Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ино Саша: " Зверь Слёзы Неба " - читать онлайн

Сохранить .
Зверь. Слёзы Неба Саша Ино
        Вампиры и люди научились сосуществовать благодаря постоянным взаимным компромиссам. Но эгоистичность человеческой натуры и жажда вампиров делают равновесие зыбким.
        Когда предают и бьют в спину те, кого защищаешь до последнего вздоха, когда отнимают свободу и надежду, остаются только звериная ярость и ненависть, ненависть и еще раз ненависть. А любовь - о ней надо молчать, как о слабости. Но как скрыть чувство, от которого рвется сердце и как позабыть все обиды, выжегшие душу? Ведь в прошлом только боль, а впереди лишь вечная тоска и одиночество подле любимого человека.
        Это рассказ о битве двух диаметрально противоположных характеров, нелепо соединенных любовью.
        Предупреждения: смерть персонажа, насилие, изнасилование, нецензурная лексика, групповой секс.
        Саша Ино
        Зверь. Слезы Неба
        Обществу, в котором мы живем.
        Нам с вами.
        От автора
        Спасибо всем, кто проникся и внес вклад.
        Глава 1
        ВЗГЛЯД ПЕРВЫЙ
        Холодное утро искрилось редкими звездочками снежных хлопьев. В этот день небо было скромно на щедроты, зато озорной морозец новорожденной зимы плотно сковал землю ледяным покрывалом.
        Высокий худой парень в черной дубленке отстраненно посмотрел на небо и, механически кутаясь в пышный меховой ворот, прибавил шаг. Он спешил к серому зданию, спрятанному в пушистой зелени промороженных елок.
        Прохожих почти не было, утро встречало ранним пробуждением унылую и серую пустоту дорог. Лишь дворник неторопливо рассыпал мутные белизной кристаллы соли, призванные спасти спешащих граждан от неожиданного падения на ледяной наст. Гранулы отражали свет неба - холодный и пустой, как тысяча веков, проведенных в одном только ожидании.
        Внезапно парень резко остановился и выдохнул клубы пара, подхватившие и затянувшие в вихрь хрупкие снежные искорки. В серых, под цвет рассветного зимнего неба, глазах молодого человека пробежал тревожный холодок.
        Но мгновение было недолгим. Поправив светлые пряди волос, непослушно выбившиеся из высокого хвоста, парень снова двинулся в путь. Стекла его очков, аккуратно обрамленные тонкой золотой оправой, таинственно отсвечивали и поблескивали небу.
        Он подошел к зданию и дернул за массивную ручку входной двери, освободив из каменного плена теплый пар помещения.
        - Пропуск, - проскрипела бабка-вахтерша, оглядывая худую фигуру визитера.
        Тонкие пальцы скользнули в карман и с легкостью манипулятора извлекли пластиковую карточку с фото. Старуха хмыкнула, заворачиваясь в свой уже облезлый пуховой платок:
        - Ишь, тоже мне, иностранщины развелось. Ладно, проходи.
        Визитер снисходительно улыбнулся старческому ворчанию и, как ни в чем не бывало, двинулся вперед, вверх по замысловатым изгибам старинной лестницы.
        - Быстро вы пришли, - немолодой полковник сидел за столом и постукивал карандашом по черной папке.
        - Как только получил ваше послание, сразу направился к вам, - пожал плечами парень и снова ответил улыбкой.
        Вообще, было похоже, что он часто дарил ее людям. Его лицо лучилось спокойствием и миролюбием. Чуть курносый нос и острый подбородок лишь подчеркивали его миловидное обаяние. Вот только глаза… Их, словно леденеющая веками, серая глубина не позволяла точно определить, сколько парню лет. Ему могло быть и восемнадцать, и все тридцать.
        - Да, да, - полковник пожевал ус и изучающе уставился на своего гостя.
        - Что-то случилось? - с интересом отреагировал тот.
        - Да нет, все хорошо, - мужчина устало прикрыл свои зеленые глаза, подернутые зрелым желанием выспаться, - вы ничуть не изменились за последние десять лет.
        - Сергей, вам кажется это странным? - снова добродушная улыбка.
        - Нет, наверное. Не знай я, кто вы, тогда да…
        - А кто я?
        Полковник хмыкнул.
        - Каруман Трамерс, - ответил он.
        - Да, так меня называют уже долгое время. И, честно признаться, я вполне доволен своим именем и своей жизнью. У вас в России удобный климат, разве что люди слишком унылы и заморочены на проблемах. А ведь живут всего один раз. Но все же, я полагаю, вы меня позвали говорить не о русской эстетике…
        - Можем и об эстетике, - протянул полковник, - у нас в штабе спецразведки говорят на любые темы.
        - Сергей Владимирович! Я, как и вы, ценю свое время, несмотря на то, что у меня его чуть больше, чем у вас, - парень прозрачно намекнул на необходимость вернуться к делу.
        - Господин Каруман, просто-напросто у меня отсутствует всякое желание рассказывать обо всем этом ужасе, - полковник кивнул на папку.
        - М-м-м? - Каруман удивленно приподнял брови.
        - Да, генерал Прохоров сказал, что без вас мы не разберемся. Я с ним солидарен, - мужчина пододвинул папку к собеседнику.
        Тонкие бледные пальцы коснулись переплета, чтобы приоткрыть обложку и тут же ее захлопнуть. Каруман поморщился и схватился за шею.
        - Сергей! Надо предупреждать, - с трудом выговорил он, обмеривая полковника ледяным укором. - Кровь… Я не могу просто так на нее смотреть, вы же знаете.
        - Простите, забыл, - чуть заметно улыбнулся полковник.
        Его собеседник обреченно выдохнул и снова стал дружелюбно спокоен.
        - Генерал абсолютно прав, - заключил он. - Даже одного взгляда достаточно, чтобы я мог с уверенностью сказать - действовал вампир. Причем не слабый…
        - Высший? - у полковника округлились глаза.
        - Нет, не думаю, никто из высших, оставшихся в живых, не посмел бы сотворить такое, - покачал головой Каруман. - Наш экземпляр просто заматеревший и зарвавшийся одиночка. И откуда он здесь? Теперь? В ваше время…
        - Понятия не имею, вам должно быть виднее. Я предполагаю, он напился кровушки в горячих точках или там, где нет контроля властей за делами вампиров. Иначе он давно бы попал в поле зрения наших спецслужб.
        - Верно. Вы смотрели дела солдат?
        - Вы представляете, что спросили?
        - А что? Я полагал, что с ужесточением системы контроля персоналий и внедрением информационных технологий, намного легче отследить жизненные пути людей…
        - Но не когда их миллионы! - возмутился полковник.
        - Простите, - учтиво наклонил голову Каруман.
        - Вы можете что-то еще сказать по поводу убийства?
        - Это не просто «обед» вампира, - задумчиво изрек парень. - Жестокость казни и растерзанное тело свидетельствуют о намерении именно такого кровавого карнавала.
        - То есть убийца специально распетрушил труп? - выразился яснее полковник.
        - Да, извините за витиеватость повествования, меня учили немного в иных языковых традициях, - улыбнулся Каруман. - В любом случае, что-то определенное я смогу сказать только на месте преступления.
        - Когда угодно, - кивнул вояка.
        - Для начала просветите, сколько жертв и каков ареал?
        - Четыре убийства со схожим почерком. Москва, Лосиный остров, Мытищи, Звенигород.
        Каруман покачал головой:
        - Линия крови, - произнес он, и его взгляд затуманился. - Мне понадобится ошейник, вы же знаете, я не смогу спокойно смотреть на кровь…
        - Я знаю, он хранится у меня в сейфе в этом кабинете.
        - Забавно, у него меняются хранители, а место нахождения остается прежним.
        - Философствуете на свой английский лад?
        Каруман смущенно засмеялся.
        - Я привык считать себя русским, Англия ушла в пучину веков… Единственное напоминание о ней - как раз тот самый ошейник.
        - Да, видел я вас однажды за работой, - прищурился полковник и постучал карандашом по папке.
        - Когда это было? Году в девяностом?
        - Точно, у вас хорошая память. Или записываете? - мужчине явно доставляло удовольствие подтрунивать над Каруманом. - Мы тогда ловили Чикатило.
        - Ага… Конечно. Разве забыть его бесчинства…
        - Кто бы мог подумать, что известный на весь Союз маньяк - вампир. Я тогда был лейтенантом и не верил в мистику, но… Вампиры… как-то слишком для Союза. Все эти легенды скорее подходят Англии с ее мрачными готическими соборами.
        - Изначально он не был вампиром, - хмыкнул Каруман, поправляя очки, сползшие на кончик носа. - Его укусили… Одна из жертв оказалась вампиром, слабым и молодым. Отчаянно спасаясь, она прибегла к инстинктивной защите… Жаль только тщетно.
        - Не думал, что человеку под силу прикончить вампира!
        - Слабого вполне реально. Это только миф, что вампиры столь неуязвимы, высшие - да, безусловно, но простые, ходящие под хозяином, они ведь почти как люди, физически ничем не отличаются, лишь жаждой…
        - Поэтому мы не делаем для них никаких исключений, разве что в Банках Крови их обслуживают без очереди и немного с другими целями. Естественно, я имею в виду не хранилища с информацией о донорах. Нет, речь идет о самых настоящих Банках по выдаче крови, у нас в стране их несколько, и почти все созданы для вашей расы.
        - Да, да, вы в России молодцы, - хитро хмыкнул Каруман. - Зато в Англии вампирам полагается особый соц. пакет, ну, чтобы случайно не возникло желания пойти обедать людьми.
        - Я могу организовать вам два билета на самолет до Англии, - отозвался полковник.
        - Два?
        - Ну, один билет и одну накладную на перевозимый гробик, - поправился Сергей.
        - Жаль. Однако, вы знаете, для этого дела… - глаза Карумана блеснули надеждой, но тут же погасли, - я не уверен, но… Возможно, мне понадобится мой нуклеар…
        Полковник нервно дернулся.
        - Я же сказал, возможно, я еще не знаю… надо смотреть по делу, - затараторил Каруман, и на его щеках пробудился чуть заметный румянец.
        - Тогда предлагаю не питаться понапрасну иллюзиями, а посмотреть по обстоятельствам! - отчеканил полковник.
        - Да, конечно, - потупил голову Каруман, однако теперь в его глазах плотно засела надежда, окрашивая для него серое холодное утро в яркие краски заката длительного ожидания.
        Глава 2
        Воздух полнился собачьим лаем и тихим обреченным шепотом шеренги людей, беспомощно кутающихся в рваные обноски роб. Единственно живой краской среди серого пепельного пейзажа немецкой осени были горящие страхом звезды Давида, приколотые к потрепанной ткани одежд.
        - Эй, ты! Шаг назад, - грубо бросил немецкий солдат, уничтожая взглядом стоящего перед ним парнишку.
        Но тот и не думал выполнять команду. Он ухмылялся, скаля белоснежные зубы.
        Парень стоял, разведя руки, и буравил исподлобья фашистского солдата черными глазами. В них не было ненависти, только азарт и сумасшедшая ирония.
        Надзиратель дрогнул и нервно поправил козырек на фуражке. Ветер ударил с новой силой, развевая черные, как смоль, волосы и ветхие лоскуты одежды паренька. Он облизнул окровавленные чужим багрянцем губы и снова оскалился.
        - Штандартенфюрер, штандартенфюрер, - заголосил надзиратель, сам не понимая, почему его сводит дрожью под взглядом этих черных, как уголь, глаз, - здесь проблемы!
        - Проблемы? - к обездвиженному солдату подошел высокий человек средних лет с абсолютно седой копной волос, аккуратно зачесанной назад. Его по-волчьи прищуренные глаза били холодом ненависти.
        - Этот жид, он какой-то странный, - выговорил солдат и сжал автомат в скрипучих перчатках.
        - Этот? - штандартенфюрер презрительно обвел взглядом фигуру паренька. - От жидов всегда одни проблемы. Пристрелить! Остальных по баракам.
        - Слушаюсь! - солдат вышел из ступора, пробужденный волевым голосом командира.
        Люди поплелись усталой шеренгой в бараки. Щелкнул затвор. Оскал на лице парнишки стал более диким, как будто он с интересом ждал выстрела.
        - Господин Эрхард Фон Штольц! - неожиданно в нить судьбы вмешался новый голос. Он был приятен и даже достаточно доброжелателен.
        - М? - штандартенфюрер оглянулся.
        Позади него стоял молодой человек в форме генерала медицинских войск. Он был статен и строен, белая кожа и светлые волосы выдавали в нем истинного арийца.
        - Я прошу не стрелять… - блондин поправил очки в тонкой золотой оправе и направил свой пронзительный взгляд прямо в глаза седому эсесовцу.
        - Генерал-штабсартц, Каруман Телхейм, молодое дарование штаба, - процедил сквозь зубы штандартенфюрер, ненавидящий, когда вмешивались в его дела. - Почему я должен пощадить этого унтерменша?
        - Как вы знаете, у меня здесь задание от самого Фюрера, - улыбнулся блондин. - И данный экземпляр мне просто необходим для исследований.
        Эрхард снова обвел взглядом фигуру еврейского мальчишки и хмыкнул:
        - Берите, подопытных крыс мне жаль куда больше, чем евреев, - бросил он и в сопровождении солдата поспешил удалиться.
        Врач и спасенный им парень остались один на один.
        - Сюда, пес! - голос Карумана вмиг стал жестким и бескомпромиссным.
        Его рот растянулся в строгую линию, а стальные глаза казались замершими в одном безжизненном состоянии.
        - Я так полагаю, высший вампир, - парень снова облизнулся и вскинул голову.
        Ветер поднял его густую челку, и на генерала уставились два черных, чуть раскосых глаза с едва заплывшими под веки зрачками, так что снизу глаз их дикость подчеркивалась белоснежными белками.
        - Я так полагаю, ты тоже, - Каруман сдвинул брови. - Решил устроить кровавую охоту?
        Парень рассмеялся и подошел к собрату:
        - Охоту? Знаешь, вот с этим, - он указал на желтый, обжигающий цветок звезды Давида, - крайне сложно назваться охотником. Скорее ты…
        - У меня здесь задание, мое поручение - узнать, что творится в Бухенвальде, и кто из вампиров нападает на солдат вермахта.
        - Тогда твое задание подошло к концу, - парень обнажил в оскале выдвинувшиеся клыки. - Потому что ответ очевиден, - он хитро засмеялся, - это я…
        - Создал выводок низших вампиров и забавляешься?
        Собеседник снова покатился от безудержного смеха, прикладывая руку к глазам:
        - Если здесь возможно забавляться?! - начал он, растопыривая пальцы и блестя сквозь них чернотой диких глаз. - Нет, я даю им клыки, чтобы эти люди могли мстить за себя и своих родных. А ты? Неужели оправдываешь действия, творимые фашистами?
        - Мне нет дела до людских войн, я не вмешиваюсь, - спокойно произнес Каруман. - Мои обязанности - контролировать поведение других вампиров, а ты нарушил все возможные правила. Ты обратил людей в вампиров, ты убиваешь ради крови…
        - Хочешь сказать, что, одень я форму СС и получи право от немецкого общества охотников на легальные обеды евреями, я был бы в законе? Превратности судьбы.
        Парень подмигнул.
        - Немецкое отделение давно вышло из-под контроля Ядра, презрев свои святые обязанности. Я им не подчиняюсь, - Каруман покачал головой. - Я представляю иллюминатов, английское общество Ее Величества.
        - Шпион, - вампир прикрыл глаза и ехидно улыбнулся. - Как интересно… Не вмешиваетесь во весь этот ужас, да? Хотите остаться чистенькими? Типа непричастными и объективными?
        - Волнуешься за людей?! - холод пробежал в глазах генерала. - Не поверю.
        - Да нет, не волнуюсь, - хмыкнул его собеседник. - Просто мне смешно смотреть, как одни овцы грызут вторых, примеряя шкуры волков. Я возвращаю их на истинное место в пищевой пирамиде. Что плохого?
        - На твоих губах кровь человека, это непростительно. Ты понесешь наказание.
        - Я сейчас, прям, вот расплачусь, - захихикал парень. - Этот, как ты выразился, человек, только что ради шутки застрелил пятилетнюю девочку. Ее звали Сима, у нее были длинные каштановые локоны и любимая кукла по имени Марта, она хотела стать певицей, - парень прищурился, сверля глазами лицо своего собеседника.
        Каруман вздрогнул и потупил взгляд.
        - Я смотрю, ты сам неравнодушен к нашему корму, - подметил брюнет и демонстративно медленно облизнул окровавленные пальцы.
        - Они не корм, - зло отозвался Каруман, вскидывая голову. - Если ты так к ним относишься, то зачем защищаешь?
        - Я никого не защищаю, я поднимаю свой уровень. Но даже ради расчета, я всегда буду поддерживать слабых по той простой причине, что не люблю куски мяса, которые возомнили себя богами.
        - Как мерзко! Я всегда боролся против таких, как ты, вампиров, в своем ничтожестве запятнавших честь высших существ.
        - Ха-ха-ха, - худые плечи парня задергались от нервного смеха, он развел руками и проговорил ледяным тоном. - Так убей меня!
        - Убью, - Каруман устремил свой взгляд на номер, нашитый на рукаве робы вампира, - Абель Розенберг или как твое настоящее имя? Представься!
        - Э, нет, - парень замахал руками. - Только после вас, господин Каруман Телхейм!
        - Каруман Тремерс.
        В одно мгновение черные глаза вампира стали серьезными, он с интересом заглянул в лицо своего собеседника.
        - Вот мы и встретились… Три раза тысячелетний вампир, который никогда не имел нуклеара, один из старейших, - протянул он. - Интересно, очень интересно, я, прям, даже озадачен. Уж не знаю, может начать кланяться?
        - Твоя ирония неуместна, но поскольку ты обо мне слышал, то сделаю вывод, что ты был обращен в вампира кем-то из дворянского рода и воспитывался им, что дало тебе возможность стать высшим.
        - Ага, ага, папочка много о тебе рассказывал, - хмыкнул парень. - Особенно то, как ты отверг его дружбу и отказал в просьбе стать твоим нуклеаром.
        Каруман снова озадаченно нахмурился:
        - Представься, - ледяным тоном повторно приказал он.
        - О, какая экспрессия, я чуть не упал в обморок от избытка чувств. Преклоняюсь перед твоим ораторским мастерством! - вампир иронично поклонился. - Что ж, я представлюсь - Натан Джулиани.
        - Джулиани?! - вздрогнул Каруман. - Вот почему… Такая неудержимая страсть к крови, безумство и неукротимость нрава у тебя в жилах, отравленных клыками Джулиана, а фамилия, взятая от его имени, довлеет над тобой. Джулиан любил эксперименты с судьбой. Мой давний товарищ… Как он?
        - У-у, - просвистел Натан, строя кислую мину. - Хороший ты товарищ, если не знаешь, что Джулиан уже как век назад почил с праотцами.
        - Что? А его нуклеар, как его, этот вечно грубый Стокенхем?
        - Мамочка? - хмыкнул Натан. - Его убили ваши охотники в Неаполе.
        - Вот как, в годы великой чистки, - озадаченно произнес Каруман.
        - Да, тогда! Будь она неладна! Рыжие волосы Стоки слишком привлекали внимание. Бедный… Джулиан последовал за другом, хотя я его отговаривал… Да что там! Я умолял его сделать меня своим вторым нуклеаром, но он предпочел вечность в глубоком сне. Печально, я остался сиротинушкой, - Натан наигранно всхлипнул.
        - Джулиан остался верен себе и ценностям истинных аристократов-вампиров. У высших может быть лишь один нуклеар, это связь длиной в жизнь, в целую вечность.
        - Как трогательно!
        Каруман поежился от циничного замечания собеседника:
        - Ты ведь не итальянец, да? - тихо произнес он.
        - А что не похож?
        - Нет, и на еврея тоже.
        - Хм, нос вроде с горбинкой, - Натан усиленно потер свой нос. - А на кого похож?
        - Скорее в тебе текут азиатские крови. Я прав?
        - А вот не скажу из вредности, ты же меня убивать собрался, Тремерс. И обилие разных легенд о тебе не оставляет сомнений, что тебе это удастся. Но я не сдамся без боя, так и знай.
        - Я знаю, кровь неудержимого Джулиана пульсирует в твоих жилах. Ты не имеешь представления о слове «контроль».
        - Нет, не знаю такого и не стремлюсь узнать. Я, в отличие от тебя, не служу своей еде, - Натан подмигнул.
        - У меня свои причины…
        - Ах да, защищаешь людишек от нас, мерзких животных. Да открой глаза! - закричал вампир и указал на дымящуюся трубу лагеря. - Они для себя намного опаснее, сами творят невообразимые вещи, топят в крови целые нации. И ты называешь нас, вампиров, следующих всего лишь зову природы, зверями?! Смешно! Всегда смешили козлы, вроде тебя, стоящие на страже интересов придурков, охотников.
        - Ты считаешь, мне все равно? - Каруман с интересом поднял бровь.
        - Да мне наплевать, - Натан воинственно обнажил клыки. - Предатель! Не вижу смысла в твоем существовании!
        - Я решил, - Каруман, кажется, не слышал реплики собеседника, - я пока тебя не убью, но ты уничтожишь свой богомерзкий выводок кровососов. А сам пообещаешь больше не убивать людей.
        - Сейчас, прям! Я не собираюсь просто смотреть, не такой, как ты.
        - Не думай, долго это не продлится, фашистский режим скоро ликвидируют. Если не хочешь смерти, соглашайся.
        - Ладно, не буду обедать, - Натан махнул рукой и с презрением посмотрел на своего сородича-вампира.
        - А выводок уничтожишь?
        - Тебе надо, ты и уничтожай, генерал медицинских войск, - саркастично протянул Натан.
        Каруман покачал головой:
        - Типичный Джулиани…
        - Ну, хоть не предатель Тремерс, и то радует, - усмехнулся тот и, одарив собеседника наглым взглядом, добавил, - ну что, господин генерал, я почапаю в барак?
        - Иди, но зайдешь сегодня в мой кабинет.
        - Зачем это?
        - Поставлю пробу на клыки.
        Натан вздрогнул, его глаза мгновенно расширились.
        - Хрен тебе!
        - Я убью тебя, Натан, если не подчинишься, - спокойно ответил Каруман.
        Наглый мальчишка едва смог подавить дрожь, вызванную голосом высшего вампира, но ему удалось замаскировать ее под ироничный смех.
        - Мне по фигу, Каруман, я тебе не раб. Я высший вампир, взявший знание рода Джулиани. И я не стану предоставлять свои свободные клыки для унизительного пломбирования.
        - Я должен быть уверен, что ты сдержишь слово.
        - Я его не сдержу, ты сам знаешь лучше меня…
        - Тогда…
        - Да, да, ты убьешь меня, - засмеялся Натан. - Я уже слышал. Но ты не убьешь, если бы ты хотел, Тремерс, то уже бы полчаса назад обратил меня в пепел, - вампир развернулся спиной к собеседнику и бросил напоследок, - но я зайду к тебе… Я так много о тебе слышал, что право же, заинтригован. К тому же, не каждый день встречаешь высшего вампира, превосходящего тебя по силе.

* * *
        Спертый воздух окутал лицо Карумана, и он подскочил как от удара тока, отряхиваясь от сонных воспоминаний.
        - Вы в порядке? - полковник повернулся к вампиру, кутающемуся в дубленку на заднем сидении черной «Волги».
        - Да, просто, сон из воспоминаний, - Каруман махнул дрожащей рукой, - немного свело мышцы, но это пройдет.
        - Вы весь в поту, хотя в машине прохладно, - хмыкнул полковник. - Должно быть, кошмарное прошлое.
        - Естественно, - грустно улыбнулся Каруман, игнорирующий неважно замаскированную иронию военного. - Жизнь высшего вампира полна ужасной тоски и одиночества в холоде веков. Невыносимая мука…
        - А многие отдали бы все на свете за возможность жить вечно.
        - Глупцы, лично я готов уничтожить моих сородичей, не гнушающихся обращением людей в себе подобных. Это хуже, чем убить…
        - Мы приехали, - буркнул полковник.
        Черная «Волга» остановилась как вкопанная возле леса, выпуская пассажиров из плена запотевших окон.
        Каруман открыл дверь и коснулся земли. Холодная, насквозь промерзшая почва отдавала страхом. Сеть почерневших ветвей затмила терниями небо, а редкие крики ворон нагнетали атмосферу беспросветного отчаяния.
        Вампир осмотрелся. Он стоял в чаще зимнего леса, голого от опавших листьев и сиротливого в отсутствии снега.
        - Кажется, зима выдалась теплой, - задумчиво произнес полковник, подходя к Каруману. В руках у него играли на свету звенья стального ошейника с крестом иллюминатов.
        - Скоро новый год, - Каруман вскинул голову и высвободил шею от воротника дубленки, - я опять буду один…
        - Лучше так. Я бы не хотел дополнительных проблем, ну, вы понимаете, о чем я, - полковник щелкнул застежкой ошейника. Горло вампира оказалось в тугом кольце.
        - Конечно, - Каруман поправил свое ожерелье, поворачивая печать на середину шеи.
        - Символ иллюминатов. Почему он действует только на меня? - задумчиво произнес он. - Если бы только…
        - Он бы не позволил, - одернул его полковник.
        - Да, Сергей, вы правы. Но вернись мы на несколько веков назад, и, я уверен, добрые братья ордена придумали бы решение. Этот ошейник создали, когда сеть ордена иллюминатов раскидывалась по всему миру с запада на восток. К сожалению, сейчас все изменилось, и технология создания подобных вещей утеряна навсегда вместе с римским братством.
        - Ничто не вечно под луной.
        - Да, - кивнул вампир, - Сергей, теперь я готов приниматься за дело. Ведите.
        Военный кивнул и проследовал вперед, петляя между деревьями. Вскоре они вышли на небольшую опушку, серую от засушенной травы. Кругом толпились люди в теплой военной одежде, рядом с черными машинами, что-то усиленно сообщая по мобильным телефонам, крутились персонажи в штатском, а кое-где мелькали белые халаты врачей.
        Каруман остановился. У него перед глазами все плыло красным заревом от недавно пролитой крови. Жилы пульсировали жаждой, а вены натягивались пронзительной болью голода.
        Вот уже глаза вампира нашли жертву. Она лежала, распластанная под белым покрывалом, так спешно накинутым каким-то щепетильным человеком. Покрывало расползалось кровью.
        Кровь…
        Свежая девственная кровь.
        Каруман с трудом сглотнул слюну и схватился за шею, стянутую ошейником. Печать иллюминатов держала вампира в равновесии, не позволяя кинуться обедать уже мертвой девушкой.
        Вампир с тоской глянул на труп. Совсем молодая, еще невинная душа. В ее синих глазах отпечатался бессильный ужас, рот был открыт в немом крике, а рыжие волосы еще хранили запах цветочного шампуня. Она хотела жить и быть красивой.
        Каруман поморщился. У жертв вампиров всегда были безропотно-испуганные лица, и он ненавидел чувство жгучей вины за всю свою расу, поднимающееся из глубин души.
        - Господин Тремерс, - обратился к вампиру седой человек в гражданской форме.
        - Генерал Прохоров! - просиял Каруман, учтиво кланяясь. - Рад вас видеть, мой давний товарищ.
        - Взаимно, господин Каруман. О! Смотрю, вы уже в ошейнике… Помню какой ужас он у меня вызывал, когда я был простым рядовым.
        Вампир добродушно улыбнулся. Он помнил генерала еще розовощеким пухлым юнцом, носящим смешную прическу на пробор, так не шедшую его военной выправке.
        Но жизнь людей быстротечна, недавний паренек со смышленым взглядом стал уважаемым генералом из общества охотников на вампиров, которое вошло в состав спецслужб во времена становления СССР.
        Тремерсу удалось хорошо сработаться с генералом, и он был по-настоящему расстроен, когда его давний друг перевелся в главный штаб и вступил в совет, оставив себе на замену более сдержанного и холодного полковника.
        - Николай Валерьевич, надеюсь, сейчас я вас не пугаю? - улыбаясь, спросил вампир.
        - Ничуть, меня скорее пугает происходящее, - генерал оглядел опушку.
        - Признаться, мне тоже это не нравится. Совсем… - Каруман озадаченно поправил очки.
        - Алла была хорошей девочкой, училась на одни пятерки. Пропала в субботу из Москвы, не вернулась домой после школы. Сейчас вторник, значит, он ее где-то держал.
        - Да, поил опиумными каплями, - принюхавшись, ответил вампир.
        - Зачем?
        - Обряд, он проводит обряд.
        - Какой?
        - Еще не знаю, я не могу поймать его мысли. Наши ветви крови слишком разнятся, я даже не могу предположить, кто его обратил.
        - Радует, что он хотя бы не высший…
        - Он в шаге… Его силы огромны, убийца очень долго безнаказанно пил кровь людей. Я готов поспорить, что он нападал и на других вампиров, что только прибавляет мощи.
        - Плохо, - вздохнул генерал. - Тогда он действительно силен. Но где он мог такое сотворить? Везде действуют разветвленные сети спецслужб и охотников.
        - Очевидно же, - с тоской в голосе отозвался Каруман, - он воспользовался войной…
        - Чечня?
        - Нет, там давно уже все спокойно. Сербия… Я чувствую кровавые дороги, ведущие в Белград.
        - Уже легче, мы можем проверить личные дела солдат.
        - А полковник сказал, что это нереально.
        - Хм, он погорячился…
        - Вот как… Но есть проблема.
        - Да? Какая?
        - Убийца не солдат, слишком молод. Он оттуда родом. Возможно беженец… Или…
        Каруман застыл.
        - Что или?
        - Или он любитель, посвященный в таинство самых мощных вампиров-аристократов!
        - В смысле?
        - Россия всегда была притягательна для нас, высших вампиров. Климат, холодные зимы, звучащие в унисон с нашими чуть живыми сердцами, сухая земля, мертвенность вод, так похоже на нас. Я… Мы считаем Россию нашей колыбелью, местом, где мы родились. Любой высший подтвердит, поэтому только здесь можно проводить сложноуровневые магические обряды.
        - Какие? Нам надо понять, чего он хочет.
        - Я не знаю, все в тумане. Никакой конкретики.
        - Попробуйте, может, получится.
        Каруман сосредоточенно прикрыл глаза. Мир поплыл теперь уже серыми пятнами, где отчетливо виднелись синие следы вампира-убийцы. Но они были тщательно смазаны и размыты, даже Каруман не успевал ухватить их нить. Поиск никогда не был его сильной стороной.
        - Я не вижу, Николай, простите… Он ушел в сторону Москвы, я ощущаю его аромат - сигареты и теплая кровь четырех жертв. Ужасный букет. Но я его не вижу. В этом сильны безумные вампиры, которые не разучились выслеживать и нагонять свои жертвы.
        - Вегетарианство не прошло даром? - добродушно подшутил генерал, стремясь разрядить обстановку.
        - Да… Я…
        - Я знаю, что вы хотите попросить. Каруман, я обещаю обсудить данный вопрос в совете охотников. Вы же знаете, как это опасно.
        - Я знаю, - вампир поправил растрепавшиеся пряди волос. - Если бы не было необходимости, я бы никогда не попросил, ведь я готов ждать еще века…
        - Я понял, господин Тремерс.
        - Тогда я закончил здесь.
        - Хорошо, поедем в штаб. Все обсудим.
        Каруман вымученно улыбнулся:
        - Нас ждет настоящая битва с охотниками совета. Не уверен в победе.
        Генерал хмыкнул, пропев:
        - Я и сам не уверен, но разве я не рисковый малый?
        Вампир засмеялся.
        - Да, никогда не забуду, как вы выкрали ноту протеста из английского МИДа.
        - Т-с-с, это военная тайна, - седой мужчина тоже улыбнулся.
        - Генерал, мы едем? - встрял молчавший доселе полковник.
        Прохоров оглядел его с ног до головы и чуть свысока отозвался:
        - Да. В машину.
        Двое военных и вампир снова уселись в черное тело «Волги».
        - У спецотдела охотников по-прежнему довольно старомодный транспорт, - произнес генерал.
        - Стараемся не выделяться, - буркнул полковник.
        - Может и правильно, - пожал плечами старый военный, - что скажете, господин Каруман?
        - Скажу, что вы слишком учтивы со мной. Могли бы меня называть просто по имени, - отозвался вампир, погруженный в рисунок пара на стекле авто.
        - Бросьте, я уже достаточно видел, чтоб не понимать, как много вы делаете для людей, и я не могу не отвечать на это адекватным почтением.
        - Я всего лишь убиваю своих сородичей, которые следуют своей природе.
        - Но вампиры могут жить без крови.
        - Высшие да, причем не все…
        - Все! Вы сами так говорили.
        - Я мог ошибаться. Честно. Помню, вы однажды спросили меня, чего я боюсь и боюсь ли чего-то вообще, я тогда не смог вам ответить. Теперь скажу: я боюсь оказаться неправым. Потому что, тогда получается, я, действительно, предатель расы, я… хуже. Я самый плохой нуклеар.
        - Ваши мысли всегда прикованы только к нему… Ведь так?
        - У нуклеаров не может быть иначе, - пожал плечами Каруман.
        - А ведь он один из тех безумных вампиров, с которыми вы боретесь.
        - Нет, это не так. Он хороший, в глубине его души живет свет. Просто люди слишком жестоко и долго втаптывали его сердце во тьму. Он не видит причин останавливаться…
        - Нуклеар… - задумчиво проговорил генерал, - пожалуй, мы с моей старухой тоже нуклеары.
        Каруман хихикнул.
        - Нет, но людские представления о вечной любви, так сходны с ощущениями нуклеаров, что мне иногда кажется, вся человеческая литература времен ренессанса написана вампирами.
        - А как оно было на самом деле?
        - Не знаю, не вся…
        - Но все-таки? - генерал лукаво прищурился.
        - Да.
        - Нуклеары… Загадка вселенной.
        - Да.
        Каруман снова посмотрел в окно. Серый мрак улиц был под свет стенам его кабинета из прожитых воспоминаний.
        Он закрыл глаза, прошлое отозвалось запахом лекарств медицинского помещения и поплывшей картинкой событий давно минувших дней.
        Глава 3
        - Тебе обязательно стоять на столе? - Каруман оторвался от записей в рабочем журнале и поглядел на своего неожиданного визитера, водрузившегося на стол с медицинскими склянками. Он прислонился к каменной стене закутка и взирал на Карумана с неприкрытым вызовом.
        - Угу, - протянул Натан, водя носком по глади стола, - но, если тебя что-то смущает…
        Он мигом сел на корточки, опираясь одной рукой на стол.
        - Не намного лучше, - хмыкнул Тремерс и отложил журнал.
        Их глаза встретились.
        - Ну, и зачем позвал, помимо наивного желания поставить мне пробы на клыки? - первым не выдержал Натан.
        - Ты сегодня сказал о высших вампирах, что редко можно встретить сородича, подобного тебе…
        - Стараниями таких, как ты, это правда.
        - По той же причине я и жаждал с тобой пообщаться.
        - Брось, - иронично отмахнулся Натан. - Я же типичный неадекват. Ты и твои охотники так рьяно нас уничтожаете.
        - Я думаю, кровь Джулиана говорит в тебе… Сам ты не виноват.
        - Ах ты господи, - прошипел Натан и пополз по столу к Каруману. - Я, оказывается, не виноват, я бедный маленький агнец, - глаза вампира блеснули диким азартом. - Какой ты благодушный…
        Он вплотную приблизился к Каруману и завис над ним, сверля глазами. Неожиданно Натан вцепился зубами в генеральский погон и, оторвав его с корнем, смачно выплюнул в сторону.
        - Фашистская гнида, - прохрипел он, скаля приготовленные к бою вампирские клыки.
        - Хм, как неожиданно, - Каруман равнодушно покосился на оторванный погон. - Что ты хотел этим показать?
        - Да так, ничего особенного, - Натан снова устроился на столе, на этот раз сев свесив ноги.
        - Оригинально.
        - Обойдусь без твоих ценных замечаний.
        - Узнаю фразочки Стокенхема…
        - Ой, ну не надо только грязных инсинуаций. Мы абсолютно разные, - даже как-то оскорбился Натан, морща нос.
        - Неправда, все Джулиани похожи. Ваш прародитель выбирал один типаж: души, погруженные во тьму отчаяния и боли, именно такие обычно занимали его.
        - Ха! Я был исключением, - гордо заявил Натан и скрестил на груди руки, демонстрируя свое категорическое несогласие.
        - Возможно, я не спорю, - улыбнулся Каруман. - Просто прозвучало, будто бы из уст ирландца.
        - Ей-ей, эта ирландская сволочь меня просто ненавидела, - буркнул вампир, - вечно изводил меня придирками.
        - Почему же? - хмыкнул Каруман, изучая своего собеседника.
        - Ревновал, наверное, хотя… для них с Джулианом я скорее был игрушечным сыночком, кем-то вроде любимого питомца. Ну, мне так казалось… Я не уверен. В дела нуклеаров сложно вмешаться. Хоть мы и жили втроем, я чувствовал себя лишним.
        - Сомневаюсь, если сам Джулиан тебя обратил, значит, у него был настоящий интерес. А ревность, так это фамильная черта всех Джулиани.
        - Ну-ну, я вот совсем не ревнивый.
        - Только своего хозяина к Стоки ты ревновал, не зря же вы не сошлись с ирландцем характерами.
        - Стоки был груб и холоден со мной, всегда, даже в постели, - пожав плечами, отозвался Натан.
        Каруман удивленно приподнял брови. В сердце кольнула неприятная досада.
        - Ты чего так пялишься? - язвительно протянул его собеседник. - Что-то удивляет?! Да, представь, у твоего хорошего товарища Джулиана была страсть сидеть и смотреть, он любил играть роль зрителя.
        - Ясно, - поморщился Тремерс.
        - Ой, какие мы нежные.
        - Дурак. В связь нуклеаров никто не должен допускаться, это запрещено. Какая мерзость!
        - Сам ты белобрысая мерзость. А папочка был настоящим новатором, двинутым на голову, правда, но зато не зашоренным, как ты. И он бы никогда не пошел к охотникам в слуги.
        - Я не слуга. У меня свои причины…
        - Да, слышал я уже этот бред. Бла-бла, не удивишь.
        - А ты ведь немолодой вампир, ты был с Джулианом довольно долго, - неожиданно произнес Каруман.
        Его пальцы коснулись настольной лампы, и по серому подвалу разлился приглушенный свет слабой лампочки, сделавшей атмосферу неприятно нервной.
        - А тебе не обязательно знать, - съязвил Натан.
        - Ну, раз ты стал высшим, значит, живешь, как минимум, два века.
        - Я просто хорошо кушал, - Натан повернулся к Каруману и похлопал себя по животу.
        Тремерс вздрогнул. Наконец он мог рассмотреть пятно в уголках губ его гостя. Теперь не было сомнений. Это кровь… Человеческая кровь.
        Вампир буквально сорвался с места, делая бросок в сторону своего собеседника. Но того уже как ветром сдуло. Натан расположился на верху стеллажа с лекарствами, приняв позу готового к прыжку зверя. Он тихо посмеивался, обнажив клыки.
        - Ясно, - выдохнул Каруман, выпрямляясь. - От Джулиана ты унаследовал молниеносную реакцию и нечеловеческую скорость.
        - Ага, - хриплым голосом протянул Натан. Сумасшедшая улыбка не сходила с его лица.
        - Ты смел явиться ко мне после кровавого пира?
        - Ага, - точно так же отозвался вампир, явно провоцируя своего собеседника.
        Каруман закрыл глаза, цепляясь за след крови. Реки багрянца привели его в комнату для еврейских детей, где пол был устлан телами маленьких узников, нашедших свою смерть в клыках высшего вампира.
        - Подонок, - спокойно произнес Каруман, морща лоб, - ты понесешь за это наказание.
        - Неужели, - Натан наклонил голову вбок, - мне, прям, уже боязно. Ты поймай меня сначала.
        Вампир спрыгнул со стеллажа и исчез, чтобы обнаружиться за спиной Карумана. Тремерс мгновенно выпустил клыки и метнулся в сторону своего противника.
        Не поймал.
        Играть в догонялки с Джулиани было делом неблагодарным. Натан мастерски уходил от всех бросков, появляясь то сбоку на стене, то на потолке, то вообще, перепрыгивая через голову противника, цепляясь за тонкие рамы картин.
        В какой-то момент он приблизился, и Тремерс ясно понял, что вампир собирается атаковать его сзади. Каруман чудом успел сориентироваться и подставить под клыки Натана жестяную сковороду, оставленную им вместе с частью завтрака на столе. Удар пришелся по клыкам.
        Натан откатился к стене с перекошенным болью лицом, но, благодаря нечеловеческой выносливости, все же умудрился подняться на ноги.
        - Ты сильнее Стоки, - бесстрастно констатировал Каруман. - Клыки - очень нежный орган вампира, особенно обнаженные для укуса. Тебе должно быть сейчас невыносимо больно, но ты терпишь. Твой друг Стоки час катался по полу, получив такой удар.
        - Выкуси, - Натан состроил насмешливую рожу и снова закрутился в вихре своих скоростных перемещений.
        Каруман остановился посередине хоровода необузданной силы противника. Он прикрыл глаза, концентрируясь на энергии Натана. Только так он смог бы остановить вампирскую юлу.
        Ему хватило одного выпада, чтобы сковать руку вампира в крепком захвате.
        - Ну вот, какая жалость, - прокомментировал тот.
        - Ты еще не знаешь насколько. Я убью тебя, - ледяным тоном бросил Тремерс и окатил своего противника взглядом, полным презрения. - Отбирать жизнь у детей - какая низость! Такие, как ты, не должны жить.
        Натан рассмеялся. Это взбесило Карумана, одним движением руки он развернул Натана, ломая ему плечо, и швырнул на пол.
        - Вот черт, - пискнул тот.
        Каруман упал на врага сверху, прижимая его к полу и передавливая грудную клетку коленом.
        - Я убью тебя, грязное животное, - произнес он, преисполненный решимости.
        Натан застыл на мгновение, погружаясь в глубину серых ледяных глаз Тремерса, а потом спокойно ответил:
        - У всех детишек было воспаление легких, ты ведь знаешь, как с такими поступают? Правда, доктор? - его губы растянулись в усмешке. - Я подарил им сон. Легкую безмятежную смерть в сладких объятиях вампира, а не огненной топки. Они засыпали на моих руках без боли, без страха и страдания. Хочешь, слижи остатки крови с моих губ… Ты ощутишь вкус болезни… А потом ответь самому себе…. Разве я поступил не милосердно?!
        Каруман ослабил захват, высвобождая руки Натана. Он знал, вампир не врал.
        Натан скинул с себя своего противника и сел, потирая плечо.
        - Тварь, неприятно же, - пробурчал он. - Думаешь, если я регенерирую, можно мне косточки ломать?!
        - Тебе хорошо бы шею свернуть, - Каруман поправил свои очки. - Но пока я тебя не убью.
        - Растекаюсь благодарностью, - снова съязвил Натан.
        - Жадное животное, ты пользуешься войной в своих целях.
        - Ой, а ты нет?
        - Я? - Каруман нахмурился. - Я стараюсь быть объективным. Помнишь, у нас был договор, что ты не обедаешь?
        - Ну и?
        - Ты нарушил его.
        - И чё теперь? Земля расколется?
        - Нет, но ты, как представитель дворянского рода, должен следить за своими словами. Мне придется тебя наказать. Я остановлю твое безумство…
        - Наказать? - Натан вскинул голову. - Йа, йа, вас ис дас, накажи меня, русен партизанен, - затараторил он.
        Каруман чуть заметно усмехнулся. Незамысловатая ирония парня его развеселила, но он быстро спрятал свои подлинные чувства за маской суровости.
        - Я отведу тебя в подвалы.
        - И что там? - оживился Натан.
        - Наказание. Не пытайся сопротивляться, ты видел, что это не имеет никакого смысла. Я могу снова тебе что-нибудь сломать или опустошу тебя, ты же не хочешь…
        Натан выдержал паузу, а потом хмыкнул:
        - Я буду сопротивляться.
        - Естественно, как и все Джулиани, безудержно и до самого конца, я знаю. Но лучше тебе пойти со мной без боя.
        - Ну, если ты так просишь, если умоляешь, то я согласен. Я, честно признаться, сгораю от любопытства, - Натан потер руки. Выглядел он вполне веселым. Каруман быстро отвел взгляд, наполнившийся вмиг непонятной грустью.

* * *
        Подвал представлял собой длинный коридор с множеством каморок и комнатушек, используемых для пыток и опытов над людьми. Каруман отвел своего добровольного пленника в одну из таких комнат, где в голом помещении в окружении каменных стен теплился яркий свет одинокой лампы. Он освещал кандалы, впаянные в булыжник стены.
        Когда руки Натана сковали оковы, а свет лампы разлился нервной краской по лицу, вампир как-то вздрогнул.
        - Концептуальное местечко, - сыронизировал он, переминаясь на коленях, так неудобно врезавшихся в каменные плиты пола.
        - Прости, - Каруман сел напротив прикованного вампира и разложил на полу медицинские инструменты.
        - Ей-ей, за что это ты извиняешься? А? - Натан дернулся, желая высвободиться.
        - Не сможешь, - покачал головой Тремерс, - нефритовые наручники, ты же чувствуешь их давление?
        - Откуда здесь нефрит? - дикий взгляд яростных глаз.
        - Многие вампиры не переносят его, неужели ты думал, что фашисты ставят опыты только на людях? Наивный, - Каруман провел пальцем по взмыленному лбу Натана, - боишься… Ну прости, мне придется. Видишь ли, пробы на клыках не помогут. Мне не надо знать, кого ты убил, мне надо прекратить твои отвратительные трапезы.
        Он взял клещи и смочил их спиртом.
        - Печешься об инфекции, гнойная свинья? - хмыкнул Натан, предвкушая грядущее.
        - Да, наверное. Еще раз прости… - Каруман попытался взять вампира за подбородок, но тот вырвался, выстреливая в своего мучителя очередным взглядом, полным ненависти.
        - Гнида английская, - прошипел Натан, - свинья, ты обманул меня…
        - Нет, я не обманывал.
        - Я убью тебя! Понял?! Только пальцем тронь!
        - Прости, но мне придется вырвать твои клыки. Это вынужденная мера, потом отрастут другие. Ты должен меня понять…
        - Понять? Я тебе ничего не должен, придурок!
        - Ты ведь потерпишь, - Каруман ласково погладил вампира по голове. - Ты должен быть сильным, ведь тебе будет очень-очень больно.
        Натан ухмыльнулся, зло сверкая глазами из-под густой челки.
        - Вот теперь я узнаю в тебе настоящего высшего вампира. Тот же снисходительный тон, та же надменность и показательная ласка, прежде чем сделать своей жертве больно. Ну, я хоть увидел твое настоящее лицо, Тремерс, день прожит не зря. Но я отомщу…
        Каруман вложил в рот Натана резиновую пластину, заставляя закусить ее зубами.
        - Главное, не дергайся и сожми это зубами, возможно, будет не так невыносимо больно, - как-то грустно произнес Тремерс, берясь за клещи.
        Натан отпрянул и усиленно принялся рычать, но клещи неминуемо сковали его верхний клык.
        Вампир затих. Он не двинулся и не подал даже виду, что ему было больно. Все время, пока Каруман вытягивал его клык из сопротивляющейся плоти, Натан не издал ни единого звука, только дрожь бежала по его напряженным мышцам. Но молчание стало его персональным ответом мучителю.
        - У тебя красивые клыки, - произнес Каруман, рассматривая вырванный экспонат, поражающий воображение разветвленной корневой системой. - Клыки настоящего высшего вампира, даже не верится, что ты обращен Джулианом.
        Натан обессиленно подался вперед, и его голова упала на плечо Тремерса.
        - Ублюдок, - шепнули губы вампира.
        Тонкая струйка крови пролилась на руку Карумана, и он вздрогнул. Кровь пульсировала и источала прекрасный аромат, возбуждающий желание. Звезда Давида на груди Натана горела красными брызгами. Карумана пробил озноб.
        Вены отозвались глухой болью изголодавшегося организма, вампир бессильно выронил из рук клещи с клыком. Его глаза засверкали синим пламенем, и он не мог больше сдерживаться. Тремерс в одночасье выпустил свои длинные белые клыки.
        - И кто из нас жадное животное, - обессиленно прошептал Натан прежде, чем клыки вампира вонзились в его шею.
        И тут, впервые за все время, Натан вскрикнул, потому что для высшего вампира нет ничего ужаснее, чем поделиться кровью с сородичем, ведь вместе с ней он отдает и всю свою историю.
        Но Каруман был далек мыслями от серого подвала, он растворялся в наслаждении. Поразительный букет из неистовой крови Джулиана и Стокенхема, с примешавшейся к ним кровью самого Натана был невероятно приятен и сладостно вкусен.
        Каруман жадно пил, вытягивая из тела более слабого вампира его богатство, но вскоре глотки стали редкими, и Тремерс отстранился. Теперь в его глазах стояла боль.
        - Чего вылупился? - зло и бессильно прошептал Натан.
        Каруман вздрогнул, и его взгляд наполнился еще большей печалью. Он провел рукой по волосам Натана и притянул его к себе, обняв за шею.
        - Прости, - произнес он. - Я больше никогда не сделаю тебе больно.
        - Выродок… - шепнул Натан, борясь со сном изнеможения.
        - У тебя ведь длинные волосы, - Каруман погрузил пальцы в копну своего недавнего противника, - покажи…
        Натан усмехнулся, и тут же его прическа рассыпалась длинными черными нитями по плечам, волнами распадаясь посередине на ровный пробор.
        - Красивые… - тихо произнес Каруман. - У тебя очень красивые волосы, такие мягкие…
        - Я должен растаять от комплиментов? - чуть слышно проговорил Натан.
        - Ты не привык к ним, ведь так? Столько боли, столько страдания! Бедный мальчик, как тебе удалось это пережить? Твоя жизнь была адом и до и после обращения.
        - Вор секретов…
        - Я видел, Джулиан плохо обращался с тобой, даже вел себя грубо, а люди, соплеменники, - жестоко из-за внешности. Ты был чужим, ребенком, рожденным вне расы. Я почувствовал твой страх, то воспоминание, которое до сих пор заставляет тебя вздрагивать. Рычание бегущих деревенских псов за твоей спиной, оно все ближе… Ты стараешься оторваться, но не получается, и ты знаешь, что скоро будет больно. Голоса соседских ребят, они смеются, так ведь? А потом в тебя летят камни, и ты падаешь, хватаясь за голову и проклиная мать за свое рождение…
        - И что? Какое твое дело?
        - Ты не безумец Джулиани, ты другой… Прости меня, ладно? - Каруман еще сильнее прижал к себе Натана.
        - Пошел ты, - буркнул тот.
        - Непреклонный, нетерпимый… Ты вынужден был стать таким, чтобы выжить. Поражаюсь твоей силе. Скажи мне свое настоящее имя. Не то, которое тебе дал Джулиан при обращении. Скажи настоящее, то, которым тебя нарекли при рождении…
        - Тебе зачем? Ты же не собираешься делать меня своим нуклеаром…
        - Да я бы желал этого всем сердцем!
        - Что? - Натан от неожиданности встрепенулся и поднял свои удивленные глаза на Карумана, но в эту же секунду они вновь наполнились злой иронией, и он протянул. - Ясно-ясно, хочешь мне просто зарядить, извращенец. Так нафига ты мне о нуклеарах мозг засоряешь? Как будто я могу тебе противостоять, прикованный нефритовыми браслетами.
        - Забыл, - Каруман одним движением высвободил руки вампира из плена кандалов. - Но прошу, не опошляй. Нуклеарные пары - это главная ценность мира вампиров-аристократов. Тот холод, то одиночество эпох, которое мы обречены испытывать, коротая наши дни, убивает души. Наша пара, наше продолжение, нуклеар, - сама суть и смысл существования вампира. Вторая половина - свет во мраке нашей пустой жизни. Вот почему все высшие вампиры так отчаянно ищут себе пару, чтобы навсегда соединиться телами и душами во времени и вне его. Нуклеар - самое дорогое, то, что будет со мной навсегда.
        Натан хмыкнул и неожиданным броском руки сорвал с Тремерса очки, разбивая их об камень.
        - Отомстил? - прошептал Каруман.
        - Неравноценно, мне клык растить целый месяц.
        - Извини, я… Я не сделаю тебе больше больно, честно. Наоборот, я прикоснусь к твоему страданию и возьму его. Я поведу тебя за руку сквозь эпохи, сквозь тьму веков. Я буду с тобой, если ты позволишь.
        - Очень надо было, - буркнул Натан, высвобождая волосы Карумана из плена тесьмы. - Хы! Теперь ты тоже лохматый.
        - Надо, - Тремерс уцепился за первую фразу. - Ты никогда не признаешься в слабости, но я познал тебя, поэтому хочу быть рядом. Мой нуклеар, - Каруман погладил ладонью каскад волос Натана. - Ты согласен им стать?
        - Тремерс, вампир, у которого никогда не было нуклеара, - хитро произнес Натан. - Самый сильный высший вампир, истинный аристократ и далее по списку. Он предлагает мне сию почетную должность. Я, прям, должен, наверное, дико собой гордиться.
        - Я не знаю, должен или нет, но твоя кровь подсказала мне тоску, запертую у тебя глубоко в сердце. Джулиан сильно тебя ранил. Он отказал тебе и не сделал своей парой, а ты ведь его любил, как преданный раб. Бедный, твоя боль была столь острой. Ты так мечтал обрести нуклеара, который бы тебя искренне любил. Я предлагаю свою руку.
        - Хочешь быть моим ведущим? Ты хорошо подумал, Тремерс? Я все-таки Джулиани, один из безумных вампиров, с которыми борются твои любимые охотники, и навсегда таким останусь. Нет, мне, конечно, дико льстит, но… Твоя деятельность в составе охотников…
        - Я решу проблему с охотниками, это мелочи. А насчет наследия Джулиани… Когда наша кровь соприкоснется, я надеюсь, твой пыл поубавится или хотя бы ты сможешь себя контролировать.
        - Вот еще, я не хочу!
        - Не хочешь быть моей парой?
        Натан приподнялся, опираясь руками на плечи Карумана, и всадил свой единственный клык ему в шею.
        - Глупый, - Тремерс отстранил от себя голову вампира и коснулся его губ кончиками пальцев, Натан не противился.
        - Не с одним клыком, - снова произнес Каруман, - так ты не сможешь. Но за ответ спасибо. Мы подождем немного, когда вырастет твой зубик, и тогда я наконец-то смогу назвать тебя своим навечно.
        - Обольщаешься, пусть я буду твоим ведомым, но я не стану твоей собственностью.
        - Конечно, нет, ты будешь моим самым любимым мальчиком на земле, - Каруман с нежностью посмотрел на Натана и коснулся его губ в поцелуе.
        - Еще раз назовешь меня мальчиком, и я тебя сделаю девочкой, поющей фальцетом. Понял?
        Каруман от души рассмеялся, прижимая к себе вампира и погружая свое лицо в его черные волосы. В подвале наступила тишина, прерываемая только отдельными криками в соседних камерах, где невозмутимые палачи терзали плоть своих безропотных жертв.
        Глава 4
        - Господин Каруман! Господин Каруман! - вампир начал просыпаться от усиленных потрясываний.
        - А? Что? - он встрепенулся.
        - Мы уже приехали, а вы спали, как убитый, - смущенно пожал плечами генерал. - Когда вы начали кричать во сне, мне показалось, что вас надо будить.
        - Простите, Николай, я действительно впал в глубокое забытье. Спасибо, что разбудили.
        - Вам снился кошмар?
        - Да, ужасные вещи. Не хочу даже думать о том, что мне приходилось делать больно… другим людям, - с тоской в голосе воскликнул Каруман.
        - Зная вас, рискну предположить, что просто не было другого выхода.
        - М-м-м? - Каруман удивленно посмотрел на генерала. - Конечно, был, но людям он не понравится.
        - Ясно. Я понял, кто вам снился. Если учесть, что я однажды чуть не стал его обедом, то я ничего объективного сказать не смогу.
        Каруман улыбнулся.
        - Николай, сколько еще примирительных ужинов мне устроить, чтобы вымолить прощение за тот неприятный случай?
        Генерал махнул рукой и произнес:
        - Я же не об этом, но нам пора, если, конечно, хотите получить свой подарок на новый год.
        Прохоров толкнул дверь, впуская в салон смрадный городской пар.
        ВЗГЛЯД ВТОРОЙ. PRELOAD
        От воды тянуло холодом, и сутулые прохожие спешили миновать некомфортный участок дороги. Генерал понесся вперед, полковник тоже не отставал ни на шаг. Каруман проводил взглядом спины людей и заострил свое внимание на макушках голых деревьев по ту сторону улицы.
        Его настораживали нервные колебания воздуха. Внезапно макушки деревьев осветились красным заревом, невидимым глазу людей. Вампир ощутил резкий запах свежей крови и сигарет, мгновенно ударивший в нос и заполонивший легкие.
        Вместе с запахом пришло осознание того, что убийца притаился совсем рядом.
        Каруман осторожно пересек дорогу и двинулся в сторону парка. Красное зарево продолжало пульсировать.
        - Эй, смотри, куда прешь! - заорал дед. Каруман успел на него налететь, не заметив на своем пути.
        - Простите, - механически отозвался он. Чувство опасности полностью поглотило вампира.
        Морозный воздух отзвучал тревогой. Каруман огляделся. В самой гуще спешащих людей он уловил фигуру в огромной индейской маске с красными перьями. Тремерс нахмурился. Столь явная игра вампира со своими преследователями его напрягала и ввергала в неприятное замешательство. Каруман опасался ситуаций, когда не знаешь, чего ждать в следующую минуту.
        Неожиданно убийца развернулся. Маска обратила на Карумана оскал деревянных зубов. В руках вампир держал молодую девушку, еще живую, но поглощенную полусном забытья.
        Люди сновали мимо, не замечая преступления, происходящего прямо перед носом. Вампир усыпил внимание окружающих своей неживой энергетикой.
        - Стой! - крикнул Каруман.
        Убийца рассмеялся. Он качнулся в сторону и сорвался на бег вместе со своей жертвой. Тремерс ринулся следом, решив во что бы то ни стало предотвратить ужасное преступление.
        Преступник петлял по переулкам сквозь усталые массы прохожих. Каруман не упускал из вида алые перья маски. Ему приходилось сложней - не всегда получалось безболезненно обходить людей. Они страшно ругались и кидали вслед оскорбления.
        - Я должен ее спасти, - шепнул себе под нос Каруман в качестве самоубеждения.
        Визг тормозов вернул его в реальный мир. Черная «Волга» охотников перегородила убийце дорогу. Из окна авто высунулся генерал и направил на вампира пистолет с серебряными пулями. Полковник оказался по правую руку Карумана с автоматом наперевес.
        - Хорошо, что мы успели! - подметил он.
        - Пока неизвестно, - тихо ответил вампир.
        Безумный кровосос огляделся, но он ничуть не растерялся. Помахав преследователям безвольной рукой жертвы, он ринулся на «Волгу». Раздались выстрелы, но пули не задевали стремительного вампира, он оказался слишком быстр. Каруман и полковник одновременно бросились за преступником.
        Вампир сиганул на подоконник обшарпанной пятиэтажки и с мастерством форточника юркнул в открытое окно, втаскивая за собой жертву. Каруман последовал его примеру, а полковник через дверь поспешил внутрь дома.
        - Где он? - заорал Сергей, когда они с Тремерсом встретились в просторном холле сталинской постройки.
        - Не знаю, - раздраженно отозвался Каруман.
        Охотники снова оказались вдвоем перед неизвестностью. Каруман прислушался. Его глаза пылали синим светом, казалось, он разрушает границы старых стен только, чтобы отыскать врага.
        Скрип двери предал убийцу. Тремерс стремительно помчался на звук. Он вбежал в просторную комнату брошенной квартиры. Окон не было и из сквозных дыр тянуло холодом. Каруман замер.
        - Как предсказуемо! - рассмеялась маска у него за спиной.
        - Ты! Мерзость преисподней! - в голосе Тремерса сквозило презрение. - Ты позоришь вампиров.
        - Слушать даже ничего не хочу, - грубый голос убийцы насмехался в каждой своей нотке. - Вы, высшие, слишком высоко нос задираете, а сами из себя ничего не представляете, - маска рассмеялась глухим хохотом. - Смотри, что у меня есть!
        Вампир тряхнул тело жертвы, приподняв голову девушки, и сжал ее щеки.
        - Ла-ла-ла, я сегодня умерла, - пропел он вместо девушки, качая ее головой из стороны в сторону. Несчастная напоминала куклу в руках чревовещателя.
        - Отпусти! - приказал Каруман.
        - Еще чего!
        - Убью!!! - с ревом ворвался полковник. Он кинулся вперед, наставляя автомат на убийцу.
        - Сергей, нет! Девушка! Он прикрылся ею! - крикнул Каруман.
        Убийца весело рассмеялся. Он отпрыгнул в сторону, и, сорвав с себя маску, швырнул ее в охотников. Полковник споткнулся и распластался на полу. В эту же секунду пространство заполнили летящие иглы. Каруман даже не успел сориентироваться в том, что происходит и откуда они взялись. Ему пришлось в срочном порядке спасать полковника. Он дернул мужчину за шиворот и, перебросив через себя, прикрыл от стремительной атаки.
        Когда вампир опомнился, убийцы уже не было. Он ушел через окно, причем девушка осталась в его руках. Дальнейшая судьба несчастной была понятна. Полковник нетерпеливо зашевелился.
        - Вы в порядке? - учтиво обеспокоился Каруман, сползая с полковника.
        - Да, да, что это было? - Сергей усиленно приходил в себя.
        - Родовая мутация. Весьма неожиданно, вам не следовало так рисковать.
        - Ого, да вы ранены! - полковник кивнул головой.
        Каруман взглянул на руку. Тонкая струйка крови опоясывала запястье.
        - Ерунда, меня просто задело, - вежливо улыбнулся он. - Все нормально, кожа скоро регенерирует.
        - Вот же сволочь! Мы его упустили…
        - Вампир не собирается прекращать свой кровавый пир. Девушка… Она в его руках. Я должен был остановить негодяя.
        - Где он? - в помещение вошел генерал.
        Он оглядел комнату, сидящих на полу коллег и в задумчивости сам ответил на свой вопрос:
        - Упустили.
        - Нужно освободить девушку, - отозвался Каруман.
        - Да, мы обязаны.
        - Видите, я не справился! Мне так жаль, я даже элементарно не смог помочь…
        - Бросьте.
        - Что нам дальше делать? - осторожно уточнил полковник. Он явно побаивался и остерегался генерала, а в компании с ним чувствовал себя крайне неуютно.
        - Идти на поклон Совету, - строго отозвался генерал. - Надо рассказать о случившемся происшествии и понять, что нам делать дальше.
        - Тогда не стоит терять времени, - подытожил Каруман.
        ВЗГЛЯД ВТОРОЙ. CONTENT
        Чистые пруды и неприметное ветхое серое здание, прячущееся во дворе более новых домов. Пятый этаж. Дубовая дверь с потертой табличкой.
        Кабинет № 23 - центральное место штаба спецразведки и сердце российского общества охотников на вампиров. Кабинет встречал своих визитеров круглым столом и мягкими кожаными креслами с непропорционально высокими спинками. Они плотно прилегали к стенам с обивкой из темно-коричневого дерева. Еще в кабинете № 23 стояли проектор и экран, готовые в любую минуту начать демонстрацию наглядных материалов.
        Но это была не просто переговорная. Нет. В душном пространстве помещения, всего 20 на 20, принимались судьбоносные решения для всей истории сложных взаимоотношений двух рас - вампиров и людей.
        К приезду генерала Прохорова и его нечеловеческого спутника пустота кресел кабинета успела заполниться всеми участниками совета. Здесь был начальник штаба по Москве и Московской области Никоненко Леонид Федорович, вечно нервный и мрачный человек, куривший сигары, как паровоз. Он был одет в строгий черный костюм и белую рубашку с наглухо застегнутыми пуговицами.
        Так же на совете не мог не присутствовать глава боевых групп охотников, вечно улыбающийся Мирослав, чью фамилию и возраст, пожалуй, не знали даже собственные родители, настолько он был засекречен. Как и все бойцы, Мирослав презирал деловой стиль гражданских, предпочитая костюмам черный свитер с кожаными нарукавниками для серебряных стилетов и широкие брюки из холщового материала, в которые отлично помещались наборы серебряных кинжалов.
        Конечно же, не обошлось и без вечного участия церкви. Ее представителем в совете охотников вот уже восемь лет являлся отец Родион, помятый мужчина в черной рясе, с хитро бегающими глазками и желчно сжатыми губами.
        От правительства в совете заседал бородатый старичок с ироничным взглядом черных глаз. Его звали Тихонов Ульян Васильевич, представитель властной партии. Старичок был совсем неприметен, что подчеркивалось его немногословностью и скромным серым костюмом.
        Рядом с седовласым господином сидела женщина с пышными белыми волосами, подобранными в высокую прическу. Ее фигура скрывалась в строгом белом костюме, чья вычурность лишь подчеркивала солидный объем стянутой груди хозяйки. Женщина через очки сверкала на всех присутствующих голубизной умных глаз. Не зря Жанна Александровна Киреева стала лауреатом множества научных конкурсов в сфере медицины.
        Еще одним представителем совета был двадцатисемилетний Андрей Львович Малин, коротко стриженый брюнет в сером бесформенном вытянувшемся свитере, джинсах с неизменно истершимися швами и коленями, квадратных очках и ноутбуком, бережно возложенном на колени. Естественно, он представлял информационно-технический отдел охотников.
        Все эти именитые мужи и жены России ожидали появления двух фигур, правда, в их стройные ряды непостижимым образом затесался молодой парень лет двадцати двух, который сам обалдевал от своей удачливости, поэтому нервничал и успел порядком измять трясущимися руками листок бумаги, положенный перед ним.
        Наконец, генерал перестал изводить достопочтенную публику ожиданием и дернул ручку входной двери, пропуская вперед спутника.
        Каруман учтиво поклонился всем присутствующим и занял свободное кресло, отмечая про себя, что молодой паренек, сидящий по соседству, буквально подпрыгнул и вылупился на него, стоило ему только сделать первый шаг в комнату.
        - Господин Тремерс, - Леонид Федорович выпустил сигаретный дым, - не могу сказать, что рад вас здесь приветствовать, ибо, если вы находитесь в этой комнате, у нас серьезные проблемы, а это всегда плохо…
        - А я рад вновь увидеть боевого товарища, - Мирослав взлохматил свои каштановые волосы, без того торчащие в разные стороны, и выставил большой палец вверх.
        - Я тоже рад вам, Мирослав, - улыбнулся вампир.
        - Господин Каруман, я знаю, что вы были на месте преступления, - вклинился Леонид Федорович, старающийся держать беседу в деловом русле. - Что можете сказать?
        - Вам не жарко? - вмешалась Жанна Александровна, заметив, что вампир сидит в дубленке.
        Леонид Федорович фыркнул, но делать замечание не стал. Он слишком дорожил отношениями со своей новоявленной любовницей и не хотел ей перечить.
        - А, да, - как-то отстраненно произнес Каруман, - я забыл… Забыл, что у вас принято раздеваться в помещениях. Видите ли, мой теплообмен немного иной, мне не бывает ни холодно, ни жарко, точнее это не зависит от внешней температуры.
        - Зависит от близости к крови, - подметил Андрей, играя с крышкой ноутбука.
        - Да, верно, - Каруман стянул с себя дубленку, представая перед публикой в темно-синем свитере с высоким горлом и обычных черных брюках. След от недавнего пореза он предпочел скрыть.
        - Леонид Федорович, - неожиданно произнес генерал Прохоров, - мы посетили место преступления, и господин Тремерс предположил, что вампир строит заклинание для обряда.
        Вампир кивнул.
        - Какого обряда? - подскочил отец Родион.
        - Высшего… - Каруман поправил сползшие на нос очки.
        - Бывают другие? - с вызовом спросила Жанна.
        - Нет, но я не могу сказать точно, что за обряд…
        - А заверяли, что от этого вампира будет много пользы, - сквозь зубы брякнул отец Родион.
        - Полегче, отец, господин Тремерс оказывает нам огромную честь, работая с охотниками, - возмутился Мирослав. - К тому же он много раз спасал мою невезучую задницу из передряг, и, если бы не его участие, меня бы здесь не было.
        - Мирослав, не стоит, право, - Каруман улыбнулся и махнул рукой. - Святой отец может сомневаться. Я его понимаю…
        Отец Родион скривился и отвернулся, заставив старичка Ульяна чуть заметно улыбнуться.
        - Мне напомнить, что речь идет о четырех смертях? - строго начал Леонид Федорович. - А вы тут устроили научный диспут.
        - Простите, - Каруман пожал плечами.
        - Я не вам, господин Тремерс.
        - Я хотел сказать, - Каруман откинул с глаз непослушные пряди, - пока я не могу выявить, что за обряд хочет провести убийца. Он успел построить только кровавую линию, а она основа всех, то есть любого высшего заклинания. Кровавая линия - это набор жертв, приносимых вампиром во имя конечной цели. Линия необходима, чтобы выйти на новый виток спирали, а он, как известно, всегда разный. Если дальше вампир построит круг, то, значит, его желание - поднять из пучин небытия сильного прародителя. Если крест, то, скорее всего, он стремится развести кровавое древо, отделить кровь. Если слезу, то образовать свой род, получив независимость от клана или хозяина. Вариантов много…
        - Интересно, нам, чтобы узнать о его планах, придется ждать новые трупы? - изрек Ульян и потер подбородок.
        - Лучше остановить его сейчас, - кивнул вампир.
        - Да уж, - подтвердил генерал Прохоров, - мы столкнулись с ним только что… Господина Карумана даже зацепило. Убийца нас явно выслеживал и сам пошел на контакт.
        - У него в заложниках девушка… Он нес ее в руках, словно жертвенное животное, - Тремерс удрученно припомнил недавний эпизод.
        - Черт возьми! - в сердцах выругался Никоненко. - А я узнаю все в последний момент!
        - Вы видели его? - поспешила с вопросом Жанна.
        - Не успел разглядеть.
        - А ментальный портрет? - спросил Андрей, открывая ноут. - Давайте прямо сейчас нарисуем.
        Каруман потупил взгляд.
        - Я не увидел… Простите.
        - Блин, - крышка ноутбука легла на прежнее место.
        - То есть, фактически мы ничего не знаем? - Жанна откинулась в кресле, обмеряя Карумана взглядом презрения.
        - Мы знаем, что он ушел в сторону центра Москвы, - генерал Прохоров, ставший вмиг очень озабоченным, вмешался в разговор.
        Было по всему видно - поведение коллег напрягало старого военного.
        - И все? - хмыкнул отец Родион.
        - Он из Сербии, он пил кровь вампиров, он почти высший и он неприлично молод, - отрапортовал генерал, поворачиваясь к поникшему вампиру.
        - Да, верно, - подтвердил тот.
        - А род? - Никоненко снова затянулся сигарой.
        Каруман вообще уткнулся носом в свитер. Повисла пауза.
        - Черт, у нас траблы! - выкрикнул Андрей, щелкая клавишами с бешеной скоростью. - Вообще, все плохо!
        - Что такое? - встрепенулся Мирослав.
        - Непонятно пока, наш ли изувер старался, но почерк схож. Новая жертва, ну, то есть не совсем…
        - А что?
        - Пропала Алина Куприянова, восемнадцатилетняя студентка закрытого колледжа, что в Лосином Острове…
        - Наверняка мы именно ее сегодня видели, - предположил генерал.
        - И? Андрей! Дальше, - поторопил коллегу Никоненко.
        - Ну чё, ищу я, погодите, у меня тут программа сводит статистику по пропажам и найденным трупам, - с серьезным видом буркнул Андрей и снова уткнулся в ноут. - А вот… Короче, попадос. Нашли ее мертвую, полчаса назад…
        - Где? - хором спросили нетерпеливые Жанна и Леонид.
        - В Березовой роще, Полежаевская. В яблоко.
        - А фрукт здесь причем? - генерал Прохоров потер лоб.
        - Ну, в Лосином Острове нашли пятнадцатилетнего Данилу Крылова, он проживал в Мытищах, а там, в свою очередь, обнаружили Варвару Попову, ученицу шестого класса из Звенигорода, в самом зеленом районе убийств пока не было. Зато Алла Жукова - наша недавняя жертва, также была убита в заповеднике, а сама жила на Полежаевской, теперь убийство Куприяновой совершено в Березовой роще. Да и убитый в Москве Константин Рыбаков, наш первоклашка, проживал недалеко от Лосиного Острова.
        - Ну и? - Мирослав вновь взлохматил волосы.
        - Все словно связано меж собой, - задумчиво произнес Андрей. - Такое впечатление, что он действует по схеме.
        - Можно карту? - неожиданно произнес Каруман.
        - Только на ноуте! - Андрей любезно развернул свое богатство к вампиру.
        - Нет, не пойдет… - покачал головой тот.
        - Выведем на экран проектора…
        - Нет.
        - Что за дела, у нас чего карты нет? - изумился Мирослав.
        Все промолчали.
        - Вот же гадство! - разозлился охотник. - Простите, господин Каруман.
        - Да, все в порядке, - замахал тот руками.
        - Э-э-э… Ну это… У меня… как бы… есть, - бледнея и запинаясь, промямлил мальчишка, который до сих пор усиленно создавал иллюзию своего отсутствия.
        - Так давай! Чего сидишь! - прикрикнул Мирослав.
        - Э, простите, - парень полез дрожащими руками во внутренний карман пиджака, извлекая карту. - Вот, пожалуйста.
        Он протянул сверток вампиру и затрясся еще сильнее.
        - Большое спасибо, Станислав, - Каруман наклонился к пареньку и доброжелательно улыбнулся.
        - Это… как вы… Мое имя… Вы читаете человеческие мысли? - воскликнул парень, подпрыгивая в кресле.
        Каруман удивленно захлопал глазами.
        - Вообще-то, здесь написано, - его тонкий палец скользнул по глянцу карты, указывая на карандашную запись «Стас Волгин».
        - Э-э-э, - Стас пошел красными пятнами и отчаянно воевал с желанием сползти под стол, - это мама написала… У нее есть странная привычка подписывать вещи. Боится, что я их посею.
        - У тебя заботливая мама, не стесняйся этого, - Каруман похлопал мальчишку по плечу, что ввергло того в ступор.
        Вампир расстелил карту и стал усердно рассматривать.
        - Что скажете? - через десять минут молчания первым ожил Леонид.
        - Несомненно, это наш случай, и, как мне кажется, все дороги ведут к Лосиному Острову, - задумчиво произнес Каруман.
        - Кажется? - с досадой в голосе проворчал отец Родион.
        - Я не могу точно заявлять! - Каруман сдвинул брови.
        - А кто может? - взвизгнул нетерпеливый священник.
        Снова повисла напряженная пауза, потому что Каруман застыл с глупой, даже по меркам людей, улыбкой на лице.
        - Не может быть и речи! - закричал проницательный Никоненко, роняя сигару. - Вы в своем уме? Нет, я все понимаю, но вы помните, сколько проблем у нас было в последний раз?
        Каруман медленно опустился в кресло и опустил голову. Генерал Прохоров озадаченно хмыкнул.
        - А о чем речь? - спросил осмелевший Стас.
        - Кто это вообще? И почему оно говорит? - закричал взбешенный Никоненко, стремясь отвести душу.
        - Ну, Леонид Федорович, - Мирослав постучал рукой по столу, - я прошу не кричать на моего сотрудника. Причем, как вы выразились, «оно» лучший ученик академии охотников. Знакомьтесь, звать Стасом. Решил привлечь его к нашему расследованию. Я сам жутко занят в совете, а он вполне сможет меня заменить, так сказать, в поле.
        - Ясно, - прошипел Никоненко.
        - Товарищи, - хмыкнул Андрей, - у нас капитальные проблемы…
        - У тебя даже пыльная буря на Марсе - капитальная проблема, - съязвила Жанна. - Говори скорее, что такое?
        - Эта девочка, Алина, она дочка известного политика Куприянова…
        - Того самого? - выпучил глаза Никоненко, и его сигара упала во второй раз, оставляя на гладком столе серые крошки пепла.
        - Да, именно, - со знанием дела изрек Ульян и, поправив пиджак, жестом потребовал себе тишины. - Дочь Павла Куприянова, его единственная любимая дочь, она погибла… Вы понимаете, каково его горе? А если такие люди, как Куприянов сходят с ума, то они склонны совершать необдуманные поступки. У политиков много врагов, причем из разных слоев общества, и, если Куприянов начнет оголтело мстить…
        - Кому? У нас же действует маньяк-одиночка! - закричал отец Родион.
        - Не будь на вас рясы, я бы вам сказал «заткнись», - хмыкнул старик, и его черные глаза наполнились силой, до этого момента потаенной в глубине души. - Но я так говорить не буду. Просто продолжу… Так вот, даже, если мы спишем все на маньяка-убийцу, ситуация легче не станет. В Лосином Острове находится колледж для обеспеченных детей, очень-очень обеспеченных детей. Настолько закрытый колледж, что о нем знают единицы в стране. Он специально находится подальше от Рублевок, Жуковок и прочих территориальных атрибутов роскоши. И все это дабы избежать излишнего внимания. И, если родители учеников узнают о маньяке, в верхах начнется настоящая паника… Вы понимаете, что нам грозит, если правительство не дождется результатов? Вы забыли, что в этом году охотникам и так урезали финансирование?! В общем, нас ждет…
        - Жопа, - закончил Андрей.
        - Именно, - хмыкнул Ульян и вновь принял безразличный вид.
        - Ну, и что нам делать? - хлопнул себя по колену Никоненко. - Как работать? Даже Тремерс не смог ничего увидеть, а ведь он высший вампир.
        - Господин Каруман, напомню, вегетарианец, - тихо отозвался генерал Прохоров. - Он очень долго пил донорскую кровь из пакетов, причем, хочется подчеркнуть, делал это так редко, что я стал сомневаться, вампир ли он в самом деле. Вот поэтому, уважаемый Никоненко, он не может отследить кровавые следы нашего убийцы. Но… Если вас не устраивает что-то, господин Каруман не станет с нами сотрудничать. Но тогда мы окажемся в катастрофической, емко ранее описанной Андреем, ситуации, так как все наши победы - добрая воля господина Тремерса. И вы даже не представляете, чем ему приходилось жертвовать ради людей…
        - Все в порядке, Николай, я не сержусь, они правы, - Каруман печально улыбнулся. - Я, к сожалению, пока не выпью крови живого человека ничего не увижу, но делать это я отказываюсь. Иначе у меня нет права наказывать нашего убийцу, ибо я не буду отличаться от него.
        - Можно подумать, он никогда не пил крови! - крикнул отец Родион, злобно сверкая бегающими глазами.
        - Пил… Давно я совершал ужасные вещи и сейчас раскаиваюсь, - искренне признался Каруман. - Я всеми силами пытаюсь исправить результат моего бесчинства, но, пожалуйста, не просите невозможного…
        - Простите, господин Каруман, - генерал Прохоров сердито оглядел фигуру священника.
        - Вы заговорились… - хмыкнул Ульян, глядя на отца Родиона. - Если вампир говорит, что необходимо пробудить его притрушенного нуклеара, так сделайте это.
        - Но… - Никоненко растерялся, - я не могу пойти на это, мы все помним, что было…
        - Что было, что было, - передразнил мужчину Ульян. - Если для страны нужно, чтобы какая-нибудь нечисть пообедала парой-тройкой человек в угоду общему делу, так пусть жрет. Или вы хотите лично объяснять президенту, почему расчлененные трупы детей его верных сторонников находят в лесу? И почему лично Вы, Леонид, не можете и не хотите ничего сделать? А?
        - Он не нечисть, - тихо, но очень властно произнес Каруман, поднимая на старика стальной холод глаз.
        - Мне наплевать, как ты называешь свое полуручное чудовище, - зло хмыкнул Ульян. - Мне наплевать на то, что вас связывает и в каких формах. Я сказал свое слово, - старик перевел свой цепкий взгляд на вампира и вкрадчиво произнес, - Каруман, радуйся, я только что высказался за воскрешение твоего безмозглого кровососа.
        Тремерс сдвинул брови, и в тот же момент стекло циферблата на часах старика треснуло.
        - Не злись, высший, - засмеялся Ульян. - Я не имею ничего против тебя, но он убил мою сестру при расправе в студенческом общежитии. Я не обижаюсь, моей стране была просто необходима подобная жертва, но это дает мне право на свободные словесные изъяснения. Но… Я все сказал, дальше решайте сами, - Ульян швырнул разбитые часы на стол и покинул кабинет.
        После его ухода первым опомнился Никоненко.
        - В общем, я как раз не хочу повторения банкета, поэтому я «против», - затараторил он, стуча пальцами по столу.
        - Я, как ответственная за здоровье людей, солидарна с Леонидом Федоровичем, - поспешила высказаться Жанна.
        Каруман дернулся, но взял себя в руки, отведя взгляд от голосующих людей.
        - А я «за», - сиплым голосом отозвался генерал Прохоров. - Каруман всегда, если мы ему не мешали, мог вовремя остановить нуклеара. И сейчас я верю ему.
        - Спасибо, - одними губами прошептал вампир.
        - Господин Каруман, - начал Мирослав, озадаченно почесывая затылок, - я вам многим обязан, но… Я считаю, пока мы можем решить проблему своими силами. Нет смысла рисковать жизнями солдат и мирных граждан. Простите, но ваш нуклеар все еще жив только благодаря вам. Он номер один в охотничьем списке к уничтожению. Поэтому, sorry еще раз, но я «против»…
        Каруман кивнул и медленно снял очки. Потом, устало закрыв глаза, он откинулся на спинку кресла.
        - Естественно, я тоже категорически «не за»! - произнес священник, преисполненный благочестивым гневом. - Вот еще, поднимать нежить! Одним дьявольским отродьем обходимся и ладно.
        - Отец Родион, ну что такое! Держите себя в рамках, - всплеснул руками Никоненко, косясь на Карумана, который остался невозмутим.
        - Ладно, - буркнул священнослужитель.
        - Итак, продолжим, - Леонид оглядел собрание. - Господин Тремерс, понятно, «за». Кто дальше? Андрей, давай ты…
        - Я? - парень оторвался от экрана. - Ну я…
        Он завертел головой.
        - Господин Каруман сказал, что лифты с голосовым управлением просто чудо, - как бы невзначай произнес генерал Прохоров.
        - Правда? - оживился глава информационно-технического отдела.
        - Да.
        - Это моя разработка, программка такая есть, очень удобная, - затараторил Андрей, сияя ярче полярной звезды. - Вы знаете, у меня еще тьма разработок! В следующем году планируем…
        - Андрей, мы голосуем, - жестко перебила его Жанна. Она всегда вела себя подчеркнуто презрительно с бывшим молодым человеком.
        - А, точно, - Андрей замахал руками. - Ну, если господин Каруман просит, то я его поддержу.
        - Андрей! - закричала Жанна, покрываясь пятнами.
        - Что? - не понял парень и удивленно поднял брови.
        - Ничего, - фыркнула женщина.
        Седой генерал улыбнулся, подмигивая Андрею.
        - У нас четыре на четыре, - озадаченно подытожил Леонид, - опять решать председателю, то есть мне…
        - Стоп, почему? - изумился Прохоров.
        - А?
        - У нас еще Стас не голосовал. Я так понял, он полноценный участник сегодняшнего совета. По крайней мере, Мирослав на этом настаивал, а я не могу игнорировать его просьбы. Так что пусть голосует…
        - Э…э… - выдавил из себя Стас.
        - Пусть, - совершенно спокойно кинул Мирослав.
        Никоненко оставалось лишь развести руками.
        - Стас, проголосуй, пожалуйста, - генерал кивнул парню.
        - Я это, ну, я не в курсе, как бы, это, - нервничая, пролепетал парень. - Я не владею информацией.
        - Вспомни второй параграф Практикума, - вкрадчиво произнес его шеф.
        - Про нуклеарные пары вампиров?
        - Да.
        - Э, ну… Я понял, что речь идет о паре господина Карумана, - Стас покосился на вампира, по-прежнему сидящего с закрытыми глазами.
        - А теперь припомни «Реестр», ну, наши боевые операции, - Мирослав четко вел своего подчиненного к определенному ответу, ни капли не сомневаясь в его преданности. - Ты же знаешь, есть раздел «Пик крика», вот припомни, кто у нас там главный фигурант…
        - Э… А! Это же, - Стас в ужасе посмотрел на Карумана, - так вот, о ком речь… Я это…
        - Стас, не томи, голосуй, - нажал голосом Мирослав.
        - Ну, я, - Стас дернулся и, краснея, обратился к вампиру. - А он, правда, ваш… Этот…
        - Да, он мой, - сквозь сон произнес Тремерс.
        - А… Ну, - парень густо покраснел. - Я, ну…
        - Не смущайся, - снова ответил вампир, не открывая глаз. - Никогда не смущайся, когда слышишь правду.
        - Понятно, - Стас нервно сглотнул подступивший к горлу ком. Он посмотрел на шефа, который был уверен в ответе своего ученика, и произнес:
        - Если господин Каруман считает необходимым пробуждение Натана Джулиани, то я не смею перечить его воле.
        - Чего? - Мирослав аж дернулся.
        - Э… ну, я… - вновь покраснел Стас и виновато потупил голову.
        - И никогда не смущайся, поступая, как велит твое сердце, - вновь произнес Каруман, открывая глаза, наполненный вполне человеческой благодарностью.
        - Пять на четыре в пользу пробуждения, - констатировал генерал Прохоров, поднимаясь. - Леонид, ждем вашей подписи в Белом зале.
        Никоненко оставалось только кивнуть.
        Глава 5
        Старый военный и вампир первыми вышли из кабинета и двинулись по холлу, выкрашенному в белый больничный цвет.
        - Спасибо, Николай, - произнес Каруман. - Я не знаю, как я вам обязан.
        - Не благодарите. Во мне боролось два начала, но победило дружеское. И, если вы позволите, через столько лет я начну вас называть другом.
        - Нет, - покачал головой вампир. - Я не заслужил.
        - Господин Каруман… Да как вы можете! - рассердился военный.
        - Подождите! - голос Мирослава заставил двух собеседников оглянуться.
        Охотник несся по холлу, таща за собой взмыленного Стаса.
        - Мирослав?.. - улыбнулся Каруман.
        - Вы это, - охотник подбежал к вампиру и заговорил, пытаясь попутно отдышаться. - Вы не сердитесь, пожалуйста.
        - О! Все в порядке! - Каруман замахал руками. - Никаких проблем.
        - Нет, ну я же не против вас, я… - охотник смущенно улыбался. - Я, правда, не вижу необходимости, и вот…
        - Да, конечно, я ценю ваше мнение. Я и сам долго решался…
        - А у меня сын родился, - продолжая смущенно улыбаться, выпалил Мирослав. Охотник пытался забить светской беседой неприятный осадок от собственного поведения на совете.
        - Правда? - Каруман просиял. - Я вас поздравляю с новорожденным!
        - Ну, семь лет назад, если честно. М-да… мы просто давно вот так не общались, - оговорился охотник. - А вот у меня фото есть, хотите посмотреть?
        - Да, конечно!!!
        Мирослав извлек из нагрудного кармана маленькое фото с изображением черноволосого мальчугана лет семи. Каруман взял фотографию, и неожиданно улыбка исчезла с его губ. Грустные серые глаза вечного одиночества замерли на изображении.
        - Что-то случилось? - обеспокоенно спросил Мирослав.
        - Нет, все в порядке, - отозвался Каруман, вымученно улыбаясь. - Чудный мальчуган, на маму похож?
        - Ну да, моя жена - казашка, - охотник поторопился забрать фото.
        - Ясно, - кивнул вампир. - Браки русских и азиатов рождают прекрасное продолжение.
        Мирослав тоже постарался улыбнуться, но у него получилось натянуто и кисло.
        - А вот «это», - охотник спешно перевел тему, выставляя вперед себя смущенного напрочь Стаса, - пойдет с вами, если вы не против.
        - Хорошо, - кивнул вампир.
        - Как раз полковнику нашему компанию составит, - генерал, по-отечески обнял парня за плечи. - Молодец, Стас, не теряешься в нужный момент. Если ты умеешь отстаивать свое мнение, значит, далеко пойдешь.
        - Спасибо, - пискнул парень и виновато покосился на шефа.
        - Мирослав, я должен вас покинуть, - Каруман поклонился. - Я не могу больше ждать.
        - Удачи! - мужчина ответил кивком головы.
        Вампир двинулся вперед, уводя за собой генерала и Стаса.
        - Прекрасное продолжение… - зло буркнул Мирослав вслед вампиру. - Как же! Чертов кровосос, сравнил своего ублюдка с моим сыном. Да я бы твоего козла, нуклеара, на куски разорвал! И сделаю это… только представься шанс…

* * *
        - Ты сидел с закрытыми глазами, - генерал посмотрел на вампира, покорно следующего подле него. - Спал?
        - Дремал, - ответил тот.
        - Но вы же мне отвечали… - подал голос Стас, пытающийся не отставать.
        - Вампиры и не такое могут, - хмыкнул генерал.
        - Я знаю, я читал.
        - Это видеть надо!
        - Лучше избежать, - улыбнулся Каруман, - Стас, я хотел сказать вам спасибо, для меня это очень важно.
        - Вам? - нервно засмеялся шокированный парень.
        - Каруман, ему можно на «ты», - рассудил генерал.
        - Разве? - вампир удивленно приподнял брови. - Видите ли, Николай, если живешь больше трех тысяч лет, то разница между 22 годами и 78 не столь значительна.
        - И то верно.
        - Три тысячи лет, это ж ни фига себе!!! - не сдержался молодой охотник.
        Но его восторг проигнорировали.
        - Николай, вы хотели спросить… - Каруман улыбнулся, - что я видел в дремоте, когда решался вопрос пробуждения? Я вас правильно понял?
        - Да, совершенно верно.
        - Я вспомнил день накануне обретения нуклеара. Похожие чувства. Томительное ожидание бьет по нервным клеткам так, что сводит мышцы и, кажется, еще чуть-чуть, и ты сойдешь с ума.
        - Должно быть, он для вас действительно особенный.
        - Естественно. Я, честно сказать, даже не знаю, что именно меня в нем так зацепило… Но с первой нашей встречи, с одного только взгляда на него, я понял, передо мной настоящий бриллиант, ослепительно мерцающий во тьме. И он просто обязан принадлежать мне.
        Генерал кивнул.
        - А вот и полковник, - произнес он, устремляя взгляд на кресло возле неприглядной двери, где прикорнул мужчина в форме, утомленный ожиданием финала совещания.
        Глава 6
        ВЗГЛЯД ТРЕТИЙ
        Натан неспешно подошел к Каруману, вот уже полчаса ждущему его возле дерева, раскинувшего свои обугленные лапы за пределы колючей проволоки концлагеря.
        - Я рад тебя видеть, - Каруман улыбнулся и подался вперед, стремясь обнять парня.
        - Да не трогай меня в этой мразотной форме! - буркнул вампир и засунул руки в карманы серых потрепанных брюк. Он снова выглядел обычным еврейским мальчиком с короткой аккуратной прической.
        - У тебя плохое настроение?
        - А че я должен прыгать, что ли? Скажешь с фига ли?
        - Русские и американцы будут здесь со дня на день, лагерь падет.
        Каруман радостно хлопнул в ладоши.
        - И это говорит офицер вермахта, - ехидно подметил Натан.
        - Мне тоже не нравится моя форма.
        - Тебе идет.
        - Правда? - Каруман просиял улыбкой.
        - Это было оскорбление, - съязвил вампир. - На твоем месте, я бы точно обиделся.
        Но Тремерс не послушал совета и добродушно хмыкнул.
        - Я проведу обряд обретения нуклеара сегодня ночью, - произнес он. - Ты против?
        - Конечно.
        - М? - Каруман удивленно поднял брови.
        - Ты меня бесишь.
        - Ясно.
        - Ты дебил и с тобой скучно…
        - Как там наш клычок? - Каруман перебил язвительную речь Натана и бесцеремонно приподнял пальцами его губу, обнажая новый клык.
        - Придурок, блин, - Натан в ярости ударил его по руке.
        - Уже вырос, можно прекращать тебя кормить кровью из пакета.
        - Правильно, а то от этого дерьма у меня депрессия.
        - Хорошая кровь! Я, пользуясь своим положением, выписал ее из Берлина по специальному рецепту, причем общество тамошних охотников не поскупилось и даже прислало кровь младенцев.
        - Угу, истощенные еврейские огрызки, - протянул Натан, - мне не доставляет удовольствия питаться несчастными жертвами. Или скажешь, они добровольные доноры?
        Каруман стал серьезен.
        - Сейчас война. У тебя есть выбор?
        - Да, надо было прикончить тебя там, в медицинском кабинете, чтобы не мешал.
        - Ты попытался…
        - Ничего я не пытался, - хмыкнул Натан и демонстративно вздернул нос. - Я с тобой играл.
        - Ладно, больше кормить тебя не буду.
        - Ну и не надо. Я сейчас пойду и пообедаю вкусной, сочной, жирной, лоснящейся немецкой девочкой. Швайн, швайн, хрю-хрю. И ноль политкорректности!
        Каруман неожиданно бросился на Натана, заключая его в объятия.
        - Потерпи до сегодняшней ночи, - вампир почти вплотную приблизился к лицу парня, - после все изменится.
        Его губы нежно коснулись приоткрытых губ Натана, и оба вампира погрузились в поцелуй, который, естественно, был быстро прерван Джулиани. Он отстранился и обжег своего партнера колючим взглядом.
        - Что такое? - поинтересовался Каруман.
        - Все серьезно, даже с языками, - с сарказмом хмыкнул парень. - Ну, ты бешеный!
        - Тебе что-то не нравится, да? Если не хочешь так целоваться, то скажи.
        - Да нет. У тебя изо рта ничем не несет, так что я не против поиграть язычком.
        Натан облизнулся, высовывая острый кончик языка.
        - Ты мой очаровательный спутник в вечности, - шепнул Каруман и начал покрывать лицо избранника отрывистыми поцелуями.
        Натан выждал несколько секунд, но, вскоре сдвинув брови, грубо отмахнулся от своего воздыхателя.
        - Ну, что за лобызания средь бела дня? - язвительным тоном произнес он.
        - Я просто влюблен, - смущенно признался Каруман.
        - Ей, ей! Офицер вермахта, генерал!!! И облизывает еврейского мальчишку, тьфу, позор, - усмехнулся вампир.
        - С тобой тяжело… Ты самая закрытая система…
        - Ага, а с тобой, что легко и просто? Нет, ты посмотри, - Натан оскалил зубы, демонстрируя клыки. - Ты видишь?
        - Да…
        - Что ты видишь?
        Каруман непонимающе поднял плечи.
        - А я тебе скажу, - Натан зло прищурился. - Ты полный придурок, из-за тебя у меня теперь разные клыки. Ну, видишь?!
        Каруман невольно хихикнул. Действительно, новый клык Натана был чуть короче своего древнего соседа, зато гораздо острее.
        - Тебе смешно? Да? А мне вот так целую вечность гонять. Ты мне улыбку, идиот, испортил.
        Натан яростно схватил новые очки Карумана и шваркнул об дерево, разбивая вдребезги.
        - Четвертые за месяц, - спокойно констатировал Тремерс.
        - Неравноценно, - пожал плечами Натан. - Я тебе всю жизнь мстить буду.
        - Я знаю. Это тебе, - Каруман протянул бумажный сверток прямоугольной формы, извлеченный из потайного кармана в пиджаке.
        - Ну и что за хрень? - Натан с недоверием покосился на презент.
        - Шоколад…
        - На фига?
        - Подарок.
        - И что мне с ним делать? Себя обмазать? Ну и фантазии у тебя…
        Каруман засмеялся.
        - Вообще-то, это просто сюрприз, чтобы тебя порадовать.
        - Я вот сейчас, прям, расплачусь от умиления, - буркнул Натан. - Какие-то сопливые у тебя ухаживания, в духе светской хроники. Или ты считаешь, что шоколад компенсирует клык? Ты дебил.
        - Не хочешь, не бери, - Каруман чуть помрачнел.
        - Вот еще, - Натан грубым движением выхватил сверток. - Угощу людей в бараке. Поди, они такого не ели долгое время.
        Каруман одарил своего избранника нежным взглядом.
        - Вредина. Почему ты не хочешь переехать ко мне? У меня же и ванная и все удобства, - мягко проговорил он.
        - А какой мне смысл? Ты скучный, ты занудный, ты разводишь глупые разговоры о месте вампиров в мире людей, хотя собственно изначально это наш мир, а люди в нем - еда, как для них коровы или овцы. В конце концов, ты мне упорно отказываешься зарядить… И зачем мне жить с тобой? Ты меня раздражаешь.
        - Зарядить… Опять пошлость, - Каруман разочарованно покачал головой. - Наше соединение произойдет в день обретения нуклеара. Тогда мы станем единым целым.
        - Пф, соединение, - Натан иронично закатил глаза. - Трах и есть трах, как высокопарно не назови.
        - Прекрати! Я тебя просил не опошлять! - Каруман нахмурился, что означало высшую степень недовольства.
        - Да мне наплевать.
        - Ты меня совсем не уважаешь?
        - Не-а, я тебя ненавижу.
        - Ответь честно, ты передумал быть моей парой?
        - А что если так?
        - Как хочешь. Я ведь не принуждаю, - на лбу Карумана играла нервами взбухшая жилка.
        - Ага, но клык-то ты мне выдрал. Откажись я, ты меня сдашь охотникам, - Натан прищурился. - Придется мне закрыть глаза и отдаться тебе, представляя на твоем месте Джулиана.
        Каруман вздрогнул и прикрыл глаза. С дерева падали опаленные листья. Они стали жертвами слепой ярости вампира.
        - Ты перегнул палку, - наконец произнес он, поднимая веки и одаривая своего избранника ледяной сталью презрения.
        - Как страшно, - фыркнул тот, усиленно маскируя свой испуг под усмешку, - пусть я тебя слабее, но я не боюсь, Тремерс, слыхал, не боюсь тебя. Ага?
        - Я не передам тебя охотникам, я вообще тебя не трону, клянусь честью вампира, но я хочу знать - твое желание быть моей парой по-прежнему сильно?
        - Чего? - Натан изобразил удивление. - Да на фига ты мне нужен тогда. Хотя… Ты ведь один из сильнейших вампиров, твоя сила огромна, а я помимо всеобщей зависти получу еще и половину твоего могущества, так?
        - Да, так, - с грустью отозвался Каруман.
        - Ну, тогда все в силе.
        - Какими бы не были твои мотивы, - Тремерс провел ладонью по щеке Натана, - я всем сердцем хочу быть с тобой, и я буду любить тебя, как никто и никогда.
        - Я уже прочувствовал, - Натан причмокнул языком. - Кушать не даешь, клык выдрал, пошлить не позволяешь. Блин… На что я подписываюсь?!
        - Я постараюсь, чтобы тебе было хорошо, - Каруман приблизился и снова обнял вампира.
        - Да, блин, придушишь, - Натан выбился из объятий. - Хватит меня своими ручищами хватать!
        - Я пришлю за тобой солдата сегодня вечером, он отведет тебя в баню, а потом ко мне, - отозвался Каруман.
        - Ага, мальчик должен быть свеж и чист, - захихикал Натан. - Древний дядя зарядит ему по самое не балуйся, но прежде он разведет многочасовую болтовню про романтику и верность любви на веки вечные. Смешно! Да очнись ты, как не назови, мы грязные извращенцы, пусть и вампиры. Между прочим, в твоей любимой Германии за мужеложство сажают. Нуклеары… Ха! Обычный трах-трах и ничего больше.
        - Извращение? Любовь не может так называться, - Тремерс устало потер переносицу. - Я влюблен в твою душу, и мне нет дела до того, какого ты пола и сколько уже живешь на этом свете. Такие условности меня никогда не занимали…
        - Однако трахать ты будешь мое тело, - шепнул Натан, хитро оскаливаясь. - Любовь, насмешил. Все просто: даже у тебя, Тремерс, нет сил сопротивляться животному инстинкту совокупления. Вампиры всего лишь наделили тривиальное понятие глубоким смыслом. Дальше элементарного соития ничего не заходит. Так ведь? Но тебе подавай приторную романтику. Меня уже тошнит от нее.
        Карумана передернуло, и он с жалостью посмотрел на яростного парня.
        - Ты омерзителен, - отрывисто произнес он и, не став дожидаться ответа, резко развернулся и стал удаляться.
        - Эй! - Натан удивленно открыл рот, - ты куда? Обиделся что ли?
        Но Каруман не ответил.
        - Эй, ладно, я это… буду твоим нуклеаром, я хочу, честно-честно, - закричал Натан и тут же спросил, - а почему именно сегодня? Ась?
        Каруман остановился.
        - Потому что скоро лагерь освободят советские и американские войска, и у нас не будет другого времени, - равнодушно произнес он, не удосуживаясь повернуться. - Будь готов.
        Больше вампир не проронил ни слова, предпочтя оставить своего резкого на слово избранника в одиночестве.
        - Подумаешь, какие мы нежные, - буркнул Натан и тоже поплелся восвояси, в сторону чернеющих вдалеке бараков.
        Глава 7
        Каруман и генерал Прохоров стояли возле прозрачной стены в комнате наблюдения. Оттуда открывался вид на круглый зал-трубу, уходящий вниз на несколько этажей. Внизу, на дне импровизированной трубы, названной торжественно Белым залом, горели синей подсветкой две печати - летучая мышь с расправленными крыльями и черная лилия. Все остальное помещение поражало ослепительностью белого цвета, который лишний раз подчеркивал стерильность пространства.
        Каруман дотронулся до стекла рукой и с нежностью посмотрел на дно тоннеля, туда, где сверкали древние печати.
        - Не обращайте внимания на совет, - с долей сожаления произнес генерал, - и простите их за резкость.
        - Я не сержусь, - добродушно кивнул Каруман. - Я чувствую в них злость на себя, они как будто ревнуют время, навсегда остановившееся для меня.
        - Да, так и есть. Смотрите, Каруман, я познакомился с вами желторотым юнцом, а сейчас я седой старик, но вы ни капли не изменились. Для многих очень трудно принять факт вашего вечно молодого существования.
        - Нечто подобное не так давно мне говорил полковник…
        - Сергей?
        - Да.
        - У вас к нему нет нареканий?
        - Нет, - качнул головой Каруман. - Вот только… Я чувствую, он тоже завидует. И чем больше проходит времени, тем сильнее его желание попросить меня об услуге…
        - Обращения? - несколько удивленно произнес генерал.
        - Да, мне так кажется. В любом случае, я не собираюсь выполнять подобных просьб. Но я беспокоюсь за Натана… Когда он проснется, глупость Сергея может его спровоцировать.
        - Не волнуйтесь, я присмотрю за своим замом, - пообещал Прохоров.
        - Я надеюсь, подозрения беспочвенны.
        - Хорошо, что нам удалось поговорить с глазу на глаз и все обсудить. Для меня важно. Когда я уходил, то постарался поставить вместо себя толкового малого. Будет непростительным просчетом, если я ошибся.
        - Я верю в вас. И… Спасибо, Николай, что спровадили полковника и мальчишку, с вами мне гораздо спокойнее.
        - Я вижу, - тихо отозвался генерал Прохоров.
        Он поправил наушник и заметно помрачнел.
        - Я получил разрешение от Никоненко, мы можем начинать.
        Каруман вздрогнул.
        - Я так ждал.
        - Знаете, - произнес генерал, - я хотел сказать, что вы должны быть осторожны.
        - М? - вампир обернулся.
        - Уже третье воскрешение за последние 65 лет. Три принудительных усыпления слишком тяжелая мера даже для вашего нуклеара. Вы же сами прекрасно знаете, с каждым искусственным засыпанием вампир теряет часть силы, ему все труднее восстанавливаться и приходить в форму. Если так продолжится, в один не очень прекрасный момент мы не сможем его пробудить, даже если вольем все запасы мировой крови. Он просто впадет в вечную дремоту.
        - Я помню… - с тоской отозвался Каруман, опуская голову. - Но видите ли вы иной выход?
        - Нет, господин Тремерс, я просто выражаю надежду, что на этот раз вам удастся продлить срок его пребывания вместе с вами.
        - Я тоже, Николай, я очень на это надеюсь. И постараюсь сделать все возможное. Мне претит мысль о том, что я бросаю его там, под печатями, одного в холоде и сырости эпох.
        - Тогда начнем?
        Каруман кивнул.
        - Готовность номер один, - скомандовал генерал в рацию.
        - Есть готовность номер один, - отозвался хриплыми помехами голос полковника.
        - Приступаем к фазе один.
        - Есть фаза один.
        По стенам прошла вибрация, и из глубины земли потянулся гулкий трепет. Печати погасли. В ту же секунду пол стал расползаться на несколько платформ, уходящих в стену и освобождающих место для поднявшегося из недр черного мраморного гроба.
        - Начать фазу два, - продолжил генерал.
        - Есть фаза два.
        Крышка гроба с шумом отъехала, а боковые стены спрятались в белоснежной платформе, открыв взору людей своего узника. С потолка выстрелили тысячи тонких проводков, стыкующих его и многообразие приборов на стенах.
        На белом покрывале огромной платформы в безмятежном покое лежал молодой парень и, казалось, просто крепко спал. По сути, так оно и было.
        На вид он был абсолютно обычный человек, чей возраст вряд ли превышал двадцать пять лет. Худой, в черном свитере под горло, штанах галифе и высоких черных сапогах, парень как бы передавал привет из недалекого советского прошлого. Его черные волосы россыпью лежали на белой ткани покрывала, чудным образом гармонируя с кожей цвета слоновой кости. Ангельское обаяние безобидного сна… Но все охотники знали, сколь опасно его естество.
        - Натан! - воскликнул Каруман, припадая к стеклу. - Господи… Мой Натан!
        - Господин Тремерс! С вами все в порядке? - обеспокоился генерал.
        - Николай, подождите… - глаза вампира горели.
        - А?
        - Я спущусь к нему, ладно?
        - Но?
        - Я на секунду, мне надо… Хочу обнять его такого, сонного.
        - Каруман… Ладно, - генерал насупился и крикнул в рацию, - стоп фаза три.
        - Есть стоп фаза три, - лениво буркнул полковник.
        - Спасибо! - успел выговорить вампир, выбегая из комнаты.
        Глава 8
        - А почему остановили? - удивленно тараща глаза, спросил Стас.
        - Кто его знает, - хмыкнул полковник, отстраняясь от панели с кнопками, поблескивающими разноцветными огоньками.
        - Смотрите! - Стас указал на стекло.
        В белую залу с дремлющим вампиром медленно вплыл Каруман. Он задержался в дверях, несмело обводя глазами фигуру спящего, но все же собрался с силами и подошел вплотную, кладя руки на лицо Натана.
        - Мерзость, - буркнул полковник и отвернулся.
        Стас смущенно поерзал на стуле и еще крепче сжал в руках древнюю книгу о вампирах, открытую на главе про нуклеаров. Каруман наклонился к своей паре и поцеловал вампира в губы, при этом ни на секунду не переставая ласково гладить его по шелку волос.
        - У нуклеаров всегда близкие отношения? - с интересом спросил Стас.
        - Да, их союз представляет собой единение души и тела, по крайней мере, так говорят, но точно никто не знает. Сами вампиры не разговорчивы.
        - И что… Всегда мужчина с мужчиной? - краснея, выпалил Стас.
        Полковник хмыкнул.
        - И чему вас в академии учили?
        - Ну, мы не затрагивали чувственную сторону вопроса. Все, что я знаю, что нуклеары получают часть силы друг друга, точнее тот, кто слабее. Тот, кто сильнее обретает знание двух родов в слившейся воедино крови. Вдвоем нуклеары непобедимы. В нюансы же построения пары нас не посвящали. Мы же убивать их готовились, а не селекционировать.
        - Все есть в этой книге, - полковник кивнул на фолиант.
        - Тут на старом английском, - виновато пискнул Стас.
        - Конечно. Каруман притащил книгу с собой, когда в сорок пятом присоединился к советскому отделению охотников. Книга старая, из библиотек иллюминатов.
        - Английское общество охотников?
        - Да, с давних пор они охраняют мир от агрессии второй расы.
        - Я слышал…
        - Значит, про иллюминатов ты слышал, а про нуклеаров нет? - сыронизировал полковник.
        - Так точно.
        - Ясно.
        - А как они выбирают себе пары?
        - Если бы я знал ответ, - протянул полковник, хмурясь. - Думаю, Каруман тоже не даст ответа, даже если захочет. Нуклеары - загадка для обоих миров. Мне кажется, вампирам, как и людям, знаком страх одиночества. Должно быть, тяжело смотреть за стремительным бегом эпох, поэтому они ищут себе пары, тех, кто станет другом в вечности. Или своего рода продолжением их души. Нуклеары - единое целое, об этом свидетельствует общность крови и силы.
        - Но чаще встречаются именно такие пары? - Стас кивнул в сторону Карумана.
        - Не чаще, - отрицательно покачал головой военный. - Зависит от возраста вампира. Самые распространенные - трехсотлетние вампиры, двинутые на романтизме. Они скорее выберут себе в пару свою обращенную жертву. Поэтому чаще можно встретить аристократа и пастушку или дворянку и поэта. У них в моде неравные гетеросексуальные союзы. Вампиры старше пятисот лет или, наоборот, в двести склонны блюсти родовую чистоту крови. Среди них почти все нуклеарные пары заключены между родственниками, что позволяет им плодить потомство.
        - Как? - у Стаса без преувеличения отвисла челюсть.
        - Молча. Ты что не знал, что вампиры могут размножаться?
        - Не-а.
        - Ну и образование нынче пошло, - посетовал полковник. - Вампиры, конечно, могут иметь детей, но только в союзе с клановым сородичем.
        - А с людьми? Есть же легенды, книги всякие, мультики и кино…
        - Больше верь сказкам. Но случаи бывали, хотя очень редкие. Семя вампира по своему качеству холодное, оно нежизнеспособно в теле человеческой женщины. Так же как и семя мужчины не подходит вампирше.
        - Но случались же прецеденты?
        - Скорее они подтверждали правило. К тому же, если ребенка сразу не ввели в стаю, его ген вампира может и не пробудиться. Он так и будет вести жизнь обычного человека и не знать, что за сила в нем дремлет.
        - И умрет?
        - Да, как и все люди.
        - А что должно случиться, чтобы человек обнаружил свою вампирскую сущность?
        - Сила сама пробуждается, но вот только неясно, что именно способно ее пробудить.
        - И нет никаких догадок?
        - Предположений масса. От стрессов до гормональных колебаний. Но точно еще ничего не установлено.
        - Вот как.
        - Да, именно. Вампиры таят массу загадок, и нуклеарный феномен - самая большая из них. Вечная пара, полное единение душ, сплошная фантастика, честное слово.
        - А что будет, если нуклеары захотят расстаться?
        - Не знаю таких случаев. За всю историю летописи о вампирах подобное не происходило ни разу. Ну, в самом деле, как духовные сиамские близнецы могут захотеть разойтись?!
        - Ну, бывало же, один нуклеар погибал, что тогда делал второй?
        - Ничего. Он либо уходил вслед за парой, либо жил дальше, при желании обретая второго нуклеара.
        - Второго?
        - Угу. Но подобные происшествия все равно оказывают крайне болезненное влияние на их существование.
        - Красиво… - Стас задумчиво уставился на вампиров за стеклом.
        - Нравятся вампиры? Или конкретно наши голубки?
        - Нет, нет, я об истории… Ну, а Каруман и Натан… они же всего-навсего следуют своим традициям.
        - Хех, - усмехнулся полковник. - Они тоже в своем роде парадоксальная парочка.
        - В смысле? - изумился Стас.
        - До них вампиры-долгожители из разных родов никогда не объединялись, обычные вампиры да, но высшие - никогда.
        - Эм?
        - Объединение кровавой истории слишком большой риск для обоих. Нужно поступиться гордостью клана, своим самолюбием, чтобы отдать часть силы или стать ведомым. Почти невозможное условие для двух высших. А эти объединились.
        - Значит, вампиры все-таки могут любить…
        - Я бы на твоем месте остерегся подобных иллюзий, - полковник усмехнулся. - Они звери.
        - Но господин Каруман не похож на безумного вампира.
        - Не смотри на первое впечатление, он один из самых древних из ныне живущих упырей и один из самых сильных. Я не знаю, что у него в голове и почему он помогает нам, но не усыпляю своей бдительности в лучах его добродушия.
        - Все же он на нашей стороне.
        - Получается так. По крайней мере, ни разу не дал повода усомниться.
        - Хм, и почему такой выдержанный аристократ, как Тремерс, выбрал себе в пары самого безудержного и не приостановленного вампира?
        - Кто знает, - пожал плечами полковник. - Я же уже сказал, Каруман - один из древнейших, чья история тянется на многие тысячи лет, в его время были распространены мужские союзы. Тогда женщина воспринималась скорее как обслуживающий инструмент без души и разума. Возможно, в Карумане сказались воспитание и привычка. С этой точки зрения я могу объяснить их связь, но вот почему он выбрал конкретно Джулиани, мне неведомо. Что притягательного он мог увидеть в истории его крови…
        - Сейчас он выглядит счастливым, - протянул Стас, наблюдая за Каруманом, гладящим руку своего возлюбленного.
        Каруман поднял глаза и устремил обжигающий пустотой взгляд на людей в аппаратной.
        Стас вздрогнул.
        - Вы можете продолжить, - добродушно, но властно произнес Каруман так, что его голос был отчетливо слышен в изолированном помещении.
        - Сергей Владимирович! - тихо пискнул Стас. - А разве у нас не звукоизоляция?
        - Она самая.
        - Но как тогда?
        - Ты забыл, что он высший?! - хмыкнул полковник. И прокричал в рацию:
        - Третья фаза!
        Как только закрылась дверь за Каруманом, провода стянувшие руки спящего вампира окрасились багрянцем. Людская кровь тянулась к пустым венам.
        Первое соприкосновение с руками вампира.
        Ничего.
        Водопад человеческого наследия продолжал поступать в жилы высшего существа, но реакции долго не было. Наконец, его пальцы едва заметно зашевелились. Потом наступил миг молчания, чтобы нарушиться ревом пробуждающегося монстра. Его буквально било и крутило на импровизированном ложе. Тело, сводимое судорогами, постепенно обретало жизнь.
        Последними пробудились глаза, распахнувшись в отчаянной и безумной злобе.
        Вампир снова закричал, вскакивая и протягивая руки к небу, словно хотел вырвать оттуда кусок. Но плечи быстро ослабели, и он бессильно откинулся обратно на покрывало и жадно задышал.
        Натан Джулиани пробудился.
        Глава 9
        Тусклый обрывок воспоминаний Натана.
        - Мама, они меня снова обзывали, - маленький черноволосый мальчик утирал слезы рукавом льняной рубахи.
        - Малыш, - его белокурая мать, прячущая богатство волос в платке, наклонилась к ребенку, - они глупые.
        - Почему? Почему они меня все не любят и бьют!
        - Вовсе не все тебя не любят, многие к тебе хорошо относятся.
        - Кто? - мальчик вопросительно уставился на мать.
        - Ну…. - женщина растерялась, она искренне хотела помочь сыну, но не могла.

* * *
        - Натан! Я так ждал, - Каруман снова вбежал в помещение и буквально схватил вампира в охапку, прижимая к себе.
        - Банный лист пожаловал, - прохрипел Натан, чей голос после долгого сна еще не пришел в норму. - Что за говно вы мне вливали? Это не кровь, а помои.
        - Я старался, Натан, это лучшее из того, что было.
        Каруман не мог стереть с лица счастливую улыбку.
        - Людишки-то измельчали. Долго я спал?
        - Пятьдесят шесть лет, - Тремерс заключил в ладони лицо Натана и прошептал. - Я так скучал по тебе, по твоим глазкам, по твоей иронии, по твоим поцелуям.
        - Ты вот сейчас меня специально бесишь? - отстранился Натан, свешивая ноги с ложа.
        - Натан…
        - Я устал спать, мне надоели эти бесконечные принудительные сны.
        - Но… В этот раз все будет по-другому.
        - Снова попросишь невозможного? Я хочу жрать, - фыркнул Натан.
        - Но ты же только что… - растерянно произнес Каруман, смотря на свежие проколы на руках Джулиани, из которых все еще сочилась чужая кровь.
        - Ты понял, о чем я, придурок. Как кровь из пакета может заменить живой трепет жертвы, отдающей тебе жизнь с последними каплями алой смерти?! Кровь в пакете лишена эмоций, она не питает и ею нельзя насытиться.
        - Натан, - Каруман снова схватил своего нуклеара, крепко прижимая к своей груди.
        - Каруман, - руки Натана обхватили спину вампира, заставив его трепетать от восторга, ведь подобное скудное проявление означало высшую степень радости. Большего ждать от Натана не приходилось.
        - Ты рад нашей встрече? - Тремерс мурлыкнул в ухо избраннику.
        - Нет, конечно, - язвительно произнес тот и облизнул губы, - ты за секунду успел мне надоесть.
        - Ты всегда такой грубый…
        - Cам меня выбрал, я не заставлял, - Натан сорвал очки с Карумана и швырнул на пол, отчего те разлетелись на тысячи мелких осколков.
        - Все такой же! - довольно прошептал Каруман, вместо того чтобы разозлиться. - Я безумно по тебе скучал. Ты мой единственный и родной…
        - Зарядишь мне прямо сейчас? - грубо бросил Натан и хитро прищурился.
        - Что? - дернулся Каруман.
        - М? На нас смотрят? Стесняешься что ли? А, может, я тосковал по нашему сексу…
        - Только по нему? - нахмурившись, спросил Каруман.
        - Не надо делать такое жалостливое лицо, оно меня раздражает. Я на тебя зол, ты посмел меня опять усыпить, как пса. Я снова голоден!
        - Натан… Если тебе мало было крови, пей мою.
        Долго уговаривать не пришлось, Джулиани сам бросился к шее Карумана, обнажая клыки и впиваясь в его плоть.
        - Даже не колеблясь, - печально произнес Тремерс, прикрывая глаза.
        Натан жадно пил живительную жидкость, не зная ни меры, ни ограничений. Когда он отстранился от своего нуклеара, тот не вполне уверенно стоял на ногах, борясь со слабостью собственного тела.
        Джулиани улыбнулся дикой усмешкой, сказав:
        - Ну, хоть ты и не питался людьми, от чего твоя кровь стала пресной, но мне приятно узнать, что ты мне не изменял.
        - Как я мог, Натан. Я жил все это время только ожиданием нашей встречи.
        - Ну, в честь этого, заряди, а?
        - Ладно, если это твое желание, - Каруман не стал спорить. Он выпустил парня из своих объятий и тот мигом стал на карачки, радостно облизываясь.
        - Как животные, - тихо шепнул Тремерс.
        - Ха! Пусть моя будущая еда смотрит на нашу страсть, - протянул Натан, оборачиваясь на окна смотровых аудиторий.
        - Ну, поехали, - Каруман пристроился сзади.
        Он ловким движением стянул с Натана штаны, ощущая, как давно дремлющая связь между ними начинает натягиваться и пульсировать кровью.
        Глава 10
        Ночь спускалась на концлагерь, поджигая края неба на горизонте огненными всполохами беснующихся орудий. На крыше серого здания стоял одинокий мужчина в форме фашистского генерала и вглядывался в черную пустоту облачного небосвода. Каруман потянул за конец тесемки, распуская волосы. Он вдохнул аромат военной ночи, столь болезненный и пропитанный кровью.
        Небо незаметно для людских глаз скорбело по ушедшим в призрачный мир. Но для вампира эта ночь была особенной. Тремерс не желал себя контролировать и скрывать чувств, он радовался и был опьянен счастьем.
        - Ну, и? - резкий голос Натана заставил Тремерса очнуться.
        - Ты пришел, - с придыханием произнес он, вглядываясь в силуэт своего избранника. Натан был одет как обычно - в робу с желтой звездой, так небрежно носимую им. Но на этот раз от парня веяло свежей влагой немецких бань, и его длинные черные волосы были свободны в своем полете.
        - Конечно, пришел, меня же привели под конвоем, - буркнул Натан и засунул руки в карманы.
        - Так и будешь там стоять?
        - А что начать пританцовывать? Цыганочку с выходом сплясать?
        - Если хочешь…
        - Хочу врезать тебе, - отозвался Натан, ковыряясь в зубах.
        - Месть за клык?
        - Да.
        Натан подошел, и Каруман приобнял его за плечи.
        - Ты дрожишь?
        - С чего бы? - зло отозвался Натан. - У тебя воображение больно разыгралось.
        - Ясно, - Каруман поднял глаза к горизонту, - красиво, не правда ли?
        - Нет.
        - А мне нравится, огненные следы ярости на черном небосклоне.
        - Хватит нагонять романтику, я в ней не нуждаюсь. Давай приступим к делу без лишних слащавых прелюдий!
        - Хорошо. Нам надо друг друга раздеть, - Каруман как-то смущенно пожал плечами.
        - Прям так сразу? Ну, я же говорил, ничего особенного в этом обряде нет.
        Натан гнусно захихикал.
        - Я сниму с тебя одежду? Позволь мне? - отстранился Каруман.
        - Валяй, кто ж тебя остановит.
        Тремерс аккуратно стал стягивать с Натана его рубашку, обнажая свежему ветру холодное тело вампира. Его руки коснулись штанов.
        - Нет! - крикнул Натан, жмуря глаза.
        - Не бойся, - мягко проговорил Каруман, проводя рукой по напряженной груди парня.
        - Я ничего не боюсь, - Натан убрал руку вампира от своего тела. - Я хочу раздеть сначала тебя.
        - Хочешь доминировать? Ладно, - Каруман покорно опустил руки.
        - Ну и застежек же у тебя, блин, еще и запонки, - выругался Джулиани, возясь с изысками немецкой формы.
        - Все продумано до мелочей.
        - Глупость какая… Все, кажется. Панталоны сам снимешь?
        - Это не панталоны, - сквозь зубы буркнул смущенный Каруман.
        - Да мне наплевать.
        - Ты должен…
        - Ясно… Извращение, - протянул Натан, спуская с вампира нижнее белье. - А размер нормальный, - насмешливо добавил он при этом.
        - Рад, что тебя устраивает, - ответил Каруман, приступая к ответному разоблачению.
        - Мне все равно, - хмыкнул Натан.
        - Ты мне тоже нравишься, - Каруман рассматривал обнаженного парня.
        - Я не сомневался…
        - Детский стиль? Предпочитаешь отсутствие волос? - с интересом произнес Тремерс.
        - Хватит на меня пялиться, - Натан поспешил прикрыться. - Джулиану нравилось, он признавал волосы только на голове, я не стал менять, вошло в привычку.
        Он покраснел.
        - Нет нужды закрываться, - снисходительно улыбнулся Каруман, притягивая Натана к себе. - Мы нуклеары, у нас нет секретов друг от друга.
        Он крепко обнял дрожащего вампира.
        - Мы еще не нуклеары, придурок! - рассерженно пробурчал тот.
        Но Каруман не ответил, он склонился над лицом своего избранника, соединяя их губы в поцелуе. Холодная кожа тел вампиров обжигала их сердца, заставляя все плотнее прикасаться друг к другу.
        - Приступим к обряду, - Каруман прошептал на ухо Натану.
        Он отошел и вытянул вперед руку.
        - Что это еще за номер? - воскликнул Натан.
        - Связь, я возьму твои нити крови, все связи с обращенными тобой вампирами… А потом я поделюсь с тобой своими. Давай, покажи мне свой герб, как доказательство принадлежности к дворянству.
        - Да на, кушай, - Натан отмахнулся…
        За его спиной в воздухе поплыла черная лилия, давний знак рода Джулиани.
        Каруман улыбнулся, он стал медленно вытягивать незримые нити кровавых связей, заставляя Натана усиленно сопротивляться усталости и внезапной слабости.
        - А теперь прими истинный вид, дарованный Джулианом, - приказал Тремерс.
        - Ха! Легко! - Натан поднял левую руку, которая стала заметно чернеть с кончиков пальцев до локтя. Вскоре вместо обычной пятерни перед лицом Карумана красовалась настоящая иссиня-черная лапа с усиленной мышечной структурой и длинными черными когтями.
        - Метаморфоза конечностей, а именно: руки. У всех Джулиани так, - кивнул Каруман. - Ты можешь одной этой рукой сносить каменные мосты. Как ты прекрасен, мой возлюбленный!
        - Обойдусь без твоих комментариев, - в своей манере ответил Натан, но его глаза уже затуманила непреодолимая усталость.
        В какой-то момент он не выдержал и повалился на холодные плиты.
        - Придурок, ты чего делаешь? - зло выкрикнул он, бросая на Карумана взгляд, полный ненависти.
        - Все нормально, так и должно быть. Сейчас ты отдаешь мне часть себя, ты еще долго держался. Но я закончил.
        Натан с трудом поднялся снова на ноги.
        - Уж я тебя поваляю, - злорадно пообещал он, выставляя руку вперед.
        Десятки тысяч тонких нитей коснулись пальцев. Он тянул их с силой, борясь с тяжестью в руке и опустошающей его духотой.
        Каруман улыбнулся. Теперь за его спиной горела красным огнем летучая мышь, а за плечами красовались расправленные крылья ночного хищника.
        - Крылышки вырастил, - хмыкнул Натан. - Не знал, что мышь - символ Тремерсов.
        - Никто не знал, ты ведь мой единственный нуклеар, мальчик, которого я пускаю столь близко в свою душу.
        - Я тебе уже говорил о мальчике, - взревел Натан, но тут же пошатнулся.
        - Не кричи, не трать энергию. Тяни лучше, я в тебя верю.
        - Почему устал я, а не ты? - с обидой отозвался Натан.
        - Ты меня слабее, а нитей у меня намного больше. Ты можешь не выдержать.
        - Сволочь! - зло прокричал вампир. - Я больше не могу!!!
        Он уселся на плиты и тяжело задышал.
        - Еще чуть-чуть, совсем немного… - приободрил избранника Каруман.
        Натан послушно продолжил.
        - Вот, все, хватит с тебя, - наконец, произнес Тремерс, подходя к своему измотанному партнеру. - Теперь кровь…
        - Кровь?! Что прямо сейчас… - обреченно произнес тот. - Как ты мне надоел.
        - Кровь - самый важный элемент, мы должны ею обменяться, - Каруман присел рядом с Натаном, заключив того в объятия. - Потерпи чуть-чуть, а то получится, мы зря клык растили.
        - Хватит нести эту чушь, и не смей со мной говорить, как с ребенком! - затараторил взбешенный Натан. Он попытался освободиться из рук Карумана, но тот не позволил, сверкнув на него своими серыми холодными глазами.
        - Вкусим же реки тела, питающие его жизнью, - прошептал Тремерс, откидывая волосы Натана с плеча. - Позволь, и я позволю тебе!
        - Что за высокопарность! - едко ответил Натан.
        - Давай, кусай, - не теряя времени, приказал ему Каруман.
        И два вампира одновременно вонзили свои клыки в шеи друг друга. В тот самый момент они прикасались к багровым потокам и обретали историю избранника.
        Каруман ощущал, как с каждым его глотком слабеет Натан, и как он пытается бороться до последнего, доказывая свою силу и стремясь первым обескровить партнера. Но этого не произошло.
        Как бы ни была сильна воля у Джулиани, его тело уступало мощи Тремерса. Через несколько минут обездвиженный и опустошенный Натан лежал на крыше, согреваемый ласковыми поглаживаниями чутких рук Карумана.
        - Мы почти одно целое, - радостно говорил Тремерс. - Натан! Любовь моя, мы с тобой почти скреплены.
        - Скотина, мне же фигово, - простонал Натан, пытаясь отмахнуться от рук вампира.
        - Осталось дело за малым, обменяться семенем.
        - О да, куда же без этого, - съязвил нагло вампир.
        - Ты же знаешь, что такое сосуд судьбы?
        - Даже знать не хочу.
        - Как бы то ни было, мы должны его заполнить. Мы наполнили его кровью и связали нитями, теперь осталось скрепить семенем.
        - И что, мне тоже придется тебе засаживать? - хмыкнул Натан.
        - Нет, ты же мой ведомый… Но я смотрю у тебя новое слово в лексиконе.
        - Развиваюсь. И чем тебе не угодило слово «заряжать», мое любимое со времен изобретения пушек. Хорошо характеризует процесс, напоминая действия лафита…
        - Ты пошляк, - Каруман с нежностью убрал прядь волос со лба Натана, - но я тебя люблю.
        - Заткнись, а? Не надо мне о любви, бесит. Лучше давай об амфоре жизни… Что там с ней…
        - Сосуд судьбы…
        - Да наплевать, сосут или нет! - Натан привстал на локтях. - Ближе к теме!
        - За грубостью скрывается боль, - тихо произнес Каруман, но тут же продолжил свой рассказ. - Сосуд судьбы имеет два отверстия, вход и выход, рот и анус… Мы скрепим их.
        - Я из доброты душевной пропущу первую глупую фразу, - хмыкнул Натан. - А вот про сосуд интересно. Это что за легенда-то? Кошмар. А если нуклеары мужчина с женщиной? Как они скрепляют этот горшок удачи?
        - Какая разница, кто соединяется? Выход и вход неизменны.
        - То есть, мы еще и правильные оказались? - продолжал иронизировать Натан.
        - Я не знаю, что есть правильно. Никогда не берусь судить.
        - Ты скучный… Ну, давай, скреплять банку радости.
        Каруман улыбнулся шутке. Он лег сзади Натана и привлек его к себе. Вампир дотронулся пальцами до своего языка, а потом погрузил их между ягодиц партнера, сильнее прижимаясь к его спине.
        Когда Каруман вошел в Натана, тот вздрогнул и прикрыл глаза, под сведенными бровями.
        - Тебе больно? - тихо прошептал Тремерс. - Если хочешь, я прекращу!
        - С чего это мне должно быть больно? - раздраженно заговорил Натан, но его голос дрожал. - Я давно привык, ты ведь и сам знаешь, что Джулиан и Стоки со мной делали.
        - Да, твоя кровь показала мне, - печально ответил Каруман.
        - Вот и не возникай.
        - Я просто не хочу быть таким, как они!
        - И не будешь, ты слишком нежен, медлителен и я тебя почти не чувствую в себе. Мне не нравится.
        - Врешь. Для тебя каждый раз, как первый. Иногда вампиры страдают от своей регенерации.
        Каруман вышел из Натана и аккуратно развернул его к себе.
        - Почему ты жаждешь грубости? - спросил он, заглядывая избраннику в глаза.
        - А мне нравится!
        - Нет, не думаю.
        Каруман покачал головой.
        - Да что ты знаешь обо мне?! - возмутился Натан.
        - Я все знаю…
        - Ничего подобного…
        Каруман прижался щекой ко лбу Натана, его руки нежно обвили спину любовника.
        - Натан, - спокойно и мягко произнес вампир, - я беру твою боль себе, не думай больше ни о чем. Я сделаю все, чтобы ты был счастлив. Ты можешь и дальше сопротивляться, показывая напускную дерзость, но я знаю тебя… Я люблю тебя. И сейчас ты не один. Ты весь дрожишь, но делаешь вид, что все нормально. Не думай, что я не заметил, но я с тобой. Не бойся…
        - Я, правда, боюсь, - неожиданно признался Натан и отвел глаза.
        - Натан… - у Карумана замерло сердце.
        - Я боюсь, что мы совершаем ошибку…
        - Нет. Не говори так! - почти закричал Каруман, прикасаясь пальцем к губам парня.
        - Почему?
        - Во время обряда нельзя сомневаться. Иначе… В общем, это очень плохо. Нельзя даже высказывать опасений, мы же соединяемся! Твои слова могут обречь нас на страдания.
        - Это все суеверные глупости, Каруман, - впервые Натан сам крепко обнял своего избранника. - У меня первый подобный опыт, я не знаю, чего ждать и поэтому, естественно я задаюсь вопросом, насколько мы все взвесили.
        - Все сомнения должны остаться за пределами крыши. У тебя было время все обдумать.
        - Я думал. Но каждый раз приходил к выводу, что мы такие разные… Мы просто не можем быть вместе…
        - Почему? Натан, я же люблю тебя.
        - Я просил, ни слова о любви, - Натан разочарованно покачал головой. - Вот видишь, насколько мы отличаемся. Ты аристократ, презирающий своих сородичей и служащий охотникам. Я же их вечный враг. Как… Как нам быть?
        - Натан, мы уже вместе, обряд не повернуть вспять.
        Каруман подался вперед для поцелуя, но Натан его опередил, первым коснувшись его губ.
        - Мне страшно, Тремерс, - тихо произнес он, отрываясь от поцелуя, - я хочу быть с тобой, так мне кажется, но я боюсь открываться тебе.
        - Не бойся, просто доверься мне, - Каруман положил своего партнера на спину, а сам начал целовать его тело, медленно спускаясь в низ живота.
        - Ладно, - прошептал Натан, прикрывая глаза от сладости касаний.
        Не прошло и пяти минут, как он снова был в объятиях радостного Карумана, целующего его тело.
        - Ты быстрый, - сказал Каруман, нежно гладя ладонью щеку вампира. - Не думал, что ты так скоро отдашь мне свое семя.
        - Ну, какой есть, - Натан пожал плечами. - Когда мне делают минет, я всегда быстро кончаю.
        - Нет, слишком приземленно! - в шутку возмутился Каруман. - Мы скрепили вход сосуда судьбы.
        - А, да, конечно. Предлагаю устроить карнавал в честь события! А выход скреплять будем?
        - Да, если ты уже готов.
        - Я? - хмыкнул Натан. - Я с самого начала…
        - Нет, не был, - Каруман подмигнул. - Тебе было больно. Сейчас ты расслаблен. Ну, так я начинаю?
        - Ага… Если ты на этот раз сможешь меня порадовать.
        - Как ты хочешь это сделать?
        - Сидя, хочу видеть твои глаза.
        - Конечно.
        Каруман осторожно приподнял Натана за бедра и опустил на свой напряженный страстью член. Парень, откинулся назад и оперся рукой об землю, достигая максимального проникновения.
        - Ты хочешь сам? - шепнул Каруман, сжимая в руках ягодицы Натана.
        - Я привык так, - отозвался тот, начиная двигать бедрами в такт толчкам.
        - Ты умелый любовник.
        - Да.
        - Жаль, что ты прошел через все это. Руки нелюбимых ранят, ласка бьет, соединение обжигает. Подобные вещи надо испытывать с любовью в сердце.
        - А я любил, - горько усмехнулся Натан. - Но это было так давно, я уже не знаю, что значит слово «любовь».
        - Ты… Чудо.
        В ответ Натан простонал, начиная еще быстрее двигать бедрами. Но неожиданно он остановился и, обхватив шею любовника руками, приблизился к Каруману. Глаза Натана излучали решительность и даже ярость.
        - Тремерс, - строго произнес он.
        - Что?
        - Мы нуклеары?
        - Да.
        - На веки вечные?
        - Да, навсегда.
        - Я твоя половина?
        - Ну конечно, только ты, - Каруман нежно провел рукой по голове Натана.
        - Не предавай меня, Тремерс, не предавай! - глаза вампира пульсировали огнем.
        - Никогда, для меня важен теперь только один ты!
        Черная лилия, горящая за спиной у любовников, отозвалась искрами синих звезд.
        - Не плачь, Натан, - тихо произнес Каруман, привлекая парня к своей груди.
        - Где ты видишь слезы, - с наигранным спокойствием отозвался тот.
        - Кого ты обманываешь? Вампиры не плачут, их слезы забирает окружающий мир. Твоя лилия роняет искры скорби.
        - Может, я просто злюсь…
        - Тогда что-нибудь обязательно бы взорвалось, - улыбнувшись, ответил Каруман, приятно удивленный ответной улыбкой.
        Он повалил Натана на пол и, задрав его ноги себе на плечи, вошел в него с новой силой. Парень застонал, облизывая обветренные губы. Он с наслаждением принял в себя сперму Карумана, холодом разлившуюся по разгоряченным внутренностям.
        - Ты тоже кончил, снова… - ласково шепнул тот, лаская член любовника. - Тебе хорошо со мной.
        - Я чувствую твое семя в себе… - Натан тяжело дышал.
        - Теперь мы навсегда скреплены.
        - Ага…
        - Нуклеар…
        - Ага.
        Каруман лег рядом с Натаном, обнимая его и привлекая к груди.
        - Ты вымотан, отдыхай, - произнес он над самым ухом своего ведомого.
        - Хорошо, что вампиры не чувствуют холода, а то мы бы здесь замерзли, - сквозь сон произнес Натан.
        - Не думай об этом, ни о чем не думай, когда я рядом.
        Глава 11
        По белоснежному помещению штаба охотников пронесся дикий рев. Каруман высвободил своего партнера и быстрым движением руки вытер каскад слюней, стекающий с выпущенных клыков его возлюбленного.
        - Ты, как животное, Натан, - печально произнес Тремерс.
        - Можно подумать ты, как человек, - хмыкнул тот, натягивая свои штаны.
        - Как-то все противно, тебе не кажется?
        - Нет, просто напустил слюней, что в этом такого? Смутил твою утонченную душу?
        - Ты можешь хотя бы раз в жизни быть собой?
        - Решил закатить мне истерику? Пошел ты.
        - Забудь, - Каруман махнул рукой. - Я все равно тебя люблю.
        - Здрасте-мордасти, опять за старое.
        Каруман предпочел перевести тему:
        - Натан, у охотников есть к нам дело…
        Джулиани зло посмотрел на вампира и стиснул кулаки:
        - Так и знал, что ты меня разбудил только поэтому! Расчетливый ублюдок!
        - Только так охотники дали разрешение.
        - С каких это пор тебе надо чье-то разрешение? Придурок.
        - Натан, ты и сам прекрасно знаешь, как устроены здешние порядки.
        - Мне наплевать, я свободный вампир, и только из-за тебя я здесь, по твоей дурной милости! - Натан спрыгнул с ложа, но не удержался на ногах и полетел на пол.
        Каруман едва успел кинуться и поймать любовника.
        - Натан, не скачи, у тебя сил еще не так много, - нежно произнес он.
        - Конечно, мало! С каждым таким пробуждением мне все сложнее восстанавливаться. Все из-за тебя, урод! Посмотри, до чего ты меня довел! Я не хочу больше в этот чертов гроб. Я там один. А ты здесь, шикуешь, живешь себе и радуешься.
        - Глупый, я словно там, с тобой, во мраке сна, - Каруман прижался к Натану.
        - Давай поменяемся, а? И ты лежи себе, и пусть у тебя ноги мерзнут все пятьдесят шесть лет.
        - Тебе было холодно? - испуганно изумился Каруман. - Я специально следил за терморегуляцией.
        - Не было, я соврал, - проворчал Натан, - для усиления эффекта! Но, Тремерс, еще раз засунешь меня в этот ящик, и я, клянусь, убью тебя. Я устал, понимаешь, устал не жить, а спать!
        - Натан, - Каруман стал серьезным. - Я обещаю, ты больше принудительно не уснешь.
        - Хорошо. Я запомню.
        - Пойдем на совет, тебя введут в курс дела.
        - А покормят?
        - Да, я покормлю тебя. Надеюсь, устроит?
        - Пока да.
        Каруман поцеловал Натана в губы и повел его под руку вон из неприятного места.

* * *
        - Отвратительное зрелище, - полковник ослабил воротник и отошел от окна.
        - Ну, мы могли опустить жалюзи, - робко пискнул Стас, ни разу не взглянувший на представленное действо.
        - Ты забыл, что я должен наблюдать за каждым их шагом? Мои обязанности включают не самые приятные вещи.
        - Да, простите.
        - Как же мерзко…
        Стас пожал плечами.
        - Я и не мог подумать, что Натан ведомый… По рассказам, он же безбашенный вампир, к тому же он выглядит намного грубее Карумана.
        - И, тем не менее, он ведомый.
        - Странно.
        - Кто знает, - хмыкнул полковник, - ведомый в паре, словно страж, защищающий своего господина. Натан - боец, Каруман - тактик.
        - Но он так часто шел наперекор решениям Карумана.
        - Это же Джулиани. Я вообще не берусь судить о взаимоотношениях между нуклеарами.
        - Натан, он такой… Необычный…
        - Хм? - полковник с интересом посмотрел на парня.
        - Ой, нет, нет, - Стас покрылся пунцовыми пятнами, уловив ассоциацию собеседника. - Ничего такого, не подумайте!
        - Мне нет дела. У тебя могут быть любые предпочтения.
        - Да нет же! - расстроенно протестовал Стас. - Я хотел сказать, что от Джулиани исходит странная сила. Она пугает, но в то же время завораживает… Как будто на тебя валится груз всей истории.
        - Ясно. Но нам надо присоединиться к совету.

* * *
        Лагерь пробуждали выстрелы и сирена. Натан медленно открыл глаза и обнаружил раннее утро, приветствующее его солнечным светом.
        - Ты проснулся, сладкий мой? - прошептал Каруман, лежащий рядом и любующийся своим обретенным нуклеаром.
        - А что не видно?
        - Хорошо, что мы не боимся солнечного света, ведь рассветы бывают так восхитительно красивы.
        - Блин, опять этот романтический понос… - Натан сел.
        Они так и пролежали всю ночь на крыше, но теперь вампир едва ли мог узнать место обретения своего нуклеара. В утренних красках все выглядело иначе.
        - Как ты себя чувствуешь, любимый? - ласково поинтересовался Каруман.
        - Как-как, как будто меня имели всю ночь, как же еще, - буркнул Натан.
        - Все хорошо? Ничего не болит?
        - Это вот сейчас к чему вопрос?
        - Просто… Из-за обретения нити связей может крутить руки…
        - А, руки… нет, ничего такого.
        - Ты вчера здорово притомился. Хочешь, полежи еще здесь, я принесу тебе фрукты.
        - Чего? Лучше принеси мне вкусную сочную девственницу.
        - Милый, ну… - Каруман покачал головой, но при этом не смог сдержать улыбки.
        - Ты чего светишься, как лысина новобранца? - взбесился Натан.
        - Я счастлив.
        - Ясно.
        - Я счастлив, что обрел тебя.
        - А я хочу есть, я голоден.
        - Никаких изменений в аппетите? - обеспокоенно спросил Каруман.
        - С чего бы?
        - Я думал, когда мы обменяемся кровью, твое безудержное желание пить человеческую кровь станет не таким сильным, благодаря моей спокойной крови.
        - Ты ошибся.
        - Похоже…
        - Разочарован?
        - Нет, просто тебе будет сложнее, я переживаю за тебя, - Каруман заботливо поправил спутавшиеся волосы Натана.
        - Слушай, Тремерс, убери этот ласковый взгляд. Мне твоя нежность не нужна. Бесит!
        - Натан…
        - Отвали! Это была всего лишь ночь траха, ничего больше, - он поднялся. - Я ничего не чувствую. Видимо, вся эта чепуха про нуклеаров - лишь романтический бред для создания антуража!
        - А ты жесток, - проговорил Каруман, опуская голову.
        - Какой есть, ты сам меня выбрал! - Натан решил покружиться, но с пол-оборота его занесло, и он распластался на земле.
        - Сейчас тоже ничего не чувствуешь? - грустно поинтересовался Каруман.
        - Что это было? - зло прошипел Натан, снова принимая сидячее положение.
        - Я же сказал, ты вчера вымотался, на тебя свалилось столько информации и силы, что твое тело еще не в состоянии справиться. К тому же ты измотан потерей крови.
        - Ага, понятно. Значит, я иду обедать, - Натан стал спешно одеваться.
        - Стой, я не могу позволить…
        Натан остановил на Карумане свой дикий взгляд.
        - Ты ведь тоже чувствовал смерть… Пока мы трахались, фрицы расстреляли десять человек, женщин, работающих обслугой. Знаешь за что? Кто-то из них стащил своему ребенку сахар. Я хочу съесть убийц. Попробуй, помешай!
        - Хорошо, - Каруман устало прикрыл глаза, сведенные нитью тоски, - я разрешаю, в этом случае разрешаю. Сейчас война…
        - Я, прям, танцую от счастья, что ты мне разрешил, - зло произнес Натан, - но я не спрашивал позволений, они мне не нужны. Я просто поставил тебя в известность.
        - Я бы и так почувствовал.
        - С чем я тебя и поздравляю, - язвительно констатировал Натан, и отправился вон с крыши.
        Когда он исчез во мраке холла, Каруман оделся и подошел к краю. Внизу бурлила жизнь лагеря смерти. Вампир тяжело вздохнул.
        - Я люблю тебя, Тимка, - сказал он в воздух. - Как жаль, что кровь самого Каина тебя не спасла.
        Глава 12
        ВЗГЛЯД ЧЕТВЕРТЫЙ
        Натан взгромоздился на стол в кабинете N 23 и принял наивальяжнейшую позу, подобрав под себя босые ноги, сапоги он успел сбросить еще в коридоре. Его нуклеар Каруман опустился в кресло и пытался противостоять яростным и недовольным взглядам охотников.
        - Итак, раз уже все в сборе, - начал Леонид Никоненко, - думаю, стоит ввести в дело Натана Джулиани.
        - Да, да, введите… В дело, - хмыкнул вампир и гнусно засмеялся.
        - У нас происходят убийства. Господин Каруман предположил, что вампир проводит ритуальный обряд. Но он не смог проследить более тонких деталей.
        - Пощада людей встает вампирам боком, - задумчиво изрек Натан, блестя чернотою озлобленных глаз.
        - Натан, я тебя прошу, - отозвался Каруман.
        - Проси… Что хочешь на этот раз? Зарядить мне прямо здесь?
        - Натан!
        - Ах да, слишком приличные все… Хе-хе, или при еде не принято делиться сокровенным? Какой ты скучный…
        - Отвратительно, этот вампир невыносим, - шепнул Леонид на ухо Жанне.
        - Что ты сказал? - Натан скосил взгляд в сторону недальновидного охотника.
        - Кто? - испугался Никоненко.
        - Ты-ты, глиста в черном костюме! Ты и твои братья по разуму мните себя хозяевами мира и властителями планеты, но как только вы сталкиваетесь с явлением, перед которым трепещете в бессилии, вы, лишь бы спасти свои бессмысленные жизни, бросаетесь с мольбами о помощи в ноги безумному вампиру, тому самому, кого так ненавидите и стремитесь уничтожить.
        - Тварь! - закричал Мирослав, подскакивая и вытаскивая стилет.
        Натан равнодушно оглядел фигуру охотника и, улыбнувшись, остановил взгляд на лезвии.
        - Ты этим меня что, убить собрался? Или так… Пощекотать? Ты глянь, какой шалунишка. Охотники такие испорченные, - вампир запрокинул голову и демонстративно громко рассмеялся.
        - Простите его, он еще не пришел в себя, - вмешался Каруман.
        - Конечно, не пришел, - кивнул Натан. - Приди я в себя.
        В воздухе блеснули острые ногти вампира.
        - Натан, остановись! - Каруман подскочил к своему нуклеару и, перехватив руку, заключил его в объятия.
        - Ах да, мой нуклеар, - Натан холодно отстранил от себя вампира. - Каруман, идущий заодно с теми, кто так страстно желает меня убить. Ты просишь меня, - он замолчал, чтобы неожиданно воскликнуть, - я жутко старомоден! Посмотрите, какие тряпки на мне!
        Все озадаченно переглянулись.
        - Наверное, мода дико поменялась. Неужели совок впустил в себя заграничные товары? - Натан с интересом посмотрел на ноутбук Андрея.
        - Союза уже нет, - смущенно ответил парень, - сейчас Российская Федерация…
        - Нет? - протянул Натан.
        Каруман кивнул.
        - Бедный, бедный Еся, он так надеялся, что его детище проживет как можно дольше.
        Натан был несколько опечален, хоть и не без доли наигранности.
        - Нет, он, конечно, знал, что эти пустоголовые чиновники все развалят, но он так мечтал…
        - Ты о Сталине? - тихо спросил Каруман.
        - Ага, он мне даже нравился… Пожалуй, единственный из всех людей.
        - Не удивительно, - снова буркнул Леонид, - странно, что с Гитлером у него общих интересов не нашлось.
        - Ты снова? - зло крикнул Натан, взглядом пригвоздив начальника штаба к креслу. - Может, пожертвуешь мне свой язык, раз он тебе так не нужен?! Ублюдок, я презирал Адольфа, он был глупой куклой. Я бы даже отказался им обедать.
        Каруман жестко глянул на Леонида.
        - Не провоцируйте его, господин Никоненко, - вступился вампир. - Вы же потом первым обвините Натана в агрессии, хотя начали вы сами.
        - Простите, господин Тремерс, простите, господин Джулиани, - выдавил из себя охотник и закурил сигару.
        - Что случилось? - иронично произнес Натан, подняв бровь. - Гольфстрим изменил свое направление? Каруман решил за меня слово замолвить?
        - Я всегда за тебя, - Тремерс коснулся кончиками пальцев щеки своего любовника.
        - Какие нежности, - хмыкнул тот, стукая Карумана по руке. - В любом случае, я хочу новые шмотки, и пока их не будет, я с места не сдвинусь.
        - Хорошо, я думаю, господин Никоненко спонсирует нас, - кивнул вампир.
        - Как будто у него есть выбор!
        - Конечно, вы можете воспользоваться финансами охотников, - поспешил отозваться Леонид.
        - Спасибо.
        Каруман благодарно наклонился, что вызвало у Натана презрительный смешок.
        - Эй, Тремерс, - крикнул он, - я хочу твой свитер!
        - Этот? - удивился Каруман.
        - Ага… Хочу!
        - Ладно, - пожал плечами вампир и стянул с себя вещь, обнажая голый торс, блестящий в свете дневных ламп бледностью кожи.
        Натан рывком разорвал на себе свою водолазку и хитро уставился на Карумана, играя кончиком языка на губах.
        - А мне в чем прикажешь ходить? - возмутился Тремерс.
        - Прямо так, - хмыкнул Натан. - Смущай нас своими сосками.
        Каруман печально вздохнул.
        - Господин Каруман, возьмите мой пиджак, - неожиданно предложил Стас. - Я в рубашке посижу.
        - Спасибо, не откажусь, - просиял вампир, беря чужую вещь.
        - Пожалуйста, всегда рад помочь, - заговорил мальчишка, но тут же осекся.
        На него смотрели два злых глаза Натана, испепеляющие бедного человека до щиколоток.
        - Какой вкусный мальчик, - Натан оскалился.
        - Прекрати, Джулиани, - холод голоса Карумана обжег всех в комнате.
        - Ах, простите, Тремерс, я покусился на вашего нового фаворита? Он ведь тебе понравился, так? - Натан стал резкими движениями натягивать свитер.
        - Какая неуместная сцена ревности…
        - Льсти себе, белобрысик, я просто составляю свое меню, - засмеялся Натан, но тут же замолчал и начал оседать, теряя сознание.
        - Что с ним? - испуганно воскликнул Стас.
        Каруман взял Натана на руки и сел с ним в кресло.
        - Видишь, Натан, - произнес он, - ты еще слишком слабый, пробуждение не проходит без последствий.
        - Вижу, - тихо пробормотал вампир, - все из-за тебя, сволочь.
        Каруман нежно погладил Натана по волосам, спускаясь по спине до поясницы.
        - Как всегда грубый, но такой родной, - ответил Тремерс. - Я люблю тебя.
        - А я хочу жрать.
        - Конечно, - Каруман освободил шею от воротника чужого пиджака, - возьми мою кровь.
        Натан без колебаний всадил в тело нуклеара свои острые клыки и принялся жадно пить. Вскоре его движения стали более медленными и сонными, вампир впадал в дремоту.
        - Поспи, - ласково произнес Каруман, и, под всеобщий неодобрительный взгляд, поцеловал Натана в окровавленные губы.
        - Господин Никоненко, - после вынужденной паузы, обратился Каруман, ни на секунду не выпуская из рук своего спящего возлюбленного, - я прошу сначала нас отпустить по магазинам и домой, Натану надо прийти в себя, а потом мы выедем на место преступления.
        - Вы только время тянете! - гнусаво закричал отец Родион.
        - Простите, но он не сможет работать, будучи не в форме.
        - Мы понимаем, - махнул рукой Леонид. - Я готов подождать, если это принесет плоды.
        - Несомненно.
        - Верю вашему слову, господин Тремерс.
        На этих словах Натан во сне проворчал какое-то древнее ругательство.
        Глава 13
        Натан запрыгнул на верхнюю полку барака, ставшую на некоторое время его постоянной койкой.
        - Абель, ты пришел! - обрадованно крикнул изможденный паренек лет шестнадцати и переполз со своего ложа к Натану.
        - Ага, как видишь, - буркнул вампир, устраиваясь на койке.
        - Где был?
        - Как обычно… - пожал плечами Натан, - у генерала Телхейма.
        - Всю ночь…
        - На этот раз да.
        - Сволочь!
        - Кто? Я? - иронично произнес Натан, изучая своего собеседника.
        Парень выглядел подавлено, его большие серые глаза светились бессильной тоской и вечной мольбой, а каштановые вьющиеся волосы от недостатка витаминов поблекли и утратили блеск. Недоедание и каторжный труд сделали из мальчишки старика.
        - Нет, конечно, не ты, - покачал головой парень.
        - Брось, Альберт, все в порядке. Не переживай!
        - Не могу, зная, что он ставит на тебе эксперименты, а я ничего не могу сделать.
        - Не надо было попадаться, - пожал плечами Натан. - Я не хотел тебя огорчить.
        - После того, как забрали ребят, с которыми ты нападал на фрицев, мне кажется, мы обречены.
        - Возможно.
        - Интересно, что с ними стало?
        - Их убили, - отрезал Натан. - Телхейм приказал их сжечь.
        - Абель… - глаза Альберта стали мутными, но он не заплакал, так как слез давно уже не было. - Как я ненавижу фашистов!
        - Хм, генерал посчитал, что они не люди и о них никто не заплачет, - задумчиво произнес Натан. - В какой-то степени он был прав. Марк, Дава, Абрам… - мы не заслуживаем жизни.
        - Мы прокляты? Но почему? Абель? Ты вел нас, ты давал надежду, говорил, что надо биться. Я не знаю как, но ты вдохнул в слабые тела ребят жизнь. Я же видел их преобразование собственными глазами! Почему же сейчас ты говоришь такие ужасные вещи? Неужели ты сдался?
        - Прости, - Натан нахмурил брови. - Я больше ничего не могу сделать.
        - Телхейм?
        - Да, я могу долго строить из себя героя и хорохориться… Но если откровенно, перед ним я бессилен. Мне жаль…
        - Этот врач… Он сделал тебе больно?
        - Хм, он меня изнасиловал, - произнес Натан, хитро щурясь.
        - Господи, вот тварь! Абель, ты пострадал за нас, - Альберт кинулся на ошарашенного вампира и обнял его.
        Натан сжал кулаки, отворачиваясь от шеи парня. Оконное стекло барака по непонятным причинам треснуло.
        - Альберт, прекрати, - прошептал Натан. - Сейчас же отпусти меня.
        - Да, конечно, - парень с грустью отстранился. - Я забыл, ты не любишь, когда я к тебе приближаюсь.
        - Пустяки… Я вот, - Натан достал из-под подушки сверток с шоколадом и улыбнулся, - спер для вас еду. Между прочим, шоколад.
        - Правда? - на бледном лице Альберта проснулся румянец. Он непроизвольно выхватил сверток и стал разворачивать неподатливую бумагу дрожащими от голода руками.
        - Раздели на равные части, надо поделиться с остальными, - равнодушно произнес Натан. - Мне порцию можешь не оставлять, я не голоден.
        - Абель, спасибо! - улыбаясь, воскликнул Альберт. - Я всегда тебе поражался, ты мог сутками пахать на тяжелейших работах, а потом отказывался от порции в пользу нас. Ты удивительный человек! Твоя неукротимая воля передалась и ребятам! Если бы я только был сильнее, возможно, тоже бы стал, как они…
        - Альберт Розовский, это плохая идея, - как-то слишком серьезно ответил Натан и с горечью посмотрел на еврейского парня.
        Тот выронил из рук плитку шоколада, и она рассыпалась по матрасу.
        - Абель, Господи, я не подумал, - с надрывом произнес Альберт. - Ведь это, - его дергающийся палец указывал на сладость, - ведь это плата за тебя, компенсация за то, что Телхейм с тобой сделал. Я прав?
        - Нет, я же сказал, я украл.
        - Нет, я не верю. Сверток аккуратно перевязан, к тому же в нем несколько плиток. Его специально собирали.
        - Смышленый, - хмыкнул Натан, - но он дал мне его заранее. Так что это аванс.
        - Я не могу съесть это…
        - Еще как можешь, не глупи! - прикрикнул на парня вампир. - Иначе я обижусь. Вам здесь всем надо жрать, а то загнетесь.
        - Но Абель… Ты пострадал…
        - Ничего подобного, - Натан гордо поднял голову, в его глазах играла насмешка и ярость. - Мне не может быть больно. Мне не больно, не больно, понимаешь?
        Альберт покачал головой.
        - Тогда просто не думай обо мне, - вампир потрепал парня за щеку. - Скоро все кончится, и ты будешь жить. Я обещаю.
        - Я верю тебе, Абель, пожалуй, тебе единственному.
        - Какая ирония, - хмыкнул вампир, устало откидываясь на подушку и прикрывая глаза.
        Глава 14
        Весь день полковник, Стас и Каруман провели в беготне по городу, изводимые немыслимыми желаниями их четвертого спутника - Натана.
        Они обошли почти все магазины, но подходящей вкусу вампира одежды так и не нашли.
        - Натан, как тебе белое пальто? - Каруман остановился около витрины очередного магазина.
        - Вот ты придурок, - произнес Натан, жующий прихваченные с собой из ресторана суши. - Мой цвет черный, и только он. А снегурочкой сам будь!
        - Я только предложил, - Каруман замахал руками.
        - Ну и гадость же эти суши, - протянул Натан и отдал пластиковую коробку с яством Стасу.
        - А мне нравится, - отозвался парень.
        - Потому что ты дурак, - съехидничал вампир. - Вот когда я жил в Киото, там были суши, а здесь так… Мусор.
        - Он что, правда, был в Японии? - тихо спросил полковник у Карумана.
        Тот пожал плечами, сказав:
        - Раз говорит, значит был.
        - Но в личном деле нет ни слова.
        - Хватит шептаться! - зло проревел Натан и замер, как вкопанный, перед очередной витриной.
        - Натан? - окликнул его Каруман.
        - Да! Вот! То, что я хочу, - палец вампира указывал на черное пальто с огромными круглыми пуговицами и внушительными отворотами на рукавах, довершающими стиль а-ля китель.
        - Винтаж, - констатировал Каруман.
        - Да хоть татуаж, - пожал плечами Натан, решительно открывая дверь в павильон.
        Через несколько минут Натан уже крутился перед зеркалом, примеряя обновки.
        - Ты уверен, что тебе нужны именно серые капри? - обеспокоенно спросил Каруман, наблюдающий без особого энтузиазма за всем этим действом.
        - А ты уверен, что ты не дебил? - огрызнулся Натан, гладя черные высокие сапоги на шнуровке, выбранные под шорты.
        - Если честно, то уже нет, - Каруман поправил новые очки.
        - Заметно!
        - А свитер, точно синий?
        - Да, я хочу именно этот свитер!
        - И черное пальто?
        - Да! - Натан накинул на себя пальто, то самое, что увидел на витрине.
        - А ты уверен…
        - Чего ты заладил?! Достал!
        - Я просто хотел сказать, не забыл ли ты…
        - Точно! - Натан хлопнул себя по лбу. - Шарфика не хватает…
        Он ловким движением стянул со стеллажа черный шарф и обвязался им.
        - Боже, - протянул Каруман.
        - И это! - буркнул Натан, надевая на себя черные перчатки без пальцев.
        - Святые угодники… - обреченно продолжил Каруман.
        - И вот это тоже-тоже, - захихикал Натан, водружая на голову черную кепку козырьком назад.
        - Все? - с опаской спросил Тремерс, отчаянно скрещивающий за спиной пальцы.
        - Пожалуй, вещи должны сочетаться, - с умным видом изрек его спутник.
        - Я вот об этом и хотел намекнуть…
        - Зануда!
        - Девушка, посчитайте, - Каруман обратился к стоящей рядом продавщице, которая от часового ожидания успела сто раз проклясть свою работу.
        Девушка приблизилась к Натану и уже хотела было взять ценник, но вампир отчаянно загорланил, делая оскорбленное лицо.
        - Ей, ей! Меня домогаются!!! Барышня, что за манеры?! - возглас вампира посвятил в происходящее весь магазин.
        - Мне надо снять ценник! - возмутилась покрасневшая продавщица.
        - Ей надо снять ценник, - спокойно кивнул Каруман.
        - Ладно, - Натан вмиг принял равнодушный вид и поддался рукам девушки.
        - Ого, - картину разбил возглас Стаса.
        Он на пару с раздраженным полковником вошли в павильон. Взору мужчин открылся удивительный вид. Справа стоял утонченный и статный Каруман в своей черной дубленке и новом белом свитере.
        Рядом с ним воевал с шарфом Натан, выглядящий в новом многослойном облачении намного крупнее и грубее своего спутника, несмотря на то, что был ниже его ростом.
        - Как тебе? - с вызовом произнес Натан, уставившись на Стаса.
        - Э… - растерялся тот, но Каруман, показавший ему кулак, заставил парня собраться с мыслями.
        - Очень круто, господин Натан, - пролепетал охотник.
        - Вот! - победно воскликнул вампир и отвесил Каруману легкий подзатыльник. - Это только ты, аристократ хренов, нос свой воротишь, а молодежи нравится.
        - Несомненно, ты прав, - согласился Каруман. - Сергей Владимирович, надеюсь, вы не против за все заплатить?
        - Если честно, - отозвался полковник, протягивая продавщице пластиковую карту, - неоправданные траты, но у меня поручение совета, поэтому не могу отказать.
        Каруман снисходительно улыбнулся, радуясь, что Натан попросту пропустил фразу военного мимо ушей.
        Глава 15
        - Сегодня Новый Год, - улыбаясь, сказал Каруман и открыл входную дверь, впуская своего гостя в жилище.
        - Да наплевать, ненавижу все эти шумные празднества, - буркнул вампир.
        - Я принес елку, нарядим?
        Натан истерически засмеялся.
        - Каруман, ну ты и придурок, - сквозь смех отозвался он. - Тебя совсем развезло на человеческие сантименты!
        - Я не вижу проблем, Натан. Я просто хочу провести добрый, светлый праздник с тобой. Что плохого?
        - Добрый, светлый, - тонким голосом передразнил вампир. - А ты мне подаришь тушку розовенького младенчика?
        Каруман обреченно покачал головой. Соседская дверь отозвалась щелчком замка, и на пороге застыл высокий человек с длинными пепельными волосами, волнами спадающими до его колен.
        - Ей, ей! - прокричал Натан, оживляясь. - Еще один вампир. У вас здесь что кружок по интересам, старческий пансионат или, может, гетто?
        Сероволосый хмыкнул.
        - Позволь познакомить, - Каруман указал на соседа. - Это представитель дворянского рода древней Руси Мстислав Кривич. Он был, пожалуй, единственным собеседником, скрашивающим мое одиночество в ожидании тебя.
        - А я смотрю, ты неплохо устроился, Каруман, - зло произнес Натан. - Значит, пока я был усыплен в угоду идиотам охотникам, ты вел долгие интеллектуальные беседы с другим унылым одиночеством. Вот как…
        - Натан… - вздрогнул Каруман и потупил глаза.
        - А ты чего смотришь, Мстислав? - Натан приблизился к лицу вампира и заглянул в его пустые черные глаза. - Тоже делал вид, что ждешь своего нуклеара? Хорошо повеселились, голубчики?
        - Натан, - Каруман оттащил своего товарища, - Мстислав потерял свою пару, его нуклеар погиб.
        - Да? - Натан оскалил клыки.
        - Да.
        - Так почему ты еще жив? - неистово бросил он Мстиславу, и номерок на соседней двери взорвался.
        Вампир не прореагировал, оставшись безразличным. Натан презрительно хмыкнул и юркнул в открытую дверь квартиры его нуклеара.
        - Он что безумный? - с замешательством в голосе спросил Мстислав.
        - Я не знаю, - пожал плечами Каруман.
        - Он же твой нуклеар…
        - Да, мой… Он мой…
        - Натан Джулиани… много о нем слышал, и не только от тебя. Знаешь, на Руси было запрещено обращать простых людей в вампиров. Джулиан, Тремерс, нарушил правила нашей земли. Но в любом случае, я рад за тебя, ты, наконец, дождался…
        - Спасибо, Мстислав, - Каруман положил руку на плечо товарища. - Прости за дверь.
        - Ничего. По сути, он прав.
        - Глупости, он не имел права тебя обвинять, он не знал всех обстоятельств. Твой нуклеар озверел, и ты никак не мог его спасти от охотников.
        - Нет, Каруман, он прав.
        - Да он элементарно ревнует… - чуть покраснев, ответил вампир.
        - Эй, ты долго там? - послышался раздраженный крик Натана.
        Каруман просиял.
        - Пойду! Я ему нужен! - сказал он, исчезая в дверном проеме.
        Мстислав с грустью проводил вампира взглядом, бормоча про себя чье-то древнее имя.

* * *
        Каруман проследовал в комнату, где его дикий нуклеар с равнодушным видом рассматривал книгу, взятую со стеллажа. Каруман подошел сзади и обхватил Натана руками, прижимая к груди.
        - Рувим Розовский, - он вслух прочитал заголовок. - Брат того парня?
        - Да, - отозвался Натан, прикрывая глаза, - младший, он находился с нами в бараке.
        - Глава израильского штаба охотников, самый непримиримый борец с вампирами.
        - Хм, должно быть, он винил меня в смерти своего брата.
        - Да, определенно. Твой портрет был при нем вплоть до самой смерти.
        - Вот, значит, как. Придурок.
        - Просто несчастный старик.
        - Как милосердно. «Вампиры - они зло самой матери Земли, подлежащее полному уничтожению» - кажется, его слова. А эта книга, - Натан поиграл печатным сборником в воздухе, - просто рекомендации к уничтожению таких, как мы.
        - Ну смотри, какая елка! - Каруман спешно сменил тему, кивая на новогоднее дерево в углу комнаты.
        Натан грубо оттолкнул от себя Карумана.
        - Вот значит, какие книги ты хранишь у себя, Тремерс!!! - неистово завопил он, запуская книгой в вампира. - Собираешь рецепты, как нас уничтожать?! Ведь вся твоя библиотека - одно сплошное руководство к истреблению таких, как я! Давай же, Каруман, убей меня! Ну, чего ты ждешь, а?! Это твоя святая обязанность! Ты же предатель расы, примкнувший к тем ослам, которые так жаждут моей смерти. Всегда жаждали!!!
        - Натан… - Каруман потянулся к плечу разбушевавшегося вампира.
        - Не трогай меня, тварь, - зло рявкнул вампир и ударил Карумана с особой яростью коленом в живот. Тремерс повалился на кровать, покорно закрывая глаза.
        - Натан, неужели не хватило тысячи лет, чтобы твоя месть людям окупилась сполна? - тихо произнес он.
        - Окупилась?! Месть?! - рассмеялся вампир. - О, нет… Каруман, никогда, никогда я не забуду обид. Эти овцы, тупые, слепые и жадные твари, но они умеют уничтожать. А ты… Ты с ними заодно, Каруман! Играешься в слащавые лживые праздники, пытаешься соответствовать людскому стаду. Как ты меня бесишь!
        Натан снова рассмеялся и, схватив елку, сломал ее пополам. Остатки елки звучно шваркнулись об пол.
        - Мне не нужно ничего этого! Слышишь, Каруман, - неистово и самозабвенно кричал Натан. - Меня все человеческое дико бесит! Твоя покорность и податливость просто чудовищны. Не могу смотреть! Люди… Как ты их превозносишь, они ближе тебе, чем я. Ты не вампир, ты не нуклеар, ты дерьмо, ты тряпка. Сидишь и ноешь своему вареному соседу, день за днем, день за днем. А ведь ты сам виноват… Ты, Каруман!
        - Да, Натан, ты прав, я главный преступник, - тихо произнес Тремерс, закрывая лицо ладонями.
        - И ты хочешь, чтобы я простил? Как смешно. Знай, я никогда не остановлюсь, потому что я не вижу смысла. Я пью кровь, создан таким, каков есть - жаждущим крови и чужой жизни. Такова воля богов. Я вампир и иду обедать твоими любимыми людишками!
        - Натан! - воскликнул Каруман, вскакивая, но комната уже опустела. Из разбитого окна веяло морозным воздухом и криками празднующей публики.
        Джулиани растворился во мраке ночи, а играть с ним в догонялки Каруман был просто не в состоянии.
        Он снова откинулся на постель и закрыл глаза, вспоминая прожитые будни давних времен. Свет настольной лампы лопнул, опаленный болью вампира.

* * *
        Каруман спешно собирал архив и все, что представляло хоть какую-нибудь ценность. В лагере царило небывалое нервное оживление. Советские отряды, смяв всю оборону фрицев, уже вплотную приблизились к воротам лагеря. Американцы же еще час назад обосновались с другой стороны печальной этнической тюрьмы. Теперь оставалось только жечь улики и покидать место преступления.
        Однако Каруман четко следовал своим планам. Неожиданно его душу прорезал крик, полный боли и отчаяния:
        - Стой! Нет!!! Уничтожу, мразь! - это кричал Натан.
        Где-то далеко его душа разрывалась от тяжелого чувства невосполнимой потери.
        Каруман замер, подавляя внезапный приступ. Он буквально кожей ощутил весь ужас ситуации, происходящей с его возлюбленным нуклеаром. Он готов был кинуться на помощь, но сдержался. Каруман уверил себя, что для них обоих намного важнее, чтобы он закончил сборы в медицинском кабинете.
        - Я обязательно приду, - прошептал вампир, - сейчас, пять минут. Ты пока справишься сам.
        Глава 16
        Когда Тремерс все же закончил неотложные дела, он кинулся на вопль возлюбленного. Натана он нашел в бараке.
        Каруман, едва только переступил порог жилища узников, сразу ощутил трепет пролитой крови. Но это надо было видеть. Все стены, вся скудная мебель, весь пол, в конце концов, даже потолок утопали в багрянце.
        Кучи трупов лежали вперемешку, соединяя смертью и солдат фашистской Германии, и заключенных со звездами Давида на потрепанных робах. В центре алого бесчинства стоял Натан, выпустивший свою черную руку, по которой бежала ручьями кровь.
        Он был в животной прострации. Смотрел в одну точку, безумно расширив дрожащие глаза, полные ярости и бесконтрольной ненависти. Его дыхание прерывалось и шло из глубин груди.
        - Натан, - тихо позвал Каруман, лавируя между трупами и подходя к вампиру.
        Джулиани вскинул голову и зарычал, обнажая окровавленные клыки.
        - Натан, я Каруман, - осторожно произнес Тремерс.
        - Сволочи… Они все подохли! - прорычал Натан, хмуря брови в гримасе ярости.
        - Ты убил их. Зачем? Натан, почему?
        Натан неистово рассмеялся. Каруман сделал еще один шаг и буквально наткнулся на труп молодого мальчишки с пулей между глаз.
        - Ясно, - протянул Каруман. - Этот парень… Он что-то для тебя значил. Ты ему кричал «стой»? Я слышал. Значит, фашисты его застрелили, а ты решил отомстить…
        - Если бы ему попали в сердце или еще куда, если бы Альберт умер не сразу, - как-то отстраненно произнес Натан, блестя дикими глазами. - У меня было бы время обратить его в вампира, я бы успел.
        - Твой друг?
        Натан снова сорвался на безумный хохот.
        - Каруман, нет, - крикнул вампир и замотал головой. - У меня не может быть друзей.
        - Ты убил фрицев, я понимаю, - Каруман огляделся. - Но здесь и простые люди, те, которых ты защищал. Ты убил их всех. Причем многим ты просто ломал шеи своей страшной рукой, будучи не в силах опустошить их тела. Натан, ты себя не контролировал, ты сорвался.
        - Закончил оправдывать меня перед самим собой? - неожиданно спокойно отозвался Натан.
        Каруман вздрогнул, его нуклеар слишком резко пришел в себя.
        - Придурок! - усмехнулся Джулиани. - Я водил тебя за нос. Слыхал, Тремерс?! Я врал тебе… Я здесь обедаю, люди мне не важны. Они еда. Я лишь играл на твоей жалости к людям: дети, больные воспалением легких, женщины, расстрелянные солдатами, - это лишь повод, Каруман. Я прикрывался ими, а ты верил. Смешной!
        - Натан, я… - прошептал обескураженный вампир и сжал руки в кулаки.
        - Не веришь? Да? - с иронией произнес Натан. - Так и задумано!
        - Ты сорвался, - вынес свой окончательный вердикт Каруман, прикрывая глаза. - Это немного затруднит мой план. Натан, - вампир подошел вплотную к своему нуклеару и взял его за руки, - ты должен ненадолго заснуть.
        - Что ты удумал? Вот уж нет, - Натан облизнул окровавленные губы. - Я только начал пировать.
        - Прости, я выпью всю твою кровь, и ты уснешь, - бескомпромиссно заявил Тремерс, сверкая холодными серыми глазами, не терпящими возражений. - Твой поступок чудовищен, мне придется его как-то объяснить. Я разбужу тебя, как только все улажу, будь уверен.
        - Обломишься! - крикнул Натан, попытавшись вырваться. Но из стального захвата Карумана не было спасения.
        - Не переживай, - с холодной лаской отозвался вампир, выпуская клыки, - я не сделаю тебе больно, я обещал.
        Он кинулся к шее Натана и, прокусывая ее, начал опустошать тело плененного им вампира.
        - Ты дьявол, Каруман, - с отчаянной ненавистью шепнул Натан, и его глаза закрылись, отдавая обмякшее тело во власть рукам Тремерса.
        - Я его сын, - усмехнулся Каруман, подхватывая безжизненное существо в нежность объятий.
        Ждать оставалось немного. Вскоре в барак ввалился солдат в потертой форме и каске, предательски сползающей на глаза.
        - Хенды хохи, немецкая сволочь! - закричал испуганный видом барака солдат и передернул затвор автомата.
        Каруман повернулся к нему лицом, изучая человека, а потом доброжелательно улыбнулся и сказал на чисто русском языке:
        - Пожалуйста, приведите ко мне старшего по званию, самого главного. У меня есть к нему дело.
        - Ты что? Ты что это на русском? - поразился парень, но автомат не убрал.
        - Пожалуйста, позовите командира, - настойчиво повторил Каруман.
        - Вот еще… - задорно хмыкнул солдат. - Смотри, что фриц удумал. Это ты всех людей укокошил? Признавайся! И вообще отпусти мальчика!
        - Этого? - Каруман указал на Натана, перекинутого через руку. - Не могу, прости. Здесь грязно, не хочу, чтобы он упал и испачкался. А то потом, когда проснется, мне голову открутит.
        Каруман добродушно засмеялся. Солдат озадаченно потер затылок.
        - Послушай, - начал доверительным тоном вампир. - Я сейчас достану из нагрудного кармана одну вещь, ты ее покажешь командиру. Наверняка он знает, что это такое. Просто покажешь, ладно?
        - Ага, а ты пистолет достанешь, да? Так я и поверил! - с недоверием съязвил солдат.
        - Видишь ли, моя правая рука занята, а левой я плохо стреляю, у тебя все козыри.
        - Ладно, - аргумент оказался убедительным, - показывай свою вещицу.
        Каруман одним движением извлек из кармана ошейник из гладкой чешуи серебряных пластин и крестом, инкрустированным древними печатями.
        - Лови.
        Вампир перекинул вещь в руки солдату.
        - Диковина какая, - хмыкнул тот. - Чего только иностранцы не придумают, империалисты проклятые.
        Каруман прыснул искренним смешком.
        - Хватит скалиться! И вообще, вот я сейчас уйду, а ты дашь деру! И ищи потом, свищи ветра в поле!
        - Подобный вариант несколько затруднителен… Во-первых, здесь один выход, во-вторых, я не один и бросать своего спящего спутника не намерен. Ну, а в-третьих, что самое главное, - Каруман хитро прищурился, сдерживая смешок, - советский солдат - самый быстрый солдат на свете. Верно?!
        - Разговорчики в строю! - сердито отозвался тот, исчезая за дверью.
        Через секунду на Карумана смотрели хитрые глаза пожилого человека, жадно потирающего руки и машинально покусывающего тонкие усы. На погонах у него играли задорным блеском генеральские звезды.
        - Ошейник иллюмината, - произнес человек, выпуская изо рта свой ус. - Интересно, должно быть, вы высший?!
        - Да, так и есть, - Каруман кивнул.
        Человек огляделся.
        - Ты это здесь устроил? - деловито спросил он.
        - Нет, - Каруман взглядом показал на Натана.
        - Понятно. А сейчас что с ним?
        - Спит.
        - Аха, аха, очень интересно, - пробурчал человек. - Я Сатир Ильманов, командир, хе-хе, и охотник.
        - Я понял.
        - А ты? Кто таков? Назовись!
        - Каруман Тремерс.
        - Тремерс, - дернулся Сатир, но тут же снова стал хитро прищуренным, - знакомое имечко. Ни дать, ни взять, высший. Но позволь, ты, по-моему, уже несколько веков состоишь на службе у иллюминатов?
        - Да, все верно. У меня здесь задание… было.
        - А эта тушка, вареная аки сарделька, кто?
        - Натан Джулиани, - называя страшное имя закоренелого врага охотников, Каруман держался абсолютно спокойно и отвечал с поистине дворянской любезностью.
        - Да ты что?! Собственной персоной пожаловал, - наигранно протянул Сатир. - Какой сегодня богатый удой: два высших вампира, причем один из них номер «раз» в охотничьем списке к уничтожению. Слыхал я про твоего товарища, пошалил он хорошо в некоторых странах. Чего ты его так упаковал? Несешь сдавать иллюминату?
        - Нет. Он мой нуклеар.
        Сатир замер с открытым ртом.
        - Нуклеар? - ошарашено повторил он.
        - Да.
        - Когда же ты успел? Вроде жил себе три тысячи лет без пары, а тут здрасьте, не успел глазом моргнуть, и уже нуклеары.
        - Да, так вышло. Мы встретились здесь и соединились.
        - Ну, я тебя поздравляю, Тремерс, хотя выбор, конечно, странный, - приторно-сладко произнес Сатир. - А чего твой мальчик шалит? Людей кромсает?
        - Фашисты убили его друга, он сорвался.
        - Бывает. А от нас ты чего хочешь?
        - Политического убежища. В свою очередь, за эту услугу готов присоединиться к советскому обществу охотников, - отчеканил Каруман.
        - Не может быть? - всплеснул руками Сатир.
        - Мне теперь с ним нельзя в иллюминат. Я надеюсь, что советский прогрессивный дух, свободный, в отличие от английского общества, от догматичных традиций, позволит мне помогать охотникам, точнее не только мне, но и моему нуклеару.
        - Красиво говоришь, по Ленину, - Сатир растекся в улыбке.
        - Считаю за комплимент. И еще один ощутимый плюс от нашего сотрудничества… Все книги и данные, оставшиеся при мне, перейдут в пользование советским властям.
        - Предателем хочешь стать? Секреты врагам родины продаешь?
        - Вы предлагаете мне отдать его на растерзание ордену охотников, - Каруман с печалью посмотрел на спящего Натана. - Такого беспомощного и уязвимого сейчас?!
        - Я ничего не предлагаю, я сюда слушать пришел.
        - Простите, - Каруман поклонился, что вызвало у Сатира самодовольную усмешку. - Так нам можно рассчитывать на вас?
        - Хм, ну за один день получить двух сильнейших вампиров, еще и нуклеаров, большая удача, - протянул Сатир, хитро щурясь. - Один прославился работой на людей и обещает целую библиотеку редких книг, второй, хоть и укокошил парочку невинных человечков, зато фрицев покоцал, нас от зачистки освободил…
        - Не слишком человеколюбиво, - заметил Каруман.
        - А для меня фашики не люди, так, отбросы материи. К тому же я далек от церковной доктрины о всеобщей любви и всепрощении, - Сатир сделал паузу, а потом как бы невзначай добавил, - ладно, оставайтесь, если ты, конечно, сможешь контролировать своего безумного любовника. Извини за прямолинейность.
        - Я постараюсь. Проблемы будут, но…
        - Вот и хорошо, - перебил вампира Сатир. - Мне твоего «постараюсь» достаточно. В целом, какие дальнейшие планы?
        - Если вы позволите, то сразу в Москву.
        - Конечно, позволю. Здесь вам нечего делать. Мне еще с америкосами предстоит лагерь делить. Нас же тут официально вроде как нет, да и по факту только смешанный отряд из охотников и простых солдат, а у звездно-полосатых целая армия. Ладно… Это наши дела. А с этим что? - Сатир указал на Натана.
        - Разбужу его, как только коснемся московской земли. Пока я буду в дороге, безопаснее подержать его спящим, боюсь провокаций со стороны иллюмината.
        - Не дрейфь, высший, мои ребята прикрытие тебе организуют, лучше не придумаешь. Я, видишь ли, никогда англичашкам не отдаю свои победы, - подмигнул Сатир.
        - Приятно слышать, - улыбнулся Каруман. - Надеюсь, ваше руководство столь же благосклонно к вампирам.
        - Я сам себе руководство, - крякнул Сатир. - Здесь я тоже по делу. Нам информация поступила про происки вампиров в этом районе. Знаешь, советская разведка не дремлет! Вот я и решил самолично проверить, так сказать, кости старые поразмять, проветриться…
        - Рад знакомству, лидер советских охотников, - Каруман учтиво поклонился.
        - Лидер, - засмеялся Сатир, расплываясь в приторности, - ладно, Каруман Тремерс, ноги в руки и вперед на баррикады! Проваливайте отсюда, мы все сами закончим.
        - Благодарю, - радостно произнес Каруман, крепче прижимая к себе дремлющего возлюбленного.

* * *
        - Каруман, ты чего тут в темноте разлегся? - Натан стоял над кроватью и бесцеремонно разглядывал своего нуклеара.
        - Натан! - Тремерс вскочил и сел на постели. - Ты вернулся?!
        - Ага, я немного прогулялся, и вот, - вампир продемонстрировал блестящий в свете окон соседних домов i-phone.
        - Что это?
        - Телефон, сейчас модно и мне захотелось себя порадовать, - пожал плечами Натан.
        - Откуда? - напряженно произнес Каруман, предчувствуя неладное.
        - Отобрал у какой-то девушки.
        - Мерзавец, - сурово отчеканил Тремерс. - Что с девушкой?
        - Пьяна, сейчас же новый год.
        Натан приблизился к краю постели и небрежно водрузил на нее одну ногу.
        - Ты весь в крови! - крикнул Каруман, вскакивая и присматриваясь к своему любовнику.
        - Ну да, - хитро произнес Натан, сверкая дикой яростью глаз.
        - Что ты опять натворил?! - Каруман стиснул зубы.
        Джулиани рассмеялся и прыгнул на вампира, опрокидывая его обратно на постель и ложась сверху.
        - Попил кровушки, - тихо прошептал он.
        - Я вижу! - серьезным тоном ответил Каруман.
        - Брось злиться, хорошо, что Банк Крови работает даже в новый год.
        - Так ты?
        - Да… Посетил банк.
        - Как тебе удалось? Откуда ты узнал?
        - Тремерс, детка, все совершенно просто, - усмехнулся Натан и извлек из брюк пластиковую карточку с фото Карумана. - Универсальный код доступа, здесь все адреса и телефоны. Не дальновидно раскидываться столь важными документами…
        - А я уже испугался, - вымученно улыбнулся Каруман. - Рад, что ты не сделал ничего ужасного.
        Его руки нежно коснулись волос Натана.
        - Ну, сегодня же Новый Год, решил сделать тебе подарок, - ответил Джулиани, сильнее прижимаясь к телу партнера.
        - Да, сегодня праздник. Я так хотел провести хотя бы этот Новый Год с тобой, - грустно произнес тот. - Но, видимо, не судьба.
        - Так еще же целая ночь впереди, что нам может помешать…
        - Я налью шампанское, - Каруман попытался вскочить, но рука Натана, обвившая его плечо, помешала.
        - Не дергайся, не порти момент.
        - Тогда, - Каруман обнял своего любовника и подтянул ближе к своему лицу, - я буду сегодня нежен.
        - Ну, как обычно начались сопли.
        Каруман улыбнулся. Он задрал свитер Натана, оголив его грудь, и начал медленно гладить холодную кожу, лаская сантиметр за сантиметром.
        - И, правда, нежен, - задумчиво произнес Натан.
        Ладонь Карумана скользнула ему в брюки, заставив поежиться от холодного прикосновения.
        - Какая неожиданность, - съязвил Натан.
        - Можно я пальцами? - прошептал Каруман, ловя взглядом каждый вздох партнера, каждую эмоцию, отраженную на его лице.
        - Я не противлюсь, - хмыкнул Натан.
        Каруман проник глубже, заставляя Натана дернуться и невольно широко распахнуть глаза. Вампир подался вперед, и Каруман подставил губы для поцелуя, но, внезапно ощутив на шее колючее прикосновение клыков нуклеара, с тоской опустил голову.
        - Мой ненасытный, возлюбленный, бери мою кровь до последней капли. Бери все, если ты хочешь, - тихо прошептали губы Карумана, теряя слова в пушистом мраке комнаты.

* * *
        Девушка закрыла глаза. Серые стены заброшенного склада слишком сильно давили на нее.
        Стук. Металлическая арматура скрежетала о звенящие решетки забора.
        Отсвет на снегу от фонарей, словно бамбуковые заросли.
        Девушка сглотнула и попыталась пошевелиться. Руки онемели от тугих веревок. Она не смогла сделать и микроскопического движения, но приближающийся звук металла заставлял ее биться в бессильной истерике.
        Ее похититель был уже рядом. Деревянная дверь скрипнула и отворилась.
        - Как жизнь? - проговорил красноволосый парень, стоящий на пороге.
        Он напоминал живой труп. Бледный и мертвый. Только дикий огонь в глазах да жестокая улыбка - черты, так присущие теплокровным.
        - Отпустите меня… - взмолилась девушка.
        - Как банально, - цыкнул парень. - Сегодня Новый Год. Ты купила подарки?
        - Да… Да…
        Несчастная поежилась, кутаясь в хлипкой курточке.
        - Всем?
        - Да. Пощадите!
        - Напрасно, лишняя трата денег, - расхохотался парень.
        - Прошу! Умоляю! Ну, зачем вам! Меня мама дома ждет!
        Девушка замерла, ее похититель подошел вплотную и нагнулся над ней. В его глазах отразился нечеловеческий огонь.
        - Ты хочешь умереть в Новый Год? - вкрадчиво прошептал он.
        - Нет… Я вообще не хочу… Я жить, жить хочу! Прошу, сжальтесь…
        - Прости, - парень скорчил жалостливое лицо, - но благотворительность не входит в мои планы.
        Из-под алых губ выступили клыки.
        - Охотники взбесятся, когда узнают, что я натворил. Ха-ха, пусть трудятся и ищут! Все равно я переиграю их. Я сильнее и умнее… Да, я самый великий вампир! Я всех сделаю!
        Глава 17
        ВЗГЛЯД ПЯТЫЙ
        Натан сел на корточки и коснулся рукой холодной земли, все еще хранящей вкус пролитой крови. Вампир прикрыл глаза, втягивая в себя аромат страха и смерти. Мир стал бешено крутиться вокруг него, звуки притупились, все слилось в серо-синее марево, где гранями контрастов пульсировали алые следы убийцы.
        Натан жадно облизнул губы, подавляя дикую жажду. Теперь его глаза видели все до мельчайших подробностей. Девушка кричит и сопротивляется, но убийца медленно разрывает ее тело, насыщаясь фонтанирующей кровью. Багрянец повсюду, в каждой капле стоит пронзительный крик, в каждой лужице ужас смерти. И еще запах опиума… Давит. Бьет по вискам, обращая сеть разветвленных капилляров в тугие струны голодной страсти.
        Дороги артерий пресекаются, жертва перестает биться, а с неба летит снегопад кровавых пушистых снежинок. В неистовой алой буре виден лишь силуэт убийцы, острые клыки и остервенелая улыбка. А еще глаза цвета мокрого асфальта… пустые, безжизненные, жестокие. Они словно манили, говоря: «Поймайте меня, цепные псы охотников». Убийца играл…
        Натан встал на ноги и задумчиво посмотрел на серое небо.
        - Что ты видел? - его спокойствие потревожил Каруман.
        - Все, - хмыкнул вампир.
        - Говори же!
        К паре подбежали генерал, полковник и Стас, обеспокоенно озирающиеся по сторонам. Дух смерти довлел даже над людьми.
        - Он проводит обряд, - произнес Натан.
        - Какой? - выпалил полковник.
        - Точно не «крест», а больше неизвестно.
        - Ты прочувствовал его мысли? - поинтересовался Каруман.
        Натан остановил свой взгляд на нуклеаре, как бы раздумывая над ответом.
        - Да, - наконец произнес он. - Но там ни слова об обряде, сплошная ненависть и жажда.
        - И где он сейчас? - поторопил полковник.
        - В Москве, готовит новую жертву.
        - Он там живет?
        - Кто она?
        Наперебой заговорили военные.
        - Ей, ей, - Натан скорчил усталую мину, - Каруман, скажи, чтобы твои овечки сбавили пыл.
        - Натан, просто ответь на вопросы, - спокойно отозвался Тремерс, встречая озлобленный взгляд нуклеара.
        - Он не живет в Москве, он умен, поэтому не имеет постоянной норы, - отчеканил Натан, не отводя от Карумана пристального взора. - Кто его жертва - понятия не имею. Он мне ее паспортные данные не сообщил.
        - Почему он напоил жертву опиумом? - робко поинтересовался Стас.
        - Хороший вопрос, - отозвался Натан. - Пожалуй, единственный за сегодня. А ты смышленый, мальчик.
        Вампир усмехнулся и потрепал парня за подбородок.
        - Может скушать тебя, отведать твою сладкую кровку? - вкрадчиво произнес Джулиани, приближаясь к Стасу.
        - Убери руки, Натан! - Каруман отдернул от Стаса руку своего нуклеара, впившуюся мертвой хваткой в его кожу.
        - Вот как, - вкрадчиво произнес тот, переводя взгляд со Стаса на Карумана, - он тебе нравится. Как мило. Может, сделаешь его своим нуклеаром?
        Стас густо покраснел и отпрянул назад, стараясь исчезнуть из поля зрения.
        - Не говори глупости… - рассерженно ответил Каруман.
        - Как знать, глупость ли это… - Натан задумчиво пригладил волосы, становясь серьезным. - Опиум, который наш вампир давал жертве, лишает ее чувства реальности. Все представляется в виде безумной сказки.
        - Она не чувствовала боли? - с надеждой спросил генерал.
        - Нет, чувствовала, просто потеряла счет времени и растворилась в пространстве. Для нее все стало бредом, кошмарной иллюзией, в конце которой вполне реальная смерть.
        - Но зачем? Других жертв он ничем таким не поил. Он их убил сразу, в том числе последнюю, Алину. Но Аллу держал несколько дней. Я вас привез сюда, чтобы узнать с какой целью!
        - Она центр, точка отсчета нового витка заклинания. По замыслу убийцы, она и должна была мучиться больше, отдавая всю силу жизни этому месту, - Натан облизнулся.
        - Ясно, - Каруман с укором глянул на нуклеара. - У тебя хоть есть предположение, какова его цель?
        - Может, есть, а может, нет… - уклончиво ответил тот.
        - Натан!
        - Да не знаю я. Вот же пристал, придурок!
        - Так бы сразу и сказал, не время шутить.
        - Тоже мне знаток юмора, штатный охотничий клоун, - съязвил Натан.
        - А портрет? - решил вмешаться генерал Прохоров.
        - Чего портрет? Я тебе не художник.
        - Как выглядел вампир?
        - Я не смогу объяснить, мои видения подобны ощущениям. Но, если я его увижу на фото, то узнаю.
        - Хорошо, - кивнул генерал. - Теперь у нас появился шанс поймать этого кровожадного ублюдка.
        - Он не ублюдок, - Натан усмехнулся. - Он высший вампир, идущий по стопам природного зова. Я бы с удовольствием присоединился к его кровавой трапезе, если бы не этот прилипала рядом, - вампир кивнул на Карумана.
        - Высший? - спокойно переспросил Тремерс.
        - Ага.
        - Уже?
        - Ага, он времени не теряет, Каруман, он настоящий вампир.
        - Тем хуже для нас.
        - И еще кое-что… - Натан сделался серьезнее.
        - Что? - хором отозвались его собеседники.
        Джулиани не ответил, вместо этого, подарив всем презрительную усмешку, он растворился в воздухе, оставляя за собой кучу вопросов и вихрь серого тлена из опавших листьев.
        - А где он? - опасливо осведомился Стас, невольно кутаясь в пуховую куртку.
        - Ведет нас… Только быстро, он же стремительный Джулиани, - улыбнулся Каруман, начиная двигаться в западную часть парка.
        - Что ж, если ему есть, что показать, пойдем за ним, - рассудил генерал, с треском наступая на одну из многочисленных веток, чьими почерневшими телами был устлан зимний лес.
        Натан обнаружился через полчаса. Он развязно облокотился на дерево и нервно барабанил по стволу ногой.
        - Где вас черти носят? Я уже устал ждать, - буркнул он.
        - Ну, мы не столь быстры, - пожал плечами Каруман.
        - Конечно, вы тухлые черепахи, я уже было решил пообедать обитателями вон того особнячка, - Натан покосился в сторону красного дома, огороженного высоким забором с чугунным литьем.
        - Что это? - изумился Каруман. - Поместье?
        - Хрен знает, меня не волнует, - зло крякнул Натан. - Но нашего маньяка очень сильно тянет к этому месту. Он его просто ненавидит. У меня чувство, что он за что-то мстит здешним обитателям.
        - Вот как… - прошептал Каруман.
        - Так-так, я бы сказал, этот дом - узловое место. Зайдем?
        - Легко вы туда не попадете, - отозвался генерал, едва отдышавшись после длительного путешествия по лесу.
        - Что так? - скептически хмыкнул Натан. - Я войду куда угодно и без приглашения.
        - Я не сомневался, - ответил вояка. - Но, если мы хотим докопаться до истины, нам надо действовать аккуратнее.
        - Мне пофиг на вашу истину. Я отыграл на сегодня роль слуги и могу быть свободен!
        - Натан, давай выслушаем, - встрял нахмурившийся Каруман.
        - Пошел ты, придурок! Заставляешь меня скакать тут перед никчемным кормом, - ответил вампир, но все же снисходительно кивнул, предоставляя генералу слово.
        - Так вот, это здание, как раз тот закрытый колледж для богатых детей, о котором накануне пробуждения Натана мы говорили вскользь на совете, - начал военный, - настолько закрытый, что о нем почти ничего неизвестно.
        - Колыбель разврата, - хмыкнул Натан, рассматривая строение.
        - Почему? - поинтересовался Стас.
        - Да так, - вампир пожал плечами. - Если что-то очень секретное и для сливок общества, значит, там властвует разврат и похоть. Я убедился за тысячу веков.
        - Брось, Натан, - Каруман махнул рукой, - это просто школа.
        - Что конкретно бросить? Тебя? С удовольствием! Зачем мне партнер, который меня использует?! - фыркнул вампир, заставив своего нуклеара грустно потупить голову.
        - В любом случае, если следы ведут сюда, нам нужно попасть за стены и узнать, что к чему, - заключил генерал Прохоров. - Попросим у совета разрешения. Сергей, как считаешь, возможно?
        - Думаю, да, - закивал полковник, настороженно оглядывая место.
        - Вот и чудно, - генерал хлопнул в ладоши. - Поехали.
        Через час четверка уже сидела в кабинете N 23 под пристальными взглядами совета охотников. Не хватало только полковника, но он, ясное дело, не мог быть допущен в цитадель власти, так как скромный статус пока не позволял.
        - Итак, вы заявляете, что целью вампира является колледж? - с сомнением выговорил Никоненко.
        - Типа того, - буркнул Натан, отстраненно пялясь на потолок.
        - Как сказал мой нуклеар, для убийцы это место представляет особую важность, - распространился Каруман, старающийся быть как можно более вежливым.
        - А что касаемо личности убийцы? Он турист из Сербии?
        Натан неожиданно прыснул от хохота, падая лицом на стол.
        - Ну и фантазии у вас, начальник охотников, - с особым сарказмом выговорил он. - С чего такие монументальные выводы?
        - Ну… А как? Каруман сказал, что дорога крови ведет в Белград. Он что беженец?
        - Беженец? - переспросил Натан, поднимая брови в наигранном, ироничном удивлении. - Вот ты придурок, начальник.
        - Я бы попросил! - Леонид хлопнул кулаком по столу так, что все подпрыгнули.
        - Простите, господин Никоненко, - спокойно отозвался Каруман. - Натан не хотел вас задеть, у него просто такая манера общения.
        - Ей, ей, высший снова стелется перед человечеством, - протянул Натан, презрительно усмехаясь.
        - Может, уже начнем работать? - встряла недовольная Жанна.
        - Давай я поработаю зубами на твоей шейке, - подмигнул Натан, оскаливая клыки.
        - Усыпить вампира! - заорал отец Родион, подскакивая.
        - За что? - испуганно пролепетал Стас.
        Все обернулись на мальчишку, так неожиданно проявившего эмоции.
        - Стас… - выпалил Каруман, краснея, - я не забуду участия.
        - Ой, как мило, у меня сейчас, прям, сопли потекут, - ухмыльнулся Натан. - Стасик, я что, тебе понравился? С чего ты так обо мне печешься?
        Вампир в одно мгновение запрыгнул на стол и переместился по нему вплотную к оробевшему юноше.
        - Нет, нет, господин Джулиани, - замахал руками тот. - Ничего подобного!!!
        - Правда? - Натан блеснул своими бешеными глазами. - А не скажешь…
        Он привлек к себе рукой лицо Стаса:
        - Ты, ведь, такой сладкий мальчик… Я бы тобой закусил.
        Вампир демонстративно громко причмокнул языком, заставляя дрожащего Стаса вымученно улыбнуться.
        - Натан, прекрати ломать комедию! - ледяным тоном произнес Каруман и резко стащил нуклеара со стола.
        - Ах, простите, - потревоженный вампир принял полусогнутое положение, разводя руки в хищном размахе. - Я затронул ваше сладкое сокровище, вашу новую игрушку. А ты, Каруман, все же без меня хорошо себя чувствовал…
        Клыки блеснули в оскале.
        - Ты опять за старое? Не сходи с ума! Ну, какое сокровище… - Каруман сдвинул брови. - Сокровище у меня одно - ты. Поэтому, пожалуйста, прекрати. Если тебе доставляет особое удовольствие заставлять меня говорить это при всех, я буду повторять, хоть тысячу раз!
        - Ладно, прекращаю, - Натан выпрямился и надменно усмехнулся.
        - Так что там по убийце? - вернул всех в деловое русло бесстрастный голос Ульяна.
        - Он не беженец, - Натан сел в кресло и задрал ноги на стол, демонстрируя всем грязную подошву сапог. - Да, его кровь восходит к корням Белградских вампиров, дворян. Но сам он не оттуда. Он бывал в Сербии и неоднократно пил там кровь… Но… Он родился и жил в Москве.
        - То есть как это? - изумился Никоненко.
        - Молча, а, может, и с речитативом, - пожал плечами Натан.
        - То есть он изначально был человеком, но его укусили, и он.
        - Бред! - рявкнул вампир. - Его никто не кусал. Он родился вампиром.
        - Сын дворян?! - многозначительно изрек Мирослав. - Проблем с вычислением не будет, у нас полная картотека.
        - Вот дубина стоеросовая, - сквозь зубы кинул Натан, - его мать человек, а вот отец - вампир. Парень пробудил свою сущность только недавно! Он сам не подозревал, кто он, а вы уж и подавно.
        - Ничего себе! - присвистнул Стас. - А мы как раз с полковником обсуждали возможность межрасовых союзов.
        - Значит, он сын высшего вампира и человека, - покачал головой Каруман. - Плохо дело, такие вампиры неконтролируемы.
        - Ага, чем и интересен наш случай, - Натан оскалился. - Вот еще что… я уверен, то место, колледж, сыграло не последнюю роль в становлении нашего маньяка. Красное здание - его якорь.
        - Он учится там? - с выпученными глазами спросил Никоненко.
        - Кто знает… - пожал плечами Джулиани.
        - Но, позвольте, откуда он узнал о высших обрядах? - вмешался Мирослав.
        - Он приезжал в Сербию и встречался там со своим кланом. Свое знание он получил от сородичей, - отозвался Каруман.
        - Мне все очевидно, - Никоненко снова стукнул рукой по столу, заставляя всех невольно прислушаться. - Я отправлю запрос президенту, чтобы нам позволили действовать на территории Колледжа, уверен, разрешат.
        - И что мы там будем делать? - протянул Андрей.
        - Вы, Андрей, ничего. А господин Каруман и господин Натан, - с силой выговорил Леонид, - внедрятся туда.
        - Как? - удивился генерал Прохоров.
        - Очень просто. Я узнавал по своим каналам, им там как раз нужен учитель истории, а кто лучше господина Карумана сможет преподнести достоверные данные?!
        Тремерс улыбнулся.
        - А я? Стану главным исполнителем роли контурной карты? - осведомился Натан.
        - А вы… вы будете учеником. Я так решил.
        - Ей, ей, это с чего вдруг? Я что, произвожу впечатление шестнадцатилетнего имбецила?
        - Что б вы знали, господин Джулиани, - Никоненко недовольно сжал губы. - В колледже учатся с девятого класса до двадцати одного года, получая при этом лучший диплом, который открывает дорогу в самые влиятельные компании. О заведении почти никто не знает, но вот некоторые высшие управленцы и госчиновники хорошо осведомлены и всегда рады приветствовать выпускников в своих рядах.
        - И там не будет сочных, вкусных деток? - с наигранным разочарованием протянул Натан.
        - Нет, и не надейтесь! - отрезал Никоненко.
        - Но как мы туда попадем? - спросил Каруман.
        - Я все рассчитал. Вы проникните туда под видом американцев, приехавших по обмену. Естественно, вас представят, как элиту.
        - Я так понял, что пансионат закрытый, и студенты там живут на постоянной основе?
        - Да, а персонал и преподаватели работают на общих условиях.
        - Тогда у меня есть требование, - жестко произнес Каруман.
        - Какое?
        - Совсем невозможно, чтобы Натан оставался один на один с людьми… Пусть он тоже покидает на ночь территорию пансионата. Вместе со мной. Ведь можно объяснить всем, что американские граждане предпочитают жить в посольстве…
        - Вне всякого сомнения! - радостно перебил Леонид. - Мы и не думали оставлять господина Джулиани со студентами.
        - Ням-ням, а жаль, было бы весело, - ехидно отозвался вампир.
        - Пока вы будете работать под прикрытием, - с невозмутимым видом произнес Андрей. - Мы постараемся исследовать всех, кто имел отношение к колледжу, и выявить среди них людей, хоть как-то связанных с Сербией, - пальцы охотника уже скользили по клавиатуре.
        - Логично, любая информация будет весьма кстати, - кивнул Каруман.
        - У кого-нибудь есть вопросы? - осведомился Никоненко.
        Все отрицательно покачали головами.
        - Тогда все свободны.
        - У меня вопрос. Стас, какие планы? - специально громко спросил Натан и лукаво прищурился на парня.
        - Эм… У кого? - растерялся тот.
        - У Моны Лизы. У тебя, конечно! Не покажешь мне город? Хочу увидеть, как все поменялось.
        - С удовольствием, господин Натан, - выдавил Стас, густо краснея.
        - Сладкий аромат смущения - манит, - вампир облизнулся.
        - Нет, он не покажет тебе город, - холодно завил Каруман, беря своего нуклеара за запястье. - Это просто невозможно.
        - Боишься за любимчика? - Натан грубо отдернул руку. - Как трогательно. Хочешь отделаться от меня и сделать его своим нуклеаром?
        Глаза Натана горели черной ненавистью.
        - Замолчи! Мне надоело слушать, как ты мне подсовываешь в нуклеары других людей. Я люблю тебя, зачем ты вечно все опошляешь?
        - Сейчас захнычу, наш Каруман оскорбился, - губы Натана растянулись в злой улыбке.
        - Пожалуйста, не ссорьтесь из-за меня! - обеспокоенно прокричал Стас.
        Оба вампира повернулись к мальчишке и одновременно рассмеялись.
        - Мы не из-за тебя, не волнуйся, - мягко произнес Каруман. - А насчет города, я предлагаю поехать вчетвером или впятером, если генерал не против.
        - Спасибо, но я пас, - отказался старый военный. - Я сегодня по лесу набегался на всю оставшуюся жизнь, а вот Сергей поедет, присмотрит за вами.
        - Никаких проблем, - улыбнулся Каруман.
        Натан сложил руки на груди и рассерженно хмыкнул.
        - Ребят, у нас труп, - врезался в разговор Андрей, - Чертаново…
        - Наш вампир? - осведомился Мирослав.
        - Вне сомнений.
        - Вот чертов ублюдок! - воскликнул Никоненко. - Поменял ареал.
        - Да, и труп… На этот раз он взял голову… - Андрей поправил очки трясущейся рукой.
        - Его действия хаотичны, - заключил Каруман.
        - Да, как и у всех вампиров, прошедших через болезненное превращение, - подтвердил генерал Прохоров.
        - Точно! Наверняка, его пробудила неразделенная любовь. Послали говнюка, а он мстить начал, - произнес Мирослав в полном негодовании.
        - Или вообще били и гнобили все, - засмеялся Андрей. - У него комплекс неудачника.
        - Болезненное пробуждение - это диагноз! - ответил охотник.
        Неожиданно Натан вскочил на ноги, отшвыривая кресло к стене.
        - Вы, кучка напыщенных идиотов! - бешено закричал вампир, выпуская клыки во всю длину. - Да что вы знаете о болезненном пробуждении?! Тупые мрази!
        С этим словами вампир исчез из поля зрения.
        - Где он? - испуганно завопила Жанна.
        - Не волнуйтесь, он ушел, - автоматически произнес Каруман, поднимаясь. - Зря вы так…
        Вампир окинул всех грустным взглядом, полным немого укора.
        - Каруман… - прошептал генерал.
        - Я пойду за ним, простите, - Тремерс учтиво поклонился и покинул кабинет.
        Глава 18
        Вот уже пятнадцать минут молодой парень отчаянно добивал дворового пса, неосторожно напавшего на него по приказу хозяев. Обидчики-мальчишки давно убежали, испугавшись жестокой картины. Но парень не мог остановиться. Его искусанные руки продолжали кулаками вдавливать голову мертвой собаки в пыльную и алую от крови землю.
        По испачканным щекам мальчишки текли тонкие струи слез, но раскосые глаза горели яростью и жаждой мести. Он мстил не несчастному псу, а всему миру, так жестоко с ним обходившемуся.
        Сколько раз его трепали шавки, прежде чем он научился справляться со скалящимися слугами людей, сколько раз его били камнями, прежде чем парень научился бить в ответ, с одной только мыслью - убить насмерть.
        Звук остановившейся повозки заставил парня оглянуться и подняться на ноги.
        Перед ним чернела иностранная карета, отдающая зловещей мрачностью и походящая своими острыми углами на ящик гроба. Парень попятился, но не отвел глаз и не бросился бежать.
        Наконец, дверь кареты распахнулась, и из нее вышли два человека. Первым явился взору парня высокий господин в черном одеянии свободного кроя. Он был бледен и статен, что выдавало в нем настоящего князя. Волосы, цвета шоколада, аккуратно лежали, зачесанные назад, а светло-карие, почти желтые, глаза излучали холодную заинтересованность.
        Подле него стоял еще один человек в черном бархате одежд и с пурпурным бантом на шее. Парень сначала не понял, кто перед ним, мужчина или женщина, уж очень неоднозначно выглядел незнакомец.
        У человека были длинные ярко-рыжие, почти оранжевые, волосы, причесанные на косой пробор и спадающие ровным шелком на плечи. Белая кожа и тонкие черты лица лишь подчеркивали высокое происхождение незнакомца. Но вот огромные черные глаза, обрамленные густыми ресницами, как у благородных девиц, и округлые бедра сбивали с толку.
        - А он великолепен, не правда ли, Стоки? - низкий приятный голос шатена нарушил тишину, поражая парня чистотой произношения.
        - Ты хочешь сказать, что мы проделали столь огромный путь ради вот этого оборванца? - рыжий скривил рот в капризной усмешке.
        - Вполне возможно. Смотри, сколько ярости, сколько ненависти в его глазах. Он производит впечатление. Чуть сутулый и осторожный, словно волк-одиночка. Его ум привык искать лазейки для выживания, а сердце уже не знает пощады. Он идеальный охотник на охотников.
        - Ну, он совсем не во вкусе нашего обидчика, - так же капризно протянул Стоки.
        - Наоборот. На дворян наш враг не позарится, слишком они скучные, а этот - самородок. Его сердце бушует эмоциями.
        - Джулиан, смотри сам, - фыркнул рыжий.
        - Мальчик, как тебя звать? - с наигранной лаской спросил богатый незнакомец.
        - А вам что за дело? - испуганно произнес парень, но тут же сжал кулаки, беря себя в руки.
        - Как ты смеешь дерзить! - крикнул Стоки, зло щурясь на парня.
        - Все очень хорошо, Стоки, он восхитителен! - Джулиан улыбнулся. - Ты чувствуешь запах его крови? Потоки ярости и негодования на обидевший его мир. Я уже пьянею…
        Парень поморщился, отступая еще на один шаг.
        - А по-моему, он трясется от страха, - хмыкнул рыжий.
        - Но он здесь, не рыдает, не ноет, не бросился бежать, как сделали бы его ровесники.
        - Подумаешь…
        - Мальчик, тебе, наверное, туго приходится из-за внешности? - Джулиан снова обратился к парнишке. - И прическу ты сделал себе, мягко говоря, кричащую. Высокий хвост - подчеркиваешь татаро-монгольское наследие, специально зля соплеменников?
        - Я тот, кто я есть, с чего мне чураться?! - тихо произнес парень.
        - Браво! - Джулиан похлопал в ладоши. - И ты не привык молчать, всегда вступаешься за себя, даже если тебе за это вдвойне достается. Ты не сдаешься, ты не ломаешься под их напором. Восхитительно!
        - Глупо, - капризно бросил Стоки.
        - Стокенхем, не раздражай меня, - холодно отозвался Джулиан. - Не желать идти на поводу у общественного гласа - большая сила. Ты ничего не понимаешь.
        - Я, действительно, не понимаю! Не понимаю, что ты нашел в этом малосимпатичном холопе.
        - Брось, он прекрасен. Его помыть, оттереть от грязи, перевязать окровавленные руки, и он будет красив.
        - Парень из деревни Поганкино - тот, кто нам нужен? Мне смешно. Если тебе приспичило выбрать полукровку, так их море по всей Руси.
        - Нет, мне нужен именно он, - Джулиан указал на мальчишку. - Тот, кого травили за его лицо и за то, что сами оказались слабы в годы войн и помогали врагам, за что презираемы всей округой. В нем одном селяне нашли виновника своих несчастий, его одного заставляли расплачиваться за свою слабость. А он выстоял! Хочу его!
        - Что вам от меня надо? - сиплым от волнения голосом спросил парень.
        - Тебя что не учили говорить с князьями? - нервно воскликнул Стоки с перекошенным от негодования лицом.
        - Вы иностранцы? - неожиданно спросил парень.
        - Да, - кивнул Джулиан.
        - Тогда мне нет дела, князья вы или нет, - парень еще сильнее сжал кулаки.
        - Смерд! - заорал Стоки.
        - Любимый, прекрати пугать нашего мальчика, - Джулиан растекся в улыбке, наблюдая, как слова заставили того покраснеть.
        - Я думал, он женщина, - наивно признался парень.
        Джулиан покатился со смеху, в отличие от позеленевшего и уязвленного спутника.
        - Сколько тебе лет, мальчик мой? - спросил незнакомец, отсмеявшись.
        - Девятнадцатая весна пошла…
        - В самый раз. Ну, что, Стоки, приступим к усыновлению?
        - Как знаешь… - безразлично буркнул рыжий.
        - Мальчик, ответь, какая твоя мечта? - спросил Джулиан, доставая черный, явно тяжелый, мешочек.
        - Вам что за интерес? - парень с подозрением глянул на вещь.
        - Наверняка хочешь вырваться из своей деревни или поставить селян на место? - незнакомец извлек из мешка горсть золотых монет.
        Парень вздрогнул, его глаза вспыхнули восторгом вперемешку с удивлением.
        - Так я и думал, - улыбнулся Джулиан. - Я дам тебе золота…
        - Я все понял! - закричал мальчишка, стискивая зубы. - Вы те заграничные лиходеи, что ездят по городам и молодых девиц с молодцами забирают! Я вижу!
        - А что, если так? - спокойно отозвался Джулиан, поигрывая монетами в руке. - Я предлагаю тебе вполне жизненное соглашение. Мы позабавимся с тобой чуть-чуть, всего час, а ты за это получишь горсть золота, которая спасет тебя и осуществит мечтания. Разве оно того не стоит?
        Парень дрогнул, его взгляд был потерянным и озадаченным. В нем будто боролись два начала.
        - Подумай хорошенько, малыш, всего час… Но после ты сможешь отомстить врагам, поднимешься над своими обидчиками. Ты будешь им приказывать! Разве ты не заслужил? Как долго они над тобой насмехались?
        - А если постараешься, подарим тебе вечность, - подмигнул Стоки.
        - Я не понимаю, - растерянно прошептал парень.
        - Стоки, не сбивай! Потом, - Джулиан одернул спутника и снова стал пересыпать золотые монеты, гипнотизируя парня. - Малыш, все просто. Я беру тебя, а ты берешь золото и всю оставшуюся жизнь помыкаешь холопами. Подумай, те, кто тебя вчера унижал, будут челом бить перед твоим величием.
        - Я согласен, - выпалил парень и покраснел, опуская голову.
        - Вот и умничка, - Джулиан одарил мальчишку взглядом, застывшим холодным превосходством. - Сегодня на закате моя повозка будет ждать тебя здесь.
        - Стой! - крикнул парень, борясь с подступающим удушьем неистовства. - Я знаю вас, душегубов проклятых, вы же обманете, обведете вокруг пальца. Хочу золото сейчас!
        Джулиан засмеялся, обнажая белоснежные клыки.
        - Хорошо, - сказал он, кидая парню три золотые монеты. - Бери, на затравку, но хватит на всю жизнь.
        Мальчик кинулся собирать монеты, стремительно засовывая их дрожащими руками за пазуху.
        - Не обманет? - скривился Стоки.
        - Я не вру! - яростно прокричал парень. - Да и знаю я вашу натуру лиходейскую, с вами мне не тягаться. Вы же меня с моим лицом по округе вмиг разыщите, в хату завалитесь и в краже монет обвините. И все, загублена моя душа, кто ж мне холопу поверит супротив вашего слова княжеского!
        - А он смышленый, - крякнул Стоки.
        - И жадный, - кивнул Джулиан, - но я его понимаю, второго такого шанса у него не будет. А что мальчишке останется? В конце концов, его сломают, заставят покориться. Он будет главным шутом на селе, никакого уважения, никакого одобрения, и жена хромоногая, вечно сверлящая и пилящая мужа за ничтожность их существования. Он навек останется изгоем, а в конце маячит лишь сиротливый погост и все… Забвение.
        - Так и есть, - неожиданно произнес парень, - поэтому я соглашаюсь. Больше не могу биться в одиночестве!
        Его глаза зло сверкнули на небо, беспросветно застланное густыми тучами.
        - Не забудь, малыш, сегодня на закате, - улыбнулся Джулиан, залезая обратно в зловещую черную повозку и увлекая за собой рыжего спутника.

* * *
        Иностранец не обманул. В назначенный срок, на закате, его карета распахнула свои черные двери, впуская в неясное будущее деревенского парнишку. В карете было мрачно: черная обивка скамеек, черные шторы, спертый тяжелый воздух.
        Джулиан похлопал по свободному сидению, приглашая парня сесть рядом с собой. Стоки же наблюдал с противоположной скамьи, вальяжно разложившись на бархате черного покрывала. Его рыжие волосы контрастно вырисовывали пышный знак вопроса. Парень сел и вжался в дверь повозки, оставляя между собой и незнакомцем приличное расстояние.
        Стоки и Джулиан переглянулись, хитро заулыбавшись. Повозка тронулась, ведомая угрюмым возницей.
        - Так дело не пойдет, - заключил Джулиан и, вцепившись в мальчишку, притянул к себе ближе. Тот дернулся, стремясь избавиться от неприятных прикосновений, но Стоки демонстративно звякнул мешком, наполненным золотом. Парень тут же потупил голову, густо краснея.
        - Не смущайся, - прошептал ему на ухо Джулиан и пальцем приподнял голову за подбородок. - Ты сам согласился, теперь поздно отступать.
        Его язык прошелся по губам напуганного паренька, который невольно отстранился.
        - Забавный, - хмыкнул Стокенхем, продолжая поигрывать мешочком.
        - Ты слишком зажат, моя радость, - надменно произнес Джулиан и грубо развел ноги мальчишки, закидывая одну на свое колено.
        - Не надо, - дрожащим голосом взмолился тот.
        - Ну, мое солнце, ты сам знал, на что шел. Теперь не ерепенься, не поможет, - прошептал Джулиан, нависая над лицом юноши. Его рука сковала подбородок несчастного, а захват объятий не позволял ему двигаться. Тонкие пальцы иностранца плясали на груди у его жертвы, гладя через грубую нищенскую рубаху по-молодому чувственные соски мальчишки.
        Парень зажмурился.
        - Он сопротивляется даже сейчас, - изрек Джулиан. - Но ничего, мы победим и это.
        Он приблизил к себе лицо юноши и погрузил язык в его приоткрытый рот. Парень забился в протесте, но руки Джулиана не давали ему отбиваться.
        - Сладкий поцелуй, - облизываясь, протянул Джулиан. - Как приятен нежный аромат юности. Так бы и съел…
        Его рука скользнула в промежность парня. Несчастный задрожал, и, как только пальцы незнакомца сжала его член, парень вскрикнул и невольно свел ноги.
        - Тебе же сказали сидеть спокойно, - Стоки грубо откинул ногу парня на прежнее место, давая возможность Джулиану продолжать столь бесцеремонные ласки.
        Парень напрягся всем телом, противостоя отвращению, заполнившему его незрелую душу. Но Джулиан не обращал внимания на телесный ропот своей жертвы. Он так и застыл во влажном поцелуе, продолжая одной рукой играть с соском мальчишки, а второй рывками мастурбировать его уже возбужденный член.
        Когда парень тяжело задышал, покрывшись испариной и густой краской, ознаменовывающей скорый пик наслаждения, Джулиан остановился и резко вынул руку из его штанов.
        Карета замерла на месте.
        - Мы приехали, - хмыкнул мужчина, облизывая влажную ладонь.
        - Джулиан, это же таверна! - Стоки с интересом высунулся из окна. - Что ты задумал?
        - Я просто не прощу себе, если наш малыш останется девственником и не испытает земного наслаждения, - хитро проронил Джулиан.
        - Зачем?
        - Он должен иметь представление, каково это, быть с женщиной. Считай, что это моя блажь.
        Мужчины вывели под руки растерянного и помрачневшего парня и протащили по дощатому полу вдоль таверны прямиком к небольшой дверке, скрывающейся почти рядом с амбаром. Джулиан постучал. Скрип двери заставил его жертву вздрогнуть. На них смотрело молодое, но потрепанное лицо розовощекой девушки.
        Джулиан кинул женщине серебряную монету, и та, хитро окинув компанию жадным проницательным взглядом, вцепилась в руку самого молодого из посетителей, уводя за собой.
        - Он, несомненно, подойдет, - равнодушным тоном произнес Джулиан, облокачиваясь на деревянную стену.
        - Ты уверен? - Стоки по обыкновению скривил рот. - Мне он не нравится.
        - Ты просто ревнуешь.
        - Ничего подобного!
        - Относись к нему, как к питомцу или младшему брату. Ты не должен забывать, для меня он всего лишь инструмент мести.
        - Я не уверен, что он способен выполнить то, что ты задумал.
        - А я не сомневаюсь. Он яд, и мы его усилим. Ты видел его глаза, это глаза зверя. Я собираюсь выдрессировать его, воспитав в нем инстинкт безжалостного убийцы. Он станет самым настоящим Джулиани и самым прекрасным. О да, он истинный зверь!
        - Я точно ревную!
        - Брось, Стоки, - Джулиан равнодушно провел рукой по волосам спутника. - Благодаря мальчишке, мы еще отпразднуем падение моего обидчика.
        Дверь скрипнула. И еще более поникший деревенский паренек снова присоединился к паре иностранцев.
        Вскоре черная повозка умчала компанию в тихий заброшенный уголок русской земли, чье уединение нарушал лишь деревянный дом с редкими окнами, наглухо заставленными сосновыми брусками.
        Здесь, во мраке и пыли, все уже было приготовлено для встречи новой жертвы странной пары мужчин. В единственной комнате ветхого дома повсюду горели свечи, источая аромат воска, плачущего по заблудшим душам. На полу лежали пушистые персидские ковры, а деревянные горшки хранили блестящие плоды невиданных деревьев.
        Джулиан в золотом парчовом халате восседал на массивном дубовом стуле, словно король, и наблюдал с присущим ему бесстрастием за происходящим в помещении. А ничего особенного там не происходило.
        Абсолютно обнаженный Стокенхем деловито прохаживался по комнате, изучая насмешливым взглядом деревенского парнишку. Тот стоял посередине ковра и обреченно мял свои нищенские обноски.
        - Стоки, раздень его! - повелел Джулиан.
        Его спутник покорно кивнул и принялся стягивать с безропотного подростка одежду.
        - Хватит прикрываться, - зло проворчал рыжий, убирая руки парня, желающего сохранить интимность наготы.
        - Он прекрасен, Стоки, - протянул Джулиан, впиваясь взглядом в голое тело юноши.
        - По-твоему, вот это прекрасно? - Стоки грубо толкнул парня в плечо.
        - Милый, ты слишком строг к современному человеку. Прыщи от жесткой ткани пройдут, шрамы от укусов собак затянутся, а все остальное у малыша просто превосходно.
        - Как знаешь, - Стоки пожал плечами.
        - Иди сюда, - обратился к мальчишке Джулиан, распахивая халат и хлопая себя по колену.
        Парень брезгливо дернулся, но безропотно подошел к мужчине. Тот хмыкнул и, схватив его за руку, потянул к себе. Парень оказался на коленях Джулиана, обвитый похотью рук взрослого мужчины.
        - Он все еще зажат, - хихикнул Стоки, разваливаясь в ногах у Джулиана и наблюдая картину.
        - Пустяки, мы быстро это исправим, правда, сладкий? - насмешливо шепнул Джулиан на ухо испуганному и разбитому пареньку. Сильные руки мужчины сжали соски юноши, начиная ласковый и изводящий массаж. Но тот по-прежнему не сдавался. Он молчал, лишь сильнее стискивая зубы.
        - Странно, не возбуждается, - надменно констатировал Джулиан. - Стоки, ну-ка, помоги нам.
        - Что? С чего вдруг? - возмутился рыжий.
        - Я сказал, - холод голоса Джулиана заставил вздрогнуть не только сидящего на его коленях парня.
        - Понял, - мгновенно отозвался Стоки, подползая к юноше.
        Облизнувшись и заглянув в глаза мальчишки, Стоки дотронулся руками до его полового органа. Парень вскинул голову и закрыл глаза, отказываясь видеть происходящее или стараясь оказаться мыслями совершенно в другом месте. Стоки усмехнулся и погрузил в рот набухающий кровью орган подростка.
        Парень протяжно застонал, мир словно закрутился дьявольским колесом вокруг него.
        - А он такой сладкий и быстрый, - через пять минут Стоки уже облизывался и вытирал губы.
        - Что поделать, - пожал плечами Джулиан, прижимающий к себе тяжело дышащего мальчишку, - может, ты, Стоки, слишком умелый, а может, такова особенность его организма.
        Стоки самодовольно откинулся назад, снова разваливаясь на ковре.
        - Ну, что, мой сладкий, приступим? - спросил Джулиан.
        - Мне все равно, - тихо произнес парень, закрывая руками лицо. Его глаза пульсировали непониманием и отвержением реальности.
        - М-м-м, вкусный запах ненависти, - произнес Джулиан. Он густо сплюнул на руку и растер влагу по собственному члену, чуть подрочив. Приподняв мальчика за талию, он приставил головку к девственному узкому отверстию и толкнулся, безжалостно насаживая на свой возбужденный орган.
        Парень вскрикнул, но тут же с новой силой стиснул зубы. Его ноги предательски свела болевая дрожь.
        - Я не подготовил тебя, ну извини, - покачал головой его мучитель, - забыл.
        Ему ответили тихим всхлипом, что, естественно, никак не проняло мужчину. Наоборот, Джулиан продолжал. Он стал толчками проникать в тело бедного мальчишки, заставляя слезы катиться из глаз, все еще не верящих в происходящее.
        - Как тебе, моя радость? - сладострастным голосом осведомился Джулиан.
        - Сам… - прошептал парень, - сам виноват.
        - Тебе больно?
        - Мне… не бывает больно.
        - Какая глупость, - рассмеялся Джулиан. - Зато обнадеживает. Ведь так?
        - Да.
        - Что ты чувствуешь?
        - Холод…
        - Мой?
        - Да, вы холодный, а у меня внутри все горит.
        - Так и должно быть, не переживай, - Джулиан потрепал парня по волосам.
        - А он рыдает, - прокомментировал Стоки, неспешно жующий яблоко.
        Джулиан засмеялся, прекращая свои ритмичные движения. Он откинул волосы парня с плеч и властно произнес:
        - А теперь ты, Наташка, поработай.
        В ответ мальчишка покорно принялся двигать бедрами.
        - Вот так, молодец, - одобрительно произнес мужчина, помогая ему руками.
        - Почему Наташка? - с интересом буркнул Стоки.
        - Самое распространенное имя на Руси, он же у нас за девочку, да и сам не представился.
        - Унижаешь?
        - Да.
        - Зачем?
        - Хочу сделать его обращение как можно более болезненным, - с надменной холодностью кинул Джулиан.
        - Зачем?
        - Затем. Так он будет полностью готов.
        - Мое обращение ты тоже сделал болезненным.
        - Конечно. Я все обращения делаю такими.
        - Зачем?
        - Намного веселее.
        - Ты злодей! - с обожанием в голосе произнес Стоки.
        - Да, - усмехнулся Джулиан и остановил мальчишку, все еще двигающегося на нем. - Хватит, ты весь в поту и дышишь слишком отрывисто, теперь я.
        Он обхватил руками живот подростка и начал с новой силой вбивать свой возбужденный половой орган в юное тело, крепче притягивая своего любовника к себе. Мальчишка дрожал и мотался из стороны в сторону, с трудом вынося мощные удары бедер, грубо толкающие член все глубже в истерзанное и растянутое нутро.
        В какой-то момент Джулиан остановился и погладил спину изможденного паренька. Тот сам понял, что надо действовать, и принялся двигаться рывками на мужчине.
        - Смотри-ка, быстро приноровился, - с едким сарказмом прокомментировал Джулиан.
        - Как скачет! - подхватил Стоки. - Далеко пойдет.
        - Точно. Я уже весь в нем.
        - Помню, я тоже тебя сразу целиком принял.
        - Не сравнивай! Шлюхам вроде тебя не пристало хвастаться.
        Стоки обиженно фыркнул.
        - Посиди так, - Джулиан остановил руками бедра парня.
        - Какая композиция, - раздался смешок Стоки.
        - Пора… пора подарить тебе вечность! - торжественно произнес его спутник, облизывая шею подростка.
        - Ты хочешь вечности? - встрял рыжий.
        - Я не понимаю… - одними губами ответил, запыхавшийся мальчишка.
        - Вечная жизнь - насмешка над людьми, так тебя обидевшими. Хочешь?
        Джулиан привлек парня к себе, кладя голову ему на плечо.
        - Я не понимаю… - повторил тот.
        - Тогда… позволь мне отведать твоей девственной крови…
        - Девственной? - удивился Стоки. - Ты же его отвез к бабам.
        - Неужели ты не почувствовал?.. Он не смог, - рассмеявшись, ответил Джулиан. - Он застеснялся, а что еще было ожидать от невинного юноши? Но я так и знал…
        - Тогда зачем?
        - Ты надоел мне вопросами! - зло крикнул Джулиан и ударил Стоки ногой, от чего тот опрокинулся на спину. - Этот мальчик должен осознать, кто он! Он - наш инструмент мести! Зверь!
        - Ты злой гений, - произнес Стоки, покорно расползаясь в поклоне.
        Джулиан зловеще расхохотался и выпустил белоснежные клыки, безжалостно впившиеся в шею мальчишки.
        - Что это?! - закричал тот и затрясся всем телом. - Что вы делаете?! Почему?
        Стоки подполз к парню и вцепился в его запястье. Прокусив вены, он начал жадно глотать кровь.
        - Что… Вы меня убиваете? За что? Договор… - отчаянно бормотал парень, дрожа как осиновый лист в своей беспомощной ярости.
        - Мы дарим тебе жизнь… - произнес Джулиан, не отрываясь от кровоточащей раны. Не медля более, он вновь задвигал бедрами, принимаясь безжалостно трахать угасающее на нем тело.
        - Я умираю… Мне страшно, мама! - воскликнул парень, уже объятый предсмертной агонией.
        - Да не трясись ты, - огрызнулся Стоки.
        - Достаточно, Стокенхем, - Джулиан снова отпихнул его ногой. - Дальше я сам. А то еще проворонишь последнюю каплю, и он умрет.
        Стоки облизнул остатки крови и отошел.
        Парень был полностью во власти терзающего его высшего вампира. Он терял сознание, окружающий мир стремительно чернел и леденел. Сквозь сон он ощутил холодную влагу, разлившуюся внутри живота и смех двух мужчин.
        - Тебе хорошо, Джулиан? - капризный голос Стоки.
        - Всегда кончаю, когда на мне умирает очередная жертва, - надменно ответил тот. - Трепет малыша безумно соблазнителен…
        - Он вкусный…
        - Да, сладкий мальчик. Дай ему своей крови…
        - Ты хочешь его сразу освободить?
        - Часть плана, я тоже пожертвую свое богатство.
        - Свободный при рождении?! Слишком большая честь, - презрительный смешок.
        - Ничего не изменит.
        - Как прикажешь, любимый.
        - Нарекаю его Натаном.
        - Натан Джулиани… Что ж, Натан, доброе утро в вечном мраке!

* * *
        Натан скинул с себя одежду и зарылся в одеяле их с Каруманом общей постели, блестя оттуда своими черными озорными глазами.
        - Я тут чай сделал, будешь? - заботливо осведомился Каруман, колдующий на кухне.
        - Нет.
        - А чего хочешь?
        - Гвоздей жареных!.. Ничего.
        Каруман пришлепал в пушистых тапочках и схватился за ноутбук.
        - А давай я к тебе залезу, и мы фильм посмотрим? - весело улыбнувшись, предложил он.
        - Да не хочу я! - раздраженно ответил Натан.
        - Ну… А что будем делать?
        - Господи, как будто ты не знаешь, - донеслось из складок одеяла.
        - Я хотел создать романтичную обстановку. Обнявшись, полежать с тобой под одеялом и посмотреть фильм.
        - Поплакать, посморкаться, попукать… Как трогательно, аж противно!
        - Ну, Натан, я же люблю тебя.
        - Брось, зачем все эти условности, если просто хочешь мне зарядить? - Натан раскрылся, раздвигая перед Каруманом ноги. - Мне не нужна романтика, на фиг не упала! Я прекрасно понимаю, что ты собираешься со мной делать.
        - Если не хочешь, ничего не будет. Я просто люблю тебя, и мне не важно, как проводить время. Я решил все обставить не банально.
        Натан приподнялся и облокотился на спинку кровати.
        - Не банально, по-твоему, посмотреть фильм на ноутбуке? - язвительно протянул он. - Да это верх пошлости, как и наши простыни из совкового универмага, смятые и скомканные куски бытовухи. Хочешь романтики? Так давай трахнемся на северном полюсе? А? Мы же вампиры, нам холод не страшен.
        - И как ты себе это представляешь? - Каруман снисходительно одарил партнера любящим взглядом.
        - Никак, просто иди сюда и все, - Натан поманил любовника рукой.
        Тремерс быстро скинул с себя одежду и нырнул в ложе, где его ожидали озорные руки нуклеара, сразу схватившиеся за его промежность.
        - Уже возбужден, - бесстрастно произнес Натан. - И зачем тебе была нужна романтика?
        - Глупый, - Каруман погладил щеку нуклеара. - Я просто тебя люблю.
        - Избавь от своего нудежа и заряди уже!
        Каруман грустно обвел Натана взглядом и, поцеловав его в губы, прошептал:
        - Ну, поехали.
        Он одним движением закинул ноги Натана себе на плечи, открывая доступ в лоно их нуклеарной любви. Заботливые руки мягко прикоснулись к сокровенному месту, готовя его к наслаждению. Ощутив в себе упругий член партнера, Натан сладострастно застонал, непроизвольно прикрывая глаза и морща лоб. Каруман прижал руки нуклеара к спинке кровати и стал ритмично двигать бедрами, стараясь как можно глубже проникнуть в его тело.
        Дыхание вампиров стало сбивчивым, сквозь грудные посипывания прорывались стоны.
        - Спасибо, что сегодня ты отдаешься мне, раскрываясь душой, - прошептал Каруман, покрывая лицо Натана сладкими отрывистыми поцелуями.
        Джулиани в ответ застонал, его губы чуть слышно пропели строчку:
        - Sometimes I feel I've got to, run away I've got to, get away from the pain that you drive into the heart of me.[1 - «Иногда я чувствую, что мне придется убежать, что мне нужно скрыться от боли, которую ты оставляешь в моём сердце». Каруман остановился.
        - Я не законченный дурак и понимаю, что это строчки песни. Но я не могу понять, к чему ты постоянно их цитируешь, - растеряно произнес вампир.
        - Это всего лишь песня, - тяжело дыша, отозвался Натан.
        - Любимый, я не понимаю, что я делаю не так…
        Натан иронично покосился на половой орган любовника, вошедший в его тело и оставшийся там без движения.
        - Ты серьезно полагаешь, что сейчас самое время поговорить о наших высоких отношениях? - с сарказмом протянул он.
        - Прости, - шепнул Каруман, обхватывая плечи Натана и подтягиваясь к нему всем корпусом.
        Натан вскрикнул, и дрожь пробежала по его телу, объятому холодной влагой испарины.
        - Я люблю тебя, люблю, - страстно зашептал Каруман, наращивая темп проникновений.
        - Хватит, пожалуйста, - неожиданно простонал Натан.
        - Обещаю, больше ни звука… - клятвенно произнес Каруман, входя еще глубже.
        - Хватит… Хватит же! - закричал Натан, мотая головой. Каруман вздрогнул и резко вытащил из любовника свой член, уже источающий аромат приближающегося пика наслаждения.
        - Натан, любимый, Натан! Я сделал тебе больно? - испуганно затараторил вампир, гладя лицо нуклеара.
        - Фух, - выдохнул тот и открыл лукавые глаза. - Какой же ты придурок, Каруман!
        Натан молниеносно подался вперед, накидываясь на партнера, и вцепился в его шею клыками. Он с неистовством настоящего зверя начал поглощать насыщенную возбуждением кровь высшего вампира.
        - Надеюсь, это достойная плата за твою боль, - с печалью произнес Каруман, ласково поглаживая любовника по спине.

* * *
        Джулиан и Стокенхем стояли возле повозки у въезда в деревеньку Натана, ожидая появления их нового спутника.
        - Пахнет кровью, - произнес Стоки и снова вдохнул свежий аромат ветра.
        - Похоже на то, - отозвался Джулиан.
        Его губы растянулись в своей излюбленной высокомерной улыбке.
        - А вот и наш волчонок, - Стоки приподнял брови, увидев фигуру плетущегося к ним Натана.
        - Смотрю, ты покушал? - усмехнулся Джулиан.
        - Да, - отрешенно ответил Натан, не поднимая головы.
        - Пару деток загрыз?
        - Я убил их всех, хозяин, - Натан упал на колени, касаясь распущенными волосами земли.
        - Всех? - изумился Стоки.
        - Вот охотники устанут ловить низших по всей округе, - засмеялся Джулиан.
        - Он устроил тут побоище, - шепнул обеспокоенный Стоки.
        - Завидуешь?
        - Джулиан! Просто он только-только стал вампиром, первый день после пробуждения и уже такое… Причем он же некоторых просто так порвал, не пробуя на вкус. Разве не чувствуешь? Невиданная прыть!
        - Согласен, но… В него бы столько крови не влезло.
        - Да это… - Стоки сбился, потеряв нить нужных слов.
        - Я же говорил, он прекрасен, - самодовольно хмыкнул Джулиан, усиленно принюхиваясь. - Натан, мальчик мой, я чувствую на тебе запах родной крови. Ты поранился?
        - Я убил ее, - обреченным голосом прокричал Натан и обхватил голову руками.
        - Мать… Ну, не время для раскаяний.
        - Я не… Мне все равно… - прошептал Натан.
        - Вот и чудно. Я верил в тебя. Ты великолепен!
        - Правда? - Натан поднял голову и с вопросительной надеждой уставился на Джулиана.
        - Конечно! Она бы тебя не отпустила, эгоистичная тварь. У тебя не было другого выхода.
        - Да, хозяин. Она была сукой, - послушно кивнул Натан.
        - Повторяй это чаще, - подмигнул Стоки.
        - Натан, - Джулиан выставил вперед руку, маня пальцами вампира. Молодой кровосос покорно подполз к руке хозяина и застыл в поцелуе.
        - Хорошо, Натан, очень хорошо. Ты свободный вампир, но пока этого не осознаешь, - торжественным тоном раскатился по округе Джулиан. - Придет время, ты станешь самым прекрасным Джулиани, самым неистовым и злым зверем!
        - Да, хозяин, - прошептал Натан.
        - Я люблю тебя!
        Глаза Натана вспыхнули неожиданным восторгом и яркой ослепительной радостью.
        - Хозяин, я вас никогда не предам! - воскликнул он.
        - Я знаю, - усмехнулся Джулиан. И, равнодушно обведя фигуру своего нового слуги желтыми глазами, снова бесстрастно повторил: - Я люблю тебя.
        Глава 19
        ВЗГЛЯД СЕДЬМОЙ
        - Безумный мир снова отдался мне, - многозначительно произнес вампир, поглаживая свои красные, как кораллы, волосы. Он стоял на крыше многоэтажки и с беспечным презрением взирал вниз. Около его ног лежала оторванная голова.
        Вампир пренебрежительно пнул ее, и кровавый шар со спутанными волосами откатился в сторону.
        - Подумаешь, какая неприятность - умереть в Новый Год, - с насмешкой бросил убийца в отрытые и пустые глаза головы. - Вот в Африке дети от голода мрут.
        Вампир рассмеялся.
        - Охотники… Ха-ха, пусть ловят. Даже их никчемные высшие вампиры не могут меня переиграть. Куда им! Болонки с приобретенным синдромом Паркинсона, в вечном согласии с людьми. Тьфу! Они не способны совладать с натуральной силой. Я еще докажу, что самый лучший. Всем докажу! Всем! И чертовым людишкам, и этим выскочкам вампирам из моей так называемой семьи. Заставлю их заплатить за неверие в мои силы!
        Вампир непроизвольно вспомнил самый неприятный эпизод в жизни. Сербия, родовой замок его клана. Граф, глава семьи и его отец по совместительству, восседает во главе стола. Однако, кроме них, больше нет ни души, зал пуст.
        Седые волосы, аккуратные усы и равнодушный блеск серых, как мокрый асфальт, глаз. Кроме цвета глаз, отец и сын ничем не похожи. Граф проводит рукой по усам и бесстрастно излагает:
        - Я признаю тебя, ты мой сын. Но… К моему сожалению, в клане есть правила и жесткие условия. Они необходимы, чтобы обеспечить нам выживание. Так вот… Я не могу тебя принять, ибо по правилам семьи ты не вампир. Точнее, ты грязный упырь, низшая ступень эволюции. В тебе течет кровь человека, а значит, ты не можешь быть причислен к аристократам. Ты должен понять… Уезжай. Но не думай, я не отрекаюсь от тебя. Я дарую тебе книгу нашей магии, тайное оружие всех аристократов. Иди к своей цели, но только без семьи.
        Парень делает шаг назад, и воспоминание слетает с его глаз последними отблесками заката.
        - Ненавижу!!! - заорал он ветру и распластанному перед ним городу. - Всех ненавижу!
        Его взгляд упал на хрупкую девушку. Она пересекала дорогу и опасливо вертела белокурой головой в поиске встречных машин. Голубая куртка скрывала тонкое очарование юной фигуры. Девушка была прекрасна.
        Вампир прищурился, в его безжизненных глазах на мгновение вспыхнула искра, а губы растянулись в злорадной усмешке. Убийца сделал свой выбор.

* * *
        - Здравствуйте, класс, - Каруман деловито поправил очки и обворожительно улыбнулся. - Меня зовут Каруман Санфаер, я ваш новый учитель истории.
        Перед вампиром сидело десять очаровательных девушек лет восемнадцати в аккуратных, гладко выглаженных пиджачках и юбочках синей школьной формы.
        - Какой милашка, - послышался шепот смущенных девушек.
        - Он американец, а говорит без акцента. Класс!
        - Люблю блондинов…
        Каруман снова улыбнулся, вспоминая, с каким видом Натан собирался в школу. Его нуклеар долго воевал с формой перед зеркалом, потом также долго придавал себе развязный вид, а после, совершенно разозлившись, оторвал пуговицы с рукавов синего школьного пиджака, выражая тем самым протест и несогласие.
        Каруман записал свое имя на доске. Он положил мел и задумался, смотря на витиеватую надпись в стиле старинного английского письма. Воспоминания об утренних часах, проведенных с нуклеаром, сами нахлынули на него.
        - И какие имена у нас будут? - накануне спросил Натан.
        - Можем оставить свои.
        - Как же, мы, типа, американцы, надо что-то модное и звучное.
        - Что предлагаешь?
        - Хм, - Натан хитро прищурился. - Я буду Натан Брейншторм, а ты Каруман Санфаер.
        - Это что из комиксов?
        - Сам ты из комикса, я только что придумал. Просто нам подходит, хочу именно такие имена.
        - Ладно, - пожал плечами Каруман.
        Мысли вампира снова вернулись в класс, где ему надо было вести урок.
        - Девушки, я так понимаю, с вашими юношами я увижусь на следующем занятии, - протянул новоиспеченный учитель, памятуя о гендерном разделении классов.
        - Да, - ответила самая бойкая из учениц.
        - Хорошо, тогда предлагаю поговорить о том, что в истории больше всего волнует девушек.
        - О чем это? - недоверчиво отозвались ученицы.
        - Это вы мне скажите, - пожал плечами Каруман.
        - Не представляю, чтобы такой очаровашка поставил двойку, - прокатилась новая волна девчачьего шепота.
        - Он такой добрый и милый.
        - А какие у него ласковые глаза.
        - Он похож на героя аниме…
        - Ой, заладила ты про свои мультики, ничего общего! Он просто душка, чем-то Орландо Блюма в роли Леголаса напоминает.
        Каруман едва заметно улыбнулся, и, не давая девушкам повода понять, что он их прекрасно слышит, продолжил урок.
        - Мистер Санфаер, - послышался мелодичный голос с задней парты.
        - Просто Каруман, - ответил вампир и посмотрел на обладательницу приятного тембра.
        Эта была молодая девушка с распущенными русыми волосами, локонами, спадающими ей на плечи, по-детски пухлыми губами и с синими печальными глазами, полными скромного обаяния. Девушка поражала простотой - ни косметики, ни пошлых ужимок, ничего подобного, что присутствовало в ее одноклассницах.
        «Есть еще истинные леди», - с радостью отметил про себя Каруман и улыбнулся испуганной своим смущением ученице.
        - Можете рассказать нам об Италии? Я люблю эту страну.
        - Конечно, но какое время вас интересует?
        Девушка подняла глаза на Карумана, чтобы тут же их потупить под сенью густых ресниц, заливаясь розами румянца.
        - В XIX веке Италия была особенно прекрасна…
        Каруман кивнул.
        - Хорошо, давайте поговорим о культуре, как и просит… - вампир многозначительно посмотрел на девушку.
        - Марина Одинцова, - робко представилась та.
        - Как просит Марина, - закончил Каруман.
        - Ох, скукота, - тихо заговорили остальные девчонки.
        - Маринка как всегда, вот уж вечная зубрила.
        - Лучше бы спросила, женат наш учитель или нет.
        - Какая разница! Спорим, я его все равно соблазню.
        - Ну, ну, Катюха… Льстишь себе.
        Каруман демонстративно громко перелистнул страницы в книге, заставляя девушек прекратить балаган, возбужденный переживаниями юности.
        Ученицы покорно выпрямились и замерли в полной готовности слушать своего нового очаровательного преподавателя.

* * *
        - Итак, ребята, позвольте представить вам нашего нового ученика, - добродушная круглая женщина в дорогом, но неопрятном и небрежно носимом костюме, кивала на Натана. - Это наш американский студент, прибывший сюда по приглашению, Натан Бр… - женщина попыталась выговорить мудреную фамилию, но ей этого с первого раза не удалось. - Бренштр…
        Впрочем, со второго тоже.
        - Брейншторм, Натан Брейншторм, - огрызнулся Натан, добавив. - Тоже мне элитное заведение, классные руководители английского не знают.
        Раздались приглушенные смешки, заставив несчастную женщину оробеть.
        - Я сяду? - спросил у нее Натан.
        - Да, конечно, присаживайтесь.
        - А он ничего такой, толковый, - начали перешептываться новые одноклассники Натана.
        - Да вроде, скучно не будет.
        - Точно!
        Натан уселся возле окна за одинокую парту и со скучающим видом принялся рассматривать окрестности. Школьная жизнь его мало интересовала.
        - Натан будет с нами учиться год, - продолжала лепетать учительница. - Я надеюсь, вы подружитесь, правда, ребята?
        - Да, - без особого воодушевления протянул класс.
        - Подружусь зубами с их шеями, - буркнул себе под нос Натан, отмечая, что девятнадцатилетние ребята современности очень отличаются от их ровесников из прошлых эпох, взрослевших намного раньше.
        Вампир презрительно хмыкнул и, засунув в одно ухо наушник i-phone'a, включил музыку.
        - Эй, - чья-то рука стучала его по спине.
        Натан обернулся. Сзади сидели два парня и что-то явно замышляли, судя по их хитрым мордам. Вампир быстро пробежал глазами по содержимому столов и усмехнулся, увидев скрытые у товарищей в ладонях клейкие стикеры с обидными прозвищами.
        - Только попробуй, - зло прошипел он, глядя на одного из подростков. - И я тебе этот разноцветный хлам засуну туда, куда сам никогда не дотянешься.
        - Лан, лан, мы же прикалываемся, не заводись так, - отмахнулись ребята.
        - Если я заведусь, мало вам не покажется, - хмыкнул Натан.
        И, блеснув глазами, спросил:
        - А эта училка, что дура?
        - Кто? Вера?
        - Меня не интересует ее имя, меня бесит ее лепет… Она говорит с вами, как с детьми. Вот я и спрашиваю, она, что идиотка?
        - Типа того, - признал один из товарищей.
        - Ясно, так я и думал. Бараны растят себе на смену других баранов.
        - Слышь, умник… Ты б музыку не слушал, а то отнимут, - один из парней показал на наушник.
        - А деньги за собственность вернут? - съязвил Натан.
        - Родакам могут нажаловаться, - хмыкнул второй парень.
        - Мне плевать, я сирота.
        - А это правда, что наш новый учитель истории - твой опекун?
        - Чего? С чего ты взял такую фигню? - Натан аж от негодования подпрыгнул.
        - Ну, мне так сказала директриса, - пожал плечами парень.
        - Да? - вампир зло прищурился. - Вот охотники - придурки-то. Ну, раз директриса сказала, значит, наверное, опекун.
        - А ты что не в курсе?
        - Нет.
        - Странно как-то, - отозвался один из парней.
        - Как есть, у меня много денег, - ухмыльнулся Натан. - Я ими свободно пользуюсь, а кто мой опекун меня не парит.
        - Круто!
        - Ребята! - учительница с особым воодушевлением запищала высокие ноты. - А следующий урок у вас будет с новым учителем, он тоже, - она перешла на проникновенный шепот, - из Америки!
        - Отлично, - Натан потер руки. - Значит, повеселимся, а то я думал, умру тут от скуки.
        - А что такое? - спросил один из задних соседей Натана.
        - Люблю доводить белобрысого придурка, - зло отозвался тот, поворачивая к собеседнику хитрющее лицо.
        - А вы давно знакомы?
        - Я до стольки считать не умею, - хихикнул Натан. - Но он так забавно сердится и обижается. Обхохочешься!
        - Тогда мы с тобой! - закивали головами парни.
        - Ок, - вампир с ироничной улыбкой щелкнул пальцами. - Надо разукрасить ваши серые будни.
        - Точно! Сечешь тему!

* * *
        - И знаете еще, Марина, те фрески до сих пор не найдены, - Каруман замер, видя как уже в опустевшую аудиторию ввалился мальчиковый класс.
        - Ой, простите, Каруман, мне надо бежать, - засмущалась Марина и вылетела пулей из помещения.
        Каруман обреченно вздохнул, наблюдая, как ребята бесконечно галдя, рассаживаются за парты. Он проболтал об Италии всю перемену и теперь был практически выжатым лимоном. Марина оказалась весьма любознательной и дотошной ученицей, что приятно удивило и умилило вампира.
        Каруман невольно улыбнулся, но тут же был атакован злым блеском черных глаз Натана. Нуклеар сердито смотрел на него исподлобья. Тремерс одернул свитер и уселся на свое место, желая показать, что ничего необычного не произошло и что он не понимает взгляда Натана, но получилось плохо.
        Теперь Каруману добавилось головной боли. Вне всякого сомнения, Натану взбредет в голову выяснить, что это была за девушка, и, возможно, он станет играть с ней, впутывая в свои дикие кровавые авантюры. А это недопустимо. Каруман озадаченно нахмурился.
        - А вы наш новый учитель, да? - спросил парень, севший рядом с Натаном.
        - Да, - кивнул Каруман, с удовольствием отмечая, что его нуклеар достаточно быстро сошелся с ребятами.
        - А как вас звать? - спросил парень в синем жилете и ноутбуком в руках.
        - Простите, забыл представиться, - засмеялся вампир, - Каруман Санфаер.
        - Прикольно, - отозвался кто-то из учеников.
        - Буду учить вас истории.
        - А это правда, что вы опекун Натана?
        - Да.
        - Ложь голимая, - раздраженно рявкнул Натан.
        Каруман развел руками.
        - Слышишь, учитель, ты лучше скажи нам, что вы там с девчонками изучали? - небрежно кинул Натан.
        - Точно! Новичок прав! - затараторили парни.
        - А он смелый, так фамильярно с учителем говорить, - прошипел соседу парень с ноутбуком.
        - Мы изучали культуру Италии девятнадцатого века, - доброжелательно ответил Каруман.
        - И что там, с культурой? Еще не стухла? - хмыкнул Натан.
        - Вы тоже хотите услышать?
        - Мне наплевать.
        - А вашим одноклассникам?
        - Мне плевать, - прорычал Натан, приподнимаясь в своей звериной полусогнутой манере.
        - Плохое настроение?
        - Праздная скука. Ладно, лучше расскажи о том, что тебе самому близко.
        - Ну, ты псих, - шепнул вампиру его сосед, едва сдерживая восторг.
        Натан подмигнул и плюхнулся обратно.
        - Мне ближе, конечно, английская культура, - совершенно спокойно ответил учитель, стойко выдерживающий провокации. - Могу распространиться.
        - Если можно, мистер Санфаер, - парень с ноутбуком приготовился записывать.
        - А что, вам здесь можно с техникой? - между делом осведомился Натан у соседа.
        - Конечно, если родители не против, учителя хрен запретят.
        - Удобно.
        - Еще бы! Мы элита!
        - Я бы с удовольствием рассказал вам об Англии, - добродушно начал Каруман. - Особенно мне нравится поэзия…
        - Бредятина! Английская поэзия - полная чушь, - заявил Натан и нагло водрузил ноги на парту.
        - Ничего себе! Ну и поведение, - не выдержали ученики.
        - Рисковый парень.
        - Точно сирота.
        - Почему же, простите, английская поэзия - чушь? - Каруман блеснул на Натана стеклами очков, устремляя тяжелый взгляд на нуклеара.
        - А мне так хочется, - бесстрастно изрек Натан, закладывая руки за голову.
        - Напрасно, в Англии очень много достойных поэтов и писателей. Туманный Альбион подарил миру богатое культурное наследие. Вспомнить хотя бы Байрона или Шекспира…
        - Да гомики они… - резко кинул Натан, презрительно морщась.
        - В смысле? - растерялся Каруман.
        - В прямом! Голубее неба в Палермо.
        По классу прокатились сдавленные смешки.
        - Натан, я не понимаю, с чего вы взяли и как это отражается на поэзии?!
        - А я не брал ни откуда, просто знаю.
        - Где же вы это знание почерпнули, позвольте узнать? Что же это был за фолиант, мне неведомый?
        - А ты с чего решил, что это не так? Ты их лично знал? Не поверю, слишком ты свеженький.
        - Поразительно! Да, какое вообще имеет значение ориентация человека?
        - Вы слышали? - Натан с вызовом обратился к классу. - Наш учитель считает, что однополая любовь - норма жизни. Что за учителя пошли?! Эй, Каруман, может, ты еще приобщить нас хочешь… к культуре?
        - Он же твой опекун, - шепнул вампиру сосед.
        - А, да, точно! - задумчиво произнес Натан, хмурясь. Он неожиданно встал и стремительно подошел к столу преподавателя. - Итак, ты полагаешь, что это нормально?
        - Я лишь сказал, что на поэзии и таланте не сказывается ориентация человека, - Каруман пристально посмотрел на всерьез разошедшегося нуклеара.
        - Ясно, ясно, - засмеялся тот, облокачиваясь на стол. - Эти поэты и писатели, такие утонченные, изысканные, манерные, прямо, как ты.
        - Натан, вы что-то хотите сказать?
        - Вовсе нет, - замахал руками вампир. - Говорить - твоя профессия.
        - И что я должен сказать?
        - Ну, вернемся в Европу. Расскажи нам, например, про Джулиана, римского паренька, который пел веселые песни на заре христианства.
        - Ну, был такой, о нем даже упоминают хроники…
        - И что?
        - Ничего. Пел себе и пел, ходил по провинциям и дарил людям радость сладким голосом.
        - Ага, ясно. А не хочешь рассказать, - Натан зло оскалился, - как его увлек за собой странный римский патриций, а потом совратил и надругался над пареньком?!
        Карумана передернуло.
        - Я ничего не знаю об этом, - холодно произнес вампир.
        - Ей, ей, учитель, какое лицемерие, - усмехнулся Натан, обращаясь к классу. - А знаете, что было дальше? Этот патриций хладнокровно вышвырнул мальчишку-певца, как бродячую собачонку, обрекая на боль и одиночество.
        - Я же говорю, я не имею представления об этой истории. Если вы, Натан, осведомлены лучше, то поделитесь с нами.
        - Стойте, - в разговор вмешался парень с ноутбуком, выглядевший весьма сурово. - Я не понимаю, как ваша перепалка относится к истории. Лично меня тема гомосексуальных связей совсем не интересует, поэтому я, как староста, прошу вас прекратить спор, который явно касается только вас двоих.
        Оба вампира переглянулись.
        - Староста, пошел ты в жопу, - зло протянул Натан.
        Парень окаменел от невиданной дерзости.
        - Зачем? - одними губами прошептал Каруман.
        - Чтобы ты помнил, кто ты есть и не строил из себя добренького учителя, - так же незаметно для всех ответил Натан. Он вернулся на свое место.
        - Ну ты даешь, - с придыханием в голосе прошептал сосед Натана, когда его новый товарищ уселся рядом.
        - Да, вообще, никто так раньше не говорил с учителями, - согласился еще один парень, сосед с задней парты.
        - Ну, я же сказал, повеселимся, - самодовольно похвалился Натан.
        - Только ты, по-моему, повернут на голубых, - его сосед пожал плечами.
        - Я? Нисколько. Это он, - вампир кивнул на Карумана, как ни в чем не бывало продолжающего урок.
        - Твой опекун нетрадиционной ориентации? - изумился сосед сзади.
        Натан задумчиво посмотрел на своего нуклеара, а потом весело бросил:
        - Нет, конечно, просто он такой весь миленький и слащавый, что хочется постебаться. Прям так и просит, так и нарывается на насмешку.
        - Нормальный?! Ну, слава богу…
        - А если бы он оказался голубым, то что? - Натан прищурился.
        - Ну, это… - его сосед по парте застыл в замешательстве.
        - Тяжело бы тебе пришлось, - помог ему второй товарищ.
        - Точно!
        - Хм, наверное, - кивнул Натан, невольно ловя на себе злые глаза парня с ноутбуком. - А это что за хмырь на меня пялится?! - вампир кивнул в сторону старосты.
        - А, да… Кстати, ты, действительно, псих, раз решил нагрубить Жене Егорцеву.
        - Да? А он что господь бог местного производства? - съязвил Натан.
        - Нет. Он сын очень влиятельного в России человека, которого боятся все. Даже мы со своими связями предпочитаем дружить с Женей. Нам проблемы не нужны.
        Оба парня закивали.
        - А мне наплевать. Ваш Женя с большими связями - типичный среднестатистический дрочер!
        - Сразу видно - американец! Тебе-то, конечно, нечего опасаться, - с завистью протянул сосед.
        - Или у тебя нереальные связи, - заключил парень с задней парты.
        - Дураки, мне до вашей мышиной возни дела нет, - Натан лукаво подмигнул двум одноклассникам и погрузился в мир музыки.

* * *
        - Алло? - Каруман снял трубку мобильника, терзающего его больную после двух уроков голову.
        Теперь была большая перемена, на которой вампир намеревался хоть немного отдохнуть, но срочный звонок из штаба охотников грозился поставить на этом робком желании жирный крест.
        - Да, господин Никоненко, - устало проговорил вампир. - Все в порядке. Приняли нас хорошо. Натан нормально, в своем обыкновении безобразничает. Нет, контролирую его, все идет хорошо. Пока ничего не выяснил, ученики явно непричем. Ну, по крайней мере, те, которых я видел. Хорошо, спасибо за информацию.
        Каруман выключил мобильный и принялся за стопку школьных журналов и личных дел, любезно предоставленных ему директрисой. Пыльные листы пугали своим обилием, но воодушевляли возможностью пролить свет на запутанное дело вампира-одиночки.

* * *
        Натан тем временем не обременял себя работой, разыгрывая роль ученика колледжа. Вместе со своими новыми почитателями вампир устроился за столом в столовой, в которой царил оголтелый дух пришедшего вовремя обеда.
        - А хорошо вас здесь кормят, - Натан потыкал вилкой овощной гарнир.
        - Да, итальянский ресторан, - гордо отозвался один из его спутников.
        - Я бывал в Италии, - хмыкнул вампир. - Там гораздо вкуснее, а это так, качественная помойка…
        - Ну, ну! Хватит понты колотить, здесь все свои.
        - Учту, - Натан блеснул хищными глазами и облизнулся.
        - Я взял нам латте, - к столу подошел еще один парень, сегодняшний сосед Натана по парте, и кинул перед товарищами пакеты с кофейным напитком.
        - Хвалю, - произнес Натан, хватая свою порцию.
        Неожиданно мимо столика с ребятами прошла грустная девушка. Та самая, с которой Каруман говорил на перемене. Натан проводил ее изучающим взглядом и, обернувшись к спутникам, вкрадчиво поинтересовался:
        - А это кто?
        - Где? - мальчишки завертели головами.
        - Вон, пришибленная такая!
        - А это, это ж Марина Одинцова.
        - Но мы не советуем, - вмешался какой-то парень. - Она странная, с завихрением, короче, серая мышь. К тому же дочь среднего бизнесмена от первого брака. Папочка каким-то чудом пропихнул ее сюда и забыл навсегда, решив, что выполнил свои отцовские обязанности.
        - Вот как… - протянул Натан, делаясь серьезным.
        - Да, беднота, мы с такими не водимся.
        - Я думал, здесь все свои.
        - Не всегда. Иногда случается недобор и попадает разный сброд, уж молчу о том, что, бывает, и детям сотрудников разрешают посещать занятия. Но это блажь директрисы. Типа, благотворительность.
        - Интересно… - вампир что-то про себя отметил и усмехнулся.
        - А что, она тебе понравилась?
        - Может, да, а может нет. Люблю, знаете ли, тихонь, в них дремлет огонь.
        - Вот вкус извращенный!
        - Глупые вы еще, тупые, - пожал плечами Натан и неожиданно сорвался вдогонку удаляющейся девушке.
        Марина боязливо оглянулась и вздрогнула. Рядом с ней брел не пойми откуда взявшийся парень.
        - Привет, - произнес он, как только девушка его заметила.
        - П… привет, - Марина покраснела.
        - Меня звать Натан Брейншторм.
        - Ты тот новенький, что воспитанник учителя Карумана? - выпалила девушка.
        - Типа того, так написали, - хмыкнул Натан, засовывая руки в карманы.
        - Ты не в форме, почему?
        - Мне не нравится, переоделся в машине… - Натан засмеялся, вспоминая, как противился Каруман.
        - А ты не похож на других.
        - Я американец.
        - Скорее индеец…
        - Брось.
        - Хотя да, - Марина потупила взгляд. - Ничего общего. Может, тогда китаец…
        - Тоже неверно. У меня глаза не щелочки, ты что слепая?
        - Сдаюсь.
        - Я не скажу, - Натан зло прищурился.
        - Ладно, - Марина пожала плечами.
        - Ты не против, что я тебя провожаю?
        - Нет.
        - О чем грустишь?
        - Так заметно?
        - Да, - Натан потер подбородок. - Я все подмечаю.
        - Просто знаешь… Как раз перед вашим приездом пропала девушка, Алина. Ее нашли мертвой…
        - Я читал, наша разведка хорошо поработала.
        - Она умерла, а все ведут себя как обычно, как будто ничего не произошло. Всего одна минута молчания с грустными лицами, а потом снова размеренная праздная жизнь, хотя Алины больше нет. Так грустно…
        - Вы были с ней подругами?
        - Нет, она не общалась с такими, как я. Но мне все равно ее жаль.
        - Такими, как ты? - Натан удивленно поднял брови.
        - Да. Мы лузеры, аутсайдеры, - призналась девушка.
        - Из-за того, что у вас меньше денег? Из-за статуса?
        - Да.
        - Знакомая фигня, - ухмыльнулся Натан. - Меня не принимали из-за внешности.
        - В Америке? - удивилась Марина.
        - Эмм… Ну, да. Там же тоже разные слои общества бывают, - быстро придумал отговорку Натан.
        - Поэтому ты переехал?
        - В какой-то степени.
        - Здесь тоже неспокойно.
        - Плевать.
        Марина рассмеялась, поражаясь непосредственности своего нового спутника.
        - А знаешь, мне понравился учитель истории, ну, твой опекун, - произнесла девушка, краснея.
        Натан нахмурился:
        - С чего это?
        - Ну, он такой добрый, вежливый. А его глаза! Да они просто искрятся нежностью. Он как будто сошел с фотографий девятнадцатого века. Он, как аристократ, такой же обходительный и благородный.
        - Ей, ей, любовь с первого взгляда? - хмыкнул Натан.
        - Нет, что ты… - Марина замотала головой, смущенная прямотой собеседника. - Я искренне люблю подобных людей. Мне, вообще, кажется, что раньше человечество было добрее. А у Карумана как раз типаж благородного дворянина. Но это не влюбленность.
        - О да, - хитро протянул Натан, - люди всегда были одинаковы, а благородные дворяне оказывались подлыми лжецами и извращенцами.
        - А? - Марина застыла с открытым ртом. Ее реакция рассмешила Натана.
        - Забудь.
        - Ладно… - Марина закусила губу.
        - Ого, - вампир тоже застыл.
        Он остановился ровно напротив одной из дверей коридора и несколько раз с интересом пробежал глазами по висящей на ней табличке.
        - У вас что тут еще и парикмахерские есть?
        - Конечно.
        - Ничего себе, может прическу поменять? - Натан провел рукой по волосам.
        - Ну, если хочешь. Хотя у тебя очень красивые волосы. Не надо их портить, ну разве что подровняй…
        - Хе, а это идея! Пока! - взревел вампир и пулей ворвался в кабинет.
        Дверь громко хлопнула.
        - Да? - спросила миловидная брюнетка, невозмутимо читающая журнал в косметическом кресле.
        Натан разбитной походочкой приблизился к женщине.
        - Мне вот так, - ухмыляясь, произнес он и протянул пластиковую карточку с фотографией Карумана.
        - Ладно, - безразлично протянула женщина, - садитесь.
        Натан развалился в кресле и, прикрыв глаза, прошептал с заметным раздражением:
        - Человечество кажется ей добрее… ха, благородные дворяне - какая глупая шутка…

* * *
        Неаполь на заре XIX века был полон событий. Одно из таких - приезд в город двух господ в сопровождении юного слуги странной азиатской наружности. Господа заперлись в лучшем номере лучшего отеля. Не покидая его ни на минуту и ничего не требуя от обслуживающего персонала, странные гости породили массу слухов, мерно расползшихся по шумному городу.
        Но какой бы ни была молва, правда оказалась значительно проще и приземленней.
        Обнаженный Стоки лежал сверху на таком же голом Натане и сплетал их языки в грубом и бесстрастном поцелуе. На бедре у вампира красовалась красная шелковая лента, завязанная в пышный бант, точно такая же лента только синего цвета сковала узлом плечо Натана.
        - Стоки, будь чуть страстнее, - равнодушно скомандовал Джулиан, сидящий на стуле, развернутом к кровати лицом. Он был единственным наблюдателем постельного спектакля.
        - Хорошо, Джулиан, - отозвался Стоки, начиная ласкать языком соски Натана.
        - Уже лучше, - Джулиан посмотрел на двух вампиров через лорнет тонкой ручной работы с драгоценной инкрустацией. - Мне нужно действо, огонь, - вампир криво улыбнулся, закидывая ногу на ногу и гладя бархатный воротник вошедшего в моду атласного халата.
        Стоки кивнул и резким движением задрал любовнику ноги, проникая пальцем в его заднее отверстие. Натан поморщился и застонал.
        - Тогда двумя, - протянул Стоки, погружая в тело вампира оба пальца. Натан дернулся, но его порыв остановила рука Стокенхема, впившаяся в бедро партнера.
        - Стоки, придурок, ногти! - выдавил слова Натан, изгибаясь всем телом.
        - Терпи давай, - рыжий вампир еще глубже погрузил свои пальцы, самодовольно отмечая, как по телу Натана пробежала дрожь получаемого удовольствия.
        - Тебе больно, Натан? - холодный голос Джулиана заставил вампира распахнуть глаза.
        - Нет, мне не бывает больно, - механически отозвался Натан, шепча, - я это делаю ради вас, хозяин.
        Он закатил глаза и сжал губы, чтобы не закричать. Джулиан, насладившись трепетом слуги, властно произнес:
        - Стоки, радость моя, ты коготки свои подстригай, а то наш мальчик травмируется.
        - Можно подумать, он не вампир и не регенерирует.
        - Много не говори. Работай.
        - Ладно, - капризно протянул Стоки, вынимая пальцы из Натана и выпуская его из своих рук. Натан долго не мог прийти в себя и долго тяжело дышал, тем самым заставляя Стоки кривить рот в самодовольной улыбке.
        - Ты возбудился, - радостно заявил он и снисходительно потрепал своего любовника за щеки.
        Натан не ответил. Тогда Стоки, зло прищурившись, облизнулся и резким движением оседлал своего молодого любовника.
        - Моя очередь, - оповестил он, легким отработанным движением направляя в тело возбужденный член любовника. Глубоко вздохнув, Стоки насел на него, поглощая до самого основания. Натан тяжело задышал, невольно сжимая руками бедра своего соблазнителя.
        Полуденное зарево, заливая комнату отеля, било по глазам. В солнечных лучах блестели яркие рыжие волосы Стокенхема, развевающиеся от его неистовых содроганий на теле сородича. В воздухе висел душный аромат пота и истомы.
        Натан равнодушно рассмотрел любовника и отвернулся, останавливая свой стеклянный взгляд на фигуре Джулиана.
        - Я люблю вас, хозяин, - податливо прошептали его губы.
        Джулиан сорвался на демонический хохот.
        - Я… Я тоже… О! Боже… - сбиваясь, кричал Стоки, неистово помогая себе рукой, - Джулиан! Я люблю тебя! - он протяжно застонал, знаменуя пик сладострастия.
        - Как трогательно, - равнодушно ответил Джулиан, отстраняя лорнет от лица. - Стоки, достаточно.
        Словно по команде, тот упал на спину.
        - Пошел отсюда, оборванец, - злобно крикнул он и ногой спихнул Натана с кровати.
        Оказавшись на полу, вампир, задыхаясь, пополз к своему господину.
        - Хозяин, позвольте, - Натан ухватил руку Джулиана и прижался к ней губами.
        - Ты должен стать умелым любовником, - вампир похлопал своего слугу по голове, лохматя черные, блестящие испариной, волосы.
        - Куда он денется, - съязвил Стоки, вальяжно раскинувшийся на кровати и неспешно подтирающийся одеялом.
        - Пусть постигает уроки любви, чтобы быть готовым к встрече, - Джулиан снисходительно провел пальцами по губам Натана.
        - Хозяин, я люблю только вас, - беспомощно отозвался тот, жадно ловя взглядом каждое движение господина.

* * *
        Тремерс вернулся домой после внезапного вызова в штаб охотников. Вечером была обнаружена еще одна жертва. Непредвиденное обстоятельство заставило военных поторапливать вампира с расследованием.
        На этот раз смерть приобрела девушку. Надежда Иванова, восемнадцать лет, и снова Лосиный Остров.
        Каруман вздохнул, погружаясь во мрак неосвещенной квартиры. Вампир, конечно же, ожидал встретить Натана в дурном настроении, но не ожидал, что в настолько плохом.
        Джулиани расхаживал по комнате, блуждая, как запертый в клетке хищник. Его глаза почти заплыли под веки, делая взгляд поистине животно-диким. Чуть сутулая осанка, отрывистые шаги и движения, безумный оскал - вот что рисовало портрет Натана в полутонах багрянца.
        - Натан… - тихо произнес Каруман, делая шаг вперед.
        - Не подходи, - взревел он.
        Вампир демонстративно усилил звук на играющем музыку i-phone.
        - Любимый, я приехал, - ласково продолжал Каруман.
        - Наплевать! Знать не хочу, как ты вылизываешь подошвы этим людям! Ненавижу!
        Натан в ярости сорвал с себя наушники и швырнул модную игрушку на диван. Ему повезло, он не промахнулся.
        - Натан, новая жертва, - сухо сообщил Каруман.
        - И прекрасно! Пусть всех их перегрызет, я посмеюсь. Хоть один из нас выполнит свое предназначение.
        - Нам завтра, перед колледжем, нужно будет заехать в штаб.
        - Достало! - проревел Натан, сбрасывая со стеллажа вазу одним порывистым движением.
        - Прости, из-за меня тебе приходится… - Каруман скорбно поник.
        - Да, да, все ты, придурок, виноват. Как же меня достало! - Натан топнул ногой и снова заметался по комнате. - Достало служить им, делать вид, что я человек. Жить их скучной жизнью. Я вампир! А что я делаю? Изображаю школьника по приказу собственного подножного корма! Идиотизм, бред, театр абсурда!
        - Натан, милый мой, потерпи немного… Нам нужно всего лишь закончить дело, а дальше мы будем предоставлены сами себе.
        - Нет, не будем! Ты прекрасно все знаешь, - остервенело завопил вампир, из глаз которого летели искры отчаянной ненависти. - Эти твари! Они повсюду! Как они меня бесят! Ненавижу! И ты им служишь, ты, Тремерс, высший… Э, нет, уже не так, ты предатель рода вампиров.
        - Не говори так…
        - Бла-бла! Знаешь что?! Пошел ты, придурок! - снова завопил Натан и выпустил свою звериную лапу, принимаясь крушить ею все подряд.
        Вскоре он дошел до пика неистовства и, войдя в раж, исчез из поля зрения своего печального нуклеара. Вокруг поднялся бешеный вихрь, после которого от мебели оставались одни щепки, а на стенах трещали обои, разрезанные когтями зверя.
        Натан носился по квартире, как взбесившийся тигр, не желая ни останавливаться, ни осмыслять творимое. Когда же в доме не осталось ничего, что он мог бы разрушить, Каруман решил вмешаться.
        Он прикрыл глаза, концентрируясь на сердцебиении своего нуклеара, и одним взмахом руки выхватил его из круговорота ветра. Натан оказался в объятиях Карумана, повалившегося на пол вместе с пойманным вампиром. Джулиани еще пытался биться и вырываться, но стальной захват рук Тремерса не позволял ему оказаться на свободе.
        - Тихо, тихо, успокаиваемся, - шептали губы Тремерса всякий раз, когда тело Натана сводило напряжение в порыве отстраниться.
        Вскоре Натан перестал дергаться и просто тяжело дышал.
        - Вот так, молодец, - ласково отозвался Каруман, гладя Натана по спине. - Успокоился. Все погромил и успокоился.
        - Пошел ты, - зло прорычал обессиленный Натан.
        - Любимый, как жаль… Как жаль, что я не нашел тебя прежде Джулиана, - с горечью выпалил Каруман.
        - Тремерс, ты слишком самонадеян, раз считаешь, что меня волнует мое прошлое. Оно меня не парит!
        - И все же, я хотел бы встретить тебя раньше…
        - Ты бы прошел мимо, - холодно ответил Натан, потянувшись руками к горлу нуклеара.
        - Жаждешь крови? - Каруман ослабил захват объятий и подставил шею. - Возьми мою! Возьми до остатка, если захочешь…
        Натан обнажил клыки и погрузился в плоть, питающую его измученное негодованием тело.
        - Любимый, все будет хорошо, пей. Пей и набирайся сил, - тихо шептал Каруман, не выпуская из рук своего нуклеара.
        Он с бездонной грустью в глазах смотрел на вздрагивающие плечи Натана, отчетливо понимая, что скоро пресной крови высшего вампира будет недостаточно для его насыщения. И тогда… Впрочем, о дальнейшем Каруман предпочитал не думать.
        Глава 20
        ВЗГЛЯД ВОСЬМОЙ
        Снег податливо проминался под ногами, отдавая морозным хрустом.
        - Шмяк, шмяк, - тихо напевал Натан, смотря, как расползаются белоснежные снежинки под тяжестью его подошв.
        - Скучал по зиме? - ласково спросил Каруман, идущий рядом.
        - Нет, - буркнул его нуклеар.
        - Видишь серую коробку здания? Вот, нам туда, - Каруман указал на виднеющееся в елках строение.
        - Мне плясать от радости по этому поводу?
        - Да нет, - пожал плечами Каруман. - Просто, когда ты здесь был последний раз, это здание только строилось.
        - Как трогательно. Хотя, ты знаешь, серый безличный свет как нельзя кстати подходит спецразведке.
        - Возможно, - улыбнулся Тремерс.
        - Какой же ты придурок, - отозвался Натан, ускоряя свой шаг, отчего походка сделалась еще более развязная и нескладная, как у хищника.
        - А ты идешь, как волк, - хмыкнул Каруман, наблюдая за шагами нуклеара.
        - Завидуй, белобрысый.
        Тремерс лишь скользнул по фигуре возлюбленного ласковым и нежным взглядом.
        Вампиры вошли в здание, встретившее их обжигающим ветром обогревателей.
        - Куда ломитесь! Пропуск! - прокрякала вахтерша и перегородила спутникам дорогу.
        - Конечно, - снисходительно улыбнулся Каруман, доставая две пластиковые карты.
        Натан рассержено цокнул.
        - Что-то он не больно-то похож, - прищурив один глаз на Натана, проворчала вахтерша.
        - Пошла ты, - рявкнул вампир.
        - Что ты сказал??? - прохрипела старуха беззубым ртом.
        - Стойте, стойте, - развел два комка ненависти Каруман, - ничего он не сказал, а на фото он только… - вампир с интересом хмыкнул, - с другой прической. Можно, мы пройдем, ну, пожалуйста.
        Каруман растянул губы в своей обворожительной улыбке.
        - Скирда старая, - сквозь зубы добавил Натан, оскалившись.
        Но против ослепительного очарования Тремерса у людей не могло быть оружия.
        - Идите, - тявкнула бабка и, кутаясь в пуховый платок, зашаркала на место.
        Вампиры двинулись дальше.
        - И зачем ты ей хамил? - искренне не понимая, спросил Каруман.
        - Просто так… бесит!
        - Зря. Ты ведь помнишь Люсю?
        - Нет…
        - Люсю, вечно улыбающуюся девушку, внучку гардеробщицы из старого здания.
        - Которую я порывался съесть на обед?
        - Да.
        - Я был даже готов подарить ей вечность, если бы она попросила.
        - Так это и есть Люся.
        - Да? - равнодушно переспросил Натан. - От той Люси в ней ничего не осталось.
        - К сожалению, ты прав, но век людей столь короток.
        - Ага, и бесполезен, - поморщил нос Джулиани. - Когда человек молод, он прекрасен, а когда стареет, в нем нет красоты, как и в увядшем пожухлом плоде…
        - У тебя сегодня лирический настрой, мне нравится, - отозвался Каруман.
        - У меня сегодня недосып из-за твоих дебильноватых охотников, заставляющих переться на край света в такую рань, - съязвил Натан, неряшливо приглаживая пряди челки, которой он вчера так спонтанно обзавелся.
        - Я только сейчас заметил, что у тебя другая прическа, - ласково протянул Каруман.
        - Я не удивлен, тебе ж на меня плевать, ты ничего, кроме своих людишек, не замечаешь.
        - Брось, - вампир поправил челку Натана, легшую на пробор, - вчера было не до того, ты меня заставил поволноваться. А знаешь… Косая челка и хвост тебе к лицу, но… твоя естественная форма мне нравится больше.
        - А мне наплевать, я кошу под модного парня, не видишь? - Натан покрутил головой.
        - Да. Мне приятно, что ты принимаешь условия охотников.
        - Хе, я бы на твоем месте не радовался. Хотя, что еще дуракам делать, кроме как рассыпаться восторгом по каждому поводу.
        - Ладно, оставим это, - с грустью произнес Тремерс, открывая дверь кабинета полковника.
        Натан вальяжно ввалился в помещение. Он, не церемонясь, с ногами забрался на стул, заставляя сонного полковника раздраженно поморщиться.
        Каруман учтиво поклонился.
        - Господа высшие вампиры, - протянул полковник, устало обводя визитеров глазами, - у нас ЧП.
        - Чистые пруды? - иронично переспросил Натан.
        - Чрезвычайное положение, - не понял юмора военный. - Еще одна жертва, девушка, восемнадцати лет, Надежда Иванова.
        - Угу, и на этот раз он взял сердце, - задумчиво изрек Натан.
        - Откуда вы знаете? - напрягся полковник.
        - Предположение…
        - Натан! - Каруман многозначительно посмотрел на нуклеара.
        - Где? - Натан свесился со стула и посмотрел под ним. - Не вижу.
        - Не юродствуй… Если есть предположения, пожалуйста, поделись с нами.
        - Обойдетесь, - проворчал вампир.
        - Прошу…
        - Да догадался я. Ну, какое еще заклинание, кроме «слезы», может строить вампир, презираемый своим собственным кланом? Конечно, слезу! А для обряда нужны голова, сердце, матка и почки.
        - Ты полагаешь…
        - Да! - гаркнул Натан. - Прямая выстроена, ее центр - место смерти Аллы, а завершающая черта - Алина. Наш убийца вышел на новый виток. Он хочет освободиться от наследия своего рода и образовать свой клан крови.
        - Тогда, ему еще понадобится, как минимум, две жертвы…
        - Хе, я бы ему помог, - яростно бросил Джулиани.
        - Натан, не терзай мою душу, - с мольбой в голосе попросил Каруман, хмуря брови.
        - А что, Тремерс, правда глаза колет? Любой нормальный высший желает обрести свой род, свое наследие, возвысить свое имя! Разве это не наше призвание?
        - Нет, кровавые карнавалы не обязательны, вампиры могут жить в мире с людьми и без кровопролития.
        - Ну-ну, это как добровольная кастрация или ампутация ног, можно жить, только вот жутко неудобно, да и зачем?
        - Каждый имеет право на жизнь! Мы не должны лишать людей самого дорогого!
        - Тогда такой же лозунг запросто могут толкать зеленые. Для меня человек - это прежде всего еда, как для людей свиньи или коровы. Какой мне смысл их щадить?
        - Натан… - Каруман сорвался на отчаянный шепот.
        - Не нравится? Так давай, усыпи меня… Чего ждешь? Думаешь, у меня крылья ангельские отрастут, и я запою хоралы? Ты дебил, Тремерс, - Натан щелкнул языком.
        - Я обещал, - Каруман резко поднялся со своего стула и шагнул к своему нуклеару, - я больше не посмею обречь тебя на принудительный сон.
        Вампир неожиданно для всех присутствующих стремительно нагнулся и поцеловал Натана в губы.
        - Я вам не мешаю? - осведомился полковник, ставя чашку кофе на стол.
        - Простите, - чуть покрасневший Каруман вернулся на свое место.
        - Вы проверили дела учеников?
        - Да, я посмотрел. Никого, кто бы мог быть связан с Сербией.
        - Точно?
        - Да, ошибки быть не может. Все ученики - дети богатых влиятельных людей, известных в узких кругах российской элиты. В ней нет вампиров, а если и есть, то они на счетчике вашей службы, и в плане их сущности к ним нареканий нет.
        - Мы проверили персонал… Чисто, - удрученно брякнул полковник, играя бликами кофе на дне чашки.
        - Не понимаю…
        - Натан не мог ошибиться? Вампир точно серб?
        - Нет, не мог. Тем более, я говорил это еще до него.
        - Заладили, Натан, Натан, - произнес Джулиани, занятый демонстративным вытиранием губ после поцелуя нуклеара.
        - Но мы действительно в тупике, - нахмурил лоб Каруман.
        - Вы просто дауны. Подумаешь, в делах нет информации. Да на ученика могли вообще не заводить карточку… - протянул Натан, надменно кривя рот.
        - Директриса сказала, что на каждого ученика автоматически при приеме заводится биографический лист, да и в компьютерные базы сразу вносят инфу.
        - Слова людей… Ты веришь им? Тут два варианта, либо наш парень был настолько левый, что на него побоялись заводить карточку, ну там проверки… все дела. Либо он пробыл слишком недолго… Опять-таки, будучи со стороны.
        - Невозможно, - отмахнулся полковник. - Нас заверили, что посторонние не могут получить доступ на территорию колледжа.
        - Ей, ей, а что им помешает? Ну, в смысле, слушайте больше, - хмыкнул Натан, щелкая пальцами. - Мне вот ученики другое говорят!
        - Что? - в один голос произнесли Каруман и полковник.
        - Да так…
        - Что?!
        - Ну, так… - Натан намеренно тянул время.
        - Говори же!
        - Ладно, если вы так просите, умоляете, в ногах у меня катаетесь и плачете, скажу! Поговаривают, - Натан заговорщически улыбнулся, - директриса позволяет некоторым детям персонала присутствовать на уроках, к тому же иногда в колледж все же просачиваются посторонние элементы. Аутсайдеры… Как эта… Как ее… Марина Одинцова.
        Каруман вздрогнул.
        - Вы знакомы? - обеспокоенно спросил он.
        - Конечно, мой милый нуклеар, - Натан по-барски закинул ногу на ногу и многозначительно подмигнул, - я уже успел завести с ней плотное знакомство так же, как и ты.
        Каруман нахмурился.
        - И что же с аутсайдерами? - поторопил полковник.
        - Да ничего особенного, - пожал плечами Натан, - долго они там не задерживаются. Чувствую, в колледже идет настоящая травля изгоев…
        - Значит, вы предполагаете, что наш вампир какое-то время учился и жил в пансионе?
        Натан задумчиво кивнул.
        - И его там обидели, спровоцировав тем самым невольное пробуждение сущности вампира?! - подытожил Каруман.
        - Ага, он озлоблен на это место, и, естественно, в своем стремлении поквитаться он абсолютно прав, - Натан криво усмехнулся.
        - Месть - слишком мелочное чувство для высшего вампира, - отозвался Тремерс.
        - Что ты знаешь… Ты, который презрел свою сущность?!
        - Стойте-стойте, - полковник стукнул чашкой об стол, - ваши разборки можно отложить, давайте вернемся к вампиру. Объясните, каким образом он хочет отомстить, если его кровавый рейд направлен на освобождение от родовых уз?
        - Сергей, мне кажется, мы имеем дело с изощренной многоходовкой, - Каруман деловито поправил очки.
        - М?
        - Вампир, освобождаясь от власти клана, больше не принадлежит ему. Кровавые пути с момента освобождения начинают тянуться отдельно, а сила, получаемая от жертв, не передается старшему рода, то есть всецело отходит к вампиру.
        - Так же, как и с простым вампиром, - добавил Натан. - Когда он выпивает кровь хозяина, вампира его обратившего, он получает независимость. С этого момента вся энергия убитых им жертв перетекает в него одного, усиливая тем самым его собственную мощь. Таким образом, вампир получает возможность стать высшим.
        - Понятно, но при чем тут колледж? - военный непонимающе почесал над бровью.
        Натан громко фыркнул и отвернулся. К человеку он демонстрировал свое полное презрение.
        - Возможно, он хочет обратить своих обидчиков в вампиров и подчинить себе, - предположил Каруман.
        - Низко берете, - неистово проговорил Натан, блестя безумством глаз.
        - А? - одновременно оживились полковник и Тремерс.
        - Обидчиков… Нет, не его полет, - Натан оскалился. - Он жаждет мести всем!
        Вампир спрыгнул со стула и развернулся в диком неистовстве, воздевая скрюченные пальцы к небу.
        - Всем! - повторил он, неотрывно смотря в потолок. - Всему миру, этим тупым ублюдкам, которые так бездумно его допекали. Он жаждет превратить их жизнь в ад. Да… Он подарит им вечность, обрекая на жалкое существование марионеток, следующих только его воле…
        Натан облизнулся.
        - Комплекс бога, - заметил полковник. - Типично для неудачников…
        - Неудачников? - Натан выпрямился и с иронией окинул взглядом фигуру полковника. - Нет, я не могу назвать нашего вампира таким. В чем же его грех? Не в том ли, что он беднее кучки богатеньких молокососов из колледжа?! Нет, нет… Здесь другое…
        - Опьянение своей силой, - констатировал Каруман. - Он обезумел от вседозволенности, поставив себя выше божественных и людских законов.
        - Законов… Кому они нужны? Это не законы, это инструмент подавления личности. Кому, как не вампиру, бросать вызов столь идиотским условностям?
        - Подобное поведение отличает безумных вампиров от истинно высших, - Каруман поправил очки.
        - И хорошо! Если истинные вампиры подобны тебе, как тряпка, стелющемуся перед стадом, то я не хочу к ним принадлежать!
        - Речь разве о тебе? - Каруман вопросительно глянул на нуклеара.
        - Пошел ты, - зло скривился Натан и запустил в Тремерса попавшей под руку папкой.
        Каруман увернулся.
        - Господа, не ломайте мой кабинет! - раздраженно проревел полковник.
        - Простите, - отозвался Каруман, улыбнувшись.
        - Я не знаю, о чем вы спорите… Мы проверили детей всех, повторяю, абсолютно всех сотрудников, да и не только детей, а десятых родственников до восьмого колена. Никакой связи с Сербией!
        - Он мог и не относиться к персоналу, - кинул Натан, его лицо снова было спокойным.
        - Тогда как он попал туда?
        - Надо трясти директрису, пусть даст список всех, кого она пускала в стены здания.
        - М-да, непростая задачка.
        - Она будет отпираться, - заметил Каруман, - ведь за подобное самоуправство ей грозит увольнение.
        - Вызовем на допрос в главный штаб, - равнодушно крякнул полковник.
        - Натан, а ты еще опроси учеников, они должны что-то знать, тем более, наверняка, были конфликты.
        - Чего раскомандовался? - разозлился Натан.
        - Извини, я просто прошу… Ладно?
        - Ладно-ладно, - Джулиани наигранно весело замахал руками. - Расспрошу… Начну с Марины…
        Он подмигнул, заставив Карумана вновь огорченно хмуриться.
        - Кстати, - полковник откинулся в кресле и прикрыл глаза, - генерал Прохоров просил вас осмотреть место убийства, может, всплывет что-нибудь новое.
        - Всплывает обычно коричневое и вонючее… - глубокомысленно изрек Натан, играя со своей челкой.
        - Однако поезжайте.
        - А ты тут не распоряжайся!
        - Конечно, мы поедем, - решил спор Каруман. - Так ведь, Натан?
        - Хорошо, от тебя же не отделаешься.
        - Естественно, - Тремерс добродушно улыбнулся.

* * *
        Машина шепталась тихим мерным урчанием мотора, унося своих пассажиров в направлении Лосиного Острова.
        Каруман очнулся от мыслей, всецело его поглощающих, и посмотрел на своего спутника. Натан развалился в кресле и запрокинул голову на спинку сидения. Его рука упала на мягкую кожу обивки, безвольно убаюкивая в ладони играющий i-phone.
        Каруман сладко вздохнул, уколотый нежностью в самое сердце.
        В лучах золотого рассветного солнца, подсвечивающих подернутое изморозью окно автомобиля, Натан выглядел просто прекрасно. Длинные черные волосы, освобожденные из власти непривычной прически, переливались мягким блеском золота.
        Прикрытые глаза вампира отдавали спокойствием вечности под мягким шелком густых ресниц. Его нос с небольшой горбинкой выдавал изысканное сочетание множества кровей, смешанных в жилах, а хорошо очерченные скулы придавали лицу аристократический покой.
        - Иди ко мне, - прошептал Каруман, обхватывая нуклеара за плечи и кладя себе на колени. Натан податливо свернулся в комок и мерно засопел.
        - Сегодня, по всей видимости, придется пропустить занятия, - задумчиво произнес Тремерс. Он гладил вампира по голове и, играя с его волосами, то и дело запускал в их шелк свои пальцы.
        - К черту, - тихо произнес сонный Натан, удивительно мирно прикорнувший на коленях нуклеара.
        - Я люблю тебя, - ответил Каруман, откидывая голову на спинку кресла и предаваясь сладостным волнам нежности.
        Но его радость длилась недолго. Неожиданно резкая боль проколола запястье, расплываясь по крови жаркой горечью. Клыки Натана крепко засели в теле Карумана, позволяя своему хозяину пить пламенную кровь любящего его существа.
        Тремерс вымученно улыбнулся и положил свою утонченную ладонь на голову нуклеара, как бы благословляя его нечеловеческий поступок.

* * *
        - Еще совсем ребенок, - Каруман отвернулся от распластанного на земле трупа девушки. Вампир еле сдерживался, жилы на шее, передавленной ошейником иллюминатов, набухли и пульсировали сухим вкусом кровавого голода.
        - Да, - кивнул головой рядовой охотник, дежуривший на месте преступления.
        - А вы это принципиально не убрали? - Натан попинал труп ногой.
        - Ну! - вздрогнул парень. - Вас ждали…
        - Мы вампиры, а не падальщики, но за фуршет спасибо, - Джулиани оскалился.
        - Скверно, - произнес Каруман.
        Он с явным осуждением покосился на нуклеара.
        - Брось, всего лишь кусок мяса, в нем уже нет ничего от столь любимых тобой людей, - Натан присел над телом и стал разглядывать застывшее лицо девушки.
        Бледные обескровленные щеки ввалились внутрь, закатившиеся глаза своими бельмами внушали ужас последних секунд, белые кудрявые волосы, обдуваемые ветром, живо шевелили листву, но их обладательница больше никогда не встанет. Девушка была мертва. Беспомощный крик застрял в ее открытом рту, разлившись страхом по всей опушке.
        Натан хмыкнул, ведя пальцами по лицу девушки все ниже и ниже. Он перешел на шею, а потом на грудь, пока не наткнулся на кровавое пятно, пропитавшее голубую пуховую куртку, стекая с разорванной раны на сердце.
        Вампир погрузил руку в податливый материал, вмиг наполняющийся багрянцем. Проникновение оставило на его пальцах кровь, исходящую на морозе паром.
        Натан медленно облизнул пальцы, смакуя аромат крови во рту, и снова погрузился в рану. Снова и снова… Снова и снова… Он допивал за убийцей оставленный им обед.
        Каруман хранил печальное молчание, которое раскачивалось в воздухе северным ветром, обжигающим даже его холодную кожу. Вскоре Натан сладко простонал, падая на колени:
        - Как же вкусно, - протянул он, слизывая с губ капли крови своего первого за долгие годы реального донора.
        Неожиданно вампир подскочил. Он хитро косился в сторону леса.
        - Натан? - позвал его Каруман.
        Но он не ответил. В одну секунду вампир растворился в вихре воздушного пространства. Невидимый глазам людей, Натан несся ведомый ощущением чьего-то тревожного присутствия. Скорость завораживала.
        Он легко перепрыгивал овраги, отталкивался от сырой коры деревьев, зависал на ветках, оставляя за собой лишь переполох пересохшей и шершавой листвы.
        Сердце бешено стучало. Несомненно, убийца был здесь. Он пришел. Вот его кровавый след тащится извилистой ниткой по краям мха, перекидываясь на промороженную почву. Он пришел посмотреть на жертву?
        Нет.
        Натан цокнул языком и хитро блеснул глазами. Убийца пришел увидеть своих карателей. Он вел их… он играл. Натан щелкнул клыками, уже выпущенными для хищной и стремительной атаки.
        - А вампир быстр, - отметил он, ловя остывающие следы.
        Но он был еще быстрее, с молниеносностью Джулиани никто не мог соперничать, тем более, если речь шла о Натане.
        Вот он уже нащупал нить контакта, срывающуюся в каменный грот в сердце парка. В тени камней и алых разводов из багровых следов, сгущающих краски мира, одиноко стоял убийца.
        Натан остановился.
        Мир плыл серо-красными пятнами, застилая лицо противника, так что даже высший вампир не мог его разглядеть.
        - Цап-царап, - с насмешкой произнес Натан. - Мне понравилось с тобой играть.
        - А вот и цепной пес, - грудной басовитый голос.
        Натан растянул губы в усмешке, невольно обнажившей клыки.
        Перед ним стоял широкоплечий мускулистый парень в кожаном черном пальто без рукавов, надетом на голое тело. Высокие ботинки на шнуровке и широкие штаны, раскрашенные цветами армейской маскировки, добавляли мужественности его фигуре.
        - Еще дитя, а какой атлет, - облизываясь, протянул Натан, смотря на накаченные руки убийцы, венчающиеся грубыми широкими пальцами. - И никакой аристократической утонченности…
        - А ты самый настоящий вампир из слезливых сказочек про кровососов, от которых тают маленькие девочки.
        - Подумаешь. Я вообще тебя младше, - хмыкнул Натан, играя в воздухе своей звериной рукой.
        Парень покачал головой, отчего его всклокоченные ярко-красные волосы качнулись.
        - И это говорит высший древний вампир? Глупые отмазки.
        - Ты звал меня на рандеву?
        - Ты полагаешь?
        - А ты нет?
        - Бесконечно долго можно спорить.
        По голосу стало ясно, что вампир усмехнулся. Натан внимательно всмотрелся на пятна красных бликов, скрывающих лицо противника, но по-прежнему ничего не смог разглядеть.
        - Можно, - ответил он.
        - Вот, оказывается, ты какой, мой преследователь.
        - Ага. Хочешь сразиться? - Натан хищно пригнулся, и в его глазах качнулось неистовое безумство.
        - Ты меня интригуешь, - бросил парень, явно обнажая клыки для противостояния.
        - А ты меня, мне было интересно играть…
        - Да, я все думал, догонишь ли ты меня…
        - Были сомнения?
        - Твой друг даже нить не смог уловить.
        - Пошел он, - Натан снова щелкнул зубами, вгрызаясь взглядом в фигуру убийцы. Тот вздрогнул.
        - Какой пронизывающий взгляд, прямо завораживает. Мне будет приятно с тобой схлестнуться.
        - Хоть достойный соперник попался, радует. А то с охотниками невыносимо скучно.
        - Цепной пес ропщет?
        - Цепной пес остался на опушке в услужливом плену ошейника иллюминатов.
        - А ты тогда кто?
        - Я его нуклеар.
        - Ведущий?
        Натан помолчал.
        - Ведомый, - без особых эмоций ответил он.
        - Не похож, - засмеялся вампир. - Однако, как низко может пасть высший! Прямо, ирония судьбы, - еще сильнее захохотал парень.
        Натан приготовился к броску, но вдруг резко остановился и тоже засмеялся.
        - Я тебя насмешил? - с долей удивления спросил убийца.
        - Нет, - насмешливо кинул Натан. - Давай отложим наш бой.
        Вампир прекрасно понимал, что бросься он сейчас на парня, он его разорвет. А что потом? Налетят охотники, примчится Каруман. Вампира, если он еще выживет, пленят и казнят. А потом… Холод, скука и размеренное течение вечного времени. Охотники, Каруман, снова охотники… Однообразие. Так думал Натан в тот момент.
        - Струсил? - развеселился парень.
        - Конечно, ты так безвкусно одет, что я действительно напуган.
        - Ну, хотя бы у меня не длинные девчачьи волосы.
        Натан залился хохотом, снова щедро демонстрируя свои тысячелетние клыки.
        - Ты мне нравишься, даже забавляешь, - заявил он. - Такой бесстрашный, давно таких не видел.
        - Ты ко мне что подкатываешь? - съязвил убийца.
        - А то! Сладкая девочка, - причмокнул Натан.
        Парень дернулся, зло сжимая кулаки, но тут же взял себя в руки.
        - Острый язык, - проговорил он. - Как бритва. У нас будет чудное противостояние.
        - Не сейчас, я дам тебе построить «слезу».
        - Уже догадался?
        - Это было легко.
        - Мои поздравления.
        - Запомни, - Натан блеснул глазами, - мы встретимся и повеселимся, а потом я тебя съем.
        - Нет, это я вырву твое сердце.
        - Какая самонадеянность.
        - Констатация факта.
        В ответ Натан превратил свою черную лапу в обычную ладонь и равнодушно произнес:
        - Подумаешь, констатация. Мне наплевать.
        - И мне.
        - Тогда пока, - хмыкнул Натан. - Запиши у себя на лбу мое имя, Натан Джулиани, вампир, который тебя победит.
        - Джулиани, - усмехаясь, повторил парень. - Отец говорил о вашем клане. А ты ведь боишься нефрита, Натан, как и все вампиры, прошедшие через болезненное превращение. Это как незримый шрам на твоей душе.
        Натан дернулся и бросил исподлобья испепеляющий ненавистью взгляд.
        - Я ничего не боюсь.
        - Знаю, но плеск твоей крови повествует мне о яде зеленого камня.
        - Вот как, унюхал-таки… Значит, действительно ты прокачал свой уровень.
        - Какие фразочки…
        - Ха! - Натан оскалился. - Учись.
        - Вот еще, я, в отличие от тебя, фобиями к камням не страдаю, - самодовольно проронил парень. - Мое пробуждение не было болезненным, оно стало естественным результатом моего негодования на судьбу.
        - Сопля, - наигранно раздраженно отозвался Натан.
        - Ты сам сказал, что меня младше!
        - Зато я намного умнее.
        - Ты вроде уходить собирался, - напомнил убийца.
        - Боишься, что я передумаю? Не дрейфь, сегодня у меня другие планы.
        - Встретимся, - кивнул парень.
        - Ага, до новых встреч в ареале, красная шапочка.
        Натан подмигнул и снова слился с незримым потоком своей скоростной вечности.
        - Вот же выскочка, - буркнул его враг, стряхивая с себя пленку кровавых разводов, послуживших отличной маской.

* * *
        Натан вернулся на опушку, где все так же безмолвно продолжали стоять Каруман и закуривший охотник. Тела уже не было.
        - Убрали? - разочаровано протянул Натан. - Только хотел поесть.
        - Ты где был? - холодно спросил Каруман.
        - Да так, гулял…
        - Натан! - спокойно, но достаточно властно произнес Тремерс.
        - Проверял кое-что…
        - Что?
        - Да отстань ты.
        - Это не шутки! - Каруман просто вцепился в руки нуклеара и стал его с силой потряхивать. - Детей убивают, понимаешь, расчетливо и жестоко. Тебе ясно или нет? Почему, почему ты не хочешь понять?!
        - Отвали!!! Не смей меня трогать! - зло заорал Натан, выпуская лапу зверя и откидывая Карумана.
        Стало очевидно, вампир не шутит. Его дыхание едва ли не полыхало огнем, а в глазах блуждал свет безумной ярости.
        - Прости, - покачал головой Тремерс, - прости, Натан, я не хотел…
        - Сволочь, - сквозь зубы процедил его нуклеар. - Только и можешь думать о своих жалких гамбургерах!
        - Натан… Я… Случайно… - сбивчиво повторял Каруман. - Ты самый важный для меня.
        - Как же, - зло бросил Джулиани, разворачиваясь в сторону машины.
        - Куда ты?
        - Нам пора, надо в колледж. Ты забыл, что нам необходимо спешить распутывать столь интригующее дельце?!
        - Да, ты прав, - Каруман последовал примеру нуклеара, решив больше не расспрашивать его о недолгой, но столь подозрительной отлучке.
        Натан юркнул в машину и, врубив музыку в i-phone, отвернулся к окну. Мрачный, как наряд старой девы, Каруман сел рядом. Машина сорвалась с места.
        - Натан, - тихо позвал Каруман.
        Тот никак не среагировал, продолжая сердито хмурить брови.
        - Иди ко мне, мой драгоценный мальчик, - взмолился Тремерс.
        Ноль эмоций.
        - Носик, ну не злись, - Каруман дотронулся до кончика носа Натана. - Иди сюда.
        Джулиани ловким движением перехватил руку нуклеара и с особым пристрастием вывернул ее. Он не успокоился, пока не раздался хруст.
        - Не распускай культяпки, - рявкнул Натан и совсем отвернулся от попутчика.
        Каруман потер травмированную кисть и с грустью остановил взгляд на дороге.
        Натан тихо хмыкнул. Перед его глазами вновь стоял убийца. Такой неистовый, свободный, гордый. Он завлекал и завладевал разумом. Натан сделал музыку погромче - в наушниках разрывался хрипом немецкий певец, повторяя незамысловатые слова «Du, du hast, du hast mich».
        Все вроде бы шло хорошо, не считая прилипалы Карумана, но с этим можно было мириться. А еще наконец-то появился противник, с кем интересно играть, с кем можно безнаказанно мстить миру, тот, кто так же, как и сам Натан, желал пользоваться природной силой вампиров. Но все же оставался осадок…
        Нефрит.
        Действительно, страх камня - шрам от болезненного превращения. Его появление необъяснимым образом неминуемо должно было случиться. Все вампиры, кто испытывал муки при пересечении границ мира людей и мира высших существ, боялись, как огня, зеленого камня, отнимающего у них всю силу и даже способность к регенерации.
        - Черт… - прошептал Натан, погружаясь в воспоминания своего не самого лучшего дня в жизни, когда не последнюю роль сыграл проклятый нефрит.

* * *
        Неаполь.
        Улицы звенят шпагами о мостовые и полнятся торопливым шорохом пышных одежд. Суета в каждом углу, в каждой лавочке, повсюду стоит звон монет и крики сцепившихся женщин. XIX век в своей юности, и, кажется, что дальше прогресса уже и быть не может.
        - Люди… - с презрением протягивает молодой господин в дорогом коричневом костюме, так гармонирующем с его волосами цвета топленого шоколада.
        Он поправляет пенсне, скрывающие от прохожих желтые зрачки его выразительных глаз.
        - Суетный городишка, - вторит господину один из его спутников, рыжий худой парень с женоподобными чертами лица и капризными ужимками. Он одет в черный костюм по последней моде с ярким фиолетовым жабо. Ему идет.
        Их третий спутник задумчив. Он бредет чуть позади, уныло опустив голову, отчего его блестящие черные волосы спадают перед лицом, закрывая обзор тротуара.
        Его цвет - черный. Длинный приталенный черный пиджак и черная рубашка, схваченная у ворота черным шелковым бантом. Кажется, он отсутствует, погрузившись в свой собственный мир. Но это только видимость.
        Мальчишка-попрошайка делает попытку подбиться к господину в коричневом костюме и дотронуться до него грязными ладонями, застывшими в вечной мольбе. Но не тут-то было… Цепкий залом рук и парень в грязи. Над ним возвышается черная фигура с перекошенным раздражением лицом.
        - Не подходи, оборванец, - шепчут губы господина в черном, так молниеносно перехватившего попрошайку.
        - Простите, мессир, - отзывается испуганный мальчишка.
        Смертельный захват белых пальцев разжимается, и уличный попрошайка уносится прочь, доживать свой бессмысленный век.
        - Ты всегда меня так неистово оберегаешь, - шутит господин в очках.
        - Вы самое дорогое, что у меня есть, хозяин, - с преданностью в голосе отвечает человек в черном.
        - Джулиан, мне невыносимо вас слушать, - капризно жалуется рыжий парень.
        - Отрежь уши или проваливай, - огрызается черный костюм.
        - Не ссорьтесь, жены мои, - насмешливо отвечает Джулиан. - Наслаждайтесь городом.
        - Не город, а помойка, да еще проклятое солнце слепит, - продолжает жаловаться рыжий. - Кто же гуляет в полдень?
        - Мы.
        - Вот манеру взяли…
        - Стоки, это всего лишь прогулка, - щурится в усмешке Джулиан.
        Их спутник настороженно приподнимает бровь, оглядывая толпу.
        - Заметил, Натан? - спрашивает шатен.
        Парень кивает и делается еще настороженнее.
        - Чего такое? - спохватывается Стокенхем.
        - Охотники, - небрежно кидает Джулиан.
        - Где?
        Стоки вертит головой.
        - Не крутись, дубина, твои волосы и без того за километр видны! - зло цедит сквозь зубы Натан.
        Троица поравнялась с парой, на первый взгляд, обычных молодых мужчин. Но Натан с неприкрытой ненавистью покосился на прохожих и сразу встретил точно такой же колючий взгляд.
        - Еще? - тихо спросил Джулиан.
        - Ага, обложили со всех сторон. И в гостинице утром их была тьма, если б мы не ушли, сейчас уже встречали в своем номере целый полк.
        - Видимо, придется выпустить коготки.
        - Скорее всего. Они явно нас ведут…
        - Облава? Как забавно.
        - Хозяин, должно быть, им не понравилось наше поведение, - заговорщицки засмеялся Натан.
        - А ведь мы всего-навсего перекусили, - Джулиан медленно провел языком по указательному пальцу.
        - И даже прибрались за собой, как приличные мальчики, - промурчал Стоки.
        - Выгребные ямы - отличное место, чтобы прятать трупики, - отозвался Натан.
        - Тихо, - резко оборвал разговор Джулиан.
        - М?
        - На крыше…
        - Угу, - кивнул Натан.
        - Зайдем в переулок, посмотрим, что они предпримут. Они нас теперь точно не упустят, к тому же оранжевые волосы моего нуклеара слишком выделяются, выдавая нас своей яркостью.
        - Я готов устроить резню в подарок этому смрадному городу, - хмыкнул Стоки.
        Натан первым скользнул в узкий проход между домами, проверяя безопасность пути. За ним последовали его спутники, оглядываясь на шум улицы позади.
        В переулке никого не было. Только маленькие окошки домов чернели над головами, да ветерок с моря подвывал. Троица пошла вперед, тревожа покой покатых булыжников дороги.
        - Семейка Джулиани на выпасе, - внезапно послышался насмешливый голос, и перед лицами троицы выросла фигура черноволосого мужчины в длинной черной сутане.
        - Иллюминат, - хмыкнул Джулиан, рассматривая крест на шее у незнакомца.
        - Вампиры, - отозвался тот.
        - Бросаете нам вызов?
        - Зачищаем улицы от всякой нечисти.
        - Герои, - язвительно прошипел Натан.
        - Замолчи, шавка, - скривился незнакомец, отчего его благородное лицо приобрело отталкивающее выражение.
        - Бессовестный брат иллюминат, - засмеялся Джулиан, - не оскорбляй мой гарем, они не простят тебе этого.
        - Хозяин, мне убить его? - деловито осведомился Натан.
        - Всему свое время, - ответил вампир и обратился к монаху, - чего тебе надо?
        - Вернуть тебе долг за кучу низших вампиров, расплодившихся в моем городе.
        Натан щелкнул зубами, но ничего не сказал.
        - Ну, пошалили мы немного, - надменно произнес Стоки. - Вас это так возбудило?
        - Мы решили поставить точку в вашем беззаконии, - торжественным тоном отозвался монах.
        - А, ну-ну, счастливого плавания, - ответил Джулиан и махнул рукой.
        - Как лидер боевого монашеского ордена иллюминатов Италии отделения Неаполя выношу вам смертный приговор.
        Вампиры оскалились. Натан пригнулся, принимая боевую позу разъяренного хищника.
        - Не сейчас, Натан, - скомандовал Джулиан, не сводя глаз с монаха.
        - Почему? - возмутился Стоки.
        - Он не один, нас окружили со всех сторон, к тому же… У них нефритовые мечи.
        - Твари, - процедил сквозь зубы рыжий вампир.
        - Мы пришли вас покарать, тебя, Джулиан, и твое отродье, так чурающееся божественного камня.
        - Я же сказал, мы к вашим услугам, только помните, лично я нефрита не боюсь, - чуть поклонился вампир, явно издеваясь над братьями монахами, которых в переулке вдруг стало огромное множество.
        Из окон, из дверных проемов, с крыш и с двух сторон переулка на вампиров уставилось несколько сот пар разъяренных человеческих глаз.
        - Повылезло, - прошептал Натан. - Как черви после дождя.
        - Вы больше не сможете творить святотатства! Вы больше никого не убьете в нашем городе и на земле божьей. Ни одна семья не будет уничтожена вашими клыками, обескровившими уже стольких людей! Никого! Вам ясно?! Никого больше вы не обратите в низшие существа, отвратные даже Богу. Это говорим мы, орден иллюминатов!
        Главный монах воздел руки к небесам, остальные с видом святой правоты обнажили нефритовые мечи, спрятанные в черных сутанах.
        - А без пафоса они не могут? - поинтересовался Натан.
        - Без пафоса эффект слабее, да и решительности не хватит, - едко подметил Джулиан.
        - Готовьтесь принять святой катарсис! - заорал монах, делая отмашку.
        - Стоки, контролируешь переулок, - голос Джулиана стал решительным и особенно бесстрастным. - Натан, прикрытие с крыши. Вместе со мной.
        - Да, хозяин, - отозвались оба вампира, исчезая в пространстве.
        - Ну, брат иллюминат, давай поиграем, - отсалютовал Джулиан и тоже растворился.
        Монахи сосредоточенно завертели головами, стараясь не пропустить атаки семейства стремительных упырей. Первыми поплатились за невнимательность братья на крыше.
        Два монаха были буквально сломаны пополам одним движением видоизмененной руки Натана, крушащей все подряд. Вампир то появлялся, то исчезал в воздухе, нанося противникам страшные увечья и оставаясь недосягаемым для их мечей.
        Он двигался молниеносно и яростно, блестя неистовством безумных глаз, напоминающих зрачки взбесившегося волка. Его чуть сутуловатая и пружинистая манера двигаться заставляла верить, что в его жилах течет кровь диких степных народов. Оскал клыков и развевающиеся волосы - это последнее, что видели монахи, падая пробитые насквозь черной лапой вампира.
        Натан прикрывал Джулиана. Он тоже модифицировал свою левую верхнюю конечность в острый, как копье, кол из сплетения когтей. Вампир без усилий и напряжения отлавливал чудом проскакивающих мимо Натана монахов и кромсал их своим страшным оружием, при этом извергая из глотки громкие раскаты демонического смеха.
        Внизу, в переулке, развлекался Стоки. Он особенно капризно изогнул брови и презрительно скривил свой рот. Вокруг рыжего вурдалака уже образовалась кучка окровавленного мяса, окрасившего серые булыжники в грязный красный цвет.
        Стоки, как и все истинные Джулиани, тоже обладал смертоносной мутацией. Его правая кисть была вывернута в неестественном положении, а из запястья вырывалась длинная эластичная цепь, состоящая из костных пластин, крепко скрепленных между собой.
        Острые, как бритва, пластины, растревоженные взмахом руки Стоки, со свистом пересекали небо и обрушивались на головы монахов, подобно кнуту. После такого удара никто не был способен выжить.
        Тем временем на крыше подходил к финалу жаркий бой.
        - Натан, влево, бей в шею, - методично давал команды Джулиан. Натан покорно выполнял распоряжения хозяина.
        Монахов становилось все меньше и меньше, но они упорно не хотели сдаваться.
        - Странно, - буркнул про себя Джулиан и оглядел окрестные крыши своим равнодушным желтым взглядом.
        - Хозяин, я закончил, - Натан слизывал кровь с руки, стоя одной ногой на отрубленной голове монаха.
        - Рано, чувствуешь колебания окружающей среды?
        - Да.
        - Этот бой был затравкой.
        - Понял.
        В подтверждение слов Джулиана с соседних крыш начали стекаться люди в просторных белых рясах и с зелеными боевыми косами в руках. Избранное войско ордена иллюминатов - белые палачи.
        Джулиан хмыкнул, но его взгляд стал напряженным.
        - Контролируй подступ, не допускай, чтобы они сюда проникали. Если их здесь станет слишком много, можем не справиться.
        - Да, хозяин, - Натан кивнул головой.
        Вновь завязался бой. Монахи демонстрировали отличные навыки подготовки. Их орудия свистели в воздухе, разрывая пространство острием зеленой смерти. К тому же это были не просто боевые косы, нет, это было острое мистическое оружие, апробированное на сотнях вампиров, с чьими несчастными душами иллюминаты экспериментировали в своих прославленных подвалах-лабораториях. Иллюминаты ни перед чем не останавливались, чтобы заполучить превосходство над вампирами, даже опыты с живыми существами их не смущали.
        Но в этот день адептам братства приходилось спорить с самой природой. Ведь Джулиан и Натан, даже взятые в клещи воинами братства, были намного сильнее людей.
        Стоки тоже попал в окружение и пытался так же легко отбиваться. Но ему приходилось все сложнее и сложнее. Костная плеть вампира то и дело задевала оружие монахов, притупляясь с каждым разом и сердито звеня.
        - Твари, - прокричал рыжий Стокенхем, смотря, как треснуло одно из звеньев.
        Монахов становилось все больше, они наплывали прочным людским потоком. На востоке разгоралось зарево пожара, соперничающее на равных с заходящим солнцем. Иллюминаты подожгли город, чтобы укрыть в языках священного костра бесчинство вампиров и трупы собратьев.
        Натан не отходил от края крыши, любыми средствами закрывая собой Джулиана. Ему приходилось прыгать и уклоняться от замахов с большей скоростью, чем когда-либо. Иллюминаты не щадили сил, хотя чего сил, они и жизнь с легкостью кидали к ногам распятого Христа на их нагрудных крестах.
        В какой-то миг Натан пропустил мимо себя озверевшего монаха. Иллюминат летел с косой на Джулиана, который на тот момент стоял спиной и добивал очередного бойца.
        - Хозяин!!! - заорал Натан, тут же растворившись в воздухе.
        - М? - протянул оглянувшийся Джулиан.
        Между ним и иллюминатом влез Натан. Человек и вампир сцепились оружием, обоюдно ранившим их плоть. Глаза Джулиана стали злыми. Он с яростью проткнул злосчастного монаха, высвобождая руку Натана от застрявшего в ней лезвия.
        - Простите, хозяин, - вампир потер рану и пошатнулся.
        - Зачем ты подставился?
        - Вы сказали прикрывать…
        - Ты не обязан меня беспрекословно слушаться! Ты не мой ведомый нуклеар и не мой раб, ты свободный высший вампир, пусть и не осознаешь этого. Думай хоть чуточку своей головой! Не было никакой необходимости лезть под лезвие. А теперь с раной от нефрита ты ослаблен. Ты сделал только хуже!
        Джулиан выглядел сердитым.
        - Я не мог допустить, чтобы он вас коснулся. Вы - самое дорогое, что у меня есть, - в глазах Натана стояло обожание.
        Джулиан презрительно хмыкнул, возвращаясь к драке. Кровавые брызги поднялись над землей с новой силой, теряясь в зареве пожара, висевшего над городом.
        - Любимый!!! - неожиданный истошный вопль Стоки заставил двух вампиров протрезветь от запаха крови и метнуться вниз.
        В переулке в луже собственной крови лежал рыжий вампир с косой, прочно засевшей у него в груди, а над поверженным врагом склонялся гордый собой монах. Натан стиснул зубы и с одного удара сломал наглецу шею.
        - Жалкий глупец, - с презрительной жалостью бросил Джулиан, смотря на своего нуклеара. Он поднял его на руки и исчез. По воздушной дороге из тонкой струйки крови стало ясно - он возвращался на крышу.
        Натан стремительно закончил зачистку переулка и, удостоверившись, что трупики всех монахов на месте, поспешил к хозяину. Вампир нашел Джулиана склонившимся над телом Стоки в крайней озадаченности.
        - Хозяин, - робко начал Натан.
        - Он был слишком нетерпелив, его не стоило оставлять одного, - пробормотал Джулиан, укладывая мертвого Стоки на песочную крышу дома.
        Садилось солнце, поджигая своими закатными лучами огонь волос рыжего вампира, на чьем прекрасном лице величественно царил покой точеных черт аристократа.
        - Это должно было случиться, - Джулиан пригладил волосы.
        Натану показалось, что ему все равно. Вампир продолжал:
        - Стоки стал высшим только благодаря обретению нуклеара, моя сила сделала его таким. А так… Он был посредственностью.
        - Но…
        - Что, мой мальчик? - Джулиан поднял брови. Его глаза показались очень странными, их выражение неуловимо терзало хладнокровием.
        - Мы убили их всех.
        - Да.
        - Я сделал это для вас.
        - Я знаю, ты самый прекрасный Джулиани.
        - Хозяин, - Натан преклонил колено, - что вы собираетесь делать?
        - А что ты хочешь?
        - Стать вашим нуклеаром. Теперь, когда Стоки мертв, у нас больше нет преград.
        - О… Ты вроде рад, - усмехнулся Джулиан. - Как цинично! Но я планировал немного иной итог.
        - Какой? - испуганно спросил Натан.
        - Уйти с ним, - вампир кивнул на труп Стоки.
        - Нет! - яростно заорал Натан. - Я вас не потеряю! Вы не можете меня бросить…
        - М?
        - Вы же говорили, что любите меня?! И я люблю вас! - Натан приложил руку к сердцу, сжимая ткань пиджака. - Мы станем лучшими нуклеарами, зачем вам уходить за ним? Вы - моя мечта! Смысл моего существования - быть с вами в течение вечности! Это все… все, что меня держит на земле и питает жизнью!!!
        Джулиан неожиданно покатился со смеху.
        - Я устал, мой смешной малыш, - наконец, ответил он. - Смертельно устал. Уже даже вкус мести не так опьяняет. Жить одним только возмездием в конце концов надоедает. Слишком долго тянется время… Однообразие утомительно. Надо было когда-нибудь решиться оставить сей мир, а сейчас такой хороший повод… Пожалуй, последую давней традиции нуклеаров.
        - Нет, Джулиан, я люблю тебя… Не оставляй меня… Умоляю, - Натан ухватился за руку вампира, и где-то в здании сразу треснул камень кладки фундамента.
        - Не рыдай, не люблю истерик, - скривился в презрении Джулиан.
        - Но… ты самое ценное и родное, что у меня когда-то было, ты единственный, кто меня понял… - Натан бухнулся на колени рядом с хозяином. Его растрепанные волосы подчеркивали безутешность, царившую в душе вампира.
        - Ха-ха, - отсмеялся Джулиан, устраиваясь рядом со Стоки. - Должен тебя разочаровать, твои чувства не взаимны.
        - Джулиан! Ты же говорил… - Натан медленно поднялся, яростно сжимая руки в кулаки.
        - Я врал, - перебил вампир. - Это же очевидно! Ты был для меня всего лишь марионеткой, инструментом мести моему обидчику. Я ничего к тебе не испытываю, абсолютно пусто. Меня всего лишь забавляла твоя одержимость мной, твое удовольствие, которое ты получал от нашей близости. Твои мольбы остановиться, и дрожь в теле, просящая продолжения. Ты прелестный мальчик, но для меня это ничего не значит… Очнись!
        Натан пошатнулся и уселся на землю, опуская голову вниз. Волосы закрыли его лицо.
        - О, Натан, какое сокрушение! - Джулиан оскалил свои белоснежные клыки. - Да, мальчик мой, ты был моим увеселительным зверьком, заведенным только с одной целью - месть.
        - Но… но… так… Больно! - плечи Натана задрожали.
        - Да, наверное. Но и так бывает, мой глупенький, я и Стоки-то не любил… Он был просто моим симпатичным аксессуаром.
        - Как? - растерянно прошептал Натан.
        - Да, да, и такое случается, что собственный нуклеар тебя не любит, - Джулиан с презрением окинул взглядом мертвое тело рыжего вампира. - В жизни все возможно. Бывает еще хуже… Вот любишь ты человека, отдаешь ему всего себя, а он выкидывает тебя, как мусор, говоря, что ты ему не подходишь, что ты, видите ли, «слишком злой». А ведь он сам, сам меня таким сделал!!! - неожиданно вампир заговорил о себе и его лицо искривила злоба. - Я его любил, а он отверг меня, мое предложение стать парой в вечности. Сволочь. Обладал мной и вышвырнул… Двойное унижение!!!
        Натан молчал.
        - Но это все вздор, - Джулиан снова стал спокойным. - Мелочи бытия.
        - Зачем ты тогда сломал мне жизнь? - тихо произнес Натан.
        - Я? Я спас твою жизнь, идиот. Кем бы ты сейчас был, если бы не я?
        - Нормальным…
        - Да, ты бы сдох в своей вонючей деревне, затравленный собаками и людской молвой.
        - Но я бы умер с честью… А ты заставил меня полюбить все, что ты и Стоки со мной делали! Эти гадости… Нет!!! - яростно закричал Натан, его лицо свела нервная дрожь. - Я же жил лишь для тебя! Я терпел все это только ради тебя одного!
        - Какая забавная злость, - хмыкнул Джулиан, перехватывая лапу Натана в замахе на удар. - Остынь.
        - Грязный ублюдок, - прошипел оскалившийся вампир. - Ненавижу!
        - От любви до ненависти, - изрек Джулиан и посмотрел в глаза Натану. - Отомсти мне, мой мальчик.
        Вампир вытянул руку. Второй раз предлагать не пришлось. Натан сам кинулся и стал пить кровь бывшего хозяина.
        - Пей, восстанавливайся, ты сегодня здорово поработал, - проговорил Джулиан. - Ты, действительно, самый неистовый Джулиани. Ты настоящий зверь ада.
        Вампир откинулся и растянулся на крыше, прижимая к себе одной рукой посеревшее тело Стоки. Мертвый Стокенхем превращался в прах.
        - Я ненавижу тебя, - Натан отстранился. - Ты меня предал…
        - Правильно, сжигай себя ненавистью. Это мой подарок тебе, - Джулиан растянул рот в безразличной улыбке. Его кожа покрылась кристаллами воды, рассыпающимися в искрящемся потоке. Желтые глаза вампира были почти закрыты, подернутые дремотой.
        - Натан, - позвал Джулиан. - Допивай меня, пока я не уснул в вечности. Мой выбор - дремота смерти, из которой нет возврата. Ты же должен стать сильнее, у тебя есть все данные… Ты будешь жить, и это станет замечательной неконтролируемой песней моей крови…
        - Я больше не притронусь к тебе, ты мне противен, когда пахнешь сожалением, - Натан поморщился. Вены на его шее вздулись и пульсировали.
        - Все еще больно? - Джулиан дотронулся тающей рукой до щеки вампира, в какой-то момент в его глазах пробежал живой огонек тоски.
        Натан промолчал.
        - Натан, послушай, - с усилием выговорил Джулиан, - мой последний завет, ты должен его выполнить, послав к чертям свой дух противоречия. Это важно. Может, моя вина перед тобой не окупится, но уж точно уменьшится, - вампир запнулся, собираясь с силами, - Натан, обещай, что если ты встретишь, а ты обязательно встретишь, на своем пути Карумана Тремерса, то ты тут же, незамедлительно, сей же момент, убежишь сверкая пятками. Ладно? Эта встреча… Избегай его, держись от этого вампира подальше. Ты слишком прекрасен, чтобы достаться такому.
        Вампир замолчал. Натан хмыкнул, уставившись на заходящее солнце. Джулиан тоже повернул голову к оранжевому небесному толстяку, на его губах застыла счастливая улыбка.
        По Неаполю носились крики и плач, люди из последних сил тушили пожар. Даже море нервничало, урча пушистыми волнами.
        Но на крыше было влажно от пролитой крови, повсюду лежали трупы монахов, а в середине блестели мириады водяных кристалликов, смешанных с темным пеплом - все, что осталось от двух высших существ. Единственным живым здесь был Натан.
        Посидев немного на земле, он поднялся и проводил глазами солнце, утонувшее в море полным оранжевым шаром.
        Вампир вздохнул. Дико болела рука, раненая нефритом. Но она уже начинала регенерировать, а значит, опасаться было нечего. Натан вообще имел поразительную способность быстро зализывать свои даже самые глубокие раны.

* * *
        Натан открыл глаза. Воспоминания растворились, слетев крупинками пыли в черную мглу обычной городской комнаты. Вампир пришел в себя, ощущая в теле дрожащий половой орган Карумана, как всегда возбужденный и твердый, словно кол.
        Натан едва заметно ухмыльнулся. Каруман так усиленно старался над ним, сжав в руках его задранные кверху ноги, что его страстность смешила Натана. А этот взгляд серых глаз, впивающийся в саму душу.
        «Тремерс всегда так смотрит, когда трахает», - подумал Натан, смотря в глаза своему любовнику. Они казались полными трепетной грусти, как будто нуклеар извинялся за свой поступок.
        Натан вновь прикрыл веки и запрокинул голову. Его не терзало возбуждение, а тело хранило капли влажных оральных ласк Карумана, остывающих холодком, а значит, Натан успел получить удовольствие благодаря заботливому нуклеару.
        «Как он меня бесит», - пронеслось в голове Натана, и он плотно сжал веки. В голове крутилась заводная песенка, отдающая в висках мрачным гитарным рифом.
        «The love we share. Seems to go nowhere»[2 - «Любовь между нами, Кажется, никуда не ведет»
        Глава 21
        ВЗГЛЯД ДЕВЯТЫЙ
        Натан торопливо застегивал рубашку, изредка косясь на смятую постель, хранившую еще влажные следы их с Каруманом ночной страсти.
        - Ты сегодня в форме? - Каруман приоткрыл дверь из ванной комнаты и говорил с зубной щеткой во рту.
        - А ты не видишь?
        Натан натянул черный джемпер. На кухне свистел чайник. Джулиани потопал к прибору, снял его с огня и, обнаружив чашку Карумана на столе, с довольной мордой туда плюнул.
        За окном играли лучи солнца, на окне плелись узоры русского мороза, будто бы кружевами обрамляя пейзаж.
        Натан подошел к холодному стеклу и аккуратно вывел надпись: «Tainted love», пририсовав рядом петлю. Он задумчиво поглядел на композицию, но потом поспешил недовольно стереть ее рукой. Ладонь стала мокрой.
        Каруман уже закончил ванные процедуры и теперь красовался перед зеркалом, старательно разглаживая складки белого свитера. Натан подошел к нему и нагло встал вперед, закрывая нуклеару обзор.
        - Любимый, что-то случилось? - обеспокоился Тремерс и выглянул из-за плеча вампира.
        Натан не ответил. Он картинно сел на корточки, разведя колени в стороны и опираясь на пол рукой. Он был похож на присевшего отдохнуть демона или дикого кота.
        Каруман улыбнулся и, наклонившись, обвил любовника руками.
        - Придурок! - раздраженно высвободился Натан. - Говорил же тебе тысячу раз не тереться об меня своими белыми паклями! Ну, останется же на свитере твой войлок!
        - Прости, забыл, - залепетал извиняющимся голосом Каруман. - Я просто никак не остыну от вчерашней ночи.
        - Засунь в штаны лед, поможет, - буркнул Натан.
        Каруман снисходительно промолчал.
        - Я вообще был вчера в отключке, - сообщил ему с особым садистским удовольствием нуклеар.
        - Разве?
        - А ты не заметил? Вот козел, - Натан сверкнул на Тремерса глазами и потянулся к тапочке.
        - Колючий ты сегодня, - с сожалением заметил Каруман.
        - Нам пора, опоздаем, - равнодушно бросил Натан и вышел в предбанник, небрежно откидывая за ненадобностью взятый тапочек.
        ПЕРВЫЙ УРОК.
        - Тускло, - тихо произнес Натан, отстраненно глядя в окно на серое небо. - Все слишком заунывно тянется…
        - Что? - переспросил его сосед, играющий по телефону в морской бой с кем-то из класса.
        - А? - Натан повернулся.
        - Ты что-то сказал…
        - Нет, ничего важного. Скучно.
        - Да, это ж школа.
        - Ага, наверное. Но где тогда клоуны…
        - Все в порядке?
        - Нет, но тебя это не касается.
        - Ладно, извини, не хочешь не говори.
        - Не хочу, - Натан снова уставился в окно.
        В классе было тихо, учитель задал читать параграф учебника по политической географии - вузовский вариант, но никто этого не делал, предпочитая заниматься своими праздными делами.
        Тик-так, тик-так, бежали настенные часы, отмеряя своими шагами течение вечности.
        Тик-так.
        Натан тихо вздохнул.
        ВТОРОЙ УРОК.
        Начинался второй урок, и Каруман приготовил журнал девичьего класса, того, в котором училась Марина.
        - Одни пятерки, - произнес он, разглядывая оценки девушки.
        - Простите… - раздался мелодичный юный голосок.
        Каруман оторвался от бумаги. В класс вошла Марина и села за парту, смущенно смотря в сторону и не смея поднять на учителя глаза.
        - Сегодня расскажу вам о второй мировой, - вампир попытался разрядить обстановку.
        - Правда? - щеки девушки порозовели.
        - Да, рассмотрим несколько точек зрения.
        - А разве их может быть несколько?
        - Да, сколько стран, столько и мнений.
        - А-а, - протянула Марина. - Я и забыла, что вы американец. У вас считают, что войну выиграла Америка.
        В глазах девушки читалась обида.
        - Я так не считаю, - улыбнулся Каруман. - Войну нельзя выиграть. Когда умирают люди, победителей быть не может.
        - Война - это страшно, я боюсь войны.
        - Ты серьезно? - Каруман мягко посмотрел на девушку.
        - Да, - она отозвалась наивным блеском синих глаз.
        - Напрасно. Иногда в самое тяжелое время можно обрести свое счастье.
        Марина задумалась и тут же просияла.
        - А действительно! - воскликнула она, поднося палец к губе. - Мои дедушка и бабушка встретились на войне. Детьми они прятались от авианалетов внутри пещер, вырытых в берегу реки. Как раз в одной из таких пещер они и встретились. Сидели рядышком, дед пел песни, чтобы другим детям не было страшно, а бабушка читала стихи. Сошлись на творчестве!
        - И у меня в… семье нечто подобное случилось, - счастливо прищурился Каруман.
        Марина покраснела.
        - Какой интим?! Даже жалко разбивать, - съязвил Натан, прислонившийся к дверному косяку.
        - Натан? - удивился Каруман.
        - Нет, блин, Спанч Боб - морская губка, - Натан, посвистывая, прошелся по классу и уселся за последнюю парту возле окна.
        - Ты классы не перепутал?
        - Нет, а ты меня гонишь? Мешаю? - Натан оскалился. - Ну-ну, ловелас.
        Марина еще гуще покраснела. Каруман вздохнул и покачал головой.
        - Я посижу здесь, - буркнул Натан, не отводя глаз от панорамы за окном.
        - Тебе разве не надо на урок?
        - Надо, наверное. Но у нас сейчас физра начнется, а мне неохота скакать там, как горный баран, возраст уже не позволяет.
        - Учитель просто палач, он тебе потом прогул припомнит, - забеспокоилась Марина.
        - Да пусть, тоже мне неприятность. Уже, прям, дрожу от страха, - хмыкнул Натан.
        - А ты и правда ничего не боишься… - Марина потупила голову, избегая смотреть на двух ее окружавших мужчин.
        - Не боюсь. А почему «правда»?
        - Девчонки говорят, что ты безрассудный и сумасшедший. Ты Женю Егорцева здорово разозлил.
        - А что ваш Женя - лакмусовая бумага для проверки на вменяемость?
        Марина задорно рассмеялась. Каруман тоже улыбнулся, однако его немного смутило, что Натан уже обзавелся первыми недоброжелателями.
        - Натан, ты тогда после урока сходи в медкабинет, возьми освобождение… - произнес Тремерс.
        - И не подумаю даже, - фыркнул нуклеар и снова отвернулся к окну.
        В класс стали врываться девочки, разгоряченные после физкультуры. Они с интересом косились на Натана, но ничего не говорили, решив, что его присутствие ничуть не помешает их маленькой женской компании.
        ПЕРЕМЕНА
        Звонок уже давно прозвенел. Учащиеся бежали заполнять места в столовой и занимать очередь за едой.
        Натан миновал стеклянные двери, открывающие путь в рай желудка, и проскользнул на улицу, злобно фыркнув на охранника, попытавшегося осведомиться у него о пункте назначения. Мужчина отпрянул и не стал мешать очередному богатенькому инфантилу.
        Дорожка, огибающая колледж, была мокрой от снежного дождя. С крыши, плача о старом годе, капали сосульки. Натан вдохнул свежий воздух и уставился на небо.
        - Сегодня оно особенно серое, - мрачно заметил он. - Опротивело все…
        Неожиданно он прислушался, ловя чутким нечеловеческим слухом обрывки веселых фраз. Кто-то тоже воспользовался своим положением и покинул стены пансиона.
        - Интересно, - хитро шепнул Натан и пошел на голоса.
        Вскоре он набрел на компанию шестнадцатилетних ребят, воровато озирающихся и сидящих на корточках. В руках у них тлели тела табачных монстров.
        - А чего прячетесь? - хмыкнул вампир. - Боитесь?
        - Не хотим траблов, - развязно кинул парень в кепке, должно быть, лидер малолетних нарушителей.
        - Придурки, либо делайте что-то и несите ответственность, либо не делайте этого.
        Натан был в своем насмешливом настроении.
        - Ой, расслабься, не папаша, чтобы поучать, - кинул парень.
        - Смотритесь глупо, - Натан бесцеремонно взял пачку сигарет, лежащую на земле и, вынув одну, так же бесцеремонно прикурил. Никто и слова не посмел сказать.
        - Если тебя увидят, могут штраф повесить, - наконец, крякнул один из парней. - Лучше присядь.
        - Вот еще, пусть смотрят, - Натан специально подпрыгнул, - мне их штрафы до одного места.
        - Ага, а опекуну?
        - Плевать на него.
        - А если в личное дело занесут…
        - Не занесут, не тупи. Им самим не выгодно выпускать из стен хулиганов, да и портить отношения с элитой они не рискнут. Парни, ваши учителя - обслуга. И никто больше…
        - А мне отец запрещает курить, - буркнул пухлый мальчуган. - Если узнает, прибьет на месте.
        - И правильно, - Натан криво улыбнулся, - ты и так жиртрест, а еще обмен веществ себе портишь.
        - Вот зануда! - недовольно отозвался толстяк.
        - Ты прав, - несколько стушевался Натан и тут же с серьезным видом пробормотал, - и когда я таким стал?! Должно быть, занудство передается половым путем, - Натан пожал плечами и запулил сигаретой в лужу.
        - Чего продукт переводишь? - возмутился парень в кепке.
        - Мерзость… - произнес Натан. - И что они туда кладут? Дрова?
        - Да это самая дорогая марка!
        - Говно это…
        - Да не гони!
        - Курил я настоящий табак, небо и земля…
        - И где ты его курил, интересно?!
        - Я много где был…
        - Америкосам лишь бы понтануться, - хихикали парни.
        - Кому?
        - Тебе… У американцев черта такая - только свое хвалить! Вот уже и табак там лучший.
        - Я не знаю, какой там табак, - задумчиво произнес Натан, - я никогда не бывал в Америке, эта страна меня не привлекала.
        - Что? Ты, что опух? - удивился парень в кепке. - Ты же оттуда приперся?!
        - Кто? - машинально отозвался Натан.
        - Ты! Так ты нам всем сам сказал!
        - Да? Значит, так оно и есть, - хмыкнул Натан, - забыл.
        Он повернулся и пошел прочь.
        - Какой-то он того… - парень в кепке покрутил у виска.
        - Может, наркоман?
        - А похож, типичный коксовый.
        - Точно.
        - И вообще больной… бешеный. Не знаешь, что от него ждать в следующую секунду.
        - Такой и убить может.
        - У него взгляд волка, тяжелый и сверлящий.
        - Лан, парни, ну его. Давайте еще по сигаретке!
        СТОЛОВКА.
        Стас мечтал оказаться в стенах закрытого колледжа. Его мечте суждено было сбыться. Утром вызвал к себе Никоненко и объявил о решении послать в пансион своего наблюдателя, чтобы охотники были в курсе происходящих дел, а не полагались всецело на вампиров. Наблюдателем единогласно выбрали Стаса. Как же радовался молодой охотник!
        Но его счастье круто омрачилось, когда он узнал, какое будет прикрытие: повар в школьной столовой, раздающий обед и раскладывающий его по тарелкам. Что может быть ужаснее для амбициозного молодого охотника?
        И вот он в белоснежном переднике с колпаком на голове стоит за стойкой с лопаткой и поварешкой в руках, а мимо плывут школьники, усмехающиеся и насмехающиеся над ничтожными людьми, вынужденными их обслуживать.
        Девушки бросают презрительные взгляды или вообще не смотрят в его сторону, почитая за стыд даже одарить повара каплей своего бесценного внимания. Кто он для них? Так, шестеренка системы. Никто. Полный ноль.
        Атмосфера ежедневного пафоса так и стоит в воздухе, проникая под кожу и отравляя ее вирусом неуверенности в себе. Стас уже себя ненавидел, сгорая от собственной никчемности.
        - Привет, Стасик, - в довершение ко всему явился Натан. - Какой у тебя интересный костюм.
        - Что брать будете? - сердито отозвался Стас и повертел поварешку в руках.
        Натан запрыгнул на стойку и отмахнулся от негодующей по этому поводу очереди.
        - Нет, я такое не ем, - протянул он, закидывая ногу на ногу. - Что тебя привело в нашу скромную обитель? Соскучился?
        - Нет, - Стас подал глазами знак и прошептал, - у меня задание.
        - Ясно, ясно, шпионишь.
        Стас покраснел.
        - Мне что-то так все надоело, - протянул вампир и покосился на охотника.
        - Почему?
        - Я голоден. И у меня депрессия.
        - Эмм…
        - Причинно-следственная связь.
        - Как Каруман?
        - Тебе, что за дело? Влюбился?
        - Да нет, что вы! - Стас чуть не выронил поварешку.
        - Ты так смешно пугаешься… Я сейчас действительно решу, что ты испытываешь нежные чувства к моему нуклеару.
        - Нет, - процедил сквозь зубы Стас.
        - Все же охотники, и правда, полные придурки, раз прислали тебя в эту клоаку.
        - Я лишь наблюдаю…
        - За нами? И что ты можешь сделать, если я решу, скажем, пообедать?
        Стас вздрогнул.
        - Вот, я о том же, - хмыкнул Натан. - Ты бесполезен.
        - А ты нет? - выпалил Стас, задетый за живое.
        - Ей, ей! - обрадовался Натан. - Сколько эмоций!
        Он наклонился к охотнику и стал заговорщически шептать:
        - Правда, бесят эти напыщенные идиоты? Да? Думают, что они хозяева жизни, а ты для них мошка, никто, серая масса, над которой они любят поржать. Что ты чувствуешь, Стас? Ты их ненавидишь, да? Хочешь ведь отомстить им, доказать, что это именно они никчемные существа. Ведь так?
        Стас вздрогнул, поварешка опять полетела на пол. Натан отстранился.
        - Вижу, я попал в точку, - ухмыльнулся он.
        - Да, так и есть, ты прав, а я нет. Я не должен так думать, - заставил произнести себя охотник.
        - Ты вообще не должен думать, ты ведь скот, который идет по протоптанному тысячелетиями пути. Начни ты размышлять и все… Бунт. Ха!
        - Мне нравится моя жизнь…
        - Да ладно?! - Натан не стеснялся смеяться парню в лицо. - Какая у тебя жизнь? Академия, куда ты попал по стопам родителей, работа, старость… Смерть.
        - Я сам поступил, моя мать не хотела, чтобы я стал охотником… - мрачно отозвался Стас.
        - Печальный опыт?
        - Да, отец… Он погиб.
        - Ясно-ясно, а тебя все детство тянуло на приключения.
        - Я жаждал мести.
        - Тогда почему? - Натан подался вперед, схватил с разделочной доски нож и вложил в руку Стаса. - Почему ты сейчас же меня не убьешь?
        - Я не смогу, да и не хочу. Не все вампиры злые…
        - Я злой, я номер один в разделе «Пик Крика»! Так давай же, отомсти мне, может, это я прикончил твоего папика!
        - Нет, не ты. По датам не сходится, ты спал тогда. Да и произошло все в Туле…
        - О, ну тогда ты, действительно, многого добился, - язвительно протянул Натан. - Теперь ты не тульский пряник, а москвич. Большой прыжок!
        Стас отложил нож.
        - Нет, сюда я уехал подальше от мамы. Она бы нервничала, а так думает, что я штабной врач.
        - Врун!
        - Да, мы с товарищем по академии смухлевали. Он взял мой бланк и наклеил свое фото, а на свой бланк мое. Мы отсканировали и отправили предкам. Его родители, опытные охотники, желали видеть сына продолжателем дела, а он, наоборот, стал врачом… Моя мама на прикол купилась, его родители нет…
        - Ну, и? Я должен тебя похвалить?..
        - Нет, - Стас сердито нахмурился.
        - Вот и я думаю, что не должен. Охотник, считающий, что есть хорошие вампиры… Куда мир катится! - Натан картинно закатил глаза. - Да вы просто придурки.
        - Называй, как хочешь!
        - Хорошо, что на «ты», я устал от официальщины, за ней все равно кроется ненависть и пожелание гореть в аду.
        - Я не желаю тебе гореть в аду! - неожиданно воскликнул Стас и покраснел.
        - Как трогательно, сейчас, прям, стошнит, - съязвил Натан. - Ты обязан меня ненавидеть, я же безумный вампир или как вы там нас зовете…
        - Моя ненависть давно притупилась, у меня нет желания убивать… Каруман доказал, что мы можем сосуществовать в мире. А что касается тебя, так… - Стас запнулся. - Ты вполне адекватен, это мое мнение.
        - Адекватен? - серьезно спросил Натан и в один миг перемахнул через стойку, оказываясь прямо перед Стасом.
        Молодой охотник дрогнул.
        В черных глазах вампира горел огонь неистовой силы, пожирающей своим мраком и пустотой. Стасу стало страшно, он никогда не видел Натана столь серьезным и, пожалуй, действительно искренним. Сейчас парень увидел настоящее лицо высшего вампира, и оно было лицом зверя из самого сердца преисподней.
        Натан схватился руками за плечи человека и приблизился к его лицу.
        - Думаешь, я тоже добренький, как Тремерс? - тихо, но обжигающе холодно прозвучал голос вампира. - Думаешь, я не могу убить?
        - М… мо… можете… - пропищал Стас, сжимаясь всем телом.
        - Могу, а главное, миллиард раз делал это, - Натан оскалился. - И получал незабываемое удовольствие. Я смеялся, кромсая человеческую плоть, вырывая сердца и опустошая вены. Понял?
        - Да… - выдохнул парень.
        Его буквально пленил взгляд вампира, он был готов отдать себя на растерзание. Сила манила и убивала. У Стаса задрожали колени. Он уплывал в землю, как и блеск волос Натана, струящийся, словно лунный свет по черному небу. Стас, не отдавая себе отчета, протянул дрожащую руку к блестящему великолепию. Его пальцы коснулись…
        Натан с яростью оттолкнул человека, и тот повалился на пол, словно стоял на ватных ногах.
        - Не питай иллюзий на мой счет, - во взгляде вампира сквозило презрительное чувство превосходства. - Для меня такие как ты всего лишь подножный корм. Я не хочу жить с людьми бок о бок, это глупо…
        Вампир ушел. А Стас никак не мог прийти в себя. В его груди бушевал настоящий пожар, который не мог унять ледяной душ трезвых мыслей.
        - Почему, почему мне так жарко… Почему я чуть не плакал, касаясь его волос, - бормотал Стас.
        Его сознание сдавила гора вопросов, холодный пол лишь подогревал лаву в груди парня. В какой-то момент мучение стало невыносимым, все поплыло, и Стас потерял сознание.
        Глава 22
        - Эй, с тобой все в порядке? - Стаса ласково потрепали за плечи, и он открыл глаза.
        Над ним навешивалось лицо обеспокоенного Карумана, а вокруг толпилась куча любопытных подростков.
        - Что со мной? - Стас принял сидячее положение.
        - Ты упал в обморок, - озабоченно отозвался вампир.
        - И долго я так?
        - Минут десять…
        - Ясно, у меня что-то с давлением, - Стас потер висок, желая поскорее прийти в норму.
        - С твоим давлением все в порядке, - отозвался Каруман, помогая парню подняться. - Просто кое-кто тебя заставил сильно нервничать…
        - Да нет, я лишь споткнулся.
        Тремерс удивленно уставился на охотника, внимательно изучая его своими серыми пронизывающими глазами. Стас вздохнул, он чувствовал себя абсолютно нормально.
        - Что ты ему ляпнул? - наконец, произнес Каруман.
        - Кому? - Стас сделал вид, что не понял.
        - Ты знаешь, - вампир не намеревался шутить.
        - Ничего особенного и он здесь не причем.
        - Разве?
        - Да, - твердо заявил парень.
        - Почему ты его защищаешь?
        Каруман бил в цель.
        - Я не защищаю, - взвизгнул охотник. - Он не виноват!
        - Ты спровоцировал его, мне интересно как… Ради его же блага.
        - Как же… - сам от себя не ожидая, нахально отозвался Стас.
        Вампир покачал головой, его взгляд стал мягким.
        - Он умеет очаровывать, - произнес Каруман. - Я понимаю тебя…
        - Ничего подобного! - закричал Стас. - Я нормальный! Никем я не очарован!
        - Я не сказал, что ты ненормальный, я лишь сказал, что Натан умеет производить впечатление. Такова магия всех вампиров… Мы, подобно скорпиону, впрыскиваем яд в свою жертву, обездвиживая и пленяя ее…
        - Яд… - прошептал Стас, - да, это, действительно, было похоже на яд.
        Парень затряс головой, выглядел он довольно жалко.
        - Стас, не переживай, с тобой все хорошо, - внятно проговорил Каруман. - Ты был под чарами вампира.
        - Я всего лишь сказал ему, что вампиры и люди могут жить рядом. Сказал, что считаю его адекватным…
        - А-а, - протянул Тремерс и, кажется, успокоился. - Верный способ разозлить Натана - это его похвалить или дать совет.
        - Вы… - слова застряли в горле Стаса, и он тут же придумал новые. - Спасибо, что помогли.
        - Ничего особенного, будь впредь осторожней. Не играй с огнем, как бы он тебя ни завораживал, - Каруман улыбнулся своей очаровательной улыбкой, но во взгляде у него по-прежнему блестел ледяной кристалл, пульсирующий беспокойством.
        - Хорошо, - отстраненно кивнул парень и снова принялся за работу.
        ШЕСТОЙ УРОК
        Натан стоял у пышной китайской розы, раскинувшей свои ветки по оранжерее между северным и южным крылом здания колледжа, разделяя на два фронта: общежития и учебные классы. Южная сторона сулила покой спален, северная - терзание за партами.
        Комнаты учеников тоже разделялись: первый этаж общего пользования, второй - мужские спальни и третий - женские. Простота гарантировала свободное общение, но пластиковые карты с кодом возвращали пылкие молодые сердца в отведенные регламентом места. Мальчики и девочки почти не могли пересечься на выверенных просторах южного крыла.
        Натан оторвал лист растения и, потерев его в ладонях, раздраженно откинул. Он сердился. Прошли сутки с их встречи с убийцей, а он еще ничего о нем не знал. А главное, он не мог найти зацепку, чтобы выяснить. Нет, конечно, можно было поймать след крови, устроить очередные догонялки… Но сербский вампир навязал игру, и сыграть в нее было делом чести.
        - Натан! Приветик еще раз! - к вампиру подошла Марина. - Не ожидала тебя здесь увидеть.
        - М? - Натан приподнял бровь.
        - Да так, просто, - смутилась Марина. - Сегодня день странный. Новый повар в обморок бухнулся, представь, прямо посреди завтрака.
        - Вот малохольный придурок! - засмеялся Натан.
        - Ну, зачем так… Может, сердце… - с какой-то грустью обронила девушка.
        - Как же…
        - А Каруман ему помог! Он так бережно привел беднягу в чувство. Учитель очень заботливый. И не знаю даже, почему вы так с ним цапаетесь?! Ты его просто изводишь, но за что? Складывается ощущение, что ты на него зуб точишь.
        - Точу, - Натан скривил рот в хитрой усмешке. - Не зуб, а целый клык.
        - Напрасно! Он о тебе очень заботится. Сразу видно, что Каруман добросердечный человек.
        - Ей, ей, все ясно, - Натан похлопал в ладоши. - Девочка созрела! А я-то думаю, что ты раньше всех к нему на уроки бежишь.
        - Дурак! - красная, как рак, Марина сжала кулаки. - Я просто на физкультуру не ходила, она у нас была первым уроком, вот и пришла раньше всех!
        - Прогуливаешь?
        - Женские дела…
        - Врешь, нет у тебя месячных, - уверенно заявил Натан, не ощущая привычного сладковатого запаха крови, смешанной с женскими выделениями.
        Марина не знала, что ответить, она резко опустила голову и старалась взять себя в руки. Натан поражал ее бесцеремонной прямолинейностью.
        - Скорее всего, сердце, - деловито продолжал Натан, прислушиваясь к биениям в девичьей груди. Обычно они были медленные, чуть живые, но сегодня, наоборот, в груди у девушки стучали рояльные молоточки, в бешеном ритме ударяя по клавишам молодой души.
        - Каруман сказал, что у меня больное сердце? - Марина выглядела подавленной и огорченной.
        - Нет, он бы не стал болтать.
        - Тогда как?
        - Догадался, - хмыкнул вампир. - Да и ходят всякие слухи.
        - Понятно. От коллектива ничего не скрыть.
        - Да, ты права, - невпопад ответил Натан. - День сегодня странный, обрывками летит.
        Марина молча вздохнула.
        - Значит, ты влюбилась… - Натан покачал головой.
        - Я не знаю… Ты когда-нибудь любил?
        - Нет, - выдержав паузу, холодно ответил вампир.
        - Вообще?
        - Да. Любовь - обман, который ничего, кроме разочарования, не приносит. Хочешь быть в дураках, пожалуйста, люби. Тебя съедят заживо, прожуют, выплюнут и даже не посмотрят, во что ты превратился.
        - Ты так сказал, знаешь, как будто тебе сделали больно, а ты до сих пор не можешь простить, - выпалила девушка и смутилась от своей собственной прямоты.
        - Как сказал-то? - Натан покосился на Марину, внимательно ловя каждый ее жест.
        - С обреченной горечью, - пожала плечами девушка. - Так говорят только те, кто уже получил печальный опыт. Так же говорила моя мама после развода.
        - Возможно, ты права, но это было давно. Так давно, что я ничего не помню. К тому же это была всего-навсего страсть.
        - Давно? Тебе что сто лет?
        Девушка задорно рассмеялась.
        - Ага, тысяча, - очень правдиво подтвердил Натан.
        - Ты, действительно, странный, ты не похож на остальных… Как и Каруман, ты из другого мира…
        - Ты мне тоже нравишься, - бросил вампир, смущая свою собеседницу и заставляя ее ойкнуть, - как подруга… - выждав, добавил Натан.
        - А… - Марину отпустило. - Но вы с Каруманом действительно отличаетесь…
        - Заладила, Каруман то, Каруман се, бесит!
        - Все девчонки без ума от учителя, - призналась девушка.
        - Поздравляю, дурной вкус не прикус, не исправить.
        - Тебя тоже считают симпатичным, - утешила Марина. - Только странным и сумасшедшим. Тебя больше боятся. Говорят, у тебя взгляд, как у одного из тех, кто ходит со взрывчаткой наперевес.
        - Откуда им знать, какой у террористов взгляд? - едко подметил Натан.
        Марина робко погладила розу. В компании с парнями она до сих пор чувствовала себя очень скованной.
        - Не знаю, но я рада, что познакомилась с тобой.
        - Че это? - кажется, Натан был удивлен.
        - Я люблю необычных людей, они интересны. Жаль, что здесь они долго не задерживаются. Их мастерски выживают.
        - И много было таких неадекватных, как я?
        Натан жадным взглядом ожидал ответ, тема серьезно его волновала.
        - Таких нет, но парочка попадалась. Жаль, мы так мало с ними общались. Хотя у меня остался альбом с фото на память о моих пусть и недолгих, но друзьях. Принести показать?
        Спонтанное предложение Марины воодушевило Натана.
        - Конечно! Завтра! Завтра покажешь?! - отозвался он.
        - Хорошо, обязательно.
        - Ты веришь в вампиров? - неожиданно спросил Натан, обжигая девушку колючим взглядом.
        - Нет, конечно, но жаль… Я бы хотела, чтобы меня полюбил печальный вампир с тоской в глазах. Он бы дарил мне розы кроваво-красного цвета и катал на порывах ветра по лунной дороге. Я бы прижалась к его груди и разделила с ним вековую печаль. Романтика… Он бы меня укусил и я осталась бы с ним навсегда. Навечно вместе.
        - Сопли, - хмыкнул Натан. - Все девичьи грезы так похожи.
        - Ну, мечтать-то я могу, о чем захочу. Пускай это романтика и ее нет в жизни, но хотя бы в мире снов я буду счастлива.
        - Как трогательно, - протянул вампир, не пытаясь подавить смешки.
        - Все вы парни - толстокожие дураки…
        - Ага, только описанный вампир из твоего сна один в один Каруман.
        Марина вздрогнула и отвернулась.
        - В яблочко, - хмыкнул вампир. - Знаешь, скоро 14 февраля, подари ему шоколад.
        - Что? - удивленная Марина выпучила свои сапфировые глаза.
        - Прояви свои чувства, возможно, он не откажет, - Натан задумался. - Но, маловероятно. Главное, ты попробуй. И, быть может, твой сон станет явью.
        - Брось, я не могу проявить чувства к мужчине первой, тем более он учитель…
        - Это ты брось! Условности не должны мешать счастью. Покажи Каруману, что ты чувствуешь. Я вовсе не против… как его пасынок.
        - Я не знаю…
        - Ну и дура, - Натан развернулся и побрел вперед.
        - Стой!
        - Чего надо?
        - У тебя на джемпере волос… - смущенно произнесла Марина.
        - Да?! Где?
        - На спине.
        Натан стал крутиться и вертеться, стремясь отыскать прилипалу. Ему удалось.
        - Вот же придурок, - зло произнес он, снимая с себя длинный белый волос. - Говорил патлами своими не размахивать!
        - Это Карумана? - робко поинтересовалась Марина.
        - Да, могу подарить.
        - Э… нет… спасибо…
        Марина вновь раскраснелась.
        - Тогда пойду, отнесу обратно, верну волос его законному хозяину, - хмыкнул Натан.
        - У вас, что шестой урок? - изумилась девушка.
        - Ага.
        - Прогуливаешь???
        - Ага.
        - Натан, тебя таким темпами вышибут!
        - Уже трясусь! Мариш, да мне наплевать.
        - Каруман расстроится…
        - И хорошо, так ему и надо, - Натан разъяренно покосился на волос. - Пойду мстить.
        - Ладно, как знаешь… - пожала плечами Марина.
        - До завтра, не забудь альбомы, - Натан подмигнул и потопал в северное крыло, брезгливо неся двумя пальцами волос своего нуклеара.

* * *
        - Я думаю, мы с вами поговорим о Второй мировой, - начал Каруман, оглядывая класс. Все ребята были в сборе, отсутствовал только Натан.
        Это опечалило вампира. Его нуклеар снова срывался в пропасть неадекватности и социального протеста. Таков уж был Джулиани, и Каруман прекрасно знал - от него глупо ожидать покорности.
        - Весьма избитая тема, - крякнул староста.
        - Почему? Мне кажется, в России должны гордиться своим прошлым.
        Каруман поправил очки, предательски сползшие на нос.
        - Особенно коммунизмом…
        - Любой режим не идеален.
        - Вы оправдываете Сталина? - скептически хмыкнул парень.
        - Я не осуждаю его больше любого другого лидера, - учитель был привычно спокоен. - Но я знаю одного человека, который его весьма уважает.
        - Ага, бабки старые его уважают. Гнидой он был… Вот что!
        - Мне кажется, судить никто не может. Душа человеческая - потемки. Даже живя с человеком бок о бок долгие годы, не всегда знаешь его мысли и чувства. Такова жизнь… Печально. Вы не знали Сталина, поэтому вряд ли можете говорить так уверенно.
        - И это слова прогрессивного американца?
        - Я, прежде всего, учитель…
        - И ваше мнение о Сталине?
        - Он старался.
        Класс дружно засмеялся.
        - Ладно, - Каруман уловил общий озорной настрой. В мальчишеском классе он не пользовался таким громадным уважением, как у девочек. Поэтому он решил просто продолжать и не обращать внимания на мелкие поддевки и общий скептический настрой. - Я думаю, - произнес Тремерс, - каждый из вас сможет рассказать нам о личности, поразившей его в эпоху Отечественной войны, поэтому задаю вам доклад на тему «Значимая историческая фигура времен ВОВ».
        Класс недовольно загудел, но перечить не стал.
        - Каруман, а какие теории сейчас популярны на Западе? - кто-то задал вопрос.
        - Разные, ученая среда неоднородна. Но многие склоняются к версии, что фашистский режим нарушил все возможные мировые балансные механизмы. Когда система общественных отношений стала рассыпаться, включились защитные элементы. Люди осознали вредоносность идей Рейха…
        - Бред!!! - раздался вопль, и с шумом раскрылась дверь.
        На пороге стоял Натан со злым выражением лица.
        - Натан?
        Каруман едва не выронил из рук книгу.
        - Бред - все эти теории. Пока немцы просто убивали евреев, Запад не очень чухался на их счет. Как только Адольф решил пойти дальше в своем желании зачистить мир от нечисти, все эти тайные общества, братства банкиров, церковники и прочая людская дребедень жутко испугались за свои откормленные срачники.
        - Натан! - с укором выпалил Каруман.
        - Заткнись, - отмахнулся вампир. - Ты вот тут сидишь и с умным видом свою праведную чушь несешь. Нельзя судить… Нельзя убить, бла-бла. А эти малолетние придурки кивают головой и смеют замахиваться на великого человека, пожалуй, единственного из их племени, кого я уважал.
        - Что он несет? - шептали ребята.
        - Чушь какая-то…
        - Он странно так говорит.
        - Он вообще псих.
        - Похоже на то…
        Натан сверкнул глазами на одноклассников и, ударив в дверь кулаком, продолжал свою пламенную речь:
        - Вторая мировая - возделанный Европейской культурой сад безразличия. И в этой всей канители, никто не хотел ничего делать. Все настолько оробели от мощи германского ордена… в смысле, германской машины, что застопорились и окаменели. В СССР тогда разрабатывали новые модели регулирования вамп… Населения… - речь вампира была отрывистая, - только СССР смогли противостоять хозяевам Адольфа…
        - Ты полагаешь, он не был лидером? - с вызовом спросил какой-то парень, явно симпатизирующий романтике фашистов.
        - Не перебивай, смерд! - гаркнул Натан. - Вторая мировая? Конфликт интересов? Политика? Бред. Защита людей? Ха-ха. Когда немцы штамповали гетто, все только пожимали плечами. Остальному миру было наплевать, сколько евреев погибнет ради научного прогресса Германии. Всем, Каруман, и каждому.
        Каруман вздрогнул. Он смотрел на своего нуклеара с каким-то нечеловеческим ужасом, кажется, полностью дезориентировавшись в реальном времени. Натан оскалил рот в дикой усмешке:
        - Ты, Каруман, так за людишек радеешь. Однако, поступки… Ты понял, о чем я! Так почему б не признать, что и тебе было глубоко начхать, пока дело не приняло известные обороты?! Все играетесь в либеральщину, переставляете акценты, прикрываетесь несуществующей помощью бедным евреям? А когда их убивали тысячами, где вы были, хваленые защитники? Кто им помогал? Напомнить?! Кто вселил в них дух борьбы? А? Разве не те, кого вы так лихо окрестили зверьми?!
        - Прекрати, - холод голоса учителя потряс даже самых отстраненных от разговора учеников.
        Каруман поднялся.
        - Не бойся, Санфаер, - надменно кинул Натан, - я не скажу больше уже произнесенного. Твои ученики не поняли и пяти процентов из моей речи. Да и мне нет дела до них, я лишь хотел показать тебе наглядно, кто ты есть.
        - Натан, прошу, уймись. Твоя агрессия непонятна.
        - Пошел ты, Санфаер. Ты-то все понял! Опять притворяешься?!
        - Брейншторм, возьми себя в руки и сядь! - Каруман был вне себя.
        Натан гордо вскинул голову и усмехнулся уголками губ.
        - Преподавай свои теории, Каруман, только не забывай, как оно выходит на практике. Вся мировая история - сплошная ложь. Тебе ли не знать! Но ты продолжаешь оправдывать ее, ведь эта условность необходима, чтобы скрывать страшную истину…
        - Я бы на месте опекуна его избил, - полетели басовитые нотки шепота.
        - Еще бы, он так грубо говорит.
        - Без мозгов.
        - Он же под кайфом, разве не видите?
        - Точно…
        - Натан, истины нет, есть лишь отдельные мнения… - Каруман старался сохранить спокойствие, но его волнение выдавал тяжелый печальный взгляд.
        - Ладно, грузи своих даунов дальше, - хмыкнул Натан, - а я пошел.
        - Куда ты? У нас урок.
        - А мне плевать, у меня нет желания выслушивать всю эту ахинею.
        Джулиани направился к выходу.
        - Вернись, - громко приказал учитель.
        Неожиданно для всех Натан остановился и, действительно, зашагал обратно.
        - Верно, я ведь шел сюда вернуть одну вещь, - вампир подошел вплотную к Каруману.
        - Что? - не понял тот.
        - Твой волос, возьми обратно, - Натан со всей силы плюхнул ладонь об голову нуклеара. - Говорил же, не тереться об меня!
        Пользуясь смущенным замешательством Карумана, Джулиани беспрепятственно покинул помещение класса.
        - Ну дела! - громко произнес староста.
        - Я такого никогда еще не видел, - вторили ему голоса одноклассников.
        - Наркоман конченный…
        - Или… У них какие-то странные отношения…
        - Вы тоже обратили внимание?
        - Ага, волосы на свитере, слова, поведение… Они не выглядят как просто опекун и воспитанник.
        - Тихо! - не выдержал Каруман, разом прекращая гам звучным ударом ладони по столу. - Продолжаем урок.
        ДОМ
        Натан сидел за ноутбуком, подключенным к сети, и что-то усиленно рассматривал. Каруман подкрался к нуклеару и, обняв его, нежно прикусил за ухо.
        - Тсс, - шикнул Натан.
        - Господи, что ты смотришь… - Каруман поморщился, заметив фильм, столь привлекший внимание его любовника.
        - На нас с тобой со стороны смотрю, - язвительно отозвался Натан, откидываясь в кресле.
        На мониторе сокращались в бешеном ритме два мужских тела, переплетаясь в наигранной страсти и вполне реальном поту.
        - Мы не выглядим столь омерзительно… - тихо прошептал Каруман. - Выключи.
        - Почему не выглядим? То же самое, я даже специально похожих актеров нашел…
        - Ты хочешь сказать, что похож вот на это? - Тремерс брезгливо ткнул пальцем в жутко худого азиата.
        - Общие черты… - Натан наклонил голову в бок. - Лицо, конечно, у меня лучше, - вампир наклонился на другой бок. - А вот комплекция одинаковая.
        - Все, достаточно, - Каруман решительно обесточил пилот. - Я не желаю смотреть на мерзкие представления. Там нет любви… Поэтому вдвойне омерзительно.
        - Никакой разницы, - пожал плечами Натан.
        - Глупый… Когда любишь, волшебство в каждом прикосновении.
        - Но со стороны одна фигня, может, у них там тоже паранормальное чувство!
        Тремерс буквально схватил Натана на руки и дернул с места. Они вместе бухнулись на кровать.
        - Я люблю тебя, - прошептал Каруман, смотря нуклеару в глаза.
        - Ей, ей, возбудился от порнухи? - съязвил Натан.
        - Нет, от твоего запаха, твоего голоса, от того, что ты рядом со мной, - Каруман медленно раздевал вампира.
        Натан не ответил. Его тело обездвижено лежало на кровати, покрываемое нежной лаской любовника. Но вампиру было все равно, он лишь прикрыл глаза, оставаясь невозмутимым для любовных искусов.
        Каруман вошел в раж, объятый страстью, его ледяное тело внутри полыхало огнем. Его руки нежно танцевали на гладкой груди Натана, а губы рисовали мокрые узоры на его шее.
        - Чего ты тянешь? - хмыкнул Натан. - Заряди, давай быстрее, раньше закончим.
        Каруман не ответил, он лишь стащил с нуклеара остатки одежды и снова задрал его ноги выше своей головы.
        - Как однообразно, - прошептал Натан, уставившись в погасший экран ноутбука. Черный квадрат отсвечивал матовой пустотой.
        Кровать снова увозила двух любовников в далекие миры любви, трясясь подобно вагону поезда. Натан приподнялся на локтях и, бросив насмешливый взгляд на объятое наслаждением лицо Карумана, стал покачивать головой в такт толчкам, при этом тихо напевая:
        - Нравится, не нравится - терпи, моя красавица.
        Прошло несколько секунд, прежде чем Каруман расслышал заунывную песенку. Он остановился и аккуратно вышел из тела любовника.
        - Станция Киевская, туннель пуст, поезд дальше не идет, - хмыкнул Натан, опуская ноги.
        Каруман коснулся его губ в поцелуе.
        - Я в ванную, скоро приду, - произнес он и встал.
        - А прерываться вредно… - съязвил Натан.
        - Я не могу, когда ты не хочешь… Это невыносимо.
        - Ну и вали!
        Натан свернулся калачиком и втянул голову в плечи. Раздался водопад тяжелых каскадов воды. Руки вампира сами поползли к его голове, в стремлении спасти уши от водного шквала.
        - Я люблю тебя, Натан, - тихо произнес Джулиани.
        И тут же сам себе ответил:
        - И я тебя люблю, Натан.
        Вскоре вернулся Каруман и лег позади нуклеара, притягивая его к своей груди. Натан поежился, тело и волосы Тремерса были мокрыми, он совсем не вытерся.
        Натан презрительно хмыкнул. Неожиданно в его лицо уперлось что-то твердое, вампир распахнул глаза. Это было запястье Карумана.
        - Пей, - прошептал Тремерс. - Пей, умоляю, так тебе станет лучше.
        Натан прильнул к венам, полным крови высшего вампира.
        - Пей, - снова пробормотал Каруман, наблюдая за жадными глотками Натана.
        Он был готов отдать всю свою кровь, лишь бы утолить страшный голод нуклеара, но он знал, после того, как Натан попробовал кровь мертвой девушки, Каруман не сможет заменить ему полноценный обед.
        Натан уже сорвался в пропасть безумства, и скоро, быть может, уже завтра, он не посчитает нужным остановиться и весь ад повторится по новой.
        Однако существовало одно важное «но». Каруман поклялся себе, что больше никогда не усыпит любимого, не посмеет обречь на одинокое забвение в холодном подземелье охотников. Слишком дорог для него был этот дикий, но столь на его взгляд ранимый парень.
        Вампир закрыл глаза. В его мыслях звучал итог размышлений:
        «И, - Каруман вздохнул, - я сделаю все возможное, чтобы предотвратить последствия своего решения».
        Он понял, он не может больше расставаться с Натаном, никогда, во веки веков…
        Глава 23
        ВЗГЛЯД ДЕСЯТЫЙ
        На улице было по-осеннему прохладно и влажно, хотя и царил седой январь. Натан стоял возле подъезда колледжа и мусолил во рту сигарету, изредка выпуская серый дым. Курить совсем не хотелось, но он себя заставлял, считая, что новая привычка идет имиджу.
        Черное пальто нараспашку, черный свитер на торчащей из-под него белой рубашке, серые шорты и кепка козырьком назад, небрежно надетая поверх распущенных черных волос.
        О модной прическе Натан благополучно забыл. Он вернулся к исходному варианту, зачесав челку наверх, отчего она отдельными прядями спадала на лоб, распадаясь по ровному пробору.
        Сегодня вампир был задумчив. Его мысли плясали вокруг недавней встречи с неизвестным сербским собратом.
        - Хоть бы прирезал кого для разнообразия, - тихо буркнул Натан, выпуская очередную порцию дыма.
        Но убийца ничего не предпринимал, что угнетало и раздражало. Наверняка, он взял паузу или, что естественно, готовится к отпору. Натан прекрасно понимал, пока он бесцельно убивает время, противник вырабатывает план и думает, как ему обыграть преследователей. Это волновало и вселяло трепетные волны азартного ожидания.
        Но Джулиани ненавидел ждать. Любая неизвестность его попросту бесила.
        - У нас не курят, - вампира ласково похлопали по плечу и одарили теплым светом зеленых глаз. Мимо прошла директриса, еще не старая, но и не первой свежести, женщина.
        - Хм?
        Натан злобно сверкнул глазами на притормозившую главу колледжа.
        - Пожалуйста, - мягко проговорила она.
        Натан пожал плечами и выкинул сигарету.
        - Спасибо, - ответила женщина.
        Вампир пристально впился в директрису взглядом. «С чего она такая добренькая?» - прозвучало в его голове.
        - Я вам, что понравился? - прямо спросил он.
        - Я люблю всех своих учеников, - ничуть не смутилась женщина.
        Натан прищурился. Директриса была обычной женщиной с блеклыми белыми волосами и яркими, накрашенными красной помадой, губами. Ничего особенного, кроме инстинкта охотника в глазах. Паучиха в поисках жертвы. Но отнюдь не вампир стал ее новой целью.
        - Я вас не так понял, извините, - усмехнувшись, ответил Натан.
        - Бывает, передай, пожалуйста, мистеру Санфаеру, чтобы он занес мне дела студентов, которые я ему одалживала.
        - Я? Санфаеру?
        - Угу.
        - Хм… Прозрачный намек, но вы не в его вкусе, - Натан не видел смысла разговаривать полуфразами.
        - Смышленый! Такой маленький, а такой умный, - женщина провела пальцем по губам вампира. - Насчет вкуса мы еще посмотрим, а насчет тебя… Не зайдешь ко мне в кабинет?
        - Почему бы и нет, - пожал плечами Натан, открывая перед директрисой дверь.
        Теперь стало совершенно ясно, благотворительность главы колледжа не больше, чем откуп за грехи. Кающийся грешник - любимый людской тип Джулиани.

* * *
        Каруман держал в руках кипу бумаг, впиваясь глазами в блеск дерева на двери кабинета директрисы. Холод веял сквозняком из замочной скважины. Каруман вздохнул.
        - Натан… - тихо шепнули его губы в пустоту, ощущая колебания крови нуклеара. Он был рядом, он находился за дверью.
        Щелкнула задвижка замка. В холл выпал Натан, нарочито спешно поправляя рубашку, выпущенную из штанов. Свитер небрежно болтался, накинутый на плечо.
        - Ты послал мне смс, что здесь меня ждут с бумагами. Ты себя в таком виде хотел показать? - Каруман холодно кивнул на Натана.
        - Ей, ей, ревнуешь? - довольно захихикал тот, зачесывая волосы.
        - Мне неприятно смотреть, как ты себя ни во что не ставишь.
        Натан приблизился к нуклеару и облизнулся, медленно ведя кончиком языка по верхней губе. Он не ответил.
        - Натан, зачем?
        - Глупый Каруман, твои идеи - идеи смешного фантазера. Тремерс, неужели ты думал, что я позволю жалкому куску мяса дотронуться до своего тела?
        - Я знаю, что она тебя не трогала, - огорченно произнес Каруман, - но ты себя… На ее глазах…
        - И что? Переживаешь?
        - Конечно. Ты мне слишком дорог и я болею душой за тебя.
        Каруман был готов уже заключить нуклеара в объятия, но тут вышла директриса.
        - Мистер Санфаер, - растеклась в слащавой радости женщина, приглаживая свои промокшие от пота волосы. - Вы принесли бумаги, как хорошо, очень хорошо, - она перевела взгляд на Натана и мигнула глазами. - Зайдемте ко мне, мистер Санфаер.
        - Зайдемте, - сухо кивнул Каруман.

* * *
        Третий урок для директрисы начался со стакана валерьянки. Женщина выглядела до смерти напуганной угрозами Карумана. Он обещал подать в прокуратуру на ее халатность и совращение малолетних.
        Этот американец был просто ледяной глыбой, бесчувственной и жестокой, а казался таким пушистым. Или… Женщина поморщилась, предположив, что он просто злился на нее из-за Натана, смышленого притягательного мальчишки, с которым вне сомнения их связывало нечто большее, чем просто узы опекуна и воспитанника.
        Для Карумана же третий урок ознаменовался беспокойством за нерадивого нуклеара. Он взял мобильник и быстро набрал номер.
        - Привет, Натан… - начал вампир.
        В ответ что-то нехотя буркнули с привычным цинизмом и недоверием.
        - Я знаю, что уже лицезрел… Звоню напомнить о вчерашнем прогулянном уроке. Я задавал подготовить доклад о деятелях Второй мировой войны.
        Трубка старенького мобильника зашипела гневными воплями.
        - Натан, у тебя есть время зайти в библиотеку. Как раз окно… Ты успеешь подготовиться.
        Снова шквал негодования.
        - Родной, я прошу, ради меня, ладно?
        Фырканье и сарказм.
        - Я, правда, очень прошу…
        Каруман хотел добавить «любимый», но осекся, заметив в дверях застывшую Марину.
        - Вали к своей Марине, - мгновенно среагировал Натан и оборвал звонок.
        - Вы так заботливы, - тихо шепнула девушка, когда поняла, что разговор учителя окончен. - Натану повезло.
        - Он так не считает…
        Каруман был печален.
        - Он просто упрямый мальчишка, - девушке искренне хотелось подбодрить учителя. - Вот вырастет, поймет, как важно, чтобы рядом с тобой был кто-то, кто о тебе заботится.
        - Марина, я надеюсь, когда-нибудь вы обретете такого человека.
        Девушка вспыхнула. Учитель попал в самую точку, отгадал ее самое заветное желание. Это заставило Марину еще больше убедиться в том, что чуткий человек с мягкой улыбкой, стоящий перед ней, и есть тот самый единственный, которого она так долго ждала.
        Именно поэтому ее столь лихорадочно трясло при виде добрых глаз учителя.
        Ноги подкашивались. Но Каруман, кажется, не обращал на нее никакого внимания. Очевидно, все его мысли были подчинены лишь одному человеку.
        Меж тем ученицы успели заполнить класс, и урок был обречен начаться.
        - Девушки, - проговорил Каруман в своей доброжелательной манере, так подкупающей юные сердца, - на прошлом занятии мы говорили о Второй мировой войне, надеюсь, вы остались довольны…
        - Да… - протянул класс, любующийся своим преподавателем.
        - Что ж, я рад. Тогда жду ваших докладов.
        - Ну…
        - Не охота…
        - Какие-то проблемы? - улыбнулся Каруман. - Понимаю, вам не хочется, лень, недосып, но мы же учимся. Так?
        - Он такой понимающий, - шепнула одна из учениц.
        - Ага, лапочка, - подхватили другие девчонки.
        - Все, организую Фан-клуб!
        - Ты уже обещала.
        - А у меня его фото есть на мобилке. Стоит заставкой.
        - Покажи, покажи!
        - Перешли мне!
        - И мне!
        Каруман тихо засмеялся, девочки были такими юными и энергичными, в них бурлило столько жизни, что вампир невольно сам стал ощущать себя молодым.
        - Ну, кто смелый? - нарочито строго спросил Каруман.
        - А что нам за это будет? - кокетливо отозвалась брюнетка с первой парты, чья блузка была расстегнута до неприличных пределов декольте.
        - Не знаю, а что вы хотите?
        - Пятерки, - выкрикнула очкастая соседка брюнетки, но под неодобрительным взглядом подруги замолчала.
        - Ответ на вопрос… - лукаво поправила брюнетка, закусив нарощенный ноготь на мизинце.
        - Ладно, - пожал плечами вампир. - Тогда вы первая…
        - Нет уж, сначала ответ на мой вопрос!
        - Вы настоящий предприниматель, Екатерина, - снисходительно улыбнулся вампир.
        - Я министр, - проскрипела девушка, выпячивая грудь. - Ну, так как? Мистер Санфаер, ответите?
        - Хорошо… Слушаю.
        - Вы женаты? - ничуть не смутившись и даже бровью не поведя, спросила Катя.
        Каруман покачал головой, в принципе он ожидал подобного вопроса.
        - Нет, - ответил он.
        - А подружка есть? - не унималась девушка.
        - Екатерина, - Каруман поправил очки, - это уже второй вопрос.
        - Ну и что?
        - Договор был на один, - с некой жесткостью ответил учитель, отбивая всякий интерес приставать к нему с дальнейшими расспросами.
        - Можно, я с докладом? - робко спросила Марина.
        - Естественно, - кивнул Каруман, явно выделяющий девушку из общей массы.
        - Вот сучка, - сквозь зубы прошипела Катя, - подмазалась к учителю!
        - Может, у него вкус такой, - шепнула ее соседка, - любит странных и некрасивых.
        - Да-а? - едко протянула девушка, желая на ком-нибудь отыграться. - Тогда почему же он на тебя не запал?!
        Каруман покашлял, намекая на необходимость тишины, и его наградили молчанием. Ученицы любили своего нового учителя, поэтому всячески пытались ему угодить.
        У доски Марина самозабвенно пела слова доклада, наслаждаясь вниманием Карумана, который кивал ей головой и одаривал лучистым нежным взглядом своих серых глаз. Она была счастлива.
        Неожиданно дверь распахнули ногой, да так сильно, что она с грохотом ударилась об стену. На пороге стоял разъяренный и всклокоченный Натан. В принципе, к его неожиданным и шумным появлениям все давно привыкли, но в этот раз он выглядел уж очень озлобленно и находился в своем наихудшем расположении духа.
        Его грудь часто вздымалась от сбившегося дыхания, а ноздри гневно выдыхали пожар, царивший в душе. В глазах мерцал страшный огонь неистовой ярости.
        - Так что я там должен был сделать ради тебя? - вызывающе кинул он Каруману.
        Девушки ахнули.
        - Натан, не в таком тоне! - подскочил Тремерс, прекрасно осознавая, что его нуклеар сейчас себя не контролирует.
        - Я разберусь сам, придурок. Хочешь уберечь свой бабский выводок?! Да?! - зло усмехнулся Натан.
        - Замолчи и убирайся, - впервые ученицы увидели Карумана столь сердитым.
        - Ей, ей, уже гонишь?! А вчера я был нужен, да?
        - Натан, держи себя в рамках.
        - Чьих? Твоих? Не мечтай, я буду делать все, что захочу. И ты мне не указ, понял? - Натан запрыгнул с ногами на первую парту, вынудив Катю и ее соседку в ужасе отпрянуть.
        - Брейншторм, ты совсем слетел с катушек! - закричала брюнетка.
        - Молчи, - приказал ей вампир. Под взглядом всесильных черных глаз девушка оробела и потеряла дар речи, ее богатое на формы тело буквально свела судорога.
        - Натан! - повысил голос Каруман.
        Джулиани встал во весь рост, возвышаясь над классом.
        - Я пришел отдать долг, - хмыкнул он. - Ты же хотел доклад.
        - Это не твой класс…
        - Наплевать, хочешь доклада - получишь!
        - Хорошо, - сдался Каруман, хмуря брови. - Только прими нормальную позу.
        - Позу? - хитро и с явной иронией переспросил Натан, спрыгнув на пол.
        - Ты понял меня.
        - Вот уж нет, ты всегда под этим словом подразумеваешь разное… Я ведь могу среагировать на привычную команду.
        - Прекрати нести ахинею! - Каруман едва заметно покраснел.
        - Ах, простите, - иронично расшаркался Натан.
        - Ты хотел доклад прочитать, - холодно подметил Тремерс и перевел взгляд на Марину. - Простите, юная леди, пусть этот сумасшедший сделает, как пожелал, иначе он не уймется.
        Девушка кивнула и понуро вернулась на свое место.
        - Я всего лишь развлекаю себя, - брякнул Натан, строя Каруману ехидную рожу.
        - Мы тебя слушаем, - учитель был строг и холоден.
        - Ей, ей! Не торопи меня, а то я, прям, начинаю себя дискомфортно чувствовать, - ерничал Джулиани. - Ладно, начнем. Сначала я хотел рассказать о Сталине, но передумал. Вы не поймете! Потом вспомнил о Сатире, но о нем информации не было, он вообще отсутствует в учебниках истории. Я, прям, расстроился, слезу пустил, все дела… Но моя печаль утекает быстрее воды в унитазе, поэтому я придумал новую тему.
        Девушки слушали внимательно, Каруман чуть настороженнее. Натан самодовольно хмыкнул и продолжил:
        - Есть еще один, с позволения сказать, герой, - немецкий офицер, генерал медицинских войск, - Каруман вздрогнул, а голос Натана стал непривычно холодным и серьезным. - Звали его Каруман Телхейм. Да, да, тезка нашего любимого учителя. Телхейм приехал в Бухенвальд в 1944 году. Зачем, спросите вы? Все просто, за глухими застенками серого саркофага так удобно проводить опыты над безропотными людьми, боящимися даже рот лишний раз открыть.
        В классе повисло напряжение.
        - Но наш герой, - голос Натана приобрел порывистость. - Он был идейным. И вот однажды посреди серого людского потока Телхейм встретил маленького еврейского мальчика, - вампир запнулся. - Хорошо, не маленького, вполне взрослого девятнадцатилетнего юношу по имени Абель Розенберг. Он был особенный, потому что никогда не молчал. Парень был другим, потому что не боялся и кидал вызов судьбе, одетой в серую форму фашистских солдат. Абель стал лидером сопротивления внутри лагеря. Абель давал людям силу и вселял уверенность в себе. Но Телхейм подумал, что это плохо, что так быть не должно.
        Натан перевел взгляд, полный ненависти, на Карумана, теперь его речь изливала слова ярости.
        - Он взял мальчишку к себе. Изучал его личность и внутренний мир, вторгаясь туда без спроса и разрешения. Он запер его в подземелье, как раз там, где проводил опыты на людях и где страшно несло протухшей кровью. А потом, он пытал Абеля, вырывал ржавыми клещами его зубы. Зачем? А я не знаю, почему Каруман так делал. Наверное, он пытался изменить природу строптивого подростка. Знаете, что случилось дальше? - Натан не сводил пульсирующий взгляд с помрачневшего Карумана. - Телхейм воспылал страстью к пареньку, да такой, что убедил себя в том, что это любовь. Естественно, никто не сулил взаимности. И генерал просто-напросто изнасиловал ребенка. Он развратил его, привязал к себе, а потом убил, решив, что в случае разгрома немцев - это самое верное решение. Он так спасал свою любовь, решив за нее, жить или умереть! Такой вот герой…
        Натан выдохнул и застыл в задумчивости.
        - Ты закончил? - опомнился Каруман.
        - Да, - Натан выпрямился, но в глаза нуклеару не смотрел.
        - Я не понял твоей истории.
        - Не удивлен, Каруман. Совсем не удивлен.
        - В чем героизм?
        - А это ты мне ответь, в чем тут героизм и праведность? Я сам не пойму.
        - Натан…
        Тремерс опечалено опустился на стул и обхватил голову руками.
        - Каруман… Санфаер, быть может, ты найдешь ответы сам, - совершенно серьезно отозвался Натан.
        - Уходи.
        - Раздражаю?
        - Сейчас да. Ты, даже не задумываясь, готов бить в спину и обнажать старые раны. В тебе нет понимания, Натан.
        - Учитель, о чем вы? Это история времен мировой войны, не принимайте все так близко к сердцу.
        - Замолчи… Столько яда в одном существе…
        - Бывает и больше. Знаешь, ведь яд - это способ защиты.
        - Никто не нападает…
        - Ага, как Телхейм не нападал на Абеля, - хмыкнул Натан, приглаживая волосы.
        - Тяжело, слишком сложно… Да это просто невыносимо, - забормотал Каруман, качая головой.
        - Придурок, - презрительно бросил Натан, - продолжай в том же духе, быть может, тебя отблагодарят эти козочки…
        - Не вынуждай! - закричал Тремерс вскакивая. Он был в гневе, его серые глаза давили грузом переживаний и праведной злости.
        - Ей, ей! Уже боюсь, - оскалился Натан. - Каруман, с каких пор ты увлекся юбками? Проснулся вкус к маленьким целочкам? Как трогательно!
        - Ни слова больше! - сдавленно проговорил вампир.
        - А то что? Кинешься защищать свой гарем? Извращенец, ты вылитый фашистский тезка.
        Каруман дернулся. Чаша его терпения переполнилась, да и Натан уже сорвался. Надо было что-то делать и срочно, пока приступ безумия его нуклеара не зашел слишком далеко.
        Каруман буквально в два шага оказался возле Натана и, схватив его за плечи, вынес вихрем в коридор. Джулиани оказался распластанным на полу, буравя пустым и бесстрастным взглядом Тремерса.
        - Я предупреждал, - холодно кинул Каруман, захлопывая дверь в класс.
        - Придурок, больно же, - пробормотал Натан закрытой двери. Он потер ушибленный затылок и смачно выругался, поднимаясь на ноги.
        Глава 24
        Марина задыхалась. Перед ее глазами так и стояли Каруман и Натан в спайке агрессивных чувств. Их соприкосновение: руки Карумана, сжимающие плечи Натана, злой и обиженный взгляд того, падение, скорбь, застрявшая в горле учителя, его чувство вины и ярость в движениях Натана.
        Марина задрожала, прижимая к себе сумку с учебниками. Она бежала по коридору, вылетев пулей из класса после неприятного инцидента. Девушка не сомневалась, между Каруманом и Натаном была незримая и прочная связь. Даже в ссоре они были так близки. Ярость и гнев, казалось, скрепляли этих двоих еще больше. Марина чувствовала на интуитивном уровне, что ей нет доступа в их потаенный мир.
        Единственным ее желанием теперь было найти Натана. Его слова зацепили девушку. Та боль, которая сквозила в каждом предложении, выплетаясь тонкой нитью из-под маски суровости и цинизма, не могла возникнуть из пустого места.
        Марина задавала себе бесчисленное количество вопросов: «Кто этот человек? Что он пытался всем сказать… И что не может услышать всегда чуткий Каруман, как бы он ни пытался?..»
        Девушка вылетела в оранжерею и, чуть не сбив Натана, едва успела притормозить.
        - Я искала тебя! - пролепетала Марина.
        - Зачем? - парню было все равно.
        - Я не знаю, он поступил с тобой грубо. Ты не ушибся?
        - Нет.
        - Точно?
        - Не доставай меня, - раздраженно кинул Натан и отвернулся.
        - Я переживала.
        Марина, наконец, смогла отдышаться, и ее голос перестал отдавать истерическими нотками.
        - С чего это? - с интересом произнес Натан.
        - Ты неплохой человек, как мне кажется.
        - Кажется. Ты, вон, Карумана любишь, иди его утешь!
        - Странно, ты говоришь, как будто ты ревнуешь, - девушка внимательно посмотрела на парня, повернувшегося к ней гордым профилем.
        Ноль эмоций.
        - Нет, точно ведь ревнуешь! - твердо произнесла Марина.
        - Мариш, будь паинькой, свали, а? - наконец, попросил Натан.
        - Нет, - жестко ответила девушка и сжала руки в кулаки.
        - Ей, ей! Как с вами, людишками, тяжело…
        - Вы с Каруманом - два дурака. Разве можно так себя вести?!
        - Знаешь, - Натан задумчиво почесал затылок. - Ты просто копия Карумана, такая же зануда.
        - Неправда! Каруман заботится о тебе, и я тоже…
        - Какое счастье привалило, прям, хоть на радостях вешайся.
        - Почему ты не хочешь ему поверить?
        - В смысле? - Натан удивленно поднял брови.
        - Он не желает тебе зла, просто доверься ему, - Марина чуть ли не плакала. В ее сердце трепетала игла ревности и уязвленности, но девушка не могла не попытаться помирить этих двоих.
        - Иди-ка ты со своими советами в жопу, - произнес Натан сквозь зубы. - Ты ничего не знаешь! Не осознаешь и доли от всего, что происходило. Ты даже не понимаешь, кто мы.
        - Я не знаю… Ты прав. Однако я отчетливо вижу, как вы оба мучаетесь, но и в то же время не можете друг без друга.
        - Он мой опекун, - фыркнул Натан.
        - Да, я помню. Но ты ведь его любишь, хотя стремишься показать, что ненавидишь?
        - Я никого не люблю. Запомни!
        - Я не стану спорить, но со стороны виднее…
        - Говорили инквизиторы и подбрасывали хворосту в костер, - Натан на свой лад закончил фразу Марины.
        - Ты всегда споришь вопреки здравому смыслу?
        - А ты всегда лезешь не в свои дела? - Натан стал серьезным, его глаза больше не излучали ироничную насмешку. Зато теперь они блестели злобой.
        Марина вздрогнула, но не отступилась.
        - Ты должен его понять! - закричала она. - Он из кожи вон лезет, чтобы угодить тебе, чтобы тебе было хорошо, а ты ему не даешь и шанса!
        - Были шансы… - неожиданно спокойно ответил Натан. - Предостаточно. Ты закончила тираду?
        - Нет! Открой глаза! Он ведь так переживает за тебя. И сейчас, наверняка, казнит себя за то, что выставил тебя за дверь. Но он действовал как учитель. Не было другого пути.
        Плеча девушки коснулась рука Натана. Он просто положил ладонь, а Марина испытала настоящий приступ ужаса. Холод руки чувствовался даже через теплый джемпер формы, а пальцы сжимали плечо с такой силой, что стало даже больно.
        Марина посмотрела в лицо своему собеседнику, и ее обездвижило. Лицо было перекошено оскалом. А этот взгляд, несомненно, принадлежал человеку, отнявшему сотни жизней. Он был настолько тяжелым и диким, что прикажи сейчас Марине представить глаза убийцы, то она, без сомнений, указала бы на Натана.
        - Вот вы, человечество, всегда горазды советы умные давать, - произнес ледяным тоном Джулиани. - Так и сыпется из вас каждый день, бла-бла-бла, бла-бла-бла, без устали, без умолку, так и бузите, так и лечите, как жить. А ведь сами ни черта не знаете, умничаете, а сами ничего, ничего не понимаете, ни в себе, ни в других, ни в мире вокруг. Вы, как куры в курятнике, - замкнуты на одних только насестах и бьетесь за них, как за единственное на свете благо. Хотя стоит посмотреть глубже, и станет ясно, что за стеной целый мир… Но ваша жизнь заключается только в словах. Исключительно в словах… Пустых, нелепых фразах…
        - Мне больно, - пискнула девушка, косясь на руку, продолжающую сжимать ее плечо.
        - А мне плевать! - крикнул Натан, еще крепче вцепляясь в Марину. - Ты сама приперлась со своими советами! Кто тебя звал?! Что ты лезешь?! Мать Терезу изображаешь… А, я понял, это тебя заводит, значимость придает. Как эгоистично. Вот и Каруман такой же… Он все о мире думает, тешит свое самолюбие своей нарочитой добротой, а сам… Не лучше меня.
        - Ты не плохой! - запротестовала Марина.
        - Ты меня не знаешь, дура! - проревел Натан. - Да мне убить тебя ничего не стоит!
        - Не верю… - пискнула девушка и зажмурилась, потому что на самом деле еще как верила.
        - Жалкая идиотка, мне вообще до тебя нет дела! Иди отсюда! Давай, вали! - Натан швырнул Марину на пол, и она проскользила по плитам, сдирая кожу с локтей.
        Из ее сумки в разные стороны высыпались вещи. От обиды и боли девушка расплакалась, пряча лицо в ладони.
        Натан даже не посмотрел в ее сторону. Он с презрением оглядел содержимое сумки. Но неожиданно взгляд парня остановился на двух пестрых фотоальбомах, и тут же черты жестокости на его бледном лице разгладились.
        - Эти… Альбомы… Ты принесла их для меня? - тихо спросил он.
        Марина закивала, сквозь всхлипывания, произнося кроткое «да». Вампир вздохнул. Он сорвался с места и, присев рядом с Мариной, обнял ее за плечи.
        - П… Про… Прости меня, ладно?! - сбивчиво начал Натан. - Я не хотел, ты просто забесила меня, когда начала судить о том, чего не знаешь. Я погорячился, изв… извини, если сможешь. Но только оставайся собой и ни в коем случае не меняйся. Ладно? Знаешь, ты обязательно кого-нибудь спасешь. Человека, кому потребуется помощь и не будет уже слишком поздно. У вас завяжется настоящая сопливая романтика, я уверен. Со всеми прилагающимися глупостями: конфетами, цветами, перманентными улыбками, слезами, вздохами типа «ах, я не видел ее целую секунду» и прочей ерундой в приторном жанре. По вам ударит банальное среднестатистическое счастье, воспетое шаблонами общества. А я посмеюсь над этим. Ты только… Не злись, а?
        Марина уставилась на Натана, он казался смущенным, хоть и делал невозмутимый вид.
        - Это ты меня прости, - выговорила девушка. - Я просто хотела помочь…
        - Я знаю, - кивнул Джулиани и попытался добро улыбнуться. - Но не требуется.
        - Злишься на Карумана? За что?
        - За ложь… Наверное, - хмыкнул Натан. - Он клянется, что «за меня», но, получается, всегда поддерживает всех остальных. Для него я постоянно неправ… Зная меня, он пытается переделать и перекроить старый каркас моей души, сформировавшейся задолго до его появления в моей жизни.
        - Натан… Прости меня за резкие слова, я думала ты просто избалованный подросток, - Марина снова заплакала.
        - Ты дура, но тебе простительно, - шутливо протянул Джулиани и, беря альбомы, подмигнул. - Давай смотреть?!
        - Давай! - засмеялась обрадованная Марина.
        Обиду как рукой сняло. Натан раскрыл пеструю обложку и тут же застыл. Девушка с интересом покосилась на спутника.
        - Кто это? - серьезно спросил тот, указывая на фото рыжего парня с пустыми глазами цвета мокрого асфальта.
        - Дметр Кресо… - отозвалась немного удивленная Марина.
        - Долго он пробыл в колледже?
        - Нет… Всего месяц, даже карту не завели. Вы чем-то похожи… Только он был бедняком, директриса его где-то на вокзале встретила. Он сбежал из дома. Вообще, Дметр был дерзким, всегда шел на конфликт. В итоге он поссорился с Женей, его избили, да еще и директриса обижена на что-то была. Весь колледж ополчился на парня. И как результат, Дметр сбежал…
        - Куда?
        - Не знаю. Я его так и не разговорила, хотя он был очень интересным человеком.
        - Мне пора, - Натан неожиданно сорвался с места, вручая альбом обратно девушке. - Фотографии посмотрим в следующий раз, - и шепнул себе под нос, - Дметр, значит. Интересно.
        Марина осталась одна в полном непонимании происходящего. Все снова становилось чересчур странным, как и сам Натан Брейншторм.

* * *
        - Мистер Каруман, откуда у вас мой телефон? - Марина была сердита.
        Каруман тоже выглядел не лучшим образом. На лбу пульсировала жилка напряжения, а подавленный взгляд, который выдавал крайнюю степень огорчения, буквально вгонял собеседника в тоску.
        Он встал из-за учительского стола и прислонился к подоконнику, бросая тень на фигуру девушки.
        - Посмотрел в журнале, там сзади все написано, - спокойно ответил учитель. - Простите за беспокойство.
        Он был, как обычно, вежлив, но Марину это лишь раздражало. Она никак не могла понять, кто такой Каруман. Либо добрый волшебник, которого она полюбила, либо человек, терзающий Натана.
        Теперь в ее представлении все уже не было столь однозначно. История, рассказанная Натаном, представлялась аллегорическим описанием действительности, где мистер Каруман хочет сломать своего воспитанника и сделать из него ординарность, а Натан отчаянно сопротивляется.
        Однако Марина по-прежнему не могла поверить, что столь хороший и заботливый человек, как мистер Санфаер, способен вредить кому-то или с умыслом сделать больно.
        Все дело в любви. Она слишком глубоко проникла в сердце девушки, проделывая, словно червячок в яблоке, ходы сладкого искуса.
        - Вы плакали? - побеспокоился Каруман, смотря на ученицу. Помимо слез на ней улавливался запах Натана. Каруман не мог ошибиться, своего нуклеара он чувствовал на генном уровне.
        - Не имеет значения, - девушка отвела взгляд и спрятала за спиной руки с истертой от падения одеждой.
        - Вы тоже на меня сердитесь? - Каруман снял очки и стал поигрывать ими. Нервные движения.
        - Нет, но вы… - Марина запнулась, - вы слишком грубо обошлись с Натаном! Как бы он ни выражался, он ничего такого не сделал, чтоб так с ним обращаться.
        - Я как раз хотел поговорить с вами о Натане, - Каруман казался спокойным, его ничуть не удивила обида Марины. - Это он вас ударил?
        Глаза учителя пронизывали девушку насквозь, Марина вздрогнула и поежилась от столь пристального взгляда. Она и догадаться не могла, что запах крови, проступающей через разорванную на локтях рубашку, разлетается по классу с невиданной скоростью, а многовековой вампир чутко ощущал каждый нюанс ее багрового ансамбля.
        - Я упала сама, - проговорила Марина. - Каруман, вы.
        - Я хочу предупредить тебя, - учитель впервые обратился к девушке на «ты». - То, что Натан сделал с тобой сейчас - только цветочки. Он творил вещи гораздо хуже, не испытывая при этом угрызений совести.
        - Вы несправедливы к нему! - яростно вскричала Марина.
        - К сожалению, это правда. У него было тяжелое, страшное прошлое, поэтому он такой. Я и моя забота не смогли изменить и залечить его душу. Натан себя не контролирует. Ты даже себе не представляешь, что ему пришлось пережить… Поэтому, будет лучше для всех, если ты прекратишь с ним общаться. И для него исчезнет искушение, и ты останешься цела.
        Каруман замолчал, буравя глазами поникшую девушку.
        - И вы… - сначала тихо вырвалось у нее, - и вы, говоря, что у Натана столь сложное прошлое, хотите, - Марина вскинула голову, - хотите обречь его на дальнейшие страдания? Хотите лишить общения? Друзей? Его личности? Внутреннего мира?
        - О чем ты? - Каруман побледнел. Резкие слова девушки, столь неожиданно вырвавшиеся у нее из самого сердца, привели вампира в замешательство.
        - Мистер Каруман, да как вы не видите?! Он же просто человек…
        - Марина, ты многого не знаешь.
        - Да, пусть я не знаю! Но я вижу, как вы изводите друг друга. И не понимаю, если вы так его не принимаете, то зачем, вообще, взялись опекать?
        - Я его принимаю, просто хочу научить жить в согласии с людьми и миром, ради него и его же блага, - Каруман почти оправдывался перед человеком.
        - Вы делаете ему больно! Он привязался к вам!
        - Это взаимно! После того, как он потерял родителей, я испытал чувство вины перед ним. Из-за меня он стал таким…
        - Что? - опешила девушка.
        - Не подумай, я не причастен к смерти его семьи, но я очень сильно обидел отца Натана, и он растил его в ненависти и жестокости, готовя к мести. Вся боль Натана из-за меня, поэтому я просто хотел подарить ему счастье… Я думал, мне это под силу…
        Каруман замолчал, печально устремляя взгляд в пол.
        - Поэтому всегда были не на его стороне? - робко произнесла Марина.
        - Разве? Я всегда с ним, всегда готов помочь, я все сделаю ради него…
        - Все? Это только слова, - в голосе девушки появилось сожаление. - Да как вы не видите?! Каруман?! Он же вас проверяет. Он хочет вам доверять, но не может. Натан говорил, что давал вам шансы, но, судя по сегодняшнему случаю, вы, действительно, ими не воспользовались. Не разобрались как…
        - Марина, ты не…
        - Знаю? - девушка грустно вздохнула. - Он провоцировал вас сегодня, выводил на эмоции. И вы решили, что он опасен для нас… Господи, Каруман, да до нас ему дела никакого нет.
        - Ты не представляешь, как он опасен.
        - Для меня нет, я в него верю. А вы - самый близкий ему человек, кажется, не даете ему возможности измениться ради вас. Поймите Натана! Вы же сами говорите, у него тяжелое прошлое, он не может сразу открыться вам. Он попросту остерегается, ему нужны доказательства, что вы не предадите его. А вы… Каруман, вы его бросаете. Вы оградили нас от него, показав, что ваши ученики для вас важнее. Ведь вам ничего не мешало вывести его из класса и при этом остаться с ним… Урок бы подождал… Но Натан увидел бы, как вам дорог.
        - А я захлопнул перед ним дверь… защитив не его, а тех, кого он презирает, - скорбным голосом подтвердил Каруман.
        - Каруман? - изумилась Марина.
        - Что я наделал?! - вампир качнулся в сторону и обхватил голову руками. - Какой же я слепец! Натан! Прости… Мой Натан… Как я мог. Натан!
        Каруман подскочил, его серые глаза заволокла пелена печали и страха.
        - Марина, спасибо тебе, - механически проговорил Тремерс. - Я должен найти его!
        Не дожидаясь ответа, Каруман сломя голову вылетел из класса.
        Марина присела. Ее трясло в лихорадке. У ее любимого человека были такие потерянные глаза, такое переживание в них, что сердце девушки отдавало болью. А еще Марина отчетливо поняла, она никогда не станет столь значимой для Карумана, каким был его воспитанник. Но осознать невзаимность любви, не значит перестать любить и надеяться.
        Марина улыбнулась. Может, ее слова примирят Карумана и Натана. А когда будет счастлив учитель, Марина тоже искренне порадуется.

* * *
        Каруман и Натан были дома, хотя зимние ранние сумерки только начинали сгущаться над городом, и в колледже еще никто и не помышлял об отдыхе. Но после разговора с Мариной Каруман как с цепи сорвался. Он отыскал Натана, взял его на руки и увез домой, несмотря на то, что уроки еще не закончились.
        Натан не сопротивлялся, только всю дорогу подпевал i-phone. Теперь они оба лежали на кровати. Натан неподвижно откинулся на спину и бесстрастно смотрел в потолок. Каруман лежал рядом с ним, освободившись от очков и ленты сковывающей волосы. Его ноги обвивали ноги любовника, а руки не отпускали тела. Он расстегнул рубашку нуклеара и, не переставая, поглаживал его грудь.
        - Дежа вю, - произнес Натан.
        - Да… Ты, знаешь, я… - Каруман хотел сказать, как он его любит, но вампир не решался. В состоянии Натана от него можно было ожидать чего угодно, тем более неадекватной реакции на безобидные слова.
        - Ничего не говори.
        - Я не хотел сделать тебе больно.
        - Мне не бывает больно.
        - Я просто…
        - Придурок.
        - Да! Я не понял, зачем ты устроил представление в классе.
        Каруман положил свою руку под голову нуклеара.
        - Объяснить?
        - Нет… Правда сейчас невыносима.
        - Ты был с ними, а не со мной. Ты всегда больше с ними, с людьми.
        - Ради тебя одного.
        - Не хочу об этом говорить, - Натан качнул головой.
        - Ты для меня особенный. Я… - Каруман снова осекся, испугавшись признаться в любви.
        - Не бойся сказать, - усмехнулся Натан. - Я все понимаю, ты подумал, что я опасен для людей, учениц, ты подумал, что я себя не контролирую. И ты действовал по обстановке.
        - Я сделал это для тебя, - Каруман заботливо поправил челку нуклеара. - Не хочу проблем с охотниками. Не могу допустить…
        - Ну-ну, - скептически протянул Натан, - в любом случае, даже если так, то ты поступил… верно. Я немного перебрал, теперь они точно догадаются…
        - О чем? - удивленно произнес Каруман.
        - Что мы любовники. Я бы на их месте сразу понял. Ну что может связывать взрослого тридцатилетнего мужчину и девятнадцатилетнего парня? Опекунство? Вот же бред. Кто в такое поверит?!
        - Да, совершенно очевидно, я не могу скрывать своих чувств к тебе и желания быть рядом.
        - Сильно разозлился из-за директрисы?
        - Мне было… больно. Ты перед ней устроил шоу. Ты! Мой самый родной мальчик! Я не понимаю… Почему? Зачем?
        - Ты глупый. Это ничего не значило. Ты сам хотел, чтобы я участвовал в расследовании. Вот и…
        - Да причем тут дела? - Каруман даже возмутился.
        - Устанавливал причинно-следственные связи.
        - Какие?
        - Она старая извращенка, Тремерс, охотница за молодыми душами. Благотворительность - только прикрытие. Я сначала решил, что так она отмаливает грехи, но я ошибся. Думаю, она отбирала себе кукол для игр из тех, кого приводила в колледж. Глухие стены пансиона, охрана и некому пожаловаться. Там настоящий плен. Так что помимо статуса аутсайдеров ребята со стороны приобретали и психологическую травму от домогательств старухи.
        - Своеобразные двойные тиски?
        - Да.
        - Подобная вещь могла пробудить сущность вампира. Согласен?
        - Да, у нашего серба есть причины мстить. Он ведь амбициозен…, как мне кажется, а для сильных личностей атмосфера подчинения и подавления крайне тяжела. Он стал защищаться. Молодец! Сама природа пришла ему на помощь.
        - Не будем об этом, не хочу сейчас спорить.
        Каруман подался вперед и стал покрывать грудь Натана поцелуями.
        - Ты себя сегодня здесь трогал, - шепнул он, дойдя до соска.
        - Ага, - тихо отозвался Натан.
        Каруман лизнул нежную розовую кожу.
        - Тебе хоть понравилось?
        - Ну, я же сам себя трогал… И внизу тоже… Я не дал ей коснуться, она бы очумела от температуры моего тела.
        - Только поэтому? - Каруман прервался.
        - Нет, она мне противна.
        Услышав ответ, Каруман вновь склонился над соском нуклеара и стал играть языком. Натан стиснул зубы, подавляя волну возбуждения, прокатившуюся по всему его телу. Но Тремерс уловил жаркие флюиды, он стал массировать пальцами столь чувствительную зону любовника, наблюдая за его лицом, охваченным борьбой с собственными чувствами.
        - Каруман… - прошептал Натан, морщась.
        - Что?
        - Каруман… - так же бессильно прошептал нуклеар.
        - Тебе приятно? - вампир прибавил в прикосновения страстности.
        - Ка-ру-ман, - по слогам произнес Натан, еле выговаривая от дрожи слова.
        - Мне прекратить?
        - Н… Да! - воскликнул Джулиани.
        - Как скажешь, - Каруман остановил руку и лег рядом с нуклеаром, кладя подбородок поверх его лба.
        - Пить хочу, - произнес Натан.
        - Пей…
        Тремерс подставил шею.
        - Не хочу твоей крови.
        - Совсем?
        - Да.
        - Вызвать экстренную службу Банка Крови?
        - Уровень «красный»? - в голосе Натана проскользнула надежда.
        - Нет, не позволят, ты же не ранен и нет соответствующего разрешения от охотников, - произнес Каруман с грустью в голосе. - Но могу выбить «оранж».
        - Нет, не хочу кровь из пакета. Даже младенческая не поможет.
        - Хорошо подумал? Не терпи жажду…
        - Каруман, прекрати.
        - Я ведь волнуюсь… - отозвался Тремерс и покорно замолчал.
        - Помнишь, как мы пускали по весенним ручьям бумажные кораблики? - неожиданно произнес Натан.
        - Помню, кажется, на Патриарших прудах в конце сороковых, - отозвался Каруман, погружаясь в сладкое воспоминание. - Было здорово. Белые кораблики свободно бежали по волнам.
        - Они быстро мокли…
        - Да.
        - И расползались в воде.
        - Да.
        - Они шли ко дну…
        - Да.
        - Давай больше никогда не будем заниматься сексом?! - внезапно сказал Натан абсолютно спокойным голосом.
        Каруман опешил, но как можно тверже ответил:
        - Не будем.
        - Никогда!
        - Если не захочешь, ничего не будет, - уверенно повторил Каруман. - Я люблю тебя, твою душу, и мне не обязателен физический контакт.
        - Вот и славно, - Натан прикрыл глаза, - я не хочу.
        Каруман нежно поцеловал нуклеара в лоб.
        - Могу я хоть узнать почему? - робко спросил он.
        - Чтобы не утонуть, как те кораблики, - ответил Джулиани и положил свою ладонь поверх руки Карумана, устроенной на его сердце.
        Каруман счастливо заулыбался, обескураженный столь неожиданным проявлением нежности любовника.
        Глава 25
        ВЗГЛЯД ОДИННАДЦАТЫЙ.
        Стас успел привыкнуть к своей непыльной работе. И теперь, неспешно раскладывая богатеньким отпрыскам еду, благодарил бога, что его истинным призванием остается работа в ордене охотников.
        Когда выдавался перерыв, Стас частенько прогуливался по окрестностям, наслаждаясь загородным воздухом, чистым и свободным от городских выхлопов. Но больше всего молодому охотнику нравилось беззаботно болтать с Каруманом, который последнее время повадился захаживать в столовую. Осознание прикосновений к тайнам истории, свидетелем которой был вампир, буквально будоражило воображение молодого парня.
        - Вчера произошел неприятный случай, - Каруман отставил пирожное с яблоком и отстраненно повертелся по сторонам.
        Столовая пустовала.
        - Какой? - Стас между делом протирал столик.
        - Натан вышел на эмоции и спровоцировал меня.
        - Вы переживаете?
        - Да, я же люблю его.
        - Эмм… - Стас покраснел и принялся отчаянно тереть тряпкой гладкую поверхность стола.
        - Все еще смущаешься из-за моей прямоты? - Каруман снисходительно улыбнулся.
        - Как-то непривычно.
        - Россия по-прежнему очень закрепощенная страна.
        - Мы за естественность…
        - Ясно.
        - Так что там с Натаном?
        - Я ошибся, поступил неправильно, - вампир горько вздохнул. - Я подвел Натана.
        - Надеюсь, он ничего не натворил, а то Мирослав спит и видит, как бы докопаться до Джулиани. Да и остальные охотники тоже…
        - Стас, тебя так волнует мой нуклеар? - в глазах вампира читался неподдельный интерес.
        - Ну… Просто я нахожу его не таким уж плохим… - выпалил охотник и стал интенсивнее тереть пятно на столе, которое уже успело десять раз сойти.
        - Ты очарован им с того инцидента с обмороком.
        - Э-э! Что вы такое говорите?!
        - Все нормально. Притягательность вампиров - необходимое условие для получения жертвы. А в Натане эта сила особенно ощутима. Кровь Стокенхема сыграла свою роль.
        - Нуклеар Джулиана? - удивился Стас.
        - Да, - кивнул Каруман. - Он был кем-то вроде придворного пажа у ирландского мелкого дворянина. А такие люди выживают благодаря своей соблазнительности. Даже не знаю, может, Джулиан только из-за капель эссенции сексуальности обратил Стоки. Но в любом случае, Натан особенный, его притягательность лишена пошлости, которой дышал Стоки. Натан интересен прежде всего как личность… Джулиан все верно рассчитал.
        - А зачем ему?
        - Он готовил месть для меня. Сам по себе Стоки мне бы не понравился, поэтому Джулиан создал Натана, того, кто займет все мои мысли. Джулиан даже сам не понял, как угадал с выбором…
        - Мне вот интересно… Почему вы влюбились в Натана?
        Каруман промолчал. Он отстраненно смотрел на кусок пирожного, паря мыслями где-то далеко.
        Стас тоже не спешил разбивать молчание.
        - Когда-нибудь, - наконец, отозвался Каруман, - я отвечу тебе на этот вопрос, сейчас я просто не могу сформулировать.
        - Ладно, - пожал плечами охотник.
        - Но я не хочу, чтобы ты думал, что это было просто чувство вины…
        - В смысле?
        - Я прекрасно знаю, какой теории придерживаются охотники. Нет, я не из чувства вины связал себя с Натаном. Конечно, я ощущаю свою ответственность за то, что произошло с этим мальчиком… Безусловно, Джулиан заставил его страдать из-за своей жажды отомстить мне.
        - Ну, всякое говорят, - невпопад буркнул Стас, не знающий как себя вести в данном случае.
        Каруман снисходительно улыбнулся.
        - Джулиан имел право ненавидеть меня, - спокойно произнес он. - Я делал страшные вещи, Стас. И тогда, когда я прогнал Джулиана, я только учился быть праведным, только постигал науку сосуществования с людьми. Поэтому, наверное, я так грубо ему отказал, нанеся смертельную обиду.
        - Я не верю, что вы были злым.
        - Я был настоящим вампиром в вашем понимании этого слова. Я пил человеческую кровь и наслаждался процессом убийства. Я обращал сотни людей в себе подобных и научил их заклинаниям высшей магии неживого мира. От меня образовались все известные кланы ныне живущих кровососов. Джулиан всегда находился рядом…
        - Он разве был вашим нуклеаром? - с сомнением осведомился охотник.
        - Нет, конечно. Он был просто моим любовником, тогда я не хотел ни с кем себя связывать. Джулиан стал хорошим учеником, это я его сделал таким хладнокровным. Но он меня превзошел в кровавой безнаказанности. Увидев его бесчинства, я испугался и проклял себя за сотворенного монстра. Однако судьба не была ко мне жестока, она послала мне ангела, женщину по имени Мария. Она приняла меня и простила за все человечество… она зажгла свет в моей душе, и я понял, что должен измениться. Я полюбил ее, а Джулиан начал меня раздражать и напоминать своим живым примером о темном прошлом. Он не хотел мира и не хотел бросать свои развлечения… Пришлось прогнать его.
        Стас уже успел выронить тряпку и теперь сидел с отрытым ртом, слушая рассказ древнего вампира.
        - Тебя смутило, что я был влюблен в женщину? - поинтересовался Каруман, поправляя очки.
        - Как раз это обрадовало, - пискнул Стас. - Я просто не ожидал, что вы разоткровенничаетесь.
        Вампир доброжелательно улыбнулся:
        - Вампиры - тоже люди.
        - Условно, - хихикнул Стас.
        - Это были слова Марии, она верила в меня. А я просто любил, проводя подле нее все свое время.
        - А она вас любила?
        - Да, только как человека, как личность. Она дала обет безбрачия, так что у нас ничего не могло быть.
        - И вы приняли это?
        - Конечно. Я встретил ее юной розой и заботился о цветке всю ее жизнь, проводя в последний путь осыпавшиеся лепестки.
        - А давно это было?
        - Весьма, не сосчитать.
        - Хотел бы я взглянуть одним глазком, что там было в прошлом…
        - Стас, ничего не поменялось, только технику вновь изобрели.
        - Вновь? - изумился охотник.
        - Я ничего не говорил, - иронично прищурился Каруман.
        - Ну, вот так всегда, и почему охотники запретили разглашать историю?! Это же наше общее прошлое!
        - Логичное решение. Иногда лучше не знать правды.
        - Да, но я бы предпочел знание.
        - Как и любой молодой человек…
        - Странно, что с разгромом царского режима и выводом церкви из ордена охотников старые правила не перестали действовать.
        - Ничего странного. Сталин, как тогдашний председатель охотников, своим волевым решением сохранил традиции ордена. Даже он понимал, что есть вещи, которые реформировать нельзя.
        - Поэтому завязался конфликт с остальными охотниками?
        - Нет, несогласных просто удалили. Вне всякого сомнения, революция была ничем иным, как захватом власти орденом охотников. Иначе сложно объяснить, как небольшой кучке людей удалось так мастерски переиграть целые партии.
        - Это я знаю, - задумчиво протянул Стас. - Неужели ситуация с вампирами была столь ужасна?
        - Не могу сказать, - Каруман пожал плечами. - Я тогда работал с иллюминатами, Россия для них являлась ресурсным полем. Их цель заключалась в создании разветвленной сети братств на территории других стран. Русские вампиры охотно сотрудничали с иллюминатами, а церковь помогала шпионам. Конечно, иллюминаты хотели добиться единой системы контроля вампиров, но это означало и угрозу суверенности для России.
        - Значит, весь сыр-бор вышел только из-за того, что поссорились две ветви ордена? Ядро и российское отделение?
        - Да, когда Ленин возглавил охотников, начались проблемы. А потом его место негласно занял Сталин. Сначала иллюминаты усыпили свою бдительность, полагаясь на своего ставленника и принимаясь за Ленина с его опальными сторонниками. Но потом… Оказалось, что новый лидер охотников и не думает подчиняться Ядру.
        - И все эти «красные» чистки - ни что иное, как избавление от приспешников английских иллюминатов?
        - Правильно.
        - А война?
        - По сути, иллюминаты стравили два родственных по духу ордена. И германские, и российские охотники стремились к одному и тому же - к независимости от англичан. Только способы выбрали разные. Немцы пытались обогнать иллюминатов в научном прогрессе, ставили огромное множество опытов на людях и вампирах. Советские же охотники сконцентрировались на зачистке, в стране оставалось еще много верных своим господам вампиров-рабов.
        - А про опыты, - робко перебил Стас. - Получается, что фашисты выбрали целый народ для одних только научных экспериментов?
        - Верно. Немцы решили пожертвовать иностранцами ради победы.
        - Вас это не пугало? Вы же там работали?
        - Нет, я не лезу в дела людей и не сужу их.
        - Я бы так не смог…
        - Это потому, что ты человек, хороший человек, а я за тысячелетия насмотрелся на людскую природу и ничему не удивляюсь.
        - Ужасно, - произнес Стас, потупив глаза.
        - В мире много зла, но надо смотреть на добро, и тогда земля будет казаться прекрасной…
        - Скажите, Каруман, а почему Натан и Сталин так подружились? - робко поинтересовался охотник.
        - Подружились? - Тремерс приподнял брови. - Я не могу так сказать, скорее они симпатизировали друг другу. А причины надо спрашивать у Натана. Как мне видится, странный, замкнутый человек, коим был лидер охотников Сталин, сильно отличался от окружающих. Его ярость и порывы в борьбе с иллюминатами вдохновляли очень многих.
        - К нему весьма неоднозначное отношение, даже среди охотников, - подметил Стас.
        - Я знаю, в последние годы своего лидерства он отстранился от ордена. На всех собраниях его замещал Сатир, а когда и он предал лидера, бежав в Мексику, Сталин вообще перестал кому бы то ни было доверять. Пожалуй, только с Натаном он и общался…
        - Вот же две загадочные личности! - воодушевленно произнес Стас.

* * *
        - Входите, - солдат в зеленой форме открыл перед Натаном дверь, пропуская его в плохо освещенный заставленный книжными полками кабинет.
        В пыльном мраке зашторенных окон горела одинокая настольная лампа. Она бросала свой тусклый свет на немолодого мужчину, утонувшего в плюше старого кресла.
        Натан потопал ногами, стряхивая с высоких черных сапог остатки промозглого февраля, и вошел.
        - Привет, Еся! - весело протянул Натан, помахав рукой.
        - И тебе не кашлять, Натанка, - хриплым голосом отозвался мужчина.
        Натан устроился на старом облезлом пуфе напротив хозяина кабинета. Их разделял только лишь журнальный стол.
        - Что расскажешь? Как там, в мире? - мужчина набил трубку и закурил, изредка покручивая свои пышные седые усы.
        - Все однообразно, - хмыкнул Натан. - Еся, ты бы не курил, а? Еще сердце не выдержит, зачем же придуркам охотникам праздник устраивать?
        - Не бойся, не подохну. А если и умру, то мне будут без разницы охотники, - усмехнулся мужчина и подсел на край кресла так, что его стало видно.
        Это был немолодой человек с суровым лицом, изрезанным глубокими морщинами. Седина в его некогда черных густых волосах добавляла облику солидной благородности. Зато хитрый блеск прищуренных глаз подчеркивал пытливость и любознательность ума великого человека.
        - Ну, раз самому Сталину наплевать на то, что иллюминаты пойдут в пляс, я вообще умываю руки, - иронично заявил Натан.
        - Главное, чтобы мое место не занял какой-нибудь клоун.
        - Ей, ей! Не говори так, а то, правда, займет. У тебя удивительная способность наводить сглаз!
        - Угу-угу… И тебе сложно придется, - задумчиво произнес Сталин.
        - Еся, я, конечно, знал, что ты пессимист, но что еще и заразный - настоящее открытие.
        - Мне всегда нравилось, как ты паясничаешь. Это здорово выводило из себя наигранно правильных сторонников иллюминатов. По реакции людей на тебя, я мог судить об их верности Союзу.
        - Псих, - пожал плечами Натан.
        - Ты тоже. Скажи, тебя вкусно кормят?
        - Да, но Каруману не нравится.
        - Меня он не волнует.
        - Все еще не доверяешь?
        - Я доверяю тебе, этого достаточно.
        - Еся, краски сгущаются… Охотники все чаще поговаривают о твоем смещении. Считают, что, мол, надо помириться с иллюминатами, что надо прекратить репрессии…
        - Потерять границы, плясать под дудку англичан… Дебилы! - Сталин разозлился, от чего его южноосетинский акцент стал более заметен.
        - Придурки, - согласился Натан, - ты устроил настоящую чистку, уж не знаю, остались ли еще иллюминаты или верные хозяевам вампиры…
        - И я не знаю, но думаю, что таких предостаточно.
        - Ну, процент-то безвинно обвиненных всегда найдется…
        - Само собой, погрешность существует даже в математике.
        - А наши жалостливые собратья грешат на твою жестокость.
        - Пусть на мозг свой грешат. Это все уловки иллюминатов, хотят разбить наше единство. Если орден советских охотников расколется, монахи получат полную власть в нашей стране, а я категорически не хочу допускать инородцев на наши земли. Что они знают о России?!
        - Да наплевать. Просто, кто и рушит баланс между вампирами и людьми, так это иллюминаты. Слишком много крови вампиров они пролили.
        - Мне наплевать на вампиров. Я бы их всех уничтожил.
        - И меня? - шутливо обиделся Натан.
        - Тебя в первую очередь, - рассмеялся Сталин. - Шутка.
        - Вот от таких шуток у тебя все генералы сердечники!
        - Никто не виноват, что трусами уродились.
        - Эх, - протянул вампир и прилег головой на стол, - Еся, хороший ты человек, даже съесть жалко.
        - Ты б лучше от Карумана ушел… - неожиданно выговорил Сталин.
        - Я не колобок, я не могу. И от бабушки, и от дедушки, и от охотников… И от лиса Карумана…
        - Чего это?
        - Мы с ним связаны узами крови, ну и прочей фигней, которую тебе не осилить ввиду того, что ты людишка.
        - Чего мне не осилить? Того, что вы гомосексуалисты? - Сталин ехидно засмеялся.
        - Фу, как пошло прозвучало, - хмыкнул Натан.
        - Твоя школа, - Сталин пожал плечами, - да и чего пошлого в моих словах? Пошло глупостями этими заниматься. Как представлю…
        - Ей, ей! О чем думает лидер государства! - рассмеялся Натан.
        - Да, бывают моменты. Подумаю о тебе, вроде нормальный паренек, а такое творишь.
        - Давай не будем об этом, - Натан стал серьезным, его глаза блеснули приглушенным раздражением. - Я тоже от этого кайф не ловлю.
        - Полагаю вопрос «тогда зачем?» задавать бессмысленно.
        - Истину глаголишь. Еся, - Натан сделал паузу, - может подарить тебе вечность?
        - Тьфу, - сердито буркнул Сталин. - Я надеялся, ты никогда не предложишь. Ну и зачем мне твоя вечность?
        - Ну, как… - даже удивился вампир, - чтобы было… Все люди хотят вечную жизнь.
        - А я вот не хочу. Я тебе не все! Мне противна одна только мысль, что эта тягомотина растянется еще на какое-то время, тем более, навечно.
        - Дурак, - Натан подтянул ворот черной водолазки до носа и, спрятав в ней лицо, сверкал на собеседника черными лукавыми глазами.
        - Да ты представь, какой из меня вампир будет? - рассмеялся Сталин, с улыбкой его лицо выглядело хищным. - Я староват уже для этих игр, да и мясцо жестковато для твоих зубок.
        - Это мои проблемы, не бузи. Есь, я серьезно, давай я сделаю тебя одним из нас? Я даже сразу тебя освобожу.
        - Нет, я не хочу знать, что будет дальше, - твердо ответил Сталин. - Я сделал все, что мог, и я хотел бы умереть спокойно. Мне не нужна вечная борьба, я устал.
        - Ага, главное, чтоб тебя не убили!
        - Пускай, мне уже наплевать. Я хочу лишь читать Макиавелли, снова и снова. Великая книга мастера дарит покой.
        - Еся, сейчас только пятьдесят третий год, тебе еще жить и жить, ну что за депрессия?
        Сталин хмыкнул, щуря свои хитрые глаза.
        - Ты знал его? - он взял со стола небольшую книжку в кожаном коричневом переплете, где золотыми буквами было оттеснено название «Государь».
        - Нет, - качнул головой Натан, - Каруман знал. А я был знаком с Томасом Мором, хороший оказался мужик… только слишком порядочный.
        - Ты им пообедал?
        - Да, неее… Меня опередила инквизиция.
        - Понятно. Знаешь, Наташка, если меня убьют, смотри в оба. Тебя, как верного сторонника, тоже захотят убрать. Они спровоцируют тебя, вот увидишь.
        - Да обломятся! - зло прорычал Натан.
        - Ты вампир, настоящий хищник, гордый и честолюбивый. Но такими, как ты, принято играть в политический покер, - Сталин устало прикрыл глаза.
        - Не волнуйся, я как-нибудь справлюсь. Да и не позволю я убить тебя, Есь, что за разговор?!
        - Просто имей в виду, Натан. И помни, на твоего святошу Карумана надежды нет.
        - Хм?
        - Со всей своей наигранной добротой и придуманным благородством он тоже пешка в руках стратегов. К тому же, он не любит тебя.
        - Почему ты так решил? - Натан непроизвольно сжал руку в кулак.
        - Я не силен в сфере чувств, - усмехнулся Сталин. - Но когда человек любит, он никогда не сделает больно любимому. Он встанет на его защиту против всего мира, против условностей и традиций, и если понадобится даже против самих богов с их нелепыми законами. Он будет щитом. И пускай возлюбленный неправ, он никогда не предаст его, оставаясь рядом даже в смерти.
        - Ей, ей! И ты еще говоришь, что не силен в сфере чувств? Да ты законченный романтик! - Натан перевел все в шутку, но в его глазах пульсировал огонек обиды.
        - Просто, будь осторожен.
        - Хорошо, - Натан поднялся. - Пойду, наведаюсь на Лубянку, они мне приготовили новую партию «красного» уровня. Береги себя от дурных мыслей, скоро март, все будет хорошо!
        - Натан, - Сталин помолчал, - я был рад нашему знакомству.
        - Еще бы! - вампир подмигнул и вышел за дверь.

* * *
        - Мистер Каруман! Мистер Каруман! - в столовую ворвался растрепанный ученик.
        - Что такое? - вампир обеспокоенно поднялся из-за стола.
        - Там, там, - мальчишка пытался отдышаться, - там драка… Натан и Женя…
        - Стас, за мной! - в ту же секунду отреагировал Каруман и сорвался с места.
        Охотник еле поспевал за ним.
        Глава 26
        Для Марины все началось с обычной прогулки по зданию колледжа. Уроки уже закончились, и ученики медленно собирались группками по интересам, лавируя среди коридоров, чтобы не нарваться на учителей, расходящихся по домам.
        Марина дошла уже до конца коридора и хотела было свернуть, но услышала голоса нескольких подростков.
        - Думаешь, они спят вместе? - тонкий противный голос принадлежал Жене Егорцеву.
        - Конечно! Наш учитель Каруман так смотрит на своего воспитанника, как будто всю ночь его драл, - рассмеялась девушка.
        Марина узнала в ней Катю.
        - Представляю, как он вопит нечеловеческим голосом. Вот бы это заснять и в интернет выложить! М-м-м, скандал…
        Женя славился любовью к выставлению школьной жизни напоказ. Сколько раз унизительные видео с его одноклассниками появлялись в сети и висели на разных увеселительных сайтах, пока влиятельные родители не заставляли админов удалять скандальные ролики.
        Марина вжалась в стену и внимательно стала слушать.
        - Да, было бы здорово, - поддержали мысль остальные ребята. Их было не меньше пяти.
        - Мне сразу показалось странным, что Каруман - опекун Натана, должно быть они и из Америки уехали, чтобы уйти от подозрений.
        Катя громко рассмеялась.
        - Америка - жутко пуританская страна. Нашим голубкам, должно быть, приходилось трудно постоянно скрываться и косить под нормальных.
        - А ведь по ним сразу и не скажешь!
        - Да то, что Натан - педик, я понял сразу. Такие придурки, как он, бывают с явными отклонениями, - не унимался Женя.
        - А ведь Каруман еще и на нашу Маринку запал.
        - Может, он и ее разложил?!!
        - Ха-ха, давно пора! Хотя она такая страшная.
        - Ну, ему, извращенцу, самое то, главное, чтобы не болтала лишнего.
        - Мне кажется, он порнорежиссер. Совокупит Натана и Марину и снимет это на камеру. Как тебе парочка?
        - Отпад. Только непонятно, кто из них телка. Оба плоские и волосы длинные.
        - Ну, Марина поженственнее, хотя я не знаю, какой мужик ее захочет.
        - Да уж, Каруман и Натан не мужики.
        Марина сжала руки в кулак, ее буквально переполняла ярость и нежелание дальше слушать гадости.
        - Эй, вы! - крикнула девушка, выбегая из своего укрытия. - Да как вам не стыдно такое говорить!
        - Подслушиваешь, сука! - лицо Жени искривилось в злобе.
        - Вот клиническая идиотка! - буркнула Катя. - Куда ты лезешь?!
        - Немедленно прекратите оскорблять мистера Карумана и Натана. Они не такие…
        - Да заткнись ты! - крикнул Женя.
        - Сам заткнись, - Марина проявила невиданную смелость. - Ты не имеешь права говорить плохо об этих людях. Особенно, Каруман… Он добрый и благородный! Тебе до него далеко.
        - Смотрите, как своего любовника защищает! - Женя достал телефон.
        - Он мне не любовник!
        - Ну, признайся, что дала ему… А? - язвительно протянула Катя. - Или не только ему? Вертолет устроили, а? Ты, Натан и Каруман?
        - Какие же вы мерзкие! - закричала Марина и хотела убежать, но Женя схватил ее за руку.
        - Куда собралась? - сквозь зубы процедил парень.
        - Пусти!
        - Нет…
        Их обступила толпа ребят, верных прислужников богатого Жени.
        - Отпусти, говорю тебе! - Марина вздрогнула, ей стало страшно, ведь в глазах Жени кроме жестокости не было ничего.
        - Много хочешь, - парень толкнул девушку и подставил подножку. Марина упала на пол, ударяясь больным локтем. Слезы сами посыпались из глаз.
        - Смотрите, какая поза, - Женя кивнул на юбку девушки, случайно задравшуюся при падении. - Я не могу не запечатлеть.
        Послышался щелчок камеры мобильника. Марина заскулила, понимая, что сейчас произойдет ужасное.
        - Она посмела мне нахамить, - продолжал Евгений. - Я никого не прощаю. Предлагаю раздеть ее и заставить танцевать, а потом порадуем наш любимый сайт.
        - Женька, ты просто креативщик! - Катя рассыпалась в комплиментах.
        - Конечно. Давай, Марина, подвигай попой, - парень подставил носок своего ботинка к промежности девушки.
        - Нет! - в исступлении завопила Марина.
        - А я говорю, да, - Женя навел объектив камеры на лицо своей жертвы. - Поздоровайся со зрителями.
        - Как ординарно и глупо, - над головами оголтелых ребят пронесся спокойный и презрительный голос Натана.
        Женя отпрянул от Марины и оглянулся. Подле их компании стоял Натан и, скрестив руки на груди, спокойно наблюдал за происходящим.
        - А тебе что надо? Хочешь присоединиться к участи этой суки? - протянул Женя.
        - Попробуй, присоедини, - хмыкнул Натан и направился прямиком к парню. Никто из наблюдателей не посмел ему помешать. Через долю секунды мобильник Жени был выбит из рук парня и, ударившись об пол с немыслимой силой, разлетелся на мелкие куски.
        - Вот тварь! - вне себя от ярости затараторил Женя. - Ты мне за это заплатишь! Я тебя уничтожу!
        - Сомневаюсь. Такая ординарность, как ты, только и может сводить счеты со слабыми девушками, - равнодушно заметил Натан.
        Марина тем временем поднялась и испуганно смотрела за развитием сюжета.
        - Я делаю, что хочу. Закройся, козел, пока я тебя не убил! - гаркнул староста.
        Натан рассмеялся и произнес:
        - Напугал, что ты из себя представляешь? Что у тебя есть, кроме богатого папки? Глупый корм.
        - Что ты несешь, голубок ты наш!
        - Я уже молчу, - хмыкнул Натан и со всей силы ударил Женю кулаком в живот. Парня скрутило и отбросило к стене.
        - Ей, ей! Какие мы нежные, - Натан размял руки. - Хочешь узнать, что такое сразиться с более сильным противником? Ты ведь только и умеешь, что с компанией своих лизоблюдов нападать на слабаков.
        - Не смей, - зло прошипел Евгений.
        - Помешай мне!
        Натан сверкнул безумными глазами и, подойдя к парню вплотную, принялся избивать его. Вокруг поднялись крики и всхлипывания, его пытались остановить, но вампир уже ничего не слышал. Он всецело погрузился во вкус чужой боли. Он не мог остановиться и все больше входил в раж, чувствуя, как начинает покалывать левая рука, жаждущая звериных изменений.
        - Натан! - голос Карумана заставил вампира спохватиться и оставить полуживого Женю в покое.
        Джулиани обернулся. Перед ним стоял его нуклеар, в чьих глазах горели страх и отчаяние.
        - Как ты смел, Натан?! - холодный голос Карумана обжигал. - Как ты только позволил себе! Я…
        Тремерс поднял руку для замаха на удар.
        - Нет! - между двумя вампирами выросла фигура Марины, закрывающая собой Натана. - Нет, Каруман! Он не виноват… Он защищал меня…
        Каруман вздрогнул. Вмиг его злость ушла, освободив место сожалению.
        - Натан! - прошептал он.
        Джулиани хмыкнул и презрительно произнес:
        - Санфаер, какой же ты придурок!
        Каруман невольно отодвинул Марину и кинулся к нуклеару, желая схватить его в объятия. Но Натан грубо оттолкнул от себя нуклеара.
        - Не подходи ко мне, жалкий болван, - зло процедил он, покидая место происшествия.
        Следом побежала Марина, разочарованно кинув Каруману:
        - Ну, вот! Вы опять его подвели!
        - Я был не прав, я погорячился… - пробормотал Каруман.
        - Малек перестарались, - кивнул Стас, все это время молчавший.
        - Мне этот случай напомнил март 53-го года… Я ничего не смог с собой поделать… - Каруман расстроено покачал головой.
        - А что случилось?
        - Я расскажу… - произнес вампир, но планам не суждено было сбыться.
        Неожиданно раздался телефонный звонок.
        - Прости, из штаба звонят… Отведи этого ублюдка в медпункт, - Каруман кивнул на Евгения и отошел.

* * *
        Каруман медленно следовал по коридору опустевшего общежития и прислушивался к каждому шороху. Людей уже эвакуировали, сославшись на пожар, и теперь оставалось найти лишь обезумевшего от ярости нуклеара. Он был где-то рядом, вкус его крови растекался по этажу, смешиваясь с вонью липкого страха, застывшего в тканях убитых им жертв.
        Карумана трясла нервная лихорадка. Все самое ужасное, что он мог только помыслить, сбывалось. Теперь основным для вампира было найти Натана раньше элитного подразделения охотников. Каруман поклялся во что бы то ни стало защитить и спасти своего возлюбленного, так грамотно доведенного до исступления расчетливыми партийными тузами.
        На этаже совсем не было света, а стены почернели от огненной ярости вампира. Где-то в комнате прорвало трубу, и звук фонтанирующего источника мешал сосредоточиться и успокоить без того больные нервы.
        Вампир прислушался, вдалеке раздавался тихий плач. Каруман двинулся на звук и вскоре в тени сломанных дверей, с корнем вырванных с петель, его взгляд поймал фигуру дрожащего человека, а точнее, совсем молодого парня.
        - Кто здесь? - громко спросил Каруман.
        Человек еще сильнее захныкал. Вампир подошел и повернул парня к себе лицом.
        - Лейтенант Прохоров, - выдохнул вампир. - Вы живы… Хорошо.
        - Он… - срываясь на истерику, выпалил парень. - Он убил их всех…
        - А вам он угрожал?
        Лицо вампира стало озабоченным.
        - Д…да, он хотел уже укусить, но его отвлекли. Почему? - глаза лейтенанта округлились. - Почему? Я думал… мы стали… друзьями…
        - Николай, с меня ужин, - насильно улыбнулся Каруман. - Вы должны успокоиться.
        - Как… почему… Я не понимаю, я так любил его.
        По щекам молодого охотника потекли слезы.
        - Нет, вы были очарованы. Это разные вещи. Его люблю я, и хочу спасти, пока не поздно. Скажите, куда он делся?
        Парень выставил вперед указательный палец, показывая на дверной проем в конце коридора.
        - Спасибо. Посидите здесь… скоро придут охотники.
        Каруман скользнул в комнату, и его сразу же сшиб тяжелый запах смерти. Крест иллюминатов на ошейнике едва смог сдержать волну голода, прокатившуюся по телу вампира.
        Когда вампир сумел открыть глаза, то сразу увидел Натана, зависшего посередине комнаты в горе обезображенных трупов. Черная водолазка и черные галифе Джулиани были насквозь пропитаны кровью. На его лице не присутствовало и тени сомнений или сожалений, наоборот, взгляд был пустым и сытым, уже потеряв свой яростный блеск. По подбородку и рукам вампира тянулись извилистые струи чужой крови.
        - Натан, - произнес Каруман, печально осматриваясь, - ты уже опьянел…
        - Да, - прошептал нуклеар и облизнулся, размазывая по губам густой багрянец.
        - Как ты мог… - Тремерс покачал головой, подходя ближе. - Ты убил их, а ведь они были еще детьми, студентами.
        Натан нахмурил брови, и в его глазах снова качнулась тень ненависти.
        - Они говорили про Есю гадости. Смеялись, шутили и кричали, что, мол, хорошо, что помер тиран и деспот. Они не знали его… Они посмели осквернить память своими жалкими языками. Твари…
        - Натан, - Каруман осторожно обнял своего возлюбленного, прижимая к груди, - они были просто студентами… Им заплатили. Они даже не знали, кто ты. Натан… Тебя спровоцировали политиканы, чтобы убрать, как помеху, из борьбы за власть. Ты слишком был близок к лидеру…
        - Его убили, Каруман. Я обещал, что защищу, обещал, как и Альберту, но не успел… Я ненавижу людей, Каруман. Я хочу мести…
        Тремерс не дал договорить, он перебил речь нуклеара страстным поцелуем в губы.
        - Достаточно, Натан, теперь на тебя откроют сезон охоты, - глаза Карумана наполнились болью. - Но я не допущу, я спасу тебя, мой любимый.
        - Оставь меня в покое, - произнес Натан, глядя в глаза своему нуклеару.
        - Нет, я не могу, я не отдам тебя им на откуп. Да, ты убил их всех, ты совершил страшное преступление, но… Я и подумать боюсь, что ты схлестнешься с охотниками, я не могу представить, что потеряю тебя.
        - Что ты несешь? Я убью любого охотника, пусть только сунется, - Натан оскалился.
        - Хватит крови, - прошептал Каруман и снова поцеловал нуклеара. - Ты будешь спать… Я обещаю все решить, ты проснешься, когда ничего не будет угрожать тебе.
        - Нет! - завопил Натан и хищно растянул губы в усмешке. - Я помешаю тебе! Я стал сильнее!
        - Прости…
        Натан попытался вырваться, но не смог. Стальные объятия сковали его неистовое тело, не давая и вздохнуть. Острые клыки Карумана коснулись шеи непреклонного вампира, и его кровь начала курсировать в обратном направлении, оставляя вены пустыми.
        - Ненавижу тебя, Каруман, - прошептал Натан, лишившись последней капли крови и оседая в руках нуклеара.
        - Спокойной ночи, любимый, - произнес Тремерс, беря спящего Натана на руки. - Теперь тебе ничего не угрожает.
        Когда охотники ворвались в комнату, их взору представился древний вампир, целующий своего дремлющего бессильным сном нуклеара. А вокруг печальной фигуры плавились стены и мебель унылого советского интерьера, выдавая людям слезоточивую боль высшего существа.

* * *
        Почта пахла пыльной бумагой и горячими картриджами корпоративных принтеров. Парень с красными волосами, словно кирпич старого здания почтамта, аккуратно наклеивал на посылку марки. Ряд в ряд, край к краю.
        - Послушайте, а нельзя ли побыстрее? - поторопила его тучная женщина позади очереди.
        - Нет, - спокойно ответил парень.
        - Что тебя все должны ждать?! - не унималась она.
        - Замолчи, дура. Думаешь, твой базарный жаргон на меня возымеет действие? Ошибаешься.
        Парень с удовольствием отвлекся от скучной работы и вступил в спор. Он играл с людьми в последнее время особенно азартно.
        - Ты смотри-ка!!! - женщина всплеснула руками и обратилась к окружающим бабкам. - Хам! Только из яйца вылупился, а уже рот открывает!
        - Из яиц люди не вылупляются, ну разве только такие идиотки, как ты. Хотя нет… Свиньи относятся к млекопитающим.
        - Ах, - женщина обомлела. Но ее замешательство длилось недолго, она быстро нашлась и залепила парню пощечину.
        Впрочем, тот не растерялся и, перехватив руку противницы, с силой вывернул. Вряд ли в очереди остались люди, не услышавшие хруст костей, а потом пронзительный вопль женщины. Все замерли в ожидании.
        Однако парень, ни на кого не обращая внимания, закончил свою работу и направился к выходу из здания почты.
        - Остановись! - его окликнул молодой властный голос.
        Парень оглянулся. Позади него стоял его ровесник, высокий молодой человек с абсолютно гладко выбритым черепом. Распахнутый бомпер, желтая майка с немецким орлом и высокие ботинки на шнуровке не оставляли сомнений в его принадлежности к радикально настроенной молодежи.
        - Остановился, - цыкнул парень в ответ.
        - Ты чё свои руки распускаешь, рыжий?
        - А я бесстыжий, вот распускаю.
        - И откуда ты такой наглый выискался? - нахмурился здоровяк. С рассерженной миной он напоминал бульдога.
        - Спешу уверить, оттуда же откуда и ты. Люди одинаково появляются на свет. Хотя собаки точно так же и разница для меня невелика.
        - Что ты сказал?! Повтори!
        - Глухой что ли?
        - Что?! Да я тебе сейчас!
        - Ха! Жду!!!
        Здоровяк с кулаками кинулся на нахала, но он не учел одного момента - в данном случае разница комплекции ни на что не влияла. Кубарем оба парня вылетели из двери здания и их противостояние вылилось на улицу. Сначала красноволосый просто лихо отбивался от нападок здоровяка, но потом ему надоело.
        - А теперь, жалкая букашка, - прошипел он, - смотри на мою мощь и оцени свое ничтожество.
        С одного удара он уложил противника на обе лопатки и навис над ним. Поверженный парень хрипел и пытался продышаться, удар пришелся на горло.
        - Ну, ты видишь разницу? - с интонациями победителя начал красноволосый. - И кто же из нас поистине второй сорт? Ха! Человек… Для меня вы все ничтожны, какая разница, что у вас за национальность. Для высшего существа несущественны мелкие детали его обеда.
        - Кто… кто… ты… - буквально прокашлял здоровяк. От напряжения его лицо было пунцовым, а из глаз градом лились слезы удушья.
        - Я? Я бог, - усмехнулся победитель.
        Неожиданно в его руках блеснула тонкая пика, напоминающая чем-то шип розы. Он занес ее над головой и, еще раз усмехнувшись, обрушил на свою жертву.
        Под звуки девичьего вопля и визга старух ступеньки почты окрасились кровью. Где-то далеко выла собака, и сотни очевидцев хлопали глазами, пока еще не сознавая, что они стали свидетелями.
        - Держи его! Убийца! - крикнул какой-то бойкий парень.
        Но никто, кроме самого преступника, не шелохнулся. Он же понесся прочь, с интересом предполагая, сколько времени понадобится охотникам, чтобы связать происшествие на почте с его прочими не менее кровавыми и наглыми выходками.

* * *
        - И что это? - Каруман посмотрел на черный деревянный ящик в центре круглого стола кабинета N 23.
        - Посылка, - хмуро ответил Никоненко, - я бы вам не рекомендовал туда заглядывать.
        - Ей, ей! - присвистнул Натан, крутясь на своем кресле. - А посылочка-то мне адресована!
        - Да, вам. Мы же вас не просто так сюда вызвали, - кивнула Жанна. Сегодня ее волосы стягивал тугой хвостик, отчего некрасиво топорщилась кожа на лбу.
        - Конфетки? - сыронизировал вампир и кивнул на ящик.
        Охотники едва могли подавить свое раздражение.
        - Откройте, - кивнул генерал Прохоров. - Только Каруману не показывайте… У меня нет с собой ошейника.
        - Какие мы заботливые, - буркнул Натан и прикоснулся к коробке.
        На черной деревянной поверхности была выцарапана короткая фраза: «Джулиани на обед». Вампир, недолго думая, приподнял крышку и тут же на его лице появился звериный оскал, символизирующий собой особое воодушевление.
        - Видимо, это принадлежит недавнему трупу. Пробу на экспертизу уже взяли, - отозвалась Жанна, избегая смотреть на коробку.
        - И так понятно, кому принадлежит мозг, - хмыкнул Ульян. На его лице царило, как обычно, равнодушное выражение.
        - А с какого фига вы мой подарок лапали? - рассерженно спросил Натан, озаряя всех блеском ярости в черных глазах.
        - Натан, не надо, - тихим голосом произнес Каруман, борясь с приступом жажды, родившимся сразу, как только запах человеческой плоти коснулся его носа.
        - Мозги с кровью, ням-ням, почти по-французски, - демонстративно облизнулся нуклеар. - Смотри, Каруман, как надо ухаживать.
        Натан гнусно засмеялся.
        - Мерзко, - бросил Каруман.
        Натан пожал плечами и, обхватив ящик руками, осушил его до дна, не оставив в нем ни капли крови. Об пустое дно липким звуком шмякнулись человеческие мозги.
        Каруман дернулся, но сдержался. На лицах охотников блуждало презрение, негодование и отвращение, граничащее с тошнотой.
        - Он прислал Натану мозг, но зачем? - первым опомнился Мирослав. - Разве он не нужен ему для обряда?
        - Вполне подойдет только череп, - ответил Каруман.
        - Ясно, - крякнул Никоненко, затягиваясь сигарой.
        - Вкусно… - довольный Натан снова завалился в кресло.
        - Что-нибудь увидел? - холодно осведомился у него нуклеар.
        - Нет, только, чья это кровь, но вы и без меня все знаете. Ну, еще узнал, что хранили мой презент в морозильнике, точное место нахождения которого не назвать…
        - Тревожно, - произнес Никоненко.
        - Меня беспокоит другое, - Каруман дотронулся до лба, сведенного морщиной скорби.
        - Тебя вечно что-то беспокоит… - Натан облизнул губы, перепачканные кровью.
        - Откуда он знал твое имя? Откуда он узнал, что ты помогаешь охотникам?
        - Может, пришел на место преступления, Алку помянуть, за упокой души ее выпить. А моих следов там предостаточно, - нехотя отозвался Натан.
        - И ты не почувствовал, как кто-то касается твоих нитей? - голос Карумана стал строже. - Никогда не поверю! Что это все значит, Натан?
        От холода ноток в речи вампира вздрогнули даже охотники.
        - Ничего, - Натан поднялся и, заложив руки за спину, зашагал по кабинету. - Ревнуешь? Мало ли, откуда он меня знает…
        - Вы общались, разве нет? Не отрицай! Так ведь?
        - Да, - так же холодно ответил Джулиани, вызывая взглядом на ответную реакцию.
        - Почему ты не сказал?
        - Не захотел, в чем проблема?
        - Проблема в том, что ты обещал работать с охотниками, а сам начинаешь играть… Что ты творишь, Натан?! - грудь Карумана неистово вздымалась.
        - Я отвечу, раз ты так просишь. Мы сталкивались с убийцей. Все случилось спонтанно, как в тумане. Не о чем тут говорить… Я толком его не рассмотрел, просто обозначился на горизонте… - хмыкнул Натан. - Зато теперь я все про него знаю…
        - И молчал?
        - А вы не спрашивали…
        - Натан!
        - Что разорался?! Я ничего вам не должен, а уж тем более подставлять сородича. Но, если так интересно, я скажу… Его имя - Дметр Кресо, родной клан отказался от него и он теперь одиночка. Цель Дметра - месть школе, в которой к нему относились, как к мусору. Я узнал его по фото в альбоме Марины… Я молчал лишь потому, что хотел прежде все выяснить сам.
        - Надеюсь, это так… - вздохнул Каруман и устало потер лоб.
        - Надейся, надейся, придурок, - зло шикнул Натан.
        - Кресо? - щелкая по клавишам, вклинился в разговор Андрей. - Это же известный сербский род, но они жуткие консерваторы. Понятно, почему вампиры не приняли нашего убийцу в свой клан. Для них рожденный от человека - звучит как оскорбление.
        - И где этот Кресо? - поинтересовался отец Родион.
        - Он не зарегистрирован, - деловито произнес Андрей, погруженный в свой ноутбук. - Вообще, человека с такой фамилией нет…
        - Конечно, нет, он же вампир, к тому же пробужденный, - Натан бросил на охотника презрительный взгляд. - Его никто не регистрировал как вампира, а человеком он более не является. Он полностью освободился от цепей мира. Как бы это сказать… Кресо застрял в точке между людьми и вампирами… абсолютная свобода, когда никто не знает твоего лица.
        - Жаль, что мы никак не можем его отловить… - утомленно ответил Мирослав.
        - Натан, а ты не в состоянии напасть на нить крови? - Каруман удивленно поднял брови.
        - Нет, он умело прячется и слишком быстр…
        - От тебя я таких слов не ожидал!
        - Пошел ты! Говорю, нет, значит, нет! - разозлился вампир.
        - Хорошо, я не настаиваю…
        Каруман поднял руки вверх, показывая свое полное согласие.
        - Вот и чудно, - хмыкнул Натан.
        - Какие наши дальнейшие планы? Не ждать же, когда он убьет еще одну жертву?! - Никоненко нахмурился.
        - Нет, но сейчас он чего-то затих, - ответил Каруман. - Мы с Натаном воспользуемся затишьем и попробуем разузнать все в колледже, а вы возьмите его фото и разошлите ориентировки всем охотникам, да и милиции с военными тоже не помешает подключиться к поискам. Дело уже приняло угрожающие обороты, надо всеми силами стараться не допустить большей крови.
        - Уже позвонил Стасу, - кивнул Мирослав. - Он изымет у Марины Одинцовой фотографии Дметра. Руководство колледжа дало разрешение на наши действия.
        - Только осторожнее, не напугайте девушку, - Каруман добродушно улыбнулся.
        - Какие мы добренькие, учитель, - съязвил Натан.
        - Ты пообедал? - спокойно спросил Тремерс.
        - А ты не видел?!
        - Видел, поэтому ты должен быть довольным и не ехидничать без устали. Поехали домой, а?
        Вампир взял своего нуклеара за руку.
        - Поехали, поехали, - Натан вырвался, строя при этом недовольное выражение лица. - И помни, ты мне обещал!
        - Конечно, все в силе, - ласковый взгляд Карумана касался контуров лица его нуклеара, рождая в сердце вампира нежные мелодии любви.
        Глава 27
        ВЗГЛЯД ДВЕНАДЦАТЫЙ.
        - Стас, работаешь? - Каруман вошел в столовую и окликнул охотника, степенно помешивающего кашу для предстоящего полдника.
        - Да, мистер Каруман… - отозвался парень и поприветствовал вампира улыбкой.
        - Просто по имени, - поправил тот. - Я хотел поблагодарить вас…
        - За что? - искренне не понял Стас.
        - Вы не стали предавать огласке драку Натана и человека… Евгения, - вампир поправил очки.
        - Я не счел нужным. Как наблюдатель я имею полное право расценивать ситуацию согласно моим внутренним установкам. Какой смысл обострять обстановку, если по сути ваш нуклеар был прав?!
        - Да… Спасибо, вы к нему очень благосклонны…
        - Я же очарован, - хмыкнул Стас, вовремя припоминая недавние слова вампира.
        - Возможно, но я не хотел вас смущать.
        - Нет, что вы! Я долго думал над теми словами и могу признать, вы правы… Я действительно очарован господином Джулиани. Наверное, мне даже хочется быть таким, как он. Ведь кто я? Простая ординарность, у меня за всю жизнь была всего одна девушка, и та ушла от меня, обозвав неудачником. Каруман, я где-то завидую Натану, его непосредственности, смелости и свободолюбию… Он мой идеал…
        - Стас, - Каруман помолчал, - я уверен, вы многого добьетесь. Я рад, что мой драгоценный нуклеар вызывает у вас положительные эмоции. Вы, пожалуй, один из немногих. Но не питайте иллюзий, пусть он в душе и ангел, но это мой ангел… И никто другой не сможет с ним совладать.
        - Э-э-э, - Стас покраснел, - я и не претендую…
        - Значит, мне показалось, - добродушно улыбнулся вампир.
        - Вы ревнуете?
        - Нет, я беспокоюсь за вас… Вы, люди, не слишком разборчивы в магнитах, которые так вас притягивают. К тому же, я не хочу, чтобы из-за людской тяги к опасной тайне все шишки валились на Натана… С его природой можно играть, но не заигрываться. Спросите как-нибудь у генерала Прохорова, что с ним случилось на заре карьеры. Уверен, он расскажет.
        - Ревнуете, - спокойно подытожил охотник.
        Щеки Карумана окрасились в едва заметный румянец.
        - Возможно. Мне ничего человеческое не чуждо.
        Неожиданно Стас сдавленно захихикал.
        - Что такое? - вампир удивился.
        - Нет, нет, ничего, - замахал руками парень и еще сильнее залился смехом.
        - Стас? Вы в порядке?
        - Да, - охотник откашлялся и утер слезы. - Я просто представил генерала Прохорова, очарованного Натаном. В жизни б не поверил.
        Он снова прыснул.
        - И он был молодым, наивным, - пожал плечами Каруман.
        - Я думал наш бравый военный - образец нормальности.
        - А вы себя позиционируете как ненормального?
        - Ну, - протянул Стас, - я всегда чувствовал себя белой вороной. Со мной мало общались, да и, воспитываясь без отца, я стал замкнутым.
        - Хм, генерал Прохоров был не намного разговорчивее.
        - Да? Никогда бы не подумал, что он тоже отличался робостью.
        - Люди меняются, это вампиры постоянны.
        - Говорят, постоянство - признак деградации.
        - Так и есть, поэтому вампиры обречены подстраиваться под людей. Кто ясно осознает свое место, тот счастлив, кто нет - признается безумным вампиром и подлежит истреблению. Я так думаю…
        - Вы навязываете эту мысль другим?
        - Да, но я уверен, что она правильная. В этом на опыте я убеждался много раз.
        - Но…
        - Много «но», поэтому иногда я сомневаюсь… И если я начинаю задумываться, то колкое чувство испуга моментально проникает в сердце. Больно… Больно будет оказаться в заблуждении.
        - Что жизнь прожита с ошибками?
        - Что я напрасно связал с собой Натана узами нуклеарства. Получается, ничего хорошего я ему не нес. Эта мысль чудовищна для меня. Я бы не выстоял против такой правды.
        - Эмм? - Стас смутился.
        - Все просто. Я обещал защитить его от тьмы. Но, если только на пять секунд представить, что я заблуждаюсь в своей теории, то получится, я его сильнее ранил, став истинным воплощением его одиночества во мраке.

* * *
        - Спасибо тебе за вчерашнее.
        Марина и Натан неспешно шли по коридору колледжа, приближаясь к мраморной лестнице, ведущей вверх, к учебным аудиториям. Вампир был мрачен и, кажется, погружен в свои мысли, а девушка без умолку лепетала всякий вздор, пытаясь отблагодарить своего спутника.
        - Пустяки, - буркнул парень.
        - Я бы не пережила позора… Для меня невыносима сама мысль о том, что они могли со мной сделать.
        - Брось, человек способен пережить многое и не сломаться.
        - Только не это!
        - Ха, заблуждаешься, - скептически усмехнулся Натан.
        - Честь для меня очень важна, - Марина вскинула голову, ее правдивые синие глаза блестели уверенностью.
        - Как же с девственницами тяжело… - протянул Натан.
        - Прекрати меня смущать.
        - Почему? Это так забавно.
        - Мне неприятно.
        - Неженка.
        - Грубиян!
        - Горжусь этим, - вампир самодовольно усмехнулся.
        - А я не знаю, горжусь ли я своей невинностью, - удрученно ответила девушка.
        - Чем тут хвастаться?
        - Я и не хвастаюсь… Плохо, когда нет парня, но изгоем или неправильной я себя не считаю. Просто я еще не нашла достойного человека, которому смогла бы раскрыться.
        - А Каруман? - так же спокойно бросил Натан.
        Марина остановилась как вкопанная. Ее начала бить мелкая дрожь, и румянец разлился по щекам.
        - Эмм? Попал в цель, как долбаный снайпер? - среагировал вампир, оборачиваясь.
        - Я не… не думала об этом, - дрожащим голосом произнесла девушка и потупила голову. - А когда ты спросил, я вдруг поняла, что хотела бы увидеть Карумана своим первым…
        - Ей, ей! Это любовь! - воскликнул Натан и оскалился в ехидной улыбке.
        - Как думаешь, у меня есть шансы?
        - Еще бы! Каруман любит таких, как ты… Ты в его вкусе!
        - Правда? - в голосе девушки сквозило воодушевление.
        - Ага, - закивал Натан.
        - Мне кажется, он никого, кроме тебя, не замечает. Пусть он строг, пусть требователен, но он так заботлив. А его глаза просто переполняются нежностью, когда он смотрит на тебя…
        - Тоже мне, радость великая! - съязвил Натан.
        - Ты вот не ценишь, а мне бы так хотелось побыть на твоем месте, по крайней мере, в отношении Карумана.
        - Я не против, - пожал плечами вампир. - Дерзай, я в тебя верю!
        Он подмигнул.
        - Ты серьезно? - удивленно произнесла Марина.
        - Мне кажется, - Натан хитро прищурил глаза, скрывая печальный блеск, на мгновение родившийся в их черноте, - вы удивительно друг другу подходите… Да! Вы похожи…
        Марина вспыхнула. Сердце девушки забилось бешеным ритмом, задевая чувствительный слух вампира и оглушая его.
        - Спасибо, Натан! Ты знаешь, что он обо мне думает? Вы не говорили? А что он чувствует ко мне? - залепетала возбужденная ученица.
        - Мы с ним тебя не обсуждали, - вампир помолчал, но тут же добавил. - Но ты ему нравишься как человек… Хм, так что все возможно.
        - Здорово! - Марина не смогла сдержать бурной радости и захлопала в ладоши.
        - Наверное.
        - Ой, мне бежать надо! - девушка взглянула на маленькие наручные часики и засуетилась. - У нас сейчас урок.
        - А у нас физкультура, вроде.
        - Ты не знаешь?
        - Нет, мне нет дела.
        - Выгонят!
        - Подумаешь.
        - Мне будет грустно, с тобой так классно общаться!
        - Я тебе подарю фото на память.
        - Разве карточка заменит живое общение?! К тому же теперь это неактуально, - Марина выпятила губу, как обиженный ребенок. - У меня забрали личные вещи, в том числе и альбомы. Говорят санэпидемпроверка… Но я думаю, - девушка почти шептала, - это из-за убийства Алины, расследование зашло в тупик, вот и хватаются за все версии.
        - Какая проницательность, - хмыкнул Натан.
        - Ладно, я побегу, - девушка подалась вперед к вампиру.
        Натан отпрыгнул.
        - Ей, ей! Ты чего? - почти взвизгнул он.
        - Я хотела тебя чмокнуть… Ты же мне друг, а у друзей так принято, - Марина покраснела.
        - А? Да? - Натан иронично поднял брови. - Ну, ладно, тогда… Целуй.
        Девушка закрыла глаза и поцеловала своего спутника в щеку.
        - Ой, а ты что замерз? - изумилась она, отстраняясь.
        - С чего взяла?
        - Ты такой холодный…
        - Да, наверное, замерз, - пожал плечами Натан.
        - Странный ты, не знаешь, холодно тебе или жарко… Сам черт в тебе не разберется! Все, я побежала! Еще раз спасибо за помощь вчера и за то, что мне помогаешь с Каруманом! Спасибо, что ты «за» меня!
        Девушка легко взбежала по лестнице наверх и, помахав рукой приятелю, запорхала вперед по коридору, напевая под нос какую-то песню. Она была счастлива.
        - Вали отсюда, наивная дура, - буркнул Натан, хищно сверкая глазами. - Пыль веков не для тебя, глупая курица.
        Вампир залез на подоконник и стеклянным взглядом уставился на унылую картину промозглой влажной зимы, когда все тает, но противный пронизывающий ветер не хочет утихать ни на секунду, промораживая до самых костей своими дрожащими холодом лапками.
        - Эй, Натан! - вампира окликнул знакомый чуть гнусоватый голос старосты.
        - Чего надо?
        Джулиани посмотрел на своего недавнего противника и радостно отметил, что лицо Жени, сияя разноцветными и разноформными синяками, напоминало карту мира.
        - Давай обсудим наши отношения, - Евгений принял серьезный и воодушевленный вид.
        - На фиг мне с тобой что-то обсуждать? Да и какие у нас с тобой отношения? Половые?
        - Недавно случился неприятный инцидент между нами, драка. Недопустимо! Как староста я заинтересован в хорошей атмосфере в учебном коллективе.
        - Да ну?!
        - Давай поговорим, - настойчиво предложил Женя.
        Натан помолчал, окидывая фигуру старосты оценивающим взглядом.
        - Ладно, - наконец, ответил он и, облизнув свои губы, тихо прошептал, - хочешь со мной поиграть, давай поиграем, чертов стратег.
        - Здесь нам могут помешать, а мне лишние уши ни к чему. Пойдем! - Женя поманил Натана за собой.
        Вампир спрыгнул с подоконника и, кажется, абсолютно покорно проследовал за парнем.
        - Нам сюда, - староста завернул к туалету.
        - Ты мне что, хочешь показать невидаль какую у тебя в штанах? - съязвил Натан. - Учти, меня удивить крайне сложно.
        - Успокойся, - кивнул парень.
        - Как же? А вдруг ты меня совратить решил, в туалете-то самое место, еще как накинешься, - не унимался вампир, весело издеваясь над человеком.
        - Мы просто поговорим. Прекрати пошлости выдумывать!
        - Разговор в сортире?! Хорошие у тебя вкусы для рандеву.
        - Натан, мы лишь побеседуем, - Женя, скрипя зубами, выдерживал миролюбивый и благодушный тон беседы.
        Он первым вошел в туалет и встал спиной к окну.
        - Натан, сюда, - поманил рукой парень.
        Натан хмыкнул, идя на поводу у старосты, но при этом прекрасно ощущая сердцебиения двух охранников, стоявших по разные стороны входной двери. Они были готовы захлопнуть ловушку, уготованную для Джулиани маленьким богатым деспотом.
        Как только вампир зашел в помещение, на него посыпался град ударов, впечатывающий его тело в противоположную стену с голубой кафельной облицовкой. Натан притворился поверженным и, едва заметно улыбаясь уголками губ, сполз на пол, держась за живот обеими руками.
        - Думал, что сделал меня? - победно усмехнулся Женя. - Слишком самонадеянно!
        - Торжествуешь? - сдавленным голосом отозвался Натан.
        - Все еще в состоянии говорить?
        Парень кивнул своим громилам, и на Натана вновь посыпались прицельные удары.
        - А что у самого со мной разобраться кишка тонка? - насмешливо произнес вампир, утирая кровь, хлынувшую из разбитого носа.
        Вместо ответа его стали интенсивнее пинать ногами, втаптывая в пол и избивая по почкам.
        - Своими руками действуют только неудачники вроде тебя. Ребята, давайте поиграем с ним?
        Охранники молчаливо кивнули и потащили Натана к туалетам. Один схватил его за шиворот, поднимая на вытянутую руку, другой наносил удары кулаком по печени.
        Евгений достал новый наимоднейший телефон и принялся снимать на камеру происходящее действо.
        - Получаешь удовольствие, козел? - проговорил Натан. Для униженной жертвы он был слишком спокоен и весел, с его губ не сходила улыбка, а в глазах блуждал огонек насмешки.
        - Я заставлю тебя плакать и просить прощение, - скривился Женя. - А не согласишься, я выложу в сеть ролик, где тебя макают головой в унитаз. Думаешь, с такой прической тебя не узнают?
        - С чего ты решил, что меня это волнует?
        - Это всех волнует, - Женя был уверен в своих словах.
        - Тупица. Да тебе вообще не удастся меня тронуть.
        - Открой глаза! - гаркнул парень, и его охранники с новой силой принялись избивать Натана, лупцуя как грушу.
        - Мне не больно, - вампир улыбнулся. - Как бы ты ни старался.
        - Раз так! - взбесился Женя. - Парни, ткните его мордой в его же истинную среду обитания. Пусть уяснит, где его законное место!
        - Не мечтай, я до твоих низов не упаду… никогда, - прошептали губы Натана.
        Мгновенно цепкие руки вампира вывернули кисти, держащих его охранников. Мужчины замычали от боли и разжали пальцы. Натан оказался на свободе.
        - Что за черт! - крикнул парень.
        - Черт? Да, это я, своей собственной персоной, - Натан иронично поклонился и в тот же момент метнулся к одному охраннику, выдирая из его груди сердце. Тело мужчины, ухнув, осело на пол.
        Вампир демонстративно облизнул окровавленную руку, принявшую свой истинный облик. Женя завопил и, дрожа всем своим изнеженным телом, вжался в стену. Натан дико засмеялся. Не сводя со своего обидчика взгляда, он подошел ко второму охраннику. Тот лежал на полу в полной прострации от болевого шока.
        - Я видел стольких самодовольных болванов, и ты ничуть от них не отличаешься, - торжествующим голосом произнес вампир.
        Женя бросился к выходу, но дверь взорвалась осколками стекла, заставив парня остановиться и оробеть.
        - Бежать некуда, я не отпущу вас, - хмыкнул Натан, водружая ногу на грудь лежащего без сознания мужчины. Охранник жалобно простонал и машинально прижал к себе сломанную руку.
        - Ты… Что… что ты такое? - шептал Женя в шоке.
        - Я? Тот, кто не позволит тебе, ублюдок, сделать из себя изгоя, - Натан подмигнул и одним рывком легко поднял громилу над головой. - Я ангел справедливости.
        - Боже, спаси! - парень усиленно молился, глотая слезы и сопли.
        Натан выпустил клыки и вонзил их в плоть охранника.
        - Вампир!!! - взвизгнул Женя и упал на колени. - Пощади!
        - Нет! - рявкнул Натан. Он уже осушил тело до дна, не оставив и капли крови. Охранник был мертв.
        - Я так долго сгорал от жажды, так ждал такого идиота, как ты, Женечка, - Натан облизнулся, но это не помогло, его губы и подбородок все равно покрывала сплошная кровавая пелена. - Думаешь, я тебя помилую? С чего же? Ты так хотел меня уничтожить, что я, прям, испугался… - вампир залился хохотом. - Люди слишком жалки, они мнят себя хозяевами, а когда жизнь оборачивается против них, хватаются за блажь небес в надежде на помощь. Вы слабы, и почему вы до сих пор живете?!
        - Умоляю, Натан, я не хочу умирать! - Женя пуще прежнего затрясся всем телом.
        - Ладно, раз ты так просишь, - вампир криво улыбнулся, его глаза отразили надменность вечности. - Ты не умрешь.
        - Натан… Спасибо… - трепещущий Женя стал утирать слезы.
        - Да брось ты, мне не сложно, - Натан подошел к парню и поднял его за горло на уровень своих безумных глаз. - Ты даже вкусный.
        - Что… - выдохнул Евгений, и его зрачки тут же расширились новой волной страха.
        - Я не убью тебя, ты просто станешь низшим. Животным, потерявшим разум, - вампир снова рассмеялся, торжествуя над поверженной жертвой.
        - Вампиром?
        - Не обольщайся, не вампиром, а гнидой, слизывающей объедки с нашего обеденного стола, - глаза Натана стали жесткими.
        Он подался вперед и вцепился в шею парня, чье тело бессильно дернулось в последней конвульсии человека. Кровь изогнулась в податливости жидкости и слилась с гаснущей жаждой вампира, наполняя его ткани упругим потоком энергии жизни.
        Вскоре Натан с силой оторвался от парня и швырнул его на землю.
        - Жри своих дружков! Кости спрячешь в лесу, еще не хватало того, чтобы Каруман меня запалил, - зло прокричал вампир своей жертве, корчащейся на полу в объятиях превращения.

* * *
        Стас вытер пот с лица и глубоко вздохнул.
        - Ну, вот, - сказал он чуть слышно, - низший вампир, который только обратился, у меня занимает столько времени и сил. Как же трудно быть человеком… Поди, Каруман их щелкает, как орехи.
        Охотник еще раз вонзил нефритовое копье в искореженное туловище вампира, в недавнем времени бывшего Евгением Егорцевым. Теперь же существо представляло собой отвратительную тварь со сведенными предсмертной судорогой мышцами и кожей, лопающейся от вылезшей грубой шерсти зверя. Лапы у существа были звериные, с длинными когтями и мощными мышечными тканями.
        - Визитная карточка Джулиани, - прокомментировал Стас. - Значит, без всякого сомнения, Женю обратил Натан. А еще эти кости рядом с трупом, мясо на них совсем свежее, - охотник попинал ногами останки, валявшиеся около разрытой ямы. - Должно быть, случилось нечто ужасное.
        «А ведь, если бы не мой чуткий взгляд, проворонили бы низшего вампира», - с гордостью отметил про себя парень. Все случилось несколько часов назад.
        Стас, занятый работой в столовой, совершенно случайно увидел тень, прошмыгнувшую под окнами. Ему показалось странным, что кто-то идет по направлению к лесу, к тому же с такой скоростью. Школьники обычно прогуливают группами и опасливо крадутся, а этот несся сломя голову.
        Хватило одного взгляда на сгорбленную фигуру незнакомца, чтобы охотник понял - перед ним низший вампир. Их не перепутаешь. Да к тому же вариантов немного, если у существа в лохматых когтистых руках человеческие кости. Пришлось Стасу вызывать Карумана, который, сильно расстроившись, велел охотнику пускаться в погоню, а сам приступил к осмотру здания колледжа.
        Стас преуспел в своем задании. Не зря же он слыл лучшим студентом академии. Женю он нашел под старым дубом за территорией пансионата. Низший вампир, производя глухие рыки, старательно копал яму своими огромными звериными ладонями. Вмешательство охотника вызвало слепую агрессию.
        Завязался бой. Конечно же, Стас победил. Против нефритового копья низшие вампиры не выстоят. К тому же, даже если они изловчатся и укусят противника, в их слюне нет яда хозяев. Они не могут ни обращать, ни заражать, ведь они просто… мусор, даже для мира вампиров.
        Стас вздохнул и быстро набрал номер Карумана.
        - Я убил его, - коротко отчитался парень.
        - Ладно, - потерянным и каким-то загробным голосом ответил Каруман.
        - А вы что-нибудь нашли?
        - Очаг в туалете. Натан укусил парня здесь. А еще тут полно следов крови двух мужчин, думаю, они были с Евгением и их, вне всякого сомнения, убили.
        - Да, когда я обнаружил вампира, он закапывал человеческие кости. Должно быть, Натан приказал Жене убрать за его кровавым пиром.
        - Так я и думал, - еще более удрученно произнес Каруман и, помолчав, добавил. - Я могу вас просить?
        - Не говорить охотникам?
        - Нет, - отчеканил вампир. - Как раз это - ваша святая обязанность, пренебрегать которой вы не имеете права. Я попрошу пока не информировать их. Для начала нужно выяснить мотивы поступка Натана. Я молю об отсрочке.
        - Этот парень был настоящим негодяем! - воскликнул охотник, сжимая в руке трубку. - Он тут всех достал! Наверняка Натан просто не выдержал.
        - Не защищайте его раньше времени. Просто позвольте мне все уладить.
        - Конечно, - Стас закивал. - Но этот Женя - большая шишка. Представляю, какие будут проблемы.
        - Уповаю на судьбу, - холодно ответил Каруман и отключился.

* * *
        Тяга нуклеара вывела Натана к туалету, где он всего пару часов назад имел вкусную трапезу с молодыми людскими телами на главное блюдо. Но теперь вместо приятного запаха крови из дверей буквально фонтанировала удушающая горечь высшего вампира.
        - Вот сволочь, - буркнул Натан. - Уже все знает.
        Каруман действительно был в курсе произошедшего. Он стоял спиной к своему нуклеару и задумчиво водил тонкими длинными пальцами по грубому голубому кафелю стены.
        - Тут все в крови, - тихо произнес он, когда Джулиани вошел, - все… Пусть людям не видно ни капли, зато мой нюх и мои глаза различают разводы, которыми покрыто помещение. Вибрация боли невыносима. Натан, неужели ты думал скрыть от меня свое преступление?
        - Ничего я не думал, - хмыкнул Джулиани и вальяжно прислонился к стене, засовывая руки в карманы.
        - Зачем? Зачем ты меня подвел? - Каруман обернулся. Холод стальных глаз обжигал презрением.
        - Заплачь еще.
        Натан с вызовом блеснул на нуклеара глазами и усмехнулся одними уголками губ.
        - Ты опять за старое? Ты совершил убийство!
        - Мальчишка получил, что заслужил.
        - Не тебе судить!
        - Мне, - Натан подмигнул. - Меня судили, и теперь мои руки развязаны. К тому же, ты будешь последним, кто мне кинет претензию, потому что ты сам судишь других вампиров, забирая их не тобой дарованные жизни.
        - Я сохраняю хрупкий мир.
        - Да ты полный придурок! О каком мире идет речь?! Корова не враг танку, так и человек не может тягаться с вампиром. Ты, просто, чертов псих, который ненавидит себе подобных. Ну, признай, Каруман, ты предатель расы!
        - Замолчи, ты невозможен! Ты ничего не понимаешь… Даже не так! Ты ничего не хочешь понять! В этом-то и проблема, - Каруман подошел к Натану и посмотрел в глаза.
        - Я такой, какой я есть, и сегодня я вкусно пообедал…
        - Молчи! - гаркнул Тремерс, вскидывая руку.
        Но Натан немедленно среагировал. Он молниеносно проскользнул в дверь, кулак Карумана достиг плитки, кроша ее на куски.
        - Догони, если сможешь! - смеясь, крикнул Натан и исчез в своем вихревом круговороте.
        Каруман кинулся следом. Несясь по волнам пространства, он почти касался краев одежд Натана, так играючи и мастерски лавирующего наравне с ветром. Казалось, его неистовство никто не сможет обуздать.
        Но Тремерс был опытнее и хорошо знал своего нуклеара, поэтому он легко настиг Джулиани и, схватив за руку, толкнул к стене. Натан остановился, его пальцы выбивали нервную дробь на гладкой коже обоев, однако внешне вампир оставался совершенно спокойным. Каруман подошел вплотную к своему нуклеару и не спускал печальных глаз с лица провинившегося возлюбленного.
        - Поймал, сволочь, - оскалился Натан, исподлобья одаривая Карумана черной ненавистью.
        - Натан, почему? Я устал спрашивать, - Каруман покачал головой. - Сколько можно мстить.
        - Всю свою жизнь, - улыбнулся клыками вампир. - У меня нет жалости к людям, они мерзкие создания, глупые и жестокие.
        - Но ты… Теперь ты не один из них. Может, достаточно счетов? Просто живи рядом со мной!
        - Тремерс, Тремерс, ты стал совсем как они, - играешься в ангелочка.
        - Я согласен, люди не идеальны, но они не плохие. Я хочу, чтобы ты это, наконец, увидел.
        - Видел я. Достаточно! Ко мне твои твари были не столь благосклонны. Может, потому что я не обладал силой вампира? Люди привыкли стелиться перед сильными мира сего, перед такими, как ты, Каруман… А я был всего лишь простым мальчишкой, которого возненавидели только за цвет волос. Это справедливо? И после всего, ты защищаешь их от меня.
        - Нет, это было несправедливо. Но те времена давно миновали и сейчас агрессор ты. Хватит ненавидеть, так ты вызываешь лишь злость к себе. Дай людям шанс полюбить тебя, как ты и заслуживаешь!
        На это Натан отозвался хриплым смешком, повергшим Карумана в отчаяние.
        - Я не хочу их любви! - со злостью гаркнул Джулиани. - Упаси меня небеса от нее! Я желаю лишь ненависти. Да! Только ее! Потому как только в ненависти есть истина. И у нее, как и у мести, не должно быть смысла. А твоя любовь - сплошное вранье. Ты его заимствовал у эгоистичных тварей, что прозваны людьми.
        - Ты закончил? - холодно осведомился Тремерс.
        - Ага.
        - Тогда к делу, - серый взгляд Карумана стал еще жестче.
        - Ага, - Натан медленно облизнулся.
        - Я должен понять, как мне поступить дальше. Ответь…
        - Отвечу-отвечу, - язвительно передразнил вампир, бесцеремонно перебивая речь нуклеара.
        - Натан, объясни причину, почему сейчас ты напал?
        - Я?! - Джулиани иронично закатил глаза. - Каруман, у тебя постоянно я виновник. Разве нет?
        - Нет, - Каруман немного смутился. - Я всегда с тобой, всегда тебя пойму, но…
        - Усыпляешь меня в угоду людям. Хорошо же твое понимание.
        - Ты сам себе подписываешь приговор. Твоя упертость, твое желание делать все назло, твоя жестокость и злоба… не оставляют мне иного выбора.
        - Выбор есть всегда.
        - Натан, - с сожалением в голосе произнес Каруман, - мне придется сообщить охотникам о сегодняшнем кошмаре. Хотя они и так узнают, Стас не станет молчать, ведь убиты люди…
        - Какой кошмар, мир не переживет смерти пары-тройки ублюдков, - съязвил Джулиани.
        - Замолчи! - крикнул Каруман и в ярости ударил ладонью по стене прямо над головой Натана.
        Джулиани даже не среагировал.
        - Мог бы и меня ударить, - равнодушно хмыкнул он.
        - Не хочу причинять тебе боль… - с силой выговорил Каруман, стараясь не сорваться на ярость.
        - Боль? Да что ты можешь знать о боли… Тремерс, физическая боль так приятна, - Натан снова облизнулся. - Особенно, если смотришь на нее со стороны, как я наблюдал за мучениями своей жертвы, той, за которую ты сейчас так переживаешь.
        - Ты провоцируешь меня, - сквозь зубы процедил Каруман.
        - Ага, - Натан оскалился в хищной улыбке. - Какой смысл оправдываться?! Ты ведь все равно на их стороне.
        - Почему ты так отчаянно хочешь стать монстром?
        - Стать? Ты обидеть меня решил? Я уже монстр… Я номер один в «Пике Крика», главный враг рода человеческого, - Натан довольно зажмурился. - Так приятно, столько признания и почета! Всегда мечтал!
        - Я так… Устал…
        - Так давай закончим все раз и навсегда, разрешим противоречия между нами. Я перестану быть твоим нуклеаром…
        - Нет! - рявкнул Каруман и снова ударил ладонью об стену.
        - Зачем я тебе? Я же убийца, бездушный и беспощадный монстр, - хмыкнул Натан.
        - Не понимаешь… Жестокий и злой, ты намеренно себя губишь… Каким бы не был Женя, ты не имел права его убивать.
        - Правда? Природа дала мне клыки и силу, так почему я не должен их использовать?! Смысл… - Натан обжег Карумана насмешливым взглядом. - Хочешь посмотреть, как я его обратил?
        - Да, конечно. Я хочу знать все детали. Они мне понадобятся, когда я буду говорить о тебе с охотниками.
        - Верный раб людей, исполнительный слуга, ты в своем духе. Как мне противно! - произнес Натан. Он прокусил клыком уголок губы и выпустил изо рта тонкую струйку крови.
        Каруман тяжело задышал, ощутив биение багрового ручья.
        - Давай, Каруман, лизни крови, я сохранил в ней тепло своей жертвы, - Джулиани оскалил свои окровавленные клыки.
        Тремерс дернулся, но противостоять тяге не стал. Он двинулся вперед, склоняясь над лицом нуклеара и, высунув свой острый длинный язык высшего вампира, принялся стирать кровавую дорожку с белоснежной кожи Натана.
        Чувство пробуждающегося возбуждения било ключом в душе Карумана, ошейник остался у охотников, и вампира ничего не сдерживало. Наслаждение кровью достигло невообразимых высот. На какое-то мгновение Тремерс даже забылся, погрузившись в алые реки артериальных переплетений.
        - Отлипни, - наконец крикнул Джулиани, отворачивая лицо от ненасытного нуклеара.
        - Ты не виноват… - тихо произнес Каруман, выпрямляясь и вытирая рукой губы. - Они сделали тебе больно, они спровоцировали.
        - Так и знал, что начнешь меня оправдывать.
        - Ты не контролировал себя. Те люди хотели причинить тебе вред, они задели за живое, напомнив те времена, когда ты был еще человеком, и тебе приходилось воевать за себя, - Каруман механически повторял слова оправданий.
        - Еще скажи, что они меня обидели, - засмеялся Натан.
        - Теперь я вижу, ты не агрессор. У меня будет, что ответить охотникам!
        - Уже корчусь от радости.
        - Я верю в тебя, мой милый Натан, - прошептал Каруман, всматриваясь в лицо нуклеара с особой нежностью. - Ты особенный для меня, и я рад, что не ошибся в этот раз.
        - Придурок, - хмыкнул Натан, однако, не противясь сближению их с Каруманом тел. Тремерс прижался к своему нуклеару и ласково начал поглаживать его волосы рукой, играя с переливами на черном водопаде прядей.
        - Все хорошо, Натан, я усмирю охотников, потому, что я сам верю в твою невиновность, ты был выведен на эмоции.
        - Сам себя убеждаешь? - презрительно кинул Джулиани и поднял голову так, что их с нуклеаром носы встретились едва уловимым касанием.
        - Я люблю тебя, - отозвался Каруман, подаваясь вперед.
        Глава 28
        Марина впервые в жизни решилась на отчаянный поступок - уйти со скучной биологии, сославшись на сердечную боль. Добрая и мягкая учительница со спокойной душой отпустила всегда покладистую девушку.
        Марина шла по школе и считала про себя количество шагов. Ей было как-то грустно, казалось, что жизнь предрешена и ничего нельзя изменить.
        - Наверное, настроение Натана передалось и мне, - вслух подумала девушка.
        В ее голове возник образ всегда едкого и нетерпеливого Натана, который с радостью бы нарушил все возможные законы физики и социума. Эта черта подкупала Марину, и, если бы не Каруман, она бы точно влюбилась в своего нового школьного приятеля.
        Но один только учитель всецело владел девичьим сердцем. Каруман представлялся ей настоящим идеалом, таким правильный и благородным, что даже захватывало дух. Его глаза, его улыбка, его нежное отношение к воспитаннику рождали в душе у Марины глубокие и восторженные чувства сладкого обожания.
        Думая о возбуждающем юную душу желании ощутить прикосновения учителя на своей коже, Марина буквально чуть ли не врезалась в стоящих около стены двух предметов ее восхищения.
        Надо отдать должное, в сложной ситуации реакция Марину не подвела. Чтобы не попадаться парочке на глаза, девушка быстро скользнула в открытую дверь ближайшего кабинета. Спрятавшись за стеной, Марина стала всматриваться в полоску света в щели полузакрытых дверей.
        То, что увидела девушка, не могло ее не взбудоражить. Она отказывалась верить своим глазам, но реальность не оставляла сомнений в достоверности картины.
        Натан стоял спиной к стене, вдавленный в нее телом Карумана. Сам учитель опирался рукой на стену, его голова склонилась к лицу Натана в опасной близости возбуждения. Каруман и Натан были поглощены друг другом, их языки сплелись в неистовом танце страсти. Между ними горел сладостный пожар упоения, и третьему здесь не было места.
        Слезы сами потекли ручьем из глаз бедной девушки. Осознание очевидности добило ее окончательно. Ведь трубила же ей интуиция, что мир Карумана и Натана закрыт для нее, что она там лишняя, что слишком уж нежен учитель со своим воспитанником, что слишком бурно Натан реагирует на нелепые фразы Карумана.
        Отчаяние сковало сердце Марины, склеивая его горячим разочарованием. Нет, ее любовь не оказалась роковой и бьющей сердцебиение вдребезги, наоборот, теперь Марина еще сильнее восхищалась Каруманом, столь смелым и страстным в своей любви.
        Но Натан… Кажется, девушка напрочь перестала понимать причины его поведения, однако по-прежнему пугало чувство обреченности от их тяжести. В нем не было ничего, кроме боли. Ясное и внезапное осознание этого заставило Марину заплакать еще сильнее.
        Натан не врал, он, действительно, хочет, чтобы Каруман и Марина сошлись. Но зачем? Марина потрясла головой, смахивая болезненное переживание. Свобода… Вот почему так усиленно Натан бежит от Карумана, он хочет освободиться от запретных отношений, от взрослого любовника и, возможно, от самой любви. Но почему? Марина снова взглянула на целующуюся парочку.
        - Просто, ты никому не веришь, - прошептали ее губы.
        Девушке стало еще больнее, но она поняла, что обязана остаться подле этих двоих. Во-первых, Марина все еще любила Карумана, и пусть, в его сердце живет другой, она не отступит и не будет прекращать ждать. Быть может, когда-нибудь учитель заметит ее робкое чувство и примет в свои ласковые объятия.
        Во-вторых, Натан. Марина твердо решила остаться рядом с ним. Сам он никогда не отступал, когда ей нужна была помощь. Вот и Марина постарается протянуть руку помощи этому безумному, доведенному до грани, мальчишке. Она не бросит его, что бы ни случилось, ведь ему так нужна искренность и забота, пускай Натан и отрицает это.
        Марина поднялась и сжала руки в кулак.
        - Как бы мне ни было больно, я принимаю ваши чувства, потому что люблю вас обоих, - твердо сказала она, обращаясь к не замечающим ее влюбленным.

* * *
        - Мирослав? - Каруман поднес мобильный телефон к уху. Его руки чуть заметно подрагивали в нервном напряжении. Вампира ожидал тяжелый разговор.
        - Что у вас там за канитель? - прокричал начальник боевых групп охотников.
        - Стас не сказал?
        - Он уклончиво намекает, я ничего не понимаю! Что вытворил Натан? - в исступлении орал Мирослав. Он всегда взрывался, когда информации было недостаточно или он не мог в чем-то разобраться.
        - Натан убил двух человек, а третьего обратил в низшего вампира. Стас уже уладил проблему, - спокойно отчитался вампир.
        - Что? - охотник осекся.
        - Я могу повторить, но подозреваю, вы все слышали, - Каруман оставался невозмутим.
        - Да как так вышло?
        - Долгая история…
        - Каруман, усыпите своего безумного нуклеара, пока я не оторвал ему голову!
        - Исключено.
        - Что? Что вы сказали? Это неподчинение? - завопил Мирослав.
        - Нет, но в данном случае Натан не виноват. Его спровоцировали.
        - Он у вас всегда белый и чистый, но вы не понимаете, он опять принялся за старое! Его не изменить! Смотрите, что он творит!
        - Позвольте мне все объяснить на совете. Только я и совет охотников… Без Натана. Я все смогу урегулировать.
        - Каруман! - воскликнул Мирослав, но тут же замолчал, на заднем фоне забубнил Никоненко.
        - Мирослав? - переспросил вампир.
        - Ладно, приезжайте. И Стаса тоже приведите, а то уж не знаю, что себе думает этот олух, не донося до нас информации.
        - Я буду к шести, - отчеканил Каруман и отключил разговор. Его взгляд стал серьезным и очень печальным. Вампир ощущал, как все движется к пропасти и нет спасения из объятий бездны. Но Тремерс твердо решил, во что бы то ни стало биться за их с Натаном счастье.
        Глава 29
        ВЗГЛЯД ТРИНАДЦАТЫЙ.
        Круглый стол и пять мрачных фигур, смотрящих на Карумана и Стаса со всей строгостью. Вампир стоял возле кресла и с виновато понуренной головой ожидал начала совета. Он не садился, а Стас, подражая примеру спутника, тоже предпочел остаться на ногах.
        - Что ж, господин Каруман, - начал Никоненко, елозя на звучном кожаном кресле, - мы ознакомились с материалами дела, любезно предоставленными нам полковником, и могу сказать, что это…
        Леонид замолчал, чтобы в следующую секунду завизжать:
        - Возмутительно! Неслыханно! Просто недопустимо!
        - Стас, - строго начал Мирослав, обращаясь к своему подчиненному. - Как ты мог проворонить? Тебя же послали в колледж как раз для предотвращения подобных ситуаций. Мы даже дали тебе усовершенствованное оружие из чистейшего нефрита!
        Каруман дернулся от неприятного словесного укола.
        - Ну, я… - сбиваясь, проговорил Стас, - не мог же я ходить по пятам за Натаном! К тому же, в этой ситуации… Мое мнение…
        - Оно нас не интересует! Ты плохо выполнил свою работу!
        - Да, командир, - Стас виновато ссутулился.
        - Не прессуй парня, Мирослав, - вмешался генерал Прохоров. - Он-то здесь непричем. Следи он за Джулиани открыто, тот бы заметил и, возможно, на месте Егорцева оказался бы Стас.
        - Нет! - парень вскинул голову. - Натан не причинит мне вреда. Я знаю!
        - Хех, - генерал покачал головой, - я тоже так раньше думал…
        - И были по факту правы, - неожиданно вмешался Каруман, смотря на Прохорова мягким серым взором. - Разве, желай Натан вашей смерти, не убил бы он вас тогда, в студенческом общежитии?
        - Бросьте, Каруман, его отвлекли…
        - Как пожелаете, - вампир чуть согнулся в символическом поклоне.
        - В общем, - генерал чуть сбился с толку. - Даже с новейшим оружием Стас бы не справился с Джулиани.
        - Кто знает! Оно создавалось специально против Натана, с учетом его боевых параметров, - произнесла Жанна и криво усмехнулась, глядя, как напрягся Каруман.
        - Ладно, Стас, можешь идти, - махнул рукой Мирослав.
        - А разве он не часть совета? - удивился Андрей и в кои-то веки вынырнул из-за монитора своего ноутбука.
        - Нет, конечно, - хмыкнул Никоненко. - Его временно ввели для ознакомления с ситуацией и помощи шефу. Он себя не оправдал!
        - Стас, свободен, - гаркнул Мирослав, явно недовольный подчиненным.
        Парень горько вздохнул и вышел вон, покидая кабинет, в который так мечтают попасть все студенты академии охотников.
        - Жестко вы с ним, - подметил генерал Прохоров.
        - Он должен знать свое место, - отозвался Мирослав.
        На это Каруман чуть заметно улыбнулся.
        - Позвольте напомнить, - писклявым голоском встрял отец Родион, - мы здесь обсуждаем мракобесную выходку самого поганого существа на земле. Вы забыли?! Давайте поскорее вынесем ему вердикт.
        Каруман вздрогнул, непроизвольно хватаясь за шею. Его душила бессильная обида и злость на несправедливые слова, но он сдерживался, ясно осознавая, что не имеет права сейчас обострять отношения с охотниками.
        - Действительно, по факту совершено тяжелое преступление, - Никоненко подтвердил слова священника.
        - Два, - поправил Андрей, - Два преступления…
        - Обращение и убийство, - кивнул Мирослав.
        - У нас есть закон, - Жанна посмотрела на Никоненко, - и мы, охотники, обязаны следить за его исполнением.
        - Мы защищаем мир и порядок на земле, ограждаем людей от бесчинств второй расы, точнее тех ее представителей, которые не желают жить в мире.
        - Натана вынудили, - тихо произнес Каруман.
        - Чушь! - завопил отец Родион. - Этот упырь только и ждет удобного случая, чтобы поквитаться с божьими творениями!!!
        - Неправда, - Каруман отрицательно потряс головой. - Вы его совсем не знаете…
        - Нам достаточно реестра, где значатся все преступления Джулиани, - грубым голосом отозвался Мирослав. - И воистину в «Пике Крика» он по праву занимает первое место. Этот вампир опасен. Его нельзя выпускать на свет.
        - Погибшие люди, - Каруман нахмурился. - Они оскорбляли его, они вынуждали ответить. Они избивали…
        - Да кто в это поверит! - загоготал отец Родион. - Каруман просто покрывает своего сообщника.
        - Нет, я видел, что там произошло. Натан показал мне через кровь…
        - Врешь! - зашипел священник и ударил кулаком по столу. - У вампиров нет ничего святого, им нельзя доверять!
        - Стойте, - вмешался генерал Прохоров. - Я не думаю, что господин Каруман нас обманывает, если он так говорит, значит, так оно и было…
        Вампир посмотрел на генерала с благодарностью, но тот нахмурился и отвернулся.
        - Однако, - продолжал военный, - у нас, действительно, есть правила, и мы должны предотвратить смерти невинных людей.
        Каруман прикрыл глаза.
        - Вы сами попросили его погрузиться в условия колледжа, - спокойно начал вампир. - Для Натана не подходит подобная атмосфера, вы прекрасно знаете. Но вы проигнорировали сей факт в угоду выгоде общего дела. Натан повел себя, как обычно, как велит ему природа. Попав в ситуацию риска, он среагировал… Вы требуете невозможного, когда призываете его к полной покорности… Он не собака, он вампир, он личность.
        - Каруман, нас не волнуют его душевные терзания, - едко подметила Жанна. - Нам важен результат работы и соблюдение правил.
        - Вот именно, а результатов пока нет, - подтвердил Никоненко.
        - У нас три новых трупа, - снова закатился волной негодования отец Родион. - Зато теперь у нас два упыря на свободе, неизвестно скольких они еще убьют, гуляя без ограничений. Каруман, следить за Натаном - твоя обязанность. Может, ты сам благословил его на преступления? А? Ты же так к нему снисходителен!
        - Я бы помешал, если бы только знал, что Женя задумал, - признался вампир. - Меньше всего я хотел, чтобы Натан попал в ловушку, но я не заметил… Моя ошибка, не казните за нее моего Натана.
        - Но ведь вы никому вреда не нанесли, - пожал плечами Андрей. - А Натан, он, простите, убийца.
        - Вам так нужна его кровь? - прошептал Каруман, прикусывая до раны губу.
        - Мы защищаем людей! - с воодушевлением ответил священник и демонстративно поцеловал крест на груди.
        - К сожалению, Каруман, - печально произнес генерал Прохоров. - Дело сделано и дороги назад нет. Натан убил людей, он должен понести наказание…
        - Давайте голосовать! - выкрикнул отец Родион, жаждая поскорее расправиться с вампиром.
        - Усыпить, - закивали охотники.
        - Я умоляю, - неожиданно во всеобщее согласие врезались слова Карумана, - дайте мне еще один шанс!
        - Что вы несете? Какие шансы? - возмутился священник.
        - Я здесь только ради Натана, его жизни и спокойствия. Я не буду его усыплять, - Каруман говорил тихо, но уверенно. - В этот раз я не вижу его вины.
        - Каруман? Вы отказываетесь подчиниться решению совета? - глаза Никоненко вылезли на лоб.
        - Нет, - вампир покачал головой. - Я всегда следовал вашей воле, но сейчас вы заблуждаетесь, вы не правы. Я не стану делать больно своему возлюбленному только потому, что вы не захотели увидеть правды. Я не могу, простите меня…
        - Тогда боевые группы выследят и убьют вашего нуклеара, - ответил Мирослав.
        - Нет… - прошептал Каруман, вскидывая голову. - Нет!
        - Какой выход? - хмыкнула Жанна.
        - Я умоляю, поверьте мне, - на лице вампира отразилось тяжелое решение. - Я молю вас…
        И к полному шоку всех охотников трехтысячелетний вампир опустился перед ними на колени.
        - Я, Каруман Тремерс, - чуть дрожащим, но не менее уверенным голосом продолжал вампир, - прошу вас, людей, достопочтенных охотников Российской Федерации, о снисхождении. Поверьте мне… Умоляю, дайте нам с Натаном еще один шанс. Не будьте жестокими, он, действительно, не виноват. Уповаю на ваше милосердие и свет сердец ваших. Да не пройдет моя мольба мимо ваших сердец, скорбной минутой заклинаю, умоляю, поправ гордость вековую. Быть может, это что-то да значит, но не губите мой свет, моего Натана. Безвинное дитя в мучениях сгорает, и мы все этому виной. Не заставляйте его платить за наши ошибки. Хоть не во имя него, а в счет моей работы, пощадите.
        - Что он несет? - прошептал Никоненко.
        Неожиданно дверь кабинета распахнулась, и отчаянный вопль Стаса ворвался в помещение.
        - Пожалуйста! - завыл парень, но как только увидел Карумана, стоящего на коленях, он тут же смутился и замер в оторопи.
        Вампир повернулся и улыбнулся охотнику печальной улыбкой.
        - Ка… ру… ман… - выдавил Стас.
        - Ты подслушивал? - Мирослав зло посмотрел на парня.
        - Да, виноват, - Стас потупил голову. - Но я присоединяюсь к просьбе господина Карумана. Вы не видели тех людей! Егорцев Женя был мерзавцем, третировавшим всю школу. Натан защищал от него других ребят, а в итоге вызвал весь огонь на себя. Натан не виноват, не наказывайте его. Это несправедливо!
        Стас тут же бухнулся на колени рядом с Каруманом.
        - Я умоляю! - вскричал он. - Если уж Каруман унизился, то я и подавно должен, ради Натана, ради правды. Умоляю, не совершайте ошибки!
        - Кажется, мой совет по поводу смелости в выражении своего мнения Стас понял превратно, - пробормотал генерал.

* * *
        Натан сидел за партой и создавал впечатление, что все спокойно в российском королевстве. Каруман уехал на совет и оставил нуклеара в колледже, чтобы все шло, как прежде, хотя бы внешне, взяв с него честное слово не «шалить». Отсутствие Жени на занятиях успешно скрыли. Охотники всегда умели мастерски заметать следы.
        Стас раздобыл справку о болезни и подложил ее в классный журнал, тем самым успешно введя учителей в заблуждение. Для всех в пансионе Женя с тяжелейшей ангиной отправился рано утром к частному врачу на обследование и не вернулся.
        - Они так стараются для меня, прям, как рабы в Египте, - тихо хмыкнул Натан и сделал музыку в i-phone громче. В наушниках разрывался американский певец, в свое время шокировавший аудиторию своей внешностью.
        «Tainted love» - вывел Натан черной ручкой на пустом тетрадном листе. Он посмотрел в окно. С неба падала какая-то гадость, только по ошибке названная дождем, снег тек ручьями, оголяя серую землю. Было начало января, а зима активно не хотела врываться в русские широты.
        - Don’t touch me please; I cannot stand the way you tease[3 - «Не трогай меня, прошу. Я не могу выносить, когда ты меня дразнишь». С ним никто не стал садиться, поэтому вампир мог спокойно напевать себе под нос все, что заблагорассудится. Обычно такие спонтанные побуждения вызывали неоднозначную реакцию у соседей по парте, но после драки с Женей Егорцевым ребята стали старательно обходить Натана за километр. С одной стороны, из-за гнева старосты, с другой, из-за прочного ярлыка психа, укрепившегося за вампиром в колледже.
        Но Натана положение в классе не смущало, наоборот, от него отстали, и он полностью наслаждался одиночеством.
        - Don’t touch me please; I can not stand the way you tease, - снова пропел Натан, и добавил: - Как правильно подмечено, лучше и не скажешь.
        Он тихо засмеялся, блеснув острием злобы, скрытой в черных глазах.
        - Каруман, ты придурок, можешь и дальше делать вид какой ты преданный, меня не обмануть, - Натан щелкнул зубам. - Пожалуй, пойду отсюда… поиграю.
        С этими словами вампир громко захлопнул блок с листами и сорвался с места.
        - Мистер Брейншторм! Куда это вы направились посреди урока?! - затараторила старая учительница русского языка, ошарашенная выходкой своего ученика.
        - Гулять, - небрежно кинул ей Натан и схватил свое пальто, висевшее на вешалке рядом с шубой учительницы.
        Шуба с грохотом полетела на пол.
        - А ну сейчас же вернитесь! Что за неуважение! - завопила женщина.
        - Пошла ты! - ответил вампир и выскочил за дверь.
        Натан пробежал по коридору, задорно подскакивая и касаясь кончиками пальцев потолка. Он находился в странном расположении духа, когда все безразлично, в то же время в душе живет заводной огонек. На четвертом этаже Натан заметил открытое окно, к которому он тут же подбежал и, взобравшись на подоконник, принюхался.
        Ветерок, гонимый со стороны рощи, таил в себе аромат сигарет и свежей крови. Натан усмехнулся, его белые клыки блеснули в лучах тусклого солнца, укутанного в серую мглу.
        - Кресо, ты зовешь меня поиграть?! - произнес Натан, всматриваясь вдаль. - Что ж, это будет весело. Я иду к тебе…
        Джулиани оглянулся на классы и, снова усмехнувшись чему-то, выпрыгнул в окно.

* * *
        - Немыслимо! - рявкнул отец Родион, оценивая уровень всеобщего замешательства. - Мы не можем пойти на поводу у вампиров.
        - Я бы уступил, - Андрей почесал затылок. - Раз господин Каруман так уверен, к тому же Стас ему вторит.
        - Салага просто попался на крючок к развратным вампирам. Его ждет погибель, если он не одумается, - прогремел пророческим голосом священник.
        - Ну, вы скажете тоже, - хмыкнул Ульян, который на сегодняшнем совещании был даже больше обычного незаметен. - Я невольно вспомнил басни с их старорусским слогом.
        - Чего? - отец Родион от неожиданности плюхнулся в кресло.
        Ульян не ответил.
        - Я совсем не хочу спускать Натану его преступления, - буркнул Мирослав, здорово смущенный поступком высшего вампира. - Но… Я готов дать шанс господину Каруману, пусть… Пусть!
        - А невинно убиенные?! - встрепенулся священник. - Вы забываете нашу священную обязанность беречь людей!
        - Это вы забываете, что прежде всего защита состоит в том, чтобы обезвредить нашего маньяка-убийцу, - заметил Ульян.
        - А никакой помощи я не вижу.
        - Потому что дурак. Только Джулиани может выследить этого Кресо. Кстати, если бы не Натан, мы бы и имени его не знали.
        - Верно, - подтвердил генерал Прохоров. - Я не против поверить господину Каруману, но есть одно «но»…
        - Какое? - живо поинтересовался вампир.
        - Больше никаких убийств, если ситуация повторится - Каруман, вы должны вновь решиться на усыпление.
        - Исключено… Усыпление исключено, но я принимаю ваши условия, - голос Тремерса холодил сталью.
        - Тогда как?
        - Это не ваша забота.
        - Постойте, вы серьезно хотите оправдать зверя? - отец Родион скривил рот.
        Никоненко испуганно развел руками, намекая на то, что он в меньшинстве и ничего поделать не может.
        - Серьезно, - за шефа ответил Ульян и с превосходством кинул взгляд на Карумана.
        - А почему вы его постоянно защищаете? - прокричал взбешенный священник.
        - Я служу интересам государства, и как я уже сказал на предыдущем совещании, мне наплевать, если во имя интересов страны погибнет несколько мелких сошек. Закон жизни и политического пиара.
        - Неслыханно! - отец Родион всплеснул руками.
        - Но! - встряла Жанна, придвигаясь грудью к столу, отчего Андрей покраснел. - Женя Егорцев не просто мальчик с улицы, он сын влиятельного человека. У нас будут проблемы…
        Ульян посмеялся неприятным низким смешком.
        - Кровосос отличается везением, - проговорил он. - Отец Жени умудрился перейти дорогу всем известным авторитетам мира бизнеса и политики. От него планировали избавиться в ближайшее время. Поэтому… Никто не станет форсировать наше расследование, а смерть сына выгодно повлияет на процесс избавления от неугодной фигуры его отца. Пока безутешный Егорцев-старший будет скорбеть о сыне, мир бизнеса о нем забудет.
        - Цинично, - прокомментировал Каруман.
        - Да, Каруман, - довольно закивал головой Ульян, - а ты вместо того, чтобы выеживаться здесь, радовался бы тому, что я снова спас шкуру твоего любовника.
        - Я вам благодарен.
        - О! Ну, конечно, я даже отсюда слышу, как скрипит твое сердце, - презрительно сыронизировал мужчина.
        - Это не так, я искренне рад. Но ваши мотивы странны, они больше напоминают.
        - Возмездие? - перебил Ульян.
        Каруман кивнул.
        - Конечно, - мужчина почесал бороду. - Вы так активно радеете за людей, как будто вы их отец родной. А мне наплевать на их жизни. Да, если честно, я хочу, чтобы как можно больше болванов поплатились за свою наивность. Пусть Натан им докажет, что с вампирами игры опасны. А то что, это только моя сестра пострадала? А чем другие лучше?! Ну уж нет, раз в том темном общежитии погибла она, моя радость, сестренка, девочка, на которую я молился… Пусть как можно больше людишек повторят ее судьбу!
        Ульян покатился истерическим хохотом.
        - Натан, - прошептал Каруман, - твоя сила воистину разрушительна.

* * *
        - Дметр Кресо, - Натан оскалил клыки и руками поманил вампира, стоящего напротив него. - Какая встреча! Ты звал меня?
        - Да, - кивнул Дметр.
        Он был одет как и в прошлую встречу с Натаном. Привычное черное пальто из потрепанной кожи и грубые камуфляжные штаны. Красные волосы вампира зрели ярким пятном на фоне мертвой серой пустыни, мерцая, как капля крови, посреди лесного пустыря.
        - Теперь не прячешь свое лицо? - усмехнулся Натан.
        - Нет смысла, - Дметр обнажил свои длинные клыки. Вампир был молод, на вид лет двадцати двух. Его отличал прямой нос и хорошо очерченные скулы. Надменный разлет бровей дополнялся серыми, как асфальт, глазами, в которых поселилась пустота. Рот, сомкнутый в прямую линию, демонстрировал презрение с высокомерной насмешкой.
        - А-а, - протянул Натан, - решил меня убить?
        - Да, хочу проверить, кто из нас сильнее.
        Дметр с вызовом посмотрел в глаза вампиру.
        - Конечно же я. Я древнее.
        - Не все так однозначно, Джулиани.
        - Готовишь мне сюрприз? Обожаю их.
        Натан облизнулся.
        - Стильная задумка, - Дметр кивнул на беспалые перчатки, которые красовались на руках у Натана.
        - Мне тоже понравилось, - вампир стянул перчатку с левой руки и кинул ее противнику.
        - Зачем? Типа вызов на дуэль?
        - Держи, дарю.
        - Что ж, благодарю, - Дметр улыбнулся злой улыбкой и не без труда напялил на себя подарок.
        - Начнем?
        - Конечно, песик.
        - Не называй меня так…
        - Ах, прости, принцесса. Так лучше?
        - У тебя больные ассоциации, но меня это даже заводит, - Натан ссутулился, расставляя ноги по-звериному в боевую позу.
        - Я знаю, твое безумство мне в тебе и нравится. Ты другой… Не такой, как те вампиры в Сербии, занятые исключительно своим кланом и скучным влачением времени за суетой бытовых хлопот. И ты не похож на вампира, что ходит с охотниками, короче, твоего нуклеара. Он забыл свою истинную сущность, а ты нет. Поэтому я хочу сразиться именно с тобой… Я хочу победить!
        - Сколько комплиментов, - хмыкнул Натан, - не буду мучить тебя ожиданием.
        Не сговариваясь, оба вампира кинулись друг другу навстречу. Натан с природной молниеносностью слился с воздушным потоком, огорошивая противника внезапными появлениями.
        Кресо, однако, тоже оказался неслабым вампиром. Сочетание родовой мощи и силы, полученной от убитых вампиром людей, сделали его по-настоящему опасным. По наследству Дметр получил возможность позвоночной трансформации и вовсю ее использовал. Шипы, подобные шипам дикобраза, вырывались из его спины и стрелами разлетались по округе.
        Натану требовались дополнительные усилия, чтобы маневрировать и не попасть под острый обстрел.
        - А ты хорошо натренировался! - крикнул Натан в пылу сражения, заходя к противнику сбоку и обрушиваясь на него своей звериной рукой.
        - Ты тоже неплох, настоящий сатанинский цербер! - отозвался Дметр, отпрыгивая от удара и переходя в контрбросок.
        - Нет, охранником я никогда не был, - оскалился Натан, доставая до плеча противника.
        Кресо взвизгнул, но тут же нанес Джулиани удар коленом под дых.
        Их схватка наполнилась неистовством и природной яростью. Два вампира не уступали по силе, и никто не хотел проиграть. Пожухлая трава, ночующая зиму под снегом, воспламенялась от блеска глаз Натана, а старые деревья лесополосы падали, вырванные с корнем, от волны рычащего голоса Дметра.
        - А где сюрприз?! Я уже заждался! - Натан приземлился на ветку дерева и, безумно скалясь, уставился на противника.
        Кресо засмеялся. В воздухе мелькнули зеленые всполохи и несколько нефритовых лезвий вылетели из спины вампира.
        - Нефрит? - несколько удивился Натан, перепрыгивая на другую ветку.
        - Да, мой подарочек тебе. Было очень сложно достать нефритовые клинки, но я не зря потратил столько времени. Мне даже пришлось отложить «слезу»!
        - И все ради меня? Сейчас заплачу от умиления, - съязвил Натан.
        - А ты не смейся, тебе есть от чего лить слезы. Видишь, я смог спрятать нефритовые ножи в своей спине, а ты ничего и не почувствовал. Не настораживает?
        - Потрясающая мутация, - хмыкнул Натан, обходя очередной поток воздушной атаки.
        Дметр следил за передвижениями своего противника, и как только нефритовые стрелы накрыли Натана с воздуха, заставив соскочить с ветки и прятаться под деревом, Кресо подлетел к нему. В его руках блеснуло два небольших нефритовых клинка, в мгновение ока пригвоздившие локти Натана к стволу дерева.
        - Как тебе? - торжественно улыбнулся Дметр, смотря сверху вниз.
        - Досадная ошибка, - прорычал Натан, пытающийся высвободиться, но как только он понял, что попытки бесперспективны, тут же успокоился и принялся ухмыляться.
        - Незавидное у тебя положение, высший, - Кресо присел перед Натаном и достал из спины длинный зеленый клинок.
        - Я так понимаю, этим ты меня убивать будешь? - поинтересовался Джулиани.
        - Да, долго и мучительно. Я буду прокалывать твою плоть и заставлять кричать, призывая на помощь своего нуклеара. А потом напьюсь твоей крови и стану самым сильным вампиром.
        - Хорошая цель, - хмыкнул Натан. - Только ты не учел одного. Я не чувствую боли, мне не бывает больно.
        - А это мы сейчас проверим, - крикнул Кресо и безжалостно всадил в живот противника нефритовый клинок.
        Глаза Натана дернулись, но на губах возникла странная, блуждающая улыбка.
        - Видишь, мне даже нравится. Ты меня препарируешь, как мышь, так забавно, - Натан оскалился.
        - Больной придурок, ты ведь терпишь. Скрывай хотя бы лучше, - Дметр схватил Джулиани за волосы и, прислоняя его голову к стволу дерева, снова нанес удар. На этот раз ни одна мышца не дрогнула на лице Натана.
        - Потрясающе, - прошептал Кресо. - Я хочу видеть твое лицо, когда мне, наконец, удастся заставить тебя мучиться.
        - Что? Решил отомстить всем вампирам в моем лице? - спокойно спросил Натан, но по голосу было заметно, что воздуха ему явно не хватало. - Видимо, они тебя серьезно обидели… Я понял, они отвергли тебя за то, что в твоих жилах течет человеческая кровь. Как будто не по их вине ты родился. Бедный, тебя так ранил их отказ принять тебя в семью.
        - Да что ты знаешь! - взбесился Дметр и в гневе нанес сразу несколько ударов клинком. Натан зажмурил глаза, уже подернутые пеленой боли, но его губы все еще продолжали улыбаться.
        - Не смей! Слышишь! Не думай надо мной смеяться! - заорал Кресо, снова хватая вампира за волосы и приближая его лицо к своему. - Я стану самым сильным! Я не пустой кусок дерьма в этом сраном мире!!!
        - Я тоже, - усмехнулся Натан, - я никогда не прощу людей, да и весь мир, что при рождении отказал мне в праве на жизнь. Я ненавижу человечество - это тупое стадо на лице планеты. Кресо, они убогие. Они только и могут требовать… Посмотри, и это творения божии? Да какой тогда должен быть бог! Мерзкие существа, и они меня судили…
        - Что ты несешь? - отстранился Дметр. Волчий взгляд Натана сеял смятение в его решительной душе.
        - Сходные эмоции? - осведомился Натан. - А ведь я сразу понял, что мы похожи. Я позволил тебе меня одолеть с единственной целью, чтобы посмотреть, что ты сделаешь дальше. Не разочаровывай меня, ты ведь хочешь исполнить заклятие «слеза»?
        - Хочу и сделаю это!
        - Так давай, убей меня. Еще немного ударов и я, возможно, окочурюсь. Хотя, - Натан насмешливо покосился на вампира, - нефрит, из которого сделан клинок, меня пронзающий, не лучшего качества… А те кинжалы, что сковали мои руки еще хуже, но я бы предпочел наоборот…
        - Заткнись… - прорычал серб.
        Он снова хладнокровно нанес каскад ударов, режущих плоть вампира. Лезвие так и свистело в воздухе своим смертельным напевом.
        - Тварь! - разозлился Кресо. - Не смей насмехаться! Ты не в таком положении!
        - Я насмехался в любом положении, поверь, у меня их было огромное множество, - Натан прикрыл глаза. - Дметр, я тебе даже завидую. Ты родился свободным, у тебя не было рода или хозяина, в конце концов ты поступил мудро и не обзавелся нуклеаром. Как бы я хотел быть таким, как ты…
        - Эй, ты серьезно? - Дметр похлопал Натана по щеке. - Или ты уже бредишь?
        - Моя жизнь - один сплошной бред. Я не понял, на фига я родился, но это так, лирика… Одна деревенская потаскуха раздвинула ноги перед татаро-монгольским баем, и вот он я. Нет, чтобы убить плод народными методами, нет, эта дура разродилась на славу захватчикам. Ха, да мне имя даже дали чужое… Видно, она желала лучшей доли с чужеземцем. Но не судьба, захватчики ушли, а я остался, как воспоминание о позоре.
        Натан рассмеялся.
        - Не ной, слышишь, - Кресо нахмурился. В руке он все еще сжимал клинок, но бить им уже не хотелось.
        - Придурок, я показываю тебе, что ты не пуп земли. Не только с тобой обходились, как с мусором. Мы похожи… Людской мир породил нас, и теперь ему, видите ли, не нравится, что мы стали сильными зверями. Пусть жрет! - Натан распахнул глаза, в которых пылала ненависть. - Пусть умоется кровью! Ненавижу!!! Ненавижу!!!
        - Да, - на одном дыхание произнес Дметр. - Ненавижу!
        - Извини, я высвобожу локти, а то затекли, - Натан беспрепятственно опустил руки. Лезвия нефрита бесшумно упали на землю.
        - Как это? - встрепенулся Кресо.
        - Я же сказал, нефрит некачественный… Я всего лишь подыграл тебе и сделал вид, что обездвижен.
        - Твою ж… - Кресо выругался и замолчал.
        Джулиани тоже не перебивал тишины замешательства, ему, истекающему кровью, было не до того. Наконец, Кресо ожил. Теперь его глаза впились в лицо недавнего врага.
        - Натан, - Дметр закусил губу, - так, получается, мы не враги?!
        - Нет, я тебя выслеживал ради интереса, - тихо произнес Джулиани.
        - А охотники?
        - Я бы ими пообедал…
        - Пообедал?
        - Я кто угодно, но не предатель расы. Я не работаю на орден…
        - А твой нуклеар? Он же служит людям.
        - Каруман? Ни слова о нем… - Натан закашлял и откинул голову.
        - Что с тобой? - несколько испуганно проговорил Кресо.
        - Ты дебил, Дметр, и совсем не умеешь слушать. Этот клинок, которым ты мне кишки выпускал, содержит достаточный уровень нефрита. Достаточный для меня… теперь я не могу регенерировать…
        - Ты что сдохнуть тут решил?
        - Вот тормоз… Ты же сам меня убил…
        - Стой! Я передумал!!! - Дметр стал тормошить вампира за плечи.
        Натан сплюнул кровавый сгусток.
        - Ты полегче, - тихо отозвался он.
        - Черт… - Дметр осел на землю, смотря, как из разорванного свитера вампира вырываются кровавые ручьи.
        - Я бы хотел построить с тобой «слезу», - Натан улыбнулся, его губы на глазах бледнели. - Я же говорю, страшно завидую тебе.
        - Так давай построим! - Кресо снова вскочил и, уцепившись за плечи Натана, привлек его к себе.
        - Зачем тебе я?
        - Сильный союзник всегда нужен, к тому же мы станем отличными партнерами. Я чувствую, какое начнется веселье, когда мы примемся возвращать миру долги. Да! Да! Я хочу видеть это! Мы взорвем мир людей!!!
        - Да… Я уже слышу их крики, жалкие таракашки, - Натан яростно посмотрел на небо, но тут силы его оставили, и он уронил голову на грудь своего недавнего противника.
        - Эй, не вздумай дохнуть! - завопил Кресо, устраивая Натана на своих коленях. - Ты слышишь, идиот! Не смей меня подводить!
        - Я просто отдохну чутка, ладно? - прошептал Джулиани.
        - Эй!!! - в исступлении завопил Дметр, видя, как закатываются глаза у его нового союзника. - Не вздумай! Скажи, что я должен сделать, чтобы тебя оживить?
        - Кровь, - одними губами произнес вампир.
        - Ладно, - Кресо вложил свое запястье в рот Джулиани и, сжав его челюсть, заставил пить. Кровь заструилась по подбородку вампира, но он был слишком ослаблен, чтобы глотать. Попытка Дметра оказалась безуспешной - почти все алое богатство проливалось мимо.
        - Натан, скажи… - Кресо склонился над лицом вампира, - если ты выживешь, ты станешь моим нуклеаром?
        - Я уже занят… - Натан приоткрыл один глаз и с интересом оглядел вампира. - Но… Если выбирать… Ты лучше. Ты ближе… Ты… Понимаешь меня.
        - Правда? - в глазах Кресо вспыхнул огонь счастья. - Так ты бы принял меня… Давай, давай станем нуклеарами, а? Пошли к черту Карумана. Ты ведь можешь?!
        - Да, но сейчас… не очень сподручно, - Натан неосторожно хмыкнул и тут же снова закашлялся кровью.
        - Ты согласен?! Не может быть! - засуетился Дметр. - Я и ты нуклеары?! Реально? Я прав?!
        - Я согласен… Только… - Натан тяжело задышал.
        - Черт! - выругался Кресо. - Я сделаю все… Говори, что нужно еще! Быстрее!
        - Адрес в кармане… Штаб спецразведки, отнеси меня туда… Они знают… как помочь…
        - Да, да! Конечно! - Дметр дрожащими руками достал пропуск на имя Тремерса, где помимо прочих явок, значился и адрес разведки.
        Кровь Натана предательски затекла под пластик обертки, и бумага вся пропиталась алыми пятнами. Но Дметру повезло - адрес читался. Кресо запомнил каждую циферку, он был преисполнен решительностью. В следующее мгновение Дметр поднял на руки раненого вампира и, суетливо озираясь по сторонам, кинулся по направлению к шоссе.
        - Дметр… - прошептал Натан.
        - Что? - Кресо был взволнован.
        - Я хочу быть с тобой, правда… я не обману тебя. Не предам. Ты и я, так правильно…
        - Да, ты прав! - уверенно ответил Дметр уже потерявшему сознание Натану.
        Глава 30
        Вампир и молодой охотник Волгин героически выстояли на баррикадах совета и уезжали с победой. Можно было спокойно выдохнуть.
        Они ехали в штаб спецразведки, как вдруг неожиданно с Каруманом случилось нечто. Его ударило волной холодного бесконтрольного страха, лишив мышцы движения. Сердцебиение мгновенно наполнилось рвущейся наружу болью.
        - Каруман, что с вами? - Стас подхватил под локоть вампира, которого буквально скрутило пополам, и била мелкая дрожь.
        - Мой нуклеар… - простонал Каруман, морща дрожащий нервами лоб.
        - Что с Натаном? - испуганно воскликнул молодой охотник. И посмотрев на водителя, заорал:
        - Гони быстрее!
        - Что же такое… - Стас метался и не знал что предпринять.
        - Мой любимый… Ему больно… что же с ним сейчас происходит?! - Каруман дрожал в лихорадке.
        - Вы не знаете?
        - Нет, он закрылся… Но я чувствую боль… Натан… где ты?
        - Каруман, я уверен, с ним все будет хорошо. Натан - сильный вампир и отлично о себе позаботится, - чуть ли не плача, уверял Стас. Его рука сжимала плечо вампира, передавая парню то нечеловеческое напряжение, которое держало тело Карумана в тисках.
        Машина заехала во двор огороженной территории и притормозила у подъезда. Стас взглянул в окно, и его буквально ударило током. Взгляд так и прилип к очертаниям чего-то черного, сиротливо прислоненного к дверям здания. Это что-то предательски напоминало фигуру человека.
        - Смотрите! Там! - дрожащим голосом произнес Стас и указал вперед.
        - Где? - Каруман с трудом поднялся и тоже остолбенел.
        - Это может быть…
        - Натан! - заорал вампир и пулей выскочил из машины. Болевой приступ как рукой сняло.
        Каруман в исступлении бросился к Натану, сидевшему на обледеневшем пороге, облокотившись на дверь. Рядом с его телом тянулась кровавая дорожка от самых ступенек.
        - Что с ним? - подбежал Стас и снова остановился в оторопи, с ужасом смотря на Натана, чей черный свитер был исполосован лезвием. Из его ран продолжала струиться кровь, окрашивая плиты подъезда в красный цвет разветвленных ручейков.
        - Натан! - нечеловеческим голосом завопил Каруман, хватая своего нуклеара в объятия.
        - Почему его раны не затянулись?! - выговорил Стас.
        - Нефрит, - наспех ответил Каруман и еще сильнее прижал к себе Натана. - Мой любимый… Как так… Зачем? Натан!
        Тремерс снова завопил, объятый страхом и болью. В ответ на его крик с пронзительным треском вылетели все стекла на первом этаже здания.
        - Слезы вампира, - прошептал Стас, отступая от объятого страданием Тремерса.
        - Натан, очнись! - Каруман припал губами к губам нуклеара. - Умоляю, я не вынесу твоей смерти. Нет! Не отпущу… Натан!
        Новая волна криков повалила многолетние ели, которые так прижились рядом с серым зданием спецразведки.
        - Каруман… - тихо окликнул Стас, - Натан ведь жив?
        Вампир не ответил, он сидел, склоняясь над лицом своего любимого. На душераздирающие крики вампира уже успел выбежать полковник, а вместе с ним какие-то люди, явно принадлежащие не к военным, а к обслуживающему персоналу.
        - Как он сюда попал? - робко поинтересовался полковник, к своему сожалению, тоже потерявший самообладание и выглядевший напуганным, причем не произошедшим с Натаном, а состоянием Карумана, которого никогда еще таким не видел.
        - Дополз, наверное, - пожал плечами Стас.
        - Нет! - проревел Каруман. - Его принесли и положили на ступеньки… Он дополз только до двери. Мой Натан, я виноват…
        - Прекрати орать, - неожиданно послышался слабый, но зато реальный голос вполне живого Джулиани.
        - Натан! - закричал Каруман и стал покрывать лицо вампира поцелуями. - Как хорошо, я думал, ты впал в сон…
        - Я говорю, не вопи! Я тут отдохнуть прилег, а ты орешь мне на ухо, мешаешь только, - Натан устало захлопал глазами.
        - Быстрее! Помогите мне, - Каруман обратился к полковнику. - Красный уровень, надо его откачать.
        - Необходима санкция!
        - Я сказал быстрее! - стальной голос Карумана не оставлял полковнику права выбора.
        - Ладно, экстренный случай, можно. В подвале запасная мед. станция, идемте, - обиженно буркнул полковник и спрятался за дверью, явно поспешив раздать необходимые приказы.
        Каруман поднял Натана на руки и тоже зашел в помещение, Стас побежал за ними. Уже через какие-то пять минут они все вместе шли по длинному коридору, сопровождаемые санитарами в белых халатах и парочкой военных.
        - Каруман, - Стас обратился к спине вампира, - это сделал Кресо?
        - Да, - не поворачиваясь, отозвался Каруман.
        - Кто же он, раз даже Джулиани ему проиграл?
        Охотник выглядел напуганным.
        - Я не проиграл, придурок! Я поддался! - простонал Натан.
        - Не говори, тебе нельзя, - шикнул Каруман.
        Они дошли до просторной палаты с двумя койками, соединенными проводами и трубками. На одну из них Каруман аккуратно положил Натана. Вампира тут же облепили врачи, начав колдовать над ним и присоединять к жужжащим приборам.
        Каруман отошел к противоположной стене, где сиротливым рядком стояли стулья.
        - Он не проиграл, - произнес вампир, обращаясь к Стасу, сидящему на одном из сидений.
        - А? - рассеянно произнес Стас, мотая головой из стороны в сторону.
        - Натан не может проиграть ни одному из ныне живущих вампиров…
        - Правда?
        - Да, - кивнул Каруман, выглядел он очень подавленным.
        - А вам?
        - Что мне?
        - Проиграет?
        - Мне? Да.
        - Железно?
        - Да. Только никогда нуклеар не поднимет руку на нуклеара.
        - Логично!
        - Закон мира вампиров, как закон тяготения в физике.
        - Значит, Натан в мире второй по силе вампир, а вы, стало быть, первый?
        Каруман не ответил. Стас подождал еще чуть-чуть, но все же вскоре выпалил:
        - Но зачем Джулиани поддался Кресо?
        - Натан - есть Натан. Я не знаю…
        Каруман опустился на стул и покачал головой.
        - Не переживайте, все будет хорошо, - пискнул Стас.
        - Боюсь, его целью был красный уровень.
        - Что это, кстати?
        - Ты не знаешь?
        - Нет, - Стас отрицательно мотнул головой.
        - Ну да, точно, у тебя пока нет доступа к подобной информации.
        - Так что это?
        - Увидишь…
        - Хм…
        - Натан, - прошептал Каруман, хватаясь за голову и не спуская с растерзанного нуклеара печальных глаз.
        - Почему Кресо его пощадил? И кто тогда принес его сюда?
        - Кресо, - отчеканил Каруман с какой-то холодной ненавистью.
        - Как?
        - Так. Его кровь тоже питала Натана, если бы не она, я не знаю, выжил ли бы мой любимый…
        - Но… но… Кресо его ранил, и он же его спас…
        Стас усиленно потирал затылок.
        - Удивительно? - Каруман повернулся к Стасу и молодой охотник вздрогнул. Серые глаза вампира стали почти белыми, и в них тлела грусть тысячелетий. Вампир не просто выглядел подавленным, он был разбит, и горе съедало его душу.
        - Каруман, - произнес Стас.
        - Я не могу и вообразить, что потеряю Натана, - ответил Каруман, поняв замешательство охотника. - Я думать об этом боюсь.
        - Вы его так любите…
        - Да, безумно.
        Внезапно разговор прервал стройный ряд армейских шагов и вплетенное в шеренгу тихое пошаркивание.
        Стас поднял глаза и увидел, как в палату ввели человека в серой робе заключенного. Вокруг сутулой и скукоженной фигуры помятого и бритого под «ноль» человека выстроился конвой.
        - Что это? - спросил Стас, хотя сразу все понял.
        - «Красный уровень».
        - Живой человек? - глаза молодого охотника наполнились ужасом осознания верности своей самой смелой догадки.
        - Да, их берут среди заключенных. Приговоренных к высшей мере или пожизненному сроку включают в список, и по первой необходимости компьютер выбирает претендента.
        - Как же так… Значит, только маньяков… и законченных негодяев?
        - Да.
        - И критерий отбора - исключительно мера пресечения?
        - В первую очередь она. Но еще в список не везет попасть только тем осужденным, у кого отменное здоровье.
        - Закон относительности в действии! Наверное, я зря курить бросал.
        - Да, больной человек, каким бы он негодяем ни был, не станет едой для вампира, - с горечью отметил Каруман. Все происходящее ему очень не нравилось.
        - Кошмарно, - буркнул Стас.
        - В советское время рамки были не столь жесткими, очень многие люди сгинули по графе «красный уровень». Тех, кого приговорили к расстрелу, могли просто так скормить вампирам, чтобы пули лишний раз не тратить. Натан частенько наведывался на Лубянку, у него было разрешение, подписанное лично Сталиным… Как вспомню, так зло берет! Но это вина людей, а не вампиров. Не Натана…
        Каруман замолчал, потому что в этот момент заключенного раздели до пояса и положили на свободную кушетку. Врачи засуетились с проводами.
        - Что вы делаете? - хриплый голос зека заставил Карумана сжать губы в тонкую линию. - Отпустите! - не унимался человек. - Волки позорные, что вы творите! Эксперименты, да? Американские сволочи! Продали меня?!
        - Как ужасно, - Стас закрыл уши руками.
        - Если хочешь - уходи, - Каруман понимающе мигнул глазами.
        - А вы?
        - Я останусь с Натаном.
        - Тогда я тоже…
        - Как хочешь.
        - Господин Каруман, - к вампиру подошел врач, одетый с ног до головы в синий медицинский костюм.
        - Я слушаю.
        - Вам надо решить кое-что, - врач заговорил, двигая маской, скрывающей его лицо.
        - Снотворное? - догадался вампир.
        - Да. Несчастный будет осознавать, что с ним происходит. Он все же человек, наверное… Хотя, если ему дать снотворное, то тогда вампир, когда проснется, будет ощущать дискомфорт.
        Каруман взглянул на заключенного, бьющегося в истерике. Его взгляд стал тяжелым. Он отвернулся.
        - Ну, так что? - не вытерпела подвижная маска.
        Каруман посмотрел на Натана. Он спокойно лежал на кушетке в глубоком сне сознания. Он был бледнее обычного, а черные волосы слиплись от крови.
        - Прости, Натан, - тихо произнес Каруман. - Доктор, я еще не совсем чудовище, чтобы вот так спокойно смотреть на убийство человека. Влейте несчастному снотворного.
        - Хорошо, - врач безразлично пожал плечами.
        - У Натана пойдет отторжение крови. Но ничего, он должен справиться, - проговорил Каруман, сжимая руки за спиной. - Он сильный.

* * *
        Через полчаса Натан пришел в сознание и, более того, неистово ругался. Еще бы! После снотворного, перелитого вместе с кровью зека, его сильнейшим образом тошнило.
        - Каруман, тупица! - орал Натан, выплевывая белую пену. - Сволочь! Я тебя ненавижу! Что б ты подох, гадина!
        - Натан, главное, что ты жив, - Каруман не обращал внимания на вопли нуклеара, он ласково гладил его по голове, сидя на кресле рядом с кушеткой.
        - Пошел ты, - крякнул Натан сквозь новый спазм. - Я бы и так выжил! Идиот. Весь обед мне испортил!!!
        - Я посчитал, что человек не должен мучиться.
        - Правильно, поэтому сейчас корежит меня! Я же говорил, тебе наплевать на меня, для тебя важны только эти жалкие людишки! Тоже мне добрая душа, зека пожалел…
        - Натан, потерпи, твоя вечная жизнь не убавится дискомфортом длиной в какой-то несчастный час.
        - Да я насквозь отравлен этой гадостью! - Натан оскалился. - После такого ранения ты посмел подвергнуть меня испытанию снотворным? Придурок! Я не хочу жертвовать чем-либо ради людей, ясно? Они, уроды, не заслужили моей бо… - он осекся, - короче, обойдутся, чтобы я испытывал неудобства.
        - Я понял тебя, - Каруман поднялся и поцеловал Натана в губы. - Раз ты так ругаешься, значит, все с тобой хорошо. Я счастлив.
        - Тупица! - Натан откинулся на подушку и смахнул холодный пот со лба. - Как же я тебя ненавижу.
        Глава 31
        ВЗГЛЯД ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ.
        Каруман вбежал в палату, где еще два часа назад лежал Натан, но теперь кушетка предательски пустовала. Вампир исследовал помещение, однако его нуклеара и след простыл.
        - Где он?! - закричал Тремерс.
        Молоденькая медсестра, стоящая в дверях, в ужасе отпрыгнула.
        - Ушел он, - проговорил полковник, ввалившийся в палату вместо испуганной сестры милосердия.
        - Как?
        Вампир нахмурился.
        - Из окна подвала проскользнул.
        - И куда?
        - А вы не знаете? - удивился военный.
        - Нет, он прячет от меня свою ауру…
        - Тогда я тем более не знаю.
        - Ясно.
        - Он опасен…
        - Нет! Думаю, что нет. Он просто сердится на меня…
        - Я же говорю, его непрогнозируемый характер несет в себе угрозу людям, - полковник наслаждался своим умением подлить масла в огонь.
        - Не нагнетайте, - Каруман проигнорировал провокацию, - наверняка, Натан двинулся в сторону колледжа.
        - Будем надеяться. Насколько я знаю, это ваш последний шанс.
        - Хм, - вампир с интересом глянул на полковника, сияющего почище собственных медалей на груди, - вас ввели в совет?
        - Как вы догадались?
        - Ну, вы просто светитесь от радости, несложно догадаться.
        - Мне льстит, что охотники наконец-то увидели мои достоинства и доверили сию почетную обязанность.
        Каруман улыбнулся, прекрасно понимая, что полковник понадобился лишь с одной целью - не допустить неугодных голосований, которые в последнее время доставили Никоненко столько головной боли.
        - Я вас поздравляю, - с едва заметной улыбкой поклонился Каруман.
        - Спасибо, но знайте, я не допущу попустительства Натану. Ясно?
        - Более чем… - кивнул вампир.
        - В ваших интересах его скорее найти.
        - Тогда, простите меня, я не могу более задерживаться с вами, - учтиво, но с явной иронией отозвался Каруман.
        Он снова поклонился и, не медля ни секунды, покинул палату в придачу с бесконечно гордым собой полковником.

* * *
        - Слезы неба, - тихо проговорил Дметр, задирая голову вверх к серости небосклона. Ему на лицо упали мелкие кусочки льда, столь щедро дарованные густыми облаками.
        - Скорее осколки разбитых мечтаний, - отозвался Натан, находящийся подле него.
        Два вампира стояли в роще перед зданием колледжа, скрываемого редкими стволами деревьев, голых и облезлых от сырости и влажности зимы.
        - Я знал, что ты придешь, - Кресо покосился на своего спутника.
        - Ага, тоже мне секрет. Теперь, когда я испил твою кровь, все твои чаяния у меня как на ладони. Ты же жаждал меня…
        - Не больше, чем ты желал оказаться здесь снова.
        - Возле колледжа особая аура, мне нравится сюда приходить.
        - Это место манит нас одинаково.
        - В маленьком мирке школы все людские пороки как на ладони…
        - Ненавижу!
        - Думаешь, мы сойдемся благодаря одной только ненависти? - Натан добавил в голос нотки вызова.
        - Ты обещал…
        - Я помню. И не отказываюсь от своих слов.
        Дметр внимательно посмотрел в лицо Натана, но оно ничего не выражало. Даже его всегда дикие глаза показались усталыми и равнодушными.
        - Когда? - нетерпеливо спросил Кресо.
        - Сегодня, крайний срок - завтра, - спокойно хмыкнул вампир.
        - Ладно.
        - Я хотел бы построить с тобой «слезу», - Натан усмехнулся уголками губ.
        - А в чем сейчас-то проблема? Построим. Только тебе зачем? Ты же последний высший вампир из клана Джулиани. По сути, ты и так возглавляешь свой род.
        - Скажешь тоже! - Натан грозно блеснул глазами. - Я хочу свой собственный, я же эгоист. Хе, так здорово звучит - клан Натан. Интересно, какая будет у нас мутация…
        - Вот уж не представляю, - засмеялся Дметр. - Зато без всяких сомнений твои потомки станут психами и законченными негодяями.
        - А твои, Кресо, будут являть собой образец обидчивости и высокомерия, - подмигнул Натан.
        - Зато мы получим силу. Ну так что, Натан?! Разожжем пожар ненависти в лоне мира?! - воскликнул Дметр.
        - Конечно… А то слишком скучно жить. Людишки явно расслабились. Хочу вернуть их в то время, когда мрак незнания расстилался по земле, и людской род жил в черном дыме от костров инквизиции, испуганный и затравленный, доведенный до исступления властью церкви и произволом вампиров. Тогда мы могли величественно вышагивать по земле, творя все, что нам заблагорассудится. Это и была истинная свобода!
        - Времена, когда охотники не правили миром и не помыкали вампирами…
        - Да. Так и было, я застал еще те времена.
        - Нам с тобой под силу все вернуть, - уверенно заявил Кресо.
        - Возможно.
        - Ты задумчив сегодня. Куда подевалось привычное неистовство, за которое я тебя выбрал?
        Натан скептически покосился на дерзкого вампира.
        - Ты? Выбрал? Малыш, ты кое-что путаешь. Это я решил присоединиться к тебе, потому что устал идти за своим нуклеаром, вечно заботящимся обо всех на свете, кроме меня. Ты и я идеально друг другу подходим, наша пара правильна. Ты понимаешь меня, мои же глаза смотрят в одну сторону с твоими. Мне изначально надо было выбрать в нуклеары кого-то вроде тебя…
        - Почему же ошибся? - поморщился Кресо, недовольный прозвищем «малыш».
        - Я не ошибся, я повелся на заманчивые обещания. Захотел поверить в них, забыв, что все слова - лишь пустой звук, ничего не стоящий в нашей жизни.
        - А я всегда говорил, что нельзя изменять хладнокровию.
        - Сам-то разве не облажался, когда побежал в Сербию за приютом? - надменно подметил Натан.
        Дметр вздрогнул.
        - Давай забудем о наших маленьких слабостях, - прошептал он.
        - Ага, в процессе.
        - Натан, а ты уверен, что нам получится соединиться в нуклеаров? Ты же уже составляешь пару с Каруманом.
        - Ей, ей! Ты во мне сомневаешься? - взъелся Натан. - Подумаешь, Тремерс… Я же просил не упоминать его имя! Он не важен сейчас. Я смогу соединить нас с тобой, и мне никто не помешает.
        - Ладно, как скажешь!
        - Вот и чудно, и не зли меня, - буркнул Джулиани.
        - Плохое настроение?
        - Да уж, посмотрел бы я на тебя, если б вместо вкусного обеда тебе влили тонну химикатов.
        - Не понял… - Кресо удивленно приподнял брови.
        - Сначала ты мой живот в решето превратил, потом в кровь моего донора сочувственно влили снотворное. Видите ли, Каруман пожалел бедного зека. А мне осталось корчиться от некачественного продукта…
        - Хм, тебя откачали, скормив жертву?
        - Да, а как еще?
        - Не думал, что у охотников существует подобная практика.
        - Ха! Ты еще с иллюминатами не знаком. Люди похлеще нас выпендриваются, прикрываясь научным прогрессом.
        - Странно, что охотники пошли на убийство.
        - Подумаешь… Им одним зеком больше, одним меньше… Даже, наоборот, выходит экономия бюджета и денег налогоплательщиков.
        - Их ничего не смущает?
        - А должно?
        - Сами нарушили то, за что так ратуют. Лживые ублюдки, ради своих интересов они готовы угробить сколько угодно людей. А потом они меня будут судить?! - Кресо был зол. - Вот какое они имели право решать, жить преступнику или нет?
        - Им пришлось, скрепя сердце, пожертвовать мне своего собрата. Я же находился на грани. Раны не регенерировали из-за нефрита, поэтому срочно была нужна свежая человеческая кровь. Их снисходительный жест позволил запустить механизм заживления тканей. Но, блин, Каруман все удовольствие обломал!
        - Сволочь, - прореагировал Дметр.
        - Еще бы! Я же говорю, заигрался он в доброго опекуна людского рода. Каждый его шаг направлен в ущерб мне. Придурок… Не прощу!
        - Я должен знать, - твердым голосом начал Кресо. - Что ты к нему испытываешь?
        - Да ясно что - ненависть, - отмахнулся Натан.
        Кресо с недоверием покосился на вампира, но вслух лишь тихо буркнул:
        - Ну, ладно, так и быть, поверю…
        - Мне наплевать веришь ты или нет! Мне вообще безразлично, что ты обо мне думаешь…
        - Я думаю, что ты такой, какой есть. И это хорошо, - твердым голосом отчеканил Кресо.
        Натан резко повернулся к собеседнику и несколько секунд жадно поглощал его своим неистовым взглядом.
        - Что? - растерялся Дметр.
        - Нет, ничего, - отстраненно пробормотал Натан и снова уставился на здание пансионата. - Я больше не вернусь туда.
        - Логично, тебе там нечего делать. Ты ничего не должен людям и не обязан выполнять просьбы нуклеара.
        - Да. Грязное местечко, хоть и блестит светским лоском.
        - Типичная людская клоака…
        - Хорошо подмечено…
        - Пошли отсюда? У нас масса необходимых и важных дел. Раз мы решили действовать, не будем откладывать.
        Натан чуть заметно кивнул.
        - Надо завершить «слезу», - деловито продолжал Кресо, загибая пальцы. - У нас на очереди жертвоприношение с почками, а в центр фигуры пойдут бабские органы.
        - Символ материнства планеты, - протянул Джулиани.
        - Наверное, - пожал плечами Кресо.
        - Ты даже толком не знаешь значения заклятий! - с насмешкой подметил Натан.
        - А ты, прям, эксперт?!
        - Нет, меня никогда не интересовала вампирская магия.
        - Знаешь, меня как-то тоже. Отец поделился древним талмудом, наверное, его совесть загрызла, и он хотел хоть как-то оправдаться передо мной. А я не идиот, чтобы не воспользоваться таким шансом! Но маг из меня хреновый, я просто тупо следовал пунктам заклинаний.
        - Тупо… Как баран, что ли?
        - Прекрати!
        - Ей, ей! - Джулиани комично закатил глаза. - И почему ты все воспринимаешь в штыки… Неуверенность в себе гложет?
        - Привык готовиться к удару.
        - Ясно. Бывают в жизни огорчения, - иронично пропел Натан.
        - А что мы здесь стоим как вкопанные? - опомнился Дметр.
        - Прощаюсь с местом моего столь недолгого досуга, - весело отозвался вампир. Но, несмотря на показную беззаботность, его взгляд был тревожно сосредоточен в одной точке.
        Кресо проследил направление и увидел предмет интереса своего спутника. Это был женский силуэт, одиноко маячащий серой тенью на крыше колледжа.
        - Кто эта женщина? - с долей беспокойства спросил Дметр.
        - Разве не узнал? - хмыкнул Натан.
        - Не-а, мне нет дела до всяких богатеньких потаскух.
        - Это Марина…
        - А, Одинцова что ли? - Кресо стал спокоен.
        - Ну да, ты ее знаешь и даже сдружился. Я же вычислил тебя по фото в ее альбоме.
        - Чушь какая! Меня эта баба никогда не интересовала, даже бесила. Ее стремление найти единомышленников среди мусора вокруг просто смешно. Я что напоминаю жертву общества?
        Натан иронично фыркнул и сохранил молчание.
        - Что, размышляешь над тем, не сделать ли ее следующей жертвой? - Кресо испытывающим взглядом окинул своего товарища.
        - Нет, - Натан поморщился.
        - А могли бы использовать в последнем заклинании. Положили бы ее в центр, хорошо б смотрелась…
        - Так органы же только нужны?
        - Фу, какой ты кровожадный. Вовсе не обязательно! И нетронутые трупы сойдут. С расчленением я изгалялся от безделья! Мне просто нравилось делать своим жертвам больно, мучить их, продлевая невыносимую агонию. Они заслужили…
        - И после этого я кровожадный? Кресо - вивисектор, блин, - злорадно засмеялся Натан.
        - Это ты мне сейчас польстил?
        - Размечтался, - шикнул Джулиани.
        - Так чем эта баба тебя зацепила?
        - Ничем, - рассеянно протянул Натан и отвернулся от колледжа. - Просто подумал, а не подарить ли ей вечность?! Она бы подошла Каруману, как ты мне.
        - Заботишься о нуклеаре?
        - Хрен ему. Мне вдруг захотелось все состыковать.
        - Совсем мозг поехал от вековой скуки?
        - Да, быть может. Это все tainted love виновата, - загадочным голосом произнес Натан.
        - Ладно, фиг с ним, - ничего не понял Кресо.
        Он взял прядь блестящих волос вампира в ладонь и пропустил сквозь пальцы, задумчиво произнеся:
        - Пойдем, Натан, поищем жертву. Здесь нас больше ничего не держит.
        - И то верно, - кивнул Джулиани.
        Оба вампира, не сговариваясь, двинулись прочь от элитного форта, провожающего их глухими замками неприступных ворот и высотою чугунных решеток. Но отчужденность от мира живых не печалила двух высших. Они гордо ступали по потрескавшейся земле, являя собой эталон хищной силы, противной и противоборствующей миру людей.
        Кресо в черной майке и в своем неизменном кожаном пальто, чьи распахнутые полы напоминали крылья летучей мыши, гордо смотрел на окружающую природу своим пустым взглядом цвета промокших городских дорог. Красные волосы вампира отражались длинной нитью, словно пролитая им кровь.
        Натан же был замотан в шарф, укутан своим винтажным пальто и скован высокой шнуровкой черных сапог. Зато его волосы, как перья ворона, распадались на свободные пряди, подхваченные морозным ветром зимнего дня.
        Вампиры напоминали двух мрачных неформалов. Особенно усугубляла впечатление пара беспалых перчаток, разделенная между ними. Одна красовалась на левой руке Кресо, вторая свободно болталась на правой кисти Натана. Такая неприметная черта словно намекала на незримую, но крепкую связь двух вновь обретенных союзников, закрепляя их партнерство во времени.

* * *
        Каруман словно блуждал в тумане. Приступив снова к своим тайным обязанностям изображать школьного учителя, он никак не мог сосредоточиться на работе. Ученики носились мимо него бледными тенями, на которые вампир не обращал ни малейшего внимания. Весь день он отвечал невпопад, не мог сконцентрироваться на материале урока и невольно игнорировал реплики ребят.
        В классах стали шептаться, что учитель немного не в себе. Предположили, что он с дикого бодуна, обкурился и прочие вещи, на которые так словоохотлив подвешенный язык подростков.
        Только Марина заметила нервное напряжение, сковавшее всегда спокойного и миролюбивого учителя. Конечно, чуткая девушка сразу догадалась, что дело в Натане. Парень отсутствовал.
        Марина, действительно, была права, мысли Карумана всецело захватил образ его нуклеара. Вампир не мог перестать копаться в себе и анализировать эмоции, взятые из их с Натаном кровавой связи. Нечто нервное и неприятное рождалось между ними, и Каруман начинал смутно понимать, что за гнетущее чувство это было. Но Натан закрылся, он ушел далеко на задворки сознания своего нуклеара, не позволяя приблизиться к себе даже мысленно.
        Каруман поежился, ощущая, как болезненный озноб прокалывает его кожу, рассыпаясь по ней кристаллами сомнений и тревог. Все изменилось… Вот что чувствовал древний вампир, и его страшила холодная неизвестность.
        Но зыбкую дорогу назад давно поджег его решительно поспешный нуклеар, отрезав все возможные пути к отступлению.

* * *
        - Чья это квартира? - Натан осмотрелся в чужом обшарпанном жилье, куда его привел Дметр.
        - Одного парня, - лениво кинул Кресо, погруженный в компьютер. Его пальцы старательно носились по клавиатуре, выстукивая буквы в слова.
        Натан подошел к вампиру сзади и потрепал его рубиновые волосы.
        - Что за парень? - нехотя спросил он, всматриваясь в мигающие окна сообщений.
        - Случайный знакомый, - промычал Кресо.
        - А где он?
        - Я его съел, оставшиеся кости зарыл во дворе.
        Натан засмеялся и, оскалившись, произнес:
        - Должно быть, удобно сожрать хозяина и поселиться в его хатке. Товарища никто не хватится?
        - Нет, он алкашом был. Кому такой нужен?
        - Действительно, бесполезный человек.
        - Ну почему? Его квартира нам сгодилась, - усмехнулся Кресо.
        - Что делаешь? - перевел тему Натан.
        - Не видишь? На форуме сижу.
        - Скучно…
        - Я, между прочим, жертв ищу, - подмигнул Дметр и снова погрузился в «работу».
        - На сайте знакомств? Вот бы не догадался…
        - Да, именно там.
        - И как охотники тебя не вычислили еще?!
        - Я же адреса меняю, Натан. К тому же предпочитаю знакомиться с людьми, которые пишут из интернет-кафе. Ну, ты понимаешь почему.
        - Возможно. Ты всех своих жертв нашел здесь?
        - Не всех и не конкретно на этом сайте, - механически подтвердил Дметр.
        - Любопытно. Получается, никакого охотничьего наслаждения ты не испытал, - разочарованно протянул Натан и плюхнулся на потрепанный диван, застеленный старым, пожелтевшим постельным бельем.
        - Мне нравится разводить людей на встречи, когда я знаю, чем они закончатся, - хмыкнул парень. - Считай мое поведение новой формой вампирского наслаждения от выслеживания жертв.
        - В этом плане я консерватор…
        - Ах, простите! Мне приходится привыкать к условиям окружающей действительности, где невозможно открыто загонять жертву. Теперь, когда на каждом углу по камере, а за ней по пять охотников, волей-неволей необходимо искать альтернативные методы. А куда деваться? Ведь у меня нет крыши в виде влиятельного любовничка, продавшегося ордену с потрохами.
        - Да, понял я, понял, не грузи, - усталым голосом протянул Натан.
        - Как тебе? - Кресо продемонстрировал фото белокурой девушки, смотрящей с монитора добрым и открытым взглядом.
        - Несъедобно, - буркнул вампир, - скажи, ты и Алину, и Аллу так выбирал?
        - Да, я же сказал уже…
        - Тогда у тебя отменное чутье, потому как они были высший класс, - Натан задумчиво потер подбородок. - Не понимаю, как по картинке можно судить? Мне необходим запах…
        - Ты же вылитый зверь, неудивительно, что для тебя главное - обоняние, - рассудил Кресо. - У меня была всего одна жертва, найденная по запаху.
        Натан не ответил, вместо этого он развалился на диване и прикрыл глаза. Дметр снова погряз в азартном поиске новой пешки для его кровавого карнавала. Время тянулось долго, отстукивая стрелками будильников, коих в комнате было аж три. Неожиданно Натан решительно поднялся и, подойдя снова к вампиру, обнял его за плечи.
        - Зверь означает животное. Значит, я… Ты мне зарядишь, а? - пустым и отстраненным голосом начал Натан.
        Кресо напрягся и даже потерял нить форумной переписки.
        - А ты хочешь? - наконец, сумел выговорить серб.
        - Я должен кое-что проверить…
        - Сравниваешь меня с Каруманом?
        - Нет. Провожу исследование внутренних аспектов личности.
        Сербский вампир сжал в руках костлявые запястья Натана, столь вальяжно обвившие его шею.
        - Так и быть, я возьму тебя, - тихо произнес Кресо.
        Натан поспешил высвободить руки.
        - Мне не нужны одолжения, я ни о чем не прошу! - заявил вампир.
        - Правильно, ты просто нагло и неприкрыто меня совращаешь. Но я не прочь развлечься.
        Кресо подмигнул, что стерло с лица Натана тень некой душевной озадаченности.
        - Слушай, друг, - заговорщическим шепотом выдохнул он в самое ухо Дметра, - а где у тебя здесь душ?
        - Прямо по коридору и направо, первая дверь, - отозвался вампир и посмотрел на Джулиани с хитрым прищуром.
        - А полотенце у тебя есть? - Натан тоже сделал лукавую мину.
        - Возьми любое…
        - А чистое?
        - Тебе-то что до гигиены… Чистоплюй, блин. Не привередничай, вампирам любая человеческая зараза все равно нипочем.
        - Мне для галочки, - пожал плечами Натан. - Противно после алкаша пользоваться вещью.
        - Ты часом не аристократ? - съязвил Дметр.
        - Еще какой, не видно разве? Голубая кровь, - захихикал Джулиани.
        - Не скажу, что видно, но некая синева чувствуется, - загадочным тоном ответил серб и изобразил слащавую улыбочку.
        Натан отвесил ему шутливый подзатыльник.
        - Не заигрывай, - буркнул Кресо, - успеешь.
        - Я для затравки, - вампир медленно облизнулся.
        - Иди уже, а то я не выдержу! Полотенца все новые, я же тебе не свинья какая-нибудь, я почти все обновил и постирал.
        Натан хихикнул и исчез во мраке темного коридора, в котором последний раз горела лампочка в день полета Гагарина в космос.
        Глава 32
        К закату первой половины дня Каруман был по-настоящему взволнован и атакован беспощадными волнами лихорадочной дрожи, накатывающими одна за другой и не выпускающих его душу на свободу. Так вампир мог переживать только из-за Натана.
        Чтобы хоть как-то скрасить свое жалкое состояние, Тремерс спустился в столовую к Стасу. Парень не получал директив бросать колледж и все также продолжал изображать из себя простого поварешку.
        - Вы сегодня в черном, что-то случилось? - спросил охотник, удивленный мрачностью облачения вампира.
        - Натан исчез… - обреченно произнес Каруман и буквально упал на стул, беспомощно опрокидывая туловище на поверхность стола.
        Стас подсел к вампиру и не без интереса стал его разглядывать. Серые глаза Тремерса помутнели от тоски и сожаления, уголки губ смотрели вниз, как на театральной трагической маске, на лбу вампира пульсировала нервная жилка, столь свойственная ему в моменты неприятностей. Черная одежда лишь подчеркивала особенную бледность кожи, чуждую даже древнему бескровному существу.
        - Сбежал? - переспросил парень, отвлеченный изучением внешности собеседника.
        - Я так отвратительно выгляжу? - Каруман поймал взгляд охотника.
        - Как в воду опустились, - признался Стас и тут же смутился.
        - Вот как… - кивнул вампир, поправляя очки. - Спасибо за откровенность, мне, действительно, плохо. Я не знаю, что и думать, но чувствую беду. Мой Натан затевает что-то нехорошее, очередную безумную выходку мне назло.
        - И вы не знаете, какую?
        - Нет.
        - Я думал связь нуклеаров куда крепче…
        - Я не могу ломать его барьеры. Натан скрывает от меня свои пути, он слишком закрытая система. Всегда был таким… Я думал, что смогу его раскрепостить и научить доверять мне, но, видно, я плохой нуклеар, у меня ничего не вышло.
        - Может, ничего и не случилось, например, он ждет вас дома? - воскликнул Стас, чувствующий себя неуютно от откровенности Тремерса.
        - Я ездил туда. Натан давненько не появлялся в квартире, - Каруман покачал головой.
        - Вот черт! И вы не знаете, куда он мог пойти?
        - Нет, - неуверенно ответил вампир.
        - Каруман? - Стас вопросительно заглянул вампиру в глаза, чувствуя подвох.
        Тремерс дернулся и потупил взгляд.
        - Каруман! - настойчиво повторил парень.
        - Он с Кресо, я чувствую ауру серба рядом с Натаном, - с горечью выпалил вампир и тут же потряс головой, как бы желая скинуть с себя дурное предчувствие.
        - Как? - Стас был ошеломлен. Будь он барышней из девятнадцатого века, точно незамедлительно хлопнулся бы в обморок.
        - Да, они вместе…
        - Но Дметр пытался убить Натана, он его ранил…
        - А потом напоил своей кровью и донес до штаба спецразведки, - добавил Каруман. - Я сразу понял, что у Натана в душе маленькая революция.
        - А? - Стас сидел, разинув рот.
        - Я боюсь, Стас, - тихо признался Каруман.
        - Чего?
        Вампир со всей силы хлопнул ладонями по столу, его руки и подбородок дрожали.
        - Натан присоединился к Кресо, - отрывисто заговорил Каруман, нервно потряхивая своими белыми волосами. - Он мог объединиться с сербом и начать строить «слезу». Натан, мой любимый, обладает чертой Герострата. Он такой… Он настоящий вампир. Но я так боюсь за него, и я не хочу видеть его бунт против охотников и законов человечества… Мне снова придется выбирать между любовью и принципами. Я боюсь этого выбора!
        - Это очень плохо! Получается, Натан в опасности! - воскликнул Стас.
        - Люди в намного большей беде, окажись правдой то, что Натан снял с себя все ограничения и запреты. Если он с Кресо, значит, он наплевал на свои обещания, данные мне. В таком состоянии он способен на все что угодно!
        - Черт… - протянул Стас и тоже схватился за голову.
        Неожиданно Каруман успокоился и вернул своей фигуре аристократическую осанку.
        - Стас, помните, вы спрашивали меня, за что я полюбил Натана? - тихим размеренным голосом спросил вампир, одаривая охотника ровным блеском серых глаз.
        - Да, конечно, - кивнул парень.
        - Так вот, я готов ответить, - уверенно произнес вампир. - Три тысячи лет я скитался по свету, полный боли и одиночества, а быть может, и чудного смешения обоих чувств. И мне казалось, что нет ничего страшнее, чем пустота в моей душе. Но, знаете, когда я встретил Натана… Когда только взглянул на него, в его вечно светящиеся черные глаза, я понял, он особенный. А в тот момент, когда мои клыки пронзили его кожу, выжимая сок жизни, я ощутил его душу. И почувствовал на собственной шкуре, что его боль и его одиночество были намного страшнее и ужаснее, чем мои… Этот мальчик… Он пережил такое, что никто не в силах вынести, а Натан умудрился выжить… Он очень сильный, но в то же время отчаянно ранимый. Стас, я не мог его не полюбить! Мне так хотелось заслонить его от ветра разочарований и скорби, спасти из пропасти одиночества, стать для него опорой во тьме, куда его насильно ввергли… Но я не смог, я до сих пор не понял, как мне к нему подобраться…
        Каруман устало прикрыл глаза, казалось, слова дались ему с большим трудом.
        - Я не знаю, что сказать, - после паузы выдавил из себя Стас. Он понурил голову, печаль вампира передалась и охотнику.
        - Теперь мой Натан бесится, доводя себя до предела, бичуя свою, а заодно и мою душу, - произнес Каруман.
        - Что нам делать?
        - Вам ничего. А мне следовало лучше думать головой шестьдесят лет тому назад.
        - Что вы имеете в виду?
        - Я посчитал, что боль Натана можно вылечить, но как я ни пытался, у меня ничего не вышло, - Каруман заломил руку и его губы дернулись. - Но теперь я понял… Такая сильная боль не проходит и не лечится, она съедает душу изнутри. Ее надо было сразу убить… из милосердия…
        - Вы хотите убить Натана? - Стас прохрипел, едва не подавившись слюной.
        - Нет! - категорично закричал вампир. - Как я могу?! Я люблю своего Натана. Никогда… Слышите… Не смейте произносить!
        Каруман невольно погрозил пальцем.
        - Простите, - закивал Стас, - но я сам не позволил бы вам этого сделать… Я же очарован.
        Каруман вымученно улыбнулся наивности парня.
        - Я все же надеюсь, что мой Натан не зайдет слишком далеко… Он должен вернуться, ведь я хочу остаться с ним навсегда вместе и никогда не расставаться!
        - Разделяю вашу надежду, наверное, я один такой охотник, - проговорил парень, веря и призывая счастливое разрешение событий.
        Неожиданно Каруман обхватил себя руками и зажмурил глаза, как будто терпел приступ внезапной боли.
        - Каруман! - воскликнул Стас, опасливо придвигаясь к вампиру. - Что с вами?
        - Натан… - прохрипел Тремерс. - Он мне… Он сейчас… с другим…

* * *
        Натан вышел из душа и, пройдя на цыпочках в комнату, бросил на простыни тюбик с жидким детским мылом. Посмотрев немного на сотворенную композицию, вампир склонился над кроватью.
        - Какое убожество, - произнес он с презрением, играя пальцами на складках простыней. - Белье похоже на измятые и мокрые от сырости простыни во Французских номерах, которые снимали бедные студенты восемнадцатого века. И квартира - настоящий клоповник. Такая среднестатистическая пошлость…
        - Ты выглядишь не благопристойнее моей кровати, - отозвался Кресо, рассматривая Натана. Вампир был в своем черном свитере, а на поясе у него болталось махровое желтое полотенце, прикрывающее голое тело до колен.
        - Что уставился? Тебя удивляет что-то в моем облике?
        - Избирательное мытье… - пожал плечами Дметр.
        - Тебе не понадобится то, что под свитером, или я ошибаюсь? - подмигнул Натан.
        - Смотря что ты имеешь в виду, - Кресо подошел к вампиру и взял его за плечи.
        Натан непроизвольно отвернулся от серба.
        - Ты совсем маленький, - шепнул Дметр, сжимая тело вампира в объятиях. - Без всей своей многослойной одежды ты кажешься таким хрупким. Прям, настоящий азиатский подросток…
        - Да это ты просто откормленный боров со средних широт, никакой эстетики, - съязвил в ответ Натан.
        Кресо хихикнул и с интересом спросил:
        - И что ты тогда от меня хочешь?
        - Мы должны соединиться… Зарядишь?
        - Развратный кровопийца, - Дметр сладострастно улыбнулся.
        - Могу зарядить я, если ты такой нерешительный…
        - Разбежался! - оскорбился сербский вампир.
        - Это мы еще посмотрим, - прошептал Натан.
        Кресо рывком сдернул с него полотенце и увлек на кровать. Они застыли в объятиях друг друга, стоя на коленях в складках измятого и истертого белья.
        - Ты совсем не возбужден, - разочарованно протянул Кресо, спуская руку к промежности нового союзника.
        - Факт, - равнодушно отозвался Натан, переводя взгляд на потолок.
        - Так не пойдет.
        Кресо наклонился к лицу Натана и погрузился в поцелуй, захватывая губы партнера в сладкий плен своего рта. Джулиани следил за стараниями любовника распахнутыми глазами. Они ничего не выражали и даже несколько потускнели по сравнению с их обычным диким состоянием. Кресо ласкал Натана рукой и неистово работал языком, слепляя губы в жаркой страсти. Но Джулиани ничего не чувствовал, кроме неприятных уколов щетины серба на своей белоснежной коже.
        Дметр отстранился и посмотрел вниз.
        - По-прежнему не хочешь меня? - удивленно спросил он.
        Но Натан не ответил.
        - Ладно, - хмыкнул Кресо. - Попробуем так…
        Он задрал свитер любовника и начал поочередно впиваться губами в соски. Натан прикрыл глаза, на этот раз он ощутил только болезненное раздражение нежной кожи от неаккуратных покусываний Кресо.
        Наконец, до серба дошло, что его любовник холоден.
        - Тебе не нравится моя нежность? - Дметр был расстроен, он механически гладил Натана по голове и не мог остановиться.
        - Это ты называешь нежностью? - иронично заметил Натан, посмотрев на Дметра с надменным высокомерием. Он небрежно откинул руку вампира.
        - Я понял… - вампир скривил рот. - Ты любишь грубость.
        - А ты проверь, - Натан дернул плечами.
        - Твой выбор… Получи! - крикнул Дметр и толкнул любовника на стену.
        Тот, ударившись об обшарпанный бетон, сполз на кровать, невольно отставляя бедра и роняя голову на облезлую подушку.
        - Так лучше? - со злой усмешкой осведомился Кресо.
        Натан покосился на вампира, но отвечать не захотел.
        Дметр встал коленями на ноги Натана, а руками обхватил его за талию.
        - Ты совсем лысый и еще влажный, - констатировал Кресо, бесцеремонно рассматривая промежность любовника.
        - Первое - привычка, второе - логичное следствие принятого душа, - нарочито серьезно ответил Натан.
        На это Кресо усмехнулся и продемонстрировал свои толстые пальцы с широкими фалангами.
        - Ты ведь любишь, когда тебе больно? - строго спросил он.
        - Мне не бывает больно, - хмыкнул Натан.
        - Сказки Андерсена! Но я в них поверю, так мне выгоднее. Совесть не будет лишний раз мучить, - Кресо подмигнул.
        - Только для начала возьми мыло, - Натан кивнул на тюбик.
        - Цветочная радость, - Кресо с усмешкой прочитал название. - Ты уверен, что мне следует воспользоваться этим девайсом? А… бедный, без него больно… да?
        - Послушай, какое твое дело, что я испытаю?
        - Да мне наплевать, - рявкнул Дметр и выдавил на руку густую белую смесь ароматного мыла. Недолго думая, он погрузил свой палец в заднее отверстие вампира. Натан чуть заметно вздрогнул, но не произнес ни звука.
        - Нравится? - насмешливо кинул Кресо. - Знаешь, даже не верится, что ты имеешь богатый опыт любовных утех, ты такой узкий. Блин, мне даже тебя жаль.
        Дметр засмеялся, от чего его подбородок стал острым и сделал лицо надменно злым.
        - Регенерация, - произнес Натан.
        - Бедняжка. Представляю, как тебе больно, раз за разом, день за днем, - Кресо ухмыльнулся. - Хочешь два?
        - Наплевать…
        Кресо засунул в тело Натана второй палец, заставив любовника неприятно поморщиться.
        - Кажется, ты еле терпишь?
        - Лишь кажется…
        - Тогда три.
        - Нет! - выкрикнул Натан, уже чувствуя, как в него входит еще один палец. Вампир закусил губу и невольно сжал руками простыни.
        - Можно подумать, тебе не нравится?!
        - Мне все равно…
        - Это ведь ты попросил тебе зарядить!
        - Я лишь прочел твои похотливые мысли.
        Кресо засмеялся, его ладонь почти по самое основание погрузилась в тело Натана. Вторая рука не переставая ласкала промежность любовника.
        - Тогда почему ты возбудился от того, что другой мужчина засунул в тебя свою руку? - насмешливо произнес Дметр.
        Натан вздрогнул и спрятал лицо в простынях. До Кресо долетали лишь отдельные вздохи партнера.
        - Скажи, как тебе? Только честно? - потребовал Кресо.
        - Много… говоришь… Мало действия, - простонал Натан.
        - Как знаешь, - хмыкнул Дметр, извлекая из вампира пальцы. Он рывком притянул его за бедра к себе.
        - Симпатичная жопка, почти как у девочки, - засмеялся Кресо. - Только слишком костлявая.
        Натан сжал зубами край одеяла и зажмурил глаза, ожидая вторжения в свою плоть. И оно настало, вырывая неожиданный стон из груди вампира.
        - Получилось! Я заставил тебя чувствовать! - обрадованно воскликнул Дметр. - Кричи, Натан, кричи громче! Я хочу слышать, как тебе больно!
        Натан старался сжать губы, но предательски потерянное дыхание выбивалось наружу, а вместе с ним и сдавленный крик выплескивался в блеклое пространство бедняцкого интерьера.
        - Каруман! Каруман!.. - воскликнул Натан.
        Кресо был доведен до исступления своей победой. Он сошел с ума от страсти и дергался в порывах наслаждения, окутанный жарким и потным возбуждением от глубины проникновения в неподатливую плоть Натана.
        Прошло некоторое время, прежде чем, протяжно прорычав, Дметр упал на постель, тяжело дыша в своем бессилии. Выждав время Натан поднялся, игнорируя тонкую струю крови, ползущую вниз по его ноге. Необычно твердой рукой он перекинул Кресо на живот и поставил в подчиненную позу.
        - Что… Что ты собираешься сделать? - пробубнил изможденный вампир.
        - Нанести ответный визит, - холодно отозвался Натан. Он хищно облизнулся.
        - Я ведущий! - из последних сил запротестовал Дметр.
        - Нет, у нас не будет ведущего и ведомого, у нас будет равенство. Я так решил, - Джулиани засмеялся. - Я новатор в мире вампиров! И раз ты унижаешь, то будь готов сам стать униженным.
        - Я не хочу…
        - Придется, и не думай, что я стану нежным любовником, - Натан впился ногтями в ягодицу вампира, оставляя на коже красные полосы от своих пальцев.
        Дметр вскрикнул, ощущая, как в его тело ворвался Натан, заставляя трепетать нервной дрожью. Он, действительно, не был нежным, поэтому казалось, что мучение длилось вечно. Под стук часов, отрывистое дыхание Джулиани и его неожиданные смешки Кресо боролся с собственной гордостью и принимал унижение.
        Когда Натан повалился сверху на Дметра, прижимая его к кровати, в комнате уже царил полумрак. В потрескавшихся зеркалах и оконных стеклах застыли тысячи отражений пары, утомленной неистовством страсти. Только изувеченное помещение хранило память о слезах двух вампиров, пролитых на влажных простынях, свидетельниц их запретного по законам мира кровопийц соития.
        - Я сделаю тебя своим нуклеаром завтра, - прошептал Натан, лежа на спине Кресо и поигрывая его красными волосами, намокшими от пота.
        - Хорошо, я буду ждать, - отозвался Дметр, приходящий в себя после урока любви. Его плечи еще подрагивали.
        - Мы будем первыми в своем роде, - продолжал Натан. - Я превзошел Джулиана. Я - единственный вампир, бросивший своего нуклеара и возжелавший другого. Я тот, кто изменил традиции!
        - Ты чертов псих…
        - Ммм… не уступаешь мне.
        - Ты мой первый любовник-вампир, прошу, раздели со мной будущее?
        Натан застыл, на мгновение его взгляд сделался мрачным. Но тень слетела, как секунда с циферблата часов, и он ответил:
        - Конечно, теперь у нас на двоих одна судьба. Он чужой… этот Каруман….
        - Не думай о нем! И больше не произноси его имя!!!
        - Хорошо, - Натан улыбнулся глупой ревности и подул на красный пух волос Кресо, заставляя пряди распадаться и обнажить чуть розоватую кожу затылка.
        - После нашего объединения - мир утонет в крови, - Дметр довольно прищурился. Он хотел прикоснуться к лицу Джулиани, но тот брезгливо увернулся.
        - Да, только прежде чем меня трогать, помой руку… - отозвался Натан.
        - Брезгуешь собой?
        - Возможно…
        - Ни один человек, уважающий любовника, так не заявит!
        - А я не уважаю тебя и никогда такого не говорил, - равнодушно буркнул Джулиани. - Мне с тобой удобно, потому что мы подходим… Мне импонирует, что ты, как я, достаточно пошл и прямолинеен, всегда говоришь, как есть, без излишней вуали. Оставайся таким. В свою очередь, обещаю быть максимально откровенным с тобой. Вот и все. Никакой глупой романтики! Никаких лишних эмоций! Мне этого не надо! Запомни.

* * *
        Каруман сидел на кровати в своей квартире и пытался справиться с глухой тоской, объявшей его сердце. Вдруг он почувствовал дуновение морозного ветра, хватающего его ноги ледяными лапами сквозняка. Вампир пришел в себя и посмотрел на окно.
        В развевающихся складках шелковых занавесок, освобожденных из плена окна, стоял Натан. Он забрался на подоконник, незаметно сняв картонку, которой Каруман прикрыл разбитое нуклеаром окно.
        - Натан! - воскликнул Каруман и вскочил, но не решился подойти к вампиру, исподлобья буравящему его светящимися глазами.
        Тремерс облегченно вздохнул, он был рад видеть Натана, ведь он так тосковал по нему… Как будто прошел не день их разлуки, а тысячелетие.
        - Каруман… - тихо произнес Натан и протянул к нуклеару руки. Его взгляд приобрел странный оттенок тоски и сожаления.
        Тремерс сделал один шаг, но в нерешительности остановился. Его сковало хищное очарование Натана, столь прекрасного в блеске вечерних огней города, безвольно упавшего за окном к ногам вампиров.
        - Каруман! - повторил Джулиани и сам потянулся к своему любовнику.
        На этот раз Тремерс не стал медлить. Он кинулся к Натану и, заключая в объятия, стащил его с подоконника.
        - Как хорошо, что ты вернулся домой, - прошептал Каруман, прижимая вампира к своей груди.
        Руки Натана обвили шею Тремерса, поразив древнего вампира несвойственной страстностью и смелостью в выражении чувств.
        - Что с тобой, Натан? - спросил Каруман, всматриваясь в лицо любовника.
        - Каруман… - одними губами произнес тот.
        - Любимый мой, - вымученно улыбнулся вампир.
        Он не успел опомниться, как Натан кинулся на него и стал неистово целовать в губы. Каруман вздрогнул. Впервые его любовник сам форсировал события, причем даря столь жаркую и жадную страсть, что холодная кровь Тремерса начинала закипать от неистового возбуждения.
        Натан отклонился к кровати и увлек за собой Карумана. Вампиры повалились на постель.
        - Каруман, - снова произнес Натан, нежась в объятиях Тремерса, чьи ласковые руки гладили его спину и шею, оставляя следы горячего возбуждения, струящегося мурашками по коже.
        - Натан, я с тобой, - отозвался Каруман и тут же снова был атакован внезапными поцелуями его вечно грубого нуклеара.
        Тремерс, едва контролируя себя, стал раздевать своего странного любовника. Вскоре на пол полетел мокрый от сладострастной испарины свитер Натана и точь-в-точь такой же свитер Карумана. Вампиры прикоснулись друг к другу оголенной кожей, и удушливая волна прокатилась по их телам с одновременной мощью.
        Тремерс запустил руку в штаны любовника, невольно вызывая тихий стон. Натан зажмурил глаза, отворачивая лицо в сторону.
        - Ты так возбужден, - удивленно проговорил Каруман, ощущая на своей руке жаркий сок сладострастия. - Я никогда тебя таким не видел…
        Натан повернулся к нуклеару, и его глаза широко распахнулись, обжигая вампира яростью и страстью.
        - Каруман… - Натан опять прошептал имя любовника.
        Тот не заставил себя ждать, он кинулся на тело Джулиани и стал покрывать его шею и грудь нежными поцелуями. Натан снова застонал, вздрагивая от каждого прикосновения.
        - Натан, твои щеки пылают, такого никогда раньше не было, - тихо произнес Каруман, дотрагиваясь до лица возлюбленного со всей нежностью рук. - Мне кажется, твое вечно холодное тело сейчас тоже горит…
        Вместо ответа Натан наградил любовника долгим и страстным поцелуем, передавая языком свое неистовство.
        - Я люблю тебя! - вырвалось у Карумана от самого сердца.
        - Ты… Ведь уже знаешь про меня и Кресо, - прошептал Натан, жадно ловя ртом воздух.
        - Не говори…
        - И ты… принимаешь меня после… всего?
        - Ни слова об этом, - Каруман приложил палец к губам Натана. - Я люблю тебя!
        - Каруман… - простонал тот и сорвал очки с любовника, разбивая об пол.
        - Опять? - улыбнулся вампир. - Я все равно люблю тебя! Не спорь…
        Тремерс с пылающей страстью погрузился в терпкие ласки тела возлюбленного.
        - Возьми меня, Каруман, - молящим голосом попросил Натан, - прошу! Сделай это со мной сейчас… Умоляю… Убери собой его следы во мне. Давай же!
        Тремерс замер, его руки неподвижно лежали на сердце нуклеара, оно бешено стучало, нагоняя непонятный страх. А сам Натан был доведен до крайней степени возбуждения, волны бежали по его коже, заставляя задыхаться от жара и содрогаться от неистовой страсти, льющейся по венам сотней химических соединений.
        - Натан, - произнес Каруман, прикасаясь губами к уху возлюбленного, - я не могу…
        - Каруман, ну пожалуйста, сделай это со мной! Овладей моим телом, - сбивающимся голосом выпалил Натан, не открывая сомкнутых сладким страданием глаз.
        - Нет, я обещал тебе, что больше ни разу не позволю себе взять твое тело, - Тремерс боролся с искушением, но был тверд в своем решении.
        - Придурок, - вырвалось из уст Джулиани. Но в его голосе прозвучало больше благодарности, нежели укора.
        - Я люблю тебя, Натан, поэтому из уважения к тебе я не смею… Ты ведь, потом меня никогда не простишь.
        Его нуклеар снова застонал и изогнулся, сводя за спиной лопатки. Горячая волна обожгла его тело, и он бессильно распластался на кровати.
        Каруман погладил лоб любовника, мысленно поблагодарив Натана за то, что он, потянувшись всей душой к нему, даровал истинное счастье. Только вот дурное предчувствие не покидало Тремерса, ведь не с пустого места его нуклеар так себя вел… И измена отнюдь не главная причина.
        Тем временем Натан стал приходить в себя. Он повернулся к Каруману спиной и свернулся калачиком, тихо произнеся:
        - Спасибо…
        - За что? - изумился Тремерс.
        - За все, - хмыкнул Натан.
        Каруман крепко обнял его, обхватывая руками за живот и привлекая к себе.
        - Давай пролежим так всю ночь, - проговорил он, гладя нуклеара по голове.
        - Именно так и надо, - ответил Натан, ловя рукой ладонь Карумана и прижимая ее к своей щеке.
        Тремерс с любовью посмотрел на белоснежное тело своего возлюбленного, и его душа отозвалась грустной тревогой за нуклеара. Вампир понимал, их близость была столь яркой и неожиданной, что она вряд ли сулит спасение от проблем, скорее, наоборот, Натан что-то решил и теперь хотел дать понять, что он серьезен. Его случайная страсть была лишь следствием тяжелого выбора.
        Каруман вздохнул. Его подбородок лег на плечо Джулиани. Вампир наслаждался мгновениями с любимым и не хотел думать о будущем, он просто хотел любить.
        Глава 33
        ВЗГЛЯД ПЯТНАДЦАТЫЙ.
        Желтый листок, неряшливо вырванный из какого-то потрепанного альбома, все еще хранил запах Натана. Нуклеар вывел карандашом страшные для Карумана слова, звучащие скорее приговором.
        Но, что готовит для него нуклеар, Тремерс знал, точнее, догадался еще вчера. Пожар, охвативший душу Джулиани в последний момент перед расставанием, говорил лишь о серьезности его намерений.
        «Я ухожу. Я больше не твой нуклеар. Натан Джу» - гласил размашистый и резкий почерк, буквально вдавливающий буквы в лист.
        Каруман приложил записку к губам и закрыл глаза. Напало ощущение гнетущей тоски и пустоты, да и небо в тот день давило тяжестью облаков, как будто вторило душе вампира.
        Неожиданно Каруман отбросил листок на кровать и, спешно одевшись, выбежал из квартиры. Он направлялся в штаб охотников, во-первых, с дурной новостью об исчезновении нуклеара, так как надо было спешно что-то предпринимать и не допустить бесчинства двух безумных вампиров, во-вторых, он хотел разрешить ситуацию самостоятельно, прежде, чем полковник успеет настроить совет категорически против Натана.
        Однако Каруман в глубине души рассудил, что Джулиани и сам был виноват. Он сорвался, бросил вызов мировому укладу, нарушив хрупкое равновесие между двумя расами. Каруману было больно от осознания такого добровольного самобичевания. Но задавать вопросы «зачем и почему?» стало уже слишком поздно, они бы не изменили сути.
        Натан сделал то, что ему причиталось. Он, в конце концов, не выдержал экспансии в свою природу и взбунтовался. И Тремерс видел здесь лишь одного виновного - самого себя.
        Поэтому, пока ситуация не окрасилась в черные цвета фатальности, ее надо было стремительно исправлять, что Каруман незамедлительно и начал делать.

* * *
        - Так ты будешь делать меня своим нуклеаром? - нетерпеливо спросил Дметр, дрыгая ногами.
        Он сидел на сваленном стволе могучего дуба.
        - Ты достал! - сердито буркнул Натан и присел на корточки, чтобы в следующую секунду начать выводить пальцем по снегу непонятные иероглифы.
        - Ты колеблешься из-за Карумана?
        - Кого? Не знаю таких, - с притворным равнодушием ответил вампир.
        - Ладно, - остался недоволен Кресо.
        Он закурил. Прошло несколько минут в полной тишине, и только снег, медленно падавший с неба и почти не таявший на холодной коже вампиров, наполнял картину живым движением.
        - Пора, - Натан поднялся на ноги и выставил вперед свою вмиг изменившуюся левую руку.
        - Что ты делаешь? - Дметр чувствовал, как сердце сжимается, будто его сдавила в тиски ужасная звериная лапа Натана.
        - Я делаю нас нуклеарами, как ты и просил! - отозвался тот.
        - А разве ты не должен сначала разорвать старую связь? - голос Кресо дрожал, его силы стремительно перетекали в лапу Натана.
        - Понятия не имею, - равнодушно ответил Джулиани. - Яви мне свой знак и свои связи!
        Дметр охнул. Вокруг него плясали красные нити, плавно перемещающиеся к фигуре Натана. За спиной серба горела огненная печать рода Кресо - крылатая женщина с птичьим телом.
        Натан засмеялся.
        - Не густо! Теперь твоя очередь, - хмыкнул он, не сводя с союзника диких, бегающих в неистовстве глаз.
        - Как? - прошептал Кресо, еле слезая со своего импровизированного насеста.
        - Просто тяни…
        - Не могу, - простонал вампир. Он упал на колени и, обхватив себя руками, тяжело задышал.
        - Можешь!
        Натан не терпел возражений и уже зажег в воздухе черную печать своего рода.
        - Как? - шепнул Дметр, повторяя за союзником каждое движение. Он вытянул вперед дрожащую руку, и несколько тонких ниточек сразу же отделились от черной лилии Натана, беря курс на родовой символ сербских вампиров.
        - Ну же! - раздраженно скомандовал Джулиани.
        - Я стараюсь, но не могу, ничего не чувствую, - Кресо из последних сил тянул руку к Натану. - Ты не оставил мне энергии…
        - Терпи. Все нормально, так и должно быть, - с долей сомнения ответил Джулиани.
        - Когда же закончится?! - страдающим голосом выпалил Дметр и облизнул высохшие губы.
        Натан с презрением скривил рот. Дметр еще какое-то время помучился со связями, а потом, окончательно обессилев, упал без чувств на заснеженную землю.
        Очнулся он от холодного прикосновения рук Натана к своим щекам. Джулиани держался насмешливо спокойно.
        - Уже все? - с надеждой проговорил Кресо. Но тут его взгляд упал на горящие печати кланов, и вампир понял, что долгожданный финал еще очень далек.
        - Пока только произошел обмен связями, - отозвался Натан.
        Он протянул руку вампиру и помог подняться.
        - А дальше?
        - Кровь… Надо осушить друг друга до последней капли.
        - Выпить всю кровь? - изумился Кресо.
        - Нет, всю не надо. Я думаю, в нашем случае и половины хватит, - лениво произнес Натан.
        - А ты уверен, что тогда обряд сработает?
        - Полагаю.
        - То есть, ты не в курсе?
        - Придурок! - Натан разозлился и картинно топнул ногой. - Откуда я, вообще, знаю, как оно должно быть? Я тебе напомню, до нас еще никто не совершал обряд обретения пары при живом нуклеаре. Поэтому я, вообще, не представляю, что и как… Не беси меня!
        - Я доверяю тебе, типа, - пожал плечами Кресо. - Ты хотя бы однажды проходил этот обряд, а для меня все ново. Если надо, моя кровь - твоя, пей, сколько хочешь.
        Натан удовлетворенно кивнул. Через каких-то полсекунды оба вампира жадно прильнули к артериям друг друга и, обмениваясь историями своего неукротимого естества, сосали кровь.

* * *
        Каруман догнал в холле Стаса, идущего с увесистой папкой на срочное собрание совета, которое было санкционировано звонком вампира генералу Прохорову.
        - Каруман… - вздрогнул охотник, смотря на вампира, который выглядел еще хуже, чем вчера. С его губ начисто была стерта столь свойственная ему добродушная улыбка.
        - Да, я не ожидал тебя здесь увидеть, - тихо заговорил Каруман.
        - Меня вызвали для отчета… Не знаю, что у них там стряслось. Натан-то нашелся?
        Стас обеспокоенно посмотрел на вспыхнувшие осколками звезд глаза вампира.
        - Да, - хриплым голосом отозвался тот, - вчера он заходил ко мне и попрощался. Натан бросил меня…
        - Что? - Стас замер на месте, выронив папку.
        Каруман нагнулся и быстро собрал вывалившиеся листы.
        - Натан сделал то, что должен был. Я наивно полагал, что он станет терпеть мою лояльность к людям, но надо быть совсем ненормальным, чтобы предположить, что Натан станет делить меня с человечеством… Рано или поздно он бы не выдержал. И вот, такой момент настал.
        Стас медленно двинулся дальше, хотя ноги его совсем не слушались.
        - Разве может нуклеар… Уйти?
        - Обычный, нет, - печально усмехнулся Каруман. - Но речь идет о моем Натане. Он может все! Он спорит с судьбой, даже тогда, когда торг вообще неуместен.
        - И куда он ушел? Зачем?
        - Я был прав, мой нуклеар присоединился к Кресо…
        - Кресо… - зачарованно повторил Стас имя ненавистного убийцы.
        - Сейчас он пытается сделать его своим нуклеаром. Если бы он только знал, как мне от этого больно!
        Каруман нахмурился и помотал головой, отряхиваясь от прилипчивой печали.
        - Да как такое возможно?! - запротестовал молодой охотник.
        - Совсем невозможно. Но Натану все равно. Он даже не подумал о том, что прежде, чем начать соединение, надо разорвать все наши нити, иначе новая связь не выйдет. Он сейчас просто обменяется с Кресо кровью, и это не принесет ничего стоящего, лишь познание друг друга.
        - Каруман, что вы собираетесь делать?
        - Если б я только мог ответить на этот вопрос…
        - Но теперь, когда Натан присоединился к убийце, он стал нашим врагом.
        - Нет! - яростно воскликнул Каруман, и его глаза приобрели жесткий стальной оттенок. - Мой любимый еще ничего не сделал, чтобы открывать на него охоту. Сейчас моя цель - поскорее найти Кресо и уничтожить его. А после я решу…
        - Каруман… - прошептал Стас.
        - Понимаешь, - вампир остановился, кладя руку на плечо парня, - вне зависимости от всего происходящего, я продолжаю любить Натана. От хороших нуклеаров не уходят, значит, я, действительно, был плохой парой. Я первый вампир, которого бросил нуклеар. Представь, насколько моему мальчику стало тяжело подле меня!
        - Нет, нет! - Стас замахал руками. - Вы не виноваты, просто, Джулиани дикий…
        - Прекрати! Оправдывать меня уже не имеет никакого смысла, - Каруман вернул охотнику папку и дернул за ручку кабинета N 23. - Сейчас главное - уничтожить Кресо, пока он не втянул Натана в нечто ужасное, в свою эйфорию крови.
        Вампир и человек попали в уже знакомую им комнату, полную советом охотников, с похоронными лицами дожидающихся появления Тремерса. Почти все были подчеркнуто суровы, пожалуй, исключение составляли Ульян и Андрей, даже генерал Прохоров выглядел крайне озабоченным.
        Каруман сел, а Стас остался стоять позади него, так как места больше не было.
        - Господин Тремерс, я так полагаю, что-то стряслось? - Леонид постучал сигарой о стол и неприятно поморщился.
        - Да, - кивнул вампир, поправляя новые очки, - я должен вам сообщить…
        - И что же на этот раз вытворил наш несносный Натан? - бесцеремонно вмешался полковник, с удовольствием отыгрывая роль полноправного участника совета.
        - У нас не принято перебивать, - замечание генерала спустило его на землю.
        - Много чести упырю, - едко фыркнул отец Родион.
        За что был награжден взглядом Ульяна, полным презрения.
        - Я могу продолжить? - осведомился Каруман.
        - Пожалуйста, - жестом позволил Никоненко.
        - Натан ровным счетом ничего плохого не совершил, - снова начал Каруман официальным тоном, заставляя Стаса поперхнуться от неожиданности, - он ушел от меня. Конечно же, это наши с ним личные отношения, но я посчитал, что вы должны знать…
        - Нуклеар вас покинул? - с удивлением проговорила Жанна. - Впервые слышу о таком…
        - Я тоже, - снисходительно кивнул Тремерс.
        - Так это же невозможно! Разве нуклеарная связь не на всю жизнь? - продолжала докторша.
        - Верно, на всю, - подтвердил Каруман. - Но Натан посчитал иначе.
        - И… мы потеряли над ним контроль?
        - Раз господин Каруман и Натан все еще остаются нуклеарами, значит, господин Тремерс может по-прежнему влиять на Джулиани, - Прохоров ответил за вампира.
        - Это так? - обеспокоился Никоненко.
        - Я все еще чувствую его, - ответил Каруман. - Ничто не изменит нашей связи, даже его желание уйти. Если ему настолько лучше без меня, я отпускаю Натана. Но, смею вас заверить, я не устранился от контроля его действий по отношению к расе людей…
        - И если что, вы дадите знать? - прищурился Никоненко.
        - Да, я успею его остановить первым.
        - А меня вот беспокоит, что Джулиани шляется неизвестно где, - заявил Мирослав, скрещивая на груди руки. - Этот вампир возглавляет перечень «Пика Крика», и мы не должны так бездумно позволять ему разгуливать по улицам. Вы забыли, он опасен?!
        - Согласен, согласен! - воодушевленно залепетал священник.
        - Разве вам не достаточно того, что я обязуюсь следить за Натаном? - искренне изумился Каруман.
        - При всем уважении, - брякнул Мирослав, - но даже вы, господин Каруман, физически не успеете остановить его, если Джулиани окажется на другом конце Москвы.
        - Не окажется, я же чувствую каждой клеткой его желания. Для меня не может быть неожиданностей в поведении Натана… Ну точнее… желаний в отношении людей… Как бы он ни прятался от меня и ни сдерживал эмоции, я смогу в любой момент, как только понадобится, сломать его ментальный барьер.
        - Хотелось бы вам верить, - буркнул шеф боевых охотников. - Но уже были примеры, когда вы не успевали, и из-за нашей с вами общей беспечности страдали люди.
        - Эти примеры восходят к человеческому фактору, - холодно отозвался Тремерс, переводя взгляд на генерала.
        - Господин Каруман прав, - выговорил тот после некоторой паузы. - В случае с общежитием руководство охотников не поверило господину Каруману и отправило его на другое задание. Он был связан обязательствами.
        - Ладно, закончили этот неуместный экскурс в историю, - вмешался Ульян. - Каруман, это ведь не все, с чем ты пожаловал. Ты же реально не из-за неудач в личной жизни нас собрал?
        Каруман брезгливо поморщился. Тон старика раздражал, к тому же Ульян проницательно углядел суть.
        - Ваша правда, - спокойно ответил вампир. - Только выслушайте меня внимательно.
        - В чем дело? - Никоненко придвинулся ближе к столу, сжимая руки в замок и готовясь слушать.
        - Обещайте не перебивать! - вампир был настойчив.
        - Ладно-ладно, - отмахнулся Леонид Федорович.
        Каруман удовлетворенно кивнул.
        - Натан присоединился к Кресо.
        Все ахнули, но обещания своего председателя не нарушили. Даже невыдержанный отец Родион остался бессловесен.
        - Мой мальчик мечтает выстроить «слезу», сразу оговорюсь, что это абсолютно естественное желание для всех вампиров. Пока по факту Натан ничего не совершил, поэтому вам не о чем беспокоиться. Нам даже стало проще… Теперь, когда мой нуклеар неустанно следует за Кресо, я смогу точно определить место нахождения убийцы. Мы уничтожим его.
        - Ваши предложения? - Никоненко буравил глазами вампира.
        - Кресо должен умереть, - Каруман отозвался сталью своего мужественного голоса.
        - А что с Натаном?
        - Какие к нему претензии?
        - Ладно, я вас понял, - кивнул Леонид. - Но смотрите, не просчитайтесь.
        - Я получаю карт-бланш? - Каруман поправил очки.
        - Фактически, - как-то слишком просто согласился Никоненко. - Но я хотел бы узнать о ваших планах.
        - Прошу помощи у охотников, мне нужны отряды. Мы оцепим колледж, уверен, Кресо туда обязательно сунется. Он так просто не оставит обидчиков в покое.
        - Хорошо, - кивнул шеф.
        - Что? Ты позволишь? - возмущенно вскричал отец Родион.
        - Тихо ты, - не сдержался Никоненко.
        Ульян потер руки и хмыкнул.
        - Как заметно, - надменно произнес он, что произвело на Карумана неприятное впечатление.
        - Пока Натан ничего не сотворил и наш уговор с господином Тремерсом в силе, я не стану применять к Джулиани меры, - заключил Никоненко.
        - Рад, что мы нашли компромисс, - Каруман учтиво наклонил голову.
        - Я тоже. Надеюсь, вы не будете возражать, если к вам присоединятся генерал Прохоров и Стас?
        - Нет, что вы! Наоборот, я буду счастлив снова поработать со старым товарищем, а Стас в операции просто необходим. Пока отряды охотников займутся охраной колледжа, мы сделаем вид, что ничего не происходит, и будем выполнять наши привычные обязанности.
        - Звучит недурно. Желаю успеха, - произнес Никоненко.
        - Мы свободны? - спросил генерал.
        - Да, приступайте.
        Все трое кивнули и покинули кабинет совета. Выдержав паузу, пока их коллеги не отойдут подальше, Никоненко проговорил:
        - Ну, а теперь, когда с нами нет тех, кто нагоняет смуту, я готов дополнить план Карумана одним неизбежным и необходимым пунктом.
        Охотники переглянулись, а Жанна восхищенно улыбнулась уму своего любовника.
        - Мы все знаем, - торжественным голосом лидера продолжал Никоненко, - Натан безумен, как бы Каруман его ни защищал. Нам также ясны и причины столь яростного адвокатства. Но факт того, что наш зубастый коллега сожительствует с опасным вампиром не должен влиять на нас и наше стремление обезопасить жизнь на земле. Я доверяю Каруману, но только не в случае с Натаном. Поэтому совершенно очевидно, наша позиция в данном вопросе должна оставаться жесткой и непоколебимой.
        - Короче, босс, что ты хочешь? - устало и уничижительно спросил Ульян.
        - Ты с чем-то не согласен?
        - Мне наплевать на ваши непоколебимые позиции, и на вампиров тоже глубоко параллельно. Уж прости, что изъясняюсь столь упрощенным, уличным, языком молодежи, но он лучше всего выражает суть.
        - Ульян, а что тебя вообще волнует? - Никоненко злился.
        - Огласить весь список?
        - Может, вернемся к сути? - робко предложил Андрей. - А то у меня дел полно.
        - Я только «за», - Ульян с превосходством посмотрел на трясущегося в бешенстве председателя. - Я ведь не случайно сразу попросил конкретизировать спич.
        - Я распоряжусь отправить в район Лосиного Острова наши элитные части, - выпалил Никоненко и, кинув взгляд на Мирослава, добавил, - пусть контролируют происходящее и в случае надобности уничтожат Джулиани. К тому же Стас приступит к своим непосредственным обязанностям охотника, так вероятность его предательства заметно снижается. Он, конечно, симпатизирует вампирам, но в форме охотника чувство долга ордену превзойдет другие эмоции.
        - Аллилуйя! - не выдержал священник, воздевая руки к небу. - Наконец-то, господь услышал мои мольбы.
        - Мирослав, выполняй, - приказал Никоненко.
        - Слушаюсь! - рявкнул обрадованный охотник и с воодушевлением потер руки. - Я так долго ждал этого приказа!
        - Только не забудь условие: «в случае чего», - подмигнул Ульян.
        Мирослав фыркнул и вышел из кабинета.
        - Мне показалось, что ты «против»? - обратился Леонид к представителю правительства.
        - Я? С чего бы, - неприятно рассмеялся Ульян и равнодушно добавил: - Я заинтересован только в одном - в выполнении поручения президента. А оно заключается в обезвреживании и уничтожении убийцы, вампира Кресо. Как и какими путями вы достигнете этой цели, меня не волнует. Мне также плевать, убьете ли вы Натана, Карумана и прочих кровососов, погибнут ли при этом охотники и другие людишки или же нет. Понимаешь, Леня, меня вся эта шелуха не интересует. У меня есть приказ, и я его выполняю.
        - Это бесчеловечно, - заметил отец Родион.
        - Что характерно, мне и на это плевать, - Ульян откинулся в кресле. - Я не тешу себя иллюзиями и не играю в святошу. Меня, вообще, тошнит от вашей показной добродетельности, наверное, поэтому я не считаю Джулиани безумным вампиром, ведь, по сути, наши чувства к людям очень похожи.
        Ульян снова сорвался на хохот, вынуждая Никоненко поежиться от дискомфортного чувства неприязни.
        Глава 34
        - А нам не надо соединиться? - обессилившим голосом спросил Дметр, вытирая с губ остатки крови Натана.
        - Ты имеешь в виду скрепить кружку фатализма? - иронично отозвался вампир.
        - Кажется, оно называлось по-другому. Сосуд судьбы…
        Натан пофигистично пожал плечами.
        - Ну, а на вопрос ответить?
        - Ты вчера не насоединялся что ли? - раздраженно буркнул Джулиани. - Вполне достаточно и одного раза. Или тебе так хочется мне зарядить?
        - Ага. Засадить по самые гланды, чтобы ты не смел мне хамить.
        Дметр тоже взъелся. На такое поведение союзника Натан лишь улыбнулся, предпочтя смотреть себе под ноги, нежели обращать внимание на обиженного серба. Вампиры медленно шли прочь от места их соединения.
        - Что-то я не чувствую в себе изменений, - Кресо демонстративно ощупал тело. - Ты уверен, что мы нуклеары?
        - Ну… - протянул Натан. - Я все сделал правильно. А ты чего ожидал от обретения нуклеара? Думал, что по случаю с небес спустится Гавриил и вручит тебе поздравительную открытку?
        - Я ожидал, что хоть чуть-чуть начну чувствовать связь между нами.
        - Я лично чувствую, - отозвался Натан.
        - Это связь выпитой крови…
        - Ты спорить будешь?! Мне, наверное, лучше известно, что испытывают нуклеары.
        - Ладно, убедил, - сдался Кресо.
        - Ты мой нуклеар и точка, - очень уверенно произнес Натан, отчего Дметр заулыбался и прибавил шаг.
        Натан, в отличие от союзника, наоборот, оглянулся назад, всматриваясь в то место, где они пытались обрести друг друга. Над полянкой все еще плавились два символа их родов, с одной стороны лилия, с другой женщина с телом птицы.
        Джулиани вздохнул.
        Печати так и не соединились, а, значит, никакими нуклеарами они с Кресо не стали. Но вампир рассудил, что сербу об этом знать совсем не обязательно, ведь неважно, кем они являются в действительности, главное, как они ощущают себя.
        Натан хмыкнул. Он сорвался с места и побежал. Как только он настиг Кресо, вампир лихо запрыгнул тому на спину и с дикими воплями стал изображать всадника.
        - Натан, блин, ты тяжелый! Не прыгай хоть! - взмолился Кресо, таща на себе вампира.
        - Не ной! Неси меня, олень, в свою страну оленью! - яростно прокричал Натан.
        - Сам ты олень!
        - Ладно, не злись, трепетный ты мой, - хихикнул Джулиани, обвивая руками шею Кресо. - Здесь только один рогатый, и это Каруман. А страна, и правда, оленья, поспоришь?
        - Да! Я бы сказал, что весь мир - сплошная птицеферма.
        - Курятник в смысле?
        - Ага.
        - Слушай, Кресо, - Натан злобно прищурился. - А давай повеселимся по-настоящему?
        - Легко! Но как? Твои предложения?! - заинтересованно проговорил Дметр.
        - Навестим самых-самых куриц этой планеты! Пойдем, пообедаем охотниками, а то я проголодался?
        - Хорошая идея, а потом снова поищем жертву для «слезы»?
        - Да!
        Кресо поудобнее взвалил на себя Натана и стал набирать скорость, беря курс на штаб российского ордена.
        - Я обещал утопить мир в крови, и я сделаю это! - заорал разъяренный Кресо.
        - Месть! Как же сладка ее начинка! Эти ублюдки увидят, кто здесь хозяин! - заявил Натан, держась за плечи своего безумного компаньона.
        Вампиры были поистине воодушевлены и яростны. Ничто не могло их остановить или хоть на йоту поколебать веру в справедливость кровавых свершений.

* * *
        Кресо и Джулиани достаточно быстро добрались до места их кровавой охоты и, оказавшись почти в центре Москвы, испытали небывалое удовольствие от запаха скоплений человеческих тел, столь приятных и вкусных для гурманов второй, но не второстепенной расы.
        Натан вплыл в здание штаба охотников в сопровождении своего нового мифического нуклеара. Они двинулись в сторону небезызвестного кабинета N 23. Охранники не стали задерживать вампира, он им был хорошо знаком и в списках значился, как сотрудник штаба, помогающий в расследовании особо важного дела. Сказывалось фатальное отсутствие вертикального информирования в ордене.
        Спутник вампира тоже не вызвал подозрений. В кепке Натана, надвинутой почти на глаза, и с густой бородой, ловко выращенной по совету «нуклеара», Дметр остался не узнаваем для охранников, так старательно сличавших каждого незнакомца с фотороботом печально известного маньяка.
        - Я в кабинет, - шепнул сербу его спутник и скорчил ехидную физиономию.
        - А я?
        - Карауль, советнички будут явно орать. Если не встать на стрем, сюда набегут разномастные охотники. Зачем мне лишние проблемы? А ты вполне справишься с мелкокалиберной шелухой.
        - С удовольствием разделаюсь с ними, - подмигнул Кресо.
        - Ей, ей! Какие мы исполнительные! - съязвил Натан. - Я так чувствую, битва будет знатной. Ведь провоцировать человечков на бой никто не запрещал!
        Оба вампира злорадно засмеялись и, хлопнув друг друга по рукам, разделились. Натан юркнул в коридор, ведущий к кабинету заседаний, а Дметр остался в холле у лифтов. Он оперся на подоконник и затеял подсчет этажей в ветхом доме напротив.
        Неожиданно на него кто-то резко навалился и так же резко отпрянул. Вампир обернулся и хотел было разразиться проклятиями, но вовремя сдержался.
        Его обидчиком был рослый мужчина в камуфляже со всклокоченными каштановыми волосами. Он тянул за собой тяжелый чехол с оружием, понятное дело особым и, наверняка, очень опасным.
        - Извините, - буркнул мужчина и вновь пошатнулся. Должно быть, даже для такого натренированного охотника его ручная кладь весила слишком много, потому что он постоянно терял координацию и балансировал в воздухе в поисках равновесия.
        - Все Ок, - отозвался Кресо, автоматически попадая под изучающий взгляд охотника.
        Глаза мужчины недобро скользнули по фигуре вампира, задержались на лице, но тут же стали равнодушными. Волна подозрений отхлынула, Дметр остался неузнанным.
        - Я вам помогу, - с притворно вежливой улыбкой вызвался Кресо и нажал кнопку лифта.
        Ему доставляло удовольствие играть с судьбой.
        - Спасибо, - отозвался мужчина и потерял всякий интерес к незнакомцу, наверняка решив, что подозрительные личности, будь у них что-то недоброе за душой, не станут привлекать к себе внимание и никогда не проявят заботы.
        Разобравшись с помощью охотнику, Дметр снова погрузился в изучение скучного вида за окном. Но на этот раз унылая картина показалась ему желчной насмешкой над самим существованием людей. Вампир решил, что подобно встреченному охотнику, человечество не в силах разглядеть простых истин, но при этом постоянно силится в небесную даль, чтобы их отыскать.
        Кресо покачал головой. Внезапно его взгляд привлекла маленькая прямоугольная бумажка, валяющаяся на полу и отражающаяся в стекле ровным прямоугольником.
        Вампир, не задумываясь, поднял ее и озадаченно почесал подбородок. Это было фото, на котором изображался мальчик с явной азиатской внешностью. Никаких сомнений, фотографию потерял охотник при столкновении, иначе внимательный вампир заметил бы ее раньше.
        Кресо нахмурился.
        - Интересно, - буркнул он, машинально засовывая фотографию в нагрудный карман.
        Пока серб скучал и маялся у окна всяческим бездельем, Натан с удовольствием разыгрывал свою отнюдь не миролюбивую партию. Он с шумом зашел в святая святых охотников, не преминув распахнуть дверь ногой. Охотники неприятно удивились и зашевелились в своих кожаных креслах.
        - Все сидим? Золотые яйца высиживаем? - язвительно протянул Натан и беспрепятственно прошел до стола.
        - Джулиани, что вам здесь надо? - боязливо спросил Никоненко. Его дрожащая рука затушила сигару об пепельницу.
        - Да, собственно, ничего, - пожал плечами вампир и сел на стол, закидывая ногу на ногу.
        - Не очень-то верится! - закряхтел отец Родион.
        Натан с наигранным кокетством похлопал глазами.
        - А что такого? - улыбнулся он. - Шел мимо, зашел вот вас, мои любимые охотники, проведать. А что, нельзя?
        - Нет! - священник подбоченился.
        - А где это написано? - едко отозвался Натан. Его глаза поблескивали затаенной яростью.
        - Господин Натан, - Никоненко постучал по столу. - Может, объяснитесь, раз пришли?
        - В любви? Вам? - Джулиани оскалился. - Какой кошмар, вы просите невозможного! Мое сердце принадлежит не вам.
        - Бросьте паясничать, - озлобилась Жанна.
        - А то что? По попе отшлепаете? Ой, как страшно, прям, боюсь уже. Напугали ежа…
        - Мистер Джулиани, ваш нуклеар нам все рассказал! Вы его покинули, вы связались с Кресо, вы в крайней степени играете нашим терпением, - Никоненко решил проявить жесткость лидера. - А теперь заявляетесь к нам… Вот так просто…
        - Просто, - пожал плечами вампир.
        - Хорошо. Тогда где Кресо?
        - А почему вы решили, что он со мной?
        - Хватит испытывать наши нервы! - закричал отец Родион. - Ты, исчадие ада, отвечай на вопросы!
        Глаза вампира вспыхнули ненавистью, и он вскочил на стол, вставая по-звериному, сутулясь в полуприсест. Его черные волосы упали вперед, закрывая часть лица вампира от глаз его идейных противников.
        - Идиоты, - грозным хрипом отозвался Натан, и его клыки выступили наружу, - вы считаете, что можете мне приказывать? Жалкие ничтожества. Вы так смешны в своем упоении властью, так забавны в своем стремлении руководить, что просто… бесите! Вы же тупые овцы, и вы смеете мне отдавать приказы?
        Натан залился демоническим хохотом.
        - Я прошу вас уняться! - завопил Никоненко.
        - Нет, так не просят! - заявил Натан и, прошагав по столу к лидеру охотников, склонился над ним, буравя его взглядом в неистовой ярости.
        - Зачем столько агрессии!!! Вы хотите конфликта? - испуганно произнесла Жанна.
        - Да. Я обожаю конфликты! Они меня заводят, питают настоящими эмоциями… Что притих? - Натан мотнул головой в сторону Леонида.
        - Что тебе надо? - прошипел Никоненко, сжимая губы и начисто забывая о политкорректном обращении к вампирам.
        Взгляд Натана сделался вмиг пустым и могильно холодным, зрачки резко ушли наверх, до половины заплывая под веки. Так глаза вампира казались еще более раскосыми и дикими, потому что ничего человеческого в них не было, и они не знали жалости.
        - Мне нужна кровь, - хрипло произнес Натан.
        - Ты не посмеешь… - единственное, что смог выжать из голосовых связок лидер охотников. Никоненко сразу понял, что, скорее всего, надо уносить ноги, ибо шутки с изменчивой натурой Джулиани окончены. Но под взглядом могущественных вампирьих глаз он не мог и пальцем пошевелить.
        - Я сам решаю, - отчеканил Натан. Он поднял свою звериную руку, отпечатавшуюся на сетчатке глаза Леонида черной меткой смерти.
        В ту же секунду Джулиани обрушил весь свой гнев на голову Никоненко, и мощная струя крови оросила противоположную стену блестящей россыпью багрянца.
        Жанна истошно закричала и попыталась сорваться с места, но молниеносность Натана стала для нее роковой. Ее тело с грохотом упало на пол, из сломанной шеи виднелся позвоночник.
        Следующим на очереди стал отец Родион. Надо отдать должное, он не заплакал и не просил о пощаде, он даже не стал прятаться под столом, как это сделал полковник. Священник громким голосом предавал Натана анафеме и просил для себя райских врат.
        Натан не без удовольствия пробил когтями его грудную клетку. От удара лицо вампира окрасилось алыми крупинками крови.
        Вампир облизнулся. Он метнулся к Андрею, который беспомощно закрывался ноутбуком и трясся, понимая, что ему уже не спастись.
        Натан схватил несчастного мужчину за руку и притянул к себе. Он замер на секунду, изучая лицо Андрея. Охотник испуганно отворачивался и не смел взглянуть вампиру в глаза.
        - Вкусный, - тихо произнес Натан, зло ухмыляясь.
        Андрей истерично затряс головой.
        - Колобок, колобок, я тебя съем, - проговорил вампир голосом без тени эмоции. Он резко подался вперед и впился в шею парня.
        Андрей вскрикнул и тут же потерял сознание, оказываясь бессильным против мертвой хватки объятий Джулиани.
        Когда с Андреем было покончено, Натан медленно обернулся на Ульяна, невозмутимо сидящего в своем кресле и все это время цинично наблюдающего за кровавым действом.
        - Бу! - произнес Натан, ведя языком по окровавленным губам. Его глаза горели неистовостью, от которой кровь холодела в жилах, но старик только скептично ухмыльнулся.
        - Впечатлило, - равнодушно хмыкнул он.
        - А ты смелый, раз не убежал, - Натан подполз к Ульяну и заглянул ему в лицо.
        - Смысл? Убежать от скоростных Джулиани невозможно.
        - Верно.
        - Поэтому я зря не тратил сил.
        - Логично, - Натан присел перед стариком, нависая зверем над его незащищенной фигурой.
        - Наводит ужас, - Ульян кивнул на изуродованную мутацией руку вампира.
        - Вот и славно. Ты трепещешь от страха?
        - Нет, - старика переполнял скепсис. - Мне наплевать. Прикончишь меня? Давай, только не медли, не признаю тягомотины…
        Ульян высвободил шею от воротника рубашки и подставил ее клыкам вампира.
        - Мечтаешь о вечности? - поинтересовался Натан, играя пальцами по морщинистой коже человека.
        - Не дай бог, я не выдержу в этом чистилище.
        - Любопытный экземпляр, - Натан блеснул глазами.
        - Чего ты ждешь?
        - Ульян, - Натан вплотную приблизился к старику, - твой запах мне знаком. Я уже обедал твоей кровью. Наверное, кто-то из родственников? Да?
        Старик нервно дернулся.
        - Ей, ей! - протянул вампир. - Какой я плохой мальчишка! Но зато теперь у меня нет никакого резона тебя убивать. И, кстати, нет желания превращать в низшего вампира, мне одного Андрюши хватит, - Натан усмехнулся, бросая взгляд на конвульсии начальника информационного отдела. - К тому же, я уже отведал вкус твоего рода и мне теперь неинтересно. Я отпущу тебя.
        - От тебя можно ожидать все, что угодно, - глубокомысленно изрек Ульян. Но на его лице по-прежнему не пробегало ни одной эмоции. Казалось, старику вообще было все равно, умрет он или выживет.
        - Сатир говорил также, поэтому сейчас он вампир, - Натан встал и отошел на другой край стола. - М-да… Мексика - хорошее место для вечной сиесты.
        Повисла небольшая пауза.
        - Что, Натан? О чем задумался? - Ульян тоже поднялся, преисполненный достоинством и ледяным спокойствием.
        - О том, что окажись люди хоть чуть-чуть похожи на нас с тобой, у них, возможно, был бы шанс…
        - Шанс жить?
        - Да, именно жить, а не существовать в рамках условности. А еще не трусить перед свершениями! - заревел вампир, выволакивая из-под стола за шкирку полковника. - Не трястись от страха, как этот жалкий придурок!
        Ульян засмеялся. Он прошел по полу, оставляя белые следы ботинок в луже крови, затопившей весь кабинет N 23.
        - Удачи тебе, безумный Натан, если ты всерьез полагаешь, что живешь, а не существуешь, - старик задержался в дверях. Его глаза впились в силуэт Натана, обдавая жгучей ненавистью.
        - И тебе не жалеть о потерянных возможностях, - подмигнул вампир.
        Ульян спокойно вышел из кабинета. Хлопнула дверь, и полковник затрясся с новой силой. Военный не мог пошевелиться, его парализовал страх, и сдерживала рука Джулиани, сковавшая шею.
        - Ну что? Повеселимся? - оскалился вампир.
        - Нет, нет, не надо! - брызгая слюнями, взмолился полковник. - Пощади меня!
        Натан с презрением отшвырнул человека на пол. Мужчина забился в трепете ужаса перед его всесильным мучителем. Натан надменно смотрел, как полковник теряет лицо и позорит честь мундира, отвешивая ему бесконечные поклоны. Он рыдал и вытирал сопли рукавом.
        - Ты так жалок, полковник, - заметил вампир, прогуливаясь туда-сюда по столу.
        - Да, да, да, - закивал полковник и его глаза забегали, - человек очень жалок, он же, как мошка, ничтожен. Не суди строго. А ты вот вампир, ты совсем другое… Вампиры… Вы ничего не боитесь, вы как боги!
        Натан резко остановился и впился в человека взглядом. Ему стало смешно.
        - Чего ты хочешь, ничтожный? - сквозь злой смех спросил он.
        - Вечности! Подари мне ее! - выпалил полковник. Казалось, он всю жизнь готовился к такому моменту, настолько заученными прозвучали слова.
        - Ей, ей! Старый болван, - оскалился Натан. - Вот, значит, чего тебе подавай! Люди, люди… Они не меняются… То в благородство играют, то унижаются за одну только возможность обладать вечностью…
        - Я, правда, я клянусь, очень хочу, - полковник подполз ближе к Натану. - Я все отдам… Я все сделаю.
        Джулиани свесился со стола и схватил мужчину за лацканы пиджака. Он втянул его на стол и долго буравил глазами распухшее от слез лицо немолодого полковника.
        - Все, говоришь?! - наконец, ожил и усмехнулся вампир.
        - Да, да, да, - уверенно закивал головой полковник.
        - Зарядишь мне?
        - Что… - растерялся военный.
        - Ну, вставишь мне? - повторил Натан. - Ты не понял формулировки?
        - Я?.. - полковник ошарашено выпучил глаза.
        - Да ты, мне. Что здесь такого? Берешь и суешь, велика наука!
        - Я могу! - недолго думая, отозвался мужчина и тут же стал торопливо раздеваться. На лице полковника отчетливо читалось удовлетворение. Он схватился за возможность стать вампиром и радовался, что отделается «малой кровью».
        Вампир отодвинулся от него и, прищурив один глаз, наблюдал за действом.
        - Вот, - полковник продемонстрировал свою наготу. - Я готов!
        Он потянулся к вампиру, складывая губы в трубочку и готовясь к поцелую. Натан брезгливо отпрянул.
        - Я передумал, - протянул он с презрением.
        - Как? - шокированный полковник скатился со стола.
        - Ты мне противен. Посмотри на свое тело… Старое, дряблое, покрытое прыщами и всякими бородавками. Фу! И ты думал, я захочу такое тело? - Натан покатился со смеху, обнажая свои окровавленные клыки. - Какая наивность.
        - Все пройдет, когда я стану вампиром. Прошу! - мужчина потянул руки к Джулиани.
        - Нет! - рявкнул Натан, его лицо свела злоба. - Ты будешь отвратительным вампиром. Ты слишком стар! Ты мне не нравишься!
        - Умоляю! Не бросай! Не хочу смерти! - полковник бухнулся на колени и склонился лицом к земле. - Я хочу быть вампиром! Все… все… все, что мне надо! Только это! Сделай меня вечным! Ну, чего тебе стоит?! Что, жалко? Жадный недоносок! Почему ты вампир, а не я?
        - Потому что ты урод, - хмыкнул Натан, спрыгивая со стола и обходя рыдающего полковника. - Я не сделаю тебя вампиром только потому, что это твоя мечта. А я мщу вам, людям, и не намерен играть в джинна из бутылки. Наоборот! Я оставляю тебе твою никчемную жизнь, как самое страшное наказание. Жри и помни, как близко был к своей мечте!
        Натан оскалился и пнул полковника, тот, бессильно всхлипывая, растянулся в луже крови.
        - Прощай, придурок, - протянул с радостью Натан и хлопнул дверью, оставляя полковника наедине с его разочарованием.
        Как только Джулиани вышел из кабинета, он буквально столкнулся с Кресо. Серб сидел на корточках и зачерпывал ладонью кровь, тянущуюся разорванной полосой из-под двери.
        - Решил на чужой каравай покуситься? - Натан прищелкнул языком.
        - Да, ты же, жадный ублюдок, не поделился, - Кресо облизнул ладонь.
        - Ты не заслужил!
        Услышав это, серб подскочил и прижал Натана к двери, вдавливая его тело в гладкую дубовую поверхность.
        - Это я-то не заслужил? - процедил он сквозь зубы. - Ты хорошо подумал, морда?
        - Ей, ей! - несмотря на словесную экспрессию, глаза Натана оставались равнодушными. - Какие мы злые, я сейчас прямо задрожу! И почему я мордой вдруг стал?
        Кресо приблизился к лицу Джулиани, вдыхая аромат брызг крови, разукрасивших диким узором белоснежную кожу вампира.
        - Я так хочу, - шепнул Дметр. Еще секунду, и его тяга стала неконтролируемой. Он с неистовой страстью стал слизывать вампирское яство с лица его ненастоящего нуклеара.
        - Поцелуй вампиров, - отозвался Натан, прикрывая глаза и позволяя покрывать себя слюной.
        - Да? - Кресо на мгновение приостановился.
        - Угу, так называют… Когда один вампир слизывает кровь со второго… Дурацкое название, бесит.
        - Тебя вечно все бесит. Но мне это нравится.
        Вампиры залились смехом.
        - А я смотрю, никто не попался под раздачу! - произнес Натан, не переставая улыбаться.
        - А ни одного охотника не было. Здесь пусто.
        - М-м-м, неужто они все на задании… Нас, видать, усиленно ловят, - с сарказмом протянул Джулиани.
        - Скорее всего! Я все же одного встретил… Такого здорового, с чехлом тяжелым. Он явно торопился на выезд.
        - Да? Как скучно…
        - Смотри, - Кресо достал фото из нагрудного кармана. - Это тот охотник потерял.
        Натан внимательно всмотрелся в фотографию. Его ноздри бешено вздымались, втягивая человеческий аромат.
        - Мирослав… - произнес Натан совершенно внезапно, - ты столкнулся с шефом боевых групп. Странно… он тебя не узнал.
        - Ну так! - подмигнул серб.
        - Сними ты эту бороду! - рявкнул Натан. - Уже не от кого прятаться!
        Кресо тут же повиновался. На пол упали ярко-красные ошметки волос, оставляя подбородок вампира абсолютно гладким.
        - Забавный мальчик, - Натан поиграл фотокарточкой в воздухе.
        - Ты думаешь о том же, о чем и я? - Кресо прищурился.
        - Конечно, мы же нуклеары, - вампир с наигранным кокетством подмигнул. - К тому же совет был не в полном сборе, а отомстить хочется всем!
        - Мы используем мальчишку?
        - Ага, он сын Мирослава… Представляю, как взбесится охотник! На это будет забавно глянуть, хоть развлечемся!
        - Используем почки малыша, чтоб товар зря не пропадал, - предложил Кресо.
        - Не вопрос, - пожал плечами Натан.
        - Вампиры! Взять их! - неожиданный визг охотников привел мнимых нуклеаров в чувства. По коридору бежало два растерянных бойца ордена.
        - О! Нас заметили! И года не прошло, - съязвил Джулиани.
        Кресо не посчитал нужным вступать в дебаты. Он в мгновение ока уложил людей своими иголками и, схватив Натана за руку, бросился вперед по коридору.
        - Как приятно, когда твои товарищи думают с тобой в одном русле, - проговорил Джулиани, следуя за решительным Дметром.
        Охотники, взбудораженные поднятой тревогой, пустились в запоздалую погоню. Они старательно преследовали убийц своих лидеров по лабиринту разветвленных коридоров старого здания.
        Прежде, чем вампиры добрались до стены с маленькими окошками, выходящими во двор здания, серб успел укокошить несколько человек, о чем, конечно же, не сожалел. Натан, впрочем, тоже, он лишь выпускал по ходу язвительные реплики в своем стиле.
        - Куда дальше? Здесь тупик! - обеспокоенно поинтересовался Дметр, рассматривая стены. В глубине коридора слышалось приближающееся эхо сотни голосов охотников.
        - Ей, ей! Для меня нет слова тупик, - задорно хмыкнул Натан.
        Он выставил вперед свою черную лапу и, замахнувшись со всей силы, пробил бетон, вырывая затхлый дух из старого здания в пасмурный пыльный смог большого города.
        Вампиры без страха и колебаний выскочили в пробоину и удачно приземлились внизу.
        - Удачи, придурки! - Натан помахал рукой всем охотникам, беспокойно смотрящим в расщелину и выкрикивающим проклятия на всех возможных производных русского мата.
        Глава 35
        ВЗГЛЯД ШЕСТНАДЦАТЫЙ.
        Каруман сидел в классе и перелистывал школьный журнал. Он повиновался договоренности с охотниками и продолжал свой спектакль в колледже. Все осталось как прежде. Только Натан отсутствовал и толпы охотников сновали по лесопарку, таясь почти за каждым деревом. К ним примкнул Стас. Парня, к его великой радости, отозвали со скучной работы.
        В охотничьем черном камуфляже и с нефритовой киркой в руках, Стас сразу как-то вырос и стал солиднее, юношеская неуверенность исчезла, уступая место профессиональному рвению и военной выправке.
        В отличие от человека, Тремерс был на взводе. Он практически не чувствовал Натана, который предпочел мастерски блокировать все свои эмоции, хотя ничего криминального он по-прежнему не совершал. Но то чувство угнетающей тоски, что цепями скорби сковало сердце Карумана не могло не оставлять тревожных следов.
        Вампир нервничал, предчувствуя бурю. Его мозг бешено работал и соображал, как сделать так, чтобы в этой буре не пострадал его возлюбленный, и плюс ко всему простые люди не оказались втянутыми в разборки вампиров с охотниками.
        Сколько бы решений Каруман ни предлагал самому себе, ответ находился только один - необходимо было как можно скорее устранить Кресо.
        Каруман нахмурился и поправил очки, отмечая про себя, что в его нетерпении сквозила и доля едкой ревности к вампиру, сманившему на другую сторону баррикад его непостоянного нуклеара.
        Но пока все шло своим чередом. Спокойствие охватило ряды охотников. Нет, конечно, Каруман почувствовал пульсирующую иглу тревоги, вырванную из сердца штаба ордена. Об этом вампир сразу доложил Мирославу. Но сейчас все же, действительно, воцарилось затишье. Мирослав как-то избегал включаться в разбор полученной информации и поручил Каруману сосредоточиться на роли подставного учителя. Иными словами - сидеть и ждать.
        Вампира это ничуть не печалило. Так как все равно связь с Натаном у Карумана была крепче высокотехнологичной связи охотников между собой. Поэтому о любом критическом передвижении и действии нуклеара Тремерс гарантированно узнавал первым, даже несмотря на барьеры, старательно выставленные Джулиани.
        - Каруман, можно к вам? - в класс вошла Марина. Несмотря на отсутствие уроков истории в расписании, девушка решила навестить учителя.
        Выглядела она чуть подавленной, запавшие щеки подчеркнули еще более печальные глаза. Каруман сразу заметил перемену.
        - Что с тобой, Марина? - обеспокоенно спросил он, поправляя очки и смахивая с глаз пряди волос.
        Девушка вздрогнула, любуясь своим возлюбленным.
        - Все в порядке, просто зима, вот и грустно чуть-чуть, - пролепетала она.
        Каруман сделал вид, что поверил. Сейчас ему было явно не до чужих проблем.
        - Вы, кажется, переживаете? - вкрадчивым тоном начала Марина и села за первую парту прямо напротив Карумана.
        - Ничего, я верю в удачу, - кивнул вампир.
        - Я хотела… - девушка покраснела и замолчала.
        - Ясно, - неожиданно уверенно произнес Каруман и сел рядом с Мариной. - Я виноват перед тобой. Я видел твои чувства и не хотел показывать своей осведомленности, но, очевидно, должен был сказать тебе раньше…
        - Нет, нет! - Марина замотала головой. - Я все знаю, вы любите Натана!
        Каруман от неожиданности выпрямился и даже на мгновение замер, но потом добродушно улыбнулся, правда печаль из его серых глаз так и не испарилась.
        - Я не буду отрицать, это так.
        - Каруман, вы сделали правильно, раз не обращали на меня внимание. Вы не должны были беспокоиться… Я сама все придумала…
        - Марина, я обязан был сказать раньше. Мое сердце, действительно, занято. Мое молчание лишь подогревало твой интерес.
        Каруман виновато потупил голову.
        - Что вы! - Марина вспыхнула. - Не вздумайте себя казнить за это! Каруман, вы… Вы такой благородный… Я и не думала, что такие еще существуют. Именно поэтому я… - девушка опустила раскрасневшееся лицо, и оно скрылось в каскаде кудрей, - поэтому я в вас влюбилась, - буквально прокричала она, резко вскидывая голову. - Да! Я люблю вас, Каруман, и буду любить! Мне неважно, что вы с другим, неважно, какая у вас любовь, для меня ничего не изменится! Я просто люблю… И не требую ничего взамен, я даже не обременю вас своими чувствами. Пожалуйста, не думайте обо мне!
        По щекам Марины потекли слезы.
        - Марина… - прошептал Каруман, обнимая дрожащую ученицу. - Ты замечательная девушка, ты потрясающий человек.
        Вампир учтиво поцеловал руку девушки.
        - Я преклоняюсь перед твоей душевной чистотой и непорочностью. Право же, я не достоин твоей любви, - продолжал Каруман, преисполненный уважением. - Если бы мое сердце не принадлежало Натану, клянусь, я бы полюбил тебя всей душой. Но Натан… Он такой… Он для меня все. Его страдания и его боль заставляют меня сходить с ума, его потаенная искренность и ранимость делают меня безоружным, его сила и непреклонность внушают благоговение. Он моя губительная страсть. Так вышло… Натан для меня дороже и любимее всех на свете. Я люблю его даже больше, чем Марию…
        - Мария? - удивленно произнесла Марина.
        - Женщина, которую я очень давно безумно любил и боготворил.
        - Женщина… - прошептала одними губами девушка, все еще находящаяся под впечатлением от собственной решительности и откровенности.
        - Я влюбляюсь не в пол и не в лицо, а в душу, - протянул Каруман, убирая непослушные пряди со лба. Он выглядел немного смущенным.
        - Любовь всегда прекрасна. Вы удивительный мужчина, - улыбнулась Марина. - Я нисколько не жалею о своих чувствах к вам.
        - Марина, ты не менее удивительная женщина. Поверь, я видел много всего и познал многих людей, но ты - редкость, хрупкий цветок, рожденный во мраке повседневности.
        Вампир снова коснулся губами мягкой руки девушки. Марина вздохнула. От прикосновения ледяных губ мужчины ее сердце екнуло томным испугом.
        - Каруман, - тихо произнесла она, немного хмуря брови, - я хотела вам сказать…
        - Что? - вампир мгновенно заметил изменения в лице его собеседницы.
        - Знаете, вы немного… - Марина помолчала, собираясь с духом. - Простите, что влезаю! Я долго думала о вас с Натаном и… В общем, я, безусловно, вижу ваши чувства к нему! Но, мне кажется, сила вашей любви к Натану так огромна, что вы боитесь ее показать. Точнее, ваши слова он слышит, но не чувствует их искренности на себе. Он не знает, как вы его любите…
        - Ты всерьез так полагаешь? - Каруман задумался.
        - Я уже говорила вам, что ваша строгость бывает излишней. Ваше желание решить все компромиссом всем во благо сильно ранит вашего возлюбленного. Боюсь, он вас провоцирует только за тем, чтобы посмотреть, какую дорогу вы изберете на этот раз. Я размышляла над тем, почему он так себя ведет. А теперь, кажется, понимаю. Натану только и надо, чтобы вы хоть раз поддержали его. Остались подле него, что бы он ни совершил. А по факту, вы бросаетесь улаживать конфликты, сглаживать углы, и в итоге он остается один, наедине со своими мыслями и чувствами. Вы где-то посередине, но не с ним. А ведь Натан в вас нуждается, пускай и не показывает своих чувств. Но это мое субъективное мнение.
        Повисла пауза. Каруман сидел, нахмурившись и потупив голову. Марина даже испугалась, что обидела учителя.
        - Ты как всегда права, - наконец, ответил Каруман на удивление холодным голосом. - Я слишком поздно это понял. В подобных вопросах я должен был идти ему навстречу, хотя бы в начале отношений. Для Натана было важным мое поведение, он его оценивал, решая, можно ли мне доверять. По его системе ценностей получалось, что нет.
        Каруман обхватил голову руками. Каждое его слово отзывалось болью.
        - Натана так часто предавали, - продолжал он. - Поэтому он не мог сразу привыкнуть ко мне, а я, старый дурак, никак не хотел этого увидеть. Я оберегал его жизнь, но его душа нуждалась в тепле куда больше, чем в охране. Именно я виноват в том, что сейчас происходит. Я один…
        - Не понимаю, о чем идет речь? Что происходит? - испуганно пролепетала девушка, всматриваясь в мрачные черты лица учителя.
        - Натан ушел от меня.
        - Ушел?! - Марина ошарашено выпучила глаза.
        - Да. К другому, более понятливому человеку.
        - К кому? - выпалила девушка, тут же смущаясь от своей бестактности.
        - Ты его знаешь, - протянул Каруман, - Дметр Кресо.
        - Кресо? Я думала он… он… это… Нормальный… Ой, простите, в общем… Не такой…
        - Я понял, - снисходительно улыбнулся вампир. - И я не обижаюсь. С точки зрения общественной морали, моя любовь грешна и порочна, я признаю! А Кресо, да, он нормальный, просто иногда тяга к союзнику принимает странные и причудливые формы.
        - Господи! Бедный, мистер Санфаер! - Марина в ужасе прикрыла рот рукой. - Как вам, должно быть, больно знать все это!
        - Я заслужил, плата за мою твердолобость. Рано или поздно все ошибки отзываются во времени. Семена недальновидности, посеянные в прошлом, обязательно взойдут, напомнив о себе неприятностями настоящего.
        - Каруман, - Марина покачала головой, - прошу, вы не должны себя винить! В любом случае в отношениях всегда двое. И совершенно неправильно всю вину брать только на себя…
        - Натан ни в чем не виноват. Он почти святой… для меня. Нет, я его не обеляю… Но то, что он вынес, делает его почти безвинным. Его жестоко растерзали и убили… в моральном плане. Понимаешь, что это значит?
        - Не совсем, - помялась Марина. - Я лишь заметила его скрытность и агрессивность, к тому же почти пионерский интерес к конфликтам. Он, как игрок… Ожесточен и озлоблен на весь мир, но в то же время, он экспериментатор и провокатор, не лишенный чувства собственной, ведомой только ему, справедливости.
        - Верно! Интересное сочетание, но его натура гораздо глубже.
        - Естественно, как и у всех людей. Мне жаль, я не успела его узнать как следует.
        - Натан… Потерянный ангел во тьме земной, ставший зверем Геенны Огненной.
        - Зверем?
        - Да.
        Тонкий, почти пронзительный звонок мобильного телефона Карумана нарушил спокойное течение разговора. Вампир сорвался с места и, подойдя к окну, прикрыл рот рукой.
        Марина сразу поняла, что она мешает, и, ласково улыбнувшись, юркнула за дверь, отнимая у своего учителя шанс с ней попрощаться.
        - Я слушаю, - уже нормальным голосом, не таясь, проговорил Каруман.
        - Мирослав, подожди, - послышался хриплый и раздраженный голос генерала Прохорова, пытающегося отобрать у начальника охотников трубку, точнее не пустить его к ней. - Господин Каруман, у нас неприятные известия!
        - В штабе случилось что-то непоправимое? - совсем не удивился вампир.
        - Да.
        - Я говорил Мирославу.
        - Твою ж мать! - раздался ор на заднем плане. - Откуда ж я знал, что все так серьезно!
        - Каруман, ну, вы слышите… - удрученно произнес генерал.
        - Да. А можно конкретизировать, что произошло? - сухо отозвался вампир. Его не волновали бурные раскаянья Мирослава.
        - Сегодня, десять минут назад позвонил Андрей… - голос генерала сорвался.
        - Что, все настолько критично?
        - Да.
        - Они убили кого-то?
        - Да.
        Слова Прохорова неумолимо резали слух.
        - Сколько жертв?
        - Никоненко, Киреева, отец Родион и еще пятеро простых охотников… Андрей инфицирован. Мы, конечно, приняли меры, но вы знаете, что ему уже ничто не поможет. Вскоре он обратится в низшего вампира и потеряет человеческое лицо.
        - Он держится? - скорее механически спросил Каруман.
        - Насколько это возможно. Хочет до последнего помогать расследованию… Точнее теперь уже поимке преступников… Настоящий героизм…
        - Да, так и есть. А полковник и Ульян?
        - Ульяна отпустили…
        - Натан…
        - Да, он. Полковника госпитализировали в психиатрию, у него тяжелейший нервный срыв. Уж не знаю, придет ли он в себя или нет.
        - Ясно. Мне нужно знать долю ответственности Натана…
        - На его руках кровь представителей совета.
        Каруман нахмурился, по его коже пробежала неприятная дрожь, рождая на лбу капли ледяной испарины.
        - Почему он отпустил Ульяна? - тихо спросил вампир.
        - Не знаю, старикашка отбыл в правительственную резиденцию и затаился. Я так и не смог его допросить. Кто знает мотивы поступков вашего непредсказуемого нуклеара?!
        - Я! Я все знаю о Натане… - отрывисто проговорил Каруман. - Он явно сначала говорил с ними, они его спровоцировали, а он не нашел нужным противиться естественному порыву звериной натуры…
        - Чушь! - снова завопил Мирослав на заднем фоне. - Он пришел в совет, чтобы убить! Хватит оправдывать!
        Тремерс печально покачал головой.
        - Натан пришел играть…
        - Каруман, вы ведь сами знаете, что Мирослав прав?! - генерал стал категоричен.
        - Отчасти… Натан всегда действует по обстоятельствам. Конструирует в своей голове план и смотрит, по какому сценарию пойдет беседа… Натан, он только отчасти виноват… Тут больше Кресо…
        - Господин Тремерс! - Прохоров гаркнул, выплевывая в воздух негодование.
        - Если я уговорю его позволить нам уничтожить Дметра, вы будете к нему снисходительны? - почти умоляюще произнес вампир.
        - Нет! Он убийца! Его надо снова усыпить! А лучше уничтожить раз и навсегда! - орал Мирослав.
        - Посмотрим, - буркнул старый генерал. - Я сейчас не готов решать такие вопросы, половина моих товарищей убита. Давайте лучше сконцентрируемся на насущных проблемах и уже поймаем подонка Кресо!

* * *
        День неумолимо катился к своему закату, накидывая на землю рваный плащ черных туч, ведомых по-зимнему ранними сумерками.
        Натан стоял возле бетонной стены и с отстраненным видом водил по ней пальцем, рисуя витиеватый вензель буквой «К». Вампир пребывал в полном одиночестве. Он ждал.
        За долгие годы подле Карумана он научился одному нехитрому способу скрывать от нуклеара свои желания. Способ был прост - осуществлять их чужими руками.
        Так и сейчас, исполнительный Кресо с его нечеловеческой кровожадностью охотно пустился в исполнение задуманного плана, оставив стратега Джулиани дожидаться плодов их общих усилий.
        Наконец, на исходе дня, Дметр явился.
        - Березовая роща, а пахнет, как канализация, - проворчал он и шмыгнул носом.
        Натан не ответил. Его глаза жадно изучали худого мальчишку, находящегося подле серба и плененного его рукой за шиворот.
        - Сын Мирослава, - пояснил Дметр.
        - Я знаю, от него несет охотниками за километр, - кивнул Натан, подходя ближе к ребенку.
        Мальчик испуганно вздрогнул и отстранился настолько, насколько позволяла крепкая рука его захватчика.
        - Отпусти, - скомандовал Джулиани.
        - Ладно, - хмыкнул серб, подчиняясь.
        - Тебе страшно?
        Натан смотрел на ребенка сверху вниз, буравя его невинное лицо испепеляющим углем своих черных глаз.
        - Нет, - пискнул ребенок звонким голоском.
        Из-за морозного ветра, срывающего снежный покров с веток окружающих деревьев, глаза ребенка слезились, что создавало впечатление плача.
        - А почему? - с интересом спросил вампир.
        Кресо фыркнул и отвернулся, скептично скрестив руки на груди.
        - Не страшно и все, - проговорил ребенок.
        Мальчик тоже не сводил глаз с вампира.
        - Ты знаешь, кто я?
        - Натан Джулиани…
        - Хм, какие смелые дети нынче пошли, - вампир злобно усмехнулся. - Почти герои. Наверняка, жаждешь стать самым сильным охотником?
        - Нет, - мальчик затряс головой. - Папа хочет, а я нет. Я, вообще, хочу, когда вырасту, стать художником.
        Кресо загоготал, хватаясь за живот. Натан был более сдержан, однако ироничная улыбка появилась и на его губах.
        - Это отец рассказал тебе обо мне? - Натан прищурился.
        - Ага. Он сказал, что вы страшный. Но вы не такой, поэтому я не боюсь.
        Тихий смешок вырвался из груди Натана, напоминая больше звериный гогот.
        - А если вот так?.. - рука Джулиани мгновенно изменилась, приобретя форму хищной лапы.
        Мальчик встрепенулся и снова сделал шаг назад. Теперь его черные глаза выражали нечто похожее на испуганное удивление, расширяясь все больше и больше с приближением звериной лапы к его лицу.
        - Натан, он сейчас описается! - сыронизировал Кресо, который явно устал ждать.
        - Т-с-с, не мешай нам играть, - Натан подмигнул ребенку.
        - Слушай, не тяни резину. Ты забыл, что на нас начата охота?! А еще после пропажи узкоглазого недоросля Мирослав явно усилит все попытки нас найти!
        Кресо раздражался.
        - Наплевать мне на Мирослава, - Натан оскалился и перевел взгляд на ребенка. - Что, мальчик, не думал оказаться в лапах вампиров?
        - Меня Костей зовут, - пискнул ребенок и опустил голову.
        - Похоже, он не понимает, как влип, - Дметр снова проявил интерес к беседе.
        - Он ребенок! Он до последнего не верит, что с ним может случиться что-то плохое. Дети на то и дети, чтобы воспринимать жизнь в радужных тонах, - серьезно, но не без видимого злорадства ответил Натан.
        - Педагог хренов, - сквозь зубы цыкнул серб.
        - Ты тоже «педо», поэтому не выеживайся, - язвительно отозвался Джулиани и, сморщив лоб, снова обратился к ребенку. - Константин, ты, наверное, убежать от нас хочешь, да?
        Мальчик растерянно ковырял заусеницу на пальце. Вопрос вампира заставил его вконец потеряться.
        - Я хочу к маме, - тихо шепнул он.
        - Как мило, - Натан вновь оскалился. - Но лучше благодари папку за то, что ты здесь. Это его вина! Он слишком часто отнимал жизнь у моих братьев, вот и судьба в моем лице карает его!
        - Папа хороший, только строгий немного, - задумчиво произнес Костя, срывая с губ вампиров насмешливые улыбки.
        - Твой отец - безжалостный палач, который рад осудить и убить. Он мнит себя героем, а по факту ничем от нас не отличается. Но самое смешное, Костик, пройдет пара лет, и ты станешь таким же! Тупым представителем людского стада.
        Мальчик промолчал, скорее всего потому, что вообще не понял о чем речь.
        - Давай, закончим уже начатое?! - требовательно кинул Кресо своему «нуклеару».
        - Как скажешь, - пожал плечами тот.
        Костя вздрогнул и широко распахнул полные невинности глаза. Его подбородок сжала холодная и шершавая рука Натана, надрезая детскую кожу острием звериных когтей. Повинуясь лапе, Костя поднял голову к вампиру, и их черные глаза встретились.
        Глава 36
        Минивен с большой антенной на крыше, спрятавшийся в кустах промерзшей сирени, был ничем иным, как передвижным мобильным штабом и опорным центром всех охотников, рассыпанных по окрестностям Лосиного Острова. Ко всему прочему, остатки совета тоже собирались здесь.
        Каруман, в сопровождении генерала Прохорова, забрался внутрь грузовика и оказался в плену приборов и устройств, напрочь загромоздивших салон авто.
        В глубине салона виднелась специально оборудованная ниша с просторными подушками, брошенными на пол, и кожаным креслом, развернутым спиной к вошедшим людям и лицом к большому монитору. На экране скользили полосы из светящихся цифр, прерываемые то и дело вылетающими картами близлежащей местности.
        - Вперед, - кивнул генерал, мрачнея на глазах.
        Каруман кивнул, понимая, что ему предстоит увидеть.
        - Как продвигаются дела? - хриплым голосом спросил Прохоров у хозяина монитора.
        Кресло скрипнуло и развернулось.
        - Андрей! - нечаянно воскликнул Каруман и тут же потупил голову.
        На него смотрели блестящие лихорадкой глаза охотника. Андрей выглядел больным. Бледная кожа, покрытая холодной испариной, пунцовые губы и нездоровый румянец на щеках. Он походил на вампира.
        Белый бинт, сковавший его шею, напоминал о недавних событиях в штабе.
        - О! Каруман! Не нужно, - Андрей махнул рукой и поморщился. - Мне не нужны сожаления.
        - Но я искренне вам… - вампир осекся.
        Любые слова были бы сейчас некстати.
        - Я вам верю, - Андрей пожал плечами. - У всех своя судьба, у меня, значит, такая. Не о чем горевать…
        - Я завидую вашему мужеству.
        Каруман закусил губу.
        - Бросьте! Здесь нечему завидовать… - Андрей подавил дрожь. - Я медленно превращаюсь в адскую тварь, и ни один препарат не способен излечить меня. Даже затормозить обращение можно лишь на короткий срок. Печально. Я бы посоветовал медикам больше уделять внимание подобным вопросам, - парень печально улыбнулся. - Но пусть мой пример послужит уроком…
        - Андрей, я знаю, что сейчас мои слова прозвучат глупо и нелепо, - тихо произнес Каруман. - Но я приношу свои извинения за…
        - Нет, не надо! - Андрей ударил кулаком по подлокотнику кресла. - Я не хочу слышать это имя… Знаете, я всегда был добр к нему и верил вам. Я не зацикливался на том, что говорили охотники о вашем нуклеаре, я, как придурок, верил, что в каждом существе есть что-то хорошее, хотя бы частичка. И что теперь? Я умираю, Каруман, я становлюсь животным, моя человеческая жизнь подошла к концу из-за вас… Но я не буду плакать, я уже распорядился, чтобы меня ликвидировали, когда я прекращу мыслить как человек Андрей Малин. Я не позволю безумию низшего вампира меня одолеть, - Андрей прикрыл глаза. - Но пока я все еще человек и способен анализировать, я сделаю все от меня зависящее, чтобы поймать ублюдков! Поймать и уничтожить, потому что такие, как они, не имеют права на жизнь! Они ее первые враги.
        - Андрей… Мои соболезнования, - с горечью повторил Каруман и тяжело опустился на подножные сидения, так небрежно кинутые на пол. Вампир выглядел разбитым.
        - Что нового? - мрачно осведомился генерал.
        - Много чего. Я пытаюсь вести Кресо, - Андрей вновь погрузился в монитор.
        - Успешно?
        - Да, смотрите, - Андрей указал на красную точку, мигающую на экране. - Это Кресо. Я свел всю статистику: картинки с камер наблюдения, показания постовых и милиции, случайных свидетелей, волонтеров-охотников, теперь программа работает сама. Мы можем установить примерное место нахождения Дметра. Конечно, не без доли опоздания.
        - А Натан?
        - Я думаю, он недалеко… - пожал плечами Андрей. - Я счел достаточным взять только фигуру серба, на второго упыря времени уже не оставалось.
        Повисла пауза.
        - Сейчас они разделены, - отозвался Каруман.
        - И что? - обеспокоенно спросил генерал.
        - Ничего, Натан ничего пло… - вампир покосился на Андрея и, поджав губы, продолжил: - Ничего он не делает. Я чувствую его сердцебиение, оно ровное…
        - А где он сейчас?
        - В Северном районе.
        - Хм! Кресо как раз движется в этом направлении, - кивнул Андрей.
        - Понятно, - генерал пригладил свою седую копну. - Он идет навстречу Натану.
        - Безусловно, - с печалью ответил Каруман.
        - А не далеко ли мы забрались? Они на Севере, мы не успеем их остановить! - побеспокоился Андрей.
        - Нет, я точно знаю, вампиров сюда тянет. Это место и колледж их цель, более того, слезу надо завершать здесь, в центральной точке заклинания.
        - Тогда, что они делают на севере Москвы? И почему разделились?
        - Я не смогу дать ответ на ваши вопросы. Я и сам хотел бы знать.
        - Может, стоит их перехватить?
        - Нет… Они придут сами.
        - Главное, чтобы упыри ничего не успели сотворить, - вздохнул Андрей, непроизвольно касаясь бинта на шее.
        - Вы правы, - кивнул Каруман. - Но у нас нет гарантий. А бегать за ними по всему городу мы не сможем. Это лишено смысла, особенно с учетом молниеносности Натана. Мы лишь потеряем время, да разозлим их лишний раз. Надо заманивать в ловушку.
        Резкий стук двери заставил собеседников вздрогнуть и обернуться. На пороге минивена стоял растрепанный Мирослав и тяжело дышал, позади него вился испуганный и обескураженный Стас.
        - Они украли его! - заорал Мирослав, нервно лохматя волосы. Взгляд его глаз стал безумным.
        - Кого? - хором отозвались Каруман и Прохоров.
        - Сына!!! - на одном дыхании прокричал шеф охотников и быстрыми шагами двинулся в сторону Карумана.
        - Мирослав, успокойся, объясни нам все по порядку! - генерал встал между ними.
        Но мужчина оттолкнул старого военного и, вцепляясь Каруману в воротник дубленки, рванул на себя.
        - Ты слышишь, упырь?! Твоя подлая сука украла моего сына!!! Что мне делать?! А?! Отвечай, мразь! - Мирослав был доведен до исступления.
        - Натан никого не крал, - тихо проговорил Каруман. - И отпустите меня, пожалуйста.
        - Заткнись! Тварь! Все из-за тебя! Если бы ты его не пробудил, не вешал нам всем тут лапши на уши, зубы не заговаривал, ничего, повторяю, ничего бы не случилось! Ты так хотел трахать своего ублюдка, что пошел на преступление! Мразь! Ты ответишь мне! Мерзкий кровосос!
        - Я сказал, отпустите! - в одно мгновение Каруман откинул от себя мощного охотника, одной рукой отбрасывая его до противоположной стены.
        - Я сочувствую вашему горю, - продолжал вампир, невозмутимо поправляя дубленку. - Но сейчас не время впадать в истерику. Ваш сын жив…
        - Гнида! Убью! - прорычал Мирослав, садясь на пол и раскачиваясь телом. Он был подавлен и убит горем. - Они его растерзают… Они его… мой мальчик, мой сын! Нет! Я не вынесу!
        - Возьмите себя в руки, - жестко произнес генерал, наблюдая за причитаниями коллеги. - Нужно не плакать, а думать, что сделать.
        - Значит, Дметр отлучался за сыном Мирослава, - изрек Андрей и застучал по клавишам.
        - А откуда вообще известно, что вашего сына украли вампиры? - Каруман поправил очки.
        - Дебил! - рявкнул охотник, обхватывая голову руками. - Горе мне, горе! Видели Кресо… его красные волосы видны за километр. Пока Костюня с няней гулял, вампир его выследил! Сволочь! Няня - дрянь, все о мужиках думает, все им звонит, отвлеклась, сука! А он его украл…
        - Ясно, - Каруман нахмурился.
        - Что? Что тебе, ублюдок, ясно? - Мирослав спрятал лицо в ладонях, продолжая раскачиваться на месте.
        - Вы сейчас невменяемы, поэтому я вас прощаю, - кивнул Каруман, снисходительно смотря на мужчину стальными зрачками. - Я искренне сочувствую вам и обещаю, что Натан и Кресо ответят за свой поступок.
        - Врешь!
        - Нет. Ответят. По мере вины.
        - Твой Натан должен гореть в аду! Он ничтожество, он враг всему роду человеческому… Разве ты не видишь, Каруман?! - в исступлении заорал Мирослав. - Хватит уже скорбеть о давно мертвом пацане, которого ты все в нем видишь. Сегодняшний Натан - зверь без жалости и совести! Вот, кто он! Он взбесившийся Цербер!
        Генерал подошел к Каруману и, взяв его под локоть, тихо шепнул:
        - Каруман, вы понимаете, если они, действительно, используют сына Мирослава в своем заклинании, вам придется усыпить Натана… Даже больше, боюсь, что охотники будут вынуждены казнить его. Джулиани исчерпал лимит прощения и даже вашего слова окажется мало.
        - Я надеюсь на своего любимого, - отозвался Каруман. - Он не убьет мальчишку, я верю.
        - Каруман…
        Прохоров с жалостью покачал головой, поджимая губы.
        - Да, генерал, но я так люблю его. Мое сердце, подобно сердцу Мирослава, рвется на части и обливается кровью. Разве вы не понимаете?
        - Едва ли, - пожал плечами генерал, - у меня нет жалости к вашему нуклеару. Он безжалостный убийца, но у меня есть сожаление к вам. Вы неплохой… человек, однако, вам пора бы уже прозреть.
        - Я все вижу, - Каруман опустил голову. - И если кому придется ответить, так мне! Я довел ситуацию до критической отметки, мои ошибки погубили жизнь Натана… А ведь он был таким прекрасным…
        - Они на территории Березовой рощи, - воскликнул Андрей, его голос заметно охрип, - станция Полежаевская. Кресо засекли камеры у автобусных остановок. Мальчик с ним.
        - Проклятье! - завопил Мирослав. - Там убита одна из жертв! Теперь вы видите, они строят «слезу», используя моего сына! Убить! Убить их! Скорее!
        - Группа захвата уже выехала, - утвердительно кивнул Андрей, - нам остается ждать.
        Каруман схватился за шею, мысленно потянувшись к своему безумному нуклеару и призывая их связь к себе в подчинение. Где-то далеко, на другом конце кровавых проводов отозвались неистовой яростью, бунтуя против союза и закрываясь от прикосновений мысли.
        Но ничего, Каруман отметил для себя главное, его нуклеар был спокоен и не заведен плеском крови, а значит, жизнь ребенка пока вне опасности. Тремерс чуть успокоился, зыбкая надежда на благополучный финал все еще сохранялась, витая в промерзшем воздухе дымчатым призраком зимы.

* * *
        Натан застыл, смотря в глаза ребенку. Ветер развевал волосы вампира, обдавая его кожу морозными уколами микроскопических снежинок. Но Натан не двигался, его дикий взгляд был словно остановившееся время, неподвижен и пуст.
        Мальчик тоже не опускал раскосых глаз. Так они и стояли во мраке зимней ночи, сцепленные взглядами и неведомым течением мыслей. Мальчик и вампир. Кресо не смел и шелохнуться, он ощущал чуть ли не святость момента.
        - Уходи, - вдруг проговорил Натан напряженным голосом.
        Его звериные пальцы разжались, и Костя оказался свободен.
        - Уходи, - повторил Натан, не переставая смотреть на растерявшегося мальчика. Ребенок помедлил, качнулся на неуверенных ногах и в какой-то переломный момент сорвался на бег, унося свое хрупкое везение подальше от ночных хищников.
        - Ты на фига его отпустил? - Кресо подошел сзади и опустил руки на плечи Натана.
        Джулиани дернулся и сурово покосился на серба.
        - Я передумал его убивать, - буркнул он.
        - А скажи-ка мне на милость, где мы сейчас жертву тебе вот так легко найдем? - ехидным голосом протянул Дметр.
        - Мне наплевать! Отстань, придурок! - Натан высвободил плечи.
        - Умный, да? - заорал вампир и, блеснув своим пустым серым взглядом, кинулся на «нуклеара», прижимая его к бетонной стене.
        Натан выпустил свои когти и замахнулся на обидчика, но Дметр легко перехватил удар и, сжав запястье вампира, блокировал его руку над головой.
        - Ты какого хрена мне все планы рушишь?! - зло прошипел Кресо, вдавливая звериную лапу еще сильнее в стену.
        Натан лишь отвернул лицо в сторону, полностью игнорируя злость партнера.
        - Нет, ты будешь отвечать? Где? Я спрашиваю, где мы сейчас найдем подходящую жертву? - заорал Дметр, обнажая клыки.
        Джулиани скептически поморщился и цыкнул, откидывая свободной рукой волосы с лица.
        - Хватит рожи строить, морда! - Дметр уже успокаивался.
        Вспышка гнева не была долгой, что вполне характеризовало вспыльчивую и импульсивную натуру серба.
        - Я не счел нужным его убивать, - наконец проговорил Натан и посмотрел нуклеару прямо в глаза. - Мне не захотелось. Достаточное основание?
        - Не смог? - Дметр хитро прищурил один глаз.
        - Навряд ли, я могу все, если, конечно, хочу, - Джулиани изобразил подобие улыбки, но вышло криво. - В данном случае, мальчишка показался мне несъедобным.
        - Пожалел сына охотника?! - Кресо покачал головой. - Натанчик, а ты, оказывается, жалостливый, совсем как девочка.
        - Ага, прям, само милосердие, - огрызнулся Натан и, насупившись, добавил. - Не мели чепухи!
        - Морда, ты ведь увидел в нем себя, да?
        - Слушай, придурок, я тебе не морда!
        - Это я ласково тебя так называю.
        - Ей, ей! Умереть не встать, прям, романтик с большой дороги, - язвительно протянул Натан. - Если я морда, то ты задница. Пойдет? Как тебе такое ласковое прозвище?
        - А тему переводить ты мастер, - скептически кивнул Дметр. - Ну, так как… Костик напомнил тебя в детстве, и ты не смог его убить? Я прав?
        Натан вмиг стал серьезным и, недоверчиво покосившись на серба, отвернулся. Дметр хмыкнул, продолжая:
        - Раскосые черные глаза, блестящие прямые волосы, кожа цвета слоновой кости, сын Мирослава - вылитый ты, только годков эдак в девять. Что, Натан? Звериная ярость отступила? Жалко стало мальчика? А может, ты в нем себя пожалел?
        - Какая разница, Кресо? - Натан серьезно посмотрел на вампира, бросая глазами вызов. - Тебе есть какое-то дело до моей души? Брось этот бессмысленный спектакль. Мы всего лишь партнеры по «бизнесу», не больше. Оставь меня в покое!
        - Да сдался ты мне! - Дметр откинул руку Натана, которую сам же держал. - Ты для меня только ступень к могуществу, благодаря тебе я стал сильнее. Между нами исключительно расчет, уж не знаю, с чего ты выдумал мою несуществующую заботу о твоей душе. Ну, переспали мы разок, для меня это ничего не значит… Поиметь тебя означало получить выгоду, эмоции тут не причем!
        - Я говорю об этом же, - Натан кивнул, хмурясь, - взаимовыгодное использование - единственно верный способ взаимодействия. Вся эта романтика - ложь и лапша на уши.
        - Вот-вот, поэтому мне, как твоему деловому партнеру, интересно, на хрена ты, идиот, отпустил жертву??? - снова заорал Кресо.
        - Не волнуйся, - Натан улыбнулся. - Мы найдем лучшую кандидатуру, у меня даже есть одна на примете. Ты ее знаешь… Мы оба были свидетелями ее смешной похотливости.
        - А-а, - Дметр растянул губы в оскале, - я понял, о ком ты. И знаешь, я согласен! Директриса подойдет куда больше мальчишки! Тварь, я ей давно хотел отомстить.
        - Я знал, что тебе понравится моя идея, - кивнул Натан, утирая холодную испарину со лба.
        - Эй, - Дметр обхватил Натана за плечи, - тебя всего трясет. В чем дело?
        - Отбиваюсь от Карумана, он прям так и норовит прочесть мои мысли, залезая под кожу, засранец!
        - Черт!
        - Просто охотники сейчас активно стоят на ушах из-за пропажи сына босса. Придурки! Конечно, Каруман форсирует свои попытки наладить контакт…
        - Смотрю, они там по-серьезному к делу подошли, - процедил сквозь зубы Дметр.
        - Ничего… Я успешно контролирую поток информации, главное, я сам ничего не предпринимаю, а значит, Каруману, собственно, нечего из меня и выуживать.
        - Ты его одолеешь?
        - Ментально? Возможно, - кивнул Натан, - он все-таки не хочет совсем уж бесцеремонно дергать за узы крови, нас связующие. Ты ж понимаешь, он добрячок местного разлива.
        Кресо дернулся.
        - Узы крови?! Ты не можешь быть нуклеаром сразу двух вампиров! - взревел он. - Это уж точно невозможно!
        - Морда, не кричи на ухо! Все будет хорошо, я обещаю, просто доверь это дело мне, - моргнул Натан. - Я ушел от Карумана, и это точка. Обратно хода нет!
        - Ладно, Джулиани, я тебе поверю, - Дметр отстранился, напоследок бережно касаясь рукой щеки вампира.
        - Вот и молодец, с меня обед, - Натан оскалился и хитро блеснул глазами. - Пойдем творить неистовство! Покажем охотникам их ничтожность.
        - А Каруману его тупость!
        - Нет, Тремерсу мы покажем его чертову tainted love. Пусть наслаждается!
        Глава 37
        - Группа прочесывает рощу, - произнес Андрей, наблюдая за миганиями в мониторе. К его обессилевшей руке приладили капельницу. Лекарство медленно капало, продлевая парню жизнь в облике человека, но время тикало неумолимо быстро.
        Каруман замечал это, поэтому его сердце, полное тоски, стучало в груди тяжелым заупокойным тактом.
        - И что там? - осведомился генерал, сидящий на подушках возле все еще не пришедшего в себя Мирослава.
        - Пусто, - пожал плечами Андрей.
        - Где мой сын?! - завопил Мирослав.
        - Где вампиры… - изрек генерал.
        - Идут сюда, - тихо ответил Каруман.
        - Верно, - кивнул Андрей. - Они на полпути к Лосиному Острову.
        - Что с моим сыном? - не унимался безутешный отец.
        - Трупа в роще не обнаружили, - Андрей пожал плечами.
        - И Натан в течение последнего дня никого не убивал. Ошибки быть не может, - заявил Каруман.
        - Тогда, что с моим мальчиком?
        Повисла пауза, нарушаемая только жужжанием приборов.
        - Кофе? - в машину ввалился Стас с подносом в руках, на котором дымился кофе в пластиковых стаканчиках.
        - Да свали ты! - гаркнул Мирослав.
        - Стас, спасибо, весьма кстати, - сгладил ситуацию генерал и взял стаканчик с напитком.
        - Ребенок не с вампирами? - неожиданно у Андрея спросил Тремерс.
        - Нет, я бы сказал, - буркнул парень.
        - Очевидно, мы где-то просчитались, - подытожил старый генерал.
        Мирослав сорвался на хохот, запрокидывая голову к стене и блестя деснами.
        - Может, Натан его отпустил? - робко предположил Стас.
        - Неужели? Что б ты понимал! - закричал взбешенный Мирослав. - Ты! Выкидыш планеты! Что ты лезешь со своими умными мыслями? Да если бы не твое потворство упырю, мой Костенька был бы сейчас дома! Недоделок! А все туда же… Что?
        Стас покачал головой, укоризненно глядя на убитого горем шефа.
        - Мирослав, как бы то ни было, вампиры поменяли свою тактику, - генерал явно выполнял функцию медиатора. - Есть шанс, что мальчик жив.
        - Я уверен в этом, - отозвался Каруман.
        - Вот видишь, - генерал по-отечески похлопал Мирослава по плечу.
        Раздались приглушенные всхлипы.
        - Если мой мальчик умрет, я уничтожу каждого вампира, попавшегося мне на пути, - пробормотал сдавленным голосом охотник, утирая ладонями слезы.
        - Я тоже… Если умрет мой мальчик, - холодно кинул Каруман, смиряя Мирослава жестким взглядом стальных глаз.
        Вновь повисла пауза.
        Генерал тревожно переводил взгляд с вампира на охотника, не зная, что ожидать от них обоих в следующее мгновение. Стас испуганно вжался в угол и пил уже второй стакан кофе, машинально закусывая бумажный стаканчик. Андрей же не отрывался от работы, воплощая в реальность свое последнее желание.
        Нервную обстановку сломил звук незамысловатой мелодии мобильника. Мирослав бросился к телефону, срываясь на бесконтрольную прыть. Его руки нервно хватали трубку, и прежде, чем мужчина нажал на нужную кнопку, он успел пару раз уронить телефон.
        - Алло! - заорал Мирослав, выпучивая глаза. - Я слушаю! Что с Костей?!
        Послышался женский голос, говорящий очень отрывисто. Все замерли в напряжении. Внезапно Мирослав истерично рассмеялся и упал лицом на пол, содрогаясь от хохота, переходящего в надрывное рыдание.
        - Тихо, тихо, - проговорил старый генерал, похлопывая охотника по спине. - Все хорошо, так ведь?
        - Да, - прошептал Мирослав, приподнимая голову. - Сынок вернулся домой и заявил матери, что хочет быть похожим на Натана Джулиани. А раньше хотел походить на меня, - мужчина снова истерично рассмеялся. - Представляете?!
        - Главное, что он жив, - вкрадчиво напомнил Прохоров.
        - Да, никому не пожелаю пережить то, что я испытал за эти часы, - Мирослав всплеснул руками.
        - Часы - ничто рядом с мучительной вечностью…
        Каруман громко выдохнул и устало прикрыл глаза. Сейчас он мог быть спокоен. Но вампир знал - передышка будет недолгой. Натан и Кресо ходили где-то рядом, и в их извращенных умах уже созрел новый не менее коварный план, несущий людям лишь смерть.

* * *
        - Ну что, Дметр? - весело спросил Натан, смотря на «нуклеара» исподлобья. - Расстанемся на этом самом месте?
        Кресо огляделся, задумчиво покачивая головой. В рассветных лучах солнца высилось здание колледжа, одетое в пышную шубу февральского снега. Блеском миллионов снежинок оно мирно приветствовало начало нового дня.
        - Да, - опомнился серб. - Здесь наша точка отсчета.
        - Здесь так мило, что меня сейчас стошнит, - хмыкнул Джулиани.
        - Я пойду за директрисой, в это время она обычно подъезжает к колледжу по проселочной дороге.
        - А я останусь. Нельзя, чтобы Каруман узнал о нашем плане.
        - И что здесь делать?! - Кресо с презрением плюнул в сторону учебного заведения.
        - Пожалуй, навещу старого друга, - пожал плечами Натан.
        - Маринку?
        - Ага.
        - У тебя дурной вкус на баб, хотя на мужиков тоже…
        - Ей, ей! Как самокритично.
        - Заткнись!
        - Придурок.
        - Ладно, хрен с тобой, пойду, раздобуду почки.
        Кресо махнул рукой.
        - Давай! Пообедай там за нас двоих, - отозвался Натан. - Покажи старой дуре всю ее жалкость.
        - Обязательно! Ведьма у меня попляшет. Представь, она хотела, чтобы я перед ней танцевал. Сука! Я послал ее, и она устроила мне райскую жизнь.
        - Теперь пусть танцует она, - Натан помолчал. - И заставь ее для начала поласкать себя на твоих глазах. Это мое особое пожелание, так и передай ей!
        - Хм, - Кресо внимательно посмотрел на союзника. - Видать, ты тоже побывал в ее кабинете.
        - У меня был выбор, но я сам хотел узнать, что старуха скрывает.
        - Понравилось?
        - Наплевать, - холодно отозвался Натан. - Просто уничтожь ее.
        - Точно, именно этого она и заслуживает. Даже жаль ее в «слезу» включать, - Дметр картинно развел руками. - Хотя с паршивой овцы хоть шерсти клок, в нашем случае, она пожертвует почки. Но учти, - вампир погрозил Натану пальцем. - Для завершающего компонента заклинания нам понадобится кто-то особенный. Директрисами не обойтись, в центре должна лежать настоящая принцесса. Я так хочу! Да и в книге написано, чем качественнее материал, тем сильнее будет новый род.
        - Закончил ораторствовать? - протянул Натан. - Будет тебе особенная жертва, не трепыхайся. Я что-нибудь придумаю.
        Он оскалился и хищно блеснул глазами.
        Глава 38
        ВЗГЛЯД СЕМНАДЦАТЫЙ.
        С неба падали пышные, но редкие снежинки, хлопьями покрывающие серый бетон крыши колледжа. На своем закате зима решила разродиться пуховым волшебством.
        Натан стоял на крыше, задумчиво глядя, как снежинки тают на его, повернутой к небесам, ладони. Ветер мягко ласкал шелк волос вампира, осыпая их блестками льда.
        Очередной комок снежинок медленно опустился на руку Натана и застыл. Вампир подул на него, и от соприкосновения с зыбким паром снежинки начали плавиться, превращаясь в струйки прозрачной воды.
        - Слезы неба, - прошептал вампир, неотрывно следя за медленным умиранием кристаллов.
        - Натан! - раздался звонкий, не по-зимнему живой, оклик.
        Вампир обернулся хмуря брови.
        - Я думала, это только мое укромное место, - Марина укуталась в свое белое пальто.
        - Размечталась, я тебя вычислил, - оскалом улыбнулся Натан.
        - Ты вернулся?
        Девушка подошла и встала рядом с вампиром.
        - Нет, конечно, зашел на некоторое время, пока Каруман отсутствует. Здесь открывается забавный вид.
        - Красиво! Летом, когда я сюда выхожу, то представляю Италию, например, Неаполь…
        - Мерзкий портовый городишко, грязный и шумный, - буркнул Натан.
        - Правда? - огорченно протянула девушка. - Ты бывал в Неаполе?
        - Ага, бывал, но сначала я его услышал из окон отеля. Какофония омерзительных звуков переполненного людьми города. Дурные воспоминания.
        - Услышал? Почему?
        - Так совпали звезды…
        - Прикольно, ты, наверное, объездил весь свет! - Марина мечтательно прикрыла глаза.
        - Не весь…
        - Завидую.
        - Грезишь о путешествиях?
        - Да.
        - Когда много времени, делать особо нечего.
        - Вот бы и мне наслаждаться новой страной, непознанной культурой… А я торчу здесь, на одном месте!
        - Знаешь, про наслаждение я бы не стал так уверенно говорить, оно у меня было условным.
        - Почему?
        - Я же сказал, так совпали звезды, как и вся моя жизнь, через задницу, - Натан зло усмехнулся.
        - Натан… - растерянно произнесла Марина, смотря на внезапно переменившегося собеседника.
        - Брось, - Натан прищурился. - Я не переживаю по этому поводу, отпереживался уже эдак лет семьсот назад.
        - В смысле?
        - В прямом… Есть такие люди, которым лучше бы не рождаться: бракованный материал или, лучше сказать, козлы отпущения. Вот я один из них, но я не парюсь, - Натан оскалился. - Наоборот, есть с чего посмеяться, когда кидаешь вызов всей системе.
        - Ну зачем ты так говоришь? - жалостливо протянула девушка. - Явно же, было в твоей жизни что-то хорошее?
        - Что, например?
        Вампир устремил свой дикий взгляд вдаль, касаясь верхушек деревьев.
        - Я не знаю… - Марина растерялась. - А как же Каруман?
        Натан с интересом приподнял бровь.
        - Не удивляйся, я знаю, что вы любовники, - прошептала смущенная девушка. - Я вас видела… целующимися.
        - Вот как, - задумчиво протянул вампир. - И ты так спокойно реагируешь?
        - А что я могу? Лишь тихо любить Карумана…
        - Ей, ей! Какое самопожертвование!
        - Ты всегда издеваешься?
        - Да, это мой образ жизни.
        - Напрасно! Если б ты хоть раз попробовал вести себя иначе…
        - То что бы было? - Натан хищно оскалился. - Общество приняло бы меня в свое заботливое лоно? Очень надо было… Всегда, прям, мечтал стать тенью без лица, сильной лишь в своей глупости. Ну уж нет! Я не прогнусь и не смирюсь, никогда!
        - Но тот же Каруман…
        - Я ушел от него!
        - Он говорил. Натан! - воскликнула Марина, полная искреннего желания восстановить справедливость. - Если бы ты видел, как он страшно переживает! Он любит тебя! Прости, прости его за ошибки, но они же бывают у всех. Неужели он не заслужил снисхождения?
        - Нет, - тихо отозвался вампир и прикрыл глаза. Его лицо с захлопнутыми веками выглядело умиротворенным:
        - Он на себя много взял, и я доказал ему его полную несостоятельность.
        - Натан! Ты сейчас о любви говоришь, а не о теореме!
        Марина выглядела чуть рассерженной.
        - Любовь - это игра с вечным противостоянием.
        - Цинично! А просто любить ты не пробовал?
        - Пробовал, ничего хорошего из этого не вышло.
        - Ты совсем не ценишь Карумана, его заботу о тебе, его бережное отношение. Да, он иногда теряется, срывается, но он человек.
        - Он вампир, - спокойно ответил Натан.
        - Да хватит уже!
        - Я серьезно. Мы оба вампиры, - пожал плечами Джулиани.
        - Натан, вот любишь ты прикидываться. Но мы живем в реальном мире, а не в фантазиях. Сам же говорил!
        Вампир устало вздохнул и разочарованно покачал головой. В какую-то долю секунды на глазах девушки произошло чудное изменение в облике ее собеседника. Левая рука Натана почернела и увенчалась черными острыми когтями, а из-под его губ выступили острые клыки хищного зверя.
        - Что это?.. - девушка в ужасе отступила и замотала головой.
        - Моя рука, - Натан демонстративно поиграл когтями в воздухе. - Чудесно, не правда ли?
        Девушка громко сглотнула комок страха, но голос к ней не вернулся, поэтому она промолчала.
        Натан иронично ухмыльнулся и произнес:
        - Марина, я не привык врать, раз я сказал, что я вампир. Значит, так оно и есть.
        - Вампир, - механически повторила напуганная девушка.
        - Не бойся, - хмыкнул Джулиани, его глаза блеснули. - У меня нет причин тебя трогать.
        - Ты… и Каруман…
        - Вампиры, связанные на века одной нитью судьбы.
        - Я… я… до сих пор не могу поверить, - Марина беспомощно путалась в мыслях. - Такое реально существует? Вампиры есть?
        - Твои глаза не врут, - Натан вернул руку в свое человеческое положение.
        - Натан, ты… А как же…
        - Да расслабься ты, а то я пожалею, что рассказал тебе свой маленький секрет, - иронично отозвался вампир.
        - Ты пьешь кровь? - выпалила девушка.
        - Ага, а как же! Все вампиры этим грешат, и твой Каруман тоже.
        - Но…
        - Он уже давно перешел на сухой паек в виде донорских пожертвований, так что твой возлюбленный в данном вопросе тебя не разочарует.
        Натан весело подмигнул.
        - А ты?
        - А я разочарую.
        - Вот почему вы никак не можете поладить! Ваша любовь сталкивается о стену непонимания и нежелания идти на компромиссы в вопросах, если уместно так сказать, еды.
        - Любовь? - оскалился Джулиани. - Ее и в помине нет. Дерьмо это все, существует лишь одна истина - ненависть. Она не предаст и не обманет.
        - Натан! Нет же! Разве Каруман тебя предавал?
        - Постоянно. Хотя обещал иное. Но кто верит пустым словам? - вампир поднял голову к небу и прикрыл глаза. Снежинки падали на его белое лицо, каплями оставляя влажные следы своей жизни.
        - Я с тобой не согласна, Каруман желает тебе только добра!
        - Он хочет меня переделать, как и все, кто меня окружал, пожалуй, кроме Джулиана. Он - единственный поощрял мои индивидуальные черты характера.
        - Джулиан?
        - Долгая история…
        - Но раз ты так ненавидишь Карумана, то почему был с ним все это время?
        - Я разве сказал, что ненавижу его? - вновь усмехнулся Натан и с интересом глянул на растерянную Марину.
        - А как… Ты же ушел…
        - Да, естественно. Сколько еще я должен был терпеть его идиотские поступки?
        - Натан, да что он тебе сделал?
        Вампир залился хохотом.
        - Все очевидно. Он наглый и двуличный лгун. Он меня никогда по-настоящему не любил… Его чувства - что угодно, но не любовь. Марина, открой глаза!
        - Глупости! Ты глубоко заблуждаешься!
        - Нет, когда любят, так себя не ведут. Он должен был меня поддержать, он должен был держаться рядом. Я не просил меня спасать! Я просил лишь понимания… А его не было. Он всегда с людьми, на их стороне. Он с ними, но не со мной. Они, твое рабское племя, предали меня растерзанию, оправдывали ту несправедливость, в которой я был взращен, и он, Каруман, зная все это, всегда, всегда им потакал… Им, а не мне! Его даже не покоробило отношение людишек к его, цитирую, «возлюбленному». Он продолжал вас оберегать, продолжал служить моим потенциальным убийцам… А я был брошен во мраке веков, взамен мне предложили забыть и простить… А в случае отказа, мне готовили усыпление, как помехе, от которой надо бы, да жаль избавиться. Но с чего я должен игнорировать свою природную силу и прощать людей?! Ради чего?! Нет, я не для смирения стал вампиром, я не для этого отдал себя в руки Джулиана и Стокенхема. В их отвратительные, грязные руки. Думаешь, мне было приятно? Черта с два! Поэтому я ни за что не буду преклоняться перед людьми, которые видели во мне лишь изгоя.
        Натан замолчал. Он тяжело дышал, сжимая руки в кулаки.
        - Может… - робко предположила девушка, - Каруман просто хочет, чтобы ты освободился от ненависти и стал счастливым…
        - Нет ничего аморфнее понятия «счастье», - спокойно произнес вампир. - И к тому же, как я мог быть счастлив, если мне приказывали смириться и стать другим? Мою натуру хотели сломать, и Каруман стал первым желающим среди всех прочих. Я защищался… Кроме моей личности, у меня ничего нет. Отказаться от себя, для меня означает смерть. Я всегда лишь только защищался!
        - Каруман не нападал…
        - Ей, ей! Опять ты судишь, о чем и представления не имеешь?!
        - Натан, я сужу по твоим словам.
        Марина развела руками.
        - Хорошо, - кивнул Натан. - Я скажу честно. Я любил его, - вампир криво усмехнулся. - Странно должно быть тебе это слышать… Да, признаюсь, мне не менее удивительно произносить такие слова вслух. Говорю впервые и повторять не намерен. Любил. Даже больше, чем Джулиана. Я увидел в Карумане свет, я подумал, что вот тот единственный человек, который поймет меня и, прижав к груди, разделит мою печаль и страхи. Я хотел, чтобы за всей моей грубостью и маской презрения, он рассмотрел меня реального, рассмотрел и полюбил. И он рассмотрел… Я бежал тогда к нему со всех ног, стремился быть подле него, я даже раскрылся душой. Он стал моим последним шансом, шансом поверить в возможность обрести покой, увидеть, что любовь существует, что преданность не пустое слово… Марина, разве я не хотел, чтобы это все оказалось правдой?! - Натан приподнял голову, подставляя лицо ветру. - Но Каруман доказал лишь обратное. Я один. Мои чувства вновь растоптаны и задвинуты на второй план в угоду людям. Людям! Снова эти твари встают у меня на пути! И Каруман, тот, кто познал всего меня, с ними заодно! Как?! Как мог я спокойно
смотреть на это?! С какого черта-то?! Да, я послал Карумана к дьяволу, потому что мне стало невыносимо рядом с ним. Слушать его ложь, сладко нашептанную мне ночами на ухо, и видеть день за днем его противоречивые поступки.
        - Натан… - прошептала Марина, в ее глазах стояли слезы.
        - Много наговорил? - усмехнулся вампир. - Да, иногда меня несет на монологи. Ну, извини, я вообще-то не люблю вешать свои проблемы на других людей.
        - Ты, должно быть, сильно страдаешь.
        - С чего бы?! Я получаю немыслимое удовольствие, издеваясь над окружающими и самой судьбой, - Натан подмигнул. - К тому же, если выбирать, то я всегда отдам предпочтение роковым ситуациям, в них эмоции, в них интерес, в них и заключается жизнь. Когда нет надрыва и боли, скучно. Наверное, мое поведение - привычка, которую я приобрел вследствие долгого и плодотворного сотрудничества с особой окружающей средой. Я издеваюсь, и в этом моя сила. И где я не прав?
        - Ты требуешь понимания, - тихо произнесла Марина. - Но почему ты сам никогда не пытался понять Карумана? Почему же ты первым не пошел на компромисс?
        - Я? - изумился Натан. - С фига ли! Я никогда не заявлял Каруману, что люблю его. Я не бросался громкими словами о преданности и заботе. Так почему же я должен был подчиняться? К тому же, - вампир хмыкнул, - против меня одного ополчился мир, а не против Карумана. Моя жизнь висела на волоске, не его. Я остался один в своей борьбе, меня хотели убить. Мой компромисс означал бы мой проигрыш и мое полное исчезновение как личности. Я не хотел ломаться, это мое право - быть собой! Собой, а не кем-то другим… И знаешь, окажись мой возлюбленный на моем месте, я бы бросил все, наплевал бы на свои принципы, послал бы законы и нормы к черту, но я бы встал на его сторону! Потому что только такое поведение и можно назвать любовью. Я бы никогда не отдал любимого в лапы тех, кто желает ему смерти. Наоборот, я бы уничтожил любого, кто хоть словом затронет личность дорогого мне существа. Ха! Но это я. И здорово, что я не умею любить, а то проблем бы прибавилось, а мне они невыгодны!
        - И ты ждал того же от Карумана. Ждал, что он начнет сражаться за тебя, - заключила Марина.
        - Уже не помню. Мелочи жизни.
        - У вас разные темпераменты. Каруман предпочитает решать все миром, стремясь к всеобщему благу, и это вовсе не означает его безразличия к тебе. Он старается.
        - А получается как всегда.
        Марина пожала плечами, произнеся:
        - Возможно, вы просто не подходите друг другу.
        Натан насмешливо покосился на девушку.
        - Конечно, - заявил он. - А ты думала, я просто так вас сватаю?
        - Что значит сватаю? Эй! - вскричала раскрасневшаяся девушка.
        - Ты поняла, то и значит. Очевидно же, что вы с Каруманом идеально друг другу подходите. Оба стремитесь к бобру, то бишь, к добру. В общем, одним словом, вы ужасные зануды.
        Марина нахмурилась, ее синие глаза наполнились печалью.
        - Он любит только тебя, и мне нет места в его сердце.
        - Ей, ей! Какой убогий пессимизм, прям, слезу вышибает, - злорадно пропел Натан. - Еще как есть…
        - Прекрати меня разыгрывать! С чувствами нельзя шутить! Натан, ты заигрался!
        - А то! Но я знаю, что делаю. Вам на роду написано быть вместе.
        - Хватит! Прекрати!
        - Дура, - грубо отозвался вампир, становясь в миг серьезным. - Я останусь с Кресо, я так решил. Не то, чтобы я его любил или питал какие-то особые чувства, нет. Но наши натуры сходны, а значит, мы должны быть вместе. Так правильно, я так считаю.
        Марина молчала, слишком дикими были для нее слова собеседника, столь нескромно и прямолинейно рассуждающего на тему запретных отношений.
        - Пройдет немного времени, Каруман перестанет обо мне страдать и увидит тебя… - Натан задумчиво застыл, слова механически срывались с его губ. - Рассмотрит, привыкнет, в конце концов, полюбит. Уж я-то знаю его характер, можешь не сомневаться…
        - Но он не человек… - пискнула Марина.
        - И что? - усмехнулся Джулиани. - Подумаешь, проблема. Если ты его любишь и так хочешь быть с ним, я легко сделаю тебя вампиром.
        - Меня? - испуг прошел удушливой волной по груди девушки.
        - Да, - хмыкнул Натан. - Вы станете отличной парой. Я даже предположу, что ты присоединишься к охотникам, и вскоре у нас с Дметром появится новый преследователь в твоем лице. Поиграем пара на пару…
        - Вампиром… - прошептала девушка, лихорадочно соображая, как поступить. - Но я не хочу вечности, не хочу… Меня пугает… Мои родители, друзья, моя привычная жизнь…
        - А как же Каруман? С ним ты быть хочешь? - на девушку блеснули хитрые глаза искусителя Джулиани.
        - Всем сердцем…
        - Тогда, какие могут быть колебания?!
        - Ты прав… Я согласна, - как-то обреченно прошептала Марина.
        Натан заключил дрожащую девушку в объятия и с усмешкой наблюдал, как по ее молодым щекам разливается румянец от близости к телу парня.
        - Не бойся, - проговорил вампир. - Больно не будет. Я не сделаю твое превращение травматичным… Ты не заслужила.
        - Ты не убьешь меня? - неожиданно спросила Марина, прижимаясь к груди вампира.
        - В каком-то смысле, - таинственно изрек тот.
        Его рука мгновенно изменилась, став уродливой лапой, а глаза в хищном неистовстве наполовину заплыли под веки. Холодный зверь с усмешкой острых клыков - таким Марине Натан представился впервые.
        Она вздрогнула.
        - Т-с-с, не пугайся, - хриплым полушепотом отозвался вампир.
        - Не могу… - пискнула девушка.
        Натан склонился к ее лицу и поцеловал в губы.
        - А так? - спросил он, отстраняясь.
        - Я готова… - надломленным от волнения голосом произнесла Марина.
        - Тогда позволь, - Натан наклонился к шее девушки и несколько раз провел по ней языком.
        - Да… - Марина закатила глаза.
        Клыки вампира впились в нежную шею, и тихий женский стон окрасил серую промокшую крышу всей палитрой человеческих чувств.
        - Натан, - простонала девушка, падая в темноту, - ты не зверь… Я верю в тебя, только светлый человек может отказаться от возлюбленного ему во благо.
        От ее слов Джулиани дернулся. Его глаза распахнулись дикой яростью, а край губ изогнулся в холодной усмешке.
        Где-то вдали раздался отчаянный крик Дметра, зовущего своего «нуклеара» в бой. Вопль пролился желчью по просторам русского пролеска, становясь боевым кличем, который заморозил в своем холоде февральский ветер и в сохранности донес до ушей Натана.
        В тот же миг на сером бетоне вырос цветок алой крови. И его рождение означало чью-то неминуемую смерть.
        Глава 39
        Кресо поглядел на часы и спешно выкинул сигарету в лужу, потому что из-за деревьев уже доносился звук мотора приближающегося авто. Вампир не сомневался, директриса сама шла к нему в руки. Да и нюх не позволял ошибиться.
        - Иди сюда, собака, - проскрипел Дметр со злобой и затаился за широкой елью.
        Показалась желтая крыша игривого жука. Дметр облизнулся, невольно копируя хищную привычку любовника. Как только машина поравнялась с елью, иглы атаковали шины. Резина лопалась под их яростной меткостью.
        Водитель за рулем встрепенулся, нервно повертелся по сторонам и, в конечном итоге, выскочил на улицу. Им оказалась женщина средних лет в дутой золотой куртке и облезлыми белыми волосами, прилизанными за уши.
        Директриса колледжа кипела гневом и была просто вне себя от злости.
        - Может, вам помочь? - Дметр выплыл из-за дерева, своим пустым взглядом пригвождая обескураженную женщину к земле.
        - Кресо?! Что ты здесь делаешь? - прошипела директриса, чуя подвох.
        - Гуляю.
        Проницательная женщина бросила беглый взгляд на колеса с застрявшими в них иглами и отчетливо произнесла, выделяя каждое слово:
        - Это ты, маленький поганец, устроил мне аварию?
        - И что, если так? - улыбнулся рассекреченный Дметр.
        - Пошел вон, облезлый пес! - шикнула его собеседница, искривляясь злобой.
        - Не могу! Сегодня моя очередь диктовать правила.
        - Раскатал губу! Да кто ты такой?! - остервенело завопила женщина.
        Дметр радостно выпустил клыки.
        - Маньяк, - запросто признался он.
        - Что? Что за черт? - директриса осеклась, поражаясь представленному ей зрелищу.
        Пыл негодования ушел на второй план, уступая место природному ужасу.
        - Тебе привет от Натана, - отсалютовал Кресо. - Мы решили, что ты не достойна жизни, как и Алина.
        - Ты!!! Ты не будешь решать! - отчаянно завопила женщина и выхватила из кармана электрошок.
        - Еще как буду! Я уже сказал свое последнее слово, - прошептал с наслаждением Дметр, вплотную приближаясь к напуганной женщине. - Я ангел мести!
        Вампир беспрепятственно забрал у директрисы ее сомнительное оружие и картинно откинул его в сторону. Под пристальным взором асфальтовых глаз жертва лишилась способности двигаться.
        - Не трогай меня, - зашипела женщина, плюясь во все стороны.
        - Не горю желанием, но для дела надо, - Кресо наклонил голову вбок, изучая свою жертву.
        - Урод! - из последних сил загорлопанила несчастная директриса.
        - Зато всесильный, - Дметр оскалился.
        Он без малейших колебаний вытащил шип из спины и ударил им несчастную в грудь. Когда женщина распласталась на грязной земле, ползя в сторону машины и ища там спасения, Кресо с особой охотой начал протыкать ее тело своим импровизированным ножом, демонстрируя приобретенное умение безжалостно убивать. Он бил все сильнее и сильнее, все чаще и чаще, впадая в полное забытье и кровожадное упоение. Вскоре жертва перестала двигаться.
        Дметр осторожно извлек из мертвого тела почки и положил их на землю, очертив серым пеплом, припасенным в кармане, древний символ. Земля загудела, закрывая круг «слезы».
        Заклинание вышло на свой завершающий этап.
        Кресо преподнес охотникам настоящий сюрприз, переиграв в скорости. По периметру Лосиного Острова уже заранее были аккуратно разложены органы всех жертв, которые Кресо предусмотрительно сохранил в том самом гроте, где они впервые встретились с Натаном. Перед тем, как прикончить свою бывшую учительницу, Дметр позаботился о подготовке заклинания.
        Каркас черному заклятию был заложен. Линия крови пересекала каплю «слезы», выстраивая невидимый забор для всех живых существ. Оставалось лишь наполнить каплю кровью последней и самой важной жертвы.
        Природа замерла, безмолвно наблюдая за мрачным таинством. Ни одна птица не пропела с того момента, как первый элемент заклинания лег на землю. Даже животные уловили дух безжалостной мистерии и покинули лес.
        Охотники тоже успели заметить начавшийся обряд, но сломать фигуру уже не могли. Магия вампиров и близко не подпускала к себе людей, обжигая языками синего пламени.

* * *
        - Каруман, охотники наткнулись на ритуальные жертвенники с органами людей, убитых Кресо, - по рации сообщил генерал Прохоров. - Наши друзья начали свой черный обряд?
        Мужчина брел по парку, решив самостоятельно осмотреть место боевых действий. Старый генерал не привык отсиживаться в безопасности, предпочитая разделять судьбу своих боевых товарищей, а не прятаться и обретать покой за штабными стенами. Изменить традициям генерала не заставил даже внушительный монолог Карумана, просившего Прохорова не рисковать.
        Сам же Тремерс остался внутри грузовичка-локатора в компании Стаса, на данном этапе операции заменившего Андрея.
        К моменту звонка генерала Малина уже не было в рядах охотников. Инфицированный парень с удивительным благородством принял свою судьбу. Ощутив под утро, что препараты прекращают свое действие, Андрей решил оставить рабочее место и отправить свое неумолимо изменяющееся тело на ликвидацию.
        - Я сделал все, что мог, - решительно сказал Андрей. - Желаю удачи. И накажите этих ублюдков за меня!
        - Мы все сделаем, будь спокоен! - Мирослав похлопал друга по плечу.
        - Видите, - Андрей кивнул на монитор, - точка пульсирует, значит, Кресо уже больше двух часов в нашем районе. Видимо, вампиры собираются завершить обряд «слезы». У вас на руках все козыри… Действуйте. Я верю в вас!
        Андрей вымученно улыбнулся. Он прощальным жестом дотронулся до ноутбука, верно служившего ему долгое время, и, чуть замявшись, пошел к выходу.
        - Андрей! - окликнул его печальный Каруман, - ваша душа чиста, она обязательно окажется в хорошем месте.
        Парень пошатнулся на слабеющих ногах.
        - Рад, что я смог заставить себя не возненавидеть вас, - с силой проговорил он. - Прощайте, Каруман Тремерс, генерал прав, вы действительно неплохой… Человек.
        Произнеся последние слова, Андрей вышел, подхватываемый у порога двумя охотниками. Так закончилась история блистательного молодого специалиста ордена охотников Андрея Малина.
        Трагичность, повисшая в воздухе, тяготила душу Карумана. Он словно погрузился в сон.
        Мысли спутались болью и отрешенностью от реальности, стуча в висках тревогой. Все стало сложным и запутанным.
        Натан, отдалившийся и затерявшийся среди деревьев острова, Кресо, который украл чужого возлюбленного и втянул в свое преступление, Марина, милое влюбленное дитя планеты, Андрей, погибший за чужие грехи, охотники, люди, жизнь и судьба. Все стало непомерно большим грузом.
        Каруман вздохнул, вырывая горечь из груди. Не помогло. Отвлек звонок генерала.
        - Не подходите близко к знакам с органами, а то затянет в энергетическое поле, - произнес вампир, отвечая в телефон старому товарищу. - Заклятие уже не разбить, но можно и нужно сорвать последнюю стадию.
        - Жертва в центре? - уныло спросил генерал.
        - Да. Больше никто не должен погибнуть.
        - Еще бы вампиров наших поймать.
        - Они разделились. Натан по-прежнему никого не трогает, а Дметр…
        - Убил директрису колледжа. Забрал почки, нелюдь.
        - Уже нашли тело?
        - Да, на проселочной дороге.
        - Сконцентрируйтесь на поиске серба. Сейчас это важнее всего!
        - Мы прочесываем местность, уже вызвали патрули с собаками. В общем, все силы охотников здесь.
        - Будет настоящий ад, - сделал вывод Каруман, потирая лоб, напряженный нервами. - Как бы мне хотелось избежать бойни…
        - И мне! Не желаю, чтобы люди гибли.
        - Николай, прошу, не забывайте, что наша цель - Кресо и спасение людей. Натана я беру на себя.
        - Хорошо, - буркнул старый вояка, но потом, подумав, отрывисто добавил: - Мирослав что-то замышляет, имейте в виду.
        - Благодарю… за понимание, - отозвался вампир и отключился.
        Стас вопросительно глянул на Карумана.
        - Как насчет прогуляться? - спокойно спросил вампир.
        - Только «за». Уже отсидел себе все ягодицы! Точка замерла к югу отсюда, может, поищем Кресо… там? - обрадованно предложил парень, уже давно уставший выполнять штабные работы и рвущийся в бой.
        - Как скажешь, - кивнул Тремерс и, сгорая от нетерпения, сорвался с места.

* * *
        Кресо поднялся с колен и вытер подбородок от крови, которой он с удовольствием лакомился, убив директрису. Но его слух был на пределе, концентрируя силы для броска по первой необходимости.
        И не удивительно, что вампира охватило такое напряжение. Вокруг, за ветвями деревьев, слышались шорохи наблюдателей, а вдали, за спиной, раздавался лай боевых собак, натасканных на уничтожение вампиров.
        Кресо постепенно окружали.
        - Охотники! - зло прорычал Дметр.
        Вампир выпустил клыки и резко бросился в чащу. С его уст сорвался звериный вой, прокатываясь по лесу неистовым негодованием природной силы.
        Этот крик услышали все. Он отозвался глухим страхом в сердцах охотников и дикой яростью в душе двух вампиров.
        Вопль Кресо ознаменовал начало битвы.

* * *
        Натан задумчиво вывел кровью на камне латинскую букву «N», разукрасившую злостью многолетнюю грязь на стенах грота.
        - Все только начинается, - сказал вслух вампир, его глаза блеснули черным углем азарта.
        Джулиани чувствовал, где-то поблизости начинает атаку его придуманный нуклеар. Их парная игра не оставляла сомнений в решительности обоих вампиров принять вызов охотников и поквитаться с миром людей за все поражения и обиды.
        Натан хитро улыбнулся.
        - Лай собак… - прошептал он. - Не могу выносить! Охотники мне за него ответят.
        Он засунул в уши белые наушники и включил свой i-phone в аудиорежиме. Плейлист состоял всего-навсего из одной мелодии.

* * *
        Каруман и Стас вот уже полчаса топтали влажную почву зимнего леса. Ветер набирал обороты, разбрасывая на километры земли усиливающийся снегопад. Снег обжигал кожу двух спутников частичками льда, но, казалось, они не замечали этого. Вампир и человек… Оба соединились в своей печали, предчувствуя неминуемое и неизбежное кровопролитие.
        Небо дрогнуло, по лесу прошла неприятная вибрация, повергшая Стаса в молниеносный стопор.
        - Что это? - тревожно воскликнул парень, тараща глаза на спутника.
        - Зверь зовет своего партнера, - холодно и как-то отстраненно ответил Каруман. Его пальцы механически теребили ошейник иллюминатов, который он сам попросил на себя надеть, памятуя об обещании охотникам всегда держать себя в руках.
        Стас тем временем спросил:
        - Какой зверь? Натан?
        - Кресо…
        - Он рядом?
        - Да.
        Стас снял с плеча нефритовую кирку и помахал ею в воздухе, демонстрируя полную готовность к встрече с грозным противником.
        - Давай разделимся? - неожиданно предложил Каруман, распуская волосы.
        - Зачем?
        - Так надо, - стальной голос вампира заставлял подчиниться.
        - Каруман? - робко проговорил парень.
        - Не обращай на меня внимания. Я должен кое-что сделать.
        - Связано с Натаном?
        - Только косвенно.
        - Эмм?
        - Не удивляйся, Стас. Я не могу сказать тебе больше, но верь мне, как я верю тебе.
        - Вы хотите убить Кресо сами?
        - Хочу, но, к сожалению, у меня не получится наказать бесчестное существо.
        - По… почему? - сбивчиво пролепетал парень.
        - Есть дела поважнее, и они не терпят отлагательств.
        - Натан Джулиани…
        Каруман закинул голову и как-то неприятно рассмеялся.
        - Да нет же, - хмыкнул вампир, косясь на оробевшего парня своими холодными серыми глазами. - Не переживай за него… Натана ты встретишь куда раньше меня.
        - С чего вы так решили???
        Стас начинал злиться на недосказанность.
        - Просто знаю. И как ты видишь, я совсем не нервничаю по этому поводу, - Тремерс растрепал свои белые чуть волнистые волосы, едва доходящие до плеч. - Я знаю, ты ему не причинишь вреда. Поэтому я спокоен…
        - Я не хочу этого, - Стас виновато потупил голову, едва заметно краснея, - но, если он нападет, я буду вынужден…
        - Нет, - перебил его Каруман. - Ты не сможешь поднять руку на Джулиани. Твоя воля скована его загадочным взглядом. Я вижу и даже, признаться, чуть-чуть ревную.
        Тремерс улыбнулся, он выглядел насмешливым. Теперь Стас увидел длинные и роскошные по меркам вампиров клыки, заметно выступающие из-под верхней губы Карумана. Парню стало не по себе, и он поежился.
        - Оставим наш разговор, некогда лясы точить, - Каруман нахмурился, вслушиваясь в звенящую тишину природы. - Иди вперед.
        - А вы?
        - Не задавай вопросов, просто следуй, - вампир прикрыл глаза.
        Стас неторопливо двинулся. Он несколько раз оглянулся, но вампир остался на прежнем месте, как бы ожидая, когда Стас скроется из виду.
        - Их не поймешь, - буркнул парень, все сильнее углубляясь в чащу унылого леса.

* * *
        - Отправил Стаса погулять? - к Каруману подошел Мирослав, держащий на плече огромный нефритовый молот с острым наконечником.
        - Да, не нужно ему слушать наши разборки, - Тремерс открыл глаза, пустые и холодные.
        - Разборки? - криво улыбнулся охотник. - Не надо щадить его. Стас - взрослый мальчик и вполне зрелый охотник.
        Мирослав снял с плеча свое оружие и картинно махнул им в воздухе. Мощный поток ветра свистнул, разрезанный острием молота.
        - Я не хочу вводить его в искушение и заставлять выбирать, - отозвался Каруман, кладя очки в карман дубленки.
        - Как благородно, - цыкнул охотник.
        - Увольте от пустой иронии.
        - Ладно-ладно, - Мирослав махнул свободной рукой. - К вам у меня нет никаких претензий. Наоборот, Каруман, вы всегда отличались редкой для вампиров вменяемостью, что не могу сказать о вашем нуклеаре.
        - И вы специально для него захватили этот агрегат? - вампир кивнул на молот.
        - Вы правильно понимаете, - усмехнулся охотник.
        - Так сильно желание отправить его на тот свет?
        - К вашему сожалению, да.
        - Я полагаю, я вас не смогу отговорить? - удрученно произнес Каруман.
        - Нет, - Мирослав прищурился, - молот «Правосудия» разработан специально против вашего друга. Один удар его нефритового обаяния и мерзкая лапа Натана больше никого не потревожит.
        - Печально, - хмыкнул вампир. - Вы так опустились в своей ненависти к нему…
        - Ну, конечно, что вы еще можете сказать?! Естественно! Во всем виноваты люди!
        - Разве вы такое от меня когда-нибудь слышали? - Тремерс удивленно поднял брови.
        - Да это сквозит в каждом твоем слове, - презрительно бросил охотник, снова обращаясь к вампиру на уничижительное «ты». - Да посмотри на себя, весь такой гордый и важный. Да ты ведь нас мусором считаешь!!!
        - Нет. Люди - прекрасные существа. Именно поэтому я их защищаю, иногда даже в ущерб любимому Натану.
        - Тьфу! - Мирослав сморщился. - Как же вампиры омерзительны! Да, я тебе скажу, почему ты их защищаешь, - глаза охотника блеснули злобой. - Ты просто прикрываешь свою суку. Если б не ты, он бы давно варился в адском котле! Только твоя песья служба обеспечивает ему жизнь.
        - Мирослав, вы перешли границу… Вам не кажется, что вы ведете себя не лучше того же Натана…
        - Нет, мне так не кажется! Пусть я сошел с ума от гнева, но я прав!
        - Я не позволю вам тронуть Натана, - строго заявил Каруман.
        - Лучше уйди, - прошипел Мирослав.
        - Нет, я буду стоять между вами… Если хотите убить Натана, сначала вам придется избавиться от меня.
        - Ради всего святого, Каруман, не влезай и не мешай мне, - Мирослав снова взвалил на себя молот. - Мне не хочется бороться с тобой.
        - Отбросьте терзания совести, - Каруман вскинул голову. - Если вы не откажетесь от своей идеи, дальше вы не пройдете.
        - Я опытный охотник, и у меня есть шанс тебя победить, особенно с учетом ошейника, надетого на твою шею. Поэтому не делай громких заявлений, типа «не пройдешь!».
        - Я не из тех, кто поддерживает теорию «шанс есть у всех».
        - Гениально! - съехидничал охотник. - Одного понять не могу, почему ты так защищаешь Джулиани?! Любовь? Фу, Каруман, - Мирослав поморщился. - Ты не можешь любить такое чудовище. Джулиани монстр… Открой глаза.
        - Я знаю, - кивнул вампир. - Но я люблю его, и я виноват, что с моим малышом такое приключилось. Это мое наказание…
        - Да сколько можно культивировать чувство вины? А?
        - Надоело, - прошептал Каруман, смотря в сторону. - Не смешивай мои чувства к Натану и мое желание нести ответственность за свои поступки!
        - Ну, раз ты перешел на «ты», значит, ты зол, - ухмыльнулся Мирослав.
        - Да, мне надоело каждый раз выслушивать от охотников про свои мифические комплексы.
        - Надоело ему! А нам не надоело?! Да ты же задолбал всех своей «любовью»! И какая может быть любовь в том, что трахаешь другого мужика в задницу?
        - Натан тоже всегда пошлит, - Каруман усмехнулся.
        - Не сравнивай меня с ним, никогда! - заорал лидер охотников.
        - И не думал… Но в своей ненависти к противоположной расе вы очень похожи.
        - Не-е-т, - воодушевленно, почти торжественно произнес Мирослав. - Мы, охотники, боремся со злом, отчищаем планету от заразы, от пятен чумы, пожирающей все живое! Это святая обязанность!
        - Я согласен, безумные вампиры подлежат уничтожению, но Натан не сумасшедший…
        Охотник рассмеялся.
        - Он хуже, - произнес он сквозь смех.
        - Нет, он чище нас вместе взятых. Точнее был когда-то… Но сейчас он лишь отражение всех людских пороков. Он, как зеркало, напоминающее нам, какой губительной бывает наша глупость.
        - Я не понял ни слова из твоей тирады! Но твердо знаю одно - это грязное существо должно подохнуть раз и навсегда! И я спасу от него землю, Россию, нас и тебя в частности!
        - Да что он тебе сделал?! - искренне возмутился Каруман.
        - Ты издеваешься?! - Мирослав ошарашенно посмотрел на вампира. - Он убил моих коллег!
        - Они провоцировали, - спокойно ответил вампир.
        - Как же! Повторяешься! К тому же я его никогда не прощу за то, что он хотел убить моего сына!
        - Но не убил же…
        - Мне радоваться, что его в очередной раз переклинило?
        - Мне казалось, что у тебя есть повод для радости?!
        - Тебе вечно все кажется! - заорал, срывая горло, Мирослав. - Кажется, что твоя сука адекватна! Кажется, что твой разврат - любовь! Кажется, что ты можешь контролировать то животное, с которым спишь!
        - Я могу… И не называй его так!
        Каруман сжал руки в кулаки.
        - Не можешь! В этом-то и проблема! Ни черта ты не можешь! Ты ни разу не остановил его, ты всегда был на шаг позади. А если и вмешивался, то слишком поздно. Да он у тебя все время усыплен, только так можно его держать в живых. Нет, скажешь? Ну и посчитай, сколько дней из семидесяти лет вашей совместной жизни вы реально провели вместе! На один год насобираешь?
        - Достаточно, - вампир жестко прервал словесный поток охотника.
        - Что ж так? - наигранно удивился тот.
        - Один вопрос. Ты точно все обдумал?
        - Сомнения?
        - Скорее надежда, - обреченным голосом ответил Каруман.
        - Точно.
        - Жаль, - вампир выпрямился и прикрыл глаза.
        Неожиданно мир вокруг Мирослава поплыл, окутывая его серой дымкой с ярко-синими разводами. Ветер резко стих, только снег повалил с новой силой, но он был не белый, а красный, как сама кровь.
        - Вот какой твой мир, Каруман, - спокойно произнес Мирослав, оглядываясь. - Как вижу, тревожно на душе.
        - Не без того, - подтвердил вампир.
        - Что ж, не думал, что когда-нибудь буду стоять с тобой лицом к лицу…
        - Аналогично. Мне было приятно с тобой работать. А сейчас, если не возражаешь, - за спиной Тремерса расправились два черных перепончатых крыла. - Приступим?
        - Да, я только «за», - Мирослав схватился за древко нефритового молота, готовясь к удару. - Если твоя смерть откроет дорогу к уничтожению Джулиани, мне действительно придется тебя убить.
        - Поехали, - кивнул Каруман.
        Бывшие союзники бросили друг на друга всепоглощающие взгляды, оценивая мощь противника. Они были готовы убивать.
        Мирослав осторожно приближался и размахивал молотом, преграждая Каруману путь для маневра, но вампира трюк охотника не смущал. Он выждал время и, когда Мирослав подошел на расстояние вытянутой руки, сделал выброс крылом. Взмах поднял порывистый поток холодного ветра, сбивающего Мирослава с ног.
        Но он выстоял, уперевшись древком молота об землю. Охотник не стал терять времени. Он ударил молотом по земле и, опираясь на него, подпрыгнул в воздухе, разворачивая оружие для удара. Мирослав летел прямо на Карумана, грозя размозжить вампиру голову, но Тремерс вовремя отпрыгнул, переходя сразу в контрнаступление.
        Теперь Мирослава атаковали ударом справа, попавшим прямо по печени. Охотник закашлял и согнулся, терпя невыносимую боль от сильнейшего прикосновения вампира.
        Каруман выждал, пока Мирослав придет в себя. Охотник же ждать не стал, он снова набросился на вампира со своим молотом, целясь тому прямо в сердце.
        Тремерс выставил руку вперед и, едва коснувшись оружия, превратил его в бесполезные осколки зеленого камня.
        Мирослав не растерялся, он выхватил пистолет и открыл прицельный огонь. Нефритовые пули столь бесполезные перед молниеносными передвижениями вампиров, вполне хорошо справлялись со статичными целями, атакуемыми в упор. Каруман качнулся, из его тела пронизанного пулями потянулись струйки крови.
        Мирослав самодовольно улыбнулся.
        - А ты не так силен, высший! - крякнул он.
        - Хорошо, ты сам просил, - прошептал вампир, и тут же его глаза загорелись синим пламенем. Неожиданно печать креста иллюминатов треснула, ошейник со звоном упал на землю.
        - Как?.. - прошептал охотник.
        - Ошейник никогда не мог меня остановить, - равнодушно отозвался Каруман. - Я сам не хотел срываться, поэтому прибегал к печати иллюминатов, помогающей мне лишь лучше контролировать себя. Ничего кроме моего желания не останавливало меня от кровопролития… Я все же сильнее, чем тебе кажется.
        На этих словах из тела вампира выступили нефритовые пули, и, плененные морозом, треснули на тысячи осколков, теряясь в серой дымке.
        Охотник отступил и в ужасе посмотрел на своего противника.
        - Пора заканчивать, - качнул головой Каруман.
        Он приблизился к мужчине и заключил его в стальной захват, обнажая свои клыки для укуса.
        - Нет, - яростно прошептал Мирослав. - Не смей кусать меня, убей иначе! Сохрани мою честь охотника!
        - Хорошо, - холодно отозвался Каруман, в его глазах пробежал огонек сострадания. - В счет прошлой дружбы.
        Вампир рванул рукой на себя, ломая шею своему поверженному товарищу. Хруст позвонков содрогнул мир, который посыпался серыми ошметками, открывая за своей пеленой белоснежный лес. Тело Мирослава лежало на земле, утопая в хлопьях внезапно повалившего снега.
        Каруман неотрывно смотрел на мертвеца, его взгляд наполнялся безмятежной пустотой.
        В конце концов, тяжело вздохнув, вампир закрыл противнику его остекленевшие глаза и пошел прочь, развернувшись спиной к месту своей столь горькой победы.
        - Два года, Мирослав, - сорвалось с губ опустошенного ночного хищника, - всего два года я был счастлив, несмотря на вечный страх за Него. Вот мой ответ…
        Глава 40
        ВЗГЛЯД ВОСЕМНАДЦАТЫЙ.
        Чаща становилась реже, открывая обзор на заснеженные пустыри почерневшей земли. Снег падал с неба плотным роем белых пушинок, застилая черноту пустырей рваным холодным полотном. Спешное дыхание приводило в движение кристаллы воды, рождающиеся от соприкосновения с воздухом в облаке пара.
        Но Стас не обращал внимания на окружающую природу, он просто брел вперед, держа наготове свою боевую кирку. Парня не покидала мысль, что он вот-вот наткнется на вампира-убийцу, да и слова Карумана плотно засели в мозгу, не давая выкинуть из головы столь навязчивую идею.
        Совсем случайно Стас задрал голову наверх, и тут же ему пришлось уворачиваться от шквала игл. Шестое чувство не подвело, Кресо, застывший на одной из веток с остервенелой улыбкой, не скупился на острое угощение для охотника.
        Стас в долгу не остался. Он со всей силы ударил киркой по стволу дерева, на которое взгромоздился вампир, и оно с треском повалилось, не выдержав мощного оружия охотника.
        Кресо прыгнул на соседнее дерево и расщедрился на новую порцию колющей ярости. Стас едва смог укрыться за ближайшей елью. В следующую секунду Дметр уже стоял подле охотника, размахивая руками и стремясь выхватить его кирку. Но парень отчаянно сопротивлялся, с врожденным мастерством охотника противостоя вампиру.
        В какой-то момент вампир изловчился и блокировал руку Стаса, сжав его кисть. Парень дрогнул, но не отступил.
        - Оставь его, Кресо, - послышался столь знакомый Стасу насмешливый голос. С ветки ближнего дерева спрыгнул Натан, одним движением вытаскивая из ушей наушники i-phone.
        - Не оставлю! - буркнул серб.
        - Придурок, мне оставь! А ты что подумал? - Натан ревностно сверкнул дикими глазами.
        - Решил, что ты опять хочешь пощадить человека.
        - Ну ты дурак! Поражаюсь тебе! - тихо посмеялся Джулиани.
        Он подошел к Стасу и посмотрел ему в глаза. Парень как-то сразу обмяк и потерял силу духа. Кресо незамедлительно воспользовался слабостью противника, он буквально вдавил его в дерево, прижимая локтем шею.
        - Мелкая рыбешка, - хмыкнул серб.
        - Ну да, - Натан напряженно вслушивался, где-то далеко доносился лай озлобленных охотничьих собак.
        - А я все думаю, чего ты по деревьям карабкаешься! Тебя оказывается собачки пугают? - хохотнул Дметр, улавливая настрой «нуклеара».
        - Скорее нервируют, - буркнул вампир.
        Натан приблизился к лицу охотника и задумчиво принялся его разглядывать.
        - Стасик - такой сладкий мальчик, - наконец, скалясь, насмешливо протянул вампир.
        - Я сам обратил внимание, - ответил Кресо, продолжая держать охотника своей мертвой хваткой. - Что с ним сделаешь? Убьешь или превратишь в вампира?
        - Тебе так не терпится завести ребенка? - сыронизировал Натан, нюхая шею растерянного охотника.
        - Что ты несешь? Я всего-навсего голоден!
        - И я… Мы его съедим, - Натан поводил когтями уродливой лапы по щеке Стаса. - Конечно, съедим. Зачем нам обуза? Тем более такая сладкая и ароматная. Его очарованность мною сделала кровь удивительно вкусной.
        Вампир причмокнул языком. Парень вздрогнул.
        - Что, Стас, не ожидал, что я так поступлю? - надменно проговорил Натан.
        - Я не верю, что я умру… - прошептал Стас и дернулся.
        - Ну-ну, не отбивайся от меня, - Натан положил ладонь на щеку парня. - Разве тебе не приятны мои прикосновения?
        - Нет! - простонал охотник, зажмуривая глаза.
        - Какая досадная ложь, - Натан ухмыльнулся.
        Он был совсем близко к Стасу, так что парень мог ощутить на себе холодное, но в то же время обжигающее страстью дыхание вампира. Стас невольно залился краской.
        - Я съем тебя, - засмеялся Натан. - И у меня нет ни капли жалости, я вообще ничего не чувствую к корму. А? Неожиданно?! Ха! А я ведь предупреждал тебя, что далеко не тот, кем ты меня видишь.
        Джулиани высокомерно улыбнулся.
        - Я не ошибся в тебе! - Стас приподнял веки и взглянул в глаза Натану. Они пульсировали негодованием природной ярости.
        - Да неужели?!
        - Да. Я знал, что ты можешь так поступить…
        - Ей, ей! Да ты оракул! - Натан облизнулся.
        - Не знаю, - Стас вздохнул, пытаясь отстраниться от лица вампира, настолько близкого, что сложно было его не коснуться.
        - Бедняжка, ты, должно быть, так во мне разочаровался… Сейчас, прям, зарыдаю.
        - Нет, я не мог в тебе разочароваться, - охотник грустно усмехнулся. - Твоя дикость и непредсказуемость - самое прекрасное, что в тебе есть. Я восхищаюсь твоей силой и отчаянностью… Ты смог бы разрушить прогнившую систему, а я нет… Я завидую тебе, я боготворю тебя…
        - Вот как, - Натан вмиг стал серьезным, он зло посмотрел на охотника и прищурился.
        - Я сам себя проклинаю за свои чувства…
        - Ну тогда, прежде чем убить, я сделаю тебе подарок.
        Натан прильнул к губам Стаса так близко, что они почти соприкоснулись, и замер будто бы в нерешительности. Зато парень подался вперед и буквально впился губами в вампира, увлекая его в поцелуй.
        - Эй, что за хрень? - возмутился Дметр, оттаскивая за локоть своего лженуклеара.
        - Ревнуешь? - с вызовом спросил Натан.
        - Вот еще! Просто неприятно, когда твоего партнера лапают или облизывают грязные людишки!
        - Брось, - хмыкнул Натан. - Я всего лишь выполнил последнее желание жертвы.
        - Тогда уволь меня от просмотра! - Кресо стал категоричным.
        - Расслабься, Стас скоро прекратит свое существование, - Натан задорно подмигнул и снова припал к охотнику, прижатому сербом к дереву.
        - Вкусно, - произнес Натан, водя языком по шее парня.
        Стас зажмурился, подавляя в себе сразу два чувства: возбуждение от близости тела Натана и страх перед всесильной смертью.
        - Давай уже быстрее, а то тут немерено охотников, да и Каруман, наверняка, где-то рядом ошивается.
        - Наплевать! - прорычал вампир.
        Он снова уткнулся в шею Стаса, вдыхая его человеческий аромат.
        - Я обычно долго смакую столь юный запах, но сейчас я укушу, - торжественно изрек Джулиани, выпуская клыки.
        - На шаг назад, Натан! - металлический голос Карумана разлился холодом по округе.
        Дметр вздрогнул и нечаянно выпустил Стаса. Натан медленно отпрянул от парня, кидая на бывшего нуклеара взгляд, полный звериного гнева.
        - О! Каруман! Явился - не запылился, - ехидно протянул он, окончательно отходя от Стаса.
        Охотник осел на землю, силясь прийти в себя. Каруман не ответил, он лишь с укором наблюдал за своим возлюбленным.
        - Ну, что выпялился?! - зло проговорил Натан. - Бесишься из-за Стасика? Вот блин, не подумал о тебе. А надо было?! Ах, забыл, это же твой новый фаворит. Может, укусить его и Стасик станет твоим новым нуклеаром… Как тебе идейка?
        - У меня только одна половина, и это ты, - бесстрастно отозвался Каруман, создавая впечатление, что он цитирует слова из учебника по математике, а не произносит слова любви.
        - Он тебе больше не нуклеар! - прорычал Кресо, выходя перед Каруманом и меряя его презрительным взглядом.
        - Заткнись, пес! - раздраженно бросил Тремерс. Его глаза отразили стальную злобу.
        - Ты! Жалкая тряпка, не смей мне указывать! - Дметр напряг мышцы спины, готовя иглы.
        - Твой лай неуместен и раздражает, - Каруман вытянул вперед руку. Его брови напряженно нахмурились. Вампир сконцентрировал свою злобу в ладони, создав серый сгусток энергии. В следующую секунду он, не колеблясь, бросил все свое негодование в Кресо.
        - Не трогай моего нуклеара, - перед сербом возник Натан, заслоняя собой вампира.
        Сгусток злости Карумана отклонился от курса и пронесся мимо Джулиани, распилив соседнее дерево на две половины.
        Натан ухмыльнулся.
        - Глупыш, он тебе не нуклеар, - с горечью проговорил Тремерс. - Твоя пара я, навсегда. На веки вечные. Ты ведь так и не смог порвать со мной связей. Ты даже не знаешь, как это сделать…
        - Какая разница? - хмыкнул Натан, потирая подбородок. - Мне наплевать, как там считается, но раз мы с Кресо вместе, значит, мы нуклеары.
        - Так мы с тобой не связаны? - изумился Дметр.
        - Натан, - Каруман покачал головой, - нужно было ему сказать раньше.
        - Пошел ты! - огрызнулся Джулиани.
        - Хорошо. Но твоему псу все равно не жить, - кивнул вампир.
        - Я не уступлю, - Натан оскалился, смотря на любовника исподлобья.
        - Он тебе не нуклеар…
        - А я говорю иначе!
        - Это ложь. Ты ничем ему не обязан. Кресо - лишь жалкий безумец, опьяненный своей силой. И он должен понести наказание за сотворенные злодеяния.
        - Вот еще! - Джулиани поморщился. - Опять ты своих людишек прикрываешь. А ведь они пустоголовые истуканы. От них лишь одна польза - кровь. Я не намерен более потакать твоим идиотским желаниям.
        Натан скрестил руки на груди.
        - Дай, я с ним сам разберусь, - Кресо шагнул вперед.
        - Не трогай, - Натан остановил его рукой. - Я сам… Ты не сможешь.
        - И ты… - проговорил Каруман. В его глазах отразилась пара вампиров так близко стоящих друг к другу. Сердце Тремерса застилала вязкая печаль.
        Натан заметил уязвленность нуклеара, поэтому он с нескрываемым ехидством произнес:
        - А это еще, как говорится, бабка надвое сказала! Знаешь, Тремерс, я с тобой никогда не бился по-настоящему, к тому же я долго практиковался, пока ты выдумывал себе глупые диеты. Возможно, я смогу тебя одолеть.
        - Я никогда не схлестнусь с тобой, родной мой, - отозвался Каруман.
        - Ну, - Натан хитро прищурился, - это мы еще посмотрим. Пора бы с тобой покончить, ты как заноза в заднице у расы вампиров. Ты мешаешь нам жить!
        - Ты хотел сказать бесчинствовать, ввергая себя в разврат и кровопролитие?
        - Я сказал то, что хотел, - буркнул вампир, картинно строя обиженное лицо.
        - Давай прикончим его вместе? - предложил Дметр, потирая руки.
        - Ей, ей! Какая прыть. Нет, мой милый нуклеар, - Натан специально так обратился к Кресо. - На тебе Стасик. Тремерса я оставлю себе на десерт.
        - Я одного не понимаю, - угрюмо произнес Каруман. - Почему, Натан?
        - По кочану. Устроит ответ? - вампир зло сдвинул брови.
        - Нет. Я хочу понять…
        - Поздно. Я принял решение быть с Кресо. Мы идеально друг другу подходим. За все время, что я с ним, Дметр не задал ни одного лишнего вопроса. Он понимает меня и разделяет мои желания.
        Натан подмигнул.
        - Но понимает ли он тебя в действительности? Познал ли он твою душу, как я?
        - А в чем прелесть? Что хорошего я получил от твоего познания??? Шестьдесят лет сна в пустоте?! О да, какое блаженство!
        - Натан, я каюсь! Я не должен был… Но тогда это был единственный выход.
        - Брось, я не намерен сегодня вести долгие лирические беседы о былом. Каруман, все давно кончено. Я защищаю своего нуклеара и свой путь. Ты мне не нужен. Съел?!
        - Хочу поговорить с тобой наедине, - глухим голосом произнес Каруман, смотря куда-то вдаль.
        - Ладно, давай обсудим и раз и навсегда выясним наши отношения.
        Натан был серьезен и мрачен, только его глаза загорелись новым огнем азарта.
        - Эй, морда! - окликнул вампира Дметр. - А мне что делать?
        - Прикончи этого… как его… охотника, - Натан кивнул на Стаса, уже поднявшегося на ноги и наблюдающего за тремя вампирами с неким замешательством.
        - Стас, - Каруман обратил свой взор на охотника, вселяя в него воодушевление, - я верю в тебя. Борись!
        - Не подведу! - с пылом в голосе крикнул парень и сжал в руках нефритовую кирку.
        - Как трогательно, - тут же съязвил Натан.
        - Морда, я разделаюсь с ним, - в ответ кинул Кресо, обращаясь к Джулиани.
        - Естественно, морда. Только оставь мне парочку капель его крови, - Натан улыбнулся.
        - Обломитесь! - пробурчал Стас.
        - Идем, Натан, - Каруман решил прекратить перекрестный огонь словесных шпилек.
        - Поймай меня, - отозвался Джулиани, спешно растворяясь в воздухе.
        Тремерс вздохнул и помчался вслед за своим нуклеаром, оставляя вампира и охотника наедине в извечном противостоянии жизни и смерти.

* * *
        Натан привел своего нуклеара к пустырю, находившемуся перед каменным гротом. Ждать оказалось недолго, Тремерс появился в самый нужный момент, когда Натан еще не успел рассвирепеть, томясь ожиданием.
        - И что ты жаждешь обсудить? - с явным презрением спросил он.
        - Нас… - холодно проговорил Каруман, смиряя своего нуклеара строгим взглядом.
        - Есть я, Натан Джулиани, а есть ты… Достаточно романтического бреда.
        - Нет. Не в романтике дело. Почему ты поступаешь подобно зверю?
        - А что я сделал? По факту? - с вызовом кинул Натан.
        - Ты потворствовал презренному червю в его злодеяниях!
        - В чем? Я не ослышался?! - Натан ухмылялся. - Кресо - вампир, а его действия - нормальное поведение представителя нашей расы. Это ты, Каруман… Исключение.
        - В тебе столько зла, Натан. Неужели моя любовь не смогла остудить жара ненависти в твоей груди? - искренне удивился Тремерс.
        Улыбка сошла с губ Джулиани, и он застыл в своей ледяной суровости. Небо разродилось шквалом снега, падающего на землю огромными пышными хлопьями. Ветер кидал их из стороны в сторону, и вскоре весь лес оказался застлан снегом.
        Вампиры стояли друг напротив друга, и снег покрывал их головы, застывая белыми пятнами на растрепанных ветром волосах. Каруман с нежностью отметил, что на черной копне волос Натана снег смотрелся особенно красиво. Да и вообще, в окружении белых снежинок его любимый вампир был самым прекрасным на свете.
        Ничего похожего в мыслях Натана не наблюдалось.
        - Чертов снег, - буркнул он. - Ничего не видно за его саваном. Я перемещу нас в мой мираж?
        - Даю согласие.
        Нуклеары исполнили типичную формальность. Ни один вампир не мог перетянуть в свою иллюзию собрата без его на то согласия.
        Натан опустил на землю иллюзорные каскады вампирской силы. Мир растекся в синий поток с серыми плывунами энергий. С неба продолжал валить снег только уже кроваво-красного цвета, как и в иллюзии Карумана. Зато ветер почти утих. Из глубин земли поднимались тяжелые мрачные гитарные рифы, перебивками отстукивающие в пространстве биения преисподней.
        - Твоя песенка? - отстраненно поинтересовался Каруман, прислушиваясь к словам неведомого певца.
        - Да. Она так и играет в моей голове.
        Натан убрал волосы с лица, в его глазах отражались красные искры снега.
        - Знаешь, нет ничего пошлее твоих слов о любви, - тихим голосом произнес Натан.
        - Пошлость?
        Каруман искренне изумился.
        - Ну конечно.
        - Любовь не может быть пошлостью по определению.
        - Да ну?! - хмыкнул Джулиани. И, хмурясь, вкрадчиво спросил: - Ну раз такое дело, может, напоследок зарядишь мне? А, Каруман?
        - Не время и не место, - жестко отчеканил Тремерс. Ему решительно не нравилось то, куда клонит его нуклеар.
        - Ну надо же! Отказался. И даже не стал ссылаться на свое опрометчивое обещание. Браво! - Натан картинно похлопал в ладоши. - Растешь на глазах. Что же произошло?
        - Хватит опошлять мои чувства!
        - А-а, ясно. Это я опошляю твои платонические терзания. Уж прости. А ведь ты никогда не отказывался, Каруман. Даже, когда я только проснулся и приходил в себя…
        - Я выполнял твое желание.
        - Ха! Как же… Да я всегда тебя проверял, откажешься ты, сможешь наступить себе на глотку или нет. Но, Каруман, ты всегда питал слабость к моему многострадальному телу. О, ты так его хотел… Я прочел в твоих глазах желание, я понял все, когда смотрел, как ты меня чуть ли не облизываешь во время пробуждения. Знаешь, я просто не мог не предложить… Да, Каруман, ты настоящее похотливое животное. На моей памяти ты остановился лишь раз, точнее отказал себе в удовольствии мной овладеть. Переклинило тебя тогда что ли…
        - Натан, для меня секс - это естественное продолжение любви, - отрывисто заговорил Каруман. - Желание быть ближе к возлюбленному совершенно нормально.
        - Боже, какая монументальная чушь! - Натан картинно закатил глаза. - Ничего тупее еще не слышал. Скажи, только честно, вот тебя ничего не смущало?
        - Я повторю, мне не важен пол возлюбленного.
        - Нет, я даже не о том, что в нашей паре не было женщины, - Джулиани покачал головой. - Хотя и это омерзительно. Но я о другом.
        - О чем же? - строго спросил Тремерс.
        - Мое тело, оно принадлежало тебе, ты брал его, когда хотел… Но с чего ты решил, что я желал того же? - Натан усмехнулся. - Любовь… Я вот не спорю, ты любил свою Марию, но ты ведь никогда не позволял себе воспользоваться ее слабостью и овладеть ею. А со мной ты почему-то не слишком церемонился. Или тот жалкий секс во время обряда обретения нуклеара дал тебе повод хозяйничать у меня в кровати? Ты перепутал обязательный элемент магии и реальную жизнь? Каруман, ты такой придурок, и ты еще говоришь мне о любви.
        - Натан! Образ Марии рядом с тобой меркнет… мои чувства к тебе намного сильнее! - буквально прокричал Каруман.
        - Ну, спасибо, обрадовал. Да меня сейчас просто стошнит от тебя, - Джулиани покачал головой. - Похотливая, развратная мразь… Вот твое настоящее лицо.
        - Я думал, тебе было хорошо со мной, - прошептал задетый за живое Каруман. Он не спускал печальных глаз со своего нуклеара.
        - Хорошо? - Натан на секунду прикрыл глаза. - Конечно же, нет. Ты меня бесил. Особенно была невыносима твоя ложь…
        - Я никогда не лгал тебе, - Каруман положил руку на сердце. - Никогда! Я, действительно, люблю тебя. Люблю!
        - Заткнись! - взревел Натан, ссутуливаясь в свою звериную позу. - Я миллион раз просил не произносить этого слова!!! Оно невыносимо! Ложь… То, что ты окрестил любовью, никак не может так называться! Это страсть, похоть, разврат, но не любовь!
        - Натан!
        Музыка усилилась, мрачные крики песни качали синее марево иллюзии.
        - Жалкий придурок, - Джулиани оскалился, выпуская свою звериную лапу. - Ты всегда считал возможным просто так взять и отыметь меня, а потом усыпить в угоду людям. Каруман! Что именно ты называешь любовью? Ласковые слова, нашептанные ночью, или мое насильственное усыпление под утро? А?! Твои поцелуи, претворяющие мой сон во льдах эпох? Мое жертвоприношение тем, кто причинял мне… - Натан осекся и тут же оговорился, - кто чинил мне неприятности?! Так, что именно из этого длинного списка ты, грязный лицемер, посмел назвать любовью?
        - Я виноват… Я отвратительный нуклеар, - собираясь с мыслями после услышанного, проговорил Каруман, - но ты своим поведением не оставлял мне выбора. Ты так ненавидишь людей, что совсем не понимаешь творимых тобой поступков. Я ведь всегда пытался спасти тебя! Думаешь, я не страдал, когда причинял тебе боль? Да я с ума сходил! Проклятое усыпление! Но что еще я мог сделать? Что?!
        - Слова слабака, - съязвил Натан, кривя рот в усмешке. - Да если бы тебе хватило духу не пойти в пляс под дудку человечков, а встать рядом со мной и защищать наши чувства, я бы пошел с тобой в твою Утопию, где вампиры и люди живут мирно. Но нет… Ты искал компромисс. Помнишь гетто? Ты мог просто схватить меня за руку и бежать! Я бы шел за тобой, я бы жил где угодно, прячась от охотников, мне было бы наплевать на то, что меня окружало, хоть помойка, хоть сточная канава, но я бы знал, что со мной верный спутник, нуклеар, ты, Каруман… Но ты предпочел услужить всем! В итоге каждый остался недоволен. Ты придурок!
        - Шел за мной… - растерянно повторил Каруман.
        - Ну, да. Если бы ты смог вселить в меня веру в тебя, я бы покорился тебе, как когда-то Джулиану. Но нет, ты упустил все шансы! У тебя затяжной роман с людьми, но не со мной. В этом треугольнике я был лишним. Ну, или просто выполнял функции твоей персональной секс-игрушки.
        - Хватит! - взревел Каруман. - Ты полюбил Джулиана, который развратил тебя и растоптал, а меня, меня, который всеми силами пытался подарить тебе всю свою нежность и указать дорогу к лучшей жизни, ты возненавидел!!! В чем логика, Натан?
        - Джулиан… Я не знаю… - вампир сделал шаг назад. Он запрокинул голову, смотря на красный снег.
        - Натан, если тебе было так больно, почему ты ни разу мне не сказал? Как я мог догадаться о твоих чувствах? Ты такая закрытая система, ты даже умудрился научиться скрывать эмоции для нуклеарной нити.
        - Мне не бывает больно, Каруман, - Натан посмотрел любовнику в глаза. - Не бывает. Мои чувства никому не достанутся и никто больше на них не сыграет. Ясно?
        - Почему ты не сказал?
        - Я не сопливая девчонка, чтобы хныкать и рыдать в жилетку. Я никогда не показываю своих слабостей. Или ты ожидал от меня чего-то другого? Мечтал, как я тебе покорюсь? Ишь, губу раскатал! Я не сломался от буйных игр Джулиана, а с тобой, вообще, проще…
        - Не ставь нас в один ряд!
        - И не подумаю. Джулиан честнее тебя, - Натан задумчиво оглядел свою уродливую лапу, - он был, как и я, раненым зверем. А виновником являешься ты. Ты выкинул Джулиана из-за людишек. Видишь, моя теория подтверждается. Тебе никто не нужен, кроме людей.
        - Мне нужен ты и только ты, - уверенно выпалил Каруман. - Моя душа сейчас рвется на части. Мне невыносимо тяжело видеть тебя таким… несчастным и понимать, что это я, своими руками вверг тебя в еще больший мрак. Если бы я встретил тебя раньше Джулиана… Из-за меня, из-за моей недальновидности, ты так пострадал… Прости, Натан, прости, мой любимый.
        - Не прощу, ни тебя, ни людей, отнявших у меня все. Только Джулиан помог мне… Он дал мне клыки и показал, как мстить. Я не жалею, что встретил его. Я даже не жалею о том, что как последняя шлюха продался ему за деньги. Пусть мне самому от себя противно, но это того стоило. Без Джулиана я бы не смог отомстить моим односельчанам, этим баранам, и той шобле, что произвела меня на свет!
        - Не говори так! - Каруман вздрогнул от резких слов.
        - Мое дело, не лезь ко мне в душу с нравоучениями! Она была, как ты, - глаза Натана блеснули ненавистью. - Она тоже позволяла меня линчевать в угоду общественному мнению. Для нее я был неправ, а то тупое стадо образцом закона. И эта тварь называлась матерью?! Самым близким и родным человеком?! Смешно!
        - Она искала компромисса, в том числе и тебе во благо!
        Натан покатился со смеху.
        - В том числе, - сквозь смех произнес он. - Ну если только так! Одного не учла, этот чертов компромисс означает для меня смерть, и я не хочу меняться. Я и не должен! Я такой, какой есть. Вот и с тобой такая же история. Ты хочешь меня сломать и переделать, тебе, по сути-то, я не нужен. Каруман, я ушел к Кресо, потому что он никогда не просил стать другим, он принял меня… Да, он тоже попользовался моим телом и моей силой, но за это Дметр дал мне понимание, хотя бы на его ограниченном животном уровне.
        Каруман устало прикрыл глаза, вслушиваясь в тревожные и надрывистые перепады музыки.
        - Я понял тебя, - обреченно проговорил Тремерс. - Я понял, что ты хочешь сказать этой песней. И я отпущу тебя, не стану мешать, я ведь не достоин тебя… Только ответь на последний вопрос. Мы не сможем начать все сначала? Натан, я осознал, где был неправ… Я же поклялся, больше никакого усыпления, больше никакого секса, никакой боли - ничего из того, что тебе так противно. Ответь… Начнем заново, с чистого листа?
        - Нет, - быстро ответил Натан. - Это уже невозможно!
        - Но Кресо не жить, он зашел слишком далеко и будет остановлен.
        - Причем тут Дметр? Мне, если честно, он не слишком интересен.
        - Тогда в чем дело? Охотники? Забудь! Я возьму тебя на руки и унесу в безопасное место. Тебя никто не потревожит. Для меня ты невиновен… Я буду защищать тебя!
        Натан чуть заметно вздрогнул, но тут же сжал руки в кулаки, еще сильнее демонстрируя свою неистовую злость.
        - Поздно! Мне больше не нужны твои объятия! - проговорил Натан. - Время ушло.
        - Неужели я так тебя обидел? - с горечью проговорил Каруман, прикладывая руку к сердцу. - Ну, умоляю, прости.
        - Разочаровал… - хмыкнул Натан. - Как и я тебя… Мы не созданы друг для друга, это так очевидно. Я ведь говорил с самого начала… Мы слишком с тобой разные, Каруман, разные… Теперь я с Дметром играю в «слезу», мы уже прочно связаны, точнее повязаны.
        - Ничего подобного! Он полоумный убийца, а ты даже соучастником едва ли можешь назваться.
        - Не будь так уверен, - хитро проговорил Джулиани, гнусно посмеиваясь.
        Карумана охватила дрожь подозрений, оставляя в его душе неприятный осадок. Но музыка грусти нуклеара окутывала сомнениями и без того растерянную душу высшего вампира.
        Глава 41
        - Ну что, начнем, кролик? - Дметр облизнулся.
        - Я не проиграю в этот раз, - ответил Стас.
        - Конечно, нет! С тобой никто и не собирается всерьез биться, - издевался серб. - Я просто тебя съем.
        - Закончил говорить? Во имя закона мироздания, ответь за грехи! - выкрикнул Стас, кидаясь с киркой на вампира.
        Кресо ответил ураганом игл, от которых, впрочем, охотник успешно отбился. Тогда вампир прыгнул на дерево, оттолкнулся от него и спикировал на парня. Стас плюхнулся на землю и, сделав кувырок назад, избежал столкновения. Его кирка достала до руки Дметра, но вампир удачно отклонился и не получил увечий. За мгновение пережитой опасности он отомстил уколом иглы, который Стас пропустил и схлопотал в плечо.
        Однако сдаваться парень был не намерен. Он технично выполнял выбросы в сторону противника, гоняя того по всей рощице, но и Дметр не оставался в долгу, то и дело преподнося сопернику сюрпризы в виде неожиданных приемов. К исходу тридцатой минуты ожесточенного боя Стас походил уже на выжатый лимон. Он тяжело дышал, а потеря внимания отозвалась ему новыми порезами.
        Дметр, конечно же, имел больше шансов на победу. Вампир совершенно не устал и пребывал в отличном настроении. Он активно лавировал между деревьев, заставляя Стаса гнаться за ним и выдыхаться еще сильнее, а потом атаковал из-за спины в самое неподходящее время. Кресо мог миллион раз убить охотника, но он предпочел играть с ним, как матерый кот с мышкой.
        Молодой охотник, поняв стратегию вампира, предпринял попытку сломить ситуацию. Яростно закричав, он ринулся на серба. Кресо мастерски уклонился от неистового парня и, вовремя подставив ему подножку, свалил на землю.
        - Чертов вампир! - выругался Стас, хватаясь за ногу. Ему показалось, что острая боль в щиколотке не что иное, как вестник растяжения, а значит, резко обнулялись шансы на победу и выживание.
        Кресо взял за шиворот поверженного охотника и, вырывая из его рук кирку, приблизил к себе:
        - Ну что, барашек, проси пощады?! - саркастично протянул Дметр.
        - Никогда! - глаза Стаса отразили огонь праведной злобы.
        - Тогда ты подохнешь! - оскалился серб и вытащил из-за спины иглу, внушающую природный страх.
        Стас уже приготовился к смерти. Он зажмурился и то и дело громко сглатывал ком, плотно застрявший в горле. Неожиданно раздались выстрелы. Кресо яростно зарычал и, откинув Стаса, ринулся в сторону.
        Генерал Прохоров держал дымящийся пистолет, оценивая ситуацию беглым взглядом профессионала.
        - А вот и наш подонок, - протянул старый военный, глядя на вампира.
        - Что за старый хрен? - негодование Кресо достигало пика по мере того, как из его регенерирующих ран вылезали пули.
        - Обойдешься, чтоб я еще такой мрази представлялся, - Прохоров не опускал пистолета.
        - Твое время ушло, старая развалина, - Дметр обнажил клыки. - А за пули я тебе отомщу!
        Генерал не ответил, он сконцентрировался на вампире, следя за каждым его движением. Внезапно Кресо бросился вперед и в прыжке повалил Прохорова на землю. Даже бывалый генерал не успел выстрелить, настолько молниеносно сработал вампир.
        Дметр завис над стариком, скалясь и готовясь прогрызть ему горло.
        - Слабак, - прорычал серб, его пустые серые глаза заволокла ярость.
        Генерал пытался скинуть с себя вампира и нащупать на земле упавший пистолет. Но оружие отлетело достаточно далеко, и попытки Прохорова были обречены на провал.
        Кресо зарычал и кинулся к шее старика, но внезапно взвизгнул, удивленно тараща глаза. На лицо генерала упали капли густой крови.
        Он поднял глаза на вампира, из чьей груди торчало лезвие нефритовой кирки, прошедшее сквозь его сердце.
        - Как это? - прошептал шокированный вампир, притрагиваясь к острию ранившего его оружия. Он перевел взгляд на небо и, тихо выругавшись, упал замертво на снег.
        За Дметром стоял Стас, парень тяжело дышал, опираясь рукой на древко.
        - Отправляйся в ад, сволочь, - усталым голосом произнес молодой охотник.
        Тело вампира медленно превращалось в пепел, рассыпаясь под напором беспощадного ветра.
        - Прямо в сердце, - произнес Прохоров, поднимаясь и подходя к своему спасителю.
        - Вы в порядке?
        - Да, только стар я слишком стал для подобных развлечений, - генерал помог парню опереться на свое плечо. - А ты молодец, Стас, не растерялся! С боевым почином!
        - Ну что вы! Если бы не вы… Я так и не смог с ним справиться один на один.
        - Кресо был силен, очень силен.
        - Что будет теперь с его заклинанием?
        - Оно рассыплется, хозяин-то мертв.
        - Слава богу, - облегченно выдохнул парень.
        - А где Каруман?
        - С Натаном, пошли выяснять отношения. Я немного тревожусь за них…
        Прохоров на глазах помрачнел и, задумчиво потирая подбородок, произнес:
        - Да уж, бедный Каруман…

* * *
        Сквозь звуки музыки прорвался истошный крик раненого зверя. Каруман невольно вздрогнул, но в ту же секунду догадался, что Стас победил. Натан тоже сразу все понял.
        - Несчастный Дметр, - равнодушно протянул Джулиани. - Как быстро закончилась его история.
        - Я рад, что с ним покончено. Он заслужил!
        - Возможно, спорить не буду, - усмехнулся Натан. - Жаль, что он не успел активировать слезу…
        - И не успел убить еще одну жертву! - добавил Каруман.
        - О чем ты, Тремерс? - Натан иронично поморщился. - У нас давно готов набор.
        - Что??? - в душе у Карумана оборвалось.
        - Не смотри на меня так растерянно, - ответил Натан, не переставая ухмыляться. - Тебе не идет столь глупое выражение лица.
        - Поясни свои слова! - уже строго приказал Каруман. - Я не чувствовал смерти новой жертвы.
        - Конечно, нет, - хмыкнул Натан, развевая свою иллюзию.
        Вампиры снова оказались на поляне возле грота в окружении пляшущих в воздухе белых снежинок. - Я покажу тебе, - подмигнул Натан и со свойственной ему молниеносностью скрылся в гроте.
        Через долю секунды он появился с мертвой девушкой на руках. Жертва была облачена в подвенечное платье, на котором блестели красные брызги крови. Лицо девушки смотрело на держащего ее вампира, поэтому Каруман не смог сразу его разглядеть.
        - Она прекрасно подошла на роль центральной жертвы, - проговорил Натан, завороженно смотря на покойницу. Он подошел к Каруману и швырнул тело к его ногам.
        Тремерс вздрогнул, его глаза расширились резкой болью.
        - Марина… - лишь смог прошептать Каруман.
        Натан сделал шаг назад.
        Теперь их с нуклеаром разделяла мертвая девушка, утопающая в кружевах белого платья и пышной шубе из снежинок, все сильнее и сильнее укутывающих ее хрупкую, но поблекшую красоту. Кудри каштановых волос, рассыпанные по снегу, смиренные черты лица, розовые нежные губы, глаза с сомкнутыми пушистыми ресницами, Марина словно спала, настолько спокоен и прекрасен был лик ее смерти.
        - Ты не углядел ее смерти, - проговорил Натан, не спуская глаз с Марины. - Потому что все произошло по ее согласию. Я хотел сделать ее вампиром, но… Передумал.
        Вампир поднял глаза на Карумана, теперь они блестели диким насмешливым вызовом.
        - Ты подлое животное, - ледяным голосом произнес Тремерс, удостаивая нуклеара взглядом негодования. - Ты обманул ее, заставил поверить тебе. А сам воспользовался ее наивностью и убил! Как ты мог?!
        - Мог, только я не хотел ее убивать. Я передумал в последний момент. Так вышло, - Натан засмеялся. - Что, Каруман, по-прежнему хочешь начать все сначала?
        - Натан, мне жаль, но я беру свои слова назад, - Каруман прикрыл веки, объятые нервной дрожью.
        - Как это на тебя похоже, - съязвил Натан.
        - Я извинялся перед тобой, и я не раскаиваюсь. Действительно, я виноват. Отпечаток моих ошибок лежит на твоем сердце, делая его каменным. Но твоя невиновность в причинах не отражается на поступках, которые ты совершал. Ты должен за них ответить…
        - Перед кем? - губы Джулиани растянулись в злой улыбке, дополненной выступившими клыками. - Перед людьми? Как банально. Ты, как всегда, неоригинален.
        В подтверждение слов Натана земля под ногами вампиров треснула его злостью.
        - Ты ответишь передо мной. Посмотри, - Каруман кивнул на Марину. - Она верила в тебя, она была ангелом, а ты ее убил. Зачем? Разве она не отличалась от остальных людей той добротой, об отсутствии которой ты заявляешь?! Так почему же ты забрал ее жизнь?
        - Она была слишком наивной, слишком доброй и такой доверчивой, я не мог поступить иначе. Хотелось посмотреть на твою расстроенную рожу, - едко отозвался Натан. - Влюбленный козел, она ведь тебе нравилась?
        - А тебе?
        - И мне. Только это ничего не значит. Марина вся такая правильная и милая, прямо как ты. Тьфу, - Натан картинно сплюнул, - противно даже. Такие экспонаты жить не должны… К тому же, она была потрясающе вкусной. И, умирая, Каруман, она думала о тебе. Я был польщен, и тем приятнее было ее убивать, зная какую боль причиню тебе своим поступком.
        - Животное… - с презрением бросил Каруман, - грязный, мерзкий зверь!
        Деревья за спиной Тремерса вспыхнули, как спички, и даже снег оказался не в силах остудить их пламенной ярости.
        - Да, - глаза Натана распахнулись и вспыхнули диким огнем, - наконец-то ты видишь мое истинное лицо! Так, что ты там говорил о любви???
        - Я фатально ошибся лишь однажды, - с трудом произнес Каруман, борясь с пожаром в своей душе. - Ты был прав тогда… Во время обряда обретения нуклеара, мы не подходим друг другу. Мы не понимаем… Я должен был думать трезво, без эмоций смотреть правде в глаза. И мне стоило тебя тогда сразу прикончить, облегчив твои земные муки. Но я верил, что смогу обласкать и залечить твою израненную душу… Но нет! Сколько горя людям принесла моя любовь!
        - Люди, люди, люди, везде только люди, постоянно люди, - Натан скривился злобой, вызывая дрожь в земле, - ты всегда о них думаешь. А когда будет Натан? Никогда! Даже теперь…
        - Замолчи! Ты неисправимый эгоист! Тварь кровожадная, решившая, что тебя должны принять по определению таким, какой ты есть. Но никто не обязан терпеть твою злобу!
        - Каруман! Как ты смеешь говорить мне такое?! После того, что люди со мной сделали! - завопил Натан, оскаливаясь и сгибаясь. - Мерзавец! Ненавижу!
        - Ты понесешь наказание, Натан Джулиани! - спокойно проговорил Тремерс, выпрямляясь и смотря своему нуклеару в глаза.
        - Иллюзия? - предложил Натан.
        - Да, - отчеканил Каруман.
        Мир вокруг снова накинул на себя синее полотно, разорванное и изрезанное серыми пятнами. Кровавый снег стал не меньше своего белого собрата из реальности. Музыка звучала теперь очень громко.
        - Я ненавижу тебя, Каруман! Я отомщу тебе! - заорал Натан.
        - Давай! Покончим со всем! - кивнул вампир.
        - Once I ran to you. Now I'll run from you. This tainted love you've given. I give you all a boy could give you. Take my tears and that's not nearly all[4 - «Когда-то я бежал к тебе, А теперь я рвусь от тебя И от твоей порочной любви. Я отдал тебе всё, что только может отдать парень. Возьми мои слёзы… И это еще не все!» Тремерс тоже выпустил клыки, за его спиной раскрылись перепончатые черные крылья, а в глазах отразился синий огонь. Как только Натан достиг его, замахиваясь лапой, Тремерс взлетел, пропуская неистового вампира вперед.
        Джулиани едва не потерял равновесие, но молниеносность реакции не позволила вампиру упасть. Он поймал поток воздуха и снова бросился на Карумана, извергая из глотки яростный клич.
        Тремерс продолжал уворачиваться, не позволяя взбесившемуся Натану ударить. Танец ветра и льда продолжался. Натан не утихал в своем страстном порыве уничтожить Карумана. Его зрачки ушли наполовину под веки, делая лицо и без того перекошенное злобой, еще более разгневанным.
        Отрывистое дыхание дикости прорывалось сквозь выпущенные клыки, по которым бежали струи крови и слюней, делая Натана столь похожим на неистового зверя. Каруман оставался степенно спокойным, его лицо было сосредоточенно, а в глазах отражалась холодная пустота.
        Музыка оглушала в своем повторяющемся нетерпении и надрыве. Натан прыгнул и в воздухе зацепился за крыло Карумана, рванув на себя. Как ни странно перепончатое крыло не порвалось под нажимом острого когтя вампира, наоборот, сам Натан лишился одного ногтя. Он остановился и, глянув на свой обломанный коготь, усмехнулся.
        - Неудивительно, всегда о тебя режусь. Но пришло время мести. Я отомщу тебе! - снова заорал вампир, кидаясь на Карумана.
        - Достаточно, - холодно ответил тот.
        Вампиры сошлись. В одну секунду Каруман блокировал руки Натана, сжав его запястья. Черные крылья впились в плечи Джулиани. Он оказался в ловушке, не имея шанса и двинуться. Красный снег повалил с новой силой, теперь сливаясь с кровью, хлынувшей из пробитых плеч вампира.
        Каруман без колебаний одним рывком сломал напополам звериную лапу обезумевшего от злобы Натана. Тот взвыл, раскачивая синюю иллюзию звериным воплем. Каруман остался равнодушным. Но и слабость Натана была минутной.
        Вампир пришел в себя и стал надменно спокойным. Вырываться он и не пытался, сразу поняв, что бой проигран. На губах Джулиани родилась кривая усмешка.
        - Даже не дал мне тебя ранить, - произнес он. - А ты ведь знал, как это для меня важно. Хотя бы глупая надежда, иллюзия того, что я смогу тебя победить…
        - Ты сам все заранее знал, - ответил Каруман, избегая смотреть Натану в глаза.
        - И это любовь… - Натан поднял одну бровь.
        - Ты ведь добился того, к чему стремился?
        - Я доказал твою ложь…
        Лапа зверя начинала регенерировать. Каруман нахмурился.
        - Я рад за тебя. Пора ставить точку, - печально произнес он.
        За спиной Натана родилась черная пустота, затягивающая в себя вампиров. Каруман оттолкнулся от синей земли в чужой иллюзии и бросился навстречу бездонной тьме, не выпуская из рук своего безумного нуклеара.
        Глава 42
        ВЗГЛЯД ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ.
        Вампиры выпали из черного туннеля прямо на темно-серый пепел земли. Каруман медленно поднялся. Место, куда он втащил своего нуклеара, было ему хорошо знакомо.
        Натан тоже вскочил на ноги и, отойдя от Тремерса на несколько шагов, стал нервно озираться по сторонам.
        Кроме серой, действительно, пепельной земли, кругом царила лишь чернота, прорезаемая едким зеленым огнем, которым пульсировали нефритовые плиты, то там, то здесь прорастающие из земли.
        Натан заставил себя успокоиться и посмотрел на нуклеара с нескрываемой злобой. Его рука еще кровоточила, а в этом сумрачном месте вообще перестала регенерировать.
        - А я знал, - наконец, проговорил Натан. - Догадывался, что ты и есть первый вампир, принесший свой вирус в мир людей. Ты заразил человечество жаждой крови и породил вторую расу. А это, стало быть, - хмыкнул вампир. - Колыбель, дом всех вампиров. Место, куда стремится каждый из нас.
        - Ты верно полагаешь. Ты должен был познать эту истину еще во время обряда обретения, но тебе не хватило совсем чуть-чуть силы, чтобы добраться до связей с моим родным измерением, - голос Карумана звучал безжизненно.
        - Здесь полно нефрита. Какая гадость!
        - Никогда не задумывался, почему вампиры, прошедшие через болезненное превращение, так боятся зеленого камня?
        - Нет, - фыркнул Натан.
        - У вас связь с Колыбелью особенно сильна. Нефрит здесь - основа всего, колодец энергии этого мира, мира существ, которые названы вампирами. Но ты и тебе подобные в вашем мире не вампиры. Не истинные существа. Для этого мира ты, как твои низшие собратья для мира людских вампиров, второй сорт.
        - Тогда почему я связан с Колыбелью?
        - Вампиры, познавшие боль превращения, чересчур чувствительны к колебаниям измерений. Они ощущают связь с Колыбелью каждой частицей их существа. Вот именно поэтому нефрит вытягивает из тебя всю энергию, вместо того, чтобы даровать ее. В моем измерении твоя сила не работает, вон, даже лапа перестала заживать… Ты здесь, как человек, беспомощен.
        - Я заметил, - буркнул Натан. - Ну разве у тебя мог быть иной мир, Каруман?! Или правильнее будет называть тебя Каин?
        - Как будет угодно. Ты должен собой гордиться, ты смог добраться до моего имени. У тебя много силы, Тимур.
        - Ей, ей! - Джулиани с наигранной веселостью замахал здоровой рукой. - Так ко мне не обращались уже семьсот лет. Как непривычно! Называй меня лучше Натаном, имя, данное Джулианом, намного лучше имени моего отца.
        - Как будет угодно… Натан.
        Каруман печально оглядел своего нуклеара.
        - И зачем ты меня сюда притащил? Уж, не для того, чтобы показать отчий дом.
        - Прости, но сегодня ты умрешь, - отчеканил Каруман, и его слова повисли в воздухе тонким металлическим эхом.
        - Как страшно, я должен испугаться твоих угроз? - Натан оскалился.
        - Как тебе будет угодно.
        - Вот заладил-то! - огрызнулся Джулиани, он посмотрел по сторонам и как-то нервно пригладил волосы. - Мерзкое место, не хочу здесь оставаться. Давай, верни все на свои места!
        - Нет.
        - Каруман, не беси меня!
        - Я ведь не шутил…
        Со словами Карумана из земли позади Натана выросла длинная прямоугольная плита из зеленого пульсирующего нефрита, поднимая в воздух пепельные ошметки и отражая в своей зеркальной глади двух вампиров, застывших в горькой нерешительности.
        Натан ошарашенно посмотрел на плиту, а потом перевел удивленный взгляд на Карумана. Впервые в его глазах не было ярости или злобы, эти чувства уступили место тревожному недоверию.
        - Каруман, ты опять хочешь меня наказать из-за людей? - спросил Натан. - Сволочь ты, Каруман. Притащил меня сюда, устроил спектакль… Думаешь напугать? Как же…
        Вампир не мог остановить своего едкого монолога, но словами он лишь скрывал свое волнение и полное замешательство.
        - Мне придется нарушить еще одно свое обещание, - проговорил Каруман, слова прозвучали блекло.
        - Не удивлен!
        - Это хорошо… Ведь мне придется причинить тебе боль.
        Каруман расправил крылья и бросился к Натану. В следующее мгновение он с силой впечатал своего нуклеара в нефритовую стену. Джулиани оказался сидящим на земле и буквально приросшим спиной к камню. Он не мог высвободиться, нефрит лишал его всякой возможности двигаться.
        Тремерс опустился на колени перед возлюбленным и, взяв его руки, прислонил к нефритовой стене ладонями вверх.
        - Вот так, - прошептал он, поправляя длинные волосы Натана, спавшие вампиру на лоб.
        - Типа сдаюсь? - прокомментировал свое положение Джулиани, вновь ставший язвительным и ироничным.
        - Прости меня, я самый плохой нуклеар, ты заслуживал другого, - Каруман прикоснулся к щеке нуклеара и с печалью остановил свой взгляд на лице вампира.
        - Не прощу, - зло кинул Натан, ерзая ногами и пытаясь высвободиться из нефритового плена.
        - Так надо, возможно, в глубине души ты поймешь меня, - грустно произнес Тремерс.
        Джулиани собрался с силами и пнул нуклеара свободной ногой. Каруман печально усмехнулся. В следующий момент он провел руками по бедрам плененного вампира, смотря, как Натан морщится.
        - Я серьезно, Натан, так надо, - повторил Каруман. Вампир почти вплотную пододвинулся к своему возлюбленному. Он резко склонился и отрывистым поцелуем коснулся губ Натана.
        - Не лезь ко мне! Придурок! - взвыл Натан.
        - Больше никогда… Все, действительно, кончено, - произнес Каруман, гладя вампира по волосам. В его глазах застыла жалость.
        Джулиани мгновенно прочел настрой нуклеара, и его наигранная ирония спала.
        - Так ты не усыплять меня собрался? - почти беззвучно пробормотал Натан.
        - Нет. Нет смысла продолжать агонию, мне придется тебя убить… Каруман на секунду зажмурился.
        - Ты серьезно… Каруман…
        С неба упал белый клочок, напоминающий снег, но на этот раз вниз парило белое перо. Вскоре за первым последовали следующие, застилая мрак небесной бездны хлопьями белоснежных пушинок.
        - Слезы неба, плач вампира… - протянул Натан с заметной обидой. - Плачешь. Получается, ты все решил. Что ж, сволочь, это достойный финал… Естественно, Каруман, для меня ты оставил только смерть.
        - Для меня это решение стало самым тяжелым за всю мою вечную жизнь. Но сейчас я понимаю, что другого пути нет, - Каруман с горечью покачал головой. - Во всем, что случилось, виноват я один. Я ошибся в своей теории… И я расплачиваюсь потерей тебя!
        - Надеюсь, тебе очень больно, - отозвался Натан.
        - Да, очень, - прошептал его нуклеар, подставляя ладонь под перья. - Но все равно, у меня хватит духу, и я смогу забрать твою жизнь, остановить столь неистовое и объятое вечной ненавистью сердце. Натан, я заберу твою боль, жаль, что только убив тебя я смогу это сделать… Ведь я хотел бы убаюкать тебя в своих руках, подарив всю любовь, на которую был только способен. Однако… мои чаяния пошли прахом, я словно ослеп и не видел твоих желаний, твоих тревог, твоей боли. Я виноват… Но все равно мир людей должен освободиться от зверя…
        - А, да, конечно, наш драгоценный мир людей… Будь они прокляты! Ты убиваешь меня ради их жизни? Да?
        - Да… Прости, выбирая между вами, я отдал предпочтение людям, - Каруман прижался лбом ко лбу нуклеара и проговорил с чувством, - если бы не мои давние бесчинства, не мое ослепление злобой, не было бы столько боли. Я создавал себе подобных из людей. Я даровал им знания и силу. Я благословлял кланы на кровавые пиры. И вот, смотри, как все обернулось… Глядя на тебя, я понимаю, насколько я был глуп и жесток. Мое равнодушие и опьянение всевластием привели моего самого любимого мальчика к безумию…
        - Заткнись, придурок! - яростно проговорил Натан. - Не смей называть меня своим… Ты предатель! Однажды я доверился тебе, и все, что я у тебя просил тогда - не предавать меня, а ты… ты…
        Натан замолчал и, насколько позволял нефрит за спиной, отвернул от вампира голову.
        - Я предал тебя, - кивнул Каруман. - Я виноват. Я же сказал, кроме меня никто не должен отвечать. Но и свои ошибки я исправлю…
        - Я ошибка, да? Мои чувства - ошибка? Мои мысли? Мое дыхание и сердцебиение? Я не нужен, так? - Натан печально улыбнулся. - Теперь ты это признаешь. Почему, Каруман?
        - Что почему? - вампир повернул к себе лицо Джулиани.
        - Мой вопрос тебе… Почему? - прошептал тот. - Почему, когда я говорил, ты не оставил меня в покое и не отпустил… Тогда в гетто, я бы ушел и…
        - Все равно, рано или поздно охотники бы загнали тебя.
        - Рано или поздно… - повторил Натан. - Я бы мог долго от них скрываться с моими-то силами. Да, я бы жил в вечной гонке, но мне не привыкать… Я бегал бы от охотников, но я бы жил. Понимаешь? А с тобой… Что я видел? Мрак дремоты в глухом гробу и одиночестве, зная, что ввергнут в этот тихий ад руками единственного близкого существа, клянущегося в любви ко мне? Каруман, почему? Я не понимаю. Почему ты был так эгоистичен, что не увидел этого… Почему? Раз любил… Почему?
        - Я не смог отказаться от тебя, - тихо прошептал Каруман. - Я так тебя люблю, Натан… Увидев тебя впервые, я понял, насколько ты особенный! Даже если бы я встретил тебя человеком, то не прошел бы мимо… Натан, в тебе заложена такая сила, такая прекрасная душа, я… Я оказался безоружен перед ее очарованием.
        - Поэтому всегда предпочитал мне людей?
        - Прости…
        - Отпусти меня, Каруман… Если любишь, то дай мне пожить?!
        - Не могу, извини, - заставил себя выговорить Тремерс.
        Лицо Натана исказила злоба.
        - Почему, Каруман?! - закричал он. - Почему люди? Почему я обречен делить тебя с ними? Почему я всегда должен им уступать? И тебя, и свою жизнь, и все, что у меня было! Что в них такого? Ты… Хочешь убить… Меня… Из-за этих тупоголовых овец, меня гнобивших! Почему? Я спрашиваю! Почему?
        Каруман приложил палец к губам Натана, и он замолчал.
        - Я расскажу, - проговорил Тремерс. - Я жил здесь с начала времени, которого нет. Мой мир наполняли одиночество и пустота, а потом боль от обжигающих лепестков тоски. Однажды я узрел мир, прекрасный в своих красках. И я ступил в него… Люди, они поразили меня своими эмоциями и парадоксами. Люди, они прекрасны… С их слабостью, обидами, беспомощностью, из-за которой их снедает зависть. Они смертны, поэтому так отчаянно тратят свои эмоции, пытаясь хоть как-то зацепиться за жизнь и остаться в памяти. Они не злые… Они несчастные и потрясающие. Среди людей я жил, среди них я встретил тебя, Марию… Понимаешь, люди - единственные существа всех измерений, способные вдохнуть жизнь в другого и зажечь в чужой душе огонь надежды. Я не могу допустить их исчезновения. Я не должен потворствовать истреблению самого прекрасного и самого глупого творения… Поэтому, мой любимый, я выбираю людей. Они должны жить, пусть даже ценой наших с тобой мучений…
        Натан засмеялся.
        - А ты жестокий, Каруман, - произнес он, усмехаясь. - Ты даже не знаешь насколько! Ты с кровью впитал мою жажду быть понятым. Ты создал иллюзию моей мечты, а потом потребовал за это отказаться от жизни. А меня ты спросил? - вампир сорвался на крик. - У меня ты узнал, хочу ли я чем-либо жертвовать ради людей? А? Ты же решил за меня! Ты знал, какой я, но ты не смог отвалить от меня, похотливый козел! Почему ты не выбрал кого-то другого в нуклеары, того, кто готов был жертвовать людям свою жизнь? Для меня… Ты… Нет слов!
        Натан снова засмеялся.
        - Не бойся, я буду рядом с тобой, - Каруман стер с лица нуклеара холодную испарину, - я тебя не брошу…
        - Лучше бы бросил, эдак лет шестьдесят назад. Мне твоя любовь не нужна, Каруман, мне нужна свобода, жизнь и месть… А не твоя нежная тирания!
        - Я не могу позволить тебе… убивать, но ради нашей любви я высвобожу твою израненную душу.
        - Только не говори, что делаешь это ради меня, а то я помру раньше времени от смеха.
        - Прости меня, - проговорил Каруман и со всей силы ударил кулаком по плите.
        Нефрит треснул, и на землю упали два острых осколка. Один здоровый, похожий на шип, а второй более узкий и плоский, как наконечник копья.
        Тремерс взял в руки осколок, что был больше. Натан вздрогнул, смотря, как блестит опасный камень в руках его нуклеара.
        - Прости… - повторил Каруман и с размаху всадил острие в сердце нуклеара.
        Натан вскрикнул, его глаза расширились от боли. Землю оросила яркая, как само пламя, кровь.
        - Придурок… - прошептал Джулиани, его дикие глаза пульсировали. - Ты промахнулся…
        Каруман вздрогнул, видя, как из раны на груди Натана сочится кровь. Стекая на землю и едва касаясь ее, она поднималась роем капель на небо, сталкиваясь с белыми перьями.
        - Натан! - закричал Каруман, хватая своего возлюбленного в объятия.
        - А вот и мои слезы… - прошептал Натан, др