Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Замкнутый
Анатолий Владимирович Заклинский

      Главный герой после не слишком удачного ограбления оказывается в одном из городков на периферии где и замышляет новое дело. Однако он и понятия не имеет, каким будет результат...  


    Заклинский Анатолий Владимирович


    Замкнутый




    ЗАМКНУТЫЙ


    1


    Он стоял на краю обрыва, поставив на металлическое ограждение ногу, облачённую в грубый сапог. Внизу была дорога с хорошим асфальтовым покрытием и свежей разметкой. Убрав свои солнцезащитные очки на лоб, в небольшой бинокль он наблюдал, как она сначала поднимается немного вверх, но потом, спустившись, снова появляется в поле зрения и теряется лишь где-то вдали. Позади него на небольшой возвышенности находилась метеостанция - главная причина того, что здесь, в этом захолустье, хорошие дороги. Хотя, для метеостанции здание немного великовато, да и дороги слишком уж хороши. Нет, тут явно что-то не так.
    "Может, ну его на хрен, Бо? Может, стоит сесть в Лакки и уехать, выжав газ на полную и поднимая в воздух пыль? - думалось ему, - мы найдём другое дело в другом месте, где, может, будет и сложнее, зато без сомнений? Нет, чёрта с два! Чёрта с два..."
    Лакки стоял рядом. Тёмно-синий, блестящий, изящный и быстрый. Скорость читалась в каждом изгибе его кузова. Острые грани шли вдоль боков и разглаживались ближе к задним крыльям. Потом, ближе к корме, они снова как будто обретали форму, но боле мягко. Вообще, самыми популярными цветами этого автомобиля были белый или серебристый, но Бо считал, что они совсем не раскрывают характер машины - ей больше шли тёмные тона.
    Со скоростью у машины тоже было всё в порядке. Она без особого труда вывезла его из череды погонь пару месяцев назад. К счастью, сейчас пыль улеглась, блюстители закона приутихли, а он был оставлен в покое хоть, для этого и пришлось затеряться где-то в захолустье. Пришлось поднять все старые связи, чтобы получить хоть какую-то наводку, и вот он здесь, уже обдумывает новый план. Жаль, не удастся привлечь никого из старых друзей - на этом фронте пыль не уляжется ещё долго.
    А план чертовски хорош. В этой пустыне у законников, похоже, мозги страдают от обезвоживания. На своём пути - а он исколесил здесь каждый мало-мальски заасфальтированный закоулок - он встретил лишь одного патрульного. Тот даже ради приличия не посмотрел на машину и не сверил его номера. До него не могло не доходить громкое сообщение не так уж и давно. Да, номера из баз уже стёрты благодаря одному старому всё ещё другу, но хоть ради приличия нужно было посмотреть. Нет. "Здесь, наверное, среагировали бы только на летающую тарелку, - усмехался про себя Бо, - и то только потому, что номеров нет вообще".
    Здесь можно было хорошо уйти, и сразу скрыться, в зависимости от того, насколько местные способны на хорошее дело. С этим, пожалуй, самая большая проблема. Будь с ним те, к кому он привык, Бо провернул бы всё на раз-два, а так шансы снижались. И намного, если учесть, что тот, кого он ждал, опаздывал уже на десять минут. Он отошёл от ограждения, бросил бинокль в салон, а сам закурил, встав напротив обрыва и опершись на крыло автомобиля. Он вернул свои очки на глаза и снова осмотрел дорогу.
    Бо Веллерну было немного за сорок. Это был мужчина среднего роста, почти атлетичного телосложения с густыми чёрными волосами и пышными усами. На нём была чёрная кожаная куртка и грубые чёрные штаны, заправленные в сапоги.
    Сейчас он негодовал, и даже сигаретный дым не способствовал хоть небольшому смягчению. Какой смысл обещать, если ты не можешь явиться вовремя? Может, вообще не стоило затевать весь этот план, продумывать пути подхода, отхода, и, самое главное, что потом делать с товаром? Это была единственная нескладность в плане, задуманном Веллерном, но он не сомневался, что если удастся поднять кого-нибудь из старых знакомых, то лёгкое дельце может обернуться приличным кушем.
    Наконец, где-то в стороне под обрывом послышался тонкий и негромкий шум мотора. Бо понял, что это мотоцикл ещё до того, как тот появился в поле зрения, хотя, в другой момент он бы больше подумал на какой-нибудь электромобиль, не знавший профилактики с момента схода с конвейера. Для обычного автомобиля это было очень тихо. Для электрического громко, а для двухколёсной техники в самый раз. Но про мотоцикл он почему-то подумал в первую очередь.
    Водитель был одет в светлый костюм, соответствующий окраске своей машины. Он ловко свернул на дорогу, ведущую вверх, к метеостанции и вскоре остановился рядом с тёмно-синим Лакки, машиной-приметой, учитывая здешнюю специфику. Его, кстати, следует припрятать в ближайшее время, если, конечно, он не решит отказаться от этого дела.
    Незнакомец был очень молодым. Он больше был похож на какого-то клубного тусовщика, чем на того, кому можно доверить прикрывать спину или сбросить лишние машины с хвоста, если потребуется. Странно, что Веллерну порекомендовали именно его. Бо лучше бы убедился в том, что неверно набрал номер, но, к сожалению, был слишком абсолютно уверен, что перед ним именно тот, кто и должен был быть.
    Незнакомец снял шлем. Молодое лицо, не знаешь, побритое или безбородое изначально. Хочется верить, что всё же первый вариант, и ещё больше хочется верить, что он сможет справиться со своей частью плана.
    - Это ты Словер? - спросил Бо, возвращаясь к созерцанию дороги под обрывом и дымя сигаретой.
    - Да. Что у тебя за дело?
    - Серьёзное дело.
    - Ты поэтому стоишь под камерами станции?
    Бо посмотрел на собеседника, подняв брови.
    - Это твой город, стоило бы знать, что камер на ней три, с этой стороны только одна, и мы стоим в мёртвой зоне. Им интереснее тот транспорт, который подъезжает к воротам.
    - Да?
    Юнец посмотрел в сторону станции. Веллерн подметил некоторое замешательство, с которым он это делал. Было понятно, что незнакомец не знает расположения камер, а также порядки безопасности, использующиеся на этом, с позволения сказать, объекте.
    - Даже если это и не так, и там есть что-то, чего я не заметил, мне безопасно светиться - я турист, и я скоро отсюда уеду. Так, заехал поглазеть на местные красоты. Обожаю пустыню.
    Он слегка испугался. Видимо, быть замеченным в компании сомнительного человека неизвестно откуда, не входило в его планы.
    - Да шучу я, - усмехнулся Бо, - у вас тут такая тишина, что хоть перед камерой пляши, никому дела не будет.
    - Так что за дело?
    - Видел ты когда-нибудь местный фургончик "Красто". Как я понял, он у вас что-то вроде достопримечательности.
    - Ну?
    - Что думаешь?
    - Какие-то крысы лабораторные. Чего-то ездят, а куда, чёрт их знает. Когда круги наматывают вокруг города, а когда покатаются по трассе, потом в пустыню упылят и не видно их.
    - Что в фургоне?
    - Не знаю.
    - Не верю, что нет слухов.
    - Какая-то научная хрень. Если хочешь брать, сразу говорю - поищи что-нибудь получше.
    - Я слышал, что что-то связанное с космосом. Компания-то частная.
    - И кому ты этот космос потом загонишь? - усмехнулся Словер.
    - Им же. Нужно только найти людей, которые устроят сделку. Это может быть спутник или что-то ещё. Образец один, стоит он миллионы, да и неизвестно, смогут они собрать что-то такое так быстро. Космос большой, страна тоже, контракт один раз в жизни, сроки - почти вышли.
    Бо излагал стройно, чем приворожил юнца. Тот уже жалел, что ему самому не пришла такая чудесная мысль захватить фургон, колесящий по малонаселённым территориям. До этого момента он был лишь просто чёрным угловатым куском железа с колёсами и яркой красной надписью, а теперь стал возможностью хорошо заработать.
    - Но если там что-то стоящее, почему нет охраны? - спросил он.
    К счастью, Бо уже успел отвернуться снова к пустыне, и на нём были чёрные очки, поэтому парень не видел некоторое замешательство в его глазах. Этот вопрос Веллерн и сам задавал себе несколько раз, но хороший куш, который он чуял, немного не сходился с тем раскладом, к которому можно было прийти логически.
    - Меньше глаз и ушей - меньше вопросов. Так даже информации не у кого купить.
    Подчёркивая незначительность этого аспекта, Бо снова достал бинокль и посмотрел на пустыню, где в другое время можно было разглядеть облако пыли, поднимаемой фургоном. Парень поверил. Бо не видел его, но чувствовал, что это так. В конце концов, будь у него что возразить, он сказал бы сразу.
    - Хорошо. Какой план? - спросил он, пытаясь говорить так, как будто бы он уже провёл не одно дело.
    - Сначала нужен маршрут. Завод Красто по шоссе на юго-запад. Значит, они едут через Лассан.
    - Я не знаю. Но это можно проверить. Хоть прямо завтра.
    - Если договоримся, - скептически сказал Бо, - и первое, без чего про это дело придётся забыть, это бункер.
    - Бункер?
    - Да. Нужно место, куда мы отгоним фургон, когда сделаем дело. Он должен гасить сигналы полицейских сканеров. Если такого места у нас нет, значит, нас вычислит первый же вертолёт, который будет кружить над городом. А самим пылить в пустыню - бред. Догонят. На этом фургоне можно уйти только недалеко.
    - Я ничего не знаю ни о каком бункере, - сказал Парень не слишком уверенно для того, чтобы Веллерн ему поверил.
    - Зачем тогда вообще приехал? - Бо сделал два шага вперёд и сел на крыло своей машины, - у вас в городе бывают угоны. А если бывают угоны, то такой бункер есть. У вас и без сканеров можно отловить кого угодно, так что можешь мне не заливать.
    - Ладно. Я поговорю с людьми. Как тебя найти, если что?
    - Я в мотеле по М11 на северо-восток. Представляешь, где это?
    - Конечно.
    - Отлично. Машину увидишь на парковке, покажешься, а дальше я сам к тебе выйду.
    - Договорились.
    Мотоциклист надел шлем, завёл свой мотоцикл и уехал. Выждав дополнительную минуту, Бо тоже сел в машину. Не то, чтобы здесь было опасно стоять, но и слишком долго отсвечивать тоже не стоило. Тёмно-синий Лакки мягко тронулся с места. Шуршание шин то и дело прерывалось щелчками из-за наездов на относительно крупные камешки, но после выезда на асфальт стало совсем тихо - лишь негромко, но породисто гудел мотор. Да, эту машину можно было узнать по звуку даже не будучи знатоком моторов.
    Парень клюнул, это уж точно. Возможно, они уже раньше присматривались к этому фургончику примерно по тем же соображениям, по которым его выбрал Бо, но опасались рисковать. Там действительно могла оказаться охрана, которая следит издалека, чтобы вмешаться в последний момент, но Бо знал, что её нет. Этот факт его немного смущал, но отступать он не собирался. В конечном счёте, в этом городе было немного вариантов - либо грузовичок, либо пьянство, чтобы хоть как-то скоротать ожидание или момента, когда ему можно будет вернуться ближе к столице, или когда подвернётся что-то стоящее. Да, здесь могли появиться какие-нибудь банковские броневики или что-то в этом духе, но вероятность этого была очень мала, а вот грузовичок Красто вполне реальная цель.
    Он представлял лица товарищей этого мотоциклиста, когда тот будет им рассказывать, что вообще за человек попросил его о встрече, и что этому человеку нужно. Не то, чтобы у них от этого всего отвиснет челюсть, но и совсем без удивления не пройдёт. Самые неглупые из них зададут вполне резонный с их точки зрения вопрос: если в их распоряжении есть бункер, люди и даже техника, которая потребуется для дела, тоже будет с их стороны, то зачем им вообще нужен Бо? К счастью, случись им по глупости задать этот вопрос Веллерну, тому найдётся что ответить. Правда, глупее может быть только попытка самим всё провернуть, и тут их ждёт несколько неприятных сюрпризов.
    Он даже усмехнулся. Такими наивными могли быть люди, привыкшие только угонять изрядно потрёпанные машины здесь, подальше от крупных городов. В фургоне помимо штатной сигнализации, откликающийся на сканер, будет маяк, лишающий угон смысла, поскольку он отрапортует о месте, перед тем, как сигнал его пропадёт. А учитывая небольшие размеры городка, это будет решающим аргументом. Ну и, главная специализация Бо - взлом. Двери фургона, конечно же, будут закрыты, причём, если считать груз ценным, то очень хорошо. Два ключевых момента, для которых он нужен, так что без него не обойтись. Оставалось только надеяться, что никому этого объяснять не придётся.
    Первую бутылку пива он открыл сразу, как только выехал из города. Не то, чтобы здесь стало меньше патрульных, но в городе была больше вероятность того, что кто-то из добропорядочных граждан на него заявит. Он бы мог потерпеть и до мотеля, но с этой чёртовой жарой хотелось разобраться побыстрее, к тому же, его мучила жажда. Спасал только кондиционер, работавший почти на полную мощность. Как назло ещё он не мог снять с себя куртку, дававшую возможность спрятать от чужих глаз пистолет. Здесь доверять нельзя было никому, и пуля, как и верная машина, могла понадобиться в любой момент.
    Это, видимо, была какая-то особенность этого города. В нём Веллерна то и дело охватывала непонятная тревога. Сейчас это выражалось в том, что ему хотелось отсюда уехать прямо сейчас прямо по этому самому шоссе. Не остановиться в мотеле, где он снимал тесную комнатку, а выжать из своего верного Лакки всю мощность и гнать дальше, нарушая скоростной режим. Если поддаться тревоге, то начнёт казаться, что этот паренёк сдаст его местным полицейским, а им нужно будет только копнуть несколько поглубже, ведь всё ещё не совсем улеглось.
    Он встряхивал голову, и это помогало. Глоток прохладного пива и пустыня, простиравшаяся по обе стороны дороги, успокоили его ещё больше. Этот контакт ему дали проверенные люди, так что кивков в сторону полиции точно быть не может. В лучшем случае, они не захотят с ним работать, что в принципе будет упущением с их стороны, но что уж поделать.
    Он нарочно не торопился оказаться в своей комнатке, где даже вентилятор, работавший на полную мощность, не был способен привнести хоть какую-то свежесть. Он только гонял нагретый воздух. С точки зрения температуры лучше всего было бы жить в Лакки, но в нём было слишком тесно для долгого времяпрепровождения.
    Бо даже пропустил небольшой ржавый грузовичок, выезжавший с парковки, хотя не должен был этого делать. У водителя были проблемы то ли с машиной, то ли с головой, потому что когда наступала возможность тронуться и выехать на шоссе, грузовичок, уже подавшийся вперёд, бессильно скатывался назад по причине того, что мотор заглох. Бо притормозил и моргнул фарами. Со второй попытки старая машина вырулила на шоссе и, прилично дымя, направилась прочь.
    - Вот он, ваш технический надзор, - злорадно усмехнулся Бо, отхлёбывая пиво и выкручивая руль одной рукой, - скольких должны убить отказавшие тормоза такой рухляди, чтобы полицейские обращали на подобное внимание?
    Парковался он в самом дальнем углу, чтобы машину не было видно с дороги. Здесь это была полезная привычка, поскольку Лакки, мягко говоря, несколько выделялся на виде здешних машин. Компанию ему составлял только чёрный седан достаточно приличного вида. Правда, за несколько дней, которые Бо гостил здесь, тот ни разу не исчезал с этой парковки. Это укрепляло Веллерна в мнении, что эта машина жертва угона и последующего неудачного извлечения контрольного маяка, после которого отказалась ехать. Да и стояла она так, чтобы её тоже не было видно с дороги, так что такая версия была вполне реальна, особенно при учёте того, что полицейские, интересующиеся угнанными машинами, были редкими гостями в этом заведении. Для них на этом шоссе были заведения поприличнее, что и определило окончательный выбор места остановки Веллерном.
    Он в три глотка осушил бутылку пива и небрежно бросил её в мусорный бак, стоявший впереди. Раздался звук бьющегося стекла, но Веллерну было всё равно. Он уже достал следующую, решив немного задержаться здесь, в прохладе, хотя бы до того момента как ему захочется выйти по нужде.
    Алкоголь притуплял чувство опасности и тревогу. Ему казалось, что за это дело стоило взяться только для того, чтобы развеять скуку. Жаль будет только, если куш окажется недостаточным - ребятки, которых он хочет подрядить на это дело, почувствуют себя настоящими бандитами, а потом окажется, что они толком ничего не заработали. А ведь для многих из них первый повод что-нибудь угнать - деньги.
    Выйти по нужде захотелось очень быстро. Бо не успел даже прикинуть по карте, какой лучше дорогой уходить после угона. И хотя сейчас это делать было рановато - он не знал, где именно находится бункер, в котором им предстоит укрыться - ему хотелось всеми своими мыслями находиться в этом деле. В конечном счёте - здесь он был заводилой, и всё зависело от него. В своей-то банде он был всего лишь одним из спецов, но пора себя пробовать в чём-то новом. Он не сомневался, что ему удастся всё успешно провернуть. Ну а там, если груз в фургоне будет приличным - не стыдно будет показаться и старым друзьям.
    Отложив карту, он вышел из машины и встал за тот самый мусорный бак, в который недавно кидался бутылкой. Он, видимо, был не один такой, потому что за углом повсюду были стёкла. Начав испражнение, Веллерн поднял голову вверх - прямо над баками находилась проржавевшая пожарная лестница, а рядом с ней окна. Не исключено, что большая часть стеклотары появилась оттуда. Этакий способ быстренько вынести мусор. В принципе, раз хозяин этого заведения не протестовал, то Бо тем более не было до этого стекла дела - лишь бы ему самому на голову ничего не упало.
    Сделав своё дело и выйдя из-за угла, он закурил. Ему было скучно. Алкоголь, конечно, способствовал преодолению этой скуки, но под него Веллерну требовалось какое-нибудь действие. Раньше он садился за руль своего Лакки, ехал на самую бедную окраину и заходил в самый дешёвый бар, припрятав в карманы пару кастетов. Там он стелил хреновое пойло поверх уже выпитого и всячески пытался нарваться на драку. Для себя он составлял свой собственный рейтинг производимого эффекта. На его вершине находилось побоище, которое ему удалось устроить в позапрошлом году. Сам он лишь сломал пару челюстей, не больше, да проломил череп особо ретивому выпивохе, внезапно возомнившему себя самым крутым. Ну а дальше началась цепная реакция. Стало непонятно, кто кого задел и кто из-за чего с кем подрался. Вывалившись тогда из побоища, превращавшего и без того паршивое заведение в месиво из поломанной мебели, стекла и человеческих тел, он долго не мог сдержать приступы смеха. Корчившись на сидении своего Лакки, он держался за живот, боясь, как бы тот не взорвался.
    В ту ночь вообще было весело - он ещё долго катался, а очнулся на городской свалке с какой-то девицей не слишком приличного вида, спящей на соседнем сидении. В то утро он больше всего надеялся на то, что использовал презервативы, но никаких свидетельств тому, как ни искал, не нашёл, но последствий потом не проявилось. Да, это старое доброе веселье пока что осталось в прошлом, но он не терял надежду вернуться к такому образу жизни как можно скорее.
    Здесь, в маленьком городишке, подобное мероприятие не осталось бы незамеченным. Бо резко выдохнул дым, усмехнувшись мысли, что здесь бы кадры с места происшествия показывали бы по центральному местному каналу, возводя эту новость в разряд самых главных. Сейчас, когда он кое-что задумал, надо напротив, вести себя очень и очень тихо. Чтобы когда всё произойдёт, никто и не подумал, что "тот мужик на Лакки" может иметь к этому хоть какое-то отношение.
    Взяв остатки пива из машины и активировав её систему безопасности, он, слегка пошатываясь направился к дверям своего номера. Пожалуй, этот вечер будет относительно тихим. Он зависнет в своей комнате, склонившись над картой и прерываясь только чтобы посмотреть местные новости, а когда прилично наберётся, спустится вниз, чтобы снять шлюху. Небольшая разрядка ему не повредит.


    2


    Только наличие худощавой светлой девицы в постели напомнило ему о том, что вчерашний план удался на славу. Судя по оставшимся наличным, он не оплачивал ей ночь, значит, она осталась по своему желанию. Голова его раскалывалась, и он не мог вспомнить подробности, но точно знал, что постепенно события прошедшего времени выстроятся перед ним в единую цепь. Пока ему помнился только её заливистый смех в те моменты, когда он размахивал пистолетом. Не самый лучший вариант. А кстати, где пистолет?
    Веллерн резко оглянулся и нашёл глазами оружие, лежавшее на столе. К счастью, пистолет был убран в кобуру, и всё выглядело так, как будто из него не стреляли. Это уже хороший знак. А что до девицы, то её похмелье тоже будет нелёгким. Вряд ли она вспомнит, что было вчера, а если и вспомнит, ей не захочется говорить. Пожалуй, Бо даже накинет ей сотню. Это, кажется сумма примерно за пару часов. Вполне приличный заработок.
    Он проверял для верности, все ли патроны в магазине, когда она открыла глаза и тут же поднялась и зажалась в угол, прикрывая свою маленькую грудь покрывалом. Веллерн резко вставил магазин, и убрал оружие в кобуру, показывая, что ей можно не бояться.
    - Как ты, детка? - спросил он, присев на кровать.
    - Нормально, - говорила она немного испуганно, но было видно, что страх её постепенно слабеет.
    - Если я вчера дурил, будет лучше нам обоим, если ты об этом забудешь.
    Он протянул ей сотню. Девушка обрадовалась, видимо, сумма и вправду была для неё приличная.
    - Если что - я всегда внизу. Дини.
    - Я помню, - конечно же, он об этом не помнил, - может, загляну сегодня.
    Она сбросила покрывало и поспешила одеться и удалиться. Умница - как подумалось Бо. Он тоже надел штаны, белую майку, поверх которой накинул куртку, чтобы скрыть пистолет, и вышел на улицу.
    Его интересовал почти убитый аппарат с газировкой внизу. Больше его обрадовало бы пиво, но он решил воздержаться. Сегодня была самая большая вероятность того, что объявится вчерашний юнец, да и прокатиться бы по пунктам, намеченным вчера, не помешает. Лучше делать это без свежего запаха алкоголя поверх вчерашнего перегара, да и голова, хоть и прояснится несколько позже, будет гораздо лучше соображать.
    Всё утро, а вернее предобеденное время, прошло в обнимку с газировкой и сигаретами. Бо брал свежую алюминиевую банку, тут же открывал её, делал жадный глоток и шёл сидеть на металлическую скамейку, стоявшую в тени, где добивал порцию освежающей жидкости, размышляя то о деле, то о чём-то отстранённом. В этом ему, как он считал, повезло. Раньше, когда ему доводилось встречать похмелье в компании вчерашних друзей, он наблюдал за тем, как некоторые мучились, не зная, куда себя деть, другие просто лежали лёжнем, а он легко переносил то время, которое требуется организму, чтобы оправиться.
    Ему просто нравилось наблюдать за движением около мотеля. Дряхлые подвозные грузовички с небритыми водителями казались ему уже чуть ли не отдельной кастой - настолько похожими они были. Если бы внимательный глаз не подмечал различительные черты, можно было бы с полной уверенностью сказать, что это один и тот же надоедливый мужик с щетиной всё время досаждает им тарахтением древнего дизеля. Уже не было той выгоды в мощности и расходе, ради которых он вообще ставился в этот грузовик, но он продолжал его использовать, как будто бы специально для того, чтобы этот стукающий звук вызывал болевую пульсацию в голове Бо.
    Из всех постояльцев больше всего внимание Бо привлекла парочка. Они выглядели такими беззаботными и влюблёнными, что его, не будь он собой, скривило бы от умиления. Они, похоже, совершали что-то вроде путешествия. На их затёртом дорожной пылью старом универсале сверху стоял багажник, на который они грузили большие матерчатые тюки, напоминавшие палатки, и это при том, что вместительный багажник был забит, а повидавшие дорожных кочек рессоры просели. Такое чувство, что они просто разминулись со своими друзьями, такими же раздолбаями, вот только место для ночёвки выбрали не самое удачное. И ведь сами же это знали, раз на ночь таскали вещи в номер.
    Веллерн только несколько раз проводил глазами упругую задницу девушки, укрытую серой тканью короткого платья. Соберись здесь более характерная публика, на такую задницу нашлось бы много приключений, в том числе и от него, будь он пьянее и разгорячённее. Скажем, как вчера. Изнасилованиями он не промышлял, но вот просто так, строго для поддержания собственного мужского начала на должном уровне, мог бы разбить морду её парню. Хотя бы в воспитательных целях - чтобы тот не экономил лишний полтинник и выбирал заведения поприличнее.
    Каждая новая банка сладковатой газировки делала голову всё яснее. Возвращалось желание активности, и по мере его усиления всё больше злило незнание того, где будет финальный пункт маршрута. Если сегодня он узнает это, то с большой вероятностью новая команда получит готовую операцию, спланированную от и до. Нужно будет только, чтобы каждый из новоиспечённых соратников в лучшем виде выполнил свою часть плана. В свете этого Бо больше всего боялся, что его новая команда будет состоять сугубо из молодняка, на который он почему-то не очень полагался.
    Когда после того, как он раздавил и отправил в мусорный бак очередную банку, ему не захотелось взять следующую, он, посидев ещё пару минут, встал и валкими шагами направился в бар. Самый противный эффект похмелья у него заключался в том, что непомерно сильно крутило живот при таком же желании выпить как можно больше воды. Но оба эффекта шли на убыль, если не торопиться и поглощать газировку мелкими глотками и останавливаться, едва только появляются зачатки тошноты. Это условие он выполнил, и неприятные эффекты сменились положительным - жутчайшим голодом, который хотелось удовлетворить чем-то жидким, жирным и мясным.
    Конечно, в здешней солянке были в основном полуфабрикаты, а долька лимона казалась сочной в основном потому, что успела размокнуть, но должный эффект всё равно был достигнут. Наевшись до отвала, он откинулся на спинку стула и сидел так некоторое время, после чего встал, расплатился и направился на парковку, по пути купив ещё газировки в дорогу.
    Лакки, любимый и верный, запустился как всегда легко. Как только электричество поступило в бортовую сеть, заработали кондиционер и компьютер - самые желанные блага жизни в этой глуши. Манипулируя последним, Бо посмотрел уровень топлива в баке. Он был достаточным, раз система не выдала заблаговременного предупреждения, но Веллерн хотел проверить, вместится ли внутрь то количество, которое он планирует заправить после получения очередной суммы наличности.
    Проверив, он убедился, что всё по плану, и до предупреждения системы оставалось всего несколько километров. Что же, отличный повод сделать очередной кружок по местности, лишний раз осмотреться, подышать и получить удовольствие от управления хорошей машиной.
    К слову, класс транспортного средства здесь, вдали от большого города, был отчасти наказанием - высокоэнергетический бензин третьей - самой высокой на данный момент марки - продавался только на двух заправках, да и те были на федеральной трассе, пересекавшей город примерно с юго-востока на северо-запад. И даже за это нужно было благодарить - такое расположение не предусматривало большого удобства для грузовиков транспортных компаний, которым бы пришлось сворачивать с магистрали и потом возвращаться назад, потому что на центральной развязке города - неизвестно зачем построенной - были очень низкие по современным меркам ограничения по массе. Она не была востребована в момент постройки - навскидку Бо давал ей десять лет - а сейчас тем более была никому не нужна. Разве что любителям динамики вроде него. На ровной петле можно было отключить систему стабилизации, вывернуть руль в одно положение, выжать газ, и чувствовать, как задние колёса сами доворачивают корпус. Потом руль нужно было резко вывернуть в центральное положение, поддать газу и в считанные секунды оказаться около поворота в ещё одну петлю,
там повторить свой недавний трюк, а потом снова дать любимому Лакки порезвиться. Он очень легко превышал допустимые лимиты скорости, но на федеральной трассе они были завышены по сравнению с обычными городскими дорогами, так что можно было дать ему волю.
    Предаваясь радостям управления, он не заметил, как пересёк город и выехал за его черту уже по федеральному шоссе. Здесь, в нескольких километрах находился более приличный мотель с охраняемой парковкой. Всё оттого, что здесь останавливались те самые грузовики, которым неудобно было ехать через город, но ночь или какие-то другие неудобства застигли их аккурат перед этим городишкой. Бо, конечно же, мог позволить себе и это место, но здесь с хорошим сервисом соседствовало более частое появление полиции и большая бдительность штатной охраны, что не очень подходило его плану, и, самое главное, образу жизни.
    Ему нравилось, что здесь нет затёртых тарахтящих грузовиков, а парк постояльцев примерно соответствует его Лакки. Будучи трезвым, он вполне мог представить себя членом их сообщества. Правда, если бы один из охранников хоть краем глаза заметил его пистолет, ему было бы точно несдобровать. Но к человеку на такой машине, да ещё просто заехавшему, чтобы заправиться, таких вопросов не было.
    Бо не любил заправщиков, и на его радость, у них, похоже, был перерыв. Он оплатил нужный объём топлива, обналичил небольшое по здешним меркам количество денег и сам направился заливать топливо в бак. При запахе бензина - неизменном атрибуте жары - ему очень хотелось курить, но то, что на дешёвых заправках было бы проигнорировано, здесь бы вылилось в серьёзные проблемы. Так что лучше вести себя по правилам.
    Вообще, Лакки мог показаться прожорливой машиной, учитывая его динамику и скорость, но он был таковым лишь если лить не рекомендуемый бензин третьей высокоэнергетической марки. Если залить, к примеру, вторую, то компьютер переведёт мотор в более жёсткий режим, чтобы обеспечить привычные характеристики, а менее производительного бензина на это потребуется больше. Ну а первый бензин - так называли в народе - Лакки вообще как будто не замечал. Полного бака не хватило бы даже для того, чтобы прокатиться кружок вокруг этого города. Правда, можно было дать компьютеру экономные указания, но в таком случае машина превратилась бы в старую поезженную легковушку в плане динамики, была бы очень вялой и только портила бы впечатление. Нет. Раз уж заплатил большие деньги за машину, будь добр заправлять соответствующим топливом.
    Бо подметил молодого человека, являвшегося, очевидно, сыном кого-то из постояльцев, с завистью смотревшего на хищные тёмно-синие изгибы кузова. Вынимая заправочный пистолет из бака и вешая его на колонку, он широко улыбнулся, раздвинув свои усы и подмигнул глазом. Молодой человек отреагировал, как надо, по мнению Бо. Он нарочито презрительно улыбнулся и скрылся в дверях магазина, примыкавшего к заправке.
    - Мечтай, мечтай, щеночек, - сказал он, усаживаясь в удобное кресло, - сейчас думаешь, что и у тебя будет такая машинка, а на деле ты так и останешься цепной шавкой при батьке, и будет у тебя в лучшем случае такой же чёрный седан с тремя волнами на эмблеме.
    В своей машине Бо мог себе позволить что угодно. Поскольку очереди за ним не было, перед тем как тронуться после пуска мотора, он закурил и только после этого, включив нужный сигнал поворота, вырулил с территории мотеля.
    Свой взгляд он остановил только на грузовиках с прицепами-контейнерами. Конечно, ограбление одного такого выглядело гораздо выгоднее, чем угон фургончика Красто, но и охрана здесь будет посерьёзнее. Тут столько потаённых контрольных секреток, что даже взломщик со стажем не сможет их нейтрализовать за указанное время, так что вариант совершенно бесполезный. Проще нанять качественного взломщика замков, способного работать во время погони, а потом, при короткой остановке украсть просто груз, надеясь, что хотя бы он не помечен.
    Бо оставил эти мысли позади, как только выехал с территории мотеля. Даже его старой доброй команде это было бы едва по силам, а чего уж говорить о стаде молодняка, которое он, скорее всего, найдёт здесь. Нет. Только фургончик Красто, а там ещё надо будет посмотреть, кто на что горазд. Ещё надо с этим разобраться.
    Вообще, все мысли о фургончике вводили его в непонятное содрогание, но он тут же успокаивался, вспоминая, что ни разу не видел ни одной службы, сопровождавшей его. Даже если они следят как-то тайно, им можно просто не оставить времени на то, чтобы предотвратить угон. Хотя, по тому, что он успел усвоить за годы нахождения в деле, даже тайные службы не очень за ним следят. Наверное, это подталкивало его к делу, перебивая ту часть интуиции, которая требовала остановиться.
    Теперь, чтобы вернуться обратно в свой затхлый мотель, ему нужно было прохватить дальше по шоссе, вписаться в поворот под острым углом, а потом ещё некоторое время ехать по объездной дороге. Качество её оставляло желать лучшего, и поэтому Лакки не светили большие обороты, но хотя бы отдых после любимых трюков хозяина.
    Объездная дорога пролегала по возвышенности относительно Сэндсоула, и, учитывая скорость, с которой по ней приходилось двигаться, его можно было рассмотреть во всей красе, если таковая в нём была. Отсюда даже было видно ту самую развязку, по которой Бо ещё недавно ехал.
    Особенно он отмечал повороты на грунтовки. Было очень интересно, куда они ведут, но он не хотел делать для своего Лакки лишние приключения. В конце концов, если дело не выгорит, и он застрянет здесь надолго, можно будет не заботиться о тишине, и тогда он провернёт старый добрый угон какой-нибудь развалюхи, на которой исследует всё это пространство, а потом там же и бросит, включив маяк, перед тем, как скрыться. Пусть былой хозяин найдёт свою технику, Бо она ведь не нужна. Но пока настраиваться на худшее не стоило. Юнец ещё объявится. Веллерн это чувствовал. Очень отчётливо чувствовал, как будто его уже ждали в мотеле.


    3


    Бо обматерил себя, когда после того, как он припарковался, путь для выезда ему перекрыл ярко-красный пикап. Он видел его на парковке, знал, что эта машина новая и какая-то подозрительная, и всё равно не принял меры предосторожности. Нужно было притормозить около выезда, осмотреться, постараться увидеть сидящих внутри, но теперь об этом уже было поздно рассуждать. Он просто вышел, готовый в любой момент выхватить свой пистолет и дать отпор. Даже если ему суждено умереть в данный конкретный момент, он заберёт с собой хоть кого-то из неумелых бандитов.
    Однако ничего серьёзного не случилось. Из пикапа скалились три довольных лица, одно из которых он узнал. Тот самый мотоциклист, который решил пересесть на другую технику. Вместе с ним был ещё один такой же юнец и девица примерно их возраста. Для них это была лишь шутка, но Бо с радостью бы достал свои кастеты, чтобы поставить их на место.
    Теперь себя нужно было сдержать. Он сделал это. Закрыв дверь Лакки, он как можно более бесчувственно оглядел троицу и их машину. Потом, не глядя, нажал кнопку активации защиты на брелоке. Она сработала, оповестив окружающих сигналом поворотников и соответствующим звуком. У знающих улыбки пропали с лиц. Они-то разбирались в штатных системах охраны. Теперь они знали, что этот человек либо по-настоящему купил эту машину, что было очень дорого, либо очень качественно её взломал, что говорило об умении. Бо ухмыльнулся их наивности, по которой они считали, что он стал бы рассекать свободно на такой машине, если бы с ней было не всё в порядке.
    Девушка сидела на пассажирском сидении первого ряда. Она взглянула на Бо немного пренебрежительно. Конечно, он был намного её старше и выглядел, как и полагалось представителю другой эпохи и другого склада ума. Да и такие усы, как у него, не были в моде. Молодёжь предпочитала ходить гладко выбритой. В принципе, Веллерну было на неё всё равно. Она не выглядела опытной и способной на серьёзное дело, а он это ценил, возвышая даже над возрастом.
    Мотоциклист сидел один во втором ряду, что было прямо-таки приглашением к посадке туда, которое он подтвердил словесно. Бо сейчас почему-то особенно не понравилась мысль, что придётся работать бок о бок с молодняком, но сейчас у него, похоже, не было выбора. Он сел внутрь, и водитель без лишних слов тронулся с места, как будто бы Веллерн был ещё одним их другом, за которым они заехали по пути на вечеринку.
    - Я Джаспер, - сказал парень, сидевший за рулём, - Словер сказал, что у тебя ко мне какое-то дело.
    - Ну, а Словер ничего больше не рассказал? - Бо открыл окно и закурил. Девушка посмотрела на него неодобрительно, но ему было плевать.
    - Хочу услышать от тебя.
    - Не вижу смысла лишний раз всё повторять. Если ты в деле, говори, есть ли у тебя люди, и поехали смотреть бункер.
    - А с чего ты решил, что у меня он есть?
    - Ну, если у тебя его нет, зачем было являться сюда и спрашивать меня о деле? Без бункера всё отменяется. Можешь сразу пойти к полицейским и подставить руки под браслеты.
    В салоне воцарилось молчание, немного лишнее, как казалось Веллерну. Но это ничего, как он думал, пусть ребятки немного подумают. Это дело для них будет самым серьёзным - не взлом маяков и прочих систем охраны на угнанных машинах. Смущало его только то, что они ехали не в сторону города, а наоборот. Но там ещё была объездная дорога, по которой он ещё недавно делал крюк.
    - А с чего нам верить тебе? Что, если ты полицейский? - в разговор вступила девушка, быстрее остальных нашедшая, что сказать, хоть и немного невпопад.
    - На Словера меня вывел Салем. Если Словер не доверяет этому человеку, можете сразу разворачиваться.
    Но он не развернулся и даже не замедлил ход. Он быстро свернул на полосу, с которой нужно было поворачивать на объездную дорогу, и притормозил только потому, что поворот был очень крутым. Даже на Лакки с его отличной управляемостью здесь можно было очень просто угодить в кювет.
    - Ладно. Допустим, у нас есть бункер, но с чего ты решил, что фургончик сладкий? Его даже почти не охраняют.
    - Если бы охраняли, вы бы со своей шпанюгой уже заинтересовались.
    - Это только твои мысли, что там что-то денежное? - спросил Словер, который, видимо, с момента их встречи передумал уже кучу мыслей о заветном фургончике и целесообразности его угона.
    - Нет, мне птичка напела, что Красто очень небедная фирма, и у неё много контрактов. Филиалы по всей стране, все дела. А здесь, судя по всему, они что-то такое проверяют подальше от всех. Может быть, и правда не очень денежное, но побольше вашей обычной добычи.
    - Ну а тебе это всё зачем? - спросил Джаспер.
    - Я временно не у дел, скучно, - обнажив свои ровные, желтоватые от сигарет зубы, ответил Веллерн, - а заодно люблю посмотреть, чем живёт страна, пока я прохлаждаюсь.
    Выехав на объездную дорогу с относительно плохим покрытием, юноша, тем не менее, не сбавлял скорость. Хорошая подвеска пикапа легко глотала все трещины, не донося до салона и тени тряски. Все задумались, но ровно до тех пор, пока юнец не притормозил в небольшом кармане на обочине.
    Он, его подружка и мотоциклист направились на выход, а Бо последовал за ними. Он уже предвидел разговор, непонятно было только, почему для него пришлось выходить наружу. Первым делом он, положив короткий окурок на большой палец, резко метнул его указательным, а потом достал новую сигарету и поджёг.
    - И у тебя есть план? - спросил Джаспер немного недоверчиво.
    - Есть план. Я тут уже давно катаюсь. Только что к заводу, с которого они стартуют, не ездил, но туда-то точно путь заказан. Их надо брать в пустыне.
    - Прямо в пустыне?
    - Да. Незадолго до того места, где они сворачивают с дороги.
    - Как сделать так, чтобы они остановились? - спросил Словер.
    Конечно, они-то своё дело начинали в тот момент, когда машина очередного беззаботного обывателя без лишнего присмотра стояла на парковке. В этом свете, как останавливать транспорт, они не шибко задумывались.
    Девица тем временем положила руку на плечо Джаспера и также вопросительно, как и остальные, воззрилась на Веллерна, которому в этом виделся определённый вызов.
    - Вообще, можно было бы привлечь твою подружку. Она изображала бы не слишком знающую фею, которая проколола колесо, но мы не знаем их протоколы безопасности, и поэтому не будем рисковать. Они могут не остановиться.
    - И что же мы сделаем? - с нетерпением спросил Словер.
    - Мы сделаем их самих феей с проколотыми колёсами. Думаю, в таком фургоне уж точно найдётся запаска. Они же ездят по пустыне, где что угодно может попасться.
    - А если они вызовут вертолёт?
    - Отменим дело, - спокойно сказал Веллерн, - ради того, что там может попасться, я не готов идти на мокруху. Ладно бы один-два, а там целая орава со временем сбежится.
    - И мы так легко отменим?
    - Я же говорю - я не видел протоколы безопасности, но почти уверен, что доступ в грузовое отделение отдельный. Они могут выходить из машины, не подвергая груз опасности. Но нам он в тот момент будет и не нужен - мы займёмся им, когда уйдём.
    - И ты сможешь открыть замок? А если у них не будет ключей? - спросила девушка, имени которой он по-прежнему не знал.
    - Правда, - поддержал Джаспер, - он может управляться на расстоянии.
    - Смогу. Вопрос во времени, но у нас оно, я думаю, будет. Вообще, если всё сложится очень хорошо, мы можем не вскрывать, а отдать так, если предложат хорошие деньги.
    - Но интересно же глянуть, - с каким-то мальчишеским азартом сказал Словер.
    - Если замок будет относительно простым, мы глянем в ту же ночь. Это я тебе гарантирую. Но до этого ещё надо дойти.
    - Хорошо. Допустим, они остановятся, но они же вызовут полицию и все дела. Откуда ты знаешь, что за машиной не следят со спутника?
    - Проще приставить охрану. Тем более, хоть у Красто и есть свои спутники, они не могут использовать их без разрешения правительства. Чтобы следить, нужно засветить фургон, а они это не делать не хотят.
    Снова повисло молчание. Бо выкинул очередную сигарету и зажёг новую. Не столько потому что хотел курить, сколько для того, чтобы руки были чем-то заняты, к тому же, он считал, что с сигаретой выглядит убедительнее.
    - На худой конец, наблюдатель сообщит о большой активности, и мы успеем свалить. А активность будет. Полиция не успеет прибыть, но вертолёты поднимут. Ну а от них, я думаю, вам уходить не впервой.
    - От него, - хихикнул Джаспер, - он у наших ментов только один.
    - Тем более.
    - Всё как-то ненадёжно, - с сомнением сказала девушка, посмотрев на своего друга.
    - Да уж, не банк, - ухмыльнулся Веллерн, - который всегда на месте, и к которому всегда можно подъехать и узнать, что к чему, так что риск побольше. Нет, если у вас есть человек, который проникнет в сеть Красто и выкрадет протоколы безопасности, мы можем всё решить заранее.
    - Это тоже риск, - сказал Джаспер, видимо, понимая суть вопроса.
    - Тем более, - спокойно заключил Бо, - так что планируем, а если что - отваливаем. Здесь вам не Нью-Москоу, чтобы по сточным тоннелям на катере уходить от вертолётов.
    Он подметил, как после этой фразы у Словера загорелись глаза.
    - Хорошо. Кто ещё нужен для операции? Ты говорил о наблюдателе.
    - А вот это мы уже будем обсуждать после того, как вы покажете мне бункер. Баш на баш.
    Они переглянулись. Девушка выражала недоверие, Словера Бо вновь вдохновил, а Джаспер колебался, но, в конечном счёте, снова склонился к положительному ответу, после чего все четверо снова погрузились в пикап и направились дальше. Юноша свернул на одну из грунтовок, которую Бо подметил ранее этим же днём. Про себя Веллерн подумал, что если она ведёт напрямую к защищённому месту, то тогда их дело будет сделать даже проще, чем он думал.
    - Если ты делал серьёзные дела, почему ты здесь? - спросила девушка.
    - А я всё ещё не знаю твоего имени, - ответил Веллерн, наигранно улыбнувшись.
    - Светти.
    - Так вот, Светти, после больших дел обычно нужно время, чтобы улеглась пыль. А пока она не улеглась, лучше не шататься в тумане, который она создаёт, можно напороться на что-то нехорошее.
    - Ну а нам ты можешь рассказать? - спросил Словер.
    - После третьей бутылки пива, и то, если бункер нам подойдёт, - охладил его пыл Бо.
    Конечно, его дело, предшествовавшее побегу в это захолустье, он предпочёл бы не вспоминать, хотя, по его мнению, всё прошло относительно неплохо. Жаль, старые друзья немного злятся. Но ничего, им рано или поздно понадобится старина Бо, без которого сложно обойтись. Несмотря на заносчивость и излишнюю импульсивность, он всё же хороший специалист своего дела.
    - Местные трущобы? - спросил он, когда вдали показались разноцветные домики, сделанные, как будто из остатков контейнеров, которые используют для транспортировки по морю.
    - Сендсоул во всей его красе, - широко улыбнувшись, сказал Джаспер, - или ты думал, что мы все живём в центре?
    - Да я сам рос в дерьме, так что можешь не рассказывать, - ответил Бо.
    Будь он на месте полицейских, этот парень был бы у него на примете. Среди всех развалюх, которые можно было увидеть в этом районе, его красный пикап на хороших внедорожных шинах выглядел очень богато. Несоразмерно тем деньгам, которые этот парень мог зарабатывать на одной из местных фабрик. Это было негативным моментом, который слегка подмывал Веллерна отказаться прямо сейчас, но он уже твёрдо решил довести это дело до конца.
    Узкие улочки, на которых этот пикап не смог бы разъехаться с точно таким же, постепенно привели их в тупик. Это была площадка овальной формы, по краю которой стояли то ли дома с гаражами, то ли гаражи с надстроенным жилым этажом. Всё это выглядело достаточно бедно, но если здесь есть то, что ему обещали, это хорошее прикрытие.
    По площадке в пыли бегала какая-то детвора, совсем не обращавшая внимание на красную машину. Значит, она была им знакома. На дальнем краю около гаражей сидела кучка мужчин в годах. Судя по наличию у некоторых из них бутылок из тёмно-зелёного стекла, они проводили вполне соответствующий своему образу жизни досуг.
    Джаспер остановил машину около высоких слегка покосившихся деревянных ворот. Для Бо не требовалось их открытие, чтобы понять, что они скрывают за собой очередной гараж вместимостью на пару машин, с кучей всяческих инструментов разных поколений мастеров, а также другого хлама, который неизбежно накапливается в процессе гаражной деятельности.
    - Сделаешь, Слов? - спросил Джаспер.
    - Ладно, - с некоторой неохотой согласился мотоциклист.
    Он вышел из машины и сначала открыл первую створку, а за ней вторую. После этого Джаспер уверенно закатил пикап внутрь гаража и остановился, а Словер тем временем уже закрывал плохо слушавшиеся его деревянные ворота. Потом он встал перед передней частью пикапа, открыл небольшой ящичек, висевший на стене, и нажал одну из кнопок, располагавшихся там. В следующую секунду весь пол поехал вниз, и они, опустившись метров на десять, оказались в совершенно другом помещении, наличие которого сложно было бы предугадать, опираясь сугубо на то, что можно было увидеть снаружи.
    Когда пикап проехал вперёд и остановился, а вокруг включился свет, Бо даже присвистнул. Это была качественная автомастерская с бетонными стенами и хорошим оборудованием. Парни явно вкладывали заработанные деньги не только в личные транспортные средства.
    - Ну как? - спросил Джаспер, видя удивление Веллерна.
    - Один. Грёбаный. Вопрос, - отделяя каждое слово приличной паузой и продолжая оглядываться и сняв свои чёрные очки, сказал Бо, - откуда?
    Бункер и правда соответствовал всем требованиям. Разве что, он лично не проверял его сканером, но то, что он вообще был, и им удавалось его поддерживать в нормальном состоянии, уже было хорошо. Бо, признаться, ожидал долгий пологий съезд в какую-нибудь землянку, кое-как экранированную и не вызывающую в этом свете особого доверия, но это в полной мере можно было назвать качественным инженерным сооружением. Один подъёмник чего стоил.
    - Ты думаешь, те стариканы, что синячат там, только и делают, что жрут самогон? - усмехнулся Джаспер, - не, это они отдыхают. Сегодня воскресенье, как-никак. Здесь же строили грёбаную развязку, магистраль эту прокладывали, да и шоссе тоже. Здесь был строительный городок, ну и в ночи можно было отогнать технику ненадолго и поработать на будущее благо. Тогда все были в горе с этими стройками, а сейчас столько талантов простаивает.
    - Отец Словера программист-оператор робота-экскаватора, - заметила Светти, - он этот котлован вырыл за три дня.
    - А мой старик спец по металлоконструкциям, - добавил Джаспер, - Светкин дядя водил бетономешалку.
    - И материалы никто не считал, - довершил логическую цепь Веллерн.
    - Мощь народа, - усмехнулась девушка.
    - Которому надо как-то жить, - добавил Бо.
    - Именно. Старикам было, чем заработать, но и тогда они немного пошалили, - усмехнулся Джаспер, - в основном аккумуляторы. Они и тогда денег стоили, и сейчас. Выходит робот с новым, а приходит со старым. Никто не при делах. А от робота - сам знаешь, сколько что стоит.
    - Бункер окупился за пару месяцев, - сказал Веллерн, всё ещё оглядывая бетонные стены и потолок.
    - Где-то так. С запчастями проблем нет до сих пор, хоть и слить их налево уже не так просто. Вот мы и пользуемся, как можем.
    - Ладно. С этим решили, - сказал Бо, - начало хорошего дела надо хорошо обмыть.
    Девушка опять посмотрела неодобрительно, но в глазах Джаспера и Словера Бо увидел желание согласиться. Он продолжал смотреть вопросительно.
    - Нужно только до города доехать.
    - Я угощаю, - сказал Бо, - можно взять сразу ящик. Никто не против?
    - Можно, - согласился Джаспер, покосившись, тем не менее, на подругу.
    - Тогда погнали.
    Снаружи ничего не изменилось. Окружающие жители как не видели машины, въезжавшей в гараж, так не увидели её и выезжающей из него. Развернувшись, красный пикап двинулся прямо по широкой по местным меркам улочке.
    - Так кто ещё нужен для команды? - спросил Джаспер, воспользовавшись молчанием.
    - Человек, который сможет вести фургон. Быстро, уверенно и точно, - выдержав паузу и закурив, ответил Бо.
    - Я, - первым ответил Словер.
    - Я, - мальчишески оспорил Джаспер. Бо только усмехнулся.
    - Тебе, парень, с твоей двухколёской, есть лучшее применение. Если ты, конечно, водишь не как школьник и сможешь с пассажиром за спиной гнать между полос в потоке.
    - Я могу! - его глаза вновь загорелись.
    Бо сразу же представил, сколько раз он загонялся выше лимита и сколько раз нарушал прочие правила, выписывая змейки между полос, но всё же остался цел и невредим. Пожалуй, это задание будет для него простым.
    - Отлично, - скупо сказал Бо, хоть и радовался, что всё разворачивается по очень правильному сценарию.
    - Кто ещё?
    - Наблюдатель, - ответил Веллерн, - любой парень на любой машине, который просто будет в нужном месте в нужное время и скажет нам то, что видит.
    - Я? - спросила Светти.
    - Лучше бы это был парень, - честно ответил Бо.
    - Сексист? - спросила девушка с вызовом.
    - Ещё какой, но речь не об этом. Парень найдётся?
    - Да, - кивнул Джаспер.
    - Отлично. И самый главный. Взломщик. Человек, способный подломить сеть полиции, сообщить им дезу и делать некоторое время так, чтобы они на неё велись.
    В салоне снова воцарилось молчание.
    - Хоул? - озвучила, наконец, общие мысли Светти.
    - Я хрен знает, - как-то по-мальчишески заключил Словер.
    - То есть? - сразу спросил Бо.
    - Ну, он так-то толковый вроде мужик, но мы с ним не очень, - ответил Джаспер.
    - Если вы скажете, что он годится для дела, то я сам с ним поговорю, - сказал Бо.
    - Он такой, себе на уме, - заметила Светти, - как-то вскрыл ментов, но они за ним приехали, а он даже сбежать не пытался.
    - Святая невинность, - усмехнулся Веллерн.
    - Мы тогда хорошую тачку ломали уже третий день, - со смехом сказал Джаспер, - хорошо, что они в батин сарай не глянули.
    - Если других никого нет, то придётся иметь дело с ним, - заключил Бо.
    - Если ты ему поставишь пива и прямо во время работы разрешишь пить, он будет работать лучше.
    - Ага, - небрежно усмехнувшись, сказала Светти, - если только он не нажрётся до того, как вы закончите.
    - Ну, что есть, то есть, - легонько хлопнув себя по коленке, заключил Словер.
    - Ладно. Разберёмся. Значит, если мы хотим его завербовать сегодня, нам нужно брать больше.
    - Да, - кивнул Джаспер, останавливаясь около небольшого магазина и ставя машину на ручник, - бери два ящика - не промахнёшься. Ему не столько нужно само бухло, сколько осознание, что рядом ещё много бухла.
    - В этом мы с ним похожи, - усмехнулся Веллерн.


    4


    Старая полная продавщица не подала им ящики. За ними ходили Бо и Словер. Веллерну даже было интересно побывать в подсобке, куда его так опрометчиво допустили. Будь он мелким грабителем и имей машину у входа, можно было бы просто достать пистолет и брать всё, что угодно, но это было для него не интересно. Только привлекать внимание местной полиции. Нет, он здесь для большого дела.
    - Так что? - спросил он, когда они возвращались к общей овальной площадке, - ты меня познакомишь с этим Хоулом?
    - Да. На запах проставы и дела он придёт. Ты только это, - Джаспер отвлёкся, чтобы пропустить машину на повороте, - не особо на него наезжай, если что.
    - Да я само спокойствие.
    - Ладно.
    - Больше точно никто не нужен? - спросил Джаспер, когда они уже подъезжали ко двору.
    - Если ваш взломщик не усложнит схему. Я же не знаю, что он сможет взломать, а что нет.
    - Он может всё, но, - Светти помедлила, - ему нужен контролёр.
    - Если его дело окажется безопасным, то им даже можешь выступить ты, - предложил Бо, - мне почему-то кажется девушку он послушает лучше.
    - Я подумаю.
    - Мы с этим разберёмся, - сказал Джаспер.
    Он не одобрял участия своей девушки, и Бо это понимал. Он предложил просто так, скорее для того, чтобы выяснить, хочет ли он, чтобы она участвовала или нет. Если нет, то это его не сильно огорчает, а скорее наоборот.
    - Мы, я надеюсь, не прямо во дворе будем сидеть? - спросил Бо, когда они остановились около гаража, за дверями которого притаился вход в бункер, - вдруг кто подойдёт.
    - Ты мужиков местных не бойся, - сказал Словер, открывая дверь пикапа, - они и так фургон увидят, только если даже менты сюда явятся, то никто ничего не видел.
    - И дети даже не скажут, - добавил Джаспер, вынимая ключ из замка зажигания.
    - Это только плюс.
    К радости Бо они расположились на втором этаже одного из близлежащих гаражей. В комнате на втором этаже была только двуспальная кровать, столик и несколько стульев. Типичная ночлежка для человека, который большую часть времени проводит в гараже или в машине. Всю переднюю стенку занимали окна, открывавшие хороший вид не только на двор, но и на близлежащий район.
    - Удобно, - заключил Бо, открывая первую бутылку пива.
    Про себя он думал, что не стоит слишком напиваться при этих подростках, хоть и достигших возраста самостоятельности. Правда, если думать о том, кто доставит его обратно в мотель, это скорее будет Светти, которая принципиально отказывалась от выпивки. Сам-то он неплохо водил в нетрезвом состоянии, но кому-то из этих зелёных граждан вряд ли бы доверился.
    - Ну так мы увидим взломщика? - спросил Бо после чоканья и глотка размером почти в полбутылки.
    - Я схожу, - сказал Словер.
    - Лучше я, - возразил Джаспер, поднимаясь, - сейчас. Минут десять подождите.
    Бо сделал ещё большой глоток и повернулся к окну. Пока он не сильно запьянел, и в голове не проснулась присущая ему в этом состоянии лихость, нужно было лишний раз прикинуть план в голове, тем более, что сейчас ему нужно будет изложить его своим новым компаньонам.
    - А после того, как мы угоним фургон, и всё уляжется, - осторожно спросил Словер, - ты отвалишь?
    - Думаю да. Хотя, лучше сделать это ещё до того. А то до тех пор, пока всё уляжется, они могут прикинуть хрен к носу и решить хотя бы меня проверить.
    - Да ну. Тут мусора не сильно гоняются. В этот район точно не сунутся.
    - Всё зависит от того, что в фургончике. Я чую куш, а если есть куш, ставки возрастают. Надеюсь, никто из них даже не слышал о вашем секретном убежище.
    - Вроде как нет.
    Джаспер явился быстрее, чем обещал. Человек, которого он привёл, не производил на Веллерна впечатления хорошего работника. Может быть, виной тому была его привычка к своей старой команде, где эту часть выполнял Холден. Он был плотнее и не выглядел как заядлый фанат компьютерных игр, хоть и питал слабость к ним и к еде пожирнее, но в целом даже на вид был более грамотным, нежели этот худой небритый очкарик с бутылкой из тёмного стекла в руке. Судя по слегка поехавшему взгляду, не первой на сегодня.
    - Хоул, это Бо, - сказал Джаспер, - это его план.
    Хоул смотрел с недоверием. Рука его была худой и мягкой, да он и не пытался крепко пожать ладонь Веллерна. Скорее, это было просто символическое соприкосновение, просто обозначавшее приветствие и не более.
    - Что у тебя на уме Бо? - спросил он.
    - Фургон Красто, - напрямую ответил Веллерн, даже не тратя силы и время на то, чтобы отвлекаться на странность вопроса.
    - Красто мне не взломать, - он сжал свои маленькие губы и покачал головой, - у них очень хорошая сетевая защита, а подобраться к ним в упор не получится.
    - Успокойся, - выдохнул Бо и присел обратно на кресло, - не нужно взламывать Красто. У меня есть план, который позволит обойтись без этого.
    - Да ты садись, Хоул, - сказал Джаспер, подставляя гостю небольшой деревянный стул.
    Но принятие сидячего положения интересовало его меньше того, что он ожидал услышать от Веллерна. Быстро примостившись и склонившись вперёд, он тут же снова вернулся к разговору.
    - А что тогда нужно взломать?
    - Городскую сеть. Полицейские частоты. Передать всем дезу. Остановить Сендсоул к чертям, хотя бы на пятнадцать минут. Там посмотрим, на сколько у тебя получится.
    - Если буду делать всё так же, как в прошлый раз, они меня быстро вычислят.
    - Тут сначала нужно узнать, как было в прошлый раз.
    - Из дома, - как-то по-детски улыбнувшись и откинувшись на спинку стула, сказал он.
    - Нет, это сразу отметается. Мы направим всех наших друзей прямиком на центральную городскую развязку. Если мы просто скажем им, что там что-то происходит, они нам не поверят. Им нужно будет только подключиться к камерам, и они увидят, что всё в порядке. А ведь у них ещё есть другие датчики. Так что, это всё нужно будет глушить прямо оттуда.
    - О, я не уверен, - он начал было что-то говорить, но тут же осёкся. Ему было интересно заняться этим делом, и он, конечно же, очень хотел попробовать.
    - Завтра у всех будет возможность всё попробовать. Заодно Словер проверит, как ему маневрируется в потоке с твоей задницей на борту.
    - Так это с Хоулом я буду ездить?
    - Да. Если вы всё сделаете, как надо, то парализуете развязку. На машине с неё будет не уехать.
    - А, - юноша улыбнулся, поняв, о чём идёт речь.
    - Ладно. Обо всём по порядку. Завтра вы заезжаете за мной рано утром, и мы едем к метеостанции. Нас туда отвезёт Светти, и её роль в деле будет завершена. Нужно, чтобы она просто знала, куда подъехать и где спрятаться. Это на случай, если мы отменим дело в последний момент. В идеале мы останавливаем грузовик и уезжаем на нём, а она разворачивается и едет в направлении города, попутно сказав, что видит.
    - То есть, я ещё и наблюдатель, - улыбнулась она.
    - Побочный. Основной наблюдатель не должен быть посвящён в общий план. Этого можно не делать, поэтому не надо. Так будет безопаснее. Он остановится в северо-восточной части города, в стороне от развязки и скажет нам, что видит сам. Он должен сказать, что Хоул и Словер сработали на отлично, и ни одна машина с мигалками не может выдвинуться в нашу сторону.
    - Мы будем делать крюк вокруг города? - спросил Джаспер.
    - Да. Это нужно для того, чтобы запутать их. Сначала я отключу маяк, но они всё равно будут иметь представление о направлении и приблизительном секторе, где мы потерялись. Уж поверь, там прочешут всё, если груз по-настоящему ценный. Ну а мы тем временем обогнём парализованный Сендсоул, и уедем в ваш район по той самой грунтовке, по которой мы сюда ехали.
    - Там есть дорога короче, - сказал Словер.
    - Тем лучше. Машинка-то наша позволяет прокатиться.
    Веллерн широко улыбнулся, одним махом допил бутылку пива и взял следующую. Повисло молчание, как будто до этого всё планируемое мероприятие воспринималось строго как забава, и вот теперь, после полной озвучки плана оно обрело настоящую форму.
    - Ну так, что скажете? - спросил он, нарушая тишину.
    - Да как-то всё слишком просто, - пожал плечами Джаспер.
    - Именно на это и расчёт. Всё слишком просто, чтобы кто-то даже подумал, что всё так и будет сделано.
    - За вами может потянуться полиция Лассана, там магистральный дорожный пункт, - сказал Хоул, - им развязка не помешает.
    - Тогда надо сделать так, чтобы они так или иначе были в городе в тот момент, когда запахнет жареным. Никто не должен пойти по следу. Ты сможешь?
    - Ну, - помялся Хоул, - если я смогу их убедить, что на развязке произошло что-то страшное.
    - О, там хватит страшного. Я видел там таких гонщиков, так что если отключить все светофоры, то точно будет пара аварий.
    - Тогда да, - подтвердил взломщик.
    - Но светофорами ты захлопнешь капкан, когда там уже будут пожарные и полиция.
    - Пожарные? - удивился Джаспер.
    - Да. У этих ребят большие тачки, ездят они быстро, и в момент закроют собой всё. Скажешь, что столкнулось два бензовоза, много жертв.
    - Уж это я что-нибудь придумаю, - он сказал со злорадством, как будто ему доставляло немыслимое удовольствие вводить в заблуждение местные службы.
    Бо даже подумал, что он точит на них зуб за то, что они один раз его взяли, и, возможно, поступили не так, как подобало бы наказать его в случае обычной шалости, а по сути то, что он сотворил, шалостью и являлось. А они, наверное, завели на него дело, может быть, повесили штраф. Ну и, наверное, без пинков не обошлось.
    - А если кто-нибудь погибнет? - сказала Светти.
    - Будем надеяться, что обойдётся без этого, - сказал Бо, - ну а так, меньше нужно было лихачить. У кого-то ещё есть какие-нибудь возражения?
    Светти, наверное, пустилась бы и в большие рассуждения, но он их пресёк своей фразой. Все сразу задумались, а Бо сделал очередной глоток почти до половины бутылки.
    - Да вроде нет, - ответил тем временем Джаспер за всех.
    - Значит, завтра мы едем на разведку, а послезавтра устраиваем работу.
    - Так сразу? - спросила Светти.
    - А тебе нужно подготовиться, Светлячок? - Веллерн усмехнулся, обнажив свои ровные зубы.
    Она не ответила, и никто больше ничего не сказал по этому вопросу. Они, видимо, не проводили таких дел, которые нужно было спланировать и быстро осуществить. Вся их работа, если угоны можно было назвать таким словом, была спонтанной - увидел машину на улице, приглянулась, подломил и уехал. Потом покатался и продал. Всё просто. С ограблениями так было делать нельзя. Любители спонтанной деятельности в этом направлении долго не живут. По крайней мере, на свободе.
    В этой компании Бо позволил себе ещё одну бутылку пива, но обсуждать с этим контингентом было нечего. Взяв ещё одну, он попросил доставить его до мотеля.
    - Похоже, придётся мне? - осмотрев немного подвыпивших друзей, сказала Светти.
    - Лучше я, - сказал Словер, вставая и поворачиваясь к Джасперу, - возьму пикап?
    - Точно не попадёшься?
    - Да нет. Мы в окружную.
    - Только сильно не гони, - он достал из кармана ключи и протянул ему.
    - Ты же меня знаешь.
    Бо первым спустился вниз и сразу закурил, едва оказавшись на улице. День ещё далёк от своего завершения, а он уже начал заливаться. Так что у него хватит времени, чтобы напиться и выспаться. Жаль, завтра нельзя будет повторить примерно ту же программу. И хотя не было нужды назначать перерыв больше, чем на один день, это его немного разочаровывало. Глядя на окружающую действительность, он совершенно не был удивлён тому, что местные жители при первой же возможности закладывают за воротник.
    Появился Словер. Как показалось Веллерну, с небольшой задержкой. Видимо, в последний момент Джаспер захотел что-то ему сказать.
    - Готов? - спросил мотоциклист.
    - Всегда, - Бо надел очки и направился к машине.
    - Не угостишь сигаретой? - спросил Словер, когда они тронулись, - вообще, я не курю, но как выпью пару бутылочек, начинает тянуть.
    - Держи, - Веллерн протянул ему открытую пачку, другой рукой удерживая кнопку стеклоподъёмника, чтобы открыть окно.
    - Ну так, - сказал Словер, кашлянув после первой затяжки.
    Бо подумал, что зря дал ему курить. Помня себя, в то время когда курил примерно таким же образом, у него после первой же затяжки начинала кружиться голова. Не хватало ещё, чтобы этот юнец сейчас врезался во что-нибудь.
    - Ты потом уедешь обратно? - продолжал Словер.
    - Да. Думаю, да.
    - Тебе не нужен помощник?
    - Хочешь свалить отсюда? - задал встречный вопрос Веллерн, а про себя думал, что не стоит слишком сильно отвлекать его от дороги.
    - Почему нет? Вполне обычное желание. У нас много кто отчалил. Из моего класса остались только я и Джасп, но я не хочу мешать бетон или ещё что-то.
    - Ну, в таком случае тебе придётся быть готовым сделать что-то покруче, чем просто угнать.
    - Что, например?
    - Ну, вот представь, угоняешь ты серьёзную тачку, а тут хозяин объявился. А она в городе одна, и заказ именно на неё. Что тогда?
    - Я бы смог уехать.
    - А если нет?
    - Да смог бы. Тачка же крутая! - он неловко улыбнулся.
    - Ладно. Посмотрим, как что сложится послезавтра. Зарулим в магазин? У меня осталось мало, а мешать не хочу.
    - Конечно.


    5


    - Нет, Бо! - голос Ронни утонул в звуке разбивающегося стекла.
    - По-другому никак. На этот раз мы хрен уйдём!
    Оживлённый перекрёсток, повсюду люди и машины. Везунчик Ронни умело маневрирует, а позади видна машина Каспера, на хвосте которого висит полиция. Веллерн, получавший неоднократные выговоры за свою страсть к крутым поворотам, выбил боковое стекло, потому что стеклоподъёмник в последний момент заело, и вылез наружу. В руках его был автомат. Стрелял Бо неважнецки, особенно из автоматического оружия. Тем более с такого расстояния. Тем более на ходу. Но это был единственный шанс отвлечь полицию от Каспера, в багажнике которого лежали деньги. Много денег.
    Ронни негодовал. Все прекрасно знали, что если преступники не стреляют, никто не будет стрелять по ним, но полиция в следующую минуту может загнать их в угол - Каспера уж точно - и Веллерн решил рискнуть. Хватит нескольких секунд. Может быть, полиция врежется в кого-то и тогда точно отстанет.
    Очередь прогремела заметно даже на фоне городского шума. Две или три пули задели полицейскую машину, и она вынуждена была отвернуть. Каспер, воспользовавшись небольшой заминкой преследователя, успел выполнить удачный манёвр и вырваться вперёд. Дело уже было почти в шляпе, когда по ним открыли ответный огонь. В этот раз полиция как будто ждала разрешения на стрельбу, и стрелки сидели с оружием наготове.
    Веллерн успел увидеть, как Каспер нырнул на боковую улицу, где можно было скрыться, пока полиция, не ожидавшая такого манёвра, опомнится. Но основная проблема была в том, что огонь открыли по всем, и в следующую секунду пуля прострелила плечо Ронни.
    Он чуть было не выпустил руль от боли, но в последний момент сумел его удержать и свернуть в сторону железнодорожного тоннеля. Здесь можно было оторваться. Полиция некоторое время ехала параллельно, но потом отстала. Вся рубаха Ронни была пропитана кровью, а сам он побледнел. Веллерн хотел предложить сесть за руль, но не решился. Всё и в самом деле выглядело так, что если бы он послушал напарника, то всё вышло бы легко, как и раньше, но он не послушался. Сложно было доказать свою правоту. Каспер остался жив и невредим, а пули прошили багажник и попортили несколько купюр - ерунда.
    - Я сыт по горло, твою мать! - орал Ронни, когда Холден обрабатывал его рану. Пуля прошла навылет, ничего не задев, но это всё равно стало последней каплей.
    Холодный и расчётливый, Холден был главарём. На нём был взлом систем управления летающим транспортом полиции, и от вертолётов уходить не пришлось. Он сейчас накладывал повязку и смотрел на Веллерна своим тяжёлым взглядом.
    Всё, как и в тот раз. Каспер стоял и курил, хлебая виски огромными глотками. Вот уж в кого непонятно, как влезало. Ронни тоже не отказывался от глотка. Обычно он это дело не любил, но сейчас хоть какая-то анестезия.
    - Теперь нас будут искать, - холодно сказал Холден.
    - Всегда искали, и что теперь? И стрельба не в первый раз, - как и в тот раз, сказал Бо.
    - Теперь всё по-другому. Тебе нужно уехать, Бо, хотя бы на пару месяцев. Я переведу деньги в течение недели, а ты заляг на дно. Обдумай хорошенько. Если ты хочешь работать в команде, то всё нужно делать так, как надо команде, а не как хочется тебе. Хочешь пострелять - отправляйся в порт. За тамошних эмигрантов никто не спросит.
    - Брось! Каспер бы не ушёл.
    - Неважно, - Холден повёл рукой, - ты всегда хочешь, как лучше, а получается одно большое дерьмо.
    Лица их были смазанными, он плохо их видел. Но эмоции он запомнил с того раза. Широкоплечего Холдена, низенького Каспера, и Ронни в его цветастой рубашке, которую вместе с его плечом продырявила пуля. Всё было хорошо, но финал, как и в реальности, был всегда один. В тот момент он резко выдохнул и, хлопнув дверью, направился к своему Лакки, а сегодня проснулся.
    Он сел в кровати. За окном виднелся рассвет. Бо закурил. Он очень негодовал тогда, и ещё сильнее сейчас. Вместе они бывали во множестве передряг, некоторые из которых преодолевали только благодаря его крутому нраву, но потом, когда в их работе появился свой стиль, особые ходы, когда Холден перестал ошибаться со взломами, всё стало гораздо тише. Вертолёты он отключал, а колёсные патрули сбивал с толку. Дела пошли на лад, и только Веллерн, как будто, оставался в прошлом, когда они всегда брали машины с люком, в который он высовывался, чтобы выставить свинцовый заслон.
    "Я позабочусь, чтобы твой Лакки исчез из баз, но больше я для тебя пока ничего сделать не могу", - последняя фраза Холдена. Во сне он просыпался до неё.
    - Чёртов чистоплюй! - ругнулся Веллерн, вставая к окну и закуривая.
    В новом мире, когда средства преследования и поиска преступников становятся ещё совершеннее, делать их дело стало всё сложнее. Холден и остальные приспособились, а Бо не очень. Теперь стрельбой уже ничего не решить. Но это ведь не значило, что он автоматически становился лишним в команде. По его мнению, не значило. В конечном счёте, совсем без насилия обойтись не удавалось, так что он бы ещё поспорил.
    Ещё Бо подозревал, что его старый напарник, специалист электронных махинаций сумел добывать деньги, не отбирая наличность, вот и решил полностью изменить все схемы. В таком случае, Бо был лишь первой жертвой новых порядков, и красавчик Ронни, а за ним и молчун Каспер тоже отправятся за борт.
    Он даже усмехнулся от этих мыслей. Пожалуй, даже жаль, что они не пришли ему в голову в тот раз. Но это ничего. Он изобретёт свою новую схему получения денег. Украсть нечто ценное, а потом за выкуп вернуть. Никаких электронных переводов, только наличные, а уж с их отмыванием не будет проблем. Тот же Холден может легко всё устроить за небольшой процент, но это потом, а сегодня по плану была разведка.
    С утра вернулась тревожность. Он снова не отказался бы всё бросить, но пути назад не видел. Вообще, это чувство всегда возникало после снов, в которых он видел прошлое. Обычно вылечивалось прогулкой и приведением себя в бодрое состояние, поэтому сегодня Бо не обращал на него внимания, навязывая себе уверенность в том, что его новые друзья, несмотря на свою неопытность, сработают на отлично.


    6


    - Вот они, как часы, - заключил Веллерн, сидевший на переднем сидении пикапа, даже несмотря на то, что сегодня понедельник, день тяжёлый.
    Фургон Красто пропылил мимо них в строго назначенное время. Всё те же тёмно-синие борта, и красная подчёркнутая надпись. После букв подчёркивание резко забирало вниз и уходило в полукруг внизу.
    Выждав немного времени, чтобы не попасть под подозрение, они поехали за ним. С этого расстояния фургон выглядел как тёмно-синяя точка, то и дело переваливающаяся в облачке дорожной пыли.
    - На нём очень хороший замок, - сказал Бо, глядевший в бинокль, - сходу с таким разобраться не получится. Так что сначала мы предложим им купить всё в чистом виде.
    - И даже не заглянем внутрь? - спросила Светти.
    Отчего-то у него по спине проскользнул небольшой холодок, и он понял, что дело ведь не в замке, а скорее в том, что он сам не хотел бы смотреть, что внутри у этого фургона. Он предпочёл бы продать своего заложника даже не зная, что он из себя представляет. Пусть и получив за это заметно меньше денег, но зато без лишних проблем.
    - Посмотрим, - сухо ответил он.
    Фургончик замедлился, что дало им возможность сблизиться, но всё же времени не хватило, чтобы ещё лучше разглядеть все системы, которыми от вскрытия защищены двери. Покачиваясь, тёмно-синяя машина свернула с асфальта по уже накатанной дорожке, а пикап, не меняя скорости, двинулся дальше.
    - Вот где-то здесь мы и будем их ждать. Колючки я сегодня подготовлю.
    - А где мы спрячемся? - спросил Джаспер.
    - Да за камнями, неподалёку. Да и что, мало в этих скалах укромных мест? Можно вон там, в том проходе, куда он свернул. В любом случае у нас будет время подойти к ним, пока они возятся. Мы же не будем за них менять колесо. А может, и два, - усмехнулся Веллерн.
    Он повернулся, чтобы последний раз взглянуть в пустыню в прорехи между скальными столбами и увидеть там облачко пыли, уже слившееся с тёмно-синей точкой.
    - Теперь представим, что нам надо быстро добраться до точки. Погнали.
    Джаспер задорно улыбнулся и ускорился. Покрытие здесь было неплохим, а вот те, кто следил бы за соблюдением скоростных лимитов, отсутствовали, поэтому можно было позволить ноге опустить педаль до самого соприкосновения с ограничителем.
    - Надеюсь, та колымага сможет ехать также, - сказал Джаспер, ловко выруливая на шоссе и маневрируя, чтобы как можно быстрее его пересечь.
    - Не забудь, что я ещё должен буду отключить маяк, так что с самого начала гнать точно не получится.
    - Сколько тебе понадобится времени?
    - Если он расположен штатно, и если он будет один, то управлюсь минут за семь.
    - А как ты узнаешь, если он не один?
    - У меня свои секреты. Эту часть операции я беру на себя, а ты, главное, сумей вести с приоткрытым капотом и с человеком впереди.
    - Ты будешь делать это на ходу?
    - Посмотрим, как пойдёт дело. Если всё сложится гладко, то нет, но если что-то всплывёт, даже минута может всё решить, а тут семь. Понимаешь?
    - Да.
    - И потом, нужно же дать им ориентир. Пусть думают, что мы планируем свалить по одиннадцатому шоссе, и, мол мы не в курсе, как и что. Если всё будет хорошо, я как раз отключу его к тому моменту, как мы до него доберёмся. И ещё десять у нас будет, чтобы скрыться в ваших трущобах.
    - В Веббере. Мы зовём его так, - серьёзно сказал Джаспер.
    - В Веббере, - повторил Бо, закуривая.
    Если бы всё зависело строго от них, то он бы точно мог сказать, что дело завершится успехом, но у них в команде были куда более слабые звенья. И проявляться это начало сразу.
    Телефон Хоула был недоступен. Словер не брал трубку. Пока они продвигались к центральной развязке, Бо проклял их. Хорошо, что они заранее обсудили место, наиболее удобное для взлома. Оно находилось под самым нижним уровнем, в небольшом тоннеле, предназначенном для стока воды. Уже одно это, учитывая здешний климат, вызывало усмешку, но если спросить тогдашних строителей, они ответили бы, что раз дожди здесь иногда проходят, то такие меры должны быть предусмотрены.
    Хоул Давно нашёл место, где удобнее всего можно вторгнуться в местную сеть, используя передатчик. Сейчас он сидел в круглом тоннеле и усиленно бил по клавишам своего компьютера, иногда хватаясь за мышь и всё с таким же остервенением манипулируя уже ею.
    Словер стоял рядом с ним. Он заметил пикап, проезжавший по дороге вверху, но, как и было уговорено, никак не подал вида. Бо, Джаспер и Светти дождались их на другом конце развязки. Учитывая, что сами они полностью успели провести свою разведку, и ещё добраться до этого места, то их напарники затрачивали слишком много времени.
    - Ну что там? - нервно спросил Бо, когда Словер остановил мотоцикл.
    - Вроде всё путём, - неуверенно сказал Хоул, стягивая шлем.
    - Вроде? - Веллерн спросил с негодованием.
    - Да всё сделали, - сказал Словер, - только что-то было не так.
    - Они немного изменили защиту, - снова вступил Хоул, - но теперь я знаю, и завтра точно справлюсь.
    - И камеры отключаются?
    - Да, - как-то по-детски радостно улыбнулся он, - мы даже попробовали, но только немножко, чтобы они подумали, что помехи, и ничего не заподозрили.
    - Хорошо. А датчики температуры?
    - Их трогать не стали, - убрав улыбку, ответил Хоул, - они почти никогда не глючат, так что они что-то заподозрят, но параметры точно можно будет изменить.
    - Хорошо. И светофоры так же?
    - Да. Я тоже не стал трогать. Вдруг, они вышлют рабочих. Нам же это не надо.
    - Нет.
    - Вроде всё.
    - Ладно. Поехали. Обговорим всё ещё раз.
    На этот раз, к небольшому огорчению Бо пришлось обойтись без алкоголя, но он успокоил себя тем, что завтра в любом случае будет повод напиться - либо от огорчения, что даже простейшее дело в маленьком городке оказалось ему не по плечу, либо от радости, что он смог добыть нечто ценное.
    Все запомнили свои места и действия, всё обсудили ещё несколько раз, включая возможные непредвиденные ситуации. Если бы с ним были его привычные напарники, он мог бы сказать, что всё пройдёт отлично, но сейчас ему пришлось вновь подавить нахлынувшее чувство тревоги. Для него не было пути назад, несмотря на то, что если жить более или менее скромно, денег ему хватит ещё надолго, а за это время многое может измениться. Нет, чёрта с два, всё будет здесь и сейчас.


    7


    Он ожидал, что в самый ответственный момент тревога будет донимать его как никогда раньше, но всё оказалось ровно наоборот. Он был даже чрезмерно спокоен и хладнокровен, как и раньше. Он потирал руки, убранные в мягкие тканевые перчатки, и как будто уже знал заранее, что всё пройдёт отлично. Он даже немного загрустил по старым временам, когда подобный мандраж означал также и то, что вскоре ему нужно будет пострелять.
    Но даже при самом неудачном стечении обстоятельств открывать огонь сегодня бы не пришлось. По крайней мере, при захвате, поскольку машину сегодня вёл Майк. Он был не просто добродушным увальнем с небольшим пивным животом. Он был умным и в меру восторженным добродушным увальнем с небольшим пивным животом. Он считал, что их проект один из самых важных в Красто. Его восторженность была достаточно велика, чтобы жить этим проектом, однако не настолько, чтобы терять голову во время экспериментов, а ещё и не слишком болтать о нём. Ну а самыми главными, пожалуй, были ум, покладистость, чтобы раз за разом выполнять практически одно и то же, тонко меняя параметры на незначительные величины, а потом начинать с начала.
    С первого взгляда можно было подумать, что Дейв случайно оказался его напарником. На самом деле они были лучшими друзьями. Познакомились здесь же, в Красто, когда для нового проекта вербовали сотрудников, как можно более молодых, и при этом не говоря о том, с чем им предстоит работать. Оба согласились, хотя на деле их выбрали после тщательного изучения личных дел, и пристрастного наблюдения. Инструктаж, подпись, по значимости сопоставимая с присягой на верность, и добро пожаловать в проект, который не сможет однажды не совершить революцию.
    Майк не был похож на Дейва внешне. Совсем нельзя было сказать, что на деле они ягоды одного поля. В отличие от своего напарника, худощавый и высокий Дейв умел нравиться девушкам. По крайней мере, в первый момент. Момент, когда нужно было встречать по одёжке, но вот когда доходило до ума, всё неизбежно заканчивалось проводами. Причем, если это происходило рано, когда он ещё не успевал влюбиться, провожал обычно он сам. В отличие от Майка, у него была более разнообразная личная жизнь, но заканчивалось всё одинаково - пивом и сетевыми играми со старым другом.
    Однако фирме было плевать на личное. Проект продвигался - стабильно и уверенно. Пусть медленно, но того требовала специфика. Как и того, что Майк и Дейв должны были уезжать в пустыню только вдвоём. На деле, конечно же, над проектом работало гораздо больше людей, но они лишь обрабатывали данные, которые получали эти двое. Это было не так просто, как может показаться, и не только потому, что данных было много.
    Так что никто не сомневался в важности исследований. Им говорили, что засекречены они вынужденно и лишь до поры до времени. О степени секретности он даже не подозревал, а ведь именно она сыграла в данный момент решающую роль. Всё дело в том, что помимо непосредственных работников проекта, в курсе всех его дел были только самые высокопоставленные люди в Красто. И больше никто.
    Майк-добряк едва удержал руль в руках, когда левое колесо резко сдулось на повороте, и машину увело в сторону. Дейв, сидевший рядом, справился бы с этим лучше, но сегодня он не захотел садиться за руль. Когда фургон остановился, он чертыхнулся и доложил на базу о том, что у них вынужденная задержка, и что в округе ничего не видно. Потом он вылез наружу, чтобы помочь Майку.
    Тем временем пузан, как его за глаза называли в рабочей группе, уже открыл одно из багажных отделений. На нём не было замка, в отличие от основного, что много могло бы сказать просвещённому Бо, и оно сказало. Он широко улыбался, предвкушая добычу. На его взгляд, они копались слишком долго. Дверь кабины была просто прикрыта, но не захлопнута, и два невооружённых простачка занимались непривычным для себя делом.
    Если бы Бо знал, что сейчас делает Светти, он бы влепил ей смачную пощёчину и объяснил бы, что всё нужно выполнять в соответствии с планом, но он не знал, что она покинула укрытие и заняла позицию, более удобную для того, чтобы наблюдать за происходящим. Она видела в бинокль, как две фигуры в масках сблизились с двумя другими, одетыми в тёмно-синие комбинезоны Красто.
    Веллерн виделся ей очень красивым. Сейчас он делал то, что получалось у него лучше всего. Фирменный жест - широко расставить ноги, расправить плечи и наставить на жертву оружие, а потом наслаждаться её ошеломлением и потерянностью. Такое удовольствие наблюдать, как два простачка осознают, что их груз уже не их, и они ничего не могут с этим сделать. В его внешности сейчас ей не нравились только его густые усы, но сам Веллерн с ней бы не согласился - по его мнению, они шли ему больше, чем гладкая выбритость.
    - Вам бы отойти, - Бо мельком оглядел только что установленное колесо, чтобы убедиться, что оно в порядке.
    - Вы кто? - спросил Дейв.
    - А ты не видишь? Дед мороз, мать твою, - рассмеялся Бо. Маска, повинуясь движениям его челюсти, подалась вниз, - валите на хер, пока я не понаделал в вас дыр для хорошего охлаждения.
    Со смельчака Дейва быстро сошла вся спесь, когда на пистолет приставили к его голове, и он без лишних вопросов отдал Джасперу ключи. Помощник Веллерна тут же прыгнул в кабину и завёл двигатель.
    - Вы не знаете, что это, - Майк, порывавшийся что-то сказать с самого начала, наконец, осмелел.
    - В этом ты прав малыш, - сказал Бо, медленно заходя с пассажирской стороны.
    - Просто уйдите, и всем будет лучше, - Майк повысил голос и тоже сделал несколько шагов, чтобы видеть своего собеседника.
    Веллерн замер, как будто бы уже слышал эту фразу раньше. Не в этой реальности, не в реальности вообще, а как будто кто-то неведомый и далёкий долго нашёптывал ему нечто подобное в кошмарных снах. И только из-за этого на его лице на лишнюю секунду выразилось замешательство, после чего он улыбнулся, и это было видно даже через маску, на которой не было прорези для рта.
    - Кстати, не хочешь дать мне ключ? - он снова наставил на Майка пистолет.
    - У нас их нет. Фургон открывают по передатчику с завода.
    - Вам не открыть, - добавил Дейв.
    - Ну, уж с этим я как-нибудь с этим справлюсь, задохлик, а ты следи, чтобы ваши колёса вас же не переехали. Прости, люблю поболтать, но сейчас некогда. Погнали.
    Джаспер уверенно тронулся с места. Если не считать, что этот фургон в грузовом отделении содержал нечто очень ценное, он был самой обычной машиной. Передачи переключались очень хорошо для фургона - всё было новым и в отличном состоянии. На нём не возили ящики с фруктами, которые вот-вот должны испортиться, не выжимали газ на полную, а относились очень и очень бережно.
    Пока юноша осваивался и преодолевал внезапно возникшее волнение, Веллерн проявлял своё фирменное проворство. Приготовить карабин, вынырнуть наружу, захлопнуть дверь, зацепить его за ручку, проверить надёжность, а затем, ухватившись за стойку, одним ловким шагом поставить ногу на бампер, а потом переместиться туда полностью. Могло показаться, что это движение точно отработано, но на деле он лишь представлял его в уме, и сейчас это сыграло на пользу.
    Дальше наступила очередь небольшой монтировки, которая, как и весь необходимый инструмент, была закреплена на поясе. Он был готов молиться, чтобы замок оказался стандартным, как и был готов поверить в то, что непроизнесённые молитвы были услышаны, кем-то на той стороне. Ветер подбросил капот фургона, двигавшегося примерно со скоростью сорок километров в час. Джаспер на секунду потерялся, и вильнул. Веллерн удержался, ухватившись за ремень страховки. Такой ход юноше можно было простить. Тем более, что теперь им предстоит самое сложное. Джасперу - двигаться с ограниченным обзором, а Веллерну - на ходу выломать маяк, благодаря которому на том конце уже знают, что фургон не свернул в пустыню в нужном месте, и что вкупе с вынужденной обстановкой это может означать только одно - пора бить тревогу.
    Множество случайных линий могут образовать определённый рисунок. Множество случайных факторов могут создать счастливые обстоятельства. На развязке по данным местных служб Сендсоула столкнулось два бензовоза, вспыхнул пожар. Учитывая случайных граждан, не соблюдавших скоростной режим, в цистерны, объятые пламенем, врезалось ещё несколько машин. Одновременно с этим отказала электроника, управлявшая светофорами и спровоцировала тем самым ещё несколько столкновений средней степени тяжести. Нужны были органы поддержания порядка. И все, кто был свободен, выдвинулись туда.
    В Хоуле среди прочего захлёбывался дешёвым пойлом актёр с хорошим воображением. Он проявил всю свою креативность, когда подменял центр управления и общался с полицией и пожарной службой. Ни у кого не возникло сомнений в том, что случилось что-то плохое. Одновременно с этим Майк и Дейв стояли на обочине и проклинали друг друга за то, что рация осталась в машине, и о происшествии быстрее сообщит следящая электроника. Они могли бы сделать это раньше примерно на три минуты - целая вечность для полиции, которая выдвинулась по следу. Особенно, если учесть, что выдвигаться пришлось обратно из города, куда они поехали по вызову центра.
    Ну и, конечно же, с другой стороны тоже никто не прибыл из-за того, что узел, связывающий два шоссе и магистраль федерального значения, оказался затянут. Факторы, сошедшиеся воедино, беспощадны, как и машина, о которой нельзя было говорить ни одной из государственных служб. Машина, оборудованная всего лишь одним штатным маяком, который так же безвозвратно упал на асфальт, отскочил от него несколько раз, а потом остановился, погрузившись в пыль и упершись в высохшее растение.
    Единственным, что немного не вписалось в общую картину везения, был старый седан, имевший когда-то красивый синий оттенок, но теперь безнадёжно выцветший. За рулём сидел юнец, который если и был моложе Джаспера, то ненамного. Рядом с ним сидела худощавая и симпатичная брюнетка. Она посмотрела на Веллерна, и Бо подметил её красивые выразительные скулы и большие карие глаза.
    Водитель седана был увлечён дорогой, а его пассажирка заусенцем на своём ногте, но оба случайно подняли взгляд на фургон, вынырнувший из-за поворота, и потом уже не могли отвести глаза. Бо на мгновение показалось, что девушка узнала Джаспера несмотря на наличие маски, а потом посмотрела на него. Свою роль тут сыграл ещё один фирменный жест, который был им отработан. Ухватившись одной рукой за страховочный ремень и откинувшись назад, он вытащил пистолет и наставил на них. Насладившись секундой парализующего страха, он поднял оружие и поднёс его ко рту, широко улыбнувшись, что было видно даже через маску.
    Девушка так и замерла, держа руки перед лицом, а юноша, опомнившись, нажал на газ, пришпоривая табун престарелых лошадиных сил. Веллерн же первым делом убедился, что они окончательно разъехались, а потом выполнил обратную последовательность действий. Кое-как закрепив капот, он вернулся к дверце, открыл её и плюхнулся на сидение, после чего снял страховочный карабин.
    - Знакомые? - первым делом он серьёзно спросил Джаспера.
    - Кажется, нет, - неуверенно ответил тот.
    - Ладно, мы об этом ещё поговорим. А сейчас выдыхай. Мы официально ушли.
    - И тут нет резервного маяка?
    - Нет. Я осмотрел всё. Но на всякий случай вырубил навигационный модуль. Теперь мы никого не найдём, но и нас тоже.
    - Ха, - усмехнулся Джаспер.
    Конечно, Ронни лучше бы справился с пересечением шоссе, но и Джаспер, учитывая отсутствие опыта, отработал неплохо. Бо повернул голову, но не увидел ничего из того, что хотел. Пробка, которая неизбежно должна была возникнуть, ещё не добралась до окраины этого направления.
    Как и было уговорено, он просто набрал номер наблюдателя и переключил телефон в режим громкой связи. Никто ничего не спрашивал. Вместо "алло" тот начал докладывать. Голос нравился Бо, и ещё больше нравилось то, что он говорил. "Всё стоит. Полиция поехала, но поздно. Пожарники тоже встряли, так что всё путём". Наблюдатель не знал всей подоплёки. Верно, думал, что это всего лишь шутка, поэтому усмехался. Но подлинная улыбка образовалась на лице Бо. Он отключился и отбросил трубку.
    - Слышал?
    - Да! - радостно воскликнул Джаспер.
    - Отлично! - голос Веллерна перешёл на радостный рык.
    Тем не менее, задрать маску и закурить он позволил себе только после того, как они съехали на грунтовку, ведущую к Вебберу. Всё прошло идеально, и это чувствовалось во всём. Сейчас, глядя на этих жителей трущоб, он ощущал, что все вокруг свои. Тревога осталась далеко позади, как будто её никогда и не было.




    8


    Они звонко чокнулись, проливая пену на бетонный пол. Тот самый грузовик вместе со всем его содержимым стоял всего в паре метров от них. Полиция не смогла найти их сходу, и теперь уже точно не явится. Да и Хоул лишний раз проник в её сеть из своего дома и убедился, что за ними не тянутся хвосты.
    В другой раз Бо эта вечеринка показалась бы скучной, но сегодня он ощущал удовлетворённый боевой азарт. Сейчас ему хотелось верить, что теперь у них всё будет хорошо. Грузовик будет продан, скорее всего, собственным же хозяевам, а они получат деньги. Молодёжь, конечно же, распорядится ими как попало, но он положит в копилку, на случай, если у него не получится воссоединиться со своей старой командой и снова придётся искать заработок в одном из захолустных городков. На это уж точно понадобится время.
    - Скажи, как тебе удалось всё так точно всё рассчитать? - восхищался Словер.
    - Опыт, - улыбнувшись, ответил Бо, - уже чувствуешь, как что надо делать, где сворачивать, и всё остальное.
    - Ты обещал открыть замок, - сказала Светти.
    - Полегче, Светлячок, я ещё не слишком много выпил.
    - Кажется, ты после выпивки вообще ничего не сможешь.
    Это был вызов, определённо. Бо усмехнулся, но это не меняло ситуации. Девушка повернулась, выставив вбок левое бедро, а руку оперла на правое. Все смотрели с ожиданием, подогревая атмосферу вызова. Будь это его друзья, он бы расставил руки в стороны, и сказал бы что-то вроде "Да ладно вам, мы же договорились, что сначала попытаемся продать кота в мешке!", но здесь бы это не прошло, да и сам он хотел бы увидеть, что там внутри.
    - Давай! Ты ведь можешь! - поддержал его Словер, - мы бы, например, вообще не смогли бы.
    Это был дополнительный призыв, очень уместный. Веллерн сдался и подошёл к своему поясу, где лежали все необходимые инструменты. Всё та же электронная отмычка с передатчиком, которой можно было отследить контрольный маяк и отключить его главный разъём, что он мастерски сделал. Это устройство подключалось к электронному замку и фактически открывало его, но для окончания операции нужно было провести любой ключ-картой по специальному разъёму.
    Двигая пальцем по сенсору управления, нужно верно угадать момент. Всё это выглядело гораздо проще, чем оказывалось на деле, потому что устройство могло и ошибаться, а замок мог иметь блокировку при использовании неверного ключа. Но Бо открыл так не один замок. Он тонко чувствовал, когда электроника находится в одном шаге от открытия. Правда, сейчас пришлось повозиться. Он чувствовал напряжение вокруг, про своё лучше было даже не думать. Его лоб покрылся испариной, морщины, казалось, отвердели. Он стал сгустком энергии. Либо он, либо замок.
    И вот, сигнал. Казалось, электромагнитная волна остановила колебания среды, коими был звук вокруг. Чем иначе объяснить ощущение того, что все вокруг вместе с ним затаили дыхание и прекратили всяческие движения. И всё это нарушил лёгкий шум механизмов, получивших верный сигнал. Веллерн провёл ключом по разъёму, после чего раздался щелчок, показавшийся очень громким. Казалось, что двери грузового отсека даже приоткрылись.
    Бо подошёл к ним первым. Не говоря ни слова, он открыл их. Стенки отделения были утолщены. Внутреннее пространство имело форму круга с множеством зубцов, как огромная шестерёнка. Как будто для поддержания зловещего антуража они были подсвечены. Он не понимал. Ничего. Совсем ничего не понимал. Это был грузовой отсек серьёзного фургончика, и в нём должно было быть что-то, но не воздух, всего лишь заключённый в непонятной формы отсек. Молчание воцарилось вокруг. Никто не знал, что и сказать. Первой опомнилась Светти.
    - Он что, пустой?...


    9


    В Новой Астрахани было ещё утро, и буря, начавшаяся в тихом Сэндсоуле, достигла её не сразу. Помня армейские порядки, Хлопов успел встать, едва заслышав сигнал будильника. Распрямился пружиной, тут же направился в ванную, где умылся. Дальше был быстрый завтрак - сегодня ведь будний день, когда нужно скорее окунуться в работу - готовая упаковка: открыть, засунуть в печь, выставить указанное на упаковке время.
    Дальше, как он говорил - сортир и журнал. Электронный, на экране ручного компьютера. Всего пара коротких статей, потом звук автоматического смыва, подтирание задницы и второй поход в ванную. Помыть руки, хоть как-то пригладить короткие непослушные волосы, а потом взгляд в зеркало. Худая шея, на фоне которой голова казалась большой. Светло-голубые выразительные глаза. Он раздвинул губы, чтобы увидеть, что все его зубы в порядке. Примерно такой же жест он делал после завтрака, когда чистил зубы, но лишний раз всё равно не повредит.
    Он был очень худым, несмотря на то, что старался есть как можно более калорийную еду. Как-то ему посоветовали немного пополнеть, чтобы производить впечатление одним своим появлением, а не заставлять оппонента дожидаться, пока Хлопов скажет свои первые слова. Но организм как будто сопротивлялся, пытаясь сохранить главную роль его харизмы. Он был не слишком уверен, что это к лучшему, но на деле это было так.
    Вызовов за ночь не было. Коротко убедившись в этом и самолично заправив постель, он принялся одеваться. Свежая рубашка и костюм по его мнению даже в обычного задохлика из деревни могли вселить дух силы, а уж в главного специалиста Хлопова и подавно.
    Готовый завтрак из печки пах великолепно - один из самых удачных обманов нынешнего времени. Вкус тоже был на уровне. Если не знать, как это делается, можно было бы даже получить удовольствие от поглощения. Однако Игорь Хлопов не мог позволить себе подобного. Он, как мог, отвлекался на информацию на экране своего переносного компьютера. Как раз интерактивная статья о том, как информационные техники обещают в будущем создать системы безопасности, непреодолимые для мошенников и преступников. Подобное он вкушал с особой радостью и цинизмом.
    Сколько он себя помнил, им всегда обещали что-то подобное, но в очередной раз всё оборачивалось ничем. Благодаря усилиям взломщиков очередная система могла оказаться даже уязвимее предыдущей, и тогда снова начинались старые добрые погони, спецоперации и прочее. Конец был всегда один - тот самый, старый добрый конец, когда киберпреступнику его вполне человеческие руки вяжут за спиной волне осязаемыми металлическими наручниками, которым наплевать на интеллект и прочие его сильные стороны. Он же не из этих бойцов, что крутят в вечерних шоу для любителей дешёвого алкоголя. Их полуметровые бицепсы что угодно готовы разорвать, но Хлопов всегда имел дело с самыми обычными людьми. Самое жестокое, чем подавлялось их сопротивление, это слабейшим ударом шокера. Даже навскидку самые опытные из бойцов его команды не могли сказать, когда им приходилось переключать свою подавляющую электрику хотя бы на одну позицию вверх.
    Следом за завтраком и загрузкой свежеиспачканной посуды в автоматическую мойку был самый вожделенный момент утра. Первая утренняя сигарета на приличных размеров смотровой площадке. Он сюда брал кофе - ещё один достойный штрих для начала дня. Пришлось потратить некоторые силы, деньги и время, чтобы найти машину, обеспечивающую приличное качество, но оно того стоило.
    Новая Астрахань - цветущий рай на берегах прекрасной реки. Если представить, сколько сил и средств вложено в то, чтобы этот прекрасный город мог существовать и функционировать, то могли возникнуть интересные мысли. К примеру, главный специалист Хлопов размышлял над тем, какой мразью надо быть, чтобы хоть и скрыто, но выступать против всего этого. Если он в жизни и приносил какие-то жертвы, они определённо стоили всего этого. Докуренная сигарета опустилась в пустую пепельницу - день можно считать официально начатым.
    Сегодня было то удачное утро, когда можно было спуститься с пятидесятого этажа, не попавшись на глаза никому из жильцов. Они были осведомлены о высоком статусе своего соседа и считали своим долгом с ним заговорить. Это он ненавидел просто сильно: погода, свежий фильм, спортивный матч, очередная сетевая игрушка. Словом, одна сплошная чушь. Но было и то, что он ненавидел очень сильно. Например, соседа, жалующегося на то, что у него пропала кошка. Да, главный специалист особой службы должен искать чёртову кошку. Да, мать твою, да! А современная межпланетная ракета должна была бы доставить твою жирную задницу на орбиту строго для того, чтобы ты хоть раз в жизни ощутил невесомость.
    Если бы не вторая сигарета, которую он закуривал, оказавшись на улице около дома, он бы, наверное, наклонился над металлической урной и спустил в неё свежепоглощённый завтрак. Хотя, это лишь казалось. Наверное, он сам поддерживал это чувство ненависти, чтобы первая затяжка второй сигаретой была особенно сладкой. Если рядом никого не было, он в голос говорил:
    - Ну что, любимый городище, встречай!
    Чёрный седан с массивной серебристой радиаторной решёткой. И не пробуйте подрезать. Один сигнал ввергнет вас в ужас. А если вам хватит дурости поцарапать хоть один из элементов кузова, нет, хозяина вы будете видеть недолго, а потом вам предстоит разбираться с законниками, очень фанатично исполняющими свою службу.
    Он уверенно крутил руль, отключив всю автоматику, призванную помогать хозяину. Выехать с парковки, потом, соблюдая скоростной режим двинуться по второстепенным улицам, а затем, ускоряясь направиться в центр. Пожалуй, это удовольствие от вождения могло заменить лишнюю сигарету.
    Его встречало такое же по высоте здание, как и дом, в котором он жил. Управление правопорядка. Здесь, на одном из верхних этажей он нёс свою службу. Обычно дни были скучными. По большей части приходилось инструктировать младших специалистов из других городов, но он даже не знал, что смерч, взявший основу в Сендсоуле, уже почти добрался до его кабинета.
    Понедельник выдался расслабленным, как будто бы не только рядовые граждане, но и преступный мир отходили от бурных выходных. Однако неблагоприятная новость вторглась в его кабинет утром вторника, когда он спокойно поднимался в лифте. Коллеги, в отличие от соседей, были более сдержаны и ограничивались лишь коротким приветствием, чем вызывали уважение.
    Секретарша Джен Райли положила папку на стол Хлопова за пять минут до его появления. Он улыбнулся ей и поприветствовал, как всегда. Его обычная изящная походка была неизменной изо дня в день. Но сегодня она чувствовала, что папка с красной пометкой станет началом катаклизма. Она затаила дыхание, когда он оказался в своём кабинете.
    Она знала, что начальник читает быстро. Он задумчиво отставил приготовленную ему чашку кофе и принялся за дело. Морщинки около его глаз сжимались, а губы расходились в стороны, обнажая белоснежные зубы, сложенные в злобный оскал. Она жалела, что стены его кабинета стеклянные, и она может его видеть, как и он её.
    Он немного смягчился, посмотрев на неё, а потом сделал свой обычный жест, призывающий её в кабинет. Она вошла, инстинктивно сжавшись. Выдохнула, шевельнула головой, коротко взмахнув своими красивыми волнистыми волосами идеально чёрного цвета.
    - Дженни, - он протёр своё худое лицо костистыми руками, - Женечка! Что это?
    - Я, - она честно сделала непонимающее личико, - я не имею права заглядывать в папки с такой пометкой.
    - Да тебя никто ни в чём не обвиняет, милочка. Я просто имел в виду, - он немного помедлил, задержав в воздухе ладонь с оттопыренным пальцем, - кто это принёс?
    - Сергеев, - коротко сказала она.
    - Ах, - он раскинул руки в стороны и откинулся на спинку кресла, - мой любимый Сергеев. Он, кажется, всё время пытается тебя склеить. Как он тебе?
    - Не, - неуверенно улыбнулась она и сказала то, что скорее ответила бы своей лучшей подружке, - не очень.
    - Это хорошо. Потому что специалист второго класса Сергеев должен быть здесь у меня, и знаешь что? Его яйца уже в моих руках. Раз его здесь нет, то они от него отделены. Помоги ему сблизиться с ними и вызови его сюда. Можешь поломать ему все кости, - он, уже было вытянувшийся в направлении неё, откинулся на спинку и вернулся к изучению папки, - челюсть оставь, чтобы тело могло говорить.
    - Х... Хорошо, - едва вымолвила она.
    - Очень жду, Женечка, - он на долю секунды поднял взгляд, чтобы посмотреть ей в глаза.
    Её каблучки цокали звонко и так быстро, как только могли. Вполне соразмерная реакция на настроение шефа, в котором она его никогда не видела. Да, он порой бывал зол, и даже испускал пошлости, но сейчас она поняла, что он, пожалуй, большую часть гнева оставил в себе. Несмотря на некоторую эксцентричность и вспыльчивость, он всё же умел себя вести и в определённый момент сдерживаться, тем более, что она действительно была не при чём, как, впрочем, и специалист пятого класса Сергеев.
    Одна и та же информация, почти одновременно попавшая к двум совершенно разным людям, произвела на них похожий эффект - ошеломление. Один - бывалый бандит, другой - бывалый специалист по поиску и поимке бывалых бандитов. И у обоих в голове не могло уложиться даже существование того, с чем им пришлось столкнуться.
    - Исследование возможности перемещения во времени, - звонко, чеканя каждый слог, и слегка оттопырив нижнюю губу, вслух зачитал Хлопов младшему специалисту Сергееву, который стоял перед ним, неловко переминаясь с ноги на ногу и не зная, куда деть руки, - что ты передо мной ёрзаешь? Сендсоул это где вообще?
    Сергеева как парализовало. Он вытянулся чуть ли не по стойке смирно. Он был немного полноват, плохо причёсан и не брился со вчерашнего дня. Ещё и мешки под глазами - вчера, похоже, не остановился на паре пива перед сном, но в эти дела Хлопов лезть не любил, тем более, что конкретно этот младший специалист проявлял нужную степень работоспособности, когда это требовалось.
    - Это к востоку, - выдавил из себя он, - Терещенская область третьей промышленной зоны.
    - Терещенская, - Хлопов поднял брови и вывел на карту нужный регион, - А! - понятно. Пока мы тут мирно спали, у них там уже случился апокалипсис. А ближе нас-то и нет таких специалистов.
    Он вроде бы смягчился, но Сергеев знал, насколько обманчиво это ощущение. В следующий момент он хоть и не сильно, но достаточно злобно стукнул кулаком по столешнице из многослойного стекла.
    - Что это за Красто? Что это за перемещения во времени? А? Что значит функциональный образец?
    На эти вопросы не требовалось отвечать. Главный специалист задавал их только для того, чтобы выместить всю свою злобу, и нужно было просто перетерпеть. Он и сам лучше Сергеева понимал, о чём говорится в отчёте. Некая фирма, достаточно приличная, жаловалась, что у них украли рабочий образец, относящийся к проекту, исследующему перемещения во времени. Они очень просили его вернуть, ссылаясь на непредвиденные последствия, которые могут возникнуть.
    - Значит, когда они занимались этим исследованием, они не думали о последствиях, а теперь захудалый специалист Хлопов и бравый мастер Сергеев должны им помочь?
    - Вроде того, - не найдя сказать ничего лучше, промямлил по-дурацки улыбаясь Сергеев.
    - Значит, ты одобряешь то, что я захудалый?
    - Никак нет.
    - Ещё бы, - он сухо улыбнулся, бросив взгляд на раскрытую папку, - но насколько ты бравый мы в этот раз и проверим.
    То, что главный улыбнулся, было, несомненно, хорошим знаком, но последующие его слова не обрадовали младшего специалиста. Он понимал, что это означает, что в неминуемую командировку он тоже отправляется.
    - Готовьте самолёт. Оповести группу Махового. Своими словами расскажи, что к чему. Он дядя опытный, сам дальше всех укомплектует. Сам спроси, что тебе лучше взять.
    - Так точно.
    - Выполняй, - он сказал безучастно, снова заглядывая в папку, - и позови Джен, когда будешь проходить мимо.
    - Есть.
    Дженни встревоженно взглянула на Сергеева, а потом осторожно вошла в кабинет. Однако тревога была необоснованной - Хлопов даже не заметил её появления. Он сидел, опустив голову в один из документов, который содержала папка, и девушка стояла в двух шагах от стола, немного неловко потирая руки и ожидая, пока он обратит на неё свой внимание. Это произошло, после лёгкого покашливания.
    - Ах да! - его глаза были задумчивыми и сосредоточенными, - организуй мне связь с Новой Москвой. Если не будет Железнякова, соедини с Байером. Пожалуй, это будет даже лучше, так что с него и начни. Посмотрим, что нам скажет Эн-Эм. И да, если я не дам никаких инструкций перед отлётом, то будь на связи. Если что, сообщай на мой постоянный контакт.
    - Вы улетаете?
    - Да. Детишки профукали дорогую игрушку, и взрослым дядям придётся надрать пару задниц. Можешь идти.
    Он захлопнул папку, сбросил с себя пиджак и подошёл к своему сейфу. Хотя оружие можно было носить при себе постоянно, он этого не делал. Всегда считал, что в бытовых делах уж точно можно обойтись без него. К тому же, в Новой Астрахани всё было спокойно, особенно если держаться подальше от западных окраин в неурочные часы.
    Бесшумный пистолет. Лёгкий и изящный. Калибр всего девять миллиметров - маловато, но обычно, если Хлопову и приходилось стрелять, цель была достаточно уязвима. К тому же Игорь Хлопов всегда имел отличную оценку по стрельбе. И если цель не была нужна, убивал с одного выстрела. Ну а если что и случится, всегда есть Маховой и его команда. Уж эти заставят дрожать кого угодно. Даже тамошних законников, если понадобится.
    Новая Москва хоть и далеко от Новой Астрахани, но к северу, в том же часовом поясе, в отличие от всей третьей промышленной зоны, а значит, ему ответят. Ох, это будет интересный разговор.
    Едва он уложил пистолет в кобуру, которую надел поверх рубашки, зазвонил телефон. Он захлопнул дверцу сейфа, спрятав от глаз несколько коробок патронов, документы и бутылку хорошего виски, и подошёл к столу.
    - Да.
    - Господина Байера нет. Но Железняков ответил.
    - Отлично. Соединяй.
    Да уж, по Железному не проедешь так, как можно было бы по этому толстопузу за то, что он упустил такие сведения, но в плане информации этот был даже лучше.
    - Ты сам вообще это читал? - спросил Хлопов после короткого приветствия.
    - Читал, - главный специалист не уточнял, но обоим было понятно, о чём идёт речь.
    - Ладно мы, но как это прошло мимо вас?
    - Если ты о последствиях, то не задумывайся. Красто своё получит. Оно сядет на наш государственный болт крепко и надолго, и ещё постанывать от радости будет.
    Хлопов представлял, как его собеседник плавно жестикулирует рукой. Он всегда так делал, когда в такой спокойной и последовательной манере что-то излагал.
    - Красто относительно мелкая фирма. И такое смогла себе позволить?
    - У нас уже пять отделов на ушах. Проверяют всех. Ещё два копают сугубо Красто. Документы об этой машине времени у нас, но мы, как ты понимаешь, мы ни черта в этом не смыслим.
    - Понимаю, - сухо сказал Хлопов, - думаю, нужно заковать в кандалы пару спецов, чтобы они, лишившись половины зубов, просветили наших людей.
    - В этом нет необходимости. Они и так говорят. Судя по тому, как они напуганы, а напуганы они до усрачки, то им можно верить. Игорь, ты только найди мне эту хрень. Хорошо? Сам понимаешь, без неё они могут потом улизнуть. Скажут, что разыграли нас, а все эти документы просто так придумали. Наказания, которые они получат, ерунда по сравнению с тем, что может быть, если эта штука действительно существует. Они, мать их за ногу, даже сами толком не знают, как и что там работает.
    - Я всё сделаю.
    - Очень на тебя надеюсь.
    - А где там Байер? Почему моя секретарша не смогла с ним связаться?
    - Байера вызвали из дома через улицу. Не думаю, что попить кофе. Он же у нас по науке.
    - Ему мой привет. До связи.
    - Очень жду. Звони в любое время и без секретарш. Прямо на личный.
    - Хорошо, до связи, - выдохнув, ответил Хлопов и положил трубку.
    Легко прогудели ролики, на которых был закреплён ящик стола, гулко стукнула о столешницу массивная пепельница, щёлкнула зажигалка. Он не открывал папку, а просто погрузился в раздумья, повернувшись в сторону окон.
    В какой-то момент его мысли остановились на том самом "доме через улицу". Здание без каких-либо табличек, но о том, что в нём располагается, не знал, пожалуй, только ленивый. Управление тайной полиции. Располагалось очень близко к полиции обычной, или, как стали называть после реформы - Службы Правопорядка. Оба здания находились на Рабочем проспекте Новой Москвы - одной из транспортных артерий города. Другие называли тамошних специалистов "людьми с Рабочего", а для представителей одной из служб, не слишком дальние коллеги находились в "доме через улицу".
    "А ведь настолько хитрые делишки в тайне от всех это упущение в том числе и тайной полиции - думалось Хлопову, - но вздрючить, как это полагается, нужно кого-нибудь ещё". Что же, если он разрешит это дело до того, как приедет кто-то из Эн-Эма, его ждёт множество хороших приобретений, вплоть до повышения уровня доверия и допуска, пожалуй, самого ценного. Но пока что нужно было сконцентрироваться на выполнении задания.
    Затушив догоревший окурок в пепельнице, Хлопов всё так же изящно поднялся, поправил пиджак, и направился на выход, сунув папку в сейф. Он улыбнулся секретарше и вышел в коридор. Если бы не недавняя его вспышка, она бы решила, что сейчас он занят своей вполне обыденной рутиной.
    На Сергеева он наткнулся в коридоре, недалеко от своей двери.
    - Ты ещё здесь? - он снова начинал злиться.
    - Я за вами, - выпучив свои глубоко посаженные глаза, сказал молодой человек, - Маховой уже в пути, а ваша машина около служебного входа.
    - Так-то лучше. Цифровую копию данных сделал?
    - Так точно.
    - Отлично.


    10


    - Выходит, в нём ничего нет? - разочарованно сказал Джаспер, оглядывая внутреннее пространство фургона.
    - Нет, всё не так, - сказал Бо, нервно затягиваясь очередной сигаретой, - они не могли ехать в пустыню, чтобы сделать пару снимков на телефон. Эта штука сама по себе вещь.
    - Смотрите.
    Светти первая проявила смекалку и заглянула в бардачок, где лежал помятый блокнот, беспорядочно исписанный карандашом. Что-то вроде вольного дневника, который вёл Майк. На первых страницах не было дат, а просто какие-то наборы цифр вперемешку с непонятными каракулями. У испытателя был плохой почерк, но даже если бы Бо смог разобрать словосочетания вроде "степень искривления", "коэффициент сжатия", "длина дуги", то это мало что бы ему сказало. Куда больше информации несведущим людям принесли появившиеся через несколько страниц даты.
    - Две тысячи сто двадцатый - расширили магистраль, - зачитал Словер, - построили две развязки по краям. Сендсоул перестраивают.
    - Сейчас же, мать твою, только семьдесят первый! - чертыхнулся Джаспер, стоявший по правую руку от Бо, державшего в руках дневник, - это будет почти через пятьдесят лет?
    - Две тысячи сто тридцать первый - в Сендсоуле строят новый завод. Жаль, нельзя понять, какой именно. А может, не завод. Но высокая труба и большие здания.
    - Сто тридцать восьмой, - продолжила Светти. Очередная пометка была написана очень уж коряво даже по меркам Майка, но она смогла разобрать, - мы остановились ночью. Он такой красивый. Очень много ярких огней. Мы видели фейерверки. Судя по дате, сейчас двадцать первое мая или около того. Такого праздника пока нет.
    - Сто пятидесятый. Огней стало меньше. Старых очертаний города не узнать. Вдалеке в пустыне что-то строят, - Словер с детским азартом начал читать следующую заметку раньше девушки.
    Дневник обрывался на две тысячи сто шестьдесят восьмом году. В последней заметке была только дата и три жирных точки, соединённые тонкими полукруглыми линиями, как будто тот, кто поставил их, не очень стремился отрывать карандаш от бумаги.
    Бо стало очень не по себе. Несмотря на то, что он сейчас был навеселе, не поверил во всё, что сейчас зачитали вслух его новые товарищи. Да он и сам бы мог начирикать подобное на этих затёртых листах, и что, над этим кому-то стоило ломать голову?
    - Это чёртова машина времени! - дневник мгновенно утратил весь интерес Светти, и девушка зашла за фургон, заглядывая в его внутреннее пространство, - как она работает?
    Под полом фургона был небольшой отсек, напоминавший выдвижной ящик стола. Как работает замочек, отпирающий консоль управления, она догадалась быстро, и перед ними тут же предстало множество регуляторов, около которых были нанесены лишь деления без каких-либо пометок или подписей. Даже, собственно, главный включатель, который, по мнению несведущих должен был бы начать перемещать их во времени, никак не выделялся из общего числа.
    - Не трогай ничего, - строго сказал Бо, когда девушка уже протянула свои тонкие пальчики к одной из ручек.
    Она хотела что-то возразить, но спустя секунду выполнила указание и подняла на Веллерна немного испуганные глаза. В самом деле, если только представить: одно касание, и ты уже, может быть, и здесь, но уже не сегодня, а через несколько лет. Что, если этот бункер обвалится? Или этот район перестанет существовать? Следуя таким умозаключениям можно было понять, почему те ребята выезжали далеко в пустыню.
    - И что мы будем с этим делать? - прервал все высокие мысли Джаспер.
    - Всё то же, что и хотели, - Бо с некоторым облегчением глотнул пива и закурил сигарету, - только теперь я уверен, что цена возрастёт.
    - Насколько? - меркантильно спросил Джаспер.
    - Миллион тебя устроит? - холодно сказал Бо, - если ты не будешь дурить, и мы правильно раскинем карты.
    Вокруг воцарилось молчание. Озвученная сумма не могла не производить впечатление, тем более, на неокрепшие молодые умы. Тем более, когда самый зажиточный и удачно устроившийся житель этого района получал в лучшем случае пять тысяч. Один бак рекомендованного топлива для Лакки стоил примерно столько же.
    - И прямо точно миллион? - переспросил Словер.
    - Нет. Я не люблю загадывать, но я бы на месте хозяев за эту штуку и больше отдал, - сказал Бо, снова отхлебнув пива и затянувшись сигаретой. Нужно навести справки.
    - А если нас из-за этой хрени накроют? - спросил Джаспер.
    - Уже бы накрыли - ещё одна умная мысль в исполнении Светти, - если бы федералы были в курсе, нам бы не дали его угнать.
    - Верно. У них было бы три своих вертолёта, и два десятка бойцов, которые бы и не посмотрели в сторону парализованной развязки, а накрыли бы нас, - поддержал Бо, - так что рыба крупная, но рыбу эту не охраняли.
    - Почему?
    - А мне кажется, скрывали, - заключил Бо, - иди, скажи, что ты отправился из семьдесят первого в сто семьдесят первый. Дурка у вас в городе есть?
    - Тут недалеко, - усмехнулся Словер.
    - Так что, не думаю, что это очень просто. Время у нас есть. Завтра сделаем пару звонков и всё уточним.
    - Сумму сможешь узнать? - спросил Джаспер. Его из всех присутствующих больше всего интересовали деньги.
    - Если всё сложится хорошо.
    - Ладно. Будем надеяться. А мы завтра послушаем, что в городе слышно, может, кто чего интересного скажет.
    - Да. Это очень интересно. В первую очередь, что думает полиция, по поводу того, как их круто лопухнули.
    - На меня не подумают? - спросил Хоул из дальнего угла, в котором безвылазно сидел в обнимку с бутылкой пива.
    - Ты же их тогда так, по лёгкой, а сейчас реально опустил. Даже если прибегут - скажешь, что не знаешь ничего, и всё, - успокоил его Словер, - на этот-то раз не из дома.
    - Хорошо, - кивнул Хоул.
    Он вообще, как казалось Бо, каким-то странным взглядом следил за ними и когда они открывали грузовик, и когда они читали дневник, и вообще вроде не проявлял интереса. Однако Веллерн ощущал, что этот интерес, пожалуй, даже больше, чем у них всех, только своеобразный, как и сам Хоул.
    К всеобщему спокойствию, разговор дальше перешёл в обыденное русло. Включили музыку, стали обсуждать всякую ерунду, и Бо, отхлёбывавший всё больше, постепенно выключался из разговора, замолкая. Ему и вправду не о чем было говорить со своими новыми напарниками. Но сейчас он ощущал себя так, как будто бы они празднуют победу. Да, со старой доброй командой это выглядело бы куда более интересно, но и сейчас было неплохо, хоть он почти ничего не говорил, и при этом много пил и курил, развалившись на одном из диванов, поставленных прямо в бункере, напротив места, где нашёл пристанище их сегодняшний трофей.
    Первым ушёл Хоул. Как оказалось, его потребовалось вести. Всё началось со звонка, раздавшегося в бункере. Это была старшая сестра Хоула, с которой он жил. После этого уже пошатывавшиеся Джаспер и Словер вывели его наверх по лестнице, притаившейся в дальнем углу.
    - Это было похоже на твои старые дела? - спросила Светти, нарушив воцарившуюся тишину.
    - В чём-то, - ответил Бо, подняв на неё уже изрядно помутневшие от выпитого глаза. Здесь, в спёртом воздухе подземелья алкоголь действовал сильнее.
    - В чём?
    - В азарте. Я как будто бы знал, что это, - он кивнул на небрежно распахнутые дверцы фургона, - будет там.
    - Интуиция, - она сделала небольшой глоток из бутылки пива, которую держала в руках и пожала плечами.
    - Никогда не подводит.
    Она сидела на диване, стоявшем перпендикулярно тому, на котором расположился Бо. Он хотел её, хоть уже и находился в том состоянии, когда похоть становится бессильной, а это можно назвать её угасанием. Но ему всё равно было бы гораздо приятнее, если бы она сидела рядом.
    Его ответ совпал с особо тяжёлой гитарной партией из колонок, потом раздался голос, которому она стала подпевать. Веллерн не очень разбирал слова, но речь шла о том, как очередным способом уничтожить систему. Он когда-то махал своими кудрявыми волосами под нечто подобное. Прошли годы, а некоторые вещи не изменились.
    И вдруг он осознал, что теперь как-то по-другому думает о времени. Вот она - машина, способная вернуть его в молодые годы. Хотя, как она это сделает, если он будет ею управлять? Помолодеет ли он, или встретит себя молодого? Хотя нет, не помолодеет, эти люди ведь почти на сто лет ушли вперёд. Не становились же они дряхлыми стариками в процессе. Хотя, может быть, именно поэтому они не продвинулись дальше сто шестьдесят восьмого?
    - О чём задумался?
    Её слова подействовали на него почти так же обжигающе, как и сигарета, сгоревшая до фильтра.
    - Да так, - небрежно ответил он, метко метнув окурок в пепельницу, стоявшую на столике впереди.
    Он ещё был точен, хотя думал, что на самом деле уже прилично набрался. Если руки ещё хорошо слушаются, значит, можно встать и взять этот измятый и истёртый блокнот. Отхлебнув очередной глоток, он сделал это.
    - Что ты там нашёл? - спросила она.
    Реакции всё же были немного заторможенными. Он понял её слова спустя пару секунд после того, как она их произнесла. Хотя, может быть, виной тому был ступор, в которой его ввергла правильность его же предположения.
    - Здесь нет ни одной записи о путешествии в прошлое, - сказал он, не зная, кто больше оцепенел - он сам или Светти.
    - И? - спросила она, и ему это не очень понравилось.
    Он ждал, что она поймёт, а она не поняла. Хотя, что ждать от обычной провинциалки, когда ему самому эти мысли чужды, и каждая новая становится открытием.
    - Почему? - он повернулся к ней, - они добрались до сто шестьдесят восьмого, но не захотели уйти в тысяча девятьсот семидесятый?
    - Может, потому что здесь до войны ничего не было?
    - Неважно. Они должны были это сделать. Просто, ну, - он ощутил себя каким-то школьным учителем, которому один из учеников задал не очень удобный вопрос, - испытать её. Вдруг, она не может.
    - А может быть правда, не может?
    Она отставила бутылку, быстро встала и подошла к нему. Она определённо была гораздо трезвее всех их. Светти перелистала блокнот. Делала она это увлечённо, как будто главной её целью было доказать Веллерну, что он неправ. Однако и Бо пролистал все эти запачканные и истёртые листки - заметок о прошлом там не было, и она сама немного встревожилась, когда это осознала.
    - Если здесь есть ручки, которые заставляют её двигать вперёд, должны быть и те, что заставляют двигать назад, - как будто со знанием дела сказал он.
    Она подняла на него немного встревоженный взгляд. Материи, которые они случайно затронули, даже на подсознательном уровне производили впечатление. Однако дальнейшие измышления были прерваны громкими шагами по металлической лестнице и пьяными возгласами Джаспера и Словера.
    - Знаешь, - говорил мотоциклист, - это было бы ещё смешнее, если бы она была его бабой. Он сегодня такое дело сделал, а его так.
    Светти ещё раз подтвердила свою трезвость и успела ретироваться. Она быстро заняла то же место, на котором сидела, не забыв и о бутылке с пивом. Вообще, Веллерну показалось, что все действия она выполняла в точности в обратной последовательности. Бо ещё раз пролистал дневник, не обращая внимания на обсуждение. Он помнил не угасшую внутри неё тревогу, когда смотрел ей в глаза перед тем, как отвернуться.
    - Что-то нашёл? - Джаспер плюхнулся на диван рядом со Светти, обнял её и положил голову ей на грудь.
    - Думал да, но оказалось, нет.
    Он посмотрел на неё. Думал, что она сейчас озвучит их предположение, но она промолчала, лишь взглянув на него, как ему показалось, с пониманием.
    - Мы можем сделать так, чтобы было, как будто мы не открывали? - спросил Словер, садясь на своё место на диванах, - я подумал, что если они не будут знать, что мы видели внутренности этого фургона, то и вопросов будет меньше.
    - Ты прав, сделаем, - Бо попытался придать оттенок лёгкости своим словам, но всё равно получилось как-то задумчиво и тяжеловато.
    - Думаешь, нас захотят устранить? - спросила Светти.
    - Нас? Кого нас? - со знанием дела усмехнулся Бо, возвращаясь к своему пиву и мягким подушкам дивана. Он не плюхнулся, а аккуратно сел рядом со Словером, - какие-то неизвестные люди угнали, аноним предложил сделку, аноним обещал, что всё будет путём, ему передали деньги, он вернул груз. А кто это был?
    Он, как мог, театрально пожал плечами. Этот жест успокоил остальных, и ненадолго воцарилось молчание, а потом разговоры вернулись в обычное русло. Достаточно скучное для Бо, поэтому он больше слушал музыку, нежели общался с остальными.
    - Слушайте, я пойду наверх. Что-то набрался. Можно заночую у вас? - спросил Словер.
    Он сдался первым, хотя Веллерн считал, что это будет Светти.
    - Конечно, - сказал Джаспер, тоже прилично посоловевший.
    Мотоциклист поднялся, изрядно покачиваясь. Веллерн подумал, как бы он не врезался в раскрытую дверцу фургона и не расшиб себе голову. Светти как будто прочитала его мысли и предложила проводить, но он отказался. Хоть и прилично шатался, всё же он дошёл до лестницы и смог подняться по ней, по крайней мере до того места, где она терялась из поля зрения.
    - А кстати, - Джаспер поднял свою голову с груди своей девушки и попытался возобновить разговор.
    Глаза его были полузакрыты, а язык прилично заплетался, поэтому Бо, немного протрезвевший от нелёгких размышлений, сам для себя решил, что не стоит воспринимать всерьёз сказанное этим юнцом.
    - Если это дельце получится, - не без труда продолжал тем временем Джаспер, - может, намутим что-то ещё?
    - Например? - усмехнулся Бо, сделав глоток.
    - Ну, я не знаю, - Джаспер приподнялся ещё выше, и зачем-то широко взмахнул рукой, - Светочка тоже может подламывать компы. Хоул больше по стационарникам, а она по бортовым. Некоторые машины мы бы без неё не увели.
    - И мой Лакки взломает?
    Внешне вопрос был адресован ему, но на самом деле он обращался к ней. Она это поняла, потому что взгляды их встретились.
    - Из всей схемы я не знаю только об одном датчике проникновения, - скромно сказала она, потирая бутылку с пивом, - если ты скажешь мне, где он, можем поспорить.
    - Стоп, - протянул Бо, - вы так к каждому хозяину подкатываете и выясняете, где у его машины секретки?
    - Такая машина в нашем городе редкость, так что мог бы и уступить, - сказала она.
    - А кстати, - снова вмешался в разговор Джаспер, - ты её угнал или купил?
    - Купил. Была у меня шальная мечта из тех, что сохраняешь с юности, и вот решил её исполнить, - усмехнулся Бо.
    - Нуууу, - разочарованно протянул Джаспер.
    Он, верно, думал, что Веллерн такой дурак пытаться угонять Лакки в Новой Москве. Если бы этот паренёк жил в этом городе и знал, что к чему, то не вёл бы себя так. Физически обстряпать непосредственное завладевание машиной было нетрудно. Если после этого ты собирался свалить на несколько часовых поясов вдаль - к примеру, в Сендсоул - то никаких проблем бы не было. Сомнительное удовольствие ездить на угнанной машине в месте, где она является особой приметой, но это, по крайней мере, было возможно.
    А Веллерн хотел ездить по столице. Угон Лакки - событие, хоть и не самое яркое. Все на учёте. Стоит одному из них появиться на улицах и не откликнуться на запрос идентификации от первого же патрульного, и угонщик уже едет в дальние уголки разросшегося государства на несколько лет. Но куда сейчас доносить эти мысли до пьяного мозга зелёного мальчишки. Машиной он управляет отменно, а в остальном всё такое же дитя. Ему просто нужно дать уснуть.
    А главный специалист Хлопов как раз активно разворачивал свою деятельность в Сендсоуле. Так, как умел - жёстко, быстро и серьёзно.


    11


    И хотя главный специалист Хлопов возразил бы против такого утверждения, но местным специалистам Сендсоула требовалась лишь мобилизация, чтобы сделать всё для поимки преступников, завладевших особо важным научным оборудованием. В роли такого мобилизационного фактора выступило сначала само событие, невиданное по здешним меркам, а потом и появление специалистов из Новой Астрахани - ближайшего мегаполиса государственного значения - всех дополнительно подстегнуло. Ну а уже на фоне всего этого грянул главный специалист Хлопов.
    - Я потерял чёртовы три часа из-за перелёта и хотел бы к моменту прибытия видеть хоть какой-то результат!
    Этими словами он огласил компьютерный центр местного отделения службы правопорядка, мгновенно показывая, что специалисты из мегаполиса не миф и никому спуску не дадут. Он с порога показал, кто в доме хозяин, обращая на себя взгляды. Все они сошлись на нём, когда он встал около главной консоли, находившейся в конце помещения.
    - Добрый день, господа, - он улыбнулся такой улыбкой, которая не требовала понимания и никакого ответа, кроме как оцепенения. Здесь никому не было смешно.
    Все смотрели на него с ожиданием. По сути, кроме небольшого аврала, их день никак не изменился - проблема мгновенно была передана выше по цепочке, и все стали ожидать явления кого-то сверху. Что и говорить - для большинства работников, которых ни во что не посвящали, угон фургона Красто был всего лишь угоном. Лишь подсознательно они осознавали важность, и то потому, что это дело вообще было передано в центр. Но шёпот переговоров быстро утих, и жизнь вернулась к обыденной рутине. До того момента, пока не грянул гром по фамилии Хлопов. Он понимал, что наказывать в этом помещении некого - в этом плане нужно двигаться выше - но взбодрить персонал приличной встряской несомненно стоило.
    Он обернулся к большому экрану у себя за спиной. На нём была изображена карта Сендсоула и прилегающих к нему территорий. Она всегда была здесь, и это изображение редко менялось, что больше всего сейчас злило Хлопова.
    - Красивый у вас город, - он посмотрел на карту и многозначительно покачал головой, - все эти улицы, прилегающие пункты на магистралях, всё это так интересно.
    Он повернулся к персоналу и улыбнулся. Никто не знал, как реагировать на это, и небольшая череда неловких улыбок даже проскользнула по лицам присутствующих сотрудников.
    - Ну а теперь, когда вы оживились, я задам главный вопрос этой минуты, и, к сожалению, следующего часа, - почему на этой карте нет схемы перемещений маяков ваших местных автомобилей в момент, когда предположительно произошёл угон? Вы ведь отслеживаете их? Или до вас ещё не дошли новости об изобретении этой системы? Кто мне ответит на этот простейший вопрос?
    Он поставил руки на центральную консоль, оперся на них и воззрился на присутствующих.
    - Мы потеряли данные, - ответил достаточно низкий, но не слишком уверенный голос.
    - Что? Ещё раз, - главный специалист поднялся и даже сделал шаг в направлении говорившего.
    - Из-за сбоя в местной системе контроля мы утеряли временные коды данных.
    Это был крепкий молодой человек. Гладко выбритый брюнет, завсегдатай тренажёрного зала. Хлопов про себя легко улыбнулся, обрадовавшись тому, что он держит в подобающей форме не только тело, но и голову. И не потому, что он сейчас выдал исключительно важную информацию, а потому что смог найтись и ответить раньше, чем его коллеги.
    В подтверждение своих слов он вывел на экран ту схему, которую и хотел бы изначально видеть главный специалист. Участок дорог, на котором гарантированно находился фургон в тот день, был немного тусклее основных артерий города, но выделить отдельную машину на нём всё равно не представлялось возможным, потому что после сбоя всё слилось воедино. В любом случае, это было уже что-то.
    - Это тот взломщик постарался? Неужели так легко взломать всю вашу систему?
    - Как оказалось, да, - честно ответил брюнет, - но взломал он от нужды, просто не знал более лёгкого пути. Чтобы управлять светофорами он создал вирус, меняющий временные коды по велению хозяина. Потом, когда он распространял ложную тревогу на весь город, он попутно распространил и свою программу.
    - Хорошо. Хоть какой-то анализ, - Хлопов сделал ещё несколько шагов в направлении самого толкового здешнего сотрудника, - по вирусу можно вычислить автора?
    Брюнет только пожал плечами, повернувшись в сторону своего соседа, который немного с опаской сглотнул, прежде чем ответить.
    - Может оказаться, что программа не его. Вы ведь знаете, что существует закрытый рынок...
    - Стоп, - осторожно остановил Хлопов и взглянул в немного испуганные голубые глаза русого худощавого сотрудника, - представим на секунду, что никакого рынка нет. Если я скажу тебе, что программу написал кто-то из местных, в сторону кого ты мне укажешь? Ну, или если тебе так нравится твоя гипотеза, то давай расширим - кто мог этой программой пользоваться? Это ведь тоже получится не у каждого?
    - Не у каждого, - потряс головой русый, - но я в городе никого не знаю. Может быть, если запросить полицию или...
    - Ларкин, - не дослушав ответ, главный специалист окликнул одного из своих сотрудников, уже развернувшего свой переносной компьютер на главной консоли.
    - Слушаю, - с готовностью он поднял свои глаза, прикрытые очками в чёрной оправе.
    - Полицейские базы на тебе. Таких людей здесь может быть немного. Оцени степень необходимого навыка и изучи все соответствующие происшествия за последние пару лет. Их тоже не сотни, я думаю. Интересуют даже мелкие приводы. Наш желанный хакер мог подрасти.
    - Есть, - ответил Ларкин и снова устремил свои глаза на монитор переносного компьютера.
    - С этим вроде разобрались. Теперь о временных кодах. Как их упорядочить?
    - Если вы дадите доступ к контрольным спутникам в регионе, я смогу это сделать. Правда, понадобится время, - нашёлся брюнет.
    - Хорошо. Считайте, что этот доступ у вас есть. И если пока больше нет других задач, дабы ускорить процесс, я вам разрешаю привлечь всех ваших коллег. Пусть они находят машины, активно отметившиеся в других районах, и исключают их из общей схемы, сопоставив время.
    - Хорошо.
    - Кстати, что касается места, откуда производилось проникновение в сеть. Оно известно?
    - Да, - ответила одна девушка из другого ряда кресел. Она, по-видимому, тоже была достаточно амбициозна, и её не очень устраивало, что все почести достанутся её коллеге, который всего-то и сделал, что проявил расторопность.
    - Очень интересно, - широко улыбнулся Хлопов и направился к её столу.
    - Оно не могло находиться нигде, кроме центральной развязки, - немного растерянно добавила девушка.
    - Мне это тем более интересно. Как вы к этому пришли?
    Он обернулся и посмотрел на Ларкина. Через линзы очков в чёрной оправе его глаза сейчас смотрели на девушку. Ничего личного, она просто была носителем важной в данный момент информации, а не просто обладательницей приятных черт лица.
    - Ну, - она неловко улыбнулась, - у нас сеть так себе здесь. Если проследить команды, которые отдавал взломщик, то между собственно командой и началом её исполнения нет задержки. Как будто бы он, кто бы он ни был, отдавал команду прямиком в центральный компьютер. Если бы он работал из дома, то задержка бы была, как минимум при переходе в служебную сеть, потому что она всегда под нагрузкой.
    Прежде чем похвалить, он посмотрел на Ларкина. Тот опустил глаза, едва заметно кивнув. Он счёл доводы правильными, но сказать, что девушка приятно его удивила, было нельзя. Он, скорее, ждал правильного вывода от каждого из присутствующих здесь, а она всего лишь оправдала его ожидания.
    - Очень хорошо, - сказал он, - что говорят патрульные по поводу того, не было ли в том районе кого-то подозрительного?
    - Полицейские были слишком увлечены неразберихой. Никто кроме как о ней, ничего сказать не может, - вернулся в разговор тот самый брюнет.
    - Хорошо.
    Хлопов оглядел зал. Работники исправно работали или очень хорошо делали вид, что работают. Так или иначе, результат от их действий рано или поздно будет. Им ещё предстоит узнать, что пока его не будет, никто никуда не уйдёт дальше туалета или автомата с продуктами, готовыми к употреблению. Но это им пусть объявит кто-нибудь из их непосредственных руководителей. Пусть на него они злятся, а Хлопову потребуется вся покладистость, на которую они только способны.
    - Маховой, три минуты на улице, - сказал главный специалист, обращаясь к плану.
    Крепкий широкоплечий мужчина среднего роста, стоявший около двери, кивнул и вышел в коридор. Сам Хлопов ещё раз пристально взглянул на карту и, убедившись, что все присутствующие при работе, направился на выход.
    Маховой уже стоял около урны, приготовив сигареты. Они закурили и ненадолго замолчали.
    - С чего начнём? - главный специалист спросил мягко. Пожалуй, никто из тех, кто находился в помещении, в котором они были ещё три минуты назад, не поверил бы, что этот человек вообще способен на такую мягкость.
    - Проедем по начальнику?
    - Когда найдём фургон, это будет первое, что мы сделаем. Причём, даже если сделаем в прямом смысле, немножко поругают и простят. Но пока рано. Им пусть займётся Сергеев. Парню надо зарабатывать баллы. Если найдёт недоработки, запишу ему в плюс.
    - Тут недоработок только копни и пачка, - с усмешкой заметил Маховой.
    - Это для тебя, а он пусть немножко попотеет. Что до нас, то я бы выдвинулся с местными к центру. Посмотрел место проникновения. Это единственное, что они знают более менее точно. А как посмотрим, то можно и с патрульными поговорить.
    - Как скажете, шеф.
    - Не доставай меня этим. Если увидишь, как лучше нарыть этот фургон, только скажи, шеф прислушается.
    - Само собой.
    Выбросив окурки в урну, и никому ничего не говоря, они ехали в центр. Пусть и члены команды Хлопова, и местные работники думают, что он где-то рядом и вот-вот заглянет им через плечо и упрекнёт в недостаточном усердии. Так у них будет больше на одну существенную причину делать всё лучше.
    До развязки добрались за пять минут. Центральное управление на то и центральное, чтобы находиться в центре. Полицейскую машину и нескольких встревоженных людей неподалёку от стока увидели сразу, однако прежде чем приблизиться к ним, сделали ещё несколько кругов по самой развязке, чтобы оценить, как злоумышленникам было удобнее всего подъезжать к искомому месту, и как им легче всего было его покинуть.
    Несмотря на то, что Хлопов и Маховой не носили никаких знаков различия, при их появлении полицейские вытянулись чуть ли не по стойке смирно и готовы были отвечать на любой вопрос. Они уже нюхом чувствовали специалистов высокого уровня, и хотели бы услужить, но специалисты нашли, к чему придраться.
    - А если я вам скажу, что я президент промышленной зоны? Вы мне тоже поверите на слово? - сказал Хлопов, заглядывая в сток.
    - Никак нет, - запинаясь, сказал один из полицейских.
    - Что надо сделать?
    - Кто вы? - без лишних слов спросил другой полицейский, который изначально держался более спокойно.
    - Другое дело.
    Хлопов и Маховой показали свои удостоверения, после чего главный специалист вернулся к изучению щитка, через который состоялось непосредственное проникновение в сеть.
    - Что дало обследование места? - спросил Маховой у полицейских.
    - Протекторы на экспертизе. Марку шин и модели, к которым её применяют, назовут. Следы ботинок тоже есть, но от них толку меньше.
    - Что за транспорт? - оживился Хлопов, - мотоцикл?
    - Точно так, - кивнул спокойный полицейский.
    - О, это уже кое-что. Мотоциклов поменьше, чем машин, да и шины кое-что дадут. Неплохо. Что ещё? Кто-нибудь видел мотоциклистов?
    - Я видел, как пожарная машина чуть было не переехала одного. Но он ехал в другую сторону, - обыденным тоном заметил спокойный, чуть ли не зевнув при этом, - а на это место никто внимания не обратил, да и просматривается оно плохо. В этом плане они выбрали удачно.
    - Это уж точно, - сказал Хлопов, подняв голову, чтобы убедиться в правильности утверждения о плохом обзоре.
    Хлопов не без удовольствия вернулся к машине и снова закурил. Были два вывода, которые не на шутку его воодушевляли. Первый состоял в том, что преступники не покинули города на этом фургоне, иначе бы их уже заметили где-нибудь, да и полицию им удалось перехитрить только в пределах Сендсоула, а дальше бы их сцапали. Второй вывод следовал из первого: если они здесь, то вокруг них уже сходится прочная петля, и сходится она так стремительно, что если они хотят улизнуть, им нужно бросать всё и прямо сейчас покидать этот город.
    Что касалось Веллерна, то он неплохо всё рассчитал, и если бы они проделывали одно из своих дел с прежней командой в старые времена, то у них бы всё получилось просто великолепно. В сложившихся же условиях было одно существенное отличие - отсутствие Холдена, его манеры работы, а также то, что он для пущей страховки не слишком посвящал товарищей в подробности того, что делает.
    Если бы сейчас Холден был в деле, он, к примеру, подменил бы результаты экспертизы следов протектора. У Словера был неплохой мотоцикл, и такая же резина могла быть установлена ещё всего лишь на одиннадцать машин во всём Сендсоуле. Ему повезло лишь в том, что проверка мало что давала, поскольку у четырёх из первых пяти проверенных резина оказалась одинаково подходящей. Так что даже если бы к нему пришла полиция, это было бы не так важно.
    Их спасало то, что Хоул невольно очень сильно перепутал данные с маяков, и полицию привлекло бы полное отсутствие данных от мотоцикла Словера. Он, как и его друг, позаботились о том, чтобы их контрольное устройство дублировало данные случайной машины, находящейся неподалёку или в любом другом уголке города по выбору. Этого вполне хватало, чтобы не попасть под подозрение патрульных, но не выдержало бы серьёзной проверки.
    В любом случае, это помогло им не быть пойманными в первый же день. Ни мотоцикл Словера, ни красный пикап Джаспера, который по легенде находился на центральной развязке - всё равно в тамошней неразберихе ничего нельзя было бы ничего доказать - не были найдены, однако ничем подобным не обладала машина Джека Оливера, которую легче было вычленить из общей мешанины сигналов.


    12


    Отход ко сну произошёл быстро. Он пытался выяснить что-то по поводу Лакки и прошлых дел Веллерна, но его вполне устраивали односложные ответы, и он всё меньше поддерживал разговор. Для удобства он сначала положил свою голову на маленькую - но по мнению Бо приятную - грудь своей подружки, а потом череп, повисший на безвольной шее, скатился к ней на живот, а нос уткнулся ей в промежность, но так было неудобно дышать, поэтому он немного подвинулся. Потом он рукой обнял её бёдра, как будто бы это была подушка. В отличие от него, Веллерн хотел её по-настоящему, и это усугублялось тем, что он, в отличие от своих молодых друзей, начинал трезветь. Дело было не в привычке, по крайней мере, не только в ней. Он просто вспомнил, что за то время, как они вытянули ещё по пять бутылок, он сменил только две.
    Она нежно гладила Джаспера по волосам, что действовало ещё более убаюкивающе, и он только глубже погружался в сон. Сейчас он стал самым обычным мальчиком. Главное, чтобы это дитя не решило проблеваться ей прямо на колени, а то выйдет очень неприятно. Но по его виду можно было сказать, что его желудок пока вполне спокоен. Гладя его, она смотрела на Бо вопросительным взглядом.
    - И что думаешь по поводу прошлого? - спросила она.
    Ему было приятно, что их разговор, начатый тогда, всё ещё был актуален. Она поддерживала его размышления, и этого ему сейчас почему-то хотелось больше, чем секса. Ещё больше его заводило то, что она говорила об этом только с ним, при друзьях опустив эту тему. Как будто признавала, что мысли, возникшие у них двоих, не понять остальным, тем более подвыпившим.
    - Я это узнаю.
    - Если что - расскажешь?
    - Конечно. А теперь, - он поднялся, и его почти не шатало, - мне утром будет нужен тот самый Лакки, так что я попрошу тебя доставить меня до мотеля. Твой друг ведь не будет против, что ты возьмёшь его пикап?
    - Нет.
    Она с неожиданной готовностью переложила Джаспера на подушку и поднялась. В один момент они сблизились, и он ощутил влечение, но сдержал себя. Сейчас нужно было оставаться относительно нейтральным.
    Веллерн подошёл к фургону, забрал своё устройство для взлома замков, а потом, ещё раз взглянув на внутреннее пространство машины, захлопнул дверцы.
    - Боишься, что мы сбежим в будущее? - улыбнулась Светти.
    - Нет. Боюсь, что может случиться кое-что похуже.
    - Например? - она спросила, когда они уже направились к лестнице.
    - Когда-нибудь имела дело с бомбой?
    - Нет.
    - Жаль. Так бы тебе проще было бы представить, что я имею в виду, когда говорю, что это страшнее самой страшной бомбы.
    - Не понимаю.
    - Это нестрашно, - усмехнулся Веллерн, - поймёшь. Эти парни ведь не просто так уезжали подальше в пустыню.
    Прохладный воздух приятно освежал голову, окончательно прогоняя хмель. Даже курить было как-то приятнее, хотя уже немного поднадоело за вечер. Бо подождал, пока Светти всё закроет, глядя в это время на звёзды, а потом они вместе направились к пикапу.
    Она вела машину спокойно и уверенно. Мягче проходила неровности грунтовой дороги, сбрасывала скорость перед особо крупными трещинами на асфальте, и в целом была более осторожна даже по сравнению с тем, как вела раньше. Бо списал это на мысли, овладевшие ей.
    - А ты не думал, что лучше оставить её себе? - спросила она, когда они выехали на асфальт.
    - Зачем? - спросил Веллерн.
    - Ну, это же такая вещь, - девушка пожала плечами.
    - Какая? - усмехнулся Бо, - это учёные задроты вроде этих двоих пусть путешествуют в будущее. Мне, конечно, интересно было бы посмотреть, но деньги я люблю больше. Если бы я и хотел переместиться во времени, то выбрал бы прошлое, когда менты были тупее, больше велись на бабки, и не шибко старались. Грабь - не хочу. Но у этой штуки с прошлым проблемы, как я понимаю.
    - И тебе не интересно посмотреть самому, что будет дальше? За сто шестьдесят восьмым.
    - Да всё то же. Настроят всякого в этой пустыне, но в последнюю очередь, потому что она на хрен никому не нужна. Только когда вся планета будет задыхаться от заводов и прочей ерунды и места получше уже нигде не будет.
    Больше она ничего не сказала. Просто высадила его около мотеля и направилась назад. Скорость держала небольшую, а вела всё также задумчиво. Около перекрёстка ей на глаза попалась полицейская машина, стоявшая на обочине, и несколько человек возле неё. Светти хоть и подумала, что это может быть как-то связано с их сегодняшним делом, но не могла знать, что это ни кто иной, как специалист первого класса Маховой и его ближайшие подчинённые. Они накидывали на маленький и тесный Сендсоул петлю, которая будет только сужаться со временем. И, конечно же, Светти не знала и не могла знать, что никому никогда ещё не удавалось вырваться из этой петли.


    13


    День начинался очень хорошо. Бо прекрасно выспался и проснулся со свежей головой. В комнате было свежо - он на ночь открыл все окна - что только увеличивало заряд бодрости. Единственным напоминанием о вчерашнем возлиянии была чуть более сильная, чем обычно, жажда, но для неё он приготовил себе воды. Сделав несколько крупных глотков, он быстро оделся и направился на выход. Очень не хотелось идти под солнце, которое уже начинало палить, но в баре, где он намеревался позавтракать, пока ещё справлялся со своей задачей кондиционер.
    Яичница и апельсиновый сок были отличным продолжением утра, и ещё больше настраивали на то, что предстоящий день будет отличным. Взяв в путь немного сладкого лимонада, Веллерн сел в машину.
    Внутри было жарковато, но климат контроль уже через две минуты после включения сделал обстановку приятной. Ещё более приятно было выехать на шоссе и выжать газ. Для сеанса связи Бо правильно выбрал соседний населённый пункт - Монто. Небольшой городок, прилипший к одиннадцатому шоссе, что пересекало Сендсоул с юго-запада на северо-восток. До него было около двадцати километров - сущая ерунда для Лакки, однако за это время он успел представить, как однажды покинет этот городишко, вот так же разгоняя напористый мотор на полную мощность. Да, заветная цель находится в противоположном направлении, но его воображению это не мешало.
    Приехав в Монто, он нашёл местную вышку связи и встал неподалёку от неё. Так сигнал будет лучше, а бортовой компьютер машины быстрее сможет выйти в сеть. Ещё, чтобы дозвониться до Холдена, нужно пройти кучу шифров и петель, чтобы запутать тех, кто в теории захочет отследить этот звонок, и чтобы это не помешало связи, приём должен быть уверенным.
    Гудки шли долго. Бо представлял, как Холден либо встаёт с кровати, либо не торопится возвращаться с кухни, где он любил застревать со своим набором портативных компьютеров. Может быть, он просто не слышит сигнал вызова, а может быть, не хочет разговаривать с Веллерном, хотя, для этого у него не было причин. По крайней мере, по мнению Бо.
    Он ответил, когда Веллерн уже собирался отключиться и послать этого зазнавшегося кретина к чёрту. Сначала, как всегда послышались какие-то щелчки и пыхтение. Холден, видимо, действительно спал, хотя Бо старался учитывать три часовых пояса, отделявших Сендсоул от Новой Москвы. Обычно его старый товарищ в это время уже не спал.
    - Бо, - сказал он своим басовитым голосом.
    - Холд, - с нескрываемой улыбкой ответил Веллерн.
    - Какими судьбами?
    - Хотел кое-что предложить.
    - Слушаю тебя.
    - Я тут провернул дельце, за которое можно получить приличных денег с одних не очень внимательных к своему имуществу людей. Всё, как ты любишь. Поможешь организовать сделку?
    - Сначала скажи, о чём идёт речь.
    Конечно, его внутреннее эго не позволяет ему верить, что Веллерн смог проделать что-то стоящее, тем более без своей старой команды, и уж конечно, он ничего не мог, если мозгом операции не являлся Холден. Бо очень хотелось пронять этого зазнайку, пустить ему пыль в глаза. Однако делать это нужно было осторожно.
    - А ты не слышал ни о каких происшествиях?
    - Где? - всё ещё со скукой в голосе спросил Холден, - В новостях? Вроде ничего.
    - Нет, не в новостях, - усмехнулся Веллерн, - по тайным каналам.
    - Много чего происходит в стране. Говори конкретнее.
    - Может быть, тебе что-то скажет название тихого городка - Сендсоул. А?
    - Подожди минуту.
    Он попросил всё с той же ленцой. Значит, ничего не слышал, что, в принципе, было неудивительно. Ничего, если что-то просочилось в сеть через закрытые каналы, он сможет узнать об этом сейчас. Учитывая его знания и умения, он знал о таких глубинных артериях информационных сетей, о существовании которых рядовой пользователь не узнал бы и за десять жизней.
    - Что-то есть, - сказал он.
    Дальше послышались щелчки по клавишам и кнопкам ручных манипуляторов. Бо открыл пепельницу и закурил. Воцарившаяся тишина его забавляла. Степень важности вещи, которую им удалось заполучить, была понятна даже Холдену, который всегда ко всему относился скептически, брезговал мелкими и лёгкими делами, как будто нарочно стараясь поставить себе задачу посложнее, чтобы потом с блеском её выполнить.
    Каждые несколько секунд молчания были музыкой для Веллерна. Это говорило о том, что ему удалось добиться поставленной цели. Он ошеломил бывалого Холдена, и теперь тот не просто захочет быть тайным посредником в сделке, но без лишних пререканий возьмёт его обратно в команду. Однако всё резко повернулось в обратном направлении.
    - Скажи мне, что ты просто пошутил, - наконец холодно произнёс Холден, - что просто тебе это стало известно случайно, и ты решил вот так надо мной позабавиться.
    - Смотря о чём ты, - Веллерн стал надеяться на то, что они всё же говорят о разных вещах, но учитывая маленькие размеры Сендсоула, вероятность этого была очень невелика.
    - Красто. Верно?
    - Верно. А что не так?
    - А не так то, что ты рехнулся, парень.
    - Чёрт бы тебя подрал, говори яснее!
    - Ты хоть заглядывал внутрь этого фургона? Или ты решил слить груз, пока он для тебя остаётся котом в мешке? Так вот я тебе советую заглянуть, хотя, вряд ли ты поймёшь.
    - Я заглядывал, - стараясь сохранять спокойный тон голоса, ответил Веллерн, - и я знаю, о чём идёт речь. Скажи мне, что не так?
    - С каких пор, Бо, ты перешёл на кражи научного оборудования? Вот что скажи мне для начала.
    - Тут больше нечего красть.
    - Да лучше бы ты приехал в почтовое отделение, где бабушки, не имеющие электронных счетов, получают пенсию, и устроил там резню.
    - Ты можешь обойтись без своих отступлений?
    - Могу, и это будет последнее, что я тебе скажу. Ты, Бо, украл такое научное оборудование, за которое можно весь Сендсоул перекопать. Тебе повезло, что толстожопы из Красто скрывали это от министерства. Но, как ты уже мог догадаться, продолжалось это ровно до того момента, как ты завладел фургончиком. Федералы уже в Сендсоуле, и, поверь, они сделают всё, чтобы найти интересующий их груз. Ты ещё не видел блокпосты, где проверяют всех и каждого?
    - Нет, - Веллерн сохранял спокойные интонации, но делать это стало гораздо сложнее.
    - Правильно, - выдохнул Холден, а Бо увидел в этом издёвку, - потому что они действуют тайно. Фургон-то не коробок спичек и эту штуку ты из него не вынешь. Они найдут и без блокировки города. Хотя, блокировка есть всегда.
    - И мы вообще никак не сможем договориться?
    - Если бы не мои шифры и куча переадресаций ты бы уже договорился до мигалок в зеркале заднего вида. Кстати, всё равно на всякий случай глянь, может быть, они уже есть. А так, нет.
    - И что делать?
    - Теперь ты меня об этом спрашиваешь?
    - Ты можешь просто сказать? - Бо начинал выходить из себя.
    - Могу. Выкати этот фургон в пустыню и брось, а потом бери в охапку своих подельников, заправляй Лакки экстратопливом и вали так далеко на восток, как только можешь. Может быть, где-то в прибрежных территориях сможешь отсидеться, пока федералы имеют Красто и все местные службы, а потом, после пары месяцев, можешь плавно начать выезжать на запад. Но не больше ста километров в месяц, и при этом тщательно следи, нет ли за тобой хвоста. В виде небольшого фургона без каких-либо пометок.
    - Ты издеваешься?
    - Я говорю тебе единственный возможный вариант действий, если ты хочешь остаться на свободе. И живым. У нас ведь не везде смертная казнь отменена. Ради такого дела могут переслать и всё обстряпать.
    Веллерн замолчал. Слушал, как Холден на другом конце канала связи щёлкает клавишами и кнопками манипуляторов. Конечно, он всё ещё просматривал информацию касательно проекта Красто. За минувшие сутки эти данные были переданы множество раз, и, само собой успешно перехвачены не единожды.
    - Ты ещё тут? - спросил, наконец, Холден.
    - Да. Ты можешь переслать мне эту информацию?
    - Нет, приятель, и в первую очередь для твоего же блага. У меня-то шифры, и я точно не мог быть участником, как и многие сетевые деятели. А вот в Сендсоуле ты и полчаса не протянешь после этой передачи.
    - Я разберусь.
    - Нет. Сам узнай, если решил упереться рогом и не делать так, как я тебе посоветовал.
    Он отключился, даже не попрощавшись. Только компьютер несколькими короткими гудками известил о том, что связь была прервана.
    - Ты всегда был придурком, - сказал Бо, запуская двигатель.
    Назад он ехал уже медленнее. День за одно мгновение испортился настолько, что его уже ничто не могло бы спасти. Тревога внутри вспыхнула с новым ожесточением и подталкивала Веллерна к тому, чтобы действительно бросить этот фургон в пустыне, как и говорил ему его старый товарищ. Однако верх взяло любопытство и желание всё разузнать. Ему слабо верилось, что Холден не захотел иметь с ним дело только потому, что сейчас за это дело возьмутся федералы, а уж они-то точно умеют хорошо работать. Нет, должно быть что-то ещё.
    На въезде в город ему, как назло, попались патрульные, остановившиеся на обочине и следившие за потоком машин, двигающихся в город и из него. Это точно связано со вчерашними событиями, но если эти люди и есть те хвалёные клещи, в которые федералы могут взять любого преступника, то бросить угнанный фургон и уйти он успеет всегда, а сейчас какое-то внутренне желание подмывало его во всём разобраться.
    Для Лакки с его низкой спортивной посадкой путь в Веббер по грунтовке был заказан, поэтому пришлось ехать через город. Не доезжая до развязки, Бо резко свернул влево и направился вперёд. Он ехал, пока не упёрся в один из безликих окраинных тупиков. Вернулся на один квартал назад, снова повернул и поехал дальше. Он так и тыкался наугад, пока не увидел знакомые улочки, а потом найти гараж, под которым и притаился бункер, в котором хранился их трофей, оказалось лишь делом времени.
    Искать своих, как их назвал Холден, подельников, тоже долго не пришлось. Они сидели на свежем воздухе, укрывшись от палящего солнца под навесом. У всех был лимонад, а Светти ела мороженое. Увидев Веллерна, она улыбнулась.
    - Ну как у нас? - спросил Джаспер после рукопожатия.
    - В процессе, - ответил Бо.
    - А подробнее?
    - Ты думал, это вот так вот делается за пять минут? - Бо немного опустил свои чёрные очки, чтобы заглянуть юнцу в глаза, - у моих посредников как будто бы уже заказчики из Красто под дверями стоят, и ждут, не перепадёт ли им что? Если никто не хочет попасться, то действовать нужно осторожно, пусть и не так быстро, как хочется.
    - Ладно, извини, что докопался.
    - Мне нужен Хоул. Где мне его найти?
    - Для чего? - спросила Светти.
    - Хочу немного разузнать о нашей новой штучке, пока она ещё наша и у нас есть время.
    - Как он это сделает? - спросил Джаспер. Вопрос был глупым, но голова его, похоже, ещё не совсем прояснилась после вчерашнего пива.
    - Сейчас же нас, наверное, ищут, - сказал Словер, - только скажи вслух про Красто или эту машину, тут же повяжут.
    - У меня есть план, как сделать это и не спалиться. Мне нужен Хоул.
    - Ладно, - сказал Джаспер, только чур мы тоже едем.
    - Хорошо, - ответил Бо, стараясь скрыть неохоту, с которой соглашался.
    - Пошли, - Словер встал с потёртого кресла и вышел из-под навеса, зажмурившись от яркого солнца.
    Хибара, в которой жил Хоул и его старшая сестра, находилась дальше по улице. Сейчас здесь было немноголюдно, что радовало Бо, который не желал попадаться людям на глаза. Он вообще мог бы не ходить сейчас, но его подмывал интерес.
    Дверь открыла полная женщина с кудрявыми волосами угольного цвета. Пожалуй, это было единственная красивая деталь, да и та смотрелась очень неудачно на фоне всего остального.
    - Привет, Микки, а Дом дома?
    - Привет, - неторопливо ответила она, смерив гостей недоверчивым взглядом, - только проснулся. Зачем он вам?
    - Нужен для дела, - неловко ответил Словер.
    - Знаю я ваши дела, - она посмотрела на Бо, и тот был немного рад, что она не видит его глаз, скрытых под тёмными стёклами, - лучше бы на работу его куда-то пристроили.
    К счастью, этому нелепому разговору был быстро положен конец. Появился Хоул, который уже давно заслышал знакомые голоса и поспешил одеться, чтобы выйти. На нём была мятая футболка и штаны. Ноги были босыми. Его худоба позволила ему протиснуться в тесном коридоре, большую часть которого сейчас занимала его сестра, и выйти к гостям. Ступив на резиновый коврик, расстеленный около двери, он принялся жать всем руки. Микки, сделав недовольное выражение на лице, бросила перед ним рваные шлёпанцы. Он кивнул в благодарность, потом снова вошёл в коридор, где взял сигареты и зажигалку, после чего снова вышел и закурил.
    - Что хотели? Уже всё, договорились?
    - Нет пока, - ответил Бо, - нужно подломить кое-что ещё.
    - Что? - спросил Хоул с ожиданием.
    - Базу Красто.
    Эта реплика вызвала недоумевающие взгляды всех присутствующих, а не только Хоула, но первым среагировал он.
    - Шутишь?
    - Нет.
    - Нас поймают.
    - Речь не идёт о всей базе. Мне нужен отдел кадров или что там у них.
    - Для чего?
    - Долго объяснять. Расскажу по дороге, если ты в деле.
    - Хорошо. Я только поем быстренько.
    - Давай.
    Он ушёл в дом, а они вернулись под навес. Бо достал из машины лимонад и тоже сел в тени.
    - Так может, ты пока расскажешь нам? - попросил Словер.
    - Да всё просто. Никакие материалы мы украсть не сможем, а знать всё равно хочется. Мне нужно знать, кто из работников вообще имел отношение к этой машине. Найдём кого-нибудь, и спросим осторожно.
    - Так они все сейчас под колпаком, - сказала Светти.
    - Да, - кивнул Бо, - нам эти все и не нужны. Я не думаю, что весь этот проект они состряпали за год или два. Нет. Тут всё очень серьёзно и очень давно, так что по любому есть кто-то, кто уже вышел на пенсию или уволился. Вот именно с этим человеком мы и поговорим.
    - Ну, узнаешь ты, как эта штука работает, а дальше? - спросил Джаспер, - тебе что, легче от этого станет?
    - Да нет, - пожал плечами Бо, - просто, хочу знать.
    Он посмотрел на Светти, и встретился с ней взглядом. Она, конечно, не видела его глаз из-за очков, но всё понимала. Единственная из присутствующих.
    Едва на горизонте появился Хоул, как Веллерн встал и, сделав небольшой глоток лимонада, направился к машине. Задний ряд Лакки не входил в список его достоинств. Нужно было благодарить за одно то, что он есть, и им не придётся брать ещё одну машину, что, несомненно, привлечёт к ним куда больше ненужного внимания. Всё же троим молодым людям кое-как удалось разместиться сзади, после чего Веллерн тронулся с места. Хоул сидел на переднем пассажирском сидении. Ему требовалось больше свободы для того, чтобы манипулировать компьютером, сейчас лежавшим у него на коленях.
    - Куда лучше ехать? - спросил Веллерн.
    - Знаешь, где "Старый Путь"? Там неподалёку есть вышка. Я уже знаю пару кодов, которые дадут нам закрытый доступ.
    - Хорошо.
    Бо знал, куда ехать. "Старый Путь" - захудалый мотель на девяносто девятом шоссе. В принципе, он мог выбрать его для остановки, но не сделал этого, так как он находился слишком близко к тому месту, где он на тот момент пока только планировал провести угон. И сейчас ему становилось немного не по себе от мысли, что по пути они, скорее всего встретят федералов. Нужно следить за ними внимательно. Интуиция никогда ещё не подводила, и Бо был готов отказаться от своего интереса, если почует что-то неладное.
    О том, что он чувствует себя тревожно, свидетельствовало то, что он старался ехать, соблюдая скоростной режим. Вдобавок, он подсознательно боялся, что их просто остановят обычные постовые, и случайно возьмут на заметку, хотя бояться им нечего. Особенно, если те люди, которых они встретили тогда по пути, держат язык за зубами. Хотя, если сюда пришлют матёрых агентов, те не перед чем не остановятся, лишь бы добиться своего. А расколоть человека для них не проблема.
    В остальном же его нельзя в чём-то обвинить за факт одного лишь присутствия в этом городе. Больше того, на него будет даже сложно выйти, потому что в этом городе много людей находится проездом. Как-никак два федеральных шоссе и ещё и магистраль неподалёку.
    Он старался сдерживать тревогу, спокойно рассказывая Хоулу, что именно ему нужно. Федералов видно не было, как и увеличившегося количества полиции. Разве что раньше на месте развилки, неподалёку от мотеля, не стояли постовые. Но и они сейчас вели себя более чем спокойно - просто внимательно изучали проезжающие машины. При виде них в голове у Бо снова звучали слова Холдена о том, что особая служба действует скрытно, и только поэтому несильно возросшая бдительность службы правопорядка его смущала. Не соверши он этот утренний звонок, сейчас бы почувствовал расслабление, что в целом было достаточно опасно, учитывая, что ситуация на самом деле гораздо сложнее, чем можно было подумать, опираясь лишь на внешнюю видимость.
    После достижения пункта назначения, Хоул открыл свой компьютер и включил его. Потом запустил программу, интерфейса которой Бо никогда не видел, и принялся активно манипулировать клавишами и небольшой беспроводной мышью.
    - У тебя, если что, можно будет подзарядиться?
    - Конечно, - ответил Веллерн, закуривая.
    - Ты не мог бы открыть окно? - попросила Светти, отгоняя от себя сизые клубы дыма.
    - Жару ты любишь больше? - усмехнулся Бо, нажимая кнопку стеклоподъёмника.
    Вообще, он и сам бы не прочь был бы выглянуть наружу. Когда сидишь в закрытой машине стёкла которой затонированы настолько, насколько позволяют действующие правила дорожного движения, ощущение присутствия в мире смазывается. В случае непредвиденных обстоятельств Бо опомнился бы только в тот момент, когда в зеркалах замерцали бы проблесковые маячки. Открывая же окно, он восстанавливал связь с внешним миром, и мог реагировать на появление неприятностей раньше.
    - Вроде вышло, - сказал Хоул, - какие именно данные тебя интересуют?
    - Там есть упоминание, кто в каком отделе работает?
    - Да. Какой нужен?
    - А какие есть? - спросил Веллерн, заглядывая в монитор компьютера Хоула.
    - Да много: статистический, логистический, конструкторский, технологический, научный. Самый большой, кстати.
    - Нет, это всё не то. Над нашей штучкой работали люди из всех этих отделов. А так как всем и каждому об этом не говорили, нужен какой-нибудь особый отдел. Есть что-то вроде этого?
    - Сейчас посмотрю.
    Бо снова откинулся на спинку водительского сидения, чтобы не нависать над Хоулом, и закурил. Он постукивал пальцами по верхней части двери, в которую ушло опущенное стекло, и в этом выражалась его нервозность. Сейчас он чувствовал, что вот-вот получит информацию, которой жаждет. Она должна всё решить, поскольку он, в отличие от его местных знакомых, знает правду. Он знает, что продать этот фургон они не смогут, и лучшим вариантом было бы просто его бросить подальше от их укрытия. Но - и эта мысль сейчас впервые промелькнула в его голове - можно было попробовать воспользоваться этим устройством, чтобы исправить положение. Он пока не совсем представлял, как машина времени, умещённая в грузовое отделение фургона, может им помочь, но ему почему-то казалось, что вне зависимости от этого, Светти бы его поддержала.
    - Нет. Никакого такого отдела нет, - сказал Хоул наконец, - если только отдел передовых разработок.
    - Подходит, - сказала Светти.
    - Там есть личные дела работников? И много их?
    - Не очень много. А дела есть.
    - С фотографиями? - спросил Бо.
    - Да.
    - Тогда показывай. Я помню этих двоих. Если они здесь, то это то, что нам нужно.
    - Мне можешь дать доступ по сети? - попросил Джаспер, - я тоже их запомнил.
    - Хорошо.
    Последним звуком был сигнал компьютера, когда Джасперу дали доступ к нужным данным. Дальше были только щелчки по клавишам и неслышные удары по сенсору. Бо и Хоул начали смотреть список с начала, а Джаспер с конца. Веллерн особенно подмечал старых людей, потому что каждый из них был потенциальным информатором, хоть в этой картотеке сейчас находились лишь те, кто всё ещё работал в Красто.
    - Вот он! Майкл Ярцио, - первым сказал Джаспер, не прошло и двух минут после начала поиска.
    - Покажи, - Бо отодвинулся от экрана компьютера Хоула и повернулся назад, - чёртов сукин сын. Да.
    - Что теперь? - поинтересовался Хоул.
    - А теперь, Домми, найди бывших работников этого отдела и вообще Красто. Не интересуют те, кого перевели. Нужны те, кто или уволился, или вышел на пенсию.
    - Шестеро, - ответил Хоул после минутных манипуляций со своим особым браузером.
    - Ну-ка.
    - Сьюзен Дорри, уволена по собственному желанию, - зачитал Хоул, - в связи с переездом.
    - Не подходит. Не охота тащиться в Терещенск, да и не подобраться к ней, я чую.
    - Тогда сразу посмотрим.
    Из шести человек после ухода из Красто в Сендсоуле осталось только двое. Один был младшим аналитиком, и Веллерн разумно рассудил, что по части информации, которую они могут от него получить, это не самый перспективный вариант. А вот второй, Салливан Рейчет, подходил по всем статьям. Это был старик, проработавший ещё шесть лет после выхода на пенсию. Бо разумно заключил, что держали его не просто так, а потому что он был нужен. Уволен в связи с плановым переформированием отделения. Во время работы в Красто занимал пост старшего технолога. Бо не очень представлял, что делает такой человек, но интуиция правильно подсказала ему, что от него они узнают то, что им нужно. Он не задумывался над этим, но перемещения во времени, даже если не брать в расчёт устройств, при помощи которых они совершаются, сами по себе являются технологией, и в том числе над ней на макроуровне работал господин Рейчет.
    - Там есть его адрес?
    - Да. В районе песчанки.
    - Давай точно, - с азартом сказал Веллерн, запуская навигационную программу в бортовом компьютере своей машины.


    14


    - Лучше идти мне, - сказала Светти, - скажу, что из какой-нибудь социалки.
    - Я тоже хочу знать, - сказал Словер.
    - Нет. Толпой мы не пойдём точно. Плюс - Света права, хоть я и не хочу это признавать. Она стучит, он открывает дверь. Дальше работаю я. Мы быстренько с ним перетрём, а потом вам всё расскажем.
    - Так не интересно, - сказал Джаспер.
    - Не волнуйся, всё будет хорошо, - она сказала успокаивающим тоном и мягко поцеловала его в губы.
    - А мне возьмёте пива? И ты обещал показать, как подзарядиться.
    - Хорошо. Ты сегодня заслужил хоть целый ящик, - довольно сказал Бо.
    Вообще, в плане дела Хоул нравился ему больше остальных. Свою роль исполняет, лишних вопросов не задаёт, а при наличии выпивки и электричества для своего компьютера почти что растворяется в окружающем пространстве.
    После покупки выпивки для всех желающих и подключения их же к бортовой сети автомобиля, Бо припарковался во дворе неподалёку от нужного дома, и они вместе со Светти направились в гости к господину Рейчету.
    - Нервничаешь? - спросил её Бо, когда они поднимались по лестнице. Ему показалось, что девушка слишком громко дышит.
    - Да. Боюсь, вдруг он мне не поверит.
    - Да куда он денется? Он же старикан, который никому не нужен. Даже если бы ты просто ошиблась дверью, ему было бы приятно.
    Светти не продумала до последнего слова то, что собиралась сказать, поэтому немного растерялась, когда ей сразу открыли дверь. Она думала, что Рейчет сначала спросит, кто там, но он не сделал этого. Когда перед ней предстал невысокий седовласый мужчина с морщинистым лицом, она не на шутку растерялась, поэтому первые слова исходили от него.
    - Вы что-то хотели?
    Она только и успела, что раскрыть рот, как в игру вступил Бо. Он дёрнул дверь на себя, вырвав её из рук Рейчета, и наставил на старика свой пистолет.
    - Я хотел, - сказал он так злобно, как только мог. Вперёд.
    - Это что, ограбление? - он сам опешил от глупости происходящего.
    - В каком-то смысле.
    Не убирая пистолет, Бо пропустил Светти в тесную прихожую и сам вошёл следом, закрывая дверь.
    - У меня ничего нет, - он немного приподнял руки, отступая назад.
    На нём была старая фланелевая рубашка и изрядно потёртые штаны. Выглядел он очень неказисто, и Бо даже усомнился в том, что это именно тот, кто им нужен. Что, если они ошиблись?
    - Это как сказать. Топай вперёд, нам нужно поговорить.
    Он провёл их в простенько обставленную комнату. В ней стоял старый диван, два кресла, а также столик, на котором располагался приличный стационарный компьютер. Напротив кресел, между которых стоял журнальный столик, находилась тумбочка, на которой стоял большой телевизор.
    - Руки можешь опустить, - сказал Бо, - садись, куда тебе удобно.
    Рейчет опустил свои большие ладони, и оглянулся, чтобы не промахнуться мимо кресла, а расположившись, замер в ожидании. Ему казалось, что преступник заберёт те немногие ценности, которые у него были, но Бо лишь прошёлся до окна, находившегося сразу за компьютерным столом, и выглянул в него, немного отодвинув занавеску. Потом он вернулся и указал девушке на диван и сам сел рядом с ней. Старик по-прежнему не понимал, что происходит, но ему было немного легче от того, что на него не наставляли пистолет - неизвестный положил руку с ним себе на колено, расположившись на диване.
    - Нам нужна информация, - сказал он, снимая свои чёрные очки, - если ты решишь поиграть в "не знаю" или "не скажу", то это плохо для тебя закончится. Если же ты ответишь на все наши вопросы и обещаешь молчать, мы уйдём.
    Глаза Рейчета стали заинтересованными, как будто бы он с первых слов понял, о чём сейчас пойдёт речь. Бо и Светти не знали, что тот самый Майк, бывший за рулём грузовика, ещё во время работы часто обращался к старику за советом, и после выхода Рейчета на пенсию не прерывал старые связи. Вот и в день ограбления, когда закончились нелепые допросы и выяснения, и Майка отпустили домой, он пришёл к нему и обо всём рассказал. Два визита за неделю для Салливана Рейчета были очень необычными, поэтому сразу можно было догадаться, какими причинами вызвано такое совпадение.
    - Слушаю вас, - сказал он с готовностью и стараясь скрывать, что боится, но это было видно по тому, как он впился руками в подлокотники старого кресла, в котором сидел.
    - Ты работал в Красто. В отделе передовых разработок. Так?
    - Так, - осторожно кивнув, ответил Рейчет, для него уже не оставалось сомнений в том, какой именно будет тема предстоящего разговора.
    - Недавно у Красто увели интересную игрушку. Слышал?
    Прежде, чем ответить, старик покосился на пистолет, который Бо, задавая этот вопрос, сжал сильнее. Как будто если сейчас он не услышит положительного ответа, тут же выстрелит.
    - Допустим. Это были вы?
    - Нет. Наши хорошие друзья, которые уже далеко отсюда. Но они попросили разузнать, как эта штука работает.
    - Если они далеко, то зачем им это?
    - Любопытные. И не забывай, кто здесь задаёт вопросы, а кто отвечает.
    - Если они прислали вас, то что-то уже поняли. Что вы, - он осёкся, - что они хотели бы знать?
    - Как именно она работает?
    - Это сложный процесс. Мне не хватило бы и суток, чтобы примитивно описать его математически. То, что вы, - он снова осёкся, - они видели в кузове фургона, генератор, входящий в резонанс с временным полем. После достижения этого резонанса, он может изменять его, но в ограниченном пространстве.
    - Ты хочешь сказать, что время меняется только для грузовичка и тех, кто стоит рядом? А как же весь мир?
    - Он перенесёт вас в мир, который будет. Хотя, точнее сказать, который может быть.
    - Ну-ка, объясни. Как это?
    - Мы с вами можем менять будущее прямо сейчас. Эта машина в некоторой степени тоже способна на это. Всё зависит от частот колебаний и их модуляций, величины искривления и изначального положения в пространстве.
    - Она сама создаёт будущее? - спросила Светти.
    - Нет, конечно, - он улыбнулся. Видимо, вступление в диалог девушки немного его расслабило, - по крайней мере, она влияет на него не больше чем мы с вами и все остальные люди. Но она позволяет выбирать. Опять же, только для тех, кто непосредственно совершает перемещение.
    - А остальные не двигаются вперёд?
    - Почему же, - он ответил, но было видно, что этот ответ не так легко ему дался. По крайней мере, он был не таким однозначным, как хотел бы показать Рейчет, - если вы знали какого-то человека, то вы можете встретить его в будущем. Если он останется жив, само собой.
    - И можно выбрать и его судьбу? - спросила Светти.
    - Если у неё есть альтернативы, да. Вы можете выбрать то будущее, в которое переместитесь.
    - Стой-стой-стой, - остановил его Бо и даже приподнял пистолет стволом вверх, отчего Рейчет невольно съёжился, - но другое будущее всегда будет существовать. Так?
    Старик опустил голову и посмотрел на свои сложенные пальцы. Он пошевелил ими и покивал.
    - В этом и состоит одна из первых сложностей. Отправляясь в будущее, вы не знаете, что происходит позади. Можете ли вы считать людей, которых знаете, теми же или нет? И, возвращаясь, можете ли сказать, что это всё те же ваши знакомые, которых вы знали до того, как совершили это перемещение. Всё это очень сложно. В Красто очень много людей привлечено к работе над этим проектом. И работают они уже очень и очень давно. Многое удалось узнать, но это породило только новые вопросы.
    - Вы хотите сказать, что одно их перемещение влияет на всех нас? - снова мягко вступила в разговор Светти.
    - Да, конечно, эксперименты Красто очень и очень осторожные, поэтому влияние сведено к минимуму. Именно поэтому эксперименты проводились далеко в пустыне. Чтобы в случае чего-то непредвиденного пострадали только испытатели, которые дали согласие на эксперимент.
    - А может случиться так, что эта машина изменит весь мир? - спросил Веллерн.
    Салливан Рейчет осторожно поднял на него глаза и смерил взглядом. Губы его сжались. Он не хотел отвечать на этот вопрос, и тем больше этот ответ был желанен для Бо.
    - Помнишь наш уговор, дед? - Бо снова поднял пистолет и для большего нагнетания обстановки громко взвёл курок.
    - Не нужно, - попросила Светти.
    - Нет. Он нам всё расскажет. Говори!
    - А как вы думаете? Я всю жизнь отдал этому и подобным вопросам, но только понял, что ни черта в этом не разбираюсь, - он немного мямлил, потому что мышцы его челюстей сжимались от гнева, - а вы угнали фургон просто так и думаете, что всё так легко, как кажется. Майк правильно тогда вам сказал - вы не знаете, во что ввязались. Лучше просто верните, пока не натворили дел. Или вы думаете, что зря над этим работали лучшие умы страны?
    - Незаконно работали, втайне от федералов.
    - Это было решать не нам, - коротко ответил Старик, хотя по виду его было понятно, что и его самого подобные обстоятельства работы не слишком устраивали.
    - Неважно. Ты сейчас хочешь сказать, что сам ты душка и работал от любви к науке, но твои боссы явно были другого мнения. Только представь - перекроить мир, как тебе хочется. Выбрать будущее, где Красто неотделима от государства, и не она должна отчитываться, а напротив - все служат ей. Интересно, да?
    Рейчет молчал. Конечно, ему не могли не приходить подобные мысли.
    - Ты не ответил, - наконец, нарушил молчание Бо, - может она изменить всё не только для тех, кто рядом, а изменить мир, да так, что потом сама же не откатит назад.
    - Я сам не знаю ответ, - беспомощно ответил он, - мне время видится изменяющимся полем, хотя я с большой вероятностью ошибаюсь. Нам неизвестно большинство его свойств. Что будет, если мы будем увеличивать частоту после вхождения в резонанс. Окажется ли время вязким и будет само приходить к гармонии, или же подобно тончайшей материи, тут же разорвётся, вовлекая весь мир в хаос.
    - Ты меня только больше запутал, дедуля. Как я смогу своими словами потом передать то, что ты мне сказал, своим друзьям? Нам придётся тебя похитить.
    - Это вам никак не поможет.
    - Правда? - Бо поднял брови, - подумай только - с твоими знаниями и нашей смелостью, мы сможем создать новый мир.
    Рейчет усмехнулся.
    - Вы быстрее уйдёте в другую реальность, прихватив с собой ценнейшее научное оборудование, и больше ничего. То, что вам там может быть понравится, ещё ничего не будет значить. Майк и Дейв работали очень осторожно, и поэтому всегда возвращались. Они знали правила, а вы нет. И даже при всём желании я не смог бы вас им научить. Такие, как вы, не способны на такое дело. Вам бы машины угонять, да грабить.
    - Тебе лучше немного сменить тему разговора. Смотрю, из тебя так и прёт философия. По опыту могу сказать, что она охотно покидает башку вместе с мозгами. Ты, конечно, своё пожил, но и подыхать вот так вот глупо, надеюсь, не хочешь. Так что лучше ответь на наши вопросы, и мы уйдём, а ты и дальше будешь потягивать свой успокаивающий травяной чай и решать кроссворды, чтобы мозги в желе не превратились раньше времени.
    Он ничего не ответил, просто грустно отвёл глаза.
    - Скажите, - мягко и осторожно попросила Светти, - а они путешествовали в прошлое?
    - Нет, - строго взглянув на неё, ответил он, - никогда.
    - Почему?
    Он на секунду закрыл глаза, потом снова посмотрел на девушку и тяжело выдохнул.
    - Потому что хоть насчёт будущего многое неизвестно, с ним гораздо проще. В некотором смысле, машина создаёт его для вас. Вы проходите всё это вместе с ней. А прошлое? Что вы делали вчера? А неделю назад? Была ли при вас машина? Во время непосредственно входа в резонанс она будет с вами, но потом, когда вы решите остановиться? Не откатит ли она себя в прошлое, когда не была при вас, или вообще не существовала? А если нет, то не создаст ли она новую реальность? Здесь вероятный разрыв, наоборот, выглядит большим благом. Ибо прошлое мы уже видели и знаем. Не так уж оно и страшно. Если не брать три последних войны, конечно. Но всё равно. При создании новой реальности потеряетесь ли вы? Ведь она должна будет вырвать вас из вашего здесь и сейчас, а в прошлом вы ещё находились в стороне. Что будет, если вы вернётесь на час назад и увидите себя?
    - И вы не пытались это выяснить?
    - Нет, - он покачал головой.
    - Но вы же строили машину, чтобы всё это попробовать, - сказал Бо.
    - Представьте себе, что при первом же перемещении в прошлое, мы бы её лишились. И мы в этой реальности, и они в той. Какой смысл? Мы думали хотя бы немного разобраться с будущим, и надеялись, что это приоткроет нам возможности путешествия в прошлое.
    - А можно устанавливать дату? - спросила Светти.
    - Да. Но это не точно. Единственное, что в машине установлено безошибочно - якорь настоящего. Майк и Дейв совершали много маленьких рывков в пределах часа или двух, чтобы научиться возвращаться. В ходе них они иногда попадали в прошлое, но колебания времени всегда были незначительными. Чтобы не вызвать разрушение реальности, они, прибывая на место, специально выжидали пару часов, чтобы в случае небольшого промаха, машина оставалась при них и в чётко определённом пространстве.
    - Значит, не так это и опасно - прошлое, - усмехнулся Бо.
    - Это ничего не значит. Я уже говорил, что они знали правила и соблюдали их. У них всё было под контролем. Они не вертели ручки куда ни попадя. И с того момента, как им удалось установить надёжный механизм фиксации в настоящем, они больше в прошлое не уходили ни на минуту.
    - А когда, - Светти немного сбилась, не сумев сразу сформулировать вопрос как надо, - они уходили в будущее, это время проходило для них, но потом, когда они снова возвращались в настоящее, для них проходила всего минута?
    - На это время они выпадали из реальности. Или старение слишком незаметно. Но врачи ничего такого не фиксировали. Для этого должны были пройти годы испытаний. Они не пребывали в будущем дольше часа. Даже того меньше. Если, конечно, они рассказывали правду.
    - А могли ведь и напарить, - усмехнулся Бо, - для них ведь всё равно проходила только минута, так что вы бы ничего не поняли, если бы они пробыли там несколько дней.
    - Они не настолько непослушны. И они, в отличие от вас, понимали, чем занимаются. Это не было забавой или праздным интересом, а спокойным кропотливым трудом, в какой-то мере тяжёлым.
    - Ты опять всё пытаешься перевести на нас. Я передам твои соображения своим друзьям. А пока скажи мне вот что. Они рассказывали о том, что видели в будущем?
    - Да. Это была их обязанность, - ответил Рейчет, - они писали подробные отчёты. Им было запрещено совершать большие перемещения в пространстве, и поэтому они выбрали место, откуда открывался относительно неплохой обзор. Они могли видеть, как перестраивается Сендсоул и многое другое. На том этапе, на котором это происходило, нам всего этого хватало.
    - А лично, - Бо с хитростью прищурился, - лично тебе они что-нибудь рассказывали?
    - Да. Но всё это также было в отчётах. У них не было секретов от проекта. Мы имели дело с настолько тонкими материями, что любая утаённая мелочь могла иметь тяжкие последствия. Они это знали, и поэтому никогда ничего такого не делали.
    - Хорошо-хорошо, - нервно перебил его Бо, - какой самый поздний год, до которого они доходили?
    Он знал ответ на этот вопрос, но хотел, чтобы Рейчет сейчас всё равно озвучил эту цифру. Старик же в свою очередь понял, что Бо спрашивает не просто так, но всё же ответил.
    - Две тысячи сто шестьдесят восьмой.
    - Не говори мне, что это наши друзья помешали им уйти дальше.
    - Как знать, может быть, именно вчера они бы ушли.
    - То есть? Почему нельзя было это сделать раньше?
    Он медлил, подтверждая мысли Бо и Светти о том, что за сто шестьдесят восьмым всё очень непросто.
    - Скажем так, - выдохнув, и не очень желая говорить, ответил он, - до сто шестьдесят восьмого время ведёт себя более или менее однородно, а дальше при тех же настройках продвинуться не получается.
    - Как это? Ваша машина же сама решает и почти что создаёт будущее, - усмехнулся Бо.
    - Это так, но я говорил, что лишь отчасти, - согласился Рейчет, - но я не могу объяснить. Дальше сто шестьдесят восьмого можно продвинуться только на определённых настройках.
    - Значит, вариант будущего только один? - спросила Светти.
    - Не значит. Значит лишь то, что мы знаем меньше, чем предполагали. Мы ведь продвигаемся фактически наощупь. Наша теория во многом зависит от нашей практики. Сначала она делает шаг, потом обширная практика подсказывает нам, куда двигаться дальше, и теория снова меняется. Иногда приходится возвращаться слишком далеко и дополнять даже базовые принципы.
    - Ты можешь покороче?! - Бо даже взмахнул пистолетом, обозначая, что терпение его лопнуло.
    - Могу, - ответил Старик, - наши настройки оказались слишком узкими. И речь уже почти зашла о том, чтобы менять конструкцию и исполнительные схемы машины. Если бы не вы. То есть, ваши друзья.
    - Ну и, тогда, последний вопрос, - Бо вдруг осознал, что они очень долго здесь находятся, - нам нужна какая-то инструкция.
    - Для чего? Уж не хотите ли вы отправиться в будущее?
    - А что если и так? Вам можно, а нам нет? - Бо поднял брови и усмехнулся.
    - Даже не думайте. Если вам наплевать на мир, который вы можете навсегда изменить, то подумайте хотя бы о себе. Вы сами с большой вероятностью потеряетесь.
    - Я так понимаю, - Веллерн поднялся с дивана и навис над стариком, сидевшим в кресле, - в этом плане помощи не будет?
    - Ни за что. Я вас прошу. - своими мясистыми пальцами он вцепился в подлокотники, - не нужно. Просто оставьте её. Верните. Вас, даже, может быть, не будут преследовать.
    - Может быть. Мы об этом подумаем. Но ты нам расскажешь, что и куда там крутить.
    - Нет. Можешь стрелять.
    Бо немного смутился, потому что до этого неправильно понимал обстановку. Ему казалось, что Рейчет его очень боится, но теперь он понял, что всё обстояло не так. Рассказывал он им всё это только потому, что хотел уберечь от возможных последствий. Но в этом был весь Веллерн - он никогда не отступал, и теперь для него было бы очень неприятно не получить желаемого, тем более, что он заявил об этом вслух.
    - Проверь его компьютер, - сказал Веллерн Светти, - может, дружки скинули ему что-то интересное.
    - Там ничего нет, - сказал Рейчет, но по глазам его было понятно, что он лжёт. Он боялся, что девушка найдёт то, что им нужно.
    Светти сама не очень одобряла поведение Веллерна, но получить разгадку тоже хотела и поэтому выполнила то, о чём он ей говорил. Искать пришлось недолго, даже несмотря на то, что на компьютере старика была куча всякой ненужной им информации. Дело в том, что после звонка Майка, он долгое время изучал схемы настроек, которые они применяли в последнее время. Это нужно было ему для того, чтобы понять, к каким последствием приведёт простое необдуманное включение машины теми, кто её угнал. Сейчас это сыграло с ним злую шутку. Стоило Светти проверить список недавних файлов, как она нашла заметки Майка, посланные старому наставнику в обход правил, чтобы узнать его мнение.
    - Есть, - сказала она.
    - Скинешь себе? Посмотрим потом. Только убедись, что больше ничего нет.
    - Хорошо.
    - Только не вздумайте, пожалуйста, - он чуть ли не молился на них.
    - Не бойся, старик, - усмехнулся Бо, - пропадём вместе с вашей машинкой - невелика потеря.
    - Хотя бы не крутите ручки. Если вы измените дугу, это может привести к разрыву. Они очень долго её нащупывали, чтобы будущее появлялось линейно.
    - Свои лекции прибереги для учеников, - усмехнулся Бо, - если хочешь помочь нам, скажи, какую ручку не трогать.
    - Там есть ровно одна кнопка, - он даже приподнялся, - которая запускает резонанс. Машине нужно время, чтобы войти в него, а потом нужно передвинуть другой переключатель. Зелёная зона - будущее. Красная - прошлое. Она будет меньше. Промежуток между ними - настоящее. Просто подведите регулятор к ней, и отпустите. Он сам вернётся в точное положение - это сработает якорь. Но если вы измените другие регулировки, он может не выполнить свою функцию.
    - Ясно, - улыбнулся Бо, - это самые ценные слова из всех тех, что ты сказал, - Светлячок, как там дела?
    - Почти. У него очень медленная сеть.
    - Но лучше просто бросьте её. Если уж так хотите, прогуляйтесь до сто шестьдесят восьмого, вернитесь назад и бросьте её в том же месте. Считайте это главным приключением своей жизни, но даже не старайтесь уйти глубже. Это погубит вас, а может быть, и нас всех.
    - Да ну, - усмехнулся Бо.
    - Знаете, - он, наконец, отпустил подлокотники и как-то отрешённо и безразлично откинулся на спинку кресла, - за всё время, что я логически пытался выводить правила работы с временем, я достоверно понял только одну вещь.
    - Какую же? - усмехнулся Бо, - удиви меня.
    - Время беспощадно.
    Рейчет сказал это холодно и безучастно, именно поэтому эти слова произвели такое впечатление на Бо и Светти. Два слова, за которыми скрывались целые вереницы мыслей и действий. Они как будто передались из его мозга в их, позволяя всё понять. Бо немного занервничал, но не подал вида, когда на него с лёгким испугом посмотрела Светти.
    - Как там? - спросил он, возвращая её в текущую реальность.
    - Готово.
    - Тогда идём. Не вздумай куда-то позвонить и сказать, что к чему, иначе я достану тебя раньше, чем твоё любимое время. Усёк?
    - Да.
    Он смотрел в пол, а после закрыл глаза. Открыл он их, когда входная дверь хлопнула и закрылась. Потом встал, пытаясь делать всё, как ни в чём не бывало, привычно закрыл замок, а потом пошёл на кухню. На самой верхней полке стоял коньяк и пачка табака. Забота о здоровье ограничивала потребление этих веществ, но сейчас был повод приблизить следующий сеанс.
    Сначала по воспитанию, а потом по роду деятельности он был атеистом. Когда перед тобой расстилается холст времени, скорее уверуешь в то, что сам ты бог, нежели, что существует кто-то свыше всего этого. Но сейчас, когда он забивал свою старую трубку, ему хотелось молиться. И за этих людей, сбившихся с пути, и за тех в Красто, кто из-за своей эгоистичной прихоти поставил этот мир на грань. Самым страшным для него сейчас было то, что ни он, ни кто-либо ещё даже не осознает своего перехода в другую реальность.
    Он может проснуться в бомбоубежище маленьким мальчиком и даже не будет знать, что всё это из-за того, что кто-то не так выкрутил ручки на одной единственной консоли управления. Он может в следующую секунду, ступив за порог кухни, оказаться в окопе или в могиле, и не осознает этого. Он шагнёт в них против своей воли и даже не будет контролировать этот процесс.
    Виной всем этим мыслям была его неподдержанная коллегами вера в то, что время можно просто надрезать и пройти, а можно разорвать. И здесь нельзя было всё мерить привычными материальными мерками. Это в жизни между надрезом и полным разрывом была целая пропасть, а когда речь заходила о времени, то это могло быть одно деление в настройках частоты.
    Стопка коньяка, бутерброд с сыром и трубка. Когда-то из этого состояли его вечера, полные раздумий, а сейчас так - отдушина и то только потому, что он верил, что в любую секунду всё может оборваться. Стоит только несведущему выкрутить ручку искривления не в ту сторону. У любого, кто читал отчёт о сто шестьдесят восьмом, по коже бегали мурашки, и причиной этому была способность осознать масштабы катастрофы. У этих же людей подобных чувств не будет. Но в любом случае, хорошо, что они не слишком интересовались тем, что будет в сто шестьдесят восьмом, и ему не пришлось на это отвечать.


    15


    После выхода из подъезда она уже было направилась вперёд, но он остановил её, подхватив под локоть.
    - Подожди.
    Она остановилась и с ожиданием посмотрела на него. Бо достал сигареты и закурил. Очень давно хотел это сделать, но нормальная возможность представилась только сейчас.
    - Мы не должны им говорить, - сказал он, выдыхая дым.
    Она помедлила перед ответом, но он знал, что она его понимает.
    - И мы не отправимся туда?
    Светти читала его мысли, и от этого Веллерну становилось не по себе, но выручало то, что он понимал её стремление. В конце концов, сам он, не смотря ни на что, жаждал отправиться и посмотреть, что остановило бывалых испытателей.
    - Если сможем остаться без них. Нужно их напоить, ничего не говоря.
    Ни ему, ни ей не нужно было объяснять, почему они не хотят брать с собой остальных. Они просто не хотели, как будто бы Джаспер или Словер могли что-то испортить.
    - Что скажем сейчас?
    - Скажем, - он глубоко вдохнул дым, на несколько секунд задержал его в лёгких, а потом выдохнул через ноздри, - что долго не могли уломать деда открыть дверь, а потом выяснилось, что он ничего не знает.
    - Не поверят. Нужно сказать часть правды, - она как будто бы повзрослела и сравнялась в возрасте с Веллерном, - что он знает, но ничего говорить не стал, но мы пытались его расколоть, а когда не получилось, пожалели и не стали убивать.
    - Тогда уж долго пытались, - ему теперь приходилось соперничать с ней в плане ума.
    - Ладно. Сказал, что всё очень сложно, требовал вернуть, орал на нас. И вообще - старики такие неадекватные.
    - Сказал, что сам мало что знает, - продолжал Бо, - схем у него никаких не было. Так, общая инфа.
    - Да, - кивнула она, - дашь пару тяг? Надеюсь, он не унюхает.
    - Держи, - он протянул ей сигарету, скуренную чуть меньше, чем наполовину, - если что, у меня есть жвачка.
    Он запустил руку во внутренний карман куртки и достал оттуда половину пачки жевательных подушечек. Когда Светти вернула ему сигарету, он высыпал три штуки ей на ладонь. Она сразу разжевала все и посмотрела немного мимо него, как будто над чем-то задумалась.
    - Ну, если мы всё решили, то пойдём.
    - Хорошо.
    - Подыгрывай мне, если что.
    - Да, - согласилась она.
    Они сели в машину. Бо не говорил ни слова, сразу завёл мотор, и принялся сдавать назад, глядя на изображение с камеры заднего вида.
    - Ну что? - нетерпеливо спросил Джаспер.
    - Он ни хрена не знает, - сказал Бо, - говорит, что слышал что-то такое, но близко его не подпускали.
    - Вы же долго ходили? - спросил Словер.
    - Пока дверь открыл, пока ствол тыкали в его непонимающую рожу, пока он соображал.
    - Вы стволом в него тыкали? - удивился Джаспер.
    - Нет блин, мы только пришли, он нам сразу нам рассказал всё, что знает и без этого.
    - Ничего себе. Тогда надо валить.
    - А мы что делаем? - недовольно буркнул Бо, сильно выжимая газ, чтобы выехать из двора на улицу.
    Несколько минут все молчали. Веллерна это устраивало. Больше всех ему по-прежнему нравился Хоул. За момент предыдущего диалога он только один раз поднял глаза, и то больше для того, чтобы отхлебнуть пива, после того, как убедился, что Бо не шутит насчёт пистолета.
    - Что будем делать дальше? - спросил Джаспер.
    - Вы когда проверяли машину в последний раз?
    - Утром. А что с ней будет? Бункер надёжен.
    - Тогда я предлагаю повторить вчерашнюю программу.
    - Да у нас немного с деньгами не лады, - сказал Словер.
    - Деньги не проблема. Главное желание.
    - Желание есть всегда, - подал голос Хоул, поднимая бутылку, как для чоканья.
    - Вы тоже за?
    Бо очень хотел, чтобы они оба согласились, но нельзя было выдавать его излишнюю заинтересованность в этом, иначе они заподозрят, что что-то не в порядке. Они согласились, но подозрения всё равно появились. К счастью, выразились они лишь в вопросах, на которые Веллерн мог ответить.
    - А как ты договорился насчёт того, когда тебе позвонят? - спросил Джаспер.
    - Звонить слишком опасно. Мне придёт сообщение. Ровно вот на этот компьютер, - он ткнул в центр приборной панели Лакки, - ты думаешь, я постараюсь тебя напарить? Как мне вытащить машину из бункера, чтобы ты не заметил?
    - Не знаю, - он довольно усмехнулся, будто бы это и вправду было невозможно.
    - Так что не писай раньше времени. Сразу говорю, что сделка непростая. Это тебе не спутник какой-нибудь, который должен всякую херню замерять. Его продать назад было бы проще, но там и денег по полтиннику на брата.
    - Полтинник тоже деньги, - почти безучастно заметил Хоул, не отрываясь от экрана своего компьютера.
    - Да я не спорю. Но если выпала штучка поденежнее, надо радоваться.
    - Это да, - сказал Словер, вздохнув, как показалось Бо, несколько мечтательно.
    Бо чуть было не усмехнулся, когда мысли его коснулись их со Светти планов. Джаспер уверен, что никто не выведет машину из его бункера, чтобы он об этом не знал, но сегодня, чуть позже, они хотели исполнить именно это. И Веллерн ощущал, что им это удастся. Вот только, что будет потом? Он даже себе боялся признаться в том, что не знает, как сказать им, что на деле никакой сделки не будет, и у них в лучшем случае есть сутки на то, чтобы бросить эту машину где-то в пустыне. Но это будет потом, а у него впереди ещё дело, мысли о котором вызывали такую дрожь, какую не вызывало предвкушение ни одного другого.
    Выпивки купили быстро, чуть сложнее оказалось добраться до Веббера в тот момент, когда все люди двинулись с работы. Раньше Веллерн не бывал на центральной развязке в этот момент времени, и сегодня как никогда лучше осознал, зачем такому маленькому городку такая серьёзная конструкция. Нельзя было выжать из Лакки всё, скорее нужно было сдерживаться, чтобы не пережать и успеть остановиться, если очередной обыватель решит неожиданно затормозить.
    - Нужно куда-то спрятать машину, - сказал он, едва они прибыли к бункеру.
    - Вообще не вопрос, - сказал Словер, - хоть в соседний гараж.
    - А там точно ничего нет? - спросил Джаспер.
    - Нет. Точно говорю.
    - Тогда давай, пойдём, откроем.
    К гаражу с бункером примыкал точно такой же. Разве что, судя по немногочисленным следам на земле перед ним, перекошенные деревянные ворота, сейчас закрытые на тяжёлый замок, открывались гораздо реже. Пожалуй, эти стены никогда не принимали машину такого уровня, как Лакки, но всё бывает в первый раз.
    С того момента, как Бо заглушил мотор, его снова одолела тревога. Он старался не поддаваться ей и прогонять, но на этот раз она не поддавалась, становясь ещё более навязчивой при каждой новой попытке её подавить. Славная вещь - интуиция. Сейчас она подсказывала Бо Веллерну, что Игорь Хлопов впервые услышал имя Джека Оливера.


    16


    - А я, если выгорит, подумываю переехать, - с улыбкой сказал Джаспер, - как считаешь, Светик?
    - Я бы не отказалась.
    - Видишь ли, Бо, - он уже прилично выпил, и говорил с Веллерном будто бы тот его старый друг. Веллерну это не нравилось, но ради своей главной цели на сегодня он был готов вытерпеть практически что угодно, - наши старики уже достали нас. У самих была весёлая молодость, а нам хотят что-то там впарить про обычную жизнь.
    - Моя сестра вечно орёт, чтобы я шёл учиться, - вставил Хоул. Он тоже по мере опьянения преображался - отвлёкся от компьютера и стал разговаривать с остальными.
    - Такая же хрень, - сказала Светти.
    - Но я не верю, что у нас можно вот просто так заработать, - продолжил Джаспер, - если у тебя изначально нет мохнатой руки.
    - Ну, хрен знает, - пожал плечами, Словер, - Джимми же устроился.
    - Джимми знал, где подсоснуть, - поморщившись, сказал Джаспер, - а если по-нормальному, то хрень на хрени.
    Веллерн отметил и мысленно усмехнулся, поняв причины, по которым все молчат. Светти потому, что не хочет вступать в конфликт, ведь это может нарушить исполнение их плана, Словер потому, что, поддавшись увещеванием Джаспера, безоговорочно верит в то, что всё так на самом деле и обстоит. Хоул и здесь виделся ему особенным. Он молчал как будто только потому, что боялся возразить мнению, с которым все остальные молчаливо согласны, а на деле считает, что сам бы мог лучше устроиться в жизни. Может быть, он даже что-то делает в этом направлении, втайне от друзей, само собой. И может быть, однажды ему улыбнётся удача.
    Хоул опять ушёл самым первым и по той же причине: за ним пришла сестра. Правда, на этот раз, его провожал один Словер. Взломщик был не таким пьяным, а Джаспер то ли не хотел идти, то ли понимал, что ему уже лучше не подниматься. Вообще, учитывая количество выпитого, с которого он достигал кондиции, Веллерн мог сказать, что сильные возлияния у них в компании явление нечастое. Зачем тогда он делает это сейчас?
    - А ты можешь открыть двери? - попросил Джаспер, настолько неожиданно сменив тему разговора, что Светти воззрилась на него с непониманием.
    - Зачем? - поинтересовался Бо, не глядя на собеседника и выпуская густой сигаретный дым изо рта.
    - Ну, не знаю, - сказал Джаспер, убрал руку с плеча своей девушки и подался вперёд, оперев локти на колени, - просто, когда я смотрю внутрь этой штуки, мне кажется, что там что-то такое есть.
    - Что именно? - спросил Бо и встал, чтобы выполнить просьбу компаньона.
    - Ну, она же перемещает во времени. И я как будто ощущаю это.
    Он поводил ладонями с расправленными пальцами около головы. Веллерн только усмехнулся. Он уж было подумал, что существуют люди настолько недалёкие, на кого эта вещь может вообще не произвести впечатления, но даже если и существуют, Джаспер к таким не относится. Хоть и будучи прилично пьяным, он всё равно стремится к хоть какому-то познанию. Сам Веллерн также признавал, что на него под действием алкоголя мысли об этом оказывают гораздо более сильный эффект.
    Открывая замок, он думал, что слишком перебрал, участвуя в небольшой вечеринке. Он ожидал, что эффект будет точно таким же, как и вчера, но пиво сегодня пьянило гораздо больше. К счастью, помогали мысли, что впереди нет света в конце тоннеля, и они падают в пропасть. Хоть какая-то была польза.
    Он снова увидел эту поверхность с большими рёбрами, куда можно было залезть нескольким людям, но это, пожалуй, дало бы слишком непредсказуемый эффект, равно как и применение в окружении изменяющегося со временем пространства. Работники Красто выезжали в пустыню и всё время, пока делали своё дело, не съезжали с места. Только так можно было гарантированно остаться в окружающей реальности, и сегодня Бо повторит их эксперимент.
    Он стоял напротив открытого фургона, когда его впервые настиг вопрос "Зачем?" Для чего он всё это делает? Неужели нельзя просто разойтись с этим фургончиком, как он до этого расходился с многими вещами и людьми? Без шума, пыли, слёз и прочих излишеств. Просто так уйти, бросив его на произвол пустынной судьбы. Благо, слишком долго оставаться на одном месте ему не придётся. Не пройдёт и часа, как фургон будут обследовать специалисты федеральных служб, а ему нужно быть как можно дальше и от того места, и от города вообще.
    Но нет, ему зачем-то хочется сделать это. Может быть, потому, что это его единственный в жизни шанс предпринять такой шаг? Может быть, он никогда больше не встретит ничего такого, и все остальные его годы пройдут скучно и мелко?
    Не успел он возмутиться такой характеристики собственноручно выданной собственному же будущему, как их мысли нарушил появившийся Словер.
    - Вы решили его запустить? - спросил он сразу же, как машина и стоящий около неё Веллерн появились в поле его зрения.
    - Смеёшься? - тут же повернулся к нему Бо.
    - А что? - оживился Джаспер, - давайте включим. По любому, у них хватает энергии, или что там ещё нужно.
    - Нет! - одёрнула его Светти, - ты с ума сошёл?
    - Да ладно, что такого? - возмутился юноша, отхлёбывая ещё пива.
    - Ничего, - грозно сказала она, - думаешь, они просто так уезжали в эту пустыню?
    - Светуля права, - сказал Бо, - думаешь, в Красто нет никакого двора или что-то типа того? Значит тут всё не так просто. Да и мы до сих пор не знаем, как тут что.
    - И не надо, - сказала девушка, - отдадим им тачку в целости, получим деньги и всё.
    - Вам бы надо её послушать, - Бо вернулся на диван и снова закурил.
    - А ты часто вот так вот отдавал груз, даже не зная, что там? - спросил Словер, - волна интереса к перемещениям во времени сменилась у него волной интереса к незаконной деятельности, которой занимался Бо.
    - Частенько, - кивнул Веллерн, - меня всегда больше интересовали деньги. Если за эту штуку мы получим хороший кусок, меня тоже будет мало интересовать, что она на самом деле может. И лучше бы им не знать, что мы её даже видели.
    - Почему?
    - Мало ли, не отстанут от нас после того, как мы её вернём.
    - А раньше отставали после сделки? - спросила Светти.
    - Да, - кивнул Веллерн, - мы умели заметать следы. Ну а сейчас, я думаю, нам хватит того, что мы заляжем на дно.
    - Не хочу на дно, - неожиданно сменил тему Джаспер, ухватив Светти за грудь, - я хочу наверх.
    Его рука переместилась на её живот и чуть было не достигла промежности, но она остановила его.
    - Только мы сначала ещё выпьем, - сказала она.
    - Хорошо.
    - Ладно, спокойной всем ночи, - сказала девушка, помогая своему парню подняться, - до завтра. Надеюсь, твоя машинка получит нужное сообщение.
    Она едва заметно подмигнула Веллерну.
    - Я тоже очень этого жду.
    Они остались со Словером вдвоём. Бо про себя готов был молиться, чтобы тот не решил заночевать прямо здесь, а внешне изображал полное безразличие.
    - Наверное, надо и мне идти. Была бы у меня подружка, всё было бы проще.
    Он поднялся с дивана и чуть было не плюхнулся назад. Веллерн помог ему удержаться и выйти на улицу. Он знал, что Светти вернётся, но ей тоже потребуется время. Так что, пока что он может поспособствовать уходу их последнего на сегодня товарища.
    Словера накрывало прямо на глазах. Он говорил что-то про то, что будь он смелее, уже давно бы отбил у своего друга девушку, или нашёл бы другую, но он всё никак не может начать. Бо интересовало только одно: вне зависимости от того, где этот любитель водить двухколёсные машины собирался набраться смелости в будущем, сможет ли он сегодня самостоятельно добраться до дома.
    К счастью, свежий воздух произвёл хоть и слабый, но отрезвляющий эффект на Словера. Тот приободрился и попросил сигарету. Бо быстро нашёлся и сказал, что забыл пачку внизу. Он представлял, что после пары затяжек дымом этот человек уже никуда сам не уйдёт, так что здесь он должен был ему отказать.
    - Ладно, Бо, пойду я, - сказал он, наконец, протягивая руку, - сигаретку украду у отца. До завтра.
    - До завтра.
    Бо вполне обыденно пожал ему руку и наблюдал, как Словер, слегка пошатываясь, уходит, а про себя думал о том, насколько зыбко это самое завтра, если в твоём распоряжении есть машина наподобие той, что ждёт его внизу.
    Дождавшись, пока юноша скроется за углом, Веллерн закурил. Ночь была ясной, а луна пребывала в состоянии тонкого месяца - самое то для тайного дела. С одной стороны, можно кое-что разглядеть, а с другой не так светло, чтобы всё было видно без лишней подсветки. Мысли его грозили уйти далеко, но их нарушила Светти, осторожно дотронувшаяся до его плеча. Про себя Веллерн лишь отметил, что прошло слишком мало времени для того, чтобы она и её парень успели заняться сексом. Алкоголь всё же взял своё, а ей больше хотелось увидеть будущее.


    17


    Он был несколько пьянее, чем рассчитывал, но водить машину ему доводилось и в состоянии куда более плачевном, поэтому сейчас всё было под контролем. Конечно, можно было попросить сесть за руль Светти, которая выпила всего две с небольшим бутылочки пива, но он хотел делать это сам. К счастью, сама машина оказалась достаточно качественной. Руль с усилителем, хорошая подвеска и тяговитый мотор. Не Лакки, конечно, но всё на приличном уровне учитывая класс, а также то, что именно автомобильная составляющая в этом устройстве была далеко не главной.
    - Дашь закурить? - попросила Светти, открывая окно.
    Бо молча протянул ей открытую пачку. Не успел он достать зажигалку, как она сама воспользовалась прикуривателем. Сверху он был покрыт едва заметным слоем пыли - прежние хозяева автомобиля им не пользовались.
    Она больше ничего не говорила, просто достала свой компьютер и уткнулась в него. Веллерн знал, что она изучает.
    - Ты хоть говори, что там?
    - Если я всё правильно понимаю, то ничего сложного, если мы просто хотим посмотреть то будущее, в которое они летали. Всё, как говорил старик: нужно нажать кнопку, подождать, пока она войдёт в резонанс, и подвинуть рычаг.
    - Как мы узнаем, что она вошла в него?
    - Тут написано, что должен стихнуть пульсирующий шум.
    - Я надеюсь, мы поймём, когда включим.
    - Кстати, - она убрала компьютер и выбросила сигарету в окно, - а куда мы поедем? На то место, где были они?
    - Смеёшься? - ответил Бо, - нас возьмут на первом же перекрёстке. Я как раз хотел тебя спросить. Сейчас мы доедем до дороги, но чем меньше мы по ней проедем, тем будет лучше. Нам нужно место, откуда хорошо видно Сендсоул, желательно на возвышенности, чтобы там никого не было, и не вела дорога с полотном.
    - Есть место, туда некоторые ездят на пикник. Вид нормальный.
    - Ты слышишь, что я говорю? Эти двое не просто так уезжали подальше от людей. Нам нужно сделать так же.
    - Тогда не знаю, если только отъехать подальше. Или вид будет не очень. Там дальше низина.
    - Хорошо. Где свернуть? - они как раз добрались до растрескавшегося асфальта объездной дороги.
    - Сейчас налево, а потом на первом повороте направо.
    - Хорошо, - кивнул Бо, выворачивая руль и выжимая педаль газа.
    По мере приближения к цели весь этот мир казался ему всё более хрупким. Сейчас они лишь включат современное хитрое устройство и прокрутят его вперёд на добрую сотню лет. Как так? Всем, вне зависимости от рода деятельности и социальной принадлежности, реальность кажется вещью незыблемой. Чтобы не происходило с тобой в жизни, у тебя всегда есть твоё "здесь и сейчас", чтобы всё изменить. У тебя есть завтра, на которое можно понадеяться, если всё очень плохо, есть вчера, где тоже можно оставить всё плохое. Но эта машина стирала грани. Этих людей можно увидеть такими, какими они будут через десять или через двадцать лет, но сами они этого не осознают. Не поймут, что кто-то за минуту лишил их всего этого времени. Будут ли у них воспоминания? Конечно, будут, но, такие ли они настоящие?
    Бо всё глубже уходил в мысли, которые в любой другой день показались бы ему чуждыми, но сейчас он считал их очень важными и серьёзными. Он так поддался им, что чуть было не прозевал поворот. Машина качнулась от резкого торможения и спуска, но удержалась на дороге. Благо, опрокидываться здесь было некуда.
    - Осторожнее, - сказала Светти, чуть было не выпавшая из кресла, потому что не была пристёгнута.
    - Извини, - буркнул Бо, желавший снова погрузиться в свои мысли, но она не дала ему этого сделать.
    - Сделки не будет, ведь так?
    Его сердце ёкнуло, он тут же повернулся к ней и вопросительно взглянул.
    - Я раскусила тебя, - она улыбнулась как-то по-детски, - ты хочешь оставить эту штуку себе. Да?
    - Нет. Сдалась она мне, - он усмехнулся, насколько мог правдоподобно.
    - И ты вот так вот просто вернёшь её федералам? - в её словах он услышал чуть ли не порицание.
    - А почему нет? Они хотят её получить, он готовы за это платить. Заключим сделку, и все будут довольны.
    - А как же желание править миром?
    - Править? - он начинал в ней разочаровываться.
    - Да.
    - Умоляю тебя. Если ты знаешь, как при помощи этой штуки можно править миром, расскажи мне, и замутим дело, - поморщился Веллерн.
    - Ну, разве не для этого её сделали? Ты летишь в будущее, узнаёшь, например, что там будет нужно, и начинаешь это делать в настоящем. Не получилось - вернулся в прошлое и снова всё поменял.
    - Какой тогда смысл? Ты можешь сразу перейти в будущее, где будет хорошо, и всё.
    - А если там не хорошо?
    - То есть? - нахмурился Бо.
    - Ну, - она протянула и замолчала, как будто стесняясь слишком умных мыслей, которые возникли в её голове.
    - Ну, - подтолкнул её к ответу Веллерн.
    - Что, если после сто шестьдесят восьмого нет будущего?
    - То есть как это, нет? - он нахмурил брови.
    - Очень просто, - с улыбкой сказала она, - нет и всё. Тебя нет, меня нет, никого нет, ни федералов, ни их грёбаной полиции, ни Сендсоула, ничего вообще.
    - Как такое может быть?
    - Ты вроде взрослый дядя, а как ребёнок. Уже было три войны, одну из которых помнит даже мой папаша, и тогда чуть было все друг друга не уничтожили. Значит, может быть ещё одна. Понимаешь?
    - Чушь.
    Он отвернулся и стал внимательно смотреть на пустыню, освещаемую фарами. Может быть, её предположения не понравились ему в первую очередь потому, что очень правдоподобно выглядели? Может быть, девчушка всё же права. Что тогда? Нет, этого не может быть. Просто эти любители поездить во времени что-то там не так выкрутили, вот и не получилось у них уйти дальше сто шестьдесят восьмого. Он спокойно озвучил эту свою версию ей.
    - Может, - пожала плечами она, тоже устремив глаза вдаль, - в конце концов, дедуля же сказал, что она может показывать разное будущее.
    - Верно.
    - Но не наше.
    - То есть? - снова нахмурился Бо.
    - Ну, смотри. Мы сейчас уедем в будущее, но на самом деле в будущем бы мы вернули эту машину Красто за деньги. И выходит, у нас бы её не было. Но мы можем переместиться на несколько лет вперёд, а она всё равно останется с нами. Интересно было бы взглянуть на Джаспа через лет пять. Что из него получится?
    - Выходит, мы можем её потерять? - спросил Бо, игнорируя её последние слова.
    - Если переместимся в будущее, то нет. Не должны. Кстати, эти же двое не предвидели угон. Значит, она себя не учитывает.
    - Значит, и в прошлом не учтёт?
    - Не знаю, - она пожала плечами, - они же тоже не знают. Прошлое-то уже было, а будущее нет. Понимаешь разницу?
    Бо понимал, но только после того, как она ему об этом рассказывала, и это его злило. Они вроде бы выслушали одну и ту же занудную ерунду, но Светти смогла понять больше, чем он.
    - Ладно, - сказал он, немного помолчав, - главное, что в будущем мы её не потеряем. Будет, что продать.
    - Кстати, вон там заворачивай наверх.
    Дорога и вправду заходила на возвышенность. Подъём был достаточно крутым, и фургончик уже не казался таким напористым, когда карабкался наверх. Но главным было достигнуть вершины. Там в сухую землю был вкопан большой гриль, покрытый окалиной, и лежало несколько бетонных блоков, на которых можно было сидеть. Бо порадовался, что сегодня будний день. В выходной здесь с большой вероятностью даже в это время были бы люди.
    - Нужно отъехать подальше.
    - Вон там есть место.
    Они остановились на небольшом холмике, за которым начиналась та самая низина, из которой ничего не было бы видно. Гриль и блоки остались внизу, но всё равно были видны. Что же, оставалось надеяться, что перемены не затронут людей, которые в разное время непременно будут здесь находиться.
    - Давай только покурим сначала, - попросила Светти, когда Бо открыл замок грузового отделения.
    - Давай.
    На самом деле, ему не хотелось задерживаться. Волнение внутри призывало быстрее всё сделать и покончить с этим, но и оно же хотело свежую порцию никотина.
    - Ведь, - она помедлила, - на худой конец, можно уйти в будущее, где нас точно не будут искать, и спрятаться там. А потом, если что, вернуться в прошлое. Не так?
    Впервые Бо ощутил что она неправильно восприняла перемещения во времени.
    - Проще сразу переместиться на месяц вперёд, когда нас не будут искать.
    - Да, - опомнилась она, выдыхая дым и смотря вдаль, - ты прав. Как будто можно выждать, а потом вернуться. Нет.
    Рассуждала она здраво и, как он вдруг понял, по-взрослому. И она, и он сам уже повзрослели благодаря этой машине, а ведь им даже не приходилось её включать.
    - Заводи мотор, - сказала Светти, давя окурок, - там написано, что иначе не хватит электричества.
    - Хорошо, - ответил Бо и направился к кабине.
    Девушка тем временем выполнила ещё одну рекомендацию. Раскрыла ворота и прислонила их к боковым стенкам кузова. К тому моменту, как вернулся Веллерн, она уже снова открыла замочек и выдвинула консоль у правления.
    - Готов? - она спросила так неуверенно, что Бо с радостью бы отказался от дальнейших действий, но отступать уже было некуда.
    - Готов.
    Нервно выдохнув, она нажала на одну из кнопок, и на секунду пространство вокруг них заполнилось шумом, который быстро стих, но так же быстро появился в следующий раз. Веллерн думал о том, что этот мир ничтожен, раз простое нажатие на кнопку способно так его изменить, но происходящее в непосредственной близости от него в следующий момент стало интересовать его куда больше.
    Пространство вокруг начало шевелиться, искажаясь, как отражение в плохом зеркале. Он поднял руку, чтобы убедиться в том, что ему всё это чудится, но она тоже мгновенно стала короче, а потом длиннее. К счастью, эти материальные пульсации, которые можно было увидеть глазами, быстро кончились. Остался только звук, который, как казалось, создавал вокруг них особый кокон, ограничивая пространство, которое не поддастся изменениям. Это ощущение усиливалось тем, что в паре метров впереди воздух немного помутнел, ухудшая обзор. Этот туман тоже переливался в такт подвывающему звуку.
    Однако на одну проблему всё же было меньше - теперь у Веллерна не было сомнений в том, что они распознают момент, когда машина войдёт в резонанс. Оставалось ждать. Он забыл спросить у Светти, сколько именно, но теперь ему не хотелось произносить ни одного слова. Машина функционировала, и прервать этот процесс, как ему казалось, было нельзя. Она вырвала их из реальности, но не из такой, какой они хотели бы их её видеть. В той реальности они бы лишились машины, но не потому, что продали её хозяевам за огромные деньги, а потому что действия главного специалиста Хлопова и его команды в той реальности увенчались бы успехом.


    18


    Резонанс наступил очень неожиданно. Вместо очередного пульсирующего нарастания, звук исчез совсем. Даже пелена, окружавшая их в паре метров впереди, выровнялась и больше напоминала мутный мыльный пузырь, нежели стену тумана.
    - Ну? - осторожно спросила Светти.
    Её тонкая ручка двинулась в сторону переключателя, о котором говорил старик. Это была шкала длиною примерно десять сантиметров. Четыре пятых составляла зелёная часть, бывшая, очевидно будущим, а остаток - красное прошлое. Посреди большая метка - тот самый якорь настоящего. Именно он казался Бо единственным абсолютом сейчас, когда остальной мир был готов повернуться вокруг них.
    - Давай.
    Она осторожно подвинула ручку вперёд, и через несколько секунд снаружи пузыря забрезжил рассвет, быстро сменившийся днём.
    - А как мы остановимся? - Веллерном вдруг овладела паника от того, что он забыл прояснить этот вопрос заранее.
    - Нужно выключить резонанс, - спокойно сказала Светти, - но только делать это заранее. Потому что она ещё продвинется.
    - Ясно.
    Он попытался улыбнуться, но это не очень ему удалось, но Светти не было до этого дела. Продвинув ручку вперёд, она повернулась и пыталась увидеть нечто за пределами пузыря.
    Сначала машина передвигалась во времени относительно медленно. Рассветы и закаты быстро сменяли друг друга, а если повернуть голову в направлении площадки для пикников, то иногда можно было увидеть небольшие чёрные силуэты, кружившие вокруг него как небольшие спутники вокруг планеты. Веллерн думал о том, могут ли они видеть их, или хотя бы ощущать? Очень надеялся, что не могут. В какой-то степени ему было страшно их задеть.
    - Остановим? - спросила Светти.
    Он в ответ только кивнул, а она уверенно нажала кнопку резонанса. Пелена снова начала дёргаться, появился звук. Бо с ожиданием смотрел в направлении площадки. Как только они вернутся в реальность, те люди смогут их видеть. Тут уж не обойтись без вопросов, но главный из них всё же возникнет в голове - не слишком ли сильно они изменят реальность для того, чтобы потом не иметь возможности вернуться в своё настоящее.
    К счастью, когда пелена рассеялась, они не увидели никаких других людей в округе. Больше того, сам гриль покосился, да и всё остальное выглядело так, как будто бы здесь давно никто не бывал. Это немного пугало, но ровно до того момента, как он поднял глаза на Сендсоул. Облезлый периферийный городишко обзавёлся парой новых домов, которые взмывали вверх над остальной застройкой, становясь заметными издалека.
    Но больше всего было заметно нечто другое. То, что нельзя было увидеть глазами: аура этого места. Здесь уже не было сделки, которая не состоится, не было федералов, которые обыскивают этот город, и уже почти нашли их. Нет ничего. Выражение "оставить всё в прошлом" в самом явном действии. Сейчас они могут прямо на этом грузовике поехать куда угодно, и пройдёт много времени прежде, чем кто-то вообще начнёт их искать или преследовать. Если же перекрасить грузовик, оформить его - через подставных лиц - то можно путешествовать не только по миру, но и во времени.
    Мысли Веллерна нарушил восторженный выдох Светти. Она тоже всё понимала и оглядывалась, с видом человека, который никогда раньше здесь не был и теперь должен всё открывать заново. С исчезновением белой пелены единственным, что связывало их с прошлым, осталось только уверенное тарахтение мотора этого фургона.
    - И мы можем делать, что хотим, - она озвучила его мысли, - может, проедемся?
    - Мы можем не вернуться.
    - Интересно было бы взглянуть на Джаспера. Как он сейчас выглядит? Да и вообще Веббер, как? Какой это год? - он обернулась к консоли управления, - тут нигде ничего не написано. Чёрт.
    - Видимо, они как-то это засекали.
    Бо закурил и ещё раз осмотрелся. Ему не терпелось двигаться дальше, поэтому он сказал Светти, чтобы та снова нажала кнопку резонанса.
    Процесс повторился. На этот раз его было проще осознать и перенести, поэтому Бо даже не заметил момента, когда звук пропал, а закаты и рассветы стали сменять друг друга гораздо быстрее. Потом моргание стало незаметно. Это был один большой день, день длиною в годы. Он увидел, как Сендсоул растёт вверх, позади него появились те самые трубы, о которых писал в своём дневнике Майк. Сменились целые поколения, а он не успел даже выкурить сигарету.
    Как будто для того, чтобы отдать дань всем тем, кто жил здесь все эти годы, он снова нажал кнопку резонанса и остановил их перемещение. Сейчас ему почему-то подумалось о том, где был бы он сам сейчас, если бы та реальность, которую прокручивала эта машина, существовала и для него? Но он здесь, и там его нет. Или есть? Учитывая то, как испытатели Красто проводили свои эксперименты, они не могли знать, существуют ли они сами в этой реальности. И хотя с большой долей вероятности можно было утверждать, что они из неё выпадали, малую долю тоже нельзя было списывать со счетов.
    - Надо было взять бинокль. Дай закурить.
    Светти отошла поближе к обрыву, и если бы он сейчас запустил бы резонанс, она навсегда осталась бы в будущем. Как знать, может быть, это было бы лучше для неё, чем попасть в лапы федеральных агентов.
    - Иди сюда, смотри, - позвала она.
    Веллерн не хотел, но всё же выполнил её просьбу. Ему было немного страшно слишком далеко отходить от машины.
    - Веббер-то тоже подрос.
    Он увидел, что там, где раньше была просто пустыня, расположенная между городской застройкой и объездной дорогой, простираются ровные ряды красивых двухэтажных домиков, которые идут до того места, где окраины Сендсоула переходят в его центр.
    Но даже для Веллерна куда больше была интересна та громада, которая возвышалась позади города. Это был не автомобильный завод и уж точно не какая-нибудь фабрика по производству пищевых полуфабрикатов.
    - Может, проедемся? - предложила она, - всё равно там пройдёт всего пара секунд. Можем делать, что хотим, а потом возьмём и вернёмся.
    Было в её просьбе что-то детское, подсознательно склоняющее к тому, чтобы поддаться, согласиться, но Веллерн был непреклонен.
    - Я не хочу потом не вернуться. Не забывай об этом.
    - Мы пойдём дальше? - спросила она.
    - Да.
    - Но, может быть, всё же...
    - Если что - мы всегда можем сюда вернуться, - сказал он. А сейчас пойдём вперёд.
    Он вернулся к машине, а она поспешила за ним, как будто боялась, что он нажмёт кнопку резонанса, и ей придётся остаться в этом будущем, достаточно неплохом, если мерить качество уровнем развития Сендсоула.
    Он сам нажал кнопку резонанса, и перед ними снова сошлась пелена. Он был готов отправиться сразу в самый конец - год номер две тысячи сто шестьдесят восемь, чтобы узнать, какого чёрта там творится, но у Светти, похоже, были другие планы. Не прошло и нескольких секунд, как она остановила резонанс. Ей нужен был определённый день, и она в него попала, как будто знала, где нужно остановиться.
    Над Сендсоулом взрывались яркие салюты. Разноцветные огни разлетались в стороны и взрывались, разбрасывая вокруг себя новые разноцветные огни. Жители что-то праздновали, и притом с размахом.
    - Я не помню таких гуляний. Как будто бы победа в новой войне, - сказала она, - уж больно круто.
    Вместо ответа Веллерна раздался шум зажигалки. Он снова закурил. Вскоре они снова нажмут кнопку резонанса, и эта эпоха пройдёт, а огонёк не успеет даже дойти до половины сигареты. Однако здесь им предстояло задержаться несколько дольше.
    - Как думаешь, - спросила она, - они живут лучше, чем мы?
    - Если судить по салютам, то да. Хотя в Эн-Эме такие тоже в мае запускают.
    - Это не Эн-Эм, - она снова обернулась к городу и посмотрела на смесь огней, салютов и громкой музыки, - может быть, мы узнаем, что это?
    - Послушай.
    Он вышел за границы, которые обычно устанавливала пелена, чего делать не хотел, но ему нужно было приблизиться к ней, чтобы взять её за плечи.
    - Я не буду ходить вокруг да около, - сказал он, немного её встряхнув, отчего в глазах Светти появился страх, - мы оба хотим одного и того же. Хотим узнать, какого хрена приключилось в сто шестьдесят восьмом. Так давай не будем тянуть кота за яйца, Светлячок. Нажмём эту чёртову кнопку и будем ждать, пока нас не выбросит. А? А потом мы сможем вернуться куда угодно. В любой из этих годов. Так ведь?
    - Да, - с пониманием покивала она.
    - Поехали, - Веллерн задорно улыбнулся, хотя внутреннее его состояние не очень соответствовало этой улыбке.


    19


    Светти дождалась, пока он войдёт в пределы пузыря, а потом нажала кнопку. Ждать пришлось достаточно долго, как будто временная материя становилась более вязкой по мере продвижения машины вперёд. В какой-то момент снова наступил один день длиною в годы, но потом вновь стали видны рассветы и закаты. Время замедлялось, и Веллерн теперь воочию видел последние заметки дневника Майка - за Сендсоулом что-то строят. Как и у испытателей этой машины, у Бо было достаточно времени, чтобы разглядеть то, о чём шла речь.
    Эту громадину можно было сравнить только разве что с самим Сендсоулом. Две огромных установки, напоминавших башни, становились всё выше по мере мерцания рассветов и закатов. Но в один момент прекратилось абсолютно всё. Все движения, смены дня и ночи, строительство, и - что произвело наибольший эффект - резонанс рассеялся сам собой. Белого пузыря уже не было, но и реальность, в которой они оказались, была совсем другой.
    Уже не было тех заводских труб - они исчезли. Не было громадных домов обновлённого городка - они обрушились, став вполовину ниже. Фактически не было уже ничего. Чёрная груда обломков, которая едва ли была способна поведать о том, какое поселение раньше было на этом месте. Не могла она показать и то, что здесь произошло. Время небрежно скрыло от них катастрофу, а вот её как раз нельзя было бы не заметить, учитывая масштаб. Что это? Термоядерная бомба? Любое другое неизвестное оружие новой войны? Что мгновенно обратило цивилизацию в прах? Сендсоул не Новая Москва, его не будут уничтожать в первую очередь. Значит, разруха повсюду.
    Светти стояла молча, с трудом дыша. После всего того величия, в котором хотелось остаться и жить, она увидела полнейшую руины, и это повергло её в шок. Мрачности пейзажу добавляло чёрное небо. Огромная туча, которая, казалось, вот-вот прольётся дождём. Только где-то вдалеке был виден просвет, или это им только казалось?
    - Что? Как? Нет!
    Светти заплакала и уткнулась в пропахшую потом рубашку Бо, положив руки на его широкие плечи. Он тоже обнял её, не зная, что и сказать. Происходящее, конечно, поразило его, но не настолько, чтобы лить слёзы. Однако то, что произошло дальше, было ещё хуже.
    Она отстранилась и заглянула ему в глаза. Он видел её щёки, с блестящими следами слёз и ждал, что она скажет. Сейчас она выглядела, как дитя, боящееся темноты, с которой ему пришлось встретиться лицом к лицу. Темнота пугала и его самого, но он мог с этим бороться. Как передать ей уверенность в том, что, что бы ни произошло, это не страшно. Раз возможны такие путешествия, то это тем более можно исправить.
    - Мы должны узнать, что это, - сказала она.
    - Что?
    - Я говорю, мы должны узнать, что уничтожило всех. Мы должны их предупредить.
    - Ты в своём уме? - спросил он у неё, - кого предупредить? Федералов, которые на тебя охотятся? Они посмеются. Так кого ещё?
    - Красто же рассказало им о том, что они создали, так что не посмеются, - серьёзно сказала Светти, убрав руки с его плеч и отступив назад, - мы должны. У этих слабаков не хватило смелости узнать, но мы сделаем это. Ты и я.
    В глазах Веллерна она видела сомнения. Да, где-то в глубине души он хотел бы, как и она, проехаться по Сендсоулу будущего, может, даже дальше, но всё это казалось ему опасным. Плевать на все эти перипетии времени. В конце концов, у них есть машина, которая способна его преодолевать. На этом фоне конец света выглядел не больше чем одним из вариантов будущих событий. Да и, при наличии этой машины всегда можно было вернуться в прошлое, в тот же семидесятый и всё изменить. Нужно лишь разобраться с одной, но серьёзной проблемой - почему машину выбрасывает из резонанса? Чем это событие отличается от других, которые она спокойно прокручивает за пределами пузыря.
    - Ну, - она взяла его за отвороты куртки и потянула на себя, - ты же хочешь! Поехали! Вернёмся сюда, встанем точь-в-точь, и ничего не изменится.
    - А если там опасно?
    - Если что-то увидим, сразу вернёмся, - пообещала она.
    Он набрал в лёгкие воздуха, чтобы ответить ей, но ещё не знал, будет это согласие или отказ. Очень хотелось бросить всё, выжать резонанс, откинуть ручку к настоящему и плюнуть на всё это, но вместе с тем хотелось ещё и узнать, что за катастрофа ожидает человечество в будущем.
    Он колебался, а она пользовалась этим. Трясла его и просила прямо сейчас отправиться в город. Вернее, в то, что от него осталось. Бо был не уверен в том, есть ли там вообще дороги, по которым можно проехать.
    - Ладно.
    Он сказал всего лишь одно слово, и она воссияла. Она широко улыбнулась и подпрыгнула несколько раз. В этот момент он понял, что она ждала отказ и приняла бы его, и тем более пожалел, что не отказал. Но отступать уже было некуда.
    Она сама задвинула консоль управления назад и закрыла двери, подтверждая своё желание ехать, а Веллерн думал только о том, чтобы настройки не сбились от каких-либо их действий, и они могли потом вернуться назад, в то самое настоящее, которое покинули.
    Как-то в детстве Бо, уже тогда бывший неудержимым, забрался на дерево в парке. Нижние ветки были отпилены из эстетических соображений, но он изыскал способ. Подпрыгнув и ухватившись за самую нижнюю ветку руками, он подтянулся, закинул ноги и влез вверх. Он вскарабкался и ощущал себя победителем некоторое время. Время, в течение которого не нужно было спускаться вниз. Оказалось, что он, неожиданно для себя, боится прыгать вниз, и из-за этого спуск оказался более трудной задачей, чем подъём.
    Он боялся, хоть и не показывал этого. Он смотрел на своих товарищей, которые стояли на земле и завидовал им. Хотел бы он также беззаботно сейчас находиться рядом с ними. В тот момент для него существовали два мира. Тот мир, который он оставил, забравшись высоко, и тот мир, в котором он сейчас пребывал. Естественно, что первый мир был для него более желанен, но он боялся переступить ту грань, которая их соединяет, а именно - спрыгнуть. Боялся, что не удержится на ногах и ударит в грязь лицом, а ещё ему будет слишком больно. Он оттягивал тот момент, сколько мог, готовясь к прыжку, и, наконец, решился.
    Друзья тогда ничего не заметили, но для него это была целая эпоха. Целый скачок из одного мира в другой, который ему удалось сделать. И сейчас, нажимая на тормоз, чтобы грузовик не катился с горки слишком быстро, он ощущал себя точно также. Будто бы сто шестьдесят восьмой - та ветка дерева, на которой он оказался. В роли земли выступало настоящее, и он завидовал Джасперу и Словеру, которые сейчас мирно спали. По крайней мере, в той реальности, которую они со Светти оставили. К их радости, в этом году они уже точно мертвы, и не видят всего того, что происходит.
    Вот только на этот раз ему было страшно по совершенно иным причинам. Он не боялся прыгнуть, то есть, переместиться из будущего обратно в настоящее. Он боялся, что, спрыгнув с ветки, не почувствует земли под ногами. Не будет больно, не будет смеха друзей, не будет ничего. Он провалится в кромешную темноту, которую даже сложно как-либо назвать, и после этого не будет даже помнить, что вообще что-то происходило. Что же, если этому суждено случиться, это должно будет случиться, потому что консоль уже задвинута назад, дверцы закрыты, а они спускаются вниз, где вместо накатанной дороги простирается дикая пустыня.
    То ли люди перестали бывать здесь потому что этот вид досуга стал непопулярен, то ли у всех стало не хватать времени, но края эти были теперь заброшены. Говоря это слово - теперь - нельзя было не усмехнуться. "Теперь", обозначавшее конкретное время, перестало существовать. Стоит нажать кнопку, подождать, а потом двинуть рычажок, и они окажутся в любом "теперь", какое только пожелают, даже в тех, которые в другой реальности никогда не могли бы существовать. Сложно не ощутить себя вершителем судеб, поддавшись этим мыслям.
    Асфальт оказался неожиданно хорошим. Причиной этому, видимо, было перевоплощение Веббера в район, где жили состоятельные люди, которые могли позволить себе двухэтажный домик, небольшую прилегающую территорию и две, или даже три машины. Этим людям нужна была подъездная дорожка как с одной, так и с другой стороны, так что асфальт на объездной дороге был хорошим. Можно было даже подумать, что он является тем единственным, что не подвластно времени, над которым Бо и Светти сегодня просто позабавились.
    Но ехать было страшно даже несмотря на качественное покрытие. Главной причиной этому было то, что развалины как казались бесформенными с холма, откуда началось их путешествие, так и остались таковыми даже несмотря на приближение. Это были не дома. Вернее, они как будто бы никогда и не были домами. Это были бесформенные камни, размером с человеческие постройки. Разумеется, люди не могли жить здесь, и если этот район был когда-то заселён, то дома здесь были, вот только что-то с ними произошло.
    Светти не говорила ни слова. Она спросила у Бо сигарету и дышала дымом в открытое окно. На самом деле она выискивала дорогу, по которой можно было бы доехать до Веббера, но таких, к счастью, не было. Камни занимали всё пространство, когда-то бывшее пустыней, и между ними не было даже намёка на дорогу. Человек ещё мог бы протиснуться, но не машина. А вот чего уж точно не хотелось, так это выходить наружу и идти куда-либо пешком. Достаточно чётким было осознание того, что этот фургон и его тарахтящий мотор - единственная нить, связывающая их с той реальностью, где они могут жить.
    Поэтому на камни они не обращали слишком много внимания, сконцентрировавшись на дороге. Учитывая нестабильность этого мира, она могла оборваться в любой момент, оставив их без возможности продвинуться дальше. Бо думал о том, что лучше бы так оно и было, но им удалось добраться до девяносто девятого шоссе. Его расширили, и теперь оно стало гораздо больше федеральной магистрали из того времени, где привык жить Веллерн. Верно, новый объект требовал доставки большого количества материалов, по крайней мере, во время строительства, так что этому можно было не удивляться. Напротив, в этом был скорее положительный момент - если двигаться по этой магистрали, можно было точно выехать ровно туда, куда им было нужно.
    Центральные дома отличались от маленьких, находившихся на окраинах. Они не были бесформенными глыбами с грубыми очертаниями, хоть и стали заметно ниже. Это больше было похоже на окаменелости. Как будто бы железобетон и стекло слились в одно целое и в следующий миг обратились гранитом. Возможно, уже тогда в его голове зародилась главная мысль, касающаяся произошедшей катастрофы, но в тот момент он об этом не подумал, сосредоточившись на более приземлённых вещах. К примеру, нужно было найти поворот, который вёл бы к объекту.
    Повернув голову, он впервые увидел Солнце. Сопоставив направление, он понял, что это не закат, а рассвет. Сейчас раннее утро, но очередной день ничего не принесёт этим странным развалинам. Они будут так же холодны и безжизненны. И если бы не они, явившиеся сюда, здесь не было бы никакого разнообразия. Разве что, может быть, Солнце иногда могло взойти над этой пустошью, раз уж тучи, похоже, временами расступались.
    Но самым главным всё же был сам объект - две огромные башни, стоявшие на большом удалении друг от друга. С этого расстояния они тоже выглядели как огромные гранитные монолиты, впечатанные в грунт и достаточно устойчивые. Продвигаться вперёд становилось всё страшнее, но не за тем Бо и Светти покинули исходное место, чтобы сейчас развернуться. Нужно было подобраться к объекту поближе.
    К счастью, в местной транспортной системе была предусмотрена специальная развязка для спуска вниз, непосредственно к башням. Учитывая её размер, можно было сказать, что в её обслуживании участвовало много людей. Бо свернул в неположенном месте, на участок, предназначавшийся для выезда, но сейчас это было неважно - никто не оштрафовал бы его за такое поведение и вообще за нарушение каких-либо правил дорожного движения. Он уже свыкся с мыслью, что в этом будущем они одни.
    После спуска стало видно, что вышки, даже несмотря на свой размер, не являются центральным элементом всей конструкции. Куда более значительно и масштабно выглядит проём в земле, простирающийся между ними. Шириной он был не меньше километра, а может быть, даже и больше. Бо не решался точно оценить расстояние. Ему хватало того, что эта яма очень и очень большая.
    Между ней и подъездной дорогой было большое пространство, похожее на взлётную полосу, только под колёсами находился не бетон, а неизвестного вида материал, отдалённо напоминавший гранит. Площадка оказалась гораздо больше, чем можно было ожидать, и им пришлось потратить время, чтобы добраться до воронки, уходившей вниз.
    Светти не вышла из машины. Она из неё выскочила, как ошпаренная, чтобы быстрее подбежать к краю пропасти и заглянуть в неё. Едва перед ней разверзлась тьма, она отшатнулась назад и громко вдохнула, прикрыв рот руками.
    Бо старался не показывать вида, что ему страшно. Он мрачно взглянул вниз и с радостью отвёл глаза, когда не увидел дна. Потом он поглядел на башню, находившуюся ближе к ним, после чего перевёл глаза на дальнюю. Не находись он здесь, и если можно было бы судить по одним лишь очертаниям, он сказал бы, что это простые жилые дома, только по причине неизвестного явления сросшиеся в монолит.
    - Ничего не напоминает? - спросила Светти, оглядывая края пропасти.
    Не отвечая ей, Бо оглядел их и самого его чуть не поразил ужас. К счастью, удалось сдержаться, ведь в очертаниях кромки прослеживался тот неравномерный рисунок, что и во внутреннем пространстве грузового отделения фургона, на котором они сюда приехали.
    - Они, - продолжала тем временем Светти, всё так же держа руки около рта, - они построили огромную машину.
    Она смотрела на Веллерна, в ожидании, что он что-то ей на это ответит, но он молчал. Его сознание уже преодолело несколько ступеней вперёд, и всё, чего он сейчас хотел, это вернуться в своё настоящее. Если придётся ударить эту сучку, то он готов был сделать даже это, хоть он и не любил бить женщин, особенно без причины, но сейчас ситуация была достаточно необычной для этого. Он даже удивился, подумав о том, что удар для неё не был бы самым худшим вариантом. Хуже всего сейчас для кого-нибудь из них оказаться брошенным один на один с этим миром, который географически вроде и соответствует той местности, где они находились раньше, но в то же время безгранично от неё далёк. Если бы он просто уехал, оставив её здесь, это было бы страшно. Настолько страшно, что он не пожелал бы этого ни для кого.
    - Что ты молчишь?! Язык проглотил?
    Она бросилась на него чуть ли не с кулаками, но он остановил её и схватил так, чтобы она не могла ничего сделать. Своими хрупкими ладошками она била его по спине, закрытой кожей, как будто бы он был виноват во всём. Будто это Бо Веллерн построил ту машину, которая умела передвигаться и была относительно небольшой. И уж конечно, это Бо Веллерн построил эту гигантскую установку, которую он, не увидь он её, даже не смог бы себе вообразить, но Светти сейчас как будто бы нуждалась в том, на кого можно излить свой гнев.
    Однако ярость достаточно быстро сменилась беспомощностью. Она повисла на нём, обхватив руками. Он слышал её всхлипывания, при которых вся её грудная клетка резко сокращалась.
    - Как? Зачем? - пыталась она спросить сквозь слёзы, а он стоял и молчал.
    Он ощущал себя очень неловко. Вроде бы нужно было проникнуться, что-то сказать, сделать, чтобы утешить её, ответить, что даже по словам того старика будущее не предрешено, но он не мог. При этих мыслях ему лишь стало понятно, почему Рейчет говорил им о возможности альтернативы. Не их он утешал, а самого себя. Конечно, этот старый трухлявый пень всё понимал, больше того - они, скорее всего, тоже возмутились таким будущим и постарались проникнуть в его секреты. Наверняка, они точно всё поняли, но он тогда им об этом не сказал. Зачем тогда вообще заикнулся о том, что им можно слетать в сто шестьдесят восьмой? Надеялся, что они, посмотрев на то, как он бесстрастно им это разрешает, не сделают этого? Или, увидев здесь то, что увидели, сами отдадут назад машину, радуясь, что не придётся больше иметь с ней дело?
    - Нам нужно ехать, - ему было неловко от того, что она разревелась, а у него не даже было намёка на слезу, - здесь может быть опасно.
    - Но как?
    - Это мы обсудим по дороге.
    Он поднял её и сделал несколько шагов в направлении машины, после чего она сама опустила ноги на гранитный асфальт и направилась к кабине. Он быстро обошёл машину спереди и сел на водительское сидение. После того, как двери салона закрылись, и они тронулись с места, ему стало легче. Он бросил короткий взгляд в бок и понял, что ей тоже. Пользуясь тем, что можно было рулить расслабленно по причине отсутствия машин, он закурил. Она без слов протянула руку, чтобы он дал сигарету и ей. Он отдал ту, что уже была зажжена, а сам прикурил новую.
    Светти пребывала в полнейшей прострации. Он не пристегнулась ремнём, и села, опершись спиной на дверь. Иногда её стеклянные глаза устремляли свой взгляд на Веллерна, но стоило ему попытаться с ними встретиться, как они снова устремлялись в пространство, оставаясь здесь, и одновременно с этим уходя в никуда.
    - Мы должны что-то с этим сделать, - сказала она, замерев и глядя на него в ожидании ответа.
    - Какие будут предложения?
    - Вернуться в прошлое и сделать так, чтобы они не строили эту установку.
    - Как ты себе это представляешь? Я беру свой девятимиллиметровый и гашу самых главных заводил? Или, дай угадаю, мы с тобой находим этих самых центральных заводил и пытаемся им объяснить, что их дела до добра не доведут? Так?
    - Я не знаю, - беспомощно ответила она.
    Однако Бо всё равно радовался - за всё то время, что они провели в будущем, её глаза, казалось, обрели способность осмысленно глядеть на мир. Особенно это было приятно видеть после её недавнего срыва. Он тем более хорошо понимал особенности её состояния, потому что сам находился на грани чего-то подобного. Не будь у него большего хладнокровия от природы, он тоже сломался бы, но ему, к счастью, было до всего этого мало дела. Больше того, он сейчас пребывал в некой прострации. События, конечно, оказали на него влияние, но он с радостью согласился бы с тем, что это всего лишь сон, и видит он его, задремав на диване в бункере. Вот-вот хмель немного отступит, или пиво неизбежно потребует его визита в уборную, и он проснётся. От этого перемещения в пространстве и времени его отделяла только абсолютная отчётливость ощущений.
    Он чувствовал этот руль, становившийся очень тугим при повороте на большой скорости, чувствовал сигарету в пальцах, что немного мешала этот самый руль поворачивать, и уж кончено, поднеси он эту сигарету ко рту, уж точно ощутил бы горечь и теплоту вдыхаемого дыма. Это то, за что он мог ручаться, а в целом, если сконцентрироваться на пресловутом "здесь и сейчас", всё было настоящим - и Светти, сидящая на соседнем сидении, и весь этот мир, к счастью отделённый от них стёклами кабины.
    Ему казалось, что молчание длится слишком долго, и вот-вот она обрушится на него с новыми требованиями что-либо сделать. Захочет знать, как, по его мнению, они смогут всё изменить, и уж конечно захочет во всём этом участвовать. У него в голове даже был небольшой сценарий, похожий на кучу современных и не очень фильмов, когда двое - или любое другое небольшое количество людей - выступают против системы. Разница состояла лишь в том, что в фильмах в большинстве случаев был счастливый конец, а здесь на это не стоило даже рассчитывать.
    Красто уже не казалась ему средненькой фирмой вынужденной содержать филиалы в отдалённых провинциальных городках, одним из которых был Сендсоул. Нет, это была махина, которая оказалась способной сотворить нечто, что может изменить не только ход времени, но и судьбу всего мира, хотя, если поразмыслить это были близкие понятия, если не одно и то же, но роли компании это не меняло. Одно Красто много чего стоит, а ведь над ним ещё есть федералы, которые за два грёбаных дня разобрались во всём и дышат им в затылок. Бо уже не питал иллюзий по поводу того, что от них удастся спастись, только бросив машину в песках и сбежав, или применив её. Он с радостью избежал бы второго варианта, потому что он сам по себе предоставлял слишком много альтернатив, в которых нельзя было быть уверенным. Если делить их на две большие группы, то он предпочёл бы не ту, которую они выбрали сейчас, а скорее прошлое, но оно было опаснее в плане неопределённости.
    За размышлением он сначала не заметил, как догоревшая сигарета обожгла пальцы, а потом и как они добрались до места. Светти за всё это время не изменила положения, в котором сидела, лишь устремила голову вперёд, по ходу движения.
    Бо постарался встать в точности по следам, хотя правильно понимал, что это не слишком важно. Сейчас такая педантичность была вызвана скорее суевериями - земля, на которую он страстно желал бы спрыгнуть, ещё не обозначилась под ногами, и он боялся, что её так и не будет. Одно он решил точно - сейчас он сам будет управлять машиной, потому что Светти не вызывала у него доверия.
    Когда они вышли наружу, открыли ворота и запустили резонанс, он понял, что зря опасался. Светти пребывала в прострации. Она уже не была той уверенной в себе девицей, как в момент их первой встречи. Тогда она ощущала свободу и своё превосходство - в том числе над ним. Сейчас же она сжалась. Её плечи были сдвинуты вперёд, а руки убраны в карманы. Если бы вокруг не было достаточно тепло, Веллерн бы решил, что она дрожит от мороза, который ещё не ослаб после ночи.
    Однако и ему и ей стало гораздо спокойнее после того, как белая пелена вновь сошлась около них. Они оба с замиранием сердца ждали, когда затихнет пульсирующий звук, и оба инстинктивно потянулись к ручке возвращения в настоящее, когда это произошло. Веллерн стоял ближе, и подал её назад первым. При этом он ощущал себя необычно. Это не какая-нибудь простая регулировка. Эта маленькая пластмасска, нанизанная на железный рычажок, меняла весь мир.
    Он сделал всё в точности так, как говорил старик: вернул регулятор поближе к середине и дождался, пока он сам встанет ровно по центру. Заветный якорь сработал, и теперь возвращение в настоящее было неизбежным. Если сказать по другому - делом времени - то возникали противоречия, вызывавшие улыбку, но Веллерну и его спутнице сейчас было не до улыбок.
    Закаты сменились рассветами, и это продолжалось долго, пока вокруг не воцарилось одно бесконечное утро. Человечество возвращалось к своему пику, перед которым был расцвет. Если бы за пиком не следовала бы катастрофа, можно было бы только порадоваться, но так в душе рождались только опасения. В этом плане он понимал Светти, но осознавал, что им ничего не удастся сделать.
    Когда белая пелена рассеялась, и они оказались в своём настоящем, она опустилась на колени и заплакала, завидев вдали уже знакомый Сендсоул. О, как же он её сейчас понимал. Ему хотелось сделать то же самое. Он забрался на высокую ветку, с которой, казалось, не было возврата, а теперь спрыгнул вниз и ощутил под ногами землю, которой в данном случае могло и не быть. Однако в детстве после такого триумфального путешествия он старался даже не показывать вида своим друзьям, что испытал хотя бы тень испуга. Вот и сейчас он расправил плечи, встряхнул головой, как будто прогоняя воспоминания, казавшиеся видением, и закурил. Ему было легко. Уж на его век хватит нормальной жизни, а в дальнейшем можно довериться тому, что старик не лгал, когда говорил, что будущее не предопределено. Хотя они, со всеми их настройками, перенастройками и изменениями параметров не смогли двинуться дальше сто шестьдесят восьмого. Может быть, люди обречены на такое будущее?
    Светти выглядела плохо. Бо дал ей время, чтобы прийти в себя, и не тревожил даже излишне громкими звуками. Ему казалось, что её вот-вот стошнит, но она держалась вполне достойно, а потом встала на ноги и попросила сигарету.
    - Мы должны что-то с этим сделать.
    - Я предлагаю ещё раз прогуляться к старику и поговорить с ним по-настоящему, - сказал Веллерн, - скажем ему, что мы знаем, и пусть он расскажет нам, как есть.
    - А потом?
    - Не знаю, - честно ответил он, пожав плечами, - всё будет зависеть от того, что он нам скажет.
    - Мы постараемся этому помешать?
    Он снова мог бы обрушиться на неё с вопросом "КАК?". Хочет ли она помешать тому, чему суждено произойти, уничтожением компании Красто? Так это уже поздно делать, потому что разработки под своё крыло взяло государство. Тем более ничего не решит уничтожение самой машины - рано или поздно будет построена новая. Что же касалось будущего, то совсем неизвестно, как изменится мир, если они будут постоянно летать туда и назад, стараясь оказать влияние. Возможно, всё это приведёт лишь к тому, что катастрофа наступит ещё раньше, чем предначертано. Но вместо всего этого он ответил лишь короткую фразу:
    - Если сможем, то да.
    - Тогда давай сейчас вернёмся поскорее. Вдруг, Джаспер проснётся, или ещё кто-то.
    - Хорошо. Только запомни - ни слова им.
    - Да, - она посмотрела на него с некоторым испугом и энергично покивала. Он понял, что она выполнит его указания, чего бы ей это ни стоило.


    20


    Джек не производил впечатления преступника, разве что очень мелкого и к тому же далеко в прошлом. Ему повезло, что в один прекрасный день он встретил Санни, которая вытянула его из дурной компании, поспособствовала тому, чтобы он выучился и нашёл работу. Хоть не очень престижную и хорошо оплачиваемую, но со стабильным заработком.
    Джек Оливер давно простился с прошлым, но некоторые повадки остались. Он не мог гарантировать, что видел Джаспера в тот день, и можно было честно это рассказать полицейским, пришедшим в его дом, и местных бы такие скромные показания бы устроили, но только не главного специалиста из Новой Астрахани. Он-то что здесь забыл?
    Хлопов оглядел небогато обставленную гостиную, отодвинув пиджак, упёр руки в бока и отошёл к окну, а потом повернулся на хозяина и хозяйку, сидевших на диване в центре. Он не мог объяснить своё неверие, и мог бы в принципе этого не делать, но хотел, потому что испытывал к этим людям уважение некоторой степени. Они вели законопослушный образ жизни, и в этот раз им просто не повезло оказаться в ненужном месте в ненужное время, но всё равно здесь что-то было не так. Он уже ознакомился с личным делом Джека, и был рад, что тот завязал. Но сейчас они могли бы сказать ему больше, и огорчали тем, что не хотели сотрудничать.
    - Вы ведь не знаете, что это за машинка, верно? - он спрашивал тоном старшего брата, желавшего наставить на путь истинный сбившихся с пути младших родственников.
    - Нет, - покачал головой Джек, - послушайте, мне совсем неважно знать, что там. Я рассказал вам всё, что знаю.
    - Нет, - Хлопов качнул головой и улыбнулся. Это был не больше, чем финт, но реакция на него сразу убрала все сомнения.
    - Всё, - повторил Джек.
    - Перед тем, как уйти и оставить вас, - ложь, он уже решил, что выбьет из них информацию любой ценой, - я немного вам расскажу об этой машине. Вас не удивляет, что сюда по этому вопросу прибыл я? Что рядовым, казалось бы, угоном занимается особая служба? Конечно, вы далеки от Красто, и даже в самой фирме мало кто знал о том, что находится в этом фургончике. Вы правы в том, что вам не следует знать подробности, но достаточно будет, если я просто скажу, что мне позволят всё, лишь бы я его вернул.
    Он сделал паузу, чтобы дать им осознать эти слова и радостно наблюдал, как они начинают сомневаться. Больше он надеялся на Санни. Женщины вообще виделись ему более благоразумными в этом отношении. Если она в курсе, то она скажет сама, если нет, но просто подозревает, то подтолкнёт его. Однако Хлопов её переоценил. Он надеялся, что всё кончится на первом этапе, но им пришлось перейти ко второму.
    Джек молчал, когда на его и его молодую жену надевали наручники, когда их сажали в машину с решётками на стёклах и везли в управление правопорядка. Молчал он, когда выяснилось, что входить они будут не с парадного входа, а с заднего двора и сразу в допросные.
    Здесь Хлопову было легче. Он поставил на центр небольшого стола пепельницу, закурил, и положил рядом с ней пачку с сигаретами и зажигалку.
    - Люди нашей специальности имеют много разных талантов и профессий. Про себя я помолчу, но вот взять, к примеру, Махового.
    Он хлопнул по плечу своего помощника который уложил на небольшой столик в углу чемоданчик и принялся открывать кодовые замки.
    - Маховой у нас прирождённый врач. Да, по нему совсем не скажешь. Но будьте уверены, если бы он полностью развил бы свой потенциал в этом направлении, то сейчас исполнял бы скальпелем симфонии за операционным столом. Как мне с ним повезло. Он может достать пулю в полевых условиях, вправить вывих и перелом, но чаще всего ему приходится работать по мелочи - делать уколы. Иногда это обезболивающее, когда операция выдалась сложная, но чаще всего другие препараты, куда более особые.
    Оливер сглотнул, когда Маховой обернулся к нему, держа в руках запакованный свежий одноразовый шприц и ампулу. Надписи на ней он разглядеть, конечно же, не мог, но примерно представлял себе назначение. До этого момента он не верил, что всё зайдёт так далеко. Ему и сейчас хотелось верить в то, что их по-прежнему просто пугают, но было в глазах этого худощавого следователя что-то сумасшедшее, говорившее о том, что он при надобности пойдёт до конца.
    Да, они всё равно вычислят угонщиков, и тем не уйти, но нужно было учитывать особенности, собственно, груза. У них было мало времени, и сейчас, через этих людей, перепуганных до чёртиков, выполнить желаемое можно было быстрее всего, что Хлопов и старался реализовать.
    - Итак, - сказал он, остановив Махового, - до укола - помощь службе правопорядка и благодарность. После - статья за содействие в преступлении. Даже если ничего интересного не расскажешь, индекс доверия снизится. Но рассказать тебе уж точно есть что, учитывая твоё прошлое. Решай сам. Дать тебе минутку подумать? Просто, если Маховой откроет ампулу, он уже не сможет не уколоть тебя, а я не остановлю его - смотри какой я худенький, а он какой здоровый.
    - Джек, - в интонации Санни была мольба, - неужели ты не видишь? Они сделают это. Пожалуйста. Неужели для тебя это ваше братство так важно? Он бы уже сдал тебя.
    - Молчи, - гневно буркнул он и исподлобья взглянул на Хлопова.
    Главный специалист всё ещё смотрел с ожиданием, стараясь стать олицетворением той самой помощи органам правопорядка, которая обещает отсутствие наказания. А рядом с ним стоял его помощник с ампулой и шприцом в руках. Он был статьёй за содействие в преступлении, к которому Джек не имел никакого отношения.
    - Говорил я ему, - он выдохнул, опустил голову на ладони и положил пальцы на волосы, - не надо. Бросай ты это всё. Допрыгался.
    - Имя, - сухо сказал главный специалист.
    - Джаспер. Джаспер Фолл.
    - У тебя с ним были дела?
    - Когда-то давно.
    Он выдохнул, посмотрел сначала на Хлопова, а потом на пачку с сигаретами лежавшую на столе. Взгляд выдавал в нём человека бросившего курить, но всё ещё считающего, что сигареты помогают справиться со стрессом. Санни положила свою руку ему на плечо и погладила, показывая тем самым, что считает, что он всё сделал правильно. Маховой тем временем убрал шприц и ампулу в чемоданчик и захлопнул его.
    - Что же, вы подробно расскажете всё, что можете, и это запротоколируют. Для закрытого суда их хватит, ваше присутствие не потребуется, - он говорил, но знал, что никакого суда не будет. Такие дела даже не упоминаются нигде, кроме как в закрытых застенках.
    Ещё некоторое время потребовалось для того, чтобы сопоставить все факты. Хоть и не сразу, но всё сошлось. Один из взломщиков, теоретически способных на такое действие, жил в том же районе, что и человек, на которого указал Джаспер, да и один из мотоциклов, который мог быть оснащён нужной резиной, был зарегистрирован поблизости.
    Куда больше времени пришлось потерять на разрешение действий. Хлопов получил строжайший наказ, не начинать даже слежку без согласования с руководством. Он, конечно, не до конца выполнил это условие и выслал своих людей поближе к Вебберу, чтобы они смогли увидеть перемещения интересующих их личностей. В то время как Бо и Светти покидали город, агенты как раз брали Веббер в дополнительное кольцо, поэтому разминулись с ними.


    21


    То ли Светти немного успокоилась, то ли наоборот, с каждой новой минутой тревожилась всё больше, но с определённого момента её рот не закрывался. Она рассуждала о том, что могло привести людей к желанию построить огромную машину, которая, в конечном счёте, нарушила пространственно-временную реальность. С этих мыслей она переходила на планы по избеганию тяжёлых последствий. Они с Бо уже должны были чуть ли не стать героями человечества и всему этому помешать.
    Он тоже подумывал о том, что они видели, но чем больше мыслей он прокручивал, тем яснее понимал, что этому уже никак нельзя помешать, раз даже машина ни при каких условиях не может отправиться дальше. Он всё думал над тем, как сказать ей, что они бросят машину и сбегут, боялся, что она не поймёт и не понимал, почему ему вообще вдруг потребовалось её понимание? Может быть, было жаль девочку, которая изменилась соприкоснувшись с временной материей? Для неё это много стало значить, слишком много, в то время как он лучше бы сейчас встречал восход на пирсе одного из восточных портов, лишь бы не ощущать эту махину у себя за спиной.
    Он всё ещё думал, как выбираться из этой пропасти лжи, которую он вокруг себя создал, когда при приближении к бункеру интуиция забила панику. Он вдруг ощутил, что если остановится около ворот, это будет означать конец, поэтому повернул руль на соседнюю улицу. Однако было уже слишком поздно. Из двух переулков впереди выскочили две патрульные машины, на ходу включая проблесковые маячки и сирены, и перекрыли ему дорогу.
    Бо вдавил педаль в пол, приятно ощущая, как тяговитый мотор подхватывает массивный фургон и устремляет его вперёд. Пробить примитивный заслон оказалось нетрудно, но он с ужасом понял, что уйти им не удастся.
    Следующее заграждение ему удалось обойти, свернув в боковое ответвление.
    - Мы сможем здесь выехать? - спросил он у Светти.
    - Да. Как они нас нашли?
    - Хрен знает, это уже неважно.
    Он выхватил пистолет и открыл боковое окно.
    - Ты будешь стрелять? - испуганно спросила она.
    - Если придётся.
    Пришлось, причём довольно скоро. Уже при выезде на следующую улицу за ними устремился чёрный седан, мигавший огнями на радиаторной решётке и оглашавший всю улицу громогласной сиреной. Бо выстрелил и достаточно точно, но на стёклах оставались лишь маленькие отметины.
    - Вот сука! - воскликнул Хлопов, когда бронированное стекло остановило пули в полуметре от его головы, - Маховой, ребятишки огрызаются. Не стреляй, им всё равно не уйти. Лучше проследи маршрут и подумай, как лучше их окружить.
    Его помощник находился в нескольких кварталах впереди, а общались они по общей связи.
    - Вам бы тоже отдалиться от него, они могут быть опасны.
    - Чушь, - сказал Хлопов, которому хотелось действий.
    Жаль, что среди указаний сверху было полное запрещение огня. Машина не должна была получить никаких повреждений вообще. Руководство боялось, что при постройке нового образца людям из Красто удастся словчить и испортить весь проект. Если бы не боевой кураж, который испытывал главный специалист, по причине того, что давно не участвовал в погонях, ему было бы всё равно на эти указания, но сейчас хотелось всего серьёзного, чтобы во всех красках почувствовать, что кровь в жилах пока ещё не закисла.
    - Кстати, где чёртов вертолёт? - спросил он, ощущая острую нехватку шума винтов.
    - В пути, - ответил Маховой, - мы же думали, по тихой получится повязать. Не бойтесь, они от нас и так никуда не денутся.
    - Это самые приятные слова, которые вообще могли здесь быть.
    Веллерну было не впервой уходить от погони, но раньше в его распоряжении были специально подготовленные машины. Фургон хоть и имел хороший мотор, был не самым лучшим средством для ухода. Самое большое, у него было лишь время решить, что они только и могут, что сдаться.
    - И что мы будем делать? - спросила Светти.
    - Я думаю, думаю!
    Полицейские машины хоть и были быстрее, не могли слишком долго поддерживать высокоскоростной режим - в провинции никто особенно не следил за системами охлаждения моторов. Для повседневной неспешной езды этого хватало, но если давить газ в пол, то стрелка неумолимо двигалась к красной зоне с пугающей скоростью.
    К тому же Бо не просто вилял, и часто менял направление. Иногда он притормаживал, позволяя себя протаранить. Задний бампер фургона был выносливее передков полицейских машин, и они тут же вспыхивали облачками пара из пробитых радиаторов и шлангов, мгновенно выходя из погони. К тому моменту, как они достигли центральной развязки, ему удалось стряхнуть почти всех. Самыми выносливыми были вертолёт и тот чёрный седан, но он старался держаться на расстоянии, довольствуясь лишь тем, что массивный фургон не сможет скрыться из вида. Однако он мог, и первой об этом заговорила Светти.
    - Мы можем уйти в будущее. Там они нас не найдут.
    Она смотрела на него с ожиданием, боясь, что он сейчас посмотрит на неё, как на сумасшедшую.
    - Сдурела?
    - По-другому мы не уйдём. Они не будут стрелять, но у нас рано или поздно кончится бензин и всё. Мы можем уйти только так.
    Веллерн и сам это знал, вот только его не устраивало будущее. Он предпочёл бы расстаться с машиной и вернуться в то время, когда её ещё при нём не было, вот только нельзя было знать, как там себя поведёт реальность. Если машина останется при них, получается, она должна будет раздвоиться. Она останетсяи у них, и у испытателей Красто. Как быть тогда?
    - Почему ты молчишь?! - Светти выходила из себя.
    - А что мне тебе сказать? - он тоже не выдержал, - остановиться прямо сейчас и попытаться активировать? Надо хоть немного оторваться, как ты считаешь?
    - Хорошо.
    - Отлично, что хоть здесь мы договорились!
    Он вырвался вперёд, а потом резко выкрутил руль и ударил боком полицейскую машину. Водитель не справился с управлением и едва не врезался в столб. После нескольких подобных выпадов, которые иногда стоили им автомобиля, полицейские успокоились и двигались позади. Эта погоня стала настолько жалкой, что Бо решил, что если выберется, никому и никогда не будет о ней рассказывать. А выбраться они могли, только воспользовавшись специальными возможностями фургона, и Бо всё больше склонялся к тому, что без них обойтись не удастся. Вот только не убьют ли их там же, при попытке запуска. Если они сейчас не стреляют только потому, что боятся повредить установку, то нет. Там вероятность повреждения будет высока как никогда, поскольку они будут стоять на фоне открытого рабочего пространства. Так что надо просто оторваться от них настолько, чтобы они не успели сами до них добраться и скрутить. Но на этот случай у Веллерна было решения - в отличие от них, ему можно было стрелять.
    Он увидел некий символизм в том, чтобы свернуть в том же направлении, где они и угнали этот фургон. Если до того момента их не настигнут и не окружат, то всё закончится примерно там же, где и началось. Подумав об этом, он усмехнулся.
    - Тебе весело? - спросила Светти.
    - А тебе нет, Светлячок? - усмехнулся он, - спорю на что хочешь, ты в первый раз в такой передряге.
    - В первый раз, - кивнула она, - только бы он не стал последним.
    - Ты решил, куда мы свалим?
    - Да, - уверенно кивнул Веллерн, - в прошлое.
    - Что? - она возмутилась.
    - А что?
    - Сдурел?
    - Нет. В будущее мы от них не уйдём. Они уже знают, как машинка работает, и будут нас ждать. Им много не надо - устроить здесь полицейский пост. Думаю, ради такого они это сделают, так что не обессудь. Если мы и можем сбежать, то только в прошлое.
    - Но если мы испортим всё?
    - У нас нет другого выхода.
    Он увидел, как она заколебалась. Девчонка просто оказалась в плохой компании, но когда перед ней возникла высшая цель, она была готова сделать правильный выбор. Однако Бо подобных сомнений не испытывал - для него собственное спасение сейчас было превыше всего. В конечном счёте, если реальность нарушится, и они с машиной разлучатся, лучше будет всем.
    Однако всё может быть и сложилось бы относительно неплохо, если бы не излишняя тряска и множество ударов, приличная часть которых пришлась на задний бампер, находившийся всего в двадцати сантиметрах от основных органов управления. Очень неудачная компоновка, но это ведь первый образец, с которым можно было и повозиться. Что же касалось их, они не могли и не помнили, в каких положениях находились все регуляторы главной консоли управления.
    - Быстро! - скомандовал Бо, чуть ли не на ходу выпрыгивавший из кабины.
    Хлопов был готов забыть про указания сверху и прямо сейчас начать стрельбу, однако сдерживался. Им не уйти - он твёрдо это решил для себя.
    - Остановись! - крикнул он, выйдя из машины, - давай поговорим!
    Но неизвестный ему человек, которого он никак не ожидал здесь увидеть, не слушал его. Он и девчонка быстро открыли ворота и запустили машину. Всё произошло быстро. К тому моменту, как Хлопов выхватил пистолет и решился стрелять, их окутала белая пелена, которая растворилась спустя несколько секунд.
    Для Бо и Светти вход в резонанс проходил заметно дольше. Он боялся, что в любой момент в их пузырь вторгнется кто-то и помешает им. Страх этот не отступал, поэтому, как только пульсирующие звуки стихли, он с нетерпением дёрнул ручку в красную зону. Процесс проходил совсем не так, и перед тем, как исчезнуть, он ничего не понял. Только Светти заметила, что один переключатель сдвинулся на половину шкалы, которая тоже была разделена на красную и зелёную зоны, но менять что-либо было уже поздно.


    1


    Он стоял на краю обрыва, поставив на металлическое ограждение ногу, облачённую в грубый сапог. Внизу была дорога с хорошим асфальтовым покрытием и свежей разметкой. Убрав свои солнцезащитные очки на лоб, в небольшой бинокль он наблюдал, как она сначала поднимается немного вверх, но потом, спустившись, снова появляется в поле зрения и теряется лишь где-то вдали. Позади него на небольшой возвышенности находилась метеостанция - главная причина того, что здесь, в этом захолустье, хорошие дороги. Хотя, для метеостанции здание немного великовато, да и дороги слишком уж хороши. Нет, тут явно что-то не так.
    "Может, ну его на хрен, Бо? Может, стоит сесть в Лакки и уехать, выжав газ на полную и поднимая в воздух пыль? - думалось ему, - мы найдём другое дело в другом месте, где, может, будет и сложнее, зато без сомнений? Нет, чёрта с два! Чёрта с два..."




    * * *




    Ржев, 17.11.2015






    104





 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к