Сохранить .
Тьма Тимур Ильясов
        Хоррор-повесть «Тьма». Обычный вечер понедельника. Квартира. Муж ижена. Двое девочек. Семья готовится ко сну. Новнезапно бесследно пропадает супруга. Апосле идочери…
        Тьма
        Тимур Ильясов
        
        ISBN978-5-4496-7781-5
        
        Хоррор-повестьТьма
        Часть1
        Это был обычный вечер понедельника. Самый хреновый день недели подходил кконцу.
        Мы безуспешно готовились ко сну, подгоняемые часами настене, которые показывали приближение полуночи. Дети, пообыкновению, резвились сигрушками инедумали успокаиваться. Жена принимала душ, ая лежал вкровати ибездумно прокручивал ленту Инстаграма насмартфоне. Отнакопившейся усталости перед глазами проплывали круги. Я отложил смартфон всторону иоткинулся спиной наподушку, уставившись вбелый потолок.
        Внезапно я почувствовал что-то странное. Как будто что-то сжалось где-то глубоко вживоте вмаленький тугой комок. Я прислушался ксебе ибудто ощутил, как отэтого комка вовсему телу стали отходить липкие волны тревоги, заполняя все пространство внутри меня. Я осмотрелся. Дети кружились вокруг кровати. Шум льющейся воды доносился издушевой. Ничего необычного. Впопытке избавиться отнеприятного ощущения, я тряхнул головой, ностранное ощущение непроходило.
        Спальня была залита ярким светом люстры ичередой софитов под потолком, щедро освещая также часть гостинной, проложив светлую дорожку отдвери спальни додушевой. Оставшаяся часть квартиры чернела вомраке. Я трусливой украдкой взглянул всторону неосвещенной части гостинной, где втемноте угадывались очертания кухни. Намгновение мне показалось, что чернота эта была почти осязаема, словно вязкое болото проглотило неосвещенное пространство. Ксвоему ужасу мне еще показалось, что настолешнице кухни будто сидела некая жуткая тварь, которая уставилась наменя парой холодных глаз. Нопотом я соблегчением осознал, что это были лишь отблески уличных фонарей, отражающихся отстекла кухонного окна.
        -Какой бред! Сорок лет, абоишься темноты как ребенок, - пристыдил я себя, струдом заставив растянуть губы вулыбке. Я невидел своего отражения, номогбы поспорить, что улыбка уменя вышла неочень.
        Я снова взглянул надетей, завидуя их беззаботности. Они продолжали свеселыми воплями гоняться друг задругом, незамечая моего странного состояния. Внадежде развеять неприятное ощущение я поймал пробегающую мимо младшую дочь, подхватил ее наруки икрепко обнял, прижимая кгруди теплое пахнущее конфетами иизвивающееся всмехе тельце. Взглядом я поймал свои руки исудивлением обнаружил, что пальцы мелко тряслись.
        -Надо ложиться спать. Устал. Чтоже она так долго моется?!! - подумаля
        -Айман! - выкрикнул я всторону душевой, - выходи, пора спать!
        Ответом был все тотже непрекращающийся шум льющейся воды.
        -Айман! - еще громче крикнуля.
        -Мама! Мама! Мама! - поддержали меня дети иих звонкие голоса разительно отличались отмоего глухого нервного возгласа.
        Я выпустил изрук дочь ивстал скровати, приняв решение направиться кжене ивысказать возмущение ее медлительностью. Нокак только мои ноги коснулись пола, случилось еще еще более странное инеожиданное.
        Как пощелчку, вкомнате погас свет. Несколько секунд я простоял вкромешной темноте внерешительности, пока изступора меня невывели испуганные вопли детей.
        -Небойтесь, вонючки. Свет сейчас дадут, - выдавил изсебя я, стараясь неподдаваться подступающему кгорлу спазму паники.
        Я взглянул вокно иобнаружил, что темно было везде. Вотьме была жилая двенадцатиэтажка напротив, также дом справа. Внутренний двор сдетскими площадками, обычно залитый светом фонарей, теперь растворился вомраке. Посмотрев вдаль, я изумлением обнаружил, что света небыло нетолько внашем районе. Там, где мгновения назад переливался тысячами огней ночной город, теперь виднелись лишь темные силуэты зданий, словно призраки назаброшенном кладбище.
        -Это уже слишком, - пробормотал я, нашаривая втемноте смартфон, чтобы включить фонарик.
        -Айман! Айман! Свет отключили. Выходи! - снова крикнул я жене иснова неполучил ответа.
        Казалось прошла вечность, пока я смог найти затерявшийся вскладках одеяла айфон идрожащими руками включить приложение фонарика. Первое что я увидел врезком свете вспышки смартфона были испуганные лица малышей. Я крепко взял их заруки иповел всторону душевой. Дрожащей отстраха троицей мы осторожно пробрались через гостиную.
        Журчание льющейся воды были единственными звуками взвенящей темноте. Я поймал себя намысли, что этот шум мне чудным образом показался змеиным шипением. Подойдя кдушевой, я резким движением открыл дверь. Потом направил свет фонарика назакрытую штору ванной. Потоки воды разбивались обклеенчатую поверхность, заставляя ее мелко дребезжать.
        -Айман?!! Почему ты молчишь? - дрожащим голосом спросил я, опятьже неполучив ответа.
        Спочти остановившимся сердцем я рванул штору исизумлением обнаружил, что ванная была пуста…
        Часть2
        Вэтот момент вмоем сознании будто сорвался некий защитный клапан. Пол словно ускользнул изпод ног ия сорвался впропасть, невсилах зацепиться ипрекратить падение. Ураган самых невообразимых мыслей вихрем пронесся сквозь голову, неоставив ни одну изних как разумное объяснение произошедшего.
        -Что зашутки… - пробормотал я сухим исдавленным голосом, обшарив фонариком каждый угол ванной комнаты. Ее нигде небыло.
        -Где мама?!! Где мама?!! Куда она ушла?!! - испуганно завопила старшая малышка.
        -Мама??? - удивленно протянула свопросом младшая, поворачиваясь то ко мне, то кстаршей сестре. Ей только пошел третий год иона непонимала смысла происходящего. Она небыла напугана ивее голосе было лишь искреннее инаивное изумление. Слово «мама» было одним изнемногих слов, которые она знала, иименно то, которое она лучше других произносила. Вдругой ситуации ябы умилился достижением дочери, нотогда ее вопрос был для меня мучительным.
        -Куда она ушла, папа? - твердила старшая, дергая меня заруку. Ее маленькое милое лицо сжалось вплаксивую гримасу, готовое влюбую секунду взорваться рыданием.
        -Наверное она вышла вмагазин, - ответил я первым попавшимся вголову.
        -Замолоком?
        -Да, замолоком, - детская истерика была последнее, что мне было нужно втот момент.
        -Она захотела молока, когда купалась?
        -Да. Ты права.
        -Носейчасже ночь?
        -Наверное, ей очень сильно захотелось молока, - ответил я иневольно усмехнулся откомичной нелепости своего ответа. Ивтот момент страх, сковавший меня, немного отпустил, дав возможность действовать.
        Вода продолжала хлестать издуша, намочив руку изалив кафельный пол. Я осторожным движением повернул рычаг подачи воды. Как только последняя капля скатилась вжелоб канализации, нас накрыла тишина. Я замер, прислушиваясь кзвукам вквартире. Ничего. Абсолютное звенящее пустотой безмолвие.
        -Айман! Что зашутки? Ты прячешься чтоли? - громко крикнул я имой возглас оглушительно прогремел втишине квартиры, - это несмешно, Айман. Вообще несмешно!
        Крепко схватив детей заруки, я вернулся вгостинную, посадил малышек надиван ивложил старшей дочери вруку телефон свключенным фонариком.
        -Оставайся ссестрой тут. Свети наменя. Хорошо? Я поищу мамин телефон.
        -Папа! Нет! Мне страшно!
        Дочь снова была готова разрыдаться. Младшаяже лишь таращилась наменя своими круглыми глазками-пуговками.
        -Все хорошо, сладкая. Ничего небойся. Тыже уже большая. Сейчас я пойду вспальню ипоищу мамин телефон. Хорошо? Апотом мама вернется ипринесет молоко.
        -Ну ладно, - ответила дочь, - только быстро.
        -Конечно быстро, ты главное помогай мне исвети фонариком.
        Я вернулся вспальню ипервым делом осмотрел комод, накотором мы хранили изаряжали гаджеты. Никаких сюрпризов. Айфон супруги предсказуемо лежал впаутине проводов. Сняв блокировку экрана я обратил внимание, что устройство неловило сеть. Я прошелся глазами поменю телефона внадежде найти ключ кразгадке произошедших событий.
        Дюжина непрочитанных смс исообщений whatsapp. Сотня неоткрытых имейлов иуведомлений facebook. Обычная ситуация смоей женой. Я хорошо знал инередко подшучивал над ее телефонной безалаберностью. Вменю смс сообщений я открыл первое непрочитанное. Отправитель был неопределен. Наместе номера отправителя было указан нечитаемый набор символов, похожих нахаотичную комбинацию точек, запятых итире. Само сообщение содержало такуюже околесицу длинной внесколько строк.
        Оставшиеся смс были аналогичными. Как исообщения вwhatsapp имессенджере facebook.
        -Что зафигня? - пробормоталя.
        -Что папа? - донесся изгостинной взволнованный голос дочери.
        -Все хорошо, сладкая. Я простотак.
        Включив фонарик наайфоне жены, я вернулся вгостиную кдетям. Потом прошелся покаждой комнате, осмотрев каждый угол. Ее нигде небыло.
        Оказавшись возле окна, я вновь взглянул навнутренний двор между домами. Теперь там угадывалось движение. Возле детской площадки собралось несколько огоньков. Фонарики плясали вверх ивниз. Видимо люди очем то спорили иактивно жестикулировали. Еще несколько огоньков показалось внекоторых окнах ибалконах домов.
        -Значит я несошел сума, - сказал я про себя, авслух скомандовал девочкам, - Вонючки! Собирайтесь. Мы выходим наулицу.
        Когда дети были готовы имы стояли напороге, я обернулся втемноту квартиры.
        -Айман, мы выходим наулицу. Пожалуйста, выходи, если ты прячешься. Уже хватит! - впоследней попытке спросиля.
        Никто неответил.
        Стяжелым сердцем я открыл входную дверь имы вышли вотдающуюся эхом отнаших шагов темноту подъезда.
        Часть3
        Я ссодроганием взглянул внепроглядную черноту подъезда. Нервно дергающийся свет отнаших фонариков выхватывал изтемноты куски межквартирной площадки: двери соседних квартир, створки лифтов, проход клестнице. Стоило свету фонарей покинуть какую-либо часть пространства, так оно тутже беспощадно ибез остатка пожиралось мраком.
        Пока мы медленно крались понаправлению клестнице вниз, отнапряженных допредела нервов мне то идело мерещились шорохи. То справа, то слева, то позади. Я судорожно направлял свет всторону, откуда, как мне казалось, доносился шум, ноничего ненаходил.
        -Папа! Что?!! - вскрикнула старшая дочь, крепко сжимая потной ладошкой мои пальцы.
        -Ничего милая. Просто смотрю, - ответил я, подумав, что должен взять себя вруки иуспокоится.
        Сусилием, толкнув всем телом, я открыл тугую металлическую дверь, отделяющую межквартирную площадку отлестничного пролета. Я первым прошел вгулкую пустоту, азатем завел засобой детей.
        Фонарь осветил лестницу, скрученной змей ускользающей надвенадцать этажей вниз. Мысли, что нам придется вкромешной темноте пробираться через двадцать четыре пролета была невыносима. Задва года, которые мы прожили втом многоквартирном доме, я никогда непользовался лестницей. Итогда немог даже представить, что нас могло ожидать попути.
        Скажу больше, меня всегда пугал тот лестничный пролет. Каждый раз, когда я проходил отлифта додвери нашей квартиры, я нередко краем глаза сопаской смотрел всторону той двухстворчатой двери закоторой скрывалась лестница.
        Однажды, когда начердаке прорвало трубу водопровода, мне довелось оказаться затой дверью. Вроде ничего пугающего. Никакого запаха грязи исырости, как бывает встарых инеухоженных домах. Напротив. Аккуратные выкрашенные всвежую кирпичного цвета краску стены. Новая кафельная плитка. Современные качественные форточки накаждом этаже.
        Ночто-то жуткое, казалось, невидимым призраком присутствовало вгулкой пустоте уходящей вобрыв бездны. Толи это было оттого, что меня тогда обдало резким сквозняком, то набирающим силу, то угасающим. Откуда-то снизу, может быть изнезакрытой форточки напервом этаже. Ипомню как тот сквозняк вдруг завыл каким-то нечеловеческим звериным воем. Аможет отвида самой лестницы, скрученной вспираль тошнотворного калейдоскопа, уходящей впропасть через череду пустых площадок, где тебя могли поджидать монстры, порожденные собственными самыми потаенными страхами.
        Аможет отсмутного детского воспоминания. Такого раннего иглубокого, что уже непонятно было: толи это это было насамом деле, или все лишь пустая игра воображения.
        Мне тогда было года четыре. Я играл вдеревянном лотке песочницы. Точно посреди огромного квадрата - двора, образованного четырьмя пятиэтажными жилыми коробками одного измикрорайонов маленького индустриального городка вкотором вто время жила наша семья. Вечерело. Уходившее загоризонт солнце окрашивало воранжевый облезлую штукатурку настенах домов иотражалось настеклах десяток окон вячейках человеческих муравейников.
        Непомню как так вышло, ноя оказался один, сгрустью наблюдая как другие дети один задругим покидали детскую площадку заруку сосвоими родителями. Когда солнце зашло заодин издомов, двор погрузился всумрак. Мне стало холодно, неуютно изахотелось домой. Свозрастающей тревогой я осознал, что мне придется добираться донашей квартиры водиночку. Через двор, потом через мрачный подъезд илестницу дочетвертого этажа, где располагалась наша квартира.
        Помню, как я снеохотой побрел всторону дома, сопаской поглядывая наприближающуюся дверь подъезда. Дверь была деревянная, разбухшая ипотрескавшаяся, иотэтого никогда плотно незакрывавшаяся. Втот раз она также была приоткрыта, словно широкая хищная пасть жуткого чудовища.
        Я немного подождал перед дверью, осматриваясь вокруг внадежде встретить взрослого, которыйбы прошел вподъезд вместе сомною. Никого небыло. Двор еще более опустел ивсе сильнее погружался вомрак. Подняв голову вверх, я увидел одно изокон нашей квартиры. Ярко освещенное, излучающее безопасность иуют. Совсем малость отделяла меня оттуда, отмамы иотужина сосладким чаем.
        Собравшись ссилами, я протиснулся втемную щель изашел впропитанный сыростью подъезд. Меня тутже обдало вонью старых протекающих водопроводных труб, тараканов имочи. Слева, под лестницей, находился проход вподвал дома, защищенный зарешеченной перегородкой. Створка перегородки, как правило закрытая тяжелым навесным замком, втот раз была открыта, асам замок висел открытый рядом нарешетке.
        Отувиденного мне стало еще более тревожно. Мне казалось, что эта открытая перегородка влюбой момент распахнется иизподвальной черноты наменя набросятся монстры.
        Я поторопился поступенькам наверх, подальше оттой открытой створки. Отквартиры меня отделяли лишь восемь лестничных пролетов. Водной руке я стискивал пластиковое ведро ссовком. Вдругой - меховая шапку, стянутую спотной головы.
        Мелкими шагами я делал шаг зашагом вверх, отмечая боковым зрением знакомые двери квартир, исопаской поглядывая вниз, опасаясь увидеть догоняющих чудовищ изподвала. Тусклые лампочки скупо освещали выкрашенные вгрязно зеленый цвет стены. Вподъезде было очень тихо. Даже шум улицы почти недоносился сквозь расколотые стекла форточек. Я лишь слышал свое взволнованное прерывистое дыхание. Истук трепыхавшегося словно птица вкапкане сердца.
        Когда я добрался доплощадки между вторым итретьим этажом, доменя донесся внезапный звук удара железа обжелезо, который расколол тишину словно удар молотка поореху.
        БАХ!!! - эхом отдалось попустоте пяти этажей, дребезжащим гулом отражаясь вмоих ушах, потом проникая внутрь, куда то вглубину живота, заставляя желудок сжиматься вспазме. Я был уверен, что это был звук захлопнувшийся створки. Той самой зарешеченной створки, закрывающей проход вподвал.
        Мое дыхание остановилось. Ноги обмякли ия едва неповалился назад поступенькам. Потом, ощутив прилив адреналина иподгоняемый паническим страхом, я, несчитая ступенек, ринулся наверх, уронив сначала ведерко ссовком, апотом ишапку, иощущая как холодеет спина вожидании того, что влюбой момент меня догонят, схватят ипотащат вмрак исмрад того жуткого подвала.
        Когда оставался лишь один лестничный пролет дородной двери, я осмелился краем глаза взглянуть вниз иувидел, как будто быстрая черная тень проскользнула поступенькам нижнего этажа впогоне замной. Почти потеряв отужаса сознание, я истошно завопил, добежал додвери иизо всех сил заколотил руками иногами полакированному дереву, обдирая пальцы вкровь. Казалось прошла вечность, пока мама открыла дверь ия систерическим воплем, потный, сокруглившимися отстраха лазами, рухнул напол вприхожей.
        Ивот, тридцать шесть лет спустя, я, взрослый мужчина иотец двоих детей, ощущал вточности такойже страх, как когда то вдалеком детстве. Втом грязном индустриальном городке. Втом неряшливо облупившемся доме. Втом провонявшем сыростью итараканами подъезде, где мне померещилась (или нет?) темная тень изподвала, гнавшая меня доквартиры инапугавшая дообморока.
        Подняв младшую дочь наруки икрепко взяв заруку старшую, я ступил напервую ступеньку вниз. Электричество все еще невернули. Ия все еще неотыскал таинственно пропавшую супругу. Нопочему то мне казалось, что ответы навсе вопросы я найду спустившись вниз ивстретившись слюдьми сфонариками, которых я заметил изокна…
        Мы осторожно спускались наэтаж вниз. Я старательно освещал фонариком путь впереди, стараясь сосредоточится наосторожном переступании содной ступеньки надругую. Правой рукой я прижимал кгруди младшую дочь, алевой удерживал ладонь старшей, так что уменя небыло возможности подстраховаться опорой напоручни.
        Фонарик вруке старшей дочери бестолково дергался, освещая то фрагмент ее красной куртки, то часть ее шеи или лица. Я взглянул напоказатель заряда батареи своего айфона. Он показывал 27процентов.
        -Котенок, дай пожалуйста мамин телефон. Он нам еще пригодиться, - попросил я дочь, когда мы добрались допромежуточной площадки между этажами.
        -Неееет, папааа. Я хочу… Мне будет страшно…. - жалобно протянулата.
        -Яже рядом итебе ненужно бояться. Дай пожалуйста, - попытался настоятья.
        -Нееет… Ну пожааалуйстаааа, папааа, - несоглашалась дочь, готовясь заплакать.
        -Ну хорошо. Ты только крепко держи его, ладно? Неурони, - я едва подавил желание силой вырвать телефон изеерук.
        -Хорошо, папа. Я буду крепко-крепко держать, - заверила меняона.
        Мы продолжили наш путь испустились наплощадку одиннадцатого этажа. Прислушиваясь ктишине вокруг я прежнему неотмечал никаких звуков, кроме гулкого эха отнаших шагов ибиения моего взволнованного сердца.
        Часть4
        Про себя я отметил странность, что мы никого невстретили изсоседей, которые, как мне казалось, должны были выходить изквартир чтобы поинтересоваться что случилось сэлектричеством. Стоило мне подумать обэтом, как тишину разбил громкий лязг удара железо обжелезо. Где-то недалеко. Может быть недальше нескольких этажей ниже. Я предположил, что это был звук отзахлопнувшейся железной двери, отделяющей межквартирную площадку отлестничной. Точной такой, какая была установлена нанашем этаже, как и, вероятно, навсех остальных.
        Отстраха кровь, кажется, остановилась вмоих венах. Я сусилием зажмурил глаза, стараясь унять мелкую дрожь разлившуюся потелу. Тот звук был вточности таким, как вмоем далеком детстве. Втом старом ипровонявшем сыростью итараканами подъезде.
        -Кто там? Соседи?!! - глухим, испуганным голосом выкрикнул я втемноту.
        Дрожащей онемевшей рукой, которой я прижимал кгруди младшую дочь, я направил луч фонаря вниз между лестничными пролетами. Свет выхватил изтемноты уходящую вбездну спираль ступенек.
        -Папа, папа! Кто это?!! Мне страшно, - заскулила старшая, прижимаясь кмоей ноге. Младшаяже уютно расположила голову намоем плече и, кажется, спала.
        -Ей? Кто там? - крикнул я снова. Наэтот раз громче иувереннее.
        Я решил, что вэтот раз все будет подругому. Мне давно нечетыре года. Я - взрослый мужчина, которого несмогут напугать случайные звуки втемноте. Я никуда непобегу, австречу опасность лицом клицу. Хотя для того, чтобы убедиться, что никакой опасности нет. Нонесмотря насамоубеждение, тонкий голосок маленького испуганного мальчика, где-то глубоко внутри, предательски всхлипывал: беги, беги, что есть силы, там жуткие монстры, они утащат тебя исожрут!!!
        Тут тишину снова нарушили звуки. Наэтот раз какие-то влажные шмякающие чавканья. Будто кто-то ронял пропитанную водой тряпку окафельныйпол.
        Шмяк-мшяк-мшяк. Шмяк-мшяк-мшяк.
        Я застыл воцепенении, невсилах шелохнуться изадержав дыхание.
        -Папа!!! Мне страшно!!! Кто это делает? - истошно завопила старшая дочь ивистерике заревела, - мама!!! Я хочу кмаме!!! Аааааааа!!!
        Откриков проснулась младшая, принялась хныкать ивырываться измоихрук.
        Шмяк-мшяк-мшяк. Шмяк-мшяк-мшяк.
        Звуки стали громче, чаще иближе.
        Струдом заставив себя действовать, я снова обшарил видимое пространство внизу лучом фонаря. Итут я заметил, как нескольким этажами ниже наобозримом участке одной излестниц промелькнуло что-то черное. Будто слой жидкой смолы лизнул край лестницы итутже пропал изполя зрения.
        Беги! Беги!! Беги!!! Спасайся!!! Чего ты стоишь!!! - завопил мой внутренний четырехлетний мальчик.
        Ноя только имог, что вытаращив глаза иоткрыв рот, воцепенении смотреть вниз, ожидая, что черная жижа снова покажется всвете фонаря. Инеошибся. Край черной смоляной жижи вновь промелькнул, теперь нанаодин лестничный пролет выше.
        Дети вовсю вопили. Я сам был уже готов заорать вместе сними. Ноизмоего сдавленного спазмом горла вырвался лишь глухой стон.
        Шмяк-мшяк-мшяк. Шмяк-мшяк-мшяк.
        Черная жижа теперь показалась этажом выше. Нас разделял один этаж, всего два лестничных пролета.
        Крепко удерживая орущих детей, я попятился назад, освещая лестничный пролет передо мною иожидая появления черной лужи. Спиной я уперся вдверь, ведущую намежквартирную площадку. Свободными пальцами руки, удерживающую айфон, я попытался открыть ее заширокую ручку. Дверь неподдалась. Она была закрыта.
        Когда я вернул луч света налестничный пролет, я увидел ее. Огромную черную смоляную лужу, которая подбиралась кнам, неумолимо преодолевая ступеньку заступенькой. Посреди лужи виднелся небольшой черный пузырь, который пульсировал ипускал волны поостальной поверхности лужи. Каждая пульсация сопровождалась очередным чавкающим звуком.
        Шмяк-шмяк-шмяк. Шмяк-шмяк-шмяк.
        Отбессилия, паники иужаса мое тело обмякло. Я сполз вниз, облокотившись спиной озакрытую дверь. Крепко обнял детей иприжал их мокрые отслез лица кгруди, чтобы они неувидели того ужаса, который надвигался нанас.
        Тем временем жижа преодолела последний лестничный пролет ипочти вплотную подступила кнам.
        Шмяк-шмяк-шмяк. Шмяк-шмяк-шмяк.
        Чавканья стали частыми иоглушительными. Иони почти полностью перекрыли истеричные визги детей.
        Когда лужа подошла кнашим ногам, она вдруг остановилась. Потом пузырь начал надуваться. Все больше ибольше пока нестал огромным, почти высотой вмой рост. Он нависал над нами, словно исполинский монстр, продолжая пульсировать ииздавать оглушающие чавканья.
        Пузырь все надувался, заполнив перед нами собой все свободное пространство. Тут что-то переключилось вмоем сознании, горло отпустил спазм и, зажмурив глаза, я заорал. Так громко, что, казалось, перекричал чавканья пузыря ивизги детей.
        Следующее что я услышал был громкий хлопок, будто тот пузырь лопнул. Чавканье внезапно прекратилось. Когда мое горло перестало издавать истошный вопль, наступила тишина. Несколько секунд я приходил вссебя, ожидая пока вушах неперестанет звенеть. Потом спотрясением осознал, что неощущал вруках детей. Обшаривая себя руками, я лишь ощутил влагу отслез девочек насвоей футболке, еще теплую отжара их тел. Только несколько секунд назад они были сомной ия крепко обнимал их всем телом. Атеперь они загадочным образом пропали. Точно также, как их мать.
        Осмотрев фонариком пространство вокруг, я также необнаружил ни пузыря, ни черной смоляной жижи. Я был один. Наполу я обнаружил айфон жены, который совсем недавно находился вруках старшей дочери. Стекло экрана было разбито, ателефон отключен. Я попытался включить его. Нобезуспешно. Он был сломан.
        Тут я почувствовал вибрацию входящего сообщения, поступившего намой телефон. Внадежде, что заработала сеть, я разблокировал экран иобнаружил сдесяток сообщений смс иwhatsapp, вто время как сеть попрежнему показывала отсутствие сигнала.
        Я открыл сообщение засообщением иобнаружил лишь хаотичный набор символов вкаждом изних. Точно такиеже, какие были втелефоне пропавшей жены.
        Поднявшись наноги, я прошелся светом фонарика вокруг. Детей небыло. Потом я несколько раз прокричал их имена. Без особой надежды. Почему то я знал, что ненайду их. Слезы крупными каплями катились помоему лицу, смешиваясь схолодным потом. Почти вбреду, ошеломленный иопустошенный, шатающейся походкой я побрел вниз…
        Словно втумане, без остановки рыдая иструдом перебирая ноги, я преодолел несколько лестничных пролетов вниз. Вотчаянии я выкрикивал имена детей имои вопли возвращались многократным эхом, отражаясь отлабиринта бетонных стен.
        Временами мне казалось, что все происходящее было лишь жутким ночным кошмаром, который должен вот-вот закончиться. Что я проснусь всвоей теплой кровати отзвонка утреннего будильника. Дети будут спать рядом между мною иженой, мирно посапывая иисточая детский аромат конфет ицветов. Ажена умудрится устроиться насамом краю кровати, стараясь немешать широко раскинутым встороны рукам иногам малюток.
        Мне нужно будет вставать, чтобы идти наработу, астаршей дочери собираться вдетский сад. Я разбужу супругу ипопрошу приготовить завтрак. Старшая, как обычно, будет капризничать, отказываясь одеваться икушать. Мы будем нервничать, упрашивать, обещать, угрожать. Перед выходом издома я поцелую щеку еще спящей малышки, потом чмокну вгубы жену. Вконце концов, сильно опаздывая, мы струдом выскочим изквартиры, чтобы начать наш обычный будничный день.
        Боже, как мне хотелось, чтобы все оказалось сном! Чтобы можно было вновь обнять ипоцеловать любимую жену идетей. Чтобы моя привычная жизнь вернулась обратно! Вместе срутиной, работой, плохим кофе, пробками надороге иобсуждением последних новостей.
        Я больно ущипнул себя заруку. Кошмар незаканчивался ия непросыпался. Ущипнул себя еще несколько раз. Безрезультатно. Потом остервенело вцепился ногтями вправую щеку иссилой дернул вниз. Боли почти небыло, ноя ощутил как полицу потекла кровь.
        Судорожно вцепившись обеими руками вперила я горько завыл, будто раненый волк.
        -Почему я непросыпаюсь?!! Почему?!! Что это такое?!! Я непонимаю что происходит!!! - ревел я, глотая слезы вперемешку скровью, сочившейся изпореза нащеке.
        Я сгоречью вспомнил, как совсем недавно жаловался нарутину своей жизни. Нанадоевшие обязанности каждый день ходить вофис изаниматься одним итемже. Насвое нытье про невозможность кардинально поменять окружение иполучить новые эмоции. Надолбаный кризис среднего возраста, переосмысление целей, поиск смысла иостальную ерунду, которая казалось мне важной. Теперь я хотел лишь все вернуть обратно. Это вдруг стало моей истинной целью исмыслом. Как все оказалось просто! Стоило все отобрать, как я тутже сбросил капризы скучающего офисного таракана иосознал, что насамом деле имело значение.
        -Теперь жри свои гребаные перемены вместе сгребаными новыми эмоциями!!! - причиталя.
        Тут краем глаза я заметил втемноте какое-то светлое движение похожее наполупрозрачную рябь возникшую ввоздухе. Я резко повернулся. Видение пропало. Ноя был почти уверен, что там были мои малютки. Они стояли втом темном углу, плакали итянули ко мне руки. Вотчаянном рывке я кинулся всторону, где заметил видение, нонашел лишь пустоту.
        -Малышки? Малышки? Вы здесь? - дрожащим голосом выкрикнуля.
        Ответом была тишина, прерываемая лишь моим хриплым дыханием.
        Стоя наколенях нахолодном полу, я продолжал звать детей. Просил иумолял. Потом прислушивался ктишине внадежде услышать ответ.
        Уже отчаявшись я вдруг кажется что-то услышал. Замер. Остановил дыхание ивесь превратился вслух. Итут будто где-то очень далеко, едва различимо я вдруг услышал.
        -Папа! Папа! Мы тут! Пааапааа!
        Это были мои малышки! Без всякого сомнения.
        -Где вы? Малышки! Где? Я вас найду! - радостно закричаля.
        Ноголоса больше неповторялись.
        Я спустился наэтаж ниже, потом выше. Останавливался через каждые два шага. Звал дочерей поимени. Прислушивался.
        Ничего. Тишина. Без ответа. Кратковременная эйфория снова сменилась отчаянием.
        Награни потери сознания иутратив последние силы, я улегся напол. Лицом вниз. Ощущая как холод подъездного кафеля быстро проникает через одежду внутрь под кожу.
        -Это неможет быть правдой… Это сон ия должен проснуться… - пробормоталя.
        Потом струдом встал, ощущая невероятную тяжесть втеле. Подошел кперилам инаправил свет фонарика вниз. Вбездну межлестничного пространства. Где-то далеко вглубине виднелось дно. Площадка первого этажа.
        -Надо это остановить! Я немогу так! Надо, чтобы это остановилось! Надо проснуться ипрекратить! Хватит! Хватит!! Хватит!!! - бормотал я имоя правая нога будто сама посвоей воле принялась подниматься, чтобы перемахнуть через перила.
        -Я должен проснуться! Это все сон! Сон! Сон!! Сон!!! Я непозволю себя обманывать!!! Неможет быть так, что люди вот так пропадали. Небывает никаких черных гребаных луж, которыебы их забирали. Нееет. Непозволю. Ненатого напали! Я все закончу изаставлю себя проснуться. Это все сон итолько сон…, - словно сумасшедший шептал себе я поднос.
        Сначала вбездну опустилась моя правая нога. Потом левая. Я сел наперила, удерживая шаткое равновесие лишь опорой направую руку.
        -Идите вжопу! - силами всей глубины своих легких заорал я вчерноту бездны.
        Потом отпустил перила, несколько мгновений раскачиваясь накраю.
        -Я должен проснуться… Должен проснуться… Должен проснуться…, - вбреду бормотал я. Потом опустил голову вниз, позволяя силе тяжести опрокинуть мое тело вперед.
        Новнезапно, замгновение дотого, как ябы соскользнул вниз, я ощутил как чья-то рука неожиданно схватила меня заплечо ирезко дернула назад.
        Часть5
        -Вот это неверное решение задачи!!! - донесся доменя хриплый мужской голос.
        Я лежал наспине, вполном недоумении, растерянно озираясь посторонам. Луч яркого света бил мне вглаза, непозволяя рассмотреть незнакомца.
        -Уберите фонарь! - пожаловался я, пытаясь прикрыться ладонью отслепящего света.
        -Пардон. Миллион раз виноват, - ответил тот иотвел луч вниз, позволяя разглядеть неожиданного спасителя.
        Надо мной угадывался невысокий коренастый мужчина средних лет враспахнутой черной куртке смеховым воротником. Наего голове располагалась сплющенная кепка слоготипом международной нефтяной компании. Поверх кепки был натянут ремень, удерживавший включенный налобный фонарь. Несмотря нато, что он был тепло одет сверху, снизу нанем были лишь длинные доколен шорты исиние пластиковые сланцы набосую ногу. Он тяжело дышал. Видимо бежал, чтобы успеть остановить меня отпрыжка вниз.
        Я поймал себя намысли, что неслышал шума его приближения. Тем более света его яркого налобного фонаря. Это показалось мне странным. Видимо я был совершенно потерян инезамечал ничего происходящего вокруг.
        Стоило мне осветить лицо незнакомца светом фонаря своего смартфона, то немедленная догадка тутже вспыхнула вмоей памяти. Лицо мужчины было мне хорошо знакомо. Лоб вглубоких морщинах. Тяжелые мешки под узкими глазами. Крупный смешливый рот. Чуть приплюснутый широкий нос. Ижесткий ежик темных седеющих волос
        -Тимур? Это вы? - удивленно спросил я, узнав вмужчине коллегу сработы.
        -Сейчас уже ответить сполной уверенностью немогу. Нопару часов точно им был, - уклончиво ответилтот.
        Это было несомненно он. Один изинженеров изофиса. Большой чудак ишутник. Только он извсех моих знакомых мог ответить таким образом.
        Я вспомнил, что он жил где-то втомже подъезде, что ия. Мы иногда пересекались уподъезда ивместе добирались досвоих квартир наодном лифте. Ноя никогда небыл унего дома итеперь немог мог вспомнить накаком этаже онжил.
        Он протянул руку ипомог подняться, синтересом наблюдая замной, словно заредким животным взоопарке. Отего взгляда мне стало неловко зато, что он был свидетелем моего малодушного поступка.
        -Это… Я не…. Я просто хотел тут… проверить смогули перепрыгнуть через пролет…, - неловко попытался оправдатьсяя.
        -Иправильно сделали, коллега. Я как увидел вас, так сразу обэтом иподумал. Сейчас, подумал, самое время проверять подобные показатели, - насмешливо прокомментировал он, широко улыбаясь полными губами иподмигивая прищуренным правым глазом. Потом он вытер капли пота слица подолом куртки, достал изкармана сигарету сзажигалкой исмачно закурил.
        Очевидно, что ион меня узнал.
        -Я понимаю как это выглядит. Ноповерьте, это совсем нето, что вы могли подумать, - продолжал оправдывался я итутже пожалел обэтом. Это звучало это еще более глупо, чем первое оправдание.
        -Какая разница что думаю я, коллега. Главное, чтобы голова была впорядке.
        Он поотечески похлопал меня поспине, ловко выпуская всторону тонкую струю дыма.
        Тут я окончательно пришел всебя, убедившись, что несплю инесошел сума. Передо мной стоял мой давний коллега сработы. Живой иреальный человек, который только что подоброму похлопал меня поспине ипреспокойно курил свои пахучие крепкие сигареты. Ивнутри меня будто что-то улеглось иотпустило. Я подумал, чтобы неслучилось сомной, сродными исэтим миром, покрайней мере можно было признать реальность происходящего. Оттолкнуться отэтого, как оттвердого дна, апотом попытаться всплыть наружу. Это было нетак уж иплохо. Иеще это значило, что этот чудак спас мне жизнь, остановив отпрыжка. Плохим оставалось лишь то, что проблема оставалась нерешенной. Мои родные всеже пропали. Иэту проблему было уже нерешить сославшись насон или безумие.
        -Только вот нарушаете правила безопасности, коллега. Так ведь прыгать нельзя. Можно иразбиться втакой темноте! Знаете, что электричество отключили? - продолжил он после очередной глубокой затяжки.
        -Я догадался, - ответил я, неудержавшись отсарказма, - немогу найти жену идетей. Исчезли. Сначала жена, потом дети. Чертовщина какая-то, - я решил нерассказывать подробности пропажи дочерей. Теперь я был неуверен, что мне все непривиделось.
        -Какое изумительное совпадение, - ответил он, - моя жена тоже пропала. Спал я спокойно, никому немешал, смотрел интересные сны. Апроснулся - ее нет. Ноя думаю никуда она непропала, апросто улетела домой.
        -Это как? - спросил я пытаясь понять смысл его слов. Я помнил, что он всегда говорил загадками ичасто бывало трудно различить, когда он говорил правду, акогда шутил.
        -Дураже! Что снее взять! Сумки, вещи наместе. Асамой нет. Улетела наверное налегке, чтобы перегруза всамолете небыло. Ну ичтобы новые вещи купить. Женщиныже это любят, - ухмыльнулся он, щурясь отсигаретного дыма.
        -Пожалуйста, Тимур. Давайте без шуток, - начинал терять терпениея.
        Онже впритык подошел ко мне, наклонился куху ипрошептал.
        -Хрен его знает что происходит, дорогой коллега. Нознаете что самое главное, что я понял, а? - его рука ссигаретой поднялась наверх вжесте найденной истины.
        -Что? - спросил я, почувствовав запах алкоголя отего дыхания.
        -Самое главное, что завтра утром нам непридется идти наработу. Как вам такой расклад,а?
        Я внедоумении посмотрел нанего, ненаходя слов вответ. При этом его лицо оставалось совершенно серьезным. Потом он снова подмигнул мне, широко улыбнулся, апотом вовсе глухо рассмеялся.
        -Ну вы даете, Тимур! Вокруг черт знает что происходит, авы шутите.
        -Ачто мне остается делать, дорогой мой коллега, - его лицо вновь стало серьезным, - моя женщина ведь тоже пропала.
        Он пристально посмотрел мне вглаза. Потом внезапно закрыл лицо рукой имелко затрясся.
        Я несразу понял, что он плакал.
        -Пойдемте вниз. Я видел водворе людей. Может они знают что-то, - растерявшись, наконец выдавил изсебяя.
        -Отличная идея, коллега, - ответил он, успокоившись ивытерев слезы рукавом куртки.
        Я проверил указатель времени насмартфоне. Они показывали начало второго ночи. Я удивился осознав, что стого момента, как пропало электричество, прошло всего лишь чуть более часа.
        Стоило нам только двинуться поступеням вниз, я остановился иповернулся кколлеге. Мне хотелось многое ему сказать. Ноя лишь обнял его итихо прошептал «Спасибо».
        -Мы все должны быть послами безопасности, дорогой мой коллега: напроизводстве идома, - ответил он сулыбкой заученную корпоративную фразу.
        Я ничего неответил.
        Без дальнейших приключений мы добрались доплощадки первого этажа, апотом вышли вветреную прохладу погруженного вкромешную темноту города.
        Часть6
        Посреди двора, натерритории детской площадки, среди темных силуэтов мультипликационных персонажей ипластиковых беседок, мы увидели группу людей. Поколичеству светящихся точек фонарей можно было определить, что их собралось более десятка. Помимо нас издругих подъездов домов также выходили люди инаправлялись кдетской площадке, чтобы присоединиться ксобравшимся.
        -Вы знаете что случилось? - спросил я взрослого мужчину смальчиком дошкольного возраста, который только вышел изсоседнего подъезда.
        Он остановился ирастерянно посмотрел наменя, поправляя очки напереносице.
        -Незнаю…, ничего непонимаю… Вы видели мою жену идочь? - спросил он ивнезапно схватил меня заруку.
        -Простите, нет…, - я попытался освободить свою руку изего хватки.
        -Женщина лет шестидесяти, высокая, вочках. Идевочка, маленькая, врозовой пижаме. Они спали, апотом куда-то пропали, - продолжал удерживать меня зарукуон.
        - - Простите, ноя незнаю. Я тоже немогу найти своих, - ответиля.
        - - Эх…, - разочарованно выдохнул он и, наконец, отпустил меня.
        - - Спросим улюдей там. Может они знают, - предположил мой коллега, остановившийся рядом, исловно втрансе раскачиваясь спятки наносок.
        - - Да-да-да, - заторопился мужчина вперед, таща засобой малыша, который спросонья струдом передвигал ногами.
        - Когда мы подошли ксобравшимся, я заметил среди них несколько женщин идевочку. Нобольшинство всеже были мужчины. Все были одеты вдомашнюю одежду снакинутыми поверх куртками ипальто. Лица людей были растеряны. Они взволнованно переговаривались друг сдругом, обмениваясь переживаниями отслучившегося. Несколько мужчин потерянно подходили ккаждому встречному, спрашивая своих родных. Некоторые плакали.
        - Группа посередине что-то громко ивзволнованно обсуждала. Ногромче всех слышался голос невысокого плотного мужчины вмешковатой куртке. Он забрался наплощадку детской карусели, словно напьедестал, исопровождал каждый свой возглас широкими взмахами рук ирезкими движения головы, когда обводил взглядом толпу вокруг.
        - - Что мы знаем? - донесся доменя его твердый уверенный голос, - электричества нет, связь неработает ипропали почти все люди женского пола. Занекоторыми исключениями. Верно?
        - - Да.Да.Верно! - отвечали ему изтолпы.
        - - Женщины, девушки, девочки! Покажитесь, сколько вас - скомандовалон.
        - Втолпе поднялось несколько рук. Две взрослые женщины всопровождении мужчин. Иодна девочка лет семи, которую держал заруку молодой парень. Видимо отец.
        - - Трое! Всего трое! Что вы помните после того, как отключили свет? - спросилон.
        - - Да ничего небыло такого. Отключили свет, мы помыкались дома, апотом вышли сюда, - ответила одна.
        - - Я спала. Ничего невидела. Проснулась, когда электричество уже отключили, - сказала вторая.
        - Тут все взгляды обратились намаленькую девочку. Онаже встрахе прижалась котцу инерешалась раскрытьрта.
        -Доченька, расскажи им. Небойся! - попросил ее отец.
        -Когда мы спали, черная вода забрала маму, - тонким дрожащим голоском ответилата.
        Потолпе прошелсягул.
        -Малышка, иди ко мне. Небойся, - мужчина напьедестале призывно направил свои руки всторону девочки.
        Та посмотрела вверх наотца, дождавшись его одобрения, апотом подошла ккарусели накоторой стоял мужчина, позволив ему подхватить ее наруки.
        Люди собрались тесным кольцом вокруг них, ожидая что еще расскажет девочка.
        -Объясни нам, что зачерная вода забрала твою маму? - вкрадчивым голосом спросил мужчина.
        -Мы смамой спали дома. Я проснулась иувидела черную воду. Она лилась илилась откуда-то! Вся кровать потом стала черная-черная. Апотом вода забрала маму, когда оттуда появился шарик! Вода хотела забрать именя. Ноя убежала. Мама! Мама! Где мама?!! - девочка потянулась котцу изарыдала.
        - - Авы что-то видели? - спросил кто-то изтолпы отца девочки, когда парень осторожно принял плачущую дочь изрук мужчины напьедестале.
        -Я выходил вмагазин. Акогда пришел, то нашел ее одну вистерике. Супруги небыло - сдавленным голосом ответил тот, тщетно пытаясь успокоить трясущуюся врыданиях дочь.
        -Я тоже видел черную воду перед тем как мои женщины исчезли, - ответил кто-то изтолпы
        -Ия! - ответил кто-тоеще.
        -Я тоже, - присоединился кним я, подняв руку вверх, - супруга моя пропала, когда принимала душ. Там я ничего невидел. Адве дочери пропали, когда мы увидели эту… эту…. воду…, когда спускались сюда полестнице. Я думал, что мне показалось…
        Еще несколько голосов донеслись втолпе, подтверждая теже сведения.
        -Это конец света! Настало время нашей расплаты! Кара загрехи!!! Молитесь, грешники! Наш час настал! - внезапно громко иснадрывом выкрикнул кто-то сзади.
        Все повернули фонари всторону выкрикнувшего. Я увидел взрослого худощавого мужчину втемном пальто изпод которого выглядывал домашний халат. Унего была невыразительная, даже неприятная внешность. Сгорбленная спина. Пучки волос неопределенного цвета налысеющей голове. Вытянутое дряблое лицо вглубоких морщинах. Ноглаза резко выделялись нафоне серой наружности. Они были большие, зеленые, пронзительные. Глаза безумца.
        -Правду говорите! Беда наступила! Молится надо! Вхрам пойдем! Только так испасемся, - одобрительно поддержал его кто-то втолпе.
        -Господа! Давайте будем разумными инепозволим поспешным выводам вводить нас взаблуждение! - попытался вернуть инициативу всвои руки мужчина напьедестале.
        -Все правильно, - ответил ему кто-то слева, - надо сначала понять что сэлектричеством.
        -Света невидно вовсем городе. Наверное авария настанции. Отэтого исотовые неработают, - выкрикнул кто-тоеще.
        -Внашем комплексе свои генераторы! Мы независим отгорода, - нарушил молчание мой коллега, который доэтого времени безмолвно стоял позади меня, продолжая размеренно раскачиваться спятки наносок.
        -Точно! Так иесть! - подтвердил кто-то изтолпы.
        -Надо сходить вкотельную! Там все сами ипроверим - предложил еще один голос.
        -Поддерживаю! Так мы исделаем! - мужчина напьедестале одобрительно кивнул.
        Потом он энергичным движением спрыгнул сплощадки и, смотря прямо перед собой, немедленно направился прочь ссередины двора. Почти все собравшиеся присоединялись кнему, образовав длинную вереницу людей, направляющуюся понаправлению кстоящему вотдалении одноэтажному зданию, служившему котельной для жилого комплекса.
        Когда мы добрались доцели, нас остановила закрытая дверь ведущая вкотельное помещение. Несколько мужчин тщетно попытались справится сдверью, пока один измужчин втолпе невыкрикнул.
        -Уменя есть ключи. Я - электрик иработаю наобслуживающую компанию.
        -Чтоже ты досих пор молчал, - отчитали его мужчины, столпившиеся возле закрытой двери.
        Электрика пропустили вперед, позволив ему открыть помещение.
        Когда проход был открыт, несколько человек, самых инициативных, воглаве смужчиной спьедестала, вошли внутрь. Я также присоединился кним.
        Впомещении котельной было тихо. Лучи фонарей выхватили изтемноты переплетение толстых труб, сходящихся сразных сторон когромному генератору, вытянутому повсей длине здания.
        Когда мы подошли кгенератору вплотную, то увидели, что внекоторых местах металлические щиты нанем были покрыты черной сажей, апровода, видневшиеся через решетки вентиляции были обуглены.
        Электрик внедоумении осмотрел повреждения, провел рукой пообугленному щитку иподнес испачканный палец кносу.
        -Генератор сгорел, - наконец произнесон.
        Его слова повторили остальные, передавая новость назад, толпе ожидавшей возле входа вкотельную.
        Когда все собрались снаружи, обсуждая случившееся, состороны пустыря зазданием котельной, донесся неожиданный шум. Разговоры резко прекратились. Ввоцарившейся тишине все ясно услышали резкие чавкающие звуки. Словно кто-то бросал напол тяжелую мокрую тряпку.
        Часть7
        Взгляды всех собравшихся были направлены вчерноту обширного пустыря между жилыми массивами, откуда доносились чавкающие звуки. Хорошо знакомые звуки. Отэтих звуков вживоте уменя что-то судорожно сжалось отнаступающего приступа панического страха.
        -Беги! Беги!! Беги!!! - опять закричал внутри меня маленький испуганный мальчик.
        Я струдом взял себя вруки почти поддавшись паническому импульсу.
        Вокруг было более двух десятков человек. Вбольшинстве - взрослые сильные мужчины, которые могли дать отпор любому врагу. Я был неодин, как тогда налестничной площадке, когда впервые услышал эти отвратительные звуки. Икогда потерял своих малышек.
        -Вы это слышите? - спросил полный молодой мужчина справа отменя.
        -Да! Такаяже дрянь разбудила меня сегодня вечером. После того, как пропал свет. Апотом исчезла моя сестра! - ответил встревоженный голос позади.
        -Я тоже уже слышал это. Когда электричество отключили, - ответил кто-то другой.
        Еще несколько утвердительных возгласов донеслось изтолпы. Потом люди замолкли, прислушиваясь кприближающимся состороны пустыря звукам.
        -Кто-нибудь знает что это? - нарушил молчание мужчина, который привел всех сдетской площадки.
        -Хрен его знает, - ответил сиплый голос сзади, - может собаки бездомные. Или кошки…
        -Собаки? Кошки? Что вы несете!!! Вы когда нибудь слышали, чтобы они так выли? - истерично перебил худощавый мужчина сбезумными глазами, который призывал молиться. Теперь он весь мелко трясся. Его лицо скукожилось встрадающей гримасе, акостлявые руки сжимались иразжимались всудорожных спазмах.
        Ему никто неответил. Молчание снова нарушил мужчина сдетской площадки.
        -Послушайте меня внимательно! - громким уверенным голосом обратился он ксобравшимся, держа свое плотное тело впозе памятника какого-нибудь вождю революции. Спрямой спиной. Широко расправленными плечами. Ногами плотно прижатыми кземле. Сжестким ежиком полуседых волос. Ибудто вырезанным изцельного куска гранита лицом. Вовсем его облике отражалась едва сдерживаемая энергия туго натянутого арбалета, готового влюбой момент выстрелить внужном направлении. Даже хорошо заметное брюшко непортило общего впечатления. Вотличии отбольшинства других, внем невиделся страх, тревога или растерянность. Напротив, он был спокоен идаже воодушевлен. Я даже подумал, что он наслаждался происходящим, может иззавозможности показать всем, как он может справиться струдной задачей иповести засобой толпу. Аможет быть я был неправ ион искренне хотел помочь всложной ситуации.
        Люди, услышав призыв, окружили его плотным кольцом.
        -Я представлюсь тем кто меня незнает, - продолжил он, когда все собрались. - Меня зовут Руслан. Я счетвертого подъезда. Живу один. Так что никто уменя непропадал. Мне пятьдесят четыре года ия больше тридцати лет работаю вбольшом бизнесе всамых разных странах. Поверьте, замою карьеру случалось разное. Втом числе очень странные и, казалосьбы, необъяснимые происшествия. Ноя знаю одно, друзья! Даже самые странные происшествия витоге всегда находят разумное объяснение! Также исейчас, всему что сейчас происходит есть логическое объяснение. Пока оно нам неясно, ноточно будет понятно позже. Асейчас нам всем нужно сохранять спокойствие, действовать сообща иорганизованно.
        Втолпе закивали головами взнак одобрения.
        -Засунь логическое объяснение себе вжопу!!! - внезапно снадрывом истерично выкрикнул худощавый мужчина, вскинув вверх руки, - люди, молитесь заспасение своих грешных душ! Последний день настал! Наш всех ожидает божий суд!!! Ибо пришел антихрист!!! Шайтан!!! Молитесь, люди, засвои грешные души!!!
        -Перестаньте паниковать идержите себя вруках! - рявкнул Руслан, повернувшись кнему лицом.
        -Да что ты можешь знать, несчастный грешник! Тебе иосталось только гореть вадском пламени, - продолжал вопить худой, извиваясь итрясясь всем телом. - Люди!!! Люди!!! Люди!!! Очнитесь!!! Увас еще есть шанс спастись! Молитесь! Инежалейте женщин, которые пропали. Они заслужили первыми попасть вад!
        -Заткнись! - заорал Руслан, подойдя кхудому вплотную отчего тот весь сгорбился исжался.
        -Акакое вы имеете право его затыкать? Кто вам такое право давал?!! Икто сказал, что мы должны делать то, что вы говорите - послышался голос изглубины толпы. Насередину вышел тучный мужчина средних лет. Он подошел кхудому, что-то сказал тому наухо иприобнял заплечи. Худойже, встретив одобрение, часто закивал головой излорадно улыбнулся всторону Руслана.
        -Никто мне такое право недавал! Я лишь призываю вас действовать разумно! Аваше дело решать, прислушиваться ко мне или нет, - ответил Руслан сотвращением изподлобья оглядывая худого иподошедшего кнему.
        Потолпе прошелся гул. Кмоему удивлению еще несколько человек присоединились кхудому. Теперь их было около шести. Они заговорчески отошли всторону ивстали плотным вокруг худого, который принялся сжаром говорить им очем то. Потом они как покоманде опустились наколени ипринялись молиться, изредка глубоко опуская головы кземле.
        Тут чавкающий звук послышался совсем громко иблизко. Все замолкли, тщетно всматриваясь втемноту.
        -Смотрите! - выкрикнула одна изженщин, показывая вдаль заряд выставленных украя двора мусорных контейнеров.
        Я, как ивсе остальные, повернулся вуказанную сторону, всматриваясь втьму. Нонесмотря наусилия, я ничего неувидел, кроме беспросветной черноты пожравшей все пространство вокруг.
        -Что? Где? Что вы увидели? - взволнованно спрашивали мужчины втолпе.
        -Смотрите внимательно! Туда! - взвизгнула женщина, показывая пальцем втемноту.
        Тут затянутое плотными тучами небо показало краешек откусанной, словно дольку лимона, луны. Намгновение тьма растворилась всеребряном сиянии, осветив огромный пустырь сглубоким вырытым под будущие стройки котлованом посередине. Я увидел, как подну котлована кнам стремительно приближались четыре черных, блестящих словно смола, пятна.
        -Мужики! Окружайте женщин! Скорее!!! - громогласно приказал Руслан, подбежав кодной изженщин ипоставив ее засвоей спиной.
        Кнему покоманде присоединились другие. Мужчины сцепились руками вдва ряда, образовав круг, вцентре которого оставались две женщины идевочка. Я оказался вовнешнем ряду. Рядом сРусланом, который продолжал выкрикивать воинственные призывы держать круг крепче. Молящаясяже группа оставалась наместе. Воглаве схудым они, закрыв глаза, продолжали свой ритуал, изредка опуская головы низко кземле
        -Держите! Держите! Крепко держите!!! - захрипел Руслан, крепко вцепившись рукой вмой локоть.
        Чавкающие звуки внезапно смолкли. Нас, словно колпаком, накрыла абсолютная, звенящая тишина. Будто ничего больше несуществовало насвете. Только мы вокеане черной всепожирающей пустоты. Тишина нарушалась лишь тяжелым дыханием держащих кольцо мужчин ивсхлипываниями девочки посреди круга. Инаверное еще биением моего насквозь пропитанного адреналином сердца.
        Секунда проходила засекундой. Еще одна. Иеще одна. Ожидание казалось мне вечностью. Своей подкоркой я чувствовал неизбежное приближение чего-то страшного ижуткого. Чего-то намного сильнее меня, Руслана ивсех нас вместе взятых. Силы, способной раскидать нас вщепки, словно утлую шлюпку вдевятибалльный шторм. Мои нервы были напределе ия был готов либо биться допоследней капли крови, либо бежать отэтого ужаса без оглядки. Глазаже доболи напрягались пытаясь усмотреть хоть что-то вокружающей нас темноте.
        Итут, стоило мне ощутить как холодная капля пота тяжело стекла полбу, мои уши оглушил ужасающий рев. Это была безумная какофония звуков обрушившаяся нанас сплошным водопадом. Навсех возможных октавах итональностях одновременно. Разрывающая внутренности. Сводящая сума.
        Отболи вовсем теле я закричал. Как ивсе остальные. Нонаши крики даже надолю секунды немогли прорваться через оглушающий звон. Я посмотрел наРуслана иподвижению его губ понял его слова.
        -Держите круг!!! - кричало его потное искаженное гримасой боли лицо.
        Тут я почувствовал как волосы колыхнулись над моей головой. Будто что-то стремительное пронеслось сверху. Когда я поднял голову то увидел, как надо мной извивалось несколько черных прутьев. Мужчиныже вужасе повалились наземлю, разомкнув круг. Мои руки оказались свободны. Посмотрев направо я увидел, как Руслан также корчился вконвульсиях наземле, зажимая ладонями уши. Я обернулся назад вцентр круга. Прутья, исходящие откуда то изглубины тьмы, опутывали двух женщин идевочку. Их лица были полны агонии. Глаза широко раскрыты. Арты разинуты взаглушенных ревом воплях. Черные прутья все сильнее закручивались вокруг их тел, пока непокрыли сголовы допят. Потом подняли их над землей. Все выше ивыше. Апосле дернулись обратно иунесли пленниц вночь.
        Рев прекратился также внезапно, как иначался.
        Внаступившей тишине мужчины некоторое время приходили всебя, тяжело вздыхая, поднимаясь сземли ивытирая взмокшие отпота лица. Яже растерянно стоял, всматриваясь втьму, тщетно пытаясь осмыслить произошедшее.
        -Мы несправились, - наконец устало пробормотал Руслан, сгрорбленно усевшись наземле иозабоченно потирая переносицу.
        Ему никто неответил. Все лишь молчали, погрузившись каждый всвои мысли.
        Когда я вочередной раз взглянул всторону пустыря, то увидел, как далеко нагоризонте края облаков осветились впервые нежно розовые лучи восходящего солнца.
        Часть8
        Загрехи свои поплатились, дряные сучки! - злобно зашипел худой, прервав молитву, - пусть они теперь горят ваду загрязные дела свои!
        Молодой мужчина, отец девочки, рывком поднялся наноги, подбежал кхудому исразмаху ударил того влицо.
        -Падонок паршивый! Возьми свои слова обратно! Моей дочери семь лет, гребаный ты подонок! Окаких грехах ты говоришь?!! - захрипел вярости отец, наклонившись ссжатым наготове кулаком над упавшим навзничь худым, который испуганно прикрыл одной рукой лицо, авторую выставил вперед впопытке защитится.
        Котцу подбежали другие мужчины иоттащили его отхудого, которого спешно окружили приспешники, подняв того наноги иосматривая багреющий кровоподтек под правым глазом.
        -Подожди, подожди! Еще посмотрим кто изнас слова обратно брать будет! Завсе что сделал настанет тебе расплата…, - вдогонку выдавил изискривленного ненавистью рта худой.
        Парень попытался снова рвануться кхудому, номужчины крепко удерживали его встороне.
        Тут я почувствовал, как наменя, словно свинцовой плитой, навалилась усталость. После всего что произошло вту безумную ночь, после испытанного страха, потери, терзаний иужаса, я будто совершенно выдохся. Мне безумно хотелось только есть испать. Я едва удерживал себя наватных ногах, тщетно пытаясь выловить вмутном сознании хоть какой то план что делать дальше. Нонепридумал ничего лучше, чем присоединиться кгруппе мужчин, возглавляемых Русланом, имолча слушать очем они говорили.
        -Как тебя зовут, парень? - спросил отца девочки Руслан, когда я вошел вплотный круг собравшихся встороне мужчин.
        -Арман, - назвал свое имя тот, низко опустив голову исгорбившись. Вспышка ярости его уже отпустила итеперь изнего словно выпустили весь воздух. Я заметил как пощеке его проскользнула слеза, которую он быстро смахнул, стараясь непоказать другим свою слабость.
        -Нуже, мужик, выше голову! Найдем мы твою дочку, только ты должен быть сильным идействовать правильно. Ты согласен?
        -Да-да-да, - закивал головой парень, - я впорядке. Давайте сделаем что-нибудь. Я просто обязан найти жену идочь! Обязан, понимаете?!!
        -Так что будем делать, господа? - обратился ко всем Руслан, - какие укого есть идеи?
        Мужчины переглянулись друг надруга, ноникто нерешался высказаться, пока недонесся голос моего коллеги.
        -Связь неработает. Электричества нет. Женщин нет. Ноэто все еще можно как-то пережить. Ното, что всем нателефоны пришел какой-то спам всообщениях - это непорядок, - размеренно покачиваясь, высказался он ссерьезным выражением насосредоточенном лице.
        Все недоуменно обернулись нанего.
        -Шутка! - после паузы добавил он, также неулыбнувшись, - я думаю, чтобы придумать что-то, нам всем нужно прежде подкрепиться ипоспать.
        -Там мы ипоступим, - поддержал его Руслан, - норасходиться несоветую. Предлагаю устроится вмоей квартире. Она уменя большая, всем места хватит. Можете вернуться подомам, собрать нужные вещи, апотом ко мне. Немного отдохнем, поедим идвинемся намоей машине вгород. Осмотримся там иузнаем что случилось сэлектричеством. Так кто сомной?
        Несколько мужчин подняли руки. Втом числе Арман - отец девочки имой коллега - Тимур. Всего шесть человек. Остальные неуверенно пробормотали что-то вответ и, видимо, отказались.
        -Я тоже свами, - немного подумав, ответил я, - наш, получается, шестеро. Я могу взять исвою машину. Посажу ксебе трех человек. Она тут, недалеко…
        -Вот иотлично, - одобрил Руслан.
        Его предложение показалось мне спасением ссложившейся ситуации. Я немог представить, что вернусь иостанусь внашей опустевшей квартире. Зачем? Что мне было там делать? Водиночестве. Без сведений отом, что произошло икак дальше жить?!! Атут уменя появилась возможность примкнуть кгруппе людей, которые были мне симпатичны. Тем более под инициативой Руслана, мужчины намного взрослее иопытнее меня. Человека очевидно волевого ирешительного, который могбы объединить нас врешении появившихся проблем.
        Тесной группой, оставив продолжавших молиться людей позади, мы направились обратно. Как только мы пересекли угол здания закоторым скрывался двор между высотками, нам открылось неожиданное зрелище. Двор был заполнен людьми: стариками, мужчинами, молодыми парнями, мальчиками. Они собирались вгруппы ивозбужденно переговаривались друг сдругом. Некоторые ругались. Были те, которые врастерянности плакали ипричитали. Несколько мужчин громко навесь двор ругались. Среди всех собравшихся небыло видно ни одной женщины или девочки.
        -Ну вот ивсе - это официально. Дурдом вовсей своей красе. День первый, - прокомментировал увиденное идущий следом коллега.
        Я промолчал так как был слишком истощен, чтобы расспросить что он имел ввиду.
        Наша группа остановилась возле первого подъезда.
        -Жду вас усебя через пятнадцать минут. Восьмой подъезд, третий этаж, квартира двести восемь. Возьмите еды. Ато уменя вхолодильнике только виски, - заговорческим шепотом выдавил изсебя Руслан, озабоченно оглядывая образовавшийся хаос вокруг. Апосле пружинистым шагом отправился всторону своего подъезда.
        Тут крики ругающихся мужчин стали еще громче. Когда мы оглянулись наних, то увидели, что они принялись драться, опрокидывая друг друга наземлю. Еще содругой стороны донесся звук разбиваемого стекла. Двое молодых парней разбивали кирпичом дверь продуктового магазина, находящегося напервом этаже одного издомов.
        -Говорюже, дурдом начинается…, - сказал коллега.
        -Видимо вы правы, - устало пробормотал я, наблюдая как кдерущимся мужчинам присоединились еще трое, - быстрее пойдемте завещами…
        Он кивнул вответ имы направились всторону нашего подъезда. Когда мы подошли кдверям, навстречу нам вышла группа взволнованных парней: заспанных, щурившихся наутреннем солнце, внаспех накинутых куртках, тщетно пытающихся воспользоваться своими телефонами. Увидев нас, они тутже накинулись кнам свопросами отом что произошло ночью икуда пропали их дочери, жены иматери. Мы коротко рассказали что знали ибез промедлений продолжили путь.
        Я оставил коллегу нашестом этаже, договорившись встретиться через пятнадцать минут натомже месте. Было странным идти вверх полестничным площадкам, освещенным приглушенным, новсе усиливающимся солнечным светом сулицы. Мрак рассеялся иобнажил обычные подъездные лестницы, череду стандартных выложенных кафельной плиткой ступенек, выкрашенные вобыденный цвет стены. Ничего вокружающем ненапоминало тот жуткий лабиринт, уходящий вбездну, где я почти потерял рассудок прошлой ночью.
        Когда я коснулся руками ручки двери своей квартиры, то намгновение замер. Я подумал, авдруг я открою дверь имои девочки окажутся дома? Ивсе что случилось вту безумную ночь окажется волшебным образом неправдой ираствориться впервых лучах утреннего солнца. Нокогда я открыл дверь, то я, ксожалению, обнаружил, что мой дом был пуст.
        Вутреннем освещении квартира также выглядела обыденно исовершенно непугающе, вотличие отпрошедшей ночи. Привычные вещи лежали насвоих местах и, казалось, вот-вот появятся мои девочки инаша жизнь продолжиться всвоем рутинном русле. Неубранная свечера посуда мокла враковине, будто моя Айман сейчас выйдет изванной комнаты иразложит их впосудомойке. Одинокий стакан молока сизображением мультипликационного персонажа ипластиковой детской ложкой внутри был забыт наобеденном столе. Вуглуже наполу завалялась Свинка Пеппа, любимая игрушка младшей. Когда я прошел вспальню, то сгоречью увидел смятую кровать, будто только что оставленную хозяевами. Ноникого небыло. Тишина досамого основания поглотила пространство моего дома итеперь квартира казалась мне странным образом чужой.
        Стараясь как можно скорее покинуть квартиру, напоминающую опотерянной жизни, я достал рюкзак инаспех впихнул туда сменное белье, джинсы, пару футболок исвитер скапюшоном. Когда я собирал туалетные принадлежности, то проверил кран раковины, инеудивился, что воды вводопроводе неоказалось. Вспомнив, что должен собрать еды, я также бросил врюкзак изостывшего без электричества холодильника все что можно было съесть без готовки, атакже пару бутылок сминеральной водой.
        Полностью собравшись, я впоследний раз остановился напороге, оглядывая свой дом, иощутил что-то вроде предчувствия, что я больше никогда невернусь вэто место. Отэтой мысли мне стало непосебе, внутри все сжалось отобреченной тоски идушевной тяжести. Я резко развернулся, открыл дверь ивышел запорог.
        Нотут случилось что-то необъяснимое. Позади, вглубине квартиры, я явно услышал громкий хлопок. Сердце мое судорожно ёкнуло. Незная что ожидать, я рванул обратно, ноничего особенного незаметил. Однако ввоздухе отчетливо угадывался слабый запах гари. Снеистово забившимся сердцем я прошелся поквартире: зашел вванную комнату, потом вдетскую ипосле вспальню. Казалось ничего неизменилось. Почти ничего. Однако я увидел, что наприкроватной тумбочке лежало что-то белое. Хотя я мог поклясться, что впоследний раз, когда находился вспальне, натом месте было пусто.
        Когда я приблизился ккровати, то увидел, что натумбочке лежал белый обрывок бумаги. Я осторожно взял находку вруки. Обрывок был небольшой, меньше четверти тетрадного листа, сильно обожженный покраям. Он был пуст.
        Нокогда я перевернул обрывок надругую сторону, то увидел пять слов, написанных карандашом неровным почерком моей супруги:
        «СКОРО БУДЕМ ВМЕСТЕ. ТВОИ ДЕВОЧКИ»
        Часть9
        Я немог поверить своим глазам! Слабость втеле вмомент пропала, аголова прояснилась. Дрожащими отволнения пальцами я осторожно прикоснулся кбумаге, будто она могла сохранить тепло рук моей супруги. Я огляделся посторонам, выискивая другие послания, нобольше ничего необнаружил.
        Усевшись накрай кровати, я продолжал аккуратно поглаживать послание, исловно мантру, повторял имена супруги идетей. Тьма внутри меня рассеивалась, освещаемая взошедшим солнцем надежды. Ичем дольше я касался клочка бумаги иповторял имена родных, тем солнце надежды разгоралось все сильнее исильнее. Мне даже странным образом показалось, что мои девочки были где-то совсем близко. Стоило только протянуть руку, и, казалось, я могбы дотянуться доних. Я будто кожей чувствовал, что они были только что тут, засекунду дотого, как я вошел вкомнату, искрываются где-то вмиллиметре отграницы моего зрения.
        Я сидел едва дыша, боясь вспугнуть эти невероятные ощущения близости сродными, завороженный ипросветленный. Может быть это было лишь трюком моего уставшего сознания, обессиленного бессонной ночью. Номне безумно хотелось верить, что это нетак. Ведь передо мной лежало физическое инеоспоримое доказательство обратного. Самый настоящий, существующий вреальности, лист бумаги спосланием отсупруги.
        Наконец, воодушевленный иуверенный всвоих силах, я встал, расправил плечи, накинул наспину рюкзак инаправился квыходу. Потом легко преодолел двенадцать этажей вниз иснова вышел водвор.
        Людей наулице собралось еще больше. Казалось, что все мужское население трех двенадцатиэтажных домов жилого комплекса разом высыпало водвор. Воздух сотрясал возбужденный гул отнескольких сотен мужчин, которые кучковались вбольшие имелкие группы, обсуждали события прошедшей ночи, выдвигали догадки ивыкрикивали предложения.
        Несколько человек лежали наскамьях, прикрывая разбитые после драки лица, инаних никто необращал внимания. Изтрех взломанных магазинов выходили люди, нагруженные тележками спродуктами иупаковками бутылок сводой. Кним присоединялись другие, один заодним скрываясь заразвороченными дверями магазинов. Лица мужчин, занятых делом, были сосредоточены иделовиты.
        Возле входа водин измагазинов столпилось несколько взрослых мужчин имежду ними возникла очередная ссора. Один изних, самый старший, почти старик, встал впроходе ипопытался непропустить остальных внутрь. Его грубо оттолкнули, очего тот упал наземлю игромко вскрикнул отболи. Никто непомог ему подняться. Троеже других, азатем еще несколько человек, беспрепятственно проникли внутрь магазина искрылись втемноте помещения.
        Вдальней стороне двора собралась самая большая группа людей. Все, как один, сидели наколенях вокруг худого, ипокоманде синхронно опускали головы вниз вмолитвах. Худойже монотонно вещал им свою проповедь. Я неслышал очем он говорил, номне было видно его лицо, искаженное мученическим гримасами.
        Отувиденного мне стало непосебе. Я подумал, как быстро люди потеряли цивилизованный облик, стоило привычному ходу вещей лишь немного сдвинуться собычных рельс. И, невольно усмехнувшись, вспомнил слова коллеги про начинающийся дурдом.
        Также я подумал, что может быть мне также стоило быть практичнее изапастись продуктами впрок. Ведь никто немог точно знать когда вернут электричество икак долго продлиться хаос. Потом я осекся, подумав, что захожу всвоих мыслях вневерную сторону, если позволил себе рассуждать отом, что могу присоединился кмародерам.
        Наблюдая, как вереница мужчин оттаскивает груженые тележки посвоим квартирам, я немог всеже остановить себя отмысли, что, возможно, те люди поступают верно. Ведь стой секунды, как исчезло электричество итаинственным образом пропали женщины, правила игры моментально изменились. Теперь небыло привычных правил морали иповедения. Они все вмиг рассыпались. Теперь небыло больше работы, карьеры, начальства, дорожных пробок, недовольства властью, государственной политики, телевидения, интернета, поиска внутреннего баланса, фитнеса, здорового питания, пищевых добавок илишнего веса. Теперь все мы водин миг вернулись вдоисторическую эпоху, где важным осталась лишь примитивная цель физиологического выживания вовраждебной среде. Мы снова превратились вживотных. Где каждый сам засебя. Ите люди, которые растаскивали полными тележками продукты измагазинов, поняли это раньше меня. Ая неимел никакого права осуждать их застремление выжить. Потому что наша замечательная и, казалосьбы, незыблемая цивилизация катилась набезумных скоростях вгребанную пропасть!!!
        Мои невеселые мысли прервались тем, что я вспомнил про свое обещание быть уРуслана через пятнадцать минут, атакже про план наших дальнейших действий. Я двинулся дальше, без промедлений найдя нужный подъезд, нужный этаж иквартиру.
        Попути кквартире Руслана я достал изкармана смартфон. Заряд вбатарее полностью истощился иустройство было отключено. Я усмехнулся, вспомнив как раньше немог обойтись без смартфона иполучаса, привязанный кстатусам социальных сетей, чтению новостей иприходящих сообщений. Теперьже прошло более полусуток, как я был полностью отрезан отпривычного контакта состальным миром. Иничего сомною неслучилось!
        Тем временем я подошел кнужной двери. Попривычке нажал накнопку звонка. Потом осознав, что звонок неможет работать без электричества, я коротко постучал вдверь. Никто неотозвался. Я постучал снова, прислушавшись кголосам внутри. Тишина. Я постучал еще раз. Ничего. Дернул заручку ипотянул дверь насебя. Она легко поддалась иоткрылась.
        Открыв настежь дверь я увидел просторный коридор, уходящий влево.
        -Руслан! - крикнул я вглубину квартиры.
        Мне никто неответил.
        Я прошел внутрь иосмотрелся. Пройдя через коридор, я увидел широкую кухню, залитую светом утреннего солнца, лившимся извитражных окон. Наобеденном столе стояло три кружки откоторых поднимался пар идве тарелки снарезанным хлебом, сыром иколбасой. Рядом лежали три надкусанных бутерброда. Видимо, тут только недавно завтракали, нолюдям понепонятной причине пришлось срочно покинуть помещение.
        Я насторожился. Внутренне собрался. Весь обратился вслух. Мощная порция адреналина снова ударила вмое сердце иголову, заставляя вены запульсировать вучащенном ритме. Стараясь нешуметь, я осторожно подошел кзакрытой двери, закоторой скрывалась другая комната. Приложил ухо кдеревянной перегородке. Прислушался.
        Поначалу я ничего неуловил. Нопотом услышал слабое вибрирование воздуха, словно вглубине комнаты задверью работает какой-то мощный электрический аппарат, напряжение которого время отвремени то нарастало, то спадало.
        -Что ты делаешь?!! Беги отсюда прочь!!! Беги!!! - опять завопил маленький мальчик внутри меня, когда я осторожно нажал наручку двери, чтобы слегка приоткрыть дверь ичерез образовавшуюся щель подсмотреть нато, что происходило втой комнате.
        Первое, что я увидел вузкой щели был фрагмент зелено-красного ковра наполу. Там, где ковер заканчивался, виднелся светлый паркетный пол, залитый внескольких местах красным. Я несразу осознал, что ковер насамом деле был зеленым, акрасным пропитала его кровь, также залившая часть паркетного покрытия.
        Открыв дверь чуть шире, я ксвоему ужасу заметил край некого черного существа, повисшего ввоздухе правее задверью. Я нерешался открыть ее шире, чтобы увидеть существо полностью. Тем временем вибрирующий звук стал громче. Поповерхности черного существа, фрагмент которого я мог наблюдать изсвоего укрытия, волнами проходили мелкие дрожащие волны, резонирующие сиздаваемым звуком.
        Тут я заметил движение задиваном, вдальней стороне комнаты. Задиваном кто-то скрывался. Приглядевшись, я заметил Руслана, чья голова выглянула впромежутке между диваном ивнешней стеной комнаты. Мы встретились взглядами. Его глаза была округлены отужаса ион судорожно дернул головой, дав мне знак немедленно убираться.
        Яже оцепенел отстраха ирастерянности, боясь сделать лишнее движение ипривлечь внимание черного вкомнате.
        Вдруг я услышал что-то еще. Чей-то приглушенный мучительный стон. Дребезжащий звук вмомент стал громче икнему добавился хорошо знакомое чавканье. Потом что-то резко имокро ударилось, рвануло скользким шлепком инапропитанный кровью участок ковра, который мне был виден изукрытия, упала нога. Оторванная человеческая нога.
        Непомня себя отужаса идрожа всем телом, я попятился назад. Но, споткнувшись, сгрохотом рухнул напол. Чавкающий звук взвизгнул иусилился, достигнув душераздирающей громкости. Я молниеносно подпрыгнул наноги ибросился прочь изквартиры, слыша как заспиной что-то грохотало ипадало. Выскочив изквартиры, я кинулся клифту, потом осознал, что он неработает. Кинулся клестнице, новпоследний момент остановился, вспомнив, что произошло сомной напохожей лестнице прошлой ночью.
        Врастерянности я осмотрел площадку, сужасом ожидая, что изквартиры Руслана вот-вот выскочит то черное существо, чтобы немедленно растерзать меня. Нотут я заметил, как открылась ближняя ко мне дверь соседней квартиры иизнее показалась голова незнакомого молодого мужчины, который знаками призывал мне укрыться унего.
        Недолго думая, я ринулся вуказанную сторону, позволив тяжелой железной двери схлопком захлопнуть замоей спиной…
        Часть10
        Некоторое время я стоял, замерев воцепенении, стараясь успокоить биение своего сердца. Потом очнулся, когда ощутил как тяжелая рука хлопнула меня поспине. Я обернулся и, наконец, получил возможность осмотреть своего спасителя.
        Передо мной стоял молодой парень грузного телосложения, вшироких шортах ниже колен, растянутой майке иярко розовых тапочках Crocs набосых ногах. Вруках он держал большой работающий фонарь сторчащей сбоку ручкой. Наего широком круглом лице отражалось выражение искреннего беспокойства, авзгляд зеленых глаз выдавал толику самодовольства.?
        -Все нормально, брат? - еще раз тяжело хлопнул он меня поплечу.
        -Нормально, - ответил я, успокоив дыхание, - большое спасибо, что открыл дверь. Еслибы неты,то…
        -Да легко! - самоуверенно ответил тот, уперев массивный кулак себе вбок ипокачивая второй рукой фонарем.
        Яже прильнул кдверному глазку, стараясь рассмотреть происходящее наоставленной задверью межквартирной площадке. Вобзоре глазка виднелся длинный коридор, скудно освещенный лишь светом утреннего солнца, льющимся через распахнутую мною настежь двери квартиры Руслана. Площадка оставалась пустой.
        -Ты что орал то? - спросил парень, выжидая пока я оторвусь отдверного глазка.
        Недождавшись движения наплощадке, я, наконец, отошел отдвери иустало опустился наскамью, прижатую кстене. Медленно выдохнул, ощущая как адреналин, выброшенный вкровь пережитым шоком, растворяется вмоих венах иотпускает напряженные мышцы. Неимоверное изнеможение навалилось наменя многотонной свинцовой плитой. Я закрыл слипающиеся глаза, позволив красным пятнам расползтись повсему полю зрения.
        -Ну, брат? Что там? - нетерпеливо повторил парень, также прильнув кглазку, пытаясь рассмотреть то, что меня напугало.
        Собравшись ссилами, я вдеталях рассказал ему произошедшее, начиная ссобытий прошлого вечера икончая недавней встречей ссуществом вквартире Руслана. Онже молча слушал, опустив голову, илишь изредка утвердительно кивал.
        Немогу сказать определенно почему, номы сразу перешли на«ты». Ивэтом фамильярном отношении кнезнакомому человеку я ненаходил ничего обидного или предосудительного. Уменя даже сложилось ощущение, что мы давно друг друга знали иможем без стеснений поделиться переживаниями, неопасаясь неловкости иосуждения.
        Может быть это было оттого, как он подоброму называл меня «брат». Или может еще из-за его облика «своего парня»: человека накоторого можно положиться, умеющего илюбящего работать руками, инеобращающего внимание налишние сантименты.
        -Значит эти черные херовины нетолько баб забирают, аеще имужиков могут похерачить? - наконец прервал свое молчаниеон.
        -Я толком ничего невидел. Только оторванную ногу икровь наполу. Новидимо так иесть, - пояснил я, стяжелым сердцем вспоминая увиденное.
        -Сколько вас, говоришь, втой квартире было?
        -Двое, вроде, осталось. Сосед твой, Руслан, взрослый мужик, крикливый такой, может знаешь. Иеще один парень, незнаю скакого дома…, - ответил я итихо добавил, - кажется, это его там нога была…
        -Ммм…, вот значит как…, - задумчиво протянул он, и, заметив, что свет фонаря заметно потускнел, принялся энергично крутить нанем ручку, позволив свету снова вспыхнуть спрежней силой, - фонарь сручным генератором, - самодовольно пояснил он, поймав мой удивленный взгляд.
        -Мы собирались подкрепиться ипоспать, апотом ехать вгород наразведку. Новот как получилось…, - добавил я, итутже вспомнил озабытой договоренности встретиться сколлегой.
        Вдосаде я хлопнул себя поноге, представив, что коллега, может быть, досих пор меня ждет налестнице внашем подъезде. Может он даже поднялся кнам вквартиру, чтобы убедиться что меня нет итам. Нопотом подумал, что, может быть, так случилось клучшему. Еслибы коллега вместе сомной явился вквартиру Руслана, быть может унас двоих неполучилосьбы избежать встречи стем существом? Раздумывая освоей оплошности я, наконец, предположил, что невстретив меня, коллега сам, скорее всего, направился кквартире Руслана. Итеперь я должен был его предупредить отом, что его там ожидает.
        Сэтими мыслями я подскочил соскамьи иснова прильнул кдверному глазку. Площадка попрежнему была пуста.
        -Что там, брат? - снова спросил парень, встав рядом рядом сомной иприслушиваясь ктишине задверью.
        Я рассказал ему освоем опасении. Онже, осознав ситуацию, оживился, оттеснил меня всторону исам всмотрелся вобзор глазка.
        -Давай поочереди наблюдать. Если появится, то затащим твоего кента сюда, - предложилон.
        Я согласился.
        Минуты проходила заминутой. Коридор оставался пустым.
        -Утебя, получается, тоже бабы пропали? - спросил он, когда настала моя очередь дежурить напосту.
        -Да, жена идвое дочерей, - шепотом ответиля.
        Он вответ усмехнулся.
        -Такаяже история. Уменя супруга идвое дочек. Четыре года иполтора. Вторая только ходить научилась. Ааа, ну еще тетя Сара. Наша няня… Я утром проснулся иникогонет…
        Я оторвал лицо отдвери иссочувствием взглянул напарня, стараясь подобрать слова вободрение. Нопрежде чем я мог что-то придумать, он вдруг широко улыбнулся ивыдал.
        -Ая думаю, что это ихорошо! Хоть отбаб отдохну! Они мне все мозги выели…, - апотом еще шире улыбнувшись иснова хлопнув меня поспине, добавил, - да шучуя…
        Яже немог неулыбнуться вответ. Я подумал, что дело невего безразличии кпотере родных, авпопытке посвоему справиться сситуацией, облегчив трагедию пусть грубой, новсеже оптимистичной шуткой. Я был даже благодарен ему заэто. После всего, что пришлось пережить, для меня было облегчением встретить человека, который держит свои эмоции под контролем истарается смотреть навещи сюмором.
        Когда я снова взглянул вглазок, то отнеожиданности отувиденного вздрогнул. Покоридору состороны лестницы беспечно шел Тимур, мой коллега. Даже через дверь я мог услышать его учащенное тяжелое дыхание курильщика.
        -Вот он, - глухо вскрикнул я, испугавшись громкости своего выкрика.
        -Открывай итащим его сюда, - прошипел парень, ринувшись кдвери.
        Я продолжал напряженно всматриваться вглазок, наблюдая как коллега почти подошел кквартире Руслана. Вто время как мой спаситель, замешкавшись сзамком, злобным шепотом матерился.
        Тут я увидел, как коллега словно вкопанный остановился перед дверью вквартиру Руслана ипопятился назад. Замокже все неподдавался, несмотря налихорадочные попытки его открыть. Наконец, справившись сзаевшим устройством, парень осторожно приоткрыл дверь, ровно настолько, сколько хватило нам высунуть вобразовавшийся проем свои головы.
        Мы яростно зашептали всторону коллеги, пытаясь привлечь его внимание. Нотот, кажется, нас неслышал.
        Кэтому времени изквартиры Руслана выплыло существо, позволив нам рассмотреть его вовсех деталях. Это был причудливой продолговатой формы черный сгусток, повисший ввоздухе иприближающийся кколлеге, который продолжал медленно пятиться назад. Поблестящей, черной, словно маслянистой поверхности существа изредка проходила мелкая рябь, сопровождающаяся отвратительными вибрирующими звуками, похожими нагудение сломанного трансформатора под большим электрическим напряжением. Вверхней части существа угадывалось что-то вроде пасти. Округлое отверстие то расходилось ирасширялось, заполняя всю ширину существа, то сужалось доразмера крохотного кольца.
        Тем временем, коллега уперся спиной встену коридора изамер, нерешаясь бежать или кричать опомощи. Изнашего укрытия я невидел его лица, номог представить его состояние. Тут изсущества всторону коллеги начали вытягиваться несколько черных длинных щупалец. Они извивались ввоздухе, словно змеи, приближаясь кколлеге все ближе иближе, пока некоснулись его головы игруди. Коллегаже весь сжался под этими прикосновениями, встрахе присел накорточки ивтянул всебя голову.
        Мы затихли всвоем укрытии, сужасом наблюдая над происходящим. Я был уверен, что коллега обречен, исбессильным оцепенением смотрел чем все закончиться, вто время как все новые щупальца отделялись отсущества иопутывали коллегу сног доголовы, заползая под одежду иокручивая конечности.
        Нотут, кмоему удивлению, щупальца начали отпускать коллегу, возвращаясь назад втело существа, пока полностью неосвободили замершего вужасе беднягу. Потом существо несколько раз раскрыло изакрыло свою пасть, апосле вдруг развернулось внашу сторону. Поняв, что привлекли внимание существа, мы встрахе захлопнули дверь, которая издала втишине коридора громкий хлопок.
        Прилив адреналина снова ударил меня повискам, заставляя утомленное сердце вновь забиться вбешеном ритме, ахолодной испарине выступить насморщенном внапряжении лбе. Я прильнул кдверному глазку, чтобы увидеть как кдвери, закоторой мы спрятались, подплывало то существо сизвивающимися вразные стороны щупальцами. Его пасть хищно расширялась исжималась. Авибрация, разлившаяся ввоздухе, становилась все сильнее, помере приближения чудовища, откоторой даже зашевелились волосы намоей голове. Я немог оторвать взгляда отчудовищного зрелища, продолжая удерживать свой пост углазка.
        Когда донашей двери умонстра оставалось лишь несколько метров, оно вдруг остановилось. Волны наего поверхности поплыли сусиленной интенсивностью, ащупальца задрожали, вытягиваясь внашу сторону. Итут существо принялось издавать знакомые оглушительные чавканья, откоторых я, наконец, оторвался отдвери.
        Парень тутже сменил меня, приложив правый глаз кглазку. Нонемедленно дернулся обратно. Я посмотрел нанего изаметил, как смуглая кожа наего лице наглазах бледнеет, азеленые глаза расширяются отувиденного ужаса.
        Мы оба инстинктивно попятились назад отдвери, ожидая, что влюбой момент то существо разнесет преграду вщепки исожрет нас спотрохами впучине своей отвратительной глотки.
        Поначалу ничего непроисходило. Монстр задверью продолжал издавать свои чавканья, громкость которых поднялась донеимоверных высот, заставив нас встрахе зажать уши ладонями. Нопотом я заметил, как через замочную скважину тонкой нитью принялось пролезать одно черное щупальце. Потом второе. Потом третье, собираясь перед нами взависший ввоздухе черный лоснящийся фантом. Я понял, что таким образом чудовище нашло кнам доступ. Оно неумолимо перетекало изкоридора вквартиру через крохотное отверстие взамочной скважине, пока несформировалось перед нами полностью.
        Нодотого, как мы смогли сообразить, как спастись отнеминуемой погибели, чудовище вдруг встрепенулось ирвануло всторону оставленного возле стены фонаря, накрыв его своим дребезжащим илоснящимся телом. Сквозь чавкающий рев, я услышал треск ломающегося аппарата. Потом монстр снова поднялся ввоздух, оставив наполу обломки фонаря. Завис намгновение, ивдруг, стремительно полетел всторону окна занашими спинами, разбил стекло, выворотив перекладины, ивыскочил наружу, оставив нас воцепенении инедоумении отпроизошедшего.
        Часть11
        Внедоумении мы переводили взгляды между дырой ввыломанном окне иосколками фонаря посреди прихожей. Первым отоцепенения опомнился хозяин квартиры. Он подошел кобломкам ипокрутил вруках скрученные всмятку фрагменты пластика иметалла.
        -Этой хрени, видимо, мой фонарь непонравился, - после раздумья выдал свой вердиктон.
        -Твой фонарь спас нам жизнь, - добавил я, невесело усмехнувшись.
        Немного постояв возле обломков, мы решили выйти вподъезд, чтобы узнать что случилось сколлегой. Открыв дверь, мы обнаружили его прижавшимся кстене втойже позе ивтомже месте, где мы видели коллегу впоследнийраз.
        Лицо Тимура было бледным, глаза закрыты, агубы двигались вбеззвучном шепоте.
        Я осторожно коснулся коллегу заплечо. Онже испуганно дернулся отмоего прикосновения, плотнее сжал веки иглубже вдавил голову вплечи.
        -Друг, все впорядке. Ты вбезопасности. Тварь ушла, - постарался успокоить егоя.
        Коллега, казалось, нереагировал намой слова.
        После еще нескольких наших попыток успокоить Тимура иубедить, что бояться ему нечего, он, наконец, открыл глаза ипосмотрел нанас странным озадаченным взглядом.
        -Кто такие - серферы? - внезапно невпопад спросилон.
        Мы спарнем недоуменно переглянулись, непонимая сути вопроса.
        -Серферы! Серферы!!! - коллега вытянул руки встороны ипригнулся спиной, имитируя позу серфингиста. - Я точно несерфер! Иты! Иты! - продолжал он, обводя нас своими расширенными глазами, - Нельзя так жить, господа! Секунды складываются вминуты. Минуты вчасы. Часы всутки. Сутки вдни. Адни - внедели имесяцы. Каждый отрезок времени - это волна. Всвою очередь, все мы, получается, лишь серферы, так как скользим поэтим волнам. Идаже неныряем внутрь! Понимаете?!! Скользим!!! Анужно быть дайверами! Слышите меня?!! Дайверами! Нырять внутрь волны!!!
        Яже немог сообразить очем он говорит. Сколько я помнил, коллега всегда был чудаковатым, нодаже для него такое поведение было слишком странным.
        -Унего шок, - предположиля.
        -Это точно, - подтвердил парень, - давай его отведем ко мне… Пусть отдохнет…
        Мы осторожно подхватили коллегу заплечи иотвели кквартиру. Коллегаже несопротивлялся, послушно следуя внужном направлении, нопродолжая бормотать про волны, серфинг идайвинг.
        Оставив коллегу надиване идав ему бутылку воды иззапасов хозяина квартиры, мы направились кРуслану. Прошли через открытую настежь дверь, обогнули коридор ипрошли через залитую солнцем кухню. Когда я подошел вплотную кдвери вгостинную, то она внезапно открылась инам навстречу вышел Руслан.
        -Ну наконец то! Где вы ходите?!! - завидев нас, недовольно выкрикнул он инервно помахал рукой, призывая поскорее пройти вгостинную.
        Руслан выглядел чрезвычайно возбужденным иобеспокоенным. Ежик седеющих волос наего голове был взъерошенным. Движения отрывисты. Лицо ирубашка мокрыми отпота. Взгляд лихорадочно перескакивал содного объекта надругой. Аджинсы были испачканы багровыми пятнами. Пятнами крови.
        Когда мы прошли вкомнату, то увидели, как наполу, вэпицентре разлившейся повсей комнате лужи крови лежал молодой парень, тот чью дочь забрало существо прошлой ночью искем мы договаривались встретиться вквартире Руслана. Он лежал наспине без движения. Сзакрытыми глазами. Акожа наего лице была пугающе землисто-бледного оттенка.
        Когда я ссодроганием взглянул нанижнюю часть его тела, то увидел, что область чуть выше колена его правой ноги была стянута тугой повязкой. Ниже виднелся грубый разрыв, жуткое кровавое месиво свидневшимся посередине осколком белой кости. Рядом, под накрытым полотенцем показывалась оторванная нога. Чуть дальше наполу валялся раздавленный всмятку смартфон.
        -Он жив? - спросил я, струдом выдавив слова изпересохшего горла.
        -Да. Я его перевязал, как мог. Нобез квалифицированной медицинской помощи он долго непротянет. Его надо везти вбольницу, - ответит Руслан, озабоченно потирая переносицу.
        -Что тут случилось? - спросил парень, присев накорточки иобследовав лежащего наполу мужчину, апотом, приподняв полотенце, осмотрев оторванную ногу.
        Яже немог заставить себя посмотреть нарану иотделенную конечность. Почувствовав надвигающуюся изглубины живота тошноту, я отошел всторону, иприсел накрай дивана.
        Руслан, нервно жестикулируя руками ивращая глазами, рассказал свою историю.
        -Парни! Вот что я вам расскажу! Слушайте внимательно! После того, как мы разошлись рано утром, - он показал пальцем вмою сторону, - я спокойно дошел досвоей квартиры истал дожидаться остальных. Первым пришел он, бедняга…, - Руслан перевел взгляд напарня наполу, - он принес кое-что перекусить имы пытались завтракать. Я приспособил старую керосиновую лампу исогрел чайник. Порезали сыр ихлеб. Все было замечательно пока я неоткрыл окно, чтобы проветрить комнату. - Руслан сокрушенно обхватил голову руками. - Ну итак вышло, что кнам залетел тот троглодит. Напугал досмерти!!! Мы спрятались вгостинной. Думали, что пронесет. Я скрылся задиваном, аэтот бедняга спрятался зашторой вэтом углу, - мелко трясущимся пальцем он показал наглубокую нишу встене, скрытую засплошной плотной портьерой. - Я знаю, почему троглодит напал именно нанего инаменя, хотя я был ближе. Догадаетесь? - Руслан выпрямился, широко расставил плечи, упер руки вбок идаже наклонился кнам всем телом, ожидая нашей реакции наего вопрос.
        Яже знал ответ. Мне все стало ясно уже после того, как существо расправилось сфонарем всоседней квартире.
        -Из-за телефона, - едва слышно ответиля.
        -Именно! - возбужденно выкрикнул Руслан, сотрясая руками, - убедняги вправом кармане брюк был работающий смартфон. Атроглодит заметил это иоторвал всю правую ногу кчертовой матери!!!
        -Нужно предупредить людей! - вмешался парень, - если это правда, то это может спасти много жизней. Все должны знать, что нужно отключить все электроприборы.
        Сэтими словами он подошел кокну, взглянул вниз всторону двора, инеожиданно выкрикнул, показывая рукой напроисходящее наулице.
        Мы сРусланом немедленно подошли ближе, чтобы также взглянуть через окно водвор. Там происходило нечто невообразимое. Впервые мгновения я был удивлен тому, что шум сулицы совершенно непроникал внутрь квартиры. Нопотом догадался, что окна, вероятно, были звуконепроницаемые. Будто уловив мои мысли, Руслан слегка приоткрыл форточку, позволив потоку воплей истонов немедленно ворваться впомещение.
        Водворе происходила невообразимая кровавая бойня. Навысоте нескольких метров над уровнем земли кружили сдесяток черных тварей, изредка нападая набегущих вужасе людей, калеча иразрывая тела, опутывая щупальцами иподнимая ввоздух взрослых мужчин, апотом сбрасывая их вниз. Все больше тварей выскакивало изокон квартир, присоединяясь кпобоищу. Еще я заметил, как несколько тел пролетело вниз, сброшенные сбалконов наэтажах.
        -Нужно сказать людям, чтобы избавились отвсего, что работает наэлектричестве, - взволнованно произнес парень.
        -Как? Тебя никто неуслышит. Только привлечешь внимание троглодитов! - сосредоточенно вглядываясь впроисходящее водворе, ответил Руслан.
        -Чтоже теперь делать?!! Просто стоять исмотреть? - гневно спросил парень.
        Нопрежде, чем между ними разгорелся спор, воздух внезапно сотряс новый звук, сопровождаемый сильнейшей вибрацией. Оглушительный низкий рев, словно безумная какофония измиллионов взбесившихся труб ифанфар, разорвал пространство, проникая вкаждую частичку моего тела. Ажуткая вибрация словно вытряхивала внутренности наружу. Стекла нанашем окне тутже разлетелись вдребезги, расцарапав вкровь моего лицо.
        Я присел накорточки, пытаясь защитится отэтого звука ивибрации, икрепко зажал ладонями уши. Однако мой желудок невыдержал раздражения, именя вырвало слизью изпустого желудка. Краем глаза я заметил, что тоже самое происходит исостальными двумя. Агония мучила меня все сильнее, заставив упасть лицом напол искрутиться виступленных конвульсиях.
        Однако через некоторое время интенсивность звука ивибрации пошла наубыль. Рев перешел вмонотонный гул, авибрация лишь слегка сотрясала воздух.
        Я поднялся наноги, вытер кровь спореза нащеке ивзглянул через окно наулицу. Покрытый разбросанными вещами иосколками стекла двор был усыпан лежащими без движения или корчящимися вконвульсиях людьми. Черные твари уже оставили своих жертв иуспели взлететь высоко ввоздух, распластавшись понебу словно мерзкие чернильные кляксы.
        Их было сотни, тысячи, насколько хватало глаз, досамого горизонта, облепившие весь небосклон города досамого предела.
        Гул становился то ниже, то выше. Потом он снова начал нарастать, выше ивыше, пока непревратился впочти непереносимый писк исвист. Небоже внезапно окрасилось внеестественно алый цвет, словно окрашенный взарево сотни закатов. Потом вдруг стало токсичного оттенка зеленым, странным образом оставив рваные облака врозовом. Апосле, словно пощелчку выключателя, стало темно, словно снова настала ночь.
        Гул затих, авибрация ввоздухе ослабела, пока совсем непрекратилась. Мир заокном, считанные секунды назад извергавший какофонию звуков, сотрасавший воздух дрожью ипоражавший глаз неистовыми цветами, внезапно погрузился вотьму итишину, словно нырнул ввязкое болото.
        Мы трое, словно завороженные смотрели вокно, навнезапно наступившую ночь, невсилах произнести ни звука.
        -Сейчас десять часов утра, - первым нарушил молчание я, взглянув наэлектронные часы наруке.
        Потом, опомнившись, я расстегнул ремешок начасах, бросил устройство напол ираздавил ногой. После поднял треснувшие часы вруки и, убедившись, что они были сломаны, швырнул их воткрытую форточку окна.
        -Все правильно. Лучше найди себе такие, как уменя, - прокомментировал мои действия Руслан, поглаживая пальцем механические часы насвоей руке.
        -Что нам делать дальше? - упавшим голосом спросил парень.
        -Спать. - коротко ответил Руслан.
        Я немог сним несогласиться. Мое тело исознание находилось награни полного эмоционального ифизического истощения. Позади оставалась бессонная ночь идолгое утро, полные тревог, переживаний иужаса. Теперь нужно было поставить долгожданную жирную точку вовсем произошедшем инадеяться, что, может быть, после пробуждения все окажется лишь сном. Или покрайней мере накопить сил, чтобы бороться зажизнь дальше.
        Руслан принес изкухни керосиновую лампу изажег отспички фитиль. Комната осветилась неровным светом живого огня, ия подумал, что мне теперь нужно привыкать кподобному источнику света, изабыть про все остальные.
        -Что будем делать сним? - спросил нас парень, подойдя клежащему наполу мужчине.
        Руслан ощупал шею лежащего, ипосле паузы, тихо произнес.
        -Он умер.
        Вответ мы лишь промолчали. Я немог остановить ход своих мыслей отом, что так произошло клучшему, ичто мучения несчастного закончились. Учитывая происходящее вгороде, авозможно вовсем мире, мы все равно несмоглибы отвезти его вбольницу испасти. Скорее всего иработающих больниц больше небыло, так как небыло электричества, питающего системы обеспечения. Искорой помощи. Иврачей. Ивообще всего.
        Руслан сдернул сдивана покрывало инакрыл им тело.
        Потом мы все единогласно согласились устроиться наночлег всоседней квартире упарня. Никто непризнал этого вслух, новсе подумали ободном, что им будет трудно заснуть водной квартире рядом стелом погибшего.
        Добравшись донужной квартиры, мы устроились вразных комнатах. Хозяин выдал нам пошоколадному батончику издетских запасов, побутылке воды, апотом расположился насон вспальне. Руслан скрутился калачиком надетской кровати. Ая лег наупругий диван вгостинной. Керосиновую лампу мы договорились установить вкоридоре, чтобы свет отнее доставался каждому изнас.
        Стоило только моим глазам закрыться, как сознание немедленно начало соскальзывать втрясину сна. Нозасекунду дотого, как головабы отключилась, утонув всновидениях, я подумал отом, что стоилобы еще раз сходить домой, чтобы проверить оставилали супруга еще одно послание. Ведь надежда, олицетворенная горелым кусочком бумаги, спрятанным сейчас вокармане джинс, была единственным, что спасало меня вбеспросветном ужасе имраке, творящемся вокруг. Надежда, что все устроиться ия смогу найти своих девочек.
        Сэтими мыслями, струдом преодолевая усталость, я заставил себя подняться наноги. Несмотря наотчаянное нежелание вновь возвращаться наружу, проходить через темную лестницу вниз, спускаться водвор, полный погибших ираненых, апотом снова пробираться надвенадцатый этаж через лестницу вверх, я был твердо уверен, что должен был совершить этот последний рывок.
        Обдумав задачу ивспомнив, что я немог более рассчитывать нафонарик втелефоне, я решил одолжить упарней керосиновую лампу. Пройдя покомнатам, я обнаружил, что они крепко спали, неотзываясь намои вопросы.
        Ухватившись залампу идержа ее перед собой, я направился впуть, думая, что чем скорее я закончу запланированное, тем будет лучше. Сосредоточившись напоставленной задаче, я без промедлений вышел изквартиры, спустился водвор, несмотря посторонам добрался донужного подъезда и, тяжело дыша отнапряжения, поднялся надвенадцатый этаж.
        Попути, краем взгляда, я замечал какие-то движения, шорохи извуки втемноте. Толи это были раненые, страдающие отмук, толи чудовища, выискивающие очередных жертв. Номне было все равно. Я был невсостоянии помочь какому либо изпострадавших. Втоже время намне неоставалось ни одного устройства, работающего наэлектричестве. Тем самым, я решил, что мне нестоило больше бояться тварей.
        Открыв дверь своей квартиры, я прислушался ктишине внутри. Потом прошел вперед, освещая путь лампой. Все вквартире было таким, как я оставил ее немногим более двух часов назад. Неподдаваясь эмоциям ивоспоминаниям, я быстро прошел вспальню идошел дознакомой прикроватной тумбочки.
        Идаже неудивился тому, что нанем лежал еще один обрывок бумаги. Широко улыбаясь инаслаждаясь отощущения разлившейся внутри живота теплоты, я взял послание вруки.
        Нанем неровным почерком моей супруги было написано следующее послание:
        Часть12
        «Любимый! Мы вбезопасности. Утебя, наверное, много вопросов. Чтобы ответить наних, ты должен поверить вто, что я расскажу.?
        Попробую попорядку. Вовторой половине 21века наЗемле будут проблемы сэкологией: потепление, перенаселение, истощение ресурсов, загрязнение икатаклизмы. Бедные станут беднее, абогатые богаче. Аэмиграция станет рекордной.
        Кконцу века мир охватят конфликты, угрожая мировой войной. Демократии падут из-за беспорядков, вызванных высокими ценами наеду иресурсы, эмиграцией итерроризмом. Им насмену придут примитивные ижестокие диктатуры, основанные нарелигии инацизме. Наука иобразование деградируют. Станет меньше еды иухудшится ее качество. Питьевой воды почти неостанется.
        Кначалу 22века Земля будет вагонии отголода, насилия, эпидемий икатастроф. Ичеловечество будет награни вымирания.?
        Номир спасет Сугар! Одна изпоследних, получивших светское образование наЗемле. Вместе сгруппой других женщин-ученых она создаст «хроноборгов» - органических роботов, способных преодолевать порог пространства-времени.?
        Унее был большой план как все исправить. Она поняла, что причиной проблем планеты стали мужчины! Их тяга коткрытиям, владению ивласти изблага впользу прогресса, ксередине 21века стали проклятием из-за сокращения ресурсов земли.
        Сугар отправила впрошлое хроноборгов, чтобы переслать женщин вбудущее иуничтожить загрязняющие источники для подготовки Земли кновому, устойчивому игармоничному обществу через 120лет. Атакже ксхлопыванию новой истарой реальности. Без мужчин, которые вымрут без энергии иженщин. Ибез солнца, свет которого заблокируют хроноборги ко второму дню атаки.
        Теперь мы в2137году, водной изобщин нового общества. Все случилось так, как видела Сугар. Теперь наЗемле одни женщины имы можем жить вечно. Номне ненужна вечность без тебя. Я решила сбежать испасти тебя. Будь через 37дней (потвоему - 30мая 2018года) уближнего портала впространстве-времени. Точные координаты 29°39'28" с. ш. 91°07'01" в.д.Это натерритории бывшего Тибета. Запомни эти данные. Я несмогу больше отправить тебе послание.
        Люблю! Жду! Твоя Айман ивонючки»

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к