Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Жаринова Елена: " Развод С Магнатом " - читать онлайн

Сохранить .
Развод с магнатом Елена Жаринова

        У нее есть все. Ее муж красив и богат, к тому же не чает в ней души. Ее маленькая дочь прелестна и талантлива. Но сама она уже восемь лет выдает себя за другую женщину. Люди, которые знали об этом, давно мертвы. Однако у нее много недоброжелателей, и тайное все-таки становится явным… Найдет ли она силы, чтобы начать новую, теперь уже собственную, жизнь?

        Елена Жаринова
        Развод с магнатом

        Глава 1
        ОПАСНАЯ ВСТРЕЧА

        На пляж отеля «Dei Cesari» опустился ленивый послеобеденный покой: большинство отдыхающих дремало в своих номерах, запустив на полную мощность кондиционеры. У моря было почти безлюдно, и огромные раскормленные чайки без опаски бродили по берегу, время от времени устраивая драки из-за каких-нибудь съестных находок. Солнце уже ушло из зенита, но раскаленный песок дышал жарой, а на размытой линии горизонта перемешивались морская и небесная лазурь, образуя дымчатое марево. Ближе к берегу море сверкало прозрачными аквамаринами.
        Легкий бриз перебирал влажные волосы одинокой купальщицы, выходящей из воды, а жадное солнце слизывало капли соленой влаги с ее гладкой загорелой кожи.
        Стояла середина мая, но море еще было прохладным, и лишь немногие смельчаки отваживались купаться. Наплававшись в одиночестве, теперь Сандра мечтала, как она подставит утомленное, просоленное тело горячим лучам и будет бездумно смотреть сквозь солнцезащитные очки на горизонт, по которому скользили белоснежные парусники яхт-клуба. А если у Джеймса перестанет болеть голова, то после ужина они вдвоем отправятся бродить по ночному Анцио, окунаясь в светящиеся среди южного мрака оазисы ресторанчиков и баров. Вчера они гуляли до рассвета и, поднявшись на один из прибрежных утесов, взялись за руки и словно молодожены любовались нежными красками зари, растворенными в морской голубизне. Такого чудесного отдыха, как в этом маленьком итальянском городке на побережье Тирренского моря, у них не было уже давно! Ведь кроме обычных курортных наслаждений чистой зеленоватой воды и золотистого песка пляжей, - здесь можно было прикоснуться к настоящей античности.
        Анцио основали троянцы, задолго до начала новой эры. Позже этот городок стал римской колонией и любимым местом отдыха патрициев. Не было такого императора, который бы не посетил Анцио, а Калигула даже хотел объявить его столицей Римской империи. Когда-то здесь кипела светская жизнь. Город украшали дворцы, амфитеатры, термы, цирки. Над морем возвышались виллы Цицерона и Лукреция, от которых до наших дней дошли только руины. И теперь все это принадлежало им, супругам Харперам!
        В Италии Сандра и Джеймс были вместе семь лет назад - в своем свадебном путешествии. Джеймс Харпер, глава одной из крупнейших европейских промышленных корпораций, сын и наследник великого Теренса Харпера, не мог надолго покидать Лондон. Правда, по делам ему приходилось раза два в год летать в западную Африку, но Сандра никогда не сопровождала его: с Африкой у нее были связаны слишком горькие воспоминания. Да и дочка Харперов, Кора, была еще такой маленькой!.. Даже теперь Сандра, страстно влюбленная в свою пятилетнюю малышку, не сразу решилась оставить ее на попечение опытной гувернантки мисс Саманты Гамп, сменившей два года назад первую няню Коры. Но семейный врач не советовал брать девочку с собой, считая, что перемена климата вредна для нее. Уже шла вторая неделя отдыха, и молодая мать, каждый вечер звонившая в Лондон, чтобы услышать забавную речь Коры, начала невыносимо скучать по ней. Но предвкушение скорой встречи с дочерью только добавляло очарования новому медовому месяцу, как называл их долгожданные каникулы Джеймс.
        Постояв на влажном песке, наблюдая, как на мелководье, где ребристое дно нагревалось солнцем, стайками мельтешат крошечные рыбки, Сандра потянулась и закинула руки за голову. Блаженная улыбка мелькнула на ее губах. Ей захотелось окутаться ветром и солнцем, чтобы привезти их тепло с собой в прохладное лондонское лето.
        Трое мужчин, загоравших в шезлонгах у самой воды, отвлеклись от своих журналов, а один так и застыл с соломинкой от коктейля во рту. Сандра усмехнулась. Она знала, что хороша, а годы семейного счастья прибавили ей уверенности в себе. Ее тело, привыкшее к ежедневным занятиям спортом, быстро вернулось в форму после рождения дочери. В черном бикини, красиво оттенявшем оливковый загар, она прошла по пляжу, привычно не оборачиваясь на восхищенные взгляды, опустилась в свой шезлонг, заколола волосы, подставив солнцу стройную шею, достала из льняной сумки крем для загара и начала медленно втирать его в увлажнившуюся кожу. Какие все-таки чудесные стоят дни! Жаль только, что Джеймс сегодня остался в номере. Он принял лекарство от головной боли и теперь, наверное, спит. Ночная прогулка утомила его. А может быть, во всем виновато жаркое местное солнце, к которому не привычны англичане… Вспомнив о муже, Сандра почувствовала, что уже соскучилась по нему, и засобиралась.
        Она набросила на себя льняной пляжный костюм, состоявший из свободных брюк и блузы с глубоким вырезом на груди, и, повесив на плечо сумку, пошла к отелю.
        Главным достоинством отеля «Dei Cesari», который после недолгих колебаний выбрал Джеймс, была его близость к морю. По ступеням одного из гостиничных зданий можно было спуститься прямо на пляж. Но Харперы остановились в другом, построенном из розового камня здании, куда надо было идти кипарисовой аллеей, ступенями поднимавшейся по склону небольшой горы. Пожалуй, отель не вполне соответствовал социальному уровню Харперов, но сейчас Джеймса это не беспокоило, а скорее радовало: вероятность встречи с «людьми их круга» была здесь минимальной, а значит, им с Сандрой никто не помешает. К тому же, некоторая демократичность отеля с лихвой окупалась великолепными видами с горы: отсюда отлично просматривались живописные берега, нависающие над морем скалы и рощи олеандров - священного дерева мореплавателей.
        Каменные ступени были усыпаны высохшей, рыжей кипарисовой хвоей. Сандра уже привыкла преодолевать этот подъем не меньше двух раз в день. Ей нравилось, что после горячего солнца можно было немного остыть в тени аллеи, нравился аромат кипарисовой смолы. Сегодня Сандра возвращалась с пляжа раньше обычного, аллея была пуста, и лишь высокий мужчина в белоснежных шортах неспешно спускался к морю. Издалека он показался Сандре смутно знакомым; поравнявшись, она встретилась с ним взглядом… Мужчина остановился как вкопанный. Сандра тоже замерла, чувствуя, как сердце в груди взлетает и падает, словно на качелях. Ей показалось, что она увидела привидение: этого человека здесь просто не могло быть!..
        Перед ней стоял Максим Окунев. Как и Сандра, он когда-то учился на экономическом факультете Рижского университета, и она встречалась с ним три года подряд… Человек из другой жизни, откуда ему было взяться здесь, на элитном итальянском курорте?

- Сандра, неужели это ты? - выговорил наконец Максим. - Как тесен мир. Я с трудом тебя узнал.
        Сандра, которая за последние восемь лет ни слова не произнесла на русском языке и давно уже думала только на английском, была настолько поражена, что в первый момент даже не почувствовала опасности, которую сулила эта встреча. Все еще не веря в реальность происходящего, она улыбнулась.

- А ты совсем не изменился. Только пополнел, - произнесла она по-русски, испытав почти позабытое удовольствие от родной речи.

- Да, - смущенно рассмеялся Максим, подтягивая живот под полосатой футболкой, - есть такое дело. Но знаешь, здесь отличный тренажерный зал, так что к концу отдыха я рассчитываю снова выглядеть, как атлет. Но расскажи, откуда ты здесь? Хотя это наверняка долгий разговор, мы так давно не виделись… Восемь лет, по-моему. Так что, может, выпьем где-нибудь по чашечке кофе?
        Сандра замялась. В лондонском высшем обществе, к которому она привыкла, такая бесцеремонность была невозможна. Однако обижать этого неожиданно появившегося человека, когда-то игравшего не последнюю роль в ее жизни, ей не хотелось.

- Спасибо, но я не могу, Максим, - вежливо ответила она. - Меня ждет муж. Мне давно пора возвращаться.

- Да, понимаю, - неожиданно подмигнул ей Максим, - я здесь тоже с семьей. Но мои рано ложатся спать. Может быть, встретимся сегодня вечером?

- Не знаю. Вряд ли это возможно, извини.

- Ну вот, - нарочито обиженным тоном протянул он. - А ведь когда-то были хорошими знакомыми… Запомни все-таки: я в пятьдесят шестом номере, это на том этаже, где фитнесс. Кстати, жена с дочкой у меня живут отдельно. Так что я буду ждать звонка. Выберемся куда-нибудь, посидим - в Анцио столько уютных местечек! Мне было бы очень приятно с тобой поболтать.
        Сандра молчала. Она не знала, что ответить, поскольку уже начинала осознавать, как опасна для нее эта неожиданная встреча.
        Максим расценил ее молчание по-своему:

- Брось, Сандра, с тех пор столько воды утекло! Теперь мы с тобой просто русские в чужой стране и имеем право на совместную ностальгию. Звони!
        Он развел руками, как бы не зная, что еще сказать, и продолжил свой путь по лестнице вниз.
        А Сандра побрела наверх, совершенно ошеломленная. Только споткнувшись и больно ушибив палец на ноге о каменную ступеньку, она пришла в себя. Джеймсу нельзя видеть ее волнение. И, конечно же, дело не в том, что когда-то давным-давно, в прошлой жизни у них с Максимом был роман - по крайней мере она это так тогда называла. При других обстоятельствах она бы не колеблясь рассказала мужу, что встретила старого знакомого. Ни один из супругов Харпер еще ни разу не унизился до ревности!
        Дело было совсем не в Максиме Окуневе. Просто в его лице перед Сандрой предстало ее собственное прошлое. То прошлое, о котором Джеймс ни в коем случае не должен был узнать. Уже восемь лет Сандра хранила свою тайну. Раскрыть эту тайну - значило потерять все…


        Отель «Dei Cesari» предавался послеобеденному отдыху. В баре не было ни души, кроме одинокой пожилой немки, сидевшей за столиком с бокалом коньяка и сигаретой. Она проводила Сандру скучающим взглядом.
        В прохладном полумраке номера Харперов стояла тишина, кондиционер работал почти бесшумно. Сандра сбросила легкие сабо и на цыпочках подошла к огромной кровати, на которой ничком лежал Джеймс. Присев на край, она коснулась кончиком пальца щеки мужа. «Он не спит, просто притворяется», - усмехнувшись, подумала она, заметив, как вздрогнули темные густые ресницы Джеймса. И точно, Джеймс вдруг ловко, словно кот, ловящий мышь, схватил жену за руку и, повернувшись на бок, притянул к себе.

- Какая ты горячая! - пробормотал он.

- Надеюсь, твоя голова уже прошла? - чуть отстранившись, улыбнулась Сандра.
        Не отвечая, Джеймс снова притянул жену к себе, стягивая с нее легкую бирюзовую майку.

- Подожди, ну подожди же! Мне надо в душ, - всерьез засопротивлялась Сандра. - Я вся соленая!

- Ты пахнешь морем и солнцем, - мечтательно протянул Джеймс Харпер, лизнув ее загорелое плечо и подставив ладони под высокие нежные груди.
        Молодая женщина не могла и не хотела противиться его желанию. Руки Джеймса, всегда такие теплые, охватывали ее всю целиком и погружали в океан нежности и любви. За семь лет совместной жизни супруги не утратили влечения друг к другу и остроты чувств, и Сандра, прежде чем унестись в беспамятное блаженство, очередной раз успела подумать, что она счастлива. Но потом, уже стоя под прохладными струями душа, молодая женщина обрадовалась возможности побыть одной: сегодняшняя встреча вызвала у нее множество воспоминаний…


        Восемь лет назад жизнь Сандры изменилась так резко, как бывает только в остросюжетном кино. Уроженка небольшого латвийского городка, не слишком успешная студентка рижского университета, продавщица в магазине игрушек, она и мечтать не могла, что станет женой одного из богатейших людей Европы. Более того, Сандра была воспитана в советской системе ценностей, и такой человек, как Джеймс Кристиан Харпер, «капиталист и эксплуататор», должен был казаться ей врагом, а мысль покинуть Советский Союз - предательством. Однако девушка, только что окончившая университет, чувствовала себя одинокой и никому не нужной. И вот тогда появился мистер Уолтерс - юрист из Великобритании. Он рассказал Сандре о существовании странного завещания, согласно которому человек по имени Теренс Харпер, покойный глава огромной промышленной корпорации, оставлял ей, самой обыкновенной девушке, около девяти миллионов долларов. Однако, по завещанию, она могла получить эти деньги, лишь став женой сына и наследника Теренса Харпера - Джеймса Кристиана. Причем Джеймс не знал и не должен был ничего узнать о завещании. А потом потрясенная
Сандра узнала, что у ее матери, Марии Козинцевой, несколько лет проработавшей переводчицей в Англии, был роман с Теренсом Харпером, который длился целых пять лет. Но Теренс был женат, и, не в состоянии вынести двусмысленность положения любовницы, Мария вернулась в Советский Союз. Пользуясь своими мощными связями, промышленный магнат и тогда продолжал следить за ее судьбой. Видимо, Теренс Харпер очень тосковал по своей русской возлюбленной - иначе зачем бы он захотел соединить судьбу ее дочери с судьбой своего единственного сына и наследника? Впрочем, по словам Уолтерса, этому могущественному человеку нравилось управлять не только промышленной империей, но и людскими судьбами.
        Но как могла она, самая обыкновенная девушка, стать женой блестящего Джеймса Кристиана? Чем она могла привлечь его? Оказывается, Теренс Харпер подумал и об этом… Дело только за ее согласием.
        И Сандра согласилась. Те перемены в судьбе, которые посулил ей поверенный Теренса Харпера, казались такими заманчивыми… Такими же заманчивыми, как и нереальными. Но чем она рисковала? Давно зашедшими в тупик отношениями с Максимом? Неинтересной работой без всяких перспектив? К тому же ее отец, после смерти матери переехавший в Москву и участвовавший в жизни дочери лишь скромными денежными переводами, сообщил о своей новой женитьбе и о том, что у Сандры появилась сестра. Итак, она подписала документы, и жизнь ее круто изменилась, в ней появились странные люди…
        Грэхем, Расти, Урмас Шольц… Сандра вспоминала лица тех, с кем на целый год связала ее судьба. Казалось бы, что такое год - относительно всего прошлого и будущего? Но именно за этот год Сандра превратилась в другую женщину: неотразимую красавицу с жесткой деловой хваткой и безукоризненными манерами - Сандру Сеймур.
        Теперь она умела все: безупречно говорить по-английски, водить автомобиль, ездить верхом, стрелять. Она овладела премудростями экономической науки и могла при необходимости управлять большой фирмой. Она истязала себя строжайшей диетой и ежедневно занималась на тренажерах, чтобы ее тело приобрело совершенные формы. И все это время рядом с ней были они. Команда Урмаса Шольца.
        Урмас… Сандра до сих пор помнила лицо этого человека, пластику его сухого и гибкого тела, холодный прищур серых глаз, даже запах его одеколона. Шольц околдовал ее с первого взгляда, именно с ним она впервые узнала страсть. Она мечтала о нем, а сама готовилась стать женой Джеймса Харпера. И он, Урмас Шольц, был ее главным учителем. А в чем-то - ее создателем.
        Сандра давно вышла из-под душа, но не выключила воду и, завернувшись в махровое полотенце, сидела на краю круглой голубой ванны. Воспоминания, давно похороненные в самых дальних тайниках памяти, вдруг устремились наружу - словно кто-то бросил камень на тихую поверхность пруда, и по ней побежали круги.
        Опасаясь, что мать Джеймса, надменная английская аристократка Лиз Харпер, сможет помешать осуществлению воли покойного Теренса, команда Шольца отправилась в Западную Африку, где корпорация владела алмазными шахтами. Именно там, в далеком Ламбервиле, Сандре удалось завоевать сердце Джеймса. Но она была готова отказаться от своей победы и от немыслимого наследства ради любви к Урмасу Шольцу. Однако посмертная воля Теренса Харпера оказалась сильнее…
        Сандра до сих пор не позволяла себе вспоминать те дни. Она боялась снова испытать боль, разорвавшую ее душу, когда она узнала о гибели Шольца. В авиакатастрофе погибла вся команда: Шольц, Расти… А потом Сандра, сама окаменевшая от боли, стояла на краю каменного плато и смотрела на то, что осталось от самолета - транспортного «Дугласа», возвращавшегося из соседней африканской республики. На месте взрыва образовался котлован, и Сандре казалось, что она падает в него и никак не может достичь дна…
        А потом в ламбервильский коттедж, где она лежала на кровати, не зажигая света, ворвался Джеймс Харпер. Не задавая никаких вопросов о прошлом Сандры, он предложил ей стать его женой, и она, потерявшая Урмаса, согласилась. Прямо из Ламбервиля Джеймс увез ее в свадебное путешествие по Италии. С тех пор прошло семь лет.
        Максим Окунев, исчезнувший из ее жизни еще раньше, был всего лишь тенью прошлого для Сандры, выбравшей себе другую жизнь. А вот теперь эта странная встреча… Рига, Максим, студенческие годы - все это было до, когда она, Сандра, была еще сама собой. Максим Окунев нисколько не интересовал и не мог интересовать нынешнюю Сандру. Но зная, что она где-то здесь, в Анцио, сам он вряд ли откажется от мысли встретиться с нею. Что же делать? Немедленно уехать отсюда? Но как она объяснит это Джеймсу? Сандра задумалась. Возможная новая встреча с Максимом пугала ее… Ей было что терять. С другой стороны, рассердилась на себя Сандра, что может сделать ей, супруге Джеймса Кристиана Харпера и матери его ребенка, какой-то никому неведомый Максим Окунев? Лучше всего встретиться с ним и решить этот вопрос раз и навсегда. В конце концов, выпив с ним чашку кофе, она не нарушит никаких приличий, к соблюдению которых ее муж, истинный английский аристократ, относится весьма строго.
        Молодая женщина набросила на себя короткий махровый халат и, поправив перед зеркалом пышные волосы, вышла из ванной.
        Глава 2
        КАФЕ «ИТАЛЬЯНСКАЯ ВЕСНА»

        Джеймс стоял у окна, занавешенного полупрозрачными портьерами. Легкая фиолетовая ткань словно охлаждала лучи солнца, которое последним предзакатным жаром заливало их сторону отеля.

- Мы пойдем куда-нибудь вечером, милый? - спросила Сандра, пытаясь найти на туалетном столике свои наручные часики. Даже здесь, в отеле, она умудрялась заполонить пространство перед зеркалом всякими мелкими предметами: косметикой, украшениями, ключами… В лондонском доме Сандра давно попросила горничную Кэтрин не прикасаться к этому беспорядку, поскольку считала, что бороться с ним бесполезно.

- Ты обязательно хочешь куда-нибудь пойти? - Джеймс жалобно посмотрел на жену. - Моя голова по-прежнему просто раскалывается. Наверное, я просто устал отдыхать. Может быть, ляжем спать прямо сейчас?

- Ты и так проспал весь день! - засмеялась Сандра, застегивая на запястье браслет наконец-то найденных часиков.

- Что за упреки, дорогая? - Джеймс подошел ближе и обнял жену за гибкую талию. Сандра шутливо взлохматила ему волосы, снова радуясь и поражаясь нежности, с которой смотрели на нее темные глаза мужа.
        Джеймс Кристиан Харпер был очень хорош собой. В свои сорок лет он сохранял прекрасную физическую форму, не прилагая к этому особых усилий. Темно-карие глаза он унаследовал от матери, атлетическую фигуру - от отца. Выражение лица Джеймса часто менялось, становясь то властным, то несколько капризным, и Сандре нравилось наблюдать эти изменения. Но больше всего она любила его открытую белозубую улыбку, всегда располагавшую к нему людей.
        Сандра поцеловала мужа.

- Так и быть, спи. А я, пожалуй, выберусь в город, выпью где-нибудь чашку кофе и вернусь. Ты не против?

- Нет, конечно. Еще не хватало тебе быть моей сиделкой. Для тебя я всегда должен оставаться суперменом! - Джеймс засмеялся.

- Так оно и есть, милый! - Сандра засмеялась тоже.
        Открыв шкаф со своей одеждой, она без особых раздумий достала платье цвета чайной розы с облегающим лифом и развевающейся юбкой, быстро надела его и, еще раз поцеловав Джеймса, вышла из номера.
        Спустившись в холл, она подошла к стойке портье. Тот позволил себе восхищенный взгляд - здесь, в Италии, люди были гораздо более непосредственны, чем в Лондоне, и редко скрывали свои чувства. Сандре это нравилось и одновременно смущало. Сдержанно улыбнувшись смуглому итальянцу, она попросила соединить ее с пятьдесят шестым номером. Максим подошел сразу, словно ждал ее звонка у телефона.

- Рад слышать тебя, Сандра. Ты свободна? Отлично. Ты знаешь кафе «La Primavera d'Italia»? Я буду там через двадцать минут.
        Маленькое уютное кафе «La Primavera d'Italia», что означает в переводе
«Итальянская весна», было ей знакомо. Гуляя с Джеймсом по Анцио в день приезда, Сандра заметила эту вывеску: буквы, обрамленные древесными побегами, весело светились ярко-зеленым неоновым огнем. Потом супруги Харпер несколько раз заходили в это кафе, где подавалось необыкновенно вкусное мороженое со свежими фруктами.
        За воротами отеля Сандра взяла такси. Разговорчивый шофер-сицилиец с шапкой жестких черных волос, громко сигналя и жестами объясняясь с другими водителями, быстро вез ее по узким улочкам Анцио, уже сиявшим заманчивыми вечерними огнями. Расплатившись, молодая женщина условилась с шофером, что он вернется за ней через сорок минут.
        В кафе она появилась раньше времени, поэтому сама выбрала столик на улице - под ярким полосатым навесом, изображавшим итальянский флаг. Сандра заказала себе мороженое и кофе и вынула из сумочки пудреницу. Из круглого зеркала на нее взглянула загорелая голубоглазая женщина с тонким, не тронутым макияжем лицом и рассыпавшимися по плечам светлыми вьющимися волосами. Она закрыла пудреницу и убрала обратно в сумочку. Мужская компания, сидевшая через два стола от Сандры, приумолкла, с интересом ее разглядывая, но не решаясь заговорить: какая-то невидимая стена отделяла от них эту красивую женщину, чей облик окружала аура превосходства. Прохладный взгляд и осанка женщины выдавали в ней принадлежность к самому высшему обществу, неудержимо влекли к ней, но и удерживали на расстоянии.
        Подходя к кафе, Максим Окунев заметил Сандру издалека и неожиданно оробел.
        Почему она так изменилась? Он помнил ее вполне обычной девушкой, замкнутой и неулыбчивой. Да, она и тогда была достаточно хорошенькой, но часто проигрывала в сравнении с другими. А сейчас перед ним была королева! К ней просто страшно подойти! Откуда в ней это? Подавив в себе невольное восхищение, Максим уселся напротив и небрежно сказал:

- Ну что, подруга, вот мы и встретились?

- Да, Максим, - сдержанно улыбнулась она. - Я до сих пор не могу прийти в себя от неожиданности.

- Ну, - рассмеялся он, - я тоже никак не рассчитывал тебя здесь встретить. Когда ты уехала из Риги даже не попрощавшись со мной, я решил, что ты ввязалась в какую-нибудь сомнительную авантюру. Ведь тогда многие уезжали на запад работать официантками, няньками. Я очень переживал за тебя. Но теперь вижу, что ты в полном порядке. Ты замужем?

- Да, - снова улыбнулась Сандра. - У меня замечательный муж и чудесная дочка. Но расскажи лучше о себе. Ты, насколько я помню, никуда уезжать не собирался…

- Не собирался, - вздохнул Максим. - Но потом по всей Латвии такое началось… Русским, даже прожившим там всю жизнь, стало очень тяжело. Моя мама запаниковала
- ты же помнишь, она у меня вообще нервная. А у тети Зои сын с невесткой уехали в Канаду, в Ванкувер, и неплохо там устроились. Ну, в общем, мы подсуетились и всем семейством отправились по их стопам.

- Значит, ты теперь живешь в Канаде, - протянула Сандра. - И чем ты там занимаешься?

- Бизнесом, - кратко ответил он, напустив на себя важный вид, от которого Сандра чуть не расхохоталась.

- Ты женат? - задала она новый вопрос.

- Конечно, - ухмыльнулся Максим. - Ты, кстати, знаешь мою жену. Помнишь Ирину Кондратьеву с моего курса? Она всегда была в меня влюблена. Мы поженились через пару лет после твоего… гм… исчезновения.

- Она тоже здесь? - спросила Сандра, стараясь ничем не выдать своего беспокойства.

- Да. Но я не сказал ей, что встретил тебя. Знаешь, Ирка очень ревнивая. А ты теперь такая красавица…

- Не думаю, что у нее есть повод для ревности, - сказала Сандра, ругая себя за то, что так легкомысленно согласилась на эту встречу. А что, если они с Джеймсом случайно столкнутся где-нибудь с этой самой Ириной?

- Ты настолько в себе уверена? - с игривой усмешкой спросил Максим. - Ты что, так счастлива в браке?

- Да, - просто ответила Сандра.

- И кто же твой супруг, позволь узнать? Чем он занимается? - Максим пододвинул к себе принесенный официантом коктейль с ломтиком красного грейпфрута, насаженным на край бокала.

- Его имя - Джеймс Кристиан Харпер, - сказала она и тут же выругала себя за глупую откровенность. Максиму Окуневу абсолютно незачем знать, что она замужем за одним из самых богатых людей Европы!
        Но было уже поздно. Выражение лица ее старого знакомого резко изменилось, подтвердив, что она совершила серьезную ошибку.
- Твой муж - Джеймс Харпер?! - Максим закашлялся и с изумлением уставился на нее. - Ты, наверное, шутишь… Неужели это правда?

- Это правда, - сказала Сандра, не представляя, что делать дальше. Наверное, придется все-таки немедленно уезжать из Анцио…

- Ну, ты даешь, подруга! - восхищенно пробормотал Максим. - Просто не верится. Джеймс Харпер! Алмазный король! И как тебе это удалось?

- Ну, - неопределенно протянула она, - так распорядилась судьба… - В этот момент послышался гудок подъехавшего такси. - Это за мной, - быстро проговорила она и поднялась. - Извини, Максим, я должна ехать.

- Но я надеюсь, что мы еще увидимся? - спросил он и тоже поднялся с места.

- Боюсь, что нет, - улыбнулась молодая женщина. - Мы скоро уезжаем. Рада была повидать тебя, Максим. Знаешь, я так давно не говорила по-русски. Наверное, у меня появился акцент.

- Да вроде нет, - пробормотал он и протянул было руку, чтобы удержать Сандру, но она, словно не заметив его жеста, вышла из-за столика.

- Прощай, Максим.
        Спустившись по широким ступеням кафе, она подошла к своему такси и, придержав кремовый шелк подола, села в машину, даже не оглянувшись. Такси тронулось и вскоре исчезло за поворотом.
        Вытерев ладонью внезапно вспотевший лоб, Максим Окунев опустился обратно на стул. К нему подошел официант, Максим обалдело посмотрел на него, не вполне понимая, где находится, и лишь когда официант в третий раз повторил свой вопрос, не желает ли сеньор чего-нибудь еще, заказал себе виски и полез в карман за сигаретами.
        Кто бы мог подумать, что в жизни Сандры, его бывшей любовницы, произойдут такие перемены! Как она ходит, как держится! Он, Максим Окунев, выглядел рядом с нею весьма бледно. Интересно, как ей удалось окрутить самого Джеймса Кристиана Харпера? А может, она просто солгала?.. Но зачем?
        Официант принес виски, и Максим на минуту задумался, глядя в стакан. Нет, она не солгала ему. Ведь если уж выдумывать, так что-нибудь более правдоподобное…
        Максим Окунев считал, что он хорошо устроился в Канаде. Он был уверен, что прежние его друзья и однокашники, оставшиеся в Латвии, ему завидуют. В Ванкувере он работал клерком в большой коммерческой фирме, и ему нравилось ходить на службу в современное, сверкающее ослепительно вымытыми стеклами здание. Карьера его складывалась довольно успешно. В прошлом году им с женой удалось купить в кредит небольшой дом, а теперь осуществилась их другая мечта - они отдыхали на одном из самых престижных курортов Италии. И вдруг появляется Сандра, которая всем своим видом демонстрирует ему всю ничтожность его достижений! Максим одним глотком допил виски, бросил на стол деньги и, спустившись по ступеням, отправился в душную темноту Анцио. Его душа была взбаламучена, ее требовалось привести в порядок.
        Когда восемь лет назад квартирная хозяйка Сандры ответила на его звонок, что Сандра уехала на заработки в Америку, Максим сначала изумился, а потом пришел в настоящее бешенство. Он-то считал эту девушку своей собственностью, не очень важной и не очень ценной, но безусловно ему принадлежащей. Временами он даже подумывал сделать Сандре предложение, рассчитывая найти в ней непритязательную послушную жену. Конечно, такой привлекательный молодой человек с блестящей будущностью, каким Максим себя считал, мог выбрать в жены девушку и получше, но почему-то такие девушки вниманием его не баловали. Но Сандра-то уж точно ему принадлежала. И вдруг выясняется, что у нее есть какие-то собственные планы, о которых она даже не считает нужным его известить! Он оказывает девчонке честь своим вниманием, а она ясно дает ему понять, что честь эта не так уж высока!.. Такое отношение к нему не могло остаться безнаказанным, и Максим часто рисовал в своем воображении картины нищенского существования Сандры в Америке. Когда его семья перебиралась в Канаду, он говорил:

- Нас ждет в Канаде жилье и работа. Только дурак поедет на пустое место! Вот одна моя знакомая… - И дальше следовал рассказ об эмигрантке-неудачнице, в который сам Максим со временем поверил.
        Поэтому сейчас он, возбужденный неожиданной встречей и алкоголем, чувствовал себя незаслуженно оскорбленным человеком, которого предала женщина. Истинные события все больше заслонялись в его сознании мифом, в котором Сандре досталась самая неприглядная роль.


        По дороге в отель Сандра пыталась восстановить внутреннее равновесие и придать лицу невозмутимое выражение, но на душе у нее было очень тревожно. Встреча с далеким прошлым, на которую она так легкомысленно согласилась, могла обернуться для нее серьезными неприятностями.
        В завещании Теренса Харпера было сказано, что его сын ничего не должен знать об этом документе - по крайней мере до свадьбы. Дальнейшее поведение Сандры завещанием не регламентировалось, но, несмотря на прекрасные отношения с мужем, за все эти годы она так и не рискнула рассказать ему правду. Да и что она могла бы рассказать Джеймсу? Что их встреча была заранее подготовлена людьми его отца? Что эти люди, тщательно изучив вкусы, привычки и привязанности Джеймса, наняли для нее лучших визажистов и портных, чтобы сделать ее такой, как нужно ему? Сандра иногда мысленно проигрывала подобный разговор, и каждый раз содрогалась от страха, представляя реакцию Джеймса. За годы совместной жизни она отлично изучила характер своего мужа. Вероятно, он мог бы смириться с тем, что его жена вовсе не американка, а бывшая гражданка Советского Союза. Но вот узнать, что их отношения с самого начала были построены на лжи… Нет, Джеймс никогда не должен был узнать этого! Следовательно, присутствие Максима Окунева в Анцио очень опасно для ее будущего. Но как можно застраховаться от встреч с соседями по отелю? Господи,
почему ее муж выбрал именно «Dei Cesari»? Ведь есть же в Италии такие отели, к которым Максима Окунева и на пушечный выстрел не подпустили бы!
        Поднимаясь в номер, Сандра решила, что уговорит Джеймса как можно скорее покинуть Анцио.
        Глава 3
        ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЛОНДОН

        Самолет набрал высоту. Роскошная рыжеволосая стюардесса-итальянка в мини-юбке и с ослепительной улыбкой на ярко накрашенных губах скользила по салону бизнес-класса с подносом в руках и предлагала пассажирам напитки. Когда она, плавно покачивая бедрами, прошла мимо Харперов, Сандра шутливо закрыла мужу глаза рукой.

- Не смей смотреть на ее ноги!

- Я и не думал, - всерьез начал оправдываться Джеймс, отложив в сторону журнал, который он собирался читать.
        Сандра положила голову ему на плечо и заглянула в глаза снизу вверх:

- Ты не сердишься, что я уговорила тебя вернуться домой пораньше? У нас ведь было еще пять дней…

- Нет, дорогая, не сержусь, - улыбнулся Джеймс. - Я не привык отдыхать так долго и начал уже скучать по Лондону. Скорее всего, мои головные боли от этого. Хотя, может быть, ты и права: мне просто не подходит климат Анцио. В следующий раз поедем на другой курорт. А когда вернемся в Лондон, выберемся на целый день покататься верхом. И Кору с собой возьмем.

- Ей еще рано ездить верхом, милый! Это вредно для позвоночника.

- Ну, у меня в ее возрасте уже был собственный пони…

- Господи, как я соскучилась по Коре, - с чувством произнесла молодая женщина. - Какое счастье, что я смогу обнять ее прямо сегодня! Я и не думала, что буду так тосковать.

- Только не расстраивайся, если она опять спросит: «А почему вы вернулись так быстро?» Помнишь, когда в прошлом году мы уезжали в Уорренсби? Кора не очень-то скучает без нас. У нее много интересных занятий, и это хорошо.
        Рано или поздно она станет самостоятельной, тебе следует заранее смириться с этим.

- Ты говоришь ужасные вещи, Джеймс! - Сандра сделала вид, что обиделась. - Неужели ты думаешь, что мы не нужны нашей девочке?

- Нет, Сандра, - серьезно ответил он. - Я вовсе так не считаю. И сейчас я думаю о другом…

- О чем же?

- О том, что Коре так же повезло с мамой, как мне с женой, - проговорил Джеймс, засмеялся и поцеловал мягкие волосы жены.
        Сандра закрыла глаза, поближе прижалась к мужу и почувствовала, что в ее душе снова воцаряется покой.


        Через два часа светло-коричневый «бентли» с гербом Корпорации Харперов на дверце остановился перед старинным особняком на Беркли-стрит. Шофер помог Сандре выйти из машины, и молодая женщина с улыбкой оглядела дом, который привыкла считать своим.
        Дом был построен в конце восемнадцатого века; в течение двух столетий он не раз менял хозяев - словно какой-то дух беспокойства одолевал тех, кто поселялся здесь, в сердце Лондона, в этом красивом здании из серого камня со строгим классическим портиком. Теренс Харпер приобрел особняк накануне второй мировой войны. К этому времени Харпер уже создал Корпорацию и прочно обосновался в лондонском высшем обществе. Сюда он привел свою жену Лиз, дочь графа Уорренсби, и она сумела подчинить себе этот дом и придать ему английскую аристократическую изысканность.
        Широкий холл встретил хозяев ярким светом хрустальных люстр. По давно заведенной традиции прислуга выстроилась в шеренгу, встречая молодых хозяев, и Сандра отметила, что большинство испытывает искреннюю радость по случаю их возвращения. Молодая женщина устало расстегивала длинный белый плащ, который сразу же пригодился в прохладном после Италии Лондоне. По парадной мраморной лестнице навстречу сыну и невестке спускалась Лиз Харпер, вдова великого Теренса.
        Ей было шестьдесят пять, и возраст, с которым так упорно и успешно боролась эта удивительная женщина, уже начал одерживать самые первые, пока еще немногочисленные победы. Стройность постепенно превращалась в сухость, вокруг темных, как у Джеймса, глаз густела сеть морщин. Но глаза Лиз Харпер по-прежнему смотрели повелительно, а ее осанке могла позавидовать любая девушка. Сандра не раз представляла себе средневековых предков свекрови, в кольчугах и латах, умиравших за короля и писавших на щитах имена возлюбленных. А их высокомерные жены, наверное, бесстрастно смотрели, как льется кровь на рыцарских турнирах, и, награждая улыбками победителей, с презрением предоставляли побежденных судьбе.
        Одетая в светлый брючный костюм, с неизменным жемчужным колье на шее, Лиз прикоснулась ненакрашенными губами к щеке сына, потом поцеловала невестку - Сандре показалось, что до ее лица дотронулось птичье перо.

- Добро пожаловать домой! - улыбнулась Лиз Харпер. - Я так обрадовалась, получив твою телеграмму, Джеймс. В твое отсутствие меня всегда посещают грустные мысли. Должно быть, я старею.

- Как ты можешь так говорить? - Джеймс заключил мать в пылкие объятия. - С тобой по-прежнему никто не сравнится!
        Сандра стояла чуть в стороне, ожидая, пока закончится родственная сцена. Ее ничуть не задевало то, что Лиз обращалась только к сыну, словно не замечая невестки. Сандра никогда не делала попыток сблизиться с этой женщиной, заранее зная, что они обречены на провал.
        Ее отношения со свекровью определились еще до замужества. Однажды, когда план Теренса Харпера уже был близок к осуществлению, Лиз без предупреждения появилась в доме, где тогда жила Сандра, и ясно дала понять, что не доверяет «безродной американке» и считает ее намерения корыстными. Однако Лиз пришлось смириться с женитьбой сына, поскольку ее просто-напросто поставили перед фактом. Бракосочетание Харперов состоялось на другом конце света, в африканском Ламбервиле, и стало полной неожиданностью для лондонского высшего общества. А когда молодожены вернулись из свадебного путешествия, Лиз первая предложила невестке мир, добавив, что, пока ее сын счастлив с Сандрой, та во всем может на нее положиться.
        С тех пор женщины были безукоризненно вежливы друг с другом, но и только. Джеймса, которого, как большинство мужчин, пугали открытые конфликты в семье, вполне устраивало такое положение вещей. Однако Сандра постоянно ощущала пристальное внимание свекрови, которая, как казалось молодой женщине, стерегла каждый ее шаг. Она знала наверняка, что Лиз так и не поверила в ее любовь к Джеймсу, а просто до поры затаила свою вражду. И даже рождение Коры не изменило сложившейся ситуации. Поэтому Сандра старалась свести свое общение со свекровью к возможному минимуму. Вот и теперь она не вмешивалась в разговор матери с сыном, с нетерпением поглядывая на лестницу.
        И вот раздался долгожданный звонкий голос:

- Вы уже здесь! Как я рада!
        Кора Харпер, вырвавшись из рук своей гувернантки, стремительно сбежала по мраморным ступеням и бросилась на шею матери. Расцеловав дочь, Сандра чуть отстранила ее, чтобы рассмотреть получше. Темные глаза Коры сверкали от восторга, светлые волосы, собранные на макушке в забавный хвост, растрепались и падали на раскрасневшиеся щеки. Джинсовый комбинезончик, надетый поверх нарядной блузки с кружевами, был заляпан акварельными красками. Налюбовавшись Корой, Сандра снова притянула ее к себе, чувствуя, как крепко смыкаются у нее на шее тонкие ручки дочери. И прислуга, и надменная свекровь, и даже муж сейчас перестали существовать для Сандры. В такие минуты она была уверена, что в ее жизни все сложилось правильно.
        Глава 4
        ВЗРЫВ

        Старый дом встретил своих молодых жильцов во всем блеске обновленных интерьеров
- к приезду супругов был закончен ремонт в комнатах Сандры, что для самой Сандры стало приятной неожиданностью. Стены ее кабинета теперь были обиты коричневым шелком с тонкими вертикальными полосами, отливавшими старым золотом. Спальня была оформлена в синих и лиловых тонах, по стенам плыли розовые облака - словно слегка подрумяненные солнцем.
        Джеймс, в секрете от жены обсуждавший эскиз ее комнат с модным дизайнером, не сдержал счастливой улыбки, увидев восхищенные глаза Сандры.

- Тебе нравится?

- Теперь я буду спать прямо на небе! - Она с благодарностью поцеловала мужа.
        К обеду вся семья собралась в столовой за дубовым овальным столом, накрытым жестко накрахмаленной белоснежной скатертью и сервированным фамильным серебром. Повар постарался угодить обоим супругам: специально для Джеймса подали форель по-фламандски, а для Сандры - ее любимый куриный пирог. Маленькая Кора, ни минуты не сидевшая спокойно, говорила без умолку, стремясь наверстать упущенное в разлуке с родителями, и по случаю их возвращения ей никто не делал замечаний. Несмотря на старания своей гувернантки мисс Гамп, она пролила бульон на ярко-оранжевую футболку с видом Пизанской башни, которую Сандра купила для нее в Риме. Скорчив виноватую мордашку, Кора перевела лукавый взгляд с матери на гувернантку, потом испуганно посмотрела на Лиз, недовольно поджавшую губы, но поняла, что ругать и выводить из-за стола ее все-таки не будут.

- А потом я была на детском празднике у Микки Нортона, - продолжила она рассказ, прерванный неприятностью с бульоном. - Там была целая куча воздушных шаров, и Микки с другими мальчишками стреляли в них из пистолетов!

- Надеюсь, не из настоящих? - с улыбкой поинтересовался Джеймс.

- Конечно, из настоящих! - к ужасу мисс заявила Кора. - Иначе бы шары не лопались. А так они лопались, и девочки визжали. Всем было весело!

- Могу себе представить! - засмеялась Сандра. - А как ты вела себя в гостях?

- Очень хорошо, - уверенно сказала Кора, бросив все-таки вопросительный взгляд на мисс Гамп: не будет ли та возражать.

- Если не считать того, что мисс Кора так испачкалась шоколадной глазурью, что мне пришлось вести ее прямиком в ванную, - заметила гувернантка.
        В этот момент в столовую зашел дворецкий Дженкинс и доложил, что мистеру Харперу звонят из главного офиса Корпорации. Джеймс извинился и вышел.

- Как же так, Кора? Мы же много говорили с тобой о поведении за столом, - притворно нахмурившись, Сандра сочла необходимым вернуться к разговору о хороших манерах.

- Но все остальные тоже были по уши в глазури, - сказала девочка. - А у Салли она даже в волосах оказалась!

- Мисс Кора преувеличивает, - Саманта Гамп укоризненно поглядела на свою воспитанницу.
        В этот момент в столовую вернулся Джеймс, и Сандра сразу заметила, что у вид у него встревоженный…

- Мне нужно срочно съездить в офис, - сообщил он. - Накопилось много срочных дел, - Джеймс с сожалением взглянул на блюдо с форелью.

- Ты даже не выпьешь кофе? - удивилась Лиз.

- Но папа, ты же только что приехал! - возмущенно воскликнула Кора.

- Я скоро вернусь, - Джеймс подмигнул дочери. - Прошу извинить меня.
        Сандра быстро поднялась из-за стола, бросив на стул накрахмаленную льняную салфетку, и вслед за мужем вышла из столовой.

- Что случилось, милый? Почему так срочно? - спросила она, когда они остались одни посреди длинного коридора. В старинных домах в таких коридорах обычно развешивают фамильные портреты, но в доме Харперов стены были просто обтянуты темно-коричневой кожей с выпуклыми прямоугольными шашечками. Джеймс пожал плечами.

- Звонил Мельдерс. Он говорит, что у Корпорации появился новый конкурент.

- Ну и что? - удивилась молодая женщина. - Неужели кто-то может представлять опасность для Корпорации? По-моему, тебя абсолютно зря вытащили из-за стола.

- Мельдерс очень обеспокоен, - неуверенно произнес Джеймс, и Сандра поняла, что ее муж думает так же, как и она. - А форель была отличная, - с улыбкой добавил он.

- Я попрошу, чтобы ее подали тебе на ужин, - сказала Сандра, поправляя мужу галстук.
        Вообще-то, галстук и без того был завязан безукоризненно, но этот традиционный жест женской заботливости заставил Джеймса крепко прижать Сандру к себе. Он посмотрел на нее сверху вниз, наклонился, поцеловал загорелую прохладную кожу в вырезе блузки и прошептал:

- Я скоро вернусь, малыш…

- Кора хочет, чтобы ты зашел к ней перед сном, - так же шепотом ответила Сандра.

- А ты?

- И я… тоже.

- Черт бы побрал эти неотложные дела! - пробормотал Джеймс и начал быстро спускаться по лестнице в холл. Дождавшись, пока за ним закроется дверь, Сандра вздохнула и пошла обратно в столовую.


        Шофер, веснушчатый высокий парень в черном пиджаке с гербом Корпорации на лацкане, уже ждал у распахнутой дверцы «бентли».

- Надо будет поспешить, Чарли, - сказал ему Джеймс, садясь в машину.

- Я понял, мистер Харпер, - кивнул шофер. Главный офис Корпорации находился в самом центре Сити. Обычно водители Корпорации выбирали для проезда в Сити улицу Святого Джеймса - Джеймс Харпер всегда испытывал особое удовольствие, оказываясь на улице, названной в честь его святого. Движение здесь всегда было интенсивным. Чарли, бывший профессиональный гонщик, лихо крутил руль, протискиваясь между машинами всюду, где оставался хотя бы намек на свободное место, но «бентли» все равно продвигался медленно: приближался «час пик», и пробки возникали почти на каждом перекрестке.
        Джеймс сидел сзади и думал о предстоящей ночи в новой спальне жены.
        Семь лет брака не охладили его чувств к Сандре. Джеймс Харпер был до сих пор страстно влюблен в нее. Он вспомнил, как впервые увидел свою будущую жену.
        Это произошло на пышном приеме, посвященном юбилею Корпорации - пятьдесят лет назад Теренс Харпер объединил под своим началом несколько крупных фирм, создав мощную промышленную империю.
        Присутствовавшие на празднике мужчины были поражены появлением среди гостей Корпорации этой недавно приехавшей в Лондон американской бизнес-леди. Сандра Сеймур привлекала яркой красотой и по-английски безукоризненными манерами. Потом, в Ламбервиле, эта удивительная женщина победила Джеймса в стрельбе по мишеням. И Джеймс Кристиан Харпер решил во что бы то ни стало добиться ее. Трудность задачи не пугала его, наоборот - разжигала вспыхнувшую страсть еще сильнее.
        Джеймс часто вспоминал те давние события, происходившие в африканском городке Ламбервиле: поездку с Сандрой к водопадам, во время которой она шутя разрешила его проблему с алмазными шахтами; бал в честь совершеннолетия дочери ламбервильского мэра, на котором так ярко сверкали глаза его будущей жены и блестки на ее белом платье. А потом он увидел Сандру, почти убитую горем… Он мечтал помочь ей, но не знал как - раньше она никогда не нуждалась ни в чьей помощи. Сандра Сеймур собиралась возвращаться в Америку, и он, так боявшийся потерять ее, предложил ей стать его женой, почти ни на что не надеясь… Но она согласилась.
        Даже став ее мужем, Джеймс Кристиан Харпер никогда не расспрашивал Сандру о прошлом. Супруги словно бы заключили об этом молчаливое соглашение. Джеймс бесконечно уважал жену и готов был соблюдать это соглашение и дальше, но все же он не мог не удивляться тому, что за семь лет счастливого супружества она так ничего ему и не рассказала о себе. О чем она вспоминала, когда внезапно замыкалась, а ее ясные голубые глаза темнели, словно затягиваясь облаками? Впрочем, это случалось нечасто, и Джеймс готов был с этим мириться.
        Совершенно иначе относилась к ситуации его мать, Лиз Харпер. Она и без того всегда презирала американцев, а тайна, окутывавшая прошлое невестки, была для нее просто невыносима. Лиз подозревала в этом прошлом все что угодно, вплоть до криминала, и не скрывала своих подозрений от Джеймса. Чаще всего он старался свести такие разговоры с матерью к шутке. Но однажды, когда Лиз проявила настойчивость и посоветовала сыну обратиться к главе службы безопасности Корпорации Иоахиму Мельдерсу, чтобы разузнать, какие тайны так тщательно скрывает от семьи его жена, Джеймс Харпер вышел из себя.

- Если ты еще раз позволишь себе заговорить со мной на эту тему, - в бешенстве процедил он сквозь зубы, - мы уедем из этого дома навсегда. И, клянусь, я больше никогда не переступлю его порога. - С этими словами он покинул комнату матери, сильно хлопнув дверью, чего не случалось никогда.
        Этот разговор произошел еще до рождения Коры, и после него Лиз целую неделю не выходила в столовую, но потом Джеймс извинился, и все улеглось. К теме прошлого Сандры они больше не возвращались…


        Воспоминания, то грустные, то счастливые, не помешали Джеймсу заметить серебристый «фольксваген-пассат», который неизменно останавливался на перекрестках рядом с «бентли» или за ним. За рулем «пассата» сидела женщина - несмотря на большие темные очки, ее лицо в обрамлении ярко-рыжих волос показалось Джеймсу красивым. Ему понравилась и та уверенность, с которой тонкая рука незнакомки держала руль, - иногда Харпер отмечал такую же уверенную повадку у Сандры.
        Джеймс мог сколько угодно разглядывать рыжеволосую женщину сквозь тонированное стекло «бентли», не привлекая ее внимания. Его удивило, что «пассат» последовал за его машиной, даже когда Чарли свернул в узкий переулок. Сливочного цвета
«бентли» Джеймса Кристиана Харпера был известен всему Лондону. «Неужели эта красотка хочет завести со мной знакомство?» - подумал Джеймс. Зная свободные нравы современных девиц, он ощутил некоторую неловкость: со времени женитьбы он старался избегать любовных интрижек. Поэтому он испытал не разочарование, а облегчение, когда «пассат» развернулся на перекрестке, словно собираясь вернуться обратно на улицу святого Джеймса. Выкинув незнакомку из головы, Джеймс вдруг понял, что его мучит жажда - все-таки он не успел как следует закончить обед. В машине была французская минеральная вода, но почему-то сейчас ему захотелось кока-колы.

- Останови-ка у мини-маркета, Чарли, - велел он.

- Что нужно купить, мистер Харпер? - спросил Чарли, перестраиваясь в крайний ряд и притормаживая.

- Сиди, Чарли, я сам схожу, - Джеймс уже положил руку на ручку дверцы, но внезапно сообразил, что у него нет с собой наличных денег. - Ты не можешь одолжить мне пару фунтов?

- Конечно, мистер Харпер.
        Шофер протянул ему несколько бумажных купюр, и Джеймс направился к стеклянным дверям магазина. Навстречу ему выходили молодая женщина с маленькой девочкой, и он, учтиво уступив им дорогу, придержал дверь. Девочка, на вид ровесница Коры, несла в руках огромного голубого слона с длинными кокетливо изогнутыми ресницами над синими пластмассовыми глазами. Джеймс успел подумать, что Коре бы такая большая игрушка не понравилась: она любила маленьких плюшевых зверьков, которых можно брать с собой в постель.
        Дальнейшее произошло как в замедленном фильме при выключенном звуке. Стекло витрины вдруг зашевелилось и стало на глазах оседать; сильный толчок бросил Джеймса вперед, прямо на груду осколков, он почувствовал, как что-то горячее и липкое заливает ноги, и потерял сознание.
        За пять минут до этого рыжеволосая хозяйка серебристого «пассата», проводив взглядом сливочный «бентли», быстро достала из сумки какую-то плоскую коробочку и, пощелкав длинными темно-вишневыми ногтями по ее кнопкам, сверила по наручным часам показания маленького дисплея. Нажав еще одну кнопку, женщина ловко встроилась в крайний ряд потока машин, идущих по улице святого Джеймса. Она уже почти доехала до следующего перекрестка, когда где-то позади нее раздался глухой звук, напоминавший отдаленный раскат грома…


        Полиция, скорая помощь и пожарные появились на месте взрыва меньше, чем через десять минут - с учетом «часа пик» это можно было считать неплохим результатом. Зевак разогнали, репортеров, на этот раз опередивших все службы, удалили за ограждение. Толковых свидетелей взрыва найти не удалось. Тело Чарли, уже упакованное в черный пластиковый мешок, лежало прямо на асфальте. Над молодой женщиной, лежавшей у разбитых дверей мини-маркета, склонились двое врачей - отброшенная взрывом, она ударилась виском об угол металлической урны и сейчас была без сознания. Неподалеку от нее валялся голубой слон. Девочку уже успели куда-то увести. Залитые пеной изувеченные останки взорвавшегося «бентли» продолжали тлеть, источая тяжелый смрад. Пожарные вместе с полицейскими пытались освободить мужчину, чье тело было зажато упавшими стеллажами. Прозвучало имя мужчины - Джеймс Кристиан Харпер. Полицейские опознали его машину. Больше, к счастью, никто не пострадал.
        Глава 5
        В ДОМЕ НА БЕРКЛИ-СТРИТ

        Сандра стояла у окна заново отделанной спальни. Она любила смотреть отсюда на парк; ей никогда не надоедал вид липовой аллеи, прекрасный и в снежную зиму, и в золотую осень, и даже в слякотное межсезонье. А сейчас за окном был чудный майский вечер, и длинные тени лип причудливо ложились на малахитовую зелень молодой аккуратно подстриженной травы.
        Сандра давно успела полюбить неброскую красоту английских парков, сдержанную и чистую, как героини романов Джейн Остин. Еще вчера любуясь яркими контрастными итальянскими пейзажами, она, не будучи англичанкой по рождению, скучала по этим полутонам, как по родным. Теперь молодая женщина жалела, что за те десять дней, которые она провела на курорте, в парке почти отцвела ее любимая сирень. Но зато к приезду супругов садовник срезал в оранжерее пурпурные розы, отличавшиеся изысканной алой каймой по краю темно-зеленых восковых листьев, и теперь они стояли в двух напольных вазах, украшавших спальню.
        Джеймс еще не вернулся, а Кору мисс Гамп увела в классную комнату: по вечерам у девочки были уроки чтения, и она уже неплохо разбирала буквы. Сандра не так уж часто оставалась одна и потому умела ценить минуты такого необременительного одиночества. На душе у нее было удивительно легко и спокойно: ей было приятно снова очутиться дома, с Корой, а вечером вернется Джеймс и, не успев снять официальную одежду, первым делом зайдет к жене.
        Сандру нисколько не волновали неприятности, из-за которых мужу понадобилось срочно уехать: за семь лет замужества она отвыкла вникать в дела Корпорации. Ей вполне хватало тех новостей, которыми муж считал нужным с ней поделиться. Джеймс Кристиан Харпер только приветствовал превращение Сандры из бизнес-леди, в роли которой он когда-то впервые ее узнал, в счастливую мать и жену, хранительницу домашнего очага. Кроме того, жене главы Корпорации приходилось много времени посвящать благотворительности и вести активную светскую жизнь. Сандра играла в теннис с женами других лондонских знаменитостей и раз в два месяца устраивала приемы у себя дома. Жизнь ее была достаточно насыщенной всевозможными событиями
- вот и сегодня, не успела прислуга распаковать вещи после приезда, как дворецкий сообщил, что звонят представители «Гринписа» с просьбой о встрече. Но главным для Сандры Харпер была ее семья. Именно в семье эта женщина нашла свое счастье.
        Джеймс окружил ее такой любовью, что временами Сандра словно растворялась в ней. Каждый день ее ожидало множество ласковых слов и мелких сюрпризов - Джеймс находил для этого время, даже тогда, когда бывал очень занят. Оказываясь наедине с женой в полумраке спальни, он оставлял все дела за плотно закрытыми дверями. В такие минуты реальностью была только их любовь, каждый раз воплощавшаяся в чем-то новом.
        Однако порой Сандре казалось, что ее счастье зыбко и непрочно, что оно подобно прекрасной Венеции, обреченной исчезнуть в морской пучине: город еще живет, еще стоят его дворцы и расцветает яркими красками ежегодный карнавал, но все участники этого карнавала знают о неизбежности конца. И оттого еще острее чувствуется радость каждого дня.
        Сандра всегда избегала иллюзий - даже в юности ее никто не считал мечтательницей. Но иногда ей казалось, что они с Джеймсом живут в мире, лишенном основ. В этом мире ничего не существовало до их свадьбы, как если бы в этот день они появились на свет. А значит, этот мир иллюзорен, и ее собственное счастье, в котором она так была уверена, - тоже всего лишь призрак, ледяные цветы на стекле, которые в любую минуту могут растаять под жарким дыханием реальности. Периоды депрессии, которые порой посещали молодую женщину, были связаны именно с этим, но Джеймс, уверенный, что она просто вспоминает о своих потерях, становился в такие дни особенно внимательным. И благодарная Сандра снова, как семь лет назад, искала спасения в его любви.
        Сандра отошла от окна и открыла дверь гардеробной: надо было переодеваться к ужину. А вообще-то, пока не сошел с лица и тела итальянский загар, неплохо бы заехать к модельеру - пусть он придумает для нее что-нибудь обворожительное на лето.
        Стук в дверь раздался, когда молодая женщина уже остановила свой выбор на темно-сером платье с широким кожаным ремнем, эффектно подчеркивавшим ее тонкую талию.

- Войдите, - сказала она.
        На пороге появилась горничная Кэтрин, хорошенькая темноволосая девушка с пухлым румяным лицом.

- Миссис Харпер, - сказала она, испуганно глядя на хозяйку, - там звонят из больницы. Что-то с мистером Харпером.

- Что? - переспросила Сандра, чувствуя, как моментально охрип ее голос.

- Я не поняла, миссис Харпер, - Кэтрин чуть не плакала, - вы сами поговорите. Там спрашивают вас.
        Пока Сандра бежала к телефону, ее сердце падало в холодную, зияющую бездну - это ощущение было хорошо знакомо ей и предвещало страшную беду…
        Трубку телефона уже держала Лиз Харпер. С бесстрастным лицом она слушала, что говорили ей на том конце провода. Но даже сейчас Сандра не могла крикнуть свекрови: «Ну, что там? Да говорите же!» Она молча ждала, пока Лиз положит трубку, только взглядом позволяя себе выразить нетерпение.

- Джеймс в больнице святой Екатерины, - ничего не выражающим голосом сообщила Лиз. - Он без сознания. Машина взорвалась. Не понимаю, как такое могло случиться.
        Молодая женщина зажала похолодевшими ладонями рвущийся крик. Удар был настолько неожиданным, что она пошатнулась, - пришлось опереться рукой о спинку кресла.

- Шофер был в машине и погиб, - тем же тоном добавила свекровь. - Джеймс в этот момент зачем-то вышел, и его отбросило взрывом на витрину магазина. Если бы он оставался в машине, то непременно погиб бы.
        Сандра почувствовала, как горячая красная волна отступает и сознание понемногу проясняется. Слава Богу, в свое время ее научили мгновенно собираться и откладывать истерики на потом! Губы ее сжались, глаза прищурились - она готова была к решительным действиям. Только не ждать, не сидеть сложа руки! Джеймс жив, значит, еще не случилось ничего непоправимого.

- Я еду в больницу, - быстро сказала она. - Прошу вас, Лиз, успокойте Кору, если она будет спрашивать обо мне.
        Сандра побежала наверх, моментально сменила домашний джемпер на первый попавшийся под руку жакет и через несколько минут уже выезжала из ворот.
        Пятью минутами позже ничего не подозревающая Кора выбежала в холл. Услышав от Лиз, что Сандра тоже отправилась по делам, она с трудом сдержала слезы обиды. Она так скучала по маме все эти долгие две недели, так ждала, когда же наступит праздничный день возвращения, что накануне с трудом уснула. Кора нарисовала для Сандры красивую картинку цветными карандашами - сама, без помощи мисс Гамп. Она хотела отдать ее, когда они с мамой наконец-то окажутся вдвоем. А теперь праздник был испорчен. Но расплакаться Кора все-таки не решилась: это с Сандрой можно было позволить себе такие вольности, а Лиз требовала от нее железной дисциплины. Маленькая Кора побаивалась своей строгой и неласковой бабушки. Поэтому она лишь тихонько шмыгнула носом и послушно отправилась одеваться для вечерней прогулки с мисс Гамп.
        Лиз удалилась на свою половину дома. В спальне она приняла успокоительное, запила его водой, потом присела на постель и прошептала молитву. Прислушавшись к своему сердцу, она удивилась: как ни странно, серьезной тревоги она не ощущала. Нет, конечно, с ее дорогим мальчиком не может случиться ничего плохого. Бог и ее материнская любовь всегда охраняют его. Они оплошали только единственный раз, когда Джеймс женился на этой ужасной женщине, - просто потому, что ее, Лиз, тогда не было рядом. Даже сейчас, перед лицом общей беды, когда Джеймсу угрожала опасность, Лиз не могла спокойно думать о невестке.
        Она давно мечтала о том, чтобы ее слишком часто увлекавшийся сын создал наконец крепкую семью, но она и представить себе не могла, во что выльются ее мечты. Восемь лет назад Лиз хватило одного беглого взгляда, чтобы почувствовать опасность, исходившую от Сандры Сеймур. Она была американкой, и это было очень плохо. Она занималась бизнесом, и это было еще хуже. Но самое страшное, что она сумела влюбить в себя Джеймса так, что Лиз утратила всякое влияние на сына.
        Жизнь научила Лиз Харпер быть терпеливой. Она быстро поняла бесперспективность открытого противостояния с Сандрой и старательно прятала свои истинные чувства от нее и от сына. Но чем больше проходило времени, тем сильнее росло в ее душе раздражение. Порой она с трудом сдерживала себя: манера говорить, жесты, смех - все в невестке казалось ей каким-то искусственным, а потому плебейским. Особенно ее возмущал либеральный подход к воспитанию Коры, которого придерживалась Сандра. И, мало того, она убедила в своей правоте Джеймса! Как большинство пожилых людей, Лиз считала, что молодым нельзя доверять воспитание детей. Но больше всего ее расстраивало, что девочка становится похожей на мать. Дело было не во внешности - Кора, при рождении бывшая маленькой копией Джеймса, теперь так быстро менялась, что ее черты невозможно было определить. Но Лиз видела, какими глазами малышка смотрит на Сандру, как болтает с ней, словно с подругой… Лиз так и не смогла по-настоящему полюбить свою внучку, потому что она была дочерью этой ужасной женщины. Девочка, конечно же, это чувствовала и дичилась бабушки, чем
раздражала ее еще больше.
        И сейчас Лиз не могла прогнать из головы злые мысли. Это она, а не Сандра, должна была первой поехать в больницу. Но она была так растеряна, так потрясена, а эта выскочка не упустила случая продемонстрировать свою любовь. Но не бежать же теперь за ней следом? Лиз прилегла, набросив на себя плед. Закрыв глаза, она стала утешать себя любимой игрой: в который раз рисовала в своем воображении счастливую жизнь Джеймса без Сандры.


        Разъезжая по городу, обычно Сандра управляла машиной сама. К минувшему Рождеству Джеймс подарил ей новый автомобиль - красный полуспортивный «ланчиа». Сандре нравилось лихо лавировать в пробках, чувствовать, как послушна ей дорогая машина. Когда им с Джеймсом удавалось отправиться за город, она наслаждалась быстрой ездой по шоссе - после той школы вождения, которую она прошла, любая дорожная ситуация казалась ей пустяковой. Даже сейчас она мгновенно сосредоточилась на дороге и до самой больницы заставила себя думать только о знаках и светофорах. Ей казалось, что это не позволит ей сойти с ума. Однажды испытав уже мучительную боль потери, она знала: случиться может все, что угодно. Когда-то ее любовь не спасла от гибели дорогого ей человека. Неужели это повторится?
        Возле входа в больницу Сандра увидела шумную толпу репортеров. Она была к этому совершенно не готова, потому что просто забыла об их существовании. Пытаясь увернуться от тянущихся к ней со всех сторон микрофонов, не обращая внимания на вспышки фотоаппаратов, молодая женщина решительно направилась к больничным дверям. Один вопрос, заданный громким, режущим слух голосом, заставил ее обернуться:

- Миссис Харпер, кого вы подозреваете в покушении на вашего мужа?
        Молоденькая журналистка, с коротко остриженными светлыми волосами, торчащими во все стороны, отчаянно рвалась сквозь толпу коллег, протягивая к Сандре свой микрофон с прицепленным к нему крошечным плюшевым медвежонком. Несколько мгновений Сандра бессмысленно смотрела на медвежонка, потом, очнувшись, продолжила путь к дверям.
        Ее поразила суматоха, царившая в холле больницы. Полицейские отдавали распоряжения медицинскому персоналу; врачи и медсестры быстрым шагом пересекали холл в разных направлениях; присутствовали здесь и люди в штатском, среди которых Сандра сразу заметила Иоахима Мельдерса, главу службы безопасности Корпорации. Узнав молодую женщину, Мельдерс направился к ней.

- Здравствуйте, миссис Харпер, - коротко кивнул он. - Ваш муж в реанимации, пока к нему не пускают. Крэмбл, проводите миссис Харпер к главному врачу.
        Глава 6
        ВСТРЕЧА С ДОКТОРОМ ГАСТИНГСОМ

        Джеймс Кристиан Харпер отличался прекрасным здоровьем. За все годы семейной жизни он ни разу не болел всерьез. Да и сама Сандра лишь во время родов провела несколько дней в клинике. Наверное, поэтому даже атмосфера дорогой и оборудованной по последнему слову больницы Святой Екатерины подействовала на нее удручающе. Как могло случиться, что Джеймс оказался в этих стенах?!
        Доктор Фишер был немолодым человеком с аккуратно подстриженной седой бородкой и внимательным взглядом водянисто-голубых глаз. Когда Сандра вошла в его кабинет, Фишер поднялся навстречу и бережно усадил испуганную женщину на диван.

- Угрозы для жизни вашего мужа нет, - поспешил он ее успокоить. - Но должен предупредить вас, что мистер Харпер потерял довольно много крови - в основном вследствие порезов стеклом. Задеты некоторые нервы и сухожилия, есть так же несколько несложных переломов. Рентгеновское обследование уже проведено, его результаты сообщат мне через несколько минут.

- Когда он придет в себя? - еле слышно спросила Сандра.
        Но Фишер не успел ответить ей, потому что в кабинет вошел молодой врач с какой-то папкой в руках. Почтительно кивнув Сандре, он раскрыл папку перед Фишером, и оба склонились над лежавшими в ней бумагами. Это продолжалось минут пять. Потом Фишер снял очки и повернулся к ней.

- Что вы сказали, простите? Когда мистер Харпер придет в себя? Он очнулся еще по дороге в больницу, а здесь даже побеседовал с инспектором полиции. Правда, на эту беседу я отвел инспектору только три минуты. Сейчас мистер Харпер спит, поскольку ему сделаны соответствующие уколы. Ваш муж пережил острый шок, ему необходимо отдохнуть.

- Я могу его увидеть?

- Извините, миссис Харпер, но нет. Таковы правила. Если не будет никаких осложнений, завтра утром мы переведем вашего мужа в другую палату - на отделение интенсивной терапии. Когда это произойдет, мы сразу же известим вас, и вы сможете пообщаться. Но я должен сообщить вам еще кое-что…
        Сандра испуганно вскинула на него глаза.

- Видите ли, у мистера Харпера сильно поврежден нерв на правой руке и сухожилия на обеих ногах.

- Что это значит, доктор?

- К сожалению, такие повреждения грозят потерей чувствительности и двигательных способностей. Это значит, что мистеру Харперу нужна срочная операция. Наши хирурги, разумеется, готовы сделать ее, но… - Он внезапно замолчал, задумавшись.

- Что такое, мистер Фишер? - спросила молодая женщина. - Вы сомневаетесь в квалификации своего персонала? Я правильно поняла ваше «но»?

- Ну что вы, миссис Харпер, - пожилой доктор покачал головой. - Репутация нашей больницы безупречна. Но все же я бы посоветовал вам обратиться в другую клинику…

- В какую же? - Сандра посмотрела на него непонимающе.

- В клинику доктора Гастингса, - отчетливо произнес Фишер.
        Сандра затаила дыхание. Это имя было ей хорошо знакомо. Оно тоже было частью ее прошлого, того прошлого, в котором существовал Урмас Шольц… Шольц считал Гастингса своим другом. Он рассказывал Сандре, что этот блестящий хирург буквально заново собрал по частям сэра Грэхема, соратника Теренса Харпера по Корпорации, после того, как тот попал под минометный обстрел в одной из горячих точек Африки. Сама Сандра тоже несколько раз побывала в этой клинике…

- Хорошо, - быстро сказала она, оторвавшись от непрошеных воспоминаний, - я немедленно позвоню ему.

- Будет удобнее, если я сделаю это сам, - возразил Фишер, поднимая трубку телефона. - Тем более, нам придется обсудить с доктором Гастингсом вопросы, касающиеся транспортировки больного.
        Телефонный разговор был очень коротким. Закончив его, Фишер сообщил Сандре, что прямо сейчас Джеймса начнут готовить к отправке в клинику Гастингса, а оттуда придет специально оборудованная машина.
        Сандра поблагодарила врача и покинула кабинет. Она подумала, что нужно позвонить Лиз…
        После суматохи, еще недавно царившей в холле, теперь здесь стояла тишина: ни полиции, ни репортеров уже не было, лишь несколько секьюрити прохаживались у дверей да Иоахим Мельдерс что-то вполголоса обсуждал с взволнованным администратором клиники.

- Мистер Мельдерс, я хотела бы поговорить с вами, - обратилась к нему Сандра, остановившись в нескольких шагах от мужчин. Глава службы безопасности прервал разговор с администратором и подошел к ней.
        Первый раз Сандра увидела Иоахима Мельдерса семь лет назад, на том же самом приеме, где она познакомилась с Джеймсом. Пристального внимания Мельдерса тогда очень опасалась команда Шольца. Но в то время Мельдерс только осваивался в должности главы службы безопасности Корпорации. Став миссис Харпер, Сандра часто встречала его - на корпоративных приемах, в главном офисе, куда она заезжала, а иногда и дома у Харперов, куда Джеймс приглашал его обсудить какое-нибудь особо важное дело.
        Мельдерс был невысокого роста, с темными, коротко остриженными, жесткими на вид волосами.
        Его небольшие почти черные глаза имели трудно определимое выражение, мелкие черты лица странно сочетались с большим чувственным ртом, словно застывшим в какой-то загадочной полуулыбке. Мельдерса нельзя было назвать красивым и даже интересным, но было в нем что-то такое, что останавливало взгляд. Сандра несколько раз ловила себя на том, что при встречах тайком наблюдает за ним. Его одежда и манеры были почти безупречны, но сам Мельдерс явно не придавал им особого значения: воротник его рубашки мог отставать от шеи больше, чем следует, а рукава пиджака - быть несколько длиннее положенного. Он не был тем, что называется «светским человеком», - Сандра отлично умела разбираться в таких вещах.
        Вместе с тем, в Мельдерсе она чувствовала какую-то странную скованность. Глава службы безопасности компенсировал ее резкостью, с которой отдавал приказы подчиненным. Конечно, Мельдерс ни в коем случае не выглядел ловеласом, но почему-то в его присутствии Сандре всегда хотелось застегнуть блузку до самой верхней пуговицы. Он смотрел на нее с тем же неопределенным выражением, что и на всех остальных, но когда, по необходимости, выслушивал ее, молодой женщине казалось, что в глубине его глаз тлеет Везувий, готовый вспыхнуть в любой момент. Какая-то скрытая страсть чувствовалась в этом человеке, и при общении с ним Сандра с трудом подавляла смущение. Но Джеймс Харпер считал Мельдерса незаурядным профессионалом и абсолютно надежным человеком, в душе которого не может таиться никаких сюрпризов.

- Я слушаю вас, миссис Харпер, - глава службы безопасности почтительно наклонил голову.

- Я хотела бы услышать от вас объяснения тому, что произошло, мистер Мельдерс, - холодно сказала Сандра.
        Глава службы безопасности снова наклонил голову, но продолжал молчать.

- Да отвечайте же! - вспылила молодая женщина. - И учтите, меня интересуют все подробности.

- Нам пока неизвестны все подробности, миссис Харпер, - невозмутимо проговорил Мельдерс, словно не заметив ее раздражения. - Взрыв произошел в тот момент, когда мистер Харпер вышел из машины. Под днищем «бентли», вернее тем, что от него осталось, - деловито уточнил он, - обнаружены остатки взрывного устройства…

- Значит, покушались именно на Джеймса! - ахнула Сандра, до сих пор предпочитавшая считать взрыв какой-то ошибкой, несчастным случаем.

- В этом нет никакого сомнения, - подтвердил Мельдерс. - Взрывное устройство, скорее всего, управлялось на расстоянии… На данный момент в районе взрыва проводится полицейская операция. Но если бы они могли что-то раскопать, то, я думаю, уже раскопали бы. Как только они закончат, мы начнем собственное расследование.

        
- А разве нельзя проводить расследование совместно? - спросила Сандра, которую ужасно раздражало хладнокровие Мельдерса.

- Нет, миссис Харпер.

- Почему?

- Таковы правила, миссис Харпер. Молодая женщина уже находилась на грани срыва и больше не желала сдерживаться.

- Вы за это ответите, мистер Мельдерс! - с угрозой в голосе воскликнула она. - Каким образом взрывчатка оказалась под днищем «бентли»? Разве в обязанности возглавляемой вами службы не входит проверка машин, на которых ездит мой муж?

- Я принимаю все ваши упреки, - Мельдерс наклонил голову.

- Упреки? - возмущенно переспросила Сандра. - Это не упреки, а нечто гораздо более серьезное! Это повод уволить вас, мистер Мельдерс!

- Поверьте, я очень вам сочувствую, миссис Харпер, - тихо произнес он. - И ваше недовольство вполне понятно. Но уволить меня может только сам мистер Харпер. Что же касается лиц, допустивших непростительную служебную халатность, то они уже освобождены от своих обязанностей. К сожалению, Чарли Фрост, шофер мистера Харпера, погиб. Возможно, он мог бы дать какие-нибудь разъяснения по поводу случившегося. Но уже не даст.

        
- Доктор Фишер сказал мне, что мой муж беседовал с инспектором полиции. Вам известно содержание этой беседы?

- Да, миссис Харпер. Ваш муж никого не подозревает.

- А вы сами, мистер Мельдерс? Вы кого-нибудь подозреваете?

- Я думаю, что покушение связано с некоторыми проблемами, возникшими в деятельности Корпорации в последнее время, - сказал он.
        Но Сандра не успела спросить, какие проблемы он имеет в виду, потому что в этот момент к ней подошел молодой человек, представившийся секретарем доктора Фишера, и попросил подняться к нему в кабинет, чтобы подписать бумаги.

- Какие бумаги? - нахмурилась она.

- О, это всего лишь формальность, связанная с переводом мистера Харпера в клинику доктора Гастингса, - улыбнулся секретарь.

- Я сейчас приду, - кивнула она секретарю и, снова повернувшись к Мельдерсу, увидела, что тот побледнел.

- С чем связан этот перевод, миссис Харпер? - тихо спросил он.

- Это вас не касается, мистер Мельдерс! - отрезала она.

- Напротив, - достаточно резко возразил он. - Должен предупредить вас, что тот, кто покушался на жизнь вашего мужа, не достиг своей цели. Поэтому я не могу исключить вероятности повторного покушения. Все необходимые меры по охране мистера Харпера здесь мною уже предприняты. Но я не могу ручаться за что-то в клинике доктора Гастингса.

- Что значит, вы не можете ручаться? - крикнула Сандра. - Вы обязаны установить там круглосуточную охрану!

- Разумеется, - спокойно кивнул Мельдерс. - Но я не могу в течение часа серьезно проверить весь персонал этой клиники. Кроме того, мне необходимо знать, у кого возникла идея перевода мистера Харпера?

- Эта идея возникла у доктора Фишера, - ответила она, вдруг почувствовав, как на нее наваливается тяжелая усталость. - Так вы сделаете все, что нужно?

- Да, - тихо ответил он. И в его тоне Сандра расслышала искреннее сочувствие, от которого чуть не расплакалась.
        Сдерживаясь из последних сил, она кивнула Мельдерсу и направилась к лестнице. Мысль о возможности повторного покушения привела ее в настоящее смятение. Она не представляла, как уберечь мужа. Узнав, что угрозы его жизни нет, она готова была с облегчением вздохнуть. Но оказывается, Мельдерс считает, что радоваться рано. Господи, что же ей делать?


        Кора Харпер сидела за маленьким столиком, освещенным лампой в виде гнома в красном сюртучке. Перед ней лежала та самая картинка, которую она приготовила к приезду родителей: на ней папа, мама и Кора держались за руки, стоя в высокой зеленой траве. Маленькая художница критически склонила голову набок: так и есть, красный бант у Коры почему-то похож на помидор, а мамины ярко-голубые глаза вышли немного квадратными. На папе белый костюм, но белый карандаш совсем не виден на фоне бумаги. Кора решительно скомкала картинку и швырнула в мусорную корзину. Вот и хорошо, что она не успела отдать ее маме! Девочка придвинула к себе краски, баночку с водой, достала новый лист бумаги и, обмакнув толстую беличью кисточку, задумалась…
        Когда Коре было только три года, Сандра заметила, что она талантливо рисует. Конечно, в этом возрасте все дети - художники, но ее Кора определенно мыслила яркими, цветными образами и передавала их на бумаге так, что всегда можно было узнать даже в неуверенных еще очертаниях и лошадку, скачущую по полю с развевающимся хвостом, и выражение человеческого лица. Рисуя, дети часто оказываются смелее, чем взрослые. Ребенку ничего не стоит, например, изобразить ветер или дождь. У Коры все это сочеталось с удивительным чувством цвета и линии. Сандра не раз хотела показать девочку специалистам-преподавателям, но Джеймс был против серьезных занятий рисованием в столь юном возрасте.

- Горбиться за столом - неподходящее занятие для ребенка, - говорил он. - Через пару лет, когда ее кости окрепнут, Кора займется спортом.

- Но одно другому не мешает, - возражала Сандра.
        И пока родители решали, чем ей предстоит заняться, Кора упоенно воплощала на бумаге свои мечты.
        Сполоснув последний раз кисточку, девочка посмотрела на свою новую картину. Только бы не потекла краска! Оставив рисунок на столе, Кора бегом спустилась вниз: вдруг родители уже вернулись? Но в доме было тихо, и, когда пробили часы, Коре показалось, что их звук был тише обычного.

- Мисс Кора! - раздался голос ее гувернантки. - Где вы? Вам пора принимать душ!
        Обрадованная тем, что хоть один родной человек не бросил ее, Кора со всех ног бросилась к мисс Гамп.


        Сандра дожидалась доктора Гастингса в его кабинете. Было уже девять вечера, а он все еще не возвращался. Молодая женщина чувствовала себя бесконечно усталой и совершенно разбитой.
        Когда спящего Джеймса провозили по коридору клиники, она коснулась его руки. Окруженный капельницами, с безжизненно бледным лицом, муж показался ей таким беспомощным, что сердце молодой женщины сжалось от тоски. И эта тоска никуда не ушла, она словно поселилась в нем.
        Прямо из машины Джеймса отправили в операционную. Операция закончилась пятнадцать минут назад, и Сандре уже сообщили, что она прошла успешно. Сейчас Джеймс уже находился в реанимационной палате под бдительной охраной службы безопасности. Мельдерс со своими сотрудниками проверил и палату, и коридоры, и окна. Тщательно проинструктированные охранники Корпорации были расставлены по всем трем этажам клиники. Что в такой ситуации могла сделать она, Сандра?
        Наконец, за дверью послышались шаги, и круглолицый доктор Джон Гастингс возник на пороге своего кабинета.
        Он почти не постарел за восемь лет, которые прошли с момента их знакомства, только в темных аккуратных усиках появилась благородная седина. Он и глазом не моргнул, увидев Сандру, и приветствовал ее так, как будто они виделись впервые. А она испытала странное, неуместное чувство волнения: с Гастингсом ее познакомил Урмас Шольц. Но думать об этом сейчас было просто преступно.

- Мне нечего добавить к тому, что вы уже знаете, миссис Харпер, - устало проговорил он. - Операция прошла без каких-либо осложнений. - Внимательно посмотрев на Сандру, он налил в стакан минеральной воды и поставил его перед нею. Она судорожно глотнула. - Но должен предупредить вас, что самое сложное впереди: для того, чтобы все функции быстро восстановились, мистеру Харперу потребуется помощь наших физиотерапевтов. Ему придется провести в клинике не меньше месяца. А теперь, я думаю, вам следует поехать домой.

- Спасибо за все, что вы сделали, мистер Гастингс, - устало сказала Сандра. - Но я хотела бы остаться на ночь в клинике.

- Зачем? Мистер Харпер будет спать.

- А я посижу рядом, - тихо сказала она. Гастингс снова внимательно посмотрел на нее, и Сандра подумала, что этот человек не верит в искренность ее чувства к Джеймсу, потому что он знает правду. Он знает, кто она. Он знает о завещании Теренса Харпера. Она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.

- Я не вижу в этом никакого смысла, - твердо сказал доктор. - Вы ему ничем не поможете, если будете здесь сидеть. А дома вас, насколько мне известно, ждет маленькая дочка. Для всех будет лучше, если вы отдохнете и выспитесь. А утром мы позвоним вам, как только мистер Харпер проснется. Не думаю, что ваш измученный вид его обрадует.
        Не имея больше сил возражать, она кивнула и поднялась.
        Гастингс проводил ее внимательным взглядом.


        Вскоре Сандра уже подъезжала к дому, который еще полдня назад казался ей надежным убежищем от любых невзгод. Сейчас лицо старинного здания показалось ей равнодушным и даже насмешливым; в полутемном холле она почувствовала себя потерянной. Может быть, этот дом только терпел ее, пока рядом с нею был ее муж, а теперь демонстрировал свою враждебность?
        Взяв себя в руки, Сандра не дала воли мрачным мыслям. Джеймс находится в отличной клинике, через месяц он вернется домой, и тогда все пойдет по-прежнему
- она не должна сомневаться в этом! Сандра собралась зайти на половину свекрови, чтобы рассказать последние новости о Джеймсе, но ее остановила мисс Гамп.

- Миссис Харпер, - попросила она, - зайдите, пожалуйста, в детскую спальню. Кора плачет и отказывается засыпать без вас. Ей никто ничего не сообщал, но она чувствует, что все в доме волнуются.


        Обстановку детской Сандра придумывала сама. Когда до рождения Коры еще оставалось три месяца, Джеймс хотел пригласить дизайнера, но Сандра, в предвкушении материнства, сама была полна идей и фантазий. Она набросала эскизы, пытаясь вложить в них все, о чем, по ее мнению, должна мечтать маленькая девочка.
        На обоях были нарисованы маленькие звездочеты и прекрасные принцессы, рыцари на белых конях и волшебники в остроконечных колпаках. Днем окна занавешивались легким тюлем с изображением облаков на голубом фоне, а на ночь они задергивались темно-синими портьерами с большими и маленькими серебряными звездочками. Пушистый бирюзовый ковер все еще оставался тот самый, по которому Кора сделала свои первые шаги. В этом году девочка сильно подросла, и в спальне поставили новую изящную кровать с полупрозрачным пологом - в точности, как у принцессы из сказки.
        Сейчас Кора, одетая в мягкую пижаму, лежала, прижав к груди серого плюшевого зайчонка Тэдди. Зайчонок был ее любимой игрушкой, а имя ему придумал Джеймс, найдя в его мордочке некое сходство с лицом одного из топ-менеджеров Корпорации Эдварда Хьюлитта.
        Глаза Коры были закрыты, но Сандра видела, что она не спит. Длинные ресницы девочки часто вздрагивали, а свет от лампы-гномика выхватывал на ее щеках красные пятна от слез. Сандра присела на край кровати.

- Кора, - прошептала она.
        Малышка приоткрыла глаза, вскочила и прижалась к матери, словно маленький зверек.

- Почему моя девочка не спит? Почему она плакала? - стала спрашивать Сандра, нежно поглаживая дочь и дуя на ее заплаканное личико.

- Что случилось с папой? - исподлобья взглянув на мать, спросила Кора.

- Папа в больнице, - честно ответила Сандра. Ей показалось, что сейчас определенность лучше успокоит девочку, чем любая наспех придуманная ложь. - Он заболел, но скоро поправится. Мне надо было побыть с ним, поэтому я не смогла зайти к тебе перед сном.

- А бабушка сказала, что ничего не случилось, - капризно протянула Кора.

- Бабушка не хотела тебя расстраивать. Но я думаю, что ты уже взрослая девочка и все понимаешь, правда? Ты ведь простишь меня, если некоторое время, совсем недолго, мы будем меньше с тобой играть? Этим ты очень поможешь папе.

- Да, я буду очень послушной, - серьезно пообещала Кора. - А папа узнает потом, что я ему помогала?

- Конечно, узнает, - улыбнулась Сандра. - Ты ему сама об этом расскажешь. А сейчас ложись и засыпай. Давай я поправлю тебе одеяло. Посмотри, у Тэдди уже тоже глазки слипаются.
        Кора закрыла глаза, повернулась на бочок, но вдруг опять вскочила.

- Мама, я же картину нарисовала! - воскликнула она. - Вон там, на столике. Возьми ее, пожалуйста…
        Последние слова девочка проговорила, уже засыпая. Сандра снова укрыла ее одеялом и взяла со столика альбомный листок. На картинке было ярко-синее море и огромное оранжевое солнце. По морю плыл белый кораблик, на палубе которого стояли три вполне узнаваемые фигуры. Сандра вздохнула, вспомнив о днях отдыха, проведенных на побережье Тирренского моря. Казалось, это было уже очень давно. А Кора, наверное, тосковала, оттого что ее не взяли. Но из гордости ничего не сказала родителям, предпочтя выразить недовольство другим способом.
        Забрав рисунок, Сандра на одеревеневших от усталости ногах поднялась в свою спальню. Наконец-то завершился этот ужасный день, который начался ранним утром в римском аэропорту. Годы размеренной, спокойной и счастливой жизни неожиданно сменились полосой непредсказуемых событий: сначала встреча с Максимом, потом несчастье с Джеймсом. Да еще какие-то неприятности в Корпорации, о которых она так и не успела расспросить Мельдерса… Сандра не собиралась искать в этих событиях никакой мистической связи. Однако в каждом человеке живет некое существо, знающее больше, чем он сам. И это существо в ней сейчас ежилось от страха, чувствуя, как тянет сквозняком из двери, распахнутой в неведомое…
        Свою тревогу Сандре удалось победить только снотворным. Но и приняв таблетки, она долго ворочалась в постели, пока не заснула тяжелым, беспокойным сном.
        Глава 7
        ПОЩЕЧИНА

        Даже тревожные события, произошедшие накануне, не заставили Сандру отказаться от утренней пробежки по парку - она давно уже стала для нее такой же необходимой привычкой, как умывание или чистка зубов. Сегодня молодая женщина задала себе особенно жесткий темп, чтобы поскорее прогнать тяжесть, появившуюся в голове после вчерашних волнений. Солнце, дрожавшее на свежей листве, было по-весеннему теплым; длинные утренние тени лежали поперек песчаных дорожек и на траве газона, на которой еще не высохла ночная роса. Но сегодня вся эта идиллия не радовала Сандру, ненастье лучше бы отвечало состоянию ее души, и она радовалась порывам холодного северного ветра, при беге остужавшего лицо. Так, еще один круг, несколько дыхательных упражнений и на сегодня достаточно.
        В начале девятого Сандра, уже полностью одетая, сидела в столовой с чашкой кофе. Она с отвращением рассматривала свою фотографию на первой странице утренней газеты. Казалось, безжалостная камера радовалась тому, что поймала на ее лице такое тупое, бессмысленное выражение. Все-таки, чтобы быть репортером, нужно отказаться в себе от чего-то человеческого: эти люди словно питаются людскими страданиями. Отбросив газету, Сандра поднялась, готовая выйти, но тут раздался деликатный стук, и дворецкий Дженкинс, с обычным для него лошадиным выражением на вытянутом лице, доложил о приезде мистера Дезерта, управляющего Корпорацией.

- Мистер Дезерт просит извинить его за ранний визит, миссис Харпер, - добавил дворецкий. - Он говорит, что у него очень срочное дело.
        Дезерт, холеный блондин лет тридцати пяти, ожидал ее в холле и поднялся, когда она вошла.

- Доброе утро, миссис Харпер. Я очень сочувствую вашей беде. Надеюсь, мистер Харпер быстро поправится.

- Спасибо, мистер Дезерт. Я слушаю вас, - жестом предложив ему сесть, Сандра села в кресло напротив.

- Видите ли, миссис Харпер, - замявшись, начал Дезерт, - я никогда бы не решился потревожить вас в такой ранний час, если бы не крайние обстоятельства.

- Вы нисколько меня не потревожили, - чуть улыбнулась она, - но я собираюсь ехать в клинику к мужу. Так что…

- Да-да, - кивнул Дезерт, - я вас не задержу. Дело в том, миссис Харпер, что мне нужна одна папка с документами, которую мистер Харпер забрал домой еще до своего отъезда. Он хранит ее в кабинете.
        Сандра колебалась недолго. Джеймс всегда утверждал, что он приближает к себе только тех людей, которым доверяет на все сто процентов. Зачем брать на работу сотрудников, которым нельзя поручить важное и конфиденциальное дело? Таковы были и его отношения с управляющим.

- Пойдемте, мистер Дезерт, - сказала она.
        Пройдя по коридорам второго этажа в сопровождении дворецкого, они подошли к тяжелым резным дверям. Дженкинс отстегнул от связки нужный ключ, вручил его Сандре и удалился. Ключ щелкнул в замке, дверь отворилась, и Сандра с Дезертом вошли в святая святых - бывший кабинет Теренса Харпера, по наследству перешедший к его сыну.
        Попадая сюда, Сандра с трепетом представляла себе, какие дела могли обдумываться или совершаться в этой мрачной комнате, куда даже в самый солнечный день не проникал свет - так были устроены узкие окна кабинета. Она знала, что среди прислуги ходили жутковатые разговоры о голосах, по ночам раздающихся в кабинете; поговаривали так же о привидении - высоком джентльмене в напудренном парике с мертвенно-бледным лицом и окровавленной грудью. Камердинер Джеймса утверждал даже, что он своими глазами видел однажды тень Теренса Харпера, скользящую по коридору к зловещей комнате. Конечно, Сандра не верила ни в какие привидения, но уж если душа Теренса действительно не нашла себе покоя, то ожидать ее появления следовало именно здесь: когда Сандра еще только готовилась стать женой Джеймса и изучала прошлое Корпорации, ей стало известно, на скольких роковых бумагах Теренс Харпер поставил подпись именно в этих стенах. Безжалостный к конкурентам, подозрительный к партнерам, он довел до банкротства не одного бизнесмена, вставшего на его пути. Считалось, что несколько громких тогдашних самоубийств также на его
совести.
        После смерти Теренса кабинет заново переоборудовали, и теперь при необходимости здесь можно было работать не хуже, чем в главном офисе: мощный компьютер содержал всю информацию, касающуюся Корпорации. Но документы Джеймс предпочитал домой не брать, поскольку не любил беспорядка и лишних бумаг. Какие же бумаги понадобились управляющему?
        Дезерт, не раз бывавший здесь с Джеймсом, уверенно подошел к одному из тяжелых шкафов и набрал шифр на электронном замке. Случайно или намеренно, он стоял так, чтобы Сандра не смогла увидеть надпись на вынутой им папке. Ощутив, видимо, ее взгляд, Дезерт обернулся и несколько смущенно сказал:

- Простите, миссис Харпер, но это совершенно секретно.
        Достав толстый пластиковый скоросшиватель, он аккуратно закрыл за собой шкаф. Но пока Дезерт проходил к выходу из кабинета, Сандра все-таки успела разглядеть надпись, наклеенную на зеленую обложку: «Бонтилези» - это было место в Африке, где располагалась одна из алмазных шахт Корпорации. Сандра прекрасно помнила, как лет пять назад Джеймс рассказывал о продаже этой шахты. Была проведена плановая геолого-разведывательная экспедиция, и эксперты сообщили, что шахта бесперспективна. Тогда это стало неприятной неожиданностью: на Бонтилези Джеймс делал высокие ставки. Но вскоре объявился покупатель на этот участок земли, и Джеймс был очень доволен состоявшейся сделкой.
        Зачем Дезерту понадобилась информация о давно проданной шахте? Да еще срочно, как он сам сказал? И почему он не мог получить эту информацию в офисе Корпорации?
        Весьма заинтригованная, Сандра спустилась в холл следом за Дезертом, и в этот момент раздался телефонный звонок. Дав понять запыхавшейся Кэтрин, что возьмет трубку сама, она подошла к телефону.

- Миссис Харпер? Говорит доктор Гастингс. Мистер Харпер проснулся, вы можете приехать прямо сейчас.

- Еду, - крикнула Сандра, бросив трубку и мгновенно забыв обо всех шахтах на свете и связанных с ними загадках. - Извините, мистер Дезерт, вас проводит Дженкинс.
        Управляющий Корпорации распрощался с нею, и она критически посмотрела на свое отражение в огромном старинном зеркале холла. На Сандре был шоколадно-коричневый брючный костюм с пиджаком в стиле «сафари», который очень нравился Джеймсу. Но лицо… Даже с утра оно такое усталое, а под глазами заметны синие круги… Гастингс прав, Джеймса ее вид только расстроит. Решив привести себя в порядок, Сандра пошла наверх.
        Спрятав под умелым макияжем следы плохо проведенной ночи, молодая женщина спустилась в холл и застала там Лиз Харпер, полностью одетую для выхода. От неожиданности Сандра несколько растерялась, а голос обратившейся к ней свекрови был еще холоднее, чем обычно.

- Вы удивлены, Сандра? Вы ведь не собирались сообщать мне о звонке из клиники. Но пока я еще в состоянии контролировать все, что происходит в моем доме. И я не позволю вам воспользоваться тяжелым состоянием моего сына, чтобы настраивать его против меня или преследовать еще какие-нибудь неблаговидные цели.
        Сначала Сандра даже не поняла, о чем говорит Лиз Харпер. Ей и в голову не приходило скрывать от нее свою поездку - она просто не успела поговорить со свекровью, обрадовавшись, что вот-вот увидит наконец мужа. Наверное, в другое время Сандра в обычной своей манере промолчала бы или произнесла какие-нибудь формальные извинения. Но сейчас этот выпад Лиз был так неуместен, так оскорбителен… Раздражение, накопившееся за весь вчерашний бесконечно долгий день, потребовало немедленного выплеска.

- Что вы имеете в виду, Лиз? - прищурившись, спросила Сандра.

- Ничего такого, что было бы для вас новостью, моя дорогая, - надменно сказала та. - Мой сын слишком доверчив, но вам известно, что я не изменила своего мнения о вас. Вы хотите воспользоваться ситуацией, чтобы упрочить ваше влияние. Вы так же безнравственны, как все американцы. Джеймсу сейчас нужен покой, а не демонстрации ваших переживаний.
        Она хотела уже открыть дверь, но Сандра, до слез возмущенная несправедливым обвинением, удержала ее руку.

- Как вам не стыдно! - в сердцах воскликнула она. - В такой момент вы думаете Бог знает о чем!
        Лиз замерла, слегка побледнев, а потом спокойным, точным движением ударила Сандру по щеке - словно кошка смазала лапой.

- Вам пора знать свое место, - тихо сказала она. - Я надеюсь, мой сын скоро поймет свою ошибку.
        Перед воротами особняка у раскрытой двери белого «роллс-ройса» ожидал шофер. Лиз Харпер села на заднее сидение, брезгливо потирая правую руку, которой только что ударила Сандру. Как это было не похоже на нее - дочь высокородного графа Уорренсби! Лиз была уверена, что ни ее мать, ни бабка никогда не повышали голос даже на прислугу, не говоря уже о семейных скандалах. И уж конечно никто из них не позволил бы себе такого невозможного поступка!..
        Лиз была очень недовольна собой. Она понимала, что дальше так продолжаться не может. Эта ужасная женщина буквально сводила ее с ума, Лиз Харпер больше не могла переносить ее присутствия в своем доме!
        С этим надо было что-то делать. И Лиз уже догадывалась, кто может ей помочь.


        Ошеломленная случившимся, Сандра несколько минут простояла в холле, не в силах сдвинуться с места. Она всегда знала, что свекровь недолюбливает ее. Но неприязнь Лиз еще никогда не проявлялась так открыто! Сегодня в ее ледяном тоне прозвучала откровенная ненависть.
        Но и сама она хороша: зачем вообще было поддерживать этот нелепый разговор? Ведь Лиз тоже тяжело переживает случившееся, Джеймс ее единственный сын…
        Сандра пыталась уговорить себя, что со стороны свекрови это была всего лишь неконтролируемая вспышка, но сердце молодой женщины глухо колотилось в груди, предчувствуя, что любые пути к примирению с Лиз отрезаны. Война объявлена! И в такой момент!..
        Господи, а о чем она сама думает? Ведь ее ждет Джеймс! Опомнившись, Сандра быстро вышла из дома, вывела «ланчию» за ворота и через сорок минут уже шла, в сопровождении улыбчивой медсестры, по сверкающим полам клиники доктора Гастингса.
        Поднявшееся солнце лилось сквозь легкую ткань занавесок, ярко освещая все поверхности, но ни на одной не было ни пылинки. Несмотря на испорченное настроение, Сандра удивилась изобилию растений в коридорах клиники - переплетение ярко-зеленых лиан, глянцевые листья бегоний, пышные, свисающие ветви традесканции превращали их в подобия оранжерей. Наверное, кому-то из персонала нравится ухаживать за цветами, подумала она.
        Лиз Харпер уже сидела у дверей палаты Джеймса. На появление Сандры она не обратила никакого внимания. Зато при ее появлении поднялся со своего места Иоахим Мельдерс, сидевший на белом кожаном диване рядом с незнакомой девушкой.

- Доброе утро, миссис Харпер. Сейчас у мистера Харпера заканчиваются процедуры, а потом с ним можно будет поговорить.
        Сандра кивнула и перевела взгляд на девушку. Та вскочила с дивана.
- Позвольте представить вам мисс Анну Монт - она профессиональный секретарь с отличными рекомендациями. Мистеру Харперу придется еще некоторое время провести в клинике, и мисс Монт будет осуществлять его связь с главным офисом. Я обрисовал мисс Монт круг ее обязанностей и ввел ее в курс дела.

- Спасибо, мистер Мельдерс, - сказала несколько удивленная Сандра.
        Анне Монт было на вид лет двадцать пять. Ее длинные, от природы светлые волосы были гладко зачесаны назад и собраны в хвост, который спускался почти до пояса. Высокая, статная, чуть полнее Сандры, с простыми чертами лица, не тронутыми косметикой, она была похожа на шведку или норвежку. Темные брюки, белый джемпер и бежевые замшевые ботинки придавали ей немного неофициальный вид, но Сандра подумала, что здесь, в клинике, эта одежда более уместна, чем строгий костюм, непременный для сотрудников и сотрудниц Корпорации. Решив, что Джеймсу будет приятно общаться с этой девушкой, Сандра приветливо ей кивнула.
        Между тем дверь палаты распахнулась, и все присутствовавшие в коридоре обернулись навстречу доктору Гастингсу.

- Доброе утро, миссис Харпер, - доброжелательно кивнув всем присутствующим, он подошел к Сандре. - Все идет неплохо, - сказал он ей. - Я не слишком люблю поспешные прогнозы, но все-таки могу сказать: мистер Харпер дешево отделался. Сейчас вы можете зайти к нему и поговорить.
        Сандра и подошедшая к Гастингсу Лиз одновременно сделали движение по направлению к дверям палаты.

- Мистер Харпер выразил желание в первую очередь поговорить наедине с супругой,
- сообщил доктор.
        Не глядя на свекровь, Сандра вошла в палату. Господи, из-за этой ужасной сцены с Лиз она даже не успела обдумать, что скажет мужу! Однако лицо Джеймса, осветившееся при виде жены искренней радостью, мгновенно заставило ее забыть обо всем. Сандра бросилась к сложной конструкции, на которой лежал Джеймс, и осторожно, боясь причинить боль, прижалась губами к его щеке. Слезы облегчения невольно покатились у нее из глаз, и Джеймс сразу заметил их.

- Все уже позади, милая, - прошептал он, пытаясь забинтованной рукой поближе привлечь к себе жену.

- Мне кажется, мы не виделись целую вечность, - проговорила Сандра. - Боже мой, Джеймс, я так тебя люблю, и так боялась тебя потерять!

- Уже все хорошо, малышка, - улыбнулся он. - Нам нужно немного потерпеть, а потом мы опять будем вместе. Ты сказала Коре о том, что случилось?

- Я сказала ей, что ты заболел и тебе придется на какое-то время остаться в клинике. Но, разумеется, она ничего не знает о взрыве. Джеймс, это так ужасно, так страшно! - Она снова собиралась заплакать, но он нежно провел рукой по ее волосам и попросил:

- Прошу тебя, не плачь.

- Ох, Джеймс! - вздохнула она, подавляя слезы и пытаясь улыбнуться. - Все это время я чувствовала себя, как во сне. И только теперь, увидев тебя, проснулась.

- Бедная моя! - Джеймс, тоже вздохнув, потянулся к жене, чтобы поцеловать ее. - Я понимаю, что тебе нелегко. Но нужно собраться. - Он помолчал немного, глядя куда-то в окно, а потом добавил: - Мне сказали, что взрывом тяжело ранило женщину. Я видел ее, она выходила из магазина вместе с маленькой девочкой, ровесницей нашей Коры. Ты знаешь, я чувствую свою вину перед ними. - Джеймс поморщился, и Сандре показалось, что его глаза подозрительно заблестели. - Узнай, пожалуйста, может быть, им нужна какая-то помощь, - попросил он.

- Я все сделаю, дорогой, - кивнула она и, чтобы отвлечь мужа от тяжелых воспоминаний, заговорила совсем о другом: - Сегодня рано утром приезжал Дезерт. Он взял папку с документами по Бонтилези…

- Молодец, он толковый парень, - проговорил Джеймс, и Сандра заметила, что его лицо приняло выражения озабоченного внимания. Потом он резко нахмурился, словно подумав о чем-то неприятном, и Сандра вспомнила, что за последние сутки она не раз слышала о каких-то проблемах, возникших в Корпорации.

- Какие-то неприятности в бизнесе? - осторожно спросила она.

- Видишь ли, - помедлив, ответил Джеймс, - на рынке появились алмазы очень высокого качества, добытые в бонтилезской шахте.

- Но это невозможно! - воскликнула Сандра. - Ты в этом уверен?

- Я пока ни в чем не уверен, потому что мало что знаю, - сказал он. - Но именно это сообщение оторвало меня вчера от обеда.

- Но я же помню, что пять лет назад ты продал этот участок, потому что экспертиза пришла к выводу о бесперспективности шахты!

- Возможно, эксперты совершили ошибку…

- Такие ошибки слишком дорого стоят! - возмутилась она. - Нужно немедленно разыскать тех, кто проводил экспертизу.

- Все не так просто, - снова нахмурился Джеймс Харпер. - Человек, который отвечал за результаты экспертизы, месяц назад вышел на пенсию по состоянию здоровья. Конечно, Мельдерс сразу попытался разыскать его, но пока это ему не удалось.

- Как это - не удалось? - удивилась Сандра. - Он что, сквозь землю провалился?

- Ну, из-под земли мне бы его достали, - невесело усмехнулся Джеймс. - Возникло предположение, что этот человек работал в Корпорации под чужим именем.

- Ты хочешь сказать… - мысли Сандры лихорадочно заметались, и она недоговорила.

- Вот именно, - Джеймс мрачно кивнул. - Нам дали заведомо ложную информацию по Бонтилези. Теперь бонтилезские алмазы добывают наши конкуренты.
        Сандра молча обдумывала новость. Конечно, все это очень неприятно. Но одна неудачная сделка вряд ли способна пошатнуть положение Корпорации. Гораздо хуже другое, пять лет назад в отношении Корпорации был совершен промышленный шпионаж, результаты которого открылись только сейчас. Как такое могло произойти? К тому же, вся эта ситуация что-то ей ужасно напоминала. Она определенно слышала о чем-то подобном раньше, но где, когда, в какой связи? Пытаясь вспомнить, Сандра задумчиво поглаживала одеяло, которым был укрыт Джеймс.

- Помнишь, дорогой, - вдруг проговорила она, - я ведь тоже занималась когда-то бизнесом в Африке. Возможно, мои знания немного устарели, но ведь они никуда не делись… В общем, я хотела бы сама разобраться в этом. Внимательно просмотреть все документы, проследить все ниточки… - Заметив, что Джеймс глядит на нее с удивлением, Сандра улыбнулась: - Ты не веришь, что я способна что-нибудь обнаружить?

- Нет, дорогая, - тоже улыбнулся Джеймс. - Разве я забыл, как ты однажды легко решила проблему, над которой несколько лет безуспешно бились мои люди? Ты умница, и я не сомневаюсь, что твоя помощь будет очень полезной. Но раньше ты никогда не проявляла желания заниматься моим бизнесом. Знаешь, я порой жалел, что был так категоричен и заставил тебя отказаться от собственного дела. А потом смотрел на тебя, такую счастливую рядом с Корой и со мной, и думал, что поступил правильно.

- Но сейчас тебе действительно нужна помощь, Джеймс, - ласково сказала Сандра. - Я понимаю, что доктору Гастингсу не удастся запретить тебе работать, но я хочу снять с тебя хотя бы часть забот. Я хочу сделать это для тебя, - добавила она, зная, что против этой немудреной женской хитрости Джеймс не устоит.
        И Джеймс, действительно, не устоял:

- Хорошо, - кивнул он. - Я сейчас же сделаю все необходимые распоряжения. Мельдерс позвонит Дезерту, и тот покажет тебе бумаги. И даже если ты ничего в них не откопаешь, будешь, по крайней мере, меньше скучать без меня.
        Сандру задели эти слова мужа: он намеренно подчеркнул, что видит в ее желании заняться делами не больше, чем каприз. Но, подавив обиду, она прошептала:

- Вряд ли это поможет мне меньше скучать, любимый.
        Джеймс попытался крепко обнять жену, но поморщился от боли.

- Осторожнее, дорогой, - забеспокоилась Сандра. - У тебя могут разойтись швы. Наверное, мне надо идти - тебя жаждет увидеть Лиз. - Она наклонилась к мужу, чтобы попрощаться с ним.

- Подожди, - остановил ее он. - У меня есть еще одна просьба. Распорядись, пожалуйста, чтобы для меня заказали новый «бентли» - точно такой же!
        Эта просьба очень порадовала Сандру. Раз ее муж думает о будущем, значит он не утратил бодрости духа после этого ужасного происшествия!.. Поцеловав Джеймса, она подошла к двери палаты и распахнула ее.
        В палату, чинно зажав сумочку под мышкой, вошла Лиз с непроницаемым лицом, а за нею Иоахим Мельдерс. После того, как мать обменялась с сыном приветствиями и заняла место у его постели, Джеймс повернулся к Мельдерсу и попросил его немедленно распорядиться насчет допуска Сандры ко всем документам Корпорации.
«Теперь Лиз уж точно будет считать, что я воспользовалась ситуацией, - мелькнуло в голове у Сандры, когда она бросила взгляд на окаменевшее лицо свекрови. - Но я, действительно, хочу помочь моему мужу, и она не может мне это запретить!»
        Выйдя из палаты, Сандра кивнула Анне Монт, ожидавшей, видимо, представления Джеймсу. Проходя коридорами клиники, молодая женщина решила сразу же поехать в главный офис Корпорации. На лестнице ее обогнал Иоахим Мельдерс.
        Когда она спустилась в холл клиники, он разговаривал по телефону, облокотившись на стойку администратора. Желая убедиться, что Мельдерс сообщил управляющему Корпорации Дезерту все, что нужно, Сандра остановилась поодаль, дожидаясь конца разговора. Мельдерс говорил мало, задавал какие-то отрывистые вопросы, но по его лицу молодая женщина поняла, что он узнал что-то весьма тревожное. Как только он положил трубку, она подошла к стойке.

- Что произошло, мистер Мельдерс? Вы же слышали, мой муж распорядился держать меня в курсе всего, касающегося Корпорации.
        Глава службы безопасности со странным выражением вгляделся в ее лицо и лишь потом ответил:

- На рынке появились алмазы, добытые в африканской шахте, которую Корпорация продала четыре года назад как истощившуюся.

- Вы имеете в виду шахту Бонтилези? - Эта новость уже была известна Сандре, но Мельдерс мог и не знать о том, что Джеймс сообщил ее жене. - Она продана не четыре, а пять лет назад.

- Нет, миссис Харпер, - мрачно произнес глава службы безопасности, - я имею в виду совсем другую шахту. К сожалению, с ней произошло то же самое, что с шахтой Бонтилези. Теперь обе они принадлежат компании «Даймонд Бразерс».

- Господи… - Сандра повертела в руках ключ от машины, и брелок в виде хрустального шарика жалобно звякнул. Нет, ей не показалось, она точно уже сталкивалась с такой ситуацией! Это было давно, еще до того, как она стала миссис Харпер… Рассеянно попрощавшись, она пошла к выходу. Мельдерс, все еще не двигаясь с места, со странным выражением лица посмотрел ей вслед, но тут же снова принял невозмутимый вид: в холл спускалась Лиз, и к ней уже шел гардеробщик, бережно неся в руках кремовое пальто. Проходя мимо главы службы безопасности, Лиз Харпер неожиданно повернулась к нему:

- Мне нужно обсудить с вами один вопрос, мистер Мельдерс.

- Разумеется, миссис Харпер, - он почтительно наклонил голову.

- Но не сейчас и не здесь. Приезжайте ко мне домой. Например, к часу?

- Да, миссис Харпер.

- Благодарю вас, мистер Мельдерс.
        Лиз кивнула застывшему на отдалении гардеробщику, и тот поспешил подать ей пальто. Бросив равнодушный взгляд в зеркало, вдова Теренса Харпера прошествовала к дверям.
        В глазах Иоахима Мельдерса, смотревшего ей вслед, медленно разгорался Везувий. Неужели Лиз Харпер решилась начать разговор, которого он ждал так давно, уже несколько лет? Мельдерс взглянул на часы: полдвенадцатого. До встречи оставалось еще достаточно времени, чтобы он мог все хорошо обдумать.
        Глава 8
        СОЮЗНИКИ

        Сандра пила кофе, сидя в кабинете мужа в главном офисе Корпорации. За прошедший час ей удалось навести здесь полный беспорядок: папки и скоросшиватели с документами были разложены по всем столам, компьютер деловито гудел, перезагружаясь. Молодая женщина с удовольствием отметила, что чувствует себя в этом мире цифр, дат, имен и географических названий, как дома. Сэр Грэхем оказался превосходным учителем: ничто из того, что он вколачивал ей в голову, не забылось, напротив, память по первому требованию предоставляла любую информацию, касавшуюся Корпорации Харпера. Правда, эта информация теперь несколько устарела, ведь со времени обучения Сандры командой Урмаса Шольца минуло семь лет, многое изменилось и на рынке алмазов, и в технологиях их добычи. Неизменным осталось одно: Корпорация Харпера по-прежнему занимала ведущее место среди европейских алмазодобывающих компаний. Или нет?
        Перехватив длинные волосы заколкой, Сандра снова села за компьютер и защелкала
«мышью». Да, все верно: за последние пять лет Корпорация продала в разные руки четыре шахты. И главным экспертом по всем четырем продажам был один и тот же человек. В двух из четырех проданных шахт «вновь появились алмазы», так что можно предположить, что скоро они появятся и в остальных двух… Сандра развернула кресло и взяла в руки досье на специалиста, возглавлявшего геолого-разведывательные экспедиции Корпорации в течение последних семи лет. Ричард Грей… Несмотря на исчерпывающий отчет, который она получила в службе безопасности, Сандра сама сделала несколько звонков в те фирмы, с которыми, судя по документам, сотрудничал Грей. Вспомнив уроки того же Урмаса Шольца, она, конечно же, не задавала никаких прямых вопросов, но все же ей удалось выяснить, что в этих фирмах к Ричарду Грею претензий не было. Везде его считали высококлассным и добросовестным работником. Его выход на пенсию по состоянию здоровья тоже ни у кого сомнений не вызывал - все было именно так, как говорил Джеймс.
        Фальсификация экспертизы… Пустые шахты… Запах кофе… Рабочий стол и множество документов на нем… Как это часто бывает, тренированная память, зацепившись за какую-то незначительную деталь, развернула перед Сандрой целую картину из прошлого.
        Вот она сидит в рабочем кабинете с пачкой листов для конспектов и делает в них пометки, а сэр Грэхем, прислонив к столу трость с рукояткой в виде дубовой ветки, читает ей лекцию. Тема занятия - образование империи Теренса Харпера.

- Будучи уже владельцем нескольких шахт в Западной Африке, - рассказывает сэр Грэхем, глядя в только ему видимую точку на противоположной стене, - Теренс положил глаз на шахту конкурента, находящуюся по соседству. Это была очень прибыльная шахта. Получив ее, Теренс стал бы абсолютным хозяином в регионе. Но он понимал, что конкурент не собирается продавать такой выгодный участок, и даже не стал делать ему таких предложений. Ситуация подтолкнула Теренса к разработке плана, который потом принес ему головокружительный успех. Через посредников он вступил в контакт с главным экспертом, работавшим на этого конкурента, посулил эксперту огромные деньги - сумму, впятеро превосходящую его годовую зарплату, - и гарантировал ему полную безопасность. В результате на стол владельца прибыльной шахты лег отчет, согласно которому эта шахта находилась на грани истощения, и не позднее, чем через год, должна была попросту стать убыточной. Поверив результатам экспертизы, владелец шахты в панике начал искать покупателя. Тут-то на сцене и появился Теренс Харпер. Он заявил, что прекрасно осведомлен о результатах экспертизы,
но, тем не менее, готов приобрести участок земли, на котором находится шахта, за разумную цену. Он хотел бы, объяснил свои намерения Харпер, закрыть шахту и построить на ее месте поселок для шахтеров. Выторговав незначительную прибавку к первоначально названной сумме, владелец шахты согласился на сделку. Таким образом Теренс приобрел по дешевке прибыльную шахту. Но он не спешил воспользоваться результатом своей аферы. С помощью того же купленного эксперта он поступает подобным образом еще несколько раз - на протяжении пяти лет, после чего неожиданно выходит на рынок алмазов с неслыханно низкими ценами. Но и этого мало. Перед выходом на рынок Теренсу Харперу удается так же, через подкуп экспертов, продать конкурентам несколько собственных истощившихся шахт. В результате Теренсу Харперу удалось не только выйти на рынок алмазов, но и стать его королем.
        Сидя перед мерцающим монитором, Сандра испытывала почти мистический ужас. Ей казалось, что Теренс Харпер действует с того света! Впрочем, такое уже было однажды в ее жизни. Ведь именно воля покойного вырвала ее из привычной серенькой жизни и сделала женой одного из самых богатых людей Европы. Но тогда он действовал в интересах своего сына, а теперь? «Нет, Теренс Харпер тут ни при чем», - решительно сказала себе молодая женщина и, стряхнув оцепенение, снова защелкала «мышью». Теренс Харпер ни при чем, но кто же затеял эту опасную игру с Корпорацией?..
        Новая мысль заставила ее руки бегать по клавиатуре с удвоенной скоростью. Алмазные шахты, приобретенные за последние пять лет… Таких оказалось четыре - Вестленд и Бовильгау в Африке, Тотонако и Рио-Пронто в Южной Америке. Все эти шахты Джеймс инспектировал лично. А вот еще одна, пятая сделка, проведенная совсем недавно - в начале мая, когда они с Джеймсом уже отдыхали в Анцио. Так и есть! Результат экспертизы подписан тем же Ричардом Греем. «Предполагаемый объем добычи…». Цифры, стоявшие в этой графе, были очень солидными. Черт побери, кто же готовил эту сделку? В любом случае Джеймс должен об этом немедленно узнать. Сандра нажала кнопку переговорного устройства, чтобы выяснить, где находится новый секретарь мужа. Оказалось, что Анна Монт здесь же, в главном офисе - Джеймс попросил ее подготовить какие-то бумаги. Немедленно вызвав девушку к себе, Сандра усадила ее за второй компьютер и быстро продиктовала краткий отчет о своих сегодняшних изысканиях. После того как документ был распечатан на принтере, она бегло просмотрела его и передала Анне.

- Мистер Харпер должен прочесть это немедленно, - сказала она. - Пожалуйста, поезжайте в клинику прямо сейчас.
        Анна кивнула, убрала бумаги в пластиковую папку и ушла. Сандра, оставшись в одиночестве, откинулась в кресле и прижала ладони к вискам.


        Иоахим Мельдерс велел водителю остановить машину - темно-синий джип
«рейнджровер» с эмблемой Корпорации, вышел на набережную Виктории и спустился к реке. Темза, с обоих берегов одетая камнем, отражала в своих темных водах голубое весеннее небо. Маленькая стайка уток, покачиваясь на волнах, скользила вдоль парапета. С реки дул прохладный ветер, и глава службы безопасности пожалел, что оставил плащ в машине. Но возвращаться он не стал, ему надо было побыть одному и подумать.
        Мать Иоахима Мельдерса происходила из правоверной иудейской семьи. Поэтому, выйдя по страстной любви замуж за гоя, она оказалась презрительно отвергнута собственной семьей. Мельдерс, как большинство полукровок, с детства чувствовал себя одинаково чуждым и отцовской, и материнской родне. Он завидовал целеустремленности и усидчивости чинных мальчиков из еврейских семей, большинство из которых без особого труда становились отличниками, и страстной любви к футболу белобрысых, веснушчатых британских мальчишек. Вскоре зависть стала одним из главных двигателей всех его поступков. Он завидовал независимости богатых, власти политиков, славе рок-музыкантов. Однако при этом обладал счастливой способностью трезво оценивать себя. Мельдерс с детства знал, что он умнее большинства тех людей, с которыми его сталкивала жизнь. Пусть кому-то богатство и власть достались по праву рождения или по воле слепого случая, у него другой путь, нелегкий, но тем слаще будет победа на финише. Мельдерсу удалось убедить отца, видевшего в нем наследника семейного бизнеса, что хорошего продавца канцелярских товаров из него никогда
не получится, и тот согласился оплатить учебу сына в университете. А после окончания университета Мельдерс поступил в Секретную службу MI5. Однако служба не принесла способному, но не имевшему связей молодому человеку ни денег, ни власти. Он понял, что пройдут долгие годы, прежде чем он добьется хоть сколько-нибудь заметного положения в государственной структуре. Он уволился из MI5, и в этот момент на него обратил внимание Питер Сноу, глава службы безопасности Корпорации Харпера.
        Мельдерс сразу почувствовал, что удача наконец улыбнулась ему. Отдавая работе практически все свое время, меньше чем за четыре года из рядового сотрудника он превратился в главу службы безопасности в женевском филиале Корпорации. Еще через некоторое время ему удалось ловко воспользоваться разногласиями, возникшими между Теренсом Харпером и Питером Сноу, и он сменил Сноу на его посту. Теперь Мельдерс был если не богат, то достаточно обеспечен, а власть, которую он сосредоточил в своих руках, казалась ему почти безграничной. Случившееся утвердило его в мысли, что залог любого успеха - это ум и уверенность в своих силах.
        Но насколько хорошо Мельдерс знал свои преимущества, настолько же ясно он видел и свои слабости. И главной из них были женщины.
        В юности Иоахим Мельдерс жестоко страдал из-за своей внешности, которая совсем не отвечала вкусам эпохи. Ровесницы не обращали на него внимания, выбирая либо высоких голубоглазых атлетов, либо длинноволосых романтичных подражателей
«ливерпульской четверки». И зависть заставила его совершить решительный шаг.
        Первой красавицей колледжа считалась прелестная девушка, Келли Дунстан. Она обладала блестящими, вьющимися от природы каштановыми локонами, яркими голубыми глазами и парой ямочек па румяных щеках. Келли прекрасно училась, лучше всех танцевала на вечерах и отлично играла в теннис. Разумеется, многие сокурсники стремились добиться ее благосклонности, но она не спешила делать выбор. Мельдерс понимал, что выбор падет не на него, и эта мысль сводила его с ума.
        Он не был влюблен. Пожалуй, Келли даже не была в его вкусе - он считал ее достаточно примитивной и слишком похожей на героиню рекламы глазированных сырков. Но ее равнодушие, даже жалость, которая чудилась Мельдерсу во взгляде голубых наивных глаз Келли, не давали ему покоя. Он не стал тратить время на пустые переживания, сочинение стихов и подобные глупости. Все это не для умных людей, решил он и отправился в библиотеку.
        Почти месяц Мельдерс провел, не вылезая из библиотеки, где изучал исключительно психологию - от расхожих брошюр до академических талмудов. После чего повел атаку на Келли по всем правилам психологической науки. Сначала он заставил ее пожалеть «некрасивого грустного мальчика», а потом стал оказывать многочисленные знаки внимания другой, такой же некрасивой, как он сам, девушке. И результат превзошел все ожидания - Келли возревновала! И теперь уже он, Иоахим Мельдерс, мучил ее своим равнодушием!..
        Но это продолжалось недолго - накануне первого выпускного экзамена Мельдерс на глазах у всех сокурсников преподнес девушке дорогой букет и пожелал удачи. Конечно, он был еще очень робок и неуклюж в амплуа ловеласа, однако Келли Дунстан действительно была недалекой особой. После выпускного вечера она оказалась в постели Мельдерса.
        Что было с ней потом? Мельдерс никогда об этом не задумывался. Когда два месяца спустя он объявил ничего не понимавшей Келли, что их отношения закончены, та зарыдала. Мельдерс смотрел на ее слезы и не испытывал ничего, кроме скуки. Победа оказалась слишком легкой, а значит, не достойной его, Иоахима Мельдерса. Самого молодого человека увлекала прежде всего игра, интрига, а приз он предпочел бы отдать кому-нибудь другому.
        Позже он понял, что способы влиять на волю другого человека, которые он применял в любовной игре, эффективны и в деловых отношениях, более того, действуют не только на женщин, но и на мужчин. Он порадовался собственной дальновидности. Однако завоевание женских сердец осталось его главным хобби. Одерживая очередную победу, Мельдерс испытывал не только физическое, но и интеллектуальное наслаждение. Однако со временем ему становилось все труднее выбрать достойную цель - слишком предсказуемыми ему казались уже самые неприступные светские красавицы. А потом, на приеме по случаю пятидесятилетия Корпорации, он увидел ЕЕ.
        Она вошла в зал под руку с сэром Грэхемом. На ней было летящее платье удивительно красивого, насыщенного серо-синего цвета - Мельдерс до сих пор помнил каждую его складку. Взгляды, жесты, поворот головы - все в этой женщине показалось ему совершенным и необыкновенно притягательным. К тому же Мельдерс сразу почувствовал в ней достойного соперника, победа над которым не сравнится ни с чем. Однако на этот раз он даже не успел начать игру: Сандрой заинтересовался сам Джеймс Кристиан Харпер, а Мельдерс с глубоким уважением относился к служебной субординации. Он решил выждать, но вскоре выяснилось, что ждать нечего - из Ламбервиля эти двое вернулись уже мужем и женой.
        И вот тут Мельдерс почувствовал неладное. Он не испытывал ни зависти к Джеймсу Харперу, что само по себе было странным, ни охотничьего азарта. Тщательно проанализировав свое состояние, он пришел к поразившему его самого выводу: он полюбил. Полюбил чужую жену, более того, жену своего босса, которая ни от кого не скрывает своего счастья!..
        Мельдерс честно попытался выбросить эту женщину из своего сердца. Но это обернулось жестокими страданиями для его болезненного самолюбия.
        Ему стало казаться, что Сандра Харпер знает о его чувствах и втайне смеется над ним. Иногда он читал в ее взгляде ту же презрительную жалость, которая так бесила его, когда он смотрел на Келли Дунстан. Вновь и вновь он возвращался мыслями к Сандре, пытаясь найти ее слабое место. И вскоре осознал то, что так сильно подействовало на него, когда он впервые увидел Сандру на приеме. Эта женщина тоже вела игру! И, возможно, теми же средствами, что и он сам. В ней чувствовалась знакомая, а потому заметная ему внутренняя сосредоточенность. Теперь он был абсолютно уверен, что там, на празднике, она преследовала одну-единственную цель. И этой целью был Джеймс Кристиан Харпер.
        Но, оказывается, подобные подозрения посетили не только его. По возвращении молодоженов в Лондон из свадебного путешествия по Италии к нему обратилась Лиз Харпер. Подчеркнув конфиденциальность своей просьбы, вдова Теренса попросила его разузнать все что можно о прошлом Сандры Сеймур. Мельдерс занервничал и заколебался, но Лиз сумела разрешить его сомнения. Именно ему, главе службы безопасности Корпорации, сказала она, необходимо позаботиться о том, чтобы рядом с его боссом не оказалось «темной лошадки».

- Вы будете действовать в интересах Корпорации, в интересах моего сына, - такими словами завершила разговор с ним Лиз.
        Мельдерс занялся расследованием, но не нашел в досье Сандры Сеймур никаких зацепок. Но интуиция не позволяла ему расстаться с подозрениями, напротив - со временем они только усиливались. В какой-то момент он уже готов был поделиться ими с Лиз, но та словно забыла о своем поручении.
        С тех пор прошло несколько лет, а Лиз Харпер так и не пригласила Мельдерса для беседы. Он догадывался, что по этому поводу у нее произошло какое-то объяснение с сыном. И продолжал ждать.

…И вот наконец приглашение получено. Мельдерс не сомневался, что темой предстоящей беседы станет именно Сандра. Все, что он знал о человеческой психологии, подсказывало ему: в результате покушения на Джеймса отношения между свекровью и невесткой серьезно обострились. Пожалуй, никто, кроме него, не заметил выражения лица Лиз, когда Джеймс объявил о своем намерении уполномочить Сандру заняться проблемами Корпорации…
        Даже себе Мельдерс не признался, что предстоящий разговор с Лиз сейчас волнует его больше, чем покушение на главу Корпорации.
        Он натянул рукава пиджака на замерзшие руки и пошел к машине.


        В аэропорту Хитроу в этот час было особенно многолюдно - самолеты садились буквально один за другим. Самолет из Ванкувера приземлился двадцать минут назад. Высокий темноволосый несколько полноватый молодой человек зашел в бар и заказал чашку кофе и пакетик с орехами.
        Максим Окунев оказался в Англии впервые. Директор канадской фирмы, в которой Максим служил уже несколько лет, отправил его в лондонский филиал, не дав прийти в себя после отпуска. Командировка не входила в планы Максима: она отрывала его от основной работы, на которой Окунев давно нашел возможность получать дополнительный доход, вполне сопоставимый с зарплатой. А после отпуска в семье деньги ох как нужны…
        Сколько Максим себя помнил, в его семье постоянно говорили о деньгах и о всевозможных способах их добывания. «Неси с завода каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость!» - часто шутил отец. Но в любой шутке, как известно, есть доля правды: отец так и поступал. Да и мать, работавшая завхозом в детской больнице, тоже никогда не являлась домой с пустыми сумками. В детстве Максим считал, что так поступают все. Круговая порука всеобщего воровства - важный элемент сознания любого «совка» - пустила в нем надежные корни.
        В Канаде ему повезло, как не многим русским эмигрантам. Максиму Окуневу досталась хорошая работа. Он дорожил ею, что, однако, не помешало ему, освоившись в фирме, осторожно начать поиск дополнительных доходов. Эти доходы могли быть и больше, но рисковать своим местом Максим не хотел - даже несмотря на постоянные упреки Ирины, которая, узнав «настоящую» жизнь, постоянно ставила в пример Максиму мужей своих приятельниц, вместе с нею гулявших с детьми.
        При этом Максим испытывал сильную зависимость от жены. Возможно, он даже любил ее. Другие мужчины радовались командировке как возможности отдохнуть от домашних проблем, Максим же считал дни, когда он снова сможет увидеть свою Айрин, как потребовала она называть себя в Канаде. Кроме того, Максим нервничал, как бы за время его отсутствия коллеги не обнаружили чего-нибудь в его делах…
        Поэтому сейчас Максим Окунев пребывал в не лучшем расположении духа. Уставший после долгого перелета через Антлантику, он пил кофе в лондонском аэропорту и безо всякого интереса перелистывал утреннюю газету, начиная с последней страницы. Поэтому его внимание не сразу привлек крупно набранный заголовок на первой странице: «Покушение на Джеймса Кристиана Харпера». Почувствовав холодок внутри, Максим насторожился. Фотография в середине страницы изображала Сандру - несмотря на неудачный ракурс, он узнал ее сразу.

«Ну что, не принесло тебе счастья твое богатство?» - усмехнулся он, вспомнив недавнюю встречу в Анцио, когда Сандра вела себя так холодно, всем видом демонстрируя, что между ними нет и не может быть ничего общего. Может, хоть теперь она изменит свое отношение к старому другу?..
        Поразмыслив, Максим решил попробовать снова встретиться с Сандрой. Командировка в Лондон уже не казалась ему такой неприятной.


        Дворецкий Дженкинс, встретив Мельдерса у дверей, повел его по сумрачному коридору. Мельдерс, редко бывавший на половине Лиз, отметил про себя, что здесь все осталось как при жизни Теренса, хотя вторую половину дома, где жили Джеймс и Сандра с Корой, уже давно перестроили до неузнаваемости. Не поддаваясь происходившим в доме переменам, Лиз Харпер противопоставляла свое незыблемое положение здесь тому временному, в котором, по ее мнению, находилась невестка.
        Перед дверью кабинета Мельдерс поправил галстук. Он волновался. Вдова Теренса Харпера встретила его, сидя в кресле за рабочим столом. Неяркий свет, фамильные портреты на стенах, фотография Теренса на письменном столе… Все демонстрировало сдержанность, достоинство и безупречный вкус. На столе перед Лиз лежал изящный блокнот, в котором она делала какие-то заметки. Она кивнула Мельдерсу и жестом предложила ему сесть.

- Вы, конечно, помните, мистер Мельдерс, - без предисловий сказала она, - что я поручила вам собрать подробную информацию о моей невестке.
        Мельдерс слегка наклонил голову.

- Это было очень давно, миссис Харпер. С тех пор вы ни разу не вспоминали об этом поручении, и мне показалось, что о нем следует забыть… - Лиз метнула в него недовольный взгляд, Мельдерс выдержал его и лишь потом добавил: - Тем не менее, я исполнил ваше поручение.
        Глаза пожилой женщины вспыхнули на мгновение жадным интересом, но ее голос остался спокойным.

- Я понимаю, мистер Мельдерс, что вы были удивлены моим молчанием, и благодарю вас за исключительный такт, с которым вы поддержали его. Признаюсь, я избегала этого разговора. Но будем считать, что ситуация изменилась. Итак?

- Миссис Харпер, - внимательно наблюдая за выражением ее лица, проговорил Мельдерс, - молчание с моей стороны основывалось не только на такте, как вы любезно предположили. Если бы я узнал что-либо, несущее угрозу безопасности мистера Харпера или Корпорации, мне пришлось бы, презрев приличия, обратиться к вам или даже к самому мистеру Харперу. Но дело в том, что я ничего такого не узнал. - Мельдерс готов был поклясться, что по лицу Лиз пробежала тень разочарования. «Как же надо ненавидеть невестку, - подумал он, - чтобы противопоставить эту ненависть безопасности собственного сына!» - Вся жизнь Сандры Сеймур, - продолжал он, - от рождения до прибытия в Лондон, абсолютно прозрачна. Единственным темным пятном для меня остается ее пребывание в Ламбервиле, однако, об этом периоде, полагаю, мистер Харпер осведомлен лучше меня. А в остальном… Семья, друзья по колледжу, первая любовь, учеба, бизнес - все вполне логично. Однако… - Мельдерс внезапно замолчал.

- Что вы имеете в виду? - сбросив маску невозмутимости, Лиз буквально впилась в него взглядом.

- В этой биографии все слишком логично, миссис Харпер. В любой человеческой жизни присутствуют какие-то странности, необъяснимые повороты судьбы. Но биография вашей невестки не дает повода для разночтений. В ней все гладко. Слишком гладко, - Мельдерс вновь сделал акцент на слове «слишком». - Если бы речь шла о жизни какой-нибудь провинциальной продавщицы, эта гладкость не вызвала бы у меня никаких вопросов. Но в жизни людей, посвятивших себя крупному бизнесу, да еще в Америке…
        Услышав слово «Америка», пожилая женщина презрительно усмехнулась.

- Продолжайте, пожалуйста, мистер Мельдерс, - приказала она.

- Позвольте мне высказать одно предположение. Подчеркиваю, всего лишь предположение…

- Я слушаю вас.

- Жизнь вашей невестки настолько лишена неожиданностей, что иногда кажется мне придуманной, - отчетливо проговорил Мельдерс. - Если бы мне пришлось сочинять для кого-либо то, что иногда называют «легендой», она была бы столь же гладкой. Но я позволю еще раз напомнить вам, миссис Харпер, что это предположение. Ему нет никаких подтверждений.

- Так добудьте их, мистер Мельдерс! - воскликнула Лиз. - Я чувствую, что вы абсолютно правы.
        Мельдерс посмотрел на собеседницу, и она напомнила ему охотника, почуявшего дичь.

- Но я хотел бы знать, миссис Харпер, - осторожно произнес он, - что я должен считать целью моего расследования?

- Я убеждена, что мой сын совершил ошибку, - твердо сказала она. - Ее нужно исправить. Лучше поздно, чем никогда. Я хочу, чтобы эта женщина, - Лиз с трудом удержалась, чтобы не произнести «эта ужасная женщина», - покинула мой дом и исчезла из жизни моего сына.

- Несмотря на то, что она мать… Коры?

- Вы забываетесь, мистер Мельдерс, - маска ледяной невозмутимости вернулась на свое обычное место.

- Прошу прощения, - он наклонил голову. - Но я должен был убедиться в твердости ваших намерений. Ведь чтобы достичь названной вами цели, даже серьезного разоблачения может оказаться недостаточно. Супруга цезаря вне подозрений… Необходимо, чтобы ваш сын сам изменил свое мнение о ней.

- Боюсь, это слишком сложная задача, - Лиз поджала губы.

- Но если вы ее поставите передо мной… - Мельдерс позволил себе едва заметно усмехнуться, и Лиз Харпер посмотрела на него вопросительно. - Думаю, я могу кое-что сделать.

- Каким же образом?

- Я не хотел бы пока говорить об этом. Но, чтобы начать действовать, мне нужно ваше согласие.

- Действуйте, как сочтете нужным, - сухо сказала пожилая женщина, кивком головы давая понять, что аудиенция окончена. Мельдерс поднялся и направился к двери, но Лиз остановила его.

- Еще одну минуту, мистер Мельдерс. Я не предложила вам вознаграждения за работу, которая не входит в ваши служебные обязанности.

- Эта работа входит в мои служебные обязанности, - бесстрастно возразил он. - Я действую в интересах Корпорации и мистера Харпера.
        Выйдя из дома, Мельдерс вдохнул полной грудью и с удовольствием огляделся вокруг. В безумной афере, которую он затеял, у него был могущественный союзник. Вряд ли Лиз Харпер одобрила бы его действия, если бы догадалась об их истинных мотивах. Но ее он мог использовать и «втемную»…
        Мельдерс посмотрел на часы и быстрым шагом направился к машине. Стихия предстоящей игры уже захватила его, и ему с трудом удалось вернуться мыслями к главной лондонской новости, которая касалась его самым непосредственным образом,
- покушению на хозяина Корпорации.


        А Лиз Харпер, оставшись одна в кабинете, откинулась в кресле и устало закрыла глаза. Иоахим Мельдерс знает свое дело, к тому же он влюблен в ее невестку. При других обстоятельствах это бесконечно возмутило бы Лиз, но мысленно она уже не причисляла Сандру к своей семье.
        Лиз открыла глаза и посмотрела на портрет покойного мужа. При жизни он причинил ей множество страданий, но разве хоть кто-нибудь знал о них? Интересно, как бы Теренс отнесся к тому, что она задумала? Впрочем, при нем женитьба Джеймса на этой выскочке никогда бы не состоялась. Теренс Харпер был человеком долга и требовал того же от других. Как жаль, что Джеймс не унаследовал его воли и твердости!..
        Глава 9
        КЭССИ САНДЕРС

        Сандра почувствовала, что от долгого сидения за компьютером с непривычки у нее начинает болеть спина. Уже несколько часов она внимательно перечитывала документы, содержащие сведения о конкурентах Корпорации. Некоторые из этих фирм были знакомы ей со времени обучения в команде Шольца и сэра Грэхема, другие появились за последние семь лет. Как понять, кто из них способен на такие действия в отношении Корпорации? Кто мог решиться выступить против империи, созданной Теренсом Харпером?
        Она уже понимала, что речь идет не об отдельных провальных сделках. Кто-то действует против Корпорации по четко разработанному плану, причем тому же самому, который успешно работал на Теренса. По всей видимости, покушение на Джеймса было лишь частью этого плана. Его смерть должна была вызвать панику, за которой последовала бы полная неразбериха в делах Корпорации. И это позволило бы неведомому конкуренту достичь цели. Цели?.. Но какова она? Этого Сандра не знала. Сейчас она дорого бы заплатила за хороший совет. Но дать этот совет ей мог только один человек.
        Сэр Грэхем!.. Только его не было в транспортном «Дугласе», разбившемся во время африканской грозы. Авиакатастрофа унесла жизни Расти и Урмаса. И только Грэхем мог еще оставаться в живых…
        Сандра помнила свои ощущения, когда по воле Теренса Харпера она очутилась в новом и странном мире, в котором ничего не понимала. С широко открытыми глазами она сидела за столом, а высокий сухопарый старик с неизменной тростью в руках занятие за занятием разрушал все ее представления об экономике, заложенные в университете. Безупречный темный костюм, сверкающая белизной сорочка и эта трость с ручкой в виде дубовой ветки… Потом Шольц рассказал ей, что сэр Грэхем, аристократ по происхождению, в молодости выбрал рискованную жизнь солдата удачи и в результате одной из военных операций оказался в инвалидном кресле. Тогда-то Теренс Харпер обратил внимание на необыкновенную волю этого человека и приблизил его к себе.
        Сандра хорошо помнила и свою последнюю встречу с Грэхемом. Она уже год была женой Джеймса и как раз узнала, что скоро станет матерью. По приказу - это нельзя было назвать иным словом - Грэхема она приехала к нему. Грэхем выглядел совсем стариком и уже не мог подняться с кресла без посторонней помощи. Их встреча показалась Сандре прощанием - прощанием навсегда. Грэхем сообщил, что их взаимные обязательства выполнены, и он рассчитывает на то, что его помощь больше ей не потребуется.

«Но ведь сейчас речь не обо мне, - сказала себе Сандра. - Грэхем и Теренс Харпер были друзьями. И если Грэхем жив, неужели он останется в стороне, когда и сыну Теренса, и Корпорации угрожает опасность?»
        Сандра достала из сумочки записную книжку. Пару лет назад она сама купила эту очень дорогую изящную книжку, в переплете из голубоватой лайки, с золотым обрезом страниц, и старательно, как школьница, переписала туда все необходимое из прежней книжки. Этот труд оказался недолгим - кругом личных друзей молодая женщина так и не обзавелась, а большинства телефонов, относящихся к «эпохе Шольца», не было и в ее старой книжке. Но адрес и телефон сэра Грэхема перекочевали из прежней записной книжки в новую - возможно, в память того, что именно этот человек когда-то представил ее Джеймсу…
        Сандра решительно подняла трубку и, волнуясь, набрала несколько цифр.

- Сэр Грэхем? - переспросил женский голос с сильным ирландским акцентом. - Вероятно, вы ошиблись номером, мисс.
        В трубке давно уже звучали короткие гудки, но Сандра по-прежнему прижимала ее к уху. Она была уверена, что если Грэхем еще жив, то проводит дни, сидя в кресле-качалке у камина в своем старом доме. Какие уж переезды в его возрасте! Впрочем, за прошедшие годы номер мог измениться. Повесив, наконец, трубку, Сандра достал телефонный справочник и начала листать страницы в поисках нужного имени.
        Но сэра Грэхема на них не значилось. Это могло означать только одно - он умер еще до выхода справочника. Но почему-то Сандра не могла смириться с этой мыслью.
        Она стала размышлять, какие связи Грэхема ей известны. Доктор Гастингс… Именно он когда-то вытащил Грэхема из инвалидного кресла. Если Грэхем жив, то Гастингсу наверняка известен его адрес. Но скажет ли он об этом Сандре? Молодая женщина представила себе круглое лицо врача и выражение его умных темных глаз, внешне благожелательное… В клинике Гастингс встретил ее так, как будто видел впервые в жизни. Нет, он ничего ей не скажет.
        Леди Трэйлстоун… Сандра вспомнила хрупкую пожилую женщину, которая обучала ее поведению в обществе. Как трудны и как приятны были эти уроки! В холодные дни пожилая леди сама зажигала камин, прислуга приносила на подносе ароматный чай. Леди Трэйлстоун говорила Сандре:

- Держите спину ровно. Нет, мисс, сейчас кажется, что вы проглотили гладильную доску!
        Сандра оказалась способной ученицей, но вот игра в бридж, без любви к которой леди Трэйлстоун не мыслила себе настоящую англичанку, ей совершенно не давалась. Сандра легко запомнила правила, но куда ей было до увлеченности этой пожилой женщины!..
        Леди Трэйлстоун умерла пять лет назад, об этом Сандре сообщила хорошо помнившая эту женщину Лиз Харпер…
        Сандра безнадежно листала записную книжку, пока не встретила еще одно полузабытое имя. Розмэри Мэрдсток! Племянница сэра Грэхема, которая учила Сандру говорить по-английски с «настоящим калифорнийским акцентом» - еще до того, как она была представлена леди Трейлстоун американской бизнес-вумен. Возможно, мисс Мэрдсток расскажет ей о Грэхеме. Молодая женщина положила руку на диск телефона и внезапно поняла, что пытается дозвониться в свою прежнюю жизнь - в ту жизнь, о которой ей когда-то приказали забыть… От волнения она не сразу смогла заговорить, когда на другом конце провода почти незамедлительно ответил знакомый женский голос:

- Добрый день, мисс Мэрдсток, - стараясь взять себя в руки, произнесла она. - Говорит Сандра Харпер. До замужества я носила фамилию Сэймур.

- Я прекрасно помню вас, миссис Харпер, - невозмутимо ответила ее бывшая преподавательница. - Чем могу быть полезна?

- Я хотела бы встретиться с вами, мисс Мэрдсток. У вас не найдется для меня немного времени?

- Приезжайте, - без колебаний сказала та. - Я немного нездорова, так что вы без труда застанете меня дома.

- Я могу приехать прямо сейчас? - не веря своей удаче, Сандра пропустила мимо ушей слова о нездоровье.

- Да, миссис Харпер. Если вам угодно.
        Через полчаса Сандра стояла у хорошо знакомой двери. Она и не думала, что будет так волноваться! Послышались быстрые шаги, дверь отворилась. Сандра оказалась в знакомой прихожей, где по-прежнему не было ничего лишнего - только шкаф для одежды, большое зеркало на стене и пара картин в японском стиле.
        Ей показалось, что машина времени перенесла ее на восемь лет назад. Ничего не изменилось в квартире, и сама Розмэри Мэрдсток была точно такой же: худощавой, подтянутой, с аккуратной стрижкой на темных волосах и едва заметным макияжем на лице. Даже черное платье с маленьким воротником-стойкой показалось Сандре знакомым.

- Я очень благодарна за то, что вы согласились со мной встретиться.

- Поднимайтесь наверх, миссис Харпер, - улыбнулась Розмэри. - Я думаю, вам будет приятно посмотреть на комнату, в которой вы провели немало часов. А я позабочусь о чае.
        Испытывая легкое головокружение, Сандра поднялась по лестнице и вошла в комнату. И здесь все так же! Те же черные стеллажи и изумительный иранский ковер цвета молодой травы. Море книг и клетка с попугаем на подоконнике. Только теперь в ней сидел не зеленый волнистый попугайчик, а большой серый жако. Он дремал, но услышав, что кто-то вошел, приоткрыл круглый янтарный глаз и взглянул на Сандру. Она невольно улыбнулась.
        Через некоторое время в комнате появилась хозяйка с подносом в руках. Сандра вспомнила, что Розмэри никогда не держала прислуги. Поставив на журнальный стол поднос со всем необходимым - кофейником, кувшинчиком для сливок, сахарницей и чашечками из темного стекла, - Розмэри жестом предложила Сандре сесть и уселась сама.
        Несколько минут обе молчали, с доброжелательным интересом глядя друг на друга.

- Я помню другого вашего питомца, - сказала наконец гостья, кивнув на попугая.

- Увы, Рикки умер, - вздохнула хозяйка. - А этого красавца мне подарил один благодарный ученик. Рикки-второй знает почти восемьсот слов, но среди них есть и неприличные. Что ж, он в этом не виноват!

- Говорят, такие попугаи живут триста лет, - улыбнулась Сандра. - Может быть, ваш Рикки плавал на пиратском корабле и научился матросской ругани.

- Жаль, что он не может нам об этом рассказать, - ответила Розмэри и тоже улыбнулась.
        Сандра внезапно почувствовала себя очень уютно в этом доме, с этой женщиной. Розмэри Мэрдсток была совсем не похожа на тех светских дам, с кем Сандре в последнее время приходилось общаться. Большинство из них были фальшивы и злоязычны, некоторые милы и забавны, многие скучны, но никто из них не обладал сочетанием качеств, перед которым Сандра преклонялась с юности - умом и честностью. У Сандры никогда не было близкой подруги, потому что ни в ком из своих сверстниц она не находила этого сочетания. И сейчас ей очень понравилось то, что она увидела в глазах своей бывшей преподавательницы. Именно поэтому она решила не затевать светский разговор, а сразу перейти к делу.

- Я не хотела бы отнимать у вас много времени, мисс Мэрдсток, ведь вы нездоровы. В свое время сэр Грэхем сообщил мне, что вы приходитесь ему племянницей. Сейчас мне крайне необходим его совет. Я пыталась разыскать сэра Грэхема, но не смогла. Вы не могли бы мне в этом помочь?
        Розмэри внимательно посмотрела на нее, прежде чем ответить.

- Миссис Харпер, у моего дяди всегда была своя жизнь, в которую он никого не допускал. Боюсь, мне известно то же, что и вам: его больше нет в Лондоне… Но давайте все-таки выпьем кофе, а то он остынет, - с этими словами она стала разливать ароматный напиток по чашечкам.
        Кофе показался Сандре намного вкуснее, чем тот, что подавали в доме Харперов.

- Я, наверное, удивила вас своим визитом, мисс Мэрдсток? - спросила она, чтобы поддержать беседу.

- Посещения прежних учеников для меня не редкость, - ответила Розмэри. - Но, честно говоря, я не думала, что мы с вами еще увидимся. Мы занимались всего месяц, и сэр Грэхем настаивал на том, чтобы я ни о чем вас не расспрашивала. Я привыкла, не раздумывая, подчиняться ему и держала с вами особую дистанцию. Я вспомнила о вас, когда прочла в газете сообщение о женитьбе Джеймса Харпера на американской предпринимательнице Сандре Сэймур.

- Но вы всегда знали, что я не американка, - взглянула на нее бывшая ученица.

- Я опытный лингвист, миссис Харпер, - глаза Розмэри по-прежнему глядели прямо,
- и мне достаточно легко определить, где вырос человек. Я думаю, что в детстве вы говорили на русском языке. Но вы можете быть совершенно уверены, я ни с кем не поделюсь своими наблюдениями. И не только потому, что такова воля моего дяди.
        Она замолчала, и Сандра посмотрела на нее вопросительно.

- Мне неизвестно, - продолжила мисс Мэрдсток, - почему вы… выдавали себя за американку. Но мне кажется, что вы вряд ли имели какие-либо дурные цели. Я знаю, что вы замужем уже шесть лет и растите дочь. Это еще больше убеждает меня в моей правоте.
        Поблагодарив за кофе, Сандра поднялась и стала прощаться с хозяйкой.
        Уже в дверях она попросила:

- Если сэр Грэхем свяжется с вами, мисс Мэрдсток, не могли бы вы сообщить ему, что мне очень нужен его совет?

- Конечно, - кивнула Розмэри. - Но сейчас я и в самом деле не имею представления, где он находится. Иногда, очень редко он звонит мне сам. Когда это случится снова, разумеется, я передам ему вашу просьбу.

- Благодарю вас, мисс Мэрдсток, - улыбнулась Сандра. - И передайте ему, что это очень важно. Он знает, я не стала бы беспокоить его по пустякам.


        Около девяти вечера сильный ветер, дувший весь день и рвавший с прохожих легкие весенние одежды, наконец, стих; закат дрожал оранжевым светом в оконных стеклах многоэтажных офисных зданий. Лондон готовился к уик-энду.
        Синий джип службы безопасности Корпорации Харпера ехал по вечернему городу, зажигающему яркие огни реклам, магазинов и ночных клубов. Миновав респектабельные районы Лондона, водитель «рейнджровера» вопросительно взглянул на своего пассажира, и тот уверенно указал ему нужную улицу. Водитель немного удивился: люди такого уровня не должны были, по его мнению, ориентироваться в этой части города - им попросту нечего тут делать. Впрочем, род занятий пассажира уже приучил водителя и не к таким неожиданностям…
        Они еще дважды свернули, прежде чем пассажир велел ему припарковаться. Из окна машины водитель наблюдал, как он, пройдя пешком целый квартал, остановился возле дешевой забегаловки, двери которой подпирали собой несколько девиц, чьи профессии не вызывали сомнений. Оглядевшись по сторонам, пассажир вошел внутрь.
        Будь Мельдерс в своем обычном костюме, наверняка он привлек бы к себе внимание, которое в таких местах никогда не бывает безобидным. Однако сейчас к стойке бара подошел невзрачный мужчина в дешевых джинсах и изрядно потертой куртке, из-под которой виднелся ворот клетчатой рубашки. Он заказал кружку пива и, получив ее, повернулся спиной к стойке. В клубах табачного дыма он разглядел цель своей странной поездки: в самом дальнем углу, потягивая пиво, сидела красивая блондинка и внимательно разглядывала комиксы. Бросив на стойку мелочь, Мельдерс направился к блондинке.

- Черт возьми, Мельдерс, - сказала та, отложив журнал. - Приличной женщине небезопасно шляться по таким забегаловкам. Я предпочла бы встречаться в другом месте.

- Твои выражения как раз соответствуют этому месту, киска. Не забывай следить за речью, когда будешь готовить кофе для Джеймса Харпера.
        Блондинка расхохоталась, и Мельдерс в очередной раз подивился тому, как легко она изменяла свой облик. Ей почти не требовался грим, преображение начиналось изнутри, она словно вживалась в свою новую роль. Вместо добропорядочной девушки с хорошим образованием, какой Анна Монт выглядела в клинике Гастингса, теперь перед Мельдерсом сидела не то рокерша, не то проститутка. И всего-то потребовалось сменить белоснежный джемпер на короткую кожаную куртку.


        Анна Монт познакомилась с Мельдерсом во время его службы в MI5. Правда, тогда ее звали Кэсси Сандерс. Она и теперь продолжала службу и, насколько знал Мельдерс, добилась немалых успехов. Некоторое время они были любовниками, но ему так и не удалось полностью подчинить ее себе, поэтому она стала единственной женщиной, с которой у него установились ровные приятельские отношения.

- Я так и не поняла, зачем тебе понадобилось впутывать в это дело меня, - капризно растягивая гласные, произнесла Кэсси. - Я думала, речь идет о промышленном шпионаже, но, похоже, ты просто втюрился в жену Харпера.

- Не болтай чепуху, - грубо перебил ее Мельдерс. - В интересах Корпорации исключить эту женщину из окружения Харпера. Твоя задача - сделать так, чтобы он сам захотел этого.

- Задача не такая уж пустяковая, - заметила Кэсси. - Я просмотрела материалы по Джеймсу Харперу, фотографии и характеристики его прежних подружек. Разумеется, до женитьбы у него было много женщин. Но обрати внимание, ни один его роман не длился больше трех месяцев. Он был совсем не склонен к стабильным отношениям. Это мать хотела его женить, а Джеймс как раз подавал надежды остаться вечным холостяком. И вдруг такая любовь! За шесть лет брака ни разу не замечен в измене. Почему ты решил, что он всерьез заинтересуется какой-то секретаршей?

- Во-первых, не какой-то, а очень привлекательной, - улыбнулся Мельдерс. - А во-вторых, Джеймс сейчас довольно беспомощен. И ты будешь проводить рядом с ним гораздо больше времени, чем жена. Ты умна и красива, ты прекрасно справляешься со своими обязанностями - идеальная секретарша и восхитительная женщина.

- Ну-у, - протянула польщенная Кэсси, возможно, ты и прав. Когда мы сегодня работали, я заметила, что Харпер несколько смущен. Похоже, он не ожидал от тебя такого подарка.

- Он еще скажет мне спасибо, - Мельдерс усмехнулся. - Значит, все в порядке?
        Кэсси пожала плечами.

- На твоем месте я бы наняла какую-нибудь начинающую актриску, это обошлось бы дешевле. Но раз уж тебе понадобилась именно я… Ты же знаешь, я никогда не могла тебе отказать! - Она одарила его обольстительной улыбкой.

- Я знаю, что ты профессионал, - серьезно сказал Мельдерс. - И что с этим делом можешь справиться только ты. - Все с той же серьезностью он взял руку девушки и поднес ее к губам.
        Глава 10
        ПРОГУЛКА В ГАЙД-ПАРКЕ

        Первый день лета выдался пасмурным и прохладным. Дождь, начавший накрапывать с утра, к вечеру разошелся вовсю. Крупные капли звучно барабанили по крышам, стеклам и карнизам; городской пейзаж за окном казался размытой акварелью в сине-серых тонах, на которой дрожали зыбкие пятна фонарного света. Лондонцы достали зонты, и город запестрел их разноцветными куполами.
        Около девяти вечера Сандра наконец выключила компьютер. Пора было собираться домой. Она бросила перед собой на стол плащ, но не спешила выходить на улицу, надеясь, что ливень немного утихнет, иначе промокнешь насквозь, пока добежишь до машины, и никакой зонтик не спасет. Она посмотрела на часы, где тонкая секундная стрелка, чуть слышно шурша, скользила по элегантному циферблату, потом улыбнулась фотографии, стоявшей у Джеймса на столе. На фотографии они с Джеймсом улыбались, а Кора, которой тогда только что исполнилось два года, важно надувала щеки. Господи, какие они были счастливые!.. А теперь она уже не помнила, когда последний раз гуляла с дочерью. Да и свидания с мужем в клинике тоже происходили как-то наспех, она пыталась говорить с ним о делах, но он почему-то обижался…
        Прошло уже две недели с тех пор, как Сандра с головой ушла в проблемы Корпорации. Когда-то она знала про Корпорацию все, но семь лет - целая вечность в бизнесе, за это время многое изменилось. Кроме того, тогда информацию для нее отбирала команда Шольца, а теперь ей приходилось все делать самостоятельно. Конечно, это занимало уйму времени, и молодая женщина пропадала в офисе с утра до вечера. В первые дни она чувствовала, что ее присутствие в кабинете Джеймса вызывает раздражение Дезерта и других топ-менеджеров Корпорации. Это было понятно: разумеется, в глазах этих людей она была всего лишь супругой босса, захотевшей от скуки поиграть в бизнес-леди, да еще в такой неподходящий момент. Но потом у нее просто не стало времени замечать чьи-то эмоции.
        Однако чем глубже Сандра вникала в документы, особенно в финансовые отчеты филиалов, тем тревожнее становилось у нее на душе. Оказалось, что бристольский филиал не заключил в течение трех последних лет ни единой крупной сделки, тем не менее там по-прежнему содержался большой штат сотрудников, получавших высокую заплату. С женевским филиалом дела обстояли ничуть не лучше. После смерти Джозефа Ханта, доверенного лица Теренса Харпера, во главе этого филиала оказался Грегори Нетвилл, который год назад был снят с другой, менее ответственной должности при скандальных обстоятельствах: выяснилось, что он заключал левые сделки. Кроме того, она еще более утвердилась в своих подозрениях, что купленная в начале мая шахта - «пустышка». И так было во всем: слаженный механизм, безотказно функционировавший при жизни Теренса Харпера, теперь давал сбои в самых разных местах. Сандре, на долгие часы погружавшейся в вычисления, казалось порой, что перед нею - колосс на глиняных ногах, способный рухнуть от небольшого толчка. Она начинала понимать, что империя Харпера долгие десятилетия держалась волей ее создателя, а
после его смерти медленно катилась к распаду. Корпорация, пятьдесят семь лет назад крепко сколоченная из нескольких фирм, могла снова превратиться в цепь независимых средних предприятий.
        Сандра с грустью убеждалась, что Джеймс, унаследовав дело своего отца, не получил в придачу его гения, его умения двигаться напролом, его безжалостного стремления к победе любой ценой. Джеймс был просто хорошим бизнесменом, а этого оказалось недостаточно, для того чтобы управлять целой империей. Разумеется, она не могла рухнуть в одно мгновение. Воля Теренса Харпера даже посмертно заставляла считаться с собой - кому как не Сандре было это знать! Даже теперь Корпорация дышала тяжело, но упорно, как серьезно больной, но не утративший воли к выздоровлению человек. Сможет ли она, Сандра, помочь этому выздоровлению? Иногда молодой женщине казалось, что Теренс Хапер, подписывая свое завещание, предусмотрел и это.
        Сандра не раз размышляла над ролью этого человека в своей жизни. Иногда она была ему благодарна, иногда мысленно восставала против его бесцеремонного вмешательства в ее жизнь. Но как бы она к нему ни относилась, безусловно, этот человек заслуживал восхищения. Сандра вспоминала строки из дневника своей матери, который подарил ей на Рождество Шольц. Улетая в Ламбервиль, Сандра не взяла дневник с собой, а вернувшись, не обнаружила его среди своих вещей - наверное, Грэхем счел необходимым уничтожить его. Но никто не мог помешать ей вспоминать. Она видела строки, написанные аккуратным почерком Марии Козинцевой, так ясно, как если бы дневник лежал перед ней. С его страниц, как живой, вставал Теренс Харпер. Под обаяние этого сильного, властного, красивого настоящей мужской красотой человека могла попасть любая женщина.

«Он любит меня! Сегодня он привлек меня к себе и сказал, что я добилась своего. Я и не знала, что бывает такое счастье…» - писала ее мать. Сандра знала, что это счастье было недолгим. Теренс Харпер не оставил свою жену ради Марии и не позволил ей родить от него ребенка. Но он решил таким странным образом устроить судьбу ее дочери.
        Когда Сандра поняла, что Джеймс во многом значительно уступает своему отцу, она испытала серьезное разочарование. Но ведь раньше она никогда всерьез не задумывалась над деловыми качествами своего мужа, ей хватало его любви к ней и Коре, она восхищалась мальчишеской удалью Джеймса, его обезоруживающей улыбкой… То, что при этом он является главой огромной промышленной корпорации, для нее почти ничего не значило. А сейчас она вдруг ясно представила, что сэр Грэхем оценил бы некоторые действия ее мужа ниже, чем посредственные.

«Господи, - внезапно опомнилась она, - но какое это имеет отношение к моей семье?» И Сандра дала себе слово завтра быть внимательнее к Джеймсу и обязательно отправиться на прогулку с Корой.
        Она снова посмотрела на часы - уже половина десятого! А дождь и не думал прекращаться. Ждать дольше не имело смысла, молодая женщина закуталась в плащ и вышла в пустой коридор офиса. Была пятница, канун уик-энда, сотрудники уже разошлись, и только охранники попрощались с Сандрой, распахивая перед нею дверь на улицу.
        Ее «ланчиа» была припаркована прямо напротив входа. Но сильный порыв ветра тут же вывернул наизнанку зонт, и теперь вместо защиты от дождя он причинял одни неудобства. Садясь в машину, Сандра долго не могла закрыть его и, конечно, успела промокнуть.
        Вдруг из-за стены дождя появилась высокая мужская фигура в куртке с капюшоном, натянутым почти на самые глаза. Мужчина направлялся прямо к ней. Испуганная Сандра бросила мокрый зонт на заднее сидение и уже хотела захлопнуть дверцу, когда узнала в подошедшем Максима Окунева.

- Сандра, подожди, пожалуйста, - окликнул он ее по-русски.

- Зачем? - холодно спросила она по-английски, и в ее душе вновь возникло тревожное ощущение - такое же она испытала после разговора с Максимом в итальянском кафе.

- Ты разрешишь мне сесть в машину? - наклонив к ней мокрое лицо, он тоже перешел на английский.

- Это невозможно, - отрезала Сандра. - Мне надо ехать, отпусти, пожалуйста, дверцу.

- Но не оставишь же ты меня мокнуть под таким ливнем! - возмущенно заявил Максим и уселся рядом с нею.
        Отвыкшая от подобного обращения, Сандра не нашла слов, чтобы возразить. Конечно, она могла просигналить охране офиса Корпорации и тогда бы Максиму не поздоровилось, но чем это могло обернуться для нее?
        Повернув ключ в замке зажигания, она спросила:

- Откуда ты взялся?

- Я уже неделя как в Лондоне, приехал по делам фирмы, - Максим упорно продолжал говорить по-русски. - Я остановился в «Мариузе», на Спенсер-стрит. Ты меня подвезешь?
        Сандра начала терять терпение.

- И не подумаю! - выпалила она тоже по-русски. - Моя машина всем известна, и мне совершенно не нужны проблемы. Если хочешь, я дам тебе денег на такси.

- Да пошла ты, - огрызнулся Максим и вышел из машины, изо всех сил хлопнув дверью.
        Прошипев себе под нос «идиот», Сандра резко тронулась с места. Проехав несколько кварталов сквозь проливной дождь, она почувствовала, что не в состоянии вести машину. Остановившись на какой-то пустынной улочке, молодая женщина заглушила двигатель, упала всем телом на руль и громко зарыдала. Все, буквально все было против нее. Кругом шумел дождь, никто не мог увидеть ее за темными стеклами машины, и она, не сдерживаясь больше, рыдала в голос. Ей хотелось выплакать все свои обиды - на свекровь, которая ее ненавидела, на Джеймса, который в последние дни недоволен ею, на Дезерта, чьи обязанности она почему-то вынуждена выполнять, на неизвестного конкурента, строившего коварные планы, на дождь, ливший без остановки, и, конечно, на этого мерзавца Максима, решившего добить ее своим хамством.
        Выплакавшись, Сандра почувствовала себя опустошенной и до невесомости легкой, как будто все напряжение последних двух недель покинуло ее вместе со слезами. Она потянулась за пудреницей, потом попробовала привести в порядок растрепанные волосы… Ничего, ведь она вернется домой так поздно, что никто не увидит ее покрасневших глаз. Окончательно успокоившись, она завела «ланчиа» и поехала домой.


        После разговора с Сандрой Максим Окунев был в бешенстве. Отойдя метров двести от офиса Корпорации, он завернул в ближайшее бистро, оказавшееся, как и все в этом районе Лондона, очень дорогим. Взглянув на цены, он хотел уже выйти обратно на улицу, но мысль о том, что придется еще неизвестно сколько мокнуть под проливным дождем, остановила его. Подойдя к стойке, он потребовал себе горячий бутерброд и бутылку пива.
        Максим Окунев и сам не понимал цели, с которой так упорно стремился к встрече с Сандрой в Лондоне. Но ведь знакомство с такой влиятельной женщиной в любом случае полезно для него. Чем? Этого Максим пока не знал, но после встречи в Анцио был твердо уверен, что сумеет извлечь пользу из знакомства с Сандрой. И вот она во второй раз дала понять, что не желает иметь с ним никакого дела. Понятное дело, кто он для нее? С каким самомнением она произнесла: «Моя машина всем известна»! Интересно, а Джеймсу Харперу известно, что его дорогая женушка ютилась в съемной комнатушке и работала продавщицей? Сандра сказала: «Мне не нужны проблемы». Какие проблемы она имела в виду? Максим позвал бармена и попросил у него справочник «Самые богатые люди Лондона». Бармен сказал, что посмотрит, куда-то ушел, но через несколько минут действительно вернулся со справочником.
        Отхлебнув пива, Максим в нетерпении стал перелистывать страницы и вскоре нашел то, что искал. Джеймс Кристиан Харпер, так, это понятно… супруга миссис Сандра Харпер, в девичестве Сандра Сеймур, уроженка штата Калифорния, Соединенные Штаты Америки. Вот это да!.. Какая Сандра Сеймур? Он знал ее совсем под другой фамилией! И при чем тут Калифорния?! Не сдержавшись, он выругался вслух.
        Так вот в чем дело! Она выдает себя за другую женщину! Но как ей удалось обвести вокруг пальца самого Джеймса Харпера? Впрочем, возможно, то, что он прочел, - это официальная информация, а сам Харпер в курсе, кто на самом деле его жена. Максим вспомнил растерянность, на миг промелькнувшую в глазах Сандры, когда в Анцио он попросил познакомить его с ее мужем. Нет, уверенно заключил он. Джеймс Харпер не знает, кто она. Она его обманывает. Зачем? Максим надолго задумался, но не нашел ответа на этот вопрос. Но и не важно. Важно другое - все это может оказаться исключительно полезным.
        Он подозвал бармена и заказал двойное виски. И это уже не показалось ему мотовством.


        Субботнее утро выдалось неожиданно ясным. Ветер расчистил небо после вчерашнего дождя, трава и деревья были чисто умыты и радовали глаз всевозможными переливами зеленого. Кора, едва проснувшись и узнав, что сегодня она поедет с мамой на давно обещанную прогулку в Гайд-парк, позавтракала без обычных капризов и теперь, совсем уже готовая к выходу, прижимала к груди сумочку, откуда выглядывали уши Тэдди, и терпеливо ждала, пока мисс Гамп поправит ей красный бант в волосах. Сандра, тоже взволнованная предстоящей прогулкой, старательно причесывалась; Кора считала, что мама у нее - красавица, и Сандра не могла ее разочаровывать. Она была одета в джинсы и легкую спортивную куртку - как оделась бы на семейную прогулку любая молодая жительница Лондона. Чтобы добраться до Гайд-парка, она вызвала такси, а своему шоферу велела подъехать к определенному времени и отвезти их с Корой домой. Несмотря на то, что Сандру почти невозможно было узнать в темных очках, закрывавших поллица, эти предосторожности были не лишними: после происшествия с Джеймсом репортеры не давали ей проходу. Мысль о том, что они могут
атаковать ее в Гайд-парке, была крайне неприятной.
        Как обычно, они прошли воротами Королевы-матери, и парк встретил их обычной толчеей выходного дня. Дети разного возраста носились по дорожкам и газонам, играли с мячом, катались на самокатах. Парочки, молодые и не очень, расположились на траве, еще влажной после дождя, расстелив пледы; у пруда на раскладных стульях сидели пожилые дамы - кто с вязанием, кто с книжкой в руках. На поводках чинно трусили собаки разных пород, а одна невероятно полная леди выгуливала на шлейке такого же толстого кота, что очень насмешило Кору. Издалека доносилась речь какого-то оратора - еще в первые дни пребывания в Лондоне Сандру позабавила традиция, согласно которой любой желающий мог устроить в Гайд-парке своеобразный митинг и во всеуслышание высказаться по любому поводу.
        Кора убежала немного вперед и теперь, заботливо наклонившись, выгуливала по травке Тэдди и о чем-то с ним болтала. А Сандра наслаждалась солнцем и чистым воздухом, которого ей так недоставало в последнее время. Ей хотелось ни о чем не думать и просто кружить по дорожкам среди птичьего щебета и детского смеха. Однако мысли ее постоянно и против ее воли возвращались к тем проблемам, которые навалились в последнее время. Максима она решила исключить из этого круга проблем: его появление можно было считать лишь досадной неприятностью. Она надеялась, что теперь, после того как она так резко поговорила с ним, он больше не появится.

- Смотри, мама, Тэдди нарвал тебе цветов! - Кора бежала к ней, протягивая букет одуванчиков.
        Сандра поцеловала дочь и взяла цветы, тут же испачкав ладонь липким соком. Она вспомнила, как в далеком детстве вместе с бабушкой плела из одуванчиков венки. Коре очень пошло бы такое украшение! Но девочка уже снова умчалась вперед.
        Мир вокруг был солнечным и приветливым, все гуляющие выглядели беззаботными, и напряжение, в котором Сандра пребывала в последнее время, стало понемногу отступать. Сняв темные очки, она зажмурила глаза и на минуту подставила лицо ласковым лучам. А когда снова надела их, то увидела приближающегося к ней по дорожке Максима Окунева. Первым ее порывом было немедленно позвать Кору, но тут же Сандра сообразила, что лучше не придавать значения этой встрече в глазах дочери.

- Я тебя давно жду, - заявил Максим. - Утром я заезжал к тебе домой, представился дворецкому курьером из офиса. Дворецкий - он у вас такой представительный, прямо как в кино! - сказал мне, что ты повезла дочку в Гайд-парк.

«Оказывается, любой проходимец в любой момент может узнать, где я нахожусь! - промелькнуло в голове у Сандры. - И где находится Кора… Надо сказать Дженкинсу, чтобы он попридержал язык!»

- Что тебе нужно? - спросила она вслух, стараясь оставаться спокойной. Но это было непросто: Максим говорил по-русски, и она очень боялась, что его услышит Кора.

- Я хотел кое-что уточнить, - он изобразил на лице крайнее недоумение, - где ты все-таки родилась: в Латвии или в штате Калифорния?

- Это никак не может тебя касаться, - сказала Сандра.

- Верно, - кивнул Максим. - Но все-таки нам с тобой нужно кое-что обсудить. Здесь для этого слишком много народу. Вот адрес моего отеля, - он протянул ей вырванный из блокнота листок, - приезжай сегодня часов в шесть, и мы поговорим.
        Сандра почувствовала прилив ярости, но сдержалась.

- Я ничего у тебя не возьму и, разумеется, никуда не поеду, - отчетливо произнесла она. - И если ты сейчас же не оставишь меня в покое, я позову полицию.

- Остынь, мы же друзья, - обиженно произнес Максим. - Я ведь тоже могу рассердиться и отправить Джеймсу Харперу письмо, в котором поделюсь своими воспоминаниями из прекрасных студенческих времен. А то, сдается мне, он не все знает.
        Как ни старалась молодая женщина сохранить невозмутимый вид, но легкая тень все же пробежала по ее лицу. Внимательно наблюдавший за ней Максим понял, что все рассчитал правильно. А Сандре казалось, что сбывается ее самый страшный сон…

- Это шантаж? - спросила она, усмехнувшись.

- Ну что за шпионские страсти! - фальшиво рассмеялся Максим. - Приезжай к шести, и мы обо всем поговорим.
        Он сунул ей в руку свой листок, и она машинально взяла его. В этот момент к ним подбежала Кора - ее нос и щеки были вымазаны оранжевой пыльцой.

- Это твоя дочь? - поинтересовался Максим, уже собравшийся уходить. - А ты учишь ее русскому языку? О, прости, я не подумал.
        Рассмеявшись, он повернулся и пошел прочь. Сандра молча смотрела ему вслед, жалея, что взглядом нельзя убить человека. Кровь оглушительно стучала в висках. Ей почему-то вспомнились слова сэра Грэхема, сказанные при прощании: «Все, чего вы достигли, принадлежит только вам». Все - это Джеймс и Кора. Только и расплачиваться за счастье ей придется самой… Неужели судьба выбрала своим орудием именно Максима? Но судьба вообще не очень разборчива в этом отношении…

- Кто это, мама? - Сандра и не заметила, что Кора уже давно дергала ее за руку.

- Это курьер из офиса, детка, - механически повторила Сандра ложь, придуманную Максимом.

- На каком языке он говорил?

- На русском.

- А ты тоже знаешь русский язык?

- Немного. Мне когда-то это было нужно для работы.
        Пританцовывая, Кора вновь побежала по дорожке вперед. Сандра с грустью посмотрела ей вслед. Пока Кора была совсем маленькая, Сандра не задумывалась о том времени, когда дочка начнет задавать вопросы. С Джеймсом в этом смысле было легко: он ни о чем ее не расспрашивал. Все разговоры супругов касались лишь настоящего или будущего: светских новостей, новых фильмов, планов воспитания Коры. Джеймс тоже не вспоминал о своем прошлом и лишь иногда рассказывал дочери о своем детстве. И только сейчас Сандра начала по-настоящему понимать, какую страшную цену ей придется заплатить за счастье, купленное фальшивой монетой: ее маленькая Кора никогда не узнает, как прекрасны русские колыбельные песни, какая вкусная земляника растет в Прибалтике и как гулко раздаются шаги на улицах ночной Риги… Вместо всего этого она могла бы насочинять дочери сказок о бескрайних просторах Калифорнии, но для этого требовалось перешагнуть через какое-то препятствие в себе самой, а она была не в силах это сделать. Ложь, в которой будет расти ее дочь, казалась Сандре самым тяжелым наказанием - по сравнению с этим даже угроза
разоблачения, которой пугал ее Максим, была менее важна.
        Может быть, настал тот момент, когда нужно честно рассказать обо всем Джеймсу? Сандра принялась всерьез обдумывать такое решение проблемы и попыталась представить себе реакцию мужа. Она хорошо изучила Джеймса за годы их совместной жизни. Она вспомнила размолвки, которые происходили между ними, когда она в чем-то не соответствовала его идеалу. Нет, для Джеймса она действительно была идеальной женщиной, идеальной женой, и узнать, что она обманывала его, играла чью-то роль, жила чужой жизнью, было бы слишком тяжелым ударом. О его последствиях было страшно и думать.
        Неожиданно Сандра вспомнила сказку, которая поразила ее воображение в детстве: в страшную бурю Русалочка спасла из бушующего моря прекрасного принца. Но он был без сознания и не видел ее, и принял за свою спасительницу другую девушку - ту, что нашла его на берегу. Вскоре эта девушка стала его невестой. А Русалочка, изнемогая от любви к принцу, отправилась за помощью к злой подводной ведьме. Ведьма превратила хвост русалочки в пару очаровательных ножек, но взамен отняла у нее голос. И еще сказала, что каждый шаг по земле будет резать Русалочке ступни, как если бы она шла по лезвиям ножей. Принц принял Русалочку в свой дом и назвал своей маленькой сестренкой, а сам собирался жениться на той, которую считал спасительницей. Наверное, Русалочка, не в силах вымолвить хотя бы слово онемевшими губами, испытывала такое же отчаяние, как она, Сандра, сейчас.

«А потом мне будет казаться, что я иду по лезвиям ножей», - с тоской подумала молодая женщина и посмотрела на листок бумаги, который оставил ей Максим. Отель
«Мариуза» - что за дыра! В шесть часов ей придется быть там.
        Глава 11
        ШАНТАЖ

        Стараясь не смотреть по сторонам, Сандра, в тех же больших темных очках, вышла из дверей «Мариузы» и подняла руку, останавливая проезжающую машину. Ей казалось, что портье за стойкой посмотрел на нее слишком внимательно. «Но вряд ли он узнал меня, - решила она. - Ему, наверное, даже в голову не пришло бы, что Сандра Харпер может появиться в таком месте». Отель, где остановился Максим, располагался на рабочей окраине. Большую часть его постояльцев составляли арабы, живущие здесь вместе с семьями. Из дешевого ресторана, расположенного внизу, пахло какой-то жирной восточной едой. Добираясь в «Мариузу», Сандра несколько раз меняла машины, и ей было тошно от всех этих ухищрений, к которым прибегали, как знала она по фильмам, в основном неверные жены.
        Как она и предполагала, Максим потребовал денег. На листке из того же блокнота он записал номер счета, на который она должна была перевести сто тысяч долларов. Но даже эта, очень крупная сумма не представляла для Сандры серьезной проблемы: она могла взять деньги со своего личного счета, на котором лежал капитал, вырученный от продажи американской фирмы Сандры Сеймур - Джеймс никогда не интересовался состоянием этого счета. В конце концов она могла воспользоваться наследством Теренса Харпера - молодая женщина еще не взяла ни цента со своего счета в швейцарском банке. Но, конечно, сейчас дело было не в деньгах - ситуация, в которой она оказалась, была настолько гадкой, что после встречи с Максимом ей прежде всего хотелось встать под душ и смыть с себя всю эту грязь… А вместо этого она должна была сразу же ехать в больницу к Джеймсу - время и так уже приближалось к семи, и муж мог обидеться на нее за слишком поздний приезд.


        Максим Окунев ходил по гостиничному номеру в состоянии сильного возбуждения. Он думал, что Сандра начнет торговаться, но этого не произошло. Она обещала заплатить. Максим чувствовал, что наткнулся на золотую жилу. Командировка в Англию оказалась на редкость удачной!


        В клинике Гастингса Сандра сразу же направилась к палате Джеймса. По всем этажам и коридорам прогуливались люди Мельдерса. Двое охранников, дежуривших непосредственно у палаты, внимательно оглядели Сандру, прежде чем пустить ее внутрь, - наверное, охранников смутил ее непривычный «прогулочный» вид.
        Джеймс был не один. Анна Монт собирала бумаги, разложенные на столе, в аккуратную стопку. Когда Сандра вошла, девушка приветливо улыбнулась ей, сложила документы в изящный кожаный портфель, попрощалась и покинула палату. Сандра с одобрением посмотрела ей вслед.

- Эта девушка хорошая секретарша? - поинтересовалась она у Джеймса.

- В каком смысле? - Сандре показалось, что Джеймс несколько смущен.

- Естественно, в смысле ее профессиональных данных, - рассмеялась она. - Или ты решил, что я буду ревновать?

- А ты не ревнуешь? - Джеймс усмехнулся.

- Я верю в тебя и в себя, милый, - улыбнулась ему жена. - Анна, безусловно, очень привлекательная девушка. Но твои прежние помощницы были не хуже. И потом, у тебя сейчас есть другие задачи. Более важные, чем флирт с секретаршами. - Сандра попыталась перевести разговор в шутку.

- Что ты имеешь в виду? - серьезно спросил Джеймс, не поддержав ее шутливого тона.

- Как какие? - удивилась Сандра. - Скорее поправиться и вернуться к нам с Корой. Что тебе сегодня сказал Гастингс?

- Я не хотел бы об этом говорить, - в голосе мужа Сандра уловила плохо скрытое раздражение. Она хотела переменить тему, но Джеймс и сам заговорил о другом:

- Почему ты приехала так поздно? Работала в офисе?

- Нет, дорогой, - улыбнулась она. - Мы с Корой ездили гулять в Гайд-парк. Я уже давно обещала ей эту прогулку, но все никак не получалось… - Неожиданно Сандра почувствовала, что краснеет: разговор вступал на скользкую почву. Но Джеймс ничего не заметил.

- Анна привезла мне сегодня твои отчеты, - сказал он. - Ты молодец, быстро во всем разобралась. Но все же я думаю, что ты несколько драматизируешь ситуацию в Корпорации. А что касается этих «Даймонд Бразерс»… Тут, конечно, надо подумать как следует. Каким образом им удалось выйти на рынок с нашими камнями? По-видимому, тут существует целая цепочка посредников. Ее обязательно нужно проследить…

- Мельдерс уже занимается этим, - произнесла Сандра, положив руку на руку мужа.
        Джеймс молчал, о чем-то задумавшись, а Сандра лихорадочно подыскивала в голове тему для продолжения беседы. Это молчание почему-то очень задело ее: прежде паузы, возникавшие в их разговорах, никогда не казались ей неловкими. «Может быть, Джеймс хочет, чтобы я ушла?» - в панике подумала она.

- Ты, наверное, устал, дорогой? - спросила Сандра, ласково погладив его руку.

- Да, я сегодня долго работал с Анной, - с непонятным облегчением согласился он.
- К тому же, я плохо спал ночью - мне было никак не уснуть после перевязки.

- Тогда отдыхай, милый, а я пойду, - Сандра наклонилась, поцеловала мужа в лоб, и он тут же закрыл глаза.
        Отъехав от клиники, она затормозила возле ближайшего магазина - почему-то ей очень захотелось курить. До беременности она время от времени покуривала, а потом это желание как-то само собой отпало. А сейчас она вспомнила, как когда-то, в далеком прошлом, ощущение сигареты, зажатой между пальцами, и запах табачного дыма снимали усталость и напряжение, которых в той ее жизни было достаточно.
        Сев в машину, она жадно закурила, и воспоминания из той жизни тут же накатились на нее. Они были такими яркими, что ей показалось: все это было не семь лет назад, а только вчера…
        Вот они курят с Урмасом в постели, утомленные любовными ласками. А вот она курит одну сигарету за другой - это ночь, когда она узнала, что Урмаса больше нет. Слезы подступили к глазам, но она зло тряхнула головой: слишком много слез в последние дни, нельзя так себя распускать!.. Сейчас ей нужно думать совсем о другом. О чем? О том, что Джеймс сегодня был так холоден с нею? Но он привык к активной жизни, и, конечно, вынужденное бездействие тяготит его. Интуиция уже подсказывала ей, что все не так просто. Она не собиралась к ней прислушиваться, но обида, оставшаяся после разговора с мужем, вновь и вновь невольно возвращала ее мысли к другому мужчине…
        Как когда-то давно, Сандра опять, сама того не желая, начинала сравнивать их. Шольц тоже не раз больно ранил ее сердце, но теперь Сандре казалось, что он все искупил, признавшись ей в любви и погибнув. Его образ обретал в ее памяти все более идеальные черты, и давняя, глубоко похороненная тоска вдруг нахлынула на нее, напомнив о первых днях после потери. «Этак мне самой скоро придется обратиться к врачу», - с трудом остановила ока поток непрошеных воспоминаний.
        Она давно привыкла к тому, что одна половина Лондона ходит со своими проблемами к психотерапевту, а другая - к священнику. Но для себя самой, выросшей в обществе, где ни то, ни другое не было возможно, она такого выхода не видела. Сандра завидовала Джеймсу, который верил в Бога спокойно, непринужденно, как может верить лишь человек, который с детства знает, что он не одинок в этом мире. Он никогда не говорил на эту тему, как не нужно говорить, что вода мокрая, а огонь горячий.
        А ей придется справляться самой. В первую очередь, необходимо наконец отдохнуть и привести нервы в порядок. Завтра воскресенье, и можно будет подольше поспать…
        Сандра потушила сигарету и направила машину к дому.


        Примерно в это же время Иоахим Мельдерс сидел в своем кабинете - служба безопасности занимала весь первый этаж офисного здания Корпорации - и раскладывал по столу какие-то фотографии. Первая фотография изображала Сандру Харпер, входящую в отель «Мариуза». Несмотря на непривычную одежду и темные очки, это, несомненно, была она. Человек, которому он поручил наблюдение за нею, без труда выяснил, к кому она приезжала в «Мариузу», и Мельдерс уже включил свои связи в Канаде, чтобы выяснить, кто такой Максим Окунев.
        Глава службы безопасности еще раз просмотрел полученную из Канады информацию, но так и не понял, что общего может быть у Сандры Харпер с этим эмигрантом из России. Встречаться за океаном - в Канаде или Соединенных Штатах - они не могли: Сандра Сеймур перебралась в Англию в те времена, когда Окунев еще жил в Латвии. Так где же пересеклись их пути? И что теперь связывает этих людей? Любовные отношения? Мельдерс внимательно вгляделся в лицо Сандры на фотографии и решил, что это не лицо женщины, возвращающейся от любовника. На снимке она была чем-то сильно встревожена и, по-видимому, расстроена.
        Глава службы безопасности поднялся из-за стола, ослабил галстук, снял пиджак и повесил его на спинку кресла. Оставшись в рубашке бледно-голубого цвета, он подошел к окну и долго смотрел на улицу, засунув руки в карманы.
        Иоахим Мельдерс пришел к выводу, что Максим Окунев шантажирует Сандру Харпер, угрожая ей раскрытием какой-то важной тайны. Чем еще можно было объяснить появление Сандры в этой грязной «Мариузе»? Но если тайна Сандры Харпер станет известна и ему, Мельдерсу, будет ли это означать, что он приобретет власть над этой женщиной? Ответа на этот вопрос он не знал.
        Возможно, впервые в своей жизни Иоахим Мельдерс руководствовался не хладнокровным расчетом, а чувством, труднообъяснимым даже для него самого. Он старался не думать о том, что будет, если ему и Лиз Харпер удастся разлучить супругов. Мельдерс понимал, что не сможет сохранить свою должность в Корпорации и даже просто остаться в Лондоне, если случится чудо и Сандра будет принадлежать ему. Но чем больше он думал об этой женщине, тем путанее становились его мысли и ощущения.
        В своих ночных мечтах он рисовал себе вовсе не сладострастные картины. Счастье, которого он не знал, почему-то представлялось ему в одном и том же, неизвестно откуда взявшемся образе: они с Сандрой едут в открытом кабриолете по берегу реки, она улыбается ему и ее развевающийся шарф касается его щеки… Но тут же это улыбающееся лицо сменялось образом настоящей Сандры - неприступной и втайне смеющейся над ним. И тогда он скрипел зубами и призывал на ее голову беду, потому что не мог видеть ее счастливой с другим. У таких страстных, самолюбивых натур, как Мельдерс, любовь порой граничит с ненавистью.


        Для Джеймса Харпера этот вечер тоже был неспокойным. После перевязки он долго не мог уснуть, но причиной тому была не обычная ноющая боль, которая стала вполне терпимой после укола, а яркое воспоминание сегодняшнего дня: Анна Монт в открытой тонкой блузе наклоняется над столом, чтобы найти нужный документ… Поймав взгляд Джеймса, она краснеет, отбрасывает назад длинные волосы, заплетенные по-девичьи в косу, и, словно защищаясь, кладет руку на грудь.
        Впервые за семь лет брака он испытал сильное влечение к другой женщине. Он Анны Монт веяло какой-то первобытной силой, Джеймс любовался ее плавными, но точными движениями, представляя себе ее, например, в стане викингов… И неистово желал, чтобы она оказалась в его объятиях.
        Джеймс умел контролировать свои желания. Еще до женитьбы, заводя отношения с женщинами, он всегда оставался джентльменом и уважал чужие чувства. Так же бережно он начинал отношения с Сандрой. А став ее мужем, вообще старался избегать даже флирта. Но сегодня Анна так смутилась в ответ на его более пристальный, чем обычно, взгляд, что он понял: его секретарша влюблена в него! И эта мысль отчего-то очень взволновала Джеймса Харпера. Анна Монт всегда смотрела на него ясно, спокойно и ласково, она никогда не щурилась, как его жена, - Джеймс вдруг понял, что эта манера Сандры очень его раздражает.
        Вот почему сегодняшний ее визит оказался столь тягостным для него. В Джеймсе проснулась совесть, и он хотел оправдаться перед собой, найдя причину своего интереса к Анне Монт в жене. Сандра приехала к нему так поздно, она так бестактно заговорила с ним о его беспомощности… И вообще, она плохо выглядела сегодня - откуда эти темные круги под глазами? Раньше он их не замечал.


        В это же время Анна Монт, взявшая это имя для выполнения задания своего бывшего коллеги Иоахима Мельдерса, вернулась в свою квартиру. Сбросив туфли, она с ногами забралась в кресло и, достав из сумки пачку сигарет, закурила. Настроение у нее было прекрасное. Плеснув в стакан немного шотландского виски, она собралась было пойти на кухню за содовой, но передумала. Сделав глоток, Анна скрестила ноги по-турецки, набрала номер Мельдерса и, услышав автоответчик, с улыбкой произнесла: «Это Кэсси. Я думаю, что уже заслужила аванс. Сегодня я была хороша, как никогда».
        Глава 12
        И СНОВА АФРИКА

        К шестому июня наконец установилось настоящее лето - теперь дни были жаркими, а ночи теплыми. Сандра по-прежнему подолгу засиживалась в офисе, стараясь не думать, что где-то за пределами Лондона, где рощи тенисты, а чистые озера прохладны, нет раскаленного городского камня и зловонных автомобильных выхлопов. Лондонское лето редко баловало такой погодой, и все, кто не был обременен работой, старались воспользоваться случаем, чтобы отдохнуть на природе. Нужно было бы отправить Кору вместе с мисс Гамп в поместье Уорренсби, но Сандра успевала лишь подумать об этом днем, а поздно вечером, когда она освобождалась, отдавать распоряжения было уже некому…

- Миссис Харпер, могу я поговорить с вами? - в кабинет заглянул Дезерт, управляющий Корпорации, и она удивленно подняла на него глаза: за все время ее работы здесь, в главном офисе, Майкл Дезерт ни разу не выразил желания побеседовать с нею. Своим поведением он словно бы подчеркивал, что терпит ее лишь потому, что таково распоряжение Джеймса Харпера.

- Разумеется, мистер Дезерт, - сказала она. - Проходите, садитесь, пожалуйста, - и указала ему кресло напротив стола. Но Дезерт не спешил занять его.

- Прежде всего, я хотел бы извиниться перед вами, миссис Харпер, - несколько смущенно сказал он и, видя совсем уже изумленные глаза Сандры, пояснил: - Извиниться за то, что все это время вел себя не слишком разумно. Мне следовало как минимум оказать вам помощь в работе с документами. Но должен признаться, меня несколько задевали отчеты, которые вы предоставляете мистеру Харперу. Однако, насколько я могу судить, вы сумели за такое короткое время отлично разобраться в делах Компании.

- Благодарю вас, мистер Дезерт, - Сандра спокойно улыбнулась. - Мне приятно, что вы так высоко оценили мою работу. Я принимаю ваши извинения, хотя нисколько на вас не обижена. Так уж повелось, что мужчины часто оказываются не готовы признать в женщине наличие ума и деловых качеств, даже если она их вовсе не скрывает.

- Наверное, вы правы, миссис Харпер, - пробормотал Дезерт.

- А что касается моих отчетов, - продолжала она, - то составить собственное мнение о делах Корпорации мне, как новому человеку, помог свежий взгляд на них. Так что мои отчеты могут пригодиться и вам, мистер Дезерт. Воспользуйтесь ими. Но ведь это не единственное, за чем вы обратились ко мне, не так ли?

- Разумеется, - Дезерт громко двинул креслом и, наконец, сел.

- Видите ли, миссис Харпер, вас не должно удивлять, что я обращаюсь именно к вам, а не к мистеру Харперу. Но мне кажется, после того как вы просчитали… всю эту аферу с фальсификацией экспертиз, вы лучше всех поймете мои опасения. Предложения о купле-продаже шахт к нам поступают регулярно, но мистер Харпер распорядился пока все их отклонить или отложить до его выздоровления - то есть до того времени, когда он лично сможет инспектировать шахты. Но сегодня я получил запрос от одной крупной западно-африканской компании. Они хотят купить нашу шахту на очень выгодных условиях. А вы уже убедились, что дела Корпорации не позволяют разбрасываться такими возможностями.

- О какой именно шахте идет речь? - спросила Сандра.
        После ответа Дезерта она задумалась. Западно-африканская компания «Моррисон инкорпорейтед» интересовалась шахтой, ситуация вокруг которой была очень непростой. И Сандра была прекрасно осведомлена об этом, так как план, связанный с использованием этой шахты, разрабатывала в свое время команда Урмаса Шольца - для того, чтобы она, Сандра, могла предложить этот план Джеймсу Харперу как собственный. Суть его состояла в следующем.
        Алмазы, добытые в Ламбервиле, перебрасывались контрабандой на эту, уже истощенную шахту, находящуюся в соседней стране, и отправлялись дальше, как добытые именно там - в той стране легче решались таможенные проблемы. А истощившейся была объявлена шахта в Ламбервиле.
        Таким образом получалось, что «Моррисон инкорпорейтед» собирался выложить деньги за «пустышку»! Правда, эта «пустышка» использовалась для вывоза из Африки ламбервильских алмазов, но сама по себе она не стоила ничего. Почувствовав настоящий азарт, Сандра внимательно посмотрела на Дезерта. Знал ли он подоплеку предполагаемой сделки? Сандра сомневалась в этом: план переброски алмазов с одной шахты на другую принимал лично Джеймс, а его осуществлением занимались люди Урмаса Шольца, и коридор до сих пор работал бесперебойно…

- Мистер Дезерт, - наконец произнесла она, - я прошу вас немедленно связаться с компанией «Моррисон инкорпорейтед» и сообщить, что их предложение нас заинтересовало, но для принятия решения нам необходимо некоторое время. Затем подготовьте, пожалуйста, все расчеты по этой сделке и отправьте их мистеру Харперу в клинику. А я поеду к нему прямо сейчас.
        Дезерт молча кивнул, поднялся с кресла и вышел из кабинета. Когда дверь за ним закрылась, Сандра улыбнулась: похоже, строптивый управляющий готов признать ее права в Корпорации… Через полчаса она покинула офис, чтобы отправиться в клинику Гастингса.
        Переезжая Темзу по мосту Ватерлоо, она неожиданно отвлеклась от проблем и залюбовалась Лондоном. В зависимости от освещения или времени года этот город то становился рождественской сказкой из повести Диккенса, то погружался в мрачное, таинственное средневековье. Но больше всего Сандра любила его летом, под спокойным неярким солнцем его виды были особенно хороши. Правда, нынешнее лето выдалось чересчур жарким… Припарковав «ланчиа» возле клиники, Сандра, несмотря на вечернее время, успела ощутить, какой зной растворен в воздухе, и с облегчением вошла под прохладные больничные своды. Она уже успела хорошо продумать предстоящий разговор с мужем и собственные последующие действия.

- Через неделю мы подымем вашего мужа на ноги, и он попробует ходить, - сообщил ей доктор Гастингс, встретив ее в коридоре. - Под нашим наблюдением, разумеется. Понимаете, при такой травме возможны различные осложнения: боли, онемение. Даже хромота. Я обсудил все это с мистером Харпером, и он, хоть и рвется поскорее оставить клинику, все же согласился с моими доводами.

- Благодарю вас, доктор, - сказала Сандра, почти не скрывая своего нетерпения. Врач внимательно посмотрел на нее, сухо кивнул и пошел дальше.

«Теперь он решит, что состояние здоровья мужа меня не интересует», - огорченно подумала Сандра, но времени исправлять ситуацию не было. Она решительно направилась к палате Джеймса.
        Он полулежал на постели, перед которой с бумагами в руках сидела на стуле Анна Монт, и выглядел очень оживленным. Сандра вошла без стука, и оба удивленно повернули головы.

- Сандра? Я не ждал тебя сегодня, - сказал Джеймс.

- Как ты себя чувствуешь, дорогой? - спросила она, подвигая к кровати другой стул. - Мне нужно кое-что с тобой обсудить. Анна, оставьте нас, пожалуйста.
        Девушка тут же поднялась.

- Что-то случилось? - встревоженно спросил Джеймс, когда секретарша вышла.

- Нет, все в порядке. Но нужно поговорить.
        И Сандра рассказала мужу о предложении компании «Моррисон инкорпорейтед», подчеркнув, что она сама считает эту сделку очень выгодной. Но, к ее удивлению, Джеймс отреагировал вяло.

- Ну, и как ты себе это представляешь? - спросил он. - «Моррисон» не станет покупать кота в мешке. Они проведут экспертизу и убедятся, что шахта истощена.

- Мы сами предоставим им экспертизу. Мы предложим им характеристики ламбервильской шахты.

- Ты хочешь действовать такими средствами, - поморщился Джеймс.

- Корпорация не в том положении, чтобы мы могли выбирать средства, - достаточно резко сказала Сандра. - Твой отец ни на минуту бы не задумался.

- Мой отец жил совсем в другом мире, - ответил Джеймс, не скрывая раздражения в голосе. - Сейчас в бизнесе необходима безупречная репутация, иначе никто не захочет иметь с нами дело.

- Ты хочешь сказать, что наши конкуренты заботятся о своей репутации? - усмехнулась Сандра. - Если бы это было так, тебе бы не пришлось лежать в клинике.

- Ну, с этим еще ничего не ясно… - нахмурился он. - Но я абсолютно уверен, что в ближайшее время мы преодолеем все сложности. А после такой сделки нам перестанут доверять.

- Но в свое время ты согласился на переброску алмазов из Ламбервиля, - напомнила она. - Ты пошел на риск, и этот риск оправдался.

- Тогда все удалось сохранить в тайне, - возразил Джеймс. - Но, честно говоря, я и этого предпочел бы не делать. Прости, дорогая, - добавил он, заметив пробежавшую по лицу жены тень. - Я прекрасно помню, что ты сделала для меня.

- Я не люблю вспоминать об этом, ты знаешь, - тихо сказала она.
        В дверь постучали.

- Войдите, - отозвалась Сандра, и возникшая на пороге палаты Анна Монт спросила, когда будет можно показать мистеру Харперу расчеты, присланные из главного офиса.

- Джеймс, посмотри их прямо сейчас, пожалуйста, - попросила его жена. - Если я что-либо понимаю в бизнесе, цифры должны быть впечатляющие. А я не буду сидеть у тебя над душой и поговорю пока с Анной.
        Обе женщины вышли вместе и сели на диван, стоявший в коридоре. Сандра оказалась под одной из экзотических пальм, которых здесь было множество.

- Вам нравится ваша новая работа? - спросила она, чувствуя симпатию к этой девушке.

- Конечно, миссис Харпер, - Анна открыто улыбнулась. - Мистер Харпер всегда все понятно объясняет и никогда не раздражается, хотя я вижу, как ему надоело лежать в клинике. Я мечтаю сохранить эту работу и после того, как мистер Харпер поправится.

- Я уверена, что так оно и будет, - Сандра тоже улыбнулась, но больше ничего сказать не успела, потому что в этот момент Джеймс громко позвал ее из-за двери палаты. Молодая женщина быстро поднялась с дивана.

- Действительно, это выгодная сделка, - без особого энтузиазма согласился Джеймс, все еще глядя на бумаги, разложенные поверх одеяла. - Но для того, чтобы она состоялась, я должен отправиться в Ламбервиль сам и аккуратно свернуть работу по переброске камней. Ты же понимаешь, я никому не могу это поручить.

- Почему же? - Сандра решительно взглянула на мужа. - Я тоже владею ситуацией. Я сама полечу в Ламбервиль.

- Ты? - похоже, такая мысль даже не приходила Джеймсу в голову. - Но, дорогая, когда мне приходилось летать туда, я звал тебя с собой, но ты всякий раз отказывалась!

- Послушай, Джеймс, - сказала она, заметно побледнев, - речь идет о бизнесе, о будущем Корпорации. Тебе хорошо известно, что я умею владеть своими чувствами, если это нужно для дела.

- Ты так в этом уверена? - тихо спросил Джеймс, взяв ее руку. - Сандра слегка вздрогнула и поняла, что за последние дни совсем отвыкла от ласки мужа. Ей захотелось, чтобы он притянул ее к себе, крепко обнял… Но он лишь подержал ее руку в своей и отпустил, добавив: - Тогда поезжай.

- Сегодня же начну готовиться к этой поездке, - стараясь не показать своего разочарования, она улыбнулась.
        Джеймс улыбнулся в ответ.

- Ты права, - сказал он. - Эта сделка улучшит наши дела. В конце концов, я давно не рисковал. Так можно потерять форму.

- Я пришлю тебе Анну, - Сандра поцеловала мужа и вышла.
        Выйдя в коридор, она обратилась к ожидавшей там девушке:

- Анна, в ближайшее время мне придется уехать, возможно, недели на две.

- Не беспокойтесь, миссис Харпер, - ответила девушка. - Я уверена, что здесь все будет в порядке.


        Сандра вылетела в Западную Африку в пятницу. Она покидала Лондон с тяжелым чувством - ее ожидала встреча с прошлым, которое она предпочла бы навсегда вычеркнуть из памяти, но которое все сильнее отбрасывало тень на ее сегодняшнюю жизнь.

«Боинг» начал разбег по взлетной полосе, и Сандре вдруг показалось, что когда она вернется в Лондон, все здесь изменится, будет по-другому, и самые близкие люди уже не узнают ее… Глупости, одернула она себя, это просто расшатанные нервы. На самом деле от нее требуется лишь несколько последних усилий, и тогда опять все будет хорошо: Корпорация заключит выгодную сделку, Джеймс поправится, и они втроем, вместе с Корой, отправятся отдыхать в Уорренсби.


        В начале следующей недели Максим Окунев возвращался с деловой встречи в отель
«Мариуза». Максим пребывал в отличном настроении: сегодня он убедился, что сто тысяч долларов уже переведены на его счет. Соблазн воспользоваться ими немедленно был очень велик, но Максим решил пока не поддаваться ему: время роскошествовать еще не настало, сначала нужно сделать так, чтобы этот доход стал регулярным. Он уже попытался связаться с Сандрой. Однако выяснилось, что ее нет в Лондоне и не будет еще две недели. Следовательно, ему придется задержаться здесь.
        Сегодня он пообщался по телефону с канадским начальством своей фирмы и кое-как обосновал необходимость продления своей командировки еще на неделю. А потом позвонил Ирине и выдержал неприятный разговор с нею, который, впрочем, не слишком его расстроил. Он не мог по телефону объяснить жене ситуацию, но уже представлял себе, как радостно ахнет его Айрин, узнав, какое богатство на них свалилось. И это только начало. Когда Сандра вернется в Лондон, он убедит ее переводить ему деньги регулярно - в этом Максим не сомневался. Она понимает, что ее судьба в его руках, и это ощущение власти над чужой судьбой придавало ситуации особую пикантность. При этом Максим старался убедить себя, что действуя таким образом он восстанавливает некую справедливость, хотя вряд ли бы он смог объяснить, в чем эта справедливость заключается.
        С удовольствием подставив солнцу лицо с несошедшим еще итальянским загаром, Максим снял пиджак, закатал рукава рубашки и пошел дальше, что-то насвистывая себе под нос. Потом его взгляд привлек набор кухонной мебели, выставленный в огромной витрине магазина. Когда они обставляли свой дом в Ванкувере, Ирина долго любовалась мебелью этой же фирмы, но тогда о ее покупке они не могли и мечтать. Но скоро все изменится… Максим оторвался от витрины и решил перейти на другую сторону улицы, но звук резко притормозившей рядом машины заставил его отскочить от края тротуара. Он взглянул на темно-синий «рейнджровер», задняя дверь которого в этот момент бесшумно распахнулась. И тогда Максим увидел сидевшего в джипе темноволосого мужчину с пристальным взглядом, направленным прямо на него.

- Мистер Окунев? - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес незнакомец.
- С вами желают поговорить. Я прошу вас немедленно сесть в машину. - Заметив испуг Максима, мужчина едва заметно усмехнулся и добавил: - Уверяю, вам ничего не угрожает.
        Но тошнотворный ужас уже полностью охватил Максима Окунева. «КГБ! - мысленно простонал он. - Господи, что я наделал?» Но ноги уже сами несли его к гостеприимно распахнутой дверце «рейнджровера».

- Я… Я… Готов сотрудничать… - пролепетал он, садясь в машину. Дверца так же бесшумно захлопнулась, и джип отъехал от тротуара.
        Глава 13
        ЧЕРНЫЕ ШТРИХИ НА СИНЕМ НЕБЕ


- Прошу вас, садитесь, мистер Окунев, - сухо произнесла Лиз Харпер, и, до смерти напуганный, тот неловко опустился в мягкое кресло.
        Когда «рейнджровер» остановился у дома Харперов, в котором Максим уже успел побывать под видом курьера Корпорации, он понял, что его «задержание» скорее всего не имеет отношения ни к какому КГБ. Однако это не уменьшило его ужаса, напротив: выходит, Сандра просто обманула его, на самом деле решив избавиться от шантажиста! Но что же теперь с ним сделают?!
        Водитель «рейнджровера» провел его в дом, а темноволосый, который тоже вышел из машины, за ними не последовал. Максима трясло от страха, но даже в таком состоянии он во все глаза смотрел по сторонам, и обстановка особняка действовала на него подавляюще: темный дуб, тяжелые хрустальные люстры, свисающие с украшенного лепниной потолка… И все это настоящее, не новодел, который, придерживаясь моды на ретро, заводили в своих домах его ванкуверские знакомые. Так вот как теперь живет Сандра! Подобное убранство он видел разве что в музее. Но высокомерное выражение лица пожилой леди, с которой его оставили наедине, напугало Максима едва ли не сильнее, чем вся эта странная поездка, больше похожая на похищение.
        Лиз Харпер внимательно, скрывая презрение, наблюдала за ним. Кем бы ни оказался этот человек, решила она, он ее боится, а значит, его можно заставить действовать по ее плану.

- Я знаю, мистер Окунев, - произнесла Лиз, - что вы поддерживаете отношения с Сандрой Харпер. Мне хотелось бы знать, какого рода эти отношения.
        Какая-то спасительная мысль промелькнула в голове Максима, прежде чем он начал рассказывать что-то про деловые связи в прошлом. Пожилая женщина слушала его внимательно, не перебивая и не задавая никаких вопросов, и это немного подбодрило его. Водитель «рейнджровера», который привел его в этот кабинет, назвал эту женщину «миссис Харпер», наверное, она - мать мужа Сандры, соображал Максим. А отношения между свекровью и невесткой часто не складываются… Не в этом ли его спасение? Может быть, пожилая женщина и не знает о том, что он шантажирует Сандру. Но знает ли она, кто Сандра на самом деле? И как ему вести себя в таком случае? Ведь если он сейчас выдаст Сандру с потрохами, то с надеждами на легкие деньги придется распрощаться! Страх и жадность боролись в его душе, и жадность подсказывала, что о прошлом Сандры лучше молчать.
        Он продолжал что-то путано говорить, пока Лиз Харпер жестом не остановила его.

- Достаточно, - произнесла она, и Максим не понял, поверила она ему или нет. Эти англичанки умеют скрывать свои истинные чувства!.. - Ответьте мне еще на один вопрос. Что для вас важнее: интересы этой женщины, - Лиз опять с трудом удержалась, чтобы не сказать «этой ужасной женщины», но Максим ничего не заметил, - или ваши собственные интересы?

- Сейчас меня с нею ничто не связывает, - решительно заявил Максим. - Конечно, мои интересы для меня важнее.

- Прекрасно, - сухо кивнула Лиз. - В таком случае, я хочу предложить вам одну работу. Она может оказаться для вас весьма выгодной.

- Я слушаю вас, - важно сказал Максим, который уже начал подозревать, что, возможно, расплаты за шантаж не последует. По крайней мере, сейчас не последует.

- Вы будете слушать не меня, а человека, который ждет вас в машине, - ледяным тоном произнесла Лиз Харпер и не без удовольствия увидела, как вся показная важность моментально слетела с ее собеседника, и взгляд его снова сделался затравленным. - Все инструкции вы получите у него. Вас проводят, - небрежно бросила она напоследок, давая понять, что аудиенция закончена.
        Чувствуя себя оплеванным, Максим поднялся и пошел к выходу. У двери обернулся, чтобы попрощаться, но Лиз Харпер не удостоила его даже взглядом.
        Проходя обратно по коридору в сопровождении того же водителя, он лихорадочно пытался разобраться в ситуации, в которой оказался. Похоже, он не ошибся, и свекровь Сандры действительно не испытывала к ней особых симпатий. И это давало ему какие-то надежды. Интересно, что потребует от него человек, который должен дать ему инструкции? Но этого Максим Окунев не мог себе даже представить.
        Стараясь сохранить хорошую мину при плохой игре, он подошел к джипу, уселся на заднее сиденье рядом с темноволосым мужчиной и посмотрел на него вопросительно.
        Но Иоахим Мельдерс на Максима Окунева не смотрел. Глава службы безопасности Корпорации Харпера уже знал про него многое, даже те «маленькие хитрости», которые Максим тщательно скрывал от своего ванкуверского начальства. И теперь Мельдерс мучился вопросом, который лично ему казался во всей этой истории самым важным: чем это жалкое существо могло заинтересовать блистательную Сандру Харпер, хотя бы и в отдаленном прошлом?
        Молчание затягивалось. Внезапно Максим понял, что самое страшное только начинается…


        Вечером того же дня Джеймс Кристиан Харпер, закончив ужин, показавшийся ему невкусным, откинулся на подушки. Думать о делах ему не хотелось. В последние дни, когда Анна Монт, собрав бумаги, покидала его палату, он чаще думал не о делах, а об этой девушке, своей секретарше. После ее ухода Джеймс всегда испытывал прежде незнакомое чувство одиночества. Ему не хотелось, чтобы она уходила…
        Он уже пытался осторожно намекнуть ей об этом, и каждый раз его останавливал ее ласковый, но непонимающий взгляд. Но он не мог ошибаться. Джеймс считал себя неплохим знатоком женщин, он не мог принять за влюбленность всего лишь искреннюю приветливость хорошо вышколенной секретарши! Одно такое предположение больно задевало его мужское самолюбие. Почему он должен мучиться, размышляя, как относится к нему эта девчонка? Тем не менее, он чувствовал, что тяготится своим унизительным положением калеки: подниматься с кровати ему разрешалось только в присутствии работавших с ним врачей. Однажды он хотел сделать это самостоятельно, но Анна уговорила его остаться в постели, ссылаясь на строжайшее запрещение доктора Гастингса.
        Анна охотно оставалась с ним и после окончания своего рабочего дня. По просьбе Джеймса она рассказывала ему о своей семье, о детстве и даже о первой любви - в разговоре для нее не существовало запретных тем, и Джеймс чувствовал себя в ее присутствии легко и как-то по-мальчишески свободно. Даже физическое желание, которое теперь часто посещало его, когда девушка оказывалась слишком близко, не нарушало этой гармонии.
        Тосковал ли он по Сандре? Задавая себе этот вопрос, Джеймс отвечал на него отрицательно. И видел причину своего охлаждения к жене в том, что приезжая в клинику, она больше говорила не о своей любви к нему, а о делах его Корпорации - словно за время, прошедшее после взрыва, эти дела стали для нее важнее, чем он сам! Да, он признавал, что Корпорация переживает не лучшие времена, возможно, в этом отчасти виноват и он, но она не должна была говорить об этом сейчас, когда он прикован к больничной кровати и все равно ничего не может изменить! Зачем в такой ситуации демонстрировать свое превосходство? Когда на заре их знакомства она придумала план переброски алмазов из Ламбервиля, тем самым решив его серьезную проблему, она вела себя совсем иначе. Он был уверен, что тогда ее в первую очередь интересовал не план, а он сам, Джеймс Харпер! Правда, потом произошла эта авиакатастрофа и выяснилось, что с кем-то из погибших ее связывали близкие отношения, но тогда все это не имело для него значения, потому что он был влюблен и не сомневался, что сумеет добиться ответного чувства. Он был искренен, но была ли
искренна она?.. Теперь Джеймс сомневался в этом.
        Он уже убедился, что до сих пор до конца не понимает свою жену, прожившую с ним семь лет и родившую ему дочь. Но как вообще можно понять человека, который никогда не рассказывает о своем прошлом? Возможно, его мать права, и ему стоило бы узнать о Сандре побольше? Джеймс поморщился - настолько неприятной показалась ему эта мысль… Однако избавиться от нее было не так-то легко.
        Когда они познакомились, думал он, Сандра была совсем другой: тогда ему показалось, что он встретил женщину, словно созданную из его потаенных желаний. Совершенство в женском облике. «Встречи с такой женщиной, как ты, можно ждать всю жизнь и не дождаться», - Джеймс помнил свои слова, сказанные после того как Сандра согласилась стать его женой. Но теперь в отношениях с нею ему стала чудиться фальшь, которую они оба скрывали за объятиями и улыбками. Он уже не понимал, почему она казалась ему совершенством и как мог он, поддавшись порыву и забыв о чувствах собственной матери, наспех скрепить свои отношения с Сандрой подписью в мэрии далекого Ламбервиля.
        Мысли Джеймса унеслись в этот западноафриканский город, куда уехала его жена. Но он не думал о том, что она делает сейчас, он вспоминал, какой она была тогда.

…Вот он, услышав о несчастье, гонит машину к ее коттеджу. Отбившись от охраны и прислуги, он входит в комнату Сандры. Их взгляды встречаются, он видит в ее глазах отчаянный призыв о помощи, и его сердце сжимается от нежности, жалости и любви. В тот момент, для того чтобы помочь ей, он был готов перевернуть весь мир. И, перевернув его, завоевать ее любовь. Но, может быть, это не удалось ему, он не завоевал ее любви, и все эти годы Сандра лишь платила ему долг благодарности?! И действительно, ей было за что благодарить! Он одарил ее более чем щедро. И теперь сожалел об этом.
        Узнав тогда о гибели человека, который был дорог Сандре, Джеймс обещал не ревновать ее к мертвому. Но обещать легче, чем выполнить обещание: иногда его посещали сомнения, забыла ли она свою прежнюю любовь. Возможно, не случись тогда эта катастрофа, Сандра Сеймур никогда бы не выбрала его. И эта мысль была особенно нестерпимой.
        Джеймс только теперь понял, насколько их уговор молчания о прошлом мучил его все эти годы. Будучи современным человеком, он признавал право жены на личные тайны… Но ему казалось, что за все эти годы он заслужил ее доверие. А она по-прежнему не пускала его в свой мир. И он устал от этого.
        Поэтому желание, которое он испытывал к другой женщине, - пусть эта женщина и была всего лишь его секретаршей! - уже казалось ему естественным и нормальным. Анна так молода и так привлекательна! А Сандра, приезжая к нему в клинику, в последнее время выглядела усталой, озабоченной, похудевшей… Конечно, она его жена, мать его ребенка, и будет ею всегда. Когда она вернется из Ламбервиля, их отношения обязательно наладятся. Но сейчас ему нужно другое.
        Джеймс закрыл глаза и представил Анну Монт в своих объятиях.


        За полночь он проснулся, и ему потребовалось в туалет. Джеймс протянул руку к кнопке вызова персонала, но тут же передумал, чувствуя себя вполне способным добраться до ванной комнаты самостоятельно. Сев на кровати, он опустил на пол сначала левую ногу, а потом осторожно - правую, доставившую Гастингсу так много хлопот. Врачи клиники говорили Джеймсу, что разрабатывать ногу нужно очень аккуратно, чтобы не повредить нервные соединения, восстановленные в результате виртуозной операции. Но ощущение собственной беспомощности и зависимости уже давно казалось Джеймсу унизительным, и сейчас он решил с ним покончить. Он поднялся, сделал первый шаг левой ногой и подтянул к ней правую.
        Когда ему удалось добраться до стены, он почувствовал себя уверенней. Стараясь не обращать внимания на боль в ступне и колене и на то, что каждый шаг отзывается болезненным ощущением в позвоночнике, он двинулся к ванной вдоль стены и за пару минут достиг своей цели…
        Прежде чем пуститься в обратный путь, Джеймс решил ополоснуть лицо холодной водой: физические усилия дались ему не даром, и теперь он чувствовал себя таким усталым, словно прошел несколько километров. Опираясь на раковину умывальника, он собрался уже повернуть кран, как вдруг ему послышалось, что в палату кто-то вошел.
        Кто это мог быть? Охранник? Врач? Но что им могло понадобиться здесь посреди ночи? Воспоминание о пережитом покушении внезапно шевельнулось в нем, Джеймс почувствовал, что на его лбу выступил холодный пот, и тут же приказал себе собраться. Он с полным основанием считал себя смелым человеком и был готов встретить любого врага достойно. Собираясь распахнуть дверь, он оперся рукой о стену и в то же мгновение услышал, что открылась другая дверь - в палату, и удивленный голос медсестры произнес:

- Что вы здесь делаете?
        Вместо ответа раздался сдавленный женский возглас, потом что-то с грохотом упало. Он толкнул дверь и увидел, как девушка в голубом халате медленно оползает по противоположной стене на пол. Больше в палате никого не было.
        Волоча по полу немеющую правую ногу, Джеймс бросился к ней и наклонился над неподвижным телом. Потом понял, что не знает, как помочь девушке, и громко позвал в проем распахнутой в коридор двери:

- Здесь есть кто-нибудь? Помогите!
        Но никто не откликнулся, и тогда он выглянул в проем двери.
        Двое охранников неподвижно сидели на диване напротив его палаты. Увидев, что глаза охранников закрыты, Джеймс пришел в бешенство.

- Что тут происходит? - заорал он, сопроводив вопрос отборной руганью, которой, наверное, никто еще никогда не слыхивал из уст Джеймса Кристиана Харпера.


        В это время мисс Гамп сидела за столом и рассматривала последнюю акварель своей воспитанницы. Саманта Гамп имела психологическое образование и была опытной воспитательницей. Детские рисунки она считала ключом к душе ребенка.
        Кора нарисовала дом Харперов, и он был вполне узнаваем. Но на дворе стояло лето, а девочка изобразила дом в дождливую осеннюю погоду: на картинке густую синеву неба перечеркивали резкие черные штрихи. В доме горели окна, их яркие желтые пятна в тревожном беспорядке расплывались на сером, хотя дом Харперов был скорее розовым. Целыми днями девочка играла в солнечном парке, а вечерами садилась за стол и рисовала такие страсти. Одному Богу ведомо, что творилось у нее в душе!
        Рисунок надо было немедленно показать родителям Коры. Но мистер Харпер в больнице, миссис Харпер в отъезде… А обсуждать проблему с миссис Лиз Харпер гувернантка не хотела, понимая, что это обсуждение не решит имеющейся проблемы, а только вызовет новые. Лиз откровенно не любит свою невестку, а в последнее время их отношения еще больше обострились. Мисс Гамп сочувствовала Сандре, на которую навалилось столько неприятностей сразу, но проблема с Корой была неотложной. Как только Сандра вернется, мисс Гамп попросит ее проконсультировать Кору у психолога.
        Прежде чем выключить свет, мисс Гамп в последний раз взглянула на рисунок. «А может быть, дело не только во внутреннем состоянии ребенка? - подумала она. - Кора отражает в своих рисунках то, что видит и чувствует. Но ведь я чувствую то же самое. С тех пор, как мистер Харпер попал в клинику, а миссис Харпер уехала, мне кажется, что этот дом вынашивает в своем чреве беду».


        В конце коридора послышались возгласы, топот ног, и вскоре он увидел, что к нему бежит, застегивая на ходу голубой халат, ассистент Гастингса, а за ним две девушки в таких же халатах. «Слава Богу, - подумал Джеймс, устало прислоняясь к косяку двери, - слава Богу, что здесь есть кто-то живой»… Поскольку охранники никак не реагировали на его крики, он уже предположил самое худшее.
        Потом прибежал еще кто-то, вокруг Джеймса началась суета, его отвели и уложили в постель, ассистент Гастингса попытался было осмотреть его ногу, но Джеймс решительно отстранил его.

- Кто-нибудь объяснит мне, что произошло? - раздраженно спросил он. - Что с охранниками и с девушкой?

- Не беспокойтесь, мистер Харпер, - уверенным голосом ответил молодой врач, - все живы и скоро придут в себя. - Но по его лицу было заметно, что он весьма напуган происходящим. - Доктору Гастингсу уже сообщили, он скоро приедет, - добавил ассистент.
        Гастингс появился в клинике почти одновременно с главой службы безопасности Корпорации. Заглянув к палату, Мельдерс, чье лицо выглядело бледным даже сквозь природную смуглость, сказал, что сначала должен поговорить с пострадавшими и лишь потом будет готов докладывать о случившемся. Джеймс выругался и закрыл глаза.
        Через несколько минут Мельдерс допрашивал в кабинете Гастингса пострадавших охранников, которых уже удалось привести в чувство. Выяснилось, что обоим вкололи по сильной дозе снотворного. Но как такое могло случиться с этими профессиональными парнями? Оба были вялыми и выглядели не лучшим образом, но при виде Мельдерса вскочили со стульев и попытались вытянуться в струнку. При этом одного из парней сильно качнуло. Мельдерс поморщился и, приказав ему ждать за дверью, начал допрос другого.

…Через полчаса оба были отправлены спать, а глава службы безопасности, разозленный донельзя, ходил по кабинету Гастингса из угла в угол. Ему удалось узнать немногое. С трудом выговаривая слова, охранники рассказали, что в коридоре появилась незнакомая медсестра и подошла к ним с каким-то вопросом. Больше ничего они не запомнили и внешность медсестры описать не смогли.
        После этого в кабинет ввели пострадавшую медсестру. На лбу девушки красовался пластырь, часть которого уходила под голубую форменную шапочку.

- Садитесь, Люси, - устало улыбнувшись медсестре, Мельдерс подвинул к ней кресло. О том, чем могло завершиться ночное происшествие, если бы не эта девушка, он старался не думать.
        Люси дежурила в палате тяжелого больного на другом этаже клиники. Где-то после полуночи, точное время девушка назвать не могла, больной проснулся и попросил чаю с лимоном. За лимоном пришлось спуститься на кухню. Поднимаясь по лестнице обратно, девушка автоматически посмотрела в стеклянную дверь того этажа, на котором лежал Джеймс, и что-то заставило ее замедлить шаги.

- Что именно, Люси? - спросил Мельдерс. - Постарайтесь как можно точнее вспомнить, что вы увидели.
        Вскоре, с помощью наводящих вопросов Мельдерса, Люси удалось восстановить картину.
        Сквозь стекло двери она заметила женщину, одетую в форму клиники Гастингса, но показавшуюся ей незнакомой. Люси удивилась: персонал клиники Гастингса менялся редко, и все здесь отлично знали друг друга. Люси предположила, что незнакомка тоже заметила ее, потому что, бросив беглый взгляд в сторону стеклянной двери, она немедленно скрылась за дверью палаты.

- Что было дальше, Люси?

- Дальше? - Девушка закрыла глаза и, проведя рукой по лбу, поморщилась. Осматривавший ее Гастингс сказал, что удар по голове был нанесен грамотно, и от тяжелого сотрясения мозга Люси спасло только то, что у нападавшего, вернее нападавшей, не было возможности замахнуться. - Дальше я решила посмотреть, все ли в порядке, и пошла туда.

- Идя по коридору в сторону палаты, вы заметили охрану? - спросил Мельдерс.
        Люси задумалась.

- Кажется, да, - сказала она через некоторое время. - По-моему, на диване кто-то сидел. Видимо, это и была охрана.

- Но если вы заметили охрану, почему вы к ней не обратились?
        На этот вопрос Люси ответить не смогла.

- Насколько я знаю, - попытался помочь ей Мельдерс, - в вашей клинике существует неписаное правило: каждый отвечает за все.

- Да, - кивнула девушка, - конечно. В медицине часто счет идет буквально на секунды, поэтому оказать немедленную помощь больному должен тот сотрудник клиники, кто ближе всех к нему находится. А охрана не является персоналом клиники.

- Но почему вы вообще решили, что мистеру Харперу нужна помощь?

- Мне так показалось, - медсестра пожала плечами.

- Вы проявили незаурядное мужество, Люси, - задумчиво сказал Мельдерс. - Я очень вам благодарен.

- Я всего лишь выполняла свои обязанности, - девушка впервые улыбнулась.

«Неужели персонал этой клиники вышколен лучше, чем мои парни? - думал глава службы безопасности, направляясь по коридору к палате Джеймса, где, Мельдерс был уверен, ему предстоял едва ли не самый неприятный разговор в жизни. - Как они могли так проколоться? Их ошибка едва не стоила жизни Джеймсу Харперу!»
        Единственное объяснение случившемуся Мельдерс видел в том, что против охраны действовал очень серьезный профессионал. Вернее, профессионалка. Как жаль, что никто не запомнил ее примет. Средний рост и относительная молодость, увы, приметами считаться не могут…
        Глава 14
        ТЕНЬ ИЗ ПРОШЛОГО

        Самолет выполнял ночной рейс, салон был погружен в полутьму. Сандра, накрывшись пледом, закрыла глаза. Последний прогноз погоды сообщил, что в Лондоне холодная ночь и город окутан туманом, но аэропорт принимает все рейсы. А это значит, что в семь утра она будет в Хитроу.
        Успешно закончив дела, она летела из Ламбервиля.
        Удивительно, но это путешествие принесло ей гораздо меньше душевных мук, чем она ожидала, - наверное, благодаря тому, что в Ламбервиле она не встретила ни одного знакомого лица. Усадьба Ван Хорна, в которой когда-то жила команда Урмаса Шольца, была давно перестроена, и теперь на ее месте белело несколько таких же коттеджей, в каком когда-то останавливалась она сама. Теперь в коттеджах жили и работали совершенно другие люди. Сандру они встретили с почтительным равнодушием, но все ее указания выполняли быстро и точно. Эндрю Смит, местный управляющий, в тот же день начал готовить экспедицию в соседнюю страну.
        Сердце Сандры екнуло лишь тогда, когда, приехав на маленький местный аэродром, она увидела стоявшие на нем самолеты: три «Дугласа» и «сессну». Экспедиция отправилась на «Дугласе», но перелет происходил по маршруту, пролегавшему в стороне от страшного места катастрофы. И Сандра почти безразлично скользила взором по красноватым скалам и каменистым плато, почти лишенным растительности и от этого напоминавшим марсианский пейзаж.
        Отдав все необходимые распоряжения по прекращению переброски алмазов из Ламбервиля, Сандра занялась более щекотливым делом. Ей предстояло встретиться с представителями «Моррисон инкорпорейтед» и предоставить им результаты экспертизы шахты. Перед встречей она сильно нервничала, но и здесь все прошло благополучно. Исполнительный директор фирмы широко улыбался ей, сверкая белыми зубами на абсолютно черном лице, и Сандра удивилась, что, обманывая его, почти не испытывает угрызений совести.
        Собственно, уже через неделю можно было возвращаться в Лондон. Но Сандре пришлось задержаться еще на день - из-за дождя, зарядившего на целые сутки. Никаких прогулок по памятным местам она не совершала и вообще все свободное время проводила в новом, еще пахнувшем свежей краской коттедже. По ночам ей не всегда удавалось сразу уснуть, но и тогда ее мысли были далеки от Ламбервиля: она думала о Джеймсе и дочери, строила планы на будущее. Она твердо решила разделить с мужем заботы о Корпорации. Покидая Ламбервиль, она поняла, что эта поездка была ей необходима. Только теперь она окончательно простилась со своим прошлым.
        За время ее отсутствия в Лондоне снова переменилась погода. Не по-летнему холодным туманным утром она сошла с трапа самолета, поискала глазами своего водителя, но вместо статного седоволосого Гарри увидела, к своему удивлению, идущего к ней Мельдерса.

- Доброе утро, миссис Харпер, - сказал он, и молодая женщина уловила в его интонации что-то незнакомое. Она внимательно посмотрела на Мельдерса и, решив, что всему виной ее усталость, любезно поздоровалась с ним.

- У нас опять неприятности, миссис Харпер, - без предисловий сказал глава службы безопасности. - Я хотел, чтобы вы узнали об этом немедленно. На вашего мужа совершено еще одно покушение. И, должен признаться, его спасло только необыкновенное везение.

- Что с ним? - в ужасе воскликнула Сандра.

- С мистером Харпером все в порядке. Он не пострадал.

- О Господи, - с трудом проговорила побледневшая женщина. - Я должна сейчас же его увидеть. Отвезите меня в клинику, мистер Мельдерс.
        Сандра шла так быстро, что он едва поспевал за ней. Остановившись у темно-синего джипа с эмблемой Корпорации, из которого вышел, приветствуя их, водитель, молодая женщина оглянулась.

- Миссис Харпер, сейчас семь утра, - проговорил Мельдерс в ответ на ее нетерпеливый взгляд. - Мистер Харпер еще спит, и вряд ли стоит его беспокоить. Позвольте отвезти вас домой.

- Если Джеймс спит, я подожду, пока он проснется. А по дороге вы расскажете мне, что случилось.
        Мельдерс сидел рядом с хранившей молчание Сандрой на заднем сиденье
«рейнджровера» и думал о том, что ему еще ни разу не приходилось быть так близко от этой женщины. Он ловил себя на мысли, что благодарит неизвестных злоумышленников за то, что те предоставили ему повод встретить Сандру в аэропорту. Разумеется, он не желал Джеймсу Харперу смерти - глава Корпорации был залогом его благополучия. Но искренняя тревога, которую Мельдерс увидел на лице Сандры, когда та узнала о новом покушении, сильно задела его и заставила испытать угрызения совести. Если бы она притворялась или просто проявила равнодушие, ему было бы легче, потому что это подтвердило бы его подозрения. Сандра сидела рядом, краем глаза он видел ее тонкий профиль… Она даже не догадывалась, какую игру он ведет против нее.
        Приехав в клинику, они узнали, что Джеймс уже проснулся. Сандра вихрем влетела в палату и бросилась к мужу.

- Ну-ну, малыш, - шепнул Джеймс, погладив ее растрепанные волосы. - Ничего же не случилось.

- Кто это был, Джеймс? - спросила Сандра.

- Не знаю, ведь я ничего не видел. Говорят, какая-то женщина. Женщина… - Джеймс нахмурился, будто вспоминая что-то. - Ну-ка, попроси Мельдерса зайти сюда. Он ведь еще не уехал?
        Сандра выглянула в коридор. Глава службы безопасности о чем-то разговаривал с новыми охранниками. Услышав просьбу Джеймса, он немедленно вошел в палату.

- Я кое-что вспомнил! - возбужденно заявил Джеймс. - Перед первым покушением, перед тем, как машина взорвалась, я тоже видел женщину. Она ехала за мной на серебристом «пассате», номера я, конечно, не запомнил. Зато я хорошо помню ее: яркие рыжие волосы…

- Это наверняка парик, - пожал плечами Мельдерс. - Мистер Харпер, мы вряд ли найдем исполнителя. Да это и не так важно. Гораздо хуже, что мы до сих пор не знаем, кто организатор этих покушений. Мои люди работают день и ночь, но пока, к сожалению, безуспешно. Так что нам остается только быть предельно острожными, чтобы не допустить подобного снова.
        Сандра устало переводила взгляд с одного мужчины на другого. Господи, сколько еще будет длиться это безумие, неожиданно ворвавшееся в ее жизнь? И Джеймс так занят всем этим, что даже не спросил, как прошла ее поездка. Недослушав разговор до конца, она тихо вышла из палаты.
        Водитель Гарри, которого она успела вызвать, уже приехал. Она велела отвезти ее в главный офис. Сандра с трудом дождалась появления Дезерта, которому объявила, что все документы для сделки нужно подготовить немедленно. Сама же, попросив секретаршу принести кофе, прошла в кабинет и скорее по привычке, чем из желания работать, стала просматривать информацию, поступившую за время ее отсутствия.
        Однако через несколько минут ее усталость сменилась беспокойством: акции Корпорации медленно, но верно ползли вниз. Фирма «Даймонд Бразерс» удачно продавала свои алмазы бывшим клиентам Харпера. Да как им это удается - держать такие низкие цены?! Сандра и раньше задумывалась над снижением цен на алмазы, но каждый раз, производя расчеты, убеждалась, что затраты на добычу, транспортировку камней и таможенные пошлины слишком велики. Пока она представляла конкурента Корпорации исключительно в образе цифр и документов. Но ведь за всем этим стоят живые люди, которые преследуют свои цели… Нельзя ли договориться с ними, выработать определенные соглашения? Ведь война никому не выгодна…
        Сандра посмотрела, по какому адресу расположен главный офис «Даймонд Бразерс», и выключила компьютер.


        Дома ее встретила Кора. Увидев Сандру, девочка, с грустным лицом спускавшаяся по лестнице, мгновенно оживилась. С блестящими глазами она подбежала к матери, начала что-то рассказывать, потом потянула ее за руку к себе в комнату, чтобы показать новые рисунки… Но мысли Сандры сейчас были заняты другим. Поцеловав дочь, она передала ее на попечение мисс Гамп и поднялась к себе.
        Сандра понимала, что от встречи с представителем «Даймонд Бразерс», на которую она решилась, будет зависеть многое. Важно не только то, что она будет говорить, но и то, как она будет выглядеть и какое впечатление произведет на представителя
- неизвестного ей мистера Дрейка.
        Приняв душ, она стала тщательно обдумывать свой туалет, вспоминая уроки, которые получила когда-то от своего визажиста Джонни. Главное, чтобы этот Дрейк вообще захотел идти на контакт. Поэтому не стоит отпугивать его слишком строгим костюмом… Выбор молодой женщины остановился на простом черном платье с белым воротником, которое она любила надевать, отправляясь куда-нибудь с Корой. Платье было не слишком облегающее и не слишком открытое - длина доходила до колен, а неглубокий треугольный вырез в обрамлении белоснежного атласного воротника-апаш красиво подчеркивал загар. Несмотря на почти квакерскую скромность, это платье сидело на Сандре так, что от ее фигуры невозможно было оторвать глаз, - настоящий шедевр ее модельера Линды Вансович. Джеймс, во всяком случае, говорил, что этот наряд сводит его с ума. Удовлетворенно вздохнув, Сандра занялась лицом. Через двадцать минут молодая женщина снова оценивающе взглянула на себя в зеркало и не смогла удержать торжествующую улыбку. Перед ней была та Сандра, которая могла не сомневаться в своем успехе. Глаза в обрамлении длинных ресниц излучали сияние,
удачно подобранная помада подчеркнула линию губ, а волосы Сандра высушила, позволив им свободно виться вокруг лица. «Очаровательная жена у этого Джеймса Харпера», - сказала она сама себе и, рассмеявшись, спустилась вниз.
        В холле к ней снова подбежала Кора. За ее спиной мисс Гамп с виноватым видом развела руками.

- Мамочка! Ты такая красавица! - с искренним восторгом воскликнула девочка, обхватывая колени Сандры. Улыбаясь, Сандра опустилась на корточки перед дочкой.

- Ты тоже будешь красавицей, когда вырастешь, - сказала она, поправляя сбившийся набок бант, который, наверное, совсем недавно был заботливо и аккуратно завязан умелыми руками гувернантки. На кого все-таки Кора больше похожа? У нее темные глаза, как у отца, и светлые, льняные волосы. У Сандры в детстве волосы были такими же, но потом они потемнели. Звонко чмокнув Кору в нос, Сандра взглянула на часы: пока она собиралась, время подошло к полудню. Надо было спешить.


        Офис «Даймонд Бразерс» располагался на Олдпэй стрит, в двухэтажном особняке, построенном, судя по всему, не слишком давно, но стилизованном под старину. Пристроив «ланчиа» на парковку, Сандра вошла в просторный холл. Интерьер здесь выглядел вполне современно: лампы дневного света, светлый линолеум на полу, пластиковые панели на стенах, никаких стульев или диванов. Вместо лестницы, ведущей наверх, Сандра увидела двери лифта. Пока она оглядывалась, из-за боковой стеклянной двери вышел мужчина в черном костюме, то ли администратор, то ли охранник.

- Что вам угодно, мисс? - обратился он к ней вежливо, но без особого любопытства.

- Добрый день, - сказала Сандра. - Я бы хотела увидеть мистера Дрейка.

- У вас предварительная договоренность о встрече? - осведомился мужчина.

- Нет, но… - молодая женщина вынула из сумки визитную карточку и протянула мужчине. - Может быть, он согласится со мной поговорить?
        Мужчина внимательно прочитал написанное на карточке и, ни слова не говоря, подошел к стене, на которой Сандра только сейчас заметила переговорное устройство. Она напрягла слух, желая услышать, как о ее визите доложат Дрейку, но так ничего и не услышала. Через минуту мужчина обернулся к ней:

- Мистер Дрейк ждет вас, миссис Харпер. Второй этаж, по коридору направо.
        Смущенная столь расплывчатым указанием, Сандра нажала кнопку лифта, и двери тут же открылись. Поднявшись на второй этаж, она оказалась в середине узкого коридора, тускло освещенного мерцающими лампочками. Повернув направо, молодая женщина довольно долго шла вдоль пустой стены, пока не оказалась перед единственной дверью безо всяких надписей. Сандра осторожно взялась за ручку, дверь отворилась, и она оказалась не в приемной, как ожидала, а прямо в кабинете.
        Причем кабинет этот поражал простотой обстановки. Здесь не было ничего, кроме нескольких кресел и письменного стола с двумя компьютерами, из-за которого, приветствуя Сандру, поднялся невысокий мужчина лет сорока и самой заурядной внешности.

- Прошу вас садиться, - он указал Сандре на одно из кресел. - Не скрою, что я удивлен вашим визитом, миссис Харпер. Насколько мне известно, Корпорацию Харпера и фирму «Даймонд Бразерс», которую я представляю в Лондоне, не связывают никакие деловые отношениями.

- Вот об этом я и хотела бы с вами поговорить, - Сандра позволила себе улыбнуться.

- Слушаю вас, - невозмутимо отозвался Дрейк.

- Появление вашей фирмы на британском рынке вызвало интерес в Корпорации, - сказала молодая женщина. - Поэтому я сочла необходимым встретиться с вами лично.

- Интерес? - переспросил представитель, по-прежнему без всякого выражения. - Я думаю, здесь уместнее слово «беспокойство». Беспокойство по поводу четырех шахт, ранее принадлежавших Корпорации, но теперь оказавшихся в наших руках. Руководство Корпорации уже связывалось с нами по этому поводу. Если это интересует и вас, миссис Харпер, то я могу повторить: приобретая эти шахты, мы руководствовались данными экспертов нашей фирмы. Об экспертизе, подписанной неким Ричардом Греем, нам ничего не известно. Кроме того, я считаю беспокойство, проявленное Корпорацией Харпера, чрезмерным. Ни по объему оборота, ни по охвату рынка, ни по количеству действующих шахт наша фирма не может считаться конкурентом Корпорации.
        Сандра была несколько обескуражена такой прямотой. А она-то думала, как навести Дрейка на разговор о шахтах! Решив направить разговор в другое русло, она сделала удивленные глаза.

- Мистер Дрейк, вы несколько опережаете события. Однако раз уж вы сами заговорили об этих шахтах… Действительно, Корпорация понесла некоторые убытки в связи с махинациями Ричарда Грея, но для нас эти убытки незначительны. Не думаю, что этот неприятный момент может стать помехой для нашего сотрудничества.

- Пока я не вижу повода для сотрудничества «Даймонд Бразерс» с Корпорацией Харпера, - Дрейк покачал головой. - Тем не менее, владельцы нашей фирмы сегодня же будут осведомлены о вашем визите и вашем предложении.

- Я могу узнать имена владельцев «Даймонд Бразерс»? - поинтересовалась Сандра.
        Дрейк снова покачал головой.

- Они предпочитают действовать через своих полномочных представителей. Чем я еще могу быть вам полезен, миссис Харпер?

- Благодарю вас, мистер Дрейк, - проговорила Сандра, поднимаясь с кресла. Представитель «Даймонд Бразерс» тоже поднялся, но когда молодая женщина оглянулась от двери, он уже снова сидел, углубившись в разложенные на столе бумаги.
        Конечно, ей хотелось задать вопрос о низких ценах на алмазы, но она была уверена, что получит уклончивый ответ. Закрыв за собой дверь, Сандра прислонилась к стене, но тут же выпрямилась и изобразила на лице доброжелательное спокойствие: если коридор просматривается камерами, то никто не должен видеть ее досады.
        Но черт возьми, что все это значит? Дрейк ничуть не напоминал бизнесмена - типичный вежливый и исполнительный клерк. Тем не менее, он вел себя так уверенно, что не оставалось никаких сомнений - он действительно обладает большими полномочиями. Ее приход нисколько не удивил его. Он не был с ней любезен, не заинтересовался предложением о сотрудничестве, он не собирался отрицать общеизвестные факты. Словом… это был не конкурент, а противник. Но кто же стоит за именем «Даймонд Бразерс»? Сандра была вынуждена признать, что ни на дюйм не продвинулась в своем расследовании.
        Она шла по коридору, обхватив себя за плечи: кондиционер в кабинете Дрейка работал так сильно, что она озябла. А может быть, это сказывались усталость и напряжение - ей ведь так и не удалось отдохнуть после долгого перелета. Внезапно она увидела женскую фигуру, которая двигалась ей навстречу с другого конца коридора. Неизвестная женщина в кожаных брюках и белой блузе шла, надевая на ходу большие темные очки. Она опередила Сандру на пути к лифту и вошла в раскрытые двери. Они не успели закрыться, когда Сандра, подойдя к лифту, оказалась лицом к лицу с незнакомкой.

- Расти! - ахнула она и бросилась к кабине. Но железные двери бесшумно сомкнулись, лифт загудел и двинулся вниз. Ошеломленная, Сандра отчаянно давила на кнопку, но тщетно: лифт дополз до первого этажа, потом она услышала, как внизу открылись и снова закрылись двери, и только тогда погасшая кнопка показала, что теперь кабина свободна.
        Стараясь сдерживать волнение, Сандра спустилась вниз. Она не могла обознаться! Но если Расти не погибла тогда в африканской авиакатастрофе… Сандра не смогла додумать эту мысль до конца, прежде чем двери лифта раскрылись перед нею.
        Холл был по-прежнему пуст, мужчина в черном костюме равнодушно направился к ней, чтобы открыть входные двери. Пробормотав что-то о забытом зонтике, Сандра вернулась к лифту и снова поднялась на второй этаж. Почти бегом она преодолела расстояние до кабинета Дрейка, без стука вошла туда и, не обращая внимания на немое возмущение в глазах хозяина, резко спросила:

- Что связывает вас с мисс Липскомб, мистер Дрейк? - Липскомб была фамилия Расти, возможно вымышленная, но другой Сандра не знала.
        Дрейк потер переносицу.

- Я не вполне понимаю вас, миссис Харпер.

- Только что я видела в вашем офисе женщину, - заговорила Сандра, стараясь, чтобы ее голос звучал по возможности спокойно. - Я знала ее под именем Расти Липскомб. Я считала ее погибшей, но она жива…
        Дрейк продолжал молча смотреть на нее, всем своим видом выражая недоумение.

- Она невысокая, с яркими рыжими волосами…

- Миссис Харпер, смею вас уверить, что никакой мисс Липскомб и вообще женщины, подходящей под ваше описание, я не знаю, - сказал представитель «Даймонд Бразерс». - Вы очень взволнованы, присядьте. Быть может, это одна из посетительниц нашего офиса. Сейчас я узнаю.
        Дрейк нажал кнопку переговорного устройства, но ему никто не ответил.

- Вероятно, мой заместитель ушел на обед, - он пожал плечами. - А наш администратор не предупредил об этом посетительницу. Боюсь, я ничем не могу вам помочь, миссис Харпер.
        Сандра почти не помнила, как вышла из особняка. Сев в машину, она не сразу смогла прикурить сигарету - так дрожали руки. «Расти, Расти…» - повторяла она. Наверное, проще было поверить, что она сошла с ума, что все это померещилось ей от усталости. Но Сандра доверяла своему рассудку. Она мыслила трезво и ясно даже тогда, когда легче было бы бредить. Она запомнила Расти худенькой девчонкой с короткой стрижкой на рыжих волосах. Женщину, которую она встретила в коридоре офиса «Даймонд Бразерс», отличала ленивая грация достигшего совершенства тела, рыжие волосы гладким, длинным каре обрамляли лицо. Но это несомненно была она, Расти! Слишком многое в жизни Сандры было связано с этой женщиной, чтобы она могла ошибиться.
        Глава 15
        В КЛИНИКЕ

        Первый раз Сандра увидела ее восемь лет назад, когда прилетела в Лондон в сопровождении Урмаса Шольца, чтобы начать свою новую жизнь. Расти встречала их в аэропорту. Увидев ее, Сандра мысленно сравнила девушку с лисичкой: у нее были светло-зеленые глаза, вздернутый нос и множество веснушек. Именно Расти познакомила Сандру с Лондоном, заразив ее своей любовью к этому городу. Они вместе бродили под мрачными сводами Тауэра и кормили белок в Гайд-парке - тогда Сандре еще трудно было представить, что Лондон на долгие годы станет местом ее жительства. Потом девушки вместе побывали в доме Диккенса, любимого писателя матери Сандры - Марии Козинцевой.
        Расти была «компьютерной богиней» их команды, и Сандра помнила, сколько времени и сил потратила эта рыжая девчонка, чтобы научить ее, раньше видевшую компьютер только издалека, пользоваться заложенной в нем информацией.
        Как и у всех членов команды Шольца, у Расти была своя загадка. Однажды она показала Сандре фотографию с изображением такого же рыжего парня - это был ее брат Мартин. Тогда Сандра поняла, что его уже нет в живых, но что с ним случилось, она так и не узнала. Расти хранила его подарок - кошачью фигурку из полупрозрачного зеленого камня.
        Еще Расти рассказала ей, что закончила престижную школу телохранителей и до прихода в команду Шольца работала на конкурентов Корпорации Харпера.
        Но особенно крепко переплелись нити их судеб, когда выяснилось, что они обе влюблены в одного и того же мужчину. Долгое время Сандра считала Расти своей подругой и, даже узнав о ее связи с Шольцем, не изменила своего отношения к ней. Это было уже в Ламбервиле, когда она сначала застала их в постели, а потом утешала рыдающую Расти, которая умоляла: «Не забирай его совсем, Сандра! У меня же ничего нет, кроме него, ничего в жизни!» А перед тем как сесть в «Дуглас», которому предстояло в тот же день разбиться, Расти подбежала к Сандре и попросила у нее прощения. Сандра решила, что это из-за Урмаса, но ей показалось, что Расти тогда чего-то недоговорила… Неужели она все знала заранее? Но что, что?!
        И вдруг она увидела ту давнюю ситуацию с необыкновенной, холодной ясностью. Теперь сходилось все…
        Накануне вылета Урмаса Шольца в соседнюю африканскую республику, она сказала ему, что отказывается от брака с Джеймсом Харпером, потому что любит только его, Урмаса, и готова уехать с ним куда угодно. Видимо, почувствовав, что план, ради осуществления которого работала команда, под угрозой срыва, Урмас не стал спорить. Напротив, он пообещал Сандре, что, когда он вернется из экспедиции, они уедут вместе. Но он был человеком Теренса Харпера, он обязан был любой ценой выполнить его волю. А потом получить за свою работу деньги…
        Если бы Урмас остался жив, Сандра не стала бы женой Джеймса. Значит, он должен был умереть. Или инсценировать свою смерть…
        Закрыв лицо руками, она вновь вспомнила, что пережила тогда в Ламбервиле, узнав о гибели самолета. С тех пор невыносимая мука прочно поселилась в ней, незаметно отравляя самые светлые и счастливые дни ее новой жизни. Но одно дело - оплакивать смерть любимого, и другое - знать, что любимый продал тебя. Пусть и за очень большие деньги… Потому что раз жива Расти, то и Урмас Шольц тоже жив и получил причитающуюся ему часть наследства.
        Урмас жив! Эта мысль только сейчас окончательно дошла до сознания молодой женщины. Удивительно, что она не вызвала в ней потрясения - как будто она всегда знала это. Но теперь Сандра не испытывала ни радости, ни желания увидеть мужчину, когда-то так много значившего в ее жизни. Наверное, все случившееся было настолько невероятно, что разум сопротивлялся и не позволял ей пережить это открытие в полную силу. Кроме того, новая догадка заставила Сандру вздрогнуть: если она встретила Расти в офисе Дрейка, вполне вероятно, что Урмас Шольц тоже имеет отношение к этим загадочным «Даймонд Бразерс». А это значит… Мельдерс почти уверен, что покушения на Джеймса связаны с этой фирмой. Последнее покушение было совершено в клинике Гастингса. Шольц и Гастингс - друзья… Господи, надо немедленно увезти Джеймса оттуда!
        В два часа дня Сандра вошла в кабинет Гастингса.

- Доктор, мне нужно поговорить с вами, - с порога сказала она.
        Гастингс, которого она застала с цветочной лейкой в руках, - он всегда собственноручно ухаживал за растениями, в изобилии украшавшими кабинет, - прервал свое занятие и, подойдя к столу, отодвинул для Сандры кресло.

- Прошу вас, миссис Харпер. Кофе? Или, может быть, минеральной воды? На улице сегодня душно.

- Спасибо, ничего не нужно, - Сандра покачала головой. - Доктор Гастингс, я хотела бы перевезти мужа домой.
        Гастингс удивленно посмотрел на нее.

- Простите, миссис Харпер, но я уже говорил, что вашему мужу необходима сложная физиотерапия…

- Я все понимаю, - прервала его молодая женщина, а потом, словно прыгнув в холодную воду, добавила: - Я только что узнала, что Урмас Шольц жив. И у меня есть основания думать, что он… имеет отношение к покушениям на моего мужа. Мистер Шольц - ваш друг. Поэтому я не могу доверять вам в дальнейшем.
        Она увидела, что лицо Гастингса побледнело. Но самое главное было уже сказано.

- Я хочу, чтобы мой муж вернулся домой как можно скорее. И вы меня очень обяжете, если сами объясните ему целесообразность этого решения. Вы мотивируете это решение тем, что никто не может гарантировать полную безопасность Джеймса в вашей клинике, - твердо произнесла Сандра.
        Гастингс сидел перед ней прямо и неподвижно, положив ладони на стол. Когда он заговорил, голос его был спокойным.

- Миссис Харпер, - сказал он, - я даю вам честное слово, что не встречался с Урмасом Шольцем уже семь лет, хотя и знал из некоторых источников, что он жив. Но дело даже не в этом. Я - врач, я лечу вашего мужа, миссис Харпер. Неужели вы думаете, что я каким-либо образом причастен к покушению на его жизнь?

- Я не знаю, - тихо сказала Сандра. - Согласитесь, что в моем положении трудно доверять кому бы то ни было.

- Это ваше право, - Гастингс пожал плечами. - Я считаю, что в клинике процесс реабилитации мистера Харпера шел бы успешнее. Но, разумеется, я не могу оспаривать ваше решение.

- Конечно, мистер Гастингс, - молодая женщина позволила себе слегка улыбнуться.

- Что ж, тогда мне нужно подготовить соответствующую аппаратуру. А вам - найти человека, который умеет с ней обращаться, чтобы продолжать необходимые процедуры. Ведь я правильно понял вас, миссис Харпер, что моему персоналу вы тоже теперь не доверяете? - сухо поинтересовался врач. Он подождал ответа, но Сандра промолчала. Тогда Гастингс еле заметно усмехнулся и добавил: - Конечно, решение остается за вами, но я рекомендовал бы продлить пребывание мистера Харпера в клинике до завтрашнего утра. С врачебной точки зрения это наиболее целесообразно.
        Немного подумав, она кивнула. А потом спросила:

- Когда вы сообщите моему мужу, что он отправляется домой?

- Я готов сделать это прямо сейчас, миссис Харпер. Вы пойдете со мной?

- Нет, доктор, - сказала Сандра, поднимаясь. - Я зайду к нему позже, у меня есть неотложное дело.
        Спустившись в холл, она подошла к телефону и набрала номер. На третьем гудке трубку на том конце провода сняли.

- Мисс Мэрдсток? - проговорила она. - Это Сандра Харпер. Мне необходимо срочно встретиться с вами… Да, это очень срочно. Благодарю вас, я сейчас приеду.
        Розмэри встретила ее все в том же черном платье. Не продемонстрировав ни малейшего удивления, она спокойно поприветствовала гостью и, проведя ее в гостиную, предложила по обыкновению выпить кофе. Сандра согласилась, вспомнив, что с самого утра у нее во рту не было ни крошки. Торопливо глотнув обжигающий напиток, она обратилась к хозяйке:

- Мисс Мэрдсток, мне нужно срочно связаться с сэром Грэхемом.
        По лицу Розмэри пробежала тень недоумения.

- Но я уже говорила вам, миссис Харпер, что не имею такой возможности. Мой дядя звонил мне после вашего последнего визита, и я сообщила ему, что вы его разыскиваете. Больше я ничего не могу для вас сделать.
        Сандра отставила чашку и вся подалась вперед, словно желая во что бы то ни стало добиться реакции собеседницы.

- Простите меня, мисс Мэрдсток, но я не верю, что вы не знаете какого-нибудь экстренного способа связаться с сэром Грэхемом.
        Ничуть не смутившись, Розмэри посмотрела на нее внимательно и, как показалось Сандре, сочувственно.

- У вас проблемы в бизнесе? - спросила она.

- Нет, у меня проблемы в семье… Мне кажется, я в большой беде.

- Что именно я должна передать дяде, если он позвонит мне?

- Скажите ему, что я знаю правду об авиакатастрофе, - сказала Сандра. И, немного подумав, добавила: - Скажите ему, что тот, кто остался жив, причастен к последним событиям моей жизни.
        Розмэри встала, подошла к Сандре и осторожно коснулась ее плеча.

- Я сделаю все, что могу, миссис Харпер. Сандра благодарно кивнула и, не говоря больше не слова, направилась к двери.


        В послеобеденный час больных доктора Гастингса не беспокоили процедурами. В клинике стояла тишина. В палате Джеймса Харпера у постели своего босса сидела Анна Монт. Ее глаза были полны слез, и Джеймс смотрел на нее в полной растерянности. Он только что сообщил девушке, что доктор Гастингс внял просьбе Сандры и отпускает его домой.

- Что с вами, Анна? - спросил он. - Вы чем-то расстроены?

- Простите, мистер Харпер, - прошептала она. - Это так замечательно, что вы быстро поправляетесь! Но…

- Что - но? - спросил Джеймс, садясь на кровати.

- Я боюсь, что больше не нужна вам, - тихо проговорила Анна. - А я… Я люблю вас, мистер Харпер, простите меня.
        И она разрыдалась, упав всем телом на постель рядом с сидящим Джеймсом. Он протянул руку и дотронулся до плеча, по которому разметались заколотые в хвост светлые волосы. Анна продолжала рыдать. Тогда Джеймс обнял девушку за плечи, поднял и заглянул ей в лицо. Она с робкой надеждой смотрела в его глаза. Не говоря ни слова, он припал губами к ее губам. Анна на мгновение замерла, а затем рванулась к нему и обхватила его своими неожиданно сильными руками. У Джеймса потемнело в глазах, и он рванул пуговицы на ее блузке.

- Осторожно, - прошептала Анна. Затем она чуть отодвинулась, не отрывая от Джеймса томного взгляда, и одним движением распустила роскошные светлые волосы.
- Постой, тебе неудобно. Я разденусь сама.

- И закрой дверь на ключ, - хрипло отозвался Джеймс.
        Глава 16
        ОТЕЛЬ «МАРИУЗА»

        В парке, окружающем особняк Харперов, было одно место, которое Сандра особенно любила. Там даже в жару сохранялась прохлада. Спустившись по трем каменным ступенькам с небольшого пригорка, можно было оказаться перед изящной садовой скамейкой, над которой, словно тент, нависали ветви жасмина. Он только что распустился, и по всему парку плыл запах его белоснежных, нагретых солнцем цветов. Сандра любила приходить сюда с книжкой или чтобы просто о чем-то поразмышлять, правда, она уже забыла, когда сидела здесь в последний раз.
        Утром был туман, но днем погода разгулялась, вечер был тихий и теплый. Сандра, одетая в уютный домашний костюм, сидела на скамейке, положив на колени модный журнал. Она взяла его больше для виду, поскольку на самом деле сейчас ее нисколько не интересовали косметические новинки. Где-то неподалеку слышался смех Коры: девочка под присмотром мисс Гамп каталась с горки на велосипеде. В другое время Сандра непременно приняла бы участие в ее игре, хотя всегда очень волновалась, когда дочка начинала демонстрировать свои новые спортивные достижения. Но в данную минуту, с теми мыслями, которые роились у нее в голове, она просто не имела права смотреть Коре в глаза.
        Сандра думала о Шольце, а это было опасное занятие. Чем ярче становился образ, который она воскрешала в своей памяти, тем острее вспоминались и чувства, которые она когда-то испытывала к этому человеку. Безусловно, Шольц причинил ей много боли, по существу предал ее… Возможно, именно он пытается убить Джеймса. Но вопреки всему в душе ее возрождалось то, с чем невозможно было бороться: она снова видела, как наяву, его красивые руки с длинными пальцами, точные, выверенные движения гибкого тренированного тела. Казалось, еще чуть-чуть, и она услышит голос, произносящий с легкой хрипотцой: «Детка…» Сандра знала, что надо остановиться и выбросить эти мысли из головы, отвлечься, заняться каким-нибудь делом - например, поиграть с Корой, раз уж она решила провести остаток дня дома. Но это было не так-то просто… Вопреки здравому смыслу, ее давняя любовь упрямо восставала, как феникс из пепла. «Господи, - мысленно простонала она, - если ты есть, не дай нам встретиться!»

- Миссис Харпер! Миссис Харпер! - послышался крик горничной Кэтрин.
        Сандра поднялась и быстро пошла к дому.

- Ой, а я не догадалась, что вы здесь! - наивно удивилась Кэтрин, увидев хозяйку, поднимавшуюся по ступенькам ей навстречу. - Вас просят к телефону, миссис Харпер. Мужчина представился мистером Смитом, сказал, что это по работе.
        Тщетно припоминая, какой мистер Смит может ей звонить, Сандра вошла в дом и взяла трубку.

- Привет, Сандра, - обратились к ней по-русски, и молодая женщина от неожиданности чуть не уронила телефон. Но тут же взяла себя в руки: наверное, Максим опять хочет потребовать у нее денег. Она холодно поздоровалась с ним по-английски.

- Ты сердишься? - примирительным тоном сказал Максим. - Я пошутил. Только не вешай трубку, тебе должно понравиться то, что я скажу. В общем, так. Я тут все сидел и думал… Я сам не знаю, что на меня нашло. Все-таки я никогда не был подлецом, а тут так поступил с тобой. Я хочу попросить у тебя прощения, Сандра, но мне нужно сделать это лично. Пожалуйста, приезжай ко мне в гостиницу. Сейчас семь вечера… Ну, допустим, к девяти. Мы спокойно поговорим, и больше ты меня никогда не увидишь. Само собой разумеется, деньги я тебе верну. Ну что, приедешь? Почему ты молчишь?

- Я не приеду, - холодно ответила Сандра, удивленная этим неожиданным раскаянием. - Оставь себе деньги, исчезни из моей жизни и никогда не напоминай о себе. Тогда можешь быть уверен, что я тебя простила.

- Но мне нужно с тобой поговорить, - возразил Максим. - Считай, что это мое последнее требование.

- Значит, ты продолжаешь меня шантажировать, - устало заметила она.

- Пусть так, но мне действительно нужно поговорить. Это очень важно, поверь!
        Голос Максима неожиданно дрогнул, но не это заставило Сандру согласиться. Она решила, что эта встреча - ее шанс навсегда избавиться от преследований этого человека. Такой шанс надо использовать.

- Хорошо, - сказала она. - Я приеду около девяти.


        Район, в котором находился отель, показался Сандре отвратительным еще во время ее первого приезда сюда. И дело было не только в том, что повод для встречи внушал омерзение; здесь действительно было грязно, а по улицам слонялись какие-то подозрительные личности. Пожалуй, появляться здесь в девять вечера было неблагоразумно. Поэтому Сандра не решилась остановить такси где-нибудь поодаль, а попросила водителя подвезти ее к самым дверям отеля. Не успела она войти в лифт, как ей вслед крикнули на ломаном английском: «Подождите!»; в лифт вбежала, тяжело дыша, грузная женщина в восточной одежде, а за ней - трое чернявых ребятишек. Последнему пришлось протискиваться в лифт, удерживая закрывающиеся двери. Все они громко переговаривались на своем языке, а самая маленькая девочка, едва достававшая Сандре до колен, все время норовила потрогать ее сумку. С трудом пробравшись к двери, Сандра вышла и оказалась в коридоре, где, слава Богу, никого не было. Максим занимал номер неподалеку от лифта. Она негромко постучала в дверь. Никто не ответил. Она постучала громче, а потом осторожно толкнула дверь - та была не
заперта.
        Войдя в номер, Сандра остолбенела от неожиданности. Оба шкафа были распахнуты настежь, открывая взгляду пустые полки. Только на одной почему-то лежала пара мужских носков с яркой этикеткой. Было похоже, что хозяин номера в спешке собрался и уехал. Неужели уехал? Но почему портье не предупредил ее? В эту минуту дверь, ведущая в ванную, скрипнула и из нее вышел человек. И Сандра отпрянула назад, к стене, потому что ей необходимо было на что-нибудь опереться. Затем она подняла голову и прищурилась, словно ослепленная ярким светом.

- Привет, детка, - Урмас Шольц шагнул к ней и взял ее за руку. - Ты еще больше похорошела. Что же ты молчишь? Ты не рада меня видеть?

- Где Максим? - спросила Сандра, с трудом заставив себя что-то произнести.

- Тебе лучше присесть. У нас мало времени, - Шольц подвел ее к дивану, и она села, напряженно стиснув руки. Шольц встал перед ней. Он был одет в простые джинсы и белую футболку. Она заставила себя поднять на него взгляд. Седина в его светлых волосах стала заметнее, и он был не так коротко пострижен, как раньше, отчего жесткие черты его лица выглядели несколько мягче. Или это сделало время?
- У нас мало времени, - повторил он. - Поэтому я сразу перейду к делу. Мне известно, что Максим Окунев, живший в этом номере, тебя шантажировал. Ты знаешь, почему он настаивал на твоем приезде сюда?

- Нет, - сказала она, продолжая во все глаза разглядывать человека, который когда-то был для нее дороже жизни, дороже всего… - Но после этой встречи он обещал оставить меня в покое.

- И ты этому поверила?

- Я не знаю… Но что мне оставалось делать?

- Думать, - жестко сказал Шольц. - Если бы ты как следует обдумала ситуацию, в которой оказалась, то поняла бы, кому все это выгодно.

- Черт возьми, Урмас! - воскликнула Сандра, чувствуя, что готова вцепиться в него, ударить, причинить ему боль… Этот человек так жестоко обманул ее, а теперь еще осмеливается ее поучать! - Может быть, ты объяснишь наконец, что ты здесь делаешь?! С какой стати ты явился сюда… через столько лет?

- Я здесь, потому что тебе угрожает серьезная опасность, - начал он, но она не дала ему договорить:

- И ты явился сюда, чтобы защитить меня? - Сандра горько усмехнулась. - Как это трогательно!

- Повторяю: сейчас не время устраивать сцены, - спокойно сказал Шольц. - Тебе действительно угрожает опасность. Твоя свекровь и Иоахим Мельдерс объединились, чтобы расстроить твой брак. Это они заставили Максима Окунева пригласить тебя в этот отель.

- Но… зачем им это? - еле слышно пробормотала она, даже не пытаясь осмыслить сказанное.

- Лиз Харпер решила избавиться от тебя во что бы то ни стало. А Мельдерс, которого она наняла, чтобы осуществить задуманное, считает, что сейчас для этого самый подходящий момент. Максим должен был разговаривать с тобой, стоя вот у этого окна, а ваш разговор заснял бы фотограф Мельдерса. А потом планировалось предъявить эти снимки твоему мужу.

- О Господи! - Сандру передернуло.

- В данный момент фотограф крепко спит и будет спать еще часа полтора, - продолжал Шольц. - А убедить Максима Окунева срочно покинуть Лондон было несложно. Уж можешь мне поверить, - он слегка усмехнулся, точно так же, как делал это прежде. - Больше он никогда не появится в твоей жизни.
        Сандра слушала Урмаса, смотрела на него, но никак не могла поверить, что все это происходит наяву. Сам факт спокойного, чуть ли не делового разговора с человеком, которого она так долго считала мертвым, казался ей абсолютно нереальным. Этот человек обрушил на нее целый шквал невероятной информации, и она не сомневалась в ее достоверности - Шольц был профессионалом, и Сандра понимала, что в течение последних семи лет он вряд ли выращивал розы в собственном саду. Но все-таки самым главным было то, что он жив… Жив и стоит перед нею. Встретив Расти, Сандра уже подозревала такую возможность, но осознать ее она пока не могла.

- Сейчас ты многого не понимаешь, - тихо сказал Шольц, пристально вглядываясь в ее лицо. - Но у меня нет времени для объяснений. - С этими словами он развернул перед ней цветной буклет, оказавшийся картой северных окрестностей Лондона. - Смотри, - он провел по карте маркером, - завтра ты выедешь на это шоссе и проедешь по нему до двадцатипятикилометрового указателя. Спустя метров триста будет поворот налево, на проселочную дорогу, - Шольц сделал на карте пометку. - Повернешь и через пять километров окажешься на развилке. Дорога налево уходит к озеру, там кемпинг. А ты свернешь направо. Увидишь знак, запрещающий проезд, но шлагбаум будет открыт. Подъедешь к коттеджу за высоким белым забором. Я буду там после трех. Ты все поняла?

- Да, - кивнула она, послушно убирая карту в сумочку. Словно время повернуло вспять, и Шольц опять приказывал ей, словно она все еще оставалась глупой, неопытной девчонкой, ввязавшейся в опасную игру.

- Все, теперь иди. Я уйду позже.
        У двери она все-таки обернулась. Шольц смотрел ей вслед. Поняв, что она хочет что-то сказать или спросить, он покачал головой.

- Завтра, детка. Все объяснения ты получишь завтра.
        Но ее ноги отказывались слушаться, они словно приросли к полу…
        Отвернувшись от нее, Шольц подошел к окну и отодвинул занавеску. Выражение его лица внезапно изменилось, стало напряженным.

- Черт! Это машина Мельдерса! Я не успел обыскать этот номер. Уходим отсюда, быстро.
        Он почти силой вытащил Сандру из номера, ловко повернул что-то в замочной скважине соседней комнаты, втолкнул туда молодую женщину и бесшумно закрыл дверь.
        Окна этого номера были плотно занавешены, и сейчас мужчина и женщина стояли у двери почти в полной темноте. Сандра слышала дыхание Урмаса. Ей казалось, что протяни она сейчас руку, коснись его, и все прошедшие годы исчезнут, растворятся… Потом в коридоре раздались шаги, и она поняла, что это Мельдерс.

- Он вошел в номер, - прошептал Шольц. - Тише, не шевелись! - и подошел к ней вплотную. Сандра почувствовала, как нестерпимый жар ударяет ей в голову. На ощупь, как слепая, ока провела кончиками пальцев по лицу мужчины, словно желая убедиться, что это действительно он. Шольц молча сжал ее плечи. Они неподвижно стояли в тесной прихожей чужого номера, и Сандра вдыхала смесь табака и дорогого одеколона, того же самого, так любимого ею когда-то… А в номере за стеной ходил Мельдерс, открывая шкафы и выдвигая ящики, но это уже ее не касалось. Она потеряла счет времени; ей хотелось стоять так долго-долго, до тех пор, пока не подкосятся ноги. Но вот замок соседнего номера снова щелкнул, открывшись и закрывшись, шаги в коридоре затихли. Шольц отпустил Сандру и осторожно отворил дверь.

- Иди. Если он решил ждать тебя здесь, то все равно дождется. И второй ход в этом случае тоже охраняется. Поэтому выходи смело. Ты не обязана давать ему никаких объяснений. Все, детка, до завтра!
        И он буквально вытолкнул Сандру в коридор. Она поправила волосы, провела рукой по пылающему лицу и пошла к лифту. К счастью, на этот раз в нем никого не оказалось.


        Когда Сандра шла по коридору, машина Мельдерса уже отъехала от отеля «Мариуза». Глава службы безопасности был взбешен.
        Приехав в квартиру на Спенсер-стрит, где его должен был встретить фотограф, Мельдерс подождал немного и отправился в дом напротив «Мариузы», откуда предполагалось делать снимки, компрометирующие Сандру. Он нашел фотографа крепко спящим в кресле у окна. Бесполезный штатив с фотоаппаратом валялся рядом. Мельдерс встряхнул бесчувственное тело, выругался и отправился в гостиницу. Он понял, что кто-то начал игру против него. Этот «кто-то» был, похоже, серьезным профессионалом, и раскрыть его инкогнито требовалось во что бы то ни стало. Причем немедленно. Да, Мельдерс рисковал, встреча с Сандрой была бы сейчас крайне нежелательна для него, но другого выхода у него просто не было.
        Дверь в номер, который занимал Максим Окунев, оказалась не запертой, но в самом номере не обнаружилось ни души. Это явилось для Мельдерса полной неожиданностью. Значит, противник сумел опередить его! Больше по профессиональной привычке, чем в надежде что-нибудь найти, он тщательно обыскал помещение. И удача все-таки улыбнулась ему: между страниц телефонного справочника лежало письмо, адресованное миссис Лиз Харпер. Глава службы безопасности сложил письмо пополам, сунул во внутренний карман пиджака и вышел из номера.
        В машине он аккуратно вскрыл конверт и пробежал глазами письмо, написанное на хорошем английском:
        «Уважаемая миссис Харпер!

        Считаю своим долгом сообщить Вам, что Сандра Харпер, супруга Вашего сына Джеймса Кристиана Харпера, на самом деле не тот человек, за которого она себя выдает. Ее действительно зовут Сандрой, но по происхождению она вовсе не американка и никогда не носила фамилию Сеймур. Эта женщина родилась в Советском Союзе, ее отец - латыш, а мать - русская. Имя отца - Эгилс Рудевичус, матери - Мария Козинцева. Сандра Рудевичус закончила экономический факультет Рижского университета, после чего работала продавщицей в магазине игрушек. Потом она неожиданно исчезла из Риги, сообщив своим близким и друзьям, что отправляется работать в Соединенные Штаты. Всю эту информацию может подтвердить множество людей. Я сам близко общался с Сандрой Рудевичус в течение нескольких лет и мне прекрасн о известно, кто она такая.

        Я не знаю, зачем этой женщине понадобилось выдавать себя за другого человека, но считаю, что любой обман должен быть раскрыт.

        Искренне Ваш Максим Окунев».


        Информация была совершенно невероятной!.. Именно поэтому глава службы безопасности Корпорации решил, что, скорее всего, Максим Окунев написал правду. Конечно, все это нужно было тщательно проверить, но сейчас Мельдерса больше волновал другой вопрос: каким образом скромная продавщица из неизвестной ему бывшей советской республики сумела за короткий срок превратиться в преуспевающую владелицу реально существовавшей американской фирмы? И при чем тут Советский Союз?! Уж не замешана ли здесь русская разведка? Как иначе можно объяснить гладкую, без единой зацепки легенду, под которой жила Сандра, - такую легенду мог создать только профессионал высокого класса, располагающий немалыми средствами. Но ради чего это было сделано? Для того, чтобы выдать ее замуж за Джеймса Харпера и взять таким образом под контроль Корпорацию? Но после рождения дочери Сандра не проявляла никакого интереса к делам Корпорации, и в последнее время действовала исключительно по необходимости.
        Потом у Мельдерса мелькнула мысль, что, может быть, Сандра имеет отношение к
«Даймонд Бразерс», но он тут же отказался и от нее. Если бы это было так, то все действия Сандры по разоблачению махинаций этой фирмы оказались бы совершенно абсурдными.

«Рейнджровер» повернул на Беркли-стрит. Мельдерс сложил листы в конверт и убрал в карман. Ему еще предстояло решить серьезный вопрос: следует ли показывать это письмо Лиз Харпер?
«Боинг-707» летел над Атлантическим океаном. В этот день прямого рейса Лондон-Ванкувер не было, и Максиму Окуневу предстояло пересесть в Оттаве на другой самолет. Максима все еще колотило от страха: светловолосый сухощавый незнакомец, неизвестно каким образом оказавшийся в его гостиничном номере, спокойно сообщил, что будет с семьей Максима, если тот не покинет Лондон немедленно и не забудет в него дорогу навсегда. Он вручил ему билет на самолет, и передал с рук на руки здоровым парням, которые сунули Максима в салон черной
«тойоты» и отвезли в аэропорт. От незнакомца исходила такая спокойная сила, что Максиму и в голову не пришло с ним спорить.
        Сто тысяч долларов, переведенные Сандрой, остались на его счету. Конечно, Максим Окунев и не думал возвращать их. Так что все было не так уж и плохо. Обидно только, что письмо Лиз Харпер осталось неотправленным. А Максим так мечтал насладиться моральной победой над Сандрой, которая слишком явно демонстрировала ему свое презрение. Если бы письмо дошло до адресата, спокойная жизнь этой выскочки закончилась бы. Но страшный незнакомец своим появлением спутал все карты!
        При нем Максим даже не рискнул достать письмо, а потом этот человек наверняка обыскал номер и нашел его. Раз он действует в интересах Сандры, значит, письмо будет уничтожено. И Лиз Харпер никогда не узнает правды, потому что он больше рисковать не собирается. Жизнь дороже.
        Самолет внезапно тряхнуло, Максим подумал, что «боинг» пошел на снижение и заглянул в иллюминатор. Но внизу все еще простирался океан. В салоне раздались взволнованные голоса пассажиров. Появилась стюардесса с дежурной улыбкой и сообщением, что самолет попал в восходящий воздушный поток, и попросила пристегнуть ремни. Тут же «боинг» тряхнуло вновь, уже сильнее, после чего он заметно накренился.
        Максим нащупал свой ремень безопасности, но застегнуть его не успел. В багажном отделении произошел мощный взрыв.
        На следующий день газеты всего мира сообщат об авиакатастрофе, унесшей более двухсот человеческих жизней. Причины взрыва будут называться разные, в том числе неисправность в одном из двигателей…
        Глава 17
        ОБЪЯСНЕНИЕ ПОД ДОЖДЕМ

        Беспрепятственно сев в такси, Сандра, тем не менее, находилась в таком волнении, что не смогла дождаться, пока машина довезет ее до дома. Пока они ехали, ей все время казалось, что красный сигнал светофора горит неестественно долго, а такси еле ползет. Наконец, не выдержав, она попросила высадить ее на одной из центральных улиц и отправилась к дому пешком. Сандра давно не гуляла по городу, но и сейчас это была не прогулка, а бег - от себя, от собственных мыслей и чувств.
        Было уже десять часов вечера, но улицы выглядели оживленно: люди уже не спешили по своим делам, они наслаждались свободой начавшегося уикэнда, и никто не обращал внимания на одиноко бредущую молодую женщину в легкой светло-голубой куртке. Вряд ли кто-нибудь мог узнать в ней Сандру Харпер, если раньше видел ее только на страницах журналов светской хроники. Только тревожное выражение лица этой женщины заставило нескольких зевак с любопытством обернуться ей вслед.
        Незаметно для себя Сандра миновала несколько кварталов. Ей очень хотелось закурить, но она постеснялась делать это на ходу. С Оксфорд-стрит молодая женщина свернула на маленькую улочку и, увидев возле одного из домов уютный сквер, направилась туда. Здесь, в уютном уединении, стояли две скамейки. Сквер украшала мраморная, серая от времени статуя Амура и Психеи. Глядя на каменных любовников, Сандра села на скамейку и достала сигареты. В сумерках блеснул огонёк зажигалки. Вытянув гудевшие от непривычно долгой ходьбы ноги, она попыталась собраться с мыслями.
        Во-первых - да, это, конечно, во-первых, - Урмас Шольц жив. Свершилось чудо, на которое Сандра так страстно надеялась в первые месяцы и даже годы после его
«гибели», порой доводя себя этой надеждой едва ли не до умопомрачения. Но теперь Сандра уже сомневалась, стоит ли этому радоваться. Во-вторых, он не забыл ее - это она остро почувствовала, когда они стояли рядом в темноте. В-третьих, и это беспокоило ее больше всего, она сама тоже ничего не забыла. Сандра испытывала странное раздвоение души. Одна ее половина продолжала любить мужа, отца ее дочери. Эта часть души твердила ей, что Шольц опасный человек. Возможно, он причастен к покушениям на Джеймса, и тогда он враг и для нее, причем враг жестокий и безжалостный, который не остановится ни перед чем. Но тут же Сандра слышала другой голос, и тогда ей казалось, что она по-прежнему любит Урмаса, а потому сможет оправдать и объяснить все, что бы он ни сделал. Эти половинки не боролись между собой, они словно существовали одновременно, с одинаковой степенью реальности, и Сандра подумала, что вот так сходят с ума.
        Итак, завтра она снова увидит Урмаса. При мысли о предстоящем свидании одна половинка сердца радостно затрепетала, а другая тревожно сжалась: она вспомнила, что завтра Джеймс возвращается домой. В такой день и ей следовало бы остаться дома. Но… Шольц обещал все объяснить. И что она будет делать, если он признается в том, что причастен к покушениям на Джеймса? Сандра попыталась вызвать в себе ненависть к Урмасу - и не смогла. Да и он сам, похоже, не допускал мысли, что она не приедет на встречу с ним или кому-нибудь о ней расскажет. Впрочем, кому она может рассказать? Полиции? Но это грозит публичным скандалом. Или Иоахиму Мельдерсу, который совместно с Лиз Харпер задался целью разлучить ее с Джеймсом?
        В ее воображении возник образ главы службы безопасности. Темные, страстные глаза на лице, скрывающем под маской легкого презрения к окружающим истинное к ним отношение. Сандра никогда не понимала, как он к ней относится. Иногда ей казалось, что она интересует его как женщина гораздо больше, чем он хочет это показать. И это было понятно: Мельдерс был джентльменом, и он работал на ее мужа. Но тогда почему он пошел на поводу у Лиз? Что касается самой Лиз, то Сандра всегда знала, что находится у нее под подозрением. Правда, она и не догадывалась о степени неприязни, которую испытывала к ней свекровь. Оказывается, чопорная аристократка Лиз Харпер готова пойти даже на скандал, лишь бы разлучить ее со своим сыном. В лондонском свете такие события без публичного скандала не обходятся.
        Если бы не Урмас, человеку Мельдерса удалось бы сфотографировать ее с Максимом Окуневым в окне номера захудалой гостиницы. Она представила эти снимки в руках у Джеймса. При всей любви к ней Джеймс бы никогда не поверил ее объяснениям и не простил бы ее. В голове у Сандры возникло отвратительное слово - «развод». И Кора, не понимающая, что произошло между мамой и папой… Какое счастье, что Урмас спас ее от этого ужаса! - говорила одна половина ее души. А другая упорно нашептывала, что Урмас Шольц ничего не делает просто так.
        Сандре не хотелось ехать домой - ведь там ей, возможно, придется встретиться со свекровью… Но, взглянув на часы, она ахнула: половина одиннадцатого! Быстро поднявшись со скамьи, молодая женщина поспешила выйти из сквера на улицу и подняла руку, останавливая машину.


        Джеймс Харпер лежал на постели с открытыми глазами, хотя свет в палате был уже погашен. Анна Монт ушла полчаса назад. Они провели вместе весь день до позднего вечера. Все благие намерения Джеймса не поддаться чарам этой женщины рассыпались прахом от одного прикосновения к ее телу. Возвращение домой, еще сегодня утром такое желанное, сейчас беспокоило его. Он боялся встречи с Сандрой, боялся, что она обо всем догадается по выражению его лица. Джеймс чувствовал вину перед женой и всячески старался успокоить собственную совесть. Он вспомнил слова своего приятеля: «В том, что женатый мужчина заводит любовницу, виновата его жена». Действительно, разве он виноват, что нашел у Анны то, чего никогда не получал от Сандры - искреннее восхищение им, Джеймсом Харпером? А любому мужчине необходимо, чтобы им кто-нибудь восхищался!
        Он еще не знал, как это устроить, но был уверен, что и дальше будет встречаться с Анной. Пока он не может ездить в офис, ему в любом случае нужна секретарша, которая будет постоянно находиться при нем. А потом… Потом он будет время от времени приезжать к ней. В конце концов, так поступали многие его знакомые. Джеймс забыл, что раньше с неизменной брезгливостью относился к подобным историям. Он снова и снова вспоминал, какой страстной и покорной любовницей оказалась Анна, и не мог уснуть в нетерпеливом ожидании нового дня, когда он снова ее увидит.


        Стараясь не шуметь, Сандра вошла через парадный вход особняка. В доме стояла тишина, прислуга уже легла спать. Войдя в холл, молодая женщина машинально взглянула на напольные часы в углу. Мерными ударами десятифунтовых медных гирь они отсчитывали неумолимое время уже многие десятки лет. Несообразно по сравнению с массивным механизмом зазвучали стеклянные куранты, нежно и тонко выпевающие каждую четверть часа незамысловатую мелодию «Джона Гилпина» - старинной лондонской песенки о весельчаке-неудачнике. Сандра вздрогнула от неожиданности и вдруг почувствовала, что очень голодна. Время ужина давно прошло, но в столовой, в высоком старинном буфете, всегда оставалась еда для запоздавших обитателей дома - кухарка свято поддерживала эту традицию. Сандра хотела уже подняться в столовую, как вдруг в холл с половины Лиз вышел Иоахим Мельдерс. Сандра едва не вскрикнула.

- Что вы здесь делаете? - спросила она, и ее голос звонко раздался по замершему дому.

- Мне нужно было приготовить все к приезду мистера Харпера, - ответил Мельдерс.
- Обычный режим охраны дома я считаю недостаточным, надо усилить систему наблюдения за парком.
        Он хотел добавить еще что-то, но тут в холле появилась Лиз Харпер, одетая в длинное домашнее платье темно-вишневого цвета. Не обращая внимания на Сандру - они не разговаривали с той памятной ссоры, - Лиз произнесла:

- Благодарю вас, мистер Мельдерс. Вы прекрасно исполняете свои обязанности.
        Не в силах молчать и делать вид, что ничего не происходит, Сандра, кипевшая от негодования, повернулась к свекрови и ледяным тоном проговорила:

- Мистер Мельдерс действительно прекрасно справляется со своими обязанностями. Но на мой взгляд иногда он слишком усердствует. По крайней мере, раньше в его обязанности не входила слежка за мной. Это вы, Лиз, дали ему такие распоряжения?
        В холле повисло неловкое молчание. Лиз никак не ожидала, что Сандра перейдет в нападение. Мастерица скрытых и ядовитых светских колкостей, она привыкла избегать разговоров начистоту. В повисшей тишине Сандра продолжала выплескивать накопившийся гнев:

- Я и представить себе не могла, что люди из высшего общества, принадлежностью к которому вы, Лиз, так гордитесь, способны на столь низкие, грязные и омерзительные действия. Мельдерс не в счет, он всего лишь охранник и сыщик, но вы… Что вы хотели узнать? Кем мне приходится Максим Окунев? Когда мне было двадцать лет, у меня с ним был роман. Он пытался меня шантажировать, и это было очень глупо с его стороны. Я заплатила ему, потому что он угрожал рассказать обо всем вам, Лиз, и вы бы с наслаждением попытались использовать это против меня. Но теперь этот человек уехал, и не смейте больше вмешиваться в мою жизнь!
        Сандра говорила горячо, свято веря в свою правоту и забыв об осторожности. Мельдерс смотрел на нее со странным выражением. Посмотрев на него, Сандра с удивлением заметила в его взгляде жадный интерес и что-то, похожее на восхищение.

- Раньше я испытывала к вам искреннее уважение, несмотря на то, что мы не ладили, - продолжала Сандра, по-прежнему обращаясь к свекрови, которая уже успела прийти в себя от неожиданности и приняла свой обычный высокомерный вид. - Но теперь я знаю, что вы всего лишь вздорная старуха, которая лезет в чужие дела, потому что ей просто нечем заняться. А вы, Мельдерс, - теперь она обратилась к нему, - вообще недостойны называться мужчиной.
        После этой тирады Сандра повернулась и пошла к выходу из дома.
        Когда тяжелая дверь закрылась за нею, Лиз Харпер удовлетворенно улыбнулась.

- Мы на правильном пути, мистер Мельдерс, - сказала она. - Эта ужасная женщина,
- наконец-то Лиз могла выговорить это вслух, - забыла о приличиях. Еще немного, и мы выведем ее на чистую воду.
        После этих слов Лиз Харпер величаво удалилась. Мельдерс остался в холле один; куранты грянули «Боже, храни королеву», отбивая начало нового часа. Глава службы безопасности не сомневался, что Сандра доведена до предела, - так гончая чувствует запах крови подраненной дичи. Сейчас или никогда! Его час пробил, наконец-то он заставит ее подчиниться ему, он пригрозит разоблачением - ведь письмо Максима Окунева по-прежнему лежит у него в кармане… Все удастся сохранить в тайне, Джеймс ничего не узнает. Пусть сначала Сандрой будет руководить только чувство страха, не важно. Потом он сумеет добиться ее любви… Постояв немного, Мельдерс направился к дверям.
        Молодая женщина шла по липовой аллее, освещенной редкими фонарями. Под ногами негромко шуршал гравий; где-то в кронах деревьев и кустов звонко пели невидимые птицы. Начинал накрапывать мелкий дождь, но в небе, еще не до конца затянутом облаками, продолжало светить несколько звездочек.
        Сандра плакала, зло вытирая слезы тыльной стороной ладони. Напрасно она так разошлась. Ее, наверное, было слышно по всему дому… Самое ужасное, что, в конечном счете, ее свекровь в своих подозрениях была права: она действительно лгала Джеймсу. Она не та, за кого выдавала себя все эти годы, и с этим уже ничего не поделаешь.
        Быстрые шаги за спиной заставили Сандру оглянуться. По аллее, догоняя ее, шел Мельдерс.

- Подождите, миссис Харпер! - приблизившись, он преградил ей дорогу.

- Что вам нужно? - спросила она. У нее уже не оставалось сил вести какие-либо разговоры.

- Миссис Харпер… - Мельдерс говорил медленно, словно ему было трудно подбирать слова. - Я знаю, что у вас есть проблемы. Я могу помочь вам.

- На данный момент моя единственная проблема - ваше присутствие, - устало сказала молодая женщина и попробовала обойти Мельдерса.
        Но он не позволил ей, упрямо продолжая говорить:

- Ваша свекровь пойдет на все, чтобы разрушить вашу семью. В случае развода у вас отберут дочь…

- Насколько мне известно, вы готовы ей в этом способствовать, - зло ответила Сандра, тщетно пытаясь удержать слезы. Черные глаза Мельдерса странно блеснули в зыбком свете фонаря, и внезапно в душе молодой женщины шевельнулась надежда: а вдруг этот человек действительно поможет? Ведь ей так трудно справляться в одиночку со всеми навалившимися бедами…

- Вы считаете меня врагом, - сказал Мельдерс, опуская глаза. - Признаюсь, я действительно устроил вам ловушку. И до сих пор не понимаю, как вам удалось избежать ее.

- Максим Окунев рассказал мне все, - прищурившись, солгала Сандра.
        Мельдерс внимательно посмотрел на нее, и она увидела, что он ей не верит. Но почему-то это не важно для него. Сейчас для него важнее что-то другое. Что?

- Если вы доверитесь мне, у вашей свекрови не будет никаких поводов вас преследовать. Я сам позабочусь о том, чтобы их не было.

- И что вы хотите взамен? - тихо спросила Сандра. И какая-то смутная догадка промелькнула на краю ее сознания, прежде чем она услышала:

- Я… я люблю вас.
        Мельдерс не понял, как вырвались у него эти слова. Но бледное, заплаканное лицо Сандры было так близко от него, он чувствовал тонкий запах ее духов… Внезапно он понял, что готов сделать все, лишь бы она перестала страдать. И тут он услышал ее смех, резко прозвучавший в тишине пустого парка.
        Сандра громко смеялась, смахивая с глаз слезы.

- Значит, вы хотите предложить мне стать вашей любовницей? - Испугавшись, что у нее начинается истерика, Мельдерс растерянно молчал. - Что же вы молчите? - продолжала она. - Я правильно вас поняла?
        Ее голос сорвался на крик, и, оттолкнув остолбеневшего мужчину, она побежала прочь, в глубину парка.
        Дождь усилился, но на бегу она почти не замечала его. И лишь добежав до ограды и прижавшись телом к мокрым металлическим прутьям, поняла, что ее джинсы в грязи, куртка промокла, и холодные струи текут за шиворот. Сейчас она, не задумываясь, покинула бы этот парк и этот дом. Но в доме оставалась Кора. И завтра туда вернется Джеймс…


        Иоахим Мельдерс неподвижно стоял в аллее. За свою жизнь он признавался в любви многим женщинам, но впервые сделал это искренне. И что он получил в ответ?.. Жестокий смех Сандры звенел в его ушах, а в сердце неудержимо закипало бешенство. Он с трудом сдержал порыв броситься вслед, повалить на мокрую траву, избить, сорвать одежду… Мельдерс скрипнул зубами. Потом, проверив, на месте ли письмо, резко развернулся и пошел обратно к дому.


        Кора проснулась, услышав внизу рассерженный голос матери, дернула выключатель ночника и села в кровати, обхватив руками колени. Она не различала слов, но ей все равно было не по себе. До этого Сандра никогда не повышала голоса. Для Коры она вообще была неким волшебным существом, участницей той сказки, в которой сама девочка ощущала себя принцессой. Играть с матерью Кора любила больше всего, она чувствовала, что ее забавы по-настоящему интересны Сандре - не так, как другим взрослым, которые только делают вид, что им интересно. Однажды мать с дочерью затеяли игру в прятки, и как же был удивлен Джеймс, когда, открыв створку шкафа, увидел там свою растрепанную супругу, прижимавшую палец к губам. А сейчас маме было плохо, и Кора не знала, чем ей помочь. Может быть, завтра, когда папа вернется домой, все снова будет хорошо.
        Голоса внизу стихли. Кора покрепче прижала к себе пушистого Тэдди, повернулась набок и закрыла глаза.
        Глава 18
        ВОСПОМИНАНИЯ ЛИЗ ХАРПЕР

        Лиз Харпер сидела перед туалетным столиком в своей спальне, залитой светом зажженного бра. Старинное зеркало отражало пожилую женщину в дорогом пеньюаре, отороченном мехом. Очки лежали поверх только что прочитанного письма.
        Значит, Сандра - дочь Марии Козинцевой… Женщины, причинившей ей, Лиз, столько невыносимой боли. А сколько усилий ей пришлось приложить, чтобы Теренс никогда не догадался об этой боли.
        О том, что у мужа есть любовница, Лиз узнала, случайно услышав телефонный разговор Теренса. Выяснить, кто эта женщина, не составило труда. Лиз не стала закатывать мужу скандал. Все свои слезы она выплакала в одиночестве, а на людях ослепительно улыбалась, стараясь быть с Теренсом еще нежнее, чем раньше.
        Она вышла замуж за Теренса Харпера, когда ей исполнилось двадцать два года. Это не был брак по любви: Теренс был вдвое старше ее, да и знакомы до свадьбы они были совсем недолго. Решение принял ее отец, граф Уорренсби, который вел с Теренсом какие-то дела и хотел с помощью этого брака упрочить свое пошатнувшееся финансовое положение. Лиз была воспитана в традициях доброй старой Англии. Она понимала, что брак для женщины - это ее долг, и готова была стоически этот долг исполнять. Она и представить себе не могла, какую бурю в ее безмятежной душе вызовет этот высокий, статный мужчина, шагающий по жизни вечным победителем.
        Медовый месяц супруги провели в поместье Уорренсби - Теренс не мог себе позволить уехать далеко от Лондона. Молодой супруг пылко наслаждался своей хрупкой, миниатюрной женой, похожей на фарфоровую статуэтку. После первой брачной ночи Лиз целый день ходила как во сне, с пылающим лицом, стыдясь своего счастья и радуясь ему. То, что она познала с Теренсом, было так неожиданно для нее… И совсем не похоже на те чопорные отношения, которые существовали между ее родителями. Она была бы абсолютно счастлива, но… Воспитание ли было тому причиной или ее природный темперамент, но Лиз не могла отвечать мужу той же страстью, которая была свойственна ему. Что-то сковывало ее движения, заставляя переживать мгновения наслаждения в одиночестве. Ока стеснялась проявлять нежность, стеснялась говорить о своих чувствах. Она понимала, что Теренс принимает ее сдержанность за холодность, но ничего не могла с собой поделать. Какое-то время он пытался растормошить ее, а потом начал постепенно охладевать. После рождения Джеймса он все реже стал заходить в ее спальню. Сначала Лиз очень тяжело это переживала, а потом
смирилась. Тем более, что поводов для ревности у нее не было: она знала, что в Лондоне муж был ей верен. Она, конечно, предполагала, что во время частых отлучек Теренс заводит интрижки, но благоразумно предпочитала смотреть на это сквозь пальцы. Муж никогда не давал повода для сплетен, а значит, ее достоинство не страдало. Теренс относился к ней с неизменным уважением, а она гордилась его успехами и растила сына.
        Но когда Джеймсу исполнилось три года, начался этот кошмар. Лиз прекрасно помнила каждое слово разговора, который она услышала, не вовремя спустившись в гостиную.

- Да, милая. Я тоже скучаю. Увидимся.
        Теренс уже давно положил трубку, а она все стояла, прислонившись лицом к дубовым дверям и слушая, как стучит кровь в висках. С этого момента душа ее погрузилась в ад. И сегодня, спустя столько лет, Лиз было страшно вспоминать об этом.
        Позже, овладев собой, она разузнала имя своей соперницы и подкараулила момент, чтобы незаметно посмотреть на нее в офисе мужа. Вид этой женщины поразил ее в самое сердце.
        Она не испугалась ни молодости, ни красоты своей соперницы - Лиз сама была необыкновенной красавицей. Но в чертах Марии Козинцевой было то, чего так не хватало Лиз Харпер, - в них светилась жизнь, они излучали страсть.
        Лиз пыталась измениться, но быстро поняла, что время ее прошло: ласковый и любезный, Теренс больше не воспринимал ее в качестве любовницы. Заманивать его в постель с помощью женских уловок было ниже достоинства гордой аристократки. Лиз выбрала иной путь. Она решила стать незаменимой для мужа. Она заинтересовалась его делами, начала разбираться в бизнесе… А самое главное - она была обожаема сыном, которого Теренс горячо любил. В течение нескольких лет она терпела незримое присутствие Марии в ее жизни. Порой она приходила в отчаяние от мысли, что вот-вот потеряет Теренса. Но однажды поздно вечером, когда она уже уснула, Теренс явился домой и постучался к ней в спальню. От него сильно пахло спиртным, глаза глядели пусто и устало. Не дожидаясь расспросов жены, он пододвинул стул к ее постели и, не глядя ей в глаза, сказал:

- Она уехала навсегда.

- Кто? - вздрогнув от неожиданности, спросила Лиз.

- Не притворяйся, Лиз, - тихо попросил Теренс. - Ты все знаешь. Я виноват перед тобой. Наверное, я совершил ошибку. Мне сейчас очень тяжело.
        И Лиз, чувствуя сострадание к этому большому, сильному, но такому измученному сейчас человеку, откинула одеяло и прижала его седеющую голову к своей груди, едва прикрытой кружевами. В эту ночь они любили друг друга, и с тех пор Лиз чувствовала себя полноправной хозяйкой судьбы и сердца Теренса Харпера. Но пять лет, проведенных как на острие ножа, навсегда остались ее кошмаром. Значительно позже Лиз, как бы невзначай, спросила мужа о его бывшей любовнице, и он ответил, что Мария живет в Латвии, вышла замуж, и у нее родилась дочь. Теренс всегда помнил об этой женщине.
        И вот выясняется, что женское чутье не подвело Лиз: антипатия к невестке оказалась неслучайной. Мария Козинцева вернулась, чтобы опять мучить ее… Она хотела войти в их семью и сделала это.
        Глядя на себя в зеркало, Лиз провела ладонью по шее, которую не пощадило безжалостное время, несмотря на все косметические ухищрения. Тогда, тридцать лет назад, она одержала победу. Что ж, придется бороться и сейчас - другими средствами, разумеется. Но как бы то ни было, дочь Марии Козинцевой должна исчезнуть из жизни ее сына.
        Глава 19
        ПОЕЗДКА ЗА ГОРОД

        Сандра так и не смогла заснуть. Возбуждение, вызванное событиями предыдущего дня, не оставляло ее до самого утра - всю ночь молодая женщина вела мысленный диалог с Урмасом Шольцем. Теперь ей было ясно, что накануне она проявила непростительную слабость. Неожиданно оказавшись в объятиях своего бывшего возлюбленного, Сандра готова была забыть о той роковой роли, которую Шольц, очевидно, играл в событиях, в очередной раз поделивших ее жизнь надвое.
        Молодая женщина снова и снова представляла в своем воображении новую встречу. Если Шольц причастен к покушению на Джеймса, она должна заставить его признаться в этом. Если же нет, он должен помочь ей найти истинных виновников. Сандра упорно пыталась представить себе это свидание как деловое, пыталась призвать на помощь здравый смысл и трезвый расчет, но рука, в которой она держала карту с маршрутом, предательски дрожала, а холодок предвкушения заставлял трепетать ее душу.
        После бессонной ночи пробежка по парку не принесла бодрости. Воздух уже с утра был душным - день обещал быть жарким, и у Сандры разболелась голова. Но сегодня ей нужно быть в самой лучшей форме. Принимая контрастный душ, она долго стояла под ледяными струями. Едва сдерживая дрожь, молодая женщина начала приводить себя в порядок: скоро привезут Джеймса. По крайней мере, ей не придется сидеть перед часами и следить за движением замирающей стрелки, пока не придет время ехать на встречу с Шольцем.
        Джеймса в передвижном кресле осторожно доставили в комнату, специально оборудованную для всех реабилитационных процедур. К двенадцати часам по случаю его возвращения был подан праздничный обед. Прислуга шепталась между собой, что вот уже месяц, как вся семья не собиралась за одним столом. Кроме домашних, Лиз Харпер пригласила к столу и Анну Монт, которая прибыла вместе с Джеймсом, держа кипу деловых бумаг.
        Сандра печально отметила, что они с Джеймсом порядком отвыкли друг от друга за время вынужденной разлуки. Встреча прошла как-то неловко. Сандра с трудом скрывала беспокойство и нетерпение, а Джеймс избегал ее взгляда и часто замолкал на полуслове. Все это было очень неприятно, особенно потому, что происходило на глазах у Лиз Харпер, которая, несомненно, получала удовольствие, видя их взаимное охлаждение.
        Но Лиз тоже показалась Сандре какой-то странной. Неужели вчерашняя сцена так на нее подействовала? Впрочем, она уже в том возрасте, когда нервы следует беречь. Лиз выглядела так, будто тоже не спала всю ночь. Она устало и как-то рассеянно поцеловала сына, так что Джеймс взглянул на нее удивленно. Даже Кора выглядела невыспавшейся, хотя она, пожалуй, единственная не скрывала и не преувеличивала свою радость по случаю возвращения Джеймса домой. Повиснув со счастливым воплем у отца на шее, она не отходила от него ни на шаг. На мать девочка бросала встревоженные взгляды, но Сандра не обратила на это внимания.
        За столом Джеймс оживился, пытался шутить, говорил, как он рад снова оказаться дома, жаловался на замучившие его процедуры, обещал, что вот-вот начнет самостоятельно передвигаться. Анна ловко орудовала столовыми приборами. Сандре вообще нравилось, как она себя держала. Приглашение остаться на обед девушка приняла с достоинством, одновременно подчеркнув, что для нее это большая честь. Она непринужденно поддерживала беседу с Лиз, ни на минуту не забывая о разделяющем их расстоянии и вместе с тем оставаясь улыбчивой и открытой.
        И тут Сандра поймала устремленный на Анну взгляд мужа и прочитала в нем такое же восхищение. Или не такое же, а совсем другого рода? «Господи, да он в нее влюблен!» - внезапно осенило молодую женщину. Эта мысль поразила ее в самое сердце. Конечно, ведь Джеймс провел рядом с этой женщиной многие дни… У них было достаточно времени и возможностей, чтобы завести роман. А она-то… До чего же она была самоуверенна, как безоглядно доверяла мужу! Джеймс заметил ее изменившееся выражение лица и откровенно смутился, подтвердив тем самым ее подозрения. Лиз, еще не вполне понимая в чем дело, украдкой бросала взгляд то на сына, то на невестку. Анна оставалась по-прежнему веселой и спокойной.
        Неожиданное открытие причинило Сандре особенно сильную боль, потому что она возлагала так много надежд на возвращение Джеймса домой. Теперь она отчетливо поняла: все в прошлом. Измена Джеймса - это свершившаяся реальность, которую не изменишь, пытаясь закрыть на нее глаза. Правда, время все лечит, но будет ли у них в запасе столько времени?
        Сейчас, однако, некогда было выяснять отношения: время уже подходило к часу дня. Сандра извинилась, сказав, что ей нужно срочно позвонить, вышла в холл, подняла телефонную трубку и несколько минут постояла, слушая гудки. Потом, вернувшись в столовую, она подошла к мужу и, наклонившись к нему, проговорила:

- Представляешь, дорогой, мне сейчас нужно уехать. Мне обещали информацию, которая может быть нам полезна - она касается этих злополучных «Даймонд Бразерс». Я все расскажу тебе, когда вернусь. Я очень рада, что ты, наконец, дома.
        Удивленный Джеймс автоматически ответил на ее поцелуй. Сандра еще раз извинилась перед сидевшими за столом и вышла.


        Ярко-красная «ланчиа» выехала на шоссе без четверти два. Было довольно жарко, и Сандра включила кондиционер. Прохладный поток воздуха приятно обдувал ее лицо, волосы, забранные наверх, выбивались из прически длинными волнистыми прядями и щекотали щеки и шею. В поездку Сандра надела свободные белые брюки и облегающую спортивную блузу в бело-розовую полоску. Губы она слегка подкрасила розовой помадой. В машине негромко звучала музыка, на заднем сидении лежала большая сумка - респектабельная горожанка ехала на природу в субботний день.
        А день стоял просто великолепный, какие редко выпадают летом в прохладной и дождливой Англии. В чистой синеве неба кое-где одинокими парусами белели маленькие облачка, ни на минуту не закрывая солнца, заливающего все вокруг веселым светом. По обе стороны шоссе раскинулись зеленые поля, кое-где пестрели заросли мышиного горошка, клевера и колокольчиков. Но Сандра гнала машину, не отвлекаясь ни на красоты пейзажа за окном, ни на неразбериху собственных мыслей и чувств. Ту часть сердца, которая была так ошеломлена открывшейся ей неверностью мужа, Сандра решительно оставила дома. Как героиня знаменитого бестселлера,[Речь идет о романе Маргарет Митчелл «Унесенные ветром».] она сказала себе, что подумает об этом завтра. Сегодня ей предстоял гораздо более важный разговор.
        Поворот с шоссе, указанный на карте Шольца, Сандра нашла без труда. Километров через пятнадцать асфальт кончился, и она оказалась на развилке. Остановив машину и внимательно просмотрев маршрут, отмеченный зеленым маркером, Сандра повернула направо. Слева в просвете между деревьями блеснула озерная гладь. Выбранная молодой женщиной дорога вела через лес, и вскоре вместо светлых лиственных зарослей по обеим сторонам дороги потянулся мрачноватый ельник. Деревья с острыми верхушками отбрасывали густую тень на дорогу, так что солнечный день вдруг сменился прохладными сумерками. Сандра ехала медленно, боясь повредить машину, которую постоянно трясло на буграх и ямах. Ельник становился все темнее; местами со стволов свисал сизоватый мох. Она приоткрыла окно - никаких звуков, кроме птичьего щебета и назойливого комариного звона, - и ей показалось, что она попала в жутковатую сказку.
        Неожиданно, действительно, как по волшебству, по левую сторону возник высокий бетонный забор, у подножия которого пышно разрослась крапива. Сандра решила, что это и есть коттедж, о котором говорил Шольц. Подъехав поближе, она быстро вышла из машины и нажала на кнопку звонка возле ворот. Не прошло и минуты, как створки ворот бесшумно разошлись в разные стороны. Сандра увидела двухэтажное здание - и в самом деле, обычный коттедж, каких немало в окрестностях Лондона. Необычными были уединенное местоположение да, пожалуй, неприступная ограда. Никто не вышел ей навстречу. Но Сандра была не в том настроении, чтобы колебаться. Она решительно въехала во двор, вышла из машины, накинула на открытые плечи куртку и стала оглядываться, надеясь обнаружить хоть какие-то признаки жизни. Вокруг было так тихо и пустынно, что ею стало овладевать смутное чувство страха. Но вот, наконец, железная дверь, ведущая в дом, отворилась, и на пороге появился Урмас Шольц.
        Он был одет по-домашнему - в джинсы и светлый джемпер с треугольным вырезом, в руках держал зажженную сигарету. В этом странном месте он явно чувствовал себя как дома. Гостеприимно улыбнувшись Сандре, он пригласил её следовать за собой, и вскоре оба оказались в небольшом холле коттеджа. Стены, пол и потолок здесь были обиты деревом, слегка обожженным и покрытым лаком, но все же сохраняющим свой натуральный теплый янтарный цвет; на полу лежал тонкий ковер с индейским рисунком. Солнце, проникающее через высокие окна со вставленными наверху цветными витражами, играло на блестящих поверхностях мебели. Но Сандра не смотрела по сторонам, не в силах отвести глаз от спины мужчины, за которым она шла.
        По лестнице с резными перилами они поднялись на второй этаж, в кабинет, где на стенах висели охотничьи ружья - обычное украшение загородного дома; на письменном столе стояли поднос с минеральной водой и двумя бокалами и хрустальная пепельница. Компьютер был включен, на экране застыла картинка какого-то пейзажа. В солнечном луче кружилась стайка пылинок. Шольц занял место за столом, налил воды в оба бокала и сказал севшей напротив Сандре:

- Спрашивай.
        Сандра давно приготовила свой первый вопрос. «Кто покушался на жизнь моего мужа, Урмас Шольц?» - должна была спросить она. Но, глядя на мужчину, которого она давно оплакала, вместе с которым похоронила очень важную, невосполнимую часть своей души, она тихо произнесла:

- Почему ты так поступил со мной, Урмас? Шольц безошибочно понял, о чем она говорит.
        И он не удивился, как будто ждал этого вопроса. Он положил окурок на край пепельницы и медленно, словно объясняя что-то трудное маленькому ребенку, начал говорить.

- Не знаю, поймешь ли ты меня, детка. Видишь ли, меня всю жизнь приучали к мысли, что мой путь будет усеян многими жертвами. Но когда возникает выбор между личными интересами и хорошо оплачиваемой работой, профессионал не должен задумываться. Свой нравственный выбор он совершает только один раз в жизни, когда выбирает этот путь.
        Сандра напряженно слушала, пытаясь поймать взгляд мужчины, но Шольц смотрел куда-то в сторону. Все-таки это объяснение давалось ему нелегко.

- Если бы я свернул тогда тщательно выстроенную операцию, пойдя на поводу собственных чувств, я не был бы больше Урмасом Шольцем. Когда-то давно, благодаря Теренсу Харперу, я выбрал свою судьбу. И с тех пор, - Шольц на мгновение прикрыл глаза, - уже ничего не мог изменить. - Я не обманывал тебя, детка, - тихо продолжал он. - Я действительно полюбил тебя. И не только роскошную женщину, которой ты стала, но и ту девочку с серьезными глазами, которую я впервые увидел в магазине игрушек.
        Его слова причиняли Сандре одновременно и боль, и радость. Против воли ее взгляд затуманился слезами, и лицо мужчины напротив утратило резкость. Нет, одернула она себя, нельзя снова поддаваться губительному обаянию этого человека.

- Я мог бы сказать, что поступил так ради тебя. И это было бы отчасти правдой: ведь с Джеймсом Харпером ты узнала настоящее семейное счастье, какого никогда не смог бы тебе дать я. Но все равно главным для меня было выполнить завещание Теренса.

- И получить за это деньги, - с горькой язвительностью произнесла Сандра.

- Какая разница? - усмехнулся Шольц. - Никакие причины не делают сам поступок лучше или хуже. Любой труд должен быть оплачен. Хотя… Я знаю, в детстве тебя воспитывали иначе.

- Да, в детстве мне внушали, что не все в мире можно купить и продать, - зазвеневшим голосом сказала она. - Пусть тебе это кажется банальным, наивным, не знаю еще каким. И пусть я сама поступила не лучше тебя, обманом выйдя замуж за Джеймса. Но я была готова отказаться от этих чертовых денег ради тебя, Урмас Шольц!

- Потому что ты осталась нормальным человеком, - краешком губ улыбнулся Шольц. - Несмотря на то, что провела целый год рядом с нами. Вернувшись к нормальной жизни, ты смогла снова принять ее законы и мораль. А мы - все, кто с тобой работал, - живем по другим законам.

- И что же? - напряженно спросила Сандра. - Сейчас кто-то велел тебе убить моего мужа, сына человека, которому, по твоим собственным словам, ты обязан всем… И ты готов выполнить этот приказ?

- Я не покушался на твоего мужа, - Урмас Шольц пожал плечами.

- Но ты работаешь на «Даймонд Бразерс»?

- Да.

- Рыжеволосая женщина, которую мой муж видел перед тем, как его машина взорвалась…
        И женщина, которая потом проникла к нему в палату, - это была Расти?

- Да.

- Допустим, лично ты не пытался убить Джеймса. Но ты причастен к этим покушениям?

- Да.
        Все три «да» Шольц произнес равнодушно, глядя куда-то в сторону, после чего оба замолчали. Сандра не знала, что делать дальше - все произошло не так, как она предполагала. Шольц выслушивал ее вопросы и давал ответы, словно играя с ней в какую-то игру, и от этого ледяного цинизма у Сандры темнело в глазах. Ситуация причиняла ей невыносимую боль. Она чувствовала, что с ней вот-вот случится истерика; ей хотелось закричать, разбить что-нибудь. Если бы на месте Шольца был сейчас другой, чужой человек, которого она могла бы ненавидеть, насколько бы ей было легче! А сейчас ее разум отказывался соединять безжалостные слова и образ мужчины, к которому она испытывала когда-то такие сильные чувства и которого так и не смогла забыть. Урмас по-прежнему волновал ее, он был одновременно опасен и привлекателен, как змея в изящном смертоносном броске.
        Ей вдруг вспомнился маленький охотничий домик в Харлоу, в который Шольц отнес ее на руках - катаясь верхом, она упала с лошади и растянула ногу. Она тогда переживала прелюдию любви, когда еще ничего не известно, когда не прозвучали слова «да» и «нет»… Это было целую вечность назад… Тогда она еще могла надеяться.
        Шольц наконец посмотрел на нее, и Сандра впервые за этот день заметила, что прошедшие годы состарили его. Глубокие складки легли вокруг рта, сеть морщин окружила глаза, показавшиеся вдруг ей усталыми и пустыми. Мучительное чувство сострадания снова заставило Сандру на мгновение забыть обо всем остальном. Но Урмас заговорил, и его слова тут же прогнали наваждение.

- Мне кажется, ты осознаешь серьезность положения, в котором оказался твой муж. Ему придется туго. Фирма «Даймонд Бразерс» поставила своей целью подчинить Корпорацию Харпера. Можешь поверить мне на слово, у них есть для этого все возможности. Ты внимательно изучила состояние дел Корпорации? Ты знаешь, что филиалы, которые когда-то были независимыми фирмами, снова обрели вкус к самостоятельности? Корпорация - это огромный корабль. Только Теренс Харпер был в состоянии поддерживать его на плаву. «Даймонд Бразерс» собираются завладеть контрольным пакетом акций. Это непременно произойдет - чуть раньше, чуть позже. Ты уже поняла, что они ни перед чем не остановятся. Если бы Джеймса удалось устранить, - Сандра вздрогнула от этих слов, но Шольц продолжал говорить спокойно, как о чем-то само собой разумеющемся, - это значительно упростило бы ситуацию. Твой муж просто счастливчик, Сандра. У Расти никогда не бывало двух проколов подряд. Но третьего не будет, в этом ты можешь быть точно уверена.
        Сандра закрыла лицо руками и помотала головой.

- Я не могу поверить своим ушам! Неужели это говоришь мне ты? Ведь Джеймс - сын Теренса Харпера, которого ты боготворил!
        Шольц усмехнулся.

- Не забывай, именно Теренс воспитал меня таким, какой я есть. Он приучил меня к мысли, что на моем пути могут оказаться даже дорогие мне люди. Поэтому давай не будем говорить о нравственности. У меня нет выбора. Все обстоит значительно сложнее, чем я сумел рассказать. Будет гораздо лучше, если ты сосредоточишься на том, как помочь Джеймсу.

- Что я должна сделать? - глухо спросила она.


        Джеймс пил в своей комнате ароматный чай, который принесла ему Кэтрин ровно в пять часов, как и полагалось в респектабельном английском доме с традициями. Анну он уже отпустил, попросив завтра явиться пораньше. На этот раз она действительно была ему нужна как секретарь: увлеченный романом с этой женщиной, он упустил многое из того, что произошло в Корпорации в последнее время, теперь надо было плотно поработать с документами. Мысль о работе была ему приятна, так как отвлекала от сознания вины перед Сандрой. Кроме того, если он завтра будет занят делами, то разговор с женой можно отложить. То, что этот разговор последует рано или поздно, Джеймс не сомневался; он видел, как Сандра переводила взгляд с него на Анну. Разумеется, она все поняла. Наверное, она и уехала так надолго в день его возвращения именно поэтому. Но сейчас Джеймс был благодарен жене за ее отсутствие. Он был уверен, что ситуация как-нибудь утрясется сама собой, просто нужно выждать время.
        В комнату постучали. Джеймс отозвался, и Лиз, как всегда подтянутая, тщательно причесанная, слегка подкрашенная, подошла к креслу сына и села рядом. Джеймс улыбнулся:

- Как славно, что ты зашла, мама. Ты была такая грустная за обедом. Я уж подумал, что ты мне не рада.

- Какие глупости ты говоришь, Джеймс, - Лиз вложила в его широкую ладонь свою маленькую сухую руку. - Я очень переживала за тебя, дорогой. Не знаю, за что тебе все это.

- Расплачиваюсь за счастье, - легкомысленно улыбнулся Джеймс.

- Боюсь тогда, что ты еще заплатил не по всем счетам, - сказала Лиз, поджав губы.
        Джеймс нахмурился.

- Что ты имеешь в виду?

- Твою жену, Джеймс.

- Мама, ты опять! - с досадой произнес он. - Мы же договорились.

- Я все помню, дорогой, - Лиз погладила сына по руке. - Я обещала не возвращаться к этой теме и, как ты знаешь, держала слово. Но теперь мои подозрения переросли в уверенность, Джеймс. Я просто не имею права молчать.

- О чем ты?
        Лиз достала из кармана домашнего платья лист бумаги без конверта.

- Прочти это сам.

- Что это? - Джеймс не решался взять листок, словно боялся испачкаться.

- Прочти, дорогой. Если что-то будет непонятно, надеюсь, твоя жена сможет тебе это объяснить.
        С этими словами Лиз поднялась и, оставив растерянного Джеймса с письмом Максима Окунева на коленях, вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. Ей очень хотелось добавить, что Сандра - дочь любовницы его отца, но Лиз пожалела сына. Джеймс трепетно относился к памяти Теренса Харпера, нельзя было наносить ему еще и этот удар.
        Глава 20
        ПИСЬМО

        Глядя на Урмаса Шольца, никто бы не подумал, что у этого человека в жизни могут быть сомнения. Долгое время их действительно не было. И когда восемь лет назад Шольц впервые увидел Сандру, он не подозревал, что час его испытания близок. Они делали общее дело, и он относился к ней так же, как и к остальным. То, что для пользы этого дела ему предстояло стать ее любовником, нисколько его не смущало: несколькими годами раньше ему из таких же соображений пришлось лечь в постель с Расти. Расти, конечно же, влюбилась в него. Шольц считал, что это к лучшему: преданность Расти только возросла. Сам он тоже испытывал симпатию к рыжеволосой девчонке, она забавляла его, но, разумеется, это его ни к чему не обязывало.
        Но с Сандрой все сложилось иначе. Эта юная женщина отдавала себя без остатка, но присущая ей гордость восхищала его. Он глядел в ее глаза, в которых светилась любовь, готовность жертвовать собой, но чувствовал, что его власть над ней не безгранична. Есть вещи, которых она не сделает ни ради денег, ни ради него, ни под страхом смерти. И в этом была ее особая, колдовская привлекательность. Будучи податливым материалом в его руках, она все же оставалась собой, хотя не прилагала никаких усилий для борьбы.
        А потом, на месяц уехав из Лондона, - Шольцу нужно было посетить тайное место, где жила женщина по имени Клодин, растившая его ребенка, - он ощутил настоящую тоску по Сандре. Он отчетливо помнил, как защемило его сердце, когда по приезде он услышал по телефону ее голос. А потом они сидели на кухне; за время его отсутствия она похудела, изменила прическу, научилась держаться увереннее. Она стала его творением, его шедевром…
        Отдавая отчет в собственных чувствах, Шольц попробовал переломить ситуацию. Во время верховой прогулки в Харлоу он заявил ей, что будет сам обучать ее искусству любви. Ее глаза тогда расширились от боли, словно он ее ударил. А после первого выхода в свет, после посещения закрытого клуба, где он, наконец, показал ей Джеймса Харпера, начались уроки…
        Пока их отношения оставались на уровне неясных движений души, он все-таки мог контролировать свои чувства. Но теперь в нем проснулась страсть, яркая, всепоглощающая, обостренная близостью неизбежной разлуки. Их ночи были молчаливы, он боялся нежных слов и никогда не говорил их, но это была любовь.
        Первым забил тревогу сэр Грэхем. С Шольцем они были партнерами, но возраст и былая близость к Теренсу Харперу дали Сэму право прочитать Шольцу мораль.

- Я знаю русских, - говорил ему Грэхем. - Они бывают упрямы до глупости. Русские женщины не умеют выходить замуж по расчету. Если девчонка влюбится в тебя, она поставит под угрозу всю операцию.
        После этого выговора Шольц испытал приступ стыда и начал думать над тем, как отыграть ситуацию назад. Но тут события понеслись вскачь: после первой же встречи Харпер проявил к Сандре сильный интерес. Кроме того, угроза со стороны подозрительной Лиз Харпер заставила людей Шольца торопиться. Они отправились в Ламбервиль, где и должны были развернуться решительные действия Сандры по завоеванию сердца Джеймса Харпера.
        Вот тогда-то чуть не случилось непоправимое. После известия о том, что Сандра провела с Джеймсом ночь, Шольца посетила жестокая ревность. Его защитные механизмы перестали справляться. Произошло объяснение с Сандрой, и она сказала:
«Я хочу быть с тобой и не могу быть с Джеймсом Харпером. Я не хочу этих денег и не выйду за него замуж. Я все решила. Я выбрала тебя». Исступленно предаваясь в ту ночь страсти, он почти поверил, что завтра сможет бросить все и скрыться вместе с Сандрой там, где их никто не найдет. Но на рассвете, когда самолет уже выкатывали на взлетную полосу, он получил срочную телефонограмму от Грэхема. Команде Шольца было в категорической форме приказано взорвать самолет в указанном месте и исчезнуть. В телефонограмме Грэхем назвал адрес, по которому Шольц прятал сына. Это была прямая угроза. Урмас давно знал Грэхема и не сомневался, что человек, которого в Африке прозвали Палачом, приведет ее в исполнение без малейшего колебания.
        Как хорошая оплеуха или ушат холодной воды, телефонограмма Грэхема мгновенно привела его в чувство и вернула в привычную колею. И он был искренне благодарен за это Сэму Грэхему.
        Однако история с Сандрой не прошла для него бесследно. Теперь по ночам его нередко мучили сомнения: жизнь проходила, он сеял вокруг себя несчастья и разрушения и переставал видеть в этом смысл. Он наблюдал издалека за жизнью Сандры, и его не оставляло странное чувство несправедливости: он создал эту женщину, а теперь плоды его трудов пожинал другой. Издалека Сандра манила его еще сильнее, чем вблизи. Чем больше проходило времени, тем чаще ему казалось, что у них с Сандрой могло быть будущее. Надо просто повернуть время вспять, сделать так, чтобы ничто более не удерживало ее рядом с Джеймсом Харпером… А потом он получил это задание.
        Получив его, он решил: оно будет последним в его карьере. Если…
- Что я должна сделать? - спросила Сандра.

- Тебе нужно убедить мужа подписать бумаги, которые я тебе передам, - Шольц говорил, внимательно следя за выражением ее лица. - Несколько филиалов хотят выйти из Корпорации. Ты объяснишь Джеймсу, что эти фирмы убыточны, покажешь ему расчеты.

- Я хотела бы знать, чем выход этих филиалов грозит Корпорации, - тихо произнесла она.

- Не буду обманывать тебя, - жестко сказал Урмас. - Это приведет к тому, что через пару недель начнется развал Корпорации. А через полгода Джеймс Харпер станет безопасен для «Даймонд Бразерс». Он сохранит жизнь и кусок бизнеса. По-моему, это вполне гуманное решение проблемы.

- Что ты мелешь! - вспылила молодая женщина. - По-твоему я должна втянуть мужа в авантюру, которая погубит Корпорацию?!

- Ты не поняла, Сандра, - холодно ответил Шольц. - Ты должна спасти ему жизнь.
«Даймонд Бразерс» - очень опасный враг. Они не прекратят атак на Корпорацию и, если агония затянется, не задумываясь уберут Джеймса. Они все равно достанут его.

- Но Джеймс возненавидит меня, - прошептала Сандра, глядя на него широко раскрытыми глазами. - Он никогда не простит мне того, что я обманом развалила дело его жизни.

- Разумеется, - кивнул Шольц. - Тебе удастся спасти мужа, но не семью. Но согласись все же, что семь лет счастья и девять миллионов долларов - это хороший выигрыш в той игре, которую мы вели.
        Сандра вдруг остро, болезненно, до внутреннего стона осознала непререкаемую справедливость этих безжалостных слов. Конечно, она вела игру и выиграла - разве нет? Судьба щедро расплатилась с ней за смелость. Но не пора ли признать, что самая ценная часть выигрыша растрачена? Чужая, обманом полученная жизнь расползалась по швам, как гнилое полотно. А ведь еще месяц назад подобные мысли показались бы ей бредом!

- И что же будет со мной? - спросила она, прямо глядя в глаза мужчины.
        Шольц помолчал немного, прикурил следующую сигарету, поднялся и подошел к ее креслу.

- Когда Корпорация рухнет, - медленно начал он, - я буду свободен ото всех своих обязательств. Можно сказать, что я уйду на пенсию. Я буду очень богатым пенсионером и надеюсь, наконец, воспользоваться плодами своих трудов. Если ты захочешь, мы уедем вместе - туда, где никто нас не знает. Мы будем жить обычной человеческой жизнью. Если захочешь, мы поженимся.
        И быть может, сумеем быть счастливы. Я был бы этому рад, - последние слова он произнес равнодушно, не глядя на женщину, как будто говорил простую формулу вежливости. Но Сандра увидела, как напряглось его лицо, обращенное к ней в профиль. Господи, он действительно этого хочет!
        Несколько минут она всерьез обдумывала слова Урмаса. Ее не смущало, что человек, который их произнес, опоздал со своим предложением на семь лет. Слишком многое изменилось за эти годы. Да и за последний месяц… Уехать с Урмасом! И жить с ним, не прячась больше за выдуманную биографию и чужое имя. Снова стать собой… А Джеймс? Что ж, главное, он будет в безопасности. И, похоже, он не станет слишком страдать из-за ее измены - есть кому его утешить. Когда он узнает всю правду, он без колебаний даст ей развод. Она уедет с Урмасом, а Кора останется с отцом. Кора… Джеймс никогда не отдаст ей Кору!

- Я не могу, Урмас, - прошептала Сандра. Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины.
        Он не позволит ей догадаться, что своим ответом она разрушила его мечту.

- Прекрасно, - спокойно сказал он. - Тебе совсем не обязательно ехать со мной. Ты богатая женщина, перед тобой откроется весь мир. Ты будешь совершенно свободна. Ты сможешь вернуться домой.

- Ты не понимаешь, Урмас, - в отчаянии сказала Сандра. - Я не могу уехать. Я не могу оставить дочь.

- Ты предпочтешь, чтобы она лишилась отца? - небрежно бросил Шольц.
        Это было слишком жестоко. Сандре показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Горячая волна гнева захлестнула ее. Вскочив со стула, она, задыхаясь, бросилась к дверям. На мгновение остановившись на пороге, она обернулась и крикнула:

- Будь ты проклят, Урмас Шольц! И все вы будьте прокляты! Вы решили замучить меня насмерть. Но я больше не стану никого слушать!
        Она выбежала прочь. Шольц догнал ее уже во дворе. Сандра пыталась открыть машину, но руки дрожали, ключ никак не хотел поворачиваться в замке, и тогда она с силой бросила его оземь. Хрустальный шарик-брелок, звякнув, раскололся от удара. Сандра села прямо на асфальт; беззвучные рыдания сотрясали все ее тело. Шольц подбежал к ней, опустился рядом и осторожно отвел ее руки от лица. Она попыталась вырваться, но он держал ее крепко.

- Детка, прости меня, - горячо прошептал он, ловя ее потухший взгляд.
        Слабея, чувствуя тепло его рук, Сандра посмотрела на него. В его глазах не было ничего, кроме боли.

- Что с нами происходит? Зачем? - еле слышно произнесла она.
        Шольц не ответил, но дотянулся губами до ее губ и, притянув Сандру к себе, прижал к груди ее растрепавшуюся голову. Он укачивал ее как ребенка, шептал какие-то слова, но она впервые в жизни ощутила, что и он беспомощен. Ни этот поцелуй, ни эти слова уже ничего не могли изменить. Она сама поднялась и за руку повела его обратно в дом.
        Поднявшись наверх, в спальню, Шольц зашарил рукой в поисках выключателя, но Сандра остановила его.

- Не надо, не включай свет.
        Их окружала мягкая тьма, время, казалось, отступило, они были вне его круга. И в этом пространстве без начала и конца они, словно заново, проживали счастливые моменты своего прошлого, и каждое такое воспоминание вызывало у обоих новый всплеск страсти, в которой они искали убежища. Если бы в этот миг их настигла смерть, оба сочли бы это счастливым исходом, ибо есть боль, непереносимая для человеческого сердца.
        Потом все кончилось. Сандра молча поднялась и оделась. Шольц сидел, прислонившись к стене, и молодая женщина не видела выражения его лица.
        Уходя, она сказала:

- Я хочу, чтобы ты знал: я все еще тебя люблю. Помни об этом, когда будешь действовать против моей семьи.
        Мужчина ничего ей не ответил.
        Во дворе она нашла ключи и сразу завела машину. Ворота послушно распахнулись, и Сандра выехала на лесную дорогу, показавшуюся совсем мрачной в слабом вечернем свете.
        Шольц из окна смотрел на красную «ланчиа», похожую на яркую сказочную птицу. Ему не удалось уговорить Сандру сотрудничать с ним, и ни к чему хорошему это не могло привести. Подслушивающие устройства густо начиняли дом: Шольц устанавливал их сам. Тот, кому нужна была гибель Корпорации Харпера, слышал их разговор и теперь, наверное, уже готовил следующий ход.


        Джеймс в третий раз перечитывал письмо Максима Окунева. Лиз попыталась зайти к нему, но он отказался с ней разговаривать. То, что он узнал, вызывало у него странные чувства. С одной стороны, он был взбешен тем, что, оказывается, женился на женщине, живущей по фальшивым документам. Его щепетильность, его привычка жить по общепринятым правилам решительно восставали против. С другой стороны, этого было недостаточно, чтобы перечеркнуть годы счастья, которое он обрел в браке с Сандрой. В конце концов, он сам старался не заводить с ней разговоров о ее прошлом. Но нельзя не признать, что открывшаяся ложь Сандры была как нельзя на руку: в сложившейся ситуации не ему достанется роль виноватого. Возможно, когда они поговорят, им вновь удастся нащупать дорогу друг к другу. Его влекло к Анне, но Джеймс понимал всю бесперспективность этих отношений, и отнюдь не стремился к разрыву с женой.
        Он нажал кнопку звонка для вызова прислуги. Явившаяся на зов Кэтрин доложила, что миссис Харпер еще не возвращалась. Джеймс посмотрел на часы: половина девятого. Нехорошее предчувствие шевельнулось в его душе.

- Попросите миссис Харпер зайти ко мне, как только она вернется, - сказал он.
        Снова оставшись один, Джеймс задумчиво повертел в руках письмо. Надо же, Латвия! Он не был уверен, что знает, где это находится.
        Сандра влетела в холл без пяти минут девять. Всю дорогу она гнала машину как сумасшедшая, а вернувшись, первым делом бросилась проверять сигнализацию в доме. Охранники, приставленные к Джеймсу Мельдерсом, успокоили ее, заявив, что мистер Харпер в полной безопасности. Только после этого она заметила наконец Кэтрин, которая сообщила, что мистер Харпер хочет ее видеть. Сандра досадливо поморщилась. Наверное, Джеймс собирается поговорить с ней о своих отношениях с Анной Монт. Если это так, то он выбрал самый неподходящий момент. Мысль о том, что ее муж, возможно, изменял ей физически, вызывала у нее тошнотворную гадливость - и это несмотря на то, что она сама только что побывала в объятиях другого мужчины. Но то был Шольц, ее старая любовь…
        Секретарша - совсем другое дело, это гадко. Тем не менее, даже теперь она не могла поверить, что увлечение Джеймса представляет серьезную угрозу ее браку. Сегодня она слишком хорошо поняла, что такое серьезная угроза… Однако все равно им было о чем поговорить: надо срочно обсудить дела Корпорации. Может, стоит рассказать Джеймсу о контракте, который спасет ему жизнь, но погубит его бизнес?
        Переодевшись с дороги, Сандра, в легком белом свитере и свободной домашней юбке, постучалась в комнату Джеймса. Она тут же отметила, что раньше не сочла бы необходимым стучать. Джеймс сидел в своем кресле на колесиках. Вид у него был какой-то встрепанный. Сандра поняла, что не знает, как держать себя с мужем.

- Ты хотел мне что-то сказать? - спросила она ровным, приветливым тоном.
        Джеймс молча протянул ей письмо. Еще ничего не понимая, Сандра взяла уже порядком помятый листок и развернула его. Она взглянула на подпись, и у нее закружилась голова. Быстро пробежав глазами короткий текст, молодая женщина еще некоторое время делала вид, что читает, - чтобы успеть собраться с мыслями. Но Джеймс не дал ей опомниться.

- Что это значит, Сандра? - спросил он спокойным тоном человека, уверенного в своей правоте.
        Она понимала, что отпираться бесполезно - ведь проверить сведения, которые сообщал Максим Окунев, было проще простого. Тяжело вздохнув, она сказала:

- Все, о чем здесь написано, было очень давно. Я не хотела бы говорить об этом. Кем бы я ни была раньше, я была тебе хорошей женой все эти годы, Джеймс.
        Джеймс покраснел - в тоне жены ему послышался укор.

- Я просто хочу знать правду, - сказал он. - Мне кажется, тебе стоит больше мне доверять. Если у тебя есть проблемы, связанные с твоим прошлым, мы могли бы решать их вместе.
        Все это было сказано мягко, доброжелательно, и Сандре безумно захотелось рассказать мужу все. Но если она хотя бы могла сказать, что в свое время пошла на ложь, потому что безумно его любила! Потому что понимала: без этой лжи ей никогда не выйти замуж за такого человека, как он. Но, рассказывая все, нужно было рассказать и о девяти миллионах долларов. Сколько бы Сандра не оправдывала себя, она знала, что поступила с Джеймсом дурно. Когда она принимала решение исполнить волю покойного Теренса, она думала и о деньгах тоже. Она уступила соблазну. И не будет ничего удивительного, если Джеймс именно так воспримет ее признание.

- У меня были друзья в Америке, - придумывала она на ходу. - Они помогли мне там устроиться. Когда-то они были очень обязаны моей семье и из чувства благодарности сделали это для меня. Поэтому в Америке я сразу же стала не просто эмигранткой из Советского Союза, а владелицей фирмы Сандрой Сеймур. Но с меня взяли слово, что я никому никогда не расскажу об этом.
        Эта полуправда заметно успокоила Джеймса.

- Ты можешь поклясться, что не совершила ничего криминального?

- Конечно, нет, Бог с тобой, Джеймс.

- Ты должна мне все рассказать о себе.
        Сандра снова вздохнула.

- Хорошо, Джеймс. Раз ты все равно узнал, я не буду ничего скрывать. Но только не сейчас. Сейчас нам надо поговорить о другом. Тебе угрожает опасность.

- Эта та информация, которую ты собиралась получить? - Джеймс вскинул брови.

- Да. Человек, который мне сообщил это… Он работает на «Даймонд Бразерс» и хорошо осведомлен о целях, которые они преследуют. Они используют принцип
«разделяй и властвуй». Они хотят овладеть Корпорацией, предварительно разбив ее на части. И пока эта цель не достигнута, они будут пытаться… устранить тебя. Все это очень серьезно, Джеймс.

- Похоже, ты владеешь ситуацией в Корпорации лучше, чем я, - произнес он с оттенком недовольства.

- Но Джеймс, ты все равно не смог бы встретиться с этим человеком! Мне пришлось ехать очень далеко. И я обещала, что о подробностях нашей встречи никто не узнает. Я понимаю, как дико прозвучит то, что я хочу тебе сказать… - Она замолчала на несколько секунд, чтобы собраться с духом. А потом произнесла, словно вступила в холодную воду: - Может быть, тебе не стоит вступать в борьбу с
«Даймонд Бразерс»?

- Что ты имеешь в виду? - холодно спросил он.

- Твоя жизнь дороже любого бизнеса, Джеймс! - горячо заговорила Сандра. - Пусть они заберут Корпорацию и оставят нас в покое. С твоим состоянием ты мог бы начать новое дело. Может быть, это даже разумнее, чем сражаться за бизнес, который находится на грани развала.

- Не говори ерунды! - вспылил Джеймс. - И должен заметить, мне, - он выделил слово «мне», - пока никто не предъявлял никаких требований. Почему ты так уверена, что твоя информация верна? Быть может, человек, который с тобой встречался, специально вводит тебя в заблуждение? А что касается состояния дел Корпорации… Ты все преувеличиваешь. Я ведь не пролежал весь этот месяц без сознания. Я работал, читал все твои отчеты и не только твои. Да, я признаю, что сейчас дела идут хуже, чем раньше, но это лишь временные трудности. А теперь, когда мы знаем своего врага, мы наверняка сумеем его одолеть.

- Ты уверен, что знаешь, кто твой враг? - сказала Сандра, которой почему-то лишь сейчас пришла в голову эта мысль. - Мне ведь пока не удалось выяснить, кто стоит за «Даймонд Бразерс». А я уверена, что это только прикрытие. Может быть, у тебя есть какие-нибудь личные враги?
        Досконально зная биографию своего мужа - в свое время Шольц заставил ее выучить наизусть даже дни рождения слуг в доме Харперов - Сандра была уверена, что раньше таких врагов у Харпера не было. Но, став его женой, она не читала больше его досье. У Джеймса могли появиться тайны… Но он только покачал головой.

- Нет, Сандра, личных врагов у меня нет. То, что происходит, - это просто бизнес. А бизнес - всегда война. Мы постараемся ее выиграть.
        Сандра поняла, что переубедить мужа не удастся.

- Я очень устала, - сказала она. - Я пойду к себе, мне надо выспаться.
        Джеймс смотрел в ее лицо, на котором он знал каждую черточку… Господи, какой же он идиот! И какая ему разница, как там ее звали восемь лет назад…

- Останься, - хрипло попросил он. Сандра вздрогнула - Джеймсу показалось, она удивилась даже сильнее, чем в тот момент, когда он показал ей письмо. Он ждал.

- Этим мы ничего не решим, - наконец проговорила она. - Но все же я надеюсь, Джеймс, что у нас есть будущее.
        Она легко коснулась его плеча, заканчивая разговор, и поднялась. Об Анне Монт не было сказано ни слова.
        Глава 21
        ПОХИЩЕНИЕ

        Следующим утром Сандра и Джеймс пили кофе в столовой. Кэтрин принесла поднос с теплыми булочками. Лиз не показывалась. Супруги молчали; после вчерашнего разговора оба чувствовали себя неловко. В половине одиннадцатого приехала Анна. Во время завтрака Сандра хотела было предложить мужу вместе просмотреть документы, касающиеся сделки с африканской фирмой, но, увидев Анну, не решилась этого сделать: ей показалось, что Джеймс сочтет это уловкой. Но находиться в доме, где эти двое будут вместе, вдвоем в кабинете, представлялось ей невыносимым, и она решила отправиться в офис: вчера Сандра так и не встретилась с Дезертом, а ей необходимо было узнать, как идет подготовка к продаже шахты.
        Джеймс поздоровался с Анной холодно-официально, но не стал просить жену остаться. Доев булочку с ежевичным джемом, Сандра попрощалась с ним и с Анной, поспешно поцеловала Кору, которая опять хотела показать ей какую-то картинку, и уехала.
        Кора грустно бродила по холлу в ожидании мисс Гамп, с которой должна была отправиться гулять в парк. Мама опять уехала, а ведь сегодня воскресенье! И папа заперся в кабинете с этой тетенькой, которая почему-то ужасно не нравилась Коре. Для взрослых, занятых своими делами, Кора оставалась младенцем, который должен быть сыт, тепло одет и вовремя уложен спать. Сама же она считала себя вполне большой и самостоятельной.
        В парке мисс Гамп уселась на скамейку и достала вязание. Она очень любила вязать, но Кора ни разу не видела ни одного готового изделия. Однажды она спросила об этом свою воспитательницу, и та, улыбнувшись, ответила:

- Просто я люблю клубки и нитки. Готовые вещи нравятся мне гораздо меньше, и обычно я их снова распускаю.
        Коре это было понятно. Клубки действительно были красивые: пушистые, разноцветные, легкие. Блестящие спицы быстро-быстро мелькали в руках мисс Гамп, и если Кора смотрела на них слишком долго, у нее начинала кружиться голова.
        Прогулки с мисс Гамп имели особую прелесть. Во время них гувернантка не вмешивалась в игры девочки и лишь окликала ее, если та исчезала из поля ее зрения. Таким образом мисс Гамп воспитывала в Коре самостоятельность. В эти часы парк принадлежал Коре безраздельно.
        Детская фантазия превращала его в совершенно волшебное место. Познакомившись недавно с древнегреческими мифами, Кора населила парк нимфами и дриадами. Некоторым из них она дала имена из мифов, другим придумала сама. Дружить с этими существами было ужасно интересно! Вот и сегодня Кора бродила по парку, навещая своих приятельниц и отзываясь иногда на оклики мисс Гамп.
        Парк был окружен высокой оградой. В связи с последними событиями Мельдерс велел установить на ограде сигнализацию. Кроме того, несколько охранников регулярно обходили парк - девочка видела двух парней в камуфляже, внимательно осматривавших местность. Кора с любопытством смотрела им вслед, придумывая, какую роль они могли бы исполнить в ее игре.
        Но она не успела ничего придумать, потому что вдруг услышала из кустов, росших вдоль ограды, веселый посвист. Это явно был человек, а не птица. Девочка застыла на месте, не зная, что ей делать: убежать, позвать охранников или залезть в кусты и посмотреть, что там такое. Но каково же было ее удивление, когда из кустов показался, прижимая палец к губам, самый настоящий клоун!
        Он был одет в темно-зеленые шаровары в горошек, желтый камзол и красный берет, из-под которого выбивались ослепительно рыжие кудри. На совершенно белом лице выделялись огромные грустные черные глаза и красные губы. Нос в виде красного шарика был прицеплен с помощью резинки. Кора широко раскрыла глаза и ахнула. Клоун улыбнулся, но продолжал прижимать палец ко рту.

- Вы волшебник, мистер? - тихонько спросила Кора.

- Да, - ответило необыкновенное существо.

- А почему вы здесь сидите?

- Я заблудился. Подземный ход из моей страны, оказывается, ведет в этот парк, - голос у клоуна был звонким и молодым, хотя он говорил шепотом.

- Так вы из другой страны? - еще больше удивилась Кора.

- Конечно. Я волшебник и живу в волшебной стране. Ты хотела бы побывать там?

- А как туда попасть?

- Через подземный ход, - клоун обернулся, и Кора действительно увидела позади него, у самой ограды, яму, прикрытую кустами. Девочке стало немного не по себе: она уже знала, что в царство страшного подземного бога Аида тоже ведет подземный ход. Но клоун выглядел так безобидно, помпон на его шапке колыхался так весело - наверняка страна, из которой он пришел, тоже веселая и совсем не страшная.

- А я смогу вернуться обратно? - на всякий случай спросила девочка.

- Конечно! Тебе повезло, что подземный ход выходит прямо в твой парк.
        И клоун протянул ей руку. В этот момент со скамейки донесся голос гувернантки:

- Мисс Кора! Вы где?

- Я скоро вернусь, мисс Гамп! - ответила девочка и решительно отправилась в сказочную страну.
        В комнате охраны дежурный Крис Куин сидел перед монитором. Пепельница перед ним была полна окурков, последний еще дымился. Охранник прихлебывал чай из кружки, рядом стоял пакет с крекерами. На экране показались фигуры его коллег, потом маленькая Кора задумчиво прошла по дорожке. Ему хорошо было видно, как девочка остановилась перед кустами у ограды и стала в них что-то разглядывать. Потом ему показалось, что Кора с кем-то говорит. Сначала он было обеспокоился, но потом добродушно махнул рукой:

- Опять девчонка разговаривает с кустами.
        Вдруг Кора полезла в самую гущу кустов. Прошла минута, другая, но она все не показывалась обратно. Крис по рации вызвал одного из охранников:

- Эй, Фил! Девчонка зачем-то забралась в кусты жасмина у ограды. Посмотри, что там такое. Может, она что-нибудь нашла.
        Оба охранника, посмеиваясь, сразу вернулись к зарослям жасмина. Фил опустился на четвереньки и заглянул туда. Когда он снова выпрямился, на нем лица не было.

- Ребенка похитили!


        Когда Сандре позвонили в офис, она вместе с Дезертом просматривала документы, присланные «Моррисон Инкорпорейтед», - африканская компания готова была перевести деньги. Услышав о том, что неизвестные похитили Кору, молодая женщина просто обезумела. Ничего не объясняя опешившему управляющему, она выскочила из офиса на улицу, лихорадочно завела двигатель «ланчиа» и помчалась домой.
        Увидев ее машину, охрана побледнела и вытянулась. Парни понимали состояние Сандры, поэтому даже не попытались оправдываться. Минутой позже возле дома завизжали тормоза «рейнджровера». Не слушая истеричных выкриков Сандры, Мельдерс крепко взял ее за предплечье и заставил войти в дом.
        На ватных ногах она переступила порог гостиной, где находились Джеймс, Лиз, Анна Монт и Саманта Гамп. Гувернантка тихо плакала. Лиз, словно четки, перебирала жемчужное колье на своей шее. На коленях у Джеймса стоял телефон. Вслед за Сандрой в гостиную вошел Мельдерс.

- Один из охранников заметил «ландкрузер», припаркованный за углом Беркли-стрит,
- сообщил он. - Но он не придал этому значения…

- Черт возьми, Мельдерс! - взорвался Джеймс. - Ваши люди никогда не придают значения тому, чему нужно! Вы не справляетесь со своими обязанностями! Если с моей дочерью что-нибудь случится, я отдам вас под суд!

- Я готов подчиниться любому вашему решению, мистер Харпер, - Мельдерс упрямо наклонил голову, - но лишь после того, как мисс Кора будет возвращена домой.
        Лицо Джеймса налилось кровью, но, сдержавшись, он промолчал. И тогда глава службы безопасности продолжил свое прерванное сообщение:

- Мы подозреваем, что похитители скрылись именно на этой машине. Ее уже нашли в нескольких кварталах отсюда, но в ней никого не было. Как я понимаю, похитители еще не вышли на связь?
        Джеймс молча покачал головой.

- Как вы думаете, кто они? - с отчаянием в голосе спросила Сандра.

- Полагаю, здесь не обошлось без «Даймонд Бразерс», - ответил Мельдерс.
        Сандра была в этом уверена. Вчера ее предупредили, а сегодня враг перешел в наступление. Что делать? Где искать Кору? И почему похитители не звонят, чтобы выдвинуть свои требования? Сандра напряженно, не мигая, гипнотизировала взглядом молчавший телефон. Временами ее душу сводило судорогой ужаса. Она была уверена, что это страх дочери какой-то телепатической связью передается ей. При внезапном воспоминании о Шольце Сандру передернуло. Человек, еще вчера державший ее в своих объятиях, сегодня похитил ее дочь! У него нет ничего святого… Но разве она не знала об этом раньше?
        Телефон взорвался трелью, и все вздрогнули от неожиданности, хотя давно ждали звонка. Мельдерс быстро надел наушник и дал Джеймсу знак, что можно снимать трубку. Голос похитителя, слегка искаженный, как будто тот приложил к трубке носовой платок, был хорошо слышен всем, находившимся в комнате.

- Слушайте внимательно, мистер Харпер. Сегодня в восемь вечера вы подпишете один документ. Место встречи вы узнаете у вашей жены.

- Что это значит? Где моя дочь?! - крикнул Джеймс, не обращая внимания на Мельдерса, подававшего ему знаки.

- Не тревожьте напрасно полицию, мистер Харпер, выполните наши требования, и ваша дочь вернется домой.
        Дальше послышались короткие гудки.

- Я просил вас подержать их на телефоне подольше, - с досадой пробормотал Мельдерс, но Джеймс не слушал его.
        Он, не отрываясь, смотрел на Сандру, и в его взгляде она читала свой приговор.

- Это «Даймонд Бразерс», - тихо сказала она. - Они хотят, чтобы ты подписал документ, согласно которому несколько филиалов отделятся от Корпорации.

- Абсурд! - Джеймс ударил кулаком по подлокотнику кресла.

- Джеймс, на эту фирму работают очень опасные люди. Нам придется выполнить их требования.

- Так ты… - он задохнулся от негодования, - ты действительно связана с ними?!

- Это было раньше, Джеймс, а вчера я встречалась с одним из них. Я же говорила тебе…

- Ты говорила, что опасность угрожает мне! О Коре и речи не было!

- Я не могла и предположить, что все так обернется!

- Ты должна была об этом подумать! Сандра схватилась руками за голову. Конечно, она должна была об этом подумать. И догадаться, что следующий шаг противника будет именно таким, - ведь вчера она сама призналась Шольцу, что Кора ей дороже всего.

- Я звоню в полицию, - Джеймс схватил телефонную трубку.
        Сандра кинулась к нему и сбросила телефон на пол; хрупкий корпус аппарата треснул. Стоявшему у окна Мельдерсу были видны непролитые слезы в глазах Сандры
- боль словно заморозила их. Глава службы безопасности почувствовал отвращение к себе. В конце концов, все его козни оказались мелкими по сравнению с бедой, которая обрушилась на эту женщину. А он… Он не смог стать ее возлюбленным, не смог стать даже достойным врагом…

- Джеймс, ты не понимаешь, - умоляющим голосом произнесла Сандра. - Это страшные люди. Ты должен поехать к ним.
        Джеймс вдруг посмотрел на жену внимательным, холодным взглядом.

- Мне кажется, Сандра Харпер, ты снова чего-то недоговариваешь. По крайней мере, до того, как ты вошла в мою жизнь, ни мне, ни Корпорации ничто не угрожало. Головорезов, которые на тебя работали, я помню по Ламбервилю. Как я раньше не догадался! Я был просто идиотом. Конечно, а потом ты получила доступ ко всей документации… Я не удивлюсь, если это ты организовала похищение собственной дочери.

- Как ты можешь так говорить, - голос Сандры задрожал.

- Наконец-то у тебя открылись глаза, Джеймс, - Лиз Харпер, до сих пор хранившая невозмутимое молчание, поднялась и вышла из комнаты.

- Наверное, мне тоже лучше уйти, - тихо проговорила Анна. - Сейчас здесь не место посторонним.

- Останься, - приказал ей Джеймс. Потом он повернулся к жене и с неподдельной ненавистью выдохнул: - Убирайся. Даже кошка любит своих котят больше, чем ты, Сандра Харпер! И учти: если с моей дочерью что-нибудь случится, я тебя застрелю. Убирайся! Мельдерс, звоните в полицию.
        Сандра поднялась, машинально оправила платье и пошла к выходу, чувствуя на спине ненавидящий взгляд мужа. В коридоре Кэтрин попыталась о чем-то спросить ее, но Сандра отшатнулась и побрела к себе в комнату. Быстро повернув ключ, она как подкошенная рухнула на пол и со стоном скорчилась, притянув к подбородку колени. Вокруг нее, словно насмешка, парили нарисованные на стенах облака.
        Стоп! - прорвался сквозь отчаяние внутренний голос. Джеймс готов наделать глупостей - кому, как не ей, знать его упрямство. Пренебрегая очевидным, он готов идти против здравого смысла, лишь бы настоять на своем. Переубедить его сейчас невозможно, но нужно попробовать выиграть время…
        Говоря о месте, которое ей известно, похитители наверняка имели в виду коттедж в лесу, в котором она встречалась с Шольцем. Джеймс не сможет найти коттедж без нее. Она приедет туда первой, будет вести переговоры, умолять - лишь бы спасти Кору. Поднявшись с пола, Сандра решительно вошла в кабинет, открыла сейфовый ящик стола и достала «вальтер» - тот самый, который когда-то она получила от Шольца.
        Стрельба в тире до недавнего времени оставалась любимым развлечением четы Харперов. Соревнуясь друг с другом в меткости, они каждый раз вспоминали тир в Ламбервиле, с которого началось их настоящее знакомство. Стрельба была любимым видом спорта Джеймса Харпера, Сандре тоже нравилось стрелять, у нее была верная рука и точный глаз. Теперь ей оставалось лишь надеяться, что сегодня эти навыки ей не пригодятся.
        Оглядев кабинет, Сандра задумалась. Разрешит ли ей Джеймс вернуться домой, даже если все кончится благополучно? И если нет, что нужно взять с собой - самое важное и дорогое? Среди бумаг на письменном столе Сандра заметила край альбомного листа: голубое небо, белый кораблик и три фигурки на палубе… Сложив картинку Коры пополам, она сунула ее в сумку.


        Кора ничего не успела понять. Вместо волшебной страны она оказалась по другую сторону ограды. Клоун подхватил ее на руки и бегом бросился к черной машине, стоявшей на другой стороне улицы. Машина с визгом тронулась с места. Испуганная девочка забилась в угол сиденья; от страха она не могла даже плакать. Клоун, севший рядом с ней, сбросил берет, снял разрисованную маску и яркую одежду и превратился в молодую рыжеволосую женщину. Но Кора уже не приняла это за волшебство: она поняла, что ее обманули.

- Вы кто? Почему мы в машине? - жалобно спросила она.

- Сиди тихо, - приказала ей рыжеволосая женщина. - Дэнни, останови здесь, бросай машину и уходи.
        Женщина схватила Кору и быстро пересела с ней в другую машину ярко-желтого цвета, бок о бок с которой они остановились. За рулем сидел чернокожий мужчина со множеством тоненьких косичек на голове. Потом они, долго ехали. Кора, по-прежнему боявшаяся плакать, пыталась выглянуть в окно, но женщина каждый раз резко одергивала ее, усаживая на место. Машина постоянно останавливалась у светофоров, и девочку стало укачивать. Она застонала. Женщина взглянула на ее побледневшее лицо и сморщилась.

- О господи, Тони, дай пакет. Ее сейчас стошнит.
        Похитительница едва успела сунуть Коре в руки бумажный пакет, как девочку действительно вырвало. Ей было очень плохо и стыдно.

- Ну, как ты? - через некоторое время спросила женщина.
        Кора ничего не ответила, уставив на нее свои темные испуганные глаза.
        Женщина достала откуда-то из-под сидения сумку и вынула оттуда парик с длинными завитыми волосами рыжеватого цвета. Она напялила его на Кору и посмотрела на нее оценивающе. Потом сняла с девочки красную курточку, в которой та гуляла по парку, и взамен протянула джинсовую рубашку.

- Так, надень это, - велела она, - и слушай меня внимательно. Кто бы тебя сейчас ни спросил, ты будешь отвечать, что тебя зовут Сара Браун, а я твоя мама. Поняла? Иначе…
        И женщина показала ей на свой бок, где на ремне болталась кобура с большим пистолетом.

- Ты знаешь, что это такое?
        Кора знала. Несмотря на запреты Лиз, ей удавалось иногда смотреть по телевизору взрослые фильмы вместе с папой. В этих фильмах люди стреляли друг в друга из таких штук, а потом падали мертвые. Губы у девочки задрожали.

- Не вздумай реветь! - прикрикнула на нее женщина. - Сделай, как я сказала, и все будет хорошо. Как тебя зовут? Ну, говори!

- Сара Браун, - пролепетала Кора.

- Вот и молодец. Давай, выше нос!
        Через некоторое время машина остановилась. Водитель опустил тонированное стекло, и в окне показалось лицо полицейского.

- Констебль Джонсон, - представился он. - Добрый день, проверка документов.
        Водитель спокойно сунул документы в окно, женщина улыбнулась:

- Вот документы, констебль, мои и моей дочери Сары.
        Кора сидела ни жива, ни мертва. Она ждала, что вот-вот полицейский внимательно посмотрит на нее и скажет: «Ба, да это же никакая не Сара Браун! Это Кора Харпер». И тогда женщина, за любезной улыбкой которой девочка чувствовала напряжение, ее убьет. Никогда в жизни ей не было так страшно.

- Все в порядке, вы можете ехать, леди, - сказал полицейский.
        Водитель снова поднял стекло. Женщина облегченно вздохнула.

- Ф-фу! Теперь постов больше не будет.
        Они снова поехали, и снова ехали очень долго. На шоссе Кору перестало укачивать, и она даже задремала. Потом сильные руки похитительницы растормошили ее, стянули парик, от которого вспотела голова, и сонная Кора вслед за женщиной вышла из машины.
        Она еще ни разу в жизни не была в настоящем лесу. Несмотря на страх, девочка сразу поняла, что за высоким забором коттеджа, возле которого стояла машина, начинается лес: покачивались вершины темно-зеленых елей, пахло сыростью и свежестью - совсем не так, как в парке возле ее дома. Во дворе коттеджа суетились какие-то люди. Один из мужчин подошел к ней и внимательно посмотрел сверху вниз:

- Не бойся, детка, мы друзья твоей мамы, - сказал он.

- У моей мамы нет таких друзей, - серьезно возразила Кора.

- Ну, это как посмотреть, - ответил мужчина, и они с женщиной негромко рассмеялись. - Отведи ее вниз, Расти, и возвращайся сюда, - мужчина отвернулся от Коры и перестал обращать на нее внимание.
        Похитительница, которую, оказывается, звали Расти, снова схватила девочку за руку и поволокла к дому, где заставила спуститься через какой-то люк по небольшой железной лестнице. Внизу горел свет, но девочке все равно было страшно. Потом люк наверху закрылся, и Кора осталась одна. В помещение, где она находилась, не доносился ни один звук. Здесь было холодно, а одинокая лампочка заливала подвал зловещим, голубоватым светом. Кора села на одеяло, брошенное прямо на пол, обхватила руками коленки и закрыла глаза. Ей подумалось, что если она сейчас уснет, то все как-нибудь наладится, и проснется она уже дома.
        Глава 22
        НЕОЖИДАННАЯ ПОМОЩЬ

        От неожиданного звука ключа, поворачивающегося в замке, у Сандры сердце ушло в пятки. В открывшуюся дверь вошел глава службы безопасности и застыл на пороге, глядя на молодую женщину, не успевшую натянуть на бюстгальтер футболку.

- Как вы смеете, Мельдерс?! - зло крикнула она, прикрывшись одеждой. - И откуда у вас ключи от моей комнаты?

- У меня есть ключи от всех комнат, - сказал он, отворачиваясь. - Такова моя работа. Мне надо поговорить с вами, Сандра.

- Не смейте называть меня по имени! - потребовала она, но, одевшись, все же повернулась к нему.
        Мельдерс запер за собой дверь.

- Я прошу, - тихо произнес он, - забудьте на время вашу неприязнь ко мне. Я знаю, что вы не доверяете мне и имеете на это право. Но сейчас речь идет о спасении вашей дочери. Вам нужна помощь…

- Я сама спасу ее, - надев куртку, Сандра положила в ее карман «вальтер».

- Вы не сможете ее спасти в одиночку. Вот погибнуть вместе с ней - это пожалуйста.
        Сандра со злой насмешкой посмотрела на главу службы безопасности.

- Вы что, мистер Мельдерс, принимаете меня за дуру, насмотревшуюся боевиков? Я не собираюсь устраивать стрельбу.

- Послушайте, мистер Харпер не ведает, что творит. Полиция будет здесь с минуты на минуту. Вы знаете, куда нужно ехать. И, как я понял, - он окинул взглядом ее походный вид, - вы не намерены дожидаться полицейских.

- Вы хотите меня задержать? - Она презрительно сузила глаза.

- Я хочу поехать с вами.
        От неожиданности Сандра не нашлась, что ответить.

- Ради вас и вашей дочери я готов рисковать жизнью, - Мельдерс смотрел ей прямо в глаза, и она не могла понять, что было в этом взгляде. - Доверьтесь мне. Одна вы не справитесь.


        Приезда полиции Джеймс Харпер ждал в комнате Коры. Он посадил зайца Тэдди к себе на колени и рассеянно трогал его за длинные уши. Кэтрин не успела прибраться в детской, и на столике в беспорядке лежали альбомные листы для рисования, а в баночке с водой мокли кисти.
        Теоретически Джеймс знал, что в мире бизнеса иногда случаются похищения детей. Но он никогда не мог предположить, что кто-то решится похитить его дочь, его Кору!.. И, что самое ужасное, - при этой мысли он едва не застонал вслух, - в этом окажется замешанной его жена! А сомнений не оставалось, у Сандры были какие-то общие дела с похитителями. И его мать оказалась права, подозревая ее во всех смертных грехах.
        Сзади раздался звук открывающейся двери, и он обернулся. В детскую вошла Анна Монт, и, взглянув на нее, Джеймс опешил. Вместо скромной, обаятельной секретарши на него смотрела совсем другая женщина: такое выражение лица Джеймс видел только в боевиках. Но это длилось одно мгновение, а потом Анна своим обычным грудным голосом, сказала:

- Твоя жена и Мельдерс садятся в машину.

- Черт возьми, она поедет туда! А я не знаю, где это!

- Но ведь за ними можно проследить, - деловито сказала Анна.

- Как? - заорал Джеймс. - Я прикован к этому чертову креслу! - И вдруг, подъехав к Анне, схватил ее за руки. - Ты поможешь мне, да? Анна, дорогая, я умоляю тебя, помоги!

- Не беспокойся, милый, - улыбнулась секретарша. - Я не упущу их. Можно я возьму твою машину?
        Он кивнул, и, повернувшись на каблуках, Анна стремительно вышла из комнаты.
        Новенький «бентли» элегантного серого цвета был куплен Сандрой по просьбе Джеймса через несколько дней после взрыва. Анна Монт, она же Кэсси Сандерс, с удовольствием оглядела обитый кожей салон и панели из полированного красного дерева. Ей еще никогда не приходилось ездить на такой роскошной машине. Что ж, пора посмотреть, какова она на ходу.
        Получив от Мельдерса задание, она не сразу оценила перспективы, которые неожиданно раскрылись перед ней. Сначала она просто хотела заработать. В том, что с заданием она справится, Кэсси не сомневалась. Она была профессиональной обольстительницей, интуитивно чувствующей слабые места любого мужчины, - в спецслужбе эти ее способности хорошо оплачивались. Ей было даже немного жаль эту холодную красавицу Сандру Харпер, которая приветливо здоровалась с ней, не подозревая, что ее брак обречен.
        Задание оказалось не только выгодным, но и приятным. Джеймс был чертовски красив
- этакий сорокалетний мальчишка!.. И он так по-старомодному серьезно отнесся к их роману! Кэсси никогда не смешивала работу с личной жизнью. Она не была влюблена в Джеймса. Но потом ей пришла в голову мысль: а не женить ли его на себе, когда он расстанется с Сандрой? Ведь сумела же сделать это сама Сандра! А то, что смогла одна женщина, может получиться и у другой.
        Кэсси нравилась ее работа. Но годы шли, ей уже исполнилось тридцать три, хотя и выглядела она на двадцать пять. При ее работе на пенсию уходят рано - и что она тогда будет делать? Брак с Джеймсом Харпером мог бы стать сногсшибательным финалом ее карьеры.
        Сегодняшний скандал прозвучал для Кэсси едва ли не свадебной музыкой. Но она быстро сообразила, что Сандра не будет сидеть сложа руки. А тут еще Мельдерс ринулся ей на помощь - изображает благородного рыцаря. Неизвестно, как все повернется, если Сандра сама привезет девчонку назад. Разумеется, при таких обстоятельствах обращаться в полицию - бредовая затея, но эти осложнения окажутся ей только на руку. А если девчонка погибнет… Безутешный Джеймс никогда не простит свою жену. Развод - самое малое, что ее ожидает в таком случае. Кэсси до упора надавила на газ, обгоняя неторопливый автобус, из-за которого она едва не упустила из виду темно-синий джип Мельдерса.


        Выбежав из особняка, Сандра бросилась к своей «ланчиа», но Мельдерс без лишних слов распахнул дверцу «рейнджровера» и почти силой усадил ее внутрь. Машина тронулась с места, быстро набирая скорость.
        Сандра, несмотря на бившую ее дрожь, украдкой взглянула на своего спутника. Лицо Мельдерса было сосредоточенно, казалось, в этот момент он решал какую-то трудную задачу. Такую степень сконцентрированности раньше Сандра видела только у Шольца.
        Внезапно Мельдерс прервал молчание.

- Нас преследует машина вашего мужа.
        Сандра обернулась и через заднее стекло увидела светло-серый «бентли», лавирующий в автомобильном потоке.

- Джеймс? Не может быть! - воскликнула она.

- Не думаю, что это мистер Харпер, - сказал Мельдерс, пытаясь уйти от преследования. - Но я знаю, кто способен на это.

- Кто? - в недоумении спросила Сандра.
        Мельдерс немного помолчал, а потом ответил:

- Анна Монт. Она - спецагент. Я нанял ее для охраны вашего мужа. Но, похоже, ее собственные планы идут гораздо дальше.
        Сандра, замерев, обдумывала только что услышанную новость. Хотя, в сущности, что это меняло? Главным было то, что Джеймс спал с ней. «Может быть, Мельдерс на это и рассчитывал?» - подумала Сандра. Но если и так, вряд ли он ей в этом признается… Да и не об этом надо было сейчас думать. «Если он поможет мне спасти Кору, я ему все прощу», - решила она.
        Отставший было «бентли» снова показался в зеркале заднего вида, уверенно свернул на проселочную дорогу и держался у них на хвосте до самой развилки.

- Направо, - указала Сандра.
        Но Мельдерс решительно повернул налево - туда, где вдали поблескивало озеро и виднелся кемпинг. Убедившись, что «бентли» повернул за ними, Мельдерс проехал еще метров триста и резким маневром направил машину в лес. Сандра вцепилась в ремень безопасности.
        Джип подламывал под себя низкий кустарник, оставлял глубокие колеи в болотистой мшистой почве. Когда они преодолевали какой-то овраг, Сандре показалось, что
«рейнджровер» вот-вот перевернется.

- Далеко отсюда? - спросил Мельдерс.

- Меньше мили, - ответила она. Мельдерс остановил машину.

- Я уверен, что «бентли» ведет Анна. Я задержу ее, и она не сможет дать полиции точные указания, - сказал он. - Вам придется идти одной. Если я правильно понимаю ситуацию, вреда вам не причинят. Постарайтесь разузнать, где девочка, до появления полиции.
        Сандра кивнула и выскочила из машины.

- Постойте! - крикнул Мельдерс.
        Он тоже вышел из джипа и вдруг неловко притянул Сандру к себе. Она сжалась, но не отстранилась. Мельдерс коснулся губами ее мягких волос, наспех заколотых на затылке, и прошептал:

- Будьте осторожны. Удачи.
        Сандра почувствовала прилив благодарности. Помогая ей, Мельдерс ставил под угрозу свое положение, свою карьеру. В последнее время все близкие ей мужчины поступали иначе. Урмас Шольц предал ее, Джеймс почти что выгнал из дома… Быстрым движением она поцеловала Мельдерса в гладковыбритую щеку и, не оборачиваясь, побежала сквозь лес.
        Не обращая внимания на ветки деревьев, хлеставшие по лицу, Сандра выбежала на дорогу, ведущую к коттеджу. Не прошло и получаса, как она оказалась перед знакомыми воротами. Нажав кнопку звонка, она постаралась успокоить дыхание. Она не знала, что ее ожидает, но отступать не собиралась. Наконец ворота раскрылись.
        Оказавшись во дворе коттеджа, Сандра поняла, что в прошлый раз многого не заметила. Например, того, что это строение в равной мере подходило как для уединенного отдыха, так и для обороны. Забор в полтора человеческих роста завершался поверху колючей проволокой; окна дома были закрыты железными ставнями, а небольшие отверстия в стене на втором этаже напоминали бойницы. Несколько молодых парней в боевом снаряжении с любопытством уставились на нее. Прежде чем Сандра успела что-либо спросить, один из них, с неулыбчивым худым лицом, сказал:

- Идите за мной, миссис Харпер. Вас ждут.
        Сжимая в кармане рукоятку «вальтера» со снятым предохранителем, Сандра вошла вслед за ним в дом. Оглядываясь, она пыталась запомнить расположение комнат и коридоров и догадаться, где похитители держат Кору. Когда они оказались перед дверями кабинета, где вчера она говорила с Шольцем, сердце молодой женщины неприятно сжалось. Ее провожатый произнес тоном хорошо вышколенного дворецкого:

- Миссис Харпер, сэр.
        Хозяин кабинета сидел во вращающемся кресле спиной к Сандре. Она видела облысевшую макушку, окруженную редкими седыми волосами, и широкие, не по-старчески прямые плечи; смутное чувство узнавания охватило ее. Но хозяин не дал ей времени на предположения. Он медленно повернул кресло и оказался лицом к Сандре, переложив на стол с колен трость с рукояткой в форме дубовой ветки.

- Так это вы! - ахнула она.

        Солнечный свет лился в комнату сквозь витражи на окне, отбрасывая на ковер разноцветные ромбы и полосы. Шольц стоял в дверях и смотрел на Расти, которая сидела на диване, мрачно уставившись в пол.
        В последнее время живость, охотничий задор, с которым она бросалась выполнять самое опасное задание, совсем оставили ее. Шольц привык к порывам и вспышкам Расти, но видеть ее такой опустошенной ему было нелегко. Не поворачивая головы, Расти все-таки заметила, что Шольц наблюдает за ней. Вчера ночью он снова назвал ее Сандрой… Но ей все равно было хорошо - плохо стало только утром. Она знала, что бывшие любовники снова встретились. Увозя Кору из родительского дома, Расти испытала мстительное удовольствие: ты слишком спокойно жила все эти годы, Сандра Харпер, а я потратила их на то, чтобы воскресить из пепла собственное сердце, сгоревшее из-за тебя…

- Девочку накормили? - спросил Шольц.

- Нет. Когда бы она успела проголодаться? - раздраженно ответила Расти.

- Тебе ведь тоже все это не нравится? - Шольц гибким, кошачьим движением, которым она всегда любовалась, приблизился, сел с ней рядом, взял ее за руку.
        Расти отняла руку.

- В последнее время мне ничего не нравится, - буркнула она. - Палач выжил из ума. Не удивлюсь, если он решит нас всех взорвать.

- Дом начинен взрывчаткой, я сам его минировал. Сэм действительно очень сдал в последнее время. Я боюсь, что у него не выдержат нервы.

- Когда-нибудь ты станешь таким же, Урмас Шольц, - Расти нехорошо усмехнулась. - И я, и все мы. Но как бы то ни было, я выполню приказ Грэхема. А ты - ты снова сомневаешься? - Она внимательно посмотрела в холодные, прищуренные глаза мужчины.

- С чего ты взяла? - ответил он. - Я профессионал, детка. Ладно, пойду покурю, пока все спокойно. Сэм не разрешает курить в доме.
        Расти проводила его тяжелым взглядом. Подумать только, стоило этой красотке снова замаячить на горизонте, и он опять сам не свой. Давным-давно, когда Расти, совсем молоденькая девчонка, впервые попала в горячие объятия Урмаса Шольца, она быстро смирилась с тем, что он не сможет ее полюбить. Он стал для нее романтическим героем, обреченным на одиночество. Расти была счастлива находиться рядом с ним, пусть всего лишь на обочине его жизни, и таила надежду, в которой не признавалась даже себе, - надежду на то, что когда-нибудь ситуация изменится. Ситуация действительно изменилась: появилась Сандра и вскружила ему голову. И оказалось, что сердце Урмаса Шольца вовсе не железное, просто она, Расти, не вышла лицом и фигурой. Нет, в глубине души Расти понимала, что дело не только во внешности новоиспеченной Сандры Сеймур. Она ведь и сама привязалась к этой девушке, такой не похожей на всех остальных членов команды. И Шольц, и Сандра - они оба были дороги ей. Но от этого было еще больнее.
        Ей было ясно, что Шольц испытывает к Сандре не просто физическое влечение, не просто страсть, а гораздо более глубокое чувство. Такую любовь не лечит время - в этом она убедилась за те несколько лет, когда пыталась помочь Урмасу пережить потерю, смириться с вынужденной разлукой. Она просто была рядом. И ей уже казалось, что Шольц смотрит на нее другими глазами. Неужели все начнется сначала?!
        Закурив, Шольц прислонился к задней стене дома. Когда Грэхем задумал строить этот коттедж, как одну из своих резиденций, с самого начала подразумевалось, что он будет предназначен исключительно для работы. Поэтому никаких садов, клумб и прочих пустяков на широком дворе, больше похожем на плац, не было. Но за пять лет существования коттеджа природа взяла свое, и сквозь асфальт пробилась зеленая трава, сейчас, в середине июня, распустившаяся золотыми головками куриной слепоты.
        Эту ночь Шольц провел без сна. Накануне вечером Сэм сообщил ему о готовящейся операции. Оказывается, план похищения дочери Сандры был продуман уже давно. Наверное, Грэхем совсем перестал доверять ему, раз поставил его в известность в самый последний момент.
        Сначала Шольц почувствовал некоторое злорадное удовлетворение. Вчера Сандра ясно дала ему понять, что между ними все кончено. Ее слова о любви ничего не значили, поскольку она не собиралась ничего менять в своей жизни. Значит, и у него по отношению к ней не может быть никаких обязательств - он снова просто выполняет свою работу. Именно ему Грэхем поручил позвонить Джеймсу Харперу после похищения Коры и, кроме всего прочего, сказать, что Сандра имеет отношение к похитителям.
        И теперь ситуация представлялась ему патовой. С одной стороны, он чувствовал, что не сможет жить, оставаясь в глазах Сандры злодеем, покусившимся на ее дочь. С другой стороны, заставить Грэхема свернуть с намеченного пути невозможно. Вертя в пальцах «люгер», Шольц всерьез подумывал, не пустить ли себе пулю в лоб. Глядя в темное, кажущееся бездонным отверстие пистолетного ствола, он вдруг понял, что надо сделать.

- Мистер Шольц! - окрикнул его один из охранников. - Наблюдатели сообщили, что к воротам приближается женщина.
        Он вернулся в дом и через несколько минут вместе с Грэхемом разглядывал на мониторе Сандру Харпер, нажимающую кнопку звонка.
        Глава 23
        ВЫСТРЕЛ


- Добрый вечер, миссис Харпер, - сэр Грэхем чуть наклонил голову и уставил на Сандру немигающий взгляд выцветших, но по-прежнему пронзительных глаз. - Я в курсе, что вы меня искали, и решил пойти вам навстречу.

- Так это вы! - повторила она. - «Даймонд Бразерс», покушения на Джеймса, попытки разрушить Корпорацию… Я не могу в это поверить! - Она с силой сжала ладонями виски, а потом, словно возвращаясь к невыносимой реальности, закричала:
- Сэр Грэхем, где моя дочь?!

- Тише, пожалуйста, - поморщился старик. - Нам предстоит серьезный разговор, так что постарайтесь держать себя в руках. Когда-то вы умели это делать. Прошу, - он указал ей на кресло напротив себя. - Мне придется быть с вами откровенным, миссис Харпер; если вы будете знать мои мотивы, то поймете, насколько серьезны мои намерения. Кстати, я попрошу вас положить на стол оружие, за которое вы так судорожно хватаетесь в кармане - уверяю, оно вам не понадобится.
        Сандра с досадой бросила «вальтер» на стол.

- Сэр Грэхем, мой муж собирается действовать через полицию. Он не хочет подписывать ваши бумаги.
        По лицу старика пробежала легкая тень удивления.

- Неужели я недооценил Джеймса? Я думал, только великие духом люди умеют жертвовать близкими людьми ради большого дела.

- Ради бога, сэр Грэхем, Джеймс никем не жертвует. Он просто уверен, что полиция спасет Кору. Я умоляю вас, отпустите ее - таким способом вы все равно ничего не добьетесь.
        Грэхем нажал кнопку переговорного устройства и сказал непонятную фразу:

- План номер два.
        Потом он поднял глаза на Сандру и снисходительно усмехнулся.

- Сожалею, миссис Харпер. Полицию здесь встретит неприятный сюрприз: здание заминировано. Одно нажатие вот этой кнопки, - Грэхем кивнул головой куда-то на поверхность стола, - и через несколько минут мы взлетим на воздух. Мне, так и не добившемуся намеченной цели, этот фейерверк принесет только свободу от недовольства собой. Но здесь полно молодых ребят, и вы, и ваша дочь, в конце концов. Жаль, что вы не согласились вчера на предложение нашего общего знакомого. Не скажу, что слушать ваш разговор было для меня большой радостью.
        Сандра побледнела как полотно. Она видела перед собой глаза фанатика и знала, что он не остановится ни перед чем. Только бы не сделать неверного движения, не спровоцировать его… Сможет ли она быстро найти Кору, если у старика все-таки сдадут нервы? А может, он просто сошел с ума? Но с сумасшедшими надо разговаривать… Из последних сил Сандра приняла спокойный вид.

- Не надо запугивать меня, сэр Грэхем, - сказала она, скрещивая руки на груди. - Вы хотели что-то мне рассказать - я готова вас выслушать.
        Грэхем взглянул на нее насмешливо, но одобрительно.

- Да, миссис Харпер, я помню, что во время наших первых занятий вы держали себя с такой же очаровательной самоуверенностью. А потом так же очаровательно признавались в своем невежестве. Ну что ж, вообразите, что мы с вами снова проводим занятие. Я - строгий лектор, вы - примерная слушательница. Итак, события, о которых пойдет речь, начались задолго до вашего появления в Лондоне…


        Разгоряченная азартом погони, Кэсси внезапно поняла, что ее обманули. Она выскочила из машины и со злостью пнула колесо острым носком туфли. Чертова машина! Красивая игрушка для богатых бездельников, на которой бессмысленно пытаться догнать в лесу джип. Бежать за ним пешком? Но в «бентли» есть рация, значит, она может по крайней мере позвонить Джеймсу Харперу и сообщить ему место, где полиции нужно сворачивать с шоссе на проселочную дорогу. В таком случае остается надеяться, что полицейские найдут Сандру раньше, чем Сандра найдет свою дочь. Кэсси включила громкую музыку и, не щадя новенькой машины, чьи лакированные бока царапались о стволы и ветви деревьев, начала выводить ее из лесу. Доехав до развилки, она резко ударила по тормозам. Почему же она сразу не догадалась? Конечно, здесь была развилка, Мельдерс повел ее по ложному пути, а на самом деле надо было поворачивать в другую сторону. Кэсси повернула направо и, не обращая внимания на неровности дороги, прибавила скорость.
        Но вскоре ей пришлось остановиться перед опущенным шлагбаумом. «Наверное, его можно поднять вручную», - решила она и собралась выйти из машины. Но вдруг услышала приближающийся рев двигателя.
        Джип мчался через лес, подпрыгивая над канавами и расшвыривая по сторонам болотную грязь. Он походил на хищника, почуявшего жертву. Сквозь стекло Кэсси разглядела сосредоточенное лицо Мельдерса. Она не успела ни развернуть «бентли», ни выскочить из него. Джип тараном поддел его блестящий бок и смял всю заднюю часть. От удара Кэсси влетела головой в лобовое стекло и потеряла сознание. Мельдерс быстро отвел почти не пострадавший джип в сторону и выскочил из него. Подойдя к покореженному «бентли», он несколько раз рванул водительскую дверцу, а когда она открылась, положил руку на шею Кэсси, пытаясь нащупать пульс. Кэсси была жива - Мельдерс и не собирался ее убивать. Жаль только, она не в состоянии сказать ему, успела ли она связаться с полицией. Он вытащил из машины рацию и отшвырнул ее далеко в сторону - болото издало чвакающий звук.
        Теперь нужно срочно разыскать Сандру… Мельдерс вернулся за руль «рейнджровера».


        В первый раз Сэмюэль Фредерик Грэхем увидел Теренса Харпера в клинике Джона Гастингса - тогда совсем молодого и очень талантливого хирурга. Еще недавно
«солдат удачи», а теперь неподвижный инвалид, Грэхем часто думал о самоубийстве: Гастингс спас ему жизнь, но не мог гарантировать возврат двигательных функций. Но привычка бороться и превозмогать себя, заставлять себя совершать невозможное не отступила даже перед болезнью, и каждый день Грэхем скрупулезно выполнял сложнейший, изнурительный комплекс упражнений, которые могли оказаться бесполезными.
        Гастингс решил похвастаться перед Теренсом, своим могущественным другом и пациентом, новым хирургическим шедевром. Он показал ему фотографии Грэхема до и после ранения, рассказал, как проходила операция, а потом повел в палату. Они вошли в тот момент, когда худой, жилистый мужчина силился, сидя в инвалидном кресле, дотянуться до перекладины тренажера. Капли пота выступили на его лице, тело едва сдвинулось с места, но глаза Грэхема горели фанатичным упорством и решимостью.
        Теренс Харпер умел ценить в людях упорство, поскольку сам с помощью именно этого качества завоевал место под солнцем. Справившись о профессиональных достоинствах Грэхема, он решил приблизить его к себе. От Гастингса Теренс знал, что Грэхем находится на грани отчаяния, потому что не сможет больше продолжать свою прежнюю жизнь, полную риска и приключений. Харпер предложил ему риск другого рода - не на полях войны, а в мире бизнеса - и был уверен, что несчастный калека отплатит ему благодарностью и преданностью.
        Но для Грэхема все было не так просто. Физическая подготовка, которую он прошел в рядах «солдат удачи», открыла перед ним безграничные возможности человеческого тела. Ему нравилось ощущать себя сверхчеловеком, когда, участвуя в какой-нибудь операции, он бежал едва ли не быстрее олимпийского чемпиона или совершал прыжок с какой-нибудь немыслимой высоты. Он понимал, что даже если его настойчивость даст результат и он снова сможет двигаться, к прежней жизни ему не вернуться. Поэтому, когда к нему, одетому в больничную пижаму, вошел этот человек - высокий, сильный, загорелый, похожий на атлета, Сэм едва не застонал от приступа зависти к его здоровью. Рядом с Теренсом Харпером он сильнее ощущал собственную неполноценность. Это заставило его заниматься еще с большей ожесточенностью, и через полгода изумленный Гастингс поздравил Сэма, когда тот сделал первые неловкие шаги. А еще через пару месяцев Грэхем самостоятельно перешагнул порог главного офиса Корпорации Харпера.
        На долгие годы интересы Теренса Харпера и его бизнеса стали и личными интересами Сэма Грэхема. Благодаря связям особого рода, оставшимся у него по всему свету, Грэхем мог успешно решать самые щекотливые задачи. Все свои аферы Теренс планировал при участии Грэхема. В интересах дела Грэхем, ранее порвавший связи со своим аристократическим семейством, вернулся в высший лондонский свет и помог Харперу наладить отношения и там. И все это время Грэхем не переставал удивляться удаче своего босса. Подумать только, дед Теренса Харпера был безграмотным крестьянином из Уэльса, а отец, приехав в Лондон на заработки, не оставил сыну ничего, кроме долгов. Теренс Харпер не верил в гороскопы, но хороший астролог наверняка обнаружил бы, что звезды в момент его рождения занимали положение, сопутствовавшее появлению на свет великих полководцев и королей. Плюс ко всему Теренса любили женщины - порой даже забывая о миллионах, которыми он ворочал. Поэтому он мог позволить себе холодноватую снисходительность по отношению к влюбленной в него красавице-жене. Видя, какими глазами дочь гордого Уорренсби смотрит на этого
плебея, лишь недавно выучившегося носить дорогие галстуки, Грэхем приходил в бешенство. А что было у него? Аристократическое происхождение? Безупречные манеры, полные ледяного изящества? Все это могло произвести впечатление на кого угодно, только не на Теренса Харпера.
        Могущество босса подавляло Грэхема. Оказываясь вне его влияния, например, в Африке, Грэхем снова был всесилен; подчиненные трепетали перед ним, и он, словно вампир, упивался их страхом. Но в Лондоне он всегда находился в тени Теренса Харпера. Грэхем чувствовал, что им двоим тесно на одной земле.
        Если бы Теренс Харпер однажды догадался, какие мысли приходят в голову его ближайшему помощнику, он бы немедленно принял меры. Ведь Грэхем планировал убийство своего босса с тем же хладнокровием, с которым когда-то отдавал приказы об уничтожении целых деревень. Однако он так и не привел эти планы в исполнение.
        Однажды Сэму Грэхэму открылась истина. Он понял, что вся энергетика босса переместилась в его любимое детище - в Корпорацию. Вот сердце, в которое нужно было поразить Теренса Харпера!
        И тогда Грэхем принимает решение. В отдаленных филиалах Корпорации начали забывать, кому на самом деле она принадлежит. Но действовать приходилось с величайшей осторожностью: во всем, что касалось бизнеса, Теренс проявлял чутье ищейки. Поэтому Грэхем долго не делал решительных шагов. А потом Теренс умер. Его смерть Сэм воспринял как личную обиду. Однако оставалась Корпорация. Теперь ею управлял сын Теренса - по сравнению с отцом недалекий, посредственный бизнесмен. Сам Грэхем чувствовал, что болезнь снова берет свое и вскоре ему предстоит встреча с покойным боссом. Даже за последней чертой он не хотел оставаться всего лишь правой рукой Теренса. Борьба все равно имела смысл: Грэхем хотел ее выиграть. Если завладеть Корпорацией невозможно, то ее можно уничтожить.

- «Даймонд Бразерс» были созданы мной на основе одной мелкой фирмы, ранее входившей в Корпорацию, - рассказывал Грэхем, явно получая удовольствие от своего повествования. - Джеймс Харпер начисто забыл о ее существовании. Мне удалось переоформить документы на подставное лицо, и вот у Корпорации появился конкурент.
        К тому времени я уже провернул любимый фокус старика Теренса с экспертизой. Представляю, как на том свете он скрежещет зубами от злости.
        Сандра слушала, с трудом сдерживая ярость. История отношений двух людей, казавшихся ей почти легендарными, потрясала своим безумием. Один старик, стоя на краю могилы, тревожит тень другого, ушедшего, и стремится к бессмысленной и неправедной мести только потому, что тот оказался удачливее! Но причем здесь она, ее дочь, ее муж? Грэхем - маньяк, его необходимо остановить любой ценой!

- Завещание Теренса обернулось как нельзя на руку, - между тем продолжал он, - в процессе вашего обучения я имел доступ к самым полным отчетам Корпорации, а также к материалам, касающимся личности ее владельца, - голос Грэхема становился все более и более самоуверенным. - Знаете, чтобы выигрывать в бизнесе, надо хорошо разбираться в людях, с которыми имеешь дело. Я надеюсь, миссис Харпер, вы поможете мне объяснить полиции, что силовыми методами они ничего не добьются. Это будет не самая удачная операция Скотланд Ярда, - на лице старика возникло подобие улыбки. - Джеймсу Харперу все равно придется поклониться старому другу своего отца - это доставит мне большое удовольствие. И если мальчик будет хорошо себя вести, я, может быть, даже оставлю ему какой-нибудь жалкий кусок, какую-нибудь фирму, состоящую из трех клерков, - этот масштаб как раз ему по зубам. А вам придется пока посидеть взаперти. И не вздумайте устраивать беспорядки.
        Грэхем включил переговорное устройство и вызвал охрану. Двое парней в камуфляже вошли в кабинет и встали у дверей, ожидая указаний. Длинные пальцы старика поглаживали гладкую поверхность стола, словно нащупывая роковую кнопку.
«Вальтер» все еще лежал тут же, на столе - Грэхем так увлекся, что начисто забыл об оружии.

- Отправляйтесь с этими людьми наверх, миссис Харпер, и ждите моих дальнейших распоряжений.
        Сандра пыталась прочитать хоть что-нибудь человеческое в глазах своего бывшего наставника, но в них было лишь глубокое презрение ко всем, кто не он сам. Она встала. Охранники распахнули дверь. И тогда Сандра молниеносным движением бросилась к столу, схватила пистолет и, почти не целясь, выстрелила старику в сердце. Она верила, что успеет и не промажет. Когда-то Грэхем сам учил ее обращаться с оружием, сам тренировал с ней этот молниеносный бросок. А сейчас пришло время применить его на практике.


        Расти ловко, минуя лестницу, спрыгнула в люк. Девочка сидела молча, при появлении Расти она не шелохнулась, как будто впала в ступор. Быстро сдвинув матрас вместе с Корой, Расти с усилием потянула рычаг и открыла в полу еще один люк, ведущий вниз. Схватив почти бесчувственную девочку на руки, она уже собралась спускаться, но вдруг услышала голос:

- Оставь девочку, Расти!
        Она подняла голову: на лестнице, ведущей наверх, стоял Урмас Шольц и держал ее на прицеле.

- Ты что, Урмас? - удивленно воскликнула она. - Грэхем только что позвонил мне и велел уводить девчонку. У него возникли какие-то проблемы.

- Расти, - голос Шольца был еще более металлическим, чем обычно. - Грэхема я беру на себя. Оставь девочку и уходи сама.

- Нет, Урмас Шольц, - рука Расти легла на кобуру «беретты». - Думаешь, я не знаю, чего ты хочешь? Ты рассчитываешь вернуть девчонку матери, чтобы благодарная миссис Харпер бросилась тебе на грудь и отказалась от мужа-миллионера, которого ты сам ей обеспечил. Тебе не кажется, что с моей стороны было бы очень глупо в этом участвовать? И Грэхема тебе не удастся убрать
- он всегда стреляет первым. И меня - я успею прикрыться девчонкой. Так что не мешай мне, Урмас. Надеюсь, ты еще скажешь мне спасибо за то, что я не пошла у тебя на поводу.
        Шольц взвел затвор «люгера». Расти, крепко прижав Кору к себе, выхватила свою
«беретту». И в этот момент где-то наверху раздался выстрел.
        Шольц выругался и одним прыжком выбрался наверх. Расти не раздумывая кинулась в нижний люк, унося с собой Кору.

        Сандра не промахнулась. Грэхем умер мгновенно, на светлой рубахе выступило маленькое пятнышко крови. Но одновременно с тем, как она выбросила вперед руку с пистолетом, он успел придвинуть кресло к столу и ударить ладонью по нижней поверхности крышки. И сразу же на стене справа зажегся красный пульсирующий огонек…
        Сандра уронила дымящийся пистолет на пол. Охранники, не двигаясь с места, оторопело смотрели на мигающий огонек. Они не успели ничего предпринять, прежде чем в комнате появился Урмас Шольц.

- Черт побери, я должен был сделать это сам, - пробормотал он, оттолкнув парней и оценив ситуацию. - Выстрел был превосходным. Но Грэхем успел нажать кнопку.

- Где Кора? - Сандра с перекошенным лицом схватила его за ворот рубашки.

- Успокойся, детка, - Шольц силком поволок молодую женщину прочь из кабинета. Труп Сэмюэля Грэхема глядел им вслед невидящим взором.

- Грэхем велел Расти перевезти твою дочь в другое место, - говорил Урмас. - Сейчас Расти выводит ее через подземный бункер. Взрыв ей не угрожает. А у нас в запасе очень мало времени. Нам тоже придется спуститься.
        На стенах коридора тревожно мигали красные лампочки. Дом опустел: после смерти Грэхема во дворе началась суматоха. Не желавшие погибнуть от взрыва охранники в спешке выкатывали из гаража машины, открывали ворота. В узком окне коридора Сандра увидела, как в открывшиеся ворота влетел «рейнджровер» службы безопасности и с визгом затормозил посреди двора. Невзирая на крики охраны, Мельдерс выскочил из машины и побежал к дому.

- Что здесь делает Мельдерс? - отрывисто спросил Шольц.

- Он сказал, что поможет мне…
        Шольц сильным рывком сорвал оконную раму с петель и закричал Мельдерсу:

- Садись в машину и выезжай за шлагбаум! Мы выйдем через бункер. Нам понадобится машина.
        Мельдерсу хватило одного взгляда на лицо Сандры, чтобы, не возражая, выполнить приказ этого незнакомого человека. Не прошло и тридцати секунд, как джип резко развернулся и выехал из ворот, к которым уже подъезжали полицейские машины с включенными сиренами. Полиции все-таки удалось отыскать дорогу, и теперь она пыталась задержать охрану Грэхема, уносящую ноги от обреченного дома.
        Но Шольц и Сандра этого не видели. Они уже спустились в бункер, и теперь мужчина за руку тащил почти бесчувственную женщину по подземному переходу.

- Грэхем готовил это убежище для себя, - бросил Шольц на ходу. - На случай, если придется взорвать дом. Кроме него, о бункере знали только я и Расти.

- Где Кора? - внезапно очнулась Сандра и вырвала руку.

- Не знаю, - признался Шольц. - Но если Мельдерс поможет, нам удастся догнать Расти.
        Подземный переход бункера был освещен только у входа, впереди их ждала полная темнота. Теперь Сандра двигалась вперед, хватаясь одной рукой за стену, а другой держась за плечо Урмаса. И тут раздался страшный грохот. Падая, Сандра ударилась головой о каменную стену и потеряла сознание.
        Глава 24
        РАЗВЯЗКА НА ОЗЕРЕ

        Взрыв уничтожил коттедж до основания. Одна из машин охраны Грэхема, не успевшая выехать за ворота, сгорела вместе с находившимися в ней людьми. Семерых задержала полиция, троим удалось скрыться. Джеймс Харпер, приехавший с полицейскими, стоял, тяжело опираясь на открытую дверцу машины, и с ужасом смотрел на дымящиеся развалины, под которыми погибли его жена и дочь. Он еще не успел осознать случившееся. Тем не менее, шок оказал целительное воздействие - Джеймс даже не заметил, что сделал несколько самостоятельных шагов.
        Мельдерс мчался по дороге, когда сзади раздался взрыв. Доехав до шлагбаума, начальник службы безопасности остановился и вышел из машины. Кэсси сидела на земле возле покореженного «бентли» и терла руками виски. Когда Мельдерс подошел ближе, она подняла голову - на щеке у нее была большая ссадина.

- Что там произошло? - спросила она.

- Дом был заминирован, - ответил Мельдерс. - Так что скажи спасибо: если бы не я, тебе бы сейчас не поздоровилось!

- Надеюсь, это не повлияет на условия нашей сделки. Ты должен мне деньги, Мельдерс!
        Вдруг оба вздрогнули и повернулись - со склона соседнего оврага послышался треск. Старая коряга, казалось бы, прочно вросшая в землю узловатыми корнями, легко отвалилась, и в образовавшемся лазе показался мужчина. За собой он вытащил тело женщины - приглядевшись, Мельдерс узнал Сандру.
        Он бросился к ней. Двое мужчин склонились над бесчувственной молодой женщиной. Сандра застонала и открыла глаза.

- Что с Корой?

- Расти должна была вывести ее сюда, - сказал Шольц, внимательно оглядывая лес.

- Ты что-нибудь видела? - Мельдерс повернулся к Кэсси.
        Та отрицательно помотала головой - она недавно пришла в себя.

- Найдите ее. Пожалуйста! - Сандра попыталась подняться, хватаясь за руки Мельдерса. Глава службы безопасности заметил, как уставился на них светловолосый незнакомец.

- Кто вы такой? - он вопросительно посмотрел на светловолосого, затем перевел взгляд на Сандру.

- Урмас Шольц. Если это имя что-нибудь говорит вам, Мельдерс, - ответил незнакомец.
        Мельдерсу это имя говорило о многом. Он знал, что Урмас Шольц состоял на службе у покойного Теренса Харпера, и тот очень ценил этого человека, о сверхъестественных способностях которого ходили легенды.

- Садитесь в машину, - распорядился Шольц. - Вряд ли Расти отправилась пешком. Я знаю, где находится ее «феррари».

- Кэсси, останься с Сандрой, - велел Мельдерс.

- Нет! - Сандра с трудом поднялась и пошла к джипу.
        Кэсси фыркнула.

- Джеймс Харпер скорее всего приехал вместе с полицией, они наверняка уже там, на месте взрыва. Должна ли я сообщить ему, что его жена и дочь живы?
        Сандра промолчала, а Мельдерс торопливо сказал:

- Да, да.
        Джип снова въехал в лес. Шольц сидел рядом с Мельдерсом, Сандра - сзади.

- Господи, если бы я знала про этот ход, про то, что Кору должны были увести, я не стала бы стрелять в Грэхема! - с тоской воскликнула она. - Я бы вообще не стала бы отговаривать Джеймса от обращения в полицию.

- Полиция ничего бы не сделала, - Шольц повернулся к ней. - А Грэхем скрылся бы вместе с Корой и продолжал шантажировать тебя и Джеймса. Он был одержим идеей уничтожения Корпорации. Только смерть могла его остановить. Так что все правильно, детка.
        Она помолчала. А затем стала задавать давно мучившие ее вопросы.

- Джон Гастингс был замешан в покушении на Джеймса?

- Нет. Он ничего не знал. А если бы узнал, скорее всего, постарался бы предотвратить покушение.

- Как Расти удалось подложить взрывчатку под днище машины Джеймса?

- Водитель Джеймса оказался слишком беспечен. Он не устоял перед обаянием нашей рыжей красавицы. Чтобы произвести впечатление, он однажды прокатил ее на
«бентли». И за это поплатился жизнью.
        Сандра закрыла глаза. Она была рада, что ошиблась, подозревая доктора Гастингса. А водителя Чарли ей было искренне жаль, равно как и незнакомую женщину, погибшую при взрыве «бентли» месяц назад. Но самое главное, ее Кора жива! И они обязательно найдут ее. Впереди сидели двое мужчин, готовые бороться за нее и Кору и уже рисковавшие ради них жизнью под кровом заминированного дома. Возможно, когда-нибудь она снова сможет поверить, что на свете существует благородство.

- Расти с девочкой почти наверняка здесь, - сказал Шольц, когда они подъехали к кемпингу. - Грэхем распорядился держать запасные машины поблизости - в основном это спортивные «феррари».
        Кемпинг жил своей жизнью. Большая компания молодежи - девушек и парней - танцевала вокруг магнитофона, поставленного на землю; неподалеку заходился лаем привязанный к дереву французский бульдог. Двое мужчин в коротких спортивных штанах выжимали гантели; на середине озера виднелись головы купающихся. Обитатели кемпинга с удивлением посмотрели на огромный темно-синий джип, на большой скорости ворвавшийся в палаточный городок.
        Автомобильная стоянка находилась за палатками. Расти нигде не было.

- Кора! - вдруг крикнула Сандра, увидев знакомую льняную головку. Одетая в странную одежду девочка несомненно была ее дочь! Расти, крепко держа Кору за руку, вела ее к красному «феррари». Оглянувшись на голос Сандры, она пустилась бегом, волоча за собой девочку.

- Отпусти ее! - Сандра на ходу распахнула дверцу «рейнджровера», выпрыгнула, споткнулась, но удержалась на ногах и бросилась к похитительнице. Шольц тоже выпрыгнул из джипа и понесся к стоявшему неподалеку другому «феррари», покрашенному в несвойственный этой марке автомобиля желтый цвет.
        Сандра не успела пробежать и нескольких шагов, когда Расти, запихнув девочку на заднее сиденье, резко сорвалась с места. Тогда Сандра выхватила из рук Шольца ключи от другого «феррари».

- Я сама! - сказала она спокойно. Нервная дрожь, колотившая ее всю дорогу, неожиданно прошла. Сандра выглядела собранной и хладнокровной, и, взглянув на нее, Шольц не стал возражать. - Я поеду одна.

- Как хочешь. Но помни: на джипе невозможно догнать «феррари». И будь осторожна, пожалуйста.
        Последние слова Шольц произнес уже вслед уносящейся машине. Мельдерс направил джип вдогонку, Шольц на ходу вскочил в салон. Когда они выехали из кемпинга на шоссе, ни красной, ни желтой машины уже не было видно.


        Кэсси прижимала голову Джеймса к своему плечу. Сначала он узнал, что его дочь жива, потом - что никто не знает, где она. Все это оказалось слишком сильным потрясением. А потом Анна рассказала ему, что его жена вышла из подземного хода с одним из похитителей. Возможно, именно Сандра увозит сейчас Кору.

- Мистер Харпер!
        Джеймс поднял голову: перед ним стоял сержант из Скотланд-Ярда.

- Нам удалось засечь на шоссе два «феррари» - красного и желтого цвета. За ними на некотором расстоянии идет джип вашей службы безопасности. Мы вызвали вертолет.
        Джеймс встрепенулся.

- Почему мы не едем за ними?

- Но мистер Харпер, нам не удастся их догнать. Дорожные посты предупреждены, ближайший патруль готов действовать, похитителям не удастся скрыться…

- Где моя машина, Анна? - Джеймс отвернулся, недослушав полицейского.
        Кэсси слегка смутилась.

- С ней произошла авария. Мне очень жаль, Джеймс.

- Плевать! - воскликнул он. - Сержант, мы поедем на вашей машине. Неужели вы думаете, что я буду просто сидеть и ждать, когда эти твари увозят мою дочь!

- И в самом деле, сержант, - вмешалась Кэсси, - хорошо бы оказаться поближе к месту событий.


        Сандра видела только блестящее в вечернем солнце шоссе, которое раскатывалось перед ней, словно бумажное полотенце из рулона, да красную точку, сократить расстояние до которой ей никак не удавалось.
        Обгоняя попутные машины, она ловко уворачивалась от встречного транспорта, не обращая внимания на сигналы клаксонов возмущенных водителей, и не сразу услышала шум вертолетного двигателя и донесшийся сверху обращенный к ней приказ:

- Желтый «феррари», немедленно прижмитесь к обочине и остановитесь!
        Пролетев над ней, вертолет нагнал красный «феррари», которому также было приказано остановиться. Но ни Сандра, ни стремительно уносившаяся вдаль Расти не сбавили скорость.
        Сандра не представляла, что она будет делать, когда догонит Расти. У нее не было даже оружия: сослуживший свою службу «вальтер» остался под руинами взорвавшегося коттеджа. Она предельно сосредоточилась, словно надеясь, что усилием воли заставит машину ехать еще быстрее. И внезапно похолодела: Расти едет еще быстрее, а что, если она не справится с управлением?.. Сандра хотела уже сбросить скорость, чтобы не провоцировать похитительницу, но потом поняла, что это не поможет. Над шоссе висел полицейский вертолет, а в зеркале заднего вида кроме джипа Мельдерса появились две полицейские машины.
        Сандра подумала, что теперь похитительница никуда не денется, но Расти неожиданно свернула на боковую дорогу. Сандра едва успела последовать за ней; на повороте машину сильно занесло, и молодой женщине показалось, что руль вот-вот вырвется у нее из рук.
        Теперь дорога петляла среди ферм и полей; Расти уверенно выбирала повороты, как будто ехала по знакомому пути.
        Внезапно асфальт закончился. Метров двести пришлось ехать по насыпанному щебню, который с громким стуком ударялся о лобовое стекло, так что Сандра каждый раз на мгновение зажмуривалась. Потом ее «феррари» взлетел на холм, за которым открылась гладь озера. Здесь пришлось сбросить скорость: судя по состоянию дороги, машины здесь вообще не ездили.
        Бросив машину над обрывом, Расти вытащила девочку и вместе с ней побежала вниз. Не успевавшая за ней Кора спотыкалась и утопала ногами в песке. Затормозив рядом с красным «феррари», Сандра бросилась вслед за ними бегом. Кора обернулась и, увидев ее, закричала, рванувшись назад:

- Мама! Мама!
        Расти не оборачивалась и продолжала тащить девочку за собой. Добежав до кромки озера, она остановилась, и Сандра увидела в ее руке пистолет. Приставив оружие к голове заплакавшей девочки, Расти крикнула:

- Ни с места, Сандра Харпер!
        Чувствуя, как сердце отчаянно бьется где-то возле горла, Сандра остановилась прямо на спуске обрыва. С трудом удерживая равновесие, она заговорила, стараясь, чтобы голос звучал спокойно:

- Расти, зачем тебе моя дочь? Грэхем мертв.

- Зато Урмас Шольц жив, - Расти вызывающе вскинула подбородок.

- Господи… - прошептала несчастная мать и опустилась прямо на песок.
        Расти, по-прежнему прижимавшая оружие к детской головке, стала, пятясь, перемещаться к береговым кустам… И только тогда Сандра увидела, что за кустами у мостков стоят два спущенных на воду катера. Она беспомощно оглянулась назад: синий джип уже сползал с холма. Через несколько мгновений на вершине холма появилась первая полицейская машина. Сандра замахала руками, но сидевшие в машинах уже и так видели, что происходит на берегу. Не решаясь подъехать ближе, они остановились. Из полицейской машины показалась фигура, в которой Сандра узнала Джеймса, а затем раздался приказ:

- Немедленно бросьте оружие и отпустите ребенка!
        Расти нащупывала свободной рукой борт катера. Сандра услышала, как она громко выругалась.

- Расти! - закричала она. - В чем виновата Кора? Застрели меня, если тебе будет от этого легче, но отпусти мою дочь. Умоляю тебя!

- А помнишь, как я умоляла тебя оставить мне Шольца? - расхохоталась Расти и, спрыгнув в катер, втащила за собой Кору.
        Услышав, как заработал мотор катера, Сандра застонала.

- Черт! Сейчас она увезет ребенка! - Мельдерс, выхватив оружие, начал спускаться к воде.

- Уберите ствол! Расти не причинит девочке вреда! - крикнул Шольц и, скачками спустившись по обрыву, побежал к катеру. Сандра смотрела ему в спину и видела, что его рубашка промокла от пота.

- Расти, послушай! - Шольц остановился у самой кромки воды. Отсюда до катера было несколько метров, которые он легко мог преодолеть одним прыжком, но это было слишком опасно. - Я хочу тебе сказать кое-что. У тебя ведь нет оснований не верить моим обещаниям, правда?

- Да, - Расти опять захохотала. - Потому что ты никогда никому ничего не обещал! Что ты хочешь пообещать мне теперь, Урмас Шольц? - Ее громко зазвеневший голос разнесся над озером.

- Отпусти девочку, и тогда мы уедем с тобой вместе куда ты захочешь. Я обещаю тебе!

- Но ты же хотел уехать с ней! - в голосе Расти послышалось отчаяние.

- Какая разница? Сейчас я обещаю это тебе.
        Расти молчала. Она замерла, впившись взглядом в лицо мужчины, словно желая прочитать его мысли.

- И у тебя, и у меня было нелегкое детство, - негромко сказал он. - Но это не повод ломать жизнь ни в чем не повинному ребенку.
        Сандра не видела лиц мужчины и женщины, она видела только Кору с приставленным к ее головке оружием. Внезапно ствол «беретты» отклонился в сторону. Сандра затаила дыхание. Через несколько бесконечно долгих мгновений она увидела, как Шольц поднимает бледную Кору на руки и ставит ее на песок. Не веря, что весь кошмар уже позади, Сандра бросилась к дочери…
        В этот момент Шольц вскочил в катер рядом с Расти. Потом раздался выстрел - это Расти пробила бензиновый бак второго катера. Быстро набирая скорость и вздымая пенную волну, катер с мужчиной и женщиной направился к середине озера.
        Полицейские вскочили в машины - теперь их было не менее полудюжины, - надеясь в объезд по берегу догнать беглецов. Сандра, прижав к себе плачущую навзрыд Кору, бросила последний взгляд на худощавую мужскую фигуру в катере.

- Кто это был? - спросил Джеймс. Сильно хромая, он подходил к жене, обнимавшей дочь.

- Урмас Шольц, - просто ответила она.

- Это он был с тобой в Ламбервиле?
        Не поворачивая головы, она кивнула.
        И тогда Джеймс вырвал Кору из рук Сандры. Ничего не понимающая девочка крепко обхватила отцовскую шею.
        Молодая женщина не шевельнулась и ничего не сказала. Главное - Кора спасена. А больше Сандра уже ни на что не надеялась.
        Вместе они поднялись наверх. Мельдерс стоял у распахнутой двери джипа. Кэсси стояла в сторонке, внимательно наблюдая за происходящим.
        Обойдя джип, Джеймс подошел к полицейской машине, на которой приехал, и, посадив в нее Кору, повернулся к Сандре.

- Мы едем домой, - сказал он подчеркнуто спокойно. - Ты снимешь номер в отеле. Адрес сообщишь мне. Я пришлю твои вещи и своего адвоката. Твое счастье, что Кора не пострадала. Если ты в ближайшее время покинешь Лондон, я не стану сообщать полиции о твоем прошлом. С вами, Мельдерс, мы поговорим позже. Анна, садись в машину.
        И только когда затих шум автомобильного двигателя, Сандра осознала смысл слов, сказанных Джеймсом. Значит, развод… И она должна покинуть Лондон… Она закрыла глаза, жалея о том, что не может сейчас, по собственному желанию, потерять сознание.
        Мельдерс по-прежнему молча стоял у своей машины. Наконец, словно на что-то решившись, он приблизился к Сандре.

- Я отвезу вас?

- Спасибо, - усмехнулась она. - Только куда? Джеймс велел мне отправляться в отель. Какой отель вы порекомендуете, Мельдерс?
        По голосу он понял, что Сандра близка к истерике.

- Мистер Харпер передумает, - неуверенно сказал он.

- Вряд ли, - снова усмехнулась Сандра. - Но я, оставшись на ночь в отеле, точно сойду с ума…
        Внезапно она вспомнила о Розмэри Мэрдсток. Бывшая преподавательница всегда была так внимательна к ней! Но ехать к Розмэри немыслимо - ведь Грэхем, которого Сандра убила несколько часов назад, приходился ей дядей! Друзей у Сандры нет. Обратиться за помощью не к кому. Да и кто в целом свете сейчас способен ей помочь?.. Безумная усталость вдруг навалилась на нее, и, повернувшись к Мельдерсу, она все-таки назвала ему адрес Розмэри.
        Было уже около девяти вечера, когда «рейнджровер» остановился возле знакомого дома.
        Как ни странно, мисс Мэрдсток ничуть не удивилась позднему, неожиданному визиту. Но оказавшись в ее элегантной прихожей, Сандра вдруг осознала, насколько этот визит неуместен. Какое она имеет право искать сочувствия у родственницы убитого ею человека?

- Простите меня, мисс Мэрдсток, - устало проговорила она. - Наверное, мне лучше сразу уехать.
        Но хозяйка решительно покачала головой.

- Ни в коем случае, Сандра, - заявила она. - Вы не возражаете, что я вас так называю? Вы можете рассказать о том, что с вами случилось, позднее, если захотите. Но сейчас вам необходим отдых. Горячий душ, крепкий чай и хороший бифштекс. А для начала вам стоит переодеться. Не сопротивляйтесь.
        Сандра окинула взглядом свою одежду, которая в конце этого тяжелого дня выглядела не лучшим образом, и послушно кивнула.
        Через полчаса она, укутанная в шелковый халат с драконами, сидела в удобном кресле. Перед ней стояла тарелка с дымящимся бифштексом, а свежезаваренный чай распространял аромат душистых трав. Увидев, что гостья не в силах проглотить ни кусочка, мисс Мэрдсток достала из шкафа едва початую бутылку бренди и плеснула немного в бокал.

- Выпейте. Тогда вы сможете поесть.
        Сандра залпом проглотила содержимое бокала - она терпеть не могла бренди! А вот Джеймс любит потягивать его с кофе… Очень быстро тепло распространилось по всему телу; Сандра подцепила на вилку кусочек отлично прожаренного мяса, потом еще один… Хозяйка молча сидела напротив, не мешая ей ужинать. А потом Сандра начала говорить.
        Часы пробили полночь, когда она закончила рассказывать свою историю. Сандра вспомнила все: и смерть мамы, и Яниса - свою первую любовь, и годы учебы в университете. О том, как адвокат Уолтерс впервые рассказал ей про странное завещание Теренса Харпера. О том, как в магазин игрушек явился Урмас Шольц, чтобы купить плюшевого тигра «для своей подруги», которого потом подарил ей. В своем рассказе Сандра не щадила себя. Ложь и корысть - грехи, в которых она считала себя повинной, - принесли ей несказанное горе, которое после долгих лет счастья ощущалось особенно остро. Никогда не верившая в сверхъестественные силы, теперь она твердо знала, что закон возмездия или высшей справедливости действительно существует и обмануть его не дано никому. Если бы она с самого начала сознавала себя преступницей и мучилась бы угрызениями совести, возможно, она бы когда-нибудь заслужила прощение. Но она позволила себе быть счастливой, позволила забыть, на чем было построено ее счастье. У юной Сандры Рудевичус не было ничего, кроме теплых воспоминаний о маме и однообразной череды серых лет впереди. Яркая жизнь - удел
немногих. Любящий красавец муж-миллиардер, чудесная дочка - все это принадлежало Сандре Сеймур, фантому, которого никогда не существовало в действительности. Фантом исчез - и у Сандры нет оснований претендовать на его собственность.
        Она умолкла и подняла опухшие от слез и усталости глаза на Розмэри. Хозяйка смотрела на нее внимательно и сочувственно.

- Простите меня, Розмэри, - смущенно пробормотала Сандра.

- Вы просто хотели выговориться, или вас интересует мое мнение? - улыбнулась хозяйка.

- Я сама не знаю, - призналась гостья. Розмэри достала из ящика кухонного стола пачку сигарет и длинный янтарный мундштук.

- Если позволите, я все-таки скажу. Вы напрасно мучите себя, Сандра. Что ужасного вы совершили? Однажды, будучи совсем молодой, мало зная жизнь, вы согласились участвовать в заманчивой авантюре. Разве тогда вы думали о будущем, знали о том, что представляет собой семейная жизнь, знали, что такое быть матерью? А потом вы хранили свой секрет, чтобы сберечь семью - любая женщина будет вести себя точно так же. Если по закону возмездия за это надо карать, то вокруг нас будут одни несчастья. Почему вы всю вину берете только на себя? Разве люди, которые вас окружали, ни в чем не виноваты - живые и те, кого уже нет? Признаюсь, что слушая ваш рассказ, я даже завидовала вам. И я уверена, что ваша история еще не закончилась.

- Розмэри, - сказала Сандра, - я хотела бы попросить вас об одной услуге.

- Я буду рада вам помочь.

- Моя дочь… Джеймс требует от меня не только развода, он хочет, чтобы я покинула Лондон. Он не позволит мне видеться с Корой. Может быть, я никогда ее больше не увижу… - на глазах молодой женщины появились слезы, губы дрогнули, но она справилась с собой. - Я хотела бы знать о ней, получать известия… Хотя бы иногда, - слезы все-таки хлынули из ее глаз, и она закрыла лицо руками.

- Если ваши худшие предположения сбудутся, - тихо проговорила Розмэри, - вы дадите мне знать, куда посылать письма. А теперь давайте спать. Сон - лучшее лекарство, в том числе и от недугов душевных.
        Розмэри постелила Сандре в комнате для гостей. Окно было открыто, в него врывался свежий воздух июньской ночи. Он бередил душу и в то же время приносил какую-то неопределенную смутную надежду. Это была самая трудная ночь в жизни Сандры. Ей надо было оплакать свои потери и смириться с ними. Чтобы в очередной раз изменить себя и стать другим человеком.
        ЭПИЛОГ

        По Пикадилли деловито шла стройная молодая женщина с короткой стрижкой на пепельных волосах. Темные очки в изящной оправе скрывали выражение ее глаз, но многие из встречных мужчин оборачивались ей вслед - настолько совершенен был облик женщины. Юбка темно-вишневого костюма едва прикрывала ее загорелые колени, жакет был небрежно наброшен поверх белоснежной блузки с глубоким декольте. Но женщина никак не реагировала на восхищенные взгляды и, казалось, вообще не замечала их.
        Прошло полторы недели с тех пор, как Сандра ночевала у Розмэри Мэрдсток. Утром она нашла в себе силы сообщить Розмэри о смерти ее дяди, но не призналась в том, что убила его сама. Ведь тогда ей пришлось бы рассказать и о том, почему она это сделала, а значит, и о той страшной роли, которую сыграл Грэхем в финале ее семейной жизни: о покушениях на Джеймса, о похищении Коры… Возможно, Розмэри поняла, что Сандра о чем-то недоговаривает, но вопросов задавать не стала.
        На следующий день Сандра сняла номер в гостинице и через своего адвоката сообщила об этом Джеймсу. От вещей и драгоценностей она отказалась. Джеймс готов был отдать ей «ланчию», но Сандре она была не нужна: те немногие дни, которые оставались ей в Лондоне, она могла обойтись и без машины.
        А сегодня ей предстояло самое тяжелое - подписать документы, подтвердающие отказ от прав на ребенка.
        Три дня назад Джеймс позвонил ей сам. Он сухо объяснил, что Сандре грозит тюремное заключение, поскольку все эти годы она выдавала себя за другого человека и жила по подложным документам. К тому же, ее обвинят в мошенничестве. Письмо Максима Окунева будет использовано как улика. Если она хочет избежать этого, то должна навсегда отказаться от дочери.

- Вряд ли Коре будет легче, если ее мать объявят преступницей и посадят в тюрьму, - равнодушным тоном сказал Джеймс.

- Как ты объяснишь ей… мое исчезновение? - спросила она.

- Со временем я скажу, что ты встретила другого мужчину и бросила нас. По сравнению с тем, что ты сделала в действительности, это можно считать вполне невинным проступком.
        Джеймс собирался передать документы с адвокатом, но Сандра настояла на личной встрече. Ей нужен был этот последний разговор с мужем - можно считать, уже бывшим мужем. По тому, как спокойно он предложил ей приехать на Беркли-стрит, Сандра поняла, что Коры там нет. Что ж, она не могла и рассчитывать на это… В конце телефонной беседы она попросила, чтобы на предстоящей встрече присутствовал Иоахим Мельдерс. Несколько дней назад Сандра имела с ним деловой разговор и уже знала, что Мельдерс сохранил пост главы безопасности Корпорации. О судьбе самой Корпорации теперь, после смерти Грэхема, тоже можно было не беспокоиться. «Если бы я не убила его и ему удалось бы шантажировать Джеймса, - горько подумала Сандра, - историю Корпорации Харпера можно было бы считать законченной. По сути, я спасла ее. Но кому теперь до этого дело?»

…Спокойствие, которое излучал облик молодой женщины, уверенно идущей к перекрестку, давалось ей с огромным трудом. Последние дни были для нее временем жестокой внутренней борьбы и самых тяжелых мыслей. Единственное, чего она не позволяла себе касаться даже в мыслях, это разлука с Корой. К счастью, довольно много времени уходило на переговоры, которые она вела со швейцарским банком и посольством России.

«Я должна уехать, - твердила она себе как заклинание, - я должна спокойно подняться на борт самолета. А до этого я должна встретиться с Джеймсом, забыв, что в этом доме живет моя дочь. И только потом, в гостиничном номере, за окнами которого будет незнакомый город, я позволю себе думать об этом. И тогда - кто знает, выдержит ли мое сердце».
        Она вышла на Беркли-стрит, и особняк Харперов развернул к ней свой массивный фасад. Совсем недавно этот дом казался Сандре крепостью, надежно укрывающей своих обитателей от любых жизненных бурь. Сейчас старые стены, строгие колонны, барельеф на портике - все это стало чужим. Таким же чужим с каждым шагом становился и весь Лондон - город, в котором еще совсем недавно она была так счастлива… Теперь он словно бы отвергал ее, как что-то инородное.
        У входа в дом Сандра задержала дыхание и вдруг поразилась глубокому спокойствию, воцарившемуся в ее душе. Именно такое состояние ей сейчас было необходимо.
        Дворецкий Дженкинс встретил ее испуганным взглядом. Однако он был предупрежден, и без единого слова отправился докладывать о ее приходе. А потом Сандра шла за ним по коридору, стараясь не вслушиваться в тишину: Кору наверняка отправили в поместье Уорренсби.
        Джеймс ожидал ее в своем кабинете. В углу бесстрастно сидел Мельдерс, Лиз Харпер расположилась за столом рядом с сыном. На краю стола разложил свои бумаги адвокат Харпера и просматривал их, нацепив очки на кончик носа.
        Прическа может изменить женщину до неузнаваемости: даже после доклада дворецкого оба мужчины некоторое время смотрели на Сандру, как на незнакомку. Потом Джеймс предложил ей сесть.

- Готовы ли документы, мистер Ласкер? - Сев за стол, Сандра повернулась к адвокату. - Я не хотела бы затягивать процедуру.
        Ласкер засуетился, передавая ей один лист за другим и избегая при этом встречаться с ней взглядом. Сандра подписывала каждый лист, почти не вникая в текст и не замечая, что присутствующие смотрят на нее, как на приговоренную к казни. Даже в глазах Лиз промелькнуло какое-то подобие сочувствия.
        Она поставила последнюю четкую подпись, Ласкер еще раз все проверил, сложил документы в черную кожаную папку и, поклонившись присутствующим, покинул кабинет. Когда дверь за ним закрылась, Сандра произнесла:

- А теперь я хочу сказать вам всем несколько слов.

- Надеюсь, вы понимаете, что вам не на ЧТО рассчитывать, - холодно сказала Лиз.
- Не стоит пытаться нас разжалобить!

- Я подписала все документы, вам больше нечего опасаться, Лиз, - голос Сандры был еще холоднее, чем голос ее бывшей свекрови. - Если бы я хотела на что-то повлиять, то позаботилась бы об этом заранее. Просто я хочу сказать правду. Мою мать звали Мария Козинцева, - Сандра отчетливо произнесла русские имя и фамилию и заметила удивленный взгляд, который бросил на нее Джеймс. - Но только Лиз знает, что связывало ее с Теренсом Харпером. Да-да, с твоим отцом, Джеймс. Это имя - Теренс Харпер - я впервые услышала в восемьдесят втором году, когда я только что закончила университет и работала в магазине игрушек. В Ригу - так называется город, где я жила, - приехал душеприказчик твоего отца, Джеймс, разыскал меня и рассказал о странном завещании, оставленном Теренсом Харпером. Он завещал дочери Марии Козинцевой девять миллионов долларов при условии, что она выйдет замуж за его сына.
        Лиз ахнула и прикрыла рот ладонью. Не глядя на нее, Сандра продолжала:

- Одновременно он завещал такую же сумму человеку, который должен был превратить меня в женщину, способную завоевать сердце Джеймса Харпера. Я согласилась на все, что мне предложили. И моя жизнь изменилась. Мне дали новое имя и сочинили легенду, разоблачить которую не смогли даже вы, мистер Мельдерс. Но за это время я успела полюбить своего наставника - Урмаса Шольца. Ты видел его, Джеймс, и, насколько я знаю, ни его, ни его помощницу полиции не удалось обнаружить.
        Когда наши планы были близки к осуществлению, я окончательно поняла, что из них ничего не выйдет. К этому времени я уже знала тебя, Джеймс. Ты был слишком хорош, чтобы тебя обманывать. Кроме того, ради любви к Шольцу я готова была отказаться от денег. Но Шольц решил иначе. Он инсценировал гибель самолета, я была уверена, что он погиб… Ты помнишь, как ты тогда пришел ко мне, Джеймс? Клянусь, ни в тот вечер, ни в последующие я не думала о деньгах.

- И где же эти деньги теперь? - язвительно поинтересовалась Лиз, уже сумевшая справиться со своим изумлением.

- Когда я и Джеймс Харпер стали мужем и женой, деньги были перечислены на мой счет в одном из банков Швейцарии. Они и сейчас там, все девять миллионов - я к ним не прикасалась. Эти деньги я оставляю моей дочери Коре, внучке Теренса Харпера. Мой адвокат поставит ее об этом в известность в день восемнадцатилетия. Никаких сведений обо мне при этом Коре не сообщат. Другой адвокат будет представлять мою сторону в бракоразводном процессе. Все необходимые доверенности он уже получил.
        Она умолкла. Остальные присутствующие не решались нарушить молчание. Потом заговорил Джеймс.

- Какое отношение ты имела к «Даймонд Бразерс» и планам Грэхема? - с заметным волнением спросил он.

- Никакого.
        Джеймс опять надолго замолчал. Сандра поднялась и повернулась к нему.

- Я была счастлива с тобой, Джеймс. Возможно, сейчас тебе трудно поверить в мою искренность, но это так.
        Подходя к дверям, она сквозь застилавшие глаза слезы увидела, как Лиз Харпер положила ладонь на руку сына, словно боясь, что он бросится за Сандрой, и как Джеймс резко освободил руку. Однако он не сдвинулся с места.
        А маленькая Кора играла в это время в старом, запущенном саду поместья Уорренсби под присмотром мисс Гамп. Девочка все еще оставалась молчаливой и испуганной. Знаменитый детский психолог, приглашенный для того, чтобы помочь ей справиться с последствиями недавнего потрясения и разлуки с матерью, сидел на террасе и, как прежде мисс Гамп, рассматривал рисунки Коры.

«Какое счастье, - думал он, - что девочка талантлива и способна самовыражаться таким образом. Сейчас ей очень трудно, но она справится…»


        На рассвете тридцатого июня в аэропорту Хитроу прозвучало объявление о начале регистрации пассажиров, улетающих рейсом Лондон - Москва. Многие обратили внимание на красивую молодую женщину в элегантном дорожном костюме, которую провожал смуглый темноволосый мужчина. Они стояли у бара и негромко разговаривали. Услышав объявление, оба отчего-то вздрогнули, потом женщина быстро поцеловала мужчину и пошла к регистрационной стойке. Мужчина наблюдал за ней издали, но она так и не обернулась. Когда она скрылась в зоне паспортного контроля, он резко развернулся на каблуках и направился к выходу.
        Утро было ясным, но пока он дошел до автомобильной стоянки, где его ждал темно-синий «рейнджровер», вдруг начался дождь.


        Сидя в салоне первого класса, Сандра глядела в иллюминатор и мысленно прощалась с Лондоном. Так внезапно начавшийся дождь все усиливался, на взлетной полосе уже стояли лужи, по их поверхности прыгали пузыри. «Дождь в дорогу - хорошая примета», - прозвучала в ее ушах фраза, сказанная по-русски чьим-то до боли родным голосом, и через мгновение Сандра поняла, что это был голос ее матери.
        Тридцать три года назад Мария Козинцева покидала Лондон. Ей было столько же лет, сколько сейчас Сандре. Она тоже начинала новую жизнь.

«Теперь это будет моя собственная жизнь, - думала Сандра. - Я больше никому не позволю придумать ее за меня. Мне неизвестно, как она сложится, я уверена только в одном. Когда моя дочь вырастет и мы снова встретимся - а это произойдет обязательно! - она сможет мною гордиться».


        notes

        Примечания


1

        Речь идет о романе Маргарет Митчелл «Унесенные ветром».


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к