что с того? Подумаешь, не спится хозяину. Его личное дело.
        Игорь опустился на кровать и тут же схватил Ерохина, обездвижив, используя для этого одеяло. Одновременно в ногах пристроился Волк. Секунда, и все еще не проснувшийся лейтенант оказался спеленатым и обездвиженным. Он, конечно, все еще мог бы поднять шум, благо рот не заткнут. Но щелчок взведенного курка и упершийся в лоб холодный раструб глушителя «Гюрзы» послужили достаточным аргументом для сохранения молчания.
        — Андрюшенька, ты очень симпатичный малый. Не хотелось бы выносить тебе мозги. После такой пули от твоей красоты мало что останется,  — с милой улыбкой произнесла Попова.
        Впрочем, пленник не мог этого рассмотреть. Уж больно темно. Но даже если бы и умудрился, то девушку сейчас трудно было бы назвать привлекательной из-за пристроившегося на половину лица ПНВ. Сомнительно, чтобы красивая улыбка смогла украсить эту картину. Но Ерохин ничего рассмотреть не мог.
        — Анастасия Андреевна? И что это значит?  — быстро совладав с собой, тихо спросил безопасник.
        — Только то, что нам нужно поговорить,  — подал голос Бородин.  — Сейчас мы тебя отпустим. Не делай глупостей, Андрей. Мы схватили тебя, только чтобы избежать недопонимания.
        — Глупить не буду. Тем более в обществе столь обворожительного и умелого стрелка.
        — Говори, Андрюша, говори. Девушки так любят, когда воздают должное их достоинствам. И особенно когда их преувеличивают.
        — Но не в вашем случае, не так ли, Анастасия Андреевна?
        — Ах, что есть, то есть,  — нарочито томно вздохнула Попова.
        Пока они занимались милой пикировкой, Игорь запалил рожок газового фонаря над кроватью. Потом добрался до остальных. Не сказать, что стало светло как днем. Не электричество. Но вполне достаточно. Да и привыкли они уже к газовому освещению.
        — Анастасия Андреевна, не могли бы вы отвернуться? Как-то неудобно разговаривать в исподнем,  — садясь на кровати без резких движений и все время держа руки на виду, попросил лейтенант.
        Ничего так. Молоток. Ведет себя уверенно. Впрочем, здесь не Россия, чтобы на столь ответственной должности держать не соответствующего ей индивида. Ни родственные связи, ни знакомства в Невьянском княжестве не работают. Ну, хотя бы потому, что тут таковых пока еще нет. Дети молоды. Чтобы в этот мир попала родня, об этом пока никто не слышал. А знакомства практически ничего не значат.
        — Андрюша, можешь обращаться ко мне на «вы», но по имени,  — отворачиваясь, все с той же нарочитостью разрешила она.
        — Я учту, Настя,  — ухмыльнулся лейтенант и потянулся за штанами.
        Проделал он это все так же без резких движений. Так сказать, чтобы не обострять. Неважно, что лучший и быстрый стрелок отвернулась. Волка и Шамана тоже не в дровах нашли. И уж кто-кто, а Ерохин это знал доподлинно.
        — Неплохо прибарахлились,  — указывая на пистолеты с глушителями и ПНВ, заметил безопасник.
        — Ты даже не представляешь, насколько,  — покачал головой Игорь.
        — Только не говори, что соврал и вам таки достался ноутбук,  — едва застегнув брюки, замер Ерохин.
        — И нам даже удалось получить к нему доступ,  — кивая в такт своим словам, произнес Бородин.
        — Твою мать!  — резко опускаясь на кровать, выдохнул лейтенант.
        — Я знал, что тебе понравится.
        — Но-о-о…
        — Спокойно, Андрей. Спокойно. Выдыхай. Сейчас все объясню.
        За прошедшие трое суток Игорь с друзьями успели много. В частности, создать собственную мини-сеть. И пусть в ней было задействовано только четыре ретранслятора, этого оказалось вполне достаточно. Штаб-квартиру устроили в пустующем доме Туманова, бывшего агента кукловодов. И судя по всему, уловка Дмитрия со сменой частоты сработала на «ять». Никаких сложностей или накладок не случилось. А вот информации получилось собрать…
        Много. Очень много. И в кои-то веки, раздобыв дополнительные сведения, отряд Шамана наконец получил больше ответов, чем новых вопросов. Хотя без последних и не обошлось. А то как же. Невозможно иметь все и сразу.
        И первое, о чем им стало известно,  — это о непричастности к кукловодам лейтенанта Ерохина. Это случилось в тот самый день. Им удалось застать прибытие лейтенанта и его доклад Котову, марку которого, к слову сказать, именно тогда и идентифицировали.
        Во время доклада Андрей ни словом не обмолвился о том, что Шаману и его команде удалось разгромить базу кукловодов. Более того, с помощью одного из товарищей он начал оперативную разработку своего начальника. Задействовал и Бурого. Сержанту предписывалось прощупать роту егерей на предмет работы на кукловодов. В его группе Андрей ничуть не сомневался. Уж слишком много им довелось съесть соли, как он выражается, горькой на вкус.
        Именно бурная деятельность Ерохина и побудила Игоря закруглить фазу сбора информации и выйти с ним на контакт. Тому ведь и невдомек, что тут творится на самом деле и какими возможностями обладают кукловоды. А потому своими действиями он скорее подарит им еще одну сюжетную линию со шпионскими страстями и интригами. Вот только без шансов на успех. Потому как в итоге его вместе с единомышленниками попросту сольют. Игорь же лишится потенциального союзника.
        — Итак, для начала мы посмотрим кино. Это позволит избежать ненужных препирательств и сразу расставит кое-какие точки над «ё».
        Бородин подал знак Волку, и тот вышел на улицу. А уже через минуту в доме появился шмыгающий носом Вирус. Н-да. Что ни говори, но боевая единица из него — как из дерьма пуля. Правда, это зависит от того, как его использовать. Этого заставлять бегать в атаку с автоматом — все равно что забивать микроскопом гвозди. И тут никакой фигуры речи.
        Для удобства перебрались в гостиную, она же столовая и кухня. Все же спальня несколько тесновата. Да и из мебели в наличии имелись лишь кровать, стул, армейская тумбочка и платяной шкаф. Вирус молча установил на столе и запустил ноутбук, находившийся в спящем режиме.
        Подборка видеороликов уже была готова и нарезана нужными кусками. Все кино длилось минут сорок. Но этого оказалось вполне достаточно, чтобы показать как связь Котова с кукловодами, так и его совместные интересы с князем. Ни о какой радиоэлектронной борьбе здесь не могло быть и речи. В этом попросту не было необходимости. А потому и сбор сведений даже из дворца не составлял трудностей.
        — Твою мать,  — выдохнул Андрей, когда ролик подошел к концу.
        — Я знал, что тебе понравится,  — самодовольно ухмыльнулся Игорь.
        — Погоди. Но ведь съемки вроде как были от первого лица. И что это значит? Мы что, все…
        — Возьми с полки пирожок. Подойди сюда.  — Игорь приблизился к репродуктору радиоточки.  — Вот сюда смотри. И смотри внимательно. Камеру видишь?
        — И какого вы тогда делаете, идиоты!  — различив камеру, возмутился Ерохин.
        — Тихо, Андрюха. Тихо. У нас все под контролем. Пока все под контролем. Домик находится под колпаком глушилки. Есть у нас один радиолюбитель. Я тебе о нем рассказывал. Вирус сумеет подтасовать файлы так, чтобы кукловоды не узнали о нашем визите. Ночью это сделать проще всего, потому что кино о том, как кое-кто дрыхнет, никому не интересно. А вот подчищать твою бурную деятельность стало уже весьма проблематично. Тем более что проблемы нарастают, как снежный ком. Бурый и Хлебников, выполняя твои задачи, задают вопросы и прощупывают народ. Круг людей, которых необходимо брать под контроль, растет. При таком подходе Вируса надолго не хватит.
        — И ты решил меня слегка притормозить, потому что хочешь сделать на меня ставку.
        — Ну не на Котова же мне ставить,  — поморщился Игорь.  — Опять же, не зная брода, ты можешь попросту сыграть на руку кукловодам, осчастливив их новым сюжетным ходом.
        — Игорь, ты в курсе, на кого вы сейчас похожи?
        — Только не скажи, что на обезьяну с гранатой.
        — Где-то недалеко. Ты хотя бы имеешь представление об оперативной работе?
        — Только по детективам и шпионским романам.
        — Ладно. Проехали. Что вам уже удалось выяснить?
        — Имплантаты, по всей видимости, устанавливаются в глаза вместо хрусталиков. Под кожу на голове в районе темени вводится другой, служащий как накопителем, так и передатчиком. Ты можешь его нащупать, он на ощупь как жировик.
        — У меня их целых четыре. Последний появился сравнительно недавно, но ничего удивительного.
        — На то и расчет. В госпитале лежал?
        — Было дело. Три года назад угодил с воспалением легких. Как раз когда встал на должность в конторе.
        — Там тебя и зарядили. Так вот, источник энергии — скорее всего наши биотоки.
        — Нанотехнологии?
        — В ноутбуке было не так много информации, как нам хотелось бы. Это наши предположения на основе имеющихся данных. Но, по сути, это не имеет значения. Главное лежит в другой плоскости.
        — А вот с этим я совершенно согласен. Как оно работает, конечно, интересно, но это понимание не критично. Куда важнее суметь этим воспользоваться с умом.
        — Вот и мы подумали так же. Дальше. В плотном контакте с Котовым работает его зам, все трое экспертов, начальник радиоузла и двое связистов. Остальных используют втемную. Я не знаю, о чем тут конкретно речь, но в разговоре капитана с князем промелькнула фамилия Родионова. Его вроде как устранили, когда он стал задавать слишком много вопросов.
        — Егор умер от перитонита. Слишком поздно обратился к врачу с аппендицитом.
        — Я говорю только то, что нам удалось узнать. Вирус потом может показать тебе этот диалог. В госпитале как минимум один хирург и кто-то из медперсонала так же связаны с кукловодами. Именно они и заряжают людей имплантатами.
        — Ясно. Что дальше?
        — Дальше, Андрюша, все страньше и страньше. База кукловодов, которую мы накрыли, появилась полгода назад, как и ее персонал. У службы безопасности должны быть сведения о тех, кто проживал, в той усадьбе. Работали они по большей части с моей командой. Поэтому одно из двух. Либо кукловоды легализовали дублирующую группу контролеров, либо этих ребяток заслали специально под мою сюжетную линию. Понимаю, звучит самонадеянно. Но…
        — Нормально звучит,  — перебил Ерохин.  — Ты довольно резво взял со старта. У тебя просто талант в поиске приключений на свою пятую точку. Но хватает и везения, чтобы выпутываться из сложных ситуаций.
        — Слушай, неужели силовики и впрямь придают столь большое значение везению?
        — Скажем так, мы его учитываем. И порой в немалой степени.
        — Не суть. Так вот. По-любому должна быть как минимум еще одна база с контролерами. И работает она куда дольше.
        — Согласен. В последний раз нам удалось накрыть группу наблюдателей только полтора года назад. На базу так и не вышли. И теперь понимаю, почему.
        — Великая сила крыши,  — с сарказмом прокомментировал Игорь.
        — Я вообще удивляюсь, как так могло получиться, что вам удалось их накрыть. Если Котов связан с кукловодами, то вас должны были размазать в тонкий блин.
        — А нас и собирались размазать. Я тебя не обманывал, когда сказал, что они сами на нас напали. Просто слегка не рассчитали силы. Ну и повезло нам. Пожалуй, в этом везении все же что-то есть.
        — Можешь не сомневаться. Но раз уж так, то получается, вас решили продолжать играть.
        — Похоже на то.
        — И как ты видишь наше дальнейшее сотрудничество?  — Ерохин вперил в собеседника внимательный взгляд.
        — Понятия не имею. Но в том, что нужно скоординировать наши действия, сомнений никаких.
        — Игорек, у меня созрело предложение, поражающее своей новизной.
        — Хочешь взять работу с Вирусом под свою руку?
        — Кхм. То, что ты пришел сюда и ведешь со мной этот разговор, означает одно. Ты доверяешь мне настолько, насколько это в принципе возможно в данной ситуации. А главное, пан или пропал. Либо моя ставка сыграет, либо у тебя ничего не получится. Если ты здесь за этим, а ты здесь за этим, то знай — я в деле.
        — Ну, допустим. Что дальше?
        — Ты под колпаком. Под конкретным колпаком. Чтобы расшевелить тебя, даже устроили покушение. Исполнителей подобрали так себе, ни рыба, ни мясо. При определенных условиях они, конечно, могли тебя пришибить. Но шансы вывернуться у тебя все же были. Причем неслабые. И рубь за сто, что спокойной жизни тебе не дадут.
        — И что из этого следует?
        — Извини, но…
        — Говори. Не стесняйся. Тут все взрослые.
        — Тебе придется не просто перевести Вируса под мою руку, но и на какое-то время позабыть о его существовании. Мы разыграем его гибель и уведем в тень. Причем делать это нужно буквально сегодня же.
        — Ну, допустим. Что потом?
        — А потом… Ты оттягиваешь на себя все внимание кукловодов, я играю в тени. И еще. Дмитрия я также забираю. Он сейчас тебе без надобности. Связь у вас имеется. А мне специалист в радиоделе понадобится. Сам говоришь, что наши эксперты замазаны. С глушилками перегибать не следует. Не надо настораживать противника. Пусть они считают, что все идет так, как и задумывалось.
        — Ну а ты-то чем займешься?
        — Сбор информации. Нужно отделить зерна от плевел. В одиночку нам ничего не светит. Только если убраться куда восвояси. Княжество — это уже почти государство, и коль скоро придется смещать Истомина и его окружение, а по-другому никак, нужна альтернатива. Так что мне дело найдется, не сомневайся. Ну а тебя буду иметь в виду как боевую единицу.
        — Значит, пока ты без шума и пыли собираешь информацию, мы шарахаемся под пулями?
        — Ты решил, что я вас подставляю? Игорек, а ничего, что, подбросив мне инфу о накрытии базы кукловодов, ты меня подставил в куда большей мере? Я ведь не доложил Котову об этом. Как следствие, напрашивается лишь один вывод — я начал собственное расследование. И что-то мне подсказывает, что я уже могу быть под колпаком. Или ваши глушилки могут напускать морок на наблюдателей?
        — Кхм. Нет, разумеется. Но в округе чисто. И Котов подобного распоряжения не отдавал.
        — Возможно, его еще не уведомили о том, что мне известно о базе. Хотя бы для того, чтобы заполучить новую сюжетную линию. Если это так, у меня есть шанс все исправить. И я очень надеюсь, что Вирус достаточно хорош, чтобы обмануть этих ребят. Потому что если нет, они начнут играть с нами, как кошка с мышкой.
        — Не драматизируй,  — махнул рукой Игорь.  — Не думаю, что у них трудятся бывшие работники спецслужб. Это же шоу. Поэтому и шансы, что все обойдется, достаточно велики.
        — Твои слова — да богу в уши.
        — В любом случае исправить мы ничего не можем. Как будем «устранять» Вируса?
        — В идеале — вместе с компом.
        — Как ты себе это представляешь? Мы заряжены. Значит, кукловоды должны получить картинку.
        — Ну как-то же ты обманул их там, в ущелье.
        — Получается, что не обманул. Их попросту отправили на убой, «забыв» предупредить о засаде.
        — Хорошо. Но ведь не повсюду же у них глаза.
        — Верно. Карта памяти рассчитана на двенадцать часов. Считывание производится либо в режиме «онлайн», либо автоматически пакетами по запросу ретранслятора.
        — Значит, на Диких землях проводим постановку. Вирус подчищает карты памяти как надо, и порядок. Захваченный ноутбук забросили куда-то в дальний угол хранилища управления и за ненадобностью не вспоминают о нем. Без дисков с соответствующим программным обеспечением его все одно не реанимировать.
        — Предлагаешь расстрелять именно его?
        — По виду они из одного лабаза.
        — Ну что ж, поиграем,  — не стал спорить Игорь, но тут же уточнил: — А что ты думаешь относительно Милиты, Алины и детей?
        — Не дергайтесь пока. Лишнее это. Одной скоро рожать, у другой целый выводок. У вас там ремонт, вот и ремонтируйте. А что до их безопасности, не переживайте. За ними присмотрят. Я все организую.
        — В принципе логично. Но-о… Допустим, мы вертимся, как угорь на сковороде. А кто присмотрит за усадьбой и всем имуществом?
        — Вариант один. Нужно все свозить в Невьянск. Скрытность я обеспечу. А подвал дома Алины Витальевны вы и так уже давно используете как оружейный склад. Да и лучше так-то. Получается, ничем не связаны. Только подвести под это дело основание.
        — А затраченные средства как же? Я не о самих деньгах. Бог с ними, пришли, ушли. Опять же, никто там не шарится, разберемся с этим дерьмом — можно и о переезде подумать, если желание не пропадет. Но если сорвусь вот так, без веской причины… Доверия к Котову у меня нет, а значит, перебираться поближе к его пасти… Как-то выглядит это не очень.
        — Вот я и говорю, нужно подвести под это дело должную мотивацию. Подумаем. После. Сейчас главное — Вирус и ноутбук.
        — Звучит вполне убедительно. Тогда мы пошли, а ты досыпать.  — Игорь бросил вопросительный взгляд на Вируса.
        — Порядок. Все подчистил и выставил. До следующего запроса с ретранслятора еще пятнадцать минут,  — тут же доложил парень.
        — Вот и ладушки. Уходим.
        — Куда это вы собрались?  — остановил их Ерохин.
        — Предлагаешь заночевать у тебя?  — вздернул бровь Игорь.
        — Предлагаю ковать железо, пока горячо. И коль скоро в ночное время обходить всю эту систему кукловодов проще всего, то поступим следующим образом. Двое твоих пусть присмотрят за домом. Я так понимаю, у нас есть час?  — обратился к Вирусу лейтенант.
        — Да.
        — Отлично. Успеем навестить Бурого и Валерку. Нужно дать отбой. Все с ног на голову,  — недовольно пробурчал безопасник, направляясь в спальню, чтобы собраться.
        Часа и впрямь оказалось более чем достаточно, чтобы навестить дом Хлебникова и военное общежитие, где обретался Бурый. Сержант вполне мог позволить себе собственное подворье. Несмотря на рискованную специальность, кредит на получение жилья ему выдали бы без вопросов. Эту недвижимость за пределы княжества не вынести, а значит, она легко отойдет банку. Просто егерь не хотел связываться с домом ввиду отсутствия семьи. Ну и семьей обзаводиться не спешил. Его все устраивало.
        Вирус манипулировал с ретрансляторами и имплантатами, как жонглер мячами. Быстро, виртуозно и без лишней суеты. Успел набить руку. Сказывалось не столько его образование, сколько любовь к компьютерным играм. В них ведь нет ничего сложного, главное — ухватить механику игры. Остальное зависит от тебя. Правда, скорость реакции и моторика пальцев так же немаловажны. Но в данном конкретном случае было достаточно только выработанного алгоритма действий.
        После этой прогулки сопроводили Ерохина домой, условившись встретиться в усадьбе через два дня. Ну и дальше разошлись по домам. Настя и Вирус — в общежитие, а Шаман и Волк — к себе.
        Руль уже грелся под бочком у супруги, у которой вот-вот должен был выйти срок. Оно, конечно, можно обойтись и без водителя, все же в усадьбе осталось только трое. Но… Да понятно, чего уж там. В отсутствие мужа у Милиты ночевала Хана. Мало ли что может случиться. Но присутствие Артема должно сказаться куда более благоприятным образом.
        Игорь подумывал предоставить ему отпуск, но парень не захотел оставить товарищей в трудную минуту. За что ему отдельное спасибо. Что до жены, то Алина с Ханой и Катей будут ей отличным подспорьем. К тому же Бородин подозревал, что Соболев специально избегает дома. Не раз в его речи проскальзывали намеки на то, что характер у Милиты стал несносным. Ну и еще все эти предстоящие пеленки, распашонки, которые ввергают в ступор подавляющее большинство мужчин.
        — Ну наконец-то, явился. Где бродил, гулена?
        — Да я не так чтобы и поздно,  — пристраивая в уголку чемоданчик от патефона, возразил Игорь.
        Чемодан отлично подошел для хранения и транспортировки ноутбука, который ложился в него как влитой. Бородин без раздумий доверял Вирусу работу с электроникой, но поручить хранение столь важного артефакта никак не мог. Слишком молод и расхлябан.
        — Не поздно он. Это еще как посмотреть,  — пробурчала Алина, взбивая свою подушку.  — И чего ты носишься с этим патефоном? Одного мало?
        — Так надо. Не ворчи, как старуха.
        В доме Михайловой только Игорь был заряжен имплантатом. Алину попытались госпитализировать с какой-то болячкой, но она отмахнулась. Не хватало еще из-за ерунды валяться по больничным койкам. Бородин предполагал, что это была попытка ее зарядить. И не сомневался, что она не последняя. Систему же наблюдения они с Дмитрием вскрыли и обезвредили. Радио в доме не работало несколько дней. Совершенно случайно порвали провода, уронив лестницу. Заявку пока не подавали. Как-то все дела, дела…
        А потому он мог чувствовать себя более или менее свободно. Минимум до шести утра в его имплантате был заряжен сон. Кукловоды никак не могли получить информацию о происходящей сейчас сцене.
        — Я не ворчу. Но уже три часа ночи. Тебе уже скоро вставать, а ты еще не ложился. А еще, гад такой, отсутствовал несколько дней.
        — Соскучилась?  — игриво поинтересовался Игорь.
        — Ложись уж, обольститель. Спать пора.
        — Ну-у, я бы не был столь категоричен.
        — Ага. Как же.
        — Кстати, Алина, я тут подумал. Словом, с переездом, наверное, придется повременить.
        — Не сказала бы, что я так уж сильно расстроена, но, может, объяснишь? Сам же говорил, что в Невьянске сложно обеспечить безопасность. Что нас могут использовать как дополнительный рычаг давления.
        — Говорил. И все это так. Но просто… Понимаешь, есть мысль, что нас в покое не оставят и в усадьбе. А у нас слишком мало бойцов. Либо сидеть в осаде, либо действовать.
        — Думаешь увеличить команду?
        — Это первое, что приходит на ум. Сейчас там осталось трое, и, признаться, на душе неспокойно.
        — А как же с ремонтом? Ты ведь уже сделал крупный заказ.
        — Мелочи. На одно крыло всю столярку подгонят, и на этом пока остановимся. Даже вывозить в усадьбу не будем. Траты, само собой, но не критично. Полежит в мастерской на хранении.
        — А если придется все же перебираться?
        — Ну, в этом-то случае там уже вполне можно обустроиться. И так собирались закончить ремонт только к середине или концу января. Так что не страшно. Случись уходить — есть куда.
        — А вы? Вы тоже вернетесь в город?
        — Нет, Алина. Покоя нам уже не дадут. Придется толкаться до победного. Только ты пока не распространяйся насчет отмены переезда. Готовься, сворачивай деятельность, заканчивай сделку с Лапиным. Словно ничего не произошло. Нам нужно вывернуться с отменой переезда, чтобы не вызвать у кукловодов подозрений. В идеале мне вообще не следовало бы тебе ничего говорить. Но…
        — Но?
        — Не хочу тебя обманывать и вселять надежду, будто все держу под контролем. К сожалению, это не так.
        — А что, если у тебя ничего не получится?
        — Такая возможность существует. В крайнем случае уйдем далеко.
        — Насколько далеко?
        — Очень далеко. Через степь. Есть вариант с одной пустошью. Там даже дома выстояли практически без ущерба.
        — А…
        — Док прожил в тех краях почти полгода и все облазил,  — перебил ее Игорь, поняв, что она имеет в виду какую-нибудь заразу.  — Городок чистый, но комплектами химзащиты озаботимся. Зато кукловоды вряд ли дотянутся.
        — Откуда такая уверенность?
        — Слишком большая удаленность. Работать там для них сплошной геморрой. А вот нам защитить себя куда как проще.
        — Хм. Ну, не знаю,  — призадумалась Алина.
        Оно и понятно. Здесь уже все устаканилось. Есть налаженное дело, которое ей нравится. Есть полноценный город и общество. Пусть им далеко даже до двадцатого века, но тем не менее. А этот раскрасавец зовет с собой на Дикие земли, в полную неизвестность. Разумеется, кукловоды могут устроить любую пакость, вплоть до летального исхода. Но чем лучше оказаться в руках тех же кочевников? А шансы достаточно велики.
        — Не думай об этом,  — обнимая Алину и прижимая к себе, выдохнул в ухо Игорь.  — Все будет хорошо. Просто нужно в это верить и не опускать руки.
        — И откуда ты взялся на мою голову? Жила себе и жила.
        — Прости.
        — За что? За то, что ты рядом и мне хорошо?
        Вот поди пойми женскую логику. Впрочем, женскую ли? Разве не бывает у мужчин, когда умом они все понимают, но не могут противиться сердцу? Ведь это про них говорят — седина в бороду, бес в ребро. Так что нужно еще хорошенько подумать насчет логики. Ну и припомнить тот простой факт, что женщины в большинстве случаев куда благоразумнее и практичнее мужчин. Хотя бы потому, что думают не только и не столько о себе, а в первую очередь о детях. Хм. Нередко и о старшеньких. В смысле о своих мужьях, конечно.
        — За то, что вместе с этим «хорошо» пришло и беспокойство.
        — Обними меня.
        Вообще-то он ее и так обнимал. Но… Игорь слегка отстранил девушку, посмотрел в блеснувшие в темноте глаза и жадно впился в губы жарким поцелуем. Завтра. Или сегодня утром. Словом, с шести утра все проблемы с кукловодами опять вернутся. Но сейчас пусть идут они лесом. Потому что рядом с ним та, которую он любит. Не первая его любовь. Но какое это имеет значение? Главное, что он любит Алину, не кривя душой. Остальное — детали…
        Утро выдалось самым обычным. Если только позабыть о том, что в последнее время им с Волком приходилось завтракать в походной обстановке. Даже когда Игорь сидел в засаде в доме беглого Туманова, комфортным их нахождение там назвать было сложно. Выйти на улицу позволялось лишь ночью. Топить печь нельзя. Питались всухомятку, хорошо хоть травяной чай в термосах хранился достаточно долго. В усадьбе они тоже жили фактически в походных условиях, но там было гораздо лучше. Так что завтрак в кругу семьи, да еще и со свежей выпечкой, они с Антоном оценили по достоинству.
        В половине восьмого сорвавшаяся из-за стола детвора побежала в школу. В отличие от младших, Лена вышла на улицу степенно, в сопровождении Артура, несущего ранец с учебниками. Девчушка окончательно взяла его в оборот. Бог весть, будут ли они вместе, когда повзрослеют. В основном такие пары не выдерживают до замужества, а если и доходит до брака, то он оказывается недолговечным. Это всего лишь сухая статистика. Игорь не знал ни одного удачного союза, выросшего из вот таких отношений.
        Едва дети отбыли в школу, подъехал пунктуальный, как всегда, Руль, и Бородин с Волковым поспешили выйти на крыльцо. Привычные рюкзаки на спинах, в руках чехлы с оружием. Ну и у Игоря чемоданчик с патефоном.
        Алина и Хана проводили своих мужчин до «Нивы». И когда та тронулась, каждая осенила отъехавших знамением. Одна перекрестила по православному обычаю. Другая осенила святым кругом. Потом переглянулись и разошлись. Хозяйке нужно было заняться бытовыми заботами, Хане — поспешить к Соболевым. Перебралась бы сюда, и никаких проблем, места более чем достаточно. Но ты поди выковыряй Милиту из собственного дома…
        «Нива» бодро добежала до общежития, где их уже поджидали Настя с Вирусом, после чего покатила дальше. Если в первые дни со снежным покровом были кое-какие проблемы, то теперь Руль уже приноровился. Более того, в отличие от прежних времен, поездка стала даже комфортнее. Словно катишь по накатанной полевой дороге. Разве что нет и намека на пыль.
        Хороша все же в этих краях зима. Не особо морозно, но в то же время и оттепелей не случается. Снег не тает весь сезон, и лед на реках прочный. Разумеется, если течение не бурное. Средняя температура минус девять градусов. Вообще красота, если нет ветра. Но, к сожалению, они тут случаются часто.
        Чуть больше тридцати километров до границы преодолели без проблем. И понадобилось всего-то полтора часа. Можно было бы и быстрее, но больно уж зябко. Ветра-то нет, и даже солнышко весело играет искорками на белоснежном одеянии земли, но катание в открытой кабине не больно-то способствует разгону до высоких скоростей. Так что Руль выдерживал средний темп, не разгоняясь выше тридцати километров.
        Для представителей двадцать первого века самая натуральная тягомотина. Но, как известно, все познается в сравнении. Да и человек ко всему привыкает. Вот и они понемногу втягивались, или скорее уж втянулись, в неторопливый ритм этого мира.
        Граница княжества проходила по небольшой речушке. Поток вроде слабый, и льдом его сковало, но за прошедшие дни мороза все же оказалось недостаточно. Тонкий лед проломился под колесами авто. Однако ничего страшного не случилось. В этом месте был брод. Проехали по дну, словно ледокол, вздыбливая ледовый панцирь.
        Потом еще около пяти сотен метров по заснеженной стежке. Они за эти дни уже успели накатать кое-какой зимник. И наконец первая остановка. Впереди виднелся язык леса, который им никак не миновать. А значит, не обойтись и без передового дозора.
        Шаман и Волк привычно соскочили на снег и потянули из рюкзаков белые комбинезоны. Озаботились уже. Одежка достаточно свободная, да еще и регулируемая под нужный размер, а потому в продаже имелись готовые образцы, которые стоят не особо дорого. Зато насколько способны упростить жизнь.
        — И чего сидим? Кого ждем?  — окинув ироничным взглядом всю команду, поинтересовался Игорь.
        — Шаман, ты это серьезно?  — вздернула брови Настя.
        — Более чем. Доставайте свои комбезы и обряжайтесь в белое.
        — Мы же в машине — как мишени на стрельбище!
        — Оно по-разному обернуться может, а на снегу такая одежка пригодится. Это не просьба. Вот так-то оно лучше,  — не обращая внимания на выразительный взгляд девушки, потянувшейся к скатке своего комбинезона, подвел итог Игорь.
        Бежать по заснеженному лесу — удовольствие ниже среднего. И лыжи тут подспорье слабое. Шаман и Волк сносно бегали на открытой местности, но густой подлесок и валежник, легко преодолеваемые в другое время, сейчас вносят особую изюминку.
        Игорь пожалел было о своем решении по поводу дозора, лес сейчас просматривается хорошо. И признаться, делать ставку на скорость не столь уж неразумно. Но… Попустишь раз, потом войдет в привычку. Н-да. И на лыжах — ой, и без лыж — ах. Хорошо хоть связью можно пользоваться, не стесняясь.
        Заросли миновали без происшествий, не заметив никаких других следов, кроме звериных. Кстати, последних ну очень много. И это несмотря на то, что относительно недалеко, всего-то в четырех километрах, большая станица Предгорная. Ох и богаты эти места диким зверем. На Земле Игорь такого не упомнит.
        Как только дорога пошла по открытому простору, Шаман с Волком вновь забрались в машину. Руль тронул с места и покатил в горку, медленно набирая ход. Не сказать, что подъем затяжной. Так, самая обычная складка местности. Через сотню метров уже начался спуск. А еще через километр…
        Выстрел! И практически одновременно удар пули о металл. Еще и еще. А затем резкий свист, словно свисток на закипевшем чайнике, и вмиг окутавшее машину облако пара. Одна пуля вжикнула рядом с ухом Игоря. «Нива» начала резко терять скорость, словно угодила в желе.
        — Все к машине!  — вываливаясь наружу, выкрикнул Игорь.
        Когда он уже вспахал лицом наметенный ветром сугроб, сверху послышался грохот «гатлинга». Настя, находившаяся на посту у этого агрегата, открыла огонь по позиции нападавших. Где именно те засели, хорошо видно по пороховому дыму.
        Ч-че-орт! Две позиции! В чистом поле на расстоянии сотни метров от проселка росла небольшая группа кустов. Метрах в семидесяти слева от них и примерно в ста двадцати от «Нивы» — еще один кустарник. Вот с этих двух точек по ним и били около десятка стволов, взяв под перекрестный огонь. Причем половина из них — скорострельные винчестеры. Не столь уж быстрые при стрельбе из положения лежа, но все же они куда проворнее берданок.
        «Нива» уже остановилась. Руль выскочил из кабины и отползает в сторону, пытаясь укрыться за кочкой. Настя палит из «гатлинга» одной непрерывной очередью, прижав нападавших на ближней позиции. Но по ней открыли огонь со второй. Игорь отчетливо расслышал удар пули по металлу и гулкое вжиканье еще двух.
        — Настя, вниз! Прыгай, курица!  — вскидывая свой бердановский карабин, выкрикнул он.
        Выстрел. В ту степь. Лишь бы пальнуть. На большее сейчас пока рассчитывать не приходится.
        — Волк, огонь по той группе!  — указывая на дальнюю позицию, приказал Шаман и снова к Поповой: — Настя, твою мать! Вниз!
        Поздно. Девушку буквально выбросило из машины, и она с громким «хек!» приземлилась на спину. Впечатление такое, что она там себе все переломала. Хотя это, пожалуй, было бы наименьшим из зол. Игорь быстро переполз к ней, ругая упрямицу на чем свет стоит.
        — Настя!
        — Кхе… Кхе… Твою мать. Б-больно,  — со стоном переворачиваясь на бок, просипела она.
        — Настена, девочка…
        — Да отстань ты,  — еле выдавила она, сворачиваясь в позу эмбриона.
        — Ты как? Куда тебя? Да лежи ты смирно!
        Игорь рванул сначала белый комбинезон. Потом полы куртки.
        — Твою налево,  — откидываясь на спину, не без облегчения выдохнул Игорь.  — За самовольство с броником я с тебя еще спрошу. Как и за невыполнение команды. Анка-пулеметчица, йолки.
        — Да ладно. Вас скорее с ноутом спалили бы, чем меня с броником,  — болезненно прохрипела девушка.
        А между тем обстрел продолжался. И действовать следовало очень быстро. Во-первых, они тут как на ладони. Белые комбинезоны маскируют хорошо, но и дистанция боя так себе. Можно сказать, накоротке. Во-вторых, неподалеку могут быть товарищи нападающих, причем верхами. А это уже совсем другой расклад. Тем более при наличии стрелков, засевших на удобной позиции.
        Затяжная перестрелка — это верная гибель. Нужно срочно что-то предпринять и перехватить инициативу. Иначе полный и бесповоротный абзац. Автомат — не пулемет, задавить позицию сразу нескольких стрелков не сможет. «Гатлинг» в недосягаемости. К нему отправлять только камикадзе.
        Вирус вцепился в винчестер и, втянув голову в плечи, лежит без движения. Только плечи мелко вздрагивают при каждом выстреле. Не боец. Ну да это было понятно с самого начала. Реальность не шла ни в какое сравнение с компьютерной игрой. А тут еще и страх, внушенный недавним ранением. Парня колбасило не по-детски.
        — Мальчики и девочки, слушаем сюда,  — наконец приняв решение, заговорил Бородин.  — Настя, ты как?
        — Хреново, но терпимо. Вот только осталась с «Грозой» и револьвером. Винчестер в машине.
        — Это не важно. Он тебе и не понадобится,  — извлекая из подсумка мортирку работы Спицына и прилаживая ее к стволу своего карабина, отмахнулся Игорь.  — Делаем так. Бросаем три дымовые шашки в направлении ближних стрелков, чтобы прикрыться от дальних. Я заброшу гранату к тем ухарям, что поближе к нам, и после взрыва рвану вперед с пистолетом. Волк, к «гатлингу» и жмешь ублюдков, не даешь нос высунуть. Настя, берешь автомат и по мере рассеивания дыма давишь дальнюю позицию. Руль, мечешь гранаты туда же. Вопросы?
        — Может, я?  — предложила Настя.
        — Глупости не городи. Ты через раз дышишь, куда тебе бежать. Да и быстрее я в любом случае.
        — Тогда держи,  — протянула она ему свою «Грозу».  — Может, перезаряжаться будет некогда.
        Угу. Не помешает. У них есть с собой еще и «Гюрза», но сейчас лучше все же с «Грозой». Этот пистолет более привычен, и у Игоря есть еще два запасных магазина, унификация, так сказать. К тому же с патронами к «Гюрзе» все плохо, а бесшумное оружие дорогого стоит и порой просто незаменимо. Так что боеприпасы стоит поберечь.
        Сначала пошли шашки, начавшие испускать густые, непроницаемые клубы дыма. Легкий ветерок сносил его чуть в сторону противника, увеличивая полосу задымления. Игорь приноровился и со смачным глухим хлопком запустил гранату в цель. Та описала пологую дугу и упала точно в кустах. Бог весть, посечет ли кого осколками, но напугает изрядно, это факт. Не зря все же он практиковался в использовании мортирки.
        Взрыв. Волк тут же подхватился и вскочил на «Ниву», прикладываясь к «гатлингу». Шаман сорвался с места, устремившись к противнику, двигаясь по окружности, чтобы не оказаться на линии огня загрохотавшей многостволки. Даже на таком расстоянии видно, как пули выбивают в снегу фонтанчики и срезают ветви. Вот только неизвестно, как долго это будет продолжаться. Патроны с дымным порохом не способствуют высокой скорострельности. Машину наверняка уже заволакивает белесой пеленой, которая с каждым мгновением становится все менее проницаемой.
        Быстрее! Быстрее! Дернуть кольцо и запустить в полет шашку, чтобы обеспечить себе прикрытие. И сразу же рука тянется за следующей. Пока возится с кольцом, наступает момент броска. И снова извлечь шашку. Целлулоид дымит обильно. Однако прогорает быстро, дым получается слишком уж легковесным и сразу устремляется вверх. Именно поэтому позади он уже практически рассеялся.
        Но это даже на руку. Игоря рассмотреть со второй позиции особо не получается. Зато Настя начала вколачивать в противника злые длинные очереди. А вот и приглушенный хлопок, на смену которому вскоре пришел взрыв. Трудно сказать, куда запулил гранату Руль. Все же попрактиковаться он особо не успел. Остается надеяться, что гостинец лег достаточно близко к противнику. Тут важно не убить или ранить, а не дать им высунуться, пока не разберутся с первой позицией.
        Еще одна шашка. До позиции метров тридцать. Волк садит куда-то над головами, обильно срезая ветви. Косоруким назвать его сложно, а значит, бьет вслепую. Ну да хоть в сторону не увел, только прицел задрал, и то радует. Вжикающие над головой пули и падающая труха тоже неплохо стимулируют желание прижаться к земле.
        — Волк, не стреляй!  — Выкрикнув команду на бегу, Шаман поднажал еще, хотя и казалось, что дальше некуда.
        Грохот «гатлинга» тут же умолк. Лишь трескотня автомата. А вот еще гулко ухнула следующая граната. И свистящее дыхание, ощутимая пульсация в висках. До кустов метра четыре, не больше. Вот и первый горец. Именно горец. Белая папаха, светло-серая бекеша* с меховой оторочкой и разрезом сзади, для удобства верховой езды. Никаких сомнений. Это именно горцы. Разве что очень уж продвинутые. Раньше как-то не доводилось встречать этих ребят в тактических очках.
        *Бекеша — старинное долгополое пальто сюртучного покроя (ватный или меховой сюртук) и меховая одежда, отрезная в талии, со складками и разрезом сзади, для удобства при езде верхом.
        Выстрел! Поднявший голову воин выгнулся назад, поймав пулю спиной, и тотчас мелко засучил ногами. Убит, ранен — не важно. Не боец. Рука со стволом идет в сторону, выискивая новую цель. Есть! Выстрел! Вскочивший на колено бородач заваливается набок, оставаясь недвижимым. Наповал? Некогда.
        Выстрел. Пуля рванула белую ткань комбинезона и куртку, так и не зацепив тело. А вот посланные в ответ сразу две пули находят свою цель. Шаман еще успевает это заметить, уходя в перекат. Правда, несколько неудачно. Горцы не просто так выбрали это место. Они засели на берегу широкого ручья, и Игорь как раз покатился по склону его берега.
        Впрочем, нет худа без добра. Возможно, именно это и спасло ему жизнь. Выстрел и близкое вжиканье пули раздались одновременно. Смачное «клац». И снова выстрел. На этот раз он расслышал тупой стук свинца о мерзлую землю. И как только умудрился, учитывая то, что катился кубарем, окутанный снежной взвесью?
        Наконец бесконтрольное кувыркание закончилось. Игорь на мгновение замер. На этот раз отчетливо послышался треск льда. Все же в минуты опасности человек ведет себя странно. Порой чувства притупляются до такой степени, что он даже не отдает себе отчета в собственных действиях, а порой вот так — обостряются донельзя.
        Шаман не имел намерения разбираться в своих ощущениях и заниматься самокопанием. Едва замерев на спине, он тут же оттолкнулся правой ногой, посылая тело в перекат влево, то есть туда, откуда и прикатился. Выстрел! Пуля с характерным хрустом и влажным чавканьем проломилась сквозь лед. Может, там, где он находился секунду назад, может, там, где должен был оказаться, катись он дальше. Разбираться не стал. Да и не мог, если честно.
        Как ни стремительно все происходило, Игорь все же успел приметить стрелка. Мужчина неопределенного возраста с окладистой бородой передергивал скобу винчестера, продолжая целиться в Бородина. Стоит на колене, поэтому скорой стрельбе ничто не мешает. От товарищей Бородина его скрывает складка, по которой и протекает ручей.
        Игорь дважды нажал на спуск, посылая пули в своего противника. Попал. Все же долгие часы тренировок не пропали даром. Выработанные условные рефлексы и моторика сделали свое дело. Ну и спасибо «Грозе», не подвела, хотя и была облеплена снегом.
        А ведь все знакомые там, на Земле, говорили, что он дурачится и в детстве не наигрался в войнушку. Что они живут не в том мире. Что, мол, если такой великий боец, отправляйся на Ближний Восток, где стреляют вполне реально. Ну или куда поближе. Не суть важно, что там говорили. Он просто занимался тем, от чего получал удовольствие. Ну и на случай, если завтра… Ну мало ли, что завтра.
        Но вот пришло сегодня. Такое странное, фантастическое и нереальное сегодня. Он жил, придерживаясь девиза: «В критической ситуации ты не поднимешься до уровня своих ожиданий, а упадешь до уровня своей подготовки». Он не упал. Вместо него падает вот уже четвертый противник. Сегодня четвертый. А сколько их уже было.
        Выстрелив, Игорь вновь перекатился в сторону и на последнем обороте подогнул ногу. Мгновение, и он уже стоит на колене, развернувшись на сто восемьдесят градусов, держа пистолет наизготовку, выискивая новую цель и не находя ее. Неужели здесь все?
        Из-за увала продолжает доноситься грохот «гатлинга». Стрекот автомата. А вот вновь ухнула очередная граната. Пулемет затих. Не иначе как расстрелял ленту. Но автомат продолжает долбить короткими очередями.
        Игорь быстро сменил магазин и побежал вдоль ручья к повороту. Можно обойтись и без длинноствола: насколько он помнит, между позициями порядка семидесяти метров. До поворота, за которым, похоже, и находилась вторая группа, метров сорок. Значит, останется не больше полусотни. Не то чтобы в упор, но для «Грозы» дистанция вполне приемлемая. А связываться с трофейным оружием, от которого неизвестно чего ждать, не хотелось.
        Не добежав до поворота метров двадцать, рванул из разгрузки последнюю гранату и забросил за изгиб. Так, на всякий случай. Рвануло и выметнуло снег с облаком дыма, когда был уже совсем рядом. Поэтому за поворот выглянул, что говорится, сквозь дым и пламя.
        Н-да. Ну, сразу рассмотреть толком ничего не вышло. И без того слабый ветерок в пойме ручья никак себя не проявлял. А потому дымная пелена рассеивалась медленно и нехотя. И еще до того, как развиднелось, Игорь услышал топот копыт, а потом и увидел удаляющуюся группу всадников с лошадьми без седоков. Тянули к лесу, чтобы не попасть под обстрел.
        Бородин сунул «Грозу» за пояс и рванул из кобуры «смит-вессон». С этим кувалдометром он не расставался со времен близкого знакомства с леопардом. Правда, сейчас он просто хотел придать ускорения беглецам. Расходовать же на это дорогие патроны с бездымным порохом… Жизни его ничто не угрожало, а потому тут же в свои права вступила его персональная жаба.
        Шесть выстрелов с закономерными промахами. Нет, если бы было время пристегнуть гнутый из проволоки приклад… Ну, может, и попал бы. Хотя сомнительно. Все же расстояние около восьмидесяти метров, увеличивающееся с каждой секундой. Но пули должны были пролетать недалеко от всадников.
        — Шаман Волку!  — послышалось в гарнитуре.
        — Здесь, Шаман.
        — Как у тебя?
        — Четверых принял. Двухсотые или трехсотые, пока не разбирался. Остальные четверо ушли руслом ручья.
        — Какого ручья?
        — Который здесь протекает. Ч-черт. Нет времени облазать здесь всю округу. Ладно, подорвался и бегом ко мне. Будем посмотреть, что там с этими джигитами.
        — Бегу.
        Хм. С джигитами из мира Игоря эти горцы не имели ничего общего. Что они, что жители четырех аборигенских княжеств, что степные кочевники или более развитые островитяне были представителями одного народа. Просто полтора века проживания в определенных условиях наложили свой отпечаток на их быт, обычаи и одежду.
        Трое нападавших оказались двухсотыми. А вот первый, схлопотавший пулю в спину, все еще жив. Мучился безбожно. Так и подмывало нажать на спуск. Уж больно тягостно было смотреть. Но нужно же узнать, что тут происходит.
        — Ты не выживешь. Но тебе решать, умирать в муках или уйти легко. Как вы тут оказались?  — склонился над раненым Игорь.
        Ну а что еще он мог сделать? Не пытать же его, в самом-то деле. И тут дело даже не в человеколюбии, а в простой прагматике. Ему сейчас и без того настолько больно, что остается удивляться, как он еще не лишился сознания.
        — С-сволочь,  — выдавил из себя все так же мелко сучащий ногами горец.
        — Это я знаю. Дальше говори.
        — Н-незнакомец в харчевне Б-буркаты. Об-бещал по пять золотых, й-если мы убьем тех, кто будет ехать п-по дороге, которую он укажет. Д-два з-золотых вперед, вся д-добыча наша.
        — Где этот человек?  — тут же возбудился Игорь.
        Ну и обругал себя последними словами за невнимательность. Тактические очки на горце его удивили. А ничего, что они у них у всех? Причем знакомой конструкции. Понятно, что ему было слегка не до того. Но он ведь обратил на это внимание. А вот особого значения не придал. Идиот!
        — Д-два дня н-назад он вывел н-нас с-сюда и ушел,  — через слово прерываясь от боли, пояснил раненый.  — Встретиться д-должны были в той же х-харчевне в Буркате. Д-добей.
        Игорь скрипнул зубами. Убрал револьвер, извлек «Грозу» и выстрелил в голову. Да, дорогой патрон, но зато калибр не такой героический, а потому и голову не разорвет, словно арбуз. Вроде как и их с Волком не обдаст ошметками. И из уважения к горцу, что ли. Он вообще стал смотреть на жизнь и на врагов под несколько иным углом. Вот будь здесь тот же Киря, не задумываясь всадил бы из «смит-вессона». Разве что отошел бы на пару метров. А тут вот подумал.
        — А и впрямь, горец в последнее время пошел какой-то упакованный,  — хмыкнул Волк, собирая трофеи.
        — Это точно.
        А как тут не согласиться, если им достались два бердановских карабина и пара винчестеров. Причем все новенькие, практически без царапин на ложах и воронении.
        — Браво, Шаман. Примите мои самые искренние поздравления,  — вдруг послышался в гарнитуре неизвестный голос.
        Бородин и Волков переглянулись и, тут же взяв оружие наизготовку, начали осматриваться по сторонам. Игорь даже поднялся по склону, бросив взгляд в сторону заволновавшихся Насти и Руля. Вся команда имела связь, а потому они так же слышали незнакомца.
        — Группа, к бою!  — скомандовал Игорь, в очередной раз коря себя за непредусмотрительность.
        Ну а как еще-то? Ведь понял, что тут замешаны кукловоды, и тем не менее приступил к сбору трофеев, словно все уже закончилось. А с кукловодами лучше не расслабляться.
        — В этом нет никакой необходимости,  — вновь раздался в гарнитуре тот же голос.  — Мы далеко от вас и поддерживаем с вами связь с помощью пары-тройки дронов. Одного вы можете наблюдать в небе в форме птицы. Знакомая игрушка?
        — Да уж знакомая,  — скрипнул зубами Игорь, заметив искусственную птицу, парящую высоко в небе.
        — Глаз видит, да зуб неймет, а, Игорь Юрьевич?
        — Хорошая у вас аппаратура, если с такого расстояния можете рассмотреть детали.
        — Какое шоу, такая и аппаратура.
        — Ну и как вам сцена?  — подобрав трофеи и направляясь к машине, поинтересовался Игорь.
        Взяли они только оружие, боеприпасы и обнаруженные на трупах деньги. Все остальное им без надобности. Были бы лошади, так еще и их прихватили бы. А так… Те же аборигены или менее состоятельные земляне, и уж тем более хуторяне, проживающие на Диких землях, посмотрели бы на них как на дураков. Одежда на горцах была вполне даже приличная. Одни только бекеши чего стоили.
        — Сцена просто замечательная,  — тоном кота, объевшегося сметаны, ответил неизвестный.  — У меня нет слов. Динамика, накал страстей. Все естественное и незамутненное. Высший пилотаж. Зрители будут в восторге.
        — Попался бы ты мне в ручки, вот уж где испытал бы незамутненный восторг,  — переходя на «ты», с нескрываемой злобой бросил Шаман.
        — Мечты, мечты, Игорь Юрьевич.
        — Не зарекался бы.
        — Не буду,  — легко согласился незнакомец.
        — Итак, я тебя слушаю. Не для того же, чтобы потешить свое эго, ты вышел со мной на связь.
        — Разумеется, нет.
        — Тогда излагай.
        — Видите ли, Игорь Юрьевич, вы сами позиционировали себя как натуру авантюрную и динамичную. Привлекли к себе внимание зрителя, а теперь вдруг решили поиграть в цивилизацию. Затеяли ремонт, переезд. Все это не вписывается в сюжетную линию.
        — А мне накласть вприсядку, что там у вас не вписывается. Ур-роды.
        — Понимаю. Но надеюсь, что вы все же выслушаете меня, проявив должную выдержку. В конце концов, вы сами хотели знать, что тут происходит.
        — Справедливо.
        — Итак, если позволите, я продолжу. У нас сами собой сложились два жанра. Мелодрама и боевик. Зритель у нас разносторонний, и эти две линии прекрасно дополняют друг друга. Вы же с переездом Алины Витальевны решили практически свернуть одну из них. Даже если Михайлова продолжит свою деятельность из усадьбы, это уже будет не то. Ее стиль работы сам по себе рождает такие сюжетные повороты, что любой сценарист нервно курит в сторонке. А посему я предлагаю заключить соглашение.
        — Говори, а там посмотрим,  — уловив явную паузу, произнес Игорь.
        — Мы уже показали, что спокойной жизни вам не видать. Просто подумайте, готовы ли вы подвергать риску Алину Витальевну и детей. Наши условия: Михайлова остается в Невьянске и занимается своим прежним делом. Благо распутица осталась позади. Наймете ей охрану. С нашей стороны каверз не будет. Если только конкурентная борьба. Но без крови. Это мы вам практически гарантируем.
        — Практически,  — хмыкнул Шаман.
        — Игорь Юрьевич, мы не боги, чтобы давать стопроцентные гарантии.
        — Ладно. Излагай дальше.
        — Что касается вас, то вы должны дать нам динамичные боевые сцены. Без разницы, что это будет. Можете давить антиобщественный элемент, бандитов, аборигенов. Лишь бы боевка была на высоте. Среди ваших трофеев есть заряженные тактические очки. Ну, вы понимаете. Так вот, было бы неплохо, если бы вы их носили. Хотя бы время от времени. Крупные планы от первого лица, знаете ли.
        — А тебя не волнует, что первыми, на кого я начну охоту, будет ваш персонал и ты лично?
        — Признаться, нет. На персонал еще нужно выйти, а это непросто. Добраться до нас и того сложней. Но даже если вы выйдете на контролеров… Это же уже было. И вы даже не представляете, какой произвело фурор. Признаться, в том, что мы теперь вынуждены вас подталкивать, есть и ваша вина. Уж больно вы раззадорили наших зрителей.
        — А если бы нас сегодня перебили?
        — Мы бы извлекли несомненную пользу и из этого,  — охотно сообщил неизвестный.
        — Значит, с нас динамика, и тогда ты оставишь Алину и детей в покое?
        — Мы. Я не один. Но да. Мало того, не будем строить каверзы против вас. Любые неприятности, которые случатся с вами, будут следствием только ваших ошибок, а не нашей подставой. В конце концов, у нас реалити-шоу, а не кино.
        — Это все?
        — Да.  — Игорь словно воочию увидел, как неизвестный пожимает плечами.
        — Я подумаю над твоим предложением.
        Ответа уже не последовало. Впрочем, ничего удивительного. Свои требования кукловод озвучил. Дальнейшее решение за ними. За всеми. Потому что в одиночку Игорь мог думать только за Алину и детей. И как ему следует поступить, вполне очевидно. А вот согласятся ли остальные рисковать своими головами, совершенно непонятно.
        Когда он подошел к «Ниве», его встретила Настя:
        — Шаман, у нас тут проблема.
        — Я вижу, что котел поврежден. Но Руль вроде уже занимается.
        — Проблема немного иного характера. Хотя источник у них один.
        — А поконкретнее?
        — Да уж куда конкретнее?  — буркнула Настя, указывая на заднее сиденье, где лежал чемоданчик от граммофона.
        — Твою в гробину душу мать нехай!  — в сердцах выдал Игорь, наблюдая отверстие прямо посредине чемоданчика.
        Надежды на то, что пуля, пробив фанерную стенку, не повредила ноутбук, никакой. Этот клятый кусок свинца просто не мог пройти мимо. Дистанция в сотню метров. Наплевать и растереть. Корпус ноутбука из алюминиевого сплава, а не титановый. Так что без вариантов, его потроха пострадали. Абзац. Дураку стеклянный орган ненадолго. Бородину только и оставалось, что смотреть на это с нескрываемой злостью.

        Глава 7
        И снова мимо цели

        Утро выдалось морозным и на этот раз ветреным. На улице разыгралась самая настоящая метель. Температура не ниже минус десяти, но при таком ветре все равно что все тридцать с лишним. Вот так выглянешь в окно, и тут же по спине пробежит холодок, хотя вроде сам находишься в тепле и более того, потягиваешь из кружки горячий чай. Вот только мыслей о том, каково это — находиться сейчас на морозе, никак не избежать. Брр!
        — И долго нам еще сидеть здесь, как мышам под веником?  — поинтересовалась подошедшая сзади Настя.
        Они находились в выгородке из парусины, выполняющей роль кухни и столовой. Волк как раз закончил завтрак и с тяжким вздохом потянулся к зимней куртке с меховым воротником. Пора менять Ворота, дежурившего на башенке. Там он еще и в тулуп обрядится. Эта одежка у них в единственном экземпляре, приобретали специально для поста на башне, где все продувается сквозь открытые бойницы. Стеклить не стали, чтобы не ухудшать и без того ограниченный обзор.
        — Ты же сама все знаешь, Ерохин должен будет появиться уже сегодня. Но пока как бы рано. На дорогу ему понадобится часа два. Сейчас только восемь.
        — Ну, поездку он мог спланировать и вчера, а выехать сегодня пораньше.
        — Да нам-то без особой разницы.
        — Нам — да, а вот на Вируса смотреть жалко. Мальчик весь извелся.
        — Ну так развесели его.
        — Бородин, ты меня ни с кем не спутал?
        — В смысле?  — Игорь удивленно вздернул бровь на гневный выпад девушки.
        — В прямом.
        — Тьфу ты. Настя, ну что тебя вечно заворачивает не в ту степь? Я вовсе не это имел в виду, испорченная ты девица.
        — А откуда ты знаешь, о чем я подумала? Я, может, о работе воспитателя в детском саду.
        — Вирусу не брякни. Обидишь парня на ровном месте.
        — Мне еще и о его чувствах заботиться. Там, на дороге, между прочим, каждый ствол был важен, а он едва не обделался.
        — Не вояка. Согласен. Но его ценность в другом. И ты это понимаешь.
        — Мужик должен быть всегда мужиком. Даже если выглядит как реальный ботан.
        Все ясно. Настя невольно провела аналогию со своим мужем, оставшимся на Земле, и Смычком, с которым сошлась уже здесь. Оба имели невыразительную внешность и стальной стержень внутри. У Сашки же внешний вид соответствовал внутреннему содержанию.
        — Насть, я что-то не пойму. То тебе жалко мальчика, то бочку на него катишь. Какие-то подозрительные перемены настроения.
        — Ты это сейчас о чем?  — Попова сузила глаза в две щелки.
        — О чем, о чем, не старая вроде и живешь полноценной жизнью.
        — Во-первых, хотя и не старая, но и не малолетка безмозглая. А во-вторых, не твоего ума дело, Шаман.
        — Н-да. Я гляжу, ты совсем замаялась. Иди отдыхай. Я сам для разнообразия приберусь на кухне.
        — Ох, Игорек, Игорек, классный ты мужик, но порой дуб дубом,  — вздохнула девушка, а потом махнула рукой: — Не грузись. Я все сделаю сама. Хоть буду чем-то полезным занята.
        И только теперь до Бородина дошло, что именно творится с девушкой. Она просто хотела оказаться дома. Бог весть, как там у нее сложится с мужем, но за возможность обнять и прижать к себе детей она отдала бы все. И с того момента как к ним в руки попал ноутбук, у нее появилась реальная надежда.
        Но так уж случилось, что эта столь важная для возвращения на Землю деталь была утрачена. Причем, по ее глубокому убеждению, из-за трусости Вируса, которому передоверили чемоданчик с ноутбуком. Парень в силу собственной трусости оставил его под обстрелом, что привело к выходу ноута из строя.
        Теперь вся надежда на Ерохина, прибытия которого вся команда ждала с нетерпением. Шаману же оставалось только взывать к своему неизменному везению. А что еще прикажете делать? Лишь на удачу и рассчитывать. Ведь не оставляла же она его с самого первого дня пребывания в этом мире.
        Вскоре в столовую спустился Григорий с пылающими от мороза щеками и капельками влаги на аккуратной бородке. Никаких сомнений, что это от успевших растаять льдинок. Пусть и был в тулупе с высоким воротником, полной защиты от ветра все равно не получить.
        Снова вспомнилось давнее намерение разжиться тулупами для катания на автомобилях. Все же открытая кабина не располагает к комфорту. Пока-то вроде было все нормально. Но вот поднялась метель, и прогулки в авто сразу же превратились в изощренный вид самоубийства. И так на морозе особо не разгонишься, а тут еще и ветер.
        Настя встретила Васютина улыбкой и шутливо погрозила пальцем. Это у них уже как ритуал. С первым снегом он начал отпускать бороду. Мол, зимой не так холодно. Настя же заявила, что отлучит от тела, пока тот не побреется. Переговоры затянулись. Ну а пока стороны не пришли к согласию, спят вместе. В дальнем углу зала. Попова своим волевым решением отселила всех мужчин в противоположный. Бог весть, чем они там занимаются по ночам, но даже чуткому уху пока не удалось расслышать ничего предосудительного.
        Игорь как раз закончил пить чай, когда зазвонил телефон. В наследство от кукловодов осталась им еще и телефонная связь — полевые аппараты невьянской выделки. Не сказать, что купить их великая проблема, они есть в свободной продаже. Иное дело, что цена кусается, как дикая собака. Да и смысла особого в их покупке пока нет. Ну разве что с соседями переговариваться. Телефонная станция рассчитана лишь на госучреждения и представителей власти. Кстати, в той самой старинной манере с телефонистками: «Барышня, мне Смольный».
        Аппарат вывели в столовую, самое присутственное место усадьбы. Кто-то чай пьет, кто-то ест, Настя так и вовсе частенько тут пропадает. Ну и, наконец, столовая располагалась рядом с тамбуром входной двери. То есть примерно в равном удалении от всех углов просторного зала, в настоящий момент выгороженного множеством парусиновых перегородок.
        — Слушаю тебя, Волк.
        — Приближается «Нива».
        — Знакомый транспорт?  — На посту отличная стократная труба, доставшаяся в качестве трофея, огонь так и не добрался до башенки, так что детали рассмотреть несложно.
        — Машина знакомая, на ней приезжал Ерохин.
        — Принял.
        — Что там?  — поинтересовалась Настя.
        — Машина приближается. Ну что, Ворот, поел?  — злорадно улыбнулся Бородин.
        — Побойся бога, Шаман, я только с мороза! Отправь кого-нибудь другого.
        — Так я и не против. Твоя бегит на башня и нянькает пулемета. Забыл, как действовать по боевому расписанию?
        — Да это же наверняка Ерохин.
        — Может, да, может, нет. Все беды начинаются, когда народ не в меру расслабляется.
        — Зверь,  — горестно вздохнул парень, поднимаясь со скамьи.
        — Можешь не повторять, я все поняла,  — вскинув руки в примирительном жесте, заверила Настя.
        — Группа! В ружье!  — набрав в легкие воздуха, выкрикнул Игорь.
        И тут же поднялась суета. Собрались довольно быстро. Звонок телефона слышали все, а у них как-то не принято трезвонить попусту. Поэтому чего-то подобного уже ожидали и начали снаряжаться заблаговременно. Затем осталось только добежать до своих позиций. С учетом размеров усадьбы защитников получалось маловато, но в основном рассчитывали все же на башню, открытую местность и заминированные подходы.
        Дмитрий и Вирус как наименее значимые бойцы команды отправились к воротам, чтобы посмотреть, кого же там принесло. Убедившись, что именно того, кого ждали, они развели рогатки и открыли створки. Да, это был именно Ерохин.
        — Ну, привет, Шаман. А что это ты тут сидишь как в осаде?  — бодро поздоровался лейтенант, выпрыгивая из «Нивы» на снег.
        — Так, считай, в осаде и сидим,  — пожал плечами Бородин.
        — А конкретней?
        — Конкретней, говоришь. Ну что ж, можно и конкретней. Парни в курсе?  — Игорь указал подбородком на сопровождавших лейтенанта егерей.
        — От и до,  — кивком подтвердил безопасник.
        — Тогда пошли пить чай. С мороза-то оно тяжко небось.
        — А ты прокатись, сам и оценишь,  — хмыкнув, подал голос Бурый.
        — А куда же я денусь. «Мерсы» и даже «запорожцы» остались на Земле. Так что вкушу по полной,  — в тон ему ответил Игорь.
        — Это да,  — вынужден был согласиться сержант.
        Прошли в дом и тут же расположились за столом. Дабы не смущать народ своим видом поварихи, Настя на этот раз выступила в роли валькирии. Револьвер и пистолет в кобурах на оружейном поясе, пристроившемся на широких бедрах, в гнездах тускло поблескивают латунные гильзы. Рубашка с парой расстегнутых вверху пуговиц. При ее статях получилось настолько соблазнительно, что Бурый невольно сглотнул и одобрительно крякнул.
        Впрочем, про угощение не забыли. На столе исходил паром самовар, стояли миски с сахаром, медом и вареньем, дополняли картину связка баранок и корзинка с пряниками. Ясное дело, приобреталось еще в Невьянске, а потому двухдневной давности. Но тут не земные пекарни. Хлебобулочные изделия и на третий день имеют аппетитный вид и приятный вкус.
        — Может, что посерьезней? Вашего приезда ожидали и накормим без проблем,  — предложил Бородин.
        — Спасибо, но мы завтракали. А вот чай с выпечкой точно лишними не будут.
        — А я поем, если ты не против,  — появляясь в столовой, произнес голодный Ворот.
        — Да ешь, кто тебе не дает,  — усмехнулся Игорь.
        Парень невольно бросил взгляд на Настю и понял, что обслуживать она никого не будет. Пришлось накладывать кашу себе самому. А потом еще предстоит помыть посуду. Хм. И, пожалуй, всю. Потому как девушка всем своим видом показывала, что ей не до бытовых забот. Но было видно, что Гриша готов отработать внеочередной наряд на кухне. Он вообще ради нее готов на многое.
        — Итак?  — Ерохин требовательно взглянул на Игоря.
        — Заглюченный ноутбук привез?  — глянув на сунувшегося в столовую Вируса, в свою очередь спросил Игорь.
        — В машине.
        — Отправь кого-нибудь, пусть отдаст Сане.
        — Так срочно?
        — Не вижу причин тянуть.
        — Бурый,  — глянул на сержанта лейтенант.
        — Змей, сделай,  — перепоручил задание тот.
        — Уже,  — с готовностью подорвался самый молодой в группе егерей.
        — Если коротко, то кукловоды устроили на нас нападение,  — начал рассказывать Игорь.  — Потом вышли на связь по радио и пообещали, что спокойной жизни в усадьбе нам не видать. Они будут всячески докучать. Еще сказали, что, выводя Алину Витальевну за пределы княжества, я ломаю им сюжетную линию. Словом, предложили не маяться ерундой и оставить все как есть. Ей — вести свое агентство, мне — драться с кем заблагорассудится, только бы побольше и почаще. Не возбраняется и охота на их контролеров.
        — Так это же замечательно. Это как раз вписывается в наши изначальные планы.
        — Угу. Только на этом хорошие новости заканчиваются. В ходе перестрелки горцы подстрелили ноутбук.
        — Твою налево! Стоп. А как же тогда быть с…  — Ерохин приложил ладонь к темени.
        — Андрей, вы здесь внаглую или с легендой?
        — С легендой. Официальной,  — не понимая, к чему клонит Игорь, ответил лейтенант.
        — Вот и ладушки. Мы уже второй день сидим здесь под глушилкой, типа думаем над своей тяжкой судьбинушкой. Так что ничего они о нашей беседе не узнают. И подозрений у них это не вызовет.
        — Ну, хоть так. Хотя без ноутбука ломаются все схемы. Ладно, придется помучиться дольше, чем предполагалось. Но я отступать не собираюсь.
        — А вот это радует. Ничего, накрыли одну базу, накроем и другую. Дай только время.
        — Погоди. Но если ноут вышел из строя, то зачем Вирусу заглюченный?
        — Ноут не совсем умер. Хорошо, что попали из винчестера. Револьверная пуля разбила монитор, но все остальное вроде бы целое. Сейчас Вирус попробует собрать из двух нерабочих один рабочий. Если повезет, то мы получим работоспособный агрегат.
        — Хорошо. Раз уж мы ничем не можем ему помочь, то давай к нашим баранам,  — перешел на деловой тон Ерохин.
        — Давай,  — легко согласился Бородин.
        — Вчера меня вызвал к себе Котов и приказал навестить тебя с предложением об очередной хорошо оплачиваемой работе.
        — Только не говори, что речь идет об астанатской фактории Лайята.
        — Ну, таболатскую Танто вы сожгли дотла. И в зиму ее восстанавливать никто не будет.
        — Твой Котов на службе у этих кукловодов вообще сбрендил?
        — Игорек, выдохни и послушай.
        — Ну?
        — Так вот, с факторией разобраться нужно в любом случае. Секретность остается одним из наших приоритетных направлений. Получится у нас наладить связь с Землей или нет — мы не должны допустить, чтобы технологии попали в руки аборигенов. От этого зависят жизни тысяч людей. И это не преувеличение.
        — Слушай, а ничего, что на этот раз их там будет полный взвод?
        — Не скромничай. В первый раз по факту тоже был взвод. К тому же сейчас вы куда лучше экипированы и вооружены. В машине лежат четыре цинка с автоматными патронами и два — с пулеметными. Подарок от Бурого. Он потом спишет.
        — Цени,  — ухмыльнувшись в усы, приник к кружке с чаем сержант.
        — Спасибо,  — с нарочитой вежливостью поблагодарил Бородин.
        — Ну чего ты ерничаешь?  — слегка скривился Ерохин.  — Понимаешь же, что все складывается в жилу. Ясное дело, Котов получил эту наводку от кукловодов. Но это ведь на пользу землянам.
        — Допустим. Но решать все одно должен не я один,  — обведя взглядом всех присутствующих, возразил Игорь.
        Все так. Он им командир в бою. Там его приказы не обсуждаются. А до того у них полная демократия. Ну или почти полная. Но уж подобные решения принимать единолично он не собирался, да и не мог.
        — Я думаю…  — начала было Настя, но Игорь ее перебил:
        — Думать будем все вместе и не на скорую руку. Извини, Андрей, но нам действительно нужно все хорошенько взвесить. Не к теще на блины идти.
        — А как же быть с кукловодами? Не боишься, что могут отыграться?
        — Не боюсь. Пока суд да дело, мы вычислим тех козлов-охотников, что Катерину захомутали и в бордель продали. Их воевать куда безопасней. И кукловоды получат свой боевичок.
        — Но…
        — Андрей, сказал же тебе, горячку пороть мы не будем.
        — Хорошо,  — вынужден был сдаться Ерохин.
        — Кстати, а к «Валу» у вас патронов не найдется?
        — К «Валу»?!  — В глазах Бурого появился алчный огонек.
        — Губу не раскатывай,  — с ходу отказал Игорь.
        — Таких нет,  — покачал головой лейтенант.
        — Жаль. Придется каждый патрон беречь как зеницу ока.
        — И лучше бы это были не просто слова,  — поддержал его безопасник.
        — В смысле?
        — В смысле расстреляете весь боезапас, а как дойдет дело до захвата базы кукловодов, так и придется идти наперевес с калашами и винчестерами.
        — Понял. Побережем, конечно.
        — Хм. А еще дай-ка мне пару-тройку патронов.
        — Зачем?
        — Возьму в разработку Спицына. Если чист, закажу ему. Накрутит. Надеюсь, в его способностях ты не сомневаешься?
        — Гильза-то тут, по сути, автоматная, но пули он крутил только безоболочные. Хотя, думаю, управится. Выдам тебе три штуки. И еще три от «Гюрзы».
        — Хм. Вот с этими будет попроще,  — обрадовал Ерохин.
        — Это как так-то?
        — Ну, группы, которые мы раньше брали. «Валов» при них не было, а пистолеты имелись. Ну и чего добру пропадать? Накрутили на фабрике небольшую партию. Пистолеты пользуют егеря. Вон Бурый на днях выгрыз себе один ствол на группу. Много не обещаю, но кое-что сделаю.
        — Радует. По фактории условия прежние?  — уточнил Бородин.  — Только не смотри так, Андрей. Говорю же, будем думать. Но условия знать надо.
        — Да, все как в прошлый раз.
        — Вот и ладно. Котову передашь, что я сам к нему загляну и дам окончательный ответ.
        — Я понял.
        — Ну что ж, с этим решили. Тут еще одна проблема. Кукловоды настаивают на том, чтобы Алина продолжила деятельность своего агентства. Там у них мелодраматичная сюжетная линия. Обещали, если все вернется на круги своя, ей козни не строить. Если только что-то вроде здоровой конкуренции.
        — Веришь им?  — недоуменно вздернул бровь безопасник.
        — В то, что при желании они могут устроить общую могилу, верю на сто процентов. В том, что все будет гладко, если будем играть по их правилам, сильно сомневаюсь. Но есть надежда, что они реально заинтересованы. Зачем-то же они весь город и поселки нашпиговали камерами. Значит, нужна им бытовуха, всевозможные семейные дрязги. Словом, для охраны Алины требуется не гнилой отряд наемников.
        — Есть такой,  — подал голос Бурый.  — Бригада Чеботаря без дела прохлаждается. Да вон Настя их знает. Они по рекам караваны сопровождают. Но навигация закончилась, вот-вот ледостав. У мужиков затяжной отпуск. Неделю уже квасят. Еще пару дней, и потянутся в клуб.
        — Зачем?  — удивился Игорь.
        — У Чеботаря парни выпить не дураки, но ни разу не алкаши и не запойные,  — начала объяснять Настя.  — А такие подолгу пить не могут. Начинает с души воротить. Вот они и нашли себе отдушину в клубе. Как зима, так подаются в драмкружок. Но от пары-тройки рейсов в месяц не откажутся. А там, глядишь, и у нас все разрешится.
        — Логично,  — согласился Игорь.
        — Что будешь делать с усадьбой?  — спросил Ерохин.
        — Да что тут сделаешь. Имущество вывезу в подвал дома Алины. А здесь все брошу как есть. К этому варианту вернемся позже. Если вернемся. Вируса и Черного посажу в доме Михайловой в качестве охраны.
        — А если Вирус все же реанимирует ноут?
        — Тогда его показательно вышвырну из команды, потому как не боец, а без ноута и на фиг не нужен. Дмитрия в любом случае оставлю в доме. Так он будет у тебя под рукой. С ним уже обо всем обговорили.
        — Вот и ладушки.
        Они успели побеседовать о многом. Как и выдуть не по одной кружке чая. Уничтожить все запасы выпечки. Досконально изучить отхожее место, поочередно прогуливаясь туда по малой нужде. А егеря, памятуя о главных солдатских заповедях, еще и вздремнули.
        Вирус появился только перед самым обедом. И вид у него при этом был такой, словно он выиграл в лотерею миллион. А что, очень даже и выиграл. Его задумка собрать из двух ноутбуков один сработала. Получается, история с разбитой электроникой всего лишь заставила их слегка поволноваться.
        Впрочем, нет худа без добра. Теперь кукловоды уверены, что ноутбук утрачен. Вируса можно с чистой совестью выпроваживать восвояси. Только пригрозить карами небесными за длинный язык, так чтобы кукловоды слышали. Все. Он больше ни для кого не представляет интереса. Забитый, трусливый одиночка. Ну кому он нужен? Тут уж Ерохину карты в руки. Его кухня, пускай сам все должным образом и обставляет.
        Лейтенант, уезжая, на этот раз уволок с собой оба ноутбука. Так сказать, от греха подальше. У Игоря внутри всколыхнулась волна протеста, но он все же предпочел задавить это чувство собственничества. Решено же, что его команде в одиночку не справиться. Как определились и с их ролью в качестве отвлекающего маневра. Так чего тогда поднимать бурю в стакане?
        — Ну а теперь, голуби мои сизокрылые, давайте решать, что будем делать,  — обратился Игорь к товарищам, когда все вновь собрались в столовой, выпроводив гостей.
        — А чего тут решать?  — пожала плечами Настя.  — Котов, конечно, мерзавец, как и его хозяева. Но их правда, нам этот орешек вполне по силам. СВД, два «Вала», ПК и пара АК. Плюс осколочные и дымовые гранаты. Броники и каски. У нас реально неплохие шансы.
        — Согласен с Настей,  — выдал свое мнение Волк.
        — Раз согласен, тогда иди смени в башне Дока,  — подтолкнул его в плечо Шаман.  — Руль, думай. Это тебе не баранку крутить в относительной безопасности. Тут и побегать придется, и под пули подставиться.
        — Порядок, Шаман. Я относительно кукловодов уже высказался. А что до фактории… Лишим горцев точки сбыта — станут приводить землян в Невьянск. Не получается все время думать о себе. Тем более тут и нам прямая выгода есть, не стоит об этом забывать.
        — А нога твоя как?
        — Нормально нога. Полтора месяца прошло. Зажило все, как на собаке,  — заверил водитель.
        — Гриша?
        — Мог бы и не спрашивать,  — пожал плечами тот.
        — А меня спросить не хотите?  — взвился Дмитрий.
        — Ты чего, Черный?  — легонько пихнул его локтем Ворот.
        — Да ничего. Я тоже хочу в горы.
        — Ты сядь, парень. Сядь, говорю,  — с нажимом сказал Игорь.  — Видишь ли, тут какое дело, Дмитрий. Даже если позабыть о том, что Ерохину позарез нужна твоя помощь, есть еще такой момент, как личная боевая подготовка. И она у тебя, мягко говоря, не на высоте. Брать тебя в боевой выход — рисковать не только тобой, но и всей группой. Волк передал тебе методичку по нашим тренировкам?
        — Да.
        — Первичные занятия провел, показал, как и что?
        — Да.
        — Значит, все свободное время тренируйся, отрабатывай и оттачивай навыки. Получишь боеприпасы щедрой мерой. Тренируйся, тренируйся и еще раз тренируйся. Если не будешь сачковать, уже через пару недель заметишь результат. И не куксись. Нам еще предстоит столько, мать его, интересного, что возможностей проявить себя будет более чем достаточно.
        — Я за выход,  — едва появившись в столовой, проинформировал раскрасневшийся с мороза Док.
        — Ну что ж, решение принято,  — совершенно спокойно констатировал Игорь.  — Сейчас собираем все имущество и грузим в машины. Потом переспим эту идею, перетрясем, пока будем добираться до Невьянска, а там и окончательное решение озвучите.
        Остаток дня прошел в сборах. Хм… На то чтобы устроить всю эту выгородку, потребовалось два дня. Сняли за каких-то пару часов. Еще столько же ушло на погрузку имущества в кузов КАЗа и прицепов обеих «Нив». Х-хе. А ведь казалось, что не так уж и обросли добром. А поди ж ты, как оно все кучеряво вырисовывается. Даже пришлось задуматься, а удастся ли все это разместить в подвале дома Михайловой. Но по всему выходило, что должно получиться.
        Со снятием минного заграждения Игорь решил не заморачиваться. Ну его к ляду, бродить по этому полю чудес, укрывшемуся под слоем снега. Конечно, жаль оставлять такое богатство, но жизнь дороже. Бог даст, доживут до весны, а там видно будет…
        Игорь как раз выкладывал на кусок хлеба с маслом дольки абрикосы из варенья, когда раздалась трескотня телефона. Это был их последний завтрак в усадьбе. Во всяком случае, в обозримом будущем. Ехать предстояло по морозу, а потому горячий чай перед выездом совсем не помешает. Хотя тот факт, что вчерашняя метель улеглась, радовал куда больше.
        Ворот, сидевший ближе всех к аппарату, чертыхнулся, отложив свой бутерброд с копченым мясом, и протянул руку за трубкой. Телефонную связь убирать не спешили. Времени на это нужно меньше пяти минут. Как не снимали и пост. Мало ли что. Игорь никогда не забывал простую истину: беды начинаются именно тогда, когда ты расслабляешься. Там сейчас несет службу хитрозадый Волк.
        Сначала вызвался, а потом заявил, мол, кто последним дежурит, тот и несет материальную ответственность за инвентарную вещь. Иными словами, в тулуп он вцепился мертвой хваткой, и уступать его никому не намерен. Даже Настю отбрил. Та попробовала намекнуть, что она вроде как женщина, но Волков безапелляционно заявил, что Попова — не девица, а полноценный и полноправный боец.
        — Слушаю,  — произнес в трубку Ворот.  — Ага. Шаман, тебя Волк наверх зовет. Вроде и срочно, но голос спокойный.
        — Да чтоб тебя!  — в сердцах произнес Игорь, откладывая незаконченный бутерброд.
        Надел куртку, полностью застегнувшись. В башенке уличная температура, не хватало еще заболеть. Поднять на ноги поднимут, в Невьянске хорошая производственная аптека, где умудряются получать даже антибиотики. Но болезнь — это всегда не к месту.
        — Ну что тут у тебя?
        — К бойницам не подходи. Глянь в трубу, я все навел.
        Стократная оптика была установлена на треноге посредине башни. То есть подальше от бойниц. Это позволяло вести наблюдение, не выдавая себя бликом линз. Обзор так себе, но и этот мощный агрегат не пользовали почем зря. Уж больно неудобен. Он хорош, только когда нужно рассмотреть детали. А так и простого полевого бинокля достаточно.
        — Ну, гляжу,  — недоумевающе произнес Игорь.
        — Погоди.
        — Хочешь сказать, что и сам не уверен, видел ли что?
        — Да.
        — Понял тебя.
        Волк навел оптику на куст шиповника, примостившегося на возвышенности километрах в двух к юго-востоку от усадьбы. Не то чтобы на сам куст, там хватало и больших валунов, но шиповник все же был в центре панорамы. Минут десять ничего не происходило. Ветви как ветви. Снега лишились из-за вчерашней метели. Укрыться за ними проблематично. Хотя белый маскхалат, пользуемый опытным человеком, способен обеспечить практически полную невидимость. С такой-то дистанции.
        Стоп! А это что? Похоже на блик, и вроде как было движение. Ну точно движение! Вот оно как. Выходит, за ними кто-то наблюдает. И довольно грамотно.
        — И что ты об этом думаешь, Волк?  — не отрываясь от окуляра, поинтересовался Бородин.
        — Кукловоды,  — убежденно произнес парень.
        — А почему не безопасники?
        — А зачем им за нами следить? Котов знает, что мы никуда не денемся. Захочет, чтобы мы отдали наши трофеи,  — отдадим до последнего куска пластика. Как минимум троих из нас можно взять за яйца через наших близких. А кукловоды мучаются в неизвестности. После тех переговоров прошло трое суток, и все это время мы под колпаком глушилки. Вот они и занервничали.
        — Хм. Звучит логично. Ну, коли так, то надо бы с ними познакомиться поближе.  — Игорь подошел к телефону и крутнул ручку индуктора.  — Ворот, скажи Доку, чтобы собирался, оружие «Вал». Сам — на пост в башню. Ну что, Волк, готов прогуляться?
        — А есть выбор?
        — Сейчас нет. Потому как, сам понимаешь, обстановка боевая. Это так, для порядка.
        — А-а, ну тогда я всегда готов. Типа и не приказ вовсе, а очень даже добровольное волеизъявление.
        Трудности возникли с Настей. Девушка, как всегда, с пылом бросилась отстаивать свое право на участие в боевых выходах. Мол, что это за такие разделения по гендерному признаку. Пришлось ее урезонивать и даже осаживать. Хотя бы потому, что она несла самую настоящую чушь. Бородин вовсе не стеснялся использовать ее сильные стороны и в последнюю очередь думал о том, что она женщина.
        В данном же конкретном случае группа сложилась, исходя из ситуации. Бой накоротке не предвиделся. Поэтому в группу вошли Волк с РПК — этот пулемет все же пооборотистей ПК. Док с «Валом» — бесшумное оружие лишним вовсе не будет. Но главное, Игорь надеялся захватить пленного, и самый простой вариант — это подстрелить кого-нибудь из этих ребят. А тогда уж и медик совсем не помешает. Ну и сам Шаман за снайпера. После гибели Штыка он в их команде за лучшего стрелка. Так что пришлось вооружаться веслом. В смысле СВД.
        Ну и не забыть прихватить с собой глушилку. Та, что осталась незадействованной, надежно перекрывает радиус всего лишь в десять метров, но им этого за глаза. Особо разбредаться не собираются. Игорь решил не использовать индивидуальные глушилки с мизерным радиусом, но гарантированным накрытием имплантатов. Лучше не афишировать перед противником свою информированность. Глядишь, в рукаве станет одним козырем больше. Пусть вшивая шестерочка. Это ничего. Главное, что козырь.
        Усадьбу покинули через проход в минном заграждении в северо-западном направлении. Если ползком, то они будут в мертвом пространстве. Игорь оставлял их как раз на тот случай, если возникнет необходимость выбраться из усадьбы не через подъездную дрогу. Правда, лазейка сейчас завалена снегом, что несколько напрягает. Полоса шириной всего-то в один метр. Надо строго выдерживать направление на ориентир. Чуть в сторону, и можно познакомиться со смертоносными гостинцами.
        Ползти пришлось метров сто, до одного из многочисленных здесь ручьев. Дальше стало полегче. По замерзшему руслу, пригнувшись так, чтобы не отсвечивать над урезом, побежали вверх по течению. Ну как побежали. Относительно. Порой приходилось буквально пробиваться через наносы снега. Аукалась вчерашняя метель. Сюда бы лыжи, но не тот случай. Местность изрезана оврагами и обрывистыми склонами возвышенностей.
        На то чтобы обойти наблюдателей, понадобилось целых два часа. Признаться, вымотались они за это время изрядно. Ну да никто не говорил, что будет легко. Зато удалось зайти с тыла, и весьма удачно. Пусть позиция группы и оказалась пониже занимаемой кукловодами, зато их лагерь как на ладони.
        Рассмотреть ребяток несложно, даже несмотря на их белые комбинезоны. И принадлежность к кукловодам определялась сразу. Ну а кто еще-то? Даже если у невьянских безопасников есть СВД и РПК, то «Валов» у них не водилось отродясь. Иначе Бурый так не возбуждался бы. А вооружение наблюдаемой Шаманом тройки было именно таковым.
        До двоих, что устроились ниже уреза, метров двести. До наблюдателя на посту — метров на полста больше. Так себе дистанция, даже для Игоря, ни разу не снайпера. Остается определиться, кого из них брать живым, а кого валить наглухо. И выбирать нужно только одного. Без вариантов. Тут не до жадности.
        Причем действовать предстоит настолько быстро, насколько это вообще возможно. Сомнительно, чтобы эти ребята имели непрерывную связь с базой. Это попросту нереально. Если только…
        Игорь поднял взгляд в небо. Хм. Вроде никаких дронов. Небо затянуто тучами, но они достаточно высоко. Ретранслятор, работающий в онлайн-режиме? Вряд ли. Не могут же они исключать возможность пеленгации. Значит, плановый выход на связь с передачей пакетов данных.
        Словно подтверждая мысли Шамана, один из неизвестных, вооруженный «Валом», включил радиостанцию и начал передачу. Разговаривал недолго. Как видно, доложил о ситуации и получил приказ продолжать слежку. Бородин понял это, увидев безнадежный жест старшего в ответ на вопрос подчиненного. Ну а кто же еще вел переговоры с руководством?
        — Волк, сможешь снять наблюдателя?
        — Обижаешь, Шаман. Первым же выстрелом.
        — Док, пулеметчика.
        — Ясно.
        — Я работаю первым. Вы следом. Док, контролируешь подстреленных, при необходимости добиваешь. Волк, бежишь к старшему, только не перекрывай мне линию огня. Я бью ему в плечо и буду контролировать. Если мало, пальну по конечностям. Его берем живым, поэтому запомни, Волк,  — даже не думай хвататься за оружие. Нужно чем-то занять руки — возьми конец веревки. Уяснил?
        — Не маленький,  — обиженно буркнул Антон.
        — Работаем.
        Шаман выполз на позицию и пристроил винтовку, обмотанную в белые лоскуты. Оптика исправно приблизила панораму. Четырехкратного увеличения вполне достаточно, чтобы на таком расстоянии рассмотреть лицо. Вернее, было бы достаточно, если бы кукловоды не скрывали лица под белыми масками. Только прорези для глаз и рта.
        Птичка послушно переместилась с головы на плечо. Мужчину окликнули, и он обернулся, подставив спину. Снова птичку на плечо. Задержать дыхание. Пора. Выстрел! Панорама дернулась, и тут же все встало на свои места. Сбоку уже слышатся одиночные выстрелы РПК и щелчок «Вала», словно кто-то выстрелил из воздушки.
        Как там с результатом у парней, Игорь не видит. Потому что все время контролирует своего. Одного нужно взять живым. Во что бы то ни стало. И этот жив. А ничего так, боевой мужик. Поначалу схватился за плечо и даже упал. Но теперь вскочил, правая рука поникла плетью. «Вал» висит на груди, неудобно, под правую руку. Но раненый попытался изготовиться для стрельбы левой.
        Выстрел! Опорная левая нога подломилась, и кукловод упал в снег. Больно мужику. Но он не сдается. Пытается перевернуться на спину, чтобы отработать-таки по набегающему на него Волку. Выстрел! Правая нога дернулась от попадания. Вот только и новое ранение, причинив бедолаге страдания, не исторгло из него крик.
        Сильный мужик. Шаман даже мысленно восхитился. Но как бы контролер ни был силен духом и телом, поделать он все же ничего не смог. Вскоре ему на спину взгромоздился Волк. Ничуть не заботясь о самочувствии раненого, он заломил ему руки и ловко связал кисти.
        — Док, давай к Волку.
        — Есть!  — Овчинин подорвался и побежал к товарищу.
        Шаман же наконец повел прицелом по сторонам. Оба кукловода лежали без движения. Бородин припомнил, что слышал еще один щелчок «Вала». Значит, Док кого-то добивал. Нормально. Так и должно быть. Им нужен только один. И они его взяли.
        Сейчас допросят, выяснят, где находится база контролеров. Про портал пленник скорее всего не знает. Ну да ничего. Они и по цепочке выйдут. Сейчас им станет известно о порядке выхода на связь. Быстренько доставят его поближе к Невьянску, подтянут Ерохина с ноутбуком. А там Вирус обработает данные имплантата, чтобы при очередном сеансе связи на базу не ушла лишняя информация. А дальше подготовят штурм и…
        От перспектив у Игоря даже дыхание участилось. Они в одном шаге. Да, все произошло спонтанно. Да, опять в цейтноте. Но они движутся в правильном направлении. Сам того не желая, он своим бездействием заставил кукловодов начать нервничать и совершать ошибки. Ведь нужно же было им понять, что происходит. Ерохин не привез Котову никакого конкретного ответа. А этим шоуменам требуется динамика.
        Убедившись, что оба кукловода мертвы, Игорь поспешил вслед за Доком. Когда он находился в нескольких шагах, присевший рядом с раненым Овчинин поднялся на ноги и с разочарованным видом отряхнул со штанов снег.
        — Что?  — обеспокоенно нахмурился Игорь.
        — Готов.
        — Как? Этого не может быть. Неужели я промазал?
        — По пуле в правом плече и обеих бедрах, жизненно важные органы или артерии не задеты,  — лаконично доложил Док.
        — И какого тогда ляда он двинул кони?
        — Вероятно, болевой шок.
        — Издеваешься? Ладно когда от болевого шока кончается мразота Киря. Но этот до последнего контролировал себя и пытался оказывать сопротивление. Причем молча. Не мог такой загнуться от шока,  — убежденно возразил Игорь.
        — От шока может загнуться любой,  — покачал головой Док.
        — Нет. Тут что-то другое,  — упрямо гнул свое Игорь.  — А ну-ка, раздеваем его. Док, будешь его обследовать. От и до. Тут что-то нечисто.
        — И что ты хочешь найти?
        — Не знаю. Но эти ребятки пользуют нанотехнологии. Глядишь, что-то и найдем.
        — Мне что, прямо тут вскрытие проводить?
        — Нужно будет — выпотрошишь всех троих. Надо же понять, что тут за ерунда происходит. Волк, давай в охранение,  — взрезая белую ткань маскировочной куртки трупа, приказал Бородин.
        — Есть.
        Вскрытие не понадобилось. Под левой лопаткой убитого обнаружилась вшитая капсула. Точно такие же нашлись и у двух его товарищей. Одну из них Бородин вскрыл при помощи ножа. Получилось не очень аккуратно, зато стало очевидно, что это какая-то электроника.
        — И какие мысли?  — обратился к Доку Шаман.
        — Матерные.
        — Это понятно. А по существу?
        — Помнишь, Вирус говорил нам о том, что кукловоды отслеживали местоположение своих контролеров по маякам?
        — Ну?
        — Мы полагали, что они используют для этого те же имплантаты, что и у нас. На том и успокоились. Но, судя по всему, говоря о маяках, они имели в виду именно маяки. То есть вот эти капсулы. Я проверил, знакомые нам жировички есть у всех трех убитых.
        — Значит, контролеров использовали втемную.
        — Похоже на то. А маяки с двойным дном способны по сигналу впрыснуть в организм отравляющее вещество. Вон ампула пустая.
        — Эти парни были на постоянной связи, но сами об этом не знали. И когда возникла угроза пленения одного из них, его попросту добили.
        — Именно.
        — Получается, это дело рук старшего. Он держит все от своих подчиненных в тайне. Я бы точно не согласился носить у себя под шкурой такую начинку.
        — Скорее всего так и есть. Жировики вскрывать будем?
        — Зачем?
        — Надо же понять, как они там сидят и возможно ли без последствий удалить их и из нас. Напрягает эта фигня в голове.
        — Понимаю. Пробуй. Не вопрос. Все одно так просто эти тела мы не оставим.
        — В смысле?
        — В смысле увезем к реке и утопим. Волк!
        — Да!
        — Давай в усадьбу, пусть Руль разводит пары и двигается сюда. Вывезем убиенных к реке и пустим их под лед.
        — А это обязательно?
        — Даже не сомневайся.
        — Понял. Уже бегу.
        Ничего более умного, чтобы сокрыть ставшее им известным, Игорь придумать не мог. Существует вероятность, что их снимает скрытая камера со стороны. Радиосигнал не пробьется сюда и не вырвется наружу, а вот видео очень даже запишется. И догадаться, что именно они тут вытворяют, несложно. Как-то же поддерживалась онлайн-связь. Но тут уж ничего не поделаешь. Придется рисковать. Ничего более умного, чем сокрытие тел, он сейчас придумать не мог.
        — Шаман, не поможешь мне?  — позвал Овчинин.
        — Док, из меня медик — как из дерьма пуля.
        — Поэтому от тебя и требуется только посветить.
        — Я фонарик с собой не брал.
        — Ну так посмотри в их рюкзаках, у меня руки грязные.
        — Сейчас.
        Фонарик нашелся довольно быстро. Уже знакомая модель с динамо. Покрутив ручку, Игорь приблизился к медику и приступил к обязанностям ассистента. Хм. А если быть более точным, то осветителя.
        — Ну что. Похоже, никаких проводков, одно сплошное радио,  — извлекая какую-то полупрозрачную желеобразную субстанцию, констатировал Док.
        — Видимо, так,  — кивнул Игорь.
        — А это значит, Шаман, что достаточно просто взрезать кожу, извлечь эту хрень, и все, кукловоды с носом.
        — Согласен. Вот только ни ты, ни Руль с Вирусом этого делать не станете.
        — Это-то понятно. Но одно то, что от имплантата можно избавиться в любой момент, уже греет.
        — Согласен.
        — Остальные извлекать будем?
        — Однозначно. Там информация за последние двенадцать часов.
        — Хм. Точно. Забыл.
        — Ладно, давай глянем, что там у нас с трофеями.
        Эти ребятки предпочитали бродить налегке, а потому броников на них не было. Трудно винить тех, кому приходится на своих двоих преодолевать по несколько десятков километров, да еще по пересеченной местности. Хотя Игорь, например, и сам напялит, и всю группу заставит. Уж больно свеж был Настин пример. Не будь на ней защиты, впился бы кусок свинца в ее белое, упругое и столь желанное тело. Хм. Это его куда-то не туда унесло.
        А вот в остальном контролеры были экипированы по самое не балуй. Зрительная труба — сотка. Прибор ночного видения, по габаритам побольше этой самой сотки, и что-то подсказывало Игорю, что и с дальностью у него все в порядке. Три компактных двадцатикратных бинокля. И…
        Небольшой цифровой фотоаппарат с экраном. Игорь тут же с жадностью начал листать фото. Но, к сожалению, тот оказался практически пуст. Десятка полтора фото и короткое видео, относящееся непосредственно к этому выходу. Похоже, контролерам не возбранялось иметь этот аппарат, но его регулярно чистили.
        А может, он нужен для дела. К примеру, вести фото — и видеосъемку через зрительную трубу или видеозапись через цифровой же ночник. Соответствующие шнуры в наличии. Как и фотографии усадьбы. И не только с этой точки. В принципе вполне объяснимо. Команда Шамана почти на трое суток фактически отсекла себя от внешнего мира. Вот и собирали сведения доступными способами. Хм. Дроны с видео — и фотосъемкой справились бы куда лучше.
        Ну да спрашивать теперь некого. А вот сам фотоаппарат очень даже пригодится. Хотя бы для этого. Не полагаясь на снимки, сделанные при жизни, Игорь сделал еще и посмертные. Мало ли, вдруг Ерохину удастся идентифицировать личности. Тогда и база обнаружится без труда.
        Далее шли индивидуальные приборы ночного видения с дальностью до сотни метров. Тактические очки все с теми же мини-камерами. Дурили мозги ребяткам, которые наверняка пытались халтурить и отлынивать от добросовестного выполнения служебных обязанностей. Три радиостанции короткой связи и одна — длинной. Все с зарядниками.
        Оружие — лишь с дневной оптикой. Старый добрый снайперский прицел. Простой и неприхотливый, как молоток. Но главное, что эти прицелы есть. Переоценить такой трофей весьма сложно. И Игорь точно знал, что не отдаст Ерохину ничего из захваченного. Разве что во временное пользование и никак иначе. Его жаба не готова даже к самому конструктивному диалогу.
        Кроме того, при захвате базы им перепало целых пять сотен снайперских винтовочных патронов, столько же к «Валу» и тысяча — автоматных. Правда, с последними проблем уже не было. Да и снайперские патроны в Невьянске вроде как научились делать на уровне. Каждый, считай,  — штучная работа. А у них теперь есть блат на военных складах. Так что по-настоящему порадовали именно патроны к «Валу». Хотя боеприпасов все равно катастрофически мало.
        Ну и, наконец, гранаты. По четыре наступательных и оборонительных. А вот гранатометов нет. Подствольник под пулемет не приделаешь. Командир же группы, вероятно, решил, что РПК куда предпочтительней АКМС, которые были на вооружении у контролеров. Впрочем, скорее всего это стандартный набор для полевых выходов группы. Помнится, и те, которых Игорь приласкал в ущелье, были экипированы схожим образом.
        Вскоре подъехал Руль. Погрузили тела и знакомой дорогой отправились кратчайшим путем к реке. Как раз туда, где Бородин и обнаружил вот эту самую «Ниву». Пробили прорубь и пустили тела под лед. Все. Если уж этим сволочам так понадобятся их товарищи, пусть ищут. До весны это попросту бесполезно. А там, если вдруг не зацепятся за корягу, так и вовсе унесет в море…
        — Господи, как же тяжко быть деревянным,  — устало вздохнув, выдал Ерохин.
        Впрочем, при этом он был едва ли не в бешенстве. Вроде и не метался по гостиной в своем доме, как разъяренный хищник в клетке. Но порой это и не нужно, чтобы понять, что человек на пределе. Лейтенант медленно прошелся по комнате и остановился напротив Игоря. При этом сжал кулаки так, словно хотел въехать ему по уху. Но передумал, обошел стол и опустился на стул. Правильно сделал. Кто кому дал бы в ухо — вопрос с весьма неоднозначным ответом.
        — При чем тут деревянный?  — возмутился Бородин.
        — Ну вот зачем? Скажи мне, зачем было уничтожать группу?
        — Мы имели отличный шанс захватить языка, а там и накрыть базу.
        — Игорек, ты действительно рассчитывал это сделать? Зная об имплантатах?
        — Ну не могут же они быть на связи в онлайн-режиме.
        — Могут. Вот именно что могут. Их радиостанции слегка модернизированы, что короткие, что длинные, они все работают в режиме ретрансляторов.
        — Ну мне-то откуда было знать?
        — Теперь знаешь. И не смей ничего менять или переделывать. Пусть будет как есть.
        — Хорошо.
        — «Хорошо-о»,  — передразнил безопасник.  — Ну вот какого не отправил ко мне посыльного и не сообщил о группе? Мы бы взяли их под наблюдение. Ты бы отправился в Невьянск, а они — прямиком обратно на базу. Все. Их логово оказалось бы у нас под колпаком.
        — У нас есть их фото. Может, все же получится опознать.
        — Попробуем. Но… Вилами по воде.
        — Ну не могут же они тут вообще не появляться. Так и с ума сойдешь, отсиживаясь на каком хуторе.
        — Великая сила искусства. Грим способен творить чудеса. Ну что там, Вирус?
        — На имплантатах только то, как они ходили и ползали вокруг усадьбы,  — тут же ответил Саня.
        — Крас-савчик. Просто крас-савчик,  — вновь в сердцах выдал лейтенант. Но как-то сразу успокоился.  — Ладно, никуда они от нас не денутся. Все одно действовать мы пока не можем. Нам требуется как минимум пара недель, чтобы закончить первичную проверку членов правительства. Не могут же они все быть причастными к этому дерьму.
        — Ты всерьез решил устроить переворот?
        — А другого пути нет. Или так, или валить отсюда по бездорожью куда глаза глядят. Лично я на это пойду только в случае крайней нужды.
        — Понятно.
        — Вы что решили?
        — Отправляемся в факторию. Завтра навещу Котова.
        — Вот и вали из города. И еще. Игорь, вот Христом богом прошу, если что вдруг… Ну мало ли, ты у нас, как магнит, притягиваешь к себе все дерьмо. Сначала поставь в известность меня. Даже если я очень далеко. Лучше ничего не предпринимай, чем опять наломаешь дров.
        — Да ладно тебе. Между прочим, ты имеешь то, что имеешь, именно благодаря мне.
        — Игорь.
        — Вот достал! Ладно. Я все понял. Больше никакой самодеятельности.
        Ерохин с нескрываемой подозрительностью посмотрел на Бородина. Тот состроил самую искреннюю мину, про себя решив, что при случае все равно будет действовать по-своему. Нет, конечно, он постарается привлечь Андрея. Но только если будет такая возможность.

        Глава 8
        Штурм фактории лайята

        — Ворот, на позиции,  — послышался голос Васютина.
        Игорь по обыкновению разделил их с Настей. Во избежание, так сказать. Все же они близки. Поэтому он сейчас работает в паре с Доком, а она с Рулем. Сам Бородин в уже привычной сцепке с Волком. И сейчас все три пары разошлись, охватывая полукругом расположившихся внизу горцев. Лес тут редкий, плюс зима, так что видимость вполне приемлемая.
        Они подались в горы вовсе не за этим. Но и пройти мимо у Шамана не получалось. В голове возник некий план действий, так отчего бы не попробовать его осуществить? Глядишь, получится разобраться с астанатцами при минимуме усилий.
        — Настя, на позиции.
        Никаких обид по гендерному признаку. Руль, конечно, не размазня, а правильный мужик, с характером. Да и сложением боженька не обидел. Но зато у Поповой лучшая подготовка и реальный опыт. Так что Соболев воспринял ее старшинство как должное.
        — Внимание всем, я пошел. Задницу мне не отстрелите.
        Игорь отложил СВД и, подмигнув Волку, начал подниматься во весь рост. Ну а кому еще вооружаться снайперской винтовкой, как не лучшему стрелку? Хотя, признаться, Бородин с куда большим удовольствием отправился бы в горы с автоматом. Но ствол, способный достать на дальней дистанции, в группе просто необходим.
        Антон, встретившись с ним взглядом, в очередной раз неодобрительно покачал головой и приник к оптике «Вала». Второй — у Насти, третий — у Дока. Игорь решил не мелочиться и взял три ствола. Все же вшестером против трех десятков — это более чем серьезно. До горцев всего-то полторы сотни метров, так что эти бесшумные автоматы вполне смогут сработать и за снайперское оружие.
        Бородин успел пройти вниз по склону не более пары десятков шагов, когда его заметили. Послышались встревоженные голоса, заклацали ружейные затворы. Хм. А в роду этих ребят дела не так чтобы и хороши. Из пятерых двое вооружены арбалетами.
        Оно и понятно. Приобрести у островитян оружие по приемлемой цене можно, только доставив в факторию новенького землянина. Есть вариант просто купить, фактория ведет обычные торговые операции, однако в этом случае придется заплатить втридорога. А земляне все же попадаются не слишком часто.
        Вот именно этим горцам повезло. Потому-то Шаман и направляется к ним. В любом другом случае группа благополучно обогнула бы их и ушла стороной. Делать им нечего, ввязываться в какие-то левые разборки с горцами. Пусть себе занимаются своими вопросами. Все изменили малиновая куртка с капюшоном, джинсы на явно женской фигуре и ботинки, по форме напоминающие армейские. Мода нынче у российских девиц такая.
        Отсюда вывод. Направляются горцы в ту же сторону, что и группа Шамана. А значит, либо пережидать, пока те закончат торговаться с астанатцами и уберутся восвояси. Либо разбираться с ними загодя, потому как можно и удар в спину получить. Либо попытаться их использовать. И последнее Игорю было куда как предпочтительней.
        — Эй, успокойтесь! Я хочу только поговорить,  — поднимая руки вверх и демонстрируя отсутствие оружия, выкрикнул Игорь.
        Полностью безоружным он не был. Еще чего не хватало. На боку кобура с «Гюрзой», на животе револьвер. И случись биться, это оружие в ближнем бою будет гораздо эффективнее, чем оставленная СВД.
        — Шаман, сместись правее,  — послышался в гарнитуре голос Волка.
        Сделал. Спускаться по склону, строго выдерживая прямую, не получается. Все время огибаешь деревья, валуны или ямы. Вот, видать, и увело Игоря влево.
        — Ты кто?  — громко спросил старший из горцев, когда Игорь приблизился метров до семидесяти.
        — Я из Невьянска. Хочу поговорить,  — вновь напрягая голосовые связки, ответил Игорь.
        Ну да, хотя бы не приходится орать, как это было вначале. В горах, да еще и в безветренную погоду, звук разносится довольно далеко. Но все одно нормально на таком расстоянии не поговорить. Поэтому Игорь продолжал сближаться с горцами, бросающими вокруг настороженные взгляды. Понимают, что незнакомец не дурак и на что-то надеется.
        — Меня зовут Шаман,  — приблизившись вплотную, представился Бородин.
        Четверо горцев, возрастом от восемнадцати до двадцати пяти, распределились за укрытиями. Старший, мужчина примерно под сорок, остался встречать непрошеного гостя. Высок, крепок, с окладистой черной бородой, угрюмым и в то же время умным взглядом. Бог весть, как передать словами, но Игорь это определил сразу.
        Вооружены и впрямь так себе. Три старые берданки с изрядно истертым воронением на стволах и лаком на ложах. Хотя и ухоженные. У старшего патронташ заполнен только на две трети. У двоих с винтовками — пара капсюльных револьверов, у третьего — два капсюльных пистоля. Еще по одному такому же у арбалетчиков.
        — И чего ты хочешь, Шаман?
        — Если человек не называет своего имени, значит, задумал недоброе,  — покачал головой Бородин.
        — Ты мне не родственник и здесь не мой дом, чтобы я проявлял гостеприимство.
        — Согласен. Но ведь я пришел с миром, а мог просто перебить вас всех.
        — Значит, не мог, раз пришел.
        Игорь хмыкнул. Угу. Здесь вам не там. В этом мире уважают исключительно силу. Хм. Да и только ли в этом? Бородин подошел к сухому стволу дерева.
        — Волк, видишь?
        — Вижу,  — послышался в гарнитуре короткий ответ.
        Бородин без резких движений извлек нож и парой ударов сделал на коре затес. После чего столь же плавно вернул клинок обратно.
        — Шаман, я не уверен, что из «Вала» смогу попасть в эту зарубку.
        — Ну так возьми СВД, она рядом. Галочку в центр, нормально будет.
        — Понял.  — И через пару секунд: — Не отойдешь?
        — Нет.
        — Метка всего на ладонь выше твоего плеча.
        — Про бразильскую систему слышал? Попробуй промазать.
        Ответа не последовало. Вместо этого уже через несколько секунд раздался хлесткий винтовочный выстрел. Пуля ударила точно в центр зарубки. В глаза сыпануло трухой. Пришлось смахивать ее с ресниц.
        — Посмотришь?  — обратился он к горцу.
        — И так понимаю, что попал,  — отозвался тот.
        Дерево сухое, стук пули слышно было отчетливо, да еще брызнувшая щепа,  — коль скоро ее бросило в глаза Игорю, то и собеседник ее должен был увидеть. А может, просто догадывается, что в случае промаха его не стали бы приглашать полюбоваться результатом.
        — Другим моим друзьям тоже нужно показывать, что они могут?  — Игорь поглядел прямо мужчине в глаза.
        — Даргат из рода Харитан,  — одобрительно хмыкнув, представился мужчина.
        — У вас наша землячка,  — Игорь указал на связанную девушку.
        Та в свою очередь смотрела на Бородина взглядом, полным надежды. Узнать в нем соотечественника не составляло труда. Да, он вроде как в белом комбинезоне, но разговаривает по-русски.
        — Хочешь ее выкупить? Мы готовы ее уступить за разумную цену.
        — Хочу ее забрать. И в ответ за услугу помогу тебе.
        — Говори-говори, я слушаю,  — подбодрил Игоря Даргат, когда тот сделал паузу.
        — Что ты скажешь, если я помогу тебе захватить астанатскую факторию?
        — Вот так, лишь за то, что я отпущу эту девицу?
        — Если бы дело было только в ней, то мы бы просто перебили вас и забрали ее. Пленница будет вашим задатком за нашу услугу.
        — И как ты это видишь?
        — Сколько воинов ты сможешь привести из своего рода?
        — А зачем тебе это?
        — Мне нужно знать, на какое количество я могу рассчитывать.
        — Ну, допустим, два десятка.
        — Отлично. Мы поможем вам захватить факторию. Третья часть всего, что там обнаружится, принадлежит нам, остальное ваше. Я вижу, ваш род не столь удачлив, как другие. С такой добычей никто не сможет попрекнуть вас этим.
        — Там целый взвод астанатских солдат при трех картечницах и пушке.
        — Надо же. Это значит, вам достанутся две картечницы и пушка. Каким сильным родом могут стать Хаританы.
        При этих словах в глазах товарищей Даргата появился горячечный блеск. Игорь же приблизился к старшему и тихо, так чтобы услышал только он, спросил:
        — А кем станет тот, кто возвеличит род?
        — Я и без того уважаем далеко за пределами нашей долины,  — вздернул подбородок горец.
        Но, надо заметить, говорил все же негромко. А значит, заглотил наживку до самого желудка. Сомневается, не без того. Но уже готов рискнуть, и главное, хочет надеяться, что все происходящее здесь — правда.
        — Слава никогда не бывает лишней.
        — А почему я должен тебе верить?
        — Потому что мы и без того направлялись к фактории, чтобы уничтожить ее. Слышал, что стало с Танто?
        — Танто сожгли.
        — Правильно. Мы и сожгли.
        — Почему?
        — Потому что не хотим, чтобы вы продавали наших земляков островитянам. Привозите их, как и раньше, к нам в Невьянск.
        — Но везти в фактории выгодней. Если их не станет, мы потеряем.
        — Другие рода потеряют, Даргат. Но не твой.
        — Не мой,  — вынужден был согласиться тот.  — И все же откуда мне знать, что ты не врешь? Все имущество фактории — это больше, чем треть.
        — Всего имущества мне не увезти. Если ты слышал о Танто, то должен знать, что мы уничтожили там очень много добра. А зачем уничтожать, если можно поделиться этим с друзьями?
        — Ты не хочешь рисковать своими людьми,  — вдруг догадался Даргат.
        — Не хочу,  — не стал лукавить Игорь.  — Но разве ты и твой род не рисковали за куда меньшее?
        — Ты прав,  — неохотно признал горец.  — Девушка останется с нами, пока мы не убедимся, что ты нам не врешь.
        — Вы ее не обижали?
        — Зачем нам это?  — искренне удивился горец, словно Игорь сморозил несусветную глупость.
        Хм. Глупость и есть. Земляне для них — не добыча и не невольники. Они — предмет торга. А раз так, то следует заботиться и о товарном виде.
        — Ты позволишь мне с ней поговорить?
        — Конечно.
        — Здравствуйте.
        — Здравствуйте. Вы русский? Вы заберете меня отсюда?
        — Как вас зовут?  — пропустив ее слова мимо ушей, спросил Игорь.
        — Даша. Борисова Дарья Игнатьевна,  — поспешно ответила девушка, непроизвольно шмыгнув носом.
        Спортивного сложения, примерно ровесница Насти, то есть на вид около двадцати восьми. Правда, в отличие от нее и Алины, грудь небольшая, что-то около второго размера. Это угадывается даже через застегнутую куртку. Светло-русые волосы, голубые глаза, тонкие губы и заостренные черты лица. Не красавица, но очень даже симпатичная.
        — Меня называйте просто Шаманом,  — подойдя к ней и взрезая веревки, сказал Игорь.  — Вас не обижали?
        — Только поймали, связали и возили сутки как мешок с картошкой.
        — Когда вы оказались здесь?
        — Вчера утром. А что тут вообще происходит? Где я? И…
        — Стоп. На все ваши вопросы я отвечу, но потом. Для начала уясните одно. Это не Земля. Может, какой-то параллельный мир, может, другая планета, мы понятия не имеем. Потерпите пару дней, и мы расскажем вам все, что знаем сами. А пока просто скажу, что все плохое уже осталось позади. Вы пока останетесь с ними. Не делайте глупостей, не пытайтесь бежать и не злите их. Мы рядом. Помните об этом.
        — Но…
        — Все потом, Дашенька. Все потом. И помните, все будет хорошо. Верьте мне.
        — Я вам верю.
        — Вот и ладушки.
        После этого побеседовали с Даргатом о порядке движения и взаимном обмене заложниками. У горцев оставалась девушка, один же из их родственников присоединялся к отряду Игоря. Он должен был составлять им компанию до конца операции. Ни один род не станет рисковать своей кровью ради бесчестного поступка. Для них это просто немыслимо. Точно так же, как никто не станет сомневаться, если вдруг придется обменять одну жизнь хотя бы на две. Здесь же на кону стояло всего лишь имущество…
        Как и в прошлый раз, команда Шамана до границы добралась на машине. Разве что сейчас это был их собственный КАЗ, который они определили на постой в Медном. Поселок располагался примерно в тридцати километрах к северо-западу от Рудного. Ну и назван так был по причине добычи здесь меди и какой-то части золота, содержавшегося в этой руде.
        Далее выдвинулись пешком. Уже имея кое-какой опыт, шли без особой спешки. Впрочем, к этому располагал и лежавший на склонах гор снег. Тропу и без того особо не рассмотреть, а тут еще и повсеместные заносы. Хотя до фактории не дальше двадцати пяти километров, то есть меньше дневного перехода, Шаман даже не надеялся уложиться в одни сутки. Потому и торопиться нет никакого смысла.
        Встреча с горцами случилась в два часа пополудни, после обеденного привала и приема пищи. По окончании переговоров двинулись двумя группами, параллельно друг другу. Шаман с командой — по гребню, горцы — по низине. Старший собрался и поспешил домой за подмогой. Очень уж выгодные перспективы маячили перед его взором.
        К фактории вышли к вечеру второго дня. Игорь не думал, что переход окажется столь уж трудным. Но факт остается фактом. Слегка подвели Волк, Док и Руль. Раны вроде затянулись, и парни как будто полностью восстановились. Но стоило дать им серьезную нагрузку, как сразу полезли проблемы. Артем и вовсе начал не на шутку прихрамывать. Но Док успокоил, мол, сутки-другие отдыха и все пройдет. Ну что ж, время пока есть.
        Лайята была похожа на Танто как две капли воды. Об этом Игоря загодя проинформировал Ерохин. Ну и теперь, на фоне склоняющегося к закату солнца, Бородин наблюдал все собственными глазами. Разве что с удобными позициями для обстрела откровенно плохо. Пятьсот метров от ближайшей скалы — не то расстояние, чтобы Игорь чувствовал себя совершенно уверенно. Одна радость — эта позиция позволяла простреливать двор, захватывая двери сержантских и офицерской квартир, а также вход в казарму.
        Ну и сам штурм — та еще загадка. Странные все же подобрались союзники. Ни одна из сторон не доверяла другой. Приходилось перестраховываться. Игорь даже призадумался, а правильно ли он вообще поступил, связавшись с Хаританами. Но кости брошены. Теперь только играть.
        Когда к обеду следующего дня наконец прибыл Даргат с воинами, Бородин выдал ему свой расклад. Ввиду отсутствия взаимного доверия все должно было выглядеть следующим образом. Девушка переходила в отряд землян. Родственник Даргата оставался с ними же. Сам Игорь и Волк подключались к штурмовому отряду и принимали непосредственное участие в бою. Таким образом, каждая из сторон сохраняла у себя заложников.
        Старший, а именно Даргату было доверено командовать отрядом воинов из двух десятков человек, думал недолго. Система противовесов вроде выходила сбалансированной. Придумать что-либо поумнее у него никак не получалось. В нем превалировала жажда славы и, как видно, серьезного изменения статуса в иерархии рода. Поэтому, покончив с этим вопросом, приступили к проработке плана штурма.
        Тот выглядел простым, как молоток. Но ничего более стоящего в голову попросту не приходило. Подступы к фактории, как и в прошлый раз, изобиловали всевозможными ловушками. Да еще и прикрытыми снегом. Оставалась только атака в лоб. С незначительными доработками, ясное дело. Но от этого она не переставала быть лобовой.
        Даргата это не больно-то и расстроило. Узнав о том, что сам Шаман будет в первых рядах, он тут же перестал искать подвох, сосредоточившись на порядке действий. Молодец, не надеется на кривую, что непременно куда-нибудь да выведет.
        Под новый план пришлось вновь провести пертурбацию вооружения. Игорь забрал у Руля АКМС. Тому вручил ПК, а Ворота озадачил СВД.
        — Командир, ну ей-богу, ерунда какая-то получается. Ну вот что я буду делать с этим веслом? Я же не снайпер!
        — Из пулемета только пережжешь лишние патроны. Понимаю, что нам подогнали чутка и еще подгонят, но думаю о возвращении обратно. Боеприпасы однозначно лишними не будут.
        — Это-то понятно. Но… Да тут расстояние в пять сотен метров! Я же не попаду!
        — Ничего. Из пулемета на пять сотен метров ростовую мишень кладешь без оптики — и здесь уложишь.
        — Да…
        — Все, я сказал. Приказ ясен?
        — Есть.
        — Вот и молодец. Настя, Док, выдвигаетесь, только убедившись, что мы все достигли берега. Не раньше. У меня доверия к этим ребяткам никакого. Поэтому сделали свое дело — и свалили обратно. Максимум — поддержка из СВД. Все. Сидите на этой скале в обороне как вкопанные.
        На позицию выдвинулись в начале пятого утра. В самую собачью вахту. Лучше время просто не подгадать. Шаман с Волком — в маскировочных комбинезонах, горцы обрядились в белую овчину. Получилось вполне пристойно. Если, конечно, не наглеть. Землянам-то сам бог велел, а вот аборигены вступят в дело, лишь когда станет шумно.
        Сначала вышли к берегу и только потом, по самой кромке воды, между валунами, начали пробираться к причалу. Шли без спешки. Потому что работать собирались уже в предрассветных сумерках. Оно и самый сладкий сон, и какая-никакая видимость появится. У горцев с ночниками как-то не очень. А вот Игорь периодически проверял обстановку с помощью ПНВ, всматриваясь в поведение часовых. Те несли службу вяло, как и полагается на морозе, да еще и в такой час.
        Двое охранявших периметр порадовали тем, что, подобно часовым в прошлую ночь, сходились на северной стене. А затем после недолгого разговора расходились в стороны. Именно в этот момент их и должны были подловить Док и Настя, с этой целью выдвинувшиеся поближе к фактории. Третий часовой устроился в надвратной вышке с неизменным «гатлингом». Полноразмерным, под винтовочный патрон.
        Аппарат аборигенской выделки был массивным и неповоротливым. А еще с неудобным питанием из коробчатого магазина всего-то на полсотни выстрелов. Невьянский образец получался более компактным, прикладистым и вертким. К тому же его стандартная лента — на две сотни патронов.
        — Здесь Настя. Шаман, мы на позиции?  — послышалось в гарнитуре, когда они уже успели слегка заскучать, прикрываясь деревянным настилом, ведущим к причалу.
        — Здесь Шаман. Как у вас?
        — Порядок.
        — Тогда ждем.
        — Приняла.
        А что еще делать? На часах шесть, но до рассвета минимум час. Пришлось вновь предаваться скуке. Ну и унимать мандраж. Когда дойдет до дела, то все изменится, и от страха не останется и следа. Просто некогда будет бояться. Пока же ничего с этим не поделаешь. Чем больше сам себя успокаиваешь, тем сильнее волнение. Ждать всегда трудно.
        А вот горцы ведут себя совершенно спокойно. Выдержки им не занимать. Вообще не шевелятся. Как заняли позиции, так и лежат неподвижными изваяниями. Это, кстати, их сильно рознит с куда более темпераментными кавказцами.
        — Настя — Шаману.
        — Здесь, Настя.
        — Как готовность?
        — Готовы.
        — Часовые?
        — Сходятся.
        — Работаете по факту.
        — Приняла.
        — Ворот — Шаману.
        — Здесь, Ворот.
        — Все слышал?
        — В готовности.
        — Конец связи.
        Шаман многозначительно посмотрел на Волка. Тот, на миг оторвавшись от прицела, только пожал плечами, мол, за мной не заржавеет. И снова приник к оптике, выцеливая часового на вышке. Дистанция чуть больше ста метров. Для Волка не расстояние даже при стрельбе с рук и открытого прицела, а уж с упора да с оптикой так и подавно.
        — Внимание. Здесь Настя. Расходятся. Работаем по счету «три».
        — Здесь Волк. Слышу тебя, готов работать,  — ответил Антон, не отрываясь от оптики.
        Хлоп-п! Легкий вскрик, грохот упавшей винтовки. Шаман тут же сорвался с места, выбегая на подъездную дорожку и с каждым шагом набирая скорость. Волк остался на месте прикрывать. Главное, не забывать и не перекрывать ему линию огня.
        Следом побежали горцы. А, нет. Вот парочка вырывается вперед. Здоровые лоси. Обошли как стоячего. Сзади слышится громкое дыхание остальных. Ну да не улюлюкают, и то радует. Хотя шума, конечно, хватает. Но и выбора нет. Впрочем, вполне знакомо. В прошлый раз тоже не вышло чисто. Не кино.
        Из караулки сквозь бойницы послышались голоса. Пока только недоумевающие. Похоже, окликают часового. Или успели заметить приближающуюся опасность? Хм, нет. Вот только сейчас заметили. Что именно кричат, не понять, но встревожены. Отчего-то на ум пришло сравнение с собакой. Всегда можно понять, когда она брешет для порядка, а когда лает на кого-то конкретного.
        На стене, или, если точнее, на крыше караулки появился солдат. К гадалке не ходить, торопится на вышку к «гатлингу». Хлоп-п! Есть! Переломился в поясе и сунулся лицом вниз за парапет. Второй. Ничему не научился. Или скорее не сообразил, что подобные телодвижения опасны для жизни. Хлоп-п! И этот готов. За воротами послышался стальной звон набата. Караул поднял тревогу.
        Двое обогнавших Игоря горцев, подбежав к рогаткам, перегораживающим проход, в мгновение ока смели первую нитку и подступились ко второй. Бородин, подбежав следом, упал на колено и вскинул автомат. До стены не больше тридцати метров. Для автомата все равно что стрелять в упор.
        — Волк, ко мне!
        Вторая нитка отлетела в сторону. Рядом, подражая ему, повалились на колени Даргат с родичами. Хорошо хоть никто не забежал вперед. Признаться, Шаман опасался, что ему перекроют сектор стрельбы.
        В бойницу высунулся ствол винтовки. Быстрая двойка. Одна пуля вошла в темный провал, вторая ударила в камень, выбив крошку и взбив небольшое облачко. Вскрика Игорь не услышал, но зато ствол винтовки, так и не выстрелив, резко отдернулся вовнутрь.
        А вот это уже не бойница, а самая настоящая амбразура. Заслонка из толстых деревянных плах упала вовнутрь, и наружу высунулся блок из четырех стволов. Легкая картечница. Та самая, что стреляет револьверными патронами. Три быстрые двойки. И на этот раз он отчетливо расслышал вскрик.
        Рядом присел Волк. Последняя рогатка отлетела в сторону. Игорь сорвался с места, переводя висящий на ремне автомат за спину. Одновременно рука потянула из подсумка гранату. Усики уже разжаты. Остается выдернуть чеку. Он еще в нескольких шагах от цели, а пальцы уже отпускают рычаг. Резкий хлопок заставляет вздрогнуть, но только и того. Стена. Рука забросила гранату в караулку. А сам он на автомате встал в простенке между амбразурой и бойницей. Буквально сразу же раздается взрыв, и из проемов выметнуло дым, труху и пыль.
        — Давайте! Быстрее!  — выкрикнул Игорь, едва подбежали двое давешних горцев.
        Их действия оговорены заранее. Потерь пока нет. Все идет лучше не придумать. Молодые бычки под впечатлением от взрыва и доносящихся из караулки воплей, но виду не подают. Воину не подобает проявлять свои чувства и цепенеть от страха.
        Здоровяки выставили скрещенные руки, и едва Шаман поставил на них правую ногу, как единым махом забросили его наверх. Толчок получился настолько мощным, что ему даже не понадобилось перебираться через парапет. Он его попросту перелетел. Оставалось перекатиться по крыше караулки. Ох и бычки-трехлетки!
        И в этот момент раздался сначала один хлесткий винтовочный выстрел. Следом еще. И еще. Ворот молотит не останавливаясь. И куда он собирается таким образом попасть? Руки сами собой переводят автомат из-за спины в боевое положение. Тело все помнит. Правда, он пользовал карабин на базе АКМ, но моторика одна и та же.
        Взгляд выхватил широкие двери казармы. Уже распахнутые. На пороге валяются двое солдат. Ворот к этому моменту успел выстрелить четыре раза. Надо же, а как придуривался. Пятый выстрел. Один из астанатцев, попытавшийся подняться на крышу прямо из казармы, тут же провалился обратно в открытый люк. Да Гришка прямо снайпер!
        В дверях снова появились солдаты. Охватывая взглядом весь двор, Шаман полностью контролировал обстановку. Ну или был в этом уверен. Кроткая очередь на пять патронов опрокинула одного из выбегавших из казармы, заставив остальных укрыться внутри.
        Сбоку открылась дверь сержантской квартиры. И снова хлесткий выстрел СВД. Мужчина с сержантскими нашивками споткнулся и с ходу упал со ступеней лицом вниз. Наповал. Так падают только трупы. Шаман по опыту знал, что сержанты живут вчетвером. Поэтому отстучал и туда короткую очередь, выбивая щепу из двери и облачка пыли с крошкой из каменной стены. Главное, не давать им высунуться.
        А вот распахнулась и дверь офицерской квартиры. Комендант гарнизона выскочил во двор в незастегнутом кителе, с саблей в левой руке и с револьвером в правой. Выстрелил в Шамана. Но слишком поспешно. Пуля с тупым стуком ударила ниже, войдя в балку, поддерживающую перекрытие. Ответная двойка заставила офицера крутнуться волчком и упасть лицом в утрамбованный снег.
        Рядом на крыше возник Даргат с револьвером наперевес. Шаман выпустил повисший на ремне автомат, выхватил вторую гранату и, выдернув кольцо, запустил ее в разверстый зев люка, ведущего прямиком в караулку. Потом вновь подхватил АКМС, большой палец отщелкнул предохранитель в крайнее нижнее положение, указательный вдавил спусковой крючок. Выстрел!
        Автомат задергался, затакав с монотонностью метронома. Бородин бил скороговоркой одиночных выстрелов по дверям и бойницам. Иногда попадал. Но чаще пули ударяли по камню, порой с визгом уходя в рикошеты. Разок он даже услышал вскрик. Или это ему только показалось. Бог весть.
        К моменту, когда он достучал остаток магазина, внизу успела грохнуть граната, и туда устремился Даргат с одним из своих родичей. Рядом занял позицию Волк. Ему с его оптикой попасть в бойницу не проблема. Тут дистанция-то не больше двух десятков метров. Мало того, он даже может рассмотреть, есть ли за небольшим отверстием бойницы человек. Спасибо светлым солдатским мундирам и белому исподнему. А вот Игорь никого не видит.
        Когда вогнал в автомат новый магазин, снизу послышался первый выстрел револьвера. Горцы веселятся. А вот в казарме, хотя время от времени туда прилетают пули, решили не отсиживаться. Волк не в состоянии держать сразу все бойницы. Из нескольких выметнулись пламя и дым, а Игорь услышал рядом басовитое вжиканье. Следом чуть в стороне раздался вскрик кого-то из союзников, получившего свинцовый привет.
        Все так же одиночными Бородин отстучал несколько патронов по бойницам. И даже вроде попал. А пара винтовок спряталась внутри. Но что это, ранение или просто человек убрался от греха подальше, чтобы перезарядиться, непонятно. Пуля, даже ударяясь о камень рядом со стрелком, оптимизма ему не прибавляет.
        Горцам отдавать команды не нужно. План оговаривался заранее, и они очень быстро ориентируются в обстановке. Вот один из них, мужик под сорок, взлетел на вышку и начал возиться с «гатлингом». И где он умудрился научиться с ним обращаться? Не суть важно. Раз полез, значит, знает, что делает.
        Союзники продолжали заскакивать на стену. Вот трое с арбалетами наперевес побежали по крышам построек, огибая факторию по периметру. Плохо у рода Харитан с огнестрельным оружием. У трети его вообще нет, а у половины из оставшихся это дульнозарядные капсюльные образцы с героическим калибром. Скорострельность просто аховая. Но зато если прилетит кусок свинца величиной с грецкий орех, то мало точно не покажется.
        Все же они проспали этих ублюдков. Невзирая на опасность, трое оставшихся десятников выбежали из квартиры, ведя скорую стрельбу из винчестеров. Они рвались в казарму к своим подчиненным. Стоит появиться среди солдат командиру, как их действия тут же перестанут быть суетливыми и примут осмысленный и упорядоченный характер.
        Игорь поспешил перевести огонь на них. И даже дважды выстрелил, впрочем, не попав, когда его что-то толкнуло в грудь с такой силой, что враз выбило дух. Он откинулся на спину, устремив взгляд в серое сумеречное небо, судорожно стараясь сделать вдох и осознавая, что из этого ничего не выходит. Грудь разрывала боль, а легкие горели, отказываясь подчиняться и наполняться воздухом.
        Перед глазами уже поплыли разноцветные круги, когда ему все-таки удалось сделать судорожный вдох. Воздух врывался через трахею с всхлипом и хрипом. Отзывался в груди разрывающей болью. Но это был вдох. Один. Второй. Игорь зашелся кашлем, перевернулся на бок и уперся виском в холодный утоптанный снег.
        Сколько прошло времени, пока его разрывал кашель, перемежаемый лихорадочными попытками вдохнуть в себя живительный воздух, он не знал. Может, минута, может, больше. Но в какой-то момент он все же почувствовал облегчение.
        — Шаман, ты как?  — послышался встревоженный голос Волка, наконец обратившего внимание на командира.
        — Вроде нормально. Но до конца пока не понял,  — морщась от боли и стараясь осмыслить происходящее, ответил Игорь.
        Бой фактически прекратился. Для горцев главное — сойтись с островитянами лицом к лицу. Получить возможность ворваться в факторию. И тогда уж все. У астанатцев не останется шансов. Даже в случае двукратного численного превосходства. Солдат силен слаженностью своего подразделения и огнестрельным оружием. Горцев отличали превосходная индивидуальная выучка и великолепное владение холодным оружием.
        Так случилось и здесь. Бой в фактории уже прекратился. Суета. Возбужденные крики, полные торжества. Мольбы о пощаде, обрывающиеся на высокой ноте. Стенания раненых, захлебывающиеся в перерезанных глотках. Надо торопиться. Как бы эти ублюдки в горячке не добрались и до возможных пленников. Их просто не могло не быть.
        Рука скользнула по груди, наткнулась на разбитый магазин в разгрузке. Полез под нее. Через ткань бронежилета прощупывается какой-то твердый предмет. Прореха. Пальцы скользнули под ткань, наткнувшись на что-то твердое и бесформенное.
        — А вот и она,  — в очередной раз кривясь от боли, облегченно вздохнул Шаман.
        На ладони лежал искореженный кусок свинца. Ничего удивительного. Он ведь размолотил бакелитовый магазин, несколько патронов, а потом еще и врезался в грудную пластину бронежилета.
        Но зато теперь понятно, какого ляда было так больно. Настя ведь и то куда легче перенесла попадание из винчестера, пусть в нее и стреляли с большего расстояния. Этот кусок свинца в прошлом никак не мог быть револьверной пулей. Уж больно здоровый. Получается, ему прилетело из берданки. То-то ему было так хреново.
        — Шаман, ответь Насте,  — послышалось в гарнитуре.
        — Здесь Шаман.
        — Как у вас?
        — Порядок. Что у вас?
        — Только что вернулись на позицию.
        Хм. Почему только что? Им нужно было пробежать всего-то четыреста метров. Пусть половина этого пути и в горку. Сколько же всего длился бой? Похоже, недолго. Пролетел на одном дыхании. Хотя показался целой вечностью. Вот кто объяснит, отчего в критической обстановке время порой летит взбесившейся лошадью, а порой ползет пьяной черепахой?
        — Я понял тебя, Настя. Принимай команду и сидите там в осаде.
        — Приняла.
        — Конец связи. Ладно, Волк. Пора приступать к делу. Найди ключи в караулке.
        — Ага. Сделаю.
        Сам Игорь прошел к углу, по удобной лестнице спустился во двор и направился к дверям, за которыми вроде как должны были находиться пленники. Планировка фактории была знакома. Бог весть, отчего островитяне поступили именно так. Возможно, причина в том, что все известные землянам аборигены были из одного народа. Как следствие, одна научная, военная и инженерная мысль. А может, просто подсмотрели друг у друга и решили не изобретать паровоз. По мнению Игоря, компоновка более чем удачная. Чтобы разбить стены, понадобится артиллерия, которой у горцев отродясь не водилось.
        Н-да. Раньше не водилось. Теперь-то точно появится. Вон она пушечка, стоит на угловой площадке. Так себе орудие. Калибр около семидесяти пяти миллиметров. Ствол бронзовый, и хотя нарезной, заряжается с дула. Игорь попросту не видел в казне никакого замка. По местным меркам, сила. Если только найдется достаточное количество снарядов. Впрочем, случись надобность, из нее можно и камнями палить.
        — Не! Нет! Не на-а-а-а!!!..
        Душераздирающий вопль заполнил не только двор, но и разнесся далеко окрест. А что еще оставалось делать молодому бедолаге, оказавшемуся в руках мясника, как не кричать под оглушительный и самодовольный хохот горцев? Вот только Игорю это совершенно не доставляло удовольствия. Не задумываясь ни на секунду, он вскинул автомат. Прицелился и нажал на спуск. Выстрел! Голова бедолаги безвольно качнулась, выметнув с противоположной стороны сгусток из крови, мозгов и костей.
        Крик, как и хохот, моментально оборвался. Горцы схватились за оружие, обернувшись в сторону Шамана. В звенящей тишине четко прозвучал щелчок предохранителя, переводимого в автоматический режим. Рядом щелкнул еще один. Это приблизился Волк.
        — Зачем ты это сделал?  — выходя из казармы и отряхивая руки, нахмурился Даргат.
        — Не люблю, когда измываются над пленниками.
        — Это наши обычаи,  — пожал плечами горец.
        — Ваши, но не мои. И пока мы союзники, вы не будете мучить пленников. Добить — да. Но не мучить.
        — Ты ставишь нам условия?
        — Мне кажется, что за оказанную нами помощь вы можете выполнить нашу просьбу.
        — Так это просьба?  — громко и четко уточнил Даргат.
        — Именно,  — не стал обострять Игорь.
        — Тогда мог бы просто сказать, а не стрелять.
        — Признаю, что был неправ и поторопился.
        — Я понимаю. Ну, чего встали? Вы сюда не веселиться пришли, а по делу.
        Горцы начали расходиться, что-то недовольно бурча себе под нос. Сохранивший же лицо и значительно повысивший свой авторитет Даргат взирал на это с высоко поднятой головой и нескрываемым превосходством. Есть отчего. Для взятия такой твердыни горцам нужно было задействовать не меньше сотни воинов. А то и больше. Он же управился с двумя десятками. Причем умудрился не потерять ни одного человека. Конечно, ему помогали. Но кто станет вспоминать о каких-то двух пришлых, которые к тому же ни разу не обагрили свои клинки кровью врагов?
        — Шаман, ключей нет,  — наконец доложил Волк.
        — Я это уже понял,  — глядя на того самого горца, что занимал позицию у «гатлинга», кивнул Игорь.
        Тот как раз передавал Даргату большое кольцо с нанизанными на него ключами. Никаких сомнений, того в первую очередь интересуют трофеи и склад. Да он, собственно, уже на него и нацелился. А вот Шаману куда интересней дверка с толстыми дубовыми плахами, что пристроилась в одном ряду с офицерской и сержантской квартирами. Именно там и должны располагаться пленные земляне. И судя по наличию на двери замка, они там есть.
        — Даргат, не одолжишь мне ключи?
        — Конечно,  — повесив замок дужкой на одно из колец ворот, отозвался горец.  — Шаман, я много слышал о том, что пришлые могут творить чудеса в лекарском деле.
        — Не скажу, что чудеса, но кое-что можем,  — припоминая вскрик рядом с собой во время боя, ответил Игорь.
        — Одного моего родича ранили в руку. Рана нехорошая. Кость сломана,  — указывая на свое плечо, пояснил союзник.  — Можете помочь?
        Шаман смерил Даргата внимательным взглядом. Хм. Он уже герой, потому что не просто взял добычу, но и не потерял ни одного родича. Если же не будет и ни единого покалеченного, то авторитет его еще более укрепится. А у Игоря появится такой должник, который будет готов пожертвовать ради него жизнью. Не Даргат, конечно, а раненый. Перебитая кость — здесь это едва ли не смертельное ранение, и почти стопроцентная увечность.
        — Док, ответь Шаману.
        — Здесь Док.
        — Одному горцу пулей перебило плечевую кость. Помочь можешь?
        — Не знаю. Нужно смотреть. Раз на раз не приходится.
        — Но в принципе у тебя есть такая возможность?
        — В принципе есть. А ты уверен, что нам стоит тратить время и медикаменты на горцев?
        — Союзники никогда не будут лишними.
        — Хорошо. Я иду.
        — Только не сходи с тропы. Не хватало еще тебя выковыривать из какой-нибудь ловушки.
        — Понял.
        — Наш лекарь посмотрит вашего раненого. Ничего обещать не могу, но он сделает все, что в его силах.
        — Хорошо. Я тебе верю,  — протягивая ключи, произнес горец.  — Не забудь вернуть. Тут еще много замков.
        — Не сомневайся,  — заверил Шаман.
        Ключ подобрался быстро. А вот открывать дверь Бородин не спешил. Ну что должны думать находящиеся внутри? Сначала бой, потом крики, полные боли и страдания, возбужденная гортанная аборигенская речь. Уж точно не о том, что кто-то собирается их спасать.
        — Эй, кто там внутри! Не делайте глупостей. Мы русские, земляне. И мы здесь, чтобы вас освободить.
        — А откуда мы знаем, что тебе можно верить?
        — Ты что, тупой?  — в сердцах выдал Волк и завернул на великом и могучем: — С тобой на каком языке говорят, в гробину душу мать нехай?!
        Так, чтобы никаких сомнений. Мат — он вообще много чего может поведать. Как бы хорошо ни изучил русский язык иностранец, в мате он непременно споткнется. Потому как одно и то же, казалось бы, выражение имеет совершенно противоречивый смысл.
        — И что с того? Можно подумать, я от наших же русских никогда дерьма не видел,  — упрямо гнул свое пленник.
        — Видел, не видел, а выбор у вас невелик. Либо выходите тишком да бочком и мы знакомимся, либо я расцениваю твои кривляния как враждебные и действую соответственно. А попросту грохну, и вся недолга.
        — Я тебя понял.
        — Вот и молодец. Я вхожу.
        Дверь поддалась с легким скрипом. Ага. Знакомая обстановка. Просторная комната с печью и большим столом. Двери в комнатки поменьше, женскую и мужскую половины. Четверо мужчин. Вернее, мужчина один, тот, что говорил с Игорем. Невысокий крепыш лет сорока с кочергой в руке. И трое парней лет по двадцать пять — двадцать восемь неприметной наружности.
        — То, что это не Земля, знаете?
        — Да уж догадались. И местные просветили. С горцами поговорить не получалось, а вот офицер на русском лопочет вполне прилично.
        — Лопотал.
        — Хм. Даже так. Жаль. Нормальный был мужик.
        — Не жалей. Это была всего лишь его работа,  — поправляя тактические очки из арсенала кукловодов, произнес Игорь.
        Ну да. Все они обрядились в этот девайс. Во исполнение договоренностей, так сказать. Они кукловодам — кино, те в ответ не трогают близких и даже позволяют охотиться на себя. Странные типы. Но факт остается фактом. За убийство тройки контролеров не последовало никаких ответных мер. Те были таким же расходным материалом, как и все попаданцы.
        Кстати, Алина уже выехала в очередной свой рейс под охраной бригады Чеботаря. Помимо «Антилопы» Игорь выделил им еще и «Ниву». Пара «гатлингов» в умелых руках — это уже более чем серьезно. И Бородин очень надеялся, что все пройдет удачно. Именно поэтому и очки надели, и глушилку не запускали. Сомнений в том, что тут напичкана прорва аппаратуры, у него нет.
        — Работу свою тоже можно делать по-разному. Он с нами обходился по-доброму.
        — А знаешь, ради чего?
        — И ради чего?
        — Чтобы вытянуть из вас технологии. Все, что только сможете выдать. Глядишь, и что-нибудь полезное выяснится. Например, как изготовить тот же пироксилин или бездымный порох.
        — А чего тут сложного-то?  — пожал плечами один из парней.
        — Фью-у-у! Эт-то мы удачно зашли,  — даже присвистнул Антон.
        — И не говори, Волк,  — покачал головой Шаман и обратился к парню: — Ты химик?
        — Нет. Просто увлекался всякой ерундой. Интересно было. Вот и…
        — Понятно. Волк, разъясни новичкам, что тут и как. А я пока пройдусь по фактории. Ну и Доку помогу. Наверняка понадобится ассистент во время операции. Из горцев помощники точно никакие.
        — Сделаю,  — заверил Антон.
        Бородин вышел во двор и глянул на коменданта. Его тело все так же лежало посреди двора. Кто-то не поленился проконтролировать, вскрыв ему глотку. Но, похоже, тот уже был трупом, уж больно мало натекло крови. Даже с учетом того, что ее мог впитать снег.
        — Ворот Шаману,  — вызвал он Васютина.
        — Здесь Ворот.
        — Совсем из головы вон. Поздравляю. Один магазин и шесть трупов. Ты просто прирожденный снайпер.
        — Не я. Даша,  — поправил Григорий.
        — Как так?  — искренне удивился Игорь.
        — В прошлом биатлонистка. Ну и повоевать успела. Как раз снайпером.
        — А где воевала и за кого?
        — Здесь Настя,  — послышался голос Поповой.  — Нам-то какая разница? Сейчас она с нами и за нас. И так будет, пока не вернемся в Невьянск.
        — Логично. Ладно, не расслабляйтесь. Док. Шаману.
        — Здесь Док,  — послышалось в ответ, и по дыханию было заметно, что товарищ движется если не бегом, то достаточно быстро.
        — Ты скоро?
        — Минут пять.
        — Принял.
        Та-ак. И чем пока заняться? Может, пойти глянуть, что там с трофеями? Нет, в Даргате у него сомнений никаких. Во-первых, горцы могут украсть, и это у них не порицается. А вот нарушать уговор уже бесчестно. Во-вторых, тому просто нет смысла обманывать Игоря. Ведь горцы достаточно суеверны. Знакомство с Бородиным принесло Даргату небывалую удачу. А такую капризную девку, как Фортуна, лучше не злить. Пусть она у них и зовется иначе.
        С пришлыми рассчитаются честь по чести, это точно. Просто интересно, что там им перепало. Ведь в преддверии зимы склад наверняка был забит. Не иначе как вновь проснулась его персональная жаба. Время от времени эта особа распоясывалась. Хм. Ну и он шел у нее на поводу. Что поделать, человек слаб.

        Глава 9
        Взаимовыгодный договор

        — Ну что, затюкали, замучили, как Пол Пот — Кампучию?  — с нескрываемым задором встретил Игорь Дашу, выходившую за ограду дворца.
        — Я видела фильм «Интердевочка». И в оригинале это звучит несколько иначе,  — стрельнув в Бородина недовольным взглядом, строго припечатала девушка.
        — Будем бодаться или поедем уже?  — даже и не подумав смущаться, спросил Шаман.
        — Кхм. Извини, Игорь Юрьевич. Просто… Словом, когда долгое время ты одна в мужском обществе, тут либо во все тяжкие, либо руби концы на взлете.
        — Да не грузись ты,  — отмахнулся Игорь.  — Среди нас ни голодных, ни озабоченных. Так что неактуально. А захочешь с кем завести отношения — не проблема. Только поставь меня в известность.
        — Зачем?  — удивленно вскинула брови Даша.
        — А затем, чтобы я вас в пару не ставил.
        — Ну так сведи с Воротом. Он на Настю разве что не молится. Пулеметчик и снайпер — сладкая парочка получится.
        — Это-то да. Но у нас двойки порой меняются, а то и тройками работаем. Словом, не хотелось бы нарваться на нежданчика.
        — Хорошо, я учту. А если на стороне, тоже докладывать?  — уже с улыбкой уточнила Даша.
        — В этом случае в первую очередь,  — не поддержав ее шутливого тона, ответил Шаман.
        — Что так?  — почувствовав, что тут кроется какой-то подвох, спросила биатлонистка.
        — Потом объясню. Всему свое время.
        — Ладно. Но горячая ванная, душ и все остальные прелести, надеюсь, в силе?
        — Можешь не сомневаться.  — Бородин подтолкнул ей один из велосипедов ребятни: — Ездить умеешь?
        — Хм. Глядя на этот артефакт, я в этом уже не уверена.
        Угу. Даже аппарат Бородина с рамой от местных умельцев выглядел не особо. А тут — полностью местный продукт, от последней гайки до кожаных рулонов, выступающих в роли шин. Было чем озадачиться.
        — Не переживай, малость тяжелее и трудней в управлении, но в целом самый обыкновенный велосипед.
        — А ничего, что сейчас как бы зима?
        — Ну-у, есть несколько вариантов передвижения по Невьянску, и, на мой взгляд, пока в лидерах именно велосипед. Но если есть желание, можешь обождать во-он там, на пятачке. Глядишь, подъедет извозчик или такси. Правда, время ожидания варьируется от пары минут до часа.
        — Да ладно тебе, Игорь Юрьевич. Я это так, к слову,  — все же принимая у него велосипед, улыбнулась Даша.  — Кстати, а сколько тут стоит проезд на общественном транспорте?
        — Поездка — от двадцати копеек за первый километр. Далее — по двадцать за каждый последующий. К примеру, отсюда до Алининого дома можно прокатиться всего лишь за двадцать копеек, а вот до общаги, где мы высадили Настю,  — уже сорок.
        — Да там же не больше трех сотен метров!
        — Правильно. Но отсюда расстояние уже перевалит за километр, а значит, и тариф другой.
        — А средняя зарплата тут пятьдесят рубликов?
        — Именно.
        — Грабеж.
        — А я о чем,  — рассмеялся Игорь и тронул с места.
        В Невьянск они вернулись к двум часам дня на третьи сутки после взятия фактории. Изрядную долю первого дня съела дележка трофеев. Команде Шамана перепала целая дюжина лошадей. И коль скоро так, то он решил загрузить их по полной и отказываться от какой-либо части добычи не собирался.
        Отдельным камнем преткновения стал вопрос о пленниках. С Дашей все понятно. С ней определились еще загодя, и она теперь вольна как ветер. А вот что касается четверых пленников, находившихся в фактории, тут Даргат уперся. Из его слов следовало, что пленники стоят по три сотни рублей, а значит, ему должно перепасть трофеев по две сотни с человека.
        Игорь был готов признать тот факт, что пленников можно рассматривать как трофеи. В конце концов, им ведь перепадет премия из княжеской казны. Но вот расценки горцев его не устраивали. Премия-то подразумевает две сотни за человека.
        Если бы не количество лошадей, которых не хотелось вести порожняком, то он, пожалуй, не так сильно настаивал бы на своем. Но наличие свободного вьючного транспорта серьезно тормошило его неуемную жабу. А потому он продолжал отстаивать каждую копейку и сумел-таки настоять на том, чтобы пленников оценили по две сотни. Н-да. Как-то оно… Ну а что тут такого? Из песни слов не вычеркнешь.
        Пока разобрались с добычей, пока составили караван, пока Игорь разъяснил Даргату, как пользоваться горной пушкой, время перевалило за полдень. А там и две ночевки в горах. Дюжину лошадей нужно разгрузить, расседлать, а с утра снова собрать караван. Не хухры-мухры. Хорошо хоть с ними отправились трое молодых горцев, которые оказали существенную помощь неопытным землянам.
        Бородин и не думал доверяться роду Хаританов. Еще чего не хватало. А вот Даргат, напротив, после взятия фактории благоволил Игорю. Тот ведь полностью сдержал свое слово. С парнями расстались уже перед самой границей. Трое вооруженных до зубов воинов — в горах серьезная сила, особо переживать на их счет не стоило.
        Далее определили лошадей на постой, перегрузили трофеи на КАЗ и двинулись в Невьянск. Доехали без приключений. На территории княжества давно уже тихо. Разве что на хищника какого нарвешься, но тут уж ничего не поделаешь.
        Прибыв в город, первым делом направились во дворец, передав спасенных в заботливые руки чиновничьего аппарата. А пока суд да дело, разгрузили все трофеи в просторном подвале Алининого дома, где они устроили свой склад. Хм. Не таком уж и просторном. Так уж сложилось, что в последние месяцы команда Шамана не испытывала сложностей в средствах. А потому трофеи пока ложились мертвым грузом, а количество их росло.
        Поле этого Бородин оседлал свой велосипед, прихватил еще один для Даши и отправился с докладом в контору. Время позволяло, а потому с неприятной обязанностью следовало покончить сразу. Не доложишься капитану Котову — тот не отдаст приказ о переводе премии за выполнение задания.
        Пообщавшись с безопасниками, Бородин снова двинулся во дворец, чтобы закрыть вопрос с выплатами за спасение землян. Ну и препроводить Борисову в нужном направлении. Девушка изъявила желание присоединиться к его команде. А значит, она теперь человек им не чужой, и ее должно опекать, пока не освоится на новом месте.
        К слову, Игорь напрасно бодался с Даргатом. За доморощенного химика из казны обломилось шесть сотен рублей. Вообще-то жлобы. За такую-то тайну могли бы и штукой отдариться. Ну да чего уж там. К тому же, помимо премии за спасение, были предусмотрены и другие выплаты.
        — А мы куда? Ты когда говорил о доме, вроде бы показывал в другую сторону.
        — Для начала заедем в банк. Нужно депонировать чеки, распределить премию по счетам парней, проверить поступления. Ну и тебе открыть счет.
        — Понятно. Бородин, ты обещал душ.
        — Обещал — будет. Но чуть позже.
        — Стой!
        — Ну что еще?  — притормозил Игорь.
        — Я не собираюсь благоухать немытым телом на весь банк. Мне нужно помыться и привести себя в порядок.
        И это не жеманство. Даша даже в полевых условиях старалась максимально следить за своим внешним видом и гигиеной. Но много ли можно сделать в подобной обстановке? Девушку, систематически ухаживающую за своей внешностью, видно сразу. И Борисова как раз из таких.
        — Даша, выдохни и послушай меня внимательно. Сейчас уже пять часов, и вот-вот начнет темнеть. Банк работает до шести. Суббота. Ты попросту не успеешь привести себя в порядок до его закрытия. Завтра воскресенье, выходной. Значит, ты остаешься без счета и чековой книжки. Ну и за какие такие шиши ты собираешься ходить по магазинам?
        — А у меня что, есть деньги?
        — Есть, и не так чтобы мало. За твое освобождение и доставку в Невьянск нашей команде выплатили премию в две сотни рублей. Так как ты теперь с нами, то премию эту мы отдаем тебе. Далее. Твои вещи земного происхождения, включая даже нижнее белье, являются приличным капиталом. За все это ты получишь минимум две сотни рублей. Хорошо, что зима и на тебе надето много одежды.
        — Смеешься?
        — Нет. А разве Настя тебе об этом не говорила?
        — Я про белье.
        — Я совершенно серьезен. Даже не возьмусь сказать, сколько ты сможешь выжать за свои трусики и бюстгальтер.
        — Но какая дура согласится носить белье после другой женщины?
        — Тут несколько иная шкала ценностей. Так что, поверь, найдется такая. А если у тебя что-то эдакое кружевное и сексуальное, да еще и в едином комплекте, то за него целая драка будет.
        — Дурдом,  — вынесла вердикт Даша.
        — Вот даже не буду с тобой спорить. Поехали.
        Посещение банка отняло совсем немного времени. И тем не менее возвращались, когда уже окончательно стемнело. Но это вовсе не значит, что им приходилось передвигаться впотьмах. На улицах уже горели газовые фонари да плюс снег. Последний все больше становился грязным; пусть и не наблюдалось оттепелей, как на Кавказе, зато кругом пользуют уголь и дрова, бегают автомобили. А все это шлак, пепел, копоть и сажа.
        — Шаман, тут Хана меня дергает, говорит, что Алина Витальевна должна была сегодня вернуться, но ее все еще нет,  — с порога озадачил Игоря Волк.
        — Ну что я могу сказать — успокой ее. Время еще не позднее. Задержки в пути — дело вполне обычное. Не тебе мне это объяснять. И факторов тут может быть более чем достаточно. Хоть та же банальная поломка авто.
        Можно подумать, Игорь не понимает, что Михайлова задерживается, и не волнуется по этому поводу. Не посторонний человек, между прочим. С другой стороны…
        — Ладно. На том свете отоспимся,  — крякнув, решил он и обратился к Волкову: — Садись на велик и мухой по нашим, чтобы никто не успел загулять. Оповести, что завтра выезд на «Ниве». У Насти попроси комплект «горки» для Даши. Некогда по магазинам шастать. Уверен, что повстречаемся с ними в пути, но… Спокойнее так.
        — Понял. Я мигом,  — тут же подхватился парень.
        Не иначе как Хана не просто обеспокоилась задержкой мамы Алины, но за такой короткий отрезок времени еще и всю плешку Антону проела. Девчушка, как и остальные дети, на полном серьезе почитала Михайлову за мать. Не уберегла она себя по молодости да глупости, вот и осталось только принять к сердцу чужих детей. И от того, что те признали ее, готова была порвать любого, как за родную кровиночку.
        Игорь передал Дашу в заботливые руки Ханы и успевшей полностью освоиться в доме Кати. После чего отправился чиститься с дороги. Ему еще сегодня нужно на встречу с Ерохиным. Они оговорили это заранее. В девять часов вечера в день прибытия команды в Невьянск. Местом встречи определили дом бывшего агента кукловодов.
        Черный оборудовал его глушилкой, запитанной на радиоточку, и теперь там не работала ни одна камера. Дом пустующий, цена на него высокая, и покупателей все еще нет. А потому информация с его камер никому не интересна. Как следствие, работа глушилки остается незамеченной. Во всяком случае, расчет именно на это.
        К семи спустился в столовую на ужин. По устоявшейся традиции, все обитатели дома собрались за большим обеденным столом. Успел обернуться и Антон, плюхнувшийся на свое место с раскрасневшимся с мороза лицом. Подмигнул Хане, мол, порядок, твой рыцарь все вопросы порешал. И девушка сразу же успокоилась. Насколько это возможно, когда переживаешь за близкого человека.
        Как всегда, было довольно шумно. Добавилось три новых лица: Катя, Дмитрий ну и Даша,  — но мест хватило всем. Это когда в доме не протолкнуться от невест, приходится есть в две смены. А сейчас полный порядок. Разве что хозяйки не хватает.
        Бородин на это право не претендует. Его слово, конечно, имеет вес и значение. Авторитет непререкаем. Он участвует и в бытовых вопросах, и в деле воспитания детворы. Но факт остается фактом: хозяйкой в доме является Алина.
        Устраиваясь за столом, Игорь отметил, что Дмитрий обменялся взглядами с Катей. Учитывая прошлые похождения парня, симптомчик нехороший. Бородин им не дуэнья и следить за их моральным обликом не собирается. Люди взрослые, каждый кузнец своего счастья. Катя вольна в своем выборе. Но…
        — Дима, прими совет — осади лошадей,  — уже после ужина, отозвав парня в сторону, посоветовал Игорь.
        — А что я такого делаю?
        — Сотри с лица невинное выражение. И слушай меня внимательно. Я не ханжа. И не говорю, чтобы ты непременно тянул девушку под венец. Но разводить непотребство в этом доме не позволю. Здесь. Этого. Не будет,  — раздельно припечатал Бородин.  — Хочется — вали к Болотину и чеши свой отросток там. Нужно непременно с Катей? Не вопрос. Сними номер в гостинице или комнату в общаге и живите как хотите. Но здесь ты блудить не будешь. Мы друг друга поняли?
        — Поняли, Игорь Юрьевич.
        — Вот и ладушки. Но учти, решишь сделать по-своему — вылетишь из команды, как пробка из бутылки.
        — Да понял я. Все будет пристойно, не сомневайтесь.
        — Хотелось бы надеяться. Кстати, кобель, ты на Дашу особо не облизывайся. Девушка с боевым опытом, служила с мужиками и прошла войну, а потому шуток не понимает. Это чтобы ты случаем не нарвался. Не то отрежет тебе твой окаянный отросток, будешь потом выть на луну.
        — Я учту.
        — Ты учти, Дима. Обязательно учти.
        Угораздило же подобрать этого Казанову. Но ведь спец, каких мало. А уж в местных условиях так и вовсе на вес золота. Однако потакать ему — политика неверная.
        Кстати, надо бы еще и с Катей поговорить. Они ее приютили и взяли на себя заботу о ней, но опекать девушку, пока она будет скакать по мужским койкам, в их планы не входит. Пусть уж лучше это уяснит сразу. А вот попрекать ее деньгами Игорь не собирался. В конце концов, она его ни о чем не просила. Сам влез.
        К тому же у нее относительно Дмитрия могут быть серьезные намерения. Ну, тогда уж лучше пусть узнает, что это за чудо такое. Чернов был из категории закоренелых холостяков и вечных охотников. Эдакий Дон Жуан, который каждый раз уверен в том, что обрел настоящую любовь всей своей жизни, пока не повстречает другу. Именно таковым видел его Бородин, опираясь на собственный жизненный опыт.
        Поведение же молодого человека указывало на два обстоятельства. Первое: он таки своего добился, и Катя поддалась его очарованию. Хм. Насчет этого самого очарования вопрос спорный, но ты поди пойми девиц, которые тают даже перед худыми, бледными и невзрачными типами. Что уж говорить о Дмитрии. Не красавец, но и не дрищ какой.
        После короткого разговора с Черновым Игорь вместе с Дашей заперлись в их с Алиной комнате и принялись за чистку оружия. Понятно, что грязнили его всей командой. Однако возможность засветить земные стволы лучше бы свести к минимуму. И без того приходится прятаться от вездесущей детворы. Вроде и достигнута договоренность с их лидерами Леной и Артуром, но дети есть дети.
        После того как закончили с оружием, Игорь засобирался на встречу. В шапку предварительно вложил заряженную глушилку. Понятно, что по улицам наверняка понатыкано камер. Да хоть на тех же газовых фонарях или репродукторах. Уж они-то, находясь на расстоянии, смогут и заснять его, и передать пакет информации. Но не могут они понатыкать камеры и ретрансляторы на каждом пятачке. А потому, как только он выберется на пустырь промзоны, сразу можно будет запустить аппарат. Для кукловодов это превратит его практически в невидимку. Не надо им знать, куда он направляется. Как и о том, что Шаман знает об имплантатах.
        Доехал до конца улицы Озерной, как раз упиравшейся в городское озеро, объехал его и оказался на дороге, ведущей в промзону. Включил глушилку. Ни о каких фонарных столбах говорить не приходилось. Как и о жилых домах. Дорога шла по задам огородов.
        Добрался до нужного участка и, припрятав велосипед, двинулся через огород, воспользовавшись тропой, набитой собаками. По таким стежкам можно легко выявить пустующие дома. Ну или те, где проживают нерадивые хозяева, у которых в заборах зияют прорехи для собачек.
        Не убранный во дворе снег — в ту же копилку. Хотя человеческих следов хватает. Не иначе как Ерохин озаботился легендированием явочной квартиры. Дом-то на продаже. Вот и водят потенциальных покупателей или кого иного под их видом. Не суть важно. Главное, что следы и сметенный с крыльца снег никого не удивят.
        Дверь оказалась незапертой. Значит, Ерохин уже здесь. Но это не повод расслабляться. Извлек из кобуры «Грозу», с едва различимым щелчком снял с предохранителя. Затвор передергивать нет необходимости, патрон уже в стволе. И это не резинки. Травматическими боеприпасами снаряжен «бульдог», а в пистолете боевые.
        Вооружился фонарем, и тут же заиндевелая прихожая осветилась конусом бледного света. Прошел к двери в комнату, прикрыв за собой входную. Распахнул, тут же уходя в сторону и выставляя перед собой руки с фонарем и пистолетом.
        — Спокойно, Шаман. Здесь только я и Вирус,  — послышался знакомый голос Ерохина.  — Проходи, снаружи нас страхует пара егерей.
        — А встречу организовать нельзя было?  — недовольно буркнул Игорь, переступая через порог.
        Ерохин сидел за столом, сложив на столешнице руки в меховых перчатках. Вирус пристроился рядом, таращась в монитор ноутбука. Парень в своей стихии. Бог весть, чем он там сейчас занимается. Но Игорь предполагал, что работает с находящимися в округе ретрансляторами. Знакомая и уже обыденная, но оттого не менее важная работа.
        — Зачем лишний раз маячить перед возможными свидетелями?  — пожал плечами лейтенант.  — К тому же не факт, что ты бы не воспринял встречающего как врага и не пустил в ход оружие. А так, обозначились голосом, и никто, кроме тебя, не услышит.
        — А если бы это был не я?
        — Тогда бы нам подали знак. Извини, чай не предлагаю, но могу налить шкалик коньячку. Как насчет таболатского пятилетней выдержки?
        — А давай,  — присаживаясь напротив и устраиваясь так, чтобы опустить седалище на полу куртки, согласился Игорь.
        Ерохин извлек из нагрудного кармана плоскую фляжку, открутил крышку и протянул гостю. Ясное дело, что использование подобной посуды исключало какие-либо стаканчики. Благородный напиток приятно ожег небо, горячей струйкой скатился по пищеводу и разлился теплом по желудку. Хорошо-о.
        — Ну и как сходили?  — поинтересовался Ерохин.
        — Можно подумать, ты не знаешь. Я ведь успел заскочить в контору и доложиться. Даже рапорт накарябал.
        — Я не о том, что вошло в рапорт и доклад.
        — Нормально. Кукловоды получили хорошую картинку, да еще и не ночного боя. Как и уговаривались, мы все были в очках.
        — Что новички? С имплантатами?
        — Только девушка.
        — Кукловоды на связь выходили?
        — Нет.
        — А эта Борисова? Я так понимаю, ты решил взять ее в отряд?  — продолжал сыпать вопросами Ерохин.
        — Мне не помешает снайпер, тем более с боевым опытом.
        — Кхм… Вообще-то новые люди в команде сейчас нежелательны. Коль скоро заряжена, то и вероятность того, что она из засланных, довольно велика.
        — Был такой хороший американский фильм, назывался «Неприкасаемые». Так вот, там показана насквозь коррумпированная полиция, и когда группе понадобился помощник, старый полицейский сказал золотые слова. Дословно не помню, но что-то типа: «Если сомневаешься, не попадется ли тебе гнилое яблоко в бочке, сорви его с дерева».
        — И они взяли последнего члена команды прямиком из полицейской академии,  — проявил осведомленность Андрей.
        — Именно. Знаешь, такое внедрение — все же как-то слишком даже для кукловодов. Мы обнаружили ее в плену у горцев.
        — Которые должны были продать ее в факторию. Вы накрываете Лайяту, освобождаете девушку, она сообщает о том, что является снайпером…
        — И идет лесом,  — покачав головой, перебил его Игорь.  — Хотя бы потому, что я понятия не имел бы, как она оказалась в фактории. А так я сам видел ее в плену и лично разрезал вовсе не бутафорские веревки, оставившие реальные следы на запястьях. И то, что с ней обошлись хорошо, вовсе не показатель. Могли ведь что-нибудь учудить. На подобное внедрение можно пойти только по убеждениям, а не за деньги.
        — Ну, хорошо. Для чего-то же ее зарядили имплантатом.
        — Есть у меня по этому поводу кое-какое предположение.
        — А именно?
        — Вот смотри, заряжают меня. Наверняка знают о моем роде занятий, а значит, высока вероятность того, что я не стану сидеть на попе ровно. Даша — вообще с боевым опытом.
        — И дала связать себя, как овца.
        — Она ведь не понимала, что происходит. Из тихого мирного городка оказаться непонятно где. Вируса, похоже, должна была съесть кошка. А для любителя подобных зрелищ чем подробней, тем лучше, и за ценой он не постоит. Руля зарядили, когда наша команда уже оказалась в центре внимания.
        — Ну а Док? Он ведь не был в вашей команде.
        — Не был. Тут непонятно. Но если бы не мы, то его там и порешили бы. Даже будь он засланным казачком, то после такой подставы однозначно отвернулся бы от них.
        — Но для чего заряжать фельдшера «скорой помощи»?
        — Не знаю. Как не знаю и того, отчего не зарядили Настю. Все же практическая стрельба. Хотя она здесь уже два с половиной года. Возможно, тогда этой технологии попросту не было.
        — Как бы тебе не ошибиться, Шаман.
        — Я могу ошибаться в отношении любого из членов команды,  — усмехнулся Игорь.  — Что касается Даши, то до поры я не собираюсь посвящать ее в подробности.
        — Ладно. Принимается,  — согласился Ерохин.
        — Что по личностям перебитой нами команды?
        — Ничего. От слова «совсем».
        — Но они не могли не мелькнуть на территории княжества. Или не попасться тем же егерям, которые посещают все хутора на Диких землях.
        — И тем не менее. Подозреваю, что эти из новеньких. Быть может, специально заточены под твою команду. Коль скоро под вас определили целую базу, то уж одной-то группой озаботиться — не столь уж великий труд.
        — Думаешь?
        — У тебя есть плохая привычка добираться до контролеров раньше, чем они успевают что-либо сообразить. А там, как по нити Ариадны, до самого логова. Поэтому такая перестраховка вовсе не выглядит излишеством.
        — Льстит, конечно. Но лучше бы они относились ко мне менее серьезно.
        — Что думаешь делать в ближайшее время?  — сменил тему Ерохин.
        — Завтра выдвигаемся в направлении хутора Николаевского. Алина задерживается. Хочу удостовериться, что с ней все в порядке.
        — Ясно. Ну что ж, это вполне вписывается в наши планы. Нечего тебе делать в городе.
        — В «наши»? У тебя появились союзники, с которыми ты уже можешь что-то планировать?
        — Без комментариев.
        — Андрю-уха,  — протяжно и с толикой осуждения попенял Игорь.
        — Ну, есть кое-кто. И не один. Все. Хорош с тебя. Слышал поговорку — меньше знаешь, слаще спишь?
        — Я тебя понял. Мое дело — силовая поддержка.
        — На высоком профессиональном уровне,  — внес уточнение Ерохин.  — Продолжай его повышать. Ну и щупай Дашу. Все время щупай. Оступимся — с нами миндальничать никто не будет.
        — Да понимаю я. Пощупаю ее, само собой. Кстати, что там с патронами к «Валу»? Отработал Спицына?
        — Нормально. Будут тебе патроны. Не в объемах армейских складов, но будут.
        — Вот спасибо тебе, добрый человек,  — не без удовольствия потер руки Игорь.
        — Пользуйся. Кстати, Иван Аркадьевич обещался к послезавтрашнему дню организовать пробную партию. Надо будет отстрелять, что там у него получилось.
        — Сделаем.
        — И учти, о тебе он ни сном ни духом. Секретная разработка под нужды службы безопасности. Так что получишь непосредственно от меня.
        — Понял, не дурак.
        — Ну что, будем прощаться?
        — Будем. Только дай-ка мне еще глотнуть коньячку.
        — Ты же не особый любитель спиртного,  — извлекая фляжку, удивился лейтенант.
        — Не любитель. Но больно уж вкусный он у тебя, сволочь.
        — Еще бы. Пятьдесят рублей за бутылку.
        — Круто,  — принимая фляжку, уважительно кивнул Игорь.
        — Ну, у меня семьи нет, а потому не вижу смысла отказывать себе в маленьких радостях.
        — Хоро-ош,  — сделав глоток и вслушиваясь в послевкусие, резюмировал Бородин.  — Слушай, а где ты его берешь? Я, пожалуй, прикупил бы бутылочку.
        — В лавке у Хомякова.
        — Ага. Спасибо.
        — Ну что, Игорек, следующая встреча в девять вечера в день возвращения в Невьянск.
        — Кое-кому от меня еще и рапорт принимать по поводу выхода за пределы княжества. Теперь-то к куратору, а не к начальству.
        — Не придуривайся, это другое.
        — Да понял я, понял.
        Сегодня эта их встреча тоже не первая. Виделись уже в конторе, когда Шаман был на докладе. Но там у них все прошло как обычно. То есть столкнулись в коридоре, поздоровались. Ерохин предложил погонять чайку, Бородин отказался, сославшись на необходимость встретить Дашу. Но даже если бы и сели чаевничать, то разговора не получилось бы, даже намеками. Потому как Вирус не всесилен.
        Расходились поочередно. Первым покинул дом Игорь, поскольку Сане нужно было разобраться с находившимися поблизости двумя ретрансляторами. Дело несложное и уже превратившееся в рутину, но жизненно необходимое.
        До дома добрался без происшествий. Ночь прошла тихо. Если не считать разоравшихся во дворе котов. Вроде двадцать первое декабря, а не март, но ты поди объясни этим зверюгам, что концерт они закатили слишком рано. Довели до того, что пришлось бороться с желанием отправиться на поиски крикунов, дабы примерно наказать. Даже прикинул, где находится «винчестер» и сколько имеется травматических патронов. Но лень все же пересилила, а усталость сделала свое дело и слепила веки.
        Утром просыпался тяжко. Сказывался длительный и утомительный переход по горам, в результате которого накопилась усталость. Бедному будильнику досталось на орехи. Хорошо хоть на ковер грохнулся и не разбился. Нет, Игорь вовсе не собирался портить имущество. Просто как-то уж поспешно и даже нервно дернулся заткнуть этот противный звон. И понять его может только тот, кто просыпался под такое механическое чудо.
        Полежал с десяток секунд в гулкой тишине, вздохнул и сел на кровати. Сонно потянулся, крякнул, передернул плечами и потянулся к коробку спичек, чтобы запалить газовый рожок. А все оттого, что не ощущал никакой тревоги и прекрасно осознавал, что попросту дует на воду. Ни одна их поездка не обошлась без задержек. Так отчего у других должно быть иначе? Конечно, где-то глубоко червячок сидел и неуверенно свербел. Но тревогой это назвать сложно.
        Руль подкатил на «Ниве», как всегда, в половине седьмого. Причем весьма недовольный. Да оно и понятно. Тут и летом-то приходится вставать на час раньше остальных, чтобы раскочегарить котел. Зимой же и того веселее. С вечера воду из котла слей, утром разожги топку и горячую залей. Или, как вариант, оставляй котел на подогреве. Но тогда уж ночью регулярно проверяй, как у него там дела.
        Надо бы Рулю построить теплый гараж. Раньше думал, что вот-вот свалят из города. А оно вон как вышло. Интересно, как в Невьянске обстоит со строительством в зимнее время? Не каменная же кладка со специальными добавками в раствор, а саман. И из дерева вроде как в зиму не строят. Надо будет пообщаться со строителями на эту тему. Может, сколотить из досок какое чудо в две нитки и в промежуток забить солому? Быстро, дешево и сердито. Все же транспорт принадлежит команде, а мучается с ним Руль. Нечестно.
        Вынесли бесформенные мешки с оружием и снаряжением изнутри на всю команду. Не забыли и местную стрелковку. Чтобы никаких вопросов. Ну и «гатлинг» пристроили на турели. А то как же, выезжают за пределы княжества, и без пулемета. Непорядок.
        Именно для этой цели Игорь выдурил у горцев легкий четырехствольный аппарат под револьверный патрон. Он куда оборотистей шестиствольной дуры под винтовочный. Правда, магазин только на полсотни патронов, но это не беда. У него функции все больше бутафорские. Бородин делал ставку на ПК. Этот агрегат куда весомей будет. Просто светить его до поры никак нельзя.
        Ну да. Все так. Шаман решил наплевать на серьезную конспирацию. Глупо изображать из себя бедного родственника там, где тебя не видят посторонние. Две спасенные бронежилетами жизни — яркое тому подтверждение. И неоспоримое преимущество при штурме фактории чего-то да стоит. С патронами проблемы вроде как разрешились. А раз так, то пошло оно все лесом. Он даже опять три «Вала» задействовал. Хотя и калаши прихватил. Мало ли как оно выйдет по задачам.
        До хутора Николаевского добежали в бодром темпе. Тут всего-то порядка семидесяти километров. Конечно, для купеческих караванов, тем более на конной тяге, расстояние немаленькое. Но «Ниве» потребовалось всего лишь два с половиной часа. Можно было бы и быстрее, но…
        Обжегшись на молоке, дуют на воду. Как показывает практика, горцы совсем не обязательно устраивают засады в лесных массивах. Вполне управляются и в чистом поле, используя мало-мальские складки местности. А их тут хватает. Дуракам и пьяным, разумеется, везет. Но не так часто, как хотелось бы. А поэтому… Ножками. Ножками. Одна радость: пока идут открытые пространства, здорово выручают лыжи.
        Задерживаться в Николаевском причин никаких. Но и проскочить его не удастся. Паровик, чтоб ему трижды опрокинуться. Эта машинка требует систематического обслуживания. На угле вроде попроще, но газ все же чище. Вот только нет в мире совершенства. Выигрывая в одном, неизменно проигрываешь в другом…
        «Нива» резво скакнула на очередной колдобине. Все пассажиры дружно подпрыгнули, едва не достав до тента. Пусть это самый совершенный автомобиль в этом мире, но амортизаторы ему не помешали бы. Однако чего нет, того нет. Машина начала резко снижать ход и, фыркнув, как усталая лошадь, наконец замерла на месте.
        Шаман с Волком не сговариваясь полезли наружу. Передовой дозор — это их обязанность. Вот и сейчас метрах в трехстах виден очередной урез возвышенности. Игорь даже припомнил, что именно здесь в свою первую поездку он подстрелил пятерых горцев. От воспоминаний по спине отчего-то пробежал холодок. Ему впервые стало тревожно за Алину. С чего бы это? Все время был спокоен, а тут вдруг.
        Встряхнулся, как матерый котяра, перехватил поудобнее «Вал» и побежал следом за Волком. У того сейчас в руках АКМС. Ворот занял место у турели, где вместо «гатлинга» красовался ПК. Остальные так же в готовности. Как уже говорилось, Бородин теперь предпочитал не пренебрегать более качественным вооружением и снаряжением.
        — Твою в гробину душу мать нехай!  — невольно вырвалось у Волка при виде представшей перед ними картины.
        — Кхм. Н-да,  — только и сумел выдавить из себя Бородин, с трудом прочистив запершившее горло.
        Сразу за урезом обнаружилась «Нива». Ее пассажиры попали под обстрел первыми. И судя по всему, так ничего и не смогли предпринять. А вот «тазик» попытался уйти, свернув с дороги и начав разворачиваться по целине. Наличие в кузове гильз говорило о том, что пулеметчик успел открыть огонь. Вот только стрелял он недолго.
        Кроме гильз, в кузове обнаружилось шесть выпотрошенных сундуков. Повсюду разбросано тряпье, свидетельствующее о грабеже. Пять трупов мужчин так же ограблены. Их раздели донага, забрав даже исподнее, и оставили лежать на снегу. Если ориентироваться на состояние не запорошенных снегом, заиндевелых тел, которые еще не успели потратить звери, случилось это не далее чем вчера в полдень. То есть почти сутки назад.
        Ну и, наконец, автомобили. Горцы не стали их поджигать, как видно, не хотели привлекать внимание дымом. И неудивительно. Им ведь уходить с добычей, сковывающей их похлеще кандалов. Если бы речь шла только о женщинах, то еще туда-сюда. У горцев выносливые лошади. Но наличие двух громоздких «гатлингов» добавляло трудностей. Под каждый из этих агрегатов нужно выделять отдельный живой транспорт. А раз так, то скорость все одно упадет до минимума. Отсюда и выпотрошенные сундуки.
        Сами автомобили, за исключением нескольких пулевых попаданий, практически не пострадали. Если не считать замерзшие котлы. Но серьезных холодов нет, поэтому, возможно, они не разморозились.
        А вот отсутствие женских тел внушало надежду, что Алина в переделке не пострадала. Все так, это были их автомобили. Трупы же принадлежали команде наемников Чеботаря. А ведь у них послезавтра спектакль в клубе. Угу. Подумать же больше не о чем.
        — Что будем делать, командир?  — подал голос Волк.
        — Решать проблемы по мере их поступления,  — скрипнув зубами, ответил Бородин.  — Настя — Шаману,  — вызвал он по рации.
        — Здесь Настя,  — тут же отозвалась девушка.
        — Чисто. Подъезжайте.
        — Приняла.
        Вскоре из-за уреза послышалось громыхание подвески и всего того, что вообще может греметь. В местном транспорте практически все издает грохот, ну чисто разболтанный старенький грузовик, в кузове которого трясется несколько железяк. Разве что рева двигателя нет, а вместо него бодро чухает паровая машина.
        — Итишкин пистолет,  — выдохнула Попова, ступая на снег.
        — Лихо,  — крякнув, произнес Руль.  — Девчат вроде не видать.
        — Только это и радует,  — процедил Игорь.  — Руль, осмотри пепелацы. Что там у них и как. Умерли или можно реанимировать.
        — Не о том думаешь,  — покачала головой Настя.
        — Одно другому не помеха. Волк, давай попробуем разобраться в следах.
        — Принял.
        — Остальным — не расслабляться.
        Направление отхода горцев обнаружили сразу. Как установили и то, что воины устроили в седлах женщин и трофеи, а сами повели животных в поводу. Это, конечно, куда быстрее, чем вести пешком женщин. Но все же не так быстро, как верхами. Хотя разница не больно-то велика. Пеший человек в многодневной гонке может нагнать всадника. И его шансы значительно увеличиваются, а время сокращается, когда речь заходит о зимней поре, довольно глубоком снежном покрове и наличии лыж. Все эти условия наличествуют. А потому и ситуация не так чтобы безнадежна.
        — Пшш. Шаман, ответь кукловоду,  — вдруг ожила рация.
        — Когда я до вас доберусь, то вы все пожалеете, что устроили это,  — задержавшись с ответом на пару секунд, пообещал Игорь.
        — Можете думать что угодно, но мы тут ни при чем. Хотя, не скрою, о готовящемся нападении узнали заранее.
        — И вы не предупредили их,  — зло выплюнул Игорь.
        — Уговора насчет защиты ваших близких между нами не было,  — бесстрастно ответил голос.
        — И чего ты хочешь?
        — Помочь догнать похитителей.
        — Потому что вам это выгодно,  — скрежетнул зубами Игорь.
        — Потому что нам это выгодно,  — не стал лукавить кукловод. Но потом все же снизошел до объяснений: — Дело в том, что если вы перехватите их по дороге, у вас будет шанс решить эту проблему и спасти женщин. Если они дойдут до своего селения, освободить их будет практически нереально.
        — А у вас будет отличная картинка боя в горах. Ну и шанс, что моя команда все же не склеит ласты, потому как у нас достаточно высокие рейтинги в вашем гребаном шоу. Я правильно тебя понимаю?
        — Абсолютно. Но нас интересует не только ваша команда. Как я уже говорил, Алина Витальевна нам не менее интересна.
        — Даже если с твоей помощью я вытащу Алину из этого дерьма, тебе это еще аукнется.
        — Вот уж в чем не сомневаюсь. И не надо зыркать по сторонам, не маленький. Поднимите голову вверх. Во-от,  — когда Игорь рассмотрел дрона, удовлетворенно произнес кукловод.  — Так что я далеко, и сейчас добраться до меня вам не светит. Зато помочь своей пассии очень даже можете.
        — Ладно. Банкуй.
        — Мудрое решение,  — с усмешкой произнес неизвестный.
        Ну, ничего-ничего. Повеселись. Пока. Придет время, и на улице Шамана будет праздник. Сейчас же не остается ничего иного, кроме как выполнять выдвигаемые условия. Но он терпеливый. Сумеет дождаться того момента, когда выпадет возможность предъявить счет. По полной.
        — Следите за дроном. Оттуда сейчас выпадет капсула с картой. И наденьте тактические очки. Надеюсь, они при вас?
        — Весят немного, места занимают мало,  — нехотя произнес Игорь.
        — Вот и славно. Наденьте их. Пожалуйста. И остальные пускай наденут.
        Игорь сердито крякнул, но все же выполнил просьбу. Хотя бы потому, что прекрасно понимал: в этом нет необходимости. Кукловод просто маскировал наличие имплантатов. Впрочем, они были далеко не у всех. Но лишний раз бодаться в существующих условиях — решение не из умных. Проявить норов, конечно, не помешает, это добавит его поведению реалистичности. Но чрезмерно усердствовать не стоит. Сейчас козыри все еще у кукловодов.
        Из дрона и впрямь выпала капсула. И практически сразу же раскрылся небольшой красный парашют. Серьезно замедлить падение алюминиевого тубуса он не мог, зато когда тот нырнул в снег, остался снаружи, указывая, где именно находится искомое.
        Беря в руки этот гостинец, Игорь испытал сомнение. Отчего-то подумалось о бомбе и разлетающихся по округе ошметках его тела. Но он быстро отогнал эти страхи. Нет смысла разбираться с ним таким образом. Имея в союзниках начальника службы безопасности, кукловоды могли прищучить и Бородина, и его команду в любой удобный момент.
        Отвинтил крышку. Внутри обнаружилась самая обыкновенная карта. По земным меркам, конечно. Изделия аборигенов не отличались точностью. Их штабной культуре далеко до уровня развития Земли. Если судить по обозначениям, то это всего лишь один из листов, а значит, картографирована обширная территория. Кстати, на карте есть хутор Николаевский, отмечены селения горцев, но нет территории княжества.
        Пометок карандашом всего две. И обе представляют собой линии синего и красного цвета. Первая — весьма ломанная, даже в предгорьях, а далее петляет по горному ущелью. Вторая — почти прямая.
        — Я так понимаю, синим обозначен предположительный маршрут горцев,  — сказал в рацию Игорь.
        — Вы правильно понимаете.
        — А откуда уверенность, что мы сможем пройти практически по прямой?
        — Там нет препятствий, способных заставить изменить маршрут при отсутствии транспорта. Мы прогнали по нему дрон. Если поторопитесь, то сумеете нагнать отряд уже этой ночью. Хотя придется поднапрячься.
        — Я тебя понял. На твою помощь еще можно будет рассчитывать?
        — Только если я сам сочту нужным. У нас реалити-шоу, а не игра в поддавки.
        — Ох, доберусь я еще до вас, шоумены хреновы.
        — Не сомневаюсь. Конец связи.
        Игорь бросил на Волка вопросительный взгляд. Тот пожал плечами, мол, я и сам понятия не имею, стоит ему верить или нет.
        — Что будем делать, Шаман?  — спросила Настя, когда они вернулись к группе.
        Ничего сверхъестественного. Радиостанции есть у всех, кукловод выходил на связь на их частоте. А значит, разговор слышали все без исключения.
        — Ну, во-первых, хочу сразу сказать, что я, Волк, Ворот и Руль связаны с агентством Михайловой, поэтому у нас выбора нет.
        — Я с вами,  — тут же вызвалась Даша.
        Док усмехнулся, осуждающе покачав головой. Настя метнула в Игоря такой взгляд, словно хотела сказать, где именно и в каком ракурсе она видела его доводы. Оно и понятно. Им уже довелось пройти через многое, и ладно бы он адресовал этот вопрос новенькой, но вот Попова с Овчининым могли и обидеться.
        — Итак, с прелюдией закончили,  — подытожила Настя.  — Теперь давай по делу.
        — У нас есть ясный и четкий след, по которому мы сможем двигаться с гораздо большей скоростью, чем беглецы. Минусы — начавшийся снегопад или метель — могут лишить нас этого ориентира. Судя по карте, горцам до селения километров восемьдесят. И мы сумеем их нагнать хорошо как в дневном переходе от конечной точки их маршрута. Но если брать в расчет нашу усталость, то предполагаю, что настигнем мы их уже почти на пороге дома. Можно воспользоваться картой. Но гарантий, что это не пустышка, нет. Какие там планы у этих клятых кукловодов, один леший ведает.
        — Ты неправ, Игорек,  — задумчиво проговорила Настя.  — Я бы поверила им и воспользовалась картой. Смотри: сюжетная линия с агентством рассчитана на женскую аудиторию и имеет мелодраматический уклон. Сплошная мелодрама в итоге вызывает оскомину, и зрительницам нужна некая изюминка. Их нужно взбодрить. И вот нападение, смерть, кровь, смелое любящее сердце, погоня и освобождение. То есть счастливый конец обязателен. А в этой связи нет смысла отправлять нас к черту на кулички.
        — Хм. Но следуя твоей логике, получается, что и нападение на Алину кукловоды могли спланировать, как это было с нами.
        — Ну, надеюсь, ты не собираешься безоговорочно верить этим ребятам.
        — Твоя правда. Не собираюсь. Но в данном конкретном случае, пожалуй, ты права. Они заинтересованы в том, чтобы мы вырвали как Алину, так и остальных девушек. Ладно, мы воспользуемся картой.  — Игорь обвел взглядом членов команды.  — Далее. Руль, что с этими машинами?
        — Котлы поморозило, но вот разморозило ли, понятия не имею. На первый взгляд вроде ничего страшного.
        — Ясно. Сейчас цепляем к нашей «Ниве» эти два пепелаца, и Руль тянет их до Николаевского. А пока нас нет, попробует их реанимировать.
        — Но…  — начал было Соболев.
        — Стоп, Руль,  — перебил его Шаман.  — Во-первых, бросать здесь технику — последнее дело. Во-вторых, мы намаялись с твоей ногой в горах. Минимум одна лишняя ночевка — это твоя заслуга. А сейчас нам нужна скорость. Вопрос снят?
        — Ну-у… Да, снят,  — вздохнув, вынужден был признать парень.
        — Вот и хорошо. Поворачиваемся побыстрее. Времени в обрез.

        Глава 10
        Двойной капкан

        Та-ак. Снова-здорово. Не сказать, что препятствие столь уж непреодолимое. Обрыв метра два в высоту, не больше. Ну и чуть выше с другой стороны речки. Пойма имеет ширину метров двадцать. Не иначе как в половодье поток серьезно разрастается, коль скоро проторил себе такую широкую дорогу. Пешему преодолеть эту преграду особого труда не составит, а вот всаднику — уже не получится.
        — Гребаный кукловод. Ну сколько можно-то! Он что, специально выбирал маршрут помуторнее, чтобы вытянуть из нас последние жилы?  — в сердцах выдал Ворот.
        Ему доставалось больше всех. Парень не выделялся особой статью, а бродить ему приходилось с пулеметом Калашникова. Шаман распределил часть боекомплекта между бойцами команды, поэтому поклажа у всех вполне сопоставима. Вот только от этого сама бандура пулемета с коробом на сотню патронов легче или хоть малость компактней не стала.
        — Да кто же его знает, чего он там удумал. Если бы я знал, что у него в башке, уже давно ее открутил бы,  — устало и как-то обреченно ответил Шаман.
        Все же напряжение прошедшей недели не прошло бесследно. И неполные сутки отдыха со здоровым полноценным сном не способствовали восстановлению организма. Народ держался лишь на воле. Ну или на злости. И одного взгляда на карту было достаточно, чтобы впасть в уныние. Уж больно медленно они продвигались, не преодолев даже половину пути.
        Однако выбора у них особо нет. Отправься они по следам, и все было бы только хуже. Вот такие препятствия-то они обошли бы, зато сам маршрут увеличился бы минимум втрое. Да и не догнали бы они горцев.
        — Интересно, как оно там у Руля?  — сбрасывая с плеч веревку с закрепленной на конце «кошкой», задал риторический вопрос Волк.
        Угу. Еще один умник. Шаману же мало нервотрепки. Теперь еще лишний раз переживай за оставшегося при транспорте Артема. Вроде до хутора Николаевского всего-то километров пятнадцать, и незадолго до того они сами прошли этим путем, никого не обнаружив. Но на Диких землях ни в чем нельзя быть уверенным до конца.
        — Ничего с ним не сделается. Готовь спуск,  — прервал ненужные рассуждения Бородин.
        Можно и спрыгнуть, не бог весть какая высота. Но кто его знает, что там прячется под снежным покровом. Имели место как обильные снегопады, так и метели. Вполне могло замести и достаточно серьезные валуны. Для полного счастья им не хватало только получить травмы.
        Антон перекинул веревку через ствол небольшого деревца. Невеликая опора. Но если у земли, то вес одного взрослого человека выдержит. Шаман пошел первым. Следом Волк. Далее по очереди.
        Пока одни спускались, Бородин с помощью Волкова добрался до края обрыва противоположного берега и, вооружившись парой ножей, затащил себя наверх. Затем принял конец веревки и помог взобраться остальным. Как уже говорилось, это не первое подобное препятствие на их пути, а потому механизм и порядок уже отработаны.
        — Шаман, а что тут нормальных лыж — не водится? Все вот такое убогое, тяжелое и неудобное?  — возясь с креплениями, поинтересовалась Даша.
        И эта устала. Хотя, казалось бы, биатлонистка. Но тут дело такое. Никаких тебе специальных мазей, а лишь покрытие из лосиной шкуры, что очень удобно, так как исключает скатывание назад. Сами лыжи шире и короче, но при этом более массивные и весят немало. Палки из тонкостенной стальной трубки тоже особой легкостью не отличаются. Словом, ей как бы еще не труднее всех приходилось.
        — Свожу тебя как-нибудь в Лесной, где находится мастерская по производству лыж. Вот им и выскажешь свое фи. Сейчас же радуйся тому, что есть,  — ответил Игорь, так же закрепляя ремни.
        — Если доживу до этого славного момента,  — прекрасно понимая преимущества данной конструкции, все же не сдавалась девушка.
        До наступления темноты успели преодолеть три четверти пути и выйти к самому подножию гор. Если верить карте, высота несерьезная. Склоны поросли деревьями, а потому при подъеме будет какая-никакая опора. Тяжко придется, не без того. Но во всем и всегда нужно видеть нечто положительное.
        К примеру, они наконец избавятся от опостылевших лыж. Тащить их с собой в горы — занятие глупее не придумаешь. Как и возвращаться за ними. Не столь уж они дороги, чтобы так-то изгаляться.
        Тихо матерясь, полезли на склон. Но не бездумно, а с выдвижением передового дозора. И, разумеется, в его роли вновь выступали Шаман с Волком. Они же задавали и темп передвижения, весьма высокий, надо заметить. И если другие стеснялись, то Настя пару раз прошлась по герою-любовнику, спешащему на помощь своей ладе, аки рыцарь в сверкающих доспехах. В реальности звучало это несколько грубее и циничней, но общий смысл соответствовал. Впрочем, несмотря на высказывания, она лезла в гору с не меньшим упорством.
        Всегда, когда карабкаешься вверх, кажется, что стоит перевалить через излом, а дальше станет много проще и легче. Вот только это справедливо по отношению к холмам, да и то не с крутыми склонами. В горах все гораздо веселее. И уж тем более когда на пути то и дело возникают скалы. При спуске с ними справиться проще, чем при подъеме, Закрепил веревку и без особых проблем спустился, но времени это все одно отнимает изрядно.
        — И что думаешь?  — навалившись плечом на ствол дерева, устало спросил Волк.
        — Будет хорошо, если нам не придется жалеть о том, что оставили лыжи на той стороне горы,  — вглядываясь в открывшуюся перед ними долину бурной речки, произнес Игорь.
        — Думаешь, уже прошли и нам придется догонять?
        — Думаю, что дорога наверняка вьется вдоль русла. И что нам до него метров двести, и это расстояние нужно пройти по целине. Снег может быть и глубоким, а может, под ним обнаружится уйма различных камней. Очень похоже на Кавказские горы. Так что идем аккуратно. Не то сдуру можно ногу подвернуть или, того похуже, сломать.
        — Понятно.
        — Это для начала,  — «успокоил» его Игорь.  — А там, глядишь, еще и гнаться придется. Вот тогда точно повеселимся. Настя, контролируйте местность. Мы с Волком поищем дорогу.
        — Это если точная карта и мы ничего не напутали,  — заметила девушка.
        — Ну или так,  — не стал развивать спор Шаман, как и отстаивать свои способности в ориентировании.
        Дорога нашлась. Не сказать, что была наезженной. Но виднелись следы и лошадей, и колес. Горцы не жили в изоляции и спускались в предгорья не только ради набегов, но и для торговли. Неудивительно, что здесь проходили повозки.
        А вот человеческие следы отсутствовали. И это радовало. Пускай их познаний в следопытстве недостаточно, чтобы суметь определить, сколько человек было в составе отряда горцев, но уж отличить оттиск сапога от копыта они могли. А в искомом ими отряде воины вели лошадей в поводу. Все или нет — это дело десятое, главное, что пешие среди них были.
        — Ну и что будем делать?  — спросила Настя, после того как основная группа подтянулась к дороге.
        — Сейчас мы с Волком пробежимся до поворота и глянем, что там вообще творится. А тогда уж и будем принимать окончательное решение. Сидите, ждите результата,  — ловя на себе возмущенный взгляд Антона, ответил Игорь.
        Гляди, не гляди, а двигаться надо. Если не им, то кому-то другому. Они реально в лучшей форме, а потому и выбор очевиден. Поклажу пристроили в сторонке, оставив на себе лишь боекомплект. Лишившись груза, поначалу даже побежали как на крыльях. Да только порыва этого хватило ненадолго. Уже через сотню метров вновь начала наваливаться усталость, а через две — разница от отсутствия рюкзаков уже не ощущалась.
        До поворота метров триста. За ним дорога просматривалась еще на полкилометра. Идеальное место для засады. Однако и сами горцы это прекрасно осознают. А значит, оно не подходит. Тем более в условиях, когда нужно не просто перебить врагов, но еще и освободить пленников.
        — Что скажешь, Шаман?
        — Ворота и Дашу сажаем вот на этот уступ, и сидят они там тихо, как мышки. Горцы пройдут поворот. Успокоятся. Впереди на добрых три километра отлично просматриваемая долина. Деревья не подступают ближе чем на две сотни метров. Тут можно чувствовать себя более или менее спокойно.
        — А остальные?
        — Ты и Док — в чистом поле и поодаль от дороги. Я и Настя — непосредственно у дороги, с разных сторон и со смещением, думаю, метров на двадцать. И основную роль сыграем мы.
        — То есть бой накоротке?
        — Лицом к лицу,  — подтвердил Игорь.  — Ваша задача — только страховка. Да и то первая скрипка за Дашей. Пусть она и будет сидеть в трехстах метрах.
        — То есть засаду устраиваем примерно там, где вышли на дорогу?
        — Именно. Достаточное расстояние, чтобы, передвигаясь пешим маршем, успеть расслабиться.
        — Слушай, а если это все же не то ущелье?  — вдруг усомнился Волк.
        — Если бы было не то, то нас бы уже предупредили. За нами постоянно следят. Если же они изначально хотели нас запутать, то это действительно не то ущелье. Ладно, пошли. Ночь светлая, но до рассвета еще часов пять. Нужно хоть малость вздремнуть. Устройством засады займемся уже утром. Ворот, ответь Шаману.
        — Ворот на связи.
        — Бери Дашу и двигайте к утесу. Ваша позиция — на его вершине. Наблюдаете за подходами, страхуете на расстоянии. Подробности позже. Как освоитесь с позицией.
        — Принял.
        — Пойдем?  — позвал Волк.
        — Ждем,  — качнул головой Шаман.  — Даем им подняться. И потом уходим. Нам только неожиданностей не хватало.
        Остаток ночи прошел спокойно. Выспаться не удалось, но по паре-тройке часов полноценного сна все же урвали. Не зря тащили на себе трофейные спальные мешки горцев. Выделка овчины на высоте, а потому в туго свернутом рулоне по объему они меньше шинели. По весу легче. Закрепляются поверх рюкзака и совершенно не мешают при движении.
        Местные горцы обходились без аналогов кавказских бурок, служивших сразу в нескольких ипостасях. Она и согреет, и спасет от дождя, и спать уложит, и, случись, убережет от сабельного удара, как мягкая броня. Вот только по-настоящему хороша она лишь для всадника. Пешему же бойцу сковывает движения и при длительных переходах скорее служит обузой. Хорошо, что у местных распространены именно спальные мешки.
        По мере подъема прежний план слегка подкорректировали. В связи с зимней порой уровень воды в реке значительно понизился, и через русло можно перебраться по голым валунам. Противоположный берег имел крутой склон и порос лесом. Причем это были не лиственные деревья и даже не сосняк, а ельник. Дистанция до намеченного места боя — полторы сотни метров. Вряд ли больше. Плюс позиция несколько выше.
        Два «Вала» с оптикой тут будут расстреливать противников, как на стрельбище. Стрелкам пришлось сместиться чуть в сторону, вдруг горцы пустят передовой дозор. На месте этих ребят Игорь чувствовал бы себя в безопасности только в собственном селении. Да и то в относительной.
        Изменив план действий, Шаман в очередной раз произвел пертурбацию вооружения, исходя из боевой задачи. Иными словами, всучил Доку свой «Вал» и боекомплект. Парню пользоваться им не впервой, да и косорукостью он не страдает.
        Сам Шаман и Настя, как и задумывалось, заняли позиции непосредственно у дороги. Пришлось помучиться, зарываясь в снег, благо нашлась промоина с сугробом. Оставалось проделать это с максимальной осторожностью. Ну да, со слов Волка, получилось неплохо. Сам Бородин, находясь внутри снежной кучи, оценить этого не мог.
        С Настей все вышло еще проще. Ей нашлось местечко за валуном у самой кромки воды, шумевшей в непосредственной близости. Но площадка была абсолютно сухой. Только и того, что снег, от которого вполне спасал подстеленный спальный мешок.
        А вот ждать пришлось долго. План, изначально признанный отличным, через пару часов таковым уже не казался. Настя могла себе позволить смену положения, вытянуться и даже встряхнуться. Пост на уступе должен приметить противника на дальних подступах, и нет особой необходимости сохранять неподвижность.
        А вот Шаману приходилось сидеть, как мышонку под веником, чтобы не повредить маскировку своей позиции. Благодаря постоянно поддерживаемой связи девушка неизменно проходилась по этой теме. Ну а как тут не припомнить, что она предлагала замаскировать в сугробе именно ее. Она и меньше, и терпелка у нее куда больше.
        Все так. Но Игорь понимал, отчего она стремится именно сюда. Эта позиция ближе к дороге, и находящийся здесь должен начать веселье после первого Дашиного выстрела. Соответственно, основная нагрузка также ложатся на него.
        Попова же в последнее время слишком много времени посвятила кухне. Неизвестно, как там у нее обстояло в прошлой жизни, но здесь в ней проснулся настоящий боец, проявлявший склонность к авантюрам. Словом, Настя начала киснуть и испытывала потребность в нешуточной встряске.
        Но Игорь не мог позволить ей чрезмерный риск и взвалил эту ношу на себя. Возможно, он неправ. Все же не стоит командиру быть на переднем крае. Но тут ведь срабатывало и другое: если хотите — инстинкт, требующий оберегать женщину. Хотя-а… Сомнительно как-то, ведь она рискует лишь немногим меньше него.
        — Шаман — Вороту.
        — Здесь, Шаман.
        — Есть движение. Одиннадцать лошадей. На двух — объемные вьюки, скорее всего «гатлинги» с припасами. На семи — женщины в седлах, руки связаны спереди, животных ведут в поводу. Двое всадников — передовым дозором, отрыв так себе, метров сто, не больше.
        — Наши пожаловали,  — едва ли не с радостью констатировал Бородин.
        И есть чему радоваться. Во-первых, они не ошиблись и их не обманули. Во-вторых, Алина жива. Семь женщин. Шесть невест и сваха. Ну и, в-третьих, наконец-то закончилось это проклятое томительное ожидание. Такое оценить по достоинству может лишь тот, кто сам испытал на своей шкуре.
        — Шаман, вижу Алину Витальевну. Вторая всадница с головы,  — словно в подтверждение его мыслей, вновь прозвучал голос Ворота.
        — Принял. Внимание, всем готовность. Настя, тебя особо касается. Прекращай елозить задом.
        — Не завидуй, Шаман,  — послышалось в ответ с нескрываемой язвинкой.
        Угу. Есть чему позавидовать. Дабы хоть немного разогнать кровь, начал попеременно напрягать мышцы. Слабая разминка, но хоть что-то. Тем более что и впрямь начал чувствовать некоторое облегчение. Вот только мера эта — временная. Но ему хватит.
        — Шаман — Вороту.
        — Здесь, Шаман.
        — Приблизились к утесу. Дозор ускорился и пошел в отрыв. Расстояние быстро увеличивается.
        — Это нормально. После утеса замедлятся и снова сблизятся.
        Так все и случилось. Миновав опасный участок, всадники вновь сократили дистанцию. Но зато поменялся и порядок движения самого каравана. Если раньше только головные двое двигались рядом, ведя лошадей с вьюками за собой на длинном поводу, то теперь было две пары.
        Как видно, Алина оказалась плохой собеседницей, да и с другой девушкой беседа не срасталась. А может, этим воинам куда интересней беседовать между собой. Эти держали животных под самую уздечку, и потому лошади и пленницы их частично прикрывали.
        Остальные пятеро продолжали двигаться гуськом, ведя лошадей именно под уздцы. А значит, не исключена возможность того, что они беседуют с девушками. Получается, стараются наладить контакт и имеют далеко идущие планы. Иное в голове у Игоря попросту не укладывалось. И что это может означать? Вот так, ни с того ни с сего, минимум пятеро горцев отправились в набег с намерением похитить себе жен? И тут вдруг — о, удача!  — целая машина баб!
        Нет, в жизни чего только не случается. Но не в условиях, когда за тобой следит жадный до действа зритель. А некие кукловоды имеют возможность влиять на события вокруг тебя. Вот не верится в подобные совпадения, хоть ты тресни!
        Порядок движения каравана Игорю описывал по рации Ворот. Все же великое дело связь. И уж тем более в условиях отсутствия таковой у противника. Еще Волк доложил, что обнаружил в небе целых трех орлов, кружащих вокруг долины. Никаких сомнений, дроны кукловодов снимают предстоящую схватку с разных ракурсов. С-сволочи!
        — Даша, кого можешь достать из второй пары?  — обратился Игорь к снайперу, ориентируя ее на самую неудобную цель.
        — Левого. Правого скрывают лошадь и всадница.
        — Работай его, как только от меня до головных будет не больше десятка метров.
        — Уверен?
        — Ты делай свое дело. Остальным займусь я. Дальше по своему выбору, но лишь при полной уверенности в точном выстреле.
        — Поняла.
        — Ворот, при таком раскладе где будут находиться те, что идут гуськом?
        — Последний практически напротив Насти.
        — Настя.
        — Поняла, работаю последнего, дальше по ситуации.
        — Волк, Док, сможете достать головной дозор?
        — Выйдет порядка двухсот метров. Полной уверенности в том, что сработаем первым же выстрелом, нет. Но не уйдут точно.
        — Глядите там. Если что, особо не жадничайте, валите лошадей,  — посчитал своим долгом напомнить Игорь.
        — Принял.
        Все. Теперь остается ждать. Впрочем, недолго. Наконец послышались скрип снега, приглушенный топот копыт, легкое позвякивание упряжи и голоса всадников, ведущих неспешный разговор. Слов не разобрать, но это и не важно. Вот они напротив его позиции, проехали буквально в нескольких метрах. А вот уже отдаляются.
        — Шаман — Вороту.
        — Здесь, Шаман,  — скорее выдохнул, нежели сказал, Игорь.
        — Приготовься. Три. Два. Один.
        Как ни ждал этого Бородин и как ни пытался его подготовить Григорий, выстрел все равно прозвучал совершенно неожиданно. Так оно всегда и бывает. Главное, чтобы тобой не овладели оцепенение и растерянность. Если это все же случилось, а это случается практически всегда,  — важно пребывать в ступоре не дольше одного удара сердца.
        Оторопь горцев длилась несколько дольше, чем у Игоря. Мало того, шедшие впереди, даже обернувшись на звук выстрела, не могли понять, что тут происходит, пусть при этом и потянули оружие с плеч. Именно в это мгновение сугроб сбоку от дороги и недалеко от них буквально взорвался, выметнув наружу комки слежавшегося снега и белую взвесь.
        Бородину так и не далась стрельба с двух рук. Даже несмотря на расстояние не больше десятка метров, он имел все шансы промазать, стреляя левой. Поэтому он не стал маяться ерундой, а вооружился своей «Грозой», не раз уже выручавшей в переделках.
        Белая взвесь еще не рассеялась и не опала. Сквозь нее видны смутные очертания лошадей и людей. Но ему больше и не надо. Сжимая рукоять правой рукой и используя левую как упор, Шаман поймал в прицел левый человеческий силуэт. Выстрел! И тут же перевести мушку на соседний. Выстрел! Снова на первый, уже заваливающийся. Еще выстрел вдогонку! И опять на второго. Вновь выстрел!
        И на этот раз в нем была-таки необходимость, потому как поймавший пулю в плечо горец уже тянул из кобуры револьвер. Получи он пулю из «смит-вессона», наверняка свалился бы, корчась от боли. А вот пуля «Грозы», с куда более скромным калибром, такого эффекта не имела. Ну да ничего. Зато вторая пришлась точно в грудь, переломив высокую фигуру воина и завалив его в снег.
        Шаман сделал поспешный шаг, за ним еще и еще, и наконец окончательно вырвался из снежного плена. Ржание лошадей. Заполошные выстрелы. Вжиканье пули неподалеку от него. Женский крик. Мужская брань. Хлесткие выстрелы «Грозы» со стороны хвоста каравана. В дело вступила Настя.
        Одна из лошадей с «гатлингом» понеслась по целине в сторону гор, но уже через десяток метров вдруг полетела через голову, оглашая долину жалобным ржанием, полным страдания. Не иначе как нарвалась на какой-то «подснежник». Долина буквально нашпигована огромными булыжниками, лежащими поверх ровной глади каменистой земли.
        Шаман вырвался на дорогу одновременно со вторым хлестким винтовочным выстрелом. Очевидно, Даша нашла себе следующую цель. Насколько удачно, он не знает. А вот первого видит отчетливо. Лежит в снегу. Лошадь с аборигенкой в седле поскакала к реке, но вскоре вынуждена была остановиться. А может, это дело рук ее наездницы.
        А вот и второй, предпочитающий общению с девушками разговор с боевым товарищем. Лошадь же, которую он продолжает держать под уздцы, несет Алину. Горец попытался вскочить в седло, но это ему не удалось. Михайлова и не думала помогать ему убежать с ней в качестве добычи. Ошибка. Реши он драться и оставь в покое лошадь, у него был бы шанс оказать сопротивление. А так…
        Выстрел! Пистолет дернулся в руках и тут же вернулся на прежнюю линию прицеливания. Противник уже валится в снег. Все происходит настолько стремительно, что проносится перед взором в каком-то безумном калейдоскопе.
        Шаман не собирался оборачиваться назад, чтобы узнать, не грозит ли оттуда опасность. Там двое. И ими должны заняться Волк и Док. Вот пусть и занимаются. Его задача — караван. И сейчас где-то там в одиночестве бьется Настя. Ее пистолет стреляет настолько часто, что кажется, будто работает автомат. Бородин еще успевает поймать в прицел следующую фигуру, но нажать на спуск — уже нет. Горец валится, поймав свинцовый гостинец от невероятно быстрой Поповой.
        Бегом приблизившись к поверженным противникам, Игорь походя проконтролировал четверых. После чего поспешно схватил повод лошади, на которой сидела Алина. Тот запутался в руке убитого горца. Взглянул на испуганную девушку, которая, осознав, кого именно она видит перед собой, не смогла сдержать слезы радости.
        — Шаман — минус три,  — несмотря на волнение, произнес Игорь в гарнитуру.
        — Даша — минус два,  — послышался деловитый и ровный голос новенькой.
        — Настя — минус четыре.  — Угу, пустили козу в огород.
        — Волк и Док — минус два.
        — Настя, контроль. Четверых в голове каравана я уже сделал.
        — Пленных брать не будем?
        — Приказ ясен?
        — Выполняю.  — И, вторя ее словам, тут же раздался первый выстрел.
        Вот и умничка. Не хватало еще, чтобы она пыталась кого-то взять в плен. Пуля в лоб, и вся недолга. Пусть лучше ни единого пленного, чем лишний риск для членов команды. Именно по этой причине Игорь без капли сомнений вогнал по куску свинца в каждое тело, попавшееся ему на пути. А вот с теми, что дальше по дороге, как повезет.
        — Алиночка, ты пока тут побудь. Хорошо?  — взрезая ножом путы на ее руках и вновь вооружаясь пистолетом, попросил Игорь.
        Небольшая пробежка. Вот и один из дозорных. Похоже, первой пулей его достать не смогли, и он поспешил на выручку товарищам. И тогда уж получил по полной. Как и его лошадь. Добавки тут не требуется.
        Второй всадник. Его мерин отбежал недалеко. Хорошая выучка у животины, раз не бросила хозяина в такую минуту. Этого свалили сразу. Есть шанс, что только ранен, пусть даже и тяжело. Он все равно нужен ненадолго. Однако…
        — Кто стрелял в этого?  — спросил Игорь в гарнитуру.
        — Здесь Док. Это мой.
        — Молодец, Док. Хороший выстрел. Точно в сердце.
        — Что-то не так?
        — Все так. Просто была надежда. Ну и черт с ней. Ворот, Даша, остаетесь на посту. Волк, Док, на дорогу. Всем — собираем трофеи и налаживаемся в обратный путь.
        Раздавая указания, Бородин уже обыскивал труп горца, лишая его оружия и ценного имущества. Незачем терять время. Не их территория. Пора убираться отсюда. К тому же с лошадьми у них лишь одна дорога. Вниз по ущелью. Отсутствие возможности маневра напрягало. Но и вот так просто все бросить тоже рука не поднималась.
        Состоятельный нынче пошел горец. Одеяние богатством не отличается, зато вооружены так, что любо-дорого. У тех же аборигенов из княжеств в ходу больше шомпольные винтовки. Да и те есть далеко не у всех. А тут… Винчестер, капсюльный револьвер, забитый до отказа патронташ на полсотни гнезд, две пачки на пару десятков каждая в переметной сумке. И все практически новенькое.
        Винчестеры вообще особо любимы горцами. Ими вооружены почти половина воинов. И это при том, что оружие достаточно дорогое. Новый образец в пересчете стоит семьдесят невьянских рублей. То есть за одного землянина горцы могут получить четыре таких ствола. С берданками дела обстоят еще лучше. Можно выручить целый десяток. Плюс к этому еще и револьверы. А у уважающих себя воинов их по целых два ствола. Но…
        Даже при таких раскладах оружия на руках у горцев столько, что просто диву даешься. И еще больше начинаешь задумываться над тем, а сколько же они успели переправить островитянам землян. Нет, действительно. По прикидкам Игоря, выходило немало. И сколько тогда секретов перетекло к аборигенам?
        Ну неужели среди такого числа пленников не мог оказаться какой-нибудь любитель «Ютуба» и лайков? Эти ребята ради признания готовы трудиться не покладая рук, постигая что-нибудь полезное. Хм. Или все эти ролики в инете — не что иное, как разводка? Или все же невьянцам и впрямь везет и островитяне пока не заполучили ни одного достаточно ценного кадра?
        Есть еще один вариант. Кукловоды контролируют этот процесс, потому как не заинтересованы в усилении аборигенов. А то наберут силенок и прирежут курочку, несущую золотые яйца.
        А почему эти шоумены сделали ставку именно на землян? Чем их не устраивают местные? Ими ведь манипулировать куда проще. И противодействия никакого. С другой стороны, а кто сказал, что этого нет? Ведь спрос рождает предложение. Кому-то интересны земляне в необычной ситуации, кому-то аборигены. Как говорится, на вкус и цвет у всех фломастеры разные.
        Обобрав труп и прихватив с собой мерина, двинулся к следующему телу. Животное норов выказывать не стало. Что радовало. Вот нет никакого желания бороться еще и с лошадиным упрямством. А оно порой бывает под стать ослиному. Единственное, мерин начал прядать ушами, фыркать и дергать повод из рук, когда приблизились к расстрелянной лошади. Под ней успело натечь изрядное пятно крови, и ее запах не мог не щекотать его нервы.
        Игорь бросил повод под ноги животному. Путаясь в нем, оно далеко не уйдет. Лишь отдалится малость, чтобы чувствовать себя более-менее комфортно. Сам же Бородин тем временем принялся собирать трофеи с трупов лошади и ее хозяина.
        Ему очень хотелось бросить все, обнять Алину, прижать к себе и успокоить. Сказать, как он ее любит. Поддержать, показать, что он ее надежное плечо и опора. Но… Как уже говорилось, задерживаться здесь было глупо. Нужно как можно быстрее покинуть мышеловку ущелья.
        Только в чистом поле они смогут чувствовать себя в относительной безопасности. Дальнобойное и точное оружие предоставит им неоспоримое преимущество даже против превосходящего противника. В то время как в горных теснинах все может быть куда хуже.
        — Алина, как ты, девочка?  — наконец приблизившись, окликнул он ее.
        — Все хорошо. Теперь — просто замечательно,  — лучезарно улыбнулась Михайлова.  — Игорек, давай потом поговорим. Мне надо заняться девушками.
        Ну да. Она сейчас как раз общалась со своими подопечными, приводя их в чувство после очередной разительной перемены в их статусе. Конечно, можно посчитать это и обидой, но Игорь точно знал, что она тут ни при чем.
        Просто освобожденные невесты для Алины как якорь, не позволяющий сорваться под кручу при столь стремительных событиях. Когда боишься и переживаешь за того, о ком взял на себя заботу, волноваться о себе любимом попросту некогда. А потом уже и смысла нет.
        На месте боя провели не больше десяти минут. Тела предпочли оттащить от дороги и присыпать снегом. На первое время сойдет, а там подтянутся падальщики. Лошадей оказалось впритык. Как раз навьючить «гатлинги» и посадить бывших пленниц. Обратный путь предстояло проделать пешком. Но ничего страшного. Горцы были прекрасно экипированы, а потому проблем с ночевкой в заснеженном ущелье Бородин не наблюдал. Напрягали скорее сами горы с их обитателями.
        — Как они?  — спросил Игорь, ведя под уздцы лошадь Алины, имея в виду ее подопечных.
        — Нормально. Они же не землянки с нашей тонкой душевной организацией и испорченной цивилизацией психикой. Для них это всего лишь жизнь,  — пожала плечами сваха.  — Правда, даже им столь стремительные перемены даются нелегко. Тем более после двух суток общения, по факту, со своими будущими мужьями.
        — Алина, ты не подумай, я…
        — Игорь, я ничего такого не подумала и прекрасно видела, на что ты готов ради меня. А за то, что не полез ко мне с сюсюканьями, отдельное спасибо. И — нет. Меня никто не тронул и не надругался. За меня рассчитывали получить богатый выкуп.
        — Ладно. С этим проехали. Получается, что на вас устраивали засаду целенаправленно?
        — Да. Пятеро мужчин собирались обзавестись женами. Двое молодых и трое овдовевших. Я хотела выкупить всех девушек, но со мной даже не стали разговаривать. Вот только Ралина и осталась не у дел. Она самая старшая, ну и наименее привлекательная. Рассчитывая на выкуп, не стали трогать и ее.
        — То есть вам ничего не угрожало и мне нужно было только дождаться весточки о выкупе?
        — Да.
        — Вот уроды.
        — Ты это о горцах? Ну, они просто живут своим укладом и обычаями. Я внимательно прислушивалась к их разговорам и присматривалась к их поведению. Уверена, что кукловоды к этому нападению непричастны. О нас не слышал разве что глухой. Оставалось устроить засаду и ждать.
        Угу. К засаде кукловоды, может, и не имеют отношения. А вот команду Шамана намеренно подтолкнули к силовой операции. Не могли они не знать, что похитители нацелены на выкуп. А значит, имелся вариант мирного разрешения проблемы. Да, убытки. Зато и риски минимальны. Но ведь это не зрелищно. Никакой интриги, никакой динамики и никакого адреналина. Поэтому они не только скрыли от Игоря эту информацию, но еще и вынудили действовать незамедлительно. А то еще, не дай бог, начнут договариваться.
        — И как вас взяли?  — спросил Игорь, примерно представляя себе ответ.
        — Хм. Быстро и по-глупому.
        — Весьма информативно,  — хмыкнул Игорь.
        — Зато по сути,  — угрюмо буркнула Алина.  — И нечего ухмыляться. Не заплатил бы ты Чеботарю вперед, так и я смогла бы надавить на него, пригрозив невыплатой вознаграждения. А так он заявил, чтобы я не лезла не в свое дело. Что он не собирается бегать по лесам и передовым дозорам, дуя на воду, потому что захотелось нанимателю. И заявил, что по возвращении в Невьянск тут же расторгнет контракт.
        — Хм. Извини. Я хотел как лучше. У Чеботаря репутация, и плата вперед мне показалась вполне справедливой. Опять же, после того нападения горцев я с ним особо оговорил порядок прохождения возвышенностей, с передовым дозором и прикрытием. Может, лучше было бы нанять новичков.
        — Возможно, это не самая плохая мысль,  — заметила девушка.  — Я не знаю, как эти парни стали одной из лучших команд наемников, но за все время пути они ни разу не ступили на землю, кроме остановок по технической необходимости. Даже лесные массивы мы проезжали на автомобилях. Просто контролировали фланги пулеметами, и на этом все. Чеботарь говорил, что в пешем дозоре нет необходимости. Дескать, лес вполне просматривается и так, а значит, они в любом случае успеют среагировать.
        — А возвышенности преодолевали одной группой,  — подытожил Игорь.
        — Да.
        — Хорошо хоть ты сообразила не хвататься за оружие. Не то убили бы тебя, и вся недолга.
        — Да я просто не успела им воспользоваться. Когда водитель повернул на целину для разворота, «тазик» тряхнуло на ухабе, и меня выбросило из машины. «Винчестер» остался в кабине. Револьвер выпал из кобуры. Пока искала его в снегу, потеряла время. Потом нажала на спуск, но случилась осечка. Ну а там мне засветили по челюсти, и я потеряла сознание.
        — Н-да. Ну что я могу сказать, боженька хранит тебя для меня.
        — Чего это для тебя?
        — Ну а кто будет обо мне заботиться в старости?
        — Даже не надейся. Я уже и сама буду немолода.
        — Правильно.
        — Что правильно?
        — Ну как «что»?  — Игорь изобразил недоумение.  — Неужели не видишь разницу? Я буду стар, а ты немолода. Ну и кто о ком должен заботиться?
        — Да ну тебя, Бородин. Совсем запутал юную и непутевую,  — невольно улыбаясь, отмахнулась девушка.
        Вот и взбодрилась, что радует. В жизни Алины уже был период, когда ее насиловали и всячески издевались. Ясное дело, имей она возможность, отбивалась бы до последнего. А как следствие, живой бы ей из такой передряги не выбраться. Ну да ладно, хорошо все то, что хорошо кончается.
        — Послушай, непутевая, если судить по карте, это ущелье заканчивается километров через десять. Это так?
        — Ну, мы тронулись в путь с рассветом. Все утренние мероприятия закончили еще затемно. А на ночевку располагались как раз неподалеку от начала ущелья. Думаю, где-то так и есть.
        — Сейчас одиннадцать. Успеем выбраться на открытый простор еще засветло. И это хорошо,  — удовлетворенно заключил Игорь.
        — Шаман, можно тебя?  — отозвал его в сторонку подошедший Волков.
        — Слушаю.
        — Я тут подумал… Вот эта скала. Как бы у нас проблем не случилось, если она тянется через все ущелье.
        — Поясни.
        — Ворот говорит, что по верху идет что-то вроде плато. Оно тянется вдоль обрыва террасой шириной от одной до пары сотен метров, а потом переходит в поросший лесом склон. Как оно там дальше, бог весть. Но на видимом участке именно так.
        — Алина, а как долго тянется вот этот скальный уступ?  — повысив голос, чтобы докричаться до девушки, спросил Игорь.
        — Вдоль всего ущелья. Только высота разной бывает, от трех до шести метров.
        — Не выше?  — уточнил Бородин.
        — Нет,  — уверенно ответила она.
        — А террасу за ним ты наблюдала?
        — Я ее и сейчас не больно-то наблюдаю,  — пожала плечами Алина.  — Дорога, считай, все время вдоль скалы, что там можно увидеть?
        — Ясно.
        — Что будем делать, Шаман?
        — Доставать трофейные снегоступы,  — вздохнул Игорь.
        И как только он умудрился про них забыть? Вот что значит не применять на практике. А они, между прочим, в лесу куда предпочтительней лыж. Хорошо хоть горцы пользовали как раз именно их. Этот девайс хорош далеко не только в лесах, но и для гор очень даже подходит.
        — То есть полезем вверх?  — хмуро уточнил Волк.
        — Не напрягайся. Ты останешься внизу,  — ободряюще хлопнул парня по плечу Бородин.
        — Как это?  — возмутился тот.
        Поди пойми Волкова. Ведь видно, что недоволен предстоящей прогулкой. Но стоило обойти его вниманием, как тут же вздыбился. Да еще и невольно бросил взгляд в сторону каравана в попытке понять, кто это должен занять его место.
        — А вот так,  — хмыкнул Шаман.  — Даша пойдет. Там обзор открывается, поэтому снайпер в напарниках нужнее. А вот тебе предстоит выдвигаться в передовой дозор.
        — С Доком?
        — Нет. Возьмешь Настю. Ворот с Доком при караване. Ну и Алина пользоваться оружием еще не разучилась.
        — А Даша потянет снегоступы? Не лыжи ведь.
        — Да чего там тянуть? Ходи, и все дела.
        Вроде все просто. И Даша, кстати, купилась на эту мнимую простоту. Вот только боле широкая постановка ног задействует мышцы малость в другой конфигурации, и они с непривычки довольно быстро забиваются. К тому же накладывалось напряжение прежних дней.
        Но без снегоступов на этих склонах и террасах никуда. Горцы зря их таскать с собой не станут. Игорь для сравнения попробовал пройтись без специальной обувки. Какое-то время шел исправно. Глубина снежного покрова не больше десятка сантиметров. Ерунда. Но потом вдруг провалился по колено. Следующий шаг — и уже ушел по пояс. Пришлось выбираться, причем не без помощи напарницы.
        А с виду гладкий заснеженный склон, вылизанный ветром. Да при таких делах могло занести даже глубокие расщелины. Игорь сообразил это, только после того как провалился. Может, еще полшага — и ушел бы на глубину. Ну их, эти эксперименты.
        Вогнал ноги под кожаные ремни, закрепил снегоступы и к походу готов. Кстати, они оборудованы стальными гребенками, благодаря чему есть возможность удержаться на склоне при движении вверх или вниз. Очень удобно.
        — Волк — Шаману.
        — На связи, Волк.
        — Синхронизация.
        — Готовы.
        Игорь слепил большой снежок и пустил его по склону. Тот докатился до края скалы и упал вниз. Никакой иной возможности сопоставлять местоположение друг друга у них нет. Ориентиры, видимые внизу, не были доступны передвигающимся по террасе. И наоборот. А так…
        — Вы отстаете примерно на сотню метров,  — недовольно отметил Антон.
        Хм. Вообще-то недовольными нужно быть Шаману и Даше. Каравану и дозору что? У них внеочередной привал. А вот им придется не просто выбрать отставание, но еще и уйти вперед не менее чем на сто метров.
        — Покурите, Волк,  — глядя на драматично закатившую глазки Дашу, приказал Шаман.  — Пошли, красавица. Покой нам только снится.
        — Чтобы я еще раз рассталась с лыжами… Ни за что!
        — Да чего ты трагедию делаешь? Когда на соревнованиях поднимаетесь на горку, ноги у вас разве не враскорячку?
        — Это называется «шаг елочкой». И нет, ноги у нас не враскорячку. А применяется этот метод только на подъеме. Здесь же ноги постоянно чуть расставлены.
        — Так, может, тебя сменить?
        — Шаман, а вот был бы на моем месте мужик, что бы ты сказал тогда?
        — Ну, если бы видел, что предел еще не настал, приказал бы стиснуть зубы и держаться.
        — Вот и ладно. Ты же меня сюда силком не пихал. Командуй. Я выдержу.
        — Добро,  — тряхнул головой Игорь и двинулся дальше.
        — Шаман, я у тебя спросить хотела. Этот паренек, Дима. У него как с Катей, серьезно?
        — Понятия не имею. Но блуда в доме не потерплю.
        — Это я поняла.
        — А чего ты интересуешься? Уж не положила ли на него глаз?
        — Я же тебе говорила — когда, с кем, где и как, решаю сама. А этот паренек ничего так, занятный. Но ты не переживай. Я все одно собиралась съехать в общагу.
        — Даша, Черный, конечно, член команды, но и ты не сбоку припеку. Имей в виду, он у нас кобель еще тот.
        — Так и я не замуж собралась. Поматрошу и брошу. У меня, чай, тоже свои потребности имеются. А в стрессовой ситуации тем более рекомендуется. Я и на Земле монашкой не была. Особенно на войне. Просто выбирала одного, и ни у кого дурных мыслей не возникало.
        — Это на той войне, о которой я подумал?
        — Без разницы, на какой,  — вновь не стала уточнять она.  — Пошли, что ли?
        — Пошли.
        Примерно метров через триста они поднялись на очередное ребро склона. Выходили к перелому сначала на полусогнутых, а затем и вовсе ползком. Уж что-что, а расхолаживаться в планы Игоря не входило однозначно. Вон Чеботарь с парнями расслабились и теперь кормят падальщиков. И так всегда. Беда приходит именно тогда, когда начинаешь пренебрегать обязанностями, правилами безопасности и просто делаешь все по привычке.
        Этот валун был изучен ими в бинокль чуть ли не по квадратному сантиметру. И в последний раз — с дистанции в полста метров. Бог весть, отчего Игорь особо опасался именно этого участка. Наверное, переутомился. Не было там ничего. Лежит себе каменюка, припрошенная снегом, и лежит, никого не трогает. А тут…
        Они как раз уже выползали на позицию для наблюдения, когда из-за него выскочили двое горцев. Нападающие были слева, и Игорь привычно оттолкнулся, чтобы перевернуться на спину и высвободить правую руку с оружием. Ошибка. Впрочем, даже если бы попытался встать на колени, все одно ничего не получилось бы. Потому что тогда в снег провалилась бы не левая рука, а обе.
        Словом, не получился у него перекат. Толщина снежного покрова подкачала. Ну и ноги, обутые в снегоступы, как-то не добавляли ловкости. А вот горец, обутый в такие же, в снег не проваливался и стремительно приближался, окутанный облаком снежной взвеси.
        Игорь все же перевернулся и даже выхватил пистолет. Однако при этом безбожно опоздал. Руку ожгло от удара ободом снегоступа, а «Гроза» полетела в снег. Вот странное оно, человеческое сознание. Тут вопрос жизни и смерти, а в голове Бородина пролетело сожаление по поводу того, что он не приветствовал ревшнуры. Поди теперь найди зарывшееся в снег оружие. А покров тут толстый, проверено.
        В следующее мгновение горец навалился всей массой, нацелив стальное жало ножа точно Игорю в горло. Шаман сопротивлялся как мог, но ушибленная правая рука слушалась плохо. Левая, конечно, в силе, но противник тяжелый и давит двумя руками.
        И тут Бородин вдруг осознал, что это конец. Ему не выстоять. Силы тают, как снег под палящими солнечными лучами. Мышцы забиваются, и их уже начинает сковывать судорога. Еще немного, самая малость, и он попросту сдастся. Все его существо вопиет против этого. Жить хочется неимоверно. Взгляд волей-неволей косился на отточенную сталь, которая с каждым мигом все ближе к вздувшейся от натуги шее. Но, несмотря на жажду жизни, усталость помутила рассудок, и мысль о прекращении сопротивления не кажется такой уж ужасной. А еще навязчивая мысль: «Все пройдет, и это тоже».
        Удивительно, но в себя его привело зловоние изо рта горца. Игоря буквально захлестнуло бешенство от того, что эта сволочь брызгала слюной ему в лицо, обдавая смрадом. Продолжая удерживать руки противника из последних сил, Игорь все же сумел переместить ногу чуть в сторону и резко согнул.
        — Хк-к!  — словно поперхнувшись, выпучил глаза горец.
        Попасть в пах коленом не получилось. Но отчаяния все же хватило на то, чтобы приложиться от души бедром. Противник чуток ослабил натиск и лишь на миг замер. Но Игорю этого оказалось достаточно, чтобы перекинуть нападающего через себя и очутиться сверху. Он не стал драться за клинок. Вместо этого, воспользовавшись заминкой, просто ткнул костяшками пальцев в адамово яблоко. Абориген вновь поперхнулся и невольно потянулся левой рукой к горлу. Игорь же вывернул нож из его правой и единым движением вогнал клинок в грудь.
        Затем рванул револьвер из кобуры на животе, и палец сам собой нажал на спуск. Грохнуло. «Смит-вессон» лягнулся в руке, выплевывая увесистый кусок свинца. Противник, оседлавший Дашу, откинулся на спину, словно его приложили тараном.
        Револьвер в кобуру. Дотянуться до «Вала». Быстро осмотреться, оценивая обстановку. Заодно отмечая краем глаза, что Даша вроде начала шевелиться.
        И тут загрохотало сразу несколько выстрелов. Резкая трескотня автомата, гулкая очередь пулемета. В них не стреляют. Они надежно укрыты увалом ребра склона. А значит, под обстрелом оказался караван.
        — Шаман, ответь Волку!
        — Здесь Шаман,  — отжав тангенту, откликнулся Игорь.
        Именно из-за этой клавиши переключателя он не мог предупредить о засаде раньше. Есть модели, работающие в телефонном режиме. Но их радиостанции к таковым не относились.
        — Что у вас?  — встревоженно поинтересовался Волк.
        — Засада. Было двое горцев. Хотели взять в ножи. Отбились. Как у вас?  — наскоро осматривая и обтирая налипший на «Вал» снег, спросил Игорь.
        — Сразу после выстрела начали палить из леса с противоположной стороны реки. Ага. А вот теперь еще и с уступа впереди. Позиция у них — сродни прошлой Ворота и Даши.
        — Потери?
        — Пока непонятно. Три бабы ускакали назад по ущелью. Остальные и Алина Витальевна попадали в снег. Лошади убежали. Словом, мы пока в относительной безопасности. С того берега до нас метров триста, с утеса — около ста, но мы им особо высунуться не даем. Хорошо еще, что начали дальние.
        — Ситуацию понял. Начинаю действовать.
        Скосил взгляд на Дашу. Девушка отбросила с себя тело убитого и наконец сумела сесть, при этом выглядывая из снега, как из окопа. Тот успел слежаться, но все же изрядно продавился под двумя телами. Игорь отметил это лишь краем сознания. А вот девушку окинул самым внимательным взглядом.
        — Что?  — глянув сначала на Шамана, потом осмотрев себя и вновь переводя взгляд на него, не поняла девушка.
        — Цела?
        — А по мне не видно?  — с трудом выбираясь из образовавшейся ямы и извлекая из снега свою снайперскую винтовку, огрызнулась она.
        — Если язвишь, значит, и впрямь в порядке. Поползли, подруга.
        — Угу. Ползу.
        Интенсивность перестрелки резко пошла на убыль. Сомнительно, чтобы горцы вот так сразу убрались восвояси. Не те ребята, чтобы сверкать пятками после первой просвистевшей рядом пули. Хотя и в последний решительный бой за добычу вступать не станут. Сейчас они скорее всего думают над каким-то маневром. Не дошла добыча до намеченной засады. Как пить дать не дошла. Следовательно, в прежний план нужно вносить коррективы.
        Из-за увала Шаман выползал со всей осторожностью. Благодаря чему остался не замечен приближающимися горцами. Воины проявляли поспешность и нетерпеливость. А бегали в снегоступах так, что Игорю даже на лыжах не снилось. Только снежная взвесь за спиной. До передних четверых метров семьдесят. До отставшей парочки — более двухсот. Примерно в сотне метров от них бегут еще трое. И где-то в паре сотен от Игоря пара стрелков ведет огонь куда-то вниз.
        Если судить по цепочке следов, то получается, что горцы распределились по образуемой скалой дуге. Стоило каравану оказаться внутри, и его взяли бы в четыре огня. Но жертву спугнули слишком рано. И пока одни нападающие прижимают добычу, другие спешно обходят ее, чтобы добить окончательно.
        Благодаря дыму метрах в четырехстах отчетливо видна позиция троих стрелков, засевших на противоположном берегу реки. Если сопоставить виденную Игорем картину и доклад Волка, они сейчас залегли как раз метрах в ста от их с Дашей позиции. А иначе никак не сориентироваться. Визуально Шаман их не наблюдает, а доверяться в горах слуху — последнее дело. И причина тут вовсе не в том, что он в этой стихии был только гостем. Горы способны обмануть кого угодно.
        Общее количество нападающих настораживало. По подсчетам, выходит отряд в шестнадцать человек. Лошадей не видно. Получается, минимум еще один коновод. Серьезная команда. Не только для горцев, а в принципе. И уж тем более с учетом поголовного вооружения огнестрелом, причем не кремневками и не капсюльными образцами.
        Горцы бегут совершенно открыто, не проявляя настороженности. Это говорит об их уверенности в том, что товарищи разобрались с Игорем и Дашей. Ну а что они еще должны думать, раз прозвучал всего один выстрел? Эти ребята в рукопашной схватке — весьма и весьма серьезные противники. Бородину по большому счету повезло. Не приветствовался у них столь подлый удар. Даже в смертельной схватке был нонсенсом.
        Всю эту картину Шаман охватил взором буквально за пару секунд. Не больше ушло и на то, чтобы взять на прицел ближнего горца. Ни один из противников еще не заметил подозрительного шевеления. Спасибо маскировочному комбинезону и белой обмотке на оружии.
        Хлоп-п!
        Первый, поймав пулю грудью, запнулся и молча упал в снег так, словно запутался в снегоступах. Товарищи его так ничего и не поняли, продолжая бежать вперед. Оно и неудивительно: скрип снега, громкое дыхание, пульсирующие толчки крови в ушах.
        Хлоп-п!
        Получив смертельный гостинец, второй не просто вскрикнул, но еще и нелепо взмахнул руками, завалившись на бок и немного проехав по покатому склону. Не обратить внимание и на это горцы уже не могли. Они, конечно, не догадались, откуда прилетела смерть и что тут творится. Однако реакция на странность была мгновенной. Воины тут же повалились в снег, оглашая округу предостерегающими криками.
        Но они были недостаточно быстры. Едва осознав, что скрываться уже нет смысла, Даша нажала на спуск. По ушам хлестнул винтовочный выстрел, и уже падавший на снег противник зарылся в него с головой.
        Последний успел не только залечь, но еще и выстрелить в направлении Даши. Уж она-то остаться незамеченной никак не могла. Впрочем, больше он предпринять ничего не сумел, пусть и был вооружен скорострельным винчестером. Дистанция плевая. Чуть превышает полсотни метров. Игорь посадил галочку прицела точно на лоб горца и нажал на спуск.
        Все. С передовой четверкой покончено. А вот те, кто находится в отдалении, вполне боеспособны. Мало того, открыли частый огонь по позиции Игоря и Даши. Глупость несусветная. Вступать в бой, находясь на открытом и совершенно голом месте… Это не храбрость, а скорее безрассудство. Хотя-а…
        У местных есть отличные стрелки, не без того. Но встречаются они крайне редко. Потому исходят горцы из существующих реалий. А они таковы, что даже сейчас у них неплохие шансы вывернуться из трудной ситуации. Но только не против действительно хорошего стрелка, каковым был Шаман. И уж точно не против подготовленного снайпера с боевым опытом.
        Меньше пяти минут, и противники вдруг закончились. Включая и тех, что засели на том берегу реки. Даша отработала, как на стрельбище. Быстро и на пять балов. Разумеется, поручиться, что всех уложила наповал, нельзя. Но это уже детали.
        Ну, теперь провести контроль и наконец выбираться из этих клятых гор. Если кукловоды опять не устроили какую-нибудь гадость. С них станется. Вот не верил Игорь, что события последних дней — всего лишь череда совпадений.
        С одной-то стороны, они вроде как стали гвоздем важной сюжетной линии. Можно с уверенностью сказать, что рейтинги у нее зашкаливают, а значит, и доходы более чем велики. С другой — Шаману с товарищами уже удалось уничтожить группу контроля. Причем ориентированную именно на их команду. Шансы, что им удастся выйти на тех, кто повсюду оставляет свои метки, весьма велики.
        Иными словами, они представляют если не реальную угрозу проекту, то уж точно являются большой занозой. Лично Бородин постарался бы слить таких назойливых ребят. Но просто так это сделать не получится. Так почему бы не совместить приятное с полезным? И наказать зарвавшуюся куклу, и поиметь с этого максимум прибыли.
        Алина с ее агентством — это просто замечательно. Но дело уже запущено, все винтики работают исправно. С управлением отлаженного механизма справится кто угодно. Даже человек, лишенный предпринимательской жилки. Тут всего-то нужно действовать согласно выработанному алгоритму.
        Чем дольше Шаман думал на эту тему, тем больше склонялся к тому, что его выводы верны. Но что делать со своей правотой, понятия не имел. Слишком уж выигрышны позиции и велики возможности кукловодов. По сути, пока он мог противопоставить им только свою по-настоящему невероятную удачливость и где-то даже звериную изворотливость. А этого как бы маловато. Хотелось бы чего-нибудь более существенного.

        Глава 11
        Червяк недоверия

        Велосипед уже привычно пристроился у знакомой изгороди, на собачьей тропе. А вон, кстати, и один из ее создателей. Здоровый бобик, чтоб ему опрокинуться. Бородин потянул из кобуры на боку «бульдог». Конечно, шум — это лишнее. Но и знакомиться с пастью столь здорового блоховоза очень не хочется. Псина не просто большая, но еще и лохматая, сродни кавказской овчарке. Однако с близкого расстояния шерсть не больно-то поможет против травматических пуль. Мало песику точно не покажется.
        Сообразив, что в руках человека появилось оружие, и, как видно, наученный горьким опытом, пес свернул с тропы. Несколько прыжков по глубокому снегу, подобно пловцу, и зверь оказался на другой тропе, чуть дальше ответвляющейся к соседнему участку. Хорошая собачка. Неприятности — они никому не нужны.
        Игорь бросил взгляд окрест и, не обнаружив ничего подозрительного, двинулся по тропе. Попутно спрятал короткоствольный револьвер в кобуру. Собака уже осталась в прошлом, и его мысли вернулись к насущным вопросам. А их у него хватало.
        В том бою они положили весь отряд горцев из шестнадцати человек. Впечатляющая цифра. А если учесть еще и убитых в первом отряде, то получится, что всего лишь за сутки их команда уничтожила двадцать семь человек. Ни капли сожаления по этому поводу у Игоря не было. Не он это начал.
        К примеру, по поводу тех же астанатцев и таболатцев, убитых в факториях, у Игоря присутствовали некие сомнения. Все же люди всего лишь выполняли свой долг, напрямую землянам ничем не вредили и не угрожали. Это возможно лишь в далекой перспективе, лет эдак через двадцать. А может, и нет никакой угрозы, а есть планы по ассимиляции пришлых. Одним словом, есть где угнездиться сомнению. Здесь же все предельно просто. Открытое нападение и ответный удар.
        Пришлось повозиться, отлавливая беглянок. Они успели вернуться к месту первого боя и свернуть к поросшему лесом горному склону. Само собой, догнали и вернули. Все же и наездницы, и бегуньи из них получились аховые. Еще и паника их обуяла. А при таких делах неизменно начинаешь делать глупости.
        Нашлись и лошади второго отряда горцев. Достаточно было пройти по следам, оставленным ими на девственно-снежном покрове. Животных они привязали в лесу, его кромка пролегала как раз у перехода террасы в склон. Продвигались к цели, соблюдая максимальную осторожность. Все еще были мысли о коноводе.
        Но оказалось, что живой транспорт оставили без присмотра. До голодной поры пока еще очень далеко. Хищники поостерегутся приближаться к лошадям, обильно источающим человеческий запах. Конокрадов опасаться не приходилось. Это уж совсем нужно быть параноиком, чтобы думать о них в таких глухих местах. А вот против землян лишняя винтовка никак не помешает. Только все одно не помогло.
        Потом был двухдневный переход до хутора Николаевского. И назвать этот путь увеселительной прогулкой ввиду появившегося транспорта не поворачивался язык. Животные требуют ухода и заботы. А еще, сущее заблуждение считать, что всадник просто сидит в седле и ничего не делает. С непривычки после одного дневного перехода будет нещадно ломить все тело.
        Дорога до хутора выдалась тяжкой. Там Бородин предпочел оставить лошадей и приплатить его обитателям за доставку трофеев в Невьянск. А что такого? Набрался небольшой табунок, так что затраты себя оправдают.
        Все автомобили оказались на ходу. Все же отсутствие суровых морозов сыграло на руку. Котлы и машины промерзли, но не разморозились. Поэтому возвращались на колесах, вольготно устроившись в трех автомобилях. Еще до полудня двадцать шестого декабря они были в Невьянске. Вот и выходило, что из этого приключения им удалось выйти без потерь. А с учетом трофеев, так еще и с прибытком…
        Бородин поднялся на крыльцо тумановского дома. И вновь бросил взгляд окрест. Точно знает, что за ним наблюдают. Но вот не видит ни одного безопасника. А если точнее, то егеря. Молодцы парни, здорово поднаторели в деле маскировки. Пожалуй, в этом он им заметно уступит.
        В прихожей пришлось подсветить себе фонариком. А вот едва вошел в комнату, как потребность в нем отпала. Карбидная лампа горит не так ярко, но света вполне хватает. Отчетливо видны как обстановка гостиной, совмещенной с кухней и столовой, так и находящиеся здесь Ерохин с Вирусом.
        Второй по обыкновению возится в ноутбуке. Игоря вовсе не смущало, что паренек присутствует при их разговорах. Он является единственным техническим экспертом в компьютерной области, да и ноутбук этот — единственный. А посему через него проходит практически вся секретная информация, каков бы у нее ни был уровень.
        — Здравствуй, Андрей,  — пожимая руку лейтенанту, поздоровался Бородин, ну и с Вирусом сразу же поручкался.
        — Привет, Игорек.
        — Здравствуйте, Игорь Юрьевич.
        — Ну что, Аника-воин, опять повоевать пришлось?  — ухмыльнулся безопасник.
        — Мы не виноваты,  — слегка развел руками Шаман.
        — Это понятно. Ну и как, есть что добавить помимо того, что ты указал в рапорте и в беседе?
        На этот раз отчет принимал лично Ерохин. Вполне нормальная практика. Ведь команда Шамана на этот раз никакого задания не выполняла. Обычный выезд за пределы княжества. Рутина, словом. Однако открыто вести беседу, будучи под колпаком кукловодов, не особо получится. Поэтому беседовали они вполне по-дружески, что при сложившихся между ними отношениях, неудивительно, но откровенным тот разговор никак не назовешь.
        — Добавить есть что,  — кивнул Игорь.
        — Вываливай,  — обозначая всем своим видом внимание, потребовал Андрей.
        — Когда обнаружили побитый караван, с нами на связь вышли кукловоды. Заверили, что к нападению не имеют никакого отношения. Всего лишь наблюдали. Предложили помощь, указав, как можно срезать путь.
        — Что дальше?
        — А дальше мы побежали со всех ног. Чуть не сдохли. Но успели. Все, что указано в рапорте, соответствует действительности. Но помимо этого нам удалось взять в плен парочку раненных горцев из второго отряда и порасспросить отдельно друг от друга. Из допроса стало ясно, что кукловоды, похоже, не имеют ко второму нападению никакого отношения. Пленные показали, что у горцев порой практикуются засады на горных дорогах. Поджидают либо тех, кто возвращается с торгов, либо отряды воинов, нагруженные добычей.
        — Есть у них подобная практика,  — подтвердил Ерохин.
        — Возможно. Вот только по мне, так оба нападения — дело рук кукловодов. Ну не верю я в то, что они будут смотреть на мои выкрутасы в благостном ничегонеделании. Ведь до одних я уже добрался. Могу дотянуться и до других. Вот и решили убрать меня, но при этом извлечь максимум возможной пользы. Однако у них ничего не получилось. Пока.
        — А Алина Витальевна?
        — Да что Алина,  — отмахнулся Игорь.  — Незаменимых людей нет. Сейчас поставь на агентство простого исполнителя, и все будет работать как часы. Так что шоу ничего не потеряет. А вот картинку и накал страстей они получили что надо. Хотя-а-а…
        — Что «хотя»?
        — Подтверждений у этой версии никаких. В прошлый раз пленный показал, что их наняли. В этот раз ничего подобного не было. Так что, может, и совпадение. Только уж больно как-то все одно к одному.
        — Вот и не спеши списывать на совпадения,  — покачал головой Ерохин.
        — В смысле?
        — А ты вспомни, как тебя тянуло в сторону Невьянска. И подумай, с чего бы это.
        — Гипноз?
        — Именно. Старших в отрядах горцев просто запрограммировали на определенный алгоритм. Они и действовали, свято веря, что воплощают собственные намерения. Это же надежней любых денег.
        — А чего же тогда с первыми так опростоволосились? Не оказалось под рукой специалиста?  — усомнился Бородин.
        — С теми как раз все понятно. Все в духе кукловодов. Выставить напоказ более простую схему, чтобы скрыть сложную. Как с теми же имплантатами. Ну сам посуди, какова вероятность того, что при случае ты попытаешься взять пленного? Однозначно попытаешься при малейшей возможности. Остается использовать это и направить тебя по ложному следу. И заметь, ты купился. Коль скоро тех горцев наняли, значит, и остальных могут только нанять. Раз. И стереотип сидит в твоей голове. А между тем я не исключаю и такой вариант, что они никогда в жизни не бывали в Буркате. Как думаешь, стали бы кукловоды надеяться только на звон монет? Очень сомневаюсь.
        — Так вот отчего у тебя такое недоверие к Даше. То есть и Даргата с его парнями могли запрограммировать на определенное поведение с девушкой, а остальное — ее игра?
        — Я подобную версию не отбрасываю,  — утвердительно кивнул Андрей.
        — Но отчего тогда ты…
        — Не рассказал тебе о своих предположениях? А чтобы все было естественно. Имей ты такой багаж сомнений, и не смог бы отыграть свою роль так, как надо.
        — А как быть с тем, что она тоже оказалась под ударом?
        — Во-первых, кукловоды уже показали, что к своим полевым контролерам относятся как к расходному материалу. Во-вторых, ее могли запрограммировать. Внушить что угодно, вплоть до самопожертвования ради проекта. Не стоит недооценивать гипноз. Это серьезный инструмент, если не сказать оружие.
        — Хм. Звучит убедительно. А в чем заключалась моя роль?
        — А ты не понял? Ты был приманкой. Частота, которой пользуется твоя группа, Дмитрию прекрасно известна. Противодействия по линии радиоэлектронной борьбы кукловоды должны ожидать в последнюю очередь. Остается подловить момент, когда они выйдут с тобой на связь. Если же ты начнешь подозревать Дашу, то такая вероятность уменьшается.
        — Это если Даша — агент кукловодов.
        — Если Даша — агент кукловодов,  — легко согласился лейтенант.  — А тут ты еще и в поле засобирался. Ну я и поспешил предпринять кое-какие меры.
        — Ты знал об Алине?
        — Нет. Но даже если бы знал, ничего не стал бы делать.  — Андрей поглядел прямо в глаза Игорю.
        — Ну и сволочь же ты,  — хмыкнув, как-то устало произнес Шаман.
        — Не отрицаю, Игорек. Но я могу думать только о деле. Начну видеть не шахматные фигурки, а людей, и все, можно закрывать лавочку. Потому что, не жертвуя фигурами, игру не сделать. Не смотри на меня так. Именно игру. Посчитай до десяти, успокойся и постарайся оценить этот момент трезво. Даже тогда ты, может, и не примешь мою правоту, но надеюсь, что все же поймешь.
        — Твоя правда. Умом понимаю. А вот принять не могу. Итак?..
        — После нашего с тобой разговора я выслал по тракту группу егерей. Они обнаружили место боя еще до рассвета. Отъехали в сторонку и заняли три позиции между разгромленным караваном и территорией княжества.
        — И коль скоро ты мне все это говоришь…
        — Мы запеленговали точку, откуда шла передача. На Диких землях, не так чтобы далеко от границы.
        — Вольный хутор?
        — Разумеется. В свое время наши егеря накрыли пару-тройку групп контролеров в поле. Оттого и предположение, что кукловоды работают исключительно вне своего логова. На деле, как ты знаешь, причины могли быть самыми разнообразными. Хутор же — это вполне надежно.
        — А пеленгация?
        — Поди их запеленгуй, если они будут использовать узконаправленную антенну. А то и бери выше — поддерживают связь по лазерному лучу. Последнее вычислить практически нереально. А вот с первым перспективы имелись. Для этого необходимо занять позицию между двумя станциями. Мы знали, где ты будешь находиться, когда с тобой могут выйти на связь, что открывало возможность запеленговать этих уродов. И один из постов таки сработал. Дальше — дело техники. Сейчас хутор установлен, и его обложили егеря. Ведут непрерывное наблюдение и сбор данных.
        — Звучит красиво. А знаешь, какая мысль приходит мне на ум в первую очередь, когда я думаю о пеленгации контролеров? Не проще ли все организовать самому, чем ждать, когда же контролеры выйдут со мной на связь? Подготовить место, предварительно расставить посты и ловить рыбку не на удочку, а в расставленные сети. Ведь люди — это пешки. А, Андрюша?
        — Не передергивай, Игорь,  — сжав челюсти и вперив в Бородина жесткий взгляд, процедил Ерохин.  — Я, конечно, не обладаю тонкой душевной организацией, воспринимаю это как игру в шахматы и могу пожертвовать людьми. Но все же есть черта, за которую я не переступлю.
        — Верится с трудом, знаешь ли. И не надо так на меня смотреть. Какой реакции ты от меня ждал? А чего я должен ждать в следующий момент?
        — Мы или доверяем друг другу, или можно складывать ручки и отправляться восвояси. Нас слишком мало. По сути, в моем распоряжении есть только две группы егерей. Всем остальным потребуются весомые доказательства вины Котова, с которым они съели не один пуд соли. Первая группа сейчас в окрестностях хутора, вторая — в Невьянске. Третья — твоя. Это вся силовая составляющая заговора. А задуманное нами никак иначе назвать нельзя.
        — Личности хуторян установлены?  — уходя от скользкой темы, спросил Игорь.
        — Разумеется. Этому хутору уже лет пять. Зажиточный и даже богатый. Вместе с детворой тридцать два человека,  — принимая правила игры и полностью взяв себя в руки, начал пояснять Андрей.
        — Детворой?  — вздернул бровь Игорь.
        — Ну да. Прикинь. Десять мужиков, столько же баб из аборигенок и дети. В городе бывают только мужики. Ясное дело, что мы в его сторону и подумать не могли. Ну кто станет подставлять под молотки свою кровиночку?
        — И как собираетесь их брать?
        — Троянским конем. В счастливый день вы подобрали Вируса. Это ж целый клад.
        — В смысле?
        — А в том и смысле. Он написал программу и научился взламывать доступ к имплантатам. Мы теперь можем по своему желанию менять их маркировку.
        — То есть он может сделать так, что по показаниям имплантата контролеры примут меня за другого,  — догадался Игорь.
        — Верно. Мы тут просто подумали и решили, что оператор на хуторе может опознать приближающегося по метке. Отчасти отдает паранойей, но мало ли как оно все. Глупо не подстраховаться там, где это возможно.
        — Согласен, глупо. А еще глупо изобретать сложный механизм там, где ларчик просто открывается.
        — Ты сейчас о чем?  — искренне полюбопытствовал безопасник.
        — Да все о том же. Сам ведь говоришь, что твои егеря там уже бывали, и не раз. Очередное посещение вряд ли вызовет подозрение.
        — Не все так просто,  — возразил Андрей.  — На ночь парни никогда не оставались. Хуторяне вежливо, но неизменно выпроваживали гостей восвояси. Затевать захват днем опасно. А нам трупы не нужны.
        — То есть подозреваешь, что риск велик?
        — А ты считаешь иначе?  — вопросом на вопрос ответил лейтенант.
        — Ну а какой толк от этого твоего троянского коня?
        — Внезапность. Плюс ночная атака, что увеличивает шансы на бескровный исход. И, наконец, те оставшиеся среди трофеев четыре баллона с сонным газом.
        — Детали штурма, я так понимаю, еще не проработаны.
        — В общих чертах на основании имеющихся данных план уже готов. Для конкретики не хватает сведений. Но мы работаем в этом направлении.
        — То есть ждете момента, когда можно будет по-тихому захватить языка.
        — Именно.
        — Ладно. Значит, пока ждем. Кстати, насчет Даши,  — решил перевести разговор в другое русло Игорь.  — Этот кобель, который Черный, положил на нее глаз. И она вроде как проявила к нему интерес. Ее сегодня определили на жительство в общагу, но так им даже проще. А он у нас, получается, носитель секретной информации. Она же и вовсе темная лошадка.
        — Я с Дмитрием провел вдумчивую беседу,  — успокоил Андрей.
        — Уверен, что до него дошло? Признаться, мне показалось, что он думает совершенно не тем местом.
        — Хм. Ну не приставлять же к нему наружку.
        — А может, просто грохнуть? Не реально, само собой, а обыграть.
        — Думаешь, настолько запущенный случай?
        — Думаю, что это ненужный риск. На бабах горели даже опытные разведчики, что уж говорить о парне, у которого кровь бурлит от изобилия тестостерона.
        — Ладно. Пока возьми этого кадра под свой контроль. Где он сейчас?
        — Распушил хвост и обалдевает от переизбытка женского общества. Ну и те к нему, ясное дело, присматриваются. Они же сюда приехали с определенной целью.
        — Вот и ладно. Сегодня ему есть чем заняться, а завтра что-нибудь придумаем.
        — Добро. Что по нам?
        — Отдыхайте, приходите в себя, набирайтесь сил. Полагаю, минимум пара дней у вас есть. А мы пока присмотримся к нашим поводырям.
        — По госпиталю и радиомастерской что-нибудь решили?
        — Вообще не лезем. Установили личности подручных контролеров, и на этом все. На наши дела они никак не влияют. А вот если возле них начнется подозрительная возня, у нас появятся трудности. А то и вовсе проблемы полной мерой.
        — Ну, значит, отдыхаем два дня.
        — Пока так, но все может измениться. Следи за условным сигналом экстренного выхода на связь,  — уточнил Ерохин.
        — Понял.  — Бородин поднялся со стула.
        Хм. А неприятно находиться в неотапливаемом зимнем доме. На нем сейчас надеты штаны «горки» с зимним бельем. Вроде как и немало, ведь не в полевой выход собрался. Но вот сидеть, оказывается, холодно.
        Дом Туманова покидал со смешанным чувством. С одной стороны, обнаружилась база контролеров, что само по себе уже радостное событие, если не сказать знаковое. С другой… С другой — присутствовала уверенность, что случись — и для достижения цели Ерохин, не задумавшись, разменяет как самого Бородина, так и всю его команду.
        Наверное, совсем уж без жертв не обойтись, и то, что ради победы приходится порой чем-то или кем-то жертвовать, тоже понятно. Но ровно до того момента, пока не собираются пожертвовать тобой любимым.
        Выйдя на пустырь и подхватив велосипед, Игорь остановился в задумчивости. А вот интересно, если доведется такое, сможет ли он пожертвовать собой ради общего дела? Ради того, чтобы добраться до кукловодов и получить доступ к этому порталу, который никто из них в глаза не видел?
        Непростой вопрос. И ответа на него он не знал. Ему уже доводилось рисковать жизнью не раз и не два. И на волосок от смерти бывал неоднократно. Но там был именно что риск. А вот если встанет вопрос о том, чтобы погибнуть? Если понадобится прикрыть товарищей или отдать жизнь ради их спасения, то тут он, пожалуй, сомневаться не станет. Но чтобы получить возможность добраться до портала…
        Сомнительно все же. Потому как ему уже будет все равно, какой там результат. Или все же сможет? Бог весть. Но пока что-то такой уверенности нет. Как говорится, не та мотивация.
        Вышел на дорогу, сел на велосипед и покатил домой. Дом. Йолки, сегодня он будет ночевать в настоящей постели и в протопленной спальне! Тот, кто не пробовал на зуб тяготы и лишения бивачной жизни, понятия не имеет, каково это — спать голым под теплым одеялом и на мягком матраце.
        Когда поворачивал на Озерную, где и находился дом Алины, велосипед вдруг увело в неуправляемый занос. Чтобы не упасть, пришлось тормозить и выставлять ногу. Легкий транспорт пронесло дальше, и так как Игорь и не подумал отпускать руль, велосипед описал дугу, заставив ездока практически развернуться вокруг своей оси.
        Все же шины его велосипеда не приспособлены для катания по заснеженным дорогам. И со вторым земным образцом, купленным им ради алюминиевой рамы, дела ничуть не лучше. Про местный эрзац из свернутой в тугой рулон кожи и говорить нечего. Хотя-а…
        Как раз на эти-то и можно приделать шипы. По-настоящему суровых морозов тут не бывает, это верно. Но зато и оттепели за все годы наблюдения зафиксированы не были. Получается, что шипованные покрышки — на всю зиму. Правда, тротуары регулярно чистятся от снежного покрова. К гадалке не ходить, власти запретят кататься таким велосипедам по тротуарной плитке. Во избежание порчи, так сказать. Да и правильно сделают. Но ведь ездить можно и по дороге.
        Так, думая ни о чем, он и докатил до Алининого подворья. Перед двором стоит столб с газовым фонарем. Два висят по углам большого дома и еще пара — перед входом. На фоне снега, пусть местами и подчерненного копотью, смотрится как сказочная картинка. Только если на Земле это экзотика, то здесь — суровая правда жизни.
        Еще не так чтобы и поздно. Начало одиннадцатого. И в окнах горит свет. Правда, не во всех. Многие бодрствуют, но кое-кто уже отправился на боковую. У Михайловой сейчас самый трудный период. Новеньким нужно все показать, обсказать и научить пользоваться всем тем, о чем они слыхом не слыхивали. Ну, к примеру, тем же унитазом. Между прочим, ничего смешного, у аборигенов даже отхожих мест нет. Крестьяне ходят в хлев, городские жители гадят по огородам или задам домов, кто посостоятельней — пользуются ночными вазами. Понятно, что Москва не сразу строилась. Но начинать ведь с чего-то нужно. А там уж по отработанной схеме.
        Едва вошел в прихожую, как ему навстречу выбежала Катя. Тут же стушевалась, смущенно потупила взор и, извинившись, подалась обратно в дом.
        — Катя, ты что-то хотела?  — окликнул девушку Игорь.
        — Н-нет, Игорь Юрьевич. Я просто подумала…
        — А что, Дмитрия дома нет?  — искренне удивился Бородин, догадавшись, кого именно выбежала встречать девушка.
        Тот, конечно, не находится под домашним арестом. Но ввиду своей роли в происходящих событиях и необходимости соблюдать секретность все же должен был ограничить свои передвижения. И уж тем более в неурочный час.
        — Он ушел почти сразу после вас,  — как-то слишком резко выпалила Катя и исчезла из виду.
        Та-ак. Все же успел поганец зацепить девушку. Вот так, походя, разбередил и переключился на другую. И Шаман даже догадывался, на кого именно. Кобель-недоумок. Придется учить уму-разуму. Пока без излишней грубости, но вдумчиво и обстоятельно.
        Скинув сапоги, Игорь направился в спальню, где вооружился изделием Дмитрия и поспешил на улицу. Переключателем он щелкнул сразу же. Незачем кукловодам знать, что происходит вокруг него. А что до глушилки, так они уже привыкли, что он периодически пользуется ею. Мало того, маломощный прибор находился в его шапке. Чтобы контролеры не могли отследить маршрут, по которому он катался. Но его хватало на радиус в полметра, не больше. А вот эта коробочка гарантированно накроет всю радиоаппаратуру в радиусе тридцати метров.
        Вновь оседлал велосипед и покатил в сторону общежития, куда сегодня днем перебралась Даша. Некуда больше было податься этому Казанове. Похоже, он из тех, кто, пока не добьется очередной своей пассии, на других девушек даже не смотрит. Ничем иным объяснить тот факт, что при наличии шести новых девиц Черный при первой же возможности смазал пятки салом, Игорь не мог. Впрочем, очень может быть, что он получил некий намек от Борисовой.
        Ехал Игорь быстро. Здесь тротуары уже выложены плиткой, и, как говорилось ранее, за их чистотой исправно следят. Не дворники и не коммунальщики. Еще чего не хватало, тратиться там, где можно без этого обойтись. Просто владельцы домов обязаны содержать в чистоте и порядке территорию, прилегающую к подворью. Мало того, еще и у каждой калитки полагалось иметь урну для мусора. Который собирался хозяевами, а затем его вывозили коммунальщики, объезжая улицы два раза в неделю. Все по-взрослому.
        Общежитие, как и все дома Невьянска, встретило Игоря парой газовых фонарей над парадным входом. Разумеется, по фасаду имелись и другие. Оставил велосипед у велопарковки. Их тут с десяток. Еще чуть, и придется расширять стойку. Оно ведь как? Конным экипажем без дома не обзаведешься, потому как лошади уход требуется. Автомобиль купить сегодня можно, пусть и не сразу, но куда ты его пристроишь? Держать под открытым небом — идея не из лучших. Воду из котла необходимо каждый раз сливать, а потом еще и заправлять горячей. Ну или держать на постоянном подогреве. Издержки паровиков, которым не помешает теплый гараж.
        Работяге же по большому счету нужно только доехать до фабрики, или где он там трудится, да вернуться домой. В обычные дни ни о каких пьянках и гулянках не может быть и речи. Здесь вам не там, трудовая дисциплина — как на загнивающем Западе. Чуть что не так, и сразу под зад мешалкой.
        Это только из России-матушки кажется, что за бугром кренделя растут на придорожных деревьях. Все есть. И кренделя, и булки с маслом, и молочные реки с кисельными берегами. Только ради этой сказки нужно не просто работать, а пахать. И стоит тебе потерять работу, как все очень быстро заканчивается. Вот такая правда жизни.
        Словом, велосипед оказался весьма востребованным транспортным средством. Веломастерская все время наращивает объемы производства, при этом и не помышляя снижать стоимость продукции. Цена даже взлетела в среднем на рубль. И ничего, народ еще и в очереди стоит.
        — Куда?  — встретил его вопросом вахтер.
        Мужчина средних лет и крепкого сложения. На боку демократизатор. Кожаная дубинка, набитая песком. Насмерть такой приложить сложно, зато прилетает от нее ощутимо. На боку виден «бульдог». Наверняка снаряжен травматическими патронами. В местных общежитиях вахтеров-женщин не встретишь, и боевой облик у него вовсе неспроста. Бывает приходится урезонивать особо буйных, пока милиция не доберется.
        — К Борисовой. Она сегодня поселилась.
        — Знаю. Что-то зачастил к ней народ.
        — Так у нее гости?
        — Ну так. Свежее мясцо прибыло,  — осклабился мужик, как видно, уже примеряющийся к новенькой.
        Нормальная реакция в условиях дефицита женского пола. Но есть парочка моментов. Даша — из команды Шамана, а значит, под его ответственностью. И…
        — Во-первых, это свежее мясцо за последние пару недель отправило на тот свет полтора десятка праведных и не очень душ. И я бы не советовал относиться к ней столь пренебрежительно. Во избежание, так сказать. А во-вторых, ты говоришь о члене моей команды. Кто я, знаешь?
        — Не пугай, Шаман,  — пуганый.
        — Я просто ставлю в известность. И мне накласть вприсядку, что ты гражданин. Оприходую не насмерть, но запомнишь надолго. Так что выбор за тобой. Либо я этих слов больше никогда не слышу, либо спрашиваю, как с понимающего. Если успею. Даша порой бывает весьма несдержанной.
        — Ну так пускай и ведет себя как порядочная, а не как…
        — А она не монашка, чтобы блюсти свою целомудренность,  — оборвал его Игорь.  — Сможешь убедить ее, что ты тот, о ком она мечтала всю свою жизнь,  — в добрый путь. А вот трепать языком, хаять или, не приведи боже, распускать руки, я бы не советовал. Надеюсь, я могу пройти? Комендантский час в Невьянске еще не ввели? Вот и ладно. Спасибо.
        Поднялся на третий этаж. Нашел нужную комнату. Прислушиваться не стал. Это все одно что подглядывать. А подобное ему претило. Поэтому сразу же постучал. Хотя кое-что и расслышал. Ну а что же ему теперь, уши затыкать? Дверь же здесь откровенно хлипкая.
        Мягко говоря, недовольная Даша открыла лишь с третьего раза, после того как Шаман обозначился голосом. Ох как он не вовремя. Ну совсем некстати. Она не старалась испепелить его взглядом своих красивых голубых глаз. Напротив, где-то даже смущенно потупилась. Тем не менее крайняя степень недовольства и даже злости сквозила во всем ее облике.
        Хм. Весьма соблазнительном, надо заметить. У нее было полдня, чтобы навестить ателье и слегка прибарахлиться. Ну и кое-что готовое у них всегда имелось. Вот и этот халат пришелся к месту. Запахнутый на скорую руку и прихваченный поясом, он отлично подчеркивал спортивную фигуру девушки. Грудь у нее небольшая, но рельефная и упругая, что эффектно демонстрировал глубокий вырез. Да и ножка, выглянувшая из-под слегка откинувшейся полы. Вот так и не захочешь, но задержишь взгляд. Н-да. Не дело. Он вообще-то ее командир.
        — Извини, Даша. Черный, на выход,  — бросил он в глубину комнаты.
        — Шаман…  — подал было голос Черный.
        — Я сказал — на выход. Срочное дело. Давай-давай, как на пожар. Тебя в команду силком никто не тянул.
        — Да что случилось-то?  — впрыгивая в штаны, недоумевающе спросил Дмитрий.
        — Мне прямо здесь тебе все рассказать?  — недовольно проговорил Бородин.  — Живее давай.
        — Да одеваюсь я.
        Собирался парень быстро. Сказывалось то, что еще недавно тянул срочку. Не успел отвыкнуть от армейской муштры. А вот с дисциплиной и исполнительностью у него явные проблемы. Впрочем, в том, что касалось женщин, он не больно-то сдерживался, даже будучи в погонах. Ну да у них не армия. Все куда проще и жестче.
        — Даша, еще раз извини. Как я и говорил, твоя личная жизнь — она твоя и есть. Но…
        — Да ладно тебе,  — отмахнулась уже взявшая себя в руки Борисова.  — Я взрослая девочка и знаю, что такое служба. Но ты мне малость задолжал, Игорь Юрьевич.
        — Сочтемся,  — легко пообещал Бородин.
        — Обязательно,  — без капли иронии ответила она.
        Наконец Черный полностью собрался и вывалился в коридор. Игорь молча указал в направлении лестницы, кивнул Даше. Та в ответ только пожала плечами и закрыла дверь. Вот и ладушки. Бог весть, прав он или нет, но на данный момент иного выхода попросту не видел.
        — Дима, ты получил приказ от Ерохина держать свои хотелки в штанах?  — когда они уже шли по улице, спросил Шаман.
        Он не боялся, что их могут подслушать. От электронной прослушки надежно защищала глушилка. Наблюдателю ничего не расслышать. Намереваясь поговорить, Игорь выбрал кружной маршрут, и сейчас они как раз шли по дороге, ведущей через пустырь.
        — Но…  — начал было Чернов.
        — Да или нет?  — оборвал его Бородин.
        — Такого приказа не поступало,  — решительно ответил парень.
        — Хорошо, хитросделанный. Я поставлю вопрос иначе. Тебе говорили, чтобы ты не совался к Даше?
        — Да что в этом такого? Вы что, оба на нее глаз положили, а я вам дорогу перешел?
        — Ты придурок или просто прикидываешься?  — даже остановившись от озвученной трактовки, искренне поразился Игорь.
        — А что такого? Шпионка кукловодов. Ага. Как же. Сама угодила в плен к горцам. Потом бегала под пулями, спасала Алину Витальевну. Очень похоже на то, что она работает против нас. И вообще, мне не пятнадцать лет, чтобы разбалтывать секреты первой встречной бабе.
        Хрясь! Парня буквально снесло в сугроб, только пятки сверкнули. Ну и, глухо брякнув, упал на дорогу выпущенный велосипед. Шаман поднял транспорт, тряхнул, избавляясь от налипшего снега, и вперил строгий взгляд в провинившегося. Оно конечно… Но с другой стороны… Сколько на человека не кричи и не втолковывай — врезать все же куда надежней.
        — Мозги встряхнул? Или их у тебя нет?  — ровным тоном спросил Игорь.
        — Зря ты это, Шаман.
        — То есть не дошло. Влепить еще? Не лапай ствол, Черный,  — выхватывая «бульдог» с травматическими патронами и беря парня на прицел, потребовал Игорь.
        У Дмитрия не было ни единого шанса обыграть Шамана. Оставалось только выпустить рукоять револьвера и демонстративно отставить руку в сторону.
        — Мне плевать, скольких баб ты приходуешь за вечер,  — язвительным тоном продолжил Игорь.  — Плевать на то, что они сами тебе вешаются на шею. Мне даже без разницы то, что ты, возможно, умеешь себя контролировать настолько, что никакая юбка не вытянет из тебя ни капли информации. Но ты не выполнил прямой приказ. А вот это уже куда как серьезно,  — строго припечатал Бородин.
        — Да пошел ты,  — огрызнулся парень.
        — Пойду. Обязательно. И ты вылетишь из команды, как пробка из бутылки. Но потом. Когда сделаем дело. А пока ты можешь расстаться с нами только одним способом. Подохнуть. Это тебе понятно, Дмитрий Васильевич? Ты даже не представляешь, какие в этой игре ставки и скольких людей ты можешь не просто подставить, а обречь на смерть. Вставай. Вынул револьвер двумя пальцами и уронил на снег. Три шага вперед. Молодца. Где живет Ерохин, помнишь?
        — Помню.
        — Топай. И поживее. Мне хотелось бы все же лечь спать до полуночи.
        По счастью, Ерохин оказался дома. Время уже позднее, но у лейтенанта достаточно беспокойная работа. А на фоне нарастающих событий забот у него изрядно прибавилось. Да и сам он человек, не обремененный семьей. Мало ли куда его могло занести. Даже если не женщина, то элементарная попойка.
        — Я все понял,  — бросив осуждающий взгляд на парня, устало вздохнул лейтенант.  — Глушилка-то работает?
        — С момента моего выхода из дома,  — подтвердил Бородин.
        — А ты все же проверь. Вдруг заряд вышел.
        Игорь достал деревянную коробочку с солнечными батареями на корпусе и показал зеленый огонек диода. Кстати, редкость несусветная. Они встречались только на ретрансляторах, да и то лишь по одной штуке на прибор. При захвате базы им удалось кое-что спасти даже из поврежденного оборудования, но все же не слишком много.
        — Порядок,  — удовлетворенно кивнул безопасник.  — Револьвер-то парню верни. И вообще, Черный больше не в твоей команде. Теперь ты работаешь только со службой безопасности, уяснил, Дмитрий?
        — Уяснил,  — буркнул Чернов.
        — Вот и хорошо. Располагайся на ночлег. Шаман, присядь, кваску попей. А я пока подчищу концы.
        С этими словами Ерохин подошел к телефонному аппарату в стиле ретро, снял трубку и покрутил ручку индуктора. Имелся таковой у него дома. Далеко не последний человек в княжестве. Впрочем, тут скорее сыграла свою роль принадлежность к службе безопасности. Как ни крути, а телефонная связь здесь пока все больше за экзотику. Лейтенант же стоит на страже интересов княжества, так сказать, на передовой незримого фронта.
        — Коммутатор? Девушка, «бэ»-двенадцать. Общежитие егерей? Дежурный? Бурого к аппарату.
        Никаких уточнений не последовало. Как, по-видимому, и вопросов. Люди военные, да еще и столь специфический род деятельности. Позвони в любое время, и все отнесутся с пониманием.
        — Бурый, ты патефон починил? Отлично. Тогда завтра с утра занеси его мне. Хорошо, до встречи.
        — Патефон?  — вздернул бровь Игорь.
        — Решил перенять твой опыт. Чемоданчик от патефона отлично подходит для хранения ноутбука. А это условная фраза о том, что ноутбук мне нужен немедленно, как, впрочем, и Вирус. Одно от другого просто неотделимо.
        — Но хранится раздельно,  — подметил Шаман.
        — Так надежней,  — пояснил Ерохин.
        — А не заподозрят неладное?
        — Предусмотрено. Сейчас Бурый подхватится, мол, совсем замотался и забыл починить патефон, и выбежит как ошпаренный в поисках мастера.
        — И что, каждый раз будете его чинить?
        — Ну, такие случаи скорее пожарные. Поэтому придумаем другой условный сигнал. Не проблема.
        — А если кто случайно заглянет в чемоданчик?
        — То обнаружит реальный патефон с порванной пружиной. Я еще не спятил — хранить такой важный аргумент в общежитии, пусть и егерей. Ноут в тайнике,  — ухмыльнулся лейтенант.
        Бурый и Вирус появились примерно через полчаса. Причем на лице Сашки не было и тени недовольства. Похоже, вымуштровали не на шутку. Ну что ж, это обнадеживает, глядишь, и Дмитрию мозги вправят.
        — Вирус, нужно все подчистить и организовать мой беспробудный сладкий сон,  — распорядился Ерохин.
        — Сделаем,  — с готовностью ответил парень.
        — Бурый, Дмитрий решил, что мои приказы относительно посещения женского пола можно с легкостью игнорировать.
        — Разъясним,  — слегка пожав плечами, заверил сержант, словно говорил о какой-то безделице.
        При этом в его взгляде мелькнуло что-то эдакое, совершенно не внушающее оптимизм. Очевидно, Дмитрий попал по полной и плюху Шамана будет вспоминать как милую беседу. Ну да это в любом случае уже проблемы не Игоря. Вот не собирался он тащить на себе такой груз безответственности.
        Покончив с заботами о Чернове, Бородин поспешил домой. До полуночи еще оставалось время, а потому он вполне резонно рассчитывал лечь спать пораньше. Весь день об этом мечтал. Все же хорошо, когда мечты сбываются.
        Едва вошел в прихожую и начал снимать куртку, как тут же появилась Катя. Да еще с печально-вопросительным выражением на лице.
        Господи, вот почему девчатам нравятся все эти смазливые пустозвоны, мечтающие только об одном? Хм. Да, пожалуй, потому, что женщина все же любит ушами. Во всяком случае, подавляющее их большинство. А все от желания и ожидания сказки. Вот аборигенки не такие. Они ищут в первую очередь опору, кормильца и широкую спину, за которой можно укрыться.
        Хотя-а… Нет. Однозначно, на сказку купятся и они. Взять ту же Мирану, которой ее будущий супруг так заплел мозги, что едва не совратил. Да, в общем-то, и совратил. Просто Игорь вмешался. А ведь на тот момент этот ушлый коротыш Вершинин и не думал жениться. Увидел бабенку в клубе и решил закрутить. И практически преуспел. Это уж потом обдумал ситуацию и всерьез вознамерился создать семью. Кстати, при встрече каждый раз уважительно раскланивается. А у супруги уже пузо на носу. Но тут уж все по-людски, законный брак, совет да любовь.
        — А Дима?  — все же поинтересовалась Катя.
        — У нее его не было,  — поняв суть вопроса, ответил Игорь.  — В кабаке он. Встретил сослуживцев по армии, кутят. Спать иди, Катя.
        — Ага. Хорошо. Спасибо, Игорь Юрьевич.
        — Девочка, ты бы выбросила этого кобеля из головы. Не для семьи он.
        — С чего вы это взяли?  — тут же вскинулась девушка.
        Н-да. Любовь зла. Сомнительно, чтобы в ней сейчас говорила практичность. Хотя бы потому, что она еще не пробыла в этом мире достаточно долго, чтобы начать мыслить другими критериями. Ну и Дмитрий не производит впечатления того самого плеча, на которое можно опереться. По сути, ни кола, ни двора, ни стабильного заработка. То, что он в их команде, еще ни о чем не говорит. Хотя бы потому, что он с ними только с недавних пор и пока не имеет никаких активов. Так что тут исключительно светлое и высокое чувство.
        — Я взял это с того, девочка, что трактир работает не до утра, а он дома так и не появится. И где он уронит свое пьяное тело, я знаю совершенно точно. В том самом домике, из которого я тебя вырвал.
        — Зачем вы обманываете?  — обиделась девушка.
        — Я говорю правду. Иди спать.
        Разделся, прошел в дом и тут же столкнулся с осуждающе качающей головой Алиной. Ага. Похоже, он только что накосячил. Ну да, девичьи сердца и психология — это к Михайловой. Она тут же и поспешила исправить огрехи Бородина.
        Тому же оставалось лишь крякнуть и отправиться на кухню. Хотелось выпить кружку горячего чаю с малиновым вареньем. Точнее, травяного сбора. Чай в этих краях был один — астанатский. Но и стоил весьма дорого. В доме же народу столько, что на одном чае разоришься. Сбор же обходился куда дешевле. А то и сами собирали.
        — Ну ты и мужлан,  — проходя в спальню, заключила Алина.
        — Вот не могу я смотреть на то, как этот чудак на букву «эм» пудрит девчонке мозги. Не для того я ее выдергивал из болотинской неволи.
        — Вот скажи, я тебя учу, как нужно действовать на Диких землях или обращаться с оружием? Или ты думаешь, я не вижу, что происходит?
        — Но при этом ничего не предпринимаешь,  — буркнул Игорь, чувствуя за собой вину.  — А может, того? Дам ей подъемных рублей пятьдесят, помогу устроиться в общаге — и пусть летит вольной птицей?
        — А не жалко того, что ты на нее уже потратил?
        — Нет. Слава богу, не бедствую. И с этого не обеднею.
        — Ну, в убыток она тебе встанет в любом случае. Но хотя бы две трети вернуть вполне реально.
        — А вот и не в убыток. Я за одну возможность прибить эту паскуду Кирю еще и приплатить готов.
        — Похвально. Сволочь была еще та. Но мы все же постараемся обойтись без крайностей. Девочке необходимо обжечься и перегореть. Не настолько больно, как это изобразил ты, но все же. Ну а там я постараюсь сделать так, чтобы жизнь ее сложилась. Если уж начал делать что-то хорошее, то доводи до конца, Игорек. Не дело бросать на полпути только потому, что кто-то начинает фыркать, как рассерженный котенок, и не разделяет твоего мнения.
        — Угу. Считай, что нотацию ты мне прочла.
        — Вот и славно. Какие у тебя планы на завтра?
        — Уже на сегодня,  — вновь буркнул он.
        — Сейчас без пятнадцати двенадцать,  — указав на тикающий будильник, возразила Алина.  — Итак?
        — Как говаривал один персонаж известного мультфильма, до пятницы я совершенно свободен.
        — Тогда ты и Антон на завтра поступаете в мое полное распоряжение. И я гарантирую, легко не будет.
        — А можно поинтересоваться, что ты там нам уготовила?
        — Как «что»? Издеваешься? Ну, рождественские праздники мы благополучно провели не пойми где. Но на подходе ведь Новый год.
        — Пойдем закупать подарки?
        — И судя по кислому выражению лица, я делаю вывод, что не ошиблась, предположив, будто это занятие не отнести к твоим любимым.
        — Ты совершенно права,  — вздохнул Игорь.
        — И что я могу сделать, чтобы настроение не было столь упадническим?
        — Ну-у, есть один вариант. Хотя я, конечно, собирался лечь пораньше…
        — Ты серьезно? То есть вот так готов к борьбе под одеялом после стольких дней на пределе возможностей?
        — Ну-у, если кое-кто меня поддержит в этом благом начинании, то есть все шансы, что мы не просто уснем, но еще и весьма довольные собой.
        — Смотри, богатырь былинный, потом не стони и не проси пощады.
        — Но-но. Только без фанатизма.
        — Ну-у, милок. Тут уж как получится.  — Алина плотоядно улыбнулась и полезла к нему с недвусмысленными притязаниями.

        Глава 12
        Финишная прямая

        Двадцать восьмое декабря. До Нового года осталось три дня. Хм. Ну ладно, с учетом этого, едва подбирающегося к полудню, выходит три с половиной. А дел еще выше крыши. Город погрузился в предновогоднюю суету, но до пика пока далеко. Как ни странно, он традиционно приходится именно на тридцать первое. Кто-то что-то не докупил, кто-то о чем-то вспомнил, а кто-то просто по сложившейся традиции откладывает на завтра то, что можно сделать сегодня. Как следствие, именно последний день уходящего года преисполнен предпраздничной сумятицы.
        Игорь тяжко вздохнул, окинув тоскливым взглядом толчею у прилавка магазина. Ну или, если хотите, небольшого такого универмага. Потому как чего тут только не было: от тканей и грампластинок до круп и фруктов. Прилавки выставлены в форме буквы «П» и представляют собой разные отделы. За ними находятся сразу четыре продавца, едва успевающие обслуживать наплыв покупателей.
        Две продавщицы — из наемных работников. Игорь это знал доподлинно, потому как тут бывал неоднократно. Весьма бойкий магазинчик. Двое других, муж и жена,  — владельцы данного предприятия. Обычно наемные работницы справлялись сами, а кто-нибудь из владельцев подключался к процессу в случае предоставления одной из них выходного. Но только не в такие предпраздничные дни, когда они едва управлялись даже вчетвером.
        Да еще хозяйке время от времени приходилось отвлекаться, чтобы проверить, как обстоят дела у малышей. В такое время они, конечно, нанимают няню. Но работа не постоянная, а лишь подработка, потому и дело приходится иметь с несовершеннолетней девчушкой. За ней и самой догляд не помешает. Но тут уж ничего не поделаешь. Кстати, хозяйка опять в положении, и это уже заметно.
        — Игорь, держи.  — Алина подхватила с прилавка пару бумажных пакетов с ручками и протянула Бородину.
        Тот, в свою очередь, поспешил сменить выражение лица на самое благожелательное. Впрочем, от девушки это не ускользнуло. Михайлова посмотрела на него задорным взглядом, склонив голову на бок, и шутливо спросила:
        — Что, герой, под пулями куда проще?
        — Не сказал бы, что получаю несказанное удовольствие, оказываясь под обстрелом, но там все же чувствую себя комфортней,  — не стал кривить душой Бородин.
        А ведь и по Алине не скажешь, что ее вгоняет в ступор ситуация, выходящая далеко за рамки обычного. И под обстрелом побывала неоднократно, и в плену у горцев провела пару суток. Но стоило обрести свободу, как от пережитых треволнений не осталось и следа. И ведь не играла. С характером у него девушка, что тут еще скажешь.
        — Крепись, боец,  — подбодрила Михайлова.
        — Вы тут будете любезностями обмениваться или уже пойдете по своим делам?  — возмутилась стоявшая за ними дородная женщина.
        — Не надо так нервничать, уважаемая,  — обернувшись и одарив недовольную милой улыбкой, откликнулась Алина.
        Одетая в приталенное пальто с меховым воротником, да еще и двигающаяся с кошачьей грацией, на фоне бабищи она выглядела настоящей ланью. Ну вот прилетело Игорю в голову именно это сравнение.
        — Ты на меня не зыркай,  — огрызнулась женщина, явно обладающая склочным характером.
        В ответ Алина улыбнулась ей самой доброй улыбкой, какую только могла выдать. Качнулась в сторону женщины и так, чтобы никто не расслышал, произнесла почти в самое ухо:
        — Дорогая, если у вас критические дни, это вовсе не повод срывать свое дурное настроение на окружающих.
        Хм. Ну, вообще-то Игорю не расслышать это было весьма трудно. Потому как он находился в непосредственной близости. А еще рассмотрел игриво-суровый взгляд девушки. Вот как хотите, так и понимайте. Но только ее противница вдруг поперхнулась и предпочла промолчать. Почувствовала, что с этой лучше лишний раз не задираться.
        Ну и Бородин предпочел сделать вид, что ничего не расслышал. Как говорилось в одном известном телеспектакле его детства, «Ханума»: если женщины дерутся, в драку лучше не встревай. Вот под каждым словом готов подписаться. Поэтому направился прямиком на выход.
        Возле магазина их поджидали два велосипеда с корзинками спереди и сзади. Задние снимались, обнажая багажники. Нужно же где-то катать пассажиров. Что ни говори, а на всю детвору велосипедов пока не хватает. Игорь вполне мог себе позволить сделать такой подарок, и даже собирался воплотить это намерение. Однако тут воспротивилась Алина. Покупать столь дорогое изделие за красивые глазки она считала непедагогичным. Подарок должен быть заслуженным.
        Пристроили пакеты и оседлали стальных коньков. Кстати, несмотря на пальто, Алина смотрелась в седле просто исключительно. А может, именно пальто и придавало ей особый шик. Во всяком случае, глядеть на велосипедистку хотелось, и даже улыбаться. Но только не иронично.
        Тротуары мало что почистили, так еще и посыпали песочком. Ехать — одно сплошное удовольствие. А как отдалились от центра, так еще и количество пешеходов значительно поубавилось. Теперь можно катить бок о бок, не опасаясь, что кого-то собьют.
        — Что случилось?  — перехватив его взгляд, спросила Алина.
        — Ничего,  — без запинки и совершенно непринужденно ответил Игорь, приметивший условный сигнал о встрече.
        Занес пакеты в дом. Сказал, что нужно отлучиться по делам, пообещав обернуться до обеда. Вышел из дома и вновь оседлал свой велосипед. Ехать недалеко. Всего-то метров двести, до ателье, расположенного, как и дом Алины, на Озерной, на полпути к этому самому озеру.
        Сквер перед ателье сейчас представляет удручающую картину. Как и все остальные деревья с облетевшей листвой. Ладно бы еще были укрыты снежным одеялом, но и его сдуло ветром. Кустарник так же лишен листвы. А ели или сосны хозяин ателье сажать не пожелал. Причин две. Слишком уж долго они растут и не дают расти ничему другому, а здесь имелись еще и клумбы.
        Внутри его встретил сам хозяин. Молча указал на дверь и вернулся к своим клиентам. Предновогодняя суета не только в магазинах. Сфера услуг — не менее важный аспект общественной жизни. Хотя бы потому, что все, от трусов до шляпок, тут шьется непосредственно на заказ. Покупка готового платья, пусть и с подгонкой,  — свидетельство крайне низкой степени обеспеченности.
        В этом есть и положительные моменты. Тот, кто пытался купить своей девушке нижнее белье или что-нибудь из одежды, должен это оценить. Дело даже не во вкусе. Бог с ним, угадали вы с фасоном. Но вот наконец звучит провокационный вопрос продавца: «Какой нужен размер?» И что только не начинают выдавать мужики, вплоть до: «А какой размер у вас?»
        Здесь же все просто. У портных и сапожников хранятся мерки всех клиентов, даже побывавших у них лишь один раз. К примеру, Игорь заказал Алине легкое летнее платье и ничуть не парился относительно размера. Разве что фасон выбрал. Но тут пришла на помощь жена, по совместительству помощница хозяина.
        — Здравствуй, Игорь.
        — Привет, Андрей. Где горит?  — здороваясь с лейтенантом, окопавшимся в кабинете хозяина, поинтересовался Игорь.
        Не забыл поздороваться и с Вирусом, который, как всегда, пристроился в уголке, вооружившись ноутбуком. Никаких сомнений, он уже взял под контроль все ретрансляторы и «жучки», находящиеся в зоне досягаемости.
        — Горит, Игорь,  — утвердительно кивнул Ерохин.  — Трое контролеров прибыли в город. Предновогодняя суета не только у невьянцев. Они тоже не лишены тяги к отдыху и веселью.
        — С бабами?
        — Одни. Их женщины вообще нигде не бывают. Безвылазно сидят на хуторе. Разве что по окрестностям пройдутся. Да и правильно, в общем-то. Мало ли чем могут выдать. А так… Они ведь все с дальних хуторов, привыкли к обособленной жизни.
        — Итак, хотел взять языка, а получается, ослабишь противника на треть.
        — Ну да. И рыбку съесть, и на пенек присесть.
        — Ясно. Как я понимаю, теперь ты хочешь, чтобы мы прибрали их к рукам?
        — Именно.
        — А почему не твои парни?
        — Я тебе уже говорил, что могу рассчитывать лишь на две группы, и обе сейчас в окрестностях хутора. Всю информацию, доступную извне, мы уже собрали. Во всяком случае, дальнейшее наблюдение нецелесообразно, потому как время работает против нас. Если с захватом что-то пойдет не так, обе группы начнут прямой штурм хутора. Мы под это дело даже пушечку одолжили.
        — Надо же. И артиллеристы нашлись?
        — Нашлись. Всего трое, но их вполне достаточно.
        — Не перебор?
        — Слишком многое стоит на кону. Тут уж или пан, или пропал. Получится грязно, а то и вовсе не получится. Но если что-то пойдет не так, то конец один. А значит, стоит попытаться взять нахрапом.
        — Может, не стоит горячиться? Ну не выйдет тихо, так и что с того? Моя команда и так охотится на кукловодов, и они это прекрасно знают. Не должно их это настолько возбудить, чтобы строить столь далеко идущие планы.
        — Не пойдет, Игорь. Там ведь не дураки сидят. Мы, по сути, пока выкручиваемся за счет того, что они не ожидают от нас такого хода и не подозревают о нашей оснащенности. Но стоит тебе засветиться, как тут же заработают их аналитики. По всему выйдет, что ты не мог получить сведения о хуторе без посторонней помощи. Дальше маховик будет раскручиваться, и на это понадобится не так много времени.
        — Ладно. Ну не срастется у нас, да и ляд с ним. Пара-тройка дней у нас будет. Успеем подорваться и уйти из Невьянска.
        — Это да. Это мы можем. Но я отступать не хочу. Да и подставлять тех, кто доверился мне, тоже не желаю. Тут и двенадцать егерей, и гражданские. Сейчас называть их не буду. Глядишь, все же будет у них шанс. Но с членами их семей речь идет чуть ли не о двух сотнях человек. А нравы тут жесткие. Объявят предателями, решившими сдать нас островитянам, и устроят показательную расправу. Даже если сумеем вывести всех из-под удара и уйти от погони, что сомнительно, Истомин назначит козлов отпущения и кого-нибудь казнит. Так что бегство мне не подойдет в любом случае.
        — Н-да. Ну ладно. Как говорится, взял в руки карты — играй. Где они и кто?
        — Вирус.
        — Я их веду. Пока держатся вместе и расходиться вроде как не собираются,  — тут же откликнулся Сашка.
        — А ну-ка, дай глянуть,  — подходя к ноутбуку, попросил Игорь.
        Экран был разделен на четыре части. На трех — изображение явно от имплантатов, потому как передавали картинку от первого лица. Четвертая — со стороны, и при манипуляциях Вируса картинка приближалась в отличном качестве.
        — Это что за камера?
        — На каждом фонарном столбе их от одной до шести. Замаскированы, ясное дело,  — пояснил парень.
        — То есть еще и фонарщики?  — вздернул бровь Игорь.
        — Нет. И даже не завод, где их мастерят,  — ответил Ерохин.  — Камеры ставят потом, энергия от горелки. Ты с таким сталкивался на автомобилях.
        — Да. Помню. Вирус, дай общий план, а потом каждого из них крупным. С видео запомнить куда проще, чем с фото.
        — Сделаю.
        Мужчины и впрямь прибыли в город за предпраздничными покупками. К примеру, в данный момент они целенаправленно двигались к лавке известного купца Хомякова, у которого Игорь, кстати, прикупил пару бутылочек коньяку по пятьдесят рублей. Расточительство чистой воды. Но… Вот ей-ей, оно того стоило. Этот купец вообще торгует только товаром высшей пробы и никак иначе. Неудивительно, что, имея средства, эти ребятки направились именно туда. Все же празднование Нового года у россиян в крови. А здесь, как ни странно, других нет.
        — Жаль, нет возможности распечатать фото,  — крякнул Игорь.
        — Зато можно скинуть на фотоаппарат,  — взглянув на Ерохина, предложил Вирус.
        Бородин не стал оставлять аппарат у себя. Ерохину он куда полезней. Конечно, Игорь и не подумает делать такие подарки. Вот разберутся с кукловодами, а там и счет предъявит. Он не рвач, но и не собирается запросто разбазаривать свое кровно заработанное, причем в прямом смысле этого слова.
        — Не стоит,  — покачал головой Игорь.  — Покажу на них пальцем. Без прикрытия с твоей стороны мне их по-тихому не взять. Предполагаю, что их могут вести по имплантатам.
        — Я тоже так думаю. И да, смысла вам гоняться за ними по всему городу или княжеству никакого.
        — Думаешь, останутся на ночь?
        — А чего тут думать, они уже сняли номер в гостинице. Наверняка после закупок отправятся в лучший трактир. Не удивлюсь, если еще и клуб навестят. Это ж озвереть можно — человеку из нашего мира просидеть взаперти на глухом хуторе. А там сегодня премьера, ставят «Двенадцатую ночь».
        — Да, я в курсе. Слушай, а наш завклубом, я гляжу, от скромности не умрет. Что не постановка, то обязательно массовая, с кучей костюмов.
        — Да куда тут скромничать. Народ в очереди стоит, чтобы поучаствовать в самодеятельности. Так что чем больше персонажей, тем лучше. Касаемо же костюмов — они с лихвой окупаются продажей билетов. Актерам-то не платят, все на добровольных началах.
        — Ничего себе у клуба прибыли. Танцы, буфет, театр.
        — Есть такое дело. В казну от него перепадает немало, ну и персонал не бедствует. Мало того, буфет, он же столовая, на время репетиций и выступлений для участников самодеятельности бесплатный.
        — Хм. А у ребят, похоже, и впрямь обширные планы на отдых,  — кивая на монитор, сменил тему разговора Игорь.
        Трое контролеров как раз покинули лавку. И хотя они были с пустыми руками, только что их банковские счета полегчали рублей на семьсот. На выпивке и табаке мужики не экономили, брали самое лучшее. Все купленное должны доставить в гостиницу. Игорю было откровенно интересно, отчего подобная расточительность не вызывала ни у кого подозрений.
        Так вот, едва выйдя из лавки, они тут же столкнулись с тремя наемниками. Парни шли и никого не трогали. Мало того, расходясь с повстречавшимися контролерами, постарались обойти их, не задевая. Строгие законы княжества делали свое дело. И пусть с недавних пор в ходу дуэли, в сознании все еще сидит привычка лишний раз не задираться.
        Но у кукловодов были явно не дружественные намерения. Один из них нагло толкнул плечом наемника. Тот, разумеется, такое нахальство спускать не стал. Слово за слово, и нарисовалась ссора с взаимными оскорблениями. Уговор о дуэли на завтрашнее утро. Обмен злыми взглядами с одной стороны, ироничными — с другой. И каждый пошел своей дорогой.
        Надо отдать должное контролерам, они вовсе не собирались устраивать избиение младенцев и не стали задирать работяг. Впрочем, от безответного избиения получает удовольствие разве что какой ущербный. Эти же были бойцами, и им нужен реальный соперник. А вот наемники — совсем другое дело. Они сделаны из другого теста, пусть и уступят в боевой подготовке. Но зато имеют реальный боевой опыт и не станут вздрагивать от каждого выстрела.
        — Н-да. Полный комплект. Трое на трое, винчестеры и револьверы. Парням и впрямь скучно,  — ухмыльнулся Бородин, наблюдая, как расходятся две враждебно настроенные группы.
        — Ну, тут мы им устроим небольшой такой обломчик,  — злорадно пообещал Ерохин.
        После встречи с безопасником Игорь решил обойти членов группы. Скорее всего события будут развиваться стремительно. Людей у Ерохина и впрямь немного. Понадобится вся команда. А дни предпраздничные. К тому же всего лишь двое суток, как они вернулись из утомительного похода. Так что желание расслабиться вполне ожидаемо.
        Не сказать, что новость о предстоящей операции народ воспринял с воодушевлением. Скорее уж с обреченностью уставших людей. Но канючить или высказывать по этому поводу недовольство никто не стал. Во всяком случае, открыто.
        Касаемо же Насти, так тут и вовсе наблюдался бурный энтузиазм. Что ни говори, а мать, стремящаяся вернуться к своим детям, способна горы свернуть. Пока существует надежда на то, что это возможно. А шансы весьма велики. Вопросов, конечно, все еще немало. Но и известно теперь о кукловодах не в пример больше, чем месяц назад.
        Времени до начала операции достаточно, а потому Игорь с Алиной и другими домашними даже сходили в клуб на премьеру. Бородин, как всегда, остался доволен проведенным вечером. Конечно, актерам не хватало мастерства. Но они компенсировали это искренностью, а еще тем, что просто получали от этого удовольствие. А как же иначе, коль скоро они сами пришли сюда и играли на одном энтузиазме, просто ощущая в этом внутреннюю потребность. Тут или выкладываться по полной, или даже не браться.
        Перед операцией не помешало бы потренироваться, лишний раз отработать порядок взаимодействий, восстановить в памяти нужные моменты. Но возможности такой нет. А вот вероятность привлечь к себе внимание кукловодов — очень даже. Поэтому пришлось выдвигаться с уже имеющимся за плечами багажом.
        — Руль, Док, перекрываете выход с окнами на задний двор и северную стену. Настя, Даша, держите фасад и южную стену. Всех касается. Не разделяться. Действовать только в паре. Помните, они пусть и набрались, тем не менее противники весьма опасные. Волк, Ворот, мы втроем работаем по клиентам. Быстро и жестко. Андрей, Валера, страхуете в коридоре.
        Лейтенант Хлебников был другом Ерохина и соратником по заговору. Тот его привлек с самого начала, когда еще не знал, с какого конца браться за это дело, и всецело доверял. Впрочем, доверие вполне оправдалось. Это показали несколько дней наблюдений за офицером безопасности. И вот теперь он тут, обеспечивает прикрытие силовой операции и выступает в качестве резерва. А что делать, при ощутимом кадровом голоде.
        — Вирус?  — Бородин перевел взгляд на Толмачева.
        — Порядок. Гостиница под колпаком глушилки. Ретрансляторы в округе грузятся файлами спящей гостиницы и клиентов в частности.
        — Вот и ладушки. Разошлись. Пять минут на то, чтобы занять позиции. Время пошло,  — щелкнув крышкой карманных часов, начал отсчет Бородин.
        Пока остальные выходили на свои позиции, две группы, которым предстояло действовать внутри, так же не отсиживались. Первыми к входу направились Ерохин и Хлебников. Они должны обеспечить беспрепятственный проход в гостиницу и лояльность владельца. Ну и сокрытие распространения информации в будущем.
        Сомнительно, что обойдется без шума. К тому же в гостинице нет ни одного свободного номера. Ничего удивительного, не только невьянцы пребывают в предпраздничных хлопотах. Для купцов аборигенов это пора самой настоящей ярмарки, начинающейся с двадцатого декабря. Гостей в городе более чем достаточно. Причем не только аборигенов и обитателей вольных хуторов с Диких земель. Хватает как хуторян княжества, так и жителей из других поселков и станиц.
        Следом за этой парочкой выдвинулась и тройка Игоря. Оказавшись внутри, они тут же столкнулись с владельцем гостиницы, уже достаточно застращанным Ерохиным. Игорь скинул за стойкой свой уже видавший виды, но все еще держащийся рюкзак. Извлек из него приборы ночного видения и раздал четверым своим спутникам.
        Избавились от верхней одежды, чтобы не стесняла движений. Под куртками и полушубками обнаружились бронежилеты. Игорь уже не раз убеждался в их необходимости, а потому пренебрегать защитой не собирался. К тому же если противник и станет применять оружие, то это будут револьверы. А уж против них-то броники сработают без проблем, даже при стрельбе в упор.
        Затем все нахлобучили на головы приборы ночного видения, чем вызвали крайнюю степень удивления хозяина гостиницы. Представитель двадцать первого века не мог не знать, что это за девайсы. Даже если не видел вживую, неоднократно наблюдал на экране во всевозможных боевиках.
        — Трофеи,  — коротко бросил Ерохин в ответ на невысказанный вопрос.
        Это без лишних слов объяснило мужчине все. Контора не делала особого секрета из того, что время от времени удается накрыть группы контролеров. Конечно, информация подается не явно, а на уровне слухов, исподволь, иногда как бы случайно являя вещественные доказательства. Как те же радиостанции земного происхождения. Делается это для того, чтобы народ знал: контора не дремлет и постоянно ищет пути домой.
        — Комната двести двадцать два. На второй этаж, направо до конца коридора, последняя дверь слева,  — без запинки поведал владелец.
        — Сидите здесь и никуда не выходите. Проверили оружие на предмет травматических патронов? Все лишнее на стойку,  — приказал Игорь уже парням и сам же потянул из кобуры свой «бульдог».
        Остальные были вооружены аналогично и последовали его примеру. Уверенность — это, безусловно, замечательно, но беда подкрадывается там, где эта коварная подруга начинает чувствовать себя слишком вольготно. Можно бесконечно долго ездить на автомобиле, управляя рулевым колесом одним пальцем, а угодить в переделку от незначительной лужи или попавшего под колесо камня.
        По холлу разнеслась тихая трель проворачиваемых барабанов. Убедившись в наличии нужных боеприпасов, оружие убрали в кобуры. Стрелять можно исключительно в крайнем случае.
        Затем раздался перестук выкладываемого на стойку оружия с боевыми патронами. Расслабляться никто не собирался, а потому все имели при себе пару стволов с разным боеприпасом. Игорь выложил свою неизменную «Грозу». Все же повезло тогда в горах. Наст оказался достаточно плотным, чтобы упавший плашмя пистолет не провалился в него глубоко. Так что после боя красавец нашелся довольно легко.
        И под конец из-за поясов потянули кожаные дубинки, заполненные свинцовой дробью. Проломить этим череп проблематично, а вот отправить в нокаут проще пареной репы. Да и если прилетит куда помимо головы, мало тоже не покажется. И основная ставка именно на дубинки. Ну и на навыки рукопашного боя. До чего все же лучше не доводить. Контролеров однозначно не в дровах нашли, а потому дело может принять нехороший оборот.
        К двери подбирались тихо, будучи обутыми в войлочные чулки. Такие продаются в любой обувной мастерской, потому как удобны для ношения дома. Не всем по душе тапочки, многие предпочитают именно такую обувку, и уж тем более в зимнюю пору. А еще их можно надевать под сапоги вместо портянок, правда, тогда уж и обувь шить нужно под соответствующий размер.
        Комната двести двадцать два. Ворот как наименее подготовленный занял позицию слева: дверь будет открываться в его сторону, а соответственно, он сможет попасть вовнутрь последним. Волк — напротив входа, с ключом в руке. На нем замок и открытие двери. Шаман — справа. Его скрипка первая. Да, командир, да, не дело самому в первых рядах. Но об этом уже говорилось. Не так уж их много, чтобы разводить штабы или группы управления. А по подготовке он в команде все еще лучший.
        Самый простой способ избежать несанкционированного проникновения в комнату — это запереться изнутри, оставив ключ в замочной скважине. Но только в Невьянском княжестве такой фокус не пройдет. Контора и милиция вовсе не желают усложнять себе жизнь, а потому существуют специальные накладные замки для гостиниц и общежитий. Снаружи они закрываются на ключ, выдвигая не язычок, а небольшой засов. Изнутри же тот задвигается вручную. Так что при наличии ключа — никаких особых препятствий, и случись правоохранителям кого-то выковыривать, не придется возиться с замком.
        Вот и им не пришлось особо мудрить. Работать с прибором ночного видения — это совсем не одно и то же, что днем, но все-таки видно весьма неплохо, чтобы рассмотреть множество деталей. Волк вставил в замочную скважину ключ и провернул дважды. Причем сделал это настолько быстро, что его движения едва ли не слились в одно. Делать это тихо и медленно не имело никакого смысла. Только стремительность, иначе можно всполошить клиентов и получить множество проблем.
        Рывок — и дверь отлетела в сторону, благополучно прижатая к стене Воротом. Едва проем открылся, как Игорь рванул вперед, уже не заботясь о тишине или осторожности. Грохот перевернутого ведра. И откуда оно тут взялось! Возня на кроватях, выстроившихся в ряд, ничуть не походящая на сонную. Спящие мужчины единым рывком сели на матрацах, и у них в руках оказалось оружие.
        Все это Игорь отчетливо наблюдал в черно-зеленых тонах, как и то, что противник явно ничего не видит. Выстрел. Еще. Игорь ощутил, как одна из пуль прошла вскользь по грудной пластине, вспоров синтетику чехла. Но импульс выстрела ему так и не передался, а потому и ничуть не повлиял на подвижность или координацию.
        Значит, как минимум один из них что-то рассмотрел. Неудивительно. Абсолютной темноты в комнате нет. Зима, на улице все завалено снегом, плюс газовые фонари. Конечно, вот так быстро сфокусировать зрение со сна дано далеко не каждому, но один, видать, нашелся. Еще немного, и он загнал бы пулю в незащищенный бок Бородина.
        В ответ Шаман коротким замахом запустил в голову четко различимого противника свою дубинку. Недаром он учился метать ножи и регулярно играл в снежки с детворой. Это лишь кажется, что здесь нет ничего сложного. В ситуации, когда в крови бушует адреналин и все происходит настолько стремительно, что счет идет не на секунды, а на мгновения, невероятно трудно точно метнуть предмет даже на каких-то три метра. Тем более когда твоя цель размером с голову взрослого мужчины.
        Хек! Успевший дважды выстрелить контролер отвалился на подушку, поймав лбом увесистую дубинку. Это его не лишило сознания, но зато на какое-то время дезориентировало. Вполне достаточно, чтобы на него навалился Волк. Шаману же предстояло заняться последним в ряду, устроившимся у окна. Тот успел достаточно прийти в себя, чтобы сориентироваться и взять Игоря на прицел. А вот нажать на спуск ему не удалось. Шаман как раз оказался рядом.
        Стремительный удар двумя руками по кисти, и пистолет загрохотал по полу. Без заминки и раздумий, единым движением удар костяшками пальцев в гортань. Не зря он в свое время посвятил много времени рукопашному бою и системе Кадочникова в частности. Противник захрипел, схватившись за горло. Удар по ушам и вдогонку — в солнышко.
        Готов! Мужчина совершенно беспомощный. Осталось завалить его на пол и, заведя руки за спину, защелкнуть на запястьях наручники. И еще одни. Сомкнуть браслет на ноге, у самой стопы. Согнуть ее в колене и соединить с первыми. Все. Этот уже никуда не денется. Разумеется, если не предоставить ему слишком много времени. Вопреки расхожему мнению справиться с наручниками совершенно не сложно.
        От двух других коек доносятся звуки борьбы. Быстрый взгляд. Черно-зеленая картинка выдает то, что Волк заканчивает вязать своего подопечного. Здесь порядок.
        А вот Ворот, хотя и разоружил соперника, был вынужден вступить с ним в борьбу. Причем лишившись своего единственного преимущества в виде ПНВ. Миг — и Григорий отлетел в сторону, врезавшись в стену спиной и затылком. Да так знатно, что буквально стек на пол.
        Впрочем, Игорь отметил только начало этого действа. Он тотчас устремился к двери в попытке перехватить беглеца, уже и не помышлявшего о сопротивлении. О чем и речь. Обычные наемники, которым друг на друга плевать. Ну или решил, что у него попросту нет другого выхода. Тут ведь и наемники, с которыми зацепились. А эти ребятки регулярно бродят по Диким землям, обладают весьма скверным характером и не прощают обид. Ничуть не лучше, если это контора.
        Словом, что бы ни творилось в его голове, он рванул в коридор. И тут же получил ногой в живот, отчего отлетел прямиком в руки Бородина. Тот же, в свою очередь, без церемоний врезал ему от души по затылку. Контролер сразу сложился на полу изломанной куклой. Шаман не стал доверяться бесчувственному состоянию клиента и, перевернув его на живот, заломил руку за спину, фиксируя ее на болевом.
        — Андрей, возьми наручники у Ворота.
        — У меня и свои есть,  — тут же отозвался безопасник, входя в номер.  — Всех упаковали?
        — Волк?  — окликнул Игорь.
        — Порядок,  — послышался в ответ возбужденный голос Антона.
        — Вот и замечательно. Доупаковывайте этого, а я побежал разруливать с ментами. Сейчас патруль набежит,  — подытожил явно довольный лейтенант.
        Так-то и Хлебников не пальцем деланный, но две головы всегда лучше одной. А им сейчас никак нельзя прокалываться.
        — Волк, глянь, что там с Воротом,  — приняв наручники у лейтенанта и пуская их в ход, приказал Бородин.
        — Гриша. Гриша!
        «Хлесь!» — раздалась пощечина. Сомнительно, чтобы Волк бил сильно. Но получилось как-то громко.
        — А!
        — Ты как?
        — А-а-а. Н-нормально. Взяли?
        — Все троих,  — успокоил его Волков.
        — В-вот с-собака. Приложил-таки меня,  — кряхтя и чертыхаясь, начал подниматься Ворот.
        Как и ожидалось, милицейский патруль не заставил себя долго ждать. Но Ерохин тут же их взял в оборот. Обложил подписками о неразглашении. А пальбу списали на пьяную выходку. В качестве жертвы выступил хозяин гостиницы. На него тут же составили протокол и оштрафовали на десять рублей. Сердито в княжестве со штрафами.
        А вот постояльцев пришлось успокаивать хозяину гостиницы. Ну перепили жильцы и устроили дебош с пальбой. Неприятно, конечно, но чего только не случается. Поохали, повздыхали, высказали свое «фи» да разошлись по комнатам. Благо едва миновал час ночи, и впереди всех ожидал самый сладкий сон.
        Выпроводив стражей порядка, выволокли и пленников. По этому случаю в переулке дожидался КАЗ под парами. Места хватило всем. Правда, кроме Руля. Тому пришлось запускать ТАЗ контролеров. Не оставлять же технику. Опять же, коль скоро уже начали, то и действовать нужно быстро.
        Автомобиль заслуживал отдельного внимания. По сути, это был самый обычный грузовой вариант. Но только имел модификацию ТАЗ-4, что означало повышенную проходимость. Тульский не стоял на месте и по мере производства модифицировал свою продукцию. И у него хорошо получалось. На колеса поставил шипованные обода, добавил раздатку и ведущую переднюю ось. По цене вышло на уровне грузопассажирской модели, пятьсот рублей, но зато куда как более практично.
        Ехать пришлось за пределы города, на один из отдельно стоящих хуторов. Как оказалось, его хозяин прежде служил в егерях, но по ранению был вынужден выйти на пенсию. Женился. На единовременное пособие и льготный кредит поставил хутор, приобрел тракторок с навесным оборудованием. Вот теперь ожидал своей очереди на ТАЗ-2. Небольшой грузовичок в хозяйстве никак не помешает.
        В обработке пленных Игорь никакого участия не принимал. Сомнительно, чтобы у него это получилось лучше, чем у безопасников, успевших в этом деле уже собаку съесть. Как ни крути, а практика у них богатая. Здесь не имеют привычки раздувать штаты для раздачи высоких званий и кумовства. Пахать приходится всем. Причем с полной отдачей. А при таких делах и профессионализм на должном уровне.
        — Ну и как там обстановка?  — поинтересовался Игорь, делая очередной глоток горячего чая.
        Кстати, тоже травяного сбора. При отставке егеря получали привилегии и вовсе не копеечную пенсию, но тем не менее позволить себе чай не могли. Слишком дорого. Однако хозяйка умудрилась подобрать травы так, что по вкусу этот сбор вполне мог соперничать с астанатским напитком.
        — Нормально,  — ответил Ерохин.
        Подошел к Бородину и под взглядами остальных членов команды, устроившихся за большим обеденным столом, опустился на скамью. Дом просторный, кухня по обыкновению совмещена со столовой, а потому ни разу не тесно. Днем же благодаря двум окнам еще и светло. Правда, сейчас помещение освещается лишь карбидными фонарями.
        Лейтенант вооружился чашкой и потянулся к горячему самовару. Едва появилась парящая струйка напитка, как столовую наполнил свежий аромат отвара. Вот так постоит малость, и запах уже не будет столь ощутим. Андрей отпил глоток, и на его лице промелькнуло легкое разочарование. Уж он-то, не обремененный семьей и при его жалованье, вполне мог позволить себе дорогой напиток островитян. И в его кабинете всегда имелся запас в жестяной банке. Вот зря он так. Игорю сбор очень даже нравится.
        — Подробности будут? Или это секретная информация?  — вздернув бровь, вновь поинтересовался Игорь, жестом давая понять остальным, чтобы помалкивали.
        — Да какие от вас-то секреты, если главный выход — ваш.
        — И какой план?  — спросил Игорь.
        — Просто войдем на хутор и скрутим его обитателей. Вот и весь план. Только нужно все же смотаться в город за вашим снаряжением и прихватить газ. Так-то оно надежней будет.
        — То есть ты сумел завербовать одного из них?
        — Без вариантов. Хоть на куски режь,  — покачал головой Ерохин.
        — Думаешь, обработаны?
        — Однозначно. Но тут не гипноз.
        — А если не гипноз, то стоит, наверное, им рассказать про торпеды у них под шкурой.
        — Поведали. Мало того, Док удалил у одного из них капсулу, и мы продемонстрировали ее действие на собаке. Вирус разобрался с доступом к этим имплантатам.
        — И?
        — Да что «и». Пожали плечами, мол, бывает. Глупо бы было предполагать, что им доверятся на все сто. Без страховки в этом деле никак. Обычная практика.
        — И ты говоришь, что гипноз тут ни при чем?
        — Все силовики контролеров — такие же попаданцы, как и мы. Ну или засланцы, так будет точнее,  — начал объяснять Ерохин.  — Их силком запихивают в этот мир, а потом предлагают выбор. Либо они работают на шоу, либо становятся его частью. В первом случае их семьи получают ежемесячное вознаграждение. Не миллионы, но вполне достойное. Во втором — погибают. Правда, при этом их обещают не мучить. Ну а самих отказавшихся забрасывают во враждебную среду, джунгли, там, с дикарями или еще что, где они должны будут выживать в одиночку. Причем осознавая, что стали причиной гибели своих родных. Ну и даже против воли все равно участвуя в шоу.
        — Мрази!  — в сердцах выдал Игорь.
        — Мрази,  — легко согласился Андрей.
        — Погоди. Но тогда получается…
        — Угу. И тебя, и членов твоей команды могут загнать в угол. И если здесь ты еще можешь хоть как-то позаботиться о тех, кто рядом, то твои родственники, оставшиеся на Земле, совершенно беззащитны.
        — Твою в гробину душу мать нехай! Ведь все на поверхности. И решимости, и средств для этого у них более чем достаточно,  — проскрежетав зубами, выдал Бородин и осмотрел своих товарищей.
        Настроение у тех серьезно ухнуло вниз. В особенности у Насти. В ее глазах было поровну вселенской печали и неистовой холодной ярости. Лично Бородин сейчас поостерегся бы оставлять с ней наедине кого-либо из пленников. Девушка вполне готова применить на практике свои теоретические знания касательно экспресс-допроса в полевых условиях. Причем сомнительно, что она при этом станет о чем-то спрашивать.
        — Ребята, я, конечно, и на Земле был холостым, но и мне есть кого терять. Родители, сестра, два племянника, которые во мне души не чаяли,  — обведя взглядом приунывшую команду, произнес Ерохин.
        — Предлагаешь отработать назад?  — не выдержав, буркнула Настя.
        — В том-то и дело, что идти вперед,  — возразил безопасник.  — У нас лишь один выход — завладеть порталом и предать гласности все это дерьмо. Только так мы можем переломить ситуацию. И никак иначе.
        — Хм. Ну, допустим, звучит убедительно. Тогда возвращаемся к нашим баранам. Итак, как мы попадем на хутор? Раньше ты говорил о троянском коне,  — напомнил Игорь.
        — Уже неактуально,  — махнул рукой Ерохин.  — Теперь скорее проникновение диверсионной группы.
        — Повторяю вопрос. Как ты собираешься осуществить это проникновение?
        — Очень просто. Через подземный ход,  — пояснил безопасник.
        — И откуда дровишки?
        — Так от пленных же. Ход стерегут электронные закладки, с которыми без труда управится Вирус. Растяжки как стальные, так и с лазерными лучами, ну и взрывчатки не пожалели. Но это уже по твоей части, Шаман. Как уверяют пленные, ничего сверхординарного. И примерное местоположение закладок указали. В ночное время бодрствуют двое. При этом их задача заключается в том, чтобы не уснуть и следить за системой сигнализации и мониторами, на которые выводятся картинки с камер.
        — И ты им веришь?  — с неприкрытой иронией спросил Игорь.
        — Вполне. Они утверждают, что на хуторе портала нет и мы не добьемся успеха. А коль скоро мы заинтересованы в том, чтобы захватить их товарищей и домочадцев живыми и не потрескавшимися, то они готовы этому поспособствовать.
        — Рассказал про две группы егерей и пушку?
        — Как и про твою группу, по факту вооруженную до зубов. Парни просто осознают, что если подставят нас под молотки, то и сами погибнут, и обитателей хутора погубят. Словом, лишнее все это.
        — А так их в расход не пустят?
        — Н-да. Похоже, они уверены, что им это сойдет с рук. Ну а почему бы и нет, если мы уже знаем о хуторе и он в любом случае обречен?
        — Но тогда получается, они уверены и в том, что там нас ожидает тупик.
        — А вот этого не может быть в принципе. Не способна группа контролеров существовать в вакууме. Если это промежуточная точка, значит должна быть связь дальше. Или как минимум сведения о маршруте. Куда-то же подевались те ребятки, что сбежали от вас.
        — Знаешь, не хотелось бы так-то уж рисковать.
        — Понимаю, на кону стоит чересчур много. Но без риска тут никак. И потом, мы с самого начала знали, что оттуда нам придется двигаться дальше. И что изменилось?
        — Хм. В общем-то ничего.
        — И?
        — Решать все же придется всем вместе,  — взглянул на товарищей Бородин.
        — У нас есть фора и неплохие шансы, что мы окажемся быстрее,  — высказала свое мнение Попова.
        — Настя, если что, они могут…  — начал было Ворот, но девушка его перебила:
        — Ничего они не сделают. Заменить контролера не так уж и сложно. А вот убрать со сцены раскрученного персонажа уже куда трудней. Да и невыгодно. Не сложится, да и бог с ними. Выставят условия, и буду, как тот гладиатор, бегать по первому их свистку. Идущие на смерть приветствуют тебя, йолки. Так что они свое с меня все одно получат. А детей моих трогать им никакого смысла. Они ведь не маньяки, а деловые люди.
        — Ну, тогда и я с вами,  — тут же выдал Ворот.
        Кто бы сомневался. Волк, Руль и вошедший в столовую Док молча кивнули. Вирус, как загнанный мышонок, зыркнул на присутствующих, нервно сглотнул и изобразил короткий утвердительный кивок. Шаман легонько пожал плечами и решительно поднялся на ноги.
        — Антон, Руль, выдвигаемся в город за снаряжением.
        — Мы к границе,  — так же поднимаясь, произнес Андрей.  — Встретимся на перекрестке у Лесного.
        — Что с этими?
        — Виталий Андреевич присмотрит,  — имея в виду хозяина хутора, ответил лейтенант.
        — Добро. Тогда выдвигаемся,  — поднимаясь со скамьи, подытожил Шаман.
        — Да, Игорь, ход перекрывает дверь с поперечным брусом изнутри.
        — Учтем,  — заверил Шаман.

        Глава 13
        В шаге от дома

        В свете фонарика тускло блеснуло. Есть! Очередная растяжка. Уже третья. А они прошли по подземному ходу не больше тридцати метров. Ход отрыт в полный рост, свод укреплен сваями и бревнами. Добротная работа, которую вот так в одночасье не сделать. Основательно кукловоды подошли к этому делу.
        Вот никаких сомнений, что и база, разгромленная командой Шамана, была бы оборудована не менее серьезно. В конце концов, это вопрос безопасности. Беда же может прийти не только от невьянцев. Есть еще и горцы. А здесь, неподалеку от Большой, так еще и степняки могут отметиться. Бывали прецеденты. Правда, в пустоши аборигены все же не суются. Но… Нет. Справедливости ради стоит заметить, что этот ход все же скорее от княжества. У местных попросту нет средств для штурма укрепленного и до зубов вооруженного хутора. Да что там, по местным меркам, самый натуральный форт.
        Игорь присел, подсвечивая себе динамо-фонарем. Сзади помогает Волк. Экипировались они по полной. А потому и фонарики при них, и все четыре «Вала», и бронежилеты, и вообще все, что только может понадобиться. Скрывать что-либо или экономить никакого смысла. Так что все по максимуму.
        А вот и граната. Укрылась за сваей. Причем не в одиночку, а в компании пяти двухсотграммовых тротиловых шашек. И чего было здесь гранату устанавливать? Тут ведь расчет вовсе не на осколки, а как раз на фугасность. И суть даже не в том, что в таком тесном пространстве взрывной волной положит всех преследователей на пару десятков метров. Такой заряд попросту обрушит свод и завалит проход к нехорошей маме. А потому вполне хватило бы взрывателя, вставленного прямо в шашку.
        Поколдовал малость. Порядок. У него и на Земле еще опыт был, когда снимал муляжи, и здесь успел поработать, обезвреживая очень даже реальные закладки. Словом, и с навыками, и с нервами полный порядок. Потому и управился быстро.
        Да и чего там было управляться? Убедился, что струна одна, без сюрпризов, и попросту перекусил ее кусачками. К гранате и основному заряду даже притрагиваться не стал. Мало ли что там удумали эти ухари. Вдруг закладка устроена на неизвлекаемость. Им же нужно всего лишь пройти.
        — Чисто. Двигаем дальше,  — объявил Шаман и чуть подался в сторону, предоставляя возможность действовать Волку.
        Тот в свою очередь вытянул вперед руку со шлангом, на конце которого была закреплена консервная банка. Открыл и тут же закрыл вентиль баллона. Кукловоды использовали их для сонного газа. Этот был пуст, и Игорь решил накачать его обычным воздухом. Мгновение, и из шланга метра на три выметнулось небольшое облако легковесного пепла, извлеченного из жестяной емкости разряжением.
        — Чисто,  — констатировал очевидное Волк.
        — Вижу,  — тут же отозвался Шаман и сделал несколько осторожных шагов, внимательно вглядываясь в пространство перед собой.
        Полностью доверять показаниям пленника — глупость несусветная. Даже если не соврал, он может быть попросту не в курсе всего. А потому группа проверяет каждый свой шаг. Причем не только на предмет растяжек. Те, можно сказать, выставлены напоказ и, несмотря на всю серьезность заряда, скорее призваны привлекать к себе внимание.
        Куда опаснее лучи лазеров, то и дело пересекающих проход. Вот их-то Шаман с Волком и выявляли с помощью выпускаемой перед собой взвеси пепла. Они уже успели покрыться этой серой пылью с головы до пят, и в носу то и дело щекочет. Но не зря. Две такие ловушки уже обошли. Как их обезвредить Игорь, просто не представлял.
        — Стоп,  — подал голос двигающийся третьим Вирус.  — Камера.
        Угу. Мало мин, так еще и это. Обнаруживать подобные сюрпризы довольно просто. Суть в том, что они все работают посредством радиоволн. Как видно, когда устраивали этот ход, другого оборудования попросту не было. Проводные экземпляры появились гораздо позже, с началом развития невьянского радио. Ну и переделывать рабочую схему никто уже не стал.
        Какое-то время сзади слышалась возня устраивающегося на пятой точке Вируса. Потом защелкала клавиатура расположившегося у него на коленях ноутбука. Вся команда терпеливо ждала, когда он закончит. Порядок. Теперь можно двигаться дальше.
        На штурм хутора отправились большой компанией. Конечно, в их планы входило разобраться с его обитателями по-тихому, но если что-то пойдет не так, нужно быть готовыми и к тому, чтобы взять его силой. А потому не помешает эту самую силу иметь.
        На этот раз Шаман разделил команду на двойки. Сам он действовал с Волком. Они выступали в роли основной штурмовой команды, и на них же была охрана. Далее шли пары Док — Ворот, Настя — Руль, Ерохин — Вирус. Безопасник и программист, ясное дело, являлись резервом последней очереди. До которой лучше не доводить.
        Саня — откровенный трус, и надежды на него никакой. Вон и сейчас его колотит так, что едва не стучит зубами, обильно потеет и голосок дрожит. Ерохин — этот боец, без вопросов. Вот только его голову нужно тщательно беречь: если в нее прилетит, то вся затея с переворотом может пойти прахом. Игорь попытался было втемяшить это в его упрямую башку, но тот лишь отмахнулся, мол, если что, его помощник Хлебников имеет все выходы…
        За последующие метров двести ни одного смертельно опасного сюрприза не обнаружили. А вот камер сняли целых три. На каждом изломе хода. Тот был устроен зигзагами, чтобы гасить ударную волну. А то вот так придется уходить по горячему с висящим на спине противником, и самих же приложит.
        Ага. А вот и очередной луч. Только на этот раз на уровне груди. Такой не перешагнешь. Под ним нужно подползать. Шаман, и не думая расслабляться, осторожно приблизился, внимательно глядя как под ноги, так и перед собой. Есть. Контролеры устроили заряд с двойным действием. Одно — от луча, другое — от растяжки. Еще и проволоку использовали, изгвазданную в грязи. Такая не блеснет, полностью сливаясь с землей. Да и тянется всего лишь в сантиметре от нее, местами даже касаясь. Угу. Рассчитано на то, что человек будет ползти.
        Игорь снял рюкзак и пополз. Только не так быстро, на полусогнутых руках и носочках, чтобы не коснуться струны. При этом вглядывался со всем вниманием, а то мало ли, вдруг еще какой сюрприз обнаружится. Кстати, об этой ловушке ни один из пленников не сказал. Умысел или незнание, неважно. Главное, что команда могла влипнуть. Серьезно так.
        Ага. Не зря осторожничал и не стал перерезать струну. За сваей привычно обнаружились граната и солидный заряд тротила. Однако струна тянулась не к кольцу, а, изгибаясь, на гвозде без шляпки, и уходила вверх. Дальше висел груз. Перережь Игорь струну, и груз упал бы, выдернув чеку. Задень ее, и она соскочила бы с гвоздя с тем же результатом.
        Перебравшись через сюрприз, убрал груз, затем перерезал струну. Вот теперь порядок. Можно продолжать двигаться. Только не дальше пары метров. Нужно обождать Волка с баллоном и пеплом. Вдруг что еще чудесатое ждет впереди. Ну и сказать остальным, чтобы, от греха подальше, сняли рюкзаки.
        Вот и Волк. Проверил содержимое банки. В который раз наполнил ее пеплом из мешочка. Благо уж с чем, с чем, а с этим продуктом при тотальном отоплении печами вообще никаких проблем. Порядок. В очередной раз пшикнул воздух, выметая белесое облачко, сквозь которое тут же ударили лучи фонариков. Ничего подозрительного. Можно пройти очередные три метра, внимательно всматриваясь себе под ноги.
        Вот интересно, как эти индюки собирались устраивать здесь экстренную эвакуацию? Ну ладно мужики, допустим, они ориентируются по каким-то приметам. А как обстоит с бабами и детьми? Ведь не может быть, чтобы им на них было попросту плевать. Завели-то они их не от скуки, а потому что прекрасно осознавали, что пути обратно у них нет. Иными словами, они просто жили. И потом, поддавшись на шантаж из-за одних детей, не любить других, такую же кровиночку… Бред. Такого быть не может.
        Скорее всего они все же полагали, что этот ход им точно не понадобится по прямому назначению. Хотя и пользовали его. А отчего, собственно говоря, нет. Выводит он в овраг, причем сразу в ручей с каменистым дном. Вот так запросто вход не обнаружишь. Мог вполне пригодиться для скрытного выдвижения. Причин для этого у них более чем достаточно.
        — Похоже, пришли,  — на выдохе произнес Игорь.
        — Судя по всему, так и есть,  — согласился Волк, изучая деревянные ступени, упирающиеся в дверь на высоте пары метров.
        — Ну, что тут у вас?  — приблизился Ерохин.  — Ага. Порядок. За этой дверью подвал.
        Вообще-то ничего нового. Эта информация была им известна от пленников. Но вот насколько их слова правдивы — вопрос. Игорь вовсе не собирался забывать о двойной ловушке лазера и растяжки. Эдак грохнет в подземном ходе, народ на хуторе всполошится и вызовет подмогу. Как гласит одно старое и мудрое высказывание: самая лучшая ложь — это та, что на девяносто процентов является правдой. В общем, оснований целиком доверяться полученным сведениям — никаких.
        — Вирус, что скажешь?  — окликнул программиста Ерохин.
        — За дверью камер нет, если только они их не заменили на проводные,  — сообщил Саня.
        — Шаман?
        — А что тут думать? Трясти нужно,  — пожал плечами Игорь.
        — Работай. Тут твоя епархия.
        Епархия — это, безусловно, хорошо. Вот только времени, считай, не осталось. Уже пять утра. Максимум час, и начнут просыпаться первые обитатели хутора. Коров они все же держат, а худоба дисциплинирует похлеще армии. Ей ведь плевать, устал ты или нет, рассвело или солнышко встанет только через три часа, пришло время — будь добр подоить.
        Игорь поднялся по лестнице. Добротной, надо сказать. Ни одна ступенька не скрипнула. Впрочем, в их ситуации это не важно. Если в подвале их кто-то поджидает, то в любом случае они себя выдадут. Иначе и быть не может. Поди минуй толстую дверь без шума. Да еще и при том, что заперта она не на замок, а на поперечный брус. Тут никакая отмычка не поможет. Простенько так и надежно. Дверь набрана из массивных плах. Плохо, но зато они не дубовые. Нет, тут и такое прочное дерево не особо поможет. Просто провозиться придется чуть дольше. А сосна — она куда мягче.
        — Док, давай дрель.
        — Иду,  — скидывая со спины рюкзак, тут же отозвался тот.
        Дрель самая обычная, ручная. С электричеством в Невьянске как-то не задалось. С резиной тоже определенные проблемы, поэтому и пневматика не в ходу. Даже в частных мастерских пользуют механический привод от паровой машины. Электричество только на казенных заводах.
        Прикинули, где лучше сверлить, и коронка вгрызлась в доску. Н-да. Не электродрель. Дело продвигалось не так быстро, как хотелось бы. Но коронка постепенно углублялась, пока не ушла на всю длину. Маловато будет. Шаман вооружился стамеской, давая возможность взмокшему Доку перевести дух. Налег на нее всей тяжестью, откалывая куски взрезанного круга. Раз, другой, третий. Наконец можно продолжить работу дрелью. Правда, на этот раз все закончилось довольно скоро.
        Настал черед Вируса. Он приблизился к Шаману и передал ему шомпол, на конце которого были закреплены мини-камера и светодиод. Без лишних вопросов тот сунул его в получившееся отверстие. Освещение от диода так себе. Но им много и не надо.
        На мониторе ноутбука можно было рассмотреть тот самый поперечный брус. Как и показывали пленники, чтобы разблокировать дверь, его нужно просто поднять.
        — Настя, твой выход,  — сообщил Игорь.
        Девушка первым делом заглянула в монитор, молча кивнула, скинула куртку и начала закатывать рукав «горки». Шаман вынул шомпол, а вместо него в отверстие юркнула миниатюрная ручка Поповой. Не сказать, что без труда, но ей все же удалось просунуть туда и локоть. А вскоре с той стороны раздался глухой стук упавшего бруса.
        Толкнули дверь. Порядок. Она только слегка приоткрылась, но это объяснялось вовсе не запорами, а сложенными возле нее корзинами с овощами. Пришлось помучаться, толкая дверь и отодвигая препятствие, а потом опять запускать в довольно узкую щель Настю, чтобы она там все растащила. Но времени это все же заняло немного.
        Подвал был не заперт, что не могло не радовать. Итак, они очутились внутри. Можно сказать, дело сделано. Хутор теперь их. Тут без вариантов. Пусть контролеров и не в дровах нашли, им попросту не выстоять. Иное дело, что боя и жертв как раз хотелось избежать.
        Рюкзаки полетели на пол. На боках Дока, Руля и Ерохина повисли баллоны с сонным газом. Куда идти и где пускать газ, им известно доподлинно. Уж что-что, а расположение зданий и жилых помещений хутора Ерохин знал не из уст пленников. Ошибки быть не может.
        Автоматы заняли место за спиной, в руках свободных от баллонов бойцов появились пистолеты. Конечно, дозвуковых патронов к «Гюрзе» кот наплакал. Но это явно не тот случай, когда следует экономить. Опять же, было бы оружие, а уж боеприпас к нему они изготовят. Потом. Когда наконец разберутся с кукловодами и их приспешниками в лице князя Истомина и ряда лиц в руководстве княжества.
        Шаман переглянулся с Волком и, надвинув на глаза ПНВ, скользнул за дверь. Лестница. Хм. И на этот раз не столь уж бесшумная. На паре ступенек послышался зубодробительный скрип. Зар-раза такая. Даже пот прошиб. Радует хотя бы то, что Волк приметил, на какие ступени наступать не стоит.
        Игорь толкнул рукой люк, и тот сразу же поддался. Не такой уж легкий, все же доска пятидесятая, никак не меньше, но не заперто, что уже хорошо. Поднимаясь по ступеням, аккуратно прислонил крышку к стене. Ага. Как и ожидалось, они оказались на кухне. Она здесь общая, как и столовая.
        Живут контролеры общиной, как принято у аборигенов. На больших хуторах землян все же предпочитают раздельное питание. Оно и понятно, не привыкли земляне к общему. А вот здесь собрались в основном военные, которых подобным ничуть не удивить и уж тем более не смутить. Жены же у них из аборигенок, а потому привычные к общинному быту.
        Держа наизготовку «Валы», Шаман и Волк приблизились к двум большим окнам, выходящим на галерею, остальные замерли у выхода, ожидая сигнала. Помещения хутора соединены между собой по внутреннему периметру крытой галереей, или верандой. Благодаря этому в непогоду можно перемещаться, не выскакивая под дождь или снегопад. Летом есть возможность посидеть, укрывшись от солнечных лучей. Правда, галерея открыта всем ветрам и не спасет от косого дождя. Но если мудрить с остеклением, то нужно что-то думать и с отоплением, иначе окна попросту заиндевеют, и в них ничего не рассмотришь.
        Пройти по этой своеобразной веранде при наличии снаружи здоровых и чутких псов непросто. Члены команды, разумеется, обработали себя репеллентом, рецепт которого подсказал один охотник. Но стопроцентной гарантии он все же не дает. Вот так сунешься, нашумишь, а псины возбудятся и поднимут лай. Ну или бросятся в атаку. Никто и не думал их держать на цепи в ночное время. Все. Тогда только силовой вариант, а это всегда больно.
        Хорошо все же, что им достались столь знатные трофеи. Динамо-фонарики контролеров на деле оказались не столь уж просты. Другой вопрос, что Игорь и его товарищи не могли себе позволить излишне ими светить, да и разобрались не сразу. Так вот, эти фонарики имели три режима. Первый — собственно фонарик. Второй — ультразвуковой отпугиватель. Третий — совмещенный.
        Очень полезная штука, учитывая особенности местной фауны. Игорь даже не брался предположить, за сколько такой удастся загнать тем же сталкерам или мародерам. А там ведь еще и регулятор есть, с помощью которого можно настроить частоту ультразвука на медведя или леопарда. Всего им перепало два десятка таких фонарей. Целое состояние, йолки.
        Впрочем, Бородин и не подумает расставаться хотя бы с одним из этих девайсов. Пригодится. Это не прибор для пристрелки, от которого он избавился без особых сожалений. И даже не пневматический «Атаман», который у него отмели в первые дни пребывания в том мире.
        За спиной вновь послышался скрип и тихий шепот бранящегося Ерохина. Остальная команда поднималась вслед за ними. Ну и правильно. Нечего сидеть в подвале. Тут наверху дел более чем достаточно. Вот пускай и готовятся, а Шаман и Волк пока расчистят им дорожку.
        Бородин проверил переключатель, чтобы тот был установлен только на ультразвук. Тихонько открыл дверь столовой и скользнул во двор, держа наизготовку не автомат, а отпугиватель. Собак не видно. Но это не повод расслабляться. Нажал на кнопку, поведя прибором вокруг. Рядом Волк — обрабатывает двор с другого конца. Ага! А вот и песики полезли из уголков и будок, где спокойно себе лежали. Тихонько так поскуливая, здоровенные псины заметались по двору и сбились в кучу в дальнем углу, куда их и загоняли. Чем дальше, тем меньше давящие на уши децибелы. Вот и выбрали собачки наиболее удаленную точку.
        Пять. Вот же сволочи! И тут соврали. Сказали, что собачек четыре. Шаман выпустил повисший на темляке отпугиватель и перевел «Вал» из-за спины в боевое положение. Волк держит псин в страхе, периодически отжимая кнопку. И не особо сильно давит, и лаять собачки не спешат, пребывая в недоумении. Долго ли это продлится, бог весть. А потому лучше не затягивать.
        Хлопки зазвучали один за другим. На улице подвывает ветер и слегка метет метель, выстрелы растворяются в этом звуковом фоне. И это хорошо. Пять псов. Пять выстрелов в их большие бошки. Опасно, конечно. Пройди хотя бы одна пуля вскользь, и двор огласился бы болезненным визгом. Собаки в принципе не умеют получать ранения тихо. Если только не насмерть. Потому и бил в головы. Расстояние метров двадцать этому вполне способствовало. Хотя никогда нельзя быть уверенным до конца. Но в этот раз все прошло бесшумно.
        Едва разобрались с собаками, как Шаман тут же подал сигнал остальным. Те, в свою очередь, тенями скользнули на веранду, растекаясь по ней, в заранее намеченных направлениях. Вот и ему с Волком пора заняться чем-то более серьезным.
        Вон окошко, в котором горит свет. Именно там располагается операторская. И там же находятся двое дежурных, охраняющих покой остальных обитателей хутора. Ошибочка. Нельзя так-то уж сильно рассчитывать на технические средства. Никакая самая совершенная электроника не сможет заменить человека. Всего лишь один часовой снаружи в разы усложнил бы нападающим жизнь. Но его не было. И то, что оба дежурных не спят, ничего не значит. Хотя бы потому, что они не в состоянии наблюдать происходящее во дворе. А тут проблемы нарастают снежным комом.
        Пока остальные подпускали в жилые комнаты сонный газ, Шаман и Волк направились прямиком к операторской. Кому еще этим заниматься, как не имеющим наилучшую подготовку. Настя с пистолетом обращалась куда более умело, но тут все же лучше обойтись без оружия, а потому может дойти и до рукопашной.
        — Черный — Шаману,  — тихо вызвал Игорь, затаившись у двери охранников.
        — Здесь Черный,  — тут же откликнулся парень.
        Выбросить Дмитрия с концами никак не получалось. Пусть и слабоуправляемый, но все же ценный специалист. Поэтому его попросту прикрепили к группе Бурого, который присматривал за ним с отеческой строгостью. Ну и, соответственно, Чернов был там, где и вся группа егерей. В лесу, морозил конечности. Но судя по оперативности, все же чувствовал себя нормально.
        — Глуши,  — коротко бросил Игорь.
        — Принял,  — послышался столь же лаконичный ответ.
        Все. Теперь контролеры не сумеют воспользоваться радио. Хутор и окрестности накрыло куполом сплошных радиопомех. А раз так, то и сигнал тревоги им не передать. А онлайн-трансляции у них нет. Это уже выяснено доподлинно. Как и направление, по которому, в определенные часы передаются пакеты информации.
        Волк рванул дверь, и та с легкостью распахнулась. За ней небольшой тамбурок и следующая дверь. Двойные двери — нормальная практика для тех, кто серьезно относится к сбережению тепла.
        — Что за хрень?!  — донеслось из помещения.
        Но вслушиваться Игорь не стал. Просто пнул створку ногой и ворвался в небольшую комнату, сжимая в руках «Гюрзу» с накрученным глушителем.
        — Руки! Руки, чтобы я видел! Вот так. Спокойно, парни. Не трепыхайтесь, и никто не пострадает.
        — Шаман? Вот же неугомонный. Вишь, Леха, кого к нам занесло?  — хмыкнул один из охранников, подняв раскрытые ладони перед собой на уровень груди.
        — Да уж не слепой,  — недовольно цыкнув, отозвался второй, повторяя движение напарника.
        Оба ведут себя вполне пристойно. За револьверы в кобурах не хватаются. Старательно демонстрируют поднятые вверх пустые руки. Или Игорь чего-то не понимает, или парни — кремень.
        — Ты только с дуру-то не пальни,  — посоветовал первый.
        — Не дергайся, Серый, он и не пальнет. Правильно, Шаман?
        — Догадливый. Волк, в наручники их.
        — Делаю,  — убирая «Гюрзу» и проходя вперед, чтобы не перекрывать сектор стрельбы, тут же отозвался парень.
        — Собачек порешили?  — протягивая руки, поинтересовался Сергей.
        — Были бы на цепи, не тронули бы,  — легонько пожав одним плечом, ответил Игорь.
        — Жаль. Хорошие были песики. Придется опять гоняться за стаей и отжимать щенков. Но это уже только по весне,  — тяжко вздохнул Сергей.
        — А с остальными что?  — спросил Алексей.
        — Трое, что в город отправились, сидят под замком. Остальные, я так думаю, уже видят седьмой сон.
        — Газ?
        — Он же вроде безвредный,  — заметил Игорь.
        — Безвредный,  — согласился Алексей.  — Но у нас три бабы на сносях. Рисковать не хотелось бы.
        — Нам тоже риск ни к чему,  — усмехнулся Игорь.
        — Ну что тут у вас?  — ворвался в комнату Ерохин.
        К этому моменту Волк уже закончил трещать наручниками. Руки пленников он оставил спереди. Поди разбери, что они там делают за спиной. А так все на виду. И особо рыпнуться не получится, потому как руки пленников переплетены между собой. Еще одни браслеты легли на лодыжки контролеров, на левую и правую ногу соответственно. Чтобы уже с гарантией ничего не выкинули.
        — А у вас?  — вопросом на вопрос ответил Бородин.
        — Порядок. Газ пустили, подействует быстро. А там через пяток минут и проветрим.
        Отвечая, безопасник суматошно осматривал комнату, при этом на его лице стремительно проступало довольство. На столе стоял вожделенный ноутбук. Причем в рабочем состоянии. И, как показывала небольшая практика, он должен быть не один. Как бы не обернулось дело, они в любом случае останутся в барыше. Переоценить такую добычу в этом мире весьма сложно.
        Рядом расположилась радиостанция. К ней и к компьютеру из стены тянутся два провода с нужными разъемами. Запакованная информация загружается на жесткий диск, а потом переправляется выше по инстанции. Получается рабочая пара. Вот только сейчас она бесполезна. И на мониторе высветился сигнал, предупреждающий об отсутствии связи.
        Как-то все очень уж простенько. Должна быть операторская, или серверная, или бог весть как это у них называется. Ну не может этот ноутбук взвалить на себя все функции. Не по силам ему это. Он скорее всего задействован непосредственно для охраны периметра. Да, именно так и должно быть. Ладно. Никуда от них этот клятый сервер не денется. Здесь он. Больше и быть-то негде.
        — Подземным ходом прошли?  — вновь подал голос Алексей.
        — Им, родимым,  — подтвердил Ерохин.  — Ну что, добром скажете, где находится основное оборудование? Или применять меры воздействия?
        — Не надо. Я щекотку не переношу,  — поведал Сергей.  — Вон крышка в подпол. Поднимай, и вперед.
        — Сюрпризов нет?  — уточнил Игорь.  — А то ваши дружки нам кое о чем позабыли сообщить, мы едва в том подземном ходе не остались. Так что у меня теперь аллергия на ваши хитрости. Учудите, я вам для начала коленные чашечки прострелю.
        — Больше сюрпризов нет,  — покачал головой Сергей.
        — Ну гляди у меня.
        С улицы послышалась какая-то возня. Впрочем, почему «какая-то»? Очень даже известная. Док и Ворот открывали ворота, чтобы подать сигнал и пустить вовнутрь егерей. Ну и артиллеристов заодно. Намерзся народ. Двое суток безвылазно на морозе. Не шутка.
        Ерохин подошел к крышке подпола и, ухватившись за кольцо, откинул ее к стене. И хотя сидели оба охранника при свете карбидной лампы, провал подпола тут же осветился ярким электрическим светом. Великое дело диоды. И энергии потребляют немного, и освещают любо-дорого.
        — Вирус, полезай вниз, разбирайся. Да гляди не угоди в какую ловушку,  — кивая в сторону уходящей вниз крутой лестницы, приказал безопасник.  — Да не киксуй, айтишник. Я имел в виду ваши электронные ловушки. Не идиоты же они минировать здесь,  — пихая парня, подбодрил лейтенант.
        — Слышь, Ерохин, там из гаража есть ход еще в один подвал. Склад специального снаряжения и арсенал. Антидот бы взять и дать нашим. Можете всех связать, чего их под этой дрянью держать?  — заговорил Сергей.
        — Она же безвредная,  — вновь повторил Игорь.
        — Безвредного в этой жизни в принципе ничего не бывает. А у нас три бабы на сносях. От греха, так сказать, подальше. Опять же, еще полчасика, и худоба начнет голосить. Вы доить будете? Ну чего глядите? Я так понимаю, сейчас сюда набежит целая толпа ваших. Так чего вам бояться-то?
        — Хм. А ведь ты не сомневаешься, что мы вас не грохнем,  — задумчивым тоном произнес Бородин.  — Ну ладно, сейчас, допустим, вы нам нужны. Но откуда уверенность, что так оно будет и дальше? Чего молчишь, Серега?
        — Жизнь — штука сложная и многогранная. Вон мы думали, что держим все под контролем. Что команда Шамана сопит себе мирно в своих кроватках. И ведь на особом контроле держали. А вы взяли и вынырнули, как чертик из коробочки. А кукловоды куда занимательней вас и далеко не дураки. Вы даже не представляете, насколько. Да я вообще не удивлюсь, если они и сейчас снимают свое шоу.
        — Ага. Расскажи мне сказки. Они не промах, но и не всесильны. Мы качественно глушим все сигналы. Так что без вариантов,  — возразил Ерохин.
        — Как скажешь,  — легко соглашаясь, кивнул Сергей и напомнил: — Антидот, лейтенант.
        — Шаман,  — глядя на Бородина, коротко бросил Ерохин.
        — Где именно искать этот антидот?  — спросил тот у пленников.
        — В гараже, левый дальний угол. Такая же крышка. Только с замком. Ключ в ящике стола. Как откроешь, свет зажжется автоматически. Пройдешь в дальнее помещение. Там стеллажи со знакомыми тебе баллонами. Справа увидишь зеленые, со шлангом и маской. Все просто. Нажимаешь на кнопку, там редуктор, струя газа не больше и не меньше. Приставляешь маску к лицу. Секунд десять-пятнадцать, и порядок.
        — Который из них?  — распуская веером извлеченную из ящика связку ключей, уточнил Игорь.
        — Третий справа.
        — От кого хоронитесь-то?
        — От детей. У них шило в одном месте.
        — Резонно,  — согласился Бородин, направляясь на выход.
        Когда Шаман с Волком пересекали двор, то заметили сквозь открытые ворота, как к хутору по подъездной дороге приближается группа егерей. Первая, надо сказать. Вскоре и орудие с прислугой появятся, а там и вторая группа местного спецназа. Все же подходить тут рекомендуется только по дороге. Любой другой маршрут чреват неприятностями. Серьезное отношение к вопросу безопасности в этих краях — обычное дело, а у этих ребят так и подавно.
        Кстати, по традиции в надвратной башне расположился «гатлинг». С ПК или, скажем, с «дегтяревым» не сравнится, но достаточно убойный аргумент, и можно держать совершенно открыто. А конспираторы тут еще те, коль скоро столько лет пудрят народу мозги.
        Открыли створку ворот гаража. Не заперто, кстати. Значит, деткам сюда доступ не ограничен. Подсветили фонариками. Хм. В сравнении с группой на пустоши скромненько так. Есть средних размеров трактор с навесным оборудованием. Рядом грузовичок. Грузоподъемностью тонны на полторы-две, не больше. В кабине места для двух человек. Привод задний. Ничего особенного.
        Игорь встречал такие агрегаты. Аборигенская техника, доставленная мародерами и реанимированная в невьянских мастерских. По виду все та же уменьшенная копия паровоза, как и трактор бригады Квакина. Разве что еще меньше. Сомнительно, чтобы эти машины утянули тот груз, который тащит транспорт мародеров. Но у них и задачи несколько иные. Хотя и КПД повыше будет благодаря стараниям невьянских мастеров. Грузовичок с грузом разгоняется до тридцати километров. Это показатель.
        Следующим в ряду стоит прицепной комбайн. Уже чисто невьянский продукт. У аборигенов только косилки, собирающие снопы, которые потом нужно отдельно обмолачивать. Здесь же все в комплексе. Но тоже так себе агрегат. Захват — пара метров, не больше. Бункер под зерно объемом около куба. Конечно, с десятком косарей и таким же числом баб не стоит даже и сравнивать. Но все же как-то не впечатляет. Землянам было с чем сравнивать.
        И все такое ухоженное. Краска не блестит, но все отмыто на совесть. Эка ребятки втянулись в этот мир. Даже землю пахали. Причем без дураков. Игорь видел окрестные поля. Пара сотен гектар. Никак не меньше. Поди заподозри таких. С другой стороны, они тут навсегда. И дети их вовсе не бутафорские. И до старости дожить все шансы имеются. А что такое молодость, как не средство, чтобы обеспечить себе старость. Вживались мужики в свой новый дом. Что тут еще скажешь.
        Ага. А вот и обещанная крышка в подвал. Притулилась в уголке, чтобы никому не мозолить глаза. И замок на месте. Слабенький. Только от детей и годится. Размеры впечатляют, но внутри проще некуда. Отомкнул и откинул крышку. Как и было обещано, тут же загорелся свет, ярко осветив ступени. Очень знакомо. Сделано по одной схеме. Интересно, а как они пристроили солнечные панели, что они незаметны со стороны? Они ведь должны быть на крыше.
        Спустившись вниз, Игорь даже присвистнул, впечатлившись увиденным. И было отчего.
        Первое, что обнаружилось справа от лестницы,  — это открытая пирамида с десятком АКМС с подствольниками, по три РПК, ПК и СВД, четыре «Вала» и пистолеты. В самом конце пристроился уже знакомый легкий пехотный гранатомет. Как и в прошлый раз, всего один. В нижней части пирамиды под каждым стволом — по алюминиевому чемоданчику. Наверняка в них находится обвес. Выше отдел с магазинами и коробками под ленты.
        Справа штабеля ящиков с боеприпасами. Не сказать, что целый арсенал, но гораздо больше, чем имелось на прошлой базе. Эти ребятки врастали здесь не один год.
        Далее за дверью обнаружился натуральный склад вещевого имущества. Хм. А еще беспилотник с отсоединенными крыльями. Но видно, что на сборку и запуск потребуется совсем немного времени. Есть и топливо. В ряд выстроился десяток двадцатилитровых канистр. Хм. Всего-то. С другой стороны, сомнительно, чтобы у них были проблемы со снабжением.
        И, наконец, третье помещение. Тут также склад, но уже со специфическим оборудованием. Например, таким, как баллоны с сонным газом. Ч-черт, сколько же их. Да и другого оборудования хватает. Камеры, солнечные панели, тактические очки, ретрансляторы… Много всего. Интересно, это чисто для обеспечения группы контролеров или и князюшку с подручными тоже снабжают отсюда?
        Ага. А вон и баллоны с антидотом. Их, кстати, не так уж много. Впрочем, а чего ожидать-то? Главное ведь — усыпить людей, а не разбудить. Антидот скорее на всякий пожарный.
        Игорь не стал особо рассуждать по этому поводу. Взял верхний. Стрелка на манометре в крайнем правом положении в зеленом секторе. Значит, полный. Извлек из полиэтиленовой упаковки маску и нажал на кнопку на редукторе. Послышалось легкое шипение, и до ноздрей донесся запах свежескошенной травы. Порядок. Работает.
        — Что, Волк, хочется провести детальную инвентаризацию?  — глянув на ошарашенного Антона, ухмыльнулся Игорь.
        — Да охренеть. А как трофеи-то делить будем? Я понимаю, что нам все это будет очень жирно. Но я бы хотя бы по одному запасному стволу взял. А огнемет так и вовсе без вопросов надо забирать. И боеприпасы. Они себе еще накрутят. И…
        — Во-олк, Во-олк, остановись, дружище. Не то тебя твоя жаба задушит. Давай решать проблемы по мере их поступления.
        — Кхм. Я это… в общем…  — стушевался парень.
        — Порядок, Антон. Не переживай, нас не обделят. Пошли будить спящих красавиц. А то сейчас и впрямь коровы начнут концерт по заявкам. Малоприятное, я тебе скажу, зрелище. И вообще, главное — не то, кому это все достанется, а что именно думает предпринять дальше Ерохин. Если здесь нет сведений относительно портала, то мы рискуем оказаться в серьезной такой заднице. Н-да. Не хотелось бы.
        Передав Насте баллон и поручив разобраться с женщинами и детьми, Игорь направился в сторожку, или операторскую, поди разбери, как лучше назвать это помещение. Ерохин уже спустился вниз. А значит, Вирус не обнаружил ничего подозрительного. Ну и Шаман решил присоединиться к ним.
        — Что тут у вас, Андрей?
        — Порядок. В принципе я и не думал, что тут будут сюрпризы на случай захвата. Но подстраховаться все же следовало.
        — И?
        — Суди сам. Три ноутбука, стационарный компьютер, довольно серьезный сервер. Имеются диски с программным обеспечением. Ну и на закуску — мощная радиостанция. У тебя?
        — Трактор, комбайн, автомобиль, целый арсенал, сколько-то вещевки, беспилотник с топливом и куча различного следящего оборудования, ретрансляторы, радиостанции, как метровые, так и коротковолновые. Словом, богато. Но все это ерунда. Лучше скажи, есть сведения о базе с порталом?
        — Пока Вирус ничего не обнаружил. И подозреваю, что ничего не найдет. Скорее всего контролеры понятия не имеют, как далеко располагается база. Только направление на северо-восток. Но с каждым километром ширина охватываемой полосы будет увеличиваться. Имея только эти сведения, результат быстро не получить.
        — Но время работает против нас.
        — Правильно. Поэтому уже утром на очередном сеансе связи мы сообщим, что здесь ЧП и нужна срочная медицинская помощь. Должен же у них быть транспорт на случай эвакуации. Бросать же своих работников на произвол судьбы — плохая политика. Да, их крепко держат за причинное место. Но ведь мало не предать, нужно чтобы еще и работа выполнялась качественно.
        — И как ты собираешься такое провернуть? Контролеры на это не пойдут, хоть их на куски режь.
        — Не пойдут,  — легко согласился лейтенант.  — Слушай, а я тебе говорил, что иногда выступаю в клубе?
        — Нет. А при чем тут это?  — изумленно вздернул брови Игорь.
        — Лучше бы поинтересовался, чем я занимаюсь на сцене. Я пародист. Часа четыре до связи у меня еще есть. Записи голоса старшего в наличии. Видеосвязь они не практикуют. Так что поработаю над голосом и проведу переговоры на высшем уровне. Вирус продолжит работу с передачей пакетов данных. И уже к вечеру у нас будет транспорт,  — победным тоном заключил Ерохин.
        — Хорошая задумка. Но транспорта не будет. Как и одураченных кукловодов,  — вдруг ожила радиостанция.
        Присутствовавшие здесь Бородин, Ерохин и Толмачев невольно переглянулись. Бородин включил рацию, и из нее ожидаемо послышался шорох помех. Попытался вызвать Черного. Ничего. И кто объяснит, что это значит?
        — Что, Шаман, не получается?  — вновь раздался голос незнакомца.  — И не получится. Вы же сами глушите радиопередачу.
        — А как же тогда вы?  — не видя причин для грубости, спросил Ерохин.
        — Все просто. Как только нам стало известно о том, что вы получили возможность глушить радиосигналы, мы решили подстраховаться на этот случай и устроили связь по лазерному лучу. Ретранслятор находится в нескольких километрах от хутора, и уже оттуда идет радиопередача. Включается эта схема автоматически при появлении заглушающих помех.
        — Ну, Серега!  — в сердцах выдал Игорь, подразумевая одного из пленников.
        — Спокойно. Он говорил, что больше никаких сюрпризов нет. А на тот момент резервная схема уже работала,  — остудил его Ерохин.
        — Итак, господа. Вынужден вас разочаровать. Ваш бросок к порталу имел смысл только в случае внезапной атаки. Сейчас таковая будет бесполезна. База находится в тысяче километров от вас, и без надлежащего транспорта даже при наличии доподлинной информации о местоположении портала вам придется добираться до него несколько дней. И это при удачном стечении обстоятельств. А так дорога выльется минимум в пару недель. Никак не тянет на внезапность. Впрочем, даже окажись вы здесь сию минуту, это ничего не изменило бы. Да вы и сами понимаете. Как и то, что ваши близкие находятся у нас под колпаком.
        — А к чему эти переговоры? Ваших зрителей не интересует сцена атаки портала и море крови при этом?  — злорадно спросил Игорь у невидимого собеседника.
        — Наш зритель достаточно пресыщен. И на такую дешевую халтуру с предсказуемым результатом не падок. Последние ставки, делавшиеся на нашем тотализаторе, относились к тому, удастся ли вам захватить базу контролеров или нет, будет ли при этом пролита кровь или обойдется без жертв. И все в подобном духе. Но к дальнейшему развитию событий ни у кого не возникло интереса. Тем более что портал имеет искусственное происхождение, и основное оборудование находится с другой стороны. Для нас это всего лишь вопрос смены места базирования.
        — Что-то мне подсказывает, что портал все же имеет природное происхождение,  — не унимался Игорь.
        — Вынужден вас разочаровать. Но даже если вы и правы, это не имеет значения. Запечатать его со своей стороны у вас нет возможности. Вы даже не сможете приблизиться к базе, мы вас уничтожим с воздуха. И это при том, что вам придется рискнуть заложниками. Словом, пустопорожний разговор. Не разочаровывайте нас, Шаман.
        — И что, военный переворот в Невьянске зрителям так же неинтересен?  — продолжал спрашивать Шаман.
        — Не настолько, чтобы с лихвой покрыть наши убытки, которые неизменно последовали бы, случись это,  — возразил голос.  — В Невьянске сейчас действует налаженная система сбора и передачи данных. Шоу набрало обороты. Переворот уничтожит ее, и придется все начинать сначала. Ничего невозможного, но это потребует времени. А время — деньги. Вот и все.
        — А если бы выгода перевесила?  — скрежетнул зубами Игорь.
        — Если бы было так, то и разговор был бы другим. И кстати, понимая, что ваши близкие в наших руках, вы бы устроили переворот, даже зная о реальном положении дел.
        — Ур-род. Ты не устал еще шантажировать нас?  — сорвался Бородин.
        — Это всего лишь моя работа. И не надо опускаться до оскорблений. Они не способны задеть меня, и уж тем более навредить. Поберегите нервы. Итак, расклад таков, что нам дешевле и проще выпустить вас из Невьянска на все четыре стороны. Можете забрать все трофеи, доставшиеся вам на хуторе. Кроме сервера, стационарных компьютера и радиостанции. Любая попытка хоть как-то на них воздействовать приведет к их уничтожению и разрыву всех договоренностей.
        — Мы пока еще ни о чем не договаривались,  — решил вставить свои пять копеек Ерохин.
        — Ну так давайте договоримся,  — равнодушным тоном предложил неизвестный.  — Все просто. Вы молчите о том, что вам стало известно. Забираете с собой всех, кто в той или иной мере имеет отношение к вашей авантюре. Князь предоставит вам возможность выкупить любую технику, кроме военной, ну и какие-никакие станки. Ваши счета в банках действительны трое суток. За это время вы должны либо все потратить, либо обналичить. С этим никаких трудностей не возникнет. Вам никто не станет препятствовать, вас никто не будет преследовать. Скажем, в течение недели после отбытия. Но дальше сами решайте, как вам налаживать взаимоотношения с князем и нужны ли они вам. Мы в это вмешиваться не станем. У вас будет четыре ноутбука, диски с программным обеспечением, целая гора пусть и однотипной, но радиоэлектроники. Вы сможете успешно противодействовать нашим проискам, буде таковые возникнут.
        — А они возникнут?  — не удержался от сарказма Игорь.
        — Нет. С нас более чем достаточно Невьянского княжества, княжеств аборигенов и двух островов. К чему пытаться объять необъятное? Живите как вам заблагорассудится. Только нам не мешайте.
        — И с чего вы такие добренькие?  — усомнился Ерохин.
        — С того, что, как я и говорил, бодание с кучкой бунтарей приведет к значительным финансовым потерям и усложнению дальнейшей работы. А нам это невыгодно.
        — Значит, вы продолжите похищать людей и поощрять такую мерзость, как Болотин?
        — Игорь Юрьевич, вы не можете повлиять на это. Если только вам не плевать на ваших бывших жен и детей. Они остались там, на Земле, ваш же дом отныне здесь. Примите это как данность и идите дальше. Все. Беседа окончена.
        — Ну и что ты думаешь по этому поводу?  — поинтересовался Ерохин, когда связь с кукловодом оборвалась.
        — А за нас уже подумали, Андрюха. Подумали и все решили. Скажут мне сейчас голым отправиться в селение горцев и обматерить их вождя, и я это сделаю. Причем прекрасно осознавая, что легкой моя смерть не будет. Потому что альтернатива этому — мои близкие. И в том, что эти ублюдки воплотят свою угрозу, да еще и предоставят мне возможность полюбоваться картиной их убийства, я не сомневаюсь.
        — А кто тут сомневается,  — вздохнул Ерохин.  — Выходит, подвел я людей.
        — Они знали, чем рискуют,  — пожал плечами Шаман.
        — Значит, уходим,  — подытожил лейтенант, принимая свое поражение.
        — Кстати, кто там из окружения князя был на нашей стороне?
        — Кривошеев.
        — Если не ошибаюсь, он кто-то вроде председателя правительства?
        — Ну или первый зам князя,  — подтвердил Ерохин.
        — А такое возможно?
        — Еще как возможно. Вот без Котова Истомину было не обойтись. А Кривошеин просто делал свою работу. Черт. Я даже не представляю, сколько нам потребуется техники, чтобы вывезти всех и вся.
        — Ну, этот вроде обещал, что Истомин предоставит все потребное. Сомневаюсь, что князь встанет им в пику.
        — Не встанет. Но и бесплатно ничего не выделит. А среди нас миллионеров как-то не наблюдается. Будешь смеяться, но ты чуть ли не самый состоятельный.
        — Шутишь?
        — Нет. Кривошеин — честный трудяга, хотя и на Земле был чиновником.
        — А такие есть?
        — Даже не сомневайся.
        — Хм. Ну, в любом случае я не собираюсь продавать князю ни одной вшивой мини-камеры.
        — Я это тоже не приветствую. Но ты ведь понимаешь, что он и не станет ничего выкупать. Вообще ничего. Ни единой железки. Ладно, чего попы морщить. Пора заняться сбором трофеев, а там и… Погоди, а сколько осталось до Нового года?
        — Этот ублюдок выпроваживает нас первого января,  — хмыкнул Игорь.
        — Вот же говнюк. Даже отметить по-людски не даст.
        — Так это же не люди, а твари. Жаль, не получилось дотянуться до них.
        — Это да. Жаль.  — Ерохин многозначительно посмотрел на Игоря.
        Тот только хмыкнул, мол, согласен, это сугубо пока. Цыплят по осени считают, а у них на дворе самый разгар зимы. Ничего еще не закончилось. Это не поражение, а всего лишь тактическое отступление. Глупо было рассчитывать на то, что с этими сволочами удастся разобраться с наскока. Нет, эти ребята требуют куда более вдумчивого подхода. И для начала стоит позаботиться о серьезной материально-технической базе и людских ресурсах.
        Конец? Хм. Как пелось в одной известной песне, конец — это чье-то начало.

        Эпилог

        — Гена, дружище, как я рад тебя видеть, ты даже не представляешь!  — Невысокий крепыш возрастом за сорок выскочил из-за большого письменного стола и живчиком подкатился к вошедшему в кабинет, тут же вцепившись в его руку.
        Тому на вид было лет тридцать, так же крепок, но почти на голову выше встречающего его хозяина. Ну и без горячечного блеска во взгляде, что отличало буквально помешанного на своей работе главного режиссера.
        — Признаться, Александр Андреевич, я и сам рад вернуться в проект. Мой отпуск, откровенно говоря, несколько затянулся. Я даже, грешным делом, начал подумывать, что после того провала на мне поставили крест.
        — Провал? Кто сказал, что это был провал? Успех! Вот что это было!  — со значением возразил режиссер.
        — Ну-у, тогда то, что происходит сейчас,  — просто триумф.
        — Не ерничай, Гена. Тебе не идет,  — игриво погрозил пальцем режиссер.
        — Вы это серьезно? То есть после всего случившегося…
        — А что, собственно говоря, такого эдакого случилось, чтобы заламывать руки?  — перебил гостя хозяин кабинета.
        — То есть вы не станете уничтожать этих бунтарей?
        — Согласись, все рейтинги говорят о том, что руководство проекта именно так и поступит.
        — Это было бы разумно.
        — Ерунда. Благодаря такому активному противостоянию у шоу увеличилась аудитория. К нему повысился интерес, хотя и наблюдается некий провал в ставках. Причина в том, что люди просто не верят в возможность выиграть у шоу. Да и плевать. Главное — это увеличение числа зрителей, а уж как их увлечь и разжечь, мы придумаем. И коль скоро так, то неужели ты думаешь, что мы станем рубить курицу, несущую золотые яйца?
        — Я прошу прощения, Александр Андреевич, но у меня сохранился допуск, как остались связи и знакомства, а общаться нам никто не запрещает. Словом, я прекрасно знаю, что, несмотря на результат, эти бунтари были не так далеки от успеха.
        — Глупо было бы отрицать. Но ведь именно эта острота и добавила привлекательности нашему шоу. И потом, даже если бы они добрались до ворот, это им ровным счетом ничего не дало бы. Имей мы дело с природным порталом, у них еще был бы шанс закупорить его с той стороны и начать с нами торговлю. А так они только зря положат своих людей, а мы всего лишь понесем определенные финансовые издержки. Если понесем. Чем труднее нам живется, тем острее интерес публики.
        — То есть, не позволив им атаковать базу с воротами, вы еще и потеряли?
        — На первый взгляд все выглядит именно так.
        — На первый взгляд?
        — Господи, Гена, ну ты же не обыватель, лузгающий семечки перед экраном! Включи наконец мозги!
        — Вы бы не задумываясь устроили схватку за ворота, не приди вам в голову более продуктивная мысль? Новая сюжетная линия?
        — Мы со Славиком назвали ее «Исход»,  — не без гордости подтвердил режиссер, поминая сценариста проекта.
        — Дайте-ка я догадаюсь. Куратором этого сюжета вы видите меня.
        — Заметь, практически самостоятельное плавание. Клиенты не то что непростые, но еще и с наличием кое-какого оборудования для противодействия.
        — Вообще-то оборудование у них не такое уж плевое.
        — Брось. Оснащенность проекта выходит на новый уровень. Эти умники мало что смогут нам противопоставить. Вернее, тебе. Слишком уж далеко они решили уйти, потому и говорю о практически самостоятельном плавании.
        — Отдельные ворота?
        — Чересчур жирно,  — возразил режиссер.  — Но зато свой транспорт.
        — Ну, хоть так. И сколько там человек?
        — Вместе с женщинами и детьми двести двадцать пять. Один автопоезд, дюжина автомобилей, столько же гужевых повозок и верховые лошади. Кое-какие станки, оборудование и инструмент. Богатый арсенал. Только пока доберутся до места, изрядно его растрясут. Истомин к нашей просьбе прислушался и не стал чинить препятствий. Но у князя, и особенно у службы безопасности, имеются кое-какие связи со степняками. Так что спокойным это путешествие точно не будет.
        — Не скажу, что удивлен, все же у князюшки большой такой зуб на этих субчиков. Они ведь его не пощадили бы. Но нам-то какая выгода? Середина зимы, которая сама по себе та еще загвоздка. А тут еще и команчи.
        — Тем острее интерес публики. И вообще, мы не благотворительная организация, и без того пошли на серьезные уступки.
        — А все же, Александр Андреевич, как вам удалось их переиграть? Новенькая, Даша?
        — Нет. Эта особа планировалась как отдельный персонаж. Что-то типа Шамана. Не усидела бы за вышивкой. Не тот характер. И под какого-то бригадира, в прошлом простого автослесаря, не пошла бы. Но совершенно случайно нарвалась на горцев и угодила в плен. А там на ее пути повстречался Бородин, чье лидерство она приняла безоговорочно. Жаль. Провалился сюжет «Верная рука». Ну да где-то теряешь, где-то находишь.
        — И кто же крот? Мне-то это нужно знать.
        — Конечно, нужно. Настенька Попова. Ее даже особо уговаривать не пришлось. Просто показали часовой видеосюжет со скрытых камер в ее доме, и она сразу согласилась запродать всю команду оптом и в розницу. Даже Григория. А ведь любит его. Но… Материнские чувства — это благодатная почва.
        — Вот, значит, как.
        — А что тут удивительного? Отцовские ничуть не хуже. Если только не чудак какой. Тот же Шаман лично порешит всех своих, если пригрозить детьми.
        — Насчет того, что отдаст себя на самую лютую смерть, тут я с вами соглашусь. А вот насчет товарищей… Не стал бы я особо играть с ним. Ведь уже пытались надавить на него через его подружку Алину. А ее он держит так же близко, как и оставшихся на Земле. И что мы получили? Ответил он жестко. Наотмашь. Уничтожив базу. Этот персонаж непредсказуем. Такой может в какой-то момент пожертвовать всем, чтобы дотянуться до глотки обидчика. Лично я его ликвидировал бы.
        — Даже не думай. Я тебе, разумеется, предоставлю достаточно полномочий, но о полной самостоятельности не может быть и речи. Поэтому заруби себе на носу: любые спланированные радикальные действия в отношении основных персонажей — только с моей подачи. Уяснил?
        — Да, Александр Андреевич.
        — Вот и здорово.
        Довольно потирая руки, режиссер поднялся со стула и направился к бару. Подхватил пару стопок и архаичную пузатую бутылку с блеклой этикеткой из низкокачественной бумаги. Разлил светло-коричневый алкоголь, тут же обдавший их терпким ароматом.
        — Таболатский, пятилетней выдержки,  — со значением произнес крепыш.  — Все же есть у тамошних аборигенов нечто, что ценится даже в нашем мире. Вот такая оригинальная бутылка у нас стоит пятьсот рублей.
        — Ско-олько?  — искренне удивился Бубнов.
        — Представляешь, целых пять сотен,  — со значением покачал головой Александр Андреевич.  — Престижные рестораны стоят в очереди за этим нектаром. Ну что, давай выпьем за «Исход».
        — За «Исход»,  — поддержал тост Геннадий и сделал глоток терпкого благородного напитка, теплом растекшегося по пищеводу.
        Нет, все же в том мире, кроме шоу, определенно есть много чего хорошего. У Бубнова по спине пробежала дрожь нетерпения. Так хотелось вновь приняться за работу. А еще будоражила мысль о том, что ему придется начинать буквально с чистого листа. И черт бы его побрал, если он не справится.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к