Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ива Дарья: " Академия Космических Хранителей Елисей И Ожившая Планета " - читать онлайн

Сохранить .
Академия Космических Хранителей. Елисей и ожившая планета Дарья Ива
        # Фантастические приключения мальчика по имени Елисей. Главный герой удивительным образом оказывается в Академии Космических Хранителей, далеко от Земли. Занятия ещё пока не начались, но нашему герою скучать не придётся. Пускай и царят под куполом Академии, в преддверии нового учебного года, полная тишина и покой, всё здесь лишь кажется таким мирным и безопасным…
        Магическая повесть Дарьи Ивы - увлекательная, остросюжетная и остроумная книга. Она будет интересна всем, кто обладает фантазией и любит мечтать.
        Дарья Ива
        Академия Космических Хранителей. Елисей и ожившая планета
        Часть 1. Елисей и ожившая планета
        Глава 1
        Мальчик с собакой. Сомнительная котлета. Страшная история щенка. Самая большая мечта. И снова хулиганы. Ярко-рыжая жертва. Кто кого. Он говорит!
        Худенький подросток пролез под кривой жердиной, сторожившей путь к заброшенным конюшням, и поспешил к некогда белому зданию. Поживиться тут нечем уже давно, и потому здесь никого не бывало; проселочная дорога совсем потерялась в колючих кустах. Но Елисей знал это место - не единожды по соседству подрабатывал.
        Знакомое повизгивание мальчик заслышал на полдороге к бывшей конюшне. Рассмеявшись, торопливо забежал в просторное помещение - в ближнем углу, на ворохе соломы, изнывал черный с подпалинами щенок. Завязанная на шее веревка тянулась к крюку, ржавеющему в стене.
        -Собака моя хорошая! - Лицо хозяина лучилось, когда он торопливо отвязывал своего питомца. А щенок все прыгал, и норовил лизнуть мальчика в нос. И не понимал, что мешает.
        Как только узел поддался и собачонок выпутался, они выбежали на улицу. Там Елисей достал из кармана заношенных штанишек страшненькую на вид котлету, и разломил на две части.
        -Она немножко сплющилась, но на вкус еще ничего. Наверное…
        Елисей не был уверен что котлета, как он сам выразился, «на вкус ничего» - Марье Антоновне, которая у них поварихой, не особенно удаются котлеты. Впрочем, как и все остальное. И мальчик грустно вздохнул, а щенок мигом слопал сомнительное угощение.
        -Еще хочешь, - с сомнением уточнил Елисей. И пес, радостно усмехаясь, показал, что да, хочет, и даже очень. Когда от котлеты остались одни воспоминания, мальчик и собака отправились по делам.
        Во-первых, нужно проверить землянику. Елисей давно не хаживал на свою полянку, а там наверняка уже есть на что посмотреть.
        -Пойдем! - позвал он щенка. - Посмотрим, как тебе земляника. Я так точно люблю ее больше, чем котлеты Марьи Антоновны.
        И песик весело запрыгал рядом со своим маленьким хозяином.
        Этого щенка, испуганного и визжащего, старшие ребята притащили на задний двор их Детского Дома. Там местные хулиганы принялись запихивать животное в древнюю стиральную машину. Они намеревались сбросить металлический цилиндр с визжащим пленником с обрыва, и посмотреть, что из этого выйдет.
        Мучители - здоровяки Смирнов и Колесник, а также их главарь Волк, давно наводят ужас на всю округу. Никто не может с ними справиться, а директор Детского Дома втихаря считает дни до их совершеннолетия.
        Волка Елисей боится, как и все. То есть, очень сильно. Но собачонок плакал так жалобно, что мальчик и сам не понял, как набрался храбрости выкупить его.
        Самой большой мечтой Елисея было: иметь велосипед. Он даже договорился заранее с дворником, дедом Гришей, что сможет ставить велосипед в сарай с метлами. Два года подряд, во все свободное время, Елисей трудился и копил на мечту.
        Теперь с ней пришлось распрощаться, но мальчик не жалел нисколечко. Собака не велосипед, собака лучше.
        Елисей нагнулся, и подманил разыгравшегося щенка. Тот охотно подбежал, и, лизнув в руку, снова радостно запрыгал вокруг. Но все изменилось, едва они вышли на дорогу.
        Путь преградили старые знакомые: вразвалку из-за кустов вышли здоровяки Смирнов и Колесник. А следом, гаденько улыбаясь, просочился вертлявый Волк:
        -Ой-ой-ой, кто это тут у нас? - просюсюкал долговязый главарь, а его сообщники захихикали, угодливо сморщив лица. - Неужели это наш гринписовец Елисейка, да еще и со своим верным псом? - глумился Волк, как истинный зверь кружа вокруг. - А не взять ли нам этого милого щеночка? Утопим в пруду прямо сейчас.
        -Я же выкупил у тебя собаку! - воскликнул Елисей, и гнев исказил лицо. - Ты не имеешь права! Твое слово - фуфло!
        -Ишь, куда загнул, - только и нашелся буркнуть Волк. Авторитет нужно было спасать любой ценой, но в голову вожаку, как назло, ничего не приходило. И Волк свирепо посмотрел на помощников.
        Смирнов блаженно улыбался, еще не разобравшись что к чему; аКолесо вдруг стремглав бросился в лохматые заросли караганы. Спустя мгновение вылез оттуда, держа за шкирку ярко-рыжего кота.
        -Как на заказ! - сипнул хулиган. Победная ухмылка подарила его физиономии некрасивую щель с редкими зубами. Кот спокойно покорился веснущатой руке, не подозревая о своей страшной участи.
        -О! Вот этого утопим! - обрадовался выходу из затруднительного положения Волк. - Или его тоже купишь?..
        -Но у меня больше нет денег! Отпустите, я заработаю и отдам. - Брови мальчика умоляюще приподнялись.
        Наглый подросток еще соображал, когда кот, до сей поры мирно висящий в руке Колеса, вдруг засветился красным. Животное быстро накалилось, и от него тонкими змейками заструился вонючий дым. Завизжав, как порося, Колесо бросил кота оземь.
        -И-и!! Зараза-а! Обжег меня!
        -Ого. Кот горит, - наконец разговорился Смирнов. Выражение его тестяного лица было не разумнее, чем у подушки.
        А тем временем странное животное закрутилось в клубок, и стремительно прошло по маленькому кругу, едва не задев Волка.
        Там, где пролетело, воздух стал горячим и зыбким - хулиган отскочил, испуганно вскрикнув и беспомощно размахивая руками. Растеряв былой задор, устрашенный, предводитель бандитов второпях огляделся.
        Колесо он приметил уже вдали - обожженная рука не помешала бежать едва ли не быстрее ветра. Впрочем, Смирнов все еще был тут; похоже, парень до сих пор не сообразил, что происходит.
        Дернув Смирнова за рукав, чтобы тот по глупости своей не пропал, Волк в ужасе взвыл:
        -Драпаем!! - И наддал прочь, что было сил. Смирный послушно запрыгал за своим шефом, и как раз вовремя: кот заходил на следующий круг.
        Елисей же все это время стоял, изумленно взирая на происходящее. Странно, но при этом он ни капельки не боялся; будто чувствовал, что странное и опасное существо не причинит ему вреда. Когда убегающих и след простыл, огненный вихрь затормозился и пропал. Мгновенно остывший рыжий кот, встряхиваясь, ощетинил в ухмылке усы.
        -Ну и ну, что у вас творится! - Животное немножко картавило.
        Глава 2
        Характер, как у кота. Появление странно одетого человека. Сила управления. Я - маг?!Удивительное превращение кота. Ты готов стать кадетом Академии космических Хранителей? Необычное бегство.
        После того как кот заговорил, Елисея осенило: «Ого! Джинн, наверное. Тогда понятно, почему огонь, и все такое». И подросток радостно заулыбался.
        -Так ты джинн?
        -За такие вопросики!.. - зло зашипел кот, сверкнув ядовитыми глазами. - Прощаю только потому, что бестолков!
        Мальчик даже немного испугался, так угрожающе выгнулась спина у опасного животного.
        -Не бойся. У него характер, как у кота. - Услышал Елисей, и обернулся. Упругим шагом к ним приближался человек, как снег искрился ореол волос. Этот незнакомец, очень высокого роста, был одет как никто здесь.
        Его пепельно-белое одеяние временами отливало иными цветами, а некоторые из них казались и вовсе невиданными. Более всего одежда напоминала римскую тогу, но с рукавами. В отличие от одежды римлян на ней было значительно меньше складок, а сзади струился недлинный плащ.
        Из-под высокого с залысинами лба на Елисея глянули внимательные глаза в тонкой сетке морщин. Человек был похож на иссушенное солнцем древнее каменное дерево. Повернувшись к коту, он спросил:
        -Кто этот ребенок? - И ласково погладил мальчика по голове.
        -Ботаник, - мявкнуло животное после недолгого молчания.
        -Что? - недоуменно переспросил Елисей. - Какой такой ботаник?
        -Кое-где такие как ты общаются с растениями, потому и ботаник, - снисходительно процедил кот в желтые усы.
        -Урбас хочет сказать, что ты обладаешь силой управления. - Доброе лицо странного человека изменилось, брови посуровели. - И кстати ты, Урбас, точно такой же ботаник. Так что давай, прекращай свои штучки, и принимай нормальный вид. Немедленно.
        Кот, вероятно, хотел что-то возразить, но передумал. Захлопнув розовую пасть, он пошел в кусты, нервно стегнув хвостом из стороны в сторону. Мальчик решил не гадать, отчего зверь сразу невзлюбил его. Гораздо больше подростка интересовало нечто другое:
        -А что такое сила управления?
        -Магия. - Морщинки у глаз сбежались лукаво.
        -Магия? Это значит я - маг?! - У Елисея изумленно округлились глаза, а старик кивнул.
        -Ты, кстати, не особенно обращай внимания на Урбаса, - неожиданно попросил пожилой человек, - у него с джиннами не все хорошо, вот и вспылил. Но, думаю, с ним вполне можно подружиться.
        Елисей совершенно не разделил уверенности незнакомца:
        -Я вообще не очень люблю котов, пусть и говорящих. А этот вдобавок злой какой-то,
        - последние слова мальчик прошептал, а мужчина снова сверкнул улыбкой.
        -Это - не совсем обычный кот. Скорее, совсем необычный.
        И понял это Елисей, когда из-за кустов показался юноша в темно-красной мантии; у спутника седовласого оказалось красивое гордое лицо.
        С его появлением Елисею сразу стало неловко. Подросток испугался, что эти двое сейчас отправятся по своим удивительным делам, а он останется. Чудеса уйдут, а он насовсем застрянет здесь.
        Подошедший ничем не напоминал кота, но легкая картавость за ним по-прежнему замечалась. Нараспев, чуть прищурив светлые глаза, юноша проговорил:
        -Здравствуй, о мой юный защитник! И спасибо, что вступился за ничтожнейшую тварь.
        Было не совсем понятно, где маг говорит серьезно, а где нет, и Елисею это не очень понравилось.
        -Не за что. - Пожал мальчик плечом. Но маг больше не смотрел в сторону подростка, словно того и в природе не существовало.
        -Не пора ли нам? - тоном, дававшим понять Елисею, что он лишний, уточнил бывший кот у старика.
        Мальчику стало ясно, как день - сейчас эти двое развернуться, и уйдут навсегда. Ну и пусть, он никому не будет навязываться!
        Но седовласый не торопился. Недовольно глянув на Урбаса, он наклонился к Елисею:
        -Тебя проводить домой?
        Подросток мотнул головой.
        -Не надо, сам дойду.
        -А снова хулиганы?
        Елисей откинул со лба непослушную прядь, и непонятно почему разозлился:
        -Да живу я вместе с ними, чего пристали! Из одного Детского Дома мы, ясно вам?
        Глянул исподлобья Елисей, и посветлел лицом против воли - пожилой улыбался как-то совсем обнадеживающе.
        -Вижу, тебе можно предложить стать кадетом Академии Космических Хранителей. Ты бы хотел?..
        -Космических… - восхищенно прошептал Елисей. - А то!
        И снова поймал на себе полный злобы взгляд Урбаса. Лицо у того было, словно уксуса выпил.
        -Но наша цель была… - вкрадчиво начал маг.
        -Наша цель - хранить Вселенную от хаоса, это ты хотел сказать? - прервал своего спутника сэр Мелехант. - Уверен, из мальчишки выйдет неплохой Хранитель.
        -Да, именно это я и хотел сказать, - промямлил Урбас, но вдруг выражение его лица сменилось, озаренное догадкой. - А сколько тебе лет? Скажи! - потребовал маг.
        -Четырнадцать.
        -Ему уже четырнадцать!
        От радостной новости бледное лицо мага вскипело, как кислота. Но он быстро справился с собой, и вновь смиренно посмотрел на седовласого:
        -Позволит ли Совет, чтобы человеческий ребенок стал кадетом Академии на два года позже положенного… Или все же проще заменить ему память, и он нас не видел?..
        -Ничего менять не будем. Беру мальчика с собой, под личную ответственность. Как-никак, а ведь он не жалея себя спасал твою жизнь. Верно, Урбас?
        Чувствовалось, что седому человеку не стоит возражать, да и смысла в этом нет, и Елисей с облегчением выдохнул. Он припомнил кое-что, и потому уже давно не мог стоять спокойно. И теперь, едва дождавшись решения, мальчик робко вставил:
        -А собаку? Я могу взять с собой собаку?
        Толстолапый щенок вопреки себе не носился вокруг, а смирно сидел у ног хозяина, словно ожидая своей участи.
        -Коров тут нигде не найти, с собой взять? - Едко скривился Урбас. - Чтобы сельское хозяйство у нас в Академии организовать. Да, сэр Мелехант?
        Но седовласый не слушал. Он вообще больше не интересовался происходящим вблизи. Старик настороженно всматривался вдаль, его стальные глаза теперь напоминали две льдинки.
        -Ну, Урбас, опять ты начудил! - отрывисто произнес он через мгновение.
        А издалека все явственней слышались воинственные крики, и приближались они довольно быстро. Похоже, сюда направлялись несколько человек. И вряд ли они шли с миром.
        -Уходим! - приказал седовласый.
        Коротко мявкнул кот, и Елисей вздрогнул - молодого человека больше не было, зато вместо него махнул, и исчез в кустах рыжий хвост. Да едкий химический запах на мгновение ударил в нос, заставив перехватить дыхание.
        -Поспешим. Собаку крепче держи, - бросил старик, и уверенно поднял Елисея под мышки. Быстро присев, он тут же выпрямился и побежал, несильно подпрыгивая.
        Ноги постепенно удлинились, и человек в развевающихся одеждах помчался прочь, цепко держа свою ношу. Удивительные конечности издавали монотонное успокаивающее жужжание, и мальчику совсем не было страшно.
        Елисей всегда верил в сказку, и теперь оказался вполне готов к ней. Счастливый, он быстро летел над землей, мерно поднимаясь и опускаясь.
        И спустя всего несколько минут был уже очень-очень далеко.
        Глава 3
        Удивительные ноги сэра Мелеханта. Сила созидания. В челноке. Как зовут твою собаку? Настоящее лицо мага Урбаса. Полчаса, и мы в Англии! Это не просто старые камни.
        Скоро бешеная скачка замедлилась. Беглецы остановились на дальнем конце очередного пустынного поля, каких они минули несчетно. Елисей даже не успел понять каким именно образом, но ноги старика вдруг резко сократились. Мальчик снова стоял на земле.
        Елисей стеснялся спросить, и только изредка поглядывал на удивительные конечности. Сам же сэр Мелехант был очевидно занят, внимательно водя пальцем одной руки по ладони другой. Вот загадочный человек уставился сквозь эту ладонь на небо… Но тут внимание Елисея отвлеклось от необычного зрелища.
        Через поле, направляясь к ним, вихрился небольшой смерч. И Елисей обернулся к сэру Мелеханту.
        -Смотрите!
        -Все в порядке. Урбас это. - Едва успел кивнуть седовласый, как вихрь распался на миллионы серых хлопьев. А те совершенно отвлекли внимание от появления среди них человека в мантии.
        Завидев мальчика, маг скорчил такое лицо, будто только что съел немытую картошку, и повернулся к старику:
        -За вами прямо не угнаться, ну и ноги!
        Осмелился спросить и Елисей:
        -Сэр Мелехант, скажите, а как вы бежали так быстро?
        -А я-то думаю - сколько ты еще будешь умирать от любопытства молча? - усмехнулся седой. - Похвальное долготерпение. Видишь ли, в отличие от вас с Урбасом я обладаю иной разновидностью силы. Это сила созидания. Я - техник.
        Старик приподнял край одеяния, и Елисей увидел довольно странную обувь: узкие остроносые туфли помещались внутри сложных металлических конструкций. Они поднимались по ноге до колена, а вверх от них тянулись тончайшие проводки.
        -При ходьбе совсем незаметны, а когда надо пробежаться, центральная нервная система подает сигнал. Механические ноги раскладываются, а дальше дело техники и опыта, - принялся объяснять старик, то так, то эдак поворачивая ногу. - И, скажу по секрету, впервые пробежаться на них оказалось едва ли не сложнее, чем эти самые ноги собрать! - Подмигнул мальчику сэр Мелехант.
        -Ух ты-ы-ы! - восхищенно протянул Елисей, как зачарованный глядя на удивительное приспособление. Он, очевидно, хотел спросить еще, но тут откуда-то сверху послышалось жужжание.
        -Челнок, - процедил Урбас.
        Елисей завертел головой, стремясь ни в коем случае не пропустить интересное. Однако вокруг ничего не появлялось, и только приближающееся жужжание указывало на то, что Урбас не шутит.
        Послышался резкий хлопок, и мальчик хоть и был предупрежден, а вздрогнул все равно. На траве неподалеку обозначилась круглая тень.
        -Пойдем, - позвал мальчика седовласый техник. Урбаса на поляне уже не было: маг вошел в круг первым, и бесследно пропал.
        Елисей огляделся в поисках щенка. Тот ловил бабочек, и поначалу никак не отреагировал на призывный свист своего хозяина:
        -Фью! Иди сюда! Хороший мой, ко мне!
        Мальчик старался на все лады, но песик делал вид, что отчаянные призывы относятся к кому угодно, да только не к нему. И лишь когда подросток побежал ловить собаку, та оставила насекомых в покое, и нехотя поплелась за хозяином.
        Сэр Мелехант вступил в теневое пятно последним. Сразу оказавшись в небольшом квадратном помещении, удобно устроился в кресле. Напротив него, в таких же креслах, уже восседали Урбас и Елисей.
        Мальчик осматривался, не скрывая любопытства: позади его кресла располагается нечто вроде таксофонной будки, но вместо телефонного аппарата внутри поблескивает глухая темная панель; вдоль стены справа стоит недлинный стол, а над металлической мойкой учтиво склонился кран.
        Все помещение нисколечко не было похоже на летательный аппарат, а скорее - на не совсем обычную кухню.
        -Впереди у нас полчаса, - произнес сэр Мелехант, - и предлагаю использовать это время, чтобы придумать имя твоему щенку. Я ведь все правильно понимаю - у него нет имени?
        -Н-нет, - покраснел мальчик. Вдруг испугавшись, что его примут за обманщика, выдающего чужую собаку за свою, подросток торопливо объяснил: - Я до сих пор не придумал собаке имя, потому что не знаю - он это, или она.
        Сэр Мелехант выглядел сконфуженным:
        -Тут, боюсь, ничем помочь не смогу. Как-то совершенно не умею определять пол детенышей собаки.
        -Давайте я, - неожиданно мирно предложил Урбас. - У меня когда-то была собака.
        Осмотрев щенка, юноша уверенно заявил:
        -Да, это определенно - она!
        Елисей просиял. Имена у него были заготовлены давно, и дело оставалось за малым. Теперь эта задача оказалась счастливо разрешена.
        -Тогда назову Клавдией!
        От мальчика не укрылось, как вздрогнул маг после этих слов. Но тут послышался мелодичный перезвон, и сэр Мелехант отвлек подростка:
        -Ну, вот мы и прибыли.
        Елисей торопливо подхватил щенка, а Урбас, вновь принявший безмятежный вид, неожиданно мирно посоветовал:
        -На твоем месте, я бы и с кресла встал. Сейчас оно дематериализуется, и ты можешь ненароком ушибить себе то, на чем сидят не в одной только Солнечной системе.
        -Что сделает? - Смысла произнесенного слова мальчик не понял, но все же поспешно вскочил с коварной мебели.
        -Кресло распадется на атомы, как и все вокруг. А когда мы выйдем из челнока, соберется вновь. Удобно, да? Это, между прочим, сэр Мелехант так усовершенствовал конструкцию. Раньше, до этого гениального..
        -Раньше, позже… - ворчливо прервал дифирамбы в свой адрес сэр Мелехант, и досадливо поморщился. - Не пудри ему третий глаз, как говорят на Иутле. Мальчику и так на ближайшее время обеспечено все новое и удивительное. А ты, Елисей, ни в коем случае не спускай собаку с рук, пока тебе не разрешат, понял?
        И мальчик утвердительно кивнул, покрепче обхватив щенка. Ему было очень приятно, что сэру Мелеханту не пришлась по душе магова лесть.
        К яркому проходу, образовавшемуся в центре комнаты, Елисей пошел следом за стариком. И как раз успел заметить, как из приятного молодого человека Урбас снова превратился в горгулью. Похоже, сэру Мелеханту пока не удается уловить истинное выражение красивого лица.
        Сразу по выходу из круга Елисея схватил ветер, и в качестве приветствия швырнул в глаза горсть песка. Мальчик резко отвернулся, а в глазах началась резь. Сзади донеслось знакомое жужжание улетающего челнока.
        Когда слезы прочистили глаза, мальчик увидел дорогу; рядом расстилалось кочковатое поле. Его новые знакомцы оказались позади, и Елисей тут же обернулся: в утреннее небо вырастали огромные каменные глыбы, составляя собой странное, но весьма впечатляющее сооружение.
        -Это же Стоунхендж… - прошептал Елисей, и тут же восторженно воскликнул: - Вот так челнок! Полчаса, и мы в Англии!
        -То-то еще будет! - обнадежил мальчика сэр Мелехант. - А теперь давай поторопимся, пока они не пошли окончательно.
        И только сейчас мальчик увидел, что везде вокруг стоят, замерев, фигуры людей. Они были так неподвижны, что Елисей даже не сразу заметил их. И уж точно только сейчас стало видно, как эти фигуры еле заметно двигаются.
        -При подлете к зоне посадки челнок автоматически тормозит время. Устройство действует всего пару минут, но этого вполне хватает, чтобы приземлиться и не навести паники, - поспешил объяснить сэр Мелехант изумленному мальчику. - Смотри, шевелятся уже бодрее.
        И правда, многочисленные туристы хоть и двигались словно в замедленной съемке, однако уже ничем не напоминали те изваяния, которыми были буквально только что.
        И, едва сэр Мелехант и Елисей торопливо зашли за гигантские камни, как воздух ожил многочисленными голосами. Едва завидев спутников, хмурый Урбас шагнул за высокий серый монолит.
        Елисей подошел следом, но позади колосса только ветер кружил пыль. Двуличного мага нигде не было видно.
        Но не успел мальчик удивиться, как сэр Мелехант цепко взял его за руку, и потянул за собой. Яркий свет чуть не ослепил Елисея, заставив зажмуриться. «Да это не просто старые камни!» - обомлел мальчик. Руки седовласого он больше не ощущал.
        Зато почувствовал, как резко падает вниз. В животе протестующе заворчало, и внутри появился тяжелый давящий кулак. Но недомогание скоро прошло, оставив ощущения спокойствия и запах грозы. Чувство времени покинуло его.
        Было неясно, сколько именно пробыл Елисей в таком состоянии. Но вот плавное падение прекратилось, и снова вспыхнул яркий свет.
        Глава 4
        В Академии. Урбас испуган. Новое знакомство. Как зелёная обезьянка может преподать урок вежливости заносчивому магу. Собственный дом. Мы на Пекбене, двенадцатой планете галактики Сомбреро.
        Елисей открыл глаза и увидел, что стоит на огромном поле, поросшем невысокой травой. А вдали, минуя поле, виднеется деревенька, вся в кружеве густо насаженных деревьев.
        -Прибыли. Пойдем, - процедил Урбас, и направился к поселению.
        Сам он шагал легко и пружинисто, но мальчику явно чудилось, что по этому лугу идти тяжелее, чем обычно. Странно притихший щенок оттягивал руки так, словно весил вдвое больше, и Елисей не на шутку устал.
        Впрочем, вскоре Урбас остановился, и дождался мальчика. Взяв за плечо, молча потянул за собой. Трава здесь выглядела длиннее и мягче, и идти стало очень приятно. Но внезапно Елисей увидел, как из земли неподалеку плавно вырастает крупный лепесток.
        Мягкий и сочный, нежно розовый в желтых разводах, он потянулся над травой, вытягивая наверх серединку цветка и остальные огромные лепестки, а за ним…
        Но рассмотреть то, что постепенно являлось за ним, мальчик не успел - все сгинуло без следа в мгновение ока. Только трава в том месте еще колыхалась, подтверждая физическую природу цветка.
        Елисей услышал судорожный вздох, и, подняв глаза, увидел побелевшее лицо Урбаса. Было видно, что маг не на шутку испуган. Однако тот быстро пришел в себя, и скомандовал:
        -Пса можешь отпустить.
        На всякий случай мальчик прошел еще немного, опасливо огляделся, - вокруг ничего подозрительного, и только потом поставил щенка на землю.
        Елисей не был готов прямо сейчас, пока они еще так близко к странному месту, узнать - что же повергло в ужас самоуверенного мага? И потому задал другой вопрос, беспокоивший ничуть не меньше:
        -А где сэр Мелехант?
        После перемещения Елисей нигде не увидел своего нового друга.
        -Как сказали бы у вас на Земле, он вышел остановкой раньше. Просил тебе передать, чтобы ты осваивался. Сам он прибудет только завтра, так что у тебя есть время натворить бед, и заслужить путешествие обратно, - язвительно усмехнулся Урбас.
        -А когда вы успели поговорить об этом?
        -Пока были в Поле переноса, когда же еще. - Урбас насмешливо глянул на Елисея. - Только, тебе-то что с этого знания? В Поле переноса тебе делать нечего. И пока, и, я думаю, вообще.
        Урбас не скупился на слова, и большинство из них совсем не нравилось Елисею. Но через некоторое время мальчик снова не сдержал любопытства:
        -А куда может быть перенос?
        -Куда угодно.
        Остаток пути прошли в молчании.
        Подросток очень обрадовался, наконец-то выйдя на мощеную желтым камнем дорогу, ведущую прямо к поселению. Все дома здесь располагались на аккуратной возвышенности. Уже отсюда было видно, что внизу, подковой огибая плато, безбрежно раскинулся лес.
        Дорога бежала сквозь невысокую изгородь из декоративного кустарника. Отсюда были хорошо видны двух - и трехэтажные дома, коричневые, с желтыми и серыми вкраплениями.
        Перед домами лежит чистенькая площадь с фонтаном; позади, обрамляя край плато, высятся пышные деревья.
        Куча вопросов вертелось у мальчика на языке, но задать их желания не возникало - ответ Урбаса можно заранее предугадать. И Елисею оставалось только пошире распахнуть глаза, и попытаться найти ответы самостоятельно. Что он и сделал.
        И благодаря этому увидел незнакомца раньше, чем Урбас, и почти одновременно с непривычно настороженной Клавдией.
        Вообще, с того момента, как глыбы Стоунхенджа перебросили их, собака стала вести себя очень странно. Щенок жался к хозяину и тоскливо повизгивал, но временами на него находила какая-то странная радость. Собака сразу начинала искать, высоко поднимая вздрагивающий нос и жадно дыша.
        Сейчас Клавдия метнулась вбок, и весело запрыгала около непонятного существа. Оно появилось из-за куп невысоких деревьев, и Елисей поначалу не на шутку оторопел, увидев. Однако сразу же сообразил, что собака может напугать ЭТО, и закричал, что было мочи:
        -Клавдия! Фу! Ко мне!!
        -A-а, Коэпра. Пошли, сдам тебя новой няньке. - И Урбас свернул к существу. Маг был явно рад отделаться от Елисея, но что толку скрывать - чувство было взаимным.
        Елисею не хотелось, чтобы его представлял Урбас. И мальчик вприпрыжку побежал к собаке и странному незнакомцу, общество которого он заранее предпочитал обществу малоприятного мага.
        То, что Елисей издалека принял за странное кенгуру, гладило щенка и что-то ласково насвистывало. И чем ближе был Елисей, тем разумней необычное создание казалось ему. Впрочем, при ближайшем рассмотрении и на кенгуру это существо совсем не походило.
        В первое мгновение мальчик не понял, кого именно видит перед собой: на крупной белесой гузке помещалось тельце обезьянки, но с четырьмя руками; еще две крошечные лапки уходили куда-то вниз в белую плоть, как в пластилин. Четыре белые тумбы-ноги плавно переминались под спокойно сидящей темно-зеленой обезьянкой.
        -Простите, - наконец вымолвил Елисей, стараясь не особенно разглядывать удивительную обезьянку, - простите, если моя собака вас напугала. Он еще совсем щенок…
        -Я так и подумал, что это - детеныш существа. Но подобных ему я не видел, - просвистела обезьянка. Глаза ее были похожи на совиные, на покрытом гладким мехом лице выделялся юркий нос. - А ты пока просто поживешь у нас, да? Меня зовут Коэпра, и я присматриваю за Академическим лесом, и прочими растениями.
        -Очень приятно. А я Елисей. - Чуть поклонился мальчик. Торопливо говорящее существо вызвало в нем чувство невольного уважения.
        -Уже познакомились? Хорошо. Не соблаговолите ли вы, Коэпра, устроить на новом месте нашего юного кандидата в кадеты? - осторожно вопросил Урбас. - Я как раз сейчас слишком занят для того, чтобы… - И тут маг крайне невежливо махнул рукой на Елисея, будто мальчик был всего-навсего какой-то пустяковой дрянью.
        -Естественно. Не вам этим заниматься, - перебил Коэпра оскорбительные объяснения. Голос обезьянки стал тягучим и неприятно резким, послышался трескучий мороз. Урбаса передернуло.
        -Вот и превосходно. Если что, меня возможно будет найти в Роще Ясности. Я буду у себя, - гораздо менее самоуверенно выговорил маг, и поторопился уйти.
        Елисей посмотрел вослед, и как раз вовремя - нечто метнулось из земли наперерез человеку, и больше всего оно было похоже на побег растения. Запнувшись о зелень, маг свалился как куль, и злобно выругался. А хитрый побег незаметно скрылся в земле.
        Пусть от виновника падения не осталось и следа, но Урбаса было так просто не провести. Взгляд, брошенный им на зеленую обезьянку, был самый злой из всех, примеченных Елисеем у мага.
        -Осторожней, маг! Смотрите под ноги, так и расшибиться недолго, - невозмутимо посоветовал Коэпра. Желтые глаза сузились.
        -Когда-нибудь кое-кто ответит за то, что выпускники Академии падают на овном месте! - вскипел Урбас. Когда он злился, картавость становилась отчетливой.
        -Будущие выпускники, - все так же скрипуче поправила обезьянка, - пока еще только будущие. А в ближайшее время советую вам все-таки смотреть под ноги, и поменьше задирать нос, чтобы не падать на ровном месте. И кстати, что это была за вольность с окружными полями, маг Урбас? Осторожней, не зарывайтесь. В наказание вас ожидает, сами знаете - что.
        После этих слов лицо мага некрасиво посерело. Однако раззадоренный Урбас вовсе не хотел сдаваться так просто, да еще и при Елисее.
        Но едва только маг открыл рот, чтобы произнести гневную отповедь, как массивная нижняя часть обезьянки заглушила его голос, произведя протяжный трубный звук. Елисей с большим трудом сдержал смех, сразу придумав, что бы это могло быть такое.
        И, судя по выражению лица Урбаса, данный звук именно этим и являлся. Налившись кровью как клоп, Урбас снова открыл рот. Но певучий звук послышался вновь, и теперь уже Елисей не сдержался.
        Услышав смех, Урбас гневно прошипел что-то неразборчивое, и с позором отступил. А Коэпра широко растянул зубастый рот, и пришлепнул гладкошерстной лапкой по толстой ноге:
        -Ну никаких манер у простейшего!
        И только теперь мальчик окончательно понял, что зеленая обезьянка и ее нижняя часть - это совершенно разные организмы. А яростная спина мага к этому времени уже скрылась за домами.
        -Последнее время с ним прямо сладу нет, - задумчиво, и как бы про себя, заметил Коэпра. И обернулся к Елисею. - Ну, пойдем, покажу тебе твой домик.
        Дом, в который садовник поселил подростка, был в два этажа. На втором поместились спальня, ванная комната и небольшой кабинет; оттуда же уходила лестница вверх, на чердак. Внизу - гостиная с камином, небольшая кухня, и наглухо закрытая дверь без признаков замков или ручек.
        И это оказался самый лучший из уютных маленьких домиков.
        -Как здорово, - восхищенно прошептал Елисей. - Я и правда могу жить тут?
        -Конечно, - сказал Коэпра, и тут же пожалел мальчика: - Заскучаешь тут совсем… Нет никого - каникулы. Пока в Академии только сэр Мелехант, маг Урбас, и я. Да, где-то на планете еще Длукши водится, но он не в счет.
        Мальчик благодарно улыбнулся Коэпра:
        -Не заскучаю. А хотите, я вам помогать стану? Два лета на садовом хозяйстве подрабатывал.
        -Прости, но боюсь, твоего опыта окажется недостаточно, - улыбнулся садовник в ответ. - Как только разрешат, отведу тебя на мой участок с рассадой, и ты все поймешь сам. А пока отдыхай, сегодня у тебя был трудный день. Особенно с учетом того, что свой обед ты скормил этому милому мальчику, и, вдобавок ко всему, уже давненько голоден, - и зеленая обезьянка снова почесала за ухом ластившегося собачонка.
        -Мальчику? - удивленно переспросил Елисей. - Но Урбас сказал - это девочка.
        -Хорошо, что он не доктор, правда? - Лукаво сморщил шелковую мордочку Коэпра. - Ну да, это очевидно, твоя собака никакая не Клавдия. Он - самый настоящий Клавдий, если применять ваши земные правила присвоения имени. Да, и предваряя следующий вопрос про котлету. Узнал, прочитав это в твоих сегодняшних воспоминаниях.
        -Ух ты! Вот это да, - обрадовался мальчик, - вы что, телепат?
        -Все садовники так умеют. - Пожала плечом обезьянка. - Мы должны понимать все живое без исключений.
        Сейчас твои мысли беззащитны, так что примерно на уровне деревьев и животных. И многое из того, что у тебя в голове - как на ладони.
        -Для всех?.. - Елисея передернуло. Он представил, как Урбас копается в его мыслях… Но Коэпра торопливо успокоил:
        -Нет-нет, для всех жителей Вду, я имел ввиду. Люди так не могут. И, кстати, тут вообще ребята неплохие. А на мага Урбаса ты просто много внимания не обращай, ладно?
        -Он совершенно непонятно себя ведет, - посетовал мальчик. - Вначале я, было, подумал, что он нормальный.
        -И это показалось тебе, когда рядом был сэр Мелехант? - смекнула обезьянка, и хитрая рожица посерьезнела. - Видишь ли, после смерти родителей Урбаса сэр Мелехант взялся его воспитывать. Поначалу, как ты выразился, он действительно был нормален. Но вот уже довольно давно замечаю я нечто странное в поведении мага Урбаса. Впрочем, ладно, сейчас не об этом. Ты просто будь снисходителен, и не обращай внимания на его пустую злобу. А сейчас советую умываться, располагаться, а я пока принесу ужин. Извини, что не могу остаться подольше - мне еще нужно накормить милепу. Иначе она, да не допустят того великие Двудоли, сама пойдет искать себе еду.
        И с этими словами Коэпра быстро удалился.
        -Я в ванну, а ты пока можешь посидеть в кресле, - рассеянно обратился мальчик к собаке.
        Что-то не давало покоя. Что-то изо всего сказанного Коэпра, и еще ранее, Урбасом, очень беспокоило Елисея. Но что именно - он был не в силах понять.
        И только после ванны мальчика осенило. «У вас на Земле» - обмолвился Урбас; «Ваши земные правила» - не так давно изрек Коэпра.
        И потому приход садовника Елисей встретил нетерпеливым вопросом:
        -Коэпра, скажи, а что ты имел ввиду, говоря «ваши земные правила»?!
        -Так неужели тебе ничего не рассказали? Может, ты даже не знаешь, где находишься?
        - Садовник всплеснул двумя руками. Остальные две ловко выставляли на стол тарелки и горшочки с парящего рядом подноса. Мальчик отрицательно покачал головой.
        -Нам пришлось срочно убегать. А где я нахожусь?
        -Ну и дела! - Обезьянка озадаченно заворошила себе по затылку освободившейся лапкой. - Да, похоже, ты - мое самое главное дело на сегодня. Нельзя же оставлять тебя в такой тьме кромешной. Ладно, завтра милепу покормлю. Будем думать, не сделается с ней ничего.
        Коэпра оттолкнул опустевший поднос, и тот уплыл к дверям. Белые колонны его ног как по команде подогнулись, и садовник удобно расположился прямо напротив Елисея. Мальчик вдруг понял, что сейчас услышит невозможное. И не ошибся.
        Торжественно посмотрев на подростка, зеленая обезьянка произнесла:
        -Ну, так слушай. Мы на Пекбене, двенадцатой планете галактики Сомбреро…
        Глава 5
        Прогулка. Щенок убегает, но возвращается. Страшный сектор Академического леса. И здесь Урбас. Ничего хорошего. Всё дальше в лес. Странная находка.
        Сразу после ухода Коэпра мальчик решил пойти прогуляться, чтобы немного прийти в себя после всего услышанного; да и Клавдий попросился выйти на ночь.
        Отныне, получив проходную метку от Коэпра, Елисей мог беспрепятственно ходить везде, как и все остальные в Академии. Страшные и неведомые растения-охранники больше не реагировали на него.
        Пройдя аккуратной площадью, Елисей вышел к спуску в лес. Широкая дорога, вымощенная тем же желтым камнем, вела, изгибаясь, вниз. Это была единственная возможность спуститься с плато, - все остальные склоны высились неприступно.
        И здесь пес повел себя еще более странно, заставив своего хозяина обеспокоиться не на шутку: перекувырнувшись через голову, собака стремглав унеслась прямо в незнакомый лес.
        -Клавдий! - позвал подросток, но собаки и след простыл. Конечно же он не мог оставить своего питомца.
        Внизу мальчик с удивлением осмотрелся. Некоторые из деревьев, растущих там, были похожи на земные. Да что там! Они и были самыми, что ни на есть, настоящими дубами и березами, но при этом перемежались всякими невиданными растениями и лианами. Благодаря необыкновенным умениям Коэпра разнообразная зелень прекрасно уживалась между собой.
        Подросток с трудом заставил себя перестать глазеть вокруг. Вечерело, и Елисей все равно не мог рассмотреть всего. Пора было найти собаку, и возвращаться домой.
        -Клавдий, ко мне! - снова позвал мальчик, и щенок наконец-то выбежал из кустов. Деловито схватив Елисея за штаны, потащил хозяина за собой.
        Собачонок смотрел умоляюще и глухо поскуливал сквозь набитый тканью рот.
        -Ты чего это? - удивился мальчик, и протянул руку погладить песика.
        Однако Клавдий увернулся, и снова отскочил от своего хозяина. Обернувшись напоследок, щенок пропал в кустах. Теперь ничего не оставалось, кроме как идти его искать, и подросток поспешил следом.
        Вскоре, блуждая по Академическому лесу, Елисей набрел на висящую в воздухе, на уровне глаз, полосу. На ней сияла надпись: «Сектор 7. Флора и фауна. Сложность 5», и не было этой ленте ни конца, ни края. А позади, громадным куполом, вставало почти непрозрачное силовое поле.
        Все было серо за ним, и только неясная тень, мелькая время от времени, не обещала ничего хорошего в седьмом учебном секторе.
        -Надеюсь, туда мне еще не скоро, - пробормотал мальчик, и содрогнулся.
        Оглядевшись, он опять нигде не высмотрел непослушного Клавдия. И только хотел было позвать собаку, как внутри поля объявилось нечто таких размеров, что сгустившаяся тьма заняла все пространство за лентой. На всякий случай мальчик удалился от жуткого сектора как можно тише.
        -Клавдий! - позвал Елисей, когда страшное место пропало с глаз. - Клавдий!!
        Однако вредной собаки по-прежнему не было видно.
        Быстро смеркалось. И лишь значительно углубившись в лес, мальчик наконец-то приметил своего питомца. Тот подскочил к хозяину, и игриво запрыгал вокруг. А потом опять унесся в лес. Будто зовя за собой.
        -Да ладно, что тут случиться-то может? - вслух задумался подросток. Наверняка это
        - самое надежное место во Вселенной. Елисей почувствовал себя счастливым, как когда-то в детстве, когда у него у него еще была семья.
        И как только мальчик перестал ловить щенка чтобы отвести домой, Клавдий подбежал к нему, и больше не отходил ни на шаг.
        Они так весело бегали в сумеречном лесу, что Елисей не сразу расслышал настойчивый звон. Миллионы хрустальных колокольцев вызванивали сложные мелодии. И даже Клавдий, заслушавшись, сел.
        -Что, уши развесил? - вдруг послышался знакомый насмешливый голос. И тут же откуда-то сзади хлынул свет, заставив подростка мигом обернуться. Позади него, небрежно облокотившись о дерево, стоял Урбас. - Я смотрю, Две Половинки уже выпустил тебя погулять?
        От возмущения мальчик даже не заинтересовался тем, что открылось перед ним: в ночное небо иглами воткнулись деревья, будто сделанные из слюды. Впрочем, и при взгляде мельком он узнал это место по рассказам Коэпра, уж слишком необычна Роща Ясности.
        -Не называй его так! - вспыхнул Елисей. Как и любой представитель расы садовников, Коэпра обладает хорошо развитым мозгом и руками, однако ноги у зеленых обезьянок совсем слабенькие - они совершенно неспособны к самостоятельному передвижению. Но одновременно на планете Вду, планете садовников, издревле обитают простейшие организмы, причем довольно крупных размеров. И высокоразвитые садовники давно приспособили этих гигантских микробов для личных двигательных нужд. - Это называется симбиоз, стыдно не знать! - кинулся мальчик в защиту своего нового друга.
        -Ого! Быстро же ты оправился. Или это наш великий садовник вырастил на тебе шипы?
        -Слушай, ну чего ты ко мне цепляешься? - попытался примириться подросток. - Я вовсе не хочу с тобой ссориться! Это ведь Роща Ясности, так?
        -Ну и?..
        -Ты маг, и я тоже стану магом. И нам вместе предстоит…
        -Ну уж нет! - процедил Урбас, глаза стали - как у дикого кабана. Да, ничего хорошего этот человек сказать не мог. Он и не сказал.
        -Рановато ты сюда нацелился. То, что ты обладаешь силой, ровным счетом ничего не значит - у всех людей есть способности. Те, или иные - личной заслуги тут нет. Помяни мое слово, целая вечность пройдет до того момента, когда тебе откроют способности, сопляк! И это лишь в том случае, если ты все-таки станешь кадетом, в чем лично я очень сомневаюсь. Хочешь знать, как будет? Тебе просто изменят память, и отправят обратно, на Землю. Выкинут, как и весь мусор до тебя, - с наслаждением выплевывал маг.
        Не дослушав, Елисей отправился подальше от магической Рощи. Мало того, что в Рощу пока не попасть, так там еще и зловонный червь угнездился. И не просто зловонный, а даже опасный.
        Ранее Коэпра растолковал подростку, отчего вырос на поле тот красивый лепесток, появление которого не сулит ничего хорошего. Объяснил, почему сторожевые цветы уже приготовились растворить мальчика в кислоте.
        Как узнал Елисей - через страшные охранные поля нового человека могут провести только жители купола, и исключительно по своей доброй воле. Подземные сторожа чувствуют, кто идет, и всегда действуют соответственно. Так что, лепесток пополз на свет, почуяв подлинное отношение мага. Растения ощутили желание навредить, и решили на всякий случай растворить подростка.
        Мальчик поежился: да, это несправедливо, но похоже, с самых первых шагов у него появился здесь могущественный враг. И к тому же, настроенный весьма решительно. От неприятных раздумий мальчика тут же отвлек холодный и мокрый нос.
        Нос бесцеремонно ткнулся в коленку, обращая внимание на себя. Елисей посмотрел вниз, и увидел Клавдия.
        Собака мягко, но настойчиво зазывала его все дальше в лес. Подростку категорически не хотелось заканчивать такой прекрасный день на тягостной ноте так и непонятой им вражды, потому он охотно последовал зову щенка.
        Идти по лесу было легко и приятно. Вечерняя прохлада освежила лесное дыхание, и теперь здесь носились заманчивые, незнакомые запахи. Елисей даже не заметил, как удалился настолько далеко, что огни деревни давно затерялись позади.
        Идти, впрочем, было совсем не темно - трава и кусты освещались мерцающим зеленоватым светом ночных насекомых. Здесь их были несметные полчища, - лес вокруг полыхал, словно северное сияние. Выше от земли огоньки редели, и в кронах почти не было мерцающих звездочек светляков.
        Это зрелище настолько очаровало мальчика, что он полностью отошел от неприятностей с Урбасом. Елисей уже подумывал о том, чтобы возвращаться домой, когда очередные заросли расступились, и перед подростком открылось неожиданное.
        Казалось, здесь была максимальная концентрация светлячков. Они ослепительно высвечивали замысловатой формы площадку, и стоящий в центре круга овальный предмет. Яркий столб света уходил в небо с поляны, украшая тьму ночного неба причудливым узором.
        Подойдя ближе, Елисей рассмотрел: на площадке лежит нечто, более всего напоминающее ватрушку, на которой зимой катаются с гор. А в ватрушке сидит Клавдий, и выходить явно не собирается.
        -Клавдий, иди сюда, - позвал мальчик. - Ко мне!
        Но щенок наотрез отказался повиноваться. Ох, неспроста стоит здесь эта ватрушка! Да и пес явно намекает… Одним словом, любопытного подростка нет нужды долго искушать приключением.
        Кроме того, в ушах Елисея звучали слова садовника после того, как тот дал выпить мальчику странный, но вполне приятный настой: «Вот и все, теперь и в тебе есть частичка местных растений. Это, само собой, не означает, что отныне ты способен пользоваться Вратами переноса; однако здесь, под куполом, ты можешь бывать без помех везде, где пожелаешь. А куда не должен, ты и так не попадешь - силовым полем запечатано то, что нельзя трогать, и места, где находится запрещено».
        К ватрушке попасть удалось. Выходило - ее вполне можно трогать.
        Глава 6
        Полёт. Дверь в лесу. Как выглядит двенадцатая планета галактики Сомбреро. Странное поведение местного песка. Выход на Пекбене свободен. Клавдий убегает окончательно. Ну и пусть выгонят. Путь назад отрезан.
        Как только Елисей залез вовнутрь, непонятная машина мягко поднялась над землей, и зависла в воздухе. На передней части окружности ватрушки загорелось два слова:
«Дом» и «Пекбене». «Пекбене - так называется эта планета!» - вспомнил мальчик.
        -Надеюсь, Коэпра не забыл напомнить о чем-нибудь еще, - понадеялся Елисей, и поднес палец к «Пекбене». И ватрушка тут же плавно тронулась вперед и выше.
        Сразу по всему ее радиусу пролетела синяя искра, и послышалось потрескивание над головой. Теперь их с Клавдием целиком окружало силовое поле, по которому порой пробегали разряды. Таинственные лесные ароматы сменились запахом разогревшегося пластика.
        Между тем, ватрушка поднялась куда выше верхушек деревьев, и теперь стремительно неслась над лесом. Но прошло некоторое время, и она пошла на снижение. Приземлившись на поляне, наподобие той с которой прибыл, летательный аппарат замер. Силовое поле свернулось, и свежий ветерок снова кинул в лицо дух леса.
        От места посадки вела пружинящая темно-серая дорожка, и мальчик с собакой пошли прямо по ней. Уже скоро Елисей с удивлением увидел за деревьями дверь. Ярко белая, она возникла прямо посреди леса.
        Щенок бросился к двери, и нетерпеливо запросился вовнутрь. Если верить собаке, то именно туда им и нужно было попасть теперь во что бы то ни стало.
        И только вплотную подойдя к этой самой двери, Елисей рассмотрел - деревья, стоящие около, это всего лишь проекция. С двух шагов не отличить их от растущих тут же, рядом: трехмерные изображения неотличимо шевелят листвой, и на них точно так же мерцают светляки.
        За этой стеной заканчивается Академия, и начинается неизвестная планета.
        Елисей перестал разглядывать правдоподобные проекции, и открыл дверь. В представшем взору помещении тут же разлился свет. Оказалось - это длинный зал. Мальчик бесстрашно вошел, и осмотрелся.
        Все, что обнаружилось внутри, это панель на углу, у длиннющей стены, собранной из белых щитов. «Вкл.» - «Выкл.» предлагала надпись над рубильником.
        -Все просто, - прошептал Елисей, переводя рукоятку в позицию «Вкл.», - если бы мне было сюда нельзя, меня бы здесь и не было.
        После щелчка прошло несколько томительнейших секунд - ничего не происходило. И подросток даже вздрогнул, когда мягкий голос наполнил комнату:
        -Погода на Пекбене безоблачна, корректор цвета экрана выключен.
        И щиты стали бесшумно открываться, сектор за сектором являя толстенное стекло. Теперь это единственное, что отделяет мальчика и собаку от чужой планеты.
        Только размытые блеклые цвета составили палитру Пекбене. Все, насколько смог охватить взгляд, увиделось мутным и унылым. Грязно-сиреневый песок лениво вихрится, взбиваясь в барханы… А над насыпями вырастают странные изваяния - гигантские окаменелые стволы.
        Этих уродливых громадин вокруг стояло несчетное количество, и были они какого-то мутного серого цвета. Исполины наклонно тянулись вверх, и тонули в густо-желтых небесах. А с самого края неба воззрились на Елисея два светила. Голубая и оранжевая звезды освещали тоскливое однообразие ландшафта странным призрачным светом.
        -Понятно теперь, почему эту планету считают мертвой, - пробормотал мальчик. Исковерканная равнина лежала пред ним; пышущее жаром небо отрицало всякую возможность дождя.
        Но вдруг, прямо на глазах Елисея, безжизненная равнина тяжело содрогнулась, и прошла высокой волной. Однако внутри, в смотровом зале купола, толчки не почувствовались совершенно.
        Когда б мальчик знал, что явление это ни капельки не обычное, то наверняка испугался бы. Однако ничего подобного у Елисея и в мыслях не было. Более того, подросток посчитал, что смотровой зал специально для того и устроен, чтобы наблюдать подобное.
        А за стеклом, в пугающей близости, чудовищные окаменелости заходили ходуном, будто стараясь вырваться из вязкого песка. Вдалеке, как разозленный рой, возник смерч. Даже с такого расстояния он выглядел исполинским. Казалось, дух самой планеты, закутанный в мантию из песка, надвигается на замершего подростка.
        Клавдий заскулил, и нетерпеливо зацарапал когтями там, где пол плавно переходил в стекло. Но сейчас хозяину было не до того, чтобы разбирать очередные странности в поведении своего питомца. Мальчик заворожено следил за происходящим.
        И вот уже колоссы шатаются все слабее, тише… И когда движение планеты остановилось окончательно, смерч стремительно кинулся к крохотным фигуркам. От убийственной мощи отделяло всего лишь стекло. Казалось - сейчас песочный вихрь сметет все на своем пути…
        Но внезапно смерч остановился. Застыл, чуть-чуть не долетев до панорамного окна. Громадная песчаная воронка продолжила бешено вертеться на одном месте, а из нее к стеклу потянулась тонкая песчаная струйка.
        Вот странный песок достиг стекла, и рассыпался по нему четким ромбом. Почти сразу, раскалившись докрасна, он растворился в стекле, окутав его сизым дымом. Спустя целую минуту все имело свой прежний вид.
        Но вот едкая завеса постепенно возникла и в помещении, вновь очертив ромб. И вскоре стекло внутри намеченной границы осыпалось грязным песком, явив толстенный срез: выход на Пекбене был свободен.
        -Диагностировано механическое повреждение экрана, - спокойно проговорил безликий голос. А из противоположной стены поползли, закрывая обзорное окно, сектора щитов.
        А тем временем озорник Клавдий, будто только этого и ждал, юрко шмыгнул в образовавшееся отверстие. И едва только щенок ступил на планету, как песочный вихрь осыпался. Нисколько не испугавшись, пес весело фыркнул, и стремглав кинулся прочь.
        -Клавдий! - воскликнул мальчик, и, не задумываясь, прыгнул следом.
        Елисей знал - за то, что он повредил купол, его не только не примут в Академию, но и обязательно заменят память. И, конечно, неминуемо вернут обратно на Землю, в ненавистный Детдом. Однако подросток не колебался ни секунды.
        За наличие в атмосфере вредных примесей мальчик не боялся. Коэпра упоминал, что в этом куполе не пришлось устанавливать генераторы воздуха, и все в Академии дышат местным. Поведение собаки также подтверждало это.
        Правда, здесь совсем не пахнет свежей зеленью, как в куполе. Напротив, воздух сухой и безвкусный, хотя вполне подходящий для дыхания.
        Мальчик бесстрашно углублялся все дальше и дальше в унылую вязкую пустыню. Только один раз обернулся Елисей. Когда щелкнула, вставая на место, очередная пластина, а потом сразу настало полное беззвучие.
        Да, это был последний сектор, и теперь длиннющий обзорный зал скалился белоснежными зубами плотно сомкнутых щитов. Залезть на гигантский купол, высящийся над оскалом, было решительно невозможно. Путь назад отныне заказан.
        Глава 7
        Крошечный источник. Недолгий сон Елисея. Совершенно обычный мальчишка. Мёртвая планета. Под землю. Последняя капля. Жители мёртвой планеты. Да, это не люди.
        Елисей не знал, как долго идет; а следы Клавдия все длились, как полет стрелы. Собака бежала вперед так, будто четко знала, куда надо попасть. Да и все странности в поведении щенка тоже указывали на это.
        За размышлениями Елисей уже давно захотел пить, но не отдавал себе в этом отчета. Мысли о том, что пес странным образом знает, что делает, отвлекли мальчика от беспокойства. И он тут же осознал, как сильно мучает жажда.
        Подросток даже не успел задуматься, что будет делать здесь без воды, как услышал журчание. Вожделенный звук раздавался из-за большого бархана впереди, на котором так же рассыпались собачьи следы. Там наверняка был родник, а возможно и Клавдий.
        Обнадеженный этим предположением, мальчик заторопился изо всех сил. Впрочем, это не сильно прибавило скорости - Елисей с трудом вытаскивал по щиколотку увязающие ноги; брел, словно в густом киселе. Добравшись до вершины, мальчик почувствовал себя окончательно измотанным.
        Впрочем, его усилия тут же вознаградились сполна. Стоило Елисею спуститься с бархана, как перед ним возник родничок. Тот пробивался откуда-то из-под песка, и журчал по широкой серой ветке. Здесь освежал даже сам воздух.
        Елисей заметил многочисленные следы собачьих лап у самой воды. Пес утолял тут жажду, и мальчик не замедлил последовать примеру Клавдия.
        Вода была так холодна и вкусна, что Елисей еле-еле заставил себя оторваться. И только теперь почувствовал, как сильно устал, и больше всего - от впечатлений.
        Сегодняшний день здорово смахивал на вечность. Начавшись на Земле, он мало того, что закончился на другой планете, так еще и в иной галактике, в десятках миллионов световых лет от родины. Было приятно немного подумать об удивительном… А потом Елисей и сам не заметил, как провалился в сон.
        Проснулся уже свежим и бодрым. Чужие солнца стояли не намного выше, чем тогда, когда Елисей засыпал. Вероятно, проспал он совсем недолго. Вскочив на ноги, наш герой оторопел - на песке около источника сидел мальчишка. И на первый взгляд, он ничем не отличался от своих сверстников.
        Он был примерно того же возраста, что и Елисей. Темные курчавые волосы, странные лиловые глаза, тонкие, немного похожие на девичьи, черты.
        -Ну наконец-то! - нетерпеливо воскликнул мальчишка. - Все спишь и спишь, я устал ждать, пока ты проснешься. Меня зовут Пеори.
        -А я Елисей. - Подросток с любопытством посмотрел на незнакомца. - Ты откуда тут?
        -Живу.
        -A-а. А я с Земли.
        На мгновение черты лица незнакомца стали невыразимо печальными.
        -О да, я знаю ее. Несчастная! - вздохнул мальчишка, и встал с песка. На нем оказалось что-то вроде длиннющей рубашки.
        -А ты прямо тут живешь? Один? - удивился Елисей, несмотря на то, что с утра уже не раз давал зарок не удивляться. - На этой планете? А как тут жить?..
        -Так ты хочешь посмотреть, кто и как живет на Пекбене? - грустно улыбнулся Пеори.
        -Я знаю, что в незапамятные времена здесь жила раса удивительных существ, - на всякий случай поделился мальчик тем, что не так давно узнал от Коэпра.
        -Все и так, и не совсем так. Но если хочешь знать, пойдем со мной.
        Елисей кивнул:
        -Только, знаешь, я ведь сюда попал, когда искал свою собаку…
        -Ты узнаешь все о собаке. Мы не отклонимся от ее пути, - успокоил странный мальчик, и грусть в лиловых глазах растаяла.
        -Тогда пойдем, - согласился Елисей, и они двинулись в путь.
        Теперь идти было не так тяжело, как до отдыха, и Елисей смог немного осмотреться. Местность, где располагался купол, была самой ровной на гигантской планете.
        Сейчас же путники приближались к сплошному нагромождению искривленных плит. А те плавно переходили в высоченные колючие скалы. Неприступные и зеркально гладкие, те выросли впереди, преграждая путь.
        Пеори нисколько не приукрасил - путь их шел вровень с собачьими следами, нисколько не отклоняясь. И теперь следы иссякали там, где заканчивался песок, и начинались исковерканные плиты.
        Некоторое время назад планета была лакомым куском для искателей сокровищ, но никто и никогда не встречал здесь следов какой-либо жизни. Это была планета безжизненная, и, со всех точек зрения, совершенно бесполезная.
        Но невдомек было подростку, какое открытие совершил. Он только порадовался тому, что не придется карабкаться по плитам: у широкого основания одной из них Пеори остановился:
        -Теперь мы должны спускаться вниз. Ты готов?
        -Готов.
        -Тогда следуй за мной, и главное - ни в коем случае не отставай, - настоятельно посоветовал Пеори. И эти слова сразу убедили Елисея.
        Резко повернувшись, странный мальчишка пошел вдоль плиты, а Елисей беспрекословно последовал за ним.
        Непонятно как, но через пару шагов вокруг образовались грубые стены и потолок какой-то пещеры. Однако спросить об этом не получалось - Пеори все время был на два шага впереди, как бы ни торопился Елисей. И вот уже они бегут куда-то вглубь пещеры, но та все растягивается, длится. А потом пещера незаметно перешла в искусственный коридор, чей потолок затерялся в высоте.
        Коридор шел вниз, все дальше и дальше, однако темнее от этого не становилось. Наоборот, казалось, что снизу идет куда больше света, чем сверху. Они уже не бегут, - мчатся. У Елисея захватило дух: всего за один шаг пролетают мимо километры, и бег все ускоряется.
        Со спины местный мальчик напоминал теперь взрослую женщину, и даже голос Пеори изменился.
        -Скорей! - настаивала убегающая фигура. Словно боялась потерять своего спутника навсегда.
        Почувствовал это Елисей, и охватил его страх. И так быстро, как только мог побежал он. И с каждым шагом оставлял теперь позади расстояния, соизмеримые с дневным полетом ястреба. А голос неумолимо гнал, стегал:
        -Скорей! Скорей!!
        Эти беспокоящие крики никак не давали ногам покоя, заставляя неуемно отталкивать от себя сверкающий пол коридора.
        Желание бега прекратилось вдруг, в одночасье. И мальчик, зашатавшись от навалившейся усталости, прислонился к стене - коридор закончился.
        Пеори нигде не было видно, и подросток осторожно шагнул вперед. Это был по-прежнему огромный шаг, и мимо Елисея вновь пронеслись километры ярко освещенного пространства. В огромном зале стоял он теперь.
        Здесь весь воздух пронизывают лучи густого света, сильно напоминающего свет двух звезд Пекбене. Он сразу окутал мальчика, и тому стало бесконечно хорошо.
        -Это Тирсиос. Океан, - послышался тихий старческий голос. - Последняя его капля на Пекбене. Некогда он покрывал всю планету, и мы были так счастливы…
        Перед мальчиком громадной каплей колыхалась прозрачно-лиловая масса. Это она излучала все то тепло и радость, которые почувствовал Елисей, едва свет озарил его. Помещался Тирсиос между двух силовых обручей, удерживающих его в виде шара.
        А рядом стоял Пеори, но был он - древний седобородый старик; а лиловые глаза его излучали такой же свет, как и последняя капля океана, медленно колеблющаяся рядом.
        -Подойди поближе, и взгляни, - предложил Пеори.
        -Что увидишь ты там?..
        Елисей послушно приблизился, и в глубине увидел троих: двое стояли рядом, а еще один сидел между ними, как могла бы усесться обезьяна. Сначала мальчик подумал, что это люди. Лиловые воды сверкали в глубине, и мешали видеть отчетливо.
        Понял Елисей внезапно, - мурашки пробежали по телу - нет, на людей создания были похожи лишь наличием рук, ног и головы на тех же местах.
        Худощавые тела намного длиннее человеческих, а руки имеют на сустав больше. Елисей не смог рассмотреть лиц, однако форма голов совсем не напоминала привычную ему. Или это так исказил океан?.. И мальчик недоуменно повернулся к Пеори.
        -Да, это не люди… - проговорил старик. - Йукола, - он по-птичьи произнес это слово. - Они близки вам, как мало кто во Вселенной. И одновременно далеки не меньше, чем летающие растения-паразиты семи лун Анкарта. Ты все поймешь сам, смотри!
        Постаревший Пеори взял мальчика за руку, и прислонил ладонью к поверхности Тирсиоса. Воздух стал вязким, обрел вес и навалился на подростка; дышать стало невозможно. Елисей хотел крикнуть, но не смог и этого. Не сводя глаз со старика, он из последних сил терпел невыносимую тяжесть, вот-вот готовясь упасть.
        Тогда Пеори вытянул губы трубочкой и дунул на мальчика - сознание с готовностью покинуло Елисея.
        Глава 8
        Дорога через океан. Удивительный лес. Адлу-Маеку, Город Океана, город йукола. Елисей остаётся один, а дорога снова ведёт вперёд.
… Елисей очнулся. В голове немного шумит.
        Он стоит посреди полотна из крупных темно-зеленых пластинок. Поражая разнообразием форм, они идеально складываются краями. Под ногами совершенно сухо. Силы быстро возвращаются к Елисею, и вот он уже кружит взором.
        По левую руку раскинулись душистые сады. Неведомые растения растут там аккуратными участками, соблюдая заведенный порядок. А справа лежит океан.
        Временами он озаряется изнутри, в глубине искры и сполохи. Там порой проплывают длинные шлейфы пузырьков, и мелькают неясные тени. Кажется, идет своя невероятная жизнь. И скорее всего - так оно и есть.
        Впереди, тенью на искрящемся желтом небе, возник город. Сделав первый шаг по мягко пружинящему полотну, мальчик понял, что это растения. Город приблизился мгновенно, как некогда зал на Пекбене.
        И вот он сам не понимает, что вокруг. Здесь в небо уходят сияющие всеми красками толстенные стволы. Вырастая прямо из воды, и кренясь в разные стороны, они пропадают из вида в небесной глади.
        С грустью понял Елисей, чьи серые окаменевшие останки ныне торчат из Пекбене, словно могильный частокол. Он сделал шаг, потом другой - неведомый лес шагнул вровень с ним. Странная особенность пропала, и мальчик снова мог идти обычным шагом.
        Подойдя поближе к одному «дереву» Елисей рассмотрел, что это вовсе даже и не дерево. Ствол оказался не чем иным, как сплетением лиан разных видов. А неповторимый цвет этих колоссов образовался из многочисленных окрасок всего того, что обильно произрастает на них, и ключом бьет изнутри; непрестанно двигается, поет, трещит, умирает и рождается.
        Елисей засмотрелся на золотых мотыльков, порхающих в красных ресничках. А потом на плавно шевелящиеся, будто под водой, длинные и тонкие растения. Взгляд метался, все приковывало к себе внимание, все было невиданным.
        Вон желтые в разводах трубки выдувают унылые звуки; косматые сине-черные ветки карликовых деревьев, растущих у подножий лиан, вьются совершенно независимо от силы и направления ветра. Жалобными стонами деревца настолько смутили Елисея, что подросток обошел лохматую рощицу подальше.
        Все цвета и формы встали перед ним, хотя ничего из привычного глазу Елисей так и не усмотрел. Впрочем, за столь короткое время вряд ли возможно увидеть и сотую часть сказочного леса.
        А за первыми стволами город взмыл в небо единым порывом. Словно живой, стремясь за вросшими в небо гигантскими сплетениями лиан.
        Так щедра на краски Пекбене, что глупо пытаться добавить еще. И город йукола оказался того единственного цвета, которого нигде на планете Елисей больше не встретил. Город сиял перед ним, снежно-белый.
        Дома его высятся под небеса, прямо среди необычного леса, и порой пересекаются с радужными гигантами. Не то стрекозы, не то причудливые летательные аппараты снуют наверху туда-сюда; на такой высоте, что мальчик не смог различить подробней.
        Теперь он шагал по широкой улице, и все новые и новые диковинки выхватывал его жадный взгляд. Вон, в канале посреди живой мостовой, журчит вода, а по берегам растут желто-оранжевые растения, отдаленно похожие на кораллы. Многочисленные отверстия на бугристых отростках то открываются, то захлопываются вновь, моргая или дыша. На самой воде весело болтаются желтенькие цветочки, несколько похожие на кувшинки.
        Однако серьезным отличием оказалось то, что цветы порой вынимали свои корешки из земли. Высоко поднимая их, перешагивали друг через друга, и укоренялись в другом месте. Канал тянулся всю протяженность улицы, насколько Елисей мог видеть.
        Мальчик буквально на секундочку засмотрелся на забавные цветы, пищащие друг на друга за брызги с корней… И только теперь вспомнил про своего загадочного спутника.
        Пеори нигде не было. Зато мимо сплошь ходили существа подобные тем, кого Елисей тщился рассмотреть в последней капле Тирсиоса. Вблизи йукола совершенно не напоминали людей - Елисея окружали высокие, светло-зеленые существа с головой в форме ромба.
        Все они следовали по своим делам, немало смутив мальчика спокойным к нему отношением. Йукола совершенно не удивлялись Елисею, хотя лишь он один был другим, совершенно иным. И оттого, наверняка, не мог не казаться уродом.

«Интересно, а как бы отреагировали люди? Если бы йукола прошел среди бела дня по какому-нибудь земному городу…» - задумался Елисей. И сразу понял.
        Йукола. Один глаз-щель, сбоку на ромбовидном лице пучок щупалец, широкий вертикальный рот тоже расположен ассиметрично. А когда йукола разговаривает, то складывает его в длинную морщинистую трубочку.
        И все они вдруг показались мальчику неприятными и страшными. «Ксенофобия» - не сразу вспомнил он сложное слово, означающее неприятие всех, кто не похож на тебя самого. Отвратительное слово. Но еще гаже было то, что стояло за ним - ненависть к тем, кто другой. И, поняв это, Елисей смог без содрогания смотреть на местных жителей.
        -Молодец! - Голос старика Пеори заставил крепко задумавшегося Елисея вздрогнуть, и поплыл дальше: - Ты прошел первое испытание! Теперь следуй вперед. Это Адлу-Маеку, Город Океана, город йукола. Иди!
        Рядом скользнула нелепого вида машина, кончиками длинных пальцев перебирая тротуар. Аппарат посыпал листья каким-то составом. Быстро шипя тот всосался, и выбросил облако белесого пара. На миг застив все вокруг, пар рассеялся. Елисей торопливо огляделся, но своего нового друга по-прежнему не увидел.
        -Пеори! - на всякий случай позвал мальчик, но безрезультатно - многочисленные йукола, но нигде не видно знакомой фигуры. Где же ты, Пеори?..
        Впрочем, расстроиться у Елисея не получилось. Ощущение необъятного океана, так близко, делало подростка бесконечно счастливым.
        Все было не так, как раньше. Так зачем гадать, куда делся Пеори? Уж наверняка знал, что делает, говоря: «Иди!».
        И дорога увела Елисея вперед.
        Глава 9
        Идр о Тауарошу из клана Враукшенре. Будь моим гостем! Поистине прекрасный мир. Переменилось всё, и белый город пал. Страшная история Пекбене. Кто такой Пеори.
        Бесконечно мог ходить подросток по удивительному городу, но проснувшееся чувство голода притормозило его. И только сейчас мальчик спохватился, что у него нет ни гроша, и вдобавок он совершенно не знает местного языка.
        Елисей растерянно остановился, потом отошел к ручью. Здесь поток прохожих иссякал, и можно было обдумать свое положение. Хотя, что там говорить, сейчас оно показалось подростку весьма незавидным.
        Внезапно Елисей понял, что для всех этих счастливых, улыбающихся созданий он сам совершенно не существует, равно как и его беда. Мальчик почувствовал, что вполне может впасть в уныние, но тут раздался голос:
        -И что же случилось?
        Рядом с Елисеем стоял один из йукола. Мальчик торопливо поднялся с упругих плиток, на которые уже успел, было, присесть.
        -Ничего, - заливаясь краской, пробормотал Елисей. Только что он осознал, что ему стыдно признаться в том…
        -…что он голоден, - закончил незнакомец. Трапециевидный глаз его сначала далеко вылупился, а потом весело подмигнул подростку.
        -Но как вы догадались? Или здесь все-таки есть магия? - охнул Елисей. И, осознав свою оплошность, тут же прикусил язык. Ладно, язык! Похоже, все мысли его были для йукола как на ладони.
        Это-то и напугало Елисея. Садовник рассказал подростку, что купол всегда располагается исключительно на мертвых планетах, - так делается для безопасности Академии. На мертвой планете полностью отсутствует магическое измерение, а значит
        - использовать силу управления без контроля Академии невозможно.
        Теперь Пекбене мертвее камня, но некогда был на ней и этот прекрасный город, и удивительные лианы, что в сплетенном виде казались толще нескольких баобабов с Земли, и сам волшебный Тирсиос…
        Раскаиваясь в своем страшном знании, мальчик виновато взглянул на местного жителя. Однако приятное выражение лица йукола не нарушилось.
        -Мое имя - Идр о Тауарошу, клан Враукшенре, - дружелюбно произнес йукола. И, раскинув трехпалые руки, гостеприимно добавил: - Приглашаю от всех сердец - будь моим гостем!
        И подросток с радостью согласился.
        Славится Идр о Тауарошу как хозяин богатый и щедрый, потому и прием Елисею оказан был самый почетный. Много удивительного нашел здесь маленький путешественник.
        Но для начала гость был очень рад выкупаться, и отдохнуть. После его ждал богатый стол, и мальчик от всего сердца поблагодарил хозяина и сидящих с ними йукола его клана. Все были так ласковы и добры, что Елисей не чувствовал себя чужим.
        Покончив с обедом, Идр о Тауарошу развлек гостя, показав ему свои удивительные дома, больше похожие на дворцы. Располагались земли клана Враукшенре совсем рядом со свободным океаном, и здесь он плавно вздымался вверх. Увидев, остановился Елисей, сраженный, а йукола с почтением проговорил:
        -Это Тирсиос, да. Он - не простая вода, ты ведь успел заметить? Там, наверху, океан воплощает себя. Это личное пространство, и мы уважаем его - никто и никогда не бывает за границей города.
        Самый большой дом клана примкнул к сплетению лиан, - йукола называют их «экке». Силовое поле огораживало огромный участок «экке», и удивительный лес не расползался, хотя и издавал непрестанный шум. А к самой вершине хрупкой постройки взлетали прозрачные капсулы лифтов. Они гораздо слабее поразили воображение мальчика, чем могли бы - Елисей уже подустал от бесчисленных впечатлений.
        Впрочем, после подросток еще долго не мог отойти от захватывающего дух полета над городом, когда он сам управлял механической стрекозой.
        Да, это оказался поистине чудесный мир. И вот, отдыхая от впечатлений, Елисей восседал в саду, рядом со своим гостеприимным хозяином. А неподалеку взрослая женщина йукола учила малышню.
        Детишки смеялись, и невысоко взлетали над плитками двора, чтобы потом пружиня шлепнуться обратно. И такая демонстрация силы управления была наименьшим ее проявлением за весь сегодняшний день. Этот мир был просто напитан магией, и Елисей задумался:
        -Но как, если вы все время используете силу управления, здесь так спокойно и мирно?
        -Потому и спокойно. - Ромб лица перекосило в улыбке. - Кому захочется наделать гадостей соседу, чтобы он ответил еще более худшими? Кинь в альгиса камень, и обратно получишь камнепад. Для нас применять силу управления так же естественно, как и дышать. И столь же естественно никогда не направлять ее во зло…
        Не успел договорить Идр о Тауарошу - страшный крик раздался отовсюду. Казалось, от боли застонала сама Пекбене, Тирсиос… Сердце мальчика переполнилось горем, и все переменилось во мгновение ока.
        Невероятной силы удар - и летающих детей разбросало в разные стороны. Их внимательная учительница исчезла под тяжеловесными обломками некогда воздушного здания, а мостовую смяло, как лист бумаги.
        Уже лежит, недвижим, на изжеванных плитках Идр о Тауарошу, голова где-то под упавшим сверху цилиндром лифта. Еще секунда - и весь разгромленный участок стал медленно погружаться под воду. Некогда дружелюбная, живая, ныне она - иссиня-фиолетовая, страшная.
        Вот еще одна лифтовая кабина, свистя, впилась в плитки двора; со стоном разорвав сплошное полотно, провалилась вниз, - и страшные воды с жадностью поглотили цилиндр. Позади Елисея, смачно хлюпнув, скрылась очередная шляпка гигантского малинового гриба из сада клана Враукшенре.
        А в самих волнах безропотно тонули отчего-то светящиеся, тонкие фигурки йукола. Молча уходили они в губительные воды, и одни только жуткие громовые всхлипы океана сотрясали воздух. Но теперь закричал и Елисей, и - кинулся на помощь безмолвно погибавшим… Но так и не смог коснуться воды: еще раз содрогнулся Тирсиос.
        Последний оставшийся в живых ребенок йукола заскользил к разрыву, где поджидала все еще голодная волна. И Елисей, только теперь заметив малыша, бросился наперерез. Он оказался у края даже раньше, и успел заранее подставить руки… Но волна, а не он, забрала малыша…
        Потом поднатужилась, и рванула зеленый покров, пока еще сдерживающий безумную силу. А мальчик застыл в недоумении - темно-желтый, в синюю крапочку, малыш йукола пролетел сквозь него. Так, будто Елисей весь состоял из воздуха.
        Пусть и не сразу Елисей понял, что более не является участником происходящего, но отныне он застыл здесь лишь бесплотным наблюдателем.
        А тем временем неповторимый Адлу-Маеку разваливался на части. И только теперь стало видно - в небесах, на сверкающих блюдцах, метались многочисленные злобные существа. Аные, одним своим видом нагоняющие дремучий ужас, они скалились и хохотали.
        Появились только что, или были и раньше - подросток не понял. Но теперь твари наперебой добивали молниями из коротких жезлов тех, кого еще не пожрал Тирсиос.
        Елисей не знал, сколько был тут, вынужденный наблюдать гибель Адлу-Маеку до конца.
        И белого города не стало.
        Враги внимательно следили за безжалостными волнами, истребившими своих детей, но тщетно - стерты йукола с лица Вселенной. Отныне только почерневший океан носится по планете, терзая жалкие обломки некогда прекрасного города, и поседевшие волны в бешенстве грызут громадины экке, вмиг ставшие серыми и безголосыми.
        Вскоре и жуткие красные твари исчезли. Впоследствии они больше не появлялись над планетой.
        Бесчисленное количество раз день прогонял ночь, и ночь снова гнала день, пока Елисей моргал единожды. Мальчик видел, как стремительно мелеет океан.
        Да, Тирсиос умирал, страдая от последствий своего помрачения. Ни единого движения больше не было в нем, и жить дальше разумный океан не мог и не хотел.
        Скоро высохла и последняя страшная капля. Остались уродливо торчать померкшие экке, да шуршал гонимый всеми ветрами песок.
        -После веков наблюдений арджинны обрели уверенность, что Пекбене мертва. Да, Тирсиосу невозможно жить без йукола, как и йукола без Тирсиоса. Но в том, что на Пекбене больше нет жизни, арджинны ошиблись… Хотя скоро это может стать горькой правдой. - Голос дрожал, как пушинка в покинутом птичьем гнезде.
        Елисея знобило, он все еще погибал вместе с планетой, но голос неумолимо продолжал:
        -Шлаковые кристаллы Чмарош. Планета эта находится в столь далекой системе, что даже половина расстояния до нее уже не наносится на туристические карты. Однако сами арджинны, по несчастью, родом откуда-то из тех мест. И им прекрасно знакомы свойства злополучных кристаллов. Неизвестно, сколько десятков лет по крохе собирался и хранился яд, запретный во всех цивилизованных мирах… Но в итоге ар джиннам удалось нанести сокрушительный удар - они отравили Тирсиос, и яд сделал его ужасным, безумствующим. Но к счастью, невероятного разума и силы воли хватило на последнее: Тирсиос успел изолировать от смертоносного себя часть самого себя и семью йукола. И теперь это - последний Тирсиос. Разумеется, как и последние йукола.
        Слабый старческий голос затих. Слезы наворачивались мальчику на глаза, но тут странный писк послышался спереди.
        Елисей невольно отвлекся, и прислушался. Десятки тонюсеньких голосочков на все лады повторяли:
        -Не плачь! Не вздумай! Пропустишь самое главное.
        И подросток сдержался. Он крепко зажмурился, а потом открыл глаза - в них больше не было слез.
        И обнаружил себя стоящим перед последней каплей Тирсиоса. Елисей заметил - если раньше океан чуть выходил за пределы силового обруча, то теперь стал заметно меньше. А рядом стояла женщина, и наверное, на Земле она могла бы называться самой старой женщиной в мире.
        Стояла там, где ранее находился старец.
        -Пеори? - произнес мальчик, еще только начиная догадываться.
        Величественная старуха качнула головой:
        -И да, и нет. - В глубине лиловых глаз замерцало, и Елисей вдруг понял.
        -Пекбене, - прошептал мальчик, и глаза старой женщины засветились, как океан:
        -Я - все, - прошелестело в ушах Елисея. - Ты увидишь…
        Глава 10
        Правильная дорога. Ущелье. Пленник ямы на свободе. Старые знакомые - Смирнов, Колесник, и Волк. Маленькая лошадка в большой беде. Первое испытание Елисея. Змей Горыныч.
        Елисей шел по лесу.
        Оставшаяся капля неостановимо таяла, и вместе с ней все больше дряхлела сама Пекбене. Подросток знал - если не добыть спасение, Тирсиос погибнет. Что же до йукола - они останутся только в легендах.

«Ты должен найти свой путь. Доведет лишь правильная дорога» - горели в памяти слова, произнесенные напоследок старухой. Рукой, похожей на птичью лапу, она подтолкнула Елисея к потемневшей от времени дверце. За ней и оказался этот лес.
        И едва подросток вошел в него, он все время смотрит по сторонам, ища свою правильную дорогу, а ее все нет и нет. Но, чу! - вот послышалось что-то, и мальчик заторопился на шум.
        Вскоре источник странных звуков открылся - шум несущейся воды и грохот скачущих камней совсем вытеснил лесную разноголосицу. А через некоторое время Елисей уже встал над гигантским ущельем.
        Голодной пастью распахнулся овраг, дно теснины стелит непроницаемый туман. Сквозь белесую муть торчат редкие верхушки столетних сосен; кажется, что кроме них больше и нет ничего.
        Спускаться здесь было бы самоубийством, и Елисей отступил назад. Если ему и придется идти в бездну, то не сейчас. Для начала стоит прогуляться по этому краю, незачем сразу выбирать наихудший путь. Так Елисей и поступил.
        Ущелье рядом все тянулось и тянулось, и все так же играла каменными глыбами вода, но вот к этим звукам прибавились новые: перекрывая шум водопада донеслось сопение и топот. С каждым шагом они приближались, но Елисей до сих пор не видел, кто их издает. Но вскоре мальчик понял отчего.
        Обойдя странное звучащее место пару раз, за одним из кустов Елисей обнаружил яму, а в ней встретили его внимательные глаза.
        Мохнатый серенький хребетик, острые ушки, подвижные плюшевые губы. В ловушке переживал свое падение совершенно обычный ишачок. Он натужно кряхтел, и вскидывал передние копыта на земляную стенку, тщась выскочить из ловушки. Но для того, чтобы выбраться, ему не хватало совсем чуть-чуть.
        Елисей, конечно, торопился, хотя и сам не знал - куда именно. Но в любом случае проходить мимо, безучастно, не стоило. Подросток осмотрелся, и почти сразу увидел подходящий обломок скалы.
        Как только Елисей принялся ворочать тяжеленный осколок, умное животное отошло к противоположному краю ямы. Но только много позже, ссадив ладони и порядком устав, подростку удалось сделать задуманное: камень рухнул вниз, и поднял тучу пыли.
        И не успела рассеяться пыль, как ишачок выметнулся из ямы. Бодро встряхнувшись, зверь склонил голову набок, и принялся внимательно изучать своего спасителя. Но Елисею было некогда заниматься животным.
        -Ты свободен, иди куда хочешь. - И мальчик отвернулся уйти. Но едва сделав несколько шагов, Елисей понял, что их цели, очевидно, совпадают.
        Да, маленькая лошадка настырно шла следом. Однако совсем не далась в руки, когда подросток захотел подманить ее. Елисей решил, что ишаку скоро надоест это бездумное преследование, и тогда он уйдет и сам. А до тех пор пусть остается.
        Уже довольно долго шли вдоль ущелья Елисей и его пугливый спутник, а тихий лес не менялся ни капли. Мальчик понимал, что должен каким-то образом проявить себя. Но что именно ждет от него Пекбене?
        Наверное, дальше откладывать поход бессмысленно, и нужно покорять мрачное ущелье. Но как?
        И, едва возник этот вопрос, как издалека послышались голоса. Порой доносился оглушительный свист, а разнузданные вопли быстро приближались. А едва они начали что-то напоминать Елисею, как уже и сами скверные их обладатели показались из-за кустов. Да, это были старинные знакомцы - Смирнов, Колесник и Волк. И они ни капельки не стали лучше, а если только наоборот.
        -О-го-го!! - Колесо даже покраснел, издавая очередной оглушительный возглас: - Кого мы видим! Во, братки, гляньте. Не зря заблудились, снова наш гринписовец!
        -У него лошадь, - вставил дельное, как всегда, замечание Смирный.
        -Ло-ошадь, - опасно протянул Волк. - Твоя?
        Елисей отрицательно покачал головой. Он был абсолютно уверен, что эта троица ни за что не поймает столь осторожного ишачка.
        Но вот Волк сложил тонкие губы в пучок, и причмокнул. И ишачок вдруг доверчиво пошел к Волку.
        -Не надо! - взмолился Елисей. Ему стало страшно, и обидно за ишачка до слез. Ну, отчего тот не подошел к нему, Елисею, а доверился чудовищному живодеру?!
        -Теперь нам нравится мучить твоих животных. Ты смешной, - пробасил Смирнов, чиркая неведомо как оказавшейся в руке зажигалкой.
        -Это не мой! - воскликнул мальчик. - Да он ко мне даже не пошел, когда я звал!
        -Это хорошо, - вкрадчиво улыбнулся Волк, - теперь ты не сможешь обвинить меня, что я покушаюсь на чужое, верно? А ну, взять этого!
        И волчьи прихвостни с готовностью обступили лохматенького бедолагу.
        -Смотрите, какая маленькая волосатая конина! - Колесо потрепал жертву по спинке.
        - Молодец, Смирный, идея на ура! Давайте подожжем скотину. - Колесник оскалился, и дернул животное за гриву, что было мочи.
        Когда ишачок жалобно закричал, Елисей не выдержал. Мальчик метнулся вперед, и изо всех сил ударил Колесо головой в живот. Тот охнул и согнулся в три погибели, но досталось и Елисею: нешуточный тумак, и нечто, чувствительно сдавив, приподняло подростка.
        Мальчик заметался в тисках, но позади раздался угрожающий бас Смирного:
        -Будешь ерзать, на землю положу и сверху сяду.
        Елисей решил, что его все равно не будут держать так постоянно, и вынужденно притих.
        Волк с любопытством наблюдал, все еще не вмешиваясь. А тем временем с земли поднялся полный злобной решимости Колесник.
        -Вот и все! - прошипел он, и облизнулся.
        Мимоходом залепив Елисею увесистый подзатыльник, мучитель неторопливо обошел животное, словно прикидывая что-то. И вдруг, повинуясь очередному порыву, палач схватил злосчастного ишачка за хвост, и рванул что было сил. Будто тряпичный, хвост повис в руке у Колеса прямо с лоскутом серенькой шкурки.
        Елисей неистово задергался, но самого ишачка это нисколько не обеспокоило. Зверь смирно стоял, все так же кося плутоватым оком. Заранее боясь того, что увидит, Елисей осторожно взглянул на место, где у животного еще совсем недавно был хвост. Но вместо кровавой раны увидел там нечто желтое… Подвижное.
        Мальчик не успел толком удивиться, как маленькая лошадка мгновенно оказалась на порядочном расстоянии ото всех. Там она стала меняться, и быстро расти. Юные злодеи только диву давались, глядя во все глаза.
        Очень быстро бывший ишак расширился во все стороны, теперь уже ничем не напоминая первоначальные формы. Сейчас странный организм походил на быстро заполняющийся булыжниками громадный мешок. И куль этот становился все больше.
        Но вот послышался треск, и растянутая до предела кожа не выдержала. Длинные лоскутья опали на землю, и возникло нечто новое.
        Смирный забыл про свою жертву, и Елисей незаметно оказался на свободе. Сам здоровяк стоял, опустив могучие лапы и выпучив глаза. Колесо превратился в столб, все еще крепко сжимая в руке никому не нужный хвост; а предводитель Волк пустил слюни, и напрочь забыл про них.
        Больше всего вновь явившееся существо было и вправду похоже на цветной мешок - желтый, оранжевый. До поры, пока не развернулись три длинные тонкие шеи, гордо неся одинокие сизые бутоны.

«Бутоны» - так казалось Елисею до тех пор, пока на гигантских ребристых почках не открылись холодные синие глаза, а средняя изящно зевнула, блеснув сталью зубов. Мальчик невольно просиял:
        -Ух ты! Прямо Змей Горыныч!
        Левая голова растянула, смеясь, алую пасть:
        -Как-как?!
        Но правая сварливо одернула веселящуюся товарку:
        -Мы здесь не за этим.
        Средняя же голова, не обращая внимания на остальные две, приподняла на лбу костяные наросты, приняв угрожающий вид.
        Троица жалась друг к дружке - сбежать они не помышляли. Вид у хулиганов был настолько пришибленный, что Елисей невольно посочувствовал им.
        -Что, - громоподобно произнесла Главная голова, и даже две остальные притихли, а эхо вызвало в ущелье обильный камнепад, - не ожидали от несчастного маленького животного?! - При этом пар, вылетевший из ноздрей ужасной головы, попал на Волка, и изрядно ошпарил.
        -Не надо! - тут же завопил раненый. Бедолаге почудилось, что его сварили заживо. Упав на колени перед нагоняющим дремучий ужас существом, тот заюлил, - Прошу! Умоляю! Не надо меня!..
        Недолго думая, Смирнов как всегда последовал примеру Волка. Его блиноподобное лицо стеклось к подбородку, малюсенькие глазки окончательно потонули, и верзила с придыханием забасил:
        -Я больше не бу-у-уду! Никогда-а-а!
        А свирепый Колесо шлепнулся оземь раньше всех. Он не мог плакать, ему было слишком страшно.
        Костяные наросты улеглись обратно, придавая морде совсем другой вид:
        -Ни одно живое существо?
        -Ни одно! Нет-нет!! - раболепно закивали Смирнов и Волков.
        -Тогда, брысь отсюда! - скомандовала Главная голова, и дунула на хулиганов, что было силы.
        И помчались бесчинники по лесу кубарем, стукаясь о кусты и пролетая через колючие заросли, и верещали при этом изо всех сил. Но едва исцарапанные тела скрылись из виду, вопли моментально замолкли.
        -Представляю, как они себя чувствуют! - Озорно подмигнула левая голова. - Небось, обратную дорогу в два счета нашли.
        -Здравствуй, Елисей! - Доброжелательно склонилась Главная голова. - Мы рады убедиться, что твое похвальное поведение не случайность, но закономерность. Нет сомнений - из тебя получится превосходный Хранитель. Поздравляем!
        Мальчик покраснел до корней волос, а тем временем правая голова ворчливо пробормотала:
        -Похоже, никто нас так и не представит. Пусть зовут, кому как нравится; хоть ящерицей! - Повернувшись к мальчику, она скупо обнажила сияющие лезвия клыков, и сказала: - Нас зовут Длукши, и я - Кши.
        -Длу, - представилась левая, самая задорная голова.
        -Укш. И будем на «ты», - добавила Главная.
        Ворчливый Кши церемонно кивнул, соблюдая чувство собственного достоинства, а остальные головы заулыбались. Да так, что Елисею стало немного не по себе. Однако мальчик быстро преодолел робость.
        -Помоги мне! - выставив вперед подбородок, попросил он Длукши. - Ведь ты здесь не просто так.
        -Все верно, - прищурился дракон, - не просто так. И, раз ты выполнил задание, будь уверен - помогу.
        Длу осторожно поднял Елисея, и посадил на спину. Мальчик оказался между двух сложенных костистых крыльев. Показав острые шипы на внутренней поверхности, они развернулись, и в следующий миг лес плавно ушел вниз.
        Глава 11
        Перелет. Второе испытание Елисея. Снова в лесу.
        Открывшийся со спины дракона вид превосходил все ожидания Елисея, он же немало и напугал. Этой шипящей и гремящей равнине, скрывавшейся в клубах молочно-белого пара, не виделось конца и края.
        Похоже, что без Длукши было никак не обойтись. Елисей выдохнул: его взбодрила сама мысль о том, что он идет правильным путем. А главное, подросток уже и сам догадывался, какой путь может стать верным.
        Летели они ни долго, ни коротко, но вот пошел Длукши на снижение. И уже скоро заблистала перед мальчиком ярко сияющая, бескрайняя равнина.
        Когда Елисей вновь оказался на земле, глаза уже несколько привыкли к слепящей белизне поля.
        -И что меня ждет?
        -Не знаю, - быстро ответил дракон, и чуть подтолкнул Елисея вперед.
        Теперь только один шаг отделял мальчика от сверкающего песка, и Укш добавил образине торжественности:
        -Дальше пойдешь один, так надо.
        Кши вздохнул:
        -Ты нам понравился, правда, но это же Испытания.
        -Иди, как голос внутренний подскажет. Глаза обязательно закрой, - внушала Главная голова.
        -Да ладно, парни, я готов спорить на весь наш хвост, что у него получится! - Длу оскалил в улыбке целый арсенал холодного оружия, и снова уточнил у Елисея: - А как это ты нас назвал тогда?..
        -Змей Горыныч.
        Елисей поежился, странная равнина манила, и одновременно отталкивала его. Бесцеремонность Длу чуть рассмешила, и придала уверенности.
        А три головы тем временем привычно затеяли перепалку.
        -Нашел время! - гневно рыкнул Кши, а Длу задиристо отвечал ему. Но что именно - мальчик уже не расслышал.
        Сделав первый шаг, подросток почувствовал - веки налились свинцом. Елисей не стал сопротивляться, и все вокруг погасло для него. Отныне все внимание сосредоточилось на каждом следующем шаге. Но вскоре мальчик расслабился, и полностью доверился шестому чувству, уводящему все дальше и дальше.
        И пока Елисей шел, перед внутренним взором проплывали годы, проведенные в Детском Доме. Память услужливо рисовала недавнее прошлое: вот он снова одет в обноски с чужого плеча, его ждет и сегодня, и завтра отвратительное варево Марьи Антоновны, внушающее стойкое отвращение к еде вообще. Он одинок, и у него ничего нет.
        В детдоме Елисей начал забывать, как жил с родителями. Те времена казались сказкой, которой не было. Правда, старший брат всегда умел подпортить жизнь… Но он погиб вместе с родителями, и с той поры Елисей больше не думал про него плохо.
        До жути обидно - отчего так? А другие живут в довольстве, а то и в праздной роскоши купаются. То, что тяготило его в прежней жизни, всколыхнулось и вновь не на шутку разволновало Елисея.
        И тут мальчик услышал до боли знакомые звуки, и невольно открыл глаза. На него смотрело отражение симпатичного, хотя и одетого довольно бедно, молодого человека… Ба, да неужели это - он сам?
        Мальчик внимательно всмотрелся в отражение и - да, это на самом деле он, только значительно повзрослевший. И стоит он перед витриной. А в ней, посреди каких-то декораций, экран, с которого продолжает мурлыкать яркая блондинка:
        -… и победителем нашего розыгрыша становится билет, номер: один, шесть, три, семь, девять, пять!
        Послышались аплодисменты невидимого зала, и вдруг пальцы Елисея ощутили нечто, отдаленно напоминающее лепесток. Юноша перевел взгляд, и увидел лотерейный билет.
163795 значилось в нем.
        Смутно, как в тумане, услышал Елисей и объявленную сумму Джек Пота - двести миллионов рублей.
        Дыхание перехватило - счастье свалилось неожиданно. Теперь могли сбыться все планы и мечты.
        Елисей суетливо огляделся - не видит ли кто, и торопливо припрятал билет поближе к телу. Затем стремительно зашагал по улице. К тому самому киоску, где позавчера купил свое право на счастье, заплатив за него последние сто двадцать рублей.
        Какие великие планы приходили Елисею на ум, когда он, не помня ног, летел навстречу будущему! Но одновременно с ними пришло и осознание того, что подобная удача станет предметом зависти многих.
        Он заранее начал всего бояться. Юное лицо поугрюмело, постарело, взгляд настороженно заметался: везде мнились алчные глаза, вполне могшие выследить его у той самой витрины. И сердце молодого человека ежесекундно падало, и ужималось в страхе. Счастье может оборваться так внезапно, если вдруг что-нибудь случится с билетом!
        И тут Елисей спохватился.
        -Все как-то не так, - пробормотал он, и остановился. Лицо разгладилось. - Что же это за счастье, если от глупой бумажки зависит? А при выдаче выигрыша обманут? Или потом нападут? Или… Да мало ли что еще! Нет, деньги - неверные друзья.
        Под ногами хрустнуло. Мальчик снова был в лесу, он вспомнил все.
        От промозглого проспекта и выигрышного билета не осталось и следа. А невдалеке, за березами, виднелось село.
        Глава 12
        Третье испытание Елисея. Вещь, принадлежащая по праву. Долгожданная встреча.
        Дома в селе были крепкие, красивые и богатые. А люди хоть и хорошо одетые, да хилые и болезные. По улицам их встретилось мало. Шел бы и дальше Елисей, да почувствовал жажду. По счастью, тут же неподалеку колодец стоял. И мальчик поспешил к нему.
        Скинув ведро вниз, он быстренько зачерпнул воды. Но каково же было огорчение Елисея, когда он увидел, что поднятая вода совершенно для питья непригодна.

«Нет уж, такое я ни за что пить не буду» - решил мальчик, и отставил ведро с мутной жижей. Продолжил Елисей путь, так и не напившись. Шел он, шел, и вот закончились дома и сады, и показались необозримые поля и дремучие леса.
        Скоро мальчик заметил старую нехоженую дорогу, и ноги сами понесли Елисея туда. Пробраться этим путем оказалось тяжело - миллион старых листьев путались под ногами, упавшие деревья то и дело преграждали путь, мешая идти. Им вовсю помогали цепкие ветки кустов, нещадно царапавшие мальчика.
        Но Елисей упрямо шел, и лез, и победил, наконец, древнюю дорогу. И та выпустила исцарапанного подростка в солнечную долину. А там, посреди свежей лужайки, высоко бьет чистейший источник.
        Чудное зрелище прибавило сил, и замученный Елисей воспрял духом. Он вприпрыжку побежал к воде, но уже скоро сменил бег на шаг. Источник находился явно дальше, чем показалось вначале.
        Невероятно долго шел Елисей, исстрадался вконец. Впрочем, старания его понемногу стали вознаграждаться - пусть и невероятно медленно, но журчание родника приближалось. Вот уже подать рукой до вожделенного питья, но и тут подстерегало Елисея очередное несчастье.
        Вдруг, с каждым шагом, родник начал стремительно удаляться от мальчика. И понял Елисей, что еще шаг-два, и снова окажется от родника так далеко, как только возможно. Вмиг остановился: стоит, и чуть не плачет - вода есть, а добраться никак.
        Понятно, отчего жители в селе такие болезненные. Сюда даже тропа, и та заросла. Пьют селяне воду из поганого колодца, и хворают. Только понял Елисей про воду, сразу придумал, как дальше быть.
        Собрался с силами, и снова вперед, упрямо. Долго шел, но ступил на то место, с которого назад отбрасывает. И решил - будь, что будет. И только сделал шаг назад, так сразу на столько же впереди оказался. Вмиг мальчик до родника добрался, и вволю напился. И такой вкусной эта вода показалась, как никакая другая, так она нелегко досталась.
        Назад идти, а глянь - вся деревня у входа в долину собралась. Обратно Елисей в два счета вышел, а селяне окружили, и как давай чествовать, да на руках в деревню нести. Обращаются с ним прямо по-королевски - на площади на трон в каменьях усадили, в золотом шитые одежды обрядили, вмиг оказался перед Елисеем роскошно накрытый стол. И пока потчевали, рассказали свою историю.
        В незапамятные времена, за некую провинность, давно уже забытую, селян страшно наказали: край этот славился чудесной водой, но вот драгоценная жидкость оказалась заперта в источнике. И с тех пор никто из местных жителей к запретному хода не имеет. А вся доступная вода стала плохой, и местным поневоле приходится пить таковую.
        Но едва появился бы тот чужестранец, кто повернул бы на эту неприметную дорогу, и дошел бы до источника - так сразу и несчастью конец. Тому же, кто прекратит наказание, надлежит отныне и во веки веков править ими.
        И жители богатого села все настойчивей предлагали Елисею остаться с ними навеки, соблазняя неограниченной властью.
        Но вспомнил тут Елисей лиловый Тирсиос, и править наотрез отказался. И тогда селяне поблагодарили его, и в дальнейший путь благословили. А старейшина вручил Елисею овальную золотую коробочку.
        -Что это?
        -Никто не знает. - Шевельнул белоснежными усами старик. - Но вещь эту нужно отдать тому, кто отопрет источник, и от власти откажется - коли найдется такой. Так что, по праву она теперь - твоя.
        У Елисея руки чесались, но открыл он заветную коробочку, только отойдя подальше. Замок поддался легко, и тяжелая крышка распахнулась.
        Сначала послышалось смачное «А-а-апчхи!», и тут же из коробочки поднялось густое облако пыли. Когда пыль рассеялась, Елисей увидел., самого себя. В руках у него лежало всего-навсего зеркало.
        Однако, едва подросток решил определить сей предмет в самые обычные зеркала, на гладкой поверхности появились стеклянные морщины. Через мгновение выглянул один хитрый круглый глаз, а потом и второй. Картошка носа сморщилась, но сумела побороть очередной чих, а толстые губы обиженно скривились:
        -Ну, и где ты ходишь так долго? Я уже все запылилось, затекло. Вот, точно теперь не спою, как надо. Сам себе виноват, так и знай!
        После этих слов зеркало успокоилось, пустило пробную трель, и запело дребезжащим, но не лишенным приятности голоском:
        -Ты крышку распахни, на зеркало подуй, и проведи рукой туда-обратно: пусть мысль будет стройна и едина. Кого захочешь назови мне однократно, и ощущенья их сплетутся воедино. А чтоб дополнить сказанное все тебе примером: пусть этот первый раз случится напоказ! - зеркало пропело последние слова, а затем, выкрикнув: - Елисей и собака! - Захлопнулось с оглушительным треском.
        И в тот же миг подросток увидел собаку.
        Глава 13
        Елисей и собака. Предупреждение Пекбене. Про собак. Первый Галактический Закон. Последнее, и самое главное испытание Елисея.
        Это был он, Клавдий.
        Щенок выскочил из-за деревьев, и метнулся к мальчику. А Елисей почувствовал неуместное, беспредельное счастье от того, что находится дома. Да, именно здесь всегда были его помыслы.
        Мальчик раскинул руки, чтобы поймать собаку в объятия, но та ловко увернулась. В замешательстве Елисей обернулся, и увидел тонкое и сияющее существо, выходящее из леса.
        Собака прыгнула на грудь созданию, и завизжала. А Елисей продолжал испытывать сверхъестественную радость, но теперь уже - от встречи с этим существом, с которым они были, - он понял это только сейчас, - едины.

«Но что же это?» - недоумевал подросток.
        А это по указке зеркала Елисей начал чувствовать то же самое, что и собака. И когда мальчик понял, ему стало невыразимо грустно. Выходит, он совершенно не нужен щенку, которого так долго искал?..
        Но Клавдий уже бежит к нему. И по-прежнему чувствует Елисей то же самое, что и его питомец. Теперь мальчик знает - пес любит так, как только может собака любить человека.
        Тем временем сияющее существо приблизилось. Оно никого не напоминало Елисею, но одновременно казалось самым близким и знакомым.
        -Но кто ты?! - невольно вырвалось у мальчика.
        Гуманоид не был похож ни на женщину, ни на старца, ни на ребенка, но на всех их сразу, вмещая все возможные черты и возрасты.
        -И это я, - улыбнулись знакомые черты Пекбене, вдруг возникшие на этом изменчивом лице. - Ты прошел все испытания. Я знала - ты сможешь.
        -И теперь я могу забрать собаку! - просиял Елисей.
        Светлое лицо Пекбене исполнилось сожаления:
        -Прости, что была не вполне откровенна с тобой… Я с самого начала знаю, в чем состоит наше спасение. Но расскажу только теперь, иначе нельзя… - проговорило существо. - Ар джинны не просто отравили Тирсиос, одни только шлаковые кристаллы ничего не сделали бы с Пекбене. Заодно террористы извлекли из живой сущности планеты часть жизненно важных частиц, и с этого момента победили. В одно из живущих созданий эта частица оказалась помещена тогда, и теперь, как только это создание оказалось на планете, Тирсиос снова ожил, но без этой частицы - тает… Тогда же местом обитания зверя была совсем молодая планета, в иной галактике; в те времена практически необитаемая, но летели века, и все шло своим чередом. Существо изменилось, а от прежней планеты не осталось и следа. Это я говорю о Земле.
        -И о собаках, - догадался мальчик.
        Он ведь по-прежнему испытывал те же чувства, что и его пес. И сейчас ощущал, что сбылась мечта любой собаки - он попал домой, и хочет остаться здесь навеки. Но что-то внутри еще сопротивлялось:
        -Но отчего сразу не забрать щенка, если он все время был у вас? - с горечью возразил подросток.
        -Собаки преданны, - тихо проговорила Пекбене, - ты должен отпустить.
        В подземной пещере высыхал океан, и ничтожные сантиметры жидкости отделяли спокойное тело йукола от воздуха.
        -Она умрет? Моя собака..? - мальчик был безжалостен в своем любопытстве.
        Как только любого из спящих йукола коснется воздух, начнется тление. А если не станет хотя бы одного…
        -Ничего не превращается в ничто. Это - Первый Галактический Закон, - сохраняя на лице безмятежность, проговорила Пекбене. - Да, Клавдий больше не будет собакой, но отныне он станет частью планеты. Материя непрочна, и скоро перестает существовать,
        - люди знают об этом, вы смертны. Но остается дух. Так вот, ни одна живая душа не пропадет, ты и сам поймешь это вскоре.
        Елисею казалось, что из всех испытаний самое главное ему предстоит именно сейчас. Словно для того, чтобы осложнить выбор, щенок лизнул мальчика в нос. Елисей снова почувствовал прилив горячей и преданной любви к человеку, и больше не сомневался.
        Победно посмотрев на создание из света, он крепко прижал щенка к себе, и поцеловал в нос. Помедлив мгновение, протянул кусочек своего сердца.
        Грусть от расставания на мгновение затопила радость, в груди у Елисея заклокотало, и мальчик, не выдержав, расплакался. Последнее, что услышал, было:
        -Криптоновые многоножки выискивают пути проникнуть на планету, но их цель не я; их цель - ваша Академия. Вспомни, когда вернешься. И расскажи Коэпра!
        Часть 2. Здравствуй, роща ясности!
        Глава 1
        Пробуждение. Так это был сон? На Академию нападут. Урбас тянет время и издевается. Елисей попался.
        Тяжело всхлипывая, Елисей проснулся. Лицо его было мокро от слез. И мальчик вдруг понял, где находится: второй этаж домика в Академии, его новая собственная спальня. Наступило утро.
        Елисей отчетливо помнил каждый фрагмент своего сна.
        -Клавдий! - позвал он. И сам испугался, каким хриплым стал голос. В горле пересохло, и страшно хотелось пить. И что больше всего не давало покоя - Елисей совершенно не помнил, как лег спать.
        В тишине, освещаемой первыми лучами солнца, не слышалось мягкого цоканья коготков. Неужели не сон? «Вспомни, когда вернешься. И расскажи Коэпра!» - зазвенели в памяти слова Пекбене, и Елисею стало зябко.
        Тело ломит так, словно не на удобном матрасе почивал, а принимал всамделишное участие в испытаниях. Да и Клавдий по-прежнему не торопится к своему маленькому хозяину… И Елисей, торопливо одевшись, выскочил из дома.
        Но напрасно подросток выискивал взглядом Коэпра - садовника не было видно. Маленький мир вокруг дышал свежестью и покоем, и только пение птиц нарушало утреннюю тишину.
        Настойчивый наказ донести весть о предстоящем нападении все больше беспокоил мальчика, и Елисей отправился на основательные поиски. Однако на поле и в роще Коэпра не было, и тогда подросток вернулся обратно в деревню. Вскоре мощеная дорога незаметно залучила его в лес. Немного времени прошло, и Елисея осенило - он невольно повторяет вчерашний маршрут.
        Подросток вздрогнул, когда из-за деревьев на него выплыл купол седьмого учебного сектора. Магнитная полоса, матово чернея, несла уже известные ему ярко-красные буквы.
        Значит, здесь Елисей еще не спал, это не из сна. И мальчика осенило: «Урбас!».
        Он и так потерял много времени, ища Коэпра. Однако маг наверняка находится у себя, в Роще Ясности. Быстро решив это, Елисей торопливо углубился в лес.
        Как и в прошлый раз, Роща Ясности открылась ему внезапно. Сначала послышался звон хрустальных колокольцев, а потом неподалеку проявились уже знакомые поблескивающие деревья. Казалось, во всей Роще их не более десятка, и сквозь редкие посадки явственно увиделся дом. Высотой всего пару этажей, отсюда он казался каким-то необычным.
        Елисей подбежал к Роще поближе, и замер, во все глаза глядя на удивительное здание. Только и успел увидеть, что оно сделано сплошь из стекла, а стены украшены какими-то знаками и символами, как был резко схвачен за плечо.
        -Тебе чего там? - разворачивая Елисея к себе, рявкнул Урбас (ибо это был именно он). - Кто звал?!
        -Простите, - вздрогнул застигнутый врасплох Елисей. Хоть и успел подросток пожалеть о своем решении рассказать все Урбасу, но при этом еще острее почувствовал, как улетают последние минуты. И потому выпалил на одном дыхании, будто кинувшись в ледяную воду: - Вот-вот на Академию нападут криптоновые многоножки! Помогите найти Коэпра, нужно рассказать ему!
        -Зачем тратить время на его поиски? Ты уверен? - С лица мага исчезло неприятное выражение, а на смену пришла неподдельная тревога.
        И Елисей невольно поверил Урбасу, и приготовился рассказать все.
        -Вчера вечером мы с вами встречались? - решил уточнить подросток на всякий случай.
        И, когда Урбас кивнул, Елисей поведал магу случившееся.
        -… и теперь Клавдия нигде нет. Я оббегал все, когда искал Коэпра. - Закончив свое повествование, подросток беспомощно развел руками.
        -Нет собаки? - Урбас приподнял бровь, а Елисей кивнул. Неожиданно лицо мага дрогнуло. - Значит то, что ты вчера гулял, и мы с тобой виделись, а также то, что твой бестолковый пес куда-то делся, должно убедить меня в том, что на Академию готовится нашествие криптоидов? Наверное, не нужно было Коэпра рассказывать тебе сказки на ночь…
        Елисей густо покраснел - да, не стоило говорить, что он вспомнил все это, проснувшись в своей кровати. Подросток исподлобья посмотрел на мага:
        -Это было не во сне!
        -Мне и так все ясно, - перебил мальчика Урбас. - Ты, малявка глупая, вчера насмотрелся и наслушался всякого, а сегодня решил, что ты какой-то избранный, или что-то вроде того. И что всю ночь не в две дырочки мирно сопел, а и в самом деле путешествовал по Пекбене. - И маг презрительнейшим образом фыркнул.
        Мальчику ничего не оставалось, кроме как уйти побыстрее. Но вослед ему еще долго несся противный смех.
        Это было не самое страшное. Больше всего стало жаль потерянного времени, и Елисей бегом направился обратно, к домикам. Сквозь поредевшие деревья уже видно поднимающуюся вверх мостовую… Но внезапно подросток растянулся на земле, споткнувшись.

«Корень» - машинально подумал Елисей, вставая. Но подняться ему так и не удалось.
        Толстая проволока захватила, и туго стянула лодыжки. Охнувшего от удивления, Елисея рывком подняло вверх ногами, и утащило в кроны деревьев.
        Глава 2
        Жуткое чудовище. В плену. Новый мир. Киберклетки и наножуки. Самые неприятные неприятности.
        Мальчик повис вниз головой, сильно тряхнуло. Но едва Елисей вознамерился закричать, как раздался надсадный голос. Подросток мог бы поклясться - он скрежетал.
        -Не стоит. Если не хочешь, чтобы я заткнул тебе пасть этим.
        Мальчик нехотя повернул голову, и увидел перед собой страшное мертвенное лицо с синими бугристыми венами, и выпученными белесыми глазами. Еще у чудища оказались руки с парой лишних суставов, облеченные в плоть синюшного цвета. Длинный тросик, державший Елисея, выходил у монстра из запястья. А вторая рука предлагала горсть замасленных тускло поблескивающих винтов.
        Елисей замотал головой изо всех сил. Впрочем, ему все равно не удалось бы вымолвить ни слова.
        Пусть и наблюдал он страшилище вверх ногами, но от этого оно ничуть не становилось краше. Все, кроме лица и рук, было металлическим. Елисей машинально заметил, как сквозь отливающие синевой сочленения шеи ходят какие-то поршни. С трудом удалось перевести взгляд, но - о ужас! - несколько таких же страхов сновали, лязгая, позади первого.
        Жуткие металлические кентавры, да только вместо туловища коня у них приземистая и широкая спина-панцирь; вся из многочисленных сочленений, как у мокрицы, а внизу все время шевелится бесконечное множество ног. И вдобавок ко всему сзади у твари причудливой петлей завился хвост.
        Елисей подумал, что этот хвост весьма похож на ядовитый. И что это - те самые ужасные криптоновые многоножки.
        Мертвое лицо, как показалось Елисею вначале, были содрано с человека и напялено в качестве трофея. Мальчик замер, в страхе ожидая и своей участи. Но когда существо заговорило опять, Елисей понял - кошмарное лицо принадлежит лязгающему телу.
        -Вот, - сообщил жуткий упырь подошедшему собрату, - но на этом не все. Где-то еще шныряет один такой. - Говоря, он обнажал синеватые десны, а Елисея каждый раз передергивало от омерзения.
        Вскоре в поле зрения показалось еще одна разумная железяка, отличная от тех, кого подросток уже видел. Новая тварь раздула и без того огромные ноздри, и из них полезли тончайшие антенны. Спустя мгновение криптоид изрек:
        -Маг. Там.
        Страшилище сильно отличалось от остальных Елисея. Оно было значительно меньше, и не имело такого огромного количества ног. Большего рассмотреть не удалось - странная тварь в два счета пропала из вида.
        А Елисея небрежно кинули в странной формы металлическую клетку, стоящую на земле; решетчатой у нее была только одна сторона. С обычного ракурса новый мир показался подростку намного страшнее, чем в перевернутом виде. Мальчик даже не обратил внимания на боль, вспыхнувшую в ушибленном колене.
        Теперь в Академическом лесу всюду кишели причудливые металлические твари, - будто в компьютерную игру попал. И только теперь Елисей услышал приглушенный лязг, и почти сразу ближайшее дерево распалось на части. И прямо на глазах исчезло, даже не успев долететь до земли.
        -Что это? - невольно прошептал Елисей. И тут же в уши полился тихий вкрадчивый голос:
        -Это - наножук, совершенная технология Великих дргжианцев.
        Рядом с тихим треском рассыпалось еще одно небольшое деревце.
        -Но они все съедят! - ужаснулся Елисей. И голос радостно подтвердил:
        -Совершенно верно. Эти наножуки едят все. Все, кроме живых организмов.
        Мальчик хотел спросить - а нет ли поблизости тех, которые как раз таки едят живые организмы, однако вовремя передумал. В конце концов, это знание ничего не изменило бы. И только сейчас Елисей осознал, что не имеет ни малейшего представления о своем собеседнике:
        -А кто это? С кем я говорю?
        -Я - криптоид. Кибернетический организм, созданный Великими дргжианцами, Первейшими творцами во Вселенной. Клетка для пленников, с функцией красочного обзора военной мощи и интеллектуального могущества Великих дргжианцев. Голос их бессмертной славы - к твоим услугам, - высокопарно проговорило откуда-то сверху. Внутри поверхность говорящей камеры была неровной, бугристой. - Ты теперь пленник,
        - ужасайся. А если что не стесняйся, спрашивай, - довольно любезно закончила клетка.
        И тут снаружи донесся пронзительный звук, становясь все неприятней. Подросток схватился за уши, но разве могло это помочь против ввинчивающейся, как сверло, боли? Стало трудно дышать, и в глазах померкло.
        -Таким образом криптоиды общаются на расстоянии. Правда, для всех остальных это весьма мучительно, зато сигнал очень трудно расшифровать, - с оттенком гордости пояснил голос.
        В ответ Елисей угрюмо промолчал. Похоже, теперь он попал в самые неприятные неприятности, какие только могут быть.
        Глава 3
        Урбас тоже попался. Снова арджинны. Скоро ваш купол станет нашим.
        Не прошло и десяти минут, как из-за деревьев показался очередной Великий дргжианец, а позади него спешило несколько криптоидов поменьше. Почти такие же, как большие, эти имели лица ярко-красного цвета, а на хвосте рос не коготь, а какая-то желтая мочала.
        Жуткое стадо стремительно достигло клетки с Елисеем. Мальчик в ужасе сжался, однако страшилища не обратили на него внимания. Краснолицые мигом обогнули клетку, и тут же рассыпались в стороны, став совершенно незаметными. Выдохнув, Елисей снова отвязал свое любопытство.
        -Как это они?
        -Маги, - охотно пояснила клетка. - Врожденная способность к мимикрии. Как… Ты сам откуда?
        -С Земли.
        Над головой Елисея что-то пощелкало.
        -Как у хамелеона.
        Скоро из-за деревьев показался Урбас. Шел он один, но весьма странно шел - руки маг держал за спиной, да и в общем вид имел подневольный.
        Здесь рядом с Елисеем послышался жуткий скрежет. Было похоже на то, как если бы куча старого железа медленно разваливалась на части. Мальчик нервно огляделся, но это всего-навсего рассмеялся один из дргжианцев:
        -Ну и маги! Сдает Мелеха, если оставил свой курятник на таких Хранителей!
        И к дребезжащей куче железа прибавилось еще несколько. А тем временем воздух за спиной Урбаса стал часто менять цвета, и уже скоро проявился один из краснолицых дргжианцев. Вблизи было видно, что чертами лица он также разительно отличается от своих, похожих на упырей, собратьев.
        -А почему они такие разные? Маги, и эти, - шепотом уточнил мальчик.
        -Великие дргжианцы - это Совершенная версия дргжианцев. Некогда Великие были всего-навсего двуногими мясными организмами, как и ты, бедняжка. Но Всемогущая Техническая Сила отбросила к смерти всех тех, кто не был достоин основать новую расу. Оставшиеся слились с Великим Криптоном, и стали Великими дргжианцами. И с тех пор они по-прежнему остаются непревзойденными техниками, но нет среди них ни одного мага. Потому Великие дргжианцы подписали союз с арджиннами - те отличные маги. Добровольцы становятся криптоидами, и их называют не Великие, но Магические дргжианцы.
        -Ар джинны, значит… - На лбу Елисея появилась складка. И снова здесь оказывались замешаны те же самые арджинны. - Расскажи мне про арджиннов, - попросил мальчик, однако клетка продолжала хранить молчание.
        -Ты чего не отвечаешь? - напомнил подросток о себе через некоторое время. - Задумалась?
        -Кибер не задумывается, а криптоид - особенно, - тут же откликнулся жизнерадостный голос. А Елисей подумал, что это плохой лозунг. - Молчу оттого, что киберклетка - это Голос славы Великих дргжианцев. Что мне за дело до каких-то там арджиннов? - заключила клетка, и внезапно подалась вверх.
        Елисей и сам не понял, как повис в авоське высоко над землей, а по бокам сетки объявились длинные паучьи ноги. Они быстро крутнулись на месте, и бодро зашагали куда-то.
        -Ты куда?! - всполошился Елисей.
        -К источнику. Пока не будет ничего страшного, расслабься, - успокоила клетка. Ноги ее переступали так быстро, что поначалу Елисей насчитал их великое множество, хотя всего оказалось - восемь.
        Неподалеку, в точно такой же авоське, болтался Урбас. Вид у него был настолько отстраненный, что Елисей так и не понял - заметил его маг, или нет. Сама же клетка со стороны была похожа на шляпку гриба; на тонких ножках, и с висящей внизу сеткой.
        Елисей приметил, как бешено завертелась большая антенна сбоку, ловя сигналы. И понял - сейчас будет ТОТ звук. Мальчик заранее сжался, но тут послышался голос киберклетки:
        -Ладно уж, так и быть. Обычно я так не делаю, но насчет тебя запрещающих указаний не было. Кроме того, ты мне нравишься.
        После этих слов в широкой ячее сетки разбежалась блестящая паутина. Вокруг все стало как в тумане, но когда прозвучал страшный визг, мальчик едва поморщился - боль не пришла.
        Через некоторое время клетка остановилась, и туман рассеялся. Они стояли на деревенской площади. Ничто здесь не говорило о том, что Академия захвачена жуткими пришельцами.
        Только вместо фонтана громоздились нелепые прямоугольные конструкции, а внутри них что-то монотонно двигалось и журчало. Сбоку грубой постройки стоял шар, и в верхней его части виднелось большое воронкообразное отверстие. По длинной трубке, выходящей из аппарата, туда падали редкие капли мутной воды, и исчезали внутри.
        Елисей сразу почувствовал - это очень плохая штука, и напрягся:
        -Что это?
        -Это ПМ, переносные мастерские. Главное для них - это любая жидкость, а за прочим не постоят. Сейчас ПМ нужно изготовить всего около тысячи наножуков, и они делают это очень быстро. Так что расслабься, скоро ваш купол станет нашим, - с готовностью сообщил гриб, вновь опускаясь на землю.
        Теперь Елисей больше не болтался в авоське, а снова пребывал в клетке на земле. Рядом, спрятав под себя суставчатые ноги, присела вторая.
        Урбас по-прежнему пребывал в прострации, и не замечал ничего вокруг. Больше рядом, за исключением двух разумных клеток и одного завода с наножуками, никого видно не было.
        Впрочем, Елисею и этого соседства хватало с излишком.
        Глава 4
        Три попытки сбежать. Урбас на свободе. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
        Ох, как рад был Елисей видеть мага живым и здоровым! А главное - тот оказался первым человеком за долгое время. Теперь, оказавшись в непосредственной близости от мага, мальчик приложил ладошку ко рту, и тихонько позвал:
        -Урбас!
        -Да, зря я тебе не поверил. Глупо с моей стороны, - криво усмехнулся Урбас, но клетки дружно перебили:
        -Пленным разговаривать нельзя! Карается, как попытка сбежать. - Прозвучал писк, и Елисей почувствовал жгучий удар.
        Молниеносно пронизав ступни, заставив мышцы икр судорожно сжаться, синеватая молния ушла обратно в пол. Мальчик вскрикнул, и лицо его исказилось; ноги больше не держали Елисея, и он мешком осел на пол. В соседней клетке так же безвольно рухнул Урбас, застонав сквозь сжатые зубы.
        Боль постепенно уходила, и наконец-то Елисей смог подняться. Мышцы надсадно заныли, но онемение отступало. Мальчик заметил, что Урбас уже стоит на ногах, и как-то странно дышит.
        Маг то понемногу заглатывал воздух, то большими порциями, но обратно не выпускал нисколько. В какой-то миг лицо Урбаса страшно покраснело, а глаза подернулись пеленой.
        Пребывая в таком состоянии, маг стремительно присел, и принялся разматывать с ноги длинный шнурок. Урбас делал это так быстро, что уже через несколько секунд тонкая витая веревочка повисла в руках. Но тут спохватилась клетка, в которой сидел непокорный маг, и раздалось угрожающее:
        -Расцениваю, как попытку сбежать.
        После - знакомый писк и запах озона, как после грозы.
        Елисей уже приготовился увидеть, как Урбас сжимается от боли в комок, но маг лишь мимолетно дернулся. Более не отвлекаясь, он продолжил свое занятие: соединив концы веревочки вместе, тряхнул полученной петлей в воздухе, а потом, хитро перекручивая, сложил в жгут. И, прямо на глазах у Елисея, тот начал менять цвета из золотого в белый.
        Однако маг не обращал на эти чудеса никакого внимания. Урбас что-то забормотал, и в руках у него полыхнуло яркое зарево, оставшись в виде короткой голубоватой палочки. Все это случилось так быстро, что Елисей не успел и глазом моргнуть. И тут послышалось снова:
        -Расцениваю, как рецидив попытки сбежать!
        И писк.
        На этот раз лицо Урбаса искривилось от боли, и маг зашатался. Однако на ногах устоял. С трудом подняв Волшебную палочку обеими руками, из последних сил Урбас воскликнул:
        -Айукто вера найтус!
        А клетка категорично отрезала:
        -Исправлению не поддается. Уничтожаю!
        Маг взмахнул палочкой, но Елисей уже слышал низкий гул, зарождающийся где-то в глубине соседней клетки. И гудение не сулило Урбасу ничего хорошего.
        Но внезапно тревожный звук сбился, стал сиплым и прерывистым; запахло паленой проводкой. Почти сразу перешел на визг, и в тот же миг по клетке пробежала синяя искра, и клетка заговорила. Вначале монотонный, голос ускорялся, становясь все выше, вереща под конец:
        -Расцениваю как попытку сбежать! Попытку! Я есть Голос славы., сла-а-а… - внутри что-то коротко звякнуло, и клетка осела.
        Сетчатая стенка безвольно отпала, и Урбас выбрался наружу, с трудом переступая дрожащими ногами. Не обращая никакого внимания на Елисея, провожающего мага жалобным взглядом, человек побрел, шатаясь, прочь. Вначале он подошел к конструкциям вокруг фонтана - вероятно, маг хотел найти воды, чтобы напиться.
        Елисея тоже мучила жажда, но окликать Урбаса мальчик побоялся. В гудящих мышцах еще жила память о жуткой судороге. Подросток совсем не хотел повторения, и потому остался нем.
        Смолчал даже тогда, когда хмурый маг, уже оправившись от сражения с клеткой, быстро направился прочь с площади, не удостоив затворника ни единым взглядом. Скоро он скрылся из вида, просто позабыв Елисея в плену.
        Но мальчик совсем не собирался послушно сидеть в неволе и ждать до тех пор, пока чудо-заводик не возьмется за сборку чего-нибудь такого, что питается как раз им, Елисеем. И, раз в планы Урбаса он не входит, стоит рассчитывать только на себя.
        Ну, что ж, спасение утопающих всегда оставалось делом рук самих утопающих. И мальчик призадумался.
        Глава 5
        Я не робот. Грустная история киберклетки. Жест доброй воли. Пойдём со мной! Елисей снова на свободе.
        Некоторое время спустя Елисей робко позвал:
        -Киберклетка, а с тобой я могу поговорить?
        -Ну, наконец-то заговорил! Конечно, можешь! А то я все жду, беспокоить не хочу, мало ли что… - В голосе клетки явственно слышалась радость. - Даже, было, решила, что ты за удар током обиделся.
        -Нет-нет, что ты! Я же понимаю - ты так запрограммирована. По-другому не можешь,
        - старательно вздохнул мальчик. В его тоне сквозило неподдельное сочувствие к киберу.
        Повисла пауза, и Елисею уже начало казаться, что хитрость не удалась. Но тут криптоид заговорил. В голосе слышалась обида:
        -Я, между прочим, ни на байт не запрограммирована! И, для твоего сведения, сама принимаю решения. А если ты считаешь, что аккуратное выполнение служебных обязанностей есть отсутствие интеллекта, то глубоко ошибаешься.
        -Ох, а я и вправду думал, что ты робот! - неподдельно удивился Елисей.
        -Вот ты чудак! Робот - это же просто куча обычного железа. - В голосе клетки звучало неприкрытое презрение к роботам. - А кибер совершенный организм!
        -Организм - живое, - уверенно возразил подросток, для пущей убедительности постучав по металлическому полу.
        -Ты что, не слышал никогда про искусственные органы? Просто представь себе кое-что посложнее. К примеру я - кибер электрического ската, с мозгом арктурианина. Приметив неприкрытый ужас на лице Елисея, клетка торопливо пояснила:
        - Нет-нет, тут все легально, не переживай. У арктуриан вообще два мозга, а использовать он все равно можно только один. Вот некоторые и продают., гхм… излишки.
        Елисею стало жутко находиться в этом необычном существе, но он старательно скрыл испуг.
        -Значит, ты обладаешь собственным интеллектом? - уточнил мальчик все еще несколько дрожащим голосом.
        -Совершенно верно, - горделиво произнесла клетка.
        -Мой-то с самого начала не тем мозгом думал, ну и оставил себе свое барахло бестолковое, по привычке. А я могу в уме любые математические задачи решать, курс межзвездный проложить. Арктуриане - родоначальники путешествий, и знания эти есть в избранных из наших мозгов. Вот и мне повезло. - Клетка мечтательно вздохнула: - Да-а, я еще не на то способна… Такие способности, как мои, могут привести хозяина к статусу Верховного арктурианина. Если бы ты видел, какие космические корабли конструируют Верховные! Это они создали мою далекую Родину…
        -А зачем ты подчиняешься дргжианцам? Ну, чем ты хуже? - удивился Елисей. Ему стало искренно жаль киберклетку.
        -Я их изделие… Электрический скат выращен на специальной урановой ферме дргжианцев; мозг арктурианина куплен законно, и покупка официально зарегистрирована в соответственной палате Галактической Федерации. Я криптоид, дружок. Где во Вселенной не знают нас? - уныло проговорил голос, после чего наступила длинная пауза. Через некоторое время клетка задумчиво произнесла: - Вижу я, куда ты гнешь. Ну, да и сама виновата - лишнего сболтнула. Прав ты во многом, конечно… Да и я, вроде как, на словах попалась - должна же теперь показать, что могу за себя решать. В общем, ладно, выпущу тебя - иди. Все равно дргжианцы нас не различают, киберклетки для них все на одно лицо.
        После этих слов боковая стенка откинулась, открыв долгожданную свободу.
        -Пойдем со мной! - неожиданно для самого себя позвал Елисей. - Я попрошу, чтобы тебе разрешили остаться со мной, в Академии.
        После этих слов мальчику послышался всхлип. Однако секунды шли, а подозрительный звук больше не повторялся. Зато последовало грубое:
        -Нечего мне менять. Дргжианцы для таких уродов, как я - единственные друзья. А ты топай давай, пока и вовсе не передумала! Пошел!!
        И Елисею ничего не оставалось, кроме как шустро скользнуть по сетчатому трапу. Внизу мальчик обернулся и увидел, как кибер приподнялся, и неуловимым движением отправил погибшего товарища к себе в сетку, заметая следы. После клетка развернулась, и резво зашагала прочь.
        А из леса, тем временем, донесся оглушительный треск. Елисей решил не дожидаться, пока источник новой угрозы появится на площади и застукает врасплох. И потому быстро шмыгнул за фонтан, притаившись за фабрикой наножуков. Это было совсем никудышное укрытие, но и оно было лучше, чем ничего.
        А главное, Елисей снова был на свободе.
        Глава 6
        Убийственная машина. Тот, кто поймал Елисея. Заговор. Его Гипер Кибер Величество. Елисей вынужден выйти из убежища. Возвращение и победа киберклетки. Огненное око. Смерть Елисея.
        И только успел Елисей присесть и спрятаться, как на плато показался своеобразный предмет: два круглых обода огромной величины, отлитые из синеватого криптона, мчались, держась крест-накрест. А в центре этой конструкции, на длинных струнах, помещался шар.
        Аппарат несся на огромной скорости, но шар при этом все время оставался в покое. Шипы, торчащие по бокам этих своеобразных колес, безжалостно кромсали все вокруг, и за убийственной машиной оставалась широкая просека переломанных деревьев и кустов. Чуть-чуть не доехав до домов, махина остановилась. В воздухе разливался сочный запах пиленого дерева и перемолотой в кашу зелени.
        Гладкие обода задрожали, и стали деформироваться. На синеве металла появились глубокие борозды. Мальчик забыл про страх, и смотрел во все глаза. Обода во мгновение ока разобрались на четверых криптоидов. Узкие и длинные, с иззубренными конечностями и многочисленными щетинками, создания напомнили Елисею кузнечиков. И они все еще были связаны с висящим высоко шаром.
        Но вот существа как по команде повернулись в разные стороны, и шар стал опускаться, пока не встал на землю. Неожиданно для мальчика кузнечики кинулись на шар, и разорвали сферу на четыре равные части.
        После этого твари недолго оставались на месте. Обзаведясь мощными хвостами, получившимися из останков шара, они с лязгом унеслись доедать полуразрушенный лес. И только когда представление с превращениями закончилось, Елисей увидел то, что осталось. А точнее, кто.
        Первым был Великий дргжианец. Может быть, даже тот, что поймал Елисея. А за ним скользил маг.
        Елисей сразу понял, что это маг Академии - человек был в такой же мантии, как у Урбаса. В первые секунды Елисею показалось, что именно его он и видит. Но уже в следующее мгновение мальчик внимательнее рассмотрел человека - и нет, это был не Урбас. Темноволосый мужчина с хищным лицом, поправив сдвинувшийся капюшон, продолжал говорить что-то идущему рядом чудовищу.
        Дргжианец отвечал, и синие вены, как черви, ползали по отвратительному лицу. Парочка направлялась на площадь.
        -…все натурально, - наконец-то расслышал Елисей крохотный обрывок фразы. Говорил маг, лицо его приняло озабоченное выражение.
        -Уже некуда натуральнее, будущий Верховный Магистр Академии! Можете положиться на нас - никто и ничего. Мы позаботились обо всем, и вы ни в чем не замешаны, - хрипло ответил дргжианец, и распахнул в ухмылке пасть.
        Они вошли в дом, стоящий тут же на площади, и разговор прервался. Воспользовавшись удобным моментом, мальчик отбежал от фонтана подальше. И едва успел спрятаться за какими-то кустами, как дверь дома, за которой скрылись враги, распахнулась вновь. Криптоид выбрался на улицу, и завертел головой.
        -Где же эти клетки?.. - обескуражено проворчал дргжианец, поняв, что уже не раз осмотрел всю площадь. - О, Святые Мутанты! И ведь как назло - только что отправил обратно детектор биомассы… Ну ладно, да. И так обнаружим глупые клетки, куда бы ни делись, - с этими словами кибер развернулся к дому. Но тут послышался резкий щелчок, и воздух рядом с ним начал равномерно колебаться.
        Почти сразу пустота стала объемной, и налилась цветом; и вот уже огромный дргжианец лениво поводит выпученными кровавыми глазами. Еще упыря очень украшали красные брови, спускающиеся на скулы, словно бакенбарды.
        Дргжианец задрожал, и подобострастно склонился в нижайшем поклоне перед появившейся в воздухе голограммой:
        -О-о! Ваше Гипер Кибер Величество! Приветствую смиренно Вашу Совершенность!
        -Ладно, можешь встать, - благосклонно разрешил повелитель. Красные брови волнообразно заколыхались, а жуткое мертвенное лицо оскалило в улыбке несколько рядов тонких, как иглы, зубов: - Итак, верный мой Грч Ос, какие у нас тут дела? Детектор доложил, что ты поймал двух магов, и они - защитники Академии. Так где же?
        -Ну, не только я это… Укзал Тук тоже поймал одного, - залепетал дргжианец, оттягивая время.
        -С вашего позволения, Грч Ос уже отправил их. Пленники прибудут через три часа, - вступился маг, вышедший из дома следом за своим собеседником.
        -Так долго - зачем? - удивленно уползли вверх красные брови.
        -Мнэ-э-э… - задребезжал Грч Ос.
        -Карантин, - коротко пояснил темноволосый маг, и с плохо скрытым презрением посмотрел на криптоида.
        Голограмма потерла руки:
        -Чудно, мальчики! Роскошно!
        С этими словами краснобровый стал светлеть, и скоро истаял в воздухе. На площади остались только маг, и окончательно посиневший Грч Ос. Левый глаз у него нервно подергивался, а из носа даже капнуло. Судорожно переступая всеми ногами, криптоид проговорил:
        -Казнит меня… Нет!! Хуже! Изящное тело мое превратит в переносные мастерские, и мозг вложит в автомат, машинное дегустировать масло. О-о-о что будет, если этих ропусов вонючих не найду-у…
        -Окончательно разнюнился, хватит! - властно перебил маг стенания дргжианца. - Впрочем, я и сам чувствую - здесь что-то не то… Ладно, не плачь. Думаю, в ближайшее время мы обнаружим наших беглецов. Давай-ка, друг мой Грч Ос, для начала попробуем поискать прямо тут… - И в руках мага неведомо как оказался шар, седой, словно иней.
        Темноволосый начал мягко покачивать его в ладонях, бормоча. И проявился в шаре цвет, и стал он чернее ночи.
        А Елисей почувствовал сильнейшее желание выйти. Мальчик изо всех сил сопротивлялся, но вперед влекло непреодолимо. Ноги сами вынесли Елисея из укрытия.
        Увидев мальчика, криптоид яростно зашипел, синие жилы вздулись, а страшная морда вновь ощерилась. Однако кинуться на подростка многоногий не посмел - сейчас мальчишка принадлежал магу. И потому лишь свирепо пролязгал:
        -Снова?! Ах ты, ничтожный пси! Но из клетки ты вылез… Как?! И где второй?.. - ярость сменилась сперва недоумением, потом злорадством: - Ничего, скоро, очень скоро мы узнаем. Ты будешь жалеть, что знаешь так мало. Ты захочешь рассказать нам куда больше!
        Вытянутая рожа надвигалась, набухшие вены вздувались и опадали, а ноги по-прежнему не слушались Елисея. Конечности упрямо несли вперед, безропотно повинуясь страшным заклинаниям мага. А тот смотрел в мерцающую тьму шара эбонитово-черными глазами, будто мгла нашла и в них свое отражение.
        Страшный коготь на хвосте Грч Оса выгнулся, и на конце показалось острие иглы:
        -Сейчас… - Мертвенные губы раздвинулись в ухмылке, и чудище нетерпеливо протянуло руки, чтобы заграбастать мальчика.
        Елисею оставалось сделать всего несколько шагов до своей страшной судьбы, когда из-за домов послышался громкий лязг. Раздался краткий сигнал, и знакомая боль на мгновение резанула мальчика по барабанным перепонкам.
        Также вздрогнув, злой маг на мгновение отвлекся от шара. Все еще сопротивляясь изо всех сил, Елисей отшатнулся и брякнулся назад. Неведомая сила, тащившая все это время к себе, освободила жертву. А в это время к ним, меряя расстояние семимильными шагами, приближалась уже знакомая киберклетка. Правда, нечто новое в ней все же появилось.
        Дргжианец не успел сделать и шагу, как криптоид налетел на него, взмахнув сильно увеличенной сетью. Что еще резко бросилась Елисею в глаза, так это дополнительная конечность, держащая наотлет нечто, похожее на длинный гибкий трезубец. По блестящей черной поверхности посверкивали синие молнии, и Елисей догадался, что это и есть часть электрического ската.
        Попавшемуся в киберсеть дргжианцу разряды, способные убить прочие живые организмы, причиняли невыносимую боль, но смертельными не были. И он в ярости продолжал рвать тонкие ячеи, уже почти выбравшись наружу.
        И тогда клетка, размахнувшись из всех сил, вогнала трезубец в непобедимое тело дргжианца. Грч Ос упал, и синие молнии опутали его; криптоид забился в конвульсиях, синюшное лицо почернело. Испустив длинный мучительный крик, многоножка рухнула оземь с металлическим грохотом.
        И тут Елисей почувствовал спиной что-то настолько ужасное, что дргжианец по сравнению с этим казался не страшнее бракованной елочной игрушки. И обернувшись, увидел смотрящую прямо в него бездонную тьму шара. И та позвала его.
        В шар затягивало неотвратимо, и не было мыслей встать, бежать… Во мгле появилась огненная крапинка зрачка, и она все росла, росла. А когда Грч Ос закричал второй раз и потом затих, из неведомых глубин ока ударила молния.
        Елисей ощутил ее вспышкой ослепительного света на сетчатке, и тут же почувствовал сильный толчок в грудь. Удар опрокинул подростка назад, он стал падать, падать, падать…
        Мальчик понял, что уходит туда, откуда нет возврата; почувствовал, как страшно закричала планета, и все погасло.
        Глава 7
        Возвращение главного героя. Верховный Магистр Академии сомневается. Не отдавайте меня ему!
… Он лежит около фонтана, аккуратно сложив руки на груди. Над ним, низко склонив голову, стоит сэр Мелехант.
        -Сэр Мелехант… Как хорошо, что вы вернулись.
        Говорилось Елисею легко и приятно, но в теле еще ощущалась небольшая неловкость, как после глубокого сна. Седоволосый техник вздрогнул лицом, и сразу опустился рядом:
        -Как ты себя чувствуешь, малыш?
        -Спасибо, неплохо вроде. А что случилось?
        -Ты ничего не помнишь, Елисей?
        -Нет, - подумав, ответил подросток. Сейчас он и в самом деле ничего не помнил.
        -Видишь ли, недавно ты получил удар током, и… - Сэр Мелехант устало потер глаза,
        - и ты умер.
        Елисей растерянно посмотрел на сэра Мелеханта, и внезапно в памяти всплыло упырье лицо Грч Оса, схватившая того киберклетка… Или это был сон?
        -Академию захватывали дргжианцы? - Силясь вспомнить остальное, Елисей сморщил лоб.
        Сэр Мелехант осторожно коснулся худенького плеча:
        -Успокойся, все уже позади, криптоидов тут больше нет. В нападавшей группе их было совсем мало, не волнуйся. Многоножки завладели фантомом одного из наших кадетов, и с его помощью прошли окружные поля. Только пробрались, и я вернулся. Понадобилось всего пару минут, криптоиды толком ничего не успели. Это просто тебе так не повезло - ты прямо у них на дороге оказался. Только проснулся, а тут такое… Да?
        Лицо сэра Мелеханта осветилось улыбкой, и тут мальчик внезапно вспомнил все, что произошло. Вспомнил око.
        Огненный зрачок. Поначалу крошечный, как острие иглы. А потом оказывается, что он вмещает весь мир.
        -Но этого не может быть! - Мальчик побледнел, и вскочил. - Группа совсем не маленькая!! Здесь и киберсолдаты, и наножуки, и Магические дргжианцы, и самоходное колесо!
        -С чего ты решил? - Округлились от удивления глаза сэра Мелеханта.
        -Я видел это своими глазами, здесь! - Елисей говорил торопливо, судорожно вцепившись в руку человека. - Это нашествие криптоидов, и вовсе не маленькая группа, а огромная армия! Меня поймали, я сбежал, потом криптоновые кузнечики сложились в колесо, и разрушили… - и мальчик осекся, позабыв даже рот закрыть.
        Лишь только что Елисей отчетливо рассмотрел, что Академический лес абсолютно цел. Деревья высятся как прежде, а безобразная просека исчезла, как и не бывало.
        Конечно, выражение его лица не мог не заметить сэр Мелехант.
        -Так ты уверен? Ну, положим, клетку ты точно видел - именно она ударила тебя током..
        -Нет! - перебил Елисей сэра Мелеханта, очнувшись.
        -Все было совсем не так, как вы думаете! Прошу, дайте же мне рассказать!
        Верховный Магистр внимательно взглянул на мальчика - неподдельное страдание на лице того заставило старика ненадолго задуматься.
        -Расскажи, - вдруг попросил сэр Мелехант.
        Деревня и нетронутый лес выглядели мирными и безобидными - на этом фоне даже самому Елисею описание вторжения показалось диким. Однако сэр Мелехант, как ни странно, теперь значительно меньше сомневался в правдивости его слов. Морщины у глаз проглянули резче, сурово поджались губы.
        -Кое-что мне определенно кажется странным. Я до сих пор не видел Коэпра. Да и Урбас всегда встречает Верховного Магистра Академии…
        -Да! Будущий Верховный Магистр Академии! Так называл Грч Ос того мага, который ударил меня молнией. - И Елисей поежился.
        -Интересное дело, - нахмурился сэр Мелехант, - вдвойне стоит познакомиться. В отставку я пока не собирался…
        -Ой-ой, - голос Елисея задрожал и упал до шепота: - Кажется, у вас есть такая возможность. Только, пожалуйста, не отдавайте меня ему!
        Глава 8
        Друг сэра Мелеханта. Хитрость. Хитрость разгадана, и наши герои снова в плену. Страшный план Ярека. Что же будет твориться во Вселенной?
        Елисей пожелал как можно скорее провалиться под землю - меряя площадь широкими шагами, к ним направлялся маг. Темноволосый, жуткий… Впрочем, сейчас по нему этого было не сказать - лицо мага размякло, как на именинах:
        -Так этот молодой человек жив? Большая радость тебе, Мелеха. А я, кстати, как раз тебя и ищу.
        -Удивительное дело, но жив, - скупо согласился сэр Мелехант, а темноволосый пытливо взглянул на Елисея.

«Котлеты Марьи Антоновны, котлеты Марьи Антоновны» - думал мальчик.
        Он держался изо всех сил, чтобы не выдать себя. Но на какое-то мгновение глаза мага стали сплошь черными, в глубине затеплилась опасная пламенная искра, и мальчик не выдержал - отвел взгляд. О, как ему хотелось, чтобы и сэр Мелехант заметил эти глаза! Но Верховный Магистр как раз посмотрел в сторону.
        Неужели же сэр Мелехант не видел страшных глаз этого человека?! Наверное, нет… Во всяком случае, вида не подал.
        -Можешь называть меня Ярек. - Голос темного мага неприятно резанул ухо Елисея, хотя был мягок, как масло. А Верховный Магистр невозмутимо проговорил:
        -Давайте пока отложим знакомство, - нужно отвести мальчишку в медпункт, пусть диагност осмотрит. Все-таки, его сильно ударила эта железная дрянь - совершенно ничего не помнит. Дам успокоительное, и пусть поспит. - И сэр Мелехант взял Елисея за руку, уводя с площади.
        Напоследок мальчика еще раз полоснул нещадный взгляд мага. Сомнений не оставалось
        - как только убийце подвернется удобный момент, он не замедлит завершить начатое.
        -Сэр Мелехант! - простонал мальчик, как только они отошли подальше. - Это Ярек ударил молнией. Я не вру!!
        -Ты сейчас не совсем хорошо соображаешь, вот тебе и кажется всякое… Впрочем, после удара током так бывает. Пару дней в лазарете, и все будет в полном порядке, вот увидишь, - ласково успокаивал сэр Мелехант.
        Елисей чуть не плакал, поспешно увлекаемый за дома Верховным Магистром. Мальчик попытался вырваться из цепких пальцев, но внезапно с изумлением увидел, что левый глаз Верховного Магистра подмигивает ему.
        Они остановились в зарослях, на самом краю плато; позади спускался почти отвесный склон, а внизу шелестел лес. Здесь сэр Мелехант резко остановился, и приложил палец к губам. После чего извлек не совсем обычный прибор.
        Верховный Магистр до упора вжал пружинку в крохотную полусферу. Послышался стрекот, и пружинка начала медленно выкручиваться вверх.
        -Исключает возможность подслушать, - машинально пояснил сэр Мелехант Елисею, вытянувшемуся в струнку. Ничто не могло отбить у подростка любопытства, то было несокрушимо. - То есть, тебя убила вовсе не клетка, а Ярек?
        -У него был шар, и…
        -Верю, - торопливо перебил сэр Мелехант. - Уже много лет, как Ярека не стало. Он пропал…
        Однако договорить сэр Мелехант не успел. А мальчик снова ощутил жесткое прикосновение проволоки к ноге.
        -Вы что, планировали тут делиться секретами? - раздался скрежещущий голос.
        Елисея сильно дернуло, и он закричал: не мудрено - падение с высоты оказалось неожиданным и ужасным. Великий дргжианец без труда сдернул Елисея вниз с плато.
        Здесь, внизу, поднималась лесная опушка. И стоящим на взгорке дргжианцам без труда удалось зацепить ничего не подозревающих заговорщиков своими длинными проволоками.
        Елисей чуть не плакал. Теперь оба они - болтающийся в петле вверх ногами Елисей, и сэр Мелехант, уже отданный в жесткие объятия кузнечику - оказались беспомощны. И спасения ждать неоткуда.
        -Опыт будущего учли, в клетки не посадим. Теперь с вами кибервоины. А их злить - не в ваших интересах. - Криптоновое страшилище победно оскалило игольчатые зубы, и бросило Елисея прямо в объятия второго кузнечика.
        -Значит роль добренького болвана, твоего дружка, у меня вышла не очень? - прошипел Ярек в лицо сэру Мелеханту. Он словно взялся из-под земли. - Знаешь, я все равно уверен - Верховный Магистр Академии из меня выйдет куда как лучше! Ну-с, пора начинать, а то еще к учебному году готовиться… - Маг, потемневший лицом до неузнаваемости, осклабился и потянулся к Верховному Магистру. В глазах загорелись красные искры. - Много времени не займет, не беспокойся. Я просто быстренько перейду в твое тело, и все.
        Глубокие морщины изрезали страшное лицо, и Ярек пристально уставился на своего друга. В бездонных глазах темноволосого не осталось ничего человеческого. И Елисею стало ясно - что бы за битва это не была, они ее почти проиграли.
        Мальчик забился в страшных объятиях киберсолдата, изо всех сил пытаясь прийти на помощь. И даже не замечал, что жесткие конечности кузнечика постепенно сжимаются, все больше обездвиживая неспокойного пленника.
        Мир рушился прямо на глазах Елисея. Не нужно быть сверхразумом, чтобы понять - если Верховным Магистром Академии Хранителей станет управлять это злобное и безумное существо… Что же тогда будет твориться во Вселенной?
        Глава 9
        Решающее действие. Поразительное освобождение Елисея. Ничего не превращается в ничто. Новый враг Елисея. Настоящий Ярек жив! Единственный путь.
        Скрещены взгляды темного мага и Верховного Магистра: потемнел глазами сэр Мелехант, а у Ярека на лбу выступили редкие капли пота. Сухое лицо его осунулось еще больше и задрожало - маг заметно слабел.
        И тогда, не отрывая взгляда, исподтишка махнул он рукой, и послушный киберсолдат стиснул Верховного Магистра, что было сил. Отвлекся на неожиданную боль сэр Мелехант, и поддался магу. Глаза стали медленно стекленеть, и Ярек возликовал:
        -Не хотел подобру, так вот же!..

«Сейчас произойдет непоправимое» - понял Елисей. Но и сам уже не мог двинуть ни рукой, ни ногой. И тогда подросток собрал последние силы, и заверещал, что было мочи. О да, это был жуткий, пронзительный вопль, и он оказал решающее действие - выражение глаз сэра Мелеханта вновь стало осмысленным:
        -Хочешь убить - убьешь. Но Верховным Магистром Академии тебе не быть! - из последних сил выговорил сэр Мелехант, и потерял сознание. Глаза закатились, и связь мага и человека прервалась.
        Побагровев от злости, Ярек сжал кулаки, и взвыл жутким голосом:
        -Убей! Убей эту маленькую тварь!!
        И страж тут же сдавил Елисея так, что перехватило дыхание и потемнело в глазах. Страшное давление нарастало, заставляя кости трещать. Подросток обрел уверенность, что вот-вот умрет, и уже мысленно распростился с миром… Но тут земная поверхность дрогнула. Поднявшись на дыбы, она бросила оземь всех, кто стоял.
        От невиданной силы толчка Елисей очнулся почти сразу. Увидел, как, деля землю на две части, мелькнула стрела ширящегося разрыва, и неведомая сила коснулась его.
        Мальчик сполна ощутил мощь, растерзавшую землю; вздрогнув, он невольным движением разделил кибера на части. Мертвые лапки кузнечика опали, больше не удерживая, и теперь только глубокая трещина отделяет подростка от сэра Мелеханта.
        Расщелина быстро ширилась и исходила едким паром, но Елисей не раздумывая кинулся к наставнику. Вероломный Ярек лежал рядом - похоже, в момент толчка он потерял сознание от удара о большое дерево.
        И мальчика осенило - это Тирсиос оживил его, когда ожил сам. Елисей отдал Клавдия, ставшего частью новорожденного океана, но ведь до этого зеркало соединило их. И пока действие заклятия длится, они зависят друг от друга, как Пекбене, Тирсиос и йукола зависят всегда. А значит, теперь и в нем есть их сила.
        -Ничего не превращается в ничто, - прошептал Елисей, просияв. Теперь он на самом деле понял это. И мальчик бесстрашно кинулся на ненавистного кузнечика.
        В своем озарении подросток оказался прав - сухие конечности криптоида поддались легче соломинок, и сэр Мелехант без труда оказался на свободе. Однако сам кибер все еще оставался в живых, и яростно метнулся к Елисею своими огромными желваками. Но мальчик без труда оттолкнул воина, и тот рухнул в бездонную пропасть.
        И в тот же миг оттуда выкатились живые искрящиеся волны.
        -Тирсиос! - возликовал Елисей, и густая волна доверчиво качнулась ему навстречу. Машинально мальчик отметил, что удивительно приятный запах, запомнившийся ему после посещения Адлу-Маеку, принадлежал вовсе не садам йукола. Так пах сам Тирсиос.
        -Похоже, ты успел прогуляться куда дальше Академического леса, - прошептал пораженный сэр Мелехант. Елисей радостно рассмеялся в ответ, но тут же осекся - все вокруг пришло в движение. То был не лес, а похожие на кузнечиков криптоиды.
        Чувствуя неумолимую опасность, поддельные деревья спасались прочь, скидывая колдовскую пелену Магических дргжианцев. Скоро явилась глазу и просека, о которой упоминал Елисей.
        -Вот зачем они спрятали Коэпра - он бы сразу понял, - нахмурился Верховный Магистр. Вместе с Елисеем они стояли на относительно безопасном участке - кроме тех двоих, что держали их когда-то, больше на пригорке кузнечиков не было.
        На глазах Елисея от Академического леса снова не осталось и следа: лишь жалкие обломки деревьев, и поспешно драпающие криптоиды. А беспокоиться им было отчего
        -Тирсиос рос.
        Густой лиловый океан, вытекая через огромную расщелину, постепенно набрал скорость. И - ринулся вперед, круша все на своем пути, безжалостно топя криптоидов в бурлящих водоворотах. В считанные секунды он пожрал все вокруг, и искрящиеся волны почернели от тонущих. Только маленький кусочек земли, на котором спаслись люди, был чудом свободен от владычества живого океана.
        И вот уже не слышно металлического лязга, а только тягучий плеск волн. Океан больше не прибывает. Небо незаметно затянулось свинцовыми тучами. Стемнело. Леса нет и в помине, а все, сколько видит взгляд, до самого горизонта окрасилось лиловым. Только кое-где впереди высятся силовые купола закрытых секторов, да летают по волнам последние обломки.
        -Так вы думаете, Коэпра…? - очнулся, наконец, мальчик. Но так и не смог выговорить страшное предположение.
        Верховный Магистр качнул головой:
        -Уверен, что нет - настоящие деревья так себя не вели бы, если б с ним что-то случилось. Вот, Ярека детектор тоже пока не чувствует, но вряд ли он мертв. Хотя…
        Сэр Мелехант подошел поближе к поверженному магу, и едва успел отпрянуть - из глаз и ушей Ярека стала просачиваться розоватая дымка. Муть собиралась высоко в кроне дерева, постепенно сгущаясь ярко-красным туманом. Опустошенное тело осталось усыхать прямо на глазах, превращаясь в страшную мумию, а облако кинулось к сэру Мелеханту, и уже через миг пылало возле.
        Ожидая ужасной развязки, Елисей замер. Но Верховный Магистр выпрямился, и приподняв бровь посмотрел на облако:
        -Ах, так это и не гуманоид вовсе… И с каких пор воздушные демоны-элементали служат дргжианцам?
        Облако налилось багровым цветом ярости, и заскрипело:
        -Вопрос еще - кто кому! - И разъяренный демон-элементал кинулся на Верховного Магистра.
        Расплющившись в воздухе, облако надвигалось тонкой пеленой. По поверхности метались темные вихри, и мальчика потянуло к ним со страшной силой. Но Верховного Магистра не смутила атака гипнотической дымки. Быстро подняв руку, он выпустил в надвинувшуюся пелену звенящий зеленый луч. Но та успела сжаться, и в последний момент увернулась.
        -Я знаю, кто ты! - раздался высокий ликующий вопль, и у Елисея заложило уши. Еще одна зеленая молния промелькнула, чуть не задев стремительно пронесшуюся дымку.
        -Знаешь, ну и радуйся! - проворчал, промахнувшись, сэр Мелехант.
        -А тебя запомню! - И сгусток метнулся к подростку.
        Сэр Мелехант в волнении опустил руку, боясь попасть в мальчика, а сгусток принял премерзкий облик.
        Узкое, безбровое, горбоносое лицо с ненавистью глянуло на мальчика сплошь черными глазами, в которых мерцали такие знакомые искры-зрачки. Сложив губы, оно дунуло на Елисея, и в голове возник красный огненный шар боли, а сразу потом - ощущение леденящего холода. Лицо ухмыльнулось, и вдруг бесследно растворилось в воздухе. Боль прошла.
        -Это воздушный демон-элементал, он объявил тебе войну. Образ жизни, - вздохнул сэр Мелехант, - так что в твоих интересах стать хорошим Хранителем-магом, иначе проживешь недолго. Каждый раз, когда он будет рядом, твоя голова станет болеть точно как сейчас. А демон-элементал будет появляться регулярно, чтобы ты чувствовал его присутствие, и боялся.
        Елисей хмыкнул, и заранее не пожелал бояться.
        -Встретимся еще, - проворчал, - научусь как, на атомы распылю!
        -А главное, это можно делать бесконечно. - Прищурился в улыбке сэр Мелехант. - Эта штука совершенно неубиваема. Во всяком случае, я до сих пор не знаю, как именно это сделать. Но могу тебя успокоить, демон-элементал попытается убить тебя только тогда, когда ему станет интересно это сделать. Или когда поймет, что интереснее уже не станет.
        Звучный сигнал сработавшего детектора разума перебил Верховного Магистра. Сэр Мелехант глянул на запястье правой руки - то было сплошь до самого локтя закрыто сложным техническим устройством. Аппарат плотно облегал руку, и отдаленно походил на часть скафандра. И был настроен на поиск человека.
        -Урбас? - Не удержался от любопытства Елисей.
        Но проявившийся на детекторе разум явно не был Урбасом, и подросток понял это и безо всяких устройств - Ярек, теперь больше похожий на скелет, чем на гуманоида, со стоном пошевелился.
        Сэр Мелехант прыгнул к лежащему, и бережно взял того за кисть руки, больше похожей на мертвую ветку. Неясно как, но жизнь еще теплилась в человеке. Несчастный открыл глаза, и прошептал:
        -Мелеха, ты..? - И голова несчастного бессильно откинулась - сознание вновь покинуло его.
        Верховный Магистр и Елисей в волнении переглянулись: нужно транспортировать раненого в лазарет, на плато. Но как?
        Незаметно разыгравшийся ветер жадно трепал одежду людей, и океанские волны рассвирепели еще больше. Было похоже, что единственный оставшийся путь - это путь наверх.
        Глава 10
        В западне. Океан выпускает одного. Небесное око. Пленники ожившего океана. Неожиданная преграда. Попался!
        Верховный Магистр нагнулся, и бережно взял на руки изможденного человека. Он попытался осторожно взойти по насыпи, но та была сооружена здесь неспроста. Тут можно было бесконечно взбираться, чтобы потом обнаружить себя на том же месте.
        Немало попотев, пленники оставили бесплодные попытки. Единственный путь оказался недоступен, и спасительный полуостров превратился в смертельную западню.
        -Тирсиос! Прошу, пропусти нас! - закричал Елисей, а шум и вой ветра заглушили его голос. Но вот качнулась очередная лиловая волна, выпуская на поверхность уже знакомые мальчику плитки. - Сэр Мелехант, идемте! Он пропускает нас! - обрадовался Елисей. И немного пробежал по зеленой тропинке, чтобы показать, как все просто.
        Но едва на растения попытался наступить сэр Мелехант, те прямо под ногой ушли вниз. Жидкость стала еще более вязкой, засасывая, и человек с трудом смог восстановить равновесие. Отскочив обратно, Верховный Магистр закричал:
        -Океан не пустит никого, кроме тебя! Иди! Выходи наверх!
        Елисей кинулся было обратно, но пластинки не появлялись; мальчик прыгнул в воду, а та бережно, но настойчиво вытолкнула его наверх - Тирсиос вовсе не собирался отпускать своего друга на верную гибель. Возвратиться Елисей не мог.
        Меньше всего проку он приносил именно здесь и сейчас, и подросток стремглав кинулся в сторону подъема на плато. Океан тоже этого хотел - Тирсиос проложил удобную тропу, и буквально вытолкнул Елисея на сушу.
        Подросток как раз взбежал наверх, когда послышались оглушительный гул и скрежет. Казалось, застонали сами небеса. А подняв глаза, Елисей убедился, что так оно и было: потолок купола не выдержал, и дал громадную сквозную трещину. И теперь сквозь грозовой небесный свод выглядывает чужое небо цвета охры, а зрачком небесного ока стала призрачная голубая звезда.
        Времени оставалось все меньше, и Елисей стремглав кинулся туда, где не так давно был пойман.
        -Сэр Мелехант! Вы здесь? - позвал мальчик, подскочив к обрыву. Но внизу только волны причудливо вились, и уходили вглубь воды верхушки росших на пригорке деревьев. Суши больше не было, а океан неотвратимо наступал.
        -Где же вы, Верховный Магистр? - прошептал, холодея от страшных предчувствий, Елисей.
        Слезы навернулись на глаза, но тут мальчик услышал тихий, еле пробивающийся сквозь вой ветра и плеск волн, зов. Вновь свесившись с обрыва, Елисей вовсю напряг зрение, и наконец-то рассмотрел на серой поверхности склона огромный мыльный пузырь.
        Подросток сразу подумал про мыльный пузырь потому, что громадина переливалась разными цветами - было заметно даже в наступивших сумерках бури. А внутри Елисей увидел знакомые очертания.
        -Я здесь!! - выкрикнул Елисей.
        Верховный Магистр держал на руках Ярека, и, широко раскинув ноги, балансировал в сияющем пузыре.
        -… мало времени! - Донеслись до мальчика еле слышимые слова.
        Ветер скрал половину фразы, но было понятно и так - особенно затягивать со спасением не стоит. И Елисей быстро побежал к деревне. Уж что-что, а веревку там всегда можно будет найти.
        Но не успел сделать и пары шагов, как из-за ближайшего дома выступило нечто огромное, черное, и рвануло к мальчику. Что это - рассмотреть Елисею так и не удалось. Колосс в два счета оказался рядом с подростком.
        -Попался! - раздался трубный голос. И Елисея снова схватили.
        Глава 11
        Старая знакомая. Счастливое спасение Верховного Магистра и Ярека. Оползень. Елисей планирует сбежать.
        Закручинился Елисей - вот и все, попался; как теперь помочь Верховному Магистру?! Но голос раздался снова, и Елисей с облегчением выдохнул - то вернулась старая знакомая.
        -Нашелся, наконец! Уходим! - выпалив все на одном дыхании, киберклетка развернулась, и во весь опор рванула прочь от океана.
        -Подожди! - попросил Елисей, и в этот момент с неба ударила молния.
        Конструкция купола снова содрогнулась; трещина в потемневшем небе расползлась сильнее, и небесный глаз удивленно расширился. А Елисей тут же представил, как слабенький пузырь лопнул от толчка, и Тирсиос пожрал людей. И мальчик взвыл так громко, как только мог:
        -Стой! Стой, кому говорят! Да стой же ты, наконец!!
        -Ты псих? - поинтересовалась клетка. Она остановилась так резко, что мальчик впечатался в сетчатый борт.
        -Чего горлопанишь?
        -У меня там друг, его спасать надо! - бушевал Елисей.
        -Уволокла меня куда-то!
        -Все-все, поняла, ты вправду сошел с ума. Как хочешь. Дело твое, - вздохнула киберклетка, и, резко крутнувшись, понеслась обратно.
        Выскочив на землю у края плато, Елисей кинулся к обрыву. К великому его облегчению мыльный пузырь еще висел там, однако доживал последние мгновения: на хрупкой поверхности появились первые прорехи, переливающаяся материя шара начала осыпаться трухой. Темные дыры разрастались, и это происходило так быстро, что вот уже съедена четверть шара, вот треть…
        -Подвинься, что ли, - пробурчала клетка, - сам говорит - спасать, сам мешает…
        И едва подросток отскочил, как вниз пронесся, разматываясь, серый клубок из странной толстой веревки. Насколько смог заметить Елисей, вся она состояла из многочисленных сочленений, и выходила откуда-то из недр кибера.
        Вдруг послышался резкий хлопок, и мальчик вновь кинулся к краю земли. Пузыря больше не было. Дыхание перехватило у Елисея, но лишь на миг.
        Цел Верховный Магистр, и невредим - бережно держат его три длинных тонких пальца, которыми заканчивается удивительная веревка.
        -Вот это да! У тебя разве так было?! - в восторге от подобного исхода вскричал мальчик.
        Только вздохнула клетка:
        -После нашего разговора мне стало так тоскливо… Конечно, ничем я не хуже! В-общем, разобрала я погибшую киберклетку, и снова собрала. В себе. А чего добру пропадать?
        Над краем пропасти показался конец послушной веревки. Секунда, и сэр Мелехант уже стоит на плато, крепко держа тело несчастного Ярека. Жизнь людей вне опасности, и единственно благодаря киберклетке. Отчего бы криптоиду не пойти с ними теперь?
        Елисей повернулся к киберу, но не успел - обрушившаяся насыпь повлекла за собой его криптонового друга.
        -Нет! - выкрикнул мальчик, и кинулся на помощь.
        Но тяжелая клетка никак не могла бы удержаться на осыпающемся краю, и последним своим движением криптоид откинул Елисея далеко назад. Нахлынувшие массы песка мгновенно утащили за собой металлическое тело. Вниз, прямо в объятия грозно рокочущего океана.
        А подросток почувствовал сильный рывок. И уже через мгновение бежал вопреки собственной воле, неведомо как увлекаемый сэром Мелехантом. Позади них край возвышенности медленно оседал в подступающие воды.
        К счастью, это оказался не очень большой оползень, и скоро беглецы остановились перевести дыхание. Было ясно - планета меняется прямо на глазах. Теперь куполу Академии, как и всему остальному, что не принадлежит Пекбене, здесь совсем не место. И если у Елисея еще есть шансы выжить на планете, то на остальных это никак не распространяется.
        -Надо уходить, - решил сэр Мелехант. - Сейчас пойдем на поле выхода, я доставлю вас в безопасное место. Понятно?
        -Но сэр Мелехант… - мальчик попробовал сопротивляться, но Верховный Магистр уже шагал вперед. И Елисея снова дернуло, и неумолимо потащило следом. Впрочем, данное обстоятельство не помешало мальчику решить для себя одну очень важную вещь.
        При первом же удобном случае, как только невидимая, но крайне прочная нить перестанет тащить его, он сбежит на поиски Коэпра. Ну и Урбаса, конечно.
        Глава 12
        Происшествие на сторожевом поле. Куда отныне ведут Врата. Обратно в деревню. Вопрос первостепенного значения. Я иду с вами.
        Верховный Магистр двигался так быстро, что мальчику приходилось бежать. Они миновали деревню, и уже скоро были на поле. Здесь разрушения купола оказались не так сильны; наверное, именно потому он до сих пор и держался. Сэр Мелехант кинулся вперед, даже не остановившись.
        Поле по-прежнему стелилось гладью, но кое-где поверхность вздыбилась, словно внутри произошли взрывы. Увидев несколько вздутий Елисей посчитал, что это явление Тирсиоса, но уже через мгновение скривился в отвращении. В глаза отчетливо бросилось - из-под земли перли останки растений, а над полем витал слабый душноватый запах прелой листвы.
        Нечто убило стражей в глубине, и кое-где части растений показались на поверхности. Мясистые листья успели покрыться отвратительной махровой плесенью; огромные соцветия, похожие на букет страшных челюстей, гнили, выпуская мутную желтоватую слизь. Чем дальше, тем сильнее становился запах; прелая листва уступила место тяжелой сладковатой вони. Обыкновенные цветы так не пахли, и к горлу подступило.
        Уже больше половины поля осталось позади, когда это случилось. Сэр Мелехант решил не тратить время попусту, и помчался напрямик через очередной холм. И едва сделал шаг-другой, как земля стала оседать, и на беглецов хлынула волна тошнотворного запаха.
        Сэр Мелехант покачнулся, а Елисея сильно дернуло. Подросток машинально отпрянул назад - уж больно часто сегодня неволили, и тем самым потянул за собой Верховного Магистра; да с такой силой, что тому удалось отступить на твердую землю.
        А прямо перед ними вскрылся жуткий нарыв: образовавшуюся яму заполняла маслянистая жижа, а на ней вздувались и лопались черные пузыри.
        -Ого, - растерянно пробормотал мальчик, подходя к жуткой яме.
        -Если б не ты… Ты спас нас, - сказал сэр Мелехант.
        -Но как?..
        -Чтобы ты за кибером не сиганул, я прицепил специальный тросик. Пойдем, герой, дойти все ж надо, - поторопил Верховный Магистр, и добавил про себя: «И поскорее отсюда вас отправить».

«Как только отцепится этот тросик, я тут же словчу, и в сторону. А дальше - только меня и видели, не впервой!» - решил Елисей, и безропотно последовал за Верховным Магистром. Решимость сбежать только выросла.
        Теперь беглецы двигались гораздо медленней, на всякий случай обходя даже незначительные вздутия. Планета отторгала, сминала, и крушила чужеродный купол. Елисей не хотел задумываться о том времени, когда небеса обрушатся на них.
        Но вот заветная точка выхода достигнута. Врата оказались сотканы из сверкающей паутины, и издавали легкое шуршание. Теперь Елисей отчетливо увидел и услышал их.
        Первым к мерцающим в воздухе серебряным нитям подошел сэр Мелехант. Обернувшись к Елисею, проговорил:
        -Провести вас одновременно не получится. Подожди здесь, я сейчас вернусь.
        Елисею это было как нельзя более на руку, но он только сдержанно кивнул, чтобы старик не передумал, и не отвел его первым. Верховный Магистр уже собрался сделать шаг, но в последний миг замер, внимательно рассматривая энергетическое поле перед собой.
        -Не может быть, - наконец произнес он, и бережно положил Ярека на траву. - Похоже, в настройках Врат переноса кое-что изменилось. Но что - я так сразу понять не могу. Мне нужно совсем немного времени, а ты пока внимательно смотри вокруг. И что бы ни увидел, сразу зови. - И сэр Мелехант повернулся к Вратам, доставая из складок широкой одежды очередной странный прибор.
        На сей раз это оказалась пластинка с изрядным количеством кривых антенн, и ярко-белым диском посередине. К прибору прилагался наушник, что тут же отделился от диска, и самостоятельно вскочил в ухо сэра Мелеханта.
        Верховный Магистр поднес прибор к Вратам. Тот бешено завертел антеннами, и прилепился к серебристым паутинкам; но спустя несколько минут движение антенн прекратилось, а наушник выпал из уха и ловко пристал к диску.
        -Плохие новости, - заключил сэр Мелехант, пряча прибор, - теперь у Врат есть только один выход. Наверное, он не для нас.
        -Почему?
        -Насколько я вижу, дргжианцы настроили Врата на обратную связь с кораблем-маткой. Не знаю, как они сделали это, но теперь выход - это нечто вроде шланга от пылесоса, ведущего прямиком в мешок для пыли.
        -Значит, если мы сейчас выйдем, то сможем оказаться только на вражеском корабле?
        - Елисей даже покрылся испариной.
        -Именно так. И потому предлагаю немедленно вернуться в деревню, и найти Коэпра. Отыщем его, он пошлет гонцов, и за нами прибудет корабль, - вновь поднимая Ярека, подытожил сэр Мелехант.
        Весь обратный путь мальчик ждал - жуткие криптоиды застигнут их врасплох, появившись из Врат. И потому в деревню Елисей шел гораздо быстрее, чем хотелось туда. Хорошо хоть невидимый тросик отпустил, и теперь мальчик вполне мог передвигаться самостоятельно. Беглецы успели скрыться за домами, а из Врат так никто и не показался.
        Здесь сэр Мелехант скомандовал:
        -В лазарет. - И первым направился к дому с красной табличкой.
        Они вбежали вовнутрь, и так же скоро проскочили несколько комнат. Остановились, только влетев в узкий прямоугольник лифта.
        Тот плавно поднялся, неслышно открылись дверцы. Здесь не было заметно следов захватчиков - помещение лазарета нисколько не заинтересовало дргжианцев. А пока мальчик осматривался, сэр Мелехант умчался куда-то вглубь зала.
        Почти сразу у дальней стены вспыхнул свет. Часть помещения там была отделена уже знакомым Елисею силовым полем, уходящим и дальше, в стену.
        Внутри, в углублении, расположилась высокая кровать, и стояло бесконечное множество всяких сложных медицинских приспособлений. Пол под кроватью и приборами был красный. Угол наглухо закрывал прямоугольный короб из толстенного стекла, делая пространство похожим на больничную палату.
        И сейчас металлические руки бережно перекладывают немощное тело Ярека на кровать, а отверстие приемки закрывается. И через секунду в стекле снова не видно ни единой щели. Еще Елисей заметил тонкий экран, пестреющий надписями - около него и стоял сейчас сэр Мелехант.
        Монитор закрепили к стене уже вне палаты, но еще внутри силового поля. Подросток пожелал пройти сквозь поле, но наткнулся на незримую преграду. Не стоило сомневаться в ее прочности, и мальчик покорился. Верховный Магистр еще некоторое время простоял у экрана, внимательно читая, а потом быстро пошел к Елисею.
        -Все не так просто! - Брови сэра Мелеханта были сурово сдвинуты, в глазах читалась тревога. - Видишь ли, лазарет подключен к главному реактору купола, и здесь можно просмотреть копию записи. Так вот, наш реактор работает в аварийном режиме уже пять часов. А ведь сама авария случилась совсем не так давно…
        Они медленно отошли от медицинского бокса. Стекло вдруг стало матовым, и внутри ярко вспыхнуло. Когда стекло просветлело, внутри было все то же, за небольшим исключением: кровать оказалась пуста, а пол под ней голубел, как небо в июле.
        Сэр Мелехант перевел взгляд на мальчика:
        -Думаю, вопрос с реактором первостепенный. Но тебе я советую остаться здесь.
        -Ему что-то может угрожать? - кивнул мальчик назад, туда где бесследно исчез умирающий.
        -Нет. Лазарет теперь - самое безопасное место.
        -Тогда, с вашего позволения, или без него, сэр Мелехант, но я иду с вами, - твердо проговорил Елисей. И нахмурился, давая понять, что не уступит.
        Глава 13
        Путешествие на знакомой ватрушке. В реакторе. Гадкая причина. Бегство паразита и погоня за ним. На вершине купола Академии. Прощай навек, Тирсиос.
        Сэр Мелехант и Елисей добежали до края плато. Океан подступил еще ближе к домам, отъев значительный кусок пока еще принадлежащей людям земли.
        -А где главный генератор? - запыхавшись, спросил мальчик.
        -Там. - Сэр Мелехант мотнул подбородком в сторону океана. Его руки были заняты, совершая непонятные действия. Через миг человек снова уставился на небо сквозь ладонь, и Елисей понял - в руке у техника очередное удивительное устройство, с помощью которого тот вызывает транспорт.
        И почти сразу мальчик увидел доказательство тому, что не ошибся. Послышалось жужжание, и уже знакомая Елисею «ватрушка» опустилась на землю. Единственное отличие от предыдущей заключалось в том, что здесь на табло засияли надписи «Вход» и «Дом».
        Несется Елисей над плещущимся океаном. Ватрушка идет неуверенным ходом, а ветер безжалостно трепет ее из стороны в сторону. Но вот средство передвижения стало набирать высоту, послышался резкий звук, потом второй, и ватрушка застыла. Да так высоко, что разъяренные волны скрылись внизу, во мгле. И подросток увидел, что бушующее небо перед ним - это попросту изображение на внутренней стороне купола, как некогда были деревья.
        Сэр Мелехант поднес палец к надписи «Вход», и в стене-небе открылся большой квадрат света. Проем был как раз такой величины, чтобы смогло пролететь их летное средство. Что оно тут же и сделало.
        И теперь Елисей стремительно падал вниз по узкой шахте, освещенной холодным светом. Здесь совершенно не было слышно происходящего снаружи. Никаких шумов, только мягкий свист бешеной скорости.
        Но вот ватрушка выпала из шахты. Ловко маневрируя среди сплетений труб и шлангов, транспорт доставил людей вниз, к длинной панели управления. Та тянулась вдоль одной из бесконечных стен этого зала, и у Елисея зарябило в глазах от обилия рубильников и сигнальных лампочек, сливающихся вдали в одно сплошное цветовое пятно.
        Отсюда, с пола, колпаки огромных ламп на потолке кажутся наперстками. Вдоль стен разнокалиберные трубы, а все остальное помещение занимает яма. Покатые края выложены светящимся матовым металлом, а внутри высится гигантский черный шар.
        -Реактор! - ахнул Верховный Магистр. И было отчего: сбоку к шару прицепилось существо.
        Овальное брюхо, малюсенькая головка заканчивается тончайшим хоботком; членистые ножки и головка - все из характерного металла. Невиданный криптоид намертво ввинтился в реактор хитрым своим носиком, а многочисленные лапки вцепились в шар, обхватив со всех сторон. Толстенное, все в длинных уродливых наростах, тело слилось с реактором, ритмично сокращаясь.
        -Понятно, отчего режим аварийный, - пробормотал сэр Мелехант, обходя криптоида - сейчас в нем явно проснулся повелитель силы созидания. Старик даже осторожно потрогал существо, однако тварь не обращала никакого внимания на человека, и продолжала мерно колебаться. - Но что это, и как снять…
        Существо упростило им задачу. Не успел техник договорить, как оно дернуло головой, и легко сломило хоботок.
        Отцепившись от ректора, кибер шмякнулся на пол, с трудом приподнялся на угловатых ножках, и торопливо пошагал за реактор. Тоненькие конечности подгибались, а невероятно огромный живот волочился по полу. Но тут завыли сирены, а стрелка показателя работы реактора заскользила вниз. Свет в зале моргнул, и погас.
        Впрочем, в темноту кануло всего пару мгновений, после чего загорелось аварийное освещение. Оно оказалось значительно тусклее предыдущего, и глаза Елисея привыкли не сразу.
        Когда зрение наладилось, подросток сразу увидел, куда делся криптоид - незаметная дверь в закоулке за шаром оказалась сорвана с петель. Сама дверь валялась поодаль, а гигантское брюхо торопливо уползало в проем. До настоящей скорости криптоиду было далеко, что немало порадовало мальчика.
        -Сюда! - завопил Елисей топающему где-то позади сэру Мелеханту, и рванул следом за тварью. Здесь протянулся технический коридор, огибавший помещение реактора. Тут расположились и воздухоотводы купола.
        И в одну из этих гигантских труб сейчас с усилием просачивался раздутый мешок. Отверстия, проделанного в решетке, оказалось недостаточно для массивного бурдюка. В отличие от ног и прочих частей кибера он вовсе не казался металлическим. Напротив, мерзко-бледный, он выглядел вполне органическим пузом.
        И теперь только это пузо и торчало наружу, не давая мальчику возможности схватить тварь за одну из членистых ног, и попытаться удержать хоть сколько-нибудь. Елисей в замешательстве остановился, а в это время существо с мягким чмоканьем провалилось вовнутрь.
        -Сэр Мелехант! - взвыл мальчик, и кинулся в рваную дыру. По трубе пришлось пробежать несколько метров; потом она значительно расширялась, а вскоре и вовсе переходила в некое помещение.
        Теперь криптоид двигался значительно быстрее. Заодно стало заметно, что в нем непрерывно идут какие-то реакции. Живот кибера бурно вздымался, и периодически доносилось приглушенное бульканье.
        Выскочив на решетчатый пол узкого и длинного зала, мальчик продолжил преследование. Только сейчас он понял, что здесь нет иного источника освещения, кроме убегающего паразита - брюхо полыхало едким зеленым светом.
        Елисей почти догнал создание, когда то внезапно изменило тактику. Резко скакнув на стену, кибер побежал по ней, постепенно забирая чуть выше.
        -Вон куда метит! - запыхавшись на бегу, проговорил сэр Мелехант. В потолке прямо над ними зияло огромное отверстие, и киберу оставались до него считанные шаги.
        Вот сейчас криптоид сделает последнее усилие, и люди больше не участвуют в этой игре… Но Верховный Магистр вскинул левую руку.
        Воздух в направлении криптоида зарябило, как воду от рыболовной лески, а существо мимолетно дернулось.
        -Тросик! Теперь только держись! - бросил Верховный Магистр, и цепко схватил Елисея. Тварь скакнула в отверстие, и скрылась из вида.
        Мальчик изо всех сил уцепился за сэра Мелеханта, и очень вовремя. Невероятная сила подняла их в воздух, и быстро утянула вверх, в вентиляционную шахту.
        Отвратительные наросты на теле криптоида растопырились, и с хлюпаньем перебирали по стенкам шахты. Скорость подъема оказалась настолько высокой, что у Елисея захватило дух. Похоже, дополнительная ноша нисколько не тяготила гадкое чудовище - темп не снизился ни капли.
        Приближался конец тоннеля - струящийся сверху сиреневый свет окутал странную троицу.
        -Держись, тряхнет! - услышал Елисей, и тут же тряхнуло. Это, завидев стремительно приближающуюся решетку с грубо проделанной дырой, сэр Мелехант отцепился от паразита. Последние несколько метров людям пришлось преодолеть самостоятельно, и едва выбравшись, Елисей рванул следом за существом.
        Шахта выходила на высоте сотен этажей, а вокруг растеклась белая пустыня внешней поверхности купола. Она холодно сияла под голубой звездой, единственной, оставшейся на небосклоне к этому времени.
        А в паре десятков метров впереди протянулось невысокое ограждение, протянувшееся по всему периметру купола. И гадкое существо торопилось именно туда. Зеленое брюшко приуменьшилось, но смотреть на него стало больно - гораздо ярче засветилось оно.
        Здесь, наверху, криптоид окончательно замедлился; он неимоверно устал, и был подавлен из-за погони. Гадкие присоски-щупальца оказались совершенно бесполезны вне шахты, а собственный вес неимоверно тяготил существо. На бегу оно шаталось и пыталось свирепо шипеть на своих преследователей. Уничтожить - вот все, чего ему хотелось.
        Внезапно Елисей понял - криптоид выпил активное содержимое реактора, а за время бега дозрел. Теперь внутри паразит несет бомбу, наверняка способную испепелить новорожденный океан.
        Мальчик бежал быстрее кибера, но все равно не успевал - криптоид уже всего в нескольких метрах от края. Невысокое ограждение не остановит кибера, следующий шаг станет последним. И - прощай навек, Тирсиос. Елисей застонал от бессильной ярости, и странное, доселе незнакомое чувство охватило подростка.
        И в тот же миг в то место, где только что находился криптоид, ударила молния. Мальчик оцепенел - существа там больше не было…
        Глава 14
        Не догнать ни за что. Бесславная гибель криптоида. Обратно нам не попасть. Бегущая по волнам. Я знаю, как вытащить их оттуда.
        Тварь ринулась в обратную сторону. Существо ярко мерцало, но, увы, теперь бежало невероятно быстро. И Елисей рванул следом, не раздумывая о причинах таких перемен в поведении.
        А они были. Целью жизни этого создания являлось - взорваться. А для того, чтобы жизнь криптоида завершилась как должно, нужна жидкость. Там, за внешним ограждением, тварь не почувствовала океана - из купола Тирсиос вырасти не успел. Но теперь криптоид парил от счастья, летел через звенящую пустоту.
        Существо неслось прямо к разверстой щели, зигзагом чернеющей впереди. Его гнала безграничная ярость инстинкта, и чутье подсказывало криптоиду - океан прямо под ним.
        Елисей онемел от ужаса - бомбу не догнать ни за что, так сильно успел криптоид приблизиться к провалу. Здесь, вдали от ограждения, уже не было заметно, что находишься на такой высоте.
        Но справа еще бежит сэр Мелехант, и теперь вся надежда осталась только на него. Он несется стремительно, и у него есть шанс догнать паразита, если сейчас активируются удивительные ноги… Но что это?!
        И внезапно мальчик с ужасом увидел, как вместо того, чтобы воспользоваться хитроумным механизмом, Верховный Магистр остановился. А к тому времени, когда Елисей наконец добежал до него, сэр Мелехант преспокойно стоял, вперив взгляд в желтое небо.
        -Смотри! - указал он вверх, но мальчик уже и сам заметил подвижную золотую искру.
        Но криптоид сдаваться явно не собирался, ему осталось всего несколько шагов. И пусть уже близко полыхает желто-оранжевый дракон, но кибер собрал остатки сил, и прыгнул. В следующее мгновение бомба исчезла с глаз.
        Она уже падала вниз, предвкушая разнести в клочки все живое окрест, но тут спикировал дракон. Его огромное тело никак не пролезло бы в трещину, и Елисей тревожно охнул.
        Впрочем, весь дракон вовнутрь и не собирался. Одна из сизых голов молниеносно сунулась в разлом, и через миг вытаскивала мерцающего паразита наружу.
        Елисей с облегчением выдохнул:
        -Длукши! Как вовремя! - И побежал к дракону. Тот же недолго думал, что делать с трофеем. Правая голова подкинула криптоида, и заглотнула как конфетку.
        Длукши радостно заулыбался, и потопал навстречу мальчику. Но тут вдруг донесся хлопок, и золотистый живот сильно раздуло. Представив себе гибель друга, Елисей в ужасе зажмурился, но знакомый насмешливый голос заставил его выдохнуть с облегчением.
        -Как всегда! Один изволит кушать, что попало, а отрыжка у всех.
        -Как я рад тебя слышать! Длукши, ты жив! - обрадовался мальчик. Он кинулся к дракону, по очереди обнимая каждую из голов. - Как ты себя чувствуешь? Там же ядерная реакция!
        Смешливая голова выдохнула ярко-зеленую отрыжку под крыло:
        -И все же неплоха на вкус.
        -Похоже, Коэпра и Урбас все-таки живы, и сейчас находятся внизу, в куполе. Вот, датчик разума только что обнаружил двух существ, и одно из них - гуманоид, - обрадовал Елисея подоспевший Верховный Магистр. И тут же огорчил:
        -Боюсь, только, обратно тем же путем не получится.
        -Почему? До реактора же рукой подать, - возразил Елисей.
        -Туда мы доберемся, - сразу согласился Верховный Магистр, - но дальше может только аэро.
        Елисей сразу понял, что так называется ватрушка. И тут же поскучнел, вспомнив высоту помещения с реактором - а ведь там надо наверх. Хотя… Но сэр Мелехант рассеял последние иллюзии:
        -Но и это вроде не проблема, могли б как-нибудь и сами. Но потом - океан.
        Мальчик в отчаянии стукнул кулачком по ладони:
        -Но как же?! Мы не можем бросить их!
        -Мы и не собираемся, - успокоил сэр Мелехант. - Смотри!
        По поверхности купола все так же змеилась трещина.
        -Точно, она же сквозная! - осенило мальчика.
        -А детектор разума показывает, что те, кто нам нужен, находятся прямо под ней.
        Елисей подошел к краю, и осторожно заглянул вовнутрь. После того, как реактор обсох, мощности аварийного генератора стало хватать только на несколько специальных помещений. А все остальное освещалось настолько, насколько проникал через трещину в погасших небесах свет заходящей звезды Пекбене.
        Так что, в куполе царил мрак; и все, что мальчик мог видеть, это лиловый клин лениво плещущегося океана. А на его поверхности Елисей отчетливо рассмотрел черную точку, бегущую по волнам.
        -Что это?!
        И тут отчего-то хрупнул купол. Елисей быстро обернулся и увидел, что любопытный Длу тоже заглядывает в щель, далеко вытянув змеиную шею.
        -Ты же тяжелый! - охнул Елисей, и остальные головы только сейчас заметили, куда Длу завел всего дракона.
        Пока рептилия препиралась сама с собой, молниеносно исчезнув с опасного края, сэр Мелехант снял с пояса чехол. На руку выкатилась небольшая подзорная труба. В отличие от обычной, на этой помещалось несколько колец различных размеров, с делениями. Покрутив одно, Верховный Магистр прильнул к окуляру:
        -Сейчас посмотрим… - Спустя несколько мгновений сэр Мелехант издал странный звук, напоминающий кудахтанье. - Думаю, какое-то время они продержатся, - дрожа лицом, сказал он. И передал оптический прибор Елисею.
        От волнения мальчику не сразу удалось нащупать взглядом то, что нужно. А когда рассмотрел, то невольно рассмеялся. По лиловым волнам, верхом на белом слоне, гордо ехала маленькая зеленая обезьянка. А за спиной у нее мотался донельзя истрепанный Урбас.
        Труба давала возможность хорошо рассмотреть лохмотья, в которые превратилась некогда щегольская мантия мага. Молодой человек весь краснел порезами, и, будто остального было мало - его обвешивали липкие цветные слюни.
        Едва справившись с приступом смеха, вызванного удивительным видом Урбаса, Елисей присмотрелся внимательней. И сразу понял, что по океану шагает вовсе не слон. Это до невероятия разбухшая нижняя часть Коэпра, гигантское простейшее с планеты Вду, спасло защитников Академии.
        -Я знаю! - Елисей хлопнул себя по лбу. - Я знаю, как вытащить их оттуда.
        Глава 15
        План спасения. Океан наступает. Ярека придётся оставить. Спасены. Рассказ Коэпра. Прибытие корабля. Мальчик из света.
        Сначала Елисей посвятил в свой план сэра Мелеханта, а потом и Длу: пока сговор произошел втайне от остальных двух голов. А потом, втроем, им легко удалось уговорить отчасти сопротивляющегося дракона совершить этот подвиг.
        И теперь грузное чудище стояло на самом краю трещины.
        -Не могу поверить, что участвую в этом, - угрюмо сообщил Кши, и прикрыл крылом глаза. Он явно стыдился затеи, и безуспешно делал вид, будто его здесь нет.
        -Там наш друг! - рыкнул Укш на ворчуна, а Длу подмигнул мальчику:
        -Не робей! - И дракон подпрыгнул.
        После третьего прыжка поверхность со стоном поддалась, и все новые трещины зазмеились, вырезая большой участок купола. Громко хрустнуло, и с великим грохотом Длукши провалился. Вскоре снизу послышался далекий всплеск - то упал в лиловые волны сегмент купола.
        А расправивший костистые крылышки дракон широкими кругами спускался вниз. Во тьме под куполом он сиял, как маленькое желтое солнышко. Было видно, что океан вновь наступает.
        -Ярек! - ужаснулся Елисей, вспомнив то, что неясно мучило все это время. - Но как забрать его?
        -Ярека мы оставим, - решил Верховный Магистр. - Когда все отключится, лазарет продолжит работать. Свернуть его не выйдет из-за собственного реактора - ни один реактор в Поле переноса не вхож. Но зато лазарет продержится четыре года.
        -Но океан уничтожит его…
        -Здание - да, но сам лазарет останется за силовым полем. Я найду способ, и вернусь за Яреком.
        -Мы, - поправил мальчик, - мы вернемся. Иначе, как вы договоритесь с океаном? - Елисей хитро прищурился, а сэр Мелехант ласково погладил мальчика по голове. И тому показалось, что так уже было. Когда-то давным-давно…
        А тем временем из пролома показался тяжело груженый Длукши. Коэпра что-то увлеченно нашептывал дракону, и повествование частенько прерывалось залпами громоподобного хохота. Головы смеялись поочередно и в сторону, дабы не обдавать садовника клубами серной пыли.
        Зато по лицу Урбаса нельзя было сказать, что он доволен чем бы то ни было. Больше всего было похоже, что маг питает отвращение даже к собственному спасению. Кроме всего прочего, человек изо всех сил старался не дрожать: похолодало под куполом давно, а жалкие лоскуты совершенно не грели измочаленного мага.
        -Маг Урбас! - сурово вопросил сэр Мелехант, как только вновь прибывшие спешились.
        - Как это случилось?
        Пожалуй, это был излишне строгий тон. Однако у Верховного Магистра были на то веские причины. В рассказе Елисею поневоле пришлось упомянуть Урбаса. Но сделал он это как-то вскользь - мол, сам видел мага мельком, тот был на свободе, и мальчика в плену не приметил…
        Звучало все вроде складно, но что-то многомудрому Верховному Магистру (а сэр Мелехант ведь не зря был Верховным Магистром!) не понравилось, и он усомнился в правдивости мальчика.
        Однако опыт подсказывал сэру Мелеханту, что добиться признаний от Елисея будет не такой уж легкой задачей; и тогда он решил выяснить у Урбаса. Наверняка рассказ мага хоть чем-нибудь, да будет отличаться от повести Елисея.
        И не прогадал. Услышав холодный и требовательный тон, маг оторопел. После своего чудесного избавления он ожидал от Верховного Магистра куда более теплого приема.

«Наверняка этот маленький гаденыш уже наврал!» - решил про себя маг.
        Сам Урбас давно уверился в том, что вовсе не бросил Елисея. Он всего-навсего хотел как можно быстрее найти Коэпра, чтобы тот помог спасти мальчишку. Ведь сам-то Урбас оказался контужен током, несмотря на заклятие защиты, и без посторонней помощи попросту было не справиться. В общем, Урбас нашел массу причин, и успешно поверил в них сам. И едва только маг изложил их, и начал туманное повествование о дальнейшей погоне и тяжелой борьбе, как над плечом просунулся Длу:
        -А вот с этого момента точно все врет! Коэпра знает - от кустов он бегал… - Тут дракону пришлось отпрыгнуть подальше, потому что вновь расхохотавшегося Длу одолела икота огненными шариками.
        Лицо сэра Мелеханта выразило предельную заинтересованность:
        -Коэпра, будь добр, расскажи-ка и ты.
        Хихикнув, обезьянка протянула:
        -Да-а, это было неплохо. Впрочем, начну сначала. Итак, с вечера мне не удалось побывать в саду, и, в частности, покормить милепу. Зато я провел немало интересных минут, описывая наш быт моему новому другу…
        -Прости, но это относится к делу? - осторожно перебил сэр Мелехант.
        -Зачем бы я тогда! Но мог и сразу попросить покороче, - Коэпра надулся было, но тут же задорно подмигнул.
        -Ладно, история хороша и в двух словах.
        Урбас хмуро поежился, а Коэпра повел рассказ.
        Рассказ Коэпра:
        Рано с утра, еще до росы, я ушел к себе. На участке оказалась масса дел, и только к обеду я почти освободился. Мне оставалось всего-навсего покормить милепу. Кусты быстро расхватали положенный корм, но все еще были голодны, поскольку накануне обошлись без ужина. И тогда я решил немного увеличить сегодняшний рацион, и направился к выходу. Каково же было мое удивление - обнаружить, что выход закрыт. Очевидно, поверх силового поля Академии оказалось установлено другое, выйти не позволяющее. Итак, я оказался заперт в саду, и просидел там довольно долго. Мне было чем заняться, так что я не особенно скучал. Да, мне уже начало приходить в голову, что это не просто какой-то сбой в системах купола. Но что я мог с этим поделать? Единственное - настроить все растения участка на агрессивную оборону, что я и сделал. И только закончил, как ко мне очумело влетает маг Урбас. И представьте себе, опрометчиво кидается напролом через кусты, к которым я и сам-то с опаской подхожу. Ну, думаю, получила милепа свой добавочный рацион! Но нет, выпутался маг. Только, если я не ошибаюсь, одежку свою там оставил. Повезло, что
у него Волшебная палочка нашлась, а кусты еще в детском возрасте. Впрочем, малыши оказались не лыком шиты. Маг Урбас, вероятно, не знал, что милепа быстро бегает? А разозлившаяся милепа - вдвое проворней. Как они гоняли уважаемого мага! Много куда влез маг Урбас, даже в генератор слизи пару раз попал, видите? Хорошо, что все диковинки у меня за отдельными оградами, не то магом меньше стало бы у нас. А милепу мне все равно пришлось усмирять - совсем до откровенного кровопролития дошло. Даже палочку магу изломали, в щепу. Так вот я к чему… Теперь нужно мага Урбаса на садовые работы отправить - кусты-то пожжены! Я только в расчете на то, что вы, маг Урбас, мне отработаете, сам не задал вам знатную трепку, и рассаде не дал!
        После заключительных слов разразился всеобщий хохот. Не было смешно только главному герою повествования, и тот в бессильной ярости смотрел на веселящихся. Рассказ не добавил Урбасу добродушия, и маг явно готовил речь в свою защиту. Однако высказаться не успел.
        Купол сильно тряхнуло, и трещина пошла. Черная молния раскола исчезла за горизонтом, а тишину разорвал вой и грохот. Поверхность под ногами качнулась и задрожала, а в воздух поднялись клубы пыли.
        -Ты ведь послал гонцов? - уточнил сэр Мелехант, поддерживая потерявшего равновесие Елисея.
        -Давно, - успокоил Коэпра. - Вон, уже.
        И Елисей увидел сверкающий в холодных лучах заходящей звезды овал космического корабля. А под ногами, в трещине, наступал океан.
        Все гигантское строение стонало и ходило ходуном, на некогда гладкой поверхности появились редкие провалы. До полного разрушения постройке оставалось совсем немного.
        Но малиновый луч уже упал из снизившегося корабля, и очертил яркий круг на содрогающейся поверхности купола. Коэпра небрежно подтолкнул мага Урбаса, а следом шагнул и сам. И точно так же пропал, как только вступил в круг. Луч почернел на мгновение, вернул первоначальный цвет, и сэр Мелехант повернулся к Елисею.
        -Ступай. Будет немного больно, но к этому привыкаешь.
        Мальчик оглянулся напоследок - еще раз увидеть Тирсиос, и тут из пролома в куполе показался свет. Слепящий, он выплескивался фонтаном, и заливал все кругом. Вдруг небо и купол вспыхнули, а потом из света возник мальчик.
        И на первый взгляд - он ничем не отличался от своих сверстников.
        Глава 16
        Пора улетать. Подарок на память. Воды волшебного океана.
        -Пеори! - обрадовался Елисей, и шагнул навстречу.
        Мальчишки крепко пожали руки, и обнялись.
        -Смотри, я больше ни капельки не старик! - Пеори смешно наморщил нос, и тут же спохватился: - Ты на меня не сердишься? Выбирая где родиться я решил, что под куполом будет лучше всего - ведь ты так и не встретился с Коэпра.
        Елисей не находил слов:
        -Да если бы не ты…
        -Все взаимосвязано, заметил? - Пеори весело подмигнул Елисею, но тут же лицо его приняло серьезное выражение. - Ты всегда будешь желанным гостем на Пекбене, но теперь - пора. Я не могу больше сдерживать себя, мне надо расти! - Пеори отвернулся уйти, когда вдруг вспомнил: - Да, ведь это твое. - И протянул маленькое золотое зеркальце.
        Елисей взял волшебный предмет, и в тот же миг рука Пеори стала сиреневым воздухом. Из пролома поднялась и застыла лиловая волна.
        -Думаю, тебе на память осталось не только это, - указал сэр Мелехант на зеркальце.
        -Что? - недопонял Елисей.
        Но вместо ответа Верховный Магистр поднял правую руку. В последних лучах звезды металл на запястье отразил, подобно зеркалу. Черты лица были искажены, но дело не в них - незнакомо-лиловые глаза глянули на подростка.
        Мальчик не заметил, как Верховный Магистр исчез в луче; взгляд Елисея затуманился, но не грустью. Он видел то время, когда экке вновь украсятся радугой цвета, а небо прошьют башни юного города йукола.
        Теперь на содрогающейся поверхности их осталось двое. И мальчик радостно глянул на Длукши.
        -Идем?
        -Гхм, - замялся дракон, - видишь ли… Одним словом… То есть мы, лучистые драконы, отчего стражи? Все, что съел, стало чистой энергией. Но я проглотил что-то настолько хорошо придуманное дргжианцами, что мне невероятно бодро, и даже слишком. В общем, в ближайшие лет сто энергия точно больше не понадобиться: остаюсь я…
        Мальчик пригорюнился:
        -Мне жаль расставаться.
        Длу и Укш печально закивали, отчего вокруг поднялся ветерок. Но Кши неожиданно мягко произнес:
        -Мы ведь и так не виделись бы - дракону нет хода в купол. Только если… - И Кши покосился на пролом. - Можно сказать, сейчас наши шансы наоборот возросли.
        И Елисей заулыбался, ведь Кши прав на все сто.
        -Я рад познакомиться с тобой!
        -И я! - дружно воскликнули головы. - Друзья мы?
        -А то!
        Чтобы не расплакаться, Елисей побыстрее шагнул в луч. На какое-то мгновение боль пронзила его, уколов каждую клеточку тела… А потом глаза Елисея открылись, и мука ушла прочь.
        Он сидит на хрустальном полу космолета, стремительно уносящегося прочь от Пекбене куда-то в гаснущие небеса. А внизу, мазком яркой краски на сером холсте, из трещины в куполе плещет лиловый фонтан.
        Тирсиос прибывал, постепенно заливая планету. И вот уже больше трети, половины купола осталось под водой.
        Последнее, что заметил мальчик перед тем, как потерять сознание, это очередная лиловая волна. Она щедро захлестнула вершину постройки, а потом мерно заколыхалась над ней.
        Теперь на ожившей Пекбене не осталось и следов того, что сотни лет подряд здесь стоял купол Академии Космических Хранителей. Все покрыли воды волшебного океана.
        Глава 17, заключительная
        Новые способности. Незаконченное дело. Готовьте вкусно! Конец банде Колеса. Вперед, навстречу бесконечным приключениям.
        Что до Елисея, то маг Урбас серьезно ошибся во всех своих предположениях. Члены Верховного Совета выслушали отчет и просмотрели запись, - и даже не совещались. Верховные единогласно зачислили подростка в кадеты Академии, невзирая на возраст.
        Сам же маг Урбас с трудом удержался в кадетах-Хранителях, и его стажировка повышалась на неопределенный срок, по усмотрению Совета.
        Приятным сюрпризом для Елисея оказалось то, что отныне он может использовать свои магические способности. Вызвала их не кто-либо, а сама планета Пекбене, став Влиятелем Елисея. Именно потому мальчик с легкостью общался с каждым встречным на его языке.
        Что же до Академии, то работы аварийного реактора как раз хватило, чтобы перенести силовые купола со всем содержимым в заранее заготовленное сооружение. Уж чего-чего, а мертвых планет во Вселенной хватает. Ну, а насколько она мертва - этого до поры не узнает никто.
        Новый купол Академии Космических Хранителей по традиции точно повторял предыдущий. А поскольку все личные вещи также перенеслись, то почти ни у кого из вернувшихся на занятия вопросов не возникло. Теперь до начала учебного года счет шел на дни, но у Елисея оставалось незаконченное дело.
        Обычно новичкам не выдают пропусков на самостоятельное передвижение с помощью Врат переноса. Но для этого подростка перемещение в Поле оказалось куда безопаснее, чем для всех остальных; вероятно, так получилось из-за новых способностей призывать электричество. Пусть Елисей пока не мог управлять своим даром, но Поле уже приняло его за своего.
        Кроме того, Елисею хотелось не просто прогуляться. Верховный Магистр внимательно выслушал мальчика, и, в виде исключения, дал разрешение на перенос.
        Краткие врата открылись около знакомых конюшен. Елисей не думал, что так сильно обрадуется, увидев это место, - казалось, он не был здесь вечность. Но оказался очень рад; и больше всего тому, что больше не будет жить в этом маленьком городишке, куда давным-давно занесла его злая судьба.
        Для безопасности Верховный Магистр снабдил Елисея компасом отвода глаз. Теперь даже в совершенно пустой комнате мальчик оказывался последним, кого заметили бы самые внимательные наблюдатели, да и то - не сразу.
        Вот так, будучи незаметней паутинки, Елисей шел по улицам города. Мальчик направлялся к Детскому Дому, где до недавних пор проходило его детство. Ему не давало покоя - смогла волчья троица сдержать слово, данное дракону?..
        Впрочем, заходить в сам Дом не пришлось. Около распахнутых ворот чесали лясы двое
        - местный рабочий на все руки, он же сторож, и грузная повариха. Та самая, что готовит так плохо, что хуже некуда. Мальчик припомнил ее кулинарные изыски, и содрогнулся.
        Потому и стряпает отвратительно, что даже до кухни дойти не может. Еще бы, целыми днями только и знает, что балаболить, даже вареная картошка успевает пригореть.
        Придумав, Елисей подошел к тучной бабе, и шепнул в самое ухо:
        -А хулиганы-то! Волк, и прихвостни.
        -А хулиганы-то! - тут же невпопад повторила Марья Антоновна, - Волк и прихвостни…
        - Женщина растерянно замолкла, не вдруг понимая, что произошло.
        Но сторож охотно поддержал тему:
        -А чаво хулиганы? Тьфу-тьфу-тьфу что Волк, что Смирнов - как бабка нашептала! Разве старушек через дорогу не провожают.
        Елисей тихонько хмыкнул, а Марья Антоновна вздрогнула и боязливо поежилась: отступать некуда, и так одним боком ворота подпирает; а уж шагнуть к потусторонним силам ее не сможет заставить ничто на этом свете!
        -А Колесник? - шепотом уточнил Елисей, но на сей раз женщина промолчала.
        Выхода не было, и мальчик легонько ущипнул повариху. Это получилось с трудом - так оказалась плотна. Слабенько визгнув, баба произнесла дрожащим голосом:
        -А Колесник?
        -Эк вас, мамочка, разморило-то нынче, - крякнул мужик, - а то сами не знаете, - какими-то сопляками верховодит. Сами же вчера жаловались, как они в борщ лягушек напускали, и еще обещались. Помнится, и сегодня на пруде архаровцев этих видал. Так что - сторожите кастрюльки. Пойду я, пожалуй. И вы б отдохнули сходили, оченно вам советую.
        С этими словами сторож ушел, а повариха осталась стоять ни жива ни мертва.
        -Вкусно себя кормите? Чуть пальцы не сломал, - пробурчал низким голосом Елисей. - А детей дрянью всякой, горелой. Не стыдно?!
        Марья Антоновна закивала изо всех сил, и слезливо взмолилась:
        -Стыдно, ой как стыдно! Да Боже упаси еще хоть раз… И себе ни-ни, и подгорать перестанет, только отпусти ты меня, дух нечистый. Изыди, сделай милость! - Женщина дрожала и меленько крестилась.
        -Изойду как миленький! - пообещал Елисей. - Только вы, Марья Антоновна, помните - чуть что не так, я к вам снова! А пока - спасибо за внимание; вам, кажется, на кухню.
        Повариха часто закивала, и, подсобрав расползшееся лицо, помчалась варить наконец-то вкусный суп. А Елисей шмыгнул в кусты, и напрямик побежал к пруду. Оттуда уже слышался дикий смех и плеск воды.
        В отличие от своих друзей Колесник никак не желал признаваться в том, что ползал на коленях перед драконом, и все это на глазах недобитка Елисея. И для самоуспокоения Колесо сколотил банду, отныне верховодя тремя восьмиклассниками. А сейчас его подручные вовсю баламутили воду в неглубоком прудике, рьяно ловя лягушек.
        -Давай! Лови! - орал с берега предводитель, брезгуя лезть в мутную жижу.
        И вскоре шпана вылезла на берег с пойманной рептилией. Елисей наблюдал за ними, не вмешиваясь; но скоро лицо его скривилось от отвращения - бесчинники начали с помощью соломинки надувать бедное существо.
        Глаза защипало от гнева, а в руках неведомо как оказался холодный овал зеркальца. Ни минуты не сомневаясь, мальчик выхватил его из кармана, открыл, и отчетливо произнес:
        -Колесо и лягушка!
        И в тот же миг Колесника стало пучить, а в животе дико заурчало. Но сообщники, не обращая внимания, продолжили дуть в соломинку. Они очень старались повеселить своего главаря, а тому и впрямь было от чего обрадоваться: его раздувало прямо на глазах, одежда с треском ползла по швам.
        -Стойте! Не надо дуть! - сдавленно пропищал Колесо, наконец угадав причину необычного недомогания.
        И впрямь - едва лишь отпустили лягушку, воздух стал со свистом покидать сильно округлившееся тело. Приятели в отвращении скривились, а Елисей порадовался тому, что стоит вдалеке: пахло наверняка не ландышами.
        Когда весь лишний воздух вышел, Колесник стал похож на сдутый шарик. Зажимая рты руками, бандиты подошли к своему атаману.
        -Что это с тобой? - насколько возможно сохраняя серьезность, спросил один из них. Но все равно не выдержал и прыснул: - Превращаешься в шарпея?
        Поляна взорвалась смехом. А когда хохот стих, рядом с малолетними бандитами внезапно очутился незнакомый мальчишка.
        -А с ним то, что однажды пообещал быть человеком, а слово свое не сдержал! - звонко проговорил Елисей, специально отключивший компас отвода внимания. - Да, Колесо? Все пакостишь? Тогда полезно оказаться на месте тех, кого мучаешь.
        Колесник побелел и судорожно огляделся.
        -Дракона ищем? - вкрадчиво уточнил Елисей, и тут же джинсовая штанина злодея стала стремительно темнеть.
        -Колесо обделался! - ошеломленно прошептал Киря. То, что в другое время спровоцировало бы бурю смеха, сейчас вызвало ужас. - Значит то, что рассказывали Волк и Смирный - правда?! А это тот самый пацан?..
        Сверкая пятками забияки пустились наутек, оставив предводителя растерянно сидеть на песке. После увиденного мальчишки вряд ли отважатся повторить свои гадкие проделки - это был конец банде.
        Елисею больше нечего было делать здесь, и уже скоро мальчик стоял перед Вратами переноса. Все, что было позади, там и оставалось. А впереди открывалось все, что только можно представить: бескрайние просторы космоса, удивительные планеты и всевозможные формы жизни; великие знания и восхитительные развлечения; чудесные изобретения и невероятная магия.
        -Здравствуй, Роща Ясности! - радостно воскликнул Елисей.
        Мальчик с лиловыми глазами - самый обычный мальчик, сделал шаг вперед. Навстречу бесконечным приключениям.
        Словарь-определитель
        А
        Адлу-Маеку - мёртвый город йукола; в пер. с языка йукола - «город океана».
        Альгис - плоский четырёхугольный организм с планеты Секлетик. Невидим, отражает полученное материальное многократно. Если бы в него кинуть, к примеру, одно яблоко, то обратно (от взрослого альгиса) может прилететь до семи штук единовременно.
        Анкарт - планета с аномальной гравитацией, в галактике Тора. Внешнее сообщение с планетой и спутниками, находящимися в зоне гравитации планеты, отсутствует. Потому неизвестно, что именно там происходит.
        Арджинны - кочевники; планета-колыбель, ныне мёртвая, находится неведомо где в Невероятных Далях. Отличаются ярко-красным окрасом кожи, и нестабильной структурой, способной неожиданно измениться в зависимости от окружающей среды. Кроме того, арджинны способны к превращениям в очень широком спектре и по собственной воле. Дальние родственники джиннов, но, в отличие от тех, злобные и коварные. Магические существа.
        Арктур - искусственная галактика арктуриан. Пять планет, одна звезда класса С.
        Арктуриане - жители галактической системы Арктур.
        В
        Вду - крайне изолированная и неприступная планета невероятных растений. Место обитания расы садовников и гигантских простейших, используемых садовниками.
        Воздушные демоны-элементали - крайне магические существа. Несколько сотен тысяч особей, выведенные искусственным путём. Для синтеза использовались воздушные элементали и демоны. Вне закона.
        Врата переноса - естественные генераторы подпространства, активированные самой планетой. Буквально, сжимают пространство до такой степени, что между двумя точками существует только время передвижения, но не расстояние. При этом самостоятельно передвигающиеся с помощью Врат переноса способны контролировать время нахождения в подпространстве, что никак не влияет на расстояние. Пользоваться Вратами возможно всем, кто обладает вскрытыми магическими способностями, или носит специальное техническое приспособление.
        Влиятель - лицо, обладающее магическими способностями и возможностью дать толчок другому лицу к обладанию ими.
        Д
        Демоны - раса сверхъестественных существ, обладающих соответственными возможностями. Демон может быть злым, добрым, и нейтральным.
        Джинны - раса крайне магических существ. Имеют абсолютно нестабильную структуру, способны пребывать в любом виде. В материальном виде могут находиться только в мирах, где сильно проявлено магическое измерение. В случае, если магическое измерение выражено несильно, присутствует только в виде незримых сил.
        Дракон лучистый - дальний родственник дракона лазоревого, имеет три головы. Магическое существо, очень тесно общается с существами сверхъестественными. Способен на межпланетные перелёты. Обязательно должен быть зарегистрирован, в противном случае - вне закона. Как и про любого дракона, про дракона лучистого практически ничего не известно.
        Дргжач - планета с высоким содержанием активного металла криптона на поверхности, что произошло в результате катастрофы планетарного масштаба.
        Дргжианцы - гуманоиды; жители планеты Дргжач до катастрофы, исключительно способные к технике, но совершенно неспособные к магии.
        Дргжианцы Великие - немногие оставшиеся в живых после катастрофы жители планеты Дргжач. Бывшие гуманоиды, ныне считаются криптоидами. Особенность, присущая всей расе, подавлять моральное состояние тех, с кем Великие дргжианцы сталкиваются (на самих Великих, и тех, кто им служит, это не распространяется); за исключением, разумеется.
        И
        Иутл - планета в системе Кривое Зеркало. У местных жителей три глаза, и третий видит суть вещей.
        Й
        Йукола - раса существ, населяющих Пекбене. Гуманоиды. Неотъемлемая часть организма планеты, равно как и Тирсиос.
        К
        Кибер - живой организм, видоизменённый и/или улучшенный до любой степени с помощью различных технических приспособлений. В том числе криптоид.
        Крайне магическое существо - существо, в образовании которого участвовала только магия. Не может обладать навыками техника. Многие способны подселяться в тело или вещь.
        Криптоид - всё, сделанное дргжианцами, с применением активного металла криптона, и технологий Великих дргжианцев.
        Криптон - активный металл, практически неуязвим. Способен расти и улучшаться, но есть и отрицательные качества. Пока не встречался нигде, кроме Дргжач. Поддаётся обработке только жителям этой планеты, и потому кроме них никто ничего толком о криптоне не знает. Для них же является священным.
        Криптоновые многоножки - жители планеты Дргжач.
        М
        Магическое измерение - собственное свойство планеты проводить магию. В случае, если магическое измерение выставлено на ноль, использование магии невозможно. Крайне магические существа в натуральном виде (имеется ввиду, что существо не подселено в другое тело или вещь; в противном случае сие тело либо вещь служат как защита от распада, но одновременно и как ловушка) погибают, а у магических существ происходит полураспад.
        Магическое существо - организм, в образовании которого большое значение сыграла магия. Существо широко использует магию, но может обладать и навыками техника.
        Милепа - кустарник с планеты Вду, достигает 1,5 метров в высоту, и аналогично в ширину. Плотоядный, хорошо бегает. Взрослый тренированный кустарник способен развивать скорость до 30км/ч.
        Н
        Наножук - одна из бесчисленных технологий дргжианцев. Автономен и абсолютно неуязвим, способен к размножению в среде с высоким содержанием металлов. Так как основой наножука является живой организм, способен к мутациям. Ест всё, но категорически не плотояден.
        П
        Пекбене - двенадцатая планета галактики Сомбреро, 33млн. световых лет от Земли; в пер. с языка йукола - «великолепная».
        Пеори - имя Пекбене в облике живого существа; в пер. с языка йукола - «дитя».
        Поле переноса - одна из плоскостей пространства, куда, с помощью специального генератора, можно убрать всё, что угодно. Всё убранное можно извлечь из любой другой точки, используя аналогичные генераторы. При этом необходимо знать точные координаты того места, где именно производилась закладка предметов. С помощью Врат переноса также пересекается Поле переноса, но в иной параллели.
        Пси - животное размером с кошку, живёт на одной из лун Аякса. Вызывает невольное презрение и брезгливость у всех живых существ. Поэтому его толком ещё никто не рассмотрел, и на вкус, как известно, не попробовал.
        Р
        Ропус - небольшой организм, похожий на зелёную дулю с тремя глазами. Может невысоко подниматься в воздух, и непродолжительно летать. Неизвестна планета родина, но эта зараза проникла уже очень много куда. Неимоверно любопытны и всюду лезут. При этом от излишнего волнения ропус может лопнуть, разбрызгиваясь крайне вонючей, ярко-оранжевой жидкостью. Запах крайне стойкий. Но помимо всего, ропусы ещё и размножаются спорами, содержащимися в этой самой жидкости. В ста процентах случаев там, где ропуса раздавить, через некоторое время, сами собой, появляются новые.
        Т
        Тирсиос - разумный океан на Пекбене. Колыбель и основа жизни всего живого на планете.
        С
        Садовник - раса с планеты Вду, обладающая способностью понимать любых представителей растительного мира, и некоторых представителей животного. Атрофирован пояс нижних конечностей, оттого передвигаются с помощью гигантских одноклеточных с той же планеты. Возможности этих громадных микробов садовники постоянно совершенствуют. Идеальный симбиоз.
        Сверхъестественное существо - существо, которому присуща иная созидательная сила, не магического происхождения. Происхождение и сфера обитания неизвестны.
        Сила управления - присущая существу возможность быть магом.
        Сила созидания - присущая разумному существу возможность быть техником.
        Ч
        Чмарош - планета, на поверхности которой вырастают шлаковые кристаллы. Планета находится где-то в Невероятных Далях, за поясом Блуждающих Астероидов Дьявола и системой Тринадцати Мутантов.
        Ш
        Шлаковые кристаллы планеты Чмарош - страшнейший яд; приводят обладателя любого разума в состояние безумия. При несоблюдении условий хранения вызывают неконтролируемую реакцию (её описания пока нигде не встречается). Ш. кристаллы запрещены во всех цивилизованных мирах. За хранение полагаются наказания группы Д (класса «смертная казнь», и подобные).
        Э
        Экке - древовидное сплетение лиан на Пекбене. Охранная система планеты.
        Элементал воздуха - существо, плотью которого является воздух. Обладает всеми свойствами воздуха, плюс многочисленными магическими и физическими по желанию.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к