Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Безумные дни Павел Сергеевич Иевлев
        Хранители Мультиверсума #4
        Всего семь дней действия.
        Неделя нарастающего безумия. За неделю можно уничтожить город, потерять любовь, найти жену и спасти мир.
        В любом порядке.
        Хранители Мультиверсума 4
        Безумные дни
        Павел Иевлев
        
        
        День первый
        Македонец
        - Здравствуйте, группа! - говорит миловидная женщина-психотерапевт.
        - Здравствуйте, привет, привет, добрый день… - разноголосый хор с расставленных полукругом стульев.
        - Сегодня свою историю нам расскажет Виктор…
        - Привет, Виктор!
        - Здравствуйте, меня зовут Виктор, и я убийца…
        - Ты что, ёбнулся, Виктор? Уберите его! - возмущённые возгласы аудитории.
        - Я хочу рассказать вам, как я стал…
        - Да пошёл ты нахуй! Возмутительно! Прокурору, блядь, расскажи!
        Ну вот, даже моя воображаемая психотерапевтическая группа не стала меня слушать. Никому не интересны мои рефлексии. Ах, Аня, мой прекрасный - но, увы, бывший - мозгоправ. Наши отношения врач-пациент в какой-то момент стали требовать большей откровенности, чем я могу себе позволить. Она считала, что у меня «вьетнамский» (он же «афганский», «иракский», «чеченский» и так далее) синдром. А сам я военный, побывавший в «горячих точках». Забавная версия, но правду ей узнавать не стоило.
        Знаете, какой лучший способ приятно расстаться с психотерапевтом, особенно если он - милая и умная, но одинокая женщина? (Отчего-то это часто случается с милыми и умными женщинами). Нетрудно догадаться. В общем, мы ещё некоторое время встречались, но уже в ином качестве. Потом разошлись, но теперь голосом Ани говорит со мной моя совесть. Нечасто.
        - Здаров, Македонец! - а вот и Сеня. Он сегодня заявился с утра, и теперь непринуждённо шарится у меня по кухне в поисках чего бы пожрать. Визит неожиданный, но Сеня не понимает социальных условностей. Захотелось - пришёл. Длинный, худой, весь как на шарнирах пацан, непрерывно в движении, со странной дерганой моторикой подклинивающего в суставах Буратино. Ввалился, пока я продирал глаза, помахал рукой - и на кухню. Как с голодного края. Не кормят их там, что ли?
        - Сень, ты что, с дурдома сбежал? - недовольно спрашиваю я.
        - Почему сбежал? - удивляется Сенька. - Тёмные времена карательной психиатрии прошли, я прохожу лечение на совершенно добровольных началах!
        - И что, уже вылечился?
        - Нет, - мотает бритой налысо головой Сеня, - я неизлечим. Просто мне было видение.
        - Опять? - закатил глаза я.
        Сеня у нас, вишь ты, медиум. Ну как медиум - его просто иногда штырит. Без всяких веществ - Сеня даже непьющий. Своей дури хватает. Накрывает Сеню жёстко, но это ещё не самое плохое. И то, что видится ему обычно всякая дрянь, тоже можно пережить. Главная засада в том, что всё, что ему видится, непременно сбывается. И не «рано или поздно, так или иначе», а до обидного быстро и до ужаса буквально. Наградила природа талантом, чтоб её. Хотя мне ли говорить?
        - Ну да, - жмёт худыми острыми плечами Сеня, - ты же знаешь, как это у меня бывает…
        Я знаю, как это у него бывает. Сталкивался.
        - Кофе будешь? - крикнул он из кухни. Почему он всегда оттуда орёт так, как будто у меня не однокомнатная хрущёвка, а особняк с мезонином? Как будто, если он меня не видит, то я непременно далеко?
        - Буду! - хоть что-то хорошее этим утром.
        Кстати, в дурдоме он обретается не из-за видений. Про них психиатры не в курсе. Сене просто комфортно в психиатрической клинике, и он с легкостью симулирует то самое «посттравматическое стрессовое расстройство» (ПТСР), в котором психотерапевт подозревала меня. Он прекрасный симулянт, наш Сеня. При его невысоких запросах, клиника - это такой халявный санаторий, где кормят, развлекают, позволяют гулять на свежем воздухе (наш загородный дурдом славится прекрасным садом), а главное - внимательно и с сочувствием выслушивают любую чушь, которую Сене заблагорассудится нести. Чем не курорт? «А медикаментов груды мы в унитаз, кто не дурак. Вот это жизнь…»[1 - Владимир Высоцкий. Песня «Письмо в редакцию телевизионной передачи „Очевидное - невероятное“ из сумасшедшего дома, с Канатчиковой дачи».]
        На Сенино счастье, психиатры то ли недостаточно бдительны, то ли недостаточно квалифицированы, то ли им наплевать. Знали бы они, насколько он на самом деле безумен, они бы вернули карательную психиатрию немедленно - и я не про видения его говорю. Что видения? Забавный казус Мироздания, как и мой странный талант. А вот то, что никакого ПТСР у него нет - это как раз и пугает.
        - Кофе! - Сеня принёс мою кружку.
        - Спасибо, Сень, - я уже умылся и в целом был готов к неприятным новостям. - Так что за видение?
        Сеня дожёвывал бутерброд с последней моей колбасой, поэтому мужественно сглотнул, чуть не подавился, выпучил глаза, судорожно запил кофе, обжёгся, пролил на рубашку… В общем, ему потребовалась пара минут, чтобы откашляться и принять соответствующую пафосности заявления позу:
        - Быть сему месту пусту! - провозгласил он значительно, и, сев обратно на табурет, шумно отхлебнул из кружки.
        - Какому месту? - удивился я. - Моей квартире?
        Квартирка, конечно, так себе - старая, отродясь не видавшая ремонта хрущёвка, укомплектованная обшарпанной, но крепкой мебелью времён позднего СССР. Как от отчима досталась, так и живу. Позорище, если вдуматься, но мне пофиг, а в гости никто, кроме Сени, отродясь не ходил. Тем не менее, с чего бы ей быть пусту?
        - Нет, - Сеня поморщился и сделал широкий круговой жест кружкой. - Вообще. Всему. Нашему вот этому миру.
        - И в каком… э… формате будет проводиться данное мероприятие? - поинтересовался я растерянно.
        - В формате пиздеца, - ответил Сеня невнятно, запихивая в рот колбасу. - Какая-то рыжая баба в костюме супергероя на краю крыши, девчонка в чёрном и ещё какой-то бородатый мужик, вроде смутно знакомый, но я его вижу краем глаза. В городе пожары, в небе низко над крышами звено «двадцать восьмых»[2 - Боевой ударный вертолет Ми-28.], на улицах бардак, руины и то ли трупы, то ли просто люди кучами лежат…
        Сеня вытер рот рукавом клетчатой рубашки и закончил:
        - Вот такое видение было.
        - Может, оно ещё и обойдется? - осторожно спросил я. - Не, я знаю, что у тебя все сбывается, но, может, закончится всё нормально? Рассосётся потом как-то?
        - Не, - спокойно ответил Сеня, - не рассосётся. Я ж чую. Я и без видения на нервах был, всё не мог понять, что не так. Давило что-то, как будто крышка закрывается… А теперь уж точно знаю.
        - А что, есть признаки?
        - Эй, - отмахнулся Сеня, - в нашем дурдоме интернета нет, а по ящику только канал «Дискавери» - как слоны ебутся. И то некоторые от этого зрелища впадают в такой экстаз, что хоть выключай. Ты не поверишь, какие там долбоёбы встречаются!
        Я скептически посмотрел на Сеню, но ничего не сказал. Включил приёмник - телевизор мне как-то без надобности.
        «Всемирная организация здравоохранения заявила, что власти Либерии принимают необходимые меры предосторожности после смерти восьмисот человек в городе Гринвилл от неизвестной болезни. Как пишет либерийское издание Daily Observer, тела умерших быстро подверглись разложению. Либерийская полиция подключилась к выяснению обстоятельств их смерти. Принимаются меры для того, чтобы изолировать заболевших..»
        Женский голос вещал привычной спокойной скороговоркой, без экзальтации - видно было, что Либерию ведущая даже на карте не найдёт.
        - Не везет им, - констатировал Сеня. - Вечно то эбола у них, то ещё какая срань… А помнишь, как мы тогда в Монровии…
        - Помню, - поморщился я, - но лучше бы забыл. Хорошее место Либерией не назовут.
        Новости закончились, но я покрутил ручку приёмника и поймал другой выпуск. Там тон ведущего был пожестче и отдавал некоторой обеспокоенностью:
        «Иран заявляет категорический протест против агрессивных действий США. Пентагон направил авианосец Ronald Reagan в дополнение к уже находящемуся там Carl Vinson. Возвращение авианосных соединений создаёт эскалацию напряженности в регионе…»
        Я выключил приемник - весь этот цирк с конями, в который превратилась нынешняя международная политика, успел достать даже меня. Как ни берегись - а радио с телевидением вещают из каждого утюга, хоть уши затыкай.
        - Вроде всё как обычно, - сказал я Сене. - Нормальное для нынешнего мира состояние «вот-вот пиздец, но не сегодня». Не первый год длится.
        Сеня молча пожал плечами и одним глотком допил остывший кофе. Вывалить проблему на меня и отморозиться - его обычный образ действий.
        Я у Сени типа опекуна - так уж сложилось. Он детдомовский, и уж не знаю, что там с ним случилось, но башка у него сдвинутая серьёзно. Я отбил его в одном неприятном месте у одних очень плохих людей, когда ему едва четырнадцать было. Ну как «отбил»? К тому моменту, как я на него наткнулся, он уже сидел весь залитый чужой кровью в окружении шести трупов с перерезанными глотками и жадно жрал что-то из ставшей вдруг ничейной миски. Проголодался ребёнок. Чуть меня не отправил к ним седьмым, кстати.
        Не то чтобы мне так уж хотелось вешать себе на шею трудного подростка, но бросить его там, где нашел - всё равно что убить. Государство предлагало вернуть его в детдом. Вот этого некрасивого юношу с первыми прыщами, безумными глазами берсерка и «ка-баром»[3 - Ka-Bar (USN Mark II) - боевой нож.] в худых руках? Это не должно было быть моим делом, но почему-то стало. Так и прижился. Я не заменил ему отца - у меня на это «как отец» с детства аллергия. Сначала взял на правах приблудного уличного кота, потом он стал кем-то вроде воспитанника, а потом в какой-то момент и полноправным напарником. Он не дурак, Сеня-то, у него башка работает многим на зависть, просто как бы лакуны какие-то в понимании некоторых вещей. Например, социальных табу. Не знаю, как удалось добиться такого эффекта - я бы детдом, где таких детишек растят, сжёг бы чисто на всякий случай, если бы он уже не сгорел. Кто-то позаботился. Имею на сей счёт подозрения, но спрашивать Сеню боюсь - вдруг он ответит, и что мне с этим знанием делать?
        Зато и проводником он стал ещё тогда - не от хорошей жизни, надо полагать. Особенно учитывая специфический Сенин кросс-локус[4 - Некие места, имеющие внутреннее сродство в разных мирах-срезах. Позволяют проводникам перемещаться между ними. Читайте об этом подробно в предыдущих книгах серии.]. Среди проводников много «гаражистов» - переходящих через гаражные конгломераты. Немало «культистов» - ходящих через храмы и прочие места поклонения. Есть небольшая, но сплочённая группа «спелеологов» - проходящих через кросс-локусы пещер. Есть и довольно странные ребята, умудряющиеся проходить тоннелями метро - их возможности, правда, ограничены, потому что метро мало где есть. Но вот такого как Сеня…
        Сеня - совсем слабенький проводник, с большими ограничениями по длительности поддержания и пропускной способности проходов. Фактически, пара-тройка человек с ручной кладью - его предел. Но зато дверь ему почти везде - он через сортиры ходит. Вошел в туалет тут, закрылся, вышел там. Универсальность потрясающая - где есть люди, так там и сортир непременно найдётся. Я догадываюсь, почему так сложилось - учитывая школьно-детдомовско-армейскую традицию устраивать разборки именно в туалетах. Видать, немало ему доставалось, раз врождённый талант проводника зацепился за такой кросс-локус…
        Я способностей проводника не имею, так что мы с Сеней ходим парой. Он проводит, я работаю. Толковых контрабандистов из нас по причине малой грузоподъемности не вышло - в отличие от Гаражища, машину в сортир не загонишь, - так что профиль нашей пары другой, обусловленный сочетанием наших странных умений. Пришли мы к этому не сразу, но в итоге свою нишу всё же выбрали.
        - Я тут брошу у тебя сумки с деньгами, ладно? - невинно поинтересовался Сеня.
        - С чем? - рассеянно переспросил я, задумавшись.
        - С деньгами, - повторил Сеня спокойно. - С баблом, лавэ, бабками, кэшем…
        - И откуда у тебя наличка сумками?
        - Ну, для начала я взял кредит под залог своей квартиры, - начал перечислять Сеня. Судя по тону, он был очень собой доволен и спешил похвастаться. - Потом я сдал её в аренду через агентство и взял плату за год вперёд. Дисконт вышел большой, но зато с отсрочкой заселения на месяц. Потом я квартиру продал в полцены чёрному риелтору через генералку. Потом взял кредит в своём банке - правда, дали, гады, немного, полмульта всего - но на три года. Потом нанял такси и проехался по микрокредитным конторам…
        - Сеня, блядь… - я схватился за голову. - Что ты творишь? Мы же это уже проходили! Опять пострелушки из-за твоих долгов устраивать?
        - Да успокойся ты, - Сеня притащил из прихожей две спортивные сумки и бросил на пол. - Там везде первый платеж через месяц, не раньше. А я этому миру и двух недель не дам…
        Понятия морали для Сени не существует, но голова у него работает - надо бы и мне обналичить свой счёт. Денег на нём прилично, так что придётся, наверное, в несколько приёмов. Хотя…
        - Сень, а на кой чёрт тебе кэш, если миру конец?
        - Вложим в товар, перетащим на базу.
        - Какой товар?
        - Ну, представь - через пару недель всё, что брали в этом срезе контрабасы, станет абсолютным дефицитом. Его будет просто негде взять! А у нас - есть! Неплохо поднимемся…
        - За главный товар нашего среза нас с тобой закопают быстрее, чем мир кончится… - засомневался я. - На оружие надо иметь каналы, а не только деньги. Да и много ли мы утащим через твою сортирную дырку? И кому оно будет нужно, когда негде будет взять подходящие патроны?
        - Да? - на секунду задумался Сеня. - Ну и хуй с ним тогда! Пойду к блядям, оттянусь напоследок. Всем хорош дурдом, но бабы там…
        Он, вжикнув молнией, раскрыл одну сумку, вытащил оттуда наугад пачку пятитысячных купюр и смылся. Что ему скажешь? Совершеннолетний уже. А я погрузился в тяжкие раздумья.
        Мы с Сеней межсрезовой контрабандой не баловались, но, разумеется, в общих чертах были в курсе. Проводников немного, и хотя они, по большей части, и друг друга-то терпеть не могут, а мной вообще пугают детей, но тусовка существует. Поневоле приходится контактировать и поддерживать нечто вроде профсоюза - а то желающих сесть на канал хватает. Как со стороны государства, так и со стороны криминала. Несмотря на серьёзные внутренние трения и конкуренцию, всё же как-то друг другу помогаем - я пару раз приезжал на «стрелки» в качестве «окончательного аргумента». Конечно, и криминал, и государство всё равно в схемах присутствуют, куда же без них, но какие-то правила, в основном, соблюдаются. Более или менее. Местами.
        Так вот, основной экспортный товар нашего среза на межмировом рынке - это оружие. Тут мы уникальны - остальные срезы, настолько озабоченные прогрессом средств уничтожения, уже достигли логического финала этого пути. В одном из таких миров у нас запасная база - очень скромная, просто склад того, что по разным причинам не стоит хранить здесь. Безопасность хранения там абсолютная - воровать некому, а радиация уже, в основном, рассеялась. Главной проблемой было найти уцелевший сортир для Сениного кросс-локуса…
        Второй по популярности товар - автомобили. Как правило, берутся подержанные внедорожники, проводится профилактика до состояния «как новый» и перегоняются. Новые модели, капризные и привязанные к сервисам, спросом не пользуются. Это довольно приличный бизнес, минимум криминала (не считая, конечно, некоторого процента краденых машин - то, что они пропадают из этого мира бесследно, открывает хорошие возможности). Я знаю контору, где ребята из натурализовавшихся здесь грёмлёнг наладили практически конвейер. Можно было бы вложиться в технику - да вот беда, в сортир машину не пропихнешь. Не наш это калибр. А больше ничего такого уникального и нет - в фармакологии мы далеко не лидеры, оргтехника не имеет смысла вне совместимой цифровой среды, предметы быта не универсальны, предметы роскоши бессмысленны.
        Опять же, надо понимать, что вся доступная нам межмировая торговля - это крошечный по объемам рынок. Рыночек. Все проводники нашего среза вместе не догонят по обороту провинциальный сетевой супермаркет. Даже оружие - и то штучные поставки. Где любили повоевать, имели своё, а остальным оно особо и ни к чему. Основные потребители - такие же межмировые бродяги, как мы, а нам много не надо.
        Да, есть ещё те, кто торгует людьми. Грязный, но вечный товар. Не так давно это был довольно мощный бизнес, теперь - нет. В этом, без ложной скромности, есть и моя заслуга.
        Больше я что-то ничего и не придумаю. Шедевры искусства? Они ценятся только в соответствующем культурном фоне, когда всему человечеству объяснили, что вот это - шедевр и стоит много денег. Если этого фона нет, то черный квадрат остается просто квадратом, а за всякое пикассо ещё и в лоб дадут. Предметы культа? За отсутствием соответствующих культов будут оценены по весу золотого оклада. Исторические артефакты? Никому не интересна чужая история. Так вот, глядя со стороны, понимаешь, что универсальных ценностей практически не бывает. За одним исключением - практически везде ценится золото, оставаясь более-менее общепризнанным обменным эквивалентом. Тоже не самый беспроблемный товар, конечно, но его куда проще купить, чем оружие. Тем более, что есть у меня подходящий знакомый. Странноватый мужик, но, в целом, надежный.
        - Привет, Ингвар, - набрал я его без лишних размышлений.
        - Македонец, ты? И тебе не хворать! - он взял трубку моментально, как будто ждал звонка.
        - Есть тема насчет некоторых интересных инвестиций…
        - Моих тебе или твоих мне?
        - Имею инвестиционные намерения, - обозначил я тему, - относительно некоторых металлов.
        - Над землей хуйня летала,
        Вся из жёлтого металла.
        Очень много в наши дни
        Удивительной хуйни…
        - продекламировал Ингвар задумчиво. Голос его показался мне несколько растерянным.
        - И каковы предполагаемые объёмы инвестиций?
        Я назвал сумму.
        - Подъезжай в офис, решим, - ответил он после паузы.
        Сенины деньги я решил пока оставить, где лежат, а первым делом обналичить свои. При любых грядущих непонятках лучше не зависеть от доброй воли банкиров и работоспособности банкоматов. Для начала позвонил в банк и запросил обналичку - там не то чтобы огромные миллионы, но такие суммы уже надо заказывать за сутки. Наше странное занятие не сильно прибыльное, но и тратить мне особенно некуда. Квартира мне досталась от отчима, машина тоже, питаюсь я просто, представительских расходов нет, дорогих игрушек не люблю, хобби не случилось, личная жизнь не сложилась. Вот и накапливается понемногу.
        Остаток суммы решил снять из банкоматов - чтобы какой-то оперативный капитал был на руках уже сегодня. Сенины предсказания точны в деталях, но не по времени - а ну, как придется драпать в чём есть? Надо хоть как-то подготовиться, прикупить кой-чего. Так что спустился к подъезду, завел старенькую «Ниву» - немного поржавевшую, но ещё более-менее на ходу, - и поехал по банкоматам. Я, конечно, мог бы купить себе новую машину, но у меня и эта-то большую часть времени праздно гниёт у подъезда. Из-за особенностей Сениного кросс-локуса по работе мы пешеходы, а тут мне ездить некуда. Я бы и сейчас пешком пошёл, но уж больно неохота таскаться с кучей налички.
        Хвост засёк на третьем банкомате. Как человек осторожный, я не стал снимать весь суточный лимит в одном, а брал одну максимальную выдачу - 40 тысяч - и ехал к следующему. Видимо, не помогло - кто-то засёк человека, снимающего много налички, и захотел поживиться. У меня, к сожалению, обманчиво безобидный вид - и рост не богатырский, и в плечах не косая сажень, и лицо самое ординарное. Вели меня топорно, постоянно мелькали одной рожей, подходили близко, к машине бежали чуть ли не бегом. В серой потасканной «Нексии» их было аж четверо, прижимались они чуть ли ни бампер в бампер - боялись потерять, - так что разглядел я их прекрасно. Дагестанцы. Гопота. Но это и хорошо - даги будут сначала давить и пугать. Пальнуть в затылок и снять с трупа - не их стиль. Думают, что я чёрный обнальщик, деньги чужие, рисковать за них не стану - они таких как раз и пасут у банкоматов. Так что ситуация меня скорее раздражала, чем вызывала опасения. Я спокойно подъехал к четвертому банкомату и добрал остаток суточного лимита. Немного даже демонстративно убрал пачку тысячных купюр в сумку, висящую на брючном ремне, и
вернулся в машину. Тот из дагов, кто приглядывал за мной вблизи, резво потрусил обратно в «Нексию». Я завёлся и тронулся, они рванули за мной с таким энтузиазмом, что чуть не устроили ДТП. Дилетанты, смотреть противно.
        Я неторопливо проехал полквартала и свернул в гаражный кооператив. «Нексия» прижималась ко мне, уже не скрываясь. Думаю, внутри царит полное ликование - жертва сама привела их туда, где можно без помех осуществить экспроприацию материальных ценностей. Это хорошо, это не даст им задуматься, зачем я с кучей денег еду в такие ебеня. Они уже видели деньги, в их воображении скромный дневной лимит снятия превратился в невесть какие миллионы, они полны азарта. Они думают, что жертва тут - это я.
        Прибавил ходу, свернул в тупиковый проезд и резко остановился. Влетевшая за мной «Нексия» от экстренного торможения немного просквозила юзом, но водитель справился. Я вышел, захлопнул дверь и встал, прислонившись к борту. Да, так я и думал - в азарте выскочили все четверо.
        Самый здоровый, с мятыми ушами борца, первым шагнул ко мне, опуская руку в карман:
        - Э, стоять… - начал он.
        - Хлоп-хлоп-хлоп-хлоп, - ответил мой пистолет. Глушитель на «Макарове» работает так себе, но тут достаточно безлюдно, а задерживаться я не собираюсь. Контрольные мне делать не нужно, обыскивать неинтересно, мародерить противно.
        Сел в машину и уехал.
        - Здравствуйте, Анна!
        - Здравствуйте Виктор, рада вас видеть! С чего бы вы хотели начать наш сегодняшний сеанс?
        - Увы, Анна, я опять сделал это, - винюсь я.
        - Неужели никак нельзя было решить проблему иначе? - голос психотерапевта профессионально ровный, но я знаю, что он расстроена.
        - Увы, Анна, они сами напросились. Ну не дорогу же спросить они за мной ехали?
        Я лукавлю, и Анна это знает. Я мог от них оторваться, я мог вывести их на полицию, я мог позвонить определённым людям, и их бы приняли на месте, объяснив, насколько они не правы. Я мог, в конце концов, стрелять не в лоб, а по конечностям. Да что там, скорее всего, достаточно было бы достать пистолет и прострелить колеса, чтобы они, с угрозами и обещаниями разобраться потом, но отстали. Но я поступил так, как поступил. Я убийца, Анна.
        - Вы слишком строги к себе, Виктор, - качает головой мой воображаемый психотерапевт, но я-то знаю…
        Впервые я узнал о своём предназначении, когда отчим по какой-то причуде сознания пропил не все деньги, а на остаток привёл меня в тир. Он тогда ещё пытался периодически изображать: «Я тебе, засранцу, как отец!». Я про себя его так и называл: «мой какотец». Тир был дурацкий, с жестяными фигурками, рывками едущими вдоль задней стены полутёмного павильона и ушатанными пневматиками-переломками, пристреливать которые никто и не собирался. Но я не промахнулся ни разу. Изумленный отчим, который перед этим пытался путано объяснить, как совмещается прицел с мушкой, разорился на пульки - и снова легли десять фигурок. Тут уже его приятель, который этим тиром как раз заведовал, выдал ещё десяток бесплатно - с тем же результатом. Дальше я стрелял в бумажную мишень, аккуратно вынеся десятку, в консервную банку, в автоматные гильзы… Мужики впали в азарт, и уж не знаю, как отчимовский собутыльник потом отчитывался за истраченные пульки, но я выстрелил раз сто - и ни разу не промазал. Мне не было интересно - ни тогда, ни потом. Как вам не было бы интересно раз за разом валить стоящий на столе спичечный коробок,
ткнув в него пальцем. (Я далеко не сразу понял, что люди, которые промахиваются, делают это не специально). Так что стрелять мне было скучно, но сообразительный «какотец», на пару с мужичком из тира, монетизировал мой талант - спорили на выпивку с такими же колдырями, что я попаду десять раз подряд. И я, разумеется, попадал. Потом это фокус всем наскучил, желающие спорить кончились, и больше я в тир не ходил. Не пошёл я и в стрелковый спорт - просто не пришло в голову. Скучно же. Промахнуться при стрельбе для меня всё равно, что промахнуться, вытирая жопу. Вам же не приходит в голову строить карьеру на том, что вы очень точно вытираете жопу? Так что мое следующее столкновение с судьбой состоялось уже в армии. Мама к тому времени умерла, «какотец» пропивал последний ресурс печени, я был дурак-дураком. Имел неосторожность продемонстрировать талант, и моментально был взят на заметку. От подразделения требовалась сдача нормативов, я стрелял за себя и за всех рукожопов, а потом меня выставили на внутриармейские соревнования, защищать честь родного гарнизона… По-своему это было удобно - локального чемпиона
по стрельбе не гоняют копать канавы. И он реже чистит картошку, проводя время в «тренировках». Его уважают старослужащие и берегут командиры. На исходе срочной мне сделали предложение по дальнейшей службе. Возвращаться в квартиру «какотца» не слишком хотелось, и я его принял. Дальше было много интересного и не очень, но основным моим занятием с тех пор стало убивать людей. От судьбы не уйдешь.
        Я иногда завидую Сене - он живет без рефлексий, как полевая трава. Я так не умею. Я пытался сменить род занятий, но раз за разом в итоге оказывался с пистолетом перед трупами. «Увы, Анна, я снова сделал это…». Пришлось принять это как предназначение. Когда я прочитал «Тёмную башню» Кинга, меня чуть не разорвало: «Это же про меня! Я тот самый Стрелок! Я такой же, как он!». Я даже пытался заиметь себе такой позывной - «Стрелок», но не прижилось. Прижилось прозвище - «Македонец». За то, что стреляю с двух рук[5 - Стрельба «по-македонски» - на ходу из двух пистолетов по движущейся цели.].
        - Привет, Македонец, - Ингвар достал из бара бутылку. Я не большой любитель алкоголя, но он из тех, с кем проще выпить, чем отказаться. - Давно не виделись, да?
        - Давно, да, - я не спорю и беру стакан. Виски с содовой? Ну, сойдёт и виски.
        - Я приехал в ресторан
        С золотого прииска
        Ведро водки заказал
        И котлет по-киевски!
        - радостно потирая руки, продекламировал Ингвар. Он меня бесит этой клоунской манерой по любому поводу нести какую-то рифмованную поебень. То ли сам её сочиняет, то ли башка этим дерьмом забита… Тот ещё мудак, но дела с ним иметь можно.
        - Мне б золотишка прикупить, - не стал я изображать светскую беседу. - Ты в курсе.
        - Я-то в курсе… Но…
        - Что-то не так?
        - Вот ей-богу, Македонец, не знал бы я тебя столько лет, подумал бы, что подстава.
        Я, было, напрягся, но он замахал руками.
        - Нет-нет, это не наезд, просто такие совпадения косяком пошли, что уж не знаю, что и думать… Я же вообще-то не по золоту, ты знаешь. Просто иногда помогаю людям. А тут мне один человек, которого я сто лет не видел, приносит, а второй, которого я тоже, что характерно, давно не встречал, сразу хочет купить…
        - Ну и что? - не понял я. - Есть спрос, есть предложение, есть гармония в мире. В чём проблема?
        - Вот в чём.
        Ингвар засунулся в огромный сейф, порылся там и, вынырнув, протянул мне монету.
        - Видел такие?
        Я посмотрел на шестеренку с микроскопом на реверсе крупной монеты и кивнул.
        - Доводилось. Не ожидал увидеть у тебя.
        - А я, вот не удивлен, что ты видел, прикинь? Не зря я в совпадения не верю!
        - К этой чеканке есть некоторый специфический интерес…
        - Да-да, я в курсе. И знаю, что за неё бывает. А ты ведь знаешь, кто такие чеканит, да?
        Разговор принимал довольно опасный оборот и, по-хорошему, надо было на этом его заканчивать и уходить - Ингвар не единственный барыга в городе, нашел бы через кого золото взять. Но я не стал обострять.
        - Знаю. Это экспортный золотой рубль Русской Коммуны. Очень чистое золото, но оборот его довольно… хм… специфический.
        - Ты проводник, Македонец? - спросил Ингвар в лоб.
        Задавать такие вопросы не только неприлично, но и небезопасно. Проводники не любят внимания. Тихая это профессия, непубличная.
        - Нет, - ответил совершенно честно. Не стал спрашивать: «Какого вагона?».
        - Но ты связан с этой темой, так?
        - Связан.
        - Тогда забирай! - он вытащил из сейфа плотный мешочек и гулко брякнул им по столу. - Двадцать пять монет.
        - Это приличный капитал, - осторожно сказал я. - Они ценятся выше золота по весу.
        - Да? - Ингвар махнул рукой, - Не знал. Я их по цене лома взял. Но неважно - забирай по весу. Для меня это горячий товар, а для тебя, как я понимаю, проблемы нет?
        - Нет, - признал я, - но, если ты в курсе темы, то мог бы и сам пристроить.
        - Я вчера в первый раз своими глазами видел другой мир, - неожиданно признался Ингвар. - Я не очень в курсе темы, но, чтоб я сдох - как же я хочу быть в курсе!
        - У меня с собой не хватит налички, чтобы выкупить прямо сейчас, - предупредил я его, - буду готов завтра.
        - Все равно забирай, я завтра подготовлю остальную часть, за все и расплатишься разом. Не хочу у себя хранить.
        Я пожал плечами и сгреб увесистый мешочек в карман.
        - И ещё, - вспомнил о нужном. - Мне опять нужен ствол. Лучше всего такой же, болгарский «макар» с глушаком.
        - Да что ты их, жрёшь что ли? - удивился Ингвар. - Нет, не говори, не хочу знать. Завтра будет.
        Тот, из которого я дагов пострелял, я закинул в реку - зачем мне палёный? Остался второй, но с одним мне неуютно. Я ж Македонец.
        Артём
        Этим утром Артём проснулся от внутреннего беспокойства. В последнее время его часто охватывали какие-то смутные ощущения. То ли что-то вот-вот произойдёт, то ли оно уже произошло, но не тут, то ли всё-таки тут, но он не заметил. Довольно дискомфортно.
        Артём спросонья пошарил рукой по постели - Ольги не было. Уже не первый день он просыпался в одиночестве. Его… подруга? Женщина? Жена? - смывалась тихо и рано, уносясь по своим непостижимым делам. Смешно сказать - но он до сих пор не мог окончательно определиться, кто для него Ольга. С самого первого его дня в Коммуне они жили вместе, делили постель и скромный здешний быт, но про то, чтобы пожениться, речь не заходила ни разу. Впрочем, тут, как ни странно, спокойно относились к таким формальностям - Артём ожидал каких-то махровых пережитков Империи, вроде «семейного кодекса», парткомов и профкомов, заглядывающих под каждое одеяло. Это, как и многое другое, оказалось ерундой - жизнь в Коммуне вообще ничуть не была похожа на тот образ, который он себе составил из её истории и своих предрассудков на тему СССР. Слишком мало тут было людей и слишком жёстко их отжало в центрифуге событий, чтобы не облетела большая часть формальной шелухи. То, что осталось - было странным и, поначалу, очень непривычным, но многое Артёму скорее нравилось, чем нет.
        Институт брака тут присутствовал в форме традиционного «гражданского» - то есть, с регистрацией оного в соответствующей базе данных. Это всё, что Артёму было на сей счёт известно. Выспрашивать у Ольги подробности было неловко - не стоит разговаривать с женщиной о браке, если ты не собираешься немедленно сделать предложение.
        С Ольгой было… странно. Она красива, великолепна в постели, покладиста в быту, умна и обладает прекрасным чувством юмора. А ещё у неё роскошная задница. Чего тебе ещё надо, дурень? Ничего не надо, Артём искренне восхищался, глядя на неё. Да, в их паре она была ведущей, и это было непривычно - но при этом Ольга умела провести свои решения так ненавязчиво и убедительно, что он не чувствовал себя ущемлённым. Тем более, что она тут как рыба в воде, а он всё ещё ходит в неофитах. До сих пор не вполне разобрался во многих ключевых моментах функционирования здешнего социума.
        Артём встал, наскоро принял душ, оделся и потащился в столовую. Коридоры комплекса были почти пусты - здесь принято вставать несколько раньше. Однако у Артёма свой график. Это, кстати, тоже немало способствовало его неполной включенности в местную жизнь. Собственно, кроме Ольги и тех, с кем он непосредственно сталкивался по работе, никакими близкими знакомыми он так и не обзавелся. Впрочем, Артём всегда признавал, что асоциален и вообще довольно унылый в коммуникативном плане тип. Тем не менее, все встреченные в коридоре и на лестнице соседи по жилому комплексу здоровались с ним искренне и благожелательно. Хотя он и не помнил, как их всех зовут, но мог поручиться, что они - помнят. Вначале это его напрягало, но потом он принял умолчальную благожелательность за местную норму и успокоился. В конце концов, это его не обязывало ни к чему, кроме ответного приветствия. Если бы он им пренебрег, его немедля бы спросили, всё ли с ним в порядке, и не нужна ли помощь. Самым неожиданным открытием для Артёма стало, что это не формальная любезность, а реальное беспокойство и готовность помочь. Внутренние связи
здешнего социума были сильнее, чем он привык, что имело свои плюсы и минусы. Как любая общинность.
        В столовой за крайним столиком сидел хмурый невыспавшийся Борух. Артём помахал ему рукой, он сделал приглашающий жест в сторону свободного стула. Взяв поднос, Артём поприветствовал юную смешливую раздатчицу Лиду и прошёлся вдоль стойки, размышляя, стоит ли взять то, что тут оптимистично называют словом «кофе». Увы, настоящий кофе в сельхозсекторе начали культивировать совсем недавно, и до промышленных урожаев было далеко, а из чего делали местный - лучше не спрашивать. Судя по действию, кофеин в нём действительно содержался, но вкус, мягко говоря, имел с исходным напитком мало общего. Подумав, что день предстоит непростой, кофе всё-таки взял, налив его из большого подогреваемого термоса с краником, но, чтобы как-то сгладить химический привкус, ливанул в него сливок. Сливки как раз были натуральнее некуда - жирные и свежие, только что с фермы. Докинул на тарелку пару горячих бутербродов с варёным мясом, залитым расплавленным сыром на больших ломтях свежего хлеба, и этим ограничился.
        - Вот никогда вы каши не возьмёте! - попеняла ему Лида. - Только кофе да бутерброды! Этак здоровья не будет!
        - Спасибо за заботу, Лидочка, - улыбнулся ей Артём. - Но так уж я привык.
        Статус «мужика той самой Ольги» с одной стороны надёжно ограждал его от покушений на его условно супружескую верность, а с другой - привлекал интерес женского пола по принципу «что она в нём нашла?». Ольга имела в здешнем обществе очень высокий статус, примерно как руководитель КГБ в СССР. Иногда он чувствовал себя этаким принцем-консортом. А иногда - случайно забредшим в племя людоедов антропологом, которого захватила в плен местная принцесса. В ожидании, чего ей захочется больше - секса или мяса.
        - Долго спишь, - буркнул Борух, допивая утренний кефир над тарелкой из-под овсянки.
        Темноокая и пухлозадая женщина Анна Абрамовна ловко и нежно женила на себе бравого майора, и теперь тщательно присматривала, чтобы ценный трофей сохранялся в хорошем состоянии. Это включало в себя отказ от курения, здоровое питание, ограниченный алкоголь и, разумеется, никакого кофе. Бывшему закоренелому холостяку это внимание льстило больше, чем напрягало, но на Артёмов поднос он посмотрел с некоторой завистью.
        - Да говно этот кофе, ты ничего не теряешь, - с сочувствием сказал Артём. - Только что вздёргивает с недосыпу.
        - Всё равно хочется… - вздохнул Борух. - Но моя всегда как-то узнает. Раздатчицы ей, что ли, докладывают?
        - Олега давно видел?
        - Третьего дня. Сейчас в рейсе опять. Потащил караван с грузом куда-то. Операторы перегружены, сам знаешь.
        - Знаю…
        - Он говорил, через неделю вернётся, будет выходной пару дней. Надо бы собраться, посидеть нормально…
        Борух допил кефир, печально посмотрел в пустой стакан и потащил поднос с посудой в посудомоечный агрегат, стоящий в углу. Брякнула железная дверца, звякнула тарелка…
        - У нас там сегодня совещание, вроде… - обронил он как бы между прочим, проходя мимо столика. - Может, скажут, наконец, что за хрень творится…
        У Артёма сразу испортилось настроение - ничего хорошего он от совещания не ждал. В последние дни в воздухе ощутимо веяло тревогой и, скорее всего, новости будут неприятными.
        - Включайте, вы последний сегодня! - крикнула ему Лида, когда он расставил стакан, тарелку и поднос по соответствующим отделениям в посудомоечном агрегате.
        Массивная стальная дверца сыто чавкнула резиновым уплотнителем. Артём повернул прижимной рычаг и клацнул переключателем. Агрегат вздрогнул и утробно загудел. Здесь всё было такое - большое, крепкое, угловатое, стальное на болтах, крашеное неброской, но чертовски прочной серой эмалью. После привычных Артёму округлых, пластмассовых и легковесных вещей местная бытовая техника поначалу казалась какой-то нелепой и архаичной, дизельпанковой какой-то. Казалось, что стиральную машину можно поставить на гусеницы и отправить штурмовать укрепрайон, а холодильнику не хватает только стартовой ступени, чтобы он пролетел по баллистической траектории через океан и оставил дымящиеся руины от какого-нибудь Нью-Йорка. Правда, ни океана, ни Нью-Йорка тут не было, а то, что Артёму казалось избыточностью, происходило от совсем обратного - от дефицита ресурсов. Этот посудомоечный агрегат, скорее всего, проработал уже лет тридцать и спокойно проработает ещё сто - или сколько там понадобится - при условии замены нескольких простых расходников. С учётом того, что бытовая техника тут производилась не миллионными тиражами, а
почти штучно, это давало серьёзный ресурсный профит.
        Период экстремального выживания в условиях полной изоляции наложил на Коммуну своеобразный отпечаток и сформировал непривычное отношение к вещам. Так, квартира, в которой они жили с Ольгой, по меркам родного среза Артёма, относилась скорее к «гостинкам» - наидешевейшему жилью «гостиничного типа». Никакой кухни, крошечный санузел с душевой кабиной, спальня чуть больше кровати и небольшая проходная комната-кабинет. Благодаря высоким потолкам и окнам во всю стену ощущения тесноты не возникало, но всё же это был необходимый минимум пространства, не более того. Впрочем, учитывая неожиданно малое количество того, что принято называть «личным имуществом», места хватало - вся их с Ольгой одежда прекрасно помещалась в небольшой встроенный шкаф, с отсутствием кухни снималась проблема посуды, книги хранились в общей библиотеке комплекса, всё, относящееся к работе, оставалось на рабочих местах. Ну и зачем, спрашивается, больше места? Пыль плодить? Квартира тут утилитарное помещение, в которое приходят спать.
        Артёму, считавшему себя законченным индивидуалистом и сидевшему годами в позиции «мой дом и есть мой мир», сначала всё это было довольно дико, но потом оказалось, что роль «лишнего человека», которую он играл в мире прежнем, абсолютно нелепо выглядит в социуме, испытывающем жесточайший кадровый голод. А главное - в мире, полном реальных, очень настоящих, интересных и крайне важных задач. Правда, писать фантастику он бросил. Теперь она стала его повседневной работой.
        В дверях Артём столкнулся с девочкой лет тринадцати, которая катила тележку с ведром, тряпками, шваброй и пылесосной оснасткой - шлангом и щёткой, которые подключаются к разъёмам вакуумной системы уборки дома.
        - Ой, вы ещё здесь? - удивилась она. - Время уборки!
        - Привет, Катя, - поздоровался он с ней. - Уже ухожу. Как твои дела?
        - Всё хорошо, спасибо! - широко улыбнулась девочка. - Но я последнюю неделю у вас убираю.
        - А что так? - расстроился Артём.
        Катя ему нравилась - рыжая, чуть тронутая солнечными веснушками по молочно-белой коже, симпатичная и очень весёлая девочка. Он часто думал, что у них с Ольгой могла бы быть вот такая дочка.
        - Седьмой класс же! - укоризненно сказала она, удивляясь, что можно не знать очевидного. - С понедельника у нас вместо общей трудовой практики будет специализированная.
        - Ого, уже седьмой! - улыбнулся Артём. - Как ты быстро выросла! И куда собираешься?
        - Не знаю пока… - встряхнула огненно-рыжими хвостиками школьница. - Всё такое интересное…. Вчера нас возили на молочную ферму, там телята смешные! А сегодня на гидростанцию поедем, там тоже, говорят, очень здорово!
        - Ну, удачи! Я буду скучать, я к тебе привык уже.
        - Не скучайте, - засмеялась девочка, - вместо меня будет Настя из пятого «Ж», она хорошая!
        Детей в Коммуне было очень много. Жестокий популяционный кризис предыдущих поколений, сильно повыбитых борьбой за существование, пытались выправить активным стимулированием деторождения. Этим и было вызвано сильное смягчение нравов в области семейной жизни - от советских чуть ли ни к вудстоковским. Внебрачные связи не осуждались, секс был более отделён от отношений, чем обычно. Социальные нормы вообще очень легко гнутся под текущие необходимости, а тут ещё и гендерный перекос сработал - как это обычно случается, спасавшие жён и детей мужчины их по большей части спасли, но сами выжили далеко не все. В поколении Первых на одного мужчину приходится шесть женщин. Второму пришлось полегче, но и там вышло один к трем, и только к третьему положение начало потихоньку выравниваться. Так что рожали тут много, и дети бегали жизнерадостными стайками повсюду. Возможно, некоторые из самых мелких имели гены Артёма - в обязанности каждого здорового мужчины входило пополнение банка спермы, и он регулярно проходил процедуру. Артём подозревал, что его генетический материал используется очень активно - при
малочисленном исходном населении специалистам репродуктивной лаборатории приходилось раскладывать сложные пасьянсы в попытках избежать близкородственного скрещивания. Впрочем, Артём не исключал и евгеники - наследуемость способностей оператора не доказана, но и не исключалась. Если бы не Ольга, можно было бы выполнять свой генетический долг и более приятным способом, но… Она даже, вроде бы, и не возражала, но то немногое, что Артём понимал в женщинах, настоятельно твердило: «не стоит оно того».
        Ещё одно интересное следствие этой политики, которое Артём отметил как невольный антрополог, - матрилинейность здешнего общества. Установить отцовство при таком свободном отношении к сексу можно было только медицинскими способами, и оно устанавливалось - но информация была принципиально закрытой. Так что родство считалось по материнской линии и учитывалось при генетических раскладах. В социальной жизни родительские отношения были менее значимы, чем в привычном для Артёма традиционном обществе. Может быть, поэтому и отношение к детям тут было удивительным - чужих детей не было, в их жизни принимал участие каждый взрослый. Даже рождённые в браке почти никогда не жили в семьях - воспитание было коллективным, очень хорошо и продуманно организованным. Коммуна возлагала на своих детей большие надежды, вкладывая существенную часть своих невеликих ресурсов в их образование и воспитание.
        Артём зашел в бытовое помещение комплекса, напоминавшее ему «бытовку» армейской казармы и исполнявшее похожие функции. Одну стену здесь занимала монструозная многосекционная стирально-сушильная машина. Как и вся коммунарская бытовая техника, она была начисто лишена дизайна и производила впечатление собранной на танковом заводе. Зато заложенная в неё утром одежда вечером оказывалась постиранной, высушенной, разглаженной и даже упакованной в бумажный пакет. Артём открыл ячейку, сунул туда вчерашний комплект: бельё - отдельно, верхнюю одежду - отдельно. Постельное бельё ежедневно меняли дети, которые в рамках трудовой практики занимались уборкой жилых помещений. Артёму было очень странно, что доступ в квартиру открыт для посторонних, тем более - детей, тем более - к постели, которая, в общем, довольно интимный элемент жизни… Но и к этому он, в конце концов, привык.
        Одеваться здесь было принято в стиле, который в срезе Артёма назывался «кэжуал»[6 - Повседневный стиль одежды с акцентом на удобство и практичность.]. По меркам материнского мира, одежда была однообразной, отличаясь более цветами, нежели покроем. Если женщины как-то наряжались вне работы (хотя тоже, в сравнении, простенько - в основном, платья, юбки да сарафаны), то мужская часть населения выглядела вся на один фасон - свободные брюки, рубашка или блуза, куртка по погоде. Самовыражались, если уж кому приспичило, цветовыми сочетаниями - попугаечно-зелёные штаны со свирепо-малиновой, как пиджак из 90-х, курткой на улицах нет-нет да встречались. Ничего похожего на «высокую моду» Артём тут не видел, зато ткани здешние ему очень нравились - прочные, почти неизнашиваемые, немнущиеся, устойчивые к загрязнениям - но при этом мягкие и «дышащие», комфортные для носки. В прошлой жизни он такие встречал только среди дорогущей спортивной одежды. Практичность необыкновенная - первый комплект, полученный им при постановке на довольствие, служил уже несколько лет и абсолютно ничем не отличался от нового. Ещё один
аспект местной лаконичности быта - для жизни вполне достаточно иметь два комплекта одежды. Один на тебе, другой - в стирке. Ну и куртка ещё - но при мягком, без сезонности, здешнем климате она требовалась нечасто. А главное - никто не ожидает, что на работу ты придёшь в какой-то специальной одежде, типа костюма с галстуком. Женщины, конечно, минимумом не ограничивались, но как живут женщины, лучше в подробностях не интересоваться…
        Артём прошёл длинным коридором, потом по переходу между корпусами - благодаря компактности местной застройки, можно было не выходить на улицу неделями, - и оказался сразу на работе. Насколько он помнил из отрывочных объяснений Ольги, почти всё капитальное жильё здесь когда-то было одним научно-исследовательским комплексом, включавшим в себя лаборатории, производственные цеха, общежития для персонала, подсобные помещения и кучу всего остального. Дом-город с собственной инфраструктурой, даже с экспериментальным ядерным реактором небольшой мощности для питания Установки. После Катастрофы и Тёмных дней восстановили не всё - численность населения сократилась, и многие помещения пустуют до сих пор, - но сами бетонные здания пережили все неприятности и стали несущим каркасом здешнего быта.
        Артём спустился на лифте в подвал - лаборатория Воронцова была из числа «старых», базовых, в которых велись исследования ещё до Катастрофы, поэтому располагалась недалеко от Установки.
        - Доброе утро, Сергей Яковлевич, - поздоровался он, надевая халат.
        - Утро? - усомнился профессор. - А, ну, может быть. Здравствуйте, Артём.
        Как и все Первые, кто начал принимать Вещество на исходе естественного жизненного срока, профессор выглядел человеком без возраста. «Старость отпустила, но молодость не приняла», - шутил он. Гладкое лицо без морщин, волосы без седины, никаких признаков дряхлости в теле - и всё же при беглом взгляде производит впечатление пожилого человека. То ли что-то в глазах, то ли в осторожной моторике тела… Работать с ним было сложно по причине его скверного характера, но Артём вскоре привык. Сначала чувствовал себя скорее подопытным хомячком, чем сотрудником, но потом проникся задачей, втянулся и понял, что его принимают в качестве коллеги. Умение использовать любой кадровый ресурс оптимально и на всю катушку - ещё один уникальный скилл руководства Коммуны. Кроме того, почти сразу выяснилось, что лаборатория, где он востребован как носитель требующего развития таланта мультипространственного оператора, отнюдь не главная его работа в новом мире.
        Неожиданно он пригодился как бывший радиоинженер, которым являлся по образованию. Преемственность советского преподавания оказалась настолько велика, что полученные на первых курсах знания о ламповой и дискретной схемотехнике вполне органично всплыли при работе со здешним оборудованием, представляющим собой удивительно эклектичный сплав базовых технологий 50-х с напластованием заимствованных решений более поздних эпох. Поработав с этим, Артём понял значимость проведённой Ольгой операции - утащив между делом хоть и небольшой, но современный город, она обеспечила общину электроникой, которой там набит каждый дом. Огромная БЭСМ, на которой здесь вели все расчёты изначально, давно доработала свой срок. К моменту появления Артёма вычислительный центр представлял собой причудливый винегрет из обретённых неведомыми путями вычислительных мощностей - от антикварных советских ДВК-шек до древнего, размером с два кирпича, ноутбука. Всё это каким-то немыслимым колдунством местных спецов работало в единой сети и решало задачи удивительной для таких ресурсов масштабности. Для не избалованных гигагерцами и
гигабайтами программистов и такой уровень железа неплох. Но это старьё, к сожалению, часто ломалось и испытывало серьёзнейший дефицит запасных частей. В результате Артём постепенно стал уникальным специалистом: интегратором современной техники в инфраструктуру возрастом полвека. Отработав очередной этап обучения в лаборатории Воронцова, он бежал в радиоцентр, помогать собирать нечто вроде системы сотовой связи, покрывающей местные нужды в оперативной коммуникации. До сих пор она работала через коротковолновые рации размером с чемодан. В городе, оказавшемся чуть ли ни на обратной стороне здешнего «глобуса», выгребали телефоны, демонтировали базовые станции, разбирали серверные и сматывали оптику… Периодически Артём мотался туда, перемещаясь то на безрельсовом паровом поезде, когда-то так удивившем их с Борухом, то на небольших старых грузовичках с фанерными кабинами без боковых стекол. Часть из них бегала на каком-то биогорючем - получаемом из растительного сырья топливе - и пахла картошкой фри, часть была переделана на электротягу и пахла тайной.
        Одна из досадных сторон здешней жизни - монтируя системы двадцать первого века в интерьерах середины двадцатого, Артём точно знал, что в Коммуне есть технологии на несколько ступеней выше. Однако никакой информации о них получить было нельзя. Ламповые радиостанции, установленные на фермах, дребезжащие деревянными бортами «полуторки», эбонитовые ручки пакетных переключателей, тускловатые лампы накаливания… И небольшой цилиндрик УИна - фантастического инструмента, выданного ему для демонтажа и монтажа оборудования. Устройство размером с электрический фонарик разрезало регулируемым лучом всё, что угодно, без всякого внешнего эффекта переводя в ничто любой материал, и так же бесшовно соединяло его в другом режиме. Им можно было порезать дольками алмаз или колбасу, а потом соединить алмаз с колбасой в неразделимый на молекулярном уровне бутерброд. Как это сочетается? Загадка.
        Особо размышлять над этим Артёму было некогда - он помогал собирать новый вычислительный центр, консультировал инженеров по современной схемотехнике и архитектуре вычислительных систем, просиживал ночами над учебниками и файлами, потому что собственных знаний категорически не хватало. В общем, был занят так, что на посторонние мысли времени не оставалось, и это новое чувство - собственной востребованности - ему нравилось.
        В лаборатории Воронцова Артём проводил ежедневно не больше пары часов, но выматывало это сильнее, чем монтаж серверных стоек. Профессор обучал его навыкам мультиверс-оператора - человека, находящегося в особых отношениях с Мирозданием. А ещё - человека, ежедневно играющего в русскую рулетку. «М-опер» - опасная работа.
        В этом качестве он представлял для Коммуны наибольшую ценность. Циничная часть Артёма (а это довольно большой процент его личности) была где-то там, в глубине себя, уверена, что и Ольгу держит с ним не романтика и не постель, а то, что он ей позарез нужен в самом практическом смысле. Её личный оператор. То, что он случайно подслушал когда-то ночью в гостиной Рыжего Замка, не давало ему покоя - но только когда Ольги не было рядом. Стоило увидеть медный блеск её волос и открытую задорную улыбку - любые посторонние мысли выдувало из головы, как ракетным соплом. Так и жили. Не самой плохой жизнью, кстати.
        - Сегодня у нас мало времени, - недовольно сказал Воронцов, когда Артём надел халат.
        Аксиома «в лаборатории все должны быть в халатах» была одним из священных правил профессора. Артём не раз думал, что, если что-то пойдет не так, то он, вывалившись в каком-нибудь «сером» срезе, будет довольно глупо выглядеть в белом халате. Но он не спорил, только всегда цеплял к поясному ремню цилиндрический кожаный чехол с УИн-ом. Под халатом его не было видно, профессор не возражал, а вера в могущество этого артефакта успокаивала. «Привяжу, если что, шнурками от ботинок к палке, будет самое высокотехнологичное в Мультиверсуме копьё…»
        - Давайте в камеру, - поторопил профессор. - Через полчаса вас ждут на совещании, просили не задерживать.
        Артём вздохнул и прошел в камеру - сооружение из стекла и металла размером чуть больше телефонной будки. Сев на деревянный, с написанным краской инвентарным номером стул, он взял лежащий перед ним на столе прибор. Пластина чёрного то ли стекла, то ли камня до смешного напоминала какой-нибудь айпад, только была толще раза в три и неожиданно тяжёлой. Материал «экрана» немного неприятный на ощупь - не холодный и не теплый, идеально скользкий и каким-то образом неестественный. Профессор обмолвился, что это вообще не вполне материя… Артём не понял, как то, что держишь в руках, может не быть материей, но до объяснений учёный не снизошел.
        - Сегодня заканчиваем, - сказал Воронцов. - Я бы погонял вас ещё, вы пока очень слабый оператор, но, увы, нас торопят.
        Артём взял планшет и, преодолевая инстинктивное желание отдёрнуть руку от неприятного на ощупь предмета, приложил пальцы к экрану. В толще камня медленно проявилась россыпь точек и линий, формирующих сложную трёхмерную структуру…
        Полтора часа пролетели незаметно.
        - Всё, вам пора, - сказал висящий в будке динамик голосом профессора. - Я не вполне удовлетворён, но допуск вам подписываю. Будем считать, что вы отныне полноправный м-оператор.
        - Допуск к чему? - удивился Артём.
        - Там объяснят… - махнул рукой Воронцов. - Идите и постарайтесь вернуться живым, я потратил на вас много времени.
        - Живым? С совещания? - окончательно растерялся Артём.
        - Оттуда, куда вас отправят, - ответил раздражённо профессор. - Используйте мозг хоть иногда! Если вас требуют на совещание, а от меня требуют подписать вам операторский допуск, это может означать только одно…
        - Что? - брякнул Артём.
        - Что вас отправят в Мультиверсум, разумеется! Всё, идите, время дорого. И не забудьте расписаться за м-пульт, это теперь ваш персональный инструмент.
        Артём понял, что дальше расспрашивать бесполезно. Персональный, так персональный, придётся хранить дома, хотя иногда ему казалось, что веет от этой штуки чем-то зловещим. В коридоре его перехватила выскочившая на минутку из кабинета Ольга, увидела планшет, одобрительно кивнула, торопливо поцеловала и быстро проинструктировала:
        - Ни о чём не спрашивай - всё равно ничего толком не скажут, только время затянешь. Я тебе потом расскажу, в необходимых пределах.
        «В необходимых пределах, ага», - с досадой подумал Артём. Это было, честно говоря, немного обидно, но в этом вся Ольга.
        В кабинете для совещаний был тщательно сохранён дух Империи - тяжёлые багровые шторы, Т-образный дубовый стол монументальной конструкции, бронзовые настольные лампы с зелёными стеклянными абажурами, деревянные панели на стенах. И только зияло неожиданной пустотой место портрета над головой председательствующего. Стенная панель сохранила более светлый оттенок большого квадрата, но Коммуна давно отказалась от идеологической преемственности с исторической родиной.
        - Заходите, товарищи! - поприветствовал их «Палыч».
        Арсений Павлович Лебедев, бывший директор ИТИ - Института Терминальных Исследований, ныне председатель Совета Первых. За отсутствие правого глаза и вообще, по совокупности заслуг, имеющий прозвище Вотан.
        Артём слегка обалдел. Он не думал, что совещание будет проходить на таком уровне. Это как если бы тебя вызвали на работе в отдел кадров, заходишь - а там Президент сидит, в окружении силовых министров. Впрочем, учитывая, что с одним из таких «министров» он спит…
        Ольга подтолкнула замешкавшегося от неожиданности Артёма к столу, и он скромно присел на стул с краю, оглядывая собравшихся. Почти напротив него сидел в вольной позе не кто иной, как «Сутенёр» - бывший полковник Карасов. Артём его терпеть не мог - за цинизм и полное пренебрежение всем, что стояло между ним и задачей. А вот Борух, который не так давно был готов пристрелить полковника, смирился достаточно легко: «Гондон, конечно, редкий, но профессионал». Карасов руководил спецоперациями и заодно занимался организацией чего-то вроде регулярных сил самообороны, если не сказать - армии. На месте Совета Первых Артём не стал бы привлекать такого человека к важным решениям, но он был на своём месте, а Карасов, увы, - на своём, причём, если посмотреть непредвзято, более высоком. Почти министр обороны.
        Карасов зыркнул на Артёма холодным взглядом. Сидящий рядом Борух, который тоже занимался в Коммуне чем-то по военно-оружейной тематике, кивнул. Остальные не обратили на него никакого внимания, но дружно поприветствовали Ольгу, которая прошла вперёд, к президиуму, но села всё же не в нём, а у длинной части стола.
        - Итак, теперь в части касающейся, - объявил Вотан.
        Артём осознал, что обсуждавшееся до этого касалось всех, кроме него. Включая Боруха, с которым они были в равном положении чужаков, и полковника, который совсем недавно был первый враг. Не то, чтобы ему очень хотелось, но всё же немного обидно, когда знаешь о происходящем меньше всех.
        - Пойдут следующие товарищи: всем известная Ольга Громова - как руководитель группы, Борух - это товарищ в наших рядах новый, но себя зарекомендовавший, - как силовая поддержка, и Артём…
        Палыч сделал паузу, как бы припоминая, кто это такой и откуда взялся на его голову…
        - Да, Артём, - наш новый эм-опер. Это его первый выход, но Ольга за него поручилась.
        Все повернулись и посмотрели на Артёма. Он молча кивнул, решив, что вставать будет совсем уже по-пионерски.
        - Отводы, самоотводы, возражения будут? - обвел Палыч всех единственным глазом.
        - Не лучше ли кого-то из наших отправить? - сказал негромко кто-то незнакомый Артёму в Президиуме. - У нас есть специалисты…
        - Уровень игры в «Зарницу» у ваших специалистов, - неожиданно высказался Карасов, - детский сад, штаны на лямках.
        - Что ж вы их так плохо учите? - съехидничал незнакомый.
        - Хорошо учим, - отрезал Карасов. - Но это не курсы изящных манер, без практики они говна не стоят. Всё ваше ополчение пока не тянет против одного моего взвода.
        - Хватит! - оборвал их Палыч. - В любом случае, нам нужны люди, ориентирующиеся в текущих реалиях Земли и Советс… России, то есть, тьфу. А практики, сами знаете, скоро будет предостаточно. Тогда и посмотрим, кто чего стоит, и кого как учили…
        Артёму эти его слова сильно не понравились, но спрашивать, о какой такой практике для ополчения идёт речь, было сейчас не к месту. Понятно, что Коммуна готовится к обороне, но тактическая обстановка вне его компетенции. Он в очередной раз дал себе зарок, что теперь-то Ольга не отвертится и хоть что-то да объяснит, хотя уже и сам себе не верил. Она виртуозно умеет уходить от конкретики и не отвечать на прямые вопросы.
        - Итак, - продолжил Палыч, - резюмирую. В свете сложившейся ситуации, Советом принято решение об ослаблении режима изоляции и налаживании ограниченных… - Подчёркиваю - ограниченных! - контактов с материнским срезом. Задача группы - выйти на контакт с… Вы знаете, с кем. Ольге даны полномочия по переговорам в установленных Советом рамках. Никакой самодеятельности!
        Палыч пронзил Ольгу суровым взглядом единственного глаза, но она даже не почесалась, мило и очень искренне улыбнувшись в ответ. Артём хорошо знал эту улыбку - кажется, председателя Совета ждали большие сюрпризы…
        После совещания кулуарное обсуждение продолжилось в курилке - хотя курили в Коммуне немногие, и те в основном из Первых. Ольга поманила Артёма и Боруха за собой. Вышли на улицу вместе. Впрочем, сам Артём курить не так давно бросил, Ольга не курила вообще, а Боруха постепенно дожимала в этом отношении жена. Её беременность стала последним решающим аргументом - майор сдался и обещал бросить окончательно.
        - Ну их, - сказала Ольга. - Ничего нового не скажут, а табаком все провоняем.
        - Кому, может, и ничего нового… - недовольно буркнул Артём. - А кто и вообще не в курсе.
        - По ходу поймёшь, - успокоила его Ольга. - Оно тебе и не нужно пока. Давайте к делу.
        - Снаряжение на мне, - не то спросил, не то констатировал Борух.
        - Да уж, пожалуйста, - подтвердила Ольга. - Проблем не ожидаю, но всё же…
        - Понял тебя. Пойду пошуршу в закромах… У тебя размер противогаза какой? - спросил он внезапно у Артёма.
        - Чего-о?
        - Шучу, - хлопнул майор по плечу Артёма, - не дёргайся ты так, пиджак штатский!
        - Ох уж мне твой кирзовый юморок…
        Борух, смеясь, удалился в сторону хозчасти.
        - Мне проложить маршрут заранее? - спросил Артём, вживаясь в роль действующего м-оператора.
        - Обязательно, - подтвердила Ольга. - У тебя что по графику на сегодня-завтра?
        - Сегодня планировал проверить установку третьей серверной стойки, вечером - лекция в техникуме, завтра с утра - общий урок в школе… - начал перечислять Артём.
        - Отбой, - остановила его Ольга. - На сегодня я всё отменяю, им сообщат. На завтра… Ладно, урок проведи, дети ждут, но сразу после будь готов - часиков в двенадцать стартуем.
        - А что сегодня? - удивился Артём.
        - А сегодня ты ведёшь меня гулять, в ресторан и в койку! - Ольга засмеялась своим звонким хрустальным смехом, от которого Артём сразу же забыл про все вопросы и все сомнения.
        По этому плану остаток дня и прошёл.
        День второй
        Македонец
        Сеня явился ранним утром, пахнущий дешёвыми духами и невыспавшийся, недоуменно оглядел заставленную сумками комнату, пожал плечами и потащил из-за шкафа продавленную раскладушку. Разложил её, кинул спальник и сразу вырубился. Неплохо, видать, погулял.
        В сумках была еда, медикаменты, кое-какая одежда и вообще куча нужной мелочёвки на первое время, пока мы не поймём, как жить и чем заниматься дальше. Всё это надо было перекидывать на базу, но пусть Сеня пока отоспится. Я же позавтракал и отправился в банк.
        Деньги мне выдали без проблем, разве что персонал был какой-то рассеянный и нервный, да и клиенты в зале непривычно громко спорили о политике. Обычно-то в банке все молчат в тряпочку, сжимая номерок электронной очереди в руке - такое уж это место, не располагает к общению, все о своём думают, о финансовом. Денежки тишину любят. А тут прямо как в очереди за колбасой во времена оны - кто Америку ругает, кто Китай, а кто и своё правительство в полный рост поливает. Я, будучи, как теперь говорят, не в тренде, молчал и слушал, но понял мало. Кто-то проповедовал, что завтра Третья Мировая, кто-то стращал жуткой эпидемией, а кто-то упирал на землетрясения, отчего что-то труднопроизносимое взорвётся и будет как ядерная зима, только не ядерная, и не зима - «ну вы поняли». Если бы не Сенины предсказания, я бы только недоумевал, какой статистической причудой столько параноиков в одно время в одном месте собрались, но сейчас скорее удивлялся тому, как у нас народ умеет грядущие неприятности жопой чуять.
        Очередь моя была далеко не первая. Почти все собравшиеся были как раз за обналичкой, так что политинформацию получил по полной, отчего окончательно запутался в версиях и плюнул. Получил на руки кучку перевязанных банковских пачек, сложил их в пакет, да и пошёл себе.
        Выходил с опаской, оглядываясь, но желающих меня пограбить больше не нашлось, хотя вот сейчас-то у меня как раз была сумма приличная, плюс Сенины сумки в машине. Квартиру можно купить, и довольно неплохую, даже в центре. «Всё, что нажито непосильным трудом», как в старом кино говорилось. Квартиру я, разумеется, покупать не стал, а поехал вместо этого к Ингвару, которого застал помятым, слегка нетрезвым и каким-то ошарашенным. Даже выпить не предложил, что на него вообще не похоже.
        - Люди гибнут за металл,
        Раз я золото копал, -
        Если б не обрез двустволки
        Вообще нахуй бы пропал…
        - встретил он меня очередным своим шизотворчеством.
        - У вас товар, у нас купец, - ответил я ему в тон.
        - Да знаю я, - отмахнулся Ингвар. - В свете вновь открывшихся обстоятельств, я бы, конечно, развернул тебя восвояси, но раз обещал, то золото твое.
        Он вытащил из сейфа небольшую черную сумку и весомо брякнул ей об стол.
        - Здесь всё. С учётом вчерашних монет и плюс ствол с патронами, с тебя… - и он назвал сумму.
        Мда, недолго я с мешком денег проходил, практически все и отдам сейчас. Двинул к нему по столу пакет с пачками.
        - Чтобы денежки водились,
        Надо денежки любить!
        А иначе будешь с голой
        Жопой по двору ходить…
        - назидательно продекламировал он, быстро пересчитывая упаковки и проверяя их на целостность.
        - А что за обстоятельства вдруг? - поинтересовался я больше из вежливости.
        Ингвар задумался - руки его, считавшие пачки, на секунду замерли.
        - Да общался я этой ночью с одним человечком… - неохотно ответил он, покрутив этак пальцами в воздухе. Стало понятно, что «человечек» ему не очень-то нравится. - Врал он, конечно, много, но кое-что мне кажется довольно правдоподобным. Вот, например…
        Он вдруг подался вперед через стол и настойчиво уставился мне в глаза, почти вплотную приблизив лицо.
        - Скажи мне, Македонец, правда, что этому миру может пиздец присниться?
        Я ненавижу такого рода вторжения в личное пространство, если их совершают не прелестные блондинки с большим бюстом, но сдержался и не сказал в ответ грубость.
        - Да, - ответил максимально корректно, - существует такая вероятность.
        - Вот же блядь! - выругался Ингвар. - Не соврал, выходит, паскуда…
        - Кто паскуда? - осторожно поинтересовался я. Не то, чтобы меня это как-то касалось, но уж больно интересный расклад выходил.
        - Да попался мне тут один… вроде проводника. Может, знаешь? «Коллекционер» погоняло его.
        - В первый раз слышу, - соврал я, не моргнув глазом. - А откуда у тебя такие знакомства?
        - Свела жизнь на узкой дорожке… - отмахнулся он. - Неважно. Как-то конкретизировать можешь? Ну, что случится, когда, как?
        - Нет, - ответил я вполне честно, - подробностей не знаю, мне тоже один проводник намекнул. Сам-то я не по этим делам. Я больше насчет пострелять, как всегда. Как там мой ствол, кстати?
        - Ах, ну да, - спохватился Ингвар. - Минуту.
        Из того же сейфа достал завёрнутый в тряпку ПМ и три коробки патронов, выложил на стол.
        - Вот, как ты и просил - болгарский, с глушителем. Чистый, гарантирую.
        - Благодарю, - я оттянул затвор, глянул внутрь, выщелкнул магазин, заглянул в ствол, проверил резьбу глушителя и сразу накрутил его.
        - А что ты всегда «Макаров» берёшь? - спросил Ингвар. - Не хочешь чего помоднее? «Глоки» есть, «Чезеты». Ну и по нынешним временам, на случай, если дела пойдут совсем плохо, то и посерьёзнее пистолета что-то могу предложить…
        - Нет, спасибо, меня устраивает, - вежливо отказался я. - Деньги посчитал, всё нормально?
        - С огорченьем смотрит Маня
        На помятые рубли.
        Сговорили, заплатили,
        А ебать - не поебли…
        - невесть к чему сказал Ингвар, и я решил считать это за согласие. На этой радостной ноте и расстались.
        По-хорошему, надо было бы возвращаться домой, будить Сеню и начинать эвакуацию. Переезд - дело хлопотное. Но упоминание Коллекционера всё меняет - если Ингвар знает, где он, то такой шанс упускать нельзя. Мои работодатели в нём очень заинтересованы, но это не главное. Есть у меня к нему большой личный вопрос. Такой личный, что дальше некуда. Так что, отъехав от его офиса, приткнул «Ниву» неподалеку в пределах видимости и первым делом набил магазин нового пистолета, аккуратно защёлкивая в него короткие бочонки девятимиллиметровых патронов.
        Я равнодушен к оружию. Меня устраивает любой пистолет, который выстрелит, когда я нажму на спуск. Всё остальное: точность, скорострельность, удобство хвата и быстрота перезарядки - это для тех, кто промахивается. Мне не надо палить в противника до затворной задержки и перезаряжаться в перестрелке, мне достаточно одного выстрела. Если пуля прилетает вам в лоб, то из какого ствола она была выпущена, уже не имеет значения. Девять на восемнадцать - достаточно убойный патрон, а «макар» - самый распространённый пистолет в наших краях. Он дешёвый, его несложно достать и не жалко выкинуть, его пуля не привлекает внимания экспертов.
        Автомат мне тем более ни к чему - я не хожу в атаку в пешем строю и мне не надо палить очередями на подавление. Из двух пистолетов я могу убить шестнадцать человек за несколько секунд, в большинстве жизненных ситуаций этого вполне достаточно.
        Поэтому я Македонец.
        Артём
        Как и многие другие коммунары, Артём проводил в неделю три сборных урока в школе. «Сборных» - значит, на них собирали мужские и женские классы в одну большую аудиторию. Он не ожидал встретить тут раздельное обучение, считая его пережитком царских гимназий, но Ольга просветила, что в СССР его, оказывается, ввели в 1943 году, и, хотя уже в 54-м отменили, в ЗАТО[7 - Закрытое административно-территориальное образование - «почтовый ящик», город, для которого в СССР устанавливался особый режим безопасного функционирования и охраны государственной тайны, включающий специальные условия проживания граждан.], который потом стал Коммуной, эту практику сохранили как способствующую лучшей успеваемости. Идея разделить гендерную социализацию и учебу показалась Артёму неожиданной, но он, как ни размышлял, так и не нашёл весомых аргументов против. Сугубо рациональный подход Коммуны учитывал физиологические различия, разные темпы взросления девочек и мальчиков, особенности восприятия и мышления и был нацелен на результат. Иногда Артём думал, как бы тут восприняли модное гендерное безумие его среза с общими
туалетами и наряжанием мальчиков в юбки?
        Артём не преподавал какую-то конкретную дисциплину - тут вообще школа была устроена не так, как он помнил по своему детству. Первые сорок пять минут он просто рассказывал о своей работе, стараясь не увлекаться техническими подробностями, а как бы набрасывая общие контуры - что представляет собой электронная техника, какое место занимает в жизни, как её проектируют, производят, обслуживают и чинят. Что такое компьютеры и сети, как это работает и какие задачи решает…
        Это была стандартная преподавательская нагрузка для всех специалистов Коммуны - как бы ни были они заняты по основной работе, а три часа в неделю будь любезен уделить детям. Иначе откуда возьмутся в твоей профессии новые кадры?
        Однако у Артёма, в отличие от них, был и второй академический час - в это дополнительное время он отвечал на вопросы о своём родном срезе - как там живут люди, как всё устроено и почему.
        Дети удивлялись. По большей части их шокировала несуразная расточительность - имея почти безграничные человеческие и материальные ресурсы, пережигать их на бытовые мелочи? Многие из них уже проходили практику в утилизационных командах, методично зачищающих перенесённый сюда город (разнообразные трудовые практики занимали большую часть детского досуга), и увиденное там порождало лавину вопросов, на которые было довольно сложно ответить, потому что любой ответ только углублял непонимание.
        - Скажите, - спрашивал худой черноволосый мальчик с очень серьёзным лицом, - а почему в городе столько разных автомобилей?
        - Каждый автомобиль для своей цели, - назидательно начинал Артём. - Одни для…
        - Нет, нет, простите, - вежливо перебивал его мальчик, - я понимаю - грузовики, автобусы, легковые… Но почему все легковые разные? Грузовики одного типа различаются по конструкции? Это же неудобно - для каждой отдельной машины нужно искать свои расходные материалы и запчасти, из-за разного устройства их сложно обслуживать…
        - Помните, мы недавно обсуждали концепцию так называемого «личного транспорта»? - вздыхал, предчувствуя очередной сложный разговор Артём. - Когда одна единица транспорта перевозит одного человека туда, куда нужно только ему?
        - Да, да, помним! - зашумели дети.
        Эта идея была настолько чужеродна здешнему укладу, что вызвала тогда бурную дискуссию, где Артём вынужденно выступал «адвокатом дьявола».
        - Тогда мы пришли к выводу, что личный транспорт не всегда является нерациональным методом организации бытовой логистики, так?
        - Да, - подхватила дискуссию девочка с белыми хвостиками. - Организация общественного транспорта на малопопулярных маршрутах может оказаться даже более ресурсоёмкой, чем предоставление индивидуального…
        «Предоставление, ишь ты… - усмехнулся про себя Артём. - Знала бы ты, белобрысая, чего стоил тот «индивидуальный транспорт!» Но, даже будучи многократно объяснённой, концепция денег плохо укладывалась в голове юных коммунаров. Такой способ распределения общественных благ в социуме казался им чудовищно нерациональным. Пожив тут, Артём начал понемногу их понимать.
        - Так вот, - продолжал он свои объяснения, - разнообразие однотипных автомобилей вызвано в первую очередь тем, что они были личные. Как штаны. Вот у тебя, - он кивнул черноволосому, - штаны синие. У тебя - указал на пацана в первом ряду, - жёлтые, а у тебя, - помахал рукой белым хвостикам, - вообще сарафанчик с ромашками. В моём мире личный автомобиль был таким же обычным предметом, как личные штаны и выбирался по принципу «нравится - не нравится». Поэтому производители делали много разных машин, чтобы каждый мог выбрать что-то себе по вкусу.
        - Но ведь разноцветные штаны всё равно устроены одинаково - две штанины, карманы, ширинка… - в аудитории кто-то хихикнул, на него недовольно зашикали. - Автомобили можно было бы делать так же - разные снаружи, одинаковые по устройству. Тогда и выбрать можно, и обслуживать удобно!
        - Ну, до определенной степени так и было - это называлось «общая платформа»… Но здесь вступал в действие другой фактор - автомобили производили разные заводы, и каждый хотел, чтобы тот, кто купил его автомобиль, обслуживал его только у него, поэтому не только делал их не такими, как другие, но и запрещал другим людям их чинить и обслуживать.
        - Но это же глупо! - возмутились сразу несколько детских голосов.
        - Запомните! - строго сказал Артём. - Никогда не спешите говорить «это глупо» вместо «я не понимаю». Этим вы закрываете себе возможность разобраться. Если что-то кажется вам глупым, то, скорее всего, вы просто не видите причины или не понимаете мотива. Поэтому давайте снова вернёмся к понятиям денег и оплаты товара…
        «Но иногда глупость - это просто глупость», - думал он при этом.
        Несмотря на непростые вопросы, Артёму нравились эти уроки - здешние дети оказались неожиданно благодарной аудиторией. Им было по-настоящему интересно. Пожалуй, удержать внимание детей его мира, до отрыжки перекормленных легкоусвояемой информацией, так легко не вышло бы. Ему нравились эти дети, они оправдывали даже те странности здешнего социума, которые его настораживали и тревожили. Ради таких детей стоило работать.
        На его уроки часто приходили и взрослые коммунары - тихо садились на задних рядах, с интересом слушали про чужую странную жизнь, смотрели, удивляясь, картинки на большом экране… В одну из командировок Артём притащил из города цифровой проектор и теперь на каждой лекции показывал десятки обычных бытовых фотографий и видеороликов, найденных на разных компьютерах. На экране автомобильные пробки сменялись витринами магазинов, пёстрые одежды модных премьер шли вслед за толпами противоправительственных демонстраций, давки на распродажах соседствовали с бомжами, роющимися в помойках. Артём не считал нужным ничего скрывать, и старался честно отвечать на все вопросы.
        Первое время он удивлялся полному отсутствию внешнего контроля за его лекциями - ведь он, на самом деле, мог бы, при желании, подвести такую идеологическую бомбу под уклад Коммуны! Не это ли мишурное сверкание якобы сладкой жизни подмыло постепенно советское общество? Не захотят ли здешние дети ста сортов колбасы и тысячи фасонов штанов, как бы он ни старался объяснить цену и последствия этого мнимого разнообразия? Тем не менее, никто ему не препятствовал вести лекции на свое усмотрение и никаких ограничений не ставил. То ли коммунары настолько верили в преимущества своего образа жизни, то ли просто недооценивали силу потребительских миражей.
        - Всё, коммунары, - сказал Артём, выключая проектор, - на этом сегодня заканчиваем.
        - У-у-у… Уже? - послышались разочарованные голоса, так приятные каждому лектору.
        - Артём Павлович, у нас из расписания убрали вашу пятничную лекцию, - спросили Белые Хвостики. - Когда мы теперь вас увидим?
        - У меня командировка, - ответил ей Артём, сворачивая экран проектора. - Наверное, поэтому и лекцию сняли. К сожалению, я не знаю точно, сколько она займет времени…
        - Привезите нам что-нибудь интересное! - крикнул кто-то из зала. - Да, да, привезите! - подхватило сразу несколько звонких голосов.
        - Не обещаю, но постараюсь, - кивнул Артём. - До встречи, коммунары!
        На выходе его уже ждала Ольга.
        - Интересно рассказываешь, я заслушалась прямо, - похвалила она. - На твои лекции уже очередь, ты знаешь? На свободные места запись…
        - Ну, я всё-таки бывший писатель, - смущенно ответил Артём. - Слова складывать умею…
        - Тебе бы тут учителем остаться, - сказала женщина с непонятной грустью. - Но, увы, нам пора…
        Внизу, на ступеньках школы, их встретил Борух. Он уже был в походном камуфляже, с рюкзаком и в разгрузке, на которой вызывающе висели банки к ручному пулемёту и несколько гранат. Самого пулемёта, впрочем, при нём не было.
        - На стартовой точке всё, - пояснил он. - И твоё тоже. Пока ты детишек развлекал, старый еврей таки за тебя немного работал!
        - Боря, не включай Одессу! - усмехнулась Ольга. - Сочтемся!
        До здания, где располагался стартовый репер, было с полчаса неспешной ходьбы, и Артём не понял, почему Борух навьючился снаряжением заранее. Впрочем, может у них, крутых вояк, так принято? Чтобы утряслось или, там, улежалось. На ходу он размышлял о том, каково будет снова увидеть родной срез, и зачем они вообще туда собрались. Вчера с Ольгой так толком и не поговорили. Сначала гуляли вокруг Главного Комплекса, и она рассказывала, как шло формирование Коммуны. Первоначальный фрагмент, который закапсулировался при катастрофе, был совсем невелик, и вскоре они дошли до его нынешней границы - она легко определялась по оборванному асфальту никуда не ведущей улицы. За ней вплотную, без перехода, начинался могучий хвойный лес. Ольга повела его вдоль этого шва, соединяющего лоскуты здешнего мироздания, расписывая в лицах историю борьбы за выживание общины[8 - Читайте историю Коммуны в следующей книге серии.]. Это было очень увлекательно, она рассказывала весело и эмоционально, он слушал и любовался ей. В какой-то момент она остановилась, повернулась, пристально посмотрела и ему в глаза и очень серьёзно
сказала:
        - Мне очень дорого всё это, понимаешь? Я никому не дам разрушить то, что построено такой ценой!
        Артём поспешно кивнул, но она не ждала от него ответа. Через секунду она уже смеялась и требовала вести её в ресторан.
        Здешний Ресторан - он не имеет названия, поскольку один, - не слишком-то похож на привычные Артёму заведения. В нём нет роскошного интерьера - обычные деревянные столы и стулья, практически такие же, как в столовых жилого комплекса, разве что стены украшены немудрёными по технике исполнения пейзажами самодеятельных художников. Но здесь заказывают заранее не столики, а поваров. Работающие тут кулинары хорошо известны в общине. Все знают, что Ангелина Давыдовна Ципперман роскошно делает рыбу-фиш, хумус и хамин, Елена Петровна Галчок - мастер пельменей и вареников, Леонид Андреевич Петин - фантастически готовит блюда из говядины… И, если вы хотите не просто поесть, а провести кулинарный вечер - один, с девушкой или друзьями - то вы записываетесь к повару, кухня которого была вам особенно дорога. В зависимости от его расписания и количества людей, которых он готов накормить. В Ресторане проводятся открытые кулинарные семинары с угощениями, тут пробуются начинающие кулинары, организуются конкурсы поваров из столовых… В общем, всё, что касается еды в Коммуне, так или иначе крутится вокруг Ресторана.
        Артём в начале своей здешней жизни никак не мог понять - почему Ресторан не бывает постоянно перегружен? Записываться заранее было хорошим тоном, но чаще всего, даже придя без записи, можно было найти свободный стол - разве что, повара выбрать не получится. В его мире баланс загрузки между столовыми и ресторанами определялся дороговизной последних, но как это регулировалось в местном странном коммунизме? Если и столовая и ресторан бесплатны, почему люди не ходили в него постоянно, а ели в столовых?
        - Не принято, - кратко объяснила ему тогда Ольга. - В Ресторан приходят отметить какое-то событие - получение диплома, юбилей (ежегодные дни рождения отмечают в столовых, в свободные их часы), свадьбу, трудовые достижения. Считается нормальным привести сюда девушку - как знак серьёзности намерений. Но просто прийти поесть - нет, не принято.
        Это «не принято» - было абсолютно дико для него в начале здешней жизни, но постепенно он начал привыкать. В Коммуне вся жизнь была пронизана неписаными общественными договорами, которые, тем не менее, неизменно всеми соблюдались. Никто не спросит у пришедшего в ресторан, есть ли у него достойный повод или он просто проголодался. А если и спросит - то только с целью предложить что-то особенное - игристого вина к помолвке, например. И всё же - всего три десятка столиков единственного ресторана никогда не заняты все. Почему? Потому что, заняв последний столик, коммунар опасался неделикатно лишить кого-то приятно проведенного вечера. Постоянное внутреннее состояние коммунаров - соотнесение своих потребностей с чужими и общественными. Артём этому до сих пор не научился. Скорее, привык обдумывать каждое свое действие, чтобы не поддаться естественному порыву «сделать, как проще и удобнее мне». В местных же эта внутренняя деликатность друг к другу и, что самое удивительное, к общине была каким-то образом прошита на базовом уровне. Как этого удалось добиться - Артём понятия не имел. Сначала ему всё время
мерещилось какая-то тайная служба надзора всех за всеми, и потребовалось прожить тут несколько лет, чтобы понять, что она не нужна. Просто приоритет общественного над личным тут был как бы само собой разумеющимся. Сделать удобно себе в ущерб другому не приходило никому в голову. А если такое случалось по недосмотру, все, включая ущемлённых, очень смущались и испытывали сильнейший душевный дискомфорт.
        Вчера Ольга заказала столик Вазгена, плотного пожилого армянина, который подал им блюдо толмы, тарелку тонких лавашей, мягкий козий сыр, зелень и кувшин вина. Произнеся цветистый тост в честь такой прекрасной женщины - вах! - порадовавшей его своим визитом, и её мужчины, - несомненно, достойного такой красоты! - Вазген пригубил с ними вина и удалился. Артём с Ольгой пили простенькое домашнее вино, ели поразительно вкусную толму и болтали о ерунде. Ольга рассказала, что Вазген - из первого поколения, бывший администратор ИТИ, формально входит в Совет Первых, но давно утратил интерес ко всему, кроме национальной армянской кухни. Занимается селекцией винограда, вместе с детьми и братом выращивает овец, растит овощи и зелень, ставит сыр, делает вино, на пару с главным инженером экспериментирует с коньяками. Артём поразился - вот так, сколько прожил, а в первый раз столкнулся с тем, что в Коммуне, оказывается, есть частные хозяйства. Он-то был уверен, что всё вокруг только общинно-государственное, а тут такой вот фермер-семейственник.
        Потом снова гуляли, уже в сумерках, потом вернулись домой и провели прекрасную ночь, упиваясь друг другом, как новобрачные. Это был отличный день, но о предстоящей экспедиции они так и не поговорили - Ольга умело уходила от вопросов или закрывала ему рот поцелуем. Поэтому теперь Артём шел к стартовой точке в полной уверенности, что всё будет очень, очень непросто. Уж настолько-то он эту женщину изучил…
        Стартовый репер находится в полуподвальном помещении небольшого кирпичного домика. Обстановка в стиле минимализма - в середине помещения бетон с пола снят большим неровным кругом, оттуда торчит погруженный в песчаную почву цилиндр матового черного камня. Ряд металлических шкафчиков из цеховой раздевалки, пара деревянных стульев с инвентарными номерами и древний массивный конторский стол с настольной лампой, за которым сидит студенческого возраста девушка, сосредоточенно переписывающая из книги в тетрадь какие-то формулы. Справа от тетради лежит двуствольный дробовик калибра этак десятого - Артём подумал, что при выстреле девушку унесёт отдачей вместе со стулом.
        - Здравствуйте, - улыбнулась она пришедшим, - я должна вас отметить. Маршрут, цель, примерное время возвращения.
        - Артём, сообщи девушке маршрут, - распорядилась Ольга.
        Он достал планшет, провел рукой по неприятно-скользкой поверхности каменного «экрана» и перечислил условные коды последовательности реперов:
        - Дэ два, е восемь, эф шесть, бэ один…
        - Потоплен! - съехидничал Борух, и девушка прыснула, но сразу сделала серьёзное лицо.
        - Записала! Цель выхода?
        - Задание Совета, - веско сказала Ольга. - Тревожный срок… Ну, скажем, неделя.
        - Семь дней… - сказала девушка, ставя пометку в прошитой разлинованной книге из желтоватой бумаги. - Счастливого пути, удачи в Мультиверсуме!
        - Спасибо! - ответила Ольга и велела Артёму. - Переодевайся, ты один не готов ещё. Твой шкафчик первый слева.
        Она подошла к следующему шкафчику и достала оттуда небольшой тактический рюкзак современного вида и свою футуристическую винтовку. Борух вытащил из своего шкафчика «Барсука» - ручной пулемет АЕК с массивной банкой глушителя.
        В своём шкафчике Артём обнаружил аккуратно сложенный комплект «цифрового» камуфляжа, высокие тактические ботинки незнакомой марки, такой же, как у всех рюкзак, и спецразгрузку - спасательный жилет оператора, в котором чего только нет. Он так и хранится - набитый компактным сухпаем, индпакетами, рацией и прочими необходимыми вещами. В него вшиты пластины композитной брони и даже интегрирован надувной спасжилет - работа мультиверс-оператора чревата неожиданностями.
        В качестве оружия Артёму выдали обычный АК-74М в чёрном пластике. Коммуна, получившая в результате реализованной Ольгой сложной интриги отлично укомплектованный военный склад, не скупилась на оснащение разведывательных групп, но Артём предпочитал чего попроще. Борух не раз предлагал загнать его на программу военной переподготовки, но ей руководил лично неприятный ему Карасов. Так что бывший писатель остался таким же глубоко штатским, каким был всегда.
        Переодеваться пришлось на виду у всех - студентка за столом так и постреливала в его сторону серым глазом. Разгрузка и рюкзак оказались тяжелыми - но терпимо. Артём не стал проверять комплектность - Боруху в этом отношении он доверял больше, чем себе. Взяв автомат, убедился, что тот стоит на предохранителе, в патроннике нет патрона, магазин полон - и этим ограничился, подтвердив готовность.
        - Идем на дэ два? - лишний раз уточнил Артём, активируя планшет.
        - Двигай, - подтвердила Ольга. - Крути Мультиверсум!
        Хотя Артём много раз тренировался, но вот так, сам, без страховки опытного оператора, активировал резонансную реперную связку впервые. Было немного боязно. Он приложил кончики пальцев к экрану и начал аккуратно, точными короткими движениями проворачивать видимую в глубине камня структуру так, чтобы два репера - здешний и следующий, - как бы наложились друг на друга… Объяснить этот процесс словами невозможно. Более того, никто из присутствующих, кроме Артёма, этой структуры в глубине экрана просто не увидел бы. Борух, увы, оказался в операторы негоден, а Ольга, как большинство коммунаров первого поколения, была к тонким структурам Мультиверсума иммунна.
        В какой-то момент планшет в руках дрогнул, в глазах моргнуло, и камень репера сменился другим. Они стояли посреди леса, пахло мокрой листвой - по тонкому жердевому навесу шуршал мелкий дождик. Под навесом, в оплывшей земляной яме, стоял небольшой круг из покосившихся каменных столбов, окружавших реперный камень.
        - Дэ два! - облегченно выдохнул Артём. Не то чтобы он в себе сомневался, но всё же - первый успешный перенос группы в полевых условиях. Теперь он настоящий м-опер.
        Точка считалась безопасной, но Борух всё равно держал свой пулемет наизготовку и оглядывал края поляны. Люди тут жили далеко и не располагали транспортными средствами, за исключением собственных ног. Тем не менее, случайности бывают самые странные, а получить стрелу из охотничьего лука не намного приятнее, чем пулю. Артём ждал, пока можно будет перемещаться дальше - Мультиверсуму требовалось некоторое локальное время, чтобы осознать, что вот эти ребята теперь в другом срезе и подстроить себя под эту малозначительную, но всё же разницу, - и вспоминал, что ему говорили об этом мире.
        Судьба его была с одной стороны типична - падение численности и цивилизационная деградация, - с другой - не без оригинальности. В отличие от многих пустых или почти пустых срезов, этот опустел не в эпидемиях, войнах или природных катаклизмах, а по собственному сознательному выбору жителей. Как один из наиболее «близких» (с точки зрения м-оператора) к Коммуне срезов, он всё же был немного изучен. Разведчики когда-то выходили на контакт с местными, как-то с ними коммуницировали, но недолго - никакой практической пользы в этом не просматривалось. Аборигены активно не любили пришельцев, ничего от них не хотели, знать не желали, а при случае норовили поднять на рогатины. Тем не менее, какие-то археологические поиски проводились, благо покинутые города нынешним населением начисто игнорировались, и всё, что в них было оставлено, пострадало только от времени. Из найденных там записей, расшифрованных учеными Коммуны, следовало, что находящееся на достаточно высоком уровне развития - винтовые самолеты уже летали - местное человечество внезапно воспылало религиозной активностью самого деструктивного толка.
Основной исторической версией была следующая: одно из трех доминирующих государств создало синтетическое учение с глубоким учётом открытий весьма развитой тут психологии. Зачем? - А с целью внедрить его в конкурирующих социумах и тем их ослабить. Основной посыл был несложным - «возврат к корням» и прочее опрощение. «Дауншифтинг» - припомнил Артём термин из своей реальности.
        От цивилизации, мол, одно расстройство - стресс, конкуренция, нехватка ресурсов и через то взаимная ненависть и падение нравов. А правильно жить надо лишь тем, что природа сама тебе даст - тогда сплошное благолепие и растворение воздухов. И выкладки даже были приложены научные - что золотое время человечества было в эпоху охоты и собирательства, а как только первый огурец в грядку посадили - всё, аграрное рабство, привязка к постылому труду на земле, товарные отношения, жадность и грабеж. От стояния кверху жопой в борозде пошли болезни суставов, от оседлого житья - грязь, от домашнего скота - эпидемии. У охотников-собирателей даже мозг был больше, потому что богатство впечатлений от кочевой жизни. А чем дальше, мол, человек влезал в производственную деятельность, тем сильнее деградировал. И главное - у собирателей-то жизнь была счастливая и беззаботная, потому что никаким трудом они не занимались, ни в чём не конкурировали, стресса не знали, одна сплошная любовь человека к человеку на мягкой травке под кустом.
        Вот, вроде бы, чушь полнейшая - а зацепило. И кто бы эту дурь ни придумал для ослабления соседа, а вернулась она ему бумерангом очень быстро. Новое учение стремительно захватило мир, и первое следствие из него было вполне логичным - чтобы прожить собирательством, надо радикально сокращать население. К чести аборигенов, сокращали они его ненасильственно, просто прекратив плодиться. Приверженцы новой религии брали обеты полнейшего чайлд-фри. И всё поначалу шло очень даже замечательно - в ожидании прихода золотого века человечество прекратило экспансию и развитие, во благости проедая наследие цивилизации, и даже, как будто, почувствовало себя счастливее. Стремиться и достигать было больше не надо, работать особо незачем, имущество копить ни к чему - ведь оставить его, за неимением детей, некому. Чем дело кончилось, точно неизвестно - в последние годы падения цивилизации записи уже никто не вёл, а города были покинуты. Но можно констатировать, что эти люди последовательно воплотили свою мечту о Золотом Веке в реальность: по миру кочевали племена охотников-собирателей, вооруженных луками и копьями,
жрали, что поймают или сорвут с дерева, и отнюдь не оскверняли себя выращиванием даже зелени на гарнир. Правда, стали ли они от этого счастливее - никому не известно, потому что прибора, измеряющего счастье, у коммунарских учёных не было.
        - Ну что, идём дальше, на «е восемь»? - спросил Артём, когда видимый внутренним взглядом репер перестал мерцать и совместился в его голове с материальным камнем.
        - Нет, - неожиданно ответила Ольга, - надо строить новый маршрут.
        - Почему?
        - Потому, что мы идём не туда.
        - Но Совет… - заикнулся Артём.
        - К чертям Совет! - резко ответила Ольга.
        - Опа, у нас тут дворцовый переворот? - хмыкнул Борух. - Кто-то решил, что он самый умный и лучше всех знает, как Родину любить?
        - Послушайте меня, - сказала Ольга. - В том, что касается внутренней политики Коммуны, Совет хорош, слов нет. Но во внешних делах наши доблестные мудрецы просто некомпетентны. Они никогда не покидали Коммуну, они понятия не имеют, во что превратился материнский мир, они не осознают, насколько мы уязвимы! Люди, с которыми они хотят вступить в контакт, ждут этого не первый десяток лет, у них совершенно точно есть источники информации о нас, они готовы. Их цель - уничтожение Коммуны с захватом её уникальных ресурсов. Это не потенциальные союзники, это ещё один враг! Возможно, даже более опасный…
        - Почему бы тебе не сказать это им? - спросил Артём.
        - Неужели ты думаешь, что я не говорила? Но Первые слишком давно живут в стерильной атмосфере Коммуны, они уверены, что договориться можно с кем угодно. Я для них вроде отца Олега, который твердит о недопустимости сделок с дьяволом…
        - Да, батюшка наш тот ещё инквизитор! - рассмеялся Борух. - Но тут я с ним согласен. С Конторой связываться - себя не любить.
        - Так вы со мной? - спросила Ольга.
        - Да, - твердо ответил Артём. Он давно ждал чего-то такого и много раз все обдумал. Он - с Ольгой, права она или нет.
        - Я тоже, - после нескольких секунд размышления сказал Борух. - Совет подставляется. Если приоткрыть дверь, кто-нибудь обязательно всунет в щель ботинок.
        Дождь усиливался, и жердяной, покрытый сверху листьями навес начал протекать.
        - Так куда идём? - спросил Артём, морщась от упавшей за шиворот холодной капли. Ему было немного грустно - предположение, что Ольге он нужен, прежде всего, в качестве лояльного личного м-опера, перерастало в железную уверенность. Одно дело - догадываться, другое - убедиться.
        - Нам нужен репер на срезе альфа-ноль-один.
        - Даже не слышал о таком… - удивился Артём. - Странное обозначение.
        - Ах, ну да… - Ольга покопалась в карманах и вытащила маленькую записную книжку в дерматиновой обложке с вытесненной облезлым блеском надписью «Телефоны». Пробежавшись пальцем по буквенным вырезам края, она раскрыла ее, и просмотрела пару страниц.
        - У тебя это будет репер «эм девять».
        Артём достал свою шпаргалку - ученическую тетрадку с вручную разлинованной табличкой. В ней были буквы, цифры и раскрашенные цветным карандашом поля. Против «М9» поле оказалось заштриховано чёрным.
        - Это же чёрный репер! - удивленно констатировал он. Чёрными промаркированы точки в непригодных для жизни срезах - с ядовитой атмосферой, высоким уровнем радиации или экстремальной температурой, - Так у Воронцова было написано.
        - На заборе тоже написано… - отмахнулась Ольга. - Прокладывай.
        Артём встряхнул планшет, сбрасывая накапавшую с навеса воду - круглые капли скатились, не смочив экрана, - и снова вызвал внутреннюю структуру в глубине камня. Через несколько минут он сказал неуверенно:
        - Два красных, два зеленых и один желтый.
        - Твою дивизию! - выругался Борух. - Надо было больше патронов брать…
        - Есть ещё вариант, - Артём покрутил картинку так и этак, убеждаясь, - Зелёный, желтый и…
        - Что? - нетерпеливо спросила Ольга.
        - Один серый.
        - Какой именно?
        - Минутку… Да, вот: «Цэ пять».
        Ольга пролистала свою книжку, и со вздохом призналась:
        - Нет, у меня он тоже серый.
        - Русская рулетка, - с досадой сказал Борух.
        Серым маркировались реперы, про которые не было ничего известно, кроме факта их существования. Ни где они стоят, ни что их окружает, ни какая обстановка в срезе. Их вычисляли косвенно, сканированием с условно соседних точек, но проверять, что там, было просто некому - мультиверс-операторов в Коммуне можно сосчитать по пальцам и даже разуваться бы не пришлось. Если не было каких-то действительно важных резонов, то рисковать м-опером ради очередного среза никто не позволял. А ну как он не вернется? И не узнаешь ничего, и дефицитнейший специалист потерян. Воронцов как-то рассказал Артёму поучительную историю, как списанный уже в безвозвратные потери оператор вернулся из «серого» спустя год - всё это время он пробивался к реперу, оказавшемуся на глубине более ста метров под ледяной водой горного озера. В общем, «серые» реперы считались почти такими же запретными, как «чёрные».
        - Может, лучше через красный? - неуверенно предложил Борух. - Авось, отобьемся…
        Красная маркировка означала крайне враждебных аборигенов, проживающих прямо на месте расположения репера.
        - Что там за обстановка? - спросил он Артёма.
        - Без понятия, - пожал плечами тот. - Я ж не таскаю с собой всю базу данных. Может, людоеды с копьями, а может, военная база с танками.
        - А зря не таскаешь…
        - Меня, между прочим, никто не предупредил, что возможны изменения в маршруте! - возмутился Артём. - Я заранее его проложил и согласовал, по нему у меня всё известно!
        - Не ссорьтесь, мальчики! - примирительно сказала Ольга. - Идём через серый, он короче. Времени у нас в обрез…
        Артём активировал планшет.
        - Поехали!
        Македонец
        Некоторые думают, что я снайпер. Это не так. Снайпер из меня - как из говна пуля. В снайпинге умение попадать куда целишься - важный, но не главный навык. Снайпинг - это тактика, расчёт, маскировка, умение просчитывать противника, выбор точки и путей прихода-отхода, а главное - море терпения. Это не моя сильная сторона. Я просто попадаю во всё, что вижу. В армии пытались - ну, понятно, парень метко стреляет, куда ж ещё? - но потом более опытные люди, посмотрев на меня, признали - безнадёжен. Не тот склад характера. Так что, когда Ингвар наконец вышел из офиса, моё терпение было уже на исходе. Ещё немного - плюнул бы и уехал. Ему подали какой-то лакированный большой джип, и мой старинный приятель гордо влез на заднее сиденье. Начальник, мать его. Пацан пришел к успеху.
        По городу я легко держал дистанцию, на трассе чуть не потерял - старая «Нива» не могла тягаться в скорости. К счастью, загруженная узкая трасса не давала разогнаться и им, так что я успел увидеть, куда этот внедорожник свернул. Дальше уже не спешил - на пустых сельских дорогах преследование становилось слишком заметным. Не совсем просохшая после дождя грунтовка хранила чёткий след тяжёлой машины, и я ехал, не торопясь. Тем не менее, чуть не попался - когда искомый джип выскочил на пригорок, двигаясь мне навстречу, я успел только свернуть в кусты и встать, надеясь, что грязная «Нива» не бросится в глаза. Автомобиль проехал мимо, но Ингвара в нём не было, только водитель. Ну что же, тем интереснее…
        Следы привели меня к дому на окраине полузаброшенной деревеньки, но наблюдение показало, что там никого нет. Место посещаемое, следов много, видно, что дом жилой, но сейчас ни хозяев, ни гостей. Я оставил машину и прогулялся ногами - ничего особенно подозрительного, кроме того, что все свежие следы ведут сюда, и только один - отсюда. Знакомая картина, наводящая на размышления - я не чувствую проходы, как проводники, но готов поспорить, что он тут есть. Сеню надо бы сюда свозить, вот что. А где проход - там и проводник, а проводник у нас кто? А Коллекционер у нас проводник, кто же ещё. Вот, значит, как Ингвар другие миры увидел. А я вот хотел бы увидеть самого Коллекционера.
        Неизвестно, куда и насколько их понесло, так что я запомнил место и поехал в город. Вернёмся сюда с Сеней, пусть пощупает насчёт прохода - может, поймёт чего. В городе ощущалась нездоровая суета - ничего конкретного, но как бы напряжённость некая в воздухе. Водители на дороге дёргались, без нужды подрезали и проскакивали «на красный». Куча мелких ДТП создала пробки, и в одной из них уже кого-то били. С обочины кинулся под колёса какой-то безумный пешеход, да так, что я затормозил в последний момент, он в капот уже руками уперся. Посмотрел на меня пустыми глазами, буркнул что-то ругательное и дальше побежал. Чувствуют люди, определённо. Хотя, может быть, я, под влиянием Сениного предсказания, воспринимаю предвзято? Надо будет радио послушать, что ли…
        Дома Сеня увлечённо копался в вещах, доставая и перекладывая что-то по своему вкусу. Любопытный, как енот. Я подтолкнул к нему сумку с золотом.
        - На, вот тебе весь капитал нашего акционерного предприятия.
        Сеня бросил аптечку, которую тщательно инспектировал до этого, и начал, как тот Кощей, над златом чахнуть.
        - Надо же… - сказал он, задумчиво перебирая завёрнутые в бумагу стопки монет и мелкие слитки. - А и не скажешь, что такая ценная штука…
        - Это, Сень, просто мягкий жёлтый металл. Социальная фикция. Люди договорились считать его ценностью, и, пока эта договоренность соблюдается всеми, за него работают, воюют и убивают. Что не отменяет того факта, что само по себе золото - довольно бесполезная штука.
        - Ну… - Сеня упрямо почесал коротко стриженый затылок, - всё-таки, небось не зря оно во всех срезах ценится…
        - Во-первых, не во всех, - начал я.
        - Ой, вот не надо про всяких там! - отмахнулся Сеня. - Я про нормальные.
        - Во-вторых, люди везде примерно одинаковы, а значит, живут в придуманном ими мире.
        - Что значит, придуманном? - вскинулся Сеня. - Я, вот, например реалист! Я ни в какие придумки не верю!
        - Не веришь? - усмехнулся я. - А в деньги?
        - А чего в них верить? Вот они! - Сеня достал из одного кармана несколько мятых тысячных бумажек, поковырялся в другом - но извлёк только пустую упаковку от гондона. Неплохо он, похоже, оттянулся этой ночью…
        - И что ты про них знаешь?
        - Всё, что мне нужно! - решительно сказал мой юный падаван. - На них можно всё купить! Ну, не на эти гроши, понятно, а вообще - на деньги…
        - На них можно что-то купить, пока люди тебе готовы что-то продать. Пока люди в них верят. Если мы с тобой задержимся тут дольше, чем следует - ты сам увидишь, как сначала цена денег падает, как люди спешат от них избавиться, пока они ещё чего-то стоят, это ещё больше снижает их цену, и через короткое время за пачку этих бумажек не будут давать и буханки хлеба. Золото - более старый миф, оно продержится дольше, но, в конце концов, даже до самых тупых дойдёт, что его нельзя есть, им нельзя вылечить рану или зарядить пистолет.
        - Ну, тогда давай не будем задерживаться! - не стал спорить Сеня. Чёрт его поймешь, что из этих наших разговоров на тему «как устроен мир» застревает в его голове, а что сразу вылетает в другое ухо. Я ж ему не «какотец», пусть сам решает, что важно. - Погнали?
        - Экий ты резкий, - засмеялся я, - тебе точно ничего собрать не надо?
        - Рюкзак со шмотками я ещё вчера собрал, а всякий хабар - тут я тебе полностью доверяю! - и пошел обуваться, засранец.
        Санузел у меня, к счастью, совмещённый, так что запихались вместе с сумками. Закрыли дверь, Сеня засопел, напрягся и сказал:
        - Открывай, приехали!
        Я повернул ручку, и мы ненадолго оказались обладателями двойного сортира, объединённого общей дверью - мой, с обшарпанным кафелем над ванной с пожелтевшей эмалью и чугунным бачком с цепочкой, и дощатый павильон на две дырки. Когда-то он был разделен на две индивидуальных кабинки фанерной перегородкой, но мы её снесли, освобождая место.
        - Быстрее, - с натугой просипел Сеня. - Что-то туго идет, держать тяжело…
        Я быстро покидал сумки на скрипучие доски пола того сортира, и мы с Сеней дружно шагнули через порог. Он, обернувшись, захлопнул дверь и облегченно выдохнул. С этой стороны она сколочена из плотно пригнанных некрашеных серых досок. В сортире попахивает - чтобы Сенино колдунство работало, туалетом приходилось периодически пользоваться по назначению. Иначе где-то там, в реестрах Мультиверсума, он перестал бы числиться сортиром и стал бы просто сарайчиком с дырками в полу. Было бы обидно - это, возможно, вообще последний сортир в этом срезе, не будет его - пропала база…
        На улице вечерело - я несколько раз пытался понять, как соотносится время наших срезов, но так и не пришел к определённому выводу. Похоже, что тут сутки не 24 часа, но заниматься прикладной астрономией мне было недосуг. Этот срез - Сенин первый, найденный случайно и не от хорошей жизни. Видимо, он очень хотел оказаться подальше от людей - ни одного живого представителя вида хомосапиенс здесь нет. На сегодняшний день и радиация почти рассеялась, хотя есть здешние грибы я бы не стал, а животный мир скуден, но причудлив. Тем не менее, здесь безопасно - если, конечно, не соваться туда, где когда-то был город.
        Здешний домик, наверное, был чьим-то персональным убежищем - под небольшим деревянным срубом с кровлей из солнечных батарей, изящно стилизованных под черепицу, обнаружился глубокий подвал-бункер, забитый испорченной едой, разряженными аккумуляторами, неработающей оргтехникой, книгами на непонятном языке и относительно бесполезным оружием. Относительно - потому что боеприпасы к нему оказались очень своеобразные, безгильзовые с электродетонацией. Я ради любопытства привел в рабочее состояние один пистоль, зарядив его запальную батарею. Пострелял - пистолет как пистолет, разве что ёмкость магазина большая и нет гильзовыброса - непривычно. Оставил тут, Сене развлекаться, пока патроны не кончатся. Возможно, скоро оружие нашего среза станет таким же бесполезным железом, как это. И чем я тогда буду зарабатывать себе на жизнь?
        Шутка. Человек всегда найдет, из чего выстрелить в ближнего.
        Тому, кто строил себе этот уединенный лесной схрон, он так и не пригодился - скорее всего, где-то в ближайшем эпицентре его кости вплавлены в бетон вместе с останками других, не столь предусмотрительных сограждан. Но Сеня тут неплохо обустроился, благо солнечные батареи до сих пор дают ток на домашние аккумуляторы, обеспечивая подачу воды, свет и холодильник. Когда Сеня в первый раз привёл меня сюда, я ужаснулся тому, что он пьёт здешнюю воду и купается в местной речке, но потом приволок прибор ДП-5, и тот показал, что вода безопасна. Покойный владелец расположил своё убежище грамотно, спасибо ему большое.
        - Купаться сгоняем? - предложил беззаботно Сеня, когда мы перетаскали сумки в дом.
        - Темнеет… - засомневался я.
        - Да мы быстро, туда и обратно!
        - Ну ладно, выгоняй моты, я пока вещи раскидаю…
        Чего нам стоило перетащить сюда два лёгких кроссача - это отдельная смешная история. Разбирали, просовывали по частям, собирали… Но уж больно Сене хотелось кататься на речку, да и мне было любопытно разведать окрестности. На мотах мы как-то раз и доехали до того, что было ближайшим городом. Зрелище весьма неприглядное, да и фонит там до сих пор прилично, так что играть в сталкеров мы не стали. Трудно сказать, как именно произошёл здешний апокалипсис, и почему совсем не осталось выживших, несмотря на высокую точность поражения местным ОМП - однако факт: мы тут одни.
        На улице чихнул, пёрнул и затарахтел сначала один движок, потом второй - Сеня прогревал мотоциклы. Я напихал свежие продукты в холодильник, остальные сумки пока просто убрал с прохода. Ну, по крайней мере, что бы ни случилось с нашим срезом, кой-какой стартовый задел у нас есть, первое время не пропадём.
        Купались уже в резком свете фар, но вода оказалась тёплой и приятной, как-то даже попустило слегка от дурных мыслей. В реке плескалась рыба - наверное, рыбалка тут была бы отличная, но я всё ещё опасался употреблять в пищу эндемичную фауну. На свет и плеск из леса вышел единорог - забавное местное копытное, ростом с пони, с огромными влажными глазами и крошечным витым рожком на лбу. Ну просто как из мультика для девочек, только не розовый, а палевый, с оттенком в рыжину. Совершенно неагрессивное и бесстрашное существо, очень любопытное. То ли бывшее домашнее животное, то ли удачно мутировал, то ли просто причуда эволюции. Наверное, крупных хищников тут нет: у нас бы его не то что волки - дворовые коты бы загрызли. Плюшевое создание, можно подойти погладить, что Сеня радостно и проделал. Обнимашки закончились вознёй и попытками затащить животное в воду, чему единорог решительно воспротивился, жалобно попискивая смешным голоском. Сеня ржал и искренне веселился - кажется, только здесь становилось заметно, насколько он ещё ребёнок. Тут было его место, его царство и его владения. С единорогами, речкой,
лесом и миллионами запечённых в бетон трупов неподалёку.
        Его сортирная Нарния.
        Вечером раскидывали вещи по встроенным шкафам, записывали забытое, чтобы докупить завтра - раз уж всё равно придется возвращаться.
        - Может, хрен с ним, с Коллекционером этим? Ну, сколько там за него заплатят? - соображений морального порядка для Сени не существует.
        - Нет, Сень - строго сказал я. - Это не дело. Наша работа - его найти, значит, будем искать. Раз уж наткнулись на след.
        - Так никто же не знает, что наткнулись?
        - Я знаю, этого достаточно. Да и есть у меня личный интерес кое-какой.
        - А, это то самое «так надо», да? - покивал головой Сеня. - Тогда конечно, тогда не вопрос. Завтра вернёмся.
        - Слушай, - спросил я осторожно, - ты никого не хочешь оттуда забрать?
        - Зачем? - удивился Сеня.
        - Ну, не знаю… Может, девушка у тебя какая завелась, я ж в твою личную жизнь не лезу.
        - Не, - мотнул бритой головой Сеня, - я больше по блядям. Куда мне девушку? Я ж на всю башку ебанутый. Вот у тебя, Македонец, почему до сих пор нормальной бабы нет?
        - Да примерно по той же причине, - признался я. - Уж больно у меня образ жизни своеобразный. Нормальная женщина такого не поймёт, а ненормальная мне зачем? Я сам ненормальный.
        - И что, неужели за всю жизнь никого не нашёл? - удивился Сеня. - Ты ведь старый уже, так и сдохнешь один.
        Добрый он, тактичный.
        - Помирают все в одиночку, Сень. А так-то да, была одна…
        - И что с ней стало?
        - А вот найдём Коллекционера - спросим…
        - А, вона что! Что ж ты сразу не сказал! Тогда базару нет, месть - дело святое! - Сеня решил, что всё понял, а я не стал разубеждать. Для него сорок лет - уже глубокая старость, столько не живут. А я всё ещё где-то в глубине души надеюсь.
        Артём
        - Этот обозначен зелёным, - тихо сказал Артём, оглядываясь. Они в большой круглой пещере, слабо освещённой чем-то вроде лампадки - простой глиняной плошкой с фитилем. Она потрескивает и неприятно пахнет горелым салом. Борух включил подствольный фонарь и обежал его лучом помещение.
        - Это не пещера, - констатировал он, - это бункер какой-то…
        Заросшие влажным мхом стены образовывают идеальную полусферу серого ноздреватого бетона со следами опалубки. В одном месте из стены торчит ржавый кран, из которого тонкой струйкой сочится вода. Судя по тому, что помещение не затопило, куда-то она сливается, но пол покрыт тем же зелёным сырым ковром из мха, и сливного отверстия не видно. Напротив крана в стене вмурована мощная стальная дверь, покрашенная серой краской. Там, где краска отслоилась, махрится пышная рыхлая ржавчина. Рычаги на квадратных осях приводов кремальер отсутствуют.
        - Замуровали, демоны! - удивлённо сказал Артём. Подошёл и попинал дверь - она не шелохнулась, и звук был глухой, не дающий надежды, что его услышат снаружи. Он попробовал повернуть ось, обхватив её ладонью, но только руки испачкал в ржавчине. - Надо же!
        - Забей, - сказал Борух, - и тут подождём, ничего страшного. Ноги только не промочите.
        - Нет, ты не понимаешь, - ответил Артём с досадой, - тут мы ничего не высидим…
        - Индекс «Т»? - догадалась Ольга.
        - Он самый…
        - Эй, алло! Я ваших индексов не знаю! - напомнил Борух.
        - «Т» значит «транзитный». Тут два репера, входной и выходной. Мы у входного, нам нужен второй.
        - Что за нахер? - возмутился майор. - А если до него три дня на оленях и два на собаках? Куда ты завёл нас, эм-сусанин?
        - Нет, тогда он не был бы зелёным. Рядом репер, я его чувствую даже. Может, прямо за этой дверью… Будем ждать или сломаем?
        - Чего ждать? Чем сломаем? - недовольно спросила Ольга.
        - Ну, кто-то же добавляет в плошку ту вонючую дрянь, которая там горит?
        Ольга заглянула в плошку.
        - Глубокая, - сказала она, - такая неделю гореть может…
        - Можно и не дожидаться, - пожал плечами Артём. - Я бы просто срезал дверь.
        - У тебя, что УИн есть? - поразилась Ольга. - Их теперь и м-операм дают?
        - Ну, вообще-то мне его выдали не как оператору, а как монтажнику, - скромно ответил Артём. - Но да, он у меня есть.
        - Ты вытащил продукцию списка «А» из Коммуны? - Ольга присвистнула. - Ну, ты даёшь, дорогой…
        - А что, нельзя было? Мне никто не сказал. Да вон, у тебя и винтовка…
        - Винтовка по списку «Б», мы их продаём даже… - покачала головой Ольга. - А у тебя УИн в межведомственный зазор проскочил - монтажное управление не знало, что ты оператор, а безопасники - что монтажники выдали тебе прибор. Ты по возвращению, главное, не ляпни, что ты его с собой таскал…
        - Позасекретят всё, а потом сами мучаются, - проворчал Борух. - Режь давай, к чёртовой матери, пока у нас тут ласты на ногах не выросли. Примерно… тут, тут и тут. И с другой стороны симметрично. На ладонь глубины.
        Борух нацарапал на двери кончиком ножа предполагаемое расположение запорных штырей. Артём достал из поясного чехла серый металлический цилиндр, в торце которого выступает двуцветный клинышек из двух сходящихся в одну грань треугольных призм чёрного и белого камня, и двинул ползунок выключателя. Отрегулировал двумя кольцами язычок рабочего луча в длинное узкое лезвие синего света и без малейших усилий провел им в отмеченных местах по периметру. Уперся в край ладонью и с усилием толкнул от себя. Дверь с неприятным скрипом стронулась и пошла.
        - Стоп, погоди! - остановил его Борух. - Дальше я сам, отойди.
        Он посветил в щель подствольным фонарём, потом открыл пошире, аккуратно выглядывая в темноту.
        - Что-то тут… - сказал он неуверенно. - А, понятно… Долго бы мы его ждали!
        - Кого? - спросила Ольга.
        - Фонарщика здешнего. Вот он, болезный, лежит…
        В тёмном бетонном коридоре с пустыми кабельными крюками по стенам лежит, вытянувшись, тело. Артёму не очень-то хотелось его разглядывать, но он успел заметить в свете фонаря лысину и разбитый кувшин с каким-то жиром. Похоже, человек действительно шёл заправить плошку - но не дошёл.
        - Что с ним? - спросила Ольга. Винтовка её была в рабочем положении и взята наизготовку.
        - Он умер, - констатировал Борух. - Пулевое в грудь. Лежит не долго, это жир так воняет, не он. Но уже остыл. Несколько часов, должно быть.
        Аккуратно обойдя труп, они прошли по коридору вперёд. Метров через десять коридор разветвлялся. Длинная его часть подсвечивалась дневным светом и, очевидно, вела на улицу. А короткий отнорок заканчивался невдалеке такой же железной дверью.
        - Скорее всего, там выходной репер, - сказал, прислушавшись к своим ощущениям, Артём. У него как будто потянуло под сердцем лёгоньким сквознячком, хотя воздух в тоннеле был неподвижен. - Да, определённо он там.
        - Проверяем, - коротко сказал Борух.
        Дверь оказалась открыта, внутри симметричное входному помещение - даже торчащий из стены кран тоже течёт, наполняя купол противной влажностью. В середине торчит из пола черный цилиндр реперного камня.
        - Здесь кто-то совсем недавно прошёл… - сказал майор, разглядывая грязный сырой пол. - Несколько человек, у всех ботинки с одинаковой трекинговой подошвой. Прошли к реперу - и ушли через него, обратных следов нет…
        - Получается, наши? - неуверенно сказала Ольга. - Ничего не понимаю…
        - Не видел у наших такой обуви, - покачал головой Борух. - Они либо в сапогах по привычке, либо в армейских с городского склада. А тут рисунок вообще незнакомый.
        - Так репер же… - Артём впервые видел Ольгу в такой растерянности. - Ты не понимаешь! Никто, кроме…
        - Этого я не знаю, - сказал, вернувшись в коридор майор. - Это просто следы. Мало ли кто во что обулся…
        Он вернулся на развилку, прошёл до входного помещения, ещё раз внимательно проверил труп и дверь.
        - Будем снаружи осматриваться или свалим от греха? - спросил он.
        - Будем! - твердо ответила Ольга. - Тут творится что-то очень странное.
        Проход наружу заканчивается большими железными воротами, створки которых открыты так давно, что уже вросли нижним краем в землю. Густо заплетённый вьющимися растениями входной тамбур выглядит даже симпатично. За ним открылась тенистая аллея, дорожка которой отсыпана мелкими камушками кремового оттенка, ограждена каменными бордюрами и тщательно выметена от листвы. Такая же вполне могла быть где-то в европейском городском парке. Несколько портили благопристойный вид только валяющиеся тут и там трупы людей. Если убитый в тоннеле «фонарщик» был одет во что-то вроде монашеского балахона, то эти выглядели при жизни вполне светски - обычная городская одежда: брюки, рубашки, платья… Сейчас они лежали, нелепо раскинувшись в лужах свернувшейся крови. Женщины, мужчины, несколько детей…
        - Кто?.. Зачем?.. - тихо сказала Ольга.
        Борух, с пулемётом наизготовку, быстро и тихо пошёл, аккуратно переступая с пятки на носок, к концу аллеи. Ольга в той же манере двинулась за ним, держа прицел винтовки на линии взгляда. Артём просто шагал за ними, сжимая в руках автомат и стараясь не глядеть в лица убитым.
        Аллея закончилась на небольшой площади маленького городка. Здесь, видимо, была цыганская ярмарка - шатры, палатки, торговые ряды, пёстро одетые люди, какая-то временная сцена из досок… И много, много убитых. Мёртвая гадалка лицом на столе с картами. Заляпавший наковальню своими мозгами безголовый кузнец. Заваленный пирожками разносчик с подносом. Залитый содержимым бутылок и кровью бармена кафетерий, где осели на своих стульях посетители. Повисший на краю сцены плясун в ярком костюме. И просто лежащие внавал люди, гулявшие тут на городском празднике. Несколько лёгких прилавков перевёрнуты в тщетных попытках скрыться, и на уходящей вдаль мощёной булыжником улочке лежат лицами вниз те, кто сумел убежать с самой площади. Было тихо, только что-то капало и навязчиво жужжали мухи.
        Артём отвернулся, борясь с тошнотой. Ольга стояла бледная и только тихо ругалась. Борух зачем-то осматривал прилавки, стену дома и основание памятника какому-то несовременно одетому мужику в середине площади.
        Вдали послышались какие-то крики, шум, и нечто похожее на отрывистые команды. Майор вскинулся:
        - Бегом отсюда, в бункер! Давайте, давайте, не тормози, Артём, а то сам будешь объяснять местным, что не верблюд…
        И они побежали.
        Запыхавшийся Артём прислонился к выходному реперу, изо всех сил стараясь успокоиться и сосредоточиться на работе со структурой в планшете.
        - Я готов! - наконец сказал он. - Следующий - жёлтый!
        - Ну-у, если этот был зелёный, - неопределенно протянул Борух, - то я даже не знаю…
        - Сдвигай! - решительно скомандовала бледная Ольга, и Артём совместил метки.
        В глаза полыхнуло яростным солнцем.
        Вокруг торчащего из земли реперного камня были установлены домиком каменные плиты, за которые немедля повалились, выставив оружие, Ольга и Борух.
        - Да ложись ты! - зашипел майор Артёму. - Не торчи на виду!
        Артём торопливо присел, убирая планшет и путаясь в ремне автомата.
        - Сколько ждать? - нетерпеливо спросила Ольга.
        - Минут сорок. Я ещё не умею точнее…
        - Может, обойдется… - с надеждой сказала она.
        - Сплюнь и постучи по дереву! - отреагировал Борух. Ольга послушно сказала «тьфу» и заозиралась.
        - Вот как назло, ни кусочка… Трава одна.
        Они лежали в траве на вершине пологого холма, и от него до самого горизонта колыхалось выжженное солнцем жёлто-зелёное степное разнотравье.
        Несколько минут молчали, приходя в себя, потом Артём не выдержал:
        - Кто их всех убил?
        - Я не знаю, кто… - начал осторожно Борух. - Но знаю, как. Они вошли, как и мы, через входной репер. Их было пять или шесть человек, не больше. Дверь была открыта, навстречу им шёл по коридору человек с кувшином жира для лампы. Он стал первой жертвой. Выйдя, они закрыли дверь за собой - до этого она не закрывалась много лет. Остались следы на рычагах - вероятно, их пришлось стронуть ударом приклада. Затем они вышли на аллею и начали стрелять. Оружие у них было бесшумное или почти бесшумное, потому что на площади расстрела в аллее не услышали. Оружие с безгильзовым боеприпасом или с гильзосборником - гильз нигде нет. Очень высокая пробивная способность при малом калибре - все тела навылет, деревья насквозь, кирпичные стены очень глубоко или тоже насквозь. Похоже на скорострельный вариант Ольгиной винтовки.
        Навскидку, я бы сказал, что выпущено более тысячи пуль, так что я ставлю на безгильзовый боеприпас - вряд ли они таскали при этом мешки с гильзами. Пули прошивали по несколько человек, прилавки с товаром, останавливались только в стенах на другой стороне и толстом бетонном постаменте памятника, так что они выкосили всех за пару минут, стоя плотной группой в одной точке. Затем разошлись по площади и тщательно отработали контроль, не оставив в живых никого - добивали одиночными в голову даже детей и женщин. Я видел застреленного в коляске младенца, и это была не случайная пуля, а выстрел сверху, то есть почти в упор, прицельно…
        Борух рассказывал нарочито сухо, без эмоций, но Артёма снова замутило.
        - Зачем? - бесцветным тихим голосом спросила Ольга.
        - Это была группа профессионалов, - ответил ей майор. - Они примерно одного роста, с близким размером ноги, в одинаковой обуви - потому я не могу точно определить, пятеро их было или шестеро. По площади ходили пять человек, но командир мог стоять на месте и контролировать обстановку. Судя по размеру ботинок и ширине шага - крупные мужчины, не ниже метр девяносто. Судя по тому, как ставили ноги - с большим заплечным грузом, вероятно с рейдовыми рюкзаками. Действовали очень быстро, чётко и слаженно - никто не успел оказать сопротивление или убежать. Пришли - отработали - отошли. По единообразию, технике действий и общей сработанности группы похоже на армейский спецназ, но я не могу представить себе военных, настолько спокойно и буднично работающих по гражданским. У них психология другая.
        - Я не понимаю - зачем? - повторила Ольга устало.
        - Ну, как минимум, теперь этот репер не зелёный… - задумчиво ответил Артём. - Вряд ли там будут рады пришельцам из бункера… Оль, а кто вообще может ходить по этим реперам?
        - Ещё полчаса назад я была уверена, что никто, кроме нас.
        - Я не видел в Коммуне людей, способных на такую операцию, - покачал головой Борух. - А ведь именно я занимаюсь военной подготовкой наиболее боеспособных подразделений…
        - А группа Карасова? - вскинулся Артём. - Те, кто оказался в Коммуне вместе с ним? Они же профессионалы, так?
        - Это обычные военные, Тём, - ответил майор. - Они не станут вот так убивать гражданских. Просто не смогут. Поверь мне, если тебя научили правильно стрелять, это не значит, что ты готов убивать кого угодно. На то, что мы увидели, людей специально подбирают и специально дрессируют.
        - Боевая группа Комитета, - сказала Ольга, - больше некому. Но мы всегда были уверены, что они используют кросс-локусы - ведь они на технике. Они прорвались к нам один раз, когда локус был открыт благодаря манипуляциям с рекурсором. Но, если они теперь ходят по реперам, все наши меры безопасности говна не стоят…
        Артём вспомнил студентку с дробовиком у реперного камня и мысленно с ней согласился. Если представить, что там, в самом центре жилого анклава, выйдет вот такая группа живорезов… Чёрт, да они половину Коммуны перебьют, прежде чем ополчение подтянется! И в первую очередь - детей… Ему стало нехорошо.
        - Оль, а может такое быть, что у них просто есть проводник?
        - Воронцов тебе что, совсем не давал теории? - удивилась Ольга. - Проводники ходят исключительно через кросс-локусы, совсем другой принцип.
        - А если они пришли в срез через какой-то кросс-локус, потом пробрались к реперу и имитировали свой приход там? Чтобы местные думали на нас?
        - Интересная мысль, - признался Борух. - У нас не было времени тщательно всё осмотреть, так что, теоретически, вариант возможный. Имитировать уход через репер не так уж сложно - протопали трое туда передом, оттуда задом - вот вам и следы шестерых в одну сторону…
        - А потом по свежим следам приходят местные, - подхватил Артём. - А там мы такие за запертой дверью входной точки… Это если бы у меня, к примеру, УИн-а с собой не было…
        - Мда… - поёжился Борух, - неловко бы получилось…
        - Нет, - твердо сказала Ольга, - не сходится. Для этого им нужно было бы знать, что мы туда придём. А мы этого два часа назад сами не знали. Если это засада, то не на нас.
        Артём достал планшет и активизировал его, изучая структуру сети. Было на удивление тихо и спокойно, светило солнце, стрекотали кузнечики, пахло нагретой травой.
        - Интересно, - сказал он через пару минут, - Это вообще тупиковое направление. Через тот репер можно пройти только сюда…
        - Ну да, с транзитными реперами так бывает, - подтвердила заинтересованная Ольга, - А дальше?
        - Отсюда мы можем идти в трёх направлениях, - продолжил Артём, - Вернуться назад…
        - Вот уж нахрен! - отреагировал Борух, разглядывающий горизонт в бинокль.
        - Можем идти, куда собирались, - на серую точку - и остался ещё один вариант…
        - Какой? - не выдержала Ольга.
        - Красный тупик!
        - Прэлэстно! - отреагировал Борух, не отвлекаясь от бинокля. - Может, ты в следующий раз возьмёшь с собой всю базу по реперам?
        - Это стопка книг с меня ростом! - возмутился Артём. - Заполненных от руки, прошитых, опечатанных и категорически запрещённых к выносу из спецхранилища!
        - Получается, - задумчиво сказала Ольга, - что, если убийцы всё же шли по реперам, то они могли пройти только сюда?
        - А и верно… - ответил ей майор. - А ну, Оль, смотри на шесть часов, что-то мне там мерещится, а я тут огляжусь…
        Ольга взяла бинокль, а Борух, не поднимаясь в полный рост, двигаясь в полуприседе, начал внимательно осматривать вершину холма. Он раздвигал руками траву, разглядывал почву под разными углами, заглядывал в тень под камни… В конце концов майор, вздохнув, сказал:
        - Не хочется вас расстраивать, но…
        - Они были здесь? - спросила Ольга
        - Да. Трава густая, следов не хранит, но один из них сидел на том камне, там проплешина, остался характерный след подошвы. На верхней плите следы копоти с мелкими фракциями металла - что-то недолго, но интенсивно горело. Возможно, сигнальный фальшфейер.
        - Значит, - констатировал Артём, - они ушли либо в серый, либо в красный репер.
        - Либо, - тихо сказала Ольга, - они движутся к нам вон оттуда…
        Она, не убирая от глаз бинокля, показала в том же направлении пальцем.
        - Артём, время? - спросил майор.
        - Минут пятнадцать ещё, минимум…
        - Дай-ка… - Борух забрал у Ольги бинокль. - Что-то едет. Довольно быстро и прямо сюда. Это не они, откуда у них машина-то?
        - Срез жёлтый, - напомнил Артём. - Вряд ли нам везут пряники.
        - Будем валить с дистанции или подпустим поближе? - деловито поинтересовалась Ольга, раскладывая сошки винтовки и пристраиваясь за камнем.
        - Одна машина, не очень большая, - сказал майор. - Их там не больше четырёх-пяти. Давайте на них посмотрим, может, чего прояснится.
        Он присел за каменной плитой, торчавшей из земли в наклон, и приготовил пулемёт. Артём, всегда чувствующий себя в таких ситуациях лишним, снял с предохранителя автомат, дослал патрон, и проверил, легко ли достается из разгрузки граната. На этом его военные навыки закончились.
        Приближающийся по степи автомобиль оказался поставленной на здоровенные колеса рамой, поверх которой сварено из труб и обрезков разнородного металла подобие кузова, слегка подёрнутое местами ржавчиной. Стекол в кузове не было - спереди проём затянули крупной сеткой, а остальные и так обошлись. Приблизившись к холму, странная машина сбросила скорость и покатилась медленней, но направление движения осталось прежним.
        - Дудудум! - пулемет Боруха вспахал степь перед колесами короткой очередью, и колымага, противно заскрипев тормозами и накренившись, резко встала.
        - Не стреляйте, это мы! - закричали оттуда на чистом русском языке, - Мы сигнал увидели!
        - Вылезайте, - скомандовал майор.
        - Да-да! Без проблем, братан! Вы принесли, что обещали?
        Из машины, цепляясь за приваренные скобы, слезли три невзрачных мужичка, одетых как сельские механизаторы - потасканные брючки, помятые грязные пиджаки поверх несвежих маек и гопницкие кепочки. Правда, брючки заправлены в высокие стоптанные берцы, на ремнях здоровенные тесаки, а на плечах, стволом вниз - дробовики впечатляющего калибра.
        - Принесли же, ну? - нетерпеливо приплясывая, направился к ним первый. У него дробовика на плече нет, но зато на поясе висит в кожаной петле украшенный гравировкой двуствольный «хаудах»[9 - Обрез охотничьего ружья под пистолетную рукоять.].
        - А вы? - спросил в ответ Борух.
        Тот остановился и спросил удивлённо:
        - А чо сразу мы-то? Не понял… Вы чо, братаны, в натуре гоните? Мы ведь уже…
        - Алё, Митяй, это не они! - вдруг заорал голос сверху. - Это подстава! Вали их!
        Оказалось, что слезли из машины не все. Притаившийся наверху четвёртый сумел их разглядеть с высоты кузова и теперь наводил на Ольгу какой-то чудовищный карамультук на вертлюге, в ствол которого, казалось, можно всунуть кулак. Артём вскинул автомат, но Ольга успела первой - её винтовка совсем не впечатляюще хлопнула, как пастушеский кнут, и стрелок повис на своей гаубице.
        Двое «механизаторов» синхронно скинули с плеч дробовики, но неготовность к стрельбе их подвела - Борух срезал обоих одной длинной очередью. Артём выстрелил в вышедшего вперед Митяя, но тот неожиданно кувыркнулся вбок, покатился по траве, и очередь ушла в землю. Артём повёл стволом, пытаясь взять упреждение, но снова промазал. Тот резко остановился, поднялся на колено и вскинул хаудах.
        - Бабах! - крупнокалиберный обрез грохнул, как пушка. Рядом щёлкнули несколько картечин, но основной заряд ушёл выше - оружие сильно подбросило отдачей, всё заволокло белым дымом. Обрез шарахнул вторым стволом - на этот раз точнее, но Артём уже успел метнуться за камень, и заряд ударил в плиту, вышибая пыль и крошку. Выскочив с другой стороны, Артём высадил в облако дыма остаток рожка, и, отскочив назад, начал торопливо и неловко перезаряжаться, вытаскивая магазин из тесного кармана разгрузки.
        - Живым берём! - рявкнул Борух, но, когда Артём выглянул из-за камня с перезаряженным автоматом, было уже поздно - кепочку Митяя унесло на два шага вместе с половиной головы.
        - Это я, что ли, попал? - неуверенно спросил Артём. Ему было странно и не по себе. Кажется, он только что впервые в жизни кого-то убил.
        - Вот чёрт! - выругался в сердцах майор. - Он же оба ствола разрядил, надо было его брать!
        - Ну… так вышло, - ответил Артём нервно. - Он в меня, я в него…
        - «Вышло» - из жопы дышло! - зло сплюнул Борух. - И спросить теперь некого, что тут творилось…
        Борух с Ольгой быстро и спокойно осмотрели трупы. Артём, стараясь не приглядываться к тому, что сделали с головой «Митяя» удачно попавшие автоматные пули, залез по скобам на высокий кузов машины. Каркасные сиденья с натянутым на них брезентом, примитивные органы управления - и ничего ценного или интересного. Никакой возможности понять, что связывало этих наездников и тех убийц.
        - И что же они должны были им принести? - задал риторический вопрос Артём, слезая.
        - У покойничка своего спроси! - буркнул майор.
        - Перестань, Борь, - укоризненно сказала Ольга. - В бою всякое бывает… Я другого не понимаю - те, кто прошёл реперной связкой, подали сигнал, так?
        - Так, - согласился Борух.
        - А почему они не дождались тех, кого вызывали?
        - Да хрен их знает. Те долго ехали, эти сильно спешили, а может, они и не им вовсе сигналили… Не у кого спросить-то! - зло добавил майор.
        - Не обращай на него внимания, дорогой, - посоветовала Ольга, - это у него адреналин так выходит. Пристрелил - и ладно, лучше ты его, чем он тебя. Что там репер?
        Артём прислушался к себе и к камню, достал из сумки планшет…
        - Да, готов, можно двигать.
        - Тогда давайте уходить, пока ещё кто-нибудь не приехал.
        - В серый? - уточнил Артём.
        - Ну, не в красный же… - пробурчал Борух, успокаиваясь.
        Артём вздохнул, активировал планшет, повернул структуру, совмещая реперы…
        - Двигаю!
        Золотой свет заполуденного солнца мигнул и сменился розовыми сумерками заката.
        - Внимание! - тихо скомандовал Борух. - Они могут быть где-то здесь!
        Реперный камень оказался аккуратно инсталлирован в середине замощенной булыжником площади. Непосредственно вокруг него отсыпанный мелкой каменной крошкой круг, окруженный невысоким бордюрчиком из полированных гранитных плит. Рядом красиво вырезанные мраморные лавочки. Вокруг площади плотно стояли городские дома, выходя на неё стеклянными фасадами магазинов и навесами уличных кафе. Дома были симпатичные, все разные, но образующие единый архитектурный ансамбль. Высотой этажей по пять, с лепниной по оконным проёмам и с изящными крошечными балкончиками. Такие площади можно встретить в старых европейских столицах - Артёму немедленно вспомнилась Прага, где ему довелось пару раз побывать.
        Борух и Ольга синхронно припали на одно колено, обводя стволами окрестности, но площадь была совершенно пуста. Витрины магазинчиков заросли пылью до непрозрачности, лёгкие стулья уличных кафе перевернул ветер, полотняные маркизы навесов выцвели от солнца и дождей, цветы на балкончиках высохли и осыпались на занесённую листьями брусчатку. Последние лучи солнца, косо падающие на тусклые окна домов, заливали их багровой пыльной позолотой, но движения за стёклами не было. Город был давно и, видимо, быстро брошен. Сквозь потёки грязи на витринах были смутно видны какие-то товары, двери кафе были раскрыты, Артём разглядел даже несколько грязных чашек, стоящих на столиках внутри. При этом никаких следов паники, военных действий, насилия, мародёрства и всего такого прочего. Никаких зловещих скелетов, ни одно окно не разбито, на мостовой не валяется ничего, кроме листьев с растущих тут же деревьев.
        - Мария Селеста прямо, - тихо сказал Борух. - Аж жуть берет…
        - Дорогой, время? - нервно спросила Ольга, которой тоже было не по себе от этой тишины и заброшенности.
        Артём сосредоточился на ощущении репера, потом достал планшет, актировал, проверил…
        - Твою ж мать! - сказал он вскоре. - Не наш день, определённо…
        - Что такое? - спросил Борух, который внимательно осматривал площадь.
        - Опять транзитный репер! - сокрушенно ответил Артём. - Второй чуть ли ни подряд…
        - Не чувствуешь выходной камень? - Ольга внимательно рассматривала улицу в электронный прицел винтовки. Артём знал, что там есть режим обнаружения живых существ, хотя даже представить себе не мог, на каком принципе он работал. Ещё одна загадочная технология, никак не соотносящаяся с общим уровнем Коммуны.
        - Нет, далеко, - пожал он плечами. - Без триангуляции только направление могу показать. Вот как раз улица в ту сторону идёт…
        Единственная прямая, как струна, улица уходила ровно в сторону заката, и бьющие в глаза лучи почти скрывшегося за горизонтом солнца не дали её толком разглядеть.
        - Да, эти ребята как раз по ней и уехали… - сказал Борух.
        - Уехали? - удивилась Ольга.
        - Их ждала тут машина. Вышли, сели и укатили. Следы хорошо видны, и следы накатанные - не один раз тут проезжали.
        - Надеюсь, это не означает, что до выходной точки пешком не добраться… - задумчиво сказал Артём. - Я засёк направление по компасу - если отойти на пару километров перпендикулярно ему и снова взять планшетом пеленг - вычислим расстояние…
        - А смысл? - здраво сказал Борух. - Какое бы оно ни было - всё наше. Так чего зря ноги бить?
        - И то верно, - согласилась с ним Ольга. - Но я тоже предлагаю отойти в сторону, хотя и с другой целью. Нам надо найти место ночлега, а это лучше делать не на наезженном незнамо кем маршруте. Не хотелось бы, чтобы на нас кто-то наткнулся. Давайте, пошли быстрей, пока еще что-то видно…
        - След в след за мной! - сказал быстро Борух. - Идем по колее машины, чтобы не топтать - совсем не нужно, чтобы нас тут искали.
        Они пошли - легко шагающий майор, за ним, без напряжения ставя ногу точно в след, Ольга, и последним - чувствующий себя мучительно штатским и неуклюжим Артём. От напряжения ему было так же сложно идти ровно, как ходить по канату - казалось, ноги так и норовят наступить мимо следа, особенно учитывая, что солнце окончательно село, и в брошенном городе стало темно. Включать фонари Борух запретил, только светящиеся закатным светом облака ещё давали возможность не натыкаться на стены. Пройдя по улице с полкилометра, они свернули в первый же переулочек вправо - до этого дома шли сплошной, без просветов, чередой тёмных витрин. Похоже, это был центральный городской променад, где модные бутики соседствовали с дорогими ресторанами.
        Свернув, они некоторое время шли узкими улочками, но потом стало окончательно темно.
        - Давайте сюда, что ли… Не на мостовой же спать! - Борух указал на широкие стеклянные двери над каменным резным крыльцом.
        Двери раскрылись с тяжёлым скрипом, оставляя след на пыльном полу. Внутри включили фонари.
        - Похоже на гостиницу! - сказал Артём.
        Помещение перегораживает стойка, за которой самая банальная доска с ключами. На стойке заложенная карандашом книга для записей, за ней на полке кнопочный телефон - Артём почему-то ожидал увидеть дисковый, с тяжёлым раструбом из меди и эбонита, но нет - оказался совершенно банальный офисный аппарат с факсом. Цифры как на аппарате, так и на бирках ключей обычные, арабские, но лежащий на стойке пыльный буклет оказался, несмотря на сходство букв с латиницей, совершено нечитаемым. Текст изобилует тильдами, умляутами и прочими диакритическими знаками и не похож ни на один известный Артёму язык. Он подумал, что такое количество дополнительных значков обычно означает заимствованную из другого языка письменность, придуманную для другой фонетики - но потом решил, что вряд ли кого-то теперь заинтересует местная история.
        - Будем считать, - сказал Борух, снимая ключ с биркой «201» с крючка, - что у них та же логика нумерации, и первая цифра означает этаж. Вряд ли тут сотни номеров, в конце концов. Ищем лестницу, нам второй этаж удобней. Если что, будет время смыться, пока прочешут первый…
        Лестница оказалась за углом коридора, и Артём чуть не загремел с неё, когда под ногами поехала сорвавшаяся с креплений ветхая ковровая дорожка.
        - Всё-таки наследили… - укоризненно сказал Борух. - Ладно, будем надеяться, что никто нас искать не станет. С чего бы?
        Номер действительно оказался на втором этаже, небольшой, однокомнатный, с застеленной широкой кроватью, диванчиком, столом-стульями и окном-балконом во всю стену. Артём хлопнул по покрывалу, и в затхлый воздух поднялась туча пыли.
        - Что ты делаешь, не пыли! - возмутилась Ольга. - Нам тут дышать этим!
        Она аккуратно, стараясь не встряхивать, сложила покрывало и вынесла его в соседнее помещение - там обнаружился вполне приличный санузел из унитаза и душевой кабины. Воды, разумеется, не было.
        - Дверь балконную приоткройте, что ли, - сказал Борух, - а то дышать нечем. Но чуть-чуть, чтобы с улицы незаметно было. И в сортир этот чур не гадить - самим же нюхать всю ночь придётся. Я от соседнего номера сейчас ключ принесу, там хоть всё засрите.
        - Грубый ты, майор… - покачала головой Ольга, проверяя содержимое шкафов и прикроватных тумбочек.
        - Жизнь такая, - ответил Борух, выходя из номера.
        - Бара в номере нет, - разочарованно констатировала Ольга, закончив обыск, - и халатов нет, и тапочек, одни полотенца в душе. Три звезды максимум.
        - Ну, так мы и не переплатили, - возразил Артём, пытаясь открыть створку высокой застекленной двери. Бронзовые шпингалеты присохли, пришлось помогать себе ножом, но, в конце концов, удалось сделать небольшую щёлку для притока воздуха. Сразу почувствовалось, как свежо в ночном городе и как душно тут.
        - Вниз по лестнице не ходите, я там растяжку пристроил, - сказал вернувшийся Борух и бросил на кровать ключи с бирками. - Вот, девочки налево, мальчики направо.
        - Я скоро! - Ольга подхватила из рюкзака пластиковую двухлитровку с водой, взяла один из ключей и вышла. (Полное отсутствие пластиковых бутылок стало для Артёма чуть ли ни самым сильным бытовым шоком в Коммуне. Там вообще не было ничего одноразового, но разведчики быстро освоили наследство перемещённого города).
        - Как думаешь, что тут случилось? - спросил Артём у майора.
        - Я стараюсь об этом не думать, - признался тот. - Так же, как стараюсь не думать, почему почти все известные нам срезы либо безлюдны, либо идут к тому. Но доводилось мне слышать краем уха, что это не просто так…
        - А как?
        - Никак! - сказала вернувшаяся Ольга. - Не забивайте себе головы, мальчики. У нас уже учёные на эту тему друг у друга последние волосья на диспутах повырывали, а всё никак не договорятся. Куда уж нам-то в проблемы Мироздания лезть. Давайте лучше спать укладываться.
        Артём взял второй ключ и вышел в коридор. «Мальчики направо» - соседний номер открылся пыльной душной темнотой, и ему стало как-то не по себе. Включил маленький светодиодный фонарик, обежал его лучом комнату - почти такая же, ничего интересного. И сантехника совсем как в его мире - в Коммуне она старообразная, с чугунными бачками и латунными кранами, а тут фаянс и никель. Жаль, что воды нет…
        - …Не скажешь? - отчетливо услышал он вдруг голос Боруха.
        - Не нужно ему это знать, - решительно ответила Ольга. - Если мы всё сделаем правильно - будет уже не важно. А если нет… То тем более не важно.
        «Ну-ну, - подумал Артём, - интересная тут акустика…»
        Он послушал ещё, но в соседнем номере была тишина. Сделал свои дела, стараясь не сильно журчать, и вернулся.
        - Первую фишку, как самую простую, отдаём женщине, - распорядился Борух. - Я стою вторую, а тебя, Артём, разбужу под утро, постарайся до этого времени выспаться.
        Он завалился на диван и почти сразу засопел. Артём последовал его примеру - улегся на кровать, не раздеваясь, только скинув берцы. От белого чистого белья сильно пахло пылью и слабо - чем-то цветочным, и вскоре он благополучно заснул.
        День третий
        Лена
        Красивая рыжая женщина сидит на стуле посередине комнаты. Вчера вечером она ходила по магазинам и вроде бы чувствовала себя нормально. Была собой. А ночью проснулась, вспомнив что сделала, и подскочила в кровати - зачем? Зачем ей это понадобилась? Или приснилось всё? Какой странный сон… Но нет, вот она - огромная пластиковая сумка, из которой выпирают углами эти непонятные вещи. Получается, весь вчерашний вечер она старательно обходила этот баул, не замечая его? Забыв, как быстро, озираясь и прислушиваясь, запихивала, как своими руками принесла и тут поставила… Что с ней произошло - и с ней ли? Она ли это сейчас сидит и смотрит на сумки с одеждой, которые собирала вроде бы ещё она, и старательно не смотрит на сумку, которую собирала… кто? Не понять. Не уснуть. Не проснуться. Так и сидит на стуле.
        Женщина дёргается к баулу, останавливается. Дёргается к вещам - останавливается. Замирает на стуле. Повторяет цикл. Застывает в бездействии. Достаёт из кармана телефон, совершает вызов - и сразу его сбрасывает. Лицо её то каменеет маской, то кривится в судорогах эмоций: гнев, страх, возмущение, решимость - и снова ледяное спокойствие голубых глаз. Наконец она кивает, как бы соглашаясь сама с собой, поворачивает стул к столу, берёт лист бумаги и ручку, что-то пишет. Кладёт записку на сумку с вещами. Переодевается. Старые джинсы, удобные ботинки, рубашка, куртка. Решительно берёт большой угловатый баул и, наклоняясь под его тяжестью, выходит на лестницу. С трудом вписываясь в повороты, спускается вниз - на первый этаж и ниже, в подвал, открыв железную решетку прохода своим ключом.
        В подвале пятиэтажки влажно, пахнет плесенью, пылью и канализацией. Слабенькая голая лампочка, свисающая на проводе с потолка, еле-еле освещает узкий проход. Подвал разгорожен на индивидуальные клетушки - по одной на квартиру. Фанера, доски, горбыль, обрезки мебели - кто во что горазд. Железные двери, деревянные двери, сколоченные из реек и обрезков ДВП двери. Рудименты ушедшей эпохи, склады дачных заготовок, отстойник недовыброшенных вещей. Уже почти никто ими не пользуется, но ключи у всех есть. Клетушка их квартиры предпоследняя в этом ряду. Крашеная бурой половой краской дверь повелась от влажности и открывается с трудом, а внутри пусто и пыльно. Сюда никто не заходил годами, и вряд ли в ближайшее время соберётся. Отличное место, чтобы что-то спрятать.
        Женщина аккуратно ставит сумку на цементный пол, достаёт из кармана кнопочный мобильник, некоторое время смотрит на него, как бы припоминая, что это. Телефон в подвале не берёт, но она всё равно выключает его, снимает заднюю крышку, вынимает батарею, бросает на пол и несколько раз сильно наступает на аппарат ногой. Пластмасса протестующе скрипит. Женщина выходит, аккуратно закрывает дверь и покидает подвал.
        На улице солнечно и тихо, город непривычно пуст - машин мало, редкие прохожие куда-то нервно спешат. Часть магазинов внеурочно закрыта, часть работают, как ни в чём не бывало, но общая нервозность ощущается прямо в воздухе. По улице, многозначительно шевеля пулемётной башенкой, проехал бронетранспортёр с эмблемой «Росгвардии» на борту. Где-то за домами гулко рокочут вертолётные двигатели, в небе просквозили тенями какие-то военные самолёты. Из-за угла навстречу БТР-у выскочили два камуфлированных «Тигра» с красной полосой на борту. Передний резко затормозил и стал разворачиваться, но поздно - крупнокалиберный пулемёт заплевал пульсирующим пламенем, громкое «дум-дум-дум» пошло гулять эхом. Автомобиль занесло, он выскочил на тротуар, врезался носом в опору фонаря и сразу задымил. Пулемёт безжалостно перечеркнул его салон туда-сюда перфорацией пулевых отверстий. БТР взревел, выплюнув облако чёрного дыма, и рванул вдогонку за второй машиной, которая не стала оттормаживаться, а наоборот, прибавила газу и успела проскочить перекрёсток. Пулемёт ещё несколько раз рявкал, удаляясь, но женщина не обращала
на это внимания. Она спокойно подошла к расстрелянному внедорожнику и аккуратно открыла боковую дверь, изящно отпрыгнув, когда на неё стал вываливаться, заливая борт кровью, труп в чёрном бронежилете. Тело некрасиво повисло - нога зацепилась за что-то в салоне, а голова уперлась в асфальт. Женщина осторожно, чтобы не изгваздаться в заливающей машину крови, заглянула внутрь и убедилась, что водитель тоже мертв - свесился с сиденья набок, удерживаемый ремнём безопасности. Она вытащила из-под трупа короткий пистолет-пулемёт с толстым стволом. Оттянув затвор, заглянула в патронник, выщелкнув магазин, убедилась, что он полон. Найдя на камуфляже убитого чистое место, аккуратно обтерла об него кровь с затворной крышки, взяла из разгрузки два запасных магазина и сунула в карман. Открыв заднюю дверь, выкинула на асфальт тяжёлую чёрную сумку, заглянула внутрь - там ровными рядами лежат пачки банковских упаковок с купюрами. На секунду задумалась, потом всё же вытащила часть, оставив остальное. Взяла следующую сумку - маленькую спортивную. В ней оказались папки с документами, украшенные устрашающего вида
бордовыми печатями. Она вывернула сумку на асфальт, папки рассыпались, ветер понёс какие-то листы вдоль забора. В сумку она положила пачки денег, пистолет-пулемёт и переложила туда же длинные узкие запасные магазины, не поленившись достать ещё два из разгрузки водителя. Больше в машине её ничего не заинтересовало, и она спокойно пошла дальше, свернув в ближайший переулок и двигаясь проходными дворами. Шла долго, удаляясь от центра в сторону промзон. Периодически откуда-то доносились звуки выстрелов, не перераставшие, впрочем, в серьёзный огневой контакт. Пара автоматных очередей, ответный рык пулемета - в городе кто-то кого-то планомерно, но без лишней жестокости зачищал. Пару раз в стороне над домами с тяжёлым вибрирующим рокотом проходило звено боевых вертолётов, но они, кажется, в веселье никак не участвовали.
        В городе быстро нарастает паника - люди идут по улицам, торопясь и нервничая. Редкие водители либо мчатся с неразумной скоростью, игнорируя знаки, либо медленно катятся, притормаживая перед перекрёстками и долго оглядываясь по сторонам, прежде чем свернуть. Когда первые встречаются со вторыми, это часто заканчивается мелкими и не очень авариями. Участники таких ДТП тоже ведут себя странно - не вызывают ГАИ или аварийных комиссаров, не заполняют бланки для страховых компаний, а орут друг на друга, всё чаще переходя на яростное рукоприкладство. На глазах у женщины из поцарапавшего красную спортивную машину белого седана выскочил пузатенький мужичок с лысинкой и начал, нарушая визгливым матом закон о пропаганде гомосексуализма, яростно дёргать водительскую дверь второго участника аварии. Оттуда вылез сутулый очкарик с хипстерской бородкой и неумело стукнул пузанчика в лицо. Завязалась драка - нелепая и бесплодная, в силу полнейшей бездарности и отвратительной физической формы участников, но необычно ожесточённая, переходящая в плевки, укусы и таскание за остатки волос. Женщина не увидела, кто
победил, свернув за угол раньше, чем они утомились.
        На границе промзоны и частного сектора её попытались остановить.
        - Эй, блядища! - резко окликнул её кто-то из компании поддатых молодых людей, как-то глупо, с ненужным вандализмом потрошащих ларёк. Они увлечённо били стекла арматурными прутами, практически не обращая внимания на содержимое витрин. - Алё! Подь сюды! Да, ты, сука рыжая!
        Женщина никак не отреагировала, продолжая свой путь.
        - Ты чо, блядь, оглохла? - направился в её сторону гоповатый парень в спортивных штанах и майке-алкоголичке. В глазах его было какое-то нездоровое остервенение. - А ну стоять! Я к тебе обращаюсь!
        Женщина развернулась, одновременно доставая из сумки оружие. Увидев направленный ему в живот толстый ствол, парень резко остановился, секунду поколебался, но потом прошипел себе под нос что-то про «суку» и, нехотя развернувшись, вразвалочку направился обратно. Весь его вид выражал «не очень-то и хотелось». Его компания, подобравшись, молча смотрела ей вслед, но потом всё же вернулась к ларьку.
        В промзоне женщина уверенно пролезла через щель между бетонными плитами старого забора, пересекла заброшенную стройплощадку, нырнула в малозаметный проход между ангарами и, преодолев осыпь проросшего травой строительного песка, оказалась в небольшом дворике. Стоящее там сооружение было когда-то ведомственным гаражом на три машины, но по скоплениям мусора было понятно, что двое ворот из трёх давно не открывались.
        Женщина обошла кирпичный домик сбоку и по наружной железной лестнице поднялась к площадке второго этажа. Невзрачная железная дверь заперта, но она уверенно извлекла ключ из незаметной ниши под козырьком. За простой ржавой дверью обнаружилась вторая, посерьёзнее, с кодовым замком, код которого также не вызвал у женщины затруднений. Помещение над гаражом раньше было комнатой отдыха механиков и водителей, но теперь представляло собой вполне комфортабельную однокомнатную квартиру, обставленную небогато, но удобно. Два дивана, три раскладных кресла, стол со стульями, кухонная выгородка с плитой и холодильником, даже небольшой совмещённый санузел. Женщина поставила чайник, наполнив его из офисного кулера в углу, достала из холодильника колбасу и хлеб и без малейшего смущения стала делать себе бутерброды. Затем она подвинула кресло к низкому окну, устроилась в нём с чаем и принялась ждать.
        Македонец
        С утра мы с Сеней неторопливо позавтракали, сварив кофе на здешней версии электроплитки - чёрной стеклянной панели без каких-либо признаков физических нагревателей, однако неизменно греющей любую поставленную на неё посуду. В вопросах бытовых удобств ныне покойные аборигены были вполне на уровне. Впрочем, без каких-нибудь запредельных чудес - чуть лучше, чем у нас, или примерно так же. Даже удивительно, что им удалось себя так качественно зачистить - нашим ОМП такого эффекта не добьёшься, всё равно кто-нибудь по кустам отсидится, вылезет и расплодится пуще прежнего. Меня житьё на этаком кладбище слегка напрягало, но Сеню, кажется, наоборот - успокаивало. Мёртвые его не смущают, в отличие от живых. Тем не менее, по очереди использовав сортир по прямому назначению, мы через некоторое время пошли туда вместе. Закрыли дверь, Сеня напрягся, побледнел, закатил глазки - я даже успел испугаться за него, раньше такого не было, - но он уже решительно распахнул дверь, и мы оказались в смежном санузле моей квартиры.
        - Чё то как-то туго, - пожаловался мой проводник. Его шатало, на лбу выступил пот, ноги подкашивались так, что он присел на край ванны. - В последний раз так было, когда мы, помнишь, пять человек протаскивали. Я тогда думал - всё, щас мозги из ушей потекут…
        - Ну, ты сам тогда сказал, что вытянешь, - напомнил я.
        - Они ж такие худые были, я и подумал, что весу в них от силы на троих…
        Да, тогда смогли вытащить пятерых. Мы забрали только тех, кто уже умирал, у прочих был шанс. Сеня тогда, откровенно говоря, сорвался - у него иногда кукушка выскакивает. Классический невольничий лагерь, где всякая мерзость происходила в таком масштабе, какой даёт только полнейшая неограниченная власть без всякой оглядки на последствия. Нельзя такую давать людям - даже у нормальных крышу сорвёт, а уж что может натворить тот, кто изначально подонок… В общем, не самые приятные воспоминания, но именно тот эпизод определил нашу дальнейшую с Сеней работу. Множественность Мультиверсума даёт простор для фантазии не только хорошим людям. Ведь кажется, что там, в другом мире, ты недостижим и неподсуден, а значит - твори что хочешь. Некоторых мы от этой иллюзии избавили.
        Как только Сеня отдышался, мы вышли из квартиры, собираясь отправиться к офису Ингвара. Если он завязался с Коллекционером, то рано или поздно и нас на него выведет. Лучше бы, конечно, рано - тревожно как-то тут стало, неуютно. Даже я, человек толстокожий, и то ощущал непонятное нервное давление, как перед грозой. От него копилось нехорошее раздражение и хотелось куда-то бежать или кого-то убить. Представляю, насколько тяжелее Сене с его медиумической чувствительностью.
        На выходе из подъезда столкнулись с соседом с третьего этажа. Имени я не помню, но в лицо примелькался - обычный такой мужик лет слегка до сорока из среднего пролетариата, которого публично пилит жена - расплывшаяся тётка с загнутыми книзу уголками рта, и у которого сын подросток-двоечник, курящий украдкой за гаражами. Ни разу мы и словом ним не обменялись, кивая друг другу на лестнице. Я сделал шаг в сторону, пропуская его в подъезд, но он вдруг схватил меня за куртку, дёрнул на себя и злобно заорал, брызгая в лицо слюной:
        - Какого хуя твоя трахома тут стоит! Ты это место купил?
        Я даже не сразу понял, что он имеет в виду мою «Ниву», просто стряхнул его руку и отодвинулся. Странно, но алкоголем от него не пахло, хотя глаза были какие-то диковатые.
        - Ах ты, козёл… - зашипел на меня мужик. - Да я тебя сейчас…
        Он уже начал замахиваться неловким движением, но тут из подъезда вышел приотставший Сеня и молча, ничего не выясняя, отвесил ему правый хук в подбородок. Мужик тут же глазки закатил - и с копыт. Сеня, хотя с виду дрищ-дрищом, боец серьёзный. Когда он ко мне прибился, надо было его чем-то занять для утилизации дурной энергии, и я пристроил к знакомым на рукопашку. Пришлось прилично заплатить, и не только деньгами, но это всё равно дешевле, чем трупы за ним закапывать. А трупы были бы - он тогда был физически слабый, но злой и без тормозов. Драться не умел, норовил сразу наглухо. Сейчас, пожалуй, меня уделает. Я-то не рукопашник, я Македонец.
        - Чего это он? - спросил Сеня, поглаживая костяшки на кулаке и разглядывая нокаутированного соседа.
        - Хрен его поймёт, - честно признался я. - Может, жена допекла, вот и сорвался…
        Оставив мужика валяться, где упал, мы сели в «Ниву» и уехали. И чем ему моя «трахома» помешала? Не первый год тут паркуюсь, никто до сих пор против не был…
        Ингвара едва не упустили - его внедорожник отъезжал от офиса, за рулём он сидел сам. Поехали за ним на какую-то оптовую базу в пригороде, там он долго о чём-то спорил в конторе директора - я смотрел в бинокль через окно. Слов, разумеется, не разобрал, но о чём-то договорились - Ингвар метал на стол пачки с деньгами, как бы ни с моими даже. Бизнес, значит, идёт и, судя по наличным расчётам, не самый простой. С базы наш деловой друг выехал во главе каравана из четырёх «Газелей», три из которых были тентованные, а одна с термобудкой. За этой будкой мы и пристроились почти вплотную, пользуясь тем, что за ней нас Ингвару не видно. Я почти сразу понял, что едут туда же, куда и вчера, в деревню. Поэтому, когда пошли грунтовки, по которым караван груженых «Газелей» еле полз, мы с Сеней срезали угол через поле и подъехали к месту назначения первыми. Бросили машину в посадке, подошли поближе и, спрятавшись, пронаблюдали, как Ингвар выгнал из кабин водителей и собрал их в свой внедорожник. Потом о чём-то перетёр с незнакомым бородатым парнем и покатил обратно, оставив грузовики на дороге, а нас в сомнениях -
то ли ехать за ним, то ли посмотреть, что будет происходить тут. Решили держаться Ингвара - тут Коллекционер не просматривался, а там - кто его знает. Что они грузовиками возят - это не наша забота.
        На шоссе чёрный «лэндкрузер» от нас легко оторвался, и я уже решил, что мы его потеряли, но нет - на въезде в город здоровенная пробка. Дорога на посту ГАИ оказалась перегорожена шлагбаумом, усиленным двумя БТР-ми - в сторону города пропускали по одной машине, выборочно выдёргивая из потока в сторону для досмотра, из города не выпускали никого. Рядом с бэтээрами бойцы в чёрных брониках и закрытых шлемах. Держат руки на автоматах и равнодушно смотрят на толпящихся перед шлагбаумом штатских, которым, разумеется, очень надо. Большая часть водителей, увидев эту картину, благоразумно разворачиваются и уезжают - то ли домой, то ли искать другой путь, - но некоторые вылезли и пошли скандалить.
        - Вы не имеете права! - надрывается очкарик в дорогом пиджаке. - Позовите вашего начальника!
        Бойцы не реагируют - у них не начальник, а командир, и что он прикажет - на то они право и имеют. Мы медленно продвигались в пробке, подкатываясь по паре метров, и я увидел, что внедорожник Ингвара проехал без досмотра. Нам оставалось до шлагбаума с десяток машин, и я снова забеспокоился, что мы его потеряем, но в этот момент очкастый искатель прав решительно полез через шлагбаум. Не знаю, что его толкнуло на эту глупость, но реакции он, во всяком случае, добился - ближайший боец подшагнул вперед и несильно врезал ему по зубам прикладом. Очки полетели вперед, он назад… Я ждал, что скопившаяся перед шлагбаумом небольшая толпа отпрянет, но случилось неожиданное - кто-то, бросившись вперёд, попытался схватить автомат и даже зацепил его кончиками пальцев за ремень. На попытку отнять оружие гвардеец отреагировал соответствующе - отскочил назад и прицелился в толпу, но людей это почему-то не остановило. Некоторые полезли на шлагбаум, некоторые - попытались пролезть под ним, одна толстая растрёпанная тётка даже зачем-то засунулась в решетчатую ферму ограждения и там застряла, растерянно повизгивая.
Выглядело это дико и неправдоподобно - люди рвались вперед с нездоровым остервенением, с перекошенными от злобы лицами, оскалив зубы и остекленев глазами. Хотя толпа совсем небольшая - человек тридцать-сорок - гвардейцы растерялись. Видимо, приказа стрелять не давали, а снаряжения для мирного разгона - щитов, дубинок и прочего - у них не было. За эти несколько секунд самые шустрые преодолели выкатной решетчатый шлагбаум, отделявший их от Росгвардии и кинулись на бойцов. Стоящий ближе всего попытался отбиться прикладом, но его моментально смяли - худая фитнес-самочка в искусственном загаре кинулась в ноги, её бородатый хипстерский бойфренд схватился за ствол автомата, какой-то водила-дальнобой с профессиональным, выпирающим из треников пузом потащил на себя ремень… Я не стал дожидаться развития событий и, до предела вывернув руль, выскочил из стоящей пробки. Лязгнув подвесками «Нива» перескочила высокий бордюр и, вспахивая газон колесами, объехала пост сбоку. Сзади послышались частые выстрелы, но стреляли не в нас - у Росгвардии нашлись более актуальные проблемы. Да ниспошлет им Мироздание удачи - мои
симпатии на их стороне, но не настолько, чтобы в этом участвовать. Нам ещё Ингвара догонять.
        «Лэндкрузер» уже скрылся из виду, но я предположил, что наш предприимчивый друг первым делом вернёт водителей туда, где взял - то есть, на оптовую базу. И действительно - мы застали момент эмоционального торга между ним и восточными людьми. Судя по жестикуляции, те считали оплату недостаточной ввиду изменившихся обстоятельств и общей нервной обстановки, а Ингвар разрывался между естественным желанием послать их нахуй и опасением получить пиздюлей. Осторожность победила, и он, с видимым недовольством, отсчитал им дополнительную сумму, сплюнул, выругался и полез обратно в машину. Восточные люди смотрели вслед недобро, но нарываться тоже не стали. Очень правильное решение - Ингвар не тот человек, который даст себя ограбить. Готов поспорить, что если бы не спешка, он бы ни копейки сверху этим ребятам не дал.
        Внедорожник, а за ним и мы на «Ниве», вернулись к офису. Снова потянулось ожидание. Мы с Сеней по очереди метнулись в удачно расположенный поблизости «Макдональдс» - Сеня взял то, что у них ошибочно называют «кофе», а я так - поссать сходил. В «Маке» было пустовато, продавщицы за кассами улыбались профессионально, но с напряжением озирались на двери. Казалось, им не терпится закончить смену и свалить отсюда как можно быстрее и дальше. Мне, если честно, тоже, но второй шанс вычислить Коллекционера может и не представиться.
        Вскоре наше терпение было вознаграждено - на пороге появился Ингвар. В одной руке он нёс большую тяжёлую сумку, в другой - ружейный кейс. С видимым усилием закинул их в багажник и открыл заднюю дверь. Я завёл мотор. Вслед за ним из стеклянной двери вышли два крепких парня в спортивных костюмах, которые вели под руки - кого бы вы думали? Самого Андираоса по прозвищу «Коллекционер»! Я его видел пару раз, но при таких обстоятельствах, что хорошо запомнил. Выглядит не то вусмерть пьяным, не то больным - его почти несут, поддерживая квадратными плечами, ингваровские братки, а он только вяло перебирает ногами. Тело сунули головой вперёд на заднее сидение, положив вдоль подушки, и заботливо пристегнули ремнём безопасности. Ингвар отдал какие-то распоряжения своим помощникам и сел за руль. Рванул с места так, что мы едва не отстали - пока разворачивались, уже два квартала прочесал, хорошо, что по прямой. Проехали за ним почти весь город, потом нырнули в огромный конгломерат сросшихся в одно целое гаражных кооперативов - знаменитые Гаражища. Здесь пришлось приотстать, чтобы не палиться, и когда увидели
«крузак» остановившимся возле раскрытых ворот гаража, просто проехали мимо. Свернули в соседний проезд, встали и с капота запрыгнули на крышу соседнего бокса. Капот помялся, ну да черт с ним. С Ингваром беседовал тот же бородатый парень, что и в деревне.
        - Какая-то лютая поебень творится! - нервно сказал ему Ингвар. - Выезды перекрыты хрен пойми кем и почему. На юг прошла колонна техники, в небе какие-то карусельки…
        Он ткнул пальцем в нашу сторону, и мы с Сеней поспешно припали к грязному рубероиду крыши. Вдали над окраиной города действительно барражировало звено «крокодилов».
        - Всё, я на ту сторону, и обратно спешить не буду… - с видимым облегчением сказал Ингвар.
        - Эй, погодь, а Коллекционер как же? - заволновался я.
        - А Андрей где? - бородатого тоже, оказывается, интересовал этот вопрос.
        - А так вон же он, - Ингвар показал рукой в салон.
        Бородатый открыл заднюю дверь, внимательно посмотрел внутрь, потом вопросительно - на Ингвара.
        - Пришлось вырубить, - пояснил тот. - Уж очень он боялся переходить.
        У меня на секунду возник соблазн пристрелить обоих и просто забрать Коллекционера как трофей, но валить людей, которые не сделали мне ничего плохого, как-то неловко. Кроме того, я почему-то решил, что они его спрячут в гараже и уедут. Он же без сознания, кто им проход откроет? А я потом тихо подломлю ворота и его вытащу. Все живы, всем хорошо.
        «Лендкрузер» Ингвара заехал в гараж, бородатый закрыл ворота. Я почувствовал, что где-то прокололся в своих рассуждениях, и тут Сеня ткнул меня в бок и зашипел:
        - Эй, у них там проход открытый!
        - Что? - подскочил я.
        - Всё! Перешёл… - махнул рукой мой юный напарник.
        - А что ты раньше молчал, чудило ушастое?
        - Раньше я его не чувствовал, я чёт вообще сегодня странно всё это ощущаю…
        - Обидно…
        Сказать, что я расстроился - это сильно преуменьшить. В каких теперь неведомых мирах искать Коллекционера с его странной компанией? Однако бородатый практически сразу вышел снова. Постоял, оглядываясь, достал телефон, долго и безуспешно пытался куда-то дозвониться, перетаптывался, нервничал, потом опять ушёл. Через некоторое время выкатил из гаража старый УАЗ с мягким верхом и сел в него. Посидел, вылез, притащил две канистры бензина, одну залил в бак, вторую кинул в багажник. Ещё пару раз пытался дозвониться - безуспешно.
        - Может того… Возьмём его и расспросим, как следует? - спросил тихо Сеня. - Я тут уже все мослы отлежал!
        - Это потому, что ты дрищ костлявый, - назидательно ответил я. - Нарастил бы мясо - было бы лежать мягче…
        - Так чо, берём его? - не унимался Сеня. - Зуб даю, он проводник-гаражист! Ты глянь, на каком трухле ездит!
        - Погоди, - ответил я, - он явно кого-то ждёт.
        И действительно, вскоре подъехал тюнингованный во внедорожный обвес «Дефендер», за которым тащился груженый прицеп. Вёл его смутно знакомый тип, где-то я его видел… Кроме него там женщина и двое мелких детей. Бородатый отправил их в проход, даже не закрыв ворота гаража. «Я за женой и сразу обратно» - вот главное, что я вынес из их разговора. Похоже, эта компания, как и мы, готовится покинуть срез. Разумно. Я бы им помахал вслед платочком, но у них Коллекционер. «У них» или «с ними»? А, неважно, впрочем. Он мне нужен. Я уже совсем было собрался брать этого бородатого за жабры и выяснять, куда он моего Коллекционера дел, но тут телефон тихо тренькнул и коротко провибрировал - пришло СМС. Я удивился - смс-ки мне присылает только банк при снятии денег, но тут, вроде, повода не было. На маленьком экранчике высветилось: «датчик_1».
        - Сеня, ко мне, кажется, пришли гости… - сказал я напарнику. Скрытая gsm-сигнализация в квартире сработала на моей памяти первый раз. Дверь у меня доброго слова не заслуживает, но и желающих меня обокрасть до сих пор тоже не находилось - нет у меня там ничего ценного. Не имею привычки хранить дома.
        Телефон снова отсигналил: «датчик_2». Ага, кто-то вошел из прихожей в комнату. Это датчик объёма, он там в углу у потолка спрятан.
        - Метнёмся, посмотрим, кто это там такой смелый? - заинтересовался Сеня.
        - Да там же нет ни черта, - засомневался я. - Может, хрен с ними? А этот уедет…
        - Да он же сказал, что вернётся, а мы мухой! Тут же рядом!
        «Датчик_3» - а вот это уже совсем интересно. Этот у меня в тайничке стоит. Туда случайный домушник не залезет, я его сам делал. Это надо либо знать, либо очень хорошо уметь искать. Там ничего нет, я вчера всё выгреб, но не посмотреть, кто же такой настойчивый и информированный ко мне пришёл, было бы обидно.
        - Ладно, оба их прохода мы вычислили, никуда они теперь от нас не денутся, - решился я. - Давай, и правда, съездим. Но аккуратно, без гусарства.
        - Говно вопрос! - обрадовался Сеня. - Туда и обратно, чисто позырить!
        Молодой он ещё, терпелку не отрастил, всё бы ему мчаться…
        Бородатый тем временем завёл свою антикварную керосинку и укатил, так что мы спокойно выехали и прокатились ко мне - благо тут действительно рядом, да и дороги непривычно пусты. Над городом летали военные вертолеты, иногда откуда-то издалека раздавалось приглушенное «дум-дум-дум-дум» какого-то крупняка и короткие «тыдыдыдыщ» автоматных очередей. А так - почти нормально всё, да. Вон - магазины работают. Некоторые. Или… Нет, похоже, это не покупатели так бодро снуют с коробками у компьютерного салона. А вон там кого-то бьют у банкомата, разлетаются по асфальту купюры… Интересно, куда сорвалась вся полиция? Странное что-то происходит в городе, честное слово.
        Во двор заезжать не стал, остановился в соседнем. Вошёл в проходной подъезд дома напротив, поднялся на лестничную площадку второго этажа, обеспечив себе прекрасный обзор на свой подъезд и окна. Рискованно, кстати - серьёзные люди посадили бы тут снайпера. Но вряд ли я интересен настолько серьёзным людям. Хотя…
        У подъезда, перегородив проезд, стоят простые чёрные микроавтобусы. С простыми номерами ФСБ. Рядом - чёрный же внедорожник с зелёной полосой. Возле него ошивается какой-то пухлый и мутный тип в штатском - с брылястым сытым лицом кабинетного начальства и триколорным значком на лацкане серого пиджака. Ему что-то докладывает «космонавт» в полной сбруе спецназа. Рыцарь тактического образа неохотно оправдывается, пиджак орёт так, что я, осторожно приоткрыв окно, его даже расслышал:
        - …Да не ебёт меня! Понятно? Не-е-бёт! Задача была - найти и доставить! И что я теперь доложу?
        Мне тоже было интересно, что он доложит, а главное - кому, но тут из подъезда два спецназера без всякого пиетета вытащили того самого соседа с третьего. Он орал и упирался, к синяку во весь подбородок добавился опухший в сливу нос и многообещающие тени вокруг глаз. К вечеру будет вылитая панда. Командир спецназа что-то у него спросил, тот, было, его, судя по мимике, распослал, но после вразумляющего подзатыльника передумал. Да, не задался у мужика день. Интересно, что у него в гороскопе на сегодня? «Юпитер входит в Марса, велика вероятность огрести пиздюлей…» Сосед что-то сказал командиру, и тот рысцой подбежал к пиджаку. Что он говорил, я не расслышал, но брылястый не подвёл, заорал как надо:
        - Так объявите эту сраную «Ниву» в розыск! План-перехват или какую хуету вы там проводите?
        Космонавт ему ответил что-то отрицательное, но пиджак не унимался:
        - Да не ебёт меня! Как хотите, так и ищите! Кого хотите - того и снимайте! С любых операций! Иначе нас тоже снимут, да так, что назад не поднимешься!
        Я прямо проникся своей важностью - ишь ты, с любых, значит, операций! Нет для спецслужб никого важнее меня! Но пиджак меня сразу обломал:
        - Это, может быть, последний проводник в городе!
        Я покосился на Сеню - теперь он приосанился, почувствовав свою крутизну. Но желания послужить Родине не проявил, засранец, наоборот:
        - Слышь, дядь Вить, пора нам валить отсюда…
        Надо же! Не «Македонец», а «дядь Вить» - вспомнил, как припёрло. Валить-то оно, конечно, пора, но только что мы остались без машины. На сегодняшних пустых улицах светлая «Нива» будет слишком заметна. Нарвёшься вот так, ненароком - и что? Перестрелки устраивать? Не знаю, что им от нас надо и знать не хочу. Хотя догадаться, в общем, не сложно - на что нужен проводник, когда мир накрывается? Чтобы кто-то, считающий, что он лучше других, из него свалил. А брылястый пиджак и иже с ним, небось, надеются, что их прихватят за компанию. Хотя как по мне - вряд ли. Если бы они и нашли Сеню, то он таких толстожопых может одного провести, ну двух. Трёх при самом последнем раскладе, и то потом отлёживаться долго будет. Тот подвиг, с пятью, он вряд ли повторит. И что тогда? Как в этом случае места в последней шлюпке делить будут? Не хотел бы я при этой дележке присутствовать…
        Где-то вдалеке с хрипением просрались динамики уличной трансляции и что-то неразборчиво забормотал суровый военный голос:
        - Внимание… ГО ЧС ….
        Расстояние и причудливая акустика квартала не давали разобрать сообщение, угадывались только отдельные слова:
        - Граждане! … на местах и спокойствие! … под контролем… воздержаться… покидать пределы… улицы и трассы… военной техники… Оставайтесь дома…
        Ага, вот сейчас всё брошу и останусь.
        Спецназ погрузился в микроавтобус, и караван отбыл, оставив соседа считать синяки. Мы с Сеней вышли из подъезда и потрусили в Гаражища на своих двоих - «Ниву» теперь лучше не трогать, а другой машины взять негде. Пешком путь оказался заметно дольше, и мы опоздали - сначала мимо нас пронёсся, выпучив глаза, бородатый на УАЗике, за ним, чуть погодя, - знакомые фсб-шные микроавтобусы и внедорожник с надписью белым по зелёной полосе: «ФСБ России».
        - Весело у них тут… - растерянно сказал Сеня, начавший осознавать, что быть проводником становится неприкольно. - Как ты думаешь, догонят?
        - Эти догонят, - подтвердил я, - им очень надо. Пойдём, глянем, что они там оставили?
        Возле покинутого бородатым гаража стоял лифтованный «Патриот», а его водитель злобно пинал закрытые ворота. Я воспрял духом - этого типа я знал.
        - Здравствуй, Пётр, - сказал я, подойдя сзади. Увлечённо матерящийся крепкий лысоватый мужик за сорок резво повернулся, рука его дернулась под куртку и застыла на полпути - узнал.
        - Македонец? - пробормотал он испуганно. - Ты… это… я не при чём! Это не я!
        - Вижу, вспомнил меня, Петя? - я даже не стал доставать пистолеты. Иногда репутация работает не хуже.
        - А я чё? - он на всякий случай сразу поднял руки. - Я просто водила! Я вообще не при делах, баранку кручу… Это всё он, Андрей!
        - И где же он, твой Андрей?
        - Слышь, вот веришь - не знаю!
        - Не верю, Пётр. Понимаешь, и рад бы поверить - но никак… - Я шагнул вперёд, и он, нервно отпрыгнув, врезался спиной в гаражные ворота.
        - Эй, эй! Не надо, Македонец! Я всё расскажу! Я, правда, ни при чём, я её пальцем ни разу не тронул!
        Мне непереносимо захотелось влепить ему пулю в лоб и посмотреть, как погаснут эти бегающие от страха глазки. Наверное, это как-то отразилось на лице, потому что Пётр заскрёб ботинками по песку, пытаясь пройти спиной сквозь ворота, а Сеня положил мне руку на плечо.
        - Не надо, Македонец, давай его послушаем сначала.
        - Спасибо, Сень, - меня слегка отпустило. - Ты прав.
        Надо же, дошло до меня вдруг, Сеня меня осаживает, а не я его! Действительно, видать, последние дни настают.
        - Так, Петя… - сказал я задумчиво, - что же нам с тобой делать? Есть у тебя, где присесть, поговорить? А то как бы не вернулись те, кто отсюда так быстро уехал… Кстати, как это ты с ними связался?
        Я брякнул почти наугад, но, очевидно, угадал - Петр задёргался ещё сильнее.
        - Я не мог отказаться! - заблажил он. - Они обещали меня отсюда забрать…
        - И ты им поверил? - удивился я.
        - Не особо, - признался Пётр. - Но деваться-то некуда - они всё знали, и про меня, и про Андрея, и про тебя, и про других… Тоже трясли - где Андрей? А я, правда, не в курсе, его вот эти ребята, которых гараж, забрали. Ну, я их и вломил - напросился на встречу и место сдал… А что делать-то было?..
        - Всё с тобой ясно, - поморщился я. - Поехали отсюда куда-нибудь. Есть ещё место, которое ты ни никому не сдал?
        - Есть, - торопливо закивал Пётр, - у нас есть база в промзоне, там наш главный грузовой проход. Был бы я проводник…
        - Поехали, - решился я, - там и расскажешь.
        Артём
        - Псст! Вставай, твоя очередь! - Борух тихо пихнул Артёма в бок. - Скоро светать будет, поглядывай на улицу. Как солнце совсем встанет, буди, будем уходить.
        Майор направился к дивану, а Артём уселся на стуле у окна, пытаясь проснуться. Очень хотелось умыться, но воды с собой было мало. Чтобы не уснуть сидя, размышлял о всяком - что случилось с людьми в этом срезе? Почему они исчезли, оставив все вещи? Что в очередной раз скрывает от него Ольга?
        Ольгины тайны ему, если честно, более-менее пофигу. Когда твоя… ну, допустим, жена… - заведует разведкой и контрразведкой самого загадочного анклава в Мультиверсуме, то поневоле приходится мириться с тем, что «между нами нет тайн» - это не про вас. Хотелось бы утешить себя тем, что работа - это отдельно, но нет - у Ольги никакого «отдельно» не получалось. Она вся в этом - интригах, загадках, расследованиях, агентурной работе и непрерывной борьбе за что-то настолько секретное, что Артём даже в общих чертах этого себе не представлял. Оставалось либо принять её такой, как есть - понимая, что тебе достаётся меньшая часть этой женщины, - или искать своё счастье с другой. «Люблю ли я её ещё?» - в сотый раз подумал Артём. Посмотрев в слабом свете нарождающегося восхода на рыжий ёжик волос и точёный профиль такого милого во сне лица, в сотый раз решил «да, люблю, и будь что будет». Краем глаза уловил какое-то движение и вздрогнул. На улице потихоньку светлело, а внизу под застеклённым вкруг балконом мелькнула какая-то тень.
        «Собака?» - подумал с сомнением Артём. Вечером они не видели тут ни собак, ни кошек, ни даже птиц, но почему бы и нет? Он привстал со стула и присмотрелся - восход прихватил розовым только верхушки крыш, внизу ещё темно - но он разглядел какое-то существо, неторопливо трусившее по улице неровной разболтанной рысцой. Действительно похоже на собаку. Такой породы он никогда не видел - почти лысая, худая, чёрная, с неприятной острой оскаленной мордой. Больше похожа на крупную облезлую лису. Двигается небыстро, держа вытянутый вперёд нос у земли. «Да она по нашим следам идёт!» - осенило Артёма. Он не особенно взволновался - входную дверь они за собой закрыли, собаке в дом не проникнуть, - но смотрел теперь за ней внимательно. Животное дошло до крыльца, взбежало по ступенькам, обнюхало дверь - и припустило прыжками обратно. В этот момент лучи встающего солнца дошли до окон верхних этажей и отразившийся от пыльных стекол рассеянный свет осветил улицу. Артём вздрогнул и вскочил со стула - на убегающей собаке оказался узкий ошейник.
        - Борух, вставай! - пихнул он майора. Тот моментально проснулся и открыл совершенно ясные, без капли заспанности глаза.
        - Что там?
        - Собака по нашим следам шла.
        - Собака? - удивился Борух, не понимая, из-за чего его разбудили.
        - У неё ошейник, она дошла до двери и убежала обратно. Может, нас ищут?
        Майор уже шнуровал берцы. Артём повернулся разбудить Ольгу, но обнаружил её сидящей с винтовкой в руках и обутой.
        - Уходим, - сказала она хриплым со сна голосом. - Всё равно светает.
        - Не успели, блядь, - выругался выглянувший в окно Борух.
        Артём осторожно высунулся из-за плотной портьеры. По улице тихо катился открытый внедорожник, чем-то похожий на старый армейский «Хаммер», только ещё более квадратный и вообще без капота. В нём сидят, держа в руках оружие, четыре человека в одинаковой униформе - серо-буроватый камуфляж с непривычным ломаным рисунком из разноцветных треугольников, шлемы с тёмным забралом, нечто вроде серых бронежилетов, совмещённых с разгрузками и покрытых, как чешуёй, крупными, с ладонь, защитными пластинами. Впереди машины неторопливо шагают ещё двое, а перед ними бежит по следу давешняя собака.
        Борух отпрянул от стекла, сделав шаг в глубину комнаты.
        - Собаку, иначе не уйдём, - тихо сказал он Ольге.
        - Беру, - ответила она, поднимая к глазам прицел винтовки.
        - Жди, жди, жди… - давай!
        Военные (или кто там они были) разделились - четверо, держа оружие наизготовку, вошли в дверь, на улице остался один с собакой, и тот, что сидел за рулем. Ольга что-то крутнула на своей винтовке, и выстрел вместо звонкого хлопка кнута прозвучал, как тихий щелчок пальцами. В стекле балкона осталась круглая дырочка, собака ткнулась мордой в брусчатку. Щёлк! - Схватился за шею и осел стоявший рядом человек. Щёлк! - подхватившийся было с места водитель откинулся обратно, но бесшумность дозвуковой скорости пули сказалась на её пробивной способности - и шлем выдержал. Ольга, коротко ругнувшись, защёлкала колесиком переключателя режимов, но тут внизу сработала растяжка и Борух, уже не стесняясь, влепил по выжившему короткой очередью из ручника. Глушитель у пулемёта - устройство довольно условное, так что вышло всё равно громко, но на фоне осыпающегося вниз балконного остекления было уже всё равно.
        - Пошли! - рявкнул майор и, выбив ногами остатки стекла, повис на руках на краю балкона и спрыгнул вниз. Артём, стараясь не думать о высоте, проделал тот же трюк - мостовая довольно чувствительно ударила по пяткам, но обошлось. Ольга проделала этот трюк изящно, как кошка, почти не коснувшись руками ограждения, и сразу навела винтовку на дверь гостиницы. Она осталась без стекол, висела на одной петле, из прихожей шел дым.
        Артём даже не сразу понял, что по ним стреляют - звук был такой, как будто рвали прочную ткань, или кто-то попытался ломом остановить огромную шестерню. Остатки дверей гостиницы брызнули наружу, противоположная им стена дома взорвалась осколками кирпича и клубами штукатурки. Борух уже катился, упав на брусчатку, под защиту каменной тумбы, Ольга, стремительно проносясь мимо, дёрнула за лямку рюкзака застывшего, как столб, Артёма.
        Уходя из-под обстрела, Борух на локтях и коленях развил такую скорость, что Артём его бы и бегом не догнал, так что вторая очередь тоже бессмысленно вспорола стену над его головой, несколько пуль прошили вздрогнувшую машину насквозь. Майор, развернувшись, пустил длинную очередь в дверной проем, не столько в надежде попасть, сколько отпугивая стрелка и, уже сворачивая за угол, закинул гранату в автомобиль.
        - Бегом, бегом, - прохрипел он, выплевывая пыль и строительный мусор. Обстрел превратил его в подобие неудачливого штукатура. За углом грохнула граната.
        Они успели пробежать пару кварталов, прежде чем Ольга крикнула «Воздух!». Борух каменным плечом втолкнул Артёма под арку подъезда и запрыгнул туда же сам. Все трое прижались к запертой двери, пытаясь отдышаться.
        - Что-то летит, - пояснила Ольга.
        Артём осторожно выглянул из-под каменного козырька - над перспективой уходящей вдаль улицы неспешно перемещалась четырехугольная платформа с винтами по углам. Тихо стрекотали пропеллеры, летательное средство двигалось размашистым зигзагом, прочёсывая улицы.
        - Опять эти черти, - с досадой сказал Борух.
        - Ссадить его? - спросила Ольга, провожая платформу стволом винтовки.
        - Только в крайнем случае! - не поддержал ее майор. - Наша задача - свалить отсюда, а не в войнушку играть. Чёрт его знает, сколько их тут…
        - Они нас с воздуха моментально засекут…
        - У меня есть идея! - сказал Артём, внимательно рассматривавший улицу и стоящие на ней дома.
        Все посмотрели на него, как показалось Артёму, с некоторым скепсисом. Ну да ему это всегда было пофиг.
        - Видите, улица идёт в нужном нам направлении, дома стоят сплошняком, без зазоров…
        - И? - поторопила его Ольга.
        - Пойдём внутри! Если на улицу не выходить, нас ни с воздуха, ни с земли не увидят!
        - Отлично! - поддержал его Борух. - Только как мы пройдём… Ах, ну да! УИн же!
        - Именно! - кивнул Артём и достал из чехла инструмент. Тонкий синий лучик пробежался в районе замка, и массивная деревянная дверь открылась. На пол, звякнув, упали запорные штыри.
        Борух движением ноги отправил их внутрь, закрыл дверь и сказал:
        - Идите потихоньку, я за вами. Поставлю предпоследнюю МОН-ку[10 - Мина МОН-50 противопехотная осколочная, направленного поражения.] - на случай, если опять по следам придут.
        Артём с Ольгой пошли по длинному тёмному коридору, подсвечивая себе дорогу фонариками. Небольшой многоквартирный дом - в коридор выходят одинаковые двери из дерева, пол застелен пыльным ковром, по стенам рожки-светильники из стекла и бронзы - естественно, не работающие. Артём толкнул пару дверей, но они оказались заперты, а вскрывать их вроде как бы и незачем. Облицованный деревянными панелями понизу и обклеенный весёленькими обойчиками в цветочек вверху коридор окончился глухой торцевой стеной.
        - Скорее всего, это она, - показала на стену Ольга.
        Артём вытащил УИн, настроил на самый длинный луч - острый треугольник синего света вытянулся сантиметров на тридцать, - и провёл, вплотную приставив торец инструмента к стене, нечто вроде контуров узкой двери.
        - Готово? - спросил подошедший Борух. - Навались!
        Они с Артёмом налегли плечами на вырезанный прямоугольник, из прорези посыпалась мелкая пыль, и кусок стены сдвинулся в темноту следующего дома.
        - Еле хватило глубины реза… - сказал Артём, рассматривая неестественно гладкий срез кирпичной кладки. - Стены тут толстые…
        Они вошли в большой зал, представляющий собой то ли большую гостиную, то ли маленький клуб. Камин, кожаные кресла и диваны, низкие столики возле них - на некоторых до сих пор стоят пыльные бокалы с осадком на дне.
        - Тут бы в баре пошарить… - мечтательно сказал майор. - Да жаль, некогда…
        Они прошли большую библиотеку, где на высоких, под потолок, стеллажах сотни массивных, с красивыми корешками томов. Артём залюбовался этой роскошью, но надписи на них совершенно непонятны. За ней помещение, где стоит длинный стол с множеством стульев - не то пиршественная зала, не то комната для совещаний. За ней - короткий коридор и небольшая комнатка, где вёдра, швабры и полки с какой-то химией. Именно её стена оказалась последней в этом доме. Артём быстро пробежал лучом контур, они поднажали - но прямоугольник стены, сдвинувшись, во что-то уперся и застрял намертво.
        - И что теперь? - раздраженно спросила Ольга.
        - Сейчас, погоди, - Артём начал быстро двигать лучом под углом к стене, как бы нарезая кусок неровными клиньями, Борух, сообразивший, что он делает, оттаскивал части наструганной как пирог кирпичной кладки в сторону. Подрезанный с краев прямоугольник неожиданно с грохотом провалился куда-то вниз.
        - Вот оно что… - Борух засунулся в проем и посветил фонариком. - Дома не вплотную стоят, зазор между ними. Закрыли с двух сторон, да так и оставили… А упирался он вот во что…
        Майор постучал по чему-то железному, оно загудело.
        - Лестница! - пояснил Артём Ольге, заглянув в дыру. - Стальная, вверх идет и вниз, как раз между домами враспор.
        Он встал на лестницу, приложился инструментом к стене, провёл контур - но, когда попытался сдвинуть, она даже не дрогнула. К нему присоединился Борух, и они с полминуты сопели, уперевшись плечами.
        - Без толку, - сплюнул майор. - Это, видимо, брандмауэр, пожарная стена между домами. Она просто толще.
        - Придется слоями срезать, - вздохнул Артём.
        Тут вдали что-то глухо хлопнуло, как в ладоши.
        - Блядь, - с чувством сказал Борух, - МОН-ка сработала. Встряли. Нет времени ковыряться - вниз или вверх?
        Вверху совсем близко застрекотали винты, и вопрос решился сам собой. По коридору вдалеке затопали, судя по звуку - не один и не два человека. В пройденном доме замерцали отсветы фонарей, послышались отрывистые команды. Сработавшая мина не остановила погоню, зато сильно повысила у нее мотивацию.
        По лестнице сбежали вниз, где оказался маленький бетонный тамбур, и две массивных стальных двери с могучими раздвижными запорами во все стороны. Таких не постыдился бы и сейф хорошего банка.
        - Бомбоубежища у них тут, что ли? - удивился майор.
        Одна дверь ведёт под дом, который они только что прошли, вторая - под тот, в который собирались. Обе прикрыты, но не заперты и они выбрали вторую. Артём открыл тяжелую створку и поразился её толщине - полметра стали и цилиндрические задвижки в торце толщиной в руку. Когда они закрывали её за собой, преследователи уже топали ботинками по стальной лестнице. Майор повернул большое металлическое колесо запора и начал судорожно оглядываться:
        - Чем бы его, суку, заклинить, чтобы они с той стороны не открыли?
        - Сейчас, секунду… - Артём перещёлкнул переднее кольцо инструмента в режим соединения материалов и быстро провёл несколько раз белым теперь лучом по периметру двери.
        - Всё, монолит! - похвастался он. - Теперь только в полотне дырку вырезать.
        «Банг! Банг! Банг!» - загудела дверь. Внутренний стальной лист в трёх местах прогнулся и вспучился, как будто его ткнули изнутри пальцем.
        - Ого! - поразился майор, отпрыгнув. - Ничего себе пробивает!
        - Замучаются так-то… - отмахнулась Ольга. - Пошли отсюда.
        Перед ними открылся прямой, квадратный в сечении бетонный коридор, с пустыми шероховатыми стенами. В него с двух сторон через равные промежутки выходят серые металлические двери - не такие массивные, как входная, просто железные. Впереди можно разглядеть металлическую лесенку, спускающуюся с потолка - над ней оказался мощный металлический люк, запертый изнутри толстым засовом. Артём, поднявшись на несколько ступенек, на всякий случай прихватил его по контуру сшивающим лучом - теперь створку только вышибать целиком.
        - Ну, точно, бомбоубежище, - с уверенностью сказал Борух. - Из домов спуски, запасные выходы… Понастроили - а не пригодилось…
        Он толкнул, проходя, одну из выходящих в коридор дверей и, мазнув по проему фонариком, внезапно застыл.
        - Что такое? - обернувшись, спросила ушедшая вперед Ольга. - Что ты там увидел?
        Борух только головой покачал молча, рассматривая что-то в свете фонаря. Ольга с Артёмом переглянулись и вернулись назад. За открывшейся настежь железной дверью оказалась длинная узкая комната с железными двухъярусными нарами по обеим стенам. Кроме нар в комнате ничего - ни стола, ни тумбочки, ни окон, ни даже каких-нибудь заметных источников освещения. Голый бетонный пол, голый бетонный потолок, голые бетонные стены. И нары, на которых лежат тела.
        Трупы почему-то не разложились, а высохли и мумифицировались. В одинаковых позах, лицом вверх, положив руки вдоль тела. Все они одеты - кто в красивые костюмы, кто в рабочую униформу, кто-то даже в пижаму. Артём увидел женщину в кружевном переднике и чепце, и подумал, что это, может быть, та уборщица, кладовку которой они разорили, пробиваясь сквозь стену. Хотя вряд ли - скорее всего, та лежит в подвале соседнего дома. Головы мертвецов обтянула засохшая кожа, придав им жутковатый оскал, но Артёму подумалось, что они все умерли со спокойными лицами выполнивших своё предназначение людей. Встали, оставив недопитые бокалы, недочитанные книги и недовытертые полы, аккуратно, по очереди, не толкаясь, спустились в люки своих домов, закрыв их за собой на засовы, зашли в комнаты, легли на нары и умерли. Все как один. Разом.
        Артём не мог бы сказать, отчего он так решил. Просто показалось. Но жуть его при этом охватила неимоверная. Лежащие рядами тела не имеют ран или следов болезни, они просто давно мертвые. Тут даже не воняет - так, немного пахнет пылью и тленом. Но никогда еще в жизни он не испытывал такой смеси тоски и ужаса. Хотелось лечь закрыть глаза и тоже умереть, прекратив эту бессмысленную гонку, которую называют жизнью…
        - Очнись, - Ольга сильно толкнула Артёма в плечо, и его отпустило.
        Все ещё было очень жутко, но лечь и сдохнуть уже не тянуло. Тянуло сбежать отсюда как можно скорее. Борух заглянул ещё за пару дверей и молча кивнул на немой вопрос. Дальше они двигались по коридору почти бегом. Там, где кончался один дом и начинался другой, стояли парные взрывоустойчивые двери с тамбуром между ними, но лестниц наверх больше не встречалось. Вместо этого - узкие поперечные коридоры без дверей, вероятно, связывающие подвальные линии параллельных домов по двум сторонам улицы. Артём торопливо заваривал двери и потолочные люки, и они продолжали бежать по бетонной кишке, больше не заглядывая в двери зловещих комнат. Погони слышно не было - то ли преследователи всё ещё возились с первой дверью, то ли потеряли к ним интерес. Возможно, - подумал Артём, - они просто не знают об этой системе убежищ. Непохоже, что они тут аборигены. Иначе просто взломали бы люки в домах впереди и перекрыли проходы, поймав беглецов, как крыс в норе. Чтобы подстраховаться, Борух несколько раз направлял маленький отряд в поперечные проходы, оказываясь на параллельной линии. Новые коридоры ничем не отличались от
пройденных, и, если бы не направление на выходной репер, которое Артём периодически проверял, они бы, наверное, заблудились в этом полном мертвецов подземном кошмаре. Артёму уже казалось, что это будет продолжаться вечно, пока они не лягут, обессилев, на свободное место… - должны же где-то остаться свободные места? - и, конечно, тут же умрут от осознания бессмысленности своего существования… Он уже почти видел, как они открывают дверь, видят три пустых лежака и понимают, что это для них… Но, к счастью, в этот момент неясное чувство, формировавшееся в нём, наконец, оформилось в чёткое ощущение.
        - Стоп! - воскликнул он. - Я чувствую репер! Мы совсем рядом!
        Ольга и Борух остановились, но понимание в их глазах появилось не сразу. Он понял, что и их затянула невидимая аура дурной смерти, скопившаяся в этом страшном месте.
        - Выходим! - первым опомнился майор. Он подошел к лестнице, ведущей к потолочному люку, отодвинул засов и, осторожно приподняв тяжелую крышку, выглянул, подсвечивая фонариком.
        - Чисто! - сказал он и скрылся в темноте люка. Ольга и Артём последовали за ним, торопясь покинуть жуткие коридоры.
        Наверху оказалась небольшая, размером буквально с лифтовую кабину, комната. Кроме люка в ней ничего не было. Борух открыл незапертую дверь и вышел в коридор - обычный, совершенно нормальный коридор, с деревянными дверями, весёленькими обойчиками и лампами-рожками из стекла и бронзы. Довольно миленько, если не знать, что внизу бесконечные галереи, набитые трупами тех, кто тут жил. И ведь в каждом доме, среди дверей квартир, есть вот такая же, неотличимая от прочих дверь. Дверь к люку вниз. У Артёма это в голове не укладывалось.
        Осторожно ступая по скрипучей лестнице, они поднялись на второй этаж, подсвечивая ступени тусклым светодиодным фонариком-брелоком. Лестничная площадка этажа выходит в полукруглое помещение большого эркера, застеклённой дугой выходящего на площадь. Зеркальный близнец той, на которую они попали через входной репер - одна прямая, как струна улица, круглое, мощёное булыжником пространство и засыпанный гранитной крошкой круг с мраморными лавочками и чёрной колонной репера в центре. Вот только здесь вокруг реперной точки стоит целый лагерь.
        Не подходя близко к стеклу, чтобы их не заметили снизу, они смотрели на происходящую внизу суету. Один внедорожник притащил на буксире другой, повреждённый - видимо тот, в который Борух метнул гранату. Сел в центре площади квадрокоптер. Пилот в центре, под прозрачным куполом, сидящих по бокам стрелков защищают боковые щиты.
        - Как они протаскивают технику через реперы? - тихо спросил Артём.
        - Без понятия, - ответила Ольга, - я всегда думала, это невозможно.
        - Получается, они у нас могут в центре Коммуны чуть ли ни на танках выехать? - поинтересовался майор.
        - Не знаю, сказала же, - резко оборвала его Ольга. - Артём, что там с репером?
        Артём потянулся мысленно к камню.
        - В готовности. Но нам надо быть ближе.
        На площади одновременно десятка два человек. Ближайшие дома обустроили как временное жилье, туда входят и выходят люди. Одеты одинаково, у многих шлемы со стёклами - сосчитать, сколько их тут всего, никак не получается.
        - Слишком много, - сказал Борух, - и это военные. Дело даже не в том, что у нас мало патронов - мы просто не успеем их потратить…
        Действительно, деятельность на площади не была бестолковой штатской суетой. Организованный быт временного военного лагеря - с караулами, часовыми, огневыми точками на ключевых направлениях, деловито распоряжающимися командирами, которые выделялись среди остальных только невзрачными нашивками на рукавах, и выполняющими их команды рядовыми бойцами.
        - Что будем делать? - спросил Артём.
        - У меня идей нет, - ответил майор. - Силовое решение - без шансов. Положим человек пять на эффекте неожиданности, а потом они нас в фарш перемелют своими скорострелками.
        - Как близко к камню мы должны быть, чтобы переместиться? - спросила Ольга.
        - Ну… Метров десять хотя бы… - неуверенно ответил Артём. - Я никогда не пробовал дальше.
        - А что будет, если мы при этом будем находиться не рядом, а, например, снизу?
        - Не уверен, - признался Артём. - Скорее всего, окажемся на таком же расстоянии от камня в произвольном направлении. В земле не застрянем, если ты это имеешь в виду.
        - Думаешь, по коридорам можно подобраться ближе? - сообразил Борух.
        - Давайте хотя бы проверим, - ответила Ольга. - Если нет - будем думать дальше.
        Артёму до судорог не хотелось возвращаться в заполненные мертвецами подземелья под городом, но, если опытные товарищи говорят, что другого решения нет…
        Как выяснилось вскоре, коридоры проходили под окружающими площадь домами, образуя в плане ровный квадрат. Прохода к центру не было. Как Артём не тянулся мысленно к камню, но планшет отказывался активировать резонанс.
        - Отсюда не достаю, надо ближе, - в конце концов, сдался он.
        Они переглянулись и посмотрели на железные двери комнат. Это решение откладывали до последнего, но жуткие хранилища тел сориентированы перпендикулярно коридорам, а значит, половина их направлена к центру площади.
        - Метров пятнадцать выигрываем… - неохотно признал Борух. - Если у задней стены…
        - Старайся не смотреть, - Ольга положила руку на плечо Артёму. - Хочешь, вообще глаза закрой, я тебя доведу…
        - Не надо, - с сожалением отказался он, - как-нибудь справлюсь.
        Борух толкнул от себя ближайшую дверь. Она открылась буднично, без зловещего скрипа, но от этого не легче. Артём шагнул внутрь, непроизвольно задержав дыхание. Он не хотел смотреть на мертвецов, но глаза сами выхватывали детали картины - как ни странно, тела в этой комната были одеты одинаково - в белые сплошные комбинезоны с плотно прилегающими к лицу капюшонами, перчатками и чехлами для обуви. Такие используют в лабораториях, где работают с опасными веществами. Дойдя до дальней стены, Артём почти уперся лбом в шероховатый бетон и только тут понял, что не дышал все это время и судорожно вдохнул. Активировав планшет, он положил пальцы на экран, сосредоточился и аккуратно потянул структуру. Почти… Почти… Нет! Трёхмерная сетка в глубине камня чуть сдвигалась, но тут же возвращалась обратно, как будто пружиня.
        - Ну? - нетерпеливо спросил Борух.
        - Не дёргай его! - осадила майора Ольга.
        - Чуть-чуть не хватает… - сказал Артём. - Сейчас!
        Он достал из чехла УИн и максимально расфокусировал луч, превратив его в короткую лопатку, длиной десять сантиметров и шириной с ладонь. Приложив рабочий торец к бетону на уровне чуть выше свой головы, решительно провел им вниз до пола, оставив в нём глубокий квадратный штроб. Поднял инструмент вверх, приставил рядом - и снова провёл вниз. Резы слились в более широкую канаву - Артём повторял движения до тех пор, пока перед ним не появилась ниша, шириной и высотой в небольшую дверь. Он приложил УИн к её задней стенке и продолжил, углубляясь в бетон. Ни шума, ни пыли - инструмент просто уничтожал материю без всякого визуального эффекта.
        - Роскошно! - потрясённо сказал Борух. - Мне бы и в голову не пришло. А батарейки хватит, чтобы докопаться до центра?
        - Там акк внутри, - успокоила его Ольга. - Его до центра планеты докопаться хватит.
        Копать до центра не понадобилось - на третьем или четвертом слое стенка неожиданно кончилась. За ней была не земля, как ожидал Артём, а какое-то помещение. Осветив его фонарями, они увидели прямоугольный бетонный зал, в центре которого из потолка торчит нижний торец чёрной колонны репера. Вдоль стен стоит, лежит, висит самое разнообразное оборудование - серые от пыли экраны ЭЛТ-мониторов, чёрные стрелки разнообразных приборов за тусклыми стёклами, ряды потухших лампочек над шеренгами тумблеров, лабораторные столы с клубками проводов и кучками деталей, паутина бронированных кабелей и резиновые окуляры чеготоскопов.
        В середине, прямо под репером, стоит круглый подиум, ощетинившийся антеннами, объективами, датчиками и вовсе непонятными штуками - всё это направлено на черный камень. Рядом с ним, видимо, центральный пульт этого хозяйства - подковообразный, в выемке которого стоит операторское кресло. В нём, наклонившись вперёд, сидит высохший мертвец в таком же белом комбинезоне, его рука лежит на торчащем из стола рубильнике. Рядом с его рычагом светится красным глазом единственная встреченная в этом мире горящая лампочка.
        - Он включил, выключил или не успел? - задал риторический вопрос Борух.
        Артём подумал, что эта загадка будет преследовать его до конца жизни, но проверять, что будет, если перевести переключатель в другое положение, разумеется, не стал. Скорее всего - ничего, но вдруг? Здесь всё уже случилось, и это не переиграешь.
        - Зря ковырялись, тут дверь есть, - сказала Ольга, осмотревшись. - Вошли бы в следующую комнату, прошли бы через неё.
        - Что сделано, то сделано, - отмахнулся майор. - Давай, Тём, не тормози, достал меня этот срез! Сроду таких поганых мест не встречал, а я таки немного повидал Мультиверсум!
        Артём подошел к реперу, инстинктивно стараясь встать подальше от трупа оператора, и достал планшет.
        - Работает штатно, - с облегчением сказал он, - можем двигать.
        - Куда мы сейчас? - спросил майор.
        - В Ольгин чёрный…
        - Он не чёрный, - сказал Ольга. - Это маскировка, чтобы не совались, кому не надо. Так-то там безопасно, в основном…
        - В основном? - скептически спросил Борух.
        - Не придирайся! И в ванной, поскользнувшись, можно шею сломать!
        - А нам точно туда?
        - Да, мне надёжный человек важную информацию принёс.
        - Артём, а эти, - майор показал пальцем на потолок, - поймут, что мы прошли репером?
        - Если у них есть оператор, то почувствует срабатывание.
        - Так они за нами ломанутся, поди?
        - Для этого им нужно не только знать, что мы перешли, но и знать - куда, - пояснил Артём. - Насколько я знаю, это невозможно.
        - Насколько знаю я, - тоже, - подтвердила Ольга, - но в последнее время было много сюрпризов… Сколько отсюда направлений?
        - Я вижу четыре, - сверился с планшетом Артём, - два зеленых, один желтый, и твой…
        - Ну, если они разделятся… - задумчиво сказал Борух.
        - Вряд ли у них куча операторов, да и резонанс ещё должен погаснуть, - сказала Ольга. - В любом случае, зазор по времени у нас будет. Двигай, дорогой!
        Артём взялся за планшет, сдвинул метки… и под истошный крик Боруха: «Что за нахуй!» - полетел кувырком…
        Македонец
        Мы долго кружили по каким-то путаным проездам промзоны. Петляли между заброшенными и действующими складами, ржавыми ангарами с подпольными и почти легальными цехами, мутными автосервисами, специализирующимися, скорее всего, на перебивке номеров и разборке угнанных тачек, пунктами приёма посуды и пунктами её наполнения разбавленным водой из-под крана спиртом. Здешнее время застряло в 90-х. Скоро и сюда дотянется рука государства, но пока что промка оставалась заповедником мелкого экономического полукриминала. По дороге Пётр несколько раз принимался многословно оправдываться, валя всё на Коллекционера и упирая на то, что лично он «и пальцем её не коснулся», но я резко обрывал его - не время. Любое упоминание Марины этой трусливой харей меня неимоверно бесило и будило нехорошие желания. «Анна, мой воображаемый психотерапевт, я сейчас снова сделаю это!»
        - Да заткнись ты уже, мудило! - рявкнул на него тревожно поглядывавший на меня Сеня. Петра неожиданно проняло, и он угрюмо замолк.
        Приехали в небольшой замусоренный дворик, где стоит казённый бетонный бокс на три гаража с пристроенным позже вторым кирпичным этажом. Пётр, сопя и нервничая, долго возился с воротами, но, в конце концов, открыл замок и загнал машину внутрь. В помещении первого этажа нет перегородок - просто пустая бетонная коробка, в которой стоят разномастные ящики и свален по углам всякий хлам. У стены оказалась железная лестница на второй этаж, по которой мы и поднялись. Наверху довольно уютно - неплохая такая квартирка в модном стиле «евростудия». Диванчики, кресла, кухонный модуль…
        - Руки! - коротко скомандовал сзади женский голос.
        Мы обернулись - у торцевой стены в углу симпатичная рыжая женщина с пистолет-пулемётом «Кедр Б» в руках. Держит уверенно, толстый ствол с интегрированным глушителем не дрожит и не дёргается в выборе цели, а лицо у неё такое странное, что я почему-то сразу поверил в готовность стрелять. Поэтому не стал нарываться и, медленно поднимая руки, сказал:
        - Я бы вам, дамочка, порекомендовал спилить мушку, но на «кедрах» её нет. Предусмотрительно.
        Не то чтобы я ожидал, что она, обидевшись на «дамочку» и неприличный намёк, совершит глупую ошибку - но реакцию надо было проверить. Реакции не было. Вообще, как будто она не поняла обращённых к ней слов. Лицо женщины при всей его миловидности было отстранённое до полной отмороженности. Что-то неправильное в этом лице. «Сумасшедшая, что ли, какая-то», - подумал я. Сумасшедшие бабы в моей жизни встречались, но они обычно не держали меня на прицеле пистолет-пулемётов, и я сомневался, какая линия поведения будет правильной. В любом случае, она выстрелит быстрее, чем я достану пистолет. У Петра я ствол в профилактических целях изъял - чтобы дурные мысли в голову не приходили, - и теперь его «Глок» был у Сени. Надеюсь, никакие внезапные ковбойские помыслы в эту юную башку не придут - при перестрелке в упор в помещении я поставлю на «Кедр».
        - И что же вам надо? - спросил я у рыжей как можно спокойнее. Раз уж она не начала палить сразу, то у неё наверняка есть к тому причины.
        - Андираос. Где? - дамочка указала стволом на Петра, поясняя, к кому обращён вопрос.
        - Да заебали вы все! - внезапно взорвался тот. - Я в душе не ебу, где этот дятел! Он всё проебал, всех кинул, все его ищут, а я, блядь, отдувайся!
        У женщины в лице не дрогнуло ничего.
        - Где? - спросила она снова.
        - Не знаю! - почти крикнул Пётр.
        - Нет? - женщина перевела ствол повыше, и он теперь смотрел ему между глаз.
        Я понял, что ещё секунда - и утративший для неё информационную ценность Пётр в буквальном смысле «пораскинет мозгами». Видимо, он тоже что-то такое почувствовал и торопливо заговорил:
        - Эй, слушай, я же тебя знаю! Ты же жена этого, как его… Андрей ещё хотел тебя… - Пётр осекся, но потом внезапно опомнился. - Так это твой муж же Андрея захватил и отдал этому… Который пират! С него и спрашивай, дело семейное!
        Я присмотрелся - действительно, на безымянном пальце плотно обхватившей рукоятку «Кедра» руки было тонкое золотое кольцо. Однако женщина никак не отреагировала на упоминание своего семейного положения, хотя и стрелять тоже не стала. Казалось, она что-то мучительно припоминает, но не может вспомнить.
        - Это та самая баба! - внезапно громко прошептал в мою сторону Сеня.
        - Какая ещё баба? - не понял я.
        - В моём видении. Ну, в костюме супергероя!
        Женщина одета самым обычным образом - джинсы, ботинки, рубашка, куртка. Но я слегка успокоился - раз Сеня видел её в будущем в каком-то костюме, значит, мы до этого момента доживём. Или не значит? Я не силён во временных парадоксах - что будет, если я сейчас, пока она тормозит, попробую её пристрелить? В зависимости от исхода, кто-то из нас ляжет трупом, но вместе на ту крышу уже точно не попадём. И что тогда будет с Сениным предвидением? «Ошибка 404. Событие удалено или недоступно?».
        Женщина тем временем начала как-то подёргивать лицом, взгляд её размылся… Учитывая ПП в её руках, это нервировало.
        - Может, мы пока присядем? - поинтересовался я осторожно. - Денёк у всех выдался сложный, обсудим спокойно…
        Женщина так же внезапно пришла в себя, глаза её сфокусировались и просветлели. Она подняла «Кедр» стволом вверх, сделала два шага назад и сказала спокойно:
        - Мне нужен Андираос.
        - Всем нужен Андираос, - сказал я примирительно. - Но, похоже, мы не первые в очереди. Его увезли.
        - Куда?
        - На муда! - вызверился Пётр. - Что ты херню городишь! Твой же муж его повязал, тебе лучше зна…
        Он осёкся и заткнулся - Сеня коротко, но больно пробил ему куда-то в область почек. И то верно, нечего тут истерики устраивать, дама хоть и подняла ПП стволом вверх, но убирать не спешила. Я, пожалуй, теперь успел бы первым, но Сенино видение не давало покоя. Ей ещё костюм супергероя искать.
        - Мой муж? - задумчиво сказала рыжая.
        Её, кажется, снова начинает клинить. Какой-то ступор на теме мужа?
        - Не нужен Андираос! - сказала она вдруг решительно.
        - Ну, славтеяйца! - не удержался Пётр. - Хоть кому-то он не нужен!
        - Нужен проводник, - отрезала женщина.
        Ох уж мне эти женские хотелки…
        - И куда уважаемая планирует направиться? - поинтересовался я осторожно.
        - Коммуна! - в её тоне не было и тени сомнений.
        Ничего себе заявочки!
        Рыжая встала и, убрав «Кедр» в спортивную сумку, подошла к висящему на стене телевизору. Уверенно взялась за верхний правый угол и потянула его на себя, открывая замаскированный сейф.
        - Откуда ты!… - раскрыл рот Пётр. - Да нихуя ж себе! - добавил он, когда женщина прострекотала барабанчиками и открыла тайное хранилище.
        - Вот! Плата! - в руках у неё был небольшой цилиндрик, наполненный как будто клубящейся тьмой.
        - Ты не охуела чужим добром платить, рыжая?!! - завопил возмущенно Пётр, но она на него даже глазом не повела. Смотрела она конкретно на меня.
        - Что это за хрень? - спросил Сеня.
        - Это, - сказал я ему назидательно, - легендарный «акк». Судя по цвету - полный.
        - Ценная штука? - заинтересовался мой напарник.
        - Более чем, Сеня, более чем…
        Действительно, этот небольшой цилиндрик стоит больше, чем всё запасённое нами на чёрный день золото. Намного больше. Неудивительно, что его мало кто видел, а уж тем более держал в руках. Другое дело, что до мест, где его оценят, ещё добраться надо…
        - Я не проводник, - признался я в ответ на настойчивый взгляд.
        - У тебя есть проводник, - уверенно сказала женщина. - Я тебя помню, ты Македонец.
        Экий я, оказывается, популярный.
        - Простите, мадам, не припоминаю факта нашего знакомства. Я бы вас запомнил.
        - Не имеет важности, - отмахнулась рыжая.
        - Допустим, - согласился я, - но, по слухам, проводник до Коммуны добраться не может. Не то, чтобы я пробовал… Но иначе её давно бы кто-нибудь раскулачил.
        - Я знаю путь.
        - Ладно, - сказал я задумчиво, - предложение, честно скажу, соблазнительное.
        Это я очень мягко выразился. Даже заряженный акк на фоне способа добраться до Коммуны - мелочь на карманные расходы. Если такой способ действительно существует, то это токсичный, но очень, очень ценный актив. Я знаю тех, кто отдаст за него всё, что угодно. Хотя куда больше знаю тех, кто за него прибьёт.
        - Однако, - продолжил я, - у нас осталось тут одно важное дело. И мы не можем отправиться в путь, не закончив его.
        Я вопросительно посмотрел на женщину, но она не проявила никаких эмоций по этому поводу. Будем считать за согласие?
        - Пётр, - обратился я к водителю, - твой выход.
        - А чего я-то? - заныл тот. - Мы ж не знали. И Андрей не знал, а я так и вовсе не при делах, я так…
        Я молча на него смотрел, ожидая продолжения.
        - Андрей всё это время держал её на… как бы это сказать… на препарате одном. Она как овощ была, ничего не соображала. Но ведь жива осталась! А могли бы… И я её пальцем не тронул, клянусь! Карлос - тот да, но он дикий вообще… Был. Горец Закава, они там все ебанутые…
        Кажется, я заскрипел зубами - во всяком случае, Сеня покосился на меня странно. Но я сдержался. А вот рыжая неожиданно вскинулась и рявкнула на Петра:
        - Vanodya mutauro wako tsvina! Vakaderera![11 - Практически непереводимое обращение к собеседнику на языке горцев Закава, сообщающее о непростых отношениях адресата с домашним скотом, трупами родителей и испражнениями нечистых животных. Кстати, самый частый местный праздник - похороны…]
        Пётр выпучил глаза, побледнел и, опрокинув стул, отпрыгнул в угол. Я с тревогой поглядел на его штаны - но обошлось.
        - Ка… Карлос? - пробормотал он изумлённо.
        Но женщина уже не реагировала - её лицо снова подёргивалось, а глаза расфокусировались. Секунда - и снова всё в норме. Сидит, смотрит спокойно. Да что с ней такое?
        - Сядь! - сказал я Петру. - Что за истерики!
        - Она… - он смотрел на рыжую с таким ужасом, как будто это оживший труп, который сейчас всех тут перекусает.
        - Что «она»? - раздраженно сказал я. Достал меня уже весь этот цирк.
        - Ничего… Наверное… - Пётр неуверенно вернулся к стулу, поднял и поставил его как можно дальше от рыжей. - Показалось вдруг…
        - Когда кажется, креститься надо! - авторитетно заявил Сеня.
        Пётр встал со стула и очень серьёзно перекрестился, пристально глядя при этом на рыжую. Поскольку она не вылетела с воем в окно, не самовозгорелась и не рассыпалась прахом, эксперимент, на мой взгляд, не удался. Но водитель, вроде бы, успокоился и вернулся к изложению интересующих меня событий.
        - …В общем, зарезала она тогда Карлоса, - закончил он вскоре свой запутанный рассказ. - Зарезала и сбежала. А что с ней дальше стало, надо у её мужа спрашивать… - он осторожно показал рукой в сторону женщины.
        Мне самому уже очень хотелось познакомиться с этим странным человеком. Женатом на отмороженном рыжем создании, ругающемся на языке Закава. Легко похищающим неуловимого Коллекционера, за которым несколько лет безуспешно охотится всесильная Коммуна и половина наёмников Мультиверсума. На раз выносящим в одиночку группу Даггера - не самого последнего специалиста по выбиванию информации и долгов. Человека, у которого в его личном срезе бегает по лесу с ножом моя пропавшая любовь. Неординарная личность, судя по всему. Многого в жизни достиг, убивать пора.
        - Комментарии будут? - мрачно спросил я рыжую.
        Она смотрела на меня спокойно, без малейших признаков понимания и вообще интереса.
        - Ну, муж? Где твой муж? - попытался я достучаться до её сознания.
        - Муж… - равнодушно повторила женщина.
        - Дочка у неё ещё была! - припомнил Пётр.
        - Дочка? - без особой надежды спросил я.
        - Маша… - ответила она задумчиво. Лицо её снова задёргалось и взгляд поплыл.
        - Проход в деревне, в сарае откидная стена! - Внезапно чётко сказала рыжая.
        Она застыла, закрыла глаза и осела на кресле, как будто внезапно уснула. Я подошёл к ней и попробовал аккуратно забрать «Кедр», но она моментально пришла в себя, и ствол уставился мне в живот.
        - Нет. Моё.
        Ну, твоё, так твоё, не очень-то и хотелось. Неслабо тебя, видать, жизнь приложила.
        А про проход в деревне я и сам догадался - не зря ж они с Ингваром туда грузовики пригоняли. Может, он и сейчас открыт? Если верить Петру, проходы стабильные. Есть шанс. Ну, или посидим на пороге, подождём: кто-то куда-то в конце концов пойдёт, не удержится. Мысль о том, что я, возможно, всего в одном переходе от Марины, меня воодушевила.
        - Коммуна? Проводник? - напомнила женщина… Лена её зовут, припомнил я, Пётр говорил.
        - Дочка? Маша? Деревня? Проход? Подождать? - невольно в тон ей ответил я.
        - Подождать… - ответила Лена неуверенно. Лицо её снова задергалось.
        - Я знаю дорогу! - радостно заявил Пётр. - Я вас отвезу!
        - Я сам её знаю, - осадил его я. - Так что, извини, ты нам больше не нужен.
        «Простите, Анна, я снова…»
        - Не надо, Македонец! - Сеня придержал меня за локоть. - Это несправедливо…
        - Справедливости не бывает, Сень, - ответил я ему недовольно, но пистолет всё же убрал. - Она противоречит термодинамике.
        - Это как? - хитрый Сеня просто пытался отвлечь меня от со всех точек зрения правильной мысли пристрелить этого мудака, но я всё же ответил.
        - Справедливость - это когда ты получаешь от Мироздания больше, или хотя бы не меньше, чем ему отдаешь, так?
        - Ну, так…
        - Это нарушает законы сохранения. Нельзя получить из системы больше энергии, чем затрачено. Даже столько же нельзя - потому что трение и потери. Твоя «справедливость» - типичный Вечный Двигатель, так что если она вдруг случилась - ты просто не знаешь, за чей счет подогрелся.
        Огребём мы ещё проблем с этим «я-не-при-чём-я-просто-водила», вот жопой чую. Но пристрелить его сейчас уже как-то непедагогично. Ничего, авось ещё представится случай…
        В общем, выехали всей компанией - Пётр за рулём, я рядом, а Сеня с рыжей сзади. Рулил, он, правды ради, действительно неплохо - я вожу хуже, практики мало. Но это нам не сильно помогло - первая попытка выехать из города закончилась ничем. Памятуя о перекрытом Росгвардией вылетном шоссе, мы сразу двинулись в объезд - и всё равно уперлись в кордон. Военные натащили вместо шлагбаума бетонных блоков с ближней стройки - судя по следам, просто волокли их БТР-ми, - и расположились за ними, мрачно сидя на броне с автоматами наизготовку. Вид их не располагал к переговорам, а выщерблины и следы крови на асфальте говорили о том, что лучше и вовсе не приближаться. Похоже, тут тоже было невесело. Мы посмотрели на них - и свернули в сторону, не дожидаясь отдельного приглашения от пулемётчика.
        - Я знаю ещё один выезд! - оптимистично заявил Петр, явно переживающий на счёт последствий своей возможной ненужности. - Даже два! Где-нибудь да проскочим!
        Он свернул во дворы, проехал впритирку между густо припаркованными машинами, но за поворотом внезапно уткнулся в развёрнутую поперек проезда полицейскую «Нексию». Двери машины были раскрыты, лобовое стекло изнутри забрызгано бурым.
        - Давай назад! - скомандовал я.
        - Погоди, я щас аккуратно… - Пётр включил передний мост, повернул руль влево и рывком газа перекинул переднее колесо через высокий бордюр газона. Выехать туда целиком не давал металлический сварной заборчик, высотой примерно по пояс, но водитель, оказывается, задумал другое - вторым колесом он уперся в низкий капот «Нексии» и, включив пониженную и блокировки, полез на него. «Патриот», заскрипев рессорами, накренился, но послушно вскарабкался, придавив полицейскую машину к асфальту. Крякнул, качнулся - и съехал, оставив препятствие позади. Я выглянул в открытое окно - «Нексии» наш маневр на пользу не пошёл, зубастые колеса раздавили капот и крылья, как таракана тапкой. Пожалуй, Пётр не совсем бесполезен - мне бы это и в голову не пришло, не представляю я возможностей подготовленной для бездорожья машины.
        Мы двинулись дальше, но тут из просвета между гаражами выскочил полицейский и побежал в нашу сторону. Я было подумал, что он хочет нам предъявить за попранную нашими колесами казённую технику, но за ним из того же отнорка выбежали три мужика. Полицейский бежал к нам так, как будто от этого зависела его жизнь - что, возможно, было правдой. Китель порван, лицо разбито, рубашка заляпана кровью. У одного из преследователей болтается на плече короткий автомат «АКМ-С», второй украсил себя криво накинутым полицейским броником и неправильно надетой кобурой, а третий мчится, как ниндзя в трениках - размахивая сразу двумя резиновыми дубинками-тонфа. Ни один из преследователей не выглядит опытным бойцом, но целеустремленность их погони была неоспорима, а намерения недвусмысленны. Полицейскому не позавидуешь.
        - Пусти его, Сеня, - сказал я с неохотой.
        Пётр притормозил, Сеня распахнул дверцу, и беглец с разбегу запрыгнул, неловко ударившись ногой о высокую подножку. Пока он шипел и матерился, Пётр прибавил газу, отрываясь от его преследователей. Я был готов стрелять, но они почему-то не пытались использовать оружие - пробежали за нами метров двадцать, потом остановились, недобро глядя вслед.
        - Что, старлей, хреновый день? - спросил я его, разглядев заляпанные погоны.
        - Да пиздец! - искренне ответил полицейский.
        - Извините, гражданка… - исправился он, разглядев Лену. - С утра как взбесились все, вызов за вызовом - и всё то драка, то массовая драка. Докинете до участка? Тут недалеко, два квартала.
        - Докинем, - решил я, - не до самого участка, но поблизости высадим. Ты уж извини, что мы твою машину переехали…
        - Да хуй с ней… Извините! - махнул рукой старлей. - Напарника моего вообще по башке отоварили и утащили, какая уж тут машина… Приехали на вызов, из подъезда вышло человек десять - и все, вроде, с виду нормальные, не гопота какая… А только мы остановились, как кинутся! Хрен ума дам, что происходит! Лёху сразу отоварили и в подъезд потащили, а я вывернулся… Ни автомата, ни хрена, кобура пустая… Ловили меня по кустам, думал мне пиздец… Извините, гражданка.
        Рыжая, впрочем, никак не реагировала ни на ругань, ни на извинения. Сидела статуей, смотрела вперёд.
        - А что вообще творится, старлей? - поинтересовался я. - Военные какие-то, Росгвардия, вертолёты…
        - Вы что, телевизор не смотрите? - изумился полицейский.
        - Да, как-то выпали на несколько дней, так вышло.
        - Попытка переворота в стране, ФСБ месилось с Росгвардией, кто за кого - непонятно, но военное положение. То ли из-за них, то ли, правда, война… Американцы северных корейцев бомбят, те южных, китайцы тоже кому-то вломили. В Израиле что-то жахнуло, или они кого-то жахнули… В Крыму чего-то взорвали, на Донбассе понеслось, на Балтике каких-то натовцев сбили, а в Чёрном море - утопили. В Европе эпидемия, границы все перекрыты, пиндосы грозятся всех разнести, но никак не сообразят, с кого начать…
        - Ничего себе! - удивился Сеня. - А мы и не в курсе…
        - А главное, - не затыкался, радуясь спасению и свежим ушам полицейский, - у нас в городе то ли гнездо заговорщиков нашли, то ли террористов с биооружием, то ли диверсантов - но город закрыт наглухо. По улицам гвардейцы фсб-шников гоняют, а выезды перекрыты войсками. Некоторые говорят, - тут он понизил голос до зловещего шёпота, - что народ как раз от того биооружия бесится. То ли через интернет его всем в мозги внедрили, то ли в водопровод что-то добавили, то ли в воздухе распылили - но крышу сносит нахуй, извините, гражданка! Агрессия прёт такая, что боже мой! О, вон там, за углом наш участок!
        - Вылезай тут, - строго сказал я. - Пешком дойдешь. Ничего личного, но не хочется оказаться крайними в тяжёлый для Родины час. Мы к полиции со всем уважением, так что не будем отвлекать её по пустякам, лады?
        - Как скажете, спасибо, что выручили! - поблагодарил нас старлей, вылезая. - Странная вы компания, но удачи вам. Зашхерьтесь куда-нибудь, переждите, пока рассосётся, а мне пора - работа.
        Полицейский, прихрамывая, потрусил к участку, а мы повернули в другую сторону, углубившись в хитросплетения улиц окраины.
        - Сеня, глянь там через свою болталку, что в мире творится, - велел я. - Только смотри, не подхвати этот, который через интернет внедрили…
        - Чуть что - сразу через интернет, ага, - обиделся за мировую сеть Сеня. - Половым путём с порнохаба.
        Он достал из кармана смартфон и погрузился в него.
        - Что делать-то будем? - спросил я в пространство. - Город-то, говорят, закрыт весь…
        - Не, - уверенно сказал Петр, - хрен его закроешь. Выездов много. Они дороги перекрыли и сидят, радуются. А мы сейчас…
        Он повернул куда-то в частный сектор, спускаясь по кривой узкой улочке к речке-переплюйке. Под колёсами прогрохотал шаткий мостик, и «Патриот» заскакал по разбитой полугрунтовке - я даже и не знал, что в городской черте существуют такие заповедники перекошенных заборов, покосившихся домишек и крошечных огородиков. Из распахнувшейся калитки выскочил какой-то скрюченный дед, кинул нам вслед камнем и, потрясая сухоньким кулачком, заорал неразборчиво-матерно. Интересно, это у него внедрённый коварными диверсантами вирус агрессии так проявился или просто маразм? Во всяком случае, вряд ли он его в интернете подхватил. А кстати…
        - Сеня, приборы?
        - Четыреста четыре!
        - В смысле?
        - Связи нет! Мобильный интернет сдох. Показывает полную линейку, а трафик не идет и даже смс не отправляются. Пришло только сообщение: «Уважаемые абоненты, возможны перебои… По техническим причинам, бла-ла-бла…».
        Ну вот, мир, может быть, уже летит ко всем чертям, а мы и не в курсе.
        «Патриот» проскочил по заброшенной спортплощадке, где из матёрого бурьяна призраками прошлого торчали остатки ржавых футбольных ворот, медленно преодолел неглубокую, заваленную мусором дренажную канаву и вырвался на оперативный простор. Заросшая грунтовка уходила в поля, теряясь среди посадок.
        - Если прямо, то выскочим на трассу в паре километров за постом, - бодро доложил Петр, - а если взять за тем леском левее, то можно так и проскочить грунтовками. А вы - «перекрыли, перекрыли»… Перекрывалка не выросла!
        Опровергая его оптимизм, из-за кромки леса показалась пара МИ-24. Вертолёты на секунду зависли, как будто задумавшись, а потом решительно повернули в нашу сторону.
        - Ну, всё, сейчас врежут НУРС-ами[12 - НУРС - неуправляемый реактивный снаряд, вид вертолётного (и не только) вооружения.] и как звать не спросят… - моментально перешёл от оптимизма к панике наш водитель. - От вертолёта на машине не сбежишь…
        Пётр нажал на тормоз, и «Патриот» остановился. Я огляделся - действительно, бежать некуда, в чистом поле пара вертолётов загоняет нас, как зайцев. Оставалось надеяться, что эти не ищут конкретно нас, а так, вообще приглядывают, чтобы народ не разбегался. Тогда, может быть, постращают, загонят назад и отпустят. Ну не будут же они на самом деле расстреливать с вертушек всех, кто из города выехал?
        Вертолёты зависли в сотне метров, уставившись на нас злыми рыльцами. Я отметил, что подвески на них полные, так что вполне могут и жахнуть. Однако вместо этого пилоты, видимо, вызвали наземный патруль - с юга запылила грунтовка, по ней к нам приближался как минимум один БТР. Ну, с этими, с одной стороны, можно будет разговаривать. А с другой - у нас на руках минимум четыре ствола, как бы не случилось нехорошего… Вояки сейчас, судя по всему, нервные. В лучшем случае запрут в какой-нибудь комендатуре «до выяснения», а то и по законам военного времени… Интересно, у нас военное положение ввели или ещё нет?
        - Наружу вылезаем все, - скомандовал я. - Оружие убрать подальше, не провоцируем!
        Сам я, если честно, пистолеты оставил при себе. В машине их всё равно найдут, а если что - я хотя бы попытаюсь. И, кстати, не совсем с нулевыми шансами. Я всё-таки Македонец - шестнадцать выстрелов и все в цель. Если бы не вертолёты… «Крокодила» из пистолета даже не поцарапаешь. Но я не останусь без пистолетов. Не могу. Мне полжизни снится один и тот же кошмар - что я протягиваю руки к кобурам, а пистолетов там нет. Просыпаюсь в холодном поту. «Да, Анна, опять эти сны…»
        БТР уже подъехал достаточно близко, чтобы разглядеть номер на пыльной броне, когда вдруг земля дрогнула. Нет, она не дрогнула - подпрыгнула, пнув в пятки так, что я ухватился за борт скакнувшей на рессорах машины. Пётр, не удержавшись, повалился на траву, а Сеня присел. БТР на ходу подбросило так, что он слетел с дороги, и, перепрыгнув канаву, затормозил в поле. Вертолёты дёрнулись и, моментально утратив к нам интерес, набрали высоту, с разворотом уходя на город. Над изломанным городским горизонтом начали подниматься столбы то ли пыли, то ли дыма. Оттуда донёсся ослабленный расстоянием звук ревунов ГО.
        Землетрясение? Здесь? Да ну нафиг!
        БТР ожил и, развернувшись, рванул в сторону трассы. Похоже, у военных нашлись более важные задачи, чем отлов одиночных беглецов. Ну, нашим легче.
        Стоящий на отшибе дом пуст, открыт и грубо разорён. По сравнению с тем, что я видел тут ещё утром, разница очень заметная - двор перепахан колёсами, ворота сарая вбиты внутрь, сам сарай перекошен на один угол, а в доме выломана дверь…
        - Где проход-то? - спросил я рыжую, когда мы высадились среди разорённых клумб и поваленных саженцев.
        - Проход, - кивнула она и пошла к сараю.
        Внутри было пусто, натоптано по пыльному полу армейскими берцами, и висела перекошенная на одной петле фальшстена. Неплохая попытка, но, конечно, серьёзного обыска такое домашнее творчество не выдерживает. Его ничего не выдерживает, по правде говоря.
        - Проход! - рыжая показала на открывшуюся заднюю стену.
        - Сень?
        - Ну, что «Сень»? - недовольно заворчал мой напарник. - Если он тут и был, то сейчас его нет. Я-то что могу сделать?
        Ну вот, опять тупик, да что же это такое! Я заглянул в дом. По нему прошлись капитально. Вскрыты полы, ободраны стены, полуразобрана печка, вывернута кишками наружу мебель. Неплохо тут порезвились.
        - Македонец! - позвал меня с улицы Сеня. - Глянь, тут к нам гости.
        Я выскочил во двор, держа руки накрест на скрытых кобурах, но сразу их убрал - с пригорка к нам неторопливо ковыляет бабка столь древняя, что ей уже на том свете прогулы ставят. Она медленно переставляла ноги в больших калошах, помогая себе палкой, а мы терпеливо ждали, пока она добредёт.
        - Ох, беда-то какая, Леночка! - сказала она, обращаясь к нашей рыжей даме и начисто игнорируя нас. - Понаехали солдатики на больших машинах, да как давай тут всё крушить-ломать! Это чего ж на свете деется-то!
        Рыжая смотрела на неё молча и бесстрастно, так что я перехватил нить беседы:
        - Здравствуйте, уважаемая… Э…
        - Прасковья Петровна! - бодро отрапортовала бабуся. - А вы чьих будете?
        - Мы… э… Мы друзья Лены.
        - Таких друзей - за жопу и в музей… - тихо, но отчётливо пробормотала вредная старушка, внимательно глядя на женщину. - А чего это Леночка молчит и смотрит странно?
        - Стресс у неё, - пояснил я. - Мужа никак найти не может, нервничает…
        - А чего его искать-то? Туточки он был. Вот аккурат как тряхануло - на этом самом месте и стоял, - бабуся притопнула калошей, показывая историческое место мужестояния. - Постоял, попялился - да и уехал через свой сарай туда, куда вы все тут ездите.
        - Уехал, значит?
        - Как есть утёк на таратайке своей зелёной! Я и енералу этому так и сказала - неспроста они тут ездиют и ездиют… Вы их туточки подождите - они и объявятся…
        - Какому ещё «енералу»?
        - Да вон тому, что с солдатиками… - старуха махнула рукой в сторону леса и решительно заковыляла обратно на пригорок.
        Я обернулся - из лесочка выскочили два камуфлированных «Тигра» и резво понеслись к нам. Редкий момент, когда жалеешь, что нет чего-то тяжелее пистолета.
        - Сеня, за дом!
        Я отпрыгнул за угол, выхватывая оружие. Сеня чуть тормознул и заскочил вместо дома за сарай - хреновая альтернатива, его даже автомат прошьёт навылет. Пётр так и застыл где стоял, а вот рыжая, ловко выхватив из сумки «Кедр», очень технично откатилась под прикрытие сруба, где моментально изготовилась к стрельбе. А она ничего, не всегда тупит, оказывается…
        «Тигры» ещё раз вспахали колесами клумбы, заняв собой весь дворик, и встали. Пётр поднял руки кверху и застыл. Сеню мне видно не было, а Лена уверенно держала их на прицеле. «Тигр» неплохо бронирован, но башенного пулемета, как на БТР, у него нет, так что, чтобы начать по нам стрелять, им придётся вылезать или хотя бы поднять боковые окна-хлопушки. А вот тут-то мы и посмотрим, чьи в лесу шишки… Интересно, сколько их там? Это армейский модернизированный, в него можно человек 8 - 9 запихать…
        Дверь «Тигра» предусмотрительно открылась с обратной от меня стороны, так что знакомого «пиджака», который руководил обыском моей квартиры, я увидел только, когда он обошёл машину спереди. Обошел с поднятыми руками. Брылястое лицо украшает свежий фингал, модный костюм имеет такой вид, как будто его в нём за машиной тащили. Идёт, прихрамывая, оглядываясь назад, с явной неохотой. Подрастерял где-то свой гонор.
        - Виктор Петрович! - сказал он громко в пространство, но обращаясь, вероятно, ко мне. Вряд ли тут много Викторпетровичей в кустах. - Вы меня слышите?
        Я промолчал.
        - Я знаю, что слышите… - грустно продолжил брылястый. - С вами очень хочет поговорить генерал-майор Кутаев. Он просил передать, чтобы вы в него не стреляли, когда он выйдет.
        - А в вас, значит, можно? - съехидничал я.
        - На меня ему насрать, - совсем печально ответил «пиджак», - а ваша репутация ему известна…
        Экий я в последнее время популярный, с ума сойти.
        - Ну, пусть выходит, ваш «енерал», - я покосился на улепётывающую бабку. Странно, но в гору она, кажется, ковыляла куда резвее. - Не буду стрелять. В него. Сразу.
        Тяжело хлопнула бронированная дверь «Тигра», и на землю спрыгнули ноги в новеньких берцах. Я мог бы отстрелить любую ногу на выбор, но не стал, конечно. Чего бы и не поговорить, раз предлагают?
        - Виктор Петрович? Македонец? - сказал, радушно улыбаясь, одетый в полевой камуфляж генерал, глядя примерно в мою сторону. - Выходите, не бойтесь, поговорим!
        - Спасибо, - вежливо отказался я, - мне и отсюда прекрасно слышно.
        Генерал оружия на виду не имеет, но мало ли - может, у них на пригорочке снайпер сидит. Я бы непременно посадил.
        - Нас тут товарищ полковник… Да опусти ты руки уже, мудак, - отвлёкся он на унылого пиджака, - да, полковник нас проинструктировал на ваш счёт…
        Надо же, а брылястый, хоть и в штатском, а целый полковник. Интересно, каких войск? Хотя, что это я, понятно, каких….
        - Вы, говорят, тоже человек служивший, службу знаете…
        Это к чему такие мутные заходы? Ах, ну да, конечно:
        - Родина вас не забыла!
        Когда вот такой бодрый и на удивление молодой (в районе сорока) генерал начинает называть себя «Родиной» - жди неприятностей… И точно!
        - В связи с чрезвычайным положением, мы мобилизуем вас…
        - Мобилизовалка сломается! - грубо оборвал я «енерала».
        - Ну, зачем вы так? - показательно огорчился военный. - Мы же по-хорошему предлагаем…
        - А вы попробуйте по-плохому, - предложил я. Меня всё сильнее разбирала злость. Та самая темная злоба, от которой меня так и не вылечили своими заговорами шаманы-психологи. «Анна, кажется я опять…»
        В этот момент рыжая, внимательно оглядывавшая окрестности, неожиданно быстро и ловко, не выпуская из рук «Кедр», уползла в заросли разросшихся за домом кустов, где и скрылась в какой-то промоине. Вот куда её понесло? Что щёлкнуло в рыжей башке? Удаляющийся слабый шорох дал понять, что она не то меняет позицию, не то сваливает. А, впрочем, и чёрт бы с ней. Единственный, за кого я тут отвечаю - это Сеня, остальные могут валить куда хотят.
        - Ну, Виктор Петрович! - укоризненно вещал меж тем генерал. - К чему эта агрессия? Вы прям как эти… Полковник, как их там назвали?
        - Аффекторы, - буркнул полковник, непроизвольно потирая разбитую скулу.
        - Вот, они самые. Которые на людей кидаются. Якобы жертвы биотерроризма или интернет-энэлпи… - военный изобразил пальцами «кавычки» и я сразу подумал, что какой-то он очень странный генерал. До сих пор я такой жест «заячьи ушки» встречал только среди всяких нарочито американизированных менеджеров. Ну, тех, кто знает значение матерного на мой слух слова «ебитда».
        - Не хотите мобилизацию - не надо, - разливался соловьём «енерал», - привлечём на контракт как гражданского специалиста. Да выходите вы уже из кустов, поговорим нормально!
        Я краем глаза уловил движение на пригорке - оттуда, заложив руки за голову, спускается паренёк в лохматом снайперском камуфляже. В затылок ему упирается толстый длинный глушитель «Кедра», который уверенно держит в правой руке Лена. Левой рукой «Леночка» - как назвала её вредная бабка - придерживает на плече снайперскую винтовку, модель которой я отсюда разглядеть не мог.
        - Выходить из кустов, говорите? - насмешливо сказал я генералу.
        Тот на секунду смутился, но сразу нашёлся:
        - Ну, это же просто подстраховка! Не стал бы он стрелять! Уж больно нас полковник сильно застращал вашими талантами. Теперь вижу, что не зря! Ну, зачем нам вас убивать, сами подумайте?!
        Я подумал. Потом ещё раз подумал. Сходу в голову пришло несколько вариантов, начиная с простого «потому что ты странный мудак в погонах», но я не стал их озвучивать.
        - Нам просто нужно… - продолжил военный, но тут внутри одного из «Тигров» раздался приглушенный выстрел.
        - Что за… - Генерал еще поворачивался с изумленным лицом, когда оттуда донеслись очереди автоматного огня. Лобовые стёкла моментально покрылись мутными пятнами от ударивших в них пуль, но выдержали. Потом внутри что-то гулко рвануло, одно их боковых окон слетело с задраек, подлетев вверх на петлях, и оттуда пошел сизый пороховой дым. У второго «Тигра» распахнулись двери, оттуда буквально вывалился спиной боец. Вслед ему выкатилась граната, и все в ужасе уставились на неё, причём полковник от испуга сел на жопу и начал смешно отползать, упираясь в землю каблуками дорогих туфель. С моего ракурса было видно, что кольцо из гранаты не выдернуто. В машине грохнули два одиночных выстрела, а вывалившийся вскочил на ноги, вскинул автомат и полоснул из него вокруг себя, не целясь, длинной, на весь рожок, очередью. Ну, то есть она была бы на весь рожок, если бы я не прострелил ему голову. Но и так он успел зацепить генерала, напугать до полного ступора Петра и наповал уложить неудачно подошедшего к месту событий пленного снайпера. Рыжая с похвальной резвостью кувыркнулась в сторону, и пули прошли над ней.
        Сидеть в кустах после такого представления уже было как-то глупо, и я вышел, стараясь держаться так, чтобы в меня не могли пальнуть из открытой двери «Тигра». Глушители парных «макаров» смотрели на генерала и полковника.
        - Сеня, ты там в норме? - крикнул я в сторону сарая.
        - И даже ничуть не обосрался! - громко ответил напарник, выходя с «Глоком» в руках. - Вот нихрена себе цирк! Что это было?
        - Аффекторы! - шипя от боли, сказал генерал, зажимая левой рукой простреленный бицепс правой. - Стоит одному с катушек слететь - и сразу все склонные от стресса заводятся…
        Я подобрал с земли гранату, убедился, что кольцо сидит плотно и подошел ко второму «Тигру» - в первом-то уже ловить нечего, там как бы не ВОГ[13 - Выстрел осколочный гранатомётный.] внутри сработал.
        - Алё, есть кто живой? - спросил я, встав сбоку от двери. Внутри послышалась какая-то возня, и я уточнил: - А если гранату бросить?
        - Есть! Двое! - неохотно ответили оттуда.
        - Выходите с поднятыми руками, оружие оставьте внутри!
        В «Тигре» снова завозились, и я постучал по стеклу гранатой:
        - В темпе, войска!
        Из машины неловко, держа руки перед собой, вылезли два бойца. Один кривится, припадая на раненую ногу, второй, вроде, целый. Автоматов при них нет, но я на всякий случай предупредил:
        - Дурные мысли ведут к дурным последствиям! У вас там сколько двухсотых внутри?
        - Два человека… Василий вдруг Серого прямо в лоб… Ну и я его сразу… - ответил мрачно раненый. - Как инструктировали про аффекторов - глаза стеклянные…
        Ага, разглядел ты, какие там у него глаза были, окулист хуев. Ну, хоть среагировал быстро - вон, в той машине не успели.
        - Вот и не надо увеличивать число жертв! - закончил я веско. - Займитесь ранеными.
        В первом «Тигре», как ни странно, тоже нашёлся выживший - с такими шальными от контузии глазами, что чуть не перестал им быть. Приняли за этого, как его… аффектора, вот. Чуть не добили, а так почти целый. Пара осколочных по конечностям не в счет. Повезло. А вообще, заглядывать туда на сытый желудок я бы никому не посоветовал.
        Когда со всеми разобрались и всех, кого надо, в первом приближении перевязали, естественным образом возник вопрос - а дальше-то что?
        - Послушай, Македонец, - кривясь от боли, сказал генерал, - мы, конечно, были немного неделикатны…
        Я фыркнул.
        - Да-да, знаю… Но ситуация критическая. Нам позарез нужны такие люди, как вы с напарником. Люди, способные выйти из… как вы это называете? Среза?
        Интересная осведомленность. Нет, я всегда знал, что все эти мелкие шалости с проходами известны там, где положено, и что некоторых проводников крышуют спецслужбы, но отчего-то считал, что мы с Сеней вне зоны их интересов. Никто к нам с предложениями послужить Родине не подъезжал, никакого лишнего внимания не ощущалось. А поди ж ты, припёрло - и оказалось, что у них все ходы записаны. «Родина слышит, Родина знает…»
        - На кой хрен?
        - Нам нужно транспортировать… нечто.
        - Куда?
        - Всё равно куда, лишь бы отсюда. Нужно чтобы это… покинуло наш срез. В любом направлении.
        - Ну так и обратились бы к контрабасам, - удивился я. - Они за деньги вам что хочешь вытащат. У них работа такая.
        - К сожалению, эта необходимость назрела внезапно. Кроме того, до недавнего времени тема находилась в ведении вот этих… - он неприязненно кивнул на полковника в штатском, который, сняв пиджак, с самой недовольной мордой разглядывал его остатки.
        - А вы не эти? А какие? - поинтересовался я. Не то, чтобы это было действительно важно, но…
        - Ну… - замялся странный генерал, - формально мы относимся к ФСО. Но фактически достаточно автономны в своих компетенциях.
        Нет, серьёзно? Он сказал «компетенциях»! Кого только ни берут нынче в генералы! Он, небось, и «синкретизм» с «кретинизмом» не путает. Когда я служил, в армии такой хуйни не было. В другое время я бы, наверное, заинтересовался этой историей больше, но, чем дальше в лес, тем своя жопа ближе к телу.
        - Так что там с контрабасами? - вернул я его к практическим аспектам.
        - К сожалению, на текущий момент все известные нам проводники вне доступа. Скорее всего, они покинули срез. ФСБ-шники почти случайно вышли на мужа вот этой… хм… решительной дамы…
        Рыжая сидит на капоте «Патриота», собрав вокруг себя всё оружие, держит в руках «Кедр» и внимательно следит за тем, как разоружённые бойцы стаскивают тела убитых в одну машину. (Второй «Тигр» решили бросить: взорвавшаяся внутри граната что-то повредила, и он не завёлся). Лицо её бесстрастно, глаза как прицелы.
        - Но эти придурки его спугнули и не смогли взять… Похоже, вы остались единственной доступной нам командой, - генерал развел руками и опять поморщился.
        - И что же вам надо перетащить? - спросил я без особого интереса. Никакого желания связываться с ФСО или любой другой аббревиатурой у меня не было.
        - Боюсь, я не могу вам этого пока сказать. Это может решить только моё командование…
        - Да мне похрен, - честно признался я. - Но я не проводник, проводник у нас Сеня, и грузоподъёмность у него крохотная. То есть, если это какая-нибудь супербомба, то он её никак не упрёт.
        - Килограммов сорок сможет? - быстро спросил генерал.
        Я прикинул - это, в принципе, эквивалентно полчеловека к нам. Даже если с рыжей, должен вытянуть без проблем. В режиме «Сеня плюс три» мы ходили не раз, да ещё и не порожняком, так что приличный запас есть.
        - Обсуждаемо, - не стал я отпираться. - Смотря что мы с этого будем иметь.
        - У нас доступ к определённым фондам… - немного туманно ответил ФСО-шник. - Есть чем вас воодушевить. Договоримся, в общем, не пожалеете!
        Я сразу начал жалеть. Фонды у них… Ещё неизвестно, как повернётся, когда ситуация будет не «четверо на четверо и все стволы у нас». Они тогда, небось, по-другому разговаривать станут. А, ладно, с паршивой овцы… На самом деле меня в этой ситуации больше привлекала мысль въехать в город под прикрытием генеральской ксивы ФСО-шника, а не объезжая кордоны огородами. Второй раз такого своевременного землетрясения может и не случиться. А там - квартира-сортир-база, и ебитесь вы все конём. Свой шанс взять Коллекционера я, получается, бездарно просрал, и делать в этом срезе мне больше нечего.
        - Ладно, - сказал я вслух, - сорок кило всё равно куда? Почему бы и нет. Но только это, и не более. И мы ещё посмотрим, что у вас за фонды…
        Ну, выкинем их груз возле базы, говна-то. Там столько всего фонит, излучает и распадается на изотопы, что сорок килограмм чего угодно хуже уже не сделают.
        - Я знал, что мы договоримся! - ответил генерал, и мы поехали в город.
        Мы на «Патриоте», они на «Тигре». Они спереди, мы сзади. Но оружие мы им вернули - ну, почти всё. Сеня с непосредственной детской жадностью пытался заиграть бесшумный автомат «Вал», но на простой вопрос «на кой он тебе хрен, ты из него стрелять не умеешь» ответить убедительно не смог, и автомат вернулся к владельцу. А вот Лена трофейную снайперку - это оказался довольно редкий «Выхлоп» - отдавать отказалась молча, но категорически. Она бестрепетно обыскала труп снайпера, вытряхнув крупные 12.7 мм патроны в пачке и запасной пятипатронный магазин. Спорить с женщиной, не выпускающей из рук винтовку, способную пробить тот же «Тигр», желающих не нашлось, и генерал, в конце концов, махнул рукой: «Хрен с ней, спишем как-нибудь». Интересная какая женщина - я этот ВССК «Выхлоп» только на картинках видел, а она с ним обращалась так привычно, будто это эпилятор или фен. От такой муж если и загуляет, то дальше шестисот метров не убежит.
        Артём
        Артём приземлился спиной на автомат, и это было настолько больно, что он испугался какой-нибудь серьёзной травмы. Пошевелил руками, ногами, головой - всё вроде работает, насколько можно судить наощупь. Вокруг полнейшая чернильная темнота.
        - Твою бенину маму, - послышалось из тьмы.
        - Борух, ты цел? - спросил Артём. - Ольга, ты тут?
        - Ещё не понял, - ответил майор. - Ща…
        Темноту прорезал яркий луч подствольного фонаря. В его луче стали видны чёрные каменные стены, торчащий из пола реперный камень и лежащая в углу Ольга. Артём попытался вскочить и броситься к ней, но смог только, кряхтя, подползти. Приложил палец к шее и с облегчением выдохнул - пульс есть.
        - Что с ней? - спросил Борух.
        - Похоже, ударилась головой… - Артём нащупал у неё на затылке ссадину и наливающуюся шишку и зашарил по рюкзаку в поисках аптечки.
        - Что вообще случилось?
        - Мы при переходе оказались на такой же высоте, на какой были глубине. И ёбнулись оттуда.
        - Надо выбираться отсюда… - Борух обошёл помещение с фонарем, внимательно осматривая стены. - Но как?
        Они оказались в небольшой, примерно пять на пять метров, квадратной комнате с гладкими каменными стенами. Чёрный камень уходил вверх и где-то, вероятно, переходил в потолок, но светопоглощение у него почти идеальное, поэтому разобрать, что там вверху, при свете фонаря было невозможно. Как будто светишь в бездонную тьму. Дверей на первый взгляд нет, поэтому майор принялся простукивать стены, колотя по ним рукоятью пистолета.
        Артём тем временем промыл перекисью ссадину на голове Ольги и обнаружил, что даже бинтовать её незачем - кровь уже не идет и вообще рана пустяковая. Однако в себя она никак не приходит. Борух простучал весь периметр, но звук везде равномерно глухой.
        - Это что, ловушка такая?
        - Погоди, сейчас УИном стену вскрою, - сказал Артём, пристраивая голову Ольги на рюкзаке.
        Он, кривясь от боли в отбитой спине, встал, подошёл к каменной поверхности и включил инструмент в режим резака. Широким коротким лучом провел по стене - но ничего не произошло.
        - Что за чёрт! - изумился Артём. - Не берет!
        - А такое возможно? - удивился Борух. - Я думал, они всё режут… Может, сломался?
        Артём подобрал с пола смоченную перекисью водорода ватно-марлевую подушку из индпакета и провёл по ней лучом - половинка, попавшая в створ прибора, послушно дематериализовалась. Артём кинул оставшуюся часть на пол и провел лучом снова - мокрая марля исчезла, пол остался неповреждённым.
        - Во мы попали… - сказал задумчиво майор. - Может, мир не зря чёрным-то был обозначен?
        Он поковырял стену ножом, но не смог даже поцарапать.
        - А обратно через репер уйти можно? - спросил он.
        Артём покачал головой:
        - Нет, он опять транзитный, надо до выходного добираться. Но я его не чувствую, он не рядом…
        - Вот почему-то я так сразу и подумал, - покивал Борух. - С толком сделано.
        Артём достал планшет и поразился сходству материала стен с его «экраном» - правда, они не были такими скользкими на ощупь. А вот с материалом репера стены были - один в один. Он вырастал чёрным столбом из чёрного пола так же естественно, как ветка дерева из ствола. Увы, это не единственная странность - Артём впервые не увидел в планшете следующий репер. Структура крутилась вхолостую, не подцепляясь. «На обычном планшете я бы сказал, что интернет пропал», - подумал он.
        - Ни хрена не работает… - Артём убрал планшет. - Кажется, это очень непростые стены…
        - Я же говорю - ловушка это, - сказал майор. - Специальная, для таких, как мы. Между нами говоря, - он оглянулся на Ольгу, - они слишком заигрались в Повелителей Мироздания. Привыкли устанавливать свои правила, быть круче всех.
        - А что, не так? - спросил Артём.
        - Так-то оно так… Но на всякую хитрую жопу находится хер с левой резьбой. Коммуна пользуется удачно полученными знаниями и технологиями, но они чужие, а значит - и монополии на них нет. Вот, кто-то другой тоже ходит по реперам, а кто-то на таких ходоков уже и капканы ставит.
        В углу застонала, держась за голову, Ольга.
        - Как ты, дорогая? - подбежал к ней Артём.
        - Голова трещит, - подумав, сказала Ольга. - А так ничего, бывало и хуже… Мы, кстати, где?
        - Мы, совершенно некстати, в жопе, - с военной прямотой объявил майор.
        Ольга с трудом приподнялась и села, опершись спиной на стену, достала из кармана маленький фонарик, обежала его лучом стены.
        - А, вот вы о чём… - сказала она спокойно. - Не волнуйтесь, всё под контролем. Я знаю, как отсюда выйти.
        - Не, мы, конечно, не волнуемся, - зло сказал Борух. - Но что бы мы делали, если бы ты шею свернула?
        - Порылись бы в моих вещах и нашли вот это, - Ольга достала из рюкзака металлическую пластину сложной формы, с вырезами и выступами. - Поищите, пожалуйста, щель, в которую это можно вставить…
        - Давай сюда… - майор взял пластину и покрутил её в руках. - Экая хренотень…
        Он отстегнул подствольный фонарь и начал тщательно осматривать стены.
        - Оль, не пора ли уже сказать, зачем мы здесь? - спросил Артём, усаживаясь рядом на пол. - Тебе не кажется, что в свете новых обстоятельств нам надо срочно возвращаться в Коммуну?
        - Да, - поддержал его майор, - я как представлю, что та компания бодрых ребят при технике и авиации вывалится посреди города…
        - Наоборот, - слабым, но уверенным голосом ответила Ольга, - как раз в свете новых обстоятельств мы именно там, где должны находиться.
        - Объяснений, как всегда, не будет? - печально спросил Артём.
        - А ты перестал мне доверять?
        Артём посмотрел на нее с укоризной, но в темноте это не было замечено. Поэтому просто промолчал, чтобы не говорить ни «да» ни «нет». Он уже и сам не понимал, какой ответ будет правильным.
        Воцарилась тишина. Борух, сопя, обшаривал кладку, Артём сидел, откинувшись на стену, голова Ольги лежала у него на плече.
        - Ладно, - неожиданно сдалась она, - всё равно эта информация уже просочилась, а значит, скоро об этом каждая собака на Альтерионской бирже проводников будет трепаться.
        - Надо же, мы, внезапно, что-то узнаем не последними? - съязвил Борух, светя на стену под разными углами.
        - Многие знания - многие печали, Борь, - ответила Ольга ему в тон. - Что не знаешь - то не выдашь.
        - И всё же? - не отставал Артём.
        - Для начала немного теории, - начала Ольга. - Между срезами Мультиверсума можно перемещаться через резонансные реперы - так делаем мы. Можно - через кросс-локусы, так ходят проводники. Можно - создавая порталы, которые за счёт большого расхода энергии связывают временно два среза. Этот способ освоили в Альтерионе. Можно использовать рекурсор, чтобы при определённых обстоятельствах переместить целый кусок среза - хотя это и не главное его применение…
        - Да-да, я тоже слушал лекции Воронцова, - сказал Артём.
        - Не перебивай, и так голова болит, - сердито сказала Ольга. - Так вот, это не все способы. Более того, все эти способы - вторичны. Не ворота, а дырки в заборе. Ушедшие перемещались иначе, используя как бы «изнанку» Мультиверсума, называемую «Дорогой». Она позволяет перемещаться между срезами без использования реперов и кросс-локусов.
        - И как туда попасть, на эту Дорогу? - поинтересовался Борух, перешедший в своих поисках со стен на пол. - И, кстати, эта дырка тут точно есть?
        - Есть-есть, - успокоила его Ольга, - ищи лучше. И да, на Дорогу попасть несложно. Проблема в другом - без специального оборудования там невозможно выжить. Это пространство низких энергий, которое как бы стремится вытянуть из человека жизнь.
        - Толку от него тогда? - недовольно буркнул майор.
        - Один наш учёный нашел защитный комплект и научился им пользоваться.
        - И кто же это? - удивился Артём. - Воронцов никогда не говорил об этом.
        - О нём не любят вспоминать, - неохотно сказала Ольга. - Он был гений, но не очень вписался в общество. Установка, с которой началась Коммуна, - это по большей части воплощение его идей. Он был категорически против использования Вещества, и это сделало его… несколько маргинальным. В вопросе вечной жизни он с Советом не сошелся. Однажды просто исчез, и защитный костюм вместе с ним. Разумеется, его искали, но… Он пропал и наверняка давно умер от старости.
        - И как это связано с тем, что мы, вместо того, чтобы предупредить Коммуну об опасности вторжения, сидим в этой чёрной каменной заднице? - спросил раздражённо ползающий по полу Борух.
        - Об опасности вторжения известно давно, - возразила Ольга. - Мы не знали только, каким оно будет. Единственная новость в том, что противник пользуется системой реперов, которую мы считали своей монополией. Это важная информация, но она подождёт. Гораздо важнее другое…
        - Что же именно? - поторопил ее Артём.
        - Недавно вернулась наша оперативница, внедрённая в Альтерион. Там долгая история - мы считали её погибшей, но она оказалась как бы в плену… Неважно. В общем, ей удалось уйти, и выяснилось, что она видела этот защитный костюм. Она не смогла его забрать - у неё на тот момент были определенные проблемы с… хм… восприятием… Собственно, и про костюм она не знала, это выяснилось случайно, в результате гипнотерапии, которой она подвергалась в процессе психической реабилитации. Благодаря найденному акку, ей удалось проскочить изнанкой и выжить - изнанка реагирует на уровни энергии, а на фоне акка человек - как фонарик рядом с прожектором. Впрочем, ей всё равно сильно досталось, и она до сих пор не совсем пришла в себя…
        - Вон она, блядь! - радостно воскликнул майор. - Нашёл я вашу половую щель!
        - Вставляй до щелчка! - скомандовала Ольга.
        - Слышали бы вы себя со стороны, - рассмеялся Артём.
        - Фу, пошляк, - отмахнулась Ольга. - Дави сильнее, Борь!
        Откуда-то из-под пола раздался глухой металлический удар, и часть стены, подавшись назад, уехала в сторону. За ней открылся коридор из серого камня, тускло освещённый вделанными в стены светящимися квадратами.
        - Ого, тут и свет горит? - насторожился майор. - Здесь живет кто-то?
        - Это просто световоды в стенах, - успокоила его Ольга. - Здешние жильцы покинули это место очень давно, но строили они на совесть. Помоги встать, дорогой, надо выбираться отсюда.
        Артём бережно поднял её и утвердил на ногах, подставив плечо.
        - Кажется, мне лучше… - сказала она неуверенно, ощупывая шишку на затылке. - Голова ещё болит, но уже не сильно.
        - Голова - не жопа, завяжи - и лежи! - выдал порцию бодрого армейского юмора Борух. Он подал Ольге винтовку и подхватил с пола её рюкзак.
        Пустые однообразные коридоры тянулись долго, переходя один в другой, временами пересекаясь, но Ольга всегда уверенно махала рукой вперёд - «Прямо, нам прямо». Постепенно она расходилась, перестала опираться на плечо Артёма, пошла сама, а когда впереди показался светлый прямоугольник выхода, даже забрала у Боруха свой рюкзак. Снаружи здание выглядело впечатляюще - огромная круглая башня из тёмного камня (Артём назвал бы его черным, но сравнение со стенами комнаты репера было не в его пользу) как будто раскинула в стороны крылья толстенных стен, идущих уступами вверх и переходящих в каменное тело скалы.
        - Внушает! - признался Борух. - Это только спецбоеприпасом рвать.
        Во дворе они неожиданно обнаружили побитую жизнью машину - «девяносто девятую» цвета «грязный асфальт». Она была покрыта пылью и засохшей глиной и производила впечатление брошенной. Борух осторожно подошел к ней, заглянул в окно - но из-за глухой тонировки ничего не разглядел.
        - Отойдите на всякий случай… - сказал он и потянул ручку двери.
        Машина оказалась открыта, но пуста - даже в бардачке ничего.
        - Это явно анахронизм, - сказал Артём. - Не верю, что строители этой крепости на «Ладах» ездили… Кто тут живёт, дорогая?
        - Со слов Марины - мирные гражданские, неплохие люди. Они ей помогли, так что не прессуем сразу жёстко, договариваемся. Забираем защитный костюм и уходим.
        - Куда? В Коммуну?
        - Ты что, забыл? - усмехнулась Ольга. - У нас задание Совета! Мы, конечно, немного отвлеклись по дороге, но его никто с нас не снимал.
        - Будем всё же договариваться с Конторой?
        - При наличии костюма уже не так важно, о чём и с кем мы там договоримся…
        - Да что он так кардинально меняет-то? - удивился Артём. - Ну, допустим, надену я этот костюм и буду ходить не от репера к реперу, а как-то иначе, напрямик - и что?
        - Ты не понимаешь… - Ольга покачала головой. - Важно не КАК ходить, а КУДА.
        - Нет, не понимаю, - признался Артём. - Куда именно тебе надо?
        - Я хочу найти Комспас. Пока мы не знаем, кто они и где - эта война не закончится.
        - Заявочки у тебя, подруга… - присвистнул Борух. - Вообще-то, как лояльный житель Коммуны, я должен сейчас уебать тебе прикладом по рыжей башке, связать, притащить назад и бросить к ногам Совета. Вот, мол, посмотрите, дорогие Первые, что ваша ёбнутая баба задумала! Ты не много на себя берёшь, Оленька?
        - Сколько унесу - все моё, Боренька, - ощетинилась Ольга. - Кто-то, знаешь ли, должен взять на себя это решение, пока Совет сопли жует. И так вышло, что кроме меня и некому.
        - И чем это ты такая особенная?
        Артём с нарастающим удивлением смотрел, как Ольга и Борух, ощетинившись, как два дворовых кота, стоят друг напротив друга, и руки их уже непроизвольно легли на оружие. Он не был уверен, кто прав в этом споре, но определённо не хотел, чтобы его друг и его женщина перестреляли друг друга из-за внутренней политики Коммуны.
        - А тем, что я единственная из входящих в Совет бываю за пределами Коммуны и знаю, что происходит в Мультиверсуме! Только у меня есть основания для принятия решения!
        - Или ты просто так думаешь!
        - А ну стоп! - Артём решительно шагнул между ними. - Прекратите сейчас же!
        - Ладно, - неохотно сказал Борух, - я уже на это подписался же, верно? Ну, раз я здесь? Но, по моему опыту, инициативы за спиной командования всегда приводят в жопу.
        - Какая инициатива? - ненатурально удивилась Ольга. - Мы, строго по гениальному плану наших комнатных стратегов, отправляемся на переговоры по найму козлов для спасения капусты. А каким маршрутом мы туда движемся - это тактический уровень решений, он великодушно оставлен на наше усмотрение. Никакого бунта, никакой анархии, всё строго в рамках командной цепочки. Заодно и кой-какое утраченное оборудование вернем. Казённое, кстати, оборудование, за него люди в ведомости расписывались - как не подобрать, если случайно наткнулись?
        - И прямо вернём? - усмехнулся майор.
        - В рамках проводимой операции используем. Потом отчитаемся… Когда-нибудь.
        - Говорил мне полковник Кузнецов: «Никогда, блядь, не лезь, Боря, в штабные разборки…» - сплюнул с досадой Борух.
        - Иногда мы просто оказываемся крайними, - философски заметил Артём. - Пошли уже. Где там, говорите, костюмчик хранится?
        Невдалеке от входа в крепость обнаружилась заметная колея, накатанная по грунту зубастыми колёсами, по ней и пошли. Природа, за исключением этих следов, оказалась совершенно девственной. Так и не скажешь, что люди живут. Лес с нетронутым подлеском, какое-то зверьё в кустах шуршит, откуда-то морем пахнет. «Довольно красивое местечко», - подумал Артём.
        Шли долго, пока Ольга не скомандовала «Стоп!». Борух достал из разгрузки бинокль, Ольга припала к прицелу винтовки.
        - Люди какие-то… - сказал майор недовольно. - Машины. Суета…
        - И какие люди! - Ольга сказала это таким тоном, что Артём удивлённо на неё уставился. - Вы себе даже не представляете, какие люди! Это ж как мы удачно зашли!
        Она убрала от лица винтовку, и поражённый Артём увидел на её лице такое радостно-хищное, не верящее своему счастью выражение, какое бывает у внезапно попавшего на птицеферму хорька. Такой Ольги ему видеть до сих пор не доводилось.
        - Там Андрей! - сказала она с придыханием. - Да это просто праздник какой-то!
        Артём забрал у Боруха бинокль. На берегу моря у красивого песчаного пляжа стоит большой каменный дом с торчащей спереди толстой башней. Круглый, выступающий за края стен купол придаёт ей вид слегка неприличный. Неподалёку - небольшой каменный сарайчик, возле которого стоят разные машины: от классического зелёного УАЗа с тентом до навороченного Лендровера с прицепом и нескольких «Газелей». Там же собрались люди - о чём они говорят, отсюда не слышно, но общение явно эмоциональное.
        - И кто же из них тебя так возбуждает? - спросил Артём. - Мне начинать ревновать?
        - Высокий худой блондин, на прибалта похож, видишь? - отозвалась Ольга. - А ревновать не надо, у меня к нему интерес чисто медицинский…
        - Это как? - заинтересовался майор.
        - Проверить, насколько крепко у него яйца прикручены, путем откручивания оных. Ох, как много он нам задолжал! Давайте, пошли быстрее, а то смоется. Очень уж скользкий тип!
        Они пошли быстро, почти не скрываясь - но увлечённые своими проблемами люди заметили их буквально в последний момент.
        - Привет честной компании! - с нехорошим весельем в голосе сказала Ольга. Громко сказала. Так, что все обернулись к ней.
        Македонец
        На подъезде к городу творится чёрт знает что - мощный подземный толчок обвалил эстакаду въездной развязки и во многих местах повредил полотно шоссе. В это уперлась длинная колонна армейской техники, преимущественно сапёрно-строительной. К моему немалому удивлению, вместо того, чтобы разбирать завал, все эти «разграждатели», «траншеезакапыватели» и прочая диковинная «военно-инженерная техника» сноровисто и быстро разбегалась в стороны от дороги, выкапывая поперечный ров с отвалом и втыкая стальные столбы какой-то специальной столбовтыкательной машиной. Я прямо засмотрелся - сколько всего понавыдумывали сейчас! Когда я служил срочную, ничего круче «БАТ-М»[14 - Путепрокладчик на базе гусеничного артиллерийского тягача - армейский вариант бульдозера.] не видел. За столбовтыкательной машиной шла «сеткоразматывательная», превращающая стальные опоры в высокий, около трёх метров, забор. На момент нашего появления он протянулся уже метров на двести в обе стороны и рос с потрясающей быстротой. Похоже, город решили закрыть всерьёз. Наличие в колонне минных заградителей наводило на нехорошие мысли о какой-то
чрезмерной радикальности мер для предполагаемого места бедствия, особенно учитывая взаиморасположение рва и забора - явно не для того, чтобы отражать набеги снаружи.
        Даже генеральские погоны сработали далеко не сразу - долгая ругань, какие-то звонки кому-то, ожидание разрешения… Всё это время нас ненавязчиво держали под прицелом крупнокалиберных пулемётов с двух БТР-ов, но не разоружали и вылезти не требовали. Напряглись только, когда Сеня вылез и спокойно поссал на заднее колесо.
        - Ну что мне, лопнуть теперь, что ли? - вызывающе сказал он.
        Я не нашёлся, что ему ответить.
        К счастью, генерал скоро вернулся, встрёпанный и злой, но с положительным решением.
        - Следуйте за нами! - сказал он коротко, и мы поехали.
        Военный УАЗик проводил нас в обход завала, туда, где на пересечении с окружной дорогой наскоро срезали дорожное ограждение и устроили КПП - с расставленными в шахматном порядке бетонными блоками и развернувшим пушку в сторону города танком.
        - Они тут что, инопланетных захватчиков ждут? - удивился вслух Сеня.
        Я только плечами пожал - это у генерала надо спрашивать, а он в другой машине едет.
        В городе плохо - такое впечатление, что подземный толчок произошёл прямо под ним. Но разрушенные участки шли какими-то очагами, перемежаясь с совершенно нетронутыми. Не очень-то похоже на землетрясение, как по мне. Окраины, например, затронуты слабо, хотя их старые панельные пятиэтажки, по идее, должны были сложиться первыми. Кое-где кое-что обрушилось, где-то что-то вяло дымит, у подъездов кучкуются растерянные люди, но дороги целы, и даже столбы на местах. Это даёт надежду, что и моя скромная квартирка уцелела. Дальше в глаза бросились руины новостроя - роскошные офисы «Сбербанка» и Пенсионного фонда частично сложились, потеряв блестящие фасады. Сталинская толстостенная застройка «исторического центра» выглядела лучше, хотя тротуары перед домами усыпаны осыпавшейся штукатуркой и битым балконным остеклением, выпавшим вместе с рамами. Здесь нам пришлось медленно переползать упавшие опоры освещения, запутавшиеся в паутине проводов. Наверное, и жертв тут было много. К моему удивлению, никакой организованной спасательной деятельности не видно - даже горящее офисное здание наблюдал всего один пожарный
расчет. Они держали свои брандспойты в готовности, но тушить не пытались - впрочем, эта задача выглядела непосильной для одной машины.
        Население, судя по всему, предоставлено само себе и спасалось самостоятельно, как могло. Кто-то вытаскивал вещи из повреждённых домов - уж не знаю, свои или как придётся. Кто-то пытался разбирать завалы у частично обрушившихся зданий. Но большая часть бродила неприкаянно или сидела рядом - на лавочках и просто на земле. Какая-то удивительная пассивность. Однако при этом по дороге я насчитал три массовых драки, в каждой из которых участвовало по паре десятков человек. Драки тоже странные, бестолковые - все лупили всех, до кого могли дотянуться, руками, палками, чем попало. Неловко, но очень ожесточённо. Под ногами дерущихся лежали тела упавших - то ли без сознания, то ли обессиленных, и все топтались прямо по ним. Пока мы преодолевали очередной лежащий на проезжей части стальной билборд с полуобнажённым женским телом, предлагающим купить, почему-то, бетон, я успел увидеть, как из драки вышел пожилой полный мужчина с разбитым лицом и неловко висящей рукой. Отошёл в сторонку и присел на низкий заборчик, бездумно уставившись вдаль подбитыми глазами. Никто ему не препятствовал и не преследовал, хотя в
метре от него худая крашеная блондинка с окровавленным колтуном вместо причёски, стоя на ободранных коленках методично била головой об асфальт подростка неопределённого пола лет шестнадцати на вид. От подростка отрывался пирсинг и отлетали гаджеты, но он раз за разом втыкал блондинке в ногу что-то мелкое и острое, типа пилочки для ногтей. Кровь ручейками текла по асфальту, из оскаленного рта блондинки летела розовая слюна, но при этом было удивительно тихо. Никто не орал захлёбывающимся матом, не визжал от боли и не завывал от ярости - дерущиеся только сопели и хэкали при ударах. Полиция их не разнимала, скорая не спасала, а сидящие и бродящие вокруг граждане не обращали внимания. Сюрреализма этой картине добавлял стелющийся по улицам дым от пожаров. Для полноты образа не хватало звуков сирен - и совершенно непонятно, почему их не было.
        - А-ху-еть! - громко и раздельно произнёс Сеня.
        Я был с ним полностью согласен.
        Когда мы вслед за «Тигром» свернули с проспекта направо, уходя из центра в сторону научного городка, в просвете между домами (ещё утром там никакого просвета не было) я успел разглядеть, что самого центра у города больше нет. Тесный конгломерат административных зданий, от городской и областной администрации до «серого дома» областного МВД, престижная офисная недвижимость, военный институт, по неистребимой привычке называемый «пентагоном», а заодно городской театр и библиотека, превратились в огромный вал перемешанного строительного мусора, из которого обвиняющим перстом смотрит в небо рука гранитного Ленина. Окружающие дома осели и накренились в сторону окраины, и мне показалось, что посередине всего этого безобразия земля вспучилась огромным холмом, как при камуфлетном взрыве[15 - Камуфлетный взрыв - подземный, без образования воронки.]. Но, может быть, просто ракурс неудачный - мы быстро удалялись от эпицентра катастрофы, и толком ничего разглядеть не удалось. Зато я понял, где все службы МЧС, скорой и прочих городских служб - мятые кузова и битые мигалки составляли существенную часть мусорной
кучи. Как будто, перед тем как жахнуло, они все собрались тут…
        - Это ж сколько народу тут накрылось? - спросил в пространство молчавший до сих пор Пётр.
        Никто ему не ответил.
        Цель нашей поездки оказалась в совершенно незнакомом мне районе города, на стыке научного городка, который всегда представлял собой отдельный специфический анклав, и военной части каких-то неопределённых войск - скорее всего, связистов, если судить по количеству разномастных антенных конструкций, обломки которых сейчас растаскивали солдаты. Но нам надо было не к ним, а к неприметным воротцам сбоку, где генеральский «Тигр» пустили сразу, а нас минут десять продержали под присмотром полдесятка бойцов какого-то спецназа. В полном комплекте снаряжения они выглядели необычайно круто и милитари, как в кино, но я бы положил их всех раньше, чем они прицелились. Ну хоть кто-то не знает о моей зловещей репутации…
        В огороженном бетонным забором дворе шла бурная деятельность, чертовски напоминающая поспешную эвакуацию - взмыленные солдаты, усираясь от натуги, таскали какое-то научное оборудование и грузили его в кузова военных «Уралов». Ими несколько истерично руководили очкастые дядьки в белых халатах поверх формы, нервно кудахтающие по поводу сохранности своих хрупких игрушек. Заёбанным срочникам всё было похуй, они грузили «абы влезло» и на дядек в халатах молча клали мозолистый солдатский хер, справедливо считая, что эти «ненастоящие офицеры» ничего им не сделают. В какой-то момент у одного из очкастых что-то замкнуло - и он, остекленев глазами, кинулся на волокущих какой-то железный шкаф солдат. Оружия у него не было, так что, подбежав, он просто врезал ближайшему срочнику кулаком куда-то по спине. Тот от неожиданности выпустил свой угол шкафа, остальные трое не удержали, и массивная конструкция грохнулась, заглушив звоном бьющегося внутри стекла слитный хоровой стон халатоносцев. Оскалившийся в безумной гримасе очкарик успел стукнуть солдата ещё пару раз, прежде чем тот преодолел внутренний трепет
перед каким-никаким, но офицером, и щедро, от души, отоварил его с разворота в ухо. Солдат был здоровая молодая орясина, халатоноситель - щуплым и мелким типчиком, так что его снесло, только ноги взбрыкнули. Я думал всё - нокаут, но он, бессмысленно тряся головой и потеряв очки, начал подниматься и даже успел пару раз сунуть кулачком коллегам, которые, подбежав, его быстро зафиксировали и что-то, вроде, вкололи в шею. Солдаты, крякнув, подняли дребезжащий битой начинкой шкаф, пострадавшего недоофицера куда-то потащили, а к нам вернулся наш генерал.
        - Ты и ты, - он указал на меня и Сеню, - вас хотят видеть.
        Меня подмывало сказать, что мы с ним на брудершафт не пили, он нам ни разу не командир, и кто там хочет нас видеть - пусть идёт и смотрит, но на фоне творящегося вокруг пиздеца это казалось каким-то излишним ребячеством. Закончить дела быстрее и смыться уже из среза. Поэтому я молча спрыгнул на асфальт из высокой кабины «Патриота» и махнул рукой Сене - «пошли!».
        К моему немалому удивлению, от нас даже не потребовали сдать оружие - хотя у Сени из-под его обдергаечки, считающейся по актуальной моде курткой, очень нагло выпирает «Глок». Возможно, просто забыли из-за суеты - коридоры здания напоминают обоссанный муравейник: все суетятся, чего-то тащат, но больше бегают, выпучив глаза и создавая беспорядок. Генерал распахнул перед нами дверь без таблички - мы прошли в пустую приёмную, а из неё - в начальственный, очевидно, кабинет. Генерал скромно прикрыл за нами дверь и кашлянул.
        - Проходите, можете не присаживаться, - сказал сидящий за столом некто в костюме. - Надолго я вас не задержу.
        Человек в кресле совершенно никакой - второй раз не взглянешь, но парадоксальным образом от него веет неприятной силой. Представиться он не удосужился, сам я поинтересоваться этим не успел - он говорил коротко, быстро и напористо, не оставляя даже мысли о торге или возражении. Воплощённая власть.
        - Вы при первой же возможности перемещаете объект за пределы этого среза, - сказал человек, глядя на меня бесцветными холодными глазами из-под тусклых бровей. - Далее на ваше усмотрение, при одном ограничении - он ни при каких условиях не должен вернуться. Это исключено. За пределами среза можете его уничтожить, или оставить себе, или бросить - это не имеет значения.
        - В оплату, - подняв руку, он остановил уже открывшего рот меня, - в оплату вы получаете вот это.
        Человек двинул ко мне по столу бандероль из плотной серой бумаги, перевязанную бечёвкой с сургучными печатями в перекрестиях. На бумаге стояли красные смазанные штемпели «Не вскрывать!» и сизый штамп какого-то отдела какого-то НИИ.
        - Передадите эти записи вашим нанимателям и не стесняйтесь запросить много - эта информация крайне ценна для них. Да, - он снова остановил меня жестом, - я, разумеется, знаю, кто ваши наниматели и, хотя мы имеем с ними глубокие принципиальные расхождения по многим вопросам, персонально вашу деятельность я оцениваю положительно.
        - Свободны! - скомандовал он и перевел взгляд на генерала. - Отведите их к объекту. И распорядитесь подать вертолёт, мои дела здесь закончены.
        Я машинально взял со стола пакет, оказавшийся довольно увесистым, и так же молча вышел из кабинета. Я не спросил, что в пакете, не стал торговаться, не стал спорить… Просто наваждение какое-то! Ладно я, но даже наглый, как танк, Сеня не проронил ни слова, пока мы сначала шли по длинному казённому коридору, а потом долго-долго спускались по лестнице куда-то чуть ли ни к центру Земли. Такое впечатление произвёл на нас этот, в общем-то, довольно невзрачный человек в костюме.
        - Лифт сломался, - нарушил молчание генерал. - Толчок был сильный.
        - А что случилось? - спросил я прямо.
        - Неважно, - отмахнулся ФСО-шник. - Забирайте объект и валите отсюда. В ваших же интересах не задерживаться.
        - И что, даже не проверите, что мы его действительно перетащим? - удивился я. - А ну, как выбросим ваши сорок килограммов в ближайшую помойку и смоемся?
        Генерал остановился и внимательно посмотрел на меня.
        - Не думаю, что вы так поступите, - покачал головой он. - Но, в любом случае, у нас есть «план Б».
        Он провёл карточкой по считывателю, перед нами пискнула и открылась железная дверь. За ней оказалось что-то вроде медицинской смотровой - застеленный оранжевой клеёнкой железный стол посредине, шкафы, сквозь стеклянные дверцы которых видны пробирки и флакончики, рукомойник и пара больничных кушеток. На одной из них сидит какая-то черноволосая девица, поглощённая происходящим на экранчике телефона, рядом с ней стоит напряжённый боец с автоматом, смотрящий на нас неласково.
        - И где ваши сорок кило? - огляделся я.
        - Ира, ты сколько весишь? - спросил генерал девицу.
        - Сорок девять, - равнодушно ответила та, не отрываясь от телефона.
        - Надо же, не угадал… - расстроился военный. - Такая худая, я думал, меньше… Ну извините. Вот вам компенсация за перевес…
        Он раскрыл свой портфель, вытащил оттуда массивную тяжёлую коробку из вторичного картона и положил её на стол. Я, стараясь не глядеть на девицу и не демонстрировать свою растерянность, открыл - там лежат валетом два пистолета АПБ[16 - Бесшумный пистолет на базе АПС - пистолета Стечкина.] с навёрнутыми на стволы ПБС[17 - Прибор Бесшумной Стрельбы - глушитель по-простому.]-ми.
        - Ты ж Македонец, - сказал генерал довольным тоном.
        Ну вот, так всегда - те немногие, кто знает о моём странном таланте, уверены, что я просто обожаю пистолеты. Храню где-нибудь личную коллекцию, провожу досуг в чистке и разборке, досконально разбираюсь в моделях и брендах, мечтаю о каком-нибудь золотом кольте-магнум. Скажите, много вы видели сантехников, влюблённых в свой вантуз? Вешающих их коллекции на специальный ковёр над кроватью, важно судящих о сортах каучука, пошедших на квач, и о древесине рукоятки?
        Тем не менее, я не стал спорить, просто молча кивнул и закрыл коробку. Генерал сунул мне портфель.
        - Там кобуры, немного патронов… - он сделал многозначительное лицо, но мне было похуй. Я так же молча засунул коробку в портфель, взял его подмышку и только тогда посмотрел на объект.
        Косая чёлка цвета «вороново крыло» свисает на глаза - скорее всего крашеная, не бывает у европеоидов такого цвета волос. На вид - лет пятнадцать, не больше. Рост не понять, сидит, но запястья узкие, пальцы длинные, кость тонкая. Не удивительно, что генерал её вес преуменьшил. Одета в модном у подростков определённого возраста стиле «семейка Адамс» - всё чёрное и свободно висит. Бижутерия с черепушками, глаза подведены тёмным, чёрный лак, колечко пирсинга в крыле тонкого прямого носа. Наверняка и в ушах куча дырок - но волосы закрывают. Сеня откровенно пялился на неё, раскрыв рот. А мне немного неловко - на вес, как колбасу, всучили ребёнка.
        - Всё, вам пора, - нарушил неловкое молчание генерал. - Сержант, проводите их до машины и проследите, чтобы выпустили на КПП.
        - Надеюсь, больше не увидимся, - сказал он мне многозначительно. - Задерживаться оченьне советую.
        Боец взял девицу за плечо, но она недовольно дёрнула им, освобождаясь, убрала телефон в карман, подхватила с пола крохотный джинсовый рюкзачок с какой-то мягкой игрушкой, прицепленной к замочку молнии, и, глядя в пол, пошла к выходу сама.
        Пока поднялись по лестнице, вмешательство бойца на КПП уже не потребовалось - ворота раскрыты настежь и в них выезжают последние грузовики. На прилегающей улице формировалась колонна, а во дворе стоял с распахнутыми дверями «Тигр» и растерянные бойцы, не знающие, что делать с полным багажником трупов. Они пытались обращаться к пробегающим мимо офицерам, но те только отмахивались, поглощённые тихой истерикой всеобщего драпа. Девица покосилась в ту сторону, передёрнула плечиками и быстро отвернулась, нервно сглотнув. Стоя, она оказалась ростом примерно метра полтора - бледнокожее создание на тоненьких ножках, с правильными - если смыть макияж, - чертами лица. Да, лет шестнадцать - максимум. Примерно в таком же возрасте ко мне Сеня прибился, но он уже тогда был крученый и злой, как уличный драный кот, а эта, несмотря на макияж и пирсинг, похожа на домашнюю девочку из приличной семьи. Чья-то дочка? Тогда почему её передали нам на таких странных условиях? Не довести, например, в помешанный на детях Альтерион, где её бы с радостью приняли, а вывести куда угодно и… Как там сказал этот жутковатый тип в
штатском? «Уничтожить, оставить себе или бросить?». Очаровательно, очаровательно…
        - Куда едем? - спросил Пётр, нервно оглядываясь на творящийся вокруг бардак. Похоже, он уже вжился в роль нашего водителя. Ничего, как вжился - так и выживется. Автомобиль мы в сортир никак не затащим, а значит, и шофёр нам без надобности. Таскать с собой этого мутноватого мужика я не нанимался.
        Назвал ему адрес своей квартиры и повернулся назад, к сжавшейся на заднем сидении девице.
        - Ирина, так?
        Девица молча кивнула, тряхнув челкой.
        - И кто твои родители, Ира? - решил я внести хоть какую-то ясность.
        - У меня нет родителей! - с неожиданным вызовом заявила девушка, впервые прямо посмотрев на меня. У неё оказались удивительного цвета глаза - кобальтово-синие, яркие, очень насыщенного оттенка. Никогда я таких не видел. Может, контактные линзы?
        - Природа так устроила, - примирительно сказал я, - что у каждого человека на свете есть или были папа и мама…
        - Я - не человек! - крикнула мне в лицо девица. - Я - чудовище!
        - Да ладно, - усмехнулся я. - Причёска, конечно, так себе, и с макияжем перебор, но…
        - Вы не понимаете… - сказала она безнадежно. - Я, правда, чудовище…
        Она откинулась на сидении, закрыла глаза и скрестила на груди руки - воплощённое отрицание.
        - Чудовище, значит… - не стал спорить я. - Бывает. Мы тут все те еще зайчики. Но одежду, помаду, бижутерию и айфон тебе вряд ли купили кикиморы на распродаже для монстров. И не похоже, что ты ходила в школу для чудовищ при институте кошмаров. Извини, но ты выглядишь как обычный пятнадцатилетний подросток из нормальной семьи…
        - Мне шестнадцать! - вскинулась девушка.
        - Это, конечно, всё меняет, - согласился я. - Но ты домашний подросток, не сирота - Сеня не даст соврать.
        Сеня утвердительно хмыкнул - он, детдомовский выкормыш, никогда не спутает нормальных детей с носителями тяжёлой казённой судьбы.
        - Так всё же, кто твои родители, синеглазка?
        - Не называйте меня так! Это не мои глаза! Это не моя жизнь! Это не мои родители! Меня все обманывали! Всю жизнь… - и зарыдала…
        Тьфу, блин. Вот и поговорили. Ну ладно, больше поплачет - меньше пописает, как говорил мой «какотец». У нас есть более актуальные проблемы, чем её подростковый кризис самоидентификации. Сеня засопел сочувственно, но тоже ничего не сказал. Зато завопил Пётр:
        - Это, блядь, что за хуйня ещё?!!
        Я обернулся к лобовому стеклу и увидел, как нам навстречу целеустремленно бежит группа людей. Их было немного, человек пятнадцать, но выглядели они жутковато - разбитые рожи перекошены от злости и покрыты смесью крови со штукатуркой, одежда грязная и драная, многие хромают.
        - Зомби! - ахнул Сеня. - В натуре зомби, как в кино!
        Он запрыгал и заёрзал на сидении, судорожно вытаскивая из-за пояса пистолет. Говорил же я ему - пистолет в штанах сзади таскают только негры в Гарлемских бандах. Да и то, в основном, в фильмах - иначе давно бы уже себе жопы поотстреливали.
        - Остынь, - рявкнул я на него, - это же эти, как их… Аффекторы, вот!
        Пётр успел в последний момент свернуть, избежав столкновения. По кузову грохнули брошенные с изрядной силой кирпичи и куски штукатурки, заднее боковое окно покрылось паутинкой трещин, но, удержанное тонировочной плёнкой, не осыпалось. Пётр матерился как в жопу укушенный.
        - Чего это они на нас возбудились? - удивился я. - Когда мы туда ехали, они на машины вообще внимания не обращали.
        - Я в душе не ебу, с хуя они… - экспрессивно выразился наш водитель. - Ехали, никого не трогали… А теперь ебись тут переулками…
        Улица впереди оказалась завалена обломками панельного дома. Пётр попытался свернуть во двор, но в проезде раскорячилась врезавшаяся в угол арки старая «Волга». Он сдал назад, врубил блокировки, и «Патриот» полез по куче строительного мусора.
        - Ну, всё, щас колеса пропорем арматурой - и нам пиздец… - бормотал он.
        Однако переползли без последствий. Лифтованный внедорожник раскачивался на обломках, как лодка в шторм, скрипел и кряхтел, но преодолел невысокий завал.
        - Стой! - закричал вдруг Сеня.
        - Что такое? - вскинулся я, озираясь в поисках целей.
        - Да вон там… Да стой же ты!
        Пётр нажал на тормоз, автомобиль качнулся вперед-назад и встал. Сеня бесцеремонно перелез через сидящую с краю Лену (через девицу лезть всё же не стал, видимо счёл знакомство недостаточно близким), распахнул дверь, выскочил и побежал к завалу. Чертыхнувшись, я вылез за ним и не сразу, но увидел, что привлекло его внимание - бетонные плиты и мусор привалили маршрутку типа «ПАЗик», почти полностью смяв переднюю часть. Вместо заднего стекла у него сплошной железный лист, его придавило упавшей балкой. Кто-то изнутри отогнул угол и теперь махал оттуда грязной тряпкой, пытаясь привлечь наше внимание.
        Вот не было печали! А, ладно, раз уж остановились…
        - Сеня, куда поскакал? - окликнул его я. - Ты руками отрывать этот лист собрался? Погоди, сейчас инструмент какой-нибудь сообразим…
        - Там хайджек[18 - Специальный домкрат.] на крыше прикручен, - сказал Пётр. - Можно его в распор - и отжать лист. Ну, или, на крайняк, лебёдкой балку зацепить, может, оттянем…
        Он вылез на подножку и начал откручивать крепления домкрата к верхнему багажнику. Сеня, осторожно пробираясь по неустойчивой осыпи, добрался до зажатого автобуса и заозирался в поисках чего-нибудь подходящего.
        - Подождите, сейчас мы вас вытащим! - заорал он так, как будто увидел наклейку «глухие пассажиры».
        Найдя какую-то арматуру, он попытался отбить с неё кусок бетона, не смог и попробовал приложиться ей как рычагом так. Она не лезла. Сеня присел, чтобы ухватится половчее, и тут же заорал:
        - Ты что делаешь? Отпусти, мудак! Ёбнулся что ли?
        Мне было плохо видно, но, кажется, тот, кто застрял внутри, схватил его за одежду и тащил к щели. Сеня врезал ему по руке арматурой и отскочил. В этот момент из прилегающего сквера плотной группой вышли люди в военной форме. В полевом камуфляже, движущиеся организованно, тем не менее, они мне сразу не понравились. Во-первых, тем, что из полутора десятков человек вооружены только четверо - воинское формирование передвигается либо с оружием, либо без. Во-вторых, тем, что все они выглядели рядовыми-срочниками, а группа срочников с оружием и без офицера - не подразделение, а банда. В общем, готов поставить кирзач против табуретки - это дезертиры. С одной стороны, в нынешнем бардаке это совершенно не удивительно - если их бросило командование, то пусть спасаются, как умеют, а с другой - нет существа дурнее предоставленного самому себе солдата-срочника. Совокупный айкью группы таких особей определяется уровнем самого тупого, делённым на число собравшихся.
        Красивый большой внедорожник на здоровенных зубастых колесах и в крутом джиперском обвесе, разумеется, привлёк внимание этой компании. Я просто видел, как в общем псевдомыслительном поле, заменяющем группам людей разум, формируется прекрасная картина обладания архетипической Крутой Тачкой, на которой им, разумеется, сам чёрт будет не брат.
        - Не, Македонец, они натурально зомби! - зло сказал вернувшийся Сеня. - Я его освободить пытаюсь, а он чуть ли ни кусаться лезет. А ну как это через укус передаётся?
        - Меньше кино смотри, - рассеянно ответил я, не выпуская из виду группу дезертиров. Как я и думал - они сменили направление движения, разделившись и обходя нас с двух сторон. Пётр, оценив ситуацию, быстро прикрутил домкрат обратно и нырнул в кабину. Это их простимулировало - они явно решили, что мы сейчас смоемся.
        В стае обезьян всегда есть альфа-самец. В группе мудаков его место занимает альфа-мудак. Чтобы удерживать свою альфа-позицию, ему всегда приходится демонстрировать мудаковатость, несколько превышающую средний уровень в популяции, но у данного экземпляра она явно имела концентрацию, несовместимую с жизнью. Расстёгнутая до пупа камуфляжная куртка открывала вместо положенной к полевой форме зелёной майки матросский тельник, поверх которого болтался автоматный патрон на цепочке. Сильны в народе архетипы «революционных матросиков» и прочей «мамы-анархии»… Форменное кепи заломлено на затылок, рукава закатаны, открывая модные татуировки - и кривая ухмылочка. Он направился прямиком к нам, и каждый сделанный шаг уменьшал его и без того незначительные шансы на выживание. Я не собирался с ним общаться, я смотрел только, возьмется ли он за автомат. Он не успел.
        Точку в его недолгой карьере начинающего атамана внезапно поставила рыжая - перечеркнув короткой очередью из «Кедра» полосатость тельняшечки. Альфа-мудак ещё заваливался на землю с изумлённым лицом, когда я сделал три быстрых выстрела. В лоб, в лоб, в ухо - этот повернулся, снимая с плеча автомат. Всё, вооружённых среди них не осталось, а безоружные остановились. Но рыжая-то какова - высунулась, пальнула, и села, как ни в чём не бывало, лицом не дрогнув. Резкая дама.
        Я, было, счёл, что конфликт исчерпан - необстрелянные срочники сгрудились в кучу, потрясённо глядя на трупы своих лидеров. Но тут я своими глазами увидел, как люди превращаются в аффекторов - ближний к нам солдат, только что, борясь с тошнотой, глядевший на расползающееся из-под головы убитого кровавое пятно, поднял голову. В глазах его было пусто, рот перекосился звериным оскалом, руки дёрнулись хватающим жестом…
        Бздым! Пистолет лязгнул затвором и выплюнул пустую гильзу. Говорят, это заразно, так что профилактика - лучшее лечение. А также санитарно-карантинные мероприятия - я перевёл взгляд на оставшихся дезертиров, но они уже сосредоточенно драпали за ближайший угол. Ну и чёрт с ними.
        - Автоматы я приберу, нечего им тут валяться… - хозяйственно сказал Сеня, ворочая трупы в поисках патронов. - Тьфу, лохи и чмошники - по рожку на ствол всего!
        - В салон не тащи, кинь в багажник, - сказал я ему. Нам эти потёртые «калаши» ни на кой чёрт не сдались, но не бросать же, действительно? Мало ли, кто подберёт…
        В салоне бледная девица рыдала в три ручья, размазывая по физиономии густой макияж. Это придало ей вид полинявшей при стирке панды.
        - Уймись, - сказал я ей сердито. - Не мы такие - жизнь такая.
        - Это я винова-а-ата! - залилась она слезами пуще прежнего.
        - Да ну нафиг, - отмахнулся я. - Они тебя даже не видели, стёкла тонированы. Им машина понравилась, а не твои тощие прелести.
        - Вы не понима-а-аете! - продолжала рыдать девица. - Это всё из-за меня! Всё вот это!
        - Сдается мне, девочка, - мягко сказал я, собрав скудно отпущенное мне природой терпение, - ты несколько преувеличиваешь свою значимость в Мироздании. Из-за тебя максимум одноклассники друг другу фингал могли поставить.
        - Да щас! - заржал Сеня. - Какие фингалы! Во Вконтактике друг друга забанят.
        Я выдал рыдающей барышне упаковку салфеток и этим ограничился. Утешение плачущих детей - не моя сильная сторона. Собственными не обзавёлся, а Сеня не давал повода. Думаю, даже когда акушерка шлёпнула его, новорождённого, по заднице, он не заплакал, а постарался её укусить.
        - Поехали, поехали нахуй отсюда! - нервно подпрыгивал на сидении Пётр. - Пока ещё какая-нибудь хуеверть не началась.
        Над соседним кварталом низко прошло звено ударных вертолетов. Меня звук вертолетных роторов с некоторых пор сильно нервирует - рука сама ищет тубус «Иглы»[19 - «Игла» - переносной зенитный ракетный комплекс.]. Не жду я от них ничего хорошего. И действительно - «вух-вух-вух» стартующих с пилонов НУРСов и последующая серия взрывов намекнули, что не просто так они тут топливо жгут.
        - Да, давай по возможности дворами, - скомандовал я. - Не выезжая на широкие улицы.
        Чёрт его знает, по кому они там шарашат, не попасть бы под раздачу ненароком.
        Дворами оказалось ехать тяжело - они давно превратились в поле боя необъявленной войны пешеходных горожан с автомобилистами. Первые вкапывали в проездах столбы и перегораживали арки плитами, вторые бросали машины там, куда смогли через эти надолбы прорваться. В результате массивный внедорожник то продирался между припаркованными машинами, отрывая им зеркала, то лез напролом газонами. Пётр матерился вполголоса, но не затыкаясь, поражая богатством метафор. На удивление - подземный толчок этот район почти не затронул, немного битого стекла не в счёт. Несколько раз на нас кидались одиночные аффекторы, то пытающиеся остановить машину руками, то швыряющие куски кирпича. Мы не обращали на них внимания, стараясь проехать квартал пятиэтажек и вырваться в более широкие проезды новостроек, пока окончательно не стемнело. Вечер накатывался на город на редкость кровавым закатом - низкое солнце красиво подсвечивало дымы пожаров и висящую до сих пор в воздухе пыль. Небо выглядело отличным фоном для зрелищного высокобюджетного голливудского апокалипсиса.
        За бортом затрещало, зашипело, и неестественный голос сказал: «…манию жителей! Штаб гражданск…» - и смолкло.
        - О, объявляют что-то! - вскинулся Сеня.
        Пётр притормозил и открыл окно, однако система оповещения только всхрапнула, хрюкнула пару раз и заткнулась.
        - Слушай, а радио у тебя работает? - осенило меня. - Должны же дублировать по ФМ…
        Пётр включил магнитолу и уже на третьем канале поймал вполне разборчивое:
        - …покинуть город! Оставайтесь дома, помогайте соседям, создайте запасы воды! Карантинные службы имеют приказ стрелять без предупреждения! Организуйте домовые комитеты, пресекайте беспорядки, ожидайте команды врачей и спасателей! Мародёрство будет наказываться по всей строгости военного положения!
        - Карантинные, блядь, команды, в жопу их через гланды проебись мелким пропиздом… - злобно прокомментировал Пётр. - Вот как эти мудацкие пиздопляски теперь называются!
        - Это «команды врачей и спасателей» с «крокодилов» ракетами по проспекту хуячат? - поддержал его Сеня. - Ну, усраться теперь…
        Радио зашипело, передача прервалась, но через некоторое время возобновилась, постоянно прерываемая помехами:
        - …использованное террористами биологическое оружие… …необходимые карантинные меры… …понимание. Ситуация под контролем…
        Валить-валить-валить отсюда! Оставленный на произвол судьбы город быстро становится очень некомфортным местом для жизни даже без «аффекторов», а уж с ними…
        Дверь подъезда неожиданно оказалась заперта. Я удивился - кодовый замок на ней вечно был сломан, скидываться на его ремонт жители не хотели, так что так и жили - нараспашку летом и накидывая на кривой гвоздь упертую откуда-то пружину зимой. Я несколько раз сильно пнул оббитое жестью деревянное полотно.
        - Кто там ломится? - послышалось недовольное сверху. Из окошка над подъездным козырьком торчала физиономия всё того же соседа с третьего этажа. Фингалы его налились красивой лиловой побежалостью, нос распух в крупную сливу, губы пельменями…
        - Ну, и какого хуя? - поинтересовался я у него.
        - А, это ты… - огорчённо сказал сосед. - А я думал, тебя уже…
        Не договорив, он исчез из окна, и вскоре дверь открылась.
        - Проходи, - сказал он, стараясь на меня не смотреть. - Извини, что утром так… Не знаю, нашло что-то. А тебя тут искали…
        - Я в курсе, - коротко ответил я и придержал дверь. - Сеня, бери женщин и веди наверх.
        - Давайте быстрей, - поторопил Сеня рыжую, которая всё это время демонстрировала чудеса невозмутимости, и галантно подал руку заплаканной девице. Та руку отвергла и вылезла гордо и самостоятельно, хотя и несколько неизящно, по причине высокой машины и небольшого роста.
        Сосед было дёрнулся протестовать, но, увидев свисающую с плеча рыжей винтовку, сразу передумал. Только пробурчал что-то на тему, что «дом не резиновый», но настолько себе под нос, что я решил проигнорировать.
        Пётр вылез из машины и пошел за ними, но я остановил его жестом.
        - А ты куда?
        - Возьми меня с собой, Македонец! - умоляюще сказал он. - Здесь же пиздец полный!
        - А нахрен ты нам сдался? - откровенно спросил я. - Какой нам с тебя прок? Ты же всех продал, и нас продашь при первой оказии.
        - И куда мне теперь? - тихо и растерянно спросил он.
        - Да куда хочешь. Автоматы в багажнике забирай, нам они не нужны. Пользоваться, небось, умеешь, не пропадешь.
        - Но…
        - Всё, прощай.
        Я закрыл дверь подъезда у него перед носом, задвинул наспех приколоченную к ней здоровенную щеколду и поднялся в квартиру.
        - Извините, дамы, - расшаркивался там Сеня, - чая не предлагаю, потому что нет ни хрена, всё уже на базе. Там и попьем. А теперь приглашаю всех в сортир!
        - Я не хочу, спасибо, - удивлённо ответила девица.
        - А придётся… - продолжал веселиться этот шутник.
        - Сеня, перестань… как это у вас называется? Троллить ребенка перестань.
        - Я не ребенок! - тут же откликнулась девочка. Какие они предсказуемые…
        - Ладно, ладно! - угомонился Сеня. - У нас там кросс-локус… Ну, точка перехода, то есть. Сейчас мы отряхнём прах этого мира с наших ног!
        Эх, молодость, молодость. Одна баба на всю башку отмороженная и слишком для него взрослая, другая - вообще несчастный ребёнок, но, при виде двух самок хвост распускается как бы сам собой. Не может Сеня не повыпендриваться.
        Я оглядел квартиру, в которой после утреннего обыска всё было вывернуто наизнанку и выпотрошено на пол - нет, вроде ничего больше отсюда не нужно. Убирать тем более глупо - мы сюда не вернёмся. Прислушался к себе - нет ли ностальгических чувств? Ничего не обнаружил. Устал, зол, жрать хочется. Никто мне тут не дорог, никого не жалко. Нехороший я человек, недобрый.
        Зашли в туалет - девица затравленно озиралась, то ли ожидая, что мы её сейчас группово изнасилуем в душе, то ли ещё чего себе дурацкого надумав, но зашла безропотно. Рыжая продолжала действовать с невозмутимым лицом индейского вождя, но к самой идее перехода относилась, кажется, положительно. Я выключил свет, Сеня закрыл дверь и засопел, сосредотачиваясь. Минута, две…
        Сеня распахнул дверь - за ней был всё тот же коридор моей старой хрущёвки.
        - Не работает, - констатировал он очевидное.
        - В смысле? Перегруз?
        - Нет. Такое ощущение, что я тут и не ходил никогда. Ну, или вообще - ходить некуда. Как в стену уперся.
        - Может, на той стороне проблема? - ляпнул я первое, что пришло в голову. - Пришли толпой единороги, повалили сортир…
        Сеня задумался.
        - Не похоже… - с сожалением сказал он. - Я как будто чувствую, что конечный пункт на месте, но что-то не пускает.
        - Может, тебе ещё раз попробовать одному, без балласта?
        - Да, пожалуй… - ответил он неуверенно. Зашёл в сортир и закрылся.
        - Нет прохода? - впервые за долгое время открыла рот Лена. Я аж вздрогнул - привык, что она всё время молчит.
        - Какой-то сбой, - пояснил я.
        - Не сбой. Изоляция, - ответила она так же спокойно. - Срез блокирован.
        - И когда разблокируется?
        - Никогда. Коллапс.
        Отличная перспектива, чего уж там.
        - Теперь все умрут, да? - звенящим от трагизма голосом произнесла девица.
        - Все когда-нибудь умрут, - пожал я плечами рассеянно, прокручивая в голове варианты. Если не выходит пока - будем считать, что «пока», - свалить из среза, надо валить из города, и срочно. На каком расстоянии от окраин они там стену строили?
        - Это всё из-за меня, всё! - зарыдала она снова.
        - Умыться бы тебе… - посмотрел я на потеки туши на её лице. - Ах, да, там же Сеня…
        - Я всё, - сказал Сеня, выходя. - Но вы туда не спешите, я там посрал. Чего зря сидеть? Всё равно глухо, как в танке. Походу, что-то сломалось. То ли у меня в башке, то ли в Мироздании.
        - Тут вот говорят, - кивнул я на Лену, - что срез блокирован, хотя я ума не дам, как это может быть, и что с этим делать…
        - А, так это не во мне проблема? - с облегчением вздохнул Сеня. - Это хорошо…
        - Это во мне проблема… - всхлипнула распухшим носом девица.
        - Да-да, мы уже поняли. Умойся сходи, воплощение Мирового Зла.
        - Там насрано, - сказал ей вслед Сеня, но она проигнорировала.
        - В голове у неё насрано… - проворчал я тихо. С подростками всегда сложно.
        - И воды нет, - добавил Сеня.
        Так, уже и воду отключили. Ну, или трубы от толчка полопались. Вряд ли кто-то сейчас побежит их чинить. Валить надо из города, срочно.
        - Эй, как там тебя… Ира? Иди, из баклажки солью над тазиком…
        Макияж у девицы оказался на удивление стойким, но, пожертвовав последним относительно чистым полотенцем, его удалось смыть. Ну, почти. Некоторый намёк на помесь панды с Пьеро в тенях остался, но это ей даже каким-то странным образом шло к пронзительно синим глазам. Главное - манипуляции перед зеркалом отвлекли её от вселенской скорби.
        - У меня есть инструмент… - неожиданно сказала рыжая. - Оборудование. Устройство. Средство покинуть заблокированный срез.
        - И что же ты молчала? - вскинулся Сеня. - Давай, включай!
        - Не здесь, надо ехать. Забрать, - невозмутимо ответила она.
        - Секунду! - сказал я и выскочил в подъезд. С трудом открыл присохшее окно на площадке и выглянул вниз. Перед подъездом всё так же стоял «Патриот», на его капоте сидел унылый Пётр, перед ним в свете переноски были разложены детали разобранных автоматов.
        - Ты что там делаешь? - удивился я.
        - Пытаюсь понять, из какой сраным вантузом ёбаной жопы они достали такие ушатанные «калаши». Хуем они их чистили, что ли? - сказал он грустно. - Из трёх один еле собрал, да и тот…
        - Небось, из учебки, пособие для новобранцев, - предположил я. - Хорошо хоть, нехолощёные…
        - Наверное… А вы чего ещё здесь?
        - Концепция изменилась, - ответил я уклончиво. - И у тебя появился шанс.
        - Серьёзно? - обрадовался Пётр. - Вы заберёте меня отсюда?
        - Если будешь себя хорошо вести!
        - Буду! Говно вопрос! Что угодно, шеф!
        - Заводи, сейчас спустимся.
        - Где твоё оборудование? - спросил я у Лены, вернувшись в квартиру. - В городе, я надеюсь?
        Она назвала адрес, который мне ничего не сказал - я не большой знаток локальной географии, - но Сеня закивал понимающе:
        - Это почти в центре, ближе к северу. По прямой километров пять, но на машине придётся объезжать через виадук.
        - Тогда погнали, машина подана, - поторопил их я.
        Ночной город был пуст, фонари не горели, машины не ездили, но по переулкам тот тут, то там шныряли какие-то робкие тени. Тени передвигались с коробками в руках и от света фар разбегались по кустам, как тараканы.
        - Начали потихоньку магазины зачищать? - спросил Сеня, вглядываясь в темноту. - Долго тянули…
        - В темноте не так ссыкотно, - пояснил Пётр. - Кстати, как у нас насчёт пожрать?
        - Никак, - мрачно ответил я. - Мы тут задерживаться не планировали.
        - Тогда, может, и нам?.. Ну, слегка подержать за тёплое вымя розничный бизнес?
        - Давай доедем для начала, - не ответил я ни «да», ни «нет». Чёрт его знает, что там у рыжей за «оборудование». Если оно сходу не заработает, придётся как-то решать текущие проблемы за чужой счёт. Своего-то нет.
        Первая серьёзная проблема оказалась на виадуке. Четырёхполосный автомобильный мост над железкой частично обрушен, а частично забит сгоревшей военной техникой.
        - Вот по кому вертолеты отработали… - сказал Пётр, заворожённо уставившись на груду горелого металла. - Лютый пиздец тут творился…
        Судя по направлению, колонна шла на выезд из города. Судя по остаткам техники… Грузовики, из-под сгоревших тентов которых торчали остовы аппаратных шкафов, знакомый «Тигр»… Это не сюда ли грузили оборудование? Интересно, генерал тут остался или с тем штатским улетел? Кто-то очень серьёзно подошёл к карантинным мероприятиям…
        - Пиздуем в объезд, - сказал Пётр, - пока и по нам не въебали. Торчим тут, как залупа с фонариком.
        Он решительно свернул в какие-то переулки, и я через пару минут полностью перестал понимать, где мы едем. Стройка-помойка-частный сектор-рельсы-рельсы-рельсы… Машина, сильно раскачиваясь, переваливалась через железнодорожные колеи - скорее всего, это подъездные пути к вокзалу. Тогда то, что догорает справа - сам вокзал… И поезда на его платформах. Кто-то не успел уехать? Весело тут, ничего не скажешь.
        Наконец мы закончили блуждать по тёмным улицам, и Пётр объявил:
        - Вот, этот двор должен быть, а где дом?
        Причудливая карта сейсмических разрушений города оказалась выборочно неласкова к этому кварталу - часть домов осталась целёхонька, даже стёкла на месте. Но рядом с ними протянулась полоса руин, где из земли торчали огрызки стен, заполненные строительным мусором. И посредине этого апокалипсиса кучей битого кирпича обозначено место, где когда-то стоял искомый дом.
        - Это он? - спросил я рыжую в смутной надежде, что Пётр привёз нас куда-то не туда.
        - Да, - просто сказала она и вылезла из машины.
        Направившись к руинам, она встала напротив чудом уцелевшей подъездной двери.
        - Здесь. В подвале, - она показала рукой.
        Неподалёку горит костер, у которого на обломках пыльной мебели сидят, по всей видимости, уцелевшие жители. Разбирать завалы явно никто не планировал.
        - Каких-то сто тонн битого кирпича - и мы у цели… - задумчиво сказал подошедший Пётр.
        - Да там, небось, всё в лепёшку раздавило… - махнул рукой Сеня.
        - Нет. Не раздавило, - ответила ему Лена.
        - Я же говорю - это всё из-за меня, - вставила свою унылую тему девица. - Пока я с вами, ничего у вас не выйдет…
        - Все высказались? - спросил я раздражённо. Денёк выдался, мягко говоря, утомительным.
        Никто не ответил, и я скомандовал:
        - Грузимся в машину и поехали отсюда. До утра в любом случае ничего умного не сообразим, надо выспаться.
        - Куда едем? - тоном профессионального «бомбилы» спросил Пётр.
        - На вашу базу, в промзону - решил я после секундного колебания.
        Я видел там воду в бутылях для кулера и всякие сухие продукты в шкафах, да и место само по себе достаточно уединённое. Отдохнём, а там будем думать дальше.
        Доехали, как ни странно, без приключений - в промзоне мародёрам делать нечего, и, хотя я периодически высовывался в окно, прислушиваясь, не рокочет ли над городом винт «ночного охотника»[20 - Вертолёт Ми-28Н.], было тихо и спокойно. Электричество так и не появилось, но в пристройке к гаражу оказался небольшой бензиновый генератор, так что даже холодильник не растаял. А главное - вода подаётся собственным насосом и в крохотной душевой на стене висит электрический водогрей. Право на приоритетный расход горячей воды отдали женщинам, и первой в душ убежала девица.
        Телевидение не работает, интернета и сотовой связи нет, но Сеня нашёл старый приёмник и отловил на средних волнах новости. Про наш город не было, что характерно, ни слова, но всё остальное слушалось как радиопостановка в жанре чёрной фантастики.
        Я никогда не следил за тем, что сейчас принято называть «международной политикой», считая, что Гондурас должен беспокоить только тех, кто может его почесать. Поэтому, боюсь, большая часть подробностей была для меня вне контекста, но даже то, что я понял, вызывало оторопь.
        Израиль врезал ядерным оружием по Ирану, с целью… я не понял чего. Кажется, просто так, давно ж хотелось. В ответ какие-то вроде бы террористы взорвали в Израиле что-то настолько поганое, что оттуда уже полдня нет вестей. В арабском мире резня и ликование, кто-то кого-то спешно душит, пока все отвлеклись, и до них внезапно не стало никому дела.
        США увлечённо долбали крохотную Северную Корею, с недобрым прищуром поглядывая на соседний Китай. Ко всеобщему удивлению, корейцы оказались крепким орешком - моментально убрали армию в подземные горные укрепрайоны, откуда начали пулять ракетами во всех, до кого они хотя бы теоретически могли долететь. Были отмечены пуски в сторону Японии, но, во-первых, непонятно чьи, во-вторых, непонятно с какими последствиями - японцев накрыло таким цунами, что на этом фоне любая антропогенная атака просто потерялась.
        В Китае обошлись всеобщей мобилизацией, военным положением и развёртыванием всего, что развертывалось, под призывы к США прекратить это безобразие и очень серьёзным предупреждением насчет приближения к китайским берегам. Произошли какие-то воздушные инциденты, кто-то кого-то сбил, но одну АУГ они из своих вод выдавили, чудом не доведя ситуацию до морского боя.
        В США произошла серия мощных землетрясений. Ну, то есть, они, похоже, много где произошли - но только от США осталось достаточно, чтобы сообщить миру об этом. Американцы обвинили Россию в использовании тектонического оружия против гражданского населения, русские недоуменно переглянулись: «А что, у нас такое есть?». Но весь «цивилизованный мир» (то есть, в основном, Англия), привыкший обвинять русских во всех неприятностях, даже не усомнился и призвал НАТО немедленно отомстить. Американцы, занятые в Азии, сказали «да-да, сейчас, мы скоро, начинайте без нас» и отправили несколько эсминцев в Чёрное море, куда их попыталась не пустить через Босфор Турция, в которой прошла череда терактов. На этом фоне туркам нафиг не впёрлась ещё и эта войнушка под боком. Что там дальше происходило не очень понятно - то ли эсминцы прорвались через Босфор и их утопили русские, вмазав «Бастионами»[21 - «Бастион» - береговой противокорабельный ракетный комплекс.] из Крыма, то ли не прорвались и куда-то потом сами делись.
        Поляки, расслышав в происходящем долгожданную команду «фас» ломанулись на Калининград (откуда получили такую ответку, что никто даже не мог точно сказать, что именно произошло) и, внезапно, на Украину, на «исконно польские земли». Где эти земли заканчиваются, они на конец дня ещё не определились, но продолжали на всякий случай двигаться в сторону Киева. Далее ситуация покрыта мраком, потому что к вечеру всем стало не до Украины. И что там творится в ночи - знает один гоголевский чорт.
        Прибалтика билась в истерике, что её сейчас завоюют, но, как она ни убивалась, а желающих не нашлось. ЕС внезапно обнаружил на своей территории пандемию какой-то необычайно вирулентной и очень летальной болезни, отчего буквально за полдня ушёл в полный разнос - Германия моментально отгородилась хорошо вооруженными карантинными кордонами, массово выпихивая за них всех беженцев. Население, считавшее их разносчиками заразы, нетолерантно аплодировало и записывалось в национальное ополчение. «Хорст Вессель» ещё не звучал, но и ночь только начиналась.
        Румыны закрыли границы и сказали, что встретят любых беженцев пулемётами, заодно заявив о своем протекторате над Молдавией и Галицией. Правда, никаких войск никуда не ввели - то ли не успели, то ли решили, что и так сойдёт.
        Французы хотели последовать примеру немцев, но не осилили - беженцы отказались выдворяться, устроив им натуральный всефранцузский погром. К вечеру связь с французским правительством была потеряна и там, кажется, воцарился хаос.
        Швейцарцы, сказав «а мы вас предупреждали!» заперлись в своих горах и сидели там молча. Что творится во всяких Испаниях, Италиях и Грециях всем вообще было насрать - про них в новостях ничего не сказали. Также не было вестей из Южной Америки и Австралии - то ли связь пропала, то ли всем похуй.
        Были и хорошие новости - ни одна МБР пока не стартовала. Но у меня сложилось мрачное ощущение, что это вопрос ближайших дней, если не часов.
        - Вот это замес! - растерянно выразил наше общее мнение Сеня, когда новостной блок закончился. Он длился почти час - успела заново нагреться в бойлере горячая вода, полностью вылитая на себя девицей. Потом быстро приняла душ Лена, которую, кажется, новости не заинтересовали. Пришла очередь мужской части, но мы никак не могли разойтись, переживая услышанное.
        - Нет, вы как хотите, а надо срочно въебать грамм по сто, - решительно сказал Пётр. - Тут есть заначка.
        Он достал из шкафа коньяк. Я решил, почему бы и нет. Сеня отказался, но он вообще не пьёт. Лена отказываться не стала, но понюхала стакан с недоумением и поставила обратно на стол. Девице по малолетству не предложили, но она храбро схватила стакан Лены и решительно вылила его в себя, убежав затем с выпученными глазами в сортир.
        После этого уже ничего не оставалось, как просто лечь спать. Это был действительно длинный день.
        День четвёртый
        Артём
        Артём проснулся рано и, когда вышел в общий зал башни, только начало светать. Один из здешних обитателей - широкоплечий русоволосый мужчина лет сорока, который вчера представился каким-то скандинавским именем, - развёл в большом камине крошечный костерок из щепок и варил на нём кофе в турке.
        - Вот, видишь, по-походному… - откровенно зевнул он. - Неохота вниз к плите тащиться. Тебе сварить?
        - Да, если несложно, - Артём внезапно догадался, что местные дежурили тут всю ночь, вероятно, по очереди. Не доверяют. Поэтому и кофе в камине - контролирует выход.
        Вчерашние переговоры прошли непросто, не создав у сторон взаимной симпатии. Артём не знал, зачем Ольге этот Андрей и настолько ли нужно искомое оборудование - но её способ вести переговоры не выглядел оптимальным. Давить, ничего не предлагая взамен, - так себе способ деловой коммуникации. Друзей им не заведёшь. Это было странно - обычно его рыжая «почти жена» действовала гораздо тоньше, умело завоёвывая симпатии окружающих и умея вовремя отступить. К чему вдруг такой напор?
        Здешняя странная компания не выглядела враждебной, скорее, растерянной. Бородач со странным позывным «Зелёный» был Артёму даже симпатичен - для человека, только что потерявшего жену и родной мир, он вёл себя на удивление адекватно. Сам бывший писатель воспринял предполагаемый коллапс среза неожиданно спокойно. Нет, это было в чём-то досадно, в чём-то грустно, а в чём-то даже и страшно - но шока не было. К собственному удивлению, Артём осознал, насколько он оторвался от своего прошлого. Коммуна ещё не стала ему родной, но и представителем того социума он себя уже не ощущал. Может быть, читая лекции о жизни бывшего своего общества, он привык смотреть на него как бы «снаружи», иначе воспринимая его достоинства и недостатки. Он больше не житель среза «Земля». Он - мультиверс-оператор Коммуны. Для него этот мир - один из множества.
        - Где тут можно умыться?
        - Санузел внизу, через кухню, но можно и в море искупаться, - снова зевнул мужчина. - Вода отличная.
        Артём последовал его совету и, спустившись по небольшой лестнице, вышел из башни во внутренний двор. Здание представляет собой в плане подкову, и прямо от двери открывается отличный вид на море. Он побрел к пляжу, оглядываясь. Место изумительно красивое - подсвеченная утренним розовым солнцем поверхность спокойной воды, песчаный берег, к которому спускаются широкие каменные ступени короткой лестницы, небольшой, заросший кустарником островок напротив полукруглой бухточки с белым песчаным пляжем, ровная линия леса чуть в отдалении…
        «Хорошо здесь», - подумал Артём и, раздевшись, полез купаться. Вода действительно оказалась отличной. Он стал припоминать, когда последний раз купался в море - и не вспомнил. В Коммуне моря нет, а жизнь до неё представлялась теперь чем-то вроде смутного сна. Когда наплескался и вылез на берег, к пляжу спустилась Ольга. Лицо её было сумрачно и задумчиво.
        - Ты был у них внизу? - спросила она сходу.
        - И тебе доброе утро, - ответил Артём. - Нет, решил не создавать очередь в душ и искупаться в море.
        - У них там… Интересная штука у них. Но главное - помещение, где хранится костюм, закрыто, и мой ключ не подходит. Так что придётся ещё посотрудничать…
        Ольга быстро разделась и голая вошла в воду. Артём залюбовался её фигурой и забыл, что хотел спросить. Вспомнил, когда они уже возвращались в башню.
        - Оль, а ты всерьёз хотела спереть костюм и смыться?
        - Да, - твёрдо ответила она, - это было бы наилучшим выходом для всех.
        - Для всех? - Артём остановился.
        - Да, именно, - Ольга тоже встала на тропинке и посмотрела ему в глаза. - Так бы точно никто не пострадал. А твоя доброта ещё может выйти им боком.
        Артём ничего не ответил, только головой покачал. «Зато у неё роскошная задница», - подумал он, внутренне усмехнувшись. Но, в целом, ситуация ему не очень нравилась. Ольга могла действовать очень жёстко. Страшно даже подумать, насколько жёстко.
        - Кофе остывает, - укоризненно сказал им Ингвар. Артём, взбодрившись после купания, вспомнил его имя. Сверху, зевая и потягиваясь, спустилась красивая кареглазая девушка с длинными волосами.
        - Крис, накромсай нам каких-нибудь бутербродов, что ли, - попросил её мужчина. - Если тебе, конечно, не трудно.
        - Хорошо, Ингвар, - кивнула она и ушла вниз.
        Из бокового крыла, куда их устроили ночевать, вышел заспанный Борух.
        - Что, уже все встали? - удивился он. - Ладно, я тоже искупаюсь схожу.
        В отличие от Артёма и Ольги, он так и вышел с пулемётом, и с ним же пошёл на пляж. Артёму вот даже в голову не пришло пойти умываться с автоматом. Он не чувствует опасности от здешних жителей. Скорее уж наоборот - если Ольга не получит, что хочет, это у них могут быть серьёзные неприятности.
        Девушка принесла бутерброды, все получили кофе, вернулся, отжимая мокрую бороду, искупавшийся Борух, спустился со второго этажа хозяин башни. На его плечах сидела, свесив ноги, голубоглазая блондинка лет пяти. Девочка важно оглядела собравшихся с высоты папиного роста и озабоченно сказала:
        - Нам понадобится много чашек…
        - Разберёмся, милая, не волнуйся, - серьёзно ответил ей бородач. - Скажи всем…
        - Доброе утро! - звонко крикнула девочка. - А я Маша!
        - Здравствуй, Маша, - вежливо сказал Артём. Остальные тоже промычали что-то приветственное, только Ольга даже не повернула в её сторону головы. Артём увидел, как она поджала губы в досаде.
        - Пойдём умываться, милая, - нежно сказал Зелёный и пошёл с дочкой вниз по лестнице.
        - Я хорошо вчера зубы почистила? - донёсся оттуда голосок-колокольчик.
        - Отлично почистила, лучше всех.
        - А они блестели?
        - Невозможно смотреть как!
        - Я сейчас ещё лучше почищу!
        Они спустились вниз, и их перестало быть слышно.
        После завтрака бородатый решительно сказал:
        - Ну что, вы готовы? - глядя при этом почему-то персонально на Артёма. Тот в свою очередь посмотрел на Ольгу.
        - Да, раньше выйдем - раньше вернёмся, - неохотно согласилась она. - Хотя лучше бы вы сразу отдали мне костюм…
        - Даже не начинайте, - жёстко ответил ей Зелёный.
        - Пап, эта тётя, что ли, злая? - громко, на всю комнату зашептала девочка, которая как раз доедала утреннюю кашу.
        - Нет, милая, - ответил он ей рассеянно, - просто очень хитрожопая…
        - Па-а-п! - укоризненно покачала золотыми кудряшками девочка. - Мама говорит, что слово на «ж» не очень хорошее.
        - Да и тётя так себе… - буркнул себе под нос бородатый, но вслух громко сказал. - Да, слово не очень удачное. Мама права.
        - А ты за мамой собираешься, да? - не унималась его дочка.
        - Именно за мамой. Посидишь пока с тётей Катей и Криспи?
        - Да, - серьёзно кивнула та, - мы пойдём в лес за шишками, а когда вы с мамой вернётесь - растопим настоящий самовар!
        - Договорились, - согласился бородач.
        - У нас нет расстояния, только направление… - сказал Артём, выкладывая планшет на пыльный капот УАЗика.
        - Надеюсь, оно не в сторону моря? - спросил Зелёный.
        - Нет, к счастью, нет, - Артём, сверившись с планшетом, показал рукой примерное направление на ближайший репер. Все посмотрели в ту сторону - рука указывала куда-то за холмы, между морем и лесом.
        - Загружайтесь в машину, я сейчас, только с дочкой попрощаюсь и рюкзак подхвачу, - распорядился бородатый.
        - Я с вами! - сказал вышедший из башни Ингвар. На плече его висел стволом вниз помповый дробовик.
        - Это не экскурсия! - резко ответила Ольга.
        - Именно поэтому, мадам, именно поэтому! - Ингвар широко улыбнулся и кинул небольшой тактический рюкзак в багажник через отстёгнутый клапан тента. - Не хочу оставлять нашего друга наедине с вашей компанией. Уж извините!
        Он развёл руками в примирительном жесте, и под лёгкой охотничьей курткой обозначилась кобура.
        - Ты уверен? - спросил его Зелёный.
        - На душе моей тревожно,
        В мире всё пиздецки сложно,
        Не пойти ли мне в поход,
        Может, кто и подберёт?
        - продекламировал Ингвар в ответ.
        - Цирк, блядь, какой-то… - тихо сказал себе под нос Борух.
        Ольга только пожала плечами:
        - Как хотите, пятерых вполне проведём. Так, дорогой? - спросила она Артёма, и он понял, что вообще не очень хорошо представляет себе ограничения резонансно-реперного перехода. Вроде бы группы никогда не были больше шести человек, включая оператора. Но было ли это принципиальным пределом - почему-то ни разу не поинтересовался.
        - Да, конечно, - ответил он.
        Вскоре вернулся Зелёный - с рюкзаком и винтовкой, которая была копией Ольгиной.
        - Откуда у вас наше оружие? - насторожилась она.
        - Было ваше - стало наше! - отрезал тот. - Что с бою взято - то свято!
        Ольга посмотрела мрачно, но развивать тему не стала. Загрузились в УАЗик - Зелёный за руль, Артём спереди, остальные сзади. Железная панель с ручкой, жёсткое табуреточное сиденье и полное отсутствие комфорта напомнили ему технику Коммуны.
        На ходу было громко, тряско, пахло нагретым маслом, тянуло жаром от моторного отсека и дуло из оконных проёмов - верхние части дверей были сняты. Впрочем, ехал УАЗик довольно бодро. Водитель сразу забрал влево, уходя от береговой линии.
        - Нам туда, - показал ему рукой Артём.
        - Там речка, - громко, перекрикивая двигатель, ответил тот. - Проедем брод и вернёмся на курс.
        Вскоре действительно доехали до неглубокого брода, куда, окутавшись клубами пара, охотно нырнул автомобиль. Водитель совершил размашистые движения рычагами, в трансмиссии гулко бумкнуло, мотор зарычал громче, и УАЗик, к удивлению Артёма, спокойно преодолел реку по пороги в воде.
        - Давай направление! - сказал водитель. - Поедем напрямик, по азимуту! Дорога УАЗу не нужна!
        Артём, берясь за планшет, заметил про себя, что Зелёный как-то немного оттаял - похоже, что ему просто в удовольствие управлять этой старой машиной. Он заметно наслаждался тем, как уверенно она лезла на покатый берег реки и как легко рванула по целине, подминая стальным бампером высокие травы. В кабине остро запахло цветами и травяным соком.
        До репера оказалось не слишком далеко - где-то через час Артём начал его чувствовать, а вскоре решительно указал на возникшую на горизонте невысокую башню. Местная архитектура не блистает разнообразием - серое цилиндрическое строение из идеально пригнанного природного камня. Двери здесь отсутствуют, помещения пусты и засыпаны пылью, а в подвале пустая круглая комната с реперным камнем центре.
        - Торчит, как хуй во лбу, - Ингвар легонько пнул выступающий из каменного пола матовый чёрный цилиндр. - А что это вообще такое?
        - Репер, - ответил ему Артём. - Они находятся в разных срезах, и между ними можно, при некоторых условиях и соответствующих навыках, перемещаться.
        - И кто их повсюду натыкал?
        - Есть разные версии, - Артём достал планшет и активировал его. - Возможно, это сделали Ушедшие. Ещё есть предположение, что это осколки первичной материи Мироздания, из которой возник нынешний Мультиверсум…
        - А ты что думаешь? - Ингвар перешел на «ты» с необыкновенной лёгкостью.
        - Я об этом не думаю, просто пользуюсь, - вздохнув, признал Артём. - Готовы?
        - Не знаю, - сказал удивлённо Зелёный. - А как надо к этому готовиться?
        - Ну… Вещи из машины забрать?
        - Вещи со мной, - тряхнул он повешенным на одно плечо рюкзаком. На втором плече висела винтовка. - А машину через эти ваши… как их… репки? Машину нельзя провести?
        - Реперы, - поправил его Артём. - Два дня назад я бы уверенно сказал, что это невозможно, но сегодня скажу только, что мы не знаем, как. Людей я чувствую и просто как бы включаю в… уравнение, что ли… В общем, в формулу перехода, которая формируется у меня в голове. А машину я как почувствую?
        - Я бы почувствовал, - тихо сказал Зелёный. - Эту бы точно почувствовал…
        - Сам принцип перехода… - начал Артём.
        - Меньше болтай, милый, - оборвала его Ольга, и он подумал что да, как-то рано принял попутчиков. Это, наверное, побочное действие от работы м-оператора, который должен включить внутри себя в одну группу всех, кто переходит вместе с ним, иначе они останутся тут. Вот и начинаешь непроизвольно относиться ко всем, как к «своим».
        - Двигаю! - сказал он, и мир моргнул.
        - Что за нахуй! - заорал Борух, отплёвываясь от снежной крупы, которую свирепый ветер зашвырнул ему в открытый рот. - Это же зелёный репер!
        - Ну, никто на нас, вроде, и не нападает, - ответила ему Ольга, выбираясь из сугроба, - а за погоду база данных не в ответе.
        - Блядь, предупреждать надо! - Зелёный злобно дёргал замки рюкзака.
        - Мы не знали, - примирительно сказал Артём. Холод был зверский, и ветер, дующий в распадке меж двух холмов, как в аэродинамической трубе, только ухудшал ситуацию.
        - Холодно зимою,
        Маленькой макаке,
        Примерзают ручки,
        К волосатой сраке…
        - озвучил Ингвар, щёлкая зубами от холода, интересный факт из мира зоологии.
        - Давайте, может, валить отсюда? - Зелёный достал из рюкзака свёрнутый тонкий спальник и быстро в него замотался. - Я к зиме не готов!
        - Так сразу не получится, - ответил Артём, пытаясь моментально потерявшими чувствительность руками активировать планшет. - Резонанс репера должен затихнуть, прежде чем…
        - Как долго, Тём? - Ольга достала из рюкзака маскировочную накидку снайпера и пыталась заставить её выполнять абсолютно несвойственные ей функции верхней одежды. Состоящее в основном из дырок и лоскутов полотнище справлялось плохо.
        - Минут пятнадцать, - у Артёма тоже зуб на зуб не попадал. После тёплого морского побережья здешняя лютая зима казалась убийственной.
        - Бля буду, Серы… То есть, Зелёный, - твоя дверь в гараже мне больше нравится! - заявил Ингвар, отгородившийся от ветра тонким полиэтиленовым дождевиком. - Говно эти их реперы…
        К моменту, когда резонанс в репере погас, Артёму казалось, что у него сейчас под весом планшета отломятся руки, промёрзшие до хрустальности. Ресницы склеились от заледеневших выбитых ветром слёз, и он сдвинул точки каким-то чутьём.
        Мир долгожданно моргнул.
        - И всё на свете хорошо,
        Цветут ромашки в поле.
        Чего-то хочется ещё, -
        Послать всех на хуй, что ли?
        - продекламировал Ингвар, пока Артём продирал глаза и пытался понять, жив ли он ещё, или тепло вокруг - посмертная иллюзия.
        Проморгавшись, оценил диспозицию - они сидят (стоять ни у кого сил не нашлось) на дне плоской, как тарелка, впадины, напоминающей дно высохшего озерца. Подтверждая эту версию, вокруг потрескавшейся кракелюрами глиняной поверхности, как пучки волос вокруг лысины, торчат унылые будылья жёлтого сухого камыша. Но здесь, по крайней мере, тепло. Скорее, даже жарко. Точнее - как понял Артём, когда морозная стылость в теле прошла, а иней, выступивший на стальных деталях автомата, растаял, - очень, очень жарко.
        - Хрен редьки длиннее, но тоньше… - прокомментировал погоду Борух. - То яйца звенели, теперь, того и гляди, сварятся.
        - Тём, не тупи, - раздражённо сказала Ольга. - Это же транзит? Давай направление на выходной репер и пошли, пока тепловым ударом не накрыло.
        Артём вздохнул и активировал планшет. Сориентировал его по встроенному в офицерскую сумку компасу:
        - Юго-юго запад.
        - А расстояние эта штука не сообщает? - поинтересовался Зелёный.
        - Нет, только если триангуляцией вычислить. Но обычно быстрее просто по азимуту идти.
        - А если это в тысяче километров?
        - Тогда нам не повезло, - Артём пожал плечами. - Обычно они достаточно близко друг к другу. Хотя, возможно, это и не закон физики. У Коммуны не так много ресурсов, чтобы всерьёз исследовать…
        - Тём, не трынди! - оборвала его Ольга.
        Артём обиделся и замолчал, Зелёный и Ингвар понимающе переглянулись. «Что бы вы себе ни подумали, - мысленно сказал Артём, - хрен вы угадали». Хотя где-то в глубине души он и сам иногда думал что-то такое, не очень для себя лестное.
        Выбравшись из котловины и оставив за спиной косо торчащую из бывшего дна чёрную колонну репера, они увидели, что находятся на острове посередине того, что раньше было рекой. Это явно была крупная водная артерия. Центральный пролёт циклопического моста, соединявшего весьма отдалённые друг от друга берега, поднят очень высоко над уровнем отсутствующей воды, скорее всего, для прохода речных судов. Этот уровень хорошо различается по тёмной полосе, оставшейся на огромных бетонных опорах, надёжно укоренившихся на сухом дне.
        - Ну, хотя бы лодка нам не понадобится, - скептически сказал Зелёный.
        Они сошли с возвышения, которое раньше было берегом острова, и пошли туда, куда указал, сверившись с компасом, Артём. То есть, под острым углом к руслу, примерно к началу моста. Идти было очень жарко и не слишком удобно - высохшее дно покрывали камни и полузатонувший в твёрдой глине мусор. Какие-то ржавые железки, куски бетона с арматурой, остовы лодок, рыбьи и не только скелеты. Артём с неприятным чувством обошел впечатанный в окаменевший ил человеческий костяк. Поверх сложенных вместе кистевых косточек лежала скрученная кольцом ржавая проволока, а в затылочной части черепа зияло отверстие. Ушедшая вода обнажила чьё-то давнее преступление, но расследовать его, скорее всего, было уже некому.
        В самой глубокой части русла заиленная глина оказалась с подвохом - подсохшая сверху корка ломалась под весом человека, и нога проваливалась в горячую влажную грязь. Она налипала на ботинки, пропитывала их влагой и делала неподъёмными. К счастью, это был небольшой участок - метров десять. За ним дно начало подниматься к берегу, и снова стало сухо.
        - Оль, глянь на это, - внезапно сказал Борух, остановившись.
        Артём, хотя его не звали, подошёл тоже, да и остальные подтянулись. Недалеко от того места, где они пересекли грязевую полосу, остались следы - пробитые колёсами глубокие колеи и отпечатки ботинок.
        - Кто-то пытался ходом проскочить и сел, - авторитетно заявил Зелёный. - Начал дур?м буксовать, закопался и лёг на брюхо, вот здесь видно.
        - А вот тут, - он показал на глубокие квадратные продавлины, - его домкратили и пихали под колёса камни. Вот они, видны в колее. Вытолкали, в конце концов, конечно. Машина - серьёзный внедорожник, клиренс и колея, как у Хаммера. Резина грязевая большого радиуса, но без ума и не такое люди засаживали… Лебёдки у него то ли нет, то ли не нашли за что зацепиться - выталкивали на руках, вон, всё истоптали…
        - А мой батя был матрос
        Толкал хуем паровоз… - задумчиво сказал Ингвар. - А ведь это недавно было, грязь свежая.
        Ольга с Борухом переглянулись и взялись за оружие. Артём пригляделся к следам - не надо было быть следопытом, чтобы узнать характерные ребристые отпечатки ботинок - влажная глина сохранила их идеально. Именно такие ботинки наследили в том городе, где на площади осталась лишь куча трупов.
        - Что-то знакомое углядели? - сказал внимательно наблюдавший за ними Зелёный.
        - Да так, - уклончиво ответила Ольга, - ничего конкретного…
        Артём же просто сказал:
        - Мы их уже встречали. Будьте готовы, что они начнут стрелять первыми.
        - Спасибо, что предупредили, - проворчал Ингвар, засовывая в патронник дробовика лишний патрон.
        - Они серьёзные профи, - добавил майор. - И без рефлексий. Будьте внимательны.
        Зелёный перевесил винтовку поудобней. Артёму было очень интересно, как к нему попало оружие, которое Коммуна изготавливала штучно, а уж продавала и вовсе редко. Ему казалось, что бородатый, несмотря на свою решительность, такой же штатский, как и он сам. Человек просто хочет спасти жену, и дочка у него совершенно очаровательная. Но если придётся… Артём очень надеялся, что жизнь не заставит его совершать выбор между плохими вариантами.
        Пока он так размышлял, их компания уже добралась до берега. Солнце жарило невыносимо - Борух, которому уже под полтинник, дышал тяжело. Лицо его было красным, борода - мокрой от пота.
        - Спасибо жене, - сказал он, отдуваясь, Артёму. - Заставила бросить курить. А то сдох бы уже…
        Ольга прикрыла рыжую голову армейской панамой, Ингвар обошёлся бейсболкой, а не озаботившийся головным убором Зелёный намотал на голову тюрбаном запасную футболку. Пока поднимались на берег - взмокли и измучились, так что в начале моста остановились передохнуть в тени какой-то будки.
        - У кого сколько воды? - поинтересовался Ингвар. - Лично у меня два литра всего.
        - Двухлитровая бутыль и фляга на литр, но фляга уже полупустая, - сказал майор и, взвесив в руке зелёную армейскую фляжку, отпил ещё глоток.
        - Полторашка минералки, - сообщил Зелёный. - С газом.
        - Меньше литра, - призналась Ольга.
        Артём порылся в рюкзаке - во взятой ещё в Коммуне бутыли плескалась едва половина. Он молча показал бутылку и, не удержавшись, отпил глоток. Во рту сухо, и на зубах скрипит пыль.
        - У меня есть фильтр, - с сомнением произнёс Борух. - Так что, если мы найдём какой-нибудь водоём…
        - Это вряд ли, - ответил ему Ингвар, внимательно рассматривавший мост.
        Метрах в ста от них, уперевшись коротким капотом в ограждение, стоит магистральный тягач с прицепом-цистерной. За ним сгрудились ещё несколько таких же. Один из них обгоревший, остальные зияют дырками от пуль в кабинах. Все машины покрыты пылью, колёса спущены - видно, что произошло это давно. Но сухой воздух сохранил металл от ржавчины, и на боках белых цистерн синими буквами отчётливо написано по-русски «Вода».
        - За воду тут, похоже, убивали… - сказал задумчиво Зелёный.
        - Как давно это случилось? - поинтересовался Борух. - Есть шансы найти живую технику? На своих ногах по такой жаре мы далеко не уйдём, воды у нас хорошо, если на сутки…
        Зелёный подошел к переднему грузовику, поднявшись на ступеньку, дёрнул ручку двери и с проклятиями отпрыгнул, когда из кабины на него вывалилась высохшая мумия водителя.
        Заглянул в кабину, вылез, постучал по баку, открутив пробку, посветил фонариком внутрь, попинал колеса, поковырял покрышку складным ножом…
        - Я не археолог, - сказал он, наконец, - но это годы, не дни. В баке бурда, пластик в кабине выгорел и крошится, резина на покрышках расслоилась. Такое уже никуда не поедет. Разве что найти в закрытом гараже… Да и то - бензин за пару лет превращается в говно, а аккумуляторы деградируют до полной непригодности. Быстрее пешком дойдём, чем на ход поставим.
        - Пошли тогда, чего стоим, - зло сказала Ольга.
        И они пошли.
        От моста двинулись по дороге - она примерно в нужном направлении. За кюветами кустики мелкорослой полыни перемежаются большими проплешинами голой земли, напоминая Артёму картинку «выветривание почв» из учебника по природоведению. Потрескавшийся асфальт липнет к подошвам. Пробовали идти по обочине - ничуть не лучше, к жаре добавилась высоко поднявшаяся в безветренном воздухе мельчайшая пыль, отчего все моментально посерели лицами. Капли пота оставляют в этом гриме светлые дорожки.
        - Интересно, сколько сейчас градусов? - тяжело дыша, спросил Борух.
        - Хорошо за сорок, - ответил мрачно Ингвар. - Бывал я в жарких странах, знаю. Долго мы так не протянем, по такой жаре даже негры лежат в тени и нихуя не делают. Впрочем, они при любой погоде нихуя не делают… - добавил он, подумав.
        - Надо дойти до того города и переждать в тени жару, - сказала Ольга. - Ночью наверняка будет прохладнее.
        - Нет у нас времени что-то пережидать, - сердито сказал Зелёный.
        Ему никто не ответил - до плывущих в жарком мареве городских окраин было ещё несколько километров, и тратить силы на спор было жалко.
        В город вошли уже на последнем издыхании - на Боруха было просто страшно смотреть, да и остальные выглядели не намного лучше. В городе ничуть не прохладнее: газоны превратились в лунный грунт, скелеты высохших деревьев тянут к белому от жары небу голые ветви, палисадники частных домов щетинятся сухими кустами.
        Город давно пуст, стёкла домов, тротуары и дороги покрыты тонкой, как пудра, серой пылью, которая поднимается в воздух при малейшем движении, липнет на мокрую кожу и залепляет слизистую носа, и без того высохшую от горячего воздуха. Военных разрушений или следов поспешного грабежа не заметно, магазины закрыты, их пыльные витрины пусты, на окнах офисов опущены жалюзи.
        - «Производы», - прочитал вслух Зелёный крупные буквы над входом в магазин.
        Все выходящие на улицу фасады покрыты наружными блоками кондиционеров. Артём отметил, что на их сливные трубки подвязаны пластиковые баклажки на верёвочках - видимо, жители пытались собирать конденсат. Окна квартир заклеены изнутри - где фольгой, где просто белой бумагой - и нестерпимо сияют на солнце даже сквозь слой пыли.
        Солнце почти в зените, и дома не дают желанной тени. Спасение от его лучей нашли только на большой открытой веранде частного дома, где и повалились на пластиковые дачные стулья.
        - Мне пиздец, - сказал майор, сгружая прямо на пол пулемёт и скидывая туда же разгрузку. - Я и ста метров больше пройду.
        Он вытащил баклажку и сделал пару глотков. Воды в ней оставалось немного.
        Артём ему охотно верил - он и сам чувствовал себя примерно так же. При полном отсутствии ветра тень помогала не очень, под крышей было всё так же жарко.
        Ольга улеглась прямо на пыльные доски пола, подложив под голову рюкзак, сняла тёмные очки и прикрыла глаза, надвинув на лицо панаму. На ногах упрямо остался один Зелёный.
        - Я посмотрю, что там, - сказал он и толкнул деревянную дверь в дом. Дверь не открылась. Он отошёл на два шага и неожиданно со всей дури врезал по ней ногой - подошвой ботинка в область замка. Полотно двери треснуло, кусок вывалился и она, распахнувшись в полутёмный коридор, ударилась о стену и так застряла.
        - Мой товарищ от тоски,
        Выбил хуем три доски.
        Возрастает год от года
        Мощь советского народа…
        - вяло продекламировал развалившийся в пластиковом шезлонге Ингвар.
        Зелёный ушел внутрь дома. За ним никто не последовал - все сидели или лежали там, где рухнули. Одежда от пота покрылась разводами соли, по лицам расплылись серые узоры присохшей пыли, сил двигаться не было. Бородатый вернулся через несколько минут.
        - Ничего нет, - сказал он. - Хозяева вывезли всё, кроме мебели. В гараже стоит машина, но, как я и думал - недвижимость. Я бы поставил её на ход за пару дней, при наличии расходников. Но их нет, и бензина нет, и двух дней у нас тоже нет.
        - Жителей, похоже, отсюда вывезли, если я правильно понял, - он показал выцветший листок плохой бумаги. На ней что-то крупно напечатано.
        - Это не русский, как мне сначала показалось, но похож, - он поднял листок и прочитал вслух: - «Прогласена целосна превозота! Людето од градот подготовени се!» Не уверен, но очень похоже на объявление эвакуации.
        - Я их понимаю… - уныло сказал Борух. - Тут только сдохнуть…
        Зелёный достал из кармана разгрузки большой смартфон и включил его.
        - Хочешь позвонить девять-один-один? - спросил его Ингвар насмешливо.
        - Нет, в нём есть шагомер. Можно замерить пройденное расстояние без GPS. Не очень точно, но сойдёт.
        - Зачем тебе? - удивился Ингвар.
        Зелёный ему не ответил, но обратился к Артёму:
        - Вставай, надо кое-что сделать.
        - Что? - Артёму не хотелось вставать. От жары мутилось в глазах.
        - Засеки направление на репер.
        - Для этого вставать не надо… - он достал планшет, активировал его и показал направление пальцем. - Туда.
        - Возьми азимут по компасу, - не отставал Зелёный.
        Артём послушно положил рядом с планшетом компас и покрутил картушку, выставляя север - или где тут у них магнитный полюс. Затем повернул кольцо визира, устанавливая направление на репер.
        - Достаточно?
        - Нет, - Зелёный был неумолим. - Теперь всё же придется встать. Нам надо пройти всего километр, но непременно перпендикулярно этому направлению.
        - Триангуляцию произвести хочешь? - догадался Артём.
        - Да. Я бы пошёл один, но не смогу определить направление на месте.
        - А смысл? - спросил Борух. - Расстояние не станет меньше от того, что мы его узнаем…
        - Может, он близко, и мы зря теряем силы и воду, валяясь тут. А может, он так далеко, что пешком не добраться в принципе.
        - Пусть сходят, Борь, - неожиданно сказала Ольга, не открывая глаз. - Дело хорошее.
        Артём неохотно встал и подхватил за ремень горячий автомат.
        - Ну, пошли, раз тебе так неймётся…
        Стоило им выйти из-под крыши веранды, как солнце накинулось с новыми силами, как будто врезав раскалённой сковородкой по темечку.
        - Извини, - сказал Зелёный без малейшего сожаления в голосе. - Но мне очень надо.
        - Я понимаю, - ответил ему Артём вполне искренне и подумал, что он бы, наверное, спасал Ольгу так же упорно. Хотя мысленная картинка, где Ольга спасает его, отчего-то выглядела более правдоподобной.
        Они быстрым шагом шли по перпендикулярной улице - она поуже и захламлена запаркованными вдоль тротуаров машинами. Автомобили незнакомых марок, но выглядят вполне обычно - пожалуй, в земном транспортном потоке на них бы никто и внимания не обратил.
        - Уф, не могу больше, - в конце концов, сдался Артём. У него было ощущение, что его засунули в духовку и теперь поджаривают.
        - А пришли уже… - ответил Зелёный. Он тоже выглядел ужасно - тюрбан на голове не защищал лицо от солнца, скулы и нос выглядели ошпаренными, и даже тыльная сторона кистей рук стала ярко-малиновой, - Определяйся.
        Артём приложился к планшету, потом к компасу… Зелёный пристально смотрел. Визир сдвинулся совсем немного, на пару градусов. Бородач достал смартфон и затыкал пальцами по экрану.
        - Тангенс, ага, умножить… Блядь, - сказал он с чувством, выключая смартфон.
        - Что там? - спросил Артём.
        - Ну, будем оптимистами - примем, что это три градуса, а не два. Пусть нам повезёт, и погрешность измерений будет в нашу пользу. Тогда это двадцать километров, а не тридцать. На плече в километр на глаз точнее не вычислить.
        - Двадцать километров? - ужаснулся Артём.
        - Да, жопа, - согласился Зелёный. - Надо… Стоп, интересно, это то, что я подумал?
        Он показал на высокий забор с выцветшими синими воротами, над которыми по большой дуге написано «Количка парк №3».
        - Не знаю, - признался Артём. - «Парк» - очевидно, но понятия не имею, что может значить «количка».
        - Я тоже, но провода же!
        Под высокой аркой над воротами крепились два толстых провода, которые, повернув по большой дуге, дальше шли над улицей.
        - Троллейбус, наверное, - сказал Артём, недоумевая, от чего так возбудился Зелёный. Бородач буквально ожил и так бодро зашагал к двери рядом с воротами, как будто и не помирал от жары только что.
        Зелёный решительно перепрыгнул через застопорённую вертушку-турникет на входе и тут же взвыл и заматерился, тряся рукой.
        - Не касайся её, Тём, - сказал он злобно. - Это падла раскалённая, как утюг!
        Артём попытался вспомнить, когда они перешли на «ты», но не вспомнил - как-то само собой произошло.
        - Ладно, Зелёный, - ответил он.
        - Да ладно, Сергей меня зовут, - неожиданно ответил бородач. - Так что я такой же Серый, как и Зелёный.
        За забором действительно оказался троллейбусный парк. В длинном бетонном ангаре над протянувшейся во всю его длину слесарной ямой, стоят в очереди на выезд троллейбусы. Они довольно похожи на те, которые Артём помнил из своей прошлой жизни - параллелепипеды на четырёх колёсах. Рога их опущены и подвязаны сзади, двери закрыты, стёкла запылены - но они выглядят целыми, даже колёса сохранили округлость, хотя и подспущены.
        - Зачем они нам?
        - Им не нужен бензин, - констатировал очевидное Сергей и ловко пнул складную переднюю дверь крайнего троллейбуса в сгиб. Она слегка отошла, и он дожал её руками, открывая.
        - Им нужно электричество, - тоже выступил роли Капитана Очевидность Артём.
        Сергей не ответил - зажав в зубах фонарик, он уже ковырялся в раскрытом щитке за спинкой водительского сиденья.
        - Предохранители - нахуй, эту шину - нахуй… - бормотал он себе под нос. - Это куда у нас? Тоже нахуй… К токосъёмнику? - к епеням, не нужен… А вот это мы используем, это как под него сделано…
        Со звяканьем падали на пол какие-то мелкие детали. Артём с изумлением понял, что в руках у Сергея мелькает то белый, то синий свет рабочего луча УИна. Такого же, как висел на поясе у него самого, и который, по словам Ольги, был «по списку А» - что бы это ни значило.
        - Ну вот, а теперь… - Сергей повернул чёрный клюв переключателя на железной коробке ниже. Под полом что-то жёстко затарахтело, кузов троллейбуса неприятно завибрировал, где-то зашипело.
        - Компрессор, - пояснил Сергей, - магистраль травит… Ничего, нам только шины подкачать.
        Он вышел наружу и полез под троллейбус, приговаривая: «Ну не может же быть, чтобы не было шланга для подкачки… Я бы непременно сделал…»
        Артём открыл металлический шкафчик и посмотрел - шины, ведущие к токосъёмникам, были аккуратно отрезаны, а внутренние силовые провода приделаны к держателю, где, вместо цилиндрического предохранителя, был вставлен заряженный акк. Клеммы зажима Сергей грамотно усилил, наварив УИном полоски меди с силовых шин.
        - Компрессор еле жив, кольца залегли, - на лице Сергея к разводам пыли добавились масляные пятна. - Колёса подкачать туда-сюда, но тут тормоза на пневматике, оказывается. Никогда раньше не интересовался, как устроен троллейбус… Выруби вон ту переключалку, пожалуйста.
        Артём со щелчком повернул пластмассовую ручку, грохот под полом затих, только что-то тихо шипело…
        - Сейчас я масла ему плесну прямо в цилиндр, - пояснил Сергей, - Колхоз, конечно, жуткий, но сколько-то на масляной компрессии протянет…
        Он снова нырнул в слесарную яму и загремел там чем-то. Артём подумал, что делает он это как-то очень привычно, как будто всю жизнь занимался.
        - Врубай обратно… - грязный как чёрт, Сергей засунулся в дверь.
        Артём щелкнул переключателем - компрессор снова заколотился, потряхивая кузов, но уже мягче, без звонкого стука. Шипение усилилось.
        - Ещё пара минут, попробую залатать течи…
        Снизу послышался стук и ругань, шипеть стало меньше. Кузов вздрогнул и неожиданно перекосился, подняв передний левый угол. Ругань усилилась, что-то снова зашипело, заглохло, звонко бумкнуло и левый задний угол поднялся тоже. Троллейбус теперь стоял, наклонившись направо.
        - Блядь, - сказал с чувством вылезший из ямы Сергей, - пневмоподвеска умерла. Ничего не могу сделать, справа элементы травят так, что пришлось заглушить магистраль. Резина на баллонах посыпалась. Ну их в жопу, поедем так…
        Сергей, вытирая грязным рукавом грязное лицо, рухнул в водительское кресло - оттуда поднялась туча пыли.
        - Ну, давай, родимый…
        Троллейбус вздрогнул, защёлкали контакторы, мотор натужно загудел, что-то захрустело… Но пылающая раскалённым солнцем улица медленно двинулась навстречу пыльному лобовому стеклу. Машина выкатилась из ангара и медленно поехала к воротам.
        - Едет, ты глянь - едет же! - Сергей радостно хлопнул ладонью по рулю. - Мастерство не пропьёшь!
        Ворота быстро приближались, он нажал на педаль тормоза, снизу послышались шипение и свист.
        - Куда ты, сука, твою мать… Да ёб же… - Но поздно, массивный тупой нос троллейбуса вдарил в створки, те распахнулись, с грохотом врезавшись в стены. Одна из них, отлетев обратно, врезала по борту - большое боковое окно осыпалось квадратиками закалённого стекла в салон.
        - Тормоза придумали трусы! - решительно заявил Сергей и повернул направо, в сторону дома с верандой, где остался их маленький отряд.
        Пока проехали километр по улице, он успел поэкспериментировать с педалью тяги, двигаясь то быстро, то медленно, то накатом и, при подъезде к месту, уже довольно тихо подкатился к забору и нажал на сигнал. Троллейбус издал противный высокий гудок, отчего все лежавшие на веранде подскочили.
        - Карета подана! - заорал Сергей. - Садитесь быстрее!
        - Ни хрена себе, правда, троллейбус! - изумился Борух, с трудом залезая в салон через переднюю дверь. Пулемёт цеплялся за створку.
        - Для троллейбуса розетка
        Есть у милой на пизде,
        Теперь провод нам не нужен
        И дорога нам везде!..
        - прокомментировал, устраиваясь на пыльном сидении, Ингвар. - Даже знать не хочу, как ты это сделал, Зелёный, но мои ноги говорят тебе спасибо. А он и должен быть такой косой?
        Ольга вышла из дома со щёткой на палке и смахнула пыль с лобовика перед водителем. Сразу стало значительно лучше видно.
        - Спасибо, - сказал ей Сергей и ответил Ингвару, - тут кузов на пневмоподушках, половина из них сдохла. И да - тормозов тоже нет. Но я уже придрочился рекуператором тормозить.
        - Хрен с ними, - отмахнулся Ингвар. - Тут вряд ли будет большое движение.
        Троллейбус взвыл, затрещали реле, затарахтел компрессор, резко запахло горячими проводами, и они, сначала медленно, но потом всё быстрее и быстрее покатили по пустой улице.
        - Вот, совсем другое дело! - сказал удовлетворённо Борух. - А кондиционера тут нет?
        - И буфета с напитками нет, - ответил ему Ингвар, - и сортира, чтобы в нём стюардессу ебсти. Говно сервис в этой компании, напиши жалобу.
        Железная коробка троллейбуса на солнце быстро накалилась, и внутри стало, как в духовке. Борух не выдержал и, встав, в два удара высадил прикладом окно, у которого сидел. Его примеру последовали все, кроме Ингвара, который, укоризненно прочитав вслух инструкцию: «Се повлече на кабелот, стискаш од стакло!», вытащил за кольцо распорный тросик и выдавил стекло наружу. Оно звонко грохнулось на дорогу.
        - Дикари! - сказал он гордо. - Всё бы вам прикладами махать!
        Без стекол стало немного легче - набегающий воздух, хоть и горячий как из фена, создавал иллюзию чего-то вроде свежести. Троллейбус ехал, натужно подвывая. Спидометр показывал пятьдесят каких-то единиц. Возможно, даже километров и очень может быть, что в час. Город вскоре закончился, и они покатили по прямому широкому шоссе. Вокруг расстилался плоский пустынный ландшафт - справа выгоревшая до голой земли степь, слева - сгоревший до угольных пеньков лес. Это явно произошло давно, гарью уже не пахло - во всяком случае, не сильнее, чем палёной электропроводкой от двигателя. Пейзаж полностью безжизненный - даже птицы не летают в раскалённом воздухе.
        - Интересно, куда они эвакуировались? - спросил в пространство Артём.
        - Не знаю куда, но догадываюсь, почему… - Ингвар шуршал жёлтой хрупкой газетой, найденной в доме. Он процитировал заголовок: - «Глобална суша предизвикана со употреба на климата оружье». «На климата оружье» - кажется, перевода не требует.
        - Ну, может, мы просто в неудачное место попали, - с сомнением ответил Борух. - А у полюсов тут, наоборот, рай земной. Уехали все туда, выращивают ананасы в местном Норильске…
        - Не знаю насчёт рая, но, похоже, доехали туда не все… - сказал странным голосом Сергей.
        Все поднялись со своих мест и подошли к лобовому стеклу - медленно останавливающийся под пустое шипение тормозной системы троллейбус подкатывался к завалу на шоссе.
        - Ну, давай, что ты, ну, блядь… - Сергей свирепо пинал педаль, но машина накатывалась на сгоревший автобус, стоящий на ободах под углом к дороге. - А, ссука…
        Затрещал храповик - водитель изо всех сил потянул на себя торчащую из пола палку ручника, одновременно выворачивая руль влево. Троллейбус выехал на встречную полосу, захрустел колодками и неохотно встал. Впереди открылась вереница обгоревших машин - в закопчённых салонах больших автобусов можно разглядеть тёмные кости на каркасах сидений. Колонна сгоревшей техники уходит к горизонту, невозможно даже понять, как далеко. Но это десятки и десятки, может быть даже сотни автобусов, набитых людьми.
        - Что с ними случилось? - севшим то ли от жары, то ли от волнения голосом спросила Ольга.
        - Скорее всего, лесной пожар вызвал огненный шторм, - сказал тихо Борух. - Даже асфальт горел… Я такое видел как-то раз - тоже люди надеялись проскочить, дорога широкая, горит, вроде, несильно… А потом ветер подул - и моментально накрыло, как с огнемёта. В несколько секунд машины сгорели.
        - Ужас какой… - Ольгу трясло. - Поехали отсюда. Только не по дороге, не могу на это смотреть…
        - Ну, шоссе всё равно влево отклоняется, - сверился с компасом Артём. - Метров триста назад был съезд направо, давайте к нему вернёмся.
        Сергей переключил мотор на реверс, троллейбус неохотно пополз назад и, преодолев разделительную полосу, в два приёма развернулся. Съезд действительно нашёлся, и дорога от него вела примерно в нужную сторону, но твёрдое покрытие на ней быстро закончилось, и пошла заросшая какой-то низкорослой колючкой грунтовка. Троллейбус окутался клубами пыли и, как ни пытались все замотать лица тряпками, помогало это слабо.
        - Ты можешь быстрее ехать, а? - не выдержал Борух. - Может, её сдувать будет…
        - Это вам не спорткар! - отплёвываясь от пыли и пытаясь смахнуть её с лобового стекла раскрошившимися резинками дворников, отозвался Сергей. - Это старый троллейбус, он и так еле дышит!
        С трудом переваливавшейся по неровной дороге машине приходилось тяжело - она завывала, воняла горелой изоляцией, тряслась и вибрировала. Одно колесо приспустило, и её тянуло вправо, что с трудом компенсировалось рулём, усилитель которого сдох ещё на первых километрах грунтовки - возможно, из-за той же пыли. Сзади что-то хлопнуло и зашипело, перекошенный кузов осел и выровнялся, но снизу сразу зашкрябало, и троллейбус затрясло.
        - Ну вот, пневматика окончательно сдохла, - водитель попытался сплюнуть, но не смог - во рту было так же сухо и пыльно, как на дороге. - Колёса по кузову скребут.
        - Тём, далеко ещё? - спросила Ольга.
        Артём прислушался к своим ощущениям, но перегревшийся на жаре организм совершенно разладился. Его мутило от жажды, трещала голова, перед глазами мельтешили чёрные точки.
        - Вроде что-то уже чувствую, - сказал он неуверенно. - На пределе…
        - И какая у тебя дальнобойность? - поинтересовался Сергей, с трудом ворочающий ставший очень тяжёлым руль.
        - Километр, ну два… Я довольно посредственный оператор.
        - Сейчас меня это только радует, - проворчал Борух. - Значит, мы рядом.
        - Нам туда! - Артём, наконец, сосредоточился и почувствовал репер.
        К сожалению, с дорогой им стало не по пути - она уходила в сторону от нужного направления.
        - Ну, никто ведь и не обещал, что будет легко? - задал в пространство риторический вопрос Сергей. - Держитесь там!
        Он решительно повернул руль, троллейбус съехал с дороги и заскакал по целине, издавая жалостные звуки вконец измученного механизма.
        - Ну, давай, жопа железная, ещё немного, - подбадривал его водитель.
        Машина выла, гремела, скребла колёсами по кузову и днищем по кочкам. Палёной изоляцией воняло всё сильнее. Не дотянули совсем чуть-чуть - когда из-под пола повалил густой белый дым и мотор, издав умирающий стон, замолк, до входа в небольшую пещерку в склоне то ли горы, то ли кургана оставалось всего метров двести.
        Под днищем начал разгораться огонь, и все полезли наружу.
        - Зелёный, давай, что ты там возишься! - торопил Сергея Ингвар.
        - Сейчас, погодь. Мне тут надо…
        Он выскочил из заполненного дымом салона последним, чихая и отплёвываясь, и быстро сунул что-то в карман жилетки.
        «Акк вытащил», - догадался Артём. Он до сих пор не успел сказать Ольге, что у этого странного парня, в дополнение к винтовке, есть УИн и акк. Как-то случая не выдалось.
        Возле входа в пещерку, оформленного в виде стилизованной под старину входной группы из толстых брёвен, стоял накрытый серым синтетическим тентом широкий автомобиль.
        - «Пагански храм, музейот на историйа на Словените, защитени на державата», - прочитал Ингвар вслух табличку, висевшую у входа. - Что еще за поганский храм?
        - Без понятия, - ответил ему Борух. - Меня больше интересует, что это за машина такая знакомая?
        Он решительно сорвал тент, и Артём узнал этот квадратный внедорожник. На таких ездили те самые военные, которые гоняли их по городу подземных мертвецов.
        - Странно, - сказала Ольга, - если они как-то перемещаются по реперам с техникой, то почему бросили эту машину здесь?
        - Думаю, она просто не пролезла в дверь… - Ингвар попинал входные двери «музейота».
        - Какая интересная конструкция… - Сергей уже успел заглянуть под капот и под днище, пощёлкать переключателями и покрутить руль. - Очень похожа на мою «Раскоряку», но выглядит посовременней. Определённо та же школа. Готов спорить, что половина деталей подойдёт.
        - Какая ещё «раскоряка»? - не поняла Ольга.
        - Ну, та машина, которую вы у меня во дворе приметили, и назвали «казённым имуществом», - удивился Сергей.
        - Ах, эта… Она не то чтобы наша… - Ольга немного смутилась. - Её Матвеев где-то нашел…
        - Матвеев? - переспросил Борух. - Это тот самый, который…
        - Да, да, - оборвала его Ольга, - тот самый. Кстати, Зелёный, не скажете, как она к вам попала? Я не требую вернуть, просто это может оказаться важно…
        - Я нашел её возле Чёрной Цитадели… Ну, в общем, в том срезе, где теперь живу. Она давно стояла, но была в приличном состоянии, я её быстро привёл в порядок.
        - А владелец её? - резко спросила Ольга.
        - Тот, кого я считаю её владельцем, похоронен на берегу моря. Увы, это всё, что я мог для него сделать.
        - Так вот откуда у вас костюм… - задумчиво сказала Ольга. - Это многое объясняет…
        Артём подумал, что лично ему это не объясняет ровно ничего.
        - Источник энергии они взяли с собой, - сказал Сергей, закончивший ковыряться под коротким капотом машины. - И, кстати - это они буксовали там, на дне реки. Вот глина с илом на подкрылках засохла. Получается, мы идём по их следам. Вы ничего не хотите мне сказать, коммунары?
        Ольга молча пожала плечами, Борух отвернулся, сделав вид, что его это не касается. Артём неуверенно ответил:
        - Мы сами не очень понимаем, что происходит, честно.
        - Честно? Вы? - очень скептически отозвался Сергей. - Ну-ну… Ладно, это ваши тайны. Давайте, где там ваш репер?
        Входные двери из декоративного, под старину, горбыля приоткрыты. В пыли на полу следы характерных ботинок отпечатались настолько хорошо, что даже Артём без труда их опознал. Борух и Ольга взяли оружие наизготовку и медленно пошли в глубину тёмного прохода, но, кажется, никто всерьёз не думал, что там засада.
        И действительно - обложенная потемневшими бревнами квадратная камера внутри кургана пуста. Вдоль стен стоят пыльные застеклённые витрины с какими-то горшками, черепками и бронзовой бижутерией, а в центре, в кругу из обтёсанных валунов, торчит чёрный цилиндр репера. Табличка возле него гласит: «Олтарот на древните пагански култ. Симболизира мужкиот принцып».
        - Они думали, что это древний каменный хуй? - удивился Ингвар. - «Поганский культ», ишь ты!
        - Давай, не тяни! - поторопил Артёма Сергей.
        Артём достал планшет, активировал, нашел точку… «Странно, - подумал он. - От неё какое-то неправильное ощущение…» Нужный репер не отзывался, и совместить его со здешним в резонанс не удавалось. Такое ощущение, что этому препятствовало что-то упругое, но прочное, а сам репер как будто слегка покалывал пальцы. Артём пробовал снова и снова, уже понимая, что что-то пошло не так…
        - Не работает? - удивительно спокойно спросил Сергей.
        - Никак… - отозвался Артём, - Не понимаю, в чем дело. Никогда такого не видел…
        - Так я и думал. Пиздоболы вы, а не коммунары. Полдня из-за вас потратил, а у меня там жена, и никто не знает, что с ней…
        Македонец
        Проснулся с ощущением, что на меня кто-то смотрит. У кресла, на котором я заснул, стоит в темноте Лена.
        - Чего тебе? - прошептал я, убирая обратно под подушку пистолет.
        - Там пришли, - сказала она коротко и, развернувшись, отошла к окну.
        Я так и не понял, ложилась ли она спать сегодня. На широком диване, который мы выделили женщинам, сопит в две дырочки наш «объект». Мы не выставляли караулов - все устали, а ждать нападения было, вроде, не от кого. Повалились, кто где, и захрапели. По крайней мере, Пётр храпит так, как будто кто-то пилит контрабас тупой пилой. Как Лена ухитрилась за этими звуками что-то услышать - загадка. Я пихнул его кулаком в бок, он заворочался и затих.
        Теперь и я слышал - из приоткрытого окна доносились звуки шагов и громкий шёпот.
        - Сюда они заехали, больше некуда, - гундосил кто-то под самым окном. - Да вот и следы…
        В темноте замаячил отблеск прикрываемого рукой фонарика.
        - И чо? И где они? - забубнил кто-то в ответ.
        - Внутри, идиота кусок! Не пизди, а то услышат…
        Мудаки какие-то. В полной тишине пустого ночью промрайона слышно было, как мыши в подвале ебутся. Не то, что эти попытки шептать.
        - Заткнулись оба, - третий голос ухитрился даже шёпотом рявкнуть внушительно. - Отгребли отсюда, долбоёбы, бегом.
        - А как же наши… - начал гнусавый.
        - Потом, всё потом, - ответил раздражённо третий голос и добавил тише, видимо, в гарнитуру. - Группа пошла!
        Тихо клацнул затвор - кто-то дослал патрон. Хорошо знаю этот звук, наслушался. Огляделся - все, кроме нас с рыжей, спят. Даже если бы было куда бежать - не вариант, пока ещё раздуплятся спросонья.
        Рыжая пригнулась и показала на лестницу вниз, потом на себя и на дверь. Разумно, да. Сделаем сюрприз сюрпризчикам. Проходя мимо второго дивана, сжал двумя пальцами плечо Сени. Он жизнью учёный, открыл глаза молча. Серпик луны в окне давал достаточно света, чтобы он различил мой силуэт с пистолетом и понял, что у нас проблемы. Кивнул и тихо сполз с дивана. Я максимально тихо открыл дверь на лестницу - к счастью, она оказалась хорошо смазана и не скрипнула, - и начал спускаться вниз, в полную темноту гаража. Темно было, как у негра в жопе, я осторожно нащупывал ступеньки ногой. Достигнув пола, остановился и присел - я примерно помнил, куда двигаться, но не был уверен, что не наступлю с грохотом на валяющийся на полу хлам. И если у нападающих ПНВ, то сидящий силуэт не так заметен, как стоящий.
        Тихо клацнул замок на гаражных воротах. Кто-то медленно, тоже стараясь не нашуметь, потянул на себя дверь, открывая щель, через которую месяц подсветил помещение. Немного, совсем чуть-чуть, но я был готов и тихо, в полуприседе переместился вдоль стены так, чтобы меня прикрыл автомобиль. Если они закроют за собой ворота - мне пиздец. Я не промахиваюсь, но мне надо видеть цель.
        Не закрыли. Четыре человека, судя по силуэтам - в разгрузках и брониках, в руках оружие. Осторожно, водя по сторонам головами с наростами ночников на лицах, держа автоматы наизготовку, аккуратно и правильно ставя ноги, пошли гуськом к лестнице. Меня они не видели, а осматривать гараж не сочли нужным - цели-то все наверху. Шлемов нет - неосмотрительно. Банг-банг-банг-банг. По два патрона с каждой руки. Две секунды. Четыре затылка. Увидимся в Валгалле, служивые.
        Глушитель в такую тихую ночь что есть, что нет. Но он убирает дульную вспышку, поэтому я не ослеп. Выкатился колобком за ворота как раз тогда, когда вверху прострекотал «Кедр». С наружной лестницы посыпались трое - двое вскочили и кинулись на угол, то есть ровно на меня, а один остался лежать. Банг-банг. Бздынь!
        Рядом с моей головой в стальной воротине появилось отверстие. Хорошо, что я не стоял, а двигался. Двое бойцов повалились мне под ноги, а я уже улетел в прыжке за угол, надеясь, что окажусь в мёртвой зоне.
        - Лена, назад, снайпер!
        Глухо хлопнуло - снайпер сидел где-то неподалёку, но глушитель не дал возможности засечь, откуда он работает. Куда пришла пуля, не понял, но не рядом со мной. Скорее всего, по Лене стрелял, не знаю, успела ли она уйти. И что теперь делать? Он с ночником, мы у него на ладони, я же не вижу в этой темноте дальше пары метров.
        Лежащий под лестницей боец застонал и пошевелился - значит, это тот, которого рыжая ссадила, я подранков не оставляю. Законтролить? Или допросить? Снайпер решил этот вопрос за меня - хлопнуло, из головы раненого выбило фонтанчик крови, он дёрнулся и затих. Затем послышалось два хлопка потише, но я уже понял, где он засел, и побежал вокруг здания. Позицию он выбрал так себе, я мог выйти ему во фланг, прикрываясь забором, и почти нигде не покинуть мёртвую зону. Почти. Единственный зазор, два метра между углом и забором, я пролетел как муха, но выстрела не последовало. Когда я добежал до позиции снайпера, там были только две пистолетные гильзы и два трупа каких-то местных гопников. «Гнусавый и бубнивый», - подумал я.
        Вернувшись обратно, громко крикнул: «Это я, не стреляйте!» и поднялся по наружной лестнице. Вся компания, кроме Лены, сидела на полу под стеной. Лена непринуждённо расположилась на стуле у окна с «Выхлопом», установленным сошками на широкий подоконник. Ну, вижу, враг не пройдет.
        - Как спалось? Хорошо отдохнули? - поинтересовался я вежливо.
        - Ну его нахуй, такой отдых! - выразил общее мнение Пётр.
        - Это кто был, Македонец? - спросил Сеня.
        - Понятия не имею, Сень, - ответил я.
        - Это за мной… - уныло проблеяла Синеглазка. - Вас теперь из-за меня убьют. Из-за меня всех убивают.
        В темноте не было видно, но, судя по швырканью носиком, слёзы уже смывают последние следы макияжа.
        - Никто нас не убьёт! - героически выпятил цыплячью грудь Сеня. - И не такие пробовали! Не бойся, мы тебя защитим!
        Защитничек, блин. Герой - штаны горой. Не натворил бы глупостей, перед девкой выпендриваясь.
        - Лена, что там, есть какое-нибудь движение?
        Рыжая, не поворачивая головы, коротко ответила:
        - Нет.
        - Подождём рассвета, - сказал я. - Уже через полчаса начнёт светать. Можете поспать пока, кто не выспался. Главное - перед окнами не маячьте.
        Пётр немедленно вернулся на раскладное кресло и вскоре снова захрапел. Сеня отвёл девицу на диван, усадил и начал что-то тихо успокаивающе бормотать. Я расслышал только: «…Знаешь! Македонец… Раз - и в лоб…» Девица что-то уныло бурчала в ответ.
        Я сидел и смотрел на Лену. Её профиль освещался слабым светом месяца и, подумав, я понял, что меня в ней настораживает. У неё милое, симпатичное лицо - не писаная красавица, но правильные черты, интересный рисунок губ, голубые глаза, чуть курносый носик. Это лицо хорошей доброй женщины, любящей матери и жены - прищур, с которым она поглядывает в прицел винтовки, к этому лицу не подходит так же, как не подошла бы к нему борода. Её руки, которыми она так привычно и правильно держит оружие, руки домохозяйки, а не стрелка, а её фигура - довольно неплохая, кстати, - указывает на спокойный образ жизни без серьёзных нагрузок. Её внешность полностью дисгармонирует с её поведением. И это - даже если не считать по большей части сонное и отстранённое выражение лица, - странно. Что-то с ней очень и очень не так…
        Когда небо на востоке просветлело, и можно было не ходить с фонариками, изображая подсвеченную мишень в тире, я спустился посмотреть на трупы. Не то, чтобы меня радовали такие зрелища, совсем нет. Но уж больно интересно, чего им от нас надо было. Сидели же, никого не трогали…
        Ночные визитёры оказались довольно загадочными - в темноте я, было, принял их за спецназеров, но при свете дня они поставили меня в тупик. На первый взгляд, всё довольно стандартно - камуфляж, разгрузки, банданы, но… Всё не то. Рисунок камуфляжа необычный - не «флора» и не «цифра», а что-то с ломаными геометрическими пятнами, действительно неплохо скрадывающими силуэт. Я такого никогда не видел. Конечно, сейчас какой только «тактической» херни не выпускают, но это не сборная солянка, а комплекты: штаны, куртки, майки, разгрузки, банданы, подсумки и даже берцы - всё в один серо-буроватый цвет. Одинаковая униформа - то есть, не партизаны какие, а подразделение с общим снабжением. Я не поленился, снял с одного тела куртку и рассмотрел внимательно - плотная, гладкая, по виду синтетическая ткань, не такая, как у армейских образцов. И - никаких меток производителя, вшитых ярлычков и так далее. Необычно. То же самое - разгрузки. Но с ними оказалась ещё одна странность - все нападавшие были вооружены одинаковыми новенькими «ксюхами»[22 - Автомат Калашникова складной укороченный, АКС74У.], нестрелянными, в
следах небрежно обтёртой консервационной смазки, - однако при этом в разгрузках нет подсумков под калашниковский рожок. Разгрузки достаточно остроумно соединены с лёгкими брониками, покрытыми, как чешуёй, композитными пластинами. Интересная модульная конструкция, но там, где логично держать оперативный боезапас, в них пустые карманы под какой-то квадратный толстый магазин. Рожки туда не влезли, и торчали из боковых модулей. Всего по рожку на брата, кстати, несерьёзно. Разгрузки пусты - ни ножика, ни индпакета, ни жгута… - ни одного предмета из десятка мелочей, которые всегда болтаются по карманам. Документов не было тоже. Я завернул одному майку в поисках татуировок. Довольно много разнообразных шрамов - у покойного явно была активная жизнь, - но никаких армейских тату, даже группы крови.
        - Македонец! Ты что это задумал, а? - заржал с лестницы Сеня, глядя, как я раздеваю труп. - Не ожидал от тебя таких наклонностей.
        - Не смешно, Сень, - ответил я. - Иди лучше помоги.
        Вместе мы перетаскали все трупы в слесарную яму и закрыли брезентом, чтобы не шокировать… Ну, наверное, Ирину. Больше, вроде, нервных не наблюдается. Сеня, вон, и сам пробежался по карманам у покойников, разочарованно спросив:
        - Ты, что, всё подчистую выгреб?
        - А не было ничего, Сень. По «укороту» на рыло и по рожку. Пистолетов нет, медицины нет, жратвы нет, документов или хоть жетонов - тоже ноль. Камуфло странное, ПНВ-шки какие-то неизвестной системы - прибери их, кстати, пригодятся, вот ещё хрень какая-то…
        - О! Айпадло! - обрадовался Сеня найденному на полу планшету и радостно закрутил его в руках, в поисках как включить.
        - Не, не айпадло… И не андроид даже… - сказал он разочарованно вскоре. - Навигатор какой-то.
        На экране небольшого, в обрезиненном металлическом корпусе планшета подробная карта города - не условная, для автомобильного навигатора, а нормальная такая, военная, только почему-то без надписей. Я взял его в левую руку - под большим пальцем оказалась клавиша-качалка. Нажал вверх - карта приблизилась, и наше скромное местообитание оказалось посередине. Масштабировалась она удивительно крупно - на максимуме прямоугольник гаража занимал половину экрана. Поверх него две точки - синяя и красная. Я пошёл вдоль стены - синяя точка сдвинулась. Ничего себе точность! Это, значит, маркер самого планшета. А красная, наверное, маркер нашего расположения. По нему они, видимо, и шли, да только тут по карте плутать устанешь - проходы где закрыты, где перекопаны, а где в заборную дырку тропа протоптана. Пришлось им местных жителей привлечь - ну, тех, что за забором теперь лежат. Не знаю, что им пообещали, но получили они по пуле в лоб.
        Кстати, о пулях… Я осмотрел дырку в воротах - да, действительно, не показалось. Калибр для снайперки мелковат - миллиметров пять. Но при этом пуля прошила двухмиллиметровую сталь насквозь и не разрушилась, а, пролетев гараж насквозь, ушла в кирпичную стену так глубоко, что я её не смог достать. Что-то я даже не соображу, из чего это можно так выстрелить? Что за инфернальная мелкашка такая? В общем, загадка на загадке.
        - Глянь, а красный маркер тоже движется, - удивлённо сказал мне Сеня, которому я отдал навигатор.
        - Дай-ка… - у меня возникло неприятное подозрение. Красная точка пересекла комнату и оказалась в помещении санузла. Вскоре раздался звук смываемой воды. Я взбежал наверх и оглядел присутствующих - Лена, демонстрируя чудеса выдержки, всё так же сидит у окна с винтовкой. Пётр, сняв затворную крышку, недовольно рассматривает начинку потёртого автомата (я подумал, что надо бы ему вместо этого хлама «ксюху» трофейную дать), девица сидит на диване и тыкает пальцами в свой айфон.
        - Кто сейчас в сортир ходил? - спросил я, наверное, излишне резко.
        Девица сжалась и чуть не уронила телефон на пол, уставившись на меня глазами обосравшегося котика.
        - А что, нельзя было? - спросила она неуверенно.
        - Ну-ка, пройдись из угла в угол!
        - Чего?
        - Встань, дойди до окна и вернись обратно!
        - За…
        - Просто сделай это! - рявкнул я.
        Девушка встала и, со страхом оглядываясь на меня, дошла до окна. Метка на планшете сдвинулась.
        - Телефон дай сюда!
        - Но…
        - Давай-давай, бегом!
        - Македонец, не ори на неё! - вступился Сеня. - Ты её пугаешь!
        Защитничек, блядь, выискался…
        - Не бойся, Ира! - сказал он ей. - Мы просто кое-что проверяем! Никто тебя не обидит!
        Да? Серьёзно? А я вот не уверен…
        Девица отдала мне телефон и снова прогулялась к окну - маркер двигался. Выгребла всё из карманов - там и не было-то почти ничего, - тоже не помогло.
        Я мрачно покосился на Сеню, но деваться было некуда.
        - Пошли в ванную.
        - Зачем в ванную? - девицу потряхивало, она явно невесть что себе уже выдумала.
        - Если хочешь, можешь раздеваться здесь, - пожал я плечами. - Мне-то всё равно, а вот Сеня слюнями ковер закапает…
        Сеня резко покраснел и тихо выругался.
        - Как раздеваться?
        - Быстро. На тебе где-то жучок, надо его снять, иначе замучаемся трупы складировать.
        Девица с пылающими щеками проследовала в ванную, каждым шагом выражая гнев и возмущение. Я, к её окончательному негодованию, зашёл за ней и закрыл дверь.
        - Вам обязательно надо на меня пялиться? - спросила она с вызовом.
        - Даже твоя тощая задница выглядит лучше, чем покойники внизу, - ответил я спокойно. - Так что давай покончим уже с этим.
        Она возмущённо фыркнула и, отвернувшись, стала раздеваться. Зря я, кстати - задница у неё ничего. Будет. Лет через пять. Если доживет, что по нынешним временам не гарантировано. А так - тощая юница с крошечными сиськами, ничего особенного. Я бы и не смотрел - чего я там не видел, - но у меня не было никаких гарантий, что она не прячет тот маячок сама, а значит, не скинет его, пока я не вижу. Сгрёб всю одежду в пакет, приоткрыв дверь, протянул его Сене.
        - Прогуляйся туда-сюда.
        Сеня прошёлся с пакетом до окна и обратно - маркер не сдвинулся. Что она его, проглотила, что ли?
        - Так… - растерянно сказал я. - Тебе не делали никаких операций? Не вживляли никаких радиометок?
        - Нет… Насколько я знаю.
        Сзади никаких шрамов не было.
        - Пройдись… Чёрт с ним, хотя бы тут.
        - А у шеста вам не сплясать? - разозлилась девушка.
        - У шеста не поможет, - ответил я с сожалением. - Нужно движение по горизонтали…
        Она гордо выпрямилась и промаршировала от унитаза до двери. Маркер шевельнулся. Спереди шрамов тоже не видно, но радиометки бывают крошечные, так что это ничего не гарантирует.
        - На, одевайся, - я подал ей пакет. - И извини.
        Она молча схватила пакет и гневно уставилась на меня.
        - Ах, ну да, - спохватился я. - Прости, задумался. Фигура у тебя хорошая, а сиськи ещё отрастут, не переживай.
        И вышел за дверь под её злобное шипение. Пусть спокойно оденется.
        - Ну, что? - спросил меня Сеня.
        - Первый размер, если ты об этом.
        - Македонец, блин, прекрати!
        А Сеня-то к синеглазке неровно дышит, поди ж ты! Ишь, запунцовел как! Про поблядушки свои рассказывает - лицом не дрогнет, зевнет разве что со скуки, а тут прямо изъёрзался весь.
        - Указатель реагирует на неё саму. Либо вживленная метка, либо не знаю… - спокойно объяснил я ситуацию.
        - И что с этим делать?
        - Да ничего, - пожал я плечами. - Не в фольгу же её заворачивать. Будем стараться не задерживаться на одном месте надолго.
        - Слышь, а кто она вам вообще? - спросил внезапно Пётр. - Я это к чему? Может, её вообще, того… Ну, оставить и пусть сама как-нибудь?
        - Нет-нет, - заторопился он, поймав взгляд Сени. - Я ничего такого - просто как вариант…
        - Я, блядь, башку тебе щас прострелю - как вариант… - зашипел на него Сеня.
        - Эй, я что? Я ничего! Просто предложил…
        - У нас есть по её поводу определённые обязательства, - не стал я вдаваться в подробности, - так что отставить препирательства.
        Заметив, что дверь в ванную слегка приоткрыта, я добавил специально для чьих-то любопытных ушей:
        - Мы её не бросим и в обиду не дадим.
        Сеня просиял, но я, на самом деле, просто упрощал себе жизнь. Пусть будет уверена, что мы на её стороне - это увеличивает вероятность, что она не сбежит, не ударит в спину и не сделает никакой другой опасной глупости. Что же касается сторон, то я, как всегда, на своей. А девица эта - просто груз, который мы подрядились доставить. И, что бы там Сеня себе ни думал, я её, если придётся, с лёгким сердцем разменяю.
        Ну ладно, вру - не с легким. Мне будет неприятно. Но её жизнь даже близко не стоит моей или Сениной.
        Задерживаться на этой базе не было смысла - куча трупов внизу напомнит о себе достаточно скоро. Выгребли продукты, забрали две больших бутыли с водой, погрузили всё это в багажник и отбыли. Выезжая из промзоны, неожиданно наткнулись на огромную толпу, двигавшуюся нам навстречу. Я уже был склонен согласиться с определением Сени - выглядели они, как натуральные зомби из кино. Тупая бессмысленность на лицах, спотыкающаяся походка, а слой грязи придает им достаточно тухлый вид без всякого грима. Куда они пёрлись так целеустремлённо - осталось загадкой, потому что мы, естественно, не стали этого выяснять, а свалили с их пути, проскочив переулками, которых в этом районе полно.
        По городу двигались, открыто держа оружие наготове, но никто на нас не нападал. Жители разрушенных домов неприкаянно бродили вокруг развалин, жители уцелевших - закрылись и не спешили оказывать им помощь. Впрочем, скоро они непременно поймут, что без воды и электричества в многоквартирном доме ловить нечего. Проезжая, мы видели очереди к колонкам в частном секторе, но и это ненадолго - если насосы не работают, то водонапорные башни быстро опустеют. В такой ситуации надо кооперироваться и восстанавливать инфраструктуру хотя бы частями - но никаких признаков осмысленной деятельности заметно не было. Из магазинов тащили уже открыто и, судя по всему, тащили последнее. Самые глупые деловито волокли коробки с какой-то дорогой электроникой. Самые хитрожопые, собравшись небольшой сплочённой компанией и вооружившись каким-то дрекольем, грузили продукты в бортовую «Газель», решительно отгоняя от магазина других желающих. Начальный период хаоса. Вскоре всё встанет на свои места - хитрожопых найдут и кроваво раскулачат, а глупые так и сдохнут от голода на ящиках с какими-нибудь айфонами. Если бы я планировал
тут оставаться, то искал бы умных. Но они проявят себя позже, когда пена схлынет. Проявят, прежде всего, умением объединиться для совместной работы, распределить обязанности, думать не только о личной заднице и планировать больше, чем на шаг вперед. Они не обязательно выиграют, но у них будет шанс. Их время настанет.
        А пока мы стояли у развалин обрушившейся пятиэтажки и смотрели на груду кирпича, под которой, теоретически, находится некое оборудование, позволяющее покинуть срез. Я несколько раз прямо спросил у Лены:
        - Оно там, в подвале?
        - Да.
        - С его помощью можно уйти?
        - Да.
        Лена отвечала односложно, но однозначно. Объяснить, что именно находится там, под завалами, она то ли не могла, то ли не хотела, но определённо подтверждала, что оно там есть и оно цело.
        Впрочем, я склонен с ней согласиться - насколько можно судить, перекрытие между первым этажом и подвалом выдержало, большая часть обломков осыпалась в сторону, и, если раскопать вход в подвал, то можно рискнуть туда пробраться. Увы, сделать это нереально - кроме груды кирпича, спуск вниз придавила бетонная плита межэтажного перекрытия. Её ни вручную убрать, ни машиной сдёрнуть - тут нужен подъёмный кран. И лучше бы с этим не тянуть - от развалин уже начало попахивать. Судя по всему, под завалами полно трупов.
        К моему удивлению, бывшие жители дома, сидевшие в палисаднике вчера вечером, куда-то рассосались - никто не пытался раскапывать свои квартиры, искать выживших или вещи. Брошенное кострище, обломки мебели - и никого. Нехарактерное поведение для стихийных бедствий. Впрочем, я обратил внимание, что людей вокруг вообще очень мало. Куда меньше, чем, скажем, вчера. Может, была какая-то эвакуация, а мы всё пропустили?
        - А давайте послушаем, что радио скажет, - предложил я. - Надо же быть в курсе.
        Включили приёмник. На ФМ-частотах только треск и шум, местные станции не вещают. На средних волнах отловили новости, откуда узнали, что в мире полнейший дурдом: Европа охвачена гражданской войной, в которой держится только Германия, взявшая под оперативный протекторат (что бы это ни значило) Австрию и Бельгию. Уцелели Швейцария, Дания и, как ни странно, Польша. В южной части бывшего ЕС с невесть откуда взявшихся кораблей тысячами высаживались какие-то исламисты - кажется, в основном из Ливии. Италия, Испания и Франция полностью или частично потеряли контроль над ситуацией и территорией, там второй день пожары, грабёж и резня. Каддафи, небось, хохочет в гробу.
        АУГ и прочие флоты подтягивались к территориальным водам России, произошли первые пограничные столкновения, кого-то сбили, кого-то утопили, в дипломатической сфере царила форменная истерика взаимных нот, угроз и предупреждений, но нажать Большую Красную Кнопку рука пока ни у кого не поднималась.
        Интернет, по словам диктора, умер как явление, распавшись на автономные сектора, в которых почти ничего толком не работало, поэтому картина происходящего была дана крупными штрихами, без деталей и подробностей. На Родине же, если верить новостям (а верить им в таких ситуациях надо строго ограниченно), по большей части царили порядок и законность, за исключением «отдельных регионов с осложнённой обстановкой». Регионы не назывались, так что, относится ли к ним наш многострадальный город, было непонятно. Может быть, у нас уже не «осложнённая обстановка», а тот самый пиздец, который не лечат. В стране было военное положение, мобилизационные мероприятия, и прочие признаки надвигающейся жопы. В экономике всё срочно национализировалось, переходило под госуправление и переводилось на военные рельсы. Передвижение граждан ограничивалось, границы закрыли, гражданскую авиацию посадили, железные дороги работали в мобрежиме - то есть, надо полагать, об изоляции отдельно взятого города никто не узнает даже случайно. Да если бы и узнал - не сомневаюсь, что все СМИ тоже «в мобрежиме» и «на военном положении», и
социалочек больше нет.
        В конце выпуска новостей граждан оптимистично призвали немедленно выяснить, где находится ближайшее бомбоубежище, собрать «тревожные чемоданчики», военнообязанных - обратиться в военкоматы за мобилизационными предписаниями. Не обязанным и не занятым на предприятиях оборонного комплекса гражданам настоятельно рекомендовали покинуть вероятные районы ракетного поражения, списки которых можно посмотреть там-то и там-то. Граждане вряд ли были в восторге, но об этом в новостях не сообщалось.
        Страна немного суетливо, но решительно готовилась к большой войне. Мне всё происходящее казалось некоторым абсурдом, потому что, на мой взгляд, весь смысл ядерной войны в неожиданности первого удара. Но, с другой стороны, я никогда не командовал ничем, крупнее взвода, и в глобальной военной доктрине ни хрена не понимаю. Может, наоборот, так и надо. В любом случае, ничего полезного для нас по радио не сказали.
        - Экая хуерга-то! - прокомментировал услышанное Пётр. - А нас как будто и нету…
        - Слушай, Македонец, а может, нам угнать бульдозер какой-нибудь… - это уже проявляет криминальные наклонности Сеня.
        - Сеня, ты умеешь водить бульдозер?
        - Нет, - признался Сеня, - а это разве сложно?
        - Ты Ниву водить попробовал, я потом бампер еле выпрямил. Так что молчи лучше, знатный механизатор…
        - Я умею водить бульдозер, - сказал Пётр. - Но бульдозером здесь только мудя чесать. Тут экскаватор нужен, а ещё лучше ИМР[23 - Инженерная машина разграждений.] или УМРЗ[24 - Универсальные машины для разборки завалов.]…
        - Я видел что-то такое у военных на въезде, - припомнил я. - Хотя, сдаётся мне, они вряд ли их нам отдадут… Но ведь где-то в городе есть обычные строительные экскаваторы!
        - Внимание! - неожиданно сказала Лена.
        Я обернулся - из-за домов выходили люди.
        Зелёный
        Не могу сказать, что я был сильно разочарован. Я с детства не верю ни в «волшебника в голубом вертолёте», ни в бесплатное кино. Не те у меня отношения с Мирозданием. Может, у кого и не так, но лично мне оно всегда говорит: «Дружок, халявы не будет, давай как-нибудь сам!». Но попытаться, конечно, надо было - пренебрежения шансами Мироздание не любит еще больше.
        Так что коммунарам хрен, а не костюм. Самому пригодится. Пользоваться не умею? Ничего, научусь. Я когда-то и свечи поменять в машине не умел. Практически что угодно оказывается не таким уж сложным, если не бояться попробовать. Они, конечно, будут недовольны, но, как говорится, «пренебречь - вальсируем». Я тоже от них не в восторге, если честно. А если попробуют отнять… Ну что же, пусть пробуют. У меня как раз и мозоли от лопаты зажили, и места на берегу ещё много. Но лучше бы нам разойтись краями - Артём, вроде, мужик неплохой, Борух пока никак себя не проявил, но будем считать, что тоже нормальный, а красивых рыжих женщин и так на свете немного. Пусть идут спасать свой мир, только не за мой счет.
        - Как нам вернуться обратно? - спросил я Артёма.
        Тот воткнулся в свой прибор и чего-то там двигал пальцами по экрану - как будто на айпаде в энгрибёрдс играет.
        - Есть два пути… - сказал он как-то неуверенно. - Можно через этот репер пройти. Тогда зелёный-желтый-зелёный, и мы там.
        - Или? - поторопил я его.
        - Или можно вернуться обратно и пройти назад тем же путём, как пришли сюда. Но тогда придется сначала тащиться по этой жаре, а потом промёрзнуть…
        Внутри кургана было заметно прохладнее, чем на улице, но знойное дыхание солнца достаёт и сюда. Все мрачно переглянулись.
        - И троллейбус сдох… - намекнул Борух.
        Все закивали - обратно в жару никому не хотелось. Но у меня были свои соображения.
        - Плевать на троллейбус, - сказал я тоном, не допускающим возражений. - Нам любезно оставили транспорт. Предлагаю его реквизировать в счёт репараций.
        - Каких репараций? - удивлённо спросил Артём.
        - Ну, добро всегда побеждает зло, верно? Когда-нибудь вы их победите, поставите на колени и зверски уб… то есть, простите, потребуете возместить… Ну, что-нибудь возместить. Будем считать эту машину авансом.
        Я решительно развернулся и пошёл навстречу волнам жаркого воздуха с улицы. Желающих возразить не нашлось, и все неохотно потащились следом.
        Автомобиль действительно чертовски похож на «Раскоряку» - та же схема подвески, те же мотор-колёса, та же компоновка… хм… ну, назовём это салоном, ладно. Только резонаторов на ней нет, это я первым делом тихо проверил. Похоже, сушёный покойник из подвала моей башни, удачно подрезав чужую машину, смонтировал их потом сам. Если бы коммунары об этом узнали, они бы так легко с меня не слезли. В общем - «Раскоряка» версии два-ноль. Сиденья получше, на коротком капоте вертлюг под отсутствующее штатное оружие, тент складной - он был убран в нишу заднего борта и легко раскрылся, закрывая нас от прямых лучей солнца. Не сразу сообразил, что идущая над передней панелью планка - это выдвижной лобовик, который убирается вовнутрь передней стенки кузова полностью. Изящное решение - надо тебе из пулемёта вперёд пострелять - задвинул и пали. А потом обратно поднимай, чтобы мухи в рот не залетали.
        Все расселись в шестиместном кузове - спереди на двух пассажирских - Ольга и Борух, сзади - Артём и Ингвар. Рванули назад по троллейбусным следам, благо подыхающий электротранспорт оставил за собой приличную колею. Троллейбус, кстати, так и не загорелся - подымил и погас. Но, если владельцы машины вернутся и захотят нас догнать, им придётся сначала, как минимум, перемотать сгоревший двигатель.
        «Раскоряка-2» оказалась довольно резвой. Чёрный круглый спидометр - единственный прибор в машине - градуирован в привычных километрах в час, и по нему мы легко выдали полста по пересечёнке, семьдесят по грунтовке и сотню по шоссе. Горячий воздух на такой скорости трепал тент и вышибал из глаз тут же засыхающие слёзы, но зато пыль оставалась более-менее сзади. Правда, на въезде в город она снова нас накрыла, но это уже мелкие издержки. Да и терять нам нечего - каждый похож лицом на несвежего ожившего мертвеца, а одежда хрустит от грязи и соли. У меня саднило обгоревшее и обветренное лицо, да и рукам приходилось не легче, но терпеть пока было можно. Потом, конечно, эти ожоги устроят мне небольшой личный адочек…
        Доехали до дома, где останавливались по дороге туда, и я остановил машину.
        - Что ты тут забыл? - поинтересовался недовольно Ингвар.
        - Пошли, сейчас увидишь, - сказал я ему и вылез, вытащив предварительно из гнезда акк.
        Ольга это определённо заметила, остальные - не знаю. Да, недружественный жест, проявление недоверия - ну и пусть обижаются, если такие нежные. Мне насрать. В доме нагрузил Ингвара сдёрнутыми с кроватей одеялами и погнал обратно. Объяснять ничего не стал - сами догадаются зачем, не маленькие.
        - О, это дело! - обрадовался Борух. - А то опять околеем там…
        Ну вот, как я и говорил, догадались.
        Там, где предыдущие владельцы этой машины тупо буксовали, вытаскивая себя домкратом и пердячим паром, я взял чуть правее их колеи и внатяг, на малых оборотах аккуратно прошёл своим ходом. Такую машину засадить - это надо вообще не уметь по грязи ездить. Небось, водила давил тупо гашетку, давая колёсам команду «Копать здесь!»… В общем, если туда мы добирались полдня и остались чуть живы, то обратно проскочили меньше, чем за час, и даже соскучиться не успели.
        - Ну что, машину никак? - спросил я для очистки совести.
        Жадность взыграла - жалко было хорошую тачку бросать. Акк я сразу вытащил, и теперь смотрел, как Борух сноровисто цепляет под днище взрывчатку.
        - Термоядерную мину
        Милке я в пизду задвину.
        Если враг туда ворвётся -
        Он на мине подорвётся!
        - прокомментировал его действия Ингвар.
        - Я не знаю, как они протаскивают технику, - с большим сожалением сказал Артём. - Даже представить себе не могу!
        - А ведь этот ваш… Как его… Матвеев? Он-то как-то протащил раско… машину свою, - сказал я ехидно. - Умел, значит…
        - Он много чего умел, - зло сказала Ольга. - Но не всё впрок пошло…
        Да, не спешат в Коммуне лить слёзы по сушёному дедушке. Не поминают его добрым словом. Чем-то не мил им был покойник.
        - Готовы? - спросил нас Артём.
        Возражений не последовало - все уже стояли, завернувшись в одеяла, как на пижамной вечеринке. Мир моргнул, и адская жара сменилась таким же зверским морозом. Правда, на этот раз ветра нет, и под зимним солнышком ярко сверкает белый-белый снежный покров. Прошла, видать, буря-то. А ещё рядом с репером стоит палатка.
        Я как-то сразу догадался, чья она - непривычный рисунок геометрического серо-бурого камуфляжа на её куполе в точности повторял такой же на трофейном автомобиле. Коммунары тоже оказались сообразительными: Борух тут же взял палатку на прицел, и Ольга включила свою винтовку. Я решил, что мне лучше не светить неумение с ней обращаться, да и дистанция не для снайперского оружия, так что достал из кобуры своего «двойного орла». Ингвар навёл на ткань дробовик, и только Артём остался при своём планшете, хотя автомат всё же передвинул поудобнее, под руку.
        - Эй, не стреляйте! - донеслось из палатки. - Я выхожу без оружия!
        Оттуда, согнувшись и вытянув вперед пустые руки, выбрался мужчина лет сорока с суровым обветренным лицом. Одет в полевой камуфляж той же странной расцветки, в разгрузку, комбинированную с довольно необычным, как будто чешуйчатым бронежилетом, на голове берет. На рукаве красовалась нашивка с пятью чёрными звездочками, расположенными как на капитанском погоне.
        - Вы сорвали наш резонанс! - сказал он с лёгким упрёком в голосе. - Теперь придётся снова ждать, пока репер стабилизируется!
        - И сколько вас? - спросил Борух жёстко.
        - Коммунары? - встречно спросил вылезший. - Надо же, какая встреча…
        - Сколько в палатке? - повторил Борух.
        - Достаточно, - примирительно сказал военный. - Достаточно для того, чтобы результат перестрелки никого не устроил. Кстати, они вас видят и держат на прицеле, палатка изнутри полупрозрачная.
        - Внутри четверо, с оружием, - Ольга смотрела на палатку через прицел винтовки. - Зачем вы здесь?
        - Ну, к чему эти вопросы? - покачал головой мужчина. - Я предлагаю разойтись по своим делам. Мы даже уступим вам первый резонанс! У нас в палатке тепло, мы подождём, а вы, уж простите, выглядите не очень…
        - Что вы здесь делаете?
        - Девушка, не надо усложнять, - военный скривился, как будто откусил лимон. - Ничего я вам, разумеется, не скажу. Либо начинайте стрелять, либо давайте сделаем вид, что этой встречи не было.
        Я переводил взгляд с Ольги на неизвестного. Ольге очень хотелось пальнуть, и это было видно. Военный держался отлично, совершенно не нервничал - хотя, если что, он-то точно ляжет первым. Я в данной ситуации был на его стороне - это у коммунаров с ними какие-то счёты, а лично мне он ничего не сделал. Наоборот, спасибо за машину, хорошо прокатились. А начнись перестрелка, никому мало не покажется, тут он прав - внутри четверо, они наверняка уже разобрали цели, нажать на курок по-всякому успеют. От понимания, что я сейчас у кого-то на мушке, и этот кто-то уже, небось, свободный ход спускового крючка выбрал, мне стало очень не по себе. Не дай Мироздание, кто-то громко пёрнет - и пойдёт взаимный салют. Но влезать в разговор я не стал. Во-первых, чтобы не обострять, а во-вторых, был слишком занят тем, чтобы ствол не ходил ходуном в дрожащих от адреналина руках. Я как-то не обзавёлся привычкой непринужденно чувствовать себя на прицеле. Уверен, десяток-другой лет практики - и я буду такой же крутой, как этот мужик из палатки. Буду так же рассеянно улыбаться, тихо звякая стальными яйцами. Но пока что мне
было нервно.
        Молчание затягивалось, но тут Артём сказал тихо:
        - Репер готов.
        - Ладно, мы уходим, - произнесла Ольга неохотно. - Может, ещё встретимся…
        - Непременно, - хищной волчьей улыбкой отреагировал военный. - И очень скоро!
        - Коммуне осталось недолго! - крикнул он в последний момент, когда мир уже моргнул, так что я даже не был уверен, что мне это не послышалось.
        Ну, недолго так недолго, хрен бы с ней.
        На этой стороне пахнет морем, в башне с репером не жарко и не холодно, и я сразу почувствовал себя дома.
        - Ну что же, - сказал я коммунарам максимально доброжелательно, но не спеша убирать пистолет, который так и остался у меня в руке. В тёплом влажном воздухе он стремительно покрывался инеем. - Счастливого пути домой. Вот репер, вас ждут великие дела, а мне пора. Меня ждёт всего лишь жена, так что не смею задерживать.
        Понявший намёк Ингвар тоже ненавязчиво повернул ствол дробовика.
        - Нам нужен костюм, - сказала Ольга без угрозы, но твёрдо.
        - «Нет ножек - нет мультиков», - процитировал я старый злой анекдот. - Вы мне ничем не помогли, я вам тоже ничем помочь не смогу.
        - Вот так, да? - спросил укоризненно Артём.
        - Извини, - сказал я ему примирительно, - ничего личного, но сегодня в гости не приглашаю. У некоторых из вас, - я выразительно посмотрел на Ольгу, - могут возникнуть всякие ненужные идеи. Если… Когда спасу жену - добро пожаловать, будем дружить семьями. А пока - всего доброго, и счастливого пути.
        - Пока, удачи тебе… - вздохнул Артём и покосился на свою женщину. Похоже, у них впереди большая семейная ссора. Но мне насрать.
        Мы с Ингваром, задом и не опуская оружия, вышли из башни. Он держал выход под прицелом, пока я не завёл мотор, потом прыгнул в машину, и мы рванули домой. Коммунарам - коммунарово, пусть пиздуют обратно в свой коммунизм.
        Артём
        - И куда мы теперь? - спросил Артём растерянно.
        - Сколько ждать репер? - вместо ответа уточнила Ольга.
        - Минут десять осталось…
        - Так… - зло усмехнулась она. - Ехали мы сюда около часа, значит, обратно им столько же. От ближнего к его башне репера пешком с полчаса… Мы будем там раньше!
        - Оля, что ты задумала? - Артёма неприятно удивил такой поворот.
        - Мне… Нам нужен костюм! У него одна жена, а у нас - все женщины и дети Коммуны!
        - И что ты предлагаешь? - спросил её Борух. - Брать детей в заложники?
        - Если потребуется - да! - отрезала Ольга, но сразу сдала назад. - Но этого не потребуется.
        Артём смотрел на неё и думал, что совершенно не знает такой Ольги. Наверное, она сможет приставить пистолет к белокурой головёнке той девочки. А может быть, сможет и выстрелить. И что ему тогда делать? Артём всю жизнь был уверен, что бывают средства, которые не оправдываются никакими целями. И они сейчас опасно близко к этому пределу подошли.
        Репер восстановился, он совместил точки, и чёрный колодец реперного зала древней крепости встретил их своей многолетней тишиной. Дверь осталась открытой, и Ольга рванула вперёд по пустым коридорам, предоставив им догонять. Артём давно так не бегал - несколько километров от крепости до башни дались ему тяжело. Пока бежали, он успокаивал себя тем, что до сих пор не восстановился после нелёгкого путешествия в жаре и холоде, но легче от этого не становилось. Особенно учитывая, что Борух, который его гораздо старше, бежит хотя и не без напряжения, но уверенно. А ведь он ещё и пулемёт на плече тащит!
        Тем не менее, они успели. Когда, отдуваясь после бега, подошли к башне, им навстречу вышел низкорослый чернявый тип - Артём не мог вспомнить, как он представлялся.
        - А где… остальные? - спросил он растерянно.
        Артём подумал, что они сейчас похожи на отступающую армию, на плечах которой в город вот-вот ворвётся враг - приключения сегодняшнего дня оставили на них заметный след.
        - Они… сейчас… подъедут… - выдавил из себя Борух. Он тяжело дышал и вытирал с лица пот грязным рукавом.
        - А вы, значит, решили пробежаться? - скептически спросил низкорослый.
        - Нам… пришлось разделиться, - уклончиво ответила Ольга.
        - Можно нам воды? - спросил Артём, у которого от жажды внутри всё уже слиплось.
        - Сейчас принесу, оставайтесь здесь, - и ушёл.
        - В дом не приглашают, - усмехнулась Ольга. - Но он, кажется, не вооружён. Если бы не закрытая дверь внизу…
        - Уймись, - сказал Борух. - Едут, вон, уже.
        УАЗик подлетел с излишней, на взгляд Артёма, лихостью и тормознул, подняв в воздух песок с дорожки.
        - Что-то забыли? - неприветливо спросил Сергей. Его пистолет уже неприкрыто смотрел на Ольгу.
        - Есть одно предложение… Спасибо, - Ольга взяла у подошедшего низкорослого баклажку с минералкой и, сделав пару глотков, передала её Артёму.
        - А почему вы вдруг решили, что меня заинтересуют ваши предложения?
        - Потому, что это увеличит шансы найти твою жену. Один ты, скорее всего, просто пропадёшь.
        - И что тебе за дело?
        - На тебя мне плевать, - призналась Ольга. - На жену твою тоже. Но с тобой пропадет и костюм.
        - Не отдам!
        - И не надо, - Ольга с удовлетворением посмотрела на удивлённое лицо Сергея. - Просто возьми меня с собой. Я помогу тебе дойти и вернуться, я помогу тебе найти жену. Я опытный боец и буду полезна. Взамен ты отдашь мне костюм, когда мы вернёмся. Ведь он тебе будет уже не нужен, не так ли?
        - А это возможно? - Сергей явно сомневался. - Костюм выглядит такой, знаешь ли, индивидуальной штукой…
        - Владелец костюма может взять в его поле двух человек, - объяснила Ольга. - Видишь, ты даже этого не знал! Одним человеком буду я, второе место оставим для твоей жены. Ну, что скажешь?
        Артём подумал, что решение, в общем, не такое уж плохое - если не считать того, что вот его женщина собирается чёрт знает куда довольно небезопасным способом, и его мнение на сей счёт её совершенно не интересует. Но если кто и способен нырнуть в жерло вулкана и вынырнуть с Кольцом Всевластия в зубах, так это именно Ольга.
        - Ну, в принципе… - Сергей явно был готов, как минимум, обсудить предложение. Однако ему помешали - перед башней, неподалёку от них, внезапно полыхнула яркая голубая вспышка.
        - Это что ещё за херь? - изумился прислонившийся к УАЗику Ингвар.
        Посередине травяного участка, захватив кусок дорожки, образовался ровный круг какого-то твёрдого чёрного покрытия. Его по диаметру перекрывала высокая, увешанная серыми коробками и кабелями, решётчатая арка. Под аркой стояли три человека - крепкий седой мужчина, женщина средних лет и очень молодая девушка. У мужчины в руках было нечто такое, что он держал, как оружие, хотя оно больше смахивало на дешёвый пластмассовый блендер, к которому зачем-то приделали пистолетную рукоять.
        - Всем оставаться на местах! - звонким голосом распорядилась девушка.
        - Ого! - удивилась Ольга. - А эти что здесь забыли?
        - Кто это? - спросил тихо Артём.
        - Это же альтери! Видишь, какая поссыкушка у них командует?
        Артём припомнил, что слышал про Альтерион - ключевой для Коммуны срез, где происходил основной обмен ресурсов и технологий. Припомнилось немногое: что там расположен крупный межсрезовый рынок, что там какое-то довольно причудливое устройство общества и что они единственные, кто умеет строить порталы. Видимо, этот самый портал он и видел перед собой сейчас.
        - Кто здесь главный? - молодая девица выглядела очень важной и преисполненной чувства собственной значимости.
        - Давайте для простоты считать, что я, - ответил ей Сергей. - Во всяком случае, место, куда вы так запросто впёрлись - мой дом.
        - Ты! - девица проигнорировала его сарказм. - Отвечай! Мы получили сигнал о гибели одной из Юных здесь! Кто в этом виновен? И где другие Юные?
        Сергей толкнул локтем низкорослого и что-то шепнул ему на ухо. Тот кивнул и направился к башне.
        - Не могу сказать, что я полностью понял, что вы от меня хотите…
        - Я требую ответа немедленно! - девушка нахмурилась и топнула ножкой. Получилось забавно. Борух издевательски зааплодировал.
        - Интересно девки пляшут,
        Поперёк пиздою машут…
        - прокомментировал Ингвар.
        - Не думаю, что у вас есть право что-то требовать, - спокойно ответил Сергей. - Тем не менее, подождите пару минут… А, впрочем, вот она уже.
        Из башни выбежала девушка и помчалась к арке.
        - Ниэла! - закричала она. - Ниэ, это ты!
        - Криспи! - женщина сделала несколько шагов вперёд и поймала девушку в свои объятия. - Крис, ты жива! Мы вас потеряли, тебя и твою группу, а потом сработал имплант Туори…
        - Туори погибла, Ниэ… - Криспи внезапно горько разрыдалась. - Мерит пропала… Я всё-всё-всё испортила!
        - Не плачь, девочка… Не плачь…
        Мужик с блендером смотрел на это, снисходительно улыбаясь в седые усы. Девица откровенно злилась.
        - Юная Криспи, - сказала она холодно-брезгливо, когда рыдания немного утихли. - Ведите себя подобающе! Это холо мзее!
        Криспи выпустила женщину из своих объятий, вытерла слёзы рукавом, шмыгнула носом, повернулась к девице и спокойно сказала: «Пошла в жопу, дура!»
        - Молодец, Криспи, - засмеялся Сергей. - Так её!
        Девица застыла в изумлении, выпучив глаза и хлопая ртом, как пёстрая аквариумная рыбка.
        - Какая барыня не будь,
        А всё же барыню ебуть…
        - посочувствовал ей Ингвар.
        - Я поставлю вопрос на Совете… - растерянно проблеяла она. - Это мхошо…
        Её никто не слушал.
        - Прости, что заставляю тебя вспоминать неприятное, Кри, - спрашивала женщина. - Но кто убил Туори?
        - Один из тех, кто удерживал нас в плену…
        - И где он?
        - Его убила Мерит…
        - А где сама Мерит?
        - Она убежала и, наверное, погибла…
        - Бедная девочка, - женщина снова обняла рыдающую Криспи. - Как же тебе досталось!
        - Она не погибла, - к удивлению Артёма, сказала внезапно Ольга. Он-то думал, что она будет молчать, как партизан.
        - Коммуна? - спросил до сих пор молчавший седоусый. - Да помолчи ты, Нетари! - бросил он злобно бурчащей девице.
        - Простите, Молодой духом Кериси! - сказала та почтительно, и немедленно заткнулась.
        Артёму показалось, что Молодой духом она произнесла как звание. Судя по интонации, не ниже генеральского.
        - Да, Коммуна, - не стала отрицать Ольга.
        - Мерит же ваша… Хм… - он задумался. - Как будет на языке Коммуны женская форма слова «агент»?
        Видя Ольгино затруднение, Артём вмешался:
        - Это слово не имеет женской формы. Женщина тоже будет «агент».
        - Какой нелогичный язык… - пожал плечами мужчина. - Но вы меня поняли.
        - Да, Марина наша, - согласилась Ольга. - Это важно?
        - Нет, просто уточнение, - покачал головой седоусый Кериси. - Я рад, что с ней всё в порядке.
        - Не всё, но ей уже лучше.
        - Я хотел бы узнать, где сейчас находится Андираос Курценор, - сказал мужчина, глядя на Сергея.
        Артём заметил, как ощутимо напряглась Ольга - он не знал, чем этот блондин так досадил его подруге, но она явно не хотела его отдавать кому-то ещё.
        - В башне, - спокойно ответил Сергей. - Йози, приведи его, пожалуйста.
        Низкорослый кивнул и отправился в дом.
        - Каков его статус здесь? - поинтересовался «молодой духом».
        - Он наш! - торопливо заявила Ольга, но седоусый это проигноровал, глядя на Сергея.
        - Он наш пленник, - ответил тот. - И в понятие «наш» я не включаю Коммуну. Уважаемая Ольга, кажется, забыла, что наша договорённость утратила силу.
        - Альтерион хотел бы получить его.
        - Зачем?
        - Он похитил трёх Юных Альтериона и стал причиной гибели одной из них. Он совершил действия, приравненные к геноциду, в срезе, находящемся под патронажем Альтериона. Он похитил ценное оборудование, принадлежащее Альтериону. Альтерион требует его выдачи для суда.
        - Коммуна первой заявила свои права! - не сдавалась Ольга. - У нас он тоже похитил ценное оборудование, насильно удерживал нашего человека, нанёс огромный ущерб нашим интересам и угрожал самому существованию нашей общины!
        - Надо же, да тут за меня торги! - издевательски заржал Андрей, которого привел Йози. - А вы подеритесь! Выживший заберёт себе всё!
        - Мы делили апельсин,
        Много наших полегло…
        - задумчиво прокомментировал ситуацию Ингвар.
        - Зелёный, шли их лесом! - откровенно глумился блондин. - Они не имеют права ничего требовать, а отбирать силой не станут! Альтери - те ещё чистоплюи. Оленька, конечно, упыриха, она бы просто всех порешила, но при Альтери стесняется…
        - Заткнись, Андрей, - зло сказала Ольга.
        - Что, правда глаза колет?
        - Альтери есть что предложить взамен, - торжественно сообщил седоусый.
        Артём сделал из этого вывод, что наглый блондин в чём-то прав.
        - Коммуне тоже! - парировала Ольга.
        - Поторгуемся? - блондин подмигнул Ольге. - И у меня есть кое-какие резервы! Зелёный, я дам за себя больше, чем они тебе предложат!
        - Заткнись уже, пиздобол, - сказал ему Сергей. - Как же я от тебя устал…
        Зелёный
        Дорогое Мироздание! Как же я устал!
        Устроили тут ярмарку тщеславия, уперлись рогами и разбираются, кто круче. Только и слышно: «А Коммуна», «А Альтерион», «Да я сам…».
        - Давайте закончим этот базар, - сказал я, не обращаясь ни к кому конкретно. - Мне нужно поздороваться с дочерью, принять душ, переодеться, поесть, отдохнуть и вообще привести себя в порядок. Выясняйте без меня, кто сегодня с утра самый крутой в Мультиверсуме. Определитесь - сообщите.
        - Возле города Майами,
        Контрас мерились хуями.
        Но длиннее завсегда
        У Фиделя борода…
        - продекламировал Ингвар старую политическую частушку. А я развернулся и пошёл к башне.
        Машка прискакала прелестной козочкой, запрыгала вокруг меня радостно - и сердце моё слегка оттаяло.
        - Привет, солнышко, - сказал я ей. - Как дела?
        - Ой, что с тобой, папа? Ты весь красный и чумазый! - удивилась Мелкая.
        Я спустился вниз и только там посмотрел на себя в зеркало: и правда, вид - как будто я, пикируя из стратосферы, носом об землю тормозил. Сквозь слой иномировой пыли - как звучит, а? - проглядывает напрочь спалённая солнцем рожа с малиновыми скулами и облезлым носом.
        - Тяжёлый выдался денёк, - сказал я примчавшейся следом дочери. - Я пойду в душ, а ты поищи, где-то у мамы должен быть крем от ожогов. Помнишь, она тебе руку мазала, когда ты за кочергу схватилась?
        - Помню, помню, он такой оранжевый! А маму ты ещё не нашёл?
        - Ещё нет, милая, но обязательно найду. Вот помоюсь, поем - и снова пойду искать.
        Мелкая ускакала наверх, а я, запихав грязную одежду в стиралку, полез под душ. Отмывался долго и тщательно, потом просто стоял под струями - надо было вылезать и что-то со всем этим решать, но сил никаких не было. Впрочем, кончившаяся в бойлере горячая вода выгнала меня из душевой кабины - прямо в объятия Криспи.
        - Тьфу на тебя! - сказал я, быстро заматываясь полотенцем. - Крис, у нас так не принято, ты же знаешь.
        - Прости, я так разволновалась, встретив своих… - она отвернулась, чтобы меня не смущать. - Просто Маша прибегала спросить, где мазь от ожогов, а я решила, что надо тебе дать нашу, из аптечки Ниэлы, она гораздо лучше…
        - Да вот, слегка на солнце обгорел… - преуменьшил я проблему. На самом деле запёкся я знатно. Тушку уже начало потряхивать и бить ознобом, а морду как будто тепловым пистолетом поджаривали.
        - Какой кошмар! - искренне сказала Криспи. - Садись, я тебя обработаю сейчас.
        Я уселся на кухонный табурет, откинул голову назад и зажмурился. Что-то зашипело, и на лицо легла лёгкая прохладная пена, от которой сначала защипало, а потом как будто всё замерзло, потеряв чувствительность.
        - Руки ещё, - сказал я непослушными губами.
        Криспи захлопотала над моими обожжёнными конечностями, и вскоре на них тоже пролилась, унося боль, приятная прохлада.
        - Посиди так несколько минут, - сказала она.
        - Ну что, возвращаешься домой? - спросил я девушку.
        - Да, - сказала она чуть виновато. - Спасибо тебе за всё, что ты для меня сделал.
        Мне стало немножко, самую чуточку, грустно. Так бывает, наверное, когда уходят во взрослую жизнь выросшие дети. Я успел привязаться к Криспи.
        - Не так уж много я сделал, Крис.
        - Гораздо больше, чем ты думаешь. Ты вернул меня к жизни. Я почти заново родилась, и у меня было ещё одно очень короткое, но счастливое детство. Я полюбила тебя, Лену и Машу как самых близких мне людей. Я очень много узнала из наших разговоров, и я долго буду над этим размышлять. Никто никогда не делал для меня больше, даже Ниэла, моя наставница.
        У меня в глазах защипало. Надеюсь, что от пены - сентиментальность мне сейчас не ко времени. Я и так скоро надорвусь, изображая «крутого», чтобы меня не сожрали. Этак прилипнет к роже героическое выражение лица. А ведь мне всего-то надо - вернуть жену, и чтобы все отъебались…
        - Послушай, - Криспи замялась, - мне неловко тебе советовать…
        - Валяй, не стесняйся, - я чуть не махнул рукой, но сдержался. Мало ли - слетит пена, а от неё так рукам хорошо…
        - Я поговорила с Ниэлой. Она предлагает убежище - тебе и твоей семье. Ваш срез… неблагополучен. Что с ним будет - неизвестно. Тебе надо искать Лену. А в Альтерионе Маша будет со мной и Ниэ. Это тихое, комфортное и безопасное место. Возможно, самое комфортное и безопасное в известном Мультиверсуме.
        - А Йози и его семья? - спросил я сразу.
        - Если захотят, - ответила Криспи. - В Альтерионе много грёмлёнг, в том числе и из среза йири. И ещё - у нас очень любят детей. Может быть, - она вздохнула, - даже немного чересчур.
        - Взрослеешь Крис?
        - Холо мзее[25 - «По-взрослому» - в Альтерионе это выражение имеет негативный оттенок.], Се!
        Я не сразу сообразил, что она сократила моё имя до двух букв. Выражение высшей степени близости. Почти признание в любви. Хорошая девочка, пусть она будет уже, наконец, счастлива в своём Альтерионе. Глаза опять защипало.
        - Спасибо за предложение, Кри, я подумаю.
        - Всё, не двигайся, я снимаю пену! Глаза не открывай!
        Криспи чем-то протёрла мне лицо и руки, и я на ощупь побрёл обратно в ванную - умываться. Поплескав себе в лицо водой, осторожно открыл глаза и с удивлением увидел, что от малиновых отёкших пятен и следа не осталось. Так, слегка розоватое лицо, как после умывания горячей водой. Чудо как хороша эта их пена! Может, сменять им Андрея на аптечку?
        - Спасибо! - сказал я Криспи. - Мне стало гораздо лучше.
        - Не за что! - отмахнулась девушка. - Приходи в каминный зал, там Катя обед приготовила, окрошку. Маша уже наворачивает вовсю!
        Я пошёл наверх и увидел вокруг стола целое собрание полномочных представителей. Усатый альтерионец с лицом значительным и прохиндейским, как у госчиновника, девица-юница, сидящая с видом принцессы, наступившей хрустальным башмачком в говно, Ольга, злая и надутая, Андрей, отсаженный на диванчик под присмотр Ингвара, и Мелкая, которой было наплевать на дипломатические казусы. Она просто лопала окрошку, брызгая ложкой и чавкая от наслаждения. Все, кроме Машки, уставились на меня - и я сразу вспомнил, что вообще-то шёл на второй этаж за одеждой. Потому что грязная - в машинке крутится, а на мне одно полотенце. Пришлось сделать вид, что я всегда так хожу и не понимаю, чего они пялятся. Ну и гордо удалиться наверх, конечно.
        Когда вернулся в джинсах и майке, в раскладе было минус Машка (она налопалась до состояния шарика и, вздыхая, что больше не лезет, ушла ловить кота), но плюс Криспи и Йози. Йози скромно кушал, остальные сидели такие же напряжённые и глядели друг на друга косо.
        Я начерпал половником из большой кастрюли миску окрошки, поставил её перед собой и начал неторопливо, вдумчиво есть - сдерживая себя, чтобы не чавкать, как Машка. Люблю окрошку. Ленка, правда, её лучше готовит - с базиликом и капелькой горчицы, - но и Катина неплоха. Я сижу, жру, а все на меня смотрят. Немного неуютно, но я вида не подаю, ещё чего. Потерпят.
        - Приятного аппетита! - не выдержал усатый.
        Я покивал ему благосклонно между двух ложек.
        - Я, прежде всего, хочу сказать, - продолжил этот «молодой духом», - что, вне зависимости от вашего решения, Альтерион предлагает вам и вашим друзьям своё гостеприимство.
        Я молча жрал. Подождав ответа и не дождавшись, он добавил:
        - Вы получите все преимущества альтерионского гражданства!
        Наверное, это очень круто, да. Но я не побегу, теряя тапки. Обычно за гражданством следуют как права, так и обязанности, так что это ещё бабушка надвое сказала. Я снова вежливо кивнул и продолжил кушать.
        - Да, я хочу отметить, что Коммуна сняла свои претензии на Андираоса, так что конфликт интересов исчерпан. Не так ли, Ольга?
        - Да, - нехотя буркнула Ольга, - он того не стоит.
        Ого, кажется, коммунарам кто-то тут жёстко выкрутил руки! Я-то думал, Ольгу, чтобы забрать столь полюбившегося ей Андрея, придётся глушить по рыжей башке поленом - а оно вот как. Ну, кобыле легче.
        Я доел окрошку, с сожалением посмотрел на кастрюлю - хорошо бы добавочки, но это будет уже перебор. Авось не в последний раз окрошку вижу.
        - Ингвар, - спросил я, - ты что думаешь?
        - Здесь может стать опасно, - сказал наш пират. - Никогда не знаешь, какой следующий сюрприз выскочит из Чёрной Цитадели. Вот, например, наши коммунистические друзья, - он покосился на Ольгу, - ткнули палкой в осиное гнездо. Сами они сейчас смоются, а спрашивать за минированную машину те ребята из палатки придут к нам. До нас-то один переход. Так что я бы на твоём месте, Зелёный, хорошо подумал насчёт Альтериона.
        - Я подумаю, - сказал я спокойно. - А ты?
        - Самая большая межсрезовая биржа контрабанды! - пожал плечами Ингвар. - Что ещё надо старому пирату? Прикину ассортимент, налажу логистику, придумаю схемы… Бесконечная ёмкость рынка! Они ещё сами не знают, как им повезло. Эх, романтика первоначального накопления капитала - я ж без всего остался! На двадцать лет моложе себя сразу почувствовал!
        …Я брёл аллеей тополей,
        Бедой гонимый неминучей.
        В кармане было ноль рублей,
        Но хуй стоял на всякий случай…
        - Ингвар хищно оскалился.
        - Ингвар за Альтерион, - констатировал я. - Йози?
        - Если Ингвар прав насчёт опасности… И в любом случае - тут хорошо, но как детей растить? А в Альтерионе не только дурной грём, там очень любят старые машины… - Йози так жалобно посмотрел на меня, как будто я могу его не пустить.
        - Йози тоже за Альтерион, - кивнул я. - Криспи?
        - Я в любом случае обещаю быть с Машей, пока ты не вернёшься, и беречь её как сестру и подругу, - сказала девушка очень серьёзно. - Но в Альтерионе ей действительно будет лучше.
        - Значит, решено, - подытожил я. - Все перебазируются в Альтерион. А вы… простите, не расслышал, как вас зовут…
        - Кериси, - охотно представился усатый.
        - Вы, я вижу, в курсе моей проблемы.
        - Вы имеете в виду закрытый срез Земля, в котором осталась ваша жена? Да, мы знаем об этом, но, увы, наша методика перемещения тут так же бесполезна, как и способ Коммуны. Портал туда просто не откроется.
        - Вы пробовали? - удивился я.
        - Мы давно изучаем Мультиверсум. Без ложной скромности скажу, что у нас лучшие специалисты по закрытым мирам.
        - А их много?
        - Скажем так, - альтери задумался, - за всю историю наблюдений мы четыре раза фиксировали капсуляцию среза. Все четыре случая закончились тем, что капсуляция прекращалась так же внезапно и самопроизвольно, как начиналась.
        - И как долго она продолжалась?
        - По-разному. Два месяца, год, пять и восемь лет.
        - Долго, - моя надежда, что всё как-то само рассосётся, погасла.
        - Дело даже не в сроках… - усатый печально покачал головой. - После раскапсуляции миры оказались безлюдными и сильно пострадавшими от разного рода катастроф. Наши учёные предполагают, что все пустынные срезы, которые преобладают в доступной нам части Мультиверсума, когда-то прошли через капсуляцию. Существует множество теорий…
        - Спасибо, теории в другой раз, - прервал я его. - Меня интересует практика. Чем вы можете мне помочь? Оружие, снаряжение?
        - Мы не воинственный и не экспансивный срез… - начал усатый. Ольга хмыкнула, Андрей, до сих пор сидевший мрачно в углу откровенно заржал:
        - Неэкспансивные они, ебатюшки мои! А восемь срезов сами, блядь, прилипли…
        - Протекторат Альтериона осуществляется исключительно по просьбе страдающего населения… - укоризненно покачал головой альтери. - И их уже девять, Андираос, ваши сведения устарели. Последним буквально на днях стал почти уничтоженный вами народ йири.
        - И тоже по просьбе страдающих? - ухмыльнулся Андрей. - Да они голову из жопы не вынут, даже когда их черви жрать начнут!
        Криспи неожиданно шагнула вперед и неумело, но от всей души ударила его кулачком в нос.
        - Махридашь видого![26 - Очень обидное по отношению к мужчине выражение.] - сказала она с отвращением, как будто плюнула, и вернулась назад.
        Все изумлённо молчали. Андрей, шипя, зажимал пальцами опухающий на глазах нос, из которого сочилась струйка крови.
        - Пожалел я тебя тогда, дуру… - сказал он зло. - Зря…
        - Какой неприятный человек, - покачал головой усатый. - Но вы не волнуйтесь, он получит по заслугам. Возвращаясь к нашему разговору, у нас нет оружия, которое было бы существенно лучше вашего. В основном мы продвинулись в разработке нелетальных образцов, вроде этого, - он помахал своим блендером.
        - Криспи тут продемонстрировала вашу пену от ожогов… - намекнул я.
        - Да, как же я не подумал! - воодушевился альтери. - Действительно, медицина и фармакология - наша сильная сторона. Я распоряжусь, чтобы вам подготовили полевой набор с инструкциями на языке Коммуны! Что-то еще?
        - Не знаю, пока вроде всё, - ответил я.
        - Если понадобится что-то - не стесняйтесь, обращайтесь прямо ко мне! - усатый был сама любезность, но никакого способа связи не предложил. Впрочем, нужно будет - из-под земли достану.
        - Хорошо, мы с благодарностью принимаем гостеприимство Альтериона, - сказал я, непроизвольно копируя пафосную манеру альтери. - Можете забирать этого мудака.
        Дальше всё замелькало, как в мультфильме. Девица-юница ускакала бодрым галопом в портал, а из-под его арки посыпались зверски деловые альтери. Сначала серьёзные ребята в синей, перепоясанной белоснежными ремнями, униформе увели очень злого Андрея. Когда его, придерживая за локти, вели мимо меня, он неожиданно остановился и быстро сказал по-английски: «When it’s over, find me in the Alterion. I have something important for you»[27 - «Когда все закончится, найди меня в Альтерионе. У меня есть кое-что важное для тебя».].
        Я только плечами пожал. Нахрен он мне сдался? Андрея утянули дальше, уводя под арку, а взамен оттуда выскочила небольшая колёсная платформа с манипулятором, вроде популярных у нас японских грузовичков, честно прозванных в народе «воровайками». Только кабины на ней не было, а команды отдавал низкорослый забавный мужичок, у которого в руке было нечто вроде лазерной указки - он направлял её на предметы, платформа резво подкатывалась к ним, аккуратно хватала и складывала. Мужичок имел характерную внешность грёмлёнг - и вскоре уже вовсю болтал по-своему с подошедшим к нему Йози - не отрываясь, впрочем, от работы. Какие-то ребята в серых комбинезонах, следуя указаниям Катерины, что-то выносили из башни и укладывали на траву во дворе. Я не вникал, что именно - чувствовал себя смертельно уставшим.
        Сел у тёплой каменной стенки и равнодушно смотрел на эту суету. В голове звенела пустота. Подкатившая платформа быстро перекидала в себя все тюки, коробки и пакеты. Ко мне подошла Криспи и села рядом.
        - Устал, Сер?
        - Устал, Кри.
        - Ты справишься, я знаю. Найдёшь Лену, и всё будет хорошо.
        - Спасибо, Кри, я постараюсь.
        - Пойдём, покажу тебе ваш новый дом.
        Мы встали - я так умахался за сегодня, что отлеплялся от стены как старый дед, кряхтя и охая. Прискакала Мелкая:
        - Кри, папа - пошли, пошли! Тётя Катя сказала, что у меня будет новая кроватка! Я хочу посмотреть на новую кроватку!
        Мы отправились к порталу, я пересёк асфальтовый круг и не без опаски шагнул под арку. Один шаг - и я на той стороне. Никакой клубящейся тьмы, никаких особых ощущений, просто вот только что пахло морем, а вот уже лугом. Здесь был тот же круг и та же арка, но рядом шла асфальтированная (или чем тут их покрывают) дорога, а вокруг располагалось нечто вроде… Даже не знаю, как назвать. Штук пять небольших домов коттеджного типа, расположившихся на луговине у неширокой равнинной речки. Лесочек. Травка. Мостки над рекой. От дома до дома просторно - метров сто с лишним. Никаких заборов. От дороги к каждому - красивая мощёная дорожка из разноцветного кирпича. Сами домики - два этажа с мансардой, выглядят мило, но довольно обычно. Вот так даже и не скажешь, что ты в другом мире. Где мой восторг первопроходца? Где, блядь, романтика?
        - Охуительно! - с искренней радостью сказал прошедший за нами Ингвар. - Сбыча мечт.
        Вот она где, оказывается, романтика-то. Не перегорел ещё старый пират.
        - Это наш дом, да? - заскакала нетерпеливо Машка.
        - Ваш, - рядом оказалась женщина-альтери, как я понял, бывшая наставница Криспи.
        - Пойдём, пап, пойдём! - Мелкая потащила меня за руку к дому - стены цвета крем-брюле с бордовой крышей. Пока я оглядывался в просторной и высокой - в два света - гостиной с большим кирпичным камином в центре, она протопотала по лестнице на галерею второго этажа, куда выходят двери спален. Открыла первую - захлопнула, вторую - захлопнула, третью - и дом огласил радостный визг.
        - Уииии! Папа, папа! Иди скорее сюда!
        Я поднялся наверх и заглянул в открытую белую дверь. Да, это Розовая Спальня Для Маленьких Принцесс. Если вы не блондинка пяти лет от роду, вам станет от неё дурновато - но Мелкая была счастлива как никогда. Розовая кроватка под розовым балдахинчиком с белыми кружавчиками. Кружевные кипенные наволочки с розовыми феями. Немыслимой розовости одеяльца в цветах и кроликах. Беленькие комодики, полные розовыми носочками и прелестные резные шкафчики с невыразимо прекрасными платьицами. Розовыми. И посредине - на розовом ковре, как апофеоз всей этой роскоши - кукольный домик в половину Машкиного роста. Заглядывать туда я не стал, опасаясь летальной дозы розовоцветности, но не сомневаюсь, что там розовая мебель и куклы в розовых платьицах.
        - Лопни мои глаза, - сказал я искренне.
        - Девочкам её возраста такое нравится, - сказала тихо подошедшая Ниэла. - Это нормально. Когда перерастет, смените обстановку. Криспи поживёт пока здесь с ней, её спальня рядом. Ваши друзья уже заняли соседний дом, дети будут играть вместе. Криспи поможет им освоиться с нашим бытом, это несложно. Альтерион - комфортный мир, и тут очень любят детей.
        - Может быть, чересчур, - повторил я слова Криспи.
        - Может быть, - не стала спорить Ниэла. - Но так уж сложилось. Мы - старый мир, у нас мало детей и мы всегда им рады.
        - И ещё… - она замялась. - Криспи хочет стать наставницей вашей дочери…
        - Да? - слегка удивился я.
        - Конечно, я вас понимаю, - торопливо заговорила альтери. - Криспи многое потеряла с этой историей. Можно сказать, что её возраст развития теперь на пять лет меньше физического. Она, наверное, не вполне готова к такой ответственности. Но я вас очень прошу - не отказывайте ей! Она хорошая девочка, и это очень поможет ей пережить травму, вернуться к нормальной жизни…
        - Вы не поняли, - отмахнулся я, - конечно, я не против. Машка её любит, и Криспи к ней очень добра. Просто я пока не очень понимаю, что представляет собой это ваше наставничество.
        - Это можно сравнить со старшей сестрой или братом. У нас не бывает больше одного ребенка в семье, и наставничество - это отчасти замена таким отношениям. Старший в этой паре помогает познавать мир, справляться проблемами взросления и созревания, взаимодействовать с социумом…
        - Звучит неплохо, - пожал я плечами.
        - Так вы не откажете Криспи?
        - Не вижу причин.
        - Спасибо! Боюсь, что как наставница я не была идеальной, но очень привязалась к ней.
        Убедившись, что оторвать Мелкую от новых игрушек совершенно нереально, я спустился вниз и вышел на улицу. От портала шёл Йози и нёс кота.
        - Вот, а то твоя дочка в суете его забыла, - он спустил кота на землю и протянул мне пакет с лотком и кормом.
        - Мря? - спросил котик.
        - Да, осваивайся тут, - подтвердил я.
        Котик распушил хвост и пошёл обнюхивать прихожую.
        - Неплохо здесь, - сказал Йози. - Катерина уже вовсю вьёт гнездо.
        - Женщины, - кивнул я.
        - Не волнуйся, мы присмотрим за Машей.
        - Спасибо, друг. А мне пора.
        - Удачи.
        Я направился было к порталу, но на полдороге меня догнала Криспи.
        - Вот, держи, - она протянула мне серый пластиковый чемоданчик, - Это универсальная аптечка, там есть инструкция по-русски.
        - Спасибо, Крис, надеюсь - не пригодится.
        - И ещё… - Криспи потупилась, - Сер, я, наверное, не вовремя, но всё же… Я хотела бы стать наставницей Маши. Нет, это не потому, что я думаю, что ты не вернёшься! - внезапно испугалась она. - Просто я…
        - Конечно, Кри, - прервал я её. - Кто, как не ты? Доверяю тебе самое дорогое, что осталось у меня на свете.
        Я сказал это немного в шутку, конечно, но, если вдуматься, то так оно и есть. Не знаю, что там с моей женой, но надо быть реалистом - есть вероятность, что всё плохо. Да и я могу не вернуться. Пусть уж у Машки будет официальный опекун, который её действительно любит.
        - Я знаю, Се, - девушка поднялась на цыпочки и смущенно чмокнула меня куда-то в бороду. - На этот раз я справлюсь.
        Она зашмыгала носом и убежала, а я дошел, наконец, до портала. Возле него стояла, осматриваясь, команда коммунаров - видимо, решили тоже полюбоваться на Альтерион.
        - Миленько, - сказала Ольга. - Простенько, но миленько. Сельская пастораль.
        - Ничо так, - согласился с ней Борух. - Малолюдно.
        Артём промолчал - он вообще был какой-то нервный и мрачный.
        - Ну что, пошли? - спросил я устало. Этот день длился и длился, и конца ему было не видно. По ощущениям - самый долгий день в моей жизни. Не дожидаясь ответа, шагнул под арку - и день погас.
        Возле башни уже глубокая ночь, и по поверхности моря плывёт отражение здешней огромной луны. Внутри тихо, пусто и темно, под ногами валяется какой-то забытый при переселении хлам. Ну, ничего, альтерионцы обещали оставить портал, так что завтра Йози с Катей вернутся и подберут. Я включил свет и пошёл к лестнице вниз. Вот сейчас-то и будет момент истины. Если коммунары захотят отнять костюм, то я его не отдам, им придётся меня убить. Это с одной стороны. Но с другой - буду честным, вряд ли это вызовет у них серьёзные затруднения. Их трое с оружием, и, как минимум, двое умеют им пользоваться. Я один, и у меня пистолет, из которого я не умею стрелять. Буду надеяться, что я не зря сегодня весь изображал Крутого Мужика Со Стальными Яйцами, и они не захотят проверять мои стрелковые навыки.
        Внизу я со вздохом выдвинул из кухонного стола ящик для ложек и вилок и, подняв пластиковый лоток, вытащил из-под него ключ Ушельцев.
        - Вот так просто? - удивилась Ольга.
        Я пожал плечами и вставил пластину с вырезами в неприметную щель. Кусок каменной кладки сдвинулся внутрь и ушёл в стену, открывая проход в хранилище. Цилиндры раскрыты - кроме центрального, с лестницей к проходу (я так по ней ни разу и не поднимался, побаиваясь) и пятого, где стояла вешалка с костюмом. Я направился к ней в обход центральной колонны, чтобы держать коммунаров на виду. Но за оружие, вроде, никто не хватался, зайти за спину не пытался - так что я, нажав на дверцу, сдвинул её сторону. Внутри стояла старинная деревянная вешалка «Инв. №230876».
        Она была пуста.
        - Проблемы? - напряжённо спросила Ольга.
        - Он был здесь, - я, признаться, стоял, как оглушённый, и если бы кто-то захотел меня сейчас застрелить - момент был отличный. - Костюм был здесь, - повторил я тупо.
        - Но его нет? - уточнила Ольга. - И ты не знаешь, куда он делся?
        - Понятия не имею, - признался я. - Вообще никаких идей.
        - Вот так разводить у себя дома проходной двор, - покачал головой Борух.
        И только Артём, кажется, вздохнул с облегчением. Не хотел отпускать со мной свою женщину? Ревнует? А, насрать, впрочем.
        - Извините, ничем не могу больше вам помочь, - сказал я устало.
        - С самого начала эта операция шла через жопу, - зло сказал Ольга.
        - Шла-шла - и пришла, - подхватил Борух.
        - И что будем делать? - спросил Артём.
        На меня никто уже внимания не обращал, я им был бесполезен. Ну и не очень-то и хотелось. Но куда костюм-то делся?
        - Возвращаемся в Коммуну, - решила Ольга. - Пошли-пошли, - поторопила она, - надо сообщить Совету, что враг ближе, чем мы думаем.
        Она развернулась и молча вышла, Борух за ней. На меня они даже не посмотрели. Только Артём смущенно бросил:
        - Прощай, удачи тебе.
        Я вяло помахал ему рукой. А потом поднялся наверх, в нашу спальню и, сбросив с двуспальной кровати матрас, открыл спрятанный в массивном деревянном основании тайник. Там хранился ещё один ключ Ушельцев - тот, что достался мне от Карлоса, шифрованные флешки с кое-какими рабочими данными, документы, которые, за отсутствием выдавшего их мира, теперь вряд ли пригодятся, и, в числе некоторых прочих мелочей, все свободные акки. Всё было на месте - только двух акков не хватало. Тот, кто взял костюм, взял и их. Но именно два, остальные оставил.
        Я закрыл тайник и, спустившись, вышел из башни. Подумав, решил, что утро вечера мудренее, и направился к альтерионскому порталу.
        Домой. Спать. Наконец-то этот бесконечный день закончился.
        Македонец
        - Отож нам пиздец, - тихо, но отчётливо сказал Пётр.
        Из-за развалин и целых домов, из переулков и дворов, из-за заборов и будки подстанции выходили десятки, а может, и сотни людей. И это были не жители в поисках еды, воды и имущества. Это были - как их там «енерал» называл? Аффекторы? Пожалуй, Сенино определение «зомби» подходило сейчас куда больше. Такое впечатление, что ебанутые всего города собрались целенаправленно к нам.
        Я достал пистолеты и быстро скрутил с них глушители - тишина нам не нужна, а перезаряжать так чуть быстрее - баланс лучше. Впрочем, всё равно патронов не хватит. Пётр нервно мацал автомат, без нужды передёрнул затвор, полез подбирать вылетевший патрон - тот закатился под машину… Сеня вытащил свой трофейный «Глок» и неуверенно переводил ствол с одного аффектора на другого, постепенно осознавая, что их слишком много. Лена уверенно держала «Кедр» и, кажется, единственная была совершенно спокойна. Наш «груз» - девица Ирина - побледнела, как бумага, сжала голову ладонями и что-то тихо бормотала про себя. Как бы совсем крыша не уехала у девочки.
        Аффекторы не бежали на нас, рыча и протягивая руки, а шли довольно медленно. Многие из них хромали и еле волочили ноги. В отличие от киношных зомби, заряженных неведомой ебической силой, эти были всё же обычные люди. Люди, которые вторые сутки не жрут, а только бегают и лупят друг друга почём зря. Даже при адреналиновом безумии ресурсы организма не беспредельны - скорее всего, уже к вечеру они упадут без сил и, наверное, просто сдохнут. Но это будет к вечеру, а сейчас они нас запросто затопчут.
        - Им тоже в голову надо стрелять? - Сеня пытался говорить спокойно, но голос внезапно дал петуха.
        - Наоборот, лучше по ногам, - ответил я задумчиво. - Об упавших другие споткнутся.
        Все ждали первого выстрела - моего, но я никак не мог решиться. Во-первых, это же не зомби, а просто люди, их состояние обратимо. Наверное. Во-вторых (и это главное), их намного больше, чем у меня патронов. Это не значит, что я не буду стрелять, но…
        Кольцо окруживших нас людей качнулось вперед, я поднял пистолеты. Поехали?
        - Стойте! - крикнула истерическим тонким голосом Ирина. - Да остановитесь вы!
        Я подумал было, что она в приступе абсурдного человеколюбия просит нас не стрелять, но нет - она вдруг пошла навстречу толпе, выставив перед собой руки. К моему удивлению, аффекторы её послушались и остановились, а затем и сделали несколько неуверенных шагов назад. Кажется, в задних рядах при этом кто-то повалился, устроив кучу-малу, но через несколько секунд все застыли в новой позиции. Лица людей были неприятно бессмысленны, покрыты грязью и запекшейся кровью. Многие носили следы недавних жестоких драк. Но теперь они просто стояли и смотрели на Ирину.
        - Садитесь, - сказала она им просто.
        Толпа качнулась, завозилась и повалилась на задницы - каждый прямо там, где стоял. Теперь это напоминало какой-то чудовищный тимбилдинг на пленэре - толпа сидящих на земле внимает стоящей в центре девушке.
        - Ахуеть! - завороженно сказал Сеня. - Ирка - повелительница зомби! А сплясать они могут?
        - Я те спляшу щас, - шикнул я на него. - Массовик, блядь, затейник!
        - Я почему-то их чувствую… - тихо сказала Ирина. - Не отдельных людей, а как бы всех сразу, как одно существо…
        - И что ему надо? - спросил я осторожно.
        - Ему ничего не надо… - ответила девушка. - Оно чувствует голод, боль, усталость - но это фон. А желаний у него никаких нет. Или я их не понимаю…
        - А как это у тебя… - начал я.
        - Я Корректор, - сказала она таким тоном, как будто призналась в том, что описалась.
        - И что это значит? - вмешался Сеня. - Что ты корректируешь?
        - Я не знаю. Три дня назад меня привезли в какой-то военный институт, засунули в лабораторию и сказали, что мои родители были не моими родителями, что детство, которое я помню - это не мое детство, а сама я - какое-то чудовище, а не человек. И меня надо изолировать, а лучше - убить, потому что иначе из-за меня погибнет весь город, а может, и весь мир. А другие говорили, что если меня убить - то будет хуже, а изолировать - не поможет… Все смотрели на меня так, как будто я чумой больна. Даже глаза у меня теперь не мои - у меня были обычные, серые…
        - Красивые у тебя глаза, - неожиданно сказал Сеня. - И никакое ты не чудовище. Небось, наврали они тебе зачем-то.
        - Мне они ничего не говорили, - покачала головой Ирина. - Я подслушала…
        - Ты не чудовище, - упрямо сказал Сеня. - ты хорошая.
        Да, вот не было печали - Сеня втрескался в безумную, как мартовский заяц, малолетку. А с другой стороны, что я должен был от него ожидать? Что он посватается к дочке губернатора?
        - Ты можешь ими управлять? - спросил я девушку.
        - Не знаю, не пробовала…
        - Так попробуй!
        - Я не хочу мучить этих несчастных, им и так досталось… - заупрямилась синеглазка.
        Мне очень хотелось влепить ей подзатыльник и заорать: «Дура!». Но вместо этого я вздохнул, убрал пистолеты, подошёл к ней и посмотрел сверху вниз в лицо.
        - Ты хочешь, чтобы все они погибли?
        - Нет, конечно!
        - А ведь они погибнут. Уже к вечеру самые слабые умрут от истощения и обезвоживания, половина не переживёт холодную ночь, а к утру даже те, кто ещё будет жив, уже не смогут двигаться и будут медленно умирать у тебя на глазах…
        - Я не хочу, не хочу так! - из синих глаз снова потекли слёзы. Сеня смотрел на меня возмущённо.
        - Значит, придется тебе о них позаботиться…
        Хорошими людьми так легко манипулировать! Сеня, вон, чует подвох, косится подозрительно, а эта ничего, скушала.
        - Как?
        - Если сами они ни на что не способны, ты будешь ими управлять! В первую очередь, их надо напоить и накормить. Попробуй, для начала, сможешь ли ты управлять частью, а не всей толпой сразу. Выбери нескольких посильнее и поздоровее. Например, этого, этого и этого… И еще вот этого, и этот сгодится, вон бычара какой!
        Я шёл вдоль линии сидящих на земле людей и тыкал пальцем в тех, кто был покрупнее телом и выглядел не сильно повреждённым в драках.
        - Нет, этого не надо, у него нога, похоже, сломана… А у этого рука - а жаль, вон какой красивый-накачанный, пидор, наверное… Ну и этого ещё до кучи. Прикажи им для начала встать.
        Ирина напряглась, надула губки, нахмурила бровки…
        - Вставайте!
        На ноги начали вяло подниматься все.
        - Нет, нет, сажай обратно, не то… - разочаровано сказал я.
        - Садитесь! - быстро сказала девушка, и толпа снова уселась. - Я не знаю, как выбрать!
        - В игрушки компьютерные играла? - вмешался неожиданно Сеня.
        - Иногда, - кивнула Ирина.
        - Представь, что ты их мышкой выделяешь, как юнитов в ртс-ке[28 - RTS - стратегия в реальном времени, вид компьютерной игры.].
        Девушка неуверенно кивнула и снова нахмурилась, вонзая в толпу взгляд своих синих глаз.
        - Вставайте! - на этот раз встали те, на кого я показывал. Не все, кое-кого она пропустила, но результат радует. Сеня молодец.
        - Давай проверим, насколько сложные команды они могут исполнить. Прикажи одному из них достать из багажника бутыль с водой.
        - Эй, нашу воду, этим? - ожил смотревший на всё это, выпучив глаза, Пётр.
        - Заткнись, - ещё мне его реплик тут не хватало.
        - Принеси, пожалуйста, воду из багажника этой машины, - Ирина обратилась к бородатому парню в подвёрнутых брючках и драном пиджачке об одном рукаве. Под пиджачком футболка с надписью: «Вау, пятница», борода торчит клоками, под глазом расплылся изрядный фингал.
        Бородатый уверенно подошёл к «Патриоту», подёргал дверь багажника и застыл.
        - За ручку потяни, долбоёб! - не выдержал Петр. - Хипстер рукожопый!
        Бородатый то ли услышал его, то ли догадался сам - но потянул за ручку, замок щёлкнул, дверь распахнулась. Он безошибочно взял бутыль от офисного кулера, принес её к нам и встал.
        - Уже неплохо, - похвалил я. Не его, конечно, Ирину. - Но этой бутыли на всех не хватит, давай сделаем по-другому…
        Через полчаса жизнь вокруг кипела: два десятка отморозков таскали воду из колонки в вёдрах, смародёренных из умело взломанного Петром хозмага, а три остолбенелые, но мощные тётки раздавали её мисками по живой очереди, в которую выстроила свою паству Ирина. Прошедшие по первому кругу жадно пили, по второму - умывались. Ещё одна женщина, с профессиональными ухватками медсестры, обходила с ковшиком травмированных, которым было тяжело вставать. Таких оказалось немало, и что с ними делать, было решительно непонятно. На вопросы Ирины «Есть ли здесь врач?» никто не откликался. То ли врача не было, то ли слишком сложный вопрос для того, что у них осталось от мозга. Самых сильных и жутковато выглядевших Ирина, по моему совету, отправила обносить продуктовый магазин - он был закрыт и потому не привлёк внимания мародеров. Мы устроили недурную полевую кухню, где на костре варилась рисовая каша с консервами. Даже сами с удовольствием сняли пробу - вполне съедобно вышло.
        Сеня охотно помогал синеглазке всё организовать, подсказывал, приглядывал, чтобы она сама попила-поела, утешал, когда её подопечные тупили и она расстраивалась. В общем, чуть ли ни в дочки-матери играли вдвоём - вот только куклы страшноватые.
        Лена всё это время сидела в машине, откинувшись на подголовник, и то ли спала, то ли просто отдыхала. Впрочем, поесть к котлу подошла, но сразу вернулась обратно.
        Пётр, не выдержав, в конце концов, тихо спросил:
        - Македонец, ты всерьёз затеял тут санаторий для дебилов открывать? Может, хватит?
        - Заткнись, я знаю, что делаю! - осадил я его, и он отошёл, недовольный. Хотя, казалось бы - попить есть, пожрать есть, напасть на такую толпу никто не рискнёт… Живи и радуйся. Ладно, это я не всерьёз, конечно. Пора переходить к главному номеру нашей реабилитационной программы для аффекторов - трудотерапии.
        - Ирина, - отозвал я в сторонку девушку, безуспешно пытающуюся заставить своих отморозков гадить где-нибудь подальше и, желательно, не у неё на глазах. Но тщетно - съеденное и выпитое требовало выхода. Организовать отхожие места пока не получалось, более того, не у всех хватало соображалки даже штаны снимать… Атмосфера становилась всё более насыщенной.
        - Я не знаю, как их заставить… - девушка чуть не плакала, глядя как здоровенная рыхлая бабища приподнялась с места, присела на корточки, пустила струйку по ноге и, с удовлетворённым вздохом, уселась обратно, прямо в лужу. - Не могу же я каждому приказывать пойти пописать? Я же не знаю, когда им захочется!
        - Не расстраивайся, ты уже многое для них сделала, - зашёл я издалека. - Но, в целом, ситуация, конечно, тупиковая, нужно радикальное решение.
        - Какое?
        - Я думаю, тебя не зря просили вывести отсюда.
        - Да, это всё из-за меня, я же говорила… Правда, я не очень поняла, куда именно вы хотели меня… вывести. Я сначала думала, что вы меня просто убьёте…
        - Попроси Сеню рассказать тебе про Мультиверсум, - сказал я и подмигнул своему напарнику. Тот расплылся в улыбке и закивал. Ну что же, на некоторое время внимание девушки будет занято, но пока мне нужно от неё кое-что важное.
        - Ирина, есть мнение, что, если мы сможем тебя увести, то это всё прекратится. Эти люди придут в себя и смогут сами о себе позаботиться.
        - Да, те военные говорили, что это всё из-за меня… - на этот раз она не разрыдалась. Вот что значит человек при деле! - Но вы же почему-то этого не можете?
        - Можем, - решительно сказал я. - Нам всего-то надо разобрать вон тот завал.
        - А как… Ах да! - ну вот, до неё дошло. - Вы хотите…
        - Да, пусть поработают для своего спасения. Это лучшее, что мы можем для них сделать!
        Вскоре наиболее активные и крепкие подопечные Ирины облепили руины, как муравьи дохлую крысу. Сеня, мужественно приобняв хрупкие девичьи плечи, увел барышню в сторонку, рассказывать о множественности миров, величии Мультиверсума и крутизне проводников - вот таких простых, суровых парней, которые, однако, могут раскрыть девушке все красоты Мироздания. Оттуда вскоре донеслось нежное девичье щебетание:
        - Правда? В самом деле, единороги? Не может быть!
        И басовитое утвердительное бормотание, что ещё как может, да и вообще хороший друг-проводник покажет девушке и не такое!
        В общем, Сеня не подвел - я совершенно не хотел, чтобы эти прекрасные кобальтовые глаза смотрели на то, как сдирая ногти, плюща пальцы и роняя кирпичи на ноги, люди снова превращаются в покрытых смесью пыли и крови зомбаков. Пусть лучше смотрят в зелёные Сенины.
        - Три солдата из стройбата заменяют экскаватор, - припомнил старую армейскую поговорку Пётр, с интересом глядя, как два десятка аффекторов выворачивают из-под завала бетонную плиту. - Сильны, черти!
        Отмороженные не жалели ни себя, ни товарищей, вгрызаясь в отвалы голыми руками. Я думал, им понадобятся минимум сутки, но уже через час они раскопали достаточно, чтобы появился лаз в подвал. Первой туда отважно нырнула Лена, а за ней, чтобы не слышать, как переживает за свой пострадавший контингент Ирина, нырнул и я. А то, как бы не завалило там ненароком нашу последнюю надежду.
        Подвал оказался на удивление целым - в свете фонарика видно, что местами что-то перекосило, местами обрушились перегородки, под ногами хлюпает жидкое говно из лопнувших труб, но проходы остались, и Лена безошибочно вывела нас к коричневой деревянной двери - одной из десятков таких же. Она вставила в замочную скважину ключ, открыла - но сдвинуть дверь удалось только вдвоём, её зажало перекосившимся проёмом. Открылась пустая фанерная клетушка с цементным полом, на котором стояла большая клеёнчатая сумка (с такой в девяностых ездили челноки).
        - Это твоё оборудование? - спросил я.
        Рыжая молча кивнула. Я хотел галантно взять сумку, тяжёлую даже на вид, но она решительно подхватила её сама, и потащила не оглядываясь. Ну, была бы честь предложена.
        Ирина наверху отмывала и заматывала бинтами содранные руки наших копателей. На меня смотрела укоризненно - да и чёрт с ней, это не в куклы играть. Сеня крутился вокруг, что-то подавая и что-то показывая. По нашей-то жизни он перевязки делать натаскался всяко лучше, чем этот домашний цветочек. Ну, пусть детишки развлекаются. Я нашел взглядом Лену - она держала в одной руке сумку, в другой - винтовку и оглядывалась по сторонам.
        - Что-то ищешь? - спросил я её.
        - Надо выше, - сказала рыжая. - Нужно высоко.
        - Вон та крыша устроит? - спросил я, припомнив Сенино видение.
        Невдалеке, среди нескольких разрушенных пятиэтажек, стоит по какой-то причуде сейсмических волн совершенно целое офисное здание на восемь этажей.
        - Высоко, подойдёт, - сказала Лена и молча направилась к его входу.
        - Сеня, Ирина - крикнул я своим. - Хватай мешки, вокзал отходит!
        Петра не звал, но он и сам сориентировался - схватил автомат, рюкзак, пометался, что бы ещё прихватить из машины, не сообразил, махнул рукой и побежал за ребятами.
        Здание пусто и открыто, лифты, естественно, не работают, пришлось тащиться по лестнице. Лена явно несла сумку с трудом, но забрать её не позволила - так и втащила на самый верх, где Пётр, поковырявшись в замке, вскрыл дверь на плоскую крышу.
        - Что скажешь, Сень? - кивнул я ему на открывшийся пейзаж.
        - Да, та самая, - подтвердил он.
        Ну, значит, вот она, точка истины.
        Лена меж тем поставила сумку на пыльный гудрон, расстегнула молнию и извлекла из неё нечто действительно слегка похожее на супергеройский костюм - сочленённые плоские металлические ленты соединяют между собой пластины из чёрного камня, образуя плотную сбрую, обхватывающую плечи, талию, грудь и спину. Стальных трусов и каменных ботинок к нему, видимо, не полагается, зато на голову рыжая водрузила обруч с откидными очками, на руки нацепила широкие, почти по локоть, браслеты.
        - Круто! - сказал Сеня.
        Я его понимал, как никогда - в лучах заката на фоне полуразрушенного центра города красивая рыжая женщина в загадочном костюме выглядит очень кинематографично, хоть сейчас на афишу блокбастера. С крыши видно, как вдалеке над окраинами низко идут ударные вертолёты, местами все ещё поднимаются небольшие дымы, подсвеченные багровыми лучами заходящего солнца… Сильная картинка, недаром Сеню от этого видения так вштырило.
        Лена вставила в два нагрудных гнезда по заряженному акку, достав их из той же сумки. Ничего себе, это ж целое состояние! У меня один, и я, при других жизненных обстоятельствах, чувствовал бы себя чертовски богатым, а тут сразу пара! Ничего себе костюмчик, не всякому по карману.
        Рыжая влезла на невысокий кирпичный парапет и, опасно стоя на самом краю, начала какие-то манипуляции с браслетом на левой руке.
        - Эй, - спросил я у неё, - а где откроется проход?
        - Нигде, - ответила она спокойно, не отвлекаясь от своих действий.
        - А как же мы пройдём?
        - Никак, - ответила она ровным тоном, переключившись с левого браслета на правый.
        - Нипонял… - растерянно сказал Сеня. - Эй, тётка, ты чё?
        - Пройду я, - пояснила Лена.
        - А мы? - жалобно спросила Ирина.
        - Вы останетесь, - рыжая оставила в покое браслеты и опустила на глаза большие выпуклые тёмные очки.
        - Эй, а зачем ты тогда к нам пришла вообще? - спросил я безнадёжно. - Зачем просила вывести из среза? Почему сразу костюмчик не напёрла?
        - Плохой способ, - ответила Лена. - Опасный, неудобный. Вы могли лучше. Теперь не можете. Вы не нужны.
        - Да я тебя, сука рыжая… - Пётр сбросил с плеча автомат, но женщина уже сделала шаг назад, и как аквалангист с борта лодки, опрокинулась спиной вперёд с крыши. Взметнулись рыжие волосы, мелькнуло совершенно спокойное красивое лицо - и она канула вниз.
        Мы метнулись к краю и свесили головы вниз - асфальтовая дорожка там была совершенно пуста.
        - Съебалась, падла! - подытожил случившееся Пётр.
        На этой тёплой, нагретой за день солнцем крыше мы и заночевали. Еда у нас с собой, воду нашли в офисных кулерах, а спускаться вниз, к засравшим всю округу аффекторам, совсем не хотелось. Кажется, без облагораживающего влияния Ирины они опять начали друг с другом драться, но уже без большого энтузиазма, подустали за день. Девушка порывалась идти их разнимать, но тоже без особого рвения, Сеня легко её отговорил. Они улеглись рядышком на крыше, глядя в тёмное небо. А я прилёг напротив, опершись спиной о вентиляционный короб, и смотрел на них. Люблю смотреть на молодых, они такие наивные.
        - О, звезда упала… - задумчиво сказал Сеня. - А вот ещё одна… Загадала желание?
        - Я никогда не загадываю желаний, - буркнула мрачно Ирина.
        - Почему?
        - Боюсь, что сбудутся.
        - Ты что? - удивился Сеня. - Это же желания! Они должны сбываться, иначе, зачем это всё?
        - А как именно они сбудутся, ты знаешь? Вот загадала ты, допустим, похудеть…
        - Куда тебе худеть? - заржал Сеня. - Ты и так как глиста… Ой, извини, очень стройная, то есть.
        Ирина мрачно покосилась на него, но продолжила:
        - Неважно, пусть не я. Загадала похудеть. А потом раз… Внезапно - рак, третья стадия, метастазы, химия, облучение, блюёшь дальше, чем видишь… Вот, сбылось твоё желание - ты худая. Только ненадолго…
        Ирина говорила уже сквозь слезы, Сеня явно был не рад, что завел этот разговор.
        - Или, к примеру, загадала ты себе отдельную квартиру, чтоб жить не с родителями… Бац - рак у матери. Третья стадия, метастазы, химия, отец пропадает куда-то… и вот квартира в твоём распоряжении, живи, дорогая, как хотела. А ты думаешь: «Да будь проклят тот день, когда я этого пожелала!» И всю жизнь потом думаешь - а вдруг, правда, по-моему сбылось? А вдруг именно такая цена?
        Ирина зашмыгала носом, и Сеня молча протянул ей пачку одноразовых носовых платков.
        - Я всю жизнь мечтала стать необычной, быть не как все, чтобы жить по-настоящему, чтобы Предназначение и Судьба… - сказала она тихо. - И где я теперь?
        - В полной жопе, - честно сказал Сеня, - зато с нами! И я этому даже как-то рад.
        - Рад жопе? - Ирина по-женски ловко сделала вид, что не поняла.
        - Рад тебе, - смущённо буркнул мой воспитанник. - Спокойной ночи.
        Они отвернулись друг от друга и засопели. Смешные.
        Наконец-то кончился этот безумный день.
        День пятый
        Лена
        Красивая рыжая женщина лежит на спине и смотрит вверх. Над ней нет звёзд, луны или солнца, нет облаков. То, что над ней, не заслуживает даже названия «небо». Но она лежит и смотрит в эту серую мглу.
        Подносит руку в широком браслете к тонкому, чуть тронутому веснушками лицу, поднимает с глаз выпуклые очки-гоглы. Те остаются торчать вверх на обруче, которым прижаты роскошные, волнистые волосы цвета меди.
        Женщина какое-то время смотрит вверх так, потом опускает очки обратно и медленно встаёт на ноги. На ней странный костюм из металлических составных лент и пластин чёрного камня. Он выглядит тяжёлым, но, кажется, ей ничуть не мешает. На правом её плече висит снайперский комплекс «Выхлоп», на левом - пистолет-пулемёт «Кедр-Б» с интегрированным глушителем и небольшая спортивная сумка. Женщина оглядывается, но смотреть здесь не на что - она стоит посредине дороги, которая идёт как будто в тумане, но не совсем. Скорее, это женщина окружена туманным пузырём, сквозь который смутно виден окружающий мир. Если напрячь зрение, там можно разглядеть развалины пятиэтажек и офисное восьмиэтажное здание из стекла и бетона, но дорога не принадлежит этому миру, и они кажутся смутными чёрно-белыми силуэтами, тенями ненужных воспоминаний.
        Дорога сама по себе. Она просто есть. Женщина поворачивается и уверенно шагает по ней. Развалины сменяются целыми домами, потом снова развалинами, потом какой-то степью, лесом, полем, выжженной пустыней. Все они одинаково нереальны, если смотреть с дороги. Какие-то люди, одетые в кожу, жгут на обочине костёр, который почти здесь, но всё же недостаточно, чтобы они увидели женщину. А ей и вовсе нет до них дела.
        Красивое лицо её спокойно, она равнодушно и очень внимательно смотрит вперёд, то откидывая вверх тёмные стёкла очков-гоглов, то опуская их обратно, поэтому, когда на дорогу выскакивают те, кто достаточно потерялся, чтобы её найти, она реагирует моментально. «Кедр» сухо стрекочет, и бледную кожу первой твари перечёркивает цепочка тёмных отверстий. Тварь не успевает прыгнуть и, сломавшись в поясе, валится на булыжник, которым дорога вымощена здесь. В агонии существо как будто пытается выдрать из себя впившиеся в тело пули, раздирает лохмотья рубашки и видно, что это когда-то было женщиной - пирсинг в пупке, татуировка над лобком и маленькие аккуратные груди.
        Вторая тварь резко меняет направление, делая судорожные рывки, нарезая круги и не давая прицелиться. Женщина спокойно ведёт за ней стволом, выжидая. И, когда непреодолимое стремление к живому теплу тела перевешивает осторожность, женщина готова. Прыжок встречен короткой очередью точно в пустое бледное лицо, и женщина делает шаг в сторону, пропуская мимо летящее уже мёртвое тело. Из сумки появляется новый магазин, пустой падает на дорогу с глухим звяканьем. Щелчок, клацанье затвора, женщина ещё несколько секунд напряжённо оглядывается, потом «Кедр» повисает на ремне, и она продолжает идти, не оглядываясь на тех, кому не повезло.
        Здесь нет дня и ночи, и нечем отмерять время. Поэтому женщина просто идёт. Она не останавливается и не отдыхает. Когда её организм начинает мучить жажда - достаёт из сумки пластиковую бутылку с водой и пьёт, когда ему требуется пища - жуёт на ходу какую-то сухомятку, когда потребности выделительной системы начинают отвлекать - присаживается прямо на обочине, держа в руках оружие. Потом вода и еда кончаются, и она идёт так. Иногда за границами туманного пузыря видно движение, и кто-то с жадным интересом впивается взглядом в её лицо, тогда она вскидывает винтовку, неудобно прикладываясь к прицелу массивным гоглами, и смотрящие разочарованно отводят взгляд. Нападать никто не пытается, и она доходит туда, куда шла, не потратив больше ни одного патрона.
        Рыжая женщина с исхудавшим усталым лицом стоит, пошатываясь, среди улицы. Вокруг постепенно собираются люди.
        - Кто вы? - спрашивают её тревожно. Здесь почти все друг друга знают, и новый человек удивляет.
        - Что с вами? Что-то случилось? Вам нужна помощь? - собравшиеся искренне волнуются. - Опустите оружие, вам никто не угрожает!
        Женщина убирает в сумку «Кедр», который держала наготове так долго, что рука затекла и рукоятку трудно отпустить.
        - Мне нужны Хранители! - тихо, но отчётливо говорит она, и вокруг замолкают. - Отведите меня к ним!
        - Приведите кого-нибудь из Совета, срочно! - звучит озабоченный голос. - Палыча позовите, что ли…
        - Я сбегаю! - откликается кто-то юный, и слышен удаляющийся резвый топоток.
        Женщину осторожно, под локоть, отводят на открытую веранду ресторана и усаживают за столик. Она кладёт на стол винтовку и опускает сумку на пол. Лицо её усталое, но спокойное.
        Кто-то приносит стакан воды, она механически его выпивает.
        - Воды, ещё воды! - волнуются люди. - Дайте поесть ей что-нибудь, смотрите, как отощала!
        Перед ней ставят тарелку куриного супа, она равнодушно, но быстро его ест, выпивает ещё стакан воды и застывает в неподвижности.
        Расталкивая собравшихся, к столику пробирается до квадратности широкий в плечах мужчина с единственным глазом. Второй закрыт чёрной повязкой. Волосы просвечивают сединой, черты лица резкие и властные, но возраст определить невозможно.
        - Что случилось? Кто эта женщина? Откуда она взялась? - спрашивает он требовательно. - И что тут за субботник организовался? Заняться вам нечем, товарищи? Ты, пацан, - он обращается к приведшему его подростку, - сгоняй ещё в больничку, будь другом. Скажи, что Палыч просил Елизавету Львовну сюда подойти. Да пусть аптечку захватит!
        - Вот, появилась прямо посередине улицы! - быстро докладывает ему кто-то. - Стоит, глазами лупает, Хранителей каких-то требует! А у самой автоматик мелкий в руке и лицо такое странное…
        Люди, убедившись, что ситуация под контролем, начинают расходиться, а одноглазый присаживается за столик, небрежно убрав с него винтовку. Он прислоняет оружие к стене, женщина никак не реагирует.
        - Кто ты? - спрашивает он. - Откуда? Кто тебе сказал про Хранителей?
        - Отведите меня к Хранителям, - говорит женщина. - Вы знаете их. Я вижу, на вас есть их след.
        - След, значит? - озадаченно хмыкает одноглазый. - Ну-ну… А всё же - кто вы такая, гражданочка?
        - Я никто. Отведите меня к ним, там моё место.
        - Тут я решаю, где чьё место, - отвечает мужчина. - И хотелось бы определиться с вашим…
        Через улицу к ним спешит пухлая невысокая женщина в белом халате. Её возраст расплывчат - можно дать и двадцать пять, и пятьдесят. Чёрные волосы увязаны в плотный пучок, в руке потёртый белый чемоданчик с красным крестом, лицо доброе и немного озадаченное.
        - Ну вот, - шутливо сокрушается она. - В кои-то веки мужчина пригласил меня в ресторан, а тут другая… Где романтика, Палыч?
        - В другой раз, Лиза, - качает головой одноглазый.
        - Что с вами, милочка? - профессиональным тоном спрашивает она у рыжей.
        Та не отвечает, но женщину в халате это не смущает. Она хватает запястье, и, беззвучно шевеля губами, считает пульс, поглядывая на большие наручные часы. Затем достаёт из кармана фонарик, светит рыжей в глаз, приподнимая пальцем веко, просит открыть рот. Та механически повинуется, и названная Лизой светит фонариком ей на язык.
        - На первый взгляд с ней всё нормально, - отвечает на незаданный вопрос женщина в халате. - Немного истощена, сильно утомлена, слегка обезвожена. Продолжительный отдых, хорошее питание и горячий душ приведут эту красавицу в норму.
        - Она требует подать ей Хранителей, - сообщает одноглазый.
        - Вот так прямо требует? - удивляется женщина.
        - Отведите меня к Хранителям, - повторяет рыжая. - Там моё место.
        - Действительно, требует, - медик выглядит озадаченной.
        - Милочка, - говорит она с досадой, - может, вас устроит кто-нибудь попроще? Господа Кришну вам не позвать? Или призрак коммунизма?
        - Отведите меня к Хранителям.
        - И что с ней делать? - спрашивает одноглазый.
        - Может, отвести?
        - Рожу я их тебе? - злится мужчина. - Они уж чёрт те сколько не откликались, сама знаешь.
        - Так, может, ей отзовутся? - спрашивает Лиза задумчиво. - Что-то в ней есть, знаешь ли, этакое, сродни…
        - Но-но! - грозит ей пальцем одноглазый Палыч. - Не надо мне тут этой вашей мистики! Марксизма-солипсизма этого вашего!
        - Я не настаиваю, - соглашается с ним женщина. - Но что мы теряем?
        - Ладно, - бурчит одноглазый. - Забирай её к себе пока, подержи под присмотром. Я подумаю.
        Он поднимает винтовку, крутит в руках, скептически хмыкает, вешает на плечо. Подхватывает с пола сумку, взвешивает на руке, удивлённо качает головой. Прощается и уходит.
        Женщина-медик, заботливо придерживая под локоть, поднимает рыжую и неторопливо ведёт через улицу.
        - Пойдёмте-пойдёмте, милочка, - приговаривает она успокаивающе. - Полежите у нас денёк-другой, отдохнёте, витаминчики вам прокапаем, глюкозку… А то такая красавица - и так себя запустила, кожа да кости, глазки ввалились, тургор кожи слабый…
        Рыжая молча идёт рядом с ней, механически переставляя ноги. Лицо её спокойно и безмятежно. Она пришла, куда хотела, осталось немного подождать.
        Артём
        До самой цитадели шли молча. Ольга злобно сопела и задала такой темп, что Артём к концу этого марш-броска ног под собой не чуял. Но молчал, чувствуя, что она и так на пределе. И всё же, когда они уже стояли у чёрного столба репера, не удержался и спросил о том, что не давало ему покоя всю дорогу.
        - Оль…
        - Что? - тон не располагал к беседе, но Артём решился.
        - А комплект этот - он действительно позволяет провести с собой двух человек?
        Ольга молчала и тяжело смотрела на него, но, в конце концов, неохотно ответила:
        - Нет. Это индивидуальное средство, как водолазный костюм. Водолаз может нести кого-то под водой, но этому человеку я не завидую.
        - То есть…
        - Да, - Ольга шагнула вперёд и теперь стояла с Артёмом лицом к лицу. - Я хотела отнять у него костюм. Мне нужно было только, чтобы он открыл хранилище. И, пока ты не спросил - да, я бы убила его, если потребовалось. И заткнись уже, дорогой, на этом, ради всего хорошего. Репер, вон, запускай.
        Артём заткнулся. Ему было что сказать, но всё это не ко времени. Вот вернутся в Коммуну…
        - Зелёный, зелёный, зелёный. Или жёлтый-транзит, зелёный, - озвучил он два самых очевидных маршрута.
        - Первый, - быстро сказала Ольга.
        - Да, давай по зелёненькому, - согласился Борух. - Хватит приключений на сегодня.
        - Двигаю, - Артём совместил точки, мельком подумав, что стал это делать легко и привычно.
        Мир моргнул, но вокруг почти ничего не изменилось - только каменные стены как будто раздвинулись и вместо чёрных стали серыми. В свете фонарей открылось круглое пространство без окон - возможно, цокольный этаж какой-то башни. В каменной арке - закрытая деревянная дверь, как будто рассчитанная на лилипутов - высотой метра полтора. Земляной утоптанный пол, и только чёрный цилиндр торчащего из него ровно посредине репера обложен вокруг покрытием из толстых старых досок.
        - Время? - спросила Ольга.
        - Несколько минут, - ответил Артём.
        - А это ещё что такое? - Борух показал лучом фонаря на грубо намалёванную на стене надпись: «Kill commie for mammy!»[29 - (англ.) «Убей комми для мамочки».] Надпись была сделана чем-то неприятно-красным, с подтёками.
        Он подошёл к стене и потрогал надпись пальцем.
        - Всего лишь краска, но всё же…
        - Вряд ли они имели в виду нас, - пожала плечами Ольга. - Насколько я помню, это типичный американский слоган времён маккартизма. Может, в этом срезе похожая история. Совпадение.
        - И это тоже совпадение? - Артём показал на верхний торец репера, где лежал придавленный автоматным патроном листок бумаги.
        - Семь-шестьдесят два, НАТО, - прокомментировал Борух, покрутив руках патрон. - К М-14 подходит. Ну, или к пулемёту какому ихнему. Чего написано-то?
        «Коммунары, убирайтесь!», - прочитал Артём. - По-русски написано.
        - И чего это нас так не любят? - спросила скептически Ольга. - Мы же такие хорошие!
        - Дай-ка, - Борух забрал у Артёма листок. Покопавшись в разгрузке, достал карандаш, что-то быстро нацарапал, положив лист на поверхность репера. Затем передёрнул затвор пулемёта, поймал рукой в тактической перчатке вылетевший патрон и торжественно водрузил его сверху.
        - Вот так вот, вкратце… - сказал он удовлетворённо, прибирая натовский патрон в кармашек разгрузки.
        Артём посветил на бумагу - там крупными печатными буквами было написано: «Идите на хуй!»
        - Чего ждём? - спросила Ольга раздражённо. - Артём?
        - Готов, - ответил он. - Поехали…
        Мир привычно моргнул.
        - Кто это тут у нас? - раздался смутно знакомый голос. - Надо же, как тесен Мультиверсум!
        Артём, проморгавшись от резанувшего глаза солнца, с неприятным удивлением обнаружил направленный на него ствол. Ствол был небольшого калибра, упрятанный в массивный кожух, но легче от этого не становилось.
        Их группа растерянно стояла у репера под прицелом десятка военных в геометрическом камуфляже. Впереди, направив оружие персонально на Артёма, расположился их недавний знакомец из замерзшего среза.
        - Вы что, читать не умеете? - спросил тот недовольным тоном. - По-русски же написано - нечего вам тут делать. Всё, Мультиверсум для Коммуны закрыт. Руки поднимите, пожалуйста.
        - Закрывашка не отросла! - буркнул Борух, неохотно поднимая руки.
        Артём последовал его примеру, Ольга, после видимого колебания, тоже.
        - И что теперь? - спокойно спросила она.
        - Даже и не знаю, как с вами поступить… - покачал головой военный. - Вы, откровенно говоря, не располагаете к гуманности. Ну ладно, машину спёрли, но минировать-то её зачем?
        - А зачем вы цыган на площади перестреляли? - спросил Артём, отчего-то совершенно уверенный, что именно вот этот военный с сухим жёстким лицом в гражданских не стрелял.
        - Это совершенно не ваше дело, - резко ответил тот, и Артём понял, что угадал - он не в восторге от случившегося.
        - Убирайтесь откуда пришли, - сказал военный, помолчав. - Забейтесь в какой-нибудь угол, доживайте свой век и не лезьте больше в дела, в которых не смыслите. В Коммуну мы вас не пропустим. Ваша якобы «Коммуна» - самое нелепое недоразумение Мультиверсума, и она вскоре будет ликвидирована. Руки можете опустить.
        Он убрал оружие, повернулся и пошёл, было, к своим солдатам, но потом вдруг остановился, посмотрел на коммунаров через плечо и добавил:
        - В следующий раз прикажу стрелять.
        Они так и простояли под прицелом те семь минут, которые оставались до готовности репера. Вокруг была небольшая зелёная горная долина, спускающаяся к морю, и в других обстоятельствах Артём бы порадовался такой красоте природы. Однако молча стоящие на солнцепёке солдаты с многоствольными винтовками - малокалиберные стволы вплотную друг к другу по горизонтали, закрытые одним плоским кожухом - не располагали к романтике.
        - Готово, - сказал Артём и сразу сдвинул точки резонанса.
        Мир моргнул, и они оказались среди скал на плоском песчаном берегу. Лениво накатывали морские волны, кричала чайка, шипел и пенился мелкий прибой, пахло йодом, солью и слегка - тухлой рыбой.
        - Это что ещё за хрень? - устало спросил Борух. - Куда ты завёл нас, Сусанин-герой?
        - Зелёный-транзит, - ответил Артём. - Смысла возвращаться я не видел, а отсюда два репера до Коммуны.
        - Не видел он… - буркнул майор недовольно. - Дохуя умные все пошли…
        - Ну, извини, - твёрдо ответил Артём. - Советоваться на глазах у этих было как-то не с руки.
        - Всё правильно сделал, - поддержала его Ольга. - Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет. Пусть закрывают, весь Мультиверсум не закрыть…
        - А весь и не надо, - возразил ей Артём. - На самом деле, есть конечное число узловых точек, заблокировав которые можно полностью изолировать Коммуну от остальной реперной сети. Нам останется с десяток прилегающих срезов, но дальше мы всё равно упрёмся в один из узлов.
        - Ты серьёзно? - удивилась Ольга.
        - Ну да, - в свою очередь удивился Артём, - это же очевидно следует из топологии реперной сети!
        - Знаешь, кажется, никто не смотрел на неё с этой точки зрения, - задумчиво сказала Ольга.
        - Ну, я учился у Воронцова работать с планшетом и одновременно разрабатывал новую вычислительную сеть в Институте. Мысль о топологии была чуть ли ни первой. Не думал, что это для кого-то новость.
        - И как много реперов надо заблокировать для изоляции? - спросил неожиданно Борух.
        - Не могу сказать так сходу, мне бы посидеть за компьютером, посчитать варианты…
        - Но порядок величин какой? Сотни, тысячи?
        - Да ну, что ты! - засмеялся Артём. - Какие тысячи! Между пятью и десятью. Коммуна расположена в полуизолированном локусе реперной сети, это же сразу видно!
        - Всего-навсего? - Борух был, кажется, шокирован до глубины души. - И никто до сих пор мне этого не сказал? Да мы не просто в жопе, нам пиздец!
        Он вскочил с валуна, на котором сидел, и забегал по берегу.
        - Да вы охуели там совсем в своём Совете! - майор почти кричал. - Как много людей может перетащить один оператор? Человек шесть? Да это кило взрывчатки и десяток стрелков! И всё, никто не пройдёт…
        - Бля-я-я… - он, наконец, перестал бегать и уселся на камень обратно. - И чего теперь стоит вся ваша «подготовка»?
        - Успокойся, Борь, - мрачно ответила Ольга. - О том, что реперной сетью пользуемся не только мы, до сих пор никто не знал. Да, собственно, никто, кроме нас, не знает этого и сейчас. Разумеется, этот вариант не рассматривался. Тём, как далеко до выходного?
        - Не очень, я его чувствую, хотя и на пределе. Пара километров, в ту сторону, - Артём показал направление в сторону от моря.
        Они подхватились и снова пошли. Артём подумал, что со всеми этими переходами уже сбился со счёта, сколько часов они бодрствуют и какой сейчас день в Коммуне. Ноги гудели, голова как будто набита стекловатой, которая царапала изнутри глазные яблоки. Он брёл, уставясь глазами в заплечный рюкзак Боруха, и почти спал на ходу, так что, когда тот резко встал, ткнулся носом и больно ушибся о патронный короб.
        - Ложись! - скомандовал майор. Артём ещё немного протормозил, и Борух дёрнул его вниз за лямку разгрузки.
        Ольга, укрывшись за большим валуном, смотрела вперёд через прицел винтовки, Борух приложил к глазам полевой бинокль.
        - Что там? - спросил Артём, с трудом подавляя зевок.
        - Какое-то движение засёк. И, вроде, оптика блеснула…
        - Группа людей, не могу отсюда разобрать сколько, - добавила Ольга. - Полкилометра.
        - Оптика бликует, на нас смотрят, - сказал Борух.
        Чпок! - от камня отлетел кусок, больно щёлкнув Артёма по плечу.
        - Пригнись! Снайпер! - зашипел Борух.
        Артём сполз на землю, стараясь полностью укрыться за валуном. Ольгина винтовка трижды сухо хлопнула, как пастушеский кнут, в ответ в камень градом ударили пули, вышибая пыль и каменную крошку.
        - Бегом к выходному реперу! - Борух выпустил недлинную очередь в сторону противника и пополз, прикрываясь камнями, назад.
        К счастью местность понижалась к морю, и через десяток метров их закрыл от пуль склон береговой линии.
        - Бегом, бегом! - майор шумно сопел, но успевал при этом подпихивать в спину Артёма. - Не спать!
        Артём и сам уже не спал, а нёсся как сайгак, перепрыгивая небольшие камни и петляя между крупными. До репера домчались за пару минут.
        - Давай, опер, крути шарманку! - торопил майор. - Сейчас они добегут до берега, будем у них как в тире…
        По камням звонко щёлкнула пуля и Артём, недолго думая, совместил точки.
        Мир моргнул.
        - И в какую жопу нас опять занесло? - сварливо спросил Борух.
        - Без понятия, - честно признался Артём. - Прыгнул на первый попавшийся, некогда было рассчитывать.
        Вокруг было темно и сыро, что-то мерно капало. В свете фонарей заиграла бликами мокрых наростов классическая пещера - уходящий в темноту свод, сталактиты со сталагмитами, заросшие известковыми потёками каменные стены, несколько расходящихся ходов.
        - Что за репер? - спросила Ольга.
        Артём достал тетрадочку и пролистал таблицу:
        - Серый, Оль. Нет о нём никакой информации. А в твоей волшебной книжечке?
        Ольга полистала свой древний блокнотик:
        - Нет, не фигурировала эта точка ни в каких наших делах.
        - Это хоть не транзит? - с надеждой спросил Борух.
        - Прости, Борь, не прёт нам сегодня, - покачал головой Артём. - Похоже, придется потаскаться по здешним подземельям. Зато, вроде, недалеко…
        Он покрутил в руках планшет и указал направление. Палец уперся в стену между двух коридоров.
        - Направо или налево?
        - Налево, - сказала Ольга.
        - Почему? - озадачился Борух.
        - Просто так, чтобы вы не топтались тут, как ишак меж двух морковок.
        Идти по высокому проходу было неудобно из-за того, что его пол порос неимоверным количеством сталагмитов. Большинство из них имели почему-то довольно неприличный вид.
        - Чего ж это тут всё хуями поросло? - ругался майор, ища, куда поставить ногу. Местами приходилось пригибаться - некоторые сталактиты свисали так, что рассадить об острый конец голову было как нечего делать. Пройдя метров двести, они устали и промокли. А Артём еще и сильно потянул ногу в щиколотке, поскользнувшись на каменной залупе небольшого, но очень похабного на вид сталагмита. Нога сразу стала опухать и болеть, хотя травма, вроде, ерундовая.
        - Куда-то мы не туда, - констатировал Артём вскоре. - Удаляемся от точки выхода, я её почти не чувствую уже.
        - Можно попробовать свернуть, - с сомнением сказала Ольга и посветила фонарем в какой-то отнорок.
        - Ну уж нет! - твердо заявил майор. - В пещерах вот так наугад сворачивать - последнее дело. Так и сгинем в темноте, а на наших костях вырастет свежая порция отборных хуев…
        - Кто-то уже… - тихо сказала Ольга.
        В кругу света от её фонаря Артём увидел почти неразличимый под известковым наростом ботинок. Полупрозрачный известняк скрывал смутные очертания тела.
        - Интересно, давно лежит? - спросил Борух.
        - Я не спелеолог, - пожал плечами Артём, - но, вроде где-то читал, что сантиметры сталагмита нарастают десятки и сотни лет…
        - Красивая гробница вышла, - неожиданно сказала Ольга.
        Арагонитовые кристаллы, растущие на затянувшем тело наплыве, искрились в луче фонаря, как морозные узоры на стекле. Как будто кто-то рисовал лежащего человека инеем.
        - Спасибо, но я обойдусь чем-нибудь попроще, - нервно сказал Борух. - Давайте вернёмся к реперу и попробуем другой коридор.
        Они пошли обратно. Артём всё больше хромал, да и все вымотались. Влажность в пещере была чудовищная - одежда отсырела, на оружии выступал конденсат. Было не холодно, но очень неуютно и тяжело дышать.
        - Что у нас с фонарями? - спросил Артём. - Надолго хватит?
        - Не о том беспокоишься, - отмахнулась Ольга, - в крайнем случае, вынем акк из моей винтовки, от него наши фонари будут тысячу лет гореть. Под слоем карбоната кальция. Красиво будет…
        Вернувшись к реперу - девственная чистота его чёрной и геометрически правильной поверхности смотрелась в этом царстве плавных линий вызывающе, - они повернули в правый коридор. Идти стало легче - снизу торчало меньше наростов, сталактиты сверху не торчали острыми концами.
        - А здесь ходят! - сказал Борух, разглядывая коридор. - Хуи пинают. Вон, посшибали почти все. Мы на верном пути, похоже.
        Коридор плавно загибался и уходил вниз, Артём следил за направлением на репер и почти не смотрел по сторонам, так что майору пришлось довольно грубо дёрнуть его за эвакуационную стропу разгрузки.
        - Стоять! Никому не двигаться! - прошипел он.
        - Что такое? - тихо спросил Артём.
        - Смотри! - он посветил тонким лучом подствольного фонаря невысоко над полом пещеры. В его свете заиграла блестками тонкая стальная нить, натянутая среди известняковых натёков на уровне чуть ниже колена.
        - Растяжка?
        - Да, - подтвердил Борух. - Если бы не севший на неё конденсат, запросто бы напоролись. А ну, отойдите назад…
        - Ебать тут взрывчатки… - сказал удивлённо майор через несколько минут. - Кто-то кого-то очень сильно не любит…
        - Может быть, нас? - спросила Ольга.
        - Может, и нас, - не стал спорить Борух. - Но обрушило бы нахрен всю пещеру.
        Когда встали возле выходного репера, (а он нашёлся буквально в десятке метров от закладки в небольшом пещерном зале), майор сказал:
        - Встаньте плотнее, ближе к камню и после переноса - ни шагу в сторону! Лучше вообще не двигайтесь, пока я не скажу!
        - Готов, - подтвердил Артём и мир моргнул.
        Сначала Артёму показалось, что они никуда не перенеслись - было так же темно и сыро, тихо журчало и капало.
        - Не двигайтесь! - напряжённым голосом сказал Борух. - Не дышите, блядь, и не моргайте даже!
        Артём скосил глаза и увидел, как майор осторожно обводит лучом фонаря плетение проводов и коробочек на коротких штативах. За ними смутно просматривались влажные бетонные стены какого-то бункера.
        - Оль, у тебя есть косметичка? - внезапно спросил он.
        - Хочешь сделать маникюр? - удивилась Ольга.
        - Нет, попудрить носик. Пудра есть у тебя, женщина? Только осторожно, ради всего святого! Никаких резких движений!
        Ольга завозилась за спиной Артёма, зашуршала чем-то, вжикнула «молния». Затем она осторожно и медленно протянула руку над его плечом и передала Боруху плоскую коробочку.
        - Аккуратней с ней, - попросила она серьёзно. - Это французская! Больше я такой не достану, Земля-то закрыта.
        - Женщины… - вздохнул майор. - А ну-ка…
        Он присел, раскрыл коробочку, поднёс к лицу и внезапно сильно дунул.
        - Ах, ты!.. - возмутилась Ольга и тут же замолкла - пыльное облачко обозначило в воздухе перекрестье красных тонких лучей.
        - Тём, скажи мне, пожалуйста, что это не транзит, а? - с надеждой спросила Ольга.
        - Это не транзит, - послушно подтвердил Артём. - Можем уйти прямо отсюда.
        - Тогда стойте, где стоите, - сказал с облегчением майор. - Тут «клейморы» на электроподрыв и лазерные датчики. Если что - только фарш по стенам.
        Они стояли пятнадцать минут, не шевелясь, и это было даже хуже, чем прыгать по каменным залупам в пещере. У Артёма зверски разболелась нога, всё тело зудело от влажной одежды, сырое бельё натёрло в паху, автомат неудобно упирался в бок магазином, а планшет оттягивал руки. Чтобы отвлечься, он считал варианты переходов, и выходило, что, как ни петляй и ни прыгай по срезам, в итоге они идут либо через один узел, либо через второй. Был ещё третий - но в нём их уже встретил тот военный, и второй раз лучше не пробовать.
        - Три или четыре прыжка - и мы либо дома, либо покойники, - сообщил он, дважды проверив свои выводы.
        - Велик Мультиверсум - а свалить некуда… - вздохнул Борух.
        - Готовность! - Артём взялся за планшет.
        И мир снова моргнул.
        Зелёный
        Проснувшись от пинка в бок маленькой, но твёрдой пяткой, некоторое время соображал, где я. Помещение было уютным, но незнакомым и с лёгким, почти неуловимым налётом казёнщины. Как номер в дорогом отеле. Пятка, впрочем, была родная - Машкина розовая пяточка. Она вечно умудряется во сне развернуться в кровати поперёк и начать пинаться. Тут я сообразил, что это наш новый дом в Альтерионе. Или на Альтерионе? Надо бы выяснить, а то, знаете ли, бывали в нашем мире прецеденты.
        Машку я вчера из последних сил уложил спать в её розово-кружевном безумии, но она, видимо, проснувшись ночью, нашла меня своим безошибочным детским пинательным инстинктом в соседней спальне. И пристроилась досыпать у меня под боком. Она так часто делает, если ей тревожно. В ногах развалился пушистой рыжей подушкой котик - а с виду и не скажешь, что такой тяжёлый…
        Я немного полюбовался умилительной картиной - золотистые Машкины волосы на подушке, рыже-белый кошачий мех на одеяле. Оба-два привольно разлеглись поперёк, оставив мне маленький уголок кровати, и дружно сопели, каждый в свои две дырочки. И были совершеннейшее ми-ми-ми. Дети и котики - что может быть прекраснее? Разве что кофе и завтрак.
        Я прошёлся по второму этажу, открывая двери, пока не нашёл санузел. К счастью, довольно обычный, без высокотехнологических хитростей - ещё не хватало с утра ощущать себя дикарем, моющим ноги в биде. Только унитаз, вместо того чтобы скучно смыть воду, внезапно поднялся и кувыркнулся назад, в стену, после чего вернулся обратно уже стерильным.
        Я себя с утра чувствовал… Как бы это полегче выразиться? Как будто меня вчера пинала ногами бразильская футбольная команда. Почему бразильская? Потому что попадала. Утомительный был денёк. Отвык я от такой физической активности, расслабился на сидячей работе. Хорошо хоть альтерионская мазь от ожогов оказалась фантастически эффективной - никаких следов на физиономии, только борода выгорела.
        Умывшись, спустился вниз в поисках кухни и наткнулся на сонную, зевающую Криспи в голубой пижаме.
        - Доброе утро! - она помахала мне ладошкой. - Я тут заняла комнату внизу. Ты не против? Я могу и в другую переселиться, у меня вещей ещё нет совсем…
        - Живи, где хочешь, Крис, - отмахнулся я. - Все равно я опять уезжаю. Лучше скажи, где тут кухня?
        - Ой, - Криспи засуетилась, - кофе и яичница с сосисками тебя устроят? Я приготовлю сейчас!
        - Да ладно, я и сам могу…
        - Нет-нет, позволь мне! Я умею обращаться с нашей кухонной техникой…
        Я хотел было возмутиться, заявить, что я с любой техникой на раз-два… Потом подумал, что ладно. Хочет девочка сделать мне приятное - пускай, не буду обламывать. У неё и так сейчас, небось, в башке кавардак - вернуться на родину после такого жизненного провала, потеряв пять лет жизни, в непонятном статусе… Если игра в хозяйку дома её успокаивает - пусть пока. Привезу Ленку - разберутся, чьи на кухне сковородки. Тем более что я, и правда, без понятия, как у них тут кофе варят. Небось, не в джезве, как я привык. В кофеварке какой-нибудь модной, поди. Хорошо хоть сам кофе есть.
        Я уселся на диван перед камином. Камин был здоровенный, кирпичный. Его массивная труба уходила вверх мимо галереи второго этажа в центр далёкой крыши с открытыми тёмными стропилами. Кажется, камин рабочий, не декоративный - это хорошо. Камин отчасти примиряет с тем, что мы, фактически, стали беженцами и эмигрантами. Интересно, здесь есть пособие для беженцев? Или как тут вообще устроено? Ни хрена ж не знаю, дурак дураком. Что я делать буду вообще? Моя прошлая служба вряд ли будет востребована.
        Как только сел на диван, на полированной деревянной с виду поверхности журнального столика проступили какие-то кнопки. Просто обрисовались красным контуром. На них были символы, которые мне ни о чём не говорили, так что я просто коснулся крайней. Висевшая над камином большая картина с морским пейзажем налилась цветом и объёмом, моргнула и сменилась какой-то симпатичной юной барышней, которая что-то горячо втирала, обращаясь к сидящему рядом слащавому и смазливому юноше. Юноша, надувшись от собственной значимости, что-то пояснял, показывая на какое-то действие на картинке на заднем плане. Что там происходит, я не понял, язык мне был незнаком, так что, посозерцав это никчёмное зрелище, я попытался его выключить. Не преуспел. Нажатие на кнопку включения привело только к смене канала - там бодрые ребята в белых комбинезонах монтировали посреди площади арку, под непонятные мне пояснения очередной чертовски молодой и красивой ведущей.
        - Строят постоянный портал в Йири, - пояснила мне Криспи, поставив на столик чашку и тарелку. - Совет принял решение о гуманитарной миссии. Реабилитация выживших погружённых, постепенный вывод из компьютерной комы уцелевших оркестраторов… Большая работа, на годы.
        - А что же ты? - спросил я прямо.
        - Не знаю, - грустно сказала девушка. - Я сильно изменилась, мне надо многое обдумать. Мне предлагают, но я пока не готова… Ой, ладно, - оживилась она. - Вот это посмотри! - она пробежалась тонкими пальцами по контурам кнопок. - Где же это, сейчас… А, вот!
        На экране было нечто вроде ралли-рейда: разномастные машины упорно пылили по пересечёнке, ныряли в ямы, расплескивали ручейки - и всё это под бодрую скороговорку комментатора. Я ни слова не понимал, но интонации не спутаешь: «Пилот Пупкин выходит на первую позицию, его догоняет номер надцатый, пилот Залупкин! На этом этапе лидирует… Ах, какой обгон, какой красивый обгон!». Ну и всё такое.
        Удивительно, что машины при этом были не только разные, но и совершенно не гоночные. Обычные, довольно старообразного вида седаны, внедорожники, спорткупе - судя по рёву моторов и дыму выхлопов, на двигателях внутреннего сгорания. Какое-то любительское ретро-ралли?
        - Это гонка на старых машинах, - подтвердила Криспи. - Очень популярное увлечение среди мзее[30 - Мзее - «взрослые». Подробнее о социальном устройстве среза Альтери читайте в первой книге серии.].
        Я сразу повеселел - не пропаду я здесь, точно. Пойду с Йози машинки чинить, вспомню молодость и гаражное дао. Язык только надо выучить. Заведём с ним автосервис, буду там ключами звенеть, вечерами Машке сказки читать у камина, а Ленка будет нам чай заваривать и шарлотку печь… Да, Ленка.
        - Пора мне, Крис. Поцелуй от меня Машку, как проснётся.
        - Удачи тебе, Сер.
        Я вышел из дома и завёл мокрый от утренней росы УАЗик. Оставил прогреваться и пошёл по тропинке к соседнему дому. Мне нужно было задать Йози один вопрос. Хотя я был почти уверен в ответе, но убедиться всё же следовало.
        Выделенный им дом похож на наш, но чуть побольше и другой планировки. Какая-то отделка типа лёгкого сайдинга - в данном случае салатового оттенка, высокая крыша, крытая чем-то вроде пластиковой мозаики разных оттенков коричневого, жёлтые наличники больших окон и деревянная дверь с матовым стеклом в верхней части, в которую я и постучал, не обнаружив звонка.
        Мне открыл полупроснувшийся, в трусах, Йози.
        - Сколько времени? - спросил он, зевая.
        - Не имею ни малейшего представления, - честно сказал я. - Я даже не знаю, сколько часов тут в сутках.
        Да, херовый из меня иммигрант. Вообще ничего не знаю о стране прибытия. Ладно, живы будем - разберёмся…
        - Йози, прости, что разбудил, но у меня один небольшой вопрос, а потом спи себе дальше.
        - Что такое? - Йози так заразительно зевнул, что у меня свело челюсть.
        - Лена, жена моя… Перед тем, как она пропала, ты отвозил её домой через Гаражище на своём «ведровере», так?
        - Ну да, отвозил, - согласился Йози. - Ты же меня и попросил тогда.
        - Припомни, пожалуйста, что у неё с собой было из вещей?
        - Без проблем - пожал плечами Йози. - У неё была здоровущая такая тяжёлая сумка, ну, типа как у бабок с вещевого рынка. Белая с красным, из такого пластикового полотна… Я ещё хотел ей помочь донести до квартиры, но она как-то резко отказалась, я не стал настаивать. Больше, вроде, ничего не было. А что?
        - Нет, ничего. Спасибо тебе, досыпай.
        - А ты чего думаешь?
        Я огляделся по сторонам и тихо сказал ему: «Раскоряка!»
        Йози спросонья слегка потупил, но потом до него дошло:
        - А, ну да, она же…
        Я пихнул его кулаком в плечо и поднёс палец к губам. О том, что та машина оборудована для Холода, знали только он и я. Пусть и дальше так остаётся. Вполне вероятно, что гостеприимные хозяева этого мира тоже могут иметь на такое оборудование какие-то планы. И я не исключаю, что они нас… ну, скажем мягко - контролируют. Ненавязчиво присматривают. Мало ли, вдруг мы пальчик на кухне пораним или сидением от унитаза прищемим себе яйца? Да, я параноик. Но хуже всего, когда твои параноидальные фантазии оказываются бытовой обыденностью.
        Мы попрощались с Йози, и я пошел к УАЗику, а он - досыпать, наверное. До арки и пешком было сто метров, но пусть машина побудет на той стороне, мало ли что. В портал проезжать ещё страннее, чем в проход - капот перед тобой исчезает, как будто стираемый из этого мира ластиком, линия исчезновения доходит до тебя и сразу, без малейшего перехода - ты уже там, а за тобой как будто 3D-принтером быстро-быстро рисуется из пустоты задняя часть машины. Привыкну, наверное, - как к переходу в Гаражищах привык.
        «Раскоряку» Йози отогнал в каменный сарайчик, из которого раньше открывался проход в Гаражища. Но мне надо было в Холод - или на Изнанку, как выражались коммунары. Поэтому я сел на потрескавшийся дерматин примитивного сиденья, вставил в гнездо акк и повернул чёрный эбонитовый переключатель на панели в положение «Вкл». Компрессор потарахтел и выключился - мы с Йози успели немного привести в порядок ходовую и пневматику. Взяли компрессор подкачки от грузовика, заменили сальники и уплотнения, ступичный подшипник, ещё кое-чего по мелочи. Но вторую, скрытую от глаз под днищем систему не трогали, в ней всё осталось, как было.
        Я выкатил «Раскоряку», загнал УАЗик на её место, заглушил его, перекинул винтовку и рюкзак и поехал к башне. Загнал во двор, сходил на второй этаж, достал из тайника два последних заряженных акка и, вернувшись, вставил их в гнёзда в коробке под днищем. Закрутил восемь болтов, закрыл ящик, вылез и уставился на машину. Совершенно очевидно, что она была доработана для движения через Холод - конструктивная аналогия с костюмом была очень наглядной. Но как в этот самый Холод на ней попасть?
        Я, собственно, и про костюм этого не знал, но у меня была рабочая версия - надеть костюм, залезть в проход Ушедших, а дальше всё само как-нибудь образуется. Или не образуется, что тоже вполне вероятно. Но я хотя бы знал первый шаг. На этот раз у меня вообще никаких идей не было. Я очень надеялся, что, как только я вставлю акки, произойдёт что-нибудь наглядное. Небеса, к примеру, разверзнутся, и на них появится надпись со стрелкой: «В Холод - сюда!».
        Ничего такого не случилось. Каким-то глубинным чутьём я уверенно чувствовал, что система работает - что-то изменилось в том, как машина соотносится с окружающим её миром. Это трудно сформулировать и внятно описать, но она стала как бы… чуть-чуть не отсюда. Нет, ей по-прежнему можно было постучать по борту (что я немедленно и проделал) и послушать жестяной звук кузовного железа, на ней можно было так же ездить (это я тоже сразу проверил) - но она была как бы здесь, и при этом не так здесь, как стена башни или трава на земле. Как-то иначе здесь она была. По-другому как-то. Нет в языке слов для описания таких феноменов, но ошибиться невозможно - всё работает.
        Но дальше-то что? Какой крибле-крабле-бумс ей нужен, чтобы проехать в Холод? При том, что я вообще не представляю, что этот Холод такое. И спросить-то не у кого - Андрея у меня альтерионцы забрали. Да и он, если честно, не производил впечатления большого специалиста по этой теме. Единственное, что мне пришло в голову - я, в принципе, могу демонтировать все узлы дополнительного оборудования с «Раскоряки» и повесить его на себя. Костюма из этого не сделать, рассоединять детали страшно, но можно закрепить как-то, сбрую какую-то из ремней навязать, строительными хомутами к разгрузке пристегнуть… Будет пиздец, как неудобно, но в проход в башне, пожалуй, как-нибудь влезу. А дальше… А хрен его знает, что дальше. Посмотрим.
        Я уже начал примериваться к крепежам спрятанных под днищем ящиков, когда сзади раздался знакомый голос:
        - И снова здравствуйте…
        От неожиданности я треснулся башкой об рычаг подвески, выругался и вылез ногами вперёд, судорожно вспоминая, куда дел пистолет. По всему выходило, что кобуру я отстегнул, чтобы не мешала под машиной ползать, и бросил на сиденье, накрыв сверху жилеткой. Впрочем, внезапно вернувшиеся коммунары никакой агрессии пока не проявляли, и вообще выглядели так, что краше в гроб кладут.
        У бородатого вояки большая часть бороды отсутствовала, вместо неё торчали какие-то обгорелые клочки и красные пятна обожжённой кожи. Камуфляж его был в дырках и рыжих подпалинах, висевшие раньше в разгрузке банки с пулемётной лентой отсутствовали. От него сильно пахло пороховой копотью и палёной курицей.
        Ольга неловко держала перевязанную прямо поверх одежды грязным бинтом левую руку, повязка на плече отмокала кровью. Сквозь слой грязи и копоти зло сверкали льдисто-голубые глаза. Винтовка её, родная сестра моей, была разбита, похоже, попаданием крупнокалиберной пули - исковерканный кожух открывал какие-то медные шинки и тёмные детальки, находящиеся в заметном беспорядке.
        Артём был безоружен, в разгрузке одиноко торчал магазин от «Калашникова», который некуда было вставить. На лице его было несколько запекшихся ссадин, он сильно хромал и опирался на импровизированный костыль из кривой толстой ветки.
        - Опять забыли что-то? - спросил я вежливо, стараясь незаметно переместиться поближе к пистолету. - Вроде я ничего вашего тут не находил, - я голосом выделил слово «вашего» и сделал ещё один шажок в сторону кобуры. Теперь до пистолета было буквально рукой подать.
        - Извини, - сказал Артём голосом смертельно уставшего человека, - мы пытались уйти домой. Не вышло. Это ближайшее место, где мы можем передохнуть и прикинуть, что делать дальше.
        - Во всём бесконечном Мультиверсуме негде голову преклонить, кроме как в моей башне? - сочувственно покивал я. - Обычное дело, чего уж там.
        - Во всём бесконечном Мультиверсуме нам не очень рады, - сказала Ольга.
        - Как я их понимаю! - закивал я в ответ. Моя рука уже лежала на сиденье возле рукоятки пистолета. - А с чего вы решили, что вам рады тут?
        Я под жилеткой осторожно освобождал пистолет от кобуры. Оружие на виду было только у бывшего бородатого, но его пулемёт висел стволом вниз на плече. У меня сейчас были лучшие шансы за всё время знакомства. Вытащить пистолет, сначала в бородатого, потом в рыжую, потом… Эх, Артёма жалко. Но оставлять в живых человека, у которого только что застрелил жену - не лучшая идея.
        - А что такое странное с этой машиной? - внезапно спросил Артём. - У меня планшет на неё отзывается…
        - Хуй вам, а не машина! - сказал я твёрдо. Пистолет уже был у меня в руке.
        Утверждение «Достал оружие - стреляй!» со всех точек зрения правильное. Я ничуть не подвергаю его сомнению, но, направив ствол на Боруха, отчего-то не нажал на спуск. Понимал, что надо, злился на себя - но не нажимал.
        - Не надо, пожалуйста! - Артём медленно поднял руки. Ольга движением плеча сбросила на землю винтовку и последовала его примеру. От винтовки что-то со звоном отскочило и укатилось. Борух поколебался, но, подняв левую руку, правой осторожно опустил на траву пулемёт, сделал шаг в сторону и поднял вторую руку.
        Убивать сдавшихся некрасиво - но очень удобно и безопасно. Жаль, что я такой инфантильный мудак и не умею этого делать. Сколько потенциальных проблем бы сейчас закопал на холме!
        И как мне с ними теперь поступить?
        - Дай воды, пожалуйста! - тихим голосом попросила Ольга, опускаясь на траву. - Клянусь, мы не будем пытаться причинить тебе вред!
        Её голубые глаза больше не светились льдистым безумием, а стали умильными, как у котика из мультфильма. Какова актриса, а? Нет, я ни на секунду ей не поверил, но даже при том что-то внутри дрогнуло. Когда тебя вот так просит, глядя снизу, красивая женщина - тут столб бетонный дрогнет, не то, что я.
        У смотревшего на эту сцену Артёма было такое лицо, что ему хотелось предложить не воды, а стакан водки.
        - Клянётесь? - спросил я скептически. - Интересно, чем? А впрочем, не важно. Воды мне не жалко.
        - Я обещаю, - сказал Артём. - Я не дам ей тебе навредить.
        Взглядом голубых глаз теперь можно было резать титан, но он был обращён не на меня, так что ладно. Милые бранятся - только тешатся. Борух просто улёгся на спину и равнодушно смотрел в небо.
        - Как ты теперь без бороды-то? - спросил я сочувственно.
        - Лучше еврей без бороды, чем борода без еврея, - ответил тот мрачно.
        Я подобрал пулемёт, кинул его в машину и пошёл в башню, за водой. Глупое решение - у каждого из них могло быть по паре пистолетов за пазухой, я же их не обыскивал. Но обыскивать, а потом что - связывать? Запирать? Куда? Раз уж я начал вести себя как наивный придурок, надо быть хотя бы последовательным. Если я их не пристрелил, то становиться надзирателем зиндана тем более не собираюсь.
        Когда я принёс воды, Ольга лежала на траве рядом с Борухом, и только Артём сидел, опершись спиной о зубастое колесо «Раскоряки», и крутил в руках планшет. Я подал им пятилитровую баклажку, и они по очереди к ней присосались.
        - Еды вам поискать? - спросил я, глядя, как жадно они пьют.
        - Спасибо, не надо, - вежливо ответил Артём. - Еда у нас осталась, только вода кончилась.
        Здорово их, судя по всему, потрепало. Сначала я хотел спросить, что случилось, но потом решил, что на самом деле мне плевать, а проявлять вежливость незачем. Я их в гости не звал, и видеть не рад. Впрочем, Артём сам всё сказал.
        - Нам перекрыли все пути в Коммуну. На каждом узловом репере либо засада, либо ловушка.
        - Ну да, если угнать и заминировать чужую машину, её владельцы обычно не бывают рады. Даже и не знаю, почему так, - пожал плечами я.
        - Не в этом дело… - вскинулся было Артём, но видимо понял, что я не собираюсь спорить и сменил тему:
        - Что это за машина? Мой планшет реагирует на неё. Не как на репер, но близко к тому.
        - Ты можешь её… Ну, не знаю… Активировать что ли? Включить, или что там с ней делают, - спросил я с надеждой.
        - Да, но я не уверен, что произойдёт. Я вообще не очень понимаю, что она такое. Возможно, мой планшет не вполне подходит для такого взаимодействия… К ней не прилагалось никакого похожего устройства?
        Я покачал головой - на передней панели слева от водителя был самопальный крепёж под что-то большое и плоское, но в нём ничего не было, и при сушеном дедушке в подвале тоже ничего подходящего не нашлось. Может, действительно, у меня просто не было какой-то важной части? Пульта управления какого-нибудь?
        - Так ты можешь запустить эту штуку?
        - Наверное… даже точно могу. Но куда?
        - Неважно, - твёрдо ответил я, - надо хоть что-то делать.
        - Погоди, - слабым голосом отозвалась Ольга, - на ней резонаторы?
        Тогда нам есть, что предложить друг другу!
        - Да, есть, - я не стал спорить, - вы от меня от отъебётесь, а я вас не убью. Отличная сделка.
        - Ты не можешь активировать систему без м-оператора, - продолжала настаивать Ольга.
        - Ты в прошлый раз говорила, что с костюмом можно провести двух человек. Но я тут на досуге подумал, и сдаётся мне, что это был развод. И, если бы костюм не пропал, ты бы меня пристрелила и его забрала. Разве не так? - на самом деле эта мысль окончательно оформилась только сейчас, хотя подозрения были и раньше. Просто как-то я это отчетливо понял, глядя в бесстыжие голубые глаза.
        Ольга не сказала ни «да» ни «нет», но мне это было и не нужно. И так предельно ясно.
        - Я даю слово, что это не повторится, - сказал Артём.
        - Извини, приятель, - покачал я головой. - Ты вроде мужик нормальный, но эта рыжая тебя не спросит.
        - Давай так - я заведу эту штуку, а ты подкинешь нас до Коммуны, - предложил Артём.
        - Это вам что, такси? - удивился я такой наглости.
        - Но ты действительно не запустишь её сам!
        Я задумался. С одной стороны, он прав - я могу тут до морковкина заговенья просидеть, пытаясь разобраться, как её включить. С другой - если в Коммуне рулят такие, как Ольга, то у меня «Раскоряку» просто отожмут. С третьей стороны - там то ли будет, то ли нет, а тут я точно ничего не высижу. И уж, по крайней мере, я там от них избавлюсь.
        - Ладно, загружайтесь, - сказал я с острым ощущением того, что ещё пожалею о своём решении.
        Поскольку водительское место в «Раскоряке» посередине, Артём и Борух сели с двух сторон от меня, а Ольга расположилась сзади. В общем, я опять был в руках коммунаров, и опять - вынужденно. Борух, вон, и пулемёт свой ненавязчиво подобрал. Ну почему всегда на мне кто-то ездит?! Почему я такой лузер-то по жизни? Риторический вопрос, не надо мне на него отвечать. Не хочу я слышать ваши ответы.
        - Ну, делай уже что-нибудь, оператор на букву «му»! - сказал я Артёму, который с трудом устраивал повреждённую ногу в узком проёме между сиденьем и панелью.
        Тот взял свою чёрную каменную доску, задвигал по ней руками… Мне показалось, что я вижу какие-то точки и линии в камне, но он почти сразу сказал:
        - Включаю…
        И мир вокруг заволокло туманом.
        Теперь «Раскоряка» стояла одновременно там же, где была - возле башни, - и при этом на дороге, которой тут раньше не было. На самом деле, её и сейчас не было, вернее, она была, но не возле башни, где стояли и как бы не стояли мы. В общем, подходящих слов для описания этого состояния у меня нет. Я более или менее отчётливо видел кусок дороги метров на двадцать вперёд и назад от машины, несколько мутновато и без цвета - башню, зато вдали резким контуром проглядывала Чёрная Цитадель, которая от башни на самом деле не видна - её закрывает лес. Перспектива странно исказилась - казалось, что мы в каком-то полупрозрачном шаре, за пределами которого всё смутно, в карандаше и блёклой пастели с растушёвкой.
        - Куда нам? - спросил я и поразился, как странно звучал тут мой голос. Плоско, глухо, неестественно - как будто звук ниоткуда не отражался, и я слышал его только внутри своей головы.
        - Туда, по дороге, - таким же странным тусклым голосом ответил Артём. Поморщился от звука и продолжил, - я не могу манипулировать дорогой как реперами, но направление понять можно.
        Я нажал на педаль тяги, и мы плавно покатили вперёд. Башня почти сразу растаяла, и за обочинами дороги замелькали какие-то силуэты лесов, гор, даже городов. Долгое время на краю поля зрения навязчиво маячила Чёрная Цитадель - контур среди размытых теней, - но потом исчезла и она. Я подумал, что хрен я теперь обратную дорогу найду, с дороги вообще не поймёшь, где она проходит. Я даже не мог разобрать, какое у неё покрытие - она выглядела то асфальтовой, то грунтовой, то бетонной с потрескавшимися косыми плитами, то вдруг оказывалась гравийным грейдером, на котором нас начинало противно мелко трясти. Без всякой уверенности я предположил, что это связано со срезами, которые мы проезжаем, и, если свернуть на обочину, то мы, возможно, окажемся в каком-то мире. Но, может быть, и нет. Экспериментировать не тянуло - периодически в окружающем нас тумане мелькали чьи-то движущиеся силуэты. И то ли они так искажались, то ли действительно выглядели не очень - но знакомиться с ними совершенно не хотелось. Несколько раз мне казалось, что на нас сейчас кто-то бросится - но очередная тень бессильно скользила по
сфере окружающего нас туманного пузыря и исчезала сзади.
        - Тут кто-то водится, Оль? - нервно спросил бывший бородатый, обняв пулемёт.
        - Я тоже в первый раз здесь, Борь, - ответила сзади рыжая, - но лучше бы нам не задерживаться.
        Я прибавил скорости, но очередной силуэт спереди внезапно не соскользнул в сторону по поверхности сферы, а оказался внутри. Я рефлекторно нажал изо всех сил на тормоз, но «Раскоряка» далеко не образец управляемости, и существо оказалось у нас на трубчатом переднем отбойнике. С учётом полного отсутствия капота, я мог дотянуться до него рукой. Но желания такого не возникло: человекообразное по форме, это нечто имело подобие лица, но абсурдно искажённые его черты не выражали ничего, кроме лютого голода. Серая гладкая маска голодного духа скалила на меня редкие кривые зубы тонкогубого чёрного рта. Это было страшно и омерзительно. Я нажал на педаль тяги, машина начала медленно разгоняться и, когда эта тварь потянула ко мне тонкие длинные руки, она не удержалась и соскользнула вниз. Заднее колесо на чём-то подпрыгнуло.
        - Там ещё, ещё! - закричала сзади Ольга.
        Зеркалами заднего вида «Раскоряку» никто оборудовать не позаботился, но тон у рыжей был такой, что я сразу поверил.
        Борух завозился справа, разворачиваясь с пулемётом назад.
        - Винтовку, дай мне винтовку, Зелёный! - Ольга дёргала меня за жилетку так, что я еле удерживал руль.
        Я выдернул из самопального зажима на панели свою винтовку и, не глядя, сунул стволом назад. Рыжая выдернула её у меня из рук, и вскоре сзади раздались резкие хлопки - даже они здесь звучали как-то отстранённо, как будто из соседней комнаты через тонкую стенку. Ну вот, теперь меня и разоружили, забрав уникальную и наверняка адски дорогую винтовку… Лох - это судьба.
        Впрочем, у меня остался пистолет - и я его выдернул из кобуры, когда впереди появились сразу три серых твари. Эти были человекообразны настолько, что на них оказалась грязная драная одежда, а двое держали в руках здоровенные палки. Я сразу почувствовал себя очень неуютно в полностью открытой машине. Держа руль левой, я успел выстрелить всего два раза до того, как отбойник ударил переднего в грудь. В одного я попал, и он, споткнувшись, отлетел куда-то в сторону, второй взмахнул палкой и Артём внезапно заорал от боли, а тот, который повис на отбойнике, только яростно скалился, но не мог отпустить руки - его ноги волочились по дороге под днищем высокой машины не давая залезть в кузов. Я вытянул руку, приставил пистолет к его башке и спустил курок. И вообще ничего во мне не дрогнуло, как таракана раздавил. А ведь ещё недавно я не держал в руках ничего опаснее бутылки пива…
        Сбоку грохнул короткой очередью пулемёт, потом ещё и ещё, но я не видел, куда он стреляет, мне было не до того. Я пытался одновременно удержать руль, не уронить пистолет, и не дать вывалиться из машины Артёму, который, получив палкой по лбу, заливался кровью и норовил потерять сознание. Пулемёт молотил уже непрерывно, ему вторили частые хлопки винтовки, а я продолжал давить на педаль, всё увеличивая и увеличивая скорость. И, в конце концов, они, видимо, просто отстали. Во всяком случае, пулемёт умолк, винтовка хлопнула пару раз, и стало тихо - только шины рокотали по дороге.
        - Что с ним? - Ольга схватила Артёма за плечи, наконец-то дав мне возможность убрать пистолет и взяться двумя руками за руль, что на такой скорости было явно не лишним.
        - Дрыном каким-то по кумполу прилетело… - я начал постепенно притормаживать, потому что хрен его знает, куда мы так умчимся без штурмана.
        Впереди замаячило тёмное сооружение, и дорога, похоже, уходила в него. С этим надо было что-то делать, а единственный, кто хоть как-то понимал, куда мы едем, был в отрубе и весь в кровище, как зарезанный. Мы уже медленно подкатились к чему-то вроде высокой беседки - её четыре опоры сходились вверху в небольшой шпиль, образуя как бы четыре арки, между которыми расположился… Перекрёсток? Чего с чем? Это архитектурное излишество как будто отлито без единого шва из отполированного чёрного камня и на общем туманом фоне выглядит избыточно реальным. Реальнее реальности, я б сказал. И вот куда нам теперь? Прямо? Направо? Налево?
        - Там аптечка альтерионская сзади лежит, - сказал я неохотно. Она мне и самому может пригодиться, кстати.
        - Хм, в первый раз вижу альтерионскую аптечку с русской инструкцией! - удивилась Ольга.
        Я помог перетащить Артёма назад, где рыжая, уложив его на сиденье, начала какие-то медицинские манипуляции. Что-то зашипело, резко запахло, потом защёлкало… Я вылез на дорогу и осмотрел машину - на первый взгляд она никак не пострадала, только кровищей уляпана вся, внутри и снаружи, да в заднем борту пара пулевых дырок - видимо, Борух из пулемёта низко взял. Хорошая машина, хорошая, ты уж продержись, пожалуйста, мне на тебе ещё за женой ехать…
        - Оу… - застонал сзади Артём, - моя голова…
        - Сейчас пройдёт, дорогой, я тебе обезболивающего впрыснула.
        - Где мы?
        - Ровно посередине ничего, - ответил я недовольно. - И нам бы не помешало указать направление.
        Артём с трудом сел и осторожно коснулся лба. Ольга ловко подклеила сорванный лоскут кожи каким-то медицинским клеем и залепила прозрачной полосой чего-то похожего на канцелярский скотч. Но кровь не текла, рана выглядела чистой, и, кажется, даже начала уже рубцеваться. Мощная у альтери фармакология.
        - Дайте планшет… - сказал он слабым голосом.
        Я подал его каменную доску. Артём положил руки на поверхность, и на этот раз я увидел точки и линии вполне чётко. Не померещилось мне, значит.
        - Так вот что это такое… - неожиданно сказал он, оторвавшись от планшета и оглядев арку, под которой мы стояли. - Вот оно как выглядит…
        Голос его был слегка обалделый. Под аркой, кстати, акустика была нормальной, без этого плоского глухого звучания.
        - И что же это? - спросила Ольга.
        - Да сам не понимаю… - отмахнулся Артём. - Но нам точно прямо. Если свернуть… Не знаю, что будет. Что-то совсем другое.
        Я сел за руль, Ольга осталась с раненым сзади, обнимая и поддерживая. Борух перезарядил пулемёт и вздохнул:
        - Последняя лента…
        Мы потихоньку тронулись. Катились, не торопясь, но и не медленно, внимательно оглядываясь по сторонам, - но смутные наброски пейзажей за туманной стеной были лишены движения.
        - Смотрите! - сказал внезапно Артём.
        Я притормозил, и мы покатились совсем медленно, с удивлением разглядывая окружающий нас город. Хотя виден он был как через запотевшее стекло, но советскую архитектуру пятидесятых годов с её имперской монументальностью не спутать ни с чем. Широкие улицы, балконы и колоннады, аккуратные скверы, острые башенки на квадратных домах.
        - Это же Загорск двенадцатый! - в радостном изумлении воскликнула Ольга. - Такой, каким он был когда-то! Это улица Ленина, сейчас будет перекресток с Энгельса, начнётся наш институт…
        Конгломерат из множества соединённых надземными застеклёнными переходами зданий был обнесён кованой оградой с эмблемами войск связи. Он выглядел заметно чётче окружающего призрачного города. Дорога шла мимо, совпадая со здешним проспектом, и Артём сказал неуверенно:
        - Кажется, мы на месте. Наверное, нам надо свернуть?
        Я до минимума сбросил скорость и повернул к воротам институтской ограды. Как только машина покинула дорогу, мир вокруг вспыхнул красками и разразился звуками.
        - Эй, что за!.. - заорал какой-то прохожий, с полного шага влетевший грудью нам в борт. - Смотри куда е… Да откуда ты взялся?
        Ограды впереди не было, ворот тоже, комплекс зданий Института носил следы перестройки, но всё же легко угадывался. «Раскоряка» стояла посреди улицы, по которой шло много людей, но, к счастью, не было ни одного автомобиля. Представляю, если бы я так поперёк проспекта у нас в городе возник…
        - Это что, проходной двор вам, разведчики, а? - сказал недовольный голос с лёгким кавказским акцентом. - Мало вам ваш репер-шмепер? Здесь ресторан, слюшай, тут люди кюшать пришли! Ольга, не ожидал от вас, такая приличная женщина! Артём, как же так?
        Перед отбойником «Раскоряки», уперев руки в бока, укоризненно покачивал лысеющей головой плотный армянин в поварском фартуке.
        - То женщин с автомат тут выпадает, то женщин на машина! Какой-такой аппетит будет после этого? Вах!
        - Извините, Вазген, - сокрушённо ответила Ольга. - Совершенно случайно получилось. Мы больше не будем. А что за женщина с автоматом?
        - Вах, слушай, утром было! - оживился армянин. - На тебя похожа, да! Рыжая, глаз голубой! Только волос длинный, вьётся. И как ты совсем: не было - и вдруг раз! Только без машины, да. Стоит, автомат крутит, совсем посетитель напугала! Одета в железки чудные, очки круглые… А так очень на тебя похожа, очень! Красивая, вах!
        Я не выдержал и закричал:
        - Где, где она?
        - Вах, я знаю, да? Я к Палыч посылал, Палыч Лиза Львовна звал, Лиза её к себе увела, лечить, наверное, да? Потому что тот женщин совсем как больная! Кто так делает - автомат на улица крутить? Бардак у вас, разведчиков всегда, слушай… Сейчас к Палыч послать? Или вы сами?
        - Сами, Вазген, спасибо, - Ольга помахала ему рукой, прощаясь, и сказала мне:
        - Давай по улице потихоньку, до конца квартала и там налево, я покажу.
        - Это же Ленка, это только она может быть! - сказал я, подпрыгивая от волнения. - Костюм у неё, только она знала, где от него акки лежат!
        - Мы правда так похожи? - с любопытством спросила Ольга.
        Я осёкся и задумался.
        - Не то, чтобы очень, - сказал честно. - Волосы, глаза, веснушки… Но вы совсем разные. Она… Она другая.
        Не объяснять же, что рядом с Ленкой я чувствовал себя живым, счастливым и на правильном месте в Мироздании, а рядом с ней - как будто гремучая змея в дом заползла. Такое не объяснишь.
        - Другая так другая, - пожала плечами рыжая, - если она здесь - это интересный поворот…
        - Я должен её увидеть, немедленно! - я больше ни о чём не мог думать. Ленка здесь! Она здесь! Это может быть только она! Я заберу её и вернусь - к башне, в Альтерион, к чёрту лысому, куда угодно! Пусть забирают свой сраный костюм и даже «Раскоряку» пусть забирают - только нас сперва домой отвезут, где бы он теперь ни был, наш дом. Где Ленка, я и Машка - там и дом будет.
        - Сюда заворачивай! - Ольга показала проезд во двор. - Вот, тут останови.
        - Мне нужно к жене! - настаивал я.
        - Увидишь ты жену… Наверное.
        - Какое, нахуй, «наверное»! - моментально озверел я. - А ну, блядь, винтовку верни бегом!
        Я грубо сдернул у неё с плеча винтовку и, включив её, направил на пол «Раскоряки».
        - Вот там под полом - главная пластина и два акка. Проверим, что будет, если пальнуть? - я крутнул колесико регулятора дульной энергии на максимум. - Расколет, как думаешь?
        - Не знаю, - задумчиво ответила Ольга. - Я бы не стала пробовать…
        - Я. Должен. Увидеть. Жену! - сказал я.
        - Что это тут у вас за спектакль? - от двери в здание к нам спешил кряжистый широкий мужик с одним глазом. - Оленька, почему с тобой вечно проблемы? Кто этот человек и что ему нужно?
        - Мне нужна моя жена!
        - А где его жена? - удивлённо спросил одноглазый у Ольги. - И почему у него твоя винтовка?
        - Это моя винтовка! - рявкнул я. - И жена моя у вас!
        - Да, это его винтовка, - признала Ольга. - Моя повреждена, вон в кузове валяется. И насчёт жены - возможно, что он прав.
        - Не помню никаких посторонних жён… - начал он. - Хотя…
        - Рыжая, Вазген говорит - на меня похожа.
        Мужик с интересом осмотрел Ольгу единственным глазом.
        - А знаешь, и правда… Есть что-то общее! Надо же, всего полдня она здесь, а уже и муж нашёлся! Все бы проблемы так легко решались…
        - Кстати, о проблемах… - нейтральным голосом сказал Борух. - Они у нас таки есть…
        - Может, я расскажу? - перебила Ольга.
        - Мужчины могли бы сделать больше, если бы женщины меньше говорили… - сделал постное лицо Борух.
        - Проблемы у вас будут прямо здесь и прямо сейчас, - прервал я их затянувшуюся беседу. - Если я немедленно не увижу жену!
        - Действительно, что это мы? - спохватился одноглазый. - Невежливо выходит как-то. Вас как зовут? Меня - Палыч, я председатель Совета Коммуны.
        - Меня зовут Сергей, - я не стал прятаться за позывным, - а мою жену - Лена. И я должен с ней увидеться.
        - Да увидитесь, не надо так нервничать! Она в госпитале, под наблюдением врачей.
        - Она ранена? - меня уже трясло.
        - Она не ранена, но она… В общем, сами увидите. Пойдёмте, тут недалеко. И уберите вы уже, ради бога, оружие! Никто тут на вас не нападёт!
        Я выключил привод винтовки. Она, тихо пискнув, закрыла ствол шторкой и погасила прицел. Повесил на плечо, похлопал по поясу, проверив пистолет.
        - Я готов, пошли.
        - Пойдёмте с нами, - пригласил остальных Палыч. - Я смотрю, вам тоже медицинская помощь не помешает.
        Идти оказалось действительно недалеко. Буквально в соседний корпус того же комплекса зданий, соединённых вверху застекленными переходами, а внизу - асфальтовыми дорожками в окружении газонов. Тяжёлая деревянная дверь открылась в царство медицины - кафель, хлорка и карболка. Ну, или что там так резко пахнет в недрах медучреждений, навевая невеселые мысли?
        Мне интерьер напомнил детство - кажется, вот такой же кафель на стенах и плитку на полу я видел в детской больнице, когда лет мне было, как Машке сейчас. Эти воспоминания не способствовали оптимизму, но, надо признать, что, несмотря на старообразные интерьеры, здесь было чисто и ухожено, а персонал, снующий по коридорам, выглядел опрятно и деловито.
        Проходя мимо дверей, я не удержался и бросил взгляд в одну из палат - она оказалась почти пустой, только на одной кровати лежал, задравши в зенит загипсованную ногу, какой-то мужик. Кровать была железная, стены крашены зелёной масляной краской, мужик читал книжку, на тумбочке у него стояла ваза с яблоками и графин. В общем, ничего необычного - в региональных больницах у нас и по сей день интерьеры того же плана.
        - Лизавету Львовну пригласите, пожалуйста, - сказал одноглазый медицинской сестре, сидящей за столиком возле ячеистого шкафа бумажной картотеки.
        Та подняла массивную эбонитовую трубку солидного чёрного телефона, набрала диском три цифры, послушала, потом сказала туда:
        - Елизавета Львовна, к вам пришли. Да. Да. Палыч.
        - Сейчас поднимется, - сказала сестра нам и, положив трубку, вернулась к заполнению каких-то бумажек. - Присядьте, если хотите.
        Она указала на стоящие у стены деревянные стулья, с откидными, как в кинотеатрах, сиденьями. Воспользовался её предложением один Артём, который хромал всё сильнее.
        Вскоре к нам подошла невысокая, приятной округлости женщина с тёмными волосами и мягким, добрым лицом. Я затруднился определить её возраст - выглядела она максимум на тридцать, но было в облике что-то очень возрастное - то ли глаза, то ли осторожная моторика тела, то ли тяжеловатый взгляд много повидавшего человека… Из-за этого впечатление от неё было какое-то смазанное.
        - Что опять случилось, Палыч? Разведгруппу потрепало? А это что за молодой человек?
        - Да, Лиза, распорядись, пусть осмотрят разведчиков, им, сама видишь, досталось. А этот юноша, по его утверждению, никак не менее, чем муж утренней нашей гостьи.
        Юноша? Меня и молодым человеком-то давно уже называют разве что самые древние из пенсионерок на лавочке…
        - Анечка, примите наших разведчиков, будьте так любезны, - обратилась она к медсестре. Та тоже, кстати, по возрасту была скорее «Анна Батьковна», чем «Анечка». - А мы с вами давайте пройдём вниз…
        Медсестра закивала и направилась к Артёму - видимо, сочтя его наиболее пострадавшим. Докторица развернулась и пошла к лестнице, Палыч за ней, я, соответственно, тоже.
        Мы спустились - к моему удивлению, на целых три этажа. Зачем такому небольшому зданию такие мощные подвалы? Здесь было, в принципе, всё то же самое, что наверху - крашеные стены, плиточные полы, равномерно расположенные стеклянные плафоны светильников. И - двери, двери, двери… Однако здесь была какая-то иная атмосфера - более мрачная, что ли. Может быть потому, что двери эти были не обычные, а укреплённые, с армированным проволочной сеткой мутноватым стеклом и выдвижным лотком для кормления. Веяло от всего этого карательной медициной и принудительным содержанием. Я сразу напрягся - не понравилось мне, что сюда поместили мою жену.
        Она обнаружилась за первой же дверью, и я припал к окошку. Ленка в белой больничной пижаме сидела на краю застеленной казённым тонким одеялком железной кровати, сложив руки на коленях, как примерная школьница. Сидела, смотрела в пустую зелёную стену и не шевелилась. Это моя-то деятельная жена, которая и минуты спокойно не просидит? С ней явно было что-то не так.
        - Что с ней? - спросил я доктора.
        - Она в своеобразном ступоре, если угодно.
        - Шок?
        - Нет, это не шоковое состояние, хотя проявления схожи. Такое впечатление, что она просто чего-то ждёт. Вы можете войти - может быть, на вас она как-то отреагирует?
        Женщина отодвинула засов, и я вошёл.
        Жена подняла на меня глаза и в них, вроде бы, даже мелькнуло какое-то узнавание - но тут же погасло. Она снова уставилась в стену и, когда я присел перед ней, пытаясь поймать взгляд - ничего не вышло. Она просто смотрела сквозь меня.
        - Любимая, это я, - сказал я тихо. - Ты же узнала меня, верно?
        - Отведите меня к Хранителям, - сказала она пустым мёртвым голосом.
        - Только это она и говорит, - вмешалась доктор. - Твердит в ответ на все вопросы.
        - У нас же было что-то такое, если я правильно припоминаю? - спросил ее Палыч.
        - Да, два похожих случая, - покивала Лизавета Львовна. - Оба - у разведчиков в пустых срезах.
        - И каков прогноз? - спросил я.
        - Двух случаев мало для медицинской статистики, - начала отпираться доктор, но я настаивал. - Без статистики - чем закончились те случаи?
        - Ну, первый пропал без вести - мы не приняли мер к его изоляции, он сбежал, выкрал оборудование перехода и ушёл куда-то через репер. Он был мультиверс-оператором, и его так и не нашли. Второй посидел вот так, потом внезапно напал на санитара, покалечил его, попытался прорваться наружу через переход между зданиями - и свернул шею, неудачно выпрыгнув из окна третьего этажа.
        - Значит, медицина мне не поможет, - констатировал я. - Дайте тогда хотя бы стул.
        Палыч молча вышел в коридор и вернулся с массивным деревянным табуретом. Я поставил его напротив кровати, сел, взял её руки в свои - жена не противилась этому, сидела так же равнодушно, - и сказал:
        - Ну что же, дорогая, у нас и раньше были моменты, когда ты меня не слушала…
        В коридоре послышались быстрые шаги - кто-то позвал Палыча. Прозвучало «срочно» и «неожиданно» - наверное, что-то случилось. Но мне было всё равно - я сидел и разговаривал с женой.
        Я рассказывал ей про Машку, про нашего рыжего котика, про новый дом в Альтерионе - который ещё не обжит, но обязательно ей понравится, ведь у него огромный палисадник, который хоть весь засади цветами. Рассказывал про то, что Криспи взяла официальное шефство над Мелкой, про то, что в Альтерионе всё странно, но зато спокойно, что я могу опять там стать просто механиком и забыть про все эти мрачные расклады Мультиверсума.
        Лена никак не реагировала, но слушала, кажется, внимательно, а при упоминании Машки руки её пару раз дрогнули, воодушевив меня на дальнейшие рассказы. Не знаю, сколько бы я так просидел, но меня потрясла за плечо Лизавета Львовна.
        - Вас там зовут.
        - Я ещё не закончил.
        - Сходите, это важно.
        - Для меня нет здесь ничего важного, кроме жены.
        - Это касается её будущего. Сходите - вы можете вернуться сюда в любой момент, - настаивала доктор.
        Я неохотно встал.
        - Посиди тут, дорогая, я вернусь…
        - Отведи меня к нему! - неожиданно она подняла лицо и пристально посмотрела мне в глаза. - Он здесь.
        - Кто? - не понял я.
        Но она опустила голову и больше не отвечала.
        Поднявшись по лестнице, я увидел троицу разведчиков в компании Палыча. Вид у них был мрачный и, как мне показалось, слегка растерянный. Ольга явно злилась, Палыч выглядел неуверенно, и даже, наверное, слегка испуганным, что совершенно не вязалось с его имиджем. Меня он встретил с облегчением:
        - А, вот и вы! Пойдёмте, пойдёмте, Он почему-то хочет видеть именно вас!
        - Кто - «он»? - удивился я.
        Палыч сказал это «Он» с таким придыханием, как будто к нему Господь Бог с небес спустился и теперь, вот досада, вместо раздачи ништяков требует какого-то приблудного чужака.
        Палыч склонился к моему уху и тихо, но внушительно прошептал:
        - Хранитель!
        - Хранитель чего?
        Палыч, кажется, был слегка шокирован:
        - Да вы понимаете, какое это событие?
        - А я тут при чём?
        - Ваша жена, между прочим, требует доставить себя именно к ним!
        - Чёрт с ним, пойдём быстрее, - я хотел вернуться к жене, мне казалось, что она начинает реагировать на мои слова и, если ещё немного постараться…
        - И вы тоже с нами! - скомандовал моей знакомой троице Палыч. - Я бы дал вам передохнуть, но все разведчики в разлёте, почему-то задерживаются…
        - Я же говорила, что… - начала Ольга, но одноглазый довольно грубо её перебил:
        - Да-да, я помню - блокирование реперов, какие-то непонятные люди, кто-то пользуется нашей системой…
        Он произнес это таким тоном, что я сразу понял, отчего бесится Ольга. Кажется, руководство Коммуны не приняло её предупреждения всерьёз. Ну да это их внутренние проблемы - мне бы забрать жену и свалить отсюда. Очень может быть, что, вернувшись домой, она придёт в себя. Может, это у неё просто шок такой, а увидит Машку - и всё вспомнит.
        Так я себя уговаривал, пока мы шли какими-то переходами и коридорами, напоминавшими мне интерьеры Главного здания МГУ - паркет, лепнина, высокие потолки… Потом снова спускались в подвалы - любят их здесь отчего-то. Пришли в бункер - бетонные стены, железные двери и могучие, толщиной в мою ногу, кабели по стенам.
        - Теперь важное, - уставился на меня Палыч. - Некоторые… Ладно, почти все люди реагируют на Хранителей… Плохо реагируют. Поэтому вы сейчас посмотрите на него через стекло, он вас не увидит. Постарайтесь понять, нет ли у вас… хм… неадекватной реакции.
        - Обосрусь, что ли? - спросил я прямо.
        - Нет, не так буквально… Ну, вы поймёте.
        Он с усилием поднял вверх железную створку вмурованного в стену окна. За ним оказалась ниша с тусклым, вероятно, односторонне-прозрачным стеклом, открывающим вид на большой круглый зал. В центре его стояла металлическая арка, обвитая кабелями и увешанная коробками, по полу змеились провода, а вдоль стен расположились серые пульты с лампочками и переключателями. Всё это выглядело внушительно, но несколько пыльно и заброшенно.
        Рядом с аркой несколько обычных деревянных стульев. На одном из них сидит человек в чём-то чёрном с капюшоном - не то в плаще, не то в рясе.
        - Ну как? - спросил меня Палыч.
        - Что «как»? - не понял я, но заметил, что сам он старается в окно не смотреть.
        - Никаких панических атак, приступов немотивированной агрессии?
        - С чего бы? - пожал я плечами. - Давайте быстрее закончим это, мне нужно к жене.
        Ольга тоже спокойно вошла со мной в помещение, где ждал этот Хранитель. Наверное, у неё-то никаких непроизвольных реакций не бывает даже в постели.
        - Здравствуйте, - сказала она нейтральным тоном, обращаясь к тёмной фигуре. Я молча кивнул.
        Вблизи ощущение от него странноватое - хотя и не вызывающее у меня ни паники, ни агрессии. Просто чувство чего-то чужого, абсолютно лишнего в нашей плоскости бытия и плохо в него вписывающегося. Наверное, это и вызывает неадекватную реакцию у людей - они всегда реагируют на чужое страхом или агрессией, а тут такая концентрация чуждости, что крышу должно махом сносить. Странно, что у меня не сносит.
        Хранитель помолчал, а потом сказал - совершенно пустым, без интонирования, но всё же человеческим голосом и по-русски:
        - В вашем мире воплотился корректор.
        Мы с Ольгой переглянулись. Я ни хрена не понял, но и она, кажется, тоже. Впрочем, ему было безразлично.
        - Он нам нужен. Заберите его, доставьте. Он должен быть не повреждён.
        - Где его искать? Как он выглядит? - спросила Ольга.
        На вопросы Ольги ответов не последовало. Отдал, значит, распоряжения и всё. А вы теперь как хотите. Ну, это, к счастью, не моя проблема.
        - Это всё? - спросил я у Ольги. - Тогда я пошел. Удачи в поисках.
        - Твоя женщина, - внезапно сказал этот чудик. И опять заткнулся.
        Мне уже хотелось ему врезать. Не от немотивированной агрессии, а за манеру разговаривать.
        - Что моя женщина? Что с ней? Ты знаешь?
        - Приведи её сюда.
        Я повернулся к двери, но динамик над ней хрипло сказал голосом Палыча: «Сейчас приведут, подожди там».
        Чудик сидел, молча и не шевелясь. Из-за глухого капюшона над лицом было непонятно, куда он смотрит и смотрит ли вообще куда-нибудь. Ольга пыталась задавать вопросы, но была проигнорирована. На редкость неприятный тип этот их Хранитель. Хамло какое-то.
        Так мы и просидели минут пятнадцать, пока дверь не открылась и в неё не вошла Лена - как была, в казённой пижаме. Не обращая на меня ни малейшего внимания, она подошла к Хранителю и села перед ним на пол, почти вплотную. Сказать, что мне было неприятно - это сильно преуменьшить. Но я молчал, в надежде на чудо. Всё-таки она так к ним рвалась, может, он сейчас её вылечит?
        Тот протянул верхнюю конечность - рука это, или что-то ещё, не было видно в рукаве просторной одежды, - и положил её моей жене на рыжую голову. Она потянулась к нему, как котёнок, ждущий, что его погладят. Мне стало ещё неприятнее, но я сдерживался.
        - Это наш… - чудик сделал паузу, как будто подбирая слово. - Потерявшийся. Это случается. Пытаясь изменить судьбу мира, утратил себя и частично развоплотился. Страдая от одиночества, занял чужой разум.
        - Так заберите, нахрен, его себе! - не выдержал я. - А мне верните мою жену!
        - Он забрал память тех, в ком побывал, - продолжил Ушелец, помолчав. - Он будет полезен. Это тело послужит вам проводником.
        - Что? - заорал я. - Какое, блядь, тело? Жену мне верни, лишенец!
        - Приведите корректора. Я освобожу эту женщину и её память.
        - Что за…? А ну… - начал я, но Хранитель просто исчез, как будто его выключили. Ну не сука ли?
        Лена встала с пола, развернулась и пошла к двери. Я пошел за ней. Дверь перед нами открылась. В следующем помещении она уверенно направилась к Артёму, дремлющему на стуле, опершись головой о стену и вытянув вперёд больную ногу.
        - М-пульт! - сказал она коротко.
        - Что? - проснулся Артём. - Какой пульт?
        - М-пульт! - повторила Лена. Голос у неё был… Никогда не слышал у своей жены такого голоса.
        - Ты про планшет, что ли? - Артём смотрел на неё с сонным недоумением. - Это зачем ещё?
        - Дай ей, Тём, - велела Ольга.
        - Но…
        - Просто отдай.
        Артём неохотно залез в рюкзак и вытащил свою чёрную доску. Лена взяла её, приложилась к графитовой поверхности, и там сразу зажглись какие-то линии и огонёчки, которые двигались за её пальцами.
        - Но это же мой планшет! - поразился Артём. - Как она смогла?
        - Я, кажется, знаю, - сказала Ольга. - Я поняла.
        - Одежда. Оружие, - сказала Ленка голосом Терминатора из кино.
        - Эй, а планшет мне вернут?
        - Не будь таким мелочным, дорогой, выдадут тебе новый. Когда ногу вылечишь.
        - Это что, вы без меня пойдёте? - Артём, кажется, сам не мог определиться, нравится ему это или нет.
        - Похоже, у нас есть временный м-оператор, - ответила ему Ольга. - Дай ей, что она просит, Палыч.
        - Оружие её вернём, - сказал одноглазый. - Нам чужого не надо. А где её шмотки, Лизавета?
        - Выкинули мы эти тряпки, Палыч, - ответила доктор. - Из санитарных соображений.
        - Ничего, - Ольга подошла и встала рядом с Леной. - Я ей что-нибудь из своего подберу.
        Я впервые вот так увидел их рядом. Сейчас, когда глаза моей милейшей супруги, доброта и мягкость которой доходили иной раз до степеней чрезмерных, залил тот же холодный голубой лёд, они стали похожи, как сёстры. Рыжие, голубоглазые, одного роста и комплекции, с идеальными сухими фигурами (жена здорово похудела за эти дни и потеряла свою уютную домашнюю мягкость) и жёсткими спокойными лицами. Это выглядело немного пугающе.
        - Пойдёмте наверх, - сказал Палыч. - Подумаем о делах наших скорбных…
        Мы поднялись на скрипучем деревянном лифте на несколько этажей и оказались в царстве Великого Славы Кпсс. Правда, отчего-то без гербов с колосьями и портретов Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, но места, где они висели, были видны. А вот бархатное бордовое знамя с золотыми кистями так и стояло в углу кабинета Председателя Совета Коммуны. Правда, оно было свёрнуто, и позолоченные надписи не читались.
        - Ну что же, - расположившись за монументальным номенклатурным столом, Палыч немедля обрёл непробиваемую солидность. В голосе прорезались начальственные нотки, чело омрачилось государственными думами, руки сами собой заворошили бумажки. - Давайте прикинем, что дают нам новые вводные.
        В кабинет пригласили только меня и Ольгу, но жену я прихватил с собой, просто потянув за рукав пижамы. Она не сопротивлялась, а мне было спокойнее, когда я её видел.
        - Желания Хранителей для нас важны, - вещал Председатель, - но надо определиться, какие ресурсы мы можем выделить для этой второстепенной задачи…
        - Не поняла, - сказала Ольга крайне неприятным голосом.
        - Ну, Оленька, ты же сама знаешь - в условиях текущего кризиса, когда враг…
        - Я вас предупреждала, - прервала она его. - Но вы не желали слышать. И теперь будете выглядеть перед Советом надутым кретином, каковым и являетесь.
        Председатель побагровел, как знамя в углу, но сдержался и ответил корректно:
        - На данный момент нет ни одного доказательства ваших завиральных идей.
        - Завиральных? - я бы на месте председателя от такого голоса уже спрятался под стол, но он был крепок.
        - Да, Оленька, мы оба знаем, что твои амбиции иногда… хм… перевешивают твою лояльность. И, скажем мягко, искажения истины в пользу выгодной тебе версии мы тоже наблюдали не раз.
        Они некоторое время играли в гляделки. Я всё ждал, когда от их взглядов над столом вспыхнет плазменная дуга, но, видимо, напряжение пробоя так и не было достигнуто. Ольга внезапно тихо и устало сказала:
        - Палыч, старый ты мудак. Ты готов принять на себя всю кровь, которая прольётся, если я права?
        - Если, Оленька, если! Ни одна группа, кроме твоей, ничего такого не видела. Никаких таинственных злодеев, которые - внезапно! - пользуются нашей реперной системой, как своей…
        - Палыч, ты не на митинге, - ответила ему Ольга. - Ты-то знаешь, откуда у нас м-пульты.
        - Это дело давнее… - отмахнулся он. - Но, чтобы тебе было спокойнее, я поставил охрану возле входных реперов.
        - Девочку с берданочкой? - съехидничала рыжая.
        - Милицию. И блокировал помещения. Доступ к реперам только с моего письменного разрешения. А теперь вернёмся к вашей задаче…
        - И какие же ресурсы ты выделишь на нашу задачу?
        - Никаких! - отрезал Председатель. - У тебя есть вот этот молодой человек и его… хм… жена. У них теперь есть м-пульт - что, конечно, безобразие, но я надеюсь получить его назад. У них есть машина Матвеева - и снова я скажу: так и быть, пусть покатаются. Хотя Коммуне она никак не лишняя. Молодой человек хорошо замотивирован, пусть он и решает эту задачу. Твоя группа нужна мне здесь - тем более, что её члены ранены, и им требуется время на восстановление. И говоря «группа» я имею в виду и тебя тоже!
        Меня Председатель начисто игнорировал, обращаясь к Ольге так, как будто они в кабинете были одни. И ещё ужасно доставало, что меня тут все называют «молодым человеком». Моё присутствие было излишне - что бы они ни решили, я буду действовать так, как считаю нужным.
        Поэтому я сказал жене:
        - Пойдём, дорогая, ну их в жопу, - взял за рукав и потянул к выходу из кабинета.
        На пороге она остановилась и внезапно сказала:
        - Вотан, Вещество таки сожрало твои мозги. А ведь я предупреждал! - это был её голос, высокий и звонкий, но на секунду мне показалось, что говорит усталый склочный старик.
        Вышли под воцарившееся неловкое молчание. Ленка дальше шла за мной послушно, мы спустились вниз по первой попавшейся лестнице и оказались во дворике. Там сидели на лавочке Артём и Борух - безбородое его лицо, обклеенное пластырями, смотрелось непривычно.
        - Ругаются? - спросил он с пониманием.
        - Не без того, - подтвердил я. - Но это уже не наше дело. Коммуна нам не поможет, дальше гребём сами.
        - Подожди, - попросил Борух, - пусть Ольга выйдет. Палыч - это ещё не весь Совет.
        Я пожал плечами и присел на соседнюю лавочку. Потянув за рукав, усадил рядом Лену. Устал я что-то - который день на нервах, да и переходы сбивают биологические часы. Вот уже дело к вечеру идёт, а кажется - только недавно утро было. Куда день делся?
        Ольга спустилась минуть через пять, злая и встрёпанная.
        - Милицию он поставил! - сказала она презрительно. - Дурак старый…
        - Мили-ицию? - присвистнул Борух. - Из двух зол шлимазл выбирает оба… Их же, как цыплят, передушат.
        - Борь, - сказала Ольга мрачно, - я, конечно, тебе этого не прикажу, но ты же можешь поговорить с Карасовым?
        - Хм… - он потянулся почесать бороду, наткнулся на пластырь и поморщился. - Да, это вариант. И правда, пойду-ка я.
        Он встал с лавочки и удалился.
        - Ты, Тём, иди домой, отдыхай, - продолжала распоряжаться Ольга. - Всё равно ты пока не ходок. Мне надо решить ещё кое-какие вопросы.
        Он тоже встал и послушно захромал куда-то, опираясь на костыль.
        - Собираешься уходить? - спросила она уже меня.
        - Мне тут делать нечего, - я пожал плечами. - Мне от вас никакой помощи, вам от меня никакого толку.
        - Я не настаиваю, - сказала Ольга в ответ. - Но лучше бы вам отдохнуть и отправиться с утра. Не обещаю, но, возможно, к утру я кое-что всё же смогу для вас сделать.
        - Зачем это тебе? - спросил я прямо.
        - Я заинтересована в успехе вашей миссии. Хранители должны получить то, что им нужно - тогда, возможно, они помогут нам.
        - То есть, я буду решать ваши проблемы?
        - Так сложилось, - сказала она равнодушно. - Иди за Артёмом, он договорится о жилье для вас.
        Место для отдыха нам выделили по соседству с жилищем Артёма и Ольги. Юная девушка, - лет четырнадцати-пятнадцати, совсем ребёнок, - показала нам нечто вроде номера в недорогом мотеле. Комнатка с двуспальной кроватью и письменным столом, прихожая с встроенным шкафом, крошечный санузел с душем.
        - Располагайтесь, я сейчас бельё принесу! - сказал она, изо всех сил стараясь не показывать любопытства к тому, что Ленка до сих пор в пижаме и больничных тапочках. И умчалась вприпрыжку.
        - Не мала она для хостесс? - спросил я Артёма.
        - Это трудовая практика, - пояснил он. - Я сам сперва удивлялся, но теперь это кажется мне вполне разумным. Дети до окончания школы успевают попробовать десятки профессий, и не просто «постоять рядом», а всерьёз поработать. Им это, представь себе, нравится - быть востребованными в обществе, делать настоящие дела, а не жить отложенной жизнью, как наши дети.
        - Так ты не здешний? - дошло до меня.
        - Да, мы с тобой земляки, - кивнул Артём. - Но я тут давно, привык. И знаешь что? Мне тут нравится.
        - Рад за тебя, - сказал я равнодушно. - Мне не особо.
        - Не спеши судить. Ольга и Палыч - это не Коммуна. В любом социуме верхушка руководства и представители спецслужб - не самые приятные люди. И решения, которые они принимают, мало кому симпатичны. Это не значит, что всё общество таково. Здесь живут прекрасные люди, непривычной, но действительно интересной жизнью.
        - Очень трогательно, - кивнул я. - Спасибо за политинформацию. Где тут поесть можно?
        Артём печально вздохнул, и попросил вернувшуюся с бельем девочку отвести нас в столовую.
        Там всё было устроено, как в студенческой столовке моей молодости - стойка, вдоль которой двигаешься с подносом, небольшой выбор блюд - по вечернему времени без первого - и самообслуживание. Всей разницы - на раздаче стояла очередная девочка-школьница, и еда на вид была качественнее. Не желая нарушать традиций, взял пюре с котлетой, салат из помидоров и компот из сухофруктов, жене на поднос поставил то же самое. Доехав с подносом до конца стойки, увидел ещё одно отличие - тут не было кассы. Я испытал дискомфорт - но не сильный. Не обожру я здешний социум. Так что просто пошёл с подносом к ближайшему столику. Лена отправилась за мной. К счастью, ела она без возражений - спокойно и бесстрастно отправляя в рот ложку за ложкой. Картошка оказалась вкусной, котлеты для столовских - так просто объедение, салат - свежий. Только компот был, как в молодости, - жидковатый, не очень сладкий и со сморщенной чёрной грушей на дне гранёного стакана. Вокруг питались всякие люди - их было немного, они поглядывали на нас, но не спрашивали, кто мы такие и какого черта жрём тут на халяву. Большое им за это спасибо.
Люди были как люди - мужчины, женщины, довольно много детей - эти пялились на пижамную Ленку откровеннее, но тоже помалкивали. Одеты были, пожалуй, несколько однообразно - мужчины в штанах и рубашках, женщины - в платьях и сарафанах или тоже в штанах и рубашках. Дети одеты как взрослые, только размер поменьше и окрас поярче.
        Засунув грязную посуду - свою и Ленкину - в монструозную посудомойку, вернулся с женой в комнату. Там нас уже ждала Ольга, притащившая ей одежду - такие же штаны с рубашкой, как у всех тут, плюс бельё. В прихожей я обнаружил пистолет-пулемёт незнакомой мне системы, короткий, с толстым длинным стволом. Кажется, видел похожие у омоновцев, что-то древесное в названии. Рядом с ним стояла спортивная сумка, на которой лежала чёрная винтовка компоновки булл-пап с интегрированным глушителем. Не встречал таких раньше.
        - Это её, - пояснила Ольга, - она с этим пришла.
        Я обернулся, чтобы по привычке спросить жену, и увидел её голой. Ленка без малейшего стеснения сбросила на пол пижаму и теперь натягивала белье. При других обстоятельствах это было бы очень эротично - всегда любил смотреть, как она переодевается, - но сейчас она двигалась слишком… Не как она, в общем. Трусы оказались в размер, лифчик заметно великоват. Я непроизвольно покосился на Ольгу, она, поймав мой взгляд, ухмыльнулась и приосанилась, подчеркнув свою победу в этом женском соревновании. Подумаешь, я ж не корову себе выбирал.
        - Ты говорила, что поняла, - кивнул я на жену. - Можешь пояснить?
        - Могу, - не стала отпираться рыжая. - Это существо, видимо, обитало в одном из строений Ушедших. Может быть, даже в твоей башне. Первой его жертвой стал Матвеев - не знаю, что он искал в том срезе, но прожил достаточно долго. Овладевшее им существо одержимо мыслью вернуться к своим хозяевам, а в его памяти они связаны с Коммуной - ведь он был одним из тех, кто контактировал с ними тут. У Матвеева есть возможности и средства добраться до Коммуны, но он старик и внезапно умирает. Существо снова остается ни с чем. Потом оно вселяется в того, кого убила Марина - как там его звали?
        - Карлос, - напомнил я.
        - Да, именно, - продолжила Ольга. - Он не был проводником или оператором, но попытался покинуть срез, как умел. Ему не повезло, и существо в момент его смерти переселилось в первого попавшегося носителя - твою жену. Какое-то время спустя, когда оно в достаточной степени овладело её сознанием, оно использовало память Матвеева, чтобы забрать костюм, и память Карлоса, чтобы покинуть срез. Не знаю, где его носило потом, но своей цели оно, надо отметить, добилось. Увы, хозяева не поспешили принять блудного котика в объятия, а отправили решать свои задачи. Вот так это мне представляется. Я могу ошибаться в деталях, но общая последовательность событий, скорее всего, такая.
        Мне было неприятно, что Ольга говорит про мою жену «оно» и в третьем лице, но я не мог не признать, что версия правдоподобная.
        - До завтра! - попрощалась она и вышла.
        Ленка сидела на краю кровати, уставившись в стену. Это было не самое позитивное зрелище, так что, когда в дверь постучал Артём, я даже обрадовался. Он пришёл пригласить меня на какой-то «открытый урок». Спать, несмотря на усталость, я пока не мог, перенервничал. Смотреть на то, как моя жена, ставшая кем-то чужим и незнакомым, сидит и смотрит в пустоту, тоже не очень хотелось. Так что я не стал отказываться и пошёл с ним.
        Аудитория оказалась в соседнем корпусе, но с его ногой хромали туда долго. Большой зал амфитеатром заполнен детьми - на вид лет от тринадцати до шестнадцати. Было очень странно видеть такую аудиторию внимательно слушающей оратора - никто не отвлекался, не пялился в телефон, не раздавал подзатыльники соседям, не шушукался и не дёргал девочек за косички.
        Артём рассказывал о нашем мире - показывал фотографии, приводил скриншоты сетевых СМИ. На мой взгляд, его изложение было непоследовательным и сумбурным - он то затрагивал широчайшие концепции, не раскрывая их до конца, то углублялся до мельчайших подробностей в какую-то ерундовую мелочь, но детям, вроде, нравилось. Да и я слушал с интересом, хотя некоторые взгляды оратора устарели лет на десять, а некоторые - откровенно наивны. Такое ощущение, что и до попадания сюда он не слишком-то внимательно следил за социальными трендами.
        Артём, закончив, перешел к ответам на вопросы, и я, кажется, начал понимать, почему ему нравится Коммуна. Здешние дети… Это было что-то с чем-то. Никаких тупых шуточек, никакого гыгыканья, ни единой попытки развлечься за счёт лектора и покрасоваться перед одноклассниками. Им было действительно интересно - они задавали продуманные, хорошо сформулированные вопросы, внимательно слушали ответы, уточняли и переспрашивали… И одновременно эти вопросы и недоумения по самым базовым понятиям нашего мира, наглядно выдавали тот факт, что жизнь тут устроена как-то совершенно иначе. Не берусь судить, лучше или хуже - но по-другому. И на детях это «другое» сказывается самым наилучшим образом.
        - Коммунары! - призвал зал к вниманию Артём. - Сегодня у нас в гостях ещё один человек из материнского мира. Его зовут Сергей…
        - Здравствуйте, Сергей! - разнобой детских голосов.
        Вот падла, как подловил, а?
        - Давайте попросим его ответить на ваши вопросы?
        - Пожалуйста! - заголосила аудитория. - Мы просим!
        Мысленно проклиная хитрого Артёма, я спустился с заднего ряда, где скромно сидел, к кафедре лектора.
        - Здравствуйте, э… коммунары, - сказал я неловко. - Я не ожидал, что мне придётся сегодня выступать, так что не очень готов. Тем не менее, постараюсь ответить, в меру своего понимания.
        Несколько секунд всеобщего молчания поселили было во мне надежду, что желающих задавать вопросы не найдётся - но нет, они, оказывается, просто собирались с мыслями.
        Первым совершенно по-школьному, с опорой локтя на ладонь, поднял руку серьёзный мальчик из первого ряда. Ох уж мне эти школьники с первых парт…
        - Скажите, пожалуйста, а в чём заключалась ваша работа в вашем мире?
        Я задумался. Как объяснить этим детям, что я анализировал то, о чём они не имеют ни малейшего понятия, размещённое в среде, которую они не могут себе представить, чтобы предсказывать явления, которых у них нет?
        - Я читал то, что пишут о себе и мире другие люди, чтобы прогнозировать их возможное поведение, - ответил я обтекаемо, надеясь, что на этом от меня и отстанут. Но не тут-то было!
        - А зачем вашему обществу потребовались эти прогнозы? - вцепилась в мой ответ кудрявая прелесть в сарафанчике.
        Девочка, тебе бы в куклы играть, а ты про аналитику медиатрендов интересуешься…
        - В первую очередь для того, чтобы моё общество было готово к действиям конкурентных обществ и могло давать адекватный ответ на попытки манипулирования общественным мнением.
        - А зачем манипулировать общественным мнением? - спросил какой-то очкарик из середины зала. Твою мать, вот что я не представился автомехаником?
        - С самыми разными целями, - начал я, вздохнув. - В тактическом пределе манипулирование всегда направлено на получение малыми группами контроля над многократно б?льшими. В стратегическом - получение контроля над ресурсами социума, будь то материальные ресурсы, вроде ископаемых, трудовые ресурсы (в виде дешёвой рабочей силы) или такой сложный вид вторичного ресурса, как контроль за рынками сбыта. Но начинается всё, повторюсь, с перехвата контроля меньшинства над большинством… - боже мой, что я несу? Это же дети!
        Но ни фига, детей это только раззадорило.
        - А как же меньшинство может контролировать большинство?
        - За счёт формирования информационной картины мира. Если людям долгое время говорить, что мир устроен не так, как на самом деле, они через некоторое время начинают в это верить.
        - Но ведь они же могут посмотреть вокруг и убедиться! - выкрикнул кто-то в азарте, не подняв руку.
        - Это не так, - покачал головой я. - Люди настолько привыкли доверять авторитетным источникам, что склонны игнорировать реальность, если она им противоречит. Есть такой термин - Аристотелева муха. Вы знаете, кто такой Аристотель?
        - Да, да! - послышалось из зала. Интересно, им тут дают историю нашего мира? Или только философию с логикой?
        - Аристотель в одном из своих трудов написал, что у мухи восемь ног. И, хотя это утверждение элементарно опровергалось простейшими наблюдениями, авторитет его был столь велик, что никому и в голову не пришло сомневаться.
        В зале засмеялись.
        - Но это первый уровень авторитетного манипулирования, - продолжил я. - Второй же состоит в том, что ничего такого Аристотель не писал, эта история полностью выдумана, что не мешает ей быть приводимой в качестве назидательного примера по поводу и без. И эта авторитетность уровня «но все же знают, что…» куда более опасна. Аристотель такой один, а вот массовых заблуждений «все знают, что…» можно создать сколько угодно в любой момент. И вот для всех Аристотель уже не величайший мыслитель своего времени, а придурок, не умевший сосчитать мухе лапки. В общем, парадокс информационной среды в том, что для авторитетного манипулирования не нужен авторитет, надо лишь иметь достаточно широкий канал вещания…
        Вопросы сыпались один за другим, я изнемогал в попытках на ходу сформулировать законы информационного общества для людей общества совершенно другого.
        - Но почему люди так восприимчивы к манипулированию? - спросил кто-то.
        - Потому что в массе своей они идиоты… - ляпнул я откровенно, но не подумавши. Устал сильно.
        Ненасытные детишки, наверное, расклевали бы мой бедный мозг до нижнего ганглия, но, к счастью, вмешался Артём:
        - Коммунары, коммунары! - сказал он, громко хлопнув в ладоши. - Всё, закончили. Сергею надо отдохнуть.
        - Спасибо, спасибо! - загалдел зал.
        - Вы ещё к нам придёте? - спросило что-то мелкое в косичках.
        - Вряд ли, - честно признался я. - Завтра утром я надеюсь покинуть Коммуну навсегда.
        - У-у-у… - пронеслось по залу разочарованно, но тихо.
        Когда мы хромали обратно в жилой корпус (то есть, Артём хромал, а я задумчиво шёл рядом), он спросил у меня:
        - Ну, как тебе?
        - Ты это проделываешь регулярно? - в свою очередь спросил я. - Ты герой. Титан духа. Я с армии так не уставал. Чувствую себя так, как будто пробежал в противогазе десять километров и на финише выбил головой ворота части. Забыв надеть каску.
        - Да ладно, - засмеялся Артём, - ты отлично держался для первого раза. И всё же?
        - Да, я понял, о чём ты, - не стал увиливать я. - Ты не зря показал мне этих детей. Они странные, но хорошие. У дурных людей таких детей не бывает. Но моя лояльность Коммуне по-прежнему невысока, извини.
        - Я понимаю, - вздохнул Артём. - Просто помни о том, что на кону их жизни.
        Я ничего ему не ответил, но про себя подумал, что в гробу видал попытки повесить на меня такую ответственность. Нашли, блядь, крайнего. Вот именно такими словами и подумал. Устал я что-то.
        Когда вернулся в комнату, Лена уже спала, дыша во сне ровно и спокойно. В свете ночника лицо её было таким родным, милым и домашним, что я чуть не расплакался, честное слово. Очень всё же страшно это - смотреть на жену и понимать, что на самом деле это какая-то неведомая ёбаная хуйня из тьмы веков. Хотя ведь где-то там есть и она, прежняя моя Ленка? Пристроился рядом, не раздеваясь, и почти сразу заснул.
        Ещё один чёртов день закончился.
        День шестой
        Македонец
        На этой крыше мы и устроили себе базу. Вчера утром Сеня с Ириной, проснувшись от предрассветного холода, начали, хохоча, бегать друг за другом вокруг лифтовой будки, чтобы согреться, весёлые и игривые, как щенята. К краю, впрочем, старались не подходить и вниз не смотреть - игнорировали реальность, как могли. Я полюбовался на бродящих внизу аффекторов - и тоже не испытал ни малейшего желания присоединиться к их компании. Они стараются держаться поближе к нашей Королеве Зомби и окружили здание плотным кольцом, но двери не ломают и внутрь не лезут. Я заметил, что после этой ночи часть из них уже не встает с земли, а некоторые лежат так, что наводят на мысль об организации постоянной похоронной команды.
        Пока Ирина ходила по офисам верхнего этажа с целью утреннего туалета, я поймал порхающего на крыльях любви Сеню за хоботок и сказал серьёзно:
        - Она вообще-то несовершеннолетняя.
        - А я к ней в трусы и не лезу! - надулся Сеня.
        - Вот и не лезь. Думай верхней головой.
        - Отстань, Македонец, - разозлился мой напарник. - Я её не обижу и никому обидеть не дам. Тебе, кстати, тоже!
        - Вот и прекрасно, - не стал обострять конфликт я. - Хватай тогда свою нимфу и тащи вниз - надо что-то делать с этой толпой жопоголовых, пока они тут все не передохли…
        В итоге почти весь вчерашний день ушёл на спортивную игру «Мы в дурдоме санитары». Ирина, снова рыдая, велела десятку самых здоровых мужчин взять лопаты и копать в бывшем палисаднике братскую могилу. Туда стащили образовавшиеся за ночь полтора десятка трупов. Я не патологоанатом, но, на мой взгляд, умерли они от внутренних повреждений, полученных в драках. Ещё десятка два были явно на подходе: открытые и закрытые переломы, общее истощение или просто лежали и дышали через раз - хрен их знает, почему. Я посоветовал могилу пока не закапывать, пригодится, но девушка посмотрела на меня, как на врага народа. Не стал настаивать - поди, есть, кому новую выкопать.
        Вонища стояла страшная, но заставить аффекторов гадить в отведённых местах не получалось. Мыть их было тоже нечем - вода в колонке иссякла. Ирина от бессилия психовала. Аффекторы, чувствуя её состояние, нервничали и кидались друг на друга, отчего она психовала ещё больше - в общем, бывали у меня деньки и получше. Если бы не Сеня, утешавший её и успокаивавший, чёрт знает, что бы тут творилось. К счастью, они легко переключались друг на друга, ненадолго забывая про весь окружающий нас дурдом. Ну, дело молодое.
        К вечеру пошёл дождь, и пришли какие-то суровые мужики. К обоим явлениям у меня было двоякое отношение. Дождь, с одной стороны, обеспечил нас технической водой, приглушил запахи и слегка очистил территорию от говна. А с другой - напрочь промочил контингент, который и без того был не образцом здоровья. Некоторые начали кашлять и чихать практически сразу. Я предчувствовал, что к утру нам понадобится яма поглубже.
        Суровые мужики, многозначительно придерживая свежеспизженные где-то дробовики, с одной стороны, пришли качать права - как это мы, мол, аффекторов тут себе прикормили и обносим торговые точки, которые не прочь обнести нормальные пацаны. С другой стороны, посмотрев на квадратного бородатого Петра, в ручищах которого «калаш» смотрелся игрушкой, они сбавили тон и оказались из числа тех «умных», появление которых я предсказывал. Поэтому, как только они перестали колотить понты и стали договороспособны, их немедленно поразила простая мысль, что аффекторы - не чудовища, вылезшие из жопы дьявола, чтобы их пожрать, а просто больные люди, чьи-то родители, дети, братья и сёстры. Что, скорее всего, их можно вылечить, а вместо этого они дохнут от голода, холода и ранений прямо у них на глазах. Суровые мужики не успели оскотиниться, и им стало неловко. А когда они поняли, что мы не секта сатанистов-рабовладельцев, а пытаемся вчетвером спасти пару сотен человек (некоторые нюансы ситуации я озвучивать не стал), то даже предложили помощь. Едой и водой они были небогаты, но у них в группе оказалось два медика со
скорой, а неподалеку - не до конца разграбленная аптека. Мужики притащили несколько огромных сборных шатров с летней ярмарки и, при помощи нашей рабсилы, целый штабель деревянных «европоддонов». Теперь мокрые аффекторы были хотя бы укрыты от дождя и сидели не на земле. Кроме того, врачи обкололи антибиотиками самых больных и обработали раны самых покалеченных. Медики печально качали головами, утверждая, что тут нужен стационар или хотя бы полевой госпиталь МЧС, но я был рад и этому. Ирина воспряла духом и уже не рыдала, а спокойно отбыла ночевать на крышу, где уютно устроилась на коленях у Сени, спрятав голову на его гордо выпяченной груди. Грудь у тощего костлявого Сени узкая и негероическая, но ей хватало. Молодёжь сидела и романтически созерцала закат, а мы с Петром слушали найденный в каком-то офисе радиоприёмник на батарейках.
        В мире продолжалась вакханалия абсурда. Недели ещё не прошло, как всё началось, а казавшееся таким прочным мироустройство уже разлетелось кровавыми клочками по закоулочкам. Чем-то, видимо, близкий диктору Израиль шёл в первых строках, но коротко - страна перестала существовать как таковая. Гражданское население завершало Новый Исход, прикрываемый сражающейся из последних сил армией. Впрочем, наступающим бармалеям они тоже навешали знатно, оставив после себя выжженную пустыню. В смысле, ещё более выжженную. Китай отправил экспедиционный корпус в Индию и Пакистан - с целью «установления мира и гуманитарной помощи населению». Политический эксперт многословно рассуждал, есть ли те, кому нужно гуманитарно помогать после короткой, но очень жестокой индо-пакистанской войны, но все его рассуждения можно было бы заменить фразой «да чёрт же его знает». Примерно столь же содержательно другой эксперт оценивал перспективы российско-американского конфликта, который вроде был в самом разгаре, но никто не называл его войной, чтобы не накликать. Из членов НАТО пока, кажется, была жестоко опиздюлена только Польша,
но воевать из-за поляков никому особо не хотелось. Все понимали, что те напросились. Где-то между Польшей и Россией жалобно попискивала случайно прижатая Литва, с которой, вроде как, никто не воевал - за отсутствием самомалейших попыток оказать сопротивление. По её территории шли потоком русские войска из Белоруссии в Калининградский анклав, но под танки, обвязавшись гранатами, никто не бросался.
        Балтика по факту оказалась российским морем - из европейцев воевать с нашим флотом просто никто не захотел. Гордые потомки викингов погрозили издалека, но остались в своих портах, а оба польских (списанных американских) фрегата кто-то красиво, но анонимно утопил прямо в порту города Гдыня. Сумрачный тевтонский гений ответил, что им это в хрен не впёрлось, и так есть чем заняться - польских беженцев на лодках, вон, обратно отгонять. И вообще, они всегда были против всей этой антироссийской истерии и за мирное разрешение любых международных конфликтов. Хотя, конечно, поляков им очень жалко.
        Попытка американцев закрепиться на Балтике самостоятельно кончилась подозрительным крушением двух эсминцев. США реагировали по этому поводу как-то невнятно - сказать, что их утопили русские, было стыдно и страшно, потому что требовало военного ответа, а сказать, что они утонули сами - отдавало каким-то запредельным уже распиздяйством. В общем, «утрачены в результате инцидента, ведётся разбирательство». МБР ещё оставались в шахтах, но самолёты над нейтральными водами уже пару раз сбивались.
        Неожиданно прорезалась Австралия, которая заявила свой протекторат над Новой Зеландией и сообщила всем заинтересованным лицам, что мигранты любого рода ей ни к чему. Сами, мол, заварили кашу, сами и расхлёбывайте, а наш континент с краю. Предлогом стал карантин по той эпидемии, что прошлась по Европе, разорвав к чертям связность Евросоюза. Те, кто мог контролировать свои границы, закрыли их наглухо, стараясь выпихнуть наружу к соседям всякий маложелательный контингент вроде недавних переселенцев с солнечного юга. Вовремя соскочившая с этого паровоза Британия затопила («Ой, наверное, это сделали террористы, какая ужасная трагедия!») набитый рвущимися в неё мигрантами тоннель под Ла-Маншем и пускала ко дну любое плавучее корыто, приближающееся к берегам. Вкупе с жесточайшими карантинными мероприятиями внутри страны, Англия быстро справилась с эпидемией, хотя злые языки говорили, что заболевших людей просто сгоняли на окружённые колючей проволокой поля и оставляли подыхать под открытым небом. Знавшие британскую историю верили в это легко.
        Новости из родных краёв, напротив, были подёрнуты бронзовым блеском казённого оптимизма, за которым совершенно невозможно было разобрать, что же на самом деле происходит на территории бескрайней Родины. На некоторые размышления наводили только увещевания не покидать без веских оснований места воинской приписки, не выезжать на личных автомобилях на междугородние трассы, чтобы не препятствовать проходу колонн военной техники, сообщать обо всех случаях заболеваний, а также сделать запасы продовольствия, воды и медикаментов. Граждан призывали к бдительности и вниманию по причине вероятности диверсий и террористических актов, а также к оказанию всевозможного содействия сотрудникам Росгвардии. Это как-то не очень вязалось с бодрыми реляциями «У нас всё спокойно и под контролем».
        Про наш город по-прежнему не сказали ни слова, как будто нас и нет вовсе.
        Переночевали снова на крыше, хоть из-за дождя пришлось тесниться в лифтовой. Там было душно, пыльно и некуда деться от жарко шепчущихся в углу Сени с Ириной, но зато тепло, сухо и не воняло.
        Утро встретило прохладой, туманом и дружным кашлем простудившихся аффекторов - таким интенсивным, что было слышно даже на крыше.
        - Чаю бы им горячего, с мёдом… - протянул задумчиво вставший рядом со мной Пётр. - Или с малиной тоже хорошо… Да где ж взять?
        Шатры не давали разглядеть сверху, что там творится внизу, но ничего хорошего я увидеть не ожидал. И, как водится, не ошибся. Холодная ночь подкосила легко одетых, полуголодных и находящихся в адреналиновом истощении людей - судорожный кашель, заметный даже на вид жар, много лежащих без сознания и тех, кто уже в сознание не придёт. Контингент таял на глазах, копать сегодня могильщикам не перекопать. Ирина расстроится…
        Ирина, разумеется, расстроилась, но хотя бы рыдать не стала. Нарыдалась, видать, за эти дни. Уже привычно и деловито организовала кормление, копание могилы в мокрой липкой земле и даже почти не морщилась от вони, издаваемой её подопечными. Учится девочка принимать жизнь такой, какая она есть.
        Сеня от неё не отлипает, помогает, наставляет в меру своего понимания. В общем, ведёт себя как нормальный мужик. С поправкой на ненормальность ситуации. Встретились два одиночества, ты погляди. Сортирных дел проводник и Королева Зомби - два сапога обувь. Ну, как говорится, совет да любовь - она ему тоже в рот смотрит и на крепкое, хоть и костлявое плечо опереться не прочь. В свободные минуты шепчутся о чём-то, планы, поди, строят. Какие тут могут быть планы, на что?
        До начала истории с аффекторами я вынашивал идеи, как бы нам выбраться за оцепление. Покинуть блокированный город. Прорваться ли, пустив перед собой какой-нибудь бульдозер на ограждение, или поискать подземных коммуникаций, или… Всё это и тогда было писями по воде виляно, но сейчас и вовсе никуда не годилось. Очевидно, что вся эта толпа безумных калек потащится за нами - ни о каком скрытном подходе и речи быть не может. Проскакивала, врать не буду, мыслишка, что было бы интересно послать их вперёд на минные поля и пулемёты, и под шумок попробовать проскочить, но Ирина, понятное дело, такого никогда не сделает, да и мне, если честно, эта идея не сильно нравится. Я так себе человек, но это как-то чересчур уже. Так что сидеть нам тут и ждать невесть чего.
        Не знаю, с чего меня дёрнуло. Просто появилось ощущение нехорошего взгляда, как будто снайперу на прицел попал. В такие моменты я не рассуждаю, не кручу головой и не рефлексирую.
        - Ложись! - я рухнул в грязь там же, где стоял, и покатился в сторону, наматывая на себя мокрый чернозём.
        Пётр отскочил за машину и присел, озираясь, - так себе реакция, на троечку, но не совсем бревно. Ирина, как и следовало ожидать, захлопала глазами и открыла рот, чтобы спросить что-нибудь умное, типа «Что случилось?» - но опытный Сеня моментально сбил её с ног и навалился сверху.
        - Бенц! Бенц! Чпок, чпок… - первые две пули пришли в машину - целились, похоже, в меня, но не успели среагировать на мой кульбит, вторые две в землю - снайпер вёл за мной стволом. Поздно, меня закрыл шатёр.
        - Снайпер! - заорал я запоздало. - В укрытие!
        Странные, щёлкающие звуки выстрелов донеслись от трансформаторной будки. Ирина с Сеней были у стрелка как на ладони, но тут, видимо, до нашей Королевы Зомби дошла серьёзность ситуации, она испугалась и завизжала. Её подданные отреагировали моментально - вскочили и опрометью кинулись на звуки стрельбы. Сила её испуга была такова, что подорвались даже лежачие и полуживые. Кто смог - побежал, кто не смог - поковылял, а самые плохие поползли. И тут стрелок допустил ошибку - ему бы сбежать, прикрываясь толпой, перекрывшей мне прицел, а потом выбрать момент и напасть снова, - но он решил отстреляться. Его оружие разразилось трескучей очередью, как будто рвали прочную ткань, и аффекторы посыпались на землю сразу десятками. Я такое видел раньше только в кино, когда по причуде отродясь не видавшего стрелкового боя режиссёра, автомат выкашивает наступающих, как траву. Не знаю, что за оружие у него было, но его пули прошивали по пять-шесть человек зараз. Если бы это были обычные люди, то они бы так и полегли там все, но поражающая способность пули не всегда пропорциональна её останавливающему действию.
Мелкий калибр оружия сыграл со стрелком злую шутку - падали только те, кому пуля попала в сердце или голову, убив на месте, раненые продолжали бежать, ещё не зная, что их рана смертельна. На боль и шок аффекторам было плевать. Всё случилось за пару секунд - пока снайпер сообразил, что что-то пошло не так, первые из бегущих были уже рядом. Когда через пару минут Ирина немного успокоилась, и я смог туда подойти, опознать то, что осталось от тела, было невозможно.
        Странное оружие с пакетом расположенных горизонтально под широким кожухом стволов валялось тут же. То ли его сломали, то ли я не понял, как привести в действие, но оно никак не отреагировало на мои попытки из него выстрелить.
        Я понёс его к «Патриоту», чтобы бросить в багажник, и заметил, что Пётр сидит, прислонившись к заднему колесу. По тому, как он сидел, я всё сразу понял, а подойдя, увидел на груди выходное отверстие - пуля странного оружия прошила оба борта, пробила сердце нашего водителя и унеслась куда-то в пространство. Чёрт, а я только начал к нему привыкать.
        Нападение дорого нам обошлось - кроме Петра мы потеряли столько аффекторов, что я даже не стал считать. Раненые умирали один за другим, лежачие больные, которых подорвала с места непроизвольная команда Ирины, сожгли в этом рывке остатки ресурса и теперь угасали на глазах. Похоронная команда тоже сильно поредела - в ней были самые сильные и здоровые, а значит, и побежали они в первых рядах.
        Тем не менее, водителя похоронили отдельно, приколотив к воткнутому в землю черенку от лопаты фанерную табличку с надписью маркером «Пётр» и сегодняшней датой. Увы, я не знал ни его возраста, ни фамилии.
        - Неудачно, блядь, с ним вышло, - сказал Сеня над свежей могилой, и это стало единственным поминальным словом на тех похоронах.
        В остатках нашей компании воцарились уныние и апатия. Ирина молча сидела, уставившись вдаль, Сеня бродил вокруг, не понимая, как её утешить, а я со скуки крутил в руках АПБ-шки, подаренные генералом, прикидывая, как с ними поступить.
        Если АПС можно ругать или хвалить - оружие неоднозначное, имеет как убеждённых сторонников, так и столь же яростных противников, то «бесшумный» его вариант, на мой взгляд, собрал все недостатки, утратив достоинства.
        Для уменьшения громкости выстрела в нём снижена скорость пули, а значит, и дульная энергия, а значит, и убойность. Фактически, он сравнялся по этому параметру с ПМ-мом, который, при том, куда легче и удобнее. АПБ размером, весом и ухватистостью похож на кулацкий обрез, а «бесшумность» его очень условная, и только на первый выстрел - очередями уже не постреляешь. Я взял пистолеты в руки, приложился с правой и с левой, прикинул баланс, плюнул и решил, что останусь при своих. Хрен на хрен менять - только время терять.
        - Привет! - вчерашний Серьёзный Мужик с дробовиком, неформальный глава наших соседей, смотрел на мои развлечения с пистолетами странно.
        - Слушай, - спросил он осторожно, косясь на пистолеты. - А не тебя ли Македонцем называют?
        - А ты с какой целью интересуешься? - напрягся я.
        - Да ищут тут… По описанию здорово на тебя похож.
        - И зачем ищут?
        - Так это ты или нет?
        - Ну, допустим, я.
        - Тогда это тебе… - он вынул из кармана массивный брусок спутникового телефона. - На первой кнопке абонент. Велели звонить, не откладывая…
        - Да кто велел-то?
        - Там скажут. Всё, бывай, дальше твои дела, и я знать о них не хочу.
        Мужик сунул мне телефон и ушёл, не оглядываясь. Надо же, страсти какие!
        Я некоторое время созерцал похожий на старый мобильник аппарат, потом пожал плечами и нажал первую кнопку. Пошёл набор номера.
        Ответили почти сразу:
        - Македонец? - уточнил знакомый голос. На расстоянии и через спутник он не так сильно давил на психику, но всё равно почему-то захотелось встать по стойке смирно и ответить что-то типа «по вашему приказанию прибыл». Мощная харизма у того типа, что всучил нам Ирину.
        - У аппарата, - ответил я, подавив порыв. - А кто спрашивает?
        - Не валяйте дурака, Македонец! - сердито ответил голос. - Вы не выполнили договор, мы вами недовольны.
        - Очень недовольны, - добавил он после паузы.
        - Обстоятельства непреодолимой силы, - я пожал плечом свободной от телефона руки. - Форс, блядь, мажор.
        - У вас время до полуночи текущих суток, чтобы выполнить заказ. Затем мы решим эту проблему сами. Очень радикальным образом решим.
        - И что это значит? - спросил я, хотя уже начинал догадываться.
        - Очень тревожная международная обстановка сейчас, - сказал голос печально. - Коварный агрессор, мирное население, огромные жертвы, ужасная трагедия… Ну, вы понимаете.
        Я понимал.
        - До полуночи! - напомнил голос.
        - Но… - начал я.
        - Ничего не хочу слышать, - прервали меня на полуслове. - Я верю в вашу изобретательность и стремление выжить. Прощайте.
        Телефон пискнул и отключился. Я выругался.
        - Это что за древняя мобила у тебя, Македонец? - Сеня бесцеремонно взял у меня из руки аппарат и прочитал: - «Иридиум». Спутниковый! Ни хрена себе! И что говорят?
        - Говорят, - я оглянулся на Ирину, грустно сидящую на деревянном поддоне, притянул Сеню к себе и сказал тихо, - что если мы не сделаем, на что подрядились, то в полночь на нас упадёт ядерный боеприпас.
        - Даже так?
        - Да-да. Мировая общественность будет шокирована чудовищным злодеянием американской военщины. Или китайской. Или корейской. Или… кто там ещё входит в ядерный клуб?
        - Англичане…
        - Вот, у этих точно рука не дрогнет, те ещё гандоны! Но Родина за нас отомстит, Сеня, будь спокоен.
        - Вот охуеть теперь совсем, - сказал поражённый Сеня. - Отличное окончание отличного дня.
        Зелёный
        Проснулся резко, не сразу поняв, что меня разбудило. Посмотрел на часы - полпятого утра. А сколько по-местному - понятия не имею.
        «Бум!» - что-то где-то грохнуло. «Тра-та-та-та!» - зашёлся длинной очередью автомат, его партию подхватили ещё несколько, и всё это мешалось с неприятным громким треском, как будто кусок за куском рвали ткань. Хлопнул подствольник, бухнула граната, стрельба нарастала - где-то совсем рядом шёл серьёзный уличный бой. Перекрывая весь этот оркестр, выдал свою басовую партию крупнокалиберный пулемёт.
        Ленка встала с постели, прошла в прихожую, подняла с пола свою винтовку и автомат.
        - Оставайся здесь, - сказал я ей.
        Ещё не хватало, чтобы её шальной пулей убило. Сам я, поколебавшись, всё же решил пойти и узнать, что происходит. Может, нам пора сваливать, не дожидаясь утра? Прицепил на ремень кобуру, взял винтовку и, совершенно не почувствовав себя от этого спокойней, вышел из комнаты. Коридоры были пусты - никто не выскакивал, не метался, не спрашивал испуганно, что случилось. Я спустился по лестнице и вышел на улицу. Стрельба, достигнув максимальной интенсивности, стала быстро утихать и вскоре прекратилась. Я, вовсе не уверенный, что поступаю правильно, пошёл на крики и ругань, чтобы узнать последствия. Это было, наверное, не очень умно - в конце концов, откуда мне знать, кто победил, и не примет ли победившая сторона меня за представителя проигравшей? Но обошлось. Кто-то из военных, толпящихся возле дома с выбитыми дымящимися дверями и очень дырявыми стенами, помахал мне рукой, и я по пластырям на лице узнал Боруха.
        - Что тут? - спросил я его.
        - Попытка прорыва. Вошли через репер, взорвали двери. Если бы здесь была только председателева милиция - конец бы Коммуне. Они, наверное, несколькими партиями переходили - накопили человек тридцать, только потом рванули. Это не разведка была, а нешуточный ударный отряд.
        Борух был на удивление разговорчив сегодня.
        Командовал высокий белокурый полковник с неприятным лицом. Под его руководством из дверей выносили тела. Пахло порохом и кровью.
        - Одного из милиционеров они утащили с собой! - громко доложил кто-то изнутри.
        - Нельзя оставить им источник информации, - заявил полковник. - Группе подготовиться! Где наш оператор?
        - Я, тащполковник! - отрапортовали из темноты. - Четыре минуты готовность репера!
        - Борь, не хочешь тряхнуть стариной? - спросил полковник у Боруха.
        - Да, пожалуй, - ответил тот и надел шлем-сферу.
        Подбежал военный, знаки различия которого были не видны под бронежилетом. Он принёс ростовой щит из какого-то тёмного металла и встал первым, спиной к реперу. Борух, зарядив новую ленту в пулемёт, встал за ним, ещё несколько человек выстроились сзади, формируя клин - остриём от репера наружу. Замыкающим был оператор, которого я узнал по планшету - такому же, как конфискованный Леной у Артёма.
        - Пленных не брать, раненых не оставлять, - сказал подошедший полковник. - Пошли!
        - Готовность! - доложил оператор. - Поехали!
        Я впервые увидел реперный переход со стороны. Люди, напряжённо стоящие с оружием в руках, задрожали, как изображение на сбоящем мониторе, и исчезли. Казалось, на долю секунды их силуэты повисли, нарисованные в воздухе клубящейся тьмой, - и всё, как и ни бывало.
        - Тайминг репера? - спросил полковник.
        - Восемь минут, - ответили сзади.
        - Пятиминутная готовность!
        Военные забегали, засуетились, в окне появился толстый пулемётный ствол, солдаты тащили мешки с песком, складывали из них стрелковые ячейки. Я почувствовал себя лишним и вышел на улицу. Светало, было прохладно, и ложиться спать уже не хотелось.
        О том, что эти пять минут прошли, догадался по крикам и мату, донесшимся из помещения. Все вдруг забегали, кого-то понесли на носилках, подлетел антикварный грузовик, оснащённый вместо кузова белой будкой с красными крестами. В грузовик, матерясь, грузили стонущих раненых, среди них был щитоносец - не спас его, похоже, тяжелый броник. Борух вышел последним, вытащил и прислонил к стене щит, поковырял пальцем задумчиво его поверхность.
        - Ну как, отбили? - спросил я.
        - Нет, - коротко ответил он, - но языка они не получили.
        Я не стал выяснять подробности.
        - Очень сильно их скорострелки шьют, - пожаловался Борух. - Никакой броник не держит. Если бы не щит - все бы там остались.
        - И что теперь? - спросил я.
        - Да хер его знает, - пожал он плечами. - Мы им тут здорово наваляли - они засады не ждали. Да и там добавили неплохо. Но это тупик.
        - Почему? - не понял я.
        - Они уже не могут прорваться в Коммуну - разом крупные силы через репер не перебросишь. Везде, где попытались, огребли. Хуже всего было на одном репере, где они выломились в какой-то бронемашине. Ребята её с граников расковыряли, но с большими потерями. У неё какая-то особо мощная стрелялка, танк в решето раздырявило… Теперь все реперы окружают бетонными столбами и минами, ставят ДОТы… Но и мы в том же положении - хрен прорвёшься. Я ж говорю - тупик. Мы в осаде.
        - Печально, - покачал я головой и, пока Борух увлечённо ковырял вмятины на щите, потихоньку покинул место событий.
        Дело в том, что мне пришла в голову одна неприятная мысль - рано или поздно (причём, скорее рано) до кого-то из коммунаров дойдёт, что, при такой изоляции реперов, у них остаётся один способ обойти осаду - некий автомобиль, который я уже привык считать своим. И, как только эта идея осенит их Совет, как долго я останусь владельцем этого транспорта? Да ровно столько времени, сколько нужно для отдачи приказа на конфискацию. Так что я рванул за Ленкой почти бегом - чёрт с ней, с обещанной помощью, тут бы при своих остаться.
        Не успели буквально чуть-чуть - хотя жена моя впервые в жизни не потратила на сборы и двух минут. С Палычем столкнулись прямо возле машины - он предусмотрительно прихватил с собой пару каких-то вооруженных людей в штатском.
        - Пришли проводить? - спросил я его.
        - А вы никуда и не отправляетесь, - отрезал он. - Во всяком случае, на этой машине.
        - Начинаю заново осмыслять глагол «скоммуниздить», - сказал я нейтральным тоном.
        - Случай крайней необходимости! - отмахнулся от меня Палыч.
        - Ну да, ну да… - не сдавался я. - Хранителям это расскажите. У них, вроде, тоже необходимость.
        - Мы не можем рисковать утратой единственного канала в Мультиверсум! А Хранители - не ваша проблема.
        - Отчего же единственного? У вас ещё костюмчик есть. Как раз моя жена его вам доставила. Та самая жена, которую мне обещали вернуть Хранители. Для чего и нужна вот эта машина.
        Я положил руку на борт, и люди в штатском торопливо навели на меня болтовые карабины вида довольно антикварного. Эти люди не выглядели солдатами, какие-то ополченцы или народная милиция, но пуля есть пуля. Лена сдвинулась в сторону и опустила руку в спортивную сумку - у неё там коротенький автомат. Похоже, память Карлоса толкает эту сущность к простым радикальным решениям, но я бы не хотел переводить конфликт в эту плоскость.
        - И костюм, и машина являются оборудованием, принадлежащим Коммуне! И на этом разговор окончен!
        - А по-моему, нет! - Ольга подошла к нам с ещё одной девушкой, одетой по-походному и с двумя пистолетами на поясе. - Не много ли ты, Палыч, на себя берёшь? Председатель - не весь Совет!
        - Ольга! - у председателя сделалось такое лицо, как будто он говна полной ложкой хлебанул, а пришедшая с ней девушка весело мне подмигнула. Она удивительным образом казалась то ли знакомой, то ли на кого-то очень похожей, но я не мог сообразить, на кого.
        - Да, Палыч, это я. И, как член Совета и руководитель внешней разведки, я настаиваю на выполнении решения по Хранителям.
        - Обстоятельства изменились, - запротестовал Палыч. - Коммуна в блокаде, и эта машина…
        - Эти обстоятельства я лично изложила тебе, мудню старому, ещё вчера, но ты, одноглазый долбоёб, забил на них болт!
        - Это были очень неубедительные данные! - заорал на неё председатель.
        - Да что ты говоришь? - Ольга заорала на него в ответ. - Пятнадцать человек погибли сегодня ночью, это достаточно убедительно? Да если бы я не попросила Карасова выставить свою охрану у реперов, то Коммуне уже не нужен был бы Председатель Совета!
        - Это не отменяет того факта, что…
        - Не волнуйся, - сказала мне девушка, - они сейчас поорут, руками помашут, а потом будет так, как скажет Ольга. Это же Ольга.
        Председатель и Ольга ругались самозабвенно и эмоционально. Смущённые ополченцы опустили свои берданки и делали вид, что они просто так тут стоят.
        - Да, давно хотела сказать тебе спасибо, - добавила девушка, и внезапно сделав шаг вперёд, крепко обняла меня и поцеловала в щеку.
        До меня внезапно дошло:
        - Треть… То есть, Марина же! Как я рад тебя видеть!
        - Не узнал? - засмеялась она.
        Я обалдело покачал головой. Узнать в этой красивой весёлой молодой женщине то затравленное диковатое существо, которое обитало у меня в башне, было решительно невозможно. Я смотрел на неё и поражался контрасту.
        - Извини за то, что там было, - сказала она серьёзно. - Это была не совсем я.
        - Да, я знаю, мне Криспи рассказала.
        - Как она? - спросила Марина.
        - Неплохо, пожалуй, - сказал я, подумав. - Не то чтобы совсем без последствий, но пришла в себя. Она в Альтерионе сейчас, думает, как жить дальше.
        - Надо же, Крис - и думает? - заразительно засмеялась Марина. - Вот уж точно «не без последствий»!
        - Прости, - она посерьёзнела, - она добрая девочка, но слишком уж ей засрали голову этой альтерионской чушью. Надо будет навестить её как-нибудь.
        - Так блокада же… - напомнил я ей.
        - Ольга что-нибудь придумает, - уверенно сказала Марина. - Она всегда выкручивается.
        Ольга подошла к нам, ещё слегка взрыкивая и кровожадно щурясь. Палыч злобно сплюнул, подозвал своих людей и собрался уходить. Он имел такой вид, как будто его только что поимели кривым ржавым ломом, но всё-таки крикнул:
        - И чтобы вернули потом имущество!
        Оставил, типа, за собой последнее слово. Ольга не обратила на это ни малейшего внимания.
        - Ты уверена? - спросила она Марину. - Всё-таки реабилитация не окончена…
        - Мы это уже обсуждали, Оль, - сказала девушка уверенно. - Всё со мной будет нормально, меня ничего не берет, ты же знаешь.
        - Может, я сама? - спросила Ольга.
        - А кто будет тут Палыча окорачивать? - засмеялась Марина. - Не я же. Ну и у меня личное, ты знаешь.
        - Знаю, - кивнула Ольга. - Удачи тебе.
        - Ты с нами, что ли, Марина? - дошло до меня.
        - С вами, с вами - ответила за неё Ольга. - Должен же за вами кто-то присмотреть? А она у нас девушка боевая…
        - Помню, как же… - у меня сразу возникла перед глазами памятная картинка: оскаленная Третья, залитая чужой кровью, с ножом в одной руке и розовым пушистым рюкзачком в другой.
        - Опять же, машину должен кто-то в Коммуну вернуть, - твердо сказала Ольга, внимательно посмотрев мне в глаза. - А то ты, пожалуй, забудешь ещё…
        - Ладно, хрен с вами, отдам я машину… - проворчал я. - У вас тут не Коммуна, а Коза ностра какая-то. Так и норовите что-нибудь отжать.
        - Не мы такие, Мультиверсум такой, - пожала плечами Ольга. - Валите быстрее, пока Палыч чего-нибудь не придумал. Он уже наверняка Совет собирает…
        Я огляделся - Ленка как ни в чём не бывало сидела в машине на месте оператора, держа планшет. Надеюсь, она знает, что с ним делать. Хотя, если у неё память того сушёного деда, то это, в некотором роде, её машина и есть… Лучше в такое не вдумываться, а то запросто рехнёшься.
        Марина забросила на заднее сиденье рюкзак, ловко запрыгнула сама, и я воткнул в гнездо предусмотрительно вытащенный вчера акк.
        - Поехали, дорогая? - спросил я жену буднично, как будто мы на дачу собрались.
        Она ничего не ответила, зато положила руки на планшет, и мир вокруг начал стремительно выцветать и размываться. Вскоре мы снова оказались в туманном пузыре на Дороге, и я нажал педаль тяги, разгоняя машину.
        На этот раз я, как мне казалось, был готов к нападению - передвинул кобуру поудобнее, убедился, что в любой момент смогу достать пистолет, не бросая руля… Но когда давешние твари прорвали защитное поле машины, я не успел даже дотянуться до рукоятки.
        «Бум-бум-бум-бум!» - четыре выстрела подряд, четыре фигуры кувыркнулись на дорогу, машина подпрыгнула, переезжая тела, Марина в два движения сменила магазин и убрала пистолет. Лена, уже державшая в руке свой короткий автомат, не стала даже тратить патроны.
        - Ничего себе ты стреляешь! - не удержался я.
        - Хороший учитель был, - кивнула Марина.
        Мы ехали и ехали, мелькали серые мутные картины странных мест, что-то иногда шевелилось на обочинах. Никто на нас больше не напал, и ничего не происходило до тех пор, пока Лена вдруг не сказала:
        - Нам сюда.
        Я притормозил и огляделся - сквозь стену туманного пузыря смутно просматривались какие-то развалины и чем-то знакомое офисное здание. Я решительно повернул руль, нажал педаль тяги и въехал в мир, который резко зазвучал, налился красками и, к сожалению, запахами. Воняло как в нечищеном сортире, выстроенном посреди скотомогильника. Вечерело. Оглядываясь вокруг, я заметил поставленный посреди двора большой полотняный весёленькой расцветки в полосочку шатёр, истоптанную и перекопанную землю палисадников, могильный холмик с табличкой и - никого. Мой разум некоторое время из последних сил отвергал узнавание, но потом с сожалением признал очевидное - это был двор нашего дома. Дома, правда, не было. На том месте, где располагалась скромная, но такая ценная для нас недвижимость, вольготно расположилась куча строительного мусора, повторяющая по контуру пятиэтажку. Несколько соседних домов пребывали в похожем состоянии, а вот офисное здание рядом выглядело совершенно целым. Неудивительно, что я его не сразу узнал - раньше вход в него загораживали соседние дома.
        - Да что тут стряслось? - спросил я в пространство. Имущества в квартире было не особо жалко - ничего действительно ценного там не осталось, - но всё же смотреть на развалины своего дома - это какое-то особое ощущение. Приятным его не назовешь.
        - Досталось, похоже, вашему срезу… - сочувственно сказала Марина.
        - Похоже, что так, - ответил я растерянно. - И где теперь искать этого их «корректора»?
        - Там, - коротко ответила Лена и показала рукой.
        В указанном направлении были развалины, потом улица с упавшими столбами и поваленными деревьями, потом здание универмага с разбитыми витринами…
        - Где?
        - Там! - вот и всё, думай, что хочешь.
        - Ты чувствуешь направление? - спросила её Марина.
        - Да, - то, что выглядело, как моя супруга, не отличалось многословием.
        Я поехал приблизительно в нужную сторону, аккуратно преодолевая образовавшиеся на дороге завалы всякого хлама. Я неплохо знал этот район, но сейчас узнавал его только фрагментами: часть домов в руинах, часть - невредима, и это удивительно искажало город, путая и сбивая с толку.
        Мы крутились по кварталу, стараясь придерживаться направления, но всё время попадали в какие-то тупики, где завалы не давали проехать даже весьма проходимой «Раскоряке». Возвращались назад, искали объезды, распугивая каких-то оборванных и довольно странных на вид людей, которые разбегались при виде машины. Поэтому, когда Лена сказала: «Здесь» - уже совсем стемнело. Мы оказались возле сталинской постройки здания, где раньше располагались какие-то правительственные конторы - не то военные, не то спецслужбы. Во всяком случае, дом находился за высоким забором и был весь утыкан антеннами. Я никогда особенно не интересовался этими подробностями.
        Во дворе было очень людно. То есть, по контрасту с практически пустым городом, а так - несколько десятков человек. В свете тусклых фар «Раскоряки» они выглядели, как оживлённые чёрной некромантией трупы помоечных бомжей. Драные, грязные, больные и истощённые, они сидели прямо на земле, глядя на раскрытую подвальную дверь здания.
        Я остановил машину и погасил фары. В лунном свете это собрание выглядело ещё более странным.
        - Куда нам? - спросил у Лены без особой надежды на ответ.
        - Туда! - она уверенно указала туда же, куда смотрели эти несчастные.
        Мы вылезли из машины и медленно пошли к дому. Я на всякий случай вытащил пистолет, хотя в кого тут стрелять, было решительно непонятно - сидящие на земле выглядели слишком хреново, чтобы на кого-нибудь нападать. Хотя, конечно, человеку никогда не бывает достаточно плохо, чтобы он не мог сделать хуже другому.
        - Уходите! Уходите отсюда! - закричал из темноты подвала тонкий женский голос. - Уходите, спасайтесь! Идите к кордону, вас выпустят!
        Мы переглянулись, но, кажется, голос обращался не к нам. Мы шли вдоль стены, и нас из той двери просто не было видно.
        - Брось, Ир, они не уйдут! - сказал кто-то кричавшей. - Пошли в убежище, до полуночи осталось всего ничего.
        - Но они же все погибнут! - женский, а скорее, даже детский голос чуть не плакал.
        - Мы ничего не можем с этим сделать, - уговаривал её второй голос, тоже молодой, но мужской. - Мы и сами-то вряд ли выживем…
        Вот молодец, умеет успокоить девушку!
        Мы уже почти подошли к спуску в подвал, когда из темноты кто-то рявкнул:
        - А ну стоять! Ещё шаг - и я не промахнусь! - и это уже точно было нам.
        Мы встали, где стояли. Я крутил головой, не видя того, кто это сказал. Мы стояли, освещённые лунным светом на фоне белой стены, как ростовые фигуры в тире, а в какой тени скрывался он - неизвестно. Неприятная ситуация.
        - Ну да, Мак, ты точно не промахнёшься! - сказала вдруг Марина. - Кто угодно, но не ты, верно?
        - Ма… Марина? - голос стал таким удивлённым, как будто его обладатель увидел перед собой призрак коммунизма. - Маринка, ты ли это?
        - Во плоти, Мак!
        - Только у тебя хватает наглости называть меня так, как будто я гамбургер какой-то… - из тени вышел мужчина с двумя пистолетами в руках. - Но как же я тебе рад!
        Он убрал пистолеты куда-то под куртку, и эти двое обнялись так, как обнимаются только очень близкие и очень давно не видевшиеся люди. Они стояли, вцепившись друг в друга, Марина положила голову ему на грудь, а он обхватил её руками и прижал к себе.
        - Маринка… Я искал тебя! Как же я тебя искал…
        - Это долгая история, Мак, - ответила она. - Но как только смогла, я пришла.
        - Кто там, Македонец? - спросил молодой мужской голос из подвала. - Нам пора, ты не забыл?
        - Ах да, - он скривился, - Марин, тут такое дело… Кажется, нас вот-вот будут убивать. Тут в подвале есть противоатомное бомбоубежище, так что небольшой шанс…
        - Э… - осторожно обратил я на себя внимание, подходя. - Привет.
        Македонец, наконец, поднял на меня глаза от макушки свой драгоценной Марины.
        - А, это ты…
        - Мы знакомы? - удивился я.
        - Ну, как тебе сказать… Больше с женой твоей, конечно. Не сочти за пошлость. О, вот и она… Вернулась?
        Подошедшая к нам Лена не удостоила его ответом, только напомнила о нашей цели:
        - Корректор! - и указала пальцем в подвал.
        - Да, я как раз хотел поинтересоваться, - сказал я, - некий корректор вам не попадался? Редакторов чур не предлагать.
        - А вам зачем? - напрягся Македонец.
        - Ну, как бы это сказать… Разыскивают его. Вроде родственников.
        - Хрен я им Ирку отдам! - из подвала выскочил костлявый худой юноша. Бледный со взором горящим, как положено. - Это что ещё там за родственники выискались?
        - Ирку?
        - Это я Корректор, - на свет лунный выбралась девица того странного возраста между девочкой и женщиной, когда всё очень сложно. Сидящие на земле оборванцы зашевелились, как будто потянувшись к ней.
        - Давайте всё обсудим в убежище, - сказал Македонец. - До полуночи несколько минут. Я ещё надеюсь, что меня просто пугали, что пожалеют город - но лучше не рисковать.
        - У меня есть другое предложение, - ответил я. - Давайте покинем этот срез, и у нас будет куча времени для обсуждений.
        - Он блокирован… - начал Македонец. - Или… Марина?
        - У нас есть подходящий транспорт, - сказала она, и ей он сразу безоговорочно поверил.
        - А что будет с ними? - спросила юная девица.
        - Как только ты покинешь срез, - веско сказала Марина, - с ними всё будет хорошо. Тебе, девочка, не повезло стать ключевой фигурой. И повезло, что есть люди, которым на это не наплевать. Так что берите вещи, если есть, нам пора.
        Македонец подошел к стоящему у ограды лифтованному «Патриоту», в котором я с удивлением узнал машину группы Андрея. Как всё плотно переплелось в последнее время! Он вытащил из багажника большой рюкзак и накинул на плечо какую-то массивную винтовку, очень похожую на те, что были у Комспаса.
        - Я готов, - сказал он коротко.
        Когда все уселись в «Раскоряку», он вдруг вспомнил о чём-то.
        - Секунду!
        Достал из кармана массивный телефон с антенной, зажал кнопку, дождался ответа и сказал кому-то:
        - Договор будет выполнен прямо сейчас. Прощайте, - и отключился.
        Я посмотрел на часы - было без трёх минут полночь. По голливудскому стандарту они сейчас отсчитывали бы в камеру последние секунды под тревожную музыку, но, как по мне, и так достаточно драматично.
        Лена положила руки на планшет, и от этого мира остался только лунный свет над Дорогой.
        Надо же, и этот день пережили.
        День седьмой
        Македонец
        Если бы рыжей не было так очевидно всё равно, я бы перед ней извинился. Да, ушла она от нас некрасиво, но за Маринку я готов был простить кому угодно и что угодно. Рыжей было плевать на мои извинения - она внимательно смотрела на свою чёрную доску, иногда касаясь её рукой. То ли была за штурмана, то ли за Харона.
        Мы втиснулись на заднее сиденье вчетвером - я не мог оторваться от Марины, Сеня - от своей Ирки. Хорошо, что эти двое худые, как с голодного края. Сидели, попарно обнявшись, Сеня что-то шептал на ушко своей зазнобе, ушко краснело. Бородатый муж рыжей сосредоточенно рулил. Вокруг было туманно и удивительно, но я только косился на лежащую у меня на плече голову и ни на что не обращал внимания.
        - Куда мы, Марин? - в конце концов спросил я.
        - В Коммуну, - ответила она. - Хватит тебе внештатником ошиваться, будешь вместе со мной службу тащить. Там, правда, проблемы сейчас…
        - Проблемы?
        - Ну, так ерунда - но пострелять придётся много.
        - Пострелять - это мы запросто, - согласился я. - Ты да я - мы кого хочешь перестреляем!
        - Я не сомневалась ни секунды, - ответила моя любимая женщина.
        - Как ты выбралась? - не удержался я от вопроса. - Я почти взял Андираоса, но вот он, - я показал на спину водителя, - успел первым.
        - Ну, вот он мне и помог, - она кивнула на ту же спину, водитель заёрзал, - а ещё просто повезло. Но ты же знаешь - меня так просто не удержать.
        - Спасибо тебе! - сказал я мужу рыжей. - Я твой должник.
        - А кстати, Сергей, - спросила она его. - Куда Андрей делся? Мне Ольга не успела рассказать.
        - Альтерионцы его отжали, - ответил тот. - Не та была ситуация, чтобы спорить.
        - Жаль, - сказала Маринка. - Но если честно, альтери ему устроят такую жизнь, что он ещё пожалеет, что я его не зарезала. Их гуманизм настолько гуманен, что мне его даже немного жалко.
        - Стой, - скомандовала вдруг рыжая. Её муж послушно остановил машину. Мы оказались в сооружении из четырёх сросшихся вверху чёрных каменных арок, накрывших перекрёсток на дороге.
        - Почему встали? - спросила Маринка.
        - Нас ждут, - ответила Лена.
        От угла отделилась чёрная фигура в капюшоне - не то монах, не то палач. Веяло от неё чем-то таким, что я машинально потянул из-под куртки пистолеты. Марина придержала мои руки:
        - Не надо, это Хранитель. Мне тоже от них дурно, но сдержись, пожалуйста.
        В туманном окружении дороги силуэт Хранителя выглядел как-то резко, чересчур реально, что ли. Как будто он полностью здесь, а мы - не совсем.
        - Спасибо за корректора, они воплощаются всё реже. У вашего среза ещё есть шанс залечить нанесённую им рану.
        - Кто я такая? - резко спросила Ирина. Она отбросила руку Сени со своего плеча и встала в машине в полный рост.
        - Ты - корректор, потенциальный Хранитель. Твой мир породил тебя тяжестью своей судьбы. Твоё воплощение почти разрушило его.
        - Что со мной будет?
        - Ты пойдёшь со мной.
        - Я с ней! - неожиданно вскочил Сеня. - Я её никому не отдам!
        - Это возможно, - после паузы сказал Чёрный.
        - Сень, ты рехнулся, - дёрнул я его за штанину. - Это её судьба, не твоя.
        - Македонец, - горячо заговорил Сеня, - тебе же больше не нужен напарник! Ты нашёл свою женщину, ты будешь в Коммуне, при службе, семью заведёшь. А я уродец, мне всё равно среди людей места нет. И я её люблю!
        - Я с ней! - сказал он Хранителю решительно и взял Иру за руку.
        - А я с ним! - сказала эта бестолочь малолетняя.
        Эх, Сеня, Сеня…
        - Не скучай, Македонец, я найду тебя!
        Они спрыгнули из машины и пошли.
        - А моя жена? - мрачно спросил Сергей. - Что с ней будет?
        Хранитель пошевелился под своим балахоном. Рыжая внезапно обмякла и начала валиться на бок. Муж подхватил её и удержал.
        - Я переместил потерянную сущность, дав ей новую судьбу, - сказал Хранитель. - Твоя женщина проснётся и не будет ничего помнить. Держитесь подальше от наших путей, они не приносят людям добра.
        Хранитель сделал шаг назад и исчез. Вместе с ним исчезли Сеня с Ириной и Сергей с Леной.
        - Алё, а кто-нибудь умеет управлять этой штукой? - опомнился я.
        - Я не то чтобы умею, - сказал Марина задумчиво, - но до Коммуны доберёмся. У нас с тобой большие планы!
        - Это какие же?
        - Сначала у нас будет много секса, стрельбы, секса, интриг, стрельбы, засад, стрельбы, секса и прочего веселья. Да, я упоминала про секс и стрельбу? Они тоже будут. А потом стрельба закончится, останется только секс. И ты сразу сделаешь мне маленького Македончика. Как тебе такой план?
        - Так чего ж мы ждём, чёрт побери? Куда нажимать, чтобы эта телега поехала?
        Артём
        Ночная заварушка поневоле прошла мимо. Повреждённая нога разболелась так, что пришлось принять снотворное, иначе не мог заснуть - и в результате благополучно всё проспал. Так что первые интерпретации новостей услышал в столовой - мол, ночью кто-то напал, но наши героические милиционеры… Кто напал? Как напал? Зачем напал? - Тут у каждого мнение было своё. Но все сходились на том, что мы им ещё не так наваляем! За столиками говорили, что надо записываться в ополчение. Сам факт того, что впервые за историю Коммуны кто-то сумел не просто найти сюда дорогу, но и перетащить достаточные для нападения силы, почему-то никого не волновал. А Артём думал, что вот он, например, не знает, как провести через репер больше шести человек. И уж точно не знает, как протащить машину. И то, что это знают те, другие, его пугает - потому что неизвестно, что ещё они знают такого, чего не знаем мы.
        Ольга была на каких-то совещаниях, куда Артёма не звали. Уроки в школе были перенесены, монтировать сеть было не с кем - все записывались в ополчение. Артём чуть ли ни впервые оказался не у дел, поэтому и не знал, чем себя занять. Встреченный на улице Борух был в форме и бронежилете, при оружии и серый от усталости. Он тоже куда-то спешил, что-то организовывал и что-то готовил к обороне, но, сжалившись над раненым товарищем, уделил пять минут короткому рассказу. К счастью, он был непосредственным участником и умел выделять главное, так что ситуация получила полнейшую определенность.
        Коммуна запоздало, но энергично перешла к обороне, хотя военные в один голос говорили, что атака не повторится. Такая атака, как была этой ночью и к отражению которой все теперь готовились. А какой будет атака следующая - никто не знает и даже предположить не может. Потому что возможности противника принципиально неизвестны. По этому поводу на совете сейчас драли глотку Первые, включая Ольгу, которая ухитрилась чем-то так с утра зацепить Палыча, что он впервые поставил вопрос об её исключении из Совета. Это был бы прецедент - до сих пор любой из Первых считался членом Совета автоматически, даже если ни разу не участвовал в обсуждениях. Однако это даже рассматривать не стали, и теперь Ольга с Палычем орут друг на друга на равных, уже, говорят, голоса посрывали. В чём разногласия - Борух не знал и знать не хотел, потому что когда будет надо, до него доведут «в части касающейся», а пока это говорильня и потеря времени. Совет он вообще называл не иначе как «наш ебанариум». Рассказав всё это, он торопливо распрощался и убежал проверять какие-то МВЗ[31 - Минно-взрывные заграждения.], что бы это ни        Оставшийся в одиночестве Артём сел на лавочку, со вздохом облегчения вытянул больную ногу и задумался. Кажется, жизнь его, которая только начала было обретать черты определённости, в очередной раз собиралась осыпаться к чертям. Коммуна, казавшаяся оплотом стабильности, где всё распланировано, продумано и более-менее разумно устроено, оказалась под атакой и в осаде. И что теперь будет дальше - совершенно непонятно. Его женщина, которую он уже привык считать почти женой и на дальнейшую совместную жизнь с которой он строил планы, показала себя не то чтобы с неожиданной стороны, но… Скажем так, с той стороны, которую он в ней подозревал, но предпочёл бы не видеть. Теперь он сам не был уверен, как к ней относиться дальше. А главное - кажется, в этом не была уверена она. С момента возвращения в Коммуну они ни разу не разговаривали. Да, конечно, она была очень занята, ситуация более чем кризисная. Но он уже достаточно её изучил, чтобы понимать - она его избегает. Осталось понять, что с этим делать, и надо ли вообще делать что-то. Может быть, дать ей время разобраться?
        Иногда Артём проклинал свою склонность к рефлексии - чем больше обдумываешь эти мотивации и отношения, тем сложнее найти какое-то решение. Становится проще сложить руки и ждать, пока решение не примет кто-то другой. Тем более что принимать решения у Ольги получается лучше.
        - А, вот ты где… - Ольга выглядела встрёпанной и усталой, но как всегда уверенной в себе и, как бы это сказать… боеготовной, пожалуй. Артём со всей определённостью понял, что какое бы ни было еёрешение, она его приняла.
        - Да, сижу вот…
        - Сиди-сиди, лечи ногу. Врачи прописали ей - а значит, и тебе - покой… Всегда можно выбрать покой.
        - Это что-то означает? - осторожно спросил Артём.
        - Если ты этого захочешь, - твёрдо сказала Ольга. - Мне нужен свой м-опер, и это можешь быть ты. Мультиверсум будет открыт для нас, и я буду с тобой.
        Она помолчала, а потом нехотя добавила:
        - И ещё. Хочу, чтобы ты знал - у меня никогда не будет детей. Последствия… не важно, чего.
        - У нас не будет ребёнка? - Артём сам удивился, насколько расстроил его этот факт. Наверное, он слишком много надежд возлагал не столько на самого ребёнка, сколько на то, что материнство как-то изменит Ольгу.
        - У меня не будет, - уточнила она. - Перед тобой твоя жизнь и твой выбор.
        - Кто я для тебя, Оль? - Артём давно собирался задать этот вопрос, и теперь от ответа зависело всё.
        - Мне нужен свой м-оператор, - ответила Ольга. - И да, конечно - ты милый.
        «Милый оператор, значит, - подумал Артём. - Ну что же, она хотя бы сказала это честно».
        Ольга смотрела на него пристально и слегка улыбалась.
        - Да, дорогой, - сказала она ровным тоном. - Любовь - это немного не про меня. Во мне что-то такое сгорело ещё тогда, очень давно. То, что у нас с тобой - это самое близкое к любви, что у меня с тех пор было. Но зато со мной не скучно, и это настоящая жизнь.
        - Настоящая? - Артём вспомнил, как легко она готова убивать. - Именно такая жизнь - настоящая? Точно?
        - Ты можешь и дальше тянуть свои провода, ковыряться в железках и развлекать детишек, - ответила Ольга жёстко. - Это всё тоже кому-нибудь нужно. Но мне нужен именно м-оператор. Выбирай, дорогой.
        Она встала с лавочки и пошла. Наверное, опять на Совет - ругаться, отдавать приказы, планировать грандиозные интриги, жертвовать малым ради большого и, в конце концов, убивать людей ради достойной цели. Артём смотрел ей вслед и невольно любовался - задница по-прежнему идеальна, а походка достойна королевы. Но она так и не обернулась.
        Он сидел на лавочке и бездумно наблюдал, как мимо идут люди. Многие кивали ему головой или здоровались вслух, пробегающие дети уважительно приветствовали, узнавая своего лектора. Хочется ли ему вместо этого какой-то другой, «настоящей» жизни? Артём посмотрел на весёлую компанию подростков и узнал среди них рыжую веснушчатую Катю, которая на практике убирала их квартирку. Они слишком увлеклись болтовней, чтобы с ним поздороваться, и он по привычке подумал было, что у них с Ольгой могла бы быть такая дочь… А потом вспомнил, что нет, не могла бы. И кажется, что-то такое для себя решил.
        Зелёный
        Не знаю, чем руководствовались Чёрные, но, избавив от дальнейшего путешествия в «Раскоряке», они отчего-то отправили нас с женой в Башню. Оказавшись внутри цилиндрической комнаты, я чуть было не запаниковал, но увидел слабый отсвет в люке, спустился по винтовой лестнице и оказался в подвальном хранилище, где когда-то висел тот самый костюм. Костюма у меня теперь не было, «Раскоряки» тоже, а значит, «ходить путями Хранителей» я не мог физически. Оно, наверное, и к лучшему - судя по Ленке, там можно подхватить такую гадость, что хуже триппера. С досадой сообразил, что вместе с «Раскорякой» от меня ушла и коммунарская винтовка и три акка, вставленных в машину. Это плюс к тем двум, что ушли с костюмом. В результате у меня теперь осталось только два: один в универсальном инструменте, всё ещё висящем на поясе, а второй - подключенный к электросети Башни. Да, я лох, знаю.
        Ленка спала, никак не реагируя на то, что я таскал её на плече по лестницам, как мешок. Я очень надеялся, что проснётся она моей женой, а не винегретом из горца-убийцы, беглого коммунарского профессора и кровожадного привидения из тьмы веков.
        Водрузив супругу на одно плечо, а её багаж - на другое, побрёл к УАЗику, чувствуя себя старым, измученным кариатидом - сумка весила чуть ли не больше жены. Сгрузил вещи в багажник, жену на сиденье и, прогрев мотор, покатился в направлении альтерионской арки - будем считать, за неимением альтернативы, что дом у нас пока там. Капот стёрся из этого мира, ныряя под арку, потом появился, но уже вместе со мной - там. Интересно, когда мои глаза уже там, а мозг ещё тут, что я вижу в этот момент? Лучше не думать об этом. Так же, как о том, как чувствуют себя в разных мирах половинки одного коленвала…
        Бросив машину у входа, под радостные вопли Мелкой и искренние поздравления Криспи отнёс жену в спальню. Сгрузил на кровать, стянул ботинки и носки. Одежда явно требовала стирки, а лучше - помойного ведра, но я сообразил, что не знаю, где здесь корзина для белья, есть ли стиральная машина и как она выглядит, а также понятия не имею, где Ленкина чистая одежда. Поэтому стянул только куртку, а майку и штаны оставил как есть. Ленка спала. Надеюсь, так и должно быть, когда из тебя экзорцируют злых духов. Пусть спит пока.
        Спустился вниз, в гостиную, где Криспи и Катерина наперегонки накрывали на стол. Создавалось такое впечатление, что я из голодного края приехал. Ну, или аппетит у меня, как у бегемота. Хотя мне есть не хотелось - хотелось спать. Эти чёртовы временные сдвиги между срезами сбивают организм с толку хуже джетлага. Да и встал я сегодня до рассвета, причём в другом мире. Но пожевал какую-то плюшку, запил чаем - и неожиданно смолотил с тарелок всё. Организм внезапно вспомнил, что мы с ним сегодня не жрали. Криспи смотрела на меня с умилением, как бабушка на проголодавшегося внучка. Не раз замечал, что кормление мужиков успокаивает женщин. Даже если они выросли в обществе, для которого и феминизм - пройденный этап.
        - Что с ней, Сер? Может, надо врача?
        - Не надо, Крис. Надеюсь, с ней всё в порядке. Или будет в порядке. Пусть пока просто спит.
        - Сава пайпа, вачо Машья куфара кукиови миа![32 - «Здравствуй, отец, Юная Машка желает тебе доброго вечера!» - альтери] - выпалила своим голоском-колокольчиком Мелкая и уставилась на меня, ожидая восторга.
        Я восторга не испытал, но и обманывать ожиданий не стал тоже:
        - Ого, ты уже говоришь на альтери?
        - Криспи меня немножко научила! Она говорит, у них есть специальные машины, чтобы учить язык! Даже ты сможешь выучить!
        - Даже я? - покачал я головой с недоверием. - Ну, тогда точно, чудесная машина…
        Машка продолжала безостановочно щебетать, рассказывая, как они хорошо играли у реки, как котик ловил птичку, но она её (к немалому, надо полагать, разочарованию котика) спасла, как Криспи учила её пользоваться ванной: «Тут такой смешной туалет, папа! Туалет-кувыркун!»… В общем, она трещала, а я пил чай и думал, что, может, и не так всё плохо. Выучу, вон, в волшебной машине язык, найду, чем заняться… Главное, что Ленка вернулась.
        Когда я то ли пообедал, то ли позавтракал - я совершенно потерялся во времени - на смешной облизанной тонкостенной машинке приехали альтери - Ниэла и Молодой духом Кериси. Машинка, к моему удивлению, развернулась и уехала совершенно самостоятельно. Наставница Криспи забегала вокруг Ленки и, невзирая на мои возражения, вызвала медицинскую помощь. А я попытался аккуратно выяснить у этого «молодого», какой у нас тут статус.
        Оказалось, что я с женой прохожу тут по разряду приживалок при собственной дочери. Альтерион настолько рад новым Юным, что готов просто содержать парочку мзее, раз уж они придаются в нагрузку. Собственно, нам даже работать не надо, если мы не хотим. Пособия, которое полагается эмигрантам при ребёнке, вполне достаточно, чтобы закрыть все бытовые потребности. И даже дом этот нам предоставлен бесплатно на любой срок, который мы захотим в нём проживать.
        - Альтерион сильно страдает от депопуляции, - признался Кериси. - Домов куда больше, чем жителей.
        - Да что ж такое, - удивился я. - В какой срез ни попаду - везде какой-то бардак творится. Я думал, хоть у вас всё в порядке…
        - Боюсь, что весь известный нам Мультиверсум в кризисе, - сказал Кериси. - Деградация и коллапс населённых срезов - массовое явление. Мы ищем причину, Коммуна ищет причину, многие ищут причину. Общего мнения на этот счёт пока нет. Мы стараемся вывести из кризиса доступные нам срезы, осуществляя над ними протекторат Альтериона. Это, разумеется, не идеальное решение, но это лучше, чем ничего.
        - Тем не менее, - добавил он, - Альтерион остаётся спокойным, безопасным и комфортным местом для проживания. Добро пожаловать!
        Я вежливо покивал и поблагодарил, но остался при своих сомнениях. Не то чтобы я не поверил «молодому», но моя работа приучила меня очень ограниченно верить в благие намерения, а уж бесплатный сыр и вовсе штука подозрительная. Нас готовы принять ради нашей дочери? Скорее всего, это будет означать, что она перестанет быть нашей. Будет очередная Юная альтери, стесняющаяся своих родителей-мзее, считающая русский «языком Коммуны» и забывшая, что у неё есть родной мир. Нормальная судьба эмигрантов второго поколения, не самая, кстати, плохая. Но хочу ли я этого для Мелкой? Далеко не факт.
        Между тем, на такой же капсульной машине прибыл медик - прошёл в спальню, разложил принесённую в кофре раму и установил её прямо над кроватью, где преспокойно спала Ленка. По раме забегала какая-то штуковина, а медик смотрел на экран большого планшета. Оператор медицинской техники, а не врач. Убрав раму, он приложил к руке жены какую-то коробочку, та пискнула, и он снова уставился в планшет. Затем собрал все свои причиндалы, что-то попытался мне объяснить, но волшебная машина, обучающая языку альтери, со мной пока не встретилась. Тогда он переключился на Ниэлу и что-то объяснял ей, а я пытался понять по интонациям, насколько всё плохо. Не понял. Но паники у него в голосе не было, немедленной госпитализации тоже явно не требовалось.
        - Она действительно просто спит, - сказала мне Ниэла. - Очень крепко. И вот ещё что…
        - Что?
        - Она беременна.
        - Какой срок? - спросил я немедленно.
        - Три недели, плюс-минус день. Она может даже не знать об этом.
        Я выдохнул. Всё-таки неделю она была не в себе, вернее в ней была не она. В общем, хорошо, что три. И вообще - хорошо.
        - Не волнуйся, Альтерион позаботится о ней и ребенке! - неверно истолковала мои размышления Ниэла. - Медик уже поставил её на учёт.
        Вообще-то я сам предпочел бы позаботиться о жене и ребенке. Что-то меня здешняя заботливость всё больше настораживает. Ниэла же распиналась о том, как внимательны тут к беременным. И мне всё больше стало казаться, что жену у меня по этому поводу просто отберут. Обернут ватой, будут хранить, как яйцо в инкубаторе, а потом то ли вернут, то ли нет…
        - Ваш ребенок будет урождённый альтери! - закончила она свою рекламную акцию, и я сразу подумал, что мне, позорному мигранту-мзее, его, наверное, даже не покажут.
        Да, я параноик. Причём, параноик уже видевший, как его паранойя становится реальностью.
        Когда Ниэла вышла, я в задумчивости раскрыл большую спортивную сумку, которую таскала с собой жена. Внутри оказался всё тот же пистолет-пулемёт, разобранная винтовка и длинный толстый глушитель к ней отдельно, запасные магазины к тому и другому и - пачки денег в банковской упаковке. Этакий «чемоданчик гангстера». Она что, банки там грабила всю неделю? И ведь не спросишь теперь, не вспомнит же…
        Я занервничал, спустился вниз и, отозвав в сторонку Криспи, спросил, как у них тут насчёт хранения оружия. Может, я уже всё на свете нарушил?
        - У нас, кажется, вообще нет никаких правил на этот счет, - удивилась Криспи. - Никогда не слышала, чтобы кто-то держал дома оружие, зачем оно?
        - Ну, нет так нет, - сказал я. - Одной проблемой меньше.
        Молодой духом Кериси, поговорив по какому-то тонкому полупрозрачному устройству, сказал, что меня хочет видеть Андираос, то есть, попросту Андрей.
        - Это ещё зачем? - спросил я недовольно. - Не о чём мне с ним говорить.
        - И, тем не менее, - настаивал альтери, - я бы очень попросил вас не пренебрегать этой просьбой. Это, некоторым образом, традиция. После того, как он примет наказание, поговорить с ним будет… хм… проблематично. Поэтому отказывать в таких просьбах не принято.
        Экие страсти-то!
        - Это долго? - я не хотел оставлять жену.
        - Не больше часа! - заверил меня «молодой». - Вот и машина стоит.
        Я неохотно согласился - меня уже здорово достала вся эта история, и очень хотелось её закончить. Пусть это будет последним моим долгом перед Мирозданием.
        Машины здесь какие-то легкомысленные. Тоненькие борта, много стекла, ни капота, ни бампера, не говоря уже о кенгурятнике и отбойниках. Фужер на колёсиках. Оказалось, что она ещё и с автопилотом - сели, динамик что-то прощебетал на альтери, Кериси ему ответил, и поехали. Довольно шустро, кстати. И сидеть удобно - если вас не напрягает, что между вами и другими участниками движения в основном стекло.
        Доехали быстро - оказывается, от нашего дома до города минут пятнадцать ходу. На УАЗике, правда, просто так кататься нельзя, надо сначала получить навигационно-контрольный прибор, позволяющий автоматическим системам его видеть и учитывать. Ну да не больно-то и хотелось, я всё равно местных ПДД не знаю. Андрея держали в невзрачном сером здании и, вроде бы, без какого-нибудь конвоя. Во всяком случае, в комнату он зашёл сам, и, закрыв за собой дверь, сел на стул.
        - Здесь не прослушивают, - сказал он сходу. - Традиция. Так что говори спокойно.
        - О чём мне с тобой говорить? - мрачно спросил я.
        У меня было ощущение, что я просто теряю время.
        - О том, как вытащить меня отсюда, разумеется.
        - И нахрена мне тебя отсюда вытаскивать? - поразился я такой наглости. - Ты сделал много всякого говна, получи по заслугам.
        - По заслугам? - Андрей криво усмехнулся. - А хочешь знать, что со мной сделают здесь?
        - Не хочу! - ответил я твердо. - Похуй мне!
        Но он всё-таки рассказал.
        - Нет, что, правда? - поразился я.
        - Не сомневайся даже. Альтери только с виду добрые.
        - Охуеть, - согласился я. - До такого ещё додуматься надо…
        Ну вот, зачем я это узнал? Не дай бог приснится теперь.
        - Послушай, - сказал Андрей. - Я, конечно, накосячил и многим насрал, но вот конкретно ты от меня дурного не видел, так?
        - Да я бы тебя за одну Криспи так отмудохал…
        - Вытащи меня отсюда и отмудохай. Твоё право. Но сначала вытащи. Я в долгу не останусь, у меня есть кое-какие активы. Ты знаешь, я долги отдаю всегда!
        - Да как я тебя вытащу-то?
        - Ничего сложного, подгони сюда УАЗик и оставь его. Ни одна местная машина меня не послушается и туда, куда мне надо, не поедет. Но ты же не получал навигационный чип, так?
        - Не получал, - признался я.
        - И коммуникатора местного у тебя нет?
        - Вообще не в курсе, что это.
        - Ну вот, ты человек-невидимка. Просто подгони машину и уходи.
        - А как я обратно доберусь?
        - Послушай, - сказал Андрей, - ну что такое небольшая ночная прогулка по сравнению с тем, что сделают тут со мной?
        - Ночная прогулка?
        - Ну, машину-то ты без коммуникатора не вызовешь, придётся прогуляться. Я примерно представляю, где вас поселили, это километров двадцать пять-тридцать. Гулять тебе полезно. А ночная - потому что машину мне надо подогнать к полуночи. Раньше нельзя, заметят.
        - А как я получу машину обратно?
        - Скорее всего, никак… - вздохнул Андрей. - Но я тебе потом компенсирую. Хочешь, «Патр» свой отдам?
        - Не факт, что он ещё существует, - сказал я, припомнив вчерашний день. - Его оставили в городе, на который собирались ядерную бомбу сбросить.
        - Неважно, найду, чем отдариться. Ну, зачем он тебе теперь? Куда тут на нём ездить? Он у тебя и на Родине-то в гараже без дела стоял…
        - Ничего не буду обещать, - сказал я, больше чтобы отделаться. - Но подумаю.
        - Подумай, подумай…
        Когда Кериси вёз меня обратно, я спросил у него - действительно ли с Андреем поступят так, как он говорил.
        - Да, так и будет, - подтвердил «молодой».
        - Ну вот, - расстроился я. - А можно я его просто пристрелю? Это гуманнее.
        - Нельзя, - очень серьёзно сказал альтери. - Трата ресурсов.
        Эх, а я, признаться, надеялся, что Андрей мне наврал для жалостливости. Развитой, продвинутый и такой гостеприимный Альтерион нравился мне всё меньше.
        Кериси высадил меня у дорожки и уехал. Я зашёл в дом и схватился за пистолет - за столом у камина сидела одетая в пустотный комплект Ольга. Чёрт, только сейчас сообразил, что я всё это время таскал под курткой тяжеленный «Кольт», и даже в голову мне не пришло, что в этом что-то не так. Хорошо, что альтери к чужому оружию спокойно относятся. Но я слишком долго изображаю из себя крутого, не втянуться бы.
        - Э… привет… - сказал я, с некоторым душевным усилием убирая руку от кобуры. - Какими судьбами?
        - С Андреем говорил? - спросила она, пренебрегая приветствиями.
        - Допустим, говорил… - сказал я настороженно. - А что?
        - Сделай, как он просит.
        - Схуяли?
        - Ради моей личной тебе благодарности.
        - А зачем мне такое сомнительное удовольствие, как твоя благодарность? Моя роль во всей этой истории закончилась. Буду жить на пособие Альтери, машинки чинить на досуге…
        - Не зарекайся, - Ольга неожиданно засмеялась и сразу перестала выглядеть зловещим руководителем разведки таинственной Коммуны. - Коготок увяз - птичке пропасть. А в Мультиверсуме благодарность Коммуны - моя благодарность - дорогого стоит…
        Ольга поднялась и пошла к выходу.
        - Да тебе-то он зачем? Альтери так с ним обойдутся, что ты всё равно ничего хуже не придумаешь…
        - Вот ты смешной, - улыбнулась Ольга, оборачиваясь. - Ты, правда, думаешь, что я ему мстить собралась?
        - А что? - удивился я.
        - Мне просто нужен новый м-оператор! - и она удалилась, гордая и загадочная. Интересно, куда она дела старого?
        Кстати, роскошная задница.
        - Папа, папа! - завопила сверху прикорнувшая было рядом с женой Мелкая. - Мама проснулась!
        Я побежал наверх. Жена сидела на краю кровати и осматривалась с видом человека, не уверенного, проснулся он или нет. Машка задорно скакала у неё на коленях.
        - Милый, я так странно себя чувствую… - сказала она тихо. - Где мы? Что случилось?
        - Мама, мама, у нас котик! - сходу выпалила самую важную новость Мелкая. - Он рыжий, его зовут Ёксель, он умеет ловить птичек…
        - Котик, - констатировала жена, - роскошно. Только котик?
        - Нет, - сказал я ей. - Дорогая, у нас будет ребёнок.
        - Э… Разве это не моя реплика? - растерянно сказала жена.
        - Неважно, - рассмеялся я с облегчением. - Мне надо многое тебе рассказать…
        Через пару часов мы сидели внизу, жена поглощала приготовленный Криспи ужин - у меня так и не случилось оказии освоить здешнюю кухню.
        - Представляешь, - жалобно сказала она, - ты мне всё это рассказываешь, а я ничего не помню…
        - Наверное, оно и к лучшему, - ответил я. - Плюнуть и забыть. Считай, что ты была в обмороке.
        После ужина внезапно заявились Йози и Ингвар. Криспи захлопотала накормить и их, но они решительно отказались, сказав, что уже и вообще ненадолго. Поздравили меня с успешным спасением жены, поздравили её с возвращением в число людей, не одержимых Древним Злом (ну, они иначе выразились, конечно) и вышли со мной во двор посекретничать.
        - Андрей? - спросил я сходу, глядя на их загадочные лица.
        - Да, а как ты… А, впрочем, неважно, - ответил Ингвар. - Его надо вытащить. Ты знаешь, что они с ним сделают?
        - Знаю, - меня аж передёрнуло. - Но тебе-то какой интерес?
        - Ну, знаешь… Бывает, что всё вроде идёт как по маслу, а потом оборачиваешься - опа, а это был вазелин… Короче, не всё тут так просто, как говорят альтери. Мне нужен человек, который знает входы и выходы.
        - А мне Сандер сказал… - сказал смущенно Йози.
        - Сандер? - поразился я. - Он тут?
        - Заходил сегодня. Он странный теперь… Очень сильно изменился. Сказал: «Он ещё нуен! Вазно!» - и смылся опять. Шляется по Мультиверсуму, как у себя дома…
        - Ребята, ничего не обещаю, - ответил я им. - Я не уверен, как тут поступить правильно.
        - Само собой, - ответил Ингвар. - Тебе решать.
        Йози интенсивно закивал, и они удалились в сторону его дома.
        «Небось, пиво пить пошли», - подумал я с завистью. Мне вдруг захотелось выпить, но было некогда.
        Когда я вернулся в дом, жена уже успела обнаружить, что из вещей у неё только то, что на ней надето и оно, мягко говоря, несвежее. Оказалось, что вся её одежда осталась в Башне, и мне пришлось туда за ней ехать, снабжённому кучей инструкций, где что не забыть. Впрочем, я просто запихал в баул всю одежду, что попалась на глаза. Постоял возле башни, посмотрел на море - а потом вдруг как будто потянуло что-то. Подъехал на УАЗе к сараюшке, потянулся к проходу - и выехал в свой старый гараж. Остановился, заглушил мотор и несколько минут сидел в темноте, глядя на лучики света по щелям ворот. Хлопал себя по карманам жилетки, достал смартфон и не без внутреннего трепета включил. Аппарат загрузился, зацепился за сеть, показав три линеечки и значок 3G, и первое, что я услышал - сигнал рабочего мессенджера.
        - Куда ты пропал? - писал ЕП. - Не могу с тобой связаться, про ваш город какие-то страсти рассказывают, ты жив там вообще?
        Я не стал отвечать. Он всё равно увидит, что я прочитал, но не буду спешить. Не знаю, хочу ли я снова в эту карусель - большие данные и просто данные, мониторинг, анализ, мониторинг анализа и анализ мониторинга… Ядерную бомбу тут определённо не сбросили, и это уже хорошо. Может, обойдется всё? Во всяком случае, у нас теперь есть выбор.
        Вернулся к Башне, закрыл проход, отвёз жене вещи - был обфыркан, что не те, не в том порядке и вообще помял. Ну вот, наконец-то, пришла в себя! Смотрел на неё и думал, что очень её люблю и соскучился. И, может быть, будет мальчик. Ну, чисто для разнообразия. Но и девочек много не бывает. А потом понял, что скоро полночь и надо что-то уже решать.
        Зашел в комнату к Криспи - она сидела на кровати, опершись спиной о подушки, и что-то читала на полупрозрачной тонкой пластине. Наверное, это их коммуникатор и есть. Рассказал ей про Андрея.
        - Ты самая от него пострадавшая, - сказал я. - Как скажешь, так и сделаю.
        Ну да, перевалил ответственность на девочку, герой. Но это её мир, её враг и её право. И культ ответственности Юных у них тут не просто так.
        Криспи долго молчала, отложив коммуникатор, а потом сказала тихо:
        - Я поеду с тобой.
        И мы поехали.
        Ночью дороги и улицы Альтериона оказались равно пусты, и мы без проблем доехали, никого не встретив. Я поставил УАЗик у стены, чтобы он не бросался в глаза. Мы высадились и отошли в сторонку, типа просто так тут стоим. Андрей не прорывался со стрельбой, не спустился на простыне из окна, не прыгнул с крыши с наволочкой вместо парашюта - просто и буднично вышел из двери.
        - Приношу свои извинения, Юная, - поклонился он Криспи. - Так вышло.
        - Я не прощу тебе Туори, - ответила она. - Но сейчас уезжай, это будет правильно.
        Он молча кивнул мне, залез в Уазик, завёл его и, со скрежетом включив передачу - я поморщился, как от зубной боли, - поехал. Мы смотрели ему вслед, пока он не скрылся за поворотом, и я думал, что этот период в моей жизни закончился.
        Теперь будет что-то другое.
        Эпилогика
        Македонец
        В коммунары меня приняли как-то буднично - без присяги и «торжественно клянусь», даже галстук красный не повязали, жлобы. Усталая женщина на складе поставила меня на довольствие, шлёпнув какой-то штамп в разлинованную прошитую книгу. Я только расписался в соответствующей графе. Получил большой бумажный пакет с одеждой и «личными вещами» (преимущественно предметами гигиены), а потом Маринка отвела меня заселяться - нам на двоих дали небольшую «гостинку».
        - И что, даже паспорт не дадут? - удивился я.
        - У нас слишком мало народу для бюрократии, - засмеялась Марина. - Все в базе учёта кадров.
        Жить в Коммуне оказалось непривычно и немного казарменно, но я мало сталкивался со здешним бытом. После полевых выходов оставалось только принять душ, закинуть одежду в стирку, сбегать в столовую - и валиться в койку. Однако наличие в этой койке Маринки полностью примиряло меня с таким режимом. Мы с ней даже поженились - хотя здешнее бракосочетание оказалось ещё более неформальным, чем гражданство. В нашем мире брак - это, в первую очередь, имущественные вопросы и обязательства по поддержке потомства, а тут и имущества толком нет, и потомству пропасть не дадут. Так что здешний брак - это просто добровольное публичное объявление о том, что вы с этой женщиной - пара. Мы отметили событие в единственном ресторане без специальных гостей - но нас поздравляли все, кто оказался рядом. Здесь так принято.
        Занимался я в основном тем же, чем и всегда - стрелял в людей из пистолетов. Коммуна была в осаде и вела рейдовые бои за разблокировку реперов. Машина, на которой мы с Маринкой добирались до Коммуны, стала нашей тачанкой: мы лихо подлетали к блокированным реперам с «изнанки» (что бы это ни значило) и пытались с налёта выбивать их охрану. Экипаж машины боевой: я и Маринка за стрелков, м-оператор за штурмана и ещё пара бойцов - водитель и пулемётчик. Выскакивали, как черти из ада, стреляли во всё, что видим, и уходили обратно, давая возможность тяжёлой группе прорыва пройти через репер и закрепиться. Сложнее всего было добиться синхронности работы групп, но м-операторы как-то решили эту задачу.
        В целом мы действовали успешно, хотя легко дались только первые несколько выходов. Противники наши - пресловутый Комспас - вояки опытные, серьёзные. Они быстро сообразили, как организовать оборону в новых условиях. И пошла игра вдолгую, на истощение ресурсов - в первую очередь, человеческих. Иногда мы их выносили на эффекте неожиданности, иногда нарывались на такой отпор, что приходилось уходить, не решив задачи. Я был уже дважды ранен, один раз Маринке прострелили руку, дважды мы теряли пулемётчиков и один раз - водителя. В Коммуне использовали регенеративные препараты на основе Вещества, что позволяло вытаскивать даже очень тяжёлых раненых, а лёгкие ранения заживали за пару дней. Это отчасти компенсировало преимущество в людях, которое имели нападающие. К счастью, их ресурсы тоже были не беспредельны. Нам всё чаще встречались молодые, плохо обученные, слабо вооружённые солдаты - видимо, кадровых вояк мы неплохо проредили.
        В результате нашей работы паритет был достигнут на новых, более выгодных для Коммуны условиях - закрепившись на нескольких ключевых реперах, мы уже не отдавали их назад, и полная изоляция стала невозможна. С обеих сторон происходили попытки изменить ситуацию в свою пользу, и мы и они несли потери, но это уже не было такой катастрофой, как в первые дни осады.
        Иногда мы с Маринкой работали на разведку на той же машине, но Ольга была за пилота, Андрей за штурмана и Борух за пулеметчика. О целях разведчиков меня не извещали, но несложно было догадаться, что Коммуна ищет главную базу Комспаса. Мы пытались захватить командиров, проводили какие-то исследования в пустых срезах и так далее. Не могу судить, насколько успешны были поиски, потому что моё дело - стрелять, чем я и занимался.
        В принципе, меня всё устраивало, но я очень ждал, когда эта война закончится - я взял с Маринки клятву, что она бросит рейды, и мы тут же обзаведёмся ребёнком.
        В глубине души я надеялся, что мой талант не наследуется. Хватит Мультиверсуму одного Македонца.
        Лена
        Красивая рыжая женщина стоит у плиты в свободном красном платье, босая и беременная. Помешивая кашу, она улыбается своим мыслям.
        - Мама, мама, манная каша готова? - в кухню врывается белокурое звонкое торнадо и делает два круга в погоне за рыжим пушистым котом.
        Кот, развернувшись с заносом задних лап, стартует в коридор, уклонившись от ласковых загребущих ручонок. Машка, раскрасневшаяся от погони, запрыгивает на стул.
        - Сейчас будет, солнышко. Тебе с чем?
        - С клубничным вареньем!
        Женщина наполняет тарелку и некоторое время смотрит, как девочка ест, аккуратно цепляя кашу с остывших краёв и неумолимо двигаясь к середине. Она непроизвольно поглаживает большой живот и снова улыбается. Беременность очень ей к лицу.
        - Спасибо! - светловолосая шестилетка срывается со стула и мчится обратно в гостиную. Кажется, чей-то рыжий хвост сейчас будет решительно схвачен, а его обладатель принуждён к активным играм.
        Рыжая женщина составляет посуду в моечную машину, вытирает руки полотенцем, вешает его на крючок…
        В коридоре раздаётся резкий хлопок - и она уже стоит, прижавшись спиной к стене и направив в сторону дверного проёма толстый ствол пистолета-пулемёта «Кедр Б». Её голубые глаза сияют льдом и безумием, предохранитель снят, патрон дослан, рука тверда.
        - Мама, мама! Ёксель уронил вазу! Она разбилась! Я не виновата, он сам!
        Глаза женщины становятся просто голубыми, с лица пропадает злой оскал.
        - Ничего, дорогая, я сейчас уберу, не бегай там, а то ножки поранишь!
        Женщина, не глядя, задвигает ящик стола, где под полотенцами лежит такой необычный для кухни прибор и, больно прищемив палец, машинально говорит:
        - Мвора ва кубра![33 - Никогда не произносите этих слов в горах Закава.]
        - Мам, ты что-то сказала? Это же не на альтери? - в кухню засовывается светловолосая головёнка, голубые глаза блестят любопытством.
        - А, что? - красивая рыжая женщина кладёт руку на живот, рассеянно улыбается и тянется за полотенцем, забыв, что уже повесила его на крючок. - Нет, дорогая, вроде бы ничего…
        Лицо её, слегка округлившееся при беременности, немного задумчиво, но безмятежно. Она счастлива.
        Зелёный
        Несмотря на все мои осторожные уговоры, Ленка решила остаться на время беременности в Альтерионе. Я не особо настаивал - паранойя паранойей, но уровень медицины здесь фантастический, а отношение к беременным трепетное и внимательное до абсурда. Альтерионцы не спешили снимать портал к Башне (от этого я тоже немного параноил - чего это они так запросто энергию жгут?), и мы продолжали использовать её как дачу у моря, считая основным жильём альтерионский дом.
        В срезе Земля Третья Мировая так и не началась, хотя всё было на грани и многие в процессе неплохо огребли. В прессе и оживших снова социалочках это называли БК (Большой Кризис), но в БП он так и не перешёл. Городу нашему, правда, досталось так, что, на мой взгляд, было проще снести его в ноль и построить новый. Однако государство, у которого по этому поводу, кажется, было рыльце в пушку, неожиданно расщедрилось на компенсации всем выжившим, а сам город стремительно порос подъёмными кранами и загремел строительной техникой. Компенсировали не жадничая, так что вместо разрушенной в пыль двухкомнатной хрущёвки я купил трёхкомнатную «сталинку» в центре, со стенами такими толстыми, что все катаклизмы ей оказались пофиг. Найденных в сумке жены денег хватало на капитальный ремонт и даже небольшую перепланировку, но тянулись они медленно, поскольку рабочие руки строительных специальностей в городе были в страшном дефиците. Моя стройбригада тянула резину, работая на нескольких объектах сразу, и всё равно переживала, что не может разорваться на части и взять ещё парочку. Я сам закупал материалы, матерно
ругался с бригадиром и пару раз ловил себя на том, что рука дёргается к отсутствующей кобуре. Очень надеялся, что пройдет - ну их в жопу, такие рефлексы.
        Работа моя призвала меня к станку почти сразу - Родине снова было «надо»: отслеживать новые связи в новых реалиях, мониторить послекризисное утрясание и формирование новых центров влияния и предсказывать, по возможности, эти процессы. Задач было много, они были интересные, финансирование дали хорошее, так что заплату мне прибавили, и заметно. Система контроля не успевала за изменившейся жизнью, все поведенческие паттерны были порушены, так что я, плюнув на конспирацию, жил на три дома - в городе ремонтировал квартиру, в Башне работал, таская рабочий трафик через уцелевшую, хотя и пострадавшую от каких-то взломщиков дачу, а в Альтерионе отдыхал душой с женой и дочкой.
        Жена от беременности расцвела так, что я на неё налюбоваться не мог. Ходила важная, пузатая и счастливая, сияя внутренним светом будущей матери. Кажется, те события прошли, не оставив на ней заметного следа, хотя… Иногда она как бы зависала, не откликаясь, и в глазах её мелькало что-то такое… Но потом проходило, и снова всё было нормально. Я надеялся, что время - лучший лекарь, но так и не смог найти пропавшее в какой-то момент из её сумки оружие. Да и чёрт с ним - я и своё-то хранил в Башне и старался лишний раз в руки не брать, а то уж больно часто мне его не хватает.
        Машка уже свободно щебетала на альтери, и как её вписывать в жизнь родного среза, я понятия не имел. В следующем году ей в школу, и что? Выйдет наша блондинка к доске да как ляпнет что-нибудь альтерионское… С другой стороны, учить её в Альтерионе я тоже опасался. Их заскоки с нашими плохо стыкуются. В общем, эта проблема зависла. Впрочем, альтери я уже и сам выучил - машина, активизирующая речевые центры, оказалась действительно офигенной. Она не закачивала словарный запас в мозг под давлением как из клизмы, а как-то стимулировала его языковую обучаемость. А дальше - хочешь перед телевизором сиди, хочешь в городе тусуйся. Лишь бы языковая среда вокруг.
        Йози ожидаемо открыл в Альтерионе свой центр по обслуживанию и реставрации раритетных автомобилей, выписав сюда нескольких грёмлёнг из числа тех, с кем держал сервис у нас. Жил, работал, растил детей, и, кажется, был всем доволен. Жаловался только, что старший уже забывает язык грёмлёнг и вряд ли будет следовать пути грём. Он и по-русски говорить почти разучился, предпочитая альтери. Так что я отдавать Машку в здешнюю учёбу не спешил, хотя Ниэла мне намекала, что пора.
        Ингвар каким-то образом встроился в систему контрабанды, называемую в Альтерионе «свободным межсрезовым рынком», и вовсю крутил дела с разблокировавшимся материнским срезом. Пока все опомнились и сориентировались в новых обстоятельствах, наш пират уже стал чем-то вроде разводящего межсрезовой мафии. И никто без его санкции на альтерионском обменном рынке пёрнуть не смел. На вопрос, как ему это удалось, ответил уклончиво:
        - У атамана Козолупа была огромная сноровка…
        Впрочем, позднее он признался, что поддерживает контакты с беглым Андреем, которому теперь путь в Альтерион закрыт, но кое-какие активы и связи остались. Ингвар передал мне от него привет и благодарность, с обещаниями каких-то фантастических, но очень неопределённых благ, как только они закончат там, в Коммуне, свою войну. Я не брал это в голову - ну его в жопу с его подарками. Тем более, что его судьбу решил не я, а Криспи.
        Криспи продолжала жить с нами, хотя, к досаде очень любящей её Машки, появлялась всё реже. Она руководила работами по спасению остатков народа Йири. Их как-то удавалось мало-помалу реабилитировать и укоренять в реальности. Звала меня, и я даже пару раз посетил миссию в том срезе - давал советы в меру понимания ситуации. Кажется, они даже были приняты. Тем не менее, чувствовать себя унылым мзее среди безбашенных Юных было не очень комфортно. Большинство из них хотелось просто выпороть. Криспи теперь довольно сильно отличалась от этой компании и, как мне показалось, косились там на неё неодобрительно. Впрочем, она была настолько упорна, сильна духом и непоколебима, что я начинал задумываться, чем обернется её пробивная активность для самих Альтери. Может быть, она даже изменит свой мир. Я много рассказывал ей о том, как устроено и работает общество, делился опытом работы с информацией и давал начатки социологии. Авось пригодится.
        Однажды в Башне меня внезапно посетил Сандер. Пришёл, сказал своё вечное:
        - Еет! Какдила? - как будто мы с ним вчера только виделись.
        Покивал, побегал вокруг, посмотрел зарядную станцию Ушельцев, залез в их переходный тамбур, что-то там себе понял:
        - Аашо, аильно сё!
        И уселся пить чай с зефиром, навалив себе полчашки сахару. Выпил, сбегал осмотреть портал да и ушел через него - к Йози, где выпил ещё чаю, на этот раз с вареньем. И снова умчался по своим непостижимым делам. Чего хотел? Зачем приходил? Не чаю же попить? Непонятно.
        УАЗик ко мне так и не вернулся - понятия не имею, куда загнал его чёртов Андираос, удирая из Альтериона. Но в одном он оказался прав - ездить на нём мне было некуда. Городской автомобиль вполне покрывал мои текущие нужды и не отнимал время на регулярный ремонт. Боюсь, теперь Сандер не распознал бы во мне «следующего путём грём», и вся эта история даже не началась бы.
        Не знаю, к лучшему это было бы или нет.
        Артём
        Стремление Артёма стать мирным обывателем не спешило реализоваться. М-операторов категорически не хватало - немалая их часть пропала без вести при установлении блокады, предположительно погибнув или попав в плен. Коммунаров поголовно проверяли на наличие хотя бы слабеньких способностей, мобилизуя даже подростков, почти детей, если у них присутствовали зачатки таланта. Почти никого не нашли, а несколько перспективных юнцов ещё было учить и учить.
        Разумеется, в таких обстоятельствах действующий м-опер с опытом, каковым по факту являлся Артём, не мог отсиживаться в вычислительном центре. По большей части он сопровождал группы прорыва - пятёрка бойцов в тяжелой броне со щитами становилась клином, как рыцари, ощетинивались оружием - и он переносился с ними. Дефицитного м-опера, единственный билет на возвращение группы, наряжали в тяжёлый бронежилет и каску, ставили в центр клина и берегли как зеницу ока, но противники тоже старались в первую очередь выбивать операторов. Он дважды был ранен в ураганных перестрелках короткого боя. Второй раз, заливаясь кровью из пробитого насквозь плеча, снова и снова дожидался перезагрузки репера и проводил подкрепление - группе удалось закрепиться, сменить его было некому, и он работал, пока не рухнул без сознания от потери крови.
        Тогда в госпиталь к нему пришла Ольга. Очнувшись, он увидел её на стуле у кровати. Он знал, что м-опером при ней теперь Андрей, он же Андираос Курценор, бывший злейший враг Коммуны. Впрочем, на примере Карасова Артём успел убедиться, что Ольга легко превращает врагов в союзников. Были ли их отношения с Андреем строго служебными, или он заменил ей Артёма и в другом качестве, он не интересовался.
        - Ну что, легче тебе без меня живётся? - спросила она ехидно. - Как тебе мирная жизнь? Как карьера учителя?
        - Эта война рано или поздно закончится, - ответил он слабым голосом. - Твоя война - никогда…
        Артём продолжал читать лекции в школе, в перерывах между рейдами монтировал сети - и ждал. Было понятно, что нахрапом взять Коммуну у противника не получилось, заблокировать тоже не вышло, и вскоре что-то должно было измениться. Бесполезность и безвыигрышность этой войны рано или поздно должны были, по мнению Артёма, осознать обе стороны. Он был уверен, что вскоре последуют контакты под белым флагом, переговоры, обмены пленными, а главное - прекращение огня. К этому толкала вся логика событий. Тогда он сможет, наконец, вернуться к обычной мирной жизни - насколько эти понятия вообще применимы к Коммуне.
        В ожидании этого момента он достал свой старый ноутбук и начал снова писать. Новая книга, по его задумке, должна была рассказать о начале истории Коммуны, об Эксперименте и Катастрофе, о борьбе и выживании - и одновременно о том, чего достигла Коммуна в результате, и о текущем кризисе. Он разговаривал с Первыми, тщательно выясняя подробности. Уникальность Коммуны, где очевидцы событий полувековой давности были живы, бодры и с молодой памятью, позволяла ему восстанавливать моменты Катастрофы чуть ли ни поминутно. Ему охотно рассказывали - оказывается, до него такая мысль просто никому не приходила в голову. Палыч настолько загорелся этой идеей, что назначил Артёма официальным историографом Коммуны, обязав всех оказывать ему всяческое содействие. Заметки накапливались файл за файлом, две сюжетные линии - начала Коммуны и хроники текущего кризиса - переплетались, как провода в витой паре. Он уже чувствовал авторский азарт - книга обещала выйти интересной, а главное - это будет первая большая художественная книга Коммуны, а он - её первым писателем.
        Не самый худший вариант.
        notes
        Примечания
        1
        Владимир Высоцкий. Песня «Письмо в редакцию телевизионной передачи „Очевидное - невероятное“ из сумасшедшего дома, с Канатчиковой дачи».
        2
        Боевой ударный вертолет Ми-28.
        3
        Ka-Bar (USN Mark II) - боевой нож.
        4
        Некие места, имеющие внутреннее сродство в разных мирах-срезах. Позволяют проводникам перемещаться между ними. Читайте об этом подробно в предыдущих книгах серии.
        5
        Стрельба «по-македонски» - на ходу из двух пистолетов по движущейся цели.
        6
        Повседневный стиль одежды с акцентом на удобство и практичность.
        7
        Закрытое административно-территориальное образование - «почтовый ящик», город, для которого в СССР устанавливался особый режим безопасного функционирования и охраны государственной тайны, включающий специальные условия проживания граждан.
        8
        Читайте историю Коммуны в следующей книге серии.
        9
        Обрез охотничьего ружья под пистолетную рукоять.
        10
        Мина МОН-50 противопехотная осколочная, направленного поражения.
        11
        Практически непереводимое обращение к собеседнику на языке горцев Закава, сообщающее о непростых отношениях адресата с домашним скотом, трупами родителей и испражнениями нечистых животных. Кстати, самый частый местный праздник - похороны…
        12
        НУРС - неуправляемый реактивный снаряд, вид вертолётного (и не только) вооружения.
        13
        Выстрел осколочный гранатомётный.
        14
        Путепрокладчик на базе гусеничного артиллерийского тягача - армейский вариант бульдозера.
        15
        Камуфлетный взрыв - подземный, без образования воронки.
        16
        Бесшумный пистолет на базе АПС - пистолета Стечкина.
        17
        Прибор Бесшумной Стрельбы - глушитель по-простому.
        18
        Специальный домкрат.
        19
        «Игла» - переносной зенитный ракетный комплекс.
        20
        Вертолёт Ми-28Н.
        21
        «Бастион» - береговой противокорабельный ракетный комплекс.
        22
        Автомат Калашникова складной укороченный, АКС74У.
        23
        Инженерная машина разграждений.
        24
        Универсальные машины для разборки завалов.
        25
        «По-взрослому» - в Альтерионе это выражение имеет негативный оттенок.
        26
        Очень обидное по отношению к мужчине выражение.
        27
        «Когда все закончится, найди меня в Альтерионе. У меня есть кое-что важное для тебя».
        28
        RTS - стратегия в реальном времени, вид компьютерной игры.
        29
        (англ.) «Убей комми для мамочки».
        30
        Мзее - «взрослые». Подробнее о социальном устройстве среза Альтери читайте в первой книге серии.
        31
        Минно-взрывные заграждения.
        32
        «Здравствуй, отец, Юная Машка желает тебе доброго вечера!» - альтери
        33
        Никогда не произносите этих слов в горах Закава.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к