Сохранить .
Бешеное солнце Александр Алексеевич Зиборов
        Необыкновенные приключения земного астролётчика на необыкновенной планете Оссияне… Она оказалась обитаемой, полной чудес, тайн и загадок…
        Александр Зиборов
        Бешеное солнце
        1. «Самара» на Оссиане
        Из-за далёкого горизонта, изрезанного остроконечными вершинами горной гряды, в дымке багровых облачков неспешно поднялось лохматое оранжевое светило. Здесь, на Оссиане, туземцы называли его Тозтор и любили не меньше, чем мы, земляне, - своё Солнце. Увы, в настоящее время оно находилось очень далеко от меня, во многих сотнях парсеков. С душевной болью осознавал это.
        Я заметил, что в стойбище началось обычное утреннее движение: аборигены выходили из своих вигвамов, так я называл их жилища, и принимались разжигать костры. Самый большой запылал вблизи странных каменных руин, похожих на дольмены, сложенные из огромных плит. Крайняя их часть походила на гигантский гриб. Чуть в стороне располагались хижины.
        Возле костров засуетились женщины, начав готовку завтрака.
        К речке потянулись группки босоногих ребятишек - купаться. Большинство из них именно с этого начинали свой день. Климат тут был почти идеальный, царило вечное лето.
        В который уж раз я наблюдал картину, ставшую мне уже давно привычной и знакомой буквально до мелочей.
        Астролёт «Самара» отбрасывал длинную тень в сторону скалистых гор (нередко почти всерьёз я их именовал Жигулёвскими, в память о своей далёкой родине), там, в глубине недр, работал устроенный мною термоядерный реактор. Ну, не совсем мною: вернее будет сказать, потрудились артели бортовых роботов, коими управлял центральный «мозг», исполняя поставленную мною задачу. Далее я только временами контролировал процесс.
        Мой корабль находился на вершине зелёного, очень пологого холма, с которого во все стороны открывалась чудесная панорама. Потому я и выбрал именно это место. После восхода Тозтора окрестности сразу преобразились, ярко освещённые, и глазам предстал экзотический инопланетный ландшафт, который уже давно перестал быть для меня диковинкой. Слишком уж долго я его обозревал, практически ежедневно, и у меня, как говорится, глаза замылились. Никаких эмоций инопланетный пейзаж уже не вызвал. Честно говоря, даже изрядно поднадоел. Многое бы я дал, чтобы больше его не видеть. Но, увы и ах, сие не зависело только от моей воли.
        Берущая своё начало в скалистых горах река рассекала долину надвое, на примерно равные половины. В километре от меня у большой заводи располагалось селение туземцев. Слева находился Заповедный лес из странных, непривычных моим глазам, спиралевидных деревьев с шишковатыми стволами, напоминавших гигантский ананас. В нём жил местный святой, которого племя не просто почитало, а благоговело перед ним. Ну, если не как перед богом, то полубогом. Справа же, за рекой, до самого горизонта тянулась просторная степь, поросшая очень сочной травой и разнообразным кустарником. Временами там паслись стада шестиногих созданий, очень походивших на земных сайгаков.
        Я вздохнул: прекрасная планета Оссиана, но ей светит смертельно больное солнце - Тозтор. Со дня на день оно способно взорваться, сжечь все планеты в своей системе и превратиться в сверхновую звезду. Катастрофа могла произойти в любое мгновение. Так показывали все многажды проверенные мною расчёты бортового компьютера. Удивительно, что этого не произошло раньше, просто чудо! Почему - этого я понять не мог. Тозтор давно уже перешёл критическую черту, но всё ещё исправно исполнял свои обязанности - давал свет и тепло планете. Образно говоря, это походило на то, что под канатоходцем оборвался канат, а он, вопреки законам природы не падает, а продолжает шествие по воздуху… Такого в жизни не бывает, здесь же подобное происходило: звезда светила и не взрывалась, хотя по всем данным сие должно было случиться давным-давно, очень давно.
        Может быть, катастрофа произойдёт сегодня? В следующую минуту или час?..
        Со вздохом я в который уж раз грустно подумал: «Из огня да в полымя…»
        А дело было в том, что примерно год назад - по земному времени - мой астролёт «Самара», на котором я совершал длительный испытательный полёт по нашей Галактике, Млечному Пути, по моей неосторожности приблизился к месту её соседства с карликовой галактикой в созвездии Стрельца. Она находилась примерно в 50 тысячах световых лет от Земли. Последние миллионы лет Млечный Путь занимался каннибализмом - пожирал указанную соседнюю галактику. Здесь творилось просто невообразимое: сшибались друг с другом «чёрные» и «белые дыры», квазары, звёздные системы, планеты, газопылевые облака, обычная материя и антиматерия. Искажалось не только пространство, но и время. Пространство наполняли чудовищные потоки энергии.
        Именно в этот хаотический водоворот я угодил после очередного мегапрыжка. Бортовой «мозг» предупреждал меня об опасности, но я игнорировал все сигналы и указал курс, как мне казалось, в достаточном удалении от опасной границы. Не учёл самой малости: имеющиеся у меня сведения о данном районе сильно устарели, он уже приблизился к самой пасти каннибала, в результате же я оказался между Сциллой и Харибдой - практически между двумя огромными звёздами, которые стремительно валились друг на друга. В ужасе я панически совершил следующий прыжок в пространстве - и оказался чуть ли в месиве звёздной материи: сталкивающейся, взрывающейся, излучающей убийственные потоки энергии, коверкающей пространство-время.
        Защитные силовые экраны «Самары» только что не ревели от предельной внешней нагрузки на них. Скрипя зубами от диких перегрузок, от которых не спасали никакие специальные скафандры, я долгое время лавировал, уклонялся, пытался «отпрыгнуть» в безопасное место, но такового не находил.
        Никакой другой астролёт бы не вырвался, оказался бы жертвой грандиозного космического пиршества каннибала, но «Самаре» сие сделать смогла, она всё же вырвалась в безопасный район Млечного Пути. Далось это очень дорогой ценой - пришлось израсходовать практически весь запас энергии. Какое-то время я продолжал полёт на остатках топлива, готовясь к самому худшему. Воображение рисовало пребывание всю оставшуюся жизнь в тесных стальных отсеках полумёртвого корабля, ставшего мне тюрьмой…
        Вспоминая недавний ужас, я думал, что ещё гораздо худшее произойдёт - и в гораздо больших масштабах - когда Млечный Путь после завершения «обеда» повстречается с Туманностью Андромеды, которая заметно большего размера, в два с половиной раза. Обе указанные галактики приближаются друг к другу со скоростью 100-140 километров в час. Процесс столкновения и поглощения будет грандиозным, поистине космических масштабов. Это состоится через три-четыре миллиардолетия, ломать голову над этой проблемой предстоит нашим потомкам. Время пока есть…
        Я выбросил подобные мысли из головы, решив, что гораздо разумнее заняться решением своих текущих проблем, а их у меня имелось с избытком.
        На моё счастье вблизи оказалась звёздная система, где нашлась почти идеальная с точки зрения человека планета. Это и была Оссиана. Она имела размеры чуть большие, чем покинутая мною Земля, но точно такую же силу тяжести. Атмосфера содержала кислорода около двадцати шести процентов, позволяя свободно дышать. Болезнетворных микроорганизмов не имелось. Во всяком случае таких, какие могли бы причинить вред человеку.
        Я не верил своему счастью, невероятному везению! Это походило на главный выигрыш в лотерее без покупки билета.
        На жалких остатках топлива я совершил посадку на планету.
        Рядом обнаружилось стойбище туземцев. Оссиана оказалась обитаемой! Вскоре мы познакомились и даже, вроде бы, подружились. Я приложил для этого очень много усилий, призвав на помощь все имеющиеся сведения главного бортового компьютера. Он просветил меня по части психологии, дипломатии. Сыграли свою роль и многочисленные подарки, которыми я одаривал всякого более-менее значительного аборигена. Дармовщину любят все!
        - Халява, сэр! - шутил я, вручая ту или иную безделушку. Понятно, не переводя сказанное на язык туземцев.
        Некоторое время спустя отношения с туземцами несколько омрачились, к моей глубокой досаде. Это произошло так незаметно, что я не мог понять причину охлаждения чувств аборигенов. Мы не ссорились, конфликтов не возникало, претензий они мне не предъявляли. Словом, я так и не понял, чем же оттолкнул их от себя. По сей день и час причина мне не была известна. Я напрасно ломал себе голову, пытаясь её понять..
        Помню, правда, один случай, когда я мог задеть их чувства, но только один.
        После прибытия на Оссиану я совершил несколько разведывательных полётов на космокатере в различные стороны, исследуя планету. Далеко на севере обнаружил многочисленные загадочные мегалитические строения из гигантских каменных плит, каждая из коих весила сотни, а то и тысячи тонн. Они были полуразрушены, оплавлены. И частично даже растеклись, словно размягчённый воск. Но не от огня. Это совершенно точно, я провёл анализы: огонь тут был ни при чём. Так какая же сила сделала это?.. Ответа на этот вопрос я не знаю по сей день.
        Озадаченный, предпринял ряд очень дальних вылазок. Теперь уже я знал, что следует искать, настроил соответствующим образом аппаратуру и начал обнаруживать руины древних городов повсюду, их оказалось превеликое множество. Где-то они были занесены пылью и песком, а где-то утонули в неимоверно пышной растительности, сделавшей их трудно различимыми для невооружённого глаза. Иные скрыли воды морей или океанов. Но приборы легко обнаруживали их.
        Кое-где я приземлялся и проводил обследования. Незабываемое впечатление оставили разрушенные безжалостным временем и непогодой здания, сооружённые совсем по иным законам и традициям, чем это делали архитекторы на Земле. С первого взгляда было видно, что их строила нечеловеческая рука по неземным проектам: слишком уж причудливыми были конструкции с многочисленными проёмами необычной конфигурации, странные стены из чёрно-жёлто-красного кирпича, соединялись под необычными углами. Местами строения были превращены в ужасающее месиво, словно над ними поработали руки великана…
        В бескрайней пустыне, где высились покосившие строения пирамидальной формы, я нашёл колоссальную статую аборигена с телом иглозавра. Водились на планете подобные звери - они походили на бронтозавров, усеянных колючками на манер дикобразов. Зрелище не для слабонервных. Эта статуя, я назвал её Сфинксом, имела высоту с небоскрёб и длину свыше двухсот метров. Кто её сделал, для чего? - недоумевал я. Ну, явно не туземцы, которые вели первобытный образ жизни, даже металлы не умели выплавлять, лишь использовали найденные самородки меди, золота и олова. Обрабатывали их, стуча камнями по куску металла, придавая ему нужную форму. Делали грубые ножи, топоры и наконечники для копий. Ни на что более сложное они не способны.
        Мне пришла мысль захватить одного иглозавра на Земля. Понятно, из тех, что поменьше. У меня был свободен один из ангаров, я мог бы усыпить его, погрузив не в обычный сон, а в анабиоз. Это позволило бы доставить его земным учёным, пусть полюбуются иноземным монстром! Принялся было искать особь поменьше, но скоро убедился, что ни одна не сможет поместиться в пустующий ангар, он был слишком уж мал для них. Пришлось поставить крест на своих замыслах.
        2. Мои аватары
        Обследуя пустыню, я обнаружил подземные полости весьма правильной формы, разветвлённые катакомбы, настоящий подземный город. Кстати, он соседствовал с предгорьями. Похоже, слой песка здесь был относительно невеликим, а под ним лежали прочные скальные породы.
        Меня соблазнила перспектива осмотреть город в недрах планеты. Я подготовил аватар, робота-двойника. Сам облачился в специальный костюм и расположился в аватар-камере «Самары», а робота на космокатере отправил к катакомбам. К тому месту, где находился полуразрушенный вход. Можно было начинать осмотр, надел шлём на свою голову…
        Несколько секунд глаза привыкали к тому изображению, которое передавали электронные «глаза» аватара-робота, находившегося в десятках километров от меня: я всё видел так, как будто находился у входа в преисподнюю. Кстати, на корпусе моего бездушного двойника, и особенно на руках, пальцах, имелось множество сенсорных датчиков, они позволят попробовать на ощупь предметы, чтобы составить о них более полное представление.
        Огромные двери были органически вписаны в скальное возвышение, имели соответствующую маскирующую окраску, настолько искусную, что их трудно было визуально различить. Но в данном случае они были подорваны кем-то (может, их штурмовали?), створки перекосились, одна оказалась сильно вывернутой. Я смог пройти почти не сгибаясь. Далее увидел наклонный тоннель, весьма широкий - от одной стены до другой было не менее двадцати метров. Высота чуть меньше. Это я определил, посветив фонарём. Конечно, сие сделал мой аватар в тоннеле. Сам же я находился на своём звездолёте.
        Пройдя метров двести, мой посланец оказался в зале, из которого вели четверо дверей. Две оказались разрушенными, одна походила на выломанную, другая была целой, а оставшиеся две распахнутыми. Встала дилемма: какую выбрать для продолжения исследования?..
        Сначала заинтересовался той, что оставалась неповреждённой и закрытой. Что могло скрываться за нею? Потом подумал, что лучше пройти в ту, которую открывали наиболее рьяно, скажем так. Раз они так стремились туда попасть, значит, дело того стоило! Они же знали (или предполагали), что именно там находится наиболее интересное или нужное для них. Но над какими воротами «потрудились» наиболее усердно?..
        Над теми, что взорваны? Или они смогли нужные ворота открыть, не повреждая их?..
        Запросил данные у корабельного «мозга». Тот указал на инопланетную психологию и неизвестность происходивших событий, которые не позволяют сделать даже относительно оптимальный вывод. Я велел ему просто бросить жребий, пусть он определит выбор.
        Жребий выпал на ближние ко мне распахнутые ворота. Я шагнул в них, радуясь, что не пришлось самому лично пробираться сквозь искорёженные, это делал мой аватар, самый их вид не внушал оптимизма. Оказался в несколько меньшем тоннеле, пол его был практически таким же покатым, как и в предыдущем. Подсвечивая фонарём, осмотрел ровную поверхность под ногами, припорошенную пылью, почти такого же цвета серые стены и такой же потолок. Потом вспомнил о «ночном зрении» робота и тут же дал команду перейти на него и стал прекрасно всё видеть уже без фонаря.
        Скоро мой аватар оказался у распахнутых дверей. За ними находилось помещение уставленное коробками необычной формы, без граней и острых углов, какие-то сглаженные, обтекаемые. Их верх находился на уровне моих глаз. Немалая часть коробок была опрокинута, вскрыта. Причём, самым варварским методом. Куски обшивки словно вырваны, а может, обкусаны?! Тогда сделавшая подобное пасть просто огромна!..
        Я посмотрел содержимое коробок. В одних содержались какие-то гранулы, в других - мутно-жёлтый порошок, в третьих - плотная масса. На ней остались следы явных укусов и был хорошо виден отпечаток крупного клыка. Я поёжился, представив зверя, который обладал такими.
        Электронный «мозг» получал всё информацию с датчиков робота, анализировал и по сумме данных выдал мне подсказку: «Судя по всему, это запасы продовольствия…»
        Я задумался: «Как давно ими пользовались?..» Ответ на этот вопрос я получил чуть ли не через минуту, когда заметил движение между коробками. Чья-то мохнатая спина горбилась выше их. Значит, рост этой твари не меньше моего аватара. Ого-го, какая зверюга!
        Тут же заметил ещё одну слева, а обернувшись, обнаружил нескольких зверюг сзади. Оказывается, пока я изучал коробки, размышлял, искал ответы на вопросы, они окружили меня. Мои волосы от пронизавшего меня страха зашевелились. Немного успокоила мысль, что я нахожусь в полной безопасности в аватар-камере астролёта, а в подземелье этими жуткими созданиями окружён робот. У него нитроконовая оболочка, которая в разы прочнее легированной стали. Имеются встроенные в руки лазеры, на поясе тесак и топорик. Он вполне мог за себя постоять. Но иллюзия моего присутствия в окружении крысюков, так я их тут же окрестил, была слишком полной. Даже относительное спокойствие мне давалось нелегко.
        Название обитателям катакомб я дал чуть ли не инстинктивно, но довольно верное. Похоже, подсознание уловило явное сходство с крысами. Только местные «грызуны» имели размеры с огромного земного быка-производителя. Можете представить себе такое!
        Они разом бросились на меня после грозного рыка того, что был слева от меня. Возможно, он являлся их предводителем. Меня швырнули на пол, я ощутил удар, но не боль - сенсорные датчики её не передавали. Заскрежетали зубы на корпусе аватара, некоторые крошились, что я отметил про себя со злорадством…
        Вдруг крысюки разом исчезли, ушмыгнули не менее быстро, чем это делают в момент опасности земные крысы.
        «Ага, я пришёлся вам не по вкусу!» - ликующе отметил я. Но мою радость погасил электронный «мозг», который сообщил: «Кто-то или что-то их спугнуло».
        - Но кто? Что за чушь ты мелешь!..
        Из прохода ко мне метнулась зубастая пасть, страшнее которой трудно придумать и ухватила за шею… Вновь я пережил ужасное мгновение… Это был иной противник, вроде тираннозавра древности, которого называют самым ужасным хищником за всю эволюцию планеты. Услышал страшный скрежет клыков о броню роботов, усмехнулся: «Ничего у тебя не получится…» Увы, получилось: связь с моими двойником прервалась. Монстр сделал практически небывалое - вывел из строя робота, которого я считал практически неуязвимым.
        Понятно, что я не мог не послать к нему второго двойника-аватара. Теперь мною двигал сильнейший интерес: что же приключилось с первым? Мне не терпелось это выяснить.
        Тут же задействовал второго, направив его в подземелье, где был повержен его собрат.
        Я нашёл его на обнаруженном мною складе среди коробок, распростёртым на полу и - о человеке я бы сказал - «бездыханным». При осмотре выявилась слабость сочленений головы робота с нитроконовым туловищем, никто из его создателей не предвидел, что кто-то может вцепиться именно в это слабое место и разделить их.
        Пока я его осматривал, появились крысюки. Пришлось пустить в ход лазеры и стегнуть нескольких огненными лучами. Некоторые задели коробки, развалив их на части, изнутри высыпалось содержимое - какие-то брикеты. Крысюки с жуткими воплями разбежались.
        - Это моё мщение за тебя, - сказал я изувеченному роботу. - Прости, большего сделать не могу. Прости и прощай. Я ухожу, а ты останешься здесь. Пойми и не осуждай.
        Улыбнулся сам над собой, что разговариваю с ним, словно бы с живым. Только ещё молитвы не прочитал и не пожелал «царствие небесного».
        Постоял, ожидая появление той твари, что погубила моего первого двойника, очень хотелось наказать её, но на второе нападение она не пошла. Не захотела или уже находилась слишком далеко отсюда и не ведала о новом визите гостя в её владения. Пришлось укротить чувство мести, вернул робота к космокатеру и на нём направил его обратно к «Самаре».
        В другом разведывательном полёте я обнаружил богатейшее месторождение урана. Немедленно послал ватагу роботов на его заготовку. Другую группу одновременно направил к Скалистым горам, ибо у меня сразу родился план, как этот уран использовать в своих целях. В горных недрах, в глубине базальтовой монолитной толщи, они пробурили шахту, выжгли плазменными резаками необходимые помещения: позже там был устроен термоядерный реактор. И вот уже около полугода он вырабатывал энергию, пополняя аккумуляторные отсеки моего астролёта. Через пару месяцев можно будет стартовать к Земле. Я так по ней соскучился, по своей родной Самаре. Нередко по ночам снилось, как я прилетаю в космопорт «Курумоч» и спешу домой, как хожу по городу, гуляю по великолепной набережной у Волги, купаюсь в великой русской реке, путешествую по Жигулям, Самарской Луке…
        Но очень вероятно, что не смогу увидеть родные места, так как я находился на несчастной Оссиане, которую совсем скоро поглотит звёздный жар смертельно больного Тозтора. Тогда все мои невероятные усилия пропадут даром, этот реактор я мог бы и не сооружать - не успею воспользоваться энергией им выработанной, попросту не хватит времени…
        Я гнал и гнал от себя эти горькие мысли.
        Но в описываемое мною время я этого ещё не ведал, не предполагал такой ужасной возможности, пылкие надежды окрыляли меня, я увлеченно строил реактор, полагая, что в нём моё спасение, а уже потом продолжил знакомство с планетой, со звёздной системой, в которой оно вращалось. Последнее делалось в полуавтоматическом режиме с помощью бортового телескопа.
        3. Моя кругосветка
        Сам же продолжал исследования планеты, больше в силу испытываемой сильной скуки, чем необходимости. Сжигаемый внутренним нетерпением, мне хотелось чего-то экстраординарного, и я решился на кругосветное путешествие, во время которого столкнулся с очередной загадкой.
        Похоже, внутри каждого из нас живёт мания стать путешественником. Я снарядил космокатер, запасся провиантом, водой и всем необходимым, экипировался и направился сначала на юг, к экватору, а потом полетел по нему на запад вокруг Оссианы. Хотелось совершить кругосветку по максимально длинному маршруту. Скорость космокатера могла приближаться к сверхзвуковой, а запаса ресурсов хватало почти на полтора таких витка. Никакой опасности для себя я не предвидел. Эта глубокая самоуверенность едва меня не сгубила.
        Конфигурация материков здесь была совершен иной, чем на Земле. Их я осмотрел и сфотографировал ещё из космоса, при подлёте, нужно же было выбрать место для посадки «Самары». Приземлился… вернее, припланетился на самом большом, который походил на огромный ромб, наиболее широкая сторона которого находила посередине, в районе экватора, а к полюсам он сужался и утыкался в шапки льдов и снегов. Континент изобиловал горными системами, где рождались многочисленные реки, они текли на равнины, обильно их орошая. Здесь имелось немало озёр, лесов, саванн.
        Далее на запад начинался океан. Через пять-шесть часов полёта я увидел широчайший пролив между двумя материками. Тот, что лежал на северной стороне был сравнительно прост по форме, словно создавался в спешке, напоминал гигантскую оладью. А вот южный скорее походил на архипелаг, был необычайно изрезан, имел множество глубоких заливов, полуостровов. К нему примыкало огромное количество островов, среди которых некоторые имели довольно значительные размеры.
        На одном таком я заприметил даже гору и текущую с него бурную реку. Весь он зарос буйной тропической растительностью. На нём я обнаружил руины очередного города. Строения были сложены из каменных плит титанических размеров. Я полетал над нами, хорошо рассмотрев и ведя видеосъёмку бортовой камерой.
        Здесь меня в воздухе атаковало крылатое существо, которое я назвал драконом, ибо он необыкновенно напоминал мне такового, известного по земным сказкам.
        Он вёл себя весьма агрессивно, видимо, защищая свою территорию, куда я вторгся. Я легко ушёл от стычки, увеличив скорость космокатера.
        Описав небольшой круг над соседними островами, направился дальше.
        Затем преодолел новый океан, полетел над ещё одним материком. Своей пологостью, сухостью он походил на земную Австралию. Я только иногда видел небольшие возвышенности, рек и озёр практически не имелось - только пересохшие русла. Они доказывали, что порой вода в них появляется. А так всё видимое пространство покрывал песок. Растительность была очень скудная, да и то лишь в редких местах. Похоже, тут грунтовые воды близко подходили к поверхности и давали корням необходимую им влагу.
        Я уже был довольно близко к западной оконечности континента, за которым следовал ещё один океан, последний, а за ним лежал тот материк, где находился оставленный мною корабль. Таким образом, скоро я должен был завершить свою кругосветку. Но тут поднялась невероятно сильная песчаная буря, она не могла повредить мне, если бы не была встречной: космокатер стало относить на восток. Это меня встревожило. Дал команду подняться вверх, надеясь перелететь над бурей, Но она почти достигала стратосферы, куда путь моему аппарату был заказан.
        Мне показалось, что правый фланг бури менее силен. Решил облететь её стороной, но скоро понял, что это будет чересчур длинный путь, и тогда мне не хватит горючего на возвращение к «Самаре». Даже если я дотяну до следующего материка, а не упаду в океан, то пешком просто не дойду до корабля. Это грозило верной смертью.
        Ничего не оставалось делать, как направить космокатер к цели напрямик, сквозь всё неистовство песчаной бури. Была надежда, что всё же сумею её преодолеть. «Иду на вы», - сказал я, указав автопилоту курс на запад с лёгким отклонением к северу. Началось состязание могучих моторов с природной стихией. Образно говоря, я делал пару шагов вперёд, а она возвращала меня на шаг назад. С тоской видел, как быстро расходуется горючее, с каждой минутой всё яснее понимал, что проигрываю в этом поединке, и вот-вот разразится катастрофа. Как сильно я жалел сейчас, что потратил топливо и время на осмотр архипелага! Обратился с мысленной молитвой к богу, ни на какую иную поддержку я больше рассчитывать уже не мог…
        Вдруг песчаная круговерть впереди осветилась неземным зелёным светом… Другого слова точнее подобрать невозможно - именно неземным. Мне почудились контуры человеческого лица с необыкновенными глазами. Такими, что на всё остальное я уже обращать внимание не мог. Они глядели с пониманием и, как мне показались жалостью. В следующую секунду они исчезли, зелёный свет тоже, а в серой завесе бури образовался светлый тоннель, в котором мой космокатер понесся с невероятной скоростью. Моментами вдвое выше звуковой. Такую он просто не мог развивать, но приборы её показывали. Сразу за моей спиной тоннель смыкался, ничего не позволяя видеть.
        Скоро стенки тоннеля стали светлеть, под собой я увидел океан, который промелькнул удивительно быстро, начался другой континент, с которого я стартовал. Скорость космокатера постепенно снижалась. Неожиданно заработали двигатели… Я удивлённо глянул на приборы: а как он летел до этого? Датчик топлива показывал примерно тот уровень, что и был на нём до образования таинственного коридора в песчаной бури. Какие-то неведомые силы пронесли меня через весь этот кошмар, дав сэкономить горючее. Я ошалело качал головой, совершенно ничего не понимая.
        Не просто с радостью - с восторгом посадил космокатер в ангар «Самары». Я был счастлив необыкновенно. Тянуло я пляс и я даже запел, почему-то, «Эх-Самара-городок!..». Наверное, такое же чувство испытывает человек, которого привели на эшафот для казни, но в самый последний момент прочли помилование и отпустили на все четыре стороны свободным и невредимым.
        В последующие дни я уже не рисковал улетать слишком далеко. И на всякий случай держал в космокатере всё необходимое, если вдруг случится экстренная посадка вдали от корабля: паёк, воду, средства обороны и навигации и тому подобное.
        Однажды, пролетая над Заповедным лесом, я заметил на поляне одинокого туземца. Чем-то он меня заинтриговал, я повернул космокатер обратно, приземлился в сотне метров и направился к нему.
        Тут я понял, что именно мне показалось необычным: из одежды абориген имел лишь одну набедренную повязку и сидел, скрестив ноги, весь погружённый в свои мысли. Ну, совсем как индийский йог! Вид он имел необычный, но чем-то внушительный, и я мысленно назвал его Гуру.
        Туземец сидел совершенно неподвижно, словно статуя. Казалось, даже не дышал. Я подумал: а может, это и есть искусно сделанное изваяние? Хотел было подойти ближе, дернуть за бороду, дабы убедиться, так ли это на самом деле?..
        В последнее мгновение глаза Гуру открылись, а лицо повернулось в мою сторону. Меня поразила внутренняя сила и глубина его проницательного взгляда. Невольно попятился, устыдившись своего намерения дёрнуть за бороду, Выругал себя за это. Затем меня ошеломила мысль, что я уже где-то видел это лицо и эти незабываемые глаза. Но где, где?!.
        Уста мудреца разомкнулись и я услышал:
        - Не мешай моим мыслям, пришелец с далёкой звезды. В день, когда успокоится солнце, ты услышишь ответы на все твои вопросы. Сдержи нетерпение, всему своё время. Есть время задавать вопросы и есть время получать ответы, но оно ещё не пришло, оно впереди.
        Потрясённый, я вернулся в космокатер и улетел. Только потом до меня вдруг дошло: как же я так хорошо понял речь Гуру? Ведь доселе я общался с туземцами только с помощью трансфона - кибернетического переводчика, а он во время разговора с мудрецом оставался в кабине космокатера. Знать же моего языка туземец никак не мог, как и я его. Так как же, как?!.
        Почти столь же удивительным было то, что он хорошо понимал, откуда я здесь появился, назвав меня пришельцем с далёкой звезды.
        Часто вспоминал его слова о том, что я получу ответы на все мои вопросы в тот день, когда успокоится солнце. Загадочная фраза! Что он имел в виду? Что?!.
        После долгих размышлений признался себе, что разгадать эту загадку не в силах. Вернуться же вторично к Гуру и расспросить обо всём не решился: он высказал своё пожелание предельно ясно, попросив не тревожить его, пообещав дать ответы в своё время, которое ещё не подошло. Увы.
        В ту ночь во сне я снова увидел свой полёт через песчаную бурю, зеленый свет, лицо и глаза - теперь это было лицо с глазами того, кого я увидел в Заповедном лесу. Когда я проснулся, то был готов тут же немедленно лететь к нему, но вспомнил, что он фактически запретил мне тревожить себя. Это Гуру выразил достаточно ясно и понятно, пообещав, что я получу ответы в тот день, когда успокоится солнце. Что это за день и когда он настанет - я понять не мог.
        Пытался расспросить аборигенов, но только заикнулся об обитателе Заповедного леса, как они вдруг всполошились. Затараторили наперебой, окружили меня с очень даже недоброжелательными лицами. Требовательно принялись выспрашивать подробности.
        Я честно рассказал обо всём. Лишь тогда они успокоились, разошлись. А их вождь Склик объяснил, что этот лес - Заповедный, бывать в нём нельзя. Я пообещал, даже торжественно поклялся: больше к тому лесу не подойду, облетать буду стороной. Извинился, что, мол, простите великодушно, по незнанию оказался там. Каюсь, посыпаю голову пеплом.
        Склик сказал, что в Заповедном лесу живёт святой мудрец, его тревожить никак нельзя, он выходит сам, когда считает необходимым.
        Снова тайна: ладно, они в лес не заходят, и я не зайду, а вот диким зверям делать этого не запретишь. Как же они не растерзали одинокого Гуру. Тут вон какие клыкастые и злобные хищники бродят! Один иглозавр чего стоит! Почему туземцы не заботятся о безопасности мудреца? Совершенно непонятно.
        И ещё. Вождь сказал, что гуру сам выйдет, когда сочтёт нужным. Как это понимать?..
        Вспомнил загадочную фразу про «день, когда успокоится солнце», а когда наступит сие «когда»? Когда придёт этот день? Какое солнце и как оно должно успокоиться?..
        4. «Цивилизатор»
        Просто голова пухла от многочисленных загадок. В стремлении освободиться от них решил совершить разведывательный полёт над северным материком. На этот раз я подстраховался. В ангаре «Самары» был оставлен подготовленный к спасательной миссии второй космокатер. Бортовой «мозг» контролировал мой полёт и был готов в любой момент отправить его для моего спасения, если бы возникла опасная ситуация.
        Теперь я совершал полёт спокойно, будучи уверенным в своей полной безопасности.
        В ходе его я обнаружил в лесу племя каннибалов.
        Наткнулся на него случайно. Принялся наблюдать с воздуха, находясь в своём космокатере. И увидел, что аборигены готовятся к пиршеству, потроша несколько трупов. Своих соплеменников или врагов. Зрелище меня потрясло. Застань хоть кого из жертв живым, я бы немедленно бросился на помощь, но было уже поздно. Увы…
        Какое-то время я пребывал в растерянности, не мог понять: что мне делать? Спуститься к дикарям и запретить им поедать себе подобных? Но как проконтролировать запрет? И что им предложить взамен? Иначе он долго не продержится.
        Запросил помощь корабельного «мозга». Он выработал и порекомендовал программу. Я счёл её приемлемой и взялся за реализацию.
        Уже на следующий день я явился к каннибалам, основательно подготовившись.
        Сначала облетел окрестность вокруг стойбища каннибалов и нашёл огромное травоядное животное, похожее на бронтозавра, которое поедало растительность в обширном болоте за пару километров от туземцев. Решил сразу после установления контакта устроить охоту, дабы снабдить их мясом.
        Направился к селению, принялся описывать круги над ним, заставив космокатер переливаться всеми цветами радуги под громкую мелодию «Марша славянки». При этом устроил в небе феерический салют. Это всё было нужным для того, чтобы поразить воображение «почтенной публики внизу», внушить к себе предельное уважение, скажем так.
        Затем припланетился на центральной поляне и вышел в эффектном скафандре высшей защиты. На тот случай, ежели они проявят агрессию.
        Понятно, что я не мог быть принят ни за кого, как за бога. Или его посланца. Туземцы повалились пластом наземь и едва дышали от страха. Какой-то малыш от испуга тут же обделался от страха, не решаясь даже заплакать.
        Мысленно я укорил себя, что перестарался со спецэффектами. Во всём следует знать меру, эта мудрость пришла к нам с античных времён.
        Через трансфон представился туземцам Сыном Неба. Были у меня и другие варианты имени, но остановился на этом. Пусть знают, что я - Сын Неба. Ни больше, ни меньше. Затем внушительно произнёс тщательно заготовленную речь. В ней я пообещал племени своё покровительство, заботу и помощь. Прочитал заповеди и запреты: не врать, не воровать, не убивать, не поедать себе подобных и так далее.
        Тут же потребовал назвать лучших охотников. Сказал, что организую им Великую охоту. Пригласил на космокатер троих, а к ним вдобавок ещё и вождя, которого звали Чванг. Понятно, что я мог бы обойтись и без туземцев, но взял с собой их специально: во-первых, пусть посмотрят на моё божественное могущество; во-вторых, им нужна еда, пусть узнают, где находится добыча, и позже заберут мясо.
        Вместе с четырьмя пассажирами направился к упомянутому болоту.
        Когда я приблизился к пасущемуся зверю совсем близко, то он поднял голову и уставился на мой космокатер, являя собой предельно лёгкую мишень. Мне было стыдно его убивать, но я подавил эти мысли, нажал гашетку и с воздуха прострелил лазером голову. Огромная туша животного, содрогаясь в конвульсиях, повалилось набок.
        Туземцев необыкновенно сильно потрясло увиденное. Вряд ли они представляли себе, что кто-то способен столь легко убить подобного монстра.
        Набросив на голову зверя петлю аркана, я выволок его на берег. Большего космокатер не осилил: туша весила с десяток тонн.
        Трём охотникам я вручил металлические ножи, поручил разделывать тушу и ждать подмогу. Чванга повёз обратно в племя, чтобы он организовал доставку мяса в селение.
        В полёте понял, что допустил немалую промашку: при виде ножей у вождя загорелись глаза, он готов был отнять их у охотников, но не решился сделать это при мне. Новыми глазами посмотрел на этого здоровяка, покрытого множеством шрамов. Несомненно, он очень самолюбив. Его гордость ущемлять нельзя. Я понял, что нужно срочно исправлять ситуацию.
        Сказал, что тоже хочу дать ему самый лучший нож, и не только его, и не просто так, а на глазах у всего племени, как самому сильному, достойному и уважаемому.
        Это я и сделал, когда вернулись в стойбище. На глазах всего племени демонстративно торжественно одарил вождя ножом и топором. Чванг не знал, что делать с последним. Пришлось ему показать: срубил одним ударом топора росшее вблизи деревцо толщиной почти с руку. Обтесал его, заострил и превратил в копьё. Видели бы вы, какое впечатление произвело это на дикарей. Представляю, как долго они изготовляли подобное оружие с помощью своих каменных ножей и рубил. Я же сделал это буквально за минуту.
        Ещё я передал вождю двенадцать ножей и велел ему самому раздать тем, кого он сочтёт нужным, дабы ещё больше укрепить его авторитет. Похоже, он был готов придержать их у себя, но был вынужден расстаться с ножами. Делал сие с явной неохотой.
        Затем Чванг объяснил своим соплеменникам, где находится добыча, и большая часть племени с ликующими криками отправилась туда пешим ходом. Я же повез с собой вождя и выбранных им трёх охотников.
        В следующий свой приезд я заметил следы старых костровищ. Оказывается, племя умело пользоваться огнём, но не было способно его добывать. Вот так! Огонь воровали у другого племени и хранили, не давая ему угаснуть. Порой возникали лесные пожары, но они случались очень редко. Наверное, их зажигали молнии. Несколько последних лет племя обходилось без огня. О чём туземцы горестно поведали мне со страдающими лицами.
        Я понял значимость момента, тут же велел собрать кучку хвороста и лазерной зажигалкой поджёг его. Под восторженные крики всего племени пламя охватило сухие палки.
        Затем эту зажигалку я подарил Чвангу, объяснив, как ею пользоваться. Он сгрёб её огромной грязной ладонью и буквально онемел от свалившегося на него счастья, понадобилось немало времени, пока он несколько пришёл в себя.
        В последующие недели я пребывал в роли «цивилизатора», по мере своих сил просвещая туземцев. Несколько раз помог им на охоте, дабы у них не возникало желания вернуться к каннибализму.
        Попутно научил мастерить луки, обжигать острия деревянных копий, что делало их значительно твёрже. Теперь охота пошла удачнее. Некоторые аборигены сделались довольно меткими стрелками. В том числе и Чванг. Я понял, что вовсе не случайно он стал вождём. Весьма способный мужик, если можно назвать его так, всё схватывал на лету.
        При этом я постоянно внушал ему и прочим неуклонный запрет на питание себе подобными.
        Проявив волю, хоть это и далось мне нелегко, я отобрал наиболее способных среди молодых аборигенов и принялся обучать их грамоте, в том числе и с помощью гипнопедии. Погрузив в сон и продержав в специальных аппаратах. В числе прочего было внушено категорическое неприятие каннибализма.
        Затем доставил в стойбище пару роботов, объявив их своими слугами. Сказал, что они будут во всём помогать туземцам. Роботы учили их, ходили с остальными на охоту, оберегали от хищников, встроенные в руки роботов лазеры справлялись с самыми грозными из них. Попутно они следили за исполнением моих запретов. Вроде бы, каннибализм я искоренил. Во всяком случае, питал надежду на это.
        Мои роботы учили заготавливать припасы, хранить их, используя сушку, вяление, консервацию, соление. Я знал, что в племени нередко случались периоды то изобилия еды, при большой добыче, то длительного голодания. При таком можешь наброситься даже на брата родного!..
        Роботы показали аборигенам, как готовить капканы, ловушки на различных зверей. Затем стали учить земледелию. Для него требовалось выкорчевать много леса, мне было жалко, что он пропадёт без толку. Я привёз ещё пару десятков топоров и показал, как строить деревянные дома, взяв за образец русские избы. Гвоздей у туземцев не имелось, а тут можно обходиться без них. Не удержался от рекомендаций устраивать у домов садики и огороды…
        Давал общие рекомендации, а всё более подробно объясняли и показывали мои неутомимые роботы.
        Я же прилетал к этому племени всё реже, особой нужды во мне не было. Тем более, что обнаружил на берегу морского залива ещё одно племя, в котором верховодила седовласая Брундиг. Она имела очень эффектную внешность: несмотря на преклонный возраст сохранила силу и крепость, а также немалый ум. Носила на плечах плащ из морских водорослей и юбку из них же. Шею украшало ожерелье с нанизанными на тонкое волокно мерцающими камнями. В помощниках у Брундиг находились пятеро дочерей и четверо сыновей. Как я понял, вдобавок имелся не один десяток внуков и правнуков. Они и были её опорой.
        Здесь я тоже поработал над «просвещением». Повторил ту же речь, с которой до этого обратился к племени Чванга. Привёз пару роботов-учителей, которые стали цивилизовывать туземцев. Помимо многого прочего, учили ловить рыбу в заливе с помощью удочек и сетей, а для этого мастерить плоты.
        На скалах залива местные туземцы собирали соль, но пользовались ею редко.
        Я поискал и нашёл примерно в десятке километров от них гряду холмов, рядом с которыми протекала речушка. Провёл анализы и выяснил, что глина в них - гончарная. Намеревался показать Брундиг и обучить её племя лепить горшки на гончарном круге и обжигать их, чтобы варить суп. Тут бы и пригодилась соль. Но место оказалось занятым: в холмах имелись выкопанные пещеры, и в них жило племя двух братьев по имени Хар-Ар и Хар-Ха. Они были столь похожи, что я поначалу их путал, но потом заметил, что первый носит на своей шее вместе с более мелкими огромный кривой клык, а у второго клык был большим, но прямым и с тёмным жёлтым налётом. Несомненно, взяли их из пасти убитых ими опасных зверей. Затем уже они, эти самые клыки, помогали мне определить, кто есть кто из братьев.
        Пришлось учить и этих туземцев. По выше изложенной методике и тоже с помощью роботов.
        Когда они научились делать горшки, я привёз им с побережья соль. Под надзором роботов впервые сварили суп, в который я добавил пряности и посолил. Видели бы вы, с каким аппетитом они в первый раз попробовали небывалое для себя яство! В обмен на подарки забрал у братьев почти два десятка кривобоких горшков - их действительно обжигали не боги. Отвёз племени Брундиг. Поучил кулинарии.
        Рассказал, где взял горшки и предложил обменивать соль и любые другие товары на горшки, мясо и прочее у племени братьев. Ответ меня изумил. Он звучал примерно так:
        - Это плохие люди, они подло крадут у нас рыбу и невест! И ещё они глупцы, наши юноши отважно забирают у них мясо и девушек!
        Смеяться я не стал, ибо вспомнил, что моей планете, на Земле, в своё время практически на всех континентах господствовала аналогичная «логика»: то, что делаю я, - это хорошо, а всё аналогичное в отношении меня - плохо.
        Пришлось вести долгие «разъяснительные беседы» с представителями обоих племён. Обратил их внимание на то, что если шли взаимные похищения невест, то они имеют много родственников с каждой стороны. Это первое. А во-вторых, обмен товарами просто выгоден им, они станут жить лучше.
        Долго убеждал их делать это, но безуспешно. Требовалось нечто иное.
        5. Чудо исцеления
        Я выспросил про место, где примерно проходит граница между племенами. Там расчётливо взорвал в воздухе термическую бомбу, она начисто выжгла лес радиусом примерно в пару сотен метров. При этом почва спеклась в твёрдую, слегка оплавленную массу. Со своего космокатера лучом лазера провёл разделительную черту, в результате образовалась канавка глубиной в пару пальцев. Залил её ярко красной массой вспененного синтефлонита. Всё это сохранится на века.
        В назначенный день к созданной мною поляне подошли с противоположных сторон по десятку представителей каждого племени. Увиденное зрелище их впечатлило, не сразу они оказались способными внимать мне.
        Я предложил братьям установить у разделительной линии принесённые горшки и куски мяса на широких листьях, а затем отойти подальше, только чтобы наблюдать за дальнейшем.
        Потом предложил Брундиг осмотреть выставленный товар и против каждого из них выложить свою цену: соль и рыбу в том количестве, какую сочтут разумной. После этого её соплеменники тоже отошли назад.
        По моему знаку братья Хар-Ар и Хар-Ха приблизились. Я сказал им, что если цена их устраивает, то они могут взять то, что предложено, а ежели нет, то пусть всё оставляют так, как было. Показывая тем самым, что просят больше.
        Несколько человек соль и рыбу забрали.
        После их ухода вернулась Брундиг со своими. Я позволил забрать горшки и мясо, которые оказались «оплаченными». А насчёт остальных предложил подумать: или добавить плату или забрать уже выложенную.
        Туземцы довольно быстро поняли принцип такой первобытной торговли.
        Я предложил им время от времени встречаться здесь для обмена. Подсказал, что для согласования встреч можно тут зажигать костёр, потом добавлять свежих листьев, они дадут густой дым, который поднимется в небо и будет заметен издалека. Он и явится сигналом для встречи…
        Не могу не рассказать о маленькой Олли, которая невольно сделала очень многое не только для своего племени, но и для всех остальных, которых я узнал на Оссияне и в какой-то степени опекал, назовём это так.
        Она была правнучкой Брундиг. К последней я тогда я прилетел без определённой цели, просто решил наведать её племя, лишний раз напомнить о себе - Сыне Неба, проверить роботов, как они ведут «просвещение» аборигенов.
        Брундиг с явной неохотой отошла от группы своих детей и внуков, которые столпились вокруг маленькой девочки, тихо постанывающей в полузабытье. Атаманша, как я именовал её про себя, рассказала, что ночью хищный зверёк хррипп пытался похитить её, но мать ребёнка заметила это и бросилась на помощь своему дитя. Понимая, что скрыться с добычей не удастся, хррипп решил поживиться хотя бы частью, почти полностью перекусил бедро девочки, но был тут же отогнан.
        Левая нога Олли едва держалась на части сухожилий, мускул и кожи, была неестественно вывернута набок, хотя ей пытались придать более-менее нормальное положение. Одна из женщин, похоже, знахарка, начала было накладывать примитивное подобие шины из коры и плоско оструганных палочек, но я попросил показать мне рану.
        Осмотр занял несколько секунд, ситуация стала мне предельно ясна. Я знал уровень медицины в племени и понимал, что ногу уже не спасти. На зубах хищника имелось множество болезнетворных организмов, они попали в рану, начнется буквально гниение тела, что повлечёт за собой смерть девочки. Какой-то шанс на спасение оставался при немедленной ампутации левой ноги выше раны. Но только шанс.
        Я посмотрел на страдающее лицо ребёнка и острая жалость пронзила моё сердце. Твёрдо решил её спасти, и более того, сохранить ей ногу.
        Остановил знахарку, сказал, что лечением займусь сам. Направился к космокатеру, взял аптечку и отдал приказ на предельно возможной скорости отправляться к «Самаре» за необходимым оборудованием. Бортовой «мозг» получил от меня распоряжение его подготовить, как и дать рекомендацию лечения.
        Сам вернулся к Олли и занялся ею.
        Должен сказать, что физиология и анатомические особенности жителей планеты уже давно были мне известны. Вернее, они имелись в бездонной памяти суперкомпьютера астролёта. Я их получил ещё при первых контактах через выносные датчики. Таковые имелись на моём поясе, на руках в виде колец. При общении и контактах происходило сканирование организмов аборигенов, анализ их кожи, пота. Как-то увидев раненого туземца, я вроде бы случайно коснулся рукой с датчиком его крови, что дало возможность провести её анализ. Все сведения были проанализированы бортовым «мозгом». Так что теперь он мог выступить и в роли медика.
        Дожидаясь возвращения космокатера, я через кожный покров ребёнка безболезненно ввёл ей порции лекарств: болеутоляющее, антибактериальное и стимулирующее восстановительные процессы. Многочисленные царапины и синяки на руках и ногах, лице девочки, полученные во время волочения тельца хрриппом, стали затягиваться и сходить на нет. На туземцев это произвело немалое впечатление. Я подтвердил своё высокое имя Сына Неба.
        И тут прибыл космокатер с необходимым мне аппаратом. Я осторожно поместил в него ногу девочки и закрыл крышкой. Сразу же зажглись на пульте несколько зелёных и синих огоньков, временами вспыхивал красный. Туземцы отреагировали на них удивлёнными охами, отпрянув назад.
        Сама Олли уже не чувствовала боли, испытывая явное облегчение, так как аппарат произвёл местную анестезию. Затем он сканировал изувеченную ножку, придал правильное положение кости бедра, соединив разлом, а также всем сохранившимся тканям. После этого начался процесс регенерации.
        Пока протекало лечение, маленькую пациентку следовало чем-то отвлечь. Будь она земным ребёнком, то я бы включил ей встроенный аппарат компьютер, который позволял играть в различные игры, их в его памяти имелось несколько тысяч, слушать музыку, смотреть фильмы, читать книгу и много иное. Но ничего это не годилось для уроженки Оссияна. Потому я решил показать Олли и остальным туземцам своё последнее путешествия на архипелаг необитаемых островов. Со мной был робот, он вёл видеосъёмку.
        Предварительно через трансфон объяснил туземцам, что они сейчас увидят, подготовив их к зрелищу. Послал сигнал с дистанционного пульта, встроенного в наручный браслет о начале воспроизведения данного ролика.
        Над аппаратом возникла белесо-серая сфера, ошеломив всех моих зрителей. В ней появилось объёмное изображение островов с воздуха, на один из них, имевшего форму полукольца с внутренней лагуной, я посадил космокатер. Вышел и обозрел окрестность. Робот запечатлел меня, а затем всю круговую панораму с редкими группками низеньких деревьев и кустарника. Почву почти сплошняком покрывала моховидная трава бурого цвета, кое-где встречались низенькие синие и розовые цветы.
        Я зашагал к берегу, который окаймляла полоса песчаного пляжа шириной в три-четыре метра. День был солнечный и почти безветренный. Вода не накатывала на песок, а лишь несмело поглаживала его.
        Это было моё второе посещение данного острова. Теперь я облачился в специальный скафандр с экзоскелетом, одновременно позволявшим совершать подводные погружения, так как намеревался исследовать лагуну. В прошлый раз я заметил в нём зверюгу изрядных размеров и не рискнул тогда в зайти в воду. Теперь же мог позволить себе такое «удовольствие».
        Направился в воду, робот с видеокамерой следовал за мной, держась чуть в стороне и следуя за мной в водную пучину. Едва мы погрузились в кристально чистую воду, как из глубины ко мне устремился хозяин здешней лагуны. Даже сознавая свою абсолютную безопасность, я с трудом сдержал приступ страха. На меня мчалось чудовище, похожее на помесь крокодила и дракона, закованного в броню костных пластин…
        Наблюдая видеофильм, туземцы заахали, отпрянули от демонстрационной сферы. Олли закричала от страха. Я погладил ей по голове и успокоил, что это лишь изображение того, что происходило пару дней назад далеко-далеко от неё.
        Зрители наблюдали мой поединок с монстром: он набрасывался на меня, пытался кусать, но лишь ломал зубы о мой скафандр, отчего только больше свирепел. Я мог бы прекратить схватку, выйдя на берег или расстрелять зверя бластером, но решил воспользоваться возможностями экзоскелета, который в десятки раз увеличивал мои мускульные возможности. Потому ухватил за пасть чудища, развёл его челюсти далеко в стороны и оторвал нижнюю. Сразу оказался в фонтане, а затем в облаке голубой крови. Зверь забился в агонии, медленно погружаясь на дно…
        Я заметил, что на пульте аппарата перестал загораться красный огонёк, а теперь и синий сменился на зелёный. Лечение было окончено.
        Решил прекратить демонстрацию видеофильма. Далее было моё погружение практически на дно лагуны, где я увидел с десяток маленьких подобий того монстра, с которым расправился. Несомненно, это были его дети. Или вернее её. Наверное, я только что убил их мамашу. Помню сильный приступ стыда за свой поступок и сильно пожалел о содеянном. Явился в чужой дом и расправился с хозяйкой, осиротив малышей. Выживут ли они теперь без матери? Возможно, что нет. Тогда я обрёк на гибель ещё и их. Даже сейчас меня сильно терзала совесть. И я снова, как и тогда, ещё раз поклялся себе, что больше никогда так не поступлю.
        Сказал, а трансфон перевёл аборигенам мои слова:
        - Всё. Дальнейшее уже не интересно. Да и лечение уже закончилось.
        Наверное, не все были довольны лишением их зрелища, но возразить Сыну Неба они не посмели. Тем более последовала следующая серия «действа»: я освободил из аппарата ножку Олли и помог ей встать. Я был готов к увиденному, но туземцы оказались изумлёнными, когда она встала на обе ноги. Они выглядели совершенно одинаково, на левой ноге даже рана заросла без заметного следа. Я знал, что до полного восстановления кости понадобится ещё с неделю, но уже сейчас девочка была практически здорова.
        Чуть ли не каждый в племени не просто хотел, а пылал желанием увидеть чудесно преображённую ногу. Я не стал им мешать, а скромно удалился чуть ли не под овации.
        Этот случай заставил меня обратить внимание на эту сторону бытия обитателей Оссияны: они болели, травмировались, получали раны и увечья. Медицина у них находилась на самом нижайшем уровне. Я поручил роботам разузнать в каждом из известном мне племени тамошние способы лечения, направляя эти сведения в бортовой «мозг» для анализа и систематизации. Также дал приказ собрать не меньше сотни образцов растений в округе. Все они прошли необходимые исследования: был описан их внешний вид, ареал обитания, состав минералов и витаминов в них, фармакологические свойства и так далее. Понятно, в увязке с физиологией организма аборигенов.
        Позже я поделился всеми этими знаниями - уже практически научными! - со знахарями племён, дабы они теперь применяли их в своей практике. Таким образом я совершил настоящую революцию в палеолитической медицине.
        6. Больной Тозтор
        Именно в это время я заинтересовался ночным небом. Потребовал все данные, которые накопил центральный «мозг». Произвёл дополнительное фотографирование и сканирование звёзд. Выяснил, что в системе Тозтора имеется шесть планет. Вторая из них - Оссиана. Особенно выделялась четвёртая - колоссальный газовый гигант вращал вокруг себя кольца, неотличимо похожие на те, что имел Сатурн.
        Позже занялся изучением самого светила - времени у меня имелось в избытке! - и после первых же исследований просто ахнул, руки у меня опустились: все данные говорили о том, что Тозтор в каждое мгновение мог сколлапсировать - начать превращаться в сверхновую звезду. Со всеми вытекающими отсюда последствиями: Оссиана должна будет сгореть в бушующем звёздном пламени. Просто чудо, что Тозтор удерживается в нынешнем состоянии, словно балансируя на краю бездонной пропасти. По моим расчётам, которые я проверял и перепроверял неоднократно, он давно уже должен был стать белым карликом.
        Вот так из одной беды я угодил в другую, фактически, аналогичную: из огня - да в полымя! Единственное, что «утешало» - так это быстрая и безболезненная смерть: в долю секунду испарюсь, распылённый на атомы! Никакой боли почувствовать просто не успею…
        Устрашённый подобной перспективой, я практически забыл о племени каннибалов… вернее, о бывшем племени каннибалов. Правда, там имелись мои глаза и уши - роботы. Они контролировались бортовым «мозгом», и исправно делали своё дело по установленной мною программе.
        Мои душевные страдания усугубила ставшая заметной мне холодность в отношении ко мне жителей селения, расположенного рядом с «Самарой». Я стал замечать неприязнь в их взглядах.
        Неужели после того моего визита в Заповедный лес аборигены затаили ко мне недобрые чувства, других подобных случаев я не припомню. А может, я чего-то попросту не заметил, не обратил внимание на какой-то свой поступок, на сказанное слово, а то даже жест или гримасу, ведь психология аборигенов - для меня совершенно тёмный лес. Как говорится, темна вода во облацех.
        Но всё же мне казалось, что охлаждения в наших отношениях началось значительно позже. Было у меня внутри такое чувство. Я был готов поклясться в том! Так что же им внушило неприязнь ко мне? Непонятно. Загадка, которая уже по счёту! Настоящая планета загадок! Загадка на загадке сидит и загадкой же погоняет!
        Нет, понять этот мир я не в силах, бесполезно даже и пытаться.
        В своих воспоминаниях-размышлениях я не заметил, что к моему кораблю из стойбища прибыла целая делегация туземцев. Впервые я видел их в столь необычном виде. Суровые лица разрисованы причудливыми цветными узорами, в волосах перья птицы гррху, на плечах висели пятнистые плащи из шкур местного хищника.
        Я уважительно вышел из астролёта навстречу гостям.
        Аборигены остановились в нескольких шагах от меня, выстроившись в шеренгу.
        Пришлось замереть на месте и мне под взглядами почти двух десятков пришедших.
        Вождь Склик поднял руку, издал гортанный клич и задал первый вопрос, трансфон синхронно перевёл его слова:
        - Наш народ желает знать: друг нам или враг хозяин Летающей башни?
        Вопрос меня удивил, я пылко ответил немедленно:
        - Говорю вам от всего сердца: я хочу быть другом, только другом, и никогда не стану вам врагом.
        - Поклянись!
        - Клянусь всем самым святым для меня: я друг вашему народу.
        - Мы верим твоим словам, о хозяин Летающей башни, но их должны подтвердить дела. О дружбе мы будем судить по твоим делам, а не словам.
        - Конечно же, я готов подтвердить свои слова делами. Но каких «дел» вы ждёте от меня? Скажите, и я всё сделаю!
        На лицо вождя легла тень печали и, хмурясь, он ответил:
        - С этой минуты ты не должен оказывать помощь и давать защиту Еферу.
        - Еферу? - растерянно переспросил я, менее всего готовый услышать такое. - Но почему? Почему?!
        - Такова воля моего народа, - последовал ответ. - Наш друг, если он действительно друг, не нарушит её.
        - Я ваш друг и выполню свою клятву: Ефер не получит от меня ни помощи, ни защиты, как того требует «воля» вашего народа. - Я радовался, что трансфон очень точно переводит суть слов, но воспроизводить малейшие их оттенки не способен, и они не догадаются о моей внутренней усмешке при слове «воля».
        - Может быть, наш друг желает удалиться в свою Летающую башню, чтобы хорошо отдохнуть? - вежливо, но с большим значением произнёс Склик. - Там есть крепкая дверь, которая помешает войти тем, кто захочет нарушить покой нашего друга.
        Я сразу понял, что это вовсе не простой совет, а вежливое требование, более того - указание, лишь замаскированный вежливостью приказ. Они хотят, чтобы я удалился в корабль и даже закрыл за собой люк. Но зачем, с какой стати? Что за причуда?!.
        Которая уже по счёту загадка! Пытаясь сохранить достоинство, я сказал:
        - Именно это я и намеревался сделать, вождь, я удаляюсь в Летающую башню. Дверь у меня действительно крепкая, никто в неё не войдёт, разве что на то будет «воля» вашего народа. Клянусь вам в этом! - И на этот раз снова невольно влилась капля сарказма в «волю», тут уж я ничего не мог с собой поделать.
        На лицах аборигенов засияли довольные улыбки. Значит, я веду себя правильно. Здесь я гость, у меня нет права вмешиваться в чужую жизнь. Раз им так хочется, то буду сидеть в корабле. Выбора у меня не остаётся, нужно продемонстрировать уважение «воли» народа. Никуда сегодня не выйду и никого к себе не впущу.
        Мы с туземцами предельно уважительно раскланялись. Они отправились восвояси, обратно в своё стойбище, а я поднялся в астролёт, закрыв за собой, как и обещал, входной люк. Теперь я, как в самой неприступной крепости.
        Действительно, настоящая планета загадок! От меня требуют не оказывать помощи Еферу - маленькому безобидному ребёнку! По нашим меркам ему лет восемь-девять, не больше. Совсем дитя! С какой стати от меня требуют не помогать ему, не защищать его? От кого, от чего? Хоть бы объяснили: почему?..
        С Ефером мы познакомились через несколько дней после моего прилёта на Осиян.
        Тогда я пришёл в стойбище, как обычно, оставив космокатер поблизости. Принёс кой-какие подарки взрослым, а детям - игрушки, а также сладости, конфеты, которые им очень понравились. Я знал, что для них они вполне съедобны.
        Наш диалог начался без особых церемоний. Аборигены отнеслись ко мне приветливо и радушно. Завязался непринуждённый разговор. Они всё хотели знать, расспрашивали обо всём. Потом пошли посмотреть космокатер. Я предложил желающим покататься на ней, но на это осмелился лишь один самый бойкий мальчуган. Через трансфон я осведомился: как тебя зовут? Он ответил: Ефер.
        Я посадил его на соседнее сидение, поднялся в воздух и сделал небольшой круг. Затем вернулся на прежнее место.
        После этого Ефер проникся самыми дружескими чувствами, как говорится, потянулся ко мне. Поначалу он приходил с другими детьми, но скоро они, почему-то, утратили ко мне интерес, чего нельзя было сказать про Ефера. Он появлялся у меня чуть ли не каждый день. Любознательность его не имела границ. Ефер словно следовал девизу: «Хочу всё знать!» Я даже порой уставал отвечать на его бесконечные вопросы и поручал просвещать мальчугана роботу, связав того напрямую с памятью корабельного мозга: у бездушного механизма терпение было безграничным, в отличие от меня!
        Ефер поначалу смотрел видеофильмы с синхронным переводом робота, затем удивительно легко выучил мой язык, освоил грамоту, стал бегло говорить и читать. Способности мальчик имел поразительные, наши земные вундеркинды по сравнению с ним выглядели просто бездарями.
        Позже я случайно обнаружил у него выдающиеся экстрасенсорные способности. В том числе и телекинез. Однажды я положил на стол авторучку. Минуту спустя краем глаза заметил её движение в сторону мальчика. Он явно пытался её присвоить!
        Так я в очередной раз с грустью убедился, что его моральные качества далеко уступают гениальности. Что правда, то правда. Он и раньше воровал у меня по пустякам: беззастенчиво присваивал то, что плохо лежало. Каюсь, нужно было гнать его в три шеи, но я не решался, боялся испортить отношения с аборигенами. Наоборот, заинтересовался возможностями Ефера, стал экспериментировать: поначалу он двигал зажигалку, ключи, книги, а потом предметы куда более увесистые. А совсем недавно на днях он усилием воли сумел приподнять меня в воздух над полом. Правда, всего лишь на секунду и тут же опустил, весь покраснев и покрывшись обильным потом - это явилось следствием его волевого напряжения. Оно отняло у него немало сил, затем мальчик долго отдыхал, приходил в себя.
        Значительно позже, вспоминая это и анализируя, я заметил, что он не просто поднял меня в воздух, а продвинул в сторону стола, куда, очевидно, решил меня водрузить. Устроить мне этакую шуточку. Не очень милую.
        Постепенно я выяснил, что это далеко не всё, что умеет делать Ефер. Несомненно, мальчик был телепатом - угадывал мои мысли ещё до того, как я их озвучивал. Причём, день ото дня всё более уверенно. При этом он делался все более вороватым, злым и его каверзы становились все подлее. Увы, это было так.
        Любил он, поймав небольших пташек, сворачивать им головы. Увидев сие в первый раз я не выдержал, вскипел, жестоко отчитал Ефера и запретил причинять вред животным. Так он впоследствии научился умерщвлять их взглядом: пристально посмотрит, широко открыв глаза, кулаки сожмёт - и пташка, жалобно пискнув, начинала трепетать и падала наземь бездыханной. Я заметил эти невидимые убийства не сразу. Забрал несколько трупиков и произвёл вскрытие. Их сердечки оказались словно иссечены сверхжёстким излучением тяжёлых частиц. Можете себе представить такое!..
        Однажды Ефер в моё отсутствие пытался вскрыть входной люк корабля, выведя из строя цифровой замок. Пришлось давать радиокоманду корабельному «мозгу», чтобы он послал робота заменить его. Только после этого я сумел войти. Кстати, испорченный замок оказался слабо радиоактивным. Такова была сила взгляда мальчишки! Я был вынужден принять превентивные меры.
        Недавно же Ефер открыл в себе способность левитировать - летать без аппаратов: поднялся в воздух и лихо пронёсся несколько метров. Вот это да! Но это, я твёрдо убеждён, лишь начало, только первые шаги! То ли ещё будет через несколько лет, когда он возмужает. А через десятки лет?!.
        Только сейчас, размышляя, я вспомнил, что мои отношения с туземцами охлаждались обратно пропорционально времени, проводимого мной с Ефером. Совершенно верно! Именно тогда они начали сторониться меня. Вот почему перестали приходить остальные ребятишки - им попросту запретили. А я-то старался подружиться с ним, надеясь тем самым добиться расположения его сородичей. Терпел злые выходки мальчишки, мелкое воровство, надоедливость, каверзы, а получил совершенно противоположный результат - меня стали считать чуть ли не врагом. Слеп человек, ох как слеп!
        Конечно, я могу не принимать Ефера, даже буду этому рад, ибо чувствовал себя в его присутствии весьма и весьма неуютно. Особенно от его пронизывающих глаз, которыми он способен убить… пока только маленькую птицу. Пока! А что будет в не столь отдалённом будущем? Наверное, ему окажется по силам лишить жизни и человека. Он сможет, он такой, у него полное отсутствие моральных устоев. Эгоист, более того - эгоцентрист!
        Я как-то увидел его среди купающихся в речке. Ефер плавал, словно рыба. Подолгу не выныривал, словно не особенно нуждаясь в воздухе. Любил утаскивать кого-нибудь из детишек послабее за ногу под воду, а потом выныривал с невинным видом далеко в сторонке, будто он тут совершенно ни при чём, и наслаждался видом плачущей жертвы, испуганной и наглотавшейся воды.
        Видел я однажды, как поднялся в воздух камешек, полетел и ударил в затылок мальчика, который перед этим чем-то рассердил Ефера. Я не понял причину размолвки: они что-то зло говорили друг другу, стоя грудь в грудь, но их разняли. А спустя несколько минут и был брошен камень в обидчика с помощью телекинеза, хотя Ефер, стоял далеко в стороне и злорадно ухмылялся. Пострадавший недоумевал смотрел в ту сторону, откуда прилетел камень, где совсем никого не было…
        Впрочем, это были ещё сравнительно невинные шуточки, на кои он был весьма горазд.
        7. Облава
        Я уже довольно долго сидел взаперти в корабле. Было скучно. Поднялся в рубку. Позёвывая, включил экраны внешнего обзора.
        Тозтор находился в зените, поливая оранжевым светом такую чудесную Оссиану, которую вот-вот должен был безжалостно испепелить. И планету, и конечно же всех тех, кто жил на ней. Спасения не будет никому. Вообще не существует в мире силы, способной предотвратить грядущую катастрофу. Тревожно забилось сердце…
        Ба, что это там такое?!.
        Я перевёл изображение с бокового экрана на центральный, предельно увеличил изображение и не сразу поверил своим глазам: в мою сторону от стойбища неслась орава туземцев. Все в воинственной раскраске, с боевым оружием в руках. Неужели они намерены штурмовать мой астролёт? Но почему? Почему? Мы же, вроде бы, недавно мирно поговорили, друг друга поняли, я исполнил их просьбу-приказ, сижу в застенках корабля.
        Конечно же, не только проникнуть сюда, но и нанести ощутимый вред «Самаре» они не могли, но я не желал иметь с ними даже самой мелкой ссоры, самого незначительного конфликта, всё ещё надеясь на дружеские отношения. С кем-то общаться надо, не сидеть же мне вечно взаперти!
        И с какой стати они столь рассвирепели, чем я вызвал их такие бурные чувства? Что нам с ними делить?..
        Покачал головой: странно, а ведь утром я видел их совсем в ином настроении…
        Впрочем, я тут ни при чём: они бегут в мою сторону, но не ко мне - они гнались за кем-то! Устроили настоящую облаву, а на какого зверя? Фигурка совсем маленькая!..
        Разглядеть её я не мог, а потому выпустил наружу воздушного разведчика, которому для маскировки был придан вид местной птицы. Он стремительно понёсся в сторону аборигенов и, повинуясь моим командам, завис над ними в небе, как бы паря. Телеобъектив нацелился на облаву.
        Сейчас укрупню изображение…
        Боже мой, да это же Ефер! Бедный малыш! Зачем за тобой гонится чуть ли не всё племя? Неужели тебя хотят убить?!.
        Тут же вскрикнул: так вот почему ко мне являлась делегация туземцев! Они задумали расправиться с ним и прежде решили разузнать, на чью сторону встану я… Как ни горько, но придётся держать своё слово. Увы, придётся!
        Ефер поднял голову к небу. Я видел на экране крупным планом его лицо с диким страхом в глазах. Внезапно выражение изменилось, он словно смотрел мне в душу. Какой осмысленный взгляд! Вот он махнул рукой, как бы призывая на помощь. Но - кого? Он же не знает, что это за «птица» кружит над ним. Не знает, что я наблюдаю за ним… Или всё же знает? Откуда мне ведомы границы его необыкновенных способностей? Тем более, они так стремительно развивались всё время нашего общения!
        С волнением я следил за погоней. Ефер направлялся к моему кораблю. Похоже, лучшего убежища он найти не мог. Меня охватило сильнейшее беспокойство. Оно нарастало, и вот уже меня колотит от волнения, с которым я ничего поделать не могу. Даже не помню, чтобы я когда-либо оказывался в подобном состоянии!
        Ефер и до этого бежал быстро, уворачиваясь от пущенных в него стрел, а тут внезапно ещё более ускорился, всё больше и больше отрываясь от преследователей. Вот это скорость у мальчишки! Подбежав к «Самаре», он одним прыжком вскочил на верхнюю ступеньку трапа и затарабанил по входному люку.
        Удивительно, но я слышал его умоляющий крик: «Друг, впусти! Спаси меня! Спаси!» Слышал отчётливо и ясно, хотя этого просто не могло быть, ведь многослойная обшивка имеет практически абсолютную звукоизоляцию! И несмотря на всё это я слышал Ефера.
        Помимо своей воли шагнул к двери, мысленно ахнув: «Что я делаю? Я должен оставаться на месте, ни во что не вмешиваясь: это их жизнь, хорошая или плохая, которую я почти не знаю и не могу понять. Остановись! Стой! Нельзя выходить! Ни шагу!..» Но тело не слушалось меня, подчиняясь телепатическому приказу мальчика. Я понял, что потерял собственную волю и превратился в послушный чужой воли автомат…
        Лишь в самый последний момент сумел несколько ослабить её, ударив по кнопке блокировки двери. Теперь их можно открыть не раньше, чем минут через пять, обратившись с соответствующим запросом к корабельному «мозгу». Сразу почувствовал свободу, тело стало вновь повиноваться мне: внешняя сила сняла свой контроль. А в следующее мгновение меня обдала волна ненависти и презрения. Я услышал душераздирающий вопль Ефера: «Будь ты проклят! Ненавижу тебя! Ненавижу!!!»
        Совершенно убитый своим, в определённом роде, предательством, я вернулся в рубку. Взглянул на экран: мальчик изо всех сил бежал к речке. Соплеменники продолжили погоню. Он почти не оборачивался, но успевал своевременно уклоняться от пущенных в него стрел. То ли у него работало внутреннее зрение, то ли включились какие-то иные, неведомые мне внутренние механизмы. Ефер в последнее время приобрёл фантастические способности.
        Он взбежал на крутой холм и тут внезапно остановился. Что это с ним?
        Я дал команду воздушному разведчику, он сразу же взял нужный ракурс. Теперь я видел, что мальчик стоит на краю почти отвесного обрыва, и похолодел всеми телом в тревоге за его жизнь: промедлит - его пристрелят, попробует спуститься - упадёт и разобьётся. Бедняга оказался в настоящее западне! Что же он предпримет, что? Какой из двух вариантов предпочтёт?..
        Ефер совершил совершенно неожиданное: решительно бросился вперёд и вверх, но не упал, а полетел, словно птица. Смотри-ка, далеко же он продвинулся в левитации! Летит очень даже хорошо! Но всё же медленнее, чем бежал до этого. Преследователи у края обрыва уже натягивали тугие луки…
        Мальчик резко спикировал на землю, благополучно избегнув роя смертоносных стрел, и продолжил бег.
        Погоня несколько замедлилась у обрыва, но в стороне нашёлся спуск и все туземцы поспешили к нему. Затем преследование возобновилось с прежним упорством.
        Впереди на пути мальчика текла река. Он испуганно оглянулся… Чего же он боится? Ну, быстрее, малыш, не медли! Ну, прибавь скорость! Ты должен убежать от смерти! Должен!.. Нет, не удастся, помешает река!
        Что это? Ефер не бросился в воду, не поплыл, а побежал по водной глади, словно по ровной площадке. Оказывается, он и это умеет!
        Однако ему не повезло: за рекой берег поднимался крутой стеной. Мальчик принялся карабкаться вверх, но - какая неудача! - споткнулся, покатился вниз и упал в воду. На этот раз она не удержала его, несчастный ушёл в неё с головой.
        Мне захотелось крикнуть ему: малыш, ты же плаваешь, как рыба! Воспользуйся своим чудесным даром, уплыви под водой далеко-далеко отсюда и спасёшься… Безумец, глупец, что ты делаешь, ты же губишь себя! Это твой конец!..
        Несомненно, в панике Ефер утратил способность здраво мыслить и делать выводы. Он мог находиться под водой пять-десять минут, за это время мог бы удалиться достаточно далеко от погони. Вместо этого он выбрался из воды и, дрожа всем телом, несомненно, больше от страха, чем от холода, принялся судорожно карабкаться вверх по обрыву…
        На противоположном берегу реки уже толпились его преследователи. Они натягивали свои луки…
        Неужели убьют беззащитного мальчишку?!.
        Под оранжевыми лучами Тозтора сверкнули острия роя точно посланных стрел, большинство из них нашли свою цель - вонзились в тело бедного обезумевшего Ефера. Он скатился по обрыву, ломая впившиеся в него стрелы, и неподвижно замер у самой кромки воды. Это была смерть, очень быстрая смерть.
        Больше находиться в астролёте и беспомощно наблюдать за происходящим я не мог. Вернул воздушного разведчика на прежнее место, а сам сел в космокатер и полетел к реке.
        Там туземцы уже переправили тело Ефера на свой берег и мастерили примитивные носилки из срубленных деревцев.
        Шагая к ним, я споткнулся и увидел, что под ногами валяются обломки боевых луков. Почему аборигены поломали своё оружие? Я знал, что доселе они берегли их, как зеницу ока, ведь на изготовление каждого уходило немало времени и сил. А тут такая расточительность!
        Туземцы не реагировали на моё присутствие, словно бы меня тут и не было. Предложил им использовать космокатер для транспортировки трупа, но меня, словно бы, не слышали. Лица туземцев были в слезах, некоторые посыпали головы пылью в знак скорби.
        Боже мой, неужели они действительно столь сильно переживают смерть мальчика? Плачут по убитому ими же Еферу? Тогда зачем они это сделали?!.
        Я совершенно ничего не понимал, в голове царил полнейший сумбур.
        Труп бережно положили на носилки, и скорбная процессия медленно направилась к стойбищу.
        Повинуясь внутреннему чувству, я подошёл и подставил плечо под шест носилок. Аборигены посторонились, уступив мне место. Краем глаза я заметил, что у идущих рядом со мной из глаз текут слёзы.
        У стойбища нас встретила истошно голосящая толпа женщин и подростков. Меня поразило их неподдельное чувство глубокой скорби.
        Трансфон металлическим голосом, лишенным всяких эмоций, переводил терзающие душу причитания. В его передаче они звучали кощунственно холодно и равнодушно. Я выключил трансфон.
        Носилки положили в центре стойбища на площадке перед жилищем вождя. Труп несчастного мальчика начали обряжать в уже заготовленные наряды. Я знал, что покойников здесь хоронят в земле. И предельно быстро, в день смерти.
        «Очень разумно, - подумал я, - климат жаркий, быстрые похороны предотвращают разложение трупа и возможность распространения инфекции».
        Ефера понесли в лес. Там уже была готова глубокая могила. После не очень длительной траурной церемонии, его зарыли, бросая землю горстями. Я тоже помогал остальным туземцам.
        Возвращались мы молча, никто на всём пути не произнёс ни слова. Значит, так положено. Молчал и я.
        Пешком я отправился к оставленному мною космокатеру, хотя мог бы вернулся в «Самару», а оттуда дать команду по радио на возвращение его в ангар. Я предпочёл дать нагрузку ногам и телу, дабы хотя бы немного рассеять мрачные впечатления от беспощадной погони и убийству мальчика. Спал беспокойно.
        8. Незаданные вопросы
        Последующие дни проходили безрадостно, всё ещё давала о себе знать незабываемая картина преследования несчастного. Она прямо-таки стояла перед моими глазами. Когда выходил наружу, то казалось Тозтор злится на нас и безжалостно поливает жаром с небес. Посмотрел термометр - оказалось, что на отметка на шкале куда выше обычного. Вспомнил, что день ото дня она поднималась всё выше. Уже и аборигены нередко обеспокоенно посматривали на светило. Я вспомнил, что оно, образно говоря, балансирует на самом краю и в любую секунду может рвануть страшнее самой ужасной бомбы. Неужели уже это начинается?!.
        Посетил могилу бедного Ефера. Она оказалась в очень ухоженном состоянии. Лежали игрушки, охапки цветов. Некоторые совсем свежие. Несомненно, их принесли буквально перед моим приходом.
        На следующее утро встал с ощущением кануна грандиозных событий. Вспомнил, что снились диковинные сны, которые помнил совсем смутно. Даже от обычного завтрака отказался, похоже, удивив корабельного робота-кока. А на вид совершенно бездушный механизм! Не находил места, меня куда-то тянуло. Не выдержал, собрался и пешим ходом направился в стойбище, хотелось дать физическую нагрузку организму.
        Там меня ожидал сюрприз: возле каменных руин, похожих на огромный гриб, на невысоком скальном выступе сидел мудрец в красно-оранжевом плаще. Тот самый, из Заповедного леса. По всем признакам он только что явился сюда.
        Аборигены имели ошарашенный вид. Несомненно, подобное являлось чем-то из ряда вон выходящим. На их лицах было выражение неизбывного благоговения. Они двигались не то чтобы тихо, а словно бы превратившись в бесплотные тени, не издающие ни звука. Начали собираться тесным полукругом перед мудрецом.
        Он сидел совершенно неподвижно, как бы в прострации. Вот его тело дрогнуло, он обвёл взглядом присутствующих и по толпе словно прошёл электрический разряд: все подтянулись, выпрямились, взбодрились. Я почувствовал такой прилив сил, что буквально трепетал от их избытка.
        Гуру сказал:
        - Настал день, когда нужно опять успокоить бешеное солнце. И мы его успокоим. Вы согласны со мной, братья? Поклянитесь.
        - Клянёмся! Клянёмся! Клянёмся! Мы успокоим солнце! - раздался единодушный хор голосов туземцев.
        Помимо своей воли я кричал вместе со всеми.
        - Оно успокоится. - Мудрец встал, повернулся к оранжевому светилу, которое висело над острыми пиками скалистых гор. - Успокоится, как только мы попросим его. Просите, братья! Просите изо всех сил. Захотите, очень сильно захотите усмирить Тозтор, пусть он изменит свой нрав, умерит свою силу. Просите мысленно, слова тут не нужны, они только помеха. Просите сердцем!
        Странная тишина наступила в стойбище. Смолкли даже игривые пташки, перестала шуметь листва спиралевидных деревьев.
        Немигающим взором гуру глядел на светило, медленно разводя руки в сторону.
        Неведомая сила овладела мною: все мысли ушли, осталось лишь глубинное чувство, ощущение всемогущества. Тозтор удивительно приблизился - я видел в нём кипение звёздной энергии, готовой разорвать его, как колоссальную бомбу. Свирепые силы астрономических масштабах бушевали в звезде, рвались наружу…
        «Нет, - стиснул я зубы, - не позволим, не выйдете! Ты останешься, Тозтор, таким, каким был доныне! Твоей мощи мы противопоставим свою: опутаем, окружим, сдержим твой напор! Ты покоришься нам и будешь светить Оссиане, как и прежде! Ты не сожжёшь её и все прочие планеты, нет! Успокойся, смирись, покорись, не рви путы! Утишь своё буйство! Успокойся, успокойся, успокойся!..»
        Сколько это длилось, не знаю. То ли несколько минут, то ли несколько часов.
        Но вот мудрец опустил руки.
        Наваждение спало с меня. Я зябко передёрнул плечами, почувствовав вечерний холодок. Удивлённо посмотрел на Тозтор: он, вроде бы, стал немного меньше и тусклее обычного, уже не палит, как прежде. Похоже, действительно, успокоился!
        Гуру снова сел на валун.
        Туземцы тут же принесли хворост, разожгли костёр.
        Тозтор поднялся выше над далёкой горной грядой, где неутомимо работал мой ядерный реактор. Значит, времени прошло совсем немного, даже до полудня ещё далеко.
        Сознание обожгла мысль: неужели мудрец уйдёт в свой лес, а я так и не поговорю с ним?..
        Сделал робкий шаг вперёд. Он поднял на меня свои полные полного понимания глаза, которые заглядывали в самую душу, и произнёс:
        - Мои ответы готовы, готовы ли твои вопросы?
        Я замер на месте, поражённый не столько его необычными словами про уже готовые ответы на мои ещё не заданные вопросы, сколько осознанием того, что понимаю его слова без трансфона. Как и тогда в Заповедном лесу при нашей первой встрече. Понимаю телепатически! Но как, как?!.
        - Даже Ефер в последний день поднялся на эту ступень, а он был только маленьким несчастным мальчиком. Мир его праху! - глаза Гуру увлажнились.
        Мои мысли беспорядочно метались. Усилием воли я успокоил себя.
        - Почему его убили, почему?
        - Пришелец с далёких звёзд, ты летал над нашей планетой и видел былое могущество наших предков. Многие из них, очень многие, владели божественной силой ману, которая способна успокоить бешеное солнце. Сегодня ты видел это. Сила ману давала власть над всем сущим в нашем мире: она способна двигать горы, позволяла строить величественные здания, создавала холодный огонь…
        При этих словах старца мне припомнились растёкшиеся мегалиты, которые я видел во время своих экскурсий. А он продолжал:
        - Только эта необоримая сила шла впереди разума, совести и чести. Наши прадеды приобрели могущество богов, но у них не имелось сдерживающих факторов, которые отвращают от зла… Мне стыдно рассказывать об этом, но так было. Да и у вас на вашей планете, о пришелец с далёких звёзд, тоже нередко случалось такое, пусть даже в меньших масштабах. Печально, такова у нас натура - пока не обожжёшься, огня не боишься. А сила ману - это огонь, у которого нет пределов. Наши предки перессорились между собой и погубили друг друга. Те руины, что ты видел на Оссиане, последствия их титанических единоборств. Нас уцелело очень мало и мы заново начали свой путь к вершинам знания, красоты и добра.
        - А Ефер, чем он был опасен вам?
        - Сейчас - ничем. Его зло могло проявиться в будущем. Увы, он не отличал белое от чёрного, доброе от злого, дозволенное от недозволенного. Этим он походил на наших предков, погубивших великую цивилизацию. В нём таился зародыш силы ману. Когда б он вырос, то выросли бы и его возможности, став безграничными. Это была бы дикая, неуправляемая сила, страшная и опасная для всех нас. Мы не имели права повторить трагических ошибок прадедов. Потому и совершили великий грех, самый великий - отняли жизнь у разумного существа.
        - А Тозтор на самом деле успокоился?
        - Да, и надолго.
        - Значит, всё же не навсегда?
        - В природе нет ничего вечного, всё имеет свои пределы и конец. Но я не беспокоюсь, когда я уйду, то у меня найдётся преемник с доброй силой ману: он, идущий сзади меня, уйдёт дальше меня. Я всё сказал. Мне нужно возвращаться в свой лес.
        - Но у меня ещё есть вопросы к вам!
        - Я ответил на все. На все самые главные. На остальные ты сможешь найти ответы сам. Ищи - и сыщешь, хоть это не всегда легко. Иного пути нет. Будь спокоен, скоро ты благополучно вернёшься домой. Там расскажи о нас, дабы твои сородичи учли наш печальный опыт. Неразумно спотыкаться о камень, о который спотыкнулся идущий впереди тебя путник. Благо и мир вам!
        Я вспомнил глаза и лицо Гуру в песчаной буре, образованный им коридор и помощь в полёте космокатера. Поспешно воскликнул:
        - Я ещё не поблагодарил вас за моё спасение, ведь я мог погибнуть тогда!
        - Ты уже делал это неоднократно в своём сердце, и этого вполне достаточно.
        Мудрец поднялся, прощально кивнул мне, сделал несколько шагов и исчез, словно растворился в воздухе.
        Я протёр глаза: где он, куда делся?!.
        Вождь Склик показал в сторону Заповедного леса и что-то сказал. Отключённый трансфон не перевёл его слова, но я их понял: «Гуру вернулся на своё место в лес».
        Впрочем, что этому удивляться подобной малости, как телепортации, ежели его сила способна усмирить светило, готовое вот-вот превратиться в сверхновую звезду! Я только покачал головой.
        Больше меня в селении ничто не задерживало, я понял, что пора возвращаться в свой корабль.
        Попрощался с туземцами. Они были дружелюбны, как в первые дни нашего знакомства. Прежние отношения восстановлены, теперь их ничто не омрачает.
        Я направился к «Самаре», но остановился на полдороге возле карапуза, который тянулся к ягодам на кустах, но никак не мог до них дотянуться из-за своего маленького роста. Он очень старался, изо всех сил приподнимался на цыпочках, переходил с места на место, но всё было напрасно, не хватало самой малости! Как в известной русской поговорке, улыбнулся я, близок локоток, да не укусишь.
        Решил ему помочь. Уже сделал шаг по направлению к малышу, но тут увидел, как он рассердился, нахмурил брови, топнул ногой и ягоды сами собой отделились от ветки и медленно полетели в его подставленные ладошки. Он счастливо рассмеялся, приготовился было сунуть себе в рот, но тут набежала гурьба ребятишек, крича наперебой:
        - Дай мне!
        - И мне!..
        - И мне тоже!..
        Карапуз охотно раздал все ягоды, не оставив себе ни одной. Удивлённо застыл, глядя на свои пустые руки.
        Я достал из кармана горсть конфет, которые всегда носил с собой именно для таких случаев, и протянул мальчугану:
        - На, возьми! Это тебе. За твоё доброе сердце. Будь всегда таким, малыш!
        Потрепал его по вихрастой головке, подумав: «Нет, это не Ефер, в нём добрая душа. Такому позволят иметь силу ману».
        Теперь я знал, кто идёт вослед мудрецу. И кто именно уйдёт дальше его.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к