Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Жаринова Елена: " Охотник На Санги " - читать онлайн

Сохранить .
Охотник на санги Елена Жаринова

        Рай и ад существуют, если кто сомневался. Только не совсем в таком виде, в каком нам с детства представлялось. И даже совсем не в таком. Не касаясь преисподней и происходящих в бездне событий, достоверных сведений о которых все равно не существует, автор радует читателя развернутой панорамой горних кущ, где живут - между прочим, по-разному, но уж никак не хуже! - наши собратья по разуму, в разное время и по различным причинам покинувшие земную (или иную) юдоль. Только называется это милое местечко не Эдемом или Гюлистани-Иремом и даже не Валгаллой, а куда как менее благозвучно - Атхартой. Добавим также, что бал там правит не один Господь-Творец-Вседержитель, а целый кагал богов помельче, вследствие чего в Атхарте царит неограниченная свобода и полная демократия. Еще намекнем, что при большом желании и определенной степени изворотливости можно вернуться обратно. И даже кое-что скорректировать…

        Елена Жаринова
        Охотник на санги


        Длинная фура передо мной шла довольно быстро, под сотню. Она закрывала обзор, и я уже битых десять минут пытался обогнать ее, но никак не мог выбрать момент. Наконец рискнул и вырвался на встречную.
        Начинался подъем дороги. Не лучшее место для обгона… Я схватил руль покрепче и выжал из педали газа все, что мог.
        И тут из-за пригорка показался серебристый «мерс» - он летел мне навстречу. Тормозить было поздно, справа шла фура. Бросив взгляд на обочину, я вывернул руль влево - другой возможности уйти от столкновения не было.
        Но этот идиот на «мерсе» испугался и тоже свернул! Мы вылетели на обочину одновременно, как мастерицы синхронного плавания вылетают из воды…
        Мне казалось, все происходит, как в кино, при замедленной съемке. Не хватало только печальной музыки в качестве фона.
        Вместо нее - визг тормозов, скрежет железа, шорох осыпающегося стекла… И - глубокая, ватная тишина. Куда-то исчезли черные от ужаса глаза напротив. Салон чужой машины оказался совсем близко - я даже разглядел фотографию, упавшую на
«торпеду». Вокруг уже сгущалась темнота, а я все видел женское лицо, засыпанное стеклянной крошкой. Вскоре погасло и оно.
        Ты ничто. Ты нигде… Этот миг ледяного ужаса длился целую вечность. А потом впереди замаячила яркая точка. Я рванулся к ней, повинуясь инстинкту младенца, покидающего материнскую утробу.
        Темнота не хотела меня отпускать. Она накрывала с головой и тянула назад. Но я карабкался, я продирался вперед, потому что знал: на кон поставлено больше чем жизнь. И когда последние из последних сил оставили меня, я упал навзничь в лужу теплого тумана.
        Надо мной склонились незнакомые люди. Из-за тумана казалось, что они облачены в белое. Перед глазами плыло, разглядеть лиц я не мог, но смутно чувствовал исходящее от них сострадание. Врачи, подумал я. Какие, к черту, врачи после лобового столкновения?
        Я замычал.

- Добро пожаловать в Атхарту, - бодро отозвался один из них.
        Другой добавил, помогая мне подняться:

- Поверьте, ничего страшного не случилось. Рано или поздно это происходит со всеми. Вы просто умерли, мой друг.

1

        Ухоженная рука психотерапевта легла на клавиатуру.

- Как вас зовут?

- Ася Валентиновна Суровицкая, - выдохнула пациентка.

- Ася - это ваше полное имя? - уточнил доктор.

- Да, - смущенно улыбнулась его визави. - Меня об этом все спрашивают.

- Прекрасно. Сколько вам лет?

- Тридцать три. Исполнится в конце августа.

- Значит, полных тридцать два года, - пробормотал доктор, стуча по клавишам. - Чудненько. Замечательный возраст. Ну-с, Ася Валентиновна, с чем вы ко мне пожаловали?

- Понимаете, - пациентка до хруста сжала руки, - мне каждую ночь снятся разные люди. Точнее мужчины… Но я почему-то знаю, что это один и тот же человек, только выглядит он каждый раз по-новому. Ну знаете, как это во сне бывает?

- Бывает по-разному, - заметил доктор, разглядывая ее.
        Красивая, хотя неврастения никого не красит. И напряжена. Ужасно напряжена. С ней будет сложно работать.

- Вот что, Ася. Там, за ширмой, кушетка. Устраивайтесь на ней поудобнее. Снимите туфли, расстегните пуговицы… Я не буду на вас смотреть. И рассказывайте. Говорите все подряд, как будто сами с собой.
        Ася помедлила, нерешительно оглянулась на ширму, потом поднялась, аккуратно придвинув кресло к столу.

- Вы, кстати, кем работаете? - спросил доктор.

- Я бухгалтер, - она опять смутилась, - веду несколько фирм. Раньше была менеджером.
        Вот как - с такой фигурой, и просто бухгалтер… Высокая, длинноногая, светловолосая. Стройная до худобы - так что кости выпирают под узкой юбкой. Лет десять назад вполне могла быть моделью.
        А еще очевидно, что она из бывших. Из старых русских. Девочка из хорошей семьи, потерпевшей фиаско после перестройки. Ее научили из последних сил цепляться за прежние духовные ценности и с достоинством переносить неустроенность своей новой жизни. Бедная… Ей наверняка придется во многом себе отказывать, чтобы заплатить за лечение у знаменитого психотерапевта.
        Ну-с, послушаем, что там в бухгалтерии стряслось. Доктор раскрыл блокнот и вытащил из подставки паркер. Официальные записи он держал в компьютере: это удобно и производит благоприятное впечатление на пациентов. Но рабочие заметки вел от руки: так лучше думалось.

- Едва ли не каждую ночь мне снится старый друг, - глухо прозвучал голос из-за ширмы. - Мой бывший одноклассник. Мы не виделись много лет, но три года назад я узнала, что он погиб. Разбился на машине. Теперь он приходит ко мне во сне и рассказывает про свою жизнь на том свете.

- Угу… - глубокомысленно протянул доктор. - И давно это с вами происходит?

- Два с половиной месяца. Понимаете, это необычные сны. Часто бывает, что ночью снится всякое, а утром ничего не помнишь. Но я, проснувшись, помню все, что мне рассказали. Практически дословно! Я даже стала записывать наши беседы.

- А кроме этих разговоров что-нибудь происходит? - спросил психотерапевт. - Вы занимаетесь любовью?

- Иногда, - помолчав, еле слышно ответила Ася. - А иногда мне снится, что я вспоминаю, как мы занимались любовью. Но дело не в этом, - она нетерпеливо повысила голос, - дело в той информации, которую содержат сны. Я уже и к батюшке ходила, и к экстрасенсам, но никто не воспринимает меня всерьез.

- Значит, вы считаете, что ваши сны содержат именно информацию? - произнес доктор полуутвердительно-полувопросительно.
        В таких случаях надо быть очень осторожным: с одной стороны, не стоит поощрять болезненные фантазии. С другой - нельзя оскорбить пациента недоверием: он замкнется в себе. Малейший намек, малейшая ирония в интонации… Черт, с досадой подумал доктор, глядя, как Ася вылетает из-за ширмы, на ходу надевая босоножки. Кажется, резковато зашел…

- Что-то не так? - очень спокойно спросил он. Ася замерла с сумкой в руке: светлые волосы взлохмачены, серо-голубые глаза набухли слезами и тут же просохли. А вот это она зря. Ей бы лучше расплакаться. Не иначе тушь бережет. Эх, женщины, не цените вы дар божий - способность плакать…

- Значит, вы тоже будете надо мной глумиться?! - звеняще выкрикнула Ася. - За мои же деньга? Я плачу вам не для того, чтобы вы умничали!

- Разумеется. Кстати, записи вы с собой захватили? Ну вы сказали, что стали записывать сны?
        Вот теперь правильная интонация. Чтобы прекратить истерику, надо не замечать ее. Окажись сейчас на месте врача дурак-муж, он бы повелся на провокацию. А истеричке только того и надобно, вот бы она развернулась…
        Ася умолкла на вдохе. Поднесла ладонь к губам. Выдохнула:

- Ох… Извините, доктор. Не знаю, что на меня нашло, я никогда себя так не веду. На самом деле, - она потупилась, - если честно, вы мне совсем не по карману. Но мне нужна помощь… Еще раз извините меня.
        Она вытащила из сумки и положила на стол сложенные вдвое листы. Довольно толстая кипа… Доктор, потирая глаза, смотрел на них. Наконец он принял решение:

- Знаете, Ася, как мы с вами поступим? Мы разобьем нашу консультацию на две части. Будем считать, что первая уже состоялась. А на вторую я приглашу вас через недельку. К тому времени я уже прочту ваши… вашу рукопись. Плату за сегодняшнюю встречу отдадите секретарю, а в следующий раз я с вас ничего не возьму. Идет?

- Когда мне прийти? - покорно спросила Ася.
        Доктор перелистал ежедневник.

- Вам удобно во вторник? Часиков в шесть? Прекрасно. Кстати, мало ли, возникнет что-то экстренное… Возьмите визитку. Там есть мой мобильный телефон. И не благодарите, пока не за что. Кстати, - доктор закинул руки за голову, - а что вам посоветовал батюшка? Просто любопытно.
        Ася покачала головой. Фыркнула. Возвела глаза к потолку. Ответила:

- Обратиться к психотерапевту.
        Когда за пациенткой закрылась дверь, доктор Марк Александрович Зимин попросил секретаршу принести кофе. Осторожно, чтобы не обжечься, он сделал маленький глоток. Потом взял первый из сложенных листов, а остальные положил под пресс.
        Сны - незаменимая вещь как для диагноза, так и для лечения. Человек, который записывает свои сны, сам себе врач, даже если не знает об этом. И даже если он - длинноногая блондинка средних лет.
        Ну-с, почитаем, почитаем эти байки из склепа. Доктор аккуратно разгладил ладонью лист, исписанный округлым школьным почерком.

2

        Монитор казался дрожащей стеной голубой воды. Вдруг по центру пробежала трещина. Оттуда вынырнула акулья голова. Ее распахнутая пасть была раза в четыре больше экрана. Акула исчезла, а ее зубы еще несколько секунд с тихим клацаньем плясали в воздухе. Потом они скрылись за стеклом, которое вновь заливала голубая зыбь. Моя любимая заставка! Называется - «Вставные челюсти»…
        Большая прозрачная сфера висела в полуметре от пола. Мы - я и Лила Вазова - присев на корточки, наблюдали за шариками, которые кружились внутри сферы. Шарики были разные. Одни тусклые, малоподвижные - они быстро оседали на дно, лопаясь, как мыльные пузыри. Другие - яркие, шустрые. А еще были ослепительные, как вспышка сверхновой звезды.

- Смотри-ка, сколько их сегодня! - удивленно сказала Лила.
        Лила Вазова, симпатичная круглолицая болгарка, - глава Отдела Плановых Чудес. Это очень круто. В Отделе Плановых Чудес занимаются исполнением самых несбыточных человеческих желаний. Шарики внутри сферы - это мечты, мольбы, просьбы. Чем сильнее желание, тем ярче горит шарик. Люди, просите чудес! Рано или поздно они совершатся персонально для вас…

- Давай тащи! - Я нетерпеливо толкнул Лилу под локоть.
        Она просунула руку сквозь оболочку сферы, и один из шариков нырнул ей в ладонь. Жребий выпал! Я метнулся к компьютеру и защелкал мышкой. Челюсти напоследок клацнули в опасной близости от моего носа и скрылись. Появилось окно программы…
        Вот так, Сурок. В Атхарте тоже есть офисы, и выглядят они как земные: компьютеры, принтеры, стеллажи, бланки, идиотские рекламки на стенах. Например, от плаката «Больше чудес хороших и разных!» я просто столбенел. Что ж, людям так удобнее, а боги не возражают. Я думаю, богам нравится представлять, что управление Вселенной - это такой бизнес.
        Организация, которой подотчетны все события на Земле, называется «Шамбала». К легендарной Шамбале она не имеет никакого отношения, и мне неизвестно, боги или люди придумали такое название. В Короне (это высший Круг, в котором обитают боги) расположен головной офис «Шамбалы», а среди обитателей Атхарты полно желающих стать адъютами, то есть работать в одном из филиалов «Шамбалы». Раньше, когда людей на Земле было мало и Атхарта оставалась почти необитаемой, боги прекрасно обходились без помощников. Но теперь хлопот прибавилось. Поэтому боги нашли способ переложить часть черновой работы на нас.
        Люди придумали несметное множество богов, управляющих земными делами. На самом деле их гораздо меньше. Нашего с Лилой босса зовут Вирата. Он заведует всеми сверхъестественными явлениями и чудесными совпадениями, происходящими в мире. Лично я считаю его самым главным богом во Вселенной, и он тоже мне симпатизирует. Во всяком случае, именно он настоял на том, чтобы меня приняли в
«Шамбалу» сначала в качестве аналитика, а потом - курьера.

- Так, что здесь у нас? - Лила встала позади меня и уставилась на монитор.
        А на мониторе было вот что.


        К ночи в городе выпал снег, но теплее не стало. Двор пуст и нем, как осипшая от холода глотка. И только одинокая фигурка мечется от парадной к подвалу, от заснеженного грузовика к черным кустам. Это мальчишка лет десяти, в куртке-аляске и синтепоновых брюках.
        Уже почти полночь - небезопасное время для прогулок по спальному району, да еще по чужому двору. Но мальчишке некогда бояться: ему надо спасти друга. Он не помнит, какой это двор по счету, они все так похожи, и в них столько мест, где мог спрятаться перепуганный потерявшийся щенок…

- Сникерс! Сникерс! - кричит мальчишка срывающимся голосом.
        Потом прислушивается. Ему кажется, что откуда-то донесся лай.
        Нет. Это взрослая, чужая собака. Голос Сникерса он ни с чьим не перепутает.
        Мальчишка выходит через арку на улицу. Какой злой мороз! Ресницы слипаются, колет щеки заиндевелый мех на капюшоне. У фонарного столба мальчик достает из кармана тюбик клея, а из-за пазухи - пластиковую папку. И вот уже снег удивленно вьется вокруг объявления, набранного крупным шрифтом:

        Потерялся щенок, мальчик, 5 месяцев.
        Похож на лайку, темно-серый, на груди - белое пятно,
        кончик хвоста - тоже белый.
        Отзывается на кличку Сникерс.
        Мальчик идет дальше. Вокруг фонаря дрожит блестящим ореолом снежная мишура. Улица светла, вдоль аллеи застыли сахарные деревья. Зимняя ночь… Она красива, но бессердечна к бездомным. И где-то в этой ночи - Сникерс.
        Совсем недавно добрые руки растормошили его, теплого и сонного, собирая на прогулку… Как теперь идти домой, пить чай, ложиться в теплую постель, если Сникерс мечется один в огромном городе, похожем на дворец Снежной королевы?
        Папа с мамой тоже искали Сникерса. А еще они помогли напечатать объявления и обещали нашедшему награду. Конечно, они переживают. Только это не папа с мамой обнаружили в картонной коробке у магазина брошенного малыша. Не они бегали между уроками его кормить, учили подавать лапу, тайком пускали на кровать…
        Поскользнувшись на ледяной дорожке, мальчишка падает прямо в сугроб. Снег обжигает кожу между перчаткой и рукавом, но мальчишка не чувствует боли. Он плачет навзрыд от страха за родное маленькое существо и шепчет:

- Пожалуйста, Пусть он найдется! Пусть его хоть кто-нибудь найдет. Пускай не отдают, пусть оставят себе, только пусть не обижают…
        В кармане звонит телефон. Зубами сорвав перчатку, мальчик вытаскивает трубку, с трудом нащупывает кнопку замерзшим до бесчувствия пальцем.

- Да! - кричит он. И отвечает упавшим голосом: - Нет. Пока ничего.

- Давай домой, сынок, - говорит ему отец. - Мы обошли все дворы. Утро вечера мудренее.
        Мальчишка молча прерывает вызов и всхлипывает в последний раз. Надо еще проверить дворы на той стороне…

- И что теперь? - озабоченно спросил я.

- Сейчас посмотрим, может, и без нас все обойдется.
        Я уступил Лиле место за компьютером. Она свернула окно и запустила программу с прогнозами. Задав поиск, нашла нужное время и место. Несколько часов вперед… Несколько дней вперед… Вероятности встречи собаки с - хозяевами не существовало.

- Посмотри прогноз по собачке, - посоветовал я.
        Лила одарила меня красноречивым взглядом - дескать, поучи жену щи варить! - и задала поиск по объекту.
        К счастью, бестолковый Сникерс был жив-здоров. Он прибился к бродячей стае и в данный момент гонял голубей в нескольких кварталах от дома. Но прогноз выглядел печально. На экране появилась картинка, слегка расплывчатая, как все вероятности: небольшая пушистая дворняжка сломя голову летит через двор. Наверное, щенок опомнился и помчался разыскивать дом… Вот он выбегает на улицу, с лаем мечется между прохожими и не глядя выскакивает на дорогу. Визг тормозов, бесформенный комок шерсти у обочины… Я отвел глаза.

- Гиблое дело, - вздохнула Лила. - Фэйт вряд ли позволит вмешаться.

- Давай попробуем! - взмолился я.
        Мне было жалко щенка, да и мальчишка был симпатичный: ясноглазый, старомодный - ему не хватало только пионерского галстука. Такой не забудет потерю на следующий день. Но он не знает того, что уже известно нам: его просьба может исполниться, только если произойдет настоящее чудо.
        Технически совершить такое чудо совсем несложно. Собственно, для этого и существуют курьеры. Можно воплотиться в этого мальчика и привести его туда, где болтается щенок. Можно заставить любого прохожего принять участие в судьбе маленького бродяги: он прочтет объявление и вернет собаку хозяевам. Можно воплотиться даже в самого Сникерса - чтобы подсказать его щенячьим мозгам безопасную дорогу домой. Я сам в качестве курьера занимался похожими делами.
        Но изменение будущего - несусветная волокита. Разрешение должны дать несколько инстанций, то есть несколько богов. Во-первых, Натх, отвечающий за Баланс в нашей части Вселенной. Во-вторых, Фэйт, Хозяйка Судеб. И в-третьих, в данном случае Матхаф - покровитель животного царства. Только после этого курьер получит у Вираты доступ и маршрут.
        Покачав головой, Лила отправила надлежащие запросы - по электронной почте, как мы выражались по привычке. Разумеется, ничего электронного и электрического в Атхарте нет, но согласись, Сурок, гораздо проще использовать знакомые понятия. Ведь многое в работе «Шамбалы» я не могу объяснить, а очень многое - просто не понимаю.
        Возьмем хотя бы прогнозы. В памяти компьютеров, за которыми работают адъюты-аналитики, есть постоянно обновляющаяся информация обо всех событиях прошлой, текущей и будущей земной жизни. Не спрашивай меня, как такое возможно. Еще более фантастична программа, которая на основе этих данных за считаные секунды составляет прогноз - наиболее вероятное развитие ситуации. Да и. принцип работы самих компьютеров известен только их создателям, то есть богам.
        Я не раз приставал к Вирате с расспросами, но бог только морщился и беспомощно разводил руками. На языке доступных мне понятий он ничего объяснить не мог. Что поделаешь, смерть - недостаточная плата за тайны Вселенной…
        О прогнозах я уяснил одно: будущее не бывает предопределенным, как бетонная стена. Оно существует в бесконечном числе вероятностей. Вблизи от текущего момента вероятности схожи, вдали могут стать совершенно противоположными. В данном случае «вдали» - это миллиарды лет спустя. Божественные прогнозы на ближайшую тысячу лет почти стопроцентно точны. У адъютов есть серьезные ограничения в пользовании этой информацией. Оно и к лучшему: меньше знаешь - крепче спишь.
        Первым на запрос отозвался Матхаф. Он желал нам удачи. Потом Натх подтвердил, что на Баланс этот пустяк не повлияет никоим образом. Мы с замиранием сердца ждали, когда на экране появится красный конверт - фирменный знак Фэйт. Фэйт - это наш вечный камень преткновения. Она вполне может заявить, что именно потеря любимой собаки предопределит будущее мальчика.
        Есть!
        Лила открыла конверт. Ответ Фэйт был лаконичным:

        Re: запрос № 17.08.3728

        Не возражаю.
        Я весело потер руки:

- Таможня дает добро! Сама пойдешь?
        Лила взглянула на меня саркастически. Она знала мою «страшную тайну»: я ей завидовал. Дело в том, что Лила как курьер имела неограниченный доступ - предел мечтаний каждого адъюта. Это значило, что в отличие от меня ей не надо каждый раз получать разрешение Вираты, чтобы отправиться на Землю. Лила работала в
«Шамбале» без малого двадцать лет, и это при том, что в Атхарту она попала семидесяти восьми лет от роду. Однако на пороге векового юбилея она выглядела на двадцать пять и была не прочь со мной пококетничать. Но ты не ревнуй, Сурок, романа у нас не было…

- Очень мне надо возиться, - проворчала Лила. - Хочешь - ступай сам. Проси доступ.
        Но только я собрался связаться с Виратой, как босс, легок на помине, явился сам. Точнее его изображение. Как мне объясняли, материальность нашего Круга слишком плотна для эфирной божественной сущности, поэтому боги не спускаются в Атхарту лично. Однако выглядел Вирата вполне по-человечески: мешковатый костюм, неопределенного цвета свитерок, пышная шевелюра и улыбка проказливого мальчишки.

- Чем занимаемся? - с ходу спросил Вирата, заглянув в компьютер. - А, собачка… Нет, Лила, ты сделаешь это сама. На господина Гобзу у меня другие виды. Будь любезен, зайди в кабинет. - Бог подмигнул мне и скрылся за дверью.

- Ступай, ступай, - сочувственно вздохнула Лила. - Не беспокойся. Я уже просчитала хороший маршрут, правда, придется немного побегать в собачьей шкуре… Но послезавтра отчаянный лай поставит на уши весь дом. Мальчишка выскочит во двор прямо в тапочках и прижмет к груди свое сокровище.
        Слегка расстроенный, что лично не поучаствую в операции по спасению рядового Сникерса, я пожелал Лиле удачи и последовал за боссом.
        Вирата ждал меня, нетерпеливо пощелкивая пальцами по спинке стула. Едва я переступил порог, он заявил:

- У меня к тебе просьба, Гобза. Надо срочно вернуть в Атхарту одного санги.
        Я мысленно проклял все на свете. Вот свезло так свезло…
        Санги - это тоже одно из чудес, только очень уж… как бы это тебе объяснить… неказистое. Есть в Атхарте бедолаги, которые так жаждут вернуться назад, что некая часть их души действительно попадает на Землю. Они бродят там, где умерли, почти лишенные разума, пугая людей, выполняя бессмысленный, механический набор действий. Это может длиться веками - если присутствие санги не превышает утвержденную для Земли квоту сверхъестественных явлений. В противном случае их возвращают в Атхарту. Обычно этим занимаются курьеры Натха, но иногда и Вирата посылает своих людей. Неприятное это дело - тащить сквозь Темноту ничего не соображающего санги… Мое первое курьерское поручение было именно таким, поэтому я знаю, о чем говорю.

- Мне известно, что ты не любишь эту работу, - Вирата виновато вздохнул, - но мне сейчас нужен человек, который не станет звонить направо и налево о моих промахах.

- Благодарю за доверие, - проворчал я. - И что же ты натворил?

- Это все Янус. Ты же знаешь, у него в Атхарте полно просителей. Все мечтают восстановить справедливость, пусть даже после своей смерти. И вот пять лет назад он попросил меня сделать одного санги - точнее одну - более материальной. Чтобы она выглядела почти как живая женщина, без всякой там прозрачности. Я пошел ему навстречу. Натху мы, естественно, ничего не сказали.
        Я усмехнулся. Противостояние между богами - основная интрига «Шамбалы». Богам нравится играть в политику. Ее метафизической подоплекой являются главные законы Вселенной - Баланс и Прогресс. На одной стороне действуют Натх и Фэйт, на другой
- Вирата и богиня вдохновения Сакраль. Особое место на шахматной доске занимают богиня любви Джан и бог справедливости Янус. Они вносят в божественный промысел полную неразбериху.

- Ради чего такая афера? - поинтересовался я.
        Бог махнул рукой:

- Тошно вспоминать. Преуспевающий бизнесмен собственноручно убил жену. Вколол ей львиную дозу героина, когда она была мертвецки пьяна. А поскольку все знали, что дамочка злоупотребляет наркотиками, то никто ни в чем не усомнился.

- Несчастный случай на производстве, - вставил я.
        Вирата кивнул:

- Вот-вот. Бедняжка чудом добралась до Атхарты, здесь пребывала в полубессознательном состоянии и вскоре вернулась на Землю в виде санги. Янус был этому рад. Его тревожило то, как легко убийца пережил свой поступок. С одной стороны, Янус не собирался его преследовать: супруга превратила его жизнь в кошмар и он терпел, сколько мог. С другой стороны, нельзя убить человека, словно надоедливую муху, и жить дальше как ни в чем не бывало. Янус рассчитывал, что санги заставит вдовца помучиться содеянным. Но железным нервам бизнесмена все эти ночные стоны и вздохи оказались нипочем. Он прекрасно спал, а через четыре месяца женился на другой. И его прогноз выглядел безоблачным. Вот тогда-то Янус и обратился ко мне с просьбой… В результате не выдержала новая супруга. Разрыв с ней оказался тяжким потрясением для убийцы и заставил его задуматься и раскаяться. Янус был доволен, и мы, честно говоря, забыли об этой истории.

- А теперь…

- А теперь выясняется, что нелепые выходки санги спутали не один прогноз. И сообщает мне об этом не кто иной, как Натх. Он уже отправил на Землю своего курьера. Но пока тот добирается на перекладных, ты двинешь напрямик. Я подготовил оптимальный маршрут. Четыре часа, и ты на месте. И, ради бога, не позволяй человеку Натха прикасаться к санги, иначе Натх сразу узнает о наших с Янусом… инициативах. И наложит вето на сотню-другую чудес.

- Не хотелось бы.
        Вирата проникновенно посмотрел мне в глаза и улыбнулся своей фирменной улыбкой:

- Вот поэтому я и рассчитываю на тебя, Егор. С богом!

3


- Леди и джентльмены, просьба пристегнуть ремни. Наш самолет идет на посадку, - сообщил приветливый голос.
        Я с трудом защелкнул замок на тучном теле Люсилы Руис, моего таксиста. Она нервничала и ежеминутно утирала пот со лба. Впрочем, многие в салоне имели встревоженный вид: самолеты нынче пользуются дурной славой. И только я один наверняка знал, что все будет хорошо. Все учтено. Все вероятности просчитаны. Через полчаса «Боинг-747» с туристами из Барселоны на борту благополучно приземлится в аэропорту Пулково. Там мне предстоит сделать пересадку. А пока у меня есть время, чтобы рассказать тебе о курьерах.
        За время работы в «Шамбале» я понял, что люди - это главная угроза для Баланса. Они понятия не имеют о главных законах Вселенной и творят что хотят. Богам приходится незаметно регулировать их жизнь, и дело это непростое… Я представляю себе Баланс как аптекарские весы. Чтобы выровнять чаши, боги добавляют унцию туда, унцию сюда… Божественное участие в жизни людей отпускается гомеопатическими дозами.
        Более того. Собственноручно боги вмешиваются в земные дела очень редко. Такое вмешательство дурно влияет на Баланс. Гораздо безопаснее отправлять на Землю курьеров.
        Многие атхартийцы охотно становятся адъютами. Подписав с ними надлежащий договор, боги наделяют их некоторыми особыми способностями.
        Во-первых, только адъюты лично общаются с богами и вообще видят их. Во-вторых, только адъюты посещают здание «Шамбалы». Обычный атхартиец может войти туда лишь с помощью адъюта. В-третьих, только адъюты могут пользоваться компьютерами, телефонами и прочей имитацией земной техники, которой боги оснастили «Шамбалу». Но вожделенная цель любого адъюта очевидна: стать курьером и однажды, пусть даже в чужом теле, снова побывать на Земле…
        Честное слово, Сурок, я не могу объяснить, как происходит воплощение курьера в таксиста. Это похоже на плавание: освоил основные движения - и все происходит само собой. Миг беспамятства - и ты уже на Земле. А дальше - как маршрут ляжет. Оптимальный маршрут - это когда намерения таксиста совпадают с твоими. В противном случае приходится осторожно подсказывать таксисту, куда он должен пойти и что сделать. Знаешь, бывает такое странное ощущение - ноги сами куда-то понесли. Теперь я уверен: это связано именно с действиями курьеров.
        Теоретически таксистом может послужить каждый - человек или животное. Но грубое насилие над таксистом в «Шамбале», мягко говоря, не приветствуется. Это может нарушить Баланс. Поэтому в качестве таксистов выбираются люди в определенном душевном состоянии. В каком? Понятия не имею. Я никогда не занимался этим сам. Для этого существует специальная компьютерная программа, но ею пользуются только боги или курьеры с неограниченным доступом.
        Вероятностей, что подходящим объектам будет с тобой по пути, очень мало. И вот получается: чтобы попасть в пригород Петербурга, я сажусь на самолет в Испании. Так сказать, левой рукой чешу правое ухо… И это еще считается удачным маршрутом
- ведь в нем участвуют всего два таксиста!
        Неуклюже наклонившись, Люсила стала рыться в сумке. Пояс джинсов больно врезался в живот. Вот корова, подумал я и чуть не расхохотался. Мой дебют в качестве курьера тоже был связан с коровой - настоящей рыжей коровой с длинными рогами. Именно с помощью этого таксиста мне удалось добраться до секретной военной базы. Прошу заметить - американской! Наша внешняя разведка дорого бы заплатила, чтобы увидеть то, что увидел я…
        Но я отправился туда не шпионить. Просто там безобразничал санги - покойный полковник Уайт. Мне предстояло вернуть его в Атхарту.
        Призрак в научной лаборатории - ЧП с точки зрения Баланса. Угроза равновесию во многом зависит от восприятия чуда людьми. Прапрапрадедушка, громыхающий цепями в старинном замке, вызывает гораздо меньший общественный резонанс, чем призрак полковника американской армии на секретной базе. Твердолобый скепсис военных втрое увеличивает угрозу Балансу. Немудрено, что в «Шамбале» решили срочно изловить санги. К сожалению, выстроить прямой маршрут не удалось. Никто из лиц, работавших на базе, не годился на роль таксиста. Гнать постороннего человека через джунгли, ставить его под прицел охранников базы было невозможно.
        Вот тогда-то и появилась корова. Но какая трезвомыслящая буренка пустится в такой опасный путь? Курьеру предстояло вмешиваться в ее сознание. Вирата вел долгие, нудные переговоры с Матхафом. Обычно звериного бога мало волнуют проблемы Баланса, но каким-то образом моему боссу удалось его уговорить, и Матхаф разрешил мне воплотиться в корову.
        Я никогда не забуду этого приключения. Корова шла через джунгли. Она мотала хвостом, отгоняя насекомых, и пугливо прижимала уши, слыша вдали обезьяньи крики. Я направлял ее согласно маршруту и сам поражался, как это у меня получается.
        Запахи, недоступные человеческому носу, обрушивались на меня шквалом информации. Я откуда-то знал, что вон та изумрудная лиана - и не лиана вовсе, а здоровенный удав. Но он сыт и потому не опасен. А два светлячка в кустах - это глаза голодного ягуарунди. Но этот хищник слишком мал, чтобы напасть на корову.
        Когда я только начал работать в «Шамбале», я в красках представлял себе это первое «воскрешение». Я думал, что буду кричать от счастья, целовать землю, рвать жесткие стебли травы, разрезая ладони до крови… На деле все оказалось иначе. Во-первых, проделать все это в коровьем облике было бы довольно трудно, а во-вторых, необходимость балансировать между своим и чужим сознанием отнимала у меня, курьера-новичка, все силы.
        Наконец среди запахов негостеприимного леса послышались другие, знакомые и уютные: корова учуяла людей. Вскоре путь нам преградила бетонная стена и ворота, затянутые маскировочной сеткой. Ряд видеокамер вдоль колючей проволоки отслеживал любое малейшее движение в джунглях. Корову наверняка уже заметили, впрочем, я к тому и стремился. Для надежности я даже убедил моего таксиста аккуратно боднуть ворота.
        Ворота разъехались, и показался солдат в камуфляже. Это был отнюдь не новобранец, и я порадовался, что явился сюда в качестве коровы. Человеку скрутили бы руки без разговоров, корове достался лишь тычок прикладом.

- Пошла, пошла прочь! - прикрикнул охранник по-английски. - Сэр! Здесь корова!
        Воспользовавшись моментом, я покинул коровье сознание, напоследок посоветовав буренке поскорее исчезнуть в джунглях, чтобы не пополнить собой солдатский паек. Сам же я недолго гостил в сознании рядового. Я сделал стремительную карьеру, за полчаса «дослужившись» до майора и получив доступ в секретную научную лабораторию.
        Я не стану тебя утомлять описанием военной базы. Наверняка нечто подобное ты видела в кино, если, конечно, смотришь американские боевики. Скажу лишь, что предмет научной работы в лаборатории остался для меня загадкой, даже когда я воплотился в бравого майора Рафта. Видимо, и сам майор, обладавший выразительной физиономией Шрека, не слишком разбирался в науке.
        Меня эти военные тайны и вовсе не касались. Моей задачей было оказаться в лаборатории в полночь. А пока я тихонько сидел на периферии майорского сознания, не мешая Рафту выполнять служебные обязанности. В положенное время поел вкусных американских консервов, выпил на два пальца бренди и выкурил сигару, а затем отправился спать.
        Когда Рафт вытянулся на узкой кровати и уснул, я оказался в полной темноте. Тяжелое испытание для того, кто однажды переступал Порог! Но я задушил на корню возникшую было панику и чутко прислушивался к внутренним часам. Пора!

«Подъем!» - бесцеремонно ворвался я в сознание таксиста. Рафт перестал храпеть, почмокал губами, потом вскочил на кровати и потряс головой. Странный внутренний голос настойчиво гнал его в лабораторию.
        В коридоре сонно мигало дежурное освещение. Зевая до ломоты в челюстях, майор сунул карту в прорезь кодового замка, миновал тамбур, приложился глазом к сканирующему устройству и оказался в святая святых. Очень вовремя: полковник Уайт как раз вышел на сцену.

- Эй, парни! - прошелестел голос под потолком. - Не посрамим звездно-полосатый флаг! Покажем узкоглазым! Надерем им задницу!
        Явлению призрака сопутствовал дружный гул самозапустившихся компьютеров. На ближайшем ко мне мониторе дрожала какая-то заставка, из колонок грянул американский гимн. Полковник Уайт заложил под потолком крутой вираж: лампы светили сквозь его прозрачный китель.
        Майор Рафт впервые в жизни столкнулся со сверхъестественным. Он рванул ворот куртки, словно тот его душил, потом выхватил пистолет и шесть раз подряд выстрелил в потолок. Санги отозвался зловещим смехом и исчез в несгораемом шкафу. Взвыла сирена, послышались встревоженные крики. Через минуту здесь будет полно народу, подумал я. Шкаф между тем безмолвствовал, и санги мог сидеть там сколько угодно. Пора было действовать.
        Давай, браток, мысленно подбодрил я майора. Рафт издал неопределенный звук и бросился на амбразуру: начал колотить кулаком по стальной двери шкафа. Шкаф разразился хохотом, и призрачный торс полковника возник прямо перед носом майора.

- Смир-р-рна! - рявкнул санги.
        Не дожидаясь, пока майор отдаст честь, я вырвался из его сознания. Только бы все получилось… Я так боялся промахнуться, что опрокинул санги навзничь. Полковник завыл, забился, стараясь освободиться от моей хватки, но небытие уже увлекало нас обоих. На несколько мгновений я снова захлебнулся Темнотой. Но вспыхнула впереди ослепительная точка, и я рванулся к ней с такой силой, как будто у моей души были мышцы бурлака. Полковника Уайта рядом не было, но его судьба меня больше не касалась. Впрочем, он непременно достиг Атхарты: ведь там оставалась большая часть его «я».
        Как видишь, Сурок, даже новичку такая работа по силам. Теперь же я был опытный курьер и не сомневался, что моя миссия завершится успехом. К тому же Вирата не подкачал с маршрутом: Люсила направлялась прямо туда, куда мне было нужно. Вместе с ней я покинул самолет, прошел пограничные процедуры и отправился получать багаж.

4

        Едва поспевая за носильщиком, тяжело пыхтя, Люсила шла сквозь толпу встречающих, как атомоход «Ленин» сквозь арктические льды. Невысокая девушка в черной майке и бандане не успела отскочить и едва не упала, сбитая мощным плечом.

- Perdoneme[Извините (исп.). ] , - улыбнулась Люсила.

- Корова, - равнодушно отозвалась ее жертва, она же мой следующий таксист.
        Фаина Григорян, двадцати девяти лет от роду, замахала рукой:

- Ник! Ник! Я здесь!
        Фаина встречала в аэропорту своего бойфренда, оператора одного из информационных каналов. Со съемочной группой он прилетел из Мюнхена. Переселяясь, я не успел разглядеть Фаину, наткнувшись лишь на взгляд угольно-черных глаз. Такие глаза как стоп-сигналы: не влезай - убьет. Посторонним вход воспрещен. No pasaran.
        А вот и ее Никита: высокий, полноватый мужик с кудрявыми волосами, забранными в хвост. Бросив аппаратуру прямо посреди зала, он бесцеремонно схватил Фаину пониже спины и промурлыкал:

- Фантик… Как же я по тебе скучал…
        Трехдневная щетина скребком прошлась по ее - моей! - щеке. Вот дрянь. Терпеть не могу воплощаться в девчонок. Мне не удалось скрыть свое отвращение, и Фаина отстранилась от хвостатого.

- Что-то не так, малыш? - забеспокоился тот.
        Я взял себя в руки и позволил таксисту действовать самостоятельно. И тут же она обхватила его за шею, этого дорогого своего Ника, и принялась целовать в колючий подбородок.

- Пойдем скорее. Мы едем ко мне на дачу!

- Вот как? А твои родители в курсе?
        Фаина тут же убрала руки, словно обжегшись.

- Им это теперь фиолетово, - хмуро сказала она. - Забирай манатки, пойдем.
        Вскоре черный «лендровер» выехал на Пулковское шоссе. Фаина неслась в левом ряду, курила и сигналила дальним светом всем, кто двигался медленнее нее. Никита развалился рядом, положив руку ей на бедро.

- Так что твои? - спросил он, открывая банку «Туборга». - Неужели я теперь ко двору?

- Я же сказала, им по фигу, - огрызнулась Фаина. - Аленка выходит замуж. Он - сынок думского депутата. Мои от счастья пускают слюни. Теперь им все равно, с кем встречаюсь я. Я теперь отрезанный ломоть. И очень этому рада.

- Я тоже рад. Не сомневался, что твоя сестра подцепит крупную рыбу. Слушай, я привез такие ананасы… Твою мать!
        Фаина обогнала автобус. Встречная машина, с которой мы чудом разошлись, разразилась свирепыми гудками. Никита вытирал с колен пролитое пиво и ворчал про тех, у кого не все дома. Я прекрасно знал, что мы без приключений доедем до дачи, и все равно едва сдерживал желание вмешаться. Мысль об автокатастрофе пугала меня до тошноты. Оно и понятно: мне-то хватило одной-единственной!
        Не хочу вспоминать, как мы ехали через город. Фаина за рулем оказалась стихийным бедствием. Промелькнули ближайшие северные пригороды… Наконец у самого шоссе показался дом - массивный кирпичный замок с узкими, как бойницы, окнами и флюгером на шпиле.

«Лендровер» въехал в ворота. Пока Никита разгружал багаж, Фаина присела на крыльцо. Я тихо притулился на краешке ее души.
        Июнь, время между пятью и шестью вечера… Солнце золотило у крыльца молодую крапиву… В небо летело колечко дыма… При жизни я не ценил таких минут. В юности я хотел размаха. Мечтал о морях, о штормах, о парусниках. Потом на мечты и вовсе не стало времени. А так вот, чтобы выхватить миг - простейший атом жизни - и выпить из него всю сладость…

- Ник! - позвала Фаина и зябко поежилась, хотя было тепло.
        Она вообще вела себя тревожно, все время прислушивалась к себе. Неужели почувствовала мое присутствие? Это плохо.

- Замерзла? - Никита обнял ее за плечи. - Пошли в дом, я открыл шампанское.
        Держась за руки, они вошли в комнату. Перед камином прямо на ковре стояла бутылка сухого «Люсьен Дагоне» и два бокала. На блюде дольками лежал ананас.
        Фаина подошла к зеркалу, сняла бандану и пригладила темные, стриженные рваными прядями волосы. Я впервые толком разглядел моего таксиста. До чего же она бледная и худая! И взгляд - как у затравленного зайца. Впрочем, в ней была какая-то подростковая сексапильность… Извини, Сурок, тебе это неинтересно.
        Тут, всего на одно мгновение, я увидел санги.
        Зеркало было старым и мутным. В его туманной глубине вдруг мелькнуло женское лицо. Я увидел длинные волосы и массивную золотую цепь на шее.
        Фаина заметила призрак прежде, чем я заставил ее отвернуться. Внутренний голос шепнул ей: «Тебе показалось». Она поверила.

- Фантик, я переключусь на наш канал? - спросил Никита, направляя пульт на телевизор. Обсосанная им ананасовая шкурка упала на пол.

- Что? - Фаина потерла узкой ладонью лоб, прогоняя видение. - А… Да, конечно. Дай мне шампанское.
        Она протянула руку за бокалом, Никита, покачав головой, схватил ее запястье, она засмеялась и обняла его… Я понял: она его очень любит. Нетрудно догадаться, что сейчас последует. Ох, только не это! К счастью, любовная сцена не состоялась: в дверь постучали.
        В комнату вошел старикан в линялой футболке.

- Добрый вечер, соседи. Извините за вторжение. У вас случайно градусника не найдется? Жена куда-то задевала, а мы с внучкой вдвоем. Прихворнула девчонка.

- Я даже не знаю… - Фаина неуверенно огляделась. - У мамы наверняка есть, сейчас поищу.
        Она опустилась на корточки перед комодом. Незваный гость молчал, но у меня в голове прозвучали неслышимые для других слова: «Вот так встреча. Неплохо выглядишь. Вам с Виратой еще не надоело играть на чужом поле?»
        Упс, подумал я. Курьер Натха. Хуже того, Алан Нэй собственной персоной. Проблема…
        Нэй обладал неограниченным доступом на Землю. А в свободное время он возглавлял в Атхарте некую общину, именующую себя «Экологами святого Терентия». Цели общины были мне совершенно чужды, но причины неприязни, которую мы с Нэем питали друг к другу, не имели отношения к этой его деятельности. Впрочем, черт их разберет, эти причины…

«Ты слушаешь меня или нет? - сердито спросил Нэй. - Уведи парня из комнаты, а я разберусь с санги».

«Вот еще! - уперся я. - Сам уведи. Санги - это мое поручение».

- Не могу найти! - сказала Фаина. - Наверное, нет.

- А если в другой комнате посмотреть? - посоветовал старикан.

- Послушайте, уважаемый, - вмешался Никита, - вам же сказали: нет.

- Ник, престань, - оборвала его Фаина, подходя к камину. - Сейчас я…
        Договорить она не успела, потому что санги начала чудить.
        Она вырвалась из зеркала с чмокающим звуком - прямиком к бутылке. Шампанское полилось на пол. Санги расстроилась.

- Козлы гребаные! - жалобно произнесла она. Потом, сузив глаза, сообщила: - Девочка сегодня гуляет. Поди прочь, быдло!
        Завизжав, она запустила бутылкой в телевизор, тот, задымившись, испустил дух. Санги забралась на кресло и пустилась в пляс, высоко задирая юбку.
        Свидетели этой вакханалии потеряли дар речи - даже Нэй. Но еще немного, и он обратит внимание на необычные свойства санги. Это плюс мое присутствие… Нетрудно сделать вывод. Я подведу Вирату…
        Пора было действовать.

«Вперед!» - велел я Фаине. Она рванулась к санги, но вдруг, испугавшись собственного намерения, резко попятилась.
        И тут я отчетливо понял, что произойдет. Когда долго общаешься с богами, поневоле учишься мало-мальски предвидеть будущее…
        Фаина наступила на ананасовую корку. И вдруг заорала сама на себя:

- Осторожно! Под ноги смотри, под ноги!
        Это я, наплевав на все заповеди адъюта, пытался ее предупредить ее же устами…

«Ты что делаешь, придурок, мать твою!» - раздался крик Нэя в моей голове.
        Она, конечно, упала. Ударившись виском о камин, она умерла раньше, чем перепуганный Никита нашел свой мобильник. Он вызывал «скорую», а наши души уже покинули тело - почти одновременно. Только я, оказавшись в знакомой Темноте, сразу же рванул к свету, а Фаина стала падать вниз. Она так не хотела покидать Землю! А в этом случае душа рискует исчезнуть по пути в Атхарту…
        Мысленно выругавшись, я остановился и позволил Темноте тянуть меня назад. Поравнявшись с Фаиной, я схватил ее - не знаю уж чем - стиснул зубы и потащил. Потому что смерть - это еще не повод опускать руки. Я тащил ее и тащил, пока ослепительный свет не накрыл нас обоих с головой.

5

        Асе не спалось. Одну таблетку снотворного она уже выпила, вторую принимать побоялась. Она босиком вышла на кухню, залила теплой водой пакетик зеленого чая, бросила ломтик лайма. Залпом выпив кисло-горький напиток, поставила стакан в посудомоечную машину - последний подарок Алеши… А ремонт на кухне она так и не сделала. Собирались вместе, а одной как-то вроде и ни к чему.
        Ася обреченно уставилась на картину, висящую над столом. Фантастический пейзаж в сиреневых тонах. Деревья, похожие на осьминогов. Трава, похожая на оскаленные зубы. Алешин шедевр. Вообще-то Алеша хороший художник… то есть был… Но эта картина вызывала у Аси отвращение. Однако при жизни Алеши ей было неловко попросить его снять картину. А теперь и вовсе рука не поднималась. И вот Ася мучилась, глядя на жуткое лиловое небо, и еще острее ощущала свое одиночество.
        Одинокая квартира. Одинокая женщина. И сны, изматывающие своей реальностью, невероятные сны… И никакой доктор здесь не поможет, пусть даже гений от психиатрии, как рекомендовали ей Зимина. Кто ж спорит, гений, если судить по гонорарам… Но он, похоже, решил лечить ее от ночных видений. И как объяснить ему, что проблема в другом? В том, как научиться жить с этой информацией?
        Вчера ночью ей снова явился Егор. Асе снилось, что на выходные они вдвоем уехали в пансионат на залив. Вечером сидели в уличном кафе. В ожидании шашлыка Ася пила красное вино. Егор неторопливо смаковал пиво. Ветер трепал его русые волосы. Сегодня он пришел в облике невысокого обаятельного мужчины. Чем-то похожего на Егора, каким он был в их последнюю встречу - более десяти лет назад… Вот только глаза: не зеленые, а карие. Впрочем, это его не портило. Егор всегда выбирал симпатичных людей…

- Почему Атхарта? - спросила Ася.

- Трудно сказать, - пожал плечами Егор. - Какое-то древнее слово… У нас вообще сплошная неразбериха с названиями. Их давали в разное время люди, говорившие на разных языках… Кстати о языках. Сначала я был уверен, что все вокруг говорят по-русски. Я даже спросил своего приятеля Бэзила, американца, где он так хорошо выучил русский. Тот выпучил глаза. С его точки зрения, мы оба говорили на английском, и он как раз хотел похвалить мое произношение. А другой мой приятель сэр Перси при этом пользуется уэльским диалектом, бытовавшим в его времена. И все мы прекрасно понимаем друг друга!

- А это очень страшно - остаться без тела? - Ася осторожно коснулась его руки. Чужой руки, но это было неважно, как будто сама она давно уже считала телесную оболочку простой формальностью.
        Егор тяжело вздохнул:

- Страшно, когда задумываешься. Но мы нечасто задумываемся об этом. Дело в том, что у атхартийцев есть тела. Большинство из нас выглядит так же, как в момент смерти. Ну, дамы и дряхлые старики обычно молодятся. Калеки избавляются от своих физических недостатков. Душа хранит воспоминание о теле - и в материальности Атхарты оно получает новое воплощение. Настолько реальное, Сурок, что мы испытываем голод, боль и другие ощущения. Даже болезни. Поначалу многие так отчетливо помнят свои болячки, что страдают от них. Меня, например, преследовала зубная боль… И все-таки ты права, - покачал он головой, - это действительно очень страшно. Первое время душе не хватает настоящего тела. Она презирает свою атхартийскую оболочку. Ей кажется, что эту иллюзию тела все время надо контролировать: стучит ли сердце, работают ли почки… А потом выясняется, что все функционирует само собой. Новое тело становится привычным, и мало кто отваживается на эксперименты. Самые смелые наращивают мускулы или меняют форму носа, цвет волос… А ведь кажется - в Атхарте ты можешь стать кем угодно. Была бы фантазия… Но большинство из нас
слишком дорожит своим обликом. Расстаться с ним
- значит окончательно утратить связь с прошлым…

- Тише! - Ася приложила палец к губам.
        Егор оглянулся на официанта, принесшего посыпанный зеленью шашлык.

- Мм, какой аромат! Еще пива, будьте добры. Но это последняя кружка, - сказал он Асе, когда официант отошел. - Надо пощадить моего таксиста. Подозреваю, злое похмелье не входило в его трудовые планы. Впрочем, пес с ним. Я хотел сказать, главное - осознать произошедшую с тобой перемену. И здесь есть три пути… Можно отказаться от условностей земного существования и полностью изменить свою природу. Тогда ты станешь ангелом. Однажды у тебя вырастают крылья, ты обретаешь почти безграничные возможности, но навсегда перестаешь быть человеком. Можно, напротив, цепляться за память о земной жизни. С фанатичным упорством разыскивать в бесконечности Атхарты родню. Многим это удается. Они пытаются жить, словно ничего не случилось, и Атхарта сначала им потакает. Вырастают иллюзии целых городов с магазинами, офисами и полицейскими участками. Они ходят друг к другу в гости, по утрам собираются на работу, надевая белоснежные сорочки, а перед сном смотрят выпуски новостей… Они не хотят поверить, что умерли. Гонят от себя малейшую мысль о смерти. А потом исчезают.

- Куда исчезают?

- Этого никто не знает. Впрочем, может быть, знают боги, но они нам не говорят. Понимаешь, Атхарта материальна, как и Земля, но это совсем другая материальность. Душе нужно приспособиться к ней. Ну, как новичку-альпинисту - к разреженному горному воздуху. В противном случае рано или поздно душа просто перестает быть. Она исчезает неведомо куда. Атхарта вроде как освобождается от нее. И это вторая, уже окончательная смерть.

- То есть люди в Атхарте погибают не от внешних, а от внутренних причин? - уточнила Ася. - Ну душевных, да?

- Да. В автокатастрофе у нас погибнуть невозможно, - усмехнулся Егор. - Нельзя быть убитым на войне или в бандитской разборке…

- У вас бывают войны? - удивилась Ася.

- В каком-то смысле. Я слышал от старожилов, что однажды, очень давно, завязалась война между двумя атхартийскими городами. Что они не поделили, история умалчивает, но люди умеют найти повод для конфликта. И вот обе стороны навоображали себе оружия: пушек, мушкетов, не знаю чего еще. Пальба, говорят, стояла страшная. Пыль столбом, крики, взорвали два сарая. Когда попадали в людей, все было, как на Земле: кому-то ногу оторвало, кому-то голову. Но удивительное дело… все убитые тут же появлялись заново целыми и невредимыми. Как в кино. А рядом валялись их останки. Представляешь, как приятно увидеть собственную окровавленную голову в канаве?

- Не представляю, - честно сказала Ася.

- Я тоже не представляю, благо своими глазами не видел. Но умные люди мне объяснили, что душу и тело в Атхарте Соединяют совсем другие узы, нежели на Земле. Расставшись с иллюзорной оболочкой, душа не покидает Атхарту. Она сразу же создает себе новое тело. Так что исчезновение - это единственное, что нам всерьез угрожает… Очень часто исчезают санги. Пока призрак бродит по Земле, та часть, которая осталась в Атхарте, начинает истончаться. Если вернуть санги в Атхарту - бывает, его удается спасти. Специалисты в Больнице выхаживают этих бедняг. Но многие все равно исчезают. Вот. А есть третий путь…

- Ты выбрал его? - улыбнулась Ася.

- Да… Надеюсь… - вдруг смутился Егор. Прежде чем продолжить рассказ, он помолчал немного, словно прислушиваясь к себе. - Да! Есть третий путь. Если ты смирился с фактом собственной смерти, то в Атхарте сможешь жить вечно. И, честное слово, у нас есть чем заняться! Сначала можно немного порезвиться… - Егор мечтательно закрыл глаза. - Представь себе: в Атхарте возможно все! Одной только силой мысли ты можешь построить дворец с видом на море… Море тоже сначала надо придумать, но об этом позаботились те, кто попал в Атхарту раньше тебя. Ты можешь одеться от-кутюр, заполнить бар коньяками пятисотлетней выдержки, а гараж - последними моделями автомобилей. Земной мир был так неподатлив к нашим желаниям - здесь нам воздается сторицей. Да, это все иллюзии. Но они практически не отличаются от оригиналов. Ведь главное - это ощущения… Ну а когда натешишься этими игрушками, можно заняться делом. Помогать новоселам в Приемном Покое или в Больнице. Учить детей. Еще можно отправиться путешествовать. В Атхарте полным-полно удивительных мест. И людей…

- Конечно, там должно быть много знаменитостей, - восхищенно кивнула Ася. - От Гомера до Элвиса Пресли. А ты кого-нибудь видел?

- Не так уж много, - признался Егор. - Во-первых, Атхарта очень большая. То есть она бесконечна… А во-вторых, я уже говорил, не все задерживаются в ней надолго. Но кое-кого я встретил и потом тебе расскажу. В общем, у нас не соскучишься!

- А еще можно стать, как ты, этим… адъютом, - напомнила Ася.
        И тут же пожалела об этом: Егор сник, замолчал, закурил сигарету. Зло сказал:

- Ненавижу некурящих таксистов. Хороший табак, а у меня во рту словно кошки нагадили. Да, я стал адъютом. Мне предложили, и я согласился. Почему бы не повершить судьбы людей, если есть такая возможность? Но это я шучу. Сказать честно? Когда я подписывал с богами договор, я думал только о том, что привык заниматься делом и без работы начну тосковать. Тосковать в Атхарте опасно… А так я при деле. И с ужасом думаю, что мог отказаться и никогда не получил бы доступ на Землю. Понимаешь, Сурок?


        Ася судорожно проглотила вторую таблетку. Ее знобило, а лицо, наоборот, горело, и кожа была сухая-сухая. Ну вот опять - слово в слово. Это не могут быть просто сны. Это информация, которую ей шлют оттуда. И она просто права не имеет молчать. Люди должны узнать, что Тот Свет существует! Пусть даже сначала ее сочтут фантазеркой или сумасшедшей.
        И зря она обратилась к доктору Зимину. Во вторник она заберет свои бумаги и откажется от его услуг.
        Приняв решение, Ася бросила последний взгляд на сиреневую картину и вернулась в спальню. Она скрючилась под одеялом, обхватила себя руками, чтобы согреться. Она не знала, что в это самое время доктор Зимин тоже не спит. Он трет усталые глаза, недовольно косится на часы, но не может оторваться от записей своей пациентки.

6

        Место, где я живу, называется Хани-Дью. Мне нравится это слово. В нем есть что-то сказочное.
        Все поселения в Атхарте начинаются с Приемного Покоя. Именно здесь появляется душа, впервые оказавшись на Том Свете. В Приемном Покое работают люди, готовые прийти на помощь новоселам. Есть еще Больница, где пытаются спасти души, которым угрожает исчезновение.
        В Атхарте каждый обустраивается по своему вкусу. Пейзажи Хани-Дью многое говорят о своих создателях: озера, вересковые пустоши, зеленые холмы… Основателями города были англичане. Их и сейчас больше всего в Хани-Дью. Впрочем, русских тоже немало, и у ельника, растущего неподалеку от моего дома, очень отечественный вид. Зато медленная желтоватая река, на берегу которой расположен Приемный Покой, напоминает о великих реках Азии - Ганге, Янцзы, Хуанхэ…
        Географическим центром Хани-Дью является большое озеро. Его северо-восточный берег - белые дюны и сосны, и в этом пейзаже мне чудится родная Балтика.
        На западной окраине Хани-Дью лежат пустынные земли «Экологов святого Терентия». Цитирую дословно статью из Большой атхартийской энциклопедии: «Святой Терентий - основатель движения за сохранение Атхарты в первозданной чистоте. Пребывал в Атхарте с конца XVII по начало XX века по земному календарю. Дальнейшая судьба св. Т. неизвестна».
        Председатель экологов - Алан Нэй. Он и его подопечные исповедуют какую-то адскую смесь христианства и дианетики. Их основной постулат заключается в том, что Атхарта - это лишь чистилище, сортировочный пункт. Воплощать здесь иллюзии - большой грех, потому что это нарушает духовную экологию Атхарты. Те, кто этим злоупотребляет, никогда не попадут в настоящий рай.
        А за пустыней раскинулось море. Оно похоже на все моря на Земле. Миллионы людей творили его штормы, закаты, рокот волн, чаячий плач - все, что взяли с собой за Порог. И страшно подумать, в какой дремучей древности возникли из небытия первые очертания бескрайнего морского пространства. О том, что лежит за горизонтом, у нас в Хани-Дью не знает никто.
        Странное дело - человеческие воспоминания… Кому-то, например, был дорог широченный старый пень. Теперь он красуется на полдороге от «Шамбалы» до моего дома и прячется среди дымчато-розовых цветов иван-чая, который в этом году вымахал мне по грудь. Над этой лужайкой всегда стоит бессолнечный и безветренный день. Отличное место для перекура.
        На Земле я мучительно пытался бросить курить. Уж очень хотелось помереть здоровеньким… Но в Атхарте здоровье никак не зависело от сигарет, и я снова взялся за старое. Особенно теперь, когда у меня столько причин для огорчения…
        Нэй, разумеется, не стал меня покрывать, и Вирата устроил мне страшную нахлобучку. И поделом. Ведь для чего нужны курьеры? Чтобы богам не надо было вмешиваться в земную жизнь по всяким пустякам. С помощью курьеров все происходит как бы естественным путем, без угрозы для Баланса. И главное условие этого - люди на Земле не должны догадываться о присутствии курьеров. А я так глупо обнаружил себя…
        Внезапность - вот единственное оправдание, которое я смог найти. Я не ожидал, что Фаина погибнет. Вирата, сбавив тон, признался, что и он этого не ожидал, но прогнозы, в которых участвуют санги или курьеры, всегда смутны. Ведь для Земли нас просто не существует… Но, сказал Вирата, меня никто не корит за то, что я не смог сцапать санги первым.
        Я же страдал именно поэтому. Вирата доверился мне, положился на меня, а я его подвел. Я обязан ему работой, благодаря которой мое пребывание в Атхарте осмысленно и интересно. Именно он в свое время упросил Натха принять меня адъютом. Но самое главное - я по-человечески привязался к Вирате. Мне нравилась его манера поминать себя всуе: это бог знает что! С богом! Ради бога! Если б он был человеком, мы непременно бы стали друзьями. Но он бог, а дружба возможна только между равными.
        Когда-нибудь, Сурок, мы сравняемся с богами. Мы станем завидовать их мудрости, а не могуществу… Но еще много эпох должно смениться до той поры, слишком много - даже для бессмертной души.
        В итоге Вирата оставил меня в «Шамбале» на должности аналитика. А Натх велел передать, что если я хочу снова попасть на Землю, то у него есть для меня задание и маршрут. За ними я должен явиться лично. Я сразу подумал, что Натх отнесся к моей выходке подозрительно лояльно.
        Отправиться в логово Натха - это вам не комар чихнул. И вот я сидел на пне, курил третью сигарету и тянул время, собираясь с мужеством. Здесь-то меня и отыскал посыльный сэра Перси. Я взломал сургучную печать и прочел набранный на компьютере текст: «Моему дорогому другу господину Грегору Гобзе (имя было вписано от руки). Многоуважаемый сэр! Почту за честь видеть Вас у своего камина в условленный день и час. Остаюсь преданный Вам навек…» И дальше шел витиеватый росчерк: сэр Уильям Персиваль Смоллетт, барон Мэллори.
        Сэр Перси - один из старожилов Атхарты. Он покинул Землю четыреста тридцать четыре года назад, отравленный любовником своей жены. Он особенный человек, и мне лестно называться его другом.
        Мы собираемся у сэра Перси каждую последнюю пятницу месяца. Это давно вошло в традицию, тем не менее он педантично рассылает приглашения всем участникам. Гости бывают разные, но неизменный костяк - это твой покорный слуга, Бэзил и Зануда.
        Бэзил - наш с тобой одногодка и в Атхарту попал всего на три месяца позже меня. Подозреваю, что он бы тебе не понравился. Бэзил совершенно богемное существо. В земной жизни он был писателем. Я знаю, что он до сих пор следит за своими земными делами и втайне гордится, что его последний роман после его смерти стал бестселлером.
        В Атхарте Бэзил не написал ни строчки. Зато он нашел другое применение своей гипертрофированной фантазии. Начать с того, что он играет со своим обликом в опасные игры. Бэзил любит появляться в обществе в облике кота - зеленоглазого, черного с белой грудкой и носочками на задних лапах. Он обожает лежать клубком в кресле-качалке сэра Перси и не щурясь глядеть на огонь в камине. Впрочем, и в человеческом облике Бэзила много кошачьего: редкие темные усики, вкрадчивый, мурлыкающий голос…
        А еще Бэзил - профессиональный бродяга. Он столько успел повидать, что его рассказы можно слушать бесконечно. Правда, вот уже год, как он осел в Хани-Дью. Но я не удивлюсь, если однажды утром он забежит ко мне попрощаться…
        Наш третий приятель - Юджин Райт из Северной Каролины. Мы прозвали его Занудой. До сих пор ума не приложу, как он оказался в нашей компании!
        Зануда не пьет, не курит и воздерживается от еды. Он беспощадно осуждает наши слабости. По вторникам он участвует в заседаниях «Экологов святого Терентия» и поносит с трибуны любителей иллюзорных благ. Мы уверены, что со дня на день он станет ангелом и оставит нас в покое. Но пока каждую пятницу он приходит на наши посиделки. Портить нам настроение доставляет ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Впрочем, без него было бы скучно…
        С сэром Перси я познакомился, когда полтора года назад Бэзил привел меня послушать выступление Зануды в храме экологов. Было это так…

7


- Видишь Зануду? - шепнул мне Бэзил. - Вон он. Третий слева. Смотри, как зажигает!

- Тише! - цыкнул на него я. - Представляешь, что он возомнит о себе, если нас заметит?
        В ответ Бэзил лишь раздраженно дернул хвостом. Но кто же знал, что на открытое собрание «Экологов святого Терентия» придет лишь двадцать человек? Со слов Зануды мы сделали вывод, что в зале будет аншлаг и мы сможем затеряться среди зрителей. Бэзил ужасно хотел посмотреть на Зануду, танцующего и поющего гимны, и уговорил меня составить ему компанию. И вот вместо ожидаемой хохмы мы вляпались в идиотскую ситуацию.
        Один лишь вид здания, в котором собирались экологи, вывел меня из равновесия. Дома, так же как и машины, всегда казались мне одушевленными существами. Поэтому я не выносил бессмысленных издевательств над ними. Храм экологов святого Терентия до слез стыдился своего нелепого вида. Огромный купол загибался по краям, как буддийская пагода, и был похож на шляпу Наполеона. Колонны портика казались рахитично тонкими. Все это Зануда называл «апофеозом духовного строительства» и «храмом Вселенской церкви».
        Впрочем, зрелище, которым порадовали нас экологи, было еще хуже. Сначала они полчаса отрывались на сцене, заставляя скудную публику хлопать в унисон. Чтобы не привлекать внимания, я тоже бил в ладоши и ненавидел Бэзила, который на правах кота свернулся калачиком у меня на коленях. Грубо намалеванный портрет святого Терентия, висевший на заднем занавесе - гибрид Карла Маркса и старца Зосимы, - смотрел на меня глумливо.
        Наконец на сцену водрузили трибуну, на которую поднялся Алан Нэй.
        В свете софитов он был невероятно эффектен. Весь на контрастах: белоснежный костюм - и шоколадная кожа, пружинистые завитки темных волос - и серебристая проседь, правильный европейский нос - и большие вывернутые губы, наследие африканских предков.

- Братья и сестры! - провозгласил Нэй хорошо поставленным голосом. - Я обращаюсь к вам так, потому что уверен: дело святого Терентия, - он благоговейно оглянулся на портрет основоположника, - не оставит вас равнодушными. Вы нашли время среди суеты прийти в этот прекрасный храм? Это только первый шаг, но вы сделали его! Возрадуемся, друзья!
        За кулисами грянули фортепианные аккорды. На сцену выпорхнула группа поддержки.

- Ого! - мурлыкнул Бэзил. - Где же они набрали таких… таких экологичных?
        Девицы и впрямь были качественные.
        Когда музыка стихла, Нэй продолжил:

- Дорогие друзья! Я счастлив представить вам эколога Юджина. Не сомневаюсь, что его проникновенная речь тронет ваши сердца. Брат Юджин, прошу вас!
        Зануда, поправляя галстук, сменил Председателя на трибуне. Откашлявшись, он сложил руки на груди и весомо уронил в зал:

- Мы - избранные. Мы стоим на крыльце. Еще недавно мы жили в сыром и холодном подвале, но Создатель позволил нам подняться на крыльцо его светлого, прекрасного дома. Он уже простил нас. Он оказал нам безграничное доверие. Он уверен, что мы не оскверним его дома, не злоупотребим его гостеприимством. А что же мы?
        Зануда вперил в слушателей требовательный взгляд, налил себе стакан воды и медленно опустошил его. Бэзил завистливо повел ушами.

- Мы с тобой два идиота, Грег. Надо было догадаться и захватить что-нибудь выпить. Боюсь, создавать бутылку здесь будет не с руки.

- Вообще-то мы шли не на рок-концерт, - сердито ответил я.

- Вот именно, - вздохнул кот.
        Вдруг у моего носа, как по волшебству, оказалась открытая фляжка.

- Не сочтите за фамильярность, господа. Позвольте вас угостить.
        Я обернулся. Сзади нас сидел старик: в клетчатой рубашке, загорелый, поджарый, с аккуратно подстриженной седой бородой. Улыбаясь, он вручил мне фляжку.
        Бэзил принюхался.

- Ого! Мартель?

- Кордон Блю сорок восьмого года, - кивнул старик. - Если, конечно, мой поставщик меня не обманул.
        Поблагодарив вполголоса, я сделал вежливый глоток и налил коту в крышечку.

- Мы ведем себя как наглые грязные попрошайки, - вещал между тем Зануда. - Своими убогими желаниями мы поганим чистоту этого места. Мы не хотим расставаться с грехами, как со старыми, полными паразитов котомками. Разве таких гостей ждет наш светлый Хозяин? Нет! Такие будут низвергнуты с крыльца в пучину страданий, как тысячи и тысячи до них! И только избранные войдут и сядут за пиршественный стол…

- Детский сад, - буркнул сзади старик.

- Вы так считаете? А по-моему, складно звонит, - вступился я за Зануду.

- Детский сад, - упрямо повторил незнакомец. - Двадцать первый век на дворе, а человечество так и не вышло из младенческого возраста. Оно по-прежнему считает, что собьется с пути, если кто-то всемогущий не будет его поощрять или наказывать. Непременно нужен хороший шлепок по заднице. Вы тоже так считаете, господин Гобза?
        Терпеть не могу, когда незнакомцы называют меня по имени! В этом есть что-то от советских детективов.

- Откуда вы меня знаете? - резко спросил я.

- Расслабься, Грег, - мурлыкнул Бэзил. - Это же сэр Персиваль Смоллетт, создатель Большой атхартийской энциклопедии. Он знает все на свете.

- Просто я любопытен, - отозвался старик. - А мои гости болтливы. В моем доме у озера кого только не бывает! Буду рад и вам, если найдете время среди суеты. Кстати, звонит господин Райт действительно складно. Жаль, у меня больше нет времени его слушать. Мы с джентльменами уговорили зайцев сыграть с нами в соколиную охоту. Вы остаетесь до конца? Тогда я прощаюсь.

- А что за энциклопедия? - заинтересовался я. - Вы ученый?

- Я наблюдатель, - ответил сэр Перси. - Пытаюсь понять, как все устроено.

- Все? - восхитился я.

- Ценю ваш скепсис, господин Гобза, - высокомерно усмехнулся старик. - Именно все. Я здесь уже четыреста лет, и, поверьте, это только начало. А что это господин Райт, не к вам ли обращается?

- Грег! Ты слышишь, что он несет?! - завопил Бэзил.
        Я вслушался… и вскочил, роняя кота с колен.

- …мои друзья Егор и Бэзил, - ласково улыбался нам Зануда. - Оба они всегда смеялись над моими словами, но сегодня нашли мужество прийти сюда. Брат Егор, скажи нам несколько слов!
        Опрокидывая стулья, я понесся к двери, как молодой лось. Впереди, задрав хвост трубой, с истошным мявом мчался Бэзил. Сэр Перси отвесил оратору легкий поклон и с достоинством последовал за нами.
        С тех пор мы были дружны. Я ценил желание сэра Перси приобщить меня к своим научным изысканиям. Я несколько раз листал тома энциклопедии, но, честно говоря, большая ее часть была для меня китайской грамотой. Наверное, сказывалось отсутствие высшего образования. Но память у меня хорошая, как у попугая. Если хочешь, Сурок, я тебе потом перескажу избранные статьи.
        В моем сердце сэр Перси навеки останется не столько создателем БАЭ, сколько основателем традиции пятничных вечеринок. Я очень надеялся, что и в этот раз служебные дела не помешают мне участвовать в мероприятии. Но узнать об этом можно было только от Натха. Я тяжело вздохнул, запихал в пачку неприкуренную сигарету и сел за руль новенького «Мустанга-кабрио».

8


«Форд Мустанг» был моей давней мечтой. Никто из приятелей не разделял моего увлечения. Говорили, что запчасти «золотые», что эта лошадка не для наших дорог. Но я был влюблен в этот автомобиль и хранил его фотографию из журнала, словно подросток - постер с грудастой красоткой.
        Увы, на Земле моя мечта не воплотилась в реальность. Сначала я не мог собрать денег, потом - найти нужную машину. А в Атхарте я долго вообще не решался сесть за руль, сама понимаешь почему.
        Но когда я устроился на работу, я должен был как-то до нее добираться.
        В Атхарте полно необитаемых мест, где просто нет ничего. И чтобы перемещаться там, достаточно пожелать оказаться в каком-то конкретном месте. Но я жил посреди хорошо выстроенной иллюзии. Над здешними дорогами трудилось не одно поколение атхартийцев. Никто из них не придумал ничего лучше, как скопировать земные физические законы. Им приходилось следовать…
        И тогда, выбирая марку автомобиля, я долго не раздумывал. Мой «Мустанг» - превосходная иллюзия, продуманная вплоть до брелока на ключах. Но предмет особой гордости - это своеобразная магнитола.
        Я еще не говорил тебе, как обстоят дела с музыкой в Атхарте?
        Я никогда не встречал здесь настоящий магнитофон или CD-плеер. Оно и понятно. С самим звукопроизводящим устройством проблем бы не было, работает же в Атхарте огромное количество приборов. Но дальше что? Допустим, музыкант или просто любитель с хорошим слухом воспроизведет песню во всех нюансах, с аранжировкой и бэк-вокалом. Допустим, специалист с воображением воссоздаст по памяти вид записи на магнитной ленте или на диске. Но сопоставить одно с другим…
        То же самое с радио. Как воспроизвести радиоволны, несущие музыку? Если и есть способ использовать для этого материальность самой Атхарты, то до этого пока не додумались. У нас в Хани-Дью, по крайней мере. Так что любителям музыки остается слушать ее вживую, благо музыкальные инструменты создать нетрудно. И только безудержная фантазия Бэзила нашла выход из положения.
        Бэзил научился делать искусственных музыкантов в миниатюре. Первым делом он создал группу «Битлз». Легендарные «жуки» вышли ростом около трех сантиметров - настоящие Дюймовочки. Бэзил выдал им инструменты и обучил соответствующему репертуару. Через неделю репетиций он натаскал их так, что лично я не отличал их песни от оригинала. Оставалось упаковать их в коробку и - хоть домой на каминную полку, хоть в машину. Усовершенствованную версию «Битлз» он подарил мне, так же как и следующий шедевр - группу «Секс Пистолз». Честное слово, Сурок, крошечный Сид Вишес зажигал не хуже настоящего!
        Но на Земле у меня в машине всегда стоял диск «Алисы». Увы, Бэзил ни черта не смыслил в русском роке. Однако он обучил меня своему ноу-хау, и после нескольких забавных неудач у меня вышел вполне сносный Кинчев. Слушал я музыку громко. И мое любимое «Я начинаю путь…» весь Хани-Дью знал наизусть.
        Филиал «Шамбалы», подначальный Натху, находился в полутора часах езды от моего дома. Сначала я петлял предгорьями, поросшими кедровыми лесами, потом впереди засверкало море и показалось мощное, облицованное серым гранитом здание, похожее на романскую крепость. Его окружала переполненная парковка. Я воткнул машину на свободное место и не без робости предстал перед окошечком секьюрити.

- Подождите здесь, - сказал охранник, пропуская меня в холл. - Я доложу, что вы пришли.
        Я опустился на кожаный диван.
        В офисе Натхая был один раз - когда меня утверждали адъютом. Теперь, поработав у Вираты, я мог сравнивать. У нас царил романтический бардак дореформенного НИИ - у Натха преобладал деловитый западный стиль. Сновали служащие в красивой униформе, урчали кофейные автоматы, звенели телефоны. Как и у нас, это были иллюзии, служившие игрушками людям и богам.

- Хэлло, Грег. Как добрался? Руки не дрожали? Тормоза не подвели?
        Передо мной стоял Алан Нэй. Шикарный кремовый костюм, самодовольное лицо, чашка кофе в руке… За его спиной ковырял в носу тип по прозвищу Табаки. Меня он бесил еще пуще, чем сам Нэй. Чего стоили одни только приспущенные штаны и неизменная вязаная шапочка! Но при всей своей придурковатой внешности Табаки казался мне опасным, как притаившаяся гадюка.

- Все хорошо, хвала святому Терентию, - парировал я.
        Нэй озабоченно нахмурился:

- Надеюсь, ты на меня не в обиде? Ничего личного. Ты же понимаешь, я не имел права молчать.

- Не бери в голову, Алан, - любезно улыбнулся я. - Ты мне ничем не навредил. Подумаешь, Вирата пошумел немножко, зато я помог девушке добраться до Атхарты. Сама бы она не справилась.

- Гы-ы-ы! Девушке! - встрял Табаки. - Помнишь, Алан, что она про него сказала?
        Нэй неуловимо поморщился и процедил:

- Боюсь, девушка не оценила твой подвиг.
        Я понял, что Нэй виделся с Фаиной. Еще мне показалось: он предпочел бы, чтобы я не знал об этом. С чего такая скрытность? Однако поразмыслить об этом мне не пришлось. Голос охранника сообщил:

- Господин Гобза, босс вас ждет. Второй этаж, до конца.
        Без сожаления простившись с этим серпентарием, я отправился к Натху. В шикарной приемной навстречу мне вышла улыбчивая красавица в кимоно. Со словами:

- Проходите, Гобза-сан, - она распахнула передо мной дверь.

- Садитесь, Егор, - сказал Натх. - Мидори! Два кофе.
        Японка тут же внесла поднос. Я с любопытством следил за ее семенящей походкой. Она ведь тоже адъют - иначе не смогла бы оказаться в «Шамбале». И стоило становиться адъютом, чтобы подавать кофе - пусть даже богу? Впрочем, у людей бывают и более странные предпочтения…
        Тихо гудел компьютер. На стене висел огромный плоский монитор. В «Шамбале» любят поэкспериментировать с заставками, но такого я никогда не видел. Куда там голливудским спецэффектам! Полное ощущение, что смотришь в иллюминатор звездолета, несущегося сквозь метеоритный поток. Бац - вспышка прямо в глаза. Бац - осколок проскрежетал по корпусу корабля…
        Натх долго не начинал разговор. Он пил кофе и внимательно меня изучал. Я платил ему тем же.
        Хранитель одного из главных законов мироздания - высокий худощавый брюнет. Он носит длинный пиджак восточного покроя и гладко зачесывает блестящие волосы. У него узкое лицо, большие темные глаза, надменные губы и нос с горбинкой. Похож на Николаса Кейджа. Моя подружка Злата была бы от него без ума. Да, Сурок, была еще и Злата. Но, честное слово, разве это важно сейчас?

- Вы хотите снова попасть на Землю? - наконец осведомился Натх. Я открыл было рот, но он жестом остановил меня. - Вы помните Устав курьера?
        Конечно, я помнил Устав. Его выдали мне в виде тоненькой книжечки, когда я подписал договор с «Шамбалой».

- Каково первое правило адъюта? - продолжал экзаменовать меня бог.

- Адъют - слепое орудие законов Вселенной, - покорно ответил я.

- Второе.

- Адъют не вмешивается в земные дела. Натх, я сам не понимаю, что на меня нашло. Я просто был не готов. Это больше не повторится… Вы можете на меня рассчитывать…
        Я нес такую чушь, что от стыда горели уши. Натх терпеливо слушал меня, потом спросил:

- Вы знаете, зачем нужны правила?

- Чтобы сохранить Баланс, - отчеканил я.

- Для вас это пустые слова? Причуда ваших работодателей?

- Вовсе нет! - энергично возразил я.
        Натх поморщился.

- Смотрите.
        Бог небрежно пошевелил мышкой, и рисунок звездного неба на мониторе стал другим
- как будто я сменил курс. Появился большой сиреневый шар, а вокруг него - несколько голубоватых, поменьше. Внизу экрана появилась надпись: XXL-?23.

- Солнечная система кси двадцать третья, - сказал Натх. - Полтора миллиона световых лет от Земли. Планета Вигон. Вы видите ее так, будто вращаетесь на ее орбите. Все происходит в режиме реального времени. Кстати, этот мир обитаем… Но ему осталось существовать несколько секунд.
        Я ничего не понял и не успел спросить. Экран погас. Точнее, на нем исчезли звезды и планеты, осталась лишь Темнота. Та страшная Темнота, которой я уже научился смотреть в глаза… Но сейчас ее было так много, что я невольно отшатнулся. А на экране что-то полыхнуло беззвучно и многоцветно, потом все закрыл туман. Когда он рассеялся, в прозрачности первозданного мира горели совсем другие звезды.
        Голос Натха звучал безжизненно и монотонно:

- Одни миры исчезают, им взамен появляются другие. Миров во Вселенной бесконечное множество. Если в одном непоправимо нарушен Баланс, Вселенная избавляется от этого мира, как от больного органа. Исчезнут и живые, и мертвые, и боги… Боги хранят Баланс, потому что люди недостаточно для этого мудры. Зато достаточно деятельны, чтобы его нарушать. Вы уверены, адъют, что будете выполнять правила?

- Д-да, - неуверенно ответил я.
        Бог чуть заметно усмехнулся:

- К чему я все это говорю… Я всегда считал, что вы не подходите нам в качестве адъюта. Ваш поступок подтвердил, что я был прав. Но ваш босс и мой коллега придерживается другого мнения. Что ж… Есть еще один санги, которого надо вернуть в Атхарту. Несколько моих курьеров отказались от этого задания. Возьметесь?
        Он снова пощелкал мышкой и открыл передо мной маршрут Я пробежал его глазами и мысленно застонал. Так вот чем оборачивается сговорчивость Натха!

- Учтите, Егор, - очень дружелюбно сказал бог, - если вы хотите быть курьером, это ваш последний шанс.

9

        Пациентка явилась минута в минуту. Чинно села на краешек стула, пристроила сумочку на коленях. Сразу видно, собиралась как на войну, усмехнулся доктор Зимин. Вся в кольчуге: высокий ворот, волосы зачесаны гладко, лицо припудрено. Накрашенные губы неподвижны, а глаза блестят, как от жара. Не иначе приняла какое-то важное решение. Дескать, доктор, в ваших услугах я больше не нуждаюсь. А напрасно: помощь ей ой как нужна. Доктор Зимин был настоящим профессионалом и твердо решил взяться за необычную пациентку. Он уверенно перешел в наступление.

- Ваш муж погиб четыре года назад? - резко спросил он.
        Ася вздрогнула, уставившись на него совершенно безумным взглядом. Ох как все запущено…

- Я просто читаю вашу анкету, - строго сказал Зимин. - И удивляюсь, что в прошлый раз вы упомянули друга, но ничего не сказали о муже. Они ведь погибли примерно в одно время?
        Дрогнули ресницы, судорожно сжались пальцы… Ася кивнула.

- Да… В одно…

- Чудненько. А выкидыш? Он произошел после этого?
        Хороший получился удар. Пациентка закрыла лицо ладонями. Зимин удовлетворенно откинулся в кресле. Отлично. Давай, девочка, поплачь. Нечего строить из себя крепкого орешка.
        Отняв руки, Ася взглянула на него совершенно сухими глазами. Даже лихорадочный блеск потух, сменившись усталой обреченностью.

- Марк Александрович, я понимаю, что вы имеете в виду, - глухо сказала она. - Да, четыре года назад я потеряла мужа и ребенка. Но это я уже пережила. В любом случае вы не можете мне помочь. Верните, пожалуйста, мои листочки.
        Листочки… Детский сад какой-то. И соответствующее упрямство. Доктор Зимин поймал себя на том, что начинает злиться.

- Хорошо, - кивнул он, аккуратно складывая Асины записи. - Пусть будет так, как вы решили. Но теперь, на правах не вашего врача, а просто любопытствующего человека, я могу вас спросить. Это действительно только ваши сны? Или есть… э-э-э… элемент творчества?

- Я ничего не придумала! - вспыхнула Ася. - Я все записала слово в слово. Какое право я имею сочинять такие вещи?

- Значит, вы убеждены, что ваш покойный друг посредством снов делится с вами своим загробным опытом?
        Ну все. Теперь она либо хлопнет дверью, либо… начнет откровенничать. В конце концов, ей же хочется об этом поговорить. И точно.

- Я знаю, что вы мне не верите! - отчаянно воскликнула Ася. - Вы привыкли иметь дело с сумасшедшими…

- Вовсе нет…

- Неважно. Мне никто не верит. Я не могу сделать так, чтобы вы увидели мои сны. Но будьте логичным, доктор. Вы же специалист, вы обязаны разбираться в людях. Скажите честно, вы считаете, что я в состоянии все это придумать?!
        И тут доктор Зимин задумался. Хороший вопрос… Потому что Ася Суровицкая не тянула на автора подобных фантазий. Красивая, флегматичная, наверняка хорошо училась в школе, возможно, была отличницей. Но только потому, что прилежание всегда превосходило способности. Она, разумеется, неглупа. Она даже умнее, чем кажется с первого взгляда. Но кет в ней полета!
        Ася между тем продолжала:

- Откуда, по-вашему, я знаю такие вещи? Дайте ручку!
        Она сама схватила со стола паркер и начала рисовать на обратной стороне листа.

- Вот смотрите. Мироздание похоже на трубу. Бесконечную в длину и бесконечную в диаметре. Если сделать поперечный разрез, то в сердцевине окажется стержень. Вот он. - Ася густо заштриховала самый маленький из концентрических кругов. - Пока мы живы, мы с вами находимся именно здесь. Но когда люди умирают, их души перемещаются в следующий Круг. Это и есть Атхарта. А за Атхартой новый Круг, и так до бесконечности!

- А почему вы называете это Кругами? - серьезно спросил Марк, демонстрируя заинтересованность. - С точки зрения геометрии, правильно сказать - кольца. Кольца, нанизанные на стержень.
        Ася подняла глаза, полные тихого, отчаянного бешенства.

- Это не я называю, - медленно, с расстановкой, сдерживаясь, чтобы не перейти на крик, сказала она, - так говорят сами мертвые. Я думаю, дело здесь не в геометрии… Круг как некая ступень бытия… Дома я все это нарисовала аккуратнее. - Она покраснела. - И цветными карандашами.
        Ася замолчала, опустив голову. Зимин тоже молчал, глядя на ровный пробор в светлых волосах. Кто же так задурил ей голову?

- Знаете, Ася, - сказал он вдруг, - я думаю, сейчас вам действительно не нужен врач. Но может быть, нужен собеседник? Что, если мы с вами будем встречаться… регулярно? Скажем, по вторникам, в это же время. Вы будете рассказывать свои новости. И… честно говоря, - Зимин виновато улыбнулся, - я не успел дочитать вашу рукопись. Ваш визит прервал меня на самом интересном месте. Вы позволите пока оставить ее у себя?
        Ресницы дрогнули и снова опустились. Господи, как она мучительно раздумывает над ответом! Как будто замуж позвал. Наконец Ася как бы нехотя кивнула:

- Хорошо, я буду приходить.
        Доктор Зимин мысленно поставил себе «отлично». Проводив пациентку, он удовлетворенно потер руки. До следующего пациента оставалось полчаса. Как раз хватит времени почитать, что там еще делается на Том Свете…

10

        Трумен Гэтсби выстрелил первым. Коротко вскрикнув, молодой полицейский опрокинулся навзничь в плавни.

- Сукин сын, - выругался убийца, перезаряжая беретту.
        Послышался вой сирены и собачий лай. Тяжело дыша, Гэтсби стянул с себя арестантскую робу, намотал ее на голову в виде тюрбана и пустился через реку вброд.
        Он вошел в воду по грудь, нащупывая дно шестом. Река неглубокая, ко вода собьет собак со следа…
        Чем ближе становился противоположный берег, тем медленнее шел Гэтсби. Я чувствовал его страх. С ужасом и отвращением преступник косился на тихие заводи. Крокодилы. Огромные австралийские крокодилы. Стать их добычей - что за омерзительная смерть! Но полицейские тоже не собирались брать его живым. Гэтсби снова выругался и пошел быстрее.
        Боялся он зря: сытые крокодилы безмятежно дремали. Об этом позаботился ангел-хранитель, посланец Фэйт, парящий в небе над убийцей.
        Про ангелов я знаю довольно много благодаря одному из них. Его зовут Хархуфий, он служит Вирате и исполняет человеческие желания, которые требуют по-настоящему чудесного вмешательства.
        Когда люди становятся ангелами, они полностью меняют свою природу. Они остаются человекоподобными существами, но это лишь условное сходство. Ангелы лишены человеческих слабостей и желаний, они забывают свои прежние имена и даже половую принадлежность. Для них не существует преград между Кругами. Они одинаково свободно перемешаются и в Атхарте, и на Земле, и в Короне - резиденции богов.
        Когда в Атхарте появляется новый ангел, кто-то из богов призывает его к себе на службу. При этом ангел получает способность вмешиваться в причинно-следственную цепь земных событий, а значит - совершать настоящие чудеса. Но поскольку у ангелов нет личных амбиций, то они идеальные исполнители. Они никогда не используют свою силу во вред Балансу.
        Занятия ангелов различны. Одни покровительствуют какому-нибудь роду человеческой деятельности. Например, в штате Сакраль, богини вдохновения, есть ангелы врачей, физиков, рок-музыкантов… Другие ангелы покровительствуют определенным территориям, от целых континентов до отдельных домов. А есть ангелы-хранители. С разрешения богов они устанавливают контакт с конкретными людьми., причем инициатива может исходить как от ангела, так и от человека.
        Чаще всего заботам ангелов вверяет своих протеже Хозяйка Судеб Фэйт. Одним из таких протеже оказался мой таксист Трумен Гэтсби…
        Этот тип убил своего тестя, ограбил его магазин и отбывал срок в тюрьме Квинсленда. А сбежав из тюрьмы, тут же ограбил кассу на автозаправке, тяжело ранив кассира, который отказался ему подчиниться. Но это, к счастью, без меня. А вот полицейского мы уложили вместе.
        Знаешь, Сурок, я ведь запросто мог ему помешать. Запросто мог внушить его тупым мозгам, чтобы он опустил оружие. Но Гэтсби шел туда, куда мне было нужно, и я не имел права вмешиваться.
        Да, я принял условия Натха. А что мне оставалось? Увольнения из «Шамбалы» я боялся больше, чем Гэтсби крокодилов. Наверное, я стал законченным трудоголиком. Сотрудничество с богами, участие в земных делах, иллюзия власти - я слишком зависел от всего этого. Вечный досуг впереди казался мне гиблым болотом. Я затоскую, сойду с ума от безделья… Я исчезну… Любой ценой я хотел остаться курьером. И теперь, Сурок, я уверен, что не переплатил.
        Мутным от страха взглядом Гэтсби оглядывал реку. Ангел не отставал. С чего бы такая забота, думал я. Зачем Фэйт понадобилось это животное? Полицейский был симпатичным парнем. Почему он заплатил жизнью за свободу этого подонка? Я бесновался от несправедливости. Но что толку? У людей и у Вселенной разная справедливость. И если в общий узор событий вплелась судьба именно Трумена Гэтсби, то ее не изменить. Иначе нарушится Баланс. По крайней мере, так утверждают боги…
        Итак, Трумен Гэтсби благополучно добрался до своего дома.
        Во дворе стояла машина. Бросив на нее подозрительный взгляд, беглец процедил сквозь зубы:

- Сука…
        Он бегом поднялся на крыльцо и рванул на себя дверь. Запахло жареной рыбой.

- Кто там? - послышался встревоженный женский голос.
        Гэтсби молча вошел в комнату. За столом ужинали четверо: молодая женщина в несуразном платье, двое ребятишек - один постарше, глаза второго едва виднелись над столом - и рыжий мужчина, медленно вставший при виде вошедшего.

- Сука, - повторил Гэтсби.
        Женщина, охнув, поднесла ладонь к губам. Сбив ногой табурет, преступник шагнул к столу.

- Нет, Трумен, не надо! Не надо! - закричала женщина.
        Младший из детей заплакал.

- Кэсс, вызывай полицию, - быстро проговорил рыжий.

- Только попробуй, - осклабился Гэтсби, доставая пистолет. Он вплотную подошел к остолбеневшему рыжему. - Слушай, ты, кусок дерьма! Убирайся прочь. Не видишь - здесь дело семейное. А если нас побеспокоит полиция, ты труп. Ну, ты что, оглох?
        Гэтсби обрушил в лицо сопернику тяжелый кулак. Я влетел в новое тело с такого размаху, что с трудом там удержался.
        Женщина, прижимая ребенка к груди, обреченно прошептала:

- Уезжай, Шон. Делай, как он говорит.
        Несчастный Шон, мой новый таксист, не был героем. Захлебываясь кровью, держась за сломанный нос, он на ощупь выбрался на крыльцо. Через минуту его старенький
«додж», подпрыгивая на ухабах, проехал мимо полицейского участка и вырулил на шоссе.

11

        Двое суток спустя в другом доме другая семья собралась вокруг обеденного стола. Я следил за происходящим глазами шестилетней Трейси, возившейся с игрушками в углу. Благодаря моему маленькому таксисту я знал всех: папу, маму, сумасшедшую бабушку Бланш, дедушку Квентина и тетю Тори, которая спит с дядей Дэном, и поэтому у нее такой большой живот.

- Я больше так не могу! - жаловалась Тори. - Сегодня я снова не сомкнула глаз!

- Это все от нечистой совести. Шучу, дорогая, - меланхолично заметила мама.

- Тебе смешно, Хелен! А ты давай попробуй поменяйся со мной спальнями! - всхлипнула Тори. - Между прочим, я вздрагиваю от каждого шороха. В конце концов я рожу психа. Такого же, как этот призрачный гаденыш!

- Тори, бога ради, - поморщилась Хелен и покосилась на застывшую в кресле сухопарую старуху.
        Та молча сверлила молодую смутьянку пронзительным взглядом.

- В самом деле, Тори, не стоит при Бланш дурно отзываться о малыше Джозе, - вмешался румяный, круглощекий дедушка Квентин. - Ты плохо спишь, потому что много ешь на ночь. Кого я вчера опять застукал на кухне?
        Тори разразилась рыданиями.

- Ты слышал, Дэн? Надо мной здесь все издеваются! Увези меня отсюда, или я за себя не ручаюсь!
        Она швырнула салфетку и выбежала из-за стола.

- Папа! Хелен! - возмущенно воскликнул Дэн и бросился вслед за женой.
        Маленькая девочка, глазами которой я наблюдал за этой сценой, не теряла времени даром. Она методично, со знанием дела, заставляла Кена и Барби заниматься любовью. Я знал, что она тоже видела призрак Джоза, но в отличие от взрослых ничуть его не боялась. Поэтому я надеялся, что и на этот раз санги не постесняется появиться в ее присутствии.
        Малыш Джоз был покойным братом Квентина и Бланш. Он умер одиннадцати лет от роду. Именно за ним отправил меня Натх.
        Когда настала ночь и семейство улеглось, я заставил Трейси тихонько подняться на второй этаж. При этом я старался не напугать девочку и даже позаботился о том, чтобы она надела теплые тапочки - собачьи морды.
        Однако в этот раз мне не повезло. Санги не появился ни в эту ночь, ни в последующие три. Я вынужден был оставаться в теле Трейси, есть отвратительную кашу по утрам и сидеть смирно, пока Хелен расчесывала колтуны в ее вьющихся волосах.
        Курьер может оставаться в чужом теле бесконечно долго - в том случае, если полностью контролирует ситуацию. Тело таксиста просто становится твоим, и все. Но «Шамбала» запрещает нам так поступать. Устав курьера гласит: идеальный таксист - тот, кто сам сделает за тебя всю работу. Идеальный курьер - тот, чьего присутствия таксист даже не заметит. То есть чем меньше мы воздействуем на сознание таксиста, тем лучше. Для Баланса, разумеется… Поэтому в течение дня я прятался в укромном уголке души Трейси и выл со скуки, пока девочка играла в куклы.
        Впрочем, мое длительное присутствие все равно не шло ребенку на пользу. От бессонных ночей Трейси становилась все капризнее. Я боялся, что мне придется покинуть ее тело несолоно хлебавши. А тогда - плакала моя работа в «Шамбале». Плакало все!
        Настала пятая ночь. Трейси, зевая, прошлепала по ступенькам в холл. Было темно, только голубоватый луч от садового фонаря пробивался сквозь портьеры. Девочка стояла посреди комнаты, сопя заложенным носом. Честное слово, Сурок, ума не приложу, когда она успела простудиться! Я опекал ее, как нянька… И вдруг возле стены мне почудилось какое-то движение. Девочка заметила его и без моей помощи.

- Джоз! - позвала она.

«Тихо! - скомандовал я. - Если взрослые проснутся, они будут тебя ужасно ругать». Трейси послушалась «голоса разума» и замолчала, с любопытством глядя на смутный силуэт мальчика, возникший у окна. Санги тоже молчал. Прическа и очки делали его похожим на знаменитого волшебника-недоучку.
        В этот миг скрипнула дверь. Кто-то шаркающей походкой шел к холлу. Сообразительная Трейси юркнула в угол между стеной и диваном.
        Я напряженно вглядывался в темноту. Кто же это к нам пожаловал? Ба. да это сумасшедшая Бланш, сама похожая на привидение - в длинной ночной рубашке, с распущенными по плечам седыми волосами…

- Джоз… - тихонько позвала она.
        Санги по-прежнему стоял у окна; свет садового фонаря проходил через его призрачное тело маленькой бледной радугой.

- Сейчас, - заявила Бланш и не по годам проворно опустилась на четвереньки перед диваном.
        Я велел Трейси закрыть рукой сопливый нос. Тем временем старуха вытащила из-под дивана пыльную коробку. Из коробки появилась свеча, потом какие-то железки… машинки… Игрушечная железная дорога! Со всеми подробностями, с роскошным паровозом, пассажирскими и грузовыми вагонами, домиками станций, на одном из которых свил гнездо аист, фигурками пассажиров, одетых по моде полувековой давности…
        Бланш зажгла свечу, ловко соединила рельсы в кольцо и приготовила состав к отправлению. Свеча отбрасывала странные тени на ее лицо, в котором мешались черты старухи и девочки. Как же она запустит паровоз, думал я. Наверняка он хранится в коробке со времен ее детства. Неужели батарейки до сих пор работают? В этот момент санги скользнул со своего места, нагнулся над паровозом и подул. В кабине машиниста зажегся голубоватый свет. Тихо заурчал мотор, и поезд тронулся в путешествие вокруг комнаты. Бланш и Джоз сидели рядом, одинаково скрестив ноги по-турецки, и завороженно следили за поездом. Время от времени они переглядывались, как заговорщики. Я по-прежнему таился в углу, несмотря на то что у моей Трейси давно затекла нога.

- Хорошо, что ты вернулся, - сказала вдруг Бланш. - Я скучала. Квентин не верит, что ты по-прежнему живешь в доме, и смеется надо мной. Он всегда был занудным. Помнишь, как он ругался, когда мы построили дворец из его тетрадок? Впрочем, все было ничего, пока он не женился. Потом появились Хелен и Дэн, они тоже смеялись надо мной… А теперь все еще хуже: Дэн привел Тори, и ей не нравится, что мы с тобой играем по ночам…
        Я слушал ее болтовню и смотрел, как катится по кругу светящийся паровозик. Время шло, Трейси начала ерзать… А потом я сделал то, зачем пришел.

- Бабушка!
        Трейси с плачем выбежала из темного угла. Бланш вскочила, как школьница, пойманная на горячем. Паровозик замедлил ход, потом остановился. Голубой свет погас, и малыш Джоз умер во второй раз для своей несчастной, сумасшедшей сестры…
        Да, я был груб. Я напугал Трейси. Я волок Джоза в Атхарту, как будто он был преступник, а не призрак одиннадцатилетнего мальчика, заблудившийся между Тем и этим светом. Но если бы я задумался хоть на секунду, то опять навалял бы глупостей. Я помнил, что я курьер и хочу им оставаться… Но, знаешь, Сурок, мне было ужасно жаль одинокую старую Бланш. Особенно когда я представлял ее горюющей над игрушечным паровозом, в который больше некому вдохнуть жизнь…

12


- Это была проверка на вшивость? - хмуро спросил я Вирату.
        Я явился в офис доложить, что снова могу быть курьером и жду новых поручений.

- Тебе их жаль, - утвердительно вздохнул Вирата.

- Не понимаю, зачем понадобилось разлучить мальчика с сестрой? - раздраженно сказал я. - Эти встречи им обоим приносили радость. Остальных членов семейства призрак ничуть не удивлял. Его даже нельзя назвать чудом! Не верю, что малыш Джоз угрожал мировому Балансу. Неужели все было затеяно лишь для того, чтобы поучить меня уму-разуму?
        Лицо Вираты вдруг стало очень серьезным, даже печальным.

- Знаешь, Егор, я боюсь, что Натх прав, а я - нет. Ты адъют, а рассуждаешь как домохозяйка. Урок Натха прошел для тебя даром.

- К черту уроки! - взорвался я. - Я действительно не могу поверить, что мир исчезнет оттого, что маленький мальчик-санги играет в железную дорогу со своей сестрой!

- Ты уверен… - протянул Вирата. - И с этим ничего не поделаешь. Даже если я скажу, что пребывание Джоза на земле в виде санги неминуемо приведет к мощному радиоактивному взрыву в пределах Солнечной системы, для тебя это будут просто слова.

- А что, действительно мог быть взрыв? - все еще сомневался я.
        Вирата поморщился:

- Мог, не мог… Тебя же не это интересует. Пойми, я могу перечислить звенья цепи, связывающей эти два события. Я буду пользоваться человеческой речью, потому что ты не готов воспринимать меня по-другому. На это уйдут годы. Но ты все равно меня не поймешь.

- Потому что ты бог, а я всего лишь человек, - ядовито заметил я.

- Да, - спокойно кивнул Вирата. - Но в этой разнице нет ничего обидного. Есть вещи, которые даже между людьми не поддаются объяснению, например, между мужчиной и женщиной… Тебя же это не задевало на Земле?

- Ну в юности, положим, очень задевало, - признался я. - Но когда я стал старше, я смирился.

- Мудрый подход, - кивнул бог. - Воспользуйся им еще раз. И не надо делать такую недовольную мину. Я знаю, ты не любишь учителей…

- Не люблю покровительственного тона, - буркнул я.

- Если я допустил такой тон - прости, - серьезно сказал бог. - Но скорее всего, это твоя мнительность. Я не могу относиться к тебе покровительственно. Мы, то есть люди и боги, и еще многие существа, о которых ты не имеешь представления, дети одного создателя. Можно сказать, родня. Так что нам нечего друг перед другом пыжиться. Ты будешь смотреть новый маршрут?
        Честно говоря, тогда я впервые услышал о том, что боги кем-то созданы. Не желая демонстрировать собственное невежество, я сделал умное лицо и не стал Вирату ни о чем расспрашивать. Он рассчитал мой новый маршрут. Мне предстояло отправиться в шведскую глубинку. Снова санги, на этот раз старушка - божий одуванчик, терроризирующая свою невестку. Что ж, после Джоза я чувствовал себя закаленным бойцом. Горячее сердце, холодная голова и чистые руки…

- А что касается Джоза, успокойся, - сказал мне напоследок бог. - Ты не просто поступил правильно, ты сделал доброе дело. Этому мальчишке, вместо того чтобы болтаться на Земле, давно пора найти себе место в Атхарте. Правда, санги он стал не по своей воле. Это все Джан.

- Что - Джан? - хмуро переспросил я.
        Вирата развел руками. Его лицо одновременно выражало недоумение и восхищение - как всегда, когда он говорил о Джан, богине любви.

- Любовь - лучший медиум, - усмехнулся Вирата. - Именно любовь сестры вызвала мальчика на землю.

- Ты будешь предъявлять Джан какие-то претензии? - спросил я. - Жаловаться на нее Натху?

- Нет. Какие у меня основания? - пожал плечами бог. - Мальчишку ты вернул. Думаю, придется послать кого-нибудь из ангелов, чтобы они стерли память его Родне, но это пустяки. Вот если бы Джан перестаралась и мальчишка воскрес…

- А что, такое тоже возможно? - скептически спросил я.

- Теоретически возможно все, - весомо произнес Вирата.

13

        Марк Зимин, закутавшись в дорогой халат, смотрел на город с высоты своего семнадцатого этажа. Тихо позвякивала ложечка, размешивая сахар в чашке с кофе. Внизу полыхали ночные огни автозаправок, супермаркетов, клубов… Хороший район, думал Марк. Здесь все с размахом, по-столичному. Не случайно квартира стоила так дорого. Дом с консьержами, охраняемая стоянка… Впрочем, и обстановка обошлась в копеечку. Подвесные потолки, пол с подогревом… После ремонта Марк остался практически на бобах. Но разве он, ведущий психотерапевт города, не может позволить себе жить в комфорте? Ведь скоро сорок…
        В новой квартире Марка Зимина отсутствовал кавардак, часто свойственный жилищу одинокого мужчины. Марк был чистоплотен, кроме того, раз в неделю приходила убираться домработница. Но почему-то именно в этом порядке сквозил самый упорный, непреходящий холостяцкий дух. А ведь опять-таки - скоро сорок…
        В последнее время с Марком стали происходить странные вещи. Он заметил, что думает об одной своей пациентке больше, чем полагается.
        В начале своей психотерапевтической практики Марк часто увлекался. Среди его пациенток были красивые, взрослые, очень богатые женщины. У Марка случилось несколько романов, о которых не стоило знать блюстителям врачебной этики. Впрочем, пациенткам это пошло только на пользу. Но с возрастом секс ради секса стал ему скучен. А с чувствами была проблема… Трудно любить человека, когда видишь его насквозь. И все-таки он слишком часто представлял себе голубые глаза Аси Суровицкой.
        В этом заключалась особая ирония судьбы. Марк был достаточно хорошим специалистом, чтобы понять: ухаживать за Асей - дело безнадежное. Она сейчас совершенно пуста и даже, наверное, фригидна. Она духовно обескровлена. Может пройти несколько лет, прежде чем она очнется от этой эмоциональной летаргии. Чего стоили одни только странные фантазии, к главному герою которых доктор Зимин уже начал Асю немного ревновать…
        О своем бывшем однокласснике Егоре Гобзе она рассказывала скупо, словно боясь потревожить затянувшуюся рану. В результате получилась сухая биография из тех, какие раньше писали при приеме на работу. Отец Егора был сварщиком в автомастерской, мать - продавщицей. Егор закончил десять классов на «тройки». Поступил в институт, где был конкурс полчеловека на место. Ушел из института с середины третьего курса. Тем не менее был неглуп и начитан - по крайней мере, в рамках культурного минимума. В девяносто пятом открыл риелторское агентство
«Горизонт».
        А еще Ася сказала: «Он рос совершенно для другой жизни. Как все мы…» Что она имела в виду, доктор Зимин не понял. Но был уверен: будь Егор Гобза жив, он точно был бы его клиент!
        Судя по Асиным воспоминаниям - а эти якобы сны, безусловно, ее воспоминания, - Егор прячется за слова, как за броню. Он то рисуется, то, напротив, сознательно выпячивает свои слабости. Такие люди болезненно помнят неудачи, они ценят свободу превыше всего, но при этом боятся остаться лузерами. Они изо всех сил избегают соревновательности, но если уж вступают в игру, то готовы разбиться в лепешку, лишь бы победить. И в этот Момент от них лучше держаться подальше…
        Но особенно Марка раздражала пустопорожняя Егорова болтовня. Если бы он, Марк, умер и мог вернуться с того света… Нет, это, конечно, совершеннейшая фантастика, но если представить себе… Если бы смерть открыла перед ним новые горизонты познания, к которым не подступал ни один человек… Он бы не стал тратить время на красивых девиц и охоту на привидений. Он расставил бы точки над «i». Человечество всю свою историю мучается вечными вопросами о жизни и смерти, о Боге, о душе - он ответил бы на эти вопросы…
        Доктор Зимин привык мыслить логически и системно. Поэтому те крохи, которые якобы Ася узнала от Егора, он тоже выстроил по ранжиру. Итак, вначале было Ничто. Имеется в виду древнегреческое понятие Хаос, уточнил для себя Зимин. И в этом Ничто уже присутствовали, но были беспорядочно перемешаны элементы Духа и Материи. Потом Хаос стал превращаться в Космос. То есть, осознав себя самое, Дух и Материя начали структурироваться… Развиваясь, Материя стремится к Духу. Так вокруг материального Стержня появились Круги все более и более тонкой материальности. Атхарта - первый из этих Кругов. Дух воплощается в Материи. Это выражается в создании миров… Бред? Бред. Но не больший и не меньший, чем вся натурфилософия…
        Нет, ерунда, конечно. Взять хотя бы богов, о которых рассказывает Егор. Это просто черт знает что! Какие-то офисы, секретарши… Пошлый, дурацкий антропоморфизм. Или истории с привидениями. Какие-то диккенсовские рождественские песни - особенно последняя…


        В шведском городке Грюнкулле жила-была зажиточная семья. Потом глава семьи умер, оставив своей жене Бритте довольно крупное состояние. Вскоре после этого женился старший сын Вильхельм. Бритта не нашла общего языка с невесткой, из-за чего разругалась в пух и прах с сыном. В результате молодая семья уехала искать счастья в чужих краях.
        Младший сын еще долго оставался холостяком. Бритта состарилась и думала, что так и умрет, не понянчив внуков. Но вот наконец в доме появилась новая невестка, красавица Катарина. Ей легко удалось найти подход к сердцу Бритты. Родились детишки, в которых бабушка души не чаяла, и только болезни мешали ей проводить с ними каждую минуту.
        Прошло девять лет. Бритта уже настолько сдала, что редко покидала комнату. Однажды ей принесли телеграмму. В ней сообщалось, что Вильхельм и Маргарет Маттсон погибли в автомобильной катастрофе, оставив сиротой двенадцатилетнюю Кирстен. Телеграмму прислал друг Вильхельма, который спрашивал, как поступить с девочкой. Возьмут ли родственники над ней опеку или ее следует определить в интернат?
        Бритта не стала советоваться ни с кем из домашних и сразу же связалась с этим человеком, велев немедленно отправить сиротку в Грюнкулле.
        Кирстен оказалась прелестной, воспитанной девочкой. Оказывается, она заранее любила бабушку, дядю, тетю и особенно маленьких кузенов. Вильхельм и его жена рассказывали об оставшихся в Грюнкулле только хорошее…
        Однако Катарина приняла сироту в штыки. Она настраивала против Кирсти своих детей, постоянно напоминала о лишних хлопотах, которые свалились на ее голову, и в доме отвела племяннице роль почти прислуги.
        Все это очень беспокоило Бритту. Но по старческой рассеянности она не сразу вспомнила, что согласно ее сгоряча составленному завещанию все состояние наследует младший сын и его семья, а бедняжка Кирстен остается ни с чем. По тому, как Катарина помыкала девочкой даже при живой бабке, было ясно, что после ее смерти сироту ждет незавидная участь… От тетки она не получит ни гроша. Надо было срочно переписать завещание.
        Однако Бритта умерла, не успев это сделать. А дальше начиналась ненаучная фантастика…
        Бритта вернулась на землю в виде санги. Нет, она не рассчитывала напугать невестку или разбудить в той совесть. Бритта всегда была реалисткой. Она надеялась в таком виде добраться до завещания раньше, чем оно будет обнародовано, и своей рукой внести нужные изменения. Увы, Бритта не знала, что санги может находиться только там, где умер. В Грюнкулле не было нотариуса, надо было ехать в другой город… С досады Бритта начала шуметь и привлекла к себе внимание «Шамбалы».
        И тут снова на сцену вышел супергерой и охотник за привидениями Егор Гобза. Он вернул "призрак Бритты в Атхарту. Но старуха не сдавалась. Она по-прежнему искала способы помочь внучке и так достала своей проблемой Гобзу, что он взялся поговорить с Виратой.
        Попутно выяснилось, что Бритта умерла не своей смертью. Оказывается, Катарина, догадываясь о предстоящем переделе наследства, дала свекрови слишком сильную дозу лекарства… При этом прогноз Катарины оставался абсолютно безоблачным.
        Это в свою очередь возмутило Януса. Он присоединил свой голос в поддержку Бритты. Вирата сначала наотрез отказал Егору, припомнив ему историю с призраком наркоманки, убитой мужем-бизнесменом. Но потом бог чудес все же уступил просьбам своего любимчика и согласился вмешаться в судьбу бедной сиротки. Он отрядил на Землю ангела, которому ничего не стоило изменить спрятанное в сейфе завещание.
        И вот родня покойной собралась у нотариуса. Никто не сомневался, что Бритта не успела изменить завещание. Каково же было негодование Катарины, когда она услышала, что роковое наследство делится поровну между всеми тремя внуками Бритты! Катарина выхватила бумагу из рук нотариуса, страстно желая разоблачить обман. Но обмана не было. Нотариус не мог отрицать очевидного: подписи Бритты Маттсон и его собственная подлинные, а составлен документ за неделю до ее смерти. При этом нотариус отчетливо помнил, что он его не составлял…


        Ну как такое можно воспринимать всерьез? Мир не собес, в котором покойники, пользуясь блатом, выбивают льготы для живых! Марк представил себе толпу старушек, вооруженных кипами документов и барабанящих в дверь с табличкой «Бог».
«Следующий, - приглашает бог. - Присаживайтесь. Давайте посмотрим, чем мы располагаем. Молитв - две. Маловато, гражданочка…» Марк так ясно увидел бога - с окладистой бородой и «окающим» волжским выговором, что фыркнул, брызгая кофе на халат.
        Нет, можно, конечно - опять-таки ради смеха, - связаться с городом Грюнкулле, узнать, живет ли там семейство Маттсон, выяснить обстоятельства смерти старой Бритты, историю с завещанием. Например, если Кирстен Маттсон существует на самом деле, через нее выйти на нотариуса… Что будет означать: он, Марк Зимин, поверил в эту сказку. Как психотерапевт Марк был уверен: здоровый скепсис и чувство юмора - вот что держит нас на плаву. Впрочем, разве скепсис это повод, чтобы не прочесть на ночь еще страничку?

14

        В Большой атхартийской энциклопедии меня заинтересовала статья про Хатуссу. Цитирую: «Хатусса - Круг, в котором пребывают души животных и растений. Так же X. является местом обитания особых божественных сущностей, известных нам как Матхаф и Флер. Предположительно в X. находятся и другие божества, например, духи стихий».
        Нет, лучше своими словами. Оказывается, что-то вроде души есть и у животных, и даже у растений. Их судьбами ведают божества Матхаф и Флер.
        Матхаф не очень-то жалует людей. По их милости его подопечные претерпели много горя. И если он не может защитить их на Земле, то по крайней мере в Хатуссе никому не позволяет их тревожить.
        Многие атхартийцы обращаются к Матхафу, покровителю звериного царства, с просьбой отпустить в Атхарту душу того или иного животного. И чаще всего получают отказ. В этом случае кое-кто пытается воссоздать своего любимца сам - так же, как мы создаем машины и прочие предметы обихода. Иногда такие живые игрушки неотличимы от настоящих: двигаются, просят пищи - что-то вроде этаких супертамагочи. Но вдохнуть в них душу мы не в состоянии.
        Однако некоторые животные сами не прочь поселиться рядом с людьми в Атхарте. Есть собаки, кошки, лошади, которые мечтают воссоединиться со своими земными хозяевами. Есть любопытные среди диких животных: люди их забавляют. Своим питомцам Матхаф не может отказать и скрепя сердце отпускает их из Хатуссы… В Атхарте животные приобретают свой земной облик.
        На озере, где стоит дом сэра Перси, живут белые цапли. Настоящие. Эти прекрасные птицы на Земле стали жертвами своей красоты: их истребляли ради кружевных перьев, которыми модницы украшали шляпки. Но цапли забыли свои обиды и приняли приглашение сэра Перси. И теперь 'большая белая стая - одна из достопримечательностей Хани-Дью. Наряду, конечно, с домом сэра Перси.
        Сэр Перси поселился в Хани-Дью еще в семнадцатом веке. И поначалу его дом был типичным средневековым замком: холодным, неприбранным, с огромными гулкими залами и фамильными портретами на стенах. Ведь ничего другого его хозяин не мог себе вообразить.
        Однако сэр Перси не собирался навеки оставаться неотесанным феодалом. Он знакомился с новоселами и узнавал от них обо всех новинках. Все четыреста лет он, что называется, держал руку на пульсе прогресса. Со временем ночной горшок сменился финским унитазом, а медное корыто - водопроводом и джакузи. Данью традиции и последним ее оплотом оставался чопорный дворецкий - настоящий дворецкий, служивший еще отцу сэра Перси и даже за Порогом сохранивший верность своему господину. По фантастическому стечению обстоятельств он носил фамилию Бэрримор.
        Вот и сегодня Бэрримор прислуживал нам за столом, разливая по бокалам вино. Сомелье из меня никакой, но даже у меня замирало сердце при взгляде на этикетки…
        Большую часть своего нынешнего меню сэру Перси не довелось вкусить при жизни. На столе барона Мэллори преобладала простая деревенская пища: жареная оленина, домашнее пиво. Но любознательность сыграла свою роль и тут. В Хани-Дью полно гурманов, способных воссоздать деликатесы из любого уголка земного шара. Все они рады были оказать сэру Перси любезность - к неизменному восторгу его гостей.

- Господа, надеюсь, вы обратили внимание на закат? Я немного поработал с отражением.

- Закат вам удался, барон. Но я ума не приложу, зачем вы сделали эту качалку такой отвратительно скрипучей! - проворчал Бэзил, ворочаясь в кресле.
        Сэр Перси обиженно крякнул:

- Знаете, Бэзил, этот отвратительный, как вы изволили выразиться, скрип - одно из дорогих воспоминаний моего детства. Так скрипело кресло, в котором любил сидеть у огня мой доблестный дед, а потом матушка коротала в нем вечера за рукоделием… Я вовсе не стесняюсь, что пронес через Порог этот контрабандный багаж.

- Вы очень точно заметили, сэр Перси: контрабандный, - поучительным тоном сказал Зануда. - Вы сами понимаете, что Атхарте не нужны ваши воспоминания, но почему-то упорствуете. Удивительные мы существа, люди: у нас впереди вечность, а мы цепляемся за какой-то ее клочок, который именуем земной жизнью.

- Ну, это меня тоже удивляет, - согласился Бэзил. - Мы все тащим в Атхарту свои воспоминания, вместо того чтобы реализовать наконец самые несбыточные мечты. Честно говоря, я встречал только одного смельчака, который способен воплотить в реальность то, что никогда не видел при жизни. Поистине, этот Алекс - человек с мощной фантазией, господа! Он, кстати, адъют, как и ты, Грег.

- Вы, Бэзил, как всегда, передергиваете, - снисходительно заметил Зануда. - Но я не спорю: скрипучее кресло нашего хозяина - пустяк. Тащат с Земли вещи и похуже… Взять ту же Катарину из Грюнкулле, да, Грег? Что она возьмет с собой? Шорох купюр? Предсмертные стоны несчастной свекрови? Все-таки деньги - страшная вещь. Я рад, что смерть вырвала меня из дьявольских лап этого соблазна.

- Друг мой Юджин, не говори красиво, - поморщился я.
        Но Бэзил неожиданно вновь поддержал Зануду:

- Юджин прав. Я тоже рад, что мир чистогана - так, кажется, писали русские газеты, Грег? - остался позади. Вам, барон, этого не понять.
        Хозяин саркастически хмыкнул:

- Благодарю покорно. Очень любезно с вашей стороны, Бэзил, так высоко оценить мою сообразительность. Значит, вы считаете меня тупоумным болваном? Дожил, что называется. Знаете, Бэзил, к вашим манерам я привык, и вы мой гость, но иногда мне нестерпимо хочется вспомнить молодость и вызвать вас на поединок. И только ваш облик…

- Что с ним не так? - ледяным тоном осведомился кот.

- Брейк, брейк, - вмешался я. - Сэр Перси, помилуйте, никто из нас не сомневается в вашем уме. Бэзил просто имел в виду, что в те буколические времена, откуда вы родом, деньгам придавали мало значения.

- Вы ошибаетесь, молодые люди, - заметил сэр Перси уже благодушно. - Хоть меня и зовут Персиваль, я посвятил земную жизнь отнюдь не поискам святого Грааля. Я любил золотые дублоны не меньше прочих. Если бы ад существовал, я бы жарился на одной сковородке с моей дражайшей супругой.

- Ад существует, - упрямо заявил Зануда. - А если бы его не было, то его следовало бы выдумать. Когда у человека нет в сердце страха перед возмездием, он совершает отвратительные поступки.
        Сэр Перси выхватил щипцами уголек из камина, раскурил трубку и задумчиво сказал:

- А вы считаете, Юджин, что убивать нельзя из страха согрешить? А не из жалости к другому человеку? Неужели Катарина, делая свое черное дело, должна была думать об аде, а не о том, что перед ней беспомощная старуха, от которой она не видела ничего, кроме добра?

- Жалость - сильное чувство, - согласился Бэзил, цепляя когтем кусок ветчины. - Иногда она принимает абсурдные формы. Вот я сейчас расскажу вам историю… Вы знаете Фила?
        Все закивали. Фил, бывший художник, работал в Приемном Покое и нередко участвовал в наших пятничных встречах. Почему-то при упоминании о нем я вспомнил Фаину… Что имел в виду Нэй? Что она говорила обо мне?

- Недавно к ним устроился один парень, - начал Бэзил. - Очень странный субъект. Он в Атхарте уже лет пятьдесят, и никто про него ничего не знает. Но в работе он настоящий подвижник. Новоселы в нем души не чают. И вот, представьте, попадает в Приемный Покой восьмидесятилетний старик. Фил говорит, эта рухлядь лишь чудом добралась до Атхарты, потому что от пьянства мозгов совсем не осталось. Тот парень как увидел старика, так побледнел. Сразу видно было, что они знакомы. Но парень никому ничего не сказал, просто носился со старым как родная мать. Старик-то был уже совсем прозрачный… В общем, парень выходил его, и с тех пор они неразлейвода. А старик потом признался Филу, что пятьдесят лет назад прирезал нашего парнишку из-за трехсот баксов. Вот так встреча!

- В Атхарте возможны всякие встречи, - заметил сэр Перси. - К этому надо относиться философски. Моя вторая половина тоже где-то бродит… Или взять Грега. Допустим, он встретится с человеком, из-за которого попал сюда раньше времени. И что?

- Да ничего, - пожал я плечами. Я, конечно, до сих пор уверен: если бы этот придурок не струсил и не свернул на обочину, мы разошлись бы, как в море корабли. Но что нам теперь-то делить?

- Ваш молодой человек, Бэзил, просто исполнял свой служебный долг, - сказал Зануда, жуя балык. - И жалость здесь совершенно ни при чем. Если бы он на самом деле пожалел старика, то научил бы его не наращивать иллюзорные мышцы, а воспитывать душу в благородном аскетизме. Наш Председатель…

- Не знаю насчет Председателя, - прервал его Бэзил, - но вы-то сами, Юджин, далеки от благородного аскетизма. На этой тарелке раньше был балык? Мне-то не жаль, но что сказал бы святой Терентий?
        Зануда скуксился и отодвинул тарелочку.

- Ей-богу, старина Юджин, вся ваша болтовня не стоит таких жертв! - заявил новый гость, заходя в столовую с широкополой шляпой в руках.

- О, к нам пожаловал старина Билл! - мурлыкнул Бэзил.
        Сэр Перси вальяжным жестом указал на свободное кресло:

- Присоединяйтесь, Уильям.
        Гость ловко забросил шляпу на оленьи рога, украшавшие стену, отказался от предложенных вин, достал флягу с каким-то вензелем и щедро плеснул себе в стакан. По комнате распространился запах виски. Иначе и быть не могло: ведь нас почтил своим визитом не кто иной, как Уильям С. Харт. Тебе что-нибудь говорит его имя? Это же звезда голливудских вестернов двадцатых годов, загорелый красавец, гроза индейцев, победитель родео! Сурок, я просто не мог оторвать от него глаз!
        Все-таки в Хани-Дью много интересных людей. Взять хотя бы Билла. Или Зинаиду Гиппиус, которая собирает местных эстетов на свои литературные вечера. Бэзил, кстати, вхож к ней и даже фамильярно зовет ее Гиппи. Есть еще Альфред фон Дитцен, погибший под Сталинградом. Милейший человек. Ты смеешься, Сурок? Я не шучу. А вот старожилов у нас мало. Конечно, за всю Атхарту я не поручусь, но лично я не знаком ни с кем древнее сэра Перси.

- Ну, господа, доложу я вам, Венецианец превзошел самого себя! - сообщил нам Харт. - Такого карнавала еще не было. Я пришел в образе настоящего индейца сиу, но меня все равно узнали. Нашлась одна дамочка, мы с ней снимались когда-то…
        Я взглянул на Бэзила - тот тихо фыркнул в блюдце с шампанским. Харт мировой парень, но у него есть два недостатка: ужасное обращение «старина» и запущенная звездная болезнь. Ему прекрасно известно, что на карнавал к Венецианцу, или Уго Леопарди Великолепному, приглашают только ВИП-персон. Неузнаваемыми, под маской, туда являются артисты, полководцы, писатели… У нас в Хани-Дью такой чести никто, кроме Харта, еще не удостаивался, так что поддержать разговор мы не могли.

- Скажите, Билл, эти неугомонные медиумы наконец оставили вас в покое? - сменил венецианскую тему Бэзил.

- Если бы, старина! - тяжело вздохнул бывший ковбой. - У меня такое ощущение, что без меня не проходит ни один спиритический сеанс. И если бы они еще задавали толковые вопросы! Одна тут интересовалась: как поживает дядя Осси? Почем я знаю, как поживает чей-то дядя? Можно подумать, я знаком со всеми покойниками на свете. Или вот еще популярные вопросы: упадет ли доллар на бирже? Кто выиграет Уимблдонский турнир? Будет ли третья мировая война? Откуда мне знать? Я прогнозов в глаза не видел. Я ведь приличный человек, а не какой-нибудь адъют… Что такое?

- Кхе-кхе, - многозначительно кашлянул Зануда.

- Грег у нас адъют, - сообщил кот.

- Грег, старина… - Билл картинно развел руками. Его серые глаза выражали искреннее раскаяние.
        Я, разумеется, его простил, и мы выпили мировую. Мне не впервой сталкиваться с неприязненным отношением обитателей Атхарты к адъютам. Это совершенно земное предубеждение: если ты близок к власти, значит, лизоблюд и карьерист.
        Однако настроение у меня испортилось. Я улучил момент и выскользнул на балкон.
        Над озером догорал закат. Щелкали клювами цапли, их перья светились на солнце. Внизу во дворе поблескивал лакированными крыльями мой «Мустанг».

- Тебя тоже достала эта звезда экрана? - Бэзил бесшумно прошмыгнул в дверь, запрыгнул на балюстраду и сел, недовольно дергая хвостом. - Это надо: сто лет как в Атхарте, а все еще работает на публику! - Кот покачал головой.
        Я усмехнулся. Не одного меня задевает ситуация, когда не я нахожусь в центре внимания! Впрочем, мне это было на руку: я как раз хотел расспросить Бэзила кое о чем.

- Скажи, Фил ничего тебе не рассказывал про одну из новоселов?

- Про девушку, которую ты силком притащил в Атхарту? - Бэзил уставился на меня круглыми, как у совы, глазами. - Как же, наслышан. Темпераментная особа. Фил хотел устроить ее в Больницу, но она послала весь персонал с его заботой в такие места, о которых я даже не слышал.

- А обо мне она что-нибудь говорила? - спросил я, чувствуя, что краснею. Хотя тогда было совершенно не с чего. Да и потом тоже не с чего. В смысле - чего уже краснеть? Что-то я запутался, Сурок, ты уж прости…

- О тебе она говорила такую ерунду, что передавать ее я не буду, - неожиданно резко ответил кот. - И, если не побрезгуешь советом друга, выброси эту девицу из головы. Фил говорит, она в Атхарте долго не протянет, а уж он понимает в таких вещах. Поверь, она не та, с кем можно коротать вечность. А теперь - к столу, к столу. Попробуем отвоевать у Билла Великолепного кусочек славы!

15

        Я сошла с ума, думала Ася. Все это бред, тяжелый сон, от которого просыпаешься в испарине, задыхаясь, с гулко бьющимся сердцем. Она украдкой щипала себя за руку, но все вокруг оставалось неизменным - и красивый август в лесопарке, и последнее тепло, и первые желтые листья, и далекий шум залива. Но что она делает здесь рядом с высоким, молодым и совершенно незнакомым брюнетом?

- Иди сюда, Сурок! - окликнул ее спутник. - Здесь обалденный гном!
        Ася по-старинному подобрала юбку, чтобы не мести траву кружевным подолом, и пошла через газон. Темноволосый красавец ждал ее, беспечно улыбаясь и обнимая за плечо толстого деревянного коротышку.
        Сурок… Ася улыбнулась. В школе она обижалась на это производное от фамилии прозвище. Она-то отождествляла себя с кошкой, с рысью, с пантерой… А сурок - ну что это за зверь! Толстый, сонный и неповоротливый. А вот теперь защемило сердце
- как тогда, когда она, спрятавшись в девчоночьем туалете, строчила на подоконнике записку. «Кончаю, страшно перечесть», - написала она, как пушкинская Татьяна, и тут же, истерически рассмеявшись, разорвала все в клочья. На чистом листе она вывела твердой рукой: «Отныне и навсегда, если ты хочешь, твоя Сурок - с тобою».
        А потом, скользя по паркету наимоднейшими туфлями - на выпускной ее собрали, как принцессу, - она подбежала к нему и неловко сунула сложенную треугольником записку. Егор взглянул на нее исподлобья и молча положил записку в карман.
        Она весь вечер танцевала с другим, и на пароходе другой накидывал пиджак на ее плечи. А когда она шла домой - одна, сквозь сиреневую ночь, держа в руках туфли, ужасно намявшие ноги, - бальное платье показалось ей золушкиными лохмотьями.
        Он не ответил. Она нелюбима. Ей уже семнадцать, и жизнь прошла зря.
        Асе вдруг стало так горько от той, первой обиды, что она с досадой пнула самодовольного гнома ногой.

- Слушай, а почему ты мне тогда не ответил?
        Сейчас прикинется, что не помнит. Когда - тогда? На что не ответил? Да и что может знать чужой красивый парень лет на восемь моложе ее о том далеком выпускном вечере? Егор умер, она задает свой вопрос в пустоту…

- А я тебе не поверил, - ответил Егор. Он обеими руками схватил Асину ладонь и заставил ее сесть рядом прямо на траву. - Решил, ты меня разыгрываешь. Все мальчишки в классе были в тебя влюблены.

- Что-то не замечала, - проворчала Ася.
        Егор засмеялся:

- А ты хоть понимаешь, как выглядела со стороны? К такой девочке с глупостями не подъедешь. А я был совсем не мажором. Я испугался, что ты надо мной посмеешься.
        Как глупо, подумала Ася. Потерять счастье из-за недомолвок… Ведь если бы тогда состоялся этот школьный роман, пусть даже он был бы недолгим, все в моей жизни сложилось бы по-другому. Это только мудрецы считают, что несбывшаяся мечта лучше былого…

- А потом я увидел, что ты ждешь ответа, - продолжил Егор, - и понял: ты не шутишь. Я перечитывал твою записку и думал о том, как мы будем вместе - год за годом, до самой старости… Навсегда… Меня подкосило твое «навсегда». Я испугался, что это на всю жизнь.
        Ася закрыла глаза.

- Тогда я хотела именно этого, - тихо сказала она.

- Тогда я был идиотом, - жестко ответил Егор. - В юности все боятся одиночества и несвободы. На самом деле надо бояться либо того, либо другого. Видишь, теперь я умер и стал умным. Иди ко мне, Сурок. Проверим, как умеет целоваться мой новый таксист.
        Ася не успела вздрогнуть от цинизма его последних слов, как закружились над головой желтеющие дубовые кроны… Губы темноволосого юноши оказались теплыми и жадными. И лишь звенел тревожной нотой остаток здравого смысла: а что, собственно, происходит? После четырех лет вдовства она обнимается с мужчиной на холодной траве, в довольно людном лесопарке - это еще куда ни шло. Но этот мужчина - лишь очередное вместилище души ее старинного друга. Мертвого друга. И это уже полнейший бред. Тяжелый сон. Ася изо всех сил ударила ладонью по лакированному башмаку гнома…
        Господи боже мой! Задыхаясь, она вскочила в постели. Сердце колотилось так, что был страшно. Ладонь горела. Обо что она ее ударила? О спинку кровати? Голова была мутной и тяжелой. При этом каждое слово, каждый образ, каждое прикосновение минувшего сна Ася помнила мучительно ясно.

16

        Птицы (настоящие, из Хатуссы) летели на юго-запад. Вообще-то в Атхарте стороны света - понятие условное. Атхарта бесконечна. Но человеку неуютно в бесконечности, и он разлиновывает ее на параллели и меридианы, как будто ищет знакомые, осмысленные корни в иностранных словах. Море было на западе. Ганг тек с севера на юг. «Шамбала» Вираты находилась к северо-востоку от моего дома. А птицы сегодня утром летели на юго-запад…
        Я стоял на крыльце и слушал их жалобные крики. Сердце сжималось от невнятной тревоги, как будто было не иллюзией, а вполне материальной мышцей. Что-то случилось? Ерунда. Что может случиться в Атхарте, когда самое худшее уже позади? Инфаркт мне во всяком случае не грозит. Но когда зазвонил телефон, я едва не подпрыгнул.
        Вирата был краток. Он срочно ждал меня в офисе.
        Что за спешка? Я безо всякого удовольствия придумал себе завтрак: стакан апельсинового сока, две охотничьи колбаски с горошком, чашку горячего шоколада и пончик. Обычно я не признавал «готовых завтраков». Я придумывал свежие, сочные, только что сорванные апельсины и давил их ручной соковыжималкой, какая была у меня в детстве. Деревянной лопаточкой переворачивал на сковороде шипящий бекон, разбивал яйца, нарезал ароматную зелень… Но сегодня надо было торопиться. Конечно, я мог вообще обойтись без завтрака, но это настолько вошло в привычку, что, кажется, я даже научился испытывать чувство голода.
        Через час я остановился у серебристо-стеклянного здания «Шамбалы».

- Здорово! - приветствовал меня куривший на крыльце Дилан, один из аналитиков.
        Кстати, интересный парень. На Земле он увлекался моделированием - собирал самолетики. А в Атхарте завел себе настоящий ангар, в котором бок о бок стояли маленькие «сесны», великолепные «фантомы», коллекционные «мессершмитты» и многое другое. И самое главное, все это летало!
        Дилан кивнул на машину:

- Классная иллюзия. Особенно удался визг тормозов.

- Что у нас плохого? - поинтересовался я.

- Мне не докладывают, - пожал плечами Дилан. - Но хорошего явно ничего. Босс светится, как вывеска ночного клуба.
        Я покачал головой. Когда Вирата был в дурном настроении, он излучал ярко-фиолетовые сполохи - единственный, пожалуй, признак его божественной сути. Заметив свет в Отделе Плановых Чудес, я отправился искать босса туда, но быстро' понял свою ошибку: сияние было теплым и, не побоюсь этого слова, благостным. К нам пожаловал ангел Хархуфий. Как бы я ни спешил, я не мог пройти мимо и не перекинуться с ним парой слов.
        Раньше я робел перед Хархуфием. Ангелы слишком не люди… У них световые полосы-«крылья» за спиной и огромные тускло-голубые глаза. Но Хархуфий - отличный парень, а потом уже все остальное. Он даже сохранил некоторые черты индивидуальности: азиатские скулы и великолепный орлиный нос. Кроме того, он посвящен в «кухонные» тайны «Шамбалы» и готов рассказывать о них часами. Помню, меня потрясла такая история…
        Один наш питерский парень получил от родителей старенькую «девятку». Машина три года стояла в гараже, порядком заржавела и вообще требовала вложений, как прорва. Когда она наконец оказалась на ходу, парень поехал на дачу. И что ты думаешь? Прямо на шоссе оказалась неогороженная яма… Машина снова отправилась к мастерам. Те сказали: продавай, пока не поздно. Движок стуканет со дня на день, и вообще машинка заколдованная… Парень не продал. Движок стуканул. С маниакальным упорством парень собрал денег и поменял движок.
        На другой день утром он выехал в город, его остановили гаишники и потребовали дуть в трубочку. Парень дунул, ничего не опасаясь, так как накануне выпил только две бутылки пива. Трубочка показала роковую отметку. Возмущенный водитель потребовал экспертизу - в крови обнаружили алкоголь.
        Начался новый этап хождения по мукам. Парень приготовил деньги на взятку, но в последний момент «нужный человек» чего-то испугался и передал дело в суд. Бедолага занял у всех и собрал новую сумму, больше прежней. И снова потерпел фиаско: в последний момент сменился судья, и парня таки лишили прав на два года. Он потом плакался друзьям, как несправедливо обошлась с ним судьба.
        А Хархуфий рассказал мне, что каждая несчастная случайность была тщательно спланирована Фэйт. Ее курьеры убрали заграждение от ямы, воплощались в чиновников и гаишников; ее ангелы даже поработали с составом крови. А все для того, чтобы отвести от парня неминуемую смерть в автокатастрофе.
        Я слушал ангела и вспоминал, не было ли мне знаков, намеков, что не стоит такого-то числа такого-то года выезжать из дому. Нет, знаков не было. Видимо, моя жизнь не представляла особой ценности для Фэйт.
        Увидев меня, Хархуфий улыбнулся. Нет, не губами - лица у ангелов довольно невыразительные, - а как-то изнутри. У него на ладони светился маленький шарик - человеческое желание.

- Это девушка по имени Николь, - сообщил он. - Ей пятнадцать лет, и она ждет телефонного звонка от случайного знакомого. По прогнозам, он так и не позвонит. Он по ошибке стер ее телефон в мобильнике. К счастью, он еще не знает об этом, и мы восстановим номер.

- Ничего себе! - присвистнул я. Это было настоящее чудо, которое не мог сделать курьер. - И Натх разрешил? А Фэйт? Они и по меньшим поводам бьют тревогу.

- Все в порядке, - торжественно объявил Хархуфий. - Да, иногда чудеса нарушают Баланс. Но если вера в чудо так сильна, не исполнить его - значит нарушить равновесие еще сильнее. Джан умеет… Что такое?!
        В комнате погас свет. Компьютеры выключились со странным чмокающим звуком, на одном из мониторов долго пульсировала красная паутина. А потом офис затрясло, как будто мы оказались в зоне землетрясения. Я машинально вцепился в угол стола и почувствовал, как по пластику волнами проходит дрожь. В кромешной тьме ярко светились крылья ангела да еще шарик с просьбой Николь. Потом шарик погас.
        Дверь в кабинет босса отворилась, и нас обдало раздраженным фиолетовым полыханием.

- Бог знает что происходит, - заявил Вирата.

- Ну бог-то знает? - неуклюже пошутил я.
        Не удостоив меня ответом, Вирата повернулся к Хархуфию:

- Отдыхай, друг мой. В ближайшее время никаких чудес.
        Вот так. Невинному желанию пятнадцатилетней Николь не суждено исполниться.

- Послушай, но у меня особый случай… - Вслед за Виратой из кабинета вышла женщина. В полутьме я плохо ее разглядел, заметил лишь ярко накрашенные губы да рыжие кудрявые пряди вокруг полноватого лица.

- Джан, ради бога… - простонал Вирата.
        Женщина издала обиженное «ой-й» и исчезла. Только тогда босс соблаговолил заметить меня.

- А ты что здесь делаешь? Я тебя жду уже четверть часа. Марш в кабинет!

17


- Так это и есть Джан? - спросил я, сгорая от любопытства.

- Она, - кивнул Вирата и вдруг спросил: - Как ты себя чувствуешь?

- Н-нормально, - выдавил я удивленно. Потом, вспомнив утреннее состояние, признался: - Почти. Что-то сердечко пошаливает.

- Угу, - мрачно кивнул бог. - То ли еще будет. Ты когда-нибудь бросал в воду камешки? Видел, как разбегаются волны? Ну так вот. На Земле должно произойти что-то такое, отчего лихорадит все Круги. В Атхарте еще цветочки. Знал бы ты, как сегодня трясло Корону! Натх чувствует глобальную угрозу Балансу и наложил вето на все чудеса.

- Я правильно понял, - осторожно спросил я, - на Земле что-то еще только должно произойти? А нас уже колбасит?
        Бог посмотрел на меня, как на несмышленыша.

- Ты бы хоть книжки иногда читал… Время линейно только у вас на Земле. Плотная материя не может одновременно существовать в нескольких временных точках. А в высших Кругах ваше будущее становится одновременно и настоящим и прошлым… Впрочем, мне некогда устраивать ликбез. Все очень серьезно. Очень тревожный прогноз. Какое-то событие в недалеком будущем Земли не привязано к своему прошлому цепью закономерностей. Должен произойти какой-то невероятный скачок, который поставит мир на грань исчезновения. И никто пока не знает, что это. Натх распорядился усадить за компьютеры всех адъютов. И курьеров тоже - пока им все равно нечего делать. Натх ясно сказал: никаких чудес. Так что подключайся к работе Отдела Прогнозов. Ищи все, что покажется странным.
        Хорошая формулировка задания, нечего сказать! Принеси то, не знаю что…


        Отдел Прогнозов работал в авральном режиме. Я почти не вылезал из-за компьютера. Хорошо, что усталость моего иллюзорного тела тоже была иллюзорной, а значит, при необходимости ее можно было игнорировать. На Земле я давно заработал бы песок в глазах и боль в спине.
        Однако у меня был стимул. Зная, что все адъюты в Атхарте сейчас занимаются тем же самым, я чувствовал веселый состязательный дух. Я ведь бываю азартен, Сурок. Я мечтал первым принести Вирате в зубах добычу.
        Иногда мне казалось: эврика! Я нашел! Например, лет через пятьдесят очень вероятен был приход к власти диктатора мирового масштаба в самой неожиданной части земного шара. Но потом, проверяя всю паутину прогнозов, я видел, что это событие вполне закономерно. Ему предшествует ряд важных научных открытий и появление новой религии. Я же искал скачок, сбой. Нечто нарушающее стройную картину…
        Стоп. Я вернулся назад, чувствуя, как холодеют руки. Ряд важных открытий в медицине. Добровольцы приходят в себя после суток, проведенных в состоянии клинической смерти. По их энцефалограммам воссозданы картины увиденного… Наука доказала, что загробная жизнь существует…
        Не веря своим глазам, я проверил еще раз. Новые научные данные опровергают картины мира, созданные и христианством, и исламом, и буддизмом. Новая религия, основанная на точном знании о том, что ждет за Порогом. Смерти нет. Страха нет. Тысячи самоубийц штурмуют Атхарту.
        Я выбежал из «Шамбалы» и с третьего раза завел «Мустанг». Бензина в баке не было, но сейчас не до предрассудков, придется ехать так. С ревом сорвавшись с места, я выехал на дорогу, ведущую через вересковую пустошь к озеру. К дому сэра Перси.
        Утечка информации… А чем еще это может быть? Кто-то в Атхарте сливает информацию на Землю. Или сделает это в будущем. Кто-то, умеющий выражать метафизические понятия языком науки…
        Охотничий инстинкт гнал меня вперед, как фокстерьера. Я не просто нашел роковое событие. Я найду и способ его избежать! И лишь когда невозмутимый Бэрримор распахнул передо мной ворота, я задумался: а что, собственно, я скажу?
        Сэр Перси рыбачил. В голубой ветровке и парусиновой бейсболке он стоял на мостках с шикарным спиннингом в руках. Когда я подошел к озеру, он как раз выуживал большую радужную рыбину; две ее сестры, слабо подрагивая жабрами, уже лежали на холстине. О том, что это иллюзии, я догадался только по отсутствию ран от крючка.
        Моему визиту сэр Перси аристократично не удивился.

- Рад вас видеть, Грег. Видите - экспериментирую. Мой сегодняшний улов двое суток прожил в озере. Надеюсь, вкус от этого улучшится. Вы останетесь пообедать?

- Кстати об экспериментах, - брякнул я, чувствуя, что все дипломатические заготовки разлетаются вдребезги. - Сэр Перси, отправить информацию из Атхарты на Землю - это возможно?
        Сэр Перси невозмутимо посмотрел на мое взволнованное лицо.

- Теоретически, Грег, возможно все.

- А практически? - настаивал я.

- Что-то случилось? - нахмурился хозяин. - Хорошо. Давайте поговорим в кабинете.
        Это приглашение свидетельствовало о многом. Кабинет - святая святых в доме сэра Перси, и хозяин не водил туда даже близких друзей. Поэтому я оглядывался со смущенным любопытством.
        Разумеется, здесь были книги - сэру Перси удалось собрать небольшую коллекцию мировой классики. Я знал, что в течение четырехсот лет он коршуном налетал на всех мало-мальски образованных новоселов и заставлял их вспоминать литературные новинки.
        Были и карты: старинная карта Англии, новейшая политическая карта мира и профессионально набросанный план Хани-Дью и окрестностей. Но особенно меня удивили портреты, живописные и фотографические, развешанные на стенах. По одежде и прическам изображенных на них людей можно было изучать историю моды. Камзолы, парики, бакенбарды… Воланы, турнюры, мини, макси…

- Кто это? - спросил я.

- Это мои родственники, - ответил сэр Перси. - Ну в большинстве своем потомки. Вот этот симпатяга, - он махнул рукой, указывая на фотографию мальчика с роликовыми коньками в руках, - мой прапрапра- и еще много раз праправнук. Сэр Ричард Оливер Смоллетт, барон Мэллори. Прямой потомок по мужской линии.

- Но откуда?.. - удивился я.

- Чтобы знать историю своего рода, не грех иной раз заглянуть в Кратер, - строго заметил хозяин.
        Я смутился. Кратер, Сурок, это особое место в Атхарте, откуда можно наблюдать за оставшимися на Земле. Но обсуждать это у нас не принято. Говорят, те, кто подолгу сидит у Кратера, либо становятся санги, либо исчезают. Впрочем, сэр Перси с его хладнокровием мог позволить себе и не такие излишества.
        Подыскивая другую тему для разговора, я заметил рукопись на письменном столе. Именно рукопись: листы плотной бумаги, а рядом - брошенное гусиное перо и чернильница.
        Сэр Перси заметил мой взгляд.

- Двадцать шестой том, - сказал он и замолчал, словно выжидая мою реакцию.

- Я думал, вы давно закончили, - удивился я.

- Это было бы самонадеянно с моей стороны, - усмехнулся сэр Перси. - Да вы посмотрите, посмотрите.
        Я бережно взял в руки один лист, потом другой. Покрутил их, как мартышка очки. Почерк у сэра Перси разборчив, как у чертежника, проблем с переводом в Атхарте не возникает… Почему же все это для меня - совершеннейшая заумь? Но некоторые вещи - те, которые автор считал важнейшими, - здесь были выделены жирными рамками и сформулированы настолько ясно, что я хотя бы могу повторить. Например:

«Основной закон Вселенной - условно сформулированное, вспомогательное понятие. О. з. В. заключается в том, что Материя стремится осознать себя как Дух, а Дух стремится воплотиться в Материи. Таким образом сохраняется Баланс».
        Я искренне восхитился:

- Круто!
        Сэр Перси горделиво хмыкнул:

- Я рад, что вам нравится, Грег. Признаться, я уже привык считать вас… э-э-э… человеком, не отягощенным многими знаниями. А теперь у вас появились вопросы?

- Ну… Смотря по поводу чего, - замялся я.

- По поводу всего. На мой взгляд, глупо задавать только один вопрос: почему все не так, как я предполагал? А то не поверите, Грег, за четыреста лет я не раз слышал жалобы: почему, дескать, я получил не ту загробную жизнь, которую мне обещали. А вы случайно таким вопросом не задавались?
        Я пожал плечами:

- Я не слишком прислушивался к подобным обещаниям.

- Вы атеист, - утвердительно заметил сэр Перси.

- Ну… в какой-то мере… Смешно сказать: теперь я вижу бога почти ежедневно. Но вообще-то я в этом смысле ущербный. У меня, наверное, отсутствует ген, ответственный за религиозное чувство, - засмеялся я.

- А что вы смеетесь? Очень может быть, - серьезно сказал сэр Перси. - Так с чем вы пришли, Грег? В чем вы меня подозреваете?
        Я покраснел. Но отступать было некуда, и я рассказал сэру Перси все, что сегодня узнал.

- Я вспомнил про энциклопедию, - смущенно закончил я.

- И решили, что я работаю на ЦРУ, - кивнул сэр Перси. - Друг мой, позвольте мне оправдаться. Во-первых, в Атхарте много ученых. Во-вторых, я говорил вам однажды: я не ученый, я наблюдатель. Мне не нужна известность. Я умер слишком давно и знаю наверняка, что наше бытие здесь почти не зависит от нашей славы там. Иногда оно делается хуже, но никогда - лучше. И, в-третьих, отправлять на Землю научную информацию - сизифов труд. Ей никто не поверит, Грег. Вы удовлетворены? Не потащите меня на допрос в «Шамбалу»?
        Тут мне стало по-настоящему стыдно. Вот почему в Атхарте не любят адъютов…

- Простите, что ворвался к вам, как полицейский, сэр Перси. Но только вы можете помочь, - проворковал я заискивающим тоном. - Вы сказали, теоретически переправить информацию возможно. Как?
        Сэр Перси раскурил трубку и выпустил несколько колечек дыма.

- Знаете, Грег, «теоретически возможно» обычно означает «не знаю как». Но если подумать… Когда души живых контактируют с душами мертвых?

- На спиритических сеансах, - несколько неуверенно произнес я.

- Прекрасно. А еще?

- Может быть, клиническая смерть?
        Сэр Перси затянулся и покачал головой:

- Нет. Я думаю, во время клинической смерти душа едва достигает Порога, но никогда не переступает его. Есть еще способ, и вам, Грег, он хорошо известен.

- Курьеры? - прошептал я. - Но это невозможно… Боги заботятся о том, чтобы деятельность курьеров оставалась незамеченной. Если таксист что-то заподозрит, к нему явится ангел забвения. Считается, что вмешательство в память угрожает Балансу меньше, чем воспоминания о подобном контакте.

- Человеческая память сложная штука, - пожал плечами сэр Перси. - Представьте себе, что воспоминание сохранилось всего в нескольких клетках мозга… Что называется, в подсознании. Есть гипноз, есть сны, в конце концов… Но дело не в этом. Знаете, Грег, я сейчас подумал… Если бы мне пришла в голову мысль поделиться с людьми знаниями об Атхарте, я написал бы художественную книгу. А потом бы уже нашел способ отправить ее на Землю.

- Художественную книгу? - удивился я. - В смысле - роман? Но ученые не читают подобную литературу. А речь идет именно о научных открытиях.

- Вы недооцениваете силу художественного слова, - улыбнулся сэр Перси. - И кроме того, есть отличный способ заставить всех жителей Земли прочитать любую чушь. Нужно создать вокруг нее нездоровую шумиху. Сенсация - страшная сила, Грег.

18

        На доклад к Вирате я летел как на крыльях.
        После разговора с сэром Перси я вернулся в «Шамбалу» и провел за компьютером еще несколько часов. Круг поисков сузился: теперь меня интересовали книги, вышедшие в последнее время в области эзотерики, а также написанные в жанре фантастики. В
«Шамбале» есть еще одна превосходная программа - «Александрийская библиотека». Туда автоматически попадают все книги, изданные на Земле.
        Роясь в архивах «Библиотеки», я натыкался на массу перспективных названий:
«Жизнь после смерти», «На том берегу», «Письма мертвых». Но все это были поучительные христианские брошюры, из которых не узнаешь ничего нового.
        Наконец мне повезло. Название «Тайна, вырванная у смерти» заинтриговало меня своей экспрессией. Это оказалась небольшая повесть о двух молодых людях - ученом и священнике. Сначала рассказывалось о судьбе каждого из них, потом оба умирали и встречались на Том Свете.
        Это был тот самый Тот Свет! Я узнал его сразу, хотя автор - какой-то латиноамериканец - старательно изменил все имена собственные. Узнаваемы были и боги - Натеус, Виардо, Фортуна, Спирита, Джина и Иоанн. По крайней мере, ни в одной мифологии нет такого пантеона! И что самое интересное, в описаниях некой реки и некого озера я узнавал Хани-Дью!
        Итак, книга существовала, и ее связь с возможной катастрофой была очевидна.

- Не вижу никакой связи, - заявил Вирата. - Ты проследил судьбу этой книги?

- Нет, - виновато сказал я. - Не успел.
        Бог открыл программу прогнозов.

- Так… Книга Марио Фриаса… Тираж восемь тысяч экземпляров… Мягкая обложка… Отзывов в печати не было. На другие языки не переводилась. Пользуется вялой популярностью у женщин бальзаковского возраста.
        Я сник. Увы, история «Тайны…» заканчивалась на пыльных антресолях. Немногочисленных читательниц интересовала не предложенная версия загробной жизни, а скандальная любовь молодого священника и девушки со странным прозвищем Рыба.

- Не расстраивайся, - сказал Вирата. - Я уверен, ты прав, и утечка информации действительно имеет место быть. Но сама по себе она не страшна. Ты думаешь, это в первый раз? Ой! В конце концов, в основе каждой религии, каждого захудалого суеверия лежит осколок знаний, просочившихся сквозь Порог. Все дело в том, кто и как воспользуется этими знаниями. Пока это настольная книжка домохозяек, она не наделает нам проблем.
        Я молчал, оплакивая свой незадавшийся триумф. И это давно забытое чувство жуткой усталости… Сказывалась бессонная ночь. В Атхарте душа несет бремя существования в одиночку, без помощи тела, и сон ей необходим не меньше, чем на Земле.
        Провались оно все, подумал я. Все шпионские страсти и сумерки богов. Мир не рухнет, если я пару дней не подойду к компьютеру. Набравшись смелости, я решительным тоном профсоюзного лидера потребовал у Вираты предоставить мне выходной.

19


        Я знаю, друг, дорога не длинна,
        И скоро тело бедное устанет…
        Наш капитан, высокий и тощий как жердь, завернутый в черный плащ с капюшоном, протяжно декламировал стихи. Корабль слегка покачивало. Я, Бэзил и его очередная подружка Мэй Шуй сидели на палубе, завернув ноги в один большой плед. С моря дул свежий ветер. Прямо по курсу приближался мрачный скалистый остров.

- Достал, - зевнула китаянка, глядя на чтеца.

- Достал, - согласился Бэзил. - Стихи хорошие, но зачем же выть, как заблудившийся санги?

- Зачем вообще он читает? Неужели больше нечем заняться? - вставил я.

- Э, друзья, вы не понимаете. - Бэзил покрепче обнял подругу за плечи. Надо сказать, в человеческом облике он все равно был совершеннейший кот! - Это любимый фокус Гиппи. Корабль придуман так, что привести его в движение можно, только читая стихи.

- И много у нее таких фокусов? - недовольно поинтересовался я.

- Хватает, - кивнул Бэзил. - Она дама с фантазией.
        Вот это-то меня и пугало…
        Узнав, что вечером я свободен, Бэзил в приказном порядке вытащил меня смотреть местную достопримечательность - литературный салон Зинаиды Гиппиус. Я слабо отбивался, ссылаясь на усталость и недосып; Бэзил настаивал, костеря мое бескультурье, - и победил. И вот на черном корабле под черными парусами, управляемом безумным черным капитаном, я плыл к зловещему черному острову…
        Корабль вошел в бухту. Ее обнимали два отрога, похожие на изувеченные артритом руки. Матросы бросили якорь. Капитан застыл на мостике, провожая вереницу паломников, высаживающихся на берег.
        На пристани нас ждали две женщины, одетые как монахини. Они доставали из мешка и протягивали вновь прибывшим какие-то черные одеяния.

- Что это? - спросила Мэй Шуй, брезгливо разворачивая сверток.

- Униформа, - пояснил Бэзил, ловко облачаясь в балахон.

- Ну и уродство! - в сердцах сказала девушка. - Ни за что не надену.

- Ну что ты, милая. Черное тебя стройнит, - мурлыкнул Бэзил и поцеловал ее в ухо.
        Я полностью поддерживал Мэй Шуй. Знал бы, что здесь такой маскарад, не поехал бы. Но отступать было некуда, я просунул голову в прорезь и стал похож на привидение, живущее в печной трубе.

- И куда теперь? - поинтересовался я.
        Бэзил указал куда-то в небо:

- Туда.
        Я задрал голову. Над нами возвышалась гора. Винтовая лестница вела на ее вершину, где наподобие ласточкиного гнезда лепилась изящная веранда. По лестнице, как муравьи, ползли любители поэзии.
        Дурак. Слабовольный идиот. Ты из тех, кто за компанию лоб об стенку расшибет, ругал я себя, переставляя ноги. Ну как я мог повестись на уговоры Бэзила, когда сто раз давал себе зарок не впутываться в его авантюры?!
        По небу бежали черные тучи. Ветер свистел в ушах, рвал балахоны. Далеко внизу матросы сворачивали паруса. Надо признать, весь этот антураж готического триллера был очень стильным… Но когда я увидел хозяйку, то окончательно примирился с происходящим.
        Она стояла на самом краю площадки, возносившей ее над пропастью: очень худая, похожая на сухую, обугленную соломинку. Черная лента перехватывала рыжеватые с сединой волосы. Невероятная туника оставляла обнаженными тонкие белые руки. В ушах, на груди, на запястьях были серебряные украшения; ветер перебирал их, и они мелодично звенели.
        Серебро… Серебряный век… Когда-то я увлекался поэзией того удивительного времени. Сам я никогда не сочинял стихов, но преклонялся перед людьми, способными творить чудеса со словами. Стихи Гиппиус я читал, ничего в них не понимал - и от этого они нравились мне еще больше. Они казались мне таинственными заклинаниями, которые хорошо твердить наизусть, глядя на пламя свечи…
        Поэтому я пялился на Гиппиус, как мальчик, и не мог подобно Бэзилу лезть к ней целоваться. Впрочем, фамильярность моего приятеля вовсе не коробила Зинаиду Николаевну. Она, смеясь, потрепала его по щеке и послала какую-то девушку с печальным лицом проводить нас в зал.
        В зале было темно. На столиках стояли маленькие жаровни с раскаленными углями, они отбрасывали на лица гостей красный инфернальный свет. Светло было только в нише, занятой отдельным столиком. Я с удивлением увидел, что там сидел ангел, задумчиво скрестив руки под подбородком и аккуратно сложив светящиеся крылья.

- Это что, все поэты? - боязливым шепотом спросила Мэй Шуй.

- Нет, - ответил Бэзил, пододвигая ей стул. - Настоящие поэты собираются в Арнии. Это город на побережье. Я слышал, туда до сих пор является Анакреонт. Говорят, он выжил из ума и отшельничает где-то в пустыне, но все еще сочиняет стихи… Однако в Арнию простых мертвых не приглашают. А Гиппи любит талантливую молодежь. И вообще у нее можно уютно посидеть, попить, покурить. Она, конечно, выпендривается, но кто же из великих без тараканов?
        В этот момент вокруг сцены вспыхнуло адское пламя. Это было так неожиданно, что многие из присутствующих взвизгнули. На сцену вышел юноша, обвел всех отчаянным взглядом и простер дрожащую руку вперед. Представление началось.

        И я мечтал под гнетом современности, -
        завывал юнец, -

        Об этих берегах.
        Я весь - коктейль из Вечности и Бренности,
        Я весь…
        Что было там еще, я не запомнил, но звучало звонко.
        Один за другим на сцену потянулись юные дарования. Некоторые несли редкую чушь, другие читали неплохие стихи. Я расслабился, потягивая голубой Кюрасао. Рядом запахло паленой елочкой: это Бэзил с подругой закурили марихуану.

- Вы не скучаете? - Хозяйка тихо подошла к нашему столику. Ее духи пахли сухими цветами. Ничуть не смущаясь присутствием Мэй Шуй, Гиппиус уселась к Бэзилу на колени и затянулась его сигаретой.

- Ваш друг тоже был писателем, Базиль? - спросила она, близоруко щурясь в мою сторону.

- Нет, я был риелтором, - ответил я.

- Риелтором? Это что-то связанное с авто? Наверное, интересно. Однако жаль, что вы не пишете. Я многих заставила вновь взяться за перо.

- Гиппи, ты муза! - шепнул Бэзил, целуй ее руку.

- Только на тебя мои чары не действуют. Тебе нужна муза помоложе… С раскосыми рысьими глазами и волосами, как темный шелк, - засмеялась она.

- И в самом деле, почему ты не пишешь? - спросил я.
        Бэзил сузил кошачьи глаза и произнес, как будто прочел заученный урок:

- Все очень просто. На Земле я жил скучной, бессмысленной жизнью. Словно впереди вечность, а не жалкие тридцать шесть лет, которые мне удалось протянуть. Я спал до полудня и не замечал, что дни летят все быстрее. Я забыл, что такое острота чувств. Зато мои герои получали сплошной эмоциональный фейерверк. И я, естественно, вместе с ними. Так что на Земле у меня была веская причина тратить время на писанину. Здесь такой причины нет.

- Но неужели тебе не хочется заниматься каким-то делом? - Сказав это, я удивился собственному занудству. И что я к нему пристал? Наверное, дело в Кюрасао…
        Бэзил ощетинился.

- А ты не задумывался, Грег, что потребность «заняться делом», - подражая мне, он мерзко прогундосил эти слова, - это только твоя проблема? Что даже на Земле полно людей, которые научились жить, не подстегивая себя трудовым графиком? Не испытывая угрызения совести за день, проведенный в постели? Я понимаю, это высший пилотаж, хатха-йога… Но ты же был студентом?

- Всего два курса, - буркнул я.

- Неважно. Ты должен помнить… - Лицо Бэзила стало мечтательным. - Впереди - блаженная неопределенность. Едва знакомые люди становятся родными, в карманах свищет ветер, и ты не знаешь, куда занесет тебя завтра. Ты спишь под звездами, горланишь стихи и обнимаешь самую прекрасную девушку на свете. Ты сам красив и бесстрашен. Разве ты не хотел, чтобы эти мгновения не кончились никогда? Вечная свобода… Вот она, здесь, перед тобой. А ты говоришь - заняться делом…

- Не горячись, Базиль, - рассмеялась Гиппиус. - Между прочим, я тоже в Атхарте не написала ни одного стиха. Мне кажется, им здесь не понравится, моим бедным созданиям.
        Она легко вскочила на ноги и вдруг улыбнулась ласковой, какой-то материнской улыбкой. Улыбка была адресована Мэй Шуй. Потом, саламандрой скользнув сквозь огонь, Гиппиус поднялась на сцену.
        Она читала то же стихотворение, что и наш зловещий капитан. Но звучало оно по-другому. Я слушал ее голос, и странная грусть, приятная, тяжелая, теплая, обволакивала меня с ног до головы…

        Мне чудится таинственный обет…
        И, ведаю, он сердца не обманет, -
        Забвения тебе в разлуке нет!
        Иди за мной, когда меня не станет.

20

        Утро… Между горизонтом и тяжелой грядой туч забрезжила светлая полоска. Проклиная все на свете, мокрый от пота и морской воды, продуваемый ветром насквозь, я неуклюже выпрыгнул из лодки, оставив утлое творение моей фантазии в подарок морю. Но волнам не понравилась игрушка. Лодка ткнулась носом в песок и села на мель.
        Со мной и раньше бывало такое - как раз в студенческие времена, о которых с таким пафосом говорил Бэзил: неожиданно, в самый разгар веселой вечеринки, мне становилось душно. Я не мог оставаться на месте и уходил по-английски - на воздух, в ночь, домой. Так и сегодня: в какой-то момент от дыма и стихов у меня разболелась голова. Соврав Бэзилу, что выйду на минутку, я почти бегом спустился на пристань.
        Вот незадача! Пристань была пуста. Со скрипом раскачивался фонарь, волны плескались у скал, но корабля не было. Ждать до рассвета, пока соберутся остальные гости, я не хотел. Меня уже обуял дух перемещения. Препятствия только раззадоривали. В конце концов, я в Атхарте или где? Неужели не сделаю лодку?
        Ты когда-нибудь лепила из пластилина, Сурок? Ну так вот. Тонкая материальность Атхарты как пластилин, только руки здесь ни при чем. Главное - представить себе искомый объект в мельчайших подробностях. Сначала это трудно, а потом начинает получаться само собой. Довольно быстро я создал красивую белую лодку, назвал ее
«Победа», всунул в уключины весла и пустился в путь.
        И тут же понял, что совершил глупость. Во-первых, стояла кромешная мгла. Не было даже звезд, хотя в Атхарте они сомнительные ориентиры. Я правил наугад… Во-вторых, море штормило. Как ни пытался я представить себе штиль, волны не утихали. Море - это фантазия многих, и в одиночку с волнами не совладать. К тому же у моей лодки получилась такая осадка, что она постоянно зачерпывала воду. С грехом пополам, вымокнув, заработав мозоли, я добрался до берега. А когда высадился, то понял: течением меня снесло далеко на север.
        Передо мной расстилались пустынные владения «Экологов святого Терентия». Я даже видел очертания их уродливого храма. А в нескольких метрах от меня темнел Кратер.
        Некоторые наивно считают, что Кратер - это окно на Землю, реальная дыра в облаках. На самом деле это скорее телевизор. Если заглянуть туда, ты увидишь места, где жил и умер, близких людей… «Программу» обычно выбирает Атхарта, но желание зрителя тоже учитывается. Говорят, сначала в Кратере действительно видны облака. Говорят - потому что за три года я так и не заглянул туда. Мне было бы тяжело наблюдать за жизнью, в которой меня больше нет. А вдруг там проблемы? Вдруг болен отец? Я ведь ничего не смогу сделать. Так лучше и не знать…
        У Кратера кто-то был. Я хотел деликатно удалиться: застать человека за таким интимным делом - все равно что подглядывать за ним в душе. Но стало совсем светло, и я узнал Фаину.
        Скорчившись, она сидела на краю Кратера и была похожа на маленького беса. Выглядела она плохо. Вместо одежды ее окружала какая-то муть, а лицо было характерно прозрачным. Значит, Бэзил прав, Фаина на пути к исчезновению…
        Внезапно я ощутил за нее ответственность. Наверное, сыграли роль часы, проведенные в ее теле. К тому же я был косвенно виновен в ее смерти.
        Я отряхнул с брюк налипшие водоросли и решительно направился к Кратеру.
        Фаина уставилась на меня в упор своими черными глазами.

- Вот черт, - едко произнесла она. - Мне снится кошмар или это действительно ты?
        Меня не смутило ее приветствие: чего-то такого я и ожидал. Я кротко спросил:

- Ты на меня сердишься"!

- Ты меня убил, - заявила она, чеканя каждое слово. - Убил с особым цинизмом: именно тогда, когда моя долбаная жизнь начала налаживаться. Нет бы тебе явиться, когда я лезла в петлю! Но ты хорошо выбрал время!

- Послушай, - возмутился я, - кто я, по-твоему?! Вестник смерти?!

- А мне фиолетово, кто ты, - сказала она зло и тоскливо. Потом ощупала свои плечи, словно желая убедиться, что они у нее есть.
        Как мне знаком этот жест!

- Все в порядке, - сочувственно кивнул я. - Все на месте. Ты существуешь.

- По твоей милости я существую в аду! - вскинулась она.

- Ну полно! Здесь не ад. Здесь очень…

- Ад - это вечность без него! - истерически взвизгнула она и затараторила, шмыгая носом и смахивая слезы. - Твоему поступку нет оправдания. Первое, о чем я подумала, придя в себя, - как тебе отомстить. Я решила, что сделаю все самое подлое и гадкое. Я тоже явлюсь на Землю, я буду распространять про тебя гнусные слухи… Я изведу дорогих тебе людей… Я скажу твоей жене, что ты со мной спал… Я… Я так и сказала этому исусику, Алану Нэю, когда он приходил меня обрабатывать. Он тебе передал? Я очень надеялась на это.
        Я даже не пытался возражать - куда там пробиться! Когда Фаина наконец выдохлась, я спокойно заметил:

- Увы, твои планы не стоят выеденного яйца. Я мертв и потому неуязвим. Так же, как и ты.

- Я тебя ненавижу! - снова вскинулась она, но как-то без энтузиазма.
        Я понял, что пик ненависти ко мне миновал. Можно начинать диалог.

- Что ты там видела? - кивнул я на Кратер. - Просто любопытно, я никогда не смотрел…
        Ответ меня ошеломил. Эта сумасшедшая сутками пялилась на свою могилу. По ее словам, Кратер не показывал ей ничего другого.

- Все стояли у гроба такие скорбные… А потом радовались, что похоронили там, где сухой песок, А мне фиолетово, хоть бы в болоте зарыли. Все равно черви съедят.
        Я поежился от таких образов.

- Знаешь, от таких мыслей недалеко до исчезновения. А если ты исчезнешь…

- Хорошо бы, - перебила меня Фаина.

- Если ты исчезнешь, то никогда не увидишься с этим своим Ником. А так ты его дождешься. Время здесь летит быстро.
        Я сказал это наобум, не зная, чем еще ее утешить. Но Фаина вдруг схватилась за протянутую соломинку.

- Нет, это очень долго… Плохо, что Ник не знает про Атхарту. Ему нельзя как-нибудь сообщить? Послать приглашение? Если бы он знал наверняка, что после смерти встретит меня, то он бы поспешил! Как хорошо было бы, если бы он тоже умер… - мечтательно протянула она.
        Меня передернуло. Совершенно безумная девица.
        Фаина вдруг соскочила с Кратера и встала передо мной.

- Не знаю почему, но я хочу тебе рассказать. Я уже думала, что никого не встречу. Я собиралась в монастырь… А потом был день рождения одной подруги, я безобразно напилась и танцевала на столе… и все смотрели, знаешь, с такой брезгливой жалостью. Все, кроме него. Он всегда принимал меня такой, какая я есть. С ним я отрывалась за все свое прошлое. Зачем мне отказываться от счастья, если он меня любит? Я разнесла бы к черту все препятствия… Но смерть… А тебя я больше не виню. Это просто слова. На самом деле я знаю, что сама во всем виновата. Это наказание. Я не заслуживаю счастья.
        Я смотрел, как она ломает руки в бессильной досаде, и очень ее жалел. Вокруг занималось свежее утро. Море стало серебристым, а небо - алым. Мы с Фаиной смотрели на один и тот же мир, но видели его в разных красках. И мое предложение было - честное слово, Сурок! - только актом гуманитарной помощи.

- Сейчас я должен поспать, - заявил я, - а в полдень… Нет, в два часа дня заеду за тобой, и мы поедем кататься. Я покажу тебе Атхарту.

21

        Телефон в кармане пиджака заиграл «Yesterday». Марк достал трубку - на дисплее высветился незнакомый номер. Без десяти двенадцать… Кто бы это мог быть в такое время? Пусть звонит, решил Марк. Он не любил разговаривать за рулем. Стояла дождливая сентябрьская ночь, огни реклам и фонарей переливались влажной радугой. Видимость - никакая. И все-таки кто это? Телефон замолчал, и Марк вдруг догадался кто. Звонок раздался снова.

- Ася, это вы?
        Она плакала.

- Марк Александрович, я больше так не могу. Сегодня ночью он рассказывал мне о другой женщине. И я сходила от ревности с ума, но слушала, потому что ему надо было выговориться. Это невыносимо.

- Асенька, не надо плакать. Вам снова приснился сон? Вы его записали? Вы можете перезвонить? Это долгий разговор, вы разоритесь…

- Нет-нет. Я набрала текст на компьютере. У вас есть электронная почта?
        Марк назвал адрес.

- Я вам отправлю. Но я не знаю, что делать… Почему мне снится такое?!
        Хороший вопрос. Марк часто думал об Асиных снах - не реже, чем о ней самой. В повторяющихся снах, конечно, нет никакой мистики; это отражение навязчивых идей, комплексов, страхов, таящихся в подсознании. Кроме того, как-то раз Ася призналась, что примерно год назад у нее был странный период в жизни. Она вдруг начала водить к себе мужчин, меняя их едва ли не каждый день. Своего рода защитная реакция на одиночество или выплеск нереализованной сексуальности. И одно такое свидание закончилось трагически: ее очередной гость выпал из окна.
        Ася не избежала бы проблем с милицией, но, к счастью, у происшествия был свидетель. Старуха из дома напротив прекрасно видела все, что происходило в освещенной кухне. Она подтвердила, что на момент падения потерпевшего Ася стояла у противоположной стены. Милиция зафиксировала несчастный случай, и дело замяли.
        Ася говорила об этом очень неохотно. Она утверждала, что почти ничего не помнит. Наверное, так и было: она настолько не хотела вспоминать эти события, что между ними и настоящим ее память выстроила стену. Достаточно надежную наяву, но уязвимую во сне…
        Однако в своей практике Марк еще не сталкивался со снами, в которых события развивались так логически последовательно. Вывод? Либо Ася Валентиновна фантазирует, либо… Нет, конечно, фантазирует. И так же очевидно, что сама она этого не осознает. Не отличает сна от яви.

- Ася, скажите, - задал он вопрос, который сознательно долго откладывал, - вы не задумывались, почему вам постоянно снится этот Егор и никогда не снится покойный муж?
        В ответ раздались гудки. Марк убрал в карман замолчавшую трубку и покачал головой. Все, блок. Она не хочет ни говорить, ни думать, ни вспоминать об этом. Не потому ли, что именно здесь собака зарыта? Может быть, ей стоит пройти курс гипноза? Есть один неплохой специалист… Нет. Гипноз - очень жесткое воздействие, своего рода кража со взломом. Не будем спешить. Не будем спешить.
        Отчаянно взвизгнули тормоза. Марк тоже резко нажал на педаль, и машину слегка повело на мокрой дороге. Водитель черного «бумера» с перекошенным лицом вылез из-за руля и что-то орал. Марк ошалело огляделся - знаков не было. Равнозначный перекресток, помеха справа - вон она, в спортивном костюме, ругается и, кажется, вытаскивает бейсбольную биту…
        Вот как, значит, это бывает. Перевести часы судьбы на несколько секунд назад - и конец. «Мы вылетели на обочину одновременно…» Какое счастье, что у БМВ хорошие тормоза!
        Руки противно дрожали. В груди расползался холод. Марк давно уехал с того перекрестка, но все еще не мог прийти в себя. Добравшись домой, он налил себе полстакана коньяку и немедленно выпил. Стало легче, и даже пробило на нервное хихиканье. Конечно, если верить Асенькиным снам, там, на Том Свете, очень даже неплохо. Как раз своевременно будет узнать новые подробности. Итак, наш Егор загулял с мертвой девицей? Все страньше и страньше, господа… Марк включил компьютер, намереваясь выйти в Интернет.

- Yesterday…
        Марк выхватил телефон из кармана пиджака, едва не уронив стул, на котором тот висел. Как мальчишка, выругал он себя. Она моя пациентка, ей нужна консультация… А мне бы самому подлечиться. Попить бром, как советовали в старину.

- Марк Александрович, простите, - очень собранно и спокойно сказала Ася. - Я представляю, как вас утомляют мои истерики. Я позвонила, чтобы ответить на ваш вопрос.

- Ася, я уже дома. Я могу вам перезвонить?
        Как только он набрал номер, Ася заговорила без дальнейших предисловий:

- Все это началось очень давно, лет в шестнадцать. В моей душе тогда образовалась своего рода внутренняя земля обетованная. Место, куда невозможно вернуться и к которому я стремлюсь, как одержимая. Представьте себе: день изо дня влачить ненужную, неинтересную жизнь, проживать ее нехотя и наспех. А оставшись в одиночестве, возвращаться туда. В сотый, в тысячный раз объяснять себе самой, почему исчезло мое эльдорадо. Превращать каждую ночь в самоистязание: что надо было сказать? Как надо было поступить? А время уносило меня все дальше, и разлука чувствовалась все острее… С Алешей - это мой муж - я прожила пять лет. Я почти научилась не оглядываться назад - по крайней мере, мне так казалось. Но Алеши не стало - и лед подо мной треснул. Я стала проваливаться в прошлое все глубже и глубже, туда, где не было никакого Алеши… Пока не появились эти сны.
        Умеют же некоторые напустить туману, вздохнул Марк. Любой мало-мальский интеллигент - сам себе психоаналитик.

- Асенька, вы говорите так же красиво, как и расплывчато. Не пытайтесь делать самостоятельные выводы, пусть останутся голые факты. К какому конкретному событию прошлого вы возвращаетесь?
        В трубке послышалось смущенное хмыканье.

- Да ни к какому… Это и событиями-то назвать нельзя. Несколько взглядов, много ожидания, одна новогодняя встреча. Все остальное внутри. Вы будете смеяться, доктор, но мне нечего вспоминать, кроме моих мечт… О господи, как же сказать? Грез.
        Принцесса Грёза, ласково подумал Марк. Но профессионал в нем уже начал анализировать поступившую информацию. Итак, все еще хуже, чем он ожидал. Дело не в шоке, который пациентка пережила четыре года назад. Шок лишь спровоцировал обострение… И вернулась шестнадцатилетняя девчонка, которая так и не сумела вырасти.

- Ася, я жду вас во вторник, в наше обычное время, - сказал Марк. - И умоляю: не думайте на эту тему. Вообще ни о чем не думайте. Записывайте сны. Смотрите глупые фильмы, побалуйте себя вкусненьким. Представьте себе, что вы животное, не обремененное интеллектом. Какие звери вам нравятся?

- Сурок, - ответила Ася.

- Пусть будет сурок. Устройтесь в норе поудобнее и ждите весны.
        Ждите, а я буду думать, как вам помочь, - вот что он имел в виду. Закончив разговор, Марк вдруг сообразил, что сегодня впервые говорил с ней по телефону, и зачем-то погладил черный пластик трубки.
        Метафоры, в которые пациентка облекала свое состояние, не замутняли сути. В шестнадцать лет Ася была влюблена в своего одноклассника Егора Гобзу, а он не ответил ей взаимностью. Это разочарование и стало пунктиком, навязчивой идеей, с которой Ася так и не сумела справиться. Она явный интроверт, и значимость этого события в ее внутреннем мире не могло перекрыть ничто извне.
        Марка знобило - то ли простыл, то ли сказывалась общая нервозность этого вечера. Он растворил было таблетку аспирина, но вспомнил, что пил алкоголь, и вместо лекарства заварил крепкого чаю. А потом скачал из Сети новые Асины записки.

22


«Я покажу тебе Атхарту», - обещал я Фаине. С тем же пафосом и тем же успехом я мог сказать: «Я подарю тебе эту звезду».
        Атхарта бесконечна, и вечности не хватит увидеть все ее чудеса, особенно если сидеть безвылазно в Хани-Дью, как это делаю я. Впрочем, легких на подъем людей в Атхарте не больше, чем на Земле. Все как-то прибиваются к одному месту, обустраивают жилище, обрастают друзьями, даже семьями… Бэзил - скорее исключение, чем правило. Два года он провел в странствиях и повидал многое… Однажды ему повстречалось загадочное древнее царство.

- Я увидел огромный город, - рассказывал Бэзил. - В центре - храм, покрытый золотым куполом. Ей-богу, по высоте он не уступает нью-йоркским небоскребам. От храма разбегаются улицы, но не линиями, а концентрическими кругами, а сквозь круги тянутся лучи каналов. На окраине города стоят вышки-зиккураты из голубого мрамора. Еще там много статуй крылатых людей и животных. Я решил, что это божества, которым поклонялись обитатели города еще на Земле. А стены домов сплошь покрыты фресками. Бытовые сценки, праздники, портреты… Поразительные лица. Какая-то неведомая раса. Я уверен, она древнее ассирийцев и египтян. Возможно, это и есть пресловутые атланты.

- А сами жители? - спросил я. - Ты их видел?

- Никого, - пожал плечами Бэзил. - Я бродил по улицам, заходил в дома - там просторно, красиво, но пусто. Может, жители ушли. А может… исчезли. Эх… Есть многое на свете, друг мой Грегор, что и не снилось нашим мудрецам, - глубокомысленно закончил Бэзил.
        Соблазн побродить по улицам заброшенного города был велик. Но я так и не понял из объяснений Бэзила, где он находится. Впрочем, у меня в Атхарте были свои фишки. Их-то я и хотел показать Фаине.
        В два часа я, как и обещал, явился к ее дому - угрюмому серому прямоугольнику с единственным отверстием для входа. Хозяйка Сидела внутри на диване. На ней был какой-то уродливый комбинезон, напоминавший рабочую одежду.

- Ты так и поедешь? - не выдержал я.

- Тебе-то какая разница? - фыркнула она, по обыкновению уставившись на меня немигающими глазами.
        Я мысленно выругался. Но. подавив раздражение, сказал максимально спокойно:

- Мне, как ты выражаешься, фиолетово. Просто удивляюсь: неужели ты никогда не фантазировала себе наряды?

- Почему? - не без гордости ответила Фаина. - У меня была косуха. С черепом на спине. Череп я пришила сама. Ну что, поехали?

- Полетели, - кивнул я.
        Фаина недоуменно подняла брови и шагнула за порог. Я стоял у нее за спиной, предвкушая триумф. Перед домом нас ждал голубой - как в песенке Крокодила Гены - вертолет.
        Разумеется, создать такое чудо техники за считаные часы невозможно. Нужны чертежи, а лучше - профессионал-авиаконструктор. Поэтому я просто попросил Дилана одолжить мне одно из его творений. Дилан провел со мной краткий инструктаж, и теперь я мог сносно управлять этой машиной, даже если бы лететь пришлось не в Атхарте, а на Земле.
        Мы поднимались все выше, Хани-Дью пестрел внизу лоскутным одеялом. Я наслаждался полетом и этими неожиданными каникулами Бонифация. Не хотелось думать, что завтра я снова превращусь в канцелярскую крысу и целый день просижу за компьютером. Фаина мне не мешала. Ее вообще не было слышно, так что в какой-то момент я даже испугался, не выпала ли она за борт… Обернувшись, я увидел, что она дремлет, откинувшись в кресле. Ни дать ни взять - летит надоевшим маршрутом в служебную командировку. Ах вот как, подумал я. Сейчас ты у меня проснешься. Я лихо накренил вертолет, так что пейзаж Атхарты оказался у нас под правым боком.

- Ты что делаешь?! - вскрикнула Фаина, цепляясь за подлокотники кресла. Глаза стали огромными: она не на шутку испугалась.
        Я довольно улыбнулся:

- Успокойся, дурочка. Мы не разобьемся, даже если упадем. Лучше смотри, какая красота…
        Вертолет снижался, и навстречу надвигались горы, поросшие хвойным лесом. То здесь, то там сквозь прорехи в темно-зеленой шубе торчали скалы. Одинаковых не было. Одни напоминали застывшую волну, другие - звериную морду, третьи - человеческий профиль. Потом солнечный свет сменился тенью, и мы спустились в глубокий каньон. С десятиметровой высоты туда обрушивался водопад. Я посадил вертолет на воду, и брызги залепили лобовое стекло.

- Держись! - весело подмигнул я Фаине и повел машину прямо в водопад.
        Фаина вцепилась мне в плечи - как девчонка, которую в первый раз катают на мотоцикле. Вода страшно пробарабанила по крыше. Миновав водяную завесу, мы оказались в гроте, заполненном подземным озером. Лучи фар освещали высокие своды, влажные стены и даже гроздь летучих мышей, прилепившихся к каменному выступу, - деталь, которой автор этой потрясающей иллюзии наверняка особенно гордился.
        А потом в пещеру ворвалось солнце.

- Где мы? - шепотом спросила Фаина.

- На пути в затерянный мир, - торжественно объявил я.

23

        Огромное красное солнце освещало долину. Деревья со странными перистыми кронами и гибкими, гладкими стволами отбрасывали длинные тени. Вдали голубела горная гряда, слева начиналась пальмовая роща. На ее опушке паслись удивительные существа, похожие на гигантских тушканчиков. А прямо перед нами стоял динозавр невероятных размеров.

- О господи… - захлебнулась Фаина.
        Она суетливо огляделась, подобрала с земли какую-то ветку и устремилась вперед, размахивая ею, как флагом. Динозавр недоуменно уставился на ожившее дерево, потом наклонил маленькую, по сравнению с туловищем, голову и осторожно принял подношение.
        Фаина восхищенно смотрела, как по-коровьи двигаются его губы, пережевывая листья. Наконец она оглянулась на меня и со знанием дела сообщила:

- Это диплодок. А вон те, мелкие, если я не ошибаюсь, - цератопсы.
        Глаза у нее блестели.

- Откуда ты знаешь? - уважительно спросил я.

- У меня в детстве была книжка с картинками… Слушай, а они настоящие? В смысле, это те самые, которые когда-то жили и умерли на Земле? Или муляжи? Иллюзии?

- Не знаю, - честно ответил я. Когда я впервые оказался здесь, я пребывал в такой эйфории, что этот вопрос даже не пришел мне в голову.
        Я наткнулся на это местечко по чистой случайности. Я был тогда новоселом, и меня раздирали тысячи сомнений. Мне просто необходимо было убедиться, что в Атхарте такая же трава под ногами, что вода в реках так же холодна по утрам, что подниматься в гору трудно, а бежать с нее легко, и неважно, как это все устроено. Я организовал себе недельный турпоход.
        Я экспериментировал со своим новым телом. Я пробежал несколько километров, а когда начал задыхаться, то представил, что у меня огромные, чистые легкие никогда не курившего атлета. Потом на ногах появились стальные мышцы… Я гнал себя вперед, пока на моем пути не выросли горы.
        Я полез вверх, цепляясь за камни, за корни деревьев, радуясь крови на разодранных ладонях. Наконец я встал на краю водопада.
        Было страшно. Но победить страх и значило поверить в эту новую жизнь. «Двум смертям не бывать», - пробормотал я и сиганул с десятиметровой вышки в неведомую воду. А вынырнул уже в подземном озере. Впереди брезжил свет. Я поплыл туда, вылез наружу и оказался в доисторическом царстве…
        Позже, разленившись и успокоившись, я попытался доехать сюда на машине. Как бы не так. Место оказалось заколдованным. Создатели этого заповедника устроили так, что попасть в него можно только через грот.
        Фаина упоенно гладила по носу склонившегося к ней диплодока. Глядя в ее восторженные глаза, трудно было не почувствовать себя богом…

- Ну как, нравится? - самодовольно спросил я.
        Фаина искоса взглянула на меня:

- Экскурсия увлекательная. Жаль, что она мне так дорого обошлась.
        Ну что с ней поделаешь? Упрямая как баран…

- Ладно, - с досадой сказал я. - Пошли. Познакомлю тебя с палеонтологами.
        Научный городок - несколько одинаковых белых коттеджей - располагался на холме. Мы поднялись туда, обогнув рощу, дышащую загадочными звуками. Диплодок плелся за нами, время от времени подталкивая Фаину в плечо. Внизу, в долине мы видели и других динозавров. Одни, передвигаясь на задних лапах, объедали верхушки деревьев. Другие, похожие на страусов, но не меньше пяти метров в высоту, клевали что-то под ногами. В самом поселке тоже было на что посмотреть. На крыше коттеджа свил гнездо огромный крылатый ящер. Завидев чужих, он яростно заклекотал.

- Птеродактиль! - обрадовалась Фаина.

- Ну что вы, девушка! Себастьян не птеродактиль, он птеранодон. Вы обратили внимание на строение клюва? Себ, не шуми, это свои. Здравствуйте, Егор.
        Я сердечно поздоровался с Петрой Квангель, невысокой, угловатой, коротко стриженной и совершенно седой немкой. Она, кстати, тоже адъют. Ее босс - богиня вдохновения Сакраль. Правда, насколько я знаю, Петра занималась исключительно аналитической работой и не стремилась попасть на Землю.
        Вслед за Петрой из коттеджа вышел ее супруг - коренастый и лысый Уве. Он двумя руками потряс мою руку, приговаривая:

- Давненько вы у нас не были, давненько…

- А что это Вертер за вами увязался? - Петра махнула бейсболкой на диплодока. - Иди! Иди домой! Вот повадился…

- Здоровый какой, - сказал я, не без тревоги глядя, как неуклюже разворачивается ящер. Рядом с ним коттеджи казались не прочнее карточных домиков.

- Что вы! - рассмеялась Петра. - Вертер еще подросток. Взрослые диплодоки достигают сорока метров в длину и десяти в высоту. Что ж, мы вас не ждали, но очень рады. Пойдемте пить чай.
        Вслед за Квангелями мы отправились к террасе, защищенной от солнца полотняным навесом. Там находилось своего рода летнее кафе: несколько столиков и барная стойка.
        Официант принес зеленый чай и маленькие пирожные. Но не успели мы сесть, как на террасу вбежала молоденькая девушка в таких же белой футболке и светлых шортах, как у Квангелей.

- Фрау Петра! - закричала она. - Ужас! Фердинанд! Что нам делать?

- Что стряслось, Лизхен? - Петра поднялась из-за столика.

- Фердинанд разнес свой загон и убежал! Карл пытается загнать его обратно, но он ревет и на всех бросается… Распугал всех орнитомимусов. Боюсь, нам не позволят его здесь оставить.

- Ну-ну, - нахмурилась Петра. - Это я возьму на себя. Фердинанд - наш новичок, - пояснила она, обратившись к нам. - Тираннозавр. Мы столько бились за него с Матхафом…

- Так они настоящие? - снова спросила Фаина.
        Петра одарила ее выразительным взглядом.

- Разумеется, настоящие, девушка. Мы ученые, а не шарлатаны. Уве, ты займешь гостей беседой, пока я наведу порядок?

- А мы не пойдем? - вскинулась Фаина.
        Мне пришлось вмешаться.

- Петра, умоляю, позвольте нам взглянуть на тираннозавра. Мы будем очень осторожны, обещаю. Да и что с нами может случиться? - резонно добавил я.
        И нас взяли с собой.
        Фердинанд буйствовал на руинах одного из коттеджей. Он снес стену, разломал крышу и просунул в дыру морду размером с хороший холодильник. На клыке у ящера висел клочок проволочной сетки.
        Толпа ученых то отбегала прочь, то вновь смыкалась.

- Фрау Петра, слава богу! - взволнованно воскликнул долговязый тип в зеленом халате. - Смотрите, что он творит! А ведь рядом лаборатория, там оборудование, я работал над ним несколько месяцев…

- Успокойтесь, Карл, и отправляйтесь за лекарством, - решительно сказала Петра и прикрикнула на толпу: - И вы все разойдитесь! Вы же его пугаете! Фердинанд, мальчик мой!
        Ящер заревел в ответ. Крыша оторвалась от стен и повисла на его шее, как огромный воротник.
        Уве Квангель давал нам пояснения:

- В Хатуссе эти существа вели образ жизни, совсем не похожий на земной. Мы же попытались воссоздать для них земные ландшафты юрского периода. Травоядные приспособились легко. А Фердинанд - хищник. Попав сюда, он растерялся. То ли ему надо охотиться, то ли потреблять белковые продукты, которые мы для него создаем. В основном говядину. Поэтому пока мы держим его в загоне.
        Между тем Петра, заговаривая тираннозавра ласковыми словами, подошла к нему совсем близко. Ящер недоверчиво косился на нее, раскурочивая одну за другой комнаты в многострадальном коттедже. Наконец прибежал Карл. Петра выхватила у него из рук маленький арбалет, заряженный ампулой.

- Очень сильное успокоительное, - прокомментировал Уве.
        Действительно, после выстрела в упор тираннозавр сразу обмяк, его глаза, пылавшие красным, закатились, и Петра, как заправский ковбой, накинула ему на шею тугое лассо.
        Фердинанд пошел за Петрой послушно, как корова. Очутившись в загоне, он тяжело рухнул на землю.

- Снимите с загона крышу, - распорядилась немка. - Ну что, не вернуться ли нам к чаю?
        Когда мы вновь расположились за столиком, Петра начала оживленно рассказывать о работе своей небольшой группы.

- Я как адъют лично встречалась с Матхафом. О, это удивительный человек… то есть бог. У него совершенно звериные глаза: они одновременно пугают и вызывают желание защитить. Я долго рассказывала ему, как важно для людей поближе познакомиться с этими доисторическими монстрами. Он слушал невозмутимо, а потом сказал - у него такой низкий голос, я едва разбирала, что он говорит, - так вот, он сказал: динозаврам самим любопытно, что за существа воцарились на их планете спустя миллионы лет. И вот теперь мы располагаем потрясающей коллекцией. Уверена, на Земле многие ученые отдали бы жизнь за одну только возможность на нее взглянуть. Причем тела динозавров настолько реальны, что нам даже удалось взять пробы ДНК. Мы собрали уникальный материал об их поведении. Нет, мы, конечно, понимаем, что миллионы лет назад все было не совсем так. У наших питомцев по понятным причинам отсутствуют многие инстинкты…

- Не понимаю, зачем все это нужно, - вдруг сказала Фаина.
        Петра изумленно вскинула брови.

- Мы ученые, - вмешался Уве. - Всю жизнь мы имели дело с мертвыми костями. В своих самых сокровенных мечтах мы вслед за героями Конан Дойла пробирались на заветное плато… Смерть - небольшая цена за исполнение мечты.

- Я не об этом, - дернула головой Фаина. - Понятно, что вам интересно посмотреть на этих зверушек живьем, после того как вы так долго их изучали. Я тоже в полном восторге. Но смотреть - это одно. А вот зачем вы продолжаете их изучать? К чему все эти анализы, лаборатории? Кому здесь нужны ваши знания?
        Петра возмущенно ринулась в бой.

- А вы считаете, девушка, что знания ценны только тогда, когда они могут научить людей варить колбасу? Какая чушь! Знания ценны сами по себе. Атхарта - неисчерпаемый кладезь для лингвистов, физиков, биологов, историков, антропологов… Они получают здесь материал, о котором на Земле не смели и мечтать. И потом…

- Успокойся, дорогая. - Уве осторожно погладил руку жены, но Петра резко сбросила его ладонь.

- И потом, разве нельзя предположить, что когда-нибудь граница между живыми и мертвыми исчезнет? А смерть перестанет быть единственной дорогой в Атхарту? Вот тогда-то и пригодятся наши исследования! И заметьте: у нас есть все шансы дождаться этого!
        Мы заканчивали чаепитие в смущенном молчании. Фаина надулась; Петра, сообразив, что сказала слишком много, тоже молчала. Мы с Уве перекидывались необязательными фразами. Я старался не привязывать заявление фрау Квангель к проблеме, с которой столкнулась «Шамбала»…
        Когда мы с Фаиной пустились в обратный путь, к гроту, где мы оставили вертолет, она вдруг снова заворчала:

- Все равно не понимаю. Живые исследуют мир вокруг себя, потому что от этого зависит их жизнь. А мертвым это зачем? Самообман. Иллюзии - как всё здесь. Квангели дурят голову себе и другим: дескать, они такие занятые, полезные и увлеченные люди. Здесь все боятся смотреть правде в глаза.

- И какова же правда? - иронически фыркнул я.

- Правда в том, что в Атхарте и в самом деле можно быть счастливым, - отчеканила Фаина. - Только не надо ничего усложнять. На Земле ты был бедным и голодным - наслаждайся, рядись в побрякушки, ешь ананасы, рябчиков жуй, благо несварение тебе не грозит. На Земле ты был одинок и только здесь встретил близкую душу - радуйся, пока не прискучит. А если на Земле ты был счастлив и смерть оторвала тебя от самого дорогого - истреби свою душу и исчезни к чертовой матери. Зачем ты меня сюда притащил?!
        Она шла и плакала. Я, опешив, тащился позади. Когда мы уже садились в вертолет, Фаина вдруг сказала:

- У меня к тебе просьба.

- Все, что хочешь, - галантно, но опрометчиво отозвался я.

- Ты ведь адъют. Ты имеешь доступ к компьютеру богов. Ты не мог бы посмотреть прогноз Никиты? Я хочу знать, сколько ему осталось жить.

24

        Ненавижу подобные ситуации. Ненавижу плестись сзади, как собака. Ненавижу дарить людям праздник и смотреть, как втыкают иголки в мои воздушные шары. Если бы на месте Фаины оказался мужчина, я улетел бы в Хани-Дью без него: авось прогулка по свежему воздуху привела бы в порядок его мозги. Фаину я молча довез до самого дома, где она, не сказав ни «спасибо», ни «извини», ни «до свидания», хлопнула дверью у меня перед носом.
        Дело в том, что я ей отказал. Конечно, мне ничего не стоило посмотреть прогноз. Но я был просто взбешен: все мои бескорыстные попытки примирить ее с Атхартой пошли прахом… И в конце концов, это аморально - с нетерпением ждать смерти человека. Любимого человека, между прочим.
        Расставшись с Фаиной, я был твердо уверен, что впредь не подойду к ней и на пушечный выстрел.
        И между тем…
        Ты никогда не подбирала в детстве птиц? Однажды мы с друзьями нашли вороненка-слетка. Мы притащили его домой, посадили в коробку, обложили мягкими тряпочками, поставили блюдце с молоком. Мы очень хотели ему помочь. А он, нахохлившись, смотрел на нас черным глазом… И ночью умер. Глядя на Фаину, я почему-то вспомнил эту историю.
        Мы договорились с Диланом, что вертолет я оставлю у «Шамбалы». Приземлившись перед офисом, я посмотрел на горящие дежурным светом окна и вдруг решил: ладно. Раз ей так важно знать, умрет ее друг в девяносто лет, окруженный правнуками, или завтра ему на голову упадет кирпич, пусть узнает.
        Оказавшись за компьютером, я очень быстро нашел нужную текстовую справку:
«Воронцов Никита Иванович, родился в 1969 г., скончался в 2052 г.». Для пущей ясности я включил изображение.
        Образы будущего обычно смутны и похожи на любительскую киносъемку. Это объясняется тем, что возможные варианты прогноза наслаиваются друг на друга. Я видел комнату и кровать, на которой лежал восьмидесятитрехлетний старик. Вокруг сбивались с ног родственники. Он умер дома, во сне, в кругу семьи - чего еще желать? Фаине, конечно, придется подождать, но это ее проблемы…
        Легкий толчок. Со стеллажа упало несколько папок. Клавиатура под моими пальцами вдруг задрожала и сделалась горячей… А потом офис затрясло. Мне показалось, пол накренился, я вместе с креслом отъехал к стене и смотрел, как пляшут на столе рассыпанные маркеры.
        Все кончилось так же внезапно - я даже не успел испугаться. Убедившись, что пол больше не уходит из-под ног, я вернулся на свое место, чтобы выключить компьютер и как можно скорее выбраться из «Шамбалы». Но программа зависла и не желала закрываться. Вместо этого компьютер жалобно загудел и стал выбрасывать на экран какие-то файлы - все быстрее и быстрее. А когда кончилась эта свистопляска, я снова увидел прогноз Никиты Воронцова…
        Цифры изменились на глазах. Теперь в справке стояло: «Родился в 1969 г., скончался 19 июля 2005 г.». Полвека жизни стерлись за секунду. И я увидел горы. Аксаутский перевал, куда Ник отправится на съемки со своей группой. Землетрясение будет не очень сильное - баллов шесть. Но оно вызовет обвал, под которым погибнет Никита.
        Прогноз изменился! Что это, сбой в программе? Вирус? Я перезагрузил компьютер. Теперь он работал нормально, однако выдал мне те же новые цифры. Для проверки я открыл последний прогноз, который мы смотрели вместе с Виратой, - по поводу судьбы злосчастной «Тайны, вырванной у смерти». Меня уже терзали мрачные предчувствия…
        Но то, что я прочел, было просто невероятно.

«После того как склад, где хранился нераспроданный тираж, сгорел, продажи книги Марио Фриаса резко подскочили. Этому весьма поспособствовали СМИ, которые обвинили в уничтожении книги католическую церковь, неонацистов и эмигрантов-мусульман…» Далее замелькали газетные заголовки: «Поджог связан с тематикой книги?», «Тайна уничтожения «Тайны…». И - совсем в лоб: «Просто фантазия или знание, посланное свыше?»
        Вот тебе и книжка для домохозяек…
        Однако это были еще цветочки. В конце концов ажиотаж прекратился так же быстро, как возник. Но один экземпляр попал в руки некоему католическому священнику отцу Мигелю. Задетый за живое обвинениями в адрес церкви, он прочитал «Тайну…» и нашел в ней что-то такое, что руки у него затряслись, и сломя голову он помчался к своему другу Альберто Мартинесу. Это имя я уже встречал на перекрестках прогнозов. Именно этому микробиологу предстояло спустя десять лет совершить открытие, которое перевернет мир. Связь восстановлена. Только откуда это все, мать его, взялось?!
        Стоп. Я еще раз впился глазами в текст. «После того как склад сгорел…» Не
«сгорит»? «Сгорел»?! Я включил изображение и увидел окна, энергично полыхающие огнем. Картинка была абсолютно четкая. Все верно: это уже не прогноз, а информация о совершившемся событии. А значит, каким-то фантастическим образом изменилось не только будущее, но и прошлое. Невероятно! У меня просто поехала крыша…
        Я вышел на крыльцо. Темнело. Ветер, такой сильный, какого я не помнил в Атхарте, едва не сорвал с меня куртку. Он гнал по небу тучи, похожие на черный дым, а вслед за тучами летели стаи птиц. Впереди тянулся косяк белых цапель. Все это было похоже на предвестие катастрофы.
        Порывшись в карманах в поисках сигарет, я нашел лишь пустую пачку и с досадой отшвырнул. Ветер покатил ее по траве. Сосредоточившись, я придумал новую, но успел наполнить ее лишь наполовину.

- Закурить не найдется? - раздался сзади голос Вираты.

- Да ради бога. - Я протянул ему пачку.
        Вирата на полном серьезе прикурил и затянулся. Потом сказал:

- Это действительно успокаивает. И что, по-твоему, здесь происходит, Гобза?

- Птицы летят, - ответил я.

- Угу, - кивнул бог. - Летят. Ну пошли, что ли, разбираться с прогнозами?
        Уже вдвоем мы вернулись к компьютеру.
        Я показал Вирате свои открытия. Но он не спешил меня хвалить.
        Судьба Никиты Воронцова, миллионы других изменившихся судеб - все это его нисколько не взволновало. А вот увидев сожженный склад, босс расстроился не на шутку. Его растрепанные волосы заискрились фиолетовыми сполохами.

- Видишь, - сказал я, - книжка про Атхарту все же оказалась в руках ученого.

- Вижу, - мрачно кивнул Вирата. - Кому-то позарез надо устроить на Земле очередную НТР. Но, боже мой, зачем этому идиоту понадобилось лезть в прошлое?! Неужели не было способа проще? Впрочем, узнаю людей: вы с начала времен забиваете гвозди микроскопом. Но ты хоть понимаешь, чем это грозит?
        Я догадывался… Но решил промолчать. Не дождавшись моего ответа, Вирата продолжил:

- Представь себе, что время - это огромная паутина. Миллиарды нитей, которые связывают события друг с другом. Эти нити тянутся сквозь людей и богов, через Землю и Атхарту, через всю Вселенную. Эти нити запутаны в узелки и в прошлом, и в будущем. Но будущее гибко. Оно, так сказать, снабжено запасными нитями. Вот почему его иногда можно менять, что ты не раз делал, будучи курьером. А вот если порвать какую-то ниточку в прошлом… Всю Вселенную, все Круги мироздания будут сотрясать катаклизмы. Тот, кто проник в прошлое и поджег этот окаянный склад, и не подозревает, что натворил. Хотел бы я знать, кто занимается такими фокусами…

- А что бы ты с ним сделал? - спросил я.
        Вирата пожал плечами.

- Если это атхартиец, я ничего не смог бы с ним сделать. Ваши судьбы не в компетенции «Шамбалы». Но обычный атхартиец или даже адъют не может проникнуть в прошлое. Чтобы управлять временем, надо быть ангелом или… Нет, - перебил сам себя Вирата, - бог не мог совершить такой безрассудный поступок.

- Даже Джан? - улыбнулся я.

- Даже Джан, - серьезно кивнул Вирата. - Это не вопрос ума, нравственности или дисциплины, Гобза. Это, если хочешь, физиология… Вообще-то и ангелы устроены так. Но теоретически я допускаю, что кто-то из них остался безответственным, как человек. И при этом приобрел могущество бога… Ладно, - Вирата деловито защелкал клавишами, - искать виноватого - десятое дело. Смотри: в этой цепи событий есть слабое звено. Мартинес еще не прочел книжку. Мы и не дадим ему ее прочесть.

25

        Доктор Альберто Мартинес кормил белых мышей. В лабораториях института эти жертвы науки гибли сотнями, но несколько любимцев нашли приют в кабинете доктора. Осторожно поводя усиками, зверьки принюхивались к ладони Мартинеса и выбирали из кормовой смеси орехи покрупнее.

- Сеньор Мартинес, к вам падре! - объявила секретарша, пропуская в кабинет высокого седовласого священника.

- Мигель! - обрадовался Мартинес, закрывая клетку с мышами. - Вот неожиданность! Садись, садись. Ирена, принесите нам кофе.
        Через пять минут доктор Мартинес убедился, что с его старым другом что-то происходит. Священник молчал, чашка дрожала в его руке, и он все время подносил ладонь ко лбу, словно утирая пот. Нахмурившись, ученый спросил:

- Мигель, с тобой все в порядке? Ты здоров?
        Падре поднял лицо, и доктор поразился отчаянию, которое оно выражало.

- Не знаю, Альберто, не знаю… Я не успел ничего обдумать. Я не мог даже молиться. Мне надо было срочно поделиться этим с тобой.
        Священник положил на стол помятую книжку карманного формата. Надев очки, Мартинес взял ее в руки. «Тайна, вырванная у смерти». Книжка, вокруг которой поднялся такой шум. На обложке - вульгарная красотка. Спустив очки на нос, Мартинес уставился на священника.

- Ты хотел поделиться этим?

- Ты должен срочно прочесть эту книгу, - взволнованно сказал падре Мигель. - Это подробное описание того, что происходит с душой после смерти.

- Помилуй, Мигель, - прищурился Мартинес, - мне кажется, в организации, которую ты представляешь, об этом все известно уже две тысячи лет…

- Сейчас не время иронизировать, Альберто! - воскликнул священник. - То, что здесь написано, перевернет представление о Вселенной и в церкви, и в научном мире!

- Мигель, успокойся, - опешил Мартинес, раздумывая, не вызвать ли врача. - С чего бы тебе всерьез относиться к бульварному чтиву?

- А вот с чего! - Падре схватил книгу, перелистал ее до какой-то страницы и лихорадочно стал совать прямо в лицо другу. - Когда ты прочитаешь, ты все поймешь. Это послание! Наш дорогой Энрике нашел способ послать нам весть… Здесь написано про нас! Написано то, чего никто, кроме нас троих, не мог знать! Я связывался с автором, с этим Марио Фриасом, это совершенно посторонний человек, он живет в Аргентине. Он сам не понимает, что подвигло его взяться за перо. И знаешь, что он еще сказал? Что он рад интересу к своей персоне со стороны католической церкви, так как уверен, что слышал голоса. Понимаешь, Альберто? Энрике Торес связался с ним с Того Света и продиктовал эту книгу. Он вырвал у смерти тайну!

- Мигель, ты все тот же неисправимый романтик, - улыбнулся Мартинес. - Ну допустим, ты прав. Допустим, эта книга, одна из тысяч подобных, рассказывает правду. Нам-то что до этого? Для чего заглядывать вперед и узнавать то, что и так каждый выяснит в свой черед? Мертвые там, мы здесь, и давайте оставим друг друга в покое! Я тебя просто не узнаю, Мигель. Разве мы не должны с почтением относиться к таинству смерти?

- Так оно и было, Альберто, пока человечество находилось в младенческом возрасте! - воскликнул падре. - Бог ограждал нас от многих знаний, как взрослому надлежит ограждать ребенка. Но мы созрели. Пришло время, и Бог позволил нашему другу открыть завесу над страной, откуда ни один не возвращался. Теперь бессмертие души перестанет быть камнем преткновения между верой и знанием. В общем, я не скажу больше ни слова. Текст этой книги не требует иных доказательств. Пообещай мне, что ты ее прочитаешь, и тогда мы вернемся к разговору.
        Падре Мигель стремительно вышел. Альберто Мартинес долго смотрел на закрывшуюся дверь. Потом перевел взгляд на фотографию, которая всегда стояла на его рабочем столе - и когда он был начинающим исследователем, и теперь, когда к его мнению прислушиваются самые авторитетные ученые мира.
        Трое друзей. Два веселых студента и молодой священник. Какие разные судьбы… Но при этом - сколько общего… Как будто фотография оказалась магической, и люди, попавшие в объектив, теперь навеки скованы незримыми цепями рока.
        Падре Мигель… В молодости, едва начав свое служение, он пережил сильнейшее искушение. Страсть… Она работала спасательницей на пляже, а вечерами в баре пела песни под гитару. Она завязывала длинные меднокаштановые волосы в два хвоста и ярко подводила русалочьи глаза. И тело у нее было медное, словно покрытое золотой чешуей. Когда она с вышки прыгала в море, казалось, что это плещет хвостом большая рыба…
        Энрике, Альберто и Мигель - все трое были влюблены в Рыбу. Это было не соперничество, это было братство. Лишь Мигеля связывали обеты, остальные были свободны. Но дух противоречия толкнул ее к молодому священнику. Раньше Мигель боролся с искушением один на один, теперь силы его противника удвоились.
        Мигель едва не сошел с ума, пока метался между Богом и женщиной. В конце концов он сделал выбор, он решил отказаться от карьеры… Но Бог жестоко наказал его за отступничество.
        Выйдя на катере в шторм, Рыба погибла.
        Мигель сутки провел на коленях перед распятием. Из церкви его унесли в глубоком обмороке, от которого он не скоро очнулся. С тех пор все личные помыслы он положил на алтарь веры.
        А он сам, Альберто? Он тоже отказался от личного счастья и всю жизнь служил своему божеству - науке. Он никогда не гнался за сенсациями. Просто есть на свете справедливость, и теперь его терпение и трудолюбие начинают приносить плоды…
        Единственным из них, кто прожил нормальную человеческую жизнь, был Энрике Торес. Он женился, родил детей и стал известным психотерапевтом. В сорок пять лет Энрике узнал, что смертельно болен. Он умер, едва ему исполнился пятьдесят один год.
        Альберто вспомнил их последнюю встречу втроем - за несколько месяцев до смерти Энрике. Торес был уже слаб, но он сам завел разговор о смерти. Он говорил хрипло, задыхаясь, очень взволнованно.

- Что такое страх смерти? Страх попасть в страну, откуда ни один не возвращался? Страх перед неизвестностью? Ты говоришь, Мигель, что смерть - это переход в лучший мир. А ты уверен, что тот мир - лучший? Ты уверен, что он вообще есть? Не надо, Мигель, не смей мне возражать. Вот человек, - Энрике хлопнул себя ладонью по груди, - который точно знает дату своей смерти. Перед этим знанием твои прописные истины пошлы. Если бы ты - не дай тебе бог! - оказался на моем месте, если дело бы дошло до смертных судорог, неужели ты спокойно и уверенно считал бы их всего лишь таможенной волокитой? Увы, Мигель. Я знаю: там ничего нет. Страх смерти свойственен даже бактериям - Альберто не даст соврать. Каждая клетка в нашем теле боится небытия. Именно этот дремучий инстинкт - истина. Остальное - фантазии. Жалкие попытки преодолеть страх. Научиться с ним жить.
        Лицо Энрике вдруг стало жалким, и он расплакался. Пряча глаза от ошеломленных друзей, он прошептал:

- Но я никому не пожелаю моего неверия. Если бы вы знали, как страшно уходить в пустоту…
        Доктор Мартинес взял в руки книжку. «Тайна, вырванная у смерти». Он усмехнулся. А что такое - смерть? Смерть - это прекращение процессов жизнедеятельности. В этом определении от обратного чувствуется беспомощность… А что есть жизнь? Что ускользает из тела в момент смерти? Если бы это удалось найти, если бы удалось доказать… бессмертие души…

- Можно войти, синьор Мартинес?
        В дверях нерешительно застыла лаборантка.

- Вы попросили подготовить для вас эти данные. - Она подошла к столу.
        Мартинес взял пластиковую папку и удивленно взглянул на девушку сквозь очки.

- Я просил эти данные?

- Разве нет? - смутилась девушка. - Но мне показалось… Простите…

- Нет-нет, - успокоил ее Мартинес. - Это вы простите, Сантана. Я совсем забыл. Это очень кстати.
        Он жестом отпустил сотрудницу и углубился в изучение содержимого папки.

26

        Сантана не понимала, что с ней происходит. Вернувшись в лабораторию, она, путаясь в рукавах, накинула плащ, схватила сумочку и бросилась на улицу. Добежав до парка, закурила сигарету и перевела дух.
        С чего она взяла, что доктор Мартинес просил ее выполнить эту работу? Он не просил, теперь она точно помнит… И главное - какой бес попутал ее стянуть со стола ученого эту книжку?! Теперь тот же бес подсказывал, что незаметно вернуть украденное не удастся и надо от него избавиться. Воровато оглядевшись, девушка опустила книжку в первую попавшуюся урну.


        Я вздохнул с облегчением. Ты ведь уже поняла, Сурок, что я и был тем бесом, который попутал бедную Сантану… Теперь доктор Мартинес не мог прочесть «Тайну…» немедленно. В ближайших магазинах она распродана. Даже если ученый проявит настойчивость, найти роковое издание он не успеет: ангелы Вираты уже начали работать с его памятью. И с памятью падре Мигеля тоже. Это гораздо удобнее делать, когда предмет, который надо удалить из памяти, отсутствует в поле зрения.
        И еще: теперь я знал, кто подложил «Шамбале» свинью. Но выдавать Энрике Тореса я не собирался - из элементарной человеческой солидарности.
        С чувством выполненного долга я покинул тело расстроенной Сантаны и оказался в Темноте. Сейчас впереди загорится свет, и я вернусь туда, откуда ушел, - к старому пню, заросшему иван-чаем.
        Света не было. Шли секунды, минуты, я точно знал, что ему давно пора появиться, но меня по-прежнему окружала Темнота. Я вертелся как ужаленный. Скоропостижно приближалась паника. Я слышал, как кровь стучит в висках, хотя не имел ни того, ни другого…

- Пусти! - отчаянно рявкнул я в Темноту.
        Та отозвалась дебильным смехом:

- Гы-ы-ы!

- Кто здесь?! - заорал я, хватая пустоту руками.

- Это я, - послышался доброжелательный голос Алана Нэя.

- Мы с Аланом решили встретить тебя, Грег, - влез Табаки. - Извини, не захватили ни цветов, ни оркестра. Гы-ы-ы!
        Эти двое каким-то образом удерживали меня в Темноте и не пускали в Атхарту. Но теперь я по крайней мере знал, что происходит. Я перестал судорожно барахтаться
- надо же было сохранять лицо перед этими мерзавцами! - и спокойно спросил:

- Что тебе нужно, Алан?

- Ты еще держишься? - сочувственно поинтересовался Нэй. - Я думаю, у тебя хватит сил меня выслушать. Я тут случайно присутствовал при разговоре богов… Вирата и Натх говорили о ком-то, кому удалось вмешаться в прошлое. Я хочу знать, кто это, Грег.

- Пошел к черту, - ответил я, как партизан на допросе. Я даже плюнул бы ему в лицо, если бы нашел чем!
        Нэй беззлобно ответил:

- К черту пойдешь ты сам, если не скажешь. Еще немного, и ты откроешь одну из самых страшных тайн Атхарты. Правда, поделиться впечатлениями ты уже не сможешь.

- Гы-ы-ы! - одобрительно отозвался Табаки.

- Грег, я не в первый раз вижу тебя в работе, - продолжал Нэй. - Надо признать, ты никуда не годный адъют. Ты слишком близко к сердцу принимаешь дела живых и ни в грош не ставишь Устав. Признайся: ты ведь собирался скрыть имя виновного?

- А ты признайся, что снова решил выслужиться перед начальством. Состряпать на меня донос Натху, - прохрипел я, задыхаясь. - Но не надо брать меня на испуг. Когда я вернусь, Вирата узнает все, что нужно.

- Нет, Грег, - Нэй грустно вздохнул, - ты не вернешься. Если ты не скажешь мне, кто передал на Землю информацию, ты исчезнешь. Я смогу находиться здесь еще долго, а вот ты… Ну! Имя! Живо! - заорал он на меня, и вовремя: я уже проваливался в пучину небытия, из которой выбраться невозможно. Я переставал быть, и это оказалось гораздо страшнее смерти…
        Ненавидя собственное бессилие, я крикнул:

- Его зовут Энрике Торес!
        Темнота впереди сразу расступилась. Свет оказался так близко, словно он сам притянул меня к себе. Позади затихал отвратительный смех Табаки. Через мгновение я упал лицом на влажную траву. Рядом высился старый пень. По его шершавому боку ползла зеленая гусеница. Я смотрел на нее и пытался отдышаться. Я чувствовал себя, как утопающий, который чудом добрался до берега. Но, конечно, я не чувствовал себя победителем…
        А это что еще? Всем телом я почувствовал мерный, дробный звук, раздающийся по земле. Лошади скачут - догадался я и поднял голову.
        По дороге рысью двигался конный отряд. Всадники - их было человек пятнадцать - казались актерами, сбежавшими со съемочной площадки в разгар рабочего дня. На одном я заметил рыцарскую кирасу, на другом - буденовку с красной звездой. И почти у каждого впереди сидел ребенок - мальчик или девочка. Еще двое везли в седле женщин: кудрявую блондинку в розовом свитере и крупную брюнетку в брючном костюме. Возглавлял отряд усатый человек в кепке; его лицо показалось мне смутно знакомым. В целом зрелище было немыслимое. Ну все, спятил, обреченно подумал я и снова уткнулся лицом в траву.
        Но предводитель успел меня заметить.

- Эй, парень! - крикнул он. - Ты что валяешься? Вставай! Война началась.

27


«Киев бомбили, и нам объявили, что началася война»… Мне кажется, Сурок, страх перед войной существует в нашем поколении на генетическом уровне - его передали нам наши бабушки и дедушки, дети сороковых.
        А помнишь фильмы об атомной бомбе? Они вызывали липкий ужас перед медленной смертью, вползающей в дома, лишающей зубов и волос… Брр. В детстве мне по этому поводу снились такие кошмары - елочки зеленые!
        Но все это было там, на Земле. О том, как происходили войны в Атхарте, я уже тебе рассказывал. Никого убить невозможно. Что же произошло на этот раз?
        Я ждал объяснений от усатого предводителя отряда, а тем временем его всадники устраивались на привал.
        Вскоре моя любимая поляна являла собой смесь пикника и партизанской стоянки. Бегали ребятишки, всхрапывая, паслись кони; на мангале жарилось мясо, суровые дядьки выстраивали с помощью картофелин план наступления.

- Как тебя зовут, уважаемый? - предводитель всадников наконец подошел ко мне. Он был одет в галифе, как у капитана Жеглова, и меховой жилет поверх свитера крупной вязки.

- Егор Гобза, - представился я, пожимая протянутую руку.

- Гобза? - подивился усатый, вглядываясь в мое лицо. - Редкая фамилия… Ленинградец, говоришь? Знаю, знаю, что переименовали… Что ж, приятно встретить земляка. А это Яна Юлиановна, - он указал на блондинку, - и Мирра Львовна, - брюнетка слегка наклонила голову. - Сейчас они тебе все расскажут.

- Да как рассказать-то такой ужас? - вздохнула розовая дама. - Мы с Миррой из Райцентра.

- Откуда? - изумился я.
        Яна Юлиановна смущенно пояснила:

- Из Райцентра. Так называется наш городок. В смысле «центр рая». Мы с Миррой преподаем в школе. Знаете, у нас там много детей. Это очень печально. Но мы стараемся, чтобы бедняжки чувствовали себя хорошо. Вы же понимаете, детям нелегко в Атхарте. У каждого за плечами безутешные родные, а горе близких мешает привыкать к новым обстоятельствам… Мы помогаем им адаптироваться. Ну вот. У нас шел урок. Мы услышали шум за окном и увидели, как люди бегут по улице. А за ними летит… Мирра, продолжай, я больше не могу!
        Она закрыла лицо руками. Ее подруга продолжила низким, почти мужским голосом:

- А за ними летит существо ростом больше человека, с крыльями и птичьей головой. Если кто-то из присутствующих видел египетские статуи, - с сомнением произнесла она, - тот может себе представить. На груди у него висело нечто вроде фотоаппарата, и только по его действию мы поняли, что это оружие.

- Ужасное оружие! - воскликнула Яна. - На что бы он его ни направлял, все исчезало без следа. Люди, дома… Оставалась черная дыра, обугленная, дымящаяся по краям. Я повела детей через подвал, через столовую к черному ходу… Мирра мне помогала. Когда мы бежали, то видели много этих чудовищ, кружащих над городом. Они нас не преследовали. Но они выгнали нас из наших домов и убивали всех, кто сопротивлялся или просто бежал недостаточно быстро. Нам с десятью ребятишками удалось добраться до Запорожья…
        Услышав это название, я не смог удержать улыбку.

- Запорожье - это в смысле «за Порогом», да?

- Молодой человек, тут нет ничего смешного! - возмутилась Яна и замолчала.
        Но ситуация действительно не казалась мне серьезной. Я не понимал, отчего так паникуют эти дамочки - будто они по-прежнему на Земле и пережили налет вражеской авиации. Но ведь мы в Атхарте! Что означает здесь слово «убивали»?

- Мне очень жаль ваш Райцентр, - вздохнул я. - Но ведь все поправимо? Какие проблемы: придумаете себе новые дома, краше прежних. А люди… Уверен, те, кто пострадал, смогут создать себе новые тела. Ведь душам-то повредить невозможно.

- А вам известно, молодой человек, - в низком голосе Мирры появились учительские интонации, - вам известно, что душа воплощается в материю Атхарты? И эти существа, похоже, знают секрет ее уничтожения. Вместе с материей исчезает душа.

- В каком смысле - исчезает? - хрипло произнес я.

- Похоже, в этом самом, - кивнула Мирра. - По крайней мере, никто из погибших не вернулся.
        Поверить в это было трудно, но мое легкомыслие как рукой сняло.

- Смерть нашла нас и здесь, - прошептала Яна. - Мы безоружны против них!

- Яна, держи себя в руках, - пробасила Мирра. - Ради детей.

- Да-да, ради детей… - Яна всхлипнула.

- Ну-ну, - усатый предводитель похлопал ее по плечу, - поживете пока с детишками здесь. Мы их к вам в Хани-Дью привезли, - пояснил он мне, - а сами назад, в Запорожье.

- Вы там живете? - На этот раз я не улыбнулся, услышав забавное название.
        Но усатый улыбнулся сам, показав щербинку в передних зубах.

- Да, это наше поселение. Порядок у нас военный, живут одни мужчины. Баб - извините, дамы, - не держим. Чем не казачий Дон? Лошадей вот выпросили у Матхафа. Поддерживаем спортивную форму - тренировки каждый день обязательно. Телу, даже такому, поблажек нельзя давать. Потому как на бога надейся, да сам не плошай. Раз в месяц у нас футбол: играем с немцами из Валгаллы. Это соседи наши. Но сейчас, боюсь, будет не до игр. Балласт - извините еще раз, дамы, - оставим, и назад. Надо решать: сниматься с насиженных мест или все-таки дать отпор гадам. Очень они близко. Мы и вашего главного предупредили, чтобы был начеку. Он, кстати, пообещал, что детей и женщин пристроит.

- Главного? Какого главного? - не понял я.

- Ну попа вашего главного. У него еще имя какое-то библейское… Ной, что ли?

- Нэй, - машинально поправил я.
        Меня даже не возмутили эти нелепые притязания: Алан Нэй - главный поп! Меня ужасно занимала эта щербинка под темными с проседью усами. Где я видел это лицо?
        Предводитель заметил мои терзания. Он отправил Яну с Миррой резать огурчики-помидорчики и, когда мы с ним остались вдвоем, прищурился:

- Так ты говоришь, Гобза твоя фамилия? Вот как… Знал я одного Гобзу. Дочка моя за него замуж вышла, внуков мне родила. Старшая, Ксюха-то, меня бы сразу вспомнила. А ты, Егор, совсем малой был…
        Я хлопнул себя по лбу. Ну конечно. Дед. Мамин отец, про которого она часто рассказывала. Когда он умер, мне не было и трех лет, я помню только фотографии… Дед прошел всю войну и где-то под Будапештом потерял руку. В Атхарте он восстановил руку и, по сравнению с последней фотографией, помолодел лет на двадцать.
        Надо сказать, Сурок, такие встречи - очень большая редкость. Атхарта бесконечна, и невозможно предугадать, в каком Приемном Покое окажется человек, умерший спустя много лет после тебя. Лично я никаких родственников и вообще людей из своей земной жизни раньше не встречал. Так что я смотрел на деда разинув рот.

- Значит, и ты здесь уже… - Он покачал головой. - Рановато. Как получилось-то?
        Я рассказал.

- А мать что? Убивалась, наверное?
        Я объяснил, что еще в девяностом году мать уехала во Владивосток к дочке с зятем
- нянчить внуков. С тех пор мы виделись раз пять. К моменту моей смерти у сестры было уже трое детей.

- Не было у нее времени убиваться, - сказал я.

- Мать есть мать, - возразил дед. - Сколько бы ни было детей, все равно горе. И когда я умер - тоже горе было. Нам здесь хорошо, но ведь не напишешь, не позвонишь…
        Очень даже напишешь, подумал я. Как оказалось. Еще немного - и все бы узнали, как можно жить, не боясь смерти. Ни своей, ни чужой. Правда, неизвестно, хорошо ли это… Но обсуждать эту тему с дедом я не стал - он до обидного быстро утратил ко мне интерес. Сразу после обеда «станичники», посадив в седла женщин и детей, вновь тронулись в путь. А я одиноко побрел по дороге в сторону своего дома - с путаницей в голове и неприятной оскоминой на сердце.

28

        Храм экологов святого Терентия гудел как улей. Со сцены звучало примерно следующее: «Братья и сестры! Это знак! Терпение Создателя лопнуло. Атхарта стонет от скверны…» В зале раздавались панические причитания: «Пришельцы!»,
«Конец света!», «Война миров!» Мне показалось, сегодня здесь собрался весь Хани-Дью. И не только: я заметил колоритных мужчин в американской военной форме
- ни дать ни взять вьетнамские ветераны. Мелькали разнообразные офицерские мундиры, а потом я увидел самурая. Сияние исходило от молчаливой группы ангелов, среди которых я узнал Хархуфия. А на одном из кресел в боковом ряду сидела Фаина. За ее спиной стоял Алан Нэй.
        Как вышло, что я оказался в храме? Честно говоря, случайно. Я добрался до дома, но отсиживаться там не собирался. Я понимал, что должен что-то предпринять. В первую очередь надо было обсудить с кем-нибудь полученную информацию. Наверное, мне, как адъюту, следовало отправиться в «Шамбалу» и поговорить с Виратой. Но я почувствовал, что хочу человеческого общения.
        Я сел в машину и поехал к сэру Перси. По дороге, заметив суету вокруг храма экологов, решил на минутку заскочить туда. Вдруг узнаю что-нибудь важное?
        Увидев Фаину и Нэя, я понял, что совершил ошибку.
        Наклоняясь, Нэй что-то говорил ей. Фаина улыбалась и покачивала ногой. Я сразу отметил перемены в ее облике: короткое платье, похожее на ночную рубашку, туфли на каблуке, вызывающе темная помада.
        Я вдруг понял, что по-настоящему ненавижу Нэя. И тут же осознал природу своего чувства: такое можно испытывать только к человеку, которого ты однажды смертельно испугался.
        Словно почувствовав что-то, Нэй посмотрел в мою сторону. Я выдержал его взгляд не моргая. Ужасная, тягостная связь установилась между нами…
        Я пытался утешить себя: Нэй не станет звонить направо и налево о моей трусости. Такие тайны дорого стоят.
        Через минуту Фаина была уже одна. Я заработал локтями, как будто ехал в переполненном трамвае. О чем я собирался говорить с Фаиной - не знаю. Но я не мог не подойти к ней, после того как она говорила с Нэем. Желание переметить территорию…

- Хорошо выглядишь, - сказал я.
        Фаина не обернулась.

- Ты разочарован? Меня не надо больше опекать?

- Знаю, что не надо, - согласился я. - Ведь ты подружилась с Нэем?

- Какая у вас, однако, взаимная любовь, - усмехнулась Фаина. - Сначала Алан говорил о тебе так приторно, что я сразу поняла: он тебя терпеть не может. Теперь ты произносишь его фамилию, как матерное слово. Что вы не поделили, мальчики?
        Я промолчал. Она снова усмехнулась и продолжила:

- Впрочем, в одном Алан прав. Он сказал, что ты хороший парень, но не герой.
        Гадина, подумал я про Нэя. А вслух сказал:

- Вот как? Но уж он-то непременно герой?
        Фаина кивнула:

- Алан - незаурядная личность.

- И он теперь у нас главный? - не унимался я. - Вот как. Спасибо, что не Табаки.
        Фаина посмотрела на меня через плечо.

- Главный? Можно и так сказать. Знаешь, Егор, как становятся главным? В минуту опасности берут ответственность на себя. Кто первый, тот и молодец.
        Она все поняла. Она видела, что меня заводят разговоры о Нэе, и с удовольствием язвила в больное место. Женщины очень жестоки в таких случаях, Сурок…
        Я стоял как оплеванный. А что я мог сделать? Доказывать, что эта незаурядная личность - плохой человек, редиска? Вместо этого я огрызнулся:

- Я посмотрел прогноз твоего Воронцова. Он доживет до девяноста лет. Ты замучаешься его ждать.
        Наслаждаться эффектом я не стал. Во-первых, я по натуре не садист, тут нужны особые навыки. А во-вторых, мой выпад был жалок. Я ведь прекрасно знал, что очень скоро Фаина воссоединится со своим суженым.
        Ну-с, подведем итоги, думал я, садясь в машину. Сначала я совершаю поступок, столь же вынужденный, сколь и постыдный. В результате я втянут в войну с человеком, о котором раньше вспоминал раз в полгода. Потом - дед. Меня обидело его равнодушие. Я не ожидал, что он примется дарить мне леденцы и качать на коленке, но все же… А теперь еще девушка, которой я искренне желаю добра, втыкает в меня шпильки. И я отвечаю ей знатным пинком.
        Нечего сказать, день прожит не зря.

29

        Как хорошо, что на свете есть нечто неизменное! За последний год для меня таким стал скрип любимой качалки сэра Перси. Даже сейчас, едва услышав этот звук, я подумал: все утрясется. Правда, пока я понятия не имел, каким образом…
        Сэр Перси, одетый в строгий костюм с белоснежной сорочкой, провел пальцем по корешкам энциклопедии, отыскивая нужный том. Потом, открыв страницу, положил его на столе перед Бэзилом.

- Прошу.
        Кот лег, аккуратно подвернув под себя лапы, и с умным видом уставился в книгу.

- Угу… мрр… Теория множественных миров… Постулат первый. Миров бесконечно много. Постулат второй. Миры разделены между собой. Постулат третий. В любом заборе есть лазейка. Ничего не понимаю. - Кот недовольно дернул хвостом. - Поясните, барон, будьте любезны.

- Да, особенно насчет забора, - попросил я.
        В гостиной мы собрались впятером. Бэрримор не в счет. Наполнив наши бокалы коньяком и позаботившись о закусках, он степенно удалился. Явился Зануда, почему-то сбежавший сегодня из храма экологов. Пятым был хмурый небритый - не то с густой щетиной, не то с короткой бородой - субъект, которого сэр Перси не спешил нам представлять. Он сидел в углу, и я сначала испытывал неловкость от его присутствия, а потом перестал обращать на него внимание.

- Заметьте, господа, - строго сказал сэр Перси, - сон разума рождает чудовищ. Вы успели насочинять ужасных историй. Материализованные кошмары гоняются за людьми. Темнота изменила сущность людей, превратив их в монстров. Что еще?

- Древняя магия египтян, - подсказал я.

- А почему вам не пришел в голову самый простой вариант: в Атхарте появились существа из другого мира? Не с Земли.

- А почему они раньше не появлялись? - спросил Бэзил, сворачиваясь клубком прямо на книжке. - Если это вообще возможно?
        Сэр Перси поморщился:

- Бэзил, друг мой, вместо того чтобы использовать книгу как матрас, вам стоило бы прочесть ее. А пока - вас не затруднит переместиться обратно в кресло? Все-таки это единственный экземпляр.

- Брысь! - вставил я.
        Бэзил зашипел, как камышовый кот, но спрыгнул со стола. Сейчас было не до обычной перебранки. Все мы ждали от сэра Перси объяснений, и он их терпеливо давал.

- Постулат первый в комментариях не нуждается. Что касается второго, то речь идет о важнейших принципах мироустройства. Вселенная - это Стержень плюс бесконечное множество нанизанных на него Кругов. Круги отличаются по свойствам материи, которая наиболее плотна в Стержне и истончается по мере удаления от него. Все мы некогда обитали в материальности Стержня, а после смерти попали в Крут, предназначенный для нашего нового состояния. Но Стержень - это не только Земля. Это и другие миры, удаленные от нас на миллионы и миллионы световых лет. Многие из них обитаемы. Как вы думаете, куда попадают после смерти их обитатели?

- В другие Круги, - предположил я.

- Насколько мне известно, нет. Они тоже в Атхарте, которая поделена неким образом… Попытайтесь абстрагироваться от евклидовой геометрии пространства… Вам понятно, о чем речь?

- Евклидова геометрия - чего проще? - буркнул Бэзил.
        Я скромно промолчал.

- Короче, - сэр Перси обвел нас многозначительным взглядом, - они все здесь.

- Не понимаю, - потряс я головой. - А почему их никто не видел? Бэзил вон сколько бродил по Атхарте…

- Материальность Атхарты достаточно плотная, чтобы миры не смешивались, - пояснил сэр Перси. - Вот почему до сих пор вторжений не происходило. А теперь скажите… вот вы, Юджин, например, - обратился сэр Перси к подозрительно молчаливому Зануде, - если у вас за стеной живет богатый сосед и вам придет в голову ограбить его, как вы поступите?

- Юджину такое в голову не придет, - вмешался Бэзил, - а я бы при случае стянул у соседа ключ.

- Вы рассуждаете как настоящий домушник, - одобрительно сказал сэр Перси. - Хотя вам, Бэзил, больше подошел бы другой вариант. Представьте, что этажом выше, как раз над объектом вашего интереса, живет симпатичная дама. Время от времени она приглашает вас пить чай. И может быть, даже доверяет вам ключ от своей квартиры. Так почему бы вам не спуститься с ее балкона?

- А еще можно войти в долю с профессиональным грабителем, - добавил я.

- Да. Самое главное, - сэр Перси поднял палец, - что никому из вас не придет в голову ломать стену. Всегда есть другой способ. Так и в нашем случае. Пришельцы могли проникнуть в Атхарту через более высокие Круги - там материальность, а следовательно и граница между мирами, тоньше. Могли воспользоваться помощью своих, неизвестных нам богов. Могли каким-то образом добраться до Земли, а оттуда уже подняться в Атхарту. Но ведь это не самое важное - как именно они здесь оказались. Важно другое: что нам теперь делать?
        Мы с Бэзилом переглянулись. Что делать? Кроме перепуганных учителок из Райцентра, никто не видел врага в лицо. Оставался актуальным вопрос: а был ли мальчик? И если да, то каковы цели пришельцев? каковы их возможности? Элементарные стратегические подробности: сколько их? Как они вооружены? К сожалению, атхартийской энциклопедии было недостаточно, чтобы это узнать.

- Надо идти в разведку, - мрачно изрек я.
        Все переглянулись. А потом подхватили мою мысль как само собой разумеющуюся. Растерянность сменилась облегчением и обилием новых идей.

- Пойдем все вместе, плечом к плечу, и да поможет нам святой Терентий! - оживился Зануда.
        Я прыснул со смеху.

- Это разведка, а не набег, - возразил Бэзил. - Мы с Грегом прекрасно справимся вдвоем. Без лишнего шума.

- Разумно, - одобрил сэр Перси. - Но я еще порекомендую взять с собой Самира. Уверен, он надежный человек. Самир, подойдите сюда.
        Бородатый, до этого молча сидевший в углу, поднялся и вышел на свет. Он был невысок, но довольно красив, если бы не диковатое выражение глаз. С этими арабами всегда так: внешний лоск цивилизации, европейская одежда, а по сути - такой же кочевник из пустыни, как его предки.

- Самир недавно в Атхарте, - пояснил сэр Перси. - Он очень хочет быть полезным. Самир, вы ведь готовы рискнуть вместе с моими друзьями?
        Еще неизвестно, кто тут рискует, подумал я, косясь на сомнительного субъекта. Бэзил обменялся со мной выразительным взглядом; он явно разделял мои опасения.

- Я все сделаю, - коротко ответил Самир.
        Спорить с сэром Перси никто не собирался, и состав был утвержден.

- Осталось придумать, как незаметно подобраться к этим… супостатам, - сказал я.
        Тут неожиданно в разговор вступил Зануда:

- Кажется, я знаю, как это сделать.

- Как? - хором спросили мы с Бэзилом.
        Оказавшись в центре внимания, Зануда приосанился и с важным видом изрек:

- Вы знаете, что цель экологов - сохранить Атхарту в ее первозданном виде. В первую очередь мы призываем отказаться от излишеств. - Он с выразительным вздохом обвел глазами роскошную обстановку гостиной. - Но даже самые скромные наши дома, и наша одежда, и сам наш облик тоже нарушают экологию. Отказаться от этого - наша высшая цель…

- Юджин, ты не на трибуне, - не вытерпел я. - Ближе к делу.

- Среди экологов действительно много пустых говорунов, - сказал Зануда, - но я не из их числа. Смотрите.
        Зануда вышел на середину комнаты. Как все экологи, он носил белое: свободные брюки и футболку, которая обтягивала его полноватый живот. И вдруг его одежда и тело стали терять резкость… Через минуту Зануда исчез, стал невидимкой. Но его голос продолжал звучать:

- Так выглядит идеальный обитатель Атхарты, господа. Сейчас на ваших глазах я отказался от своего облика. Я посвятил много времени развитию этой способности. Но если знать, с какого конца подойти, все становится очень просто. Я обучу вас в считаные минуты.

- Вот это камуфляж! - восхитился я.
        Бэзил дернул хвостом:

- А это не опасно? Стоит ли в Атхарте шутить с исчезновением? Что скажете, барон?
        Сэр Перси отозвался не сразу. Он смотрел на то место в комнате, где подразумевался невидимый Зануда, и, наверное, составлял в уме новую статью для энциклопедии.

- Юджин не исчез, - сказал он наконец. - Просто его оболочкой стала первозданная материя Атхарты. Я не думаю, что это упражнение полезно, но…

- Смею заметить, очень полезно, - сухо заметил Зануда. - Это единственно правильный путь к Создателю.

- …но если не злоупотреблять этой способностью и использовать ее только в качестве защиты, - невозмутимо продолжил сэр Перси, - полагаю, вреда не будет. Вы можете обучить наших разведчиков своему искусству, Юджин?
        Разумеется, Зануда был рад возможности побыть нашим наставником. А нам - делать нечего! - пришлось пройти его школу.
        Самир усвоил урок быстрее всех - через несколько минут он просто растаял в воздухе. Со мной же Зануде пришлось повозиться. Я никак не мог согласиться с тем, что моя рука, заботливо воспроизведенная по памяти - включая старый шрам от ожога на правом запястье, - будет выглядеть никак… Раздраженный неудачей, я спросил Зануду:

- А почему это ты решил присоединиться к нам? Все ваши сейчас в храме. Ты не боишься получить выговор от Алана Нэя?

- Алан Нэй не бог, чтобы я его боялся, - неожиданно резко сказал Зануда. - Но, прости, обсуждать его с тобой было бы с моей стороны непорядочно.
        Что тут возразишь? Я замолчал и углубился в процесс. Вскоре появились первые результаты. Злополучная рука не хотела исчезать дольше всего, но наконец я уговорил и ее. Убедившись в окончательной победе над видимостью, я уступил место Бэзилу, а сам решил воспользоваться случаем и поговорить с сэром Перси. Была у меня пара камней на сердце… А мы все-таки в разведку готовимся идти, другого случая может не представиться.

- Скажите, сэр Перси, - начал я, когда мы остались наедине у камина, - вы бы подали руку человеку, который под давлением, из страха, подверг опасности другого человека?
        Я сказал, словно прыгнул в холодную воду. Вздумай я говорить об этом с Бэзилом, совершенно беспринципным малым, он похлопал бы меня по плечу и сказал бы: «Не бери в голову!» Но сэр Перси, барон Мэллори, с его рыцарскими представлениями о чести был, на мой взгляд, куда более строгим судьей. И потому меня волновало именно его мнение. Я собрался с духом и все ему рассказал.

- Энрике Торес был вашим другом? - спросил сэр Перси, закуривая трубку.

- Нет. До этого случая я никогда о нем не слышал.

- А если так, почему вы должны были жертвовать собой? Вы не испытывали к нему ни любви, ни привязанности. Кроме того, причинит ему вред Алан Нэй или нет - еще вопрос, а вы погибали безоговорочно. Не берите в голову, Грег. Просто вы повели себя, простите, не как герой. Именно это вас беспокоит, а вовсе не чувство вины.

- Хороший парень, но не герой, - хмыкнул я.

- Трудно быть и тем и другим одновременно, - улыбнулся сэр Перси. - Если вас волнует моя рука, то можете жать ее, сколько захотите. А если речь идет об одной черноокой леди… Поверьте моему четырехсотлетнему опыту, Грег: женщины сначала засматриваются на героев, а потом выбирают хороших парней. Ну что, вам полегчало?

- Да, - искренне сказал я. - Но будет еще легче, если вы скажете, кто такой этот Самир. Хорошо бы знать, с кем идешь в разведку…

- Разумеется, - кивнул сэр Перси. - Но я не уверен, что от моих слов вам станет легче. Самир - шахид. Родом из Марокко. Самоубийца, взорвавший магазин в одном из израильских городов. Вместе с ним пострадали пятнадцать человек. Трое из них тоже оказались в Хани-Дью. Представляете, каково ему? К смерти он был готов, но к крушению мира - нет. И теперь он фактически создает себя заново. Я рад, что он идет с вами.
        А мы-то как рады, подумал я.

30


- Конкретно они здесь порезвились. - Я передал Бэзилу подзорную трубу. Отсюда, с высокого обрыва над неизвестной рекой, другой берег был виден как на ладони.
        Никакого Райцентра там больше не существовало. Вся реальность вокруг была дырявой.
        Я впервые прочувствовал, как зыбки иллюзии, созданные нами в Атхарте.
        Кое-где прорехи уже затянулись. Атхарта сама себя латала. Без человеческой подсказки она создавала ландшафт, который не приснился бы и Стивену Кингу. Озера вспухали гигантскими пузырями. Деревья росли не вертикально, а под углом; одно даже сделало мостик, перекинувшись над дырой. И все было как-то скособочено, перекошено, словно на форму натягивали материал, а его не хватало.
        Та часть долины, которой не коснулась эта фантасмагория, выглядела не лучше. Повсюду громоздились причудливые строения, похожие на огромные ласточкины гнезда. Это было становище оккупантов.

- Иди вперед, - велел я Самиру. Тот послушно стал спускаться к реке. - Терпеть не могу, когда он дышит мне в спину, - тихо сказал я Бэзилу. - Не знаешь, откуда ждать большей беды: спереди или сзади.

- Да уж, удружил нам барон с напарником, - ответил кот.
        Я уже успел рассказать ему о шахиде. Сэр Перси не брал с меня обета молчания, а Бэзил имел право знать, с кем делит опасность. Поэтому в дороге мы оба смотрели на Самира с любопытством и отвращением одновременно.
        Самир словно и не замечал наших косых взглядов. Он не проявлял никакой инициативы, зато слушался каждого нашего слова. Уверен, если бы мы послали его прыгнуть с крыши, он сделал бы это без лишних вопросов..
        Наши сборы в дорогу были недолгими. Сначала мы отправили Зануду к экологам, чтобы он разыскал Яну и Мирру. Когда дамы появились, сэр Перси вооружился пером и тушью и нарисовал с их слов подробный план, со всеми ориентирами по дороге к Райцентру. После этого я вывел из гаража верный «Мустанг». Бэзил-кот вольготно расположился на пассажирском кресле. В зеркале я видел застывшее, как у робота, лицо Самира.
        Мы довольно долго ехали на восток, миновав несколько населенных пунктов.
        Мне запомнилось место, обозначенное на карте как Собачья Радость. Представь себе, Сурок: двое старичков, муж и жена, умерли в течение одного месяца и оказались в одном Приемном Покое. Но этого им показалось мало. Они забрали из Хатуссы - с разрешения Матхафа, конечно, - всех собак, которые у них были при жизни. Набралось с десяток. Хозяева обеспечили им райское существование, игры, лакомства, и все они зажили в мире и согласии. Когда мы проезжали мимо, то едва не оглохли от звонкого и счастливого лая.
        Дальше нам открылся огромный розовый сад, соток на десять. Он не был отмечен на карте, и я снизил скорость, чтобы получше его рассмотреть. Салон машины наполнился благоуханием. Над сочетанием красок и сортов явно работал художник: алые розы оттенялись белыми, черные - желтыми, маленькие кустовые - роскошными махровыми. Дома здесь не было, я увидел лишь ажурную беседку над маленьким прудом. По саду бродила бледная дева в платье неопределенной эпохи. Я посигналил. Она бросила на машину равнодушный взгляд и продолжила опрыскивать кусты из баллона с пульверизатором.

- Надо будет наведаться сюда при более спокойных обстоятельствах, - сказал Бэзил, когда розовый мираж остался позади. - Я вообще засиделся в Хани-Дью. Пора в путь. Можно одному, а можно в компании. Ты как, Грег?

- Э-э-э… я об этом не думал, - честно ответил я.
        Мне никогда не приходило в голову пуститься в странствия. Хани-Дью стал моим домом, а по натуре я домосед. Должно случиться нечто из ряда вон выходящее, чтобы я бросил насиженное место. В последний раз это была смерть… Хотя нет, вру. Один раз я все-таки это сделал. Когда-нибудь я тебе обязательно расскажу, Сурок.
        Итак, мы добрались до гиблых мест, где обосновались пришельцы. Дальше надо было идти пешком, постепенно становясь невидимками. Вслед за Самиром мы спустились к реке, форсировали ее вплавь и оказались в логове врага. И сразу же столкнулись с первым пришельцем - нос к носу. Точнее к клюву.
        К реке направлялось существо ростом с очень высокого человека. У него была голова хищной птицы и покатые плечи, переходящие в крылья. На этом сходство с птицей заканчивалось. Вместо пуха и перьев тело пришельца покрывала чешуя - на голове мелкая, а на крыльях размером с мужскую ладонь. Крылья заканчивались пальцами, в которых существо цепко держало корзину, полную каких-то блестящих черных шаров. Передвигалось оно на двух ногах, покрытых узорчатой узкой юбкой. Из-под подола виднелись мощные страусиные лапы с посеребренными когтями. При этом походка существа была не лишена изящества, а посадка головы - кокетства. Длинный загнутый клюв украшали колечки разных размеров, в некоторых поблескивали камушки.

- Самка, - уверенно сказал Бэзил.
        Мы засели в кустах, совершенно невидимые. Только у меня - наверное, от волнения
- то и дело проявлялась правая рука. Птицеголовая дама вышла на берег, поставила корзину и устало расправила крылья. Потом лапами разровняла песок и бережно разложила на нем принесенные предметы. Когда шары легли аккуратным треугольником, как на бильярдном столе, она нарвала на берегу каких-то трав, смочила их в реке и стала деловито обмахивать ими свои сокровища.

- Что она делает? - прошептал я.

- Проветривает яйца, - догадался Бэзил. - Значит, они пожаловали к нам целыми семьями. Не захватчики, скорее переселенцы. Как ты считаешь?
        Лично я считал, что переселенцы, в отличие от захватчиков, мирно занимают свободные земли, а не истребляют коренное население. Впрочем, для политинформации времени не было, и я не стал тыкать Бэзилу в нос трагическими фактами из истории освоения Америки.
        Предоставив будущей многодетной матери заботиться о потомстве, мы продолжили разведку. Сначала мы не вполне доверяли своей невидимости, прятались за кустами, крались между домов. Потом расслабились и нахально расхаживали посреди улиц, стараясь только не шуметь. Через несколько часов мы уже многое знали о пришельцах.
        Они называли себя саты, что означало «дети неба». Благодаря особенностям Атхарты нам был понятен их язык.
        Саты строили дома из подручных материалов. Из того, что осталось от Райцентра. Сначала они возводили стену, скрепляя ее вязким веществом. Прости за подробности, Сурок, но это были какие-то их выделения. На такой основе наращивался дом из земли, глины и дерна.
        И мужские, и женские особи одевались в длинные юбки ярких расцветок. Воины отличались шлемами, повторяющими форму клюва. Многие носили на крыльях искусственные насадки - наверное, для того чтобы увеличить летательные способности. Однако на окраине поселка жили в основном женские существа. Их грозных защитников мы встречали всего несколько раз.
        Между собой саты были дружелюбны и миролюбивы. По улицам разносился веселый клекот; при встрече пришельцы клювами перебирали друг другу «перья».
        Всюду шло строительство, новые дома вырастали прямо у нас на глазах - уже на обоих берегах реки. Сатов было много, очень много… Все население Хани-Дью едва ли составляло десятую часть оравы гостей.
        Мы собирались добраться до самого сердца поселка. Но это нам не удалось.
        Не знаю, кто первым заметил неладное. Бэзил предупреждающе схватил меня за плечо, но я уже и сам понял. Моя рука стала видимой до самого локтя! И тут же всполошились саты. Представляю, что они увидели: болтается в воздухе рука в кожаном рукаве, время от времени совершает почесывающие движения… От неожиданности мы с Бэзилом запаниковали. Душевное равновесие, которому учил нас Зануда и которое обеспечивало невидимость, рассыпалось в прах. Мы проявились из ничего, как два дурных привидения.
        К счастью, нас окружали одни женщины. Они бросились прочь, квохча, как курицы, и смешно всплескивая крыльями. Мы тоже рванули к реке, но путь нам преградил могучий воин. Угрожающе раскинув крылья, он завис на пятиметровой высоте. Черный квадратный аппарат у него на груди осветился вспышкой…
        Пустота разверзлась справа от меня. Как она выглядела? Немного похоже на мутное зеркало, тлеющее по краям перламутрово-розовым огнем.
        Но это я вспомнил уже потом, а тогда просто бежал без оглядки, ориентируясь на черный с белой кисточкой хвост Бэзила.

- Где этот чертов Самир?! - крикнул кот.
        Бывшему шахиду удалось остаться невидимым. Его внутренней дисциплине можно было только позавидовать.

- Черт с ним! - отозвался я. - Бежим к домам! Сат не будет палить по своим.

- Не получится! Он гонит нас на открытое место!
        Действительно, сат отрезал нам пути к отступлению. Выстрелы происходили все чаще. Мы петляли как зайцы. Это было похоже на дурной сон: земля, исчезающая из-под ног, преследующая нас жуткая химера… Нам не убежать, обреченно подумал я. К счастью, меткостью оружие пришельца не отличалось. Но сат уже снижался, чтобы прицелиться поточнее.

- Я здесь! - послышался крик.
        Я обернулся на бегу. Между нами и сатом буквально из ничего возник Самир. Он поднял камень и с силой швырнул его в пришельца. Тот возмущенно заклекотал и разразился очередью выстрелов. Самир - одинокая мишень - уводил его прочь, туда, где заканчивался поселок сатов. Бэзил рванул меня за рукав, и мы скрылись за стеной стоящего на окраине свежевыстроенного «гнезда». Запахло сырой землей и чем-то мандариновым.

- Так, - сказал я, - давай соображай. Надо поймать этого археоптерикса.

- Что? - не понял Бэзил.

- Не «что», - рявкнул я, - а будем брать языка! Думай давай!
        Согласен, посетившая меня идея была бредовой. В нашем положении нам бы ноги унести… Но мне нужна была компенсация за недавнюю слабость. Случай с Нэем не давал мне покоя. Надоело быть жертвой! Да и Самира, кто бы он ни был, я бросать не хотел. Он-то нас спас!

- Сейчас соорудим гарпун, - сказал Бэзил, деловито чертя прутиком на земле.
        Мысль я понял сразу, но не поверил в ее реальность. Загарпунить сата?

- Он ведь живой! А гарпун - всего лишь иллюзия.

- А гнезда они из чего, по-твоему, вьют? - отозвался Бэзил. - По-моему, у сатов с атхартийской материей полная совместимость. Не отвлекай меня, сейчас все будет готово.
        Меня всегда поражала способность Бэзила создавать невероятные вещи. В отличие от меня, способного представить только то, что я когда-либо видел, Бэзил мог придумать что угодно. Не прошло и минуты, как у нас в руках оказалась арбалетоподобная конструкция. Она заряжалась коротким гарпуном, привязанным на прочный канат.

- Стрелять придется тебе, - сказал кот. - Пока я буду принимать человеческий облик, мы потеряем время.
        Я взял оружие.

- Тяжелый, зараза. Ладно, пошли.
        Вынырнув из убежища, мы сразу увидели сата. Его крылья со свистом рассекали воздух. Я понял, что Самир уводит его в сторону от реки. Не хочет, чтобы саты обнаружили нашу машину. Я с трудом поднял арбалет.

- Эй ты, цыпленок табака! К нам, к нам! - заорал Бэзил, запрыгал на месте, встал на задние лапы и замахал передними, выпустив когти. И, обращаясь ко мне, тихо сказал: - Когда будешь целиться, помни, что ты меткий стрелок. Чемпион мира по стрельбе.
        Не знаю, удалось ли мне это самовнушение. В любом случае, промахнуться было трудно: гигантская крылатая туша, разъяренная Бэзилом, неслась прямо на нас. Сдирая кожу на пальце, я рванул спусковой механизм.

- Есть! Есть! - радостно заплясал кот. Гарпун пробил сату предплечье.
        Честно говоря, Сурок, я не помню в Атхарте более земных ощущений. Добыча билась у меня на крючке, норовя вырвать арбалет из рук. От кота проку было мало. Сат звал на помощь и поднял бы весь поселок, если бы не подоспел Самир. Вдвоем мы обрушили сата на землю. Тот бил крыльями, разевал клюв, демонстрируя алый язык. Я сорвал с его груди опасный аппарат и направил на самого сата.

- Веди себя спокойно, приятель, - строго сказал я. - Тебе придется многое нам рассказать.

31

        Сат свирепо вращал круглыми птичьими глазами, но его лицо, плоское как у совы, выглядело растерянным. Мы вытащили гарпун и связали крылья за спиной веревками - очередной своевременной иллюзией, созданной Бэзилом. Сат перенес это почти безропотно. Лишь когда я наставил на него прибор, больше всего напоминавший старый фотоаппарат «Зенит», он хрипло проклекотал:

- Я настоящий, мне это не повредит.

- Ты уверен? - спросил я, положив палец на кнопку возле «объектива».
        Ответа не было.

- Ладно. Идти можешь? Надо убираться отсюда, - распорядился я.
        Обратный путь прошел без приключений. Погони не было, сат вел себя примерно,
«Мустанг» ожидал нас там, где мы его оставили.
        Сутки спустя мы выгрузили нашу добычу перед домом сэра Перси. И неожиданно нарвались на триумфальную встречу.
        Во-первых, сам хозяин выбежал открывать нам ворота. По силе рукопожатия я понял, как сэр Перси за нас волновался. Во-вторых, дом на берегу озера был полон народу. Похоже, здесь организовался штаб, альтернативный храму экологов. На шее у Бэзила, принявшего-таки в дороге человеческий облик, тут же повисла Мэй Шуй; еще две девицы явно ожидали своей очереди. Из знакомых я сразу заметил Дилана. Его окружали несколько человек в летных шлемах. Видимо, для защиты Хани-Дью от крылатых пришельцев Дилан решил задействовать свою авиацию…

- Что происходит, сэр Перси? - спросил я.
        Он покачал головой:

- Ничего хорошего, Грег. Раскол. Алан Нэй объявил, что в данных чрезвычайных обстоятельствах экологи и лично он возглавят оборону. Нашлись несогласные, они все здесь. Однако пора заняться пленником. Судя по всему, он беззащитен. Не будем провоцировать людей на расправу. Поговорим с ним в гостиной.
        Действительно, в адрес сата раздавались оскорбительные выкрики, кто-то норовил пнуть его ногой. Самир повел пришельца в дом. Я намеревался последовать за Бэзилом и сэром Перси, но тут Дилан, протолкавшись через толпу, отвел меня в сторонку.

- Слушай, Гобза, ты в курсе, что творится в «Шамбале»?

- Нет, - растерялся я. - Я не был там уже несколько дней. А что?

- А то, что боги не выходят на связь. Ни один. Я слышал, что Нэй пытался поговорить с Натхом, но тоже тщетно. Похоже, они нас бросили.
        Я не знал, что сказать. С одной стороны, Вирата говорил мне, что боги не могут вмешиваться в дела Атхарты и ее обитателей. С другой стороны… Неприятно ощутить за спиной пустоту. Наверное, я до конца не поверил словам моего шефа. Неужели боги бросят нас на произвол судьбы? Здесь, в Атхарте, мы вроде как в одной лодке. Или нет?

- Пропустите, уважаемые! - послышался вдруг знакомый голос. - Это мой внук, пропустите!
        Усатая физиономия деда сияла горделивой улыбкой. Он стиснул меня в объятиях.

- Вот это да, вот это по-мужски. Я как узнал, что вы отправились в разведку, велел своим ребятам распрягать коней. Как я мог тебя не дождаться? Ишь какого гуся притащил! Помню, под Борисоглебском мы сцапали немца, так он был такой же важный. Ничего, потом все выложил… А ты молодец, Егор. Не ожидал.
        Смешно, Сурок, но я чуть не прослезился от дедовой похвалы. Однако времени почивать на лаврах у меня не было. Я пожал деду руку - как солдат солдату, сделал мужественное лицо и отправился допрашивать языка.
        Сат стоял посреди гостиной. Он дико озирался вокруг и отшатнулся от стула, который ему предложили. Самир не сводил с пленника глаз. Скрестив руки на груди, он стоял мрачный, как дух возмездия. У маленького чайного столика суетилась девушка в длинном белом платье и трогательных белых же носочках. Лицом - Анжелина Джоли, а всем остальным - Сельма Хайек.

- Кто это? - шепотом спросил я у Бэзила. - И где Зануда?

- Это Эсмеральда, - также тихо ответил он. - Она из экологов. Что-то не поделила с Нэем. Ты будешь смеяться, но, кажется, у сэра Перси с ней все не просто так. А Зануда захворал.

- Захворал? - удивился я. - В каком смысле? Не простудился же?

- Нет. В Атхарте есть только одна болезнь, - Бэзил невесело покачал головой, - и, кажется, Юджин ее подцепил…
        Наш разговор прервал сэр Перси. Войдя в гостиную, он сразу приступил к допросу.

- Кто вы? Откуда вы пришли? - обратился он к сату.

- Сколько вас? - вставил я.
        Сат молчал. Мне показалось, в его молчании не было упорства - лишь недоумение. Почему-то мы пугали его больше, чем саты людей. Наверное, там, откуда они явились, не было фантастической литературы.

- Послушайте, вы хотя бы знаете, куда попали? - продолжал сэр Перси.
        И тут сат издал гортанный клекот. Он попытался взмахнуть связанными крыльями и бросился бы на сэра Перси, если бы мы с Самиром его не остановили.

- Вы миражи, миражи! - выкрикнул сат. - Почему вы держите меня?!
        Мы переглянулись.

- Вы ошибаетесь, - сказал сэр Перси, - мы не миражи. Мы люди. Когда-то мы жили на Земле - так называлась наша планета. Теперь, вследствие некоторых… кхе-кхе… перемен, мы переселились в Атхарту. Мы, видите ли, умерли.

- Люди? Земля? - дернул головой пришелец. - Нам не нужны чужие планеты. Мы оказались в мире, где обитают лишь призраки. Но саты умеют сражаться с ними!

- Какого черта вам не сиделось дома? - поинтересовался я.

- У нас нет больше дома. Наши боги замолчали навек, катастрофы унесли миллионы жизней. Наши дети умирали, не вылупившись из яиц. Нас отравляли и воздух, и вода. Миражи сводили нас с ума. Тех, кто выжил, спасли жрецы. Они велели нам войти в магические пещеры, которые вели в иной мир. Так мы обрели новый дом. И никакие миражи нас не остановят!

- А что, у вас на планете часто встречаются миражи? - спросил Бэзил, вертя в руках черный «фотоаппарат».
        Сат удостоил нас пространным ответом. Оказалось, что за последнюю тысячу лет на их планете миражи из безобидного атмосферного явления превратились в сущее бедствие. Во-первых, появились двойники - виновники многих комических, а иногда и трагических ситуаций. Во-вторых, миражи словно охотились за сатами, готовя им смертельные ловушки. Многие саты погибли, садясь на землю там, где на самом деле была река или пропасть.
        Религия сатов не поощряла развитие науки. Даже в драках саты полагались только на собственные когти и клювы. Но проблему с миражами надо было решать. Жрецы триста лет ломали голову и в конце концов изобрели прибор, способный уничтожать тонкую материю миражей. Его назвали отражателем. В Атхарте отражатель действовал несколько иначе, однако в людях и в созданных ими иллюзиях саты сразу узнали старого врага.

- Ваши миражи обладали разумом? - спросил сэр Перси.

- Нет. Миражи - злая, но неразумная сила. Это были предсмертные видения погибающего мира.

- Они вступали с вами в контакт?

- Нет.

- Мы отличаемся от них?

- Возможно.

- Так что же вы кромсаете наш мир, как салфетку?! - взорвался я. - Вы хоть понимаете, что, стреляя в людей, совершаете убийства?

- Мы не должны жертвовать ради вас своими интересами, - спокойно ответил сат. - Какое убийство? Вы - мертвые. А мы живые.

- Подумать только! - возмутился Бэзил. - Я еще Должен доказывать этому попугаю, что я существую!

- Вот интересно, гражданин пришелец, - процедил я, - если толпа, ожидающая во дворе, повыдергивает вам перья, вы по-прежнему будете сомневаться в нашей реальности?

- Спокойствие, господа. - Сэр Перси предупреждающе поднял палец. - Вы знаете, как мы поступим? Мы вас отпустим. Самир, развяжите его.

- Какого черта?! - заорали мы с Бэзилом.

- А что вы предлагаете? Ну не пытать же его, в самом деле, вы собирались?
        Я промолчал, не будучи уверен в ответе. Равнодушный цинизм пришельца здорово задел меня за живое.

- Вы можете лететь? - продолжал сэр Перси, обращаясь к освобожденному сату.

- Кажется… - Тот неуверенно расправил затекшие крылья и осмотрел рану, нанесенную гарпуном. Она уже затягивалась.

- Я постараюсь отвлечь людей, - говорил сэр Перси. - а мои молодые друзья отведут вас в восточное крыло и выпустят через черный ход. Я хочу, чтобы вы вернулись к своим и рассказали о том, что видели и слышали. Мы не миражи. Мы здешние обитатели. Но Атхарта - бесконечно большой мир, здесь всем хватит места. Вам необязательно воевать с нами, чтобы найти себе место под здешним солнцем. Ну прощайте!
        Сэр Перси протянул сату руку. Этот жест явно был незнаком пришельцу, но он быстро сориентировался и ответил пожатием когтистой лапы.

32

        Сат улетал. Мы смотрели ему вслед. Его силуэт уже ничем не отличался от обычной птицы.

- Сэр Перси очень мудрый человек, - сказал вдруг Самир.
        Мы с Бэзилом уставились на него, как на говорящую лошадь. До сих пор наш ручной террорист открывал рот, только когда его спрашивали. Самир нахмурился под нашими взглядами.

- Послушай, - сказал я, - а чего ради ты кинулся нас спасать? Спасибо, конечно… Но если ты рассчитывал на нашу дружбу, то извини. В общем, глупо было так рисковать.

- Вы взяли меня с собой, - бесстрастно пояснил Самир. - Я не мог поступить иначе.

- Отморозок, - хмыкнул Бэзил.
        Я тоже считал террористов отморозками. Но поступок Самира меня тронул - независимо от причин. Вот мы с Бэзилом друзья. Но ни один из нас не бросился отвлекать внимание сата на себя, чтобы спасти другого. Почему? Я искренне сказал шахиду:

- Я этого не забуду.

- И взорванный магазин не забудешь? - спросил он.
        Я кивнул. А как еще?
        Самир взглянул на меня исподлобья и сказал:

- Меня здесь все считают кровожадным ублюдком. Но я убивал одних людей ради других.

- Тебе задурили голову, - подсказал я в порыве великодушия.

- Я сам отвечу за свои грехи.
        Он произнес это спокойно, не рисуясь. Я невольно почувствовал к нему что-то вроде уважения. Но зловещая тень пятнадцати невинных жертв по-прежнему перевешивала все остальное.
        Неловкое молчание было прервано появлением сэра Перси. Я никогда не видел его таким взволнованным и… таким несчастным.

- Отражатель, - выдохнул он. - Его взяла Эсмеральда. Думаю, она понесла его к Нэю. Что я за старый дурак!

33

        Часы на стене раздражающе шуршали. Утробно гудел компьютер. Стыла недопитая чашка зеленого чая. Ася сидела у окна, закутавшись в пуховой платок Татьяны Митрофановны, менеджера кафе «Шаганэ». Это была одна из трех организаций, которым Ася оказывала бухгалтерские услуги.
        Самостоятельная жизнь свалилась на Асю как снег на голову только после смерти Алеши. Сначала - единственный, балованный ребенок. Потом - любимая, опекаемая жена. И вот теперь - наедине с миром, без карьеры, без перспектив, даже без молодости. Ведь женщине столько лет, на сколько она себя чувствует. Ася чувствовала себя на все пятьдесят.
        Слава богу, родители не только могут обеспечить сами себя, но и ей готовы помочь. Но брать у них деньги Асе казалось неправильным. Это взрослые дети должны содержать родителей, а не наоборот. Поэтому приходилось крутиться и даже терпеть директора «Шаганэ», двадцативосьмилетнего Карена, который бросал на нее по-восточному страстные взгляды. Ася понимала, что относиться к этому следует с юмором, но все равно чувствовала себя неловко. Быть может, оттого что вспоминала свой единственный в жизни служебный роман. Восемь лет назад она вышла замуж за своего сослуживца - талантливого молодого дизайнера Алексея Мишкина. Ася улыбнулась, вспомнив, как наотрез отказалась стать мадам Мишкиной и сохранила свою звучную фамилию.
        Нет, больше никаких служебных романов. Да и вообще… После немыслимого загула, случившегося около года назад, Ася обрекла себя на монашеское воздержание. Она даже стала стесняться своей привлекательности, старалась выглядеть невзрачной… В этом не было никакого насилия над собой. Просто остыло сердце… Так что Карен напрасно вьется вокруг нее.
        Зато в «Шаганэ» ей платят больше, чем в двух других местах. А деньги нужны. Когда живешь одна, столько расходов, кто бы мог подумать! Квартира, электричество, телефон - раньше она в глаза не видела этих счетов. И вдобавок визиты к психотерапевту. Ася упорно платила всю сумму, хотя Марк предложил ей пятидесятипроцентную скидку: «Остальное - когда-нибудь потом». Нет, так не годится, Ася была слишком щепетильна в денежных вопросах.
        Порой ей казалось, что эти деньги она бросает на ветер. Чего, собственно, она ждет от визитов к доктору Зимину? Просто уже привычка. Отдушина в жестоком круге одиночества. «О одиночество, как твой характер крут…» За годы замужества Ася растеряла своих немногих подруг. Ее миром стал Алеша, потом - их неродившийся ребенок. А потом мир разлетелся на части.
        Как трудно сегодня сосредоточиться… Ночь опять была… Нет, бессонной ее не назовешь. Но этот сон не принес отдыха. Это снова была встреча.
        За распахнутым окном шел дождь. Пахло, словно в лесу - грибной сентябрьской сыростью. Прикрыв одеялом грудь, Ася смотрела на мужчину, курившего у окна. Слегка полноватый; но складный. Аккуратные баки, длинные волосы стянуты в хвост резинкой. Ася поймала себя на том, что разглядывает его крепкие ягодицы, и почувствовала, что краснеет.
        Господи, да кто это?! Как она оказалась в постели с незнакомцем?! Из ее гортани вырвался хриплый смех.

- Я сегодня смешной? - обиженно спросил мужчина, щелчком выбрасывая в окно окурок. - Ну и ладно, мне не жалко. Пусти меня, я замерз!
        Он юркнул под одеяло. Лед его босых пяток обжег Асины ноги. Он прижал ее к себе
- всю-всю, как обнимают только самых близких, - и шепнул:

- Так над чем ты смеялась?

- Над собой, - призналась Ася. - Какая распущенность! Девятый мужчина за две недели!
        Он приподнялся на руках и заглянул ей в глаза. Какое красивое, породистое лицо, подумала Ася. И эта страдальчески надломленная бровь… Ася нежно коснулась ее рукой. Он поцеловал Асино запястье.

- Тебе трудно поверить, да? Но я - это всегда я, Егор. И нет больше никаких мужчин.

- Я тебя совсем не знаю, - улыбнулась Ася.

- А я тебя знаю всю жизнь. Как будто вчера мы отметили серебряный юбилей. Я помню тебя с косой до самой попы. В старших классах девчонки носили синие форменные пиджаки, а ты ходила в коричневом платье с фартуком. Почему?

- Не знаю. Мама считала, что это красиво.

- И ты совсем не красилась, а все-таки была лучше всех. Ты всегда была лучше всех…
        Ася закрыла глаза. Господи, какой это был сон - до краев переполненный нежностью… Со временем такие минуты превращаются в самые дорогие воспоминания. И каждая деталь - тиканье часов, шум дождя за окном, уют нагретой постели - отдельная драгоценность. Так Ася берегла в памяти единственную новогоднюю ночь, которую они с Егором встретили вместе.
        Наступал девяносто второй год - год Черной Обезьяны. На новогоднюю вечеринку, где собрались бывшие одноклассники, Ася явилась с институтским приятелем. Впрочем, не просто приятелем: родители очень одобряли их отношения. Мама считала, что надо пораньше выйти замуж и родить ребенка, а в тридцать пять начать жить для себя. Так оно и вышло бы, не приди на праздник Егор.
        Они не встречались с выпускного. Увидев ее, он застыл в дверях - светловолосый, похудевший. Ася холодно кивнула и отвернулась. Она сто раз уже проклинала ту любовную записку! Ничего, решила она, этим вечером он пожалеет, что упустил свой шанс. Он меня заметит.
        Асе даже теперь неловко было вспоминать, как ошалел ее спутник от неожиданного страстного поцелуя. Она вытаскивала его на каждый танец, а сама косилась: смотрит ли Егор? Он смотрел.
        А потом всей компанией пошли гулять. На Невском толпился разгоряченный народ, все обнимались, поздравляли друг друга. Потом Ася оглядывалась в поисках институтского приятеля, но тот куда-то подевался, а вместо него рядом оказался Егор…
        С черного неба падала серебряная пыль. В каком-то забытьи они стояли вдвоем на заснеженном проспекте. Ася не видела ничего, кроме зеленых глаз, в которых сполохами отражалась иллюминация. Сквозь мороз его губы казались горячими, как кипяток, и этот контраст сводил с ума. Их толкали пьяные прохожие, отпуская скабрезные шуточки, но они ничего не замечали. Потом, очнувшись, Егор засмеялся, схватил ее за руку и потащил за собой.
        Они целовались в какой-то подворотне и ели мандарин - один на двоих. Какой запах был у этого мандарина! Запах несбыточного, волшебного счастья…
        Сжимая ее замерзшие руки, Егор сказал:

- Сказка моя… - И еще сказал: - Это наша последняя встреча. Потому что разлук больше не будет.
        Встреча действительно оказалась последней. Ася записала ему свой телефон. Ну почему, почему?! Если бы она пообещала позвонить сама, все было бы по-другому. Но она ждала его звонка. Она думала: на записку не ответил - так пусть хотя бы первым позвонит. Далась ей эта записка…
        Время шло, он не звонил. Магия новогодней ночи потускнела, рассыпалась блестящими осколками, оставляя на сердце рубцы. Так глупая гордость оказалась сильнее любви…
        Вчерашний сон вернул ее в ту новогоднюю ночь. Интересно, что скажет об этом Марк? Плохо дело, если тридцатилетняя женщина по-прежнему без ума от ощущений, испытанных двадцатилетней девчонкой… Но во сне она снова млела от глупого счастья.

- Знаешь, Сурок, ты для меня, как море: самая красивая, самая светлая мечта, - сказал Егор, перебирая ее пальцы.

- А ты мечтал о море? - удивилась Ася. - Видишь, я и правда совсем тебя не знаю.
        Он обнял ее покрепче и стал рассказывать:

- Давным-давно, когда моя сестра вышла замуж за моряка из Владивостока, я твердо решил, что тоже стану моряком. К тому времени я прочел все книжки, в которых упоминались корабли. Разбуди меня ночью - и я мог сказать, сколько мачт у бригантины, или фрегата, или барка. Я подал документы в Нахимовку, но не прошел по конкурсу. Ты же помнишь, я был серый троечник… Я очень переживал, даже плакал тайком. А потом жизнь так закрутила, что я научился жить без моря - как потом без тебя.
        Но ты мог меня найти, подумала Ася. А вслух сказала:

- Но ты мог бороться за свою мечту.

- Я боролся за другое, - жестко ответил Егор. Он сел, прислонившись к стене, запрокинул голову, закрыл глаза. - Я долго не оглядывался назад. Нежные воспоминания делают нас уязвимыми, Сурок. В каждом из нас живет волк. Он смотрит исподлобья и ждет выстрела в спину. Знаешь, в чем беда нашего поколения, Сурок? Нас слишком жестоко обманули. Ты думаешь, что тебе офигенно повезло. Ты живешь в свободной стране, о чем твои родители и мечтать не смели. Ты топчешь ногами ценности, привитые с детства. Ты твердишь фразу «Бизнес есть бизнес» и оправдываешь ею любую подлость. Ты бежишь наперегонки со временем и подрастающей молодежью. И вдруг ты понимаешь, что потерял больше, чем получил. Впереди - тупик. Вот так я прожил последние несколько лет. Представляешь: моя фирма только-только начала приносить доход, а я чувствовал себя у разбитого корыта.
        Ася не все поняла, но это было неважно. Она выпросталась из одеяла, обняла Егора, прижала его голову к груди, пригладила растрепавшиеся волосы. Он облегченно вздохнул:

- Ну-ну, Сурок… Не знаю, что на меня нашло. Я ведь никому этого не говорил - даже себе. Знаешь, а ведь я все-таки сбежал во Владик. - Он смущенно улыбнулся.
- За три года до смерти, зимой, все бросив, никого не предупредив, нагрянул к сестре.

- И там было море? - спросила Ася.

- Море было… Но все остальное… Я понял, какой я романтический идиот. Серое небо, серые подлодки, серые лица, пьяные отставные моряки. Я вернулся в Питер как побитая собака. Нужно быть очень осторожным, когда ищешь встречи с мечтой. Но ты
- другое дело. Ты настоящая, Сурок. Ты - моя сказка наяву.

34

        Голос звенел от отчаяния и замирал от тоски. Во всей Вселенной этот голос искал меня одного - и вот нашел. Я не слышал слов. Меня не называли по имени. Но я знал с пугающей достоверностью, что кто-то меня зовет.
        Сон? Нет, в Атхарте никому не снятся сны. Ночами душа отдыхает в полном бездействии, поскольку днем работала за двоих. Взъерошенный, я вылез из постели, прошлепал на кухню и быстренько придумал стакан свежевыжатого грейпфрута. Сок получился забористый. Ух! Меня передернуло, встряхнуло и привело в чувство. И кстати: кто-то забарабанил в дверь. Я натянул джинсы и вышел на крыльцо.
        На пороге стояла Эсмеральда. Белая юбка, белые носочки, строгая белая блузка, белая косынка на черных волосах, опущенные ресницы. Очаровательная скромница. Как выяснилось - вероломная шпионка.
        Прошло около недели с тех пор, как мы отпустили сата. Паника в Хани-Дью постепенно улеглась. Дилан поднял на крыло весь свой авиаклуб и организовал регулярные облеты наших «границ». К летчикам присоединились многие ангелы. Это внушало уверенность.
        Со стороны сатов не было никаких движений. Со стороны Нэя, завладевшего оружием пришельцев, тоже. Молчали и боги. Это меня ужасно угнетало.
        В «Шамбале» я почти не появлялся - а зачем? Стоило бы присоединиться к авиапатрулю, но я не спешил вставать под ружье. Успеется, считал я. Втайне я очень надеялся, что политика сэра Перси окажется верной и никаких обострений не произойдет. Об инциденте с Эсмеральдой мы барону не напоминали, щадя его чувства. А вот этой молоденькой дряни я бы сказал пару ласковых…
        Брезгливо глядя на незваную гостью, я спросил:

- Тебя прислал Нэй?
        Она энергично замотала головой:

- Нет, я сама. Я знаю кое-что важное.

- А при чем здесь я? С важным ступай к сэру Перси. - Я был безжалостен.

- Как я могу к нему пойти?! - воскликнула Эсмеральда, чуть не плача. - Пожалуйста, можно мне войти?
        Я посторонился.

- Председатель что-то задумал, - шепотом сообщила она, по-хозяйски прикрыв дверь.
        Я не сразу понял, что речь идет о Нэе.

- Выражайся яснее, душа моя. От человека, которого зовут Председатель, всего можно ожидать.

- Вы помните эту штуку? - взволнованно спросила Эсмеральда.

- Которую ты украла? - усмехнулся я. - Ну?

- Я передала ее Нэю, он заперся у себя и не выходил несколько дней. А вчера у нашего храма один за другим садились самолеты, и на них устанавливали точно такие же штуки. Теперь их много, сотен пять!
        Я закрыл глаза и простонал:

- Надеюсь, ты врешь.

- Это было оружие, да? - прошептала Эсмеральда. - Я думаю, Председатель разобрался в его устройстве и сделал такое же.
        Я уже не слушал ее, лихорадочно вертясь в поисках футболки. Футболка не находилась, пришлось придумывать новую. На притихшую Эсмеральду я даже не смотрел. Ждет благодарности? Напрасно! Это благодаря ей оружие, которое может убивать здесь, в Атхарте, попало в нечистоплотные руки. Еще неизвестно, сработает ли оно против сатов. Но нам оно точно несет вторую смерть! Я не хотел представлять себе масштабы последствий, но уже понимал, что они будут ужасны.

- Поймите, - умоляюще прошептала Эсмеральда, - мне очень стыдно. Сеньор Персиваль удивительный человек. Он мне нравится, даже больше… Но как я могла предать Председателя? Я всегда его слушалась. Экологи спасли меня от
        исчезновения. Они научили меня, как жить дальше. Я считала, что должна быть благодарной. Председатель именем святого Терентия приказал мне следить за всем, что у вас происходит… Но когда я показала Председателю эту штуку, у него сделалось такое лицо, что у меня словно пелена с глаз упала. Может, еще не поздно?..

- Не отвлекай меня! - рявкнул я. Запоздалое прозрение жертвы религиозного дурмана меня не растрогало. Кроме того, из-за этой дуры ворот на футболке вышел косо. Плевать.
        Я оделся, грубо отстранил Эсмеральду и выбежал на улицу, к гаражу.

- Мамочки! Убивают! Помогите! - слышались издалека истошные крики.
        В той стороне, откуда кричали, поднимался дым. По небу летела целая стая сатов. Один из них, заметив меня, снизился и нажал кнопку отражателя. Я едва успел отскочить. На месте гаража и моего несравненного «Мустанга» осталась дыра, дымящаяся по краям.

- Поздно, - выговорил я.
        Подбежавшая Эсмеральда вцепилась в мою руку.

- Что это?! Что мне теперь делать?!
        Я не раздумывал.

- Беги к своим экологам или к сэру Перси, в той стороне еще безопасно. По дороге всех предупреждай, что саты вторглись в Хани-Дью. А мне надо кое-кого найти.

35

        Сатов были сотни. Они летели, выстроившись какими-то причудливыми фигурами. Время от времени небо озарялось вспышками - это срабатывали отражатели. Я пробирался среди дымящихся руин, чувствуя себя участником дурацкой компьютерной игры. Южная окраина Хани-Дью просто перестала существовать…
        Воздушный бой завязался прямо у меня над головой. Гигантскими стрижами в небе проносились «фантомы», «тайгеры» и «скайхоки». Я заметил даже один «В-2». Фантастически красивая машина! Когда в свое время Дилан хвастался передо мной гордостью своей коллекции, я решил, что это фантазия, навеянная какими-нибудь
«Звездными войнами». Оказалось - реальный самолет…
        Самолеты и отряд ангелов не пускали врага на север. Стоял яростный клекот, на землю сыпалась чешуя пришельцев. Я притаился возле какого-то уцелевшего, покинутого жильцами дома и видел, что отражатели сверкали и с той, и с другой стороны. Я лишний раз порадовался, что оружие сатов не обладает высокой точностью. Меньше будет жертв.
        Мне надо было идти дальше. Сейчас сатам не до того, меня никто не заметит… Но только я высунулся из своего убежища, как на моих глазах сат выстрелил по одному из самолетов. Летчик успел сманеврировать. Самолет не исчез, но остался без одного крыла и с низким гудением начал падать. Я помчался в ту сторону, чтобы помочь летчику. Кабина цела, значит, и он цел.
        Сровняв с землей чей-то симпатичный домик, самолет упал, но не взорвался. Стекло кабины тут же откинулось, и оттуда, ругая сатов на чем свет стоит, вылез собственной персоной Дилан. На груди у него висел отражатель.

- Мой лучший «фантом»! Смотри, что эти мерзавцы с ним сделали! Ничего, теперь они за все ответят! - И он похлопал себя по оружию.

- Тебе это Нэй дал? - спросил я.

- Да. Я думал, он только речи толкать умеет, а он оказался молодец. Вчера позвал нас и объявил, что у него есть оружие против сатов…

- Постой, - нахмурился я. - Так он заранее знал, что отражателем можно убить сата?

- А, ты не в курсе… - Дилан довольно улыбнулся. - Еще бы ему не знать! Ночью он вместе с парой моих ребят слетал к их курятнику и устроил там настоящую Хиросиму. Саты и их гнезда сгорали как миленькие!
        Так вот почему саты начали вторжение! Это Нэй развязал войну. Он первым напал на сатов. Уничтоженные дома и люди - их месть.
        Дилан понял по моему лицу, что я не готов вместе с ним восхищаться Нэем.

- Ну что ты корчишь из себя Кофи Аннана, Гобза? Всякие рассуждения об ответственности хороши в мирное время. А ля герр ком а ля герр, как говорят французы. Ты подумай, если нам нечем будет адекватно ответить сатам, от нас и воспоминаний не останется! Боги нам не помогут, надо выпутываться самим!
        Вз-з-з! С неба полыхнула слепящая вспышка. На месте Дилана и его «фантома» осталась дыра диаметром метров пять. Крича от ужаса, балансируя руками, я едва удержался на краю. Человека, с которым я только что говорил, больше не было!
        Потом я бежал сквозь дым, отшатываясь от новых дыр, стараясь не смотреть на небо. На моих глазах целая улица - дом за домом - превратилась в ничто. Единственное утешение - людей там не было. Выжившие жители южной окраины в панике бежали.
        Дом Фаины уцелел. Только на крыльце я понял, как боялся увидеть пустоту на его месте. Я рванул на себя дверь и вбежал в комнату.
        Фаина сидела на диване с таким лицом, будто происходящее снаружи ее не касалось. Увидев меня, она не удивилась, лишь сказала:

- Тебя не учили стучать, когда входишь в чужой дом?
        Я без разговоров схватил ее за руку и потащил к выходу. Не тут-то было.

- Эй, парниша, давай-ка без этого! - заявила она, вырываясь.
        Мне некогда было с ней препираться. Я схватил ее в охапку и получил за это крепкую оплеуху. Недолго думая дал сдачи. Я никогда не поднимал руку на женщину, Сурок, но тут у меня просто не было выхода! Эта истеричка захлебнулась от возмущения и схватилась за щеку. Я сказал ровным голосом, как дрессировщик нервному тигру:

- Если ты сейчас не успокоишься, если мы не уйдем отсюда, то оба погибнем.
        Фаина вскинула голову:

- Вот и прекрасно! Мне не нужна эта псевдожизнь. А тебе будет поделом. Я тебе никогда этого не прощу! - Она снова потерла щеку.
        Вз-з-з! Половина дома исчезла с отвратительным свистом. Фаина завизжала, падая в пропасть. В последний момент я успел ухватить ее и вместе с ней откатился к уцелевшей стене. Фаина вскочила первой. Чувство самосохранения оказалось сильнее гордости. Она метнулась к дыре, поняла, что через нее не перескочить, бросилась открывать окно. Вслед за ней я вылез наружу… и оказался лицом к лицу с Аланом Нэем.

- Фанни, детка, я пришел за тобой, - заявил он.
        Нэй, как всегда, был хорош: шикарная летная куртка поверх белоснежной футболки, кожаные перчатки с крагами. Ни дать ни взять герой Перл-Харбора. Неподалеку вращал пропеллером вертолет.

- Полезай в кабину, живо! - велел Нэй Фаине.
        Та нерешительно оглянулась на меня. Что-то мелькнуло в ее черных глазах.

- Счастливо оставаться! - улыбнулся Нэй и, ерничая, отдал мне честь.
        Вертолет набирал высоту. Мне некогда было провожать его прощальным взглядом. Спасение прекрасной дамы не задалось, рыцарь в белом успел раньше, а мне оставалось убираться восвояси. Что было по меньшей мере проблематично. Интересно, уцелел ли здесь хоть клочок Атхарты, по которому я смогу пройти?
        Как циркач, я балансировал на тонких перемычках, прыгал через пустоты, не зная, удержусь ли на краю. Что же теперь делать? - думал я. Ненависть нарастает с той и другой стороны пропорционально количеству жертв. Если так будет продолжаться, Хани-Дью исчезнет раньше, чем мы уничтожим последнего сата. Будь проклята Эсмеральда! Чтоб ты снова сдох, Алан Нэй! Вот из-за таких мерзавцев начинались все войны…
        Перемычка между двумя дырами лопнула прямо у меня под ногами. Я схватил руками воздух и полетел в пустоту. Я понятия не имел, куда падаю, и меня охватил экзистенциальный ужас…
        Но вдруг падение превратилось во взлет. Чьи-то сильные руки обхватили меня поперек туловища, ласковый свет залил лицо… Хархуфий! Если бы всегда ангелы являлись так вовремя!

- Ты тоже воюешь? - с уважением спросил я, немного отдышавшись.

- Еще чего не хватало! - рассмеялся он. И спокойно добавил: - Видишь ли, мы, ангелы, лишены инстинктов, которые ведут к конфликтам. Очень печально, что некоторые мои коллеги участвуют в этой заварухе. В них проснулось человеческое, земное. А раз так, Атхарта отнимет у них ангельские свойства.
        Мы летели на север, держась в стороне от стай пришельцев. Я впервые обратил внимание, что световые крылья ангела не шевелились при полете, они очерчивали небо двумя лазерными лучами, исчезающими в бесконечности.
        Наконец мы опустились на землю. Хархуфий, прикрыв глаза ладонью, посмотрел на полыхающий горизонт и покачал головой:

- Люди все-таки уникальные существа. Умудриться даже на Том Свете развести неизвестно что!

- Если мы так глупы, то где же мудрые боги, чтобы наставить нас на путь истинный? - проворчал я.

- Они забыли про вас, - сказал ангел.

- Да прям! - не поверил я. - Все время помнили, а тут забыли?

- А ты что думаешь, у них других забот нет? Мироздание сейчас переживает серьезный кризис. Нарушен Баланс, несколько миров оказались на грани исчезновения. Кто-то здесь, в Атхарте, совершил страшную ошибку.
        Значит, боги заняты ремонтом Вселенной. А как же мы? Мы тоже являемся ее частью!

- Ты поможешь мне встретиться с богами? - спросил я.

- Подняться в Корону? - Скуластое лицо Хархуфия словно подернулось тенью. Он думал. Потом сказал: - Ну в принципе это возможно. Я могу пронести через высшие Круги кого угодно. Я никогда этого не делал, но сейчас чрезвычайная ситуация. Может быть, боги действительно сочтут нужным вмешаться? Но учти: атхартийцу нелегко находиться в Короне. У вас слишком плотная материальность. Через некоторое время ты как бы провалишься обратно. И потом, что ты скажешь богам?
        Я махнул рукой:

- Если стану готовить заранее речь, получится только хуже. Пусть это будет экспромт.

36

        Я словно попал в лес в начале мая. Все тонуло в зеленой дымке. Дрожащие изумрудные костры вырастали до самого неба, между ними скользили темно-зеленые сгустки. Под ногами струилась седая поземка - то ли дым, то ли туман. Я чувствовал себя странно: вроде бы не хватало воздуха, и в то же время грудь до отказа наполняла какая-то субстанция.

- Хатусса, - голосом кондуктора объявил Хархуфий. - Следующая остановка - Корона.

- Подожди! - взмолился я, вертя головой по сторонам. Ведь никто из атхартиицев, по крайней мере из моих знакомых, здесь не бывал. Будет что рассказать сэру Перси - если он, конечно, возьмет меня в соавторы! - Что это за зеленые кляксы?
- спросил я У ангела.

- Это души животных и растений. Они выглядят иначе, просто твое зрение их так воспринимает.

- А это? Вон там, похожие на людей!
        Вдали двигались высокие человекоподобные фигуры. Их одежды струились до самой земли, длинные волосы мерцали серебром. Один из них возмущенно указал на нас рукой, и величавая процессия скрылась в зеленом тумане.

- Это эльфы, - пояснил Хархуфий.

- Эльфы?! - завопил я. - Так они существуют?!

- Долго объяснять, - вздохнул Хархуфий, - Как ты себя чувствуешь?

- Со мной все в порядке. Расскажи, ну пожалуйста! Хотя бы в двух словах!
        Кое-что из того, что рассказал Хархуфий, было мне уже известно из атхартийской энциклопедии. Я знал, что во Вселенной есть два начала - Материя и Дух. Материя, развиваясь, становится одухотворенной. Дух, развиваясь, обретает плоть. А дальше слушай внимательно, Сурок, это очень важно! Хархуфий сказал, что Дух и Материя являются равнозначными создателями Вселенной. Их двое, понимаешь!
        Вирата, Натх, Фэйт и Сакраль созданы Духом. Материя создала Матхафа - о нем я упоминал не раз, Флер, покровительницу растений, и божества стихий: воздуха, воды и тверди.
        Над созданием людей Дух и Материя трудились сообща, и потому человек имеет двойственную природу. А эльфы созданы Материей без участия Духа. Именно они были первыми разумными существами на Земле. Они были бессмертными, но уязвимыми. Эльф не мог умереть своей смертью, но его можно было убить. Душа эльфа неразрывна с его телом. Можно даже сказать, что души - в человеческом понимании этого слова - у эльфов нет. Они умирают полностью.
        Первые люди стали теснить эльфов. Те не могли постоять за себя, поскольку боялись смерти гораздо больше, чем люди. Тогда их пристанищем навсегда стала Хатусса - Круг, где обитают все создания Материи.
        Открыв рот, я смотрел вслед невероятным существам и даже не заметил, как к нам стремительно подошла женщина.

- Вы человек? Я чувствую, вы адъют. Вы бываете на Земле, правда? Послушайте, мне очень нужна одна вещь, она хранится на Земле. Вы мне поможете? Я вас отблагодарю, вы не пожалеете, клянусь магмой! У ваших близких есть дача? Хотите, там будет самая плодородная почва?
        Она тараторила, я недоуменно молчал. Хархуфий тоже опешил от такого натиска. Незнакомка выглядела как обычный человек, что в Хатуссе было по крайней мере странно. Немолодая, с неопрятными волосами до плеч, одета в просторную блузу, бриджи и спортивные туфли. Лицо неухоженное, но располагающее. Однако я быстро понял, что не все так просто. У людей не бывает таких глаз - пестрых, как гранит. И от человека, даже если у него температура сорок, не пышет таким жаром…

- Ну что, договорились? - спросила она тоном, не терпящим возражений.

- Нэниль! - строго окликнул женщину еще один обитатель Хатуссы. - Ты соображаешь, что творишь?

- А что такого, Веспер? - отозвалась Нэниль. Она подмигнула мне и быстро удалилась.
        Веспер уставился на меня с брезгливым страхом, как на ядовитого паука. Я тоже разглядывал его сухое, остроносое лицо и ежик неопределенного цвета волос на голове.

- Это человек? - спросил он Хархуфия. - Вы имеете совесть? Зачем вы его сюда притащили? Можно хотя бы здесь, - он завел глаза, - хотя бы здесь избавить нас от человеческого присутствия? Тем более что он уже проваливается. - Веспер презрительно указал куда-то вниз. Взглянув на свои ноги, я едва не закричал. Ступней не было. Я словно стоял по колено в болоте. Хархуфий всплеснул руками, выдернул меня, как морковку, и поволок вверх.

37


- Кто это такие? - спросил я ангела, пока мы поднимались.

- Боги стихий, - ответил тот. - Веспер - воздух, а Нэниль - твердь.

- Что ей было от меня нужно?

- Понятия не имею. Обитатели Хатуссы - очень странные существа. А вот и Корона. Прикрой глаза: здесь очень светло.
        Светло, Сурок, это мягко сказано. Здесь все состояло из света. Я закрыл глаза, но свет настойчиво просачивался сквозь веки. Потом я напряженно щурился, но не мог ничего разглядеть, словно попал в кромешную тьму. Наконец впереди нарисовались очертания гигантских сверкающих конусов. Горной грядой они уходили в бесконечность. Их вершины тонули в таком свете, что смотреть на них было совсем уж невыносимо.
        Крылья Хархуфия потускнели, поглощенные сверкающим хребтом. Мы летели медленно, словно ангел боялся потревожить торжественный покой этих мест. Горы вились лабиринтом. На мой полуослепший взгляд, все конусы были одинаковы, однако Хархуфий безошибочно выбрал один из них.

- В Короне обитают боги всех миров. Но нам сюда. Это «Шамбала». Дальше ты пойдешь один.

- Боишься, что начальство по головке не погладит? - хорохорясь, поддел я ангела. На самом деле мне было не до шуток.

- У нас с богами другие отношения, - серьезно ответил Хархуфий. - Но в целом ты прав.
        Он легонько подтолкнул меня, и каким-то невероятным образом я очутился внутри горы, в святая святых нашего мира.
        Знаешь, Сурок, я ожидал увидеть что угодно, но все же мои представления об обители богов не выходили за рамки мифологии. Сверкающие чертоги Валгаллы, олимпийцы, вкушающие амброзию…
        А здесь был просто офис. Правда, с эксклюзивной мебелью и отделкой. Тот филиал
«Шамбалы», где я служил, выглядел куда скромнее. Разинув рот, я ступал по ковровому покрытию фантастических расцветок, передо мной распахивались зеркальные двери-купе… Идти было еще труднее, чем в Хатуссе. В ноги словно залили свинец, кровь лихорадочно стучала в висках… И ни одной живой души! А потом я забрел в небольшую комнату, где увидел всех богов сразу.
        Боги живописно сгрудись вокруг компьютера. За столом сидел Натх в наглухо застегнутом пиджаке с воротом-стойкой. Он хмурился и покусывал губу. У него за спиной, положив руку ему на плечо, стояла высокая блондинка: рот четко нарисован красным, великолепная коса короной уложена на голове. Костюм из алого шелка как влитой сидел на точеной фигуре, короткая юбка открывала великолепные ноги.
        На столе сидела миниатюрная шатенка в джинсах, располосованных разрезами от коленей и выше. Она походила бы на мальчика, если бы не накладные ресницы и длиннющие зеленые ногти, как у Лайзы Минелли в «Кабаре». Интересно, кто из этих богинь Фэйт, а кто Сакраль?
        А вот и красотка Джан. Отклячив зад, она оперлась грудью на стол. Рельефные формы обтянуты водолазкой с люрексом, рыжие кудряшки забраны в короткий хвост. Полное лицо раскрашено, как для маскарада. Она теснит бога в синем железнодорожном костюме, который пытается подвинуться поближе к компьютеру. Вероятно, это Янус.
        С облегчением я увидел Вирату. Мой босс, как всегда взлохмаченный, одетый в полосатый джемпер и серый пиджак, ходил вдоль стены, заложив руки за спину, и что-то твердил себе под нос. Меня никто из богов не замечал.

- Кхе-кхе, - обозначил я свое присутствие.
        Боги повернулись ко мне словно по команде. Шатенка с зелеными ногтями соскочила со стола - как школьница, когда учитель входит в класс. Несколько секунд длилась немая сцена. Первой заговорила Джан.

- Знакомое лицо, - произнесла она, сложив губы трубочкой. - Вирата, это ведь кто-то из твоих?
        Вирата хмыкнул, почесал затылок и покрутил пальцем у виска - последний жест предназначался мне.
        Обещанный экспромт рождался в муках. Я зачем-то отвесил поклон и промямлил
«э-э-э…», не зная, как обратиться. Господа боги? Еще решат, что я издеваюсь…

- Что вам нужно, Егор Гобза? - устало спросил Натх. - Вы хоть понимаете, что за всю историю мира здесь побывало не более десяти атхартийцев? Не считая ангелов, конечно.

- Так кто-то здесь уже был? - облегченно выдохнул я. До сих пор беспрецедентность моей затеи казалась граничащей с безумием. На радостях у меня развязался язык, и я вкратце обрисовал ситуацию.

- Издержки кризиса, - пожал плечами Натх. - Сейчас трясет всю Вселенную. Между прочим, именно в нашем мире нашелся чудак, который использовал могущество, доставшееся ему по ошибке, и вмешался в прошлое. Но самое плохое уже позади. Лет через сто все наладится. Ну а что вы хотите от нас?

- Хочу, чтобы вы не ждали сто лет, немедленно прекратили войну и заставили обе стороны уничтожить оружие! - выпалил я.
        Боги переглянулись. Джан тяжело, по-бабьи, вздохнула.
        Я настаивал:

- Я знаю, что вы не вмешиваетесь в дела атхартийцев. Но ведь это чрезвычайная ситуация! В виде исключения!

- Как ребенок, ей-богу, - фыркнул Вирата. - Тебе же все объяснили!

- Придется объяснить еще раз, - терпеливо сказал Натх. - Дело в том, Егор, что, пока человек жив, он крепко запутан в нитях Баланса. Смерть освобождает его от этих пут. С этого момента судьба человека принадлежит ему самому, и единственный судья ему - Атхарта. Здесь, в Атхарте, можно все, и Баланс от этого не пострадает. Вы не понимаете?
        Я медленно покачал головой.

- Натх, давай я объясню. На пальцах, - заявила миниатюрная богиня. - Скажите, Егор, если вас не устраивает финал фильма, вы можете его изменить?

- Я могу стать режиссером и снять свою версию, - парировал я.

- Но мы-то не режиссеры, - развела руками богиня.

- Спасибо, Сакраль, - вмешался Натх. - Все верно: мы только зрители. Атхартийцы для нас - персонажи бесконечного кино. Они могут нравиться нам больше или меньше. Допустим, вы, Егор, симпатичны Вирате, и он не раз заступался за вас. Но это касалось внутренних дел «Шамбалы». К событиям в Атхарте наши симпатии и антипатии не имеют отношения…

- И потом, cher ami, - сказала Фэйт (методом исключения я понял, что это она), - люди из всего умеют сделать трагедию. В масштабах Вселенной ваша резня с сатами просто смешна. Почему бы тем из вас, кто не утратил разума, просто не переселиться в другое место?

- Вам этого не понять, - довольно грубо ответил я.
        Я чувствовал себя полным дураком. Уж я-то точно утратил разум, если решил, что добьюсь у богов поддержки. Как проситель в правительственном кабинете, я изнемогал от бессильной злобы, от невозможности докричаться, поставить их, всемогущих, на место нас, слабых и уязвимых… Я сказал, еле сдерживаясь:

- Что ж, господа боги, простите за беспокойство. Я пришел не по адресу. Но, может, вы хотя бы подскажете, где обитают боги сатов? Вдруг они не удовлетворятся ролью зрителей и помогут своим подопечным?
        Джан простонала:

- Натх! Да пошли ты к Сатурнам узнать, что у них творится! А вы бойкий мальчик, Егор Гобза. Жалко, что мертвый. Фэйт, неужели это было необходимо - забирать его так рано?

- Сама жалею, - бросила Фэйт, пристально глядя на меня.
        Натх набрал номер на телефоне и долго прислушивался к трубке.

- Нет никого, - пожал он плечами. Потом крикнул в переговорное устройство: - Теренций!
        Откуда ни возьмись явился ангел. Пока Натх объяснял ему поручение, Вирата поманил меня пальцем. Мы отошли в сторонку.

- Прекрати истерику, - сердито сказал босс. - Мы не заслужили твоих упреков. В представлении людей боги ничем не отличаются от их царей, королей, генеральных секретарей и президентов. Пойми, мы не добрые, не злые, не равнодушные. В человеческом языке нет для богов адекватных определений…
        Я слушал Вирату краем уха. Во-первых, голова у меня кружилась и все тело невыносимо отяжелело. А во-вторых… Знаешь, Сурок, мы действительно слишком разной природы с богами. Я считаю себя неглупым человеком, но некоторые вещи для меня непредставимы, как снег для нигерийца. Я так и не поверил до конца, что они не могут вмешаться.
        Чтобы сменить тему, я спросил:

- Кто те десять, что побывали здесь до меня? Иисус Христос, Будда и так далее?

- Они - само собой. Но уже в качестве ангелов. Большинство ангелов понимает, что людям здесь не место. И слава богу: иначе начались бы постоянные экскурсии. Последний из атхартийцев, кто здесь побывал, твой соотечественник. Парень с гитарой. Он назвался Александром и попросил разрешения просто здесь побродить. Мы не возражали: он никому не мешал… Ладно, Егор, ты мне зубы не заговаривай. Натх прав. Ты мне симпатичен. Поэтому я считаю своим долгом сказать: ты совершаешь недопустимую в Атхарте ошибку. Ты не хочешь принять новый уровень своего существования.

- Да здравствуйте! - возмутился я. - Это-то здесь при чем?! Я прекрасно понимаю, что мертв и все такое. Можно подумать, я часами просиживаю у Кратера или брожу по Земле в виде санги!
        Вирата сделал грустное лицо.

- У тебя другая проблема. Ты все еще путаешь вечное и преходящее. Понимаешь, вечное - это не то, что хочется тебе…
        Возвращение Теренция прервало наш разговор. Лицам ангелов не свойственно богатство выражений, но Теренций явно был растерян.

- Сатурны исчезли, - объявил он. - Их гора погасла.

- Этого еще не хватало! - воскликнула Сакраль.

- Что случилось? - с трудом проговорил я. Я чувствовал себя уже совсем худо.
        Натх остановил меня жестом и начал открывать-закрывать какие-то файлы. Казалось, он делал это бесконечно долго…
        Наконец его голос колоколом отозвался в моей чугунной голове:

- Егор, я к тебе обращаюсь! Ты в состоянии меня выслушать?

- Все в порядке, - прошептал я онемевшими губами.

- Я говорю, саты мертвы!
        Я был так поражен, что ненадолго даже забыл о своем состоянии. Оказывается, саты зря думали, что смогли успешно бежать с выморочной планеты. В их мире произошло непоправимое нарушение Баланса. Вселенная избавилась от этого мира. Сначала
        исчезли боги. Потом - та часть Атхарты, куда переселялись саты после смерти. Тонкие Круги более уязвимы… Планета еще существовала в физическом мире, но природные катаклизмы вели ее к гибели. Население сократилось в десять раз. Последних сатов выкосила эпидемия. Беднягам предстояло исчезнуть навсегда, ведь их посмертного убежища больше не существовало. Однако их жрецы сумели с помощью магии вывести сатов вместо своего Того Света в наш. Наши враги мертвы так же, как и мы!
        Я молчал, потрясенный историей исчезновения древней цивилизации. Боги тоже молчали - наверное, вспоминали исчезнувших коллег.

- Ну и что теперь делать с этими сиротами? - спросил наконец Янус.

- Да ничего, - пожал плечами Натх. - Раз Атхарта приняла их, значит, они имеют право там находиться. Судьба сатов опять же не в нашей власти. Возможно, узнав, что они с атхартийцами одной природы, саты поведут себя иначе. Слышишь, Егор? Вам все-таки самим придется решать, продолжать войну или честно поделить территорию.
        Я слышал, но ответить ничего не успел. Словно кто-то снизу потянул меня за ноги… Перед глазами мелькнула майская зелень Хатуссы, потом я увидел Хани-Дью с высоты птичьего полета. Крепкие руки Хархуфия подхватили меня и бережно опустили на землю. И тогда я, как красна девица, лишился чувств.

38

        Чад и гарь… Клочки земли посреди пустоты, словно кочки на болоте… Сросшаяся уродливыми швами реальность… Я брел куда глаза глядят, против солнца.
        Вернувшись из Короны, я не сказал Хархуфию ни слова благодарности. Я был просто убит бессмысленностью нашего общего подвига. Обиженный ангел улетел, я остался один и понятия не имел, что теперь делать…

- Мочить, мочить гадов! - послышался за спиной хриплый голос.
        Я обернулся.
        Молодой парень с перекошенным лицом и глазами, как у бешеного таракана, шел с отражателем наперевес. Второй отражатель висел у него на шее. Он бормотал себе под нос, как в бреду, и не замечал меня. А я его узнал: я видел его в салоне Гиппиус.
        Потом, вспоминая взгляд этого парня, я понял: есть, есть разница между атхартийцами и живыми людьми. Это выражение затравленной, суетливой озабоченности я встречал только на Земле…
        Юное дарование наконец увидело меня.

- Эй, друг! - прохрипел парень. - Оружие есть? На, держи.
        Он сорвал с шеи и протянул мне отражатель.

- Мочить, мочить гадов! - повторил он свой незамысловатый девиз и, пошатываясь, побрел прочь.
        С отражателем в руках я смотрел ему вслед. Странно… Солнце словно просвечивало сквозь парня… Да он исчезает, дошло вдруг до меня. Значит, вот как это бывает. Меня охватила леденящая жуть. Клацая зубами, я стоял один на поле битвы, где мертвые уничтожали мертвых…
        Все, к черту! Вот сейчас сяду, создам новый «Мустанг», краше прежнего, и уеду на север, далеко-далеко, где не будет ни сатов, ни моих выживших из ума соседей. Кто я такой, чтобы пренебрегать советом богов, будь они неладны! А лет через сто все наладится само собой…
        Однако, чтобы придумать машину, надо сосредоточиться, а для этого - найти безопасное место. Поэтому пока я ограничился велосипедом. Я так тщательно представлял себе старенькую «вегу», на которой катался в детстве, что в получившейся конструкции даже цепь была такой же ржавой и заедала.
        Я с усилием крутил педали, когда вдруг воющий звук разорвал воздух. Я посмотрел вверх - с неба с хорошим ускорением падало тело. Ангел? Неужели Хархуфий? Он же рухнет прямо в пустоту! Бросив велосипед, почти бессознательным усилием мысли я стянул над бездной два островка. Трава стала расти корнями вверх, но времени исправить это не было.
        Ангел упал. Земля опасно прогнулась под ним, как плохо натянутое одеяло. Световые крылья превратились в куцые огарки, потом исчезли и они. Ангел шмыгнул носом и вытер грязное лицо. На меня уставились больные, совсем человеческие глаза. Это был не Хархуфий.
        Ангел протянул худую, грязную руку, и я помог ему сесть.

- А я вас знаю, - сказал он. - Вы адъют Вираты.
        Его черты из расплывчатых ангельских становились определенными: обрюзгший мужчина лет пятидесяти, мясистый нос, седые волосы до плеч. Что-то смутно знакомое…

- Энрике Торес, - представился падший ангел, и я тут же вспомнил фотографию на столе у доктора Мартинеса.

- Энрике Торес! - ахнул я. - Черт побери, Энрике, это же все натворили вы! - Я оглянулся на дырявый пейзаж. - Но как такое пришло в голову ангелу?
        Я пылал праведным гневом.
        Энрике закрыл лицо руками. Он не видел, как я направил на него отражатель. И тут же опустил: надо быть палачом, чтобы убить беззащитного. Я чувствовал к нему брезгливую жалость. Я понял, что происходит: Атхарта отнимала у Тореса ангельскую сущность, он снова становился человеком. Хархуфий говорил, что такое возможно. Но это не могло исправить вред, причиненный всей Вселенной и, что куда важнее, дорогому моему сердцу Хани-Дью. Так что помогать Торесу я не собирался. Я поднял велосипед и сел в седло.

- Молодой человек! Постойте! - отчаянно закричал мне вслед Торес. - Спрячьте меня! Нельзя допустить, чтобы он опять меня нашел!
        Я затормозил. Сердце екнуло от дурного предчувствия. Он? Кажется, я знаю, о ком идет речь. Ковыляя ко мне, Торес подтвердил мои подозрения:

- Председатель экологов Алан Нэй… он насильно удерживал меня в своей резиденции. Я ослабел, терял ангельскую силу и не мог вырваться. Нэй потребовал, чтобы я вернул его в прошлое. Я идиот, я подумал, его можно вразумить… Роковая ошибка интеллигента по отношению к… к малообразованному человеку.

- К быдлу, вы хотите сказать, - жестко поправил я. - Дальше.

- Я объяснил, что малейшее вмешательство в прошлое ведет к глобальному кризису во Вселенной. Что я сам Убедился в этом ценой преступного эксперимента… Нэй, по-моему, только обрадовался. Он заявил, что если я не соглашусь, то он устроит мне публичный суд и казнь. Он угрожал мне вот этим оружием. - Торес кивнул на отражатель в моей руке. - Он сказал: «Наконец-то в Атхарте есть оружие, с помощью которого можно проучить всяких негодяев». Он дал мне сутки на размышление, но мне удалось бежать. Мне помог один из экологов, он представился Юджином. Замечательный человек…
        Услышав про Зануду, я не удивился. В последнее время наш приятель стал более критичен в отношении действий своего Председателя. Меня занимало другое.

- Как Нэй вас нашел?

- Мое лицо становилось человеческим. - Торес горько вздохнул. - Я ведь стал ангелом, потому что сумел обмануть Атхарту. Это было частью моего плана. Я психиатр, владею гипнозом… я убедил самого себя, что со всем земным для меня покончено. Я обманул всех, включая богов! Согласитесь, в «Шамбале» это поняли далеко не сразу…
        Я хмуро смотрел на него, и Торес торопливо прибавил:

- Не думайте, я не горжусь… Алан Нэй каким-то образом выяснил, что это я сообщил на Землю сведения об Атхарте. Но это его не волновало, он надеялся с моей помощью попасть в прошлое… может быть, хотел сбежать из Атхарты на Землю. Он вел себя как одержимый. Вы знаете, если бы не благородство сеньора Юджина, я бы, скорее всего, спасовал перед грубой силой. Я не герой, молодой человек. Знаете, как не хочется во второй раз умирать!
        Я знал. Уж кому-кому, но только не мне упрекать Тореса в малодушии. «Бог вам судья», - всплыла в памяти сакраментальная фраза. Нет… Боги нас не судят. Наши дела вообще их не касаются. Смерть сделала нас взрослыми, теперь мы предоставлены самим себе. Есть только мы и Атхарта…
        Наш разговор затянулся. Солнце садилось. Вдали сверкали вспышки отражателей. Несколько раз мимо пробегали люди с оружием, подозрительно косясь на нас.
        Я взглянул на Тореса. В нем уже ничего не оставалось от ангела: просто измученный пожилой человек… Вряд ли он сумел бы еще раз проникнуть в прошлое. И все же оставить его на заклание Нэю я не мог.

- Садитесь, - велел я.
        Засуетившись, Торес по-женски, боком, взгромоздился на багажник. Дорога шла под гору, велосипед катился сам по себе. Я на ходу усовершенствовал его, добавив передачи и сделав более обтекаемый руль. Смакуя подробности, я рассказал Торесу о масштабах его «эксперимента». Пусть помучается совестью по полной программе! Тот разахался, а потом сказал:

- Алан Нэй - страшный человек. Вы знаете, как профессионал, я счел бы его сумасшедшим, если бы такое в Атхарте было возможно. Война его пьянит, он возомнил себя великим полководцем. И потом он явно страдает комплексом Герострата: ему все равно, какой ценой достичь славы. Я не умаляю своей вины, но нападение пришельцев целиком на его совести. Эта война нужна только Алану Нэю.

- И все же, Торес, ради чего все это? - спросил я, налегая на педали. - Смотрите: вы лишились ангельских крыльев, в Атхарте полыхает смута… Между тем даже судьбоносное открытие предстояло сделать не вам. Вы уступали эту честь своему другу Мартинесу. Не понимаю…

- Вы не ученый, - высокомерно произнес Торес. - Для истинного ученого утаивать знания - значит служить мракобесию.

- Ну знания всегда палка о двух концах, - возразил я. - Знания могут быть преждевременны…

- Все это болтовня! - буркнул Торес. В нем, кажется, проснулся задор. Он с пафосом заявил: - Никакие абстрактные рассуждения не стоят главного: мне почти удалось подсказать человечеству путь к бессмертию. Я ошибся в средствах, но не в цели. Знания об Атхарте помогли бы найти способ вернуть на Землю уже умерших. Это был бы просто вопрос времени. Что вы на это скажете? Вы не хотите обратно?
        Обратно я хотел - как взрослый человек иногда хочет вернуться в детство. То есть не всерьез. Но в самом деле, есть же нелепые смерти - вроде моей… Несколько лишних километров в час…

- И потом, - продолжал Торес, - представьте, как изменилась бы жизнь людей, знай они наверняка, что бессмертны! Ибо страх смерти висит над нами как дамоклов меч. И вянет, как цветок, решимость наша в бесплодье умственного тупика! - продекламировал он.
        Что это, Сурок? Кажется, «Гамлет»?
        Торесу я ничего не ответил. Зачем спорить о том, чего все равно не произошло? Тем более что у меня появилась новая конструктивная идея.
        За разговором мы выбрались на перекресток. Направо пойдешь - ко мне домой попадешь. Налево пойдешь - окажешься возле храма экологов. А если наискосок, через луговину, то выйдешь к озеру. Я огляделся. Эта часть Хани-Дью почти не пострадала, мой злосчастный гараж, похоже, был здесь единственной жертвой.

- Вы знаете, где живет сэр Персиваль Смоллетт? - спросил я Тореса.

- Да. Он уважаемый ученый, его все знают.

- Идите к нему. Повторите ему то, что сказали мне. Он вас укроет.
        Сказав это, я вспомнил, что уже послал к сэру Перси Эсмеральду. Один подарочек лучше другого… Но дом у озера сейчас казался мне самым надежным, самым незыблемым местом во всей Вселенной.
        Торес слез с багажника и схватил мою руку.

- Спасибо, молодой человек!
        Я невесело усмехнулся:

- Да, кстати… чтобы между нами все было ясно… Это от меня Алан Нэй узнал ваше имя. Так вышло. Вы не жалеете, что приняли мою помощь?
        Торес ответил мне внимательным, сочувственным взглядом психиатра и потряс мою руку с преувеличенным пылом. На этом мы расстались: он зашагал наискосок по луговине, а я повернул налево.
        Храм экологов пылал от стыда за свою нелепую внешность - так казалось в лучах заходящего солнца. На краю пустыни я остановился, спрятал велосипед за придорожным валуном и в последний раз взвесил свое решение.
        Итак, эта война нужна только Нэю? Не будь его, саты не напали бы на Хани-Дью? На мой взгляд, задача решалась просто. Непонятно, как я сразу не додумался… Я любовно погладил черную кнопку отражателя, а потом вспомнил уроки Зануды и стал невидимым.

39

        Солнце, которым не балует петербуржцев поздняя осень, заглянуло в кабинет Марка Александровича Зимина. Доктор стоял у окна довольно прищурившись. Он был в приподнятом настроении. Первый морозный день, первый снег… Оставляя на пороше узкие следы, Ася, одетая в серебристый норковый полушубок, шла к дверям клиники.
        Долой Гринпис! - подумал Марк. Пусть женщины носят меха! В этом есть что-то древнее, из тех времен, когда охотники добывали шкуры для своих любимых. В окружении пушистого воротника щеки кажутся румянее, а глаза - загадочнее. А чтобы не оплакивать загубленных зверушек, надо провести простой аутотренинг: мясо растет в супермаркете. Шубы - на вешалках. Никакой крови, никаких убийств. А на самом деле животные только выиграют, переселившись с пушной фермы в зеленые кущи Хатуссы… Марк улыбнулся, вспомнив последние Асины записи.
        Пациентка вошла в кабинет. Марк принял у нее невесомую шубку, втянул носом аромат духов: зеленый чай с лимоном… Ася, оставшись в тонком сером свитере и узкой юбке, села к столу. Марк занял место напротив. Визави, ставшее привычкой для обоих…

- Честное слово, Ася, я читаю ваши записи, как роман, - улыбнулся Марк. - Я даже начал вам завидовать. Мне никогда не снились такие интересные сны. Вы уверены, что хотите от них избавиться?
        Марк не сомневался: как только Ася смирится со своими видениями (или фантазиями? , как только примет их как часть своей жизни - они тут же оставят ее в покое. Человек не должен вести войну со своей душой. Он должен полюбить ее во всем разнообразии, научиться с ней жить.

- Меня пугает не сам факт этих снов, а их содержание, - сказала Ася.

- Понимаю, - снова улыбнулся Марк. И вдруг представил, что они не сидят в кабинете в такой чудесный день, а гуляют по бульвару и Ася держит его под руку.

- Нет, - мотнула головой Ася. - Я думала, мир полон непостижимых тайн, а он оказался беспросветно скучен. Как вам понравились боги? - Она иронически усмехнулась.

- А что? - Марк пожал плечами. - По-моему, симпатичные ребята.

- Вот именно. Симпатичные ребята, наделенные вполне ограниченными возможностями. Вы бы стали им молиться?

- Я, Асенька, вообще… как-то…

- Хорошо, понимаю, вы врач, вы атеист. Я тоже не из религиозной семьи. Но неужели на Пасху, поднимая голову к небу, вы не видели, что оно особенное? И разве в рождественскую ночь звезды не горят чище и ярче? Вы не чувствовали в такие моменты, как открывается миру благодать?
        Марк вздохнул:

- В моей семье отмечали другие праздники… Но я понимаю, о чем вы говорите. Впрочем, судя по вашим снам, потусторонний мир не лишен красоты. И этот сверкающий горный хребет в Короне… Великолепный образ!

- Красиво, - согласилась Ася. - Но в этой красоте нет святости. Нет ничего, перед чем хотелось бы преклонить колени, и чтоб комок в горле… Но вообще-то каноны православия казались мне закостеневшими еще две тысячи лет назад. У Алеши был приятель, ударившийся в религию. И не дай бог нам было встретиться с ним за одним столом! Я говорила, что религия нужна была человечеству в младенчестве, что мы выросли из нее, как ребенок из коротких штанишек… А теперь я сама с собой спорю.

- Все дело в том, что человеку свойственны крайности, - задумчиво произнес Марк.
- Дай ему бога - не надо. Отними - будет канючить: отдайте, дяденьки, отдайте обратно… Временами любой антропоморфизм в отношении бога человек называет кощунством. Временами, напротив, низводит богов до себя. Но допустим, те боги, о которых говорится в ваших снах, - это всего лишь представители чего-то более значительного… Создателя…

- В том-то и дело! - с отчаянием в голосе вскричала Ася. - Создатель… - произнесла она с горьким сарказмом. - Мы жаждем встречи с Личностью. А выходит, что Дух и Материя, эти два Создателя Вселенной, - всего лишь слепые законы природы. Мир пуст. Мы одиноки. - Она закрыла лицо руками и упрямо прошептала: - Я не хочу жить в таком мире… Не хочу.
        Встревоженный Марк протянул было к ней руку, но передумал. Разочарование в романтических идеалах - неизбежный процесс. Он тяжело протекает в юности, а У взрослого человека - в десять раз тяжелее. Это все Равно что взрослому заболеть корью. Зато потом будет легче, зато выработается иммунитет…

- А вам не приходило в голову, - осторожно спросил он, - что люди просто придумали святость?

- Какой в этом смысл? - нахмурилась Ася.

- А какой был смысл поэтизировать элементарный инстинкт размножения? Я имею в виду любовь, - смущенно пояснил Марк и, к ужасу своему, почувствовал, что краснеет.

- Да, любовь… - рассеянно отозвалась Ася. Она ничего не заметила. - Хороша любовь, если ею заправляет такая бабища, как Джан. Нет, Марк Александрович. Если Егор ничего не напутал, если я сама все правильно поняла, - на ее лице мелькнуло сомнение, - то людям ни в коем случае нельзя знать правду.

40

        Ненавижу в себе эту склонность к рефлексии! Любимое дело - понастроить городов, не слезая с дивана. В результате немногие дела гибнут, задавленные махиной неосуществленных планов.
        Еще полчаса назад мой замысел был ясен: пробраться незамеченным в храм экологов, отыскать Нэя и уничтожить его. Нет человека - нет проблемы. И вот я, совершенно невидимый, стою на ступенях полукруглой террасы, а Нэй в белом спортивном костюме вполголоса обсуждает что-то с двумя экологами. Он печален и оттого кажется еще красивее. А я мозолю кнопку отражателя, не в силах совершить простое движение.
        Я раздувал в себе ненависть, как угли в мангале. Нэй - подонок. Он хотел меня убить. Он украл у меня из-под носа девушку. И самое главное: Нэй виноват в гибели десятков людей.
        Ничего не помогало.
        Это так легко, уговаривал я себя. Выстрелил же беглый преступник Трумен Гэтсби - я в теле Гэтсби - в полицейского… Но тогда речь шла только о жизни. Да, Сурок. В Атхарте земная жизнь ценится уже не так высоко. Мы точно знаем, что это не конец! Теперь же мне предстояло уничтожить Нэя навсегда.
        На ходу теряя невидимость, я вернулся к оставленному велосипеду. Мне хотелось поскорее добраться до дому, забиться в нору и предаться самобичеванию. Хани-Дью вокруг был неприятно пуст. Нашлось немало трезвомыслящих людей, которые покинули насиженные места. Нет, все люди как люди. Раз война - надо идти воевать. Надо садиться в самолет и мочить гадов. Или собирать пожитки и делать ноги. И только я болтаюсь, как дерьмо в проруби, словно пятнадцатилетний подросток, которого не взяли на фронт.
        Девушку вместо меня спас другой. Моя миссия у богов провалилась с позором. Даже элементарное убийство и то оказалось мне не по зубам! Нет, напади Нэй первым… угрожай он моим друзьям… тогда бы я его убил. А так - не могу. И что выходит?
        Не герой. Просто хороший парень…
        Погруженный в эти мысли, я даже не сразу понял, что еду в другую сторону. Я очнулся только перед воротами сэра Перси.
        Удивительно… Отсюда полностью выветрился дух войны. Но было по-прежнему людно: на газоне две девушки играли в бадминтон и хохотали. По дорожкам парка бродили незнакомые мне люди. В беседке за накрытым столом сидела шумная компания. Звенела посуда, слышался заразительный смех Билла Харта. Я закрыл глаза и прижался лбом к холодному чугуну ограды.
        Одна из девушек вдруг промахнулась по волану и звонко выругалась:

- Fuck!

- Корова, - сердито отозвалась другая. Похлопывая Ракеткой по ноге, она ждала, пока партнерша вытащит волан из кустов.
        Не может быть…

- Фаина?! - заорал я, с грохотом роняя велосипед.
        Вздрогнув, она обернулась. Наши глаза встретились… Фаина опрометью бросилась к ограде, просунула руки сквозь прутья и вцепилась в мои плечи.

- Живой! Живой! - запричитала она. Тоже мне, жена солдата…

- Мертвый. Три года уже как, - пробурчал я, а сам не мог удержать улыбку.
        Фаина потупилась и отступила на шаг.
        Немудрено, что я сразу ее не узнал. Короткая клетчатая юбка, красный свитерок, на ногах - кроссовки. Волосы завязаны в два хвостика. Настоящая. Не тень, какой я привык ее видеть.

- Почему ты не у экологов? - спросил я.
        Фаина фыркнула:

- А ты что думал, я подамся в монашки? Нашли дуру! Нэй, пока ездил мне по ушам со своей экологией, все норовил пощупать коленку. И тогда я назвала его вонючим негром. Ты не думай, я не расистка… Но он достал!

- Грег! - раздался вдруг голос Бэзила. - Где тебя черти носят? Миндальный пирог уже зачерствел!
        Фаина, спохватившись, открыла мне калитку. Я направился к беседке.

- А велосипед Пушкин будет убирать? - сердито осведомилась она.
        Я обернулся. - Она махнула рукой:

- Ладно уж… Сама уберу.

- Грег, старина, ты мог бы предупредить, - укоризненно сказал Харт, пожимая мне руку. - Мы не хотели без тебя начинать и едва не умерли с голоду.

- А разве я обещал прийти? - удивился я, разглядывая общество.
        Кот в качалке, которую для него принесли в беседку. Сэр Перси в нарядном голубом джемпере со снежинками. Пунцовая от застенчивости Эсмеральда. Самир сидит вытянувшись, будто кол проглотил. Энрике Торес, весь в крошках, наворачивает миндальный пирог. Бэрримор, перекинув через руку салфетку, обходит гостей с бутылкой. Безумное чаепитие. Пир во время чумы…

- Да ты офонарел, приятель! - возопил Бэзил. - Ты что, забыл, какой сегодня день?!
        И тут я вспомнил: сегодня же последняя пятница месяца! Такого казуса со мной еще не случалось.

- Так война же, - промямлил я в свое оправдание.
        Честная компания дружно расхохоталась, словно я ляпнул несусветную глупость.

- Садитесь, Грег, - смеясь, пригласил сэр Перси, указывая на место справа от себя. - Простите нас. Мы искренне волновались из-за вашего отсутствия. Мой посыльный не смог вас отыскать и передать приглашение лично. Но мы все были уверены, что вы не забудете нашу маленькую традицию. А потом прибежала Эсмеральда и рассказала, что вы сломя голову помчались на юг, в самую гущу событий. Потом явилась черноглазая сердитая леди…

- Боевая девочка, - причмокнул Харт. - Мне еще никто не говорил «отвали!».

- Мы узнали, что вы брошены на произвол судьбы… Мы уже планировали ваше спасение, но Бэзил случайно встретил Хархуфия.. Тот обещал, что с вами все будет в порядке. И, наконец, явился сеньор Торес. Так что мы знаем про ваше путешествие в Корону.

- Напрасное, к сожалению, - буркнул я.

- Вы избаловались, Грег, - заметил сэр Перси строгим голосом. - Я как автор энциклопедии дорого бы дал, чтобы оказаться на вашем месте. Надеюсь, у вас найдется время поделиться со мной впечатлениями. Кроме того, вы узнали эксклюзивную информацию о сатах. Надо будет только подумать, как разумнее ею распорядиться. А что касается войны…

- …То она не имеет никакого отношения к миндальному пирогу, - заявил Бэзил. Он лапой потянулся за блюдцем, и кресло под ним жалобно заскрипело.

- Нет, какой все-таки получился звук… - мечтательно протянул сэр Перси.

- Попробуйте пирога, - предложила Эсмеральда, отрезая мне кусок. - Такие пекут только у нас в Овьедо. Моя мама всегда добавляет в начинку ложечку шерри…
        Пирог и в самом деле был бесподобен, а Эсмеральда вела себя, как хозяйка дома. Зато я оказался не в своей тарелке. Я с трудом реагировал на плосковатые шуточки Харта и с нетерпением ждал момента, когда смогу поговорить с Бэзилом или с сэром Перси.
        В какой-то степени это произошло, когда Харт откланялся, а Торес, видимо почувствовав себя лишним, ушел в дом.

- Он все рассказал? - спросил я, проводив его взглядом.

- Да. - Сэр Перси вздохнул. - Несчастный фанатик… Но сейчас он, по-моему, просто рад, что уцелел. Он умолчал только о том, как попал в руки к Нэю.
        Сэр Перси сказал это выразительно - он, конечно, не забыл моих откровений. Значит, Торес решил пощадить мою честь… В гробу я видал такое благородство! Однако провозглашать во всеуслышание правду я не спешил.

- А где Зануда? - спросил я.

- Здесь, - ответил сэр Перси. - Я устроил его на втором этаже. Вы бы потом зашли к нему, Грег. Он серьезно болен. Разрыв с Нэем дался ему нелегко.

- У сэра Перси так спокойно, что заживают любые раны, - вздохнула Эсмеральда.
        Смерив ее взглядом - вот ведь выскочка! - я заявил:

- Не хочу вас обижать, сэр Перси, но у вас тут прямо какой-то санаторий для пострадавших духом. Может, примете и меня?
        И я рассказал о том, как хотел убить Нэя.
        Слушали меня молча, только Самир издал какое-то восклицание.

- Хорошо, что вы этого не сделали, Грег, - сказал сэр Перси. - Самый простой выход - не всегда самый верный.

- Просто я сентиментальный слюнтяй, - с обидой возразил я.

- Вы сожалеете, что не убили человека? - Сэр Перси покачал головой. - А вы знаете, что вас в таком случае ожидало бы?

- Да что вы его стращаете! - вмешался Бэзил. - Некоторые разом отправили в Атхарту полтора десятка душ - и ничего. Сидят, чаек попивают…
        Самир, казалось, перестал дышать. Оцепенев, он уставился в одну точку.

- Бэзил, - холодно произнес сэр Перси, - не сочтите за труд впредь тщательнее выбирать слова, когда говорите о моих гостях. И не шутите над тем, с чем вы, к счастью, не сталкивались. Разлад с собой, с собственной совестью - самый страшный недуг в Атхарте.

- Выходит, если ты отпетый негодяй, Атхарта примет тебя с распростертыми объятиями, - сказал я, - а если раскаиваешься - тебе конец?

- Вам действительно интересно или вы ерничаете, Грег? - осведомился сэр Перси. - Вообще-то закономерностям попадания в Атхарту и исчезновения я посвятил несколько статей. Согласно этим закономерностям, в Атхарту попадают воры и убийцы и не попадают безгрешные новорожденные младенцы. С человеческой точки зрения, это чудовищно несправедливо. Но человеку трудно поверить, что Вселенная равнодушна к Добру и Злу. Атхарта - не награда для избранных. Чтобы преодолеть Темноту, достаточно быть личностью.

- С большой буквы «Л», - вставил я.
        Сэр Перси уронил тяжелый вздох:

- С маленькой буквы. Достаточно быть среднестатистической, нормальной, здоровой, осознающей себя личностью. А чтобы не исчезнуть впоследствии, надо личностью оставаться. В Атхарте, господа, за душой надо ухаживать еще заботливее, чем на Земле мы ухаживали за телом. Душу здесь подстерегает множество недугов: самокопание, муки совести, неистовые страсти…

- Позвольте вопрос, профессор, - поднял лапу кот. - Вы не считаете, что человек, не страдающий этими, как вы выразились, недугами, просто водоросль? Неужели бюргер, озабоченный лишь сосисками с пивом, - более совершенная личность, чем гениальный поэт в поисках смысла жизни?

- В отличие от вашего поэта бюргер обладает немалой добродетелью: он принимает мир таким, какой он есть. И почему только сосиски? У него есть любимая жена, и дети, и сенбернар, и подарки на Рождество, и старая тетушка, которой он дарит гостинцы. К Порогу он подойдет с вашим поэтом наравне, а может, даже и с некоторой форой. В Атхарте они окажутся перед одинаковой задачей: сохранить себя. Кому-то для этого нужны привязанности. Кому-то - любимое дело, кому-то - новые впечатления. Самодостаточные, те, кому ничего не нужно, становятся ангелами. А те, кто клянчит у Вселенной невозможного, исчезают.

- Значит, Атхарта все-таки воспитывает нас как несмышленых детей? Кнутом и пряником? - недоуменно спросил я.

- Да нет же! - взревел сэр Перси. - Если вам проще изъясняться метафорами, это скорее естественный отбор. Окружающая среда вследствие своих физических свойств,
- он повысил голос и угрожающе поднял палец; мы слушали, как притихшие нерадивые студенты, - вследствие своих физических свойств поддерживает или не поддерживает существование индивида. Индивид сам - сам! - либо разрушает, либо созидает свою личность.

- То есть вы хотите сказать, что наше существование в Атхарте зависит не от самих поступков, а от того, как мы эти поступки переживаем? - спросила Фаина. Я и не заметил, как она подошла и оперлась на спинку моего стула - как будто делала так всегда.
        Сэр Перси вытер со лба пот.

- Примерно так, леди, - обреченным тоном произнес он.

- И как же вы, Самир, поладили с собой? - спросила Фаина. Ей как-то удалось сказать это без вызова и без насмешки, а так, словно она просила старшего товарища по несчастью поделиться опытом. Доброжелательный, даже кокетливый голос.
        Со мной бы она так разговаривала! - неожиданно обиделся я.
        Шахид ответил. Голос его был хриплым - от редкого употребления, наверное.

- Сделанного не воротишь. Я не верну тем людям жизнь. Я думал, что знаю истину. Я поклялся, что больше так не ошибусь.

- Восточный фатализм, - хмыкнул кот.

- Восточная мудрость, - возразила Фаина. - Самир, вы напрасно вздрагиваете от этих шпилек. Непогрешимых здесь нет.
        Эсмеральда многозначительно вздохнула и пошла зажигать фонари в саду. Стемнело. Посторонние - те, кому в смутные времена понадобилась поддержка сэра Перси, - куда-то разбрелись. За столом воцарилось молчание. Я подумал, что так после спора молчат друзья, потому что спор ничего не меняет… Затылком я чувствовал теплое дыхание Фаины… И вдруг тишину нарушил быстрый шелест чешуйчатых крыльев.

- Саты! - завизжала Эсмеральда.
        Фаина стиснула мое плечо. Я запоздало вспомнил про отражатель, оставленный болтаться на руле велосипеда.
        Трое сатов опустились на дорожку перед беседкой. Разноцветные фонарики послужили им сигнальными огнями. Не похоже это на нападение, подумал я. Я еще не очень различал их в лицо, но один из них явно был наш отпущенец. Все трое сатов были безоружны.

41

        Двое сатов, стоящих чуть позади, выглядели по-варварски роскошно: сверкающие шлемы, громоздкие, не лишенные художественности, накладки на крыльях; какие-то знаки различия на груди, расшитые золотом юбки. Наш бывший пленник был на полголовы ниже своих спутников и наряжен куда скромнее: шлем из темного металла, потертая кожа на крыльях. Но в его небрежности чувствовался некий аристократизм. Посольство, несомненно, возглавлял он.
        Саты смотрели на нас, а мы на них. Напряженная пауза затянулась. Ее вдруг прервала Эсмеральда звонким от волнения голосом:

- Не хотите ли миндального пирога?
        Сэр Перси похлопал ее по плечу.

- Верно, la preciosa[Красавица (исп.). ] . Уважаемые гости, мое замешательство непростительно для хозяина. Прошу к столу!
        Сначала такое радушие меня покоробило. Сэр Перси просто не видел, во что эти олухи превратили Хани-Дью! Одно дело - вести переговоры с врагом, и другое - делить с ним хлеб-соль. Но потом я сообразил, что благородная ярость не должна мешать дипломатии. Кто-то погиб, но многие, в том числе и мы, уцелели. Ради спасения стоит идти на любые уступки. Тем более что здесь, в Атхарте, у нас нет ничего ценнее нас самих…
        Однако саты не спешили принимать приглашение. Они вполголоса клекотали между собой. Потом «наш» сат неуверенно сказал:

- У нас не принято садиться за один стол с самками. Пусть они уйдут.

- Это про нас? - Эсмеральда возмущенно вскинула подбородок.
        Фаина процедила:

- Индюшками своими командуй.
        Она по-прежнему стояла, положив руку мне на плечо, и я как бы случайно, как бы под впечатлением момента накрыл ее своей.

«Наш» сат обернулся к свите и торжествующе заявил:

- Я же говорил, они почти как настоящие!
        За стол саты так и не сели, но от пирога не отказались. Эсмеральда с несколько преувеличенной торжественностью подала им три тарелки. Саты склевали пирог с видимым удовольствием, после чего перешли к делу.

- Меня зовут князь Свист Ветра, - с важностью сообщил наш старый знакомый. - Я принес вам мир и спасение. Не далее как через два дня великий король Властелин Неба уничтожит последние убежища миражей. У вас еще есть время. Уходите. Уходите все и никогда не возвращайтесь, не тревожьте покой сатов. Я предлагаю вам это, потому что вы пощадили мою жизнь, когда я был у вас в руках.
        Князь, король… Про имена я вообще молчу: Свист Ветра… Это вроде шутки: «Как вашу собаку зовут?» - «Свистом». Но Атхарта исправно работала универсальным переводчиком, и произносимые сатами титулы и имена мы поняли именно так. На самом деле это был сплошной клекот, квохтание, шипение, которые я не стану передавать. Не думаю, что тебе, Сурок, пригодятся эти упражнения в иностранном языке.
        Сэр Перси в ответ сначала церемонно представил всех нас. О себе он не забыл добавить «барон Мэллори» - Дескать, не только у вас князья, знай наших! Потом спросил:

- Значит, король уполномочил вас вести переговоры с людьми, князь?
        Этот невинный вопрос явно смутил сата. Он нервно облизал клюв - язык у него был алый и неприятно подвижный.

- Поймите, мы удивлены, - продолжал сэр Перси. - Обычно парламентеры не являются под покровом темноты…
        Припертый к стенке князь пояснил, что в рядах сатов возникли разногласия. Сам король и его советники убеждены, что переговоры с миражами невозможны, что миражи надо методично истреблять, очищая территории, - так, как это делали саты на своей родной планете. Но оппозиция, возглавляемая князем Свистом и состоящая в основном из молодежи, считает иначе.

- Я единственный, кто знаком с вами близко. Я вижу, что у вас есть зачатки разума и общественной жизни. Я надеюсь, что существо с белой шерстью на лице и в этот раз примет мудрое решение…
        Бэзил фыркнул, прикрыв пасть лапой:

- Немыслимо! Существо с белой шерстью на лице! Вы позволите, барон, и нам называть вас так?

- Не радуйтесь, мой четвероногий друг, - парировал сэр Перси. - Если вы напряжете свои зачатки разума и посмотритесь в зеркало, то сразу поймете, у кого из нас на лице шерсть. Скажите, князь, - снова обратился он к сагу, - ваша личная благодарность - единственная причина этого визита? Или, может быть, вы допускаете, что исход войны будет не в вашу пользу?

- Цзы-цзы-цзы! - рассмеялся сат. - Глупости. Мертвым не победить живых. Нас больше, это просто вопрос времени. Если бы мой король допускал мысль о поражении, то меня бы казнили. Ведь это из-за меня миражи каким-то образом овладели нашим оружием. Но зачем портить такие красивые места, когда можно решить все миром? Почему-то здесь после работы отражателей остаются отвратительные дыры. На нашей планете такого не было.

- Они не догоняют, - шепнул я Бэзилу. А вслух поинтересовался: - Есть ведь еще один вариант: здесь полно мест, свободных от нас, миражей. Почему бы вам не поселиться там?

- Но мы уже поселились здесь, - пожал плечами сат. - Неужели живые должны уступать дорогу мертвым?
        Этот князь Свист был раздражающе смешон в своем доброжелательном высокомерии. Он говорил с нами, как колонизатор с дикарями. Он был своего рода гуманист: не желал нам зла и признавал наше право на жизнь. Но сатам понадобилась наша территория, и наши интересы волновали их не более, чем судьба муравейника - строителей автострады. Живые… Как говорится, а мужики-то не знают… Я открыл было рот, чтобы выступить со своим козырем, но сэр Перси мягко удержал меня.

- Вы наблюдательны, князь, - сказал он. - У нас действительно есть общество и есть традиции. Вот одна из них: такие важные вопросы не решаются за столом. Это происходит в специальном месте, и решение принимает человек, облеченный верховной властью.

- Так это не вы? - разочарованно спросил сат.

- Нет. Это он.
        И сэр Перси указал на меня.
        Я взвился со стула с невнятным восклицанием. И тут же схлопотал пинок острым коленом. Я возмущенно обернулся - лицо Фаины было непроницаемым… Я сел и принял царственный вид.

- Так это вы - король призраков? - недоверчиво осведомился князь Свист. - Что же вы молчали?

- Ну… Нам, королям, не пристало… Вы сами…
        Сэр Перси перебил мое бормотание:

- Так вы согласны проследовать за нашим королем?

- Мы будем соблюдать ваши традиции, - милостиво согласился сат.

- Сначала я перекинусь парой слов со своим визирем, - заявил я, отвел сэра Перси в сторонку и уже набрал в грудь воздуху, но тот предупреждающе поднял палец.

- Нам некогда ругаться, Грег. Пораскиньте мозгами. Представьте себя на месте сатов: неизвестно кто заявляет, что они мертвы, и предлагает поверить на слово. Вы бы поверили? Теперь понимаете?

- А как же, - кивнул я. - Кроме одного: куда мы должны проследовать?
        Сэр Перси посмотрел на меня, как на безнадежного тупицу.

- Как куда? В «Шамбалу», конечно. Вы должны показать им их собственную смерть!

42

        Здание «Шамбалы» выглядело заброшенным. На моем этаже тускло горел дежурный свет. Я вспомнил, что уже бывал здесь ночью - когда смотрел прогноз Фаининого дружка Никиты Воронцова. Я почувствовал тоску по тем дням, вдруг показавшимся непомерно далекими. Тихие будни, интересная работа, дружеские пятницы… Так наконец поймешь, что жизнь, полная подвигов и приключений, хороша только в книгах.
        Ведь если подумать: в Атхарте полно мест, где можно прожить тысячу лет без единого происшествия. Почему мне повезло как утопленнику?! Что за проклятие висит над Хани-Дью?
        Впрочем, до «Шамбалы» мы добрались без проблем. Мы - это трое сатов, грозный король призраков, то есть твой покорный слуга, Бэзил и Самир. Двое последних увязались за мной каждый в своей манере.
        Самир лаконично сказал:

- Я помогу.
        Прямо Саид какой-то: «Стреляли…»
        Бэзил, лениво превращаясь в человека, проворчал:

- Будьте спокойны, ваше величество, мы вас в обиду не дадим.
        Пока я прощался с сэром Перси, меня терзало ощущение, что я что-то забыл ему сказать. Или спросить. И только у дверей «Шамбалы» вспомнил: я хотел посоветоваться насчет загадочного голоса, преследовавшего меня прошлой ночью. Забыл! И это немудрено.

- Будь осторожен, мой король…
        Фаина отловила меня в темном уголке сада. Поцелуй оказался реальным до дрожи. Он подкосил меня, как мальчишку. В каком-то смысле он был по-настоящему первым: ведь в Атхарте мне еще не приходилось пробовать любовь на вкус… Шатаясь, я вышел за ворота и всю дорогу пребывал в каком-то весеннем, пьяном бреду.
        Сурок! Мой самый дорогой, самый нежный друг! Если я обижаю тебя этими подробностями - прости. Но я весь перед тобой, как на ладони: и захочешь, а ничего не утаишь. Ты смело можешь смеяться в глаза всем моим женщинам, живым или мертвым: ведь я люблю тебя!
        Итак, мы остановились у дверей. Войти в «Шамбалу» мог только я, но при необходимости мог провести спутника. Однако я никогда этого не делал и решил не создавать толпы.

- Вам лучше подождать здесь, - смущенно сказал я Самиру и Бэзилу.

- Как прикажете, ваше величество. - Бэзил изобразил поклон.
        Самир молча кивнул.
        Князь Свист тоже оставил свою свиту у дверей. Я взял его под локоток и беспрепятственно вошел в дверь.
        Мы поднялись в Отдел Информации. Я включил компьютер. Сердце на мгновение ушло в пятки: а вдруг не работает? Но все было в порядке. На мониторе показалась любимая заставка Дилана: черный «фантом» вырывается с экрана, делает небольшой вираж над столом и возвращается обратно. Мне вдруг стало холодно. Эх, Дилан… Где-то он теперь? Очень хотелось верить, что исчезнувшие попадают именно куда-то, а не в никуда…
        А потом все было очень просто. Как говорится, «Яндекс: найдется все». Нашлась планета сатов. В прошлом, наверное, уютный шарик, расположенный поближе к тамошней звезде, чем Земля - к Солнцу. Теперь - расколотая страшными трещинами, залитая застывшей лавой поверхность. Ни одного дерева… Ни одного живого существа… Нашелся и сам князь Свист. Я набрал его имя по-русски, но компьютеру это было все равно. Он послушно продемонстрировал последние минуты жизни князя.
        Полсотни сатов толпилось возле пещеры. Слышались монотонные мантры жрецов, с головой покрытых ритуальными покрывалами. Они вошли в пещеру последними. Все заволокло черным дымом, потом завеса рассеялась. На экране запечатлелась страшная картина.
        Тела сатов лежали вповалку. Их позы говорили о том, что смерть не была легкой. Один из несчастных в агонии бросился назад и упал у самого выхода, бессильно протянув крыло к недоступному свету.
        Я увеличил изображение. Сат гортанно вскрикнул, его когти со скрежетом расцарапали стол…

- Жрецы отравили вас, - констатировал я. - В пещере был какой-то ядовитый газ. Вы были смертельно больны, и они решили избавить вас от дальнейших мук. Вы мертвы, как и мы, князь.
        Ослик был сегодня зол, он узнал, что он осел… У нас дело обстояло еще серьезнее.
        Сат молчал. Я подождал немного, потом рассказал ему все, что узнал от богов о гибели его мира. Сначала он никак не реагировал - мне даже показалось, что он отключился. Вдруг послышалось сдавленное, всхлипывающее:

- Цзы-цзы-цзы!
        Сат истерически хохотал и тряс головой так, что на стол летела чешуя.

- Ай да жрецы! Значит, они мирно отправили нас к праотцам - без слез, без паники… Цзы-цзы-цзы!
        Потом сат снова умолк и долго сидел неподвижно.
        Я терпеливо ждал. Такая новость кого хочешь сведет с ума, а я не стремился преподнести ее потактичнее.

- Жрецы поступили правильно, - изрек наконец сат. - Нас ожидала долгая, мучительная смерть. Наши близкие корчились бы от боли у нас на глазах… Я знаю, как это: моя жена была одной из первых жертв эпидемии… Зачем оставаться в живых, когда погибли даже боги? Так вот почему уже несколько лет, как мы не видели ни одного Сатурна…

- Ну, к нам на Землю боги уже тысячи лет ни ногой, - непонятно зачем сказал я.

- А мы встречались почти каждый день, - вздохнул сат.

- А у нас… - подхватил я и начал сбивчиво рассказывать о нашем мире.
        В какой-то момент до меня дошел фантастический абсурд ситуации: из компьютера то и дело вылетает черный самолет, огромное птицеподобное существо задумчиво постукивает когтями по клавиатуре, и мы сидим с ним, как двое мальчишек из разных школ. Как будто мы сначала подрались, потом обменялись бутербродами и теперь наперебой рассказываем о причудах своих учителей и одноклассников.
        Сат слушал меня с круглыми от любопытства глазами. Он, конечно, старательно гнал прочь страшную мысль, с которой - это я знаю не понаслышке! - трудно сжиться. Потом его взгляд стал мутным, словно у слепого.

- Нам больше не нужно бояться смерти, - усмехнулся он. - Это прекрасная новость. Но, с другой стороны, у мертвых не бывает детей. И это очень плохо. Ведь на нашей планете мы жили только ради них.

- Вам придется найти другой смысл жизни, - сочувственно вздохнул я. - И у вас получится. Не думаю, что вы - или мы - созданы только для размножения.

- Постой! - вдруг тревожно нахохлился сат. - А те яйца, которые сейчас охраняют наши женщины… Что это? Просто мертвая скорлупа?
        Он смотрел на меня с безумной надеждой. Сказать «да» значило просто добить лежачего. К счастью, я ничего об этом не знал. Но мог поделиться одной своей фантазией - как последней соломинкой.

- Я думаю, это иллюзии, - осторожно ответил я. - Их могло создать страстное желание ваших женщин обзавестись птенцами. Или… как знать? Их могли создать сами птенцы… маленькие, но мыслящие существа, вместе с вами попавшие в Атхарту. И может быть, через положенный срок скорлупа треснет, и вы увидите своих детишек…
        Сат взволнованно распахнул клюв. Его глаза повеселели. Моя версия пришлась ему по вкусу.
        Я до сих пор не знаю, Сурок, как обстояли дела на самом деле. Забавно, если я угадал!
        Мы помолчали немного. Потом сат спросил:

- Скажи, что нам теперь делать, король миражей?
        Король… В этом разговоре между нами произошло что-то такое, после чего я не мог уже хладнокровно манипулировать сатом.

- Никакой я не король. Мы вас обманули, князь, - признался я.

- Так значит, король - все-таки старик? - обрадовался князь Свист.

- Нет. У нас вообще нет короля. А те, кто этого не понимают, - я вспомнил Нэя, - просто идиоты. Зачем мертвым власть? С живыми понятно. Им есть что делить и за что драться. Благ мало, а жаждущих их иметь много. Должен быть кто-то, кто будет регулировать этот процесс и предотвратит самоистребление расы… Но в Атхарте у вас будет все, что захотите. По большому счету здесь ничего и не нужно, однако почему бы не побаловать себя? Нет поводов для конфликтов - нет нужды во власти, в государстве…

- Тогда почему же вы так яростно воевали? - прервал сат мою лекцию по обществознанию. - Так бьются за последнее. Изобилием благоразумнее поделиться. Вы рисковали. Зачем?!
        И правда - зачем? Я сделал неопределенный жест руками. Не позорить же человечество перед пришельцем… Дескать, это наша видовая особенность - терять благоразумие в самый неподходящий момент. Помнится, и меня возмутило предложение богов уступить эти земли сатам. Не отдадим ни пяди родного Хани-Дью!

- Я должен поговорить со своими, - сказал сат. - Когда Властелин Неба узнает правду, наши с ним разногласия прекратятся.

- Вот и ладненько. Сколько времени это займет?

- Не знаю… Полчаса… час…

- Да вы оптимист, князь! - рассмеялся я. - Отсюда до вашей, так сказать, ставки только добираться больше суток!
        Сат недоуменно захлопал круглыми глазами.

- А разве для общения непременно надо быть рядом с собеседником? Я прямо сейчас свяжусь с королем и со всеми сородичами. Покажите еще раз эту ужасную картину, пусть они тоже увидят…
        Я снова открыл файл с изображением гибели сатов. Князь Свист высунул язык, поводил им, словно настраивал антенну, и в такой позе замер. Некоторое время я наблюдал за его телепатической медитацией. Но боги, пришельцы и поцелуй - слишком много за один день. Я сам не заметил, как задремал.


        Убаюкивающе гудел компьютер. Легкий сквозняк шелестел полосками жалюзи. Я открыл глаза и ошалело огляделся. Сата не было. О нем напоминала только горстка чешуи на столе. А на мониторе крупным шрифтом был набран текст (не знаю, какой письменностью пользовался сат, но я прочел это по-русски):

«Бескрылый друг!
        Как я и предполагал, король Властелин Неба проявил свойственную ему мудрость. Узнав, что наше присутствие здесь - просто ошибка природы, он принял решение, с которым согласились все. Мы уходим. Атхарта большая, а нас не так уж много.
        Мне стыдно, что все получилось так глупо. Подумать только: в первый раз встретиться с обитателями другого мира и тут же устроить драку! А ведь мы многому могли бы научиться друг у друга… Но вряд ли после всего, что произошло, мы смогли бы стать добрыми соседями…»
        Когда я вышел на крыльцо, мои спутники выглядели растерянными.

- Сначала саты замерли, как египетские божки, - рассказал Бэзил, - потом взмахнули крыльями и, курлыкая, потянулись на юг. В общем, ушли по-английски. Что произошло?

- Страшно поверить, но, кажется, войне конец, - сообщил я и поведал подробности.

- Ты хочешь сказать, что саты отступили только из соображений морали? - недоверчиво спросил Бэзил.
        Я покачал головой.

- Я думаю, они сделали это, исходя из здравого смысла.

- Они умнее нас, - заметил Самир.
        И с этим нельзя было не согласиться.
        Путь восвояси лежал через дюны. Несколько часов назад мы пробирались здесь украдкой, опасаясь быть замеченными как сатами, так и своими. И дюны молчаливо нависали с левой стороны, полные невнятной угрозы. Но сейчас занимался рассвет. Я подумал, что над этим куском Хани-Дью работал настоящий художник. Надо же так подобрать краски… По озеру бежали сумасшедшие переливы: от жемчужного в голубой, потом бирюзовый, сиреневый… потом зажигался пунцовый и тут же растворялся в светлеющей прозрачности неба.
        Я смотрел в спины своим спутникам. Гибким кошачьим шагом двигался Бэзил, Самир ступал уверенно, как человек, привыкший ходить по песку. А вдоль кромки воды тянулись наши следы и когтистые отпечатки лап сатов.
        Итак, моя дипломатия возымела успех. Я пытался нажать на свою «кнопку радости», но вместо этого чувствовал себя немного обманутым. Если бы знать, что все так получится, я задал бы князю Свисту тысячу вопросов. Ведь в самом деле, в первый раз - обитатели другого мира. Инопланетный разум! Сенсация! А мы ее бездарно про…. так сказать, зевали.
        Задумавшись, я не сразу заметил, что у Бэзила с Самиром завязался разговор. Это само по себе было удивительно. Бэзил все время подчеркивал, что относится к марокканцу как к кровавому террористу и не желает иметь с ним ничего общего.

- Слышишь, Грег? - обернулся Бэзил. - Правда, из Самира получился бы отличный адъют?
        От такого предположения я даже споткнулся. Воображение нарисовало мне поручения, которые мог бы выполнять в «Шамбале» бывший террорист.

- Нет, я серьезно, - настаивал Бэзил. - Я ему говорю, дескать, теперь наконец увидишь, что такое нормальная загробная жизнь. А то бедняга небось решил, что у нас всегда так: война, пожар…

- Мне не привыкать, - буркнул Самир.

- А он мне говорит: мол, вот теперь-то и начнутся мои настоящие мучения. У всех вокруг в душе мир, а у меня война.

- С чего ты решил, что это подходящее для адъюта настроение? - довольно хмуро спросил я.

- Ну таким, как вы, надо чем-то плотно занимать свой досуг, - легкомысленно ответил Бэзил. - Какой-нибудь общественно полезной, безопасной деятельностью. Так всем будет спокойнее.
        Наверное, мне следовало обидеться на эти намеки. Не стоит проводить параллели между мной и Самиром! Но я обижаться не стал. Вместо этого я слепил из мокрого песка увесистый шарик и швырнул им в пятую точку Бэзила. Пока тот, ругаясь, отряхивался, я сказал Самиру:

- Если хочешь работать в «Шамбале», могу похлопотать за тебя перед Виратой.

43

        Гора, сложенная из отражателей, возвышалась уже на пять метров. Она напоминала древнее языческое капище. А люди все подходили и подходили и складывали к ее подножию новые черные кубики.

- Их было так много! - ужаснулась Фаина. Она стояла радом со мной, закутавшись от сильного ветра в длинный вельветовый плащ.

- Это твой приятель Нэй столько намастрячил, - не удержался я.
        Фаина фыркнула, но не удостоила меня ответом.
        Вопрос об уничтожении оружия возник сразу, как только подтвердилась информация об уходе сатов. Отражатели стояли на всех уцелевших самолетах. Жители Хани-Дью при любой возможности присваивали их себе: кто ради самообороны, а кто для иных целей… Сэр Перси призвал всех к добровольному разоружению. Под это дело отвели симпатичную лужайку вдали от жилья. Нашлись добровольцы, обещавшие после уничтожения оружия вернуть лужайке прежний вид.
        Я считал эту идею наивной. Стоит вспомнить, как подобные мероприятия проходят на Земле! А ужас перед агрессором пробудил в людях худшие инстинкты. Но я ошибся. Видимо, Атхарта незаметно и необратимо меняла нас. Теперь, когда опасность миновала, люди с готовностью складывали отражатели в общую кучу. Экологи привезли свое оружие на самосвалах и твердили во всеуслышание, что таково распоряжение Председателя.
        И вот оружие сложено, а последний отражатель в руках у сэра Перси. Ему надо только нажать на кнопку…

- А этот идиот откуда взялся? - сердито спросила Фаина.
        Из толпы, как чертик из табакерки, выскочил Табаки. В руках он держал микрофонную стойку.

- Стоп-стоп! Какие быстрые! Гы-ы-ы! У нас для таких дел есть Председатель!

- Правильно! - закричали одни.

- Еще чего не хватало! - закричали другие.

- Молодой человек, не все ли равно, кто это сделает? - устало сказал сэр Перси.
- Хотите - нажмите на кнопку сами. Давайте уже покончим с этим и разойдемся по домам.
        В этот момент стайка девиц-экологов забилась в восторженных рукоплесканиях. Появился Нэй - ни дать ни взять голливудская звезда. Вид у него был вполне триумфаторский.

- Встречайте победителя! - завизжал Табаки прямо мне в ухо.
        Нэй покачал головой и наклонился к микрофону.

- Нет, братья и сестры. Мы еще не победили. Вы думаете, мы застрахованы от повторения минувшей трагедии? Загляните себе в душу! Готовы ли вы к новым искушениям в преддверии рая?! Научились ли вы дорожить экологией превыше всего, превыше своих иллюзорных желудков и воображаемых привязанностей?

- Шоумен, - презрительно бросила Фаина.

- Пустобрех, - уточнил я. Довольно громко, потому что Нэй скосил глаза в мою сторону.

- Задумайтесь, братья и сестры! - продолжал он свою демагогию. - Разве нет среди нас людей, которые пользуются нашими слабостями? Их поползновения на власть смешны, но не так уж безобидны: ведь они ослабляют нашу защиту от зла. Будьте бдительны, братья и сестры! Будьте мужественны! Ибо отныне мы безоружны. Вы не против?
        Нэй белозубо улыбнулся сэру Перси и протянул руку за отражателем. Тот помедлил всего секунду и отдал оружие. Нэй поднял отражатель над головой, его сторонники отозвались одобрительным ревом. Театрально помедлив, Нэй нажал кнопку. Вспышка, розовое пламя - и на месте черной горы образовалась рваная, тлеющая дыра. Толпа ахнула. Среди присутствующих было полно счастливчиков, которые, так сказать, пороха не нюхали.

- Я с легким сердцем уничтожил этот хлам! - возвысил голос Нэй. - Не мечом, но молитвой и чистотой защитим себя! Однако если новая беда падет на наши головы, знайте: мирные экологи снова станут воинами!
        И нет бы мне промолчать! Но я разозлился. Защитник выискался! И ведь полно идиотов, которые слушают его раскрыв рот. Протолкавшись вперед, я крикнул:

- Господин Председатель! Может, вы расскажете пастве, почему саты напали на Хани-Дью?
        Нэй меня ответом не удостоил. Зато кто-то из экологов крикнул:

- Стыдно, молодой человек! Если бы не решительность Председателя, саты сейчас вили бы гнезда на наших могилах! Фигурально выражаясь, разумеется…

- Фигурально выражаясь, ваш Председатель - говорящая обезьяна! Он развел войну на ровном месте, а всех спас Егор.
        Я и не заметил, как рядом со мной очутилась Фаина - взъерошенная и ужасно сердитая.

- Эй, крошка, шла бы ты к Кратеру! - тявкнул Табаки. - Ты же так любишь подглядывать за своим парнем! Гы-ы-ы!
        Не знаю, что почувствовала Фаина. Мне вдруг стало больно, будто обидели меня. Но наподдать Табаки я не успел. Нэй аккуратно, не меняясь в лице, сам ударил его под дых. Табаки жалобно взвыл и согнулся пополам, придерживая руками свою дурацкую шапочку. Нэй тяжело посмотрел на Фаину и тихо сказал мимо микрофона:

- Ты сделала плохой выбор, Фанни.
        А в микрофон он сказал следующее:

- Вы видите, братья и сестры, кое-кто даже приписывает себе мифическую победу! Дескать, саты ушли не потому, что испугались, а просто им объяснили, что они поступают плохо! Среди вас есть же опытные люди, ветераны… Вы когда-нибудь слышали подобное?

- Нет, - покачал головой парень в американской форме.

- Нет, - подтвердил Альфред фон Дитцен.

- И я не слышал, уважаемые. На Земле. Но я рад, что во Вселенной хоть кто-то дружит с головой!
        Дед! Выйдя вперед, он гусарским жестом пригладил усы и заявил:

- Я вам вот что скажу. Мы бы тут отражателями друг друга мочили до морковкина заговения, а мой внук за сутки все уладил! Молодец, Егорка!
        Я приосанился. И ведь действительно, выходит так: пришел я, весь в белом, поболтал с богами, потом с сатами - и войне конец!
        Но тут Нэй нанес ответный удар.

- Меня здесь обвиняли в том, что это я развязал войну, - вкрадчиво произнес он.
- Но разве я виноват в том, что саты ошиблись дверью? Спросите у господина Гобзы, У господина Смоллетта! Они знают, кто непосредственный виновник произошедшего!

- Было бы хорошо, если бы вы, господин Нэй, в дальнейшем именовали меня сэром Персивалем Смоллеттом. Или бароном Мэллори. Как вам будет угодно, - холодно сказал сэр Перси.
        Нэй засмеялся:

- Взгляните, братья и сестры! Вот человек, который умер четыреста лет назад! Он до сих пор носится со своими титулами. При этом его дом - грязное пятно Хани-Дью. Вы только посмотрите, кто у него в друзьях: бродяга-оборотень. Исламский экстремист. Адъют-неудачник. К тому же он пользуется минутами слабости наших братьев и сестер и сбивает их с пути. И теперь - я в этом уверен - он прячет некоего Энрике Тореса…

- Вот сволочь, - шепнул я подошедшему Бэзилу. - Теперь он натравит на нас всех собак. И почему же я, бестолочь, его не убил?
        Действительно, тут же посыпались вопросы: «Кто такой Энрике Торес?», «Вы объясните толком, что, черт побери, произошло?» и даже «Сэр Перси - оборотень?»
        Нэй умело раскачивал настроение толпы. Ему очень хотелось сделать нас изгоями, а тут такой случай… Ведь наша версия произошедшего действительно была причесанной. Мы ни словом не обмолвились о метафизической роли Энрике Тореса, который по-прежнему прятался в доме сэра Перси. А что с ним было делать? Отдать на растерзание «согражданам»? Они, конечно, милые люди, но зачем же так тесно сужать кольцо?!

- Надо его пустить по другому следу, - заявил Бэзил. - Это под силу только вам, леди.

- Мне? - фыркнула Фаина. - Может, мне устроить стриптиз?

- Ход беспроигрышный, - согласился Бэзил, - но могут быть невинные жертвы.

- Оставь ее в покое, - вмешался я. - Ей неприятно с Нэем разговаривать.

- Тебя забыли спросить! Я сама знаю, с кем и о чем мне разговаривать. - С дружелюбной улыбкой Фаина обратилась к Нэю: - Послушай, Алан, на сегодня хватит дуэлей. Или мы расходимся, довольные друг другом, или все поймут, кто здесь главный провокатор. Прости мне «говорящую обезьяну» и все остальное…
        Они несколько мгновений смотрели друг на друга в упор. Потом Нэй опустил глаза.
        В тот день мы разошлись, довольные друг другом.
        На этой оптимистичной ноте, Сурок, закончилась эпопея с пришельцами. Сатов никто больше не видел - ни в Хани-Дью, ни в окрестностях. И только их брошенные гнезда остались на правом берегу реки - единственный мемориал минувшим событиям.
        Жизнь быстро вернулась в прежнее русло. Дед, троекратно расцеловав меня на прощание, уехал в свое Запорожье. Энрике Торес тоже нас покинул. Воспользовавшись вертолетом из осиротевшего Диланова ангара, я самолично доставил его в научный городок Квангелей и без сожаления с ним простился, оставив его среди динозавров.


        Однажды утром зазвонил телефон. С колотящимся сердцем ни свет ни заря я прискакал в «Шамбалу». Вирата встретил меня как ни в чем не бывало. Он коротко сообщил, что можно приступать к выполнению плановых чудес, и ни словом не обмолвился ни о моем визите в Корону, ни о сатах, ни о других проблемах вселенского уровня.
        И я ни о чем его не спросил. Кто я такой, чтобы лезть в дела богов? Меньше знаешь - крепче спишь. Вместо этого я похлопотал за Самира. Вирата взял его адъютом, более того - курьером, сделав моим непосредственным подчиненным. Теперь я опекал его, как когда-то меня опекала Лила Вазова. Она, кстати, в самом начале заварушки уехала из Хани-Дью, а теперь вернулась и приступила к работе. И при первой встрече совершенно серьезно спросила, как это мне удалось всех победить.
        Скажу без ложной скромности, Сурок: слух о том, как я в одиночку положил конец войне, оброс легендами и передавался из уст в уста. В масштабах Хани-Дью я стал популярной личностью. На меня показывали пальцем новоселам…
        И награда нашла героя. Вечером того же дня Фаина сказала мне по секрету, что «не хочет стеснять старика». Действительно, в присутствии Эсмеральды сэру Перси было не до гостей. Ну не на улице же бедной девушке ночевать! Поломавшись и потрепав мне нервы, она согласилась злоупотребить моим гостеприимством. И ночью шепнула мне: «В Атхарте худо-бедно тоже можно жить». Я не мог с этим не согласиться!
        В последнюю пятницу месяца мы получили от сэра Перси официальное приглашение на двоих. Наши посиделки приобрели настолько семейный вид, что даже Бэзил явился с очередной подругой. Немудрено, что за всеми этими милыми заботами мы напрочь забыли, что последний отражатель, как неразорвавшаяся бомба, остался у Алана Нэя.

44

        Официантка поставила перед Марком пять крошечных канделябров и достала зажигалку из кармана голубого форменного пиджака. В полутьме загорелось десять витых свечей. Именно эти неизменные канделябры поражали Марка больше всего.
        Свое любимое заведение он нашел около года назад по чистой случайности. Стоял суетный, слякотный конец декабря. Казалось, горожане целый год откладывали на этот день все покупки и теперь метались по магазинам как обезумевшие. Город превратился в сплошную пробку.
        Марк торопился к пациенту. Он терпеть не мог опаздывать и выехал с большим запасом времени. И что же? В результате приехал на полчаса раньше.
        Он проклял все на свете. Такой промежуток - ни то ни се. Ждать долго, а съездить никуда не успеешь. Марк тщетно искал глазами вывеску хоть какого-нибудь кафе, но в поле зрения ничего не попадало. Он мешал движению, ему сигналили со всех сторон. Он уже собрался свернуть в нужную подворотню и тупо играть в тетрис, не выходя из машины, как вдруг рядом освободилось место для парковки. Марк немедленно юркнул туда и оказался перед входом безымянной забегаловки.
        Судя по убогой двери, это явно был не «Палкинъ». Но Марк решил, что чашечку эспрессо трудно испортить, и вошел внутрь. И после уличного предновогоднего ада оказался в раю.
        Приветливо динькнул колокольчик. Хрупкая официантка, которую из-за голубого костюма захотелось назвать стюардессой, проводила его к столику и приняла заказ. В ожидании кофе Марк с любопытством оглядывался. Смешное место… Дикое смешение стилей… Китайские фонарики - и связки красного лука, по-деревенски развешенные по стенам. Черная с зеленой искрой плитка на полу - и восточные диванчики с узорчатыми подушками. И совершенно фантастические миниатюрные канделябры.
        С тех пор хотя бы раз в месяц Марк бывал в этом кафе. Он пил кофе, заказывал форель по-норвежски, или курицу в арахисовом соусе, или вкуснейший салат с маринованными шампиньонами, проверял почту в ноутбуке, просматривал истории болезни или просто, откинувшись на диване, наблюдал, как дрожат крошечные огоньки свечей. Как только он сюда входил, срабатывал какой-то рефлекс покоя…
        Почему-то здесь всегда было немноголюдно. Даже в пятницу вечером. А посетители - только тихие и симпатичные, не посягавшие на Марково одиночество. Интересно, о чем думает администрация? Как это кафе выживает? Иногда Марку даже приходило в голову, что кафе появляется аккурат перед его визитом и исчезает, как только он отъезжает за угол.
        Вот и сегодня - никого, кроме трех девиц в другом конце зала. Классический расклад - рыжая, брюнетка и блондинка. Все три - крашеные. Стол накрыт по-студенчески: пиво, чипсы, сигареты. Сначала девушки активно подавали невербальные сигналы одинокому респектабельному мужчине, но, не встретив ответа, перестали обращать на него внимание.
        К одиночеству привыкаешь, подумал Марк. У многих людей готовность к контакту сродни физической форме: ее надо поддерживать. В молодости Марк слыл весьма компанейским парнем. Он гордился тем, что у него много друзей. Но как-то незаметно друзей вытеснили пациенты, и в день рождения телефон уже не разрывается, как прежде… Это, однако, не создает дискомфорта. Не ранит. Мне фиолетово - так сказала бы подружка Егора Гобзы. Фиолетово - какое ужасное словечко!
        Марку тут же вспомнилась страница, которую Ася без всяких комментариев скинула ему накануне. Что-то опять не сходится… Дело даже не в том, что представлять своего возлюбленного в объятиях другой женщины, да еще с подробностями, - это извращение. Просто… изложено-то и в самом деле по-мужски. Женщины иначе представляют себе любовь.
        И еще - описания одежды. У женщин есть миллион наименований для вещей, которые надевают на верхнюю часть туловища. И еще миллион слов для описания цвета, фасона, материала и прочее. Среднестатистический мужчина в этом отношении дальтоник. Конечно, он без труда отличит пиджак от свитера, а рубашку от футболки. Но это, пожалуй, все. Мужчина никогда не скажет: «На ней был гипюровый топик кораллового цвета от Кардена». Он скажет: «На ней была красная майка в дырочку». В Асиных снах Егор говорил именно так.
        Марк поймал себя на том, что он по-прежнему ищет опровержение или подтверждение Асиных фантазий. Так уже было - когда он всерьез подумывал разузнать о семействе Маттсон из города Грюнкулле. Как будто есть сомнения… Пожалуй, пора этому положить конец.
        Он включил ноутбук и вошел в Интернет. Задумался. Нет, искать Альберто Мартинеса бессмысленно. Допустим, даже существует микробиолог с таким именем. Что это доказывает? Ничего, если учесть, что имя не самое редкое для испаноязычных стран. Мы пойдем другим путем… И Марк быстро набрал в поисковике: «Марио Фриас. Тайна, вырванная у смерти».

«Искомая комбинация слов нигде не встречается», - прочитал он на открывшейся странице. Справился с острым приступом разочарования. А чего, собственно, он ожидал?
        Марк задул свечи - почему-то не хотелось оставлять после себя их теплое сияние - и вышел на улицу. Было мерзко. Моросил не то дождь, не то снег. Мелькнула хулиганская мысль: а что, если сейчас отъехать за угол, выждать четверть часа, а потом вернуться? Проверить, существует ли безымянное кафе?
        Марк ясно нарисовал себе картину: вот он возвращается и видит вместо знакомой двери вывеску пиццерии. И девушка в красной бейсболке, совсем не похожая на его стюардесс, равнодушно скажет: «Недавно открылись? Что вы! Мы здесь уже пятый год!» И, сколько бы он сюда ни приезжал, никогда больше не зажгут для него пять гномьих канделябров…
        Но еще хуже другой вариант: он вернется, а кафе будет на месте. И никакой мистики. Просто хороший Дизайнер. Удачная концепция. И поделом тому, кто занимается вивисекцией чуда!
        Нет уж, подумал Марк. Хватит. Напроверялся уже. Он выехал на дорогу. Ему хотелось оглянуться не меньше, чем слабовольной жене Лота. Но Марк был мужчиной. Он справился со своим любопытством и решительно завернул за угол.

45


- Мой папаша в прошлом был партийной шишкой, из молодых, из комсомольцев, - рассказывала Фаина. - В конце восьмидесятых он быстро сообразил, что к чему. Представляешь, они с матерью на пару возили из Польши женские трусы на продажу. А потом открыли свое дело, пользуясь прежними отцовскими связями. Потрогай: бархат. Получилось?
        Я пощупал протянутый мне кусок портьеры.

- Приятный, - одобрил я.

- Да ты ничего не понимаешь! - возмутилась Фаина. - Просто шикарный! И убери руки! Тебе что, неинтересно меня слушать?
        Честно говоря, меня сейчас больше всего интересовала ее красная майка в дырочку, надетая на голое тело. Но я боялся обидеть Фаину и потому застыл истуканом, для надежности заложив руки за спину.

- Ну так вот, - продолжила она, расправляя ткань на окне, - я росла абсолютным сорняком. На меня никогда не хватало времени. Других детей ругали за двойки, запрещали водиться с дурными компаниями. Я пользовалась полной свободой. Делай что хочешь! Одноклассники мне завидовали и считали, что у меня очень прогрессивные родители. А мне хотелось, чтобы они стали чуточку большими ретроградами. Так и вышло - только не со мной, а с Аленкой. Аленка родилась, когда мне было тринадцать, а матери стукнуло уже тридцать шесть. Понимаешь, поздний ребенок, все такое… С нее сдували пылинки, шагу не давали ступить без присмотра.

- Ты ревновала? - улыбнулся я.
        Фаина одарила меня своим фирменным немигающим взглядом.

- Ревновала?! Да я ее просто ненавидела. За то, что она такая беленькая, розовенькая, сладенькая, куколка. Быть серой мышью на ее фоне я не хотела. И я решила: пусть она самая хорошая, тогда я стану самая плохая. Ну, может быть, не решила, а просто делала все назло. Учителя шарахались от меня как черт от ладана, хотя чертом была именно я. Водилась я с такой швалью и такую дрянь пила, курила и нюхала, что и рассказывать тебе не стану. И школу-то я закончила только потому, что папаня заслал директорше денег. За деньги же меня собирались пихнуть в университет, но не тут-то было! После выпускного бала я объявила дражайшим предкам, что беременна. Как они кричали! Мать пила корвалол и названивала какому-то врачу. А отец… О, папаша у меня из всего умеет извлечь выгоду! Он решил выдать меня замуж. За сына своего партнера. Для укрепления, так сказать, деловых связей. Знаешь, а я была не в том состоянии, чтобы возражать. При всей моей безбашенности я была совершенным ребенком, и аборт пугал меня гораздо больше замужества.
        Фаина фыркнула, словно удивляясь своей прежней наивности, потом с преувеличенным пафосом произнесла:

- Но судьба распорядилась иначе. Я случайно подслушала разговор между родителями. Они ссорились. Отец орал на мать, обвиняя в каком-то грехе молодости. Когда я поняла… Господи… В общем, я узнала, что мать прижила меня от соседа. А отец тогда с ней не развелся, чтобы не портить себе карьеру. Понимаешь? - Фаина, сидя на корточках, посмотрела на меня снизу вверх, и я взял ее за руки. - Понимаешь, он пытался относиться ко мне как к родной, но когда родилась по-настоящему его дочь, все встало на свои места. Конечно, он меня не любил… И я представила: вот я рожу своему мужу чужого ребенка… Он будет играть с малышом, купать его в ванночке, а в глубине души называть ублюдком… В результате я все переиграла. В доме жениха я устроила безобразную сцену. Мой несостоявшийся свекор оказался более отцом, чем бизнесменом, и разладил свадьбу. Я сделала аборт, отказалась поступать в институт и, как принято говорить, пустилась во все тяжкие. И все это на глазах у нашего ангела Алены! Какой кошмар! Предкам пришлось от меня откупиться. Они нашли мне квартиру и не слишком стесняли в деньгах. Я тратила их с толком: была
кошмаром любой вечеринки, водилась только с подонками и маргиналами… Я, как зверь, чуяла жалость со стороны чистеньких девочек и мальчиков, и им не стоило приближаться ко мне. Вот такая у меня была жизнь, Егор.
        Она, как ребенок, уткнулась носом мне в живот, и я перебирал ее темные, неумело завитые волосы.
        Что рассказать тебе о тех днях?
        Для нас обоих это было впервые - в Атхарте, разумеется. Раньше я просто боялся. Черт знает чего я боялся! На ум приходила сцена из «Разрушителя», где герои занимаются любовью виртуально вместо обычного «обмена жидкостями». Я думал, что вслед за Сталлоне захочу сорвать с себя видеошлем. Какой же я был дурак! И больше ни слова, Сурок…
        Фаина жила у меня. У нее открылась необузданная страсть к драпировкам, и мой дом она превратила в театр: всюду какие-то занавеси - и на окнах, и между комнатами, и по стенам, и даже над кроватью - тяжелый полог, расшитый звездами. Я предоставил ей полную свободу творить. Я так думаю, что люди делятся на две категории. Одни закатывают скандалы домашним, если не найдут на месте любимой вилки (от прочих отличающейся только трещиной на пластмассовом черенке). Другие каждую неделю переставляют мебель. Я из последних.
        Кроме того, мне доставляло удовольствие смотреть, как Фаина хлопочет по хозяйству. Мне вообще нравилось на нее смотреть. Умирающий вороненок обернулся красивой, веселой молодой женщиной, и Отдел Плановых Чудес не имел к этому никакого отношения. Это чудо совершил я! Фаина была моим творением, моим шедевром. И - я никогда бы ей в этом не признался, но я ее жалел. Она рассказывала о своих мытарствах, и это связывало меня по рукам и ногам. Но я был легкомысленным и беспечным. Мне и в голову не могло прийти, что это станет проблемой…
        И все-таки сквозь наступившую эйфорию тревожным метрономом прорывалось: Никита Воронцов… Никита Воронцов… Скоро, очень скоро он будет здесь. Я не сомневался, что Фаинин бывший после землетрясения прямиком угодит в Хани-Дью: близкие люди, умершие так скоро друг за другом, обычно проходят через один Приемный Покой.
        Конечно, я ревновал Фаину. Она теперь была моя женщина, моя добыча, которую я вынес из горящего дома… Но больше ревности меня терзала ложь. Фаина не знала, что Никита скоро умрет, а я пользовался ее незнанием. Правда могла изменить наши отношения или нет. Правда могла причинить Фаине боль, а могла, наоборот, обрадовать. Как бы то ни было, правда - это правда, и я не чувствовал бы себя вором…
        Однажды я понял, что дальше так продолжаться не может. Это случилось утром, когда Фаина вдруг оттолкнула меня, зло прошипев:

- Куда ты уставился? О чем ты думаешь? Не обо мне - это точно. Не хочешь меня, не надо, а вранья не терплю, - добавила она и отвернулась к стене.

- Глупенькая! Тебе показалось, - малодушно проворковал я. На самом деле я действительно не вовремя задумался. Меня скрутил очередной приступ сомнений.

- Пошел вон, - глухо отозвалась Фаина.
        И я пошел - на улицу, набросив рубашку и захватив сигареты. Дрожа от утреннего холода, я перебирал на крыльце босыми ногами… Очень скоро я убедился, что закон всемирного свинства действует и в Атхарте. Будь я прилично одет - преспокойно курил бы себе в одиночестве. Но я был без трусов, и тут же к моему дому свернули двое. Я машинально потянул рубашку вниз - ох, коротковата! Дернул дверь - захлопнулась, зараза! В последний момент, стыдливо отвернувшись к стене, я сорвал рубашку, завязал ее рукавами на бедрах и в таком виде предстал перед утренними посетителями.
        Это были мужчина и женщина. Она - толстая, смуглая, в открытом сарафане и с холщовой сумкой через плечо. Он - высокий, видный, в дорогих очках и с интеллигентным лицом. По крайней мере, взглянув на мой наряд и мрачную мину, он быстро сообразил, что их визит неуместен. Пробормотав: «О! Мы, видимо, некстати…
        - он потянул свою спутницу за руку, собираясь уходить. Но та не сдвинулась с места и лишь бросила через плечо:

- А я что тебе говорила? Надо было вчера зайти.
        Я пожалел мужика и постарался придать лицу любезность.

- Простите, что держу на пороге, но у меня захлопнулась дверь. Чем могу помочь?

- Так что же вы не постучите вашей девушке? - развязно спросила смуглянка и бросила не в меру бойкий взгляд на мою рубашку.
        Я невольно потуже затянул рукава.

- Хлоя… - сказал ее спутник с робкой укоризной. - Простите нас, мистер Гобза. Вы нас, конечно, не знаете… Меня зовут Кристофер Дусент, а это моя супруга Хлоя. Она недавно в Хани-Дью.
        Недавно в Хани-Дью, но давно в Атхарте, уверенно определил я. Новоселов легко отличить, среди моих сегодняшних гостей их не было.
        Дусент все мялся и никак не мог изложить свое дело, а миссис Дусент награждала его тычками и щипками. Не дождавшись инициативы от супруга, она сама взяла быка за рога:

- Мы хотели бы занять гнездо, мистер Гобза. Если вы, конечно, не возражаете. Такое хорошее гнездо, на холме, оттуда великолепный вид…
        Я не сразу сообразил, что речь идет об одном из гнезд, оставленных сатами в окрестностях Хани-Дью. Я и не думал, что они могут кому-нибудь понадобиться. Занять брошенное гнездо? Было в этом что-то стервятничье… Но, впрочем, мне-то какое дело? Я ни в коей мере не представляю интересы сатов, думать так было бы просто смешно, о чем я и уведомил моих гостей.

- Ой, ну как же без вашего благословения! - всплеснула руками миссис Дусент. - Но если вы не возражаете… Я, как увидела, сразу сказала мужу: «Крис, это то, о чем я мечтала». Подумайте только - дом на холме. Это как в кино или в романе! Конечно, мы бы там все переделали, от этих ужасных сатов осталось столько грязи… И обязательно попросим у Матхафа золотых карпов для пруда. И кошку. Непременно кошку!
        Что-то в потоке сознания миссис Дусент зацепило меня. Попросим у Матхафа… Странно… Многие в Хани-Дью обращались к богу животных, чтобы воссоединиться с каким-нибудь четвероногим или пернатым любимцем. Тот же сэр Перси, например… А я до сих пор не знаю, как это происходит. Ведь лично общаются с богами только адъюты.
        Матхаф, Хатусса… Смутная идея мелькнула у меня в голове.

- А как вы собираетесь связаться с Матхафом? - равнодушным тоном спросил я.

- Да как все! - воскликнула миссис Дусент. - Вы что, никогда этого не делали? Честно говоря, - она перешла на интимный полушепот, - я тоже. Но я расспросила приятельницу. Она заводчица сфинксов…

- Кого? - не понял я.

- Голых кошек. В общем, она хотела всех своих питомцев собрать под одной крышей, но согласились только пятеро. Неблагодарные твари, а уж она-то в них души не чаяла…

- Хлоя! - подал голос ее муж.

- Ах да, - опомнилась она. - Все очень просто: по телефону. Приятельница дала мне все номера, они где-то в сумочке…

- Все? - Я окончательно ничего не понимал.

- Ну да… Матхафа, Нэниль… Джан… прочих богов… Да где же эта чертова бумажка? Простите, мистер Гобза.
        Хлоя спустилась с крыльца и высыпала содержимое сумки на скамейку.

- Ну так как насчет гнезда, мистер Гобза? - спросил между тем Крис. - Я понимаю, мы не вовремя… Эх, далось ей это гнездо! Она всю душу мне вымотала. Но я ни в чем не могу Хлое отказать. Знаете, - он взволнованно снял очки, - я искал ее четыре года. Она попала в Атхарту на два года раньше меня, а до этого мы двадцать лет прожили вместе… дочка выросла, я был безутешен… А она уже здесь сошлась с другим. Ох женщины! Даже могила их не исправит. Но я ее увел. Я даже подрался из-за нее!

- Поздравляю с победой, мистер Дусент, - искренне сказал я. - Но в самом деле, при чем здесь я?

- Ну в том, что касается сатов, вы неоспоримый авторитет, - серьезно заявил Крис.
        И прежде чем я успел переварить эту новость, подбежала его супруга, протягивая мне лист бумаги с длинным списком. Я пробежал его глазами. Господи боже мой… Код Короны: три восьмерки. Код Хатуссы: три тройки. Имена богов по алфавиту: Веспер, Вирата, Джан… - и телефоны.

- И нечего стесняться! - заявила миссис Дусент, заметив сомнение на моем лице. - Смело звоните! Вы кого хотите завести? Наверное, собаку? Моя приятельница все подробно рассказала, а уж она это делала не раз, так вот, надо позвонить, и если Матхаф ответит, то изложить свою просьбу… Если нет - тогда перезвонить попозже. Так как насчет гнезда, мистер Гобза?

- Вейте, - разрешил я.
        Оба супруга несказанно обрадовались. Крис горячо жал мне руку, Хлоя сокрушалась, что мне нужна собака, а не кошка, иначе бы ее приятельница…
        Наконец они оставили меня в покое. Я тупо смотрел им вслед, стараясь сосредоточиться на создании дверного ключа. Ноги у меня совсем заледенели. Бесспорный авторитет, значит… Вот только этого мне не хватало! Я никогда не мечтал о шапке Мономаха, она мне не идет, она виснет на ушах… Но не это сейчас было главное.
        У меня вдруг появилась безумная надежда: а что, если получится вмешаться в судьбу Ника? Он останется жив, и Фаина ничего не узнает. Ведь я, кажется, знаю, кто сможет мне помочь…

46

        Климат - самая стойкая иллюзия в Атхарте. Бесполезно убеждать себя, что ты находишься в тропиках, если твои предшественники придали этому месту черты умеренных широт. Когда я наконец проник в дом, то испугался своего отражения: синий, в пупырышках, как несвежий рождественский гусь… Хорошо, что Фаина спала: некому было надо мной глумиться.
        Окоченевшими руками я оделся, сунул в карман мобильник и вышел вон. В новом гараже меня ждал новый «Мустанг». Я доехал до своей любимой поляны, уселся на пень посреди иван-чая, достал список телефонов… Теперь затея казалась мне просто идиотской. Наверняка приятельница-кошатница разыграла доверчивую миссис Дусент и меня вместе с ней. Но, если это так, кто же узнает о моем позоре? Я решительно набрал три восьмерки, а потом номер Вираты.
        Раздались гудки. И очень быстро знакомый голос ворчливо сказал:

- Тебе что, делать нечего, Егор Гобза?
        Ах шайтан… Я едва не выронил говорящую трубку из рук. Потом промямлил:

- Э-э-э… значит, с вами можно связаться по телефону? А я не знал…

- А ты что, звонишь мне по телефону? - расхохотался Вирата. - Ну вы там даете! Хорошо, что на Земле еще не придумали такой способ молиться! Ладно, Егор, прости, ради бога, но я сейчас занят. Перезвони попозже!
        В трубке снова послышался смех, а потом гудки. Я покачал головой. Что ж, мой пробный шар попал в цель. Вирата был удивлен, но он мне ответил! А значит… Я набрал три тройки и другой номер.
        На этот раз не отвечали долго. Наконец послышался удивленный женский голос:

- Кто это?

- Нэниль, это вы? - хриплым от волнения голосом спросил я. - Я адъют, с которым вы говорили в Хатуссе. У меня к вам важное дело…

- А-а, - сразу повеселев, ответила богиня тверди, - я хорошо вас помню. Да, я вас вижу… минуточку… Какое чудесное место!
        Голос уже звучал не из телефона. Я ошалело обернулся - Нэниль стояла передо мной, по-мужски засунув руки в карманы необъятного комбинезона.

- Вы, я так понимаю, готовы оказать мне услугу? - улыбнулась она. - Что же вы хотите взамен?
        Запинаясь, я рассказал про землетрясение и про Никиту Воронцова.

- Аксаутский перевал? Девятнадцатое июля? - Нэниль на мгновение наморщила лоб. - Ах да… Хорошо, что напомнили. У меня там все время трясет. Я так привыкла, что даже не ощущаю дискомфорта. Что ж, отменить землетрясение - нет ничего проще. Но все зависит от вас.

- Что я должен сделать? - с драматической решимостью спросил я.
        Нэниль уселась на пень, достала из кармана заколку и деловито убрала растрепанные волосы.

- Уф… Душновато здесь у вас. Видите ли, дорогой Егор, - она искоса глянула на меня крапчатыми, как гранит, глазами, - вы человек любознательный, а потому непредсказуемый. Такие не могут быть слепыми исполнителями. Вы же обязательно что-нибудь напортачите! Поэтому придется посвятить вас в некоторые детали… Это, так сказать, кухня Вселенной… Напрягите воображение, Егор…
        Голос Нэниль сыпался горячим песком в моей голове, ее глаза затягивали в невероятную глубь… И там, в этой глуби, вставала смутная картина. Я видел Землю в каком-то фантастическом грозовом освещении. Багровые сполохи метались над бушующим океаном. И была бухта, отгороженная скалами-волнорезами. Шторм разбивался о них, превращаясь в тихую рябь. У кромки воды стояли трое. Я бы назвал их людьми, но гигантский рост… но свечение, исходившее от волос, от тел и одежд… Вдруг вода закрутилась вихрем и превратилась в четвертого. Знаешь аквамарин, камень цвета морской волны? Этот четвертый был словно вырезан из цельного куска. Что-то значительное происходило между собравшимися. Потом аквамариновый обмяк и утек обратно в море. А в руках одного из светящихся остался маленький предмет неправильной, обтекаемой формы.

- Это эльфы. А это - Ахталь, дух воды, - комментировала Нэниль мое видение. - А это магический талисман, так называемый «Голубой крест». В незапамятные времена, когда Землю населяли эльфы, мы, духи стихий, сделали им подарки. Это были магические талисманы, помогавшие эльфам мгновенно устанавливать с нами контакт. По сути мы отдавали им в руки часть своей власти, своей силы. Опрометчиво, скажете вы? Но никто не подозревал, к чему это приведет. Мы были молоды и недальновидны… Реальную опасность, заключенную в талисманах, мы поняли, когда на Земле появились люди. Эльфы жили в гармонии с природой, они были ее частью. Люди же объявили стихиям войну. Страшно было подумать, как они могли воспользоваться нашими талисманами. Эльфы долго хранили свои сокровища. Но им самим угрожала опасность, и они приняли решение удалиться в Хатуссу. Взять с собой талисманы они не могли, но перед уходом надежно их спрятали. Все, кроме «Голубого креста», который доверили мне.
        Тут в руках у Нэниль появился мужской клетчатый платок, и она звучно высморкалась.

- Пусть будут прокляты эти археологи! Талисман нашли сравнительно недавно, и он попал в одну частную коллекцию. К счастью, его нынешний владелец даже не представляет, что за вещь угодила ему в руки! Он думает, это образчик кельтского стекла… А мы с Ахталем с тех пор в контрах. Страшное дело! Последняя наша встреча закончилась небывалым цунами. И мне никак ему не втемяшить, что сама я не могу вернуть талисман! У людей его забрать может только человек. Но люди давно перестали разговаривать со стихиями… Вы - мой последний шанс на примирение. Клянусь вам сердцем магмы, что если «Голубой крест» окажется у Ахталя до девятнадцатого июля, то землетрясение не состоится! Вам понятно поручение, дорогой Егор?
        Понятно?! Цунами, эльфы и археологи - все смешалось в моей голове. Уверен, услышь я такую историю на Земле - ни за что не поверил бы. Слышали мы эти сказки про эльфов! Мы все живем в рамках, заданных школьной программой. А она прямолинейна, как извилина в солдатском мозгу: сила равна массе, умноженной на ускорение свободного падения. Человек произошел от обезьяны. Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. В эту картину мира эльфы не вписываются.
        Впрочем, Атхарта туда тоже не вписывается… Эльфы так эльфы. Почему бы и нет? Честно говоря, меня больше волновали технические условия нашей сделки.

- А как я вручу эту штуку Ахталю? - поинтересовался я.

- Элементарно. Ахталь там, где любая вода, - пояснила Нэниль. - Так вы готовы услышать имя владельца?
        Я кивнул. Имя мне ничего не скажет, конечно, придется перерыть все базы данных в
«Шамбале»… И я никак не ожидал услышать от богини:

- Сэр Ричард Оливер Смоллетт, барон Мэллори.

47


- Я как только услышал про этого Оливера, так сразу вспомнил фотографию, - рассказывал я.
        Мы с сэром Перси стояли в его кабинете перед портретом мальчика с роликовыми коньками. Я только что попросил моего друга написать мне адрес его фамильной Усадьбы и нарисовать план дома.

- Да, мальчишка с тех пор подрос, - заметил сэр Перси. - Ну и скажите на милость, Грег, зачем вам понадобился мой дом?
        Я сбивчиво наплел что-то о Вирате, о чудесах, о сложностях курьерского маршрута… Сэр Перси меня недослушал.

- Бросьте, Грег. Мне не настолько это интересно, чтобы ловить вас на вранье, - холодно сказал он. - Один вопрос: вы с вашим божественным боссом не причините моему родичу вреда?

- Да ну что вы! - возмутился я. Хотел было прибавить: «За кого вы меня принимаете?!» - но вспомнил, что собираюсь обокрасть сэра Оливера, и сник.
        Сэр Перси покачал головой. Потом пожал плечами:

- Что ж, вы и без меня добудете эту информацию.
        Он присел к столу и некоторое время водил гусиным пером по толстому листу бумаги.

- Прошу! - Он протянул мне сложенный вчетверо листок.
        Я чувствовал себя ужасно. Не хватало еще, чтобы между нами пробежала черная кошка! Сэр Перси наверняка заподозрил меня черт знает в чем. И поделом мне: нечего скрытничать! Но я не мог рассказать правду о Фаине, о Никите, о своем трусливом молчании… Что делать: ложь имеет привычку разрастаться как снежный ком. Терзаемый стыдом, я все же спросил:

- Еще один вопрос, сэр Перси… Вы что-нибудь знаете о магии эльфов?
        Он уставился на меня удивленно, но, кажется, более благожелательно.

- Черт вас подери, Грег! Как причудлива порой ваша логика! - И махнул рукой в сторону шкафа с энциклопедией. - Третья полка сверху, буква «М». Все, что я знаю, изложено там.
        Сославшись на дела, сэр Перси оставил меня в кабинете одного. Вооружившись стремянкой, я достал искомый том и открыл нужную страницу: «Магия, - писал сэр Перси, - есть использование в своих целях изначальных сил мироздания. М. бывает двух видов. В первом случае маг обращается к Материи, во втором - к Духу. М. эльфов была основана на взаимодействии с природой, т. е. с Материей. М. людей использовала оба варианта…»
        Статья была длинной. Не дочитав до конца, я захлопнул книгу и поставил на место. Бог с ней, с магией… Я заговорил об этом потому, что знал: нет лучшего способа подольститься к сэру Перси, чем попросить почитать энциклопедию. А вот вопрос, который действительно меня волновал, я опять забыл задать. Что же это за голос звал меня в ту ночь, когда Алан Нэй напал на поселок сатов?
        Ладно, забыл и забыл. Времени разбираться с этим сейчас не было. До девятнадцатого июля оставалось около двух недель, и за это время я должен выполнить поручение Нэниль. А значит, получить от Вираты допуск на Землю с соответствующим - или хотя бы приблизительным! - маршрутом. Уже тогда я допускал, что, оказавшись на Земле, буду действовать по своему разумению, напропалую нарушая Устав. А что делать? Расскажи я Вирате правду, он зарубил бы мою инициативу на корню. Так что мне предстоял еще один неуютный разговор.
        В «Шамбале» я таким вихрем пронесся по коридору, что едва не сбил с ног какого-то адъюта.

- Пардон, - буркнул я, собираясь продолжить путь.

- Егор, ты что, меня не узнал?! - воскликнула жертва моей поспешности.
        Елки-палки! Самир! Только где уж было его узнать: бывший шахид улыбался, оживленно вращал круглыми глазами, а самое главное - он сбрил бороду! И вследствие этого помолодел: я не дал бы ему и двадцати пяти. Похоже, работа в
«Шамбале» пошла ему на пользу.

- А я как раз с Земли, - сообщил он. - Представляешь, только что спас человека! Он заснул за рулем на трассе. Столкновение было неизбежно, но Фэйт решила вмешаться. Послали меня…

- Здорово, - перебил я на ходу. - Извини, я тороплюсь. Я зайду к тебе как-нибудь, расскажешь!

- Егор! - окликнул меня Самир. - Спасибо. Я знаю, меня взяли на эту работу только потому, что ты попросил. Я клянусь, что отблагодарю любой ценой! Как только тебе что-нибудь понадобится…
        Не оборачиваясь, я махнул рукой - дескать, пустяки - и распахнул дверь кабинета Вираты.
        Босс был на месте, и не один. Джан в коротком черном платье с умопомрачительным воланом потрясала перед его носом какими-то бумагами.

- Вот, сутяга! Канцелярская крыса! Вот подпись Фэйт, вот резолюция Натха. Я торговалась с ними целый день, но все-таки убедила сделать по-моему. Так почему ты не принял мое письмо? Почему я лично должна предъявлять эти жалкие бумажонки? Я что, по-твоему, секретарша? Девочка на побегушках?
        И Джан королевским жестом швырнула бумаги на стол. Вирата взял их, выудил из кармана очки и стал внимательно читать, приговаривая:

- Ну-ну, ради бога, не кипятись. Электронная почта, она ведь для адъютов. Вот я и подумал: мало ли что можно написать?

- Так ты мне не доверяешь?! - оскалилась Джан, хищно изогнув яркие губы.

- Я и себе-то не очень доверяю, - вздохнул Вирата. - Такие времена… Это раньше можно было сыпать чудесами из рога изобилия… Помнишь? Наверное, мы тогда переборщили. Ну вот, теперь все в порядке. Значит, Лондон…

- А кто отправится? - придирчиво спросила Джан.
        И тут раздался мой молодецкий голос:

- Я!
        Хвала неведомым богам, обитающим в высших Кругах и заведующим судьбами атхартийцев. Сейчас я был уверен: есть такие боги, есть такие Круги! Возможно, чудо предназначалось не мне, возможно, кто-то из этих богов хочет через голову Фэйт моими руками спасти Никиту Воронцова… Как бы то ни было - удача, удача!
        Вирата уставился на меня, спустив очки на нос.

- Ты? Вообще-то такими делами у нас всегда занималась Лила.

- Вирата, разреши мне, - заканючил я. - Я засиделся. Аналитическая работа сводит меня с ума. Настолько, что готов снова санги ловить. А тут еще Самира встретил, завидки взяли, у него такой… свежий вид! Я как раз и зашел узнать, нет ли какого-нибудь завалящего поручения.
        Вирата пристально посмотрел мне в глаза. Я впервые обрадовался, что мысли атхартийцев богам недоступны. В отличие от людских: для этого в «Шамбале» есть специальная компьютерная программа. Очень засекреченная - адъютов к ней не допускают.

- Бог с тобой, - изрек наконец мой босс, и у меня победно екнуло сердце. - Не забывай только, что ты по-прежнему находишься под колпаком у Натха. Если дорожишь работой - будь осторожен! Завтра утром получишь маршрут. Джан, ты ведь объяснишь господину Гобзе все детали?
        Инструкции Джан я получал по дороге домой. Я вел машину, богиня сидела рядом, закинув ногу на ногу и довольно фамильярно положив пухлую руку на мое колено. Ради прикола я предложил ей сигарету. Джан манерно прикурила, склонившись к протянутой зажигалке всем телом.

- Так вы поможете моему протеже, Егор? Он очень милый мальчик и сильно страдает… А судя по прогнозам, эта бессердечная девчонка так и не обратит на него внимание. Эдак можно убить всякую веру в любовь!
        Выяснилось, что мне предстоит воплотиться в одну юную англичанку во время студенческой вечеринки.

- Всего один танец! - говорила Джан. - Мальчик заслужил такой подарок.

- И после этого они полюбят друг друга? - удивился я.

- Нет, - усмехнулась богиня, пуская колечко дыма. - Чтобы это случилось, к ним должен явиться мой ангел. Увы! Натх категорически запретил такое вмешательство. Но может быть, мальчик справится и сам. Надо только дать ему шанс! А! Вот вы и дома. Полагаюсь на вас, Егор, полагаюсь на вас!
        Я обернулся к Джан, но ее на сиденье уже не было - только последнее сизое колечко таяло в воздухе. Симпатичная тетка, подумал я и только теперь вспомнил, что утром поссорился с Фаиной.
        Терпеть не могу домашнюю холодную войну! У моей последней земной подружки Златы была отвратительная манера: после пустяковой ссоры она замолкала на неделю. Смотрела сквозь меня, не отвечала на вопросы… Она таким способом добивалась, чтобы я извинился. Помню, как у меня все сжималось внутри, когда я подходил к дверям своей квартиры, зная, что там все застыло от ледяного молчания. Естественно, я не выдерживал, каялся в чем был и не был виноват, потом презирал себя за это.
        К счастью, у Фаины был другой характер. Она встретила меня довольно угрюмо, однако молчать не собиралась.

- Тебе приглашение пришло. - Она протянула мне конверт.

- Приглашение? - удивился я. - Но последняя пятница была недавно. И потом я сегодня видел сэра Перси…

- При чем здесь сэр Перси? Посмотри на адрес.
        Я прочитал вслух:

- Малая Венеция, Изумрудный палаццо… Уго Леопарди Великолепный… Девятнадцатого…
- я закашлялся, - девятнадцатого июля. Грандиозный карнавал… ВИП-приглашение на двоих… Ты понимаешь?! - Я торжествующе помахал конвертом. - Это же билет в атхартийский бомонд! Ты же пойдешь со мной? Не откажешься погреться в лучах моей славы?

- Мне фиолетово, - буркнула Фаина.
        Но в глазах у нее уже загорелось любопытство. Очень скоро мы, позабыв о ссоре, наперебой обсуждали карнавальные костюмы. Да здравствует Леопарди Великолепный! Он обеспечил мне тихий семейный вечер перед броском в неизвестность.

48

        Первые шаги в неизвестности были ошеломляющими.
        Я шел по Кронверкскому проспекту - прямо по трамвайным путям. Здесь все ходят по путям, поскольку вероятность появления трамвая стремится к нулю. В Питере стоял прохладный июльский день. Ветер с Невы подгонял меня в спину. Пахло рекой, выхлопными газами, а иногда - зоопарком. Волею Судьбы, Натха, Вираты и прочих богов, а также загадочных сил природы я оказался в самом любимом районе города, да еще в теле моего близкого друга.
        Дружба, как и любовь, имеет свои законы. И один из них, почти хрестоматийный, - после двадцати пяти новых друзей не заводят. (Соседи, сослуживцы и собутыльники, разумеется, не в счет.) Исключения только подтверждают правило.
        Настоящие друзья появляются в детстве. Они так же посланы свыше, как первая любовь. Ты не выбираешь их сознательно, а просто живешь с ними в одном дворе, сидишь за одной партой, или ваши родители снимают дачу в одном и том же месте. В старших классах и в институте это происходит иначе. Ты вдруг открываешь для себя человека, с которым можно говорить обо всем на свете ночами напролет… Потом пестрая школьно-студенческая компания просеивается через сито семейных дел, бизнеса и прочее, и прочее. И остаются два-три человека, которых ты и зовешь друзьями.
        Так это должно быть, Сурок. А вот у меня не сложилось…
        В свое время общительность сослужила мне дурную службу. Количество не перешло в качество, и однажды я понял, что одинок. Не то чтобы это причиняло боль… Нет, мне всегда было с кем сходить в баньку и попить пивка, но все же… какая-то неполноценность…
        В девяносто седьмом Евгений возглавлял такую же маленькую риелторскую конторку, как мой «Горизонт». Пыхтя, мы неслись по пути рыночной конкуренции. То он вырывался вперед, то я. Пару раз мы крупно поругались, обвиняя друг друга в нечистоплотном переманивании клиентов. Потом вместе провернули несколько удачных сделок, на этом сблизились, стали общаться в неформальной обстановке, обменялись пьяными откровениями, подружились.
        Наши отношения были основаны на почти инстинктивной уверенности, что, случись у кого-то из нас беда, другой непременно поможет. Повод проверить это не заставил себя ждать: в девяносто восьмом году грянул дефолт.
        Меня порядком потрепало, но чудом я удержался на плаву. А Женька разорился. Я с ужасом понимал: дружбе конец. Нет, я бы его не бросил, я дал бы ему денег, я дал бы ему работу… Но не может один друг быть просителем, а другой благотворителем. Любое неравенство - это зависимость для обеих сторон, а я считаю свободу обязательным условием дружбы. Искренние чувства как редкие звери: они в неволе не размножаются… Евгений был моим единственным другом, и вопрос о приоритетах не стоял.
        Я предложил ему стать соучредителем моей фирмы - разумеется, в равных долях. Ничего, кроме базы данных, у него не осталось, и мой поступок, с точки зрения делового человека, выглядел сущим безумием.
        Женька покрутил пальцем у виска и сказал: «Не будь кретином. Хочешь помочь - выкупи у меня базу данных. И не надо вот этих вот жестов с барского плеча». Я сначала произнес что-то высокопарное, а потом пригрозил, что если он откажется, то все спущу за бесценок и уйду бомжевать. Мы долго обменивались любезностями вроде «упрямая дубина», «crazy», «идиот», а потом напились, как безобразные свиньи. Он все-таки согласился. Дружба уцелела, и, к слову сказать, бизнес не пострадал.
        И вот я оказался в его теле. Непростая ситуация, Сурок… Одно дело - использовать в качестве таксиста постороннего человека. И совсем другое - Женьку, одного из немногих, кем я по-настоящему дорожил. Поэтому я сидел тише воды ниже травы и даже не поинтересовался, куда это он так энергично шагает. А зря. Потому что был совершенно не готов увидеть за столиком уличного кафе еще одно знакомое лицо. Злата, моя последняя подружка, махала Женьке рукой, едва не выпрыгивая из узких джинсов.
        От злости я едва не улетел обратно в Атхарту. Так они встречаются! И оба еще не сносили кроссовки, в которых шли за моим гробом… Вот сволочи! Обалдевая от противоестественного стечения обстоятельств, я - то есть Женька - опустился на стул.
        Злата, голым пупком касаясь вазочки с мороженым - зрелище не для слабонервных! - расцеловала Женьку в обе щеки.

- Чего такой мрачный, Жешик?

- Вообще-то я только что с кладбища, - сообщил он, поправляя очки. - Жаль, что ты не смогла поехать.
        Злата всплеснула руками:

- Ой! Я очень хотела поехать, но ты слишком поздно мне напомнил… То есть я и сама, конечно, помнила… Но встречу было никак не отменить. Понимаешь, заказчик - такой зануда. Ему никак не втемяшить, что я дизайнер, а не маляр. Он жмотится и хочет, чтобы я работала с гастарбайтерами. А когда ты летишь в Лондон? Утром?

- Утром. Знаешь, могила выглядит так запущенно…
        Я не сразу понял, о чем речь. Потом спохватился: батюшки! Он же про мою могилу говорит! Точно. На днях была третья годовщина. В Атхарте как-то не принято отмечать подобные даты…

- Конечно, столько времени прошло, - вздохнула Злата, накручивая на палец белый локон. Она очень яркая девочка: высветленные в седину волосы, загорелое лицо и карие глаза.

- Три года, - уточнил Евгений. - А к отцу чего не поехала? Он спрашивает про тебя: как там, мол, моя невестка? Обижается.
        Злата вытаращила глаза и сложила губы куриной гузкой.

- Конечно! Теперь - невестка. А когда я насчет квартиры заикнулась, кем он меня назвал? Помнишь? И пусть обижается. Думаешь, мне было не обидно? Больше года жизни псу под хвост!

- Ну если ты так смотришь на вещи… - Евгений покачал головой.
        Злата дернула носом:

- Прости. Конечно, он был твоим другом. Я тоже была к нему привязана. Я хотела за него замуж. Но ты же знаешь, какой он сложный человек. Был. Какие-то тайны… Представляешь, он на полном серьезе прятал от меня свой школьный альбом! Ты случайно не знаешь, что там такое?

- Понятия не имею, - невозмутимо ответил Женька.
        Ай молодца, одобрил я. Я-то прекрасно помнил, как рассказывал ему про одну фотографию… Мне ужасно не хотелось, чтобы Злата до нее добралась.

- К тому же он совершенно не выносил ответственности, - продолжала Злата. - И его родители могли бы поступить со мной поблагороднее. Можно подумать, ты мало им заплатил за Егорову долю. Зачем им квартира? Мать вообще здесь не живет, у отца свои хоромы… Я же не виновата, что мы не успели пожениться! Слушай, - прервала она сама себя, - вечер воспоминаний - это чудно, но я звала тебя не за этим.

- А зачем? - сглотнув, спросил Евгений.
        Злата подперла щеку рукой, прикрыла влажные глаза и хриплым шепотом спросила:

- Сам догадаешься? Большой мальчик…
        О-па. Я хорошо помнил этот взгляд и эту полуулыбку Моны Лизы. Оружие, которое Злата пускала в ход с большим разбором и всегда - без промаха. Она уставилась на Женькины губы, и бедолага автоматически облизал их. Я чувствовал, как холодные мурашки бегут по его телу. И все-таки ее инициатива Женьке не нравилась. Злата вообще никогда ему не нравилась! И сейчас он боролся. Он хотел ее отшить, но боялся обидеть. Честное слово, я не выдаю желаемое за действительное! Только поэтому я решил помочь другу.
        Когда молчание неприлично затянулось, я заставил Женьку произнести:

- Господи! Ну и дела! Когда ты так щуришься, у тебя жуткие морщины. Если хочешь, моя девушка даст тебе телефон своего косметолога. Так ты вспомнила, что хотела мне сказать?
        Моя золотая девочка не осталась в долгу. Сузив глаза в две злые щелки, она прошипела, подрагивая ноздрями:

- Не стоит изображать Егора, Жешик. О покойниках плохо не говорят, но он был редкостная дрянь. У тебя все равно так не получится. Тебя не затруднит заплатить за мое мороженое?
        С этими словами она сдернула сумочку со спинки стула и ушла, не оглянувшись. Мы с Евгением в одном флаконе мрачно закурили.
        Вот так, значит. Я - дрянь. Она была ко мне привязана. Ох, Злата… Но не стоило тратить бесценные минуты пребывания на Земле на мысли о ней.
        Не мешая Евгению, я любовался летним городом. Пыльная зелень, полеты голубей, цоканье каблучков по асфальту… Все прекрасно, все это с юности знакомо. Вот только небо… Что-то с ним было не так.
        Как волновало меня когда-то такое ветреное июльское небо! Толпятся, сталкиваются огромные кучевые облака. Они то похожи на города, озаренные солнцем, то рушатся в глубокую тень. В их движении - непостижимая, недоступная человеку небесная жизнь.
        Да. Все мы, пока ходим по Земле и смотрим на небо, испытываем прикосновение Великой Тайны. Увы. Я перешагнул Порог, тайна превратилась в знание, и сразу изменились масштабы. Мы с небом были теперь как бы наравне. Но почему-то меня не радовало это равенство…

- Какого черта я заговорил, как ты! - выпалил вдруг Евгений. Он обращался ко мне мысленно, виртуально, это была всего лишь фигура речи.
        Но все это я сообразил потом, сначала на автомате ответив Женьке его же голосом:

- Да ты бы еще полчаса с ней цацкался!
        Возникла пауза.

- Это не я говорю… - прошептал Евгений и дико огляделся вокруг.

49

        Я уже говорил, Сурок, что для курьера проблемы контакта между живыми и мертвыми не существует? Ну так вот. Воплотился в таксиста - и контактируй сколько душе угодно. Человек различит чужой голос среди суматохи собственных мыслей. И уж тем более поймет, что из его рта вырвались не те слова, которые он собирался сказать. Я уже делал так, когда кричал на споткнувшуюся Фаину, пребывая в ее теле. Некоторые курьеры сознательно поступают подобным образом. Это совсем не трудно. Проблема, конечно, в том, что люди совершенно не готовы к такому повороту событий. Им легче поверить, что они сошли с ума. Поэтому такие выходки, хотя и противоречат Уставу, не могут всерьез повлиять на Баланс.
        Мне следовало затаиться. Женька решил бы, что ему померещилось, что он под впечатлением поездки на кладбище. Но соблазн был слишком велик. А вдруг удастся поговорить с ним по-настоящему?!
        Мой голос зазвучал в Женькиной голове:

«Давай-ка уйдем отсюда. Здесь слишком людно, и на тебя уже начали оборачиваться. Вон там, под кустом сирени, отличная лавочка…»
        Евгений медлил, продолжая привлекать внимание своим опрокинутым лицом. Проще всего было заставить его пересесть. Но мне не хотелось им манипулировать!

«Ну давай же! - уговаривал я. - Да, это я, Егор Гобза, только не надо кричать, не надо так резко вскакивать… Осторожно, стол! Черт!»

- Черт! - вслух воскликнул Евгений, потирая ушибленное колено. Потом подозвал официантку, вручил ей деньги за Златино мороженое и, прихрамывая, поковылял к скамейке.
        Я был по возможности краток. Тем не менее Евгений сотню раз меня перебивал восклицаниями: «Пора, пора мне в отпуск!», «Нет, у меня точно крыша едет!» и
«Этого не может быть!». Я с трудом убедил его, что орать вслух не обязательно. Достаточно подумать, я услышу.
        Когда я закончил, мы снова закурили на пару. Потом я осторожно сказал:

«Женька! Привет».

«Привет, - отозвался он. - Знаешь, если я не спятил и в самом деле разговариваю с тобой, то я очень рад. Вообще-то мне не привыкать. Поначалу я все время с тобой разговаривал. Советовался. Сам за тебя отвечал».

«Сейчас только не утруждайся отвечать, - попросил я. - Расскажи лучше, как живешь. Как дела в «Горизонте»?»

«А ты не знаешь? - смутился Евгений. - Я думал, мертвые все знают про живых».

«У нас, конечно, есть бездельники, которые подглядывают за живыми, но я не из их числа, - проворчал я. - Ничего не знаю!»

«У нас все хорошо. Твою долю я выкупил у твоих родителей, они же были наследниками. Я хорошо заплатил, по-честному. Черт, если по совести, то вся фирма их, я же понимаю, это ты меня, дурака, пожалел тогда… Но по документам…»
        Женька оправдывался, как будто к нему явился злобный, мстительный санги и взывает к голосу совести. Я попытался положить этому конец:

«Слушай, расслабься. Я тебе ясно сказал тогда: это - твое. И жалость тут ни при чем. Мне казалось, ты понял».

- Я понял, - вслух сказал он и, спохватившись, прикрыл рот ладонью.

«Значит, ты со мной в Англию, Егор?»

«Да, только до Лондона. Потом пересяду на другой рейс», - усмехнулся я. Действительно, в Лондоне мне предстояло воплотиться в какую-то девчонку и выполнить поручение Джан. А потом в теле еще одного таксиста добраться до родового поместья Мэллори.

«Что я могу для тебя сделать?» - спросил Женька.
        Я мысленно пожал плечами.
        Он настаивал:

«Нет, ты подумай. Я могу прогулять тебя, где ты хочешь. Накормить чем-нибудь… И напоить. Мы можем поехать к твоему папе. Я поговорю с ним за тебя. Давай соображай! Что бы ты ни говорил, я твой должник. Я уж и не надеялся, что смогу с тобой расплатиться».
        Я озадаченно соображал. Видеть отца и говорить с ним я не хотел. Боялся своих эмоций. Не стоит перегибать палку. Что касается прочего… Ты знаешь, Сурок, я и так могу заставить таксиста сделать все по-моему. Но провести настоящий земной вечер с другом - это совсем другое дело.
        Однако мне пришла совсем хулиганская мысль.

«Ты будешь очень занят в Лондоне?» - поинтересовался я.

«Я лечу к друзьям. У меня будет неделя свободного графика. А что?»
        И я объяснил Женьке что.
        Предстоящее покушение на частную собственность заметно его смутило. Он вообще не любит авантюры. Но ему неудобно было отказаться - ведь он сам предложил мне помощь. Понимаю, я поступил по-свински… Но уж больно соблазнительна была перспектива отправиться в Йоркшир в компании толкового союзника, а не тупого зомби, за которого все придется решать мне. И в конце концов, Сурок, я ведь его не принуждал!
        Поколебавшись немного, Евгений согласился.
        Мы провели хороший вечер. Правда, из-за нашего внутреннего диалога у Женьки делалось идиотское лицо, и, чтобы не шокировать окружающих, мы сразу поехали к нему домой. Семейство было на даче, нам никто не мешал. Мы болтали допоздна - как в старые добрые времена. Очень интересно было узнать, как вели себя знакомые люди после моей смерти. Я так вошел во вкус беседы, что выспросил все детали похорон.
        Насчет Атхарты я в откровения не пускался. Просто сказал: «Там все нормально, поверь мне на слово». Евгений кивнул и вопросов не задавал.
        А на следующий день мы расстались в Хитроу. К студентке Робин Грэнет меня должен был привести другой таксист.

«Вон идет мужик с красным чемоданом, - сказал я Женьке. - Задержись в дверях, он заденет тебя плечом. Значит, мы с тобой договорились: завтра в десять утра, Рочестер-стрит, два. Не забудешь?»

«Нет», - ответил он, но как-то неуверенно.
        Однако медлить было нельзя. Таксист с красным чемоданом, что-то буркнув, отодвинул нас в дверях. Соприкосновение длилось пару секунд. Я не раздумывая оставил Женьку и переместился в новое тело.

50

        Оглушительно грохотала музыка, сверкала разноцветными огнями иллюминация. Робин Грэнет отмечала новоселье. Родители подарили ей просторную квартиру-студию, и она устроила вечеринку для одноклассников. Она позвала всех-всех, даже Харви Эвертона, тихоню и ботаника. Вон он, жалобно пялится на нее из угла…
        Весь вечер Робин играла роль светской дамы, обнося своих гостей коктейлями. А потом решила: к черту! Метнувшись за ширму, сменила узкое черное платье на любимые красные джинсы и смешную футболку с рожицами. Так-то лучше! С победным воплем Робин ворвалась в толпу танцующих.
        Пьяная подружка повисла у нее на плече. Потом приятель полез с поцелуями. Робин избавилась от обоих. Ей нравилось танцевать одной, любуясь своим отражением в зеркальной стене - таким длинноногим, веселым и конопатым.
        И тут я осторожно обратил ее внимание на Харви. Парень стоял у стены с бутылочкой кока-колы и делал вид, что увлечен беседой с таким же невзрачным очкариком. На самом деле он косился на танцующих и, наверное, завидовал им. На миг его глаза встретились с моими - то есть с глазами Робин - он страшно смутился и судорожно допил кока-колу до дна.
        Влюблен, усмехнулась Робин. «Так почему бы не сделать ему подарок? - вкрадчиво шепнул я. - Всего один танец. Парень месяц будет потом вспоминать…» Я старался быть ненавязчивым, но Робин нахмурилась, удивившись странной мысли. Музыкальный грохот прекратился, зазвучала лирическая мелодия. «А что? Это будет забавно», - улыбнулась Робин. Тряхнув огненно-красными волосами, она пересекла зал и остановилась рядом с Харви.

- Хочешь со мной потанцевать? - надменно спросила она.
        Очкарик не растерялся, отчаянно кивнул, сунул пустую бутылку другу и пошел за красоткой, как барашек на заклание.
        Ну вот и все, с облегчением подумал я. Всего один танец. Один шанс вам, ребятки, и это ваше дело, как вы его используете. Главное, чтобы Робин в десять утра вышла из дома… И тут случилось страшное. Поручение Джан вдруг обернулось кошмаром, о котором я никому не могу рассказать. Только тебе, Сурок…
        Из своего единственного шанса этот проклятый девственник Харви решил выжать все, что можно. Он был с Робин почти одного роста и в танце прижался щекой к ее щеке. Робин вздрогнула и бросила на Харви удивленный взгляд. Он положил руки ей на талию - туда, где футболка сбилась, оставив полоску обнаженной кожи. От его ладоней исходило головокружительное тепло. Робин закрыла глаза. Я с ужасом почувствовал, как напряглась ее - моя!!! - грудь. А потом мы с Харви долго целовались. И Робин сказала: «Через полчаса все уйдут. А ты останься». Оставив обалдевшего Харви посреди зала, она с визгом бросилась к подругам, скрывая возбуждение за напускным весельем.
        А потом все ушли. Я все еще надеялся, что Робин опомнится и вытолкает Харви за дверь. Так нет же! Сероглазый тихоня чем-то зацепил ее.
        Робин сорвала футболку и начала расстегивать на Харви рубашку. Я едва не скулил от отчаяния: нет, нет, нет! Я едва сдерживался, чтобы не выдать свою панику. Чертова Джан! Речь ведь шла только о танце! Я не хочу, чтобы меня изнасиловал прыщавый подросток!
        У меня еще оставалась возможность заставить мою таксистку передумать. Но тут Харви снял очки, и его лицо стало по-детски беззащитным. Он не верил своему счастью… Как жестоко будет обломать его сейчас! И есть же такое понятие, как мужская солидарность… Я прикинул, хотелось бы мне прямо сейчас выяснить, что чувствует женщина во время оргазма, содрогнулся при этой мысли и… переселился в тело Харви.
        Ха! Где мои семнадцать лет, Сурок… Впрочем, сейчас не об этом.
        К утру я вернулся в тело Робин. Я старался не прислушиваться к ее ощущениям и не смотреть на случившееся в том ракурсе, что это я сам себя только что… В полдесятого Робин проводила Харви, которому надо было перед занятиями забежать домой. А ровно в десять она, блаженно щурясь от солнечного света, выскочила на улицу.
        Женьки у дверей не было.
        Только теперь до меня дошло, чем я рискую, нарушив маршрут. Встреча, предусмотренная прогнозом, не может не состояться. Заранее известно, что будущий таксист не проспит, не угодит под машину, а выйдет в точку рандеву ровно в указанное время. А с Женькой мы просто договорились. Он мог попасть в пробку. Или, избавившись от моего присутствия, решить, что я ему почудился. Я тянул время, Робин копошилась в сумке, в пятый раз проверяя, взяла ли она тетрадь по химии. Что делать? Время встречи с назначенным по маршруту таксистом уже прошло. Не тащить же мне в Роудшир эту глупую девчонку?
        Слава богу! На улице появился Евгений: вертит головой, пытаясь определить номер дома, и вот-вот свернет не туда. Забыв о конспирации, я рысью пустил Робин навстречу импозантному лысоватому незнакомцу. Боюсь, бедной девушке придется всерьез заняться своим психическим здоровьем… Повинуясь внезапному импульсу, она тронула прохожего за плечо. Женька отскочил от неожиданности.

«Спокойно, спокойно, - сказал я ему. - Я уже здесь».

«Ох… - В его голосе прозвучало не то облегчение, не то разочарование. - А я-то подумал, наша встреча мне приснилась. Классная девочка, - кивнул он вслед уходящей Робин. - У тебя с ней что-нибудь было?»

«Ну можно и так сказать», - уклончиво ответил я.

51

        Дорогу и дом разделяло поле. Сплошные кочки, овраги, старые овечьи тропы… Дом, как положено, стоял на холме - серая каменная громадина с башенками и флюгерочками. Так вот с чего сэр Перси скопировал свой дом в Хани-Дью! Последние лучи заката падали на зеленый склон, блестели на проводах - единственном намеке на современность в этом идиллическом уголке.

- Обожаю классическую Англию, - мечтательно произнес Евгений. - Чувствую себя Дживсом и Вустером в одном лице.

«Что? - не понял я. - А, это такой сериал?»

«Это герои моих любимых книжек, село! - фыркнул Евгений. - Между прочим, им время от времени приходилось совершать кражи».

«А-а. И как, удачно?»

«Ну… Вустеру обычно доставалось».

«Тогда давай мы оба будем Дживсами, - предложил я. - И для начала уйдем с автобусной остановки. Ты парень заметный, не стоит привлекать внимания. Я же говорил, надо было достать накладные усы…»
        Уютная ложбина, заросшая лопухом, крапивой и какими-то лиловыми цветочками, спрятала нас от нежелательных свидетелей. Здесь мы продолжили строить коварные замыслы.

«За четыреста лет ничего не изменилось», - сказал Евгений, разворачивая план дома.
        Разумеется, взять на Землю иллюзорный листок бумаги с планом, нарисованным сэром Перси, я не мог. Но я предусмотрительно выучил его наизусть, и в автобусе Женька под моим руководством нарисовал его.

«Да, смотри: коллекция редкостей - в правом крыле. Уверен, она там и осталась. Что там еще расположено? Хозяйский кабинет?»

«Интересно, а как обстоят дела с сигнализацией? На окна я бы точно поставил. А на внутреннюю дверь? Если хозяева часто заходят в музей, может быть, и нет… А сами экспонаты?»

«Об этом сэр Перси умолчал, - буркнул я. - В его времена сигнализации не было».
        До меня начала доходить опасность затеянного мероприятия. В голове вертелась мысль: интересно, а тюрьмы в Англии достаточно комфортабельны? Я тщательно скрывал эту бестактную мысль от Евгения. Ведь в случае провала риск проверить это принадлежал ему…
        Мы тщательно подготовились к ограблению века. Приобрели нитяные перчатки, молоток, прочную веревку и даже черные колготки. Мы вспомнили прочитанные и просмотренные детективы… Надо сказать, детективы - полезная вещь. Краткий курс для начинающих преступников вроде нас. Там можно получить сотню бесценных советов: как спрятать труп, как отбить нюх у полицейской собаки… Однако на деле выяснилось, что этой теоретической базы недостаточно и что мы забыли продумать самые важные детали.
        Я уныло смотрел, как колышутся над кочкой ромашки и колокольчики, как бабочка
«павлиний глаз» села на песчаную проплешину…
        Упс. Да это не бабочка вовсе, а действительно моргает чей-то глаз! А вон второй. И листья одуванчика вдруг сложились в шепчущие губы…

«Смотри! - заорал я так, что Женька подпрыгнул. - Видишь?! Да не там, болван, вон, кочка!»

«Ну кочка, - сердито отозвался Женька. - Черт, руку из-за тебя обжег об крапиву…


- Ну что, вы наконец соизволили меня заметить? - послышался знакомый низкий голос. - Я уже полчаса пытаюсь до вас докричаться.

«Кто-то говорит? Или мне чудится? Еще один дух?»
        Евгений, нахмурив лоб, вращал головой. Но мне-то уже все стало ясно, и я вздохнул с облегчением.

«Это свои, Женька, не волнуйся. С нами говорит земная твердь».

- С вами, пожалуй, поговоришь, - проворчала Нэниль. - Попробуй что-нибудь сказать, когда тебе рот затыкают асфальтом… Еле выбрала место. Что, задала я вам задачку, Егор? Меня уж Веспер за это ругал-ругал… Он сказал, что это очень сложно - забрать что-либо из богатого, хорошо охраняемого дома. Ему виднее, я-то все меньше соприкасаюсь с людьми… В общем так. С восточной стороны дома остался ров - естественно, пересохший. В нем - вход в подземелье. Часть его используется как винный погреб и выходит в левое крыло. Другая часть, старинная, была заложена кирпичом. Мне пришлось там кое-что обрушить, чтобы вы смогли пройти… Таксист у вас большой, - добавила богиня тверди. - Будьте осторожны. Он сломает шею - оба окажетесь в Атхарте ни с чем.
        Бабочка вспорхнула в воздух. Голос исчез. Я смотрел в то место, где только что было лицо Нэниль, но видел лишь кочку.

«Пошли, - сказал я Женьке. - Нас ждет подземный ход».

52

        Как я представлял себе винный погреб? Ряды бочек, покрытых плесенью и паутиной, затхлый воздух подземелья… Ничего подобного.
        Ровный тусклый свет. Работает кондиционер. Стены и потолок обшиты деревом. На кронштейнах - аккуратные бочонки с черными этикетками. Стоят шкафы со всякой питейной посудой, а посреди помещения - полированный стол, наверное для дегустаций. На стенах мигают какие-то огоньки - может, сигнализация, а может, датчики температуры и влажности. Рай не для алкоголиков, для ценителей и гурманов…
        Все это мы с Евгением увидели в замочную скважину старинной деревянной двери, в которую уперлись, миновав подземный ход. Дверь, видимо, сохранили как реликвию. Она была символически заперта на щеколду, которую можно сбить одним движением пальца. Ведь раньше от посягательств извне погреб защищала кирпичная стена, которую теперь разрушило маленькое землетрясение…
        Итак, проникнуть в погреб не составляло труда. Видеонаблюдения, сколько ни озирался, я не заметил. Но что с того? Нам - Евгению! - предстояло пересечь весь дом, из левого крыла попасть в правое, разбить молотком витрину, похитить эльфийский талисман - и при этом остаться незамеченными. И, наконец, самое интересное: как мы выйдем из запертого погреба в дом?

«Что-нибудь придумаем», - сказал Женька.
        Он решительно открыл дверь, в погребе дотянулся до ближайшего датчика и накрыл его ладонью.

«Ну вот, - сказал он. - Сейчас сюда придет кто-то из охраны. Не думаю, что здесь появится взвод ОМОНа, а с одним охранником я справлюсь. Потом переодеваемся в его форму или в чем он там будет…»
        Дурак, обругал я себя. Ну зачем я втянул в это Женьку? Надо было не выпендриваться, оседлать в Лондоне предназначенного мне по маршруту таксиста… Чужого человека, которого я бы попросту заставил вломиться в дом, а потом бежать наутек к ближайшему водоему и выбросить в воду «Голубой крест». После этого я бы вернулся в Атхарту, предоставив беднягу его судьбе.
        Да, Сурок, уже тогда я был готов так поступить. Мне казалось это справедливым. Почему я должен щадить живых? Они в выигрыше уже потому, что живы. Почему бы мне, мертвому, не воспользоваться своим единственным преимуществом? Но это - с чужими. А что касается Женьки, то я не допущу, чтобы его свинтила британская полиция.

«Стоп-стоп, - сказал я. - Никакого мордобоя. Повернись к подземному ходу, тот, кто войдет, не должен видеть твоего лица. Делай, как я говорю, мать твою!»
        И я подтолкнул Женьку к двери в подземный ход.
        Послышался писк кодового замка. Охранник, молодой парень в форменной куртке, вошел в погреб и сразу же прикрыл за собой дверь. Света он не включил - должно быть, инструкция не разрешала. Я где-то слышал, что хорошему вину вредит яркий свет. Черт, так он меня неделю искать будет…

- Come hear, - громко сказал я Женькиным голосом.
        Охранник оторопел, потом бросился к неподвижной фигуре, схватив ее за плечо.

- Who are you?
        О, как это было непросто! Человек при исполнении, Целеустремленный - тяжелый объект для воплощения. Но я сделал это. Я ворвался в него, я изнасиловал его волю… Я понимал, что в «Шамбале» меня за такое по головке не погладят. Но я и так уже наломал дров, чего теперь мелочиться?

- Шутки кончились, Женька, - сказал я уже голосом охранника. - Вали обратно, пока он тебя не видел. Знаешь, наверное, тебе лучше прервать свой отпуск и вернуться… сам знаешь куда.

- А как же ты? - опешил Евгений. Он не поворачивался, но вертел головой, пытаясь снова почувствовать мое присутствие.

- За меня-то что волноваться? - усмехнулся я. - Самое страшное со мной уже случилось. Спасибо тебе за все.

- Мы еще встретимся? - спросил он.

- Буду ждать с нетерпением. Ну то есть… - смутился я, - долгих тебе лет жизни, спешить-то некуда.
        Женька скрылся в подземном ходе. Знаешь, Сурок, я так и не удосужился узнать, как он, благополучно ли добрался… Давай навестим его как-нибудь вместе. Он узнает меня, в каком бы теле я ни явился.
        А сейчас в моем распоряжении оказалось тело охранника. Это было большой удачей: таксист превосходно знал дом и, более того, носил на поясе связку ключей. Я уже был уверен, что попаду в музей!
        Выйдя из погреба, я направился в правое крыло. По дороге на меня набросилась симпатичная горничная в коротком форменном платьице и кружевном фартуке.

- Что там стряслось, Кони? Какие-то проблемы?

- Никаких, бэби, - важно ответил я. - Просто обрушилась стена за дверью. Надо отдать соответствующие распоряжения.
        Горничная огорченно всплеснула руками. Наверное, мой таксист вел с ней оживленный диалог, пока не прозвучал сигнал тревоги. Проходя широким пустым коридором, я бесцеремонно рылся в сознании Кони. «Ключ. Есть ли у меня ключ от музея?» Однако наткнулся на полное недоумение: «Какой, к черту, ключ?»
        И действительно: какой, к черту, ключ. Дверь в комнату, где еще во времена сэра Перси хранился антиквариат, была не заперта, лишь прикрыта. И уж конечно никакой сигнализацией здесь и не пахло. Хозяин явно не относился всерьез к вопросам безопасности своей коллекции. Тем лучше.
        Да и помещение размером с эрмитажный Малахитовый зал мало напоминало музей. Сначала я вообще не увидел здесь никаких экспонатов. Часть зала занимал зимний сад, между окнами стояли аквариумы с большими плоскими рыбами. А посередине, на перекрестке двух красных ковровых дорожек, высился велотренажер. Настоящий монстр. В свое время я хаживал в неплохой спортзал, но такого не видал никогда… Потом, обернувшись, я увидел старинные гобелены, увешанные оружием. В простенках между ними скромно ютились мраморные бюсты и рыцарские доспехи. Под окнами стояли витрины с какими-то рукописями, а в самом дальнем углу - старый шкаф. Я инстинктивно направился к нему, чувствуя себя Индианой Джонсом в храме Судьбы.
        Вот оно. Среди терракотовых фигурок, кусков окаменелостей и двух бронзовых распятий лежал (я бы даже сказал - валялся) четырехугольник темного стекла.
«Голубой крест». Талисман, переданный богами из рук в руки эльфам. Чудотворная вещь, с помощью которой можно повелевать водной стихией. Что-то екнуло у меня внутри при виде этого артефакта. Но времени на лирику не было. Я со скрипом отворил дверцу и забрал «Голубой крест».

- Кони! Что вы делаете?! - раздался за спиной возмущенный голос сэра Перси.
        От неожиданности я едва не вылетел из тела охранника. Парень на мгновение осознал себя и пролепетал хватаясь за голову и тупо глядя на похищенную вещицу:

- Сэр… Со мной что-то случилось, сэр Оливер…
        Ну конечно. Передо мной - нынешний хозяин Мэллори, Оливер Смоллетт. Но господи, как похож! Если сэра Перси нарядить в голубые спортивные шаровары, черную майку и перекинуть через плечо махровое полотенце - получится вылитый его потомок, застывший сейчас с пакетиком рыбьего корма в руке.
        Никогда я еще не соображал так быстро. «Ахталь там, где любая вода», - вспомнил я и метнулся к ближайшему аквариуму. Рыбы шарахнулись от незнакомого предмета, упавшего на дно. Но «Голубой крест» лежал там всего миг, а потом растворился в воде. Ахталь забрал свой талисман… И тут пол слегка вздрогнул, задребезжали стеклянные дверцы шкафа. Это Нэниль благодарила меня. Значит, все в порядке, землетрясения не будет, Никита Воронцов останется жив и долго еще не попадет в Атхарту, а у нас с Фаиной все наладится. Меня охватила эйфория. И вместо того чтобы немедленно отправиться на Тот Свет, я позволил себе пошалить.

- Так надо было, сэр Оливер, - заявил я опешившему старику. - Эта вещь из воды вышла и в воду должна вернуться. Кстати! Привет вам от вашего далекого предка, сэра Персиваля Смоллетта. Между прочим, у него есть ваша фотография. Вы на ней такой славный мальчуган с роликовыми коньками…
        С этими словами я покинул Землю. Что выслушал от хозяина бедняга Кони - не знаю и не хочу знать. Боюсь, Сурок, у меня еще будут из-за этой выходки крупные неприятности.
        А тогда я вернулся на любимую иван-чаевую поляну. На пне сидел черный кот.

- Я знал, что ты появишься здесь, - сказал Бэзил. - У нас беда. Зануда исчез.

53


- Вы что-то хотели? - надменно спросила девушка с бейджем «Нина. Старший менеджер».
        Не слишком приветливо здесь встречают клиентов, подумала Ася. Но она явилась в агентство «Горизонт» не для того, чтобы приобретать недвижимость.

- Я могу видеть Евгения Петровича?
        Старший менеджер Нина нахмурилась:

- По какому вопросу? Вы с ним договаривались? Он не предупреждал…
        Значит, на месте, поняла Ася. Ее душа ушла в пятки: вот прямо сейчас все и выяснится…

- Меня зовут Ася Суровицкая, - представилась она. - Я знакомая Егора Гобзы, бывшего совладельца агентства.

- Лика, доложи, - распорядилась Нина, вместе со стулом поворачиваясь к секретарше.
        Лика с видимым раздражением оторвалась от компьютерной игры и куда-то ушла.

- Присаживайтесь. - Нина махнула рукой в сторону кожаного дивана.
        Но ждать не пришлось. Не прошло и минуты, как Евгений вышел из кабинета. Симпатичный, подумала Ася. Весь такой большой, но без тупого выражения бандита-качка, которое старательно имитируют многие бизнесмены, даже если у них за спиной три института. На пальце - обручальное кольцо. На носу - очки, из-под которых он внимательно смотрел на нее.

- Здравствуйте, - сказал Евгений. - Егор мне про вас Рассказывал. Прошу.
        Значит, все верно, думала Ася, проходя в кабинет. «Горизонт» существует, и Евгений существует…

- Расскажите, как вы последний раз встречались с Егором, - попросила она, усаживаясь в кресло.
        Лицо Евгения сделалось печальным.

- Я хорошо помню тот день. Мы решили выпить пива после работы. У нас намечалась сделка, надо было ее обсудить. Егор нервничал, ему не хотелось домой. У него что-то не ладилось с этой его женщиной, Златой. Он говорил, что с утра поедет в аэропорт встречать сестру. Такая нелепая смерть… Он прекрасно водил машину. Может, они с утра опять поссорились и он был на взводе…

- Нет, - мягко остановила его Ася. - Я имею в виду последнюю встречу. Около полутора лет назад.
        Евгений медленно снял очки:

- Ася… Разве вы не в курсе, что он умер четыре года назад?

«Так, значит, нет? Не было никаких возвращений с того света?»

- Я хочу сказать, - уточнила она, - может быть, Егор вам снился? Или что-то в этом роде? Понимаю, это странные вопросы, но, поверьте, для меня это очень важно.
        Евгений невесело улыбнулся:

- У меня, Асенька, в последнее время такой цейтнот, что мне и вовсе не снятся сны. Упал на подушку - и отключился.
        В кабинете повисла тишина. Оба молчали. Евгений протер очки, выжидающе посмотрел на Асю. Она поднялась. Все ясно, все слова уже сказаны. Они должны избавить ее от навязчивых сновидений, как ушат холодной воды… Интересно, одобрил бы доктор Зимин такую терапию?

- Простите, что отняла у вас время, - сказала она.

- А как вы живете, Ася? - спросил вдруг Евгений. - Я имею в виду… У вас все хорошо? Я чем-то могу вам помочь? Я перед Егором в долгу, и если вам что-то надо… Кстати, а кто вы по профессии?

- Бухгалтер.

- Бухгалтер! - обрадовался Евгений. - Да это же просто чудо! Послушайте, вы не хотите работать в моем агентстве? Вот визитка, вы подумайте, позвоните…

- Хорошо, - улыбнулась Ася. И, помедлив, спросила: - А вы мне скажете, что про меня говорил Егор?

- Он вас любил.

- О, это я знаю, - спокойно кивнула она.

54

        В гостиной сэра Перси скорбно горели свечи. Мы сидели в полутьме за пустым столом. По русскому обычаю следовало бы выпить… Но, кроме меня, русских не было. Да и подобало ли нам в такой ситуации развлекаться созданием иллюзорных напитков? И… за что пить-то? За упокой души? Но кабы знать наверняка, что он существует, этот упокой… Вот и получается, что для нас, мертвых, тоже есть страна, откуда ни один не возвращался…

- Как это случилось? - прервал я тягостное молчание.

- Так же, как со многими до него, Грег, - сказал сэр Перси. - Я поднялся к нему, когда он был уже прозрачнее стекла.

- Нет, но почему? - мрачно допытывался я.

- Потому что его мир рухнул, - весомо изрек сэр Перси. - Он не выдержал внутреннего разлада, так как усомнился в справедливости взглядов своего кумира.

- Юджин боготворил Председателя, - сказала Эсмеральда. - И когда он понял, что Нэя интересуют лишь его собственные амбиции…

- Да уж, - фыркнул Бэзил. - Этот Алан Нэй не из тех, кто годами скрывается в овечьей шкуре. Он не раз показывал нам свой настоящий оскал.

- Бедный Юджин, - вздохнула Эсмеральда. - Он был такой беззащитный… Надеюсь, он не страдал перед… перед исчезновением.
        Я усмехнулся:

- У меня просто дежавю начинается. Как будто я на Земле, на чьих-то поминках… Забавно: мы говорим о Юджине так, как живые говорят о нас.

- Не так, - возразила Эсмеральда. - Живые провожают умершего в новую жизнь, просто они об этом не знают. А мы…

- Мы тоже не знаем, - заявил Бэзил. - Может быть, исчезнувшие попадают в какое-нибудь более подходящее для них место? Может быть, исчезновение - это не последняя смерть, а очередной переход? И так до бесконечности? Сэр Перси, вы что-нибудь знаете об этом?

- Нет, Бэзил, и ваша гипотеза ничем не хуже прочих.

- Все лучше, чем ничего, - заметил я.

- Надеюсь, что каждая новая смерть будет легче предыдущей, - тихо сказала Эсмеральда. - В первый раз я очень страдала и боялась.
        Над столом снова повисло молчание. Эсмеральда коснулась такой темы… Нет, все через это проходят… Но даже с близкими в Атхарте не принято говорить о физических обстоятельствах собственной смерти. А подругу сэра Перси сегодня несло…

- Я долго не знала, что смертельно больна… Мне было всего шестнадцать, врачи сказали об этом не мне, а родителям. Представляете, каково им было? А я прекрасно себя чувствовала, строила планы… А потом все случилось буквально за месяц. Я начала слабеть, меня положили в больницу, там жутко пахло… Мне что-то кололи, и я почти не чувствовала боли… Я еще долго думала, что вот-вот пойду на поправку, и не поняла, почему мама разрыдалась, когда я попросила сдать в чистку весеннее пальто… А потом словно кто-то шепнул мне на ухо: ты умрешь. И сразу стало так холодно… Я кричала: «Не хочу!» и каталась по кровати. Священник пытался со мной поговорить, а мама потеряла сознание…

- Хватит, Эсме! - резко прервал ее сэр Перси.
        Бэзил недовольно дернул хвостом:

- Что за ханжество, сэр Перси? Я вот тоже первое время боялся вспоминать собственные конвульсии и делал вид, что попал в Атхарту через волшебный шкаф. Разве это не унизительно?
        Эсмеральда тихо всхлипывала. Сэр Перси ласково обнял ее за плечи.

- Вы, Бэзил, рассуждаете, как нормальный молодой идиот, простите мою откровенность. А я достаточно пожил и достаточно побыл мертвым, чтобы знать: держать свои страхи на замке есть не трусость, а благоразумие… Я тоже мог бы вам рассказать, как адское пламя жгло меня изнутри в течение пяти с половиной часов. Моя дражайшая супруга разбиралась в ядах и не отказала себе в удовольствии слушать мои предсмертные вопли…
        Ну вот, вздохнул я. И сэра Перси пробрало. Это заразно и будоражит, как похабные истории. Осталось только мне поддержать разговор. Жаль, не могу порадовать слушателей подробностями. «Скорая», автоген - это все было после… Я запомнил лишь хруст стекла и навалившуюся тишину… И усыпанную стеклянными крошками фотографию на «торпеде». Неисповедимы пути таких ассоциаций… Я вдруг вспомнил, о чем давно хотел спросить У сэра Перси, и воспользовался этим, чтобы сменить тему.

- Ого! - заинтересовался сэр Перси. - Значит, вас кто-то зовет? Я слышал, слышал о таких вещах. Вас кто-то вспоминает, Грег.

- Всех кто-то вспоминает, - возразил я. - Это же не значит, что все слышат голоса. Может, кто-то из знакомых устроил спиритический сеанс?

- Вздор. Если к душе взывает медиум, она отчетливо слышит слова. Спросите у нашего приятеля Харта. Но в вашем случае это ведь скорее навязчивая мысль, чем голос? Не сомневайтесь, Грег: вас кто-то вспоминает. Кто-то, кто не смирился с вашей смертью. Есть сила, которая может докричаться даже через Порог.

- И что это? Какая-то темная магия? Вуду? - хмуро спросил я.
        Сэр Перси саркастически посмотрел на меня, выдержал эффектную паузу и ответил:

- Это любовь, Грег.

55

        А девятнадцатого июля я отплясывал на маскараде у венецианца Леопарди Великолепного.
        Что такое Малая Венеция? Город, лежащий довольно далеко к северо-востоку от Хани-Дью. Там живет один-единственный обитатель - Уго Леопарди. Я знаю, что он умер в восемнадцатом веке. Он действительно венецианец, но голубой крови в нем, сыне угольщика, нет ни капли. Это уже после смерти он сделал себя бессменным дожем города из пяти дворцов.
        Карнавалы в Малой Венеции не подчиняются никакому расписанию, кроме желания самого хозяина. Они следуют один за другим каждую неделю или не проводятся несколько лет. Выбор гостей тоже зависит исключительно от Уго. Но я еще раз подчеркну, что для многих атхартийцев нет выше чести, чем попасть на этот карнавал.
        Бальная зала встретила нас с Фаиной музыкальным шквалом. Плакали скрипки, рокотали барабаны, выводили щемящую ноту синтезаторы. Наверное, Уго радовал гостей своим новым шедевром - после смерти у него открылся талант композитора.

- Ну вот, а ты на меня ворчал, - шепнула Фаина.
        Я не одобрял ее маскарадный облик. Изображая ворону, моя подруга слишком увлеклась натурализмом. Зачем было долбить клювом крышу моего «Мустанга» и тем более гадить на лобовое стекло? Да и сейчас ее когти больно впивались мне в плечо. Но, оглядевшись, я понял, что мы ничем не нарушили дресс-код. Кроме людей, в зале было полно зверей, птиц и фантастических существ. Я видел медведей, тигров, аистов, сфинксов, гиппокрифов… В Атхарте запросто можно создать себе новый облик без костюмов и париков - была бы фантазия. Но я уже говорил, что большинство боится таких экспериментов. Честно говоря, я тоже. Боюсь позабыть свое настоящее лицо. Ради этого маскарада я и так совершил настоящий подвиг: нарядился Сирано де Бержераком, удлинив себе нос до неестественных размеров. Надеюсь, потом удастся вернуть ему прежнюю форму.

- О! Господин Гобза!
        Я видел Уго впервые, но слышат о нем от Харта. Поэтому не удивился, когда по парадной лестнице спустился горбун в черном парике, в смокинге и кружевном жабо. Рядом с ним, тяжело ступая по мраморным ступеням, шел кентавр. И конская и человечья составляющая впечатляли: мощный рыжий круп, жесткий хвост до пола - и атлетический торс, до груди закрытый золотистой бородой. Ее аккуратные завитки лежали как у древнего ассирийца. При этом курносое лицо человека-коня показалось мне знакомым.

- Господин Гобза, - Уго слегка поклонился нам, - счастлив видеть вас и вашу очаровательную спутницу. - При этих словах Фаина приветливо открыла клюв. - И счастлив представить вашего соотечественника, господина…
        Уго с трудом выговорил сложную для иностранца фамилию. Кентавр протянул мне копыто.

- Вот уж не ожидал увидеть вас таким, Никита Сергеевич, - признался я.

- Да вот… Попал в коллектив… Кругом - сплошная античность. Надо соответствовать,
- вздохнул кентавр. - А ты, я слышал, задал всем там жару? Показал кузькину мать?

- Э-э-э… можно и так сказать, - смутился я. Неужели моя сомнительная слава гремит и за пределами Хани-Дью?
        Тут к моей вороне притерся в брачном танце сизокрылый голубь.

- Разрешите пригласить? - проворковал он.
        Фаина всплеснула крыльями и скрылась за колоннадой.
        Пора и мне было приобщиться к радостям бала. Я пообещал кентавру, что опрокину с ним рюмочку, поблагодарил хозяина за приглашение и пошел рассматривать гостей. И только тогда в полной мере оценил оказанную мне честь.
        Волшебное, фантастическое мероприятие, Сурок! Даже не верится, что все это вызвано к жизни воображением одного человека. Всех чудес я, конечно, не запомнил, но особенно впечатлили меня фужеры с шампанским и фруктовый сад. Фужеры парили над головами гостей на крошечных белых крыльях, звонко чокались и проливались на плечи шипучим дождем. А под сад был отведен целый зал. Деревья росли прямо из паркета, и гости сами могли срывать медовые груши, черешню, срезать ананасы и банановые гроздья.
        А танцы! Вообще-то я не умею танцевать. Но когда тебя тащит в круг очаровательное создание в черной полумаске, или Царевна Лебедь, словно сошедшая с врубелевского полотна, или мулатка в одной только юбочке из соломы - поневоле начнешь выделывать па. Если верить шепоту моих партнерш, я танцевал и с принцессой Дианой, и с Айседорой Дункан, и с Любовью Орловой. Правда, ни одну из них я не видел в настоящем облике, поэтому ни за что не ручаюсь…
        Но в любом празднике должна прозвучать тревожная нота. Бой часов, когда наступает полночь. В первый раз тревога посетила меня, когда я заметил у окна высокую даму в длинном платье, полумаске и плаще с капюшоном - все вызывающе алого цвета. Она поманила меня пальцем, обтянутым красной лайковой перчаткой. Я был очень занят: веселые девчонки-обезьянки учили меня танцевать канкан. Но что-то в облике незнакомки заставило меня послушаться.
        Она положила руки мне на плечи. Я видел узкие припудренные губы; в прорези полумаски холодно блестели глаза… Я неловко топтался, имитируя медленный танец. Незнакомка молчала. Над нами взрывались хлопушки, осыпая блестящим конфетти.

- Что за странный костюм, - заметил я. - Кого вы изображаете?

- Палача.

- Ого! И это соответствует истине?

- Для кого как, - усмехнулась незнакомка. - Обо мне говорят, что я неотвратима. Кому-то это нравится, кому-то нет.
        Она жестом фокусника откинула капюшон, рассыпав по плечам светлые волосы, и сняла маску.

- Фэйт! - обомлел я, машинально убирая руки с ее талии.

- Рада снова вас видеть, господин Гобза. - Богиня милостиво наклонила голову. - Ну что же вы? Давайте танцевать. Вы думаете, у меня полно времени для развлечений? Надо использовать с толком каждую возможность. Впрочем, не стану вам врать. Я здесь по делу. Хочу поговорить с вами, Егор, в непринужденной, так сказать, обстановке.
        У меня похолодело внутри. Значит, «Шамбала» уже в курсе моих махинаций. Но я продолжал кружить богиню в танце, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре.

- Вы знаете, что такое судьба, cher ami? - спросила Фэйт.

- Ха! Это вы у меня спрашиваете?
        Богиня засмеялась:

- Ну у вас наверняка есть какой-то свой ответ. И он наверняка неправильный. Вы хотя бы понимаете, что судьба каждого человека сплетена из тысяч и тысяч нитей, тянущихся от других людей?

- Вирата мне так описывал время, - вспомнил я.

- Время, судьба… Это просто разные термины, cher ami. Время дробится на мгновения, которые судьба стягивает узелками. От этих узелков тянутся новые нити…

- Так есть ли у нас выбор? - тихо спросил я.

- Как вам сказать? Есть люди - пленники собственной предсказуемости. Другие ежедневно переписывают свою судьбу. За их прогнозами устанешь следить. Ты предлагаешь им тысячу вариантов, но они выберут тысячу первый…

- А я?
        Богиня холодно улыбнулась:

- Я не гадалка, cher ami. Думаю, в земной жизни вы завязали пару забавных узелков, от которых тянутся нити даже в Атхарту. Нет-нет, - пресекла она мои дальнейшие расспросы, - вы же знаете, боги не ведают судьбами мертвых. Но с чего вы, глупый мальчик, решили, что можете обмануть судьбу?
        Фэйт извлекла откуда-то ноутбук размером с ладонь. Картинка на экране была мне знакома, я отчетливо видел место и лица. Это не прогноз, это информация…

- Прямой эфир, - уточнила богиня.
        По Аксаутскому перевалу шла съемочная группа. Вот симпатичная девушка в бейсболке. Какая у нее улыбка - просто на миллион долларов! Она, смеясь, догоняет бородатого здоровяка, в котором я сразу узнал Никиту Воронцова. А внизу экрана менялись цифры: время жизни, обратный отсчет. Господи! Ему оставалось жить считаные минуты! На моих глазах он споткнулся на ровном месте и упал прямо под ноги девушке, идущей следом. Та закричала, захлопотала вокруг Никиты, пытаясь ослабить лямки его огромного рюкзака. Никита слабо застонал. Вся группа в растерянности столпилась вокруг него.

- Глупый мальчик, - раздался сочувственный голос Фэйт. - Почему вы решили, что землетрясение - это единственная угроза для жизни? У Никиты Воронцова больное сердце, и разреженный горный воздух уже сделал свое дело. Чтобы его спасти, нужна больница, нужен врач. Вы не бог, чтобы все это предусмотреть…
        Я слушал Фэйт, а сам видел черные немигающие глаза Фаины. Я боялся даже предположить, что будет, когда раскроется мой обман… Женщины очень болезненно реагируют на такие вещи! Теперь-то мне стало ясно: надо было сразу сказать правду. Лихо спланированное спасение Никиты Воронцова оказалось нелепым, суетливым барахтаньем…

- О, да на вас лица нет, - встревожилась Фэйт. - Я вас так напугала? Расстроила? Не дам гарантий, что так будет и впредь, но пока в «Шамбале» о ваших похождениях знаю я одна. Баланс не пострадал. Более того: ангел забвения явился ко всем участникам событий. Разумеется, земным. За молчание Нэниль я поручиться не могу, но жители Хатуссы обычно не вмешиваются в дела «Шамбалы». Так что скажите мне спасибо и спите спокойно. Никита Воронцов все равно окажется в Атхарте через… - она бросила взгляд на экран, - через тридцать четыре минуты. Но ведь вы не его, вы ведь свою судьбу хотели изменить? Не так ли, cher ami? Может быть, для этого еще не поздно?
        Карнавал кружился вокруг меня бешеной каруселью. Я набрал в грудь побольше воздуху и заорал:

- Фаина!
        Откуда-то из-под потолка вспорхнула черная птица и опустилась мне на плечо.

56


«Мустанг» почти не касался колесами земли. Я мчался в Хани-Дью в сосредоточенном молчании, врезаясь в ночь дальним светом. Фаина сидела рядом. Она тоже молчала. После того как я все ей рассказал, она бросила: «Я должна быть там» и больше не произнесла ни слова. Она уже избавилась от вороньего облика - до последнего перышка, но в ее взгляде снова появилось что-то от больной, нахохленной птицы. А я так гордился, что вылечил ее от этого выражения!
        Знаешь, Сурок, эта сумасшедшая гонка для меня расставила точки над многими «i». Я понял, что готов отпустить Фаину - это не разобьет мне сердце. А вот лишиться ее доверия было настоящей потерей… Господи, о чем я думал раньше?!

«Мустанг» подбросило на ухабе. Вот мы и в Хани-Дью. Я вспомнил, что на этой окраине жили в основном мои соотечественники. Понятное дело, кто еще мог даже в Атхарте проложить такие дороги! Не снижая скорости, едва не на боку проходя повороты, я вылетел к Приемному Покою.
        Я уже говорил, что Приемный Покой - это просто место, где, покинув Землю, появляются атхартийские новоселы. Собственно, вокруг этих мест и возникают наши города. В моменте перехода через Порог есть много интимного и сакрального, поэтому люди издавна превращали такие места в некий гибрид храма и больницы. Вновь прибывшим нужна помощь - и физическая, и духовная. Они не понимают, где находятся, рвутся назад, по привычке цепляются за иллюзию искалеченного болезнью тела, кричат с пеной у рта, что произошла ошибка и рай выглядит совсем не так… Словом, служба в Приемном Покое - это непростой способ чувствовать себя социально востребованным в Атхарте.
        Фаина бегом поднялась по одной лестнице, спустилась по другой… Она прекрасно помнила дорогу. Я едва поспевал за ней. Я вообще чувствовал себя очень неуютно. Все-таки трудно найти в Хани-Дью место, больше напоминающее о смерти. Разве что Кратер. В Атхарте привыкаешь жить без всяких там memento mori. В свое время я задержался здесь всего на три дня. Выслушал краткий курс пользования Атхартой - и пустился в свободное плавание. Сам удивляюсь, как спокойно тогда я отнесся к роковой перемене: ну умер так умер… Сейчас я оглядывался по сторонам с опасливым интересом и смутным узнаванием. Журнальные столики, закиданные красочными брошюрами типа «Вы умерли? Мы научим вас с этим жить!». Множество дверей, ведущих в палаты. И одна заветная дверь, за которой происходит таинство. Фаина решительно рванула ее на себя.
        Я слышал, в некоторых Приемных Покоях воздвигнуты настоящие святилища. Там проводят специальные обряды, увидеть которые может лишь посвященный. У нас в Хани-Дью все, к счастью, гораздо демократичнее.

- Салют, Грег. Кого-то встречаешь? - радушно окликнул меня Фил, приятель Бэзила. Вместе с другими сотрудниками он хлопотал над телом, распростертым на полу.
        Я обрисовал ситуацию.

- Ждите, - кивнул он. - Его еще нет.
        Фаина нервно посмотрела на часы.

- Осталось две минуты, - обреченно прошептала она.

- Здесь можно курить? - спросил я.
        Фил пожал плечами.

- Почему нет? Делайте что хотите, только не путайтесь под ногами.
        Закурив, я огляделся. Хоть убейте, ничего здесь не помню! Очень странное помещение. Немного похоже на восточный шатер: на полу ковры, расшитые подушки… У стен - вазы с живыми цветами…

- О! Это ваш! - весело воскликнул Фил.
        Я резко обернулся.
        На ковре, скорчившись, лежал бледный бородатый человек. Он хрипло хватал воздух ртом, а на его шее болталась толстая веревочная петля.
        С таким же хриплым звуком Фаина упала на колени и поползла к Никите.

- Тихо-тихо, - мягко остановил ее Фил. - Дайте ему прийти в себя.
        Он деловито похлопал Никиту по щекам. Тот со свистом втянул воздух и открыл глаза. Взгляд у него был совершенно сумасшедший.

- Черт! Черт! Черт! - Фаина, грубо отстранив Фила, бросилась Никите на грудь. - Милый, хороший, любимый, прости… Это я виновата. Это я хотела, чтобы ты умер. Хотела, чтобы мы поскорее встретились. Господи, да откуда на нем эта веревка?!

- Вообразил, что его кто-то душит, - пояснил Фил. - Сердечный приступ, обычное дело.
        Фаина, плача и ломая ногти, попыталась стащить петлю через голову. Но Никита вдруг схватил ее за руки.

- Фантик? Ты?! Не может быть… У меня бред, да? Это клиническая смерть? Но меня откачают?

- Нет, мой друг, - сказал Фил. - Вы умерли окончательно и бесповоротно. Вы в Атхарте. Что вам налить? Виски, коньяк? Хотите сигару? Вам теперь все можно.
        Звеня бокалами, Фил суетился у стола как гостеприимный хозяин. А я мрачно смотрел на Никиту, тяжело повисшего на руках у Фаины. Как она только держит его, такую тушу? Клиническая смерть… Нет, брат, клиническая смерть - это твой путь через Темноту. Максимум, что ты можешь увидеть, перед тем как врачи вернут тебя к жизни, - это пресловутый свет в конце туннеля. Но если ты уже миновал Порог, обратной дороги нет…
        Я прекрасно понимал это головой. Но чувства твердили о другом: этому человеку нужна помощь, и я не могу оставаться безучастен. Я нашарил в кармане телефон, яростно защелкал клавишами и нажал «Вызов».
        Босс ответил почти моментально.

- Вирата! - без предисловий заорал я. - Вы можете вернуть человеку жизнь? Он уже у нас, но… Очень прошу, - шепотом закончил я.
        Трубка молчала. Ну я и дурак! Мало было того ушата, который вылили на меня в Короне? Сказано же: боги не вмешиваются в дела атхартийцев. Так какого…

- Сколько времени он в Атхарте? - спросил вдруг Вирата.

- Точно не знаю… - растерялся я.

- Восемь минут, - сказала Фаина. Она подняла на меня глаза, в которых засветилась надежда.

- А, это парень твоей подружки, - усмехнулся бог. - Он умер в горах, да? И ни одного врача рядом? То есть вряд ли кто-то доподлинно констатировал смерть. А значит, его воскрешение не будет чересчур невероятным, не так ли? Отправляю к вам ангела. Он отнесет эту душу обратно на Землю.

- Вот так, просто?!. - поразился я. - А… Натх?

- С Натхом решим вопрос задним числом, - успокоил меня Вирата. - Я рад, что могу сделать тебе приятное. Пообещай только, что ты не станешь тревожить меня по поводу каждого вновь прибывшего. Ну с богом!
        Я убрал телефон.

- Что?! Он поможет?! - тут же набросилась на меня Фаина.
        Она все крепче прижимала к груди голову Никиты. Его длинные кудрявые волосы были мокрыми от пота…

- Кажется… - растерянно пробормотал я. Потом счел своим долгом уточнить: - Но ты действительно хочешь, чтобы он ожил и вернулся на Землю? Пойми, сейчас вы вместе, а расстанетесь надолго, может быть, навсегда… Неизвестно, в каком Приемном Покое он окажется в следующий раз. Ты ведь любишь его? Может, оставить все как есть?

- Нет! Нет! - Фаина отчаянно замотала головой. - Пусть живет - за меня и за себя.

- Можно забирать? - поинтересовался вошедший Хархуфий.
        Теплый свет от его крыльев залил помещение. Ангел склонился над Никитой, что-то прошептал ему на ухо, и… объятия Фаины опустели. Словно по инерции, она обхватила за плечи саму себя. Ангел тоже исчез.

- Никогда такого не видел, - сказал Фил и выпил залпом стакан виски, предназначенный Никите.
        А я представлял себе, как на горном перевале происходит настоящее чудо. Невидимый ангел латает надорвавшееся сердце, вновь запускает остановившуюся кровь… В тело возвращается жизнь. И первой это замечает та белозубая девушка в бейсболке. Сначала ей никто не верит, но вот Никита открывает глаза… Девушка смеется и плачет, и прижимает его голову к груди - совсем как Фаина… Ох… Кто-то больно ткнул меня пальцем в бок.

- А раньше ты не мог догадаться?! - гневно спросила Фаина, хлюпнув носом. - Трудно номер было набрать?! Наверняка твоему боссу было проще предотвратить смерть, чем оживить человека!

- Да мне как-то в голову не приходило, - пожал я плечами. - Никогда раньше не пользовался служебным положением. Я и сейчас думал, что Вирата пошлет меня куда подальше… А он взял и помог.

- Ты просто кретин, - сказала она. И вдруг рассмеялась сквозь слезы.
        Я обнял ее за плечи, и мы отправились домой.
        Она была очень ласковой со мной той ночью… Но уже на рассвете вдруг посмотрела мне в глаза и сказала:

- Не знаю, откуда у меня взялись силы отпустить его. Во второй раз я так не смогу.
        И вот тогда мне стало страшно, Сурок. Я понял, что она говорит обо мне. Что она любит меня гораздо сильнее, чем я могу ей ответить.
        Тем утром я впервые понял, что несвободен. И эта несвобода уже тяготила меня.

57

        Марк Зимин еще раз пробежал глазами текст на экране. Очень мало информации. Лучше бы этот Егор Гобза поменьше распространялся о собственных подвигах и побольше цитировал Большую атхартийскую энциклопедию.
        Однако Марк обладал системным мышлением, и ему удалось связать эти скудные отрывки друг с другом. Правда, с терминологией просто беда. В языке современной науки нет слов для обозначения таких понятий… Приходилось использовать сомнительную лексику мистиков.
        Итак…


        Общие положения
        Основные движущие силы Вселенной - Балансы Прогресс.
        Основные составляющие Вселенной - Дух и Материя (порядок алфавитный, названия условные).
        Изначальное состояние Вселенной - Хаос. Элементы Духа и Материи были беспорядочно перемешаны.
        По закону Баланса количество элементов постоянно.
        По закону Прогресса они развиваются и структурируются.


        Процесс Создания
        Этап 1
        Средоточие структурированной Материи условно называется Стержень. Вследствие развития Материи вокруг Стержня образуются Круги более тонкой материальности. Из известных это Атхарта, Хатусса, Корона (названия условные). Предположительно этих Кругов бесконечно много.
        Дух, развиваясь, воплощается все в более сложных и плотных материальных проявлениях. Дух существует именно в своих созданиях.
        Вывод: Развитие Материи - это ее стремление к Духу. Развитие Духа - это его стремление к Материи.


        Этап 2

        Боги (название условное) - первые создания Духа. Они существуют в Кругах тонкой материальности. По сути они - персонификация Баланса и Прогресса. Из известных -
        Вирата, Натх, Сакраль, Фэйт.

        Планеты - первые создания Материи. Они существуют в материальности Стержня, где время линейно и действуют жесткие физические законы.


        Этап 3
        Каждая планета обладает созидательной силой Материи.
        Создания планет это:

- духи стихий (из известных - Ахталь, Веспер, Нэниль);

- животные и растения;

- эльфы (название условное).


        Этап 4

        Люди созданы при участии Духа и Материи одновременно.
        Люди обладают созидательной силой Духа и Материи (что проявляется в каждом акте деторождения).


        Этап 5

        Любовь и Справедливость (порядок алфавитный, названия условные) - результат дальнейшего развития элементов Духа в человеческом существе. Персонификация этих понятий - Джан и Янус.


        Некоторые известные этапы развития человеческой Личности вследствие Прогресса

1. Смерть.

2. Пребывание в Атхарте.

3. Вариант а) превращение в ангела;
        вариант б) исчезновение.
        Дальнейшее неизвестно.


        Прочие особенности действия законов Вселенной

        Чудеса (то есть нарушения физических законов Стержня) - необходимая составляющая Прогресса.
        Одновременно чудеса - одна из причин нарушения Баланса.
        Поэтому одни боги совершают чудеса, а другие ограничивают их количество.
        Люди и разумные существа других миров - еще одна причина нарушения Баланса. Материальная составляющая их природы не позволяет им в полной мере постичь законы Вселенной.
        Иерархия Духа (очень предположительно и условно)
        Боги неодинаковы по своей материальности. Предположительно, чем тоньше материальность Круга, тем ближе к Духу обитающие в нем существа. Существование богов выше Короны можно только предполагать.
        Дух не осознает самого себя, следовательно, его промысел не доступен никому.
        Боги более плотной материальности не понимают промысел богов более тонкой материальности.
        Люди не понимают промысел богов.


        Уфф… Круто, подумал Марк, очень гордый собой. Оттолкнувшись ногой от стены, он повернулся в кресле. Но все равно остается много вопросов… Жаль, что он сам не может попасть в Асины сны. Если бы Егора порасспросить как следует…
        Марк взглянул на часы. Скоро придет Ася. Если, конечно, придет. В прошлый раз со словами: «Я вам так благодарна, Марк Александрович», - она пододвинула к нему пакет, в котором оказался дорогой коньяк. Это прощание, испугался Марк. И тут же затараторил, заговаривая ей зубы, начал строить планы на следующий визит, не сомневаясь, что он состоится. Наверное, ей неудобно было отказать.
        В прошлый раз она была подозрительно хороша. Веселая, кокетливая женщина, только что выпорхнувшая из салона красоты. Ее новый цвет волос был темнее и ярче натурального: золото спелой пшеницы. Опасное дело, когда женщина так меняет имидж… Она сказала, что нашла хорошую работу. Может быть, она нашла и мужчину?
        Прощаясь, Марк сблефовал. Он пообещал сказать ей при следующей встрече нечто очень важное. Как в воду глядел! Ибо труды последних двух недель неожиданно увенчались триумфом.
        Отсутствие в Сети информации о книге «Тайна, вырванная у смерти» не давало Марку покоя. Ему казалось, что он чего-то не учел. Сначала он все-таки поискал в Интернете информацию о микробиологе Альберто Мартинесе. И нашел. Она совпадала с тем, о чем писала Ася. Это раззадорило Марка, и он сделал то, что задумал давно: отправил письмо в администрацию города Грюнкулле.
        Он честно написал, что знает о странном появлении нового завещания Бритты Маттсон, и просил подтвердить или опровергнуть эту информацию. И вот вчера он получил сразу два ответа. Во-первых, отозвался нотариус. Он подтвердил: новое завещание появилось волшебным образом. Но оно составлено по всей форме и сомневаться в его подлинности не приходится. Во-вторых, пришло сообщение от Кирстен Маттсон. На ломаном английском она довольно резко просила мистера Зимина не соваться в чужие дела.
        Итак, здесь тоже все совпадало… Но как же быть с книгой?
        И тогда Марка осенило поискать информацию на испанском языке. Тут же он получил целых пять страниц с цитатами из газет. Марк владел испанским со словарем. Этого хватило, чтобы убедиться: все опять совпадает!
        Ожидать от Аси такой мастерской мистификации он не мог. Оставалось допустить, что Ася стала медиумом поневоле и во сне общается с душой из загробного мира. А значит, он, Марк Зимин, совершил врачебную ошибку: он сводил свою пациентку с ума, внушая ей, что она одержима бредом.
        Загудело на столе переговорное устройство, и секретарша сказала:

- Марк Александрович, к вам госпожа Суровицкая.

- Пригласите, - ответил Марк, потирая виски.
        Надо сосредоточиться. Надо подобрать слова. Она должна узнать, что на Земле есть человек, который ей верит.

58

        Нет, это просто невыносимо! Меня снова разбудил отчаянно зовущий голос. Он словно блуждал в Темноте и не мог перешагнуть Порог… Между прочим, уже в третий раз на этой неделе. Я перебирал в памяти лица людей, с которыми был близок в последние годы перед смертью. Кто из них до сих пор настолько сожалеет обо мне? Отец? Мать? Сэр Перси утверждал, что это непременно женщина. «Женщины больше мужчин склонны верить в чудеса, - говорил он. - Они не сомневаются, что ушедшие близкие их слышат. И поэтому их голоса иногда достигают Атхарты».
        Я посмотрел на Фаину. Она спала, закинув руки за голову. Ее лицо было неподвижно и мертво. Так в Атхарте выглядят все спящие, когда иллюзорное тело остается без присмотра души. Я видел это не впервые, но все равно жутко.
        Но вот Фаина, почувствовав мой взгляд, открыла глаза и по-детски потерла их кулачками.

- Сколько времени? - спросила она хриплым спросонья голосом. И тут же вскочила, хватаясь за халат. - Господи! Что же ты меня не разбудил? Вот-вот явится Хархуфий!
        Мы действительно ждали к завтраку гостя. После истории с Никитой Фаина прониклась к Хархуфию горячей благодарностью. Она была просто без ума от него. Не будь он ангел, я бы даже приревновал. Но я и сам был всегда рад Хархуфию. Даже не верилось, что можно запросто поболтать за чашечкой чаю с таким уникальным существом.
        Фаина хлопотала вокруг стола. Большое блюдо быстро покрывалось румяными гренками. Вообще-то для этой цели мы обзавелись тостером, но Фаина, когда не ленилась, выдумывала их гораздо вкуснее. Жаль только, Хархуфий не сможет оценить ее кулинарный талант. Ангелами становятся, когда забыты земные ощущения. В том числе и вкус еды.
        Хархуфий явился с первым свистком чайника.

- Я ненадолго, - сразу предупредил он, присаживаясь и складывая за спиной сияющие крылья.

- Много дел? - полюбопытствовал я.

- Невпроворот. В Хани-Дью осталось мало ангелов. Многие из тех, кто участвовал в войне с сатами, снова стали людьми. Они стали мыслить слишком по-человечески… Некоторые не пережили этой метаморфозы и исчезли. Так что приходится работать за семерых. Сегодня, например, всю ночь возился со спящим поэтом. Показал ему несколько любопытных миров.

- С поэтом? - удивился я. - Это кто-то из подопечных Гиппиус? А почему спящий?

- Да нет! Живой, земной поэт. Обыкновенный гений. Правда, не отягощенный славой, так что его фамилия вам ничего не скажет.

- Подожди. Ты хочешь сказать, что живой человек, с Земли, может попасть в Атхарту во сне?

- Не всякий человек. Я же сказал - гений. У особо одаренных людей есть некая непоседливая составляющая души. По ночам она пускается в путешествия. Забредает и в Атхарту. Правда, сейчас это редкость. Вот лет сто назад у нас каждую ночь было полно гостей…

- Но эти люди, - спросила Фаина, - что они помнят, когда проснутся?

- О, почти ничего. Смутные образы, близость чего-то прекрасного и высокого… Мы ведь им просто снимся. Знаете, бывает так, что человек сталкивается с незапланированным чудом. Натх решает, что это нарушение Баланса. И тогда на Землю отправляется ангел, чтобы подчистить человеку память. Но ангел может недоглядеть или, скажем прямо, схалтурить. В подсознании останутся какие-то крохи. И тогда воспоминания о виденном чуде приходят человеку во сне. А наши гости и сюда попадают в полусонном состоянии. Если им не помочь, они будут бесцельно скитаться, гонимые здешними ветрами. А в Атхарте, между прочим, много очень неуютных уголков. Здесь никогда не было недостатка в поселенцах с мрачным воображением. Так что лучше обзавестись надежным провожатым. Но обычным атхартийцам этих гостей не разглядеть, в обращении с ними нужен некоторый навык. А нам, ангелам, нравится с ними возиться…
        Фаина с аппетитным хрустом укусила гренок.

- Простите, Хархуфий… Страшно неловко есть, когда вы не едите. Нет, вы все-таки скажите. Значит, в великих произведениях искусства отражены впечатления потусторонних странствий? Вот, например, Данте с его «Божественной комедией». Он тоже побывал у нас? Или как?

- Ему крупно не повезло с проводником, - уклончиво ответил Хархуфий. - Да, кстати о путешествиях. Недавно я выполнял на Земле одно поручение Вираты, встретил Самира. Он ведь, можно сказать, твой крестник, Егор. Ты знаешь, что Вирата дал ему неограниченный доступ на Землю?

- Разумеется, - сказал я.
        Вот в чем неудобство общения с ангелами! Если бы человек с такими ясными глазами наступил мне на больную мозоль, я бы не сомневался, что он надо мной издевается. Но ангелов нельзя мерить человеческой меркой. Хархуфию не приходило в голову, что я не радуюсь успехам Самира. Я ему откровенно завидовал. Не то чтобы мне постоянно хотелось на Землю… не то чтобы я не чувствовал за собой вины перед
«Шамбалой»… Я понимаю, почему Вирата не доверяет мне. Но почему он доверяет этому без году неделя адъюту?

- Хархуфий, а хорошо быть ангелом? - спросила вдруг Фаина.

- Хорошо. Но трудно, - серьезно ответил Хархуфий. - Первое время ты помнишь все свои ощущения. Но потребность создавать иллюзии пропадает… Я по-прежнему знаю, что клубника - сладкая и сочная. Но для меня это только слова… Однако проходит лет сто-двести, и ты понимаешь: все это мелкие неудобства по сравнению с тем, что получил взамен.

- А сколько тебе лет, Хархуфий? - поинтересовался я. - Если это не секрет.

- Это не секрет, просто трудно сосчитать. Полтораста лет в качестве ангела. До этого еще двести пятьдесят в Атхарте. А на Земле я почти и не пожил. Что ж, мне пора, - попрощался ангел.
        После его ухода в комнате потемнело. Фаина подняла жалюзи и распахнула окна, впустив солнечный свет.

- А ты хотел бы стать ангелом? - спросила она.
        Я пожал плечами:

- Насколько я знаю, от желания это не зависит. Но, если бы так случилось, наверное, я бы не расстроился. Представляешь, какие ты получаешь возможности? Ведь мы здесь, в Атхарте, так же несвободны, как и на Земле. Все равно над головой потолок, выше которого не подняться. Мы знаем, что есть другие миры и есть другие Круги, но не можем туда попасть. Для нас почти ничего не изменилось по сравнению с Землей. Мы так же едим, одеваемся, работаем. Некоторые даже придумывают себе болезни - для остроты ощущений. Но сколько это может продолжаться? Лет пятьсот, потом надоест. Начнешь тосковать и исчезнешь. Нет, лучше быть ангелом. Они видят такое, что и за миллиард лет не соскучишься. А ты что, не согласна?
        Фаина посмотрела в окно.

- Не знаю. Весь вопрос в цене. Став ангелом, многого лишаешься. Клубника - это еще полбеды…
        Она выразительно посмотрела на меня. Дескать, серьезные разговоры закончены. Хищным движением я пододвинул ее поближе вместе со стулом. Фаина с деланым возмущением вскочила, понадежнее запахивая халат. Но я успел поймать конец пояска, и оказалось, если потянуть за него…

- Кх-кх, - раздалось деликатное покашливание.
        Мы уставились на подоконник, на котором сидела крупная рыжая белка. Быстрыми движениями лапок она умывала мордочку, а потом принялась за шерсть, почему-то влажную.

- Сделай ей орехов, - шепнул я Фаине.

- Погоди… Ты думаешь, это настоящая белка? Ты на лапы ее посмотри!
        В самом деле. Я только теперь обратил внимание, что задние лапы зверька обтянуты перепонкой. Совсем не беличьи лапы, скорее утиные…

- Ты кто? - спросил я белку.

- Господин Гобза, я хотела бы поговорить с вами тет-а-тет, - деловито отозвалась белка, проигнорировав мой вопрос. Голос был женский и знакомый.
        Я нерешительно оглянулся на Фаину. Та пожала плечами и начала убирать со стола.

- Это очень важное дело, - настаивала белка. - Через полчаса я буду вас ждать в лесу. Отсчитаете вдоль опушки две елки в сторону озера и потом пять елок направо. Постарайтесь не опоздать. - Вильнув хвостом, она спрыгнула с подоконника.
        Никто на свете не откажется от такого таинственного приглашения! И я собрался - несмотря на явное недовольство Фаины. Она гремела посудой и даже не позволила себя поцеловать перед уходом.

- Целуйся со своей белкой. Между прочим, когда так беспардонно уводят мужчину из дому, можно хотя бы извиниться.

- Белок не учат этикету, - возразил я. - Белок учат грызть орехи и запасать грибы на зиму. Ну сделай мне горстку фундука! Я забыл, как он выглядит.
        Фаина что-то проворчала, но орехов дала. Я набил ими карман джинсов и отправился на свидание.
        Думаешь, белка шутила, назначая встречу у пятой елки справа? Ничего подобного, Сурок. Лес, начинающийся в трехстах метрах от моего дома и огибающий южный берег озера, - самая дурацкая иллюзия в Хани-Дью.
        Впрочем, это дело вкуса. Кому-то показалось, что идеальный ельник должен быть таким: земля покрыта изумрудным моховым ковром, ни одной веточки подлеска, ни одного топкого места. Пахнет освежителем воздуха «Хвойный». Сами елки рассажены в шахматном порядке. Они пушистые и совершенно одинаковые, словно пластмассовые. Спору нет, ходить по такому лесу удобно, но как-то безрадостно.
        Я безошибочно вычислил нужное дерево и завертел головой в поисках белки. Но вместо нее ко мне вышла женщина в коричневом прогулочном костюме. На рыжих волосах - забавный котелок, в руке - трость, на пальцах - массивные кольца.

- Здравствуйте, Зинаида Николаевна, - выдохнул я.
        Гиппиус улыбнулась:

- Вашего отчества я, к сожалению, не знаю. Вы позволите называть вас просто по имени, Егор? Ведь по сравнению со мной вы совсем мальчик…

- Никто бы не догадался, - убежденно заявил я.

- Полно льстить, - усмехнулась Гиппиус, по-чаплински крутя трость. - Скажите лучше, вы не в обиде, что я вытащила вас из дому в такую рань? Ваша хозяйка не рассердилась?
        В обиде? Я смотрел на нее во все глаза. В такие мгновения я заново осознаю великие возможности Атхарты…

- Я боялась, что вы не придете, - призналась Гиппиус. - И тогда - столько усилий напрасно! Думаете, легко маленькой белочке переплыть море? Пришлось немного усовершенствовать божью тварь.

- Отличный апгрейд, Зинаида Николаевна, - похвалил я, вспомнив перепонки. Потом похлопал себя по карману. - Наверное, не стоит предлагать вам орехов? Скажите, почему вдруг белка?

- Не хотела, чтобы меня видели, - быстро сказала Гиппиус и тревожно оглянулась туда, где блестело озеро. - Поэтому ждала, пока улетит ваш гость.

- Не любите ангелов?
        Она изумленно выгнула тонкую бровь.

- Как можно не любить ангелов? Они же сделаны из чистого света. Говорить с ними
- все равно что купаться в роднике. Когда они приходят на мои вечера, даже самым отчаянным повесам не приходит в голову эпатировать публику скабрезностями. Надо будет обязательно пригласить принцессу Мотаоку…

- Кого? - не понял я.

- А, вы не знаете, кем раньше был Хархуфий? Мотаока, дочь индейского вождя, индейская принцесса-христианка… Она больше известна по прозвищу Покахонтас. Маленькая резвая девочка - вот что это значит в переводе. Смуглая фея англичан…
        Я был потрясен. Так вот кто только что побывал у нас на кухне! Вспомнив слова Хархуфия, я тихо спросил:

- Она умерла совсем молодой, да?

- Двадцатидвухлетней. Ее посмертная слава даже превзошла прижизненную. Но поколения сменяют одно другое, и слава меркнет… Я сама пережила эту драму. Впрочем, я никогда не была так знаменита.

- Ну не прибедняйтесь! - запротестовал я.
        Гиппиус высокомерно скривила губы.

- Мы были легендой для узкого круга и на короткий срок - я и он… Мы сами придумали мир, в котором царили. Кому мы были нужны потом? Если кончена моя Россия - я умираю… Вы читали мои стихи? «Какому дьяволу, какому псу в угоду…»
        Поморщившись, она опустила веки. Но я успел заметить упрямый блеск в ее глазах. Эта женщина ничего не простила своей стране. И разве она не права? Разве все можно искупить посмертными публикациями?

- А что с ним? С Мережковским? - набравшись храбрости, спросил я.
        И тут же взгляд ее потеплел, потемнел, сделался туманным… И голос стал низким и влажным, словно она читала заклинания:

- Неразлучные при жизни, мы больше не видели друг друга. Как поет кто-то из этих ваших новых бардов: «Дай прожить эту жизнь, как касание рук, и не встретиться больше за тем окончательным краем…» Я не ищу с ним встречи. Мне достаточно знать, что он где-то в Атхарте. Ему пока не до меня. Я представляю, что он встретился с Эдгаром По, или с Бодлером, или с Франциском Ассизским… Ему на тысячу лет хватит тем для разговоров. А потом он отыщет меня…
        Гиппиус замолчала, поправляя выбившиеся из-под котелка волосы. Где-то на дереве однообразно вскрикивала птица. Моя собеседница улыбнулась:

- Простите, Егор. Наверное, я стала старой. Я увлеклась воспоминаниями, которые никому не интересны, кроме меня. Разумеется, я не для этого вырвала вас из объятий любимой женщины. У меня стряслось несчастье. Имя ему - Алан Нэй.

59

        Много позже я не раз удивлялся тому легкомыслию, с которым отнесся к словам Гиппиус. Я даже был разочарован: ожидал какой-то страшной тайны, из-за которой экстравагантная поэтесса проделала такой путь в беличьем обличье. А тут…

- Вы знаете, Егор, - сказала Гиппиус, - что я некоторым образом покровительствую молодым людям, которые и за Порогом не изменили поэзии. Поверьте, я даю им больше, чем просто сцена, с которой можно читать стихи. У них у всех трагические судьбы. Такие ранние смерти… Очень много самоубийц. Самый младший - невероятно талантливый мальчик! - убил себя в возрасте тринадцати лет. Несчастная любовь! Над ним смеялись и учителя, и родители, а он решил доказать, что все всерьез. Вы помните себя в тринадцать лет? В этом возрасте все всерьез… И вот - минутный порыв, и даже остается надежда, что в последний момент тебя спасут и полюбят, и все будет, как мечталось… Они не представляют брутальности смерти, пока не встретятся с ней лицом к лицу. Никто так не рвется обратно на Землю, как эти дети. Они ненавидят Атхарту, они изобретают тысячи проектов, как вернуться назад. И никто не убедит их, что это невозможно! Стихи - их единственная радость. Но даже стихи они пишут о возвращении… Я не знаю, кем надо быть, чтобы воспользоваться их несчастьем. И вот я узнаю… Простите…
        Она достала из кармана янтарный мундштук. В нем возникла длинная тонкая сигарета, и я поднес зажигалку. Гиппиус затянулась, прикрыв глаза. Судя по запаху, она курила отнюдь не табак.

- И вот я узнаю, что мои несчастные дети тайком бегают на собрания экологов. Они шепчутся между собой о Чистом Учителе Алане Нэе. Я вызвала на откровенный разговор двух барышень, которые особенно ко мне привязаны. И что я услышала? Дескать, есть такая партия - «Молодые экологи». Туда принимают только юных самоубийц. Им внушают, что они не случайно так рано ушли из жизни. Дескать, они избранные и призваны навести в Атхарте новый порядок, предсказанный этим юродивым Терентием. Прости господи! - Гиппиус механически перекрестилась. - И стоит за всем этим Алан Нэй.
        Я не знал, как реагировать. Никто не спорит, Нэй - подонок, и очень жаль ребят, попавших ему в лапы, но чем я могу помочь?

- Зинаида Николаевна, - осторожно начал я, - а от меня-то вы чего хотите?
        Гиппиус нахмурилась. Все ее тело - от изгиба шеи до узкого носа туфли - выразило изумленное презрение.

- А вы считаете, что вас не касается судьба этих несчастных? Что ж, вы вправе думать так, пока они предпочитают уединенный остров и мое скромное общество остальному миру. Но что вы скажете, когда отряды безумцев, напичканных разрушительными идеями, как взрывчаткой, замаршируют по Хани-Дью?

«Молодые экологи»? Замаршируют? Тоже мне, гитлерюгенд! Очаровательная старушка явно преувеличивает.
        С тех пор как закончилась война с сатами, наши с Нэем пути не пересекались. Доходили слухи, что община экологов занялась, так сказать, чисткой рядов после отступничества Юджина Райта и Эсмеральды. Экологи замкнулись в себе, и я не собирался дразнить гусей. А Гиппиус… Что ж, она стала очередной жертвой мифа о моем влиянии в Хани-Дью. Я попытался объяснить это Зинаиде Николаевне.
        Она слушала молча, с гордо поднятой головой, и ни о чем не просила. Но на прощание холодно заметила:

- Поверьте, молодой человек, вы еще вспомните мои слова. Бесов я узнаю под любой личиной.
        На этом мы расстались. Я испытывал неловкость, Гиппиус, наверное, разочарование. Я подумал, что вряд ли теперь получу билет на ее черный корабль…
        Потом меня закрутила рутина, и я позабыл об этом разговоре. Но вскоре тема
«Молодых экологов» всплыла вновь.
        Одним прекрасным вечером нас посетила чета Дусент. Тех самых, которых я благословил на заселение брошенного сатами гнезда. Хлоя, натянувшая на смуглые телеса короткое голубое платье, лучилась энергией. Она чмокнула меня в щеку, в опасной близости от губ, и только потом во все глаза уставилась на Фаину.

- О, мистер Гобза! Я и не знала, что вы женаты!
        Она, конечно, врала. Хани-Дью - небольшой город, и про наши отношения знали все. Фаина ощетинилась. Я как честный человек принял огонь на себя и сказал:

- Вы не знакомы? Это Фаина, моя супруга. Дорогая, это Хлоя и Кристофер Дусент. Я тебе о них говорил.
        Фаина молчала, но я уже хорошо знал цену такому молчанию. Она обдумывала, проглотить ей «супругу» или швырнуть мне в лицо. Нелегкий выбор! Я ожидал худшего. Но разум восторжествовал, напряженность спала, гости с чашечками кофе в руках расселись по креслам.

- Как вам живется в гнезде? - поинтересовался я.

- На птичьих правах, - буркнул мистер Дусент.
        И тут же получил шлепок по колену.

- Прекрасно! Великолепно! В жизни не чувствовала себя лучше! Ха-ха-ха! И все благодаря вам, мистер Гобза. Вы ведь знаете… э-э-э… милочка, какой замечательный человек достался вам в мужья?

- Фаина, - бросила моя подруга, без улыбки глядя на гостью.
        Но Хлою не так-то просто было смутить.

- Да-да! Красивое имя. И главное - редкое. - (Клянусь, Сурок, она так и сказала!
        - Вот у мальчика, который к нам заходил, тоже редкое имя. Забыла… Как его зовут, Крис?

- Болек, - вздохнул мистер Дусент.

- Точно, Болек. Это, кажется, от Болеслава? Польское? Очень красивый, приятный юноша. Он из «Молодых экологов». Вы, конечно, слышали о них? Приятно, когда молодые люди занимаются чем-то полезным. Ему так понравилось наше гнездо, правда, Крис?

- Да. Он хвалил нас за то, что мы поселились в готовом гнезде, а не стали заниматься, как он выразился, грязным творчеством…

- И за это он дал нам букву «Т»! - перебила супруга. - Расскажи, Крис.

- Действительно, он принес большую золотую букву «Т». Не знаю, как он дотащил такую тяжесть. Он сказал, что это значит «Терентий» и чтобы мы повесили ее на дверь.

- И я сразу велела Крису ее повесить. Очень красиво и сразу чувствуешь себя в безопасности.

- В безопасности? - Фаина подняла бровь.

- Да! Болек сказал, с домами, на которых не будет «Т», может что-то случиться. Что именно - я не поняла, я не очень сильна в этой экологии… А у вас, я обратила внимание, нет «Т»? Ну не беспокойтесь. Такого человека, как вы, господин Гобза, экологи не забудут. А то сделали бы сами. Я уже посоветовала всем подругам…

- Ф-фу, - с облегчением выдохнула Фаина, когда гости наконец ушли. - Что за ужасная баба!

- Как тебе эти тимуровские звездочки? - спросил я.

- Скорее уж разбойничьи кресты, - хмыкнула она. - Мне они совершенно не понравились. Неужели Нэй готовит погромы? А еще мне не понравилось, что ты назвал меня «дорогая».

- А как ты хочешь, чтобы я тебя называл? - поинтересовался я.

- Ангел мой, - заявила Фаина.
        Про «супругу» она, к счастью, не обмолвилась.
        Прошло еще несколько дней. Я провел их у домашнего очага. В последнее время я почти не бывал в «Шамбале». Срочных дел не возникало, Вирата меня не вызывал, а сам я на сверхурочные не набивался. И с друзьями я виделся в последний раз чуть ли не месяц назад. Как кирпич на дно, я осел в семейный омут…
        Я уговаривал себя, что это хорошо. В твои годы давно пора остепениться - шептали какие-то атавистические голоса. И при этом я, внутренне морщась, чувствовал, что все это уже было. И голоса были - сестра и мать не жалели денег на междугородную связь, рассказывая про стакан воды, который в старости никто мне не подаст. И как следствие - Злата, с которой тоже все закрутилось как-то наспех… И безумие первого украденного поцелуя уже не спасти и не вернуть. Все те же рельсы: так они и жили, то любили, то дружили…
        В общем, я даже обрадовался, когда в последнюю пятницу месяца Фаина вдруг заявила, что не пойдет со мной к сэру Перси. Сначала она сказала, что давно не была одна. Потом вкрадчиво поинтересовалась, не хочу ли я прогуляться пешком. В том смысле, что ей приспичило покататься на машине. Я содрогнулся, вспомнив ее за рулем на Земле. Бедный мой «Мустанг»! Но все же я оставил ей ключи.
        Надо сказать, Сурок, что от нынешней вечеринки я ожидал самого лучшего. Я знал, что Бэзил тоже придет один и что Самиране будет… И даже Бэрримор в отпуске. Оказывается, есть у него традиция две недели в году проводить с супругой, обосновавшейся где-то на морском побережье. Вот и прекрасно. Посидим узким кругом, самые близкие друзья…
        И, как обычно бывает, когда слишком многого ждешь от праздника, вечеринка не задалась. Во-первых, я совершенно упустил из виду Эсмеральду. Ума не приложу, как сэр Перси уживается с этой безмозглой девицей! Она так старалась развлечь гостей, что по своей бестактности все время попадала впросак.

- А почему одни, мальчики? Где ваши девочки? - набросилась она с расспросами.

- В колодце они лежат, - буркнул я себе под нос.
        А Бэзил, сузив зеленые глаза, сладко промурлыкал:

- Как, разве барон тебе не сказал? Наступает новая эра. Атхарта делится пополам. Одна половина для мужчин, другая - для женщин. Имеют право люди хоть после смерти отдохнуть друг от друга? Так что пакуй чемоданы…
        Эсмеральда захлопала длиннющими ресницами, беспомощно обернулась на сэра Перси, пролепетала:

- Как же…

- La preciosa, он шутит, - добродушно сказал хозяин. - Бэзил, как всегда, зол на язык. А тебе я сто раз говорил: молчание - золото. Развивай в себе полезную привычку хоть на пять секунд задумываться над тем, что хочешь сказать.
        Итак, во-первых, Эсмеральда. Во-вторых - пустующий стул Зануды. Мы как-то не сговариваясь сторонились его, словно чувствуя холодное дыхание неизвестности… А в-третьих…
        На свете нет ничего неизменного - это не новость. Традиции тоже стареют и умирают. Пустой формальностью становится то, что раньше было наполнено смыслом.
        Сегодня мне показалось, что наши пятничные посиделки пришли в упадок. И пусть все так же немилосердно скрипит старое кресло, и пылает огонь в камине, и ломится стол от угощений - ан нет. Не то. Словно вынули из этого антуража что-то жизненно важное…
        А когда разговор наконец завязался, он окончательно испортил мне настроение.

- Грег, - сказал Бэзил, - ты заметил, какие странные украшения появились на некоторых домах? Огромные золотые буквы «Т». Ты, случаем, не знаешь, что это такое?

- Случаем, знаю, - поморщился я и рассказал про «Молодых экологов». - Похоже, Нэю подрастает достойная смена, - закончил я. - Будем надеяться, что этим ребятам быстро надоест действовать под знаменами святого Терентия и они не причинят никому особых хлопот.

- Боюсь, что ваши надежды беспочвенны, Грег, - покачал головой сэр Перси. -
«Молодые экологи» - вовсе не смена, а орудие в руках Алана Нэя. Он что-то задумал… Бэзил, умоляю, не точите когти о кресло! Я с таким трудом вспоминал его обивку…

- Вы что-то знаете, сэр Перси? - спросил я. Тема, которой я старался избежать, возвращалась и возвращалась вновь.

- Я не хотел вам говорить, думал, это только мое дело… Но эти «Молодые экологи» побывали у меня. И вовсе не для того, чтобы вручить охранную грамоту в виде буквы «Т». Напротив. Они объявили мне войну.
        И он рассказал следующее. Около недели назад к нему явились трое очень молодых людей. Понятно, в Атхарте возраст - понятие относительное. Сэру Перси не дашь его четырехсот с хвостиком, а Эсмеральда, между прочим, родилась около сорока лет назад. Но визитеры, по словам сэра Перси, действительно были совсем мальчишками. Самому старшему - не больше двадцати.
        Этот старший представился Болеславом Кручковским и нагло заявил, что ему нужна Эсмеральда.

- Я! - ахнула Эсме, но, кажется, не очень удивилась.

- Прости, la preciosa, я тебе об этом не говорил, - повинился сэр Перси. - Надеюсь, меня никто не считает тираном. Я просвещенный человек и уважаю право женщины иметь друзей. Но эти трое не проявили должного уважения ни к моим сединам, ни к моему титулу. И я решил, что у тебя не может быть с ними ничего общего.
        Итак, сэр Перси указал экологам на дверь. Но они не спешили уходить. Болеслав Кручковский презрительно оглядел роскошный холл, в который его не пустили дальше порога, и сказал:

- А домик-то вы ничего себе отгрохали. Вволю поглумились над Атхартой. Сибаритские привычки покоя не дают? Не надоело за четыре века? Имейте в виду, Смоллетт, когда мы наведем в городе новый порядок, таким, как вы и ваш приятель-оборотень, придется убраться отсюда. И эта цитадель греха, в которой вы насильно держите нашу сестру, будет разрушена.

- Цитадель греха! Шпарил как по писаному, - присвистнул я.

- И меня не забыл, - мурлыкнул Бэзил. - Неужели, сэр Перси, вы откажете старому коту от кресла? Да, дорогая Эсме, тебе не повезло с братом.

- Ха! С братом! - возмутилась Эсмеральда. - Когда я была у экологов, этот Болек мне шагу не давал ступить. Он просто ревнует, mi amor, не бери в голову.

- В самом деле, сэр Перси, - сказал я, - не принимайте всерьез угрозы этих молокососов. Мы никому не дадим вас в обиду!

- Вы решили, что я испугался бахвальства этого мальчишки? - сухо возразил сэр Перси. - Нет, господа. Пан Кручковский - марионетка, и поет он с чужого голоса. Вы знаете, с чьего голоса.
        И все почему-то посмотрели на меня.

- Алан Нэй, - протянул Бэзил, хищно выпустив когти. Обивка кресла отвратительно скрипнула. Сэр Перси поморщился, но смолчал. - Странный парень… Что ему нужно? Он не упускает ни малейшей возможности нам навредить. Война - прекрасно, покинутый Ромео - тоже неплохо. Он ведь твою девушку клеил, да, Грег?
        Я развел руками:

- Я уже устал ломать над этим голову. А что, сэр Перси, пока я не появился в Хани-Дью, Алан Нэй вам не докучал?

- Честно говоря, Грег, тогда я даже не знал его имени, - признался сэр Перси, поправляя щипцами дрова в камине.
        Самое неприятное, что все смотрели на меня с ожиданием. Как будто я комиссар Каттани или сам Жуков на белой лошади. Надежда и опора, короче. А я чувствовал себя без вины виноватым.
        В ту пятницу я не засиделся у сэра Перси. Солнце еще не полностью погрузилось в воды невидимого за крышами Моря, но я любовался не закатом. Сделав значительный крюк, я прошелся мимо домов, стоящих на краю пустыря, за которым начиналась территория экологов. И был поражен, насчитав с десяток золотых «Т». Охранная грамота… Неужели и в самом деле затевается крестовый поход?
        Гиппиус предупреждала, что ряды экологов пополнились самыми отчаянными из ее питомцев. Юные поэты, самоубийцы, искатели приключений… Если внушить им идею, если превратить их в воинов истины… Может, последовать совету Хлои Дусент и состряпать золотую букву? Но что-то подсказывало: мой дом это не спасет.
        Свою машину, стоявшую у обочины под двумя сросшимися березами, я узнал сразу. Неужели Фаина решила меня встретить? Как мило… Но откуда ей знать, что я пойду здесь, а не обычной дорогой? Да в машине, кажется, двое? Терзаемое недобрым предчувствием, мое иллюзорное сердце заложило опасный вираж. Я подошел ближе, и у меня потемнело в глазах.
        Темные руки Нэя шарили по белой блузке Фаины. Они казались двумя отвратительными отпечатками, двумя ожогами на ее спине… Потом Фаина, наверное, увидела мое отражение в зеркале. Она как ошпаренная выскочила из машины, крикнула:

- Ты сделал это нарочно! - и понеслась прочь.
        Нэй медленно обернулся ко мне и белозубо осклабился.

60

        Ревнует, значит, любит. Женщины часто повторяют эту глупость. Нет. Ревность - чувство совсем другой природы. Оно не от сердца, оно от живота, из дремучей и темной утробы… Как странно, что даже за Порогом существуют эти пещерные инстинкты.
        Я был оглушен. Я ненавидел Нэя так, что мне было больно на него смотреть.
        Сквозь гул в ушах я услышал его бархатный голос:

- Нам давно пора поговорить по душам. Верно, Грег?
        Итак, настал роковой момент. По закону жанра я встретился лицом к лицу с заклятым врагом, чтобы помериться силами.

- Садись, - пригласил Нэй. Он сидел за рулем и кивнул на пассажирское кресло.
        И что мне было делать? Я же не собирался бросать здесь машину!
        Я сел и включил музыку - чтобы показать, кто здесь хозяин. Коробка пошуршала, потом разразилась песней про шестого лесничего. Присутствие Нэя было отвратительным и… завораживающим. Я как будто смотрел на змею: опасная, мерзкая тварь, но есть какой-то гипноз в ее свивающихся кольцах… Вонючий ниггер, со злобой подумал я и даже принюхался, надеясь уловить неприятный запах. Но от Нэя пахло дорогим одеколоном.

- Надеюсь, ты не подумал про нас с Фанни ничего такого? - спросил Нэй с искренней озабоченностью.

- Я ей не сторож, - буркнул я. - Но мне неприятно, что ты сидишь в моей машине.
        Нэй захохотал, при этом его мощные челюсти распахнулись нечеловечески широко.

- Все верно, my friend! Сначала машина, а потом уже девушка. Ты классный водитель, Грег. Ну за исключением одного случая. И на старушку бывает прорушка, так, кажется, у вас говорят?
        И тут я не выдержал и сделал наконец то, что должен был сделать сразу - ударил его кулаком в скулу. Звук раздался, как в кино: хрясь! Если бы на месте Нэя был Бэзил, - надеюсь, что никогда не будет! - он живо бы вообразил, что у него лицо монолитное, как у Терминатора. Нэй такой фантазией не обладал. Он сплюнул кровь и вытер губы рукавом.

- Проваливай, - сказал я, потирая руку.

- Тебе стало легче? - поинтересовался Нэй, брезгливо стаскивая запачканный кровью пиджак. - Что ж, будем считать, я это заслужил. В конце концов, ты застал меня со своей девчонкой. Теперь мы можем спокойно поговорить?

- Какого черта тебе от меня надо? - устало спросил я. - Ты тянешь лапы ко всему, чем я дорожу. Ты даже копался в обстоятельствах моей смерти. В чем дело?

- А дело, собственно, в том, что я - обстоятельство твоей смерти, - печально, без всякого вызова сказал Нэй.

- Что ты болтаешь?

- Слушай. - Нэй выключил музыку. - Перед смертью я работал сборщиком на одном из заводов «Форда». Нет, пожалуй, начну с другого. Уже здесь, став адъютом, я полюбил одну увлекательную игру. Она называется «Мертвая голова». Каждый из игроков забивает в программу какое-нибудь событие своей жизни. Программа выдает одно, самое важное, по ее мнению, последствие. Все события и последствия программа оценивает по стобалльной шкале. Выигрывает тот, у кого самое пустячное событие привело к самому значительному последствию. Например, ты потерял мобильный телефон - в Уганде произошел государственный переворот. Но абсолютным чемпионом становится тот, кому выпадет «Мертвая голова». Это значит, он угадал одно из звеньев цепи, ведущей к его собственной смерти. Я поставил одну встречу… Ничего особенного, подцепил девочку в ночном клубе. А ровно через неделю я умер. Играл с ребятами в футбол, вдруг бац - кровоизлияние в мозг. Вот я и решил, что тут есть какая-то связь. Рассчитывал на выигрыш. И точно: на экране появляется мертвая голова. Но оказалось, я рано радовался. В игрушке произошел какой-то сбой. Она вытащила в
качестве последствия не мою смерть. Твою. Я был задет за живое. Выяснил всю цепочку. Оказывается, после той девицы я с недосыпу что-то напортачил на сборке. Всего один раз, всего одна машина… И она благополучно прошла тесты, потому что разгонялась лишь на доли секунды медленнее" нормы. Но в твоем случае эта разница оказалась решающей. Твоя машина была неисправной, иначе ты бы успел завершить обгон. Так что я твой убийца, Грег.
        Тут пришла моя очередь расхохотаться:

- И что с того? Тебя мучает совесть и ты устраиваешь мне веселую жизнь? Расслабься. И не раскатывай губу: я погиб потому, что пошел на этот рискованный обгон, а вовсе не из-за неисправности машины. Что бы там ни выдавала твоя игрушка.
        Нэй покосился на меня, почти не поворачивая головы. Его верхняя губа, из которой еще сочилась кровь, чуть дрогнула.

- Как же ты действуешь мне на нервы… - произнес он с тихой яростью. - Но с этим пора кончать. Нельзя быть в плену у эмоций. Так что я предлагаю тебе дружбу.

- Что?! - Я чуть не подавился собственным вдохом.

- А что тебя смущает? Из врагов получаются самые верные друзья. Ну хорошо. Пусть не дружбу - союз. Брось ты всю эту публику! Я сам виноват. Я настроил тебя против себя, и в результате в Хани-Дью образовались два лагеря. Это никому не нужно. Все, о чем я тебя прошу, - открыто вступить в ряды экологов. И в Хани-Дью воцарится мир.
        За разговором я не заметил, как стемнело. Теперь Нэй казался каким-то человеком-невидимкой: белела рубашка, а рук и лица я почти не различал.

- Что тут думать? - продолжал Нэй. - Воевать со мной ты все равно не станешь. Вон даже по роже дал нехотя. Но многие в Хани-Дью считаются с тобой. Влияние - это капитал, а я терпеть не могу, когда деньги пускают по ветру.

- Я что-то не догоняю, - нахмурился я. - Весь этот сыр-бор ради того, чтобы стать царьком в Хани-Дью?

- Ты смотришь в корень, - хмыкнул Нэй. - Нет, my friend. Я собираюсь превратить собственную смерть в истинный триумф… Видишь ли, жизнь не дала мне ни одного шанса. Я всегда мечтал стать священником - как мой отец. Если бы ты видел, как он преображался на те полчаса, пока читал проповедь! Прихожане ели у него с руки. И я мечтал о белом воротничке ради этой власти на полчаса. Но я был старшим из пяти детей, семью надо было кормить, мне пришлось работать. Потом мне стукнуло тридцать, и я понял, что жизнь прошла. Ошибся на четыре года, пустяки! Но когда я увидел, какие возможности открываются здесь, в Атхарте… Надо быть идиотом, чтобы довольствоваться жалким подобием земной жизни. Но таково большинство людей. Им нужен лидер. Им нужна идея. Их нужно хорошенько встряхнуть…

- Понятно, - зевнул я. - Ты планируешь стать покорителем Атхарты. Флаг в руки. Для этого обязательно сидеть в моей машине?
        Нэй презрительно посмотрел на меня.

- Ты не видишь дальше своего носа! При чем здесь Атхарта? Есть только одно место, за обладание которым стоит бороться, - это Земля. И вот, попав сюда, мы узнаём, что существует какой-то механизм, который управляет пространством, и временем, и всем, что происходит на Земле. Так почему же, Грег, атхартийцы так непроходимо глупы, что даже не пытаются овладеть этим механизмом? Вырвать его из рук тех, кого мы по привычке именуем богами? Поразительно, как люди за Порогом теряют разум. Взять хотя бы твоего Перси Смоллетта. Сидит здесь уже полтыщи лет. Но весь его ученый труд - как песня эскимоса: что вижу, о том пою. Ну какое мне дело до того, как именно была создана Вселенная? Есть задачи поважнее. Например, усовершенствовать такую полезную вещь, как отражатели сатов. Чтобы попадали точно в цель, а не громили все подряд, будто слон в посудной лавке… А этот старый дурень их спалил!

- Между прочим, ты сам их спалил, - не преминул напомнить я.

- А что я мог поделать? Все эти чистюли давили на меня… Не перебивай. И вот атхартийцы, отупев от дармовых иллюзий, ваяют себе дворцы и машины, вместо того чтобы развивать полезные навыки. Например, учиться долго находиться в Темноте. А, Грег? Помнишь, как мы с Табаки устроили тебе взбучку? А Торес? Этот глупый экс-ангел потратил уникальную возможность управлять временем на ерунду…

- Из-за этой ерунды пострадал Баланс! - возмутился я.

- Ха! Баланс! Еще одна сказка богов, - презрительно сказал Нэй. - Я, кстати, вообще не уверен, что боги - это не плод нашего воображения, как все здесь. Когда мои экологи очистят Атхарту от иллюзий, мы узнаем, кто чего стоит. А впрочем, я не виноват, что только я один не лишился разума. Не придется делиться. И настанет день, когда в моих руках окажется и время, и пространство. И даже Земля станет просто очередным голубым шариком в моей коллекции.
        Между тем на небо выкатилась луна. Неверными бликами заискрила каменная пустыня, за ней мертвенно-белым ядовитым грибом вставал купол храма экологов. Я слушал Нэя, мысленно вопрошая: ну почему? Почему идеи вселенского господства приходят в голову бедным студентам и всяким… автосборщикам? Они гавкают на Вселенную, словно Моська на слона. Вселенной хоть бы что, зато сколько беспокойства всем остальным…

- Разумеется, - рассуждал Нэй, - это произойдет не за день или два. Потребуется время. Но чего-чего, а этого у меня предостаточно.

- Нет у тебя никакого времени, - заявил я, - Ты просто сумасшедший. Очень скоро ты исчезнешь со всеми своими бредовыми затеями. Вылезай из машины!

- Постой-постой, - засмеялся Нэй, - это все была лирика, теперь речь пойдет о важном. В первую очередь - для тебя. Не хочешь быть экологом - не надо, была бы честь предложена. В таком случае тебе придется убраться из Хани-Дью. Атхарта большая. Ты ведь сделаешь это, не будешь мешать мне, Грег? - сказал он ласково.
        Я промолчал, считая этот вопрос недостойным ответа. Нэй издал губами длинное, лошадиное фырканье.

- Фр-р-р! Ну что ты пыжишься, my friend? He надо строить из себя героя. Я дал тебе шанс уступить мне как бы по доброй воле. Ты предпочитаешь подчиниться грубой силе - будь по твоему.

- My friend, - ответил я ему в тон, - ну какой из тебя темный властелин времени и пространства? С твоими-то нервишками и комплексами? Подумай: ты даже одно случайное убийство не можешь пережить, как мужчина. При виде меня у тебя делаются конвульсии. Смешно!
        И я действительно расхохотался обидным смехом.
        Ей-богу, в тот момент я ничего не планировал, а просто хотел сбить спесь с зарвавшегося Председателя экологов! Это только в книжках герои строят и реализуют хитроумные планы, а в жизни гораздо больше совпадений.
        Терпение Атхарты лопнуло. Нэй вдруг закричал и схватился руками за лицо, которое стало бледным и серым. И я увидел, как светит луна сквозь его прозрачную голову…
        Выскочив из машины, я смотрел на тень, беспомощно раскинувшуюся в кресле прозрачным студнем. Вот и финал твоим наполеоновским планам, мистер Нэй. Все суета сует, и ты не бог, а человеку не выдержать такого разлада внутри себя.

- Егор!
        Я обернулся. Фаина, задыхаясь, уже не бежала, а шла к машине. Сквозь порванные колготки на обоих коленях багровели ссадины - наверное, упала в потемках.

- Ты живой, ты в порядке, - бормотала она. - Он ничего тебе не сделал?
        Неловким движением она обхватила меня за шею и ткнулась макушкой в мой подбородок. Я отстранил ее.

- Зачем ты вернулась?

- Я встретила экологов. Человек пятнадцать, во главе с Болеком. Я сразу свернула с дороги, и они меня не заметили. Не знаю, куда они собрались. Такие целеустремленные. Я подумала о тебе… Алан? - Фаина только сейчас увидела прозрачное тело Нэя. - Что с ним?
        Я пожал плечами.

- Он исчезает.

- Это ты сделал? - Она отступила на шаг и уставилась на меня уже не тревожно, а гневно.
        А ведь она бежала сквозь ночь, чтобы спасти меня от злодеев! Но теперь не я становился главным героем драмы.

- Что ты ему сказал?! - крикнула она.

- Ты бы послушала, что он мне сказал! - возмутился я.

- Фанни? - Нэй приоткрыл глаза. Потом повернулся ко мне и прошептал через силу:
- Я дал… парням… отражатель…
        Оба-на. Я только сейчас вспомнил, что последний отражатель, с помощью которого была уничтожена гора оружия, остался в общине экологов. И теперь он в руках молодых радикалов? Это не шутки.
        Словно по заказу где-то в стороне полыхнуло хорошо знакомое зарево. Уловив ветер, над головой зашелестели березы.

- Вы что-то затеяли этой ночью? Говори, черт тебя возьми!
        Я безжалостно тряс за плечо поверженного противника, не обращая внимания на то, что моя рука проходила насквозь.

- Болек повел их уничтожить несколько домов для острастки… Но отражатель по-прежнему один! Я мог наделать их сотни… Достаточно, чтобы разнести к чертям всю эту сонную деревню… Но я не стал… Я подумал, что это может быть опасно… Это ведь зачтется?
        Нэй уже не смотрел на меня. Его судьба зависела от других инстанций, и он вертел прозрачной головой, словно искал поддержки у самой Атхарты. Ну-ну. Можно подумать, он не наделал новую гору оружия из каких-то моральных соображений. Просто боялся выпустить отражатель из своих рук и ждал подходящего момента.

- Страшно? - злорадно поинтересовался я. - А был такой храбрый…

- Не смей глумиться! - сорванным голосом вскрикнула Фаина. - Не смей быть жестоким! Это ужасно, это может случиться с каждым из нас…
        Наверно, она была права, Сурок. Лежачих не бьют, а эта победа досталась мне не по заслугам. Я должен был пожалеть Нэя. Но у меня просто не было на это времени…
        Подхватив под мышки, я, пыхтя, выволок его из машины и прислонил к сросшимся стволам. Прямо сквозь Нэя серебрилась дрожащим лунным светом земля. Фаина, ахнув, опустилась рядом с ним на колени, но смотрела на меня - неподвижным, немигающим, черным взглядом. Ее бледное лицо тоже казалось прозрачным.

- Я к сэру Перси, - заявил я. - Ты со мной?
        Она горько усмехнулась:

- Ты думал, женщины всегда достаются победителям?
        Я пожал плечами, завел машину и тронулся с места.

61

        До дома сэра Перси было минут семь езды. За эти минуты я пролистал в голове всю свою жизнь. Я имею в виду загробную жизнь. Мне казалось, я умер тысячу лет назад и позабыл свое земное бытие. Отгорело, отболело, закрытая тема. Я вспоминал свое знакомство с Атхартой, ощущение новых невероятных возможностей, освобождение от страха смерти… Работа в «Шамбале», Вирата, друзья. Пятничные вечера, скрип старой качалки, Фаина… Экологи, саты…
        Я пытался нащупать момент, с которого моя жизнь в Атхарте пошла наперекосяк. И чувствовал: развязка неминуема и близка. Мой враг, так сказать, самоликвидировался. Моя женщина оставила меня. Каких еще сюрпризов ждать от вечного покоя?
        Ослепительная во тьме вспышка ударила по глазам. Едва не потеряв управление, я влетел в распахнутые, странно скособоченные ворота. Вся эта экологическая сволочь, заполонившая парк, порскнула из-под колес. Я их просто не заметил, уставившись на черную, розовеющую по краям дыру. Над ней висела ущербная луна. Дома сэра Перси больше не было.

- Грег! Грег! - срывающимся голосом крикнула Эсмеральда. Двое экологов держали ее, а когда она рванулась ко мне, грубо заломили ей руки.
        Я выпрыгнул из машины. Это ведь не сказки, что в Атхарте каждый может выглядеть так, как хочет? Так вот, я - двухметровый громила с пудовыми волосатыми кулаками и реакцией боксера. Именно так в наше непростое время должно выглядеть добро.
        Иллюзорные кости хрустели. Мои руки наливались чем-то горячим. Экологи отшатнулись от меня - мерзкие, прыщавые рожи. (Про прыщи я преувеличил, Сурок. В Атхарте никто не ходит с таким украшением. Но души этих недоумков точно были покрыты виртуальными прыщами.)
        Следующие несколько мгновений потонули в каком-то кровавом багрянце. Я ничего не соображал. Кажется, человек пять повисли на мне, но я легко раскидал их. Потом из багрового тумана выплыло лицо: короткий ежик черных блестящих волос, огромные глаза - как у Ихтиандра в старом фильме… Болек - щелкнула догадка у меня в голове. Он смеет еще что-то мне говорить?!
        Когда он упал, я долго и с удовольствием пинал его ногами. Я не мог его убить, но знал, что его иллюзорное тело чувствует и боль и страх. И этот страх возбуждал меня, как зверя. Наконец туман отступил, и я вспомнил об отражателе. У Болека оружия нет. Кто уничтожил дом?

- Эй, Гобза, посмотри сюда! - раздался самоуверенный и гнусавый голос. Сзади зашуршал камыш.
        Я медленно обернулся.
        Из камышовых зарослей вышел сэр Перси. А следом за ним - не кто иной, как Табаки. Вместо обычных своих задрипанных штанов и куртки он был одет в черную нацистскую форму. Правда, шапочку с головы не снял. В довершение образа Табаки тыкал своего пленника в спину черным объективом отражателя. Эсмеральда заголосила и птицей забилась в руках экологов.

- Учти, Гобза, - заявил Табаки, - тронешь Болека - старику …ец. Гы-ы-ы!
        Не знаю, на каком языке он выражался, но смысл я понял именно так.
        Возникла, что называется, патовая ситуация. Я дал Болеку встать на колени, отплеваться кровью всласть и заняться разбитым лицом. Экологи пялились на меня с растерянностью и ужасом. Я только сейчас отметил, что все эти бравые парни пренебрегли традиционными экологически чистыми белыми одеждами. Здесь были разные вариации на тему фашистской формы и вдобавок чекистские кожанки. Значит, вот как ребята позиционировали себя в данной ситуации… На груди у каждого красовалась увесистая золотая «Т».
        Я взглянул на сэра Перси и не нашел слов. У него никогда не было таких мутных, старческих глаз. Он смотрел в одну точку, и ему явно было безразлично, что с ним сделают. Это он из-за энциклопедии, догадался я. Единственный экземпляр Большой атхартийской энциклопедии уничтожен вместе с домом. Но главное, автор уцелел!
        Кстати об уцелевших. А где Бэзил? У него было больше всех шансов спастись - в кошачьем обличье. Неужели, неприятно удивился я, он попросту удрал, бросив сэра Перси на произвол судьбы?
        Но как бы то ни было, я здесь, сэр Перси жив. Морды бить бесполезно, надо договариваться.
        Болек наконец поднялся на ноги. Я предусмотрительно крепко взял его под руку. Так я мог не бояться отражателя: чтобы попасть в меня, Табаки пришлось бы палить по своим. Будем надеяться, что это его остановит.

- Молодец, Табаки, - прошепелявил Болек. Видно было, что пока ему трудно представить свой рот полным зубов. Потом он простонал: - Ну откуда ты взялся, Гобза? Учитель сказал, что разберется с тобой…

- А вместо этого он разобрался сам с собой, - хмыкнул я. - У меня для вас плохая новость, ребята. Ваш Чистый Учитель выглядит сейчас прескверно. Он почти никак не выглядит. Он похож на наглядное пособие: почему не надо безобразничать в Атхарте. Проще говоря, он исчезает.
        Про себя я уточнил: может быть, уже исчез. Но вслух этого не сказал:
        исчезновение - не повод для шуток и шантажа.
        Экологи уставились на меня - кто с недоверием, кто с ужасом. Самые младшие открыли рты. Болек дернул головой. Я видел, что он тоже не прочь закончить разговор миром. Еще бы, после такой-то бани, злорадно подумал я, почесал кулак и распорядился:

- Скажи этому придурку, чтобы отпустил сэра Перси. Я тебя больше не трону.

- А ты скажи ей, - Болек кивнул на Эсмеральду, - чтобы перестала юродствовать и шла с нами.
        Так вот в чем дело… Значит, пан Болек напал на сэра Перси с целью вернуть девицу! Теперь я не сомневался ни секунды. Эсмеральде ничего не грозит. Минует кризис, и она снова сбежит от экологов. Если захочет.

- Она пойдет с вами, когда сэр Перси окажется у меня за спиной, - сказал я. - А Болек вас догонит, когда мы будем в безопасности.

- Нечего мне указывать! - Эсмеральда лягнула в колено одного из державших ее экологов. - Я никуда отсюда не пойду!
        Болек причмокнул ссадиной на губе.

- Ну что ты дуришь? Посмотри: хоромы, на которые ты позарилась, - все, пшик!

- Ах ты!.. - задохнулась Эсмеральда. - Да как ты смеешь?! Да я сама сто таких домов бы понастроила, если бы захотела! Я не поэтому… Я…
        Болек скорчил постную гримасу, которая всегда так удавалась Алану Нэю. Вздохнул:

- Бедная… Как обработал ее старикан… Ничего. Несколько дней в общине приведут ее в чувство. Значит, девушка уходит с нами?

- Никуда не пойду! - выламывала руки Эсмеральда.
        Ее упрямство начинало меня раздражать. Нашла время играть в Зою Космодемьянскую! И тем самым ставить под угрозу безопасность сэра Перси. Очень мне не нравился прозрачный, блуждающий взгляд Табаки…

- Помолчи, дура! - рявкнул я. - Пойдешь как миленькая. Ну что, граждане экологи, расходимся по-хорошему?

- Табаки, отпусти его, - вяло махнул рукой Болек.
        И тут случилось то, чего я боялся.
        Табаки шмыгнул носом и заявил:

- Ты чего, Болек? Этот пердун твою девчонку, а ты… Гобза тебе навалял, ты и раскис, да? Гы-ы-ы! Стоять! - взвизгнул он, заметив, что я дернулся в его сторону. - Думаешь, не стрельну? В себя смог, а в старого козла не смогу? А это как тебе понравится? Гляди, Гобза! Гы-ы-ы!
        Табаки сорвал с себя вязаную шапочку. Елочки зеленые… Наискось, выше правого уха головы у него не было вообще. Острые обломки кости выпирали под кожей, отчего череп имел форму неправильного, чудовищного многоугольника. В лунном сиянии эта фантасмагория производила особое впечатление. Меня едва не стошнило.

- Вот оставил на память, - горделиво пояснил Табаки. - Никому не показывал, только Алану.
        Табаки - самоубийца? Что-то мне не верилось. Я не мог представить себе это существо несчастным влюбленным. Оскорбленным? Затравленным? Такого, пожалуй, затравишь…

- Зачем ты это сделал? - брезгливо спросил я.

- Любопытно стало. Что будет, если стрельнуть себе в башку?
        И Табаки снова шмыгнул носом. Он подтолкнул сэра Перси к самому краю дыры, зияющей на месте дома. Тот не сопротивлялся. Понимал ли он вообще, что происходит?

- Угомони его, - обернулся я к Болеку.
        Тот улыбнулся разбитым ртом:

- Сбавь обороты, Гобза. Торги отменяются. Думаешь, его можно остановить? Мы, самоубийцы, народ отчаянный.
        Я вспомнил, что говорила Гиппиус: в ряды «Молодых экологов» принимали исключительно самоубийц. Ах, Нэй… У тебя были далеко идущие планы… Они ни перед чем не остановятся, ничего не испугаются, они ненавидят Атхарту. С таким отрядом можно решиться на любую авантюру.

- Ты, Смоллетт, подлый вор, - заявил Табаки. - Алан тебя терпеть не мог. Я приговариваю тебя к смерти. Приговор привести в исполнение немедленно.

- Берегитесь, молодой человек, - отозвался вдруг сэр Перси бесцветным голосом. - Атхарта умеет постоять за себя.

- Хватит умничать! Достал.
        Табаки, ухмыляясь, поднял отражатель.

- Не-э-эт! - повис над парком женский крик.
        Эсмеральда, каким-то чудом освободившись, в два прыжка достигла сэра Перси. Она повисла на нем, едва не обрушив его в пропасть. Она обнимала его не только руками, но всем телом. Она что-то твердила ему… Сэр Перси тщетно пытался оторвать девушку от себя. Табаки не сводил с них объектив, но медлил.
        Луна, воссозданная в Атхарте воспоминаниями миллионов человеческих поколений, щедро заливала светом парк. Сэр Перси и Эсме стояли на краю пропасти. Белое платье девушки полоскалось на ветру.
        Господи! - взмолился я неведомо кому. Ну что же мне делать? Поступить, как Эсмеральда? Закрыть их собой, разделить их участь? Или порвать Болека на мелкие клочья? Или попытаться добежать до Табаки раньше, чем он нажмет на кнопку? И - не успеть, не успеть… Если бы я и в самом деле был тем громилой, которого изображал, я бы не сомневался. Кинулся бы очертя голову - и у меня был бы шанс. Но я обычный хлюпик. Хороший парень, но совсем не герой.
        Табаки поигрывал отражателем. Может, хотел подразнить и помучить своих жертв. А может, не так уж ему было просто выстрелить в людей, как он утверждал…
        Хуже этого промедления не было ничего на свете. Иллюзорные нервы рвались, как гнилые нитки. Скоро мы все дружно сойдем с ума и исчезнем…

- Не смей стрелять, - не выдержал Болек. - Я за девушкой сюда пришел, ты забыл?

- Молчать, придурок! - Табаки молниеносно перевел прицел в нашу сторону. - Думаешь, до тебя очередь не дойдет? Кто ты мне такой? А Гобза - из-за него Алан пропал…

- Идиот, - прошептал Болек. Очень тихо: чтобы Табаки не слышал.
        Остальные экологи и вовсе притихли, как мыши.
        А я вдруг вспомнил какой-то нехитрый телевизионный тренинг: как вести себя, если вас захватили в заложники. Передачу я смотрел невнимательно, да и давно это было, но запомнил главное: разговаривать! С преступником надо разговаривать. Бессловесную жертву убить гораздо легче.

- Табаки, а Алан-то жив еще, - сказал я. - Может, ему твоя помощь нужна? А ты тут фотоаппаратом размахиваешь.
        Я старался говорить насмешливо и уверенно. На самом деле у меня зуб на зуб не попадал. Меня разрывали противоречивые чувства: детское «Так не бывает. Со мной это не может случиться. С кем угодно, только не со мной» - и взрослое, жуткое
«Еще как бывает. Еще как может».
        Что-то в глазах Табаки на миг обнадежило меня. Мне показалось, я задел урода за живое. Возможно, он не лишен привязанности к Нэю… Но я рано радовался.

- Как это жив?! - возмущенно заявил Табаки. - Нет уж, исчез так исчез. Алан мне теперь не указ. Гы-ы-ы…
        Но он все-таки отвлекся. Я был бы рад рассказать, Сурок, что это я воспользовался его замешательством… Но нет. К Табаки метнулась Эсмеральда. Срываясь в истерику, урод нажал на кнопку, но Эсме успела ударить его по руке. Отражатель упал, а вспышка ушла в небо. Несколько сполохов разошлись кругами, и чуть правее луны возникло черное пятно - еще чернее ночного неба. Там не было ни звезд, ни облаков, лишь по краям пятна рассыпались перламутровые искры.
        И тут все, стоящие истуканами, словно включились и, сшибаясь лбами, бросились к упавшему оружию. Первой успела Эсмеральда. С глазищами, как у бешеной кошки, тяжело дыша, она переводила объектив с одного эколога на другого. Сзади к ней подошел сэр Перси, мягко разжал ее руку, отнял отражатель и… зашвырнул его на самую середину черной дыры. Пустота тут же его поглотила.
        Экологи утратили свое главное преимущество. Но и я почувствовал вдруг, что моя накачанная мускулатура сдулась, как старый воздушный шарик. Ярость, бывшая моим катализатором, сменилась досадой. Ведь экологи добились своего! Они уничтожили дом сэра Перси, они силой уведут Эсмеральду и завтра снова начнут наводить в Хани-Дью свои порядки. А кто сможет им помешать?
        Между тем луна в разрыве туч светила с какой-то остервенелой яркостью. Ей словно нравилось служить софитом для нашей сцены. Но тучи вот-вот закроют ее. Темнее всего перед рассветом, мрачно усмехнулся я.
        Но вместо этого тучи вдруг расступились еще шире, от них стали отрываться небольшие облака, и мы увидели совершенно фантастическую картину. На одном из облаков, подсвеченный луной, к нам приближался величественный, длиннобородый старец. Сначала он казался маленьким, как шахматный король, но быстро достиг человеческого роста. Он спускался к нам, шагая с облака на облако, которые специально для этой цели выстраивались в лестницу. В руке старец держал золотой посох с перекладиной - огромную букву «Т».

- Святой Терентий! - пискнул самый младший из экологов.

- По облакам идет святой Терентий, колышет ветер белую хламиду… - торжественно, нараспев продекламировал другой - видимо, воспитанник Зинаиды Гиппиус.
        Я не был силен в культовой поэзии экологов и совпадения не оценил. Но старик в самом деле шел по облакам, и наряд его иначе, как хламидой, было не назвать. Я не поклонник святого Терентия. Но его появление было эффектным, а главное, своевременным…

- Братья мои! - провозгласил Терентий проникновенным басом. - Взгляните на себя. Взгляните друг на друга и ужаснитесь. Разве так надлежит выглядеть блюстителям экологической чистоты? - Почему-то Терентий окал, как коренной волгарь.

- Я тебе говорил, надо было белое надевать, - подтолкнул один мальчишка другого.

- А ты, брат, - обратился Терентий к Табаки, - подними свою вязаную шапочку. И прикрой свою увечную голову. Ибо твое уродство порождает в других нечистые мысли.
        Табаки громко икнул и послушно нагнулся за шапкой.

- Ступайте в храм, братья, - велел Терентий. Потом зевнул и добавил: - И проведите остаток ночи в работе над собой.

- В какой работе? - недоуменно зашептались экологи.

- В полезной! - возвысил голос Терентий. - Вон в небе дырок понаделали. Теперь сидите и представляйте, что оно целое, пока дыра не затянется. Как раз до рассвета управитесь.

- То есть ты хочешь сказать, что святой Терентий не миф? - спросил вдруг Болек.
        Терентий, который к этому времени парил на облаке над самой землей, легко соскочил с него.

- Так ты, брат мой, Фома неверующий? - Терентий ткнул Болека в грудь. - Может, за бороду меня подергаешь? Убедишься, что не ватная? Слыхали, братья? Вами предводительствует, а сам считает, что я миф! А во имя кого вы, спрашивается, на себя буквы «Т» навесили? Во имя кого уничтожили дом хорошего человека? Так вот, знайте: я вам на это своего благословения не давал. А давали такие, как этот, - Терентий снова указал на Болека, - которые и в меня-то не верят. Я вам покажу миф! А ну, марш в храм! - рявкнул старец и сердито ударил посохом оземь.
        Экологов как ветром сдуло. Они мышами прошмыгивали мимо Терентия к распахнутым воротам. Некоторые косились на Болека, потом опускали взгляд и ускоряли шаг. Последним тронулся с места Табаки.

- Ты-то куда, идиот безголовый? - простонал Болек.

- Небо латать, - буркнул Табаки, пониже натянул шапочку и припустил за остальными.
        На краю дыры, в изувеченном парке, залитом луной, остались только я, сэр Перси с Эсмеральдой, Болек и святой Терентий.
        Болек не стал затягивать финал и удержался от прощальных речей. Смерив нас ледяным взглядом, он развернулся на пятках и зашагал прочь. И как только он скрылся, послышали тихие хлопки.

- Браво! Браво, Алекс!
        На дорожку вышел кот. Он сел на задние лапы, а передними рьяно аплодировал. Терентий расплылся в довольной улыбке:

- Ну что, качественное шоу?

- На все сто! Ars longa, vita brevis![Искусство долговечно, а жизнь (человека) коротка (лат.). ] - выразился Бэзил. - Особенно удалось это: «Ты подними свою вязаную шапочку!» - окая, пробасил он.

- Так вы не Терентий, - уточнил я.

- Нет, брат мой, - улыбнулся незнакомец.
        Впрочем, это было уже очевидно. Маска святого Терентия быстро таяла, и сквозь нее проступал другой облик. Мнимый святой оказался невысоким и крепким парнем с пшеничными волосами до плеч и аккуратными темными баками. Он был одет в джинсы и джемпер, на его шее болталось какое-то деревянное украшение. Выглядел он лет на тридцать восемь.

- Это тот самый Алекс, добрый мой приятель, - представил его Бэзил. - Он такой же бродяга, как и я, но вот уже месяц торчит в окрестностях Хани-Дью…

- Просто невероятное поле деятельности, - сказал Алекс. Оканье пропало у него так же, как чужое лицо. - Жаль, у Бэзила не было времени посмотреть, как я там все обустроил. Когда он примчался, я понял, как выглядит кошка на раскаленной крыше…

- Что обустроил, Алекс? - спросил я. Меня все еще немного потряхивало, и соображал я плохо.

- Дыры, - пояснил Алекс. - На чужих иллюзиях, да еще вековых, закосневших, ничего нового не создашь. Все подчиняется скучным законам земной физики. Точнее, еще более скучным представлениям о них. А дыры - отличный материал. Бэзил мне рассказывал о ваших пришельцах. Потрясающе! Безумно интересно. Надо же, как вам повезло.

- Ну можно и так сказать, - пробормотал я. Потом запоздало протянул ему руку. - Спасибо. Вы так красиво завершили нашу дискуссию… Бэзил просто гений, что догадался привести вас.

- Но мы все-таки опоздали? - нахмурился Алекс. - Я так понял, вашим жизням уже ничто не угрожало? Оружие было уничтожено?

- Грег, это ты с отражателем разобрался? - влез Бэзил.
        Я испытал жгучее желание дать пинка не в меру жизнерадостному котяре, но совладал с собой и сказал:

- Нет. Это Эсме. Женщины быстрее мужчин ориентируются в экстремальных ситуациях. Пока я разевал рот, Эсме совершила подвиг.

- А вы вообще не обязаны были здесь находиться, - подал голос сэр Перси. Он сидел на уцелевшей мраморной ступеньке, Эсмеральда нежно гладила его по плечу.

- Если бы вы видели, как он вмазал этому мерзавцу Болеку! - экспансивно воскликнула она. - Без Грега нам пришлось бы туго.
        Я смутился и, кажется, даже поковырял песок носком ботинка, бормоча что-то типа:
«Пустяки… Не стоит преувеличивать… Любой на моем месте…»
        Но сэр Перси тут же добавил ложку дегтя:

- Жаль, что вы не появились раньше и не помешали этим ублюдкам погубить мою библиотеку. Энциклопедия! Четыреста лет…

- Простите, барон, - возразил Бэзил, - но есть потери и посерьезнее. Я не сомневаюсь, что вы восстановите БАЭ в прежнем расцвете мудрости. А вот сможете ли вы точно вспомнить, как скрипела моя любимая качалка?
        Сэр Перси одарил нахала выразительным взглядом. Потом сосредоточился, любовно провел рукой в воздухе изогнутую линию… Возник каркас из красного дерева, полированный, но сильно потертый. Потом каркас наполнился пружинами и ватином и обтянулся зеленым бархатом, немного траченным молью. Сэр Перси легонько качнул кресло.
        Скрип-скрип. Скрип - отозвалась качалка знакомым отвратительным голосом.

62


«Рено» Марка пытался пробиться через обычную вечернюю пробку. Ася сидела рядом, и от этого у Марка захватывало дух. Рядом - в последний раз… И от этого дух захватывало еще сильнее. Рано или поздно они пересекут центр города и вырвутся на просторы новостроек. Он остановится у дома, Ася скроется в подъезде, и не останется ни малейшего повода для новых встреч.
        Ася теребила замок на сумочке. Нервничает, подумал Марк. Потом заставил себя признать очевидное: нервничает, потому что он выдал себя. Ей неприятно его внимание. Отказать неудобно, принимать - незачем… Она ведь только из вежливости разрешила подвезти себя домой. Надо смотреть правде в глаза, он не мальчишка, чтобы тешиться пустыми надеждами…
        Сегодня в клинике они едва не поругались. Ася в штыки приняла его новую позицию.

- Послушайте, - рассердилась она, - не знаю, что за новый метод вы решили на мне испытать, но прошу вас: не надо экспериментов! У меня только-только все в голове встало на место. Это, конечно, благодаря вам. Вы замечательный врач, Марк Александрович. Теперь я знаю: мои сны - просто бред. Я вам говорила, в моей жизни был мутный период… Я боялась оставаться одна и встречалась с разными мужчинами. Некоторые из них говорили мне странные вещи. Наверное, я злоупотребляла алкоголем. Понимаете, я была на краю! Мои сны - лишь отражение этого кошмара. Вы же знаете, как причудливо искажаются во сне впечатления реальной жизни…
        Марк молчал. Он должен был молчать. Получается, он и так уже наговорил лишнего. Главная заповедь медицины - не навреди. Лучшее - враг хорошего. Его пациентка - уже можно сказать «бывшая пациентка» - больше не чувствует дискомфорта. Это видно по ее лицу, по блестящим глазам, по небрежной сексуальности прически…

- Теперь я могу рассуждать логически, - говорила Ася. - Допустим, Егор приходил ко мне во сне. Тогда ему совершенно ни к чему эти фокусы с перевоплощением. Откуда я знаю какие-то факты из его жизни? Ну, я же навещала его отца. Он, конечно, рассказывал о сыне. А что-то я, признаюсь, домыслила. Я же не стенографировала сны, а записывала их на следующий день. Некоторая литературная обработка…
        К черту заповеди! Догадка, осенившая Марка, была так проста, что он не мог ее не высказать:

- А что, если все, что вам снилось, было на самом деле? Нет, разумеется, не этими ночами, а раньше… Вы все забыли - об этом позаботились высшие силы. Но вспомните, что рассказывал Егору ангел Хархуфий: если часть воспоминаний осталась в подсознании, она может вернуться во сне…

- Врачу, исцелися сам, - тихо сказала Ася. - Простите. Вырвалось. Я, кажется, раскусила вашу методу, Марк Александрович. - Она улыбнулась. - Вы провоцируете меня, чтобы в споре с вами я избавилась от последних сомнений. Но это лишнее. Не скажу, что я совершенно здорова… Но мне надоело быть больной. И… Марк Александрович, вы же знаете, я нашла новую работу. Она отнимает много времени. Сегодня мне чудом удалось уйти. Так что… Я больше не смогу приходить к вам. Давайте прощаться?
        Она выжидающе уставилась на него. Марк понимал как глупо выглядит его молчание. Думай, думай… Должен же быть какой-то беспроигрышный донжуанский ход…

- Разрешите подвезти вас домой?
        Смеркалось. В город вернулась зима. А днем по-весеннему шпарило солнце, нагревая подоконник. И Ася явилась в ореоле этого света в сиреневой курточке, легкой не по сезону. Просто ей не терпелось стать красивой. И весеннее тепло разливалось у нее по щекам, по глазам…
        На перекрестке горел зеленый, но поток машин не двигался. Водители огрызались друг на друга гудками. Ася в очередной раз нетерпеливо щелкнула замком. Даже Марк начинал терять терпение. Еще немного - и она сообразит, что на метро доберется быстрее. Покосившись на нее, он сказал - как в омут головой прыгнул:

- Ася Валентиновна, а давайте мы с вами заедем в одно местечко. Выпьем кофе, подождем, пока пробка рассосется…
        Он так боялся спугнуть ее любым проявлением чувств, что говорил самым что ни на есть небрежным тоном. Ася помедлила, но все же кивнула.

«Рено» вырвался из западни в свободный переулок, закружил темными улицами, победно проскочил на желтый свет и притормозил напротив заветных дверей… Вот черт. Марк в досаде ударил по рулю. Ася взглянула на него удивленно. Одна из главных составляющих этого чудесного места не сработала, подвела: припарковаться было негде. Не судьба, вздохнул по-бабьи кто-то у Марка в голове. Но тут же замызганная «пятерка» неуклюже сдала задом, и Марк нырнул в освободившуюся дырку.
        Официантки-стюардессы приветливо улыбались постоянному посетителю. Пять крошечных канделябров вспыхнули на самом уютном столике. В кафе, как по заказу, не было ни души.

- Славное место. Вы часто здесь бываете? - спросила Ася, оглядываясь.
        Понимает ли она, что он сейчас пустил ее в святая святых своей души? Вряд ли. Она впервые спросила Марка о нем самом, но он не стал пускаться в откровения. Она даже не попыталась изобразить на лице интерес - просто спросила, чтобы поддержать разговор. Он ответил односложно, после чего оба замолчали. Марк пил кофе, Ася - зеленый чай с лимоном. Потом она украдкой взглянула на часы. Проверила мобильный: не пропустила ли звонок. Решительно встала.

- Марк Александрович, мне, пожалуй, пора. Спасибо за попытку, но на метро я доберусь быстрее.
        И тогда Марк достал свой последний патрон. Он спросил:

- Ася, а почему вы никогда не говорили, что ваш муж Алексей Мишкин и ваш бывший одноклассник Егор Гобза погибли, столкнувшись друг с другом?

63

        Дом сэра Перси был отстроен за три дня. На том же самом месте: дружными усилиями мы поколдовали над дырой и превратили ее сначала в котлован, а потом в фундамент. Выросли стены, окна, башенка с флюгером. Я лично колдовал над входной дверью, стараясь повторить все детали, включая зеленоватый бронзовый колокольчик.
        Наверное, восстановление заняло бы гораздо больше времени, если бы не Алекс. Он оказался настоящим волшебником. Никогда не видел, чтобы задуманные вещи возникали мгновенно, целиком, не требуя уточнений.
        Мы сочли своим долгом восстановить дом именно таким, каким он был раньше - до последней дверной Ручки. На стройплощадке постоянно звучала бодрая перекличка:

- Кто-нибудь помнит, сколько на крыльце было ступеней?

- Елочки зеленые, кто напортачил с унитазом? Сэр Перси! Я же объяснял, этот шнурок не для красоты!

- Да-да, по потолку лепнина. И плафон с амурчиками.

- Алекс, я ценю ваше желание помочь и уважаю ваш творческий порыв. Но комната должна ограничиться тремя измерениями. Тремя!

- Я точно помню, амуров было пять. Уберите двух лишних!

- Да нет же, семь.

- Нет, пять!
        При этом розовощекие амуры на потолке то появлялись, то пропадали.
        В общем, было весело, как на школьном субботнике. Помнишь, Сурок? Мы всеми правдами-неправдами старались избежать этого мероприятия, а потом выяснялось, что убирать листья в парке очень весело.
        У нас на счету были каждые руки - точнее голова. На помощь пришли все, кто хорошо помнил дом сэра Перси: и Билл Харт, и Самир, и даже пара-тройка экологинь, подружек Эсмеральды. Не было только Фаины. Впрочем, я и не ждал, что она придет.
        За все это время я ни разу не побывал у себя дома. Хочет - пусть сама там живет. Нет - пусть дом стоит пустым…
        И лишь однажды я отлучился со «стройки века», повинуясь странному желанию. Я решил навестить в Больнице Алана Нэя.
        О том, что он в Больнице, я знал от экологических девиц. Они донесли, что в общине все говорят о пришествии святого Терентия. Молодые экологи в точности выполнили его завет: во время ночных бдений залатали небесный свод, а утром рейдом прошлись по Хани-Дью и уничтожили все «Т». Потом экологи один за другим потянулись в Больницу, чтобы навестить своего Чистого Учителя. И, когда увидели, как просвечивает сквозь него подушка, многим стало дурно.
        Воспитательное значение этого момента трудно переоценить. В Атхарте очень легко творить пакости - до поры до времени. Ты уже точно знаешь, что ад не существует. Ты уверен, что двум смертям не бывать… Ан нет. Оказывается, и здесь ничто не остается безнаказанным.
        Большинство питомцев Гиппиус покинуло общину, решив, что стихи писать куда безопаснее. А Болек ушел из Хани-Дью. Очень гордый парень. Жаль только, что не очень умный.
        Когда я приехал в Больницу, меня встретил мой соотечественник, дородный дядька, представившийся Виктором Эдуардовичем. На мой вопрос о состоянии Нэя он развел руками:

- Увы. У мистера Нэя не тот недуг, чтобы можно было делать прогнозы. Мы здесь этим не занимаемся. Да и стоит ли заглядывать вперед, чтобы вылечить душу? Сначала надо привести в порядок «здесь» и «сейчас». Примириться с самим собой… Мы над этим работаем.

- Наверное, персонал Больницы состоит из самых лучших врачей, - улыбнулся я. - На Земле мало кто из ваших коллег умеет лечить души.

- У нас мало бывших врачей, - сообщил мой собеседник. - Только те, кто умер лет сто назад. Нынешние доктора ничего не знают о душе. Они плохо адаптируются в Атхарте и совершенно бесполезны здесь. Лично я на Земле был священником. А вот и палата мистера Нэя. У него, правда, посетители…

- Кто? - напрягся я.

- Как всегда - двое. Страшненький юноша по прозвищу Табаки. И хмурая девушка…

- Фаина, - поморщился я.
        Эта встреча совсем не входила в мои планы. Я открыл было рот, чтобы отказаться от визита, но Виктор Эдуардович уже распахнул дверь в палату.
        Рассеянный свет струился из двух окон сквозь розово-дымчатую кисею. Такие невероятные складки умели создавать только руки Фаины… Посередине стояла кровать. Она показалась мне пустой, я не сразу разглядел очертания человеческого тела. Елочки зеленые… А я еще подумывал, не захватить ли больному, как водится, апельсинов. Какие уж тут апельсины.
        Фаина, сгорбившись, сидела рядом с кроватью Нэя на табурете. При виде меня она вздрогнула.

- Я не знал, что ты здесь, - быстро сказал я. - Думал поговорить с Нэем. Он, видишь ли, кое в чем виноват лично передо мной. Так вот, я хотел сказать…

- Не с кем здесь говорить, - оборвала меня Фаина. - Его уже почти нет. Табаки! Погуляй.
        С табурета в углу слез Табаки. Стараясь не задеть кровать, словно боясь подцепить заразу, он вышел из палаты.

- Сидит здесь, как сыч, на нервы действует… Как сэр Перси? - спросила Фаина.

- Восстанавливает дом. Мы ему помогаем.
        В моих словах Фаине послышался упрек.

- Я тоже хотела, но… Врачи говорят, что в моем присутствии он становится более видимым.
        Мы помолчали. Я откашлялся и спросил:

- Где ты живешь?

- Пока здесь, в соседней палате. А потом построю дом. Настоящую сказочную избушку на курьих ножках. В детстве я ужасно завидовала Бабе-яге. И чтоб была ступа, и ковер-самолет, и скатерть-самобранка. Я уже и место приглядела, но…

- Что - но?

- Это в лесу, недалеко от тебя. Ты будешь против.

- С какой стати? Я всегда рад хорошим соседям. И вообще… Может, в качестве соседей мы будем лучше понимать друг друга?
        Эти слова вырвались у меня без всякого подтекста. Я вовсе не собирался искать пути к примирению. Но Фаина поняла меня именно так. Покачав головой, она перевела взгляд с меня на Нэя. Я закипел раздражением, как электрический чайник. Тоже мне, Татьяна Ларина. «Я вас люблю, к чему лукавить…» Сама себе выдумывает сложности там, где их нет.

- Я не собираюсь оправдываться, - глухо сказала Фаина, - но хочу, чтобы ты знал. Такие вещи обычно важны для мужского самолюбия… Я сама назначила Алану свидание, но вовсе не любовное. Я хотела… ну образумить его, что ли? А вышло, как вышло. Но я никогда не была влюблена в Алана Нэя.

- Так какого черта ты возишься с ним?! - не выдержал я.
        Она криво улыбнулась:

- Ты не поймешь. Меня всю жизнь окружали подонки. Мне с ними уютнее, чем с приличными людьми.
        Слушать подобные речи я не собирался. Чего ради? Я вернулся к машине. Возле нее стоял Табаки и чем-то острым царапал на крыле матерное слово. Заметив меня, он отскочил в сторону, застенчиво проблеял свое «гы-ы-ы» и скорчил виноватое лицо.
        В общем, к сэру Перси я приехал злой как черт. И застал всю нашу строительную бригаду на крыльце.
        Бэзил, привстав на задние лапы, зачем-то ковырял передними замочную скважину. У него над душой стояла Эсмеральда - почему-то в пушистом халате и домашних тапочках.

- Наконец-то! - не слишком любезно приветствовал меня сэр Перси. Он нервно посасывал потухшую трубку.
        Билл Харт развел руками:

- Грег, старина! Ну как так можно!
        И все смотрели на меня так, словно я накануне устроил пьяное безобразие.

- Да в чем дело? - хмуро поинтересовался я.

- Дело, собственно, в том, Грег, что эта чертова дверь - твоя работа, - отозвался Бэзил, продолжая свое загадочное занятие.

- Ну?

- Баранки гну! - фыркнул Алекс. - Замок ты сделал?

- Да… Французский…

- А ключ? О ключе ты подумал?! - патетически воскликнул сэр Перси.
        Да, про ключи я забыл. А дверь сделал с максимальным натурализмом. И когда честная компания вышла посмотреть из парка на дело своих рук, дверь захлопнулась.

- Я только собралась принять ванну! - жаловалась Эсмеральда. И вдруг охнула, прикрыв руками рот: - А пробку! Пробку из джакузи кто-нибудь вытащил?

- Поздравляю, la preciosa, - саркастически произнес сэр Перси. - Уж кто-кто, а я всегда знал, что женщина - это самое разрушительное оружие.
        И тут веселым водопадом на крыльцо хлынула вода. Бэзил, с отвращением поджимая лапы, спрыгнул вниз. Я лихорадочно начал вспоминать, какой замок я ставил на дверь. Как только вспомнил, Алекс за считаные секунды создал ключ. Мы бросились в дом, выключили воду и убедились: значительная часть работ пошла прахом… Мы обреченно переглянулись - и приступили к повторному восстановлению.
        Работа - лучшее средство от хандры. Я всегда помнил об этом и пообещал себе, что, когда закончится обустройство дома, снова буду дневать и ночевать в
«Шамбале». Что-то Вирата давно не звонит. Совсем позабыл меня…
        Но я не подозревал, что окажусь в «Шамбале» гораздо раньше, чем ожидал.
        Новоселье было назначено на среду. Вообще-то еще не все было готово, постоянно всплывали мелкие недоделки. Из-за рисунка на фамильном сервизе или количества подвесок на люстре вспыхивали жаркие споры.
        Масла в огонь подливал сам сэр Перси. Как только кабинет был готов, он предоставил остальную работу нам и засел за энциклопедию. И что-то у него не пошло. Из кабинета доносились проклятья, с визгом двигался стул, падали какие-то предметы… Доставалось и нам под горячую руку.
        Короче, обстановка была нервной, и праздника хотелось всем. Мы решили устроить шикарную вечеринку - назло врагам! - и пригласили пол-Хани-Дью.
        Королевой бала стала Эсмеральда. Она была чудо как хороша. Совсем юное лицо - и строгое черное платье. Сэр Перси сделал ей официальное предложение. Даже в Атхарте женщины ценят такие условности… После того как Эсме спасла ему жизнь, ни у кого, в том числе и у меня, не повернулся бы язык осудить его выбор. В конце концов, если женщина любит тебя без оглядки, если рискует собой ради тебя, какая разница, умна она или глупа? А Эсме к тому же красива как картинка.
        Правда, ей повсюду теперь мерещилась угроза для ее ненаглядного. Как она накинулась на Бэзила, который осмелился раскритиковать новую качалку!

- А все-таки не то, не то, - повел усами кот, взгромоздившись на кресло четырьмя лапами. - Эта поет тенором, а у той был уверенный баритон. Признайтесь, сэр Перси, вам медведь на ухо наступил.

- Не нравится?! - тут же взъелась Эсмеральда. - Так ступай в подвал ловить мышей! Котам там самое место. Что? Нет мышей? Так наделай их. А я скажу, что они неправильно пищат. Не слушай его, mi amor… Идем танцевать!
        А у меня, признаться, было совсем не танцевальное настроение. Я слонялся среди гостей, встревал то в одну, то в другую беседу, пока не оказался в компании Бэзила и Алекса. Исполнитель роли Терентия почти не пил спиртного и шумному веселью предпочитал беседу с приятелем.
        И снова Алекс странно посмотрел на меня - как будто видел раньше, но боится ошибиться. И вопрос он задал странный. У нас не принято спрашивать об этом так, с бухты-барахты.

- Вы давно в Атхарте, Егор?

- Три года. А вы?

- Да… И я где-то так… - уклончиво ответил он.

- Ты в курсе; что Алекс тоже адъют? - напомнил кот и тут же ускользнул, оставив нас вдвоем.

- Как вам удается совмещать работу и… странствия? - спросил я.

- Бродяжничество, хотели вы сказать! - засмеялся Алекс. - Да очень просто.
«Шамбалы» есть повсюду. Мой работодатель знает, что я явлюсь по первому зову.

- А с кем из богов вы работаете?

- С Янусом.

- А, такой высокий. Синий костюм с золотыми пуговицами…

- Нет. Он всегда носит черно-белое трико. Говорит, это потому что земное правосудие черно-белое. Примитивное. Не видит нюансов. Это, разумеется, говорит его левая голова…

- А что, у него их много? - опешил я.

- Две. Левая - Адвокат, правая - Прокурор. И когда начинаются прения…

- Постойте, - нахмурился я. - Ничего не понимаю. Так уж вышло, не хочу хвастаться, но я повидал всех богов в главной «Шамбале», в Короне. Люди как люди…

- И Джан человек как человек? - Алекс рассмеялся. - У вас широкие взгляды… Но я, кажется, начинаю понимать…

- А что - Джан? - насторожился я, вспомнив рыжеволосую богиню любви.

- Я видел Джан не раз, - серьезно сказал он. - У меня были к ней личные просьбы. К ней или к нему - тут как посмотреть…

- Как-то вы странно шутите, - не вытерпел я.

- Помилуйте, какие шутки? Джан - гермафродит. У нее очаровательная грудь и… простите, внушительное мужское достоинство. Да и по лицу не разберешь: не то хорошенький мальчик, не то прелестная девочка.
        Я встал.

- Простите, Алекс. У меня сегодня, наверное, проблемы с чувством юмора. Я считаю, это не лучшая тема. Да и как-то не смешно, честно говоря.

- Егор, постойте, - Алекс поднял брови. - Не сердитесь. Я уже понял, что вы видели богов другими. И вы уверены, что это был их настоящий облик? Это в нашем-то мире иллюзий?
        Я замолчал. Так он хочет сказать, что…

- Черт с ними, с богами, - сказал вдруг Алекс. - У меня к вам просьба, возможно, она покажется вам странной. Вы принципиально хотите быть здесь до конца вечера? Вы не могли бы прямо сейчас съездить со мной в ближайшую «Шамбалу»? Конечно, я могу просто расспросить вас, - загадочно прибавил он, - но мне надо знать наверняка. Так с ума можно сойти…

- Вы хотите что-то посмотреть по компьютеру? - понял я.

- А у вас в «Шамбале» есть компьютеры? Как удобно. Я старый компьютерщик… Вы не поверите, какой инструментарий мне пришлось осваивать. Все эти книги судьбы, магические шары… Пыль, запах тления… Фу! Ну так едем?
        Через пять минут мы были в машине.

- Чья «Шамбала» ближе? - спросил Алекс.

- Вираты, - ответил я и мысленно зажал уши. Я вовсе не хотел узнать, что мой босс - обкуренный джинн-гомосексуачист.
        Алекс, спасибо ему, тактично промолчал.
        Через некоторое время я сам спросил:

- А Натх? Каким он вам показался?

- Кто?

- Натх. Бог Баланса.

- Никогда не слышал про такого, - ответил Алекс. - Вы не могли бы ехать потише, Егор? По-моему, слишком темно для таких гонок.
        Но мне было не до осторожности. Вот тебе на… Я не находил слов. Если этот парень не врет, то я знаю о мире не больше, чем в тот день, когда умер. И даже сэр Перси с его четырехсотлетним опытом намыл в бездонной реке лишь крупицы знаний. Баланс - Прогресс. И боги на страже. А может, все сложнее и интереснее? Может, я был прав, когда ждал от небес неразгаданной тайны? И сладкий холодок предвкушения пробежал по моей коже…
        Вместе с Алексом мы поднялись в Отдел Информации. Я запустил компьютер. Алекс, одобрительно щелкая языком, оглядывал наш офисный антураж.

- Что смотрим? - спросил я.

- Дайте я сам. - Алекс отобрал у меня мышь. - А вы смотрите на экран и ничему не удивляйтесь. Если не увидите ничего для себя интересного - тогда простите, что отнял у вас время.
        Он быстро-быстро набрал данные в окне поисковика, повторяя: «Нет, как удобно!» Я стоял у него за спиной и думал, что тайные ночные посещения офиса стали для меня традицией. И всякий раз это связано с тревожными событиями. Сначала - я искал информацию про Никиту Воронцова, а нашел серьезный сбой в Балансе. Потом - привел сюда князя Свиста и показал ему его собственную смерть. И этот странник Алекс непрост, ой как непрост… Наверняка я увижу что-то интересное. Ха, Сурок. Я даже не подозревал - насколько!

…Дорога темной лентой рассекала зеленые поля - словно «молния» расходилась между двумя половинками ткани. Серебристый «мерседес» шел лихо, не меньше ста сорока. Алекс включил замедленное изображение, но все равно все случилось очень быстро. Гораздо быстрее, чем я понял, что мне показывают. «Мерс» оказался на вершине пригорка, когда на него лоб в лоб вылетел темно-синий «форд». Он тщетно пытался обогнать длинную фуру. «Форд» резко свернул на обочину, освободив «мерседесу» его полосу. Но «мерс»…

- Придурок! - хрипло заорал я, ударив ладонью по столу.
        Но ничего уже нельзя было изменить. Машины столкнулись на обочине. Даже компьютер, казалось, едва не разорвало от грохота и скрежета. Фура затормозила. Водитель распахнул дверь и выскочил на дорогу.
        Водителя «форда» вынесло на капот. Он лежал ничком, неестественно вывернув руку. Ветер теребил светлую прядь на макушке. Остальные волосы были мокрыми и темными, и к ним липло стеклянное крошево. У «мерса» капота не осталось вообще. Зато водитель - вельветовая кепка, темные очки - казалось, не пострадал. Он слабо шевелил губами и искал рукой кнопку ремня безопасности. А вместо ног и всего остального до пояса у него было сплошное жеваное железо…
        Кино продолжалось. Водитель фуры со знанием дела пощупал у светловолосого пульс. Выразительно покачал головой, достал телефон и стал нажимать кнопки… Хватит!
        Я грубо вырвал у Алекса мышку и выключил ролик. Потом выпалил, стараясь успокоиться:

- Выкладывайте, что вам надо! Кто вы такой?! Что за представление?! Зачем вам понадобилась информация о моей смерти?!
        Алекс сидел с закрытыми глазами, с совершенно отстраненным лицом. С видимым усилием разлепив губы, он сказал:

- Вы не поняли, Егор. Я показал вам обстоятельства, ведущие к моей смерти. Я умер в «скорой», через пятнадцать минут после этого столкновения. - Открыв глаза, но сузив их до щелочек, он ядовито добавил: - Ну, здравствуй, Гастелло. Вот мы и встретились. Во второй раз.

64

        Я задохнулся от негодования:

- Это я - Гастелло?! Ты за каким лешим свернул?! Ты же был на своей полосе! Я уступал дорогу!

- Уступал? Да ты позже меня свернул! Это надо быть таким муромоем - обгонять на повороте! Идиот.

- Сам идиот! Ехал бы девяносто, ничего бы не случилось. Я просто не успел перестроиться обратно…

- Причем самому-то повезло, сдох сразу…

- Ты тоже недолго мучился, - огрызнулся я.
        Мы стояли друг против друга; я вцепился в край стола, он - в спинку стула. Я старался придать своему взгляду испепеляющие свойства. Так вот кому я обязан столь ранней встрече с Атхартой!
        Но, если честно, ненависти к виновнику своей смерти я не испытывал. Он даже был мне симпатичен… Я фыркнул, представив, как выглядит со стороны наша перепалка.

- Очень смешно, - буркнул Алекс.

- А что? И дальше стоять пыхтеть? Тебя как зовут по-человечески? Александр?

- Алексей. Алексей Мишкин. А ты что, не узнавал, с кем столкнулся?

- Не-а, - беспечно ответил я. И вдруг понял. - Ты меня искал?
        Алекс… ну то есть Алеша посмотрел на меня странным взглядом. Так смотрят на объект былого чувства. Но вряд ли речь шла о любви.
        Он махнул рукой:

- Твое счастье, Гобза, что я нашел тебя только сейчас. Я, собственно, уже и не искал. Это случайно вышло. Ну и что нам теперь делать?

- Выпить за помин души, - предложил я на полном серьезе. На мой взгляд, лучшего средства наладить взаимопонимание между двумя мужчинами еще не изобрели.

- Выпить?! - возмутился Мишкин. - Водки?! А что… Это можно.
        Через полчаса комната отдыха в Отделе Информации превратилась в импровизированный бар. Мы соорудили закуску, каждый по своему вкусу: Мишкин - пельмени и маринованные миноги, я - блинчики с черной икрой. Выпили по первой, не чокаясь. Закусили, помолчали.
        Потом Мишкин спросил:

- Ну и куда ты так спешил?

- Да не спешил я! Нормально ехал. А эта чертова фура плелась передо мной всю дорогу. Раздражала ужасно. Я вообще был на нервах. С самого утра поругался с девушкой. И на работе накладка вышла: появился жирный клиент, назначил встречу. С утра звонит дура-менеджер, заявляет, что агент заболел и не приедет. А мне сестру из аэропорта встречать… Ладно, думаю. По-быстрому заскочу к клиенту - и в аэропорт. Вот и заскочил, твою мать… Выпьем?
        Мы выпили.
        Осмелев, я бестактно спросил:

- Слушай, а что тебя так разобрало? Ну случилось. Рано или поздно это происходит со всеми. Я, например, даже облегчение какое-то испытал. Всю жизнь боялся смерти. Думал: как это будет? А тут чик - и ты уже на небесах. Все позади, больше не повторится.

- Если бы рано… или поздно… - покачал головой Мишкин. - А тут ни раньше ни позже. - Он зыркнул на меня повлажневшими глазами. - Этого не объяснишь. Никто не поймет, из какого счастья меня выдернули. Я, видишь ли, безумно любил свою жену.
        Он сделал паузу.
        Я неопределенно пожал плечами: дескать, всякое бывает.

- Когда мы поженились, я знал, что она меня не любит. Она честно предупреждала об этом. У нее было какое-то увлечение, детская блажь… Я сказал, что меня это не смущает. Что сделаю ее счастливой. Тапочки буду в зубах приносить. На самом деле я надеялся, что… как говорили наши предки, стерпится - слюбится. Бывает ведь любовь с первого взгляда, а бывает со второго и с десятого. Но шли месяцы, годы… Если бы ты знал, сколько раз у меня опускались руки! Я думал даже найти этого ее болвана, привести к ней, сказать им: будьте счастливы, дети мои, только никогда больше не попадайтесь мне на глаза! Но в конце концов я оказался прав. Я услышал от нее долгожданные слова. А потом узнал, что у нас будет ребенок. Я просто спятил от счастья! Если бы кто-нибудь мог понять, как мы жили… как мы смотрели друг другу в глаза… За те четверть часа, пока я был еще жив, я успел понять, что пришел конец моему счастью. Я не чувствовал боли и мучился только этим. Я старался удержаться из последних сил, но даже любовь не всесильна… Увы. «И никого не защитила вдали обещанная встреча, и никого не защитила рука, зовущая вдали», - с
иронией продекламировал он. А потом серьезно добавил: - Вот этих пятнадцати минут я не мог тебе простить. Сказать, что я тебя ненавидел, - не сказать ничего. Попади мне тогда в руки отражатель - я не задумываясь взорвал бы Вселенную лишь за то, что где-то в ней есть ты. Я тебя искал с самого первого дня. Ради этого стал адъютом, пустился в странствия. Изобрел тысячу способов наказать тебя. Пересказывать не буду, у тебя пропадет аппетит. Но Монте-Кристо рядом со мной - мальчишка. Ему не приходилось мстить там, где врага нельзя даже убить. Но вот мы встретились, начали орать друг на друга… Знаешь, это даже смешно. Выпьем?
        И мы снова выпили. Я почувствовал себя очень пьяным. То ли мы перестарались с водкой, сделав ее крепче обычной. То ли сама эта встреча, будь она неладна, так подействовала… Угрызений совести я не испытывал. Попытки Мишкина обвинить во всем меня одного с треском провалились. Даже выслушав семейную драму, я не дрогнул. Не хватало еще подцепить комплекс вины. Тогда все, милости просим в Больницу…
        События того летнего утра, великолепного солнечного зеленого утра, без всякого компьютера выстраивались в памяти по ранжиру. Я помнил визг тормозов - и навалившуюся неподъемной тяжестью тишину. И - последнее: женская фотография в салоне чужой машины.

- Я запомнил у тебя в машине фотографию, - сказал я. - Это твоя жена?

- Да, это Ася, - кивнул Мишкин. Его тоже заметно развезло. - Бедная моя… Я, признаться, посматривал первое время в Кратер. Узнал, что она потеряла ребенка. Потом смотреть перестал: очень уж мучительно…
        В какой-то момент голос Мишкина превратился для меня в неразборчивый звуковой фон. Я перестал вслушиваться в слова и сосредоточился на другом… И вдруг меня посетила необычайная ясность. Я словно уподобился богам, прозревающим одновременно причины и следствия всех событий. Фотография белокурой госпожи Мишкиной. Школьный альбом, который я прятал от Златы и который всегда сам собой открывался на одной и той же странице. Неведомый зовущий голос. Moя неспособность любить и поиск утраченного идеала. И еще много-много всего: грохочущий рок-н-ролл выпускного вечера, и запах мандарина, и сладковатый холод тающего на губах снега…

- Ты не будешь возражать, Лешка, если я отлучусь ненадолго? - спросил я.
        Ответа не последовало: Мишкин спал. Он откинул голову на спинку кресла и приоткрыл рот. Его породистое лицо отяжелело, постарело, обрюзгло.
        Я оглядел комнат} . Как это мы умудрились так быстро надраться и так все загадить? Я на секунду представил лица моих коллег, которые поутру увидят эту икебану… Но прибираться я не стал. Внутри уже тикала заведенная бомба. Ничего, уволить за пьянку на рабочем месте меня все равно не смогут. Я вынул из руки Мишкина вилку с наколотым остывшим пельменем и вышел вон.

65

        Я заглушил мотор и остался наедине с тишиной. Только тяжко вздыхало невидимое море. В разрывах туч алмазными гранями вспыхивали звезды. Сколько поколений умерших шлифовало их блеск! Ночное небо над Хани-Дью - это память о самых звездных земных ночах…
        Свет фар уперся в борт Кратера. Я подошел к нему, положил руки на края. Камень как камень… Но мне вдруг стало зябко, и хмель прошел без следа.
        И что теперь? Как пользоваться этим телескопом? Хлопнуть в ладоши? Сказать
«крэкс, пэкс, фэкс»?
        Все произошло само собой. Меня потянуло вниз, я вцепился в борт. Темное жерло пришло в движение, наполнилось серым дымом, и я не сразу понял, что это облака. Потом они расползлись в стороны. Я закричал от страха: мне показалось, что я падаю, а панорама города неумолимо приближается.
        И вот - крупный план. Шоссе. Дикие поля по обеим сторонам. Вдали - город. Беззвучно пронеслась одинокая машина: я пока не разобрался, как здесь включается звук. Раннее утро выходного дня. Конец августа, и солнце светит как в тумане. На обочине - выцветший пластмассовый венок на подставке. Место, где все кончилось и все началось.
        Впрочем, после сегодняшней встряски я смотрел без особого интереса и с нетерпением ждал, когда мне покажут что-нибудь еще. И мне показали. Я увидел симпатичный лесок, церковь… Елочки зеленые, да это кладбище! Вот тут я впервые испугался, что сойду с ума.
        Ан нет. Человеческий разум - очень прочная вещь. Главное - широта взглядов, гибкость мышления и свобода от стереотипов. И тогда ты без запинки сможешь выговорить слова: «Вот моя могила, в которой лежат мои кости и все, что от меня осталось». Это просто слова, и нет в них ничего ужасного.
        Моя могила выглядела достойно. Блестящий черный мрамор, цветник засыпан гравием, внушительный камень с простой надписью:
        Гобза

        Егор Николаевич


1972-2002


        Никаких сантиментов… Если бы меня спросили, я бы завещал похоронить себя именно так.
        Я подумал - и тут же понял, что вру и рисуюсь. Вид у моей могилы был заброшенный и… холодный. Вон рядом, у соседа, какого-то Васильчика - куст бузины, в цветнике рыжеют бархатцы, в углу ограды стоит тоненькая рябинка. Листья дрожат на ветру, а шелеста не слышно. И на камне, совсем небольшом, выбиты две строчки:

        Но ведаю: любовь, как смерть, сильна
        Люби меня, когда меня не станет…
        Поразительно… Это же стихи, которые Зинаида Гиппиус читала в своем салоне!
        Впрочем, кроме душевного трепета, это совпадение ничего мне не принесло. Я занимался ерундой и понятия не имел, как управлять Кратером.
        Он показывает мне то, что сам хочет. Здесь, на кладбище, я никого не увижу. Годовщина давно прошла, но где же гора увядших цветов? Придется, как это ни противно, просить помощи. Растолкать Мишкина - он говорил, что пользовался Кратером. Нет, Мишкина неудобно. Может, Фаину? Тоже некстати… Да что я волнуюсь! Наверняка в Хани-Дью полно народу, который тайком следит за оставшимися на Земле.
        И в тот момент, когда я уже готов был отойти от Кратера, послышался зов. Наяву он был еще сильнее, чем во сне.
        Тихо качнулись ветки бузины, и к могиле вышла женщина. Высокая светловолосая женщина в джинсах и вязаном жакете. Беззвучно отворилась калитка ограды. Женщина положила к черному камню ворох садовых ромашек. Поднесла пальцы к губам, коснулась ими мрамора. И все это - не оборачиваясь. Она стояла спиной, и я не видел ее лица.
        Она или не она?
        Мне так не терпелось ее увидеть, что я не стал ждать, пока она обернется. Я попытался изменить свою точку наблюдения. И сделал что-то не так, картинка резко удалилась, на нее наползли облака. А когда я снова настроился на кладбище, женщины уже не было. Только качалась ветка бузины, словно провожая ее, и маленькие солнца ромашек освещали мертвый камень.
        Я сел на землю, прислонившись к Кратеру. Уже рассвело, и зажженные фары
«Мустанга» выглядели нелепо. Но у меня не было сил подойти и выключить их. Пусть горят. Аккумулятор не сядет, это же Атхарта…
        Ну и где мне теперь ее искать?
        Собравшись с духом, я снова склонился над Кратером и мысленно распорядился:
«Хочу увидеть свой дом». Кратер послушался. Сквозь облака опять приблизился город, потом дом, потом - моя комната.
        Уже не моя. Мебель и обои те же, но на диване спала незнакомая парочка. В ногах у них свернулся калачиком далматин. Словно почувствовав мой взгляд, пес насторожил уши и тихо зарычал.

- Гастон, заткнись, - сонно пробормотал хозяин и пнул пса ногой. Тот проворно соскочил на ковер.
        Новые жильцы… Наверное, отец сдает квартиру. Правильно, не пропадать же квадратным метрам.
        Отступать мне было некуда. И я рявкнул в жерло:

- Волшебное, зеркало, покажи мне Николая Гобзу!
        Вместо пятиэтажки, в которой прошло мое детство, передо мной вырос больничный комплекс. Палата на пять кроватей. На одной кто-то спал, три пустовали, на пятой лежал отец.
        Эту разлуку я давным-давно пережил. Я не ждал встречи с родителями в Атхарте: родственники, чьи смерти разделены годами, встречаются крайне редко. Я раз и навсегда запретил себе думать о горе, которое причинила им моя смерть. Я успокаивал себя: мама во Владике, с внуками. У отца еще при моей жизни завелась разбитная разведенка. Они не одиноки. Главное - не терзать себя, не пялиться часами в Кратер… Но сейчас, увидев папино постаревшее лицо, я еле справился с тоской, острой, как зубная боль.
        Кто говорит, что я не герой? Разве это не подвиг - наконец-то посмотреть правде в глаза?
        Но отец был не один. Разумеется, его посетительница сидела ко мне спиной, но светлые волосы, заколотые наверх, я узнал. И ничуть не удивился. Это она была на кладбище. Это она меня зовет. Она меня помнит. Но кто - она?
        И тут наконец включился звук.

- …Вам полезно. Они мытые, - говорила моя незнакомка.
        Я узнавал ее голос - или обманывал себя? Ну же, скажи что-нибудь еще! Ну обернись!

- И к мужу ходила? - спросил, покашливая, отец.

- И к тому, и к другому. Алеше я гвоздик принесла, он других цветов не признавал. А Егору - ромашек. Я же не знаю, какие он любил.
        Она повернулась - настороженно, как тот далматин. Ее лицо… Оно осталось таким же, как в школьном альбоме.

- Сурок! - заорал я, нагнувшись над Кратером так, что едва не провалился в него.
        Передо мной закачались облака, жерло потемнело и вытолкнуло меня прочь.
        Плевать. Я ничего не хотел больше видеть. Я шел к машине шатаясь, как будто алкоголь дал рецидив. Меня разбирал счастливый идиотский смех, и, пока не справился с ним, я стоял, опершись руками на капот.
        Сурок… Моя светлая девочка. Мечта, которую я не рискнул осуществить - как когда-то смирился с провалом в Нахимовское. Моя единственная любовь, взаимности которой я так испугался. Моя новогодняя сказка. Моя драгоценность, потерянная в безалаберной суете. Первая красавица класса Асенька Суровицкая. Скромница и отличница.
        Так вот о каких узелках говорила мне Фэйт на карнавале у Леопарди! Значит, и с Мишкиным мы из-за нее оказались в той роковой точке одновременно. Что-то связывало нас покрепче, чем цепь случайностей.
        Я должен с ней встретиться.
        Я решил - и тут же истерика прекратилась. Я сел за руль и погнал машину обратно к «Шамбале».
        На крыльце офиса, обхватив колени руками, сидела Фаина. Увидев меня, она с растерянным лицом вскочила и помахала рукой.

- Привет, - бросил я.
        Господи, какая же она маленькая, тощая, бледная. Впервые Фаина показалась мне дурнушкой.

- А я тебя искала, - сказала она. - Пришла к сэру Перси, и Бэзил сказал, что ты ушел с каким-то Алексом. И что, скорее всего, вы направились сюда. Но мне же не войти… Егор, Нэй исчез. Ему ненадолго стало лучше, он даже говорил со мной… Это ужасно. Я думала, я смогу помочь. Егор, мне очень плохо. Можно, я сегодня побуду у тебя?
        Я пожал плечами:

- Да ради бога. Но сейчас прости, мне некогда. Очень важное дело.
        Она хотела еще что-то сказать, но осеклась и посмотрела каким-то собачьим взглядом. Я мысленно отмахнулся: эти черные глаза уже не могли меня остановить.
        В первую очередь я наведался в комнату отдыха. Приятный сюрприз: Мишкина нет, и бардака тоже. Лила - ранняя пташка - варит себе кофе. Она сонно и равнодушно поздоровалась со мной - значит, нашего безобразия не застала. Молодец, Лешка. И прибрался, и сам убрался.
        Я сел к компьютеру и быстро нашел все данные по Асе Валентиновне Суровицкой 1972 года рождения. Потом метнулся в кабинет к Вирате, но босса на месте не было. Я набрал его номер - не отвечает. Я уселся в кресло с твердым намерением дождаться и повторял звонок через каждые пять минут.

- Ждешь Вирату, Егор?
        В приемную заглянул Самир, расплываясь в приветливой улыбке. Как не вовремя… Сейчас начнет грузить меня своими новыми приключениями.
        И точно.

- А я почти неделю на Земле проболтался, - похвастался он. - Представь себе картину: казино, мужской туалет. Парень стоит на коленях и молится, чтобы ему подсказали выигрышный номер. Божится, что никогда больше не будет играть.

- Кому молится-то? - полюбопытствовал я.

- Аллаху, - смущенно сообщил Самир. - Он оказался моим соотечественником. Правда, пять лет во Франции. Ну так вот, я сделал все как полагается, отправил запрос Фэйт и Натху. Вообще-то я не очень надеялся, что они разрешат помочь. Фэйт не любит игроков. Говорит, что нельзя часто испытывать судьбу. Но тут вышло так, что от этого парня зависит благополучие женщины, которой Фэйт покровительствует. Его матери… Парень болен, ему надо срочно лечиться. А он вместо этого спускает все в казино. И Фэйт разрешила не только помочь ему выиграть, но и увести из казино. Парень сам не мог поверить, что вовремя остановился. А потом я заставил его потратить деньги на врача.

- То-то светишься, как ангел, - заметил я.

- Если бы… - мечтательно вздохнул Самир. - Будь я ангелом, парень навсегда бы бросил игру. А так я просто дал ему шанс.

- И ты всю неделю проторчал в его теле? - проявил я профессиональный интерес.

- Нет. Я двое суток добирался, как ты выражаешься, на перекладных. С моим неограниченным доступом сплошная морока. Самому приходится составлять маршрут. В этот раз получилось не совсем удачно. Я вообще не понимаю, как боги доверяют нам такие решения. Разве я могу придумать лучше них?
        Бедняга, ты так и не научился думать сам, снисходительно подумал я. Ей-богу, прежний Самир, мрачный бородатый шахид, нравился мне больше. Было в нем какое-то достоинство. И уж точно не было этой глупой улыбки. Как был фанатиком, так и остался, только теперь фанатично творит добро.
        Он, конечно, не специально травит мою душу разговорами о неограниченном доступе, который мне сейчас ох как пригодился бы. Вирата мне его никогда не даст. Натх не позволит. Я по-прежнему у него под колпаком. А если всплывут мои английские гастроли… А вдруг Вирата вообще не пустит меня на Землю? Я уже давно не работал. Что делать тогда? Снова надеяться на поручение от Джан?
        Я посмотрел на Самира с новым интересом.

- Скажи, друг, - произнес я медово, - а этот твой допуск именной или на предъявителя?
        Самир пожал плечами и достал из кармана мобильник в веселом желтом корпусе.

- Это такой же телефон, как у тебя. Но добавлена еще одна функция. Другим маршрут сбрасывают на телефон, а я программирую его сам, как на компьютере.

- Но у тебя есть какой-то пароль? - допытывался я.

- Нет. И так ясно, что я никому не дам этот телефон. Кто же отдаст неограниченный доступ?

- Тот, кто поклялся, что отблагодарит любой ценой, - заявил я, глядя Самиру в глаза.

- Что? - Самир сначала не понял. Потом смутился и даже побледнел. - Зачем тебе?
- прошептал он.
        Я сидел в уверенной, даже нагловатой позе - нога на ногу, руки в карманах. Я знал, что поймал его на крючок.

- Меня выгонят из адъютов, - сказал Самир.

- Если ты нарушишь клятву, ты попросту исчезнешь, - холодно произнес я. - Ты же честный человек…
        Я говорил недавно, что человеческий разум - надежная вещь? Это не так. От сильного желания до мании - один шаг. Человек по-прежнему уверен в своей адекватности. Он принимает решения. Он действует. Он манипулирует другими людьми ради достижения собственной цели. Он знает, что правда на его стороне. И ему невдомек, что им уже управляет безумие…
        Я еще не был безумцем. Но уже вел себя, как маньяк. Я совершал преступление, я ломал судьбу человеку, который только что обрел себя, - и думал при этом, что просто проявляю решительность.
        Когда Самир протянул мне телефон, я сказал в утешение:

- Боги ничего не узнают. Попроси у Вираты отпуск на неделю, к тому времени я верну телефон.
        Не тратя больше времени на разговоры, я пулей рванул прочь из «Шамбалы».
        Вот и моя поляна. Сегодня мне особенно нужно укромное место. Я защелкал кнопками, составляя маршрут. Никаких трудностей не возникло. Я ведь не беспокоился, чтобы мои таксисты были готовы к вторжению. Я не выбирал и не просчитывал. Я готов был воплотиться в первого встречного петербуржца, мало-мальски симпатичного и хоть немного похожего на меня.
        Как это удобно - неограниченный доступ! Я и не заметил, как оказался на углу Индустриального и Коммуны, «одетый» в интеллигентного улыбчивого симпатягу в светло-сером костюме. От неожиданности он застыл у открытой двери серебристой
«десятки».

«Закрываем дверь, - приказал я. - Пойдем пешком. Здесь недалеко».
        Я грубо вытеснил собой сознание «таксиста» и поволок его к дому Мишкина. Надо же в какой ужасный район он поселил мою Асеньку…
        Ни секунды на раздумья! Доложив консьержке, что иду в двести двадцать восьмую, я чудом пережил в лифте девять этажей. Вот она, дверь… Номер в красивой подковке. Не останавливаться! Я резко ударил по звонку. И только сейчас заметил, что у моего таксиста волосатые пальцы и синяя татуировка «Вася» на левой руке. Я поморщился: подсунули негодный товар… Но вот уже лязгнула щеколда.

- Тетя Даша, вы? - спросил звонкий голос. Дверь распахнулась. - Ой. Простите. Соседка собиралась зайти. А вы?..
        Она вопросительно наклонила голову. Конечно, она изменилась. Мы не виделись больше десяти лет - с той новогодней ночи, когда нас прятал заснеженный город. Уже не коса, а отросшая стрижка; лицо стало суше, губы бледнее, а глаза темнее. Но я узнавал ее без труда. Черты моей Сурок проступали сквозь эту взрослую женщину, как на фотографической бумаге…

- Да кто вы? - повторила она, нахмурив брови.

- Егор, - сообщил я. И тут же, не давая ей опомниться, заговорил: - Я знаю, тебе будет трудно поверить… Ты не смотри, как я выгляжу… Я умер, но это неважно… Я все объясню, только дай войти, и выслушай, и не перебивай… Я тебе докажу… Я скажу то, что знаем только мы с тобой. Помнишь: разлук больше не будет. Помнишь: отныне и навсегда, если ты хочешь, твоя Сурок - с тобою…
        Я не успел заметить, как ее лицо помертвело. Глаза стали огромными - как пустые глазницы. Скользнув рукой по косяку, она тяжело сползла на пол. Несколько мгновений я тупо смотрел на нее. Потом поднял на руки и понес в квартиру.

66

        Ася твердо решила: это ее последняя встреча с доктором Зиминым. Дальше она справится сама. Зимин все-таки сумел вправить ей мозги. Он, безусловно, отличный психотерапевт и стоит потраченных денег.
        Но есть у нее одно подозрение… Наверняка ерунда, блажь одинокой женщины… К Зимину приходят десятки таких, как она, и у врачей к этому делу иммунитет. Но почему ей все время кажется, что Марк Зимин смотрит на нее не просто как на пациентку? Хотя, наверное, это тоже такая психотерапия.
        А вот с Евгением - с тем все ясно как божий день. Он, как выражается молодежь, запал на нее с первого взгляда. Потому и работ} предложил. А вчера пригласил пообедать.
        Они больше не обсуждали тот бред, с которым Ася явилась в офис «Горизонта». Не говорили и о Егоре. Просто хорошо поболтали. Ася вернулась домой совершенно счастливая, пьяная от мужского внимания и вдруг поняла: теперь все пойдет хорошо. Она перестрадала и пережила свои беды. Долой траур! Да здравствуют глянцевые журналы, легкомысленные прически и высокие каблуки! Даже если вам за тридцать - жизнь только начинается!
        Ася думала об этом, пока они с Марком пробивались сквозь дорожную пробку. Все-таки Женя нахватался от Егора манер… Эти «елочки зеленые» она помнит со школьной скамьи. Что ж, близкие люди хранят не только память об ушедших. Они впитывают их жесты, слова, шутки. Говоришь с одним - а узнаешь другого. И улыбаешься, и делается светло на душе, как будто эта встреча действительно возможна…
        Ася не боялась вспоминать о Егоре. Господь подарил ей чудесные сны. А она, дурочка, испугалась и от страха испортила их глупыми фантазиями. Но теперь должно остаться только самое светлое…
        А самым дорогим и светлым был первый сон. Его она не рассказывала даже доктору Зимину.


        Она открыла глаза и увидела над собой лицо незнакомца. Он сидел рядом с ней на диване, смотрел тревожно, в руках держал стакан с водой. Правильные черты, светлые, аккуратно уложенные волосы. Загорелый, сероглазый. Положительный персонаж советского кино - если бы не плутоватый прищур. Увидев, что она приходит в себя, незнакомец улыбнулся. Улыбка немного самодовольная, но такая обаятельная - глаз не оторвать.
        Гость поднес стакан к ее губам и спросил, умоляюще сдвинув брови:

- Ты выслушаешь меня?
        Ася села. Она вспомнила, что наговорил ей этот красавчик у дверей. Немудрено было упасть в обморок. Потому что она поверила. Ася точно помнила, что тогда, во сне, она поверила сразу.
        Сон на то и есть сон. Нынешняя Ася сразу бы поняла, что Егор в свое время неосторожно пооткровенничал с каким-то приятелем, и тот решил ее жестоко разыграть. Но во сне она перенеслась на год назад, в самую страшную эпоху своей жизни. Она едва успела смириться с двойной потерей: сначала муж, потом ребенок. И вдруг от бывшей одноклассницы, случайно встреченной в поликлинике, она узнает, что Егор Гобза тоже разбился на машине. Причем в то же время. Точную дату одноклассница не знала, но и от совпадения в месяце пробирала ледяная дрожь.
        Ася позвонила отцу Егора. Она попросила показать ей могилу. По дороге на кладбище он назвал имя человека, с которым столкнулся Егор. «Какой-то Мишкин. А что с него возьмешь? Тоже насмерть». У Аси случилось короткое замыкание в голове.
        Это она виновата! Таких случайностей не бывает. Ирония судьбы, а может, Бога, а может, дьявола. За то, что малодушно отказалась от любви, за то, что вышла замуж не любя - наказаны Алеша и Егор.
        Егор… В своих терзаниях Ася все глубже уходила в прошлое. И ценность давних воспоминаний росла, а недавние казались суетными и незначительными. О Егоре она вспоминала все чаще, об Алеше и даже безымянном малыше - все реже.
        Эти сумерки сознания толкали ее в омут. К счастью, она плохо помнит тот месяц - конец августа, начало сентября - когда мужчины в ее постели менялись почти каждый день. Ей сладко было представлять Егора на их месте… Господи, какой стыд. Неудивительно, что год спустя ее накрыла волна странных снов.
        И неудивительно, что в том первом сне она поверила сразу. Она отвела руку со стаканом, задумчиво потрогала синюю наколку «Вася». Пришелец поставил стакан на пол и спрятал руку в карман.

- Это не мое. Это таксист такой попался! Я все тебе объясню…
        Ася обняла незнакомца за шею, - нет, кто бы мог подумать! - и прошептала, чувствуя, как смыкаются его руки:

- Это правда? Разлук больше не будет?
        Этот сон Ася вспоминала весь день. Чудесный сон. Когда она проснулась, то плакала от счастья. Нет, она больше не боялась воспоминаний. Она отпускала их, они - ее. Она выздоравливала.
        И надо же было этому идиоту, этому коновалу доктору Зимину ляпнуть:

- Ася, а почему вы никогда не говорили, что ваш муж Алексей Мишкин и ваш бывший одноклассник Егор Гобза погибли, столкнувшись друг с другом?

67

        Я босиком ступал по холодному песку. Сурок шла впереди. Узкие следы отпечатывались вдоль кромки воды, но волны лениво слизывали, стирали их с берега. Ветер с залива теребил бахрому ее белой шали.
        Кончался август. Пляж был пуст. Лишь чайки делили добычу, скандалили, жалобно кричали над серой гладью. Мелкие ракушки больно впивались в пятки. Мой таксист любит хорошую обувь и не привык ходить босиком…
        Сурок бросила на меня взгляд через плечо и вдруг, ловко балансируя, побежала по скользкой каменной косе. Она остановилась на самом большом камне, и концы шали заполоскались на ветру, как крылья.
        У меня так ловко не получилось. Я оступился в холодную воду, намочил джинсы, чертыхнулся. Но все-таки добрался до нее, схватил за руки…
        Она откинула голову мне на плечо.

- Снова жмуришься? - упрекнул я.
        Сурок виновато вздохнула:

- Мне так легче верить, что это ты. А когда открываю глаза - вижу незнакомца. Но к вечеру я к тебе привыкну. Как всегда…

- Это я… я… - шепнул я в розовое ухо. - Считай, что я просто переоделся.
        Уже две недели я безвылазно жил на Земле. Ведь если вернусь в Атхарту, придется отдать Самиру доступ.
        Поначалу я беспечно эксплуатировал мою первую жертву три дня подряд. Потом заглянул в ту щель, куда я загнал его душу, и перепугался: там было пусто. Парень спятил. Управлять его телом стало тяжело - все равно что тащить мертвеца. Это случилось на ночь глядя, и я второпях искал на опустевших улицах хоть сколько-нибудь достойную замену. Не мог же я уложить в постель к Сурок бомжа или наркомана.
        После этого я стал осторожнее и каждый день менял тела. Поутру я гнал таксиста на охоту за сменщиком. Меня не беспокоила судьба отработанного материала. Я бросал этих бедолаг прямо на улице, в полном беспамятстве: они не помнили, как провели предыдущий день. Ничего. Сходят в церковь или к психотерапевту - и все будет хорошо. Да и не мои это проблемы.
        Сурок относилась к этому иначе. Это естественно, я был рад, что она не разделяет мой цинизм.
        Однажды в самый неподходящий момент у меня прихватило сердце. Дохлый таксист попался. У меня были все шансы буквально умереть от любви. И я в ужасе требовал от Сурок валидол, нитроглицерин или что там принимают в таких случаях. Я страшно испугался. Умри сейчас мой таксист - и я мигом окажусь в Атхарте. И кто знает, смогу ли снова выбраться на Землю.
        Когда приступ миновал и мы лежали рядышком, как пожилые супруги, Сурок спросила:

- А что происходит с человеком, когда ты в нем?

- Не знаю, - признался я. - Образно говоря, его душа забивается в уголок, пока я занимаю ее место. Больше ничего объяснить не могу.

- А много мертвых так ходит по Земле?
        Ее вопрос меня обидел. Я возмущенно сказал:

- Послушай, что за мысли?! Много, мало… Не думаю, что много дураков, готовых убежать из рая ради девчонки.
        Я демонстративно отвернулся к стене. Она меня тормошила, смеялась, целовала. Но потом снова спросила:

- Но с ними все будет в порядке?

- А что с ними сделается? Этот вот неудачный. А так - они у нас вкусно едят и пьют, гуляют на свежем воздухе и занимаются любовью с самыми красивыми женщинами на свете.

- Но это насилие, - настаивала она.
        Я ответил резко:

- Так пусть расслабятся и получают удовольствие. Или ты хочешь, чтобы я ушел?

- Нет, нет! - испуганно твердила она, осыпая меня поцелуями.
        И я понял: скажи я Сурок, что мои таксисты умирают один за другим - она все равно продолжала бы жадно меня ласкать. Я был безумен - и сводил с ума ее. Что ж!. Невелика цена за мое ослепительное счастье!
        Так вот что значит - жить полной жизнью… Чтобы каждая клетка кожи трепетала от прикосновения крыла бабочки. Чтобы слезы из глаз от глотка холодного пива. Чтобы голова кругом от запаха женщины. Оказывается, раньше я был слеп на все пять чувств. Только в юности иногда случались короткие прозрения… Стоило умереть, чтобы потом так воскреснуть!
        Мы с Сурок взахлеб наслаждались друг другом. За пару дней мы наверстали все упущенные годы - и не остановились на достигнутом. Мы гуляли в пригородах, не замечая, как уходит лето. Если попадался таксист с машиной, мы сибаритствовали. Если нет - ехали в электричке. Мы говорили до хрипоты. Я рассказал ей всю свою жизнь в Атхарте - обстоятельно, до мелочей, словно диктовал мемуары. Рассказал и про Мишкина. Я не ревновал ее. В нашей любви существовали только двое - я и она. Все остальные - числа другого порядка. Вот почему у меня в голове зародилась мысль…
        Впервые она мелькнула в конце сентября. Мы прочесывали очередной парк, дурачились, валялись на траве. Я разжился особенно красивым телом двадцатипятилетнего парня. Ася, смеясь, говорила, что ей неловко выходить на люди с таким молодым кавалером. А я утверждал, что никто и не заметит разницы в возрасте. Мы такая красивая пара!
        В сентябре уже рано темнеет. Так приятно после долгой прогулки зажечь на кухне лампу с красным абажуром и пить чай… Но в тот день мы поступили иначе.
        Мой таксист оказался обладателем не только приличного «мерса», но и содержательного бумажника. Может, папенькин сынок, может, удачливый молодой менеджер. Обычно мы гуляли за Асин счет. Сурок категорически отказывалась брать деньги у таксистов. Но в этот раз я ее уговорил. Ясное дело, деньги у парня не последние. И мы затоварились в супермаркете хорошим вином, ананасами, икрой, креветками - всякой всячиной без разбору. Ася еще купила две витые свечи. Мы накрыли стол в гостиной, она надела узкое черное платье… Она была так красива, что я не мог проглотить ни кусочка. И вдруг меня как громом ударило: рано или поздно этому придет Конец. И вот тогда наступит моя настоящая смерть…

- А неродившиеся дети попадают в Атхарту? - спросила Сурок.

- Нет, - грустно ответил я. - Чтобы преодолеть Темноту, надо осознавать себя. У всех это происходит в разном возрасте. В Хани-Дью мало детей, но я слышал о трехлетних малышах. Их с радостью берут в семьи, растят, потом учат в школах - все как на Земле. У нас вообще все как на Земле, и во многом даже лучше. Вот увидишь! - беспечно брякнул я.

- Надеюсь, это произойдет не скоро, - укоризненно сказала она.
        Тут-то меня и осенило. Я спросил:

- А ты не хотела бы попасть в Атхарту пораньше?
        Сурок посмотрела на меня с ужасом:

- Что ты имеешь в виду? Не хотела бы я… раньше времени умереть?

- А что тут страшного? - искренне возразил я. - Страшно - когда не знаешь, что тебя ждет. Но я же тебе все рассказал.
        Ужас в ее глазах рос, и я сменил тему. Но идея запала мне в душу. С каждым часом она нравилась мне все больше. Однако остатки здравого смысла - или совести? - убедили меня все хорошенько взвесить. Прежде чем вмешиваться в Асину судьбу, я должен посмотреть ее прогноз. Вдруг нам повезет, и уже на днях…
        И вот, проведя на Земле почти месяц, я, как Терминатор, сказал: «I'll be back» - и вернулся в Атхарту.

68

        Верный «Мустанг» ждал меня на иван-чаевой поляне. Он был зеркально чист. Пыли здесь, в травах, предусмотрено не было, а дождей в Хани-Дью вообще не любили. А какие дожди шумели на Земле за нашим окном… Мне всерьез показалось, что краски атхартийских иллюзий померкли. Но я понимал: это просто потому, что рядом не было Сурок.
        Телефон Самира я обнаружил в руке, когда очнулся. Я тщательно спрятал его в карман. Мой телефон лежал в бардачке. Он, естественно, не разрядился и порадовал двадцатью (!) вызовами от Вираты.
        Собравшись с духом, я позвонил.

- Слушаю, - холодно отозвался бог.

- Вирата, это я. Ты меня искал? Господи, как нелепо вышло, - сказал я плачущим голосом.
        На самом деле я был спокоен как танк. Я пробивал почву: не опасно ли мне являться в «Шамбалу».

- И что случилось? - сухо поинтересовался Вирата. Но я уловил в его интонации вполне человеческие нотки.

- Понимаешь, на меня столько всего свалилось… Я просто ушел куда глаза глядят. Ходил, бродил… А телефон забыл в машине. Это очень безответственно с моей стороны. Но ты бы сам не разрешил мне работать в таком состоянии.

- И что, ты ходил-бродил целый месяц? - недоверчиво спросил бог.

- Месяц?! - ахнул я. - С ума сойти… Я совсем потерял счет времени и к тому же заблудился.

- А что такое на тебя свалилось? - осведомился Вирата.

- Долго рассказывать. Да тебе и неинтересны наши дела, - не преминул я подпустить шпильку.
        Бог помолчал немного и, кажется, даже посопел в трубку. Потом сказал ворчливо:

- Бог знает что. Все адъюты посходили с ума. Вот закрою в Хани-Дью «Шамбалу» - будете знать. Ну теперь, надеюсь, ты появишься в офисе?

- А ты? - нагло спросил я.
        Ох, с огнем играю… Но Вирата спокойно ответил:

- Я сейчас занят. Появлюсь часа через три-четыре… Дождись меня, тогда и поговорим.

- Хорошо, хорошо.
        Но бог еще раз с нажимом переспросил:

- Ты обещаешь мне сейчас же приехать в «Шамбалу» и дождаться меня?

- Богом клянусь! - весело ответил я.

- Дурак, - сказал Вирата и отключился.
        Я озадаченно послушал гудки, потом махнул рукой. Черт с ним, с богом. У меня есть часа три-четыре - это главное.
        Я промчался по Хани-Дью, не заглядываясь на знакомые пейзажи. Только белая цапля, кружившая над озером, навела на мысль: не худо бы узнать, как там сэр Перси, Бэзил и… остальные. Но это потом, потом…
        У входа в «Шамбалу» меня все-таки охватили некоторые сомнения. А если я встречу Самира? Ну и что, не полезет же он в драку! Если дело запахнет жареным, убегу на Землю. Буду мыкаться в чужих телах до конца Асиных дней. Это лучше, чем навсегда лишиться доступа.

«Шамбала» встретила меня равнодушно. Я наткнулся на нескольких адъютов, формально находившихся у меня в подчинении. Но они привыкли к тому, что я не просиживаю штаны в офисе, и не лезли с вопросами. Правда, Лила, которая встретилась мне в Отделе Плановых Чудес, бросила на меня проницательный взгляд. Она же сообщила про Самира.

- Ты уже знаешь про Али-Бабу? - Так она его называла.

- Нет, а что? - нахмурился я.

- Я точно сама не знаю что. Но Вирата его уволил. Я краем уха слышала разговор. Босс сказал: «Зачем ты врешь, ты не мог его потерять». А Али-Баба на это: «Делай со мной, что хочешь. Потерял, и все». Когда парень уходил, на нем лица не было… А ты, значит, решил потрудиться?

- Да, Вирата тут подкинул мне работенку, - беспечно сказал я.
        Лила снова посмотрела на меня с любопытством и сомнением. Но расспрашивать не стала, и я благополучно ускользнул в Отдел Прогнозов.
        Мысли о Самире я выбросил из головы сразу же. Парень меня не выдал - что ж, так поступил бы на его месте любой уважающий себя человек. Как только у меня все получится, я верну ему доступ, а сам брошусь в ноги Вирате и во всем покаюсь. Меня, конечно, выгонят из адъютов. Но зачем нужны путешествия на Землю, если все самое дорогое будет у меня в Атхарте? И я зажмурился, представив себе, какая загробная жизнь наступит для нас с Сурок…
        Через час я знал о ее будущем все. Ей предстояла долгая, но не очень счастливая жизнь. Тридцать пять. Скромное бракосочетание. Лица мужа не разглядеть, прогноз туманится - значит, возможны варианты. Тридцать шесть. Тяжелые роды. Тридцать восемь… На веранде дачного домика застает мужа с молодой соседкой. Какая отвратительная сцена… Пятьдесят восемь. Дочь, сверкая драгоценными цацками, кричит: «Хватит тянуть из нас деньги!» Шестьдесят три. Больничная палата. Инсульт. Дряхлость. Семьдесят пять. Внук, лениво снимая наушники: «Ну и дура ты, ба!» Восемьдесят семь. Догорает одинокая, никому не нужная жизнь…
        Я удовлетворенно откинулся в кресле. Прогноз колебался, наверное, сказывалось мое вмешательство. Но в целом картина ясна. Ни семьи, ни денег, ни смысла. Ради чего ждать неизбежного еще полвека?
        Рано или поздно - скорее рано - меня поймают и отберут доступ. Вот тут-то она и выйдет замуж… Между нашими датами смерти такая разница, что вряд ли Сурок попадет в Хани-Дью. Можно, конечно, подгадать момент, встретить в Темноте, проводить… Я слышал, так поступают некоторые адъюты и даже ангелы.
        Но в Атхарте тоже пройдет полвека! Время здесь отнюдь не летит быстрее. А если я к тому времени уже не буду адъютом? А если снова научусь жить без нее?
        И еще один немаловажный факт. Я и через пятьдесят, и через пятьсот лет останусь молодым. Ну? может, подкину серебра на виски для солидности. Сурок умрет глубокой старухой. «Наина, где твоя краса…» Сумеет ли она вспомнить себя в расцвете лет? Сумею ли я справиться с иллюзией ее дряхлости?
        Все логично. И все-таки я медлил, снова и снова поворачиваясь на кресле. Еще одно, совсем пустяковое сомнение не давало мне покоя.
        Сама Сурок никогда не отважится на такой шаг. Я видел ее глаза. Даже когда жизнь была невыносимой, мысль о смерти казалась ей еще страшнее. Глупая девочка… Но это значит, что мне придется все сделать самому. Имею ли я право решать за нее?
        Я сам себе поставил ловушку и тут же ловко выкарабкался из нее. Почему родители имеют право решать за детей, что для тех лучше? Потому что опытнее и мудрее. Так неужели я, уже переступивший Порог, не мудрее тех, кто еще ходит по Земле?
        В конце концов, женщины всегда упрекают мужчин в нерешительности. Но я мужчина, следовательно, мне и решать. Сурок меня любит, а значит, я имею право…
        Придя к этому раскольниковскому «право имею», я совершенно успокоился. Убедившись, что меня никто не видит, достал телефон Самира. На этот раз выбирать таксиста придется вдумчиво…

- Егор?
        Я едва не выронил телефон. В дверях появилось круглое лицо Лилы.

- Работаешь? А там, у крыльца, твой приятель. Который кот, только сейчас он не кот. Я так понимаю, он тебя ждет? Хочешь, я его проведу?
        Бэзил! Подумать только, уже весь Хани-Дью знает о моем возвращении… Но Бэзилу я был рад. Мне даже казалось, он бы одобрил мою аферу.

- Я сам спущусь, - сказал я Лиле.
        Бэзил ждал меня, бесцеремонно сидя на капоте «Мустанга». Мы пожали друг другу руки.

- Видел твою подружку Фанни. Она отгрохала себе прелестный домик в лесу, - без предисловий сказал он и замолчал, ожидая моей реакции.

- Мы расстались. Как она? - нехотя отозвался я.

- Неважно. И теперь я понимаю почему. Но она старается держать себя в руках. Даже перестала быть такой злюкой. А ты тоже выглядишь не лучшим образом… - Кошачьи глаза Бэзила сузились в две зеленые черточки. - Весь какой-то бледненький, прозрачный…

- Что?!
        Я успел растерянно покоситься на свою грудь, прежде чем Бэзил кротко добавил:

- В переносном смысле, разумеется.
        И он расхохотался, оскалившись и топорща усы. Гнусный котище…

- Да ну тебя к черту! - разозлился я. - И вообще, слезь с машины. Мне некогда возиться с вмятинами.

- О'кей, - обиженно кивнул Бэзил, поднимаясь. - Прости, что отнял у тебя время. Я просто услышал, что ты здесь, и зашел попрощаться.

- Попрощаться? В каком смысле? - нахмурился я.

- Я засиделся в Хани-Дью, - ответил он, сладко потянувшись. - Завтра-послезавтра… самое позднее через неделю - в путь. А ты все время занят, так что я решил воспользоваться случаем. Кто знает, когда еще встретимся? Атхарта большая…

- Да… - озадаченно протянул я. - А куда ты пойдешь?

- Куда глаза глядят, - усмехнулся Бэзил. - По Атхарте хоть миллион лет ходи, всего не увидишь. Честно говоря, я рассчитывал пуститься в этот вояж вместе с Алексом. Но этот липовый Терентий сбежал не простившись. И кстати, после разговора с тобой. - Бэзил снова прищурился. - Впрочем, это ваши дела. А ты, Грег, не хочешь составить мне компанию? - неожиданно предложил он. - По-моему, тебе давно пора проветриться. Открою секрет: старушка Гиппи уступила мне свой корабль. Так что пойду по Морю под черными парусами. И для тебя нашлось бы место юнги.
        Даже сейчас, танцуя от нетерпения, как скаковая лошадь, я задумался. Море… Корабль под черными парусами… Невидимый горизонт. Морские диковины - наверняка создатели Моря позаботились и о них. Уйти сейчас же. Все бросить, все забыть…
        Я понимал, что Бэзил зовет меня неспроста. Он хорошо меня знает, чувствует, что я отважился на какую-то отчаянную глупость, и предлагает мне выход…
        Стоп. Все это ерунда. К чему сомнения, когда все решено?

- Извини, Бэзил. У меня другие планы, - твердо сказал я.
        Мой друг пожал плечами: дескать, была бы честь предложена. Пружинистой кошачьей походкой он пошел прочь и на прощание, не оглядываясь, помахал рукой.

69

        Дорога от «Шамбалы» шла по гребню возвышенности, пейзаж прекрасно просматривался в обе стороны. Слева - золото реки и сбегающие к ней маковые поля. Справа - серебро озера, блестевшее между белых дюн. Надо всем этим висел неизменный в Хани-Дью прохладный летний день. По небу строем ползли облака, их тени дисциплинированно повторяли тот же путь по полю. Солнце то зажигалось, то гасло.
        Я шел, увлеченно щелкая клавишами телефона. Мне предстояла нелегкая задача: я планировал убийство. И прилагал к этому изобретательность и методичность, на которую способен только сумасшедший.
        Смерть должна быть мгновенной. Нож, яд, пистолет. Тяжелым предметом по голове. Я тщательно взвесил каждый вариант. Воображение моделировало соответствующие картинки. Некоторые из них я отмел с содроганием. Не могу. Но подать бокал с отравленным вином - смогу. И нажать на спусковой крючок смогу. А поскольку я понятия не имел, где нынче берут яды, то пистолет занял в рейтинге первое место.
        Итак, мне нужен таксист: а) имеющий при себе оружие и б) умеющий с ним обращаться. Представитель криминального мира. Или милиционер.
        Я продолжал выбирать маршрут на телефоне. Ну и рожи… Что одни, что другие. Сурок испугается и все поймет. А этого нельзя допустить ни в коем случае. Она начнет умолять, я не выдержу, и все пойдет прахом. Я же не зверь какой. Я просто хочу счастья для нас обоих.
        А, вот, кажется, нормальное лицо. Даже интеллигентное. Оперуполномоченный Слепышев. И фамилия символичная: кому, как не ему, стать слепым орудием судьбы?

- Жребий брошен, - вслух произнес я. Настроил телефон на таксиста и нажал кнопку.


        И очутился за письменным столом, заваленным картонными и пластиковыми папками. Я едва вписывался в свободное место локтями. Передо мной лежал наполовину исписанный бланк протокола. На потолке дребезжала лампа дневного света. Стены были выкрашены в грязно-зеленый цвет, а в углу стоял потертый дерматиновый диван. Эдакий заповедник совдепии. У меня даже возникла бредовая мысль, не провалился ли я во временную яму. Но дата протокола меня успокоила.
        Напротив сидел понурый дядька неопределенно-южного вида. Он нервно хрустел грязными пальцами и нудил:

- Во-от… Я ей говорю: куда же я пойду, блин? Открой, стерва. Не открывает. Во-от… - Каждое «во-от» он сопровождал странным хрюкающим звуком. - Я же по-хорошему хотел. Дело-то семейное. А она меня чуркой обзывать. Сама-то, коза, блин, откуда родом? А я - коренной питерец. Во-от… Гражданин начальник, вы чего, блин?!
        Он отшатнулся вместе со стулом. И немудрено: гражданин начальник достал из ящика стола пистолет. Бросая на задержанного дикие взгляды, он надел кобуру поверх толстого свитера. Потом снял ее и просто заткнул оружие за пояс. Натянул пониже свитер. Потом метнулся к шкафу и схватил кожаную куртку. В дверях он обернулся, страдальчески мотнул головой и выбежал прочь.

- Эй, постой, а со мной-то как?! - тревожно крикнул ему вслед задержанный. Опыт подсказывал, что ничего хорошего такое поведение опера не сулит.
        Слепышев шел по коридору. Он понятия не имел, что за чертова сила подорвала его с места и теперь гонит прочь. Он старался взять себя в руки, но не мог. И еще этот внутренний диалог, который он вел с самим собой - а с кем же еще? «Где пистолет?» - «В ящике». - «Заряжен?» - «А то». - «Стрелять-то умеешь?» - «Я мастер спорта…» - «А машина есть?» - «Во дворе».
        Куривший на лестнице коллега окликнул:

- Геннадьич, ты куда?

- Со мной беда, Серега, - сквозь зубы выговорил Слепышев. И тут же расслабленно улыбнулся: - Не бери в голову. Живот прихватило. Наверное, в столовке гадость съел. Слушай, у меня там чурка в кабинете сидит, присмотри за ним. А я в аптеку и домой. Ох как крутит…

- Ты это… Давай не дури: врача вызови. Вдруг аппендицит? - напутствовал Серега, гася недокуренную сигарету.
        Таксист мне попался тяжелый. В «Шамбале» такого никогда бы не вписали в маршрут. Он отчаянно сопротивлялся, выталкивал меня и в разговоре с Серегой едва не сдал со всеми потрохами. Тем более что я был вынужден балансировать в самом трудном для курьера положении - на грани между своим и чужим сознанием. Я не мог полностью заместить Слепышева собой, пока не знал, где у того оружие и машина.
        Мне не перед кем оправдываться. Но это - еще одно подтверждение того, что я был невменяем. В трезвом уме я ни за что бы не рискнул тащить на дело такого ненадежного таксиста. Но моя самоуверенность не знала границ. Я не сомневался, что, когда Слепышев посадит меня за руль и я запру его душу в потайной угол, все пойдет как по маслу.
        Так и вышло. Я с ветерком подкатил к дому Сурок. По дороге, обнаружив в бумажнике Слепышева энное количество рублей, купил бутылку шампанского.
        Сурок встретила меня обычным вопрошающим взглядом. Девочка моя… Я старался не думать, каково ей приходится. Ничего. Сейчас я положу этому безумию конец.

- Зачем ты? - Она, нахмурившись, ткнула пальцем в шампанское. - Это же воровство.

- Ерунда. Он и не заметит. Поставь в холодильник.
        У зеркала я вгляделся в себя - незнакомца. Стер напряженную складку на лбу. Только бы не спугнуть… Пистолет упирался мне в живот.

- Какой же ты сегодня… - тихо засмеялась она.

- Какой? - вскинулся я. Только бы ничего не заподозрила!

- Как милиционер из кино. Они там все почему-то носят такие ужасные свитера. Поди-ка переоденься. - Она брезгливо повела носом. - Я повесила в ванной Алешины вещи, они подойдут.

- Давай сначала поужинаем, - сказал я.

- Давай, - легко согласилась Сурок.
        Она хлопотала на кухне самым будничным образом, иногда отдавая мне короткие команды: «Нарежь хлеб. Достань салфетки». Я думал о том, что в этот вечерний час миллионы мужчин и женщин занимаются такой же ерундой. Но у большинства из них, кроме этой ерунды, ничего нет за душой… А мы с Сурок - избранные.
        Я разлил по бокалам шампанское. Зачем я затеял этот ужин? Зачем тянул кота за хвост? Правильнее всего было выстрелить, как только она откроет дверь. Я все рассчитал. Я знал, что успею броситься к ней, стать ею в последнюю секунду ее жизни и вместе с ней обрушиться в Темноту.
        Но я маниакально вбил себе в голову, что смерть - событие, требующее торжественной обстановки. Ничего, от бокала шампанского у Слепышева руки не задрожат…

- Садись, шампанское выдыхается, - позвал я Сурок, стараясь сохранять небрежный тон.
        Но она, бросив недорезанный салат, вдруг опустилась на колени у моих ног и утвердительно сказала:

- Ты устал.

- Да нет, - запротестовал я, - это он устал. Я выдернул его с работы.

- Нет. Ты устал метаться из тела в тело. Наша жизнь - какой-то непрерывный триллер. Когда я с тобой, я в такой эйфории, что не думаю ни о чем. Но когда я остаюсь одна… Меня мучают тысячи мыслей. Я боюсь сойти с ума. Сколько мы так будем дразнить мироздание? Наверное, мы совершаем страшный грех… А если будет ребенок? Конечно, мы осторожны, но всякое случается. Кто будет его отец? И как вообще ты можешь отдавать меня всем этим мужикам?
        Я смешался, потому что никогда не смотрел на ситуацию в таком ракурсе. Я не воспринимал таксистов как «мужиков». Они были если не мною, то протезами, которыми я заменял утраченные части тела…

- Так дальше продолжаться не может, - сказала она. - И я вижу только один выход.
        Какой? Я сжал ее холодные, мокрые руки. Говори же, говори… Не то чтобы мне необходимо ее согласие, но это все упрощает… Я готов был уже сказать, что и я вижу только один выход.

- Ты должен вернуться… туда, - решительно произнесла Сурок, тоскливо глядя мне в глаза.

- Вот те на… - сказал я. - Поужинали…

- Я не хотела говорить сейчас, - досадливо и виновато нахмурилась она. - Но я вижу, что тебе тоже плохо. Сегодня ты просто не в себе, прости за дурацкий каламбур. Если ты думаешь… - ее лицо стало строгим, - что я хочу от тебя избавиться, чтобы упростить себе жизнь, ты очень, очень ошибаешься.
        Вот дуреха… Какое счастье, что я не выдал себя. Даже сейчас, осознав невозможность продолжать нашу свистопляску, она не замечала самого простого, самого очевидного выхода!
        Я не стал с ней спорить. Она тоже молчала.
        Я вглядывался в нее, словно в первый или последний раз. Красавица. Кинозвезда, по нелепой случайности засидевшаяся дома. Лицо греческой статуи, и даже тени под глазами лежат, как на мраморе. Сухие розовые губы, соломенная растрепанность волос. Чистая, пахнущая зеленым чаем кожа под бледным шелком короткого халатика.
        Я вдруг увидел, - как будто на компьютере в Отделе Прогнозов, - как костяная белизна шелка расцветает горячими алыми маками. Кровь. Кровь отступает от губ и щек. Кровь заливает одежду. И останавливаются, стекленеют глаза.
        Я - мертв. Во мне нет ни капли крови, ни молекулы белка. Я состою из одной только памяти о когда-то существовавшем теле. Оставшись налегке, моя душа многое приобрела. Но многое и потеряла. И нет у меня никаких прав и оснований торопить Сурок…
        Но какая-то упрямая сила уже взяла меня в оборот, как сам я - оперуполномоченного Слепышева. Минуту просветления я счел слабостью.
        Я подал Сурок бокал. Нетерпеливым вихрем взметнулись со дна пузырьки. Она жадно глотнула. Спросила, требуя и боясь одновременно:

- Ты уйдешь?

- Да, - выдохнул я.
        Что же она не сводит с меня глаз? Запоминает? Она же видит меня впервые… А я не смогу выстрелить, пока она смотрит. Не смогу выстрелить в упор.
        Я даже не знаю, как снять предохранитель, запаниковал я. Пусть стреляет Слепышев. Я дам ему чуточку воли и заставлю… Надо отойти кокну, незаметно достать пистолет, обернуться и выстрелить.
        Я залпом допил шампанское и отстранил Сурок. Распахнул окно. Какой холодный вечер… Я вдумчиво, закрыв глаза, потянул носом листвяную сырость. Я прощался с Землей навсегда, но не мог подобрать для этого слов. Холодная тяжесть пистолета легла мне в руку.
        Я велел Слепышеву снять предохранитель. Раздался щелчок. Отлично.
        Резко обернувшись, я двумя руками направил пистолет на Сурок. Она ахнула и выронила бокал. Упав на линолеум, он беззвучно разбился. Или я просто не слышал звона, когда нажимал на спусковой крючок?
        Черт! Палец намертво застыл в миллиметре от спуска. Эта сволочь, эта гадина Слепышев все-таки подвел меня. Он отказался стрелять и не давал мне занять его место. «Где я? Я спятил… Я не хочу убивать эту женщину!» - отчаянно кричали его мысли. «Стреляй, ублюдок! Стреляй, мать твою!» - заорал я.
        Если у меня не получится - я не смогу посмотреть Сурок в глаза. Трагедия превратится в фарс. Тогда - в Атхарту, с позором, оставив Сурок наедине с психопатом-милиционером.
        Собрав все силы, всю волю - как в тот раз, когда впервые продирался сквозь Темноту, - я навалился на Слепышева.
        Оперуполномоченный надсадно крякнул. И вдруг, опершись рукой об узкий подоконник, немыслимым кульбитом выбросился из окна. Вслед ему раздался истошный, звериный крик Сурок. Я успел разобрать слова: «Что мы наделали! Что мы наделали!» Мелькнуло ее совершенно белое лицо, а потом все поглотила Темнота.

70

        Маленькая точка, ярче самой яркой звезды, сверкала впереди. Я рвался к ней независимо от своих желаний, повинуясь безотчетному инстинкту и законам природы. Все мои помыслы сейчас были сосредоточены на этой цели.
        Но что это? Я здесь не один! Слепышев… Я вырвался из его тела заранее, чтобы не испытывать на своей шкуре удара об землю. Все-таки девятый этаж… Он вскоре последовал за мной.
        Но почему он так странно себя ведет? Он как будто не видит яркого маяка. Он плывет в пространстве бесформенным пятном, вместо того чтобы превратиться в сгусток воли и устремиться вперед. Он сошел с ума, вдруг понял я. Я обошелся с ним слишком круто, и его рассудок не выдержал. А безумцам нет хода в Атхарту…
        Вот и прекрасно. Одним свидетелем моих безобразий меньше. Но тут же эта мысль показалась настолько гадкой, что меня едва не стошнило прямо в Темноте. И дело не в том, что я считал себя виноватым. У меня не было времени размышлять о высоких материях. Просто бросить его было хуже убийства. Это тоже - один из законов природы.
        Я вцепился в него и поволок, как тащил в свое время Фаину.
        Но спасти Слепышева не удалось. Его душа висла мертвым грузом. Она, как кирпич, утягивала меня вниз, в разверстое жадное горло Темноты. И вот мои руки разжались сами собой. Он полетел вниз, а я с ускорением - вверх. И очень скоро гибкий стебель иван-чая хлестнул меня по лицу. Я лежал ничком, не имея сил подняться. Из глаз вдруг потекли слезы, оставляя в горле противную горечь. Но в руке я по-прежкему сжимал желтую трубку Самира.

- Вставайте, адъют.
        Эти слова тихо и равнодушно упали в безветренной тишине. Но от неожиданности мне показалось, что обрушился гром небесный. Я неловко подтянул ноги и встал на четвереньки. Поза, достойная прямоходящего существа, все еще мне не давалась.
        У моего «Мустанга» стояли трое. Натх, с постным лицом, в наглухо застегнутом сером сюртуке, крутил в тонких пальцах поникшую ромашку. Фэйт, как всегда в красном и с иголочки, искала что-то в своем крошечном ноутбуке. На меня она даже не взглянула. Вирата, встретившись со мной глазами, поджал губы, хмыкнул и повернулся спиной. От него сыпались фиолетовые искры.

- Что же вы наделали, cher ami, - вздохнула Фэйт, не отрываясь от компьютера. - Вы же знаете: судьбу обмануть нельзя.

- Идиот, - бросил Вирата.
        Я наконец выпрямился и затравленно, истерически хихикнул.

- А в чем дело, граждане боги? В чем меня обвиняют? Какие законы Вселенной я нарушил? Сколько лет ада мне за это полагается? И вообще, говорить я буду только в присутствии адвоката.
        Фэйт и Натх переглянулись. Вирата схватился за голову.

- Люди иногда так раздражают, - презрительно наморщила нос богиня судьбы.

- Вам не нужен адвокат. Вас не собираются судить, - скучным тоном сообщил Натх.
- Мы ставим вас в известность, что «Шамбала» больше не нуждается в ваших услугах. Вы больше не адъют, Егор Гобза. Это не наказание, а просто требование техники безопасности.

- Хотя вас следовало бы наказать, cher ami, - добавила Фэйт. - Если бы вы знали, скольких ангелов пришлось оторвать от работы, чтобы ликвидировать последствия ваших художеств. Но все уже сделано. Ангелы позаботились, чтобы и ваша подруга, и другие жертвы все позабыли.

- Да, Балансу ничто не угрожает, - кивнул Натх. - Живите спокойно, покуда Атхарта готова вас носить. Я не намерен давать вам советы, но будет лучше, если вы тоже постараетесь все позабыть.
        Ну уж нет! В ответ я торжествующе взмахнул телефоном. Пока эти дуралеи отчитывали меня, я успел подыскать подходящего таксиста. Еще один только раз попасть на Землю, любой ценой забрать Сурок - и тогда мне не страшно вечное заточение в Атхарте!
        Господи, как жалок я был в эту минуту! Крысиным скоком я отбежал прочь и злобно ощерился на богов.

- Это побег! - выкрикнул я, кривляясь, и нажал на кнопку.
        Ничего не произошло. Тяжело дыша, я уставился на телефон - он был мертв.

- Как ребенок! - фыркнула Фэйт, закатывая глаза.
        Все правильно… Я был глуп, как ребенок. Вся эта чудо-техника - компьютеры с прогнозами, телефоны с доступами - работала в моих руках только по прихоти богов. Но «Шамбала» разрывала со мной договор. Я становился обычным атхартийцем. Я больше не мог войти в офис. Не мог считывать информацию и прогнозы. Не мог попасть на Землю. И не мог больше видеть богов…
        Фэйт и Натх испарились сразу, без прощальных речей. Но Вирата все еще топтался возле «Мустанга». Лицо бога выражало печаль.

- Вот только не надо меня жалеть, - процедил я сквозь зубы и в ярости отшвырнул телефон.
        Зеленое море иван-чая сомкнулось над ним. При этом я пребывал в таком шоке, что все еще связывал с присутствием Вираты какие-то надежды.

- Идиот, - повторил бог. Как будто других слов не было на свете! - Я же просил меня дождаться.

- И что бы это изменило? - буркнул я.

- Я отобрал бы у тебя доступ, который ты позаимствовал у Самира, - беззастенчиво признался он. - И это была бы временная мера. Теперь, когда это сделал Натх, ничего изменить нельзя.

- Ты вроде как сожалеешь об этом? - усмехнулся я. - Неужели я такой ценный работник?

- Как раз нет. Тебе всегда не хватало профессионализма. Но у меня сейчас не так много адъютов, как раньше. А ты мне симпатичен. Я надеялся, ты станешь ангелом раньше, чем тебя выгонят из «Шамбалы». Тогда мы могли бы говорить на равных… - Вирата разочарованно вздохнул.
        Это сдержанное и запоздалое признание в дружеских чувствах привело меня в бешенство. Мой разум только сейчас просчитал масштабы катастрофы. Я понял, во-первых, что Вирата мне не поможет. Не сможет или не захочет - черт их, богов, разберет. Во-вторых, какие же лицемерные сволочи Фэйт и Натх! Сюсюкали: вас не наказывают… это техника безопасности… На самом деле они поместили меня в бессрочный персональный ад. Я уже чувствую, как дымятся горелым маслом его сковородки!
        И в-третьих… Я наконец перестал лгать себе. Да, я так и не смирился со смертью. Да, я подался в адъюты ради возможности бывать на Земле. Я устроился с максимальным комфортом. Это вроде как жить за границей, но иногда наведываться домой, чтобы попьянствовать со старыми друзьями.
        О боги, боги… Но хуже всех Вирата. Стоит, качает кудлатой головой… Пиджачок кургузый, ботинки «прощай, молодость». Бог называется! Я для него - морская свинка, которую не удалось научить фокусам, а значит, можно сдать на опыты. Мне безумно хотелось его обидеть. А сам я сейчас был обижен на всю Вселенную. Ее законы перестали меня устраивать! И я не придумал ничего лучшего, как обрушить претензии на голову бывшего босса.

- На равных?! - яростно прошептал я. - Это с кем я должен равняться? Вы - боги? Вы тупые придатки механизма, называемого Вселенной. Как человечество могло быть так слепо?! Как могли так ошибаться и пророки, и поэты?! Но в одном они правы, - распалялся я. - Ад существует! Его избегли лишь те, кто исчез по дороге в Атхарту. Блаженные и юродивые, невинные младенцы… Остальным достается откровение пострашнее видений Иоанна! Человечеству стоило десятки тысяч лет задирать голову ввысь, чтобы узнать, что Вселенной управляют такие ходячие недоразумения! И какого дьявола вы именуете себя богами?!
        Весь красный от гнева, я остановился, чтобы перевести дух. Я чувствовал себя - ни больше ни меньше - Прометеем-богоборцем. Давайте, приковывайте меня к скале. Посылайте орла по мою печень. Жгите меня молниями. Я не стану молчать, я все скажу…
        Вирата сник под шквалом моих нападок. Он близоруко моргнул и вдруг шмыгнул носом:

- Вот как. Отлично. Раз у меня пузыри на коленках, значит, мир устроен неправильно. Железная логика, господин Гобза… Счастливо оставаться.
        Он уходил, разгребая перед собой заросли иван-чая. А на меня удушьем навалилась паника.
        Сначала пришла неуместная жалость: как будто я только что оттолкнул доверившегося мне человека. Совершил какое-то чудовищное предательство. Потом ощущение страшной потери. Последний шанс понять что-то очень важное… То, что уходило навсегда вместе с Виратой. Ледяное чувство необратимости пронзило мой иллюзорный мозг.

- Постой! - заорал я, бросаясь вдогонку.
        Я бежал, и мне казалось, что поляна никогда не кончится. Спина Вираты, обтянутая коричневым пиджаком, по-прежнему маячила впереди.
        Но я догнал его. Забежал вперед и рухнул перед ним на колени. Не знаю почему. Раньше я свысока смотрел на коленопреклоненных молящихся. Разве Бог - какой-нибудь земной бонза? Разве ему нравится, когда перед ним пресмыкаются?
        Но сейчас меня уронила на колени сила, которой невозможно сопротивляться. Стыд за все, что я натворил. Раскаяние за дерзкие слова. И вера, что только так я получу право жить дальше.

- Кто ты? - простонал я.

- Я то, что ты ищешь, - послышался голос.
        Был ли это голос Вираты? Не знаю. Его самого уже не было рядом. И только розовые соцветия иван-чая качались под облачным полуденным небом.

71

        В комнате стало темно. Вечер? Не знаю. За плотно задвинутыми занавесками времени суток было не различить. Я зажег свет и привычно вгляделся в зеркало.
        Странно… Мое иллюзорное тело по-прежнему было плотным. Притом что ничего не осталось от прежнего меня.
        Расставшись с Виратой, я твердо решил устроить евроремонт своей душе.
        Мне предстояло научиться жить безработным и одиноким. Найти душевные силы и попросить прощения у Самира. Заново узнать себя. И прочее, и прочее…
        Но конструктивной работы над собой не получилось. Я еще не отболел своей потерей. Ужас накатывал волнами, оставляя на берегу все новые и новые детали. А мысль о Сурок саднила, как зубной нерв. Стоило вспомнить, сколько я ей недосказал, думая, что у меня полно времени, - и все. Новый приступ, и я лезу на стену. В прямом, а не переносном смысле. Разбивая кулаки и размазывая по обоям иллюзорную кровь. Иногда я вспоминал задуманное убийство. Тогда я начинал биться об стену головой…
        Почему я не исчез? Иногда боль разрушала меня до основания. Но я вспоминал последний разговор на поляне - и холодный компресс ложился на мои муки. А потом все повторялось вновь.
        Так я провел два, а может, три дня. Я заперся дома. Никто из знакомых не появлялся. Наверное, они даже не знали, что я в Хани-Дью. А Бэзил уже уплыл на черном корабле…
        И вот наконец я не выдержал затворничества. Мне нужны воздух и хорошая оплеуха. Что касается первого, достаточно выйти на порог. Что до второго… Кажется, я придумал, как это устроить.
        Я вышел на крыльцо. Поежился. С непривычки чувствуешь себя беззащитным под открытым небом… До вечера было еще далеко. Просто горизонт затянула хмарь, сквозь которую все равно пробивалось солнце.
        Лес встретил меня знакомым хороводом одинаковых елок. Однако я сразу заметил перемены: семейство мухоморов, трухлявый пень, покрытый опятами, серебристая паутина на ветках. У самых ног прошмыгнул толстый заяц. Не придуманный, а настоящий. От Матхафа.
        Избушка стояла, как и положено, в самом сердце леса. Огромные куриные лапы топтались в песке, и бревна скрипели, притираясь друг к другу. Из открытого окна свешивался узорчатый ковер.

- Встань ко мне передом, к лесу задом! - скомандовал я.
        Избушка недоверчиво прокудахтала. Потом все-таки повернулась, присела наземь и распахнула резную дверь.
        Сейчас я войду и увижу Фаину. Да, вот такая я сволочь: пришел искать утешения у женщины, которую бросил. Но я ничего не собираюсь просить! Я просто встану на колени - теперь я умею! И пусть она на меня кричит, или презрительно шипит, или врежет по морде. Собственно, за этим я и пришел! Примет или выгонит - мне все равно станет легче. Ведь даже если выгонит - это не навсегда!
        Я постучал по косяку. Тишина. Не дожидаясь разрешения, пригнув голову под низкой притолокой, я вошел в избушку.
        Новорожденный ангел смотрел на меня васильковыми глазами.

- Фаина, - выдохнул я, прислонившись к стене.
        Улыбнувшись, она неуверенно расправила маленькие крылья, и комната тут же наполнилась янтарным теплом. Взмыв над постелью, как большая стрекоза, она подлетела ко мне. Прикосновения ангела были ласковы, как солнечный свет.

- Садись же, садись. Ты голодный? У меня остались кое-какие припасы… Да ты что, стесняешься?

- Что я, ангелов не видел? - смущенно буркнул я.
        Фаина ловко расстелила на дощатом столе скатерть: по беленому холсту - фольклорные красные петухи.

- Заказывай, - гордо сказала она.

- Самобранка, - догадался я.
        Есть я не хотел, но из вежливости попросил чашку эспрессо. Ничего не произошло.
        Фаина замахала на меня руками.

- Да не знает она таких слов! Я же хотела, чтобы получилась настоящая, сказочная скатерть. Блины, кисель, крупеник… - называла Фаина. С каждым словом раздавался мелодичный звук, и на столе появлялось заказанное блюдо.
        Мы сели друг против друга. Фаину молчание, похоже, совсем не тяготило, а я с трудом выдерживал ее ясный взгляд. Ее все еще можно было узнать. Черты лица только начали обретать ангельское совершенство. Но при этом она была так далека… А я совсем одинок…

- Когда… это случилось? - спросил я, не выдержав.

- Сегодня утром. Представляешь, я проснулась в полной уверенности, что сегодня мой день рождения и мне исполняется шесть лет. При этом я понятия не имела, кто я такая. Я только знала, что здесь, у стола, сидит Джан. Я ведь ее ангел.
        Ангел богини любви… Я покачал головой. Была в этом некоторая ирония, беззлобная насмешка - надо мной.

- И как это тебе удалось?
        Фаина рассмеялась. Крылья затрепетали, и по стенам разбежались солнечные зайчики.

- Удалось… Скажешь тоже. Впрочем, - добавила она серьезным доверительным тоном,
- я как раз могу объяснить. Когда мы расстались, я тосковала так, словно снова была жива…

- Прости, - понурился я. - Но ты тоже чудила. Когда Алан Нэй…

- Это уже неважно, - перебила она. - И я так рада, что это неважно!
        Ничего не изменилось в ясных глазах. Она не лукавила и не кокетничала. А я, дурак, едва не затеял выяснять отношения с ангелом…

- Мне было плохо, потому что я слишком жадничала в любви. Но однажды вечером я подумала - и отдала. Отпустила. И наутро проснулась с крыльями. Нравится?

- А то! - грустно улыбнулся я.

- Я еще совсем дурная от счастья. Ничего не умею. Попробовала взлететь с крыльца
- закружилась голова. А сегодня вечером меня ждут в Короне. Не представляю, как доберусь, но Джан говорит, с этим не будет проблем. Мне дадут новое имя…
        Мне показалось, что в голосе Фаины прозвучала грусть. Но если и так - это была капля сожаления в море радости.

- Кстати, Джан все рассказала про тебя, - озабоченно сообщила Фаина. - Мне очень жаль, что ты больше не адъют. Джан сказала, я буду часто бывать у Вираты…
        На тему «Шамбалы» я был еще не готов говорить. Равно как и принимать соболезнования.

- А тебе не жаль своего творчества? - перебил я. - Избушка, скатерть… И в лесу появились признаки жизни.

- И ковер-самолет, - похвасталась Фаина. - Джан сказала, я вполне могу и дальше возиться с этими игрушками - пока не надоест. Так что заходи в гости. Правда, меня трудно будет застать. У Джан всегда много поручений. Слушай, - возмутилась она, - что ты меня все время перебиваешь?! Так вот. Джан говорила о тебе. Она сказала, - ты только не падай! - что первое поручение мне можешь дать ты. Мне кажется, она просто влюблена в тебя. И я ее понимаю.
        Я растерялся. Меня коробила ангельская непосредственность. Раньше Фаина предпочитала стиль язвительный и мрачный. Но ее предложение смутило меня окончательно.

- Давай же! Думай! - поторопила меня Фаина. - Мне не терпится заняться делом. С Натхом и Фэйт мы все уладим.

- Не сомневаюсь, - фыркнул я.

- Разве ты не желаешь любви кому-нибудь на Земле? - ласково улыбнулась она. Ее взгляд был бессмысленным, как у младенца… Я вспомнил темные от боли глаза Сурок и зажмурился. Как это тяжело… Но кому еще я могу желать любви на Земле?

- Тебе нужно имя? - хрипло спросил я.

- Да знаю я имя, - отмахнулась Фаина. - Я же говорю: Джан мне все рассказала. Итак, ты просишь за нее? Отлично. Я все устрою. Ее полюбит замечательный человек… Надо будет поискать в компьютере безупречную кандидатуру… Слушай, это все так интересно!

- Постой-постой. Ее - полюбят. А она?

- Видишь ли, - охотно пояснила Фаина, - Джан немного рассказала о механизме… Ангел является не к паре, а к одному человеку. Если любовь вспыхивает у обоих одновременно - значит, один просто откликнулся на страсть другого. Так что выбирай: или полюбят ее, или полюбит она.
        Я задумался. С одной стороны, может, хватит мне лезть в дела Сурок? Я и так уже танком проехался по ее жизни… Спасибо тому ангелу, который принес ей забвение.
        С другой стороны… Я знаю, как действуют ангелы. Они очень осторожны. Они стирают только воспоминания о чудесных событиях. О воскресших мертвецах, например. Что остается? Вереница разномастных мужиков, почему-то побывавших в ее постели. Пустота и отчаяние, беспричинно гноящие сердце. Господи, что же я наделал…

- Пусть полюбит она, - сказал я Фаине.

- Хорошо, - кивнула она. - Дождемся, пока твою Асю полюбит какой-нибудь достойный человек. Тогда я позабочусь, чтобы она ответила ему взаимностью. Но имей в виду: может пройти много времени…
        Я представил себе, как это будет.
        В комнате - а может, в кафе? - сидят двое. Моя Сурок такая красавица… И этот парень безумно в нее влюблен. Он свободен и богат. Он то, что надо… Но ее душа томится прошлым. Ее сердце молчит. В ее глазах пустыня…
        Откуда ни возьмись появляется невидимый ангел. Мне приятно и странно думать, что этим ангелом будет Фаина. И вот глаза Сурок вспыхивают в ответ. Пусть она никогда не узнает, кто сделал ей этот прощальный подарок!

72

        Ася гневно вскочила из-за стола. Над пятью миниатюрными канделябрами испуганно взметнулось 'пламя.

- Да какое вы имеете право! - на все кафе закричала она. - Вы больше не мой врач. Да, в моей жизни случилось это дикое совпадение. Оно надолго выбило меня из колеи. Но сейчас со мной все в порядке, а вы… вы… Идите к черту!
        Сдерживая слезы, она схватила сумочку.

- Вот. Деньги за мой чай. Всего хорошего.
        Сдернув со спинки стула куртку, она пошла к выходу. Каблуки звонко простучали по кафелю.
        И вдруг случилось нечто странное. Нечто такое, о чем она с благодарностью вспоминала потом всю жизнь.
        Ей показалось, что кто-то ласково обнял ее за плечи и развернул обратно - к столику, за которым сидел Марк. На сердце словно пролился водопад тепла. Давно поржавевшие струны настроились сами собой и запели: нежность и жалость…
        Откуда что взялось? Все тот же человек сидел за столиком - неподвижно, словно окаменев. Ася читала в его глазах то, что он не смел ей сказать. Он любит ее. Это маленькое кафе - его сокровенная тайна. Он привел ее сюда, а она накричала, нахамила… Волоча куртку по полу, Ася медленно возвращалась к столику.
        Марк не верил своим глазам. Отчего так изменилось ее лицо? Она рассердилась, и поделом ему. На что он рассчитывал, когда жестоко ее дразнил? Она даже не расплакалась. Она здорова, как космонавт. Только… Господи, что еще с ней случилось?
        Он осторожно отодвинул чашку с кофе, потому что у него задрожали руки.
        Он красивый, думала Ася. Он красив, как врубелевский демон. Как же я раньше не замечала? И одинок. О боже, как он одинок…
        На подоконнике, скрестив руки на груди, сидел ангел. Он с профессиональным любопытством следил за тем, что происходило в душах обоих.

«Чуть не опоздал, - думал ангел. Когда-то он был женщиной, но теперь все чаще забывал об этом. - Сейчас бы ушла - ищи ее свищи. Но нет худа без добра. Момент самый правильный, и все идет как по маслу. Вообще-то все уже получилось. Дальше они справятся сами».
        Ангел раскинул крылья и вылетел через закрытое окно. Официантка, красивая, как стюардесса, удивленно вскинула длинные ресницы. Ей показалось, что в зале стало солнечно, как днем.
        Но Ася и Марк ничего не заметили.
        Когда она подошла, он поднялся ей навстречу.

- Я не хочу расставаться… совсем… - бормотала Ася эти и другие слова, которые говорит женщина, когда в ее сердце внезапно вспыхивает любовь.
        Этим двоим предстояло теперь долгие годы спорить, кто из них первым протянул руку и чьи губы первыми раскрылись в ожидании неизбежного.

73

        Причал был невероятно длинным. Казалось, я иду по нему уже целую вечность, а вокруг только небо и море, невидимые во тьме.
        До рассвета еще оставалась пара часов, и небо не спешило светлеть. Звезды гасли одна за другой, как лампочки в гирлянде. Я думал о том, что в Атхарте есть места, где небо пустое. А может, там вовсе нет никакого неба. Его еще только предстоит создать и придумать рисунок новых созвездий. Почему бы мне не попробовать себя в качестве дизайнера?

- Что притих? Опять грустишь? - сочувственно спросил Бэзил. Он бесшумно ступал кошачьими лапами где-то возле моих ног. - Брось, Грег. Уж кому-кому, а нам ли не знать, что вечных разлук не бывает!

- Ты все-таки молодец, что меня дождался, - благодарно сказал я коту.

- А, пустяки. Это ты молодец, что решился. Я же говорю: мне позарез нужен юнга. А тебе… Стой! Да стой же, кому говорят! - закричал Бэзил.
        И вовремя: причал оборвался у меня из-под ног. Я балансировал на самом краю, держась за перила, и от страха ругал Бэзила:

- А пораньше не мог предупредить? Я же не кошка, чтобы видеть в темноте!

- Придется научиться, - заметил Бэзил. - Впрочем, это легко. Садись. Будем ждать.
        Я осторожно сел на доски. Потом осмелел и свесил ноги с края. Слева от меня калачиком свернулся Бэзил. Я машинально положил руку на теплую шерсть и огляделся по сторонам. Повсюду чувствовалось присутствие Моря. Оно словно принюхивалось к нам со снисходительным любопытством сытого хищника.

- Сэр Перси передавал тебе привет, - сказал Бэзил. - И Эсме. И Самир. Представляешь, сэр Перси пустил его в свою библиотеку, и парень теперь заполняет пробелы в образовании. Сэр Перси говорит, он впитывает все как губка…
        Я так и не нашел мужества встретиться с Самиром лицом к лицу. Фаина и Бэзил передали, что он не держит на меня зла. Я честно рассказал Фаине, что выманил у него доступ практически шантажом, и она обещала похлопотать за Самира в
«Шамбале». Но, заметила Фаина, сейчас чтение книг доставляет ему большее удовольствие, чем соблазны курьерской работы…
        Все равно при любой мысли о Самире моя совесть устраивала мне скандал. Вот и теперь я предпочел сменить тему и спросил Бэзила:

- А как у сэра Перси продвигается энциклопедия?

- Энциклопедия? - рассмеялся Бэзил. - Да никак. Я подозреваю, что в ближайшие двести лет сэру Перси будет не до науки. Любовь… - вздохнул он. - Эсме вертит им как хочет. Ревнует к фотографиям земных подруг и подозрительно косится на всех друзей. Хорошо, что мы уходим. Однажды она спустила бы нас с лестницы… Ничего, думаю, лет через пятьдесят это у нее пройдет.
        Тяжелая волна ухнула прямо под нами. Причал застонал, загудел; волна откатилась с шипением.

- Знаешь, Грег, я тебе все-таки завидую, - сказал вдруг кот. - Я никогда не хотел быть адъютом. Но я хотел бы поболтать с богами о том о сем.
        После того как я рассказал Бэзилу историю Сурок и ее последствия, он не раз ошарашивал меня неожиданными вопросами или заявлениями.

- Чему тут завидовать? - отозвался я. - Я сам до конца не понял, с кем говорил и встречался. И почему Алекс видел богов совсем другими. И почему у меня всегда было чувство, что все наши знания о мире, даже посмертные, - мистификация.

- Брось, - зажмурился кот. - Не усложняй. Ты все прекрасно понял. То, какими ты видел богов, есть результат духовной дилеммы…

- Ну ты-то, конечно, изъясняешься просто, как учитель начальной школы, - фыркнул я.

- Духовной дилеммы современных людей, - невозмутимо продолжил Бэзил. - С одной стороны, люди страстно жаждут святынь. С другой - неспособны на незамутненность веры, с какой старик-рикша кладет цветочную гирлянду к ногам бронзового Будды… Лично я думаю, между твоим Виратой и теми богами, кому люди молятся на Земле, нет никакого противоречия. Ведь что такое Бог?

- Что? - опешив, спросил я.

- Вирата тебе все сказал. Бог - то, что ты ищешь…

- Эй, на причале! - послышался звонкий голос издалека.

- Мы здесь! Гиппи! Мы здесь! - заорал кот.
        На нас надвигалась огромная тень, еще темнее предрассветного мрака. Огромный корабль под черными парусами почти бесшумно приблизился к причалу. Сам собой перекинулся трап, и мы с Бэзилом поднялись на палубу.
        Зинаида Гиппиус, завернутая в черный блестящий плащ, стояла на юте, подняв руку с фонарем. От него расходились острые лучи света, как от большой звезды.
        Корабль качало, и мне с непривычки пришлось широко расставить ноги, чтобы удержать равновесие. Да! Вот об этом ощущении я читал в своих детских книжках! Когда моряк покидает твердую землю и чувствует под ногами живую плоть корабля… Я поднял глаза к светлеющему небу и вдруг почувствовал, как внезапным ушатом воды на меня проливается счастье. Оно ударяло в голову. От него щемило в груди, и катились слезы из глаз. Оно сжигало меня светлым, беспощадным огнем. И в этот костер я без сожаления кидал лохмотья прежней жизни, корявые сучья прошлого, свои неказистые мысли и поступки…

- Ну что, господа? - Голос Гиппиус казался совсем молодым. - Вам - счастливого пути, мне - счастливо оставаться. Когда-нибудь возвращайся, Базиль. - Проходя мимо, она коснулась сухими пальцами моей руки и шепнула: - Все к лучшему, Егор.
        Трап скрипнул под ее ногой.

- Елочки зеленые! Зинаида Николаевна! - вдруг опомнился я. - А корабль… Бэзил, ты в курсе, как им управлять?
        Кот зажмурил зеленые глаза.

- Грег… А как ты думаешь, зачем я тебя-то взял? Будешь у меня грести до седьмого пота… Да шучу, шучу! Ты что, забыл? Надо читать стихи - тогда корабль придет в движение. Будем читать по очереди.

- А ты много стихов наизусть знаешь? - забеспокоился я. - Я в школе знал, а теперь наверняка позабыл…

- Ничего, господа, - вмешалась Гиппиус, - когда вы исчерпаете свою память, вам придется сочинять самим. Только и всего!

- Только и всего! - пожимая плечами, подтвердил кот.

- Все, отчаливайте, - неожиданно строго сказала Гиппиус. - Уже светает, а уходить надо затемно. Тогда это похоже на побег. Не беспокойтесь, я почитаю вам вслед. Мои стихи приманивают очень хороший попутный ветер…
        Черные паруса развернулись и заслонили от нас рассвет. Бушприт корабля, словно стрелка компаса, вытянулся к горизонту. Я встал у руля. Куда править? Впереди было только море. Впрочем, что еще нужно бродягам, в предрассветной мгле покидающим берег? Только хороший попутный ветер…
        И вот паруса задрожали и напряглись. Мы медленно скользили прочь от причала. А следом неслись слова:

        Я знаю, друг, дорога не длинна
        И скоро тело бледное устанет.
        Но ведаю: любовь, как смерть, сильна.
        Люби меня, когда меня не станет.

        Мне чудится таинственный обет…
        И, ведаю, он сердца не обманет, -
        Забвения тебе в разлуке нет!
        Иди за мной, когда меня не станет.


        notes

        Примечания


1

        Извините (исп.).

2

        Красавица (исп.).

3

        Искусство долговечно, а жизнь (человека) коротка (лат.).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к