Сохранить .
Прорыв Аскар Казанский

        В привычный мир врывается Игра. Люди становятся жертвами неведомой ловушки. Чтобы выбраться из нее, нужно объединиться и начать бой. Алексей Туманов получает магическую способность, и вместе с попутчиками ведет войну с цифровым феноменом.  

        Прорыв

        Глава 1. Пережить Хаос

        Ядерная сила — это сила атомов. А сверхдержавы ее просто используют.
        Время ближе к полуночи. Еще три дня назад говорили, что наступил едрен-батон. По телеку, по радио, по интернету. Местные газеты вещали, что Война неизбежна, типа она весь мир сотрет в порошок. Сначала мне было глубоко насрать, о чем там трындели политики и журналисты. Не смотрел зомбоящик толком. Так чисто для фона его включал. Но когда вслушался, понял, что это не шутки. Даже упомянули о запуске ядерных ракет. И в первое время мне было хреново. Такое ощущение, что кто-то захотел овладеть мной, хотел забрать мой разум. Потом нормально стало, преодолел невидимый барьер, был вынужден искать себе припасы и убежище. Пришлось свалить подальше.
        Теперь опасность на каждом шагу…
        Мне до сих пор не верилось, либо действительно была такая шутка, либо просто страху нагнали. Ведь сейчас, когда я смотрю в окно, а там чибрики в «прятки» играют, а потом доносятся до меня то крики, то вопли. Аж в дрожь бросает. Хер поймешь, кто кого мочит.
        Похоже, это была злая шутка. Апокалипсис наступил, черт подери! Только исход войны не ясен. Не было никаких ядерных бомбежек и стратегических ударов. В мир, подобно инопланетному вторжению, пришел игровой интерфейс, устроив нам «приятный» сюрприз.
        Перед моими глазами временами светятся буквы и цифры. Это так скажем, когда я врубаю мысли о стате. Стоит о ней подумать, она сразу высвечивается.
        ИМЯ: АЛЕКСЕЙ ИГОРЕВИЧ ТУМАНОВ, 27 ЛЕТ (СКРЫТО)
        НИКНЕЙМ: ТУМАН (ВИДНО ВСЕМ)
        КЛАСС: БУДЕТ ДОСТУПЕН ПОСЛЕ 3 УРОВНЯ
        УРОВЕНЬ: 1
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10
        СИЛА: 7
        ИНТЕЛЛЕКТ: 8
        ЛОВКОСТЬ: 6
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 0
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 5
        РЕПУТАЦИЯ: 120
        СТАТУС: ЗАМОРЫШ (СКРЫТО)
        Что меня больше удручает, так это присвоенный статус. За что?!?! В чем я так провинился, чтобы стать заморышем? Никто не ответит, никто не подскажет.
        Похоже, сама Игра предопределила.
        Плюс нулевое значение портит всю статистику. Надо будет заполнить данный пробел. Хоть бы справочник выдали для общего понимания. Одно ясно: без кровавой бани не обойтись. Везде будет мочилово или рубилово, как вам больше нравится.
        Что сейчас я делаю? Правильно, засиживаюсь в захламленной квартире, ошиваюсь как крот, никуда не выходя. Я не трус, но я боюсь. Особенно эти крики и вопли пробирают до костей, от них в жилах стынет кровь.
        — Ахххгррр!!!  — протяжный вой за окном. Меня, в который раз передергивает, но я держусь. В руках молоток для забивания гвоздей, подкрадываюсь к подоконнику, взираю вниз. С пятого этажа вижу, как один человек отбивается от трех. Тени сгущаются. Далее он дергается всем телом, барахтается ногами, и крик обрывается. Через мгновение раздается смачный хруст. Твари перемалывают человеческие кости. Мне становится противно, прям под ложечкой сосет.
        Я щурюсь до рези в глазах. Фокусируюсь на темные силуэты.
        Сразу у троих, скопом высвечиваются красные надписи.
        «ОБЫЧНЫЙ ЗОМБИ, 1 УРОВЕНЬ».
        «Черт! Страшно-то как!»
        Тройка зомбарей уже разошлась, а вместо отчаянного человечка, который боролся до последнего, остался кровавый след. Точнее лужа. Три секунды спустя, и от лужи крови ничего не осталось. Будто багровая жижа мигом просочилась сквозь землю.
        Спрашивается, что за хрень? Что с миром творится? Не такого Апокалипсиса я ожидал. Лучше по-быстрому. Херакнуло бомбами, и все. Никаких побегушек и прочих кошек-мышек. Зачем на нервишках играть? Кому это надо? На раздумья времени нет, на одних мыслях сыт не будешь. Настало время похавать.
        Как не крути, но дом, в котором я ошиваюсь — пока хорошее убежище на данный момент. Потому что этот дом находится в аварийном состоянии. Но меня не смущает. Это удача. И пусть такая удача сопутствует мне везде.
        Вскрываю банку фасоли раскладным ножиком, добытую вчера. Ем ее одноразовой ложкой. Точнее, она стала для меня многоразовой. Выбирать не приходится. Не то время сейчас. Жру фасоль вместе с горбушкой хлеба. Оставляю снедь наполовину. Про запас нужно учитывать. Ведь никто же мне точно не ответит, когда закончится едрен-батон.
        Хочется спать, зеваю в десятый раз. Подпираю дверь деревянной доской, закладываю под ней найденные кирпичи. Мало ли кто нагрянет. Так страхуюсь уже третий день. Никто пока не вклинивается сюда. Помню, мне приходилось просыпаться посреди ночи, и потом слышу звуки, как кто-то громит, швыряет все подряд. С каких этажей, не разберешь. Главное, что мою берлогу обходят стороной. И на том спасибо.
        Ложусь на картонку, она заменяет мне простынь. Вместо подушки — большой синий пакет, набитый мусором из-под еды. Жестко конечно, но все же, лучше так, чем на голый пол ложиться. Во дворе середина лета, пока не холодно. Моя одежда — это олимпийка и треники, вся мятая, пропитана пылью и потом. А также кеды. Еще пару походов в ближайшие магазины, и подошвы отвалятся.
        Приходится много потеть и бегать. Благодаря чему, выносливость пока является высоким параметром в моей статистике. Сила тоже радует, годы, проведенные в спортзале не прошли даром. Значит, мое тело развито физически. Интеллект нормальный. Спасибо школе и техучилищу. Насчет ловкости затрудняюсь ответить. Скорее всего, когда начался едрен-батон, я все решал на ходу, на бегу. Все эти задачи отразились на данный параметр. В общем, статистика как статистика, но вот статус просто убивает. Хорошо, что скрыто. А то было бы не комильфо.
        Только собираюсь прикрыть тяжелые веки, как назло слышится возня за дверью. А дверь-то дубовая, с заклепками и кожаной обивкой. Правда, доверия она не внушала. Поэтому, когда раздается натужный скрип, а далее падает доска вместе с кирпичами, я мигом вскакиваю, беру в руки молоток и забегаю в кухню. Жмусь к стенке, которая ближе к проему. На кухне остались припасы, и наверняка, незваный гость пришел за ними. И точно, я угадал его намерения.
        Тот неровными движениями плетется туда, где в углу лежит мой рюкзак с награбленной едой, я отсчитываю секунды, выжидаю удобный момент. За ним никто не шел, значит, тот приперся один. Никакого перевеса и подмоги. Гость даже не удосуживается проверить, кто стоит за его спиной. Он скорее хватается за черный рюкзак, начинает из него вытряхивать содержимое. Сука! Злость так и пробирает. Стискиваю зубы, прям до скрипа, сильнее сжимаю в руке молоток. Отрываюсь от стены, устремляюсь к нарушителю спокойствия.
        Хрясь! Хрясь! Хрясь!
        Три сильных удара по голове, по черепушке, по самой темечке. Слышу, как что-то хрустнуло. Сначала подумал, что вошел еще один, и тот неосторожно наступил на кирпичную крошку.
        К счастью, мои догадки не подтвердились. На пороге никого. Похоже раскололся череп, и поверженный без вскрика рухнул на пол, а под ним начала сочиться кровь. Молоток в багровых пятнах, мои руки тоже.
        Сам пытаюсь понять, как так вышло. В приступе ярости и злости не заметил, как у того под ударами молотка голова превратилась в месиво. Надо же так психануть! Хотя моя злость оправдана. Ведь тот распотрошил весь рюкзак с припасами, который мне с трудом достался.
        Через пять секунд труп исчезает. Кровь тоже. Лужа на полу, на молотке и на моих руках. Она растворяется в воздухе красным мерцанием. Далее перед моим взором выдается текст ядовито-зеленого цвета.
        УБИТ «ОБЫЧНЫЙ ЗОМБИ, 1 УРОВЕНЬ».
        ПОЛУЧЕНО 7 ОЧКОВ ЗА УБИЙСТВО.
        Я самодовольно хмыкаю. В уме прикидываю, что означают эти очки. Но что мне это даст? Снова в черепную коробку врывается вопрос о справочнике. Он уж точно не помешает. Глядишь, не будут такие дебильные чувства безысходности. Врубаю важную мысль, высвечивается статистика.
        И тут снова появляется сообщение перед глазами.
        ВЫ ПЕРЕЖИЛИ ХАОС! ПОЛУЧЕН 2 УРОВЕНЬ!

        ИМЯ: АЛЕКСЕЙ ИГОРЕВИЧ ТУМАНОВ, 27 ЛЕТ (СКРЫТО)
        НИКНЕЙМ: ТУМАН (ВИДНО ВСЕМ)
        КЛАСС: БУДЕТ ДОСТУПЕН ПОСЛЕ 3 УРОВНЯ
        УРОВЕНЬ: 2
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10
        СИЛА: 7+1 (8)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 8+1 (9)
        ЛОВКОСТЬ: 6
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 7
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 5
        РЕПУТАЦИЯ: 120+4 (124)
        СТАТУС: ЗАМОРЫШ (СКРЫТО)
        Обновились два параметра, улучшилась репутация, а также заполнен нужный пробел. И это мое первое убийство. За три дня.
        Прекрасно понимаю, что без кровопролития мне будет сложно, поэтому, если хочешь выжить, принимай крайние меры.
        После громкого объявления наконец замигал справочник.
        «Хм, получил, значит, доступ к нему».
        Беру его мысленно, листаю чисто для проверки. Все понятно.
        Прежде чем взяться за изучение, я плетусь к выходу. Так же подпираю дверь, закладываю уже новыми кирпичами, на этот раз помощнее, чтобы какой-нибудь упертый зомбак не вышиб ее с первого раза.
        Приступаю к изучению справочника. Об Игре мало что сказано, в чем смысл ее вторжения тоже информации нет. Чья эта задумка и кто устроил такую заварушку — без понятия. Ладно, едем дальше.
        Параметры, личная статистика… Все понятно. Останавливаюсь на самом интересном пункте. Это очки за убийства и развития, а также репутация. За счет них можно добиться много плюсов. Например, очки за убийства дают возможность получить навыки. Очки развития улучшают параметры игрока и те же умения. Очки репутации ускоряют регенерацию тела, меняют мировоззрение человека. В общем говоря, их можно потратить с пользой.
        Плюсов уйма, главное, чтобы их хватило. А чтобы все хватило, придется убивать и набирать очки. Убивать всяких зомбаков и прочих нечистей. А как работает репутация? Каким образом?
        Думаю, если убивать тварей, то плюс к карме, а если людей — то минус. Вроде бы так. В справочнике про карму ни слова, типа поступай как знаешь. Все зависит от тебя.
        Возникает вопрос. А много ли кто пережил этот Хаос?
        Что касается класса, то о нем всего пара слов. Он будет доступен и выбран автоматически. Его смена невозможна.
        После изучения справочника, решаюсь немного вздремнуть. Прислушиваюсь к каждому шороху. За дверью никого. Значит есть время поспать. А сплю я чутко.

        Глава 2. Жертва

        День начинается не с кофе…
        День начинается с безумия…
        Просыпаюсь на следующий день. Щурюсь от яркого света, протираю глаза и заставляю себя подняться. От такого самодельного лежака обычно ломит спину, но я разминаюсь. Быстро и усердно, чтобы привести свое заспанное тело в тонус. Первые лучи солнца заглядывают в мое разбитое окно. После убийства зомбака я чувствую себя пешкой, втянутую в опасную игру. Отчаиваться не стоит. Если это случилось, значит пришло время принимать крайние меры. Таким образом я успокаиваю себя, привожу мысли в порядок. Первым делом убеждаюсь, что пока никто не лезет в убежище. Ну и славненько.
        Осторожно заглядываю в окно, пока тишина. Никого нет, пусто и безлюдно, словно вокруг все вымерло. Быть последним человеком на Земле меня не прельщает. От одиночества можно сойти с ума.
        Беру оставшуюся банку с недоеденной фасолью. Выскребаю ее полностью. Шкряб! Шкряб! Еще пара минут, и донышко начинает сверкать чистотой.
        Думаю, что делать дальше, строю будущие планы. Все время тут торчать не вариант. Рано или поздно это убежище заметят, тем более оставаться здесь одному опасно. Пережил Хаос, пора сматываться. Ближе к людям, может там будет безопасно.
        У меня есть компактный черный рюкзак. В нем все необходимое. Это двухлитровая бутылка воды, четыре банки рыбной консервы, краюха хлеба, немного пластиковой посуды (тоже одноразовая), спички, туалетные принадлежности и раскладной ножик. Не забываю и про многоразовую ложку, еще одна имеется в запасе.
        Снова бросаю взор в окно. Вид из него удручающий, двор пустой и наводит тихий ужас. Машины разбросаны по обочинам, асфальт разошелся трещинами, гравий и песок вспучились по краям дороги. Трава будто выгорела и стала пепельной. На столбах оборванные провода. Ни электричества, ни света, ни связи. Практически ничего. Техника заглохла и перестала работать.
        Погружаюсь в думы, в голове обрисовываю дальнейший план. Нужно задать следующий маршрут. Чисто по памяти представляю свой город. Нахожусь на отшибе, можно сказать под столицей, рядом находится машиностроительный завод, дальше встречается главная магистраль, а под ней искусственный водный канал, который впадает в реку. Припоминается металлургический завод, правда находится он далеко. В общем, сам городок небольшой, но промышленный и загаженный.
        До магистрали бы добраться, а по ней дотопать до центра. Замудохаешься, правда, но других вариантов не вижу. Можно, конечно, и к реке спуститься. Только не факт, что меня там ждут и подгонят моторную лодку. По водоему как раз идеально было бы, но эта идея отпадает. Дохлый номер в общем.
        В первую очередь нужно найти выживших, объединиться с ними, и только потом можно решить, что нужно делать дальше. Рюкзак собран, есть все, что нужно на первое время. А там как карта ляжет.
        Собрался было выйти из убежища, и вдруг слышу, как снизу раздается многогранный звук. Сначала такой скрипучий, потом он мгновенно сменяется звоном битого стекла. Далее гармоника резко падает, начинает противно резать слух.
        Слышу голоса, обрывки слов и ругательств. Точно не рык, исходящий от мертвяков. Человеческий говор разлетается эхом, и у меня в голову пришла ужасная мысль. Будто после Хаоса ожили мертвецы, и сейчас перегрызли кому-то глотку. Нет. Точно не монстры. Словно шестым чувством я понял, что через порог переступила нога человека. Снова раздается голос, и я улавливаю, что внизу о помощи кричит либо ребенок, либо девушка, голос уж слишком тонкий. Зов обрывается краткими репликами.
        Молоток сую за пояс, с пола подбираю приличный кусок кирпича. Как можно тише отпираю назло скрипучую дверь. Оглядываюсь — никого нет рядом. Лифт естественно не работает, и я спускаюсь по лестнице. Насколько это возможно, я быстро иду вниз, кошачьей поступью, чтобы не спугнуть мнимого врага. На втором этаже отчетливо слышится зов о помощи. Направляюсь туда, по захламленному коридору, чувствую, как под ногами хрустит битое стекло. Вижу, как дверной наличник покрывается неровной тенью. Ага, там похоже кого-то режут. Голос становится тихим, сменяется глухим стоном.
        Приближаюсь быстрым шагом, еще крепче стискиваю в руке кирпич. До меня доносится фраза, и это говорит мужик.
        — Терпи, детка,  — слышится хрипло.  — Затворчик передернешь, и катись куда хочешь.
        Стоит мне заглянуть в проем, ужасаюсь. От увиденного просто вхожу в режим психопата. И хрен с этой кармой, плюс-минус. К черту все это! Там девушку насилуют, над ней центнер дерьма нависает. Этот кабан под ником «Дрибл», 2 уровень» успевает и штаны свои спустить, и трусы с жертвы снять. Не человек, а утырек конченный. Даже хуже убитого мною зомбака.
        Снова хруст стекла под ногами, но мне плевать. Этот гандон вообще ничего не слышит, шустро ища желанную «норку».
        Хрясь! По моему мнению сильнейший удар, и я проламываю ему череп. Достаточно одного удара, и насильник скидывает ласты. На кирпиче остается багровый след.
        Отбрасываю примитивное оружие в сторону, гляжу на девушку. Та с глазами в пять рублей шустро натягивает трусы, одновременно сверлит в меня немигающим взглядом. Долго ей придется от шока отходить. Вижу ее ник и уровень. Сандра, 2 уровень.
        — Как ты, Сандра? Нормально?  — спрашиваю ее.  — Успел он?
        Та не сразу догоняет о чем я, потом ее переклинивает.
        — Нет, не успел,  — мотает головой. Голосок тонкий, дрожит от страха. Одета, правда, ни к селу, ни к городу. Видимо, Хаос ее застал не вовремя. На ней блузка, облегающие джинсы и элегантные слиперы. Сама брюнетка, волосы растрепаны, лицо в ссадинах, карие глаза на мокром месте. На щеках застыл румянец. Пухлые губы разбиты в кровь. Несмотря на так называемый «боевой раскрас» девушка выглядела красивой и нежной.
        Маньяк отнесся к ней по-садистски. Сама маленькая и хрупкая. Она с отвращением смотрит на труп.
        После ее ответа вздыхаю с облегчением, перевожу взгляд с нее на убитого. Второе убийство на счету. Тот не исчезает красным мерцанием, он испепеляется черной аурой, будто темная душа покидает бренное тело. Аура тоже растворяется в воздухе. Дрибла словно и не было.
        — Гори в аду,  — сказала девушка напоследок. Она поднимает глаза, смотрит на меня.  — Спасибо, что спас меня. Туман, верно?
        Я киваю в знак согласия. Никнейм не скрыт в отличии от присвоенного статуса.
        — Верно.
        Помогаю ей встать. Та проводит языком по губам, фыркает и шипит, понятно, что больно. Из рюкзака достаю бумажные салфетки, передаю ей. Заодно спрашиваю.
        — Ты голодна?
        Сандра приводит себя в порядок, вытирает салфетками лицо и губы. Понимаю, что ей пока хреново, я начинаю вкрадчиво.
        — Не стесняйся. Говори как есть. Будь смелее.
        Девушка кривит рот, гримасничает так, будто ей дали дольку лимона.
        — Этот урод мне по губам треснул, еще язык прикусила. И да, я голодна.
        Вскрываю банку рыбной консервы, отламываю кусок хлеба. Даю запасную ложку и воду. Сандра жадно хватается за еду, жует и быстро глотает. Кажется, что та не ела с начала Хаоса.
        Пока трапезничает, я возвращаюсь к важным мыслям. В глазах долбится сообщение.
        УБИТ ЧЕЛОВЕК (РЕПУТАЦИЯ: -17)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВО: 3
        ПОЛУЧЕН 3 УРОВЕНЬ!
        ПОЛУЧЕН НАВЫК «ПЛЕВОК МОЛНИИ»!

        ИМЯ: АЛЕКСЕЙ ИГОРЕВИЧ ТУМАНОВ, 27 ЛЕТ (СКРЫТО)
        НИКНЕЙМ: ТУМАН (ВИДНО ВСЕМ)
        КЛАСС: СКОРО БУДЕТ ДОСТУПЕН
        УРОВЕНЬ: 3
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10
        СИЛА: 8
        ИНТЕЛЛЕКТ: 9+1 (10)
        ЛОВКОСТЬ: 6
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 7+3 (10)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 5 +1 (6)
        РЕПУТАЦИЯ: 124 + 17 (141)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: БОСЯК (СКРЫТО)
        При виде нового статуса давлю улыбку. Босяк. И не поспоришь. Действительно, пока хвастаться нечем. Чувствую, как внутри меня все распирает, будто проглотил банку жареных гвоздей. Потом по коже пробегает колючий холодок, прям царапает как взбесившийся кот. В глазах щипает, на миг размывается картинка, я быстро моргаю. Ноги прирастают к бетонному полу, не могу сдвинуться с места. Трясусь всем телом. Такая хрень длится недолго, она кончается, и я с трудом удерживаю свое тело. Руки и ноги немеют, все болит и ломит.
        Сандра берет меня под руку, опять же испуганные глаза, смотрит на меня так, будто гипнозом владеет.
        — Ты в порядке? Понимаю, глупый вопрос.
        — Нормально,  — исторгаю свой хрип.  — Не пойму, что за хрень была.
        Присаживаюсь ближе к окну. Лучи солнца приятно греют мое лицо.
        — Показалось или нет, но заметила, что тебя будто током долбануло. Нешуточно, причем.
        «Надо же. Это что было то?»
        ПОЛУЧЕН КЛАСС «ЭЛЕКТРОМАГ»! (СМЕНА КЛАССА НЕВОЗМОЖНА)
        — Слушай, Сандра,  — говорю ей.  — Сейчас пришло сообщение, что я получил класс. И скорее всего, это на меня подействовало. А у тебя что?
        Сандра смущается. Пожимает своими острыми плечами.
        — Пока ничего. Плюс один к силе.
        — Похвально! Не поддалась маньяку. Награда за сопротивление типа,  — хвалю ее, потом делюсь своими догадками.  — Похоже, второй уровень дается тем, кто пережил чертовый Хаос.
        Девушка хмыкает. Не знает, что ответить. Бросает в окно свой изучающий взор.
        — Что делать будем?  — спрашивает та.  — Сдается мне, что мы тут не останемся.
        — Верно мыслишь,  — после получения класса чувствую себя паршиво, но не особо. Разминаю все тело, ноющая боль по-тихоньку уходит.  — Вижу, у тебя ничего с собой нет. Не воровала толком?
        — Существенного нет. Бутылка воды и галеты,  — Сандра обхватывает себя за плечи, будто стыдится. Сам не вижу ничего постыдного.
        — Не растерялась,  — подбадриваю ее.  — Пошли вместе, ближе к людям.
        Сандра облизывает губы, поправляет блузку.
        — Знаешь, где искать выживших?  — ее вопрос настигает меня врасплох.
        — Нет. Поэтому нужно идти и не тянуть кота за яйца.
        Солнце пока в зените, ветер гуляет и качает обрывки кабелей. Иду с Сандрой плечом к плечу, тихо переступаю через каждый уступ неровной земли. В нос забивается неприятный запашок. Пахнет гнилью и сыростью вперемешку.
        На ходу обмениваемся краткими репликами. Говорю ей, что нужно податься в ту сторону, где свое начало берет магистраль. Сандра соглашается не сразу, говорит, что по ней будет сложно передвигаться. Поясняю ей, что да, возможно нас будут затруднять километровые автомобильные цепочки, которые застыли на месте навсегда. Но это единственный путь, где можно выбраться из мертвого района, он приведет к оживленной части города. По пути пока никто не встречается. Будто мы оба стали хозяевами планеты.
        — Думаешь, там безопасно?  — девушка прижимается к кирпичной стенке. Вместе с ней я заворачиваю за угол дома, у которого первый этаж почти сравнялся с землей.
        — Сейчас везде опасно. Наша задача найти выживших и объединиться с ними,  — оглядываюсь в поисках надежного укрытия. Пока не наблюдается. Кругом расхлябанные домишки с проломленными крышами и просевшими фундаментами.
        Через минуты-две слышу противный скрежет. Осторожно выглядываю из укрытия, замечаю, как несколько сутулых фигур копошатся возле гаража бордового цвета. Таких гаражей в два ряда — целые цепочки, где их концы теряются дальше.
        Изучаю тех монстров. Выскакивает краткий вывод на периферии зрения.
        ОБЫЧНЫЙ ЗОМБИ, 1 УРОВЕНЬ
        Они передвигаются медленно. Примечаю двоих.
        Еще один, который рвется первее всех, начинает скрюченными пальцами скребать дверь. Этот более разумный.
        БЫСТРЫЙ ЗОМБИ, 2 УРОВЕНЬ
        Так гласит следующее сообщение.
        Вместе — их трое.
        — Нет! Только не это,  — Сандра ахает, потом прикрывает рот. Ее начинает немного трясти,  — Представляю, что творится в центре города…До этого момента не встречала их нигде. И вообще, когда шли, такое ощущение, что на Земле остались только мы. Теперь мы не одни, и миром правят зомби…
        Здесь я с ней соглашусь, она права. Не считая насильника, мне довелось убить мертвяка. А сейчас перед нами ясная картина — зомбари могут встречаться повсюду. Если людей настигла такая участь, то центральная часть города — это Черная дыра.
        Наш план рушится, летит к чертям собачьим. Впереди неизвестность, которая притупляет инстинкты выживания. Но я сдаваться не собираюсь.
        — Да, мир погряз в дерьме,  — снимаю рюкзак с плеч.  — Будет лучше, если в числе выживших останется еще один человечек. В гараже кто-то есть,  — смотрю в ее глаза, в них читается дикий ужас.  — Эти твари не будут ломиться просто так.
        Мертвякам все подавай: и жратву, и тепло наших тел. Поэтому нужно спасти, пока в гараже не остался хладный труп, который исчезнет за долю секунды.
        — Оставайся здесь, я попробую отбить атаку,  — говорю девушке.
        Сандра мотает головой. Ее плечи дрожат.
        — Нет, не могу. Меня всего колотит. И тебя заносит не туда…
        — Знаю, но я должен проверить свой навык. Помнишь, как меня током долбануло?
        Та кивает без слов. Оставляю ей свой рюкзак. Иду в сторону двора- колодца, огибаю его. На ходу думаю, стоит ли очки развития перебрасывать на улучшение навыка? Наверно нет, очков пока мало, лучше не рисковать вовсе. Надо попробовать то, что имеется сейчас.
        Не знаю, как вызвать свою способность. Получилось это само собой. Просто полностью концентрируюсь на полученный навык.
        Начиная от центра ладони, накапливается сгусток энергии. Сам разряд небольшой, он не пахнет озоном и имеет лазурный цвет. Цвет неба или моря.
        Подбираюсь ближе к группе мертвяков, стараюсь быть незамеченным. Вскидываю обе руки, направляю в гущу событий. Чувствую, как ток легонько обжигает мои ладони. Тонкие нити разряда преодолевают расстояние, впиваются в тела землистого цвета.
        Два обычных зомби сначала дергаются на месте, потом падают на землю, бьются в конвульсиях. Пять секунд спустя, и трупы исчезают. Быстрый зомбак чует опасность, оставляет железную дверь в покое. Ловко разворачивается, щелкает своей челюстью, где с заостренного подбородка свисают мелкие лоскуты сгнившегося мяса. Вместо глаз — черные впадины.
        Прекрасно помню, что откат через полминуты, и я перебегаю к другой стене. Мертвяк перебирает свои костлявые ноги, рыкает и воет одновременно. Решаюсь выйти на поле боя, колебаться незачем.
        Снова создаю сгусток энергии, из обеих рук течет ток. Кидаю разряд в монстра, тот ловит на себя удар. Вроде дергается, но продолжает идти ко мне. Как же меня бесят его черные впадины! Не глаза, а воронки. Я снова делаю перебежку, мертвяк не отстает. Нахожусь рядом, возле гаражей. Тварь противно издает скрежет, его челюсть скалится не хуже любого хищника.
        Злюсь на себя, что прибежал к гаражам. Ведь можно было в другую сторону! А тут опрометчиво выходит, потому что там тупик — невдалеке виднеются бетонные заборы, между гаражами совсем нет места.
        Мое пространство стремительно сужается, нет шанса для маневров, и мертвяк приближается. Откат будет через секунд-пятнадцать.
        И тут неожиданно раздается крик. Такой тонкий, как инфразвук, нещадно бьет по барабанным перепонкам.
        Это кричит Сандра. Но потом ее крик обрывается. Зомбак сразу теряет ко мне интерес, разворачивается в сторону источника. Сам вижу, что откат прошел. А что будет, если сложить ладони вместе? Будет разряд мощнее?
        Набираю энергию, складываю ладони, скрещиваю пальцы. Полная концентрация на навык, и выбрасываю поток в сторону врага. Получается одна линия разряда, только шире в два раза. Мертвяк дергается на полушаге, его разрывает на части, кровь хлещется из груди. Позже проваливается сквозь землю.
        — Дура ты!  — прибегаю к Сандре и срываю злость на нее. Та дает мне пощечину. Здорово так замахивается, аж левая сторона горит.
        — Сам напросился!  — ее взгляд просто убивает. Смотрит на меня, как на родного брата.  — Еще один шаг, и он бы тебя завалил.
        Хочу ей добавить в отместку, но недалеко от нас лязгает металл.
        — Люди! Заходите!
        Из гаража выглядывается мужик плотного телосложения. Широкоплечий, тяжелый подбородок, глаза усталые.
        Бежим в гараж, после нас дверь захлопывается. Мужик запирает двумя мощными замками, для надежности задвигает толстую скобу. Разворачивается к нам, выдыхает.
        — Мать твою! Остались в мире шизики!

        Глава 3. Продается гараж

        От ненужных вещей надо избавляться.
        Хлам найдет свое место.
        Гараж… Снаружи кажется небольшим, зато изнутри все так просторно. Ясно дело, что сейчас стоваттные лампы гореть не будут, да и вообще, такие помещения, как гаражи, возводятся вдали от линии электропередач.
        Я замечаю пять светодиодов, которые комфортно освещают все, что попадается на глазах. Они равномерно освещают все пространство, включая углы и смотровую яму, где над ней стоит «железный конь». Когда окончательно вырубается свет, то на смену приходит автономка. А это лучшее решение, где по правде говоря встречается не везде.
        Судя по разобранному двигателю в капоте, хозяин гаража хотел завести свою ласточку. Похоже, тщетно, не совсем получается. Внедорожник не фурычит, да и зомбари тоже не дремлют, они пытаются добраться до живого человека. А это тоже нервы. Причем эти мертвяки постоянно вошкаются, они не успокоятся, пока не добудут желаемое. Время сейчас трудное, нервишки шалят нещадно. И свихнуться так недолго.
        — Проходите, чувствуйте себя как дома,  — начал хозяин гаража. Голос довольно низкий, но уверенный. У него высвечивается ник «Мотор».
        Знакомство получается коротким и топорным. Уже знаем, у кого какой никнейм. Мотор берет тряпку, начинает усердно вытирать об нее каждый палец. Лоскут ткани чернеет от машинного масла.
        — Похоже, это конец,  — выдает он. Бросает тряпку на пол, потом делает театральный жест.  — У меня есть жрачка, но ее немного.
        А гараж ничего такой. Бомбарь наземного типа, где можно переждать нашествие зомби и прочих нечистей. На короткое время, разумеется. Но не об этом сейчас.
        Вижу, что Мотор построил гараж со знанием дела, где в нем есть все необходимое для ремонта. И для перекуса тоже. Даже склад имеется, где на деревянных полках аккуратно находятся трехлитровые банки с засолками. Тут тебе и помидоры, и огурцы, и моченые яблоки. Небольшая банка, забитая до краев салом с чесноком, приводит меня в тихий восторг.
        — Неплохо так,  — Сандра выдает похвалу.  — Надеюсь, не заработаем себе гастрит.
        — Да брось ты,  — говорю ей.  — Хлеб у меня есть, а соленья хорошо нейтрализует жир. Так что все как надо. Верно, Мотор?
        — Стопудово,  — тот кивает одобряюще. Он начинает доставать банку с огурцами.  — У меня и самогон имеется, хотите нервишки успокоить?
        Я тактично отказываюсь, Сандра тоже. Мотор пожимает плечами, открывает железную крышку с помощью гаечного ключа. По гараже уже витает запах маринада и укропа. После открытия банки с салом, аромат становится одуряющим. Складывается ощущение, что где-то снаружи нет никаких зомбарей, а мы устроили неплохой пикник. Жрать хочется всегда.
        Хрустим огурцами, накладываем на хлеб сало, запиваем водой. Мотор все же делает один глоток огненной, пьет из горла. Потом отряхивается.
        — Хорошо идет,  — восторгается он.  — С такой закуской грех не выпить.
        Мне в глаза бросаются следующие сообщения.
        Первое это:
        +1 к силе, + 1 к интеллекту.
        Далее идет другое оповещение.
        Очки за убийства + 4, очки развития + 2 и прибавка к репутации + 5
        Выходит вот такая статистика.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 3
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10
        СИЛА: 8+1 (9)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 10+1 (11)
        ЛОВКОСТЬ: 6
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 10+4 (14)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 6 +2 (8)
        РЕПУТАЦИЯ: 141 + 5 (146)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: БОСЯК (СКРЫТО)
        — Плюс пять к моей репутации,  — как бы невзначай говорит Мотор. Видимо, эти сообщения приходят всем одновременно.  — Скорее всего за то, что впустил вас к себе.
        — Спасибо за гостеприимность,  — Сандра аккуратно кусает помидор, делая утиные губки. Будто сейчас учится на помидорках целоваться.  — У меня плюс один.
        Я делюсь своими соображениями, говорю как есть.
        — Мне что-то подсказывает, что если будем приносит пользу не только себе, но и другим людям, то карма сама по себе возрастет.
        — Само собой,  — вздыхает хозяин гаража.  — Только я себе в одном никогда не прощу…
        — В чем?  — спрашивает Сандра, выплевывая помидорную кожуру.
        — В убийстве своей жены…  — в голосе Мотора улавливаются металлические нотки. Его пальцы собираются в кулаки, словно таким образом, показывает злость на себя.  — Мне трудно об этом говорить. Все так получилось неожиданно, нелепо так скажем. Но во мне сыграл инстинкт самовыживания, и мне пришлось тюкнуть свою любимую женщину…
        Его глаза становятся красными от слез, еще немного и скоро полопаются сосудики. Похоже, он оплакивает свою жену не первый день.
        Мотор протирает глаза, делает глубокий вдох, и выдыхает. Потом для храбрости еще раз отпивает мутную жидкость. У меня возникают подозрения, что еще один глоток, и у него заплетется язык. Чтобы тот сумел рассказать историю полностью, я тактично отнимаю у него бутылку.
        — Вокруг столько дерьма творится, а ты собрался в запой уходить. Понимаю, что непросто пережить. Но кому сейчас легко? У меня тоже судьба не сахар. Я вообще в детском доме вырос, а родителей ни разу в лицо не видел. И что с того?
        — Надеюсь с моими родителями все в порядке,  — Сандра шмыгает носом, обхватывает себя руками.  — Сожалею, Туман. Детский дом — серое место.
        — Туману легче в этом плане,  — делает вывод Мотор. Виснет неловкая пауза, мужчина смотрит на Алексея и добавляет.  — Тебе не за кого переживать. Эти чувства незнакомые для тебя.
        — Может и не за кого, но выстрадал достаточно.
        — Понимаю, тогда послушайте меня,  — вздыхает хозяин гаража. Прочищает горло и сглатывает слюну.
        Мотор начинает рассказывать, что вместе с женой он собрался уехать в другой город, обустроить там свою жизнь. В первую очередь они продали квартиру, сняли жилье на месяц. Когда настало время продать гараж, Мотор хотел вызволить все имущество. Позже покупатель клюнул на объявление.
        В один прекрасный день по авторадио передавались новости про неизбежность Войны. Естественно, Мотор не стал слушать эту ересь и переключил на другую FM-волну. И тут такая напасть. В первый день он почувствовал себя хреново, не понимал почему перед глазами светится вереница цифр, думал, что съехал с катушек и стал шизофреником. Только позже выяснилось, что мир стал шизанутым вдоль и поперек.
        Сандра подтверждает, что испытывала такие же чувства, как и Мотор. Чувствовала препятствие, где с трудом переборола неведомый страх. Я киваю, говорю, что со мной произошло то же самое. Словно невидимой рукой кто-то хотел расшатать мою психику. Но я выдержал это испытание. И мне становится понятно, почему хозяин гаража обозвал нас шизиками.
        Мотор продолжает свою историю. Гараж почти в руках у покупателя. Проходит какое-то время, и тут объявляется жена, приходит к нему в гараж. Она сама не своя, лицо перекошенное, глаза такие, что скоро вылетят из орбит, речь бессвязная, кричит безостановочно. Изо рта слюна брызжет, сама размахивается кухонным ножом.
        — Она просто сошла с ума,  — Мотор сжимает свои пальцы, нервно теребит спецовку.  — Ее невозможно было остановить.
        Мужчина еле удерживает натиск, выбивает из ее рук холодное оружие. Но жена не унимается, не сдается. Своими тонкими пальцами она пытается выцарапать ему глаза. И здесь хозяин гаража не рассчитывает силу, отталкивает ее от себя. Внедорожник выдворен на улице, поэтому смотровая яма была свободна. Жена падает в двухметровый омут, разбивает себе голову.
        — Труп не исчез в этот момент?  — спрашиваю я. Звучит нелепо, но все же. Догадки лезут наружу.
        — Нет. Поэтому, чтобы лишний раз не видеть мертвую жену, я пригнал машину обратно.
        Смотровая яма послужила заготовленным местом для захоронения, а пригнанный внедорожник стал имитацией гробовой доски. Вот вам и похороны.
        — Потом она исчезла. Наверно… Потому что в первое время сильно смердело, а позже резко пропал трупный запах.
        — Да, исчезла. Мне самому пришлось грохнуть одного,  — подтверждаю тот свершившийся факт. Замечаю, что Сандра тихо плачет.
        — За что так?! Чем мы не угодили судьбы вершителю?  — ее вопросы ставятся ребром.  — Мне хочется домой.
        Слезы в голосе, далее идут всхлипы и сопли. Поверьте, в себе держать слезы очень трудно. Нужно вытряхнуться, и Сандра поступает так же.
        — Пока мы живы, раскисать не стоит,  — говорю ей.  — Да, нелегкое время сейчас. Нужно принимать твердые решения. Нужны люди, нужно сплотиться, чтобы вместе сдвинуться с мертвой точки. Долго сидеть в гараже не получится. Ты согласен со мной, Мотор?
        Тот угрюмо кивает, берет наконец бутылку с самогоном. Он свою историю рассказал, так что можно заливать свое горе. Но позже еще раз выдает про покойную жену.
        — Как же все хорошо было! И тут такая херня…  — Мотор захрипел. Глаза становятся влажными.  — Вместе мы катались на великах, рыбачили на лодке, делили постель и жили одной мечтой…
        После его слов, у меня происходит озарение. По моему скромному мнению, в голову приходит гениальная мысль. Но я не спешу ее выдавать сразу, пусть Мотор выговорится, остынет немного. Но тот молчит, вздыхает, и вновь тянется к бутылке. Да, во многих таких случаях алкоголь становится глушителем человеческих страданий, но он не помогает.
        — Алкоголь мутит разум, особенно при таком количестве. Хочешь сберечь приятные воспоминания — бросай пить,  — мои слова звучат резко, но они хорошо исполняют роль вытрезвителя. Мотор застывает на миг, потом замахивается, и бутылка разбивается об стенку гаража. Прям вдребезги.
        — Спасибо за совет,  — тот отвечает невозмутимо, без оттенка обиды.
        Выжидаю неловкую паузу. Потом делюсь соображениями.
        — Интересно получается. Значит в первый день Хаоса техника еще работала,  — припоминаю тот момент, когда Мотор пригнал внедорожник.  — Помню, когда мне пришлось грабить магазины, света уже нигде не было. Город остался без электричества…
        — Потом остался без связи,  — неожиданно отвечает Сандра, утирая слезы.  — Сколько раз пыталась дозвониться до своих родителей, а в ответ ничего. Голос оператора сменился треском и различными помехами…
        — А далее техника вышла из строя. Как видишь, моя ласточка не сдвинулась ни на йоту. Я пытался уехать из города на своем внедорожнике.
        — Зомби тогда откуда?  — задаю животрепещущий вопрос.  — Откуда они вообще взялись?!
        Сандра шмыгает носом, пожимает плечами. Мотор тоже в непонятках.
        — Все это мне напоминает бомбу замедленного действия,  — я расшнуровываю кеды, ослабляю язычок. Ноги преют в них, сильно устают.  — Сдается мне, что твоя жена не смогла преодолеть тот странный мысленный барьер, и начала страдать психическим расстройством. Точнее безумием.
        — Хочешь сказать, что это был первый признак, перед тем как превратиться в зомби?  — Мотор берет в рот маринованный чеснок.
        — Догадки всего лишь, поэтому не берусь утверждать. Но мы же преодолели барьер, наш разум по-прежнему чист.
        — Дошли до гаражей, кроме мертвецов нам по пути пока никто не встретился. Все это наталкивает на страшные мысли,  — делится с нами Сандра.  — Нас становится все меньше и меньше.
        — Слушайте,  — Мотор резко обрывает нас.  — А как вы вообще выжили в этом дерьме?!
        Вижу, что Сандре не терпится поделиться своей историей. Для девушек это свойственно, и пусть та начнет первой.
        — Рассказывай,  — говорю ей.
        Она приводит в порядок свои непослушные волосы, поправляет одежду. Глаза сначала смотрят вниз, потом девушка переводит взгляд на нас, начинает рассказывать.
        Родилась она в обычной семье. Отец у нее подполковник в запасе, а мать — главный врач местной поликлиники. Сама девушка решила пойти по стопам матери, недавно поступив в медицинский колледж. Именно по возвращению домой ее застал Хаос, где девушка спаслась бегством. Сначала ей довелось уговорить одного таксиста, чтобы тот отвез ее ближе к дому, но потом с ним случилось что-то не так. У него начались припадки, машина ушла в занос и врезалась в отбойник.
        Сандра чудом осталась жива. По словам девушки, скорее всего спасло ее то, что она сидела на заднем сидении и успела до столкновения сгруппироваться, приняв позу эмбриона.
        — Меня так папа научил,  — отмечает Сандра.  — Может поэтому я осталась жива в данном случае.
        До дома она так не добралась. Пыталась дозвониться до родителей, а в ответ только треск и помехи, которые позже сменились зловещим молчанием. Стало тихо как в вакууме. Сандра поняла, что дело труба.
        Девушка просто бежала и бежала. Кругом тоже люди, и многие вели себя неподобающим образом. Будто у них в голове тумблером щелкнуло, начали устраивать беспорядки в различных местах. Грабеж, разбой, где-то встречались убийства. Сандра на бегу схватила с дороги брошенную сумку, в ней нашлись минералка и галеты.
        «Это моя сумка!»
        Сандра приметила, как пожилая женщина еле плетется за ней, потом та замирает и ее бездыханное тело впечатывается в асфальт. Старушка получила удар сзади, ее прикончил тот самый маньяк, который в течение двух дней гнался за ней.
        Как только девушке не приходилось скрываться, но этот безумный маньяк везде находил свою жертву. Он будто был запрограммирован как робот, накрепко сел на «хвост». И тот застал ее в том доме, где ошивался я. Вот так вот судьба нас свела к первому знакомству. Мне пришлось его грохнуть.
        — Почему маньяк под ником «Дрибл» был нацелен на тебя?  — не понимает Мотор.  — На тот момент людей было много, как ты говоришь, но насильник все время бежал за тобой. Ты ему так сильно понравилась, что ле?
        Сандра в который раз пожимает плечами, не может найти внятный ответ. У нее снова наворачиваются слезы.
        — Вообще, мне не хочется об этом говорить, но в душе гложет, что пора признаться.
        — Так признайся же. Мы тебя поймем,  — поддерживаю ее ответ.
        Девушка глотает слезы, собирается с духом.
        — Это мой бывший парень, мы с ним расстались еще полгода назад. Решили остаться хорошими друзьями. Что на него нашло — не знаю. Стал ненормальным. Может не выдержал то испытание…как его там?
        — Мысленный барьер,  — подсказывает Мотор. Его лицо становится изумленным.
        — Да-да, слетел с катушек называется…
        Я будто впадаю в прострацию, мной управляет безразличие ко всему окружающему. Состояние какое-то подавленное, чувствую себя виноватым перед девушкой. Но Сандра словно читает мои мысли.
        — Ты ни в чем не виноват, Туман,  — она берет меня за руку, смотрит изучающе.  — Он был неисправим. Если не ты, я бы не сидела сейчас в гараже и не делилась своими переживаниями.
        Мне ничего не остается, как только кивнуть в ответ. Беззвучно и понятно.
        — Ну, а ты нам что расскажешь?  — спрашивает хозяин гаража.
        — А что рассказывать? Моя жизнь пуста как пробка, нет в ней ярких красок. Вырос в детдоме. От государства получил комнату, поступил в училище и выучился на слесаря. Настал писец — спасался бегством. Засиживался в заброшенном доме.
        После моего краткого рассказа, замечаю, что молчание затягивается. Сандра крутит в руках разряженный телефон, и резко разбивает тишину.
        — Давайте по именам знакомиться. А то по никам че-то не то, согласитесь?
        — Давай,  — Мотор поддерживает ее идею.  — Меня зовут Олег. 44 года. Почему Мотор? Друзья кликуху дали. Автомеханик я. Все время в капоте ковырялся, двигатели чинил. Оттуда и вывод напрашивается.
        — Леха,  — отвечаю как есть. Без официоза.  — 27 лет. С ником особо не заморачивался. Фамилия моя — Туманов. С училища приклеилось.
        — Саша, 19 лет,  — девушка говорит мягко, кажется, чуть стеснительно.  — От полного имени взяла приставку.
        «Александра — Сандра. Логично. И звучит красиво».
        — А Дрибла как звать?  — неожиданно выдает Олег. Он берет моченое яблоко, откусывает его смачно.
        Саша склоняет голову, но все же находит в себе храбрости ответить.
        — Лучше не напоминайте.
        — Договорились. Только ник странный.
        — Под этим ником он рубился в танчики. Не мог от игры оторваться, что послужило поводом для расставания.
        — Понятно. У моего приятеля был восьмилетний сын. Залип в какую-то компьютерную игру, а когда отец провода перерезал, чтобы тот за учебу взялся, так сын в окно сиганул. С седьмого этажа. Вот до чего доводят эти игрушки.
        — Да, печально,  — отвечает Сандра.  — Однако, мы тоже в игре. Исправьте, если не совсем поняла.
        — Все верно. Мир стал игровым,  — подтверждаю ее ответ.  — Игрокам даются уровни, классы, заработанные очки…
        — Не знаю, не поймите меня неправильно. Я вообще не врубаюсь, что за циферки. Зачем вообще это надо?!
        Саша хмыкает, я тоже не знаю, что ему ответить. Не сразу все можно вразумить, но Олег добавляет.
        — Хмм…Получается, я слишком стар для этого дерьма.
        — В справочнике написано, но там все так жиденько, что не сразу поймешь суть. Мне как детдомовцу редко доводилось играть в игрушки, но интуиция моя подсказывает, что не все так сложно. Постараюсь вам объяснить доходчиво. Скорее всего завтра. Нужно отдохнуть, собраться новыми силами.
        Когда вместе с Сашей я добрался до гаражей, то уже были предвечерние сумерки, а алеющий закат еле освещал кривые дороги. Мы долго сидели, много говорили, а за стеной гаража наверняка царила глубокая ночь. Если оставаться в закрытом помещении надолго, то легко можно потерять счет времени. День и ночь будто сливаются в единое целое. Поэтому было решено, что завтра нужно выбраться по-любому и найти другое убежище.
        Готовимся к ночевке. В гараже так скажем имеются лежачие места — салон внедорожника и застольная скамейка. Олег раскладывает передние сидения.
        Я к девушкам отношусь по-доброму, временами снисходительно. Кто сказал, что джентльмены не в моде? Поверьте, они будут всегда в моде. Даже если мир будет в полной жопе. А мы сейчас и так в жопе. Поэтому Сашу уговаривать не пришлось, и она как выдра шустро юркнула в салон.
        Я к ней чувства не испытываю. Еще бы, один день всего знакомы. Тем более она пережила такой стресс, что девушка в ближайшем будущем не захочет связываться с парнем любовными узами. И я ее прекрасно понимаю. Никакого намека на секс и шипперинга.
        Олег хочет уступить мне скамейку, а сам же будет спать в сидячем положении в углу возле тех полок, где в небольшом количестве находится провиант. Я наотрез отказываюсь, говорю, что залезу на крышу внедорожника.
        — Во сне не свалишься? Высота приличная,  — хмыкает Мотор.
        — Нет, не свалюсь. Рейлинги меня подстрахуют,  — отвечаю ему.
        — Расчетливый, я смотрю,  — тот улыбается, потом желает нам доброй ночи. Я лезу на капот, распластываюсь по крыше. Чувствую, как рейлинги жестко упираются в локти, но мне по барабану. Это вообще туфта, по сравнению с тем же аварийном домом, где мне пришлось спать на картонке, на бетонном полу. В гараже условия райские, тут тебе и тепло, и хорошие посиделки.
        Слышу, как Олег издает храп. Подо мной сладко сопит Саша. Эти звуки мне настолько приятны, что чувствую себя в полной безопасности. В душе теплится надежда, что помимо нас выжили и другие. В данный момент мне не хочется думать о статистике. Она пока мало что говорит.
        О своей суперспособности я промолчал. Саша видела, но тоже дала молчок. Мотор бы не поверил, а показать свой навык без надобности как-то не хотелось.
        Плевок молнии — неплохой навык. Чтобы убить парочку мертвяков, вполне сгодится. А если на пути встанет целая орда? Тем более полминутный откат усложняет данную задачу. Использовать нужно с умом. В голове у меня вертится следующий план, он не дает мне покоя.
        Я еще хотел спросить Олега насчет него, но понял, что пока не тот случай.
        И это случится завтра. Возможно завтра…
        Меня клонит в сон. Еще бы! Столько событий произошло. Угробил бывшего парня Саши, спас ее саму, получил класс и полезный навык, далее преодоление ухабистой местности, стычка с зомби и новое убежище под названием «гараж». Все это в один день! До Хаоса было не так «весело», как сейчас.
        Казалось, что мой сон был коротким. Роль будильника сыграли легкие тычки в бок. Меня будила Саша. Надо же так дрыхнуть. Расслабился называется.
        — Прости, что не вовремя,  — шепотом начинает она.  — Либо сама свихнулась, либо действительно так происходит. Я слышу, как кто-то хлюпает у двери.
        Я прикладываю палец к губам, призываю к полной тишине. Мотор перестал храпеть, поэтому уловить хлюпающий звук не составило труда. Действительно, кто-то шастается рядом.
        — Опять зомби?  — Саша смотрит на меня со страхом.
        — Хрен знает. Задолбали уже,  — и тут после моих слов раздается такой грохот, что Саша вскрикнула от испуга. Сзади становится слышно, как ворчит Мотор.
        Я моментально слезаю с крыши. Ко мне подходит Олег и выдает.
        — Мать вашу! Какого хрена приперлись! Не к добру, кстати.
        Следует мощный удар. Еще один. Гараж просто дребезжит, металлический скрежет бежит по всей квадратной площади. Такое ощущение, что в дверь долбят необъятным тараном, будто вовсю идет осада и нас окружают враги. Вижу, что замки скрипят, скашиваются от каждого удара.
        — Что будем делать?  — Мотор подергивает плечами, его брови искривляются от злости, широкий лоб собирается в морщины. В глазах копится ярость.
        Достаю свой молоток, вручаю Олегу.
        — Замки уже на соплях висят,  — поясняю ему.  — Зверя удерживает скоба. Здесь ты не прогадал. Короче, идешь к выходу, становись рядом. По моей команде молотком попробуй сдвинуть скобу, а я попытаюсь остановить врага.
        — Чем?! Как попытаешься???  — Олег не понимает меня.
        — Это мое дело. Твоя задача — сдвинуть скобу. Усек?
        Саша отходит назад. Олег без слов встает возле входа, смотрит на меня. Ждет команду.
        Удары не прекращаются. Еще парочку таких, и скоба может вылетит ко всем чертям. Я кивком даю понять, что Олег теперь может приступить к заданию. Мотор делает замах, ударяет по скобе. Противный звон сотрясает воздух. Та, сука, не сдается. Еще один замах, железяшка подпрыгивает, но остается в проушине на створке двери. Только с третьей попытки скоба отлетает в сторону, и дверь расхлябывается наружу. По полу неровно разливается дневной свет.
        Внутрь лезет зомбак, правда, не полностью. Потому что он застревается в проходе, его большой пузан не дает возможности пролезть в гараж. Его кожа землистого цвета, начинает отслаиваться и падать вниз. Из глаз-впадин течет антрацитовая жидкость, стекает с брюха на пол. Мертвяк страшно воет, пытается пролезть, неуклюже подбирая свои короткие ноги.
        Быстро примечаю надпись.
        ЗОМБИ-ТОЛСТЯК, 3 УРОВЕНЬ.
        В тот миг я складываю свои ладони, выставляю их вперед и усиливаю концентрацию на навык. Из моих рук выходит всплеск энергии, и он вытягивается как провод, устремляется в сторону опасности. Как только электромагия дотрагивается до пуза, ток расползается по всему жирдяю. Он начинает брыкаться, дергаться. Вопит так, что уши закладывает.
        Олег отходит в сторону с удивленным лицом. Видимо не ждал от меня таких способностей. Я вижу, как у толстого мертвяка пузо растет, становится больше. Скоро лопнет…
        Я быстро хватаю Сашу за руку, отвожу ее в безопасное место — мы прячемся за машиной, где есть багажник. За нами поспевает Олег.
        И вдруг такой звук, будто кто-то надул грелку и та лопнулась. Слышу зловещее шипение, оно позже сменяется треском.
        Я смотрю через стекло заднего вида, на секунду-три выпадаю в осадок. Так же за мной повторяют мои спутники. Внутрь никто больше не лезет, но нас шокирует другое.
        — Хана моей ласточке,  — выдыхает Олег.  — Осталось только в металлолом сдать.
        — Не придется,  — оцениваю ущерб имущества. Конкретно джипу досталось.  — Нам нужно сваливать отсюда. Немедленно.
        Я обратно запираю дверь, она вся в вмятинах, местами встречались сплавы, еле задвигаю искривленную скобу. Смотрю вниз. Толстяк исчез со своими вылезшими наружу внутренностями.
        — Камикадзе какой-то…  — сплевываю под ноги, иду к спутникам.
        Олег смотрит на внедорожник, вернее на то, что от него осталось. По взгляду вижу, что тот стискивает зубы, подавляя в себе ярость.
        На машине вздулась краска, разошлась пузыриками, крыша смята и придавлена в кожаный салон. Литые диски сплющены, от колес шел запах прожженной резины. Лобового стекла вовсе не было, оно рассыпалось мелкими осколками.
        — Будто машину облили жидким огнем. Он себя подорвал?  — спрашивает Мотор.
        — Скорее всего, да. Особенность такая, наверно,  — киваю в ответ. Чувствую себя дважды виноватым. Будто я напортачил больше, чем этот незваный гость под названием «Зомби-толстяк».
        Сыпятся сообщения. Пестрят зелеными буквами.
        +1 к интеллекту, + 4 к репутации и восемь очков за убийство. За развитие пока ничего не выпало. Много дали за убийство, но и зомбак не пальцем деланный. Так что все логично.
        Ко мне подходит Мотор. Потом присоединяется Сандра.
        — Откуда у тебя такой прием?  — неожиданно интересуется Олег.  — И почему вчера об этоммолчал?
        Я начинаю рассказывать вкратце, опускаю ненужные подробности. Саша замечает Олегу, что она видела своими глазами. Спрашиваю у кого какой уровень и прочие игровые параметры.
        — У меня третий уровень, 57 очков репутации, очки развития 5, убийство по нулям,  — отвечает Мотор.  — Класс: Человек.
        — Только сейчас достигла третьего уровня, 53 очка репутации, за развитие шесть очков. Недавно пять очков пришло в копилку репутации. Тоже человек.
        Мысленно догадываюсь, за что ей дали. Она как гусыня, которая спасла Рим, первая предчувствовала опасность и вот тебе неплохой заработок на репутацию.
        — Сдается мне, что после Хаоса я набрал больше ста очков,  — врубаю стату, потом пробегаю по справочнику. Все эти манипуляции делаются силой мысли. Но справочник ничего не рассказывает про класс и репутацию, поэтому в данном случае идут догадки. На них же я и опираюсь.
        — Если это так, то я бы стал таким же как ты,  — хмыкает Олег.  — Изначально у меня было 89 очков репутации. Но после убийства своей жены все срезало под самый корень. Минус 45 очков.
        Считаю его очки в уме.
        — Получается, ты набрал тринадцать очков за время всемирного кипиша.
        — Логично. Дальше своего гаража я никуда не выходил.
        — У меня набрано всего десять очков, исходя от начального числа.
        — Для тебя это похвально, Саш,  — говорю ей.  — Ты стойко продержалась.
        — Если за дверью нас ждут такие жирдяи…
        — Нам нужно срочно покинуть гараж,  — обрываю Олега.  — Помнится мне, ты говорил про велики и рыбалку. В гараже имеется такой инвентарь?
        Именно этот вопрос у меня крутился вчера, не давал покоя. Ждал удобного случая. И вот решающий момент настал.
        — Да, имеется. На этих великах далеко не уедешь, правда. И лодка у меня надувная. Без мотора.
        — Ничего, покрутим педали. И лодку на воду спустим.
        Мотор вскидывает брови от изумления.
        — Ты что задумал?
        — Нужно на другую сторону перебраться. Через магистраль. Уверен, там найдутся выжившие. А вообще, здесь искать нечего. Тут все разорено. Нужно ближе к центру.
        Олег хлопает себя по лбу, сжимает губы.
        — Точно. Совсем из башки вылетело. Мне со своей женой доводилось через магистраль прокатиться. Там велодорожки есть.
        — А я о чем толкую?  — хватаю за свой рюкзак.  — На великах доберемся, а там по спуску. К воде.
        — Неплохой план. Хорошо, давай за дело тогда.

        Глава 4. По другую сторону баррикад

        Сделай шаг — будет тебе дорога
        Беги, лети, плыви
        Выбирайся как можешь
        Главное — не сдавайся.
        Мотор вытаскивает из глубины гаража два отлично сохранившихся велосипеда. Складные, спортивного плана, с облегченной рамой. Договариваемся, что со мной поедет Саша, а Олег нагрузит на сидение все нужное. А из нужных у нас — это двухместная лодка с веслами, насос для надува и немного провианта. Правда, провиант и набор для подготовки беру я, чтобы не было никакого перегруза.
        Когда начинаю пихать припасы в рюкзак, то перед моими глазами высвечиваются сообщения такого типа.
        РЮКЗАК, МАКСИМАЛЬНЫЙ ВЕС ДЛЯ ПЕРЕНОСА — 15 КГ. ВАШ УРОВЕНЬ ПОЗВОЛЯЕТ ВЫБРАТЬ 7 КГ. ПРИНЯТЬ? (ПОВТОРНО ВЫПОЛНИТЬ НЕВОЗМОЖНО).
        Хитрая система, однако. Либо сейчас, либо никогда.
        Прежде чем принять решение, делюсь своими мыслями. Саша говорит, чтобы я соглашался. Мотор тоже не против. Тем более после набора провианта останется еще немного места, чтобы добавить что-нибудь еще.
        — Мне тоже пришлось увеличить нагрузку,  — делится со мной Олег.  — Так что пригодится.
        Я принимаю совместное решение. Снова лезет сообщение.
        ЕСЛИ ЗНАЧЕНИЕ БУДЕТ ПРЕВЫШАТЬ МАКСИМУМ, ТО ВАША ХОДЬБА И БЕГ ЗАМЕДЛЯТСЯ.
        Это итак ясно. Выполняется крафт, и рюкзак, становится прочнее. Особо замечаю, когда лямки до улучшения испустились нитками, то сейчас выглядят как новенькие. И вместимость становится больше. Мои руки утопают в нише рюкзака. Заканчиваю пихать припасы. Надеваю на плечи, прыгаю на месте, проверяю. Ничего пока не съезжает и не перетирает, рюкзак сидит нормально.
        Колеса у великов пока не успели сдуть, но для надежности мы вкачиваем немного воздуха. Обеспечиваем оптимальную жесткость протектора. Все отлично.
        — Готовы?  — интересуюсь у спутников. Те кивают в знак согласия.
        Олег прикрепляет ношу, для проверки делает выкат. Вперед-назад. Велосипед не проседает, никакого перегруза не чувствуется.
        Ко мне приходят мысли о стате. Нужно решить насчет навыка. Прокачать или нет? Вопрос меня ставит в тупик. Только потом быстро убеждаюсь, что пора бы начать с чего-то меньшего.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 3
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10
        СИЛА: 9
        ИНТЕЛЛЕКТ: 12
        ЛОВКОСТЬ: 6
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 22
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 8
        РЕПУТАЦИЯ: 150
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: БОСЯК (СКРЫТО)
        Чисто интуитивно беру два очка развития, перекидываю в навык «Плевок молнии». Должно произойти улучшение.
        ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        О-па! Сработало!
        Пять секунд выиграть тоже неплохо.
        Ладно. Попробую выжать другой навык из копилки очков за убийства. Открываю справочник, нахожу пункт «Навыки». В нем говорится, что навык выпадает автоматически по определенному уровню. Чтобы открыть новое умение в каком-то уровне, нужно использовать столько-то очков.
        В данный момент у меня третий уровень, и я могу открыть новый навык за пятнадцать очков. Весьма недурно.
        Хочу попробовать. Одного плевка, думаю будет недостаточно. Минус пятнадцать из копилки, и я чувствую, как мое тело начинает содрогаться от импульсов. Ток проходит через мой позвоночник, ноги наливаются свинцом. Еле удерживаю себя, на подмогу подбегают Саша и Олег. Такая же херня, которая застала меня в прошлый раз.
        — Что с ним?  — для Олега такое зрелище в диковинку, поэтому Саша ему отвечает.
        — Было такое. Я уже это видела.
        — В порядке все,  — делаю глубокий вдох. Выдыхаю. Думаю про себя, что за навык выпадет.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕН НАВЫК «ДВОЙНОЙ УДАР»! ЧТОБЫ С НИМ ОЗНАКОМИТЬСЯ, ИЩИТЕ В СПРАВОЧНИКЕ.
        ОТКАТ ДАННОГО НАВЫКА — 30 СЕК.
        Я быстро нахожу ответ, который дает первичное представление.
        Двойной удар — это типа стрелять по-македонски. Испускать молнии из обеих рук одновременно, что до того момента у меня не получалось. Мог только сделать один выстрел с одной руки, а также сложить ладони и выпустить разряд выше в два раза по мощности. Сейчас обернулось иначе. Нужно испытать данный прием на деле. Сдается мне, что он будет полезен.
        Накапливаю сгусток энергии, чувствую, как руки тяжелеют при каждом обороте магии. Только через секунды-пять достигаю определенный порог и выставляю вперед ладони. Целюсь в железную дверь. Электрические разряды устремляются к ней, сначала ток проникает в железо, далее создается нечто подобное центробежной силы, где вся энергия начинает скапливаться в одной пучине. Она расходится по всей двери и, как сильнейшая кислота, начинает ее разъедать. Минуту спустя, и от двери ничего не осталось. Только на полу шипели жидкие сплавы, издавая запах гари.
        — От тебя я просто худею, Лех,  — присвистывает Мотор. Саша на миг теряет дар речи.
        — Сам в шоке,  — отвечаю ему, заодно смотрю на свои руки.  — Ну что, погнали. Пока зомбаков нет.
        Садимся на велосипеды. Саша забирает мой рюкзак и обнимает меня за талию, ее прикосновения чувствуются сквозь одежды. У Олега ноша больше в два раза, но и лодка тоже не маленькая в разобранном виде. Поэтому прилично занимает место.
        Выкатываюсь первым, за нами Мотор. Быстро изучаю обстановку вокруг нас. Рядом никого. Зомбаков не наблюдаются, людей тоже нет. Цепочка гаражей утопает в облако пыли, невдалеке виднеются скошенные вниз дома. Земля ухабистая, но мы легко преодолеваем неровные участки. Под колесами попадаются и камушки, и стекла, и пожухлая трава. Езда получается неровная.
        Мы едем почти на одной скорости, бок о бок. Убеждаюсь, что за нами никакого «хвоста», перекидываюсь словечками.
        — Слышь, Мотор. Ты можешь немного поднажать? Я сзади буду, на подстраховке. Если впереди увидишь мертвецов, подашь знак.
        Олег кивает, набирает обороты. Наши велики выстраиваются в одну цепочку, напоминая приличный тандем. Мы едем туда, где есть возможность выбраться из запустения. Педали крутятся, сцепления издают звон металла.
        Солнце пока в зените, и мы должны успеть ближе к вечеру доехать до магистрали, которая отбросит нас на другой край земли. И надеемся нам это удастся.
        Педалируем пока без остановки, заодно взираем на окрестность. Впереди Олег усердно работает ногами. По грубым расчетам, мы наверно наматываем десятый километр. Стоит мне подумать, что город пуст, Мотор поднимает свою пятерню. Значит, кто-то есть.
        — Кого там видишь? Зомбаков?  — спрашиваю у него.
        Олег резко тормозит и отвечает.
        — Нет. Больше похож на человека. Правда, выглядит он пугающе. Даже слишком пугающе…
        Я тоже останавливаюсь, и после того действия мне приходят сообщения.
        +3 К ВЫНОСЛИВОСТИ, +1 К СИЛЕ, +1 К ЛОВКОСТИ.
        Хм, спортом заниматься всегда полезно. Даже в таких условиях, где наш город легко вписался бы в картину «Последний день Помпеи».
        Смотрю вдаль. До магистрали примерно полтора километра. Да, там действительно виднеется человеческий силуэт. Как говорит Олег, выглядит тот весьма пугающе. Он больше напоминает на тряпицу, которая развевается на ветру, становится чуть смазанным.
        — Он представляет опасность для нас?  — настораживается Саша. Девушка снимает рюкзак, ставит на взбухший асфальт. Разминает хрупкие плечи.
        — Черт его знает,  — гляжу, что наступает время предвечерних сумерек.  — Нам бы к воде спуститься. А тут загадка природы колышется.
        — Так давай, поедем. Разгадаем,  — Мотор чешет репу, обменивается взглядами.
        — Не вопрос. Подойдем поближе и узнаем. Наверно, он ждет кого-то.
        Снова начинаем педалить, навесной мост становится выше и шире. Балки и фермы отбрасывают длинные тени, в глазах бьются блики, которые исходят от стекол машин, отражающих в лучах алеющего заката. Таинственный путник все так же стоит на одном месте, никуда не убегает и не шарахается. Может он понимает, что мы люди добрые. Не тронем его, не убьем.
        Он поднимает, как мне кажется, свою костлявую руку. Кожа мертвецки бледная. Его мешковатая одежда знаменем продолжает реять на ветру и делает того неуклюжим. Ощущение, если порыв ветра будет сильным, что от него ничего не останется. Раскрошится и осядет пылью. Его лицо — остроугольная маска с остекленевшими глазами и синюшними губами. Сам долговязый и худой, как дистрофик. Общие впечатления — оживший мертвец, выползший из разрытой могилы.
        — Здравия желаю люди,  — от него исходит скрипучий голос.  — Вам через мост?
        Мы останавливаемся. На первые секунды замыкаемся, не сразу приходится отвечать, видя такого создания не от мира сего.
        Смотрим как позади него в четыре ряда тянется автомобильная пробка. Машины стоят неровно, некоторые выбиваются из общей колеи, некоторые въехали на велодорожку. Где-то в отбойник, где-то на краю моста балансируются. В общем говоря, Хаос натворил делов.
        — Да, нам на другой конец надо,  — решаюсь заговорить с незнакомцем.  — Вам тоже туда?
        — Нет,  — отвечает тот.  — Работа такая — людей переправлять. А мост меня кормит.
        — В смысле?  — удивляется Мотор.  — Чем вас кормит?
        — Для начала представьтесь,  — говорю дистрофику.  — Кто вы? Откуда? И почему мы должны вам доверять.
        Чувствую, как Саша делает выдох. Волнуется, бедная.
        — Я — призрак,  — спокойно отвечает он.  — Когда начался Хаос, я не мог понять откуда вышла плохая репутация. А потом доперло до меня, что отсидел за мелкую кражу. Освободился десять лет назад. И с того момента не делал промашки. Но Игра беспощадна, она запомнила мои «подвиги» и расставила точки над «и». Сам был за рулем, и тут такая напасть. Мост начинает дрожать, машины врезаются, падают в воду. Я был в минусе, и чтобы как-то исправить, стал спасать людей. Но тщетно…Не плюс, не минус. В итоге, полный ноль.
        — Погоди, ты же живой. Умеешь говорить…  — вмешивается Саша.
        — Во мне нет плоти. Осталась только душа,  — призрак подходит к уцелевшему ограждению, проводит рукой, и та легко просачивается сквозь него.  — Что касается репутации, она у меня нулевая. И таких как я — немного. Это редкий случай.
        — А по классу кто ты?  — Олег смотрит вниз. Речные волны тихо разбиваются у подножия моста, заодно плескаются и пенятся.
        — Нулевой. Знаю, минус — это плохой знак, а ноль вовсе ни рыба, ни мясо. Моя позиция нейтральная. Чтобы силы не иссякли, мне нужно питаться хорошими поступками. Поэтому мост для меня — хлебное место.
        — Типа проводник?  — интересуюсь у нулевого.
        — Да, и мост не такой безопасный как вам кажется на первый взгляд. Он таит в себе ужасные секреты…
        — Какие секреты?!  — мое терпение на исходе. Чувствую, что до точки кипения остается совсем немного.
        — Следуйте за мной, товарищи,  — нулевой разворачивается и машет костлявой рукой, которая начинает просвечиваться в лучах заката.
        Я смотрю на потертый от времени знак, наложенный на асфальт по трафарету. С него и начинается велодорожка. Взираю на призрачного человека, тот начинает проскальзывать зигзагом, пробивая нам «безопасную» дорогу. Он уже там, нас разделяет приличное расстояние. Примечаю, что Саша отошла в сторону. Стоит у машины перламутового цвета и смотрит вниз. Ее волосы треплются на ветру, потом волнами падают на плечи. Далее движется мелкими шагами прямо… прямо к обрыву моста!
        — Саша!  — надрываю глотку.  — Отойди! Не делай глупости!
        Олег рядом, он понимает в чем дело, включается сразу. Быстро подходит к девушке и одергивает ее. Саша вдруг начинает реветь, Мотор осторожно прижимает ее к груди. Она дрожит всем телом.
        — Что ты там увидела, деточка?  — по-отечески интересуется Олег.  — Все нормально?
        — Наверно, я схожу с ума,  — та утирает слезы, оглядывается.  — Из воды на меня смотрели…мертвецы… У них белые лица… Как мел… А глаза… Не знаю, как это объяснить.
        Я понимаю, что за мертвецы в воде. Надеюсь, вообще правильно понял, ибо этот нулевой не такой и простой. Ведет нас через ту дорогу, где скорее всего от машин исходит неведомое зло. Призрак пытается заманить нас в ловушку.
        — Саша, бери рюкзак и садись ко мне.
        Девушка так и делает, и мы с Олегом начинаем играть против воли призрака. Против его правил. Педалим через велодорожку, увиливаем от встречающихся на пути «мертвых» машин.
        — Что вы творите, гады!!!  — орет нулевой. Призрак мчится за нами, но не успевает, потому что на долю секунды тот кондесатом застывает в воздухе и оседает на потрескавшийся асфальт, исчезая безвозвратно и бесследно.
        Я разгоняюсь дальше, под протекторами чувствуется гравий, попадается щебень. Чем дальше, тем больше колдобин. Велодорожка искривляется, расходится, разверзается. У меня начинают болеть икры, следом быстро натираются подошвы. Пальцы немеют и белеют от напряжения.
        Саша ногтями впивается в мою грудь, царапает тихонько. Это пустяки. Главное, что она избежала от самоубийства. Тем временем велодорожка сокращается, и минуту спустя мы перебрасываемся на другой конец.
        Тот самый отрезок стоил нам нервов…
        Натыкаемся на разрушенный участок дороги, где далее идет тропинка к спуску. И мы спускаемся к песчанке, к берегу, омываемому искусственным каналом. Нам нужно именно туда, чтобы добраться до большого города.
        Изначально мы планировали проплыть под дорожным навесом, но не стали рисковать. Машин там много, и от них исходит зло. Нулевой растворился, и таких пока не встречалось. Поэтому после такого случая решили, что лучше плыть в другую сторону. Как говорится, от греха подальше.
        Оставляем велосипеды, я иду к воде по серому песку, под ногами трутся камушки. Смотрю, изучаю. Ветер не сильный, волны равномерно плещутся. Значит, можно отплыть.
        Мотор готовит лодку. Снимает нагрузку, разворачивает ее и начинает ножным насосом вгонять воздух. Слышится свист под каждым давлением. Заканчиваю осмотр, подхожу к Саше. Девушка смотрит куда-то вдаль, обхватывая себя руками. Да, вечером прохладно малость.
        — Что он такого сделал, чтобы ты подошла к обрыву?  — начинаю я вкрадчиво.
        — Не знаю,  — та пожимает плечами, но продолжает.  — Мне сначала казалось, что я шла по безопасной дороге. Потом вокруг меня стали появляться человеческие лица с ужасными глазами, и с каждым шагом те твердили одно, что иду по правильному пути. А дальше встречается вода в конце дороги, из нее торчат бледные руки. Лица вокруг меня говорят, чтобы я спасла их…
        — Это называется панические атаки, Саш,  — Олег встревается в наш разговор.  — Фантомы… Люди из прошлого… Тот самый призрак хотел, чтобы ты отдала ему душу. Ну это так, мои догадки. Ведь он сам говорил, что мост его кормит, а значит тот питался душами умерших. Ты хоть понимаешь, почему он выбрал тебя?
        Саша качает головой, вздыхает так, будто сбросила с себя тяжелую ношу.
        — Скорее всего, он вычислил тебя как слабое звено.
        — Хочешь сказать, что этот нулевой повлиял на ее психику?  — я задаю вопрос, снова взираю на девушку.
        — Типа того. С нами ничего не было, согласись?
        Киваю в ответ. Вижу, что Мотор немного подустал, и я предлагаю свою помощь. Заменяю его, сам начинаю надувать лодку. Она почти готова, осталось еще немного.
        Закат сменяется ночной полутьмой. Темнота накрывает, луна занимает трон, холодок вызывает мурашки на коже. Возле воды всегда холодно. Лодка наконец набирает свою форму, становится жестко-упругой. Двухместная, но проблема со вместимостью решается быстро. Я с Олегом по местам, Саша — по середке. Баланс будет нормальный.
        — Вижу небольшой отряд,  — неожиданно выдает Саша.  — И кажись, это зомби…
        Не сразу примечаю опасность, но минуты через-две вижу, как небольшая кучка плетется по берегу к нам. Надписи зажигаются при фокусировке зрения.
        ОБЫЧНЫЙ ЗОМБИ, 1 УРОВЕНЬ
        Их четверо. Эти мертвецы идут впереди всех, исполняя роль авангарда. Они копошатся как шакалы, бешено разводят своими дохлыми руками. В глазах просто тьма тьмущая. Ничего не прочтешь в них.
        БЫСТРЫЙ ЗОМБИ, 2 УРОВЕНЬ
        Двое. Те передвигаются быстрее, легко и непринужденно, прикрывают тыл, как мне кажется, своего командира. Те и по фактуре страшнее первых. Особенно мне вспоминается тот свисающий лоскут гнилого мяса с подбородка. Брр! Аж до дрожи берет.
        ЗОМБИ-ТОЛСТЯК, 3 УРОВЕНЬ
        Командирские погоны достаются этому жирдяю, который находится в окружении своих. И он один. Босс, значит. Сумел расположить к себе, взяв тех под свой чин. Не такой уж и промах. Несмотря на его неуклюжесть, высокий уровень дает о себе знать. Толстяк сколотил себе войско и перся к нам.
        — Пускайте лодку. А я попробую их задержать,  — даю команду, а в черепной коробке вертится другая мысль. «Попробую тех прикончить. Очки для статистики лишними точно не будут».
        Мертвецы идут все ближе и ближе, вырисовываются четче, расстояние становится меньше, и я начинаю бой первым.
        Вытягиваю руку, чисто по интуиции запускаю разряд молнии. Виток электричества выхлестывается наружу и устремляется к кучке зомбаков. Разряд тока моментально охватывает двоих обычных, те дергаются в агонии, падают на оземь и дрыгаются ногами, вспучивая серый песок. Их предсмертный танец заканчивается, но два других ковыляются.
        «Ничего, докавыляются еще».
        Пока главное орудие приберегаю, жду окончания отката.
        — Велики придется оставить,  — как-то с огорчением сказал Олег. Я его прекрасно понимаю. Велосипеды — это роскошь в наше тяжелое время, когда весь транспорт просто застыл намертво.
        Двадцать пять секунд проходит, я выбираю другую позицию. Быстрые зомбаки уже на бегу. Босс отдает им команду. Я не понимаю его абракадабру. Тот манипулирует своими конечностями, издает что-то хриплое.
        Отбегаю влево, вижу, что мертвяки разделяются. Замечаю кривое дерево, оно сильно напоминает иву, у которой мощная крона просто перевешивает и сгибает ствол.
        В голове рисуется следующее событие, и мне оно нравится. Я снова запускаю разряд молнии с одной руки. «Плевок молнии» легко прожигает древесный сук, и дерево издает протяжный скрип. Ствол раскорячивается и придавливает одного быстрого зомбака, ломая ему хребет. Слышится вопль, он растворяется вместе с мерцанием.
        Зомби-толстяк понимает, что я не прост. Он отзывает шустрика назад, пристраивает рядом с собой обычными. Из импровизированной защиты тот начинает стучать в грудь, потом широко раскрывает гнилой рот и выплевывает сгусток цвета антрацита. Я уворачиваюсь от атаки, заодно вижу, как этот сгусток сжигает приличную горсть песка. На том месте остается след прожига, где медленно взлетает пепел. Получается, это его главное оружие.
        — Черт с ними! Давай к нам, Леха! Быстрее!  — зовет Олег. Тот усадил Сашу, погрузил нужные вещи. Сам держит лодку, ждет меня.
        — Отплывайте пока, догоню!  — снова уворачиваюсь от антрацитового сгустка, тот попадает в древесный ствол. Слышится шипение, в воздухе застывает запах гари. Я приготавливаюсь, включаю полную концентрацию.
        Из сложенных ладоней вылетает разряд, охватив одного обычного зомбака. Перекатываюсь по другую сторону, разбрасывая песок вокруг себя.
        Олег уже отходит от берега, погружается в воду по колено. Меня волнует теперь другое: быстрый зомбак уходит с поля боя и берется за моих товарищей. Такого поворота я точно не ждал, но не поздно исправить.
        Зомби-толстяк не унимается, атакует дальше. Антрацитовые выстрелы продолжаются. Я снова делаю перекат, речной песок залезает под мою одежду, застилает глаза и скрипит на зубах.
        Злюсь на себя, что не поспешил к отплытию. Нужно было в лодку залезть и плыть дальше. Черт с этими мертвяками! Но нет же. Я почему-то возомнил себя суперменом и давай в бой вступать. Думал о гребаной статистике, а не о своих людей, у которых пока нет суперспособностей. Да, эгоизм — штука коварная. Но прокачка мне нужна позарез.
        Ладно, мысли в сторону. Откат уже заканчивается, запускаю разряд в шустрика, шедшего к воде. Тот плюхается в воду, исторгает последний крик и сливается вместе с песком. Я не забываю про главное орудие, выставляю обе руки и активирую недавний прием. Двойной удар в деле. Два разряда одновременно впиваются в «шакалов», и защита растворяется мерцанием. Сам же делаю перекат, антрацитовый сгусток проходит мимо меня. Босс остается один, без защиты. Зато рядом, разделяет нас двухметровое расстояние. Я пинаю песок, и горсть распыляется, попадая в глаза зомби.
        Мертвяк на секунды-пять затормаживается, отряхивается, пытаясь избавиться от помутнения в глазах. Но в какой-то миг из его впадин выливается антрацитовая жидкость, капает на песок.
        Я убираюсь с места, шлепаю по воде. Прыгаю в лодку, Мотор уже берется за весла и начинает работать руками. Наша лодка прочная, выдерживает груз.
        — А он умеет плавать?  — Саша кивает в сторону берега.
        Бросаю взгляд туда, зомби-толстяк погружается в воду по пояс. Его пузан отгоняет небольшие волны. Я сразу вдариваюсь во воспоминания. Навык «Двойной удар», его действия и характерные черты. Та самая центробежная сила, которая позволяет скапливаться к одной точке. И приходит ко мне озарение.
        Аккуратно встаю с места.
        — Ты что там задумал, Туман?  — Олег пыхтит, все так же налегает на весла, разгоняется. Лодка набирает ход, но зомби-толстяк продолжает погружаться, его пузан уже под водой.
        — Попробую его остановить.
        Активирую прием, «двойной удар» набирает обороты, и я на пределе возможности удерживаю себя на плаву. Прикидываю, какое расстояние до мертвяка. Целюсь прямо в воду, на темную поверхность. Магия достигает финишную черту и выплескивается из обеих рук. Линии электры смешиваются с жидкой материей, образуя нечто аномальное, и эта самая аномалия ускоряется, сгущается и легко бежит по водной глади.
        «Двойной удар» прорезает небольшие волны, пробивая дорогу к опасности. Разряды берут толстяка в охват, сила тока проходит через него. Маленькая акватория зажигается белым светом, на секунду слепит глаза, устраивая шоу фейерверков. Зомби издает предсмертный хрип, и происходит взрыв, где вода выталкивается вверх.
        Мы уже далеко, и опасаться было незачем. Но то зрелище сильно смахивало на удар китовым хвостом.
        — Камикадзе хренов,  — ворчит Мотор.  — Хорошо, что успели.
        Я ничего не отвечаю. Просто думаю, что «двойной удар» дружит с водой, а значит, этот прием можно использовать в случае необходимости.
        — Слушайте, у меня появился навык,  — говорит Саша.  — «Взор совы».
        — Поздравляю!  — замечаю, что девушке самой не верится.  — Не просто так заметила зомбаков. Издалека, в темноте тем более. Не глаза, а ПНВ.
        — А что такое ПНВ?  — Саша смущается, глядит на нас с недоумением.
        — Прибор ночного видения,  — отвечает за меня Мотор.  — Наверное, я один такой беспонтовый. Ничего у меня нет.
        — Ниче-ниче, будешь еще понты резать,  — подбадриваю его.  — Игра не может не заметить твои старания.
        В ответ только фырканье, Саша наконец дает себе волю на краткий смешок. Плывем дальше, держим курс на другой берег. Река не такая широкая, нужно за ночь успеть добраться до большого города.
        — Ребятки,  — Мотор оставляет весла, делает передышку. Далее он подбирает из-под рюкзаков две велосипедные цепи.  — Снял их, чтобы нашими велосипедами никто не смог воспользоваться.
        — И правильно сделал,  — замечаю ему.
        — Пора их утопить,  — Олег бросает «железки» в воду. Слышится плеск, и цепи идут на дно.
        Мне в глаза лезут сообщения. Это касается моей обновленной статистики. Интересно, что мне дали за недавний бой?
        +1 к силе, +1 к интеллекту, +3 к ловкости. Присвоили мне 8 очков за убийства и 2 очка за развитие. Репутация повысилась и достигла отметки в 163. В общем, выглядит это так.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 4
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10
        СИЛА: 10
        ИНТЕЛЛЕКТ: 13
        ЛОВКОСТЬ: 9
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 30
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 10
        РЕПУТАЦИЯ: 163
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: СЛАБАК (СКРЫТО)
        Приятно удивил полученный уровень. Видимо, очков хватило, чтобы принять достижение в свою копилку. Выглядит весьма неплохо. Прошедший бой дал много плюшек. Или плюсов, как вам нравится. В любом случае, это хорошо. Значит Игра видит все, награждает тех, кто достоин чего-то большего.
        Ловкость, наконец обновилась. Три заработанные очка. Да, мне пришлось изрядно попотеть, чтобы уклоняться от вражеских атак. И это сработало.
        Только статус продолжал гнуть свою линию. Заморыш, Босяк, Слабак… А дальше интересно что? Пойдет по завышенной планке? А может по наклонной?
        Чувствую, фантазии у Игры безграничны.
        Вижу, что Мотор через силу налегает на весла, а сам ничего не говорит. В его глазах читается неисчерпаемое старание, на толстой шее вздулась вена. Пыхтит, усердно работая руками.
        Хм, может он так очки себе зарабатывает? На силу, допустим? Или та же выносливость.
        — Качаешь что-то?  — спрашиваю для интереса.
        — А?  — вопрос вылетает, но Олег быстро соображает что к чему.  — Типа того. Не помешает же.
        — Я конечно не против. Но вижу, твои силы на исходе.
        — Да, ты прав. Слушай…
        Тут Олег не договаривает, потому что его обрывает звук выстрела. Характерная очередь. Значит кто-то стреляет из автомата. Черт! Саша подпрыгивает от испуга, потом Олег плюется матерными словами. Я тоже ругаюсь, заодно, стискиваю зубы от злости. Откуда стреляют?
        Вокруг темно, я пытаюсь разглядеть источник выстрела. Сильно щурюсь, но без толку. Фокус здесь не помогает. Точек огня пока вообще не видать. Похоже, враг использует пламенегаситель, который уменьшает видимость выстрела. И снова раздается гавканье автомата, в этот раз короткая очередь запускает брызги, и одна пуля угождает в левый бок лодки. Слышится шипение — воздух выходит из пробитой дырки.
        — Сука!!! Моя лодка!  — Олег не выдерживает. Он гребет быстрее, сам задает скорость лодке, чтобы та плыла на бешеном узле. Одним веслом направляет курс вправо, чтобы избежать попадания пуль. Сам наклоняется, я поступаю так же, Саша использует свой прием. Вжимает шею в плечи, ноги подбирает под себя, сцепляет их руками в замок. Таким образом решается сгруппироваться.
        Чувствую, как холодная влага начинает намокать изношенную обувь, далее берется за мои штаны. Вода набирается, быстрыми темпами топит нашу лодку.
        — Ублюдки конченые!  — Мотор вне себя. Пытается менять направление, но тщетно. Его старания напрасны.
        Я невольно вижу странное мельтешение. Переливающее из ярко-желтого в темно-красное. Далее острая жгучая боль в плече, которая резко перетекает к грудной клетке. Снова вспышка боли, от которой у меня в глазах становится мутно, будто ножом полоснули по животу, а потом воткнули в бедро, крутанули влево-вправо.
        Во рту застывает солоноватый вкус, язык не поворачивается, он немеет и прилипает к небу. Мне стоило адского труда, чтобы осмотреть себя. Мое тело истерзано пулями. Мои друзья взирают на меня, их взгляды отражают весь спектр скорби. Растерянность, подавленность, страх… Саша уже ревет, она дрожащими руками пытается остановить булькающую кровь из моих зияющих ран. Мотор продолжает материться, сам похоже тоже ранен, но в руку. Саша пока цела. Мне достается больше всего.
        Мое тело покидают последние силы, и чтобы удержать лодку на плаву, хотя бы на малый отрезок времени, я заставляю себя уйти под воду. Резко поворачиваюсь и плюхаюсь. Знаю, раны не совместимы с жизнью. Кровь теряю литрами.
        Саша ничего не успевает предпринять, она кричит вслед, тянется к воде, пытаясь пальцами сжать мое запястье. Но я одергиваю руку, ухожу под водную гладь.
        — Леша!!!
        В уши забивается вода, ее слова отражается давящим эхом. Ничего не видно, вода ночью превращается в непроглядную темень. Только слышится голосок, который надрывается, а потом вовсе улетучивается в подводной бездне.
        Закрываю глаза, высвечивается статистика, где все игровые параметры начинают поочередно обнуляться. Вместо красивых циферок остались дырки от бублика. Навыки тают, уровень улетучивается, а вместо класса теперь стоит жирный прочерк. Статус исчезает последним. А действительно, я слабак?
        «Все потеряно».
        «Игра меня вычеркнула».
        «Миссия провалена».
        Самое обидное другое. Когда ты прошел весь Хаос, добился звания мага, а неведомый враг стреляет из автомата и фарт на его стороне. Не можешь дать ответный удар, не можешь спасти друзей, и понимаешь, что тебя ждет нелепая смерть. Саша и Олег барахтаются, пытаются исправить нынешнее положение.
        Ну а я что? Просто спрыгнул в воду, чтобы лодка подольше продержалась на плаву. Хоть малую часть времени. Не знаю, можно ли назвать благородным поступком? Друзьям этим не поможешь. Но другого выхода нет. Потому что Игра меня вычеркнула.
        Мое тело тонет. Я иду на дно. Меня покидают последние силы.

        Интерлюдия 1

        Уходит ночная темень, от восходящего солнца небо становится пунцовым. Рассвет потихоньку расползается, отгоняет остатки тьмы, освещая город.
        Город… Пустующий и озлобленный.
        Река немного прогревается, искрится в утреннем свете. Лучи солнца преломляются, отражаются, а также начинают греть стылый берег.
        На том берегу, где за ним виднеется лес, а дальше идут черты мегаполиса, на сваях держится домик. Бревенчатый, со скошенной вниз крышей. Окна чернеют, злобно щерятся как зевы хищников.
        Из дома выходит здоровый мужик с двустволкой. Зевает, ухает, расправляет свои плечи, потом подходит к помосту и видит нечто странное, похожее на приличный кусок брезента.
        После краткого изучения, он сплевывает, чертыхается.
        «Это же надувная лодка».
        Лодка скукожилась, из нее давно вышел воздух.
        Сдрейфовав по реке, она прибилась к берегу. На ней можно было различить следы крови.
        «Чертовщина!».
        Мужик вешает двустволку на плечо и идет в сторону леса, который начинается после берега. Грубая фигура исчезает в недрах высоченных деревьев. Его охота начинается каждое утро.

        Глава 5. Душа тянется ввысь

        Бывает, что человек вынужден лечь на дно,
        Чтобы потом подняться и стать еще сильнее.

        Что я ищу на дне морском?
        Точнее, на дне речном, забитом илом и водорослями.
        Вроде ничего, смысловая нить разрывается. Моя душа испепеляет тревогу, не сдается и бьется через край. Она мечется как тигр в клетке, а клетка — это мое тело, сотканное из мышц и костей.
        Моя душа тянется ввысь, дает понять, что еще есть глоток свежего воздуха. Надо просто взять себя в руки и в бой. Только тело сковывает ноющая боль, которая заставляет меня кричать. Но кричать в воде не получится. Зов помощи не распространится в ней, скорее крик будет тонуть так же, как и я.
        Бренное тело мягко стелется по речному песку, темно-зеленые водоросли пробиваются меж пальцев, а под ногтями забивается ил. Ощущение такое, что проходит вечность, чтобы коснуться дна. И почему-то силы еще остаются, дарят ложную надежду на выживание, дают призрачный шанс выплыть из воды.
        В сердце вкачивается адреналин, оно начинает биться через край. Еще немного, и выскочит из грудной клетки. Чувствую, как по венам течет разгоряченная кровь. Ноющая боль еще не проходит, но в местах ранения сильно стреляет. Суставы хрустят, хрящики тоже.
        Если до того момента мое тело будто присобачено к многотонному грузу, то сейчас оно наполняется воздушной легкостью. Начинаю отрываться от дна, отталкиваюсь ногами и лечу по воде как торпедо.
        Через пару секунд высвечивается еле видимая статистика.
        Стоп!
        Это что получается, я еще жив? Я еще не прекращаю дышать? Или мне все это кажется бредовым сном?
        Но нет же. Статистика уже становится четче, виднеются все игровые параметры. Прежний класс остается на месте.
        Тело принимается за вертикальное положение и устремляется наверх. А там все так прекрасно. Солнечный свет освещает водную гладь, я смотрю как небольшие рыбные косяки пересекаются, извиваются и мечутся.
        Далее различаю причудливые рыбы, у них тела как у змей, сильно удлиненные, плавники по всему хребту. Плавают легко и быстро.
        Снова вопросы.
        Это что за рыбы? Угорь?
        Интересно, вырабатывают ли они электричество?
        И вот один угорь приближается к мелкой добыче, вклинивается в косяк… Миг, и озаряется вспышка разряда. Паралич задевает несколько рыб, оглушая их полностью. Электрический хищник широко раскрывает пасть, обнажая острые зубы. Начинает глотать рыбешку одну за другой.
        Меня осеняет, будто в голове тумблером щелкает. Я начинаю быстро работать руками и ногами. Пока угорь сытый и плывет не расторопно, обеими руками хватаюсь за его скользкое тело. Пальцы покрываются слизью, а угорь тут же издает новую порцию разряда.
        Мое тело парализуется, пропитывается напряжением и током. Сердце бухает, качает кровь и циркулирует по всем сосудам. Ощущается прилив силы, она заполоняет меня, охватывает все сухожилия и мышцы.
        Ноющая боль отступает, исчезает, а суставы не хрустят и на местах ранения перестает стрелять. Свежий глоток воздуха заполняет мои легкие, чувствую, что раны заживляются. Мои пальцы все так же сжимают трепыхающее тело, угорь все так же испускает разряд.
        Потом я его опускаю и мысленно благодарю.
        «Спасибо тебе, брат по электричеству».
        Мое тело покидает временный паралич. И наконец, выплываю из толщи воды, получаю глоток свежего воздуха. Глаза болят, веки немеют. От солнечного света вообще режет, но я щурюсь, разминаю зенки. Оцениваю ситуацию.
        «Я нахожусь посреди реки».
        Благодарю ангела-хранителя, что он послал электрического угря за мной. Меня терзают другие мысли, наиболее важные.
        «Выжили ли мои друзья?»
        Трудно ответить на данный вопрос. Одновременно тяжело, на душе становится гадко от таких мыслей. Точнее от мыслей, кажущих предательством.
        Но выбора у меня особо не было.
        Хотя сейчас, когда я вижу, что сумел подняться со дна и выжить, то тут два пути: либо найти Сашу и Олега, либо идти дальше и действовать в одиночку.
        В душе пока греет надежда, что Сандра и Мотор сумели спастись и остались живы. И где-то пробивают место для ночевки.
        Кто знает, может судьба снова сведет нас…
        Мое тело после полученного разряда сначала разогрелось, а далее стало остывать. Пока тепло есть, нужно прибиться к берегу.
        Я чувствую, что на ногах нет обуви, она осталась на дне, а носки липнут. От этого ничего не теряю, ибо обувь была настолько изношенной, что все равно пришлось бы выкинуть. И плыть становится легче. Я плыву брассом, со стороны, наверно смахиваю на лягушонка.
        Вижу берег, до него плыть и плыть. Надеюсь доплыву, а ноги не сведет преждевременная судорога. Становится чуть ближе, дистанция сокращается, и я вижу домик. Недалеко располагается рыбацкий помост, а сам хуторок держится на сваях.
        Неужели рыбак там заселился? Впустит к себе, интересно?
        Я ускоряюсь, от брасса перехожу в кроль. Вода уже нагрета, купаться хорошо. Только не в моем случае…
        Мне нужно скорее выбраться из воды, обсохнуть как следует и думать, как поступать дальше. Строить уже другие планы. Прежние закончились провалом.
        Мои воспоминания возвращаются к той цепочке событий, где я со своими спутниками начал тонуть. Получаю серьезные ранения, несовместимые с жизнью. Облегчаю задачу и себе, и друзьям. Весь окровавленный, тихо сползаю в воду. Тону. Сколько времени провел на дне? Тогда была глубокая ночь, сейчас раннее утро. Со дна я поднялся, но вопрос остался.
        А кто стрелял? Хрен его знает…
        Отморозки наверно какие-нибудь. Знать бы кто эти. Превратил бы их в фарш. Прокрутил бы полностью.
        Уровень воды понижается, ощущение глубины пропадает, ногами цепляю за песок. Полностью выхожу из воды, мое тело наливается свинцом. Да, знакомо чувство. Особенно когда долго пребываешь в воде.
        И вдруг мое тело сковывает непонятная боль. Будто кто-то невидимый тычет в меня палкой, немного стреляет в местах заживляющих ран. Далее вроде все прекращается, и я невольно вижу свою статистику. Обновленную, кстати…
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 5
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 10 (+1)
        СИЛА: 10 (+1)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 13 (+1)
        ЛОВКОСТЬ: 9 (+1)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 0
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 10 (+5)
        РЕПУТАЦИЯ: 163 (-85)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: В РУБАШКЕ (СКРЫТО)
        Хмм…
        Это что получается то… После так скажем недавнего воскрешения мне Игра дарит по одному очку за каждый параметр? Почему думаю про воскрешение? Да, я выжил. С трудом, но выжил. Даже статус прекрасно дает понять, что я родился «в рубашке». Насчет репутации тоже ясно. Вспоминая про справочник, там говорится, что при ее использовании можно дать ускоренную регенерацию кожного покрова. Проще говоря, очки репутации дают шанс на скорейшее выздоровление. Так оно и получилось. Плюс электрический угорь подсуетился вовремя.
        Меня сильно смущает другое. И не просто смущает, а злит. Придется злость давить в себе, принять все как есть. Почему обнулились очки за убийства? Мне что придется заново их набирать?
        Вот в чем дерзость. Игра она такая, оказывается беспощадная и непредсказуемая.
        Один вопрос висит. Тут же возникает следующий. Репутация у меня сейчас «78», а класс виднеется. Несмотря на меньшую отметку, класс остается и сохраняет все параметры. Игра запоминает кто из кто?!?! Странно, однако. Становится все загадочнее и интересней.
        Провожу беглый осмотр себя. Снимаю прилипшую футболку, она вся в дырках от пуль, смотрю и хмыкаю. Плакать или смеяться, тут меня одолевают смешанные чувства. Мое тело сейчас напоминает рубашку (да-да, в рубашке родился), сшитую из множества заплаток. В роли заплаток выступают заживляющие раны, которые больше смахивают на наложенные швы.
        Неплохо так прошили, суки гребаные. Найти бы их и фейерверк устроить. Под фейерверком я другое имею в виду. По-плохому, значит.
        Ладно, ненужные мысли в сторону. Пора за дело. Ревизию нужно устроить, может что-нибудь полезное схапнуть.
        Приближаюсь к помосту, мокрыми носками шлепаю по деревяшкам. Как бы занозу не получить, а то дерьма и так кругом хватает. Аккуратно захожу в дом, тихо открываю дверь. Но петли ржавые, все равно раздается скрип.
        Дом пуст, в нем никого. Смотрю, рядом обшарпанный столик, на нем остатки завтрака. Точнее ничего от завтрака нет — крошки хлеба и копченое масло в консервной банке. Ими живот не набьешь.
        Вижу какие-то бумажки, на них непонятные мне пометки. Огрызок карандаша и половина линейки. Кусок ластика и следы от сломанных грифель. Примечаю полезную вещь — складной ножик. Таким способом местный мужик точит карандаш.
        Что еще… Пепельница, окурки, лоскуты ткани, карбидка, батарейки.
        На лежанке примечаю шкурки каких-то зверей. Под ней нахожу боты. Отлично сохранившиеся, с толстой ребристой подошвой. Я надеваю их, прямо с мокрыми носками. Ничего, высохнут, сейчас время поджимает. Хоть в чем-то надо переться.
        Ветер нагло проникает в маленькое окно, мое тело покрывается мурашками. После воды тем более. Пальцы тоже холодные, рыщут среди оставшихся вещей. А из нужных составляется дохлый список. Это складной ножик, куски ткани, фонарик, четыре батарейки и спичечный коробок под завязку.
        Хватаюсь за свитер, частично изъеденный молью. Тут мне не привыкать, брезговать тоже не к чему. Свитер как свитер. Вечера нынче холодные. Скоро и осень нагрянет. А сколько времени эта херня будет длиться — неизвестно.
        Шагаю, мерю каждый закуток. Сам домик маленький, пять на пять навскидку. Потом чувствую, что моя левая нога немного придавливается к полу, секунду погодя, раздается скрипучий звук. Похоже на углубление или нишу.
        Стараясь не сломать ногти, я выуживаю доску, отрываю ее от рейки. Из прямоугольной щели вырывается сквознячок, в ней темно, ничего не видать невооруженным глазом. Беру фонарик, направляю сноп света в черный зев подполья. А картинка довольно знатная вырисовывается.
        Фонариком выискиваю пластиковые ведра, на крышках что-то написано, пока не разобрать. Пятилитровые бутыли пару штук, четыре канистры, мешок, полиэтилен и… вот чудо! Бензиновый генератор мощностью в полтора киловатта.
        Надо же, какое добро хранится у местного. Будто тот знал, что такой едрен-батон начнется. Основательно так подготовился. Наверно и снасти найдутся, если покопаться. Ловит тут рыбеху посреди такого беспредела вселенского масштаба. Он хоть знает, что творится в городе?
        И тут же раздается щелчок, который обрывает ход моих мыслей…
        Я догадываюсь, что местный мужик вернулся и направил на меня оружие, ибо звук перезарядки сложно с чем-то спутать.
        — Экий крысеныш,  — голос довольно прокуренный, с металлическим оттенком.  — Куда ты собрался-то? Захапал все и свалить решил.
        Без резких движений поднимаю руки, тем самым выражаю, что я не буду давать сопротивлений. Как можно медленно разворачиваюсь к нему, и вижу человека среднего возраста. Низкорослый, плечистый, борода лопатой. В его глазах читается твердая решительность, губы тонкие и видно, что характер у того жесткий. Ляпнешь ему что не так, сразу получишь втык.
        Вижу его засвеченный ник «Андрей Егерь». Тут и без никнейма понять можно.
        — Да, глупо получилось,  — начинаю оправдываться, слежу за каждым движением егеря. Тот держит двустволку, целит в меня. Опускать оружие тот не собирается. Значит я пока представляю ему опасность.  — Знаете, я со своими друзьями на лодке перебирался, ближе к городу…
        — Ясно все,  — егерь обрывает мою речь, пожевывает губы и тут же добавляет.  — Ты — человек. Не псих, короче.
        Он наконец опускает оружие, заодно дает понять, что мне можно расслабиться. Опускаю руки, гляжу на него. Не ловко как-то становится.
        — Сейчас верну ваши вещи,  — начинаю обратно вытаскивать краденное.
        — Босиком приперся что ль?  — тот хмыкает, кладет оружие в угол. Выуживает спичку и прикуривает.
        — Обувь потерял,  — отвечаю ему. Хватаюсь за боты.  — В воде потерял.
        — Да оставь себе,  — мужик быстро выкуривает сигарету.  — Туман, да?
        — Да, Егерь. Благодарю за обувь. Она мне впору.
        — Как оказался тут? И что за друзья были?  — тот, кажется, краток и лаконичен. Сразу к делу переходит.
        Я начинаю пересказ, опускаю ненужные подробности. По сути, так сказать. Как провели ночевку в гараже, как добрались до моста, что там было на самом мосту, как шла наша переправа через реку и чем это закончилось.
        — А ты живуч,  — подчеркивает егерь.  — Хочешь жить — умей вертеться. А с друзьями что?
        Я пожимаю плечи. Ответ ясен.
        — Если бы не репутация, не знаю: выжил бы или нет. Срубило половину. Видишь, на мне заживляющие раны. Шрамы, наверно, останутся.
        Андрей кивает, рассказывает про себя. Хаос пережил тут, место тихое…было. Сейчас чем дальше в лес, тем больше трупов. Он тоже хочет податься в город, ближе к людям.
        Что касается леса, то там встречаются мутированные звери, вот егерь и отстреливает их, чтобы скилл себе прокачать. Расхваливает свой «Бекас», многозарядовое оружие, друг охотника. Рассказывает про встретивших ему людей, подробности такие же, как описывал про свою жену Мотор.
        — Ты только не пугайся. Пришлось в них стрелять. Пару десяток человек прихлопнул. По вынужденной мере, так сказать,  — у того ни один мускул не дергается. На лице выражение спокойствия и ничего более.
        — И сколько по твоей репутации ударило?  — принимаю от него угощение — холодная картошка «в мундире». Вот так и разговорились. Все непонятки в сторону. Знаем друг друга по именам.
        — Наоборот, плюсом выходит. Ничего не ударяет. Идиотов много, а патронов мало. Всех не перебьешь. Приходится от них удирать, благо «Прозрачная стена» спасает. Притормаживает их малость, а я им прикладом бац по башке, и те улетучиваются как пыль. Правда, потом себя корю за это.
        — Магией обладаешь? Что за стена такая? И кто ты по классу?
        — Тьфу! Проговорился. Да так, после того как случился такой трындец. Получил класс «Блокировщик». Получил способность. Сам в шоке был, потом привык ко всему. Сначала не понимал для чего мне такая ерунда нужна. Все же с «Бекасом» в лес ходил. А когда начал встречать психов, вот здесь магия мою шкуру спасает.
        — Сколько стена действует?  — пока умалчиваю про свой класс и способность. Всему свое время.
        — Пятнадцать секунд. Улучшил ее в три раза. А что?
        — Нормально так. Лес — это место для фарминга.
        — Чего?!  — егерь явно не понимает о чем речь.
        — Типа прокачка. Убиваешь врагов, получаешь очки за убийства и улучшаешь навыки.
        — А, ну да. Так оно и есть.
        — Идеальное время для фарминга — это ночь.
        Егерь мотает головой, не соглашается со мной.
        — Плохая идея, Леха.
        — Да, плохая. Но насыщенная. Ночью таких нечистей больше, чем днем.
        — И что ты предлагаешь?
        — Как можно быстрее покинуть это место. Ведь рано или поздно твой дом возьмут в кольцо. Ты ведь в лес не просто за прокачкой ходишь, верно?
        — Да, верно. Отмечаю на карте обходные пути. Таким образом пробиваю себе дорогу в город.

        Глава 6. Дорога вымощенная.

        Дорога интересна та, которая еще неизведанная.
        Меня расстраивает тот факт, что мы не сможем воспользоваться генератором. Андрей Егерь уверяет меня, что канистры опустели уже две недели назад. Солярку достать сейчас проблематично, учитывая то, что творится в городе, да и вообще в локальном плане. Пока не совсем понятно, какой масштаб бедствия имеет едрен-батон.
        В данном случае ситуацию спасает карбидная лампа, она издает яркий свет, освещая дом. Чтобы не приковывать к себе лишнее внимание врагов, егерь занавесил окна черными лоскутами ткани. Карбид кальция не бесконечен, он исчерпаем как ценный земной ресурс. Тот мешок, которого я приметил еще в подполе — это и есть запас, дающий свет. А мешок захудалый, между прочим. Так что есть о чем задуматься.
        Ближе к наступлению темноты Андрей дает мне задание, чтобы я заполнил водой пятилитровую бутыль. Это так надо, для зажигания карбидной лампы. Типа топливо.
        Я направляюсь к помосту, в лицо мне дует прохладный ветерок. Река тихо плещется, стукается о сваи, а ее волны разбиваются и расходятся. Опускаю бутыль, и вода набирается.
        Кажется мне или нет, но чувствую, что под мостиком что-то скребется. Слышны какие-то хлюпанья. Набираю бутыль полностью, оставляю в сторону. Решаюсь взглянуть, что находится под деревянным навесом. После увиденного теряю дар речи, но потом поднимаюсь, беру бутыль и в хату.
        — Ты видел лодку?!  — врываюсь в дом, бросаю бутыль на пол.  — Только не говори, что не видел…
        — Да, видел,  — непоколебимо отвечает егерь.  — А друзей твоих не было. Понял все, когда ты рассказал про переправу. Мне что надо было сделать, сказать тебе и вселить ложную надежду? Я-то сам не уверен, живы твои друзья или нет.
        — Пожалуй, ты прав,  — глубоко вздыхаю, давлю злость, но не показываю свои эмоции Андрею.  — Завтра нужно выдвигаться. Судя по твоим заметкам, ты хорошо прошерстил лес. Дорога пробита.
        — Пробита, но не полностью. На карте отмечено, что от леса до города примерно двадцать километров. Эти километры еще пройти нужно, а опасность не дремлет. Точнее психи не дремлют.
        — Это ты про зомбаков?  — откручиваю крышку, передаю бутыль егерю. Тот принимается за новую подачу света. Небольшая горсть карбида кальция, вода, и лампа готова к освещению.
        — Угу, про них. Нам же с ними воевать. Слушай, а ты мне так и не сказал: есть ли у тебя класс или нет? Обладаешь магической силой? Может другая суперспособность в тебе проснулась?
        Мне ничего не остается, как только сказать ему, что имею магическую силу. Скрывать от него теперь бессмысленно. Рано или поздно мне придется применить данную способность.
        — Я — электромаг. Да-да, не веришь?  — замечаю, как у того глаза на лоб лезут. Потом начинает хмыкать. Корчит рожу, типа про себя высказывается «Ах, ты сукин сын!».
        — Одно понять не могу. Ты своей способности стесняешься? Электромаг….  — тот будто пробует слово на вкус.  — Звучит круто. Что умеешь-то? Есть что тебе показать?
        Я киваю в ответ. Включаю полную концентрацию на доступные мне навыки. Когда навыки включаются, и чувствуется достигнутый порог, говорю Андрею.
        — Ай да, проветримся. А то могу спалить твой домик.
        Вместе вышли на берег. Егерь подбирает камешки с мелководья и бросает в безопасную сторону.
        Я вытягиваю правую руку, из центра ладони выскакивает виток электричества, который тут же достигает брошенной цели. Камешка будто и не было, он исчез, пустотой растворившись в воздухе. «Плевок молнии» работает превосходно.
        — Ни фига себе! А что еще умеешь?  — егерь присвистывает, его брови будто вскакивают в знак удивления.
        Даю понять, чтобы тот еще раз бросил камешки. На этот раз Андрей подбрасывает несколько, я врубаю «Двойной удар», и магия обрушивается из обеих рук на заданные цели. От каменной породы остались горячие сплавы, которые начали разъедать песок.
        — Круто же, Леха! С таким товарищем и в лес не страшно,  — егерь продолжает свистеть, потом прется в хату.  — Решено. Завтра выдвигаемся, значит.
        Хм, похоже, моя магия дала толчок, вселила в мужика уверенность, что со мной будет надежней. А надежный ли я?
        Не знаю. Для меня данный вопрос сложный, не могу ответить на него сразу. Тут нужно доказать в деле. И вообще, сработаюсь с егерем?
        Если Сандра и Мотор не обладали магией, то я отвечал за безопасность и решал, как поступать дальше. Сейчас наметился совсем другой поворот. Встретились два мага. Лично мне не до того, чтобы мериться силишками. Кто кого переплюнет и прочие подколки. Тут такая хрень творится, что ноги в руки и бегом спасать город. Но миссия слишком сложная.
        Смотрю, оглядываю свои шрамы. Раны потихоньку заживают, правда, немного ноют, но это скорее всего идет процесс заживления.
        — Леха, ты че там потерял? Бегом ко мне! Нужно подготовиться.
        Слышу, как егерь что-то там швыряет в доме, поскрипывает половицей, шелестит бумагами. Так он настраивается к завтрашнему дню. У нас намечается новый план. Надеюсь, он не будет провальным.
        Захожу в хату, тот жует черствый хлеб, позже берется за сигарету. Выпускает колечки дыма, разглаживает на столе свою разложенную карту. Сама карта испещрена условными обозначениями, составлена в масштабе «в одном сантиметре сто метров». Один к десяти.
        — Сейчас я обведу ближайший маршрут, поясню тебе малость что и как. Поспим три часа и вперед. В четыре утра идем в лес.
        Я принимаю за изучением местной карты. Андрей досконально объясняет мне каждую точку, отмеченную на карте, пальцем тычет, указывая всевозможные направления. Двигаться нужно чисто на север. Ближайшие пригороди встречаются именно в «норде», поэтому другие варианты просто отпадают.
        Карбидная лампа пожирает остатки света, скоро она погаснет. Начинается отбой, Андрей предоставляет мне место для сна.
        Прошел еще один день, он насыщен событиями. Игра срубила приличное количество очков репутации, тем самым дала мне шанс на воскрешение. Я выжил, прибился к берегу, познакомился с егерем.
        А завтра…. Завтра нужно выдвигаться в город.
        Ночь проходит мгновенно, рассвет уже озаряет небо.
        Андрей Егерь достает мешок из подпола, пересыпает остаток карбида в прочный пакет. Завязывает в узел и кладет в нишу своей походной сумки. Картошка, хлеб, бутылка воды — все оборачивается в ткань и ложится в рюкзак. Карбидная лампа, ножик, спички и аптечка тоже все туда. Получается красиво и компактно.
        — Как у тебя самочувствие? Силишек хватит, чтобы рюкзак нести?  — спрашивает он. Прикуривает, заодно берется за двустволку. С особым тщанием тот подготавливает оружие к дальнейшему походу в лес. Патроны есть, мало конечно, всего-то десять штук, не считая те, что находятся в стволе.
        — Хватит,  — разминаю плечи, руки. Чувствуется, что раны уже не ноют, они накладываются на тело, как отпечаток. Шрамы останутся. Врубаю статистику.
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 15
        Пятнадцать очков. Хм, нужно их правильно распределить. Не все конечно, но хотя бы пять очков точно не помешают.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 5
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 11
        СИЛА: 11
        ИНТЕЛЛЕКТ: 14
        ЛОВКОСТЬ: 10
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 0
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 15
        РЕПУТАЦИЯ: 78
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: В РУБАШКЕ (СКРЫТО)
        Чтобы пройти двадцать километров, среди зарослей и деревьев, не считая обходных путей и непредвиденных обстоятельств, нужно подготовиться основательно. Причем с рюкзаком весом десять-двенадцать килограммов, тут надо крепко подумать.
        А думать есть о чем. Мне даже вспоминается свой родной рюкзак, который наверняка ушел на дно и начинает разлагаться от времени. А там тоже запасы. Тоже найдется че похавать.
        — Бери тот рюкзак, он подготовлен уже,  — обрывает мои мысли егерь. Тот показывает на сумку, сшитую из плотной ткани цвета «хаки». С прочными лямками и множеством потайных карманов.
        Без лишних слов надеваю рюкзак, тяжесть сразу надавливает на мои плечи и спину. Прыгаю на месте, делаю несколько шагов. Проверка показывает, что с такой ношей мне придется потеть и мучительно, и долго. Чтобы не разочаровать Андрея, давлю улыбку, тем самым даю понять, что мол, все нормально, справлюсь.
        — Вот и отлично,  — тот выдает похвалу, закидывает за спину двустволку. Подбирает с пола удлиненную черную сумку, где на ее боковой стороне вышит логотип известной фирмы, бренд популярных видов спорта.
        В голову приходят три параметра для прокачки. Это сила, выносливость и ловкость. Именно эти параметры отвечают за физическое состояние, и мне нужно вложить в них очки развития. К счастью, те остались на прежнем месте, в отличие от очков за убийства.
        Вкладываю во все три: сила +2, выносливость +4 и ловкость +1. Минус семь очков. Наверно, не нужно пояснять, почему за выносливость отдал больше. Ведь именно на этот параметр я и рассчитываю, чтоб пройти двадцать километров. Сила будет отвечать за тяжелую ношу, а ловкость чисто так для страховки. Мало ли, что на пути там встретится. Лес все же неровный. По-любому найдутся ямы, овраги, склоны и крутые спуски, чтобы их можно будет преодолеть нормально. Уменьшение риска получения травм, наконец.
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 15
        СИЛА: 13
        ЛОВКОСТЬ: 11
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 8
        Выглядит неплохо.
        Утро… Тихое и безветренное. Солнце уже нагревает берег, река окатывает небольшие волны и точит прибрежные камни.
        — Идем.
        Андрей Егерь вешает на дверь большой замок, вдевает его в проушину. Характерный щелчок, и замок готов выполнять работу стражника. Тот прячет ключ в потайной кармашек, поправляет лямки и двигается в сторону леса. Иду за ним по прокладываемой дорожке.
        Песочный берег сменяется черной землей. От нее вперемешку пахло сыростью и зеленью. Солнечный свет прячется за кронами деревьев, но продолжает сочиться и освещать нам рыхлую дорогу. Под ногами стелется затоптанная трава, ломаются хрупкие ветви, хрустят шишки и шелестит пожухлая листва.
        Смешанный лес. Лиственные деревья, хвойные деревья. А также кусты и мелколесье. А аромат какой стоит… Просто сносит голову. И да, я давно не был в лесу. Такое тоже сказывается. Ходим и ходим. Андрей пока налегке, я тоже усталости не чувствую. Все же недавняя прокачка дает плоды. Рюкзак на мне, плечи не перетирает и не стягивает. Потом как гром среди ясного неба, егерь выдает свой голос.
        — Пятый километр пройден. Пока никаких психов не наблюдается.
        Откуда он это знает?
        — Надеюсь их не будет,  — меня передергивает, но отвечаю уверенно.
        — Волков бояться — в лес не ходить,  — напоминает мне про пословицу, и егерь продолжает.  — А волков тут достаточно. И психов тоже. Свое счастье поиспытаем, когда в город пробьемся. Живым и невредимым. Видишь отметку на дереве?
        Я примечаю на дереве отметину, неровно прочерченную белой краской. Цифра «5» немного растеклась и стала замыленной от времени.
        — Это и есть пятый километр?  — спрашиваю для интереса. Тот кивает, самодовольно хмыкает.
        — Да. У меня был шагомер, который потом складывал общую сумму пройденных километров. Поэтому отмечал краской, чтобы знать границу. Так что идем мы по верной дороге. Пока…
        — А то что?
        — Бывает, что некоторые вещи изменяют планы. Надеемся, что наш план сработает. Ладно, хватит болтать. Отдохнули маленько и пора.
        Я поправляю лямки, делаю вдох-выдох. Следую за егерем, иду так безостановочно, пока тот не встает как вкопанный. Поднимает руку, делая знак остановки. Слышится злобное рычание, которое доходит наших ушей.
        Андрей Егерь скидывает с плеча «Бекас», направляет оружие в сторону ближайшей опасности. Я тоже врубаю навык. Для отбития первой атаки сойдет одиночный разряд молнии. «Плевок» активирован, готовлюсь к нападению.
        — А вот и они,  — тихо изрекает егерь.  — Ловите от нас пламенный привет, сучары!  — Его голос переходит в крик. Раздается звук взводимого курка, далее следует нажим спуска и… Выстрел! Бабахнуло нешуточно.
        Я слышу клацанье зубов, заодно вижу стаю волков, которая легко пересекает местность.
        Волки…Нет. Это слишком мягко сказано. Скорее всего на нас нарываются волкодавы. Размеры просто впечатляют, а их внешность заставит засверкать пятками любого смельчака. Но мы то сдаваться не собираемся. На то есть причины: чтобы так просто сдаться, не дойдя до цели… Нет уж. Только не в этот раз. Будем бороться до последнего вдоха.
        На землю ложится убитый волк с простреленной мордой, где ужасная рана вскрыла череп. Трава становится багровой, а сородичи продолжают схватку.
        ЧЕРНЫЙ КЛЫК, 2 УРОВЕНЬ
        Далее труп исчезает мириадами частиц.
        Наши сумки сброшены у ног, мое тело охватила воздушная легкость.
        Эти волкодавы черного цвета, будто на них облили ушат мазута. Широкая кость и сильные лапы придают этим тварям еще больше агрессии. Глаза испепеляют желтым пламенем, ряды зубов издают противный скрежет, с пастей стекает вязкая слюна. Их когти, как сабли, постоянно вспучивают сырую землю. Злобный оскал дает дополнительный отпечаток жуткой маске.
        После того, как один сородич в прыжке шлепнулся на землю с простреленной мордой, другие волкодавы немного уняли свой пыл. Они начинают делать обход со стороны, тем самым образуя вокруг нас плотное кольцо.
        Вижу вожака стаи, который находился дальше всех. Давал какие-то распоряжения на своем волчьем диалекте. Он был крупнее своих сородичей, и казалось, тот обладал особенной свирепостью. И выделялся тоже сильно.
        Кроме вожака, все черные волки имеют второй уровень. Только у главаря светится надпись «Уровень 4».
        — Ты готов?  — егерь тычет в меня локтем.
        — Да,  — начинаю набирать концентрацию, довожу ее до определенного порога. Понимаю, что без «Двойного удара» тут не обойтись. Все же придется прибегнуть к данному навыку.
        — Пока они сильно нас не прижали, давай магией шандарахнем.
        Тем временем волкодавы приближаются, можно сказать вплотную, не оставляя свободного пространства для совершения маневра. Вожак по всей видимости теряет терпение, рычит на своих, дает команду.
        Похоже, команда прозвучала, и несколько тварей дали деру с места. Бег за бегом, прыжок за прыжком, но тут время будто остановилось, и попытка начать атаку не увенчалась успехом. В тот самый момент схватки, когда черные мутанты решили сбить врага одним махом.
        Но мы же люди. Просто не сдаемся, верно?
        Андрей Егерь рассчитал расстояние, учел ту фишку нападения, и создал блокирующее поле, где волки просто застыли как статуи. Причем застыли в прыжке. Забавное зрелище, но оно кратковременное. Ведь «Прозрачная стена» действует пятнадцать секунд. А остальные волки, нетронутые магией, просто отстранились от нашего заколдованного круга.
        Я включаю «Двойной удар», мой навык действует мгновенно. Из рук вырываются петли электроэнергии, которые начинают окольцевать застывших тварей. Разряд пожирает врагов с дикой скоростью, а на их месте остаются красные свечения, где после короткого витания исчезают, просачиваясь сквозь землю.
        Видя жуткую картину, вожак стаи взревел пуще прежнего. Его глаза из желтого переходят в пурпурный оттенок, и волк смотрит на нас алым взором.
        Резко и нежданно звучит стрельба. «Бекас» дает черным волкодавам порцию страха, сея смерть на территории, схваченной полукольцом. Заметьте, полукольцо. Потому что мы отбили часть стаи и расширили себе пространство для боевых маневров.
        Я перекатываюсь в сторону, вижу, что откат проходит, но врубаю «Плевок». Молниеносный разряд сковывает несколько волков, те ложатся на землю и бьются в конвульсиях.
        Больше половины стаи исчезла, на душе стало легче.
        — Сзади!  — егерь надрывает глотку, потом делает замах. Видимо посылает стрелу магии. Я как бы от напасти прикрываю глаза, позже открываю.  — Мы с тобой вдвоем его прикончим!
        Надо мной нависает огромная туша вожака. «Прозрачная стена» сдерживает зверский натиск, та тварь щерится, обнажая длинные клыки. Его жилистое тело растягивается в прыжке, жесткий хвост держит баланс. Лапы тянутся, изогнутые когти вырываются наружу. Да, жуткая тварюга! Спасибо Блокировщику.
        Я отпрыгиваю в сторону, помогаю напарнику. У того кончаются патроны, «Бекас» утрачивает доверие и надежность. Но и черных клыков становится меньше и меньше. Вот остаются двое, те скулят, будто зовут вожака на помощь. Кидаю в них одиночный разряд, молния опаляет их на месте, и те исчезают багровым мерцанием.
        Все, больше никого? Не считая вожака. И тут егерь хватает мою руку.
        — Спасайся,  — тот хрипит, но потом дает понять, что он ранен. Серьезно ранен. Ужасная открытая рана, которая проходит через живот, заканчивая на левом предплечье.  — Задержу его, правда ненадолго.  — Андрей вскидывает руки, использует магию из оставшихся сил. «Прозрачная стена» вновь вырастает перед вожаком, создавая невидимую преграду. Черный клык четвертого уровня опять застывает статуей, но в этот раз оседая на землю.
        Мои мысли крутятся с бешеной скоростью, вспоминая тот момент, как я сумел выбраться из «омута». Мои ранения были серьезнее, тем более огнестрельные, но это не помешало мне выжить и получить статус «В рубашке». Шанс на выживание есть у каждого.
        — Ты выживешь!  — начинаю ему орать, прямо в ухо, надеясь мой крик избавит того от помутнения разума. Тот теряет не только кровь, но и сознание. Снова надрываю глотку, говорю быстро, пока «Прозрачная стена» сдерживает натиск бешеного зверя.  — Используй очки репутации! Сделай акцент на них! У меня получилось, значит и у тебя получится!  — Оттаскиваю Андрея в безопасную сторону, оставляю его под хвойным деревом. Слышу утробный рык. Черный клык выходит из оцепенения. Я оборачиваюсь к нему, вожак разбитой стаи раскрывает клыкастую пасть, источая свою свирепость.
        «Ну все, ты получишь сполна!».
        Главнокомандующий, несмотря на потерю своего отряда, не собирается убегать с поджатым хвостом. По его ощетинившей морде не трудно понять, что черный клык хочет отомстить за своих собратьев, и отступать ему не приходится.
        Мне немного становится страшно. Но страх убивает веру в себя, и я отбрасываю эти неприятные чувства. Вижу, как волк старается обойти в другую сторону, нападать пока не торопится. Примечаю, что эта тварина хочет подобраться к тяжело раненому егерю. Вот сука конченная! Прям бьет по больному месту. Понимает же, что я просто так не оставлю напарника умирать.
        Мля! Тот делает рывок.
        Я целюсь в него на ходу. «Плевком» пытаюсь отбить его намерения, но разряд до него не долетает. Моя магия пролетает мимо, беря несколько деревьев в охват. Стволы не выдерживают сильного напора, валятся один за другим, поднимая в верх толстый слой земли.
        Тем временем волк уже близок к цели. Сначала кажется, что я поступаю опрометчиво, но мои инстинкты говорят другое. Точнее поступаю так, как нужно. Я сбиваю волка с дистанции, поваливаю его на землю, стараясь отбивать его удары. Он очень силен, мне трудно удерживать его натиск, а длинные когти и острые зубы норовят разодрать мое тело.
        Хищный взор встречается с моим, примечаю в нем вспышку огня, которая все разгорается до отметки бури. В жилистом теле закипает ярость, я тоже не пальцем деланый. Уворачиваюсь от его нападения, волчья морда втыкается в землю, сровняя с моей физиономией. Видимо тот пытался прогрызть мне шею. Пасть снова широко раскрывается, обнажая ряд зубов, вязкая слюна брызгается в разные стороны, но большая часть тягуче капает на мое лицо.
        Брр!
        Я пыхтя, изворачиваюсь изо всех сил. Стараюсь высвободиться как можно быстрее. Хищник снова атакует, в этот раз целится метко, но мое чутье не подводит. Выставляю ребро ладони, пытаясь таким образом уберечь от укуса в шею. Его зубы легко впиваются в кожу, добираются до мяса.
        Я высвобождаю из-под него другую руку, замахиваюсь, и вслепую наношу удар. Еще удар, еще один, но тварь не унимается. Тогда большим пальцем выискиваю его глаз, тот смаргивает, но я успеваю засечь момент, и начинаю вдавливать его око в глазницу под самое основание.
        На какое-то время его рев, полный боли и страдания, оглушает меня. Сам будто теряюсь во времени, но тварь отбрыкивается, и я освобождаюсь от смертельной схватки. Выбрался из плена, так называется.
        Черный клык становится полуслепым, его засвеченная полоска жизни сбрасывается на малую четверть. Странно выходит, но я не собираюсь погружаться в думы и считать, сколько у той твари осталось хит-поинтов. Мне нужно срочно разобраться с ним и валить с чертового места. С напарником, естественно.
        Тот опять берется за старое. Водит меня полукругом. Из пораженной глазницы вытекает багровая жижа, орошая землю и траву. Слышу его прерывистое дыхание.
        Мельком примечаю, что моя ладонь разодрана на мелкие лоскуты мяса. Из раны сочится кровь, которая стекает на земную твердь. Главное, что пальцы целы. Да, сжимать-разжимать пока не получается, но это мелочи по сравнению с тем, что случилось со мной на переправе.
        Замечаю, что ранение не заживается сразу, очки репутации пока не снимаются. Кидаю быстрый взгляд в сторону — напарник еле дышит, но его исполосованный когтями живот покрывается еле видимыми отпечатками. Шрамы походу останутся. Хорошо, что его репутация в положительном достатке и потихоньку лечит раны.
        Из-за пораженного глаза волк выводит из себя, становится злее в сто раз. Он так же ревет, будто призывает на помощь других сородичей. Но на его зов никто не приходит, он остается по-прежнему один. Ярость доводит до точки кипения, и хищник удирается с места, то бишь мчится ко мне. Прет как танк. Видимо решается покончить со мной, а потом возьмется за егеря.
        Откат уже давно прошел. Снова использую «плевок», разряд в этот раз достигает цели. Цепочка молнии расползается, но почему-то не поражает жилистое тело. Магия словно разбивается об стенку и исчезает. Это что за херня?! Магией его не возьмешь, получается? Хотя отмечаю, что после попадания разряда у него отнимается небольшая часть хит-поинтов. Выходит, у него не просто шкура, а броня, которая дает уменьшение урона, наносимый врагом.
        Черный клык затяжным прыжком легко преодолевает разделяющее между нами расстояние, и мы снова вступаем в схватку. Точнее волчара просто сшибает меня с ног, и я теряю точку опоры, резко падаю на оземь.
        Прикладываюсь довольно сильно, в глазах мелькают искры. Но я настолько ослабленный, что у меня не остается сил на отражение следующей атаки. А волк атакует, его пасть раскрывается, готовится вгрызть в мою глотку.
        Правда, время останавливается. Если бы… Только в пустое заключение мысли врывается голос Андрея Егеря.
        — Не тормози, мля! Добей гада!
        Волк надо мной висит статуей, никак не шелохнется. У меня в запасе еще секунд-десять на спасение. Но я не хочу продолжать смертельный номер. Мне надо быстро покончить с этим дерьмом. «Прозрачная стена» пока действует, а голос Андрея переходит в хрип.
        — Спасайся, дурья башка!
        Мое быстрое изучение приводит к общему знаменателю. Убить волка, тем более такого мастодонта можно. Глаз поражен, ему как бы хны. Молния его не берет, шкура броней обросла. «Стена» застала в тот момент, когда черный клык раззявал пасть, готовясь сомкнуть челюсть на моей глотке.
        Вижу его длиннющий язык. Точно! Как током долбануло. Для волка язык — это уязвимое место. Голыми пальцами хватаюсь сразу за него. Когда магия Андрея истекла, я врубаю свой навык, и через волка проходит разряд электричества. Тварь барахтается, царапает мои руки, пытается высвободиться. Его здоровый глаз взирает бешено, в нем лопаются сосудики, а зрачок сужается, превращаясь в щелочку.
        Моя хватка мертвая, и черный клык испускает свой дух. Жилистое тело тает на моих глазах, от него не остается и следа.
        — Уфф! Я то думал все, кирдык тебе,  — Андрей Егерь вздыхает, грузно встает с земли. Отряхивается от засохшей хвои.  — Справился, значит. Блин, не думал, что моя рана будет так сильно ныть. Ничего, терпимо вроде.
        — Заново родился,  — тоже поднимаюсь. Осматриваю себя. Ладони и руки избавляются от рваных ран, регенерация кожного покрова идет успешно. Накладываются отпечатки заживления.
        — Поди мы скоро шрамированными будем. От макушки до пяток,  — егерь берется за походные сумки. Вешает на плечо «Бекас».
        — Главное, чтобы репутации хватило,  — подхожу к нему. Обнимаю его за плечи.  — Спасибо за помощь.
        Снова вешаю на себя рюкзак, начинаем продвигаться дальше. Невольно улыбаюсь, приходит уведомление, говорящее об обновлении статистики.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 6
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 15 (+1)
        СИЛА: 13 (+1)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 14 (+1)
        ЛОВКОСТЬ: 11 (+2)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 0 (+20) + (10)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 8 (+2) + (+5)
        РЕПУТАЦИЯ: 78 (-7) + (+5)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: В РУБАШКЕ (СКРЫТО)
        Далее идет надпись ядовито-зеленого цвета.
        За убийство босса получаете дополнительных 10 очков за убийства и 5 очков развития. Вам доступен следующий навык «Убийство током». Желаете открыть?
        Прежде чем соглашаться, я изучаю новый прием. Читаю внимательно.
        ДАННЫЙ НАВЫК ПОЛЕЗЕН В БЛИЖНЕМ БОЮ. ХВАТАЕТЕ ПРОТИВНИКА И ПРОПУСКАЕТЕ ЧЕРЕЗ НЕГО ТОК. ОТКАТ 30 СЕКУНД.
        Хм, в принципе навык полезный. Только не совсем уверен, что мне придется так часто сталкиваться с врагом в ближнем бою. Не считая босса черных клыков, конечно. Тут были вынужденные меры.
        Обдумываю, взвешиваю и наконец принимаю решение. Все-таки открою навык. Чует мое сердце, что двумя приемами тут будет сложно. Даже взять тот бой с волком. Ближний бой, а хлопот доставил много. Прием открыт за восемь очков, осталось двадцать два.
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 30 (-8)
        Очки за убийства, очки развития…
        Что дальше? Вижу, репутацию. Сначала ее заминусило, потом пошла прибавка. Как я понимаю, для восстановления разодранной ладони снялось семь очков. Залечилась рана, правда, свежие шрамы немного ныли.
        Разжимаю пальцы. Все в норме.
        — Не хило так репутацию пошатнуло,  — говорит егерь.  — Радует, что могу вложиться. Прокачаю свои параметры, открою новый навык. «Оцепение», называется. Примечание немного настораживает, что данный навык требует много сил и выносливости.
        — Тогда вложи очки развития в них, и будет тебе счастье,  — подбадриваю напарника. Задаю вопрос из любопытства.  — Какие у него особенности?
        — Допустим, в описании говорится, чтобы магия сработала, надо направить ее в сторону какого-нибудь объекта.
        Егерь подходит к деревцу, у которого ствол в четыре пальца в ширину, а ветви уходят шпилем вверх. Ветер шелестит листву, немного потряхивает кроны.
        — Щас проверим,  — Андрей делает жест, подобный замаху ребром ладони. Чувствуется какое-то движение в воздухе, но дерево замирает под влиянием магической силы. Ветер продолжает гулять, но то дерево он будто обходит стороной. В нем кроны не качаются, листва не издает шелест.
        — Интересно,  — Андрей хмыкает.  — Оцепенение длится пять секунд, а количество целей для захвата можно увеличить до десяти. Попробую захватить несколько деревьев. Откат — полминута.
        Замершее дерево вновь ожило. Егерь берет в захват несколько. Но вот это несколько ему становится не по силам. Потому что навык берет одну цель.
        — Похоже, навык пока не прокачан, чтобы все десять целей брать,  — делюсь с ним своими соображениями.  — Придется качать.
        — Да, я понял. Проверил просто. Очков пока мало. Поберегу на всякий случай.
        Время идет ближе к вечеру, скоро грядет ночная темень. В лесу темнеет быстрее, под покровом ночи деревья выглядят как кривые черные руки. Неба не видна вовсе, только кроны нависают решетчатым сводом.
        Слышно, как под нашими ногами шуршит пожухлая листва, изредка хрустят еловые шишки. Андрей Егерь пробивает дорогу, но уже с включенным фонарем. Фонарь то большой и ручной. Его мощный сноп света озаряет полутьму, освещая еле видимые тропинки.
        — Етить-колотить!  — ругается егерь. Потом направляет свет дальше, в сторону растущих елей.  — Волки совсем оборзели. Границу не знают.
        Вижу на земле сломанные прутики, на них — треугольники из ткани красного цвета.
        — Флажки?
        — Ага, флажки. Совсем страх потеряли.
        — Ты же видел, какие волки были,  — примечаю еще один прут на расстоянии чуть больше полметра.
        — Да, видел. Мутанты они. Кстати, совсем немного осталось,  — он светит древесный ствол, где на нем наложена надпись «15». Пятнадцать километров остались за спиной.  — Устроим ночевку здесь? Отдохнем, малость.
        — Нет, Андрей. Слишком большой риск,  — возражаю ему в ответ.
        — Знаю, что риск. У меня ноги отваливаются уже,  — егерь складывает сумку, кладет на землю двустволку.  — Черт!
        — Что?
        Вдруг замечаю, что фонарь светит блекло, яркость сдает позиции, и через секунд-десять вовсе угасает. Мы остаемся без источника света, дальше нас ожидает тьма-тьмущая. Пять километров темноты и неизвестности.
        — Две батарейки в запасе еще,  — говорю ему. Тот чертыхается.
        — Ну да, есть. Только никак на найду. Положил их в карман жилета.
        Егерь хлопает себя руками, ищет. Потом сплевывает под ноги.
        — Потерял, кажись. Волки жилет разодрали малость, карманы выпотрошили. Надо было в сумке оставить, а я из-за своей практичности переложил, чтобы достать было ближе…
        И тут же из глубины леса, из его черноты вырывается хрип. Натужный такой, неприятно режет слух. Он становится более отчетливее, невидимым призраком приближается к нам, нагоняет страху.
        — Фонарь потух не вовремя,  — Андрей начинает ругаться.  — Батареек нет, а впереди ожидает нас неведомая хрень.
        — Дай мне фонарь, Андрей.
        — Что задумал?
        — Дай фонарь, говорю!
        Тот бросает мне в руки. Отходим в сторону. Почему-то мне кажется, что я смогу справиться с этим чертовым фонариком, смогу заставить его работать. Выкручиваю крышку, снимаю ее. Изучаю батарейки, они нормальные, на них нет следов окисления и прочих коррозий. Значит, егерь пользовался постоянно.
        — Нужно их помять, по середке. Или прожечь. Зажигалки нет, но спичек мало. Не факт, что получится,  — Андрей предлагает свой вариант.  — Помогает вроде, но надолго ли хватит? Ведь впереди еще пять километров, а свет нам нужен как воздух.
        — Вариант сомнительный,  — зная свои способности, понимаю, что электричество мне дано не просто так. Ведь кроме атаки должно быть другое применение. Допустим, зарядить эти чертовые батарейки. Провожу ногтем по ним, включаю мысль, что хочу дать им питание.
        Плюс-минус. Положительные и отрицательные заряды.
        Тут же из глубины леса выпячивается человек. Правда, не совсем человек… Худой как дистрофик, слишком острые черты лица, будто обтесали его ножом. Глаза навыкате как у мертвеца, ресницы отсутствуют. Зубы гнилые, губы синие. Спина согбенная, руки-крюки и ноги-палки. В общем, жуть сплошная.
        Тот дистрофик пока вылезает из недр леса, выскакивает, шустро начинает перебирать костлявыми ногами. Андрей Егерь тоже не дремлет, он использует «Оцепенение», пробуя навык на деле. Вроде получается, худощавое недоразумение замирает на месте, выставив руки в сторону, словно оно хотело кого-то заключить в жуткие объятия.
        — Ну что там?  — егерь замахивается прикладом, наносит сокрушительный удар по голове жертвы, дробя череп полностью.
        Я не успеваю ему ответить толком, потому что неизвестная сила сковывает мое тело, и я вижу, как из пальцев раздается всплеск разряда, который покрывает батарейки электростатической паутиной. Явление кратковременное, непонятная скованность уходит и отпускает мое тело.
        В глаза лезет сообщение.
        ВЫ ЗАРЯДИЛИ БАТАРЕЙКИ. +2 К ИНТЕЛЛЕКТУ.
        К этому времени Андрей останавливает пару психов, используя «Стену». Хрясь одному по башке. Другому тоже. Но таких жутких созданий много, и егерь просто не успевает отбиваться от них.
        Откат проходит, и я спешу на помощь. Врубаю «плевок», и разряд выжигает полосу атакующих психов. Всматриваюсь в надписи.
        СВЕЖАК, 1 УРОВЕНЬ
        +1 К ЛОВКОСТИ
        Что это? Название довольно странное. Но все это потом. Закручиваю крышку обратно, нажимаю на кнопку. И вот чудо! Свет зажегся.
        Яркий сноп освещает дорогу, уходящую в лес. Я выискиваю фонарем свежаков, но их нет, даже хрипы начинают утихать. Вижу сбоку тень, резко направляю свет в то направление, и… Свежак быстро отпрыгивает в сторону, убегает прочь, истошно вопя.
        — Чертов гений! Как я не догадался, что эти психи боятся света.
        Андрей Егерь пыхтит, приводит дыхалку в норму. Я не раздумываясь, передаю ему фонарь.
        — Решено. Пока фонарь горит, веди к городу. Прорвемся. Тем более эти свежаки мелкие для нас.
        Так и делаем. Свежаки отбрыкиваются от нас как от огня. Они встречаются по-разному, то в одиночку, то небольшими группами. Свет дает дополнительный шанс на выживание, дает каплю надежды для прохождения кромешного ада. Это не лес. Это ад. Сначала черные клыки, теперь свежаки под руку копошатся.
        В конце концов наступает рассвет, его тонкая красная полоска грифелем черчит предутреннее небо. Андрей выключает фонарь, он уже без надобности. Свежаков становятся меньше и меньше, уходят туда, где их не будет донимать дневной свет. Нам становится легче, но мы чувствуем себя побитыми и уставшими. Без сна и перевала топать пять оставшихся гребаных километров. Это надо выдержать.
        Андрей еле плетется, дышит прерывисто. Потом выдает хриплым голосом.
        — Вот и город… Такой недосягаемый, блин…
        Издалека виднелись неровные и обрывистые черты города. Многоэтажки, офисные здания, другие приметные строения. Весь мегаполис заполонен тенью огромного чудовища. Похоже на восход солнца. Город вот скоро проснется.
        — Слышь, Лех,  — говорит егерь. Он разминает свои уставшие ноги.  — Мы с тобой хорошую работу проделали. И прокачали знатно. И ты гений, заставил фонарь заработать. Для психов он оказался смертельной штукой. Я улучшил навык «Оцепенение», прокачал его до десяти секунд и захват до двух целей.
        — В какой-то момент прозрел, что моя магия может применяться в другом направлении. Не только для убийства, правильно.
        — А мне походу не светит. Моя магия — одно название.
        — Не прибедняйся. Достаточно вспомнить, как ты меня спас в бою с боссом черных клыков.
        Тот самодовольно хмыкает.
        — И то правда.
        После небольшой передышки продвигаемся дальше. И кто бы мог подумать, что путь к городу окажется таким кошмарным. Эти двадцать пройденных километров стали для меня сущим адом. Дорогу пробили кровью и потом. Дорога, вымощенная множеством трупов.
        Думаю о стате. Высвечивается следующее.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 6
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 15 (+1)
        СИЛА: 14 (+1)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 17 (+1)
        ЛОВКОСТЬ: 14 (+3)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 22 (+17)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 15 (+2)
        РЕПУТАЦИЯ: 76 (+15)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: В РУБАШКЕ (СКРЫТО)
        Да, прокачка вышла знатной. Можно сказать, фарминг удался. Соглашусь, что опасно и рискованно, но потом можешь пожинать плоды. Для этого надо очень постараться.
        И вот, наконец, приближаемся к самой черте, где за ней полностью раскрывается город. Пустой и заброшенный на первый взгляд. Обследовать его будем позже. Для начала неплохо было бы найти временное убежище, нажраться от пуза и поспать. А то устали как собаки.

        Глава 7. Унарники

        Минус на минус — это плюс. Плюс на плюс тоже плюс.
        В качестве временного убежища выбрали неприметный жилищный уголок дома, который находился неподалеку от начинающихся многоэтажек. Дом старый и пошарпанный от времени. И не только от времени, наверняка он еще пострадал от многократных набегов мародеров.
        Само здание пятиэтажное, облезлое снаружи и разрушенное изнутри, полно трещин и опавшей штукатурки. Лестницы просевшие, перила шаткие, лифт не рабочий, но мы добрались до последнего этажа. Так будет надежней. Если нагрянет группа мародеров или зомби, то мы хотя бы успеем дать им отпор.
        Из моей головы пока не вылетали те отпечатки кошмаров, встретившихся в лесу. Я правда, не настолько впечатлителен, но за короткий промежуток времени многое пришлось пережить. И мне очень хочется, чтобы это дерьмо скорее закончилось. Чтобы люди начали строить новый и привычный уклад жизни.
        Андрей застилает пол пластиковыми мешками, кладет на них сумку. Садится, растягивает свои уставшие ноги. Хрустит пальцами, разминает натруженные плечи.
        — Ты отдыхай, я подежурю,  — предлагаю ему отоспаться хорошенько. Сам тоже чувствую сильную усталость, но во мне просыпается совесть: молодые люди всегда должны помогать старшим.
        — Уже привык. И сплю я чутко. Тебе незачем беспокоиться. Надо будет, сам поспишь,  — он выуживает из сумки картошку и хлеб, передает мне.
        Трапеза завершается быстро, потому что мы изголодались недурно. От пуза отъедаться возможности нет, но червячка заморили. Попили воду, потом начали по местам рассаживаться.
        Андрей достает складной ножик, начинает резать пустую пластиковую бутылку, отделяя ее от горлышка. Я наблюдаю за его действиями, не забываю бросать взоры в окно. Но на улице пока никого, в убежище к нам никто не заглядывает.
        — Куда люди подевались?  — скорее я задаю вопрос себе, чем Андрею. Но тот пожимает плечами. Не знает он. Я тоже пока не разберусь в чем тут загадка.
        Егерь уже срезает запасной кусок ткани, далее берет мешок с карбидом кальция и выуживает из него приличную горсть. Сыпет в отрезанную ткань, заворачивает ее узелком. Далее берется за горлышко из-под бутылки, взвинчивает крышку, делает в ней щелочку ножом.
        — Странно как-то получается,  — снова начинаю разговор. Скорее похоже на мысли вслух.  — Город большой и пустой. Людей нет, зомби тоже не встречаются. У меня такое ощущение, что нам здесь опасаться нечего. Будто мы попали в безопасное место. Может днем город спит…
        — А ночью просыпается мафия. Имею ввиду всякие психи и отморозки активны в темное время суток,  — Андрей закручивает крышку, проталкивает искусственный мешочек в горлышко. Потом берет отделенную часть сосуда и закладывает в него свое изобретение. Будто воронка нависает над емкостью.
        Из проделанной в крышке щелки начинается вытекать тоненькая струйка. Карбид кальция сыпется в пустую емкость, постепенно ее заполняя.
        — Как тебе песочные часы? Нормально?  — спрашивает изобретатель.
        — Гениально!  — я от него в восторге. Надо же так додуматься. У нас нет электронных часов, но есть древнее изобретение.
        — Давай так. Ты сейчас дежуришь, я немного посплю. Когда емкость заполнится, будишь меня. Я тебя сменяю на посту, ты спишь. И так поочередно.
        — Дельная мысль.
        И вот Андрей Егерь ложится на пластиковые мешки, прикрывает глаза. Походная сумка заменяет ему подушку. Не проходит и минута, как тот издает храп.
        Я слежу за песочными песками. Карбид кальция тягуче идет на донышко, зрелище довольно завораживающее, но и не забываю про дежурство. Бросаю взгляд в окно. Пока никого. Единственно, что заметил, это мелкая тень, которая легла на один обломок, свисающий с домовой крыши. Похоже на стаю птиц.
        Время от времени я почитываю справочник по Игре. Просто так, от скуки, от нечего заняться. Думаю о статистике. Пока без изменений. Думаю о том, что будет дальше. Где найти выживших, если кроме нас в городе пока никого нет. Может Хаос срезал большую часть? Может те, кто не выжил превратились в зомби или в свежаков? Свежаки слишком похожи на людей, просто у них тело мертвецки бледное и лицо перекошенное со всеми отпечатками ужасов.
        Замечаю, что емкость заполнена наполовину, а карбид кальция перестал течь. Значит, время вышло, пора будить Андрея. Смотрю в окно еще разок, и опять же. Пока пусто.
        Андрей просыпается после моих тычков в бок.
        — Так быстро?!  — тот удивляется, но встает. Взирает на свое изобретение.
        — Могу еще подежурить. Отоспись как следует.
        — Нет уж. Теперь моя очередь.
        Я ложусь, прикрываю глаза и впадаю в долгожданную дрему.
        Снится недавний ночной фарминг. Черные клыки, тяжелый бой с боссом и встреча со свежаками. Всплеск электричества из моих пальцев, и я даю зарядку севшим батарейкам. После такой манипуляции фонарь разгорается с новой силой, отгоняет тех дистрофиков, и мы с егерем пробиваем дорогу к городу…
        Меня будит егерь. И снова дежурство, меняемся поочередно. Так длится до тех пор, пока Андрей будит меня раньше времени и говорит шепотом.
        — Снаружи какие-то типы шастаются.
        Замечаю, что солнце ушло, и луна заняла законный трон. Ночь. Я тихо встаю с пластиковых мешков, чтобы шебуршание не привлекло чье-то внимание. Кошачьей поступью подхожу к окну, наполовину высовываюсь, чтобы те не заметили меня.
        Вижу неровные тени. Одно радует, что слышу человеческий говор, а не привычный рык монстров. Небольшая группа людей, все в помятых одежках, а в руках у каждого имеется подручное оружие. У кого-то бита, у кого-то перочинный ножик, у кого-то «розочка» от разбитой бутылки.
        Щурюсь, делаю фокус на того, кто раздает команды. Главный, значит. Тот здоровый такой, кряжистый. Лицо, высеченное топором, глаза жадные. У того имеется пистолет. «Макар» кажись.
        — Глянь-ка, ребзя,  — зычно отзывается мужской голос.  — Неприметный домишко такой. Айда-ка прошерстим там. Если увидите зеленых, валите нахрен.
        Стоп! Каких еще зеленых? Что тот имел в виду? Вглядываюсь в надпись, она зажигается красным цветом.
        НИК: ХРЕБЕТ, 5 УРОВЕНЬ
        — Что за чушь он порет? Про каких зеленых? Инопланетяне что ле?
        — Не знаю,  — мельком поглядываю на егеря. Фокусируюсь, щурюсь.
        — С тобой все в порядке? А то смотришь…
        — Погодь,  — обрываю его на полуслове. Вижу, как надпись зажигается зеленым цветом.
        НИК: АНДРЕЙ ЕГЕРЬ, 5 УРОВЕНЬ
        — Попробуй всмотреться в мою надпись, напряги зрение,  — говорю ему.
        Тот выполняет мое требование. Потом выдает.
        — Ну и что? Туман, шестой уровень. Что такого?
        — Какого цвета надпись?
        — Зеленая…эээ погоди,  — тот остерегается.  — Это что получается?
        — Мы с тобой зеленые. Вон те — красные. Какая-то вражда назрела в городе.
        И мы слышим, как снизу доносятся дробные шаги.
        Мы не рвемся с места, спасаться пока нет возможности. Но есть возможность защититься. Защитить себя — это задача первостепенной важности. К нам поднимаются головорезы, они хотят нас убить, потому что мы зеленые. Откуда пришло такое разделение на красное и зеленое — без понятия.
        Андрей Егерь пока ничего не предпринимает, он ждет, когда эти подонки нарвутся на нас первыми. Я поступаю то же самое. Самое верное решение на мой взгляд.
        У меня в арсенале имеется «Убийство током». Надеюсь Игра не врет, не поставит мне подножку, когда буду пользоваться данным приемом.
        Вот кто-то топает как слон. Тот вообще не соблюдает осторожность, похоже эти красные чувствуют себя в городе прекрасно. Грабят, убивают, анархию разводят повсюду. Ну да, в такое тяжелое время отморозков становится больше, чем те, кто пытается выжить, но остаться человеком. А те красные, наверное, просто звери. Увидят зеленых, завалят, так и не спросив.
        — Слушай, давай в коридор выйдем, а то гляди, нас к углам прижмут,  — предлагает Андрей. Я киваю в ответ. Идея здравая, а коридор там довольно широкий, есть куда нам развернуться.
        Мы кошачьей поступью покидаем заброшенную квартиру, перемещаемся по коридору, приближаемся к лестничной площадке. Аккуратно выглядываем из-за укрытия. Небольшая кучка мародеров проверяет каждый этаж, вынюхивает каждый угол заброшенного помещения. Судя по звуку приближающих шагов, они пока находятся на третьем этаже. И вот раздается зычный голос командующего.
        — Двое на четвертый, один на последний. Черт! Ничего полезного, походу. Вы там пошустрее, ребятки!
        Вот один и прет танком. Прямиком к нам, без чувства страха поднимается по лестнице. Хватается за шаткие перила, еще немного, и тот, наверное, оторвет их вместе с мясом. Узнаю того самого, у него в руках бита со следами засохшей крови. Мда, видимо, эта бита много жизней лишила.
        Андрей поджидает у нерабочего лифта, я скрываюсь за стенкой, где после нее открывается лестничная площадка. Когда отморозок врывается в проем коридора, я резко хватаю за его правую руку. Черт! Прогадал! Это бандит, похоже, сменил положение оружия. Перекинул биту с правой на левую.
        Он только собирается отдернуть руку, заорать, что тут есть зеленые и при этом успевает сделать замах, чтобы меня огреть битой. Но всю нелепую ситуацию исправляет Андрей, использовав новый навык. «Оцепенение» заставило того замереть на добрых десять секунд.
        Киваю напарнику в знак благодарности. Понимаю, что нейтрализовать противника не получится, потому что в состоянии оцепенения тот намертво держал биту, и оружие у него никак не отнять.
        Я не собираюсь с ним церемониться, пока магия Андрея действует, хватаю за плечо противника и включаю «Убийство током». Заодно примечаю, что отморозок имеет второй уровень. Для меня соперник по сути слабый. Если бы не помощь Андрея, все обернулось иначе.
        Моя магия исходит от самых кончиков пальцев, чувствую, как по жилам течет не только разогретая кровь, но и разряд, который несет порцию электричества. Всплеск силы выходит изнутри, мое тело покрывается электростатикой. Вижу, как ток протекает сквозь противника, охватывает его тело спиралью. На тот момент магия Андрея истекает, и отморозок просто начинает дергаться всем телом. Его угрюмое выражение лица сменяется маской ужаса, глаза вылезают из орбит, через десять секунд сосудики в них лопаются. Его язык высовывается как у собаки, болтается в такт бешеной тряски. Поэтому тот не может кричать, не может звать на помощь.
        Чувствую, что во мне магия кончается, и я ослабеваю хватку, потом вовсе отпускаю противника. Отморозок выгорел до самых костей, его одежда намертво прилипла к горелому мясу. Бита обратилась в пепел и осела на пол.
        — Ничего себе,  — Андрей диву дается, а его слова выходят шепотом.
        Убитый исчезает черной аурой. Припоминается тот самый момент, когда я грохнул насильника, спасая Сандру. Видимо, Игрой задуман такой эффект исчезновения. Черная аура, значит, у человека темная душа. А у хороших людей будет белая? Неплохое определение, кстати.
        Слышим, как к нам поднимаются другие. Те уже чуют, что пропал свой и долго не возвращался. Командующий тоже не отстает, его голос негромко расходится по верхним этажам, призывая всех подняться на пятый этаж.
        — Ты готов?  — егерь уже отходит от лифта, приближается к проему.
        — Да, готов,  — а я включаю «Плевок молнии», заранее готовясь к нападению.
        В поле зрения попадается мародер с «розочкой» из стекла. Он оказывается еще тот шустряк, более проворнее чем тот первый убитый. Ему ничего не стоило, как глянуть мельком и продрать глотку, что зеленые тут. Он кидает «розочку» в нас, но мы уворачиваемся, разбегаемся по разные стороны, чтобы не мешать друг другу. Кусок стекла пролетает мимо, вдребезги разбивается об стену и осколками сыпется на пол.
        Отменяю заранее включенный навык. «Плевком» тут не отделаешься. Надо посерьезней что-нибудь. «Двойной удар», например.
        Обмениваюсь взглядами, Андрей понимает мои намерения. Он знает, как выглядит тот прием. Замечает, что обе мои руки охвачены мощным потоком электричества. Быстро перекатываюсь вправо, выставляю руки. Двойной разряд метится прямо в ступени лестницы. Мощный разряд охватывает отморозка, идущего к нам, тот трясется, его исхудалая грудь рвется на части, и бандит отлетает как щепка, ударяется об противоположную стену и обрушивается на перила. Ограждение не выдерживает вес, сгибается под тяжестью и уходит в уклон, будто преграждает путь другим бандитам.
        — Бляха-муха! Там магочелы!  — кто-то орет на весь дом, боюсь, что после такого крика и крыша не выдержит. Свалит на нас и все. Мама не горюй.
        — Еклмн! Их ники запомнили?  — сплевывает командующий.
        Слышится уверенный ответ. Видимо, кто-то обладает орлиным зрением.
        — Тогда валим нахрен! С ними еще встретимся. Бугор сам их потом порешает!  — главарь банды дает команду на отступление.
        Проходит пара минут. Внизу становится тихо, только слышится, как ветер балуется открытыми форточками. Далее раздается дробь по кровельной крыше. От нее веет холодом и сыростью.
        Кап-кап-кап.
        А крыша-то дырявая, протекает по извилистым трещинам. Решив, что бандиты от нас отстали, мы возвращаемся к той квартире, на которой остановились с ночевкой. Тут по крайней мере потолок цел, и держится нормально.
        — И много таких ублюдков в городе?  — неожиданно выдает егерь.
        — Боюсь, что много,  — отвечаю я. Бросаю взор в окно, на улице дождь шел стеной. Косо барабанил по стеклу, издавая успокаивающую мелодию.
        Врубаю мысленный посыл. Перед глазами высвечиваются обновленные параметры.
        +1 К ЛОВКОСТИ, +2 К РЕПУТАЦИИ.
        — Бугор — это у них главный получается,  — делится мыслями Андрей.
        — Похоже, да,  — смотрю, как дождевые капли струйками текут по стеклу, сливаются в сплошной поток.  — Судя по словам главаря, тот имеет магическую силу.
        Андрей хмыкает, начинает жевать губы. Что ответить, тоже пока не знает, но соглашается со мной, с моими предположениями. Если Бугор является магом, то тут дела пойдут хуже. Кроме него найдутся другие. Эти догадки сводятся к тому, что не мы одни имеем магическую силу.
        — Когда дождь закончится, двинемся дальше. Понимаю, что эти отморозки могут выскочить из любого угла, но надо найти поддержку,  — это предложение кому только не говорил, но Андрей меня и так понимает, и соглашается.
        — Да, ты прав. Без поддержки тут вообще никак.
        Тот сыпет немного топлива, заливает водой. Карбидная лампа постепенно набирает обороты, согревает и освещает нашу комнату, но не слишком ярко, чтобы не привлечь внимание врагов.
        Мы не чувствуем себя уставшими, наоборот, отоспались нормально, по четкому заданному отрезку времени. Дождь, правда, не прекращался, он все продолжал оттягиваться. И шел так до раннего утра, когда на самом горизонте еле виднелась алая полоска рассвета.
        БОЛЬШЕ КНИГ НА САЙТЕ —KNIGOED.NETKNIGOED.NET(https://knigoed.net/)

        — Идем,  — я нацепляю на себя рюкзак. Андрей уже готовится перешагнуть через порог. Тихо спускаемся по обшарпанным ступеням. Четвертый этаж позади, третий, второй… На первом этаже никого нет, вот и славно. Вообще, на улице пока никого. Мародеры попрятались, другой дичи не видать, мутантов тоже. Только свист ветра немного разбавляет городской пейзаж. Воздух холодный, замечается сырость после дождя.
        Город как бы просыпается, но только беззвучно. Руин особо нет, но встречаются облезлые серые здания, которые пострадали от многочисленных набегов. Где-то виднеются закопченные бока, где-то крыша сыпется гравием. Машины, замершие на месте и мокрые от дождя, тянутся цепочками, словно готовятся окольцевать всю заброшенную трассу. Ветер колыхает отрывки баннеров, которые наполовину отклеились от рекламных щитов.
        Мы держимся бок о бок, перебегаем с одного места на другое. Долго не задерживаемся, делаем немного передышку, закусываем что-нибудь съестного, запиваем водой и снова выдвигаемся. И так за каждый угол дома, за каждое найденное укрытие. Правда, наши запасы иссякают. Продуктовых магазинов пока не видать. И если они встретятся, то наверняка окажутся разграбленными, и начнут глядеть на нас черным входом, а где-то неподалеку будет лежать взломанная дверь.
        Видим перед собой небольшую кучку металлолома, а дальше она вырастает в огромную свалку. Надо же так напороться, чтобы перед тобой раскрылась картина, состоящая из остатков заброшенной техники. Листы ржавого металла, большие спущенные шины с глубоким рельефом, мебельный поролон и пружины, а также разобранные на запчасти автомобильные двигатели. От машин остаются железные скелеты, но если хорошенько поискать, то найдутся те, которые сохранили свою «шкурку».
        — Как ты думаешь, полезное тут найдется?  — бормочет Андрей.  — Столько хлама, с ума сойти.
        — Для кого-то хлам, для кого-то богатство,  — мне банально вспоминается тот самый эпизод, когда я на велосипеде вместе с Сандрой и Мотором добирался до речного берега. И эти велики будут роскошью в наше неспокойное время. Вся техника встала, словно примерзла к месту. Не шелохнется, не сдвинется. Двигатели вообще отказались. Когда Мотор снял велосипедные цепи, то и эта техника утратила свою пригодность и ценность. Автоматически приписалась к категории «Хлам». Цепи на дне реки, и вряд ли кто достанет.
        «Если не найдется магазин, где там будут велики. Скорее магаз разорен от набегов, а люди переубивали друг друга».
        — Что ищете, бродяги?  — сиплый голос отзывается где-то издалека.
        — Мы не бродяги…  — егерь хотел возразить тому, но я успеваю его осадить.
        — А ты кем будешь?  — замечаю, как с конца свалки вытягивается человеческая тень, и она легко перебегает отрезок пути. На нас смотрит человек высокого роста, моложавый и тонкий как кол. Глаза синие, губы как ниточки. Его патлы безобразно падают на плечи.
        — Я — маг. Имею магнетические способности. Догадываетесь откуда столько металлолома?
        — И что ты собираешься тут делать?  — вижу его ник. Он отсвечивается зеленым цветом, показывает строчку «Никитос».
        — Это мой полигон. Здесь осваиваю приемы. Разбираю машины на запчасти. Смотрю, вы не относитесь к красным,  — Никитос хмыкает, потом добавляет.  — Меня больше удивляет, как вы бесстрашно шастаетесь по городу, где много дерьма и нечисти.
        — У нас тоже есть способности. Нам есть чем ответить,  — не унимается Андрей Егерь.
        — Оу,  — Никитос театрально вскидывает брови. Будто так удивляется.  — Тогда что мы тут копошимся. Нам нужны такие люди.
        «Слишком самоуверенный тип», такая мысль приходит мне в голову. Доверия тоже пока не вызывает. Первые впечатления вообще не клеятся. С таким человеком и в разведку не пойдешь. Киданет тебя в самую трудную минуту и все. Не, от таких надо подальше держаться.
        — Интересно, а кому мы нужны?  — вклинивается Андрей. Судя по металлическим ноткам в голосе, ему не нравился этот разговор.  — Темнишь, да? Никитос-молокосос.
        — По-твоему я к красному отношусь?  — тот пропускает оскорбление.  — Своих мы принимаем в убежище. У вас есть где скрыться?
        — Нет,  — мне ничего не остается, как только честно признаться.  — Но не откажемся. Мы долго ищем подмогу.
        Никитос пожимает плечи. Угол рта дергается в ухмылке.
        — Тогда идите за мной.
        Молча следую за ним. Андрей бурчит себе под нос, но не отстает.
        Никитос приводит нас к краю автомобильной свалки, находит ржавую машину. Седан, у которого отсутствуют колеса и подвеска. Широкий капот, вместительный багажник. Краска на машине облуплена. Внутри салона все пусто, мебель ободрана с мясом, приборной панели нет, вместо стекол проемы, где продувал ветер. Днище автомобиля покрылось бурой ржавчиной.
        Проводник подходит к багажнику, нащупывает ручку и тянет ее вверх. Раздается натужный скрип, и крышка отделяется от машины. Самого багажа нет, но виднеется ниша, будто выкопали глубокую яму. Дальше вниз тянутся земляные ступени, где потом теряются в черноте.
        — Прошу,  — Никитос кивает на вход в убежище.
        — Куда ведет этот вход?  — интересуюсь я. Вообще сама скрытность неплохая. Никитос, имея способность магнетизма, разобрал машины на запчасти, сымитировав заброшенную свалку, а вход в убежище прикрыл ржавой тарантайкой. Гениально! Проще некуда.
        — Видишь вон тот дом? Десятиэтажка такая,  — он машет рукой в сторону, где жилой массив скрывается за трассой. Дом хорошо сохранился, но издалека видно, что тот имел образ заброшенности, а внутри него осталась зловещая пустота.  — Давайте залезайте. Там и поговорим. А то тут не комильфо языком чесать.
        Андрей достает фонарь, врубает мощный поток света.
        — Полезная вещь,  — подчеркивает Никитос.  — Правда, я привык ориентироваться по стене.
        Тот только хмыкает в ответ. Мы безоговорочно начинаем спускаться, сначала я, за мной егерь, и только за нами Никитос закрывает крышку багажника. Ступенька за ступенькой, включенный фонарь отгоняет впереди встречающую темноту.
        Спуск завершается, далее идет каменная плоскость. Проход сшит из шлакобетона, он постепенно расширяется, и от него веет сыростью. Через несколько минут путь обрывается, и компашка утыкается в железные двери, где над ними нависает нерабочая аварийная лампа. Сноп света от фонаря освещает всю герметику.
        «Гермодвери», единственное, что мне приходит в голову.
        Никитос подходит к дверям, стучит кулаком. Причем стучит своеобразно, сначала пять раз, небольшая пауза, и снова стучит, но уже два раза.
        За гермодверями раздается приглушенный голос. Точнее требование.
        — Код назовите.
        «Хм, страхуется, значит».
        Я смотрю на Андрея, тот на меня.
        «Серьезно, однако. Сначала тип сигнала, потом код доступа выпрашивают».
        — Как дела, крошка?  — невозмутимо отвечает Никитос.
        Андрея передернуло немного. По выражению лица можно было прочесть, как ему стало не по себе. Ответ за гермоворотами не заставил долго ждать.
        — Код принят,  — снова раздается голос.
        Лязг металла сотрясает затхлый воздух, и на пороге объявляются двое мужчин в спецовках. Охранники быстро закрывают двери, крутя ручку до самого упора. Потом недобро косятся на нас, стреляют колючими взорами.
        — Все нормально, ребятки. Они зеленые,  — Никитос разряжает обстановку, проводит нас по коридору, где по обеим сторонам встречаются отсеки. На дверях красуются номера и таблички. В отличие от входа тут работает комбинированное освещение. Не автоматика, правда. Свет исходит от работающих генераторов. Вот он, бункер. Нет. БУНКЕР!
        — Кто такие красные?  — задаюсь вопросом.  — И почему мы зеленые?
        — Унарники,  — коротко отвечает тот.  — А мы — плюсники. Все подробности узнаете, когда приведу вас к нужному отсеку.
        И приводит он нас к отсеку под номером «12», а его табличка гласит «Начальник бункера».

        Глава 8. Следующая ступень

        Когда идет что-то не так
        Планы рушатся.
        За железным столом восседает коренастый мужчина. Седовласый, с кустистыми бровями и усталыми глазами. Взор ясный, сразу видно, что человек многое что видел в жизни. Усы и борода срослись в подкову, и больше напомнил известного рестлера Халка Хогана.
        Похоже, выбор был очевиден. Просто так в начальники не берут. Значит есть, что ему доказывать и решать. На рабочем столе, как ни странно, лежала кипа бумаг, а в самом центре разложена непонятная мной схема. Она больше смахивала на наброски планов.
        — В полку прибыло, товарищ майор,  — Никитос представляет нас. Начальник делает знак, и тот уходит без слов, закрывая дверь напоследок.
        Высвечивается зеленый ник «Майор Дикань». Звучит неплохо. И своим видом тот показывает, что он бывший военный. Расправляет плечи, взирает на нас.
        — Добро пожаловать в наш бункер, ребятки,  — сухо начинает майор. Тот кашляет в кулак, чистит горло.  — Можете не представлять. Имена вижу.
        Андрей Егерь сбрасывает с себя ношу, я тоже снимаю рюкзак с плеч.
        Виснет неловкая пауза, но майор Дикань быстро исправляет данную ситуацию. Берет простой карандаш и листок бумаги, начинает вносить наши имена в список прибывших.
        — А вы вовремя к нам нагрянули. Есть что рассказать мне? Что нового видели там наверху? Монстрами меня не удивишь, правда. Бандитов тоже хватает.
        — Правильно понимаю, что люди попрятались в таких вот бункерах?  — я обвожу рукой помещение.  — А то видать, дома пустуют, а мирных на улице не встретишь. Монстры да ублюдки одни.
        — Верно подмечаешь, Туман. Все так и есть. К сожалению, не все успели попрятаться. Но часть населения пока ведет подземный образ жизни.
        — Кто-то знал, что под домом есть бункер,  — хмыкает егерь.  — А кто не знал, тот пропал так?
        Вместо ответа Дикань указывает на свободную скамейку, давая понять, что сейчас будет долгий разговор. Далее майор берет стул, садится ближе к нам и складывает руки на груди.
        — Твой вопрос некорректно поставлен, Андрей. Те, кто не успел, это не значит, что кто-то не знал о бункере. После Второй Мировой в целях полной безопасности начали закладывать убежища. Наш город вошел в тот самый список, где под новостройками были проведены подземные лабиринты. Как видите, работы было много. Тем более послевоенный период, где везде разруха, и пришлось заново все восстанавливать.
        — Считай, что настала Третья Мировая, товарищ майор,  — отвечает егерь, давая понять, что война уже начата, а если совсем быть точным, что зомбиапокалипсис идет вовсю. Мертвецы лезут из всех щелей, а отбиваться некому. Потому что люди попрятались в бункерах. А когда эти твари исчезнут? Если сами зомби не начнут жрать себе подобных. Про бандитов это совсем другой разговор.
        — Война застала нас врасплох. Это я признаю. А если немного сообразить, что эту смуту начали мы. Сами напортачили, самим и расхлебывать.
        — А кто же еще, если не люди?  — внимательно слежу за его реакцией. На лице майора не дергается ни один мускул. Все такой же спокойный, взвешивает свои слова и решения.  — Сами себе противоречите, товарищ майор.
        Тот будто не замечает подкола, но переводит взгляд на стол, берет схему. Его лоб собирается в гармошку, он погружается в думы, что-то метит карандашом.
        — Кстати, откуда прибыли?  — спрашивает майор.
        Андрей Егерь начинает рассказывать, я тоже вставляю свои пять копеек. Получается краткий пересказ пережитых нами событий, и майор Дикань, поглаживая свою бороду, подмечает.
        — Не сахар, конечно. Вами можно восхищаться. И таких, как вы, у нас собралась неплохая команда. Эти люди живут в соседних отсеках.
        — Они тоже имеют магические способности?  — егерь вскидывает брови.
        Майор кивает в ответ.
        — Да. И не только маги. Есть еще такие люди, которые обладают не магией, а уникальной способностью. Таких называют уникумами. Но об этом чуть позже. У нас намечаются другие планы. Как можно больше найти людей с магическими способностями… и операция по спасению одного важного нам человека, который знает секретный код.
        — А что он из себя представляет? Что за код?  — мне становится безумно интересно, что затеял сам майор. Какие задумки таит в себе этот брутальный бородач.
        — Тот самый человек может вернуть нам прежний мир,  — отвечает майор Дикань.  — В данный момент он находится в плену. Унарники держат и пытают его…
        — Да кто такие, эти унарники???  — егерь резко обрывает майора, не выдерживает, вскипает как чайник. Потом замечает, что неловко вышло.  — Прошу прощения, товарищ майор. Черт их побрал!
        — Верно,  — майор откладывает схему.  — Пусть черти забирают их куда подальше. Главное, чтобы полковника не трогали. А если ближе к сути, то унарники — это люди с отрицательной репутацией. Про унарный минус слышали? Оттуда и взято. Ну, а плюсники, это мы с вами, и те, кто сохраняет положительную репутацию. Полковник является одним из уникумов. Он обладает фотографической памятью. Его прозвище «Фотограф». Догадываетесь, почему эти ублюдки держат его у себя?
        — Чтобы выбить из него секретный код?  — смело выдвигаю свою версию. Вижу, как начальник бункера щелкает пальцем.
        — Правильно,  — майор кивает.  — Код довольно сложный и длинный.
        — Как бы память ему не вышибли,  — бормочет Андрей.
        — Не вышибут. Бандиты понимают, с кем дело имеют. И еще. Главарь банды Бугор ищет какого-то Навигатора. Если Фотограф ничего не скажет, то они возьмутся за него, чтобы тот нашел кейс управления.
        — Что за кейс еще?  — Андрей не унимается.  — А больше никак код достать нельзя?
        — Одного кода мало, тут еще нужен кейс управления, с помощью которого можно отключить оболочку Игры. Кейс нужно найти, а вот фрагменты кода утеряны. До того времени Фотограф работал в военном городке, принимал участие в разработке секретного оружия, в основу которого входило поэтапное рассеивание искусственной нейросети. Вот та самая Игра — это и есть ИНС (искусственная нейросеть). Кто-то запустил оружие, и все вышло из-под контроля.
        — Значит, у кого-то есть такой же кейс,  — отвечаю ему.  — У того, кто сумел запустить оружие.
        — Исключено. Кейсом управления мог завладеть только глава государства. И больше никто. Складываются впечатления, что кто-то заставил главу государства запустить ИНС. В мирное время использовать такое оружие — это край, даже хуже некуда.
        — И как теперь вырубить эту долбаную оболочку?  — вопрос Андрея ставится ребром.
        — Спасти Фотографа, найти Навигатора и кейс управления, а также набрать секретный код для отключения,  — невозмутимо перечисляет майор Дикань.  — А задача унарников заключается в другом. Они не хотят этого допустить. Им так выгоднее, в большинстве из них в группировку попали из мест лишения свободы. Сейчас война идет за доступ к коду и кейсу, а Фотограф и Навигатор всего лишь пешки.
        После слов майора внутри бункера начинает дрожать мебель. Стол, стул, скамейка. Стена трещит по швам. Потолок ходит ходуном.
        — Что за хрень еще?  — не выдерживает Андрей.
        И тут слышится ужасный грохот.
        После такой трехсекундной встряски у меня закладывает уши, врубаю мысленный посыл, чтобы взглянуть на свои характеристики. С ними все в порядке, никаких изменений. Гляжу на егеря, тот злобно хмыкает, ругается про себя. Майор Дикань успокаивает нас.
        — Установка ИНС выбрасывает новую энергию,  — сухо поясняет начальник бункера.  — Несмотря на массовое отключение электричества, ретрансляторы используют энергию воздуха. Воздушные потоки ускоряются, а это значит, что скоро произойдет следующая ступень оцифровки.
        — Так говоришь, будто сам принимал участие в разработке чертового оружия,  — начинает полемику егерь.
        — Верно. Я принимал участие. Как наблюдатель, стоял там, следил за процессом. Некоторые засекреченные документы у меня на руках,  — Дикань подбирает одну кипу бумаг, начинает перелистывать страницы.  — В одном документе говорилось, что ИНС будет осуществлять три ступени оцифровки. Первая ступень — это оцифровка людей и мертвецов. В чем мы и убедились. Вторая ступень относится к локальным действиям, то есть город скорее всего будет оцифрован. Третья ступень самая страшная,  — майор намеренно делает паузу. Смотрит на нас немигающим взглядом.
        — Совсем кирдык будет?  — не выдерживает егерь.  — Ну же, не томи!
        — Если мы сумеем предотвратить, то есть надежда на спасение.
        — Что представляет собой третья ступень?  — мой вопрос отскакивает от зубов. Уж больно сильно напрашивается на него ответ.
        — Когда закончится вторая ступень, то ИНС возьмется за необходимые ресурсы. Он будет поглощать кислород, солнечный свет и воду. Понимаете, о чем я? Наземный мир может стать безжизненным.
        — Надо же такое натворить…  — вздыхает Андрей.  — Совсем хреново получается…
        — Разрешите?  — дверь отворяется, и Никитос заходит в кабинет. Дикань кивает в знак согласия.  — Тут такое дело. В общем… Когда там грохнуло, решили посмотреть, что да как. Город кишит какими-то подсказками…
        — Это называется вторая ступень оцифровки,  — отвечает майор.  — Так и до третьей недалеко. Короче, Никитос. Собери людей и бегом в тринадцатый отсек. Обсудить надо кое-что.
        На сбор ушло не так много времени, и поэтому стали обсуждать важные вопросы. Ведь следующая ступень может поставить конец.
        В тринадцатом отсеке собралось приличное количество людей. Пятнадцать человек точно. Половина из них — это ученые и уникумы, которые разрабатывали какой-то костюм. Видимо, в бункере имеется научная лаборатория, раз такими подвигами могут похвастаться. Они все были один в один. Почти. Высокие, дохлые, с острыми плечами и крючковатыми носами. В белых халатах и очках. С ними я познакомился, но это так чисто из формальности. Запоминать их особо не хотелось.
        Другое дело, когда помимо них есть еще половина людей, где те имеют магические способности. А это уже интересно, потому что, по словам майора, было отмечено, что вместе с ними будем собирать свой отряд, чтобы спасти Фотографа. Их имена запомнил до единого. И все они временами высвечиваются.
        Всего в тринадцатом отсеке находилось шесть магов, считая меня, егеря и Никитоса. Дальше могу их представить по порядку.
        Маг льда. Ник аналогичен названию класса. «Лед». Умеет замораживать и размораживать объекты и субъекты, а-ля саб-зиро из мортал комбат. Помню эту игрушку. Редко доводилось играть, но играл все же. Какой-то добрый дядька подарил детскому дому сегу. Вот и была рубка за джойстиков. Нотка ностальгии греет мою душу.
        Лед. Плечистый и высокий. Низкий лоб, мясистый нос и толстые губы. Грубоват, это видно, когда начинает что-то говорить. Может подколоть и разозлить. Получил суперспособность после Хаоса, благодаря повышенной репутации, у него есть возможность для дальнейшего развития своих навыков. Благодаря чему и выжил в той неразберихе. Видно, что тот не пропадет.
        Знакомимся дальше. Агромаг. Ник «Тектоник». В отличии от Льда, тот долговязый как штырь. В глазах играет некая злоба, но тот не показывает это, не выхлестывает ее наружу. Сдержанный, не сговорчивый. Таких я уважаю. Он владеет магией земли. Благодаря такой способности, литосферные плиты идут под его подчинение. Может вызвать землетрясение и тектонические сдвиги. Не зря же ник такой придумал.
        Дальше идет маг воздуха. Ник «Оксиген». По-нашему говоря кислород. Все просто и понятно. Тот тип имеет смесь изо Льда и Тектоника. Долговязый, тем временем и плечистый. По характеру грубый как Лед, по внешности больше относится к Тектонику.
        Получается внушительная тройка. Забавно, что собрались все в одном бункере. Но каждый рассказывал, кто как добирался. Никитос тоже не так просто наткнулся на убежище, поэтому тот постепенно готовился к боевой операции. Спасти Фотографа надо любой ценой, а это значит, нужно убить все шансы на третью ступень оцифровки. Пока планета держится, пока есть чем дышать, нужно действовать немедленно.

        Интерлюдия 2

        Ночь. Время, когда монстры и прочие твари вылезают из спячки и начинают дышать в спину своей жертвы. Страшно бродить по улицам под покровом ночи. В дрожь бросает тот факт, что город становится практически пустым и чужим. Людей мало, а зомбаков много. Твари и нечисти — их бесчисленное количество.
        Но тут в дело вступает вторая ступень оцифровки. Ее волны кобальтового цвета начинают распространяться по всей локации. Они охватывают все подряд, бросая свои паутины на любой участок земли. Дороги, тропинки, поля, реки, ямы, овраги, деревья, фонарные столбы, машины, дома и прочие неодушевленные предметы… Все схвачено ИНС. Как говорится, город в кулаке беспощадной Игры.
        Что касается монстров, они получают прибавку к силе и выносливости. У кого-то даже повысился уровень. У тех же быстрых монстров и зомби-толстяков. Вторая ступень оцифровки внесла свои изменения, а также в Игру добавила других тварей. Например, скелетов. Эти твари самые живучие. Они выносливые и быстрые, их защитная реакция действует на высоте.
        Нулевые, те самые призраки, без плоти и крови. Бесхребетные скитальцы питаются фантомами и человеческими страхами. Хлебным местом для нулевых до сих пор остается тот самый мост с велодорожками, который нависает над рекой и соединяет между большим городом и пригородом.
        Город заполоняется тварями, и это дело продолжается.
        Река громко плещется, окатывает небольшие волны, которые разбиваются у подножия навесного моста. К этому времени фермы и балки покосились, и мощные конструкции подмяли под себя приличную долю машин, замерших на месте с начального момента вторжения Игры.
        Из темной толщи воды медленно вылезает мужчина, сначала виднеется его макушка, затем голова, далее грузное тело, а потом во весь рост. Он тихой поступью подходит к песчаному берегу, стараясь не делать громких всплесков воды.
        На руках он носит девушку. Ее мокрые волосы прилипают к лицу, а с вытянутой стройной фигуры тонкими струйками стекает вода. Капли сразу исчезают в недрах песка, оставляя на нем мокрый след.
        Мужчина взирает на небо, где на нем виднеется холодный свет далеких звезд. Ночь глубокая, это и так ясно. Неожиданно для мужчины тихим шелестом к нему приближается нулевой. Судя по его беззубому рту, по глубоким морщинам и дряхлому телу, тот оказался призраком пенсионера.
        — Будь добр, поделись своей добычей,  — шамкает тот, при этом смотрит на спасителя с хитрым прищуром.  — И тебе, и мне. Вполне хватит.
        — Отвали!  — тот цедит сквозь зубы. Отмахивается от него.  — А не то утоплю тебя.
        После озвученной угрозы, призрака как ветром сдуло. Мужчина поглядывает по сторонам, оценивает данную ситуацию. Кроме нулевого никто пока не встречается.
        Он аккуратно укладывает девушку на песок, убирает волосы за плечи. Тихонько проводит пальцем по ее губам. Потрескавшиеся и холодные губы… Ее кожа не просто бледная, а белая как мел…
        Она утонула. Она мертва.
        Но парень твердо считает, что есть шансы на спасение. Он постарается. С его магией должно получиться. Мужчина приближается к девушке, на миг застывает каменной сваей, словно решает, стоит делать или нет. Тот собирается с духом и впивается в ее ледяные губы.
        Через десять секунд он чувствует, как ее руки начинают согреваться, далее он видит, как щеки заливаются румянцем. Он дарит ей живительный поцелуй. Потом что-то булькает в ее груди, словно в легкие набирается вода.
        И тут парень резко отрывается от ее разгоряченных губ, и изо рта вырывается фонтанчик воды. Девушка открывает глаза, начинает кашлять. Откашливается и смотрит на парня немигающим взглядом. Она прекрасно понимает, что парень ее спас.
        — А ты милый,  — сипло отвечает девушка.  — Спасибо.

        Глава 9. Фотограф

        Ради повторного чтения хорошей книги не жалко стереть память. Ради повторного просмотра хорошего фильма тоже не жалко стереть память. Нужно научиться, чтобы все хорошее осталось глубоко в памяти.
        Прежде чем отправиться на важную миссию, нас отправляют в смотровую комнату. Специальное помещение, выделенное для осмотра людей. После проверки выносится решение, что Андрею Егерю запрещено отправляться вместе с нами. После той недавней схватки с Черными клыками, тот пострадал довольно сильно, и раны на нем еще не успели зажить.
        — Совсем сдурели что ле?  — психует Егерь.  — Слушать этих недобитков в белых халатах… Не… Увольте. Им бы самим не помешало проветриться. Пусть посмотрят какой наш мирок красив.
        Выходит с сарказмом, конечно. Но негодование Андрея можно понять. Он егерь, у него это в крови. Он всю жизнь проводит на воздухе, а тут на те. Ему предлагают остаться здесь и вести подземную жизнь. Жить и ошиваться как крот, Андрей не намерен, и поэтому тот отнекивался как мог.
        — Ладно,  — видимо майору Диканю самому надоело вести эту полемику.  — Ты свое решение принял. Надеюсь локти кусать не станешь.
        — Еще чего… Не дождетесь. Тут мир нужно спасать, а не подаваться угрызениям совести. Не было бы у меня такой способности, тогда был совсем другой разговор. А тут вывод сам напрашивается. Есть магия, значит, ты должен использовать ее сполна для спасения человечества.
        — Здраво мыслишь, егерь,  — хмыкает майор. Тот гладит пышные усы.  — Считай, что ты меня убедил. Мои команды вы запомнили, а теперь в бой. Фотограф нам нужен живым.
        — А это зависит не от нас, товарищ майор,  — вдруг начинает Никитос.
        — Поэтому не тяните кота за яйца. Чем быстрее, тем лучше.
        Майор Дикань уходит в свой кабинет под номером «12».
        Нас становится шестеро, и мы идем к выходу, где недавно попали в бункер через ту лазейку, импровизированную из ниши автомобильного багажника.
        Судя по словам Диканя, который неоднократно подчеркивал, что Фотограф находится в плену у унарников, то в голову приходит мысль. Поймать унарников, которые бродяжничают в мертвом городе и расспросить насчет конкретного местонахождения пленника. Сама идея выглядит сомнительно. Судя по их кровожадности, никто не готов выдавать такие тайны. Тем более Фотограф для них является ключевой фигурой, хоть и временной. Выбьют из него все до единого пазла, чтобы важный код сжечь ко всем чертям собачьим.
        Строит такие выводы пока слишком рано. Добраться бы, а там пораскинемся мозгами для дальнейших планов. Мы проходим через ту самую лазейку, егерь идет первым, освещая впереди себя мощным ручным фонарем. Нашу цепочку замыкает Никитос.
        Когда все выбрались из бункера и оказались на той же свалке, именованной полигоном для мага с магнетическими способностями, то Никитос запирает крышку багажника. Далее он нащупывает ручку, потом проводит пальцами по краям. Пять секунд колдовства, и Никитос выдает речь.
        — Установил усиленный магнетизм, чтобы самый любопытный сюда не сунулся. Выглядит так, будто крышку багажника заклинило. Магия действует двадцать четыре часа, но надеюсь, мы справимся раньше срока.
        — Куда направляемся, командир?  — интересуется Лед. Он все такой же жесткий и невозмутимый. В нашей команде уведомлены, что Никитос удостоен высшего ранга.
        — Идем туда, где ошиваются эти ублюдки,  — отвечает тот.  — Кто из вас видел? Где те могут находиться?
        — В последний раз я видел их в супермаркете,  — говорит Тектоник.  — Их убежище было встроено в жилой дом, заменяя первый этаж в целом. Мне пришлось с ними сразиться, чтобы найти что-то съестного. Правда, их мало было, но все же, вызвал магию, и земля разошлась, а дом рухнул на магазин. Куда те убежали, не знаю. Но подальше от меня это точно.
        — Ясно. Больше никто не видел?  — уточняет командир.  — А вы?  — Никитос смотрит на нас.
        Андрей Егерь нехотя пересказывает прошедшие события. Я не хочу перебивать и вставлять, а просто молчу и жду, когда тот закончит.
        — Мдаа… Домов много. Заглядывать в каждый не имеет смысла. Уйдет много времени.
        — Их надо схватить живыми,  — озвучивает свою версию Оксиген.  — Кто из вас хороший дознаватель? Надо же как-то выяснить их намерения.
        — Поймать бы их, а потом выясним что и как. Ладно, пошли.
        Солнечный рассвет алеет на самом горизонте, а значит, утро наступило совсем недавно. И группа направляется в сторону, туда, где издалека виднеется неровные черты заброшенных домов. На пути пока никто не встречается, не считая пару догонялок между жирными крысами и облезлыми котами.
        В здешних местах переплетаются поверья, что днем зомбаков и прочих тварей меньше. Они всячески избегают солнечный свет, а также стараются не высовываться лишний раз до наступления темноты. Больше походило на правду, мне самому доводилось испытать такие встречи. И знаете, у меня нет особого желания сталкиваться с ними. Даже если все это сводится к прокачке своих скиллов. Есть только вынужденные прокачки, а пофармить можно всей группой. В одиночку это делать слишком тяжело.
        Кто знает, может выйдет у нас славная охота. Но не стоит забывать про Фотографа. Он нужен нам живым. А можно ли доверять самому майору, к сожалению, я пока не знаю. Слишком мало времени на знакомства, и все так было сумбурно и быстро. Но миссия решающая. Именно от успешности ее выполнения будет зависит судьба всего человечества. Ох, этот самый чертовый код для отключения оболочки ИНС. Просто выводит из себя, выбешивает и вымораживает в целом.
        Из-за дальнего угла согбенного строения раздается шорох. Выгоревший скелет здания наполняется различными звуками, начиная от бульканья, заканчивая до злобного рыка.
        — Кабздец!  — ругается егерь.
        — Приготовиться к наступлению!  — исторгает Никитос.
        И тут я понимаю, что мы в дерьме. По уши в дерьме.
        Когда я начинаю щуриться, то вижу перед собой необычный мирок, будто переплетенный всемирной паутиной. Все вокруг мигает ядовито синими подсказками, присутствуют кое-какие описания и прочие циферки. И монстры… Начиная от обычных зомбаков до толстяков-смертников.
        Есть банальное правило. Монстры не будут ждать, когда ты им будешь наносить удар. Они сделают первыми, чтобы сожрать тебя. Чтобы прикончить тебя и поставить на этом точку. Так и есть. На изучение нет времени, поэтому приготавливаюсь к предстоящему бою.
        Моя команда не бежит врассыпную. Она остается на месте, ощетинив свои шипы. Под шипами подразумеваю то, что у каждого есть своя магия, и каждый готов начать свою атаку.
        — Держитесь так, чтобы не было нужды отступать. Заодно не подпускайте их близко к себе. Все слышали?  — Никитос начинает подготавливаться к атаке.
        ОБЫЧНЫЙ ЗОМБИ, 2 УРОВЕНЬ.
        БЫСТРЫЙ ЗОМБИ, 3 УРОВЕНЬ.
        Хм, а вот это интересно. Я прекрасно помню, что у обычного зомби имеется первый уровень, а у шустрика — второй. Откуда такие изменения? Стероидами питаются или тоже как-то качаются? А может во всем виновата вторая ступень оцифровки? Последний вариант подходит больше всего, и он дает понять: если мы будем медлить, а оболочка ИНС расширится, то тут дела пойдут совсем худо.
        Я вижу, как два десятка зомбаков спешат к нам, немного пританцовывая. Будто привязаны на веревочках, и как марионетки, они попадают под влиянием кукловода. Да, смешное зрелище выходит. Но мне не до смеха. Я начинаю первым. Вскидываю руки, и «Двойной удар» вылетает из моих рук. Разряды одновременно устремляются вперед, врезаясь во вражескую толпу. Мертвяки содрогаются, падают и бьются в агонии. И только потом, на последнем вздохе распластываются по земле и испускают свой дух.
        Благодаря моей инициативе, другие тоже следуют моему примеру. Атакуют резко и хлестко. Без колебаний и заминок.
        Никитос фокусирует на кусок арматуры, похожий на длинный штырь, который валяется недалеко от полуразрушенного логова монстров. Используя магнетизм, заставляет железку подняться на полметра от земли, и вгоняет ее в бегущую орду мертвецов. Штырь, как хорошо заточенное копье, легко вонзается в пятерых, проходя сквозь них. Хребет у всех ломается, и безумная пятерка, исторгая свой последний вопль, падает на землю. Они выбывают из толпы и исчезают.
        ЗОМБИ-ТОЛСТЯК, 4 УРОВЕНЬ.
        Их четверо, и они пасутся недалеко от своего логова. Эти самые и давали команды для нападения. Получается, что мертвяки хорошо ладят между собой, понимают только свой язык. Мертвый язык, потому что они сами как бы мертвецы, но живые и ходячие.
        Они строят свою стратегию, берут под свое подчинение несколько обычных и шустриков. Начинают отходить подальше от логова. В их глазах нет ничего ясного. У них такие же черные впадины, как и у других мертвецов. Только по их манипуляциям можно угадать намерения, а из практически пустых глазниц вытекает антрацитовая жидкость. Толстяки издают булькающие звуки, словно проглотили большую цистерну. С водой или горючей смесью — не важно. Хотя я больше склоняюсь ко второму варианту. Они вообще ведут себя как смертники. Камикадзе высшего класса.
        Стоит мне вспомнить, как один толстяк застрял в гараже, включил в себе детонатор и взорвался, разлив свою жидкость на машину Мотора, которая легко расплавилась под ее воздействием. Еще один момент у реки, где я еле унес ноги, запрыгнув в лодку. Там уже произошел некий эффект маленькой водородной бомбы. И это их главное оружие, где умирая, они могут запросто забрать других на тот свет. Поэтому с ними нужно поосторожнее.
        Знаю, что ко мне посыпались плюшки за очередные убийства, но в данный момент надо сосредоточиться на бой. Полученные награды можно изучить потом.
        Хлюп-хлюп! Бульк-бульк!
        Жиробасы шлепают своими огромными ногами, издают рев. От такого вопля воздух содрогается, дребезжит и вибрирует. Но эти толстопузы не думают атаковать. Они почему-то осторожничают, причем в несвойственной им манере. Зато снова призывают своих подопечных. Быстрые и обычные зомби — шестерки тех толстяков словно вырастают из-под земли, и начинают переть на нас. Твари выпячивают свои искривленные руки вперед. Черные ногти, гнилой запах разлагающего тела и залитые словно чернилами глаза. Становится обыденно и входит все в привычку.
        Маг льда готовится к атаке. Он использует свою способность, делая двухсекундную заморозку. Естественно, за такой короткий промежуток времени невозможно превратить в лед всю вражескую толпу. Для такого приема потребуется использовать слишком много энергии. Поэтому Лед делает отсрочку. Его магия синим снопом ударяется в оземь. На том месте, где произошло колдовство, образуется небольшая корка льда. Она начинает сверкать как чистый кристалл. Мертвяки не замечают фокуса, они танком идут на нас. Они, похоже, вообще ничего не замечают вокруг себя. Видят жертву — нападают. Им главное добраться до свежатины. Зомбаки начинают падать плашмя. Ржачно выходит, но не в нашем случае.
        Лед мог бы сделать капитальную заморозку, заставив тех тварей застыть в ледяном коконе. Только откат данной магии слишком долгий, и Лед не стал рисковать. Такая магия будет решать только в критических ситуациях.
        Тектоник создает притяжение земли, и шустрики начинают ломать себе челюсти, ударяясь в оземь. Их худющие тела резко приковываются к растрескавшемуся асфальту. Одна треть вражеской толпы испускает дух, взвиваясь вверх черной аурой.
        Оксиген делает замах, и воздух вокруг зомбаков набирает бешеные обороты. Сильный порыв ветра схватывает монстров и подбрасывает вверх. С большой высоты эти твари падают на оземь, их кости ломаются и хрустят. Где-то разрываются конечности, оставляя на земле ошметки гнилого мяса и полоски черной крови.
        Андрей Егерь подмечает, как один толстый мертвец готовится к подрыву себя. Его пузо расширяется, расходится кровеносными сосудами.
        — Бежим!  — дерет глотку егерь, а сам использует магическую силу. Монстр-камикадзе уже разрывается, но магия приостанавливает сие действие, и тот замирает на месте. Как застывший фонтан все внутренности висят в воздухе. Бррр! Жуткое зрелище.
        Я кидаю плевок молнии напоследок, и разряд попадает в застывшего зомбака, и как хрустальная ваза, тот разлетается вдребезги.
        Остальные три толстяка неловко переминаются на месте, словно думая, атаковать или нет. Но они снова издают противный рев, отдавая приказы «шестеркам». И снова лезут шустрики. Сколько их там?! Двадцать, тридцать, пятьдесят, сто? Не сосчитать вовсе. Но я теперь знаю, что тот самый неприметный с виду дом, с разломом, идущим по центру — это и есть логово мутантов, и его нужно всячески избегать.
        Ловушка не для нас. Она слишком опасная, а мы не нагибаторы, чтобы разбрасывать мутантов направо-налево, и магия у нас не бесконечная. Увы, нам придется отступать, ибо твари лезут и лезут. Никитос конечно зол, но других вариантов нет. Придется отступать. Мы убегаем. Прочь. Подальше от логова. Подальше от дерьма, пока не увязли в нем.
        После короткой пробежки наша группа натыкается на стену, ощетинившуюся шипами. Колючий забор тянется по всему периметру. Чтобы попасть внутрь, надо достать кусачки и раскусить часть колючего ограждения. Кусачек у нас нет, но имеются свои альтернативы.
        Лед делает капитальную заморозку, и колючка покрывается кристаллической коркой. Расколоть кулаком или раздробить ее пинком — невозможно. Поэтому Тектоник вызывает силу земли. Дрожь проходит по минимальной шкале Рихтера, но этого достаточно, чтобы ледяная корка покрылась трещинами, а потом вовсе осыпалась на землю. Вход свободен. Пролезаем внутрь по очереди. Никитос входит последним, он же и замыкает цепочку. Командир отряда решает подстраховаться. Тот с помощью своей магнетической способностью начинает соединять концы железной проволоки, они как послушные нити, сплетаются друг друга, блокируя вход.
        — А ты гений,  — замечает егерь.
        — Все мы гении. По-своему,  — скромничает Никитос.  — Смотрите, похоже, там застройка какая-то.
        Мы смотрим, ловим неровные черты здания. Действительно. Больше смахивает на какое-то предприятие. Такое большое, несуразное. Громадина в своем отдельном секторе. От бетонного мастодонта тянется тень несусветного чудовища, а небо над ним копченое, грязное, как лужа на дороге. Между корпусами разделяются металлические трубы, далее идут технические блоки, а вдали виднеется некий резервуар, похожий на хранилище ценного ресурса.
        — Тепловая станция,  — подводит итог Тектоник.  — На этом предприятии тогда-то работал мой сосед. Правда, тот давно на пенсию ушел. А жив он или нет: затрудняюсь ответить. Надеюсь живой и невредимый.
        Слышится его тяжелый вздох.
        — Все мы надеемся на лучшее,  — говорит Никитос.  — Поэтому мы будем бороться за город. Будем стараться. Будем истреблять монстров и бандитов. Все, что в наших силах. Чтобы город стал намного чище.
        Будто в подтверждение его слов издалека раздается истошный вопль. Это зомбаки, они беснуются рядом, возле колючего ограждения. Не могут попасть в периметр, от такой досады зомбаки еще больше приходят в ярость. Начинают прислоняться к забору, а потом вскрикивают от своей же беспомощности. Некоторые мертвяки распадаются на части, видимо колючка добивает их окончательно. Следом тяжелой поступью идут толстяки.
        — А вот эти жиробасы могут спокойно расплавить забор,  — говорю я, вспоминая случай в гараже, где от машины Мотора ничего не осталось практически.
        — Все нормально, дружище,  — подбадривает Тектоник. Маг земли снова вызывает магию, и земля начинает вспучиваться под ногами мертвецов. По ней расходятся небольшие разломы и трещины, а далее, подобно постаменту, земляной участок возвышается, приподнимая ограждение.  — Вот теперь вряд ли достанут.  — Тектоник любуется своим творением.
        — Идем на станцию,  — Никитос отдает приказ.  — Слишком много воды утекло из-за этих отбросов.
        И отряд идет в сторону жуткой громадины, где тени, падающих от труб, больше напоминают частоколы.
        Что больше меня удивляет, так эта глухая стена, которая встречается впереди и перекрывает нам дорогу. Она, как та самая колючая ограда, тоже идет по периметру. Странно, однако. А зачем установили ограждение, если бетонка в три метра высотой? Это так, на глаз я определяю. Может чуть больше. Что-то не то… Просто так рыть землю никто не будет. Значит, это для обороны. И получается, что сама тепловая станция может являться убежищем. А для кого? Стоит узнать…
        — Тектоник! Твое время пошло. Ломай стену,  — поток моих мыслей обрывает зычный голос Андрея Егеря.
        — Да, ломай,  — соглашается Никитос.
        Тектоник ничего не возражает в ответ. Он, наоборот, готовится к своей минуте славы. Ухмыляется, потирает ручками.
        И вот начинается танец, то бишь магия. Тектоник разрывает стену, та расходится в обе стороны. Бетон трескается, идет по швам, на нем виднеются линии разлома. Каменные осколки падают и глухо стукаются об землю. Сама земля подминается, дрожит по минимальной шкале. Еще одно мгновение, и стена оступается, вместо твердой части остается дыра, где через нее пройдет и зомби-толстяк.
        — Отлично!  — хвалит Никитос. Видно, что тот не скупой на комплименты, хвалит бойцов при любой возможности. Команда пролезает через брешь в стене и попадает уже внутрь периметра, где перед людьми разворачивается сама станция.
        Чувствуется, что мы тут не одни. Я это понимаю. Потому что издали слышатся человеческие говоры, где-то резко сказанные слова, а где-то обрывки фраз. Напрашивается вывод, что тепловая станция заселена, а как там нас встретят — дело десятое. Мы уже близко подбираемся к этой громадине. Лучи солнца отражаются от ободков железных труб. Вход предприятия больше смахивает на черный зев древнего чудовища.
        Раздается хриплый голос. Такой злобный, полный ненависти.
        — Ты будешь отвечать, сука? Или нет? Мы к тебе и так по-хорошему, а ты нас вынуждаешь по-плохому…
        Говор обрывается. Слышится вопль. Крик, полный страдания и боли.
        — Заглянем сюда. Смотрите в оба, не суетитесь. Если что-то увидите, надо подать жест,  — Никитос начинает пояснять как что надо. Указать направление и число врагов. Так по-быстрому. Базовые элементы. Сам он говорит, что не служил нигде. Его научил майор Дикань. Весь отряд вникает в суть, быстро запоминает все жесты. Надо приступать к разведке. Если люди заселились, значит неспроста. А какие они там, добрые или злые…Наш отряд готов к любым сюрпризам.
        Стараемся не шуметь. Под ногами назло попадаются ржавые консервные банки, смятые обрывки местных газет, а также целлофановые пакеты, подгоняемые сильными порывами ветра.
        День подходит к концу, наступает время предвечерних сумерек. Прохлада ощущается и на улице, и внутри громадного предприятия. Мы уже находимся в первом корпусе. К счастью, нас пока никто не встречает. Хорошенько обдумываем план. Точнее планы. Потому что может произойти всякое.
        Снова слышится крик. Этот человеческий вопль, полный страдания, заставляет меня покрываться гусиной кожей. Надо как можно быстрее дойти до места пытки и освободить мученика.
        Никитос чертыхается, понимая, что до того помещения, где раздаются голоса людей, нужно протопать еще два корпуса. Получается, что тепловая станция, не считая складских и служебных помещений, а также других хранилищ, имеет четыре корпуса. Далековато, но нам терять нечего. Зашли, надо осмотреть полностью. Прошерстить каждый угол, что сейчас и делаем. Пока идут наши поиски, я хочу взглянуть на свою статистику. Наверняка, все успели посмотреть, а я остался не у дел. Надо исправляться. И вот перед глазами разворачивается таблица с характеристиками.
        Да, очки и бонусы мне приписали.

        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 7
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 16+3 (19)
        СИЛА: 15+5 (20)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 18+2 (20)
        ЛОВКОСТЬ: 18+4 (22)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 39+12 (51)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 17+5 (22)
        РЕПУТАЦИЯ: 93+11 (104)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Седьмой уровень. Очки приплюсовываются к каждой характеристике. Что меня больше огорчает, так это репутация. В данный момент она выглядит слишком блекло, учитывая первоначальную репутацию, где ее очки были потрачены на восстановление здоровья.
        Да, регенерация сожрала много, зато я продолжил быть пешкой в этой сраной игре, одержимой ИНС. Постараюсь все исправить, внести свой вклад. Еще обновился мой статус. Один в поле не воин. Это что получается? Если я присоединился к отряду, то игра выводит такую надпись? Если так, то все логично. Ведь в одиночку не поставишь конец войне, несмотря на магические способности. Без поддержки ты гол как сокол. Если действительно все сводится к данному случаю, то здесь я соглашусь. Один в поле не воин. Даже если ты маг, то шансы управиться с войной в одиночку слишком малы. А отряд — это хорошо. Есть кому спину прикрывать. Остальное все понятно, осталось без изменений. Откаты те же, но с повышением уровня и с помощью очков убийств можно сократить время. Так что я еще подумаю.
        Следующие входы и следующие двери. Откуда-то начинает смердеть. Ужасный смрад висит в воздухе, даже разбитые оконные проемы, откуда идет сквозняк, не могут проветрить вонючие помещения. Слышится, как противно и навязчиво жужжат мухи. Становится ясно, что здесь имеются отхожие места. Что здесь мухам найдется? Если осы к сладкому тянутся, то мухи…
        И этот кислый запах мочи, который въелся в стены…
        Вдруг слышится топот. Человек шагает уверенно, безбоязненно.
        Бэнг! Бэнг!
        Пинает железные банки.
        Хрясь! Хрясь!
        Под его ногами хрустит разбитое стекло. Это мы бесшумно пробираемся, а тот, который идет по малой нужде и страха не знает. Вот он появляется в поле нашего зрения. Мы прячемся по углам, по комнатам, только иногда высовываемся из укрытия, чтобы видеть передающие жесты.
        Никитос показывает большой палец, переводит вниз. Жест смахивает на дизлайк, использующий в социальных сетях. Унарник, значит. Люди с репутацией ниже плинтуса. Получается, что тепловую станцию заняли те самые сволочи, которые не дают житья ни нам, ни другим.
        Нехилое пристанище. Места много, хватит всем. Вот унарник вытаскивает свои причиндалы, струей рисует кренделя на стене. Никитос не собирается ждать, когда тот справит малую нужду. Его нужно захватить тепленьким. Но не тут-то было. Унарник будто имеет глаза на затылке, он со спущенными штанами удирает наутек, при этом надрывая голосовые связки.
        — Чужаки! Всем готовится к бою!
        Его крик разносится как ультразвук, достигает ушей собратьев. Сам унарник спотыкается, путается в своих штанах. Падает плашмя. После падения его вопль резко обрывается. Мы всей группой приближаемся к нему и видим, как из-под обмякшего тела сочится кровь, а из сутулой спины торчит кусок железной арматуры. Нелепая смерть.
        Далее труп исчезает черной аурой.
        — Че за херня?!  — до нас доносится властный голос с нотками хрипоты.  — Всем по местам! Стрелять на поражение!
        Я узнаю этот голос. Его услышал впервые, когда вместе с Егерем остались в заброшенном доме, где спустя какое-то время, наше убежище было окружено бандитами во главе мерзопакостного ублюдка.
        — Хребет,  — имя бандита невольно срывается с моих уст.
        — Что?  — не понял Никитос.
        — Тот самый ублюдок, который нас хотел прикончить,  — отвечает Егерь за меня.
        Никитос хмыкает, машинально дает распоряжения. Мы бежим по коридорам, сокращаем дистанции. И тут же раздается стрельба.
        Бам-бам!
        Пули прошивают стены, где-то рикошетом отскакивают, оказывая двойную угрозу. На пол крошится бетон, поднимается пыль, грозясь забить нам носовые пазухи. Я задираю футболку вверх, натягиваю на уровне носа. Глаза щипает от въедливой пыли.
        И снова стрельба. Снова бетонная крошка сыпется на пол.
        Один вопрос. Точнее два. Откуда у них автоматы и пистолеты? Неужели эти отбросы распечатали законсервированные склады? Помнится мне, что наш город славится танковым училищем и крупнейшим автозаводом. Наверняка, нашли. Тем более время сейчас не простое. Война в самом разгаре.
        Нет, чтобы всем вместе собраться и очистить город от мутантов. Не важно кто ты: унарник или плюсник. Какая репутация, тоже не главное, лишь бы хватило ее на регенерацию тела. А там и до мира не далеко. Но нет же! У каждого свои цели, свои интересы. Держи карман шире. Ведь из жадности люди готовы вырвать кость из собачьей пасти.
        Я приседаю, добираюсь до места укрытия гусиным шагом. Тут вроде безопасно. Пуля не достанет. Прижимаюсь к стене, обдумываю план действия.
        Стрельба продолжается, слышится грохот. Кто-то роняет ящики, кто-то разбивает стеклотары. Помимо поражающих, есть и шальные пули, которые в любой момент могут оборвать чью-то жизнь.
        Пока есть передышка, я врубаю стату. Хочу взглянуть на другие имеющиеся способности. Какой необходимый прием могу присвоить. Так…
        Для седьмого уровня доступны два новых приема. Это молниеносный выпад и отмена приема. Быстро читаю их предназначения. Исходя из пояснений, мне становится ясно, что данные способности должны открыть во мне новые силы.
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД — это выпад в сторону противника, где тот получает удар током. Чтобы открыть данный навык, потребуется разблокировка за 17 очков убийств, а также ваши характеристики «Выносливость» и «Ловкость» должны иметь показатели не менее 25.
        ОТМЕНА ПРИЕМА — это отмена выстрела (атаки). Чтобы открыть данный навык, потребуется разблокировка за 13 очков убийств.
        Неплохой вариант. Возможность есть. Я быстренько распределяю очки. С помощью очков развития довожу выносливость и ловкость до значения «27».
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 7
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 27
        СИЛА: 20
        ИНТЕЛЛЕКТ: 20
        ЛОВКОСТЬ: 27
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 21
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 9
        РЕПУТАЦИЯ: 104
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Не хило так. Теперь нужно проверить на практике.
        — Туман! Ты где?!  — слышу голос Никитоса. Да, я как-то выбыл из строя. Сижу здесь и ошиваюсь как крыса. Но ничего, сейчас исправим. Новая прокачка должна мне пойти на пользу. Пора размять кости.
        Я выбегаю из-за укрытия, перекатываюсь по полу. Слышится стрельба, пули свистят недалеко от меня. Враг не дремлет.
        — Как они умудрились проскочить?!  — недоумевает унарник. Это тот самый, который сейчас держит сектор для стрельбы. У него автомат, и тот чуть меня не задел.  — Получается, зря Бугор огораживал.
        — Заткнись,  — рыкает Хребет.  — Покончишь с ним, сразу вали. Только мушку не теряй и меня прикрывай. Мне к Бугору срочно!
        Под ногами чувствуется дрожь земли. Думаю, что Тектоник в действии, подключается к борьбе и начинает вызывать магию. Но когда земля расходится сильно, и слышится какой-то хищный рев, что тут мысли о маге сразу отпадают. Этот неописуемый крик закладывает мои уши. Будто сам вопль исторгается из бездны. Еще немного, и я мельком замечаю это…
        Что это?! Нет. ЧТО ЭТО?!
        Вдалеке вижу, как из мрачной глубины вылезает пара конечностей, далее еще пара таких, потом снаружи выпячивается треугольная голова с зазубренными хоботами. Через мгновение виднеется удлиненное тело, и как мне кажется, с хитиновым покровом. Само чудище размером с небольшого грузовика типа «Каблук». Сильные задние конечности сохраняют баланс грузного монстра. Над ним высвечивается красная надпись «Скарабей».
        СКАРАБЕЙ, 8 УРОВЕНЬ.
        300 ХП
        ТИП УРОНА: РАЗРЫВАЮЩИЙ, ТРАВЯЩИЙ.
        НАНОСЯЩИЙ УРОН: 10 -15 ЕД.
        Теперь я вижу более подробную статистику у монстра. Если в начале высвечивались наименование и уровень, то сейчас появились три нововведения.
        А не это ли является результатом второй ступени оцифровки? ИНС творит чудеса. Ну, если быть пешкой в игровом мирке, то не так уж весело…
        Скарабей вылезает снаружи и начинает атаковать. Двигается неуклюже, но атакует опасно. С помощью зазубренных хоботов он хватает первого попавшегося унарника. Тот брыкается, отчаянно стараясь выбраться из ловушки. Только этот монстр имеет огромную силу, скарабей с непревзойденной легкостью ломает тому позвоночник, а потом вовсе разрывает жертву на обе части. Жук противно клацает челюстями, запихивает себе в ужасный рот. Слышится, как противно хрустят человеческие кости. Пара глаз-бусинок ищут следующую жертву. Я уже далеко от него, поэтому успеваю преодолеть опасный участок, где бетонный пол вспучивается от раздирающей пальбы.
        Зря время не теряю. Пока атакующий в меня унарник судорожно меняет магазин, пользуюсь удобным случаем. Стреляю в него плевком молнии, тот успевает увернуться, перекатывается на пол, встает и готовится нажать на спусковой крючок. Только не в этот раз. Я успеваю первым. Новый прием в деле, а значит совершаю молниеносный выпад. Чувствую, как мир вокруг меня резко замедляется, я не ощущаю ничего, кроме быстрого порыва ветра. Как в замедленной съемке вокруг меня идут ожесточенные бои, бандиты смешно брякаются на пол, мои ребята вальяжно вызывают свои магические способности, а монстры-жуки, благодаря неуклюжести и вовсе застывают на месте.
        И вот чувствуется телесный контакт, я выбиваю унарника с пути. Автомат не издает выстрела, и падает недалеко от места разбросанных ящиков. От меня исходят электрические нитки разряда. Бандит ударяется током, и тот трясется всем телом, теряет равновесие и отлетает от меня как пустая бутылка. В воздухе витает запах гари. Видимо, унарник неплохо отделался. Он не двигается, тот впадает в бессознательный омут.
        А прием полезный, кстати. Ловкость и выносливость свои дела выполняют. А выпад действительно молниеносный. Я смотрю, оцениваю расстояние. От той бездны, откуда вылез скарабей, до места столкновения примерно пятьдесят метров. Одна секунда. Вжик! И все. Пятьдесят метров пройдены. Еще раз отмечу: прием отличный.
        Ладно. С бандитом покончено. Тут другая проблема выходит. Жуки-монстры творят свои делишки. Вот рушится одна стена, падает лестница, ведущая на следующий этаж. Все перемешивается. Получается каша-малаша. Теперь унарники не зацикливаются на нас. Их другое заботит: как можно быстрее удрать с этого чертового места. Хребет поди пятками сверкает. Я бы тоже сейчас побежал. Только я не хочу оставлять своих товарищей. Бросить команду — это один из худших поступков. Слишком подлый поступок. Только я кажись из другого теста. У меня не хватит смелости стать подлецом и предателем. Да и на репутацию тоже влияет. Об этом надо помнить.
        Мельком замечаю, что из черной бездны вылезли четыре жука. Скарабеи имеют разрывающий и травящий урон. Про разрыв понятно — это когда монстр хватает жертву и разрывает ее на части. А теперь я вижу травящий. Скарабей разводит в стороны свои зазубренные хоботы и из мерзкой пасти производится выстрел. Ядовитая слизь болотного цвета угождает одного бандита. Слышится вопль, чувствуется запах горелого мяса. Унарник падает на пол, перекатывается по нему, будто пытается затушить невидимый огонь.
        Вижу, как та самая слизь моментально разъедает его спину, жертва орет от нетерпимой боли. Потом происходит страшное. Унарник издает краски агонии, его движения становятся резкими, хаотичными. Глаза навыкате, на месте ожога виднеются алый сгусток и выбивающиеся из него кости. Лицо бандита перекашивается, на губах застывает кровавая пена. В общем, маска ужаса получается. И у бедолаги, похоже, кончились очки репутации, пусть и отрицательной. Потому что тот испаряется черной аурой.
        Мдаа… Плохи дела. И тут же скарабей переводит свой ужасный взор на меня. Тяжелой поступью направляется ко мне. Земля, то есть бетонный пол, подминается по его весом. Грузное удлиненное тело задевает несущую стену, и большой обломок рушится недалеко от меня. Я преодолеваю преграду, перескакиваю черед тот обломок, а жучара стреляет в мою сторону. Слизь шипит рядом, издает тошнотворный запах. К счастью, меня не задевает. И снова скарабей подминает под себя многострадальный бетон, перебирает своими могучими конечностями, проламывает обломок как щепку. Куски камня разлетаются, крошатся в порошок.
        Пока монстр готовится к очередному выстрелу, я перебираю свои варианты для атаки. Плевок молнии слишком слабый, чтобы свалить такого мастодонта, жучара его вряд ли его прочувствует. Учитывая, что у того хитиновый покров, то для него скорее всего это будет легким прикосновением с обжигающей ноткой. Прокачать навык можно, но лучше дождаться пополнения очков, а там в спокойной обстановке все решить: как и что можно сделать.
        Убийством током… Хм. Тоже отпадает. Данный навык хорош в ближнем бою, и честно говоря у меня нет ни малейшего желания сталкиваться с исчадием ада. Вообще, для этого приема мной отведена другая роль. Бой с черным клыком — другое дело. Там потребовалась вынужденная мера. С жуком такой фокус не прокатит, а объятия его слишком смертельные.
        Что касается недавно разблокированного навыка, то молниеносный выпад тоже не лучшая идея. Слишком большой риск. После испытания приема на бандите — это снова телесный контакт. Нужно соприкосновение, а мне не хочется дотрагиваться до этой мерзости, которая весит наверно больше машины-легковушки. Данный навык отпадает.
        На мой взгляд лучшим решением является двойной удар, где не нужно никаких контактов и ближнего боя. Прием давно показал себя с хорошей стороны и не раз меня спасал, поэтому мне ничего не остается, как только выбрать его. Врубаю мысленный посыл, вызываю магию двойного удара.
        Преодолеваю небольшой участок, слышу, как за мной носится скарабей, швыряя разбросанными ящиками и стеклотарой. Трещат деревяшки, бьются стекла. Небольшой осколок чертит маленькую ранку на моей левой щеке. Снова останется шрамик.
        Отбегаю на приличное расстояние, и вроде все готово, чтобы начать атаку. Но краем глаза я замечаю, как на той стороне, где коридор тянется до выхода, распластывается наш командир Никитос. Над ним уже нависает хитиновая туша, и та готовится своими хоботами разорвать его на части. Моя реакция как молния. Вместо намеченной цели, я поражаю другую. Срабатывает отмена двойного удара, и из одной руки вырывается плевок, где нить разряда останавливает атаку противника. Цепочка молнии охватывает скарабея, сковывает смертельные движения и заставляет жука оступиться. Тем временем Никитос выбирается из ловушки, а я чувствую, как что-то вязкое цепляется за мою правую руку. С ужасом замечаю ядовитую слизь болотного цвета, которая начинает разъедать кожу. Мне становится невыносимо больно и дурно. К горлу идет комок тошноты. Мое зрение сужается до рези в глазах.
        Я падаю на пол, в нос лезет бетонная пыль. Откашливаюсь. Я переворачиваюсь на спину. Помня про сохранение приоритета отмененного приема, врубаю вызов магии, и мощные потоки разряда вылетают с обеих рук. Двойной удар ликвидирует атаку, и скарабей, охваченный магией, впечатывается в пол. Его хитиновый покров шкварчит как жареное масло, издает противный треск. Скарабей судорожно мотает хоботами, импульсивно перебирает свои конечности, пытается встать. Но встать не может, и жук испускает дух.
        Бой продолжается. Я уже ни на что не рассчитываю. Просто сделал все, что было в моих силах. Главное, это команда. А у меня получилось инстинктивно. Вижу, что товарищу требуется помощь, я сделаю все, чтобы его спасти. Вот такая моя натура. И похоже, тьма поглощает меня.
        Темнота, похожая на черную пелену, которая устилает мой взор, длится недолго. Чувствую, как правая рука отзывается пронзительной болью. Но я терплю, стискиваю зубы, чтобы не вскрикнуть. Кусаю губы в кровь, на языке воротится соленый вкус. Далее тьма не сгущается, она потихоньку исчезает и взор становится ясным. Невыносимая боль смягчается, переходит в жжение, а чуть позже начинает легонько щипать мою кожу.
        Я понимаю, что это такое. Знаю, что ЭТО спасало меня не раз. Репутация. Интересно, сколько потратилось в этот раз? Насколько сильным был урон скарабея? Я все надеюсь, чтобы срез очков вышел не жирным, учитывая их урон, оценивающий в десять-пятнадцать единиц.
        Перед глазами мелькает строчка.
        РЕПУТАЦИЯ: 104 (-1) И (-8)
        ОБНОВЛЕНО.
        РЕПУТАЦИЯ: 95
        Минус одно очко. Перебираю мысли. Вспоминаю. Ага, одно очко отжали за ранку, которую получил осколком стекла. Все ясно. Минус восемь очков. На удивление это много, ведь у меня повреждена была только рука. Видимо, яд скарабея — вещь жуткая. Таким ядом можно истребить полчища тварей. Да, запросто. Как тараканов. И все. Город будет чист как в прежние времена. Эх, была бы возможность.
        — Туман!  — слышу голос, исходящий с той стороны, где, как мне помнится, открывается широкий коридор. Я тихо поднимаюсь с пола, стараюсь лишний раз не тревожить правую руку. Вижу: на месте ожога появились покраснения и затяжки шрама. Кожа начинает сильно зудеть, но ничего. Это терпимо. А яд действительно очень-очень едкий.
        — Нормально все,  — отвечаю я, заодно сплевываю накопившуюся во рту слюну с кровью. Ноет нижняя губа. Значит, сильно куснул.
        — Жив,  — с облегчением вздыхает Никитос. Тот приближается ко мне, и так виновато начинает.  — Спасибо за спасение, друг. Я уж думал все, моя песенка будет спета. А тут ты…
        — Ладно. Проехали,  — обрываю его на полуслове.  — Что с остальными?
        И тут подбегает команда, правда, не с полным составом. Помимо Никитоса вижу Егеря, Тектоника и Оксигена.
        — А где Лед?  — мой вопрос невольно срывается с губ.
        Никитос опускает глаза, как и остальные.
        — Он погиб,  — коротко отвечает командир. В его голосе замечаются нотки сожаления. Остальные издают тяжелый вздох, не в силах добавить что-то еще.
        — Лед пал храбро. Он использовал капитальную заморозку, чтобы остановить жука. Но панцирь мутанта не поддавался его магии, поэтому тому пришлось просто выморозить его кусачую рожу. В итоге, скарабей его добил ядом. Репутации у Льда, похоже, было мало. Это я заметил сразу, когда его тело перестало подавать признаки регенерации,  — лаконично поясняет Тектоник.
        — Все подробно рассказал. Значит ты был рядом,  — чувствую, что моя ярость бушует через край, но я пока подавляю.  — Требую пояснения.
        Никитос смотрит на меня удивленно, но меня это не смущает. Есть во мне задатки командира или нет — не важно. Важно другое. Мы потеряли часть команды.
        — Никитосу сказал. Скажу и тебе. Остальные слушайте тоже,  — невозмутимо говорит тот.  — Будь у меня меньше времени на откаты, кто знает, может и жив был бы Лед. Прошу понять меня правильно.
        — Мы поняли. Ты не виноват,  — утешает его Никитос.  — Время поджимает. Нужно подняться и убедиться — остался кто-то там. Помните, мы слышали человеческие стоны.
        Слышу, как кто-то возится. Замечаю того подлеца, который с таким рвением хотел нашпиговать меня пулями. Но молниеносный выпад сделал свое дело.
        — Очухался, гад,  — иду к нему быстрым шагом. Рука немного ноет, но не страшно. Унарник волочится задом, отталкивается руками. С выпученными глазами смотрит на меня. Понимает, что я просто так его не оставлю. Да, не оставлю. К нему будут вопросы. Отвечать придется ему, потому что вокруг никого нет, не считая следов недавнего боя. А бой вышел знатный.
        Кругом разруха. Проломленные стены, много битого стекла, везде виднеются пулевые отверстия. Из зловещих колец бездны, откуда вышли скарабеи, раздается свистящий звук, подобный звуку сильного ветра. Жуков нет, они исчезли как и все остальные погибшие.
        Меня одно поражает, как крыша выдержала. Похоже, жестокая схватка не тронула несущие стены. А то для всех песенка была бы спета.
        — Оставьте меня! Прошу вас!  — умоляет унарник.  — Меня просто заставили. Выполнял поручения Хребта,  — от нарастающего волнения его голос неожиданно переходит в фальцет. Будто невидимая сила забрала его причиндалы.
        Я бесцеремонно хватаю за его грудки и толкаю в сторону своих друзей. Тектоник подхватывает того и удерживает его с помощью магии притяжения, где бандит застывает как вкопанный. Тот не может шевелиться.
        — Что Вы делаете? Прошу вас не надо!
        — Заткнись!  — рявкает Андрей.  — Еще не хватало, чтобы ты тут обделался.
        — Мы тебя по-хорошему отпустим, если ты расскажешь, куда убежал Хребет. Где прячется Бугор?  — начинает допрос Никитос.  — Егерь…Тектоник… Поднимитесь наверх и проверьте. Туман и Оксиген останутся со мной.
        Андрей Егерь и маг земли поднимаются по уцелевшей лестнице. Никитос подходит к обездвиженному унарнику, и из его пальцев выскакивает ржавый гвоздь. Бандит принимает это как знак устрашения, и начинает скулить.
        — Будешь молчать — буду резать твое лицо.
        Тот продолжает молчать, а Никитос чертит неглубокую рану, проведя гвоздем по его небритой щеке.
        Вижу, что снаружи наступает темнота, потому что солнце уже ушло за горизонт. Света нигде нет, но есть фонарь. Правда, источник света остался у Андрея.
        Пока Никитос возится с пленником, я пользуюсь случаем — мысленный посыл, и статистика раскрывается перед глазами. Есть изменения. Причем глобальные.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 27 (+2) + (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        СИЛА: 20 (+1)+ (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 20 (+4)+ (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        ЛОВКОСТЬ: 27 (+3)+ (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 21 (+4)+ (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 9 (+4)+ (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        РЕПУТАЦИЯ: 95(+5) + (БОНУС +10 ЗА СПАСЕНИЕ ТОВАРИЩА ПО КОМАНДЕ)+ (БОНУС +3 ЗА УБИЙСТВО ПРОТИВНИКА ВЫШЕ РАНГОМ. ПРОТИВНИК: СКАРАБЕЙ)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Обновляю стату.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 32
        СИЛА: 24
        ИНТЕЛЛЕКТ: 27
        ЛОВКОСТЬ: 33
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 28
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 16
        РЕПУТАЦИЯ: 113
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Восьмой уровень. Вижу бонусы. Причем впервые. В связи с этим у меня снова в голове вертится мыслишка: а не эти ли изменения последовали после второй ступени оцифровки ИНС? Соглашусь, бонусы получать приятно. Подбадривают, подстегивают. Приятно удивил бонус за спасение товарища по команде. Значит, все было не зря. Не зря отменил ранее выбранный прием, не зря так рисковал, что сам вновь родился в рубашке. Бонус за убийство скарабея подкрепляет тот факт, что можно попробовать завалить противника выше своего уровня. Конечно, если есть возможность, и ты уверен в своих силах и способностях.
        Честно говоря, я не знал, что так получится. Все вышло импульсивно.
        — Говорю же, не знаю! Хоть убейте! Честно не знаю!  — ноет унарник. Он истекает кровью. Алые струйки стекают по обезображенному лицу, но через пару секунд вместо них остаются шрамы. Видимо, его репутация пока не знает недостатка очков. Похоже, слишком много нагрешил. Имею в виду большие грехи. Потому что на маленьких грешках не напасешься запасом жизни. Если уж воровать, то по-крупному. В данном случае, если убивать, то тех, на кого можно наживаться.
        — Блефуешь, гад! По глазам вижу,  — цедит Никитос сквозь зубы. Он по-прежнему держит в руке ржавый гвоздь. Командир разочарованно вздыхает. Понимает, что правды не добиться и намеченные Бугором планы у того не вызнать.
        Эта сцена мне порядком надоедает, и я перевожу взгляд на Оксигена. Тот беспечно смотрит куда-то в сторону. От нечего делать он вызывает магию. У того в руке замечается скопление, которое взвивается прозрачными всполохами. Мне хочется его осадить, чтобы он не тратил магию попусту, но позже переключаюсь на другие думы. Точнее думаю, разбираюсь, что делать дальше. Снова взираю на сцену устрашения — все та же безнадежная пытка гвоздем, а на лице унарника отпечатываются новые шрамы.
        Вновь смотрю на Оксигена, тот улавливает мой взор, ухмыляется с хитрым прищуром. Вижу, как тот поигрывает магией воздуха, и мне что-то сильно напоминает. А что именно? Скопление воздуха, оно снова взвивается прозрачными всполохами. Оно больше похоже на призрака… Точно! Меня осеняет. Хочу поделиться этой мыслью с командиром, но слышу голос Тектоника. Оставлю затею до лучших времен.
        — Сюда! Нашли пленника.
        Никитос убирает гвоздь, далее подбирает с пола короткую железную проволоку. Прибегает к магии, где кудесник вытягивает ее, и проволока становится длиннее в три раза. Железная нить овивает унарника кольцами, заключает в неприятные объятия, где прутья начинают сдавливать его грудь. Таким же макаром Никитос связывает ему ноги.
        — Отключи свою магию, Тектоник,  — говорит командир.
        Маг земли убирает свои магические оковы, и унарник плашмя падает на бетонный пол. Слышится глухой стон.
        — Будешь молчать? Если нет, то этой же проволокой рот твой зашью,  — унарник кивает головой.  — Вот и славно. Оксиген,  — подзывает Никитос.  — Будь добр, пронеси его до верхнего этажа. Туман, пошли.
        Маг воздуха кивает в ответ, включает свои способности, и унарник висит в воздухе в горизонтальном положении. Я следую за своими товарищами.
        Темнота вступает в свои права. Она всасывает в себя нижний этаж. На верхнем царит полумрак, потому что в отличии от нижнего, здесь имеется множества окон. Лунный свет пробирается сквозь них, немного освещая заброшенные помещения. Мы идем за Тектоником, который запомнил дорогу. Оксиген продолжает нести в воздухе унарника. Вдали виднеется небольшой круг света, исходящий от мощного фонаря. Андрей Егерь там, наедине с пленником.
        — Сюда…  — подзывает Андрей, замечая нас.
        Вижу человеческий силуэт в подвешенном состоянии. Оксиген оставляет унарника, небрежно кидая на пол. Снова исторгается стон.
        В свете фонаря я различаю лицо изможденного человека. Весь в шрамах, в глазах нездоровый блеск, губы распухшие, а передние зубы выбиты. Хм, похоже, зубы не вырастают, не подвергаются к регенерации. Или я ошибаюсь?
        — Его надо снять с крюка. Освободить от цепей,  — говорит Андрей.
        Никитос вызывает магию, и звенья лопаются. Андрей подхватывает человека, снимает с крюка и аккуратно кладет на пол. Человек потерял слишком много сил, говорить толком не мог. Он просто теряет нить реальности, не понимает суть происходящего, утрачивает интерес ко всему. Андрей легонько задевает по его шрамированной щеке, и тот мучительно взирает на нас.
        — Кто…вы…?  — еле выговаривает он. Наши ники высвечиваются, но тот похоже настолько ослаб, что не в силах их прочесть.
        Никитос кратко поясняет кто мы, зачем пришли.
        — От Диканя говорите… Знаю…. Я…  — тяжелый вздох.  — Я — Фотограф.
        Видимо, у того была кратковременная регенерация. Как говорится, после отключки, вновь ожил. Настолько его сильно избивали. После его слов ник зажегся. Да, это действительно Фотограф.

        Глава 10. Вызнать правду

        Не всегда бывает красиво и правдиво.
        Фотограф… Кто бы мог подумать, что мы найдем его в тепловой станции. Вышло спонтанно. Бежали от логова, кишащего монстрами, наткнулись на железную ограду, а там… Убежище бандитов, где пытали пленника.
        Он дышит тяжело. Крепко ему досталось. Видно, что унарники не знали пощады. Но тот говорит, что репутация практически исчерпана, а для полной регенерации тела не хватит. Слишком много незаживающих ран. На теле виднеются следы жестоких побоев. Ножевая рана тянется от плеча до груди, и она заживается плохо. У нас нашлись бинты. Перебинтовали, но сквозь белой марли сочится кровь.
        Фотограф скрипит зубами, терпя эти боли. Его аккуратно уложили на картонке, подложив под голову мой рюкзак. Пусть немного отдохнет. Не время, что-то у него спрашивать. Главное, что живой. Завтра может спросим и двинемся в путь обратно. В бункер. Дикань, наверное, дождаться не может.
        За окнами царит глубокая ночь. Ясно, что в такое время суток бродяжничать — плохая затея. Бандиты не дремлют, монстры качают свои права, шастают везде.
        Андрей Егерь убирает фонарь. Дело не только в экономии батареек, но и лишнее внимание тоже привлекать не хочется. Тем более после случившегося, где нам пришлось схлестнуться и с бандитами, и с монструозными жуками, а также пережить смерть одного из товарищей нашей команды.
        Небольшой перекус. Галеты и банки с тушенкой выужены из рюкзака. Это дары бункера, со складов, где они и сохранились.
        — А ты уверен, что он знает код?  — тихо спрашивает Оксиген. Он смотрит сначала на Фотографа — тот уже спит, его грудь тяжело вздымается. Потом переводит взор на спящего унарника.
        — Да, уверен. Его здесь держали не за красивые глазенки,  — ворчит Никитос.  — Надеюсь, Дикань говорит правду.
        Распределяем время для дежурства. Не считая Фотографа и унарника нас пятеро. До утра примерно пять-шесть часов. Значит все сходится. Каждому выделяется час для дежурства. На том и порешили.
        Я только прикрываю глаза, и кажется, проходит мгновение, как кто-то тычет мне в бок.
        — Твой черед, Туман,  — тихо говорит Тектоник, боясь разбудить остальных.
        Мне остается только вздыхать. Я поднимаюсь начинаю взирать в окна. На улице темно, ни одного включенного света. Фонарные столбы, как черные колья, зловеще возвышаются над пустынными дорогами. Слышится собачий лай. Кто-то кричит, просит помощи.
        И все эти звуки мне становятся чересчур обыденными. Сколько времени прошло с того дня, когда началась такая бурда? Одно скажу: много. Много утекло воды. А есть шансы все исправить? Наверно. Вся надежда на Фотографа. Надеюсь, что он оклемается к утру, и все расскажет.
        В голове снова вертится мыслишка о безумной идее. Это связано с призраком. Я вспоминаю, как выглядел нулевой. Да, черты его расплывчатые, не имеет плоти и крови. Он питается фантомами, вызывает свой гипноз, и под его влиянием люди впадают в транс. Идея безумная, но почему бы не повторить. Особенно то, что касается человеческих страхов. Ведь нулевой не прочь полакомиться. Правда, его еще найти нужно. А это еще одна задача, еще одна проблема. Но попытаться стоит.
        Час дежурства… Время идет бесконечно. Всего час, но эта та самая монотонность просто убивает. От одного окна перемещаешься к другому, а там еще и стекла битые, и откосы отвалившиеся. Лишнего шума можно наделать запросто. Но для меня привычно. В одиночку навык выработался.
        Смотрю на наручные часы Никитоса. Тот говорил, что нашел их в бардачке одной заброшенной машины, которая замерла в вечной пробке на дорожной развязке.
        И вот кончается дежурство. Не было никаких поводов для беспокойства. Все прошло тихо и гладко. Иду будить Егеря, тот меня должен заменить.
        Лесник недовольно фыркает, но без лишних слов берется за дежурство.
        Брезжит рассвет. Утро начинается неспешно. Все наше внимание переключается на Фотографа. Тот продирает глаза, видит, что ему ничего не грозит, тихонько встает с картонного лежака. Но дышит тяжело. Рана пока заживается плохо.
        — Совсем скверно?  — вкрадчиво начинает Никитос.
        Тот качает головой, а потом издает голос.
        — Если пойду с вами, то рана снова раскроется. Лишний раз тревожить не стоит. А переждать тут бессмысленно. Время поджимает. Карандаш или ручка найдется? Если вы и правда от Диканя.
        — Да, от него. Но мы не можем оставить тебя здесь. Дикань сказал, чтобы вернули тебя в бункер. А то все будет зря. Столько километров протопали, столько крови пролили. Товарища потеряли. И ты нас тут же обламываешь!  — не унимается командир.  — Это хуже предательства!
        Фотограф хмыкает, чешет голову. Крепко так призадумался. Видно, что не ловко. Но потом снова повторяет свой вопрос:
        — Карандаш найдется? Ручка? Мне написать нужно,  — смотрит на унарника, понижает голос.  — Код напишу.
        — Вот дойдем до бункера, там карты свои раскроешь,  — рычит Егерь. Он дает мне фонарь, я убираю светильник в свой рюкзак.
        — Страховка не помешает,  — Фотограф морщится от боли, осторожно трогает грудь, где виднеется внушительная полоска бинта.
        — Есть только гвоздь. Можешь на картоне начеркать,  — предлагает Никитос. Он вытаскивает гвоздь из широкого кармана, кладет в протянутую руку Фотографа.
        — Благодарю,  — тот начинает быстро царапать по картону, ловко орудуя ржавой железкой. Получается довольный длинный код, и буквы расположены хаотично, не по порядку. Какие-то цифры и знаки. Он заканчивает и передает картон Никитосу.
        — Это что, код такой?  — недоумевает командир.
        — Да. Я его написал под шифровальным ключом. Расшифровать его может только Дикань. Мы с ним работали в одно время в военном городке. Там все асы вызнали,  — выдает Фотограф, тяжело дыша.
        Никитос передает картон мне, я снова бросаю в рюкзак.
        — Смотри, не потеряй,  — настороженно подмечает Фотограф.
        — Не потеряю,  — говорю ему в ответ.
        Все готово, чтобы наконец покинуть тепловую станцию. Фотограф отказался от поддержки, сказав, что обойдется без помощи товарищей. Оксиген снова завладел пленником, оставив унарника висеть в воздухе. Потом понял, что так привлечет к отряду больше внимания, бросил затею. Поэтому бандит еле плелся за ними. Никитос освободил его ноги от железной проволоки, оставив связанными его руки. Сделали кляп из моток грязных тряпок. Командир не доверял ему, и решил подстраховаться, чтобы тот не смог проорать по всей округе. Впереди открытый мир, и там слишком много соблазнов для зова помощи.
        Спускаемся на первый этаж, обходим поле вчерашнего боя. Я поправляю лямки рюкзака, иду следом за Фотографом. Тот идет с гордо поднятой головой, походка твердая… Но ближе к выходу он резко падает на пол.
        — Что с ним?!  — Никитос подбегает к нему. Мы все в ужасе, тоже приближаемся. Командир подхватывает человека, его лицо перекашивает от ужаса.  — НЕТ! НЕТ! У нас еще столько незаконченных дел!
        Тут мы все понимаем, что Фотограф перестал дышать. Ужасная рана раскрывается, кровь обильно сочится и бинт превращается в багровую полоску. Ножевая рана оказывается смертельной. Его репутация не справляется. Регенерация тела не произойдет — слишком мало набранных очков. Израсходованных становится еще больше. Фотограф с остекленевшими глазами и кровью на губах испаряется белой аурой.
        Никитос беспомощно смотрит на нас. По его взгляду можно прочесть, что тот возненавидел весь мир. Он до хруста сжимает кулаки.
        — Похоже он знал, что не дойдет до бункера,  — тяжело вздыхает Егерь.
        Нам ничего не остается как последовать дальше. Время поджимает, становится меньше и меньше. ИНС делает свои делишки. Покидаем станцию, солнце слепит глаза, привыкшие к темноте. Идем другим путем, делаем обходняк. Нам не хочется лишний раз сталкиваться с зомбаками, где те встречались у ограждения. Запасной выход есть. Железная дверь, замурованная в бетонную стену. Тектоник принимается за дело. Как и в прошлый раз, он магичит и начинает разрушать стену. После пару земных сдвигов дверь выпячивается прямо на нас. Никитос подхватывает ее, и своей способностью вырывает ее вместе с мясом. Тяжелая дверь глухо стукается, и земля содрогается на миг.
        Мы покидаем периметр. Никитос будто идет сам по себе, молча и задумчиво. Все же смерть Фотографа нас подкашивает, и что придется нам сказать Диканю? Человека не вернуть — это уже провал миссии. Но тот успел написать код, который сможет исправить нынешние положения дел.
        Город жестокий, улицы не дремлют. Где-то рушится хиленький дом, где-то отзываются предсмертные крики. Собаки гавкают, да, эти живучие тоже. Перед нами только что шмыгнула пара жирных крыс, а за ними на все порах бежал облезлый кот с обрубленным хвостом. Хочешь жить — умей вертеться. И этот дохлый кот не исключение. Выживает как может.
        Мы избегаем широких улиц. Слишком большой риск быть замеченным. Прямо как на ладони. Поэтому мы ищем всевозможные лазейки, выбираем узкие проходы, делаем перебежки, попадаем в дворы-колодцы.
        Унарник впереди всех, Никитос, я, Тектоник и Оксиген следом. Пленник еле волочит свои ноги, мычит и пыхтит, постоянно озирается по сторонам. Боится, значит.
        После недавнего шока, в связи с потерей Фотографа, я совсем забыл озвучить свои мысли. Насчет нулевого, который питается человеческими страхами. Ведь глядя на пленника, тот действительно дрожал не хуже осинового листа. А значит есть возможность добиться правды. Это мне так кажется. Хочется в это верить. Ведь случай на заброшенном мосту — это не сказка. Все происходило на моих глазах. Пора поделиться мыслями, озвучить их.
        Равняюсь с Никитосом, тот по-прежнему угрюмый, начинает жевать губы. Потом поворачивается ко мне и выдает:
        — Есть что сказать?
        — Да. Ты примешь меня за идиота.
        — Мы все свихнутые по-своему. Я тебя слушаю.
        Убеждаюсь, что нам пока ничего не грозит, делюсь с ним своими соображениями. Начинаю рассказывать про случившее, которое настигло меня еще на заброшенном мосту. Сандра, Мотор и я. Все мы педалим в сторону города по велодорожке. И тут на обрыве моста встречается нулевой, призрак питающий фантомами. Рассказываю, как тот самый призрак начинает овладевать Сандрой, постепенно загоняя ее в потайные углы страха, девушка одержимая нулевым, сдается и уверенно шагает к обрыву моста, где из темной водной глади выглядываются человеческие лица с застывшими масками ужаса.
        — Уверен, что того можно поэкспериментировать?  — Никитос кивает на идущего впереди унарника.  — А вдруг не получится? Зря только время упустим.
        — Он боится. Видишь?  — говорю ему, понижая голос.  — А значит стоит попробовать.
        — Да тут поди все твари дрожащие. И где искать этих нулевых?
        — Если не ошибаюсь, эти призраки стараются выбрать те места, где своими ментальными связями пытаются свести людей к самоубийству.
        — И где предлагаешь искать? До того моста нет смысла переться,  — Никитос поправляет наручные часы, смотрит на них.
        — А ты можешь припомнить, где можно разбиться насмерть?
        — До начала той едреной фени помню одно место. Яма там большая. Власти тогда говорили, что ее песком накроют, закатают как надо. Суицида на этом месте много было. Вот только эта яма так не исчезла. Там еще трубы какие-то остались. Видимо дом снесли на том месте. Как пень выковырнули. Но до туда еще топать нужно.
        — Дикань подождет.
        — С чего это?  — командир ошалело смотрит на меня. Не ожидал, наверное, такого наглого ответа.  — Против начальства вздумал пойти.
        — Нет. Нужно быстрее вызнать, где ошивается Бугор и его приближенные. Если тот действительно что-то из себя представляет, то нужно найти подход к другим вещам. От того что у нас есть код, не делает того уязвимым.
        — Здраво рассуждаешь. Но что мы добьемся от конченного утырка?  — Никитос вновь кивает на пленника. Тот спотыкается и бессильно падает на потрескавшийся асфальт.  — Легче его прикончить. Нужно сбросить чертов балласт.
        — Ты похоже забываешь, кто оставил его в живых.
        — Да. Я оставил. Потому что ты его хотел отмудохать за смерть товарища, вымести всю злость на нем.
        — А теперь нужно выбить правду. И почему-то я верю, что нулевой заставит развязать тому язык.
        — Хорошо, убедил. Но на этот раз отвечаешь ты. Если все провалится, тебе от майора влетит. Как и мне. Потому что соглашаюсь с тобой. Дикань с нами миндальничать не будет.
        — Договорились.
        Никитос ушел от ответа, пошел вперед. От навалившейся досады пнул уже вставшего с земли унарника. Мы помогли тому встать, тот еле держался на ногах.
        На пути встретились мелкие зомбаки, не доросшие до приличных уровней. Их словно ветром сдуло после нашей примененной магии. За маленький подвиг мне выдали очки репутации.
        РЕПУТАЦИЯ: 113 (+2)
        Обновлено.
        РЕПУТАЦИЯ: 115
        Зато за бесконечные пробежки меня щедро наградили. Бег дает силу и выносливость. И это очевидно.
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 32 (+6)
        СИЛА: 24 (+6)
        Снова обнова статы.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 38
        СИЛА: 30
        ИНТЕЛЛЕКТ: 27
        ЛОВКОСТЬ: 33
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 28
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 16
        РЕПУТАЦИЯ: 115
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Все нормально. Мы продолжаем свой поход, натираем подошвы от долгих прогулок. Далее виднелись черты жилого комплекса, а за ним расположился пустырь, где из земли выросли железные арматуры и скобы. Наш отряд приблизился к назначенному месту. Глубокий овраг, где внизу хищно змеились трубы с налетом ржавчины. Унарник уже выбился из сил, Тектоник и Егерь поддерживали его, чтобы тот вновь не впечатал в землю всем телом.
        — Ну и где же он, черт возьми!  — Никитос скрипит зубами от злости.
        — Вау! Столько добра мне привалило! Никогда еще такого не было,  — неожиданно отозвался фальцет. Кто-то тихо зашелестел в воздухе.
        Прозрачный скелет вытянулся из хитросплетенных труб. Это был нулевой. Его возраст невозможно угадать. И не молодой, и не старый. Мужчина среднего возраста.
        — И сколько душ погубил?  — в лоб спрашивает Никитос.
        Нулевой вальяжно крутится над оврагом. Его хитрый прищур и злая ухмылка не сходятся с лица. Он чуть приближается к нам и говорит:
        — Со счетов сбился. Но я голоден, и мне надо больше душ.
        — У нас для тебя есть чем голод утолить,  — командир кивает в сторону пленника.  — Только одно условие. Если ты его выполнишь, считай он полностью твой.
        Унарник смотрит на него ошарашенно. Видимо, тот в первый раз видит нулевого. Его глаза расширяются, зрачки бегают туда-сюда. На лбу в который раз выступает пот. Ноги дрожат, сам мычит еще громче.
        Остальные не подают вида. Стараются сделать отвлекающий маневр, что те не испытывают страх. Будто и не знают, что это такое.
        Нулевой приближается к унарнику. Щерится во все прозрачные зубы, похоже тот находит в нем слабые места, но через секунды-две он брезгливо отворачивается от него.
        — Он не моя жертва,  — тот наконец выносит вердикт.
        — С чего бы?  — хмурится командир.  — Он же для тебя прям лакомый кусочек. Смотри внимательней.
        — Нет. У него отрицательная репутация. Таких жертв я обхожу стороной. Мне нужны положительные люди. Так что не пытайтесь меня обдурить. У вас ничего не выйдет. А у самих с репутацией все в порядке. Только вы не пробиваемые, черт возьми! У меня не получается к вам подобраться.
        Я вздыхаю. Прекрасно понимаю, что все это безнадежно. Мой взгляд цепляется за металлические трубы, за разрез глубокой ямы. Нехилое место для привлечения жертв. Отличную замануху себе выбрал нулевой. Но меня осеняет другая мысль.
        — Тектоник!  — окликаю его.  — Работа есть для тебя.
        Тектоник взирает на меня, на его лице читается недоумение. Я киваю в сторону ямы, заодно поясняю ему:
        — Давай, ловушку закрой. А то, смотрю, нулевой совсем оборзел.
        Нулевой хохочет, не веря моим словам. Когда Тектоник понял, о чем речь, он подошел к обрыву, оценил пропасть и ее масштабы. Масштабы, это мягко сказано, но он дал оценку. Сначала вскинул вперед руки, начал делать движения, будто готовился к бою с невидимым врагом, а потом вызвал магию, где земля издала мелкую дрожь.
        Тектоник отошел от обрыва, я тоже последовал его примеру, как и все остальные. Мы стояли недалеко от ямы, на безопасное расстояние и смотрели как магичил маг земли. Под его влиянием земля заходила ходуном, пошли земные сдвиги. Виднелись линии разлома, которые заканчивались у обрыва. Посыпался песок, постепенно заполняя ловушку, внизу трубы загудели, стали разрываться от силы земли.
        — НЕТ!  — заорал нулевой. Его крик сорвался, вместо привычного фальцета послышался хрип, а далее разнесся гортанный звук.  — Не надо! Хорошо! Я попробую вытащить из него фантомы и страхи! Только не трогайте мое место! Это хлебное место для меня! Чем дальше питаться буду?!
        Его глаза изменили форму, они изобразили глубокую печаль, и в них можно было прочесть мольбу.
        — Хорош, Тектоник,  — говорю своему товарищу.  — Ты свое дело сделал, а сейчас нужно выслушать призрака. Нужно раскрыть карты. Мы тебя слушаем,  — обращаюсь к нулевому.
        Эфемерный человек вздрагивает, с тревогой смотрит на яму — в ловушке виднелись ржавые железки, которые торчали из прослойки грязного песка. Еще немного, и Тектоник бы полностью накрыл. И призраку пришлось бы найти новую ловушку, если он не одумался вовремя.
        — Отпустите его,  — требует призрак. Мы отпускаем унарника, отходим назад. У бандита дрожат губы, и если прислушаться, то можно услышать, как из него вырывается тихий скулеж. Глаза на мокром месте, сосудики лопаются, белки начинают краснеть. Слишком напуган, и нулевой прекрасно чувствует его дикий страх. И похоже, сам этим наслаждается. Он приближается к нему вплотную, своими прозрачными руками хватает того за плечи и всматривается в глаза, пытаясь разглядеть того в самую душу, хоть и греховную.
        Проходит минута, и унарник перестает скулить. Его губы не дрожат, глаза не бегают туда-сюда. Нулевой втягивает из него эфемерную оболочку, где на ней были отображены человеческие страхи, которые тогда-то испытывал сам бандит. Далее унарник закатывает глаза, его язык вываливается снаружи, а тело становится таким легким в руках призрака, будто тот скинул свой вес без остатка. Нулевой отпускает жертву на землю, оставляя того в покое. Он берется за ту эфемерную оболочку, висевшую в воздухе, начинает разводить руки в стороны. Из его прозрачных пальцев выбилась искорка, от которой оболочка превратилась в цифровое изображение, подобно голограмме.
        — На данный момент я выловил у него последний фантом. Последнее то, что вызвало у него чувство страха. А теперь смотрите сами.
        Взмах руки, и оболочка задрожала в воздухе, перетасовывая все застывшие кадры. Пошла цветная картинка.
        На ней отобразилось знакомое мне действо. Ночь, песчаный берег, разрушенный мост, соединяющий столицу с пригородом.
        — Сейчас вы видите то, чего видел ваш пленник. Его же глазами вы видите все происходящее,  — поясняет нам призрак.
        Эфемерная оболочка меняется каждый раз. Вот сейчас мы видим, как тот погружается в какой-то катер. Поглаживает приклад автомата, проверяет заполнение обоймы, загоняет патрон в патронник. Смотрит на тучного вида мужчину, который что-то говорит и говорит. Нам, правда, не слышно. Вообще, здесь разговоров нет. Мы смотрим немое кино. Тот мужик, похоже, отдает приказ, виднеется его злой оскал, сморщенный лоб и налитые яростью его глаза. Появляется еще пара таких бандитских рожей, но его внимание приковано к дальней точке. И он целится из автомата. Пока не стреляет, видимо, ждет приказа. А та самая дальняя точка все приближается и приближается, из смазанной цели превращается в четкую картинку, но все равно до нее слишком далеко, чтобы точно попасть.
        Стоп! У меня тут же сбивается дыхание. Это что получается? Получается… Получается… Да черт возьми! Это же лодка! Наша надувная лодка! На той самой лодке, где я вместе с Мотором и Сандрой пытался перебраться через реку в столичный город. Далее следует все по моему сценарию.
        Лодка чуть сдувается, вижу, как Мотор безуспешно пытается вырулить в безопасную сторону. Сандра, похоже, наклоняется к воде. Помню тот жуткий момент, когда я стал уходить вниз, ко дну, где над головой сомкнулась толща воды. И я шел ко дну. Я был ранен, причем смертельно. И мне тогда не хотелось топить лодку раньше времени, когда пули прошили ее. Отчетливо помню голос Сандры, наполненный слезами. Помню, как грязно ругался Мотор.
        От этой картинки мне становится не по себе, потому что до того момента боль утраты немного отходила. А тут снова все всколыхнулось, картина, отображаемая эфемерной оболочкой, бередила незажившие в душе старые раны. Меня всего колотит, смотрю на обмякшее тело унарника. Спрашивается, он тут причем? Он выполнял приказ. Если не он, так кто-то другой бы пустил автоматную очередь в нашу сторону.
        — А в чем его страх, собственно?  — осведомляюсь я. Стараюсь выдать так, чтобы в голосе не было дрожи.  — Кого испугался?
        Нулевой говорит не сразу, он будто тщательно раздумывает свой ответ. А потом все же выдает:
        — Он испугался тех, что видел перед собой.
        — А мне подсказывает, что он больше всего боялся того, кто орал на него. Но это и так понятно,  — вмешивается Никитос.  — Если бы тот не послушался, то сам бы в реку канул.
        — Верно мыслите,  — хвалит командира нулевой.  — А дальше они высаживаются недалеко от города, где за пару километров расположился завод.
        — Автомобильный завод. Знакомо мне местечко,  — подает свой голос Оксиген. Тот громко цокает языком.
        «Точно убежище? Я не совсем уверен в этом».
        — Убежище?  — словно читает мои мысли Андрей Егерь.
        — Предположим. А дальше что?  — не унимается Никитос.
        — Прикончить их надо. Вот что,  — напыживается егерь.  — Наверняка, Бугор там. Тем более до завода не так уж и далеко.
        На тот момент эфемерная оболочка застывает, картинка исчезает, и страхи унарника на том кончаются. Далее нулевой втягивает всю оболочку в себя, и на его прозрачном лице отражается некий оттенок наслаждения.
        — Дичайший страх съеден. Вкусно, однако. Пусть и репутация отрицательная,  — довольно произносит призрак.
        Я теперь знаю примерное нахождение тех бандитов. Автомобильный завод у нас один, и его трудно не запомнить. Их главное убежище. Примерно так.
        Взираю на пробудившего унарника. Получается, Мотор и Сандра погибли не по его вине. Все из-за командующего, который заставил того нажать на спусковой крючок.
        Тем временем унарник, как марионетка, стал подвластен только призраку. Нулевой на наших глазах сделал так, что бандит вскочил, стал бессвязно что-то говорить и, побежав к обрыву, сиганул вниз. Его крик резко обрывается.
        Мы осторожно подходим к злосчастной яме и видим ужасную картину. Железная арматура, что застряла между хитросплетенными трубами, насквозь пробила позвоночник жертве. Унарник испускает дух и исчезает, растворяясь в воздухе черной аурой.
        Вот вам и самоубийство, подстроенное самим нулевым. А призраки оказывается беспощадные и жестокие. Сначала пожирают лакомые кусочки страха, а потом безжалостно убивают. Не слишком хитрое занятие. Лучше бы занялись спасением человечества. Только какой от них толк? Они сами как бы мертвецы, и им по барабану, что там живые люди еле с концами сводят.
        Я невольно поправляю рюкзак, вдруг вспоминаю про код, нацарапанный самим Фотографом. Расшифровать может только майор Дикань. И нам нужно податься в бункер в первую очередь. И как можно быстрее, а то времени в обрез.
        — Ладно, пошли,  — говорю я.
        Никитос хлопает меня по плечу.
        — Ты не прогадал,  — говорит он.  — А теперь точно пошли.
        И мы идем дальше. В свой бункер, где нас поджидает майор. Потеряли уйму времени, Фотографа не вернешь, а код нужно необходимо расшифровать, чтобы выстроить какую-то суть. Рядом со мной ровняется Андрей Егерь. Он смотрит на меня, многозначительно качает головой и тихо выдает мне на ухо:
        — Узнал ту лодку, которая под помостом шуршала возле моего дома. Мне очень жаль, что тебе досталось снова увидеть своих друзей, хоть и нет их в живых.
        Чувствую скованность, мне не хочется говорить про них. И мы с егерем идем молча, направляемся дальше, натирая подошвы.

        Глава 11. Совпадение

        Чаще всего совпадение — это чистая случайность.
        До бункера дошли без напряга, если не считать той мелкоты, которая встречалась нам по дороге. Правда, самое сложное нас ожидает впереди. Когда Никитос подошел к развалюхе и открыл багажник, то чертыхнулся. Ведь вход в бункер тот запечатал на один день, а сейчас близится конец второго дня. Получается, крыша багажника была в полном доступе.
        — Надеюсь, никто не сунулся туда,  — успокаивает себя Никитос.
        — Тут только код доступа чего стоит,  — вставляет свои пять копеек егерь.
        Мне сразу вспоминается условный сигнал. Пять ударов. Пауза. Еще два удара. Далее код доступа, который вызвал изначально дикое недоразумение, а потом некую нервозность. «Как дела, крошка?» Звучит как-то… Брр!
        Спускаемся по ступенькам, проходим лазейку, сделанную из шлакобетона. Снова перед нами вырастают гермодвери. Никитос делает тот же сигнал.
        Повисла неловкая пауза, за «гермой» пока никто не отвечает, и нас это вгоняет в чувство отчаяния. Наши нервы натянуты как струны, напряжение растет и сводит челюсть.
        — Код доступа,  — голос за «гермой», как лавандовое масло, приводит нас к спокойствию.
        Снова «Как дела, крошка?», и гермодвери открываются. Те же охранники с колючими взглядами закрывают за нами.
        Сразу бежим к начальнику бункера. Майор Дикань на месте, и сейчас внимательно нас слушает. Никитос рассказывает все как есть, говорит про нынешнее положение наших дел. Самое трудное дается рассказ про Фотографа, который на наших глазах умирает от нехватки очков репутации, которые не смогли залечить раны полностью. Раны не заживают просто так, они оставляют потом следы и шрамы.
        Начальник бункера хмурится пуще прежнего, но он выслушивает все от и до. Да, дело труба, но тот не теряет надежды, как и мы. Никитос говорит про код, и я вытаскиваю картонку, где на ней исписаны те самые загадочные надписи. Командир передает майору, тот изучает код, его лоб морщится, а в глазах читается некая злость.
        — Нас ждет самое сложное, товарищи!  — осведомляется майор. Взирает на нас и поясняет.  — По шифру я понял, что хотел передать Фотограф. Сейчас унарники находятся в автозаводе. Бугор готовится к захвату военного городка, который находится недалеко от их убежища. В этом городке я был и принимал участие в разработке секретного оружия. И вот что я вам скажу. Эти сволочи идут туда неспроста. Видимо, Бугор учуял, что та самая ракета разработалась там, а теперь он хочет найти еще такую же. Пускай обломится. Такая ракета всего одна и запущена давно. Мы с вами обсуждали об этом. Первая ступень была, вторая пока действует. До третьей ступени остается недолго. И пока оружие не накрыло наш город окончательно, нам нужно быстрее дуть в сторону военного городка.
        На этом майор остановился. Судя по его выражению лица, я понимаю, что тот еще не все высказал. Тот перебирает различные варианты. Получается, что автозавод и есть убежище, о котором говорил еще нулевой. Он показал это на фантомной оболочке. Значит, все совпадает. И я еще раз могу отметить, что попытка была успешной. Да, было рискованно, зато сейчас нет сомнения, что призрак нам не наврал.
        — Фотограф написал двадцатичетырехзначный код. Но вот незадача. Сеть ИНС нужно отключить с помощью коммутатора, который наверняка находится в военном городке. И похоже, я догнал в чем состоит план Бугора. Если тот сумеет добраться до коммутатора, то наша миссия полетит к чертям. Темный маг постарается сломать устройство управления. Если мы сумеем предотвратить, то по нужным координатам нам предстоит вырубить сеть. Ваша задача: как можно быстрее добраться до военного городка. Что касается автозавода, то можно его обойти. Сейчас главная цель — это военный городок. Повторяю: военный городок. Автозавод нам ни к чему. Это скорее всего прикрытие, чтобы нас отвлечь.
        Картинка выстраивается по цепочке, теперь все становится ясно. С Бугором тоже понятно. А Хребет? Он, похоже, тоже вместе с ним будет? У меня с ним свои личные счеты.
        Уже ночь. Нам нужно хорошенько отдохнуть перед боем. Да, нас ждет тяжелый бой. Потому что зло не отступает. До третьей ступени остается мало времени. И чтобы закончить с этой дребеденью, нужно еще знатно прокачаться. В последнее время я мало чего прокачивал. Все копил очки убийства и развития, чтобы в дальнейшем открыть для себя новые способности, которые стоили слишком дорого. И похоже, момент настал. Мне подали плошку, где в ней томилась похлебка из вареной фасоли.
        Ем с бешеной скоростью, утоляя жуткий голод, который сводил мой живот. Червячка заморили. Теперь ближе к делу. Пока наши люди готовятся к отбою, я раскрываю перед собой голограмму, она выдает списки магических способностей, относящие к определенному классу. Мне нужно все рассчитать, чтобы не получилось так, что ты открываешь какую-то способность, а на деле она окажется беспонтовая. Хотя я всегда выбирал тщательно, и ключевые навыки мне пригодились везде. Мне много чего пришлось пережить, много чего пришлось терять. А теперь отступать некуда. Весь город на кону. Темный маг творит свои темные делишки, а нам нужно помешать его намерениям.
        Прокручиваю полный список способностей. Взвешиваю каждый вариант, ищу в них хороший подход.
        Парочку себе присмотрел. Сижу, думаю. Все видят десятый сон, а я пока затрудняюсь с выбором. Благо, мой текущий уровень позволяет сразу открыть три способности. Но как говорилось ранее, я приметил две. А третья чисто в запасе будет, если останутся очки для прокачки.
        Больше всего нравятся это: статическая ловушка и телепортация.
        Далее идут выдержки из Справочника, что с помощью статической ловушки позволяет создавать шары, накопленные электричеством, где в них можно влить поток энергии, которая будет иметь существенный урон. Это подобно мане. Чем больше вливаешь энергию, тем больше шансов нанести значительный урон врагу.
        Такая радость стоит недешево. Суммарно обойдется в тринадцать очков. Семь очков убийства и шесть очков развития. Нехило так. Но сам по себе навык выглядит заманчиво.
        Далее идут пояснения про телепортацию, тоже довольно дорогой навык, зато его прием наглядно говорит, что стоит брать в любом случае, когда копилка будет иметь внушительную цифру. По моим соображениям это будет достаточно.
        Телепортация позволяет перемещаться с любой точки. Предельно ясно складывается картинка, а цена все равно кусается. Это еще минус двенадцать очков. Десять очков убийства и два очка развития.
        Но мысли повторяются. Нас ждет трудный бой, и жалеть тут не надо. Есть возможность — используй по максимуму. Что я так и делаю.

        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 28 (-17)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 16 (-8)
        Присваиваю себе два новых навыка, и мое тело содрогается от удара тока, по венам будто бежит не кровь, а электричество. Импульсы постепенно уходят, а в мышцах появилась ноющая боль, словно в первый день перетрудился в спортзале. Все эти знакомые ощущения исчезают, и я вижу обновленную стату.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 38
        СИЛА: 30
        ИНТЕЛЛЕКТ: 27
        ЛОВКОСТЬ: 33
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 11
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 8
        РЕПУТАЦИЯ: 115
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 25 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        СТАТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА (ОТКАТ 30 СЕК)
        ТЕЛЕПОРТАЦИЯ (ОТКАТ 30 СЕК, РАССТОЯНИЕ 5 МЕТРОВ)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Нетрудно заметить, что откат всех навыков длится ровно через полминуты, а это значит, везде есть базовое значение, которое можно улучшить.
        И мне очень хочется развить самый первый навык, который мне достался после получения класса. Потому что на других очков не хватит. Все-таки плевок молнии дает больше шансов, чтобы отстреляться. Тогда-то навык улучшил на пять секунд за два очка развития, а тут я могу довести его до отметки в пяти секунд. Представляю такую разницу. Минус двадцать секунд. А это время, причем драгоценное.
        Недолго думая, я втюхиваю в «Плевок молнии» все оставшиеся очки развития и довожу до пятисекундного отката. Минус восемь очков, и вот, что получается.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ: 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 38
        СИЛА: 30
        ИНТЕЛЛЕКТ: 27
        ЛОВКОСТЬ: 33
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 11
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 0
        РЕПУТАЦИЯ: 115
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 5 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        СТАТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА (ОТКАТ 30 СЕК)
        ТЕЛЕПОРТАЦИЯ (ОТКАТ 30 СЕК, РАССТОЯНИЕ 5 МЕТРОВ)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН (СКРЫТО)
        Смотрится неплохо. Приметил для себя еще один навык под названием «Вольт», которого можно открыть за тридцать очков убийства. И что примечательно, данный прием не требует отбора очков развития. После прочтения в Справочнике, я понимаю, что в бою «Вольт» приносит мало пользы, то в ближнем, то в дальнем, он не так эффективен, как плевок молнии, или тот же двойной удар. Его даже нельзя прокачать, потому что в нем заложен номинал в двести двадцать вольт. Больше той отметки уже никак нельзя достичь. Довольно странный навык, и сам не могу объяснить, чем он меня так заинтересовал. Скорее всего из-за дороговизны. Тридцать очков — внушительная цифра. И в чем прикол, не пойму. Но ладно, речь не об этом.
        К дальнейшему бою подготовился основательно, а теперь пора отдохнуть, набраться сил. До рассвета осталось не так много времени.
        Вот лежу я на тонком матрасе, пытаюсь заснуть. Пока выходит тщетно. Воспоминания никак не выветриваются, особенно те самые, которые были воспроизведены на фантомной оболочке. Нулевой досконально показывает нам все происходящее, выворачивает наизнанку все чувства страха унарника, которого и нет в живых. Призрак на свой хлеб заработал, заставив того сигануть с обрыва и напороться на штырь.
        Прокручиваю видеоряд, где унарника заставляют нажать на спусковой спуск, заставляют стрелять куда-то бесцельно. Точнее, сам подчиненный цель может и не видит, но кто-то дает приказ. Надувная лодка издает характерный «пшик», испуская воздух. А дальше становится страшно. В этом случае я беспокоился не за себя, а за Сандру и Мотора. Хотел облегчить им задачу.
        И где-то в глубине души мне подсказывает, кто дал приказ. Кто заставил стрелять. Чужими руками проще убрать ненужных людей. Бугору не дано марать руки об кого-то. Он главный в своей банде. Так идет цепочка: сначала приказ, потом исполнение. На фантомной оболочке та же картинка. Только в той компании Бугора не было, он изначально находился в автозаводе — в главном убежище беспринципной банды. Значит все подозрения падают на Хребта, тот является правой рукой темного мага.
        Это он дал приказ. От такого хода мыслей, я злюсь еще больше. И мне хочется как можно быстрее свести с ним счеты. Во мне кипит сильное желание, чтобы отомстить ему за своих недавних друзей.
        Близится рассвет, и я слышу зычный голос майора:
        — Подъем, товарищи!

        Глава 12. Черные кости

        Война — это танец на костях.
        Новый день настал, и нам пришлось снова вылезать из бункера. Забив по карманам съестные припасы, мы двигаемся дальше по опустевшему городу. Мало кто рисковал выходить, все попрятались. Остались только опасные сюрпризы, подстерегающие на каждом углу.
        Никитос говорил нам, что если есть возможность прокачать навыки, то делать надо этой сейчас, пока не поздно. Я еще ночью все апгрейдил, так что мне осталось только пробежаться глазами. Пока все устраивает.
        Наш маршрут проложен через несколько кварталов, пункт назначения не близок, но мы все заранее рассчитали. Еще в бункере майор Дикань наметил точки, которые делают путь короче. Сначала нужно пройти через дорожную развязку, далее идут промышленные районы, где нетрудно будет наткнуться на автомобильный завод, а там и военный городок можно увидеть.
        Перед нами встает такая картина. Дорожная развязка разломлена на части, а колонны, несмотря на изобилие трещин, продолжали поддерживать многотонный асфальтированный пласт. Под ними находились автомобили, со смятыми в гармошку бамперами и проломленными крышами. Складывалось ощущение, что здесь недавно сдвинулись литосферные плиты.
        — Тут что, землетрясение было?  — осведомляется егерь. Некоторые пожимают плечами, а Никитос говорит что-то утвердительно.
        — Может и было, кто знает,  — отвечает маг земли.  — Такое и я могу сотворить.  — Он подходит к небольшой линии разлома и подбирает осколок камня. Задумчиво смотрит на него, а потом бросает его в ближайшую рытвину.
        — А есть такие, у которых способности аналогичны нашим?  — неожиданно выпаливает Оксиген. Он вообще-то за словом в карман не лезет, говорит мало и лишних вопросов не задает. А тут решил узнать, проявил инициативу.
        — Кто знает, может и есть такие,  — говорит егерь.  — Насколько мне известно, способности получают те, кто после той херни успел набрать приличное количество репутации и при этом выжить. Мне вот повезло, что произошло это подальше от меня и узнал только тогда, когда мне нужно было пойти в лес.
        С ним трудно не согласиться. Доля везения есть, и играет она значительную роль. Так и познакомился с ним, ворвавшись в его дом.
        — Сдается мне, что выжили немногие, а таких людей с магическими способностями можно по пальцам пересчитать. Мы же в этом убедились. Но бандитов хватает, и понятно почему. Времена нынче не ахти, инстинкт самосохранения играет важное значение. Все хотят выжить,  — говорит маг воздуха.  — Наш план не меняется? Все так же?
        — Пока, да. Без изменений,  — отвечает Никитос. Он быстро раскрывает карту, пробегает по ней изучающим видом, всматривается куда-то вдаль, словно, определяя точность маршрута.
        Собственно, наш план такой. Следуем по заданному маршруту, идем в обход автозавода, нужно постараться попасть в военный городок, где прошло первое испытание оружия с использованием технологии ИНС. У майора есть тот самый код, но у него нет возможности для коннекта, чтобы отключить эту дребедень. Под дребеденью стоит понимать ту самую ракету, которая вот-вот готова сбросить с себя третью ступень, чтобы достигнуть заветной цели.
        Аккуратно обходим рухнувший мост, далее нам встречается пустынный район. Пустой он кажется на первый взгляд. Но если сильно присмотреться, то там хозяйничала небольшая кучка быстрых зомби. Я фокусирую на них, и тут же появляется выпадающее сообщение красного цвета.
        БЫСТРЫЙ ЗОМБИ, 5 УРОВЕНЬ.
        100 ХП
        ТИП УРОНА: ЗАРАЖАЮЩИЙ, УДАР КОНЕЧНОСТЬЮ, УКУС
        НАНОСЯЩИЙ УРОН: 5 -7 ЕД.
        В принципе не такой сильный соперник. Но тут дело идет в количестве. Чем больше, тем опаснее. Почуяв наше присутствие, эта кучка двигается к нам. Подмечаю, что у них нет предводителя, который раздавал бы команды. Не было рядом с ним зомби-толстяка, играющего роль камикадзе.
        Но мы не собираемся отступать. Нам есть что показать. Благо, мы прокачали нужные навыки, и мы ответили обидчикам. Мне пришлось прикончить четверых, которые перлись на меня как танк. Благодаря капитальному апгрейду навыка «Плевок молнии», мне не составило труда сделать хорошую прожарку. Пять секунд спустя — плевок. Еще пять, и снова плевок. Быстрый откат — это удобный показатель. Заодно испытал новый навык. Телепортация мне дает больше свободы, больше пространства и больше маневра для ведения боя. Особенно это помогает в ближнем бою, когда противник уже не успевает угнаться за мной. Очень полезный навык, и где-то в глубине души чувствую дикий восторг. Как же я не прогадал.
        Такой навык заинтересовал многих. Спрашивают у меня, как это удалось. Отвечаю скромно, что накопил достаточно.
        В итоге вот что получилось.
        УРОВЕНЬ 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 38+4
        СИЛА: 30+2
        ИНТЕЛЛЕКТ: 27+3
        ЛОВКОСТЬ: 33+2
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 11+7
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 0+5
        РЕПУТАЦИЯ: 115 + 7
        Идет обновление, и выходит такая стата, учитывая без показателей ключевых навыков.
        УРОВЕНЬ 8
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 42
        СИЛА: 32
        ИНТЕЛЛЕКТ: 30
        ЛОВКОСТЬ: 35
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 18
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 5
        РЕПУТАЦИЯ: 122
        Неплохо. От кучки зомбаков отбились, и Никитос дал добро двигаться дальше. Сейчас каждая минута на счету, и задерживаться нам непозволительно.
        Следующее место тоже безлюдное. Столько всего заброшенных квадратных метров и пустующих домов. Такая обстановка угнетает нас еще больше и дает четкий вектор к вымиранию. Земля почему-то влажная, хотя если дальше перемахнуться, то мы можем увидеть линию берега и реку. Вдали виднеется смутная угловатая форма автозавода, то самое злополучное место, где высадились унарники.
        — Почти дошли,  — фыркает Андрей Егерь. В силу его возраста тот устает быстрее всех, но не сдается. У него железная воля, и он не бросает дела на полпути. Эту характерную черту я подметил еще перед встречей с Черными Клыками. Ночь, дремучий лес и огромные волки. Не считая той выдержки, которую он показал. Мало того, что был сам тяжело ранен, так и меня спас. Тот бой из памяти не выветришь, и я до сих пор помню его до мельчайших подробностей. Вспомнишь такое — сразу мурашки по коже.
        — А почему тут земля сырая? Дождя не было. Ни вчера, ни сегодня,  — включает из себя синоптика Тектоник.  — Много грязи развелось.  — Тот начал вытряхивать с подошвы слипшийся песок.
        Никто ему не ответил, да и откуда нам знать. Главное, что мы почти у цели. Никитос включил заботу, он понял, как мы устали. Устраиваем небольшой перерыв, делаем быстрый перекус. Немного орехов, галеты и вода — весь наш рацион, хоть и скудный, зато питательный.
        — Готовы?  — осведомляется Никитос. Тот видит наш утвердительный кивок, и мы продолжаем путь. Самое сложное ждет нас впереди. Сначала обход, потом внедрение в военный городок. Вся надежда на то, что его никто не охраняет. Хотя кому он сдался, если не Бугору. В его интересах сделать коммутатор в безделушку. Но помня жесткий напор со стороны унарников, то это вариант не исключен. Темный маг бдителен, и видно, что у него своя стратегия, чтобы довести игру до победного конца.
        Автомобильный завод совсем рядом, и мне удается хорошенько его разглядеть. Серая громадина, с угловатой крышей и маленькими квадратными окнами. В глаза бросаются черные ворота, виднеется прочный фундамент. Сам облицован гранитными плитами. Довольно крепкое сооружение, и стало ясно, что построили его на века. Чувствуется тот самый дух Советского Союза, где все четко и по ГОСТУ.
        Слышу, как кто-то издает гортанный звук, и он приближается.
        — Что это?!  — нервничает Тектоник.  — Слышите?
        Никитос поднес палец к губам, призывая тишину и спокойствие.
        Снова послышались гортанные звуки, которые через пару минут перешли к хрипу. Кто так хрипел, без понятия. Но явно не человек, ибо хрипы совсем были не похожи на человеческие.
        Минуту спустя утихло, но позже встало на круги своя. Те же звуки, те же хрипы. Нам от своей позиции не так хорошо видно, а разглядеть получится, подойдя ближе к зданию.
        Командир после недолгих раздумий решается двинуться к источнику ужасных звуков, хочет убедиться, кто там шастается недалеко от автозавода. Он подбирает по пути брошенный лом, подобный железному посоху.
        Мы все вместе идем следом, тихой поступью, чтобы не привлечь к себе ненужное внимание со стороны мнимого врага. Хрипы стали еще громче, начинают резать слух, а у меня непривычно пробежали мурашки по коже. Настолько противно было слушать, что сам же пожалел, что согласился. Но перечить командиру ни к чему. Никитос еще ни разу не просчитал за время своего командования.
        — Все равно премся к автозаводу, наперекор приказам майора,  — недовольно бурчит Тектоник. Стоило Никитосу стрельнуть в него каменным взором, тот развел руки в стороны, типа извиняясь.
        Я подмечаю некое шевеление, будто в пяти метрах от меня задрожал воздух. И тут же мимо нас пролетает горсть черного цвета. На первый взгляд кажется, что это земля, но сильно выдает тошнотворный запах. Пахнет горелой плотью, словно несколько минут назад сожгли человека. Снова бросок, и снова, подобна пеплу, непонятная черная горсть, издающая едкость.
        — Это что за хрень такая?  — недоумевает егерь. Андрей какое-то время поджидает момент, и когда вновь летит черный пепел, он включает свой прием. Бросок со стороны противника останавливается, но ненадолго, зато к этому времени мы успеваем заметить врага.
        — На пугала смахивает,  — кратко поясняет егерь.
        — Это скелет,  — отвечает маг земли.  — Правда, он черный.
        Вновь раздается хрип. Действие навыка у егеря закончилось, и скелет начал свою движуху. Он опять же бросает черный пепел.
        — Берегись!  — вскрикивает Никитос. Лом вырывается из его рук и мчится к цели. На месте пепла вырастает такой же скелет, он клацает своей челюстью, машет мослами. Лом встревает меж ребер, ломая кости.
        Поверженный скелет хрипит, безуспешно пытаясь вытащить железяку. В итоге, сам же себя губит, хватаясь за лом, он почему-то тянет вверх, ломая еще больше ребер.
        Никитос отозвал арматуру к себе с помощью магнетизма, и лом окончательно добил беднягу.
        Вырастают новые костяные люди. Черные кости почти сливаются с сырой землей, которая на фоне их ничем не отличается. Я успеваю прочесть выпадающие характеристики.
        ЧЕРНЫЙ СКЕЛЕТ, 5 УРОВЕНЬ
        50 ХП
        ТИП УРОНА: ОГЛУШАЮЩИЙ
        НАНОСЯЩИЙ УРОН: 7-10 ЕД.
        Я отпрыгиваю в сторону, успеваю избежать резкого удара. Далее скелет идет ускоренным темпом, постепенно ускоряясь. Они неплохо двигаются. Слишком проворные, гады. Стреляю в одного «Плевком», нить электричества охватывает того спиралью, заставляя сдаться. Его кости издают треск, испускают едкий запах, и скелет улетучивается мириадами частиц.
        Оксиген с помощью магией воздуха отгоняет кучки пепла, а Тектоник, имея силу притяжения, приковывает оживших скелетов к земле, где Никитос в свою очередь ломом пробивает им черепушки.
        Рядом с егерем вырастает костяной переродок, сам Андрей не успевает увернуться от атаки, а я тут же кидаю электрический поток. Скелет испускает дух. Егерь благодарит меня за спасение.
        Первая волна нападения заканчивается, мы переходим в контратаку, и замечаем в эпицентре событий ужасного босса. Это было видно, когда тот такой же как все остальные, имел черные кости, но отличался только эфемерным плащом, который развевался на ветру и таял как дым. Пара секунд, и плащ вновь появлялся. Взираю на него сосредоточенно, и перед глазами выпадает окошко со следующими характеристиками.
        СКЕЛЕТ-НЕКРОМАНТ, 10 УРОВЕНЬ
        250 ХП
        ТИП УРОНА: УДУШАЮЩИЙ, ТРАВЯЩИЙ
        НАНОСЯЩИЙ УРОН: 15 -20 ЕД.
        Скелет-некромант кружится вокруг своей оси, его плащ повторяет то же самое, но распыляясь в воздухе частицами. Эти частицы не исчезают, а плывут прямо к нам. На вид они напоминают капли дождя, только черного цвета. Они же и представляют травящий урон, где можно заметить, как частицы с легкостью разъедают ветки деревьев, встречающих на их пути.
        А что представляет из себя удушающий урон? На раздумья и прочих разгадок времени нет. Скелет-некромант бросает под ноги пепельные шарики, где из них же вырастают его подчиненные. Перед самым носом выскакивает скелет, клацая челюстью. Размахивает своими костяшками, пытаясь оглушить, но моя телепортация не подводит. Прием исправно делает свое дело, заставляя меня переместится на безопасное место.
        Слышится тот же гортанный звук, и только сейчас до меня доходит, кто это издает. Это он, тот самый некромант, босс черных скелетов. Таким образом дает команды своим. Черные переродки набегают на нас, мы как можем отбиваемся от них. Никитос продолжает размахиваться ломом, снося черепа с плеч, будто играя в бейсбол. Оксиген сносит их силой воздуха, Тектоник угождает их в недра земли, делая небольшие разломы перед собой. А где Андрей Егерь? Куда он подевался?
        Я улавливаю движение в воздухе, и только спустя мгновение вижу, как те черные капли разъедают Андрея живьем. На его месте ничего не остается.
        — НЕТ!
        Но было слишком поздно. Босс забрал его душу, заключил в пепельный шарик и бросил в нашу сторону. Было больно смотреть, как тот переродился в черное одеяние из костей и теперь несся к нам, противно клацая челюстью. Мне ничего не оставалось, как пустить в него разряд молнии. И все. Андрей Егерь окончательно покинул наш мир, растворяясь частицами.
        Внутри у меня все кипит, и я пользуюсь двойным ударом, выплескивая через него всю свою накопившуюся злость. Из обеих рук вырываются потоки разряда, которые легко осаждают сырую землю, и мчатся они к боссу, как молния.
        Скелет-некромант получает от меня дебафф, причем внушительный, потому что нетрудно заметить, как тот пошатывается на месте.
        МИНУС 22 ЕД.
        Нащупываю его уязвимое место, и мне становится жаль, что не позаботился об этом навыке. Толком его не прокачал, а ведь у него внушительный урон. Правда, обошлось бы слишком дорого.
        — Отступаем!  — слышу команду Никитоса, но мне не хочется выполнять его приказ. Во мне бушует ярость, еще немного, и она выплеснется через край. Я не готов смириться со смертью Андрея Егеря. Он мне стал если не другом, то хорошим приятелем, с которым можно было весело скоротать время. Сначала потерял Мотора и Сандру, сейчас егеря нет в живых, и опять же просто так все бросить…Ну уж нет! Только не в этот раз!
        — Валите все! Я догоню!  — и сам же не понимаю, что делаю, но только потом осознаю, что в порыве ярости врубаю навык «Молниеносный выпад», и выполняю сильнейший толчок. Вокруг все замедляется. Перед собой вижу цель. Происходит схватка с боссом, где от него исходят искры разряда. Скелет-некромант сокрушается на месте.
        МИНУС 24 ЕД.
        Босс встает с большим трудом, сверля меня бездушным взором. Вместо глаз — черные впадины, и в них нет ничего живого. Одна пустота, источающая смерть. У него остается двести четыре единиц здоровья. Много еще. Сам босс представляет значимость, учитывая его нехилый уровень. Десятый уровень — это лакомый кусок, чтобы обеспечить себе солидную прокачку в случае победы. А я должен его победить. К такой цели меня движет месть. Собираюсь отомстить за Андрея Егеря.
        Не дожидаясь, когда скелет-некромант будет бросаться пепельными шариками, я начинаю капитальную обжарку. Стреляю в него плевками молнии, потом стреляю по-македонски, используя двойной удар. Его эфемерный плащ гонял на меня черные капли яда. От такой напасти я избегаю с помощью телепортации. И так чередуя друг за другом. Сначала плевок, далее двойной удар, перемещаюсь с одного конца боевой арены на другую, и снова плевок. Пять секунд это ничто по сравнению двадцать секунд или полминуты.
        Но я похоже слишком увлекся, не вовремя заметив дебафф со стороны врага. Он продолжал на меня накладываться, уменьшая количество моей репутации. Стало трудно дышать, мои мысли хаотичны, я не мог уловить нить, не мог подобрать ключ к ответу, чтобы понять, почему мне так хреново. И только с ужасом нахожу разгадку, что у босса помимо травящего урона имеет еще удушающий. Что это значит? Он меня душит невидимыми руками? Я ведь от него далеко, нахожусь на приличное расстояние, есть свободное пространство для маневров. Что-то не так…
        Мои силы на исходе, на помощь почему-то никто не идет. Наверняка махнули на меня рукой. Раз я такой смелый, пусть сам же и вылезает из передряги. Нет, не может такого быть. Гадать тут не приходится, мои инстинкты говорят сами за себя. Я хватаюсь за шею, пытаясь ослабить удушье, вспоминаю про «Убийство током» и пускаю разряд по ней. Через пару секунд мне становится легче, в легкие поступает кислород. Что за невидимая удавка была?
        Удар по репутации, минус двадцать. Черт!
        Взираю на скелета-некроманта, тот будто злится, щерится гнилыми зубами. На его плечах вырастают лоскуты эфемерного плаща…
        На него ложится дебафф.
        МИНУС 27 ЕД.
        Хм….
        До меня сейчас доходит, что в роли удушающего приема выступает именно тот самый чертовый плащ.
        Он снова исчезает. Наверное, пытается подобраться ко мне. Но не в этот раз, чертяка. Я тебя раскусил. И действительно, я чувствую петлю на шее, будто скелет-некромант искусно владеет невидимым арканом. Врубаю «Убийство током», вновь тянусь к своей шее, чтобы нащупать удавку. Есть! Надо чуть поднажать. На всю мощь, что есть на данный момент. Ощущаю разряд, вижу новые дебаффы, которые накрывают босса один за другим.
        МИНУС 22 ЕД.
        …
        МИНУС 27 ЕД.
        …
        МИНУС 22 ЕД.
        …
        МИНУС 27 ЕД.
        Шкала здоровья уменьшается, остается семьдесят восемь единиц. Стреляю плевком, но данный навык отнимает у него мало жизней, всего-то по семь единиц. В мыслях у меня крутится идея, как покончить с ним навсегда. Я совсем забываю про отмену приема, который оставляет неиспользуемый навык в приоритете. Вдохновившись такой идеей, устремляюсь вперед, используя выпад. Босс отдаляется от меня на приличное расстояние, но я не унимаюсь. Перемещаюсь телепортом, оказываюсь рядом и, держа в приоритете навык «Убийство током», использую его сполна. Хватаюсь за его черные конечности и источаю ток.
        Слышится гортанный звук, будто тот кричал о помощи. Пепельные шарики вокруг него разбиваются, подчиненные уходят в землю, а плащ и вовсе не торопится накладывать на меня петлю.
        Вижу наложенные дебаффы.
        МИНУС 27 ЕД.
        …
        МИНУС 22 ЕД.
        …
        МИНУС 27 ЕД.
        …
        МИНУС 22 ЕД.
        Шкала здоровья уходит в глубокий минус. У босса отображается минус двадцать семь, где после высвеченного дебаффа его вычеркивают, как будто ветром сдуло. Он исчезает черными крапинками.
        Это все? Победа?
        Вокруг меня — никого. Моя команда куда-то исчезла. Передо мной серое здание автозавода, который смотрел на меня мелкими глазницами окон. Куда все подевались?
        С земли подбираю свой рюкзак. Во время боя я его сбросил, чтобы облегчить себя в маневренности. Никитос даже не позаботился об этом. Видимо, с перепуга не вспомнил про рюкзак. Открываю, убеждаюсь, что в нем остались запасы съестного. Те же галеты, та же бутылка воды. И еще вижу картонку, на котором расписаны буквы под шифровальным ключом. Я ничего в нем не понимаю, но где-то внутри меня говорит, что она может понадобится.
        Закидываю рюкзак, иду в обход. Помню приказ майора. Соваться туда незачем, нужно скорее попасть в военный городок. Раскрываю окошко со своими характеристиками.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ 9
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 42 (+10)
        СИЛА: 32 (+7)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 30 (+12)
        ЛОВКОСТЬ: 35 (+9)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 18 (+17)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 5 (+12)
        РЕПУТАЦИЯ: 122 (-20) + (+15)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 5 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        СТАТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА (ОТКАТ 30 СЕК)
        ТЕЛЕПОРТАЦИЯ (ОТКАТ 30 СЕК, РАССТОЯНИЕ 5 МЕТРОВ)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: СМЕЛЬЧАК (СКРЫТО)
        ИДЕТ ОБНОВЛЕНИЕ. СТАТИСТИКА ОБНОВЛЕНА.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ 9
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 52
        СИЛА: 39
        ИНТЕЛЛЕКТ: 42
        ЛОВКОСТЬ: 44
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 35
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 17
        РЕПУТАЦИЯ: 117
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 5 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        СТАТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА (ОТКАТ 30 СЕК)
        ТЕЛЕПОРТАЦИЯ (ОТКАТ 30 СЕК, РАССТОЯНИЕ 5 МЕТРОВ)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: СМЕЛЬЧАК (СКРЫТО)
        Вот как! Игра подарила мне девятый уровень. Много дали за выносливость и интеллект. Оно и понятно. Мне пришлось изрядно попариться, чтобы закончить с боссом и его переродками. Что касается интеллекта, то тут скорее всего разгадка сыграла на руку. Ведь я раскусил его, понял в чем подвох. Вообще, как мне известно, за убийство врага выше своего уровня выдают много плюшек, и я их получил. А еще мне присвоили новый статус. Смельчак. Что это значит? Я оторвался от своей группы? Или меня бросили одного? Есть другая версия. Я поступил слишком рискованно. А где все ребята? Они в опасности? Если я их найду, то сделаю все возможное ради спасения.
        В мир вторглась еще одна чужеродная особенность. Дебаффы. Если до встречи со скелетами цифровые показатели не отображались, то сейчас активно накладываются. Игра совершенствуется, а это значит ИНС идет все ближе и ближе, к третьей ступени оцифровки.
        Погрузившись в думы, я не замечаю, как передо мной задрожал воздух. Неведомая ловушка швыряет меня в сторону, я получаю некую силовую вибрацию, а когда падаю на оземь, то вовсе отключаюсь.

        Интерлюдия 3

        В воздухе тихо потрескивало, ветер раскачивал небольшие деревья, а солнечный свет постепенно таял в предвечерних сумерках. Кругом влажная земля, сырость овладела заброшенной местностью. На этом месте недавно прошли ожесточенные бои между магами и черными скелетами. Битва закончилась, но в данный момент это кратковременное явление, потому что еще не положен конец настоящей войне. Оцифровка — это новый облик войны. В ней давно заложены все ужасы и страхи, которые должны испытать люди. Все, до единого. Многие сдались, скинули ласты, сломались не только физически, но и психически. Выжили те, кто думал холодной головой, кто принимал тонкие расчеты в этой сложившийся ситуации. От прежнего мира, а именно от той привычной реалистичности, не осталось и следа. Он затерялся в дебрях оцифровки, которая подминала под себя все больше и больше пространства.
        Наверное, где-то в закоулках истерзанного города осталась кучка людей, сплоченный коллектив защитников, который пытался всеми силами остановить зверский натиск Игры. Но пока тщетно. И этих тщетных попыток стало больше. Бандиты продолжали заполонять, осаждать город, монстры и прочие гадости находили себе новые пристанища. Ступень оцифровки наносила критические удары, шансы на спасение сводились к нулю, а сеть ИНС вплотную занималась над другими локациями.
        Над местом, где недавно разворачивались бои со скелетами, снова задрожал воздух, создавая еле видимую рябь. К тому месту, кошачьей поступью, с максимальной осторожностью передвигался коренастый человек, время от времени тот озирался по сторонам, заодно опасливо взирал вперед и прислушивался к каждому встречному движению. Человек поводил носом, почуял неприятный запах горелых костей, почувствовал горечь пепла, все еще витавшую в застывшем воздухе.
        Он сразу понял, что впереди ждет опасность. Ловушка, которая может утащить его к себе, в самую пасть кровожадного хищника.
        Он был прав. Он будто чувствовал дыхание притаившейся опасности. Воздух… Человек прищурился, сфокусировал зрение на то место, где по невидимой стене воздуха пробежала рябь. Рядом с источником ловушки распластался парень лет двадцати пяти. Он был в бессознательном состоянии, его худая грудь тяжело вздымалась. Дышит, значит жив.
        Коренастый человек подкрался к нему как кошка, бесшумным шагом. Руками вцепился в его штаны и оттянул подальше от невидимой опасности. По застывшему воздуху снова пробежала еле различимая рябь.
        Человек уставился на парня, вгляделся в его безмятежное лицо. И что-то врезалось в его же памяти, он что-то вспомнил, чего-то важное. Лицо вытянулось, его глаза чуть расширились, то ли от удивления, то ли от безудержного смятения, было трудно скрыть те чувства, которые он испытал в данный момент. Он его узнал. Узнал черты лица, узнал, что тот умудрился выжить, выйти казалось бы, из безвыходного положения. Сам то не верил как выжил. Но получив загадочную суперспособность, тот понял, что еще не совсем все потеряно. Еще можно сделать отсрочку, можно чего-то исправить, сделать мир чуточку добрее.
        И он это сделает. Прямо сейчас. Он сгреб парня в охапку, его широкие плечи расправились, и человек стал приобретать смутные очертания. Вокруг него взвилась изумрудная спираль, которая начала накладывать на него все больше магического сияния. Далее мимолетное свечение исчезало мириадами частиц. На месте исчезновения не было никого. Ни парня без сознания, ни того спасителя, который вызвал те самые магические свечения.
        Тем временем по застывшему воздуху снова пробежала рябь.

        Глава 13. Навигатор

        Нужно сильно постараться, чтобы быть в нужном месте
        Я проснулся от жуткой боли. Не сразу понял, в каком месте она пронзила. Только потом выяснилось, что у меня наложена повязка на левой руке. В левом плече сильно стреляло, и я не мог делать лишние движения.
        Перед глазами мелькают надписи и цифры. Игра никуда от нас не делась, наоборот, она присосалась как изголодавшийся по крови клещ. Я тут же взираю по сторонам, изо всех сил стараясь не тревожить больное плечо. Беглый осмотр дает понять, что в данный момент нахожусь в заброшенной квартире. В окно льется лунный свет. Рядом никого, но я нутром чую — кто-то есть, только тот подальше от меня. Слышу, как кто-то возится. Ладно, по крайней мере я тут не один, и мне оказали первую помощь.
        Перейдем к виртуальным надписям, они до сих пор навязчиво долбятся в мои глаза.
        ВНИМАНИЕ! ВАМ НЕОБХОДИМО ТРЕБУЕТСЯ ОТДЫХ ДЛЯ ПОЛНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ. ИНАЧЕ БУДЕТ МИНУС ОДИН (-1) К ВАШЕЙ РЕПУТАЦИИ.
        Сразу чекаю, что на меня накладывается дебафф. Потому что Игра сразу же отбирает два очка из копилки репутации, а та играет роль здоровья.
        РЕПУТАЦИЯ: 117 (-2)
        Черт! Этого еще не хватало. Надо подкрепиться. А как еще? Вариантов нет, остается вырубиться. Тем более ночь властвует. И я засыпаю под скребущие звуки, которые доносятся из соседней комнаты.
        Сколько времени прошло, не знаю. Но я снова просыпаюсь и жмурюсь от яркого света. В этот раз в окно заглядывает солнце, и я пытаюсь встать на локти. Лежак жесткий, сложен из каких-то досок, но я умудряюсь не только встать на локти, но и полностью выпрямиться во весь рост. Тут же замечаю, что повязка на руке исчезла, а значит, и плечо перестало ныть. Действительно. Никакой ноющей боли. Я покрутил сустав туда-сюда, проверяя на достоверность. Плечо не болит, вот и славно.
        Слышу приближающие шаги, и в комнату врывается человек тучного вида. Морщинистый лоб, тяжелый подбородок, глаза до боли знакомые. Сначала казалось, что ко мне пристало некое наваждение, тряхнул головой, ущипнул себя за руку. Думал, что только так можно отогнать эфемерную сущность. Но нет, такие фокусы не дали положительный результат. Передо мной действительно стоял человек, с кем мне довелось познакомиться и сдружиться в тяжелое время после того фарша. После хаоса, которого нужно было пережить.
        И тут же он набрасывается на меня с радостным возгласом.
        — Снова встретились, Леха! Я то думал, тебя и в живых нет, потонул. Значит, хоронил тебя раньше времени! Я до последнего верил, что ты выживешь.
        Господи! Слышу его знакомый голос, с хрипотцой и грубыми нотками. В глазах читается безмерная радость, улыбка до ушей, а сам сильно обнимает, прям чувствую, как хрустят суставы. Вот до чего доводит повторная встреча. Наконец, отрываемся. Я потрепал его за плечо, снова уверяю себя тем, что передо мной стоит Мотор, живой и невредимый, правда, осунулся малость. Наверное, он тоже пережил столько всего как и я. Мотор словно читает мои мысли.
        — Потрепало изрядно, Лех. Похоже, город выжал из тебя все соки. И аномалия тебя нехило вышвырнула.
        Он идет на кухню, жестом приглашает меня туда. Садится за готовый стол, который сложен из хлипких досок и кирпичей. Я тоже присоединяюсь к трапезе. На столе лежат одноразовые тарелки и стаканчики, в глаза бросается вся открытая жестянка: банка тушенки, банка кабачковой икры, и банка килек в томатном соусе. Вместо хлеба галеты, стаканы заполнены минералкой.
        — Весьма недурно, Олег. Где такое добро оттяпал?  — черпаю из банок немного тушенки, икры. Вылавливаю рыбешки. Ем все вместе с галетами, запиваю минералкой. Ляпота!
        — Ну как тебе сказать, кто ищет, тот всегда найдет. Жрать всегда хочется, согласись,  — с хитрым прищуром отвечает Мотор.
        — Что за аномалия? Куда угодил? А то плечу сильно досталось. Вывих был, да?  — я хорошо помню эту боль. Такая острая, одновременно ноющая.
        — Я не медик, но похоже на небольшое повреждение плечевого сустава. Пришлось зафиксировать руку в таком положении, чтобы заживление было ускоренным. Сама Игра наметила срок восстановления. А попал ты в электромагнитное поле, и по моим наблюдениям оно чаще встречается в промзонах.
        — Вот оно что. А я не заметил. Помню, что столкнулся с черными скелетами. После битвы побрел дальше в поисках товарищей. А их нет, не было никого. Вот обидно. Вроде пытаешься спасти, о своей шкуре забываешь. И тут, бац! Исчезли. Надеюсь те живы. Кстати, чуть не забыл. А что с Сандрой? Видел ты ее?
        Вместо ответа Мотор покачал головой, сделал тяжелый вздох.
        — Не знаю. Не видел. Надеюсь, что она жива. Ведь меня кто-то скорее спас. Заодно и ее в беде не бросили, наверное. Как это все было? Когда ты ушел под воду, я еще пытался свернуть лодку от линии огня. Тут было без шансов. К нам приближалась лодка, а в ней люди с автоматами. Мне ничего не оставалось, как схватить Сандру и прыгнуть в воду. По крайней мере до нас пули не достали, но у меня ногу свело судорогой. Ночь же была. Ничего не видно было толком, да и вода холодная, если помнишь. Вытягиваю ногу, чтобы боль унять, но опомнился, что Сандру упустил из рук. Ищи-свищи. Дальше сплошная темень. Вообще ничего не помню, будто память отшибли. А там уже на берегу оказался. Сандры рядом не было. Либо меня кто-то спас, либо Игра не отпустила, дав второй шанс. Одно из двух. Ты к чему склоняешь, Леха?
        Складывается та самая картина, которая в своей оболочке выстраивал нулевой. Значит, все совпадает. Еще один довод, что призрак не наврал. Все как есть. Точь-в-точь. Отвечаю не сразу, но потом выдаю свои соображения.
        — Сильно надеюсь, что Сандра жива. Мне пришлось многое пройти, многое пережить… Только один вывод напрашивается, что Игра никого не щадит. Второго шанса не даст. Она забирает все, до последнего вздоха. Еще много чего можно от нее ожидать. Но я одно скажу. Город в полном дерьме.
        Мотор делает кивок. Далее мы обмениваемся краткими пересказами, кто как выживал, какая доля выпала, чтобы испытать все «прелести» мира в другой обертке. Тут я узнаю самое интересное. Мотор рассказывает про свою способность, совсем не похожая на те магические, которые есть у меня или у других. Он говорит, что четко видит заданный маршрут, и тем же успехом Мотор доводит дело до конца.
        — Я — навигатор,  — вдруг заявляет Олег.  — Благодаря полученной способности, я еще не подох. Видишь, сколько добра стырил,  — он кивает на стол.  — Я намечал заданные маршруты, и потом телепортировался куда надо. Мне не приходилось наматывать километры для поисков пищи. Правда, есть обратная сторона медали. После намеченного хода, я теряю много сил, и мне приходится переждать, чтобы восстановить действие магии. Требуется некоторое время для восстановления. Это тебе не пару минут отката.
        — А че так много?  — мне не просто стало удивительно, а скорее смутил данный срок действия.  — У тебя остались свободные очки навыков? Прокачивать надо.
        — Суть заключается в другом. Чем больше расстояния, тем больше на это уходит магия. Поэтому и приходится мне выбирать короткий путь.
        Тут Олег подбирает с пола массивную книгу, на ее лицевой стороне виднеется надпись: «Путеводитель по городу».
        — Один раз меня занесло в аэропорт. Тогда я понятия не имел как пользоваться своей магией. А тут, бац! Сразу за чертой города оказался. Вот книгу подобрал там, весьма полезную.
        — И как там? Самолеты на месте?
        — Не знаю, не до этого было. Я еле ноги унес. Зомби повсюду. Такие быстрые и живучие. Спасло то, что я оказался в другом терминале, где завала было больше, и эти люди с перекошенными лицами не смогли добраться до меня. Переждал малость, и снова к себе в берлогу двинулся. Телепортом точнее.
        — Ясно,  — смотрю в разбитое окно, оттуда идет сквозняк. Мой взор цепляется за дорожный указатель, покрытый ржавчиной. И тут меня осеняет, вспоминаю важное. Я хватаю свой рюкзак, вытряхиваю его, он пустой, и в нем ничего нет.  — Слушай, Олег. Ты случайно не видел картонку, там была очень важная комбинация.
        — Эту имеешь в виду?  — Мотор протягивает ту самую картонку.  — Я уж и выкинуть собрался. Потом всмотрелся и понял: если ты это таскаешь в рюкзаке, значит что-то важное.
        — И хорошо, что ты понял. А то все мои потуги свелись бы к нулю. А тут хоть шанс есть, чтобы исправить. Мизерный, правда, но есть. Так что булки не расслабляем, нам много чего предстоит сделать, чтобы вырубить виртуальную хрень.
        — Поясни мне, что это за иероглифы такие?
        — Это код для отключения ИНС. Нашим городом правит нейронная сеть. Пока идет вторая ступень оцифровки. Наша задача — не допустить третьей ступени, чтобы избежать необратимых последствий.
        Замечаю, как мои слова вгоняют Мотора в ступор, и тот выдает.
        — Откуда такие подробности?
        Я рассказал ему все как есть, обрисовал все ситуации. Времени в обрез, поэтому получилось сжато, кратко, зато все главные детали высказал. Мотор чешет репу, жует губы, прикидывая в голове множество вариантов развития дальнейших событий. Он в свою очередь добавляет, что ему не хватает несколько дополнительных очков, чтобы открыть новый навык, тесно связанный с его же способностями.
        — Не хватает тринадцать очков, чтобы я мог вложить силу телепортации в различные предметы. Считаю, что данный навык мне очень пригодится в будущем,  — далее он хлопает себя по лбу, будто забыл ценную вещь.  — Черт! Как же я мог не догадаться!
        — Что?  — не понимаю его неожиданного восторга. Глаза Олега испепеляются радостными искрами, а улыбка трогает его жесткие губы.  — Чего ты задумал?
        — Игроки, которые достигли пятого ранга, могут делиться своими заработанными очками. Не важно с кем. Хоть с пятым уровнем, хоть с десятым. Это я в Справочнике прочел. Исключением являются игроки с первого по четвертого уровня.
        Мне становится любопытно. И вообще, в связи с последними событиями, я совсем забыл про Справочник, ни разу про него не вспомнил, будто его и не существовало в Игре. А тут такая возможность выпала. Захожу в Справочник, убеждаюсь, что так можно и такие операции соответствуют правилам, и я с радостью перекидываю свои очки в копилку Мотора. Перед подтверждением выскакивает сообщение.
        ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СОБИРАЕТЕСЬ ОТДАВАТЬ ОЧКИ? ДА/НЕТ?
        «Да», я мысленно подтверждаю данную операцию, и игровая система отнимает у меня тринадцать очков.
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 35 (-10)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 17(-3)
        Для получения навыка «Вливание силы телепортации» требуется столько очков. Десять очков за убийства и три очка развития. Далее идет обновление статистики.
        ОБНОВЛЕНО.
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 25
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 14
        РЕПУТАЦИЯ: 115 (+15)
        ПОЗДРАВЛЯЕМ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ БОНУС К РЕПУТАЦИИ +15 ОЧКОВ ЗА ДОВЕРИЕ!
        Вот оно как! Чертовски приятно, когда ты чем-то жертвуешь, а в ответ получаешь такой сюрприз. Бонус за доверие мне выпал первый раз. Да, мое доверие нужно заслужить, хотя Мотор втерся в него, когда вместе с Сандрой покинули гараж и поехали на велосипедах по автомагистрали. Я сразу понял, что Олег хороший мужик, он тогда мне здорово помог в первое время. Второй раз меня спасает. Тут и мой черед настал. Здесь будет неправильно, если я скажу, что мы расквитались. Помогать надо. Время тяжелое, а на войне все средства хороши.
        — Спасибо, Леха!  — завопил Олег.  — Сейчас буду практиковать.
        Я отмахнулся, мол, не благодари.
        — Покажи, что ты умеешь. А то навигация сама по себе вещь интересная.
        — Вот смотри.
        Мотор начинает передо мной строить проекцию, излучающую ядовито-зеленым светом. Он поясняет, что это выделенный участок города. Благодаря найденному путеводителю в аэропорту, он научился составлять маршруты. Максимальное количество точек телепортации — четыре. Олег дошел до шестого уровня и сумел открыть вторую конечную точку.
        — Мне этого достаточно. Чем больше точек, тем больше уходит время действий навыка. Про длину маршрута тоже не забывай.
        — А что в этом такого? Ведь точки можно использовать по желанию верно?  — вижу, как Мотор делает напряженное лицо.
        — Совершенно верно. Сейчас изучаю новый навык. Оказывается, чем больше конечных точек, тем эффективнее будет «Вливание силы телепортации». Но мне надо прокачаться до восьмого уровня, чтобы открыть все точки. А с такой способностью, сам понимаешь, мне проблематично крошить монстров.
        Я невольно взираю в окно, раскидываю в уме планы, но пока ничего не выходит путного. Солнце скоро скроется за линией горизонта, до наступления темноты остается совсем немного. И тут мой взор цепляется за небольшую кучку низкоуровневых зомбаков, начиная с первого, заканчивая до пятого. До меня доходит, что остается набирать очки, чтобы вкладывать в развитие навыка, недавно открытого Олегом. Кажется, это хорошая идея.

        Глава 14. Пленники

        Весь город в игровом плену
        Я осторожно просовываюсь в окно, проверяю, нет тут кто поблизости, чтобы не привлечь ненужного внимания. Из разумных не было никого. Зомбаки продолжают шастаться по улицам, они искали свежую кровь. Но у них стадный инстинкт, и поэтому те ждали удобного случая, когда можно напасть на жертву всем скопом.
        — Щас к нам навалятся,  — недовольно бурчит Олег.  — Не высовывайся.
        — Все нормально, Олег. Маленькая заварушка не помешает.
        И я начинаю метать молниями. Разряды отлично наносили урон. Но самый существенный урон у Двойного удара. Так что время от времени, я мог переключаться между плевками молнии и стрельбой по-македонски. После короткого боя все зомбаки были истреблены, и они исчезли черной аурой.
        Секунду спустя посыпались сообщения об обновлении статистики.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ 9
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 52 (+3)
        СИЛА: 39(+2)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 42(+8)
        ЛОВКОСТЬ: 44(+1)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 25(+7)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 14(+4)
        РЕПУТАЦИЯ: 130(+2)
        Уровень пока остается прежним. Больше всего очков дали за интеллект. Я принял правильное решение. Не стал идти наперекор врагу, а просто остался на прежней позиции и стал наносить удары оттуда. Естественно, эта кучка до меня не добралась, и поэтому мне не составило труда уничтожить их.
        Очки за убийства и развития были приятно скомпенсированы и покрыли расходы за перевод очков в копилку своего напарника.
        Меня немного расстроило, что больше не на кого позариться, при этом прокачать себя. Одно понятно, что ловить тут пока нечего. Нужно устроить охоту. Заодно можно было помочь Олегу для полного развития недавно открытого навыка. О чем, собственно, я думаю? Думаю вот о чем. Сначала нужно узнать у Олега в каких местах он побывал. Аэропорт не в счет, а вот другие места обитания неплохо было бы изучить. Можно заранее определить, стоит ли игра свеч? Тем более его навигационные способности позволяют делать подобное.
        — А во многих местах побывал? Кроме аэропорта, встречались другие монстры? Запомнил их внешний вид, какого они уровня и какой тип урона они имеют?
        После моего заданного вопроса Мотор немного нахмурил лоб, пытаясь вспомнить местности.
        — В основном я старался избегать этих уродов. Нулевых встречал под мостом, в одном развороченном доме угнездились зомбаки нескольких уровней. Эти твари выполняли команды и находились в подчинении у толстопузов. Ну ты понимаешь про кого, да.
        Киваю в ответ. От толстяков надо удирать со всех ног, чтобы те не забрали тебя с собой, когда сработает бомба замедленного действия. Смертников вообще лучше избегать. После них остается много шума и ужасных последствий. А я хочу делать все по-тихому и без лишнего внимания.
        — И все? А таких, которых недавно завалил, не встречал? Где их можно найти?
        — Встречал. А тебе что с того? Ты же видишь, я не могу дать отпор. Мне приходится убегать, в то же время надо успеть определить будущий маршрут, чтобы потом не выбиться из сил и не стать обедом для тех дистрофиков. Складывается ощущение, что они никогда не бывают сытыми. Вечно носятся, чтобы отгрызть чье-то ухо.
        — Их много, а мяса становится меньше. Все попрятались. Некоторые отсиживаются в бункерах. Я же тебе рассказывал.
        Олег все читал и изучал новый навык. Пытался понять, как это работает. После двухминутного колебания, он поинтересовался у меня насчет местонахождения бункера, в котором властвовал майор Дикань.
        — Не помню, к сожалению. Знаю, что возле того дома находится автомобильная свалка, где Никитос тренировался на них. Там еще вход хитрый, ни за что не догадаешься.
        Мотор покачал головой, признавая тщетность его содействия.
        — Тогда придется бегать.
        Его ответ мне не понравился, но перечить ему не стал.
        — Конечно, придется. Толку штаны натирать? Пока шанс есть, надо действовать. Ну ты пойми. Какой интерес отсиживаться в норе, когда у тебя есть способности? Я сейчас не про тебя. А в целом говорю. Вот мне не интересно было вести жизнь крота, зная, что есть чем ответить хозяевам цифрового мира. И я отвечаю по мере своих возможностей. И ты тоже действуешь по мере своих сил. Не стоит забывать, что любая суперспособность дает шанс на выживание. Моя суперсила — это электричество. Твоя — это навигация. Если мы объединимся и будем работать слаженно, что каких высот мы добьемся, ты не представляешь. Вот был я в команде, все ребята работали слаженно как часы. Понимали с полуслова. Так легче было отбиваться…
        — Понял я, понял,  — останавливает поток речи Олег.  — Что делать будем?
        Тут я вздыхаю с облегчением. Главное, сумел убедить Олега в том, что пора действовать по моему плану. Он соглашается, и мне остается озвучить свои намерения.
        — Устроим ночную охоту, или если выразиться на игровом сленге, начнем фарминг.
        Мотор непонимающе хлопал глазами, заодно, отмахнулся.
        — Покажешь в деле тогда.
        Через пару часов солнечный диск исчез, на землю опустилось полотно ночи. Отчетливей слышатся хрипы, исторгающие из сотни глоток ходячих мертвецов. Зомби не дремлют. Никогда. Они охотятся постоянно, им хочется жрать все время. Вечно голодные и вечно бродячие.
        Мы готовимся к выходу. Все припасы пихаем в рюкзак, табличку с кодом туда же, но так, чтобы ее не потерять при фарминге. Мотор вызывает свою проекцию, где он оставил конечные точки маршрута. Я не успеваю опомниться, как Олег хватает меня за локоть и…
        Передо мной встала плотная стена, она была непроницаемой. Когда я дотрагивался до нее, то из-под пальцев вылетали всполохи ядовито-зеленого цвета.
        Вжих! И ты оказался в другом месте. Сам Олег сказал, что потребуется немного времени для набора маны. Маршрут был недлинный, поэтому тот восстановил ее за пять минут.
        Мотор показал свою способность, и я понял, почему она ему не очень по душе. Вроде она давала ему шанс, чтобы убежать от врага, а вот чтобы противопоставить кому-то… Увы. Придется голыми руками душить, или найти заброшенный армейский склад, чтобы выудить оттуда «калаш» и нашпиговать всю мерзоту, заполонившую весь город. Моя телепортация — это жалкая пародия. А вот навигация совсем другое дело.
        — Классная способность. Грех на нее жаловаться,  — воодушевляю его бодрыми словечками. Но Мотор только хмыкает, он толкает меня в плечо, и я замечаю, как из подворотни выбегает свора собак.
        ДВОРНЯГА, 4 УРОВЕНЬ
        50 ХП
        ТИП УРОНА: РАЗРЫВАЮЩИЙ
        НАНОСЯЩИЙ УРОН: 5 -7 ЕД.
        Собаки-дворняги. Насчитал восемь особей. У них жилистое и худое тело, сильные лапы и жесткий хвост. Глаза наливаются кровью, с желтых клыков стекает вязкая слюна.
        — Зачем я только согласился?  — цедит сквозь зубы Мотор.
        Мы отступились, встали спиной к спине, потому что дворняги выбрали хорошую тактику для стада. Они не стали сразу набрасываться на нас, а выжидали удобный момент для прыжка. Стоит помнить, что у них тип урона разрывающий, а значит, они постараются разорвать нас зубами в клочья. Тут мы оказываемся в безвыходном положении. В отчаянии сразу вспоминаю навык «Статическая ловушка». По сути говоря создаешь шаровые молнии и оставляешь их висеть в боевой арене до тех пор, пока кто-то не дотронется до них. Быстро врубаю свой навык. Именно в тот самый момент дворняги почти синхронно набросились на нас, а Мотор тихо сказал, что так можно подохнуть бесславно.
        Не время сдаваться.
        Вокруг нас появились шаровые молнии, стали извергаться вспышки, где собаки падали мешком, а через пару секунд их обугленные тела стали исчезать черной аурой. Несколько шаровых молний остались висеть в воздухе. Прежде чем убрать их, я немного подождал. Вдруг еще четвероногие примчатся. Но никто не спешил к нам навстречу.
        Шаровые молнии исчезли. Мотор переводит дух.
        — С тобой быстро поседеешь, Лех. И зачем нам это все? Лучше переждали бы…
        — Мы выполняем общую работу. Наша задача такова. Я по возможности убиваю монстров, получаю очки и эти же очки перевожу тебе, чтобы ты смог прокачаться до восьмого уровня. Ты открываешь все конечные точки для перемещения. Теперь понятно?
        Мотор кивает. Других поводов нет. Ему не в чем упрекнуть, потому что я делаю во благо ему, чтобы тот сумел полностью раскрыть свою способность.
        Позже встретились те же зомби, шустрые и быстрые. Сами имели низкие уровни, и поэтому особой угрозы нам не представляли. Первый, второй и третий уровни. За них дали мало очков, чем за дворняг. Далее, как колобок выкатился зомби-толстяк пятого уровня. Его прикончить не составило труда, когда тот стал истекать антрацитовой жидкостью и готовился себя подорвать, то Мотор тут же оказался в деле. Не дожидаясь подрыва, мы перемещаемся и попадаем в другое место. В более безопасное на первый взгляд. Недалеко от нас шастается парочка зомбаков высокого уровня. Шестой и седьмой. Это уже серьезные соперники. Я выжимаю из набора навыков по максимуму. Сначала выбрал прием двойного удара, затем статическую ловушку. Почему выбор пал именно на них? Все просто. У данных навыков откат больше, чем у того же плевка молнии. Но я собираюсь не только помочь Мотору, но и сам стараюсь набрать столько очков, чтобы без труда можно было раскрыть всю мощь. А мощь заключала в кратковременном откате.
        Зомбаки уже выдыхаются, не зная, как отбиваться от шаровых молний, которые доставляли им больше всего хлопот и урона. Они оказались в замкнутом круге, не зря же навык так назван. Статической ловушкой управляю я, и только мне дано, в какую точку ее подкинуть на боевой арене. Когда молнии исчезают, я добиваю ослабевших врагов плевками. Благодаря минимальному откату, я мог атаковать чаще. Зомбаки окончательно сдались, исторгнув предсмертный хрип.
        Мне приходит уведомление о пополнении очков, но я не обращаю внимания. Этим можно заняться чуть позже, мы решили, что охоту будем вести до восхода солнца. А там решим, что делать. Главное, не наткнуться на слишком сильных монстров. Таковых пока не встречал. Ни скарабея, ни черных скелетов. От их убийства не хило можно было пополнить свою репутацию и очки в копилку.
        Фарминг длился еще пару часов, и до рассвета осталось немного. Как только первые лучи дотянулись до земли, мы решили, что на этом можно завершить охоту. Вернулись на прежнее место, потому что Мотор оставил конечную точку. Теперь можно взглянуть на выпадающие сообщения.
        И по внушительным показателям можно смело сказать, что поработали продуктивно, набрали очки и повысили уровни.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ 10
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 55 (+15)
        СИЛА: 41(+13)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 50 (+10)
        ЛОВКОСТЬ: 45 (+13)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 32 (+35)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 18 (+12)
        РЕПУТАЦИЯ: 132 (+25)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 5 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        СТАТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА (ОТКАТ 30 СЕК)
        ТЕЛЕПОРТАЦИЯ (ОТКАТ 30 СЕК, РАССТОЯНИЕ 5 МЕТРОВ)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: СМЕЛЬЧАК (СКРЫТО)
        Это случилось! Достиг десятого уровня. Круглое число и очень важное. Разрыв очков чувствуется, но это не так важно. Важно, что фарминг удался, прошел не зря. Делали обдуманно, здраво оценивали ситуацию. Прокачал практически все. У Мотора кроме интеллекта и выносливости, ничего не поднялось. Но тоже добавил немного очков в свою репутацию. К сожалению, было недостаточно для преодоления очередного рубежа. Навигатор не получил седьмой уровень. А мы замахнулись на большее. Именно восьмой уровень давал все преимущества для полного раскрытия навигационной карты.
        — Сколько нужно для восьмого уровня?  — интересуюсь я.
        — Двадцать пять за убийства и десять за развития,  — вздыхает он. По голосу чувствуется, что ему неудобно это говорить. Наверное, чувствовал себя зависимым от меня.
        — Будет сделано,  — и я подтверждаю перевод очков. Минус тридцать пять суммарно, и восьмой уровень открыт. Это значит, что седьмой уровень пролетел мимо.
        Мотор обнял меня в знак благодарности, добавив свои очки, тот начал осваивать новый навык. Прежде всего ему хотелось расставить все конечные точки, чтобы понять, как будет это все работать. Проекция исчезла, через пару секунд Мотор растворился зеленым свечением, оставив меня одного. Он вернулся спустя пятнадцать минут и выдал свои соображения.
        — Побывал в трех местах, не считая возвращения. И я понял, почему навык обошелся так дорого. Я могу одновременно оценивать ситуации в трех местах, что увеличивает шансы, чтобы обезопасить себя в два раза.
        — Поздравляю! А теперь перейдем к самому важному. Ты же знаешь, у нас сегодня ждет серьезная миссия. Сколько тебе нужно для восстановления?
        — После четырех точек потребуется двадцать минут,  — ответил навигатор.
        — Вот и славно. Отдохнем полчасика и вперед. Заранее наметь точки. От нашего убежища до автозавода.
        — Ты имел в виду военный городок? Ведь автозавод…
        — Да знаю, что это прикрытие. Но надо проверить на всякий случай.
        — Хорошо, пусть будет по-твоему. Только дай мне взглянуть на код.
        — Зачем тебе? Ты в нем понимаешь?  — сам удивляюсь. Зачем Мотору понадобилась вереница чисел? Что он разглядел в двадцатичетырехзначном коде?
        — Так надо. Поверь, это очень важно.
        — Верю я, верю,  — достаю ту табличку, передаю ему.
        Мотор сначала повертел ее в руках, провел пальцами, и как мне показалось, он что-то про себя нашептывал. Будто прочел заклинание.
        — Теперь все,  — навигатор возвращает мне обратно.
        — Что это было?  — мне становится интересно.
        — Так надо,  — коротко отвечает Мотор.
        Вопросов больше нет. Ему видней.
        Тридцать минут прошло, мы выдвигаемся дальше. По заранее намеченному маршруту оказываемся вблизи автозавода. Само здание серое и мрачное. От него веяло холодом. Издали замечаем, как по периметру бродят унарники с автоматами, они охраняют ворота и вход. Их семеро, и мне ничего не оставалось как всех ушатать по одному. Одного прикончил разрядом, второго. Двоих зарядил двойным ударом. Благодаря быстрому откату, мне не составило труда расчистить дорогу, ведущую сначала через ворота, а потом ко входу. Мотор следовал за мной, страховал. Если что пойдет не так, в любой момент можно переметнуться в другое место. Стража ликвидирована, никто не успел сделать выстрел, что обезопасило нас от ненужного привлечения внимания.
        Вход свободен. Мы осторожно пробираемся туда, вокруг нас напирают стены, грунт сменяется бетонным полом. Слышим окрики унарников, те передавали команды, орали на пленных. Это я сейчас заметил, когда приблизился к смотровым ямам. Над ямами висели днища несобранных автомобилей и двигателей. Под ними находились люди. Пленники нашего города. Загнали всех туда как скотину. В основном обычные люди, никем от других не отличаются. Магов я, к сожалению, не разглядел.
        Нас пока не видят, солнечный свет не доходит, мы прячемся в тени. После тщательного наблюдения я принимаю решение. Для начала нужно истребить унарников, а потом можно браться за освобождение пленных. Благо, бандитов было не так много. Из теневого укрытия начинаю бой. По моему велению Мотор остается на месте, ему незачем рисковать.
        Унарники не успели ничего предпринять, не смогли нанести ответный удар, их автоматы звонко падали на бетонный пол. Сам не нарадуюсь, что плевок молнии восстанавливается слишком быстро, несмотря на другие навыки в запасе.
        У бандитов слишком мало очков репутации, и поэтому мои разряды для них были особо опасными и смертельными. С ними я расправился быстро. И вдруг слышу, как кто-то зовет меня по имени. А голос знакомый, оборачиваюсь к зову. Никитос… Вижу его среди пленных в смотровой яме.
        — Как ты туда попал? В порядке?  — спешу к нему на помощь. Никитос находился со своими ребятами. Среди пленных нашлись и Тектоник, и Оксиген. Те обрадовались моему возвращению. Только вот незадача. У всех троих на запястьях были странные браслеты, которые отсвечивались серебряным светом.  — Что это?
        — Бугор надел зачарованные браслеты, чтобы мы не смогли воспользоваться магией. Кратко говоря, лишил нас всех магических способностей. Стремно, конечно, когда ты не можешь ответить темному магу.
        — Он здесь?
        — Нет. В военном городке походу.
        — Стоять гаденыш! Ты труп!  — слышу грубый голос. Это был Хребет, правая рука Бугора. Тот готовился всадить в меня целый магазин, потому что слышу звук затвора. Мои волосы встают дыбом, спина покрывается холодным потом. У меня есть шанс уйти от линии огня с помощью телепортации, но тогда я подставлю под удар своих ребят.
        Но выстрела не было, крика тоже, словно Хребет провалился в бездну. Через пару секунд навигатор вырастает будто из-под земли. Я перевожу дух. Мысленно догадываюсь. Это он отправил Хребта в другое место. Мотор — это мой ангел-хранитель. В который раз меня спасает.
        — Спасибо, Олег. Куда ты его отправил?
        — Помнишь ту автомагистраль, где нулевые питаются фантомными страхами? Пусть помучается.
        — Это расплата за тот случай, когда мы перебирались на лодке. Это он приказал стрелять в нас. Никитос подтвердит.
        Никитос кивнул. Он помнит эфемерную оболочку от лица унарника, одержимого диким страхом.
        — Надо же так совпасть. Тогда тем более. Пусть его смерть будет долгой и мучительной. Знаю, нулевые смогут такое преподнести.
        — Я не знаю как освободить вас от браслетов. Не в этом суть. Ты запомнил, где находится бункер. Скажи Олегу,  — я начинаю операцию по освобождению пленных. Никитос пояснил местонахождение убежища, и Мотор взялся за дело. По своей проекции он наметил краткий маршрут до бункера, благодаря четырем конечным точкам, его перемещения становятся быстрее, потому что тот одновременно забирал по четыре человека. Это сильно упрощало нашу задачу.
        Сначала Олег забрал Никитоса вместе с Тектоником и Оксигеном. Этих людей впустят по первому стуку. Таким макаром мы выводили всех из плена. Я держал вход, а Мотор переводил в безопасное место. К счастью, никто не помешал. Бандитов тут больше не оказалось. В плен попали сто двадцать восемь человек, и сейчас Мотор не может отдышаться. Слишком много сил ушло на освобождение. Главное, мы это сделали. Пока Олег отдыхает, восстанавливается, я планирую следующий поход. В военный городок. И знаю, что будет слишком не просто противостоять темному магу.

        Глава 15. Вольт

        Сложно представить современный мир без электричества
        Никитос уже дал координаты военного городка, и Олегу не составило труда, чтобы поставить отметку. Конечная точка переправляет нас обоих, через несколько секунд мы оказываемся в темном переулке, где вдали зловеще виднеются неровные черты электростанции. Вышки, тарелки и антенны со спутниковой связью.
        Время подходит ближе к вечеру. С максимальной осторожностью пробираемся внутрь, как ни странно, но военный городок никем не охранялся. Наверное, все эти строения не имели особой ценности, чтобы их охранять. Но только не для нас и Бугора. Почему темный маг не поставил охрану, чисто для страховки, не понятно. Может он настолько крут, что ему не потребуется подмога в случае непредвиденных обстоятельств. Меня не мало интересовал вопрос, какой силой обладает сам маг, и смогу ли я ему противостоять. Но я в себе уверен, я знатно прокачал свои характеристики перед тем как начать спасательную миссию.
        Не обязательно встречаться с Бугором, чтобы его победить. Достаточно отключить ту самую штуковину, и можно поставить точку. Ведь если мир утратит все виртуальные функции, то никакая прокачка уже не светит. Потому что реальный мир не даст такую возможность. А Бугору только и надо, чтобы завладеть городом и подмять его под себя. А именно не допустить полного отключения ИНС.
        Вместе с Олегом проходим через аллею, где по обе стороны находилась заброшенная военная техника. Танк, где его гусеничная лента полностью утонула в зловонной луже. Два броневика и четыре вездехода разбросаны в разных уголках и покрылись толстым слоем грязи. Дома были низкие и невзрачные, они смотрели на нас пустыми глазницами окон, от которых веяло мраком и холодом. Несмотря на обилие всего, все равно чувствовалась пустынность. Больше всего нас пугала тишина. Никаких звуков, будто здесь все вымерло. Нам становится не по себе, я спохватываюсь и делюсь своими мыслями.
        — Слушай, Олег. Ты много всего сделал, чтобы облегчить нашу общую задачу. Но теперь нам нужно расходиться. Я не хочу лишний раз подвергать тебя опасности. Ты и так здорово мне помог. А теперь возвращайся назад, в бункер. Я постараюсь врубить установку.
        Олег смотрит туда, где виднеется вход электростанции.
        — А с чего ты взял, что именно здесь можно выключить ту самую херовину?
        Я вспоминаю рассказ Диканя. Если он действительно рассказал правду, и было все как есть.
        — Майор Дикань рассказывал мне, что нес службу в этом городке. Именно здесь шли секретные разработки по созданию трехступенчатой ракеты. Это не просто ракета. Она сравнима с ядерной, только та не имеет мегатонны в тротиловом эквиваленте. Если ее направить по вражеской цели, то она не сровняет всю цивилизацию вместе с землей. У нее другой эффект. Вот сейчас Игра набирает обороты, до третьей ступени осталось немного, чтобы захватить город полностью. Вообще это первая попытка создания оружия. Если при ядерной атаке город исчезает мгновенно, то данная технология дает мучительную смерть. Как мы видим наш город умирает медленно. Оцифровка делает ужасные вещи. Все что от меня потребуется, это найти запускающую установку. Я попробую «оживить» станцию, надеюсь во мне хватит электричества. Если запущу и наберу код, то ракета не сбросит третью ступень. И тогда наш город избавится от Игры.
        — Знаешь, я уже ни чему не удивляюсь. Такие разработки до добра не доводят. Может ты и прав. Дальше с тобой идти бессмысленно. Буду только мешать и путаться под ногами,  — вздыхает Олег. Он хочет еще что-то добавить, но тишину в городке разрывает отдаленный хриплый голос.
        — Пришли спасители. Только попробуйте меня победить, чтобы добраться до треклятой установки. Без боя вы просто не получите желаемое. Ваши уровни слишком малы.
        От его слов у меня похолодело внутри, по спине пробежал холодок. Если наши уровни малы, то какой уровень имеет Бугор? Что имеет в виду темный маг? Мне не хочется ничего отвечать тому безумцу, а сразу переключаюсь на навигатора.
        — Мне пора.
        — В рюкзаке что-нибудь имеется кроме таблички?  — такого вопроса я точно не ожидал. Но Олег продолжает.  — Просто очень надо.
        Выуживаю из сумки фонарь, который достался от Андрея Егеря. А он мне может пригодится, в станции нет света. Передаю Олегу, тот берет его в руки и что-то шепчет себе под нос. Похожую манипуляцию он производил и с табличкой. Спрашиваю его снова.
        — Что ты делаешь?
        — Так надо,  — кратко отвечает навигатор. И добавляет.  — Ждем твоего возвращения, Леха.
        Он бросает мне фонарь, я ловлю его и тут же почва уходит из-под моих ног. Вокруг меня испаряющее пространство, сильное похожее на то, когда Олег вместе со мной перемещался по конечным точкам в области навигационной карты.
        Спустя пару секунд я оказываюсь внутри электростанции. Это было видно, когда напротив меня вырос темный маг. Вот он… Бугор. Темный маг. Под стать своей масти. Он не просто человек с магическими способностями. Он словно тень, которая легко и плавно перемещается по коридору. Я выпадаю в осадок, когда вижу его уровень. Двадцатый уровень… Это в два раза больше моего. Черт возьми! Когда он успел так сильно прокачаться?
        — Как ты нашел меня, тварь?  — тот скрипит зубами, его глаза, светящие во тьме, сходятся на переносице. Так он выражает свою злобу и ненависть. Темный маг очень быстро, насколько позволяет мое зрение, преодолевает расстояние, и я чувствую его хлесткий удар по солнечному сплетению. Я словно теряю кислород, словно перестаю дышать. Настолько сильным был этот удар.
        РЕПУТАЦИЯ: — 13
        Вижу наложенный на мне дебафф, прекрасно понимаю, что если буду часто пропускать такие удары, то можно быстро погибнуть и миссия полетит к чертям собачим.
        В данном случае нужна максимальная концентрация, надо иметь холодный расчет и не прогадать в использовании своих навыков. После удара прихожу в себя, но постепенно. Сначала заморгал глазами, чтобы убрать серую пелену после получения удара. Слышу свист, значит, Бугор снова принимает тот же прием. Мельком замечаю смазанный силуэт, маг оказывается совсем рядом, чтобы обрушить на меня град ударов. Нахожу силы для применения навыка как «Убийство током». Ставлю перед собой руки, блокирую один удар, второй, и тут же срабатывает прием.
        Бугор вопит то ли от злости, то ли от ярости. Но он пропускает удар током, его удары прекращаются и тот отскакивает от меня как ужаленный.
        Вижу мимолетную искру, спустя пару секунд темный маг избавляется от цепочки разряда. Перед глазами высвечивается цифра. Это наносимый урон.
        — 8
        Трепка неплохая, но надо увеличить вычет урона, чтобы Бугор не знал никакой передышки. Только в этом вся проблема. У него двадцатый уровень, у меня — десятый. Разница ощутимая, и наверняка, его репутация выглядит неоспоримым преимуществом. Я не знаю его способности, но кажется, тот имеет мгновенную телепортацию, где невозможно предугадать его следующее появление. У меня остались очки убийства и развития, но это все курам на смех. Нужно помнить одно — не давать передышку.
        Бугор мечется вокруг меня, выбирает удобную позицию для нанесения удара. Я в какой-то степени растратил горстку концентрации и получил удар по ногам, затем тот сомкнул противные пальцы на моем горле и стал сдавливать. Он не торопился меня душить.
        — Я знаю почему ты здесь,  — рыкает он. Его глаза сузятся до тонкой черточки, рот кривится в предвкушении разгадки моего заветного плана.  — Раз ты здесь, то и код для отключения взял с собой. Говори, где код?!
        Не обращая внимания на его угрожающие выкрики, я не собираюсь сдаваться. Пока дыхалка на месте, я судорожно включаю навык «Убийство током». Полминуты уже прошло, а значит, настало время. Бугор, охваченный сеткой разряда, еле освобождает меня из мертвой хватки. Не теряя времени, я отхожу от него на безопасное расстояние с помощью телепортации. Надо увеличить вычет урона. Все мои навыки в сборе, получается добротная солянка.
        Пока Бугор еле отходит, я продолжаю свой неравный бой. Молниеносный выпад, и я сталкиваюсь с ним. К сожалению, ожидаемого эффекта не было, можно сказать, что темный маг весил неприлично много. Тот только немного отшатнулся, сделав пару шагов назад. Больше смахивало на слабый толчок. Может у него сопротивляемость высокая? Все может быть. От такой знатной прокачки можно ожидать любые сюрпризы.
        Далее врубаю «Двойной удар». К сожалению, промахнулся. Мощные разряды угодили в пустоту, где растворились во мраке коридорного конца. Виню себя в том, что мало набрал очков развития, чтобы нормально прокачать все навыки. Откаты просто бесят. Приходится ждать возможного применения. Только враг не будет ждать, он не даст тебе возможности. Мои мысли подтверждаются.
        Бугор использует загадочную силу. Сначала навстречу мне летит кусок металла, я мигом выставляю руки. Произошла статическая ловушка, которая быстро расплавила кусок железа. Далее темный маг использует другую способность. Он слишком далеко, чтобы схватить меня за шкирку и выбросить в сторону. Теряю лямки, рюкзак глухо падает на пол. Лицом впечатываю в железную стену, чувствую болезненный удар. Слышится хруст. Похоже, нос сломан. Капли крови стекают на пол. Чувствую во рту соленый привкус. Аккуратно провожу языком. Зубы целы, но вот язык… Кажется, прикусил его при ударе. Болит ужасно.
        РЕПУТАЦИЯ: — 7
        Нормально досталось.
        У меня нет сил подняться. Бугор издает смешок.
        — Магнетизм не очень. А магия воздуха прекрасна,  — говорит он.
        Я сразу понял о чем речь. Пользуясь магнетизмом, тот швырнул в меня кусок металла. Далее вышвырнул меня с помощью магии воздуха. Такие способности имели Никитос и Оксиген. Темный маг надел на них зачарованные браслеты, которые отняли у наших ребят магические способности и присвоили Бугору. Если он умудрится надеть браслеты мне, то беды не миновать. Я этого не допущу. При такой мысли я быстро встаю на ноги. С трудом, но встаю.
        Вижу злобную усмешку. Тот ликует, считает себя победителем. Но битва не закончена, у меня есть другой подход.
        — Если ты понял почему я здесь, то чего ты добиваешься?
        — Хочу власти. Управлять всем миром! Если выдашь мне код отключения, то ты сможешь уйти оттуда живым.
        — Неплохая попытка. Только как ты запустишь станцию?
        — А зачем мне ее включать? Мне достаточно убить тебя, чтобы не допустить полного отключения.
        — Кажется, ты говорил, что хочешь власти. А ведь здесь достаточно ракет, чтобы властвовать всем миром. Теперь понимаешь о чем я?
        — Чтобы использовать все ракеты, надо врубить эту чертову станцию,  — Бугор переводит взгляд куда-то в сторону. Он видит мой рюкзак и с помощью магии воздуха переносит его к себе.
        Это моя грубая ошибка. Оставил рюкзак, а там внутри лежала табличка с кодом. Мне ничего не оставалось, как броситься к нему в атаку. Все откаты прошли, а значит можно наносить уроны. Но Бугор предугадал мои намерения. Взмах руки, и на меня обрушивается сильнейший удар, который отнимает у меня жирный кусок репутации.
        РЕПУТАЦИЯ: -22
        Такой удар вынести не просто. Я отлетаю как картонка. Врезаюсь в стену и бессильно сползаю на пол. Мой разум мутнеет, в глазах все двоится. Я не могу выловить четкую картинку, не могу сразу подняться. Силы быстро покидают меня. Перед тем как погрузиться в омут забвения, я слышу радостный возглас Бугора.
        — А, вот он. Я так понимаю, это и есть тот самый код,  — темный маг уже открыл рюкзак.  — Пора выбросить несчастную табличку. А потом надену на тебя зачарованные браслеты, присвою способности к себе и врублю станцию. Кстати, спасибо тебе за совет. Властвовать всем миром буду прямо сейчас…
        Дальше я отрубаюсь, не в силах расслышать следующие фразы.
        Сколько времени прошло? Не знаю. Но я продрал глаза. Вокруг тишина. Надо мной нависает темный потолок. Везде меня окружают железные стены и пустые коридоры. Перед глазами выпадает моя статистика.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ 10
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 70 (+2)
        СИЛА: 54 (+1)
        ИНТЕЛЛЕКТ: 60 (+10)
        ЛОВКОСТЬ: 58 (+2)
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 42 (+3)
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 20 (+2)
        РЕПУТАЦИЯ: 157 (-42)
        НАВЫК: ПЛЕВОК МОЛНИИ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 5 СЕК)
        ДВОЙНОЙ УДАР (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        УБИЙСТВО ТОКОМ (ОТКАТ ЧЕРЕЗ 30 СЕК)
        МОЛНИЕНОСНЫЙ ВЫПАД (ОТКАТ 30 СЕК)
        СТАТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА (ОТКАТ 30 СЕК)
        ТЕЛЕПОРТАЦИЯ (ОТКАТ 30 СЕК, РАССТОЯНИЕ 5 МЕТРОВ)
        ОТМЕНА ПРИЕМА (ОТКАТА НЕТ, СОХРАНЯЕТ ПРИОРИТЕТ НЕИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИЕМОВ ВО ВРЕМЯ АТАКИ)
        СТАТУС: СМЕЛЬЧАК (СКРЫТО)
        Обнова статы.
        КЛАСС: ЭЛЕКТРОМАГ
        УРОВЕНЬ 10
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 72
        СИЛА: 55
        ИНТЕЛЛЕКТ: 70
        ЛОВКОСТЬ: 60
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 45
        ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 22
        РЕПУТАЦИЯ: 115
        Я поднялся с трудом. Сначала не сразу сообразил, что к чему. За что мне дали так много очков в графе интеллекта и почему такой большой минус по репутации. Стоило только найти рюкзак, так сразу встало на свои места. Миссия еще не завершена. Игра пока продолжается. Одно не знаю. Началась ли третья ступень оцифровки?
        Подбираю с пола рюкзак. Из его недр достаю только фонарь, благодаря которому я попадаю в отсек, предназначенный для подготовки запуска ракет.
        Так-с. А где код? Как мне отключить оцифровку? Тут надо придумать что-нибудь. Я не хочу останавливаться на полпути. Нужно завершить. Пройти дорогу до конца. Дорогу осилит идущий. А что мне теперь делать? Кода нет. Бугор похоже добился своего и ушел. Кстати, если не ошибаюсь он говорил про браслеты. Но на мне нет браслетов. Ему что, не понравилось быть электромагом? Обидно так-то. Но сейчас не об этом. Надо действовать, пока третья ступень оцифровки не сработает в полную силу. А может она уже запущена?
        Ужасные мысли толкают меня к действиям. Надо что-то предпринять.
        Как включить станцию? Ведь можно вырубить оцифровку, когда заработает станция? Света естественно нет, поэтому воспользуюсь фонарем. Батарейки пока работают, и свет озаряет комнату. Я изучаю приборную панель, которая растянулась от входа до дальней стенки. Куча непонятных кнопок, множество дисплеев, которые удручают меня темными экранами.
        Я изучаю перечень не открытых мной навыков. Есть атака шаровыми молниями, так же доступен громовой удар. Но я понимаю, что это не то, что мне нужно сейчас. Тут же замечаю навык «Вольт», который будет доступен за снятие тридцати очков за убийства. Навык дорогой, а что он из себя представляет? Номинал в двести двадцать вольт. Двести двадцать вольт. Двести двадцать вольт…
        Меня словно накрыло. Постепенно приходит озарение. Ведь это и есть то самое электричество, которое определяется номиналом в двести двадцать вольт. Вот она простая физика.
        Минус тридцать очков.
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВО: 45 (-30)
        Стата обновляется.
        ОЧКИ ЗА УБИЙСТВА: 15
        Теперь мне остается найти электрощит, чтобы дать питание. Найти мне не составляет труда, он находится за отсеком. Раскрываю его полностью, высвечиваю его фонарем, через пару секунд нахожу блок питания. Бесперебойка, значит. Хорошо, что стоит на нем защита. Откладываю фонарь, беру в руки провода и полностью концентрируюсь на недавно открытый навык. «Вольт» неспешно разбегается по моему телу, чувствую, как сетка электрического разряда обволакивает вокруг меня. Поток электричества достигает своего максимума — номинал в двести двадцать вольт. Блок питания издает заметную вибрацию, и вот чудо! Зажегся свет! Коридоры и отсеки освещены мощными лампами. Свет настолько яркий, что режет глаза.
        Я отпускаю провода, но во мне не осталось сил. Мне даже не хватит сил, чтобы добраться до приборной панели, чтобы разобраться с отключением трехступенчатой ракеты. Никогда бы не подумал, что «Вольт» пожирает много сил. Если бы я знал…
        Но я снова погружаюсь в омут забвения…
        Так получилось, что я очнулся уже в бункере. Меня окружают уже знакомые ребята. Никитос, Оксиген, Тектоник, Навигатор. Даже сам майор Дикань заглянул ко мне, чтобы узнать насчет моего самочувствия.
        — Нормально,  — отвечаю я.
        — Мы сделали ЭТО!  — радостно вопит Дикань.
        — Эмм… что?  — я не сразу соображаю о чем он, но мне подсказывают.
        — Игры больше нет,  — говорит Олег.  — Ты справился.
        Новость об исчезнувшей Игре заставляет меня встать с лежака.
        — Как это? Бугор, кажись, забрал код. Я помню, что врубил станцию. Там был яркий свет…
        — И ты правильно все сделал,  — Олег хлопает меня по плечу.  — Главное, что ты сумел запустить станцию. А там уже майор подсуетился.
        — То есть как подсуетился?  — меня просто распирает от любопытства.  — Что вы сделали, майор? Как вам это удалось?
        — Пусть Олег расскажет. Его заслуга неоценима.
        Тут Олег прочищает горло и начинает рассказывать.
        — Первое, что хочу сказать. Спасибо тебе за помощь и за соучастие. Считай, что нас свела судьба снова и это хорошо. Ты мне сильно помог, чтобы открыть навык «Вливание силы телепортации» и увеличить число конечных точек. Это здорово повлияло на дальнейшие события. Когда ты был в «отключке» я оказал тебе помощь, потом полез в рюкзак. Чисто посмотреть, что у тебя имеется. Нашел тот самый код. Я быстро его переписал на бумажке и прикинулся шлангом, что хотел выбросить бесполезную табличку. Что касается исчезновения Бугора, то я так понимаю, он все-таки достал рюкзак и хотел стереть код к чертям. Помнишь, я тебя попросил, чтобы ты дал мне табличку?
        Я киваю. Отлично помню, как тот взял табличку и начал что-то нашептывать, наговаривать.
        — Я поставил на ней метки и влил туда силы телепортации по трем конечным точкам. Первая точка — это та самая магистраль с фантомными страхами, вторая точка идет к силовому полю, в которое ты попал и получил вывих. А третья находилась в воде. Получается, когда он забрал табличку, то его автоматически перекинуло сначала на автодорогу, потом в аномалию и наконец, в воду. И похоже, это сработало. Он погиб.
        — Смею сказать, что он утонул,  — я просто в шоке от такого признания.
        — Скорее всего, да. Ведь силовое поле ломает кости. Полностью выворачивает тело наизнанку. Тебе еще повезло, что ты пошел по краешку, а не в глубь аномалии. Бугор получил сильнейшие повреждения, несопоставимые с жизнью. Весь переломанный и вывернутый ушел под воду.
        Мне сразу вспоминается фонарь.
        — Слушай, а когда ты попросил передать фонарь, это тоже твоя работа, чтобы я скорее попал в отсек для запуска ракет?
        — Да. Бугор выдал себя, и я понял, где он находился. Я отметил точку, влил силу телепортации и передал тебе фонарь. Для начала это был вход в отсек, только потом ты оказался внутри. Ну, а дальше уже ты подключился. А там дело рук самого майора.
        — Для меня, главное, чтобы ты сумел врубить станцию,  — оправдывается Дикань.  — А потом с помощью коммутатора мне пришлось связаться с ракетой, которая готовилась сбросить последнюю ступень. Благодаря тебе, заработала спутниковая связь, и мне не составило труда, чтобы вычислить местонахождение оружия. Ракета была найдена по определенным значениям долготы и широты. Та-дам! И все. Сработала автоматика, и ракета упала вниз. А куда упала, наверное, не имеет значение. Главное, что город избавился от этого дерьма под названием «Игра». Надо же до такого додуматься.
        — И не говори,  — отмахивается Никитос.  — Надеюсь такого больше не повторится.
        — Уверяю вас. Такого больше не случится. Ракета была одна, и все ее засекреченные наработки ликвидированы. Так что дышите свободно,  — Дикань улыбается во все зубы.
        Это точно. Надо выйти из подземелья и вновь почувствовать себя хозяевами прежнего мира. Ведь опасность миновала, а значит, наступило мирное время.

        Эпилог

        Прошло несколько месяцев. Слуховое радио помогло донести до людей, что пора прекратить вести жизнь крота. Все изменилось к лучшему. Правда, сейчас придется все восстанавливать. Руины и прочая разруха, разграбленные дома и магазины, дороги в трещинах и обрывки кабелей. Тут еще царила та самая атмосфера, которая все время нагоняла страху. Но сейчас она не пугала. Просто остался зловещий облик, и я уверен, что город восстановится быстро.
        Год спустя.
        Жизнь бьет ключом. Я устроился на работу. Олег продолжал свое ремонтное дело. Чинил автомобильные двигатели и все что связанное с ними. С остальными ребятами тоже держу связь. Дикань иногда приглашает меня к себе в гости.
        Я недавно освободился от работы и зашел в одно кафе. Захотел себя побаловать. Заказал себе кофе и круассан с лимонной начинкой. Только собрался вкусить сладость, как кто-то сзади прикрыл мои глаза. Сразу чувствуются женские руки. Кожа была нежной и бархатной. Слышу забавный смешок. И я похоже догадываюсь кто это.
        — Саша?
        — Я! Леха как я же скучала по тебе!
        Девушка убрала ладони и чмокнула меня в щеку. Я тоже по ней сильно скучал. А еще сам факт, что Сандра осталась жива, заставил меня сильнее заключить ее в свои объятия.
        Она нашла своих родителей, что действительно это радовало. Нашла свою любовь и скоро она выйдет замуж за того парня, который спас ее от неминуемой гибели. Он был гидромагом. Это тот самый парень и спас Мотора. Я ей сказал, что Олег тоже спасен, благодаря ему. Ее парень оказался героем, и будет вполне справедливо, если они сыграют свадьбу. Я ей желаю добра и счастья. Я уважаю ее выбор, и мы просто останемся друзьями.
        БОЛЬШЕ КНИГ НА САЙТЕ —KNIGOED.NETKNIGOED.NET(https://knigoed.net/)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к