Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ино Саша: " Нежность Том 2 " - читать онлайн

Сохранить .
Нежность. Том 2 Саша Ино
        Продолжение истории Касандера Милиотар. Его возвращение на родину в борьбе за причитающийся по праву трон.
        Одно дело ненавидеть издалека, строить планы и рисовать в голове картины страшной кровавой мести. Другое - снова посмотреть на обидчиков, заново пережить прошлое, и боль, и любовь, и радость, и разочарование. Когда раны вновь обнажены, а мстить, кажется, уже не имеет смысла, какой выбор сделать? Реванш? Или прощение страдающих людей? А кругом магия, загадочная всесильная и чарующая.
        Саша Ино
        Нежность
        Том 2
        ГЛАВА НАЧАЛЬНАЯ

1
        Стражники волокли отчаянно упирающегося мужчину. Возгласы и стоны протестов опережали шество, несясь далеко вперед по каменным коридорам древнего замка королей Архатея.
        - Ваше величество, - слуга низко склонился в учтивом поклоне, - Мы нашли старца Року.
        - Да? - устало произнес Тау, без особого удовольствия отрываясь от книги. Он уже разменял пятый десяток, и жизнь все меньше и меньше удивляла правителя Объединенного Государства.
        - Точно, - продолжал слуга, - Им оказался обедневший дворянин из рода Чивори. Наверное, сказалась неудовлетворенность разделом власти, ведь в свое время его род претендовал на престол.
        - Чивори… - с ненавистью процедил Тау, - Я хорошо знаю историю Архатея.
        - Простите, повелитель. И не думал Вас оскорблять, - слуга вновь поклонился, - Просто это было до объединения престолов и вашего светлого правления.
        - Достаточно слов, - Тау поморщился, - Веди преступника.
        Стражники вытолкали мужчину на середину зала и, ударив по ногам древком копья, усадили на колени. Узник зло посмотрел на короля и в его черных глазах пробежал огонек презрения. Он вообще обладал демонической внешностью - черная шевелюра, схваченная зеленой чалмой, внушительные брови, загорелая кожа и аккуратная бородка, венчающаяся шипом из белого золота.
        - Хизу Чивори, - проговорил слуга, косясь на пленника.
        - Значит, это ты автор книг «Пророчества»? - строго спросил Тау, выпрямляясь на троне, от чего его пышные одежды лишь подчеркнули располневшее с годами тело.
        - Возможно, - Хизу щелкнул языком, - Но тебе, Тау, никогда не узнать наверняка. За мной стоит сама судьба.
        - Артачишься, что ж иного я и не ждал от отпрыска омерзительного рода магов старого Архатея.
        - Старого! - завопил Хизу и попытался вскочить, но внимательные стражники тут же ударили его копьем по спине. Хизу повалился на живот, пачкая белоснежный льняной халат.
        - Старый Архатей, - снова произнес он, откашливаясь, - Проснется и поднимется, он ударит тебя крыльями Зеленого Дракона Болот. И ты, самозванец, вспомнишь силу магов истинного Архатея!
        - Заткнись, - грубо осадил его король, - Возвращение к старому порядку невозможно. Люди вспоминают с отвращением прежних правителей, никто не захочет воскрешать прошлого. Твои пророчества и толкования - бред.
        Хизу расхохотался, причем так заразительно и искренне, что Тау стало не по себе.
        - Воскрешение - не предмет желаний простой глупой черни, радующейся похлебке, как солнцу, - торжествующим голосом изрек Чивори, - Ты еще вспомнишь Касандера Милиотар. Магия восстанет в его лице и обрушит наш гнев на тебя, Тау Биа-Хатерии. Ты здесь чужак, и корона Архатея тебе не по зубам. Сама земля низвергнет власть иноземных захватчиков. Тебе предстоит узнать месть Касандера!..
        - Увести! - Тау вскочил с трона и махнул рукой стражникам, - Бросьте его в темницу и отрубите язык, чтобы больше не смел оскорблять мой слух именем грязного колдуна, проклятого временем.
        - Ха-ха! - Хизу не унимался, - Отруби мне язык, но этим ты ничего не изменишь. Судьбу не перехитрить, тебе не под силу стереть предначертанного. Касандер - твой крест! Крест!
        Стражники поспешили исполнить приказ короля и потащили пленника проч. Чивори продолжал кричать проклятия, но его голос слышался все тише, поглощаемый камнем древнего замка.
        Из-за королевского трона вышла молодая женщина с мягкими чертами лица. Казалось, со дня начала правления королева Ева не постарела ни на секунду. Но мало кто помнил, что такова особенность рода Милиотар. Бархатное зеленое платье с россыпью золотых бусин, скромные косички и вечная милая улыбка делали Еву особенно привлекательной.
        - Тау, прости, я все слышала, - произнесла она, кладя руку на плечо мужа.
        - Хорошо раз так, - кивнул тот, - Ты читала творения Хизу?
        - Пророчества, - Ева взяла с колен мужа потрепанную книгу в кожаном переплете, - И почему он назвал себя старцем Року.
        - Создавал выгодный образ. Мудрому старику, бравирующему опытом, всегда охотно верят.
        - Говорят в народе настоящий ажиотаж, - Ева брезгливо отложила книгу в сторону, - «Пророчества» пользуются огромным успехом у так называемых модников из среды интеллектуалов, более-менее грамотных слоев общества и у черни, которой зачитывают сие творение первые две категории граждан. И, несмотря на то, что книга запрещена, ее читают и даже переписывают от руки.
        - Пускай. Денежные штрафы казне только на пользу, - на Тау слова жены не произвели должного впечатления.
        - Но милый… Меня беспокоят подобные настроения.
        - Недовольные есть всегда. Ничего сверхъестественного не происходит.
        - Тау, да ведь Хизу обещает возврат Касандера. Он пишет в «Пророчествах», что мы такие негодяи сгноили мальчика, и он придет мстить. А вместе с ним на нашу семью ополчится земля Архатея.
        - Ты что испугалась слов человека, который жаждет власти и раздувает общественную истерию только, чтобы на ее волне обогатиться? Брось. Теперь, когда Року пойман, всем станет ясно, что он из себя представляет.
        - Знаешь, - Ева положила руку на живот, - Перед рождением нашего второго столь долгожданного ребенка особенно неприятно слышать напоминания о брате… Я хочу забыть. Точно знать, что Касандер умер. Но из-за разговоров о «Пророчествах» мне страшно…
        Тау иронично посмотрел на жену.
        - Милый, - Ева обняла мужа и наклонилась к нему, - Я боюсь, что все окажется правдой и Касандер напомнит о себе.
        - Послушай, хватит о нем, - Тау отстранился, - Колдун мертв. В этом нет никаких сомнений. С того света не возвращаются, и мы можем быть спокойны.
        - Надеюсь, ты прав! Но у меня нехорошее предчувствие. Тень брата до сих пор стоит за мной и мешает жить.
        - Не бойся, - смягчился король, - Все дурные мысли у тебя из-за беременности. Да и переживаешь много. Я же говорил, в твоем положении неполезно навещать сирот и инвалидов. Ты хочешь всем помочь, похвально, но смотри не навреди ребенку.
        - Ах, ты, наверное, прав. В последнее время я много нервничаю.
        - Отдохни и наберись сил.
        - Хотелось бы. Кстати, когда мы вернемся домой? На меня дурно действует терпкий климат Архатея.
        - Думаю, через неделю.
        - Так долго?! - Ева всплеснула руками.
        - Клан Нару собирается закатить пир в мою честь, нельзя их огорчать. Они хорошо справляются с ролью наместников, поэтому надо уважить. Тем более, в разгар шумихи вокруг провидца Року стоит укрепить отношения с союзниками.
        - Тау, это все отговорки, - Ева насупилась, - Тебе просто нравятся архатейские балы. Ты любишь этот край…
        - Не вижу смысла спешить, - король начинал сердиться, - Вернуться в столицу мы всегда успеем. Эфы как всегда спокойны, в столице Сигизмунд отлично справляется с ролью первого министра. Брат позаботится о порядке в наше отсутствие. К тому же и земли Плантагенет не отличаются бунтарством.
        - Мне плохо здесь.
        - Брось, ты прожила в Архатеи большую часть сознательной жизни. Пора привыкнуть к его болезненному очарованию.
        - Я постараюсь, - Ева положила голову на плечо мужа и прижалась к нему как маленькая девочка.

2
        - Ты был как всегда великолепен, Драго, - мясник почесал свое огромное пузо и поерзал на неуютной пастели в номере старого кабака.
        - Я знаю, - парень откинулся на подушку и прикрыл глаза. Его худое и неестественно белое тело почти сливалось с простынями. Только черные волосы с рванными непослушными прядями контрастно очерчивали голову.
        - Для полукровки ты неожиданно страстен и всегда отдаешься до конца.
        Драго приоткрыл глаза и с раздражением взглянул на мясника.
        - Сердишься? - поспешил спросить тот.
        - Не люблю, когда указывают на внешность.
        - Капризный… - мясник с умилением провел рукой по плечу парня.
        - Мне Архатей такая же родина, как и тебе!
        - Я не имел ввиду, что ты здесь лишний. Не обижайся.
        - Ладно, просто достает… Чувствую себя чужим.
        - Наоборот!
        - Что наоборот?
        - Я хотел тебе предложить кое-что…
        - И что же?
        - Ты ведь знаешь, что я унаследовал мясную лавку от отца.
        - Тоже мне счастье, - скривился Драго.
        - Ну, счастье, не счастье, а стабильный доход приносит, - причмокнул языком мясник. У него не хватало парочки зубов, поэтому звук получился смачный.
        - У меня тоже вполне стабильный заработок, - парировал парень.
        - Брось! Ну, как можно так легко говорить о продаже собственного тела.
        - У-у, понеслось! - насмешливо протянул Драго и заложил руки за голову, - Моралистом стал? И это после восьми лет непрерывно хождения сюда, в колыбель разврата.
        - Вот ты язва! Прекрати иронизировать! Я же серьезно. Мне не нравится, что ты принадлежишь кому-то еще. Я хотел бы… Нет, мечтал бы, просыпаться каждое утро и находить тебя в своих объятьях.
        - Господи… - Драго закатил глаза и покачал головой.
        - А вот не смейся! Да, я привязался к тебе. Не просто же так, я твой постоянный клиент! Ты дорог мне, - мясник наклонился к парню, - Слишком, чтобы позволять другим тобой пользоваться.
        - И?
        - У меня есть лавка, доход, дом и я готов позаботиться о тебе, - выпалил мясник, краснея, - Давай жить вместе в моем доме. Я предлагаю тебе оставить дурное ремесло и вернуться к нормальной жизни.
        - Не может быть и речи! - Драго повернулся и лег на живот, подставляя смущенному мужчине спину.
        - Почему? Представь, как прекрасно, если живешь в своем доме…
        - Он твой, а не мой!
        - Все мое станет твоим.
        - На словах. Нет такого закона, который бы позволил мне чувствовать уверенность.
        - Не доверяешь?
        - Дело не в этом, - Драго повернул голову к мяснику и посмотрел на него с долей сожаления, - Ты сам подумай, как окружающие отнесутся к тому, что их односельчанин привел невесту из борделя. Тем более, если невеста мужского пола.
        - Ну, архатейцы всегда славились свободными взглядами…
        - Верно, никто не порицает разовых связей. Но речь не идет об официальном закреплении нетрадиционного союза. Твой поступок бросит вызов общественности. Поверь, доходный бизнес превратиться в загнивающее хозяйство. Потеряешь клиентуру.
        - За меня переживаешь? - заметно обрадовался мужчина.
        - Нет, не хочу потом слушать обвинений, что испортил тебе жизнь.
        - Я клянусь…
        - Довольно! - Драго грубо оборвал собеседника.
        - Но… вот ты всегда такой категоричный, - печально произнес он, - С виду хрупкое создание, а внутри живет огромная сила. Даже не знаю, как тебя сюда занесло.
        - Ветром возмездия, - глаза Драго блеснули яростью.
        - Актер! - рассмеялся мясник, играючи хлопая парня по татуированной спине.
        Драго дернул плечом, от чего пауки на лопатках зашевелили чернильными лапами. Мясник залюбовался рисунком.
        - Помню, когда ты их сделал.
        - И что? Я тоже помню.
        - Прекрасная работа. Два черных паука в боевой стойке, вот-вот кинуться друг на друга. Так воинственно подняты их передние лапы, что не остается сомнений - они уничтожат друг друга. Смертельная схватка двух самцов.
        - Именно!
        - Что-то символизирует? Всегда забываю спросить.
        - Ничего особенного. Два паучьих короля бьются за трон. Вот и все…
        - И кто проиграет?
        - Кто проиграет, тот обязательно еще раз вернется и отомстит.
        - Вечный бой?
        - Да, вроде того.
        Драго сел на кровати и разлохматил волосы.
        - Ты так прекрасен, - прошептал мясник, гладя его спину тыльной стороной ладони.
        - Нет, сейчас мне не нравится мое тело. Кожа не загорает даже под палящим солнцем. Такая у меня особенность.
        - Зачем тебе нужно загорать? Нет смысла стараться походить на архатейца, ты такой, какой есть… Полукровок полно!
        - Я не полукровка, - зло выговорил Драго и, вскочив с кровати, спешно начал одеваться.
        - Не злись. Сейчас нормально относятся к метисам, это же не прежние времена, когда правили Милиотар. Тогда можно было понять желание слиться с толпой.
        - А что Милиотар? - Драго с вызовом взглянул собеседнику прямо в глаза.
        - Эмм, - мясник от неожиданности растерялся, - Говорят, тиранами были. Возвеличивали архатейский народ над всеми остальными.
        - Разве плохо?
        - Не мне судить, я человек маленький.
        - Пф, с твоими-то габаритами.
        - Язва! - мясник в отместку кинулся щекотать парня.
        - Ну, прекрати! Хватит! - заверещал тот, отмахиваясь и вскакивая с постели.
        - Ладно, живи.
        - Послушай…
        - М-м-м?
        - Я хотел серьезно спросить, - Драго прислонился спиной к подоконнику и замер. Мясник с трудом опустился на постель и принялся натягивать панталоны.
        - Что тебя интересует?
        - Как ты оцениваешь правление Касандера Милиотар? В те годы ты ведь уже мог что-то соображать, поэтому имеешь, наверняка, собственное мнение.
        - Хмм, - мужчина задумчиво уставился в потолок, - Мне нечего сказать, я был подростком и не сильно разбирался в политике. Впрочем, сейчас тоже. Не мне судить, я простой человек.
        - Да брось! Подросток не бестолочь малолетняя, ты же видел мир вокруг. Можешь сравнить с сегодняшней обстановкой.
        - Знаешь, странные вопросы. Единственное, что я могу сказать… Раньше была война и кругом ненависть, сейчас вроде все спокойно.
        - Угу, и враг сидит на троне. Интервент, несущий чуждую Архатею культуру.
        - О, ну тогда тебе стоит поговорить с моим младшим братом. Он тоже из радикалов, критикующих правителя.
        - Я сам по себе, - буркнул Драго.
        - Брат так же говорит, - заулыбался мясник, уже успевший одеться, - Узнаю юношеский максимализм. Кстати он недавно женился.
        - Нормальный парень, не то, что некоторые.
        - Я знаю, но что поделать… Природа посмеялась надо мной, но я не возражаю.
        - И как брату семейная жизнь?
        - Даже не спрашивай! Он взял в жены взрослую девственницу, а что с ней делать не знает. Она такая забитая, стесняется всех.
        - Ничего. Все девственники такие, главное, приобщить к делу, а там… В душе они настоящие развратники, сгорающие от желания пасть как можно ниже. По себе знаю. Когда-то я был самой невинностью… А теперь! Ха! Смотри на меня…
        - Но ведь тебе не нравится такая жизнь!
        - Как же! Не нравься мне моя жизнь, я бы ее изменил…
        - Так значит…
        - Довольно! - Драго высокомерно вздернул голову, - Давай деньги, я тороплюсь.
        - Иногда ты можешь очень сильно обидеть, - жирные пальцы мясника с потрескавшейся кожей и грязными ногтями отсчитали несколько монет. Серебряные кругляши беззвучно упали на постель. Не говоря ни слова, Драго взял деньги и проверил на зуб.
        - Не фальшивые? - уязвлено проговорил мясник.
        - Нет, только мясом воняют, - невозмутимо отозвался Драго, - Пойдем!
        Он отпер дверь, пропуская мясника вперед. Спустившись по широкой деревянной лестнице, они очутились в душном прокуренном помещении, где царил хаос пьяной оргии. Девушки в ярких, притягивающих взор клиентов, тряпках, молодые мальчики с томными взглядами и голыми торсами, посетители, источающие запах спиртного с примесями чеснока из мясных блюд, - все перемешалось в одном разноцветном смрадном клубке. Гам легко заглушал топот шагов тучного мясника.
        - Ты закончил, Драго? - писклявым голосом спросила маленькая сморщенная старуха, когда парень и его клиент очутились у основания лестницы.
        - Да, кончил, - улыбнулся Драго и протянул ей половину монет.
        Старуха улыбнулась беззубым ртом, и монеты тут же исчезли в розовом блестящем боа, опутывающим ее дряблую шею. Здешняя мамка снисходительно относилась к Драго, и разрешала оставлять половину выручки себе. Тем более она прекрасно была осведомлена о связи парня с местными разбойниками, да и они частенько наведывались в бордель по рекомендации парня. Он жил на вольных хлебах: сотрудничал с бандитами и подрабатывал в борделе, причем по собственному желанию, чем, несомненно, удивлял здешних подневольных обитателей.
        Тем временем Драго в сопровождении мясника вышел на улицу. С неба накрапывал дождь, а густые фиолетовые облака давили виски, грозя обрушиться свинцом на голову. Где-то в отдалении небесные чертоги сотрясали раскаты воинственного грома.
        - Ты куда сейчас? - спросил погрустневший мясник, смотря, как ветер треплет распущенные волосы Драго.
        - По делам. Нам не по пути, - парень небрежно махнул рукой и направился в сторону леса.
        Его спутник тяжело вздохнул и, проводив взглядом одинокую фигуру, исчезающую в тумане, поплелся в сторону родной деревни.

3
        Дорога петляла из стороны в сторону, и, резко поднималась в горку. Драго легко взбежал вверх и застыл, смотря на раскинувшуюся под ногами вечно зеленую Кайскую долину. На самом горизонте виднелись пестрые башни дворцов Архатея. Страна лежала как на ладони, открываясь взору во всех своих таинственных особенностях. Драго смотрел не моргая, словно пожирал глазами каждый метр долины.
        - Мой Архатей, - наконец сорвалось с его потрескавшихся на ветру губ. Холодный вихрь подхватил этот шепот и с силой кинул вниз, разбивая о каменистое основание вершины.
        - Я добьюсь тебя, ты снова будешь моим. Встречай истинного правителя Касандера Милиотар! - улыбка скользнула по лицу Драго.
        Он двинулся дальше. Спустился к изумрудному пролеску, а потом, укутавшись в короткий зеленый плащ изо льна, нырнул в чащу колючего кустарника. Пробравшись сквозь ветки, Драго вышел на поляну, окруженную со всех сторон высоким ельником.
        Справа тянуло костром и походным обедом, чуть левее слышались голоса и улюлюканье, а потом сквозь ветки прорывались всплески воды. Ветер предательски выдавал запах обжитого места.
        Драго смахнул со лба крупные капли дождя и, посмотрев на мутные грозовые тучи полные осенних слез, поспешил к костру. Здесь под навесом из раскидистых лап ельника сидело два человека. Оба были одеты в драные обноски, которые в тоже время служили удобной одеждой для лесного образа жизни. Один из незнакомцев оказался зрелым мужчиной с волчьим взглядом и густой темно-рыжей бородой. Он с иронией глянул на Драго и, ничего не сказав, вернулся к чистке меча. Его спутником был молодой парень небольшого роста, но крепкой комплекции. Черные короткие волосы торчали лохматыми клоками из-под зеленой шапки с синим пером. Трофейная вещь, явно отнятая у слуги какого-нибудь знатного вельможи. Парень оторвался от костра, где готовил обед в закопченном котелке, и, махнув Драго рукой, иронично протянул:
        - Хилый наш явился!
        - Я не хилый, - буркнул Драго, пристраиваясь на бревно рядом со старшим мужчиной.
        - Не обижайся, здесь не принято ломаться, это тебе не бордель, - произнес тот и, отложив меч, принялся натачивать нож.
        Повисла пауза, только бульканье варева в котелке напоминало о себе.
        - Магия, - наконец, проговорил Драго, - Ее подарок и неестественная худоба, и кожа мертвеца.
        - В целом нам наплевать, но звучит страшно, - хихикнул парень, - Можно подумать, ты великий колдун.
        - Какой у тебя уровень? - спросил рыжий бородач.
        - Третий, - кинул Драго с хорошо скрываемой лукавой усмешкой.
        - Похвально для полукровки. Даже слишком, чтобы быть правдой. И, если б я не видел тебя в деле, никогда бы не поверил.
        - Сан, - Драго обратился к рыжему, - Я не родословную свою пришел сюда проверять. Ты говорил, ко мне есть дело.
        - Смотри-ка, хилый сердится, - парень вновь оторвался от готовки для колкости.
        - Заткнись, Кори, - шикнул на него Сан.
        - Ладно, босс!
        - Дело, и правда, есть… Драго, как тебе предложение, помочь нам растрясти королевский обоз?
        - Какая охрана?
        - Ценю твой деловой подход. Охраняют обоз предположительно отряд эфийцев и два боевых мага.
        - Два? И что за важный груз? - взгляд Драго стал заинтересованным.
        - Провизия для очередного дворянского приема…
        - И аж два мага? Едва ли, - мотнул головой Драго.
        - Так ты не знаешь… Король с семьей в Архатее, уже неделю гостит.
        - Тау? - маг неестественно дернулся.
        - У нас есть другой? - Сан засмеялся, - Короче, сегодня ночью повезут последний обоз с провизией. Днем прошел основной, но там охрана серьезная стояла. Мы не тянули.
        - Захотелось потешить гастрономические аппетиты?
        - Жрача нам всегда не хватает, а барские харчи как раз кстати. Но! Есть шанс, что кроме еды повезут чаши, кубки, тарелки. В общем, антураж королевских приемов. А это все чистейшее золото. Нельзя упускать шанс взорвать черный рынок.
        - Может, камешки попадутся! Обожаю рубины, изюм, - мечтательно проговорил Кори, закусывая поварешку.
        - Шансов мало, - помотал головой Драго, - Умерь свой пыл.
        - Так ты с нами или испугался?
        - Чего бояться?
        - За свою хилую задницу, поджарят ее маги-то!
        - Может, сам попробуешь с ними справиться? А-то я смотрю разговорчивый ты очень.
        - Драго, - остановил перебранку Сан, - Все же вопрос не снят. Ты с нами?
        - Естественно. Я же забочусь о товарищах. А без меня вы не совладаете с магами. Нет смысла даже соваться.
        - Ясное дело.
        - Наверняка, у них третий уровень. Не выше. Даже второй. Сейчас маги обмельчали.
        - Справишься?
        Драго уничтожил собеседников глазами, и надменно произнес:
        - Без вариантов.
        - Кори, тащи вино!
        Парень послушно убежал вглубь ельника и тут же вернулся с тремя флягами в руках. Сан раздал выпивку.
        - Ну, Драго, за наше давнее успешное партнерство! - выкрикнул он, поднимая флягу над головой.
        - Давай! Пора действовать! - кивнул маг, - Испортим королю праздник!
        - Точно! Смерть иноземцам! - поддержал Кори.

4
        Ева полулежала на софе в окружении цветущих деревьев в резных золотых горшках. Внутренний дворик с садом, усыпанный парчовыми подушками для сидения, стал излюбленным местом королевы. Здесь она пряталась от суеты и нервозности придворного двора. В Архатее Ева вообще себя неуютно чувствовала. Не находилось спасения от нахлынувших воспоминаний, атмосфера давила, а терпкость воздуха с эфирными маслами лишь раздражала и воскресала давно забытые чувства беспокойства. Для Евы, сколько бы времени не прошло, Архатей всегда напоминал брата, а о нем думать она хотела меньшего всего.
        - Мама, что делаешь? - к Еве подошел высокий парень в черном архатейском балахоне. Принц Дитрих совсем не походил на отца, в его облике не было ничего от эфийца. Кожа золотилась типичным для архатейцев загаром, а зеленые глаза не уступали по блеску самым крупным изумрудам в королевской сокровищнице. Дитриху едва исполнился двадцать один год, и жизнь наполняла каждую клетку его юного организма.
        Ева оторвалась от книги и взглянула на сына.
        - Что за прическа? - вздрогнула она, - Прибери волосы.
        - Мне служанки сделали национальную прическу. Хотели еще косички сбоку сделать, но я не дался. Слишком мудрено. А что не так? - растерялся парень, машинально распуская высокий хвост из копны пышных длинных черных волос.
        - Ничего, - поморщилась Ева. Дитрих ей на секунду показался давно умершим братом Касандером. Сын и без того как две капли воды походил на родного дядю, а с такой прической сходство становилось пугающим.
        - Мне не идет?
        - Нет.
        - Не злись, мам, - Дитрих обнял мать за плечи и нежно поцеловал в щеку.
        - Прости, - смягчилась она, - Я немного нервничаю перед балом, не люблю всех этих лживых дворян, шум, музыку… Будто все дышит интригами и обманом.
        - А что за книга?
        - Типичная местная мерзость, - Ева покрутила книгу в руках, - «Пророчества» от старца Року. К слову им оказался Хизу Чивори…
        - А-а! - воскликнул Дитрих, - Те самые известные «Пророчества». Они очень популярны у молодежи.
        - Ты читал?
        - Нет. Не хочу. Оскорбления папы мне неприятны. О чем там?
        - О прошлом, а оно как обычно туманно. Сейчас полно проходимцев, которые за деньги и наживу, толкуют прошлое, как им вздумается.
        - Их всегда полно. А о нас там что написано?
        - Зачем пересказывать гнусности!
        - Я слышал разговор местных слуг, - Дитрих потупил голову, - Они называли отца захватчиком и подлецом. Мол, он обманом и предательством захватил власть, и сжил со света правителя Касандера…
        - Может, достаточно! - Ева вскочила и швырнула книгу на пол, - Хватит цитировать глупости черни! Люди всегда болтают! Им только дай волю, они королевскую власть во всех смертных грехах обвинят. А попробовали бы сами отвечать за целое королевство! Неблагодарные…
        - Мам! Прости, я не хотел… Я не думал, что мои слова тебя так заденут. Надеюсь, ребенку не причинил вреда, моя сестренка мне очень дорога.
        - Пока еще не знаю, кто будет, - королева забыла о минутном гнев и с любовью погладила живот.
        - Конечно, сестра! Я буду лучшим старшим братом, - Дитрих поцеловал матери руку, - Ты меня прости, мам. Мое любопытство излишне, но оно лишь следствие терзаний…
        - Милый мой, - Ева взяла сына за плечи и всмотрелась ему в лицо, - Неужели ты думаешь, я бы вышла замуж за ужасного и недостойного человека, который убил моего родного брата? Ведь Касандер был моей семьей!
        - Мам… я не имел ввиду… Прости…
        - Понимаешь, тогда было сложное время, запутанное… Род Милиотар тоже обвиняли в захвате власти, а теперь винят Тау, что убрал истинных правителей. Раньше Чивори интриговали против брата, а ныне Хизу Чивори пишет в «Пророчествах», что только Касандер спасет Архатей. Ну, прямо, какие-то превратности истории!
        - Я хотел спросить, - Дитрих смущенно улыбнулся, - Только не сердись.
        - Спрашивай, конечно, милый, - мать нежно прикоснулась ладонью к щеке сына.
        - Как он умер? Касандер?
        - А почему ты спрашиваешь?
        - Ну, так… Интересно. Говорят, мы похожи.
        - Господи, - Ева всплеснула руками и закрыла ладонями глаза, - Ничего общего. Сходство, как у двух архатейцев. Кто же тебе такое мог сказать? Опять слуги?
        - Вообще-то, папа, - признался Дитрих.
        - Час от часу не легче.
        - Он рассердился на меня. Я меч толком до сих пор держать не умею, - виновато улыбнулся парень, - Куда мне с моей комплекцией?! Вот, отец и сказал, что я вылитый Касандер, такой же бесполезный и никчемный.
        - Ну, папа… он не со зла. Ты же знаешь, Тау просто вспыльчивый, нервный. Ему сейчас тяжело, беспорядки, государственные дела, интриги - все наваливается на него огромным грузом ответственности и неразрешенных проблем. Не сердись, ладно?
        - А я не сержусь. Просто папа меня не любит.
        - Перестань, - Ева кинулась к сыну и прижала к груди, - Любит, но он же мужчина, не может показывать чувств.
        - Ага, что надо, он мне демонстрирует. Вечное недовольство на пару с раздражением.
        - Хватит, Дитрих.
        - Угу.
        Послышались звучные шаги, цокающие каблуками по кафельной плитке с витиеватым орнаментом. Ева и Дитрих встрепенулись, размыкая объятия.
        - Ваше Величество! - молоденькая служанка покраснела при виде королевы и протянула свиток пожелтевшей бумаги, перевязанный золотой лентой.
        - Что это?
        - Вы просили, уведомлять, - произнесла девушка, не поднимая глаз.
        - Ты о чем?
        - Новая серия «Пророчеств».
        - Как? Мы же посадили Хизу!
        - Я не знаю. Но вот… люди читают. Я на базаре выменяла на два кувшина с вином.
        - Неужели, - растерянная Ева взяла в руки свиток.
        Она развернула бумагу и быстро пробежала глазам по затейливой буквенной вязи.
        - Мам? - тихо позвал Дитрих.
        Ева рассмеялась и с досадой ударила свитком по руке.
        - Подделка! - произнесла она сквозь смех, приобретающий истеричные нотки, - Дешевая копия: ошибки, почерк, чернила, бумага. Все из дешевых материалов, а слог упрощенный, так говорят на улицах, а не пишет мудрец.
        - Так это ж хорошо, значит, настоящего мы поймали.
        - Дитрих! Не понимаешь? Эта подделка, - Ева потрясла свитком, - Это же… Свидетельство о небывалой популярности Року в народе. Если уже копировать начинают, дело продолжать, то представляешь, как много значат «Пророчества» для простых граждан. А значит, идеи его тоже востребованы. Как мне беспокойно… За нас, за страну, за будущее.
        - Мам…
        - Дитрих, я так боюсь повторения кошмара, но я чувствую, как нагнетается атмосфера, будто само зло готово ворваться в наш мир, - Ева с тревогой и любовью взглянула на сына и по ее щеке покатилась одинокая слеза.

5
        - Так, засели! - скомандовал Сан своим головорезам, притаившимся в раскидистых кустах возле южной дороги, по которой к королевскому замку обычно шли караваны и обозы.
        - Все готовы? - осведомился Драго, подвигаясь ближе к главарю.
        - Все! Видишь, в черное вырядились, для конспирации.
        - Главное оружие, а то мне на простых солдат некогда отвлекаться.
        - Да не боись! - проявился Кори, который тоже находился неподалеку, - А-то трепещешь, как осиновый лист, аж земля вибрирует.
        - Дурак, это не он, - хохотнул Сан, - Это обоз едет.
        - Так! Будьте начеку, - строго произнес Драго. Он ловко собрал волосы в хвост, но пряди, что были короче основной массы, все равно выбились и упали на лицо, закрывая глаза.
        Вскоре сквозь ночную тьму стали проступать очертания одинокого фонаря первой из кибиток обоза. Фонарь раскачивался по ходу старых скрипучих колес и уводил за собой ночных странников, возниц обоза. Казалось, свет принадлежит огромной бабочке, настолько плавно и бесшумно передвигались лошади, теряясь в тревожных песнях цикад.
        - Пора, - шепнул Драго на ухо Сану и пихнул его локтем.
        - Давайте, братва! Вперед! - разразился на ор тот.
        Сан выскочил первым, вынимая меч из ножен. За ним шумной вереницей полетели остальные бандиты. Первая кибитка была мгновенно перевернута, возничий убит. Охранники быстро почувствовали неладное и, уловив возню, высыпали на улицу. Завязался бой. Бандиты превосходили численностью, но королевская охрана располагала прекрасным вооружением и внушительными доспехами, поэтому силы уравнивались.
        Драго не спешил выходить на поле раздора. Он ждал.
        Наконец, в ночной черноте родилось два всполоха. Один белый, ледяной блеск сразу заморозил горячую землю Архатея, второй взметнулся в небо столбом огня. При виде пламени Драго невольно вздрогнул и дотронулся до груди, где холодело кожу железное кольцо в соске.
        Маги вступили в бой. Разбойники падали по несколько человек за один раз. Ситуация стремительно менялась, теперь перевес был на стороне королевской охраны. Драго поднялся, закатал рукава и медленно направился в гущу событий.
        - Что ж, попробуем, - шепнули его губы, - Зеленый Дракон, главное не забыться и не явить твою истинную мощь.
        Он оказался в центре схватки, и сразу же пришлось отбиваться от охранника, который шел на него с мечом. Драго выставил руку вперед и огромный шар из зеленого пара поглотил несчастного человека. Разобравшись с проблемой, Драго двинулся дальше.
        - Кольцо огня, - выкрикнул он, швыряя огненную плеть, призванную взять магов в кольцо и спалить.
        Они сразу заметили противника своего уровня и принялись плести заклинания стихий, обрушивая их на врага. Однако, Драго все было не почем, он выставил защиту третьего уровня «железная броня» и ни одно из заклинаний не пробивалось сквозь нее.
        - С бандитами маг! Кто этот предатель? - закричал один из магов.
        - Понятия не имею! Впервые вижу! - отозвался его товарищ и поспешил сплести «огненную пыль». Тысячи горячих камней, словно кометы, атаковали землю, воспламеняя ее.
        Укрываясь, Драго скользнул за кибитки, откуда родились разряды молний, прицельно ударяя по противникам. Им только и оставалось, что отпрыгивать.
        - Черт, - прошипел Драго, наблюдая за этой картиной, - Они даже до третьего уровня не дотягивают. Напрасная трата сил, дурацкая разминка.
        Он попробовал всмотреться в лица магов, но впотьмах так и не смог ничего увидеть.
        Вскоре с охранниками было покончено, и разбойника начинали разорять обоз. Только маги продолжали отбивать королевские богатства.
        - Эй, хилый! - Кори махнул охапкой из жемчужной гирлянды, - Пора заканчивать. Что копаешься?
        - Да, заткнись ты, - зло проговорил Драго, уже вспотевший от противостояния и сдерживания собственной силы.
        Огненный маг лихо пробрался к укрытию противника. Он ударил неумелым «молотом огня», что только разозлило Драго. Он швырнул в парня «каменный вихрь», и тот отлетел в сторону, избитый кусками распаханной заклинанием земли.
        - Эй, хилый! Слабо бьешь, он жив! - вновь вмешался Кори, который уже успел забраться на крышу кибитки и теперь просто наблюдал за магическим представлением.
        - Ты переходишь границы! - рявкнул Драго, он хотел было накинуть на надоедливого парня «обед молчания», перетянув воздушной нитью его шею, но не успел. Ледяной маг сплел заклинание «снежные иглы» и направил их десант в сторону Драго. Оборона треснула, пришлось спешно уворачиваться от колких лезвий.
        - Ни с чем не справится, пока я не помогу… - протянул Кори, хватая саблю.
        Сильная рука Сана остановила его за плечо.
        - Может, не надо влезать? Драго профи, - произнес он, хмурясь.
        - Да все в порядке. Хочу свой кусок славы, ненавижу королевских магов, - отбился парень.
        Кори метнулся вперед и, заходя сбоку, кинулся на ледяного мага. Сабля достала колена, и тот потерял равновесие. Но, быстро сориентировавшись, маг развернулся и мощно вложился в «снежный кулак». Вихрь ударил Кори по груди, ломая ребра. Парень очутился на земле, откашливаясь и тщетно пытаясь прийти в себя.
        - Идиот, - прошептал Драго. Но он и с места не сдвинулся, чтобы помочь сообщнику, наоборот, продолжал равнодушно смотреть за неравным боем.
        Ледяной маг долго не церемонился, он сплел «узор мороза» и ударил. Тонная снежинка опустилась на Кори, ломая ему грудь. Парень только и успел, что взвизгнуть.
        Только в этот момент Драго решил вмешаться.
        - Ты пожалеешь, - громко проговорил он, обращаясь к магу.
        - Уже страшно, - съязвил тот.
        - Ну, ладно! Сам напросился, - Драго зло прищурился и поднял обе руки вверх, - Метан болот, сила глубины и топи, отнимая жизнь у жертв, даруй мне их предсмертный страх.
        Шипение перебило слова, в руках мага вращался огромный воздушный винт багрового цвета. Драго усмехнулся и продолжал:
        - Сила в боли. Боль сильнее… Разрезай! - крик прозвучал громом над головами всех присутствующих.
        Огромный винт, сплетенный словами, сорвался с рук и просвистел в воздухе, не оставляя от ледяного мага и следа. Он буквально втянул его в себя. На землю упала нетронутая одежда, но сам маг навсегда был стерт с лица земли.
        - Это ни разу не третий уровень! Да что же ты такое?! - завопил маг огня. Он пришел в себя и поднялся на ноги, придерживая рукой ушибленный бок.
        Драго обернулся, прочел простенькое заклинание, и лицо мага осветил короткий всполох метана. Перед ним стоял рыжий парень с озорным взглядом зеленых глаз. Рыжие, в цвет меди, кудри беспорядочно обрамляли его лицо. Орлиный разлет бровей делали взгляд полным силы и решимости. Драго потряс головой, смахивая наваждение.
        - Нет, не Юнгс… - с болью прошептал он.
        - Что ты сказал? Оскорбил? - рассерженно прохрипел маг.
        Драго промолчал.
        - Может, добьешь? А? Или цацкаться удумал? - вступил Сан. Он был в бешенстве, смерть Кори вывела главаря банды из равновесия.
        - Мое дело, - огрызнулся Драго.
        - Это мое дело. Его товарищ прикончил Кори. Убей королевского пса!
        - Нет.
        - Что?
        - Не хочу его убивать.
        - Кому ты служишь, Драго? - Сан подошел к нему и яростно сверкнул глазами.
        - Исключительно себе.
        - Врешь. Неужто заделался из шлюх в королевские шестерки? Мечтаешь, что тебя, полукровку, возьмут в придворные маги? Размечтался! Ты мусор и никому не нужен.
        - Что на тебя нашло, Сан? - Драго выпрямился и скрестил руки на груди, - Мухи покусали?
        - Да, как же! А ты часом не забыл, что Кори убили?
        - Вы сознательно шли на дело, а значит, были готовы убивать и умирать. Какие претензии ко мне?
        - Ах ты, ублюдок! - Сан указал пальцем в лицо Драго, - Да ты ведь стоял и смотрел! Кори хотел тебе помочь. А ты бессердечная тварь, остался равнодушным.
        - Ну, извини. Сто раз говорил не влезать в мои разборки. Я не расходую силу по пустякам…
        - Пустякам? Да, Кори мне был как младший брат, - Сан хотел выхватить меч, но вовремя передумал, - Что б тебя… Я знал, нельзя доверять продажной твари из борделя.
        - Ты никогда и не доверял.
        - Что б ты сдох! За такое отношение к людям ты еще поплатишься. Понял?! - Сан развернулся и, вскинув на спину мешок с награбленным, повел свою банду проч.
        Когда спины головорезов растворились во мраке, маг огня словно ожил. Он растерянно окинул взглядом окровавленное поле боя и, встретившись глазами с Драго, спросил сдавленным голосом:
        - Почему ты не убил меня?
        - Напомнил одного человека.
        - Хорошего?
        - И мертвого.
        - Оптимистично.
        - Как есть… - Драго казался немного разочарованным, - Вот уроды, все забрали. А деньги…
        - Ты не похож на тех, кто живет одними деньгами.
        - Да, ну? - лукаво улыбнулся Драго, ловя на себе изучающий взгляд парня.
        - Ну, да, - пожал плечами тот.
        - А на кого я похож?
        - На обычного мага.
        - Какая неумелая похвала. Я вовсе не похож на архатейца.
        - Ну, почему? Разве что кожа белая… У тебя должно быть есть корни плантагенетцев?
        - Закончим тему с корнями?
        - Ладно. Просто странно, ведь нечистые архатейцы не могут владеть магией. А ты можешь, еще как… Даже Овена прикончил.
        - Даже? Его смерть - моя работа.
        - Я понял… Но он меня жутко бесил, постоянно ныл.
        - Индивидуалист, как и все дворяне, - вывел Драго.
        - Ты не любишь нас, дворян?
        - Вы не говяжья рулька. За что любить-то?
        - Ну, да. Понимаю. Будь я таким феноменом как ты, я бы тоже не любил архатейцев. Мы ведь единолично претендуем на магию.
        - Я чистый архатеец, даже представить себе не можешь насколько. Магия меня сделала таким, - Драго провел рукой по груди, - Кожа, волосы, худоба - следствие магических способностей. Уже, если честно, устал всем повторять.
        - Никогда не сталкивался с подобным эффектом.
        - А ты еще зелень, со многим не сталкивался и многого не умеешь. Знаешь, чем сильнее я становлюсь, тем больше белеет кожа, - Драго подошел к магу почти вплотную, - Поверь, такое бывает. Я еще много чего умею…
        - Да я верю, - покраснел тот, смущаясь от дыхания парня, которое он ловил на своем подбородке.
        - Как тебя звать?
        - А ты…кто…
        - Драго.
        - И все?
        - Да, и вообще-то я первым спросил.
        - Прости. Я Ивор Фарих, можно Ив. Маг огня, третий уровень.
        - Понял, вижу твой пояс. А твой статус?
        - Барон.
        - Барон… - протянул Драго, опустив глаза, которые стали в миг печальными.
        - А что такое? - Ив несмело дотронулся до плеч парня.
        - Я буду называть тебя «мой барон», - Драго вскинул голову и соблазнительно улыбнулся, - Не против?
        - Эмм, нет, - Ив потрепал кудри на затылке.
        - Кстати, говорят, во дворце прием намечается?
        - Ну, да. Меня назначили главой караула по доставке обоза, - барон окинул удрученным взглядом то, что осталось от вверенного ему объекта.
        - Против меня ты был не в силах что-либо предпринять.
        - Лучше б ты меня убил. Теперь Нару мне голову снимут, они ж трясутся над каждым чихом правителя. Подхалимы, так и хотят угодить ему.
        - А ты приглашен?
        - Конечно! Я же аристократ… Хотя сейчас уже не уверен, смогу ли пойти. Придется, наверное, дисциплинарное наказание отбывать.
        - А, если бы я тебе помог избежать проблем, ты бы взял меня с собой? - неожиданно спросил Драго, беря голову барона в руки.
        - Да, - маг на этот раз не растерялся, он резко притянул парня к себе, - Такие как ты, как раз в моем вкусе.
        - И почему я нравлюсь мальчикам, вроде тебя?
        - Что ты имеешь ввиду?
        - Риторический вопрос. Надо довезти остатки от обоза до замка, иначе тебя взгреют.
        - Как объясним?
        - Я переоденусь в одежду твоего товарища, ему она уж точно больше не понадобится. Думаю, стражники не знают в лицо тех, кого послали охранять скарб. Накину ненадолго «маскировку» загара и сойду за типичного мага. Пойдет?
        - Да, только вещи-то украли.
        - За всем не уследишь. Сан и братва унесли мизер, никто и не заметит даже. А если спросят, скажем, бандиты захватили при отступлении. А мы в этот момент сражались за честь правителя.
        - Да кто поверит? Скажут, недоглядели. Еще и ребята погибли…
        - Оглянись вокруг - здесь полно трупов разбойников! Свалим на обоз и предъявим страже, как доказательство нашего ожесточенного боя. Вот увидишь, еще героями окажемся.
        - А ты выдумщик! - восхищенно протянул Ив.
        - Поживи с мое, еще не таким вещам научишься.
        - На старика не тянешь.
        - Я хорошо сохранился. Мне уже… - Драго задумчиво сощурился, - Двадцать пять.
        - Ну, надо же! Ты меня старше, мне двадцать три исполнилось в прошлом месяце.
        - Люблю октябрьских, они упертые, - Драго соблазнительно подмигнул.
        - Звезды мне улыбнулись.
        - Ладно, поехали, потом поболтаем, - Драго ловко запрыгнул на козлы и ударил хлыстом перепуганную до смерти лошадь. Она пугливо засеменила на месте. Тогда Ив подтолкнул повозку сзади, и она медленно стала набирать ход. Довольный успехом барон поспешил присоединиться к своему новому спутнику.
        ГЛАВА ВТОРАЯ

1
        Драго завернулся в одеяло и, выставив наружу одну только ногу, принялся носком выписывать в воздухе узоры.
        - Что ты делаешь? - с довольной ухмылкой осведомился Ив, валяющийся на животе рядом.
        - Разминаюсь.
        - Зачем это?
        - Нога затекла, знаешь ли.
        - Ха, - Ив поднялся на локтях, - Тебе понравилось?
        - Как меня тошнит от этого вопроса, - Драго картинно закатил глаза, - Вот не поверишь, все его задают!
        - Знаешь, я никак не могу понять, - Ив замялся.
        - Говори.
        Но маг не спешил, он растерянно принялся играть распущенными волосами любовника.
        - Ну, же! - поторопил его Драго, откидывая руку от лица.
        - Как такой серьезный маг, вроде тебя, такая сильная личность… Короче, как ты смог, как хватило только духу сделать из себя продажного раба похоти? Да и снизу ты быть не должен…
        - Если ты заметил, - Драго скривил презрительную мину, - Я предпочитаю позы, где я сверху. А если ты не доволен, то поищи другого, чтоб доминировал!
        - Тихо! - Ив притянул парня к себе, - Я всем доволен, а подчиненные роли меня никогда не привлекали.
        - Естественно, тебе не пойдет, - улыбнулся Драго, - Но и не надо мне ставить в укор прошлое. Смущает тебя, я уйду. Подумаешь!
        - Послушай, - маг смущенно улыбнулся, - Ты лучшее, что случилось со мной за последние пять лет. Ты просто неподражаем!
        - У меня богатый опыт.
        - Тихо! Дело не в этом! Просто ты лишен пошлости и развратности. Наоборот, кажешься таким невинным, нежным, - Ив провел рукой по щеке Драго, - Словно вся хрупкость мира в тебе. Мне думается, я влюбился.
        - Дифирамбы поешь, ну-ну. Прости, но я никогда не отвечу тебе на чувства. Для меня любовь не больше заезженного слова. Подходит высокой литературе, а не будничной жизни.
        - Ну, о любви пока рано говорить.
        - А я на всякий случай, предвосхищаю события, - подмигнул Драго.
        - Так я не прошу меня любить. Просто, оставайся со мной. Посмотрим, что получится.
        - Ладно, - слишком легко согласился Драго.
        - Правда? - Ив обрадовано потряс парня за плечи.
        - Не тряси! Зачем мне шутить. Все равно жить негде, Сан не простит смерти Кори. А в борделе оставаться я не собираюсь.
        - Отлично! Я так рад.
        - Угу, хорошо, что ты один живешь. А-то твои родители с ума б сошли от такого счастья!
        - Я, к сожалению, уже сирота. Отца убили на войне, мать умерла восемь лет назад, а братьев и сестер у меня нет. Так, что это все, - Ив обвел руками комнату, - Весь замок мой.
        - М-да, мило. Вот скажи, тебя не злит, что на троне сидит враг, против которого наши родители умирали?
        - Нет.
        - Почему?
        - Не злит и все. Гораздо хуже, что какие-то ничтожества и слабаки, типа Нару, Крочи, Шерук и Цунес, сидят в совете. Они не воевали, даже пальцем ради Архатея не пошевелили, а теперь вылезли во власть и фактически управляют.
        - Ты идиот, честное слово, - холодно бросил Драго, - Не видишь истины. Тау окружил себя податливыми льстецами, которые только и делают, что хвостом виляют. С позволения сказать, правителю рядом не нужны боевые маги. Он же их боится.
        - Чего это?
        - Того! Сам-то, ничегошеньки не умеет, в магии ноль.
        - А белый лебедь?
        - У-у, - присвистнул Драго, - Вас все еще пугают сим нелепым заклинанием?
        - В смысле?
        - Не так оно страшно, уж поверь. Думаю, против двух магов четвертого уровня не протянет.
        - А с чего ты такой осведомленный?
        - С духами часто общаюсь.
        - Странный ты, ведь ни разу не третий уровень.
        - Хорошо, - взгляд Драго стал жестким, - Признаюсь, у меня шестой уровень в защите, ударный намного выше.
        - Ничего себе! - Ив так и осел на месте.
        - Да. Не спрашивай, что и как. Пока не смогу всего рассказать. Но я пришел, чтобы вернуть Архатею лицо и низвергнуть власть интервентов.
        - Серьезно?…
        - Да ты не робей. Хочешь сесть в совет? - лукаво воскликнул Драго, хватая Ива за руки.
        - Ну, предположим… Амбиции позволяют считать меня достойным.
        - Тогда задача номер один - посадить тебя на магистерское кресло.
        Ив рассмеялся.
        - Прости, красавчик, но как-то нереально! - проговорил он, утирая слезы.
        - Прощаю, но почему же ты так скептичен?
        - Просто, чтобы посадить меня в совет, надо убить кого-нибудь из старейшин. Сложнейшая из задач. Да и потом, кандидаты на замену быстро найдутся, все из тех же родов. А я здесь с боку припеку!
        - Ну, что за упаднический настрой? Раз ты со мной, то будь уверен, я всегда добиваюсь поставленных целей. Умыть Тау в крови - мое единственное желание.
        - Мечты, конечно, хорошо. А реализация?
        - Ею мы займемся на предстоящем балу. Нам ведь положено место в первой шеренге, как поощрение за разгром бандитов, - Драго хитро облизнулся.
        - Я думал, нас поругают и накажут, а начальник охраны так и растекся в похвале. Оказывается, мы обезвредили опасную банду, убили правую руку главаря. Кто бы мог подумать. Твой план сработал! - Ив с удовольствием опустил голову на грудь парня и принялся вслушиваться в стук его сердца.
        - Привыкай, все мои планы обречены на успех.
        - Странно… Не слышу твоего сердца.
        - Так сделай так, чтобы оно стучало громче, мой барон!..
        Драго притянул к себе лицо парня и подарил ему поцелуй, едва касаясь губ.
        - Ах ты, хулиган, - Ив просиял, и страсть захлестнула его тело, - Ночи было мало? Тогда я тебя измучаю! До заката еще очень много времени, ты у меня и часу не отдохнешь!
        - Не перехвали себя.
        - Поговори мне еще! - Ив впился в губы Драго и увлек его под себя, в душные объятья одеяла.

2
        - Все государственно важные дела решаются через постель, - проговорил Драго, смотрясь в зеркало. У него за спиной на кровати, развалившись звездой, храпел Ив.
        - Касандер, паршиво выглядишь, - произнесло отражение и тут же превратилось в огромного зеленого дракона. Рептилия сидела сложа руки, иногда почесывала крылом лысую голову и поправляла пенсне, сползающие с глаз на кончик морды.
        - Спасибо на добром слове. Но ты сам мне дал такую отвратительную внешность.
        - Опять ты ноешь, как девчонка! Ну, надоел. В каждом своем разговоре жалуешься на внешний вид. Сил нет, так и хочется тебя треснуть дубиной по голове, но боюсь совсем дурачком станешь.
        - Иди ты! - нахмурился Драго, - Ты мое воплощение, а еще дерзишь.
        - Ага, но я умное воплощение, - дракон улыбнулся стройным рядом острейших клыков, - Видимо, когда ты вливал в меня часть силы и душевной мощи, ты ненароком отдал мне большую часть мозгов.
        - А что это ты такой добрый сегодня? Кризис жанра?
        - Нет, просто не пойму, на какой черт тебе сдался маг?
        - Ты сам говорил - времени у меня мало, вот я и решил действовать. Пора разворачивать полномасштабное наступление. А без союзников здесь никак! Мне нужен входной билет в придворный свет.
        - И неокрепший мальчишка тебе помощник? Не смеши, а то я лопну. Никому не поздоровится.
        - Испугал!
        - А ты не язви, - дракон пожевал ус, - Не вижу перспективы твоего нового союза.
        - Может, он в постели огонь, - Драго кисло улыбнулся.
        - Не рассказывай сказок, Касандер, тебя ведь самого тошнит от такой жизни. Ты можешь сколько угодно прикидываться, что все в порядке, но меня не обманешь. Я вижу тебя насквозь. Каждую ночь проклинаешь себя…
        - Заткнись! - закричал Драго, материализуя в руке зеленый шар из метана болот.
        - Тише, тише, - дракон поднес коготь к морде, - Меня ты не заденешь, а чужое имущество попортишь, да и мага разбудить можешь… Все же заклинание «гири сна» от шума не помогут. Как объясняться будешь?
        - Никак. Я ему признаюсь, решил не скрывать.
        - Хех, значит, ты серьезно все обдумал. Только не забудь барона в «зеркале правды» проверить.
        - Не забуду, такой оплошности не допущу.
        - Верю, верю, - рокот смеха дракона сотряс гладь зеркала.
        - Я вижу! Мог бы относиться ко мне серьезнее. Поверь, я контролирую ситуацию. Просто я считаю, Ивору можно доверять.
        - Да уж, конечно. Он ведь так похож на Юнгса, нашего верного барона Дерфи.
        Драго вздрогнул, тень пробежала по его лицу.
        - Ладно, Касандер, - смиловистился дракон, - Возможно, на мальчишку действительно можно положиться. Он уперт, самолюбив, пламенен, наверняка влюбчив… как и все маги огня. Вполне себе замена Юнгса.
        - Он ничего не значит, - со злой усмешкой произнес Драго, - Мне нужен Ив только, чтобы иметь выход на дворянство Архатея, да и свои люди в совете не помешают. Он моя новая марионетка.
        - Ты страшный человек, Касандер!
        - Нет, я лишь стал тем, кем меня всегда называли.
        - Во всем виноваты люди. Старо как мир.
        - Не иронизируй! Между прочим, моя тактика приносит плоды.
        - Какие это?
        - Ив просил меня остаться, предложил составить ему компанию на жизненных перипетиях. А мне только этого и надо.
        - Тебе предлагают подобное с завидным постоянством.
        - Ну, я же профи, - подмигнул Драго, - Не зря одиннадцать лет провел в борделе.
        - А вот, кстати, я этого тоже не понимаю. Ну, черт с тобой. Главное магию накачал благодаря связи с разбойниками.
        - Не слишком сильно, - раздраженно подметил Драго.
        - Милый, максимум, что ты мог - уже сделал. Больше не получится, к сожалению, я не властен над законами магии.
        - Мы и есть этот закон, - проговорил Драго, сжав губы.
        - Но мы не единственные. Мир духов куда сильнее нас, и он полноправно диктует правила.
        - Наплевать. Я все равно добьюсь своего.
        - Поэтому я и здесь, чтобы помочь тебе, Ксандер.
        - Я жажду справедливости и возмездия.
        - Конечно…
        - Ладно, мне пора. Разбужу Ива, а то у него голова разболится от заклинания. Барон все же маг, может догадаться о моих черных штучках. Не люблю лишние вопросы.
        - Погоди! - дракон снял очки, и в его зеленых глазах родилось сожаление.
        - Что случилось! - перепуганный Драго метнулся к зеркалу.
        - Чивори… Хизу… Его поймали.
        - Вот критин! Как не вовремя! - Драго схватился за голову.
        - Пока рано переживать. Он молчит, вернее тебя он не сдал.
        - Точно?
        - Да. Прогнал малореальную чепуху про возвращение Касандера. Сам понимаешь, никто в здравом уме ему не поверит. Любой маг знает, что с того света не возвращаются.
        Драго засмеялся.
        - Угу, твоего зловещего смеха как раз и не хватало, - иронично подметил дух.
        - Провидец Року мне весьма нужен. Он подрывает основы власти дома Биа-Хатерии.
        - Как заноса в заднице всей семье, - подмигнул дракон, - Но не сходи с ума, верный слуга Хизу уже выкинул на черный рынок очередное произведение из серии «Пророчеств».
        - Хорошо.
        - Только стиль другой совсем.
        - А это неважно. Люди проглотят. Пусть, поймут, что автор поменялся, но идеи-то живы и все так же подливают масло в огонь.
        - Хитрец, даже боюсь тебя, - дракон в шутку скорчил испуганную морду.
        - Боится сейчас одна гадина, - злая улыбка родилась на губах Драго, - Любимая сестра Ева уже должна нервничать. Она умная девочка, прекрасно понимает, к чему это все ведет.
        - А она не догадается? Не поймет? Ведь, когда ты выдвинешься из тени на центр шахматной доски, твоя фигура станет основной, и ты окажешься уязвимым.
        - Пусть догадается, в сестре я не сомневаюсь. Но кто ей поверит? Тау уж точно останется скептичен. Я-то хорошо их знаю, и просчитываю поступки королевской парочки.
        - Как знаешь…
        - Не переживай за меня. Когда все раскроется, я буду готов нанести удар.
        Неожиданно за спиной простонал Ив.
        - Все! Мне пора, - заторопился Драго. Он кинулся к спящему барону и принялся шептать заклинание, снимающее «гири сна».
        - Ты так бьешься… - прошептал со свистом дракон, - Мне жаль тебя, Касандер.
        Зеркало блеснуло зеленью, и дракон испарился, оставляя комнате единоличные права госпожи в зеркальной глади.

3
        Дитрих находился в окружении пожилых служанок. Архатейки бесконечно долго и суетливо помогали ему выбрать наряд на бал. Принц не захотел облачаться в доспехи эфийца и, рискуя вызвать гнев отца, сам попросил подобрать ему что-нибудь из традиционных костюмов южан.
        Его немного сердила несправедливость, с которой относится к нему отец, да иц мать никогда не защищала сына. И Дитриха задевало ее пассивное участие в семейной жизни. Пахло лицемерием, особенно учитывая то, что после выяснений отношений с отцом, Ева проводила часы в увещевании его, Дитриха, и обсуждении неправильного поведения Тау.
        «Если она считает, что отец неправ в отношении меня, почему бы ему прямо не сказать это в лицо?» - подумал про себя Дитрих, - «Неужели не ясно, что иногда компромисс невозможен? Неужели я ей совсем не дорог?».
        От нахлынувшей тоски Дитрих дернулся и портниха, примеряющая на него выкройку, нечаянно уколола принца иглой.
        - Ой, простите, Ваше Величество! - женщина испуганно прикрыла рот рукой.
        - Да все нормально, - Дитрих потер атакованный локоть, - Я сам виноват. Мне трудно долго стоять на одном месте.
        - О, я Вас понимаю, - у портнихи как гора с плеч упала, - Только ваша матушка может терпеливо ждать. Она сама кротость.
        - Угу, - протянул Дитрих, морща лоб.
        - А вы так не думаете? - женщина продолжала развивать тему, попутно прилаживая ткань к фигуре принца. Вообще, Дитрих прекрасно понимал, что словоохотливость национальная черта архатейцев, и только стоит неосторожно ляпнуть лишнего, как любой смуглянин быстро уцепится за слово и разовьет в целый роман. Поэтому Дитрих предпочел не отвечать на вопрос.
        - Знаете, я восхищаюсь вашей матушкой, - не унималась портниха, - Она такая добрая, вот с утра снова принимает страждущих, больных, калек, сирот, бедняков. Наверное, у нее огромное сердце раз на всех хватает.
        - Ну, да, - не выдержал принц, - На посторонних только и хватает. Ведь так просто час в день уделить незнакомым людям, улыбаться им, за руку подержать. И все, ты уже святой. У моей матери болезненное пристрастие к славе ангела доброты. Она же просто обожает любовь народа, его почтение и преклонение. А это чистой воды актерство и лицемерие, она помогает не ради блага других, а ради собственного тщеславия.
        Портниха так и застыла с открытым ртом, из которого торчала закусанная ранее нитка. Выпалив свои слова, Дитрих мгновенно понял, что хватанул лишнего и напрасно вот так походя ввел незнакомую архатейку в тонкости отношений королевской семьи. Парень тут же замялся, краснея как рак вплоть до мочек ушей.
        - Ну, вообще, - робко подытожил он, - Я очень люблю маму…
        Портниха заставила себя улыбнуться и, резко вылечившись от привычки безумолка болтать, принялась за дело. В ее планы явно не входило быть посвященной в царские секреты. Они ее всегда пугали и грозили опасной остротой секиры палача.
        - Дитрих, милый, ты готов? - в комнату вошла Ева в окружении фрейлин.
        - Нет, примеряем, - насупившись произнес принц. Он знал, мать не обрадуется выбранному наряду. План был успеть подобрать наряд быстро и без свидетелей, а уже на балу преподнести родителям сюрприз. Так, по крайней мере, существовала возможность обойти лишние разговоры в преддверии торжества. Но она разбилась вдребезги о суровую реальность.
        - А что это на тебе одето? - Ева потянула на себя кусок материи, в которую был завернут принц.
        - Лучший архатейский шелк, - вмешалась портниха, гордая за свой товар.
        - Сиреневый… - прошептала королева, разглядывая то ткань, то лицо сына.
        - Его Величеству удивительно идет. Смотрите, как начинают играть глаза - настоящие изумруды. И с кожей прекрасно гармонируют. Такое терпкое юное очарование… Ах, где моя молодость?! - аж прослезилась от умиления портниха.
        - Да, осталось только две косы с боку заплести и вперед, - лицо Евы сделалось рассерженным.
        - Мам, а что не так? - в разговор вступил сам виновник.
        - Ты вообще соображаешь, Дитрих! - Ева поставила руки в бок. Впервые в жизни слуги видели свою добрую королеву разгневанной фурией.
        - А что? Не понял… - Дитрих скрыл сой страх пожатием плеч.
        - Ты ведь знаешь, как отец отреагирует? Он ненавидит одежду с юга, - Ева вовремя опомнилась и заметила архатейцев вокруг, - В смысле, когда ты ее на себя примеряешь.
        - Но почему? Во мне ведь течет кровь правителей Архатея, да и ты, мама, отсюда родом. Какие-то нелепые капризы. А мы должны им подчиняться.
        - Молчи! - Ева прикрыла сыну рот рукой и погрозила пальцем, - Ты ничего не знаешь! Даже не представляешь через что прошел мой бедный Тау! Ты не смеешь ему перечить и уж тем более проявлять неуважение!
        - Но я не понимаю… - чуть ли не плача протянул парень, - Честно… Что я делаю не так? Папа всегда на меня сердится без причины, он никогда не бывает доволен, и я ни разу не слышал его похвалы. Мне начинает казаться, он меня просто не любит. А теперь еще следование какой-то глупой блажи… И ты ничего не хочешь объяснять. Мама, я не знаю, что мне делать…
        - Дитрих, - Ева успокоилась и с печалью посмотрела на сына. Его расстроенное лицо, глаза полные отчаяния и непонимания, не могли не тронуть. Ведь Ева-то знала, что сын ни в чем не виноват, и так же знала проблема, никогда не исчезнет.
        «Будь ты проклят, Касандер!», - мысленно обратилась она к брату.
        - Мама, - Дитрих выпрямился и старался говорить размеренно, - Я решил, раз мы в Архатее и в честь нас дают бал, то неплохо было бы уважить хозяев и народ нас встречающий. Поэтому я выбрал традиционный наряд. Тем более, я сам на половину южанин и мне не зазорно надевать облачения предков. Да и в латах эфийских воинов я смотрюсь нелепо, как карандаш в стакане.
        - Ладно, поступай, как знаешь, - сдалась королева, - С отцом сам объяснишься.
        - Хорошо. Я привык, все равно он слушать не будет. Парочку оплеух я переживу.
        - И еще, - Ева сдвинула брови, - Выбирай любой цвет, но только не сиреневый и не зеленый.
        - Но мам! - возмутился Дитрих.
        - Я сказала, либо балахон будет другого цвета, либо его вообще не будет. Голым пойдешь, раз так.
        - Но… Но остальные цвета не гармонируют с моими глазами! Я буду выглядеть как попугай!
        - Как же ты мне его напоминаешь! - не выдержав, произнесла Ева, - Все разговор окончен.
        Королева развернулась и бодрой походкой вышла, громко хлопнув дверью. Все вроде успокоилось, но еще некоторое время после ее ухода в воздухе словно летали разряды молнии, и царила атмосфера крайнего негодования.
        - А я, правда, так похож на Касандера? - наконец, заговорил Дитрих.
        - Эмм, ну… - ответила, портниха, запинаясь и нервно поправляя платье, - Не знаю. Судя по портретам, сходство есть.
        - А они сохранились? - оживился принц.
        - Нет, нет, нет, - замотала головой женщина, - Все уничтожены по приказу вашего батюшки.
        - Папа так сильно его ненавидит… Но почему? Муж мамы уничтожил даже самое малое воспоминание о ее брате? К чему такая категоричность? Непонятное преследование образа уже мертвого человека…
        - Принца что-то волнует? - робко осмелилась спросить архатейка.
        - Да, волнует. Скрытность порождает интерес. Да и мне хотелось бы хоть одним глазком взглянуть на Касандера. Ведь все уши прожужжали, что мы похожи, надо бы и самому убедиться.
        - Думаю, некоторые портреты сохранились. Но где не знаю, расспросите дворян.
        - Ха! Спасибо! - искренне улыбнулся Дитрих, - Вокруг дяди настоящий ореол таинственности. А я до сих пор не понял, что он такого натворил, раз заслужил подобное отношение.
        - Можно попробовать спросить у батюшки.
        - Угу, у него спросишь… Как же! Да он только за первый звук имени голову снесет. Я вполне серьезно. Однажды казнил ремесленника, который посетовал, что при Милиотар древесина была лучше. Для отца тема Касандера под особым запретом.
        - Ясно. А матушка?
        - Она не распространяется. Просить бесполезно, - Дитрих вздохнул, - А ты ничего не знаешь?
        - Я? - вздрогнула портниха, - Нет, нет, нет! Я маленький человек, ничего не знаю, не слышу, да и давно это было. Помню лишь войну, ни на жизнь, а на смерть. Потом Касандер сдал Плантагенет, затем враждующие дома заключили мир и земли отошли вновь Архатею. Но внезапно Касандер умер, и все закончилось объединением престолов.
        - Внезапно? От чего?
        - Уж чего не знаю, того не знаю, - женщина развела руками.
        - Жаль.
        - Но, - портниха прищурила один глаз и заговорщически прошептала, - Говорят, он сошел с ума, ослепил себя и погреб под замком.
        - Так Касандер убил себя? - пораженный Дитрих тоже перешел на шепот.
        - Не знаю, не знаю, - громко начала портниха, - Жизнь правителей всегда таинственнее самых темных и глубоких болот.
        - Понятно…
        - А почему вас так волнует покойный, слава богам, Касандер?
        - Ну, вот опять! Какое-то «слава богам»… Поэтому и волнует, у всех слишком странное к нему отношение. Прямо, как к бубонной чуме - и ненависть, и благоговейный ужас.
        - Я так сказала, потому что боюсь колдунов. Сама магией владею скромно, первый уровень. А ваш дядюшка, будьте здоровы, о-го-го каким колдуном слыл! Сильнейшим черным магом!
        - И такой сильный человек, как он, добровольно свел счеты с жизнью?! Не верю.
        - А кто еще смог бы его убить… - удивилась портниха, - Хотя, не думаю, что Касандер был сильным.
        - Ну-ка! - вновь интерес осветил лицо Дитриха.
        - А нечего рассказывать, - затрясла головой портниха.
        - Ну, пожалуйста, - взмолился принц.
        - Не знаю ничего.
        - Я приказываю! - тон принца приобрел металлические интонации отца.
        Портниха недовольно собрала губы бантиком, но ослушаться не осмелилась.
        - Ладно, - кивнула она, - Я скажу собственное мнение. Касандер не был сильным человеком. Но не его вина. Я могу понять, как тяжело остаться одному без поддержки вокруг ледяного ветра, бьющего наотмашь интригами, предательством, расчетом, злословием. Касандер не мог никому доверять, он остался совсем один. Брошен богами и оставлен отцом, который умер, не научив сына сопротивляться дворцовым играм. Да, что отец… Металл слыл тираном, и бедному Касандеру наверняка доставалось похлещи, чем вам от Короля Тау. И вот он, одинокая душа, призван вести войну. Но он молод, незрел и совсем неопытен. Не на кого положиться, не у кого спросить совета. Вокруг лед, а напротив глыбой встает род Белого Лебедя, мощный, единый и дружный. Бедный, сломленный с детства, мальчик естественно не смог противостоять всем врагам, единовременно обрушившимся на него. Ведь они, как стервятники накинулись, почуяв слабость. Касандер не убил себя, его разорвали, довели до крайности. Он подобно цветку замерз, точнее, умер от холода…
        - Тебе… жаль его? - глухим голосом прошептал Дитрих.
        - Да, бедное дитя. Но Касандер был не создан для правления, он не тянул. Поэтому его смерть на благо всем нам. Обобщение престолов дало землям глоток чистого воздуха и обеспечило мирное сосуществование.
        - И ты оправдываешь? Несправедливо же… Такая…жестокость.
        - Это жизнь, Ваше Величество. И Вам придется выучить этот урок, чтобы не повторить судьбы Касандера.
        - Так жестоко… - только и смог повторить Дитрих, опьяненный рассказом портнихи.
        Женщина ничего не ответила. Надев маску суровости и легкой обиды, она принялась выкраивать по новой светло-голубой ткани.

4
        В каменных арках, служивших центральными проходами в замок правителей, скопилось достаточно много разодетой публики. Маги и дворяне побросали повозки и толпились в узких проходах, бесконечно часто наступая друг другу на шлейфы, натертые до блеска ботинки и прочие драгоценности. То там, то тут вспыхивали скандалы, сводящиеся к громким эпитетам и грубым просьбам не задевать дорогого наряда.
        Драго в сопровождении Ива, заботливо поддерживающего его за плечи и оберегающего от толчков людей, миновал каменное «чистилище».
        - В этом замке раньше жила Ева, - произнес Драго, осматриваясь.
        - Ага, точно. Теперь здесь останавливается королевское семейство, когда наведывается в наши края с визитом. Южная резиденция.
        - Я не тупой, как-то понял.
        Пройдя по широкой парадной лестнице, устланной красным ковром и лепестками роз, они оказались в тронном зале, где и предстояло состояться балу. Огромное помещение с узорчатой плиткой на полу и величественными колонами поражало воображение изысканностью и великолепием. Парчовые разноцветные занавески сочетались с тонким гипюром пастельных тонов и свисали с потолка. Лампы в аккуратных плафонах из дымчатого стекла в виде ландыша освещали зал приглушенным таинственным светом, создающим атмосферу интригующего торжества и праздника жизни. Столы, расставленные по бокам, ломились от блюд затейливых форм и украшений, а посуда по блеску не уступала солнечным лучам. Венчался зал тремя тронами, украшенными золотом и драгоценными камнями. Сверху над королевскими местами свисали флаги. Их было три по количеству престолов, два простых зеленых, а центральное полотно украшал герб - Белый лебедь, расправивший крылья над контурами всех земель, входящих в Объединенное королевство.
        - Тьфу, - скривился Драго.
        - Что не так? - изумился Ив, которого до глубины души потряс фантастический лоск.
        - Да ты посмотри на дворян, только успели сюда ворваться, как сразу за бутылку - напиваются.
        Ив завертел головой. И, правда, вокруг ходили парочки с бокалами в руках и розовыми щеками легкого похмелья от молодого вина.
        - Да, ладно, - примирительно произнес барон, - Архатейцев не исправить. Может, тоже выпьем?
        - М-м-м, давай, - кивнул Драго, - А то без выпивки не смогу лицезреть знать, мерцающую всеми цветами радуги. Вкуса, смотрю, за годы так и не прибавилось.
        - Вредный до ужаса, - засмеялся Ив, который как истинный боевой маг обошелся традиционным черным балахоном и поясом третьего уровня.
        - Вина принеси, пожалуйста, - иронично улыбнулся Драго.
        Сам он выбрал красный простой балахон, без излишеств сшитый по фигуре, и черный атласный поясь. Цвет крови удивительно ему шел, сглаживал угловатости фигуры и придавал коже живой блеск. Волосы Драго оставил в скромном хвостике.
        - Держи, - Ив вернулся с двумя кубками, наполненными до краев пенным горячим вином.
        - Обожаю! - произнес его спутник и отхлебнул напиток, от чего сразу на его щеках проявился румянец.
        - О! Ты такой хорошенький, когда улыбаешься! И румянец тебе идет! - Ив заверещал как ребенок.
        Он схватил Драго за лицо и притянул к себе. Тот позволил себя поцеловать.
        - Вообще-то, здесь люди, - намекнул Драго, когда его выпустили из объятий.
        - Поверь, никого не удивишь.
        - В приватных разговорах, пожалуй, нет, но на публике лучше выдерживать рамки приличия.
        - Послушай, мне нечего скрывать. А весь этот надуманный этикет меня раздражает. Сплошной маскарад.
        - Меня тоже, но лучше следовать ему, если хочешь добиться цели.
        - Ладно, я понял, - Ив раздосадовано поднял руки вверх.
        Внезапно в зал ввалилась шумная компания магов, привлекающая всеобщее внимание громкими возгласами, гоготом и сальными шутками в адрес проходящих мимо красоток.
        - Смотри-ка, уже набрались, - хохотнул Ив, махая компании рукой, - Золотая молодежь Архатея.
        - Интересно, когда явятся августейшие особы, они смогут держаться чинно? - сыронизировал Драго.
        - Поверь, эти смогут. Большой опыт.
        Завидев Ива, пара человек из компании направилось в его сторону. Один был здоровяк с толстой черной косой и бритым лбом, второй низкий худой парень с длинными рыжими волосами, небрежно свисающими на лоб и закрывающими глаза.
        - Барон Ивор Фарих, какие люди! - громогласно проговорил здоровяк, раскрывая огромные объятия.
        Подушив барона в охапке, он с интересом глянул на Драго своими маленькими зелеными глазами.
        - А это что за подруга? - хитро спросил он.
        - Это… Драго… - замялся Ив.
        - Кличка что ли?
        - Нет, вообще-то имя.
        - На кличку смахивает…
        - Это фамилия, - невозмутимо проговорил Драго, - Но я предпочитаю, чтобы меня звали по ней, имя я свое называть не собираюсь.
        - Это еще что за фокусы? - возмутился здоровяк, подбочениваясь.
        - Драго, не обращай внимания, - Ив встал между товарищами, - Борх так шутит.
        - Борх? - Драго приподнял бровь.
        - Борх Нару.
        - А, ясно. Можешь не продолжать, наследничек магистерского кресла. Теперь ясно, почему он так по-хозяйски себя ведет.
        - Ах, ты, маленькая выскочка! - заклокотал Борх.
        - Да прекрати! - голос Ива стал жестким, - Драго шутит. Мы все здесь веселимся. Не время показывать кулаки.
        - Ха, ну да. Ты прав! Прости, я не хотел задеть, - Борх по-братски хлопнул Драго по плечу. Только вот от дружеского хлопка тот чуть не свалился, так что Иву пришлось его поддержать.
        - Какая неженка тебе досталась, Ив. Ты таких любишь? - громко загоготал здоровяк.
        - Каждому свое, ведь так? - писклявым голоском вмешался рыжий маг, - Меня, кстати, звать Арон Го.
        - Из клана Дракона пещер? - осведомился Драго.
        - Ценю твою эрудицию, - поклонился Арон.
        - Ладно, пойду, поприветствую Шеннон Хави. Арон, ты со мной? - проговорил Борх.
        - Уверен, она будет счастлива. Но я, пожалуй, пропущу сие дивное зрелище и останусь с Ивом. Давно все же не виделись.
        Го пробежал глазами по Драго и широко ему улыбнулся.
        - Ну, и черт с тобой, - ляпнул Борх и плывущей походкой направился искать свою цель.
        - Вас не сильно шокировал, граф Нару? - учтивым тоном залепетал Арон, обращаясь к Драго.
        - Нет, ничуть, я привык к бестактности, - улыбнулся тот.
        - Раз так, то вам у нас понравится. А вы должно быть из дворян Плантагенет? Неудивительно. Сопровождаете наместницу из ваших земель?
        Драго устало скривился.
        - Го, слишком много информации, голова взорвется, - Ив осадил товарища.
        - Ну, прости, прости, - тоненько рассмеялся он, - Виноват, любознателен.
        - Это не порок, - бесстрастно произнес Драго, - Лучше скажите, кто тот шут в белом парике? - его палец указал на противоположную сторону зала.
        Зал уже успел наполниться людьми. Аристократы Архатея выстроились в шеренги с двух сторон, оставляя прямой путь к трону. Газ в лампах вспыхнуть ярче, поэтому освещение показывало каждую деталь дворянских одежд. Облачения так и вспыхивали под лучами дворцовых светильников, затмевая тусклое на их фоне убранство зала.
        - Кто? - одновременно воскликнули Арон и Ив.
        - Вы слепые? Вон! Парень в обруче, синем балахоне, нелепой накидке из, вроде, искусственного меха и белыми патлами.
        - Тихо! - взвился Ив, чуть ли не прикрывая рот спутнику, - Это Цаца Шерук.
        - Как?! - Драго уткнулся носом в рукав барона и принялся истерично смеяться.
        - Прекрати, не выдай нас, - Ив осторожно прикоснулся к волосам парня.
        - Но, такое имя…
        - Прозвище, звать его куда мудренее. Я не в состоянии воспроизвести. Он крайне влиятельный человек в Архатее. Предводитель модников, устроитель балов для лучших людей нашей земли. Он диктует моду и может выбирать, кому сиять, а кому прозябать в бесславии.
        - Да уж, в мое время все решала доблесть, ну или хитрость. Но никак не абсурдный наряд. А парик ему зачем? Лысый?
        Арон рассмеялся, отворачиваясь в сторону, чтобы никто не заметил.
        - Ты что! - Ив тоже не выдержал и позволил себе улыбнуться, - Парик - последняя тенденция. Значение сводится к тому, что белые волосы показывают близость к дому Биа-Хатерии.
        - Все ясно, стремимся примазаться к вражескому двору, - Драго сощурился, - Никогда Архатей так низко не падал!
        - Тихо!
        - А он прав, - протянул Арон, - Сейчас мы переживаем не лучшие годы. Куда все катится, одним духам известно.
        - Ничего, - Драго покачал головой и глубокомысленно изрек, - Обычно от нижних точек особо высокие подъемы.
        - Вселяет оптимизм, - Го поклонился.
        Диалог так бы и продолжался, но его прервали протяжные горнила, возвещающие о начале бала. Толпа разом замолчала и замерла в ожидании.
        - Я вас покину, - раскланялся Арон, - Мне пора в последнюю шеренгу. Я не вы, не дослужился до почетного первого ряда.
        - Свали уже, - Ив придал уходящему ускорение толчком в плечо.
        - Кажется, он тоже не слишком доволен властью, - произнес Драго чуть погодя.
        - Как же…
        - Ему можно доверить наш план?
        - Доверить? - усмехнулся Ив, - Только принять приглашение в покер. К сведению, он интересовался твоей персоной лишь с точки зрения поиска новой доеной коровы за карточным столом.
        - И только?
        - Да. Разочарован?
        - Немного. Но не удивлен, дворяне не способны измениться.
        - Я утешу тебя, сказав, что ты выглядишь просто великолепно?
        - Пожалуй, - Драго хмыкнул, - Но только ты здесь такого мнения.
        - Нет, ты просто не замечаешь, а я ловлю заинтересованные взгляды на своем обворожительном спутнике.
        - Угу, косятся и думаю, что это за бледный урод подле боевого мага.
        - И хорошо, что ты не стал накидывать на себя «загар».
        - Мне было лень. Лишний раз не расходую энергию. Решил остаться, как есть… Позор.
        - Перестань, - Ив провел кончиками пальцев по спине Драго, - Балахон словно сшит специально для тебя. Я смотрю, и мне кажется, будто ты рожден носить королевские одежды. Смотришься даже выше, чем аристократ.
        Глаза Драго вспыхнули, и он повернулся к барону лицом.
        - А я и есть выше простого аристократа! - голосом полным веры прошептал он.
        Ив аж закашлялся.
        - Ты неподражаем, - протянул он, побеждая сипоту в горле, - А теперь смотри. Сейчас выйдет совет, они встанут с боков тронного ансамбля.
        - Хорошо, введешь меня в курс дела.
        - Нет проблем.
        Оба повернулись к входным воротам, дремлющим в ожидании легкого толчка руки лакея. И вот момент настал, горны снова сорвались на трубное звучание, обрушивая на головы людей сладкие звуки начала представления. Дверь распахнулась и в зал вошла худая женщина в полосатом балахоне и огромной шапкой с черными перьями, инкрустированными агатами. Толстые браслеты из черного камня на обеих руках гармонировали с украшениями на шапке. Черные волосы лежали безжизненным полотном на спине, некрасиво закрывая воротник, походивший теперь на горб. Красные губы смыкались в тонкую линию, а старая кожа была забелена до неприличия.
        - Кто эта молодящаяся старуха? - шепнул Драго на ухо Иву.
        - Мать Цацы, Лиана Шерук.
        - Давно, давно мне были дороги люди из этого клана. А теперь Шерук не больше забавного посмешища.
        Пройдя мимо шеренг и оставляя за собой запах сандала, женщина встала подле трона королевы. Как только она остановилась, вновь заскрипела входная дверь, и в зале появился статный мужчина, лет сорока пяти. Его дорогой оранжевый балахон, расшитый сапфирами и жемчугом, поражал даже самые искушенные умы. Дворянин нес в руках трость из золота и буравил всех присутствующих колючим взглядом из-под хищных бровей толщиной с палец. Дождавшись, когда ему все поклонятся, советник встал подле трона принца.
        - Куан Цунес, - проговорил Ив, кивая на него, - Жуткий бабник, да и в целом проходимец. Маг он так себе… Добился всего торговыми махинациями с коноплей, которую экспортирует в Эфы и Плантагенет.
        - Ясно, типичный мусор. Но маг он действительно никудышный. Уровень четыре, с натяжкой, естественно.
        - Меня тоже Куан не впечатляет. Ничтожный род, издревне прислужники Нару, а теперь вот заседают в совете.
        Шаги заставили закончить беседу. На этот раз в зал вошли двое. Первый, старик на круглой подставке, которую тащили маленькие существа с крыльями и острыми когтями. Старик был настолько немощен, что его голову и спину поддерживали тонкие золотые подпорки, а лицо скрывала шелковая синяя вуаль, спущенная с конусообразной шапки. Только тяжелое дыхание старика сотрясали импровизированную паранджу. Скрюченные пальцы, обтянутые кожей в жутких пятнах, украшали огромные бриллианты. Блеск камня придавал образу старика неприятный оттенок ущербности, подчеркивая его тлен.
        Второй, тоже был стариком. Длинные волосы, окрашенные хной, тянулись за ним на метр, а красный тяжелый балахон сдерживал хилое тело. Густая борода, тоже познавшая краску, скрывала впалые щеки. Выцветшие глаза с укором всматривались в разодетую публику. Старик следил, чтобы существа не убежали и не опрокинули подставку с его собратом.
        - Болотные черти, - Ив указал на меленьких тружеников.
        - Големы, - буркнул Драго, - Старинные легенды здесь не причем.
        - Как думаешь, кто этот человек на подставке?
        - Человек? Да тут скелет, обтянутый кожей. Его жизнь поддерживают жрецы рода, они призывают духов вдыхать жизнь в это сгнившее тело.
        - Ничего себе… Меня пугает твоя осведомленность.
        - Сейчас не время рассыпаться в похвале. Кто это?
        - Старик Нару, глава рода…
        - Все тот же Нару! - изумленный Драго уставился на фигуру советника, - Боги… Он казался дряхлым стариком, когда я еще был ребенком.
        - Не так давно.
        - Неважно. А второй?
        - Дей Крочи, глава рода. Они дальние родственники известного клана Зарман. Когда те лишились единственного наследника, Крочи поглотили сильных собратьев, получили их богатство и знания, а Зарман продлили род. Теперь их знак пурпурный Дракон лавы.
        - Я помню его, но раньше Дей выглядел бодрее. Багровый говоришь?
        - Да, а что?
        - Ничего. Шерук - магия ветра, Цунес - земли, Нару - вода и Крочи - огонь. Простейшие, но в тоже время самые могущественные элементы. Совет построен весьма грамотно, - Драго облизнул губы, - Явно детище старика Нару. В случае угрозы советники объединят силы, и тогда вся мощь древнейших родов сплетется воедино. Магия приблизится к абсолюту.
        - Я устал удивляться…
        - Солидарен с тобой. Похоже, советников надо устранить не только ради тебя и твоих амбиций, - подмигнул Драго, - Их устранение необходимая мера по сохранению безопасности… Моей безопасности.
        - Чувствую, ты встревожен.
        - Да. Пятый уровень, четвертый уровень и два шестых. Придется несладко, если они объединятся. Да и двух шестых окажется достаточно. Я могу не выстоять против двенадцатого уровня атаки…
        - Сейчас правители явятся, - перебил Ив.
        Старики рассредоточились по противоположным сторонам и застыли, словно восковые куклы. Горны взвили в воздух и содрогнули основы древнего замка. И в туже секунду тяжелой поступью доспехов зал начал пересекать король Тау. Красный плащ развивался, подобно крыльям, следуя за уверенной походкой правителя. Энергетика силы и величия сковала публику, никто и вздохнуть не посмел.
        Тау шел спокойно, кидая снисходительные взгляды на подданных. Поравнявшись с Драго и Ивом, он даже не взглянул на парочку дворян. Зато барон почувствовал, как мгновенно похолодели руки у его любовника, и дрожь прошла по всему телу, передаваясь Иву.
        - Что с тобой? - испуганно прошептал он и посмотрел на парня. На Драго не было лица, он побелел еще сильнее обыкновенного и его подбородок чуть подрагивал. В глазах стояла ненависть в своем чистейшем виде.
        - Я просто не ожидал, - еле слышно произнес Драго, - Этот образ… Так давно… Я не думал увидеть вновь… Что это… так затронет.
        - Не понимаю, что ты говоришь!
        - А он разжирел, - в какую-то секунду Драго совладал с собой, - Смотри, даже железные доспехи не скрывают его живота и боков. А зад какой отрастил! Не мудрено на архатейских ресурсах, которые они так нещадно выкачивают.
        - Не повезло Тау на язык тебе попасть. Ну, да, он не в форме.
        Тау уселся на центральный трон и поправил доспехи, мешающие сидеть из-за круглого живота. Он вновь осмотрел зал и величаво махнул рукой.
        Запели горны, легкая походка королевы сорвала благоговейный вздох с губ дворян, и впервые за вечер поклоны исходили от души.
        - Ева… - прошептал Драго, дотрагиваясь рукой до сердца.
        За королевой ступал молодой принц. Он всем улыбался и искренне радостно здоровался со знакомыми дворянами.
        - Мое почтение, - поклонился Ив.
        Драго не шелохнулся. Он встретил в глазах мальчишки легкое непонимание, но все равно не подчинился правилам этикета.
        - Что за гирлянда? - буркнул он, когда принц уселся на трон, - Смотри, как вырядился. Никакого чувства стиля. Кто же с такими глазами так одевается, ну не смотрится же!
        - Ты, по-моему, зациклен на внешности, - пожал плечами Ив.
        - Нет, но он выглядит глупо! И что за имя такое несуразное - Дитрих…
        - Думай, что хочешь, а мне принц нравится. Он единственный из королевской семьи вызывает у меня позитивные чувства. Да и лицом принц Дитрих чистый архатеец.
        - Не то, что я… - прошептал Драго, опуская голову.
        - Мои собратья, соплеменники, друзья! - проговорил Тау властным голосом. Он поднял руки к потолку и поднялся.
        - Сегодня торжество в честь нашего единства! - продолжал правитель, - Но праздник был бы неполным без нашей сегодняшней гостьи!
        - Шахматная партия начата, - глубоко вздохнул Драго.
        - Мы приветствуем наместницу земли Плантагенет, дочь нашей верной союзницы, Нойку Оль!
        В зале повисла пауза, но потом шепот прокатился по рядам и все принялись усиленно обсуждать, зачем правителям понадобилось приглашать наследницу наместников. Но ее появление мигом заглушило пересуды.
        Худенькая девушка с кроткими темными волосами и огромными фиалковыми глазами, вбежала в зал, забыв о правилах дворцового поведения. Выглядела она, как мальчик подросток. Особенно учитывая странное, отнюдь не бальное, облачение: мужской камзол небесно голубооко цвета с золотыми пуговицами, короткие черные штаны, и пестрые гольфы, соединенные с тяжелыми ботинками. На левой руке она носила широкий браслет с маленьким металлическим кипарисом, символом рода наместников Плантагенет.
        Девушка прошла к семье правителей и, присев на колено поклонилась.
        - Моя дорогая! - Ева вскочила и протянула ей руки, - Как добралась?
        - Спасибо, хорошо, - улыбнулась Нойка.
        Королева расплылась в широкой и доброй улыбке, ее глаза лучились нежностью. Нойка вновь напомнила ей о желании иметь дочь.
        - Сияет, похлещи тарелки из-под рулеток, - едко подметил Драго.
        - Кто? Пацан этот? - Ив сморщился.
        - А?
        - Я о Нойке. Непонятно кто, девочка или парень… смешно смотрится.
        - Извини, какой сделали…
        - Сделали? Кто? - не понял Ив.
        Но Драго не ответил, он снова принялся буравить глазами скучающего наследника. Неожиданно свет в глазах парня померк, приглушился шум, зал стал тише, а краски расплылись. Все замедлилось. Он словно смотрел сквозь мутное стекло бутылки.
        - Зачем ты меня вызвал? - громко произнес Драго.
        Огромный зеленый дракон проявился в бальном зале. Занимал он все пространство, с трудом втискивая хвост между колонн.
        - Спросить тебя о самочувствии решил, - дракон причмокнул языком и отставил кальян. Несмотря на скромные по меркам дракона размеры курильни, он любил нет да нет потягивать сладкий дымок соблазна.
        - Спросил? - нахмурился Драго.
        - Да. Меня волнует твое состояние. Видишь Тау и дрожишь, как верный пес, - дракон вскинул голову, - Ева нагоняет тоску, а Дитрих… Да ты вздрогнул и оторопел, как только его увидел…
        - Меня можно понять!
        - О, да… Ты впервые за много лет узрел своих обидчиков. Не образы, которые ты так старательно научился ненавидеть… Нет! Их реальных, полных жизни, продолжающих дышать после того, как закатились твои глаза… Касандер! Сестра и любовник вновь окружают тебя. Треугольник опять стал полным.
        - Ни слова! - прошипел Драго, подбегая к морде дракона.
        - Касандер, я лишь забочусь о тебе… - дыхание духа коснулось лица парня и разлохматило волосы, - Вот Дитрих… Что, Касандер? Впечатляет? Схожесть поразительна. Ты весь с лица сошел, тебя ведь задевает его облик? Впечатление что картину из прошлого увидел. Троица, в которой твое место занял другой. Вот, что доставляет боль. Дитрих с ними, но он не лишний, каким был ты, он на своем месте.
        Драго упал на колени и схватился за голову. Стало тяжело дышать.
        - Нет, Касандер. Поднимись! Не теряй времени на сожаления, иди и ставь на колени других!
        - Они за все заплатят! - заорал Драго, воздевая кулак к небу.
        - Так-то лучше. Не впадай в уныние, главное настрой. И я помогу тебе не растеряться, для этого я здесь…
        - Я вырву победу из лап судьбы.
        - Помни о времени.
        - Да. Спасибо, - Драго поднялся, выглядел он намного бодрее.
        В ту же секунду мир вернулся, пугая Драго неожиданным воскрешением. Правитель успел объявить танцы, и тонкая волнующая музыка взяла бразды правления. Никто не заметил сумеречного появления дракона.
        - Эй, Драго! - Ив легонько толкнулся локтем, - Обращаю внимание, что ты уже битый час пялишься на принца Дитриха. Бедняга не знает, куда себя деть.
        - Неужели? - лицо парня вытянулось, - А я и не заметил.
        - Точно говорю, - закивал Ив, - Ты, как его увидел, аж позеленел от злости.
        - Бывает, - Драго похлопал его по плечу, - Здесь душно, у меня голова кружится. Пойду, прогуляюсь, мне нужен архатейский воздух, как глоток спасительной эссенции, как освежающий покой.
        Нарушив все мыслимые и немыслимые правила, парень покинул торжественный зал.

5
        Хизу самозабвенно забавлялся, кидаясь в крыс камнями из покрошившей тюремной стены. Грызуны с неприятным писком отпрыгивали от раздухарившегося сокамерника, от чего тот тихо посмеивался.
        Внезапно где-то в конце коридора послышался лязг цепей, а затем скрип тюремной решетки сотряс воздух. Одновременно с ним до ушей Хизу долетел шум падающего на пол тела.
        Мужчина снова посмеялся и довольно потер руки. Через минуту за решеткой мелькнул силуэт, и белая рука обхватила металлический прут.
        - Не трудись, Драго, не вырвешь, - Хизу всмотрелся в темноту.
        - Я и не собираюсь, - гость вынырнул из тьмы и опустился на пол возле камеры, задирая ногу на прут.
        - Рад тебя лицезреть. Долго же ты шел.
        - Впервые видимся вживую, - улыбнулся парень, изучая лицо Хизу.
        - Да уж, не понимаю я твоей любви к зеркалам, шарам и прочим прибамбасам…
        - Не понимаешь, потому что не владеешь искусством. Я разочарован, ты так и не стал сильным магом. Вместо повышения уровня, избрал для себя сомнительное поприще цирковых афер.
        - Я бы попросил! Обманывать искушенную публику тоже искусство! - в шутку возмутился Хизу.
        - Недопустимо для истинного дворянина, - Драго скрестил руки на груди.
        - Да, да. Давай не будем, мы оба не слишком соответствуем кодексу чести.
        Повисла пауза, в которой только цокот крысиных лапок и возня в углах камеры давали о себе знать.
        - Ты слишком долго шел, Касандер, - серьезным тоном начал Хизу, - Мне надо было как-то выживать. И я нашел идеальную нишу. Да, я недоволен, но лучшего придумать не смог. Я старею, понимаешь, а надежд на твое пришествие все меньше и меньше.
        - И сейчас?
        - А что сейчас? Да, мы встретились, не прошло одиннадцати лет. Знаешь, разговоров о «Пророчествах» через хрустальный шар недостаточно. Ну, издали мы книгу и что… Дальше трепа не пошло. Веры в то, что мы изменим порядок все меньше.
        - Пора действовать, я за этим и явился сюда, - Драго вцепился в решетку, - Верь мне! Хизу!
        - Да я-то верю, - мужчина покатал по ладони камень, - Но скажи это моим пяти женам с восьмью детьми…
        - В прошлом месяце детей, кажется, насчитывалось десять.
        - Ну, это не официально! - хитро заулыбался Хизу.
        - Шут! - Драго метнул в товарища «колесо ветра» и громко рассмеялся.
        Чивори легко блокировал заклинание.
        - Чем охранника усыпил? - спросил он, потягиваясь.
        - «Гирями сна».
        - А дверь открыть мне не судьба?
        - Может, я не хочу тебя освобождать.
        - Касандер! Брат! - иронично взмолился Хизу, - Пожалей моих крошек! Не отнимай отца-кормильца!
        - Угу, кормилец ты, как же… Даже не помнишь, на ком женат был, а уж о детях и подавно не сведаешь…
        - Бе-бе! - Хизу высунул язык.
        - Фу! Сейчас не имеет смысла тебя освобождать. Охраны полно, набраться еще не успели. Быстро поймут, что ты сбежал, начнется суета. И тебе не уйти, и мне проблемы с проверками. Хай стоять будет знатный. Нельзя сейчас, я не закончил наметок…
        - Каких это?
        - Поделюсь с тобой и не только идеями, - Драго достал из рукава золотую трубку с опиумом.
        - Вот! Молодец! Это по-нашему! - оживился Хизу и мигом подполз к решетке.
        Драго щелкнул пальцами, рождая всполох огня, и закурил.
        - Главное мой план, но покурить тоже дам.
        - Сначала, я освежу мозги, - Хизу выхватил из рук товарища трубку и с блаженным лицом принялся затягиваться.
        - Хам, - буркнул Драго.
        - Ага, мне даже Тау обещал вырвать язык, - произнес Хизу, не вынимая трубки изо рта, - Но из-за торжества решили отсрочить, типа, нехорошо портить празднество будничными делами.
        - В кой-то веки я с ним солидарен. Язык тебе давно пора укоротить.
        - Да, ну! Я тебе еще нужен, а Тау… Скажешь, вы никогда не сходились во мнении?
        - Закроем тему, - Драго ударил ладонью по решетке, - У меня гениальный план созрел!
        - Ладно, только не дергайся, не рыба на крючке, - ухмыльнулся Хизу.
        - Я был ею слишком долго, неприятное чувство. Не хочу повторения, поэтому не стану никого щадить. В общем, - Драго нахмурился, - Я здесь не один, нашел себе компаньона из дворян. Молодой и пламенный…
        - М-м-м, - Хизу мечтательно прикрыл глаза.
        - Прекрати издеваться!
        - Я? Что ты! Я же за тебя переживаю. Ну, и как парень-то, лучше Юнгса? А может и Тау затмил?
        - Доиграешься, - процедил сквозь зубы Драго, - И зачем я с тобой делился секретами. Придется самому сейчас тебе язык вырывать!
        - Бе-бе! - Хизу вновь высунул язык и покачал головой из стороны в сторону.
        - Престарелый паяц! Ладно, слушай дальше.
        - Весь сгораю от нетерпения.
        - Ива я продвину в совет.
        - Ив? Имя того парня?
        - Да. Ивор Фарих.
        - Даже не слыхал. Серьезный союзник, будет отвечать за элемент внезапности, - пошутил Хизу и сам загоготал.
        Драго подождал, когда собеседник прейдет в себя, и продолжал:
        - Старик Нару будто что-то подозревает. Он сформировал совет из сильнейших магов, так, что в момент угрозы они смогут объединить силы. Честно признаюсь, есть опасение, что я не потяну.
        - Твои предложения?
        - Надо уничтожить совет. Я сегодня ознакомился с материалом и уже выбрал первую жертву. Начну с тех, кто слабее. Бал будет длиться три дня, устрою нападение в ближайшее время. Может, даже завтра. По ситуации смотреть надо. Заодно необходимо себя выдвинуть, хочу закрепиться среди дворян.
        - Что ж логично.
        - Да, только боевая готовность совета меня удручает.
        - Касандер, а чего ты удивляешься?
        - А?
        - Старик Нару определенно подготовился. Он не бездарность и в маразм еще не впал, хотя конечно вериться с трудом. После бума с «Пророчествами», где мы как на духу все выкладываем, глупо было бы не предпринять мер. Не знаю, что понял Нару, но обезопасился он по самое не балуйся. Ведь всем ясно над королевством сгущаются тучи.
        - Да, ты прав. Я не учел влияние «Пророчеств».
        - О, да! Старец Року вышел отменный!
        - Естественно, мои идеи всегда хороши.
        - Командир как всегда себя расхваливает, - Хизу тыкнул Драго пальцем в плечо.
        - Ну, ведь «Пророчества» придумал я, а ты долго спорил со мной.
        - Угу, как раз по причине возможной мобилизации магов. Они не идиоты. Но командир слушает только себя.
        - Зато за одиннадцать лет с помощью Року я успел изменить настрой людей, подточить веру в правителя. Из верных собак они превратились в ропщущих вольнодумцев. Уже нет того покорного согласия, которое я встретил при пробуждении. Большой успех. Поспоришь?
        - А кто великий автор? Я! - Хизу шутливо ударил себя кулаком в грудь.
        - Как же! Кроме меня никто ни на что не способен, только и думай за вас, - с долей высокомерия выпалил Драго, - «Пророчества» ты писал под мою диктовку.
        - Я импровизировал! - оскорбился Чивори, - Образы, краски, эпитеты! Без них «Пророчества» скучны. Кроме меня никто не сможет написать так сильно и дерзко.
        - К слову, твой слуга выбросил на рынок свое неповторимое творчество. Хотел обелить хозяина, да вышло слабо. Слишком видна подмена.
        - Молодец! Никогда в нем не сомневался! А кто его научил грамоте? Я! Я гений! - Хизу захлопал в ладоши.
        - Не напрягай, - фыркнул Драго.
        - Кстати, как там наверху? - Хизу скорчил хитрую мину и указал пальцев вверх.
        - Гульба, обычная архатейская пьяная мистерия.
        - Сухое описание. А еда? Расскажи! А то я тут отходами какими-то питаюсь… Мог бы старому другу кусочек с барского стола принести!
        - Обойдешься. Еды там завались, - с издевкой протянул Драго, - Мясо, птица, рыба, все лоснится, а запах так и провоцирует живот на урчание. Закуска поражает воображение, а фрукты собраны со всех уголков государства. О вине не говорю… Пена у него больше, чем в пиве. А терпкость мгновенно хмелит голову…
        - Ладно, ладно, прекрати! - Хизу выпятил губу, - Сдаюсь.
        - На самом деле, не так все хорошо. Ординарно. Мои приемы затмевали шиком и изобретательностью.
        - А этих, видел?
        - Да, - Драго помрачнел, - Мне тяжело говорить, Хизу, но они трогают душу. Этот бал… Он как наказание, болезненное воспоминании о том, чего мне никогда не вернуть. Тау и Ева сидят на троне, улыбаются, получают удовольствие от своих достижений. Они заняли мое место. Становится неприятно, хотя я не ценил трона. А Дитрих… Принц. Издевка надо мной… Демонстрирует мне то, чего никогда не вернуть. Он словно списан с меня, но не я… Не я… Хизу! - Драго вскинул голову, - Я был таким красивым, Хизу. Почему я не ценил себя? За что так обошелся с собственным телом и жизнью? Зачем? Я так скучаю по прежней жизни, так хочу обратно, но дороги нет. Я все потерял, Хизу. Словно песок просыпался сквозь пальцы - вот мое впечатление о той жизни. Тоска душит, и сил становится меньше. Досадная ошибка…
        Хизу потрепал товарища по плечу, и вкрадчиво произнес:
        - Главное вовремя исправить ошибку.
        - Уже поздно.
        - Нет, никогда не поздно. Ты работаешь над этим. Верно?
        - Да, - прошептал Драго, опуская голову.
        - Поэтому, у нас все получится! Взбодрись! - смешливым голосом заорал с самое ухо собеседнику Хизу.
        - Эй! Псих! - Драго подскочил на ноги, потирая оглохшее ухо.
        - Злость тебе к лицу!
        - Оглохнуть можно, - пробормотал парень, - Знаешь, пожалуй, мне пора. Наслаждайся одиночеством.
        Он сделал вид, что уходит.
        - А я? Не бросай меня здесь! - затараторил Хизу, хватаясь за решетку и просовывая руки между прутьев, - Постой! Вытащи меня отсюда! Я не хочу лишиться языка. Честно, честно, я больше не буду смеяться над тобой. Ты ведь знаешь, я не со зла, просто манера общения у меня такая! Касандер, пожалуйста!
        - Так и быть, - Драго развернулся и победоносно улыбнулся, - Спасу тебя, но должен будешь.
        - Клянусь детьми!
        - Подлец, - хохотнул парень. Он ловким движением выудил из-за пазухи гладкий овальный предмет, похожий на яйцо, и протянул узнику.
        - Ой! Яичко! - шутливо воскликнул тот, - Чье? Твое?
        - Ненормальный!
        - А что нет? - Хизу выхватил предмет из рук и на всякий случай отполз в глубь камеры, - Ну по цвету похоже, такое же белое, как твое лицо.
        - Замолчи, мне не нравятся похабные шутки!
        - В святоши заделался? Нигде не защипало?
        - Даже не собираюсь отвечать на это, - Драго принял невозмутимый вид, - Проглотишь его в полночь.
        - Я не отравлюсь? Червячок не заведется?
        - Нет, - Драго сжал руки в кулак, - Просто глотай и жди!
        - Приход будет? А хороший? Гарантируешь?
        - Просто доверяй мне. Я и так потратил полночи на его приготовление, ингредиенты редкие и дорогие.
        - Ладно, съем я твое яйцо, так и быть.
        - Главное не разгрызай, ты мне нужен живым и желательно целым.
        - И что потом?
        - Выйдешь ты без проблем, будь уверен.
        - Каким образом? Все заперто.
        - Не спрашивай… Тебе не понравится, но за результат ручаюсь.
        - Понятно! Очередная гадость с печатью Касандера Милиотар.
        - Зато эффективная, - подмигнул Драго.
        - Ну, выберусь я, куда податься?
        - К утру чары рассеются, дойдешь до Кайской долины…
        - Лесные боги! Это ж какая дыра! Да я туда пешим ни за что не пойду! - стенал Хизу.
        - Поверь, побежишь. В общем, от долины возьмешь резко вправо, до ближайшего поселения. Там разводная точка, пересечение дорог. Спросишь кабак «Перья», его все местные знают. В кабаке найдешь мамку, скажешь, что от меня, она приютит и денег не попросит, я проживание на сто лет вперед отработал. Дальше я свяжусь с тобой. Не думай, не затяну. Сейчас времени мало. Понятно?
        - Ага. Только у меня один интересный вопрос, не дающий мне покоя, - прищурился Хизу.
        - Какой?
        - Мамке я должен, какое имя назвать? Касандер? Или Драго?
        Тень пробежала по лицу Драго, он выпрямился и холодно проговорил, смиряя союзника уничижительным взглядом:
        - Драго. И только попробуй произнести мое имя вслух, я обещаю, ты пожалеешь, что Тау не лишил тебя языка. Будь уверен.
        - Нет вопросов, командир! - Хизу быстро смекнул, что время шуток окончено.
        Драго кивнул и исчез во мраке тюремного коридора.
        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

1
        Оставив шумный зал, полный веселья и кокетливых игр, изрядно напившихся дворян, отец и сын Биа-Хатерии отправились в уединенное помещение под треугольной крышей замка. Сюда никто посторонний не имел доступа. Тау использовал помещение, как комнату отдыха, к которой примыкала его личная спальня. Два дивана, резной столик из слоновой кости, пара парчовых подушек, шахматная доска из зеленого нефрита и небольшая потрепанная музыкальная коробка - пожалуй, все убранство королевских покоев.
        - Отец, - Дитрих сложил руки и покорно опустил голову, - Надеть балахон мое решение.
        Тау сдвинул брови. Его лицо всегда полное суровости теперь выражало презрительную насмешку.
        - А я не сомневался, - холодно проговорил он, оглядывая сына с головы до ног.
        Дитрих молчал. Он желал объясниться, даже просил отца об аудиенции, но все еще не решался выговорить и слова под стальным взглядом Тау.
        - Ты что-то хотел от меня? - король поправил железную перчатку. Он был в полном облачении эфийского воина, латы из светлого металла с золотой окантовкой, красный плащ с рисунком лебедя, меч и два острых клинка за поясом.
        - Нет, я… - Дитрих закусил губу, - Я знаю, вам не нравится одежда архатейцев и вы против того, чтобы я так одевался…
        - Ты вдоволь насмехался?
        - Отец! - принц вскинул голову и непонимающе посмотрел на отца, - Я никогда бы…
        - Заткнись! - тяжелый удар пришелся Дитриху по щеке.
        Гнев Тау впервые вырвался наружу в столь откровенном проявлении. Принц отлетел на пол.
        - Что вы делаете, папа?! - в ужасе вскрикнул он, хватаясь за ушибленную щеку.
        - Наказываю по заслугам, - взревел Тау, обрушивая на сына град ударов.
        Дитрих закашлял, он свернулся калачиком и пытался прикрыть голову руками. Разбитая губа окрашивала голубую ткань балахона черной кровью.
        - Черная, как у него! Нежить! - завопил Тау, поднимая Дитриха за воротник, - С самого первого дня, как только ты распахнул свои зеленые глаза, полные проклятой скверны, я знал… Знал, что ты презренный раб разврата. Ты поистине его воплощение! Мразь!
        Он со всего маху врезал коленом Дитриху под дых и откинул назад. Парень плюхнулся на пол, расставляя ноги и пытаясь не стукнуться головой.
        - Прошу, отец, остановитесь, - прошептали окровавленные губы принца.
        - Посмотри на себя, ты дышишь похотью, - Тау размахнулся и ударил в бок, - Сядь нормально! Сдвинь ноги, все видно. Ты что предлагаешь себя? Конечно, сидишь как развратная девка. Я не удивлен.
        - Папа! Ну, я же мужчина! Что ты говоришь… - истекая кровью проговорил Дитрих. Он поднял глаза на отца, но лицо родителя лишь испугало его. Оно было полно ненависти и животной ярости.
        - Мужчина? Ты? Не смеши! Ты тварь, слабак, нежить, - рассмеялся Тау и, заорав, вновь ударил сына по лицу.
        Дитрих вскрикнул.
        - Получи мерзкий колдун! - прошипел Тау. Останавливаться он был не намерен.
        Рука Драго с силой сжала дверной косяк, за которым он прятался. Пускай вход в зал был только для королей, но для обладателя заклинания «гири снов» не существовало преград. Решив пройтись по замку после разговора с Чивори, Драго попал в подсобное помещение королевского кабинета, и стал невольным свидетелем происшествия.
        - Тау… - прошептали губы Драго, - Ты ненавидишь его, но наказываешь за меня.
        Он не сводил глаз с происходящего, картина напоминала давно минувшие дни, сотрясая кожу ознобом.
        - Призраки прошлого встают перед глазами, - проговорил Драго, - Словно я смотрю на себя со стороны. Будто это я вновь перед Тау в смиренном поклоне, а он нещадно колотит мое бедное тело.
        - Касандер, ты поражен? - тихо прошептал дракон. Он материализовался за спиной хозяина, но видны были только холодные зеленые глаза в своем хищном блеске.
        - Смотри, - вздрогнул Драго, - Он высится над хрупким естеством великой непоколебимой стеной. Как сама судьба, как палач…
        Тело Драго лихорадило, на лбу выступили крупные капли холодного пота. Он почти не владел собой, едва оставаясь на ногах.
        - Касандер, не надо, - предостерег дракон, застилая взор парня крылом.
        - Напоминает прошлое, сильно напоминает…
        - Касандер…
        - Тау так же меня избивал, тогда… В день, когда я признался ему, в день откровений. Мое тело… - Драго обхватил себя руками, - Мое бедное тело.
        Он тихо всхлипнул, и тут же из его носа хлынула багрянцем кровь. Драго пошатнулся, отошел вглубь комнаты и начал медленно оседать по стене.
        В зале раздались быстрые шаги, едва скользящих по полу туфель. И пронзительный крик качнул древние своды замка.
        - Тау! Нет! - завопила Ева, подбегая к мужу и хватая его за руку, - Остановись! Что ты делаешь!
        - Уйди! - рявкнул Тау, выдергивая руки и продолжая наносить ногой удары по пояснице принца.
        - Хватит! Умоляю, не надо! - Ева в ужасе смотрела то на остервенелого мужа, то на забитого сына.
        - Разве ты не видишь! Черная кровь! Холодная змеиная грация! Проклятый колдун! - Тау вновь замахнулся на Дитриха.
        Ева схватилась за рукав мужа и потянула на себя.
        - У меня тоже кровь черная! Прекрати, умоляю! Останутся следы. Как он покажется на балу перед людьми?
        - Ничего, у него быстро все зарастет, и часа не пройдет, - Тау приготовился вытащить меч, - Умри отродье демона!
        - Нет! - закричала Ева и бросилась закрывать собой сына, - Ничего не зарастет! Он не Касандер! Не Касандер! Не он!
        Тау вздрогнул и остановился.
        - Все твое воспитание, - хрипло проговорил он, переводя дыхание, - Твое!
        Тау повернулся и пошел в спальню, что находилась по соседству. Дверь щелкнула замком.
        Ева выдохнула.
        - Дитрих, - прошептала она, приподнимая сына, - О, Боже!
        - Мама… - отозвался парень, закатывая глаза, - Больно, мама…
        - Охрана! - завопила королева, - Сюда! На помощь!
        Мгновенно в зал вбежало два боевых мага, словно притаившихся за дверью. Они заботливо подняли принца на руки.
        - Только осторожно! Его нужно отнести к лекарю! - засуетилась Ева.
        - Не волнуйтесь, Ваша Светлость, - ответил один басом, - Сделаем в лучшем виде. Отнесем к придворной целительнице, завтра и следа не останется.
        - Ну, ладно, ладно, - пробормотала королева, закрывая рот рукой. Она растерянно проводила магов глазами.
        - Что же будет дальше… - прошептала Ева, оставшись одна.
        Внезапно ее ушей коснулся легкий стон, а потом донеслось едва уловимое сопение. Ева метнулась на звук, ее желтое королевское платье запестрело черными кровавыми разводами.
        - Что вы здесь делаете? Как вы сюда попали?! - строго начала она, завидев фигуру в углублении возле подсобного помещения.
        Незнакомец тихо простонал.
        - Я спросила! - Ева шагнула ближе и тут же остолбенела. Ее взору открылся молодой парень, сидящий на корточках. Он дрожал, а из носа хлестала кровь.
        - Вы… - Ева подошла еще ближе.
        - А меня никогда не защищала… - губами произнес он.
        - Что вы сказали? - не расслышала королева. Она кинулась к незнакомцу и плюхнулась подле него, принимая скорбное выражение лица.
        Молчание стало ответом.
        - Вы в порядке? Вам плохо? - Ева аккуратно дотронулась до плеча парня.
        Моментально, словно обожженный касанием, он вскрикнул и, вскочив на ноги, бросился бежать.
        Королева осталась сидеть неподвижной статуей, пораженная и шокированная последним часом, которая уготовила ей жизнь.

2
        Драго несся очертя голову. Не помня себя, он интуитивно пробирался вглубь королевского сада, где царило ночное спокойствие и умиротворение. Добежав до небольшого пруда, он, наконец, остановился и опустился на колени. Кровь перестала хлестать, но вот дыхания не хватало.
        - Дыши, Касандер, дыши, - зеленый дракон появился и занял собой все пространство вокруг. Он склонился над задыхающимся парнем и участливо подул на него.
        - Я не могу… Не могу продохнуть! - Драго схватился за шею.
        - Давай, тихо… Тихо. Вдох, выдох… Дыши… Дыши…
        Парню стало лучше. Он отдышался и выпрямился.
        - Что со мной? Почему я так реагирую? - спросил он, когда окончательно пришел в себя.
        - Силы, Касандер, они на исходе… Я не могу вечно поддерживать твой энергетический запас.
        - Но ведь отведено еще три года!
        - Ха, ты слишком часто применял серьезную магию. Если хочешь повысить уровень, колдовать необходимо, но не так, как делал ты. Я предупреждал, сильные заклинания надо применять в финальном раунде. Такая магия источает твой запас. Но ты нетерпелив…
        - Ясно…
        - Касандер, всегда, когда ты будешь сильно переживать или нервничать, ожидай сегодняшней реакции. Твои переживания поедают силы.
        - Я учту. Постараюсь не растратиться до решающей партии.
        - Стараниями не поможешь, - дракон покачал головой, - Ты обязан беречь себя.
        - Может, любовью с кем-нибудь заняться?
        - Ну, можно. Неплохое пополнение сил, обновление энергетики. Только я уже говорил, кто попало не подойдет…
        - Ив?
        - Разве ты к нему, что-нибудь чувствуешь?
        - Нет…
        - Тогда как мертвому припарка. Не потеряешь и не приобретешь.
        - Черт, но я решу проблему. Придумаю что-нибудь.
        - А надо?
        - Ну не молитвами же восстанавливаться! У меня столько времени нет, - раздраженно проговорил Драго.
        - Да уж… - фыркнул дракон и отвернулся.
        - Дракон зеленых болот, - учтивым тоном начал парень, - Я сегодня такой кошмар видел. Отвратительное зрелище. Пожалей меня, не злись, ладно?! Тебя только не хватало.
        - В чем ужас? - тихо засмеялся дракон.
        - Ты и сам все видел. Издеваешься, что ли?
        - Нет. Мы стали очевидцами прекрасной новости, для тебя, конечно.
        - Поясни! А то я что-то, наверное, не понимаю юмора.
        - Тау избил родного сына, приняв за тебя. Он настолько вошел в раж, что чуть не порубил его мечом. Прекрасно!
        - Что же тут прекрасного? - язвительным тоном протянул Драго.
        - Он страдает, - кивнул дракон и качнул хвостом из стороны в сторону, - Ты его до сих пор волнуешь. Врезался в память клеймом. И как он не бежит, как не пытается спастись, все без толку. Тау помнит тебя и каждую деталь вашего союза. Ты призраком паришь над ним, держа сердце в тисках…
        - И… - до Драго начало доходить, на его губах мгновенно родилась злая ухмылка, - Мне надо лишь снова разбудить то пламя…
        - Да, разожги костер с новой силой. Тау падет, а ты получишь столь желаемую сатисфакцию.
        - Ты просто гений! - Драго хлопнул себя по ногам и вскочил.
        - Только сам не пади в руки страсти, - подметил дракон, - Не повторяй горького опыта.
        - Ни за что! Пусть меня все еще волнует Тау, но это естественно. Слишком много с ним связано. Но я никогда больше не полюблю.
        - И не говори никому, что это я тебе идею подкинул, - дракон начинал исчезать в зеленом свечении, - Нам духам запрещено давать советы хозяевам.
        - Да мне не с кем обсуждать! - крикнул Драго уже в след растворившемуся дракону.
        - Партия продолжается на новом уровне, - снова произнес он вслух, отряхивая балахон от грязи, - Все же чертовки приятно быть магом!

3
        Тау засел в спальне, он расположился на мягкой софе возле окна. Рядом над кальяном колдовал немолодой слуга архатеец.
        - Какой у тебя уровень? - грубо осведомился король у прислуги.
        - Второй, Ваше Величество! - учтиво ответил тот.
        - Сможешь это активировать? - Тау протянул фиолетовый шар из стекла, где внутри перекатывалась маленькая шаровая молния цвета рассветного неба.
        - Эфийский передатчик, - задумчиво изрек мужчина, потирая подбородок, - Пожалуй, смогу, Ваше Королевское Благочестие.
        - Тогда не тяни.
        Архатеец установил шар напротив Тау и прикоснулся к хрустальной глади морщинистыми руками. Шар начал просыпаться. Он озарил комнату сначала слабым сиреневым светом, но потом молния в нем дернулась, ее разряды прорвались как щупальца, и стекло вспыхнуло сиянием звезд. Противоположная стена расплылась, в облаке стали улавливаться очертания тронного зала эфийского дворца.
        - Надо бы позвать, кого видеть хотите, - робко пояснил маг, - Шар настроен на зал, но пусто. Ваше Величество, позовите собеседника, шар отыщет.
        - Сигизмунд, - твердо произнес Тау, откидывая за спину свои белоснежные волосы.
        - Хорошо, сейчас отыщет.
        - Пошел прочь, раз наладил контакт, - презрительно бросит король.
        - Да, да, простите! - слуга принялся кланяться, - Не мешаю, не мешаю… Как закончите, он сам того… погаснет.
        - Я знаю. Вон!
        - Простите, простите, - слуга исчез за дверью.
        Шар качнул изображение, и перед Тау предстало помещение королевской библиотеки, где за столом в окружении книг сидел Сигизмунд.
        - Брат мой, - выпалил Тау, его лицо сразу расслабилось и сделалось приветливым.
        - Тау! - удивленно воскликнул тот, отстраняя книгу, - Что стряслось? Все нормально?
        - Да, естественно.
        - Фух! Просто вызвал меня в неурочное время, сейчас же ночь глухая. Я уже грешным делом решил, что произошла беда.
        Сигизмунд пожал плечами. Он действительно выглядел слегка ошарашенным и неготовым принимать новости. Ночная рубашка и колпак подчеркивали данность. Сам Сигизмунд сильно изменился за последние одиннадцать лет, посидел, отстриг волосы и отрастил скромную аккуратно подстриженную бороду. Он отстранился от мирских дел, только изредка помогал брату советами. Большее же время проводил за чтением книг и изучением звездного неба.
        - Прости, - после паузы проговорил Тау и потер лоб, - Просто я не знаю, что со мной творится.
        - Что такое? - обеспокоился Сигизмунд.
        - Дитрих…
        - Племянник болен?
        - Нет же! Это я, кажется, болен! Не могу себя оправдать, как вспомню, так аж в жар бросает.
        - Не пугай меня! - Сигизмунд приподнялся, - Говори немедленно!
        - Я же не желаю ему зла! - выговорил Тау, - Дитрих мой сын… Но…
        - Тау…
        - Он чудовищно на него похож. Стоит мне взглянуть в лицо сына, как я вижу его!
        - Касандер Милиотер, - протянул Сигизмунд, качая головой, - Забудь, как страшный сон.
        - А я не могу! - прошептал Тау, - Я пытаюсь. Каждый день борюсь с собой! Но встречаю Дитриха и все насмарку!
        - О духи предков, помогите! Я не знаю чем облегчить тебе участь.
        - Это какая-то дурная болезнь, - Тау прикрыл глаза, - Наваждение. Сиг, брат, я сегодня отвратительно поступил. Не прощу себя.
        - Что ты натворил?! - вскрикнул Сигизмунд и выпучил глаза, - Только не говори…
        - Я не представляю, что ты имеешь ввиду, но… Я избил его, - с трудом произнес Тау.
        - Дитриха?
        - Да…
        Сигизмунд замолчал. Он печально уставился в сторону и принялся пожевывать губу.
        - Почему молчишь? - живо осведомился Тау.
        - Я предполагал… Да, точно, - кивнул его брат, - Предполагал, что вам не нужно ехать на знойные земли Архатея. Дитриху следовало остаться дома. Воздух того края обостряет воспоминания, все кажется реальнее и острее. Запах болот одурманивает. А Дитрих как раз вошел в тот возраст. Касандеру было столько же лет… Ну, чуть старше.
        - Среди здешней роскоши, садов, тканей, запахов, он распустился подобно цветку. И… Да он вылитый Касандер, - Тау стиснул зубы, - Я же просил, твердо убеждал не надевать балахонов, не нацеплять на себя чужеродные украшения… Ну, почему он такой непослушный мальчишка? Я же не просто так сказал!
        - А ты не пробовал объяснить?
        - Что мне ему объяснять? - вспылил Тау, - Ты хоть подумал… Как?
        - Да, действительно, лучше не надо…
        - Он ведь провоцирует меня. И так сдерживаюсь, терплю, а тут Дитрих нарушает все мои приказы! Глупый! Я же ради него стараюсь. Лучше б он остался дома…
        - А я говорю…
        - Но ведь нельзя принцу вечно отсиживаться, - перебил Тау, - Он должен в свет выходить. Я обязан его направить.
        - Точно, обязан.
        - Однако я себя не контролирую, когда он так поступает. Я чуть не убил сегодня сына.
        - Боги…
        - Да, Сиг! А знаешь, как мне тяжело от этого? Совесть душит. Прощения вовек не вымолю.
        - Тау, ты ненавидишь его? - собравшись с силами, выговорил Сигизмунд.
        - Ты что! - сначала возмутился Тау, но тут же осел, - Когда он сегодня появился в балахоне, я почувствовал жгучий приступ ярости. Словно я вновь прикоснулся к прошлому, к тому терпкому наслаждению и проклятому удовольствию. Мне захотелось либо испытать его вновь, либо уничтожить искус.
        - М-да, - брат пожал плечами, - Даже сказать нечего.
        - Может, мне отослать Дитриха? Пусть живет подальше от меня, целее будет.
        - Тау, это не выход. Ты ведь понимаешь, что проблема не в нем, а в тебе?
        - Да, естественно. Сын просто непослушный мальчишка, своенравный и капризный. А еще слабый. Никого не напоминает?
        - Нет, Тау, нет! - Сигизмунд замахал руками, - Неверная дорога. Дитриха нельзя отлучать от двора. Он вырастит непригодным наследником.
        - Обучи его, а? - взмолился Тау.
        - Я понимаю твое отчаяние, но помочь не могу. Ну, какой из меня воспитатель? Ни жены, ни детей, ничего. Только вот, - Сигизмунд обвел руками помещение, - Книги! Ты намного лучше воспитаешь будущего правителя.
        - Да уж, если не убью ненароком в очередном приступе.
        - А как ты сегодня остановился?
        - Ева… - виновато произнес Тау.
        - Бедняжка! - Сигизмунд всплеснул руками, - Тау! Неужели она видела?
        Король кивнул головой, пряча от стыда глаза.
        - Позор! Бедная Ева! - нахмурился его брат, - Ее нельзя нервировать. Четвертый месяц беременности не шутки. Ты должен беречь жену! Эх, мерзавец твой Касандер. До чего нас всех довел! Столько лет прошло, а покоя все нет.
        - Он не мой, последи за речью, - вмиг обозлился Тау.
        - Прости. Слушай! - глаза Сигизмунда расширились, - А ты уверен, что он тогда… ну, когда прикончил Фрею Чивори у нас в замке, снял с тебя все цепи?
        - Да!
        - Точно? Просто иного объяснения нет. Он мог напакостить и оставить часть заклинания, поэтому тебе сейчас нет покоя. Ведь многое объясняет, а?
        - Не говори ерунды. Он уничтожил заклятие.
        - Откуда ты знаешь?
        - Касандер сказал.
        - Тоже мне нашел, кому верить! Абсурдно!
        - Он не стал бы мне врать, - вздохнул Тау, - Касандер с чистотою дитя доверял мне свое сердце. И точно не стал бы вредить. Не тогда…
        - Гарантий никаких.
        - Полно! Я видел его глаза, они не врали. Он открылся мне и полностью поддался. Нет, Касандер не оставил цепей.
        - Не знаю… Не знаю.
        - Сиг! - глаза Тау блеснули синим огнем раскаяния, - Я вот думаю… Странно чувство меня не покидает.
        - Какое?
        - Может, я перед ним виноват? М? Я ведь тоже поступал не по совести. Были и за мной грешки по отношению к Касандеру. Так, возможно, память меня мучает, чтобы я осознал, где был неправ?
        - Виноват? Ты должно быть точно свихнулся! Тау, не пугай меня. Напомнить, что мерзкий отпрыск Милиотар убил брата Карла?
        - Да, ты прав. Совсем я запутался, - Тау вздохнул, - Но от беседы с тобой мне легче.
        - Хорошо, я рад. Не забудь извиниться перед Евой! Конечно, у Дитриха тоже стоит просить прощения, но на подобный жест надежды мало.
        - Я извинюсь… Ева не заслуживает слез.
        - Надеюсь на твое благоразумие. Держись там, брат!
        - Угу. Буду! Только вот мне постоянно кажется, что Касандер где-то рядом, ходит, бродит, прислушивается. И знаешь, нет да нет, ветер доносит до меня будто слова песенки, и поет ее он. Тихо так, протяжно… Зовет меня.
        - Выпей настойки ромашки, успокой нервы, - развел руками Сигизмунд, - Касандер давно сгнил в болотах.
        - Твоя правда, - кивнул Тау, - Ладно, доброй ночи.
        - И тебе!
        Сигизмунд отключил свой приемник, и облако звезд рассеялось, как не бывало. Шар погас, комната наполнилась обычным светом. Тау вздохнул и повернул голову к окну. Полная луна багровела у самого горизонта, купая свои полные бока в темных облаках, что с самого утра висели низко над землей.
        - Я не хотел… - чуть слышно прошептал Тау.

4
        - Тау, Тау, Тау, наступит тебе конец, - весело напевал себе под нос Драго, взвешивая унции порошка из яиц мокрицы. Он успел принять ванную, облачиться в домашний шелковый халат и теперь усердно колдовал над золотым блюдцем. Он готовил отвар для заклинания.
        Настроение было лучше не придумаешь.
        - А теперь щепотку дурмана, - радостно присвистнул Драго, кидая в блюдце розоватый порошок.
        Хлопок взрыва поднял смесь в воздух и парень громко чихнул.
        - Тьфу! Не рассчитал пропорций! - весело протяну он, ничуть не расстроившись, - Ничего, бывает и у великих магов!
        Он принялся заново собирать ингредиенты. Едва Драго поднес порошок из яиц мокрицы к блюдцу, с шумом распахнулась дверь и в комнату, шатаясь, вошел Ив. От неожиданности Драго просыпал смесь на столик. В комнате потянуло тухлятиной.
        - Напился? - спросил он с едким выражением лица.
        - Ага! И не спрашивай как сильно, - махнул рукой маг.
        - Да уж и сам вижу, какие могут быть вопросы.
        - А я вот, между прочим, тебя ждал. Ты не пришел. Почему?
        Ив подошел к любовнику сзади и обхватил его руками, притягивая к себе.
        - Отстань, пьяная морда! - Драго брыкнулся, - Я еще не закончил.
        - Так я тебе помогу, - рука Ива скользнула под полу халата, - Быстрее кончить дела.
        - Погоди! - Драго дернулся, прикрывая глаза, - Не сейчас, Ив…
        Маг проигнорировал просьбу, и лишь специально закусил ухо Драго.
        - Стой же… - прошептал тот.
        - Стою! А ты, смотрю горячий, только что из бань. Сделал все процедуры для сегодняшней ночи любви?
        - Сделал! - раздраженно протянул Драго и отбился от парня.
        - Ну, не дразни меня! - Ив снова полез обниматься, - Меня, между прочим, сегодня все завалили вопросами, что за статный парень приехал со мной. Ты вызвал всеобщий интерес, я не могу не поставить своей пробы.
        - Да, только не сейчас!
        Ива жестко оттолкнули.
        - Почему? Что за новости? - рассвирепел он. Глаза полные алкоголем налились кровью.
        - Вот честное слово, у боевых магов два развлечения после вина, либо сексом заняться, либо повоевать, - Драго скрестил руки на груди, - Иного не дано?
        - Что ты имеешь против? - протянул маг, становясь в боевую позу.
        - Отдыхай! Я закончу с делами и приду к тебе, - Драго с деловитым видом повернулся к многострадальному столику.
        - Эй! - причмокивающим голосом завопил Ив, - А какие дела могут быть у бордельной шлюхи кроме, как удовлетворять клиентов? Или ты забыл, откуда я тебя взял…
        Драго прервал речь хлесткой пощечиной, залепленной с разворота. Ив отлетел на противоположную сторону и упал на постель.
        - Завали пасть! Помнится это я тебе от бандитов спас, а не ты снизошел до меня, - зло проговорил Драго, сверкая на несчастного мага безжалостными глазами. Тот с перепуга встрепенулся и живо накинул на себя заклинание трезвости.
        - Удивительно, вы так похожи, но ты действительно не Юнгс. Он бы не посмел мне такое сказать, - Драго принялся возиться с порошками, - Правда тогда я занимал немного другое положение и, может, он просто боялся трепать языком. Но мне хочется верить, что не это основная причина. И я верю!
        - Юнгс? - опасливо спросил Ив, виновата косясь на парня с кровати, - Человек, которого я тебе напоминаю?
        - Ага, - отозвался Драго, он уже успел отойти.
        - Кто он?
        - Барон.
        - Я не знаю…
        - Юнгс уже давно умер.
        Блюдце таинственно зашипело, и Драго лихо переместил содержимое в колбу с зеленой жидкостью.
        - От чего? - полюбопытствовал Ив.
        - Убили. Юнгс был смелым и немного безрассудным человеком.
        - А за что убили?
        - За преданность…
        - А где он жил? В Архатее?
        - Ага.
        - Я не слышал, хотя знаю здесь всех баронов.
        - Твои трудности, - Драго перелил жидкость снова в блюдце, и она засияла голубым пламенем.
        - А фамилия у твоего Юнгса была?
        - Много вопросов. Хотя я не скрываю, Дерфи.
        - Юнгс Дерфи? - вкрадчиво поинтересовался Ив. Драго, конечно не видел, как у парня глаза ползли на лоб при упоминании личности барона.
        - Угу, вариантом не много, если знать имя и фамилию.
        - Стой! Тот самый Дерфи, что известен, как правая рука Касандера Милиотар? Глава шпионов?
        - Чего? Каких шпионов? - Драго с сомнением глянул на Ива.
        - Неважно. Юнгс, которого казнила Фрея Чивори?
        - Тьфу! Казнила! Подло убила и обезглавила! Гадина. Да, он.
        - Погоди-ка, так он умер двадцать восемь лет назад. Ты его никак знать не мог.
        Драго не ответил. Он заморозил получившуюся пасту и стал толочь золотым пестиком.
        - Слушай, - Ив вновь подал голос, - Можно спросить, если не секрет, конечно…
        - Что я делаю?
        - Точно! - засмеялся парень.
        - Я воплощаю наш план, - торжественным тоном изрек Драго, - Здесь и сейчас я творю будущее.
        - Эмм, не понял, - осторожно пискнул Ив.
        Его собеседник медленно собрал небольшим совочком парашек и засыпал его в черный кулон на цепочке с огромным рубином посередине.
        - Все уже реально, - произнес он, поворачиваюсь с кулоном в руках, - Иди сюда.
        Ив подскочил и в два шага оказался подле Драго, который недолго думая, надел кулон на шею барона.
        - Зачем? - прошептал тот.
        - Надо. Первая ступень в совет - твоя ступень. Помнишь, я говорил, что мы уничтожим Цунес, а выставим все, как спасение наследника?
        - Что-то такое припоминаю.
        - Так вот, эта вещица обеспечит нам успех и по совместительству алиби.
        - Ты шутишь?
        - Я выгляжу как арлекин? - Драго капризно приподнял бровь, - В кулоне живет заклятие «дух мглы». Я создал его на твоих глазах и зарядил необходимой силой.
        - А? - Ив в изумлении открыл рот.
        Его союзник, покачав головой, привел челюсть барона в надлежащий вид.
        - Дух мглы, уровень пять. Ударное заклятие. Действует в категории «удушение». Надо объяснять? Хм, - Драго склонил голову в бок, - Похоже, да. В общем, бьет по цели, которую ты задашь. Добирается и сдавливает трахею, потом заползает в легкие и будто заполняет песком так, что не продохнуть. Жертва умирает от недостатка воздуха.
        - И нет спасения?
        - Есть, отклонить еще до касания с кожей. Ну, или иметь постоянную защиту выше пятого уровня.
        - Думаешь, наши противники не позаботились о безопасности?
        - Безусловно. Но Куан Цунес четвертый уровень. Ему может помочь лишь старик Нару, однако при неожиданной атаке на Дитриха, его внимание будет приковано к наследнику. Никто не успеет понять, что цель не он.
        - Так ты хочешь убить Цунес? - шокировано выговорил Ив.
        - Именно. Я не шутил, когда заявлял, что пора уничтожить совет.
        - Нет! У нас ничего не выйдет! - залепетал маг, - Я не думал, что ты серьезно. Зачем мне эта вещь? Забери! Немедленно!
        - Без паники, - Драго сжал руки барона на кулоне, - Верь мне, никто ни о чем не догадается. К тому же, ты сыграешь основную роль спасителя принца. Тебя заподозрить не посмеют.
        - Каким… Каким образом?
        - Очень просто. В разгар бала, когда все будут поглощены весельем, урони кулон на пол и раздави. Он сделан из крови черного волка и поддастся легкому нажиму.
        - И все?
        - Все. Ты выпустишь дух на волю. Тебе будет достаточно со всех ног кинуться к Дитриху и выставить простейшую защиту. Скажем, «сеть саламандры». Дух отвернет.
        - А если нет? Я погибну?
        - Он отвернет в любом случае, я так его зарядил. Но успеть надо, иначе хитрость будет всем очевидна. Особенно старику Нару, и убить потом советников окажется ох, как непросто. Ты понял меня?
        - Да. А почему я, а не ты?
        - Я не хочу в совет, к тому же я здесь чужак. Меня в жизни не посадят на магистерское кресло.
        - Но ты сам можешь раздавить эту гадость!
        - У меня будут дела поважнее, - Драго подошел к Иву вплотную и обнял его за шею, - Так, ты со мной?
        - Да… Наверное… - замялся тот.
        - К чему сомнения? Боишься?
        - Нет, просто не уверен, что поступаю верно, - Ив тоже обнял парня.
        - Но ты же хочешь в совет, я приведу тебя туда. Или боевой маг из древнего знатного рода готов свернуть на полпути?
        - Не в том дело, - барон дернул плечами, - Но все быстро как-то, решительно… Нет времени обдумать даже.
        - Ты прав, чего-чего, а времени у нас действительно нет, - Драго облизнулся и качнул бедрами, - Просто верь мне. Действовать надо прямо сейчас.
        - Хорошо… - не договорил Ив, потому что в губы ему впился Драго.
        Маг схватил своего любовника и, развернув, швырнул на кровать.
        - Но за это, - шутливым тоном проговорил он, - Я тебя измотаю!

5
        Ночь серебрила лунным сиянием. Распахнутое окно впускало в комнату легкий ветерок и многоголосие ночных обитателей от цикад и бодрствующих птичек, до возгласов архатейцев, полных звуками ласк и наслаждения.
        Драго и Ив лежали на мокрых от пота и мятых от неистовых движений простынях. Кожа Драго блестела в лунном свете, его распахнутые глаза неподвижно остановились на потолке. Ив нежился рядом.
        - Ты как? - неожиданно спросил барон, притрагиваясь к щеке любовника.
        - Устал, - Драго пожал плечами. Внезапно он встрепенулся и понюхал подмышки.
        - Что ты делаешь?
        - Черт, придется вновь чапать в бани.
        - А я говорил, что измотаю тебя!
        - Не знаю, что ты хочешь услышать, наверное, что-то вроде: «Это было бесподобно».
        - Злюка! - буркнул Ив и тоже плюхнулся на спину.
        - Передышка?
        - Да. Я пока лежал все думал и никак не мог понять.
        - Что именно?
        - Какая у тебя основа? Магическая основа?
        - У меня ее нет.
        - Не может быть. У меня основа огонь, но при этом я могу использовать какие угодно заклинания. Однако, основа есть основа, заклинания на ее базе выходят лучшего всего. У всех магов есть ведущая стихия.
        - Я универсал, - неохотно отозвался Драго.
        - Но такого не бывает! - Ив вскочил на постели, - Я видел твои способности. Ощутил так сказать на собственной шкуре. И, будучи посвященным в твой план с «духом мглы», мне хочется знать, какая должна быть основа, чтобы позволять проводить такие заклятия.
        - Я же признался тебе, что шестой уровень в защите.
        - Прости, - Ив пригладил растрепанные кудряшки, - Я сразу не поверил. Ведь шестых уровней всего два и это старцы из совета, которые черт знает, сколько живут. А ты такой молодой…
        - Я понял, - Драго медленно поднялся и встал перед Ивом, - Мне надо кое-что тебе сказать.
        - Ну, раз такой торжественный момент, я тоже поднимусь.
        - Лучше не надо. Ты слишком эмоционально реагируешь на информацию.
        - Хорошо, я сяду, - Ив приосанился.
        - Помнишь, ты интересовался моим именем?
        - Не я, но вопрос вставал, - кивнул барон.
        - Так вот, нет смысла больше скрывать. Сначала я выбрал имя Сандр Драго. Но люди на меня косились из-за неприглядной аналогии с бывшим правителем. И я решил оставить только фамилию. Мне не к чему было лишнее внимание.
        - Ты что убийца? Повстанец? Ты в розыске?
        - Боюсь, дело обстоит намного хуже. Я Касандер Милотар.
        - Ну, да! А я зубная фея, - Ив хлопнул себя по коленям, - Удачная шутка.
        - Сам посуди, слишком много нестыковок, - Драго присел на край кровати, - Я являюсь сюда ниоткуда, никто меня не знает. Встречаемся с тобой на поле боя и уже на следующий день делим одну постель. Я предлагаю тебе план действий, продуманный, четкий, видно я все заранее придумал. Лихо втягиваю тебя в переворот, да, именно переворот, иначе не назовешь. Поражаю магией и эрудицией. Вообще, всячески шокирую…
        - Ну, да, не поспоришь, - Ив дернул плечами.
        - Но такими знаниями может обладать человек, который досконально точно знает законы магии. С теперешним развитием колдовства, таких немного. А людей из двора Архатея? Мы ведь вроде не знакомы, но я все про них знаю. Кто может обладать знанием подобно этому? Только тот, кто очень долго жил при дворе в Архатее. Ты спрашивал про основу. Моя основа - метан зеленого болота.
        - Но… - поперхнулся Ив.
        - Да, только Касандер обладал метановой основой. Отдельный элемент - его личный элемент. Она поднимала и питала сильнейшее клановое заклинание «дух зеленого Дракона болот».
        - Ага. Только его технология утеряна.
        Драго усмехнулся. Он отвел руку в сторону и прямо от кончика пальца потянулись линии светло-зеленого цвета, обрисовывая контуры огромного существа.
        - Дракон! - завопил Ив, смотря на сияние. Он задрожал и заметался по кровати.
        - Не бойся! - Драго остановил барона за руку и снисходительно улыбнулся, - Он не нападет, пока я не прикажу. Дракон всегда со мной, он дух и невиден. Но, если я захочу, он может материализоваться сиянием. Все, как ты видишь…
        - Я в шоке, погоди… - Ив замахал руками, - Тихо…
        - Хорошо.
        Драго кивнул и дракон мгновенно испарился.
        - То есть, ты Касандер?
        - Да.
        - Касандер, значит.
        - Угу, - хитро рассмеялся Драго, наблюдая за реакцией барона.
        - А как мне тебя называть?
        - Драго привычнее и прошу придерживаться. Ведь Касандер, и правда, давно мертв. Я уже не тот, что был прежде.
        - А зачем…
        - Вернулся? Конечно же, для мести. Когда-то давно самые близкие люди предали меня и отвернулись. Мое сердце отказалось биться. Теперь я пришел воздать по заслугам. Я потерял все, поэтому сейчас хочу взять то, что мне причитается по праву рождения…
        - Трон?
        - Да. Но это не главное, я восстанавливаю справедливость. Давно, я не видел истины, не замечал людей, что любили меня, - Драго приложил руку к блестящему кольцу на груди, - Юнгс оставил мне на память эту серьгу. Она пережила смерть и возродилась со мной, настолько сильно любил меня мой барон. Я обязан отплатить ему за искренность. Он хотел, чтобы у меня все было хорошо… Я выполню его желание.
        - Не увидел цели. Прости…
        - Я и сам не знаю, но у мести может и не быть цели. Главное - пока Ева и Тау наслаждаются жизнью, мне тяжело дышать. Я отниму у них радость и заставлю страдать, как страдал я. Единственное, о чем прошу - будь со мной.
        - Такая честь для меня! - зарделся Ив, - Неужели я близок с правителем Архатея, истинным претендентом на трон?!
        - Получается, что так…
        - Ха! Мне повезло тебя встретить! Не тем напыщенным идиотам из золотой молодежи, а мне! Ха-ха! Вот она удача! Я всем покажу, что клан Фарих многого стоит и с ним надо считаться!
        Драго уныло выслушал речь барона и, зевнув, забрался под одеяло.
        - Нет! - воскликнул Ив, залезая сверху, - После того, что я узнал, не позволю тебе спокойно спать. Я должен до конца насладиться королевским телом, этой несравненной хрупкостью и нежностью!
        Драго очнулся только к рассвету, когда легкий ветерок ласкал его волосы и наполнял легкие утренней свежестью. Он потянулся, но распрямиться как следует мешал Ив. Барон мертвой хваткой пленил своего любовника, не выпуская из сонных объятий. Драго пошевелился, пытаясь выбраться.
        - Уже проснулся? - мгновенно отозвался Ив и снова притянул его к себе.
        - Голова болит. Ты не дал мне выспаться, - Драго потер переносицу и сладко зевнул.
        - Как насчет утренней зарядки? - барон был полон энтузиазма.
        - Сдурел?
        - А что? Ночью ты выделывал такие пируэты, поэтому сегодня было особенно хорошо.
        - Ночь закончилась. Дай мне встать, - Драго дернулся, чтобы подняться, но рука Ива его остановила.
        Барон резким движением перевернул любовника на спину и, удерживая его руки над головой, забрался сверху. Он принялся покрывать шею парня страстными поцелуями.
        Драго снова зевнул.
        - Ладно, уломал, - буркнул он.
        Ив мгновенно выпустил руки любовника.
        - Только по-быстрому, - строго произнес тот, переворачиваясь на живот.
        - Вот, так-то лучше, - победно заключил барон, - Деловой подход.
        То, что шутка не удалась, Ив понял сразу по жесткому злому взгляду темно-зеленых глаз Драго, обращенных на него и прожигающих до основания души.
        - Ну, прости, прости, - замахал руками Ив, - Сорвалось! Больше так не буду.
        - Пойдем, - холодно бросил Драго, поднимаясь с кровати и накидывая халат.
        Барон не стал вдаваться в подробности и, быстро напялив черный балахон, последовал за сообщником.
        - Нам нужно открытое, желательно безлюдное, пространство, - произнес Драго голосом, лишенным эмоций. Он вел Ива по каменным коридорам, с невозмутимым лицом возглавляя шествие.
        - Бани? - робко предположил барон.
        - Безлюдное?
        - В такую рань, конечно. Архатейцы еще дрыхнут, не просохли после вчерашнего.
        - Ладно, доверимся удачи.
        Драго свернул в коридор, резко спускающийся вниз так, что можно было легко поскользнуться на влажных камнях. Через несколько пролетов зарябили арки, и стала попадаться фресковая облицовка стен. Потом каменная дорога резко оборвалась, утонув в клубьях пара, что стелился по самому полу.
        Спутники шагнули в мутные испарения и их ступни очутились в теплой приятной воде.
        - Обожаю бани, - протянул Ив, блаженно щуря глаза.
        Драго не ответил, он дошел до середины резервуара, где пар уже поднимался максимально высоко и закрывал его по пояс. Стало жарко, шелковый халат мгновенно сделался влажным от душной сырости помещения.
        - А зачем мы сюда пришли? - барон скинул одежду и подошел к Драго.
        - Тебе тепло? - тихо спросил он.
        - Конечно. Здесь парилка настоящая!
        - Ничего, сейчас станет холодно, - Драго хищно взглянул на парня, и в его руках блеснула маленькая зеркальная пластина.
        Ив отшатнулся, он с недоверием уставился на новый предмет.
        - Ледяная пустота космоса, - заговорил Драго, воздевая предмет к потолку, - Яви силу звезд, их ледяное сияние, отражающее сны. Дай мне власть в отражениях правды!
        Как по команде из зеркальной вещицы пошли круги голубого сияния, и огромные прозрачные пластины выросли со всех сторон, рассеивая и тепло и пар бани. Теперь вокруг плыл космос, дул порывисты ледяной ветер, а звуки словно потерялись в бесконечном мраке вселенной. Голый Ив поежился и прикрылся руками.
        - Зеркала истин, - высокомерно произнес Драго и посмотрел на барона, - Теперь, мы узнаем, твои намеренья.
        - О чем ты? Может, не надо! - проникновенно попросил маг.
        Ему было страшно, атмосфера захлестывала чувством непознанной и великой опасности.
        - Я должен знать, действительно ли ты хочешь мне помогать, - Драго пожал плечами, - Больно не будет… Ну разве что, я увижу желтые ленты лжи, и тогда я решу тебя ими придушить.
        - А? - вскрикнул Ив, - А если я применю защитное заклинание?
        - Нет, не выйдет. Ты уже объят колдовством, а оно все блокирует.
        - Черт тебя возьми! Я же просто пошутил! Нельзя так реагировать…
        - Да, брось. Я не обидчивый. Мне лишь необходимо знать, можно ли тебе доверять. И все… шутка пришлась кстати и напомнила о моем желании.
        - А нельзя ли быстрее! Так и простыть недолго, я же раздетый.
        - Не канючь, - отмахнулся Драго, - Зеркала истин, явите душу!
        В темном блеске космоса стали распускаться ленты всех цветов радуги, они простирались на многие километры и терялись в бездне, но неизменным было одно - все они произрастали из живота Ива.
        - Ничего себе! Вот это магия! - пораженный барон крутился по сторонам, - Как тебе удалось?
        - Купил кусок метеорита и ничего более, - пожал плечами Драго, - Главное, лучше любой сыворотки правды или настойки откровений. Тут не скривишь душой.
        Он вытянул руку и поймал ярко-фиолетовую нить.
        - Посмотрим, кого ты ненавидишь, - пробормотал Драго, всматриваясь в ленту, - Ого, Цацу Шерук. Обалдеть!
        - Ничего смешного, - фыркнул Ив, задетый смехом парня, - Он меня бесит.
        - Да мне все равно. А вот что ты испытываешь ко мне, куда интереснее. Зеркала явите мне нить Касандера!
        Мгновенно к пальцам Драго потянулись ленты насыщенные розовым сиянием. Они были разных размеров и оттенком, прямые, волнистые, толстые, почти неуловимые. Но все как одна прочно сковали запястье колдуна. Он нахмурился.
        - Что такое? - обеспокоенно выкликнул Ив.
        - Я напрасно полагал, что ленты будут красными в цвет любви. Сплошное вожделение. Но ничего, его я переживу, впрочем, - Драго выудил из всего розового многообразия бежевый трос, - Как и расчет.
        - Я не… - попробовал оправдаться Ив, но тут же опустил голову, поняв бессмысленность попытки.
        - Лжи, нет. Тебе нет резона меня предавать, хорошо. Но я поиграю еще немного, - Драго подошел к барону и приподнял его за подбородок, всматриваясь в глаза равнодушным взглядом.
        - Зачем? - прошептал Ив.
        - Просто так. Хочу знать, кого ты любил.
        Драго откинул руку, и в нее легла выцветшая красная лента. Он взглянул в нее.
        - Какая печальная история. Любимая девушка вышла замуж за более богатого и успешного графа. Больше ты девушек не любил. Как трогательно.
        - Сволочь!
        - Да не переживай. Я ведь тебе открылся. Посмотрим, что испытываешь к роду короля.
        В руки Драго попала тающая на глазах синяя нить.
        - Уважение… Они не заслуживают. Ты меня радуешь, стер почти его из сердца.
        Парень выпустил нить и взялся за две коричневые ленты.
        - Презрение к дворянам и свету, как мило. Ты станешь отличным союзником.
        - Драго… - испуганно прошептал Ив, - Заканчивай! У тебя уже кровь носом идет…
        - А? - непонимающе выпрямился парень, он дотронулся до лица и стер с губы струю крови. На пальцах багровел след, и капли уже успели забрызгать халат.
        - Нет! - выкрикнул Драго, - Почему? Нам не…
        Он пошатнулся, еще раз огляделся, и, закатив глаза, без чувств упал на зеркальный пол.
        - Эй! - взревел Ив, - Вытащи нас отсюда. Эй! Ты нас обоих убьешь! Не смей отключаться!
        Он попытался броситься к неподвижному Драго, но запутался в собственных лентах и повис в воздухе.
        - Проклятье… - простонал барон, уже готовясь умереть.
        Помощь пришла неожиданно. Сначала жуткий лязг и треск оглушили Ива, а затем огромные куски зеркал сорвались вниз. Зеленые крылья дракона крушили колдовскую иллюзию.
        Тьма постепенно рассеялась, вокруг снова были бани и пар пожирал пол. Ив очнулся на полу, рядом лежал Драго, до сих пор не подающий признаков жизни. Но теперь над ними возвышался сияющий дракон.
        - Спасибо, - промямлил Ив, смотря на исполина.
        - Он хрупче, чем кажется, - басом протянул дракон, - И его легко ранить. Береги его…
        - Обещаю… - вымученно улыбнулся барон. Он подполз к Драго и взял того в охапку, поднимая с пола.
        - Пожалуй, пойду, - дракон деловито окинул помещение взглядом, - Теперь все будет хорошо. А меня снова могут заругать из-за несанкционированного вмешательства. Видишь ли, мы не имеем права помогать хозяевам по собственной воле. Это запрещено…
        - Почему?
        - Магия инструмент. Она работает лишь в руках человека, по его команде. У инструмента отсутствует свободная воля.
        - То есть его жизнь тебя не должна волновать?
        - Не должна, - вздохнул дракон и рассеялся.
        - Драго, - тихо позвал Ив, - Драго, очнись! Все хорошо, нас вытащила твоя рептилия…
        Парень тихо застонал и приложил руки к голове.
        - Ну, ну, все в порядке, - барон прижал его к себе и нежно принялся поглаживать по волосам, - Я тебя не брошу, обещаю!
        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

1
        Дитрих сидел на постели, облокотившись на высокую пышную подушку. Принц еще не успел встать, но вокруг него уже металась придворная целительница из рода Зарман. Она облепила тело Дитриха листами винограда и заверила, что под их действием все синяки и оттеки пропадут.
        - Дитрих! - в спальню вплыла Ева в пышном синем платье, - Как ты, мальчик мой?
        Она склонилась над сыном и поцеловала в лоб.
        - Жив, как видишь, - буркнул парень.
        Он сердился и с утра был не в духе. Тело болело, душа требовала справедливости, а еще мать вздумала за собой тащить наследницу наместницы Плантагенет. Дитрих сердито глянул на Нойку, притаившуюся за пологом кровати.
        - А ты заметил! - обрадовалась Ева и вытянула девушку на видное место, - Я привела к тебе гостью. Проведать.
        - Удачное время, - Дитрих отвернулся.
        Нойка разродилась заливистым приятным смехом.
        - Он стесняется, - произнесла она на ухо королеве так, что все услышали.
        - Вовсе нет! - запротестовал парень.
        - Да! - кивнула Нойка.
        - Милый, ты чудесно выглядишь, ушибов почти не видно, - Ева погладила сына по голове, - Тебе повезло, что конь попался небыстрый.
        - Какой еще конь? - удивился Дитрих.
        - Бедный мой, совсем забыл, что ты с коня вчера упал, - Ева заговорщически подмигнула.
        - Я не…
        - Ха-ха! Упал со старого коня, - смехом перебила Нойка, - А я вот прекрасная наездница. Обожаю ездить верхом, мчаться, скакать, быстрее ветра.
        Девушка прыгнула на середину комнаты, сладко прикрыла глаза, и закружилась на одной ноге.
        - Спасибо, мама, опозорила меня, - буркнул Дитрих.
        - Ладно, я пойду, - вспорхнула Ева и схватила целительницу Зарман за руку, - А вы, молодежь, пообщайтесь.
        Она многозначительно подмигнула сыну и вышла, утягивая за собой ничего не понимающую женщину.
        - Чего такое с твоей матерью? - надув щеки протянула Нойка.
        - Ничего, - буркнул Дитрих и покраснел.
        Девушка подошла и села на край кровати.
        - Ты какой-то невеселый! - произнесла она, закусывая палец.
        - Какой есть!
        - Зануда!
        - Сама такая! Чего пришла?
        - Зануда! Зануда!
        - Сколько тебе лет?
        - О! Сейчас, - Нойка принялась считать по пальцам, - Пятнадцать.
        - Ты чего счета не знаешь?
        - Знаю! Просто так легче. А ты все равно зануда!
        - Ну и уходи…
        - Нет, - рассмеялась девушка, - Твоя мама сказала подружиться с тобой!
        - А я не хочу ни с кем дружить.
        - Почему? - Нойка удивленно приподняла брови.
        - Какая разница! Не хочу и все!
        - Как ребенок! - захихикала девушка.
        - Это ты мне говоришь? Сама мелочь пятнадцатилетняя!
        - Зато на лошади хорошо катаюсь, - довольная Нойка скорчила рожицу.
        - Я тоже, единственное, что мне удается из папиных любимых дисциплин. И ни с какой лошади я не падал.
        - А зачем королева соврала?
        - Она же жаждет нашего брака…
        Нойка прыснула со смеху.
        - Я серьезно, - оскорбился Дитрих, - Мама мечтает о моей свадьбе. Уж не знаю, почему она так навязчива с этим. В общем, соврала она, чтобы сохранить репутацию.
        - Как сложно! - замахала руками девушка, но внезапно остановилась и с интересом произнесла, - А что с тобой случилось?
        - Ничего!
        - А почему побитый? Такое впечатление, что попал под ноги стаду коров.
        - Ну, тебя! Достала меня, - Дитрих кинулся подушкой.
        Нойка лихо отпрыгнула и, скорчив снова рожицу, пропела:
        - Зануда! Зануда!
        - Пожалуйста, уйди! - Дитрих вышел из себя и командирским голосом дал знать о своем недовольстве.
        - Почему? - девушка скорчила несчастное лицо и посмотрела на принца взглядом полным вселенской скорби.
        - Только вот слез не надо! - затараторил парень.
        Но Нойка уже вовсю терла глаза.
        - Я просто хотела с тобой пообщаться, - всхлипывая начала она, - А ты…
        - Ладно, прости, - смягчился Дитрих, - Оставайся… я не хотел тебя обидеть. Мне просто сейчас тяжело.
        - Спасибо! - девушка прыгнула на принца и, прижав его к груди, громко рассмеялась.
        - Пусти! - красный как рак Дитрих еле освободился от крепкого девичьего захвата.
        - Я задела ушиб? - участливая Нойка погладила его по голове.
        - Нет…
        - Знаешь, я не против брака с тобой, - выпалила девушка, - У тебя такая красивая мама, а отец настоящий воин.
        - Да, конечно. Домашний тиран, - пробубнил Дитрих.
        - М-м-м? - Нойка с интересом уставилась на принца, - Не любишь отца?
        - Иногда мне кажется, я его ненавижу!
        - Ого! Почему?
        - Потому! - Дитрих указал пальцем на синяк под глазом.
        - Это он так тебя? - девушка вперила взгляд в лицо парня.
        - Да.
        - Сильно! А за что?
        - А я знаю? Ему не понравился мой балахон… Ну то, что я его надел. Но ведь я на половину архатеец, так почему не могу носить национальных одежд? Да, и вообще, какая разница, кто я! Выбирать гардероб я могу сам. Не вижу причин его запретов, а отец ничего не хочет объяснять. Спросишь - он мгновенно выходит из себя, я так не могу… Не понимаю…
        - Абсурд! - кивнула Нойка и хлопнула в ладоши.
        - Вот! А еще отделал меня ни за что, ни про что, - Дитрих тяжело вздохнул, - Он меня не любит. И я его тоже!
        - А я люблю своего папочку! - радостно проговорила Нойка и положила обе руки на сердце, - Очень люблю! Больше всех!
        - Э-э-э, но у наместницы Оль нет мужа… - растерянно протянул Дитрих.
        - Мужа нет, а папочка-то у меня есть! - обиженно выкрикнула Нойка.
        - Хорошо, как знаешь, не хотел обижать. И в мыслях не было, - усмирил ее принц.
        - То-то же, - девушка победно вздернула голову, - Он все для меня! И отец, и брат, и возлюбленный, и само солнце.
        - Тяжелая ситуация, - развел руками Дитрих.
        - Только я его давно не видела, - на фиалковых глазах Нойки выступили слезы, - Я очень по нему скучаю.
        - Давно?
        - Ага, - девушка вновь принялась считать по пальцам, - Восемь лет.
        - Но, я думаю, он вернется… или… Ну, - замялся Дитрих, не зная, что сказать.
        - А тебе нравится мой наряд? - вновь засмеялась Нойка и, вскочив, стала крутиться, демонстрируя наряд.
        Принц посмотрел, как развивался голубой камзол с золотыми пуговицами, и брезгливо сморщила.
        - Нет, - проговорил он, - Тебе не идет, слишком велик.
        - А гольфы? - Нойка выставила вперед ногу в полосатом черно-белом чулке.
        - Глупость какая-то!
        - А штаны? - девушка принялась красоваться короткими свободными шортами.
        - Не люблю черный цвет…
        - Зануда!
        - Ты выглядишь, как пацан, а не как девушка!
        - Подумаешь! А папочка говорит, что мне идет такой стиль…
        - А кто он такой? - фыркнул Дитрих.
        - Он, - Нойка бросила таинственный взгляд на принца, - Лучший…
        Кинувшись к растениям на окне, она быстрым движением сорвала голубой цветок и, приладив его к волосам, выскользнула в дверь.
        - До встречи на балу! - донесся до Дитриха прощальный крик.
        - Вот же чудачка, - пожал плечами он.

2
        - И зачем ты сменил серьгу? - протянул Ив, смотря, как Драго вынул из соска серьгу со знаками Дерфи и вставил простое кольцо.
        - Так надо, - цыкнул он, заканчивая манипуляции, и быстро накидывая новый балахон. Драго решил снова облачится в красное, но теперь ткань была расшита черными агатами в форме вьюнка, особенно богатая отделка выплеталась на рукавах. На указательный палец Драго надел кольцо с изумрудом, позаимствованное у барона.
        Ив тоже поменял наряд. Он выбрал золотой балахон с ромбами и подпоясался красным атласным поясом. На шее у него красовалась золотая цепь с крупными рубинами.
        - Готов? - спросил он у спутника.
        - Конечно! - Драго распустил волосы, и томно глянув в зеркало.
        - Хорошо себя чувствуешь?
        - Угу, только тошнит. Такое бывает, если потерять контроль во время проведения обряда или заклятия.
        - Ты меня здорово напугал! Если б не дракон, не знаю, что с нами было бы.
        - Умерли бы, магия вытягивает жизненную силу. Прости, я не думал, что потеряю сознание. Не рассчитал сил…
        Драго погрустнел.
        - Не переживай! - Ив обнял его за плечи, - Нам повезло…
        - Точно. Мой дракон иногда за меня вступается. Шалит.
        - Он говорил, что ему может попасть.
        - Ничего страшного с ним не случится. Этот гад выйдет сухим из любой ситуации.
        - Странное у тебя к нему отношение.
        - Я любя. Он и способен-то на проявление своей воли только потому, что в нем часть моей силы.
        - То есть как?
        - Он не только дух, но и моя сила. Нынешнее тело не способно ее выдержать, поэтому она отделилась от меня и срослась с родовым духом.
        Ив ничего не понял.
        - Знаешь, ты не должен так наряжаться, - он резко сменил тему, - Слишком соблазнителен. Все с ума сойдут, проходу не дадут. Глаз да глаз за тобой нужен!
        - А я на это и рассчитываю, - подмигнул Драго, - Нам пора.
        Он схватил Ива за руку и потянул к выходу.
        Они вышли из комнаты и в коридоре столкнулись с другими магами, спешащими на бал. Разодетые люди вновь соревновались нарядами, остротами языка и количеством драгоценностей на сантиметр тела.
        В потоке праздной толпы, Ив и Драго попали в тронный зал уже приготовленный к балу. Кардинально ничего не изменилось, только разноцветные подушки лежали повсюду и множество кальянов украсили великолепие зала так, что каждый присутствующий мог приобщиться к терпкому наслаждению.
        Драго сразу избрал себе место возле конопляного кальяна и плюхнулся на парчовую подушку, Ив притащил себе кальян на вине и прилег подле любовника.
        - Сегодня день танцев, - протянул он, кивая на свободную площадку подле тронов.
        - Должно быть, традиционный архатейский прием, - произнес Драго, затягиваясь и выпуская плотный дым.
        Зал затягивало пеленой, благоухающей сотней разных ароматов и сочетаний всего растительного богатства края. Но дым не мешал глазу любоваться окружающим действом, разноцветные балахоны и блестящие драгоценности прекрасно проглядывали сквозь него.
        Как только проснулись горны, возвещающие о прибытии королевской семьи, все побросали золотые трубки кальянов и вскочили с мест, чтобы отвесить поклоны. Драго остался сидеть, приковывая к себе всеобщее внимание.
        Ив не выдержал, он потянул парня за руку и заставил приподняться.
        - Конопля расслабляет, - громко проговорил барон, чтобы все слышали и перестали смотреть.
        Но все и без того потеряли интерес к паре магов, ведь в зал вошли правители. Тау в доспехах, Ева в синем эфийском платье с белой накидкой и Дитрих, поддержавший мать в выборе национального костюма. На этот раз принц надел белую свободную рубаху с эфийским рисунком на груди, серебряный пояс, белые штаны и высокие сероватые сапоги с каблуком.
        - Безвкусица, - язвительно пробубнил Драго.
        Ив пнул его локтем.
        Когда правители уселись на троны, а гости на подушки, в середину зала вышел Куан Цунес и, низко поклонившись, торжественно произнес:
        - Ваше Величество! Августейшее семейство! Я беру на себя смелость объявить о начале второго дня бала в Вашу честь. И позвольте, подарить Вам традиционные танцы Архатея. Наша культура распахнется перед вами в своем древнем утонченном звучании, вы ощутите кожей зной солнца, таинственность луны, жар песка нашего края. Представляю пламенные танцы.
        Куан еще раз поклонился и уступил место музыкантам, которые рассредоточились по углам зала и принялись терзать инструменты. Струны зарыдали протяжными стонами, а флейты поражали певучим разнообразием. Низкое звучание горнов оттеняли высокие ноты. Краски жизни сплелись воедино с восточным мотивом.
        На середину зала вышло четыре боевых мага в черных балахонах. Рассредоточившись ромбом, они вступили в танец. Тау жадно поглощал действо. Маги старались, они плели извилистые движения руками, и изгибы их тел менялись как языки пламени. Но музыка была гораздо богаче их пляса, она лилась поверх них, поражая страстью, которой не находилось места в бедных движениях магов.
        Вскоре король заскучал и больше рассматривал собственные доспехи. Королева из вежливости улыбалась магам, а Дитрих не поднимал глаз, пряча за волосами синяки, которые, несмотря на старания целительницы, все естественно заметили.
        - Нет, - проговорил Драго грубым тоном, - Это безобразие и позор.
        - Ты о чем? - удивился Ив.
        - Они забыли все! Даже традиционные танцы. Движения скудны и закрепощены. Нет огня и чувственности, музыка должна проходить сквозь тело и играть им. Ей надо отдаваться полностью. Неужели время уничтожило даже суть нашей культуры?! Ее сердце растоптано.
        - А чего ты хотел? Двадцать восемь лет прошло.
        - И что? Не оправдывает наплевательского отношения к собственным традициям! К душе нашей страны!
        - Не кричи на меня…
        - Прости, я не заметил, как повысил тон. Но это возмутительно! Оскорбительно! Эфийцы нас победили, они все у нас отняли…
        - Мне жаль… Мы действительно не смогли сохранить нашего Архатея. Перед тобой, истинным Правителем, мне стыдно… Теперь Архатей готовит свои красоты на экспорт, как товар. Здесь все напоказ, напыщенно и доведено до крайности, но это уже не наша культура.
        - Вы продались Эфам… но народ не виноват. Ваш правитель подал дурной пример, и кому просить прощения, так это ему.
        Ив промолчал.
        - Танцуете перед врагом, распинаетесь, - Драго сжал губы, - Мне мерзко! Словно плюнули в душу.
        - Надо как-то мириться с новыми временами…
        - Нет, не надо. Подержи! - Драго отдал барону трубку и встал.
        - Ты куда? - изумился тот.
        - Творить новую историю, - подмигнул парень и легкой походкой направился к площадке с танцами.
        Он вышел на середину и стал в окружение магов, которые стали переглядываться, не понимая, что происходит.
        - Не останавливайтесь! - приказал им Драго, - Я покажу вам настоящие архатейские танцы. Истинное сердце Архатея.
        Маги пожали плечами и продолжили танцы. Драго взглянул на королевское семейство, на него никто не обращал особого внимания. Тау продолжал скучать, а Ева давно отрешилась от происходящего, хоть и не переставала картинно улыбаться. На ее руке, лишенной магии, мерцал перстень дракона зеленых болот, камень почувствовал присутствие истинного хозяина, и пульсировал зеленым огнем.
        Драго ухмыльнулся.
        - Ваше Величество! - произнес он чуть дрожащим от волнения голосом, обращая на себя внимание Тау, - Позвольте представить вам настоящую страсть моей, - упор голосом, - страны.
        Тау смерил его безразличным взглядом и слегка кивнул.
        - Благодарю, - произнес Драго и, едва касаясь, провел по губе гладким зеленым камнем кольца.
        Тау вздрогнул, будто сотни лезвий прошли вдоль его позвоночника, и остановились щемящей болью в самом нутре. Больше он не сводил глаз со странного парня.
        А тот и, правда, захватил всеобщее внимание. Красный балахон в окружении четырех черных пятен, дрожал как капли кровавой росы на ветру. Драго изгибался подобно перепадам музыки, падал и вскакивал вместе с рыданиями ситаров. Страсть питала каждую клетку пластичного тела.
        Ева хотела спросить мужа о решении совета по поводу орошения северных полей, она повернула голову и встретила неподвижное лицо Тау, который пожирал глазами танцующего мага. Она проследила взгляд и ее обожгло красным всполохом. Прыжок, движение руки, маг двигался безупречно, сливаясь с биениями музыкального ритма так, как танцевали лучшие маги много лет назад. Взмах и кисти плетут замысловатый узор, забытое во времени движение, изгиб бедра и волосы вздымаются вверх, черным каскадом. Ева сглотнула, с трудом переводя дыхание. Ее глаза встретились с зелеными глазами парня полными вызова и дерзкой насмешки.
        - Кто этот мальчик? - шепнула королева, подозвав слугу.
        - Не знаю, - затряс головой мужчина, - Но он приехал с Ивором Фарихом, боевым магом. Они любовники…
        - Это неважно, - Ева махнула рукой, - Узнай, пожалуйста, как можно больше.
        - Да, Ваше Величество.
        Слуга исчез, а Ева вновь погрузилась в чувственное представление нежности.
        Драго подпрыгнул в воздухе и, упав на колени, проскользил до самого трона короля. Зал замер, а парень поднялся, опираясь на колени остолбеневшего Тау. Он придвинулся как можно ближе и их профили встретились, почти касаясь носами. Драго соблазнительно улыбнулся, быстрым движением рук выхватывая кинжалы короля. Испуганные возгласы сотрясли зал, а Драго оттолкнулся ногами от трона и подпрыгнул. Перекувырнувшись в воздухе, он приземлился на одно колено, попутно с поразительной точностью вгоняя клинки между плит.
        Музыка замерла. Маги остановили свой пляс, восторженно смотря на солиста. Король поднялся.
        - Тебе удалось меня удивить, - надменно кинул он Драго и вышел из зала.
        - Браво! - воскликнул Ив, вытягивая публику на овации. Зал сотрясся аплодисментами, поощряющими талант танцора.
        Драго вернулся на место, тяжело опускаясь на подушки и вытирая испарину рукавом.
        - Ты потрясающий! Ты настоящий правитель! - прошептал ему на ухо Ив, - Мой правитель, Касандер.
        Барон припал к руке и замер в поцелуе. Со всех сторон раздавались восхищенные слова одобрения. Драго хохотнул и растянул губы в самодовольной улыбке.
        Тем временем Ева не находила себе места, и как только слуга вновь вошел в зал сразу подозвала к себе.
        - Ты узнал? - нетерпеливо залепетала она.
        - Ничего не могу вам сообщить конкретного. Звать парня Драго, ну так он представился. Приехал с бароном Фарихом, как я и говорил, они состоят в интересных отношениях, - слуга поперхнулся, - Познакомились они недавно. Мне сам барон сказал, удалось разговорить, пока Драго танцевал, и он был в восторженном состоянии…
        - А как не сказал?
        - Сказал, да и я узнал у охраны, когда Драго здесь появился. Это было несколько дней назад, когда доставили обоз. Тот самый, что атаковали разбойники. Драго помог барону отбить караван. Откуда он там взялся непонятно. Была версия, что он приехал из Плантагенета вместе с принцессой и ее подданными. Я расспросил гостей, но он не из их числа. О нем никто ничего не слышал, и знать его не знает. Драго словно с неба на нас свалился…
        Ева тяжело задышала. Она взглянула на Драго, веселящегося в окружении магов, и покачала головой. С виду он был простым человеком, ничем не отличающимся от окружающих, но странная тревога поднималась из глубин ее души, заставляя опасаться каждого нового лица.
        - Нет, - решила королева, - Это не может быть правдой…
        Успокоившись своим выводом, Ева пришла в обычное веселое расположение духа. Но если бы она посмотрела на пылающее зеленью кольцо на пальце, она не была бы столь невозмутимой.

3
        - Пойду, прогуляюсь, - Драго кивнул Иву и поднялся с подушек.
        - Не уходи, - барон скорчил жалостливую морду, - Ты же не наш король, который полон неуважения к публике и уходит посреди торжества!
        - Торжество не в мою честь, поэтому мне можно. Надо проветриться, а то совсем нечем дышать, - Драго демонстративно ослабил застежки на воротнике.
        - Пойти с тобой?
        - Нет, ты мне нужен здесь. Следи за семьей правителей, если что заметишь - скажешь.
        - Вот так всегда!
        - Это очень важно, - полным серьезности голосом проговорил Драго.
        Не дожидаясь ответа, он вышел из зала.
        За дверью воздух был свежим и лишенным душных ароматов кальянов. Драго спустился по лестнице, попал в проход между башнями, потом снова поднялся несколько пролетов. Открыв скрипучую дверь, он скользнул в темный тоннель, и прошел до первой арки. Там он обнаружил небольшую лестницу, по которой легко взбежал и очутился в царских покоях, в которых уже успел недавно побывать.
        Драго прислушался. Из спальни доносились голоса. Один он узнал сразу - уверенный тон Тау расстилался по просторам каменного зала. Драго подобрался ближе и, спрятавшись возле колонны, принялся наблюдать за происходящим.
        Тау стоял у подножья сводчатой арки, ведущей в спальню. Рядом с ним на коленях валялся парень в белом парике, в котором Драго сразу узнал Цацу Шерук. Цаца держался за кольцо дверной ручки и непонятно бубнил сквозь слезы.
        - Ой, Цаца, как интересно, - прошептал Драго, - Теперь я знаю твой секрет.
        - Ваше Величество, ну пожалуйста! Разрешите мне провести эту ночь с вами, - стенал Цаца.
        - Сгинь, - раздраженно проговорил Тау и повернулся к парню спиной.
        - Ну, я Вас прошу! Вы не пожалеете.
        - Я тебя уже попробовал, ничего нового не покажешь, - холодно прочеканил король.
        - Покажу! У меня новый образ, белые волосы, - Цаца потряс париком.
        - Убожество, а не образ. Убирайся!
        - Нет, нет. Не отворачивайтесь от меня!
        - Тебе так нужна благосклонность короля, чтобы хвастаться перед другими дворянами? Ты жалок! Мне от тебя противно.
        - Простите! Я искренен… Возьмите меня.
        - Я не хочу тебя.
        - А меня? - Драго вышел из укрытия и с вызовом заглянул в глаза королю.
        Тау и Цаца вздрогнули и оторопели. Незнакомец застал их врасплох.
        - Кто ты такой! Убирайся! - затараторил Цаца, - И не смей никому рассказывать об увиденном.
        - Заткнись! Ты так низко пал, что недостоин звания дворянина. А, следовательно, я и говорить с тобой отказываюсь, - Драго кинул злой взгляд на парня и тут же перевел его на Тау, мягко проговорив, - Не достойно моих уст.
        - Пошел прочь, полукровка! - взвизгнул Цаца.
        - И это аристократ? Познавательно, - Драго улыбнулся королю.
        - Его поведение не отменяет вопросов к тебе. Кто ты и что здесь делаешь? - ледяным тоном спросил Тау, оглядывая незнакомца с головы до ног.
        - Имя мое Драго, и это все, что вам надо знать, - последовал невозмутимый ответ.
        - Ты посмел сюда проникнуть без разрешения и еще хамишь! - разгневанный король дотронулся до рукояти меча.
        - Нет. Я задаю своему правителю вопрос, хочет ли он попробовать это тело? - Драго провел рукой по линии расстегнутого до живота воротника, невзначай обнажая проколотый сосок.
        - Цаца! - грозно проговорил Тау, не спуская жадных глаз с Драго, - Убирайся, а то отниму все земли.
        При упоминании о землях Цаца вскочил, как ошпаренный, и более не провоцируя короля, покинул покои. Оставшись наедине с незнакомцем, Тау подошел к нему и, хватая за балахон, резко рванул ткань, оголяя торс.
        - Я знал одного человека с такой игрушкой, - Тау потянул за кольцо серьги.
        - Смотрю, у тебя, Тау, богатый опыт, - с насмешкой прошептал Драго, не опуская глаз.
        - Дерзкий! - Тау схватил парня за волосы и притянул к себе. Его палец тянул вниз кольцо.
        Драго засмеялся, подавляя в себе слишком раннее возбуждение.
        - Ты надо мной смеешься? - зло проговорил Тау, гладя руками спину пленника.
        - Да, Тау. И смеялся прямо в лицо, когда ты, забыв о королевской выдержке, о семье, о приличиях, вожделенно раздевал меня взглядом, пока я танцую. Вот поэтому-то я и пришел. Ласкай меня, король разврата и праведного лицемерия! Устрой бал похоти!
        - Безумец! Ты не соображаешь, с кем говоришь. Но мне нравится твоя дерзость. Заводит, нет привычного раболепства твоих соплеменников. Как я устал от них… как скучаю по прежнему времени!
        Тау грубым движением задрал балахон Драго и скользнул под него рукой, ныряя пальцами между ягодиц.
        - Ты не терпелив, Тау, - Драго поморщился от резкого проникновения.
        - А я безумно хочу тебя. Отдайся мне сегодня с той же страстью, с какой отдался музыке и танцу…
        - Все будет так, как ты захочешь, Тау, - прошептал Драго, в его глазах вспыхнула ненависть.
        - Да, - Тау зажмурился, топя лицо в волосах парня, - Как похоже… Скажи еще раз!
        - Все будет, как ты захочешь, Тау, - повторил Драго, довольный от того, что все идет по его сценарию.
        - Голос другой, но интонация… Один в один… Как хорошо, говори мне так. Называй меня Тау, ты так этим возбуждаешь. Так напоминаешь его!
        - Тау, - прошептал Драго, ведя рукой вниз по доспехам короля.
        - Кас. андер… Мой Касандер, я так скучал, - с силой выговорил тот.
        - Зачем… Эти слова… - Драго замотал головой, отряхиваясь от наваждения. Прошлое словно возродилось реальностью и ударило отчаянием.
        Тау схватил оседающего парня в охапку и внес на руках в спальню. Он плюхнулся на кресло возле кровати и усадил на себя Драго. Трясущейся рукой он принялся снимать с себя доспехи, но ничего не получалось, от чего Тау злился и спешил, но выходило только хуже.
        - Тау, ты слишком возбужден, - произнес с хорошо скрываемой насмешкой пришедший в себя Драго, - Дай, я тебе помогу.
        Он спрыгнул, и, опустившись на пол, принялся стягивать рыцарские латы. Высвободив тело короля, которое оставшись без железного каркаса, расползлось по креслу, Драго остановился.
        - Вот ты боров, - кокетливо хохотнул он.
        - Иди сюда, выскочка, ответишь за дерзость, - проговорил тяжело дышащий Тау.
        - Нет, погоди, сначала я тебя помучаю. Но не волнуйся, это будет приятная пытка.
        Драго подался вперед к самой промежности короля. От влажного прикосновения губ Тау застонал, он откинул голову назад и закрыл глаза. Его сильная рука легла на движущуюся между ног голову парня.
        Ева нервно постукивала ногтями по ручке трона. Она заметно волновалась, Тау пропал и не собирался появляться. Королеву гложили мысли, куда так внезапно мог подеваться ее муж, и связано ли соблазнительное выступление мага с уходом короля. Да и сам источник проблем, куда-то запропастился. Ева поискала его глазами среди веселящихся людей, но тщетно. Мальчишки нигде не было.
        - Мам, все в порядке? - к ней подошел Дитрих и заботливо положил руку на плечо.
        - Да, милый, просто папа куда-то пропал. А ты не думай об этом, веселись.
        - У отца, наверняка как обычно, важные дела. Хотя советники все здесь.
        - Вот именно… Но я привыкла, он очень занятой человек. Может, решил просто отдохнуть.
        - На него не похоже, ну ладно…
        - Дитрих! Королева мать! - около тронов появилась Нойка и весело размахивала руками.
        - Ой, моя девочка! - заулыбалась Ева, - Ты сегодня просто потрясающе выглядишь. Правда, Дитрих?! Смотри, как она чудесна.
        - Эмм, да, - принц махнул рукой, отводя взгляд от покрасневшего лица, - Ты в платье, какая неожиданность!
        - Ну, ты же мне сказал, что я должна выглядеть женственнее. Я надела его для тебя, - Нойка покрутилась, развивая полы белоснежного платья с розовой лентой под самой грудью.
        Ева обрадовано захлопала в ладоши.
        - Тебе очень идет, - уверенно проговорила она.
        - Спасибо, матушка, - пролепетала Нойка и фамильярно чмокнула женщину в щеку.
        Но Ева не рассердилась, наоборот просияла еще сильнее. Девушка прогнала печаль с ее сердца.
        - А еще я надела цветок, - Нойка потеребила шейный ремешок с розой, - Тебе нравится, Дитрих.
        - Да, да, очень мило, - отмахнулся принц, - Но я не интересуюсь девчачьими штучками.
        - Фу! Какой ты грубый, - возмутилась Ева, журя сына.
        - Он зануда! - протянула Нойка, подмигивая королеве, - Я здесь впервые, и принц должен мне помогать адаптироваться, чтобы я себя не чувствовала чужой. Так положено по этикету, все хорошие принцы ему следуют. Правда, матушка?
        - Да, конечно.
        - Я плохой принц, - буркнул парень.
        - Нойка, не обращай внимания, он стесняется, - проговорила Ева с доброй улыбкой.
        - А что меня стесняться?! Ха-ха, - покатилась со смеху девушка, - Пойдем лучше потанцуем?
        Нойка протянула Дитриху руку.
        - Нет, я не умею, - буркнул он.
        - Дитрих! Твои манеры! - встрепенулась Ева и с укором уставилась на сына, - Неприлично отказывать, если тебя приглашает девушка, тем более такая очаровательная, как моя дорогая Нойка.
        - Угу, у которой папаша главный возлюбленный, очаровательно, - тихо пробормотал Дитрих, чтобы женщины его не услышали.
        - Так ты идешь? - Нойка весело подмигнула.
        - Иду, иду, куда я денусь. Вы же меня заживо съедите, - Дитрих поднялся и взял девушку под руку, выводя на площадку для танцев. Увидев, что принц собирается танцевать, многие дворяне повыскакивали со своих месть и повели партнерш в пляс. Пары закружились в танце. Дитрих слабо придерживал Нойку за талию и старался не сбиться со счету, девушка же беззаботно пялилась по сторонам.
        - Знаешь, - наконец, проговорила она и рассмеялась.
        - Чего? - Дитрих отвлекся и едва не потерял счет.
        - Да я подумала, что высокий хвост тебе пойдет больше низкого.
        - И только-то?! Да, я из-за тебя чуть не спотыкнулся…
        - Ты слишком зажат! Раскрепостись! Нельзя, когда танцуешь, держать сердце на замке. Музыке надо отдаваться, литься чисто и свободно вместе с ней. Нести свое тело плавно…
        - Угу, не очень-то это легко, раскрепоститься-то…
        - Почему нет?
        - Под стальным взглядом отца не хочется лишний раз шевелиться, не то, чтобы танцевать.
        - Но сейчас-то его нет, можно расслабиться! - ласково улыбнулась девушка.
        - Пожалуй, ты права, - ответил ей улыбкой принц.
        Они закружились в танце.
        - Мой мальчик совсем вырос, - протянула умиляющаяся Ева, - И ему, слава богам и духам предков, нравятся девушки.
        - Достаточно! - произнес Тау, поднимая Драго за волосы.
        Парень забрался на колени короля и демонстративно протер рот, мокрый от чужого сока наслаждения. Партнер скользнул по нему изучающим взглядом.
        - Ты видел мой размер, вам архатейцам такое и не снилось. Не знаю, с твоей комплекцией, - Тау приподнял парня за талию, - Потянешь ли ты. Могу и разорвать тебя, ведь я вгоню до самого основания. Пощады не жди, я не останавливаюсь на полпути.
        - Аналогично - с ухмылкой провокатора отозвался Драго, - К тому же, я уже встречал похожего великана, и как видишь, не умер. Да и вообще с чего ты такой заботливый стал? Ставки себе набиваешь, что ли?!
        Парень взял в руки член партнера и, изгибаясь, стал медленно наседать на него.
        - Боже, - прошептал он, вздрагивая, - Я думал, практика поможет, но даже ее было недостаточно. Я отвык.
        - Больно? - Тау надавил парню на плечи, - Нечего было выделываться.
        - Нет, просто… - Драго обхватил любовника за шею и уронил голову ему на грудь, - Очень глубоко.
        Тау самодовольно улыбнулся, убыстряя раскачивания бедер. Он откинул от себя парня и придержал его за пояс, Драго сладко застонал, облизывая губы и начиная дышать все чаще. Король впился губами в его грудь, неистово лаская языком сосок с кольцом.
        - Мне хорошо, - протяжно застонал Драго, - Тау… Мне так хорошо!
        - Ты восхитителен, такой чувственный, - Тау притянул к себе лицо парня, полное страдания от получаемого удовольствия, - Совсем, как он, так похожи… Хочу заполучить тебя до конца, вернуть себе нежный искус.
        Тау поцеловал губы любовника и с новой силой принялся вгонять в него свой половой орган, доводя до дрожи и крика. Внизу, под множеством плит и пролетов, звучала музыка, полная тревожными стонами ситаров и завыванием трубных инструментов. В королевские покои прорывались лишь самые неистовые звуки, нагнетая лихорадку страсти. Под страдающую песню ситаров, Драго сорвался и тоже начал двигать бедрами, еще сильнее соединяя оголенные непреодолимым влечением тела.
        - Как приятно! О… - Тау зажмурил глаза, исходя потом, - Касандер… Касандер!
        - Да! Называй меня так… Только ты… - ответил ему Драго, не помня себя от бури чувств, сотрясающей его душу и тело.
        Любовники одновременно содрагнулись и издали стон, полный наслаждения. Тау прижал к себе Драго и гладил его взмыленную спину, пока тот восстанавливал осипшее дыхание.
        Музыка не замолкала, она продолжала чувственную песню, не собираясь останавливать сладостных порывов своего волшебства.
        - Тебе пора, - наконец, проговорил Тау, растряхивая задремавшего на нем Драго, - Мне не нужны проблемы.
        - Еще немного… Мне пришлось тяжело, - с трудом проговорил тот, приоткрывая глаза.
        - Исключено, - Тау взял парня на руки и, закутав его в одеяло, взятое с постели, понес из комнаты.
        - Куда меня несешь?
        - Хочешь, я тебя сам донесу до твоих покоев?
        - С чего ты такой добрый?
        - Мне кажется, тебе не очень хорошо сейчас.
        - Удивительно! Человек-доспех проявляет заботу. Порой мне кажется, ты стал железным, прямо как твои латы.
        - Ты меня не знаешь. Видишь лишь образ.
        Тау дошел до лестницы, ведущей вниз в сторону крыла, где размещались покои гостей и боевых магов. Там стоял небольшой топчан, обитый красной узорчатой тканью. Король опустил на него кулек с Драго, и остановился, смотря на него задумчивым взглядом.
        - Хочешь, вот так оставить, - Драго повел обнаженным плечом, - Как на тебя похоже.
        Тау помрачнел, словно сказанные слова заставили его вспомнить что-то неприятное.
        - Нет, - твердо сказал он, садясь рядом, - Что ты?!
        Он нежно провел рукой по щеке парня. Драго ничего не ответил, его налитые сном веки прикрыли усталые глаза.
        - Я хочу знать, как твое настоящее имя, - произнес король.
        - Не хочешь…
        - Не спорь со мной, - миг невиданной мягкости закончился и Тау приходил в обычное расположение духа.
        - И не собирался, я слишком устал. Между прочим, то, что ты оставил в моем теле, до сих пор продолжает сочиться. Не слишком приятно.
        - Ты сам ко мне пришел, значит, хотел получить то, что с тобой произошло.
        - А ты не хотел? Да, мне даже не пришлось тебя возбуждать, - Драго приоткрыл один глаз и лукаво глянул на мрачнеющего короля, - Тау, не выставляй меня единственным виновником, это несправедливо. Не получится остаться чистеньким праведником, мы оба грязные развратники.
        - Замолчи! - Тау сдавил хрупкую шею Драго стальным захватом перчаток, но тут же отпустил, видя, как смыкаются в дугу мучения брови его любовника.
        - Правда колючая штука, - поперхнулся Драго. Его спокойствие бесило короля.
        - Чего ты хочешь? - начал он, - Шантажировать меня собрался? Это я уже проходил. Не страшно.
        - Я не такой тупой, Тау. Зачем мне тебе угрожать компроматом? От него пострадаю только я. Видишь ли, королям, ровно, как и победителям, в нашем мире прощается все… И оправдывается.
        - Тогда чего ты добиваешься?
        - Видимо, ты совсем помешался на том, что люди тебя используют, - Драго злорадно засмеялся, - Успокойся, Тау. Я просто переспал с тобой.
        - Тогда почему, не хочешь назвать имя?
        - У меня его нет…
        - Неумелое вранье.
        - Хорошо, мое настоящее имя запрещено, а любое другое не подходит, чтобы описать мою сущность, - Драго прикоснулся пальцем к сердцу, - Однажды я выбрал прозвище, на нем и остановился.
        - Что за имя? - с нетерпением спросил Тау.
        - Неважно.
        - Приказываю, говорить! - король повысил голос.
        - Мои родители не принимали власть Биа-Хатерии, поэтому нарекли Касандером, - лихо соврал Драго, - Но я не могу использовать свое имя, сам знаешь, что меня ждет по твоим законам.
        Тау опустил голову и с силой потер лоб.
        - Касандер… - прошептал он, - Значит, я не сильно грешил против истины, называя тебя так во время соития.
        - Не грешил, - улыбнулся Драго, осторожно поднимаясь.
        - Я должен объяснить, - Тау поймал его руку и взглянул глазами полными отчаяния.
        - Нет, я не хочу знать, кем он был для тебя, и что вас связывало, - Драго замотал головой. Он высвободился и медленно пошел в сторону покоев.
        - Постой! - Тау тоже вскочил на ноги, - Мне надо сказать!
        - Я не хочу знать. Не хочу! Мне неважно, что ты к нему чувствовал. Всего лишь слова, лишнее знание, - Драго обернулся и смерил короля приценивающимся взглядом, - Мне не надо.
        Тау кивнул, виновато опуская голову.
        - А теперь, с Вашего Королевского позволения, - язвительно проговорил Драго, - Я все же Вас покину. Пойду отдыхать и приводить себя в порядок. Задница сейчас отвалится…
        - Да, конечно, - машинально отозвался король.
        Драго хмыкнул и, еле переставляя ноги, поплелся восвояси.
        ГЛАВА ПЯТАЯ

1
        Под ресницами заиграло утреннее солнце, Драго с трудом разомкнул полные снов глаза. Занавески оказались распахнутыми, поэтому солнечный свет врывался в комнату, распадаясь на лучи по форме резной решетки. Драго поднял руку и посмотрел сквозь нее на свет. Худые запястья теряли свои очертания, растворяясь в золотистом сиянии.
        Он попробовал двинуться, но внизу живота отдало глухой болью, парализующей измученное тело. Драго тихо вздохнул, вчерашний день представился во всех красках. Становилось неприятно и по обыкновению противно, но он привык к подобным ощущениям, и единственное, что могло помочь от них избавиться, это горячая ванна. Драго повернул голову, оказалось, на постели он спал один. Ив примостился в кресле, свернувшись калачиком и источая невыносимые ароматы перегара.
        Драго довольно кивнул. Еще ночью, как только вернулся от Тау, он накинул на постель заклинание «полог», уровень четыре, и, укутавшись в одеяло, мгновенно заснул. Бедный барон, прейдя домой в изрядном подпитии, так и не смог пробраться к кровати, он ее попросту не увидел под вуалью заклинания. Пришлось довольствоваться креслом.
        - Чары рассейтесь, полог спади! - прошептал Драго, снимая заклятье.
        Он снова натянул одеяло до носа и задремал.
        - Эй! Ты в порядке? - вскоре его разбудило участливое потряхивание Ива.
        - Да, - проговорил Драго, открывая глаза.
        Над ним высился Ив, заботливо трогающий лоб в поисках температуры.
        - А вот и нет, - покачал он головой, - У тебя жар.
        - Не думаю, просто дикая слабость, - Драго перехватил руку Ива и уткнулся в нее щекой.
        - Не думает он! А я говорю жар! Весь пылаешь. Что-нибудь болит?
        Драго задумался.
        - Нет, - соврал он, - Только, если горло немного першит.
        - Вот! - Ив ударил рука об руку, - Все твое заклинание с зеркалами виновато. Холод там стоял дикий, немудрено, что ты простудился.
        - Наверное, так и получилось.
        - Я уверен! Плакал наш бал…
        - Ну, что ты! Я пойду на него, в жизни не пропущу. Сегодня очень ответственный день.
        - А как же твое здоровье?
        - Я подлечусь, будь уверен.
        - Боевой настрой! Ты лучше пока отдыхай, - Ив укрыл Драго одеялом, - А я пойду поем!
        - Угу…
        - Слушай, какое странное одеяло! - неожиданно Ив заметил дорогое шелковое покрывало, которым укрывался его любовник, - Откуда оно?
        - Не знаю, оно уже здесь было, когда я пришел, - не растерялся Драго, - Ты мне лучше скажи, что оно здесь делает!
        - А я откуда знаю?! Я вообще позже тебя пришел, - с недоверием буркнул Ив.
        - Это еще неизвестно. Может ты мне изменял!
        - Я?! Да не говори ерунды! Наверняка, одеяло служанка принесла, когда убирала комнату. Перепутала, должно быть! Зачем сразу меня обвинять?!
        - Не злись, я просто боюсь тебя потерять, - вымученно улыбнулся Драго, стирая своей беспомощностью гнев барона, - Ты прав, служанка напутала.
        Ив засиял от услышанного и нежно поцеловал любовника в лоб.
        - Когда человек болен, он слабеет и несет всякий вздор, - заключил он, - Поспи, ладно?
        - Да.
        - Принести тебе чего-нибудь?
        - М-м-м, - Драго задумчиво прикрыл глаза, - Пожалуй, да.
        - И что же хочет наша королева танца?
        - Ударил бы тебя за «королеву», но сил нет, - Драго вновь обезоруживающе улыбнулся, - Принеси, пожалуйста, гранат… И полную готовность активировать сегодня амулет с «духом мглы».
        Барон так и остался с открытым ртом. Он хотел было запротестовать, но измученный и ослабленный вид Драго не позволил ему так поступить. Ив просто не смог отказать.
        - Хорошо, - запинаясь, проговорил он.
        - Вот и славно, - довольный Драго закрыл глаза и тут же засопел.
        Ив еще немного походил по комнате, задумчиво разглядывая собственные сапоги, тяжелые мысли посещали голову и никак не давали покоя. Но все же он дал слово, и как боевой маг, аристократ, да и просто честный человек, обязан был выполнить обещание. Ив, поняв, что отступать уже поздно, тяжело вздохнул и вышел из комнаты.
        - Ну и зачем ты ему соврал? - ироничный голос дракона нарушил тишину.
        - А что ты предлагаешь? - Драго моментально распахнул глаза и сел на кровати.
        - Горло у него першит, как же! - дух сорвался на гогот.
        - Угу, по-твоему, мне стоило сказать, что у меня болит зад, так как я всю ночь безустанно ублажал короля?
        - По крайней мере, это правда.
        Крыло дракона дотронулось до лба Драго.
        - Жар? - осведомился тот.
        - Небольшой. Снять?
        - Не стоит. Скоро пройдет, я знаю свой организм. Не в первый раз, - Драго горько усмехнулся.
        - Ну и как самочувствие? - дракон с вызовом глянул на парня, его хищные глаза заблестели иронией.
        - А вот не надо на меня так смотреть!
        - Как? - дракон прикинулся непонимающим.
        - С насмешкой и укором. Как будто я что-то плохое натворил или попал в глупую, но неприятную ситуацию.
        - Заметь твои слова.
        - Твой взгляд! Да, я спал с Тау, и что? - Драго сжал одеяло.
        - Ничего. Кстати, говоря, восстановился неплохо. Энергетический запас пополнен и обновлен. Так что в ближайшее время в обморок посреди зеркал истин падать не будешь. Уже неплохо, да?
        - Да…
        - Может, ты меня посвятишь в идейный замысел?
        - В смысле?
        - Ну, в суть плана.
        - Какого?
        - Ну, ты же к Тау пошел не только за энергетическим запасом.
        - Нет, - Драго растерянно взглянул на дракона, - Я не знаю зачем. Совратить его, посмеяться, подобраться поближе… Не знаю!
        Дух многозначительно промолчал.
        - Ну, не надо так на меня пялиться! - рассержено воскликнул Драго, он резко дернулся и тут же схватился за живот.
        - Ты прекрасно понимаешь, почему я так смотрю.
        - Да, понимаю. Но я не влюбился в него, не думай, - с грустью в голосе ответил Драго, - Вернее, не воскресил былой любви. Прошлого не вернуть, а старые ошибки я не повторю. Я ненавижу Тау, ненавижу… Но на какой-то момент, мне захотелось вновь ощутить ту сладость, то великое чувство, что нас сплетало воедино… На секунду вернуться в дни, когда я был счастлив. Разве нельзя?
        - Тебе, нет, - жестко заявил дракон, - Хочешь вновь растратиться на Тау и подохнуть, как собака? Если, да, то мне здесь нечего делать.
        - Не хочу. Моя цель - месть.
        Дракон развел лапами.
        - Пойми, когда он назвал меня по имени, когда обнимал… Я… - Драго замялся.
        - Ощутил восторг, - закончил дух, - Он единственный, кто вернул тебе прошлое. Надежду, что, быть может, у вас все получится. Но я тебе скажу прямо - не получится. У тебя максимум год, вряд ли протянешь дольше…
        - Зачем тогда я возвращался, если не могу насладиться жизнью? - закричал Драго, его глаза наполнились слезами.
        - Напомню, для мести. Не для любви, Касандер, для ненависти.
        - А я и не люблю его…
        - Тогда не понимаю твоего желания насладиться жизнью. С Тау, что ли? - дракон вновь рассмеялся, - Ты опять слепнешь, раз не видишь очевидности. Тау не тот человек, и Ив не тот человек… Они слабые рабы своих прихотей.
        - Тогда кто? Ну же! Покажи мне достойного человека!
        - Юнгс Дерфи был таким, твой племянник Дитрих…
        - Не произноси! - взревел Драго, швыряя в дракона шар из метана болот.
        Заклинание пронеслось сквозь прозрачное тело духа и на мелкие куски разнесло вазу.
        - М-да, жаль. Ручная работа, однако, - насмешливо проговорил дракон.
        - Что тебе надо? Зачем меня мучаешь? - Драго обхватил руками голову.
        - Возвращаю на истинный путь, чтобы потом не вытирать тебе сопель и не жалеть. Ты ведь сам себя проклянешь за нереализованные возможности и потерю шанса отомстить.
        - Да буду я мстить. Буду! В процессе!
        - Я не спорю…
        - Ты никак не поймешь, я собираюсь влюбить в себя Тау, а потом покажу ему, кто я на самом деле. Отниму у него все! Пусть окажется на моем месте и узнает, каково это терять все, что дорого!
        - Влюбишь? Нет, это слово определенно не про Тау.
        - Неважно, я сделаю его зависимым от себя.
        - Ближе к правде…
        - Пусть страдает!
        - Угу. Нет гарантий, что сам страдать не будешь.
        - А я постараюсь, - Драго вскинул голову, - Я не испытываю к нему ничего, кроме ненависти. Честно. Когда мы предавались страсти, я тоже его ненавидел. Всей душой! За лицемерие, трусость, неспособность признаться в своих грехах, обман…подлость… Он живет в сотне масок, и сам не знает, где его истинное лицо. Ничего настоящего, лишь расчет и страх нарушить общественные норма. А на деле ни дня без похоти, скрытой дворцовыми ширмами и секирами плачей.
        - Много лет назад, Тау предал тебя, потому что хотел соответствовать образу доброго принца. Ты стал разменной монетой. Приятно осознавать?
        - Ярость прожигает до основания, бежит по коже словно кипяток. Дракон, Тау называл меня Касандером… Он не понял, что это я, но он так рвется в прошлое. Хорошо, что мой образ его не отпускает, пускай, страдает… Он заслужил.
        - Вы похожи в тяге к прошлому. Тау болен тобой… - дракон оскалил клыки в улыбке.
        - Да, он хотел поведать мне, что чувствовал к Касандеру, но я не стал слушать.
        - Оу… Разве тебе не интересно?!
        - Нет, - прошептал Драго, его глаза расширились, и он порывисто заговорил, - Касандер уже не существует. Все, что я хотел спросить, что он чувствовал, когда обнимал меня, зная, что скоро самолично уничтожит это тело, зная, что потеряет меня навсегда? О чем он думал, когда я умирал в холоде и одиночестве, сломленный его руками ради собственного величия? Он ведь знал, что я умираю… Что происходило с ним в тот момент? За что он так со мной поступил?
        - Хотел спросить, но не спросил.
        - Я не смог, - Драго помотал головой, - Не смог… Я боюсь этого знания. Оно принесет лишь боль и отчаяние…
        - Поэтому не вороши прошлого! - крылья дракона коснулись Драго, и зеленое свечение прошло сквозь его тело. Он начал медленно оседать, сон наполнил его сознание и не собирался отступать.
        - Спи, - проговорил дракон, - Зеленые лучи излечат тело. Жаль, душу уже никто не спасет…
        Драго дремал, за окном пели птицы и редкие крики людей, снующих во дворе по своим будничным делам, никак не нарушали заколдованного сна.

2
        Тау и Ева завтракали за длинным обеденным столом, сидя напротив друг друга и выбирая из огромного разнообразия блюд то, что им было по душе. Королева пила чай и заедала его приторными кусочками восточной сладости. У Тау аппетит был знатный, он с удовольствие уплетал мясную смесь с приправами и зеленью, смешать которые отваживались лишь архатейские повара.
        - Тау, - мягким голосом начала Ева, - Может, ты напрасно отправил Дитриха на конную прогулку.
        - На тренировку верховой езды и конного боя, - поправил ее Тау и заснул в рот очередной кусок мяса.
        - Но сейчас необязательно тренироваться. Мы на отдыхе и ничего страшного не случится, если мальчик пропустит пару занятий.
        - Он уже не мальчик. Как ты не поймешь?! - Тау отставил тарелку и сердито глянул на жену.
        - Но Дитрих все же еще очень молод.
        - Как же! Я с шестнадцати лет участвовал в боях, а ему уже за двадцать и никакого толку.
        Ева подняла брови и как можно мягче произнесла:
        - Но тогда были совсем другие времена…
        - Типичная отговорка. В Дитрихе я не нахожу даже стремления соответствовать образу военного, ему все балахоны подавай.
        - Он хорошо ладит с Нойкой, - Ева мгновенно сменила тему, - Возможно, скоро поведем речь о свадьбе. Нойка прекрасно подойдет Дитриху, и он вроде заинтересован. Так краснеет при ней… Представляешь?
        - Краснеет? Размазня. Ну, хоть девушки ему нравятся, один плюс.
        - Тау! Дитрих не размазня. Жаль ты вчера ушел, наверняка по важному делу, - Ева приподняла бровь, - Ты бы видел, как он танцевал с Нойкой! Такой статный, сильный, мужественный.
        Тау сдвинул брови, ему не понравился намек на его вчерашнее отсутствие.
        - Может, из этого брака, что-нибудь выйдет, - безразлично произнес он, - Пора бы уже порадовать меня внуками.
        - Мой ребенок и мои внуки будут примерно одного возраста, - рассмеялась Ева.
        - Надеюсь, ты родишь мальчика, - с долей жесткости в голосе заявил Тау.
        - Почему? - его жена непроизвольно положила руку за живот.
        - Будет, кому трон оставить.
        - Ты хочешь обойти Дитриха? - прошептала пораженная Ева, автоматически подаваясь вперед.
        - Есть такие мысли. Либо я оставлю трон нашему ребенку, либо детям Дитриха. Посмотрим, у кого родится мальчик.
        - Но… Но Дитрих старший сын…
        - И что? Я не вижу в нем качеств необходимых Правителю. На ошибку я не имею права, поэтому не оставлю ему трона.
        - Тау… - Ева замотала головой.
        - Ничего страшного. Сигизмунд тоже был старшим, но он не наследовал трон. Все в рамках закона.
        - Я не уверена, что ты прав… Зачем так принижать Дитриха…
        Тау собирался ответить, но тут вбежал слуга и, упав в ноги, заикаясь, проговорил:
        - Ваше Величество, беда! Виноваты, не доглядели…
        - Встань, - грубо кинул Тау, - И скажи нормально, чтобы я понял.
        - Простите! - слуга сжал балахон на груди, - Забыли…
        - О чем забыли? - встряла взволнованная Ева.
        Тау сделал жест рукой, чтобы она молчала.
        - Речь идет про узника, Хизу Чивори. Из-за бала все вышло, совсем головы не на месте, мы даже его вчера покормить забыли…
        - И что? Он с голоду умер? - презрительно хмыкнул Тау.
        - Нет, все гораздо хуже, - слуга опустил голову.
        - Говори же! - прикрикнул на него король.
        - Сбежал…
        - Каким это образом?!
        - Не знаю, Ваше Величество! Волшебство какое-то!
        - Как неожиданно! Да? - съязвил разъяренный Тау, - Он же не маг!
        - Но в камере не было никаких ингредиентов… Если только, ему кто-то помог…
        - А охрана?
        Слуга снова упал на колени.
        - Виноваты! - залепетал он слезливым голосом, - Прошу пощадите! Охранник заснул, говорит, такой сон тяжелый был, что никак проснуться не мог. А сменный караул камеры не проверяет, только сегодня утром заметили, когда еду разносили. Камера пуста, а узника нет.
        - Пьяные свиньи! Как вы посмели…
        - Пощадите! - слуга стукнулся лбом о пол.
        - Тау, скорее всего злоумышленники использовали заклинание «гири сна», - проговорила Ева, подходя к мужу и беря его за руку, - По описаниям похоже.
        - И что с того? Охрана должна быть начеку, даром, что ли боевые маги!
        - Гири сна - четвертый уровень, - пролепетал слуга, хватаясь за соломку, - У нас в охране только третий, да и у Хизу Чивори такой же. Кто ж мог предположить…
        - Вы вообще ничего не можете! - рявкнул Тау, - И как он сбежал?
        - Простите, Ваше Высочество, но мы сами голову ломаем.
        - А камеру обыскали? - снова вмешалась Ева.
        - Конечно. Но там ничего, только какая-то белая пыльца кругом. Мы попытались ее собрать, но от прикосновений она растворилась.
        - Пыльца… - повторила королева, - Ясно. Заклинание «кокон», перевоплощение тел. Тау, это пятый уровень…
        - И?
        - У Чивори здесь есть союзники, причем, - Ева перевела дух, - Боюсь представить, какой силы. Пятый уровень - это не шутка.
        - Раз не шутка, значит надо устроить допрос всем пятым уровням королевства. Их не так много.
        - Но у всех алиби, - затараторил слуга, - Они ведь на балу были, все как один аристократы.
        - Вот именно! Они все здесь и любой мог незаметно проникнуть в камеры.
        - Тау, мы сталкиваемся с огромной сложностью, - вкрадчиво произнесла Ева, - Как их допросить… Ведь они первые люди Архатея, знать.
        - А мне наплевать, кто они. Я должен выяснить имя предателя, отвратительного мерзкого ренегата, который хочет загубить все, что я так долго строил. Вполне себе оправдание эгоистичных страданий парочки здешних дворян.
        - Конечно, ты прав, - со вздохом сдалась Ева.
        - А ты, - Тау наградил слугу суровым взглядом, - Объяви розыск по стране, ищите, куда мог деться Хизу Чивори. И дворян начни допрашивать.
        - Слушаюсь, Ваше Сиятельство!
        - А начальнику охраны передай, чтобы освободил пост. Временно назначаешься главным. С тебя и спрошу!
        - Да, Ваше Величество, - слуга поклонился. С одной стороны он был горд новым назначением, с другой крайне опасался столь огромной ответственности.
        - Ступай! - приказ короля привел его в чувства.
        Слуга, сверкая пятками, унесся выполнять поручения.
        - Что же с нами будет? - проговорила Ева и присела обратно за стол. Ее голова упала на руки. В глаза Тау бросилось кольцо Милиотар на пальце жены, игриво поблескивающее на него зеленым таинственным светом. Он прикрыл глаза, погружаясь в воспоминания ушедшей ночи.

3
        Драго нервно потряс в руках хрустальный шар и он, наконец, заработал, являя расплывчатую фигуру. Драго сразу приосанился и принял сдержанную позу. В шаре плыла довольная мина Хизу Чивори.
        - Ты почему мой запрос обрываешь? - вместо приветствия строго спросил Драго.
        - А я на тебя зол, - небрежно кинул Хизу и демонстративно отвернулся.
        - Интересно! Это за то, что я тебе сбежать помог?
        - Нет, это за способ! Так то! Ты посмотри на его наглую физиономию, - Хизу погрозил пальцем, - Ты не мог меня иначе вызволить?
        - Нет. Самый действенный способ. Видишь ли, третий уровень мог не подействовать, охрана бы сразу заметила, след поймала. И я не был уверен, что в охране не будет четвертого уровня…
        - А что им помешает сейчас прибегнуть к помощи более сильных магов и найти меня?
        - День прошел, все следы стерты. Паники пока не было, а значит, они еще не заметили. На это я как раз и рассчитывал.
        - Ладно, прощаю, - снизошел Хизу, - Ты представляешь через что я прошел?
        - Прополз уж скорее, - хохотнул Драго.
        - Еще и злорадствуешь! Превратил меня в ужасну, скользкую, огромную, - Хизу сморщился и принялся выразительно жестикулировать руками, - Гусеницу! Фу! Я их ненавижу!
        - Зато ты свободен.
        - Да у меня все тело ломит! Мне пришлось проползти сотню километров!
        - Не преувеличивай, к тому же тебе полезно, похудеешь.
        - Я? - Хизу любовно погладил свое аккуратное брюшко, - Ни за что! Никогда с ним не расстанусь. Между прочим, наличие живота у мужчины, говорит о его благосостоянии.
        - Ну, тебе гордиться в любом случае нечем, - подмигнул Драго.
        - А тебе, что есть? - Хизу пригладил бороду, - Что не мог придумать для меня более удачное воплощение? Фантазия скудновата?
        - Тебе в самый раз. Большего не заслужил.
        - Да, ну тебя… Я страдалец, идейный мученик!
        - Куда там, живешь в борделе, на всем готовом. А еще жалуешься. Между прочим, это я заработал тебе бесплатное проживание.
        - Спасибо, дружище, но лучше б ты избрал более тихое место. Я не высыпаюсь!
        - Осел неблагодарный, - в шутку оскорбился Драго.
        - А чего тебя благодарить? Засунул в место полное искусов и соблазнов, а еще издевается.
        - Можно подумать, ты не насладился вдоволь этими искусами и соблазнами. Я-то тебя знаю, тебе только подавай плотские удовольствия.
        - А вот и не насладился, - обиженно буркнул Хизу, - Хотел… Выбрал одну рыжую прелестницу, она мне улыбалась, глазами манила, родинкой на шее завлекала…
        Драго покатился со смеху, поняв сразу, о ком идет речь.
        - Ага, вот ты смеешься, - протянул его товарищ, - А я-то ваших девушек не знаю. Повелся, как последний олух. Ну, зашли мы с ней в номера, я разделся, говорю, мол, давай тоже… Она на меня смотрит так лукаво, ухмыляется… Скинула платье, а там… В общем мужиком оказалась. Все охоту сволочь отбил, меня до сих пор тошнит…
        - Ты вижу, уже познакомился с нашим Лисом, - Драго стер слезы, выступившие от безудержного смеха, - Ну, и поделом тебе.
        Он снова не удержался и засмеялся.
        - Вот не понимаю я таких людей, - Хизу пожал плечами, - Ущербные они…
        - Ты давай-ка не заговаривайся, - Драго приподнял бровь, - Не тебе судить.
        - Ах, прости. Наступил на больную мозоль. Однако от правды не уйдешь, как не пытайся. Люди, как твой Лис, несчастны и одиноки, потому что избрали для себя тупиковый путь, противоречащий природе.
        - Я не собираюсь это обсуждать, - холодно ответил Драго, - Я с тобой связался, чтобы сообщить последние новости.
        - Давай, сообщай.
        - Сегодня переходим к активному наступлению. Используем «дух мглы» и уберем Цунес. Если все получится, уже завтра Ив сядет в совет, и можно будет переходить к следующей комбинации…
        - А мне что делать?
        - Ждать. Я обязательно сообщу, как все прошло. В случае успеха, думаю, тебе придется сюда подтягиваться.
        - А в случае неудачи?
        - Я придумаю план «Б». Но отступать я не намерен.
        - Понятно, командир…
        - Все, ладно, до связи… Ив идет, не хочу, чтобы он слышал. Барону пока рано знакомится со всеми фигурами моей партии.
        - Угу, бывай! - Хизу оборвал контакт.
        Драго быстро накрыл шар шелковой салфеткой и повернулся лицом к двери, напуская на себя беззаботный вид.
        - Драго, - Ив вошел в комнату и остолбенел.
        - Что? - забеспокоился тот.
        - Прекрасно выглядишь! - рассмеялся барон, подлетая к нему и начиная тискать в руках.
        - Да ничего особенного…
        - Нет, зеленый балахон тебе очень идет! А жемчужная окантовка здорово оттеняет кожу! Неужто это мои вещи? На тебе смотрятся совершенно иначе. Ты так идешь на бал?
        - Конечно, я ж не для тебя вырядился.
        - А мне, что одеть? Хочу гармонировать с тобой!
        - Оденься в белое, будешь похож на доброго рыцаря, когда спасешь принца. Сыграем на ассоциациях.
        - А, да… Я и забыл, - помрачнел Ив.
        - Не переживай, я верю в своего барона, - Драго поцеловал парня в губы.
        - Сладкий! А может, - Ив сжал руками ягодицы любовника, - Мы успеем, по-быстрому? М?
        - Нет! - вздрогнул и поморщился Драго, - Я себя еще неважно чувствую…
        - Ну, ладно, - разочарованно протянул барон, - Тогда пойдем в тронный зал?
        - Да, пора, - уверенно кивнул Драго, - Сделаем ход ферзем, - он многозначительно подмигнул.

4
        В зале играла музыка, и циркачи сновали между людьми, поражая воображение фокусами и затейливыми выдумками. Куан Цунес уже успел объявить цирковой день, а королевское семейство занять свои почетные места. Но радоваться никто не хотел. В связи с побегом Хизу Чивори начались допросы, известным блистательным магам пришлось забыть о праздных заботах, сложностях выбора туалета и проходить унизительную процедуру допроса. Уязвленные и обиженные они буравили короля недобрыми взглядами, полными желания отомстить.
        Тау же беспокоила совсем иная проблема.
        - Ваше Величество! - к нему подошел слуга, - Мы объявили поиски по стране.
        - И? - с интересом отозвался Тау.
        - Нашли место последнего обитания Хизу, но туда он не возвращался. Никто его не видел.
        - А бывший родовой замок?
        - Три года назад он продал его роду Нару, и естественно туда не приходил. Нам бы сообщили.
        - Проклятье! - как можно тише произнес Тау, - А результаты допросов?
        - Дворяне чисты. Никто не мог пробраться в камеры, некоторые даже физически, уж больно в Архатее вино терпкое. В итоге почти у каждого есть алиби или уважительная причина…
        - Черт! Иди, свободен! Ты отстранен! - рявкнул король и с силой потер виски.
        Слуга поклонился и даже не стал протестовать или оправдываться, наоборот его только обрадовало снятие ответственности, которую он всегда ненавидел.
        - Ничего не могут, глупые архатейцы! Это не Эфы, где все нормально, это проклятый народ и такой же гиблый край, - процедил сквозь зубы Тау.
        - Дорогой! - шепнула ему Ева, которая все слышала, - Нам надо немного подождать… Все утрясется.
        - Несомненно, - наспех выговорил Тау.
        - Посмотри на Нойку и Дитриха, они чудесно ладят.
        Тау глянул на сына, который как раз закончил танцевать с гостьей и вернулся на место.
        - Не забивай мне мозг, - король отмахнулся от жены.
        Ева пропустила комментарий мимо ушей и подошла к сыну.
        - Милый, - проговорила он, улыбаясь, - Смотрю, вы с Нойкой проводите много времени вместе?
        - Ну, да, - пожал плечами Дитрих.
        - Тебе нравится с ней общаться?
        - Она необычная.
        - Это просто прекрасно! - восторженно воскликнула королева, - Ты бы хотел с ней и дальше общаться?
        - А к чему вопросы? - удивленный Дитрих вытаращился на мать.
        - Меня волнует твоя жизнь.
        - Ага, я знаю. Но причем тут Нойка?
        - Разве она тебе не нравится как девушка?
        - Мама?!
        - Ну, сам подумай, брак с наследницей наместницы Плантагенет крайне выгоден для тебя! Нойка - удачная партия. Лучше не придумаешь!
        - Мама, я не думаю о браке! - возмутился Дитрих.
        - Но я считала, что у вас с Нойкой возникла искра, и вы, быть может, сойдетесь…
        - Нет же! Мы просто общаемся, она мне нравится, как друг, но ничего большего.
        - А может, все-таки, присмотришься к ней, как к женщине?
        - Прости, но я к ней ничего не чувствую.
        - Я поняла, но все же не перестаю надеяться, - расстроенная Ева села на трон и перестала докучать сыну расспросами.
        Драго и Ив немного опоздали, но ничего толком не пропустили, поэтому Ив сразу отправился за вином, а Драго, пройдя ближе к тронам, присел на подушки и принялся ловить взгляд короля. Несколько раз Тау скользил глазами по фигуре парня, заинтересованно останавливаясь на разных частях тела, подчеркнутых податливой материей балахона. Но постоянно кто-то вставал у него на пути, то Ева отвлекала с вопросами, то подбегали слуги со срочными донесениями, и Тау становился задумчивым, на некоторое время забывая об искушении.
        Наконец, он остановил взгляд на лице Драго, который буравил его глазами полными лукавой насмешки и дерзкой иронии. Тау не мог оторвать глаз, образ Драго пылал в его мозгу навязчивой идеей обладания. Он едва скосил глаза на выход и снова взглянул на архатейца. Драго чуть заметно кивнул. Тогда Тау встал и, не говоря ни слова, вышел из зала.
        - Опять наш король свалил! - подоспевший Ив протянул Драго бокал с вином.
        - Да, - парень засуетился, - Но я тоже отойду…
        - А как же наш план?
        - Все в силе… Активируешь амулет где-то через двадцать минут.
        - А дальше?
        - Ты все знаешь и прекрасно справишься без меня!
        - Хочешь убежать от ответственности? Остаться чистеньким? - Ив недоверчиво сдвинул брови.
        - Чистеньким, - печально улыбнулся Драго, - Нет, я прослежу, чтобы король не появился раньше. Лучше пусть все произойдет без него, так будет куда больше шансов пропихнуть тебя в совет.
        - Почему?
        - Ну, Тау услышит лишь рассказы очевидцев, а они будут переполнены восторга и наверняка преувеличены. Он не сможет составить объективного мнения, и вряд ли устоит против уговоров, сделать тебя новым советником.
        - А с чего вообще меня должны так отблагодарить?
        - Я знаю людей, - Драго прикоснулся рукой к щеке барона, - Положись на меня, ладно?
        - Ладно… Но если, что не так…
        - Все будет хорошо, - Драго вознаградил Ива поцелуем в подбородок, - А теперь мне пора.
        Лукаво подмигнув, он ускользнул в тумане тусклого свечения дымчатых ламп.
        Пройдя в покои короля, Драго прислушался - стояла абсолютная тишина. Парень решил поискать Тау и направился в спальню, но там широтой объятий его встретила пустота, тогда он прошелся по всем покоям - и снова безрезультатно. Только звуки собственных легких шагов нарушали покой королевских владений.
        Драго оперся на стену и растерянно поиграл юбкой балахона. Неожиданно его обняли за плечи крепкие руки Тау и прижали к себе.
        - Ты меня напугал, - холодно проговорил Драго, поворачиваясь.
        Тау уже успел разоблачиться, он снял доспехи, и стоял в своем белом эфийском одеянии из льна и хлопка.
        - Я решил сделать тебе сюрприз, - усмехнулся Тау.
        - И какой?
        Король не ответил. Он резким движением развернул парня к себе спиной и, схватив за шею, нагнул.
        - Опирайся на стену, - приказал Тау.
        - Эй! Не так быстро! - запротестовал Драго, который, впрочем, послушно положил ладони на холодную поверхность стены.
        - Заткнись и расслабься! - Тау быстро задрал балахон и резко засунул пальцы в тело любовника.
        Драго вскрикнул.
        - Больно же! - он поморщился и зажмурил один глаз.
        - Терпи, это всего на всего пальцы.
        - Но вчерашняя ночь…
        - Завали рот! - Тау с силой нажал рукой, вводя пальцы еще глубже.
        Драго застонал.
        - Расслабь мышцы, - грубо кинул король, - И выгнись!
        Драго послушно прогнул спину, но режущая боль только усилилась, приобретая нетерпимое жжение.
        - Дыши… - жестко скомандовал король, - Что с тобой сегодня?
        - Я не готов так сразу, Тау!
        - Повтори!
        - Тау!
        - Еще раз!
        - Тау, это не шутки, ты мне делаешь больно! - Драго ударил ладонями по стене, оставляя влажные следы на гладкой серой облицовке.
        - Хорошо, приходи в нужный настрой, - Тау высвободил руку.
        Драго выпрямился и поправил балахон. Он не произнес ни слова, но выражение лица кричало о высшей степени негодования. Тау лишь усмехнулся, оглядывая разгневанного парня хозяйским взглядом.
        Бал кружился цирковым представлением, сотни разноцветных гирлянд взмывали в воздух, и ритм неистового танца срывал улыбки с охмелевшей публики. Дворяне рассыпались комплементами друг другу и уединялись по углам исследовать глубины флирта. Время ушло, оно потерялось на дне пенных бокалов, закатилось под скатерти столов и распустилось цветами, которые украсили стены и блюда. Никто не следил за собой, но каждый наблюдал друг за другом, уже вынашивая зародыш завтрашних сплетен. Торжество гремело музыкой и смехом людей, куражащихся в пьяной лихорадке.
        - Пожалуй, пора, - пробормотал Ив, послушно выждав нужный момент.
        Он осторожно вытащил из-под воротника амулет и, незаметно сняв с шеи, уронил на пол. Холодный красный камень поманил его таинственным блеском. Барон колебался. Он поднял глаза на Куана Цунес. Советник громко хохотал, обнимая роскошную брюнетку. Он был полон жизни. Ив замялся, но камень на полу не отпускал, он довлел над волей и подталкивал к преступлению.
        - Будь, что будет! - на выдохе произнес Ив и решительно раздавил кулон.
        Хруст камня, казалось, вырвет барабанные перепонки, барон сморщился и испуганно завертелся по сторонам. Но никто не услышал треска. Ив, ничего не понимая, снял ногу с кулона и вмиг черный рой пыли вырвался стремительной кометой, несясь прямо на принца. В зале поднялись пораженные возгласы, еще не осознающих опасности, людей, которые приняли заклятье за часть цирковой программы. Дитрих напротив, мгновенно заметил угрозу, но скорость ветра парализовала его. Он застыл с побелевшим лицом, стянутым гримасой ужаса, а руки впились в подлокотники трона. Опомнившийся Ив понесся опережать «дух мглы», ему казалось, что он упустил момент и может опоздать. Приходилось отталкивать человеческие препятствия, работать локтями и лавировать. Он старался изо всех сил, и вскоре ему удалось сравняться со смертоносной кометой. За полметра от трона наследника, Ив прыгнул вперед, заслоняя собой перепуганного насмерть принца.
        - Сеть саламандры! - прокричал маг, выставляя руку вперед ладонью. Треугольная огненная сеть растянулась по воздуху.
        «Черная мгла» затормозилась, раздираемая внутренними вихрями, а потом резко метнулась в сторону. Куан так ничего и не понял, он захрипел скованными легкими и испустил дух. Его спутница истошно заорала, зарождая в зале волну все новых криков. Ив с замиранием сердца смотрел на труп советника и на ту беготню, вокруг него, которая поднялась сразу после осознания случившегося.
        Советники сориентировались первыми, они спешно отчищали зал от публики и просили всех покинуть место преступления. При виде серьезных лиц верховных магов, уже настороженно приглядывающихся к окружающим в поисках убийцы, у Ива все похолодело.
        - Вы спасли меня! - дрожащий голос принца привел барона в чувства. Он положил руку на плечо Ива, но тот испуганно отшатнулся, чуть не сбивая Дитриха с ног.
        - П… Простите, - растерянно прошептал барон.
        - За что? Вы ничего плохого не сделали! - принц схватил спасителя за обе руку. Теперь он широко улыбался.
        - Я убил…человека, - не веря себе, прошептал Ив.
        - Мне жаль, - принц опустил глаза, - Но вы ничего не могли поделать. Вы не контролировали, не смогли бы…
        - Вы не понимаете… - барон замотал головой.
        - Спасибо! - Дитрих снова похлопал Ива по плечу.
        - Сынок! - Ева кинулась на сына и прижала к груди, - Ты жив! О, Боги! Ты цел!
        - Мама, задушишь! - пробурчал принц, придушенный телом матери.
        - Ох, как я испугалась! - простонала Ева и еще сильнее сдавила голову сыну, а потом внезапно резко отстранила и принялась покрывать его лицо поцелуями, жадно, как после долгого расставания.
        - Мама! Мама! - Дитрих еле отбился, - Этот человек спас мне жизнь! - он указал на Ива.
        Тот виновато потупил голову.
        - Я вам так благодарна! - залепетала Ева и в порывах чувств наградила ошарашенного барона поцелуем в лоб.
        Драго прошелся по комнате, осматривая предметы интерьера. Тау сидел на кресле и не отводил от него жадных глаз. Внезапно Драго подошел к столику с нефритовыми шахматами и взял фигуру ферзя в руки, поднося к губам.
        - Положи на место! - внезапно рявкнул Тау, вскакивая.
        От неожиданности Драго выронил фигуру.
        - Почему? - кокетливо спросил он.
        - Я так приказываю. Ты понятия не имеешь, что это за вещи.
        - А что это за вещи? - лукаво протянул Драго.
        - Тебе знать необязательно.
        - Шахматы из зеленого нефрита, дорогая штучка. Королевская не иначе… - Драго поднял фигуру и вернул ее на доску, - Здесь шах и мат королю.
        - Верно, так закончилась одна партия много лет назад.
        - Король проиграл?
        - Да.
        - Неужели реванш невозможен? - Драго приподнял одну бровь, всматриваясь в расстановку сил на доске.
        - Только не в жизни. Отойди от доски!
        - Позволь я переиграю… - парень выдвинул пешку на место ферзя, а потом устроил мат второму нефритовому правителю.
        - Я сказал уйди! Доска очень дорога для меня! - Тау кинулся к Драго и отвел от столика.
        - На ней печать Зеленого Дракона Болот, - ухмыльнулся тот, указывая на угол доски с фамильным гербом, - Похоже, шахматы раньше принадлежали семье Милиотар.
        - Ты чересчур наблюдательный, - Тау сжал запястье парня.
        - Какой есть, - подмигнул тот.
        - Шахматы и еще музыкальный сундук - единственное, что нашли на месте крушения замка Милиотар. Раньше эти вещи принадлежали мальчишке-колдуну.
        - И зачем ты их собрал?
        - В качестве доказательства победы над домом злодеев! Мои трофеи! - Тау зло рассмеялся.
        - Ясно, - Драго решил развернуться, но Тау ему не позволил. Он швырнул его на пол, а сам взял музыкальный сундук и, поставив его перед Драго, распахнул звучную мистерию.
        - Танцуй! - с остервенением приказал король, опускаясь, как зритель в кресло.
        Драго поднялся на ноги и прожег собеседника яростным взглядом. Он дотянулся ногой до сундука и захлопнул крышку, обрывая надрывную мелодию.
        - Нет, я не танцую, - уверенный голос стал пощечиной Тау.
        - Я приказываю! - взорвался он, вскакивая и замахиваясь.
        - Ударишь меня и ничего не почувствуешь. Я не раскроюсь и ты не получишь того, чего так жаждешь.
        - Прости, - с Тау мгновенно слетел гнев. Он обнял парня и погладил его щеку, - Я иногда забываюсь.
        - Ладно. Я не танцую, потому что не продажная душа, как Цаца, и не исполняю приватных танцев. В моем репертуаре только народные архатейские пляски. Уважай меня.
        - Еще раз извини, - неожиданно Тау поднял Драго на руки и осторожно перенес на постель в спальне. Он положил его на спину, а сам лег сверху, прижимая его к шелку простыней.
        - Хочешь таким образом заслужить прощение? - прошептал Драго, опуская глаза и играя руками со шнуровкой на груди Тау.
        - Хочу вкусить сладость твоих губ, - ответил он и соединил лица поцелуем. В тоже время его руки освобождали тело Драго от тканых пут.
        - Только осторожно, - ослабевшим голосом произнес тот.
        - Не бойся, - Тау снял свои одежды и лег на Драго, потираясь о него возбужденным половым органом.
        Драго простонал, он сжал ногами торс любовника.
        - Восхитительный, - Тау погладил его лицо и снова осторожно поцеловал в губы.
        - В жизни, - тихо начал Драго, прикрывая глаза, - Ты действительно кажешься железным, как твои доспехи. А сейчас такой нежный…
        - Это ты меня делаешь таким. Твоя чувственность сводит с ума.
        - Я соткан из нее, как и самые страстные архатейские танцы.
        - Боги, как ты прекрасен! Как волнует твой голос, словно Ксандер снова говорит со мной! Если б у тебя были его глаза, - Тау закрыл веки Драго и провел по ним большими пальцами.
        - А ты сам закрой глаза и поцелуй меня. Разницы не почувствуешь.
        - Касандер, - Тау впился в губы Драго, заставляя его поперхнуться от неистовства языка. В следующий момент, парень вскрикнул, ощущая, как член короля пронзает его тело.
        - Тебе не будет больно, я сделаю все аккуратно, расслабься, - прошептал Тау, устраивая ноги Драго на своих плечах и начиная раскачивать его на себе.
        - Тау! - парень прикрыл рот рукой.
        - Не закрывайся от меня, - король убрал его руку от лица, - Мне нравится твое очарование, такое соблазнительное и беззащитное.
        - Мне хорошо… Тау…
        - Я знаю.
        Сильные руки короля приподняли бедра любовника и еще глубже до самого упора притянули к себе.
        - Тау!.. - вскрикнул Драго, поднимая плечи и обнимая его за шею.
        - Подвигай бедрами… Не бойся, - Тау блаженно прикрыл глаза.
        - Будет так, как ты захочешь, - тяжело дыша, проговорил парень. Подрагивания бедер выматывали и воспаляли мышцы. Тонкая струйка пота пересекла его грудь, возбуждая Тау и заставляя его двигаться еще ритмичнее. Запах страсти разливался душным ароматом по комнате, насыщая легкие пышным удовольствием.
        - Касандер! - прокричал Тау, предчувствуя уже скорый пик наслаждения.
        - Я с тобой, мой принц… - вырвалось из глубины души Драго, и он истошно закричал, полностью принимая в себе короля.
        - Всегда, будь… - выдохнул Тау, взрываясь пожаром страсти.
        Тело несчастного Куана Цунес успели унести, помрачневшие дворяне вновь собрались в тронном зале. Их поредевшие ряды потускнели и посерели, богатые туалеты легли в чемоданы, а сами знатные люди надели маски публичной печали. Некоторые особо впечатлительные покинули дворец, дабы спастись от возможной опасности, ведь никто толком не знал каков замысел убийцы и что он сделает в следующий момент. Оставшиеся дворяне пришли, чтобы выслушать речь своей королевы.
        Ева успела распорядиться на счет покойника и торжественных похорон со всеми почестями. Приказав разыскать короля, она решила взять слово и успокоить народ.
        - Дорогие граждане Архатея и Объединенного Государства, - королева взмахнула рукой и посмотрела на сына, стоящего рядом, - Мы переживаем черное время, тучи сгустились, но вместе мы сильны и переживем надвигающийся шторм. Я обещаю трагедия, разыгравшаяся под сводами древнего замка, не останется безнаказанной. Сегодняшнее убийство не только отняло жизнь у верного сына отечества и нашего друга, но и поколебала основы нашего мира, его нормы и целостность!
        Все замолчали, ощущая в долгой паузе всю глубину трагизма.
        - Но я обещаю! - Ева повысила голос, - Преступник будет наказан по всей строгости закона. Он не уйдет, не скроется от правосудия! Клянусь своей короной, кровь уважаемого Куана Цунес не останется неотомщенной! Клянусь, не будь я королевой!
        Некоторые дворяне чинно преклонили колено, остальные остались невозмутимо стоять, не столь впечатленные проникновенной речью королевы.
        - Но! - Ева картинно погрозила перстом с кольцом Милиотар, - Гнусный поступок вершился не против невинно пострадавшего собрата. Нет! Злодей хотел отнять у Империи надежду, - она на секунду запнулась, но сакраментальный момент требовал продолжения, - Единственного наследника и моего дорого сына, Дитриха!
        Рука Евы указала на принца.
        - И нет пощады презренному нелюдю! Если бы не отвага и доблесть барона Ивора Фариха, мы бы лишились принца. Вот поступок истинного сына отечества, настоящего дворянина, достойного подражания и внесения в историю! От лица всего Объединенного Королевства и от себя лично, - Ева подошла к барону и, лаская его мягким взглядом, торжественно изрекла - Благодарю. От всей души, спасибо тебе!
        - Спасибо! - искренне подтвердил Дитрих.
        Зал взорвался овациями. Только барона не тронуло всеобщее признание, его сердце было неспокойно, нехороший осадок давил на него и не давал насладиться славой. Он виновато отвел глаза, боясь смотреть на преисполненные благодарностью лица королевской семьи.
        Спальню короля заполнил душный воздух, наполненный жаркой истомой и ароматом наслаждения, получаемого здесь на протяжении последнего часа. Словно электрические разряды витали в каждой частичке пространства, нагнетая атмосферу тонкой чувственности.
        Тау и Драго лежали на постели в расслабленной неге. Король обнимал любовника и поглаживал его шею, иногда рука спускалась до соска, теребя и потягивая кольцо. Драго играл волосами Тау, то накручивая на пальцы, то распуская пряди.
        Неожиданно в дверь начали отчаянно тарабанить, так что любовники подскочили на кровати и непонимающе переглянулись.
        - Ваше Величество! Ваше Величество! - голос слуги казался встревоженным до крайности.
        - Кто тебе дал право меня беспокоить! - взревел Тау.
        - Беда! Беда! Убийство!
        Тау вскочил на ноги и кинулся одеваться. Драго лишь самодовольно усмехнулся, наблюдая за паникой короля.
        - Поднимайся! - рявкнул на него король, - Пошел вон! Тебя не должны увидеть!
        - Что стыдно? Боишься за реноме? Как печально.
        - Встать, я сказал!
        - А ты трус, король, - надменно произнес его любовник.
        - Убирайся! Ты архатейское ничтожество, которое я трахаю от скуки, не смей мне дерзить! - Тау стащил Драго с кровати и швырнул ему в лицо балахон, - Давай, шевелись!
        Драго медленно накинул балахон и злорадно улыбнулся.
        - Да, ты сходишь по мне с ума, признайся себе! - произнес он, - Ты погряз в беспутстве, король разврата и лжи. Изменяешь жене с мужчинами, а для галки штампуешь наследников. Как противно! Врешь всем, боишься признаться в своих желаниях… Да, достойное поведение - за моралью прятать грязь. Как считаешь? Ты это считаешь поведением достойным короля? Тау?
        - Эй, ты! Дерзкая тварь! - глаза Тау стали сумасшедшими, и кровь вступила в лицо, - Как ты смеешь так говорить с Королем! На колени! Ты, ублюдок проклятого народа, подчинись мне и проси пощады!
        - Нет, Тау, никогда! - Драго рассмеялся ему в лицо.
        - Я приказываю! - взревел Тау и бросился на парня.
        Но не дошел, огромные ветряные кольца, объявшие фигуру Драго, заставили его отступить.
        - Ты забыл, что я маг? - в тоне парня сквозила издевка, - Я не позволю с собой обращаться, как с тряпкой. Ты не можешь приказывать мне, потому что ты мне не король.
        - Что?! - поперхнулся Тау от такой неслыханной наглости.
        - Истина, Тау, всего лишь истина. Правда, колит глаза? - Драго иронично покачал головой, - Ты в Архатее никто, интервент, занявший трон по досадной ошибке бывшего правителя. Даже не так… он смело шел за велениями сердца и отдал любимому человеку всего себя, а ты подло воспользовался его любовью. На крови Касандера ты взошел на престол. А теперь проводишь время не в государственных делах, а в плотских утехах. Ради этого ты уничтожил любившего тебя человека?
        - Ты ничего не знаешь, сволочь! Не смей меня судить! - Тау вытащил меч, - Я убью тебя! Отрублю эту дерзкую голову!
        - Не получится! Не сможешь подойти!
        - Мой лебедь сильнее! Я сделаю с тобой все, что заблагорассудится, грязная проститутка!
        - Ой, ли! - Драго рассмеялся, запрокидывая голову, - Моя защита «рукава ветра» пятого уровня, да твой Белый Лебедь рассыплется от прикосновения. Неужели ты думал, я не успел прощупать твою броню? Я во время занятий любовью времени не теряю, ты раскрываешься, и исследовать силу белого лебедя совсем просто.
        Меч Тау рухнул на пол, разрывая нить беседы.
        - Пятый уровень, - повторил король, его трясло от бессилия и негодования, но здравого смысла он еще не лишился, - А что ты делал в ночь, когда сбежал Хизу Чивори? Может, это ты ему помог, жалкий пес?!
        - Ха! Какие смешные подозрения, - Драго развел руками, - Всю ту ночь, я провел в страстных объятиях своего любовника. Ты ведь наверняка навел справки, и уже знаешь, я сплю с другим и приехал с ним. Так вот, всю ночь я ласкался со своим любовником, я стоял на коленях и работал языком, - парень демонстративно пососал средний палец, - А потом меня раскачивали до рассвета, вверх-вниз, вверх-вниз, - Драго облизнулся, - Я кончил раз десять, и упал без сил. Знаешь, такое тебе даже не снилась, несмотря на гигантский размер, которым, впрочем, ты не умеешь пользоваться. Так-то! - в довершении своей пламенной речи Драго потряс плечам и послал Тау воздушный поцелуй.
        Король остолбенел и застыл, не находя ни слов, ни подходящих эмоций. Драго с чувством выполненного долга застегнулся, снял ветряную защиту, и, минув секретный выход, направился к двери, в которую уже устал биться слуга. Но когда он приоткрыл дверь, то внезапно остановился и, повернувшись, холодно кинул:
        - И еще, я больше не буду с тобой спать.
        Оттолкнув плечом пораженного словно громом слугу, Драго вышел.
        Тау влетел в тронный зал и прошел по нему походкой взбесившегося хищника, даже доспехи звякали в унисон боевому духу хозяина. Все заметили настрой короля, поэтому предусмотрительно собрались и вытянулись.
        - Что, черт возьми, здесь случилось? - не вникая в дела, взревел король.
        - Тау! - к нему подбежала Ева и обхватила за руку, - Пролилась кровь…
        - Я все знаю! - Тау грубо высвободился, - Я спрашиваю, как такое могло произойти на виду у лучших боевых магов королевства? Вы, что титулы получили за количество выпитого, а не за способности?!
        Дворяне озабоченно переглянулись.
        - Вы посмотрите на себя! Никчемные, жадные, ленивые. Почему какой-то безродный щенок оказывается быстрее вас, именитых корифеев магии?!
        - Тау! Барон спас нашего сына! - Ева прилюдно осадила мужа.
        - Я в курсе, - закивал Тау, - Но меня возмущает никчемность остальных!
        - Просто никто не ожидал, - в беседу вступил старик Нару, выплывая на середину зала. Говорил он тихо, почти шептал, но четкость слов поражала слух так, что все разбирали каждый звук.
        Тау не посмел грубить достопочтенному старцу, ему пришлось взять себя в руки и уважительно прислушаться к речи советника.
        - Заклинание сильное использовано, из глубин истории, что только в книгах встретить можно, - продолжал Нару, - Действовал могущественный маг, боюсь предположить его истинный уровень. И только духам земли известно, что он замыслил. Каждый должен опасаться следующего удара. Совет начеку, ибо только удача барона Фариха помогла спасти принца Дитриха.
        - Уважаемый Нару, - с трудом выговорил Тау, - Что вы предлагаете?
        - Принять меры, - кивнул старец своей вуалью, - Обилие магов в замке лишь повредит расследованию. Отпустить необходимо младшие уровни, они все равно не помогут. Пятые тоже… Не ровня он им вовсе…
        - Вы хотите сказать, что равен вам по силе? - обеспокоено проговорил Тау и уселся на трон. Внешне он казался спокойным и как обычно непоколебимым.
        - Быть может, быть может, - старец развел дрожащими руками, - Но я боюсь сильнее он, и только единством совладаем.
        - Так кто им может быть?
        - Кто - я не знаю, но точно понимаю, быстрее надо формировать совет. Иначе вовремя отпор не сможем дать.
        - Да, да, верно… - задумчиво произнес Тау.
        - Ивора в совет! - пронзительный крик неунывающей Нойки прорезал серьезную беседу очарованием юности.
        Суровые лица дворян обратились к девушке, которая ничуть не смутилась, а наоборот игриво захлопала глазами.
        - Да! - внезапно поддержал предложение Дитрих, - Отец, пожалуйста, выслушайте меня.
        Тау недовольно сжал губы, но в присутствии людей возражать не стал.
        - Ивор спас мне жизнь и я ему очень благодарен, - принц сложил руки на груди, - Считаю, что такие отважные благородные люди славят нашу страну. Они гордость Королевства и все должны ровняться на них, как на эталон поведения аристократов. Поэтому, я думаю, мы обязаны воздавать за подвиги и поощрять их. Уверен, Ивор достоин сесть в совет.
        - Что за детский лепет? Я даже не знаю этого мальчишку…
        - Но он доказал свою преданность! Барон Фарих наиболее подходящая кандидатура, - Дитрих впервые спорил с отцом, но теперь он чувствовал свою правоту и долг перед бароном, поэтому был уверен в собственных силах, - Спасибо, Нойке, она своим свежим взглядом нового человека показала мне простую истину и предложила наиболее здравое решение.
        - Он прав, - неожиданно и Ева поддержала идею сына, - Если кто и достоин места в совете, так барон. Он рисковал собой ради принца, это многого стоит. Человек, который неверен королю, не стал бы так поступать. Барон Фарих оправдал свой высокий статус. Если бы ты был здесь, ты бы оценил его отвагу…
        Тау оглядел зал, все внимали и ждали от него решения. На глаза попал Ивор, оробевший и окончательно потерявшийся во всем происходящем. Тау он не понравился, барон был слишком молодым и казался ненадежным. А еще Ивор притащил в замок Драго… При воспоминании о наглеце, Тау перекосило, и он махнул рукой.
        - Хорошо, - произнес он, уязвленный намеком жены, которая пробудила в нем чувство вины, - Пусть будет по-вашему…
        Мать и сын переглянулись, облегченно улыбнувшись.
        Тау потер лоб. Ему не хотелось назначать барона в совет, но давление со стороны семьи, совет, требующий быстрого решения, общественность, изводящая его вопросительными взглядами, все жутко раздражало. Да и спорить с толпой Тау не собирался, надо было соответствовать образу справедливого вдумчивого правителя.
        - Я назначаю Ивора Фариха новым советником.
        - Но, - выговорил Нару, - Совет…
        - Вы имеете, что-то против? - не выдержал Тау, - Вы же сами просили быстрого решения.
        - Но не скоропалительного, - возразил старик.
        - Это единственное, что я могу предложить. Таково мое решение. И прошу его не обсуждать, ибо на попятную я не пойду.
        - Как вам будет угодно, Ваше Величество! - Нару чуть качнул головой, самое большое, что он мог проделать со своим позвоночником.
        - Вот и хорошо. Все свободны. Разъезжайтесь по вотчинам. А ты, Ивор, - Тау указал на парня, - Остаешься в замке, как новоиспеченный член совета.
        - С…слушаюсь, - пискнул Ив и согнулся в поклоне.
        - Свободны! - Тау махнул рукой. Он устало подпер голову ладонью и бесстрастно наблюдал, как толпа освобождает просторы тронного зала. Все выходило хуже некуда и из замкнутого круга проблем не находилось ни выхода, ни спасения, только дальше уходили спирали, унося короля в вихрь нерешенных будничных проблем.
        ГЛАВА ШЕСТАЯ

1
        Старческие руки бережно перебирали осколки потускневшего красного камня, аккуратно разложенные на зеркальной поверхности блюда. Дей Крочи старался даже не дышать, настолько хрупкими были фрагменты магического предмета. Ева с нетерпением в глазах наблюдала за действом, иногда косясь на старика Нару, который и собрал всех в покоях королевы для демонстрации находки.
        - Дух такой мощи не мог возникнуть случайно. Его создали, - изрек Нару, заметив нервное ожидание Евы.
        - Но кто? - Ева, объятая интересом и волнением, сложила руки на груди.
        - Очевидно, что кто-то из присутствующих.
        - Кто-то из дворян?
        - Загадка номер один. На первый взгляд, очевидно, что некому желать вам зла. Но на поверку выходит все иначе. Действует здешний маг.
        - Откуда такая уверенность?
        - Мы нашли улику на полу в тронном зале.
        - И что это? - королева прикусила губу.
        - Вы видите на блюде…
        - Мне неизвестно, что я вижу! - Ева напряглась, ее темно-зеленые глаза еще сильнее потемнели.
        - Хранилище для заклятия.
        - А что за заклятие?
        - Советник Дей сейчас изучает следы. Еще немного потерпите, моя Королева.
        - Ладно, - кивнула Ева.
        - Я не уверен на счет Ивора, - внезапно таким же спокойным старческим голосом произнес Нару.
        - Почему?
        - Не уверен. Просто предчувствие. У меня бывает.
        - Он не вел себя, как герой, только что совершивший подвиг, - Дей Крочи отлип от крошек и вставил свое веское слово.
        - Именно, - кивнула вуалью Нару, - Скорее, как провинившийся проказник.
        - Я уважаю вас, почтенные старцы, - Ева положила руку на сердце, - Но, думаю, вы слишком категоричны по отношению к Ивору. И я понимаю почему. Тау принял решение без вашего одобрения. Но поверьте, барон Фарих добрый человек. Мальчик просто растерялся и, конечно, огорчился, ведь пусть и не специально, но из-за него погиб человек. По сути, Ивор совершил непреднамеренное убийство, а в наше время маги забыли, что такое проливать кровь. Да бедный мальчик получил травму на всю жизнь!
        - Вы слишком добры, - отозвался Дей, поднося к Еве блюдо с осколками.
        - Итак? - старик Нару повернул голову к собрату.
        - Заклинание «порождение мглы», как мы и думали, - деловито отозвался тот.
        - Пятый уровень…
        - Ну, не совсем… - Дей почесал рыжую бороду, - Ударное заклятие может и превышать базовый уровень. В нашем случае в него вложили столько ненависти, что с лихвой хватило бы на шестой.
        - Мерзавец, на порядок усилил заклятье, - Нару покачал головой, - Как думаешь, какой у нашего злодея магический уровень?
        - В защите однозначно шестой, а в нападении… Боюсь предположить…
        - Мог достичь седьмого?
        - Да, - с нотками испуга выговорил Дей.
        - Что это все значит? - подскочила напуганная Ева.
        - Сядьте, Ваше Величество, - тихо проговорил Нару, многозначительно косясь на живот королевы, - Ребенку вредны стрессы и резкие движения.
        Ева покорно последовала совету старика, но дрожь в руках унять так и не смогла.
        - И еще, - продолжал Дей, - Преступник использовал старейшее, я бы сказал архаичное, заклятие. Его давно никто не применяет, ингредиенты, видите ли весьма дороги, да и приготовить их крайне сложно, мудрено. Нынешние маги не любят работать мозгами, им лень связываться с подобными заклятиями. Поэтому технология давно забыта, и существует только в книгах. Но без должной практики и навыков по простой инструкции невозможно воссоздать столь мощное колдовство. Только избранным поддается такая мощная магия.
        - Ты говоришь о том, что этот маг наш ровесник? - хрипнул Нару.
        - Да, однозначно. Он жил и учился магии во времена великого противостояния Эф и Архатея.
        - Но из ныне живущих магов нет ни одного, кто бы мог сравниться с нами, и уж тем более приблизиться к седьмому уровню. За всю историю планеты, я припомню лишь одного человека, сумевшего достигнуть седьмой ступени.
        - Касандер… - тихо произнесла Ева.
        - Да, ваш брат, Касандер Милиотар, - снова кивнул Нару.
        - Проклятый колдун тоже обладал страстью к использованию самых изощренных магических приемов, - подметил Дей.
        - Точно…
        - Одни «цепи» чего стоят…
        - Именно.
        - Касандер, - вновь произнесла Ева, ее трясло от ужаса и в глазах стояло неверие, граничащее с безумием, - Касандер…
        - Моя Королева? - прошептал Нару, мгновенно перемещая платформу к женщине, - Вы в порядке?!
        - Нет! - завопила она, хватаясь за голову руками, - Я знала…
        Женщина тяжело задышала, стало очевидно, что она впала в настоящую панику.
        - Знала, - механически повторила Ева, - Я ведь чувствовала с самого начала, с самых «Пророчеств», что грядет беда. Он вернулся, - она в ужасе завертела головой, - Клянусь, он здесь! Я чувствую… брат пришел за мной! Касендер… О, Боги! За что? Чем я заслужила?
        - Это невозможно, - буркнул Дей, - Ваш брат умер, будь проклят его прах. Худшего правителя я еще не встречал… М-да. Не переживайте.
        - Дей, собрат, - старик Нару поднял руку, - Взгляни на камень.
        И Крочи, и Ева одновременно посмотрели на зеленного гиганта, что красовался на пальце королевы. Камень Дракона Зеленых Болот словно ожил. Он пульсировал едкой зеленью, и темные вихри плясали на его дне.
        - Что это? - вскричала Ева, срывая перстень и брезгливо отбрасывая его в сторону.
        Дей осторожно поднял кольцо и, поднеся к лицу, многозначительно хмыкнул.
        - Он давненько так не горел, - произнес он после минуты задумчивости.
        - С тех самых пор, как коснулся руки Драгоценной Королевы, напрочь лишенной магии, - пояснил Нару, - Тогда камень заснул и ждал своего часа… Он хранил молчание, терпеливо отсчитывая секунды, пока в мире снова не появится Милиотар с огромными магическими способностями.
        - Может, это мой ребенок? - с надеждой выпалила Ева.
        - Тогда бы перстень вспыхнул в день зачатия…
        - Но… - глаза королевы расширились и остановились в одной точке, - Я не хочу, чтобы мое предположение оказалось правдой.
        - Камень почувствовал своего хозяина, - подытожил старик и опять покачал вуалью.
        - Дорогой собрат, - Дей прищурил один глаз, - Неужели ты действительно думаешь, что Касандер вернулся?
        - Нет, конечно. Не думаю, однако не исключаю версию, что какой-нибудь маг использует дух покойника. Создал проекцию из мира мертвых, которую притащил сюда. Иными словами, сильный маг мог позаимствовать часть силы Касандера.
        - Кто? - Крочи пожал плечами, - Такое колдовство требует пятого уровня. Но никто из наших не стал бы ввязываться в столь опасную игру. Никто! Я хорошо знаю придворную знать, наши бы не стали!
        - Я знаю. И мотива у них нет, а у заинтересованных лиц не хватает сил. Тот же Хизу - полная магическая бездарность.
        - Угу, даже при простейшем волшебстве вместо яйца получит курицу.
        - Но он автор «Пророчеств»! - проговорила Ева, - В них я тоже узнаю замысел брата! Его рука крепко держит топор, поднятый над моей семьей. Хизу связан с ним. Не может быть сомнения…
        - Моя Королева, - ласково прошептал Нару, - Вам надо отдохнуть. Я ощущаю от вас губительные вибрации страха. Не мучайте себя и не бойтесь, мы же с вами. И обещаем, что мы найдем новоявленного ренегата, который скрывается под личиной верного подданного. Так ведь, друг Крочи?
        - Конечно! - закивал Дей.
        - Да. Вы правы. Я устала, - Ева медленно поднялась на подкашивающихся ногах, - Я очень устала.
        Она подалась вперед, с трудом выжимая из себя шаги.
        - Королева? - вопросительно шепнул Дей.
        - Я устала, - женщина задергала рукой, грозя пальцем, - Если Он вернулся, я не переживу.
        Ева остановилась и замерла, как вкопанная. Старики даже успели перекинуться несколькими репликами по поводу дальнейшего расследования, как внезапно тело королевы задрожало, и она упала как подкошенная, хватаясь за живот. В следующее мгновение комнату сотряс раздирающий душу женский вопль. Советники не знали, что предпринять и с ужасом смотрели, как на полу багровела расползающаяся лужа крови.

2
        Солнце еще не успело встать, а Ив уже поднялся и ходил по комнате. Он спал всего каких-то два часа и на голову неприятным осадком давили события вчерашнего вечера. Сон улетучился и уступил место тревожному нетерпению. Драго утопал в пышном постельном белье, раскинувшись на кровати с простотой ребенка. Из уголка губ тянулась серебристая нитка слюны, Ив впервые видел, чтобы его любовник так сладко и умиротворенно спал.
        Засмотревшись на Драго, барон не заметил декоративного столика и вписался прямо в него. Стол с грохотом повалился на пол.
        - Ты что колобродишь? - заспанный Драго поднялся на локтях.
        - Прости, - проговорил Ив, уже не таясь ставя стол на место.
        - Вот черт, - Драго потер глаза и сладко зевнул, - Что с тобой?
        - Я в совете…
        - Ну, и отлично. Это не повод меня будить.
        - Ты даже не удивлен, не взволнован…
        - А должен, в такую рань-то?
        - Да! Твой план удался, и ты даже не представляешь чего мне стояло его реализовать. А ты воспринимаешь все как должное!
        Драго разлепил глаза и раздраженно глянул на Ива.
        - Если бы план не удался, тебя бы здесь не было. Я вчера сквозь сон слышал, как ты пришел и сразу понял, что все прошло хорошо. Мне этого достаточно.
        - Да уж! Железная у тебя нервная система! А я не могу забыть, что убил человека! - проговорил Ив, садясь на кровать и смотря Драго в глаза.
        - Ну, и что? - развел руками тот, - Ты боевой маг, а значит одним из твоих призваний можно назвать уничтожения врагов.
        - Но Куан мне ничего не сделал…
        Теперь Драго вскочил и принялся расхаживать по комнате в шелковом ночном балахоне.
        - Ты в совете, - отрывисто произнес он, - В чем проблема-то? Разве ты не этого хотел?
        - Хотел, но чувство вины… Я не знаю, мне тяжело осознавать, что на моих руках кровь.
        - Расслабься, это только первая жертва на нашем пути.
        - Зачем мне отнимать чужие жизни? Ради чего? Я боюсь не выдержать.
        - Хочешь соскочить? - Драго развернулся вполоборота и искоса взглянул на барона.
        - Дело не в том…
        - А в чем? Столкнулся с трудностью, и сразу суешь голову в песок. Как и много лет назад? - Драго зло прищурился, - Любимая девушка вышла за другого, и ты решил больше не интересоваться женщинами, а спать с парнями. Типичная трусость.
        Ив вздрогнул.
        «Не переусердствуй!» - в ухо Драго шепнул голос дракона.
        - Ты прав, это уже перебор, - пробормотал он. Он сел рядом с бароном и положил голову ему на плечо.
        - Прости, я не хотел тебя задеть, - вздохнув, произнес Драго, - Но меня огорчают твои колебания.
        - Поощри меня! - обнял его Ив и потянулся к губам, - Будь нежен и наполни мои поступки смыслом…
        - Ну, не сейчас! - капризно отбился Драго, - Голова болит спросонья.
        - Женские отговорки, - барон обиженно отвернулся.
        - Не злись. Я жду одного союзника и не хочу, чтоб нас прервали в самый ответственный момент.
        - Какого еще союзника? А почему я ничего не знаю?
        - Как раз пришло время узнать. Надо раскрыть все фигуры моей партии.
        - И когда же он явится?
        - Прямо сейчас, - Драго замолк.
        Но ничего не произошло.
        - Хорошо, подождем, - язвительным тоном проговорил Ив. Он упал лицом на постель, не проявляя к засуетившемуся Драго никакого внимания.
        Прошел час, Драго успел пересидеть на каждом стуле и кресле, несколько раз погулять по комнате, постоять возле окна. Он нервничал, покусывал губы и поэтому не находил места. В конечном итоге Ива это стало раздражать.
        - Знаешь, - проговорил он, снова садясь, - Я до сих пор не уверен, что принял правильное решение.
        - Что? - Драго вздрогнул, отворачиваясь от окна, куда с ожиданием всматривался последние десять минут.
        - А, то! Не понимаю, зачем мне это все надо. Я и простым бароном неплохо жил. Да, конечно, бесили все напыщенные аристократы, бьющиеся за внимание короля. Но к самой власти у меня по сути претензий нет. Все проблемы Архатея от алчности дворянства, а не из-за Биа-Хатерии. Никто не мешает нам развиваться, как хотим.
        - Ты опять за свое?
        - Драго, а меня волнует, что я делаю! Самому не кажется, что чересчур требуешь?
        - Нет.
        - А я не могу мириться, мы живем с тобой, как муж и жена. Ну по сути… Однако, я не чувствую, что я в паре. Тебя не чувствую, понимаешь? Есть какой-то странный план, в котором я участвую лишь из-за тебя, есть твоя стойкая убежденность, что ты Касандер… Но чувств у тебя нет… Только и можешь, что раздавать приказы!
        - Ив, ты отворачиваешься от меня? - Драго подошел к барону и, встав вплотную, обнял его за шею.
        - Не надо! - слабо отбился тот, - У меня чувство, что тебе от меня нужно только исполнение плана. Только это! Ты используешь меня…
        - Как не стыдно так говорить! - Драго заключил в ладони лицо парня и взглянул в глаза, - Я влюблен в тебя…
        - Не вижу, ты холоден. Даже занятия любовью механика какая-то. Твоя любимая фраза «давай только быстро».
        - Просто мы заняты, встаем рано…
        - Нет, нет, нет, я-то к тебе со всей душой…
        - Прекрати. Я только что признался, что влюблен в тебя. Правда! - не задумываясь, соврал Драго.
        - И я… Но мне тяжело, пойми! Сложно…
        - Давай, я тебя вознагражу, - проговорил Драго, наклоняясь.
        - Наконец-то, - Ив стянул парня на кровать и устроился сверху, оставляя на шее любовника багровые следы страстных поцелуев.
        - Ив…Ив… мой барон… - шептал Драго, томно прикрывая глаза.
        - Будь моим всей душой, - барон сползал все ниже, освобождая тело любовника от шелка одежды и распыляя его страстью.
        Драго сладко застонал, растворяясь в волнах удовольствия, которое дарили неистовые губы и язык Ива.
        Неожиданно дверь сотряс грохот.
        - Это он, - прошептал Драго.
        - Так открой! - отрываясь от него, выпалил раздраженный Ив. Он сел на кровати, бормоча проклятья и, чтобы скрыть свое возбуждение собрал на коленях гармошкой балахон.
        Драго накинул одеяло и с невозмутимым видом открыл дверь.
        - О! Смотрю, помешал ласкаться! - по носу его щелкнул Хизу и бесцеремонно ввалился в комнату, - Привет, барон Ив!
        Он махнул несколько растерянному парню и уселся в кресло напротив. С вазы на столики ему в руки перекачивало яблоко.
        - Это тот, кто я думаю? - Ив хотел вскочить, но, посмотрев вниз на промежность, опомнился и не стал.
        - Да, Хизу Чивори собственной персоной, - проговорил Драго, устраиваясь возле окна.
        - Так это ты помог ему бежать?
        - Естественно.
        - А какие проблемы-то? - Хизу насмешливо уставился барону в глаза.
        - Вообще-то, есть! - Ив всплеснул руками, - Тебя же разыскивают! Ты автор «Пророчеств»…
        - Только не говори, что ты их не читал, - Хизу потрепал бороду.
        - Читал… Но как-то это слишком…
        - Сильно звучит, особенно для человека, который только что прикончил советника…
        - Уже слышал? - вступил Драго вместо не нашедшегося Ива.
        - Ага. Все только об этом и говорят, всю дорогу слушал сотни бредовых предположений! Смешно было, я-то знаю, кто все устроил. Приятно быть в курсе величайших тайн нашего времени, сотрясающих эпоху.
        - Как доехал-то, маэстро слова?
        - Пробрался сюда с водовозами. Небольшой грим и стал похож на старика, - Хизу достал из-за пазухи седые патлы и помахал ими в воздухе, - Как видите, не всегда магия столь необходима, можно и простыми средствами обойтись.
        - Ты просто гений, хорошо хоть покои не перепутал…
        - Ну, я умный, а твои объяснения не особо помогли. Надиктовал в хрустальный шар со скоростью света, кто ж запомнит. Пришлось тащить с собой «кристалл дорог», он меня к тебе вывел.
        - Кристалл с тобой?
        - Да, - Хизу продемонстрировал желтый прозрачный прямоугольник, висящий у него на шее.
        - Делись, - Драго протянул руку.
        - Нет.
        - Дай сюда!
        - У тебя самого, что ли нет?
        - Нет, а надо… - Драго сердито сжал губы.
        - Ладно, дитятко, держи! - Хизу снял с шеи кристалл и кинул союзнику.
        - Спасибо, - отозвался тот, пряча подарок в шкатулке с магическими предметами.
        - Раз вы все обсудили, то ответь на один вопрос: зачем он здесь? - напомнил о себе Ив.
        - Я позвал, - Драго нахмурился.
        - Меня вот тоже волнует. Зачем? - Хизу выпучил глаза.
        - Собираю воедино на доске все фигуры партии… Логично, если мы все будем вместе.
        - Ничего логичного! Мне не нужно лишний раз светиться.
        - А ты и не будешь. Твои обязанности дальше этой комнаты не зайдут!
        - Постой, он, что жить здесь будет? С нами? - от негодования Ив подскочил, забыв о собственных предрассудках.
        - Ну, да, - равнодушно кивнул Драго, - А где еще?
        - А как же мы?
        - А что «мы»?
        - Вообще-то, здесь одна кровать.
        - Он поспит на полу.
        - И не думай! - запротестовал Хизу, - Я хочу софу.
        - Будет тебе софа, - буркнул Драго, и, обратившись к Иву, произнес, - Обещаю, надолго не затянется. Потерпи немного, ради меня.
        - Ну… - барон почти согласился, - А вы с Хизу тоже любовники?
        - Никогда! - оскобленный Хизу замахал руками, - Я не по вашей части! У меня жены, дети, внуки!
        - Правнуки… - язвительно дополнил Драго.
        - А ты не завидуй, - подмигнул Чивори, - Кстати, Ив удивительно напоминает Юнгса. Ты его по этому критерию выбрал?
        - Нет, конечно, - отозвался Драго, замечая, как сразу напрягся барон, - Я влюблен.
        - Серьезно?! - Хизу сделал строгое выражение лица, но, не выдержав и секунды, скорчился от смеха.
        - Не обращай на него внимания, Ив, - Драго махнул рукой, - Он вечный шут.
        - Ага, как же! Бе-бе! - Хизу высунул язык.
        - И это твоя команда? Сколько ему лет, Драго?! - Ив отстраненно покачал головой.
        - Около тридцати трех.
        - Он что умственно отсталый?
        - Эй! Я все слышу! - Хизу помахал руками.
        - И хорошо, - кивнул Драго, - Видишь, как ты выглядишь в глазах окружающих.
        - Будьте проще, умники!
        Ив скользнул взглядом по лицу незваного гостя. Он продолжал находиться в прострации.
        - Поверить не могу… и это автор «Пророчеств»! - разочарованно протянул он.
        - У Хизу много талантов, не обманывайся его масками, - Драго усмехнулся, - Наш союзник просто избрал себе такое придурочное амплуа.
        - А как мне еще справиться с потрясением… - Хизу скорчил страдальческое лицо.
        - Каким? - одновременно спросили Ив и Драго.
        - Он! - Хизу указал на Драго пальцем и на глазах у него навернулись слезы, - Этот злой человек превратил меня в… огромную, жирную… Гусеницу!
        Впервые Ив улыбнулся шутке.
        - Хватит сетовать! - наоборот возмутился Драго, - Всю жизнь мне напоминать будешь? Я, между прочим, тебя спас!
        - Угу… Добрячек, какой, смотри на него! - Хизу подмигнул барону.
        - Он такой. Приз давно заработал, - подтвердил Ив, улыбаясь.
        - Спелись? Да? - немедленно прореагировал Драго, подпирая бока кулаками.
        - Ага, сам же нас познакомил, - ответил барон, - Скажи, это все собрание? Или еще кто-то ожидается?
        - Одна фигура пока скрыта во мраке, - задумчиво проговорил Драго, подходя к столику с фруктовой вазой, - Я вас представлю, но позже…
        - Когда?
        - Сегодня.
        - И кто это?
        - Увидите.
        - Очередная пешка? - иронично пропел Хизу.
        - У меня только ода пешка, которая уже стала ферзем, - расхохотался Драго, его рука легла на плечо Ива, - Никто и не рассчитывал на него, никто бы не заподозрил. Но на моей доске, даже слабая пешка, лишенная магического потенциала, может войти в совет лучших колдунов страны. Потому что этой мой замысел, я его придумал и воплощаю тоже я!
        - Он страдает от мании величия, - Хизу демонстративно громко шепнул барону.
        - Спасибо, милый, что назвал меня пешкой, - с издевкой хмыкнул обиженный Ив.
        - Не обижайся, в этой партии я тоже пешка. А Чивори у нас офицер.
        - Почему пешка?
        - Ну, пока я никто, но вскоре встану рядом с королем и принесу ему смерть.
        - А с чего это я офицер? - в свою очередь поинтересовался Хизу, - Рассчитывал на ладью.
        - Ты шут гороховый! Но, если хочешь, будь хоть конем, мне без разницы.
        - Язва, - отомстил за «пешку» Ив, - Новой фигуре тоже завидную роль отвел?
        - Роль офицера. Самое то! Мой хороший боевой юнит…
        - Нам так и сидеть тут, ожидая таинственную фигуру? - в шутку возмутился Хизу.
        - Предлагаю, перекусить? - Драго взял из вазы красное яблоко и откусил кусок, обнажая белоснежное нутро фрукта.
        - Я с удовольствием, - принялся отщипывать виноград Хизу.
        Ив с отвращением смотрел, как поглощается еда. Ему сделалось отчего-то очень неприятно, словно по сердцу бегали сотни мурашек, касаясь плоти мокрыми лапками тягучего чувства сожаления от содеянных дел.
        - Я пас, - проговорил он, роняя глаза на измятые складки постели.

3
        Ева открыла глаза, пробежалась по окружающему ее помещению и, поняв, что лежит в кровати, уронила голову на подушку. У постели неусыпно дежурил сын.
        - Мама, - ласково позвал Дитрих, - Ты пришла в себя. Наконец-то! Всю ночь не смыкал глаз, ждал. Все хорошо, мама!
        Он поцеловал женщине руку.
        - Дитрих, что произошло? Я ничего не помню… Был совет у меня в покоях, Крочи, Нару, я… Еще какие-то красные куски камня… А потом все - холод и темень.
        - Ты потеряла сознание, - Дитрих скорбно прикрыл глаза.
        - Что со мной? - Ева сразу положила руку на живот, испуганно тараща на сына глаза, - А ребенок? Почему внутри меня так пусто?
        - Мне жаль…мама, - с трудом выговорил Дитрих.
        - Что жаль? Ответь?
        - Он погиб…
        - Кто это был? - из глаз Евы лились слезы, расплываясь на подушке бесцветным пятном.
        - Не знаю… Мама, не думай об этом… Прошу.
        - Кто это был?! - женщина тяжело задышала и с силой сжала руку сына.
        - Всего четвертый месяц… - Дитриху тяжело давался разговор.
        - Говори…
        - Сын, мой брат…
        - Тогда, - Ева закрыла глаза, ее веки подрагивали, - Я смогу пережить. Попробую… Может, так лучше, он не пострадает… Его не коснется гнев Тау и месть Касандера. Мой бедный мальчик, твоя мама не смогла тебя выносить…
        - Мамочка, ты еще не в себе, - Дитрих ласково погладил лоб родительницы.
        - В себе, мой дорогой, даже не представляешь насколько… Бедный мой, - Ева как могла обняла сына, - Я так боюсь за тебя…
        - Все будет хорошо.
        - Не будет… - Ева снова плакала.
        - Я скорблю по брату, мне так хотелось, чтобы ты родила… Но раз случилось горе, мы его переживем. Я буду с тобой, мамочка.
        - Милый мой, дай я тебя поцелую, - Ева приложила губы к щеке сына, - Я справлюсь ради тебя. Знаю, что нужна тебе… Ради тебя, я больше не буду плакать.

4
        Прошел час, но в покоях новоиспеченного советника Фариха ничего не изменилось. Драго и Хизу сидели за столиком возле окна, а Ив изучал магические предметы, которые Драго приволок с собой и оккупировал ими целый стол. Колбы, разноцветные пузырьки с жидкостями, пахучие порошки и целая коллекция драгоценных лопаточек для смешивания ингредиентов. А еще хрустальный шар и парочка зеркальных треугольников, с которыми Ив уже успел познакомиться в «зеркалах истин». Барон не вслушивался в праздный треп товарищей, но разговор равномерно перетек на обсуждение королевской семьи, и Ив невольно заинтересовался.
        - Драго, а ты ничего не слыхал про Еву? - протянул Хизу, отрезая себе кусочек айвы.
        - Нет. А что? Она от негодования руки на себя наложила? - издеваясь, выговорил Драго и так красноречиво глянул на собеседника, что стало ясно, как он сожалеет о том, что его слова не могут стать правдой.
        - Ха, да весь двор только об этом и судачит…
        - О чем? Об убийстве Куана Цунес?
        - О нем тоже, но и о королеве. Хотя я понимаю, ты здесь сильно занят, - Хизу лукаво кивнул на Ива, - Новости до тебя не долетают…
        - Преамбула затянулась, - Драго выхватил айву из рук собеседника и смачно откусил желтый бок.
        - Так нечестно! - Хизу скривился, - Злой ты парень! Ничего святого!
        - Говори, давай.
        - Так заботит здоровье сестры?
        - Она больна? - Драго обрадовано приподнял брови.
        - Можно, и так сказать. Сначала, я думал твоих рук дело, но потом засомневался… Ты же занят был другим важным делом, а все сразу не успеешь…
        - Я устал ждать, Хизу. Не буди во мне зверя.
        - Думал, твой зверь никогда не засыпает при виде таких красавчиков как я.
        - Ошибаешься, - подыграл шутке Драго, - Не в моем вкусе, я предпочитаю стройных и спортивных людей.
        - Горе-то, какое! Вот, не переживу! Веришь? - Хизу сощурился, - А в королевской семье настоящая беда, и ни один паяц не рассмешит сейчас Королеву. Ребенка выкинула в ночь…
        - То есть, - Драго привстал, - Ева потеряла ребенка?
        - Ага, - Хизу принялся за орехи на дне фруктовой вазы.
        - Ну, надо же, перестаралась с ролью добродетельной королеве, чье сердце болит за народ, - Драго от души рассмеялся.
        - И не говори. Сдулась!
        Оба собеседника сорвались на гогот.
        - Вы невозможны! Оба! - громко выговорил Ив. Он стоял, сжав кулаки, и яростно смотрел на смеющихся Хизу и Драго.
        - А что такое? Королеву жалко? - Хизу искоса глянул на барона, а потом перевез взгляд на собеседника, - Странные у тебя союзники.
        - Барон просто в душевность решил поиграть, видать, совесть замучила, - Драго вытер слезы смеха и неодобрительно оглядел Ива.
        - Нет, - отозвался тот, - Просто вас невозможно слушать. У человека горе, а вы злорадствуете.
        - Да ты хоть знаешь, что этот человек мне сделал? - глаза Драго вспыхнули яростью. Он приподнялся, опираясь руками на стол, - Она была моей родной сестрой и позволила меня растоптать. Бросила умирать… Оставила, когда я в ней так нуждался. Я имею полное право высказываться о Еве, как захочу. И ты, - Драго указал на барона пальцем, - Не смеешь мне указывать!
        - Я советую тебе, наконец, вспомнить, что ты мужчина.
        - Опять грязные намеки?
        - Ох, я не об этом, - Ив покачал головой, - Как можно издеваться над горем человека? Неважно, что эта несчастная женщина сделала в прошлом, она могла быть тысячу раз неправа и несправедлива. Но с твоей стороны недостойно смеяться над болью, ты ведь сам говоришь, что прошел через ад, значит, знаешь как тяжело ей сейчас. К чему смех? Это низко. Если Ева твой враг - победи ее, а не злорадствуй над горем. Иначе сам ничуть не лучше обидчиков.
        - Пламенная речь, правда, замысловатая, но с выражением, - насмешливо подвел итог Хизу, - Я готов ангажировать тебя на сцену лучших театров.
        - И, правда, шут, раз не можешь оценить серьезность момента, - презрительно бросил Ив. Он перевел взгляд на Драго. Тот стоял неподвижно, только на лице у него лежала тень обиды и подрагивала бровь, будто он отчаянно что-то просчитывал.
        - Ладно, смотрю все бесполезно, - Ив махнул рукой, - Мои слова пролетят мимо вас.
        - Постой, - Драго шагнул вперед.
        - Что? Опять расскажешь, как ты зол и как тебя несправедливо обидели лет сто назад… Извини, я устал от этих игр, по крайней мере, на сегодня. Хочу прогуляться…
        - Ив, ты возможно прав, - выговорил Драго, впавший в состояние крайней озабоченности.
        - Х-м-м, - барон сразу смягчился, - Знаешь, когда у тебя такое злое лицо, как минуту назад, мне становится страшно. Правда! Я перестаю понимать, что за человек передо мной и что у него на душе… Кажется, у него ее вообще нет, а вместо - пустота…глубокая черная бездна. Тогда мне хочется убежать, не оглядываясь…
        - Прости, я весь на нервах. Выхожу из себя…
        Хизу тихо сплюнул, смотря на оправдывающегося Драго, и отвернулся к окну. Даже к еде потерял интерес.
        - Понимаю, - кивнул Ив, - Но мне надо привыкнуть…
        - Я знаю. Тебе сейчас особенно тяжело, привычный уклад встал задом на перед, с ног на голову. Надо отдохнуть…
        - Все же пойду… Хочу посидеть в саду и свыкнуться с мыслью, что вот этот, - Ив указал на фыркнувшего Хизу, - Будет теперь жить с нами.
        Он повернулся к двери и уже поднес руку к ручке, но выйти так и не успел. Дверь распахнулась, и с оглушительным визгом, снося борона, в комнату ввалилось нечто в полосатых гольфах.
        - Папочка! - завизжала обрадованная Нойка, вешаясь на руке Драго, который расплылся в улыбке.
        - У тебя есть дочь? Но это же наследница Плантагенет? - переборщил с вопросами ошарашенный Ив и на автопилоте запер дверь, тараща глаза на девушку.
        В ответ Драго смущенно улыбнулся и разлохматил волосы на затылке.
        - Я так счастлива, что снова вижу папочку! - Нойка продолжала висеть на руке, не выпуская ее из цепкого захвата, - Восемь лет я так скучала! Спасибо, что позвал! Я каждый день смотрела в шар, в надежде, что ты свяжешься. Но это случалось так редко. Папочка! Ты ведь тоже скучал?
        Фиалковые глаза девушки наполнились надеждой.
        - Конечно, - не моргнув глазом, ответил Драго.
        - Старый врун, - буркнул Хизу, который уже был наслышан о связи его компаньона и Нойки.
        - Господа, в особенности Ив, - Драго кивнул на ошарашенного барона, который так и остался стоять на месте с глупым выражением лица, - Позвольте представить мое лучшее творение, мою гордость и отраду, Нойку Оль.
        - Она же наследница наместницы… - запинаясь, повторил Ив.
        - Папочка, он какой-то дурак, - Нойка рассмеялась, ловя каждый взгляд Драго.
        - Просто барон Фарих удивлен, это мягко говоря, - лукаво произнес тот, - Привыкни к нему.
        - А этот пухлый бородач, кто? - Нойка указала пальцем на Хизу.
        - Автор «Пророчеств», Хизу Чивори.
        - А! Року! - Нойка захлопала в ладоши, - Я мечтала с тобой познакомиться.
        - Угу, я тоже наслышан. Как там принц Дитрих? - подмигнул Хизу.
        Нойка вопросительно взглянула на Драго, в ее глазах удивительным образом сочетались и удивление и восторг.
        - При них можешь говорить, - кивнул Драго, - Они наши союзники.
        - Это и есть последняя фигура? - Ив ущипнул себя за руку.
        - Да.
        - Не может быть!
        - Я с папочкой и точка! - Нойка воинственно сдвинула брови.
        Драго одобрительно потрепал девушку по волосам.
        - Так как там принц-то? - спросил он.
        - Прекрасно! - воскликнула Нойка, - То есть план срабатывает. Я сделала все, что ты просил. Теперь мы с ним друзья. Королева хотела поженить, но принц не согласился, а я его поддержала. Он думает, я на его стороне, поэтому доверяет. И еще, как ты говорил, во время убийства Куана, я крикнула, что спаситель достоин места в совете…
        - Драго, так это с твоей подачи, я получил магистерское кресло? - у Ива аж сердце заколотилось.
        - Естественно, я все заранее рассчитал, - Драго дернул плечами, - В панике все подхватили идею Нойки. Надо было лишь вовремя воспламенить толпу, и ей удалось.
        - Я умница? - протянула девушка.
        - Да. Ты у меня лучшая.
        - Ура! - Нойка еще сильнее заулыбалась и принялась приплясывать, правда, руки Драго она так и не отпустила. Казалось, она была абсолютно счастлива.
        - Она точно твоя дочь? - снова с недоверием просил Ив.
        - Да, а что удивляет?
        - Ты сделал ребенка наместнице Плантагенет?
        - Сделал, не понимаю, что такого-то? У меня все для этого есть, - Драго лукаво подмигнул.
        - Нет, - не без удовольствия встрял Хизу, - Твои головастики нежизнеспособны. Ты же мертвяк.
        - Случилось чудо, - Драго красноречиво кивнул на радостную Нойку.
        - Не может быть! - внезапно запротестовал Ив, - Я только сейчас понял. Просто просчитал по времени. Ей пятнадцать лет, а ты говорил, что живешь одиннадцать! Где правда? Либо она не дочь тебе вовсе, либо ты не Касандер.
        - Молодец, считать умеешь, - ляпнул Хизу, - Нойка голем.
        - Как… - у ошарашенного барона едва не подкосились ноги.
        - Ну, дела! Чего так удивляться? Раньше големами никого нельзя было шокировать.
        - Драго, это правда? - Ив растерянно взглянул на парня.
        - Раскрыли наглецы! - хлопнул руками тот, - Нойка действительно голем, но в то же время и моя дочь, полностью авторское творение. Правда, пришлось сделать похожей на мать, иначе бы никто не поверил. Наместница не может иметь детей, узнав это из своих источников, я отправился в Плантагенет. И восемь лет назад я предложил ей помощь. Мы договорились: я дарую ей радость материнства, а она не станет противиться, когда потом в нужный момент я призову дитя к себе. Наместница согласилась, сочтя столь ничтожный срок достаточным для удовлетворения материнского инстинкта. Я создал Нойку взрослой девушкой - это часть моего плана. Наместница не возражала, своим людям она представила взрослую дочь, как плод таинственной связи, что доселе скрывала.
        - Но ты ведь все равно любишь меня, папочка? - просящим голоском протянула Нойка.
        - Конечно, - автоматически ответил Драго.
        - Нахал, - подмигнул ему Хизу.
        - А мама сильно плакала, когда я уезжала. Она лила слезы с самого момента, как я сказала, что папочка желает меня видеть. Просила беречь себя… Но папочку я люблю больше, поэтому все для него сделаю.
        - Ты моя гордость, - Драго дал себя поцеловать в щеку, - Только тебе я могу доверять на все сто процентов.
        - Послушай, - Ив оборвал разговор, - А ей-то ты, какую роль отписал?
        - Что за тон? - Нойка обиженно насупилась, - Я все смогу, если просит папа. Он мой отец, брат, возлюбленный, он мой творец и бог. Он мое солнце и космос, он все для меня.
        - Типично для голема, - скептически подметил Хизу.
        - Ив, не смотри, будто я главный злодей, - мягким голосом произнес Драго, - Нойка лучший голем, какой когда-либо существовал. Мы с наместницей пожертвовали парочкой служанок и целой библиотекой редких фолиантов. Но в итоге получили голема, который максимально близко подошел к человеческой природе. Она умна, хороша собой и имеет собственную волю. Посмотри на ее наряды, чистой воды проявления собственного «я».
        - Тогда зачем ты ее втягиваешь в столь опасные игры?
        - А, по-твоему, с какой целью я ее создавал? Не ради же глупой наместницы! Я уже тогда хорошо прикинул свой план. Нойка идеальный союзник, наследницу рода Оль уж точно никто не посмеет заподозрить. Она идеальный вариант для того, чтобы подобраться к Дитриху. Теперь, когда они друзья, мы будем знать, чем дышит принц…
        - Для чего? - Ив непонимающе оглядел Драго, - Дитрих-то тебе зачем?
        - Для слез родительских, - подмигнул тот, - Нойка отвечает за принца. Но и это не все, несмотря на хрупкую комплекцию, она прекрасный боевой маг. Хоть у големов и нет колдовских способностей, но обвешанная нужными амулетами, Нойка превзойдет любого. Я специально вложил в нее это знание.
        - Надеюсь, ей не придется убивать.
        - Пока не знаю. Не созрел четкий план.
        - Боги… Мне действительно придется долго привыкать.
        Неожиданно раздалось тихое постукивание в дверь.
        - Кто? - с осторожностью проговорил Ив.
        - Господин барон Фарих, - раздался мелодичный женский голос, - К вам послание от советника Нару.
        - Хизу, живо прячься! - скомандовал Драго.
        Поднялась возня. Немаленький Хизу заметался по комнате в поисках идеального места укрытия. Но ему никак не везло. Под софой было тесно, в шкафу не хватило места, и дверцы оставались торчать полуоткрытыми, за ширмой он просвечивал. Наконец, под звучный смех Нойки мужчине удалось всунуть свое пухлое тело под кровать. Драго моментально накинул заклинание «полог», на случай, если вместе со служанкой пришел и кто-нибудь из магов.
        - Закончили? - осведомился Ив.
        Драго одобрительно кивнул и сам отпер дверь.
        На пороге стояла одинокая служанка, молодая архатейка, и, стеснительно краснея, отвешивала поклоны.
        - Вас вызывает достопочтенный советник Нару, - пролепетала она, - Следуйте за мной.
        - Ты меня просто спасла, - кивнул Ив, выходя вслед за служанкой.
        Как только за бароном захлопнулась дверь, Драго от души рассмеялся.
        - У меня восхитительная команда, - проговорил он, облокачиваясь на дверь, - Дух, псих, голем и сомневающийся маг. Только лекаря не хватает до полноты картины крайней абсурдности.
        - Ты все правильно понимаешь, - крякнул Хизу, - Гротеск, да и только! Мы не тянем на страшных мстителей. Особенно Ив… Ты видел его глаза, слышал речи, да с ним все понятно. Он до мозга кости принадлежит этому продажному мировому порядку.
        - У мальчишки есть потенциал… - слабо парировал Драго.
        - Ага! Потенциал стать похожим на Дерфи? Да, есть. Я как его увидел, так у меня душа в пятки ушла, подумал, тебе удалось воскресить Юнгса.
        - Мы встретились, когда я нападал на королевский обоз вместе с разбойниками. Он так напомнил мне Юнгса, что я его пощадил… Не смог убить. А потом подумал, мы сможем стать союзниками. У Ива есть желание изменить систему, просто надо дать ему время переварить новую информацию. Свыкнуться с мыслью, что он теперь предатель присяги.
        - Сам-то веришь? Да он струсит…
        - Ну, не испугался же убивать Куана! Он справился с первым самым сложным шагом, с остальным тоже совладает, - убедительно произнес Драго.
        - Ладно, - Хизу махнул рукой, - Тебе виднее. Но все же Ив не Юнгс.
        - Знаю, дракон раз десять уже предостерег.
        - И что?
        - Знаешь, - Драго подошел к заскучавшей Нойке и положил руку ей на голову, - Память о любимом человеке истирается. Вот он ходил по дорогам, что я вижу, бывал в местах, которые посещаю, думал о чем-то, говорил и воздух качал его слова. Но после его смерти, другие заполняют собой пустоты, следы любимого человека постепенно исчезают. И нет о нем больше упоминаний. Поэтому, когда я увидел Ива, я подумал: вот он след, вот воспоминание о моем бароне.
        - Может, он его сын? - хихикнул Хизу.
        - Иву двадцать три, а Юнгс умер двадцать шесть лет назад, - неодобрительно фыркнул Драго, - Скажешь тоже чушь всякую!
        - Но ты не полагайся на него только потому, что он похож на барона Дерфи. Так доверять опасно.
        - Хизу, я отдаю себе отчет. Дай мне просто потянуть мгновение и насладиться иллюзией, что мой барон вновь со мной.
        - Ну, ты осторожнее… А то упустишь момент, не заметишь опасности… Дальше сам знаешь…
        - Не надоедай! Я умнее тебя, не надо меня учить, - раздраженно выпалил Драго.
        - Ага, умнее! - иронично хмыкнул Хизу, - Только вот меня никто не предавал, а тебя - да, причем самые близкие люди.
        - Ты надоел мне, - Драго совладал с гневом и не подал вида, что слова его как-то задели, - Пойду, пройдусь.
        - Папочка, а можно с тобой? - Нойка схватилась за рукав балахона.
        - Нет, - холодно бросил Драго, отцепляя руку, - Возвращайся к своим обязанностям.
        - Ладно, - девушка опустила голову, ответ ее вверг в пучину грусти.
        Надменно усмехнувшись своей силе, Драго покинул комнату.

5
        Дитрих с замиранием сердца смотрел на мать, осунувшуюся и похудевшую за какую-то ночь. Сейчас он ее жалел и особенно остро ощущал вину за свое поведение. Он отчетливо осознал, как сильно ее любил. Все сомнения, упреки, обиды отошли на задний план, выпуская вперед бессознательный страх потерять родного, пожалуй, самого главного человека в жизни.
        Ева снова спала, силы только начинали к ней возвращаться. Черная кровь Милиотар сделала свое дело, телесный недуг рассеивался намного быстрее, чем у простых людей. Но колдовская кровь не могла уберечь от душевных ран, а именно за них так сильно переживал Дитрих.
        - Милый сын, - Ева приоткрыла глаза.
        - Я здесь, мама! - Дитрих припал к кровати.
        - Твой отец… Он не заходил?
        - Да! Приходил. Постоял немного и ушел.
        - Как он? Как мой Тау? - пересохшие губы с особой любовью произнесли имя.
        - Расстроен… Он ведь хотел сына, его надежды рухнули…
        - Сынок, - Ева ласково погладила Дитриха по голове, - Обещай, что в скором времени всерьез задумаешься о женитьбе… Тебе пора, и папа будет счастлив увидеть внуков.
        - Да, особенно, если они будут походить на него… не то, что я.
        - Ну, не надо… - Ева сделала страдальческое лицо, - Не бей мне сердце, оно и так расколото. Перестань ссориться с отцом, хотя бы ради меня.
        - Ладно, мам, постараюсь. Ты мне очень дорога, я не хочу тебя потерять.
        - Ты лучший сын, - Ева вымученно улыбнулась, - И мужем будешь отличным. Обещай мне рассмотреть вариант Нойки Оль?
        - Обещаю, - Дитрих не нашел в себе сил возражать больной матери.
        - Мой малыш, совсем стал взрослым, - Ева просияла.
        Из коридора донесся шум и топот, Дитрих проклял все на свете, ведь он прекрасно понял, что их семейный интим обречен разрушиться. И точно. В покои вторглись советники в сопровождении фрейлин в разноцветных парчовых платьях. Дворяне держались вольно, словно вошли к себе домой, Дитриха это разозлило. Единственный, кто не проявил типичной архатейской наглости, был новый советник Ивор Фарих. Он вел себя скованно, ситуация явно казалась ему неудобной, и поэтому он скромно остался стоять при входе, пропустив всю гурьбу вперед. Они же, словно оголодавшие хищники, сразу же набросились на королеву и обступили ее плотным кольцом. В суете и гомоне не стихающих вздохов и возгласов сочувствия Дитриха технично оттеснили назад.
        Но Ева не прогнала назойливых посетителей, наоборот, она обрадовалась и приняла еще более скорбный вид, вздыхая каждый раз, когда ей гладили руку или высказывали соболезнования.
        - Как вы, Ваше Величество? - участливо спросил Дей Крочи, устроившийся у изголовья.
        - Я справлюсь ради своего народа, - отважно заявила Ева, срывая у фрейлин чуть ли не аплодисменты.
        - Мы читали на вас заклинания здоровья, - прошептал старик Нару, погоняя големов под платформой прямо к кровати.
        - Я ощутила вашу заботу. Спасибо. Но больше собственного здоровья, меня волнует, есть ли подвижки в деле?
        - Пока нет, - закачал головой Дей.
        - А Чивори пойман?
        - Нет.
        - Но мы арестовали слугу, что выкинул подделку на рынок, - припомнил Нару, - Оказывается, читать и писать его научил хозяин, но создать ложные «Пророчества» он захотел сам. Переживал за хозяина и хотел помочь.
        - Всем бы таких слуг, - пролепетала Ева, - А что потом?
        - Хизу с ним не выходил на связь.
        - Утром казнили, - добавил Дей.
        - Понятно… Как родственники Куана?
        Дей и Нару озабоченно переглянулись.
        - Шлют благодарность за участие, - в разговор вступила Лиана Шерук. Она присела на край кровати и прижала к груди руку королевы.
        - Они не ропщут, что не их род удостоился места в совете взамен Куана?
        - Да кого это волнует! - Лиана сощурила и без того маленькие глазки, - Думайте сейчас о себе. Вам нужен отдых.
        - А как же мой народ… Я сегодня должна была навестить приют для больных детей, - на глазах Евы навернулись слезы, - А теперь не смогу. Как они бедняжки?
        - Пережили как-то до сегодняшнего момента, и дальше переживут.
        - Ты слишком груба, - ласково пожурила королева, - Они мой народ, я не могу его бросать. Как же он без королевы!
        Ева попыталась вскочить, но фрейлины разом кинулись ее останавливать. Под таким напором заботливых рук Ева не могла не сдаться. Зато теперь на ее лице сияла счастливая улыбка всеобщей любимицы.
        Дитрих подошел к двери и обернулся на мать. Она вся светилась от всеобщего внимания и любви.
        - Даже сегодня не оставят нас в покое, - раздражено проговорил парень, - Никакой частной жизни. И мать хороша, в таком положении продолжает разыгрывать спектакль мировой добродетели.
        - Вы что-то сказали, Ваша Светлость? - проговорил Ив, оказавшийся недалеко от принца.
        - Нет, ничего, - Дитрих улыбнулся, - Спасибо, что пришли проведать маму.
        Барон учтиво поклонился, как и надлежит боевым магам. Когда же он поднялся, Дитрих уже ушел. Его исчезновение никто не заметил, все только и делали, что демонстрировали королеве свое заботливое участие и соревновались между собой в умении состроить самую правдоподобную скорбную мину.
        - Люди везде одинаковые, - с досадой проговорил Ив. Он сел на стул возле двери и стал ждать, когда дворяне насытятся общением с королевой. Барону хотелось уйти, очень хотелось. Вот взять, и смело покинуть зал. Но, связанный моральными нормами и правилами, а так же субординацией члена боевого магического ордена, он не мог без приказа старших товарищей нарушать устав и правила. Раз советники сказали сидеть у королевы, Ив обязан был слушаться. Он сладко зевнул и невольно подумал, как хорошо снова оказаться в теплой постели с дремлющим под боком Драго.

6
        Драго осторожно выглянул из-за колонны и с интересом вгляделся в королевский зал. Он снова пришел к Тау, словно неведомые нити притягивали его с новой силой. Но выдавать себя Драго не собирался, он пришел просто посмотреть. Сам Тау стоял в окружении молодых, но изнеженных слуг, которые выстроились в шеренгу. Юные придворные покорно ждали, а король ходил мимо, словно на рынке выбирая лучшую лошадь. Рядом с ним сновал невысокий сморщенный мужчина в яркой желтой чалме и со слащавой услужливой улыбкой тонких губ комментировал каждого парня. Сам король выглядел особенно мрачно, даже привычные белые одежды он сменил на унылый темно-серый грубый лен.
        - Повернись, - скомандовал король одному чернявому мальчику с серьгой в ухе. Тот покрутился, демонстрируя свои прелести в облегающем балахоне.
        - Нет, не годится, - разочарованное проговорил Тау, - Слишком пошл.
        - А какие вас интересуют, Ваше Величество? - затрепетал мужчина в чалме.
        - Другие, в твоем товаре нет утонченности, - король сжал руку в кулак, - Они совсем на него не похожи! Даже близко! Пустышки… Только этот наглец Драго смог подарить мне истинное наслаждение…
        - Разрешите послать за ним? Порошок сна и он не станет сопротивляться.
        - Нет, он не заслужил такой почести.
        - Тогда попробуйте выбрать из того, что есть. Я привел лучших!
        Тау устало окинул взглядом стройный ряд готовых ко всему ребят.
        - Нет! Не хочу! - произнес он.
        - Но Ваша Светлость… - попытался возразить человек в чалме.
        - Идите отсюда! Пошли все вон! - заорал Тау и предал мужчине ускорение, пихнув его ногой.
        Испуганный торговец телами заторопился увести свой ценный товар, поэтому как можно скорее выпихнул ребят из зала. Вскоре все стихло. Тау потер лоб рукой и медленно опустился на колени. До Драго докатились тихие всхлипы.
        - Моей девочке так сейчас плохо, - из глаз короля катились крупные капли слез, - Ей больно. Я же не смог ничем помочь, забавлялся с продажными шавками, плыл по грязным водам разврата. А она в этот момент так во мне нуждалась! Что я за человек… Ева… Я проклят! Проклят!
        Злая улыбка искривила бледное лицо Драго.
        - Мучайся Тау, страдай, как я страдал, - прошептал он с садистским удовольствием, - Теперь ты знаешь, что это такое. Ты почти достиг дна боли, но я обещаю продолжение. О, да! Я воистину обеспечу тебе потрясающий финал. Плач, ты заслужил!
        Зеленое пламя охватило фигуру Драго, и голова дракона материализовалась прямо над ним. Дух окинул взглядом своего подопечного и тихо прошептал:
        - Не входи в раж. Самое плохое сейчас - себя обнаружить.
        Он не стал дожидаться ответа и предусмотрительно закрыл Драго крылом. Через секунду они оба растаяли в воздухе бледно-зеленными искрами.

7
        Дитрих сбежал от суетливого совета, отнявшего у него мать, и прогуливался по темным тропинкам унылого парка. Он ворошил ногами высохшую листву, и задумчиво рассматривал богатые разнообразием цветы, произрастающие на каждом метре южного сада. Принц неосознанно двигался в сторону уединенного пруда, ему безумно хотелось тишины и свежести, а влажное очарования воды сулила душе умиротворение.
        Не смотря по сторонам, Дитрих двигался вперед. Когда он поравнялся с одинокой скамейкой, врастающей в землю у самого берега, он невольно вздрогнул. Возле пруда принц оказался не один. На скамейке сидел молодой парень в темно-зеленом балахоне. Он словно застыл, уронив поникшую голову себе на грудь, и, казалось бы, погрузился в свои неведомые мысли. Вся фигура дышала утонченностью и робкой тоской. Дитрих хотел удалиться, чтобы не мешать, но тут парень сам его заметил и резко поднял голову, изучая принца безразличными темно-зелеными глазами в цвет одежды.
        - Прости, - смутился Дитрих, - Не хотел разрушать твое уединение.
        - Все в порядке, - парень снова повернулся к воде, - Меня звать Драго.
        - А я Дитрих… Можно присесть?
        - Вы же принц, вы можете все.
        - Я хотел бы ответ человека, а не подданного, - Дитрих сжал пальцы в кулак.
        - Садись, - Драго фамильярно кивнул на лавку.
        Принц устроился возле нового знакомого и тоже погрузился в созерцание воды.
        - Мне нравится это место, - печально произнес Драго, - Когда-то я жил в похожем, и там был пруд. На его берегу росли черные лилии. Я любил находить успокоение в их тонком аромате.
        Общение вне королевского церемониала немного сбивало Дитриха с толку, принц не был привычен к простым человеческим диалогам и не знак как вести разговор.
        - Ты тоскуешь по нему? - смущаясь, поддержал он беседу.
        - Да, наверное, - просто ответил Драго.
        - Почему тогда не вернешься?
        - Некуда, то место больше не существует.
        - А что случилось?
        - Его поглотило пламя… - печально усмехнулся парень.
        - А… прости. Мне вот тоже нравится здесь.
        Драго изучающим взглядом оглядел принца, сбивая его с толку.
        - Устал от суеты? - наконец, с вызовом произнес его собеседник.
        - Не люблю многолюдные мероприятия. Дворцовая суета выводит из себя, а сегодня мне даже не дали пообщаться с больной матерью. Никакого чувства такта!
        - А в Эфах лучше?
        - Нет, точно так же. Но там я хоть могу общаться с дядей Сигизмундом. Мне нравится слушать его истории о звездах и планетах, сразу отрешаешься от всех забот.
        - С дядей… - прошептал Драго, закусываю губу.
        - Что? - не расслышал принц.
        - Ничего. Я смотрю у нас много общего. Даже убежище одно.
        - Точно! - искренне улыбнулся Дитрих.
        Драго снова окинул собеседника тяжелым взглядом.
        - Ты не выглядишь счастливым наследником, - произнес он.
        - Так и есть, - принц широко распахнул глаза, - Мне все говорят, что я должен следить за словами, что и кому я говорю. Но я устал! Мне так хочется просто поговорить по душам…
        - Ну, мне ты можешь доверять, - Драго ослепительно улыбнулся и потрепал парня за плечо.
        - Серьезно? Прости… Я не в этом смысле. Мне неловко вот так запросто общаться с другим человеком.
        - Я не болтливый, если ты за это переживаешь.
        - Нет, я не сомневаюсь в тебе! А кстати, ты давно здесь? В Архатее?
        - Я родился в Архатее.
        - Но… - Дитрих замялся.
        - Я знаю, как я выгляжу. Но факт, есть факт.
        - А сколько тебе лет? Мне двадцать один…уже.
        - Столько вопросов, - улыбнулся Драго, - Мне двадцать пять.
        - Да?
        - Да. А что?
        - Сложно сказать. Я видел тебя на балу, ты прекрасно танцевал. Я был поражен. Тогда мне показалось, что ты сама юность, а сейчас…
        - Древность?
        - Нет! - рассмеялся Дитрих, - Ну, выглядишь лет на двадцать семь, тридцать.
        - Ого, плохо сохранился. Скоро песок посыплется.
        - Я не о том, ты грустный очень…
        - Есть от чего…
        - Мне тоже, - кивнул Дитрих.
        - От чего?
        - Одиночество принца. У меня нет ни друзей, ни родственных душ, ничего… только слуги, которые на меня смотрят с напускным восхищением, а за душой кто знает, что они прячут. Может ненависть? Для них я принц, просто наследник трона, но не человек и уж точно не личность… Меня воспринимают скорее в призме отцовского величия.
        - Мне знакомо такое чувство, - выпалил Драго, щурясь на воду.
        - Нет, никто не знает моей скорби… Отец меня ненавидит, мать пытается остаться хорошей для всех, поэтому никогда не встает на мою сторону.
        - Как знакомо, прямо дежавю.
        - В смысле?
        - Почему отец тебя ненавидит? - Драго ответил встречным вопросом.
        - Я ему напоминаю Касандера Милиотар. Хотя я его даже в глаза не видел, откуда мне знать так ли это! Даже портретов не осталось, все уничтожили по приказу отца. К тому же я не виноват, что мы с дядей одной крови.
        - Вы похожи, - кивнул Драго, - Касандер был прекрасен.
        - Ты косвенно назвал меня прекрасным… Ты первый! Приятно!
        - Типа того, только я о Касандере говорил, - пожал плечами Драго.
        - А ты видел портрет дяди? - восторженно воскликнул Дитрих.
        - Эмм, - замялся его собеседник, судорожно ища, что ответить, - В глубоком детстве.
        - Понятно. Все только и делают, что пугаются разговоров о прошлом правителе. Будто бы он чумной… Что за тайны?
        - Ты точно хочешь знать? - с вызовом бросил Драго.
        - Да.
        - Касандер погиб из-за любви.
        - Любви?! - с недоверием протянул принц.
        - Конечно. Одно нелепое заклинание и он утонул в волнах сладкой страсти. А потом его бросили самые близкие люди…
        - И он окончил жизнь самоубийством? - Дитрих вспомнил рассказ портнихи.
        - Он позволил Чивори уничтожить себя…
        - А теперь отпрыск Чивори пишет ему дифирамбы.
        - Парадокс, который не выходит за рамки ординарности. Люди объединяются против общего врага.
        - Отец вам не враг…
        - А кто? Хотя, давай не будем. Не хочу дискутировать, - Драго притронулся к руке Дитриха.
        - Да, - покраснел тот, - Я вот чего не понимаю… Как можно пожертвовать целой страной ради любви? Ведь Касандер обязан был думать о народе…
        - Ты кого-нибудь любил? - Драго вопросительно посмотрел в глаза принцу, не отпуская ладони.
        - Ну, нет… Не случалось, - запинаясь, ответил тот.
        - А любовью занимался? - парень лукаво провел пальцем по его груди.
        - Прекрати! - отбился Дитрих, - Что за провокационные вопросы?
        - Ты же хочешь узнать ответ…
        - Да…
        - Поэтому важна твоя искренность!
        - Да, я девственник! - выпалил смущенный Дитрих, дрожащими руками расстегивая верхнюю пуговицу воротника, смущение его душило, - Какое имеет значение моя личная жизнь?
        - Превосходно, - Драго облизнул губы, - Ты невинен… Как и он. Касандер впервые влюбился, когда ему было уже двадцать два, первая любовь, яркая мечта, убившая его хрупкую душу. Он полностью отдался ей с юношеской страстью и безрассудностью. Пламя пожара его поглотило и разрушило все, что окружало. Он умирал от страсти и боли. Но те люди, которые должны были его оградить или оказать помощь отвернулись…
        - И мама?
        - И Ева…
        - Но почему?
        - Не хочу об этом говорить, - Драго опустил веки на раздраженные резким ветром глаза, - Я не знаю ответа… Быть может, пугало его могущество. Но Касандер бы никогда не использовал силу ради дорогих ему людей. А они так и не поняли, насколько огромно было его сердце…
        - Ты плачешь? - прошептал удивленный Дитрих, смотря, как по щеке собеседника катится одинокая слеза.
        - Нет, естественно, - Драго быстро вытер щеку рукавом, - Стандартная реакция глаз на ветер.
        - Понятно. А кого любил Касандер?
        - Послушай, - голос собеседника стал немного раздражительным, - Я не личный биограф Милиотар, понятия не имею. Рассказал все, что знаю.
        - Спасибо, хоть кто-то поговорил со мной о дяде…
        - Для тебя он по-прежнему дядя? Не смотря на запреты отца произносить имя «Касандер»? - лицо Драго стало особенно печальным.
        - Да, конечно. Я не знаю, что происходило в прошлом, и почему отец так ненавидит брата мамы, но Касандер мой родной дядя, и ничто не изменит нашего родства. Мне иногда даже кажется, что мы близки и духовно. Думаю, ему было очень одиноко среди людской ненависти.
        - Точно, - на выдохе прошептал Драго, - Ты все верно понимаешь.
        - Ты странный. Только не обижайся… - принц замахал руками.
        - Потому что не приседаю перед тобой? Говорю то, что считаю нужным?
        - Да! Мне кажется, мы похожи…
        - Да ну?
        - Угу. Печалимся, ищем что-то, успокаиваемся, когда смотрим на воду. Я говорю с тобой, а впечатление, что с родным человеком общаюсь.
        Драго засмеялся, запрокидывая голову назад.
        - Что смешного? - тоже заулыбался Дитрих.
        - Ты сам странный. Заявлять такое человеку, которого не знаешь - верх недальновидности.
        - Хах! Я знаю! Но ты сказал, что тебе можно доверять, и я хочу верить. Тем более ты же спутник барона Ивора, а он мне жизнь спас. Я обязан ему…
        - Наблюдательный… - Драго лукаво усмехнулся.
        - Я тебя сразу заметил, ты ведь неохотно кланяешься. Такая редкость!
        - Меня не учили вставать на колени, - подмигнул парень, - Уж прости. Статус королей для меня ничего не значит!
        - Вот! - воскликнул Дитрих, шутливо стукая собеседника по спине, - Так и должно быть! Знаешь, я так хочу простую жизнь без всех этих раутов и приемов, обременяющих до невозможности.
        - Простую?
        - Да, как у тебя.
        Неожиданно глаза Драго вспыхнули отталкивающим зловещим огнем, а губы искривились презрением.
        - У меня не простая жизнь, - яростно произнес он, - Моя единственная причина жить - ненависть и месть.
        - Кому? - испуганно прошептал Дитрих, не ожидавший такой перемены в поведении нового товарища. Он даже боязливо отодвинулся.
        - Давно я любил одного человека, но он предал меня и я не могу простить.
        - Он? Хотя совсем нет разницы…Действительно, ты ведь с Ивором, что ж это я, - Дитрих задумчиво потер подбородок, - Но разве не надо прощать? Делай выводы, воспринимай как опыт, а он всегда позитивен. Ведь по сути, если предательство тебя не убило, то нет смысла вспоминать прошлое.
        - А если убило?
        - Х-м-м? Не понимаю…
        - Теперь я другой человек. Но все равно… Я и не думал, что так будет…
        - Как?
        - Даже сейчас, - Драго сморщил лоб, каждое слово еду давалось с огромным трудом, - Мне становится больно, когда я вижу этого человека. Я думал, во мне осталась лишь ненависть, но его глаза, голос, они рождают во мне тоску. Хочется раствориться в этом человеке, принадлежать ему, ощущать крепкие руки на теле.
        - Похоже, ты его все еще любишь…
        - Нет, я ненавижу всей душой. Но он был слишком важен для меня, так быстро не стереть прошлого. Однако существует противовес желаниям - сила воли! Понимаешь, есть вещи, которые как бы ни хотелось, нельзя совершать. Сердце просит, но разум на то и дан, что б обуздать порывы, которые ведут лишь к краху.
        - Ты про что? - Дитрих потерял нить беседы и растерялся.
        - Мне тяжело сейчас, мой принц, - обращение прозвучало с издевкой, - Столько лет жить ради мести… она питала меня, заставляла двигаться дальше, но теперь, когда я в шаге от цели, когда мои враги у меня в руках, я не знаю, хочу ли я мстить.
        - Эй! Кому же ты собрался мстить?
        - Неважно…
        - Важно! Я не хочу, чтобы проливалась кровь моих подданных. Что за дела?! В замке и так беспокойно.
        - К последним событиям мои слова не имеют отношения. Но ты говоришь, как наследник трона, а не обычный человек, - язвительно подметил Драго, хитро прищуриваясь, - А ведь заявлял, что жаждешь со мной незатейливого общения.
        - Но я серьезно обеспокоен… Ты мучаешь себя, я вижу! И мне… мне жаль, что твое сердце так страдает. Поэтому я и советую тебе остыть… Просто живи.
        - Жить… Хорошее слово, - горько рассмеялся Драго.
        - Да. Ты ведь в замке, в самом сердце Архатея. Чего еще можно желать? Я не собираюсь спрашивать, кто тебе насолил. Но забудь о них! Сосредоточься на отношениях с бароном… Ух, неужели я это говорю?! В общем… Драго, улыбнись…
        - Что?! Все еще хочешь быть мной?! - парень исподлобья блеснул яростью.
        - Драго…
        - Ты даже не представляешь, кто я и что творю… - он серьезно завелся, - Мне самому становится дурно, стоит только задуматься! Я продал душу, чтобы попасть сюда, в замок. Бесстыдно сплю с мужчиной ради продвижения в знать. Использую хорошего человека, который в меня искренне влюблен. Грязный расчет! Самому противно. Но мне осталось недолго жить. Я не могу насладиться жизнью, а как белка в колесе должен успеть за оставшийся срок исполнить желание пробиться и отомстить. Ведь только на месть у меня и осталось сил. Всего год…едва ли протяну дольше.
        - Ты болен? - вздрогнул Дитрих, и ледяная дрожь сковала его тело.
        - Да, я чувствую, как уходят силы, - Драго закрыл лицо руками.
        - Мне…так жаль… - прошептал принц. Он неловко дотронулся до плеча парня, всем сердцем желая его поддержать.
        - Каким глупым я был, - снова прошептал он, - Мне казалось, я живу хуже всех. Но я не испытываю голода, безденежья, унижения… Ну разве, что отец достает…
        - Почувствуй свою силу, - проговорил Драго, выпрямляясь и гордо вскидывая голову, - Ты Милиотар. Ощути величие черной крови клана! Всякие подлые лживые твари тебе не чета! Ты Милиотар! Последний наследник великих правителей Архатея!
        - Зачем ты так об отце? - сразу как-то стушевался парень.
        - Лицемер, вот он кто, а не король. Корчит из себя благородство, а сам не чище червя в навозной куче…
        - Прекрати! Не говори так! - Дитрих вскочил, - Какими бы у нас не были отношения с отцом, я не позволю высказываться о нем в подобном тоне!
        - Касандер любил твоего отца, - отчеканил Драго и тоже поднялся, демонстрируя Дитриху гордый профиль, - Тау принял чувства правителя Архатея, но потом отмахнулся, отрекся и выкинул.
        - О чем ты… Ложь! - закричал принц, пылая от негодования.
        - Нет, не ложь. Тайна может разрушить репутацию семьи, а именно Тау, вот поэтому Касандер под запретом. Его жизнь очерняет белизну легенды, талантливо сложенной о личности короля придворными писцами, продавшими свою страну за кубок вина! Вот ответ на твой вопрос «почему никто не помнит Касандера?».
        - Не верю! - Дитриха трясло. Он проиграл дуэль взглядами и полностью стал безоружным под испепеляющими искрами глаз Драго.
        - Лги себе, у тебя это от отца. Он тоже пыжится соответствовать придуманному образу, но раз за разом зовет желтую чалму, приводящую к нему хрупких юнцов, что призваны удовлетворить греховную похоть венценосного развратника.
        - Да откуда тебе знать?! Сплетник!
        - Мне, - Драго тяжело вздохнул и выпалил, словно обожженными легкими, - Я его любовник…
        - Что? - Дитрих плюхнулся обратно на скамью и отстраненно уставился на мрачный поток вод озера.
        - Ты не глухой. И уж точно не слепой. Сопоставь все сам, - Драго, довольный произведенным эффектом, успокоился, - После моих жарких танцев, Тау пропал. Я ушел следом. В тот день мы впервые занимались любовью. Его язык оказался таким страстным, а пальцы… чуть соски мне не оторвал, до сих пор болят. В общем, ночка та еще выдалась. И на следующий день та же история…
        - Я видел, как ты уходил за отцом. Даже поверю тебе, только не рассказывай мне подробностей… я не хочу слышать про родного отца такое… - принц сжал голову руками, силясь лишить себя слуха.
        - Нет смысла спорить, все очевидно. Достаточно было видеть глаза Тау, когда он наслаждался моим танцем. Думаю, все настолько понятно, что твоей матери давно известны тайные предпочтения короля. Запретная страсть мужа Еве, безусловно, неприятна, но она не лезет. Ведь потворствовать и оставаться в амплуа хорошей жены уже давно ее любимое занятие…
        - Зачем ты все это делаешь? - дрожащим голосом проговорил Дитрих.
        - Не воспринимай близко к сердцу. У меня с королем только секс и ничего больше. Пару раз познакомились телами, всего-то! Даже говорить не о чем! Но ты ведь хотел милой беседы в стиле простолюдин. Я исполнил твое желание, не стал щадить тебя из-за статуса, мой милый принц. Получил?
        - Какой злой умирающий человек, - выговорил принц.
        - Знаешь, умирают все, в независимости от черт характера, - Драго улыбался, - И одна только смерть не должна обелять человека. А то я смотрю у высшего общества, стоит отправиться к праотцам, как ты уже святой. Какая дурость!
        Он расхохотался и, отвесив идеальный по меркам дворцового этикета поклон, оставил Дитриха в одиночестве, полном холодного отчаянья и рухнувших идеалов.
        Женщина отлетела и забилась в конвульсиях. Броня не спасала, едкая магическая смесь проникала даже в микроскопические щели, принося женщины страшные страдания. Она плавилась на глазах, извергая из обожженной глотки страшные нечеловеческие крики. Острые когти Лианы сдирали отслаивающуюся кожу с обезображенного мукой лица в невольной попытке ослабить боль, рот распахнулся, обнажая челюсть и выпадающий язык, разъедающийся на куски под действием магического заклятия. Ужасающе выпученные глаза чудовищно вылезали из орбит, пока не лопнули, женщина задергалась, вырывая из себя вылезающие кишки из сожженного живота, и замерла. Ее мертвое тело поражал магический яд.
        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

1
        Всю ночь Хизу не мог уснуть. Он ворочался на принесенной слугами софе, запутываясь в простынях и укутываясь в одеяло. Но все равно звуки, доносящиеся с кровати, мешали и раздражали до безумия. От бесконечного скрипа по телу Хизу бегали нервные мурашки, а тихие стоны и тяжелое дыхание вызывали отвращение, которое безжалостно подступало к горлу.
        Драго в своем обыкновении феерично заканчивал удавшийся день. Хизу заметил, с каким отличным настроением его союзник вернулся с прогулки. Он шутил, вовсю смеялся и даже благосклонно улыбался барону, совсем не дистанцируясь от него. Барон воспринял перемену Драго, как руководство к действию, и по его милости вот уже битый час Хизу никак не мог заснуть.
        Наконец, не выдержав моральный терзаний, Хизу запустил в парочку подушкой, а сам с головой накрылся одеялом. Через пару минут все стихло, ознаменовавшись протяжным стоном Драго и звучным ударом кровати о стену.
        - Убил он его что ли?! - буркнул себе под нос Хизу и, обрадованный удачной иронией, вскоре уснул.
        Ив ушел ранним утром по делам совета, а Драго дрых до полудня. Когда он встал, то сразу растолкал Хизу и усадил за трапезу.
        - Ты поразительно весел сегодня, - отметил не выспавшийся Хизу, водя ложкой по пустой тарелке.
        - Ага, - рассмеялся Драго, развалившись в кресле и задрав ноги на столик, - Вчера был крайне удачный день…
        - И ночь.
        - Ну, это вторично.
        - И что же вчера произошло?
        - Познакомился с племянником. Знаешь, он такой забавный, верит всему и наивно радеет за справедливость во всем мире.
        - Милашка, - прыснул Хизу.
        - Ну, я ему глаза приоткрыл. Про милого папу рассказал…
        - В картинках?
        - Нет, без точечных описаний. Он бы не осилил, у него и без того шок случился, - Драго поерзал на стуле.
        - На твоей улице праздник, - с лукавой усмешкой проговорил Хизу, - И план срабатывает, и на личном фронте живешь полной жизнью.
        - Да, значит, я на правильном пути.
        - Закрываешь глаза и представляешь Юнгса?
        - К чему твоя злая ирония? - Драго оторвал банан от связки и, отчистив, принялся играть с ним языком.
        - Да прекрати! - скривился Хизу, - Меня и так ночью чуть не стошнило.
        - Не раздражай меня, не буду издеваться над тобой!
        - Плохой мальчик! Тебя надо отшлепать по попе.
        - Точно, - Драго причмокнул языком, - Я только «за», люблю опасные игры.
        - Не сомневался, с таким-то прошлым. Фи!
        - Молчать, ортодокс недоделанный! - расхохотался Драго, дожевывая банан.
        В дверь тихо постучали. Хизу, охая и вздыхая, полез под стол, где затаился возле ног союзника, который с удовольствием водрузил на его шею ногу.
        - Войдите! - по-хозяйски скомандовал Драго.
        Служанка вплыла в покои и, отвесив поклон, положила перед парнем серебреное блюдо, на котором блестел извилистой вязью небольшой свиток бумаги. Коричневая печать с гербом белого лебедя обличала хозяина послания. Выполнив нехитрую службу, девушка удалилась, а Хизу поспешил вылезти из тесного укрытия.
        - Что напрягся? - произнес он, глядя на озадаченного Драго, который замер со свитком в руках.
        - Все в порядке, немного задумался, - он быстро развернул послание и пробежался по нему глазами.
        Неожиданно Драго громко рассмеялся.
        - Я жду! - Хизу с нетерпением пнул его ногой.
        - Читаю вслух, - подмигнул Драго, - «Здравствуй, мой вчерашний спутник в нелегком путешествии по волнам боли. Я понял, почему ты мне все это рассказал. Мне не следовало выливать на тебя свои проблемы, они ничтожны по сравнению с тем, что приходится повсеместно испытывать тебе и другим людям. Ты доказал мне, я не центр земли и должен собраться. Спасибо за урок, ты был жесток, но так надо. Мне еще предстоит ужиться с новым знанием об отце. Больно и обидно! Я злился на тебя вчера… Но ночь рассеяла горячие порывы и остудила голову. Сегодня утром на меня снизошло озарение, ты показал мне всю разницу между повелителем и его народом. Я больше не стану жаловаться! Обещаю стать сильнее! Но прошу, пока не злись на мою недальновидность и глупость. Давай станем добрыми друзьями?! О таком советнике, как ты, можно только мечтать. Драго, я предлагаю свою дружбу и расположение. С уважением, принц Дитрих Биа-Хатерии».
        - Ты его ударил словом, а он рассыпался в благодарностях? - хохотнул Хизу, - Как это по-семейному.
        - Добрый дядюшка даст верный совет и, конечно же, научит получать удовольствие от словесных хлыстов, - насмешливо протянул Драго, изгибая бровь в ироничной дуге.
        - Меня даже поразило, какой благородный у нас принц. И что же ему готовит черный мститель?
        - Предательство друзей, - Драго откинулся в кресле и мечтательно прикрыл глаза, - Жаль Нойка не смогла его очаровать и влюбить в себя. Было б замечательно… Измена возлюбленной… М-м-м, но там все сложно. Дитрих невинен…
        - И?
        - Один из бесподобных пунктов нашей партии. После того, как вскрылось столь пикантное обстоятельство, я немного пересмотрел стратегию. Теперь Нойка мне пригодится для другого…
        - Для чего?
        - Узнаешь, причем сегодня же.
        - Я так не согласен! Хочу знать больше.
        - Чуть позже свяжусь с ней и дам четкие указания, даже зайти попрошу. Надо кое-что передать…
        - Что?
        - Увидишь.
        - Ты совсем не посвящаешь меня в планы! - нарочито серьезно буркнул Хизу.
        - А что, если у меня нет четкого плана? Есть только набор фигур, определенная расстановка сил, виденье конечного результата, но вот шаги я совершаю, основываясь на ходах соперника. Принимаю во внимание новые обстоятельства и форс-мажорные ситуации. Хотя и просчитываю на десять шагов, я все же исхожу из меняющейся обстановки…
        - Хочу знать свое место в этой партии!
        - Напиши мне новую серию «Пророчеств», - так же невозмутимо произнес Драго.
        - Ха, ты псих? Как я отсюда реализую ее на рынок? - Хизу гневно ущипнул свою бороду.
        - А не надо их никуда реализовывать! Просто напиши, и мы распространим серию по замку. «Пророчества» будут направлены в первую очередь на королевскую семью.
        - Ясно, сжимаешь в стальных объятиях милых родственничков.
        - Точно! - Драго кинул в рот пару сочных ягод винограда и демонстративно смачно разжевал их. Сдавленные фрукты брызнули прозрачным соком, увлажняя губы.
        - И что мне написать в новой серии? Описать мерзости Тау, что творятся за закрытыми дверями его спальни?
        - Само собой, - кивнул Драго, - Опиши, как наш добрый король выбирает себе постельных рабов. Выстраивает мальчиков в линии и трогает их за филейные части тела, мнет между ног, смотрит зубы, словно это не люди, а товар на торгах.
        - Хорошее сравнение, обязательно использую, - лицо Хизу стало чрезвычайно серьезным. Он явно впитывал каждое слово и особе трепетно относился к предстоящей работе.
        - А еще… - продолжил Драго, - Обязательно упомяни обо мне… О Драго. Мол, парень, что живет с новым советником бароном Фарихом, станцевал для короля и тот, чрезвычайно возбудившись, взял его силой. А потом откупился, отдав барону место в совете, наверняка в качестве компенсации.
        - Ты серьезно хочешь ославиться? - нахмурился Хизу.
        - Еще как! Не просто же так старался, - Драго облизнулся, слизывая липкий сок виноградин, - Мне не страшно испортить реноме, ниже обитателя борделя оно уже не упадет. А вот Тау есть, что терять! Исходя из вышесказанного, поставь вопрос об убийстве Куана.
        - Представить все так, что Тау отдал приказ убить советника, чтобы откупиться от барона?
        - Совершенно верно!
        - Не проще ли заткнуть Ива, нежели избавляться от советника?
        - Логично, черт возьми! Но я в тебя верю, - Драго подмигнул.
        - Я тоже. Оцени версию: Фарих шантажировал короля тем, что у него есть доказательства порочащей связи с Драго, и в случае чего сообщники покажут их Еве. Как тебе?
        - Бред! Народу собственно наплевать, с кем спит король, архатейцы давно ко всему привычны и сами ведут фривольный образ жизни. Это Тау дорожит образом сильного мужчины. На него направь удар. Пиши гораздо проще…
        - Тогда сам придумывай, раз такой умный, - Хизу высунул язык.
        - Хорошо! Ну, например, Тау так понравилось кроватное буйство с Драго, что он предложил ребятам сделку. Драго, ха, спит с ним и дальше, а, чтобы Иву было не так обидно, он получает магистерское кресло. Заодно высмеешь падение нравов дворянства!
        - Отлично, - кивнул Хизу.
        - Конечно! Я же гений, - Драго развел руками, - Так, еще… Ева выкинула дитя. Ну, это распиши как кару за черствость по отношению к брату. Духи рода гневаются и мстят. После выйди на личность принца, как своеобразную расплату родителей за отношение к Касандеру.
        - А с ним, что не так?
        - Задумайся о предпочтениях Дитриха. Смотри, он хрупок, носит длинные волосы и ничуть не заинтересовался Нойкой. Добавить ко всему страсть к балахонам и всему архатейскому, вот и портрет изнеженного молохольного юноши, возможно наследующего склонности отца, да и дядька у него не святой, - Драго самодовольно погладил себя по груди, - Хотя в этом контексте обо мне не упоминай. Касандер для нас отдельная фигура со знаком плюс. Итак, Дитрих своими склонностями пошел в отца…
        - Только в пассивном проявлении, - поправил Хизу.
        - Естественно. Отличная семейка получилась. Портрет что надо!
        - На их фоне Касандер просто воплощение всех добродетелей.
        - Точно. Играем на контрастах! Но Ева выписана неярко… Придумай, как ее очернить. Может, любовника ей придумать…
        - Нереально, чушь. Никто не поверит, уж больно не вяжется с образом! Пусть будет алчной до признания публики. Напишу, что она специально всем разослала весть о потери ребенка, чтобы ее пожалели. В общем, спекулировала на собственной трагедии. И внимание окружающих - единственное, что ее по-настоящему волновало.
        - Да, неплохо, - Драго хитро сощурился, - Нас ждет увлекательная игра.
        - Мы гении этой эпохи, - Хизу побарабанил пальцами по столу, - Естественно злые гении!
        - Пощады не жди! Быть плохим так заводит!
        Оба собеседника задорно рассмеялись.

2
        Разноцветные брызги вырывались из пасти золотого цветка, что венчал фонтан во внутреннем дворике замка. Птицы в клетках, висевших на ветках комнатных деревцев, щебетали во весь клюв, славя солнечный цвет. Магнолии успели зацвести, и от их душного аромата немного затуманивало голову. Белые цветы величиной с ладони украшали гладкий шелк черных волос Нойки. Она весело прохаживалась по бортику фонтана, напевая себе под нос песню и пританцовывая в такт незатейливой восточной мелодии. В ее фиалковых глазах отражалась вода, играя всевозможными оттенками сирени. Синий сюртук и полосатые гольфы, надетые под короткие черные капри, невообразимым образом сочетались с венком из магнолий, добавляя в образ трогательного озорства. Девушка самозабвенно погрузилась в себя, правда изредка кокетливо косилась на своего спутника, Дитриха. Он же читал книгу, сидя на парчовом валике и отрывался только для одобрительного кивка своей подруге.
        - Нойка, - неожиданно проговорил Дитрих, замечая броское украшение, приколотое к шейному платку девушки, - А что это за брошь?
        - Это? - Нойка потеребила холодный зеленый камень в окружении червонного золота.
        - Да.
        - Папочка подарил, - гордо сообщила девушка.
        - Когда?
        - Сегодня.
        - Что? - Дитрих выпучил глаза, - Ну и новости! Он, что, здесь?
        - Да. Папочка чистокровный архатеец.
        - Кто же он?
        - Зануда ты! Как я могу такое рассказать? Это же семейный секрет, - девушка игриво подмигнула.
        - Ладно. Забудь. В чужие дела не лезу.
        - Брошка называется «Глаза змеи», камень словно парализует. Да?
        - Похоже на то, - Дитрих засмотрелся на манящую зелень украшения. Камень на самом деле будто втягивал в себя, окутывая холодом и бьющейся энергией силы. Принц едва смог отвернуться. Он потряс головой, смахивая наваждение.
        - Ха! Видел? - радостная Нойка захлопала в ладоши.
        - Да уж, опасная вещица. Меня даже холодный пот прошиб, - признался Дитрих, приглаживая к плечу черный хвост волос.
        - А колечки видел? - девушка вытянула руки. На безымянных пальцах обеих рук поблескивали аккуратные насыщенные желтые камешки.
        - Что это? Комплект?
        - Ага. К брошке. Кольца называются «яд змеи».
        - Не слишком похожи, ну разве что оправа одинаковая. А зачем два кольца?
        - Зануда! Зануда! - пропела Нойка и запрыгала на одной ноге, - У змеи язык двоится, две капли яда. Ничего ты не знаешь!
        - Тебе очень идет. Пойдем, может, прогуляемся?
        - Нет, - девушка замотала головой, - Еще рано. Не пришло время.
        - А когда оно прейдет? - с интересом спросил Дитрих, уже привыкший к милым странностям подруги.
        - Я скажу. Обязательно скажу!
        - А не с папой ли ты хочешь меня познакомить? - хитро прищурился принц.
        - Ты с ним обязательно познакомишься, - Нойка спрыгнула с фонтана и в два счета оказалась возле парня, выплясывая со смешливым лицом.
        - Но не сейчас, - иронично добавила она.
        - Даже стало интересно, кем он может быть!
        - Ха-ха, - залилась раскатистым смехом девушка.
        - Ты так замечательно смеешься! - восторженно проговорил принц, - Хочется самому улыбаться!
        - Смотри! К нам гости! - воскликнула Нойка, указывая пальцем на вход во дворик.
        - А-а, это Лиана Шерук, - скорчил недовольную мину Дитрих, - Опять пришла указания давать.
        Женщина остановилась под аркой и принялась вглядываться в дебри дворцового зимнего сада. Дитрих невольно спрятался за куст шиповника, сползая с парчи подушки на пол.
        - А почему она тебе указывает? - Нойка присела рядом.
        - Она любимая подруга матери, поэтому считает возможным давать советы в своей неповторимой манере ментора!
        - Не любишь ее?
        - Да, я ее ненавижу, - неосторожно выпалил Дитрих.
        Нойка пожала плечами и тут же выпорхнула из укрытия.
        - Ты куда? - прошипел принц, силясь ухватить девушку за ногу и остановить, но она оказалась быстрее.
        - Увидишь! Решу твою проблему, - Нойка подмигнула.
        Она вышла на открытую площадку и помахала Лиане рукой. Женщина высокомерно откинула шлейф фиолетовой накидки и, поведя изогнутой бровью, двинулась к девушке навстречу.
        - Меня не интересует прелюдия, - строго проговорила Лиана, поджимая губы, - Спрошу прямо: где Дитрих? Его искал отец, а мальчишка пропал. Пусть он и принц, но сказать ему в лоб я имею право. Он обязан подчиняться отцу, тем более такому прославленному и уважаемому, как Тау.
        - Условно говоря, - Нойка широко улыбнулась.
        От неслыханной дерзости Лиана побелела, а Дитрих даже высунулся из укрытия, чтобы воочию понаблюдать за лицом нелюбимой фрейлины.
        - Я проигнорирую твое детское замечание, - Лиана скорчила кислую мину, - Но вопрос с повестки не снят.
        - А я не скажу! - девушка приставила большой пальчик к носу и зашевелила остальными, копируя шутовской жест.
        - Ах, ты невоспитанная козявка! - Лиана щелкнула пальцами с длиннющими синими ногтями, и в воздухе родился ледяной колючий кристалл, готовый разорваться на сотни острых пик.
        - Ой, как страшно! - Нойка растянула губы в широкой улыбке.
        Колдунья Шерук замахнулась, но тут брошь на шее девушки мигнула зловещим огоньком. Это остановило Лиану.
        - Что за цацки ты на себя нацепила? - сквозь зубы проговорила она, - Это ведь не просто украшения.
        - Верно, - кивнула Нойка, не переставая улыбаться, но ее глаза стали пустые как стекла от цветной бутылки. Они ничего не выражали. Лиана сразу почуяла неладное, она осмотрительно отступила назад.
        - Ты не ведаешь, какой закон посмела преступить! - с чувством произнесла женщина.
        - А мне и не надо, - девушка развела руками, - Сейчас я хочу поиграть!
        - Тебе дорого обойдется твоя недальновидность, - Лиана распахнула неудобный балахон, под которым сияло обтягивающее чешуйчатое платье. Безупречная фигура позволяла немолодой ведьме носить столь откровенные наряды, но прежде всего одежда служила броней, заряженной силой дракона полной луны, символа клана Шерук.
        - Мне не страшно, - пожала плечами Нойка.
        - Ты просто не понимаешь! - Лиана прищурила глаза, от чего ее щеки казались еще более впалыми, а подбородок острым. Худые руки с длинными когтями мгновенно сплели воронку заклинания основной стихии Шерук - «бушующий ураган», уровень пять. С тонких деревцев в момент сорвало всю листву, а Дитриху пришлось отплевываться от лепестков шиповника, вырванных с кустов и забившихся ему под одежду. Даже мозаичный пол лишился пары цветных кусочков кладки. Лиана самодовольно ухмыльнулась.
        - Подумай! - проговорила она, нагибаясь для броска беснующегося в руках торнадо, - Тебя убьет такой удар! Лучше отвечай, откуда у тебя камни! Кто их тебе дал?
        - Мой папочка, - запросто отозвалась девушка.
        - Кто он? - Лиана усилила вихри ветра в руках, - Говори! Я хочу прославиться, как маг, раскрывший проклятый заговор! Отвечай мне, главе рода Шерук! Моя удача не ждет.
        - Ладно, я отвечу, - Нойка развела руками, показывая ладони.
        Шерук немного усмирила вихрь и радостно растянула губы в тонкую полосу.
        - Вот мой ответ! - закричала девушка, выставляя кулаки вперед. Кольца вспыхнули едкой желтизной и две тонкие линии света протянулись от колец до броши. Ее зелень вмиг наполнилась ядовитым сиянием.
        Лиана, охнув, отступила назад, оглядываясь на выход.
        - Не уйти, - пропела Нойка, - Твоя броня не выдержит, ведь так? Жаль…
        - Зачем ты это делаешь? - произнесла растерянная, но не потерявшая собственного достоинства, женщина.
        - Папочка велел, - девушка сдвинула брови в свойской гневной манере, - А я для него сделаю все что угодно.
        - Жалкий голем, - фыркнула Лиана, гордо вскидывая голову, - Можешь меня убить, но от этого у тебя в груди не забьется сердце! И твой хозяин не станет относиться к тебе как к живому человеку! Ты глупое орудие!
        - Да! Но я согласна быть орудием! - воскликнула девушка, сияние броши распухло до формы фасоли, - И не смей обзывать меня големом, я могу чувствовать! Могу!
        - Ты глина!
        Нойка закричала. Ее высокий голос словно выплеснул всю накопившуюся злость в брошь, которая вобрав в себя энергию хозяйки, дернулась, а потом фонтан светло-зеленой плазмы выплеснула на Лиану.
        Женщина забилась в конвульсиях. Броня не спасала, едкая магическая смесь проникала даже в микроскопические щели, принося женщины страшные страдания. Она плавилась на глазах.
        Дитрих все видел. Он обмер и только самообладание заставило его подняться.
        - Что ты наделала? - истошно завопил он, подбегая к месту магического поединка.
        - Дитрих разве ты не ненавидел ее? - Нойка как ни в чем не бывало улыбалась.
        - И? Ты в своем уме? - Дитрих кричал, срывая голос.
        Он посмотрел на багрово-зеленое пятно, в котором плавали куски брони и одежды, и с отвращением отвернулся.
        - Да, - кивнула Нойка.
        - Ты больная! - Дитрих силился подавить тошноту, неизбежное следствие острого шока.
        - Убрала препятствие с твоего пути… Покойся с миром, Лиана, - девушка стянула с головы венок и кинула его в лужу.
        - Мой разум парализован, - проговорил принц, - Я же не имел ввиду смерть… Ты хоть понимаешь, что ты наделала? Ты убила…
        - Ну и что! - Нойка беззаботно смеялась.
        - Почему… - не веря собственным глазам, пробормотал Дитрих. Его голос, как и сам принц, дрожал.
        - Зануда! - весело запрыгала девушка, - Зачем ты пристаешь ко мне с вопросами?
        - Нойка! - закричал принц.
        - Ладно, скажу… Меня папочка попросил убить советника Лиану. Ты сам все слышал.
        - Скажи мне в глаза! Кто твой чертов отец?
        - В твоих глазах столько ненависти. За что?
        - Отвечай! Овца! - Дитрих уже себя не контролировал.
        - Вредина, - Нойка закусила ноготок мизинца, - Мой папочка самый сильный маг.
        - Кто?
        - Касандер, - пожала плечами, Нойка.
        - Ты сошла с ума! Потеряла нить реальности! Идиотка! Зачем ты сюда приперлась?! А! Убивать? Ты, что из радикальных оппозиционеров? Плантагенет в их руках?
        - Нет, - замотала головой девушка, - Мама верна вашей семье.
        - Тогда за что ты так? Что мы тебе плохого сделали? Говори, Нойка! Говори, ради всего святого!
        - Ничего. Ты мне даже нравишься. Честно. Но папочку я люблю больше жизни, поэтому любое его желание для меня закон.
        - И вот это, - Дитрих указал на лужу, что осталось от некогда влиятельной ведьмы, - Его желание?
        - Да, прости.
        - Прости? Ты смеешься? Только прости? Думаешь, словом можно откупиться?
        - Ага. А что ты мне сделаешь? Ничего! - Нойка помахала принцу рукой, - Пока! Пойду, обрадую папу!
        - Тебя будут искать… Я ведь все расскажу…
        - Ладно. Подумаешь! Папа обязательно что-нибудь придумает.
        - Я верил тебе. А ты… - Дитрих бросился на девушку, - Стой! Убийца!
        - Ни шагу, - она выставила кулаки перед собой, демонстрируя всю серьезность блистающими кольцами «яд змеи».
        Принц унял стремление обезвредить преступницу и испуганно отшатнулся.
        - Верное решение! - одобрительно кивнула, Нойка, - Двинешься, и, клянусь, я тебя убью. Я уничтожу любого, кто помешает плану папы!
        - Что?
        - Считай это проявление воли бездушного голема!
        - Ты… - Дитрих прикрыл рот трясущейся рукой.
        - Да, я голем, Лиана сказала правду! Но я умею чувствовать, хоть никто из вас не может дойти до этой простой истины своими ординарными человеческими мозгами, - Нойка криво улыбнулась.
        - Ты убийца!
        - Пока, принц. Была рада знакомства! - с долей сожаления кинула девушка и, развернувшись, бросилась бежать.
        Дитрих медленно поднялся. Он постоял в растерянности несколько минут, нервно приглаживая волосы и царапая щеки. Вокруг летали лепестки растерзанных кусков шиповника, незамысловато напоминая о произошедшей трагедии.
        - Это происходит на самом деле, - прошептал принц, - В груди жмет, поднимается чувство… Словно невидимый игрок руководит марионетками и затягивает петлю на моей шее. Вся моя семья в его власти. Против нас ведет войну сама судьба. Но зачем…
        Дитрих всхлипнул, шок отходил слезами.
        Сознание стало проясняться, и он вскоре понял, что должен позвать на помощь, скорее рассказать совету все, что ему стало известно и как можно быстрее предпринять все меры, дабы остановить беспредел и беззаконие.
        Дитрих неумело задергался, координация только начинала к нему возвращаться, но вскоре он все же собрался с силами и рванул прямиком к старцу Нару.

3
        Ив зашел в покои в надежде застать Драго, но его встречал расслабленный Хизу с кальяном в руках, вальяжно растянувшийся на топчане.
        - А где… - Ив поводил в воздухе пальцем, указывая на магические предметы Драго.
        - Наш волшебный друг? - игриво осведомился Хизу, выпуская изо рта густой конопляный пар.
        - Естественно! - барон устало упал на постель, растирая себе руки.
        - А он ушел за ингредиентами, рыться в закромах королевских кладовых.
        - Почему тебя не послал?
        - Я же бездарь, - хихикнул Хизу, его рука легла поверх кипы исписанных листов, - К тому же, Драго никому не доверяет.
        - К чему такая спешка? Он гонит куда-то, но зачем? Почему все не обдумать, не оценить. Первый шаг удался, но это не гарантия успешности всему плану. Надо выверять каждое действие.
        - Я много раз задавал ему подобные вопросы, - закивал Хизу, - Могу процитировать ответы… Драго говорит так: «Миг между интересом к любовным зельям и поиском рецептов отваров от старческих болезней слишком короток. Поэтому я тороплюсь и нагоняю давно потерянное время».
        - В своем репертуаре. Когда вернется-то?
        - Я ему не личный помощник. Слушай, а что ты так волнуешься? Прям, завелся! Ух!
        - Да в замке переполох!
        - Случилось чего? - с видом самого осведомленного человека на свете проговорил Хизу.
        - Ага, убили Лиану Шерук… Перепуганный насмерть Дитрих чуть мать свою не угробил, ввалился в покои, где мы сидели, нагнал волну… Хорошо, Нару вовремя догадался попросить его вывести. Принц стал очевидцем преступления, вот и не совладал с эмоциями.
        - И кто засранец?
        - В смысле? Убийца?
        - Само собой!
        - Нару не сказал, он допросил принца наедине…
        - Что ж они все такие тихушники, - сплюнул Хизу, - Даже уже не смешно.
        - Тебе известно что-то? - Ив сел на кровати и внимательно всмотрелся в хитрое лицо мужчины.
        - Пф, - Хизу отвернулся и снова закурил кальян.
        - Эй! - Ив недовольно ударил по кровати кулаком, поднимая блестки пыли, подожженные лучами солнца, - Разве мы не в одной связке? Ты обязан делиться со мной!
        - Положись на Драго, он здесь рулит, - его собеседник мигнул глазами.
        - Это он просил не посвящать меня в план?
        - Нет. Мое решение.
        - Да кто ты такой? - Ив встал и, подойдя к Хизу, навестился над ним в самом боевом расположении духа.
        - Я Чивори, - гордо ответил тот, совершенно безразличный к действиям барона, - Потомственный аристократ, второй клан Архатея, наследный колдун, полноправный владелец западных земель, мои предки воевали за эти земли с Правителями Праотцами… В общем, я очень даже значимая фигура, Ив. Неважно, что время сейчас не мое, так случается. Приходит новая эра, и она приносит в жертву старые порядки, а вместе с ними и героев прежних эпох. Но ничего… ко всему можно и нужно приспособиться. Так что не кипятись, - Хизу брезгливо отстранил от себя барона, - Я не стану тебе рассказывать без Драго, только в его присутствии, потому что тебе не понравится информация, которой я располагаю. Ты среагируешь неадекватно, и только Драго сможет обуздать твой гнев. У него к этому настоящий талант. Родись он женщиной, то был бы просто потрясающей мечтой всех мужчин. Но в жизни случается всякое…
        - Вот теперь я хотя бы вижу, что ты не умственно отсталый, - смягчился Ив и сел напротив собеседника.
        - Спасибо, сынок.
        - Вот только не начинай! - Ив поднял руку.
        - Хорошо, ладно, - примирительно кивнул Хизу и, оглядев серьезное лицо барона, проговорил, - Говори, что тебя заботит.
        - Может, конечно, нехорошо сомневаться, - Ив потер шею, - Но для меня слова Драго в крайней степени звучат странно.
        - Неудивительно, - хмыкнул его собеседник, вновь роняя глаза на листы под рукой.
        - Ты веришь, что он Касандер Милиотар? Только честно! - выпалил барон.
        - Мне без разницы. Достаточно того, что на сегодняшний день он сильнейший колдун, а какое проведение его таким сделало то ли перерождение, то ли убежденность, что он не пустышка, а новое воплощение великого правителя, не имеет значения. Драго показал чего стоит, он вполне способен изменить мир и уничтожить власть Биа-Хатерии. Достаточное условие, чтобы примкнуть к нему. Что скажешь? - Хизу вопросительно приподнял брови.
        - То есть ты сам не уверен в его истории? - кивнул Ив.
        - Звучит, конечно, бредово. Когда мы с ним познакомились, я сначала не поверил, только сделал вид. Но потом наплевал, ведь не проверишь же.
        - Да уж…
        - Ив, - Хизу умиротворенно улыбался, - Посмотри на меня… Я потомственный колдун, и все, чего я достиг, это третий уровень. Я безалаберен и ленив, а Драго не такой, он может вести за собой. С внешностью простого метиса, он достиг уровня настоящего архатейского мага. Кому такое под силу? Даже аристократы давно не развивают такую колдовскую мощь. Дворянство деградирует и вырождается, архатейцы уже давно не тот народ, что заставлял трепетать Эфы. Но Драго как гость из прошлого. Он особенный. Раз в нем есть уверенность и непоколебимость, я ставлю на него. Драго наш шанс.
        - Про внешность Драго говорит, что это следствие магии.
        - Встречал подобное раньше?
        - Нет.
        - Вот и я нет, - честно признался Хизу, - Поэтому фактов, опровергающих теорию Драго столько же, сколько и фактов ее подтверждающих. Не знаю, во что верить, поэтому верю ему. Когда он взойдет на трон и объявит, что Касандер вернулся, это будет триумфом самозванца и возвращением прежнего Архатея. Жду этого момента с содроганием сердца.
        - Нет, ты все-таки больной!
        - Да, мой друг, но быть таким намного лучше, чем, таким как ты, скучным и нерешительным, не помнящим великого прошлого своего государства. Моя болезнь прекрасна, она питает фантазию, - Хизу похлопал пачку.
        - Новая серия «Пророчеств»? Я догадался. И надо тебе?
        - Я уже старый, Ив, а моей давней мечтой было взорвать этот мир, сотрясти его истинной архатейской природой. Драго моя последняя возможность. Мне все равно удастся или нет, но либо я действую, либо отсиживаюсь червяком в грязи под ногами новых господ. А я не червь… - Хизу покачал головой, раскачивая шелковые завязки красной чалмы, - Я дворянин и никому не позволю стирать из истории заслуги моего рода, потому что они часть меня. Я поздно пришел к этой простой истине, но и слова «чувство собственного достоинства», «честь», «уважение к истории» мне никогда не были чужды. Моя личная битва начата, неважно выиграю или нет, важно, что я выполняю свой долг, и моя совесть будет чиста.
        - Ясно… Теперь я понимаю, - вздохнул Ив, - Твоя точка зрения имеет право на существование.
        - Спасибо, но вот в твоем архизначимом вердикте не нуждался.
        - Не хочу спорить…
        - А не о чем.
        - Как ты относишься к Драго? Только как к человеку, а не мнимой фигуре мести.
        - Никак.
        - Вообще? - искренне удивился Ив.
        - Да. Кто полюбит Драго, тот опустится на дно отчаяния, ибо выбирает путешествие в холодную бездну. У него нет души, серьезно, и он не умеет любить. Его чувства ампутировали без права на пересмотр приговора. Давным-давно ему отбили сердце и выжгли душу, перед тобой не человек, Драго мертвец, которого питает ненависть и благодаря обиде он еще тут.
        - Так он все же Касандер?
        - Неважно. Я о состоянии души, а не о дебрях реинкорнаций. Сердце не вырастить заново, а душу не наполнить светом, если отказался однажды от него и запретил себе любить. Даже неосознанно нежелание перерастет в неумение и срастется с тобой воедино.
        - Не понимаю…
        - Какие эмоции к Драго испытываешь ты?
        - А я не знаю, что чувствую к нему. Была влюбленность, я пылал, а сейчас…
        - Все сложно?
        - Точно. Иногда, как представлю, что хрупкое тело Драго прошло через множество рук и столько людей его ласкало ради какого-то ничтожного плана, делается так противно. И сразу становится стыдно за свои поступки, хочется все исправить. А потом я смотрю на Драго, и вижу нежное зависящее от меня создание, вот тогда сердце вновь наполняется нежностью. Хочу защищать его, окружить заботой и лаской.
        - Отношения сложная вещь… Ты просто сомневаешься, - вывел Хизу.
        - Это плохо?
        - Нормально. Вполне по-людски. Но, скажи мне такое, я бы обиделся.
        - Ясно… В отличие от тебя я не человеконенавистник.
        - У каждого свои недостатки, - тихо засмеялся Хизу.
        - Мне хочется быть с Драго, - уж больно серьезно произнес Ив, - Я думаю, мы переживем все сложности и невзгоды.
        - Любовно пересчитаете друг другу седины?
        - Именно. Моя мечта как раз такие отношения - сердечные друзья на всю жизнь.
        Хизу рассмеялся.
        - Только не с Драго…
        - Зачем ты ставишь на нем крест?!
        - Он не говорил?
        - О чем?
        - Да, так… Ничего серьезного, - Хизу распустил чалму и закрыл ею лицо.
        - Настаиваю, чтоб ты сказал! - барон усилил голос.
        - Хватит Драго перемывать косточки, мне надоело. Дай спокойно покурить.
        - В моем доме… - буркнул Ив.
        - Да не злись так, вон твой Драго чешет с Нойкой, - Хизу указал на окно, причем чалмы с лица он не снял.
        Ив с недоверием глянул на мужчину, но на всякий случай посмотрел в окно. И действительно площадку рядом с корпусом боевых магов пересекали два человека: Драго в темно-зеленом балахоне и Нойка, виснущая у него на руке. Ив отметил, с каким детским очарованием девушка относится к своему создателю и невольно заулыбался. Наивность голема подкупала. Драго же держался холодно, он словно соблюдал незримую дистанцию. Его отстраненность проявлялась особенно остро на фоне трепещущей под ветром нежности сада, что поглощал песочную тропинку, по которой шла пара.

4
        По залам замка катилось заунывное пение погребального хора, надрывные женские голоса протяжно тянули ноты к небу. Мужчины молчали. Всем придворным магам было велено снять с себя разноцветные пояса отличий и остаться в строгом черном облачении. Яркие цвета занавешивались темным драпом, покрывающим многообразие красок мрачной дымкой. Убавив концентрацию метана, приглушили свет в лампах. Замок наполнился духом невосполнимой утраты, архатейцы в традициях своих предков доводили все до абсолюта. Проникшись трауром господ, слуги тоже напялили на себя скорбные маски и уныло сновали из залы в залу. Улыбки стерлись, и смех покинул каменные коридоры старого замка.
        В одном из залов, ранее бывшим церемониальным помещением, теперь стоял богатый настил из парчи и драгоценных камней. Хмурые служанки в черных струящихся шелком платьях украшали его живыми цветами. Разноцветные нежные лепестки, брошенные на золотую крышку урны, лишь подчеркивали горестный момент. Жизнь и смерть, увядающая красота - так красноречиво выражалась картина с погребальным настилом в главной роли. Драгоценная урна - все, что досталось телу Лианы Шерук, на большее останков не собрали.
        Рядом с телом матери рыдал безутешный Цаца. Он подвел глаза сурьмой, чтобы черные слезы, размазанные под глазами, смотрелись эффектно и демонстрировали всю глубину его скорби. Остальные дворяне приходили лишь на минуту, они прощались с Лианой и потом спешно отходили от настила. Пара сухих и штампованных фраз Цаце, кивок совету, глубокомысленные замечания по поводу бренности жизни и конец траурной роли, дворяне уходили со спокойной душой приличных людей, выполнивших свой долг и отдавших дань уважения.
        Дитрих все это время находился в помещении и наблюдал за процессией. Он успел переодеться в черный балахон, который, как он считал, больше всего подходил моменту. Принц действительно горевал и не находил себе места. Его мучил стыд. Но и поверить, что все происходит на самом деле, он тоже никак не мог. Еще вчера все было нормально. Позади скучное умиротворение жизни принца, размеренная скука и жалобы на отца, но сегодня перед глазами принца всплывало перекошенное лицо Куана в предсмертной конвульсии, Нойка, полная злобой и уверенности, мучающаяся в болях Лиана. Привычный мир рушился и ни один человек не мог растолковать, что же происходит на самом деле.
        К Дитриху медленно, шурша тонкими ножками карликов големов, подплыл Нару. Из-за его плотной вуали нельзя было разглядеть в хорошем он расположении духа или нет.
        Дитрих невольно приосанился.
        - У твоей мамы двойное горе, - пробормотал Нару, с тяжестью опуская костлявую руку на плечо парня, - Королева Ева не скоро оправится.
        - Как она? - принц виновато опустил голову.
        - Плачет. С того самого момента как узнала… Все твердит, что это брат Касандер пришел за ней…
        - А вы как думаете?
        - Я думаю, не стоило вам врываться к матери и кричать от ужаса о том, что видели. От одного вашего вида можно было удар хватить.
        - А что мне было делать? Я испугался да ужаса! Да у меня шок случился! - отчаянно возмущался Дитрих.
        - Я знаю, и не осуждаю вас за эмоции, но вы принц и обязаны научиться держать себя в руках. Тем более вы подвергли ослабленную мать опасности. Вы могли вызвать нас, советников, через слугу…
        - Простите, я, правда, не подумал… я плохой сын, да?
        - Не терзайте себя, ошибки совершают все. Даже именитые маги, - Нару с трудом оторвал руку от Дитриха и, махнув в сторону погребального настила, уронил на колени, его силы кончились.
        - Мне жаль графиню Шерук, - вздохнул Дитрих, - Я не особо ее жаловал, но не желал ей смерти.
        - Я знаю. Лиана допустила грубую ошибку, - старик тяжело вздохнул, раскачивая вуаль, - Я предупреждал ее, чтобы была по максимуму осмотрительной. Но она по свойственной ей самоуверенности проигнорировала просьбу…
        - Она была в броне…
        - Лиана вступила в бой, не оценив мощь противника. Она не имела права на столь детский поступок. Затевать магическую дуэль только потому что ей хотелось доказать свое превосходство, по меньшей мере безрассудно. Лиане стоило сразу пресечь все попытки разобраться с Нойкой и, увидев загадочные амулеты, моментально сообщить о них совету.
        - Да, так было бы разумно. Я растерялся… Не думал, что Нойка на такое способна, она была такой милой.
        - Твоей вины здесь нет. Мы понимали, что наследница наместницы голем…
        - Как? - перебил ошарашенный принц.
        - Да, мертвенная энергетика может быть только у глиняных кукол, оживленных колдуном. Мы сразу запросили информацию у наместницы Плантагенет и получили ответ…
        - Какой?
        - Будьте терпеливы… Я рассказываю… Она не отрицала, сказала, что никак не могла забеременеть и поэтому прибегла к последнему способу. Тогда мы не увидели угрозы. Оказалось - фатально просчитались.
        - А сейчас? Вы ей сообщили…
        - Конечно! Я лично связался с ней с помощью кольца «диалогов», - брильянт на руке Нару вспыхнул, словно отзываясь на свое имя, - Она в шоке, впала в прострацию и не знает, как вымолить прощение. И я склонен ей верить, она попала под влияние коварного мага, использовавшего ее как куклу в своей тайной игре… Наместница ничего не знала о происходящем и даже не предполагала, что Нойка может убить. Она клянется, что не при чем. Я сразу спросил, кто автор столь безупречного голема…
        - Касандер? - вновь в нетерпении перебил Дитрих.
        - Нет, - старик отрицательно погрозил пальцем, - Хватит бредить призраком прошлого, никому из нас не идет на пользу слепое следование данной версии. Я чувствую, преступник хочет, чтобы мы так думали и сложили руки в страхе перед непобедимым злым гением. Но тот колдун, которого описала наместница, ничуть не напоминает Касандера.
        - А кем он был?
        - Не знаю, но она описала его так… Темно-зеленые глаза, короткие черные волосы под вороное крыло, нездоровый цвет кожи, и одет колдун был по эфийски…
        - Не знаю никого, кто бы так выглядел.
        - Возможно я тоже.
        - Возможно?
        - Да. Принц, скажите, а Нойка что-нибудь говорила?
        - Про отца. А еще она очень оскорбилась, когда Лиана назвала ее «бесчувственной».
        - Самое страшное оскорбление для голема. Мы запретили их создавать именно по этой причине, нет гарантий, что они действительно не испытывают эмоций. Имеем ли мы права играть с жизнью, трепещущей чувствами и переживаниями? Споры не утихают и по сей день. Но совет благоразумно наложил вето на создание големов, чтобы пресечь все дискуссии и возможные неприятные прецеденты с ними связанные.
        - В голове не укладывается.
        - Понятное дело, вы не жили в мои времена, когда мир сотрясали магические заклятия Касандера, а с запада грозили армии Биа-Хатерии. Кстати отчасти из-за Милиотар мы и запретили создание големов. В те годы в Архатее их было полно…
        - Да? Неужели…
        - Пустые прекрасные куклы Касандера или отвратительные монстры Металла поистине производили впечатление. Когда Карл, ваш покойный дядя, ворвался в замок Милиотар, големы бесстрашно кидались на мечи только, чтобы защитить своего создателя. Даже боевые маги спасовали перед белым лебедем, а куклы нет. Они отдавали свои жизни с улыбками на устах, прославляя Касандера. Они умирали ради него и во имя любви творения к творцу. Потрясающее по надрывам эмоций зрелище. Но остались загадкой мотивы такого поведения. Кем они были? Куклами? Или верными слугами, смело и благородно исполняющими долг, так по-человечески смеясь опасности в лицо?…
        - А что с ними стало потом?
        - Касандер похоронил их вместе с собой. Големы были погребены под руинами замка Милиотар, что рухнул в момент смерти хозяина.
        - Нойка тоже готова пойти на все ради своего отца, - Дитрих потер подбородок, - А ведь она говорила мне, что «папочка», так она его называет, для нее все: и отец, и возлюбленный, и брат, и создатель…
        - Нойка умный голем. Ради нее убили как минимум двух человек…
        - Так големы…
        - Да, как и в любом другом магическом обряде превращения, чем больше ты отдашь в жертву, тем больше получишь эффект.
        - Ясно, никуда без крови… Меня тошнит.
        - Мой принц, слава богам, дикие времена позади.
        - Ага… Только что-то незаметно.
        - Иногда заводятся крысы, готовые все испортить.
        - Или приходит время изменений, - задумчиво произнес Дитрих.
        - Я знаю, к чему вы клоните, - кивнул Нару, - По-вашему, новое время грозит изменениями, а старая система сопротивляется… Вы ошибаетесь. Сейчас творятся злые дела, один человек угрожает нам и всему Объединенному Королевству. Он силен и настроен решительно. Но злодей не больше обычного преступника. Да, он прекрасно все рассчитал, придумал себе амплуа и окутал ореолом таинственности. Хитро. Но я не испугаюсь рассказов о пробуждении Касандера. Мертвецы не возвращаются…
        - У вас есть версии?
        - Их много. Дей Крочи сомневается… Но я придерживаюсь версии о заимствовании силы. Какой-то маг связал себя заклятием с мертвым Касандером. Он создал в этом мире проекцию и черпает из мира мертвых энергию.
        - Не понимаю…
        - Магия шестого уровня, - пояснил Нару, - Каждый мертвый колдун оставляет память в виде черного следа. Да, любой маг после смерти оставляет в астрале такие следы. Так вот, наш маг подсоединился к следу Касандера, и теперь черпает его силу из мира мертвых.
        - А как это сделать? - прошептал Дитрих.
        - Необходимо найти нужный след… Признаюсь, я понятия не имею, как ему удалось… ведь мы уничтожили следы Касандера на месте его гибели. Настоящий талант… Но по тому, какие заклинания и амулеты использует против нас злодей, становится очевидным - этот маг моего возраста и я должен его знать… А значит, могу победить.
        - Хорошо, - вздохнул принц, - А что за амулеты были у Нойки?
        - «Змеиное сердце», колдовской яд, который собирается в кристаллы и в момент сильных эмоций хозяйки стреляет отравленной плазмой.
        - Нойка была зла…
        - Вот так и сработала магия.
        - А в кольцах, что было?
        - Тоже плазма. Но после активации она фокусируется в одном месте, то есть в броши. Если не разделить амулет, то он окажется нестабилен и малейшая эмоция сможет нарушить систему…
        - Мудрено, как и вся магия. Хорошо, что я не колдун… мне повезло.
        - Верно, быть магом - тяжелая работа, - Нару издал тихий грудной сип, и на секунду показалось, что он засмеялся.
        - Кстати, у меня вопрос, - Дитрих нахмурился, - Откуда у мага столько мощных амулетов? И как вы не заметили его существование раньше?
        - Отвечу сразу на второй вопрос: колдун не высовывался и мы даже не подозревали о нем, считая, что с прошлым навсегда покончено, - спокойно отчитался Нару, - А по первому вопросу считаю, что он изготовил амулеты сам.
        - Да уж, ничего обнадеживающего. Но почему он нас так ненавидит?
        - На сей вопрос не могу дать однозначного ответа. Но мне приходит в голову только одно - стремление к перераспределению собственности. Новая борьба за власть.
        - Но кто?
        - Главный вопрос…
        - Какие кланы стояли у истоков старого Архатея? Кто был сильнее вас, Нару?
        - Только два клана, Милиотар и Чивори.
        - Может быть…
        - Вы единственная ветвь Милиотар, а Чивори только Хизу… Но он не мог. Уровень не тот…
        - Вы не можете ошибаться?
        - На счет Хизу, - старик тихо хрюкнул, - Никак нет.
        - А потомки? Точно нет других?
        - Нет… Мы все проверили.
        - Получается убийцу невозможно найти. А о Нойке, что-нибудь слышно? Ее удалось схватить?
        - Нет, мы утроили охрану в замке, из него невозможно выйти незамеченным, но Нойка как сквозь землю провалилась. Должно быть, они воссоединились с хозяином и теперь находятся вместе. Одно ясно наверняка, преступник здесь, в замке!
        - Еще лучше! Он у нас под носом, а мы беспомощны, как котята! И как же в таком случаете, вы собираетесь поймать негодяя, что третирует мою семью? - повысил голос Дитрих, неожиданно выходя из себя.
        Мимо провели Цацу. Дей держал его под руки, а парень плелся, еле переставляя ноги, и вертел по сторонам головой, будто искал поддержки. Черные круги под глазами делали его похожим на глубоко больного и несчастного человека.
        - Что теперь будет? - растерянно спросил он у принца, - Что я без мамы?
        - Мне очень жаль, - выдавил из себя Дитрих, моментально меняя гнев на сочувствие.
        - Пойдем, пойдем, - шепнул Дей Цаце и повел его к выходу.
        - Бедный парень, - проговорил принц.
        - Мы обязательно поймаем преступника, - продолжал разговор старик Нару, - Не бойтесь за себя и свою семью, мы наложили на вас сильнейшее защитное заклинание и не позволим случиться беде.
        - Не хочу вам дерзить, но пока я не вижу результата.
        - Он будет, сейчас приходится бороться с эффектом внезапности, благодаря которому преступник получил фору. Но я начинаю проникать в суть его тайного замысла.
        - Это все хорошо… Однако, нельзя пускать дело на самотек, надо искать Нойку!
        - Ищем, конечно, ищем. В замке проводится полномасштабная проверка, обыскиваются все помещения. Барон Фарих назначен ответственным.
        - Ну, раз барон, то я не волнуюсь, - успокоился Дитрих, - Чувствую себя в безопасности.
        - Рад, что смог вас обнадежить.
        - Да, Иву я доверяю. Скорее бы мама поправилась, и отец разрешил вернуться в Эфы!
        - У Короля остались нерешенные дела, не терпящие отлагательств. Но не стоит бояться, принц, когда мы рядом вам ничто не грозит. К тому же пока злодей вас не тронет… Уверен, сначала он попытается убрать меня и Дея. Но будьте уверены, мы ему не по зубам.
        - Придумали что-то?
        - Конечно, доверьтесь нам.
        - Не скажите?
        - Не время, мой принц, - Нару, как мог, наклонил голову и медленно погнал големов вслед за Деем и Цацей.
        Дитрих тяжело вздохнул. Он ушел вглубь комнаты, где его не достигал свет, сел на пол, сползя по холодной стене, и закрыл усталые веки. Мысли тяжелыми свинцовыми гирями наполняли мозг принца все большим отвращением к окружающей реальности.

5
        В королевских покоях царило беспокойство. Разгневанный Тау ходил по комнате, и его белоснежные одежды развивались на каждом резком решительном шаге. Он сильно вышел из себя. В воздухе висело облако с изображением Сигизмунда, спокойно дожидающегося, когда брат успокоится и вновь перейдет к изложению сухих фактов.
        - А теперь они заявляют, что мой враг использует энергию Касандера! Представляешь?! - заорал Тау, потрясывая руками, - Я когда-нибудь перестану слышать это имя? Касандер! Сколько еще мне повторят эти уродливые звуки?! Меня бесит! Опять всплывает он…
        - А ты действительно хочешь этого? - Сигизмунд серьезно взглянул на брата и поймал его свирепый взгляд.
        - Ты это о чем? - вновь разнервничался Тау.
        - Я желаю тебе только добра, - Сигизмунд миротворчески выставил ладони вперед, - Но разве это имя не заставляет тебя волноваться так сильно, что ты словно жаждешь снова и снова его слышать?
        Тау хотел было заорать, но внезапно гнев отступил и он потупил голову.
        - Сиг, я не знаю, что со мной творится, - пробормотал он, - Чувство вины прожигает грудь, страх за будущее душит, а еще…
        - Что? - Сигизмунд с тревогой отметил перемену в брате.
        - Неважно, - Тау вскинул голову.
        - Важно, что тебя еще тревожит?
        - Я изменяю Еве.
        - Хм, для мужчин ничего удивительного, - кивнул Сигизмунд, - Общество не порицает мужские грешки. Королю позволено иметь много женщин, а слухи о его любовных подвигах только улучшают репутацию.
        - Да, ты прав, - удрученно произнес Тау, избегая смотреть брату в глаза.
        - Ты сильно любишь Еву, раз так переживаешь. Хотя я не удивлен, что такую женщину именно так и надо любить. Я бы на твоем месте не изменял. Она потрясающая, мечта, и меня печалит произошедшее. Тревожусь за нее. Как она?
        - Плохо. Ева мечтала о ребенке и его потеря тяжелая утрата для всех нас. Мой не рожденный сын, моя убитая надежда… А еще смерть Лианы Шерук добавила нервов. Ева страдает… Вся история подкосила здоровье жены.
        - Печально. Береги ее…
        - Я пытаюсь! - снова интонации в голосе Тау приобрели резкие оттенки гнева, - Но что я могу сделать против магии? Я ни черта в ней не понимаю! У меня голова кругом идет… Не знаю, за что браться!
        - Мне приехать?
        - Ну, нет, - Тау погрозил пальцем, - Только тебя не хватало. Хочешь бросить Эфы на произвол судьбы? В неспокойное время?
        - Все, хорошо, предложение снято… Я не приеду, - Сигизмунд знал, что брата в таком состоянии лучше не злить и со всем соглашаться, - Может, тогда вы вернетесь?
        - И речи быть не может! У меня столько дел в Архатее, и их не решить через магические средства связи. Я должен находиться здесь, самолично проверить все бумаги, подписи, поговорить с ответственными людьми. Еще стоит вопрос о платине! А ведь мы год назад его уже обсуждали. Я не могу сейчас уехать…
        - Ну, семью-то ты в состоянии отпустить! Зачем они тебе?
        - Ева слишком слаба, чтобы куда-либо ехать. К тому же ей вредно нервничать, а она непременно будет, останься я здесь. Уж лучше рядом, чем разделенные незнанием и расстоянием. Совет уверяет в полной безопасности ее жизни…
        - Ты так переживаешь за Еву. Не допускаешь безответственности в делах… Ты хороший муж и правитель…
        - Нет…
        - Тау, не терзайся. Ты словно боишься чего-то большего, нежели появление расчетливого противника! Чего-то гораздо более важного для тебя…
        - Вот… Я тревожусь за мое государство. Да я напуган! Мне страшно в один миг проснуться и лишиться всего, что так дорого. Меня не оставляют мысли о скором крахе. Не знаю даже, как взять себя в руки. Но это секрет, ладно? Король не имеет права на слабость. Только ты знаешь о моих чувствах…
        - Да, я знаю, брат. Все будет у тебя в порядке. И в Эфах, и в Архатее и Плантагенете…
        - Уверен? Так говорят звезды?
        - Нет, так говорит твой брат и его вера в нашу семью. Мы справимся. Вспомни, Тау, нам удалось победить Милиотар, уничтожить сильнейшего черного колдуна, и теперь, думаешь, не удастся одолеть распоясавшегося аристократа? Тау, послушай, мы справимся, иначе и быть не может!
        - Точно, ты прав. Мы уничтожили Касандера, - Тау сжал губы, - Возможно, это плата?
        - Брат, о чем ты? Сосредоточься на Еве и поимке негодяя!
        - Верно. Меня иногда заносит.
        - Именно! Как Дитрих? Перенес потрясение? Такому впечатлительному человеку сложно становиться свидетелем жестокого убийства.
        - Он тряпка, - Тау поморщился, - Все больше и больше напоминает Касандера. Будь он проклят! Его лицо смотрит на меня каждый божий день!
        - Тау…
        - Не вини меня, без тебя справляюсь. Ведь я и сам знаю, что неправ. Но ничего не могу поделать. Дитрих вызывает отвращение, как памятник моему греху!
        - Брат, но ты не виноват в том, что Касандер совратил тебя. Колдун использовал магию. Мы ничего не могли сделать.
        - Ты не понимаешь, - Тау повернулся к брату спиной и сжал кулаки, - Меня сводит с ума, что мой сын имеет лицо ненавистного врага. Зачем? Почему судьба так поступает со мной?
        - Чтобы ты, черт возьми, собрал волю в кулак и собрался силами! - Сигизмунд всерьез разозлился.
        - Не кричи на меня! - Тау тоже не уступал в градусе конфликтности.
        - А ты прекрати наговаривать на сына. Дитрих хороший парень, не подлый, справедливый, стремящийся к познанию. Я горжусь им!
        - Вот и усынови!
        - Тау!
        - Я обратился к тебе за советом, мне не нужны нравоучения. Пусть ты старший брат, но король здесь один, я!
        - Да, король, который не может научиться пользоваться коммуникатором, - оскорбленный Сигизмунд отрубил связь, и облако мгновенно растаяло.
        - Ты просто не понимаешь, брат, - проговорил Тау, тяжело опускаясь в кресло, - Я уже не тот сильный юноша, который был готов рушить горы голыми руками… Мое время оттикало… я чувствую, у меня не хватит сил. Мое прошлое лишь ностальгия, но я так хочу туда вернуться. Там солнце светит ласковым сиянием, словно на просвет поставили стеклянную чашку с самым лучшим чаем в Архате. Там запахи сладки и соблазнительны, как пряности из уютного вдовьего магазинчика в сердце торговых рядов. Там музыка трогает само сердце своими волнительными надрывами, воспламеняя его биения, и питая кровь страстью, там… Там Касандер такой юный, такой нежный, с блестящей загорелой кожей…она так прекрасна и гладка. В момент страсти капельки пота загораются ярче брильянтов, брошенных на солнце. Его молодое загорелое тело в моих руках и подчиняется им, улавливая каждое движение и следуя за ним, он увлажняет воспаленную солнцем и жаром объятий кожу… Я больше никогда в жизни не видел столь волнительной пьянящей красоты. Касандер! Будь ты проклят!

6
        Драго хлопнул дверью, пропуская плачущую Нойку вперед, а потом уверенной походкой дошел до шкафа и начал переодеваться. Двигался он грубо и резко, демонстрируя всем присутствующим не только свое тело, но и отвратительное настроение.
        - Постыдился бы, - буркнул Ив. Он схватил расстроенную девушку за руку и, усадив себе на колени, принялся успокаивать, гладя по голове.
        - Можно подумать ты мой зад не видел, - огрызнулся Драго, натягивая черный балахон.
        - Тут не только я, если ты не заметил. Хотя да, ты повернулся к нам задницей, а на ней глаз нет. Точнее…
        - Заткнись. Нойку и Хизу моя нагота не интересует. Они не такие извращенцы, как ты!
        Драго оделся и, подойдя к столику, за которым сидели его союзники, выудил из кипы Хизу один лист.
        - И как тебе, командир? - через пару минут осведомился тот.
        - Неплохо, - Драго поджал губы, и перевел взгляд на барона, безмолвно осуждая его.
        - Что? - спросил тот, не переставая гладить Нойку по голове. Она больше не плакала, просто свернулась калачиком на коленях парня.
        - Ничего, - процедил сквозь зубы Драго, - Хизу, копии есть?
        - Ага, успел переписать одну.
        - Да ты монстр! - хохотнул Ив.
        - Он одержим своим творчеством. Но тебе-то что? Любопытство разыгралось? Нос некуда сунуть? - хамским тоном кинул Драго.
        - Эй! Тихо! В чем вообще дело? Что происходит?
        - Ничего.
        - Неудовлетворенность и комплексы, - вставил Хизу.
        - Заткнись! - Драго хлопнул страницей по столу и вновь злобно зыркнул на барона с Нойкой.
        - А почему тогда она в слезах, а ты ведешь себя как течная стерва? - вышел из себя барон.
        - Лиана расстроила Нойку, обозвав бесчувственным куском глины. Вот она и плачет, я не смог ее утешить. Но у тебя, смотрю, это отлично получается! Прямо предназначение твое! Угадывается огромный опыт и главное желание… Заслуженный утешитель страны!
        - Ты это… - Ив хитро улыбнулся и захлопал глазами, - Ты что…
        - Замолчи! Я изымаю «Пророчества», - Драго смерил Хизу презрительным взглядом.
        - Валяй, командир, только сделай приветливую мордочку, а то я могу потребовать процент за авторские права.
        - Пошел ты!
        - А с тобой-то что? - Ив лукаво посмотрел в глаза любовнику, - Ты просто на себя не похож.
        - Расстроен за Нойку!
        - Ну, конечно, - барон с трудом удержал на коленях девушку, воспрянувшую от слов создателя.
        - Да. И хватит ее обнимать! Что западаешь на девочек-големов?
        - Стойка! - Ив рассмеялся, - Теперь я не сомневаюсь…
        Он бережно отстранил девушку и поднялся.
        - Ты что весь зарделся? Смотри-ка на него! Подорвался, как ужаленный в филейную часть! - Драго с презрением покосился на барона, попутно лакомясь вишнями.
        - А ну пойдем! - радостный барон ухватил Драго за руку и потянул к выходу. Тот едва успех захватить с собой рукопись и не потерять листы по дороге.
        - Ох, уж эти любовные разборки, - хмыкнул Хизу и протянул Нойке яблоко.
        В этот момент Ив и Драго вылетели за дверь, и барон буквально впечатал любовника в стену.
        - Ты что сдурел! - взвизгнул Драго.
        - Ты… Ты что? Что за номера? - Ив смеялся, держа лицо любовника в ладонях, - Странно себя ведешь…
        - Отпусти! - попытался вырваться тот.
        - Ты меня что ревнуешь? Ты ревнуешь? Да?
        - И не мечтай! - зло выговорил Драго, отталкивая от себя барона, - Просто не люблю, когда мои союзники устраивают между собой парочки. Бесит! Ты хочешь ее!
        - Ничего подобного!
        - Я все видел! Так и липнешь к ней…
        - Она кажется мне забавной и только. И мне не нравится, что ты втягиваешь это дитя в свои кровавые игрища. Это неправильно! Вот и все…
        - Да ты достал обвинять меня в жестокости! Сколько можно? Теперь еще голема жалеешь!
        - Тебе действительно наплевать на нее, - у Ива моментально изменился настрой, он разочарованно покачал головой, и в голосе отчетливо проявились интонации зародившегося презрения.
        - А как иначе? Я не хочу привязаться к тому, что меня все равно покинет…
        - Зачем запрещать себе чувствовать? Любить? Это же самое главное в жизни!
        - Идиот! - закричал Драго, и звонкая пощечина окрасила кожу барона легким румянцем, - Я не хочу заплатить за чувства болью. Не хочу больше боли!
        - Драго… Я… - Ив попытался вновь прижать к себе парня.
        - Ни слова! - тот отстранился, - Больше не поднимай подобные темы, иначе я за себя не ручаюсь. И не лезь к Нойке…
        - Хорошо, только иди ко мне!
        - Ну, нет. Я лучше пойду, подсуну Тау или Еве, - Драго потряс кипой перед лицом любовника, - «Пророчества» не ждут!
        - Да как ты это сделаешь?
        - Уж поверь я смогу. Не сомневайся в моей изобретательности.
        Драго зашагал по коридору.
        - Ты перебарщиваешь, - за его спиной появился дракон.
        - Без тебя знаю, - насупился Драго и еще быстрее зашагал, прижимая к груди «Пророчества».
        - Что с тобой?
        - Не могу его терпеть, барона этого!
        - Он не Юнгс?
        - Точно… Только внешне похожи, а так полная противоположность. Я скучаю по нему.
        - А еще по чему? - дракон поднялся выше и со снисхождением в глазах уставился на голову парня.
        - По своему телу, по тому времени… - Драго неожиданно замер, - По Тау, его рукам… Страстному дыханию за собой, нацеленному прямо в шею, по наслаждению, что я получал от запретных удовольствий…
        - Так пойди к нему, - с издевкой бросил дух.
        - Обойдется. Да и этот жирный боров уже давно не мой принц Тау.
        - Хватит вспоминать прошлое…
        - Ха-ха! - Драго истерично рассмеялся, - Но оно единственное, что у меня осталось. У меня нет будущего. Я труп.
        - Пока еще нет. Но будешь, если продолжишь чудить. Походишь на безумца, что напился абсента и теперь горит в ядовитом пламени напитка иллюзий.
        - А я такой, - Драго снова расхохотался, блестя на дракона безумными сияющими глазами, - Но я уничтожу всех, кто причинил мне боль и возьму с собой в самое сердце преисподней!
        - Да, да, - иронично протянул дракон, - Комичность момента я оценил. Но ты не только о мести думаешь, вот, барона зачем-то ревнуешь…
        - Не ревную… - буркнул Драго и немого покраснел.
        - Да ты настоящий темпераментный ревнивец. Хотя странно, ведь барон тебе не нужен и ровным счетом ничего для тебя не значит.
        - Ты заблуждаешься, я не ревную. Просто Ив моя собственность, а делиться я не люблю.
        - Эгоист.
        - Имею право.
        - Ладно, имеешь ты свое право. Радуйся. А что с бумагой делать собираешься?
        - Это не бумага, это «Пророчества». Хочу подкинуть Еве.
        - Злодей, но пожелаю тебе удачи.
        - Исчезни, злыдень, - Драго махнул рукой и дракон рассеялся.
        Парень прошел по коридору, скользнул в арочный проем и вышел на уровень королевского этажа. Дальше, пройдя вдоль стены делящей помещения на ответвления и новые проходы, скрытые за тяжелыми деревянными дверьми, Драго попал в залу отдыха королевской прислуги.
        Он огляделся. Простая мебель, неброские ткани и несколько столов с остатками еды после дворянского веселья, и ни одной живой души. Драго подошел к блюдам с тонкой узорчатой позолотой, на которых обычно носили королевские послания, и плюхнул на одно из них уже потрепанные «Пророчества». Оторвав с последней страницы кусок чистой бумаги и взяв со стола перо, Драго хотел было адресовать свою посылку, но смутился, ведь в своей массе слуги-то читать не умели. Он тихо выругался.
        - Что вы здесь делаете? - не дал ему опомниться бойкий женский голос.
        Драго обернулся и оглядел немолодую женщину на пороге, что в свою очередь буравила его недружелюбным взглядом.
        - Ничего, - проговорил Драго, вытягиваясь на аристократический манер, - Как ты смеешь так со мной говорить?
        - Я глава королевской прислуги и могу указывать боевым магам, как придворной страже. Мы в одном статусе и я, между прочим, тоже из дворянского рода, поэтому мне и доверили пост старшей.
        - Отлично, еще и на старшую нарвался, - тихо пробормотал Драго, недовольно сжимая зубы.
        - Что вы сказали? - женщина хоть и не слышала пассажа, но зато хорошо уловила шевеление губ. Она подалась вперед.
        - Меня послал Борх Нару, - быстро нашелся Драго, припоминания имя недавнего знакомого, - Просил передать.
        - Что это? - женщина потянулась к кипе.
        - Не трогай! - Драго ударил ее по руке, срывая с губ проклятия, - Это находка.
        - Что за находка? - из любопытства служанка подавила свое негодование.
        - А я откуда знаю? - правдоподобно возмутился парень, - Борх нашел листы, прочел, просил передать Королеве.
        - А почему он сам не принес? Или через деда не передал? А? - женщина прищурила один глаз и снова подалась вперед.
        - Вот у него и спроси, - холодно бросил Драго и, развернувшись, уверенно пошел к выходу.
        - Стой! А кто ты сам-то?
        Драго замер и, не поворачиваясь, произнес:
        - Арон Го, - проговорил он и пошел дальше.
        - Ладно, - отозвалась растерянная служанка, которая, конечно же, не могла увидеть хитрющей самодовольной улыбки Драго.
        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

1
        Тау стоял у окна и озадаченно листал потрепанную кипу бумаги. За окном луч солнца играл на площадке, то, освещая, то, наоборот, оттеняя лепестки цветов на клумбе. На стекло села ленивая муха, жирная с зеленым пузом, такие чаще посещали скотный двор, нежели королевские сады. Тау ударил по стеклу, и сонная муха камнем сорвалась вниз, на ходу вспоминая о данных природой крыльях. Король вновь вернулся к чтиву, но строчки предательски прыгали и никак не хотели собираться в стройный ряд предложений. Наконец, до Тау дошло, у него попусту дрожали руки. Он в сердцах отшвырнул бумаги, и они разлетелись листами по просторной зале. Игривое солнце подхватило их движение, и ослепительные лучи заиграли на тонкой вязи письмен.
        «Врет сам себе, скрывая низменны пороки» - строчка на листе под ногами сразу бросилась в глаза Тау. Он стал ботинком на лист и в остервенении принялся растирать его об пол.
        В углу, припав головой к высокой спинке софы, выла Ева.
        - Когда тебе передали это? - немного успокоившись, выговорил Тау. К жене подходить он не спешил, ненавидел слезы, и понятия не имел, как успокаивать женщин.
        - Сегодня утром, - в нос выговорила Ева и снова пристроилась плакать.
        - Отлично! - Тау заходил по комнате, - Просто шикарно! Хоть на черном рынке не появилось этого художества!
        - Как он смел! Вновь! - Ева зарыдала в полную силу.
        - Надо было сразу казнить выродка…
        - Надо было! - с укором бросила Ева.
        - Не обвиняй меня! - огрызнулся король, потирая кулаки, - Что плохого в том, что я не хотел портить кровью праздник! «Пророчества»…
        Новые мощные рыдания сотрясли спокойствие залы.
        - Прекрати выть! - шикнул Тау, уже выведенный из себя непрекращающимся потоком слез жены, - Пока тексты не общедоступны, у нас есть время пресечь их появление. Я уже принял все необходимые меры. На черном рынке выставлены мои люди, реализаторы и скупщики пойманы. Все капитаны боевых отрядов магов предупреждены и находятся в боевой готовности.
        Подробное растолкование не уняло слез королевы, наоборот, она припустила еще хлеще.
        - Ну, что мне с тобой делать?! Ты понимаешь, Хизу никуда не денется. Он точно в замке раз подкинул нам свое творчество! В ближайшие часы мы его найдем! Не переживай ты так из-за бредней шизика.
        - Я плачу не из-за этого! - протянула Ева и захлюпала носом.
        - А из-за чего еще-то? Не веришь же ты во все эти сказки? - нахмурился Тау.
        - Нет! Я из-за стиля! - из глаз королевы полилась новая волна слез.
        - А что с ним не так? То есть, какого черта, он вообще важен?
        - Такого!
        - Я не могу говорить без конкретики.
        - Ты просто писем Касандера никогда не видел! Один в один, слово в слово!
        - О боги… - Тау в отчаяние всплеснул руками и плюхнулся в кресло, - У тебя уже мания.
        - Нет, метафоры, обороты речи, мысли и едкая злобная ирония, все его! Брата! Он вернулся… - Ева спрятала лицо в красной обивке софы.
        - И зовут его Хизу Чивори…
        - Неважно, кто пишет! Хизу только исполнитель. Тау! Услышь меня! Я просто уверена, что брат здесь. Я чувствую… Мы с ним связаны, и я его ощущаю.
        - Бред, - уже с долей сомнения выговорил Тау.
        - Нет! - Ева села и судорожно сжала подол платья, - Касандер пришел мстить. Вот увидишь, я права.
        - Нару говорит, очередной ублюдок из архатейского дворянства возомнил себя реставратором старого режима и просто черпает силу Милиотар из загробного мира.
        - Что? - у Евы расширились глаза.
        - Я не могу объяснить, так как ничего не понимаю в магии. Но есть версия, что преступник использует силу Касандера. Только и всего…
        - Но мое кольцо полыхает зеленью! - Ева выставила руку вперед, демонстрируя взбесившийся камень, обжигающий глаза едкой зеленью.
        - И что? - Тау скривил рот, - Почуял силу бывшего хозяина. Я вот склонен верить Нару.
        - Нет, что-то здесь не то… - задумчиво произнесла женщина, роняя голову на грудь, - Не складывается…
        - Все замечательно складывается! Ты просто разочарована в том, что твоя версия оказалась ошибочной. Странный мазохизм…
        - Я нормальная! - обиженно воскликнула Ева, - И я как раз не хочу оказаться правой, но чувствую, что не ошиблась. Тау, он здесь…
        - Довольно! - Тау подскочил и вновь принялся нарезать круги по комнате.
        - Ну, почему ты не хочешь выслушать меня?! Я ведь не желаю нам зла…
        - Ты говоришь глупости! Ты сходишь с ума, Ева! Очнись!
        - Нет, это ты очнись! - Ева вскочила. Она впервые была так выведена из равновесия и первый раз в жизни кричала на мужа.
        - Посмотри же! - она развела руками над листами бумаги, - Его слова… В каждом из них его боль. Я уверена, если б Касандер вернулся, то сказал бы нам ровным счетом то же самое.
        - Чушь! - Тау отвернулся.
        - Разве не может он обвинить нас в предательстве? Конечно, мы его не предавали, но с его точки зрения мы убийцы. И в «Пророчествах» это и выведено, причем с детской обидой, которая всегда была присуща характеру брата. Пускай мысли облечены в убедительные слова и заумные фразы, но логика мышления, выводы и заключения однозначно принадлежат Касандеру. Я его знаю… Все мое детство прошло подле него, думаешь, я не узнаю родного брата? Неужели я, по-твоему, совсем идиотка? Касандер уже с нами… он вернулся, как бы мы не отрицали и не гнали от себя сию мысль. Но сколько не закрывай глаза на правду, она не изменится.
        - Послушай себя! - заорал Тау, краснея от ярости, - Ты несешь полную ахинею! Покойник вернулся! Да тебя лечить пора… Жалкая дура!
        Тау позволил себе неслыханную дерзость. Никогда раньше ругательства не вылетали из его рта в адрес жены, а теперь он и сам опешил от своего поведения.
        Ева, ошарашенная услышанным, вытаращилась на мужа, белея как полотно.
        - Ева! Прости, - проговорил Тау и рванулся к жене, подхватывая ее на руки. Она лишилась сил и только с тоской смотрела в глаза мужа.
        - Девочка моя, - прошептал тот, гладя и целуя жену в голову, - Прости меня… Я не хотел, прости. Не бойся, милая моя, все будет хорошо. Я не позволю тебе больше плакать… Не позволю. Пусть хоть сам Дьявол восстанет, я его уничтожу голыми руками, лишь бы ты не страдала…
        - Тау, - Ева прижалась к мужу, и всхлипы вновь сотрясли ее грудную клетку, - Я не придумываю… Касандер… Дитрих, когда забежал, он сказал, что Лиану убила Нойка… А хозяином своим она назвала Касандера… Это факт, Тау. Факт!
        - Нойку мы ищем. Кто бы мог подумать, что со стороны наместников стоит ждать беды! Но я разберусь, разгоню шайку, уничтожу клубок змей, что пригрел на груди…
        - Она казалась такой простодушной, - Ева уткнулась мужу в грудь, - А была его порождением… Касандер нас уничтожит, Тау. Это он, его имя уже названо, и оно простирается над нами черными грозовыми тучами, сеющими мрак…
        - Не предрекай! Мало ли, кто и что говорит, - буркнул король, прижимая к себе дрожащую жену, - Подумаешь, Касандер… Да, кто угодно может так назваться, лишь бы придать себе мистицизма.
        - Имя запрещено. Никто не осмелиться назвать так свое чадо.
        - Да уж… - Тау сначала было согласился, но потом внезапно образ Драго стал всплывать в сознанье короля. Он буквально вздрогнул от неожиданной ясной и разумной догадки. Тау осенило.
        - Все верно, - бормотал он, неся жену обратно на софу, - Никаких загвоздок. Он мог…
        - Тау, о чем ты говоришь? - забеспокоилась Ева.
        - Я понял, и как же я раньше не догадался!
        - О чем?
        - Гениально же! - Тау оставил жену на софе, а сам кинулся к выходу.
        - Куда ты? - закричала Ева.
        - Проверить одну версию, - быстро выговорил Тау и скрылся за дверью, беспечно предоставляя заплаканную жену самой себе.

2
        Драго самозабвенно насвистывал под нос веселый мотив и разорял королевские сады на парочку-троечку редких плодов, которые имели неосторожность там произрастать.
        - Так, и этот пригодится, - Драго потянулся за тутовым листом, который соблазнил его своей изумрудной зеленью. На самом деле, парень не праздно обрывал ветви, он пополнял свое хранилище магических ингредиентов, которые могли ему в скором времени понадобиться. Особенно прельщала его доступность столь редкого товара, за которую на рынках пришлось бы отвалить круглую сумму, а ей Драго не располагал. Разве что взять у барона, но на столь унизительный, и поэтому крайний шаг, он не рисковал отваживаться. Не любил чувствовать себя должным и зависимым.
        - Я знал, что ты не просто наглец и дерзкий выскочка! - на встречу к Драго вышел Тау в полном своем королевском облачении. Доспехи воинственно горели на солнце, а смертоносный меч горделиво обрамляла складка белоснежного плаща.
        - Чего? - Драго растеряно приподнял бровь. Встреча не сулила ничего хорошего, поэтому он сразу напрягся и стал ожидать, в чем подвох.
        - Того! - Тау выхватил меч и одним махом перерубил ручки корзины с набранными ингредиентами. Плоды ударились об землю и раскатились в разные стороны, дополняя красками цветочный настил.
        - Король в ярости, имущество портит, - надменно проговорил Драго, демонстрируя чудеса выдержки.
        - Заткнись! - заорал Тау, испепеляя парня ненавистью в глазах, - Говорить будешь, когда я позволю.
        - Весь в нетерпении, - так же спокойно отозвался тот.
        Тау прислонил острие меча к шее Драго, и с превосходством, свойственным исключительно королям, оглядел его фигуру в черном балахоне.
        - Ну, так в чем я провинился, - настойчиво поторопил Драго, - Или ты таким способом добиваешься моего тела?
        - «Тыкать» своим братьям псам будешь. Обращайся ко мне «Ваше величество», - рявкнул Тау, нажимая на меч. Тонкий порез выступил кровью на белоснежной коже Драго. Он нахмурился и с явно читаемой ненавистью взглянул в глаза королю.
        - За убийствами Куана Цунес и Лианы Шерук стоишь ты, - грозно прочеканил Тау, - Ведь так?
        - Понятия не имею, с чего взялись подобные догадки, - пожал плечами Драго. Ни единая мускула его лица не дрогнула и не выдала нервного напряжения, обуявшего его хрупкое тело.
        - Отвечай! - глаза короля забегали, он был в шаге от того, чтобы не снести голову дерзкому мальчишке.
        - Я уже ответил. Мне не понятно, почему именно меня обвиняют.
        - Тебе еще объяснения подавай!
        - Естественно, как гражданин Объединенного Государства я вправе знать, в чем и на каких основаниях меня обвиняют.
        - Замолчи! У тебя нет прав, - меч скользнул вперед, делая маленький порез на шее длинной ранкой, - Ты виновен? Да? Или нет?
        - Нет, конечно, - Драго улыбнулся, но получилась нелепая гримаса растерянности, - Я не смог бы, не такой сильный колдун. Думаешь такому ничтожеству, как я, полукровке, по силам победить советников?!
        - Я знал, что ты так скажешь, - Тау, процедил сквозь зубы, от неистовства из его рта брызнули капли слюны.
        - Потому что мои слова - очевидная истина, - Драго аккуратно вытер лоб рукавом, стирая следы королевского гнева.
        - Нет! Ты заговариваешь мне зубы, мерзавец! Я все знаю, ты использовал силу колдуна, умершего много лет назад, нашел его хвост… то есть след, - Тау сбился, - Черт возьми, не важно, как называется! Важно другое… Теперь ты решил атаковать нас! Обманом попал в замок, введя верного аристократа Фариха в заблуждение, навязчиво влез ко мне в постель, и ведешь теперь свою темную игру! Откуда ты вообще взялся - огромный вопрос!
        - Из кабака «Перья», что у истоков Кайской долины, - равнодушно проговорил Драго, в глазах у него читалась снисходительность мудреца, - Но тебе, точнее Вам, Всея Величество, невдомек, что это за место. Скажу одно, там торгуют телами и выпивкой…
        - Мне наплевать из какого ты борделя, грязное животное! - перебил Тау, - Ты должен сознаться в содеянном, и тогда твоя смерть будет легкой!
        Драго задумался, но потом также бесстрастно ответил:
        - Я лишь ответил на ваш вопрос, мой король.
        - Не смей фамильярничать. Не вышел статусом, ублюдок! Зато, смотри-ка, сноровки не занимать. И надо было ухитриться тебе, черни болотной, использовать силу самих Милиотар! Как ты это сделал?
        Драго вздрогнул, легкая тень сомнения пробежала по его лицу, но уже через минуту он вновь стал спокойным.
        - Я не использую ничью силу. Милиотар… - Драго прикусил губу, - Страшно звучит…
        - Ты ведь симпатизируешь прежнему режиму! Да ты мне в лицо нагло высказывал свои глупейшие идеи! Подозрения падают только на тебя.
        - Симпатизировать не значит совершить преступление. Я не смог бы провернуть столь мощную магическую операцию. У меня третий уровень.
        - Мне не надо вешать лапшу на уши. Совету врать будешь, когда они начнут прощупывать твой уровень. Поверь, тогда тебе не захочется дерзить мне! Я видел лица магов, когда они подвергались подобной экзекуции, да их корчило от боли! Они молили о быстрой смерти!
        - Замечательно, я готов подтвердить свою невинность, - многозначительно протянул Драго, - Только я что-то не вижу здесь ни совета, ни охраны, ни боевых магов. Где все? Тут только ты и я. Или ты меня не арестовывать пришел?
        - Свои намеки оставь при себе! Я допрашиваю тебя. Как твой повелитель, я могу и убить, если пожелаю.
        - Ты не мой повелитель. Я свободен…
        - Ха! - Тау расхохотался, - Слова изменника. Я не сомневаюсь, ты вор.
        - Вор? Что-то новенькое, - усмехнулся Драго.
        - Да! Ты украл его силу, ведь так? Это ты! Взял и присвоил себе энергетику Касандера. Ничтожный урод! Вот почему ты на него так похож, используешь его силу. Вор!
        - Ах, вот оно что… - Драго выдохнул, - Только из-за того, что я тебе напоминаю умершего любовника, ты готов обвинить меня во всех преступлениях века. Теперь понятно…
        - Хорошая мина при плохой игре! - Тау оскалился, - Это не единственный факт! Все совпало. Убийца Лианы: Нойка назвала своим хозяином Касандера, а ты тоже носишь это имя. Можно и дальше пугаться воскрешения колдуна, но я не стану так заблуждаться. Ты все рассчитал. Прикрылся его именем, своровал силу и думаешь остаться незамеченным. Ты прекрасно знаешь, что я прав. Так ведь, Касандер Драго?
        Тау занес меч над парнем, и тому пришлось применять заклинание «колеса ветра» уровень два, чтобы отстранить меч.
        - Не подходи ко мне! - не выдержав, заорал Драго, - Убью!
        Он поднял над головой метановый шар.
        - Ага! Вот ты и прокололся! Уже угрожаешь мне! Королю!
        - Идиот! Я защищаюсь… - Драго испарил шар и покорно опустил руки, - Да, если б хотел тебя убить, то убил бы еще в начале разговора. Будь я твоим «злодеем», то, увидев тебя без охраны, не стал бы медлить. Глупость-то какая! Там маг шестого уровня, ему твой лебедь не по чем!
        - Ты, может как раз, и не действуешь только потому, что хочешь этим оправдаться! - Тау не перестал держать меч перед Драго, но гнев у него явно пошел на убыль.
        - А смысл?! - убедительно защищался парень, - Убил и пошел. Зачем еще оправдываться… Да не убийца я, разве не видно? Да, хам, да наглец…
        - Ты ничтожество, взял чужую силу. Как ты только смел претендовать на мощь дворянских родов! Что тебе надо? Хочешь трон захватить?!
        - Бездоказательно! Я слабый маг.
        - Ты Касандер, а мне этого достаточно, чтобы обвинить тебя в измене! Нойка назвала хозяина, больше Касандеров тут нет.
        - Мало ли, что она наговорила! Я что виноват, что меня так назвали?
        - А мы проверим. Я сейчас стражу позову!
        - Сразу-то чего не позвал? - глаза Драго вспыхнули вызовом, бесконечно провоцирующим короля.
        - Я в состоянии разобраться с выскочками самостоятельно, - под гипнотическим взглядом парня Тау неумолимо сдавал позиции. Он уже не мог кричать, да и злости практически не осталось. Сомнения еще бередили душу, но желания в союзе со здравым смыслом, так обильно подпитанным словами Драго, составляли непобедимый тандем.
        - Да я чисто физически не мог бы убить того же Куана, - вкрадчиво проговорил парень, - В тот самый момент, я скакал на тебе и ты прекрасно это помнишь! Так что у меня железное алиби, подтверждаемое самим королем. То бишь, тобой, Тау. Ты ведь помнишь ту ночь?
        - Я помню, - Тау, обескураженный веским доводом, даже слегка смутился, - Но ты подозрителен. Я все равно в тебе сомневаюсь.
        - Никогда не претендовал на большее, - Драго шагнул вперед так, что острый кончик меча угодил прямо в разрез воротника.
        - Я не снимаю с тебя подозрений, - строго проговорил Тау, смотря, как под острым нажимом меча отрываются пуговицы, и балахон Драго расходится на груди, обнажая белоснежную кожу.
        - Конечно, но я знаю, чего ты так желаешь, - Драго поднял голову и медленно облизнул губы, - Позволь доказать свою невиновность на деле…
        - Ладно, - ухмыльнулся Тау, отстраняя меч, - Разрешаю, но тебе это будет стоить огромных усилий.
        - А как иначе, - прошептал Драго, чуть распахивая увлажненные языком губы.
        Для Тау больше не существовало ограничений. Он рванул парня на себя рукой и увлек на траву, водружаясь сверху. Бесконечные травинки и цветы обрамляли фигуру Драго, его руки, сцепленные захватом пальцев Тау над головой, тонули в фиолетовых сплетениях дикого хмеля. Солнце озаряло его лицо, поджигая темные глаза зеленью молодой листвы, и на какую-то секунду Тау показалось, что это те самые, столь ослепительные глаза, в которые он очень долго мечтал вновь заглянуть. Он подался вперед и нежно прикоснулся губами к дрожащим векам столь желанных глаз.
        Драго поерзал на неудобном ложе, тем самым выводя Тау из ступора. Король трезво оглядел парня и, не найдя более сходств, усилил и без того стальной захват рук.
        - Я не собираюсь бежать, - насмешливо проговорил Драго, вертя головой, чтобы отбиться от падающих на лицо белых волос короля.
        - Я зол, - проговорил тот, - Поэтому не намерен церемониться. Будет больно.
        - Знаю, - шепнул Драго, закрывая глаза. И едва уловимая насмешка приподняла уголки его губ.

3
        Дитрих медленно шел по коридору замка, его сопровождал сам Нару, точнее сопровождали големы, тащащие платформу со спящим советником. Принц недоумевал, зачем старику понадобилось выводить его на прогулку, если не для разговора. Однако за три часа совместно проведенного времени Нару не проронил ни слова, и благополучно заснул менее часа назад. Дитрих от души выругался, правда, не вслух. Они миновали королевский уровень, а потом благополучно прошли ярус для слуг. В какой-то момент големы свернули к подземным хранилищам, и Дитрих всерьез забеспокоился, а не происходит ли ничего опасного?
        Наконец, когда они достигли огромных деревянных ворот, заколоченных четырьмя железными затворами с древними печатями на каждой. Как только големы заскрипели лапками о каменный пол, стараясь притормозить платформу, старик встрепенулся и поднял голову.
        - Не беспокойтесь, мой принц, - прохрипел он спросонья, - Все в порядке. Сквозь старческую дремоту я чувствовал ваше беспокойство, простите мою слабость, но я должен был поспать…
        - Эмм, ничего, - Дитрих смущенно махнул рукой, - Все в порядке. Но где мы?
        - В хранилище истории Архатея, - Нару указал на затворы, - Видите печати?
        - Ага… Охранные?
        - М-м-м, магические корни говорят за себя, вы смышленый человек, принц, - довольно проговорил старик, - Да, охранные заклятья. Древние, очень древние… Дверь защищают четыре элемента нашей системы: огонь, земля, воздух и вода. В свое время мы с Деем поставили эти печати, а потом набрали совет из сильнейших магов так, чтобы основа колдовства каждого из нас совпадала с элементом на печати. Только вместе советники способны отворить дверь. По идеи…
        - А что за ней? И зачем мы сюда пришли? - полюбопытствовал принц. Он хотел, конечно, спросить, зачем они вообще потратили три часа на прогулку, а не сразу пришли в хранилище, но не отважился.
        - Надо было нагулять спокойствие, - ответил старик на самый сокровенный вопрос Дитриха, - Но обо всем по порядку.
        Парень покраснел.
        - Как вы знаете, - тихо начал Нару, - Раньше мой клан специализировался на сборе и хранении знаний. Мы передавали историю Архатея, чтобы никогда ее не забывать. Вот так появилось хранилище тайн, секретов, простых, но потерянных в пучине времен, истин. Они все здесь… за дверью. Проникнуть за пределы печатей, означает получить огромную силу, силу познания. И я привел вас сюда не случайно…
        - А зачем?
        - Хочу, чтобы вы вошли.
        - Я не уверен… что сам желаю этого.
        - К моему сожалению, в данном случае мы оставим ваши желания за бортом.
        - То есть? - Дитрих даже растерялся.
        - То есть это не предмет для спора, речь идет о государственной безопасности и продолжении династии.
        Воцарилось многозначительное молчание.
        - А как вы дверь-то откроете? Вы же один, - Дитрих почесал затылок.
        - Открою, - Нару выставил руку вперед. Из середины его ладони отделилось четыре дымчатых змея. Они проплыли мимо ошарашенного Дитриха и, оскалив острые зубы, впились в печати. В тот же момент, каждый змей окрасился в свой цвет: красный, зеленый, синий и серебряный.
        - Ого, - протянул Дитрих, наблюдая за начавшимся плясом. Разноцветные ленты кружились в диком вихре, образуя вращающиеся воронки разных цветов. Создавалось впечатление, что змеи стараются просверлить дверь, так крепко и неистово они вгрызлись в печати. Они больше походили на праздничные гирлянды, а не на магические инструменты.
        - Поражает, да? - хихикнул старик.
        - Точно… - заворожено прошептал парень.
        - Они распечатывают дверь.
        - И вы в одиночку можете открыть хранилище? Как-то нечестно, ведь задумывалось все как общее…
        - Не буду посвящать вас в дебри наших сложных отношений, - прошептал Нару, - Но так надо… Залог безопасности.
        - Ясно. И кто еще может такое вытворить?
        - Дей Крочи… - невозмутимо отозвался старик.
        К этому моменту змеи прекратили свой пляс, оставив на двери выжженные круги, и рассыпались на миллиарды блесток.
        - А потом из их переливающегося пепла родятся светлячки и улетят на Архатейские болота, - глубокомысленно изрек Нару.
        - Серьезно? - восторженно протянул Дитрих.
        В ответ старик лишь посмеялся. Он вновь повернул руку ладонью вперед, и слабое чуть голубоватое свечение коснулось тяжелых дверей. Мгновенно старинные затворы сорвались вниз, поднимая облака пыли, а дверь начала распахивать свое нутро, со скрипом веков сопротивляясь воле мага.
        Дитрих закашлял, а, видимо ко всему привычный, Нару уверенно поплыл вперед, в самую густоту тьмы. Принц выждал мгновение, и как только мрак озарил зеленый огонь, смело ступил за порог неизвестности.
        Нару медленно исследовал древние стеллажи, уходящие в бесконечность черного потолка, которого не коснулся свет. Над головой старика маячила зеленая тарелка, которая и освещала ему дорогу. Дитрих узнал в ней сгусток энергии метана зеленых болот. Но принц не стал тратить время на восхищение простейшим волшебством, которого во дворце и так было полно, а решил осмотреться по сторонам. Тем более там было на что посмотреть. Хлам, что завалил полки стеллажей, привлекал мало, зато распахнутые сундуки по бокам комнаты наводили благоговейный трепет.
        - Ух, ты! - Дитрих запрыгал к одному из них, где лежала синяя сапфировая лампа, - А я думал, рассказ про лампу жизни был легендой.
        - Неверно, - отозвался Нару, - Наш первый король действительно оживил великана, который долгие годы охранял Архатей, а потом превратился в гору, те самые западные вершины.
        - Ничего себе! - Дитрих вертел в руках диковинную вещь, - Такая маленькая. А мне казалась такой огромной и величественной. Ну, как еще может выглядеть вещь, вылепленная из застывших слез самой прекрасной принцессы?!
        - А вот принцессы не было, - фыркнул Нару, - Первому повелителю лампу отдала старая ведьма, которая и создала великана. Открою секрет, великан был големом, его хозяйка, старая ведьма, благоразумно позаботилась о том, чтобы он не погиб вместе с ее смертью. Поэтому она создала вместилище души и нашла прекрасного хранителя.
        - Так в лампе душа старой ведьмы? - Дитрих брезгливо вернул лампу на место.
        - Да. Кстати, если ее активировать, то проснется и великан. Поэтому лучше не трогайте… вообще, не советую прикасаться к незнакомым вещам.
        Дитрих мгновенно отдернул руки от сокровищ и, заложив их за спину, принялся просто расхаживать по помещению, словно посетитель музея. Нару же вновь вернулся к поиску.
        Пока старик самозабвенно вспоминал, куда бы он мог сунуть свои сокровища, Дитрих набрел на занятную полку. На ней в хаотичном порядке были свалены разные портреты. Некоторые сильно испорченные временем или людьми, другие в идеальном состоянии, третьи вообще свернутые в рулоны. На одном портрете гордой женщины с крючковатым носом были даже подрисованы черные усы, а надпись внизу сообщала, кто это сделал:
        - Металл Милиотар, - тихо прочел Дитрих.
        - Вы портреты нашли? - сразу среагировал Нару, хотя и находился на противоположной стороне, - С детства Металл был бунтарем. И когда ему исполнилось восемь лет, он шокировал всю семью, подрисовав бабке Кар на портрете усы. Тогда царили строгие нравы, проделка стоила Металлу несколько месяцев домашнего ареста и хорошей порки.
        - Откуда вы знаете?
        - Дед рассказал, в назидание, чтобы я не баловался. В детстве суровость наказания меня поразила.
        - Правильно! Нечего имущество портить, - протянул Дитрих, любуясь портретом прекрасной зеленоглазой женщины, несколько напоминающей его мать. На руках у нее спал ребенок в зеленой накидке. На накидке, хищно простирая крылья, жил вышитый дракон. Женщина казалась одновременно и прекрасной и грустной, она смотрела на ребенка с нежностью и любовью, но в уголках глаз маленькими морщинками концентрировалась огромная печаль, словно она страдала всей душой за свое дитя. Сам же карапуз, положив пухлую ручку на шею матери, безмятежно спал на ее руках.
        На раме небрежной вязью были нанесены царапины, гласившие: «Первая жена Металла Милиотар». Дитрих сразу понял, что на портрете его бабушка, а на руках, по всей видимости, малыш Касандер.
        Совершенно неожиданно глаз принца зацепился за блестящий край рамы, выступающий из завалов пыльных портретов. Дитрих невольно потянулся за ней и извлек круглый портрет, величиной в обычную среднюю тарелку. По телу побежали мурашки, и Дитрих едва не выронил изображение из рук. С холста на него смотрел он сам только в старинной одежде и с озорной прической… Юноша с изумрудными глазами и золотистым загаром улыбался хитро изогнутыми губами. Он сидел на ложе, заваленной подушками, и подпирал голову рукой. Тонкие длинные пальцы утонченно прикрывали подбородок, а огромный зеленый перстень почти касался чувственных губ, маня взгляды наблюдателей. Черные густые волосы, схваченные в высокий хвост, распадались на пряди, а две косицы по бокам головы падали на хрупкие плечи, переливаясь на солнце таинственным агатом заколок.
        - Боги… - прошептал Дитрих, ведя пальцами по портрету. Он словно был зачарован изображением.
        - Неужели я мог бы так выглядеть, - снова произнес он, - Так прекрасно… Художник должно быть гений…
        Внезапно нахлынула грусть. Дитрих едва сдержал слезы, ему стало отчаянно горько, ведь с осознанием того, кто изображен на портрете, к нему вернулись и все воспоминания о словах, что были и наверняка будут брошены в адрес человека на портрете.
        - Но за что? - Дитрих прижал портрет к груди, - За что же можно так ненавидеть такого прекрасного юношу? Сколько злости, сколько ненависти к одному хрупкому человеку, а ведь он всего лишь мальчишка… Касандер… Страшна твоя судьба…
        Дав волю словам, принц быстро опомнился и огляделся. Но вроде старик Нару больше не проявлял чудес слухового аппарата и не расслышал бормотаний принца. Дитрих осторожно сунул портрет за воротник, благо он переоделся в свободные широкие одежды эфийцев и мог спокойно пронести портрет незамеченным.
        - Дитрих! - окликнул его Нару, и принц застыл с замиранием сердца, судорожно думая как объяснять причины кражи портрета.
        Но старик не собирался обличать вора.
        - Подите-ка сюда, мой принц, - прохрипел он.
        Дитрих метнулся в сторону исходящего голоса, и чуть было не сшиб высокий сундук, который венчался золотой подушкой. На ней покоился мрачный кинжал из матового черного агата. На лезвии отчетливо виднелись капли застарелой крови.
        - Что это за мерзость? - с отвращением спросил принц. Он уловил гиблую энергетику клинка, и ему приходилось изо всех сил бороться с нахлынувшей дурнотой.
        Старик выставил ладонь, и золотая порча на подушке поднялась лоскутом, пеленая страшный кинжал.
        - Оружие, - проговорил Нару, - И я хочу, чтобы вы его взяли.
        - Ну, уж нет! - Дитрих отшатнулся.
        - Я настаиваю.
        - Не хочу. Мне такая гадость не нужна.
        - Кинжал ковался из стали, пропитанной кровью «белого лебедя»!
        - Чего? - не понял Дитрих.
        - В нем кровь вашей прародительницы по линии батюшки, сильнейшей феи Эф, защитницы рода Биа-Хатерии.
        - Это ее кровь на клинке?
        - Нет.
        - А чья?
        - Неважно. Просто возьмите кинжал.
        - Не хочу, - Дитрих замотал головой.
        - Хватит капризничать! - надавил Нару, - Речь идет о вашей безопасности.
        - И что я должен с этим делать?
        - В случае опасности не думая всадить его в сердце врага.
        - И…
        - Он умрет.
        - А с чего вы вообще решили, что мой враг будет мужчина. Может, Нойка вернется…
        - У меня интуиция!
        - Пока не скажите, что это за нож, я к нему не притронусь.
        - Клинок создала Фрея Чивори, чтобы уничтожить своего главного и единственного врага… - Нару выдержал долгую паузу, - Касандера Милиотар.
        - А мне зачем? - возмутился Дитрих, и без того рассерженный отношением к покойному дяде.
        - Поверьте, пригодится…
        - Уж не думаете вы всерьез, что Касандер ожил?! Да, если бы и ожил, я не примкну к стае людоедов и не стану его травить. Я не убью родного дядю!
        - О, мой принц, - по-старчески заохал Нару, - Я прекрасно понимаю вашу симпатию к умершему родственнику. На фоне авторитарного отца, Касандер становится безвинным антиподом. И вы по юношеской наивности наделяете незнакомую вам фигуру абсолютными качествами, даже, возможно, вы отождествляете себя с ним, ищите схожести и близость душ. Напрасно, но не буду вас разубеждать. Просто поверьте, кто бы ни был преступник, если он использует силу Касандера, с ним лучше не встречаться. А если все же не повезет, то лучше быть вооруженным.
        - Вы немного… - возразил было Дитрих.
        - Не понимаю? - закончил старик, - Возможно. Но, если хотите повторить судьбу Лианы, то можете и дальше безалаберно относиться к моим советам.
        - Простите, я же не подвергал сомнениям ваши слова… - Дитрих с отвращением взял клинок и сжал в руке, - Мне лишь не хочется уподобляться убийцам дяди.
        - Эх, мой принц, только не вздумайте высказать это отцу. Он вас убьет.
        - В том то и дело… - кивнул парень с горькой усмешкой.
        - Пойдемте, мой принц, нечего пылью вековой дышать. Вашему юному организму от этого польз не будет.
        Нару двинулся к выходу, а Дитрих без особой охоты поспешил за ним, прижимая к груди припрятанный портрет Касандера и наоборот отстраняя неприятный всей его натуре клинок.

4
        Драго сидел в пару придворных бань, и капельки пота скатывались с его обнаженного тела. Вода омывала щиколотки, приятно щекоча тело. Драго замер, скрестив ноги и обняв их руками. Он даже не двигался и, казалось, боялся шевельнуться. Скомканный черный балахон валялся в углу раздевалки.
        Сквозь томное облако пара прорвался свежий ветерок, игриво разлохмативший волосы парня. Драго оторвал подбородок от колен и поднял голову. Вокруг в воздухе плясал хвост зеленого дракона.
        - Явился, - тихо произнес он.
        - Да. Ты уже здесь два часа отмокаешь. Я обеспокоен.
        - Ты считаешь мое время?
        - Не дерзи, у тебя слишком печальное для этого лицо…
        - Я грязный, дракон, очень грязный.
        - У-у, пошло поехало…
        - Смотри на меня! Что ты видишь? - Драго с силой потер руки и грудь, оставляя на коже красные полосы.
        - Голый парень, - прокомментировал дух.
        - Я не о том. Чего я достиг? Я проститутка… из великого колдуна и правителя я превратился в человека, торгующего своим телом. Даже сейчас расплачиваюсь им… Хотя было бы что продавать, не тело, а обрубок…
        - Брось, - шипя, рассмеялся дракон. Он обвил хвостом туловище парня, окутывая его салатовым сиянием, - Ты слишком критичен.
        - Разве такому поведению учили меня благочестивые предки? Таким они меня видели… Или я сам все придумал? И на самом деле, нет у меня никаких знатных предков, и титулы у меня выше почетного свинопаса не доходили…
        - Касандер, - дракон уже не стеснялся хохотать во всю пасть так, что даже метан вырывался из недр мощной груди.
        - Ничего смешного я не сказал.
        - Дай-ка я тебе объясню, - дракон принял серьезный вид, хоть и продолжал ухмыляться глазами, - Мы наделяем великих из прошлых эпох непонятным благоговейным уважением. Хах, избыток воспитания. А ведь они были такими же людьми, что и мы, так же ели, напивались, потели, мерзли и горели от страсти, источая ароматы на мокрых от любви простынях. Они срывались в пропасть беспутства и просили потом прощение. Гляди! Они такие же, с одним только отличием - мы живы, а они нет. Относись к ним, как к обычным людям, а не мудрым старцам с нимбом над лысой макушкой.
        - Я тоже мертв! - проревел Драго, и слезы брызнули из его глаз.
        Дракон участливо провел краем крыла по голове парня.
        - Касандер, открою простую истину, которая доступна лишь миру духов, - даже с некоторой лаской проронил дракон, - Пока по щекам человека могут катиться слезы - он жив.
        - Бред! Я все равно чертов мертвец, грязный до безобразия, - Драго начал оттирать себя между ягодиц.
        - Прекрати… Чище не станешь, только расцарапаешь. Что опять Тау постарался?
        - Да… Не будет он церемониться! Да уж! Какие к черту церемонии…
        - Ты хоть получил удовольствие?
        - Да какое! - заорал Драго, меняя слезы на гнев и размахивая ему в поддержку руками, - Мне было так больно, что я едва сознание не потерял. Он меня чуть не разорвал на мелкие куски, чуть не похоронил там, я почти протаранил землю головой!
        - Ты ведь не только из-за этого печалишься? Я чувствую, - медленно выуживал информацию дракон.
        Драго принялся неестественно кукситься, но он не шутил, он всерьез настроился излить душу.
        - Тау обозвал меня колдуном, что своровал силу Касандера. То есть он даже не задумался о том, что я и есть Касандер! Обвинил в бесчестности…
        - То есть тебя огорчает, что он не принял тебя за тебя, а не то, что ты теперь под подозрением?!
        - Подозрение я рассеял! - отмахнулся Драго, - Сам видишь, чего мне это стоило! А вот… Обидно, что они решили, будто кто-то использует энергию Касандера, то есть мою, конечно, энергию.
        - И хорошо, разве нет? Чем больше они заблуждаются, тем лучше. Совет пойдет неправильным путем, подготовится к встрече с «паразитом», приготовит заклинания на разделение энергии, а они тебе как с гуся вода. Радоваться надо.
        Драго схватился за волосы и с силой потянул, издавая рык.
        - А так ли они заблуждаются?! - проговорил он, безвольно роняя руки с прядями в воду.
        - Что за неуверенность? - искренне удивился дух. Он отдернул крылья от парня и сделал один круг по залу.
        - Я не помню, кто я! - закричал тот, ударяя рукой в грудь, - Скажи, дракон, я, правда, Касандер? Или, как и говорит Тау, какой-то простолюдин, что возомнил себя великим правителем? Кто я?!
        - У тебя есть память…
        - Да, я помню прошлую жизнь до пробуждения, помню Касандера. Его чувства горят во мне животрепещущим обжигающим пламенем. Но вдруг я болен миражами? Создал себе иной мир, ушел от реальности? Что, если так?
        - Ты хочешь сказать, что живешь чужой жизнью? Играешь выдуманную роль?!
        - Да! Чье это тело? Кем оно было? Хочу знать…
        - Какая разница.
        - Нет! Разница огромна, - Драго принялся нервно тереть глаза кулаками, словно маленькое дитя, его грудь вздрагивала на каждом вздохе, - Кто же я? Вдруг они все правы? И я никто, просто взял чужую жизнь, как вор. Что я делаю? Зачем? Навыдумывал себе, вместо того чтобы просто жить…
        - Ты сомневаешься? Если да, то мне нечего тут делать.
        - Не уходи… - Драго потянулся рукой к духу.
        Дракон обхватил его кисть хвостом, для поддержки сжав как можно крепче.
        - Я с тобой, - проговорил он, - Но есть проблема… Ты сломан, Драго, сломан. У тебя ничего не получится.
        - Почему? - парень округлил глаза, опухшие и превратившиеся от слез в щелочки.
        - Потому что ты не веришь в себя. Разве так можно победить?! Нет, и твои союзники ни за что не поверят в размазню, за чьими словами нет глубокой осмысленной веры. Какая разница, правду говорят враги или нет? На то они и враги, чтоб вставлять тебе палки в колеса. А ты им на радость ведешься на провокации. Дурачек, честное слово. Ты помнишь то, что помнишь, не отнять, не прибавить. Эти воспоминания не выкинуть, а эмоции не забыть. Разве я не прав?
        - Верно, но что мне делать?
        - Идти вперед. Твои воспоминания это ты. Если чувствуешь, что ты Касандер, то им и являешься. И никакие пересуды с домыслами и даже научные теории не изменят этого факта, как и не отнимут у тебя памяти. Ну, разве что головой шарахнешься о мокрую плитку, и все забудешь… - дракон задумчиво поскреб ногтем дно бани, - Но это маловероятно.
        - Ты прав… Я не должен сомневаться. Все реально, мои воспоминания - мои, и на них откликается душа, а она точно не лжет…
        - И ты совсем упустил, я помогаю только Милиотар.
        - Если б у меня была черная кровь, я бы не сомневался.
        - Издержки перерождения. Ты думал, все будет гладко?
        - Конечно же, нет. Но я…
        - Сложно, да. Но жизнь борьба, хватить ныть. Встань и иди, Касандер Милиотар.
        - Видишь, какая я тряпка. Слабак! - Драго ударил кулаком пол и тут же закряхтел, тряся ушибленной кистью.
        Дракон тихо посмеивался, глядя за буйством своего подопечного.
        - Я не мужик, - протянул Драго, снова утирая слезы, но уже обиды на кулак с мгновенно проступившими синяками, - Сижу тут, рыдаю!
        - Ты же не перед всеми слезы льешь, истерик всенародно не устраиваешь, - дракон размеренно помахал крылом, - Ты выбрал укромное место для излияния печали. Что ж вполне разумно. Если слез никто не видит, то их вроде как и нет…
        Драго застыл, он соображал, а потом неожиданно рассмеялся, запрокидывая голову назад. Он смеялся и смеялся, вводя дракона в полное замешательство.
        - Их нет! - наконец, проговорил он, утирая слезы не то смеха, не то отчаяния, и упал лицом в воду.
        - Психованный клоун! - фыркнул дракон, - Перенести тебя в покои, чтобы смог переодеться?
        - Ага! Я не надену балахон, эту тряпку… - проговорил Драго, не поднимая головы и пуская ртом пузыри, - Там грязь этой сволочи Тау!
        - Тогда поехали, - весело воскликнул дух, игриво закидывая парня на спину. Не успел пар остыть от резкого рывка дракона, как он в нем рассеялся.

5
        - Мяф, - протянул Драго, плюхаясь на подоконник. Мякоть сока чуть не перелилась за край чаши, которую парень держал в руке. Он задорно глянул на жидкость и сделал маленький глоток, снова устремляя свой взор в окно за границы величественного замка, где на огромных полях росли фруктовые деревья, и простые люди с любовью возделывали каждый сантиметр земли, так верно и плодородно их кормившей. Солнце, утомленное долгим днем яростного свечения, оперилось по краям в оранжевую бахрому и близилось к закату.
        Настроение Драго стремительно переменилось. Он выплеснул негатив, и теперь его переполняло чувство радости. Не находилось ни тревог, ни сомнений, ничего, что могло бы поколебать его душу. Осталась лишь сытость, такая привычная для любовников, едва покинувших свое ложе. Драго сделалось невообразимо хорошо и легко. Он переоделся в атласный красный балахон, который, несмотря на всю свою простоту, выгодно подчеркивал черты лица и прекрасно сидел. Не каждый наряд из коллекции дворянских туалетов был в силах придать хозяевам столько изысканности и лоска, как это удалось сделать простецкой материи. Волосы Драго прибрал за уши, они немного отросли и теперь, падая на плечи, торчали не так сильно. Аура парня дышала спокойствием и умиротворением. Единственно на что ему приходилось отвлекаться, это кровь нет, да нет, сочившееся из носа. Как только Драго чувствовал накрапывающую каплю, он брал с подоконника красный в тон балахона платок и промокал нос. Его не печалила маленькая неприятность, Драго прекрасно понимал, что она прямое следствие недавних волнений.
        В комнате слышалось мерное сопение. Ив куда-то запропастился, а Хизу бухнулся спать. Он забрался с обутыми ногами на постель и, развалившись во всю ширь, погрузился в глубокий младенческий сон, изредка шевеля заросшим подбородком. Нойка, так любившая повторять за людьми, тоже прикорнула. Она свернулась в калачик под боком Хизу и выдавала носиком тихий свист.
        Драго окинул взглядом постель со спящими союзниками и иронично отметил про себя, что еще ночью они с Ивом занимались там любовью, необдуманно пачкая простыни, а теперь любовное гнездо перекачивало в расположение парочки, не связанной ничем кроме желания спать. Ему стало смешно.
        Не долго думая, Драго зажег кальян и приоткрыл окно, чтобы едкий дым выходил на улицу и не разбудил спящих. Затягиваясь, он думал о том дне, когда все закончится, и он насладиться последними днями жизни, удовлетворенно выполнив все свои начинания. Тогда он вздохнет свободно, тогда разделит великий вселенский покой и, наконец, обретет счастье. В тот момент он не испугается вечности и радостно, с чувством выполненного долга, нырнет в ее бесконечный лазурный поток. Думая о том дне, Драго невольно заулыбался и выпустил изо рта косую струю серого дыма.
        В кальяне уже почти догорела третья порция углей, а солнце село в барханную сирень величественных гор, когда домой вернулся Ив. Он казался немного подавленным и выглядел очень усталым.
        - Где шатался? - непослушным сиплым голосом проговорил Драго. Он выкурил довольно много, и его немного вело в сторону, делая движения нарочито развязными.
        - Работал. Я вообще-то советник и боевой маг. С назначением только прибавилось ответственности.
        - Еще бы! Пойдем, выйдем, а то разбудим наше сонное царство, - Драго кивнул на все еще дремлющих Хизу и Нойку.
        - Ни минуты покоя! Я хотел переодеться и отдохнуть, - немного раздраженный Ив вышел за дверь.
        - Отдыхать еще доведется. В стране духов, - хохотнул Драго и юркнул в открытую дверь вслед за бароном.
        Вместе они прошли по коридору до арочного окна, выходящего в самое сердце сада. Драго присел на подоконник и, прислонившись спиной к камню, уставился на сумеречную картину королевского угодья.
        Ив прислонился к стене спиной к окну и, запрокинув голову, прикрыл усталые глаза.
        - Драго, - проговорил он, - Они у нас навечно поселились?
        - Конечно, нет, - фыркнул тот, скрещивая на груди руки, - Как только все закончится, надобность в них пропадет. А в чем проблема?
        - Устал терпеть посторонних у себя в покоях… Я хочу приходить домой и чувствовать, что действительно дома, а не в гостях, где невозможно расслабиться.
        - Кто тебе мешает?
        - Чужие люди. В их присутствии ноль комфорта, да и не такие у меня огромные тут владения, чтобы вместить четверых. Одна комната! Смешно! Был бы это мой замок - нет вопросов, но из-за новой работы меня туда еще не скоро отпустят…
        - Брось жаловаться, у тебя здоровенная комната. Еще десятерым места хватит!
        - О-о, какие новости! У нас будет пополнение? Интересные у тебя планы, жаль заранее не посвятил!
        - Хватит иронизировать, все равно получается, как у паралитика лунная походка, - Драго зло посмотрел на барона, - Я не понимаю, что ты ноешь. Хизу и Нойка наши союзники, они помогают в исполнении плана. Хочешь их выкинуть на улицу? В руки королевской охране?
        - Я и сам в королевской охране, - все так же устало проговорил Ив.
        - Отлично, давай сам пойди и арестуй их!
        - Я не к тому! Драго, мне поручили крайне ответственную работу…
        - И тебе нужен отдых, - язвительно передразнил парень.
        - Нужен, я же живой человек, - вполне серьезно согласился барон, - Но сейчас не об этом. Сегодня мы начали полномасштабные обыски. Если ты не заметил, то охрана удвоилась, в замок никого не впускают и не выпускают. Король и совет поняли, что за пределы замка их враги не выходили, Нойку и Хизу будут искать здесь.
        - Так, так, - Драго потер подбородок, - Тебя будут проверять?
        - Я сам глава по зачистке. Назначили как советника…
        - Ну и хорошо! - перебил парень, - Можно не дергаться. Если ты главный отдашь приказ и к тебе не сунуться.
        - Как у тебя все просто… Как раз меня и надо проверить. Потому что, если окажется, что преступник не найдет с меня первого спросят и заподозрят.
        - Ты что действительно собираешься их искать? - хихикнул Драго, - Демонстрируешь такое рвение, будто ты не мой союзник, а доблестный искоренитель оппозиции и жаждешь спасти короля от любой опасности.
        Ив опустил голову.
        - В общем, - проговорил он, - Я тебя предупредил. Никто не застрахован, проверять будут всех. С нашими приживалами нужно срочно что-то решать, желательно до завтра. Они более не могут находиться в замке. Это опасно для них и, что немаловажно, для нас тоже.
        - Как мило, - ехидным тоном протянул Драго, - И куда же им деваться? Из замка им не выйти, сам говорил про увеличение охранников. Свою магию я тратить не хочу, мне дорого обходится бездумное разбазаривание сил. И так кровь носом идет не переставая… Так что же им делать?
        - Сегодня они могут пройти, я устрою, - твердым голосом произнес Ив, - На южных воротах стоит мой старый товарищ. Я пригласил его выпить в кабак часов в девять, он любитель пенного вина, долго не ломался. В это время Нойка и Хизу пройдут. Больше охранников у ворот нет, только с завтрашнего утра приступает новая смена… В ночь решили не ставить, резервной смены не нашлось, а часовых гнать на новое дежурство нет смысла, все равно усталость даст о себе знать и они вырубятся.
        - Уйти-то они уйдут, но куда? Молодец, хорошее предложение, медаль и орден тебе за него!
        - Можешь дальше кривляться, - безучастно отозвался Ив, - Только, если они не уберутся, мы все поплатимся за безрассудство.
        - То есть, ультиматум ты поставил, а решения проблемы не предложил. Эврика! Опять Драго все придумывать, замечательно! Спасибо…
        - Извини, конечно, но… Они твои друзья… Я их знать не знаю!
        - Ты так и хочешь, чтобы их не было! Может, даже специально выдумал проверку, чтобы прогнать неугодных союзников.
        - Думай, как знаешь, - барон медленно отстранился от стены и поплелся в сторону покоев.
        - Погоди! - встрепенулся Драго и в два счета нагнал парня, - Ты обиделся?
        - Нет, - тихо буркнул Ив.
        - Ну, прости, просто ты меня огорошил…
        - Тебя все на свете огорошивает, и ты начинаешь злиться, беситься, срываться на людях, которые тебе ничего плохого не сделали и желают добра.
        - Прости! У меня план рушиться, вот я и злюсь. Надо новый выдумать, а голова так и пухнет от всего. Извини! И вообще… Сколько я еще буду извиняться? Сказал же уже один раз, - теперь обижался Драго, - Я не специально.
        - Угу, ты просто меня не уважаешь, вот и позволяешь себе наглеть. Ведь твоя несдержанность, не что иное, как нежелание держать себя в руках.
        - Ты закончил с формализованным отжимом моего мозга? Или еще продолжишь? - Драго остановился.
        - Нет, что ты… боюсь затронуть нашу ранимую изнеженную душу. А то еще, пощади нас всех судьба, устроишь истерику.
        Ив пошел дальше.
        - Я уважаю тебя! - закричал взбешенный Драго, семеня ногами за бароном, - Только я отчетливо понимаю, ты больше не хочешь идти со мной к общей цели.
        - Хочу, - Ив развернулся и в упор посмотрел на парня, - Только я не зациклен на одном эфемерном плане, а ищу другие возможности. Кто тебе сказал, что убийство короля и смена власти единственная возможность спасти Архатей? Знаешь, я как-то свое будущее видел иначе. Не убийцей и не анархистом.
        - А кем? Вечным слугой?
        - А почему нет? Да, я служу Архатею.
        - Ты прислуживаешь эфийцу! В интересах Архатея его свергнуть.
        - Слушай, - с осторожностью проговорил Ив, - А ты не думал, что заблуждаешься на счет интересов нашей родины?
        - Нет, - ревностно выпалил Драго.
        - Заметно. А ты подумай, ведь других-то все устраивает, людям не нужны кровавые потрясения, им бы жизнь прожить спокойно.
        - Как глисты!
        - Про них тебе, наверное, виднее. Я не в курсе…
        - Вот, что ты мне хочешь сказать? Чего добиваешься? Меня жаждешь вывести на эмоции? А? Хорошо, ладно! - Драго уже скрипел зубами и из его глаз практически в буквальном смысле летели искры.
        - Нет, вовсе не хочу тебя доводить или обижать, - Ив осторожно взял парня под локоть, - Просто хотел донести свою идею. Мы вошли в совет, сейчас заменят Лиану, и мы сможем изнутри реформировать общество закоренелых лжецов и ретроградов. Зачем дальше мстить? К чему жестокость? Мы можем обойтись без убийств, действовать не силой, а разумом, просвещать, реформировать и вносить новаторство. Драго! Давай вместе заботиться об Архатее?
        - Так замечательно все описываешь, - Драго поджал губы, - Моралист-миротворец чертов!
        - Тебе ничего не нравится! У тебя идея фикс - разрушить привычный строй! Фанатик! Да что с тобой не так? Я жизнь хочу прожить и чтоб ты рядом был. А тебе неймется все, хочешь и меня и себя угробить! Лезешь на титана с деревянным мечом!
        - У меня нет иного выбора! Жизнь он прожить хочет, смотри-ка на него, добропорядочный член общества. Такой добропорядочный, что аж голубеешь от белизны!
        - Выбор есть всегда. Но от тебя как всегда никакой адекватной реакции, одни сплошные оскорбления. Не могу понять тебя… Как не стремлюсь, все равно не получается. Ну, почему ты такой?
        - У меня мало времени, - мрачно пробормотал Драго.
        - Куда ты спешишь?
        - Да я подохну через год!
        - Что? - Ив поперхнулся собственными словами, - Ты серьезно?
        - Вполне!
        - Ты чем-то болен?
        - Смертельно, - Драго печально понурил голову.
        - Что нет даже шансов? - остервенело закричал барон.
        - Нет. Я доживаю последние деньки отпущенного мне срока. Ив, уже ничего не изменишь, со мной все решено. Поэтому я так спешу исполнить задуманное.
        - А мне когда ты собирался об этом сказать? Ты обо мне хоть подумал?
        - Что не стал бы связываться? Ха! - Драго тыкнул барона пальцем в грудь, - Все с тобой ясно! Может еще и заразиться боишься? Не дрожи, я не заразен.
        - Не боюсь, - уверенно ответил Ив, но его начинало переполнять негодование, - Но это просто бесчестно так поступать со мной! Я все узнаю в последнюю очередь. Мне даже Хизу намекал. Как ты мог замалчивать?
        - Отвали от меня! - Драго толкнул барона кулаками в грудь, и тот чуть не завалился на спину, - Да, как тебе говорить, если ты сразу на меня начинаешь орать?! Ты не принимаешь меня!
        - А в наших отношениях есть я? - нарочито удивленно прокричал Ив, - Для меня место ты отвел? Ты даже мне не удосужился сказать о том, что я тебя потеряю! Я так больше не могу…
        Ив в сердцах ударил ладонью стену и рванул быстрым шагов в сторону покоев.
        - Опять ты меня кинул! - закричал ему в след Драго, сдабривая гневный выкрик, топаньем ног.

6
        - Мы уезжаем! - орал Драго, демонстративно собирая сумки, куда помимо его скудных пожитков летели и некоторые вещи из собственности Ива.
        Нойка заспанным, ничего не понимающим, взглядом провожала каждое метание создателя, но встать с кровати и начать действовать не решалась. Хизу напротив быстро пришел в себя, несмотря на то, что его достаточно грубо разбудил Драго. Он не спеша, связывал ящик с собранными вещами, которые были представлены исключительно разноцветными кусками материи для чалмы и копиями «Пророчеств» с черновыми набросками.
        Ив, как брошенный оскорбленный муж, безучастно прилип к стене и молча наблюдал за картиной.
        - Позволь полюбопытствовать, - спокойным голосом начал Хизу, - Куда это мы срываемся?
        - Его спроси! - Драго указал на барона и гневно сверкнул тому глазами.
        Ив виновато пожал плечами.
        - Ясно, ясно, - заговорщически улыбнулся Хизу, затягивая голову с мелкими черными кудряшками в ядовито-малиновую чалму, - Любовные разборки. И чем ты его так разозлил? А, Ив?
        Барон не успел и рта раскрыть, как его опередил Драго.
        - Он выгнать вас захотел, - проговорил он, крутя пальцем у виска, - Звезды на голову упали, вот и бесится с жиру!
        - Я же говорил, завтра заявятся с проверками и обысками! - Ив сорвался на крик, - Я просто предупредил!
        - Сочиняешь… - брякнул Драго.
        - Я так не считаю, - отметил Хизу, - Мы бы сейчас не собирались, будь информация просто выдумкой барона. Я-то Драго знаю, Иву он поверил… Тут что-то иное, личное.
        - Много будешь разговаривать, тут оставлю, - осадил его Драго, занятый упаковкой вещей Нойки.
        - Подумаешь! - иронично скривился Хизу.
        - Знаешь, - к нему обратился Ив, - Он мне не сказал важной вещи про себя. И мне обидно… Ведь я не пустое место, не посторонний, так почему же он мне не доверяет…
        - Обидно! Только жаловаться умеет, - прокряхтел Драго. Сумка никак не желала смыкаться, постоянно выплевывая вещи Нойки, и Драго приходилось напрягаться, чтобы застегнуть трещащую по швам ткань. Он покраснел и от усилий высунул язык, дорожный мешок у него руках медленно принимал форму раздутого шара.
        - А что он скрывал? - удивленный Хизу даже на секунду отставил свой маленький уютный сундучок.
        - То, что умирает… - на одном дыхании выпалил Ив.
        - Папочка! - мгновенно встрепенулась Нойка. Она встала ногами на кровать и вопросительно глянула на Драго.
        - Идиот! Критин! - рявкнул тот в сторону барона, - Милая, не слушай его! Он надышался навозных паров и несет чушь.
        Недружественно косясь на барона, Драго подошел к взволнованной девушке и прижал к себе, скрывая от собеседников в объятиях.
        - Попал ты, - Хизу насмешливо подмигнул Иву.
        - Да, я сказал глупость, - кивнул тот, подыгрывая общему спектаклю, - Просто мы немного повздорили. Нойка, не относись к моим словам серьезно.
        - Папочка, это правда, что барон лжет? - девушка жалобно взглянула на Драго.
        - Да, я здоров как леса на севре Архатея, - он засмеялся.
        - Ну! Мы готовы! - Хизу похлопал свой сундук по деревянному боку и тот отозвался гулким стуком емкости, переполненной вещами.
        - Отлично! - кивнул Драго, снимая Нойку с кровати и ставя на пол, - Можем выдвигаться.
        - Ты насовсем? - робко поинтересовался Ив.
        - А ты как думаешь?! - огрызнулся Драго, и еще более злобно пробормотал, - Доводят меня, а потом еще и вопросы задают.
        - Не относись серьезно, Ив, - встрял Хизу, нетерпеливо теребящий бороду, - Он звереет, когда испытывает дискомфорт. А сейчас ты ему настроение испортил новостью о проверке, надо срочно нас прятать, сочинять обводные пути, вырабатывать новую стратегию. Вот он и тиранит.
        - У нас лекарь выискался, примочки на мозг ставит, мудрец из пивной бочки с опарышами вместо извилин, - Драго не собирался спускать с рук язвительного высказывания союзника.
        - Командир, ты, безусловно, остер на язык, но ответь, наконец, куда мы едем?
        - Куда надо, можно подумать тебе о многом скажет! Там вас не найдут и точка!
        - А ты? - Нойка впилась в руку названного отца.
        - А я… - Драго помолчал, глядя в распахнутые фиалковые глаза девушки, - Удостоверюсь, что с вами все в порядке и договорюсь с хозяевами приюта. В успехе-то я не сомневаюсь, но если мне не ехать, нет гарантий, что вас впустят. Я ваш своеобразный проходной билет.
        - То есть, нас ждет не премилый кабак с апофеозным названием «Перья»? - огорчился Хизу.
        - И не мечтай! Конечно, там с размещением попроще, но, к сожалению, я его засветил.
        - Когда это?
        - Да на допросе.
        - Каком? - в два голоса отозвались Ив и Хизу.
        - Не вашего ума дело!
        - Вот уж нет, - Хизу показал язык, - Мы союзники или где?
        - Ладно, по дороге расскажу. При нем, - Драго демонстративно тыкнул на барона, - Не буду.
        - Не очень-то и хотелось.
        - Ну, это, - Драго махнул рукой, - Меня Тау заподозрил, расспрашивал, откуда я, кто, как с Ивом познакомился.
        - Его какое дело? - барон вздрогнул, - С чего король вообще тобой интересовался?
        - Ничего серьезного, мы с ним в саду столкнулись, Тау запомнил мой танец… Вот он и начал расспрашивать, - самозабвенно врал Драго, - Сначала, конечно, таланты похвалил. Но вопросы с подковыркой тоже были, король-то недоверчивый оказался.
        - Тревожный сигнал.
        - Перебьются! Нас не прищучить.
        - Угу, а у короля-то широкий спектр интересов, - Хизу медленно зашел за спину Ива, делая вид, будто ищет какую-то вещь. Вместо поиска он приставил большие пальцы рук к вискам, демонстрируя пальцами ветвистые рога. Его взгляд неизменно хитро косились на голову барона.
        Драго все видел, точнее на него-то как раз и был нацелен номер. Он сначала тихо прыснул, а потом повалился на кресло, роняя голову в ладони, и безудержно хохотал несколько минут. Ничего не понимающий Ив догадливо обернулся, но Хизу уже успел найти на столике зеркало и, сделав вид, что именно его он и искал, радостно сунул за пояс. Себя он не выдал, а Ив, как истинный дворянин, сделал вид, что ничего не понял.
        Пока Драго продолжал хихикать, давясь собственной слюной, Хизу, как ни в чем не бывало, накинул на плечи поклажу и помог Нойке взвалить на спину сумку. Он последний раз окинул тоскливым взглядом комнату и, тяжело вздохнув, махнул барону рукой.
        - Может, еще свидимся, - проговорил он, строя трагическое выражение лица, - Ты, конечно, жуткий ворчун, но человек хороший. Даже жаль расставаться.
        - Давай, удачи, - простодушно развеселился Ив, - Мне тоже будет тебя не хватать, актер всея Архатея.
        - Всея мира, мой друг, - гордо проговорил Хизу и задорно рассмеялся.
        Он вышел, оставляя за собой открытую дверь.
        - Жду внизу! - послышался эхом из коридора его звучный голос.
        - Драго… - тихо позвал Ив.
        Парень поднял голову. Его лицо секунду назад, озаренное улыбкой дикого смеха, теперь было каменным.
        - Драго, - Ив присел на колени перед любовником и взял его руки, притягивая к сердцу, - Даже, если нам отпущен год, я хочу провести его с тобой. Очень хочу! Я не знаю, почему мы постоянно ссоримся, зачем кричим друг на друга, но я уверен, нам с тобой хорошо вместе, а это главное. Возвращайся, ладно?
        - Хорошо, - легко согласился Драго, - Я еду в том числе, чтобы развеяться. Мне надо подумать, что делать дальше. Совет готов во все оружия, и придется поломать голову над новым планом. Ив… Я очень тебя ценю, - в голосе прозвучала нота тоски, - У нас все будет отлично. Ведь ты мне нравишься.
        Драго врал, Ив почувствовал то усилие, с которым ему дались слова. Но он поверил, точнее, заставил себя верить, потому что так было гораздо легче вновь и вновь идти за ним, оправдывая каждый шаг.
        Драго встал. Коснувшись легким поцелуем губ барона, он захватил небольшую дорожную сумку, набитую исключительно едой, и вышел, увлекая за собой Нойку.
        - Ух, вражина! - скорчила рожу девушка, напоследок грозя Иву кулаком.
        Проводив их взглядом, Ив запер дверь и сразу моментально погрузился в тишину пустого дома. Стало тоскливо, барон медленно дошел до постели и, подумав секунду, упал на нее лицом. Бездна между ним и Драго стала очевидной. А притворяться, что ничего не происходит, он устал. Их отношения съедали Ива изнутри и не оставляли ни капли жизнерадостности. Они стали скорее мертвым грузом, нежели волшебством сплетенных воедино душ.
        Отчаяние превысило уровень ожиданий от новой любви. Подкрадывалось пустое, всегда голодное до слез и обид, разочарование. Ив вздохнул. Но надо было вставать и идти на улицу, угощать сокурсника-пьяницу горячим вином, и полагаться на удачу, чтобы союзники проскочили незамеченными через все преграды.
        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

1
        Соломенная, высохшая трава послушно ложилась под ноги, нагибаясь до самой земли. Она безжизненно ломалась, извергая из своих надломленных тел пыльный хруст. Скоро вся одежда путников покрылась мелкой стружкой, с лихвой заменившей дорожную пыль. Драго шел впереди. Он знал дорогу, поэтому уверенно вел компанию по зарослям через огромное поле высохшей травы, поднимающейся чуть ли не до пояса. Они прошли достаточно много, но впереди простиралось все такое же мертвенное море. Сзади не отставал Хизу, он то и дело чередовал руки, перекидывая сундук с одного плеча на другое. Он устал, крупные капли пота то и дело скатывались по щекам и разбивались о зелень накидки, оставляя на память расползающиеся мокрые пятна. Их становилось все больше и больше, поэтому ворот значительно отличался по цвету от остальной одежды. Хизу был зол, в глазах читалось отчаяние голодного человека. Есть путникам не довелось со вчерашнего вечера, когда благодаря обжорству Хизу были прикончены последние запасы. Таким образом, он отмечал удачное бегство из замка, зато потом Драго оторвался на нем сполна, отметив успехи в науке
злословия.
        Замыкала шествие Нойка, она плелась с тяжелой сумкой на спине, но, казалось, ничуть не переживала по этому поводу. Она вообще не выглядела уставшей, сил хватало даже на то, чтобы подпевать или сплести из ломкой травы пушистый венок. Юношеское озорство не угасало даже от утомительной дороги.
        Драго замедлился, чтобы достать красный платок, насквозь испачканный свежими пятнами крови. Из-за остановки Хизу, идущий почти впритык, едва не врезался в спину товарища. Он чудом избежал столкновения и грязно выругался, то ли на Драго, то ли на себя, а может, и на судьбу в целом. В потоке бранных слов смысл не улавливался.
        Драго закинул голову и промокнул нос, платок побагровел новым слоем крови.
        - И как ты еще на ногах держишься, льет как из бездонной бочки, - отметил Хизу, сплевывая травяную стружку.
        Драго промолчал.
        - Папочка, тебе больно? - сочувственно пролепетала подоспевшая Нойка. Она всегда спрашивала. Даже в сотый раз получая одинаковые ответы, она все равно не могла успокоиться, и всю дорогу стоило только Драго взяться за платок, девушка тут как тут интересовалась не больно ли ему.
        - Ему не больно, - ответил Хизу, - Сосуды лопаются, нечему болеть.
        - Страшно звучит! - девушка зажмурилась.
        - А надо относиться ко всему проще, тогда кровью исходить не будет.
        - Сделай одолжение, - наконец, решил заговорить Драго, - Оставь свои умные советы при себе. В данном случае мне они совершенно неинтересны.
        - А кровью захлебываться интересно? - фыркнул Хизу.
        - Не твое дело. Оставь меня в покое! - Драго отставил платок от носа. Тряпка перестала впитывать влагу, поэтому на лице у него остались алые разводы.
        - Ты себя хоть в порядок приведи, чумазый! - Хизу вытер лицо товарища рукавом, - Смотреть страшно.
        - Страшно… Ты прав, - Драго обреченно глянул на насквозь мокрый платок.
        - Ладно! Нечего рассусоливать. Я голоден как крокодил, веди, давай уже. А то я тебя по закону стаи зажарю и съем как самого слабого и больного из нас.
        - Подавишься, - шикнул Драго и снова двинулся вперед, разрезать подолом красного балахона сухие стебли, подожженные рассветным сиянием.
        К полудню путники пересекли вторую часть безбрежного поля, и Хизу вымаливал сделать привал, чтобы перевести вести дух. Но Драго остался безразличен к стенаниям, категорично заявив, что они скоро придут и отдыха не заслужили. Дойдя до возвышенности, которая знаменовала собой начало Кайской долины, путники неожиданно взяли западнее, спускаясь по чуть изогнутой тропинке. Она клонилась вниз, забирала далеко вправо, и за крутым поворотом взору открывалась небольшая деревенька с яркими крышами и глиняной кладкой. Разноцветные вертикальные флаги доброжелательно зазывали путников в гости.
        Хизу сначала было решил, что Драго спутал направление и сейчас развернется, но тот уверенно шел прямиком в деревню и даже не думал сворачивать. Он сбавил шаг лишь у самого входа в деревню, и то только, чтобы выкинуть окровавленный платок.
        - Мы сюда что ли шли? - с недоверием шепнул Хизу.
        - Да, - уверенно кивнул Драго.
        - А мы не рискуем?
        - Нет.
        - Прекрати отвечать односложно!
        - Каков вопрос, таков ответ.
        - Послушай, ты здесь пытаешься найти приют? Да к чужакам в Архатее всегда относятся с подозрением, мы лишь привлечем внимание.
        - Трус, - усмехнулся Драго, - Я знаю, что делаю. У меня здесь живет приятель.
        - Разбойник?
        - Нет, они мне голову скорее снимут, нежели на ночлег приютят, - Драго улыбнулся, вспоминая последнюю встречу с бандой, - К тому же, Хизу, где ты видел, чтобы разбойники жили в деревнях?
        - Ну, может, это прогрессивный разбойник, - защитил свою версию тот.
        - Утомил.
        Дойдя до небольшого, но по меркам обычных людей, добротного дома, Драго остановился. Огромная вывеска с изображением свиной морды говорила о благосостоянии хозяев и по умолчанию причисляла их к деловой прослойке общества.
        Так и не решившись постучать в дверь, Драго повел товарищей в обход. Со стороны заднего дворика слышались увесистые удары и звуки ломающихся костей. В окружающей тишине они производили жутковатое впечатление. Нойка даже прижалась к Драго, испуганно выглядывая из-за его спины. Но когда они вышли на звук, все страхи рассеялись. Под соломенным навесом дома стоял обычный рыночный лоток, который примыкал к задней двери. За ним высился огромный мужчина в засоленном фартуке и самозабвенно разделывал здоровенную свиную тушу. Сильная рука неотвратимо опускала блестящее лезвие рубанка на несчастную тушу, и она моментально раскалывалась пополам. Куски мяса отлетали по разные стороны доски. Мясник любовно собирал их в общую кучу и опускал в корзину, притаившуюся под разделочными досками.
        Драго прибавил шагу и буквально вырос перед забывшимся мясником.
        - Привет, - как ни в чем не бывало произнес он, весело глядя на ошарашенного мужчину.
        - Драго! - обрадовался тот и рассмеялся, обнажая почти голые десны с парой-тройкой торчащих во все стороны желтых зубов.
        - Все за работой? - Драго брезгливо отвернулся, делая вид, что изучает куски мяса.
        - Конечно! Сейчас дела идут лучше не придумаешь. Прибыль так и валит, - мясник невзначай скользнул хитрым взглядом по нежданным гостям и вытер окровавленные руки о фартук. От этого они конечно чище не стали.
        - Познакомь! - проговорил он, кивая на Хизу и Нойку.
        - Обязательно, только я по делу… Давай в дом зайдем? Или таких, как я не принято приглашать в жилище?
        - О чем речь! - вновь засмеялся мясник, во все стороны брызжа слюной, - Ты же знаешь, как я к тебе отношусь!
        И не успев моргнуть, Драго оказался в его тесных объятиях, почти полностью скрывших его от глаз товарищей. Потискав парня за все возможные части тела, довольный мясник разомкнул ручища и выпустил Драго на свежий воздух.
        - Можно было и без дружеского приветствия обойтись, - откашлялся тот.
        - Я скучал. Приходил в «Перья», но мне сказали, ты пропал. Мне даже показалось, что это из-за меня… моего предложения…
        - Нет. Скажешь тоже! У меня были неотложные дела.
        - Дела… - отметил шепотом мясник, и неожиданно обратился ко всем сразу, - Пойдемте! Нечего стоять на солнцепеке! - он поманил путников рукой и отворил дверь за спиной. Пахнуло приятной прохладой в сочетании с домашним уютом.
        Сгрудившись в кучу, все оказались внутри. Драго немного мялся, и вся его привычная уверенность будто бы испарилась, он остался позади, пропустив товарищей вперед.
        - В чем дело? - весело гаркнул мясник, обнажая перед всеми замешательство парня.
        - Твоя мать дома? - растерянно спросил тот, переминаясь с ноги на ногу.
        - Да. А что? Ох, не бойся, матушка у себя в комнате, пьет настойку из гвоздики. Гнать тебя отсюда никто точно не будет.
        - Гвоздика? Шикуешь…
        - Дела в гору. Такими темпами скоро открою вторую лавку и на базаре арендую больше торговых мест.
        - Поздравляю. Мог бы и себя привести в порядок.
        Мясник снисходительно хмыкнул.
        - Я не комплексную, - проговорил он, потирая живот, - В моем положении я в состоянии позволить себе купить все, что угодно, и любовь, и дружбу, и любого понравившегося мальчика. Например, такого как ты. И им ничего не останется, как покориться… Так зачем же мне меняться?
        - Забудем, - Драго мгновенно помрачнел.
        Мясник впусти всех в просторную гостиную в немного деревенском и аляповатом стиле с кучей горшков и забавных плетеных картинок на стенах.
        - Рассаживайтесь, - кивнул хозяин и сам уселся грязными штанами на шикарную софу, - Не стесняйтесь.
        Первым опомнился Хизу и, плюхнувшись на золоченое кресло в цветочек, развязно протянул:
        - Я Хизу Чивори! Прошу любить и жаловать. И раз мы уже приятели, то не угостишь ли обедом?
        - Да легко! - загоготал мясник, - Но позже. Сначала дела, - он заговорщически подмигнул Драго.
        - Да, я предпочитаю не растягивать, - подтвердил тот, - Приютишь моих друзей?
        У мясника вытянулось лицо.
        - Ненадолго, - поправился Драго.
        - На сколько? И кто они?
        - Неделя, другая, - немного замялся Драго и опустил голову, - Я прошу…
        - Кто они? - холодно повторил вопрос мясник.
        - Хизу аристократ, Нойка…моя дальняя родственница.
        - Ни о чем не сказало, но поскольку это твоя просьба…
        Повисло молчание. Мясник задумчиво чесал сальные волосы, соскребая черными от грязи и кусочков мяса ногтями свалявшуюся кожу. Потом он нюхал пальцы и скатывал из изъятых комков шарики, которые впоследствии отбрасывал на пол.
        Драго брезгливо отвел взгляд.
        - Ну, не знаю, не знаю, - наконец, проговорил мясник.
        - В чем проблема? То ты меня зовешь жить с тобой, то не хочешь принять моих друзей! - Драго вопросительно развел руками.
        - Милый, ты это ты, и речь идет о немного иных отношениях, а не о безвозмездной помощи.
        - Я понял, - Драго сердито поджал губы и скрестил руки на груди, - Взаимовыгодное использование.
        - Да, естественно. Ты же не такой наивный, чтобы верить словам клиентов о вечной любви, - мясник насмешливо принялся гоготать и его многослойный живот сотрясался от каждого смешка, извергнутого пухлыми, словно вывернутыми наизнанку, губами.
        - А я и не верил. Послушай, мне некуда деваться, иначе я бы не пришел к тебе…
        - Ха, да я знал, что, в конечном счете, так и произойдет. Ты пошляешься и вернешься. Без меня ты никто.
        - Не ожидал я такого приема, - Драго поднялся. На лице у него читалось презрение, смешенное с обидой.
        - Ты думал, я ниц паду перед твоими ноженьками? Ну, нет. Я еще подумаю принять тебя обратно или нет. Что уставился?! Вот так, мой мальчик, не надо было поворачиваться ко мне спиной. Отверг мое предложение, теперь пожинай плоды. Таких, как ты миллион, а вот денежных мешков поди поищи. Вы продажные шкуры еще в очередь ко мне выстроитесь.
        - Давай, Драго, ответь ему в своем неповторимом стиле, - неожиданно сделал едкий выпад Хизу. Он хорошо уловил настроение товарища, и видел, как тот подавляет эмоции и желания выдать мяснику все как на духу.
        - Он не станет, - беспечно отмахнулся мясник, - Ему же нужна от меня помощь, а грубостью и надменностью ее не выпросить.
        - Точно. И мы ему нужны, поэтому он не сможет нас бросить. Сложная ситуация. Давай, Драго, яви нам трезвый расчет своего хваленного рационального разума.
        - Хорошо, - Драго гордо вскинул голову и усмехнулся, уничтожая мужчин взглядом, - Раз вы так жаждете…
        Мясник задорно захлопал в ладоши.
        - Пошли вон! - крикнул Драго, показывая Хизу и Нойке на дверь, - Живо! И вещи здесь оставьте, уезжать вам не придется! Я обещаю!
        Хизу схватил Нойку за руки и потащил к выходу, он прекрасно знал, в таком состоянии Драго не шутит и не воспринимает возражений адекватно.
        - Будем в коридоре! - наспех сообщил он.
        Нойка не сопротивлялась, она только горько вздохнула и не спускала взгляда с «папочки» пока их не разделила захлопнувшаяся дверь.
        - Твои предложения! - холодно выпалил Драго, когда товарищи вышли.
        - Позволь, твои предложения… Здесь я выбираю, - мясник почесал нос и, выудив из него козявку, вытер о мягкий шелк обивки.
        - Ладно… - тихо, проговорил Драго. Но не решался что-либо предпринять, он начал как заведенный механизм расхаживать по комнате, скрестив руки за спиной.
        - Я устал ждать, - поторопил его мужчина, - Твои друзья, наверное, тоже.
        - Чего ты хочешь? Эти жалкие мощи? - с сарказмом выпалил парень, выставляя вперед худые руки.
        - Возможно, - помычал мясник.
        - Так бери! В чем проблема? Хороша плата за ночлег?
        - Не понимаю, чем ты недоволен?! Ты с презрением отнесся ко мне, и теперь у нас только деловые отношения. А за все в этой жизни, мой мальчик, надо платить. Думаешь, твоя язвительность всем по нраву? Нет. И терпеть ее никто не станет.
        - Твоя обида сильнее тебя, - Драго сник, - Но я знаю цену моих желаний… слишком хорошо. Давай… Я готов… зачем тянуть?
        - Я не обижен, просто принял твои условия. Ты двуличная равнодушная, а ко всему прочему еще и продажная, тварь, я понял это, когда ты мне отказал. Брезгливо корчился, воротя свой прекрасный носик. А ведь я к тебе со всей душой…
        - Не думаю, что она у тебя есть, - Драго закусил губу, - Ты не можешь пережить отказа, тебя задевает… бесит, что мне наплевать на твои деньги!
        - А сейчас лезешь ко мне с просьбами! - опять загоготал мясник, - Вот она двуличность!
        - Предлагаю, побыстрее со всем покончить!
        - Так и быть, считаю сделку заключенной. Расплачивайся!
        Драго затрясло, он закрыл глаза и, не решаясь на отчаянный шаг, застыл на месте.
        - Ну, что замер? Не впервой же. Давай, тащи сюда свой тощий зад. Мне уже не терпится!
        Парень подошел вплотную и сверху вниз уставился на мужчину, уже вытащившего из штанов свой возбужденный половой орган.
        - Спиной! - скомандовал мясник.
        Драго послушно повернулся и тут же получил по ногам. Колени предательски согнулись, он упал на четвереньки, подметая растрепавшимися волосами грязный пол. Ладони неприятно касались комков пыли и липких пятен.
        - Будь со мной нежен… - прошептал Драго, жмурясь от отвращения и горечи.
        - А когда я обижал моих мальчиков? - хитро проговорил мясник, с наслаждением медленно задирая балахон парня, - Я со всеми добр!
        Он притянул его к себе за бедра и, облизнув ладонь языком, нагнулся к парню.
        - Давай, мой мальчик, - шепнул он, - Поработай напоследок хорошо.
        Нойка прильнула ухом к двери и обеспокоенно вслушивалась в звуки за ней. Хотя прислушиваться особо не приходилось, стоны, и отрывистые рыки страсти итак наполнили весь дом.
        - Старец Року, - тонким, надломанным, голосом пролепетала Нойка, - А сейчас ему не больно?
        - Нет, - замотал головой Хизу, рассевшийся на полу и куривший опиумную трубку, - Сейчас точно. Он давно привычный.
        - А что он с ним делает?
        - Массаж… Ой, Нойка, не задавай мне таких вопросов. У папаши спроси!
        - Ему неприятно… Папа не хотел оставаться один на один с этим вонючей громилой!
        - У Драго не было выбора.
        - Он самый сильный и умный, у него всегда есть выбор! - заступилась Нойка.
        - Ага, это и есть…его выбор.
        - Не понимаю! Почему ты не остановил его?
        - Нойка!
        - Что?
        - Либо нас арестовывают и казнят, либо Драго подставляет свою… Короче, это реально наш единственный шанс. И раз он все заварил, ему и расхлебывать.
        - Больно, - констатировала девушка, дотронувшись ладонью до деревянной поверхности двери.
        - Пфф, - равнодушный Хизу вернулся к курению.
        Опиумное облако медленно таяло. Хизу отложил догоревшую трубку на пол, и устало потеребил ногой край половика, украшающего коридор. Нойка тоже сидела под дверью, потеряв всякую надежду дождаться своего создателя. Но как раз в этот момент дверь открылась, и из комнаты выплыл Драго.
        - А мы уже и чаяли, - хихикнул Хизу.
        - Папочка! - Нойка кинулась на Драго, но тот ее грубо остановил. Он выставил локоть и не позволил к себе приблизиться.
        - Не надо, - прошептал он.
        Нойка застыла. Она почувствовала неприятный запах мясника, насквозь пропитавшего Драго. Ей захотелось плакать.
        - Не надо, ради всего святого, - вновь повторил парень и провел пальцем возле щеки девушке, не дотрагиваясь до нее и кончиком.
        - Плачевно, - подытожил Хизу.
        - У меня нет денег, - уже обычным тоном произнес Драго, - Поэтому придется мне помочь…
        - То есть?
        Вместо ответа Драго поднял с пола золотую трубку Хизу и резким движением паснул мяснику, расслабленно сидящему на диване. Он поймал.
        - Сойдет, кровопийца? Чистое золото дворян! - зло проговорил Драго.
        - Вполне. Теперь мои траты на тебя окупились, - соблаговолил ответить тот.
        Драго обернулся и его взгляд упал на оробевшего от неслыханной наглости Хизу.
        - Прости уж, разбазариваю твое фамильное достояние, - развел руками он, - Но таково условие. Хозяин дома не удовлетворился моими жалкими подачками, запросил еще. Но раз я жертвую, то и ты тоже потрудись мне помочь. Внеси свою лепту!
        - Ладно! Ладно! - Хизу поднял ладони вверх, - Не нужна мне эта трубка, бери, ради богов! Только не смотри на меня своим фирменным взглядом черта из табакерки!
        - Я договорился, - бесстрастно произнес Драго, - Вы здесь остаетесь. Позже я свяжусь для дальнейших инструкций.
        - Папочка, не бросай меня! Я так скучаю без тебя, словно моя жизнь кончается и начинается лишь с твоим появлением… - жалобно проскулила Нойка.
        - Милая, я должен уйти. Прости. Но это для твоей безопасности.
        - А я не хочу безопасности! - девушка подперла кулачками щеки, - Хочу послужить папочке, и больше мне ничего, ничегошеньки не страшно. Я хочу быть полезной тебе!
        - Ты мне очень помогаешь, милая, и, - Драго извлек и потайного кармана в балахоне овальный белый шарик, - Возьми это!
        - Ой, знакомая вещица, - весело протянул Хизу, - Второе яичко Драго в ход пошло?
        - Хизу! За своими смотри, - сдерживая улыбку, отозвался парень.
        - Что это? - Нойка заинтересованно повертела шарик в руках и пару раз отважилась даже его понюхать. Но он ровным счетом ничем не пах.
        - «Кокон», - пояснил Драго, невольно умиляясь голему, - Если надо будет незаметно проникнуть в замок, просто проглоти его. Пройдешь без проблем! Вон у Хизу спроси, он подтвердит тебе действенность.
        - Ага! В гусеницу, скотина, меня превратил. Неслыханно! - в шутку выругался тот.
        - До сих пор никак не простит, видимо пока ползал в помет коровы вляпался.
        - Бе-бе-бе! - Хизу высунул язык и отвернулся, показывая, что он в глубокой обиде.
        - Клоун перезрелый…
        - Какой есть! А что третьего яйца не нашлось? Как же я-то?
        - Дубина ты! Сколько можно повторять, правильно название «кокон»!
        - Какая мне разница! Выглядит, как яйцо и все тут!
        - В общем, тебе прибегать к «кокону» рано. Прошло слишком мало времени после последнего применения, можешь ненароком гусеницей остаться…
        - Вот уж уволь, не надо мне такой радости, - замахал руками Хизу.
        - Поэтому пока «стоп», не знаю еще, что с тобой делать и когда подключать к плану…
        - Слушай! - Хизу выставил вверх указательный палец, - Мне пришла в голову гениальная идея.
        - Что вы там делаете? - неожиданно проснулся мясник, до этого момента занятый изучением трубки и не обращающий на гостей никакого внимания.
        - Прощаемся, - наспех кинул Драго и шепнул Хизу, - Говори же!
        - Я человек тщеславный…
        - Короче!
        - Хочу славы! Мои «Пророчества» популярны в Архатее и землях Плантагенет, но почти не распространяются в Эфах. Несправедливо! Хочу, чтобы моим великим произведением зачитывались все, - Хизу слащаво растянул губы, - Надо нанеси удар в сердце интервентов, с их земли вести пропагандистскую деятельность. Я разверну целый лагерь! Буду раздражать Биа-Хатерии под самым носом! Как тебе?
        - Категорически нет! - Драго сурово сдвинул брови.
        - Но почему? Идея прекрасная! Сам подумай!!! Пока ты решаешь вопросы в замке короля, я еду в Эфы. У меня много копий новой серии «Пророчеств» и я сделаю еще… Их можно распространить! Пусть все видят! Все объединенное королевство!
        - Нет, еще раз, нет! Ни за что… Не хватало мне тебя потерять!
        - Ну, ты не понимаешь, мне нужна миссия…
        - Хватит! - заорал Драго, да так сильно, что его голос мгновенно сорвался, а жилы на шее напряглись и отчетливо проступили, - Не смей спорить! Не смей! Ты не знаешь, на что я пошел, и чего мне это стоило! Поэтому не вздумай мне перечить!
        - Прости, - сдался Хизу.
        Драго трясло, он скривил рот и испепелял союзника ненавистью в горящих глазах. Но через пару секунд его отпустило, и он выдохнул своим накопившемся гневом.
        - Мне пора, - пробормотал он.
        - Прости… - повторил Хизу, но его извинения уже ничего не изменили. В Драго, словно что-то надломилось. Нойка неожиданно спасла положение.
        - Папочка, - как можно нежнее произнесла она и сняла с головы свой травяной венок, - Это тебе. Помни, я очень люблю тебя и скучаю. Ты для меня…
        Она не договорила, губа предательски затряслась.
        - Тише, тише, - ласково отозвался Драго, принимая венок и водружая его на голову, - Я о тебе ни минуты не забываю. Ты мое сокровище, и, когда все кончится, я отвезу тебя в горы. Там у нас будет небольшая хижина, с соломенной, - Драго прошуршал стеблями венка, - Как эта трава, крышей. По утрам мы будем выходить на прогулку и собирать травы, вдыхать полезный горный воздух и пить чистейшую вод из ручьев с самых вершин. А по вечерам читать древние книги с эпическими сказаниями. В дождливые ветреные дни мы будем разжигать камин, и слушать треск дров, любуясь игривым пламенем. Вот так и заживем! Только ты и я…
        - Обещаешь? - с трогательным трепетом протараторила девушка.
        - Обещаю, - кивнул Драго. Его глаза лучились едва уловимой радостью.
        - Драго, - тихо произнес Хизу, - Удачи.
        - Нет, скажи мне «Действуй», - подмигнул тот. Обиду он удачно скрыл на задворках сознания и, махнув рукой, покинул спутников.

2
        Прошло около двух часов после того, как Драго покину деревню. Он миновал бесконечное поле мертвой травы и вышел за границы Кайской долины. До королевского замка оставалось дня полтора ходу, однако он вполне мог оказаться там раньше, не делая остановок и вынужденных привалов. Торопиться особо было некуда, но Драго привык к бешеной гонке со временем, и поэтому все равно по привычке шел быстро. Солнце жарило как на раскаленных углях, а открытая, словно сковорода ровная, местность щедро подставляла под лучи свои изнеженные ветром просторы. Но в этот день горы заблокировали все воздушные коридоры и не давали ветру проникнуть, поэтому от земли начинало тянуть палящим дымком. Воздух плавился, размывая горизонты и стирая границы. Вскоре от хожденя по раскаленной земле у Драго закружилась голова, а в висках неприятно стучали молоточки пульсирующего давления. Он повертелся в поисках тени, но ничего значительного как назло не обнаружил. От первых зарослей его отделяло как минимум три километра.
        - Раз нет другого выхода, - шепнул он и, щелкнув пальцами, мгновенно создал маленькую водяную тучку. С шипением мини гроз она поднялась над головой мага и пролилась освежительной влагой дождя. А потом тут же испарилась.
        Драго с облегчением улыбнулся, дышать стало значительно легче. Он двинулся дальше, но не успел пройти и пары метров, как неприятная головная боль вновь вернулась, а вместе с ней накатывала и противная тошнота, подступая к самому горлу томящим удушьем. Черные круги замелькали в глазах.
        - Вот же! - выругался парень.
        - А нечего ходить по жаре, - крякнул материализовавшийся дракон, - Давай, лезь под крылья, пересиди.
        - Время… - цыкнул Драго.
        - Солнечный удар! - безапелляционно заявил дух и укрыл подопечного своими крыльями, образовавшими некоторое подобие купола.
        Драго уселся на землю.
        - Что плохо себя чувствуешь? - с издевкой произнес дракон. Солнцепек на него абсолютно не действовал. Лучи отражались от изумрудной поверхности гостя из небытия.
        - Да… - угрюмо признался Драго.
        Дракон заморозил крылья и от них пошел приятный морозный пар. Драго с наслаждением прикрыл глаза, спина коснулась прохлады. Стало хорошо. Однако наслаждение длилось недолго. В носовой перегородке щелкнуло, полопалось каскадами, и струя горячей крови пересекла губы, стремясь вниз к шее.
        - Да что творится-то! - в бешенстве завопил Драго, промокая нос рукавом.
        - Грязь, - невозмутимо отозвался дракон.
        - Где именно?
        - Ты и все вокруг тебя.
        - Как ты можешь! - искренне возмутился парень, - Ты ведь лучше всех знаешь, что у меня не было выхода. Я не могу на каждом шагу тратить магию…
        - Поэтому лучше расплачиваться телом, а потом жаловаться на то, что сделали злые люди с бывшим великим правителем, и в какой кошмар превратили его жизнь? Грязь… Стоит сковырнуть твою прекрасную оболочку, а внутри гниль… Ты ведь и сам мне сетовал на это.
        - Почему ты так со мной? - Драго непонимающе захлопал глазами, - Дракон… И ты меня упрекаешь? Ты? Знающий мою душу?
        - Восемь лет тошноты и неприятия, ради чего? - дух гневно щелкнул зубами, - Опустить себя на самое дно, и, валяясь там, в грязи, тихо ненавидеть человечество и себя в придачу, но зачем?
        - Я уже давно не дворянин с безмерным запасом золота! Мне нужны были деньги и восстановление после использования магии! Ты ведь знаешь, я не мог ждать и готовился к мести заранее, поэтому не всегда берег силы!
        - Знаю, ты бездумный транжира! Однако злоупотребление колдовством не аргумент. Его можно было избежать.
        - Ха! Если б не Нойка, на которую я потратил огромный запас энергии, мне бы лично пришлось расправляться с Лианой. А это лишняя трата сил и времени, а с моим запасом энергии, даже роскошная.
        - Ты мог найти себе более приятного партнера, а не вечно грязного жирного мясника.
        - Он оставлял больше других. И отдавал много энергии, я быстро восстанавливался после магических поединков и заклинаний…
        - Несомненно. Но оправдала ли цель средства? Разве ты не омерзительно себя чувствуешь, бывший правитель Архатея?
        - Легко судить со стороны! - мгновенно взъелся Драго, - У меня и так кровь хлещет не переставая, я слабею с каждой минутой. А ты меня еще обвиняешь! Я же просто иду к цели…бьюсь, как могу!
        - Жизнь предоставляет тебе выбор, - размеренным тоном протянул дракон, - Ты свободен и можешь поступать согласно нравственным принципам. Каждый шаг - отражение внутреннего мира.
        - Ты обвиняешь меня в аморальности? А что мне делать? Забыть о мести? Исчезнуть? Умереть?
        - Не обязательно. Дело в выборе…
        - У меня его нет! Ты безжалостен и несправедлив!
        - Ладно, - отступил дракон, - Я обещал себе не обсуждать смысла твоих интимных связей. Можно запутаться и мозги разжижить.
        - Вот и не обсуждай, - обиженно буркнул Драго.
        - Я лишь хочу, чтобы ты берег себя и больше ценил.
        - Разберусь без перепончатых советчиков!
        - Кстати, этот мужик действительно благоприятно на тебя влияет. Ты немного восстановился. Совсем чуть-чуть, но все же…
        - Хах! А с Ивом? С ним я пополняю запас энергии?
        - Нет, сам же знаешь.
        - Почему?
        - Ну, если бы ты каждый раз не взывал к призраку Юнгса, возможно, был бы толк. А так, извини, никакого прока, только лишняя растрата ментального резерва.
        - Хорошо, я попробую отрешиться…
        - Попробуй, - равнодушно проговорил дракон, хмуря надбровные дуги, - Подумать только, а ведь раньше ты был невинным чистым созданием!
        - Что было, то прошло, - в голосе Драго сквозила неприязнь, - Слышал поговорку: «Дети взрослеют». Так вот, я вырос из своего нетронутого царского балахона.
        - Да уж, был у папы сын, а стал недодочь, - Дракон не слишком старался выбирать выражения.
        - Пол я не менял, не выдумывай. А предпочтения… они у всех свои. И я не стал бы обвинять людей в том, что матушка-природа решила пошутить. В любом случае у душ нет пола и, если любить, то без разницы кого, главное светлое чистое чувство.
        - Интересная теория…
        - Да ну тебя… У меня и без твоих нравоучений настроение на нуле, а ты только и можешь, что добавлять порции негатива, - Драго потер нос и, убедившись, что кровь больше не идет, облегченно прислонил голову к крыльям духа.
        - Воспринимай мои слова исключительно, как заботу о тебе.
        - Да уж! Спасибо… А можно обо мне не заботиться? Просто помоги расправиться с Тау, Евой и их выродком.
        - Помогаю…
        - Убью их, разорву в клочья и разметаю на четыре части света! Как же я их всех ненавижу! Я уже даже могу писать пособия по мести… Например: «Юный мститель: теория и практика». Как тебе? Можно будет поставить на страницы волшебные печати, и когда читатель активирует ее, сразу всплывет «облако событий». Люди воочию понаблюдают, как я расправлялся с врагами. Может, не напрасно время потратят, бараны!
        - Касандер, неужели теория убийства твой персональный катехизис?
        Драго захихикал.
        - Возможно, мой друг, возможно, - ответил он с хитрой ухмылкой, - Как представлю лица родственничков, так аж зубы дрожью сводит. Хочется уничтожить!
        - И Тау?
        - Его в первую очередь. Он сволочь!
        - Но такая волнующая и манящая…
        - Скорее первое, но нет проблем, я с радостью избавлюсь от всех волнений разом, - Драго провел пальцем под горлом, - Вжик, и нет нашего драгоценного короля.
        - Ты чересчур возбужден. Возьми паузу на один день. Отдохни и от действий, и от мыслей в том числе. Не вникай особо в окружающие события. Потом озарение само придет. Сразу придумаешь новый план. Серьезно, я разрешаю тебе побездельничать.
        - Но мое время…
        - Один день ничего не решит, уж поверь, я могу определить запас твоих сил. Намного хуже работать через силу.
        - Ладно, может, ты и прав. Надо успокоиться и расслабиться, а то голова уже кругом идет.
        - Ну, вот видишь… Так что объявляю каникулы!
        - Самоволка чистой воды, - развеселился Драго.
        - И не говори! Смотри-ка, - дракон покрутил головой, - Облака набежали, пора ловить момент и выдвигаться, пока опять солнце не припекло. Айда?
        - Пойдем, - кивнул Драго и с небывалой легкостью подскочил на ноги.

3
        Ив быстро разделался с делами совета, и оказался свободен. Проверка замка и всех слуг, естественно ничего не дала. Ему оставалось лишь развести руками и уверить короля Тау в тщательности поисков. Иву это превосходно удалось, все поверили. А как не поверить, если барон самозабвенно клялся честью фамилии и предлагал голову на отсечение, если он солгал королю перед лицом всего совета?!
        Но в любом случае клятвопреступление осталось в первой половине дня, и поэтому в наступающей второй можно было предаться праздному веселью с другими не менее свободными боевыми магами.
        Барон как раз зашел домой, чтобы переодеться, а тут как снег на голову свалился Драго. Да и не просто свалился. Он распахнул дверь и ворвался летним ураганом, весело, неистово, бешено, унося барона в легкое одурманивающее путешествие по нежным сплетениям рук. Драго запрыгнул на Ива и, обнимая и целуя, повис на нем. Барон робко ответил любовнику, правда, не сразу, а как только пришел в себя от нежданной ласки.
        - Драго, ты что? - бормотал сквозь поцелуи Ив.
        - Ужасно соскучился! - прошептал тот ему в ухо, а потом нежно чмокнул мочку.
        - Ты изменился…
        - Глупый!
        - Я серьезно! - Ив подставил щеки для новой порции поцелуев, которая не заставила себя долго ждать.
        - В дороге хорошо думается, и знаешь, хочу тебе сказать, - Драго отстранился от партнера и посмотрел ему в глаза, - Извини меня. Ладно? За резкие слова, хлесткие эпитеты, истерики, короче, за все, что тебе пришлось хлебнуть со мной за время нашего приезда в замок.
        - Слава богам! - протянул с улыбкой Ив, поглаживая парня по волосам, - Ты, оказывается, умеешь нормально общаться. А то я думал, ты забыл человеческую речь, а знаешь только высокие визжащие ноты!
        - Будешь меня ругать, снова наору! - Драго рассмеялся и потерся носом о подбородок барона.
        - Вот таким ты мне очень нравишься! Давай проведем сегодняшний день вместе? Без эксцессов, киданий из крайности в крайность и апелляции к гениальному плану, вечно маячащему над душой. Давай побудем свободными?
        - Я с удовольствием! Только надо с дороги помыться и переодеться.
        - Конечно! Запылился? - барон схватился за руки Драго и механически покрутил. Пятна крови незамедлительно бросились в глаза.
        - У тебя снова началось кровотечение? - испуганно проговорил Ив.
        - Все прекрасно! - заверил его Драго, - Избыток прогулки под Архатейским солнцем, а оно безжалостно.
        - Бедный, - хмыкнул Ив, - Пошли купаться!
        - Не в бани?
        - Не-а! На пруды, все ребята из охраны там торчат. Будет весело! Пойдем?!
        - Пойдем! - с радостью согласился Драго.
        У королевских прудов и, правда, скопилось много народу. Боевые маги расслаблялись после смены или перед ней. Кто-то сидел на берегу и любовался упоительным закатом, кто-то играл в карты, пряча где придется запасные козыри, другие предпочитали активные развлечения и устраивали шуточные магические бои или играли в вышибалы шаровой молнией. Практически все разбились на группки вокруг бидонов с горячим архатейским вином. Чтобы маги не делали, они все равно попутно отхлебывали горячительный напиток, а после, как только хмель ударит в голову, они лезли в воду, опуская свои взмыленные тела в ласкающую влагу прудов.
        Ив в тонком, белом и явно эфийского производства халате привел Драго к прудам. Тот, не изменяя традициям родного края, оделся в зеленый парчовый балахон. Сначала они сели в удалении от всех, Ив развалился на траве, а Драго облюбовал край бортика, усевшись так, чтобы ноги погрузились в воду. Но, не просидев спокойно и десяти минут, Ив увидел своих закадычных друзей Борха Нару и Арона Го, оба его весело зазывали к себе в компанию.
        - Присоединимся? - со слабой надеждой в голосе спросил барон у Драго.
        - Конечно, почему бы и нет? - отозвался тот, поднимаясь.
        Вместе они пошли в сторону шумного сборища.
        - Давно не виделись, Драго, - мигнул глазами Арон.
        - Точно! - подхватил Борх, у которого под глазом стоял синяк, - А этого предателя, - он указал на барона, - Имел неудачу совсем недавно лицезреть.
        - Брось, - вступился за себя Ив, - Не надо было оказывать сопротивления… В конце концов, подозрение с тебя и Арона сняли. Зачем сразу кипятиться?
        - А ты бы не оскорбился, обвини тебя, исконного дворянина и верного слугу правителя, в распространении каких-то бесталанных писательств?
        Драго скрыл насмешливую улыбку за высоким воротником балахона.
        - Оскорбился бы, - кивнул Ив, - Но драку не устроил, а все постарался бы объяснить.
        - Да, я сразу сказал, что ничего служанке не отдавал, - протянул Арон, - Она подтвердила, что тот парень выглядел иначе.
        - Ты нарочно в покорность играешься, - Борх поджал губы, - А я не могу трусом быть, меня оскорбили - я ответил.
        - И получил в глаз, - заметил Ив.
        - Видишь, Драго, - Борх хлопнул его своей здоровенной ручищей по плечу, - Посмели обвинить меня, черт знает в чем! А мне молчать?! Шиш! Я прав?
        - Я бы применил магию, - проговорил Драго, неодобрительно косясь на ударившую его руку.
        - Вот дурачок, - Борх показал на него пальцем, - Не знает, что использовать магию против дворян запрещено. Да мы переубивали бы друг друга.
        - Запреты не имеют значения, когда действительно задета честь, - спокойно ответил Драго.
        - Вот у тебя архатейский кинжал, а не язык.
        - Может, сыграем? - вовремя подсуетился Арон и подсунул Драго колоду карт.
        - Отстань от него, - Ив выбил карты из рук товарища, они рассыпались по траве, - С тобой, лисья морда, только от отчаяния играть или в отсутствие мозгов. В Архатее второго такого шулера днем с огнем не сыскать.
        - Зачем же ты мне репутацию порочишь, - скорее шутливо заохал Арон и принялся собирать карты обратно в колоду.
        - Пойдем, поплаваем? Ты как, Драго? - Ив с завистью посмотрел на плещущихся в водоеме магов.
        - Я не пойду.
        - Почему?
        - Не хочу. Не люблю плавать… Я-то думал обмою себя в уединении, а тут полно народу.
        - Да, брось! Это весело! Пошли! - Ив принялся стягивать с Драго балахон, а тот ожесточенно отбивался. Хоть и выглядело все как потасовка, но они шутили.
        - Видна рука профессионала! - Борх, кивнув на Ива, весело подмигнул Арону.
        Тот пискляво засмеялся.
        Тем временем Ив подхватил Драго на плечо и понес к пруду, не обращая внимания на яростные протесты. У самой кромки воды барон остановился и с лицом снисходительного благодетеля опустил Драго на землю. Вода робко коснулась его ступней и отступила.
        - Я хочу сыграть в молнии, - смущенно улыбнулся Драго, краснея и чуть склоняя голову в бок.
        - А чего тогда стоишь? Вот же! Вперед! - Ив схватил парня за руку и потащил к магам, бегающим от электрического мяча.
        - Мы с вами! - строго сообщил он.
        - Не вопрос, - кивнул вышибала.
        Завязалась игра. Гурьба раздетых по пояс мужчин сталкивалась и разлеталась в разные стороны, кидая друг друга под мяч. Они смеялись, кричали и не переставали подначивать выбывших. От хоровода улыбающихся лиц и блестящих загаром тел у Драго вновь закружилась голова. Но теперь ему было хорошо, опьянение солнцем оказалось приятным. Он невольно заулыбался и тут же получил мячом в бок. Потеря бдительности стоила нескольких зарядов тока, от которых по всему телу побежали мурашки. Драго не расстроился, тем более из-за удара молнии бок зачесался, и он не мог не рассмеяться от щекотки.
        - Теперь ты кидаешь! - сообщил прежний вышибала, пасуя Драго шаровую молнию, - Первый, кого выбьешь, станет твоим напарником. Понял?
        - Ага, правила простые, - пожал плечами Драго.
        - У нас одной выскочкой больше! - послышался хохот со всех сторон.
        Но вместо того, чтобы по обыкновению разозлиться, Драго захохотал вместе со всеми. А потом, скорчив грозную рожу, он встал на линию вышибалы и прицелился. Надо было выбрать достойную пару. Драго ухмыльнулся, перед глазами маячил Ив. Он прищурил глаза, фокусируясь на фигуре барона, и с первого раза его вышиб. Молния попала в лоб, от чего волосы у Ива совсем закудрявились и каждый завиток встал перпендикулярно голове. Новая прическа товарища вызвала у магов настоящий фурор, они долго не могли вернуться к игре и истерично гоготали кто, упав на землю, а кто с трудом сгибаясь. Но живот надорвал каждый.
        Потом вроде все успокоились, но за Ивом в тот день прочно закрепилась кличка «одуванчик». Зато вдвоем с Драго их прочный тандем очень скоро выбил всех участников игры. И она началась заново, только усталые Ив и Драго покинули веселое общество и вернулись к Арону и Борху.
        - Понравилось? - осведомился Арон, приглаживая на глаза свою редкую рыжую челку.
        - Да, - кивнул Драго.
        - А чего ты в балахоне бегал? - Борх нагло потянул за край одежды.
        - Так удобнее… - Драго скинул навязчивую руку.
        - Да брось, весь мокрый.
        - Он с причудами, оставь его, - вставил Ив. Он тяжело дышал и разлегся на траве восстанавливать дыхание.
        - Я и не трогаю, подумаешь фарфоровая кукла, слова ему не скажи, - в шутку крякнул Борх.
        Дрго опустился рядом с Ивом.
        - А, правда, разденься! Нечего в одежде париться, жара же стоит несусветная! - протянул барон.
        - Не хочу!
        - Да ладно тебе, не стесняйся!
        - И не думал даже! Просто не хочу и все… - Драго сжался.
        - Ну, ну! - Ив вскочил и принялся стягивать одежду с парня. На этот раз он оказался неумолимым и балахон вскоре ему поддался.
        Поверженный Драго испуганно прикрылся, его неловкий жест вызвал удивление в глазах компании, и самый беспринципный из всех Борх осмелился спросить:
        - Комплексуешь что ли?
        - Борх! - оборвал его Ив.
        - А что?
        - Просто на вашем фоне я слишком белый, не хотел выделяться, - Драго смущено потер плечи. Но его замешательство быстро улетучилось, и он вновь широко улыбался.
        - Ничего, - Арон махнул рукой, - Под таким солнцем ты быстро зажаришься.
        - Оно меня не берет.
        - Рассказывай сказки! - брякнул Борх, и неожиданно его взгляд привлекла татуировка на спине у Драго. Лицо мага вытянулось, и он махнул всем, чтобы тоже посмотрели.
        Черные пауки привлекли не дюжее внимание. Драго озадаченно покрутился по сторонам, сжался еще сильнее и неуверенно улыбнулся.
        - В чем дело? - тихо спросил он.
        - Хорошая работа, - ответил Арон, - Можно потрогать?
        - Только не все сразу! Я вообще не люблю скопления народу, а тем более вокруг себя.
        - Ладно, - с придыханием в голосе отозвался маг. Он провел дрожащей рукой по черной глади рисунка и застыл.
        - Прекрасное мастерство… - прошептали губа Арона, словно сами собой.
        - Да, точно, - со знанием дела подтвердил Борх, - Работа на высшем уровне.
        - Что обозначает?
        - Ничего особенного, - с сомнением в голосе проговорил Драго.
        - Врешь! - громко протянул Борх.
        - Точно, - согласился с ним Арон, - В рисунок вложена не только душа, но и глубокий смысл.
        - Просто схватка двух паучьих королей, вечная война… - Драго пришлось нехотя признаваться.
        - Как между Эфами и Архатеем, в свое время конечно, - неосторожно пошутил Борх.
        Все замерли, озадаченно переглянулись, но поняв, что опасаться нечего, заливисто рассмеялись.
        - Ты все верно понял, - кивнул Драго.
        - Интересная ты личность, - лукаво хмыкнул здоровяк, - Ив, только не обижайся, но я задам Драго один вопрос.
        - Борх… - Ив приготовился и внимательно посмотрел товарищу в глаза.
        Но тому было плевать на недовольство друга.
        - Драго, - запросто начал он, - Татуировка, конечно, отменная, вон, у всех даже дыхание сперло. Впечатлительные такие! И кольцо на сосочке мы тоже заметили. Только вот, есть одна загвоздка. Разве нательная живопись не визитная карточка продажных заведений?
        - В каком смысле? Поясни! - холодно отозвался Драго. Вопрос его нисколько не смутил.
        Напряжение нарастало с каждой секундой, распахнутые интересом глаза магов останавливались то на одном, то на другом участнике разговора, ожидая дальнейшего развития событий. В том, что оно будет, никто не сомневался, ведь все поняли, куда именно клонит Борх.
        - Да, разве ты не понял?! Или просто хочешь, чтобы я вслух сказал? Анонсировал на публику? Думаешь, духу не хватит? - Борх рассмеялся, обращая ситуацию в шутку.
        - Скажи, - Драго равнодушно пожал плечами.
        - Как знаешь! Сейчас исключительно шлюхи наносят на кожу рисунки. Тату стало их маркой и пропуском в сладкий мир продажной любви. Ты часом не часть такого мира?
        - Мы все его части, - невозмутимость Драго только усилилась, - У каждого своя цена и свой товар на продажу. Если говорить прямо и откровенно, то да, я часть мира, о котором ты говоришь. Мне довелось долго проработать в кабаке, где в перечне меню находилось место и услугам личного характер. Но я не помню, чтобы в Архатее, когда-нибудь возбранялось вести разгульный образ жизни. Или, Борх, у тебя какие-то свои проблемы? Может адрес того заведения дать? Тебе помогут.
        - Нет, не надо, - Борх вальяжно махнул рукой, - Я знаю каждое злачное место Архатея. Но я не думал, что у нас Фарих такой проказник! Ив, ты скрывал от нас свою лучшую сторону!
        - Да, уж, - подтвердил Арон, - Здесь развратность только в плюс!
        Окружающие маги одобряюще заулюлюкали.
        - Идите вы! - прыснул смехом Ив, - Только и можете блистать своим скудоумием!
        - Не сердись, - скорчился Борх, - Не порти вечера. Я ничуть не задел ни тебя, ни твоего парня. Вон, Драго даже бровью не повел. А строил из себя святую невинность, раздеться стеснялся…
        - Я не этого стеснялся, - улыбнулся Драго, - Мне не хочется сверкать своими тощими и белесыми телесами.
        - Ты что! - возмутился Арон и даже смахнул челку с черных как ночь глаз, - Худоба это же отлично! Если ты тощий, то, говорят, в тебе много магии.
        - Хочешь сказать, во мне ее нет? - здоровяк Борх схватился за пузо и потряс его.
        Поляна с магами разразилась хохотом. И еще много раз тишину королевского парка нарушали взрывы безудержного смеха, так свойственного молодым, полным жизни, созданиям.
        Вечером веселая компания переместилась в общую столовую, где под треск дров и музыку хмельных менестрелей, дворяне предались пьяному веселью. Чем становилась глубже ночь, тем сильнее души просили подвигов. И вот под сиянием звезд Борх нырнул в пруд с нижнего яруса башни, а Ив, избрав для себя опасный маршрут, вскарабкался по отвесной стене на балкон зала для приемов. Каждый стремился поразить товарищей новой выходкой и превзойти их. Драго наблюдал за разгулявшейся молодежью с поистине царской величественностью, будто это для него одного организовали представление. Они с Ивом просидели до самого финала, пока последний самый стойкий маг, не упал головой на стол и не предался сладкому храпу. Тогда Ив взял Драго на руки и, шатающейся походкой, отнес в покои на радушные и уютные простыни их совместного ложа.
        Утром Драго проснулся на груди у Ива, который его обнимал и нежно поглаживал по голове, не отводя от лица взгляда полного нежности.
        - Проснулся? - тихо прошептал барон.
        - Да… Ты давно не спишь? - Драго сладко зевнул.
        - Ага, но я не хотел тебя будить, ты так мило выглядишь спящим, я любовался, - Ив потер щеку любовника.
        - Я превосходно выспался!
        - Замечательно! У нас словно медовый месяц, я бы хотел, чтоб так было всегда. Просто любить тебя ночами, а потом, просыпаясь, ласкать, пока не прейдет время подниматься на службу.
        - Сегодня, точнее вчера, - Драго засмеялся оговорке, - Мне было хорошо!
        - Правда?
        - Угу, я чувствовал себя счастливым.
        - Давай так будет каждый день?
        - Я не против, но… ты же все знаешь…
        - Да, - удрученно проговорил Ив и еще сильнее сжал объятия, - Но я не хочу помнить и знать, что когда-нибудь моим рукам придется разомкнуться и выпустить тебя. Я не хочу тебя терять…
        - Хорошо сказал, - вдумчиво прошептал Драго, - Я запомню…
        - Эх, встретился ты мне на мою беду, - в шутку пожаловался барон.
        - Ты несчастлив?
        - Кто знает… Я уже запутался. Не знаю, с кем встречаюсь. Ты всегда такой разный, сложный, многогранный, что я теряюсь рядом с тобой. Вчера я чувствовал себя лучше всех, у нас были самые обыкновенные человеческие отношения, ты показал, каким можешь быть. И ласка, и мягкость, и веселость тебе свойственны, они заложены в твоем характере, но ты их прячешь. Выдвигаешь на передний план надменность и высокомерием, а потом и твои идеи на счет свержения короля… Я не знаю, что мне делать и откуда черпать силы, чтобы соответствовать тебе, идти по твоему пути…
        - Тебе не нравится, когда я доминирую, ты хочешь быть главным во всем, даже в наших моральных взаимоотношениях.
        - Ну, я же мужчина, - не подумав, выпалил Ив и тут же замер, ожидая реакции Драго.
        Тот тихо засмеялся.
        - Я как-то тоже, - ответил он.
        - Ты не думай, я ж не в укор и не стремился задеть.
        - Да, я знаю, - Драго похлопал барона по руке, - Все хорошо. Я совсем не переживаю на сей счет. И, если бы мне не нравилось мое положение, я бы его изменил…
        - Я никогда не пробовал занять твое место, ну ты понял… тебе действительно приятно?
        Драго рассмеялся.
        - Ив, - произнес он, хитро щурясь, - Я вообще-то не женщина и мне не надо притворяться. Когда мне приятно, по мне и так все заметно, скажем так, наглядно можно убедиться.
        - Ну, я не знаю… - барон засмущался.
        - И мой совет, не пробуй… Тебе не подойдет моя роль, я тебя в ней не вижу.
        - Знаешь, жизнь одна и я хочу ощутить все. Может, ты мне поможешь, и я…
        - Нет, прости, не смогу. Я так давно не делал этого… Мне, кажется, я не сумею.
        - Драго…
        - Да, ладно! Было бы из-за чего переживать! Привычка - вторая натура, у меня она такая.
        - Хочешь есть? - смущенный вконец Ив, решил сменить тему.
        - Еще как! - обрадовался Драго, - Я готов поглотить все сады Архатея, целиком!
        - Обжора с фантастическим метаболизмом!
        - Не завидуй! - Драго иронично похлопал Ива по животу, которого, впрочем, не было.
        - Хиляк, чему завидовать! - Ив накинулся на парня, и они утонули в объятиях друг друга.
        Поели они только вечером, когда небо, подожженное закатом, обливалось чернилами близящейся ночи. Драго сидел напротив Ива и сосредоточенно жевал пищу, которую они вместе приготовили на ужин. Довольный барон хрустел в унисон.
        - А ничего получилось, - промямлил Ив с полным ртом.
        - Да, пикантно.
        - Не знал, что ты хороший кулинар, даже предположить не мог.
        - Я не только преуспел в изготовлении заклятий и отваров. Хотя они дают отличную практику.
        - А мы не отравимся? - пошутил Ив.
        - Не должны. Ты не бойся, если и умрем, то вместе, - Драго засмеялся, - Вот такая вот получится романтика.
        - Сомнительное счастье. А ты оказался прав, гранатовый соус и грушевый сироп самое то, получился отличный тонкий вкус!
        - Ты тоже постарался! Я бы не справился с огнем, всегда пережариваю…
        - Мы дополняем друг друга, - Ив накрыл ладонью руку Драго. На секунду оба замерли, а потом, смущенно улыбаясь, сделали вид, что поглощены трапезой.
        Внезапно Драго уловил неясный трепет, прошедший по телу барона и передавшийся ему легкой вибрацией. Он вопросительно глянул на Ива, тот побледнел и в нерешительности уставился на одну точку за спиной Драго.
        - Тихо! - шикнул Ив, - Не оборачивайся!
        Драго застыл как вкопанный.
        - Что там? - шепотом спросил он.
        - Не двигайся! - барон медленно тянулся за ботинком.
        - Ответь, а! - Драго уже нервничал, неведенье выводило его из равновесия.
        - Тише, тише, - Ив с ботинком в руке потянулся через стол, - Не шелохнись! Там мерзость!
        - Я так не могу, - запротестовал парень и, нарушая все просьбы, обернулся. На стене он увидал огромную белую гусеницу с черными блестящими ножками и красными прожилками.
        Ив уже замахнулся на удар, но Драго, как ошпаренный подскочил и сковал его руку цепкими пальцами.
        - Нет! - закричал он.
        Ив от неожиданности дернулся, нога поехала, и он распластался на столе в блюдах с торжественно задранной тапкой в руке.
        Драго засмеялся.
        - Это не гусеница! - произнес он, утирая слезы веселья.
        - А что еще? - крякнул раздосадованный Ив, - Монетка золотая?
        - Нойка.
        - Да ну!
        - Проявись! - Драго выбросил руку вперед и золотая пыльца, взявшаяся словно ниоткуда, осыпала жирное тело извивающейся твари.
        Гусеница отскочила от стены и, прокатившись по полу, обратилась в девушку. Нойка едва не врезалась в стену, но ей повезло, и она замерла в метре от опасно твердого бетона. Девушка от испуга засмеялась.
        - Нойка, почему ты здесь? - озабочено спросил Драго, подходя к ней. Прежняя веселость спала с его лица, а на замену ей пришла тревога и привычная надменность.
        - Папочка! - обрадовано потянула девушка, почесывая затылок.
        - Отвечай! - закричал Драго, его пальцы сложились в напряженные кулаки.
        - Хизу уехал, - виновато проговорила она, - Сразу, как ты нас покинул… Он вещи даже не распаковывал… Сказал, мол, хочет поймать свою звезду.
        - То есть, я из-за вас собой жертвую, а вы мне в душу плюете? - сорвался Драго, - Ты его не остановила? Какая же ты дура!
        - Прости… Папочка! Только не злись, Нойка не хотела… Не бросай… - девушка потерла глаза, - Я ничего не могла, тем более тот толстяк потребовал от меня массажа…
        - Какого еще массажа? - Драго топнул ногой, - С вами все не слава богу!
        - Прости!
        - Да заткнись ты!
        - Драго, ну зачем ты так с девочкой?! - вступился барон, - Видно, как она страдает.
        - Ой, не лезь! Тебя только не хватало!
        - Да, почему ты так опять взъелся?
        - Не твое дело! Я кручусь, как могу, а они мне как нарочно все портят.
        - Он сделал тому толстяку массаж, а Хизу ушел, - сдала Нойка, - Папочке обидно…
        - Какой еще массаж ты делал? - барон с претензией обернулся на Драго.
        - Кого ты слушаешь? Ничего такого не было!
        - Было! Не надо щадить этого нахлебника! Я слышала стоны папочки, ему было больно… - Нойка снова встряла в разговор.
        - Драго! - взревел Ив, который все понял без лишних объяснений.
        - Ну что тебе надо? - Драго тоже осознал, что маски сорваны.
        - Мне? Ах, ты двуличная тварь… ты ведь изменил мне… Так?
        - Да, да, да, - Драго демонстративно облизнулся, - Доволен?
        Ив затряс головой, пытаясь согнать происходящее как дурной сон.
        - Как ты мог… - прошептал он.
        - У меня был выбор?! Та скотина попросила мое тело взамен на приют этим дубинам! Уж прости, я был не готов поступиться планом ради мнимой верности!
        - Мнимой?! Значит, наши отношения для тебя ничто и вчерашний день был для тебя пустым звуком. Ты подтерся им и выкинул ради собственной выгоды. Ты отвратителен! - барон в омерзении скривил губы.
        - А ты такой благородный и хороший! - Драго приблизился к лицу Ива и с вызовом посмотрел прямо в глаза, - Взял любовника из борделя и еще разглагольствуешь о высокой нравственности! Смешно! Дешевый ты лицемер!
        - Зато не подстилка.
        - Тебе не понять!
        - Не спорю. Только вот я знаю, что любая идея, даже самая благородная, не стоит нравственного падения.
        - Мы живем не в книгах, где побеждает добро. Нас окружает жизнь беспощадная и жадная до чужой крови. Я всего лишь часть этого мира. А ты… Спустись на землю! Тарам! - произнес Драго нараспев. Он схватил со стола свою тарелку и опустил ее на голову Иву со всем содержимым.
        Барон вспыхнул. В ярости он отвесил Драго пощечину. Тот опешил и вытаращился на Ива.
        - Я не прощу, - прошептал барон, стирая еду с лица и плеч, - Понял? Я ненавижу предателей.
        Ив покачал дрожащей головой, сводимой дрожью, а потом вышел, громко хлопнув дверью.
        - Папочка… - прошептала испуганная Нойка.
        - Все хорошо, просто отдых окончен, - усмехаясь, проговорил Драго. Он повернулся к окну и оперся на подоконник. Казалось, ничего не произошло, но по строгой выправке и напряжению, исходящему от его точеной фигуры, становилось ясно, насколько он на самом деле нервничал.

4
        Хизу свесил ноги с деревянного прицепа и задел носками пыльное полотно земли. В воздухе остался песчаный след, вновь оседающий новым рисунком на дороге. Хизу проводил глазами блестящие песчинки и покосился на возничего абсолютно равнодушного до красоты вокруг. Хизу вздохнул, он напросился в попутчики архатейским торговцам. За место до Эф пришлось заложить весь запас опиума, и поэтому он чувствовал, как жадность медленно затягивает удавку на шее. Но он боролся с собой, ведь надо было думать еще и о конспирации. Седого парика мало, поведение обязано соответствовать виду тихого старца-путника.
        Хизу вновь тяжело вздохнул и накинул капюшон на голову, создавая под лицом таинственную тень. Под мерное покачивание прицепа, он затянул унылый мотив, изредка болтая ногами в такт.
        - Что за мелодия? - хриплым голосом проговорил возничий, мужчина средних лет.
        - Колыбельная, - отозвался Хизу, - Мне мать ее в детстве пела.
        - Жаль все уходит. Вчера нас качали ласковые руки родителей, а сегодня нам уже пора на покой, - по-стариковски пожаловался возница, - Не успеешь оглянуться, как из сильного мужчины твой отец превращается в дряхлого старика, на которого ты покупаешь саван. А завтра твои дети, бывшие еще вчера голоногими карапузами, несут тебя на кладбище, склоняя в печали седые головы.
        - Точно. Все бренно. Слышишь? - Хизу прикрыл глаза.
        - Чего?
        - Цикады поют.
        - И что?
        - С духами диалоги ведут…
        - Да ну!
        - Правду говорю. О любви трещат, о ненависти, о предательстве, о доблести. Глянь! Ветки совсем низко, оттуда цикады смотрят на нас и словно говорят, вы не первые здесь и не последние, вы проходящие…
        - Это да, это верно. А ты в Эфы зачем?
        - Не хочу быть «проходящим», - Хизу лукаво блесну глазами из-под капюшона, - Пусть цикады меня славят… Я решил остаться памятью в веках.
        Возничий прыснул.
        - Много вас таких, блаженных. Чем удивишь?
        - Пророчествами…
        - Хорошо предсказываешь?
        - Нет, цикад внимательно слушаю…
        Возничий с неодобрением глянул на старика и, пожав плечами, вернулся к дороге.
        - Касандер, - тихо шепнул себе под нос Хизу, - У меня своя цель, свой интерес, зря ты пытался подмять меня под себя. Всему есть предел. Теперь у меня есть шанс изменить мир и навеки вписать свое имя в историю. Уж прости меня, мой компаньон, но я решил действовать без лишних союзников. А ты… Гори ярче восточной зари, мой мертвый правитель Касандер. Гори огнем! Полыхай! Тебе ведь так нравится…
        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

1
        Для Дитриха наступили черные времена. Все последние трагические события: смерть не рожденного брата, убийства в замке и страшная правда об отце, наложили на душу молодого принца печать печали. Он перестал смеяться, и все время проводил в одиночестве. Постоянно приходилось прокручивать диалог с Драго, который лег на сознание осадком омерзения и грязи. Надо было свыкнуться с разрушенным образом отца, в новых условиях Дитриху больше не приходилось постоянно стремиться соответствовать навязанному идеалу. Да и по сути идеала-то больше не было. Отец превратился в нечто неприглядное - существо, чуждое натуре Дитриха. На фоне разочарованности росла и обида за мать. Казалось, отец превращался во врага, злого и развратного тирана. И как принц себя не убеждал относиться лояльнее, но ничего поделать он не мог, против воли при упоминании об отце в его душе что-то сжималось и словно море желчи разливалось по желудку, вызывая приливы дурноты.
        Дитрих старался минимизировать общение с семьей. Когда его звали на обеды и ужины, он сказывался больным, на тренировки приходил раньше обычного и спешил в удаленные от замка места, где бы отец не смог его достать. Сам Тау проводил все время в заседаниях совета, и ему было некогда обращать внимание на выходки сына, тем более Дитрих на удивление стал еще более тихим и незаметным.
        Дитрих же умело уходил от неприятных или случайных столкновений. В фигуре отца его бесило все и манеры, и движения, и эфийская одежда, и длинные белые волосы. В сочетании же с поступками душа принца просто отторгала отца, и он боялся при встрече не сдержаться. Закончиться такое столкновение могло только катастрофой, поэтому принц предпочитал не высовываться.
        Несколько дней после откровений Драго и убийства Лианы, Дитрих лежал пластом и чувствовал себя ни живыми, ни мертвым. Он лишь изредка общался с матерью, осведомлялся о ее здоровье и поддерживал, помогая пережить потери. А еще принц постоянно терзал старца Нару расспросами о расследовании. Однако советник был скуп на рассказы и особо не распространялся, предпочитая давать больше советы. Дитриха не устраивал подход старика, поэтому он все больше уединялся в покоях. Здесь среди тишины и южного очарования, он находил успокоение в чтении старых книг или разглядывании видов из окна. Часто в обзор попадали маги, проводящие веселые вечера на прудах, куда и выходили окна из спальни Дитриха. Но принц мог только издали завидовать развлечениям архатейской молодежи, и не иметь даже слабой надежды к ним когда-нибудь присоединиться. Зато взамен рождались мечтания, и он представлял как однажды, сидя на троне, закатит самое грандиозное в истории пиршество. И каждый человек в государстве сможет найти себе место на нем.
        Так было и в этот день. Дитрих сидел на пуфике возле окна и, положив локти на подоконник, любовался видом. На прудах собиралась веселая компания, шумная гурьба магов сотрясала воздух смехом, пьяные возгласы только усиливались в своей разбитной праздности.
        - Опять гуляют. Вот это настоящая жизнь! - вздохнул Дитрих, поглаживая свои волосы, схваченные золотыми лентами в низкий хвост.
        Случайно его взгляд привлекла пара магов, сидящая чуть поодаль от остальных. Тот, что развалился на траве, был одет в эфийский халат, точь-в-точь как носил сам Дитрих, а его спутник полоскал ноги в пруду, укутавшись в зеленый балахон.
        - Ив и Драго! - сразу узнал магов Дитрих. И тут его в сердце ужалила зависть. Ему захотелось точно также, сидя на берегу и смотря на воду, проводить время с любимым человеком. В том, что маги встречаются, Дитрих не видел ничего зазорного, наоборот относился весьма лояльно. Весь Архатей дышал вседозволенностью и хвалой плотских удовольствий. Появление моногамной пары уже являлось редкостью, так что до пола партнеров не было никакого дела. Поэтому Дитрих в противовес отцу, полагал, что любые союзы имеют право на существование. Тау же не был столь демократичен в вопросах любви и старался не обсуждать подобных тем в присутствии семьи. Раньше Дитрих полагал, что это следствие строгого воспитания воина, но теперь он пришел к неутешительному выводу, что отец просто бесился от напоминаний о его собственных слабостях. Он словно взрывался от одного только упоминания о свободной любви, на которую сам не имел права претендовать.
        Дитрих поморщился и снова взглянул на Драго.
        - Такой умный, - прошептал он, - Стройный… И он понравился отцу. Отец и Драго, как это возможно… Огромный папа и худенький архатеец. Оба мужчины. Да как они это вообще делают?! - смутившись своих мыслей, Дитрих потряс головой.
        Но мысли предательски не отступили, а продолжали лезть в голову с завидной навязчивостью. Невольно в голове Дитриха родилась картина, как раздетый Тау сажает к себе на колени не менее раздетого Драго и, сжимая его ягодицы в руках, насаживает на себя. В фантазии принца Драго изгибается как змея и сладострастно кричит, запрокинув голову с распущенными волосами назад. Парень пластично откидывается, поэтому волосы закрывают обзор в месте соединения двух тел. Но Тау был внутри, он двигал бедра Драго все быстрее и быстрее, а тот ему помогал, опираясь руками на колени. Дитрих так явно увидел трепещущее белое тело Драго, что по нему пробежала дрожь, сродни той, которую в его воображении должен был испытывать парень.
        - Хватит думать глупости, - приказал себе принц и потер уши. Обычно ему это помогало. На этот раз успех был частичным, развратная картинка улетучилось, а желание осталось. Принцу стало стыдно - он возбудился от фантазии, в которой главную роль играл его собственный отец.
        - Вот бы мне тоже в кого-нибудь влюбится, - протянул Дитрих, роняя голову на руки, - Хочу, чтобы меня любили. Где же найти милую добрую и незаносчивую девушку…
        Ответ так и не нашелся.
        Около окна Дитрих просидел до ночи. Он понаблюдал за магами, пока те не передислоцировались в королевские столовые, а потом погрузился в красочные истории со страниц старой книги, изредка смотря на полную плоскую как блин луну. Она словно желтые кошачьи глаза нагнетала тайну своим холодным свечением и, почти лежа на земле полным боком, манила в ночь, обещая опьянение коктейлем из страсти нарушать запреты и сладкого аромата наслаждений. Но Дитриху в эту ночь досталась скучная книга о подвигах воинов рода Биа-Хатерии, в чью доблесть и непогрешимость он уже давно не верил.
        Утро началось ближе к трем часам дня, когда Дитрих с тяжелой головой все же решил подняться. Ему подумалось, что у большинства магов, так вчера задорно резвившихся, наверняка тоже болит голова. С одно только разницей, они мучились с похмелья после ночных буйств, а Дитрих пересыпом. Зависть вновь начала подкрадываться, но принц ее отогнал сладким зевком, благодаря которому воображение вновь нарисовало красочный пир по случаю его царствования. Дитрих с удовольствием отметил, что тогда-то он по-настоящему станет свободным!
        Едва он успел нацепить на себя домашний халат, как в покои вошла неприветливая служанка и с лицом человека, делающего одолжение, проговорила:
        - Ваше Высочество, Король просил передать, что ждет Вас к ужину, и настаивает на Вашем появлении. Его королевское превосходительство просил так же дословно сказать: «Хватит плевать нам с матерью в лица, и пора бы уже разделить трапезу, как это принято в добропорядочных семьях Объединенного Королевства».
        - Снова за меня взялся, - зло пробормотал Дитрих, - Добропорядочные семьи, как же! Давно не протирал зеркал, благородный король.
        - Вы что-то сказали? - неприветливая служанка осталась неприветливой, хотя любопытство взяло над ней верх.
        - Нет, вы свободны, - Дитрих кивнул на дверь. Болтать со слугами из персонального штата отца ему совершенно не хотелось.
        Женщина ушла, бросив на Дитриха немой укор.
        Но его не волновало, что о нем думают прислужники отца, настропаленные против него дурным отношением короля. Следуя дворовой этике, все слуги Тау выказывали долю непочтения его сыну, дабы угодить хозяину, всегда недовольному своим единственным чадом. Поделать Дитрих ничего не мог, слуги подчинялись напрямую отцу, а он не стал бы наказывать людей по просьбе сына. Самое забавное, что еще обвинил бы его самого в излишней сварливости и слабохарактерности. Поэтому Дитрих не рисковал требовать к себе должного почтения и предпочитал просто не обращать внимания. Как показало время, такая тактика действовала на нервы куда лучше активного противостояния. Слуги медленно бесились оттого, что их тихие бунты и провокации остаются незамеченными, в итоге они уходили от принца с ощущением своей полной ничтожности. Личная прислуга Тау очень не любила принца, пожалуй, являясь в своем роде единственной категорией граждан Объединенного Королевства.
        Поскольку ужин намечался только на шесть, и времени оставалось достаточно, Дитрих совершенно неторопливо приготовил себе одежду: белую льняную рубаху, серые штаны, зеленый длинный жилет и высокие сапоги того же оттенка, и принялся читать. Книга его угнетала, ровным счетом, как и эфийский наряд, призванный усмирить гнев отца и выбранный исключительно ему в угоду. Дитриху же импонировало все архатейское, но если еще в одежде он позволял вольности, то книги приходилось читать исключительно с родины отца, так как они отражали в его понимании правильный подход к истории и к жизни в целом. Принц бы с удовольствием прикоснулся к пыльному очарованию знаний королевских библиотек, но вход туда был для него строго регламентирован. И три штатных библиотекаря тщательно следили за выбором принца. На книги южных авторов король наложил табу, без права получения «noa».
        Когда пришло время и стрелки часов неумолимо приближались к часу Х, Дитрих с неохотой представлял, что ему придется вновь лицезреть отца. Конечно, совсем не общаться было несколько проблематично, но реалии не уничижали желаний. И Дитрих отчаянно хотел больше никогда не видеть отца, мечтал сгинуть куда-нибудь подальше, даже, не до конца отдавая себе отчета, он желал родителю смерти, хотя после крамольных мыслей его допекали муки совести.
        За полчаса до назначенного времени, Дитрих принялся медленно одеваться. Поскольку поторапливаться ему вовсе не хотелось, он благополучно опоздал. И предвкушая порцию словесных пистонов, спешно поплелся в трапезную.
        Все случилось ровно так, как он и предполагал.
        Тау и Ева сидели за длинным столом друг напротив друга, для Дитриха было накрыто место посередине.
        - Отец, матушка, доброго здравия, - чинно поприветствовал родителей принц.
        - Дорогой, наконец, ты нас обрадовал своим присутствием, - пролепетала Ева. Лицо у нее еще хранило отпечаток пролитых ночью слез.
        Отец недружелюбно проводил фигуру сына вплоть до самого стула, и как только парень решил присесть, строго произнес:
        - Ты кое-что забыл.
        - Что же? - встрепенулся Дитрих, гася внутреннюю ярость.
        - Умом ты никогда не блистал, но неужто тебе сосем мозг отшибло?
        - Я просто не понимаю, о чем идет речь. Разве преступление?
        - Для тебя ничего не преступление. Может, еще и архатейским мразям-оппозиционерам продашься?
        - Никому я не собираюсь продаваться, - тихо буркнул Дитрих, - Может, я присяду?
        Он уцепился за спинку кресла.
        - Конечно, садись, милый! - воскликнула Ева.
        - Нет! - гаркнул Тау и стукнул кулаком по столу. Блюда подпрыгнули и отозвались тонким звоном стекла.
        Дитрих удрученно посмотрел на мать, которая ответила ему скромным кивком, выражающим необходимость потерпеть выпады отца.
        - Ты ему всегда потворствуешь! - Тау медленно покрывался пунцовыми пятнами, - Поэтому он вырос неблагодарным наглым мальчишкой, который может легко себе позволить опоздать на семейные ужины, пренебрегать своими родителями и делать вид, что ничего не произошло. Строит тут невинные глазки!
        - Мне было нехорошо, - тихо возразил Дитрих.
        - Не оправдывайся, слабый ты наш, болезный, - Тау расхохотался, но в смехе его было больше презрения, - Мало того, что сын вырос хилым, так еще и гордится этим!
        - Да вовсе не горжусь! - не выдержав, крикнул принц. От безысходности и бессилия его трясло. Он хотел ответить отцу, выпалить все то, что так долго копилось у него в душе, но не мог. Его останавливало воспитание, уважение к старшим и присутствие матери, которую он все-таки жалел.
        - Не смей повышать на меня голос! - Тау же ничего не сдерживало, - Ты! Отброс! Досадная ошибка природы! Чумное пятно на гербе семьи!
        Дитрих глубоко вздохнул. Он собрал всю волю в кулак и, как можно спокойнее, начал:
        - Я? - проговорил он, сжимая кулаки, - Это я-то семью позорю? Знаешь, дорогой отец, я долго молчал… Но сейчас не могу стерпеть твоих слов. Меня называешь «чумным пятном», что ж… а ты? Кто ты? Разве я позорил себя на всю страну сомнительной и порочной связью с мужчиной? Разве мои руки обагряет кровь человека беззаветно мне доверяющего? Я открыто изменяю жене и пытаюсь удержать репутацию лживой добродетельности? Нет, отец, не я. Ты… Как ты можешь, как только тебе хватает сил обвинять меня в недоказанных проступках, тиранить по малейшему поводу? Тебе! Человеку, который не имеет ни единого основания быть судьей, человеку, который сам нарушил все свои принципы! Ты прав, я не уважаю тебя… Нет! Нет! - Дитрих замахал руками, - Неверное слово, - он улыбнулся, - Я презираю тебя…
        - Дитрих! Замолчи сейчас же! - подскочила испуганная Ева.
        - Прости, мама. Но я устал ото лжи, от масок вокруг, я больше не могу…
        - Так убей себя, как твой беспутный дядя! - на удивление спокойный Тау откинулся на спинку кресла, - Я и не питал иллюзий, что Дитрих устоит против искушений оппозиционных сил. Он же слабак и его речи лишнее тому подтверждение.
        - Тау… - Ева сдвинула брови, но глаза ее молили прекратить перепалку.
        - А что? Разве он не копия твоего брата? - Тау снова ударил ладонью стол, но уже не так сильно.
        - Нет. Он мой…наш сын.
        - А у меня уже сомнения. Может, и не мой! Смотри на него! Что в нем людского? Вылитый шакаленок Милиотар!
        - Ты обвиняешь меня в неверности? - щеки Евы вспыхнули.
        - Нет, но нам могли его подкинуть…
        - Тау, прости, но это глупо.
        - Не глупо! - взревел король, обнажая свои истинные чувства, - Это пустое место не мой сын! Он не может им быть! Я отрекаюсь!
        - Вы два дорогих для меня человека, почему вы постоянно ссоритесь?
        - Мама, отец меня ненавидит. Разве нет? - Дитрих проникновенно взглянул на мать.
        Ева потупила голову.
        - Это слишком очевидно, - продолжал принц, - Но почему ты молчишь, глядя, как меня втаптывают в землю? Почему ты никогда не вступаешься? Разве не видишь несправедливости? Или не признаешь ее? Мама, скажи, впервые в жизни скажи, кто прав… Если любишь, скажи вслух все то, что не раз говорила мне наедине! Мне так это нужно!
        - Дитрих… - Ева обмерла, ее глаза забегали в нерешительности. Она просто не знала, как поступить.
        - Он ждет, что ты ему подотрешь филейную часть, - с неприкрытой ненавистью кинул Тау, - Беспомощный, как дядька. Вся его несостоятельность передалась моему сыну. Насмешка надо мной! Как назло! Выродили ублюдка!
        - Мама… - вновь с надеждой позвал Дитрих, но Ева молчала.
        - Почему? - крикнул принц, - Почему, мама?
        Он отступил назад, потянул на себя скатерть и обрушил тарелки с блюдами на мраморный пол. Королевские яства на зависть всем беднякам страны разлетелись по зеркальным плитам и были безнадежно испорчены.
        - Прекрати! Прекрати! - заверещала Ева, - Зачем ты наговорил отцу столько гадостей?! Для чего ты все это делаешь?
        - Мама… - на глазах Дитриха рушились все надежды.
        - Она всегда будет со мной, - самодовольно произнес Тау, торжествующе смотря на сына.
        - Ну и оставайтесь здесь! Варитесь в своем лживом болоте из кишащих змей и прочих гадин! А я не хочу! Не хочу! Мне омерзительно! Вы же жалости заслуживает… Боги! Вы же в аду живете! Ну и ладно, ваш выбор!
        Дитрих развернулся и со всех ног рванул вон. Ева подалась было вперед вдогонку сыну, но властный голос мужа ее остановил:
        - Да пусть бежит, жалкий трус, который не способен даже ответить за свои слова! - надменный возглас Тау гипнотически воздействовал на жену, но сына лишь еще сильнее отпугнул.
        Он летел, ничего не замечая вокруг, в груди клокотала ярость, прося выхода наружу, она жаждала излиться, но принц не знал, как себе помочь, поэтому просто бежал, пока не падал. Потом он поднимался и снова бежал.
        Мир потерял всякий смысл, остался лишь бег. Опомнился Дитрих посреди парка, медленно плетущимся к уединенному пруду, на то самое место, где не так давно беседовал с Драго. На коленях чернел кусками грязи некогда белоснежный лен, так принц понял, что свалился в клумбы у выхода из королевской башни. Ободранные ладони щипали. Жалость к себе щемила сердце, но надо было держаться. Голова затуманилась, а сердце бешено стучало.
        - Предали, предали, - шептал себе под нос Дитрих, и образ матери вставал перед глазами. Она сделала свой выбор - фактически отреклась, показав, что потворствует тирану-отцу. Дитрих пришел к неутешительному выводу, что мать наверняка знает об изменах и все еще прощает, она даже отдает родного ребенка в жертву своей слепой любви. Дитрих закрыл рот рукой, хотелось зарыдать, но он сдержался. Мать дала ему понять, что ничто не заставит ее пойти против Тау, и все ее слова о несправедливости были всего лишь утешением. Пищей для усмирения боли в груди жалкого существа, рожденного лишь для наследования трона. Именно так Дитрих себя теперь ощущал. Он не знал, что делать, надеялся, что переживет, но сейчас ему отчаянно хотелось найти утешение.
        Словно рука помощи, протянутая самой судьбой, на глаза ему попала старая лавочка. На ней одиноко и, как обычно, потеряно восседала мрачная фигура в зеленом балахоне.
        - Драго! - с неожиданной радостью крикнул принц и кинулся к старому знакомому.
        - Дитрих! - тот обернулся и недружелюбно поглядел на парня. Но через секунду неприязнь улетучилась, и он приветливо улыбнулся.
        - У тебя плохое настроение? - Дитрих плюхнулся рядом.
        - Ха, заметил-таки. У тебя вроде тоже не сахар?
        - Ага, встречаемся второй раз на одном месте и оба в печали. Видно судьба у обоих такая…
        - Одновременно грустить?
        - Да. Как родственники… - Дитрих растеряно пожал плечами.
        - Может, и так, - усмехнулся чему-то своему Драго.
        Оба замолчали. Между ними возникло странное душевное единение, когда не нужны слова, а все понятно на незримом надземном уровне. Вечер гнал облака, вода темнела вместе с небом, а ночные букашки выползали из укрытий на привычный мрачный промысел. Цикады переливались частотой выдаваемых трелей, а птицы, ощущая трепет их крыльев, готовились атаковать будущую пищу для птенцов. Теплые облака бесконечно сменяли рисунки на небе, а два архатейца неподвижно сидели на лавках, полностью отрешившись от суеты наверху.
        - Мы действительно похожи, - вдруг проговорил Драго, поворачиваясь к Дитриху.
        - Чем? Твое мнение! - оживился принц, мгновенно вышедший из забытья.
        - Грустью, что питает наши глаза… улавливая красоту мира, мы все равно видим печаль.
        - Точно, - вздохнул принц.
        - Распусти волосы… - попросил Драго и потянулся к золотым лентам, скрепляющим волосы парня.
        - Зачем? - прошептал тот, отнюдь не противясь воле знакомого. Легкий ветерок разбил богатство волос и поднял тонкие черные пряди в воздух, качая их словно языки пламени.
        - Так ты больше похож на меня, - безобидно произнес Драго.
        - Ха-ха! Внешне мы разные.
        - Не буду спорить. Почему ты никогда не ходил так на людях?
        - Я крайне редко распускаю хвост. Папе не нравится, говорит, выгляжу, как девочка. А сам ходит с распущенными…
        - Любишь его?
        - Нет.
        - Правильно. Он не достоин любви.
        - А мама просто обожает.
        - Она дура. Не видит очевидности и тех, кто ее по-настоящему боготворит.
        - Не говори так о ней! - ревностно приказал Дитрих. Он, хоть и затаил обиду на мать, но все же немного оскорбился резким словам.
        - Ха, все еще ей очарован… Бедный ребенок! Не повторяй ошибок дяди, ему слишком дорого стоило обоготворение сестры. Просветление принесло смерть.
        - Да откуда ты можешь знать…
        - Забудь.
        - Эх, а ведь она и вправду меня предала сегодня, - сам того не желая, признался Дитрих.
        - Удивил! Ева и предательство всегда идут рука об руку.
        - Драго! - вновь одернул его принц.
        - Если тебе не нравится мое мнение, не делись со мной.
        - Знаешь, чтобы она не сделала, она все равно моя мама…
        - И ты ее любишь, - с сарказмом продолжил мысль Драго, - Как знакомо. Обожжешься!
        - Неужели меня всегда будут предавать?
        - Да, такова участь принца.
        - Тогда, что это за жизнь, если нельзя доверять даже родителям?
        - Жизнь правителя Архатея.
        - Я не хочу такой жизни, без любви, без радости, без веры, без дружбы.
        - Загнул! Не жди другого! Неужто еще веришь в искренних друзей?
        - Уже нет… А раньше да, я доверял Нойке… Ты ведь слышал, да?
        - О Доверии? О Нойке? О дружбе?
        - Нет, о том, что она натворила.
        - Да, как любовник члена совета, я получаю всю последнюю информацию.
        - Вот… - Дитрих задумчиво покусал губы, - Я думал мы с ней друзья, а она оказалась наглой предательницей. Ведь она могла и меня убить…
        Драго тихо посмеялся.
        - Не убила же, - лукаво протянул он.
        - Тебе это все кажется забавным?
        - Да.
        - Я, конечно, знал, что ты блещешь особым эксцентричным мировоззрением, но сейчас это перебор…
        - Не злись.
        - И не думал. Мне обидно!
        - Потому что тебя все предали и бросили одного? - Драго поднял брови.
        - Да, - тихо прошептал принц, - Больно…
        - Ничего, пройдет. Твоя боль не самая страшная. Вот, если бы ты отчаянно любил Нойку, а она воспользовалась тобой, выпотрошила до последней эмоции, а потом бы, уничтожив, убежала, смеясь, к другому, вот, тогда это была бы настоящая боль в натуральную силу.
        - Ну и ладно, черт с ней… А мама? Как мне теперь жить с семьей под одной крышей, зная, что там я никому не нужен?
        - Не знаю, - Драго равнодушно пожал плечами, - Либо привыкай, либо борись.
        - С чем? С нелюбовью?
        - Сам видишь, что положение у тебя незавидное.
        - Да! Я принц, вроде бы на моем месте хочет оказаться каждый! Но завидовать нечему, - Дитрих опустил голову, - Принц, который как шпион подглядывает за весельем подданных и сгорает от зависти, достоин жалости.
        - Даже у последнего свинопаса есть право на любовь, а правитель ее так и не заслужил, - торжественным голосом продекламировал Драго.
        - Точно! Вот, что меня убивает! Я как изгой в своем королевстве, как чужак в своей семье!
        - Ха, не ты первый… Чем ты выше, тем страшнее одиночество.
        - Почему меня способен понять простой маг, а родная мать отрекается?! - отчаянно проговорил Дитрих, - Драго, ты получил мое послание?
        - Естественно.
        - Каков твой ответ?
        - Там был вопрос? Прости, совсем забыл из-за последних событий!
        - Станешь моим другом?
        - В каком плане? - Драго саркастично прищурился.
        Принц мгновенно покраснел.
        - Просто другом, - прошептал он.
        - Увы, едва ли мы поладим.
        - Но почему? Ты ведь так понимаешь меня!
        - Ты заблуждаешься. Мы похожи опытом. Я его уже пережил, давно, далеко в прошлом. А ты олицетворяешь будущее, и тебе только предстоит отстрадать свое. Наши судьбы срослись, как хребты сиамских близнецов. Но ты ведь знаешь, для спасения одного второй должен отдать ему все силы.
        - Не понимаю, - Дитрих удивленно вытаращился на собеседника.
        - Ты и не должен. Таков мой план… - Драго ухмыльнулся, - Все удары, полученные тобой от судьбы за столь недолгий срок, - результат моих тонких расчетов. Но ты должен меня благодарить, я научил тебя жизни. Показал, чего ты стоишь на самом деле, и обнажил гнилое нутро окружающего тебя общества. Если бы не я, ты никогда бы не узнал цену семейных уз. Нойка поступила омерзительно, но зато ты больше не веришь в дружбу. Чего насупился? Тебе неприятно меня слушать? О, теперь я понимаю истинное очарование этого лица, - Драго взял принца за подбородок и развернул к себе, - Оно так прекрасно, когда страдает. Боль делает его неотразимым…
        - Драго! Ты пугаешь меня! - воскликнул Дитрих, подскакивая и в ужасе распахивая рот.
        - Прекрасно, - парень облизнул губы, - Ты так прекрасен… Как я… Я был таким, а ты украл мой облик. Теперь я привязан к жалким костям, я умираю, а ты живешь… Живешь моей жизнью, - Драго захохотал, - Ты говоришь, что завидуешь мне? Какова ирония! Ведь это я сгораю от зависти к тебе.
        - Что?
        - Ничего, - Драго поднялся, - Я даже не знаю, что к тебе чувствую, мой несчастный племянничек. Наверное, жалость, ведь мне знакома твоя боль, но и ненависть, как к полной юности жизни. Той жизни, что породили Тау и Ева, мои кровные убийцы.
        - Мы не родственники! - завопил Дитрих.
        - Уверен? - Драго лукаво покосился на парня.
        - На что ты намекаешь, жалкий псих? Зачем пугаешь мня и играешь, словно ты злой дух?
        - О, как ты прав! - в глазах Драго проснулся колдовской огонь, - Я действительно дух и я вернулся для мести.
        В воздухе проснулись метановые вихри, опутывающие фигуру Драго в неистовом плясе зеленых колец.
        - Смотри! Смотри же на меня! - он развел руки в стороны.
        - Да, кто же ты такой? - в ужасе прокричал парень, закрывая голову руками.
        - Я Касандер Милиотар! - отчеканил Драго, преисполненный величием.
        - Нет! Не может быть!
        - Я Касандер!
        - Нет, - пробормотал принц, - Нет… Не подходи ко мне… Не смей! Не смей! Ты же мертв! Тебя не может здесь быть!
        - Но я здесь. И тебе не остановить меня.
        - Старец Нару… знает, точно знает, что делать, - беспомощно пробормотал Дитрих, отступая к кромке пруда.
        Остывшая к вечеру вода исподтишка укусила холодом ноги принца. Сорвавшись от неожиданности на крик, он бросился бежать.
        - От меня не уйти, принц, - победоносно проговорил Драго, медленно двигаясь вслед за Дитрихом.
        Он прекрасно понимал, что после необдуманных откровений, так легко сорвавшихся с его языка, необходимо решать проблему с последствиями. А оно здесь одно - Дитрих, который теперь все знает и, ясное дело, не станет держать язык за зубами. И Драго понял, пока не пробил час, он обязан оставаться в тени и заставить принца во чтобы то ни стало молчать. Если бы на Драго смотрели со стороны, то показалось бы - он полон решимости, однако маг совершенно не знал, что сделает в следующий момент. Но Драго не смел отступаться от намерения подчинить Дитриха своей воле, в противном случае он поставил бы весь план под удар.
        Дитрих петлял по извилистым тропинкам парка и молился встретить, кого-нибудь из стражи, а лучше из совета. В кустах сирене раздалось тихое шуршание и принц ломанулся на спасительный звук. Вылетел он на небольшую круглую полянку.
        Там, в кустах свежевысаженных роз с ведром земли в руках замерла молоденькая служанка. Она вытаращилась на принца и застыла с открытым от неожиданного испуга ртом. Дитрих тоже замер. Он проклял себя за необдуманный шаг, но идти назад было уже поздно - Драго наступал.
        - Убегай! - только и успел шикнуть он служанке, но та не поняла и лишь растерянно повела плечом, не закрывая распахнутого ротика.
        - Ну и зачем было бегать? - на поляну вплыл Драго. Он с невозмутимым видом окинул принца взглядом и надменно усмехнулся. Злорадство так и играло в каждой черточке его вмиг заострившегося лица.
        - Не подходи! - Дитрих закрыл спиной девушку. Он застыл прямо напротив колдуна и с яростью смельчака посмотрел тому в глаза. Но долго не выдержал хищного и темного как пучины болот взгляда. Зрительное противоборство принц в который раз безоговорочно проиграл.
        - И что ты мне сделаешь? - Драго скептически приподнял брови.
        - Я буду сражаться до самого конца! Пока хватит сил!
        Колдун снисходительно глянул на принца и тут же покосился на замершую в полном отупении служанку.
        - Я не бросаю тебе вызова, - спокойно произнес он, - Просто пойдем со мной.
        - Куда?
        - Увидишь…
        - Зачем же?
        - Узнаешь, - хохотнул Драго.
        - Обойдешься, - Дитрих сжал кулаки.
        - Нехорошо дерзить старшим. Отец тебя отвратительно воспитал. Пойдем со мной, мой милый племянник, - маг протянул руку и поманил к себе.
        - Ты мне не дядя! Ты возомнил себя непонятно кем и играешься в выдуманный образ! Ты безумен…
        - И очень опасен. Поэтому пока прошу по-хорошему, лучше соглашайся. А то придется тебе все легенды про Касандера апробировать на собственной шкуре.
        - Ты не он! Касандер мертв! А ты просто спятивший маг! - в исступлении прокричал Дитрих.
        - Мне жаль, но я именно, что ни на есть, истинный Касандер Милиотар.
        Драго шагнул вперед.
        - Не приближайся! - Дитрих инстинктивно выставил руку вперед.
        - Слабый выпад. Жаль ты не маг, так у тебя был бы хоть какой-то шанс выстоять против меня. М-да, не досталось тебе хорошего наследства от предков, некачественный попался материал.
        - Можешь говорить, что хочешь! Но моя душа тебе не достанется! Так и знай! - Дитрих схватил служанку за руки и рванул резко вправо, где кусты сирени становились особенно густыми.
        - Как глупо, - насмешливо хмыкнул Драго, беря курс на сирень.
        Дитрих с силой тащил за собой одеревеневшую девушку, ветки хлестали по лицу, но принц пробивался вперед. Он не знал, от чего так отчаянно бежал, но Драго вогнал его в панику и вселил необъяснимый животный ужас, как на зверей приближение катастрофы. Дитрих уже без доказательств поверил в историю про ожившего Касандера, он почувствовал правду на генном уровне, благодаря крови, что связывала их с дядей. И чтобы спастись от темного порождения магии, принц бежал…
        Он буквально выпал на следующую поляну, еще более маленькую, нежели прежняя. Свежие кусты роз под ногами склонились сломленными стеблями в грязь.
        - Мои белые розы, - с надрывом проговорила служанка.
        - Не до них сейчас! - Дитрих повернулся к девушке, - Пойми, надо бежать!
        - Куда же? - веселый голос Нойки оборвал проникновенную речь принца. Она стояла позади, скрестив ноги, и поигрывала блестящим ножом с рубинами на рукояти. Ироничная улыбка подчеркивала свет лукавых глаз.
        - Нойка! - принц развернулся к девушке и снова прикрыл служанку, - Без тебя тут не обошлось! Предательница! Лгунья!
        - Ты просто прижат к стене, - засмеялась Нойка, игриво закусывая лезвие ножа зубами.
        - Пришла мне на помощь! - на поляну подтянулся Драго. Он самодовольно улыбнулся.
        - Я волновалась, ведь ты ушел на долгое время… Вот и пошла, проверить, я слышала вашу беседу от начала до конца, - Нойка подмигнула, - Мне не составило труда подловить его с тыла.
        - А я был в шаге от использования магии.
        - Нет, папочка, тебе вредно. Не трать силы по пустякам, Нойка всегда тебя прикроет.
        - Что вам от нас надо? - заорал Дитрих, уставший от диалога своих преследователей.
        - Говорил же, пойдем со мной - узнаешь, - охотно отозвался Драго.
        Нойка мгновенно сделала выпад и, пока принц сконцентрировался на говорившем Драго, притянула служанку к себе, прислоняя к шее девушки нож. Бедняжка вскрикнула и с мольбой уставилась на Дитриха.
        - Ее оставьте! Она-то не причем! - гневно прокричал парень, но на самом деле он был совершенно разбит.
        - Моментально стала причастной, как только встретилась на твоем пути, - холодно вывел Драго. Он гордо поднял голову и со всем высокомерием, что у него хранилось в запасе, изучил состояние племянника, которое у того было написано на лице.
        - Ах, вы! Аспиды! - принц уже не знал, как выругаться, слова заканчивались, уступая место удушливому возмущению.
        - Ну, какие есть. Пойдем со мной, и с девушкой ничего не случится.
        - Зачем она тебе?!
        - Мне нет до нее дела. Жизнь несчастной в твоих руках.
        - Точно! - Нойка усилила нажим на нож и на шее, дрожащей от страха девушке, проступили капли крови. Служанка тихо заскулила.
        - Прекратите! Прекратите же! - Дитрих ударил себя по груди кулаками.
        - Заставь нас, - Драго просиял, - Зачем кричать и взывать к нашей мертвой совести? Лучше порадуй нас послушанием. Иначе девушка умрет. Нойка с радостью прирежет ее, стоит мне только приказать.
        Дитрих оглянулся и поймал на себе взгляд полный девичьей надежды.
        - Она так молода, - засмеялась Нойка, не опуская ножа, блестевшего камнями рубинов ярче, чем кровь на солнце.
        Дитриху стало жутко, по ощущениям в нем словно переворачивался липкий страх, сводя жилы в судорогу, во рту пересохло, хотелось пить, но с другой стороны подступала тошнота, грозя вывернуть нутро наизнанку. От бесчеловечности происходящего принцу хотелось раствориться или перестать видеть, настолько он постиг обреченность ситуации, в которую втянул и себя и ни в чем неповинную служанку.
        - Я… - промямлил принц, то опуская, то поднимая глаза на Драго.
        - Не слышу, - строго ответил тот, но его зеленые глаза уже ликовали.
        - Я согласен, подлая ты тварь! Согласен сыграть с тобой в игру! - прорычал Дитрих, сквозь сомкнутые зубы.
        - Папочка! Это пат! Мы убили еще одну фигуру из шахматной армии Тау! - Нойка чуть ли не танцевала, и наверняка бы пустилась в пляс, если бы не мешающая ей заложница.
        - Дитрих из другой партии, - Драго коснулся нижней губы кончиком указательного пальца, - Но он так забавен…
        - Смеешься над другими? Радуешься несчастью и страданию? Ты ничтожество, которому и руку-то стыдно подать, - с презрением бросил Дитрих, понимая, что некуда бежать и терять тоже больше нечего.
        - А ты-то кто? - хмыкнул Драго, упирая руки в бока, - Тряпка! Бесцельно жертвуешь собой ради какой-то безродной девки. Смешно!
        - Нет! Тебе не понять смысла моего поступка! Я будущий правитель и я несу за своих подданных ответственность. Если ты ее не чувствовал за собой, когда занимал мое место, то был просто глупцом, дядя!
        - Признал наше родство?! Похвально, - Драго зло прищурился, - Но ты, мой племянничек, не дотягиваешь до уровня правителя. Слишком трепетен. Жизнь этой девушки не стоит жертв, ведь для человечества она ничего не значит. Иногда надо пренебрегать жизнями обычных граждан ради интересов страны.
        - Касандер! А с чего ты решил, что значишь что-либо? Кто ты такой и чем особенен? Чего ты достиг, кроме разрозненной империи? Кто ты?
        - Я законный правитель! - ошеломленно выговорил Драго.
        - Да, ты требовал у каждого любви к себе, но для нее нет ни чинов, ни званий. И то, что ты был правителем, ничего не значило, любят не за венец на голове. В том-то твоя проблема, Касандер! Ты никогда не задумывался о жизни других людей. С чего-то решил, что только тебе нельзя делать больно, а о страданиях тех, кого ты убивал страшнейшими заклинаниями даже и не думал. Ведь остальные люди для тебя ничтожества! Ими можно пренебречь! Твои слова… Так с чего ты решил, что для других ты не такой, и они должны, просто обязаны, тебя любить?
        - Причем здесь любовь? Шла война, все убивали…
        - Да уж! Теперь я вижу и понимаю, о чем все толкуют: ты вообще не задумывался над поступками. У тебя не было ни моральной борьбы, ни жалости. Люди для тебя не больше пыли, смахнул и все. Да, ты страдал, одинокий, несчастный мальчик, с которым судьба поступила жестоко. Но скольких таких же несчастных как ты, загубили черные заклинания под авторством Касандера Милиотар! Ты получил по заслугам за всю боль, страх и отчаяние твоих жертв.
        - Неужели, - Драго криво усмехнулся, - А что же получил Тау? А? Он разил мечом и не задумывался, сколько детей Архатея осиротеют и сколько матерей прольют слезы по мертвым сыновьям. Хорошо, я поплатился за все, как ты говоришь злодеяния и сложил голову. Но он-то как ответил? Сидит на троне и паразитирует! Живет изо дня в день полной веселой жизнью, будто не несет ответственности за погубленные жизни детей моей земли. И это твоя справедливость?!
        - Отец несчастен. Вся его успешность - грим для подчиненных. Сам знаешь, что правителям не стоит завидовать. Тау мучается сам и мучает других, он настолько погряз в беспутстве, что сам страдает. Но он запутался и уже не может не лгать. Мне жаль его, как и любого из вас, наследников великих династий.
        - Невелика плата за жизни Архатейцев…
        - Ты хотел сказать, за твою жизнь. Брось, ты просто проиграл войну. Махнул рукой на все из-за всеобщей несправедливости к тебе. Но это твоя слабость как человека, которая совсем не красит.
        - Не тебе упрекать меня в слабости. Я мог одним мизинцем уничтожить и Еву, и Тау, и все Эфы. Мог, но не стал…
        - Ты гордишься этим? Выпячиваешь свое милосердие, как будто хочешь показать, мол, вот я какой хороший, а вы бессовестные мерзавцы, меня не оценили.
        - Ты ничего не понимаешь, еще молод и страшно глуп, - Драго покачал головой. Он был зол.
        - И хорошо! Я согласен уступать и тебе и отцу вместе взятым, я не хочу стать, как вы, пьяным от мнимого величия и напускной гордости. Да вы просто жалки! И мама тоже! Она живет с человеком, который ее ни во что не ставит, и давно разлюбил. Как так можно?! Жизнь во лжи отвратительна, а она ведь даже счастлива…
        - Ну, довольно, - Драго кивнул Нойке, - Выговорился и хватит. Идем.
        - Отпусти девушку! Я не ты, не стану извиваться в поисках спасительного варианта. Сдержу слово.
        - Не сомневался. Нойка, подари ей истинную свободу!
        Девушка заулыбалась. Ее рука резко скользнула по горлу заложницы, и крупные капли крови взмыли вверх, забрызгивая наивно-прекрасное лицо убийцы. Служанка упала на белые розы, в миг окрасившиеся алым узором.
        - Ублюдок! - взревел Дитрих, он хотел отступить, но лезвие ножа уперлось ему в спину.
        - Не делай резких движений, - хихикая, произнесла Нойка, - А то могу проткнуть ненароком.
        - Она не шутит. Ты успел убедиться, големы чрезвычайно послушны, - подтвердил Драго, идя вперед, - Нойка, веди его за мной, не отставай.
        - Нас заметят, тебе не удастся войти в замок, не минуя пост охраны, - взволнованно процедил сквозь зубы Дитрих.
        - Конечно, удастся, - Драго поднял руку ладонью вверх. Сначала ничего не произошло, а потом принц заметил, как поплыло пространство рядом, словно весь мир заволокла дымка от костра или он погрузился в мелководье. Цвета зарябили, стволы изогнулись, и пространство начало медленно раскачиваться.
        - Не бойся, племянничек, - Драго обернулся и подмигнул, - Мы движемся по «иллюзорному коридору», нас никто не заметит. Прошмыгнем тенями.
        - Ненавижу магию, - отозвался Дитрих, понимая, что шансов на спасение у него не осталось.
        - А я люблю. И магия платит мне взаимностью, пожалуй, единственная на белом свете.
        - Нойка любит папочку! - встряла девушка.
        - Да, моя милая, но ты часть магии.
        - Нет, Нойка отдельная личность!
        Драго засмеялся.
        - Видишь, - язвительно буркнул Дитрих, - Ты только и можешь, что ныть. Даже не видишь тех, кто тебя действительно любит, пренебрегаешь ими…
        - Заткнись, ты меня утомляешь, - Дрго хлопнул в ладоши, и принц повалился в бессознательно обмороке.
        - Мне взять? - робко осведомилась Нойка, тыкая пальчиком обмякшее тело принца.
        - Да, отнесем в мои покои…
        - Твои?
        - Наши с Ивом. Так лучше?
        - Не злись, папочка! Нойка будет послушной…
        - Вот и хорошо. Я растянул «коридор иллюзий» до самого входа в комнату, неси смело и ни на что не обращай внимания.
        - А ты?
        - А я должен найти Ива. Он часть моей игры.
        - Но ты прейдешь? - испуганно пролепетала Нойка.
        - Да. Не волнуйся, принц не очнется, пока я не позволю.
        - Хорошо. Только возвращайся скорее! - хрупкая девушка взвалила на спину спящего Дитриха и, немного покачиваясь, медленно понесла его по волнующейся ряби магического коридора.
        Драго вышел из иллюзии. Он проводил взглядом мутную тень подопечной и, дождавшись, когда та скроется, кинулся к входу в замок. Зайдя внутрь, он прошел вдоль каменной стены до разветвления и неожиданно замер, будто бы принимая решение, куда идти, то ли вниз к складам, то ли наверх, в столовые боевых магов из королевской охраны.
        Зеленое сияние дракона сбило парня с неразрешимых сомнений.
        - Ты чувствуешь ауру Ива? - тихо спросил дух, извиваясь кольцами в воздухе.
        - Да, он в столовой, - Драго нервно покусывал губы.
        - Чего тогда ждешь? - дух свесил морду к лицу подопечного и лукаво прищурил один глаз.
        - Эмоции должны улечься. А то что-то мне нехорошо, сорвусь еще на барона, а надо ведь наоборот быть паинькой.
        - Да уж, измену он навряд ли легко простит.
        - Это была вынужденная мера, - легко отмахнулся парень, - Вот знал бы он о Тау, другой разговор.
        - Посмотрим, как ты объяснишься, - теперь дракон сожмурил оба глаза.
        - Ты только и делаешь, что издеваешься! Зачем вообще проявился? Что б допекать меня?
        - У-у-у, сколько злости! Неужели тебя Дитрих так довел?
        - Да, маленький поганец решил устроить мне промывку мозгов. Рупором правды заделался! Душу мою по полкам разложил! Хах! Тот еще персонаж, достойный сын своего паршивого папаши!
        - Ты бесишься, - дракон улыбнулся, - Но у тебя чувство, будто он прав.
        - Заткнись!
        - Ладно… Какие у тебя на него виды?
        - Ты меня знаешь, я горазд на выдумки, особенно если они касаются способов мести. Пусть встанет на мое место… Уж раз Дитрих решил, что мы похожи и считает себя моим преемником, который не так жалок, как я, то пусть пройдет через все глубины боли, доставшиеся мне от жизни. И вот тогда, я послушаю, как он запоет… С удовольствием, причем послушаю!
        - В тебе говорит чувство зависти.
        - Боги! - Драго раздосадовано стукнул по коленям, - В Архате мода, что ли такая? Штампы ставить! Зависть у меня…
        - Однако ж… - дракон выдохнул метановое кольцо и пропустил через него струю зеленого пламени.
        - Даже, если я и завидую, - смирился Драго, - То я справедлив в своих чувствах. Нет? Почем Дитриху досталась такая легкая жизнь? Смотри на него, он молод, вся жизнь впереди… Он станет правителем, его ждет мир и процветание, ведь близко нет врагов и не надо воевать, нет нужды объяснять народу, почему каждый день льется кровь, не существует выбора между тягостными и неприятными решениями. Дитрих будет наслаждаться каждым днем. Такие радужные перспективы, что и позавидовать-то не грех! Мое будущее было намного мрачнее, и мечты о жизни, предстоящей Дитриху, разрушились с первым появлением принцев Эф в моем замке… Так почему же каждый норовит меня осудить?
        - Я бы сказал банальную фразу о соринках в чужих глазах, но ведь тебя злит не суд над твоей многострадальной личностью.
        - А что же?
        - Что? А-а-а, да все просто. Дитрих открыл тебе простую истину, которая раньше и в голову не приходила. Ты воспринимал любовь к себе как само полагающийся факт, и не рассматривал иных вариантов. А какой-то зеленый мальчишка, взял и одним махом сдернул пелену с твоих глаз.
        - Глупости, - Драго насупился.
        - Поэтому ты сердишься?
        - Хорошо, он угадал. Банально сказал наобум и попал в цель. И да… Мне это не нравится! Мне пришлось столько вынести, а какой-то недоросль будет с поразительной легкостью ставить мне диагнозы.
        - Но ты ведь отомстишь? - дракон насмешливо протянул букву «Ш».
        - Еще бы! Для этого мне необходим Ив! - встрепенулся парень.
        - Так что же ты стоишь в нерешительности как пылкая, но невинная барышня перед брачной ложей?
        - Фу! Ну и шуточки… - весело хмыкнул Драго.
        - Хорошо, хорошо, не невинная барышня! - в шутку исправился дракон.
        - Ладно, некогда мне тут проводить следственные эксперименты по установлению невинности. Пойду ластиться к Иву, он должен меня простить.
        - Вообще-то, он тебе ничего не должен. Но у тебя же настоящий дар делать людей кабально зависимыми, поэтому… дерзай!
        - Вот и похвалы дождался, - Драго сморщил нос и потряс головой, копируя манеры духа.
        - Иди уже, кривляка!
        Дракон взметнул ввысь под сводчатый потолок замка и растворился в пространстве, оставляя за собой шлейф из зеленых мерцающих искорок.
        - Позер, - насмешливо шепнул Драго, устремляясь вверх по лестнице к столовым боевых магов.

2
        Ив сидел за длинным дубовым столом, рассчитанным на человек двенадцать. Таких в помещении столовой было штук сто, не меньше. Несвойственную Архатейской культуре тяжелую мебель завезли из Эф, раньше маги располагались на полу на парче, ели медленно, приправляя блюда листьями жевательных растений и неторопливыми беседами. Теперь же все было поставлено на поток и время летело с бешеной скоростью, не оставляя привычной неторопливости ни единого шанса. С приходом к власти наследника рода Биа-Хатерии традиции сильно поменялись, Архатей обогатился новой культурой и новыми порядками, беспощадными к тонкому южному духу. Для многих изменения прошли болезненно, другие с радостью приветствовали новаторство и тоже приняли участие в пропаганде идей наступившего времени.
        Ив относился к не думающему слою общества, его все устраивало, и в конечном итоге, все к чему он стремился, сводилось к движению по накатанной. Поэтому барон вообще смутно понимал, как его угораздило оказаться втянутым в последние события, да еще и очутиться в центр заговора.
        Он вздохнул. От влюбленности к Драго почти ничего не осталось, только стыд и зарождающееся чувство раскаяния.
        - И что на меня нашло! - Ив потер глаза, - Связался же! Чуть всю жизнь себе не испортил. Век бы не видеть его самодовольного лица.
        - И не получил бы место в совете! - незаметно подошедший Драго, прислонился к краю стола. Обиду на неприятные слова он проглотил.
        - А… Драго… - Ив отстраненно покачал головой, - Подслушивал?
        - Тебя искал, я же не думал, что ты имеешь привычку бормотать вслух.
        - Угу, мои привычки тебя вообще никогда не волновали. Ты смотрел лишь на то, чем я могу быть тебе полезен, чтобы в дальнейшем использовать.
        - Слишком плохо думаешь о бывшем любовнике. Ты ведь расстаться со мной решил, я правильно понял?
        Ив тихо засмеялся, роняя лицо в ладони.
        - Драго! - сквозь нервный смех проговорил он, - Вот только не начинай, прошу! Хоть сейчас не прикидывайся, слишком нелепо смотрится, ведь все ясно и понятно. Не надо притворства с невинностью в глазах, я больше не верю. Решил ли я расстаться?! У тебя есть иные предложения? Или ты рассчитывал на прощение? Ты же изменил мне. А потом так цинично толковал об отношениях, о том, как хорошо со мной! Ты лгал в глаза, а я верил. Верил и ничего не заподозрил, так ты меня умело облапошил показным счастьем… Там, на прудах, ты казался столь искренним… Сыграл на славу! Молодец! Ничего не скажешь, просто браво! Тебе бы в актеры, ты справишься, с твоим-то безупречным талантом беспринципной сволочи! Обман твоя стезя…
        - И ты как благочестивый аристократ меня не простишь? - язвительные нотки скользнули в голосе Драго.
        - Я, как человек не смогу жить со знанием, что мой любимый человек добровольно отдавался другому, легко пренебрегая всем тем, что у нас было. Целовать твое тело, зная, что оно лежало под кем-то другим. Мне грязно…
        - Ах, простите! Грязно ему! - Драго ударил кулаками по столу и свесился над Ивом, - А до этого момента грязно не было? Ведь так я и знал, ты не смиришься с моим прошлым… сам взял шлюху, одел в шелка, самозабвенно нашептывал ласковые словечки, а потом еще и попрекаешь! Но я изначально не скрывал, кто я. Так какие проблемы?
        - Меня не волнует твое прошлое! Ты меня совсем не слышишь, - Ив заглянул в глаза любовнику, - Ты со многими мне изменял? Сколько раз?
        - Вот она, уязвленная гордость! Объяснял же уже… в тот момент иначе поступить я не мог. Ты поставил жесткое условие, и мне пришлось в срочном порядке что-то придумывать. Спрятать Нойку и Хизу было негде, время уходило. Единственное, что приходило в голову - бывший клиент. А он, обиженная скотина, потребовал расплатиться с ним телом… да еще и денег выпрашивал, чтобы погасить траты на меня. Пришлось золотую трубку Хизу отдать, фамильная ценность, между прочим. Думаешь, я сам рад, что все так вышло?
        - По-моему тебе все нравится. Вот и со мной ты, как с клиентом… Полнейшая бездушность, один твой взгляд на потолок чего стоит. Ты даже любовью занимаешься с лицом рыночного торговца в дни застоя. Да у тебя выражение, мол, приходится, а что делать, неприятно, но надо… Потом раскручу дурочка на услугу, попрошу взамен голову обидчика, - Ив горько хмыкнул, - Послушай, у тебя есть хоть что-то святое?
        - Очнись, Ив, я шлюха! У меня нет ни морали, ни нравственности. Я давно их променял на обжигающий хмель, чтобы было не так больно и гадко проводить ночи в объятьях разношерстных клиентов. Какой спрос с проститутки?
        - Ну, хоть сейчас ты это признал, а то раньше называл себя великим колдуном.
        - Ив, я понимаю, ты обижен, но знай, я сделал это для ребят. Мне было очень противно, - Драго заговорил примирительным тоном, пытаясь прикоснуться к руке барона.
        - Не надо! - Ив резко отодвинул руки парня, - Меня тошнит от твоей лжи! Ты ведь мог и магию потратить, ради, как ты говоришь, ребят! Но ты выбрал самый легкий и постыдный вариант!
        - Ты не можешь меня судить! - Драго начинал злиться, все его попытки помириться разбивались о холодную стену непонимания.
        - А я и не сужу, омерзение само накатывает. Как взгляну на тебя, так аж трясет. И как можно так себя не уважать? Как можно с поразительной легкостью подтереться чувствами другого человека, а потом выкинуть его, как будто он половая тряпка?! Как? Драго? С таким невинным лицом приходить и говорить, что предал наши отношения ради ребят, ну, как так можно? Легко заявляешь человеку, который тебя любит, об измене, как будто это пустяк, ничего особенного… Может, тебе еще памятник за самопожертвование поставить? И венок за честность? Драго, Драго…бесстыжие твои глаза. Ты лишен человечности, ты без души…
        - Не я выбрал такую жизнь! Ив, мне мучительно осознавать во что я превратился. Думаешь так легко кидать свое тело из объятий в объятья? Нет, это чудовищно. Единственное, что спасает - черствость и холодность. Надо убить чувства, чтобы больше никто не сделал больно… Надо умереть прежним человеком, и воскреснуть железным истуканом, вот тогда все будут любить тебя, скакать вокруг, заботиться. И ты не прольешь слез. А я смертельно устал от них… поэтому, Ив, я такой. Мне ничего не стоит переспать с самым отвратительным человеком, если в конечном итоге я добьюсь своей цели. Я уничтожил стыд, брезгливость, гордость, теперь моя жизнь подчинена расчету. В конечном итоге, таким меня сделали люди! Я не хотел, но меня втоптали в грязь и уничтожили самые близкие, и мне пришлось стать монстром.
        - Хочешь на слезу прошибить? - с сарказмом произнес барон, - Дешевая уловка.
        - Что поделать… Шлюхи не исправляются!
        - А я надеялся! Обстоятельства могут быть разными, а продажность - она в мозгах, как вторая натура. Мне хотелось, чтобы ты, выйдя из своих обстоятельств, не мыслил как товар на лотке. Но… А, ладно, все равно бесполезно, - барон махнул рукой.
        - Ив, я умираю, - Драго, как бы извиняясь, пожал плечами и присел рядом на лавку, - Каждое заклинание выше третьего уровня приближает смерть. А я хочу потянуть время… Поэтому да, для меня проще отдать физическую оболочку, чем рисковать временем. Ну, пойми меня, пожалуйста.
        - Я понимаю, - Ив через силу старался не смотреть на парня, - Но есть вещи, которые я не могу простить. Сама измена не так важна, но твое отношение и поведение сыграло свою решающую роль. Зачем было на следующий день тянуться ко мне и лгать? К чему ты заставил меня обрести веру в наше совместное счастье? Там, у пруда, ты подарил мне надежду на будущее… Зачем? Чтобы потом так жестоко отнять ее? Драго… ты должен был признаться сразу.
        - А может, я хотел забыть обо всем. Может, я просто мечтал погрузиться на один день в счастье, в приятное забытье, когда не надо ни от кого бежать и не надо идти к цели. Я просто хотел почувствовать себя нормальным человеком. Улыбаться солнцу, безмятежно общаться со сверстниками, обнимать любимого человека и не думать о смерти, о мести, о боли. Просто на мгновение забыть о прошлом, грязных ласках мясника, предательстве… Я так хотел чувствовать покой и наслаждаться им. Ив, я не хочу умирать, но скоро мне придется… Прости, что втянул тебя, знаю, что поступил плохо, сам себя за это ненавижу. Но… Иначе я бессмысленно погибну, а мои обидчики продолжат безнаказанно наслаждаться жизнью, должно быть именно той, что отняли у меня. Знать это очень больно. Больно, Ив…
        Драго замолчал, его белые худые пальцы сжимали балахон на груди, нервно комкая красную ткань, словно снятую кожу. Ив взглянул на лицо парня, и ему показалось, что говорил он вполне искренне.
        - Мне тяжело, - прошептал он, - Я не могу постичь смысла твоих поступков. Ты сам себя добиваешь, сам… Если ты Касандер, сильнейший из всех колдунов, то почему бы просто не уничтожить заклинанием своих обидчиков и раз и навсегда забыть о них. Освободиться от оков, так терзающих твою душу. Почему? Зачем тебе годы в борделе? Слезы по своей несчастной судьбе? Страдания от несправедливости? Уничтожь их заклятием, и не устраивать непонятных многоступенчатых ходов, которые мучают всех, а тебя в первую очередь. Порой мне кажется, что даже сильнее, чем остальных.
        - Нельзя сразу! - Драго отчаянно замотал головой, - Нельзя! Слишком легко… Они должны знать, кто их убийца. Они должны страдать, как когда-то страдал по их вине я. Да, я проведу Еву и Тау по выжженной дороге своих мук до самого конца. Пусть вкусят боль! Тем более, если я применю ударное заклинание такой мощи, чтобы уничтожит враз всех врагов, случится чудовищный по силе энергетический выброс. Меня опустошит, и я сразу погибну.
        - Понятно…
        - А я хочу торжествовать. А что здесь зазорного? Хоть день, хоть час, хоть минуту, но я хочу торжествовать над Тау и Евой. Смотреть на их нечеловеческие муки и смеяться…
        - Ясно… Бредовая пляска умалишенного палача, мучительная вакханалия мертвого правителя… А между тем, ведь это твой осознанный выбор ходить по кругам скорби. Глупо. Тебе не следовало возвращаться.
        - Я знаю. Там в небытие было так тепло и спокойно… Но дракон меня вернул и обида, негодование, ненависть снова обрели в моем сердце законное место. Они проснулись и теперь питают меня жизнью. Я не освобожусь, пока не насыщу их… Ивор, помоги мне! Помоги! Помоги стать свободным!
        Драго потянулся к барону и тот, забыв об обиде и презрении, принял его в свои объятия. Он стянул его со стола и заботливо усадил к себе на колени. Драго уткнулся носом в грудь, покорно прикрывая глаза.
        - Драго, - прошептал барон, гладя мягкие волосы парня, - Мне тебя жаль. Просто жаль и больше ничего… Ты, должно быть, очень несчастен и одинок. Я не знаю, как можно было так умудриться жить, чтобы остаться никому ненужным. И это учитывая, как ты заверяешь, твое высокое положение. Ты выглядишь таким обреченным и слабым, что волей неволей я испытываю к тебе сочувствие. Жалко тебя, дурака.
        - Тогда помоги мне, Ив, дай хоть раз улыбнуться от души, - Драго схватился рукой за запястье барона и притянул к своему сердцу, - Сейчас оно почти не бьется, - растерянным шепотом произнес он, - Но заставь его застучать с новой силой. Спаси меня, Ив!
        - Хорошо, я помогу тебе, - выговорил через силу барон, - Но, Драго, это будет в последний раз. Последний и точка! Я больше не могу… Извини. Я уже решил оставить совет и уехать в родной замок, все эти интриги и подковерные игры не для меня. Надо жениться и завести детей, достаточно я покутил. Хватит с меня этого, - Ив легонько потряс Драго за плечи, - Слишком все далеко зашло…
        - Вот как…
        - Да. Хватит дразнить природу.
        - В последний раз, - настойчиво шепнул Драго.
        - Да. Помогу, не волнуйся. А дальше уже сам.
        - Хорошо, пусть так. Я принимаю твой выбор, - Драго лукаво усмехнулся, щуря хитрые блестящие глаза. Но Ив не заметил и намека на притворство, он был слишком поглощен мыслями о грядущем и праведном времени.

3
        Нойка сидела на краю кровати и заплетала косички из волос Дитриха, скованного колдовским сном. Он стонал сквозь дремоту и пытался пошевелиться, но незримые нити мешали ему. Веки плотно прижимали волшебные сгустки энергии.
        Взяв кончик черной пряди, Нойка пощекотала ей под ноздрей принца, тот зашевелил носом и застонал. Девушка повторила попытку, снова ввергая Дитриха в новую серию сонных истязаний. Принц зашмыгал носом, а потом тихо чихнул. Нойка покатилась со смеху. Эту штуку она проделывала уже не первый раз.
        Вечерние сумерки забегали по полу, крадя свет из углов комнаты. Сначала темнота спустилась сверху, падая на ресницы Нойки, потом застелила лицо Дитриха, размазав его контуры. Детали убранства уступили место главному: огромной вазе, столешнице со смутными очертаниями магических инструментов Драго, вытянутому как шахматный слон кальяну, раскидистым лапам цветка на открытом окне. А вскоре свет совсем исчез, и приходилось напрягаться, чтобы разглядеть хоть что-нибудь.
        Нойка покрутила головой в поисках искры для светильника, но не нашла. Зажигать огонь сама, как это делал Ив, она не умела, а Драго будто назло куда-то сунул камни, с помощью которых они получали свет. Прятать все - одна из его характерных привычек.
        - Папочка особенный, - с улыбкой проговорила Нойка и, расплетя Дитриху косу, снова принялась ее заплетать.
        Она успела повторить ритуал раза четыре, прежде чем дверь распахнулась и вошли Драго с Ивом. Барон моментально прочел короткое заклинание и все светильники в комнате выбросили вверх пламя, а потом чуть пригасили, остывая на ножке факела круглыми сияющими сферами метана. От их приглушенного света на стенах заплясали тени, являя скудное воплощение хоровода движений в комнате.
        Драго поспешил запереть дверь, Нойка вскочила с кровати и отступила вглубь комнаты, почти до самого окна и замерла. Ив же остался стоять на середине, неодобрительно скользя взглядом по спящему Дитриху.
        - Потрудись объяснить, что это все значит? - кинул он Драго.
        Тот улыбнулся и, подойдя со спины, хитро произнес:
        - Тогда нам стоит выслушать самого принца.
        - Давай, выслушаем, раз ты его сюда притащил. Сам снимешь «гири сна» или тебе помочь? - недовольство Ива росло.
        Драго прошептал под нос волшебные слова и щелкнул пальцами, знаменуя пробуждение Дитриха.
        - Что происходит! - ошеломленный спросонья Дитрих вскочил на кровати и начал машинально себя ощупывать.
        - Успокойтесь, принц, - Ив миролюбиво поднял руки, - Сейчас разберемся.
        - Барон, вы заодно с ним? Да? Скажи только честно… - проникновенно проговорил Дитрих, глядя ему прямо в глаза.
        - Не совсем, - смутился Ив, - Но я не позволю вас обидеть.
        - Спасите меня, барон! Оградите меня от этого убийцы! - парень указал на Драго.
        - Убийцы? - барон вопросительно поглядел на любовника, - Ну-ка, поподробней!
        - Не столь важно, - отмахнулся тот, - Я собрал всех не для долгих бесед!
        - А для чего? - сурово проговорил Ив, садясь рядом с принцем.
        - Сочувствуешь? - с вызовом отозвался Драго.
        - Я жду объяснений. Ты молил меня о помощи, но я пока не вижу, в чем она заключается.
        - Видишь ли, - Драго скрестил руки на груди и принялся деловито расхаживать перед бароном и принцем, - Дитрих стал нечаянным свидетелем моего откровения. Я признался ему в том, что я Касандер Милиотар. Он ставит под удар мой план…
        - Меньше надо было чесать языком, - резонно заметил Ив.
        - Да уж, что верно, то верно. Однако ошибку стоит исправлять, и отсрочки здесь ни к чем хорошему не приведут.
        - Ив, останови его, - шепнул Дитрих.
        Барон осторожно кивнул.
        - Драго, - произнес он, - Зачем ты устроил этот фарс? Отпусти принца, ты ведь понимаешь, исчезновение наследника заметят быстро, и скрыть его нам не удастся.
        - А может мне еще и письмо покаянное написать Тау? М?
        - Хватит кривляться. Давай прекратим заниматься глупостями. Принц Дитрих, вы свободны.
        Дитрих просиял, и хотел было спрыгнут с кровати, но Драго погрозил ему пальцем.
        - Не так быстро, - произнес он, - Я не могу его так просто отпустить. Где гарантии, что он меня не сдаст совету?
        - У тебя будет время взять ноги в руки и свалить из нашей жизни, - Ив холодно предложил свой вариант.
        - Я не стану сообщать о тебе совету. И уж тем более отцу, - в свою очередь заверил Дитрих, - Только обещай, что исчезнешь и больше никогда не потревожишь.
        - Обрадовал! Меня не интересует побег. Мне лишь нужно, чтобы ты молчал, - рассмеявшийся Драго не оценил предложения, - А знаешь, что для этого надо? Заткнуть тебе рот, сделать так, чтобы тебе стало невыгодно меня выдавать. Если поставить тебя в ситуацию, когда при открытии карт ты потеряешь больше, нежели я, тогда у тебя появится резон молчать. Нравится? И оцени мое благодушие - я щажу тебя и не собираюсь убивать.
        - Не сомневался в твоих способностях делать гадости, - зло протянул Дитрих.
        - На глазах наглеешь, - отозвался Драго.
        - Знаешь, я не хочу в этом участвовать, - Ив поднялся, - Сейчас же пойду и сообщу совету!
        - Не пугай! Не скажешь, ведь ты первый пойдешь под суд за убийство Куана.
        - Ив! Это правда? - в ужасе завопил Дитрих.
        Барон виновато развел руками.
        - Естественно, правда, - ответил за него Драго, - Не такой уж кристально чистый твой хваленый барон. Да?
        - Замолчи! - Ив поднял руки и между пальцев заплясали тонкие языки пламени.
        - Напугал, видали мы таких магов, - усмехнулся парень, - Ты, вроде, помочь мне грозился?
        - Тебе уже никто не поможет. Я чувствую, ты затеял нечто омерзительное, и я не собираюсь быть твоим пособником.
        - Ну, я не собираюсь тебя принуждать, - с некоторым кокетством начал Драго, - Тем более не попрошу ничего неприятного.
        - Когда ты корчишь такую игривую морду, у меня сразу возникает неприятное беспокойство.
        - Брось, ты морально устойчивый, выдержишь.
        - Я не собираюсь ничего делать…
        - Тебе он нравится? - Драго кивнул на вздрогнувшего Дитриха.
        - Боги… Что у тебя в голове, - презрительно покачал головой барон.
        - Ну же! Нравится? Смотри, какая загорелая кожа, молодая, совсем не такая, как у меня, - Драго обогнул кровать и, схватив Дитриха за руку, демонстративно протянул ее Иву, - Так как? Пойдет мне на замену?
        - Не хочу слушать, - Ив выхватил руку принца, - Мы уходим.
        - Нет. Я не позволял, - зло улыбнулся Драго.
        - А мне наплевать! - раздраженно заорал барон, - Пропусти!
        - Исключено, мой барон, ты будешь делать, как я скажу.
        - Я не твой голем, Касандер Милиотар, не равняй меня на глиняных чурбанов. Я живой человек, аристократ и не собираюсь идти у тебя на поводу. Я могу за себя постоять!
        - Уверен, что хочешь? - рассмеялся Драго.
        - Барон, не сдавайся! Ты сильнее! - Дитрих уцепился за руку Ива, как за последнюю спасительную ветку.
        - Ты хочешь моего барона? Я поделюсь.
        - Оставь свои грехи себе! Я не упаду так низко!
        - Напрасно, ты сейчас это ляпнул.
        - Драго, ты больше не имеешь над нами власти, - Ив закрыл собой принца, - Я не дам тебе причинить вред единственному наследнику архатейского трона! Он наш правитель! И только он!
        - Так бери его! - гаркнул Драго, - Не обращай внимания на крики и просьбы пощадить. Подчини своего правителя!
        - У тебя совсем разум расстроился? - заорал выведенный из себя Ив.
        - Нет! Я заберу его честь, в счет своей. Поверь, после этого он ни за что меня не выдаст, иначе все узнаю, что с ним произошло. Дитрих, как член царской династии, никогда не позволит прорости подобному слуху. Он чем угодно пожертвует!
        - Только не это! Не надо! - голос Дитриха задрожал, он еще сильнее сжал руку барона.
        - Мне решать! - надменно бросил Драго, - Узнаешь, каково было мне терять самоуважение. Ты пройдешь по огненным следам на самое дно, и вот тогда и будешь судить меня. Твоя честь в моих руках и я не пощажу… Поверь! Я страдал - теперь твоя очередь, милый племянник!
        В глазах Драго горел огонь вершащейся мести, он наслаждался и смаковал момент возмездия. Душа, объятая пламенем ярости, рвалась наружу потоком бури эмоций, и он смеялся, закидывая голову назад.
        Ив всплеснул руками и ошеломленно произнес:
        - Ни в какие рамки не лезет, ты превзошел даже себя. Я не буду так поступать с принцем. За кого ты меня принимаешь? Нет, Драго, я не стану… Я уважаю себя. Да, тебе не повезло, мне жаль, но твоя неудавшаяся жизнь не повод мстить другим людям. Остановись. Все кончено…
        - Не тебе решать, а мне. Мне, истинному правителю Архатея! - Драго воздел руки к потолку, - У тебя ни сил, ни магии не хватить меня остановить.
        - Тогда без меня!
        - Барон, не оставляй меня с ним, - Дитрих, притихший в ожидании своей участи, подал голос.
        - Смотри, он уже готов с тобой не расставаться, - Драго приподнял бровь, кивая на принца и подмигивая Иву.
        - Мне тебя просто жаль, ты потерял человеческое лицо, - отозвался тот.
        - Ты обещал помочь, и лучше тебе это сделать, - Драго отступил назад и сосредоточенно принялся что-то бормотать.
        - Что он делает? - дрожа от волнения, прошептал Дитрих на ухо барону.
        - Ничего хорошего.
        И точно, словно подтверждая слова Ива, в руках Драго протянулся огненный шест, венчающийся молотом, пламенеющим синим огнем.
        - Молот огня… - протянул Ив, - Ударное заклинание, уровень пять.
        - Не совсем, усилил чутка, до пятого, - довольный своим произведением Драго поиграл молотом в воздухе прямо перед носами своих запуганных зрителей.
        - Мне его не превзойти, - печально констатировал барон.
        - Именно! Поэтому делай, как я говорю. Иначе плакали будущие детки династии Фарих. Они так и не родятся, а род исчезнет. И все из-за опрометчивого решения последнего из рода Фарих. Ну как тебе перспективы умереть ради рода Биа-Хатерии?
        - Ты… - Ив бессильно плюхнулся на кровать.
        - Убью тебя и даже не почешусь. Ты меня знаешь! Только разозли меня…
        - Тварь… - прошептал барон. Он забрался на кровать с ногами, и, сев на колени, печально взглянул на объятого ужасом и непониманием принца.
        - Ив, не надо! - жалобно взмолился Дитрих. Он почти плакал, нервно сглатывал и дергал плечами, только слезы отказывались течь.
        - Это ужасно я не буду, - Ив в отчаянье покосился на Драго, - Зачем так? Ты же лишь уподобляешься своим врагам.
        - Делай. И пусть тебя не смущают нечистоты, они же королевские.
        - Но я не могу! Физически! Понимаешь?!
        - Смоги. Захочешь жить, и не такое изобразишь!
        - Драго…
        - Ив, умоляю… не надо! Не надо! - Дитрих закашлял, - Я же так уважаю тебя.
        - Простите принц, - шепнул барон. Он аккуратно развернул парня к себе спиной и нагнул до простынь, - Простите…
        Но все равно он медлил, и Драго не выдержал.
        - С каких пор ты колеблешься?! Давай, не стой!
        - Я не могу… Не могу…
        - А кто сможет?
        - Не знаю…
        - Хоть ты, хоть Нойка, мне безразлично! - взревел Драго и ударил молотом по стене, кроша старый камень, - Кто-нибудь трахните его, пока я не вернулся!
        - Папочка, ты куда-то уходишь? - неожиданно все вспомнили о Нойке, которая подошла к Драго.
        - Надо по делам сбегать, - легко ответил тот, - А ты приглядывай за ними.
        - Хорошо!
        - И… - Драго сплел серую сетку из пылинок в воздухе, - Не смущай их, а то Ив не совладает со своим сморщенным помощником между ног.
        Бросив на барона презрительный взгляд, он кинул сеть на девушку, и та мгновенно слилась со стеной.
        - Прекрасная «маска», - протянул Драго, довольный заклинанием, - Ив не подведи меня. Иначе… ты знаешь.
        Он подошел к двери и, неожиданно обернувшись, лукаво взглянул на растерянных людей, замерших на кровати.
        - И не вздумайте бежать, не удастся, - хохотнул Драго, - Плети сеть, земля!
        Парень вытянул два пальца и на окне образовались длинные красные нити, сплетенные воедино, как решетка. Они шевелились, словно щупальца, багровея от потоков метанового света.
        - Защитное заклятие земли, «корни матери», уровень пять, - прокомментировал Драго, - Никто не войдет и не выйдет, ну, кроме меня.
        Дверь захлопнулась, и он скрылся за ней, оставляя Ива наедине с раздавленным принцем и собственной совестью.

4
        - Сигизмунд, - Тау вгляделся в рябь на стене, в которой отчетливо просматривалось лицо его брата, - Я много думал с последней нашей беседы.
        Сигизмунд, восседающий на белом плетеном кресле, отложил книгу и с интересом посмотрел на брата.
        - Да, да, можешь не удивляться. Ты видишь, где я сейчас?
        - Вижу, на крыше замка.
        - Да, - Тау подошел к каменному ограждению и, опираясь на него, сделал глубокий вдох, - Прекрасно. Здесь так спокойно и весь Архатей, как на ладони.
        - Повинуется тебе?
        - Нет. Он свободен и поэтому столь чудесен… - Тау обвел взглядом сиреневые поля с яркими пятнами дикого хмеля, и низинные болота, окутанные насыщенным зеленым туманом, вдалеке золотились поля, их высокие колосья возвышались над ореолом садящегося солнца. А вокруг сгущалась мгла, ночь на другой стороне неба уже подняла свое знамя - молодой месяц с острыми, словно иголки, краями. Звезды вкрадчиво выползали из облаков, еще не решаясь заблистать в полную силу. Вместе с плавящейся дымкой на горизонте плелись отдаленные звуки ситаров, архатейский народ праздновал наступление ночи.
        - Видишь? - вернулся к разговору умиротворенный король.
        - Да, красиво. Едкие и яркие краски. Как обычно, хотя я так и не побывал в Архатее.
        - Почему ты довольствовался только картинками?
        - Не тянет.
        - Боишься обжечься?
        - Да.
        - И я боюсь, - удрученно кивнул Тау.
        - Как Ева?
        - Не спрашивай… Сиг, все плохо. Дитрих - непослушный мальчишка, совсем не желает ничего слушать. Хотя…
        - Что?
        Тау с силой потер переносицу.
        - Я думал, да, после нашего разговора, - вновь произнес он.
        - И что надумал?
        - Мне надо вернуть семью. Я должен вновь заслужить их доверие. Не хочу терять Еву, ведь второй такой женщины я не найду. А Дитрих, эхх, - Тау вновь потер переносицу, - Надо как-то найти общий язык. Я должен исправиться. Победить заразу в моей душе…
        - Наконец-то, я узнаю своего сильного мудрого брата! - Сигизмунд улыбнулся, - Услышал твои слова и как гора с плеч спала! Тау, у тебя все получится, ты волевой человек!
        - Спасибо, что веришь в меня, мне помогает. Помнишь, когда мы были маленькими, отец любил повторять, что, только веря друг в друга, мы возвысим наш род, только самопожертвование и поддержка сделает нас победителями.
        - Помню, отец оказался прав. Наш братский тандем сильнее любого другого политического союза.
        - Жаль, Карла нет с нами…
        - Да, я часто вспоминаю, как заливисто он смеялся. Наш брат ушел слишком молодым, так и не пожил. Как бы он дополнил наш союз! Мы бы им гордились.
        - Братик Карл, - Тау прикрыл глаза, вспоминая образ брата, - Это я виноват. Если бы только можно было все вернуть назад… Так себе и не простил его смерти.
        - Тау, главное не повторять ошибок.
        - Да, ты прав. Я должен позаботиться о семье, вернуться в ее лоно и больше никогда не изменять Еве, а с Дитрихом… может, мне стать более лояльным? Он, возможно, не такой-то уж испорченный, и я просто заблуждаюсь.
        - А я говорил, что он не Касандер, - оживился Сигизмунд, - С сыном нужны хорошие отношения. Он твоя опора в будущем…
        - Наверное… И еще хотелось бы сбросить пару лишних килограмм, - засмеялся Тау, - Слишком уж я не представительно выгляжу.
        - Ты излучаешь благополучие, ну, по крайней мере, по поверьям архатейцев.
        - Ха, и не говори! Но этот ушлый народ специально выдумал себе оправдание, чтобы есть свои сладости без всякой меры.
        - Смотри там поосторожнее с едой, а то недолго и откормиться. Еве-то не страшно, она прекрасна и ничего не испортит ее внеземной красоты.
        - Ты всегда слишком симпатизировал моей жене, - без обид отметил Тау.
        - Да, она идеал феминности, - Сигизмунд развел руками, - Но идеалом принято восхищаться со стороны.
        - Я знаю, Сиг, никаких проблем…
        - И тобой я восхищаюсь.
        - Умеешь ты поддержать, - Тау, казалось, совсем повеселел.
        Но неожиданно кто-то шикнул из-за угла стены и Тау, напуская на себя суровый вид, обернулся. Из-за каменной стены выглядывал Драго и махал ему рукой с разодранным на плече рукавом.
        - Черт, - выругался Тау, отнюдь не обрадованный посетителем.
        - Что такое? - обеспокоился Сигизмунд и даже привстал на кресле, чтобы увидеть, что происходит на заднем плане у его собеседника.
        - Ничего особенного, служанка позвала, - отмахнулся Тау, - Королевские дела не ждут. Надо идти!
        Сигизмунд не поверил, он с подозрением оглядел изменившееся лицо брата и вновь попытался увидеть, кто пришел.
        - Ты мне не веришь? - удивился Тау и беспокойно покосился на манящего его рукой Драго.
        - Верю. Ладно, не задерживаю. До скорых встреч, держись там, - Сигизмунд помахал рукой и, прежде чем отключиться, произнес, - И не отступай от того, что решил!
        Тау вздрогнул, тень прошла по лицу, делая его в миг суровым и сосредоточенным.
        - Конечно, - механически ответил он брату.
        Сигизмунд задумчиво окинул взглядом картинку в шаре иллюзий, но так ничего не поняв, прервал диалог. Его изображение пропало с серой стены замка и Тау смог, наконец, обернуться.
        - Явилось дитя вселенской мерзости, - проговорил он в лицо Драго.
        - Я не твой сын, - насмешливо проговорил тот, приглаживая разодранный рукав.
        - И хорошо, зачем мне такой потасканный родственник, - Тау кивнул на рукав.
        - Мне пришлось пробиваться через твою охрану. Они не собирались меня пропускать, мол, ты не велел. Кто же знал, что гири сна на них не подействуют, пришлось усилить заклинание, а пока я терял на это время, вынужден был отбиваться. Ты чего-то боишься, раз выставил магов четвертого уровня?
        - Спасаюсь от назойливых насекомых вроде тебя.
        - Сам не рад приветствовать чумного короля, - Драго кокетливой походкой приблизился к королю, - Но у меня вынужденная мера.
        - Какая? - Тау вцепился высокомерным взглядом в изгибы фигуры парня, словно касаясь каждого не воображением, а руками.
        Драго остался довольным произведенным эффектом и дополнил его соблазнительным касанием губ указательным пальцем.
        - Наши интересы затронуты, - шепнул он, устремляя дерзкий взгляд в глаза Тау.
        - У нас нет ничего общего, - жестко отрезал тот, но его лицо излучало желание.
        - Поверь есть, - Драго кокетливо приподнял бровь, - Речь идет о твоем сыне и моем любовнике.
        - Что у них общего?
        - Мои права ущемлены, а репутация твоего семейства подорвана.
        - О чем ты толкуешь?
        - Сейчас твой сын и мой барон вместе. И самое удивительное, они занимаются непотребством. Поразительно, да? Как ты понимаешь, меня не может устроить такой расклад, обидно оказываться за бортом. Я их застукал и, конечно же, сразу бросился к тебе, как первому союзнику по несчастью. Король, надо принимать меры!
        - Лжешь? - Тау нахмурился.
        - Наоборот, зову убедиться воочию. Но надо бы торопиться, вечно они там валяться не будут. Сам знаешь!
        - Иди-ка сюда, - грубо приказал король.
        Драго приблизился, еще более соблазнительно вертя бедрами. Тау повелительно взял его за шею и притянул к себе. Огромная рука короля сжала поясницу парня.
        - Думаю, можно сегодня ночью разместить свой огромный полк у тебя в тылу, - надменно проговорил Тау.
        - А ведь хотел исправиться! - ухмыльнулся Драго, - Но спать с тобой я не бу…
        Он не договорил, король без спроса и позволений, впился в его губы, навязывая языком страстный поцелуй.
        - А теперь веди, - велел он, закончив.
        Драго с отвращением вытер губы, но все же повел Тау за собой, хоть и ругался про себя на опрометчивый шаг на встречу пылкому королю.

5
        - Больно! - страдальчески застонал Дитрих, вскидывая голову.
        - Принц, потерпите немного, - проговорил Ив, как можно аккуратнее качая бедрами.
        Он долго решался, но все же приступил к отвращающему его занятию.
        Дитрих тихо поскуливал, сжав зубы и героически терпя болезненный процесс.
        - Потерпите, - барон, сжал зубы, - Я ввел не весь, вам будет не так больно.
        Он старался думать о чем-нибудь противном, на пример представлял лицо Драго в минуты его особой злобы, но возбуждение все равно охватывало все тело. Барон не мог устоять против юного очарования принца.
        - Ив, зачем мы вообще послушали этого мерзавца… - сквозь стоны, проговорил Дитрих.
        - Он бы убил нас обоих…
        - Подожди… остановись, - вздрогнул принц, изгибая спину.
        - Простите… - Ив мгновенно остановился.
        - Нойка здесь?
        - Да.
        - Ты ее сильнее?
        - Да.
        - Если я попрошу, ты ее убьешь?
        - Я повинуюсь, мой принц, - Ив поправил позу Дитриха, подтянув чуть выше к своим бедрам.
        - Если ты ее убьешь, нам не придется заниматься этим. Ты ведь можешь обмануть его, сказать, что все сделал. Пожалуйста, Ив, вытащи…
        - Я не могу так легко соврать. Вы не понимаете, принц, он узнает. Для него наши ауры открытые книги, а в них отражаются все действия людей. Драго узнает… И не пощадит ни меня, ни Вас…
        - Лучше умереть, - Дитрих зажмурил глаза, вновь ощущая, как барон проникает в него.
        - Простите, потерпите, прошу, еще немного. Я скоро…
        Внезапно дверь с грохотом отварилась, и в комнату бесцеремонно ввалился Тау, а за ним вился Драго, выглядывая из-за спины.
        - О, я смотрю, вы только начали, - проговорил он, пройдя под рукой короля и, наконец, оказываясь на переднем плане.
        - Ваше величество, - сконфузился Ив. Он отпрянул от принца и поспешно натянул штаны.
        - Ты раздавил меня, - всхлипнул Дитрих. Он обращал взгляд не на отца, а на Драго.
        Тот хохотнул и с интересом посмотрел на Тау, ожидая проявления его эмоций. Но ничего не произошло, Тау остался невозмутимым. Наоборот, на секунду он показался даже довольным.
        - Я так и знал, - наконец, равнодушно произнес он, презрительно и брезгливо глядя на сына. В следующую секунду Тау, потеряв всякий интерес к происходящему, просто развернулся и ушел.
        Драго озадаченно потер затылок.
        - Дядя! Как ты мог! - зарыдал Дитрих, больше не держа эмоции в себе. Слезы так и катились градом по щекам, а он не спешил их утирать.
        Ив молчал, виновато понурив голову.
        Дитрих не отводил от Драго широко распахнутых глаз, безумных от осознания своего унижения.
        - Что ты наделал, Касандер?! - повторил он, - Ты подловил меня в момент слабости и воспользовался им, ты заставлял барона, так любившего тебя, совершать действия, приносящие его душе боль. Ты! Как ты мог!
        Дитрих поправил одежду и встал на колени, не сходя с постели, еще хранившей запах их с бароном вынужденных ласк.
        Драго не отвечал. Он старался остаться безразличным, но щека под правым глазом предательски дергалась, выдавая волнение.
        - Ты ведь знал, каково это, когда тебя жестоко добивают! Зачем? Что я тебе сделал? - Дитрих не унимался.
        - Не надо, принц! - хотел было вступиться Ив, но безвольно повалился лицом на постель и несколько раз ударил кулаком матрац.
        - Неужели ты не понимаешь? - Дитрих потянул к Драго руку, - Теперь я проиграл ему… Я проиграл! Да мы оба ему проиграли!
        - Дитрих… - произнес Драго, тяжело задышав. Он отступил, пасуя перед проникающим под кожу взглядом принца.
        - Я хотел стать сильнее отца и доказать, какое он ничтожество, - Дитрих улыбнулся сквозь слезы, - Он должен был расплатиться за грубость, за измены маме, за все зло, что сделал нам. Всем нам!.. И тебе, дядя Касандер, тоже… А теперь ты все разбил. Собственными своими руками подарил ему власть над нами. Ты возвысил Тау и отнял у меня честь… Ты уничтожил меня… Радуйся, если ты этого хотел. Смейся! Давай же! Ликуй! Великий колдун Архатея!
        Драго, который сначала так спокойно слушал, не выдержал. Его нервы натянулись стальным прутом, который звонко лопнул, выплескивая эмоции хозяина. Он не устоял и от злости на себя, истошно заорал:
        - Отпусти его, Ив! Довольно! Довольно! Не трогай его больше!
        Ив оторвал голову от простыней и с нескрываемой ненавистью посмотрел на Драго.
        - Я уже не держу, открой глаза, - процедил он сквозь зубы.
        Драго издал стон и, схватившись за голову, принялся ходить по комнате.
        - Что ты молчишь, а не поешь песни радости? Где торжество? - рассмеялся Дитрих.
        Он медленно сполз с кровати и встал на ноги.
        - У меня все болит, радуйся! Теперь я познал твою боль, - продолжал он, - Только я этого не хотел, а ты мечтал, чтобы мой отец взял тебя, как последнюю потаскуху. Ты с радостью лег под него. Но… ты ведь страдал… И неужели ты не знал, что испытаю я. Бесчеловечно! Но почему? В чем я виноват? В том, что симпатизировал тебе? Да, как ты только решился…
        Издав рычащий вопль, Дитрих бросился на Драго. Он принялся наносить удары кулаками по его груди и с остервенением приговаривать:
        - Как ты мог? Как? Как не понял меня? Ты ведь все знал… Ради чего ты пошел на такое? За что, дядя?
        - Дитрих, - Драго прикрыл глаза и безропотно сносил все пощечины с оплеухами, - Я не знаю.
        Принц непонимающе уставился на родственника, а потом издал обреченный вой, бессильно роняя голову на грудь Драго.
        - Как мне теперь жить… Объясни, ты ведь знаеь, - прошептал он, тяня его балахон на себя, - Я проиграл Тау, все кончено.
        - Забавно, - ровным голосом произнес Драго, желая, но не смея притронуться руками к дрожащим плечам племянника, - В своей жизни мне доводилось произносить именно эти слова.
        - Слепец…
        - Уходи, Дитрих, - отрывисто проговорил Драго, - Убирайся, пока я не передумал… И тебе лучше обо всем молчать.
        - И куда мне теперь идти! А? Кому я такой теперь нужен! Ты лишил меня семьи, чести, всего на свете! - принц снова ударил Драго в грудь.
        - Убирайся! Вон! Пока я не разорвал тебя на куски! - истошно завопил тот, размахивая руками.
        Дитрих, владея собой ничуть не лучше, пробормотал нечто непонятно и немедленно выбежал из комнаты. Его тяжелые шаги, полные отчаяния, еще долго тянулись гулкими отзвуками по каменному коридору.
        Драго медленно опустился на кровать, где еще минуту назад сидел Дитрих, и застыл со стеклянным взглядом.
        - Во всем виноват Тау, - механически подвел он и, словно по команде, медленно провел рукой по губам, - Его надо убить…
        - Ты намудрил, - прошептал Ив.
        Барон поднялся с постели и как можно дальше отошел от опостылевшего ему любовника.
        - Тау необходимо убрать, - отстранено повторил Драго, он был вне себе.
        - Ты идиот, - констатировал Ив, - Не стоило трогать Дитриха. Он оказался одним из тех немногих, кто тебя поддерживал и не просил ничего взамен. Зато ты выступил - достойно отплатил за доброе отношение. Ха-ха, идиот!
        - Я ошибся, бывает, - в глазах Драго блеснула осмысленность, - Тау обязан заплатить…
        - Сколько можно. Ты как попугай, обученный одному слову, так и заладил, что Тау должен умереть! Надоел, в печенках у меня сидишь со своими гениальными планами!
        - Хорошо, вот тебе решение! - Драго ожил, - Иди и убей его! Твоего уровня вполне хватит. Тау уже не тот… Лебедь ослаблен как никогда. Убей его!
        - И не подумаю! - заорал Ив, - Не стану я плясать под твою дудку! Шиш тебе!
        Барон лихо сунул под нос Драго фигу.
        - Ты обещал помочь, - невозмутимо ответил тот.
        - А я уже! Считать научись! - от наглости Ив запнулся.
        - Ты ничего не сделал…
        - И не сделаю! Умерь аппетиты, тиран недобитый!
        - Сейчас же! - приказал Драго. В его руке вновь вспыхнул огненный молот.
        Ив понуро отступил.
        - Видел бы ты себя со стороны! - с укором кинул он, - Но я не хочу так глупо умирать. Хоть и проклинаю день, когда тебя встретил, но себя я ценю больше, чем Тау… Поэтому будь по-твоему!
        Не находя более причин задерживаться подле ненавистного колдуна, Ив покинул покои. Драго устало упал на постель, раскидывая в стороны руки.
        - Люби меня Ив, просто люби, - проговорил он сквозь горький смех, - Люби, как это делал Юнгс. Он ничего не просил… но ты не сможешь, ведь ты не он. Второго Юнгса не существует, он был только один, мой барон…
        Драго прикрыл глаза и снова рассмеялся, срываясь на тонкие истеричные ноты.
        - Кругом одни предатели, - рассудил он.
        Едва уловимо его кожи коснулась тень. Она обняла Драго, нежно поглаживала по лицу и волосам, слегка касаясь лба, будто бы в поцелуи.
        - Как хорошо… - прошептал парень, жмуря глаза, - Как хорошо! Мама… Так меня гладила мама… Мамочка, почему ты оставила меня…
        Тень еще крепче прижала Драго к себе. Он разочарованно распахнул глаза.
        - Нойка, - тихо протянул он, - А я и забыл о тебе! Все это время ты ведь была здесь!
        Щелкнув пальцами, Драго разрушил сеть «маски» и она разлетелась пепельной стружкой по узорчатому ковру с красной шелковой бахромой. Нойка стала видимой, она лежала сверху на Драго и действительно нежно поглаживала его.
        - Папочка, Нойка никогда не придаст, - протянула девушка, с любовью смотря на создателя.
        - Знаю…
        - Тебе не нужен Ив. Я люблю тебя…
        - Ты не можешь, - Драго в непонятном остервенении откинул девушку и сам вскочил с кровати, заметавшись по комнате не в состоянии найти себе место, - Ты кусок глины, ты не человек! Я создал тебя и заставил любить. Такова твоя магическая программа. Твоя любовь искусственна!
        - Не говори так! - Нойка бросилась к Драго.
        Он не позволил ей приблизиться. Стиснув зубы, поднял руку и без колебаний ударил девушку кулаком в лицо. Нойка вскрикнула, отлетая назад. Она приземлилась на пол и прикрыла руками рот. На полу валялись два сломанных зуба. Увидев их осколки, Нойка от испуга заревела, так задушевно, как могут только дети. Драго кинулся к ней и прижал к груди.
        - Ты все еще меня любишь? - тихо прошептал он, поднимая к себе заплаканное лицо Нойки. Их глаза встретились.
        - Да… - самозабвенно пробормотала девушка, отплевывая кровь, хлещущую из рассеченной губы.
        - Тогда убей Дея Крочи, это мое новое задание для тебя…
        - Пора? - осведомилась Нойка.
        - Да. Самое время.
        - Хорошо, ради тебя я готова на все. Нойка была плохой и папочка злился. Я исправлюсь, убью твоего врага. И мы уедим в горы. Жить только вдвоем…
        - Конечно, уедим! Неужели, ты думала, я мог передумать? - Драго улыбнулся, - А как только убьешь Дея, я сделаю тебе новые зубы в подарок.
        - Правда?
        - Клянусь. Слеплю из лучших жемчужин!
        - И я вновь буду прекрасной? - Нойка переняла улыбку и теперь вовсю светила беззубым ртом.
        - Ты всегда прекрасна! Самая прекрасная девочка на свете.
        - Папочка, а как я убью Дея? - Нойка насупилась.
        - Сейчас, сейчас, милая, - Драго поднялся и задвигался как сомнамбула, отрешенно от мира, - Приготовлю амулет с заклятием. Ты одна понимаешь, как важно уничтожить приспешников Тау. И его самого… Чтобы памяти не осталось… Не заслужил!
        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

1
        - А сумки с последней рукописью передай главному лоточнику! Их пора пускать в продажу! - крикнул Хизу мальчишке, которого нанял в помощники сразу по приезду в Эфы.
        Вообще архатейский перебежчик неплохо обосновался во вражеском лагере. Собранные сбережения открыли вход в двери любых салонов и домов знатных господ, а обилие диковинных магических безделушек для продажи, так скрупулезно систематизированных в каталог, позволили ему мастерски создать образ заграничного купца, который не печется ни о чем кроме прибыли. Но на самом деле всего за несколько дней Хизу развернул бурную деятельность по поддержке оппозиции. Оказалось в Эфах полно иммигрантов из Архатея, которые буквально мечтают излить на власти свой гнев за неустроенность в жизни. Они словно лягушки в болоте мгновенно оживились, стоило только чужестранцу пересечь границу Эф. Благодаря небывалому ажиотажу у Хизу не возникло ни малейших проблем с антуражем и свитой. Слух о нем стремительно разлетелся по всей округе и принес столь желаемую славу.
        При поддержке диаспоры и полукриминальных шишек Хизу принялся распространять «Пророчества» и достаточно в этом деле преуспел. Эфы захлестнула мятежная литература. О нем заговорили во всеуслышание. Сигизмунд еще не успел принять мера, а народ не понимал, как реагировать. Случалось, кто-то критиковал, другие испуганно открещивались, но находились и те, кто был настолько шокирован, что мгновенно принимали все описанное за чистую монету. В обществе нарастало беспокойство, а Хизу довольно потирал руки. Наконец, его мечта о славе осуществлялась. Он собирал ее по крупицам и преуспел. Теперь о его детище знало все Объединенное Королевство, а не только Архатей или пресвященный слой общества Плантагенета.
        - Я добился своего, - проговорил Хизу, расположившийся за небольшим письменным столом, приготовленным для создания нового шедевра.
        Он уставился на лист, но с прискорбием отметил, что работа над очередным продолжением никак не клеилась. В опасности и непостоянстве архатейской жизни, когда на счету была каждая минута, когда в каждую секунду за ним могли прийти, ворваться и арестовать, гораздо лучше творилось. Здесь никто не мешал, никто не торопил и не угрожал тюрьмой, а слова не хотели плести очередную обличительную историю. Приходилось нехотя вытаскивать из себя идеи, как лекарь клещами тянет прогнивший, но глубокий корень. Хизу безумно уставал рождать творения в столь мучительных потугах, его одолевала лень на пару с пресыщением собственным творчеством.
        Отстранившись от стола, Хизу напряженно потер глаза и отложил перо. Пустой белый лист свитка наводил грусть, отпечатываясь в сознании немым укором. Но что-то без конца мешало сосредоточиться. И это что-то исходило из вне.
        Хизу повернул голову к распахнутому окну и прислушался. С внутреннего двора доносилась непонятная возня. Мужчина быстро поднялся и принялся сворачивать свою работу, запихивая свитки с копиями «Пророчеств» в тайник на стеллаже за книгами. Быть всегда начеку - старая привычка, выработанная Хизу еще в самом начале оппозиционной деятельности, которая не раз спасала опального дворянина. Ведь на постоянное участие Драго рассчитывать не приходилось, он сражался с собственными ветряными мельницами и редко отзывался на призывы о помощи. Хизу до сих пор с содроганием вспоминал, как ему пришлось провести несколько безумных дней в сырой и грязной камере, рассчитанной на бродяг, а никак не на выходцев из высшего сословия. И он каждый день ожидал смерти, вынужденный страдать из-за медлительности компаньона, который только и мог, что хвалить свой ум и мало для кого ясный план мщения.
        Покончив с вынужденной «уборкой», Хизу уселся на кресло прямо напротив двери и приготовился к встрече. Она не заставила себя долго ждать. В комнату ввалилось пять вооруженных до зубов эфийцев. По гербам лебедя на их латах становилось ясно - они принадлежали к королевской охране.
        - Вот и написал я новую книгу, - насмешливо глядя на незваных гостей, протянул Хизу.
        - Не с места! - проговорил первый и, стало быть, главный из солдат.
        - Да куда я денусь, - развел руками Хизу.
        Эфийцы отзвенели мечами, одновременно извлеченными из ножен. Двигались они синхронно, как отражения, да и походили друг на друга даже больше, чем братья.
        - Ты и есть старец Року? - спросил главный, которого помимо права голоса, отличал красный широкий шарф, небрежно обмотанный вокруг шеи.
        - Стало быть я, если вы за мной пришли. Адресом-то точно не ошиблись, - перед напором королевского гвардейца Хизу не дрогнул.
        «И не таких павлинов видали» - презрительно подумал он.
        - Не дерзи! Отвечай! - взревел эфиец.
        - Правильно капитан, - одобрительно зашептали его соратники.
        - Где твоя писанина? - особенно грубо продолжил капитан, явно воодушевленный поддержкой.
        - Не понимаю, о чем речь, - Хизу закинул ногу на ногу, раздражая и без того заведенных солдат расшитой золотом и каменьями туфлей.
        Обстановка постепенно накалялась. Хизу начинал злиться, от чего нервно дергался носок его богатой обуви, а, глядя на раскачивающийся драгоценный раздражитель, лица эфийцев, разгоряченных и раззадоренных надвигающимся конфликтом, принимали самое недружественно и отнюдь не дипломатичное выражение. Их физиономии наводили на Хизу злость. Желчь подступала к самому горлу, и он уже не был так уверен, что сможет спустить ситуацию на мировую или остаться насмешливо-равнодушным, как делал это в любой другой ситуации, никогда не изменяя себе, чтобы не происходило в жизни. Лишь одна вещь могла поколебать истинно дворянскую выдержку - бескультурье и отсутствие чувства такта, смешенное с заносчивостью. Для Хизу это все ровнялось непроходимой тупости, а ее он не выносил, и как раз отчетливо видел в пришедших солдатах.
        - Отвечай! Отвечай, когда с тобой говорит первый гвардеец его величества! - настойчиво изрек капитан.
        - Это красная тряпка у тебя на шее обеспечивает столь высокий статус? - съязвил Хизу, его все сильнее заводила наглость, с которой капитан позволял себе беседовать с представителем высшего дворянства.
        - Это родовой палантин! - опешив, нечаянно оправдался тот.
        - А у меня не писанина, а искусство разоблачения. Что дальше? Извинишься за нанесенное оскорбление, как и положено дворянину? Если да, то я в свою очередь заберу слова на счет «тряпки».
        Но эфиец остался глух, он продолжал гнуть свою линию:
        - Значит, ты признаешь, что являешься мятежником по имени Року?
        - Фактически.
        - Что это значит? - не догадался капитан.
        - Не тебе, солдафону, объяснять.
        - Повтори! - рассвирепел эфиец и сделал выпад в сторону противника, подставляя острие меча ему почти под самое горло.
        - Плохая идея, - поднял на него глаза Хизу. То были особенные глаза, в них холодил свет не приемлющей возражений силы. С таким взглядом посылают на смерть целые армии, с ним отдают приказы об уничтожении городов, стран, народов, с ним рушат историю и создают новую. Настоящий взгляд уязвленного аристократа, под которым невозможно выстоять. И капитан эфийцев это почувствовал. Неестественно дернув плечами, он отступил на шаг назад, едва не склоняясь в почтении перед врагом.
        - Вы пришли меня арестовывать, - Хизу поднялся, уничтожая людей все тем же непримиримым взглядом, - Ворвались… с такими хамскими повадками, грязными ногами в мои покои… Как похоже на народ Эф! Я не сомневался, и, когда сюда ехал, я знал, с чем мне придется столкнуться. Поэтому был готов…
        Он вынул из рукава небольшую призму, украшенную золотой головой дракона с рубинами вместо глаз. Все грани были тщательно выверены и абсолютно идентичны, а внутри хрустального многогранника плелись ярко-розовые нити, то завиваясь змейками, то разлетаясь, разрядами молнии.
        Хизу невольно залюбовался своей магической игрушкой, его преследователи тоже уставились на невиданную штуковину, только в отличие от мага, смотрели они с опаской.
        - Драго умеет мастерить вещи, производящие впечатление, - протянул Хизу, и его глаза превратились в лукавые огоньки, - Призма «Пяти стихий». Надеюсь, он ее не хватится, а то мне придется пожалеть о побеге… - он перевел взгляд на эфийцев и вмиг стал суровым.
        - Какие же вы убогие, - проговорил он, в омерзении кривя рот, - И вы раса победителей?! Вы?! Жалкое отрепье в красных лохмотьях на шеях, которые максимум идут для вытирания полов! Не верю… Ваша примитивность не могла взять вверх над нашей утонченностью, глубокой культурой, традициями… Не могла! Но мы сами виноваты. Мы оказались недостойны нашего богатого наследия, и поэтому…вы здесь, а мы вынуждены горбиться в поклонах перед тупым народцем.
        Хизу потащил голову дракона вверх и призма, издав щелчок, вспыхнула розовым сиянием, опутывающим сжимающую ее руку.
        - Все, что мне остается, исполнить долг дворянина, - Хизу гордо вскинул голову, - Это все, что мне оставило новое время.
        Эфийцы переглянулись в нерешительности, не зная нападать им или бежать за подмогой. Со столь экстравагантным экземпляром им приходилось сталкиваться впервые за всю карьеру отнюдь не любителей, а настоящих, проверенных временем, гвардейцев.
        - В общем, - проговорил Хизу, прикидывая, сможет ли он прорваться сквозь плотный строй воинов, - Я маг и у меня преимущество. Лучше не стойте у меня на пути.
        Призма отозвалась мерцанием.
        - И речи быть не может! Мы все равно тебя остановим! - процедил сквозь зубы капитан.
        - Эх… Силы земли! Взываю! - позвал Хизу, и свет магического инструмента принял золотистый оттенок, - Пики! Охранное заклятие, уровень три!
        Стоило ему только произнести заклинание, как пол задрожал, и через хлипкие доски прорвались острые древесные корни, действительно напоминающие пики или даже скорее охотничьи колья. Эфицы отпрянули, издав возгласы небывалого удивления.
        - Так-то! - кивнул себе довольный Хизу. И, задумчиво свернув губы трубочкой, осмотрелся. Из путей к отступлению оставалось только небольшое окно, в которое при ближайшем рассмотрении маг едва протискивал свои нескромные габариты.
        Но проблема глазомера перед ним не стояла, да и размышлять было некогда. Хизу бросился к полкам с книгами, за которыми спрятал оригиналы своих рукописей. Одним рывком он освободил полки от фолиантов, и, взяв в подмышку припрятанный за ними сундучок, кинулся к открытому окну. С небывалой сноровкой Хизу перемахнул через подоконник и был таков, окончательно поразив своих преследователей небывалой сноровкой.
        Они еще долго не могли оправиться от шока, да и заклинание, окружившее их со всех сторон, мешало кинуться в погоню. Солдаты отошли только, когда их капитал сломал меч, пытаясь безуспешно выломать брешь в магических копьях. Эфийцам оставалось только дивиться на чудное творение мага и поносить на чем свет стоит Архатей. Но впрочем, после многочасовой неприступной осады, заклинание рассеялось само. Последняя насмешка мага вызвала у воинов бурю гневного ворчания на потраченные силы и время.
        А Хизу тем временем искал приют в наиболее безопасной части города. Он знал, что лучше держаться дворян из оппозиции, поэтому спешил добраться до, как ему казалось, проверенного адреса. Он крался по закоулкам, обходя главную площадь с немыслимым скоплением народа. Пройдя около трех кварталов, его внезапно осенило, что нанятый им мальчишка, наверняка намного лучше ориентируется в маршрутах и сможет провести его по самому ближайшему и безопасному. По расчетам Хизу слуга должен был находиться неподалеку, ведь он не так давно отправил его на площадь договариваться с главным лоточником.
        Хизу сделал крутой крюк и вывернул на площадь, оставив уединенность двориков в их унылом покое.
        Главная площадь Эф была поистине огромной, она занимала несколько полей, выровненных и соединенных белым булыжным полотном. Вообще абсолютно все на площади обязано было сиять белоснежным цветом - так уж гласило королевское предписание. Даже лоточникам приходилось надевать светлые одежды, что вызывало волны протестов, особенно у мясников и продавцов красок. Маркость белого материала заставляла тратить лишние деньги на стирку, а с ними у торговцев всегда существовали особые бережные отношения. Зато покупатели и праздные зеваки весьма часто поддерживали моральный кодекс и тоже рядились во все белое, подметая подолами и штанинами пыль дороги. Конечно же, подобное обстоятельство не могло не радовать продавцов чистящих растворов или наемных прачек, собирающихся у выхода с площади плотной гурьбой. Хизу их в шутку прозвал «цыплятами» из-за ярких желтых чепцов, которые были хорошо заметны еще издалека. А постоянный галдеж в своре прачек и, правда, делал их похожими на куриный выводок.
        Сама площадь, скованная светлым камнем, казалась серой. Во всем была виновата ветреная погода Эф, приносящая вместе с дождями песок. Все вместе смешивалось в грязь, которая высыхала черными разводами и разлеталась на многие километры. Постоянные чистки не спасали, грязь намертво ведалась в белый камень, и ее невозможно было оттереть, тем более природа всегда брала вверх, и с каждым новым дождем бесполезный труд становился все очевиднее.
        Хизу смешался с толпой. Чтобы определить направлением, ему, совсем не низкому мужчине, приходилось вставать на носки и смотреть поверх голов. Самым простым и общедоступным ориентиром служила гигантская стела, воткнутая в самое сердце площади. Она напоминала огромный памятник фаллосу, и в народе крепко засело шутливое прозвище «стоячка», которого не гнушался ни стар, ни млад, даже знать иногда грешила языком низов. Но на самом деле, стела должна была символизировать короля Людвига, выгравированного на каждой из сторон скульптуры. Он, держа в руках белого лебедя, возвышался над волнующимся морем людей и своим видом провозглашал величие Эф. И не удивительно - исполинский монумент воздвигли сразу после победы над Архатеем, что объясняло и его размер и монументальность. Эскиз памятника утверждал сам король Тау, и после водружения стелы на площади провели торжественный парад, первый и последний в истории Эф. Не смотря на огромное желание правящей династии парады продолжать, нужды горожан взяли вверх, а вместе с ними победили и торговые лотки, прочно обосновавшиеся у подножья скульптуры. А стеле
досталась незавидная роль извечного предмета насмешек и шуток. Правда, справедливости ради стоит отметить, что в невыносимо жаркие дни за место под тенью гиганта разворачивалась настоящая война, уступающая только давнишнему противостоянию Эф и Архатея. Иногда цена за место в тени достигала ставку за груженый караван, и многие действительно были готовы раскошелиться, ведь приток покупателей в самом комфортном месте площади за считанные часы окупал все расходы. Но вскоре тень неизбежно переползала на другое место, и все повторялось заново.
        Хизу снова поднялся на цыпочки и прикинул место своего нахождения. Стела оказалась совсем рядом, так что он смог разглядеть буквы на ее пьедестале. Рубленный эфийский шрифт повествовал о великой победе и славил Людвига, сам же правитель с такого ракурса казался долговязым великаном с маленькой, как у циклопа, головой.
        - А умишком-то видать не вышел, - шепнул маг, подмигивая каменному королю, - Эх, столько земли и такое нерациональное использование…
        Хизу скептически относился к главной площади. Его предприимчивый архатейский ум видел здесь обилие коммерческих домов, игральных салонов и маленьких, мобильных базарчиков, но никак не оголтелое скопление абсолютно разрозненной, даже не выстроенной по рядам торговли. Архатейские купцы, завезшие в Эфы культуру торговли, приходили в ужас, стоило им только взглянуть на площадь. Их головы судорожно подсчитывали убытки местных коллег, а каменные сердца снисходили на жалость к покупателям, которые безрезультатно тратили целые дни, но так и не находили того, за чем приходили, ведь в беспорядочно рассыпанных лотках любой бы сбился с толка.
        Наконец, Хизу набрел на нужное ему ответвление. Затыкая уши от невыносимого крика зазывающих торговцев, он кое-как втиснулся между деревянными проемами двух лотков, которые соединял общий тканый навес. Маг поднял покрывало и скользнул внутрь, в прохладный закуток для отдыха лоточника.
        - Я чуть не оглох, - протянул он, теребя пальцами в ушах.
        - Первый раз что ли? - отозвался главный лоточник, седой долговязый архатеец.
        - Все никак не привыкну, ор стоит, хоть турунды себе в уши засовывай!
        - Думаешь, лоточники как-то по-другому обходятся? Засунули каучук в уши, и знай себе зазывают во всю глотку.
        - Никогда бы не подумал.
        Лоточник фыркнул. Держался он подчеркнуто важно, но с Хизу они быстро нашли общий язык. Маг на год вперед снабдил торговца магическим снадобьями, запрещенными к употреблению, да и «Пророчества» шли на ура, делая лоточнику в день месячный доход.
        - Я к тебе пацана посылал… - Хизу с напускным равнодушием разглядывал потолок тряпичной крыши, который из-за дырок и проплешин пропускал внутрь солнечные лучи. В места, куда падал свет, образовывались сухие выгоревшие участки, по которым можно было легко составить контуры ткани.
        Хизу поковырял одну из выжженных проплешин.
        - Не поднимай пыли, - одернул его лоточник, - Пришел твой пацан, я его за прилавок поставил.
        - Я ему не за это плачу.
        - А я за это…
        Хизу промолчал, но красноречиво поджатые губы выражали настроение хозяина лучше любых слов.
        - Да пусть подработает. Жалко тебе что ли! - поспешил оправдаться лоточник.
        - Не жалко. Позови его, - буркнул Хизу.
        - Зачем?
        - Надо и все тут.
        - Ну, к чему такая срочность? У нас сейчас «Пророчества» расходятся, с руками отрывают.
        - Я говорю, позови, вот и позови. Он мой слуга, а торговец здесь ты - вот и торгуй сам!
        - Ой-ой, высокий сокол пролетал и на лысину насрал, - протянул торговец свою любимую присказку.
        - Зови, давай!
        Лоточник снова фыркнул и, засунув указательные пальцы в рот, издал оглушительный свист. Хизу невольно зажал уши и приготовился излить на старика порцию негодования, но не успел, в закутке появился мальчишка.
        - Звали? - услужливо воскликнул он.
        - Он звал, - лоточник указал на Хизу, при виде которого мальчишка сложился в почтительном поклоне.
        - Не переигрывай, - бросил ему маг, - Пойдем со мной, дело есть.
        - Слушаюсь!
        Вдвоем они вышли из закутка и, взявшись за руки, начали преодолевать людской поток, походивший больше на масштабную давку. Только в крепкой сцепке и можно было не растеряться в людской лавине, движущейся сразу во всех направлениях.
        - Значит, вас надо вести в самое безопасное место в городе… М-м, может, к Кром-Терии? - осведомился мальчишка, стоило им только выбраться на свободу и минуть главную площадь.
        - Да, лучше всего к нему. Он выходец из богатого архатейского рода, ему можно доверять.
        - Но отец у него эфиец, - подметил слуга своим высоким юношеским голоском.
        - Веди, много не болтай! - Хизу насупился. Ему не хватало только от какого-то слуги неудобных замечаний.
        - А вы мне не расскажите о магии? - как ни в чем не бывало, спросил мальчишка, хлопая своими небесно-голубыми глазами.
        - Что знать-то хочешь? - смиловистился дворянин, глядя в эти чистые и невинные глаза.
        - Я много слышал, читал, но я так и не понял… Столько заклинаний, откуда они берутся? Что в магии главное?
        - Ха! Ну и вопросики! - от души рассмеялся Хизу, - Надо долго учиться, чтобы все это понять. Даже не так… всю жизнь учишься, открываешь что-то новое, ибо нет абсолютного финала у пути мага.
        - То есть, ответа нет? - разочарованно протянул парень и выпятил нижнюю губу.
        - Ладно, не бузи, - Хизу потрепал мальчику по пшеничным волосам, - Самое главное, что ты должен знать о магии - это то, что она базируется на пяти стихиях.
        - Пяти? - удивился слуга.
        - Да. Многие маги считают, что стихий четыре, но тут уж как клану будет угодно. Практически у каждого крупного архатейского рода есть свое представление о волшебстве, и в Академии все зависит от того, к какому преподавателю попадешь. У меня учитель считал, что стихий семь: вода, земля, огонь, воздух, пустота, молния, эфир. Но он был из Шерук, а они больно заморочены. Мой клан Чивори… - Хизу невольно проговорился и от неожиданности поперхнулся.
        - Что ваш клан? - нетерпеливо воскликнул парень.
        Маг снисходительно обвел его взглядом и с усмешкой продолжил:
        - Мой клан настаивает, что базовых стихий пять: вода, земля, огонь, воздух, пустота.
        - Базовых?
        - Ага. Еще их называют «абсолюты». На них строятся все заклинания, и даже больше - они основа жизни. Каждый маг обладает основой и волен ей управлять. Он как передатчик между мирами, качает энергию, соединяет все живое между собой. Ведь что наша планета? Она живое существо, а энергия - кровь, что бежит по ее невидимым руслам и питает нас. Вода ее слезы, огонь сердце, воздух - ее дыхание, а земля плодородная плоть. И магам вверено управлять силой матери-земли. Жаль, что чаще ее богатства пускают на разрушение, а не на созидание… Да-а, а ведь какую красоту можно создать, если только постараться и правильно применить дарованные нам силы!
        - И маги управляют каждым элементом?
        - Да.
        - А вы не сказали про пустоту… что это?
        - Пустота… В ней ничего нет, она абсолютно пуста.
        - Тьма?
        - Нет. Распространенная ошибка, нельзя определять пустоту иным термином. Она не тьма, она лишена вообще чего-либо.
        - Не понимаю…
        - Знаю. Вот поэтому ты и назвал ее тьмой. Но от людского непонимания пустоту всегда наделяли мнимыми признаками. Избито! Я привык. Все же, запомни, пустота - абсолют, в ней нет ничего знакомого тебе, равно, как и не знакомого.
        - А как же ей тогда управлять?
        - Так и управлять. Применишь заклинание «пустоты», скажем «пустынный призрак» и оно обратит твоего врага в ничто. Сотрет с лица земли…
        - Потому что в пустоте ничего нет? - осторожно предположил мальчишка.
        - Точно! - обрадовано воскликнул Хизу и рассмеялся, - Молодец! Вот, кстати, мой клан как раз взял за основу пустоту и не прогадал… в свое время.
        - Значит, маги могут использовать только один тип заклинаний? Основу?
        - Нет. Используй, что хочешь, главное, чтобы силенок хватило. И чем сильнее маг, тем разнообразнее набор его заклинаний, тем они мощнее. Но как ни крути, заклятия из арсенала основы будут всегда самыми действенными.
        - Я понял. А нельзя одновременно обладать всеми основами?
        - Ишь чего захотел! Нет, нельзя. Теоретически, конечно, это возможно, но практически нереализуемо. В истории нашелся всего один маг, способный управлять любым видом основ.
        - Кто? - глаза парнишки вспыхнули неподдельным восторгом.
        - Сам догадаешь?
        - Ну, кто? Кто? Скажите! Ну, пожалуйста!
        - Ха, ладно, - Хизу вновь добродушно разлохматил волосы слуги, - Касандер Милиотар.
        - Он… - разочарованно буркнул парень, - Подумаешь. Значит, не такая уж магия сильная штука. Он ведь проиграл… какой из него все всемогущий волшебник!
        - Кто бы говорил, - Хизу задели слова мальчугана, - Поди, овладей хоть одним уровнем. Не сможешь, у вас эфийцев кишка тонка. А ведь магия - тяжелый труд, где каждая ошибка может дорого обойтись. Ты постоянно, из заклинания в заклинание, рискуешь собственной жизнью. А Касандер мастерски изобретает новые заклинания… в смысле изобретал, - Хизу прикусил язык и снова покосился на мальчонку, но тот, кажется, не обратил никакого внимания на столь нелепую оговорку.
        - В общем, - продолжил Хизу, - Это проклятый труд. И проиграл Касандер только по собственной воле. Он не захотел поступать подло, и в этом его сложно упрекнуть…
        - Папа говорит, что ваш правитель был мужеложцем, поэтому мне противна его фигура.
        - Да, что ты! - язвительно протянул маг, - А ваш король Тау, что лучше? Или наличие детей по умолчанию смывает все грешки молодости? Э, нет, ничего подобного, от правды не скрыться. Ваш Тау такой же, как и Касандер, они оба преуспели в этом деле. Поэтому совершенно несправедливо клеймить позором одного, и возвеличивать другого, закрывая на все глаза.
        - А папа говорит, что Короля околдовал злой колдун и подвел к моральному преступлению. Он не виноват в своем падении, наоборот, он мучился от такого унижения, страдал. Народ Эф простил своего короля и, когда чары поганого колдуна развеялись, принял назад. А теперь все хорошо…
        - Ага, конечно! Сказка для нищих о вечном богатстве, - сыронизировал Хизу, - Отец у тебя кто?
        - Печник, - живо отозвался парень, желая увлечь богатого господина темой о нужном и полезном труде отца и тем самым возможно немного пополнить семейную копилку.
        - Вот пусть печет, а не умничает, - вывел тот.
        - Вообще-то он строит…
        - Еще лучше! Тогда тем более его работе лишние разговоры только вредят.
        Парень открыл рот, но не успел ответить, потому что они вышли прямиком к арочному дому, и Хизу, узнав хорошо знакомое место, быстрым шагом направился к парадному входу. Недолго думая, он смело распахнул входную дверь.
        - Добро пожаловать! - его встретил приветливый молодой дворянин в эфийском облачении, но с полностью архатейской внешностью. Он был смуглым, даже слишком и для народа магов, высоким худощавым брюнетом с пронизывающей холодной зеленью близко посаженных глаз.
        - Ты меня ждал? - чуть смутился Хизу, его обеспокоила необъяснимая подготовленность знакомого.
        - Нет, просто проходил мимо дверей, а тут ты пожаловал… А что?
        - Ничего, осторожность не бывает лишней, - Хизу перевел все в шутку. Он покосился на свой сундук, а потом показательно устремил взгляд на вход в гостиную.
        - Боги! - поняв его намек, дворянин всплеснул руками, - Какой я нерадивый хозяин! Заставляю гостя топтаться в прихожей! Проходи скорее!
        - Спасибо, ты истинный аристократ, Кром-Терии, - отозвался Хизу, весело топая в удобные покои.
        Мальчишка слуга двинулся следом.
        - Располагайся, - дворянин кивнул на кресло, впрочем, Хизу уже успел устроиться на диване.
        - Ней, - обратился он к хозяину по имени, - У меня проблемы, - Хизу скрестил руки на животе и подтянул голову к шее, от чего его подбородок утонул в складках жира.
        - Я догадался, - учтиво кивнул Ней, чуть наклоняя голову в бок, - Иначе ты бы не пришел. Верно?
        - Зачем же так, я люблю навещать твой изысканный салон.
        - Не обманывай, тебя раздражает праздная публика, состоящая в основном из эфийской богемы.
        - Меня угнетает их тупость. Но знаешь, после пары капель опиумной настойки, я готов терпеть и скудоумие, и отсутствие фантазии.
        - Тебе не понравилась игра в «Лес Фавнов»?
        - Не особо. Не понимаю я костюмированных водевилей.
        Ней тихо хохотнул.
        - Зато призом был Касандер Милиотар…
        - То есть, ты в его образе.
        - Да, я радушный и услужливый хозяин.
        - Странное развлечение, - Хизу оглядел комнату, обставленную в чисто архтейском стиле: резная мебель, обилие, даже перебор, парчового драпа, старинные картины. Все, вплоть до мелочей, было выполнено в духе болезненного воображения их хозяина, столь любящего гротескные развлечения и пьяные постановки с одурманенной публикой в главной роли.
        - Иногда так приятно упасть в сладкий разврат, - томно проговорил Ней.
        - Поэтому Архатей захвачен этими пустоголовыми солдафонами, - рассудил Хизу, - Дворяне слишком повернуты на собственных грезах и удовольствиях.
        - Я предпочитаю думать, что мы соединились в одно государство, чтобы вести подрывную деятельность изнутри эфийского общества, разлагать этот воинственный народец и искушать разнообразием плотских утех.
        - Незавидная роль для человека, в чьих жилах течет кровь клана Зарман.
        - Да ладно тебе, не драматизируй. Отец-то у меня чистейший эфиец, да и мать всегда презирала колдовскую родню, вынудившую ее бежать из родных земель.
        - После поглощения рода Зарман?
        - Угу, во время.
        - Лучше подчиниться врагам, чем своим родственникам?
        - В любом случае светил проигрыш. А так, хоть какая-то свобода и солидные инвестиции в бюджет благодаря эксплуатации образа мага. В Архатее, поди, никого этим не удивишь.
        Ней залюбовался на свои гладко, до блеска, отполированные ногти.
        - Я лучше буду писать «Пророчества».
        - Да, это выход для тех, кто владеет слогом. Я же ничем, кроме магии и своего тела не располагаю.
        - А сбережения?
        - Они зиждутся на этих двух факторах, как на опорных столпах.
        - Ней, я останусь у тебя на время? - Хизу недолго ждал, прежде чем перейти к делу.
        - Оставайся, если готов терпеть мои каждодневные гулянья.
        Хизу промолчал. Его внимание захватил мальчик слуга, все это время присутствующий при разговоре и внимающий каждому слову.
        - Хизу… - окликнул его Ней.
        - Тебя ведь все устраивает? - неожиданно строго отозвался тот, переводя на своего знакомого тяжелый напряженный взгляд.
        - В каком плане?
        - Твоя жизнь. Ты получаешь все и явно перегрызешь глотку любому, кто только посмеет покуситься на твой кусок пирога.
        - Условно… - не особо уверенно подтвердил Ней.
        - Не понимаю я, что ты делаешь в оппозиции…
        - Ну…
        - Вот тебе и «ну». Стремишься создать образ передового оппозиционера, интеллектуального борца на баррикадах тьмы непросвещенности, но дальше имиджа это никуда не уходит.
        - Я и не думал, что ты меня оскорблять пришел, - Ней недовольно поерзал на месте.
        - Правда не может оскорбить, ты ведь и сам все прекрасно знаешь.
        - Ты хватил лишнего… Вот, что я знаю.
        - Сколько нынче платят за голову товарищей по оружию? - жестко отчеканил Хизу, выпрямляясь и подаваясь вперед на границы личного пространства собеседника.
        - Я не понимаю! - отпрянул тот, хватаясь за обивку сиденья своим холенными ногтями.
        - Все ты понимаешь, - прищурился Хизу, - Это ведь ты стоишь за всеми арестами оппозиционной элиты! Ты крыса, науськиваешь, выведываешь, входишь в доверие, а потом сдаешь… Двойной агент, да? Я догадался. Так сколько тебе платят?
        - Но… как? - тихо произнес Ней.
        - Не знаю… Я ведь маг, просто почувствовал. И этот, - Хизу указал на мальчишку, - С тобой заодно. Это ведь ты мне посоветовал нанять помощника и дал его координаты. Стоило мне его утвердить, как ко мне явились стражники. Странное совпадение, не так ли? А может и вовсе не совпадение!
        - Простите, господин, - разоблаченный парень бухнулся в ноги своему недавнему нанимателю.
        - Встань, не надо таких бурных излияний, - Хизу брезгливо пихнул мальчишку носком, - Это твой первый провал, и из-за отсутствия опыта ты пока не можешь держать удар. Но дело предателя нехитрое, все, что надо - наглость и беспринципность. Еще научишься, есть к тому все предпосылки.
        - Простите… - снова пискнул парень.
        - Да брось, я не сержусь. На тебя у меня нет причин обижаться. По сути, ты эфиец и просто обязан был меня заложить властям. Никаких проблем - бизнес, есть бизнес. Я деловой человек и подход у меня тоже деловой. Просто интересно, сколько я стоил?
        Слуга пристыжено завертел головой, не поднимая на Хизу глаз.
        - Ну же! Отвечай, во сколько меня оценили ублюдки эфийцы? Я должен знать, чтобы поставить ценник. Отвечай! Не смей молчать! Моя цена?
        - Три куска золота и мешок торфа.
        - Ну, хоть не навоза, - раздраженно произнес Хизу.
        - Твои предложения, - опомнился Ней, - Я жду!
        - Чего?
        - Ты ведь не просто так на меня вылил кушак помоев! И отнюдь неслучайно пришел!
        - Я не занимаюсь удобрением почвы, тем более бесплатно! До меня дошло только сейчас, что ты предатель, но заметь, я не стал вопить «Эврика!», а сказал все как есть начистоту. Понятия не имею, что делать. Мне наплевать на тебя, живи. Твоя жизнь и тебе решать, кем быть: трусливой гнидой или достойным человеком. Но я не хочу быть разменной монетой. Понял?
        - Да, но… - Ней поднялся и зашел за спинку дивана, облокачиваясь на нее локтями, - Ты раскрыл меня… Отпустить тебя, значит, очень серьезно рискнуть. Я не могу.
        - А я не спрашиваю, если ты не заметил, - Хизу достал призму.
        - Магический поединок? - осведомился дворянин, удрученно глядя на блестящий кристалл.
        - Ты оставляешь мне выбор?
        - Нет, наверное, - еще более мрачно произнес Ней.
        - И я о том же. Не боишься поранить личико?
        - Неприятно, конечно, но… Да, что я могу поделать?!
        - Правильно, ничего. Раз решил встать на опасную тропинку ренегатства, будь любезен, кушай последствия ложечкой.
        - Давай не будем, - неожиданно предложил Ней, - Нам не зачем ссориться…
        - Он лжет, - неожиданно проронил мальчик, отползая к двери и опасливо щуря на Хизу глаза.
        - Заткнись!
        - Я знаю, - Хизу улыбнулся смелому пареньку, - Ней, ты ведь меня сразу сдашь и глазом даже не моргнешь. Уж не знаю, какой у тебя интерес. Не понимаю, как можно так сильно любить деньги.
        - Какие деньги! - лицо дворянина приняло самое оскорбленное выражение, он даже побелел, - Я зависим от двора Биа-Хатерии! Мой отец серьезно проигрался и задолжал огромную сумму денег. Он вчистую разорился, продал земли, заложил дом, но это все равно не покрыло долгов! Ему повезло умереть от приступа отдышки, а нам с матерью фактически стало негде жить. Грозила потеря всего имущества, со всех сторон поджимали кредиторы, жизни никакой не было! Я даже не мог на улицу выйти, чтобы не услышать кучу претензий и требований, даром, что камни в спину не летели. Думаешь, я хотел становиться крысой на службе королевской стражи? Разве о такой карьере мог мечтать наследник древней династии, берущей свое начало еще со времен первого правителя Архатея? М? Но мне пришлось. Считай, прижали к стене, и выхода совсем не было. А тут, как нельзя кстати, правительство предложило выплатить все долги за необременительное сотрудничество. Я согласился… И не только из-за собственной бешеной усталости, а еще и из-за матери. Она хоть в последние годы жизни порадовалась спокойствию.
        - Сколько героизма! - на Хизу речь парня не произвела особого впечатления, - Ради матушки он продался, как же! А работать не пробовал? Что гордыня не позволяет? Амбиции требуют королевского размаха в повседневности? Я знаком с одним мальчишкой, так он из рода куда более знатного, нежели ты. И знаешь, чтобы достигнуть своей цели, он пал на самое дно и торговал собой. Не надо брезгливо морщиться! Его труд намного честнее и чище твоего!
        - Думай, как угодно!
        - Я скажу тебе только одно - после падения рода Милиотар нам всем пришлось несладко. Почти каждый, кто был приближен к властвующей фамилии и занимал высокие посты, в одночасье лишился всего. И нам пришлось выживать, приспосабливаться, каждый день бороться за себя и свое место в новом времени и новых условиях. Дворяне Архатея одинаково пострадали, ты не уникален в своем несчастье. А что делать? Нашему поколению досталась тяжелая доля жить в эпоху глобальных перемен. Но это не повод вести себя низко. Я презираю таких, как ты.
        - Ну и презирай! Ты не знал моего отчаяния…
        - Я знал свое.
        - Все готовы выносить вердикты, но никто даже не представляет, как это невыносимо тяжело жить среди чужих. Быть не принятым там, где родился и рос!
        - Вернулся бы в Архатей, раз так подыхал в Эфах.
        - Не мог! В Архатее на меня бы наклеили ярлык полукровки!
        - И с чего такая уверенность? Ты там бывал?!
        - Нет… Но… я знаю!
        - Эх, молодой ты еще, глупый. И не боец по жизни… Но ты не виноват, это у нас порода такая нынче пошла - приспособленцев. Выродились великие маги, не вернуть назад. Ничего не вернуть… Досадно.
        - Типичная стариковская песня!
        - А я рад, что рос в эпоху, когда слово «честь» не путали с «гордыней», и подвиги настоящих дворян не воспринимались как нечто чудесное, а считались обычным делом, святой обязанностью каждого представителя знати. Мне есть чем гордиться.
        - А мне думаешь нечем?
        - Не знаю. Кажется, ты перепутал порядок расстановки всех приоритетов… Хотя мы все недостойны своих предков.
        - Я так не считаю!
        - Значит, за крысиную работу тебе стоит медаль выдать?
        - Нет! Но не тебе меня отчитывать… Да, признаю, я был вынужден заняться не очень честной деятельностью, но иначе, мне негде было бы жить. А я сделаю все, что угодно, но ни за что не опущусь на дно! Мое право!
        - Тогда исполняй свои обязательства! Тебе ведь поручили меня сюда заманить, хорошо - заманил. Дальше? Каковы твои действия?
        - Я знал, что к тебе приходили, далее дело техники. Я ждал тебя. Теперь мне надо тебя задержать до прихода стражи…
        - А мальчишку, стало быть, послать их привести? Подать ему условный сигнал? Вот поэтому ты разрешил ему здесь сидеть? Верно?
        - Да.
        - Но я оказался быстрее и разгадал план.
        - Точно… Более нет смысла придерживаться инструкций.
        - Естественно уже нет. Ладно, - Хизу потер подбородок, - Что говорят инструкции в таком экстраординарном случае?
        - Я должен удерживать тебя любой ценой, даже, если потребуется уничтожить, - признался Ней, стыдливо уронив взгляд в пол.
        - Ха! Так уничтожь! - Хизу демонстративно покрутил в руках призму, - Какой ты уровень?
        - Третий… - дворянин извлек из воротника медальон на длинной цепочке. Он был пятиугольной формы с небольшим фиолетовым камнем посередине и древними символами вокруг.
        - Значит, равная битва, - рассудил Хизу, разматывая чалму, которая, по его мнению, могла сползти на лоб и помешать в поединке.
        - Точно, - Ней скинул с себя свободный льняной жилет и остался в одной легкой расписной рубахе с треугольным вырезом и коротким рукавом.
        - Какую стихию выберешь?
        - Я же Зарман, - печально улыбнулся Ней, - Заклинание земли, «дракон виноградной лозы», уровень три.
        - С претензией на четвертый уровень…
        - Вообще-то, заклинание придумал мой родственник по имени Зако. Он погиб от руки Карла Биа-Хатерия очень молодым, но был не по годам талантлив. Поэтому уровень заклятия пятый, но я не тяну… Адаптированный вариант.
        - Ясно, - кивнул Хизу, - Земля, так земля.
        Призма вновь отразилась золотым сиянием, опутав руку мага и распускаясь в воздухе тысячей тонких завитков, столь напоминающих ростки вьюнкового растения. Маг приготовился к нападению.
        Ней в свою очередь закусил цепь зубами так, что амулет лег на его подбородок, и, прикрыв глаза, начал концентрировать силу. Вскоре камень в середине пятиугольника вспыхнул оранжевым сиянием, окруженным бархатным фиолетом, он словно прорывался из глубин амулета.
        - Силы земли! Взываю! - грозный голос Хизу вознесся к самому потолку, - Заклятие «Вьюнковые плети», уровень три!
        - Заклятие «Виноградная лоза», уровень три! - отозвался Ней, выпуская мерцающий амулет.
        Оба мага предпочли ударные заклятия охранной магии.
        - Один удар решит исход боя! - крикнул Хизу и от его руки отделились тысячи движущихся как щупальца нитей.
        - Вперед! Дракон! - взревел его противник. Навстречу ударным силам Хизу взметнул оранжевый дракон с пышным хвостом. Он летел в диком вращении и вскоре начал напоминать вихрь, буравящий даже горы.
        На секунду Хизу показалось, что ему не победить. Но нити одним махом пробили винтовую броню дракона и, разорвав его в клочья устремились к незащищенному Нею. Все произошло слишком стремительно. Хизу едва успел опомниться, как его враг был поднят в воздухе формой икса, его ноги и руки крепко держали острые прутья. Он мучался, подобно мотыльку в сети паука. Сотни нитей терзали плоть, пробиваясь сквозь все отверстия и протыкая насквозь тело.
        Секунду Хизу просто смотрел. Человеческая мука обжигала глаза, но приковывала внимание, не отпуская ни на секунду. Страшный, волнующий и в то же время завораживающий момент.
        - Как больно! - простонал Ней, поднимая голову к небу.
        Хизу вздрогнул и мгновенно вышел из ступора. Он подошел к парню, с жалостью смотря на его изрезанное тело, и вновь замер. Хотелось хоть чем-нибудь помочь. Рука сама потянулась к щеке несчастного и прикоснулась к блестящей коже. Ней дрожал, нити извивались в нем, принося нестерпимые страдания.
        - Ему уже ничем не помочь… - прошептал Хизу.
        Словно в ответ на его полные сострадания слова, парень дернулся и жалобно застонал.
        - К черту! - зло рявкнул Хизу, отдергивая призму от руки. Прерванное заклятие ужалило ладонь, но он не успел об этом подумать, потому что в руки ему свалился высвобожденный Ней.
        Хизу осторожно опустился с ним на пол и прижал к себе, поддерживая за голову. Ней содрогался в предсмертных конвульсиях, но все еще пытался дышать.
        - Мне холодно… - прошептал он.
        - Сейчас станет лучше, - Хизу еще крепче сжал дрожащее тело, - Вот так…
        - Я… плохой…
        - Вовсе нет!
        - Да… ненавидишь…
        - Совсем я тебя не ненавижу! Просто так вот вышло… глупо!
        Хизу с ужасом посмотрел на лицо Нея. Из ушей у него сочилась кровь, Ней поднял глаза и из них полились багровые слезы.
        - Я отступник… - прошептал он, - Не простят… предки…
        - Простят, куда денутся! - как можно тверже заверил Хизу, но его голос предательски дрожал.
        - Правда? - трясущаяся рука парня нашла ладонь Хизу, который тут же ее сжал.
        - Конечно… - проговорил он.
        - Я… Холодно… Прости меня…
        Нея снова затрясло и из его горла стали доноситься хрипы. Хизу сразу понял, что парень находится на пороги смерти. Тогда он ласково дотронулся губами до лба недавнего врага, срывая тихий вздох, полный облегчения. В ту же самую секунду, словно дождавшись долгожданного прощения, ослабевшая рука Нея упала на пол, а голова безвольно запрокинулась назад. Он умер.
        Хизу сморщился в немом крике, но так и не смог издать ни звука. Он поднял парня на руки, отмечая, каким легким и хрупким тот оказался, и переложил на диван. Жилетом, что носил Ней, Хизу прикрыл ему лицо. Стало жутко…
        Полный трагизма, он осмотрелся. Вокруг была все та же комната с безмятежным шармом дворянского уюта, тихо шли часы, на подоконниках радовались солнцу цветы. Только хозяин дома больше никогда не будет любоваться ими, его руки больше никогда не коснуться золоченой лейки, припрятанной за легким шелком занавесок, а по холлам и залам никогда не пронесутся звуки легких шагов. Он мертв, исчез в одночасье, и холодное сжавшееся тело на софе тому самое яркое подтверждение.
        Хизу тяжело выдохнул, где-то в углу скулил мальчик-слуга, забившийся туда со страху. К горлу подступал комок горечи, и Хизу ничего не мог с этим поделать. Казалось, противник был устранен и он мог беспрепятственно двигаться дальше к цели по лестнице своего успеха. Но сердце как-то не отзывалось радостью, наоборот все сильнее и сильнее тяготило душу, давя на грудь тяжелым свинцом.
        - Ладно, буду собираться, - отстраненно проговорил Хизу, подходя к своему драгоценному сундуку, - Надо найти безопасное место, распространить «Пророчества», написать новые… Столько дел… - он устало потер виски, - Хотя…
        Хизу невольно покрутился и вновь остановился напротив сундука. Теперь он смотрел на поклажу с долей презрения.
        - Хотя, какого черта?! - спросил сам себя, и его лицо просияло, словно неведомое озарение спустилось на него с самого неба, - Почему я должен? Мне это надо? Нет. Я не убийца! Я не хочу просыпаться в кошмарах. Да ни одна идея в мире не стоит пролитой за нее крови!
        Хизу даже нервно рассмеялся, не веря, что такая простая истина не пришла в голову раньше.
        - Я же ничего никому не должен! - продолжал он, радуясь своему просветлению, - Пусть Драго сам ведет свои ожесточенные бои, его право. А я ведь абсолютно свободен! Свободен! Я могу жить… Это Драго подгоняем сроками, а я-то нет. Смерть не грозит перед носом своей клюкой, я волен просто жить… Жить себе в удовольствие, тихо и мирно. Разве я хочу падения династии? Уже нет, слишком все сложно… ну исчезнут они… что дальше? Прошлого не вернуть, даже возродившемуся Касандеру это не под силу. Времена прошли, люди изменились, вот чего я так упорно не хотел понять… - Хизу покачал головой, - И на что я потратил одиннадцать лет своей жизни? На глупое возвращение старых призраков? Ну, не идиот ли?!
        Он водрузил ногу на сундук.
        - Пустое! Рисковал собой ради ностальгических воспоминаний о могуществе Архатея и собственного семейства! Ха! Да новые времена сулят мне полную свободу! Путь дворянина… Да уж! Он точно не в бессмысленных убийствах. Если Касандер, он же Драго, он же великий махинатор и аферист эпохи, готов брать на себя такую тяжкую ношу - пускай! Его право. Я же давно вырос из юношеского максимализма, когда хотелось все изменить и доказать окружающим, что ты не пустое место. Как я заблуждался, следуя за Драго-Касандером! - Хизу легонько ударил себя по голове, - Глупая привычка! Да он всегда плевал на меня… использовал, как раба. Ну и пусть выкручивается теперь сам, я ему не нанимался. Все! Я наконец-то скинул оковы болезненной зависимости от этого человека! Пошло все к черту! - Хизу смачно, от всей души плюнул на сундук.
        А потом развернулся и пошел к выходу, абсолютно легкой и бодрой походкой, счастливого человека. Он вышел на улицу и впервые за долгое время улыбнулся солнцу. Сердце наполнялось безмятежностью, даже дышалось намного легче, а ветер казался особенно свежим и чистым. Странная свобода заполняла каждую клетку, Хизу даже немного захмелел от ее внезапного возникновения. Сознание прояснилось и хотелось смеяться, как ребенку.
        Хизу шел по улицам и улыбался всем без исключения. Многие смущенно отвечали кивком или робкой улыбкой, показывая магу, что если смотришь на мир в мрачном свете - он неприветлив и суров, а если открыт и весел, то тебе обязательно ответят взаимностью.
        Дорога привела Хизу в самый бедный район.
        Трущобы подпирали друг друга покосившимися боками построек, окна зияли дырами в выломанных ставнях, а белье, вперемешку вывешенное на веревки между домами, не выглядело чистым даже после стирки. Со всех сторон доносился запах еды, которую готовили здесь же на улице, и здесь же ели. Рядом с наспех сооруженными лотками уличных поваров возились местные детишки, играющие и справляющие нужду прямо в опасной близости от гастрономических заготовок. Нечесаные женщины в старых выцветших передниках сновали по улочкам то с корзинками, то с детьми на руках. Из открытых окон слышалась ругань. Квартал жил своей обычной будничной жизнью.
        В районе по большей части обитали выходцы из Архатея, простой люд, решивший перебрать в столицу Объединенного Королевства. Жили они по-настоящему бедно.
        Но даже неустроенность местных обитателей не заставила их обратить внимания на придурковатого мага, который шел с улыбкой на лице и таращился по сторонам. Уличная шпана, которая было встрепенулась при виде незнакомца, вскоре решила, что с него абсолютно нечего взять и потеряла всякий интерес к грабежу странного субъекта.
        А Хизу, тем не менее, дошел до угла очередной улочки и остановился. Беднятский район резко заканчивался и переходил в порт, предместья которого населяли более зажиточные граждане. Бедняки были хорошо осведомлены о состоянии соседских кошельков, поэтому на границе районов выставляли на продажу все самое лучшее: от кукурузных лепешек, до девушек.
        Как раз напротив последних и притормозил Хизу.
        Ему на глаза попалась миниатюрная брюнетка с длинными по колено волосами. Она явно была архатейкой, загар и зелень огромных глаз не могли ввести в заблуждение. Хизу не знал, чем так сильно его заинтересовала девушка, но он решил подойти.
        - Привет, я Хизу, - незатейливо представился он, возникая перед незнакомкой.
        Она немного растерялась и беспомощно захлопала длинными густыми ресницами.
        - А я Манана, - по-простецки ответила она, как только смогла совладать с удивлением.
        - Как сюда занесло?
        - Судьба…
        - И у меня судьба.
        - Вы меня покупаете? - осторожно поинтересовалась Манана.
        - Нет. Просто развел беседу. Ты против?
        - Нет, - девушка улыбнулась. Легкость разговора лишила ее и страха и скованности.
        - Вы из Архатея? - спросила она.
        - Да. Искал себе прибежища, но попытка потерпела фиаско!
        - А мы похожи…
        - Вот и хорошо. Тоже устала от скуки Архатей?
        - Вроде. Я, как и ты, думала здесь найти себе место. Хотела выделяться…
        Хизу иронично окинул взглядом строй девушек. Как на подбор все оказались архатейского происхождения.
        - Да уж, выделилась! - засмеялся он.
        - Вот я дура! Да? - Манана развела руками и тоже хихикнула, - Думала, стану танцовщицей! Как же! Все заведения давно переполнены, а публика пресыщена нашей южной экзотикой. Деваться некуда, вот второй день здесь работаю… Благо клиенты пока не клевали, хотя тоже нечему радоваться. Хозяйка-то грозит перепродать. Ах, что это я все болтаю!
        - Я не возражаю, у тебя голос красивый. Словно, маленькая птичка поет, - Хизу почесал себя за ухом, будто обдумывая в голове какую-то свежую мысль.
        - Ты странный. Кто ты?
        - Маг и путешественник.
        - Здорово! Я всегда мечтала бродить по свету. Но самой пуститься в путь не позволяла трусость. Никогда не решусь!
        - А мне нечего терять, поэтому я могу все! А тебе?
        - И мне нечего.
        - Тогда пошли со мной! - внезапно выпалил Хизу и подставил девушке локоть.
        - Но…
        - А ну-ка, пораскинь мозгами! Что у тебя здесь есть?
        - Ничего… - Манана в раздумьях покосилась на оттопыренный локоть мужчины.
        - И у меня. Поэтому соглашайся! Второго такого шанса не будет, - Хизу задорно подмигнул.
        - Ладно! Пока хозяйка отлучилась, я, пожалуй, могу уйти незаметно, - девушка схватилась за предоставленную ей опору.
        - Вот и чудно! Я расскажу тебе кучу историй. Знаешь, что такое энергия снега?
        - Нет!
        - Это блестящая ледяная пыль, так похожая на бриллианты!
        - Да ну! Обманываешь!
        - Точно тебе говорю. Вот дойдем до следующего квартала - я тебе покажу!
        И без конца треща на разные темы, они двинулись вперед, в сторону огромных мачт кораблей. Их пышные паруса поражали воображение пестротой орнаментов и гербов. Они высились над извилистыми улочками, маня в дальние странствия и суля множество завораживающих и интригующих приключений.
        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

1
        Драго вальяжно раскинулся на софе, задрав ногу на спинку. Нойка давно ушла на поиски Дея Крочи, а маг заслуженно отдыхал. Его взгляд нет да нет, касался кристальной формы из-под амулета, который он сделал для Нойки. Его смертоносность заключалась в магии льда. «Леденящая звезда» - ударное заклятие уровень семь, меняла структуру крови, превращая ее в лед и разрывая человека изнутри на сотни обмороженных кусочков.
        - Дракон, ты здесь? - устало протянул Драго, поднимая глаза к потолку.
        - Да, как всегда рядом, - дух проявился мерцающей зеленью. Он облачился в декоративный фартучек с рисунком клубнички на грудном кармане, а в лапе сжимал скалку.
        При виде магического союзника Драго саркастично засмеялся и хитро мигнул глазами.
        - Сотворил новое заклятие? - поспешил осведомиться дракон, напуская на себя самый серьезный вид.
        - Сотворил, красивое… Звезда, сотканная из ледяного яда и остуженная энергией воды.
        - Говорят, достаточное болезненное заклятие.
        - Не испытывал на себе, но полагаю, что оно подобно всем заклятиям высших уровней, которые призваны сделать смерть врага как можно более мучительной.
        - Конечно… - дракон задумчиво пожевал мерцающие усы.
        - Ну, другим колдовством я не прикончу Дея.
        - Знаю… Но довольно разговоров о делах. Как сам?
        - Приемлемо. Только меня опять предали, - Драго демонстративно весело рассмеялся.
        - Ив? Не сомневался. Барон изначально был слабым звеном. Точнее он не мог дать того, что требовал ты. Хотя мое мнение ты знаешь и оно для тебя не новость.
        - Ты оказался прав. Смотри-ка, как забавно - «зеркала истин» соврали, - Драго поменял позу, теперь на спинку кресла он водрузил обе ноги. Вальяжность стала напускной.
        - Нет, не соврали. На тот момент никакой фальши не было и в помине. Зеркала честно отобразили тогдашнее состояние барона. Но человек существо изменчивое, ему свойственны развитие и перемены. Ив, и без того колеблющийся, сделал свой выбор. Он решил, что остаться в прежнем сообществе, намного лучше, нежели строительство предложенного тобой мира. Что ж, его можно понять… Люди бояться перемен.
        - Эх, сам не знает, от чего отказался, - протянул Драго, хитро прищуриваясь.
        - А от чего?
        - От меня и мира, который я ему подарю…
        - Ты? Не смеши. Твоя месть окончится, ты отправишься в небытие, туда, где и должен находиться, а что же останется Иву? Обезглавленное королевство, поглощенное распрями?
        - У него появится сотня возможностей, будет шанс поменять положение, встать у руля совета, и даже вполне возможно добраться до трона.
        - Ты Ива знаешь, какой трон? - рассмеялся дракон.
        - Да уж… он чихнуть боится не по правилам, до борьбы за власть ему далеко.
        - Не самого сильного союзника ты выбрал. Маг он слабый, никакого революционного духа, своим положением он вполне доволен, влюбленность в тебя не достаточна для свершения подвигов. Зуб даю, Ив ни за что не убьет Тау!
        - А я знаю, - усмехнулся Драго, - Мне всего-навсего интересно, как он себя поведет. Что выберет - меня или условности мира Тау.
        - Соревнуешься с Тау на всех направлениях. Вечная дуэль двух пауков?
        - Моя наколка… - Драго причмокнул языком и хитро прищурился.
        - Ты даже Ива заставляешь выбирать, кто ему дороже.
        - Он трус, и мне совершенно ясно, что ему дороже собственная шкура!
        - Ха, опять тебя Тау щелкнет по носу.
        - Не он! - не всерьез оскорбился Драго, - Скорее природа человеческая, а она у Ива превалирует в характере… Слабак! Что я еще могу сказать?!
        - Ясно. Совсем парня списал со счетов.
        - Ага. Мне он больше не нужен…
        - А ведь у Ива был потенциал… ты мог зажечь его своей идеей.
        - Пытался, но понятия не имею, что ему не хватало.
        - Одной постелью человека не купишь, - с иронией подметил дракон.
        - Ну, я многим ради него пожертвовал. А он только и делал, что бесил меня своей нерешительностью.
        - Чем ты жертвовал? Ну-ка! - глаза дракона вспыхнули неподдельной насмешкой.
        - Встречался с ним, время свое драгоценное тратил, себя не щадил, - Драго нахмурился и принял обычную позу, поджав под себя ноги.
        Дух сорвался на неистовый хохот, разбрызгивая во все стороны метановые брызги слюны, напоминающие фонтаны гейзеров.
        - Не смешно, - Драго заулыбался.
        - Еще как! Да ты орал на несчастного барона каждый божий день, пилил его похлещи сварливой женушки нерадивого башмачника. Удивляюсь, как он раньше не сбежал.
        - Терпеливый попался!
        - И не говори, железные нервы, дворянская стойкость. С него пример брать надо, книги писать!
        Драго закрыл руками глаза и покатился со смеху.
        - Я знаю все свои ошибки, - проговорил он, давясь от хохота, - Для отношений мое поведение было недопустимым. Но ведь мне нужно от барона совершенно иное. Вот я и форсировал!
        - Задавил парня своей фонтанирующей энергией.
        - Ну, бывает…
        - А вот с Дитрихом дал маху, - Дракон моментально сделался хмурым, показывая, что предыдущие шутки стали всего лишь подводкой к серьезному разговору.
        - Знаю, но ничего. Получил свое, пусть радуется. Ему не стоило меня судить, - Драго скрестил руки на груди, - А то каждый горазд разглагольствовать, но не каждый способен вынести все на своей шкуре. Пускай переживает, ему полезно.
        - Типичная архатейская логика! Не жаль племянника?
        - Нет. Если только самую малость… все же я не очень-то справедливо поступил. Кому и должно было достаться в первую очередь так это венценосной парочке лицемеров! Я имею ввиду Еву и Тау. Потому что на Дитриха им по большому счету наплевать.
        - Совесть все-таки проснулась, - с укором протянул дух.
        Драго тяжело вздохнул.
        - Она и не умирала, - произнес он с печалью, - Я все же принадлежу к высшему дворянскому роду, и основ аристократического воспитания не лишился даже после смерти. Мне каждый раз приходится переступать через себя и свои принципы. Но, чтобы победить, приходится быть жестоким.
        - Верно, - закивал дракон, - Верно. Всегда надо чем-то жертвовать… Иногда совестью.
        - Все? Или еще хочешь меня постыдить? Я начинаю уставать от твоих постоянных претензий.
        - Касандер, правитель, - дракон расправил крылья и согнул длинную шею в почтительном поклоне, - Я лишь забочусь о тебе.
        - Ты слишком часто раздражаешь, а потом повторяешь, что всего-навсего печешься обо мне. А я не железный, не могу противостоять еще и тебе. Мне сложно… Особенно, когда задеваешь и без того, кровоточащие раны моей души.
        - Такие, как боль от предательства?
        - Да, именно. Давай на чистоту, раз разговор уже вышел на новый уровень… Так вот. Ты видишь мою ауру, и хорошо знаешь, как я на самом деле воспринял поступок Ива. Моя надменность часть маски, своеобразная ширма, отстроенная за многие годы, чтобы скрыть слабости и истинные чувства. Признаться, мне было неприятно слушать его резкие слова… а ведь я отдавался ему: допустил к телу, сблизился насколько мог и пустил к себе в сердце… И вот, в итоге получил достойную отдачу. Неприятно, стыдно и грязно! Именно так я себя и чувствую сейчас. Для Ива принц оказался дороже любовника. Каково! А Хизу? Он бросил меня, сбежал, хотя столько лет я постоянно помогал ему деньгами, которые, между прочим, не так уж просто давались… А он мне вменяет в вину, что я его неторопливо вытаскивал из тюрьмы, в которую он, между прочим, попал по собственной дурости! Такое отношение, как к должнику… У меня, что других дел не могло быть! Или я прохлаждаюсь тут!
        - Не заводись! Все легко объясняется. Они, безусловно, слабы, и мизинца твоего не стоят. Но есть один нюанс, - дракон заколебался, - Только не злись, не в укор тебе.
        - Давай, червяк-переросток, добивай! Чего уж там… - Драго с усмешкой махнул рукой.
        - Ты умен, можешь заставить любого плясать под твою дудку. Наукой окручивать владеешь виртуозно…
        - Да! Моя сильная сторона и я ее использую, - неожиданно перебил его парень.
        - Вот, но людей хватает лишь на первое время. Ты им не особо доверяешь…
        - Учитывая мой прошлый опыт - неудивительно! Только я сам могу справиться, вот и приходится делать все в одиночку. У других не хватает мозгов, они не выдерживают и трусливо убегают.
        - Закономерное явление, ведь тебе это надо, а другим нет. Барон и остальные не обязаны костьми ложиться ради тебя. Им нужен мотив. А ты не даешь его, лишь требуешь и приказываешь. Так, кто угодно сбежит!
        - Ну, опять я самая главная злюка!
        - Утешил бы тебя поцелуем в лоб, но боюсь с моими габаритами, откушу голову.
        В ответ Драго исподлобья взглянул на дракона, а потом, сорвав туфлю с ноги, метко запустил ей в наглеца.
        - Плохой мальчик, стенки портишь, - отозвался дух, насмешливо фыркая, - Твои снаряды неизменно пролетают мимо меня. Но раз ты меня выгоняешь, я уйду.
        Дракон задорно подмигнул и, подняв мини тайфуны, украсил ветром свое исчезновение.
        - А ведь он прав, - помрачнев, проговорил Драго, - Я ничего не даю взамен союзникам, ничего. Ведь кем бы я ни был, у меня ничего нет, даже мое имя мне больше не принадлежит, - парень откинул голову на спинку софы и прикрыл глаза, - Ну, и ладно, пусть хоть все отвернуться. Пошли все вон! Я и один справлюсь. Один! Со мной моя магия, а она - не то, что люди, - не подведет. Хотя… С Хизу я все же свяжусь, узнаю, куда понесло проходимца!

2
        Дитрих развернул свиток и прочел скачущую рябь текста, что набросал ночью в перерывах между чутким нервным сном и лихорадочным бодрствованием воспаленного мозга. В глаза ударили болезненные строчки и заставили сердце сжаться. Но Дитрих продолжал читать, желая унять боль многотысячным, набившим оскомину, повтором. Он верил, чем больше раз он прочтет, тем проще будет смириться с произошедшим, а вчерашний день потеряет свою остроту за пеленой сухих букв. Но не помогало…
        Дитрих принялся читать вслух. Его губы беззвучно округляли буквы в слова:
        «Хочется забыть, но память будто бы нарочно не уходит. Она терзает меня, и каждый раз рождает картины того кошмара, обрастающие все большими деталями. Я хочу забыть, но просыпаюсь в испарине с криком, застывшем на перекошенных губах. Со мной произошло нечто ужасное, каждая клетка тела отвергает реальность. Мне противно, больно, неприятно. Мое тело больше не принадлежит мне, оно стало чужим и обесчещенным. Я разбит, унижен и растерзан!».
        - Меня больше нет, - тихо проговорил Дитрих, выпуская свиток из рук. Глухим стуком бумага повалилась на пол и, отскочив от пола, свиток закатился под диван.
        Принц забрался на кровать с ногами и полностью укрылся одеялом, походя на гигантский кокон. Дыхание было единственным звуков, его окутывающим. Тяжелое частое дыхание… Дитрих застонал. Он вновь вернулся мыслями к прожитым секундам позора, и ему сделалось мучительно больно. Тело заныло в унисон с душой, будто напоминая, что с ним делали. Принц вновь вернулся мыслями к прожитому накануне дню. Он до сих пор прибывал в шоке и вообще не понимал, как такое могло случиться.
        Цена за наивность. Стоило отважиться на доверие всего трем людям, как все трое его предали. Нойка оказалась подельником злого колдуна, грозящего роду королей уничтожением, а Драго, так приглянувшийся принцу вначале, на самом деле и был тем самым колдуном. А самое ужасное, Драго с первой минуты их знакомства замышлял дурное, а он, принц, так и не понял этого, не увидел за притворной и дружелюбной улыбкой таящейся ненависти. Дитрих бесконечно ругал себя за недальновидность, но больше всего неприятные чувства вызывали мысли о бароне Фарихе. И уважение, и почтение, и вера, и, разумеется, благодарность, - все в одночасье оказалось растоптанным. Барон плясал под дудку Драго и был не больше, чем марионеткой в руках талантливого манипулятора. Да, Ив хотел пойти на попятную, но Дитрих пришел к неутешительному выводу, что отнюдь не благородство подтолкнуло его к возвратным шагам. Барон струсил… Ведь не остановило же его задание убить Куана, и он его мастерски выполнил. Нет, Ив испугался последствий, стоило зайти чуть дальше простых и понятных границ. Изощренность мести Драго оказалась для Ива чересчур
сложной и запутанной, вот только поэтому он и попытался выйти из игры.
        - Никому нельзя верить, - шепнул себе под нос Дитрих, - Все величие и сила дворян - пустой звук, видимость и тщательно сконструированный образ, за которым пустота.
        Принц запустил руки в простыни, с яростью вымещая на них свою обиду. Но внезапно ладони коснулись чего-то твердого, и он судорожно закатал простыню верх. Находка поразила - на свет был извлечен округлый предмет, который, впрочем, оказался легко опознаваемым портретом Касандера. Принц сунул его в постель, чтобы отец случайно не наткнулся, а потом напрочь забыл о его существовании.
        - Неужели в человеке с таким милым лицом может быть столько злости? - Дитрих поставил раму на колено и взглянул на изображение. Портрет ответил ему манящим блеском зеленых глаз и обворожительной улыбкой невинного очарования.
        - Нет, - проговорил принц, гладя нарисованное лицо, - Этот Касандер был хорошим, честным, чистым. Такие глаза не способны врать, лишь любить… Но что могло его так изменить? Неужели мой отец действительно такой бездушный и беспощадный человек… Касандер любил Тау - уму непостижимо! Я понимаю, почему отец открестился от его любви, она неправильна и осуждается обществом. Но все-таки, разве жестокостью надо платить за чувства? Отец не имел права… Как и Драго не имел права так поступать со мной! Пусть он мстил, пусть заставлял расплачиваться за грехи отца, но… Я-то причем?! Обидно, что всегда защищал его, а пострадал в итоге сам.
        Слезы сами навернулись. Дитрих так усиленно старался крепиться и быть сильным, что внезапный приступ плаксивости окончательно его добил. Он повалился на постель лицом вниз и принялся было рыдать в голос, но совершенно внезапно стих и замер.
        Непродолжительное затишье вырвалось в новую бурю. Дитрих вскочил и ринулся раскидывать в стороны постельное белье, неистово перебирая руками под матрацем. Вскоре столь желаемое было найдено.
        Черный агат рукояти клинка устрашающе холодил руки, поблескивая опасным острием сквозь шелковый платок, в который его закутал предусмотрительный принц. Остатки крови на лезвии въелись намертво и напоминали узоры ржавчины, но все равно, от этого не становились приятнее. Дитриха с отвращением передернуло.
        - Гадость, - проговорил он, машинально вжимая голову в плечи. От оружия исходила гиблая энергетика, буквально высасывающая все жизненные силы.
        Дитрих быстрым движением воткнул платок с клинком за ремень и прикрыл рубашкой.
        - Теперь посмотрим, кто кого, милый дядюшка! - холодно проговорил он, глядя на портрет. Цветное изображение невозмутимо промолчало, заставляя принца усмехнуться. Он сунул портрет подмышку и уверенным шагом направился к выходу.
        - Я не дрогну! - твердо произнес он, тяня на себя ручку, - Спасибо мудрому старику Нару.

3
        Нойка больше всего на свете ненавидела ждать. А ей приходилось делать это довольно часто. Все началось в ее детстве, то есть тогда, когда Касандер впервые велел ей открыть глаза, и она из глиняной куклы превратилась в живое существо. С тех самых пор она постоянно находилась в состоянии ожидания. Самым главным ее чаянием стал, конечно же, создатель. Каждый час, каждую минутку все ее существо сжималось от тоски по столь обожаемому человеку. В Касандере она видела главный смысл своего существования и ради него она жила… благодаря нему пришла в этот мир. Их связь крепла с каждым новым днем и расползалась багровыми сетями по девичьему сердцу. Прочная спайка и вечное служение одному только Касандеру - вот, чем стало истинное счастье для Нойки.
        Ей часто снились сны, иллюстрации рассказов милого создателя, которые он рассказывал сидя у постели еще слабого голема в Плантагенете. Ее любимая история о будущем, которое ждало их с Касандером и только их одних.
        Маленькая хижина в горной лощине. В камине теплится огонь, бурчит пузырьками котелок, а полевые цветы роняют свои лепестки на дубовый обеденный стол. Она плетет корзины, прутик к прутику, загиб к загибу. Скоро пойдут фрукты и тогда корзины понадобятся, ведь необходимо делать заготовки на зиму. Она может не есть, но вот Касандер должен хорошо питаться и поэтому Нойка еще усерднее работает. Приходит Касандер, он открывает дверь и стоит на пороге, а вместе с его тонкой энергетикой в комнату врывается горный ветерок, пронизывая помещение терпкими запахами цветочных полей. Пламя в камине боязливо дрожит и Касандер спешит захлопнуть дверь. Он, как всегда, прекрасен. Овечий жилет и простецкие льняные штаны, на подобии тех, что носят пастухи, ему очень к лицу. Грубая ткань делает фигуру мужественнее, но вместе с тем не портит аристократической утонченности.
        Нойка и Касандер садятся около очага, прямо на пол. Огонь согревает руки и Касандер принимается за чистку яблока. Он снимает тонкую кожуру и отрезает дольки, протягивая белые сочные кусочки Нойке. Она смеется, жует яблоки и просит рассказать старинные истории о магах, волшебниках, дальних королевствах и великих подвигах. И Касандер, улыбаясь в ответ, затягивает очередное сказание…
        Тревожный скрип коридора заставил Нойку вздрогнуть и очнуться от наваждения. Горная хижина растворилась, уступая место аляповатой яркости дворцовой мозаики.
        Нойка растерянно огляделась, будто вспоминая, что она здесь делает. Кругом царила тишина небольшого подсобного помещения. Слуги хранили здесь постельное белье, а наверху, прямо над самой коморкой расположился этаж, целиком занимаемый Деем Крочи. Но коморка была интересна только одним - через вентиляционную шахту шел прямой проход на верхний этаж в покои советника. И Нойка знала, что ей предстоит сделать в следующие часы. А пока она ждала, когда Дей вернется.
        Она вновь обратилась мыслями к Касандеру.
        - Делать для него все, жить им одним, - шепнула Нойка, сжимая кулачки и царапая ногтями ладошки, - Пусть говорят, что я простой голем… Пусть, но я живая. Живая! Мои чувства не тяга голема к создателю, а настоящая любовь обычной женщины. Я человек…
        По потолку прошел глухой шорох старческой походки. Нойка встрепенулась, Дей вернулся в покои, и ей пора было выходить на передний план в партии Касандера. Нойка сглотнула комок, подступивший к горлу, и, набравшись смелости, открыла крышку вентиляционной шахты. Резная решетка с изображением витиеватых листьев вьюнка и птицами в его зарослях легла на пол. Шахта зияла черной дырой, из которой валил холодный ветер, гоняемого по замку воздуха. Он как бы зазывал к себе в нутро. Холод объял руки Нойки, и ей стало не по себе от проснувшихся на теле мурашек.
        Она еще раз оглядела коморку, ища что-нибудь, что могло бы ее задержать, но не найди ничего стоящего, смело скользнула в шахту, затерявшись в ее черноте.
        На этаже веяло прохладой и легким запахом жасмина, расползающимся по всем углам, цепляющимся за ткани и покрывала, вползающим в ноздри слуг и пропитывающего буквально все вокруг своим ароматом.
        Нойка тихо кралась по просторным покоям советника, смотря в оба и привыкая к здешнему въедливому запаху. Ей казалось, что кто-то неусыпно следит за ее движением, но каждый раз она убеждала себя в обратном, ведь никаких очевидных предпосылок не находилось.
        Наконец она заметила рыжую макушку Дея, сидящего на террасе под открытым небом в окружении цветущих кустов, главного источника столь назойливого запаха.
        Прикусив от напряжения губу, Нойка пригнулась и села на четвереньки. Подползти к советнику было делом нехитрым, а вот остаться незамеченной оказалось гораздо сложнее. Касандер просил действовать внезапно, но и предупреждал, что Дей маг отличный и он явно почувствует неаккуратное приближение любой формы жизни.
        Нойка поползла как настоящая кобра, охотящаяся на зазевавших сусликов. Смертоносный амулет, надетый на запястье браслетом, приятно холодел кожу, предвосхищая полный эмоций момент. Решающий шаг в партии Касандера.
        Дей, казалось, ничего не замечал. Сидел за резным столиком, теребил свою рыжую бороду и изредка поднимал потускневшие стариковские глаза на небо, отвлекаясь от древнего манускрипта. Он часто любил изучать старинные писания, сидя вот в такой непринужденной атмосфере в гармонии природы и человеческого духа.
        Нойка коснулась поверхности амулета, и он сразу засиял пока еще слабым сиянием. Она направила его луч в сторону советника, и как только энергетика амулета соприкоснулась с аурой человека, камень вспыхнул ярким белым свечением. Нойка даже вскрикнула, настолько обжигающим был свет. Он слепил глаза и резал их своей чудесной яркостью. Дей развернулся и оказался во власти заклятия. Свет опутал его тело и мешал движению, «леденящая звезда» сковала свою жертву и ждала только одного - приказа от Нойка.
        Девушка не стала затягивать, она вышла из укрытия и, держа руку с амулетом, перед собой, встала перед Деем.
        - Леденящая звезда! - торжественным голосом произнесла Нойка, вошедшая в роль отважной колдуньи на страже вселенской справедливости.
        Амулет отозвался мечущимися ледяными кометами, образовавшими целую морозную бурю вокруг плененного, но по-прежнему молчаливого, Дея.
        - Кутая ворох ледяного сознания, - Нойка начала шептать слова древнего заклинания с таким проникновением, будто бы с губ слетала благочестивая молитва, - Морозила рукава крови, сердечные ритмы сжимала, плоть под давлением толщи изо льда - разрывала и заполняла собой! Плач по зиме! Тоскуй по снегам! В этом краю солнце и жар! Стремись вслед за ветром! Снежною бурей! Ярость и свежесть! Преграды все сдуешь!
        Амулет пробудился окончательно. Свет стал настолько ярок, что не выдержали даже зеркала на террасе, они лопнули и горящие осколки, все еще отражающие сияние леденящей звезды, осыпались на пол. Нойка зажмурилась, но свет все равно ее слепил, вставая перед глазами сплошным белым пятном. Все, что она могла слышать - треск ледяных оков, рвущих тело Дея изнутри. В последний миг, перед тем, как свет померк, Нойка приоткрыла веки, и ее взгляд коснулся лица советника. Он улыбался, снисходительно глядя на нее каким-то просветленным взглядом. Даже его старый лик разгладился от морщин, и больше походил на восковую маску.
        Но видение длилось недолго. В следующее мгновение раздался оглушительный аккорд треска и Дей разлетелся на тысячи кусочков, причем таких острых, что некоторые впились в стены, мебель и саму Нойку.
        Она раздраженно отряхнулась, но, бросив взгляд на место преступления, неожиданно задорно рассмеялась.
        - Так ты тоже был големом, - протянула она, хлопая глазами. На месте, где сидел Дей, осталась гора глиняных ошметков, объясняющих своим красноречивым видом ту опасную остроту, с которой советник разлетелся по террасе.
        Нойка подошла к горе останков и, присев, взяла одну черепушку уродливую своими острыми неровными краями. Должно быть, она некогда выполняла функцию скулы.
        - Вот и я, когда-нибудь превращусь в осколки, - прошептала девушка. Она, не спеша, собрала все черепушки и кусочки в одну кучу и придала ей ладонями квадратную форму.
        - Спи спокойно, брат, ты выполнил свое предназначение! - прошептала Нойка, и словно выполняя неведомый ритуал, четыре раза дотронулась до сердца, отнимая руки от глиняной кучи.
        - Хватайте ее! - раздалось со всех сторон, и не успела Нойка опомниться, как ее окружили маги с гербами дома Крочи на балахонах.
        - Купилась на наживку! - радостно проговорил один из магов, здоровенный мужчина в шлеме, - Все, как и говорил молодой господин.
        Остальные боевые маги поддержали воодушевление товарища довольным улюлюканьем. Нойка огляделась. Ее окружили плотным кольцом. Магов было не меньше десяти, все крепкие мужчины, вооруженные отнюдь не слабыми амулетами, а некоторые того хуже, кинжалами. Двое стояли у дверей, блокируя ей выход, еще двое, включая мужика в шлеме, чуть ближе, остальные рассредоточились по периметру террасы, закрывая собой ограждения и мнимую свободу королевских садов. В общем и целом все пути отступления были основательно перекрыты.
        Нойка тяжело вздохнула, помощи ей ожидать не приходилось. Что она, обычный голем, могла противопоставить целому отряду благородных магов? Тем более взрослых натренированных мужчин? Ничего, кроме изобретательности и желания угодить создателю.
        - Что крутишься? - вновь заговорил маг в шлеме своим немного ватным голосом, после которого хотелось откашляться самому или посоветовать сделать это его обладателю.
        - Тебе не уйти! - вторил товарищу хор голосов остальных магов.
        - Наш предводитель верно рассчитал! - шлем упер руки в мощные бока, - Ты убила голема-приманку и выдала себя. Теперь ты, наглая бандитка, ответишь перед советом и королем!
        Нойка промолчала, как учил Касандер, не став снисходить до общения с «презренными рабами». Она взглянула на чистое небо и улыбнулась.
        - Прости папочка! - прошептала она, - Я видно не достойна хижины в горах…
        - Что ты там лопочешь? - вновь прорезался шлем.
        - Похоже у нее амулет на руке, - донесся шепот одного из магов.
        Нойка вздрогнула, про амулет она напрочь запамятовала. Ее взгляд упал на запястье, где все еще тлела «Леденящая звезда». Вся энергия была израсходована и звезда уже остывала, но где-то в ее глубине еще теплился небольшой запас холодной силы. Шансов ее использовать, конечно, было мало, но Нойка озорно прикусила и губу и, не теряя времени, вскинула руку.
        - Ворох снега! - вскричала она, делая бросок в сторону магов у дверей.
        Одинокая комета вырвалась из амулета и он, разродившись ею, мгновенно посерел и скукожился до горошины. Хоть заряд получился одиночным, но его вполне хватило. Магов откинуло на добрые два метра и, пока они корчились от боли, двери остались без присмотра. Нойка метнулась вперед и вылетела с террасы под бурные крики: «Держи ее!».
        Но не тут-то было, бегать девушка умела мастерски. Тем более ее одежда отличалась куда большим удобством, нежели наряды магов, богатые на детали и неудобные элементы дворцового регламента. К тому же, Нойка со своими скромными габаритами могла легко затеряться в огромных просторах и нагромождениях королевского убранства замка.
        Маги потерпели фиаско, а Нойка, отсидевшись под лавкой, напрочь заросшей вьюнком, преспокойно переждала опасность и двинулась дальше, крадясь и опасливо озираясь. Теперь ее задачей было успеть предупредить милого Касандера о возможных проблемах и последствиях ее провала.
        - Я подвела папочку, - бормотала она, побеждая каждый новый метр враждебной земли, - Должно быть, я не достойна хижины и жизни с ним. Но я успею предупредить… скажу, они ждали тебя папочка, будь осторожен и смотри в оба. Возлюбленный мой, я не смогла отдать тебе долг за дар жизни, но я сделаю это… я буду служить.
        Неожиданно она приостановила быстрый шаг и вслушалась. Нойка стояла прямо перед открытыми окнами церемониального зала. Оттуда доносились два мужских голоса, один из которых ей был хорошо знаком и, без всякого сомнения, принадлежал Иву, а второй, Нойка догадалась сразу, безусловно Тау.
        Девушка окинула оценивающим взглядом стену, опутанную вьюнком, и, прикинув расстояние от земли, уцепилась за крепкий стебель растения. Пользуясь легкостью и врожденной цепкостью, Нойка вскарабкалась на широкий карниз, опоясывающий все здание и служивший по совместительству подоконником окон церемониального зала. Отогнув разросшуюся ветку плетенного вьюка и всунувшись в окно, Нойка принялась внимательно всматриваться в действо, происходящее за каменными стенами.

4
        Барон решил не затягивать свой финал. Он несся сломя голову в тронный зал, не задумываясь, там ли король или нет. На него спустилось необъяснимое наитие, и он шел прямиком к цели. Ив решил, что именно сегодня закончит свое выступление на абсурдной шахматной доске Драго. Он прекрасно понимал, что шансов против короля и личной охраны у него мало, но с другой стороны его подпирал Драго, настроенный решительно и грозящий кровавой расправой. В серьезности настроя бывшего любовника барон не сомневался, поэтому исход пути ему был очевиден.
        И он решился все прекратить одним отчаянным шагом.
        - Воля твоя, Драго! Я сам себе подписал смертный приговор, с тобой связавшись, - сквозь зубы процедил Ив, объятый огнем ярости. В состоянии беспамятство он ворвался в тронный зал и остолбенел. Он ожидал, что угодно: и отряды вооруженной охраны, и сбора враждебно настроенных советников, и отчаянного сопротивления слуг, но только не то, что увидел. Его взору представился король, сидящий в полном одиночестве на троне и, казалось бы, погруженный в тяжелые раздумья.
        Сначала Ив в нерешительности отступил и, оглянувшись на дверь, суетливо встрепенулся думая пока не поздно вернуться. Но дерево со стуком захлопнулось и Тау, оторвав голову от ладони, взглянул на незваного гостя. Ив уже не мог остаться незамеченным, а значит, оставался лишь один путь. Сглотнув ком, барон зашагал прямо к правителю.
        - Зачем пожаловал, советник Фарих? - равнодушно бросил Тау, устремляя на барона пустой пронизывающий взгляд, - С таким воинственным лицом явно не отчет несешь. Уж не убить ли ты меня пришел по хитрому замыслу нашего всесильного убийцы?
        Ив остановился и неловко поежился. Взгляд правителя сковывал и подавлял, но отбросив все сомнения и природное, впитанное с молоком матери, благоговение перед короной, барон страстно выпалил:
        - Ваша правда! Да, я пришел отнимать жизнь!
        В руках барона вспыхнул огонь, разлившись вокруг него языками беснующегося пламени. Они носились как плети невидимого огненного кнута.
        - «Плети дракона демона», ударное заклятие, уровень три с половиной, - пояснил Ив. Это было его любимое заклинание основы, которое ему впервые приходилось применять на практике.
        - Впечатляет, - Тау скривил рот в едком презрении, - Но чего ты ждешь, бей.
        Ив набрал в легкие воздуха, однако размеренный тон короля напрягал и сбивал с толку.
        - Я не понял, - Тау жестом поманил к себе барона, - Активировал свое заклятие, а с места не двигаешься. В чем дело? Не тушуйся! Ты ведь убивать пришел, так веди себя как мужчина и дворянин, не отступай от начатого.
        Царской выдержке можно было только позавидовать, и Ив позавидовал. Он отступил на шаг назад, неестественно отставляя руки, и в полном замешательстве повалился на колени.
        - Простите, - выговорил он, кусая губы в кровь и лохматя волосы. «Плети» померкли.
        - Не понял твоего раскаяния… - самодовольно отчеканил Тау, - Что ж ты дрогнул?
        - Простите! - воскликнул поверженный морально разбитый барон. Он вскиул голову и смотрел на короля глазами полными отчаяния, - Не могу я! Не могу! Вы отец наш и защитник. Как же я, дворянин смею на вас руку поднимать? Нет мне прощения, но умоляю, будьте снисходительны… Дайте доказать преданность…
        - Отступаешь от своего задания? Предаешь союзника?
        - Нет, Ваше Величество! Возвращаюсь на истинный путь, - прошептал Ив, виновато роняя глаза в пол, - Да как же я посмел, аристократ, возжелать смерти отцу нашему… Я себя не прощаю за это преступное затмение…
        - Ну, раз ты клянешься в преданности, тогда скажи, кто твой союзник и автор плана? - Тау сурово взглянул исподлобья.
        - Касандер Милиотар, - чуть слышно проговорил Ив, опасливо поднимая глаза на короля.
        - Не оригинально.
        - Клянусь! - Ив вскочил на ноги, - Он воскрес!
        - Из мертвых что ли? - скептицизм Тау только нарастал.
        - Да.
        - Допустим, - кивнул Тау, - В кого же наш сумеречный колдунишка переродился? Не в собаку ли? А может в кошечку или птичку?
        Тау покатился хохотом, сотрясающим древние своды замка.
        - Вы мне, конечно, можете не верить, - Ив от бессилия развел руками и опустил голову, - Но он теперь носит имя Драго…
        - Как ты сказал? - вскричал Тау, вмиг становясь серьезным. Весь сарказм слетел с его лица, он поднялся с трона и подался вперед, приближая свою внушительную фигуру к барону черной грозовой тучей.
        Ив растерянно отполз назад и, вперившись в огромную грудь короля, обернутую стальными доспехами, отрывисто проговорил:
        - Драго, он утверждает, что является воплощением покойного Касандера Милиотар. Именно Драго разработал этот план, он решил убить советников и лишить вас короны… Вы ведь знаете этого Драго? Парень, что со мной приехал… А еще он танцевал для вас… ну помните…
        - Я прекрасно знаю, кто такой Драго! - Тау инстинктивно схватился за рукоять меча.
        - Он заставил меня убить Куана…
        Тау с ненавистью посмотрел на Ива и тот осекся.
        - Значит, Цунес убил ты? - размеренным тоном протянул он.
        - Да, мой король. Простите…
        - Извиняться потом будешь, на главной площади перед народом и кланом Цунес.
        Ив нервно сглотнул и поправил дрожащей рукой балахон.
        - Не дрожи, - цыкнул Тау, - Смотреть противно.
        Ив чинно поклонился, скрывая нервное напряжение за покорностью.
        - И как ты его убил?
        - Раздавил незаметно амулет и выпустил духа… Его Драго приготовил на моих глазах.
        - И удар изначально предназначался по советнику? Не по моему сыну?
        - Нет, Дитриха использовали с расчетом.
        - Каким?
        - Ввести меня в совет… Драго рассчитал так. Он был прав, эксцесс вызвал панику, а на ее фоне предложение Нойки, нашей сообщницы, восприняли как знамя истины! Я выступил спасителем и по общему разумению заслуживал награды, оставалось только ее озвучить… и Нойка сделала это.
        - Нойка… Лихо…
        - Она голем. Драго давно вынашивал свой мстительный план и готовился к нему заранее. Он создавал ее с тонким расчетом.
        - И не прогадал, - кивнул Тау, - Значит, все же Драго… Драго.
        - Ну да, - кивнул Ив, настороженный странной реакцией короля.
        - Понятно. Драго… - Тау растянул губы в злой улыбке, - Расчетливый мерзавец. Он окрутил и тебя, барон Фарих.
        - Да, каюсь… - Ив вновь растянулся перед королем в нижайшем поклоне.
        - Ты спал с ним? - неожиданно отрывисто спросил Тау.
        - Ну, да, было дело… - барон нервно повел плечом.
        - И как тебе? Оценил его утонченность?
        - В каком смысле? - Ив не знал, куда себя деть от смущения.
        - Мой вопрос не предполагает двойных смыслов. Я спросил, тебе понравилось его трахать? Смотреть, как в порыве страсти тебе покоряется эта непокорная личность? Понравилось?
        - Д. да… - запинаясь, пискнул барон и для уничтожения всяких сомнений помог себе кивком головы.
        - Не сомневался. Мне тоже…
        - Вам? - воскликнул пораженный Ив.
        Тау даже не взглянул на раздосадованного подданного. Он уставился в полотно, растянутое на стене, на котором красовался герб белого лебедя. На его лице разливалась тень горечи вперемешку с сожалением.
        - Да, - наконец, произнес Тау, - Соблазнился его очарованием. Судьба у меня такая… Злое наваждение…
        - Ничего удивительного, Ваше Величество, Драго проститутка из кабака… его поведение вполне объясняется профессией.
        - И ты… Ты говоришь это?
        - А? - Ив непонимающе вытаращился на Тау.
        Тот нервно рассмеялся, качая головой из стороны в сторону.
        - Нет, барон, - проговорил он, сквозь взрывы болезненного смеха, - Он отнюдь не проститутка. Нет! Касандер само совершенство… Но по прихоти судьбы, мне вновь придется его убить.
        Тау отошел от трона и, пройдя мимо Ива, устремился к двери.
        - А… я… Что со мной?… - барон подскочил на ноги и бросился за королем.
        - Похоже, у нас с тобой общее проклятье, - изрек Тау с печальным блеском в глазах, он оглянулся и оглядывал фигуру Ива, - Мы теперь с тобой в истинном мужском клубе, где таким, как Касандер не место. И мы платим за свое доминирование…
        - Да, - подтвердил барон, хотя не совсем понял, о чем идет речь.
        - Вот и поможешь разрушить это проклятие, пока он, наш общий Касандер… тебе верит. Докажешь тем самым свою верность короне. А потом посмотрим…
        - Слушаюсь! - чинно отрапортовал Ив, снова склоняясь в поклоне по регламенту, отписанному истинному боевому магу.
        Но момент полного согласия был нарушен протяжным криком, с которым в зал ворвалась Нойка, волоча за собой шлейф из выдранного вьюнка, что неосторожно зацепился за бляхи ее высоких ботфорт.
        - Я не позволю! - строго проговорила она, воинственно морща лоб.
        - Какой пассаж, - саркастично проговорил Тау, вполне довольный новыми развитием событий.
        - Нойка! - выпалил Ив, удивленно таращась на девушку.
        - Да! - строго признала она, горделиво вытягивая шею.
        - Но что ты здесь делаешь? Зачем?
        - Подслушивать - основная черта вашего народца, - подметил Тау, отойдя чуть вглубь залы за спину барона, - Что ни открытое окно так пара любознательных ушей и глаз. Дрянная черта!
        - А я хочу быть дрянной девчонкой! Только пусть папочка будет доволен! - отозвалась Нойка, презирая Тау в каждой нотке своего голоса, - А вы его враги и для вас я должна быть плохой!
        - Папочка? Касандер что ли? - Тау рассмеялся, - Хорошая клоунская реприза. Ничего более глупого не придумать. Его место у моих ног, а ты жалкий голем, обожествляющий своего бессовестного и беспутного создателя.
        - Я не говорю с неудачниками вроде тебя! - Нойка заулыбалась, - Жиртрест! Жиртрест!
        - Замолчи! - вступился Ив, - Не говори так о короле! Лучше убирайся…
        Тау многозначительно хмыкнул, путая Иву все карты в дипломатическом урегулировании.
        - Как же! - с укором протянула девушка, - Смотри, как ты запел, барон… Защищаешь теперь короля? Просишь уйти. Ну-ну, но это невозможно.
        - Не выдумывай! Уходи пока не поздно!
        - Нет. Этот боров жаждет моего уничтожения, - Нойка кивнула в сторону короля, - Но он бы меня не поймал, я сама не смогла сидеть в укрытии.
        - Зачем… - Ив искренне пожал плечами.
        - А как я могла остаться в стороне? - Нойка в свою очередь непонимающе захлопала глазами, - Ив, я случайно вас услышала… Но то, что до меня донеслось, не оставило равнодушной.
        Она по привычке рассмеялась.
        - Ты хоть понимаешь всю серьезность происходящего?
        - О, да. Я не тупой кусок глины, как говорит этот вот белобрысый чужестранец! - Нойка укоризненно взглянула на Тау, - Но ты, Ив, как ты-то себя повел?… Ты ведь был с Драго, познал его боль и отчаяние… Зачем ты предал папу? Так жестоко…
        - Ты ничего не знаешь! - барон махнул рукой, - Нойка, ты плод его трудов и бездумно ему служишь, иначе бы не защищала.
        - Нет. Это ты безмозглый, если поступаешь так недостойно по отношению к человеку, с которым был в близких отношениях.
        - Он использовал меня!
        - Нет, ты ему нравился, но ты предал… И как я могла остаться в стороне? Ведь кроме меня папочке не на кого положиться.
        - Так чего ты хочешь? Чего добьешься своим безрассудным поступком?
        - Я попробую тебя остановить или погибну… Но в любом случае, в независимости от исхода, папочка поймет, что тебе доверять нельзя. Он маг и легко последит энергетику обидчиков его любимого голема. Мы ведь связаны… Как плоть и кровь одного человека… его кровь во мне, он пожертвовал ею при моем создании, поэтому Ив, мы столь близки.
        - Тебе меня не победить! Даже не пытайся драться!
        - Почему? Мне все равно! Я не позволю, точнее попытаюсь, не позволить Тау воспользоваться тобой как приманкой и нанести вред папочке! Ты не сыграешь на доверии! Любой ценой остановлю!
        Нойка сорвалась с места, кружа барону голову мельканием полосатых гольф, и добежав до стены с оружием, выхватила длинную тонкую шпагу.
        - Дура! Я не хочу делать тебе больно! - вскричал Ив.
        - Придется! Иначе я нападу на короля!
        - Ну, зачем? Зачем? Боги…
        - Ив, либо ты с Биа-Хатерии, либо с Милиотар!
        - Она права, - бесстрастно подметил Тау, - Докажи свою преданность.
        Ив схватился за голову и в отчаяние замотал ею.
        - Как же глупо… - протянул он, тоскливым голосом.
        - Да, барон, - Нойка растянула рот в улыбке, - Вся наша жизнь сплошная глупость, и неважно голем ты или человек. Просто надо вести себя так, чтобы потом не стыдиться. Я хочу оправдаться перед папочкой за проваленные задания, поэтому не пощажу себя… Мое счастье быть ему полезной.
        - Нойка! Ты мне нравишься, и мне не хочется вот так, несуразно, обрывать твою жизнь!
        - Брось церемонии! Я простой голем… Не мучайся, Ив, самое подлое ты уже совершил, предал Папу!
        - Раз ты больше, чем просто кукла мага, то должна понимать, мир не сосредоточен вокруг одного только Драго! Не губи себя из-за него и его эгоистичных интересов…
        - У каждого свой мир и свой путь! - Нойка пофихтовала шпагой, свистящей в воздухе на каждом взмахе.
        - Глупая…
        - Трус! Я бьюсь за свою хижину в горах и дорогого человека. А ты из страха и раболепства. Пускай судьба нас рассудит!
        Ив сжал губы и вокруг него вновь заплясали огненные плети ударного заклятия.
        - Отступи! - грозно приказал он.
        - Не страшно! - засмеялась Нойка.
        - Отступи! - повторил Ив.
        - Я бесстрашнее тебя, барон! Я принадлежу вечности и не боюсь ее!
        Задорно рассмеявшись, Нойка кинулась на барона, не пугаясь ни огненных плетей, ни страшась магической силы Ива. Лезвие шпаги тонким блеском взяло курс на грудь барона. Тому ничего не оставалось, как швырнуть в нее огненные плети.
        Пламя прошло по девушке, рассекая ее посередине. Нойка остановилась, ее лоб пересекла тонкая линия. Она удивленно захлопала глаза, а потом, еле удерживаясь на подкашивающихся ногах, заулыбалась своей неизменной чистой озорной улыбкой.
        - Вот так… барон, - прошептала она, - Рассудила… судьба…
        В туже секунду песчаные вихри объяли ее тело, и Нойка за секунду распалась на тысячи глиняных черенков.
        Ив тяжело опустился на колени и, жмуря глаза, закрыл уши руками. Тау присел рядом с кучкой глиняных осколков и задумчиво поводил пальцем в их шелухе.
        - Она была невиновата… Нойка честное создание, - пробормотал Ив, - Мне стыдно. Я не хотел убивать.
        Тау скептически усмехнулся.
        - Не оплакивай голема, ты защищал своего короля, - произнес он, - Теперь я вижу, ты раскаялся и вполне доказал свою преданность.
        - Да, мой король, - Ив поднялся, его плечи подрагивали.
        - Смотрю, ты по достоинству оценил глубину злой магии Касандера. Ну?! Понял, что големы - самое коварное волшебство мира магии? Они нас заставляю испытывать муки совести за, казалось бы, уничтожение живого человека. Касандер всегда играет за гранью дозволенного.
        - И как я мог сомневаться? Как мог пойти по его стопам? Я с вами, Ваше Величество! Теперь как никогда понимаю, что должен исправить все! Загоним монстра обратно в его болота?!
        - Касандеру у меня никогда не выиграть.
        - Ваши верные подданные не позволят! Мы выбрали своего правителя - и это вы! А Касанде нам не нужен, мы отрекаемся от злого наследия Милиотар! Вы наш Король! Повелитель Архатея!
        - Само собой! - взглядом триумфатора Тау оглядел фигуру подчинившегося мага.
        - Что мне делать? Скажите? Я брошу все силы на служение вас, если вы только позволите… Мой король!
        - Ты все еще советник и глава по охране замка. Работай!
        - Вы не…
        - Нет, не лишаю я тебя ни званий, ни регалий. Сейчас смутное время, а я не намерен казнить магов, столь необходимых на поле боя, из-за осознанных ошибок. Слишком велика цена за просчеты и раскидываться людьми нерационально. Ты пока действуй, набирай очки и потом, когда все кончится, сочтемся. Рвение и усилие тебе зачтется, поэтому старайся.
        - Я буду! Клянусь! - выкрикнул Ив, полный святой решимости.
        Тау отвернулся и, взглянув в распахнутое окно, дышащее лучами полуденного солнца, тихо проговорил:
        - Касандер… Ты всегда теряешь все, когда бросаешь мне вызов. Неужели так и не понял, что ты и твое царство всецело принадлежите мне. Эх, придется вновь доказать тебе эту нехитрую истину.
        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

1
        Дракон пролетел по коридору замка и, втиснув свое метановое тело в помещение бань, завис над Драго. Парень сидел в воде в самом темном углу королевской парилки. Он притянул колени к груди и теребил в руках хрустальный шар, разочаровывающий взгляд холодной прозрачностью.
        - Драго, - осторожно позвал дракон, кладя лапу ему на плечо.
        - Молчит, Хизу не отвечает, - растерянно отозвался тот и его глаза забегали, нервно ища в плотной дымке сумеречного собеседника.
        - Полно тебе дурью маяться, - дракон отобрал у Драго молчащий шар и откинул в воду, рождая бурные всплески за своей могучей спиной.
        - Но он не отвечает! - так же отстраненно проговорил Драго. Находился он в состоянии полной абстракции и будто бы совершенно не реагировал на происходящее.
        - Ты ведь и сам понял, почему… - дух угрюмо склонил голову в бок.
        - Нет… Он не мог меня бросить после всего, после одиннадцати лет совместных трудов!
        - Ну конечно! Приплыли! Люди иногда бросают семьи и после тридцати лет совместной жизни. А вы с ним даже не любовники.
        - У тебя все мысли только вокруг одного и вертятся, - в неживом голосе Драго скользнули укоризненные нотки.
        - Уже узнаю вечно язвительного Касандера! А-то какая-то размазня была…
        - Дракон, почему он ушел?
        - Его можно понять. Разве нет? Устал… не выдержал, куда ему до твоей силы.
        - Неужели дружба пустой звук?
        Дракон залился хохотом.
        - Не говори… - проговорил он, давясь весельем, - Какая к черту дружба? Ты ведь просто его использовал. Ну да, кинул он тебя первым, но от этого же не стал лучшим другом!
        - Ой! Оставь свой яд при себе!
        - Приободрился?
        - Немного… Сложно просто поверить, что вот так легко от всего отказался. Еще один предатель… Он и Ив…
        - Барон Фарих - да… Небось, Тау ботинки вылизывал.
        - С него станется! Поимел меня и теперь в чистюлю благородного играет, королю на поклон пришел. Молодец! Памятник из золота ему обеспечен… Вот голуби порадуются!
        - Знакомая ситуация, да? В свое время Тау поступил похоже…
        - Даже смешно, - Драго горько усмехнулся.
        - Ладно, особых надежд мы на него не возлагали. Ведь так?
        - Да, но как-то противно. Допустишь человека до себя, а он вот так…
        Дракон потрепал парня по голове мерцающим крылом.
        - Не расстраивайся… - буркнул он грудным голосом.
        - О чем ты! Просто противно. Даже в борделе и то честнее! Там тебе хоть деньги платят и все, больше никаких отношений, упреков, притязаний. А так…
        - К черту барона!
        - Туда-туда! Он у меня еще попляшет!
        - Определенно. Мстить ты любишь. А Нойка?
        Драго понуро опустил голову.
        - Так… - цыкнул дракон.
        - Я ее не чувствую. Сердце не бьется… Они убили ее, мою родную Нойку. Я не думал, что будет так… Так… тяжело ее терять. Ведь она просто голем, - Драго обхватил себя руками и с силой потер плечи, - Но только она меня любила. Простая рукотворная кукла, а заменила мне людское тепло. Она одна. И теперь эта девочка мертва…
        - Кто? - строго осведомился дух.
        - Ив… Я почувствовал…
        - Мразь!
        - Думаю, моя дочка не оставила ему выбора. Нойка за меня готова была умереть и умерла… Такое чистое, непорочное сердце. Куда здешним людям до нее! Они даже не знают, что такое настоящая преданность.
        - Ты совсем расквасился, - грустно заметил дракон.
        - Да. Что мне делать без них… Без Нойки?
        - Ну не сидеть же здесь!
        - Все повторяется, снова! Я опять один!
        - Драго, не разочаровывай меня, - дух всплеснул крыльями.
        - Я упускаю шансы… все шансы…
        Дракон нервно тряхнул головой и, прищурившись, насмешливо проговорил:
        - Эй! Первый маг Архатея! Наследник великого рода! Что ты сюда забился, как инфантильная девочка, проигравшая свой первый конкурс красоты?
        - А? - встрепенулся Драго.
        - Бе! Пора взять все в свои руки! Время пришло! Королю пора выйти из тени!
        - Тау отнял у меня все… Снова… и Ива, и Нойку, и… он разбил меня…
        - Нытье! Ну-ка вспомни, что чувствуешь к этому козлу!
        - Ненависть, - не задумываясь, ответил Драго.
        - И?
        - Я не спущу ему с рук оскорблений моего рода! - Драго постепенно заводился, - Не прощу своего позора и не отдам Архатей! Мой Архатей! Он достался мне по факту рождения и принадлежит по праву! Я истинный правитель и пришел за своим венцом! И я поквитаюсь со всеми врагами моего царства и моего рода!
        Драго поднялся, держась за стену. Хоть сил у него по-прежнему было немного, но уверенность в себе постепенно возвращалась.
        - Я вновь один, - произнес он, стискивая зубы, - А он, Тау в окружении семьи, моей сестры, при поддержке моего дворянства и моей армии! Он сидит на моем законном троне! Он! Но еще… Нет! Конечно, нет! Тау не победил меня… еще не кончено! Пускай я один, от меня отвернулись союзники и бросили на поле боя… Ничего! Это не проигрыш! Моя фигура еще не вступала в игру, не начала своего сражения. Вот оно преимущество! Последний удар за мной! И я выиграю! Да! Я не проиграю снова… Ни за что! Тау не победить!
        - Отлично, тебе помочь? - осведомился дракон, удрученно смотря за неуверенной походкой Драго.
        - Нет, - покачал головой он, - Уже в порядке… Я расстроился из-за Нойки, только и всего.
        - Тебе такие выходки стоять огромной энергопотери. Сам себя ослабляешь, - дух приобнял подопечного за ссутулившиеся плечи и заставил распрямиться, - Смотри, как бы кровь из носа опять не хлынула. Мы уже находимся на пороге исполнения задуманного, соберись для решающего удара.
        - Да, ты как всегда прав, - Драго развернулся лицо к дракону и поднял на него глаза, - Спасибо за поддержку, за все спасибо, - он улыбнулся.
        - Пожалуйста, - чуть смутился дух, - Еще немного и силы магии решат, что я перебарщиваю с помощью своему подопечному и вмешиваюсь в судьбу. Меня накажут.
        Драго рассмеялся.
        - Брось прикидываться, - он хлопнул дракона по груди, - Никто тебя не тронет. В отличие от меня… Наверное, ищейки короля уже рыскают по дворцу, ищут!
        - Да уж! В покои Ива тебе точно путь заказан. Там тебя будут ждать в первую очередь.
        - Я вовремя ушел. Знал, что наверняка ожидает подстава. Да и что-то с советом не так… Не все гладко. Правда, я еще не разобрался в чем дело…
        - Ты имеешь в виду оставшихся советников?
        Драго кивнул.
        - Да, по всей видимости, Нойке не удалось уничтожить Дея, хотя высвобожденную энергию «звезды» я почувствовал. Неужели… - он осекся и задумчиво покосился на дракона.
        - Что? - поспешил осведомиться тот.
        - Она-то выполнила свою работу… Но убитый не был Деем!
        - Так-так! И до чего ты додумался, наш великий маг? Какую версию придумал?
        - И от Нару и от Дея исходит очень странная энергетика. Я не смог ее сразу понять и не знал, что она может означать. Но сейчас начинаю, кажется, догадываться… Но не уверен! Надо еще проверить!
        - И как проверишь?
        - Не знаю, - Драго легонько ущипнул себя за подбородок, - Самый верный способ узнать на практике, в бою…
        - Но надо быть готовым к сюрпризам.
        - А я готов… Точно.
        - Верю…
        - Еще Дитрих.
        - А с ним что?
        - Не знаю. Хотелось бы знать… Может, наведаться?
        - Ну не когда же тебя подстерегают боевые маги за каждым углом.
        - Использую «воздушны рукав» и найду примерное место нахождения. А там дело за малым. В чем проблема-то?
        - Жаждешь пообщаться с племянником?
        - Скорее поставить финальную точку, точнее крест на его фигуре.
        - Злодей! - подмигнул дракон.
        - Не без червоточинки, - лукаво улыбнулся Драго, - Но так ведь веселее.

2
        Дитрих вышел на круглую площадку, служившую частью паркового ансамбля, выточенного из белого мрамора и составляющего каскады из полянок, многоуровневых площадок и разветвленных ступенек. Все они были покрыты буйной растительностью и яркими выхоженными цветами. Архитекторы из Эф придали природе Архатея несвойственный выверенный педантизм и навязчивую прямолинейность. Дитрих не любил неестественной конструкции нагроможденной в самом центре южного парка, но только здесь не было отрядов магов, рыскающих в поисках Драго. Замок опустел, все дворяне с семьями разъехались, остались только боевые маги, несущие бремя службы и советники. А еще Дитриха поразил барон, еще вчерашний близкий друг Драго, а теперь верный слуга Тау, извергающий тонну ругательств в адрес бывшего любовника и фонтанирующий идеями, где того можно разыскать и как достойно казнить.
        Впрочем, в этом деле они оказались соперниками, ведь принц и сам мечтал поквитаться с нерадивым дядей, который нанес ему смертельное оскорбление и подарил столько боли. Но все равно поведение барона оставляло в душе Дитриха странный неприятный осадок.
        Говоря за себя, он четко определил, что окажись он на его месте, так бы точно не поступил.
        Дитрих поднялся по ступенькам и осмотрелся, под рубашкой грел сердце портрет Касандера, а за поясом холодел кинжал, пробирающий холодом даже сквозь платок и брюки. Он захватил их на всякий случай, на который, впрочем, не надеялся.
        Но судьба к Дитриху была благосклонна, по крайней мере, учитывая этот день. Стоило ему посмотреть на площадку внизу ступенек, как из воздушного рукава в самый ее центр вывалился Драго. Он осмотрелся и, не заметив племянника, сразу пригнувшегося за парапетом, взглянул на небо. Это длилось несколько минут. Драго замер, усиленно всматриваясь в небесную синеву. Солнце ласкало его восковую кожу и переливалось разноцветной россыпью красок на ярко-зеленом балахоне. Свет настолько наполнил фигуру Драго, что воспламенил рыжиной даже черные волосы, аккуратно прибранные в хвост. Неожиданно на лице парня заиграла просветленная улыбка. Ее появление стало для Дитриха последней каплей. Сурово сдвинув брови и сжав губы, он слетел по ступенькам.
        «Ты еще и смеяться будешь, тварь!» - неслось в его голове.
        Заслышав шаги, Драго очнулся и обернулся, при этом его лицо стало выражать не то радость от встречи, не то долю удивления.
        - Дитрих… - пробормотал он, поднимая брови.
        - Ты этого хотел? - с ходу начал принц, - Добился? Полегчало?
        - Ах, это! - Драго томно рассмеялся, прислоняя ладонь ко лбу, - Нет, вы еще мне не отплатили.
        Он выказывал кокетливое равнодушие, раздражая своим поведением принца, и всем своим видом давал понять, что делает это намеренно.
        - А причем тут я? - Дитрих сжал руки в кулаки.
        - Все просто… Вы все вместе, как одна семья, а я один. А ведь это именно твоя семья меня всего лишила: и трона, и статуса, и любимых людей!
        - Не ищи виноватых, ты сам себя всего лишил. И в той жизни и в нынешней! У тебя одна проблема - не ценишь хорошего отношения и плюешь в душу всем, кто рискнул к тебе привязаться. Жаждешь любви, картинно страдаешь от любовных ран, но сам не способен ее дать. Так чего ты ждешь? Кто ты после этого?
        - Я мертв! - неожиданно не сдержался Драго.
        Он отступил назад, потянул за воротник, рвя пуговицы и отворачиваясь от Дитриха.
        - Мертв! - повторил он, - И хочу пробудиться… Вновь чувствовать!
        - Что ж ты тогда весь изводишься, мечешься из крайности в крайность? - принц смотрел на Драго с долей сожаления.
        - Вот… - тот неожиданно согнулся, а потом, резко поднявшись и, похлопав себя по щекам, вмиг стал спокоен, - Можешь и дальше до меня докапываться. Но подобными жалкими потугами не отомстить за поруганную честь, - Драго задорно подмигнул.
        - Не так…
        - Что тебе не так? - Драго развязно потряс плечами, но это совершенно не сочеталось с печалью зеленых глаз.
        Выглядел он при этом настолько комично, что Дитрих даже насмешливо улыбнулся.
        - Нойку, я слышал, уже потерял… - подметил он.
        - Тебе-то что? - Драго мгновенно сменил показную иронию на неприкрытую злобу.
        - Мне все равно. Но разве сам не видишь… Неверный путь избрал.
        - Снова судишь. Что мало было? Еще добавить?! Вот забавно будет!
        - Вот как, тебе весело? - теперь злился и принц, - Ты сделал со мной то, что когда-то совершили с тобой. Зачем? Ты ведь знаешь, как это больно. Почему сеешь те же семена ненависти?
        - Нет здесь никаких секретов или глубокого смысла! Меня задели, пустили кровь моей души… Но я выжил и ничего не забыл, ни одну деталь, ни единую мелочь! Поэтому я и отомстил. Отплатил той же монетой!
        - Кому интересно? Мне?
        - Да! - Драго поднял голову, горделиво вытягивая шею.
        - Но я ничего тебе не делал, - Дитрих прижал руки к груди, - Уму непостижимо! Я тебя не трогал… Ни в чем перед тобой не провинился! Неужели ты через меня хотел насолить роду Биа-Хатерия? Все королевской семье? Даже смешно! Ты так старался, пыжился… А моим родителям наплевать, они даже не удивились. Вот чего ты добился местью… Полного равнодушия! Браво!
        - Да я тебя тоже ненавижу, - усмехнулся Драго, - Смотришь с таким ехидством моим лицом… моим! Ненавижу тебя за это!
        Дитрих закивал.
        - Знаешь, по-хорошему, - спокойно начал он, - Это мне впору тебя ненавидеть за похожее лицо, которым меня всю жизнь попрекали. Думаешь, так легко было?! Хоть задумался бы хоть раз, каково это быть сыном Тау и иметь твое лицо! Внешность ненавистного, проклятого колдуна! А? Каково? Тебя ведь даже схожесть наша не остановила…
        - Не проси у зла сострадания.
        - Ты не злой в глубине души. Он, - Дитрих выхватил из-за пазухи портрет и развернул его лицом к Драго, - Этот мальчик, навряд ли бы хотел так поступать. Он не счел бы твое поведение справедливым и достойным правителя Архатея. Можешь говорить что угодно, спорить, высмеивать меня. Но я искренне верю, его душа была чистой. Он действительно умел любить.
        - Не говори мне, каков я… - язвительно бросил Драго, но осекся при виде портрета, - Мой портрет, - прошептал он Драго, его повело резко в сторону.
        - Нет! - истошно завопи он, бросаясь к портрету и водя дрожащими пальцами по изображению. Драго залихорадило, он вцепился в портрет, не в состоянии отойти и на метр. Дитрих молчаливо наблюдал за разбитым противником.
        - Духи… - шептал Драго, - Каким красивым я был, - его дрожащая рука погладила лицо портрета, - Такой утонченный, нежный, безоружный перед ложью… И что они со мной сделали?! Что сделали! Уничтожили! - Драго резко перешел на ор и из его глаз потянулись тонкие струи слез.
        Он отпрянул от принца и повалился на корточки. Сначала его трясло, водило из стороны в сторону, а потом он уронил голову в ладони и просто заплакал, как плачут дети в самые горестные моменты своей жизни, просто, незатейливо и от всей души, полной глубочайшей обиды.
        Дитрих понял, больше медлить нельзя. Его противник мог в любую секунду очнуться. Он, сорвав ткань платка, выхватил клинок и подошел к Драго, занося над ним смертоносное острие.
        - Давай! - неожиданно Драго вскинул голову и проорал во весь голос, - Бей! Не жди! Давай убей меня! Ударь сюда! - он сжал балахон на сердце, - Прямо в это непокорное сердце! Давай! Уйми его! Успокой! Подари покой!
        Дитрих растеряно глянул на клинок, но с места не сдвинулся.
        - Молчи, дракон! - крикнул в сторону Драго, обескураживая принца еще сильнее, - Я приказываю не встревать! Пускай… Дай ему меня прикончить!
        Он расхохотался, падая лицом на светлый камень площадки.
        - Ты… - только и смог проронить Дитрих, ничего не понимая в происходящем.
        - Добился? Отомстил? Ха! Ты такой же, как я. Давай! - Драго утирал рукой хлещущую из носа кровь, - Доведи до конца! Отомсти же за поруганную честь!
        Принц присел рядом с противником и начал скрупулезно рассматривать его лицо.
        - У тебя в руках клинок Фреи, - сквозь зубы, проговорил Драго - В нем кровь феи из рода Биа-Хатерии, на котором основано заклятие «белый лебедь»… Оно убьет меня! Не тяни курицу за хвост…
        - Ты и, правда, заслуживаешь смерти, но не как наказание, - Дитрих отложил клинок, - Скорее, как снисхождение.
        Взгляд распахнутых глаз Драго стал безумным. Его тело сотрясала сиплая отдышка, и он жадно ловил воздух каждым вздохом, словно нечем было дышать.
        - Реши же мою судьбу… - срывающимся шепотом произнес он, - Пускай Тау вновь меня победит… Убей!
        - Нет, - неожиданно твердо проговорил Дитрих. Он внезапно сорвался с места и буквально схватил Драго в охапку, сжимая руками его трясущиеся плечи.
        - Я не камень, не могу смотреть на твои страдания, - произнес он, прижимая голову Драго к плечу, заботливо поддерживая за лоб, - Я не такой, как все вы… Из другого теста, наверное.
        - Почему… - прошептал Драго, продолжая рыдать навзрыд, - Такая уникальная возможность отомстить мне за все!
        - Я не стану тебе мстить, Драго, - Дитрих пригладил растрепавшиеся волосы недавнего противника, - Мне незачем, я прощаю тебя, как бы нелепо и странно это не звучало. Прощаю! - по слогам повторил он, - Не хочу мстить, не мое! Мне достаточно твоего примера перед носом, чтобы навсегда расхотеть обрекать себя на непосильную ношу мщения. Я не хочу превратиться в то, что стало с тобой. Маленький дрожащий комок боли и отчаяния! Ты просто изуродован ненавистью, измучен злобой, прошлое давит и разъедает твою душу. Страшное зрелище, мне такого не надо. Хочу свободно дышать и улыбаться каждому дню. Веришь?
        - Да, - отрывисто проговорил Драго, медленно прикрывая дрожащие веки. Он успокаивался в тесных и таких надежных объятиях принца.
        - Я знал, ты поймешь, мой несчастный дядя, - Дитрих нежно поцеловал его лоб.
        - А ведь, - продолжал Драго, оседая под оковами болезненного сна после нервного припадка, - Я был таким как ты. Твое тело, красота, юность… так прекрасны. Когда-то все принадлежало мне, а теперь я разорванная тряпка, не человек, жалкая копия, кукла. Мертвец, чья жизнь уходит с кровью из носа! Я хочу все вернуть, - он открыл глаза, и в них вновь блеснуло безумие, руки потянулись к лицу Дитриха и сжали щеки, Драго отчетливо произнес, - Я хочу стать тобой.
        - Но… - хотел было возразить тот, но внезапно силы покинули Драго, и его голова безвольно упала на грудь Дитриха. Он спал. Принцу ничего не оставалось, как промолчать.
        Он аккуратно, чтобы не разбудить сопящего парня, поднял его на руки и понес в свои покои. Пройдя беспрепятственно по замку до самых дверей, он внес Драго в королевские владения.
        А потом Дитрих аккуратно опустил его на постель и заботливо прикрыл одеялом. Драго отозвался жалобным постаныванием. Тогда принц осторожно смахнул челку с его лба и дотронулся губами до гладкой белоснежной кожи. Удостоверившись, что Драго глубоко и мирно спит, Дитрих устроился в кресле и тоже мгновенно провалился в сон, усталость с нервным перенапряжением дали о себе знать.

3
        А утром сонное царство разворошила Ева. Дитрих только начал просыпаться, ему снился сладкий сон легкий, как облака над столицей Объединенного Королевства, по которой принц очень соскучился. Ему снился дом, где все просто и знакомо, где нет лжи и опасных интриг, грозящих чести. Дитрих расслабился и вовсе не ожидал подвоха. И тут ворвался торнадо в виде раздухорившейся королевы. Ева с самого утра была на взводе, сказывалось отсутствие продвижений в деле и безрезультатные поиски злоумышленников. Это ужасно раздражало, ведь убийцы находились в замке, то есть под самым носом, и могли учудить что угодно, пользуясь излюбленным эффектом внезапности. А еще и Дитрих куда-то запропастился, игнорируя важные семейные события. Но стоило ей только войти в покои сына и увидеть, кто спит у того в кровати, как последние силы ее покинули, давая волю наболевшим чувствам.
        - Поднимись! - Ева отвесила звонкую пощечину спящему принцу, да такую сильную, что тот свалился с кресла, на ходу прогоняя свою сонную негу.
        - Мама… - спросонья, прошептал он, усиленно протирая глаза.
        - Какой позор! Развел тут бордель! - от Евы отлетали настоящие молнии гнева, вышедшего из-под контроля, - Привел к себе мужика! В постель положил… Да как ты смел! Не интересуешься делами семьи, отцу ни разу не помог… Даже не спросил, как он себя чувствует, чем помочь! А вместо этого, впал в разврат!
        Драго от крика суетливо повернулся на кровати, притягивая одеяло на голову.
        - Вот! Вот до чего довел себя! - Ева указала на сопящее под одеялом тело, - Не сын, а посмешище…
        - Что с тобой, мама? - Дитрих едва успел прийти в норму, но никак не знал, чем насолил матери, и с чего такая бурная реакция.
        - А как я должна реагировать? - Ева подбежала к кровати, - Похвалить за выбор?
        - Ну, отцу-то ты все прощаешь, чем я хуже? У тебя, по-моему, нет проблем с реакцией, опыт есть.
        - Не смей! - глаза женщины вспыхнули злобой, - Не смей грязно отзываться об отце! Он великий человек, а ты, мальчик зеленый, пока ничем не заслужил его авторитета!
        - И не хочу, - буркнул Дитрих, сдавшийся под бурей чувств доведенной до отчаяния женщины.
        - Поговори мне еще! - Ева ринулась к постели и сорвала одеяло, - Пошел прочь! Вон!
        Драго зевнул и поднялся на локтях с ярко выраженным раздражением на лице.
        - Он! - закричала Ева, отступая назад и прикрывая рот рукой.
        - Кто он… - от неожиданности выпалил Дитрих.
        - Он… - прошептала Ева, объятая стихийным ужасом, - Вы спали с ним?…
        - Ага, спали! - язвительно бросил Драго, поправляя волосы, - В одной комнате, он на кресле, я на кровати. Нельзя во всем видеть только плохое!
        - Замолчи! Тебе право голоса не давали! - Ева обратила свой пылающий гневом взор на парня.
        - Да ну! - протянул он, - А по какому праву?
        Драго медленно поднимался, поправляя одежду и разминая окаменевшие мышцы.
        - По королевскому. Или ты забыл, я королева Объединенного Королевства!
        - Не забыл, ты же постоянно напоминаешь об этом. Наша золотая королева, спасительница, мать народов, сама добродетель! Икона!
        - Закрой свой поганый рот!
        - Нет. И никто не заставит меня замолчать, ни ты, ни твой похотливый муженек, ни совет, да и ни высшие силы вместе взятые. Ведь я и есть - высшая сила. Магия в чистом виде!
        - Касандер! - слова Евы окрасились в ноты ревностной интонации.
        - Да, это я, любимая сестрица! - Драго зло ухмыльнулся, - Скучала?
        - Каждый день проклинала тебя и наше родство!
        - Какое внимание, настоящее почтение для ненавистного родственника…
        - Ты мне не родственник, ты проклятое чудовище, от которого все поспешили откреститься!
        - Ясно. Ну, на крепкие объятия я и не рассчитывал. Однако, - Драго обошел кровать так, чтобы оказаться прямо напротив рассвирепевшей сестры, - Отнюдь не народ решил меня забыть. Вы! Ты и Тау наложили вето на мое имя. А знаешь почему?
        - И слушать ничего не буду! - Ева держалась непреклонной, - Я сейчас же позову совет, и они тебя изничтожат раз и навсегда. Решил вернуться, чтобы сломать мне жизнь?! Не выйдет! Не позволю!
        - Ой, как страшно! - Драго даже рассмеялся, - Я вообще-то маг. И если уж на то пошло, просто не дам тебе этого сделать.
        - Думаешь, меня не хватятся? Мой Тау меня спасет и вернет тебя в ад, где тебе самое место!
        - Кто? Тау? Да как же! В его способностях я не сомневаюсь. Только он сначала меня поимеет. Он ведь так и не забыл нашей любви. Всю жизнь Тау только и мечтал вновь ощутить мои прикосновения на своем теле. Ты так и не смогла дать ему той нежности, на которую только я и способен. Ты жалкая замена!
        - Ты? - теперь смеялась Ева, - Какой же ты самонадеянный идиот! Я все знаю о Тау. Да, он мне изменяет с мужчинами, но это только следы твоего омерзительного колдовства. Побочный эффект. Да ты и сам побочный эффект… Ты ничего для него не значишь, пустое место, так… плотская утеха. Ну, нравится быть безотказной проституткой, брат Касандер?
        - В тебе говорит ревность. Простить мне никак не можешь, что, не обладая женскими прелестями, - Драго похлопал себя по груди, - Я завоевал его. И его привязанность и тяга ко мне гораздо сильнее, чем к тебе. А ты, Ева, только прикрытие перед глазами придворного света, часть имиджа.
        - Ха! Тогда почему Тау всегда возвращается ко мне? Ответь? - Ева уперла руки в бока и пристально взглянула в глаза брату, - Это ты объят злобой! Ты мне простить не можешь ухода. И все никак пережить не хочешь, что Тау предпочел тебе меня. Больной тиран! То сестру ему подавай, то принца соседнего государства! Ублюдок! Все! Кончилась твоя власть! Мы предпочли нормальные, читай по губам, нормальные отношения достойных людей, а не твои развратные игрища, тот ад, который ты строишь вокруг себя! Отстань уже от нас!
        - Подстилка для репутации… - шикнул Драго, - Сестра, ты не изменилась. Когда-то оставила родного брата, когда так была ему нужна. Ты бросила меня слепым, одиноким, потерянным, в момент, когда от меня отвернулись все, и страна проклинала за проигрыш в войне. И это ты называешь поведением достойных людей? А твой Тау? Пришел ко мне в замок, кинул перемирие и земли Плантагенет, как жалкую подачку, а потом взял меня… И ушел, ушел, оставив голым на камнях, как какой-то мусор, использованный, но уже не нужный… Он растоптал меня. Достойный человек…
        - Ты сам виноват. Нечего было насильно тащить его в постель! Поплатился за вызовы природе!
        - Замолчи! Рога лучше протри. Мне вот интересно, что должна чувствовать женщина, от которой муж гуляет к другим мужчинам? Обидно, наверное?
        - Нет! Я принимаю любимого Тау таким, какой он есть. И ни на секунду не забываю, что именно ты, падшее существо, его таким сделал! Но он любит меня, а вами всеми только пользуется. Ты все верно сказал… вы использованный мусор. Это вы подстилки, а я светлый идеал!
        - Ты мать столь необходимых наследников. Ресурсная база по производству детей! - ехидно подметил Драго.
        - А ты для чего? Только чтобы мешать нам всем? Быть обузой… Нежить! Зачем вновь явился? Лежал бы на дне своего болота в обнимку с жабами. Падаль!
        - Однако, такая падаль как я, - Драго кокетливо поел плечом, - Соблазнил твоего дражайшего мужа. Да так, что он обо всех государственных делах позабыл. Ему даже не было дела до твоего мертворожденного дитя. Он хотел меня, ласкал в этот момент мое тело, а ты корчилась от боли одинокая в своих королевских перинах. И кто из нас здесь обуза?
        - Не смей! Не тащи в мои владения свою грязь! - закричала Ева, задетая за самое больное, - Убирайся в свои болота! Ненавижу! Как же я тебя ненавижу с самого детства!
        - За что же? - Драго тоже был уязвлен умелым выпадом сестры, - Я только и делал, что защищал тебя себе во вред! Что же я тебе такого сделал?
        - Лез в мою жизнь! Бесцеремонно, навязчиво, нагло! Ты думал, наше родство позволяло тебе рассчитывать на меня, как бессловесное приложение к твоей одиозной фигуре?
        - Ничего я такого не думал. Я просто желал тебе счастья! Да я бы и пальцем тебя не тронул без твоего желания.
        - А я не могла терпеть твои отвратительные колдовские эскапады!
        - Да ну? Я вообще-то страну защищал. А вот за что заступается Тау в реках безудержного адюльтера?
        - Ненавижу тебя, Касандер! - проорала Ева и буквально кинулась на опротивевшего брата, делая длинный прыжок через всю кровать и валя того на пол. Неудобные королевские одежды не помешали пламенному броску разъяренной дикой кошки, в которую королеву одномоментно превратила ревность.
        Завязалась нелепая гротескная драка, где в ход шли укусы, ногти и обоюдное таскание за волосы. В пылу неистовой возни Драго даже забыл о магии, а полностью погрузился в схватку. Ева, будучи инициатором, тоже не отставала, с особым рвением и самозабвением терзая тело противника. Визг и крик только добавляли эффект непримиримого сражения.
        - Достаточно! - закричал Дитрих, до того момент спокойно наблюдающий за потасовкой родственников. Он прошелся по постели и, подняв на плечо мать, насевшую на Драго и бьющую его по щекам, оттащил на другую сторону.
        - Дитрих! Отпусти! - кричала и вырывалась Ева.
        - Да посмотрите на себя! - принц выпустил мать, но встал между противниками, - Мне тошно от вас! Представителей великих династий!
        Ева остановилась. Она выпрямилась и, зло буравя глазами Драго, приглаживала волосы, лишившиеся пары клоков. Драго в свою очередь, не удовлетворенный результатами схватки, нервно потирал расцарапанную щеку, но теперь на его персте красовалось фамильное кольцо Милиотар, которое Ева потеряла в пылу их родственной потасовки.
        Но вскоре они оба успокоились, их гнев забило негодование Дитриха.
        - Теперь я вижу, вы из одной семейки! - говорил принц, бурно жестикулируя руками, - О! Да, да! Вы друг друга стоите! Достойны! И ты, Драго! - он указал пальцем в лицо дяде.
        Тот вздрогнул, непонимающе поднимая бровь.
        - Да, ты! - уверенно кивнул Дитрих, - Касандер! Великий и ужасный колдун, о котором сложили столько легенд! Смешно! Ты хоть понимаешь, что делаешь? Иногда кажется, что мозг у тебя после перерождения не включился. Хотя и до этого… Как можно грызться с женщиной… Тем более ради мужчины, который тебя и во что не ставит, да и ее тоже! Как низко! Совсем не можешь себя контролировать? О самодисциплине не слышал? Можно хоть иногда говорить себе «нет». Да, твоя моральная распущенность просто поражает.
        - Что… - Драго онемел и с трудом выговорил слова, сглатывая тревожный комок.
        - А то! - выпалил Дитрих.
        - Ничего удивительного. Он просто мразь! - Ева вмешалась в разговор.
        - А ты? - цыкнул принц, поворачиваясь к матери, - Мамочка! Молодец! Я не говорю о том, что ты постоянно поощряешь выходки моего отца, а потом строишь из себя благочестивую дворянку, на которую должны молиться все вокруг. Нет! Я не про это… Хотя твой цинизм поражает. Ты влюблена в народное обожание, и все поступки подчиняешь цели его добиться. Даже отца ты прощаешь с одной целью - поддержание своего безупречного имиджа всенародной плакальщицы. Но самое омерзительное - твое пренебрежение к брату. Вы же семья! - Дитрих всплеснул руками, - Как ты можешь так к нему относиться? У вас одна кровь, вы росли вместе, наверняка дружили детьми. Он твой брат! Брат! Если б у меня был брат, я бы за него и в огонь и в воду! Не понимаю я тебя… Из-за чужеземного принца придать семью, обречь на смерть! Бросить в самый черный момент жизни…
        - Ты не можешь делать таких выводов. Мал еще! - возразила Ева.
        - Конечно! Вот только не надо мне сейчас рот закрывать. Да молодой, но с такой жизнью это ненадолго. И вообще, когда ты бросила Касандера в огне войны, ты была куда моложе меня. Так что не апеллируй к возрасту! - Дитрих запнулся, но потом его глаза вновь вспыхнули пламенной искрой и он заговорил с еще большей страстью, - Знаешь, в хранилище артефактов, что показывал мне старец Нару, я набрел на один портрет. Мать держит ребенка на руках, и такая грусть у нее в глазах, что аж до самого сердца пробирает.
        Драго нервно дернулся и быстро отвернул голову.
        - Герб Милиотар, - тем временем продолжал Дитрих, - Он навел меня на мысль, что это моя бабушка по линии матери. А на руках у нее мой дядя Каандер. Мама, - Дитрих с укором взглянул на Еву, - Вас же одна мать качала на руках. Любила вас… И что она думала? Неужели предполагала, что вы друг друга со свету сживать будите? Вряд ли… Наверняка желала вам лучшей участи, согласия, любви…
        - Мама умерла при моем рождении, - скомкано призналась Ева, немного краснея и теряясь.
        - И что? - Дитрих не растерялся, - Разве она не любила тебя, не гладила живот с еще не рожденным чадом и не смотрела на старшего сына, представляя какими родными вы будите, как жить дружно будите, друг за друга горой… А вы что? Тьфу! - принц сплюнул все накопившееся у него разочарование.
        - Я старался… - попытался оправдаться Драго.
        - Слышал уже, - Дитрих махнул рукой, - Ненавидите родную кровь из-за мужика с улицы! Что из вас никто уступить не мог? Отступить, заботясь о чувствах? Нет, вместо этого вы стали кровными врагами. Было бы из-за кого… Честное слово! Лицемер и бесхарактерный тиран. Он всех поставил под удар… И Еву фактически вынудил предать брата и сам предал того, с кем спал. Омерзительно. Я презираю отца, - Дитрих огляделся, - И вас тоже…
        - Но! - Ева подняла руку, чтобы возразить, но резко осеклась и потупила взгляд.
        - Да мама, мне противно от вас. Да, что тут говорить! Смотрю вот на вас и мне вас всех, всех до единого, банально жаль! Вы не достойны ни уважения, ни любви, ничего… только жалости, - Дитрих рассмеялся, - Посмотрите! Взгляните на себя! Вы же все глубоко несчастны! Варитесь в соку ненависти, неудовлетворенности, зависти… ревности. И это жизнь? В шелках, хоромах, достатке и даже излишествах королевского дворца постоянное страдание. Мука! Тоска! Зачем тогда все это? - принц обвел руками комнату, - Царская роскошь, в которой нет спасения от бесцельно прожитой жизни в сплетнях, интригах и предательстве. Я не хочу! Не хочу всего этого… Мне противно от одной мысли, что я могу превратиться в вас. У вас нет друзей, нет веры, не на кого опереться, вы постоянно напряжены и ожидаете ножа в спину от самых родных людей, вы же расслабиться ни на секунду не можете! И это жизнь? Ну, нет… Это кабала! Не хочу, она меня убьет. Я лучше буду простым свинопасом…
        Дитрих замер.
        Ева и Драго с интересом взглянули на задумавшегося парня.
        - А ведь это идея… - тихо произнес он, начиная радостно улыбаться, - Мне ничего не надо. Я отрекаюсь от трона! - он рассмеялся, - Хватит! Достаточно вы попили мне крови на алтаре дворцового этикета. А борьба за трон просто омерзительна. Мне противна власть, само это слово «власть» такое тягучее, сладкое, соблазнительное и в тоже время алчное до крови. Довольно власти! Оставляю ее верным подданным. Вам! А сам… Не желаю больше вас знать! Никого из вас! Вообще! Пошли вы… - Дитрих глубоко вздохнул, - Гните дальше в своем болоте!
        - Дитрих… - Ева захлебнулась словами.
        - Да, мама! И я абсолютно счастлив, скинув свои оковы и бремя царствующей фамилии.
        - Но ты не можешь…
        - Почему? Могу! И еще как сделаю. А знаешь почему? Люди свободны. Они просто не видят выходов, не осознают возможностей, и не верят, что так запросто можно разорвать круговорот своей жизни, ту кабалу, что убивает их изо дня в день, и они медленно угасают. Но ведь стоит только задуматься… и ты сразу поймешь, что все осуществимо! Мы свободны… Да! Мама! Я понял это… И теперь готов сделать свой выбор - я ухожу.
        - Отец не позволит…
        - У него больше нет власти надо мной, - твердо заявил Дитрих и вновь искренне улыбнулся.
        - Ты ведь единственный наследник!
        - Меня это уже не волнует. Пусть Тау решает проблему. А я не хочу губить свою жизнь ради интересов человека, который меня готов убить за малейшее слово «против» его воли.
        - Но… Сынок…
        - Нет, мама, меня не остановить. Я все решил, и никогда более уверенным в своем решении я не был. Так что… - Дитрих поклонился, - Прощай, мама. Прощай!
        Минув убитую горем женщину, принц покинул покои.
        Ева кинулась к дверям, но шанса поспеть за быстрой юношеской походкой сына у нее не было. Она медленно повернулась, желая выплеснуть наболевшее на Драго, но ее встретило распахнутое окно и ветки парковых деревьев, распространяющие свое пышное благоухание по королевской опочивальне.
        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

1
        Тау открыл уставшие глаза и осмотрелся в комнате, в которой пока он дремал, набилось достаточно много народу. Ив скучал возле дверей, готовый в любой момент броситься на врага, Ева сидела на кушетке подле мужа и с лицом, отягощенным вселенской скорбью, взволнованно теребила подол платья, в глубине комнаты окруженный горшками с цветами дремал старец Нару, а под его платформой острыми лапками шебуршали големы.
        Тау ожидал общее собрание, но его взгляд привлекло новое обстоятельство: у открытого окна маячил высокий рыжий парень. Он-то и вызвал особый интерес у Тау. Парень высунулся из окна и поигрывал оттопыренной ногой, нарушая всеобщую нервозность излишней небрежностью. Его тонкая спина с выступающими лопатками мозолила Тау глаза, но что-то в облике незнакомца ему все же было знакомо. Длинные рыжие волосы, точь-в-точь как у советника Дея, и кольцо с древним символом магического рода Крочи, заманчиво поблескивающее на указательном пальце, подводили к интересным аналогиям.
        - Ух! Мощно! - внезапно приосанился парень и совсем вынес свой корпус в окно. Ева даже ойкнула, побоявшись, что он сейчас вывалиться.
        - Наш злоумышленник стягивает к замку магический концентрат, - парень обернулся и скользнул глазами по фигуре короля. За его спиной плясали черные тучи, взявшие замок в плотное кольцо.
        - Теперь я верю, что он настоящий Касандер Милиотар, - с придыханием в голосе добавил пареь.
        - А я говорила, - едко вставила Ева, - Только вы мне не верили, думали, я совсем спятила! Ага! Вот и нет! Нужно было меня слушать и сейчас таких бы проблем у нас не возникло.
        - Простите, моя Королева! - парень спешно поклонился, - Недооценили противника. Каюсь. Но ведь так сложно поверить в невозможное, что не стоит строго судить наш излишний рационализм. Касандер действительно первый, кто обманул силы равновесия и вернулся с того света. Беспрецедентно!
        - Он на все способен, - Ева тяжело вздохнула.
        Тау пропустил мимо выпады ушей раздосадованной жены, гораздо больше его интересовали пляшущие тучи за окном, зловеще сотрясаемые зигзагами молний.
        - Что это еще за гадость такая? - с недоверием буркнул он.
        - Все просто, мой король, - с воодушевлением ответил парень звонким юношеским голосом, - Скоро концентрация магического поля достигнет таких высот, что никто, ни одна живая душа, не сможет приблизиться к замку в радиусе километра. Наш враг перекрывает все ходы, точнее, выходы. Ведь он планирует нас здесь похоронить! Совершенно очевидно, именно для этого Касандер закрыл любые возможные маршруты отступления.
        - Мразь… - цыкнул Тау.
        - О, да. Касандер сильный колдун, - протянул парень, морща нос, - Но, мой король, не волнуйтесь, у нас все готово к финальной битве. Нет сомнений - сегодняшнее столкновение станет решающим.
        - Во-первых, я хотел бы знать, каков наш план, и какие меры вы приняли. А во-вторых, я не помню, чтобы тебя мне представляли. Ты вообще кто?
        - А-а, - парень рассмеялся, скромно прижимая подбородок к груди, - Моя личность напрямую связана с теми мерами, что мы приняли в противовес мощи Касандера.
        - То есть? - Тау с подозрением свел брови.
        - Я Дей, - учтиво кивнул парень, - Дей Крочи.
        - То есть как? - Тау поежился на кресле.
        - Ну, я внук того самого Дея Крочи, который изначально, после объединения двух домов Милиотар и Биа-Хатерии, вошел в совет. Меня назвали в честь деда.
        - А куда сам советник подевался? И почему у тебя на руке кольцо главы рода?
        - Да потому что, я и есть глава рода.
        - Ничего не понимаю! Потрудись объяснить. Вернее, - Тау решил поправиться, - Потрудитесь… Раз вы глава рода, то дворцовый регламент обязывает обращаться к вам с особым почтением.
        - Ага, Ваше Высочество, - Дей остался довольным, - Видите ли, то, что до этого момента вы принимали за советника Дея и моего деда, в сущности, им не являлось. Наша семья пошла на беспрецедентные меры… Пятнадцать лет назад мы скрыли факт смерти деда. Перед смертью он успел назвать меня наследником, но поскольку я был слишком мал, место главы с попеременным успехом занимали, то отец, то дядя, пока, наконец, я не вошел в возраст и не надел кольцо главы рода. Но все эти годы мы скрывались под одной маской - Дея Крочи, которого вы знали. На самом же деле, это был голем, высококачественный заменитель человека, сращенный с энергией душ представителей клана, умерших с момента создания этой куклы. Конечно, мы сомневались, правильно ли поступаем, скрывая все от нашего дражайшего короля. Но как видите, конспирация пошла только на пользу. Вчера Нойка уничтожила нашу приманку, и мы фактически перешли в прямое противостояние с нашим злейшим врагом. Поняв, что кольцо смыкается, и шансов больше нет, Касандер пошел ва-банк. Итак, все маски сорваны!
        - И много еще неизвестных мне козырей вы припасли в рукаве? - сурово осведомился Тау.
        - Найдутся тайны, Ваше Сиятельство, - не стал отпираться Дей, - Но вам я пока раскрыть их не могу. В целях вашей же безопасности.
        - И как мне на это реагировать? - Тау медленно зверел.
        - Довериться мне… А я уж точно вас не подведу.
        - А вы, советник, не слишком много на себя берете?
        - Отнюдь. Никогда не кичился выдуманными достоинствами. Если бы я не был в себе уверен, то не стоял бы сейчас здесь.
        - Как вам это, старец Нару, - Тау повернулся к дремлющему советнику.
        Но тот даже не шелохнулся, а его поникшая голова в синем тюрбане с вуалью продолжа неподвижно свисать с шейной подпорки.
        - Старец? - нетерпеливо позвал Тау.
        - Он не ответит… - робко встрял Дей.
        - Это еще почему?
        - Видите ли, он выполнил свою миссию на ближайший час - привел меня сюда, а теперь законно отдыхает, копя силы для поединка с Касандером, ведь у нас неслабый противник-то!
        - Вы что-то хитрите! И мне это решительно не нравится.
        - Только ради вашей же безопасности! - Дей с лукавством сжал губы.
        - Я понял, понял, - Тау пришлось сдаться, ведь поделать он все равно ничего не мог, - Только мне интересно, как Касандер, столь великий колдун, ничего не почувствовал? Он ведь соприкасается с аурами… Или я путаю?… Ничего не понимаю в магии.
        - Все верно, вы прекрасно осведомлены. Но я уверен, что Касандер почувствовал странность аур советников… Только вот понять в чем дело едва ли смог. Ведь искусственного Дея Крочи питали души некогда живых людей, они-то и сбивали с толку.
        - Понятно… а если он все же догадается, не дурак же.
        - Будет поздно. Меры он предпринять все равно не успеет, придется бить ударным заклятием. Ему некуда деваться!
        - Ударные заклятия от Касандера не летний ветерок.
        - О, да! Согласен! Но так он разом растратит все силы, и, спешу напомнить, я ведь тоже не маг первого уровня. С самого детства меня учили лучшие маги рода, и я шаг за шагом постигал тайные знания. Сейчас в защите я шестой уровень, но в бою вполне возможно, что сила обостриться и я достигну седьмого.
        - Вы не уверены?
        - Гарантий не даю, всякое может произойти, но процент достаточно высок. Ваше Величество, позвольте вам объяснить… Уровни - это не просто список цифр, нет, это степень, дающаяся магам с огромным трудом.
        - А я и не сомневаюсь.
        - Но я отчетливо вижу в ваших глазах недоверие, - Дей вздохнул, - Вы полагаете, что разницы-то шестой и седьмой уровень, всего ничего. Но спешу разуверить! Между каждым уровнем настоящая пропасть. Даже сотни магов шестого уровня недостаточно, чтобы одолеть одного с седьмым. Кстати, именно поэтому я и отослал из замка почти всех боевых магов. Они нам не помощники, а покалечиться вполне могут, если влезут в драку. Не думаю, что Ваше Величество заинтересовано в бессмысленных жертвах…
        - Не заинтересован, - жестко выпал Тау, перебивая собеседника, - Но как вы со своим шестым сможете одолеть Касандера? Ведь только что вы фактически самолично опровергли такую возможность.
        - Да, только с условием, что Касандер сам вышел на прежний седьмой. Ко всему прочему, я же сказал, что в защите шестой, а в нападении… В общем, шансы есть, плюс Нару наше скрытое и смертоносное оружие.
        - О котором вы не распространяетесь?
        - Увы, мой Король, ничего не могу поделать.
        Тау замолчал, раздраженно водрузив руку на подлокотник и уперев подбородок в кулак. Повисла напряженная пауза, которой воспользовалась Ева, давно ждущая перерыва в диалоге мужчин.
        - Вы сказали, - обратилась она к Дею, - В замок пути отрезаны, как и из него? Верно?
        - Точно, моя королева, вы все верно поняли, - чинно отчитался Дей.
        - Хорошо, а как же тогда Дитрих смог уйти? Или он бродит где-то поблизости в пределах магического поля?
        - О, нет. Здесь его нет. Точно! Я сканировал ауру… Ему удалось выбраться из замка, когда поле только формировалось.
        - Хорошо, - кивнула Ева, удовлетворенная ответом, - Значит, его не заденет магический поединок.
        - Рохля он, пылинки с него только и сдувала… - гаркнул Тау, - Вырос не мужиком, испугался, как финтифлюшка, и сбежал, бросив семью в тяжелый момент.
        - Тау… Он, конечно, должен был остаться с нами и проявлять больший энтузиазм в делах семьи. Но ведь мальчик никак не сможет нам помочь, в вопросах магии он беспомощен…
        - Вот именно, беспомощен!
        - Я уверена, он вернется. Не мог Дитрих так цинично бросить семью, я мать - я чувствую.
        - И сын у тебя такой же чувственный! Вся ваша семейка Милиотар ущербна.
        - Ну, спасибо, - Ева обиделась, что весьма ярко показала надутым щеками и поджатыми губами.
        - Я имел ввиду ее мужскую линию, - поспешил оговориться Тау, - Разве не понятно? Не бери во внимание. Мне только с тобой не хватало ссориться. Не время!
        - Да уж… - Ева продолжала дуться.
        - А ведь я тоже уверен, что Дитрих приползет обратно. Куда он денется? На улице этот щенок пропадет, ему и идти-то некуда. Может, в Эфы вернется… Хотя куда там! Он и дорогу-то не найдет самостоятельно. Да, скорее всего, просто испугается шаг сделать самостоятельно!
        - Видишь, все-таки несамостоятельность тоже иногда идет в плюс. В случае любого исхода битвы мы сохраним жизнь наследника трона! Обнадеживает, не правда ли? - Ева сложила руки на коленях и деловито хмыкнула.
        - Мне не нравится фраза «в случае любого исхода», он может быть только один - победа!
        - Согласна! Но я на всякий случай…
        - Поэтому мне непонятно зачем ты сейчас защищаешь сына, его трусливый поступок очевиден.
        - Дитрих у нас домашний мальчик, проявит свой характер и вернется. Он ведь нам вызов кидал…
        - Докидался! Нашел перед кем фортели выкидывать! Ничего! Не на того нарвался, тоже мне козявка. Пусть только вернется! Я ему задам! Будет уборщиком работать в назидание, чтобы понял, какова она настоящая жизнь на вкус, а то вырос на всем готовом и на тебе, сбегать он решил! Характер свой демонстрирует! Трона однозначно лишу. Отныне он более не наследник правителя…
        - Тау! - воскликнула Ева.
        - Молчи! Поговорим после всего, - жестко бросил Тау.
        - Хорошо… - прошептала Ева, проглатывая горькую обиду.
        В дверь настойчиво постучали, приводя всех в режим особой боевой готовности. Стук повторился несколько раз, но никто не спешил отпирать. Напротив, каждый замер на месте и затаился. Когда в дверь принялись тарабанить, и хлипкое дерево бешено сотрясалось от ударов кулака, грозя переломиться, Ив вопросительно взглянул на Тау. Недолго думая тот кивнул.
        - Что тебе надо? - Ив уничтожил взглядом ввалившегося в комнату мага, он был из тех, кому позволили остаться для выполнения мелких поручений.
        - Вот… - маг протянул скомканный кусок свитка.
        Ив развернул свиток и быстрым взглядом пробежался по написанному.
        - Откуда? - озабоченно осведомился он.
        - Висело на двери тронного зала. В сам зал я не смог войти, сильная энергетическая блокада.
        - Понятно. Иди, свободен, - сухо ответил Ив.
        Он закрыл двери и, встретив голодные до вопросов глаза всех собравшихся, опередил их любопытство.
        - Письмо от Драго… Тьфу, Касандера, - пояснил он.
        - Дай сюда! - прикрикнул Тау и, получив в руки свиток, принялся жадно вчитываться.
        - О чем там речь? - первая не выдержала Ева.
        - «Финальный раунд. Пора сделать последний ход фигурами и помериться силами. Король готов к бою, готов ли второй Король? Ты, Тау? Жду в тронном зале на закате. С кем бы ты ни пришел, я разобью твои магические щиты, и мы встретимся лицом к лицу. Сойдемся? Пожалуй, пора закончить нашу затянувшуюся партию. Тебе не уйти от ответов за содеянное. Касандер Архатейский Милиотар». Как вам?
        - Мы пойдем? - испуганно протянула Ева.
        - Еще бы! - выпалил Дей, от радости сияя на глазах.
        - Других вариантов нет? - торопливо осведомился Тау.
        - Он нас в покое не оставит, - рассудил Дей, - Надо принимать вызов. Тем более сейчас мы готовы, как никогда!
        - Ладно! Старец Нару, вы, и я идем!
        - А я? Я тоже иду! - Ева кинулась в ноги мужу, - Прошу, Тау, не отталкивай меня.
        - Не может быть и речи! - категорично отозвался тот, поднимая Еву с пола, - Я не могу подвергать тебя опасности. Не хочу потерять самое дорогое в жизни.
        - Я умоляю… Представь, каково мне будет сидеть здесь? В неведенье и ожидании? А если вы проиграете, что меня ждет? Уж лучше погибнуть с тобой! Вместе! Как и предначертано истинным возлюбленным, а не по воле безумного колдуна…
        Тау хмыкнул, усиленно соображая, как ему лучше поступить.
        - Ваше величество! - неожиданно на помощь пришел Дей, - Уж лучше Королеве, да и всем здесь присутствующим отправиться в тронный зал. Ее Величество абсолютно права, ели нас уничтожат, то одним ударом и всех. А если она останется здесь одна - некому будет ее защитить и только боги знают, что взбредет в голову Касандеру, и на что он обречет драгоценную Королеву.
        - Он прав, - с надрывом произнесла Ева, - Мне так страшно. Не оставляй меня…
        - Да и присутствие Ее Величества и барона Фариха пойдет только на пользу.
        - Разве? Не вижу ни одно плюса! - Тау саркастично усмехнулся.
        - Деморализация, - пояснил Дей, - Психическое состояние для магов очень важно. Наша сила зависит от множества факторов, а Касандер еще слишком болезненно реагирует на бывшие раны и людей, которых он любил, но потерял. А мне наше единство только поможет, придаст сил.
        - В случае чего, - вмешался Ив, вставая перед Тау на колено, - Я отдам свою жизнь, чтобы оправдаться и доказать верность. Вот увидите, вы не пожалеете! Не подведу!
        - Пожалуйста, муж мой любезный, - Ева скорчила страдальческое выражение лица и умоляюще заморгала глазами на мужас.
        - Хорошо! - Тау махнул рукой, поддаваясь на уговоры, - Будет по-вашему. Идем все! Единой коалицией! Уничтожим Касандера, как вредоносную бородавку на странице истории нашей страны.

2
        Драго угрюмо сидел на троне, над которым больше не висело знамя белого лебедя, а вместо него прожженная ткань топорщилась рваными краями с золотой строчкой. Драго уничтожил все символы власти рода Биа-Хатерии, столь его раздражавшие. Как только в зале появился дракон, Драго выпрямился и нацепил на себя надменно-равнодушный вид.
        - Смотрю, мрак сгущается, - дракон окинул взглядом помрачневший зал.
        - Свет поглощается энергетическим напряжением. Не хочу лишних свидетелей, поэтому выставил барьеры, - Драго пожал плечами, - Когда явится Тау, я их сниму.
        - Он будет не один.
        - Знаю… Он всегда окружен союзниками.
        - Волнуешься? - хитро спросил дух у подопечного.
        - Взволнован, - откашлялся тот, - Но давай не будем нагнетать. Лучше скажи, как все прошло?
        - Отлично! - дракон материализовал кальян и, хитро косясь на Драго, с причмоком затянулся.
        - Дитрих, наверное, рассудка лишиться от неожиданности.
        - Ха! Вполне может быть, если он его уже не потеря после всего, что ты с ним сотворил. Но если и дальше будешь меня напрягать по таким делам, меня могут наказать. Я не должен вмешиваться в историю… мир магии не простит отступлений от правил.
        - Оставь! Никому дела нет!
        - Напрасно ты так думаешь. Не надо недооценивать силы магии, они основа всего на земле. Мы и так с тобой пошли на маленькую хитрость, воскресив тебя, но мне позволил так поступить огромный энергетический запас, что оставался в тебе. И поэтому силы магии спустили шалость с рук, но вмешательство в историю напрямую, как сегодня, слишком дорогое удовольствие.
        - Достаточно! Не береди душу, сейчас и так тяжело, - Драго поморщился.
        - Хорошо, умолкаю, только потом не говори, что я не предупреждал! - дракон цокнул языком и испарил надоевший кальян.
        - Ну, почему ты все усложняешь? - Драго откинулся на троне и водрузил ногу на ногу, - Я устал… Правда. Все стало таким сложным… Я один, грядет развязка, а меня некому поддержать. Тау небось там во внимании и заботе купается…
        - Им страшно, Касандер, только от одного твоего имени… А от ожидания встречи, их соломенные души вообще трепещут, объятые животным ужасом.
        - Порой мне кажется, я действительно законченный негодяй. Но ведь ничего плохого я им не сделал.
        Дракон красноречиво поднял надбровные дуги.
        - Хорошо, - Драго махнул рукой, - Будучи молодым и неопытным неосторожно поставил заклинание «цепи» на Тау, привязав его к себе. Но ведь я сам больше поплатился за это… А Ева? Сестру я боготворил, все самое лучшее отдавал ей, забывая о себе. И с чего вдруг ее ненависть? Ив тоже хорош. Я перед ним ни в чем не виноват. Пускай не любил, но и он мной пользовался для удовлетворения плотских потребностей. Убивать его я не заставлял, он волен был выбирать, и мог остановиться, раз такой совестливый… Так в чем же я грешен?
        - Они не прощают тебе собственных слабостей.
        - Похоже на то, - глаза Драго блеснули неподдельной иронией.
        - И им невозможно трудно трактовать твои поступки. Вот Тау, например, ни за что не отдал бы победу вражескому правителю. А ты смог ради народа поступиться личными интересами, прекратив кровопролитную бойню. Разве такая смелость не могла не напугать?… Ведь кто знает, на что ты еще способен.
        Драго тихо засмеялся.
        - Я поднял тебе настроение? - поинтересовался дракон.
        - Вполне.
        - Что еще угодно, Его истинному сиятельству?
        - Мне бы переодеться - Драго потрепал ворот своего красного балахона, немного износившегося за несколько дней непрерывной носки.
        - Платюшко? Пышную юбку? Или я путаю?
        - Пышность обязательна, но немного в ином формате. Мне нужен лучший церемониальный наряд. Балахон правителя Архатея из первосортного шелка и парчи с лучшей отделкой, какая только возможна. Понял?
        - Ну, вот, в костюмеры записал…
        - Мне отсюда невозможно сменить гардероб, а встретить врагов при параде я просто обязан.
        - Хочешь придать торжественности финальному аккорду?
        - Естественно. Я же правитель и привык к самому лучшему, на высшем уровне, - Драго демонстративно выставил руку с пылающим кольцом Дракона Зеленых Болот.
        - У-у, - протянул дух, чинно кивая головой, - Вернулся к хозяину.
        - После долгих скитаний все возвращается на свои места…
        - Пофилософствовали и ладно. Лучше скажи, какого цвета тебе балахон?
        - Видишь мои глаза? Они как колючки у зимней ели. А кожу?
        - Чистый воск, - ухмыльнулся дракон.
        - Умница, - отозвался Драго ехидным тоном, - Ну вот теперь сам подумай, что подойдет! Не хочу выглядеть аляповато.
        - Смотрю, ты действительно серьезно подошел к делу.
        - Иначе никак. Ведь в итоге… смерть. Либо я… либо Тау. И любой исход битвы надо встречать в лучшем виде.
        - Наконец-то свершиться! - воодушленно протянул дракон, - Паучьи короли завершат извечное противостояние. Миссия завершиться.
        - Да… - Драго дернул головой.
        - Не грусти. Пусть после победы ты сразу уйдешь, но зато отомстишь за себя, высвободишь накопленную обиду и злость и… наконец освободишься от боли. Твой дух успокоиться.
        - У меня все получится. Но сейчас мне нужен балахон.
        - И это! - дракон взметнул в воздух. Он набрал в грудь воздуха и выдохнул мощными легкими бушующий поток метана, обжигая стену. Когда облако растаяло, и раскаленный камень остыл, на нем отчетливо проявился контур дракона, расправившего крылья.
        - Герб рода Милиотар, - прошептал Драго, втягивая душный воздух еще горячий от недавнего всплеска энергии, - Он занял законное место.

3
        Дитрих встал из-за стола и, оставив на нем плату за выпивку, направился к выходу из трактира. Проходя мимо управляющего, он надвинул шляпу ниже на лоб и вновь затянулся опиумной трубкой, которую с момента ухода из замка курил не переставая, справедливо полагая, что терпкое курево сажает голос, лишая привычной звонкости и меняя его до неузнаваемости. Волосы он успел отстричь и теперь весьма смутно напоминал человека королевских кровей, особенно беря во внимание нищенский наряд, который он выменял на базаре за драгоценные камни с прежнего балахона. В высоком чуть угловатом незнакомце с тяжелым чуть печальным взглядом, отягощенным непрерывными переживаниями, было непросто узнать беглого принца. А никто особо и не пытался, Архатей жил своей собственной жизнью, предоставляя Дитриху шанс жить своей…
        - За комнату я заплатил вчера, - бросил он управляющему, внимательно изучающего подозрительную личность, так боящуюся показать лицо.
        - Да, я помню, - кивнул мужчина, ногтем соскабливая щетину со своего морщинистого подбородка.
        - Лошадь приготовили?
        - С самого утра.
        - Лучшую? Она выдержит длительный переезд?
        - Смотря какой… - неоднозначно дернул плечом управляющий.
        - Через пустыни. Выдержит?
        - Не берусь обещать.
        - И что за лошадь вы мне подсунули, которая не может совершать переходы на длительные дистанции?
        - Какую просили, такую и приготовили. Ее силы ровняются уплаченной цене, - приказчик был крайне неприветлив, заподозрив в Дитрихе одного из разбойников, коих в Архатее стало огромное множество, и они постоянно угрожали поставкам провианта для всех таверн и постоялых дворов.
        - Ну, ладно, посмотрим на нее, - Дитрих пожал плечами и вышел на улицу.
        Управляющий вышел следом и принялся наблюдать за отъезжающим постояльцем, опираясь на дверной косяк. Во дворике Дитриха ждала белая лошадка навьюченная дорожная сумками. Он подошел к ней и с любовью похлопал по шее, любуясь грациозной слаженной фигуре животного.
        - Ну как? - осведомился управляющий.
        - Пойдет!
        - То-то же!
        - В сумках все, о чем я вас просил? - сухо спросил Дитрих.
        - Да, - нехотя крякнул управляющий.
        - Хорошо, - принц поверил, но полез сумки для проверки.
        Еда, два свертка с табаком, горючие вещество для костра, подстилка, теплое одеяло - все, как он и просил у приказчика. Дитрих дошел до самого дна дорожной сумки, как вдруг в руки попал конверт с чем-то прочным внутри. Немного удивившись, принц вытащил находку на свет. Это был обычный запечатанный конверт без всяких опознавательных знаков или подписей.
        - Можно узнать, это что? - Дитрих продемонстрировал конверт управляющему, - Я не просил.
        - Откуда мне знать, - буркнул тот, торопливо скрываясь за дверью.
        - Эх, - протянул принц, смело открывая конверт.
        В руки ему перекачивало небольшое письмо, свернутое в четыре раза. Аккуратно развернув тонкую бумагу, Дитрих посмотрел на текст. Извилистая выверенная вязь, плетущаяся, словно вьюнок по стене, выдавала в авторе человека, безусловно, высокообразованного и принадлежащего к высшему сословию.
        - «Здравствуй, мой племянник Дитрих», - прочитал принц и от удивления присвистнул, письма от Драго он ожидал меньше всего.
        Переведя дух, Дитрих вновь принялся читать - вслух, чтобы не пропустить ни одной детали.
        - «Я понимаю твое удивление. Ха! Да, просто уверен ты сейчас себе места не находишь. Что ж, это весьма прогнозируемое поведение. Но… Признаться честно, я был приятно поражен твоей решимостью бросить наш аристократический вертеп. Без лишних слов, я горжусь тобой и мне приятно сознавать, что нас связывает прямое родство. Так сказать, узнаю свою кровь, и, быть может, во мне взыграли чувства человека, лишенного возможности когда-либо иметь детей. Ты достойный продолжатель фамилии Милиотар», - Дитрих, облизнув пересохшие губы, продолжил читать все более волнующий его текст, - «Однако пишу я тебе не для похвалы, вернее, не только для нее. Уж прости дядю, расчувствовался. На гране решающей битвы, я дал волю эмоциям. Мне простительно. Так вот, что я хочу тебе сказать… Во-первых, прости меня. Хотя я знаю, ты никогда не забудешь того вечера и не уничтожишь пережитой боли, которая навсегда будет связана с моей персоной. Мне знакома эта боль. Пусть ты благодушно меня пощадил в момент слабости, не стал пользоваться ею, как это сделал я, и еще раз тем самым доказал свое достоинство, ты все равно меня не
простишь. Родовые боги видят, как мне стыдно, но оправдаться перед тобой я не могу, да и не возымеет оно действия. Произошедшего не стереть и не исправить. Но знай, на тот момент у меня не было иного выбора, я думал, что поступаю верно. Признаю, ошибался. Ты слишком щедр, раз не заставил меня платить за промашку. Не думал, что кто-то еще способен на такую доброту. Ты настоящий человек. Я все понимаю и прекрасно сознаю, что мне до тебя далеко. Здесь ты меня превзошел, но так и должно быть, обязательный залог процветания рода. Во-вторых, хочу тебе сказать, что мы еще встретимся. Жизнь, Дитрих, долгая. В тебе течет кровь Милиотар и поэтому ты обречен, жить в два или три раза дольше, чем все обычные люди. Ты можешь скитаться по свету, строить свою судьбу, но рано или поздно ты вернешься. И мы встретимся вновь! Ведь ты законный наследник трона Объединенного королевства и все твои притязания на престол будут законны. Едва ли ты с закрытыми глазами отнесешься к проблемам родной земли. Ты придешь, я уверен, считай это предвиденьем, но я точно знаю, ты вернешься отнять у меня трон. Что ж, так тому и быть. Я
буду ждать тебя. Только тебе, Дитрих, под силу меня уничтожить, только ты имеешь на это право, как истинный Милиотар. Родная кровь сменит меня на царствовании, но фамилия не умрет, не остановит свое развитие и династия продолжится. Только передав трон в достойные руки, я успокоюсь. Но прежде ты дожжен будешь меня победить, ведь я обязан видеть твое превосходство надо мной. Самонадеянно? Конечно. Моя характерная особенность. Но, Дитрих, я уверен в сегодняшней схватке я не проиграю. Уничтожу одним ударом всех врагов и продлю себе жизнь. Не собираюсь так легко подыхать, об этом даже дракон пока не знает. Но так надо! Я не оставлю страну. Трон Архатея, наконец, вернется к своему законному правителю. А с Эфами справиться не так уж сложно. Да, я стану тираном этих земель и заставлю платить народы за предательство и ненависть ко мне. Мне есть еще зачем жить… Месть имеет свойство перерождаться, разрастаясь и перекидываясь на новые объекты. Жаль, что меня питает только она, мне бы хотелось, чтобы было иначе, но есть вещи превышающие волю человека. Ладно, слишком много лишнего я наговорил, хотя так много
хочется еще написать. Однако действительно пора закругляться, а то ты устанешь от бредней своего несносного родственника. Дитрих! Забудь о грядущем, концентрируйся на сегодняшнем дне. Иди своим путем, постигай жизнь во всех ее сложностях и перипетиях. Ты справишься, я уверен. Удачи! Подпись: Твой злодей дядя, Касандер Архатейский Милиотар».
        Дитрих оторвался от письма и с улыбкой посмотрел на небо, сердце сжималось от светлой тоски. Драго стал единственным человеком на всем белом свете, кто благословил его в путь и поддержал в выборе. Их схожесть вновь стала очевидной.
        Принц потряс конверт и ему на ладонь выпала небольшая оранжевая пластина на кожаном шнурке, столь отягощающая послание. Дитрих с недоверием повертел ее в руках, но ровным счетом не понимал, что это было. Тогда он вновь развернул письмо и с радостью обнаружил постскриптум, написанный в самом углу мелким шрифтом.
        Он гласил:
        «А чтобы ты не заплутал в своих странствиях и верно находил пути, дарю тебе кристалл «дорог», он всегда верно укажет направление и не даст тебе пропасть в хитросплетениях земных тропинок. Прими от меня сей скромный дар, как единственно возможную помощь».
        Дитрих засмеялся.
        - Драго, Драго, - протянул он, - Ты восхитителен в своих метаниях и отчаянных попытках остаться собой с одной стороны и бессердечно отомстить с другой. Желаю тебе удачи, хотя она и будет означать падение власти моего отца. Но я верю в твое благодушие и надеюсь, маму ты все же пощадишь.
        Дитрих с тоской взглянул на гору, где стоял замок - она оказалась окутана сиреневой мглой. Сердце вновь защемило, проснулось навязчивое чувство вины, не покидающее принца с самого побега из родной семьи, но с неимоверным усилием воли он все-таки его подавил и, взяв лошадку под уздцы, неторопливо побрел вперед, навстречу полной неизвестности.

4
        Драго напустил на себя величественный вид и с еще большей королевской выправкой замер на троне, ожидая своих противников. Он нервничал, тревожно покусывал нижнюю губу, и сжимал пальцами подлокотники, будто бы они могли поторопить время. Но почувствовав приближение столь знакомых аур, Драго вскочил с места и хотел кинуться вперед. Дракон заботливо остановил его крылом, усадив на место.
        - Сейчас мы встретимся лицом к лицу, - взволнованно выпалил Драго.
        - И? Не повод давать волю эмоциям. Ты их еще расцелуй от радости, - ехидно подметил дракон, - Надел на себя маску непроницаемости, будь добр держи образ.
        - Я стараюсь. Просто не верю до конца, что сейчас мы встретимся, и раз и навсегда выясним наши отношения. Боги… Я так долго ждал возможности все прямо им высказать, все, что накопилось за долгие годы изгнания и лишений…
        - Касандер, не теряй бдительности. Ты же отомстить хочешь, а не родственные отношения возобновить.
        - Конечно! Но я не в состоянии полностью осознать, что сегодня последний день столь длинного пути. Мой план реализован и вошел в завершающую стадию, я так долго стремился к этому, что уже не верю в происходящее. Я смог! Смог достичь финала!
        - Радуешься, как девушка, получившая первый оргазм, - дракон хихикнул, прикрывая пасть крылом.
        - Фух! - улыбнулся Драго спонтанной и хлесткой иронии духа, - Напряжение, как рукой сняло.
        - Я старался. Удачи, Касандер, я тобой, - дракон исчез.
        Он верно рассчитал, так как в тот же момент двери распахнулись и в залу вошли люди. Первыми ввалились Борх Нару в доспехах из лунного камня, отражающие заклинания стихий, и Арон Го, прибравший волосы в две параллельных косы, спускающиеся до затылка. Оба мага упросили Ива присутствовать при поединке, чтобы совершить акт возмездия за задетую честь историей с подлогом письма. Сам Ив, идущий прямо следом, грудью прикрывал королевскую чету. Тау с вызовом смерил взглядом Драго и поправил перчатку, сияющую начищенностью, как и все его доспехи. Ева опасливо перебирала ногами, прижимаясь как можно ближе к мужу. Замыкали шествие Дей Крочи и ходящие големы, напрягающие горбы платформой с неподвижным телом старца Нару.
        При виде своих предстоящих противников Драго вздрогнул, но подавил нервную дрожь, задержав на несколько секунд дыхание. Сердце бешено застучало, ударяя в виски.
        - Вот и пришло время расставить все по местам, - Драго величественно склонил голову в почтительном кивке, - Хорошо, что вы нашли в себе силы принять мой вызов.
        Его противники замерли в оторопи, смотря на человека, восседающего на троне. Драго предстал перед ними в ослепительном балахоне сиреневого цвета, богатого на золотую вышивку и блистающего всеми цветами радугу благодаря россыпи драгоценных камней, умело прилаженных к ткани. Огромный жемчуг редкого розового цвета окантовывал края балахона, особенно поражала их россыпь на узких рукавах, столь подчеркивающих худобу рук Драго. Черные волосы аккуратно подобранные в высокий хвост оттеняли великолепие верхней одежды, придавая Драго степенный вид. Зеленый перстень Милиотар довершал поистине царский образ, как и небывалая стать его хозяина.
        - Перед нами, и правда, правитель Архатея, - тихо пискнул Арон на ухо Борху, который не мог не согласиться, оформив точку зрения товарища в легкий кивок.
        - Мы пришли восстановить справедливость, - первым очнулся Дей, выходя чуть вперед.
        - И вернуть мне корону? - Драго устремил взор на Тау, чья голова венчалась изысканным обручем правителей Архатея.
        - В честь чего? - с ненавистью выпалил Тау.
        - Неужели жалко? Прирос к чужой вещи?
        - Ты нас для пустого трепа позвал?
        - А что вы можете мне предложить?
        - Мы не в борделе, - подметил Ив с нескрываемой иронией.
        Драго, задетый за живое, чуть сморщил лоб, но своей выдержке не изменил.
        - И все на что вы способны? - прокомментировал он с напускным презрением.
        - Куда нам до тебя, похотливое животное, мразь, разодетая в королевские шелка, - отозвал Тау.
        - Ты про себя? - парировал Драго.
        - Про тебя, ветеран бордельной службы, - Ив усиленно с вдохновением защищал короля, - Сколько мужиков прошло через тебя? Да с таким прошлым ты не смеешь даже говорить с королевской четой. Смотри на него, вырядился, на трон залез… Своим телом только ткани пачкаешь.
        - Вот что говорит в тебе сейчас? - с неподдельным интересом спросил Драго, - А, Ив? Ты злишься на меня?
        - Я прозрел! А ты не достоин моей злобы, не льсти себе!
        - Я мог бы ответить и припомнить все то, чего был достоин до сего момента, но не стану унижаться.
        - Куда уж нашей зазнавшейся потаскушке, - насмешливо бросил Ив.
        Маги дружно рассмеялись, их хохот не без удовольствия поддержал Тау.
        Драго промолчал. В его глазах скользнула тень сожаления, но он не стал отвечать на колкость, доставшую до его сердца неприятным покалыванием.
        - Ну, как? Нравиться быть высмеянным за все совершенные грехи? - неожиданно проговорила Ева голосом судьи, - Вижу, что нет. Но ты это заслужил, Касандер.
        - Меня не трогает мышиная возня. Кто высмеивает? - Драго вопросительно дернул подбородком, - Вот эта жалкая толпа? Люди, которые возможно в своей жизни поступали еще хуже? Они меня высмеивают. Что ж… Ладно. Пускай, если им от этого легче по жизни. Я хотя бы не скрываю своих поступков и готов нести за них ответственность, ровным часом, как и отвечать за них.
        - Много болтаешь, - перебил Тау, - Похоже на оправдание.
        - Не знаю, на что похоже. Разрешаю тебе иметь собственную точку зрения. Но я сюда всех позвал не гадости слушать.
        - Тогда заткнись.
        - Ты как обычно по-королевски вежлив. Но это у тебя семейное, промашки воспитания, старого болвана Людвига, твоего отца. Он такой же был.
        - Не тебе, отродью законченного негодяя, судить мой род.
        - Не высокого ты мнения об отце жены.
        - Не завидуй моему браку. А то от злости уже позеленел. Но остынь, мы с Евой нормальные и ничего общего не хотим иметь с твоими извращениями, ущербный недомерок.
        - Да не завидую я вам, - устало отмахнулся Драго, разговор его выматывал.
        - И вообще Тау все верно сказал. Я согласна с ним, - Ева внесла свою лепту, - Отец у нас был законченным мерзавцем. Чего мне только стоило отмыться от аналогий с ним! Всей своей жизнью я только и делаю, что заглаживаю вашу с ним вину перед людьми.
        - Не сомневался. Ты всегда любила быть в центре внимания и служить для страждущих утешением, забывая о том, что самым близким людям тоже необходимо твое тепло. Конечно, ведь они не могли дать столь необходимой тебе популярности. Но предлагаю начать действовать, а не спорить о том, где не может быть найдено общих точек соприкосновения.
        - Ну, да мы пришли избавиться от назойливого насекомого по имени Касандер, - наконец, в разговор вступил Дей.
        - Я тебя не знаю, но думаю, ты напрасно привел сюда магов столь низких уровней. Зачем им калечиться… - Драго красноречиво указал взглядом на Борха и Арона.
        - Ты слишком много думаешь. Тебе не идет, - Дей подмигнул.
        - Не намерен выслушивать оскорбления от сомнительных личностей.
        - Да не расстраивайся ты так. Зашелся уже весь, аж аура колеблется! Ты ведь сам виноват, что тебя сейчас все возят по полу, как отходную тряпку.
        - Человека оскорбляет только то, что он сам сочтет оскорбительным. А какой-то мальчишка едва ли может задеть меня.
        - Времена изменились, Касандер, - Дей развел руками, - Люди тоже уже не те. Ты устарел, как и вся твоя дворцовая сдержанность. Никто не оценит подобное напускное благородство. Да и не думай, что ты единственный сильный колдун. Пускай магия сейчас не на высоком уровне, маги ни к чему не стремятся, они обленились. Но тем легче старательным людям возвыситься на их уровне. Есть те, кто сможет с тобой соревноваться.
        - На себя намекаешь?
        - Зачем мне намекать, я прямо говорю. Мы сразимся с тобой, и я выиграю. Вот увидишь.
        Дей незаметно убрал руку за спину и дал отмашку Арону и Борху. Ты моментально поняли намек и, воспламенив в руках синее пламя грозы, швырнули бесформенные пласты энергии в Драго.
        На их незатейливый выпад незамедлительно отреагировал дракон, проявившись и поднявшись в воздухе. Он отразил крыльями надвигающуюся опасность и сотряс зал гневным ревом.
        - Что? Пытаешься раздробить его силу? - проговорил он, смотря на Дея, - Умно. Но я не позволю.
        - С каких это пор основа мага проявляет собственную волю? - ничуть не растерялся тот, - Разве это не прямое нарушение законов мира колдовства? Все равно, что огонь или вода начнут вести себя по собственному разумению.
        - Тебя интересует, с каких пор? Я скажу! С тех самым, как женщины строят из себя мужчин, примеряя на себя балахоны.
        - Что? - возмутился Тау.
        - Ну, извините! - Дей дернул плечами, - Да я женщина. И что? Ничего не меняет.
        - А кто тогда глава рода? - Тау неодобрительно нахмурился.
        - Да я, я, - засмущался Дей, - Мне дед завещал стать главой. Я и стал… Тьфу, стала! Устала прикидываться.
        - И зачем было скрывать?
        - Ну, как… Мужчине вы скорее поверите. Ведь для вас женщина это даже не слабый мужчина, в любой сфере жизни и в магии тоже. Я не могла тратить время на доказательства своей компетенции.
        - А для меня нет разницы, - нескромно ляпнул Ив.
        Драго чуть заметно усмехнулся.
        - Неважно женщина я или мужчина, - продолжала Дей, - Но я заставлю тебя, Касандер, заплатить за убийства и интриги! Да за одну только мысль покуситься на мой род ты заслуживаешь самой жестокой казни!
        - А вам придется отвечать за смерть принцессы Плантагенет, - холодно отозвался Драго.
        - Твоего голема? - рассмеялась Дей, выказывая полное пренебрежение к словам противника, - Да наместница Оль шлет тысячи извинений и просит ее пощадить. Она с нами, оказывает всяческую моральную поддержку и желает удачи. Никто и не вспоминает о твоем големе, что была, что нет!
        - Думаю, о тебе тоже мало кто вспомнит! - вмешался дракон, делая круг над залом.
        - Да неужели! - Дей кивнула Арону и Борху.
        Маги решительно двинулись вперед.
        - Объединение сил! - взревел наследник клана Нару.
        - Ледяная блокада! - пискнул тоненьким голоском Арон.
        Они встали спина к спине и синхронно плели руками снежные вихри, превращающиеся на глазах в ледяные соты, пленившие в своем нутре обоих магов. Борх сложил руки ладонь к ладони и напряг мышцы лица, через секунду «ледяная блокада» уплотнилась ледяной известкой с прожилками из каменных пород.
        - Защита сформирована, - проговорил Арон, уже концентрируя в руках сгустки энергии.
        - Моя сила - твоя, - возвестил Борх.
        - У них такая крепкая связь, - шепнул себе под нос Драго, наблюдая за магами, - Должно быть, они любовники.
        - Касандер, вызываю! - крикнул Арон. В вихре пляшущей энергии, уже готовой для броска, его волосы развивались, а Борх, находящийся неподалеку сдерживал порывы ветра, чтобы те не сорвали его косу в неистовый пляс.
        Драго приподнялся.
        - Карточный дракон! - взревел Арон и от его рук отделился поток игральных карт, устремленных на Драго. Борх придал им своей силы и карты приняли форму дракона, объятого молниями.
        - Вот почему он любил покер, силы тренировал, - протянул Драго, уже готовый выставить защиту.
        - Сиди! - рявкнул дракон, устремляясь к магам.
        Он ударил хвостом по дракону, кроша его неловкие магические стежки. Заклинание разлетелось на мелкие куски. В следующее мгновение дракон распахнул пасть и выплюнул струю раскаленного метана, уничтожающую хлипкую броню обоих магов. Они в панике переглянулись, но не успевали ничего предпринять. Дракон добил их мощным ударом хвоста. Маги отлетели в разные стороны, корчась от боли на полу. У Борха был сломаны нос и челюсть, а более тщедушный Арон вышел из боя с переломанными ребрами.
        - Вот так, - дракон сделал круг над залом и приземлился перед Драго, - Дей, - обратился он, - Неужели ты думала, что оскорблениями и насмешками от всякой шушеры ты сможешь вывести Касандера из психологического равновесия? Смело, но нелепо. Я не позволю снизить его силу.
        - Вы перешли все границы, - буркнула Дей, немного разочарованная исходом первого поединка, - В любом случае вас накажут силы магии.
        - Пусть тебя не заботят наши проблемы, - подмигнул дракон.
        - Не могу его выносить, - внезапно крикнул Ив, - Я докажу свою верность королю!
        Он воспламенил в руках «молот огня» и, пробежав мимо поверженных товарищей, взял курс на Драго, игнорируя сидящего перед ним метанового духа.
        - Я сам, - воскликнул Драго и тоже материализовал огненный молот. Он вскочил с места и прыгнул навстречу барону. Полы балахона развивались от скорости, а камни вышивки воспламенялись драгоценным блеском, слепя глаза Иву.
        Драго отбил удар огненного молота и оттеснил барона к краю зала. Ив сдерживал напор соперника, но понимал, что слабеет с каждой секунды и его ударное заклятие не такое мощное, как у Драго. Огромная разница в уровнях сказывалась все сильнее. Если Драго управлялся с «молотом огня» легко, почти играючи, то Иву приходилось постоянно напрягаться, превозмогая собственную усталость.
        Наконец, он осел на колени, из последних сил блокируя удар Драго, и в конечном итоге его молот не выдержал, потухнув в одночасье. Барон остался безоружным.
        - Никогда не смей использовать «молот огня» - с превосходством в голосе проговорил Драго, - Ты жалок и не имеешь никакого морального права на ударные заклятия рода Дерфи.
        - Будь ты проклят! - Ив сдвинул брови.
        - Силы земли, - Драго поднял руку, взывая к магии, - Заклятие «сеть», уровень пять, усиление до седьмого!
        Мгновенно красные щупальца, поднявшиеся сквозь стыки плит на полу, опутали тело барона, прибивая к земле.
        - Нет! - взревел он, вырываясь из магических пут. Но все оказалось без толку, чем сильнее он сжимал зубы и силился порвать навязчивые веревки, тем сильнее они его сжимали, принося долю нестерпимых мучений. В конечном итоге, Ив сдался, он простонал в отчаяние и перестал биться.
        - Пришло время действовать самой, - прокомментировала Дей, откидывая назад копну рыжих волос, - Я освобожу тебя Ив, не волнуйся.
        - Дей, будь осторожна! - проговорил барон, теряя сознание в душных тисках.
        - Как трогательно, - зло проронил Драго, на дне его сердца родилось легкое уязвление, - Интересно, когда вы успели так подружиться? Какое единство и близость, прямо как у друзей детства или возлюбленных. А ведь всего несколько часов прошло с вашего знакомства. Молодец Ив, - Драго с ехидство взглянул на осевшее тело барона, - Завидная прыть. Презренный изменник! Наверное, нашел милого мальчика, а узнав, что он глава рода, да еще и девушка совсем обрадовался. И в рамках нормы остался, и положение в обществе заслужил. Альфонс - вот его истинное лицо. Похоже, барону все равно с кем связываться, лишь бы статусом повыше был.
        - Не суди людей по себе, - Дей покачала головой, - Как же ты жалок, великий Касандер. Одинокий, брошенный, обиженный на весь мир мальчишка. Незрелый, несмотря на возраст! Пора покончить с тобой.
        Она направила руку с перстнем на Драго и обхватила его второй рукой. Закрыв глаза, Дей принялась шептать слова родового заклинания. Кольцо вспыхнуло, а вокруг него стали плясать огненные вихри, окрашивая зал багровыми тонами. В вихрях плелись хвосты драконов, собранные в пучки как кольца змей.
        - Дракон лавы, родовое ударное заклятие уровень шесть, - проговорила Дей, - Выход за уровни! Предки вся сила!
        Драго объяли вихри кольца Крочи. Он внимательно наблюдал за каждым новым витком заклятия.
        - Она сильная, - подметил дракон, готовый в любой момент противостоять ударному заклятию.
        - Вижу. Вбирает силу всех предком.
        - Дракон лавы! Извергай священный огонь! - приказала Дей. Вихри мгновенно ответили нарастающим магическим давлением, призванным продавить защиту Драго и растоптать его.
        - Дракон Зеленых Болот! - Драго, сосредоточенно щуря глаза, легонько коснулся кольца Милиотар, - Сдерживай натиск!
        - Понял! - Дракон расправил крылья, и багровые вихри растворялись в потоках ядовитой зелени.
        Начался бой энергиями, сошедшихся в одной точке, и стремящихся сломив натиск прорваться к противоборствующем магу.
        Дей держалась, но, к ее полному сожалению, сила Касандера превосходила объединенную мощь клана Крочи. Она взглянула на старца Нару, но пока решила придержать при себе козырь под названием «помощь последнего союзника».
        - Тебе не победить! - проговорил Драго, увеличивая давление силы.
        Дей сжала зубы и отчаянно проревела. Она теряла позиции, сдавая назад шаг за шагом. Подобно хозяйке и багровые вихри начинали отступать перед метановым облаком.
        - Нару! - с трудом выговорила Дей, обращаясь к спящему старцу, за которым прятались испуганные Ева и Тау.
        Платформа медленно покинула безопасное отдаление и выдвинулась на один уровень с Дей.
        - Самонадеянность никого не красила, - с насмешкой в голосе кинула она Драго.
        - Сплошные сюрпризы, - шепнул тот дракону. Выглядел он немного озадаченно.
        - Посмотрим, - отозвался дух, - Пока я ничего фатального не чувствую.
        - Это-то меня и пугает. Я вообще ничего не чувствую.
        - Нару! Выпусти души! - скомандовала Дей.
        В тот самый момент платформа с шумом плюхнулась на пол, ломая хребты несчастным големам-носильщикам, тем самым скорбно завершая их существование. По залу прошла вибрация, а потом тело старика сотряслось и его подкинуло к верху. С протяжным гулом из него стали вырываться бледные, почти молочные, сферы с длинными дымными хвостами. Они вылетали из пустых глазниц и глотки старика, явив всем его истинный облик - скелета напичканного душами.
        - Ясно, - с заметным недовольством буркнул Драго, - Вместилище душ. Сейчас нас порвут на энергетические сгустки.
        - Все силы клана Нару! - тем временем протянула Дей, - Голодные души!
        - Смело, - отозвался Драго, - Вы обрекли души умерших представителей клана Нару на вечное беспокойное метание. Жестоко… и все ради того, чтобы справиться со мной.
        - Духи вперед! Заклятие пустоты! Вне уровневая магия! - Дей махнула рукой, добавляя душам поддержку дракона лавы.
        - Они уничтожают не только плоть, но и астральное тело. Даже колдовского следа не оставят, значит, и вернуться я не смогу, - вывел Драго, - Дракон! Полная мощность! Вся сила на удар!
        - Есть!
        Дракон протяжно проревел, качая древние своды замка так, что с потолка посыпалась известка. Его крылья в размахе достигли небывалых размеров, а чешуя замерцала микроскопическими метановыми взрывами. Хвост воинственно вздымался волнами, закручивая потоки воздуха в мини торнадо.
        Драго выставил руки вперед, подогревая мощность дракона собственными силами. Их энергии соединились, сливаясь воедино потоком тонких нитей метана, натянутых и резонирующих, как струны. Драго вскинул голову, его скулы сводило напряжение, желваки плясали, а на шее выступили набухшие, слово дождевые черви, венозные разветвления. От его пальцев уже произрастали не струны, а раздутые зеленые змеи, вливающиеся в тело дракона и питающие его.
        Наконец, концентрация энергии в зале достигла предельного уровня. Силы столкнулись. Оба мага закричали, испытывая на себе все давление противоборствующих стихий. Дей пыталась управиться с непростой задачей - управления двумя силами, но усталость брала свое. Она медленно теряла контроль, собственная мощь накрывала ее волной, подминая под себя.
        Но Драго чувствовал себя не лучше. Холодный пот выступил на бледном лбу, а из носа сочилась кровь, его лихорадило от жаркого пламени, рвущегося изнутри силой метана. Но он прикладывал титанические усилия, чтобы не сдаваться. Он стиснул зубы, сомкнул глаза и, усиленно дыша, продолжал продавливать защиту. Сантиметр за сантиметром, медленно, методично и непрерывно. Вскоре его старания принесли столь желаемый результат.
        - Я больше не могу, - жалобно простонала Дей, ее глаза заволокла темная пелена отчаяния.
        - Ты наша единственная надежда! - вскрикнула Ева.
        - Простите, ваше величество… - Дей уронила руки и плюхнулась на пол без признаков жизни.
        В туже секунду, получив полное превосходство, бушующая метановая лавина снесла хаотично пляшущие пустынные духи, лишившиеся хозяина, а вместе с ним и столь необходимого контроля. Удар двух сил ознаменовала яркая вспышка. А потом наступила тишина.
        Ева напряженно принялась озираться.
        Но тут со всех сторон поднялся режущий звон, безжалостно рвущий барабанные перепонки, и после непродолжительного затишья, раздался оглушительный взрыв. Порывы ветра подняли груду пыли. Тау пришлось закрывать собой Еву, едва не сбитую с ног воздушной атакой. А Драго прикрыл лицо руками, позволяя рукотворному урагану трепать волосы и трепать королевские одежды, срывая с них драгоценную отделку.
        - Мир никогда не стрясал магический шторм подобной силы, - не то подумал, не то сказал он, так и не разобравшись из-за какофонии звуков вокруг.
        Когда волна прошла, Драго быстро осмотрелся. Перед ним стояли одинокие фигуры Тау и Евы, потерянно жмущие друг к другу, рядом с ними лежала бездыханная Дей, физически не выдержавшая магического противоборства. На платформе Нару восседал скелет с сорванной вуалью. Его череп зиял опустевшими глазницами, а челюсть, вырванная с корнем, висела на нитке нервов. Вместилище душ пугало опустошенностью.
        Зал, подобно хозяевам, выглядел тоже неподобающим образом. Лежа в руинах, он не оставлял за собой права называться королевским. Шторы были вырваны с корнем, дорогая мебель уничтожена, плиты раскурочены, а богатые мозаики и лепнины потрескались, словно яичная скорлупа. За выбитыми стеклами плелась густая тьма, беспросветная и воистину зловещая, она как бы кричала, что солнце умерло и больше никогда не наступит рассвета. В воздухе еще вспыхивали редкие всполохи столкновения энергии, и легкий ветерок закручивал угасающие вихри в воронки.
        Драго устало выдохнул, сил совсем не осталось, мышцы дико тянуло, а в горле пересохло от нехватки воздуха. Он сплюнул скопившуюся на зубах пыль. Радовало одно - дракон вернулся в прежнюю форму, лукаво поблескивая глазами на разбитого подопечного.
        - Мне удалось, - прошептал Драго, всхлипнув, и по его щекам прокатились слезы, - Я дошел до самого конца. Я смог!
        - Да, Касандер, - одобрительно кивнул дракон, - Теперь дорога открыта… Не время расклеиваться.
        - Не буду! - Драго выпрямился и зло глянул на Тау, ручьи слез на щеках мгновенно высохли, уступая место гневному румянцу.
        - Нет! - завопила Ева, завидев взгляд Драго. Отбиваясь от мужа, и исходя на припадок паники, она бросилась к окну. Но страшное марево ее отпугнуло и она вновь повисла на шее у мужа.
        - Мы не могли проиграть, - кричала она, уткнувшись ему в грудь, - Я не попаду ему в руки! Нет! Отказываюсь верить! Мы же правые! Мы за справедливость! Как такое могло случиться?
        - Поразительно! Она ведь искренне верит в свои слова! - Драго прикусил губу и, посмотрев на Еву, гаркнул: - Заткнись!
        Он щелкнул пальцами, и Ева закашляла, подавившись собственными словами.
        - Гаденыш! Что ты сделал с женой? - взревел Тау, заслоняя собой Еву.
        - Заклинание «обед молчания», - Драго дернул плечами.
        - Мразь!
        - Тау, я хочу поговорить с тобой без суфлеров, с которым мне итак уже давно все ясно, - произнес Драго, подавляя неприятное смущение, перед волчьим взглядом Тау.
        - А я этого хочу? - грозно отозвался тот.
        - Похоже, у тебя нет выбора.
        - Касандер, - вмешался дракон, - Только быстрее. Мы здорово потревожили силы магии, и я чувствую ее колебания. У нас мало времени. Поспеши.
        Драго кивнул и вновь обратил свой взор на Тау.
        - Все кончено, Тау, - надменно проговорил он, - И после столь сокрушительного поражения, тебе еще хватает наглости со мной так говорить?
        - А что ты ожидал? Думал, я упаду на колени и стану умолять о пощаде? Много чести такому ничтожеству, как ты. Я знаю, ты все равно нас убьешь, любые уговоры бесполезны, а унижаться перед тобой я не стану. Давай, верши свое возмездие, кладбищенский слизняк!
        - Не решай за меня!
        - А что? Скажешь, отпустишь нас? Ха! Да я уверен ты и сестру не пощадишь, от тебя бесполезно ждать благородства. Ты горазд и с женщинами сводить счеты.
        - Тау! Не выставляй меня главной сволочью. Тогда, много лет назад, ты бросил меня на крыше…
        - Мне стоило тебе подушку подложить по голову? Сказку рассказать? Чего ты ожидал-то? А? - Тау брезгливо сморщил нос.
        - Знаешь, не понимаю, - Драго встал вполоборота и с осуждением посмотрел противнику прямо в глаза, прожигая насквозь, - Как можно спасть с человеком, ничего при этом к нему не испытывая, а потом просто вытереть об него ноги?! Беспечно и безжалостно!
        - И это мне говорит шлюха!
        - Нет, Тау… Все эти годы, лежа на грязных простынях, я вспоминал моменты, когда был счастлив. Моменты настоящей и искренней любви. И тогда мир облупившихся плиток, засаленных простыней, углов с паутиной и слезшей со стен краски уходил, он растворялся, а его место занимал сад из моего замка… Помнишь тот дивный сад? Я словно вновь оказывался в прошлом, в то время, когда испытал великую силу любви. И знаешь, мое сердце успокаивалось, наполнялось светлой грустью и на эти недолгие моменты я снова оживал, - Драго помолчал, - Вновь и вновь погружая себя в воспоминания, я обретал силу. Но ничего не забыто. Не думай! Я помню все и высоту, и падения. Но в отличие от тебя, я никого не предавал и не изменял жене сразу после свадьбы. Я никогда не хотел казаться хорошим или праведным, нет, я ничего из себя не строил. Не желая быть кем-то другим, я наивно полагал, что, если я честно откроюсь, меня примут. Но нет, ты поставил точку, вынес вердикт, выражая, пожалуй, общественное мнение. Признавшись мне, ослепшему и разбитому человеку, в любви, а потом, переспав и отшвырнув, как использованную отходную тряпку, ты
показал отношение мира к таким, как я. Хотя не понимаю, неужели моя честность хуже твоего вранья? Ты ведь такой же… с той разницей, что ведешь двойную жизнь, играя роль преданного семьянина.
        Ева удивленно выпучила глаза и задергала руками, не в состоянии вымолвить и слова из-за заклятия. Тау покачал головой, прося ее успокоиться.
        - И? Чего ты от меня хочешь? - спросил он у Драго, как только удалось немного унять жену, - Покаяния? Его не будет. Ты сам виноват, что я к тебе относился, как к тряпке для подтирания. Сам себя так поставил. Кинулся на меня с безотказностью и похотью проститутки. И чего ты ждал после такого жеста самаритянского милосердия? Любви? Да я ничего к тебе не испытывал. Ничего и никогда! Просто трахал тебя, использовал в минуты первой необходимости вместо руки. А говорил про любовь только, чтобы ты не ломался и не тянул время. Взрослый уже мальчик должен понимать, как мужчины устроены. Или ты даже в борделе ничему не научился толковому?
        Драго замотал головой, срываясь на нервный смех.
        - Ты врешь даже сейчас, - проговорил он, - Все марку держишь? Ну-ну! А почему тогда всю жизнь обо мне грезил? Все свои плотские изыскания стремился подогнать под мой образ! Почему?
        - Это неправда! - твердым тоном сказал Тау, смотря на жену.
        - Не стесняйся Евы, - Драго махнул рукой, - Она обо всем давно знает, мы с ней уже имели небольшой разговор на счет тебя. Она все равно простит. Просто ответь на вопросы.
        - Зачем?
        - Я хочу знать…
        - И ты устроил все только для этого? Ради диалога прошел по трупам?
        - А иначе ты бы меня и слушать-то не стал. Проще вести переговоры, когда за тобой стоит реальная сила. Между прочим, первое правило дипломатии.
        - Из-за каких-то нелепых вопросов? - вновь спросил Тау.
        - Да.
        - Они мучают тебя? Да?
        - Нет, - Драго дернулся - Просто мое право знать, почему ты так со мной поступил. За что… за что ты меня уничтожил? Я ведь итак тебе отдал все! Зачем же тебе понадобилось меня добивать?
        Тау пригладил волосы и с высокомерием покосился на Драго.
        - Несмотря на свою великую, в кавычках, победу, - насмешливо произнес он, - Ты выглядишь разбитым, Касандер, и таким несчастным. Да, ты победил. Сейчас ничто не помешает нас убить. И ты это сделаешь, отомстишь. Но чего этим добился? Должно быть, ты сейчас опустошен. Твоя месть ничего не принесла, кроме потери цели в жизни. Мы не стали тебя любить или уважать, ничего не изменилось. Мы все так же тебя проклинаем. Ты ровным счетом ничего не добился. Хочешь поговорить? Ладно. Знай, я никогда тебя не любил и ни во что не ставил. Мне ровным счетом было наплевать, жив ты или нет, но когда ты испустил дух, все вздохнули с облегчением. Проблема сама собой рассосалась, можно было объединять престолы, что я незамедлительно и сделал. Твоя смерть оказалась весьма выгодна для политики моей страны. Вот и все.
        Драго молчал, механически прилаживая волосы за ухо.
        - Ответы на вопросы ты получил, и что? - вновь заговорил Тау, - Они тебя устроили? Едва ли. А вот боль принесли. Всю жизнь ты маялся желанием узнать, что мы к тебе чувствовали, какие мотивы нами двигали, а, узнав, получил новую серию душевных ран. Ты неудачник, Касандер, признай уже этот факт. Всего лишь неудачник, как не пыжься.
        - Никогда не поймешь меня, Тау, - Драго облизнул пересохшие губы, - Но ты ведь хоть немного, хоть самую малость, все равно был влюблен. Так ты мне говорил, и я видел глазами дракона, что не врал…
        - Касандер, не слушай мужчин в момент страсти! Мы же готовы наплести, что угодно, наобещать райские сады, но лишь бы получить сладкого удовольствия. Боги! Неужели, правда, не понимаешь? Ты просто смешон.
        - Возможно! Я согласен быть главным неудачником по твоему разумению. Но ответь честно… Сможешь?
        - Я уже ответил.
        - Ты врал…
        - Мне что сто раз тебе повторять одно и то же? Уймись, и не выдавай желаемое за действительное.
        - Уймусь, когда ты скажешь мне правду.
        - А должен?
        - Трусишь?
        - Не имею никакого желания открывать перед тобой сакральный мир.
        - Так сложно напоследок отвести душу?
        - Тебе что ли? Сложно.
        - Ты ничтожество…
        - По которому ты сходишь с ума?
        - Да, Тау, - глаза Драго наполнились слезами, - Я сам себя не понимаю. Не знаю, почему ты вызываешь у меня такую бурю эмоций. Я ненавижу тебя, но срываясь на крики проклятий, до хрипоты и бессилия, в глубине души я с ужасом нахожу, что все еще страдаю по тебе, - Драго тихо засмеялся, - Но теперь мы на равных! И ты в объятиях похоти. Мой образ давно тебя пленил.
        - Просто ты слабак, - фыркнул Тау, - Полный гротеск! Так виртуозно владеть магией и в тоже время абсолютно не владеть собственными чувствами.
        - Идиот! Ты был моим первым! - крикнул Драго, сжимая кулаки, - Я же верил тебе, растворился в тебе, я… Да как я вообще могу тебя забыть?! И тем больнее сознавать, что именно ты, человек, читающий меня как раскрытую книгу, сначала уничтожил, а потом обвинил во всех смертных грехах, прекрасно зная, что на них я никогда и не был-то способен. Ты приписал мне все зло, которое только могло случиться, и навсегда вычеркнул из истории, будто меня вообще не существовало. Несправедливо! Тау, ну зачем так…
        - Ты был мертв, тебе уже было все равно, а мне помогало жить.
        - Обеляло перед народом?
        - И это тоже…
        - Но я не мертв, - Драго виновато развел руками, - Уж прости, я выжил и стою теперь здесь. Поэтому, глядя мне в глаза, скажи, разве не несправедливо ты поступил?
        - Не думаю… - Тау опустил глаза, - Ни один проступок не взят с потолка. Из-за тебя погиб Карл, из-за твоих заклинаний умирали люди, пускай и во время войны, когда мы все были не ангелами. Но фактов не изменить! Слишком все неоднозначно. Победители всегда честные и добрые, а их враги - зло. Так людям проще. Им не надо знать, что нет ни плохих, ни хороших, а есть люди, обычные люди, только сидящие на тронах. Это сложно… Ты как политик должен понимать. Мне стоило наложить табу на историю «Касандера», даже чисто из политических соображений.
        - Верно…
        - Ты бы не поступил иначе.
        - Нет, Тау, - в голосе Драго прозвучал укор, - Победи я, то после твой смерти, я бы передал трон сестре, а сам бы почил в мир иной. За тобой… Потому что без тебя мне не нужна была бы жизнь. Но это тогда…
        - Видишь ли, я не одобряю глупых детских поступков, - Тау саркастически искриви рот.
        - Я… - Драго сбился и растерялся, судорожно перебирая руками складки балахона.
        - Вижу, ты. Стоишь победитель, скукожился весь и трясешься. Дальше что?
        - Не оскорбляй, не надо, - спокойно отозвался Драго, - Это так неуместно! Я ведь все равно сильней.
        - Говори быстрее, что хотел. Я отвечу! Сжалюсь…
        Драго сделал глубокий вдох, решаясь на вопрос.
        - Что ты чувствовал, когда обнимал меня, Касандера… - наспех проговорил он, потирая плечи, - Это тело… Держал его в руках и слышал сердцебиение, ощущал дыхание, жизнь, теплящуюся во мне, что ты чувствовал? Ответь? Что было в твоем сердце, знающем, что я обречен на смерть? Каково это обнимать человека и знать, что завтра ему предстоит погибнуть во имя твоих интересов? Твоими руками, вершащими судьбу того, с кем ты был близок и кто тебе доверял, беззаветно любя… Что говорит твоя окровавленная совесть? Объясни мне?
        Вместо ответа Тау рассмеялся.
        - Обойдешься, - с наслаждением выдавил он, - Мучайся дальше.
        - Гнида… - тихо шепнул Драго, наполняясь яростью.
        - Месть проигравшего, - с наигранным торжеством ответил Тау.
        - Вот за это я вас никогда не прощу! - Драго указал рукой на Еву и Тау, - Вас обоих! Даже сейчас ты смеешься мне в лицо! Выслушал меня и насмехаешься. О да. Вы хорошая пара, оба горазды на подлость исподтишка. Много лет назад вы подтерлись мной и выкинули, как будто я не человек! - Драго сбился, глотая вновь навернувшиеся слезы, - Взяли от меня все, что могли и уничтожили… За что? За любовь?
        - За слабость.
        - Так значит… - Драго повел плечами, выпрямляясь, - Превратности судьбы! В момент, когда я умирал, в тот самый момент, ты восходил на трон под рукоплескания знати. Тебе слава, а мне топь черных болот… Судьба правителей…
        - Так бывает.
        - К сожалению…
        - Всегда ценил в тебе смышленость. Ты был разумным мальчиком, все понимаешь.
        - Интересы страны превыше чувств, здесь я с тобой согласен. Но ведь не повод вести себя, как зверье?! Не повод, Тау.
        - Слушай, мы заболтались. Давай уже, делай свое черное дело. Я перед тобой, твой обидчик, - Тау поднял голову, его ноздри сжались, хищно заостряя нос.
        - Как скажешь…
        - А что тут думать, едва ли Белый Лебедь тебя остановит.
        - Не остановит. Прошлый раз, во время боя с Фреей Чивори у тебя в замке, я совершенно не специально понизил его до четвертого уровня. Сейчас мой собственный уровень превышает его в три раза. Даже будучи уставшим после выброса огромной энергии, я с легкостью обойду твою защиту.
        - Можешь не продолжать…
        - Ты был для меня особенным, Тау, - Драго выставил вперед кольцо, отразившее спокойное лицо короля, - Но теперь пришло время закончить нашу эпопею. Я раз и навсегда избавлюсь от воспоминаний