Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Жаринова Елена: " Наследник Шимилора " - читать онлайн

Сохранить .
Наследник Шимилора Елена Жаринова

        В небе далекой планеты Демера сияют две луны - светлая Матин и зловещий Модит. Прельстившись огромной суммой денег, обещанной агентством «Лаверэль», героиня романа соглашается работать на Демере, с ее сказочным миром, где живы еще короли, принцы и придворные дамы, а во дворцах регулярно устраиваются роскошные праздники. Но оказывается, что владельцы загадочного агентства открыли не все свои карты…

        Елена Жаринова
        Наследник Шимилора

        Пролог
        ПОСЛЕ БАЛА

        Две луны - зловещий Модит и светлая Матин - замерли над городом. Тусклый зеленоватый свет сливался с серебристым сиянием и падал на древние черепичные крыши. Город спал. Только вдалеке раздавалось цоканье копыт по булыжной мостовой и скрип колес - карета везла домой запоздалого путника.
        Я одна шла пешком по тихим, пустынным улицам. Конечно, это не вполне отвечало правилам хорошего тона, но знатная женщина в Шимилоре может позволить себе и не такой каприз. Бара, своего слугу, я отправила домой задолго до окончания бала. Наверное, старый прохвост сейчас видит десятый сон. Если он опять забыл покормить мою собаку - честное слово, я сломаю хлыст о его спину!
        Бал удался. Я столько танцевала, что стоптала каблуки на любимых туфлях с шелковыми розовыми бантами. Что ж, кому-то из моих служанок повезло. Самые блестящие кавалеры оспаривали друг у друга право на очередной танец. Наш старичок-король тоже не остался в стороне, и при каждом повороте неугомонный вдовец норовил прижать меня к себе покрепче и шептал на ухо такое…
        Танцевала я и с каким-то важным господином из Королевского собрания. Разумеется, мы говорили о политике: на последнем заседании рассматривался вопрос о разрешении знатным особам, но не принадлежащим королевской семье, носить одежду зеленого цвета - не будет ли это означать, что им покровительствует великий бог Шан. Честно говоря, меня это мало заинтересовало - зеленый мне не идет. Тем временем некий гвардейский офицер в слишком ярком мундире, явно сшитом на заказ, попытался отбить меня у партнера. Дело едва не дошло до дуэли!
        Ничего удивительного: я была хороша как никогда. Цирюльник потратил на мою прическу два часа, а мне пришлось выложить пол-арена за эту красоту (арен - серебряная монета, имеющая хождение по всему Лаверэлю. Приблизительно равна $100. О других денежных единицах, а также мерах длины, особенностях лаверэльского календаря и прочем - см. «Справочник сенса Зилезана»). Зато на балу мои короткие волосы вились в прелестном беспорядке, а чудесный бальзам - новинка из далекой Небулосы - придавал их русому цвету золотистое сияние. Гирлянда живых цветов струилась с волос на обнаженные плечи. Грудь окутывала волна белоснежных кружев, талию плотно охватывал шелковый корсаж цвета увядающей розы. Платье ниспадало тщательно продуманными складками, которые в танце обворожительно кружились вокруг ног. Ах, эти платья! С ними так легко вообразить, что у тебя идеальная фигура…
        Я едва не опоздала на бал, залюбовавшись собой в огромном зеркале, стоящем в холле моего дома. Я ослепительно улыбалась самой себе темно-розовыми губами, а глаза в окружении золотистых теней казались загадочными и притягательными. Пусть скромничают девицы на выданье; мне, молодой вдове, можно позволить и яркий румянец, и угольно-черные ресницы. И, конечно, бриллианты - на празднике Цветения их большое количество было бы неуместно, только серьги и пара колец и золотой браслет - его я носила всегда. Ничего, к зимнему балу я разошью себе драгоценными побрякушками все платье. Но и тогда мой успех вряд ли превзойдет сегодняшний, разве что сам великий Шан покинет Священную рощу только для того, чтобы сплясать со мной амузан!
        Однако в третьем часу до рассвета я заглянула в дамскую комнату, и отражение в зеркале расстроило меня. Бессонная ночь, несколько бокалов вина и непрерывные танцы сделали свое дело: золотистые кудри развились, цветы утратили свежесть, под глазами появилась синева. Главное на любом балу - вовремя остановиться. Я набросила на плечи бархатную пелерину и вышла в ночь.
        Начинался месяц Каштанов. В воздухе бродила поздняя весна, мешая дождливую свежесть с ароматами цветущих садов. Я шла, беззаботно помахивая сумочкой, а иногда останавливалась, чтобы посмотреть на небо.
        Две луны в ночных небесах! Никак не могу привыкнуть к этому зрелищу. И еще - голубая планета Глациэль, сверкающий шарик диаметром с плошку. Ее сейчас не видно из-за домов. Модит покрывал зеленоватой патиной и без того древние стены, а Матин рассыпалась серебром по тонким шпилям, по резным оградам и вычурным беседкам. Меньше чем через час Модит зайдет, оставив Матин одиноко сиять в предрассветном небе.
        Прогулка по опустевшему ночному городу всегда дарила мне невыразимое счастье. Я ничего не боялась. И вовсе не потому, что в сумочке у меня лежал изящный дамский пистолет - скорее дань моде, чем оружие. Я неплохо стреляла из него в тире, но вряд ли сумела бы защититься от неожиданного злоумышленника. Чтобы попасть в цель из этой игрушки, надо было стрелять во врага практически в упор. Но дело в том, что в Вэллайде, столице Шимилора, не было злоумышленников. А может, мне так казалось - потому что было с чем сравнивать…
        Вот и мой дом на улице Королевских Лип - один из самых новых и дорогих особняков в столице. Близость к королевскому дворцу немало повлияла на его цену. Привратник, зевая, распахнул передо мной ажурные ворота. Он не выглядел удивленным - уже успел привыкнуть к моим ночным прогулкам. Я быстро прошла аллеей маленького парка, бросила взгляд на пруд, в котором жили
        Часть 1
        АГЕНТСТВО «ЛАВЕРЭЛЬ»

        Раскрыв глаза, гляжу на яркий свет
        И слышу сердца ровное биенье,
        И этих строк размеренное пенье,
        И мыслимую музыку планет.
        Все - ритм и бег.
        Бесцельное стремленье!
        Но страшен миг, когда стремленья нет.

    И. Бунин

1. Испорченное колесо

        Каждый день человек делает не одну тысячу шагов. Как узнать, какой из них бесповоротно изменит его судьбу?
        Условно можно считать, что такой шаг был сделан у выхода из метро «Пушкинская», хотя от «Владимирской» было гораздо ближе. Выбор был вполне сознательным: чтобы немного успокоиться, я решила удлинить путь.
        Нет горше времени на земле, чем месяц август… Лето умирает красиво, зажигая золотые огни в кронах деревьев. Так умирали на пирах римские цезари, так любовался собственной агонией французский декаданс, сплетая багряные цветы зла в погребальные венки… Я шла мимо газонов с пыльной городской травой, пряча глаза под темными очками, прислушиваясь к гулким ударам сердца.
        В центре города я не была давно и, выйдя на Загородный, отметила очередные изменения среди вывесок магазинов и кафе. Вот только интересовавший меня дом оставался прежним. Огромный «Летучий голландец» эпохи броненосных кораблей выплывал на Пять углов, разрезая пространство могучим форштевнем. Башня под полусферой купола напоминала капитанскую рубку, и мне даже померещилось приникшее к стеклу бледное лицо капитана…
        Я поднялась на третий этаж. Вот и металлическая табличка с гравировкой: «Агентство
„Лаверэль“». Стараясь не думать о последствиях, я протянула руку к звонку. В этот момент раздался мелодичный звон, дверь отворилась сама и выпустила на лестничную площадку двух взволнованных девиц, сопровождаемых молодым человеком в очках, одетым в белоснежную рубашку.

        - Что значит - не тот типаж?  - возмущалась одна девица, вздрагивая бюстом, обтянутым розовой майкой.  - Я что, уродина?

        - У вас великолепный типаж,  - тактично заметил молодой человек.  - Вы - ярко выраженная роковая женщина. Но, увы, на сей момент у нас нет таких предложений. Тем не менее, ваши данные занесены в компьютер. Если появится что-нибудь подходящее, мы вам обязательно позвоним. Вы к кому, девушка?
        Я не сразу сообразила, что последний вопрос относился уже ко мне. Беззвучно похлопав губами, как рыба, вытащенная из воды, я наконец выдавила:

        - Агентство «Лаверэль». Мне назначено… Я посылала вам свое резюме.
        Молодой человек покладисто кивнул.

        - Проходите. Вас сейчас примут.
        Возмущенная девица, типаж которой не оценили по достоинству, еле слышно фыркнула, выразительно оглядев меня с головы до ног, взяла подругу под локоть и удалилась. Молодой человек пропустил меня внутрь. Снова пропел колокольчик, висящий над дверью.
        Я оказалась в маленькой приемной, довольно чистой, без всяких излишеств. У стены стоял диван, вдоль другой - несколько кресел и столик с журналами. Три двери без табличек. Окно выходило на проспект, густо усеянный дорогими магазинами. Внизу плотно друг к другу жались сверкающие иномарки…

        - Проходите, пожалуйста!
        Я резко обернулась на низкий, хрипловатый голос. На пороге одного из кабинетов стояла женщина средних лет - рыжеволосая, в узких брюках и жемчужно-голубой трикотажной тунике с глубоким треугольным вырезом.
        В помещении оказалось пусто, если не считать стола и стула. На столе лежало огромное количество карточек, и стояли две коробки. К одной была приклеена бумажка с надписью «да», к другой - «нет».

        - Меня зовут Алена,  - представилась женщина.  - Вам предстоит пройти тест на пригодность к работе в нашем агентстве. На этих карточках - вопросы. Будьте любезны, разложите их по коробкам в зависимости от своего ответа.

        - Но мне хотелось бы узнать…  - робко начала я.
        Алена прервала меня.

        - Без результатов тестирования вы не получите никакой информации. Что вас смущает?
        - она подняла умело подведенную бровь.  - Люди любят тестироваться.
        Первая попавшаяся карточка взывала к моему гражданскому долгу: «Я всегда плачу за проезд, даже если уверен, что меня не поймают». Я оглянулась на Алену - та выходила, прикрыв за собой дверь. Карточку я положила в коробку с надписью «Да». Это правда: вдруг окружающие подумают, что у меня нет денег на проезд?
        Карточек оказалось более трехсот. Когда спустя почти полтора часа я положила в коробку последнюю и облегченно откинулась на спинку стула, вошла Алена. В руках у нее был большой поднос, который она поставила между коробками. Я с удивлением увидела на подносе маленький кинжал, зеркало в старинной оправе и два флакончика.

        - Здесь кровь, здесь земля,  - небрежно указала на них служащая агентства.  - Уберите с подноса то, что вы считаете лишним.
        Я поспешно поставила на стол флакончик с темной жидкостью.

        - Прекрасно!  - ободряющая улыбка пришлась кстати.  - Придется подождать полчаса. Вас пригласят.
        В приемной я попыталась занять себя журналами. Но отогнать тревогу не могла: мой опыт трудоустройства не был значительным, но чтобы претендентка на должность обычной секретарши проходила такие испытания? Куда же я попала?
        Полчаса еще не прошли, как появился давешний очкарик в белой рубашке и пригласил меня в другую комнату.
        Прежде всего, в глаза бросался огромный офисный стол, за которым сидел мужчина лет пятидесяти в светло-сером пиджаке и синей рубашке без галстука. Седеющие волосы он зачесывал набок, не особенно удачно скрывая лысину (кажется, такая прическа называется «в долг»). На лацкане пиджака я рассмотрела бэйдж, гласящий, что передо мной не кто иной, как Чернецов Глеб Иванович, администратор. Не отрывая глаз от монитора, он жестом указал мне на стул. Я присела на краешек, пристраивая сумку на коленях.

        - Золотова Жанна Петровна,  - проговорил Чернецов, сдвигая на нос очки в широкой оправе,  - тысяча девятьсот семьдесят восьмого года рождения… Образование незаконченное высшее… Курсы секретарей-референтов… ООО «Макбет»… Все правильно?  - уточнил он безразличным тоном.

        - Да,  - упавшим голосом подтвердила я.
        Чернецов снял очки, аккуратно сложил их в черный футляр, достал из кармана платок и вытер вспотевшую шею. Потом вдруг поднял на меня глаза, черные, как два жука.

        - Что же это вы, Жанна Петровна, колеса людям режете?  - спросил Чернецов.
        Я судорожно вцепилась в ремень сумки. Мне хотелось вскочить и убежать, но от страха не могла даже пошевелиться. «Вот тебе твоя глупость,  - вертелось у меня в голове.  - Вот тебе голос судьбы…» Похоже, я влипла в нехорошую историю.
        История, в которую я влипла, началась несколько дней тому назад. Я стояла у окна и думала о том, что последние десять лет моей жизни промелькнули, как один день - бесцветный и безвкусный. Пустое, безнадежное время…
        По Белградской с шорохом проносились машины. Я любила эту улицу, так не похожую на городскую магистраль: живописные старые ивы, темные воды Волковки, шум железной дороги…
        А вот и парочка спортсменов-любителей: он в черном спортивном костюме и солнцезащитных очках, она - в мультяшных красных штанишках. В какое бы время суток я ни подходила к окну, обязательно видела этих бегунов. Иногда это было пять утра в воскресенье, иногда - два часа дня в середине недели. Счастливчики! Им не нужно придерживаться графика. Хотя последние три месяца моя жизнь тоже не подчинялась никаким условиям: в конце мая меня уволили. Конечно, работа секретаршей в ООО
«Макбет» была отнюдь не синекурой: за скудные двести долларов и щедрые обещания
«повысить зарплату в следующем квартале» приходилось часами просиживать за компьютером, отвечать на звонки по трем линиям и варить кофе всему начальству. Ради этого стоило, отказывая себе в мелких женских радостях, сначала копить деньги на курсы, потом бесконечно зубрить основы делопроизводства и английский язык. В
«Макбете» я отработала почти четыре года - последний год зарплату постоянно задерживали - а потом попала под сокращение…
        Сидеть дома с матерью и ее очередным «другом» - нет, это было выше моих сил! Остатки накоплений были потрачены на отдых в Казани. Вернувшись без копейки денег, я принялась искать работу.
        На столе валялась исчирканная маркером очередная газета с объявлениями по найму. Чашки от кофе оставили на ней коричневые круги. Улов практически равнялся нулю. Для очистки совести я еще раз взяла газету в руки.

«От 18 до 25 с хорошими внешними данными…» На днях мне исполнялось двадцать шесть, и внешними данными похвастаться я не могла. «Ждем молодых и креативных…» Увы! Креативности в себе я тоже не ощущала. Таким образом, даже на прежние двести рассчитывать не приходилось. В лучшем случае меня принимали стажером без зарплаты, без всяких гарантий… Стоп! А это что за ерунда?
        В задумчивости я пролистнула газету до рубрики «Разное» - уж там для меня точно не было ничего подходящего! Но одно объявление бросилось мне в глаза, оно словно пульсировало тревожным красным цветом - или наоборот, призывным зеленым. «Для тебя есть работа. Ошибка! Закладка не определена…» - гласило странное объявление. Оно не кричало безликой рекламой, а интимно шептало. Еще бы, если электронный адрес - это кличка моей собаки… Я покосилась на дремавшего под столом Чаню и положила газету на место. Бывают же совпадения!
        На кухню вышла мать. Она потрогала холодный чайник на плите, налила себе заварки. Заглянув в холодильник, капризно спросила:

        - А лимон ты не купила?

        - Нет,  - покачала я головой, привычно почувствовав себя виноватой. Уже давно я была в доме главным и единственным добытчиком.

        - Чем бездельничать, искала бы работу. У других вон дети пашут, как лошади. Вот и сигареты кончились…  - проворчала мать, садясь к столу и вызывающе кладя ногу на ногу. На фоне иссиня-бледной кожи малиновый лак облезшего педикюра смотрелся чудовищно.

        - Что, похмелиться нечем?  - зло спросила я, чувствуя, как внутри все закипает.

        - Дура ты, Жанка,  - равнодушно сказала мать.  - И в кого ты такая уродилась?
        Я сосчитала мысленно до двадцати и не стала открывать матери глаза на очевидное. Увидев, что я ухожу, она крикнула вслед:

        - И кобелину своего забери!
        Посвистев Чане и забрав газету, я закрылась в своей комнате. Здесь было темно: портьеры я не раздвигала. В последнее время мне уютнее было в потемках - наверное, в этом выражалась моя депрессия.
        Из зеркального полумрака трюмо на меня исподлобья взглянула коротко стриженная особь женского пола с раскосыми глазами, окруженными глубокой синевой. «Дура ты, Жанка»,  - прошептала я. Нет, я не злилась на мать. Скорее, я ее жалела и считала непутевой - а она, наверное, то же самое думала обо мне…
        Моя мать, Анна Хабибуллина, была родом из Казани. В Ленинград приехала в семьдесят шестом - поступать в институт. Но в восемнадцать лет она выскочила замуж за моего отца. Через год родилась я.
        Отца я помню плохо, скорее, я представляю его по фотографии - той, где он в десантной форме. На ней он как будто снимался для передачи «Служу Советскому Союзу» - статный, светловолосый, с чудесной белозубой улыбкой. А я уродилась в мать: плоская грудь и темные татарские глаза. Только волосы у меня светлее, а в детстве были совсем как у папы на этой фотографии.
        Иногда я встречала отца во сне, который снился мне из года в год. По длинной, почти бесконечной лестнице я поднимаюсь на мост. Внизу простирается зеленая равнина, за нею - лес, потом - горы, потом - океан. Подъем продолжается - к беседке, вырезанной из полупрозрачного зеленого камня, похожего на нефрит, к человеку, который неподвижно сидит на ее крыше, притянув колени к подбородку. Он обнажен до пояса, а длинные светлые волосы кажутся белоснежными на фоне загорелой спины. При виде незнакомца мое сердце начинало отчаянно биться: вне всякого сомнения, это мой отец! Сильный ветер, сквозь его свист и рев я не могу до него докричаться. Но отец увидел меня - еще немного, и мы снова будем вместе! Мощный порыв ветра подхватывает меня и кружит, как осенний лист. Стремительно приближается земля… и я просыпалась.
        Никому не рассказывала свой сон, не пыталась толковать его по глупым сонникам, потому что знала: только я одна смогу понять его смысл. Когда-нибудь. Когда действительно окажусь на этом мосту…
        Отец исполнял интернациональный долг в Афганистане - так это называлось. В 84 году пришло известие, что во время одной из боевых операций он пропал без вести. Наверное, матери было очень трудно - я была ребенком и этого не помню.
        Но через четыре года все изменилось - в стране и в нашей семье. В двадцать восемь лет моя мать была очень хороша собой: тоненькая, миниатюрная татарочка. Появившийся в ее жизни Константин Михайлович Гурский, лысоватый, с брюшком, ученый-математик, быстро сообразил, что одной наукой в изменившемся формате страны сыт не будешь и организовал свое дело. Моя мать безошибочно разглядела перспективы Гурского и вышла за него замуж.
        За шесть лет Гурский создал сеть ларьков «Эльдорадо». По меркам нынешних магнатов это был бизнес очень средней руки, однако нам с матерью казалось, что мы обладаем сказочным богатством. Гурский баловал нас обеих - дорогой одеждой, косметикой, возил на синей «вольво». В восьмом классе у меня была шикарная лисья шуба. Парни бегали за мной табунами, и я чувствовала себя принцессой. Гурский прочил мне юрфак, блестящую карьеру и богатое приданое.
        В 94 году Гурского убили. Я до сих пор не знаю подробностей, да и зачем: ничего нельзя вернуть. После смерти отчима оказалось, что он кругом в долгах. На их уплату ушла и машина, и шикарная квартира на Маяковской. Нам с матерью осталась
«двушка» в Купчино и - воспоминания.
        Сначала мать стала любовницей одного компаньона Гурского, потом другого. Она начала пить, подурнела, богатые мужчины перестали ею интересоваться… Сейчас в
«друзьях» числился продавец арбузов по имени Мамед.
        А я после школы смогла поступить только в педагогический - на географический факультет. На втором кур-се перевелась на вечерний и пошла работать в торговый центр на Будапештской. А в девяносто восьмом вернулся из армии Димка Сотейко, в которого я была влюблена в десятом классе. Тогда мать и Гурский запрещали мне с ним встречаться, убеждая, что он мне не пара. Теперь никто не помешал мне выйти за него замуж. Правда, фамилию я менять не стала - хотела сохранить ее как талисман, как последнюю память об отце. Время показало, что я поступила правильно.
        С Димкой мы прожили год. Я работала в магазине, вечерами ходила на курсы секретарей-референтов. Сотейко не работал, моей зарплаты на пиво ему хватало… В один прекрасный день я просто собрала его вещи и выставила на лестницу. К счастью, Сотейко тоже не был сильно ко мне привязан…
        Звонок в дверь и оглушительный Чанин лай заставили меня вздрогнуть. «Наверное, Мамед заявился»,  - равнодушно подумала я. Но стук ноготков в мою дверь сообщил, что это Алла - моя бывшая одноклассница.
        Когда подруга заходит в мою комнату, я сразу замечаю и старомодную мебель, и отошедшие от стены обои. От нее всегда веет чем-то пряным или свежим - в зависимости от сезона, она любит накладные ногти невозможной длины и подкрашивает черным свои и без того темные волосы.
        Обычно Алла приезжает ко мне поплакаться. Послушаешь - жизнь у нее и в самом деле не сахар. Зарплата - восемьсот долларов плюс какие-то проценты, плюс конверты от шефа, об отношениях с которым она умалчивает. Конечно, на это не разгуляешься. Алла - менеджер в престижной фирме, и у нее совершенно нет времени на личную жизнь.
        Она никогда не задает вопросы типа «Ну, как у тебя с работой?» Или: «Снова замуж не собираешься?» Это я обычно слышу от третьей нашей подруги - Насти, вышедшей замуж за банкира и на данный момент ожидающей третьего ребенка. Своим присутствием Алла погружала меня в сериальный мир бутиков и салонов красоты, позволяя на время забыть о собственном безрадостном существовании…

        - Да отстань ты!  - Алла с трудом пресекала домогательства моего пса.  - Боже, ну и монстр вырос! Знаешь, люди по пьяни детей заводят, так вас с Сотейко угораздило завести собаку!
        Алла была в курсе Чаниной истории. Он появился у нас в разгар медового месяца. Мы долго гуляли по городу, пили пиво и были сентиментальны. Симпатичный рыжий щенок стал членом нашей семьи. Имя ему выбрала я, решив, что в рассказе Бунина «Сны Чанга» говорилось точно о такой же собаке.
        Вряд ли персонаж знаменитого писателя был таким упрямым и буйным. Вот и сейчас Чанг громко лаял, заглушая рассказ Аллы об очередной драме:

        - …запчасти на «форд» я покупаю только в салоне. Сумасшедшие деньги! А этот идиот мне говорит… Да заткнись ты!
        Телефонный звонок оторвал меня от общения. Я взяла трубку с нехорошим предчувствием. Так и есть! Звонил сосед с четвертого этажа.

        - Успокойте собаку, пока я ее не успокоил!
        Восемнадцать… девятнадцать…

        - Послушайте, я же не нарочно его дразню… У меня гости, он сейчас угомонится…

        - Девушка, какие у вас там гости, мне не интересно. Пес мешает всему дому. Я говорил с вашей матерью, она тоже считает, что его надо усыпить…
        Я опустила трубку, очень медленно считая до сорока.

        - Алла, я нашла объявление о работе… Ты не могла бы оказать мне услугу? Послать из своего офиса резюме? Я тебе все напишу…
        Алла, прерванная на середине своей саги, обиженно поджала розовые губки.

        - А что за работа?
        Я ткнула пальцем в газету.

        - «Для тебя есть работа…» Чушь какая! Хочешь, по сети посмотрю, кто они такие?

        - Нет,  - решительно помотала я головой.  - Просто отправь резюме.
        Когда стемнело, я вышла проводить Аллу до машины. Лил дождь. Красный «форд» укатил, мигнув на прощание фонарями, а я смотрела ему вслед, ощущая себя никому не нужной, жалкой теткой - из тех, кому уготована пожизненная серая беспросветность… Я поймала себя на том, что досчитала уже до ста. Легче не становилось.
        Взгляд упал на мокнувший под дождем «опель» соседа с четвертого этажа. Я посмотрела на дом - свет горел только в наших окнах. Усыпить мою собаку? Плохая идея, сосед… Стараясь не попадать в светлое пятно вокруг фонаря, я присела у колеса и вытащила из кармана куртки перочинный ножик.
        Лезвие оказалось слишком тупым для прочной резины. Нож вошел в колесо не мягко, а сильным толчком. Сигнализация громко взвыла. Залаял Чаня. Я шарахнулась в темноту, выбросила нож в кустах и долго бродила вокруг дома, насвистывая «Марсельезу». А через два дня мне позвонили по поводу моего резюме, пригласив на собеседование в агентство «Лаверэль».

        - Что же это вы, Жанна Петровна, людям колеса режете?  - спросил Чернецов.
        Не зря я боялась сюда идти. Бог знает, какой криминал может общаться между собой при помощи таких объявлений… потому что ни один нормальный человек на них не отзовется. А я отозвалась, я их вычислила… Боже, что со мной будет?
        Поглощенная своими страхами, я даже не сразу поняла, что в комнату вошел еще один человек - высокий, плотный мужчина в черном свитере с коротко стриженными седыми волосами.

        - Да вы, Глеб Иванович, совсем девушку запугали!  - прогудел он.
        Чернецов церемонно склонил голову перед вошедшим.

        - Позвольте представить, Жанна Петровна,  - сказал администратор.  - Это наш шеф, Афанасий Германович.

        - Здравствуйте, Жанна,  - шеф нагнулся к компьютеру.  - Так, посмотрим-посмотрим. Вот, результаты тестов. М-м-м… Ого! Так…  - он защелкал по клавиатуре.  - Родители… Отец… Золотов Петр Сергеевич. Правильно?
        Я молча кивнула.

        - Ну что ж, Жанна,  - Афанасий Германович выпрямился, скрестив руки на груди.  - Мы с радостью будем с нами сотрудничать… если, конечно, вы сами этого захотите. Такие вот дела. Я приглашаю вас в мой кабинет обсудить условия. Мне кажется, они вам понравятся.
        И шеф заговорщицки мне подмигнул.

2. Белый свитер


        - Молодой человек, повторяю вам, мы этим не занимаемся!  - я раздраженно закончила телефонный разговор, удерживая трубку плечом. Руки у меня были заняты кипой бумаг
        - отчетом, приготовленным для шефа. Телефон тут же зазвонил вновь.

        - Агентство «Лаверэль». Да, мы помним про вас. Есть уже двое кандидаток на роль монахинь, и я только что получила результаты тестов за эту неделю. Возможно, найдется еще кто-нибудь. Мы обязательно вам перезвоним.
        Следующий звонок.

        - Нет, девушка, учить стихи не нужно - просто пройти тестирование. Что? Нет, и танцевать тоже не надо. Да, девушка, я уверена.

        - Ирина, у тебя опять перекур?  - набросилась я на вернувшуюся секретаршу.  - Телефон разрывается, я не могу работать! Звонят всякие идиоты…
        Моя подчиненная сделала виноватое лицо и бросилась отнимать у меня трубку Я поворчала еще немного, но больше для виду: Ира мне нравилась. Вот только… где таких штампуют, на какой фабрике «барби»? Шаблонная фигура, традиционные белые волосы и розовая помада, речь нараспев: «Алло, слушаю вас!» Однако новая секретарша хоть и была недалекого ума даже для своих двадцати двух лет, зато безропотно позволяла собой командовать. Мне как новоиспеченной начальнице такое было по вкусу.
        С момента моего первого появления в агентстве «Лаверэль» прошло почти пять месяцев. Моей работой были довольны, а я испытывала самую настоящую эйфорию - и от зарплаты, и от коллектива. Бесподобный Афанасий Германович даже не догадывался, сколько раз на дню я возносила ему хвалу. Ведь меня мучило не только безденежье. После безработного лета мне стало казаться, что мой круг навсегда ограничен постоянно пьяной матерью, ее «арбузником» и моим бывшим супругом, являвшимся каждую среду клянчить деньги.
        Когда я получила новую работу, в глазах моих домашних зажегся алчный блеск. Они решили, что по-прежнему будут безотказно пользоваться моей добротой - только теперь можно увеличить свои запросы. Но я твердо решила, что все буду тратить на себя. И на Чаню. А остальным - никаких бонусов! Поскольку я обедала в кафе, чеки из которого всем сотрудникам оплачивал наш бесподобный шеф, то скудные домашние завтраки и ужины не ущемляли моих интересов. Я также покупала домой хлеб, кефир, дешевые пельмени, супы в пакетиках и давала матери полтинник на пиво и сигареты. А насчет икры - не обессудьте! Еще полтинник я по-прежнему совала Сотейко, хотя он обзывал меня жмоткой, сквалыгой и - демонстрируя, что он помнит школьную программу,  - Плюшкиным в юбке.
        Получив первый аванс, показавшийся мне настолько большим, что руки предательски затряслись, я отправилась в зоомагазин, где выбрала для Чани самый дорогой ошейник и поводок. Потом зашла в книжный и купила томик Марселя Пруста. Следующий пункт программы: замирая от блаженного трепета, я открыла дверь обувного бутика…
        А месяц назад мне предложили должность менеджера!

        - Знаешь, кто звонил?  - я быстро просматривала бумаги перед тем, как отнести их шефу.  - Тот придурок, помнишь: «Мечтаю сняться в порнофильме. Вы удивитесь, когда увидите, что я умею!» Интересно, как он собирался это демонстрировать?
        Ирина фыркнула. Она сидела тихонько, как мышка, но, убедившись, что я на нее больше не сержусь, оживилась и защебетала:

        - А утром, я только пришла, сразу звонок. Девица. «Соедините меня с Бортко». Я говорю: «У нас таких нет». А она мне: «Девушка, Владимир Владимирович будет в ярости, когда узнает, что вы препятствовали нашей встрече!» Я только потом вспомнила: Бортко - это режиссер. Она, наверное, сниматься у него хотела.

        - А Камеруна никто не искал?  - усмехнулась я.

        - Нет. А кто это? Тоже режиссер? Зато опять звонили из «Персиянки». Помнишь, они рекламу хотят: восточные красавицы исполняют танец живота вокруг сногсшибательного блондина. У тебя не появилось ничего?
        Я покачала головой. «Персиянка» - ресторан с восточной кухней. Десяток гурий мы нашли для них без труда, а вот с блондинами было сложнее. То есть блондины имелись, но назвать их сногсшибательными я бы не рискнула.

        - Привет, девчонки!  - в комнату вошел Арсений, наш курьер,  - тот самый молодой человек в очках, который встретил меня на пороге агентства в первый раз. Он тоже находился у меня в подчинении, но, в отличие от Ирины, авторитетом моим подавлен не был, так как работал в «Лаверэле» уже год. Над Ириной Арсений беззлобно подшучивал, а мы с ним замечательно дружили. Он оказался умным мальчиком, с чувством юмора; болтая с ним, я не замечала разницы в возрасте - студенту Инжэкона недавно исполнилось двадцать.

        - Ну что, Жанна, не пора ли нам навестить «Осьминога»? Что там у тебя еще?  - Арсений заглянул через плечо в мои бумаги.

        - Проголодался? Сейчас пойдем. Вот только занесу шефу отчет.
        Оставив Арсения отвлекать Иру от работы, я постучала в директорскую дверь.

        - Войдите!  - отозвался томный голос Алены. Когда я вошла, старший менеджер бесцеремонно сидела на столе, болтая безупречными ногами. Афанасий Германович в роскошном оранжевом пуловере широко мне улыбнулся, не выпуская Алениной руки. Я положила перед ним отчет.

        - Ну-ка, ну-ка, что у нас тут?  - шеф углубился в бумаги.

        - Пятнадцать человек для участия в съемке исторического сериала,  - комментировала я.  - Из них пятеро - идеальный крестьянский типаж. А вот для рекламы: великолепная мать пятерых детей. Еще для рекламы: немецкие миннезингеры для пивного ролика.

        - Угу… угу…  - кивал шеф. Алена склонялась над ним; серебряные украшения мелодично позванивали на ее смуглой груди.

        - А моряков нет?  - вдруг спросил шеф.  - Таких, знаете, настоящих морских волков, влюбленных в океан…
        Я пожала плечами.

        - Нет. Да ведь их никто и не заказывал.

        - Ну, пригодились бы… У нас, милая Жанна, никто не бывает лишним. Такие вот дела. Так что вы на моряков обратите внимание. А! Чудесный вариант.
        Шеф ловко выдернул из бумажной кипы одну анкету.

        - Жанночка, вы, значит, там распорядитесь, чтоб Ирина обзвонила всех кандидатов, дала им координаты работодателей. И рекламщикам пусть позвонит. А вот по этой анкетке я попрошу лично вас… Пусть человек объявится как можно скорее. Лучше, если прямо сегодня.
        Я мельком пробежала глазами данные: Денис Зайцев, двадцать восемь лет, рекомендованная роль - врач, возможно - военный врач. Или - народный целитель. Куда это могло понадобиться?

        - Хорошо, Афанасий Германович. Я пойду? Там Арсений уже зубами от голода клацает.

        - Ступайте, ступайте,  - шеф царственно взмахнул рукой. Алена передвинулась к нему поближе, невозмутимо уставившись на меня зелеными глазами. Почувствовав привычное смущение, я поспешила оставить их одних.
        Кафе «Веселый осьминог» мне нравилось. Днем здесь почти не было посетителей, царил сине-зеленый полумрак, имитирующий глубины подводного мира, поблескивали фольгой муляжи рыб, прикрепленные к потолку невидимыми нитями. На одной из стен был нарисован осьминог, держащий одним щупальцем рюмку, другим вилку с соленым огурцом, а остальными отплясывающий веселый танец. А у стойки находился большой аквариум с одной-единственной печальной большеглазой рыбой.

        - Ну-с, на что мы сегодня разорим Афоню?  - Арсений с задумчивым видом изучал меню.
        - Давай лосося, Жан, ну что ты скромничаешь?

        - Я не скромничаю, просто не люблю красную рыбу. Грибной жюльен, пожалуйста,  - сказала я официантке. Арсений налил нам минералки, и мы откинулись на спинки стульев в ожидании заказа.

        - Я сегодня в таком забавном месте побывал,  - мой подчиненный улыбнулся.  - Короче, утром Афоня дает мне адрес и конверт: мол, живо дуй туда, вези почту. Я дую. Местечко это за Обводным, старая промышленная зона - выбитые стекла, огромные ангары. Лунный пейзаж! Я уже подумал, что шеф что-то напутал. Смотрю - нет, мне сюда. Какой-то цех работает. Охраны никакой, я сразу в администрацию. Ну и краем глаза глянул, что у них там за производство: какие-то кулончики, браслетики, гребешки. Может, золотые, может, позолоченные. Но не новые, а как бы специально сделанные под старину. Вот, думаю, у Афони и знакомства! Не иначе, подпольный цех фальшивок.

        - Может, бижутерия,  - возразила я.  - Для кино.

        - Не знаю,  - с сомнением протянул Арсений.
        Похоже, ему больше нравилась мысль, что он побывал в каком-то «криминальном» месте. Что касается меня, то я бы предпочла, чтобы агентство «Лаверэль» было незапятнанным в глазах закона. После убийства отчима я не видела ничего романтического в детективных историях.
        Домой я возвращалась как обычно, около восьми. Летел мокрый снег. Перебежав дорогу от маршрутки, я повыше подняла воротник вытертой, с надставленными рукавами шубы - предмета моей гордости в восьмом классе. Теперь днем в ней было просто стыдно выйти. В офисе я ее снимала у самых дверей. Наверное, годы нищеты действительно сделали меня жадной: я не спешила менять гардероб, хотя зарплата позволяла одеться вполне прилично. Меня обуяла жажда накопительства. Я уже сосчитала, сколько мне надо откладывать в месяц, чтобы через пять лет купить квартиру. Пусть не такую шикарную, в какой мы жили с Гурским, но в хорошем новом доме. Оказалось, было это вполне реально, хотя, конечно, подразумевало определенные ограничения. Но я старалась каждый раз отложить побольше, чтобы приблизить счастливый миг.
        Однако сегодня вопрос верхней одежды встал ребром. Выйдя из метро, я почувствовала, как кто-то взял меня за локоть. Бородатый алкаш, по-свойски подмигнув, спросил: «Давно бомжуешь?» Это происшествие заставило меня всерьез задуматься: не зашла ли я слишком далеко в своем скопидомстве. Садясь в маршрутку, я приняла твердое решение на выходных отправиться за обновкой.
        Уже открывая дверь в квартиру, я подумала, что понятия не имею, где сейчас лучше покупать зимние вещи. Надо срочно звонить Алле, пока я не расплескала свою решимость.
        Чаня встретил меня восторженным лаем и лобзаниями. С трудом пресекая его бурную нежность, я нашла на мобильнике номер подруги.
        Мои расспросы про магазины застали Аллу врасплох. Да, ей было известно, что у меня новая работа, но… неужели я так хорошо устроилась? Доложи немедленно все подробности!

        - Я через полчасика к тебе заскочу.

«Полчасика» растянулись на полтора часа. Зато, когда Алла наконец явилась, мать уже освободила кухню от своего присутствия, и я спокойно накрыла сервировочный столик, не выслушивая знакомое до оскомины: «Жанка, не смей брать эти чашки! Это память об отце, а ты их все перебила. Хозяйничаешь тут…»
        Я прикатила столик в свою комнату. Алла осторожно почесала Чаню за ухом. На этот раз ее ногти отливали густо-фиолетовым с блестками-стразами.

        - Ну, подруга, выкладывай,  - она затянулась тонкой сигаретой.  - Неужто за тем дурацким объявлением скрывалось Эльдорадо?
        От слова «эльдорадо» я поморщилась: так называлась сеть ларьков Гурского, и это навевало неприятные воспоминания.

        - Агентство называется «Лаверэль». Красивое слово.
        Алла положила в чай сахар.

        - Почему ты не покупаешь заменитель? Сахар - белая смерть. Во всяком случае, для фигуры. Хотя тебе нечего бояться: как ты умудряешься в нашем преклонном возрасте оставаться такой доской? Ну-ну, продолжай. И чем они занимаются?

        - Кастингом. Подбором актеров для рекламы, клипов, на эпизоды в сериалы, в массовку. У агентства связи с маленькими киностудиями у нас и за рубежом. А у нас
        - банк данных потенциальных актеров-любителей. Допустим, кто-то снимает рекламный ролик из старинной жизни - например, бал во дворце. Значит, нужны придворные кавалеры и дамы, слуги, которые разносят сласти и напитки, музыканты… Наше агентство подберет людей, идеально подходящих на эти роли.

        - А чего тут подбирать?  - фыркнула Алла.  - Вон, даже если на тебя кринолин напялить и парик пудреный - тоже сойдешь. Там же говорить не надо.

        - Не скажи. У нас претенденты проходят многочисленные тесты. Какие - я сама не все знаю, потому что работаю только с результатами, а тестирование проводит Алена, наш старший менеджер. У нее, кажется, роман с шефом, ну да это к делу не относится. Претендентов тестируют и психологически, и, я слышала, как-то генетически. Если у человека, допустим, в роду были военные, то и он в роли военного будет смотреться убедительней других.

        - Чушь какая-то. И что, такая деятельность пользуется спросом?

        - Претендентов очень много. Даже не представляла себе, сколько людей жаждет увидеть себя на экране. И запросов много. Как мне кажется, всем этим рекламщикам и клипмейкерам не важно, как именно мы находим для них подходящий типаж. Им важен результат, а он их обычно устраивает. Иногда к нам даже из большого кино обращаются.

        - Понятно. Это нечто кадрового агентства. И сколько же они тебе платят, если не секрет?
        Я назвала сумму. Алла закашлялась и поставила чашку, махая руками.

        - Шутишь?! Слушай, здесь что-то нечисто. Они только этим занимаются?
        Вопрос Аллы не то чтобы застал меня врасплох, да и сегодняшний рассказ Арсения тоже не был первым зерном сомнения. Чутье подсказывало, что в агентстве «Лаверэль» все не так просто. Засекреченные тесты - особенно тот, который проходила я сама… Вчера - или позавчера?  - я задержалась на работе и когда уже выходила из здания на улицу, едва не столкнулась с шефом. Он был не один, а с каким-то человеком, которого я не разглядела в темноте. Зато я отчетливо услышала слова: «Откуда я знаю, что думает по этому поводу его величество? Его величество приобрел для своей оранжереи новый цветок из Небулосы. Знаете, сколько это стоило? Пятьдесят доранов». «Ничего себе!» - присвистнул шеф. А потом огляделся и вполголоса добавил: «А вы все-таки узнайте. Это наша с вами работа». Я незаметно проскользнула мимо них и пошла к метро. Наверное, я случайно подслушала часть какой-то шутки, непонятной непосвященным. Но неведомое «его величество» и загадочный «цветок из Небулосы» никак не хотели уходить из памяти… Словно сквозь сон я услышала голос Аллы:

        - Слушай, а может, мне к вам обратиться? Я с удовольствием сыграла бы какую-нибудь графиню де Монсоро - пусть даже в рекламе. Представляешь, я - вся в золоте, в атласе, кружева, декольте и мушка на левой щеке…

        - У меня тоже была такая мысль. Это же шанс - вдруг ты окажешься так хорош в рекламе сосисок, что потом тебя пригласят уже на серьезные роли? Но есть один момент - тесты. Ведь проверяют не твою возможность перевоплотиться, а выявляют твою сущность - кто ты на самом деле: воин, королева или прачка? Знаешь, когда я в детстве смотрела фильмы про старинную жизнь, то иногда думала: вот бы мне родиться в те времена! Там такая любовь, такая романтика… Но кроме графинь и королев, были свинарки, прачки и крестьянки… Кроме золота и шелков - грязь, вонь и лохмотья… И кастовые границы. Это сейчас фермер может стать президентом - хотя бы теоретически…
        Алла зевнула.

        - Впрочем, я за тебя рада. Ты немножко стала на человека похожа. Стрижку приличную наконец сделала. И вообще похорошела - может, какой интерес появился? Шеф, говоришь, еще не старый? Ах да, у шефа уже кто-то есть…
        Я почувствовала, что краснею. Нет, не из-за шефа, разумеется: Афанасий Германович действительно был мужчина хоть куда, однако, я не сторонница служебных романов. Но
«интерес» действительно появился - не далее как сегодня вечером.
        Около пяти я сидела у себя в кабинете за компьютером, внося изменения в базу данных. Вдруг раздался деликатный стук, а затем в комнату вошел молодой человек - высокий и темноволосый. Он был в белом, крупной вязки, свитере, а куртку держал под мышкой.

        - Как бы мне встретиться с Афанасием Германовичем? Он меня ждет.
        Я объяснила, а потом услышала из-за приоткрытой двери, как Ирина спрашивает:

        - Как вас представить?

        - Зайцев Денис,  - ответил посетитель.
        Я продолжала щелкать по клавишам, но никак не могла сосредоточиться. Иногда мое влечение к мужчине начиналось с пустяка, с малозначительной детали - форма рук, манера закуривать. Но этот пустяк сводил меня с ума, если я, конечно, позволяла себе безумство… У моего бывшего мужа была привычка при разговоре класть на стол растопыренные ладони, и этот жест меня завораживал. Белый свитер незнакомца тоже запустил во мне некую программу. Я вдруг отчетливо представила, какая тишина наступит кругом, если прижаться щекой к пушистой шерсти. От этой мысли закружилась голова, и неимоверным усилием мне удалось заставить себя вернуться к работе. Через пару часов наваждение, безусловно, развеялось бы - но обладатель окаянного белого свитера после разговора с шефом снова зашел ко мне.

«Что ему нужно?  - думала я, делая вид, что не замечаю его.  - Выход с другой стороны. Это тот самый Зайцев, которому я звонила. Может, шеф послал его ко мне?»

        - Девушка, можно вас на минутку отвлечь?  - голос незнакомца был не высоким и не низким - а таким, что впечатление от белого свитера усилилось.
        Я с трудом подняла на него глаза.

        - Меня зовут Денис,  - сказал он.

        - Жанна,  - пролепетала я.

        - Жанна, у вас уже есть планы на завтрашний день?

        - Нет… По-моему, нет…  - услышала я свой голос как бы со стороны.

        - Я ищу компаньона для прогулки по городу,  - Денис смущенно улыбнулся.  - Завтра суббота, самый хороший день недели. Холодно, конечно, но синоптики днем обещают солнце. А я верю добрым предсказаниям. Ну что, пойдете?
        Неожиданно для самой себя я просто ответила:

        - Да.

        - Тогда созвонимся часов в одиннадцать. Запишите мой номер.

        - Ваш мне известен. Я лучше дам вам свой,  - сказала я, непослушной рукой записывая на листок номер своего мобильника.

        - В одиннадцать я позвоню,  - Денис кивнул, убирая бумажку в задний карман джинсов.
        - До завтра!
        Он ушел, а я осталась, растерянная и злая на себя. Как можно быть такой беспросветной дурой?! Этот нахал ни на секунду не сомневался, что я соглашусь! С чего бы это? Почему он вообще обратил на меня внимание? Конечно, за время работы в агентстве «Лаверэль» в моей внешности произошли изменения. Чего там говорить, красавицей не была, таких обычно называют - «интересная». Но вот доступной не выглядела никогда!
        Сначала я решила, что завтра, если он позвонит, откажусь от встречи и попрошу меня больше не беспокоить. Потом мне вдруг пришло в голову: объявление, по которому я сюда устроилась, было не менее нелепым, чем это неожиданное приглашение. И, тем не менее, я оказалась в выигрыше. Может, и здесь мне повезет?
        Дело в том, что я вообще давно решила, что эта сторона жизни для меня не существует. Те мужчины, с которыми я могла познакомиться вследствие своего убогого существования, были мне неинтересны. А другие пролетали мимо на белоснежных
«мерседесах», одной рукой обнимая тупоголовую блондинку, а другой, разговаривая по мобильнику с элегантной женой. Они обдавали меня грязью, не замечая в толпе плохо одетую дурнушку. Я не комплексовала из-за своего одиночества, после недолгой совместной жизни с Сотейко, убедившись в мудрости слов: лучше одной, чем с кем попало. И я уже очень давно рисовала себе в жизни совсем другие цели… Хотя этот Денис скорее всего просто не позвонит, а я тут трачу время на размышления на пустом месте…
        Но так просто избавиться от пагубного воздействия белого свитера мне не удалось, и после Аллиных намеков я почувствовала, как кровь приливает к щекам. Я быстро перевела разговор на плодотворную тему магазинов и дубленок и получила от Аллы подробнейшую консультацию.
        Провожать подругу до машины я отправилась с собакой. Возвращаясь, у лифта мы столкнулись с соседом с четвертого этажа.

        - Какой он у вас поджарый,  - одобрительно сказал тот.  - Наверняка у него в роду были охотничьи собаки.

        - Его отец - чистокровная русская гончая,  - соврала я.  - Внеплановая вязка.

        - А-а,  - глубокомысленно протянул сосед.  - Оно и видно, что благородных кровей.
        И никаких претензий! Хотя мой «элитный» пес в последнее время лаял не меньше, а больше: он стал чаще оставаться один. Видно, до соседа дошли слухи о переменах в моей жизни.
        Матери по-прежнему не было. У себя в комнате я прижалась к Чане, уткнувшись лицом в его жесткую шерсть. Пес задумчиво положил мне лапу на плечо, как бы говоря:
«Ничего, хозяйка, прорвемся. Утро вечера мудренее».

3. Исчезновение

        Синоптики как всегда обманули. Солнце безвозвратно скрылось сразу после полудня, и с небес полетел мокрый снег. Мы встретились на канале Грибоедова и пошли по Невскому в сторону Дворцовой.
        Ночь я провела очень плохо - мне опять приснился мой навязчивый сон, только по бесконечной лестнице рядом со мной поднимался мой новый знакомый - Денис, одетый в какую-то ярко-красную хламиду. А потом повторилась прежняя история: я тщетно кричала, отец останавливал на мне непонимающий взгляд, и ветер сбрасывал меня с моста. Но в последний момент Денис успевал перехватить мою руку. Я видела перед собой его лицо, искаженное от напряжения и понимала, что ему меня не удержать…
        На этом сон оборвался. Я подняла голову с подушки: на часах - полседьмого. Больше я заснуть не смогла, думая о предстоящем свидании.
        Бежать за дубленкой и явиться на свидание в обновке? Но магазины открываются не раньше одиннадцати, тем более, что синтепоновая куртка и ботинки больше подходят для пешей прогулки. Назначенный срок приближался, и я металась по комнате, постоянно нащупывая мобильник в кармане халата. Я то вытряхивала из шкафа всю одежду, то снова в раздражении заталкивала ее обратно. Когда стрелки на циферблате образовали острый угол, меня охватила дрожь. На мои мысленные заклинания и просьбы бестолковая трубка молчала, сонно мигая подсветкой.
        Денис позвонил полдвенадцатого и предложил встретиться через два часа на мосту у метро «Канал Грибоедова». Я приехала первой, ничего кардинально не изменив в макияже. Когда на мосту появился Денис - в длинном пальто, с непокрытой головой - он меня не узнал, и пришлось помахать ему рукой.
        Мы шли по проспекту, а в лицо нам дул холодный ветер с Невы. Зачем было соглашаться на эту дурацкую прогулку, тем более, что Денис почти все время молчал? Сначала я пыталась вести светскую беседу, а потом обиженно умолкла и трусила вслед за ним, тоскливо поглядывая по сторонам, куда бы незаметно свернуть. В витринах горели новогодние елки, украшенные гирляндами, мелькали красные колпаки Санта-Клаусов. Я представила, как исчезаю в декабрьской метели, и видела высокую, одинокую фигуру Дениса, застывшую посреди Невского. И глупая жалость заставляла меня идти дальше.

        - Ты не замерзла?  - спросил вдруг Денис.  - Может, зайдем куда-нибудь?

        - Хорошо бы,  - пробормотала я.
        Мы свернули на Большую Морскую и заплутали среди заснеженных улиц и мостов, перекинутых через заледенелые каналы. Наконец Денис остановился перед ступеньками, ведущими в какой-то подвальчик.

        - Это мое любимое место.
        Странное название: «Трубка мира». Мы зашли, заказали по чашке кофе.

        - Очень мило,  - сказала я, оглядываясь.
        Денис посмотрел на меня недоверчиво, и я поспешила добавить:

        - Нет, мне, правда, нравится, хотя несколько… непривычно.
        Дизайнер решил воссоздать в кафе колорит индейского вигвама: трубки, покрытые орнаментом, украшения из перьев, маленькая жаровня в центре зала, на которой готовили какое-то мясное блюдо. Из колонок доносилась странная тягучая музыка. Хорошо еще, что официантки не изображали индейских скво…
        Денис снял пальто, под которым оказался клетчатый пиджак поверх черного бадлона. Какое счастье, что не белый свитер - есть шанс выпутаться из этой ситуации без потерь! Но он потер озябшие покрасневшие руки, и надежды мои разлетелись вдребезги. Господи, как мне захотелось согреть в своих руках эти красивые, длинные, как у пианиста, пальцы! «Один, два, три, четыре»,  - начала я считать. Где-то на седьмом десятке мне удалось вызвать в себе раздражение.

        - Может, объяснишь, зачем я тебе понадобилась?
        Денис виновато улыбнулся.

        - Никудышный я собеседник, да?

        - Зато я, наверное, идеальная спутница,  - проворчала я, тая от этой улыбки.  - Тащусь за тобой, как собака. И не посягаю на твою сосредоточенность.

        - Да нет никакой сосредоточенности. Просто скоро мне придется уехать, и я хотел попрощаться с городом. А мне некого было позвать с собой.

        - А если бы я не согласилась?  - язвительно поинтересовалась я.  - Позвал бы Ирину? Нашу секретаршу?

        - Нет-нет,  - сразу ответил Денис с трогательным испугом. Потом его взгляд снова стал виноватым.  - Я мог бы сказать, что увидел тебя и что-то такое почувствовал… Ты ждешь именно этого… Любая женщина…

        - Да откуда ты знаешь, чего я жду?!  - гневно перебила я.  - Терпеть не могу, когда мужчины начинают строить из себя знатоков женской психологии.

        - Ничего подобного!  - буркнул он и надулся.

        - Ладно,  - примирительно кивнула я,  - расскажи лучше, куда ты собрался уезжать.
        Денис помолчал немного, погрел руки о чашку.

        - Видишь ли, твой шеф предложил мне работу. Оказывается, я подхожу на роль врача в каком-то румынском сериале. И через неделю я улетаю в Румынию.

        - Ах да,  - вспомнила я анкету.  - Хотя странно, обычно всеми заявками от киностудий занимаюсь я, а ничего подобного в памяти не всплывает. Так что имей в виду, это, похоже, неофициальная сделка. А что, ты так хочешь сниматься в кино?

        - Потому что я на самом деле врач,  - медленно начал Денис.  - Терапевт. Я мечтал стать хирургом, но у меня не вышло. А в сериале я буду играть именно хирурга. Понятно?

        - Нет,  - честно призналась я.
        Он родился в семье потомственных медиков. Дед - светило военной хирургии, академик. Родители Дениса тоже были врачами: отец - хирург, а мать - педиатр. Еще в советские времена оба они уехали в Судан - работать во французской миссии. После развала Союза французы предложили им работу. За последние семь лет Денис ни разу не виделся с родителями.
        Дед-академик и бабушка-домохозяйка обожали единственного внука. У него было все, о чем в детстве и юности может мечтать мальчишка: самый лучший футбольный мяч, велосипед, магнитофон. На совершеннолетие Денис, студент Первого медицинского, получил в подарок мотоцикл. Бабушка с дедушкой не сомневались, что их внук тоже станет врачом, талантливым хирургом, продолжателем династии.
        Но юношу угнетала роль внука академика. Люди поступают в медицинский институт годами, а для него экзамены оказались пустой формальностью! За него все уже заранее решили - быть может, еще до его появления на свет. И никто не спросил, хочет ли он стать врачом, причем хирургом?
        Эти метания привели к тому, что Денис совершил свой первый самостоятельный поступок: бросил институт и во время весеннего призыва отправился в военкомат. Случилось это первого апреля.

        - Понимаешь, они мне не поверили,  - рассказывал Денис.  - Они решили, что я шучу. У них не укладывалось в голове, что студент не хочет воспользоваться своей отсрочкой. Но затем все пошло, как по маслу - учебка, служба… А потом нас отправили в горячую точку. Ты слышала про новогодний штурм в девяносто четвертом году?
        Я покачала головой. Тогда мне было не до политики: в девяносто четвертом погиб Гурский.

        - Не важно,  - Денис махнул рукой.  - В общем, из нашего полка осталось в живых около половины. Я был ранен - легко, в руку,  - и вернулся домой. В общем, счастливо отделался. Но я был… Мне трудно объяснить свое тогдашнее состояние…
        Денис беспомощно посмотрел на меня. Я тоже оглядела его, пытаясь представить на войне домашнего, избалованного мальчика, любящего пушистые свитера.

        - Я понимаю,  - сказала я, глядя ему в глаза. Денис отвел взгляд в сторону и продолжил:

        - Дома получили известие, что я пропал без вести. У бабушки случился инфаркт, она умерла. Я чувствовал себя кругом виноватым. После того, что я там видел… Даже не мог оправдать себя тем, что исполнял долг перед родиной! С моей стороны уйти в армию было ужасной глупостью, которой воспользовалось государство. В общем, я бросился деду в ноги, умоляя восстановить меня в институте. Теперь я мечтал, что стану хорошим хирургом,  - хотя бы ради памяти бабушки, которая этого так хотела. Но оказалось, моя глупость имела еще одно непоправимое последствие. После ранения и неправильного лечения два пальца потеряли чувствительность. А для хирурга это все! Понимаешь, все!
        Денис с силой хлопнул ладонью по столу.

        - Это не заметно,  - неуверенно пробормотала я.
        Он посмотрел на меня, видимо, мысленно проговаривая ругательство.

        - Да. Чашку я держать могу. И ложку. Я не инвалид. Вот только скальпель - не могу.
        Он сжал руку в кулак и с ненавистью посмотрел на нее. Потом монотонно продолжил рассказывать, сколько денег он отдал массажистам, мануальным терапевтам и знахарям. Недосягаемая профессия стала навязчивой идеей. Денис прочитал массу литературы по хирургии, присутствовал на многих операциях.

        - … Я предугадывал каждое движение скальпеля, мысленно мог провести любую сложнейшую операцию… И все это при том, что сам я оперировать не смогу никогда. Терапевт из меня не получился: не люблю больных и свою работу тоже. Я хочу быть хирургом. Когда я увидел рекламу «Лаверэля», то решил, что хотя бы в кино исполню свою мечту. И вот в четверг я улетаю. Ты сможешь прийти меня проводить?
        От неожиданности я поперхнулась кофе.

        - Знаешь, я никогда не был за границей,  - признался Денис,  - и мне немного страшно. Гораздо спокойнее улетать, когда кто-то машет тебе рукой. Когда кто-то остается… Тогда сразу начинаешь верить, что ты еще вернешься. Так ты придешь?
        Тысячи мыслей, отчаянных и злых, пронеслись в моей голове. Конечно, меня используют, я же его совсем не знаю! Этот парень, чувствуя, что нравится мне, просто латает мной прорехи своего необъятного одиночества! Но он и вправду одинок. Он старается говорить непринужденно, а глаза умоляют о помощи. Нет, эти темные глаза просто смеются надо мной. Все мужчины эгоисты, а врачи еще и циники. Но с другой стороны… Разве мне трудно приехать в аэропорт?

        - Я тебя провожу,  - кивнула я, залпом допивая кофе.
        Мы дошли до метро, молчаливо отдаваясь каждый своим мыслям. Спустившись по эскалатору, разошлись по разным платформам; я ехала в Купчино, Денис - на
«Пионерскую». На прощание мы договорились созвониться в среду, накануне его отлета.

        - Слушай,  - вдруг спросила я,  - а что за тестирование ты проходил в «Лаверэле»? Я ведь работаю только с отчетами, мне жутко интересно…

        - Я не могу тебе рассказать,  - твердо ответил Денис.  - С меня взяли подписку о неразглашении тайны. Не обижайся. Я действительно дал честное слово, что никому ничего не расскажу, и мне не хочется начинать сотрудничество с обмана.

        - Ир, ты случайно не в курсе, тот парень, на роль врача… Ну, который разговаривал с шефом на той неделе. На какую киностудию его отправляют?  - как бы невзначай спросила я у Ирины в понедельник.

        - Такой красивый, темноволосый?  - тут же сообразила она.  - Понятия не имею. Но могу посмотреть.
        Пока Ирина рылась в компьютерных данных, я отправилась на свое рабочее место. Надо было скачать электронную почту. Как всегда в начале недели, почтовый ящик ломился от заявок. Требовались борцы сумо, заклинатели змей, наездницы, художники, спецназовцы, гетеры, поварихи, отшельники… Роли, роли, роли… Я загрузила базу данных. Удивительно, почти на все заявки у агентства «Лаверэль» были ответы. Разнообразие человеческих типажей, определенных с помощью новейших достижений науки, ошеломляло… Как бы пройти тестирование и узнать, что там происходит… На самом деле Денис подлил отборнейшего масла в огонь моего любопытства.

        - Жанна, слышишь меня? Зайцев Денис Александрович, правильно я смотрю?  - прервала мои размышления Ирина.  - Слушай, нет такого у нас в компьютере.

        - Интересно,  - насторожилась я. Левая сделка - это одно, но анкетирование-то он проходил вместе со всеми…  - Посмотри наоборот, последние заявки: кому требовался актер на роль врача-хирурга.
        Ира снова защелкала мышкой. Я проверила, есть ли вода в чайнике, включила его, высыпала в чашку пакетик растворимого кофе.
        Вдруг дверь в мой кабинет бесшумно отворилась, и я едва успела прижать рукой бумаги, разлетевшиеся от неожиданного сквозняка. А потом - просто открыла рот, да так и осталась сидеть, с изумлением глядя на странное существо, появившееся на пороге.
        Это был зверь, очень похожий на панду, точнее на плюшевое изображение панды в половину натуральной величины. Пушистая черно-белая шерсть, толстые лапы, круглые уши… Но в отличие от неуклюжего бамбукового медведя, мой гость обладал кошачьей грацией. И мордочка у него была необычайно смышленая, а черные «очки» вокруг глаз придавали ему и вовсе профессорский вид. Зверь вошел, с достоинством огляделся, принюхался, уставился на меня проницательными светло-голубыми, словно фарфоровыми, глазами. А потом бросился ко мне, как будто мы были давними добрыми друзьями, и ловко вскарабкался на колени. На колготках тут же образовалась стрелка. Панда привалилась тяжелой головой к моему плечу и блаженно засопела.
        В комнату вбежала Алена - такой взволнованной я ее никогда не видела.

        - О!  - оторопело произнесла наш старший менеджер, увидев трогательную сцену. Я непонимающе развела руками.
        За Алениной спиной возник босс. Лицо его было невозмутимым - даже чересчур, как мне показалось.

        - Моя зверушка не напугала вас, Жанночка?  - спросил он, подходя ко мне. Панда тут же перекочевала к нему на руки, ткнулась носом в ухо и захрюкала, словно рассказывая о чем-то. Во взгляде шефа, по-прежнему устремленном на меня, мелькнуло удивление - как будто он только что услышал обо мне сплетню.

        - Это панда?  - спросила я, чтобы разрядить атмосферу.  - Симпатичная.

        - Панда,  - с готовностью подтвердил Афанасий Германович.  - Друг привез из Тибета. Совершенно не переносит одиночества! Сегодня не с кем было его оставить и пришлось взять с собой. Простите, Жанна, с меня самые дорогие колготки.
        Дверь за начальником закрылась, а я сидела, едва сдерживаясь, чтобы не ущипнуть себя побольнее. Потому что мне явно снился абсурдный сон. Не надо быть большим знатоком животного мира, чтобы твердо знать: ни у одного зверя на земле не может быть трех хвостов! Когда Афанасий Германович взял своего питомца на руки, я отчетливо разглядела три недлинных пушистых хвостика, загнутых колечками в разные стороны.

        - Жанна!  - окликнула меня Ирина из-за двери.  - Я нашла. Иди сюда.
        Я отмахнулась от дурацкой галлюцинации и направилась к своей помощнице.

        - Вот, смотри. Киностудия «Букурешти» снимает сериал «Жизнь против смерти». Требуются непрофессиональные актеры для участия в эпизодах… Так, медсестры, больные… А, вот: «дублер исполнителя главной роли, красивые руки - обязательно».

        - А где наш ответ?

        - Вот,  - Ирина открыла другую страницу.  - Только Зайцева здесь нет.
        Я просмотрела данные актеров, предложенных «Лаверэлем» киностудии. На роль хирурга-дублера предлагался совершенно другой человек! Какой-то Параскевич В. А. Что за чертовщина?
        Сказать, что меня заинтриговало это открытие, значит не сказать ничего. Вопреки обыкновению, я с трудом дождалась конца рабочего дня, чтобы помчаться домой - к телефону, звонить Денису из офиса я не рискнула.
        Закрывшись у себя в комнате, я медленно набрала номер. Вдруг он неправильно поймет мою навязчивость? Или наоборот, слишком правильно… Но опасения мои были напрасны - к телефону никто не подошел. Я лихорадочно «перелистала» журнал своего мобильника
        - Денис был последний, кто мне звонил. Как и следовало ожидать от интеллигентного человека - со своей трубки. Я позвонила по сохраненному номеру. Мобильник Дениса был выключен.
        Дальше, не взирая на приличия, я звонила до поздней ночи - то на городской, то на мобильный. Потом мать устроила скандал, что треньканье параллельного телефона мешает ей спать. Мы поругались. Она припомнила мне все, особенно, какой обузой была я всю жизнь для нее, «еще не старой женщины». Чаня лаял, как бешеный. Наши крики и этот лай, наверное, разбудили весь дом. Потом позвонил сосед с четвертого этажа и очень вежливо спросил, не нужна ли нам какая-нибудь помощь. От помощи я отказалась, мать силой вытолкала из своей комнаты, собаку веником загнала под тахту, а сама приняла лошадиную дозу корвалола, чтобы успокоиться.
        Вторник и среда прошли в напряженном ожидании. Выбрав подходящий момент, я рискнула позвонить загадочному Параскевичу. Мне ответил очень моложавый голос (хотя по моим данным Виктору Параскевичу было сорок три года). Да, он вылетает в четверг в Бухарест. Да, он ничего не перепутал. Нет, здесь не может быть никакой ошибки. А телефон Дениса по-прежнему молчал…
        К четвергу мое любопытство возросло до запредельных высот. Я отпросилась с работы, сказавшись больной, а сама помчалась в Пулково. Рейсов на Бухарест было всего два, причем с промежутком в пять часов. Все это время я толклась в аэропорту, пристально разглядывая группы улетающих. В конце концов, мной заинтересовалась служба безопасности аэропорта, и мне пришлось предъявлять паспорт и содержимое сумочки.
        Это происшествие немного отрезвило меня. Ожидая автобус, чтобы добраться до метро, я стояла на ветру, набросив на голову капюшон новой дубленки, и пыталась сложить картинку из имеющихся фрагментов.
        Итак, Денис пропал, и отыскать его нет никакой возможности. Его исчезновение связано с агентством «Лаверэль», в котором я работаю. А в самом агентстве тоже творятся странные вещи. И вместо того, чтобы метаться по аэропорту, надо выяснить, что же происходит в непосредственной близости от меня.
        Воспользовавшись услугами частника, я отправилась на Загородный. Ключ от офиса был у меня с собой: я довольно часто приходила на работу первой или уходила последней. Ехали мы медленно, то и дело застревая в пробках. Чем ближе к Новому году, тем больше машин становилось на улицах. Как будто горожане спохватывались, что год на исходе, и стремительно пытались успеть завершить какие-то дела… Оказавшись наконец у Пяти углов, я шмыгнула в темный подъезд. Кстати - уже почти девять, но в наших окнах, к моему удивлению, горел свет.
        Действительно, дверь в агентство еще не стояла на сигнализации. Я заглянула в кабинет Глеба Ивановича, потом в секретарскую. Робко постучалась к шефу. Пусто. Кто же это, последним убегая с работы, бросил офис открытым, да еще с включенным повсюду светом? Скорее всего, это Ирина отличилась. Завтра придется сделать ей втык, она девчонка небезнадежная, примет к сведению. А сегодня мне на руку было оказаться здесь в одиночестве.
        Я бросила дубленку на стол, включила компьютер и порылась в ящике стола, где лежали диски. На одном был приклеен ярлык: «База данных. 2000-2004». Здесь была собрана информация о людях, проходивших у нас тестирование за последние четыре года. Загрузив диск, я внимательно стала просматривать таблицы с именами и рекомендуемыми ролями. Здесь же указывалось, на какой киностудии эти люди нашли работу. Ничего себе! Только сейчас я в полной мере оценила размах, с которым работало агентство. Больше пяти тысяч человек! И чтобы выяснить хоть что-нибудь, я должна проследить судьбу каждого из этих людей! Или выхватывать наугад, рассчитывая на случай.
        Я была раздосадована - нет, просто в отчаянии! Хотя… имеется еще одна идея.
        С дубленкой под мышкой я вышла в секретарскую и повернула ручку двери в директорский кабинет. Дверь поддалась. Отлично! Вот только что я рассчитывала здесь найти?
        Мельком я просмотрела папки, стоящие на стеллажах. В основном это были отчеты, составленные мной или Аленой. Здесь же была какая-то бухгалтерия, но вникать в нее казалось мне делом бесперспективным. Потом я включила компьютер, сделав это больше для очистки совести - потому что в соответствии с моими ожиданиями, компьютер затребовал пароль. Хакер из меня никакой, взломать или угадать пароль у меня не было никаких шансов. Мое доморощенное расследование скоропостижно зашло в тупик. Однако я автоматически сделала то, с чего начинался мой рабочий день - набрала свой пароль: «1984» - год, когда без вести пропал мой отец. К моему удивлению и даже испугу, пароль подошел, и компьютер стал загружаться.
        Народная мудрость гласит: «Любопытство погубило кошку». Во всяком случае, любопытство, как любая страсть, лишает разума. Вместо того чтобы задуматься о странном совпадении - или везении?  - я поудобнее устроилась в директорском кресле и начала открывать все файлы подряд.
        Документов было немного: одна незаконченная игра-стрелялка, несколько бланков, материалы по тестированию в виде таблиц цифр и формул, в которых самый умный черт сломал бы ногу. Наконец в папке с тестированием я обнаружила еще один файл, обозначенный как «2000-2004». Опять база данных? Я щелкнула мышкой.
        Это был не просто текстовый файл, а программа, предложившая мне меню: «Список»,
«Досье», «Поиск». Я не знала, что искать, и потому нажала на «Список». Мне открылась таблица, состоящая из трех столбцов - «Имя», «Роль» и «Место». Всего восемь человек, пять мужчин и три женщины. Что касается ролей… «Хозяин постоялого двора». «Королевская модистка». «Егерь». «Жрица Ламе - рис». А в графе «Место» были совсем уже непонятные слова: «Вэллайд», «Рабусвэл», «Валдискот». А в списке имен оказался «Зайцев Денис Александрович, 1975 г. р.» и далее: роль - «Знахарь», место - «К северу от реки Бло». И что это за киностудия?..
        Я снова вышла в меню и посмотрела, что представляют собой досье. Это была полная информация о перечисленных здесь людях, включая детские болезни и предков до пятого колена. Денис мне не солгал - ни о родителях, ни о Чечне. Ни даже о больной руке. Еще я к своему удовольствию убедилась, что он никогда не был женат и «не имел длительных отношений». Хм, для парня под тридцать как-то чересчур невинно… Ладно, это сейчас не главное.
        Убедившись, что больше ничего интересного в досье нет, я вернулась к списку и навела курсор на фамилию Дениса - вдруг программа подразумевает что-нибудь еще. На этот раз прямо поверх текста выскочило слово, набранное красным шрифтом,  -
«Согласие».
        Я прошлась по всем именам. Вариантов было два - «Согласие» или «Отказ». Наверное, подразумевалось, согласились ли претенденты на роль отправиться в указанное место. Согласий было всего три, включая Дениса. Я посмотрела на часы - время близилось к десяти, но соблюдение приличий придется отложить до другого раза.
        Я набрала номер Гладышевой Ольги, которой предназначалась роль загадочной «жрицы Ламерис». В ответ - долгие гудки. Я позвонила другому «согласившемуся» - аналогичный результат.
        Хорошо, пойдем другим путем. Я быстро переписала телефоны «отказавшихся» и стала звонить.
        Полина Игнатюк, не захотевшая в качестве королевской модистки отправиться в Вэллайд, взяла трубку почти сразу.

        - Агентство «Лаверэль»? Впервые слышу об этой фирме. Тестирование? Нет, я нигде не была и ничего не проходила.
        Примерно то же с разной степенью вежливости я выслушала от других «отказавшихся». Какие бы хитрые вопросы я не задавала, как бы самозабвенно не врала, все вели себя стойко: никто не признался, что проходил тестирование в агентстве «Лаверэль».
        В тишине слышно было, как гудит компьютер. Я сидела одна в пустом офисе, наедине с тайной и по-прежнему была далека от разгадки. А за окном в свете фонарей кружился крупный снег. Снежинки садились на стекло, как большие белые мотыльки. Мне вдруг сделалось жутко - как в тот день, когда мы с матерью узнали, что Гурский застрелен в подъезде нашего дома. Так ли я уверена, что никто не узнает, чем я сейчас занималась?
        Я закрыла все файлы и выключила компьютер. С трудом попадая в рукава, надела дубленку. И тут услышала, как пропел колокольчик над входной дверью.
        Сердце стремительно обрушилось в пятки. Идиотка… Нет, какая же я идиотка! Надо было сразу догадаться, что легкость, с которой я осуществила свои шпионские планы, не могла быть случайной… Конечно, это ловушка. Я прочитала на своем веку достаточно детективов, чтобы догадаться: я сунула свой нос не просто в коммерческие тайны агентства. Куда под прикрытием кастинга «Лаверэль» отправляет людей? В заграничные бордели? На гладиаторские бои? Что они сделали с Денисом? И что будет со мной? Потому что тот, кто сейчас вошел в агентство, непременно заметит сумку, забытую мной на стуле…
        Мне было очень страшно, но забиться в щель, как крыса, зная, что тебя все равно найдут, я не могла. Еще немного - и я вышла бы навстречу своей участи. Но в этот момент случилось непредвиденное. Бегая по кабинету, я задела один из стеллажей полой дубленки. Стеллаж вдруг пришел в движение вместе со стеной, и передо мной открылся длинный коридор, освещенный рядами голубоватых мигающих лампочек. Потайная дверь! Терять мне было уже нечего. Я подняла повыше голову, откинула со лба челку, занесла ногу над порогом… И в этот момент тяжелая рука опустилась мне на плечо.

4. Контракт


        - Жанна, ну что вы, в самом деле, как маленькая? Успокойтесь, уверяю вас, вам ничего не грозит. Вот, выпейте.
        Я взяла из рук шефа широкий бокал и сделала глоток, коньяк немного привел меня в чувство. Я сидела на стуле в директорском кабинете, а передо мной стоял Афанасий Германович. Он смотрел на меня со странной смесью иронии и сочувствия. И пока не угрожал немедленной расправой.

        - Ну, и какие выводы вы сделали?  - спросил шеф.

        - Никаких,  - быстро ответила я и поняла, что краснею.
        Он покачал головой.

        - Вы решили, что агентство «Лаверэль» занимается чем-то ужасным. Любопытно, что именно пришло вам в голову - у людей такая богатая фантазия!
        Афанасий Германович пристально посмотрел на меня, и я снова испугалась. В глубине его серо-зеленых глаз вспыхнул изумрудный огонек и тут же потух - или мне это показалось? Я молча ждала продолжения. А что еще оставалось делать?

        - Допустим, вы нравы,  - шеф кивнул,  - и наша деятельность носит несколько другой характер, чем мы заявляем. Допустим, действительно, с нашей помощью люди отправляются - добровольно, подчеркиваю!  - в… скажем так, в не совсем обычные, длительные командировки, которые приносят им неплохие заработки. И допустим, я гарантирую, что с точки зрения закона лично вам ничего не грозит. Каковы будут ваши действия, когда вы покинете мой кабинет? А вы покинете его целой и невредимой, вопреки всем своим фантазиям. Отправитесь писать заявление в соответствующие органы? Уволитесь и постараетесь забыть про наше существование? А может, захотите остаться? Тогда я вам все расскажу. Такие вот дела…
        Какой шантаж! Уверена, шеф прекрасно понимал, что бьет без промаха. Разумеется, первый из предложенных вариантов мною всерьез не рассматривался. На роль разоблачительницы я не годилась, поскольку была слишком напугана. Именно страх - а может, здравый смысл?  - диктовал мне единственно правильный поступок: схватить в охапку свои вещи и бежать. Прочь от этого дома, никогда не приближаться к нему! Сейчас меня бы не остановила даже угроза остаться без денег, к которым я только-только начала заново привыкать. Но вот всю жизнь ломать голову, что же скрывалось в запретной комнате Синей Бороды… Я залпом допила коньяк.

        - Я остаюсь.
        Надеюсь, мой голос прозвучал достаточно твердо.
        В немигающих глазах шефа снова рассыпались изумруды. Он улыбнулся мне ласково и грустно.

        - Я так и думал. Пойдемте со мной, Жанна. Да снимите вы пальто, у нас тепло!
        Афанасий Германович галантно принял у меня дубленку и аккуратно повесил в шкаф. Потом провел рукой по полке стеллажа, скрывающего потайной ход. Стена снова отъехала в сторону. Шеф вошел в коридор и обернулся ко мне, неуверенно замявшейся на пороге.

        - Пойдемте, пойдемте.
        Я шагнула в голубоватое пространство коридора - словно прыгнула с вышки в воду. Лампочки приветственно замигали.
        Невозможно было определить, как долго мы шли вдоль слабо освещенных стен. Глядя вперед и оглядываясь назад, я видела лишь бесконечный коридор. А потом меня ослепил яркий свет. Перед нами распахнулась новая дверь.

        - Смелее, Жанна.
        Шеф взял меня за руку, как ребенка, и заставил войти. Мы оказались в огромном зале с потолком-куполом и теперь стояли в самом центре белого круга, от которого начинались полупрозрачные ширмы, делившие зал на множество секторов. За ширмами я видела людей. Одни суетливо ходили из сектора в сектор, другие напряженно вглядывались в дисплеи компьютеров, третьи что-то взволнованно обсуждали. Поверх одежды у всех были надеты белые халаты. Как только мы с шефом зашли за одну из ширм, он достал откуда-то два таких же халата, один протянул мне, другой надел сам.
        Афанасий Германович вел меня по лабиринту секторов. На нас никто не обращал особого внимания, разве что при виде шефа мужчины и женщины помоложе почтительно наклоняли голову. Наконец он почти втолкнул меня в маленькое темное помещение.

        - Садитесь.
        Я нащупала мягкое сидение и опустилась на него. Тут же прямо передо мной вспыхнул экран. Он занимал всю стену, а потом мне показалось, что стены и вовсе нет.
        Я парила над зеленой равниной, окруженной невысокими горами, поросшими лесом. Водопад с грохотом срывался с одного из скалистых уступов. А потом в мою грудь ворвался воздух. Он был настолько чист, что легкие захлебнулись от неожиданности. Мне казалось, я ощущаю вкус и запах: вкус холодного арбуза в жаркий день, аромат мимозы ранней весной. Но это был просто воздух - без единой молекулы выхлопного газа. Таинственный мир был залит светом, в котором дробились все оттенки красного: тяжелый багрянец, невесомый алый, жизнерадостный розовый. В струях водопада рассыпалась радужная феерия.
        А потом из леса вышел зверь. В солнечном свете розовела его белоснежная шкура. Изящная голова венчала длинную стройную шею, а на лбу высился серебристый рог.

        - Единорог!  - ахнула я.
        Словно услышав мой возглас, единорог ударил по земле серебристым копытом, поднялся на дыбы и трубно заржал. Тут же из леса выбежали его сородичи - белых среди них не было, только вороные, серые в яблоках, гнедые, каурые, буланые… На этом мои познания в мастях заканчивались. Некоторые были совсем детеныши: у них на лбу рог пробивался смешной шишкой. Дружно распустив хвосты, единороги проскакали по равнине.
        Потом картинка изменилась. Я очутилась в университетской аудитории - скамьи амфитеатром поднимались по стенам. Студенты в одинаковых мантиях и круглых беретах внимали профессору, вещавшему с кафедры. Я успела отметить, что среди студентов были и молодые девушки.

        - В тот год могущественный король Лесант собрал вокруг себя своих верных рыцарей,
        - скрипучим голосом говорил профессор.  - Он освободил наши земли от нечисти, расплодившейся после Великого Раскола. Повсюду люди приветствовали своего короля… А когда Лесант Первый умер и завещал корону своей жене, королеве Гротис, неподалеку от Вэллайда была посажена священная роща - в память о великом монархе. Пламя погребального костра взвилось до самых небес, и храмы Шана дрожали от рыданий безутешного народа…
        Картинка снова изменилась - теперь я могла любоваться берегом моря. По кромке песка неслись во весь опор два всадника - мужчина и женщина. Всадница была в узких брюках и камзоле, отделанном золотым шитьем. Белокурые локоны, кокетливо покрытые бархатным беретом с петушиным пером, развевались по ветру. Мужчина скакал с непокрытой головой, из-под расстегнутой короткой куртки видны были белые кружева рубашки. Женщина заливисто хохотала, обгоняя своего спутника. Но меня больше поразили не всадники, а их кони. Увидев такое, легко можно было усомниться в собственном рассудке! Одна лошадь была нежнейшего сиреневого цвета с ярко-оранжевым хвостом и гривой, у другой мелкий белый крап рассыпался по небесно-голубой шерсти.
        А на горизонте опускалось в море солнце. Оно было огромным, горячего темно-красного цвета, и волны пурпура разбегались по воде…

        - Что это? Где?  - взмолилась я, чуть не плача.
        Картинка исчезла. Я снова была в маленькой комнате перед потухшим экраном. Свет зажегся, и я увидела, что кроме шефа, здесь находится Алена. Лица у обоих были взволнованные, и мне даже показалось, что в глазах женщины блестят слезы.

        - Что это?  - повторила я.

        - Это Лаверэль,  - сказал, словно выдохнул, шеф.

        - Что?  - не поняла я.

        - Лаверэль. Один из континентов планеты, которая называется Демера,  - пояснила Алена.  - Мир, откуда мы родом.
        Я ничего не понимала. Точнее, боялась понять…

        - Другой мир? Откуда вы родом? Да кто вы такие?!
        Алена и шеф переглянулись.

        - Мы - фраматы,  - сказал Афанасий Германович.  - Подождите, Жанна. Я обещал вам все рассказать, но лучше будет начать сначала. Как вы себя чувствуете?

        - Н-нормально.

        - Вот и прекрасно. Усаживайтесь поудобнее.
        Я забилась в угол диванчика; Алена грациозно опустилась рядом со мной, поправляя упругие рыжие кудри. Под белым халатом у нее было что-то черное и донельзя облегающее. Она улыбалась мне загадочно и ободряюще. На коленях у нее лежала пластиковая папка.
        Афанасий Германович устроился перед экраном - за пультом управления. Он коснулся каких-то клавиш, и на экране показалась карта.

        - Это Демера, какой она была пятьдесят тысяч лет назад,  - прокомментировал шеф.  - Единый материк. Потом произошла катастрофа, расколовшая этот материк натрое. Вот так.
        Экран мигнул, и появилась новая карта.

        - Цивилизация, о которой остались лишь смутные легенды, погибла,  - продолжал Афанасий Германович.  - Демерийцы все начали заново - причем на каждом из континентов по-своему: их разделял океан. Так было и на вашей планете, не правда ли? Лаверэль, Небулоса и Райшма…  - на фоне карты возникла указка, поочередно скользнувшая по очертаниям континентов.

        - Теперь мы знаем, что причина дальнейших событий миллионы лет скрывалась в недрах Лаверэля, нашей родины. Залежи радиоактивных пород… После катастрофы долгое время еще продолжались землетрясения: земная твердь колыхалась, как океан после шторма. Излучение проникло наружу. Его воздействию подверглось все живое на континенте. Сначала это было незаметно. Потом стали появляться новые растения, звери и птицы. А потом… появились мы, фраматы.
        Мы обладали свойствами, недоступными обычным людям. Эти свойства передавались и развивались от поколения к поколению, и наше могущество росло. Однако сначала мы не умели им пользоваться - так как слишком долго боялись признаться самим себе, что давно перестали быть людьми… в обычном смысле этого слова.
        В древности нас преследовали невежественные обитатели лаверэльских лесов. Обвиняя в колдовстве, они сжигали нас на кострах, топили в озерах. Тогда нам пришлось научиться защищать себя. Мы объединились в могущественный Орден и стали селиться отдельно. А потом… мы научились уходить в другие миры.
        Какое-то время мы упивались своим могуществом, как игрой. Это была наша молодость, наш звездный час… Мы победили саму смерть, ибо наши тела научились бесконечно обновлять себя. Но со временем многие из нас утратили вкус к жизни. Они затерялись где-то между звезд, превратившись в осколки мироздания. Теперь им остается лишь вечно дрейфовать по темным водам времени… Но пока они способны хоть что-то чувствовать, у каждого из них остается мечта: однажды вернуться в Лаверэль.

        - Это любовь, коллега,  - усмехнулась Алена.  - Все мы безнадежно влюблены в Лаверэль - землю, породившую и отвергнувшую нас.

        - А потом выяснился еще один любопытный факт,  - продолжал шеф после недолгой паузы.  - Пережив положенные любому обществу потрясения, жизнь в Лаверэле словно остановилась. У наших ученых есть мнение на этот счет, да и у ваших, земных историков есть похожие теории. Согласно им, цивилизацию толкают к развитию люди особого рода. Чем их больше, тем быстрее шагает прогресс. Похоже на то, что мы, фраматы, и были этими людьми. Когда мы ушли, развитие замерло. Но до этого наша бывшая родина успела достичь процветания. Сейчас самую обширную, юго-восточную часть Лаверэля занимает королевство Шимилор, результат объединения множества дворянских вотчин под властью короля Лесанта Первого. По земным меркам, там царит дремучее средневековье. А для нас это рай, место, куда мы можем вернуться ненадолго, чтобы отдохнуть. И как мы там отдыхаем…  - голос шефа стал мечтательным, а Алена закатила глаза.  - Люди там красивы, нелюбопытны и доброжелательны. Они умеют любить и радоваться жизни. Лаверэльцы пишут стихи и сочиняют музыку. Они изобретают новые фасоны платьев, а не оружие. Они неспешно передвигаются на лошадях,
не зная паровозов, пароходов и автомобилей… Бр-р-р, какая гадость - эти автомобили! Лаверэль - это рай, рай, законсервированный на века… Вот такие дела.
        Но лет семьдесят тому назад ситуация изменилась. В Лаверэле появились чужаки - мускары, как их называют. Они наводят ужас на местное население. Нам удалось выяснить, что мускары тайком приплывают с далекого южного континента - Райшмы.
        Афанасий Германович как-то очень по-человечески развел руками.

        - Дело в том, что мы, фраматы, никогда не наблюдали за Демерой в целом. Мы вообще не наблюдали, а возвращались туда только отдыхать. И всегда - в Лаверэль, такова традиция… Вести постоянное наблюдение - значит нарушать экологию планеты, а для нас это противоестественно. Существует организация, которая очень строго за этим следит. И вот оказалось, что за то время, пока Лаверэль столетиями оставался прекрасным, но сонным царством, Райшма превратилась в мощную империю. Империю, которой становится тесно на одном маленьком континенте!
        И теперь нашей родине угрожает опасность. У Райшмы - огромные бронированные корабли. А у Шимилора - ни армии, ни флота. Долгие века все это существовало лишь как дань традиции, как забава… Разумеется, мы, фраматы, могли бы защитить Лаверэль. Но применение силы… Это значит, что Лаверэль никогда уже не будет прежним. И вот тогда у нас возникла идея.  - Афанасий Германович гипнотизировал меня мерцающими зелеными глазами.  - Сотню лет назад в наших странствиях по вселенной мы обнаружили ваш мир - Землю. Так вот во что прогресс может превратить планету за считанные десятки лет! Однако ваши достижения были нам интересны. А кое-что мы даже переняли у вас - например, компьютерные технологии. Конечно, наш мозг способен работать быстрее компьютера, но это так утомительно… А когда над Лаверэлем нависла угроза захвата, мы решили переправить в наш мир агентов-землян. Агентства, подобные нашему, открыты во многих земных городах. Задача, которую мы возлагаем на агентов,  - потихоньку, не нарушая естественное течение событий, сделать Шимилор сильным государством, способным дать отпор иноземным захватчикам. Дело
это небыстрое и непростое, ох, какое непростое,  - покачал головой шеф.  - Наших бывших земляков не так легко раскачать.

        - Но почему вы сами не делаете то же самое?  - откашлявшись после долгого молчания, спросила я.  - Не оказываете медленное давление?
        Шеф с Аленой дружно вздохнули.

        - Дело в том, что мы не можем долго находиться в Лаверэле - не больше двух суток. Почему-то наши организмы больше не воспринимают ни воздух, ни воду Лаверэля. А чтобы что-то изменить, там надо жить. Но не думайте, Жанна, мы не совершаем никакого насилия. В Лаверэль попадают только те, кто добровольно соглашается на это. С ними мы заключаем договор. Контракт на десять лет.

        - А потом?  - хрипло спросила я.
        Шеф пожал плечами.

        - А потом они возвращаются. И на счету в надежном банке их ждут большие деньги. Деньги, на которые они смогут удовлетворять все свои прихоти до конца жизни. Или - иногда нас просят об этом - мы берем на содержание членов их семей. Но признаться, мы предпочитаем иметь дело с одинокими людьми.

        - А когда они возвращаются, вы что, стираете у них память?

        - Мы на этом не настаиваем,  - ответил Афанасий Германович.  - Некоторые сами просят об этом.

        - Так это значит, что здесь, на Земле, живут те, кто побывал в другом мире?! Почему же это до сих пор не стало известно? И кстати, Афанасий Германович, к чему весь этот разговор?
        Шеф широко улыбнулся и пригладил ладонью свой седой ежик.

        - Позвольте, Жанна, не отвечать на первый вопрос. Честно говоря, я не знаю. Нас это никогда не интересовало. И потом, разве вы знакомы со всеми обитателями своей планеты? А вот что касается второго вопроса… Да вы и сами догадались, наверное. Мы вас вербуем, Жанна.
        Наверное, мое лицо выражало шквал эмоций. Недоверие, страх и жгучее любопытство: а что же будет дальше? Алена засмеялась низким грудным смехом.

        - Признаться, дорогая, ты просто не оставила нам выбора. Из тебя мог бы получиться неплохой детектив. А когда ты с такой легкостью проникла в компьютер шефа и извлекла оттуда секретнейшую информацию…

        - Но это чистая случайность!  - пробормотала я.  - Я и не рассчитывала, что мой пароль подойдет.

        - На таких случайностях держится жизнь,  - вздохнул Афанасий Германович.  - Ладно, Жанна, зачем оправдываться? Ничего непоправимого не произошло: если вы откажетесь, мы поработаем с вашей памятью. И не надо напрягаться: это совершенно безвредная, безболезненная процедура. Вы по-прежнему будете работать у нас. Просто события за последнюю неделю перестанут для вас существовать.
        И шеф посмотрел на меня с такой сочувственной иронией, что я поняла: мой интерес к Денису не был для него секретом. Именно поэтому я не стала спрашивать его, где Денис. Я и так знала: к северу от реки Бло…
        Алена между тем подала Афанасию Германовичу какой-то документ. Он просмотрел его, удовлетворенно кивнул и протянул мне бумагу.

        - Что это?  - спросила я, машинально беря ее в руки.

        - Это, Жанна, Доказательство того, что в одном из надежных банков через десять лет вас ждут десять миллионов долларов. Ну и проценты, конечно. Такие вот дела.
        Буквы и цифры на документе прыгали; мои глаза заволокла странная муть. Однако моих познаний в делопроизводстве оказалось достаточно, чтобы удостовериться: передо мной было банковское уведомление о том, что через десять лет я смогу получить фантастическую сумму, названную моим шефом. Лаконичность юридического документа отрезвила меня.

        - Так это все правда?  - спросила я, беспомощно переводя взгляд с шефа на Алену.

        - Жанна, ваше недоверие абсолютно естественно. Полчаса назад вы и не подозревали о существовании других миров, хотя мне кажется, ваша цивилизация готова к этому открытию - если судить по вашей литературе и кинематографу. Однако если вас останавливает только недоверие… Отнеситесь к этому иначе. Допустите, что все это правда. Если это розыгрыш, вы, конечно, ничего не получите. Но ничего и не потеряете…

        - Подождите,  - перебила я шефа, терзаемая новым сомнением,  - эта бумага… Вы что, заранее были уверены, что я соглашусь?

        - Не только бумага, Жанна. В Лаверэле вас ждет готовая легенда. И прекрасная роль. Поверьте, такая выпадает не каждому агенту. Но вас это ни к чему не обязывает. Если вы откажетесь, мы все аннулируем, поработаем с вашей памятью… Впрочем, об этом я уже говорил.
        Он, конечно, давил на меня. Упоминания о «стирании памяти» каждый раз действовали на меня, как звук бормашины. Мне очень хотелось этого избежать… А шеф словно читал мои мысли.

        - Алена, копия контракта у тебя? Вот, Жанна, я не хочу, чтобы вы думали, что я вас принуждаю… Или обманываю. Здесь прописаны все условия, на которых мы заключаем сделку с агентами. Условия, сразу предупреждаю, жесткие. Впрочем, судите сами.
        Я взяла в руки новый документ. Это был контракт на десять лет. Его заключало агентство «Лаверэль», в дальнейшем именуемое «База», с неким лицом, в дальнейшем именуемым «Агент». В обязанности Агенту вменялось поселиться в указанном месте под прикрытием указанной роли. Впоследствии База оставляла за собой права давать Агенту указания, обязательные к исполнению. Все действия и перемещения могли регламентироваться. Агент получал передатчик, с помощью которого База сообщала свои приказы. Агент тоже мог обратиться к Базе за помощью, но только в случае реальной угрозы для миссии. В противном случае База оставляла за собой право разорвать контракт в одностороннем порядке. Агент тоже мог разорвать контракт и попроситься назад на Землю. Естественно, деньги при этом аннулировались. Нарушением контрактных условий были так же любые действия, ведущие к разоблачению миссии Агента: местное население ни в коем случае не должно было узнать о существовании своих «ангелов-хранителей».
        Надо же, какой интересный пункт: если за эти десять лет у Агента рождался ребенок, он оставался в Лаверэле. И тут же: «По истечении срока Агент имеет право продлить контракт»…
        При соблюдении всех условий через десять лет Агент мог вернуться домой и получить кругленькую сумму…
        К моему собственному удивлению, я недолго терзалась мыслями о реальности происходящего. Чтобы упростить себе жизнь и не сойти с ума, я последовала совету Афанасия Германовича: допустила, что все это правда. Итак, мне предложили высокооплачиваемую работу за границей. Устраивает ли меня работа? Устраивает ли заработок? Могу ли я все бросить здесь ради десятилетия совсем другой жизни - вот вполне рациональные вопросы, над которыми я размышляла.
        О работе я не имела ни малейшего представления, но заработок впечатлял. Настолько, что именно он внушал сомнение. Однако бумага, которая все еще лежала рядом со мной на диванчике, неоспоримо доказывала, что десять миллионов долларов - это не розыгрыш. Это мое будущее… Ослепительное, невероятное будущее… Правда, отложенное на десять лет. И я начала торговаться.

        - Но десять лет - это огромный срок! По крайней мере, в человеческом понимании,  - поправилась я, увидев саркастическую улыбку фрамата.  - Инфляция, банкротство, война, глобальная катастрофа… Да мало ли что еще? Допустим, я верю этому документу. Но каковы гарантии, что через десять лет он будет иметь такую же силу?

        - Вы можете навести справки,  - спокойно ответил шеф.  - Банк, куда положены ваши деньги,  - один из самых надежных в Европе. Он выдержит не только экономические невзгоды, но и Третью мировую войну. Ну а что касается глобальной катастрофы, которая уничтожит вместе с банком всю планету… Вам не кажется, что в этом случае вам гораздо спокойнее будет вдали от таких событий? И кроме того… Кто не рискует, тот не пьет шампанское, так, кажется, у вас говорят?
        Наверное, мои капризы начали раздражать Афанасия Германовича. Действительно, он сделал мне блистательное предложение, а я, как дура, ломаюсь… Что я боюсь оставить? Какие такие родные пепелища? У меня нет друзей, потому что Алла с Настей и не заметят моего исчезновения. У меня нет семьи, мать не в счет. В конце концов, можно договориться, чтобы ей выплачивали какие-то деньги - шеф упоминал о такой возможности. Зато через десять лет у меня будет все…
        Более того - где-то там, в неведомом Лаверэле к северу от реки Бло сейчас находится Денис. И единственный шанс отыскать его - отправиться туда. Конечно, это глупо - бегать за парнем, который не делал тебе никаких авансов. Ведь посиделки в кафе и прогулка по городу не считаются? Тем более - бежать очертя голову за ним в другой мир. Но чем это глупее того, что я делала до сих пор?

        - А что будет, если я соглашусь?  - осторожно поинтересовалась я.

        - Завтрашний день вы начнете в Лаверэле,  - ответил шеф.

        - Что?! Так прямо?!  - я поперхнулась от волнения.  - Но я… Я совершенно не готова… И, в конце концов, я должна подумать. Это же не шутка, Афанасий Германович! Это же другой мир!
        Он сурово-официально посмотрел на меня.

        - Шутка - не шутка, Жанна, а дело обстоит так. Или мы с вами сейчас возвращаемся по тому коридору, откуда пришли,  - попутно проведя операцию над вашей памятью. Или мы, не теряя времени, погружаем вас в виртуальную реальность. Вы получаете краткий инструктаж, а потом - другим коридором отправляетесь в Лаверэль. Дело не терпит промедления. В любом случае мне нужна ваша подпись на контракте - согласие или отказ.
        Алена подсунула мне контракт, куда уже были вписаны мои данные, а шеф протянул свою ручку - роскошный золотой «паркер». Я расправила документ на коленях…
«Согласие» и «Отказ» - это был выбор между будущим и прошлым. Ну не могла я отказаться! Я занесла ручку. И вдруг вся похолодела.

        - Слушайте, а как же моя собака? Я не могу его бросить! Мать его попросту усыпит.
        Я чуть не плакала. Десять миллионов долларов уплывали от меня. Но они не стоили Чаниной жизни. Это с человеком можно поговорить, что-то ему объяснить: «Понимаешь, брат, так вышло. В нашем мире каждый за себя, ты уж прости». Десять лет - целый собачий век… Нет, я не могла так поступить со своим единственным другом.

        - Собака? Нет никаких проблем. Я думал, это само собой разумеется,  - услышала я голос Афанасия Германовича.  - Алена!
        Алена встала, открыла дверь и залихватски, по-разбойничьи свистнула. Я услышала топот лап и восторженный, заливистый лай.

        - Такие вот дела,  - глубокомысленно заметил шеф.
        Часть 2
        К СЕВЕРУ ОТ РЕКИ БЛО

        Я конквистадор в панцире железном,
        Я весело преследую звезду,
        Я прохожу по пропастям и безднам
        И отдыхаю в радостном саду.

    Н. Гумилев

1. «Столичная штучка»

        Я ехала вдоль дикого берега Рабуса и смотрела, как солнечный диск осторожно опускается в воду и как бегут по реке огненные змеи.
        Моя лошадь - белоснежная, в алых яблоках,  - брезгливо ступала по хрустящему ракушечнику, покрытому бурой тиной. Чанг с восторгом носился по берегу, выхватывая из воды стебли водорослей и распугивая крошечных рыбешек. Слуга трусил позади на низкорослом гнедом жеребчике, навьюченном дорожными мешками: впереди нас ждал неблизкий путь.
        Звезду, дающую свет и тепло этому миру, называют Ламерис. Это одна из богинь местного пантеона, отвечающая за богатство, плодородие и семейное счастье. Ее изображают в виде очень полной, круглолицей женщины в красных одеждах. Здешнее солнце старше земного, поэтому на закате оно становится темно-красным, как густая кровь.

        - Гарсии, ну почему бы не поехать улицами?  - ворчал Бар.  - Вот охота - нюхать эту гниль, Пегль ее забери! А мне чайка на берет нагадила.
        Действительно, дикий берег являл собой неприглядное зрелище. Зато в городе никогда не увидишь такой роскошный закат! Что делать, мой слуга был совершенно лишен эстетического чувства…
        Бар появился в моем доме в начале месяца Вишни - то есть спустя пять недель после того, как я поселилась в Вэллайде. Привратник доложил мне, что какой-то бродяга добивается встречи со мной. Сердце мое вздрогнуло: я подумала, что вопреки обыкновению, фраматы прислали ко мне кого-то из землян. Однако передо мной оказался типичный лаверэлец, насколько я могла судить - уроженец юга. Когда я вышла на крыльцо, он поднялся со ступенек и снял потертый берет с двумя красными перышками.

        - Доброго здоровья, гарсин,  - приветствовал он меня, потирая шею, на которой поблескивал транк.  - Жаркие нынче дни, а? Водичкой не угостите?

        - Нолис, принеси стакан воды,  - велела я служанке, с любопытством выглянувшей из-за дверей. Потом, не скрывая раздражения, повернулась к бродяге: - Вы что, хотели видеть меня, чтобы попросить попить?

        - Иногда люди должны пить,  - рассудительно ответил тот.  - А пришел я к вам, чтобы наняться слугой.

        - Мне не нужен слуга. Пейте свою воду и уходите.
        Бродяга принял из рук служанки стакан, глотнул.

        - А винца не догадалась туда капнуть, дочка? Ну да ладно,  - вздохнул он.  - А вы, гарсин, не подумавши сказали. Как это вам не нужен слуга? Еще как нужен. Причем именно такой, как я.
        И наглец улыбнулся, обнажив широкие редкие зубы.
        Ошарашенная таким напором, я вгляделась в лицо бродяги. Хитрый прищур, седеющие длинные усы… И шрам на левой щеке, поросшей рыжеватой щетиной. В общем, разбойничья рожа.

        - Ладно,  - сдалась я.  - Что ты умеешь делать?

        - Все,  - оживился бродяга,  - все, что вашей душе угодно. Вы и подумать не успеете, а старый Бар тут как тут.

        - И чего ты хочешь за свою службу?

        - Пять доранов в месяц,  - глазом не моргнув, ответил разбойник.
        Я поперхнулась: столько получал не каждый солдат королевской гвардии! Но когда человек так высоко себя ценит, поневоле относишься к нему с уважением. Я обреченно кивнула и отправила Бара выгуливать Чаню. Кто-кто, а мой пес чувствовал себя в Лаверэле, как рыба в воде. А я?
        Парадное крыльцо моего дома выходило на тихую улицу Королевских Лип. Я вступила во владение этим великолепным особняком, как только приехала в столицу. Согласно
«легенде», я была вдовой Ревнивого Шогга из рода Феродэнов. Мой покойный муж, мелкопоместный дворянин, отдаленно связанный родством с королевским домом, вполне оправдывал свое прозвище. Меня выдали замуж за этого деспота совсем юной. Шогг держал меня взаперти, и я ни разу в жизни не покидала пределы нашего поместья, расположенного в окрестностях Ренедлава - небольшого приграничного городка. Когда мой супруг умер, я стала наследницей огромного состояния. И теперь для полного счастья мне не хватало только родственной поддержки. Поэтому я послала королю письмо с нижайшей, верноподданнической просьбой разрешить мне приобрести дом в столице. Энриэль IV очень скоро ответил мне, что будет рад, если я поселюсь на улице Королевских Лип. Сразу по приезде в Вэллайд я была представлена ко двору.
        Первое время я боялась, что коренные жители королевства Шимилор распознают во мне чужачку. Но этого не случилось. На меня смотрели с любопытством, как на приезжую - и только.
        Поразительно, но вся подготовка к «внедрению» в другой мир на десять лет заняла не более часа. Как только я подписала контракт, Афанасий Германович сдал меня с рук на руки другому фрамату, высокому хмурому мужчине с лицом дядюшки Фестера из
«Семейки Адамс». Тот усадил меня в кресло, очень похожее на электрический стул, и надел на голову шлем.

        - Значит, так,  - торжественно начал он,  - абсолютного знания о Лаверэле вы не получите. Вы в совершенстве будете владеть местным языком. Встречаясь с незнакомым словом или понятием, вы будете извлекать из памяти его словарное толкование. Все остальное узнаете и поймете со временем, благодаря личному опыту.

        - Неужели ваша техника так несовершенна?  - съязвила я, подавляя страх.

        - Несовершенен человеческий мозг,  - холодно заметил фрамат.  - Хотя лично у вас объем памяти достаточно велик, чтобы усвоить словарный запас на все случаи жизни. Кроме того, я заложу вам краткосрочную программу действий на первые две недели. Это большой риск: память может быть перегружена. Но Афанасий Германович убежден, что вы справитесь.
        И фрамат нажал на панели перед собой какую-то кнопку.
        Оказавшись в Лаверэле, я с интересом прислушивалась к себе, стараясь понять, как работает эта программа. Никакого чужеродного влияния! Все мои поступки и действия были абсолютно естественны, однако я вела себя так, как раньше никогда бы не пришло мне в голову.
        Представ перед королевскими очами, я откуда-то знала, что должна подойти к трону и присесть боком на маленькую скамеечку, чтобы старый король мог положить мне руку на голову.

        - Зачем вы так коротко стрижете волосы, досточтимая Жиана?  - спросил Энриэль IV.

        - Ваше величество, я остригла волосы в знак скорби по безвременно ушедшему супругу.

        - Ну-ну, не стоит так убиваться, дитя мое,  - король погладил меня по плечу совсем не отеческим жестом и отпустил.
        Я смешалась с толпой придворных. И никто не догадался, что все время аудиенции я была ни жива ни мертва от страха, что совершу какую-нибудь ошибку. Но Афанасий Германович сделал мне хороший подарок: слова рождались на языке как бы сами собой, а тело уверенно исполняло фигуры неизвестных танцев. Кроме того, следуя такому же подспудному диктату, я договорилась об уроках фехтования, стрельбы из пистолета и верховой езды. Что касается языка, то скоро я привыкла не только говорить, но и мыслить по-лаверэльски.
        Жалела ли я о принятом решении? Сложный вопрос. Конечно, я чувствовала себя одиноко, особенно когда до меня доходило, что вокруг - одни инопланетяне… Однако с первых дней моя миссия оборачивалась только приятной стороной.
        Высшее общество Вэллайда приняло меня с распростертыми объятиями. Среди придворных дам и кавалеров были неглупые и остроумные люди, несмотря на то, что основной их целью было получить от жизни как можно больше удовольствий. В отношениях между ними царила демократичная галантность, сквозь которую порой ощущалась искренняя симпатия.
        Лаверэльский быт, конечно, отличался от того, к чему привык человек двадцать первого века. Однако я, к счастью, не принадлежала к тем, кто не может прожить и дня без очередной порции сериалов или рекламы, поэтому спокойно отнеслась к отсутствию телевидения - как, впрочем, и компьютера, Интернета, мобильного телефона… и прочее и прочее. А что касается житейских удобств, то они все присутствовали, только были организованы иначе. Если я хотела принять ванну, слуги сбивались с ног, чтобы наполнить ее. Если я хотела на обед чего-нибудь особенного, я просто отдавала распоряжение на кухню. К моим услугам были портнихи и цирюльники. Если я собиралась на прогулку или в гости, в карету тут же запрягали резвых лошадей. Кстати, лошади в Лаверэле… Но об этом позже.
        Одним словом, мне здесь нравилось. Мне нравился огромный диск темно-красного солнца, встающий над излучиной реки Рабус. Мне нравились ночи, озаренные светом двух лун - зловещего Модита и светлой Матин.
        Мне нравился город: кривые, узкие улочки сменялись широкими проспектами и площадями; древние каменные стены тонули в садах. Каждое утро на улицы выходила целая армия дворников. Они не только подметали мостовую, но и мыли булыжники до блеска, а также вовремя сообщали городским властям, где дорога требует срочного ремонта.
        Мне нравились лаверэльцы. Все они, от короля до прачки, были исполнены непривычного мне благодушия, видели во всем только хорошее. Если, например, вольнодумцы ругали короля, то обязательно прибавляли: «Но зато он добрый малый». Или если семейные матроны осуждали какую-нибудь особу легкого поведения, то признавали, что «с ее-то внешностью и мы бы…» Выслушав приговор суда - длительное заключение в тюрьме - вор, вздыхая говорил, что теперь-то у него наконец будет время прочесть «Норрантские хроники» досточтимого Тофета Удраэна.
        Здесь было спокойно и весело, а еще - легко дышалось и ходилось. Притяжение на Демере было меньше земного, и каждый землянин чувствовал себя здесь силачом. Словом, я ни о чем не жалела. Вот только… Мне иногда казалось, что фраматы сами не знали, для чего втянули меня в свою игру. На прощанье Афанасий Германович сказал:
«Ваша задача - просто жить». И добавил: «Если мы правильно вас оцениваем, ваша миссия сама найдет вас».
        Так что я просто жила и за два месяца стала настоящей столичной штучкой. Я нанесла визиты всем важным особам, побывала на лекциях в Университете, танцевала на трех шикарных балах и вот, наконец, была приглашена на Большой королевский бал, посвященный празднику Цветения. В Лаверэле год короче земного и состоит из трех сезонов. Их можно сравнить с нашими летом, весной и осенью, потому что зимы здесь не бывает. Не бывает и снега, хотя дожди идут довольно часто. Лишь на вершинах самых высоких гор лежат снеговые шапки. Местный календарь сохранил традиции, связанные с древними культами земли, и, хотя жители больших городов далеки от земледелия, они с удовольствием празднуют Возрождение - когда год поворачивается к весне, Цветение и праздник Урожая.
        Передатчик сработал на рассвете после бала. Когда браслет на моей руке начал нагревать кожу, сначала я растерялась от неожиданности. Меня ведь предупреждали, что связь с Базой возможна только при самых крайних обстоятельствах.
        Изобретая передатчики, фраматы беспокоились в первую очередь о том, чтобы они не были замечены местным населением. Я знала, что каждый агент при отправке в Лаверэль получил какое-нибудь украшение - кулон на цепочке, сережки, кольцо, запонки, гребень… Внешне все они вполне соответствовали лаверэльской моде - красивые золотые побрякушки. Но сделаны они были не из золота, а из особого металла. Передатчику срабатывали, только если никого из местных не было поблизости. В случае утери или смерти агента передатчик переставал работать, и никто не заподозрил бы в нем вещь из другого мира. Я получила в качестве передатчика браслет, плотно охватывавший запястье.
        Голос Алены я узнала сразу. Она официальным тоном сообщила:

        - Агент сто три, вызывает База. Схема один - четыре. Сейчас начнется перемещение.

«Схема один - четыре» означала, что я должна убедиться в отсутствии посторонних глаз и ушей. Я трижды повернула ключ в замке и на всякий случай прикрыла ставни. Только после этого я шагнула в темную арку, неведомо откуда появившуюся посреди комнаты, и оказалась в знакомом мне коридоре, мигающем голубыми лампочками. Это фраматы могут перемещаться между мирами так же свободно, как мы переходим из одной комнаты в другую. Нам, обычным людям, нужны для этого всякие приспособления…
        Афанасий Германович и Алена уже ждали меня в конце коридора. С ними был еще один, незнакомый мне фрамат. А поодаль сидел уже знакомый мне треххвостый зверь -
«панда». Он задумчиво сосал лапу, время от времени поглядывая на людей.

        - Чудесное платье,  - одобрительно кивнула Алена.  - В прошлом году, на празднике Урожая я тоже выбрала примерно такое.

        - Вы?!  - изумилась я.
        Женщина пожала плечами.

        - А что тут удивительного? Я иногда бываю при дворе инкогнито. Ты не слышала легенд о таинственной незнакомке? Ах да, в этот раз говорили только о тебе. Увы, мне не удалось стать свидетельницей твоего успеха: у нас тут назрели проблемы… Да, Афанасий?
        Шеф раздраженно мотнул головой.

        - Пусть Тихон расскажет. А то я опять начну нервничать. В конце концов, придворные интриги - это его епархия.
        Красивый молодой фрамат по имени Тихон достал из кармана пиджака очки, раскрыл папку с какими-то материалами и монотонно сообщил:

        - Благодаря деятельности агентов, король Энриэль IV наконец пришел к выводу о необходимости вести переговоры с маландринами на предмет защиты Шимилора от внешней угрозы…
        Маландрины… О них я знала следующее. Около тысячи лет назад, когда создавалось королевство, часть дворян отказалась подчиниться монаршей власти. Они ушли на запад, в непроходимые леса и болота, основав там вольные поселения. Туда бежали отщепенцы и преступники, а также религиозные фанатики, считавшие, что в городах отошли от истинной веры. Чтобы выжить в тех диких краях, среди опасного зверья, в постоянной борьбе за клочок земли, маландринам пришлось все время сражаться. Они были умелыми и лихими воинами и ни в какое сравнение не шли с королевской армией, умевшей лишь носить раззолоченные мундиры. Граница между вольными землями и королевством проходила по реке Фулгуран. Еще пару веков назад набеги с той стороны были не редкостью, но в последнее время маландрины не давали о себе знать.

        - На территории маландринов тоже действуют агенты,  - продолжал Тихон.  - Между королевством и маландринами достигнута предварительная договоренность. Теперь должны состояться переговоры об условиях: какие вольности останутся за маландринами, какой будет оплата наемников и прочее. Однако маландрины потребовали, чтобы переговоры состоялись на их территории.

        - Ага. Ни больше, ни меньше,  - перебил Тихона Афанасий Германович.  - Вот Пеглевы дети! Извините, Жанна. Они, видите ли, хотят, чтобы посольство приехало в их главное поселение - Обриен. И чтобы переговоры прошли на самом высоком уровне. Король Энриэль уже слишком стар, чтобы пускаться в такое путешествие. Мы рассчитывали, что он отправит военного министра. Но тут вмешался канцлер. Канцлер двора - Мэжэр Лозэн. Запомните это имя, Жанна. Эта персона - как бельмо на глазу. Так вот, канцлер уговорил короля отправить на переговоры наследника, принца Лесанта. Мальчишке всего пятнадцать…  - по вашим, земным меркам. Тогда мы пошли на крайние меры: отправили с посольством одного из агентов. У маландринов он должен был встретиться со своим коллегой.

        - И что?  - спросила я.

        - И ничего. На связь не выходит ни один, ни другой. В течение десяти дней. Понимаете, что это значит?
        Я понимала. Передатчики, которыми снабжали нас фраматы, не могли сломаться. Они работали везде. И означать это молчание могло два обстоятельства: либо передатчики потеряны, либо… агенты мертвы. Вероятно, с отрядом что-то случилось. При той скорости, с которой здесь распространяются вести, король еще долго не узнает, что его сын попал в беду. А если я правильно понимала логику фраматов, сообщать ему об этом никто не собирался: ведь это нарушило бы естественный ход событий. Зачем же они меня позвали?

        - Она не понимает!  - театрально всплеснул руками шеф.  - Тихон, попробуй ей объяснить.
        Тихон опять надел очки и забубнил:

        - Воспитателем принца Лесанта, пропавшего вместе с отрядом, был один из агентов. Лесанту с младенчества привиты прогрессивные идеи. Взойдя на престол, он изменил бы историю Шимилора. Других наследников нет. В случае одновременной смерти Энриэля IV и принца Лесанта власть перешла бы к канцлеру Лозэну, консерватору и бюрократу.

        - Это поставит под угрозу все наши планы,  - снова перебил его шеф.  - Мы очень рассчитывали на Лесанта. Он должен был провести в государстве важные реформы. Еще немного, и он сам дошел бы до мысли об организации службы государственной безопасности! А Лозэн давно метит на престол. Он обязательно воспользуется случаем. Такие вот дела.

        - А где тот агент, что был воспитателем принца?  - спросила я.

        - Погиб,  - просто ответил шеф.  - Убит на дуэли.
        Заметив мой испуганный взгляд, он добавил:

        - Да, Жанна, так бывает. Жить в этом мире опасно. Но не более, чем в любом другом месте. Здесь можно умереть от чумы, но нельзя заразиться СПИДом. На охоте тебя может поднять на клыки кабан, но зато не задавит машина. Все-таки эти ваши автомобили - редкостная гадость! А теперь давайте поговорим всерьез. Ведь вам надо вернуться как можно скорее.
        Лицо Афанасия Германовича стало бесстрастным, а Тихон и Алена и вовсе застыли, как в траурном карауле. Даже мордочка «панды» трогательно вытянулась.

        - Я сожалею, Жанна,  - сказал шеф,  - но в Лаверэль вы попали не в самое подходящее время. Вся эта история с Лесантом многих из нас заставила задуматься: реальные ли задачи мы ставим перед собой, если любая случайность может сделать их невыполнимыми? Уже поговаривают о необходимости вмешаться извне. Поэтому мы вынуждены идти на совершенно беспрецедентный шаг: на расследование этого происшествия отправится отряд агентов из трех человек. Я хотел бы, чтобы четвертой стали вы. Но я не собираюсь вас неволить. Вы наверняка уже вошли во вкус столичной жизни, а путешествие, не скрою, предстоит опасное. Кроме того, мои коллеги в один голос утверждают, что вы не готовы к таким испытаниям чисто физически. Как у вас с верховой ездой?

        - Я занимаюсь,  - покраснев, ответила я.

        - Вот-вот,  - кивнул шеф.  - Только до границы семь дней пути.

        - А потом куда?  - спросила я.

        - А потом - вниз по течению реки Бло, на северный берег озера Джонк…
        Шеф объяснял что-то еще, но я не слышала. Я повторяла про себя магические слова:
«К северу от реки Бло». Денис! Воспоминание о белом свитере моментально сбило с меня легкомыслие, которым я заразилась от лаверэльских придворных. Сама судьба ведет меня к этой загадочной реке, к человеку, с которым меня не связывало ничего, кроме уверенности: «Это он!»
        Нет, разумеется, я не забыла о Денисе: ведь именно желание его разыскать стало одной из причин, по которой я отправилась в Лаверэль. Но до сих пор у меня не было ни малейшего представления, как это можно сделать. Иногда я раскладывала перед собой шимилорские карты и вглядывалась в синюю ниточку, протянутую строго на запад,  - реку Бло. Но где Вэллайд и где вольные поселения! Конечно, я могла нанять телохранителей и поехать туда на свой страх и риск. Героиня какого-нибудь блокбастера так бы и поступила. А я просто, по-человечески боялась. Не столько опасного пути, сколько вопроса, которым мог встретить меня мой случайный знакомый:
«Ну, и зачем ты сюда приехала?» Вряд ли я смогла бы ответить вразумительно…
        Но совсем другое дело - отправиться туда на задание. Более того - в компании агентов с Земли. Нет-нет, лаверэльцы - милые люди, но… Мне вдруг так захотелось встретиться со «своими»!
        Пока я переживала услышанную информацию, Афанасий Германович оставался совершенно невозмутим. Но я была уверена, что реку Бло он упомянул преднамеренно. Возможно, он манипулировал мной, но сейчас я была благодарна за это. Кто-то же должен брать на себя роль всемогущего рока… Что ж, мой хитроумный шеф опять добился своего.

        - Я поеду.

        - Вот и прекрасно,  - Афанасий Германович удовлетворенно потер руки.  - Сегодня на закате в трактире «Надежда рыбака» вы встретитесь со своими попутчиками. Ждите их за самым дальним столиком. С каждым из них мы уже обсудили цели и задачи предстоящего путешествия. Да, кстати, обязательно возьмите с собой своего слугу - он у вас толковый, как мне показалось. Удачного пути!

2. Подарок богини

        Трактир «Надежда рыбака» находился в конце улицы Серебряного Леща. Все маленькие улочки, выходившие к реке, носили название той или иной рыбы с обязательным хвалебным эпитетом. Рыбаки - а именно из них, в основном, состояло население приречных районов - считали, что это поможет обеспечить богатый улов. Поэтому в топонимике Вэллайда имелись улицы Жирного Карпа, Нежной Форели и даже… Хрустящей Корюшки.
        Трактир стоял на самом берегу и продолжался деревянным настилом на сваях, служившим одновременно и причалом для рыбачьих лодок, и летней верандой для любителей поесть на свежем воздухе. С кухни доносился умопомрачительный запах: там готовили рыбу на углях по-лайдолайски.
        Я спешилась. Какое счастье, что в этом мире для женщин нет запрета на мужскую одежду. Всем понятно, что в пути, особенно верхом, лучше быть в брюках, чем в платье с кринолином. Для предстоящего путешествия я выбрала брюки из серого бархата - длинные, слегка расклешенные книзу. Еще одни - из бычьей кожи, на случай холодов и дождей - лежали у меня в походном сундуке.
        Бар повел наших лошадей к коновязи.

        - Возьми Чаню на поводок,  - велела я слуге.
        И вовремя: мой пес уже бесцеремонно вился вокруг столиков на причале, норовя воспользоваться рассеянностью подвыпивших едоков и обчистить их тарелки. Пойманный на поводок, Чаня едва не валил Бара с ног и при этом, не умолкая, лаял мне вслед. В ушах зазвенело. Я поморщилась. Все как на Земле… Что бы я делала без этого паразита!
        Я зашла внутрь и едва не задохнулась от смешанного запаха жаровни и крепкого табака. Мне стало жаль белоснежную рубашку и вымытые перед дорогой волосы, прикрытые беретом лишь для красоты. Я понимала, что много дней и ночей придется обходиться без горячей воды и чистого белья - так сказать, в походных условиях. Но хотя бы при первой встрече с будущими спутниками не хотелось выглядеть замарашкой. Я быстро убрала волосы под берет и подошла к стойке.

        - Что желает гарсин?  - равнодушно спросил трактирщик. Тряпкой подозрительного цвета он протирал кружки, а иногда ею же промокал пот на лбу.

        - Одну холодную «Кислятину»,  - попросила я.  - Вон на тот дальний столик. Я договорилась встретиться там со своими провожатыми. Я еду в Дикие Земли - помолиться в Священной роще.
        Паломничество в Священную рощу - эту «легенду» придумали фраматы для нашего путешествия. Изредка знатные особы - особенно экзальтированные дамы - отправлялись в подобное путешествие. Для меня, недавно потерявшей мужа, желание помолиться за упокой его души было так естественно…

        - Гарсин очень смелая,  - с уважением посмотрел на меня трактирщик, смешивая коктейль в высоком глиняном стакане.  - Что добавить в «Кислятину»?

        - Мед,  - сказала я.  - И немного мяты. Смешайте, но не взбалтывайте: пусть настоится само.
        Я прошла к столику в самом углу трактира. Народу было много: рыбаки на закате приходили сюда ужинать. Многие бросали на меня весьма любопытные взгляды, но я придала лицу надменное выражение, надеясь, что во мне распознают знатную даму. Боюсь, мои манеры для этого были еще не слишком подходящими…
        Как и обещали фраматы, угловой столик был свободен. Трактирщик следом за мной принес поднос с напитком. «Кислятина» была излюбленным шимилорским напитком. Его пили как на королевских приемах, так и в крестьянских домах после трудового дня. У каждого уважающего себя трактирщика был фирменный рецепт этой смеси. Летом ее подавали со льдом, а осенью подогревали в специальных серебряных чайничках.
        Я бросила берет на скобленые доски, с удовольствием сделала первый глоток и достала из сумочки зеркало. В свете масляного фонаря, со скрипом качавшегося под потолком, на меня глянула темноглазая, слегка скуластая особа. Завитые волосы были чуть короче, чем требовала мода, но в Шимилоре на это смотрели сквозь пальцы. Мне такая прическа шла: и забавные пряди разной длины, и короткая челка. Я достала перламутровую баночку с помадой и пальцем подкрасила губы.

        - Шикарно выглядишь, солнце мое,  - услышала я над самым своим ухом. Резко обернувшись, я увидела смуглого голубоглазого красавца с жемчужной серьгой в ухе. Изящная бородка-эспаньолка придавала его широкому лицу некое роковое изящество. Красавец улыбнулся, сорвал с головы берет и отвесил мне галантный поклон.

        - Разрешите представиться, гарсин. Семафэль Эналорэн, но друзья зовут меня Сэф. Распорядитель королевских забав.  - Он слегка понизил голос.  - По совместительству
        - агент ноль семьдесят пять.  - Мужчина вздохнул.  - Намереваюсь попасть в Священную рощу, чтобы помолиться о здоровье моей несчастной слабоумной сестры. Буду рад разделить этот нелегкий путь с вами.
        Сэф шумно отодвинул стул, уселся, бросил перед собой перчатки и два больших инкрустированных пистолета и поинтересовался, заглянув ко мне в стакан:

        - Что мы пьем? Эй, трактирщик!

        - «Кислятину»,  - ответила я.
        Лицо моего будущего товарища по путешествию казалось смутно знакомым: наверное, я встречала его во дворце. Но мне и в голову не приходило, что это агент с Земли!
        Сэф тем временем долго объяснял трактирщику, как следует готовить коктейль.

        - Вообще-то «Кислятину» смешивают не так. Здесь нужно больше ежевичного настоя.

        - Монгарс, в больших количествах ежевика отбивает вкус корня шимифлея,  - возражал хозяин, обиженно добавляя: - Лучше уж вам, монгарс, довериться мне. Нигде так не готовят «Кислятину», как в моем трактире!

        - Ладно,  - Сэф сдался на этот нехитрый рекламный ход.  - Но перцу положи чайную ложку!

        - Откуда вы?  - спросила я, когда трактирщик отошел, и голос мой сентиментально дрогнул.
        Лицо Сэфа стало серьезным.

        - Чтобы впредь любопытство тебя не мучило, даю полную информацию. Зовут Игнат, родом из Анапы, в Лаверэле три года. Все, проехали.

        - Проехали,  - согласилась я.
        Сэф попробовал принесенный коктейль. Поморщился.

        - Нет, все-таки чего-то не хватает. Я бы добавил еще ежевики. О! Эта красотка тоже к нам.
        Я обернулась туда, куда смотрел он. На пороге действительно появилась новая посетительница. И как Сэфу удалось распознать в ней женщину? Высокая, худая, в широких суконных штанах и потертой кожаной жилетке - так одевались простые горожане, ремесленники и разносчики товаров. На лице - никакой косметики. На шее - транк, шимилорский символ веры, который носило в основном простонародье. Но лицо у незнакомки породистое, с крупными чертами и бескомпромиссным взглядом серых глаз. Она решительно направилась к нашему столику. Подойдя, она, к моему смущению, склонилась в низком поклоне.

        - Гарсин, монгарс, прошу у вас прощения. Меня зовут Нолколеда Кортупас, я королевская прачка. Я испросила разрешение съездить в Священную рощу. Я хочу попросить великого Шана, чтобы тот послал мне хорошего мужа. Если вы разрешите мне присоединиться к вашей высокородной компании, я буду вам очень полезна в дороге…
        Молодая женщина с красивым именем Нолколеда говорила все это, почтительно склонив голову, как и подобает простой горожанке в присутствии дворян. Но этот тон… Штрилиц отдыхает.

        - Садитесь, мы вам рады,  - сказала я.  - И не стесняйтесь: все равны перед трудностями путешествия.
        Семафэль галантно пододвинул Нолколеде стул. Та укоризненно взглянула на него.

        - На нас могут обратить внимание, монгарс,  - прошипела она.  - Не стоит дворянину ухаживать за прачкой. Мне вообще лучше подождать вас снаружи, но там так лает чья-то мерзкая собака…

        - Это моя собака,  - холодно уточнила я. Не буду спрашивать Нолколеду, откуда она взялась!

        - Ваша, гарсин?  - таким же тоном парировала прачка.  - Жаль. Боюсь, у нас с ней будут проблемы.
        Я с трудом прикусила язык, чтобы не устраивать препирательств. За столом возникла неловкая пауза. Радость от встречи с земляками незаметно исчезла. Я подошла к окну и отодвинула штору. Солнце зашло, последние угли заката догорали на другом берегу. Зеленоватый свет Модита придавал пейзажу призрачный вид. Наступило самое темное время суток.
        Тем временем у входа началась какая-то неразбериха. Споткнувшись об кого-то, служанка уронила поднос. Всхлипывая, она ползала по полу, собирая черепки. А виновник произошедшего уговаривал хозяина:

        - Друг мой, не ругайте ее! Это все моя неловкость. Вы не поверите, я спотыкаюсь даже на пороге в собственную спальню! А ущерб я возмещу. Вот, один кувр, вот второй. И девочке дай, чтоб не плакала.
        На мой взгляд, два кувра за четыре разбитых стакана «Кислятины» было чересчур щедро. Но это в корне изменило ситуацию. Служанка засунула монетку за щеку и мгновенно перестала рыдать. Хозяин сменил гнев на милость и, проворчав: «Будьте осторожны, сенс»,  - проводил неловкого гостя к нашему столику.
        Не успев усесться, тот снова вскочил и раскланялся, воскликнув:

        - Как я рад вас видеть, друзья мои!
        Сэф едва успел подхватить из-под его рукава стакан. Однако сердиться на нового знакомца было невозможно: весь его вид обезоруживал, вызывал добрую улыбку. Это был человек лет пятидесяти по земному счету, большой и неуклюжий, слегка лопоухий. Гладко выбритое лицо лучилось доброжелательностью. Синяя мантия выдавала в нем ученого - поэтому трактирщик назвал его «сенс». Мантия была надета поверх фланелевой блузы, и я заметила, что один рукав пустует: наш четвертый спутник был одноруким…

        - Меня зовут Зелш Зилезан,  - представился ученый, поправляя съехавший набок берет, и тут же, доверительно наклонившись к центру стола, добавил: - Но когда-то меня звали Майклом. Майкл Бриджес, историк, профессор вермонтского университета. А здесь я пятнадцать лет. Представляете? Пятнадцать лет!  - сенс Зилезан обвел нас торжествующим взглядом.
        Нолколеда еле слышно хмыкнула:

        - Я думала, сенс, за пятнадцать лет можно научиться конспирации.
        Ее серые глаза оставались непроницаемыми. Ученый потупился.

        - Да-да, конечно, конспирация… В таком случае - агент ноль пятьдесят восемь, к вашим услугам. Или пятьдесят шесть? Все время путаю эти цифры, Пегль их забери!
        Простонародное ругательство в устах столичного ученого прозвучало так уморительно, что мы с Сэфом прыснули со смеху. Нолколеда обвела нас взглядом строгой учительницы.

        - Не пора ли поговорить о делах, досточтимые господа? Я считаю, нам не следует терять времени. Отправимся за четыре часа до рассвета, когда посветлеет. А сейчас советую вам поспать. Мне было поручено позаботиться о ночлеге, но, к сожалению, особого комфорта предложить не могу. Вот ключи от двух комнат. Мужчины лягут в одной, женщины - в другой. Если вам нужна горничная, гарсин, можете на меня рассчитывать.
        Последняя фраза была сказана таким тоном, что от услуг Нолколеды я поспешно отказалась. Да и спать мне не хотелось: не привыкла ложиться так рано. Кроме того, надо было устроить на ночлег Бара с Чаней. За лишний кувр трактирщик нашел им местечко в сарае.

        - Эх, лучше бы в кладовой - поближе ко всяким грудинкам,  - проворчал Бар. И это после того, как получил ужин из трех блюд!
        Убедившись, что и слуга, и пес уютно устроились на ворохе соломы, я вышла на причал и уселась за столиком, глядя на реку. Какая дивная стояла ночь! Модит висел в небе, словно изумрудное блюдо на черной стене,  - он еще не повернулся своей уродливой, расколотой стороной. А чуть пониже сверкала голубая тарелочка Глациэля. Скоро к компании ночных светил присоединится серебристая Матин…

        - Не спится?  - послышался голос.
        Сэф подошел к перилам и прислонился к ним спиной. Он снял камзол; шелк его рубашки отливал зеленым в свете Модита. Ох уж эти шимилорские мужские нрубашки! Присобранные в плечах, с широким воротом - они любого мужчину делали стройным и романтичным.

        - Не хочешь глотнуть?  - спросил Семафэль, предлагая мне свой стакан. Я покачала головой.  - Нет? Вообще-то правильно. Мне вот тоже сделали выговор: «Не стоит злоупотреблять алкоголем перед трудной дорогой». Угадай, кто?

        - Нолколеда?  - улыбнулась я.

        - Точно. Как тебе эта штучка? Не думаю, что мы уживемся. А она, похоже, привыкла командовать. Ведь прачка она только в этой жизни, а кем была в той…

        - В той жизни…  - вздохнула я.  - Ты говоришь так, будто мы умерли.

        - А ты уверена, солнце мое, что это не так?  - зловеще усмехнулся Сэф.
        Отъезд состоялся на три часа позже запланированного. Мы собрались на причале, невыспавшиеся и в дурном настроении. Один Чаня был бодр, как жаворонок. Он успел достать из реки какую-то дрянь и с аппетитом жевал ее, валяясь в самой грязи.
        Нолколеда придирчиво осматривала наших лошадей, оружие и вещевые мешки. Мы все, как провинившиеся школьники, ждали ее резюме.

        - Хорошая лошадь, гарсин,  - одобрила она мою Помми.  - Жаль только цвет дурацкий: от чужих глаз не скроешься. А пистолет - игрушка. От разбойников такой не защитит.
        Бедняге Зилезану досталось еще больше. Хотя, на мой взгляд, Нолколеда была в принципе права: ученый собрался в путь на… длинноухом буром ослике с совершенно седой мордочкой. К спине ослика был приторочен большой дорожный сундук.

        - Вы бы еще на свинью взгромоздились, сенс,  - бесцеремонно заявила наша новоявленная командирша.

        - Почему на свинью? Буррикот - очень надежный осел,  - вступился за четвероногого друга сенс Зилезан.  - И потом, мне с одной рукой управляться удобнее с ним, чем с лошадью.

        - Сказать честно, сенс?  - Нолколеда уставилась на него в упор, так что ученый заморгал.  - Вам с одной рукой лучше оставаться в столице. Мы ведь едем не на прогулку…

        - Ну все, она меня достала,  - шепнул мне Сэф и с вызовом обратился к Нолколеде: - Знаешь, милая, ты все печешься о конспирации… Тогда будь добра, отойди в сторонку, вон туда, к слуге досточтимой Жианы. Ты же прачка? Значит, там тебе и место. Благородные господа позовут тебя, когда понадобятся твои услуги.
        Нолколеда, проверяющая седло своей рыжей лошадки, застыла на месте. На ее лице мелькнуло странное выражение - словно она сейчас размахнется и ударит Сэфа, но этого не произошло. Молодая женщина взяла лошадь под уздцы и отвела ее в сторону - туда, где Бар, уже оседлавший своего мерина, с хрустом грыз редиску, макая ее в мешочек с солью.

        - По-моему, ты переборщил,  - заметила я.

        - Это точно, дружок, не стоило ее обижать,  - кивнул Зилезан.  - Грета - хорошая девочка, но она здесь уже восемь лет, а быть прачкой, наверное, не слишком увлекательное занятие.

        - Грета? Так вы ее знаете?  - воскликнула я.  - Но как же так, ведь нам говорили, что агенты ничего не знают друг о друге!

        - Да?  - удивился сенс.  - Наверное, я опять сболтнул лишнего. Но видите ли, друзья мои, я здесь очень давно… А Вэллайд - не такой уж большой город.

        - Откуда она родом?  - поинтересовалась я.

        - Она немка. Из Шверина.

        - Фашистка - она и в Лаверэле фашистка,  - поморщился Сэф.
        Хорошо, что я не суеверна и не вижу в этой ссоре предзнаменования наших будущих неудач.
        Рассвет застал нас километрах в десяти от Вэллайда. Точнее, в пяти корсах - я постепенно привыкала к местной системе измерений. День был жаркий. Я убрала в мешок бархатную жилетку и расстегнула рубашку. И как только сенс Зилезан еще не сварился в своей мантии? Наверное, он попросту перепутал жару с холодом. Однорукий ученый ловко управлялся со своим осликом. Он явно путешествовал по Лаверэлю не впервые, но при этом не потерял живейшего интереса к происходящему вокруг.
        Мне тоже все было любопытно: ведь до сих пор я ни разу не покидала столицы. По обеим сторонам дороги тянулись возделанные поля, и Чаня с восторгом носился среди зеленей, пугая стрекоз и больших белых бабочек. За оливковыми рощами виднелись деревеньки и хутора, утопающие в цветах. Крестьяне в Шимилоре были свободными фермерами. Они платили в казну необременительный налог и продавали свой урожай на сельских и городских рынках. При виде нас они доброжелательно, но безо всякого раболепства приподнимали береты. Особенно меня умилила стайка крестьянских девушек в разноцветных косынках. Одна из них вела на розовой ленточке белоснежную овечку! Глядя на эту пастораль, я с грустью подумала, что мы, земляне, принесем в этот мир не только прогресс, но и свою душевную неустроенность, погоню за лидерством, агрессивность. Пройдет совсем немного времени, и фраматы не узнают Лаверэль…
        Мое философское настроение было развеяно отчаянным Чаниным лаем. Бар, спешившись, пытался взять пса на поводок, а тот, как безумный, лаял на небольшое стадо животных, двигающееся нам навстречу. Это были единороги! На мгновение я забыла о Чане. Дивные, волшебные звери как ни в чем не бывало вышагивали по дороге. Их сопровождал пастух. Я заметила, что при нем не было ни кнута, ни пастушьей собаки. Тем временем Бару удалось приструнить неуемного Чаню, и я смогла обратиться за разъяснениями к сенсу Зилезану.

        - Что вы, дружочек, единороги - это вам не коровы,  - охотно ответил однорукий ученый.  - Они не размножаются в неволе. Но некоторые из них охотно соглашаются пожить в городах, с людьми - я полагаю, из любопытства. Любой полк рад принять у себя такого красавца. Ведь Ликорион - бог воинов - чаще всего является в образе единорога.

        - Они разумные?  - спросила я.

        - Ну, разум - очень растяжимое понятие,  - задумчиво произнес сенс Зилезан.  - Единороги обладают чувством собственного достоинства, требуют уважения к себе и уважают тех, кто этого достоин. На мой взгляд, чего еще ждать от разумных существ? Однако, Джоан, какой у вас жизнерадостный пес! Здешнее тяготение ему явно идет на пользу.

        - Вот уж кого разумным не назовешь,  - буркнула в сторону Нолколеда.
        Всю дорогу немка ехала в самом хвосте кавалькады. Сэф пару раз пытался извиниться, но, наткнувшись на каменное выражение ее лица, в результате наговорил еще каких-то обидных вещей. Меня начала мучить совесть. В конце концов, человек заботился о том, чтобы мы были готовы к трудному пути. Конечно, она делала это не самым тактичным образом, но все равно на долгие недели нам никуда не деться друг от друга. Я придержала коня.

        - Нолколеда,  - сказала я, поравнявшись с немкой,  - нам надо запастись водой. Как вы думаете, где это можно сделать?

        - Гарсин, не стоит обращаться ко мне на «вы»,  - процедила сквозь зубы конспираторша. Но все-таки ответила: - Через два часа мы проедем через деревню Барданэ. На въезде там будет колодец. А на выезде - храм Гюаны. Его жрицы путников кормят бесплатно, так что там можно пообедать. Если, конечно, высокочтимых господ устроит их незамысловатое меню.
        На этот раз обиделась я.

        - С вашей стороны очень глупо так себя вести,  - бросила я, пришпорив лошадь. Но хорошее расположение духа быстро ко мне вернулось. Пока наша поездка напоминала мне курортную экскурсию. Надо же: обед - бесплатно! Мир - чудесен. Солнце - светит. От седла я устать не успела. А Грета-Нолколеда пусть мучается своими комплексами.
        Через некоторое время впереди показались черепичные крыши Барданэ. Как только мы въехали в деревню, повсюду послышался яростный лай: это деревенские псы завидели Чаню. Проехав по улице, засаженной розами, мы остановились у колодца и подождали, пока двое деревенских мальчишек наполнят деревянные бадьи, которых они привезли целую повозку. Когда пришла наша очередь, Сэф поинтересовался:

        - Кто-нибудь умеет управляться с этой конструкцией?
        Мы растерянно переглянулись. Приспособление вроде колодезного журавля, но с какими-то штуковинами по бокам неясного назначения… нужно что-то крутить? Куда-то нажимать? Сэф закричал вслед отъезжающим мальчишкам:

        - Эй, парни! Есть дело. Поможете нам с этой штукой?
        Старший слез с повозки и деловито заявил:

        - Сделаем за пару бусов.

        - Каждому,  - пискляво добавил с козел младший.
        Сэф порылся в кошельке в поисках мелочи и в результате выдал ребятам по итаю. Бусами - деревянными монетками - в городе мы не пользовались.
        Мы наполнили фляги. По мнению Нолколеды, этого должно было хватить до следующего привала. Миновав Барданэ, мы отправились обедать в храм Гюаны.
        В лаверэльском пантеоне эта богиня занимает особое место. Она покровительствует юности и детству, а также красоте, возвышенной любви и искусству. И еще - безрассудным поступкам. По последним я была большим специалистом, а потому ступила под гостеприимный кров храма с некоторым трепетом.
        После жары мы окунулись в царство прохлады и льющейся повсюду воды. Журчали фонтаны и искусственные водопадики, сверкали на солнце капли, стекающие с листьев плюща, обвившего весь храм - большую деревянную беседку Нас встретили прелестные девочки в голубых одеждах. Сенс Зилезан шепнул мне на ухо, что жрицами Гюаны становятся девочки в возрасте от девяти до пятнадцати лет.
        Я боялась, что нас заставят пройти какой-нибудь ритуал, но, к счастью, Гюана не требовала многого от своих гостей. Нам показали, где можно вымыть руки, а потом отвели в трапезную. Стол был уже накрыт: много зелени, густая деревенская сметана, свежие лепешки, острая брынза из овечьего молока. Затем подали горячее: похлебку с мясом, луком и картошкой. Избалованный королевской кухней Сэф демонстративно воротил нос, пытаясь объяснить нашим прелестным официанткам, каких специй не хватает в супе. Зато остальные молча наслаждались вкусной едой. Одна из девочек спросила у меня разрешения «покормить собачку». Я, естественно, разрешила, и стайка маленьких жриц набросилась на Чаню, предлагая ему всякие деликатесы. Когда мы закончили свой обед, несчастный мог только сыто икать.
        Когда мы закончили с трапезой, к нам вышла высокая, очень красивая девушка. Живые цветы украшали и платье, и вьющиеся каштановые волосы жрицы. На тонких руках позванивали браслеты - серебряные, с бирюзой. Девушка держала поднос, на котором лежала бумага и несколько изящных карандашиков. Девушка застенчиво улыбнулась и сказала, что в этом году она - земное воплощение Гюаны.

        - Гюана благословляет ваш путь. Но вы можете обратиться к богине с какой-нибудь особой просьбой. Напишите свое желание, приложите к записке любую вещь из серебра или золота. Не забудьте написать свое имя. Я передам Гюане, и через пять минут вы узнаете ответ: сможет ли богиня выполнить вашу просьбу.

        - Вот так-так!  - воскликнул стоящий позади всех Бар.  - А обед-то, оказывается, вовсе не дармовой!

        - Тебя никто не спрашивал!  - возмущенно одернула я слугу.

        - А что? Сермяжную мудрость на мякине не проведешь,  - витиевато высказался Сэф.  - Пойдемте, господа.

        - Пожалуй, друзья мои,  - согласился сенс.  - Увы, моих желаний Гюане не исполнить.
        Я уже хотела идти. Наверняка это такое же шарлатанство, как чудеса наших земных кудесников. Впрочем, это легко проверить. Например, попросить нечто невозможное, совсем невероятное… Если богиня существует, пусть поломает голову.

        - Подождите меня снаружи.
        Я взяла лист бумаги и карандаш, присела к столу и задумалась. О чем просить? Чтобы я нашла Дениса? Чтобы он полюбил меня? Чтобы я обрела счастье? Мне хотелось так много и сразу… Я быстро набросала несколько слов, тщательно свернула листок трубочкой и продернула его в кольцо с аметистом. Можно было обойтись и монетой, но в кои-то веки я знатная дама и могу совершать глупости. Гюана должна оценить мой порыв…
        Положив кольцо с запиской на поднос жрицы, я увидела, что Нолколеда тоже пишет что-то на своем листочке. Она старательно, как примерная ученица, выводила буквы, приглаживая пятерней коротко стриженные светлые волосы. Закончив, немка свернула записку и бросила на поднос монету - серебряную, целый арен. Для прачки - треть месячного жалования.
        Жрица ушла и действительно вернулась через пять минут. На подносе блестела серебряная монетка и кольцо. Гюана не приняла наши подарки?

        - Вас зовут Жиана, гарсин?  - улыбнулась мне жрица.  - Ваше имя сродни имени богини. Она обязательно исполнит желание своей тезки. Гюана просит вас принять от нее это кольцо взамен вашего.
        Действительно, кольцо на подносе не было моим. Вместо аметиста в скромной оправе сиял рубин. К моему удивлению, кольцо пришлось впору.

        - А вашу просьбу Гюана, к сожалению, исполнить не может,  - сообщила жрица Нолколеде.  - Вам следует молиться Ламерис, богине солнца. Гюана возвращает ваш подарок.
        Немка взяла монету, вышла на улицу и со злостью швырнула ее наземь.

        - Что это с ней опять?  - поинтересовался у меня Сэф.

        - Поссорилась с богиней,  - вздохнула я.

3. «Медвежий угол»

        С тех пор, как мы покинули Вэллайд, прошло десять дней. Десять дней в седле, ночевки в захудалых гостиницах, а иногда и под открытым небом… Каждое утро я чувствовала себя совершенно разбитой. Фраматы были правы, говоря, что физически я не готова к этому путешествию. Иногда мне хотелось расплакаться от усталости, но перед спутниками не хотелось терять лицо.
        Дорога постепенно делала нас друзьями. К выходкам Нолколеды я успела привыкнуть. Сенс Зилезан нашел кратчайший путь к моему сердцу, неустанно восхищаясь проказами Чани. Еще он был очаровательно рассеян, но зато знал про все на свете. Время от времени сенс доставал из-под мантии записную книжку в простом кожаном переплете, надевал на нос очки и что-то писал. В ответ на наши расспросы он смущался, говоря:
«Так, всякие пустяки». Мы с Сэфом пришли к выводу, что сенс пишет стихи.
        Сэф был мне симпатичен, хотя иногда я украдкой смеялась над ним, особенно над его нелепой жемчужной серьгой. Он галантно ухаживал за мной, даже в дороге оставаясь красивым и франтоватым дворянином. Воротничок его рубашки оставался ослепительно-белым, замшевые перчатки плотно сидели на красивых руках, а бородка сохраняла идеальную форму. Безупречный вид - если бы не забинтованный палец. Мы хотели сварить напиток из листьев кустарника тач, который заменял в Лаверэле чай. Сэф обжегся, помогая - или, точнее, мешая - Нолколеде пристраивать над костром котелок.

        - Вообще-то, чай заваривают не так,  - заявил он и схватился за раскаленную оловянную ложку.

        - Поделом тебе,  - мстительно сказала Нолколеда, когда тот заплясал вокруг костра - к вящей радости Чани. Тем не менее, немка быстро нашла в своих мешках какую-то мазь, чистую тряпочку и профессионально забинтовала Сэфу палец. А я с запоздалым раскаянием вспомнила, что даже не подумала взять с собой аптечку.
        Надо отдать должное строптивой немке, она стала вести себя по-другому: в частности, перестала «выкать» мне и Сэфу, который запанибрата называл ее Ледой. Честно говоря, Нолколеда была полезной спутницей. Ее не пугала походная жизнь, она все знала про лошадей и упряжь. Когда мы сделали привал на опушке небольшой рощи, она метко подстрелила выпорхнувшую из кустов куропатку. Бар приготовил из нее великолепное жаркое на вертеле.
        Кстати, Бара я воспринимала как равноправного члена нашей компании - наверное потому, что не привыкла иметь слуг. Иногда я спохватывалась: мой слуга был единственным лаверэльцем среди нас, землян, а мы время от времени заводили сомнительные разговоры, вопреки возмущению осторожной Нолколеды. Мы с Сэфом, русские, были слишком сентиментальны, а сенс Зилезан - слишком рассеян, чтобы соблюдать конспирацию. Я полагалась лишь на то, что простодушный Бар не придаст значения нашим обмолвкам.
        Сенс Зилезан взял на себя роль нашего гида. В его сундуке нашлись подробные карты Лаверэля и Шимилора, а также несколько книг по истории этих мест. Поэтому мы заранее знали, что небольшие города Вэллижан и Данпорэн, через которые вела дорога, были полностью разрушены во время Гражданской войны восемьсот лет назад.

        - К сожалению, теперь там нет ничего интересного,  - вздыхал ученый.  - Но подождите, у нас по пути еще Гобедор. Тамошней ратуше две тысячи лет! Умели же строить…
        После Данпорэна места становились все более необитаемыми. Поэтому на исходе десятого дня пути нас обрадовали огни постоялого двора, обещавшие ужин и постель.

        - «Медвежий угол»,  - прочитал название Сэф.  - Не слишком приветливо.
        Однако выбирать было не из чего, и мы направились к трактиру.
        У коновязи топталось с десяток лошадей. Я очередной раз изумилась их мастям. Особенно хорош был один жеребец: густо лиловый с оранжевыми тигровыми полосами. Цена лошади в Лаверэле напрямую зависела от ее масти, а масть говорила о благородном происхождении. Так, Помми обошлась мне в двадцать пять доранов.

        - Цыц, ты, окаянный!  - прикрикнул Бар на Чаню. Тот, почуяв еду, заскулил и натянул поводок.

        - Изволь вести себя прилично,  - заявила я псу,  - иначе останешься без ужина.
        Чаня как будто понял меня, притих и даже не порывался зайти в трактир первым.
        Оказавшись внутри, мы были оглушены царившим там гамом. Двое музыкантов, одетых во все черное, самозабвенно исполняли разудалый мотив на местных аналогах гитар. Разбитная девица, заразительно визжа, плясала между столами нечто вроде канкана, демонстрируя могучие ноги в красных чулках. Зрители хлопали и улюлюкали, подбадривая плясунью криками:

        - Давай, Мата, давай!
        Общество, собравшееся за длинными столами, заставленными кувшинами, плошками и горшками, было весьма разношерстным: рабочие куртки соседствовали с кружевами дворянских рубах. Я заметила даже зеленый балахон священника. Круглолицая толстушка кружила по залу с подносом, раздавая подзатыльники чрезмерно разгорячившимся посетителям. В Сэфе тут же проснулся распорядитель королевских забав.

        - Ого,  - он оценивающе прищурил глаз,  - я бы, пожалуй, устроил здесь вечеринку в стиле кантри. Столы надо поставить вдоль стен, всем раздать какие-нибудь трещотки…
        Хозяин - усатый великан в шикарной атласной рубахе - уже спешил нам навстречу.

        - Что угодно досточтимым господам?
        Сэф, взявший на себя роль нашего казначея, сказал:

        - Ужин на пятерых. Легкую выпивку. И две комнаты. Пусть ужин будет хорошим, хозяин, мы не поскупимся,  - добавил он, бросая на стойку шесть медных монет. Чаня тактично гавкнул.

        - Ах да,  - вздохнул Сэф,  - и еды для собаки.

        - Может быть, господа предпочитают ужинать в тишине?  - вкрадчиво поинтересовался трактирщик.  - В соседнем зале вам будет гораздо уютнее: мы пускаем туда только благородных путников. Всего два итая…
        Мы, естественно, воспользовались его предложением - все, кроме Бара. Мой слуга заявил:

        - Я, пожалуй, останусь здесь, хозяйка. Сейчас «Не ломай мой забор» заиграли, так душевно…
        Оставив Бара слушать про забор, мы вчетвером прошли в соседний зал.
        Здесь было всего пять столиков; на каждом стояла свеча в стеклянной лампадке и маленькая вазочка с незабудками. За одним столом чинно ужинали пятеро дворян, одетых по провинциальной моде. За другим - еще шестеро сильно подвыпивших господ, один из которых громоподобным голосом рассказывал про свои охотничьи подвиги.

        - …и лось двинулся на нас. Все побежали, только я остался и поднял ружье. Стреляю
        - осечка! А лось все ближе, я уже вижу свою смерть в его налитых кровью глазах… И тогда я достаю из-за пазухи кошелек… Поверьте, господа, это был жест отчаяния! Я со всей силы швыряю кошелек ему в лоб. И что вы думаете? Лось падает замертво. Я забираю кошелек и добычу.

        - Обожаю охотничьи рассказы,  - шепнул мне Сэф, пока мы усаживались за самый дальний столик - у распахнутого окна.
        Обслуживать нас явился сам хозяин. Ужин был хорош. Хорошо было и вино, поданное в двух пузатых кувшинах. Придраться можно было только к хлебу, который, похоже, везли издалека. Чаня получил здоровенную миску вчерашнего супа. Мы с удовольствием принялись за еду.

        - Я вот о чем все время думаю,  - сказал Сэф, отодвигая наконец пустую тарелку.  - Наш блудный принц, Лесант… Его ведь назвали в честь предка?

        - Да, друг мой,  - тут же отозвался сенс Зилезан.  - Если принц взойдет на престол, он будет Лесантом вторым. Первый король Лесант и был легендарным создателем Шимилора. О, это удивительная личность, друзья мои! Никакой король Артур не годится ему даже в подметки!

        - Поосторожнее, вы, болтуны,  - привычно буркнула Нолколеда.

        - Да кто нас услышит?  - отмахнулся Сэф.  - Ну, продолжайте, сенс. Чем так примечателен был этот первый Лесант?

        - Ну, во-первых, никто не знает, кем были родители будущего короля. Он неведомо откуда появился в Священной роще - куда мы с вами согласно легенде и направляемся. Однажды на рассвете Смотритель услышал детский плач. Он пошел на звук и увидел на траве голенького младенца. На голове у него была золотая корона в виде венка из листьев ясеня. В дальнейшем этой короной венчали на царство всех шимилорских королей. Во-вторых, воспитывал его сам Ликорион. Поэтому Десант умел разговаривать со зверями. В Лаверэле очень много удивительных животных, друзья мои. Я думаю, это связано с тем излучением, которое привело к появлению фраматов. Конечно, в Шимилоре слишком людно, и все эти существа предпочитают Дикие земли. Надеюсь, мы с вами встретим кого-нибудь из них.

        - Надеюсь, великий Шан защитит нас от этого,  - сказала Нолколеда, скрестив руки в ритуальном жесте.

        - Да ты настоящая лаверэлка,  - восхищенно присвистнул Сэф.

        - А что я, по-твоему, должна сказать?  - огрызнулась немка.  - Упаси, Господи? Святая мадонна?

        - Может, ты и впрямь веришь во всех этих местных богов?  - не отставал Сэф.  - А, Леда? Хотелось бы знать, о чем ты переписывалась с досточтимой Гюаной…

        - Отстань,  - Нолколеда бросила в Сэфа веточкой укропа - и сделала это весьма кокетливо.

        - В-третьих, король Лесант…  - снова начал сенс. Но о дальнейших подвигах легендарного короля узнать мы не успели. Из-за центрального столика поднялся высокий мужчина и направился к нам.
        Не обращая внимания на моих спутников, он подошел ко мне и положил руку на спинку моего стула.

        - Пойдем, потанцуем.

        - Она не танцует,  - решительно заявил Сэф, положив руку на рукоять шпаги.

        - Это с тобой она не танцует,  - с вызовом произнес незнакомец.  - А мне она не сможет отказать. Правда, крошка?
        Я испуганно ловила воздух ртом. В Лаверэле со мной ни разу не происходило ничего подобного!

        - Вы пьяны, монгарс,  - возмущенно вмешался сенс Зилезан.

        - Замолчи, старик,  - отмахнулся от него подошедший.
        Он дернул меня за руку, тонкий шелк рубашки с треском разорвался, я вскрикнула и вскочила с места, отступая к стене. Сэф оттолкнул наглеца, выхватывая клинок. Злобно лязгнул металл, залаял Чаня. Я, как нельзя кстати, вспомнила, что свой пистолет оставила в багаже… А еще я решительно не понимала, что происходит. Лицо незнакомца - смуглое, в обрамлении длинных, вьющихся, иссиня-черных волос - вовсе не было лицом пьяницы и трактирного забияки. Он… Он зачем-то спровоцировал эту ссору! Великий Шан, кому понадобилось на нас нападать?
        Поделиться своей догадкой я не успела. Две шпаги мелькали в воздухе. Я невольно залюбовалась гибкими движениями Сэфа: этот забавный франт оказался искусным фехтовальщиком. Можно было подумать, он родился со шпагой в руке! Однако вскоре поединок был прерван резким возгласом: Сэф, защищаясь от выпада противника, проткнул ему плечо. Как по сигналу, его товарищи, до сих пор безучастно взиравшие на поединок, обнажили шпаги и ринулись на выручку раненому. Пять клинков окружали Сэфа в узком пространстве между столом и стеной.

        - Господа, господа, остановитесь!
        Сенс Зилезан бесстрашно выбежал навстречу нападавшим. Один из врагов направил клинок прямо в грудь ученому, но Сэф ловко парировал удар.

        - Уходите в окно, живо! И вы, сенс, тоже. Не крутитесь под ногами!  - хрипло крикнул он.
        Чаня остервенело лаял. Я опустилась на корточки, пытаясь непослушными руками отвязать поводок. Кто накрутил эти дурацкие узлы! Звон шпаг над моей головой сводил с ума. Нолколеда, невесть как очутившаяся рядом, почти за шкирку подняла меня на ноги.

        - Лезь наружу, идиотка,  - прошипела она сквозь зубы, подталкивая меня к открытому окну. Я бессознательно сопротивлялась. Снаружи мне в лицо ткнулся ствол пистолета. Нолколеда дернула меня вниз, и я упала, стукнувшись локтем об пол. Но перед этим я успела разглядеть в окне смуглое лицо с круглой татуировкой на лбу.

        - Засада!  - крикнула Нолколеда. А дальше… Я не поверила своим глазам. Немка птицей взмыла вверх, зависла там на целую секунду в боевой стойке, потом распрямилась, как пружина. Раздался хруст и грохот, один из нападавших с размаху рухнул на пустой стол, сметая собой свечу и вазочку. Нападавшие явно не ожидали такого отпора и отступили. Но это, конечно, была только отсрочка…

        - Круто,  - одобрил Сэф. Он тяжело дышал. Я завороженно смотрела, как на белоснежных кружевах его рубашки растекается кровавое пятно.

        - Их пятеро,  - проговорила немка.  - Еще двое караулят вход. И неизвестно сколько - снаружи. А нас - двое. Сенс и Жанна не в счет.

        - А скажут, что нас было четверо,  - невесело усмехнулся Сэф и подмигнул мне.

        - Что?  - не поняла Нолколеда. Вряд ли немцы видели наше кино про трех мушкетеров…

        - Не важно. Держись!
        Неизвестные враги, собравшись с силами, снова пошли в наступление.
        В это время мы с сенсом Зилезаном вдвоем пытались успокоить рвущегося с поводка Чаню. Увы, защитник из него был никакой. Запрет нападать на человека в крови у нормальной собаки. Только жестокая дрессировка может его снять… И я очень боялась, что надоедливого пса попросту убьют. То, что убить могут любого из нас, как-то не укладывалось в голове. А силы были слишком неравны…

        - А ну, господа, извольте обернуться!  - раздался вдруг оглушительный бас. Из-за стола, выхватывая шпагу, тяжело вылезал седовласый краснолицый дворянин - давешний рассказчик про лося.

        - Что здесь происходит, господа, растерзай вас Пегль? Пятеро против двоих? И две беззащитные дамы? Это не по-нашему, господа, не по-шимилорски!

        - Сядь на место,  - тихо сказал ему один из нападавших.  - Тебя это не касается.
        Но собутыльники удалого охотника гневными криками поддержали своего товарища. Выхватив шпаги, они дружно бросились в бой. Несмотря на хмель, наши случайные помощники фехтовали мастерски, с видимым удовольствием, дав возможность Сэфу и Леде перевести дух.
        Двери в соседний зал по-прежнему были закрыты, но оттуда доносился страшный шум: там крушили мебель, били посуду, от оглушительного женского визга закладывало уши. Потом послышались выстрелы - один, другой, третий… К счастью, схватка не могла перерасти в перестрелку. И мы, и наши враги были вооружены громоздкими лаверэльскими пистолетами, которые требовалось перезаряжать после каждого выстрела.
        Потом дверь с грохотом слетела с петель. Вместе с ней в залу ввалился, держась за голову, смуглолицый человек и крикнул что-то на неизвестном языке. Наши противники тут же бросились к окнам и исчезли в темноте, прежде чем мы успели опомниться.

        - Куда вы? Куда, дети Пегля!  - кричал им вслед седовласый дворянин.  - Я же только размялся!
        Мы выбежали в соседний зал. Что здесь творилось! Посетителей как ветром сдуло, все столы и лавки были опрокинуты, с деревянного круга люстры осыпались все свечи. Бледный трактирщик столбом стоял за стойкой, и только музыканты продолжали терзать струны, не замечая, что слушатели разбежались.

        - Да прекратите вы!  - рявкнул на них Сэф.  - Что здесь, Пегль вас растерзай, произошло?

        - Смотри!  - окликнула его Нолколеда.
        На полу лежал труп. В том, что лежащий мертв, можно было не сомневаться: шея у него была свернута на все сто восемьдесят градусов. Еще один убитый обнаружился у самого выхода. Оба были в коричневых плащах, и у обоих на лбу красовалась знакомая мне круглая татуировка.

        - Это наверняка приятели тех, кто на вас напал,  - предположил седовласый.  - Эх! Жалко, не я с ними разобрался. Но прикончены оба просто мастерски. Да,  - спохватился он,  - позвольте представиться, господа. Мегедэль Амадас из Лефионы. Славная была заварушка! Гарсии, позвольте поцеловать вашу мужественную ручку. Моя покойная супруга тоже была тяжела на руку, но такого я не видел никогда. А я, поверьте, многое повидал на своем веку.

        - Не сомневаюсь, досточтимый Мегедэль. Мы так благодарны вам и вашим друзьям! Ваша помощь была неоценимой,  - Нолколеда церемонно протянула седовласому руку. Признаться, мне было далеко до королевского достоинства нашей прачки…

        - Модит! Что с моей лошадью?!  - раздался возглас Сэфа. Мы выбежали наружу. Действительно, его золотистый с черным крапом жеребец безжизненно повис на поводьях. Из простреленной головы капала кровь. Рядом с коновязью лежал еще один труп в коричневом плаще. Над ним на корточках присел Бар и бесцеремонно шарил у него по карманам. Увидев нас, он, кряхтя, поднялся:

        - С вами все в порядке, гарсин? А я подстрелил негодяя. Это он убил вашу лошадь, монгарс. Он уже и к следующей подбирался, а тут я. Бр-р-р, до сих пор руки трясутся, хоть и поделом ему, Пеглеву выродку.

        - Поди попроси у трактирщика выпить,  - сочувственно сказала я. Лаверэльские крестьяне - миролюбивый народ, и для Бара, наверняка, убийство человека было серьезным потрясением.
        Тем временем Нолколеда откинула с головы убитого коричневый капюшон. На смуглом лбу отчетливо виден был круг, поделенный вертикальной чертой пополам. Одна половина представляла обыкновенное благообразное человеческое лицо. Другая казалась ужасной маской. Даже в виде грубой татуировки на нее нельзя было смотреть без содрогания.

        - Что это?  - прошептала я.

        - Это знак Модита,  - раздался тихий голос Зилезана. Вместе с ним из трактира выбежал Чаня. Он брезгливо обнюхал покойника и, радостно виляя хвостом, устремился к своему приятелю Бару.

        - Защити нас, великий Шан,  - Амадас Мегедэль скрестил руки.  - Не стоит говорить об этом ночью.
        И он суеверно покосился на небо, где струило зловещую зелень ночное светило.

        - Значит, эти люди поклоняются Модиту,  - задумчиво проговорила Нолколеда.

        - Не к добру это все, ох, не к добру,  - вздохнуд Бар.  - Вы бы, монгарс, поговорили с трактирщиком. Сдается мне, он может вам кой-чего рассказать.
        Сэф тут же направился обратно в трактир, мы с Нолколедой последовали за ним.

        - Держи,  - шепнула мне немка, вкладывая в руку пистолет.  - Если что - просто целься, стрелять не обязательно.
        В трактире уже наводили порядок: служанки выметали из-под лавок и столов черепки и разбросанную еду.

        - Виданное ли дело, господа!  - завидев нас, воскликнул хозяин.  - Вам придется возместить мои убытки!

        - Ну-ка отвечай, откуда взялись здесь эти люди?  - грозно воскликнул Сэф, направляя шпагу на толстую шею хозяина.
        Из-под лестницы тут же выскочили двое громил.

        - Стоять!  - тихо сказала Нолколеда, наводя на них пистолет. Я последовала ее примеру, очень надеясь, что рука у меня не дрожит.

        - Приятель, ты бы уважил досточтимых господ. Им это и впрямь любопытно,  - послышался вкрадчивый голос Бара. Мой слуга зачем-то последовал за нами в трактир. К моему удивлению, просьба Бара возымела действие. Трактирщик изменился в лице и закашлялся.

        - Господа, господа, я ни в чем не виноват! Эти люди… Они пришли сегодня вечером - около шести часов после восхода. Они заплатили за ужин и сказали, что хотят подождать здесь кое-кого. Теперь я понимаю, что речь шла о вас…

        - Еще что?  - шпага Сэфа чуть сдвинулась вперед.

        - А больше я ничего не знаю!

        - Они, наверное, что-то тебе объяснили,  - снова вмешался Бар.

        - А, ну да. Тот, высокий,  - он у них главный - сказал, что вы, монгарс, похитили у него жену. Он сказал, что дело это семейное, и велел мне не вмешиваться. Он обещал, что все будет тихо…

        - Это все?  - шпага снова сделала легкое движение.

        - Все, все! Они предлагали мне деньги, но я не хотел брать. Вот, видите - кошелек. Целехонек! Я не из тех, кто берет деньги за такие дела. Поверьте мне, господа!

        - Ты знаешь, кто эти люди?  - спросил Сэф, наконец опуская шпагу.
        Трактирщик, облегченно дыша, схватился за шею.

        - Дурные это люди. И нездешние. У нас их называют мускарами. Вам в столице и не снилось, что тут у нас творится.
        Так значит, это и были мускары - райшманские шпионы, о которых говорил мне шеф…

        - Кстати, а кто убил этих двоих?  - поинтересовалась я.

        - Пегль их знает,  - пожал плечами Бар.  - Тут тоже потасовка началась. Попали кому-то под горячую руку… Я так думаю, туда им и дорога.
        Ночевать мы все-таки остались в «Медвежьем углу». Перед сном все собрались в одной из отведенных нам комнат. Бара я отправила спать в другую: на мой взгляд, он заслужил отдых, а нам надо было поговорить без посторонних ушей.

        - Модит - самое отвратительное местное божество,  - рассказывал сенс Зилезан.  - Двуликий бог-оборотень. Он ответственен за самые гнусные дела: обман, воровство, черную магию и, извините, проституцию. Ему поклоняются немногие и тайно - во всяком случае, в Шимилоре. «Слуги Модита» - так они себя называют - утверждают, что истинная гармония таится в слиянии прекрасного и безобразного…
        Слушая сенса, я вспомнила выставку молодых художников, на которой я побывала в Вэллайде. Они тоже называли себя «слугами Модита», но тогда я не придала этому значения. В Лаверэле имя Модита использовали в значении «дьявол» или «черт». Что ж, сатанисты встречаются повсюду. А картины на выставке были жуткие… Позже я услышала, что королевский суд закрыл ее как «оскорбляющую чувство прекрасного».

        - Ловко мы их!  - с гордостью заявил Сэф. Нолколеда только что перевязала ему раненое плечо. Рана была несерьезная - во всяком случае, так сказала немка, а ее познаниям в медицине мы уже привыкли доверять. Но Сэф все равно был бледен - от вида собственной крови.

        - Слишком ловко. Если они хотели нас убить, то действовали странно,  - заметила Нолколеда.

        - Действительно, странно,  - согласилась я.  - Например, когда я сунулась в окно… Почему мускар не выстрелил?
        Сэф с Ледой переглянулись так, как будто знали больше меня.

        - Возможно, они хотели взять в плен, причем именно тебя,  - проговорил Семафэль.  - Ну, знатная дама, все такое… они могли бы потребовать выкуп…
        Мне это объяснение показалось натянутым.

        - Может быть, стоит связаться с Базой?  - тихо сказала я.

        - Ни в коем случае,  - отрезала Нолколеда.  - Никакой угрозы для миссии нет. Фраматы не любят, когда их беспокоят по пустякам.

«Ничего себе пустяки»,  - подумала я, но вслух спорить не стала. Ни сенс, ни Сэф не поддержали меня, а они провели в Лаверэле гораздо больше времени, чем я.
        Перед тем, как уйти, Сэф задержался на пороге.

        - Ну что, солнце мое, с боевым крещением!  - сказал он.

        - Да уж,  - покраснела я.  - Проку от меня было немного.
        Мне действительно было стыдно за свое бездействие: пока я охала и ахала над окровавленным рукавом Сэфа, немка, бесцеремонно отодвинув меня, сделала все, что полагается. Я даже разозлилась на нее: чего она суется! Хотя следовало досадовать на себя, собственную неловкость и неумение… Кажется, эти качества не очень нравятся мужчинам. Тем неожиданнее оказались слова Сэфа:

        - Я тоже был не на высоте. Но мне очень хотелось тебя защитить. Спокойной ночи!

        - Спокойной ночи,  - растерянно отозвалась я. Потом закрыла за ним дверь и оглянулась на Нолколеду. Немка, как ни в чем не бывало, взбивала подушку.

        - Вам помочь, гарсин?  - спросила она.  - Или справитесь сами?

        - Ты опять за свое…  - вздохнула я.  - Скажи лучше, где ты научилась так драться.
        Я не ожидала, что она ответит. К моему удивлению, Нолколеда присела на кровать, потерла ушибленную руку и сказала:

        - Мой дядя работал в «штази», если тебе это что-нибудь говорит.
        Увидев недоумение на моем лице, коротко пояснила:

        - Внешняя разведка. С пяти лет дядя занимался со мной всем, что умел сам,  - вот и весь секрет.

        - А как ты оказалась здесь?  - заинтересованно спросила я.
        Но немка не была настроена поддерживать разговор. Она пожала плечами:

        - Десять миллионов - очень хорошие деньги. И я очень рассчитываю их получить. Хотя с такими коллегами, как ты, это маловероятно.
        С этими словами Нолколеда легла, отвернувшись к стене.
        На рассвете мы покинули «Медвежий угол». Мегедэль Амадас не поленился встать ни свет, ни заря, чтобы нас проводить. С Нолколеды он не сводил глаз и припал к ее руке с бесконечным прощальным поцелуем.

        - На твоем месте, Леда, я бы не терялся,  - весело заметил Сэф, когда за нами закрылись ворота.  - Мегедэль - вдовец. Он обеспечил бы тебе титул и состояние.

        - У меня другие планы,  - огрызнулась Нолколеда, бросив на него сердитый взгляд.
        А я подумала, что в Шимилоре прачка вполне могла выйти замуж за дворянина. Сословные различия были здесь не большим препятствием для любви, чем обычные человеческие проблемы - которых, на мой взгляд, и так всегда больше чем достаточно…
        Купить новую лошадь для Сэфа мы могли только в Гобедоре. Правда, ради интереса мы посетили одну деревенскую ярмарку, но там нам предложили таких престарелых кляч и за такие баснословные деньги, что мы предпочли время от времени уступать Сэфу своих лошадей.
        В Гобедоре Сэф с Нолколедой отправились за лошадью, а меня сенс Зилезан потащил смотреть тамошнюю ратушу. Честно говоря, я не любительница архитектуры. Кроме того, настроение у меня было отвратительное - быть может, впервые с тех пор, как я очутилась в Лаверэле. Я надеялась, что, попав сюда, навсегда избавилась от неуверенности и терзаний по поводу того, что другие играют главные роли в пьесе, где мне уготовано место в массовке. Но все это возвращалось. Я снова и снова прокручивала в памяти недавнюю сцену. Даже однорукий ученый вел себя более мужественно, чем я. У Нолколеды есть все причины презирать меня. А Сэф просто хотел утешить. Все, что я ценила в себе - пресловутый «богатый внутренний мир» - здесь никому не был нужен, требовались совсем другие качества: умение крепко держаться в седле, метко стрелять, без устали шагать сантон за сантоном…
        Расстроенная, я довольно равнодушно пялилась на древнее здание, пока сенс ощупывал и осматривал каждый камень розоватой стены. Наконец ученый обратил ко мне счастливое лицо:

        - Джоан, вы знаете, почему лаверэльцы - великие зодчие? Дело в том, что они не спорят с природой. Не стараются ее превзойти. Посмотрите: эта ратуша… Она просто часть пейзажа. Ратуша, и небо, в которое упирается шпиль, и голуби, которые кружат вокруг, и мелодия башен и окон,  - все это части единого целого. Ах, как нам этого не хватает! На Земле даже в старину так не строили, что уж говорить о нынешних небоскребах…
        Появление Нолколеды и Сэфа верхом на новом коне изумительной шоколадной масти с редкими сиреневыми пятнами на ногах прервало нашу экскурсию. Оказалось, этот красавец обошелся нашим друзьям очень дешево: всего пять доранов. «Неброская масть»,  - пояснил свою удачу Сэф.
        Еще двое суток пути - и вот наконец впереди раскинулось озеро Пешер, широкий разлив реки Фулгуран, берущей начало в верхнем течении Рабуса. День был пасмурный и дождливый, озерная вода неприветливо бурлила, меняя свой цвет от серого до черного.
        На заставе нас встретили пограничники. Хмурый офицер в расстегнутом мундире вскользь просмотрел наши подорожные.

        - Как служба, чинквин, граница на замке?  - осведомился Сэф.

«Чинквин» был одним из нижних офицерских чинов, вроде нашего капитана.

        - У нас все спокойно, монгарс,  - зевая, ответил тот.  - На диком берегу иногда стреляют, но сюда не лезут.

        - Говорят, молодой принц недавно пересек границу?

        - Да, было дело. Еще до праздника Цветения. Месяц Вишни только начинался.

        - Какая точность, чинквин!

        - Благодарю, монгарс.
        Пожилой чинквин не расслышал иронии в словах Сэфа. Впрочем, в Лаверэле такая датировка действительно была очень точной. Размеренный образ жизни позволял лаверэльцам исчислять время выражениями «сразу после рассвета» или «незадолго до праздника Урожая».
        Под моросящим дождем мы загнали лошадей на паром. Переправиться на другой берег стоило кувр с человека и кувр с коня. Чаня и Буррикот поехали бесплатно, за это паромщик взял с нас слово, что мы помолимся за него в Священной роще. Дул холодный ветер. Я переоделась в кожаные брюки и вязаную тунику до колен, остальные тоже достали теплые вещи. Паром сильно качало. Настроение было тревожное - то ли из-за погоды, то ли от приближения незнакомого берега. Мы плыли почти целый день. Когда стемнело, из-за туч не выглянуло ни одно из многочисленных светил. А потом послышались выстрелы - частые и оглушительные, как будто стреляли у нас над ухом.

        - Маландрины,  - невозмутимо заметил паромщик.
        Мы переглянулись. Похоже, наши приключения только начинались…

4. Страшная находка


        - Итак, друзья мои, мы высадились чуть южнее истока реки Бло. По этой дороге мы доберемся до моста и переправимся на северный берег. На той стороне должна быть дорога, ведущая в Обриен.  - Сенс Зилезан, нацепив очки, бережно расстелил на пеньке потрепанную карту Диких земель.  - Правда, за точность этих сведений я не ручаюсь. Карте лет триста,  - добавил он.  - С тех пор никто из ученых не удосужился внести в нее уточнения. Надеюсь, мне удастся…

        - Сенс Зилезан, нам предстоит решать другие задачи,  - прервала его Нолколеда.  - Меня больше интересует, как мы будем искать принца.

        - Паромщик благополучно переправил посольство,  - Сэф пожал плечами.  - Значит, до Диких земель они добрались. И, разумеется, поехали по дороге - а как иначе? Значит, мы последуем за ними, а там будет видно.
        Алый рассвет застал нас на берегу озера Пешер. День обещал быть жарким - кажется, в Лаверэль, наконец, пришло настоящее лето. Кругом было тихо, только пели на разные голоса лесные птицы и кричали над озером чайки-охотницы.

        - Я бы искупался на дорожку,  - сказал Бар. Он быстро скинул с себя одежду, оставшись в белых подштанниках до колен, и с разбегу нырнул в воду.

        - Вода, наверное, холодная,  - с сомнением произнес Сэф, потирая раненую руку. Я улыбнулась: Лаверэль не истребил в нем анапчанина, привыкшего к теплому Черному морю. Сама же я с завистью смотрела, как Бар, отфыркиваясь, как тюлень, аккуратными саженками меряет озеро. Чаня, с лаем побегав вдоль берега, тоже бросился в воду, поднимая тучу брызг. А! Была, не была! Я разделась до нижнего белья, которое вполне могло послужить купальным костюмом: в Лаверэле женщины носили удобные короткие штанишки и корсеты, не стесняющие дыхания. С удовольствием окунувшись, я увидела, что Сэф и Нолколеда последовали моему примеру. Коварно подкараулив Сэфа, я окатила его водой. Бедняга заорал так, что по лесу разнеслось многократное эхо.

        - Ведешь себя, как малое дитя,  - недовольно пробурчал Сэф.  - К лицу ли это солидной даме за сорок…

        - Что?!  - я чуть не захлебнулась от возмущения.

        - Эй, спокойно, спокойно! А что я такого сказал? Посчитай, сколько тебе должно быть по-лаверэльски?
        Я перевернулась на спину и задумалась. В лаверэльском году было двести шестнадцать дней. По земному летоисчислению мне двадцать шесть - то есть около девяти тысяч четырехсот дней. Если поделить это на двести шестнадцать… Получается что-то около сорока трех. Действительно, вполне бальзаковский возраст!
        Переодевшись после купания, я чувствовала себя на верху блаженства. Я уже привыкла к воздуху Лаверэля, от которого в первое время кружилась голова. Но что вода может быть такой - прозрачной, отражающей алое солнце, душистой и чуть сладковатой на вкус… Она без всякого мыла дочиста отмывала снаружи и изнутри.
        Остальные тоже были довольны. Только Бар ворчал, потирая загривок:

        - Исцарапал меня, паршивец.
        Оказывается, Чаня не хотел плыть иначе, как на закорках у своего приятеля, и разодрал ему спину.
        Дорога уводила нас все дальше от озера - вглубь леса, сухого и по-южному прозрачного. В воздухе звенели комариные стаи. Я думала, нам житья не будет от этих кровопийц, но земляне не понравились комарам на вкус. Интересно, обратил ли Бар на это внимание? Его, правда, комары тоже не кусали.
        Зато лошадям приходилось нелегко. Благородные животные изо всех сил махали хвостами, чтобы избавить себя от напасти, и нервно ржали. Даже флегматичный Буррикот недовольно прядал ушами. Поэтому сначала мы не обратили внимание на странное поведение Карамэля, нового жеребца Сэфа. Он мотал головой все сильнее, норовя вырвать повод из рук. Потом ни с того ни с сего взвился на дыбы. Сэф пытался успокоить жеребца ласковыми словами, но от звуков его голоса Карамэль совсем обезумел. Он брыкнул задом и рухнул на дорогу, подминая под себя седока.

        - Модит!  - выругался Сэф, отряхиваясь от пыли.

        - А я тебе говорила, он стоил подозрительно дешево,  - злорадно заметила Нолколеда.
        Карамэль тем временем вскочил на ноги и с жалобным ржанием отбежал в сторону. К себе он никого не подпускал, хотя и намерений покинуть отряд не выражал. Один из дорожных мешков Сэфа отвязался и, довольно помятый, валялся на дороге.

        - Нет, на обратном пути я не поленюсь, найду того торговца!  - негодовал Сэф.  - Ничего себе, хорошо выезженный! Интересно, каким он был до выездки. На голове, что ли, ходил?
        Все это, однако, было не смешно. Нас окружали Дикие земли, и мы понятия не имели, где можно будет купить новую лошадь.
        Сэф с досадой плюнул в сторону Карамэля.

        - И какая муха тебя укусила!

        - Муха зозот, монгарс.

        - Что?
        Сэф застыл, удивленно подняв бровь, а я едва не выпала из седла, потому что в разговор вмешался не кто иной… как мой пес!

        - Карамэль рассказал мне, что он родом из окрестностей Лайдолая, монгарс,  - Чаня старательно открывал и закрывал пасть.  - Муха зозот - бич тамошнего скота. Беднягу укусили еще жеребенком, и теперь у него на спине незаживающая язва. Человек, который продал вам Карамэля, перед ярмаркой долго его лечил и не надевал седла. А теперь язва снова открылась. Поверьте, монгарс, Карамэль очень сожалеет, что уронил вас, но от боли он потерял рассудок.

        - Ущипните меня,  - сказал Сэф.  - Лошадь извиняется. Собака разговаривает. Что вообще происходит, кто-нибудь может объяснить?

        - Этого нам только не хватало,  - заметила Нолколеда.  - Он и раньше не особенно молчал…
        Бар задумчиво чесал затылок, а сенс Зилезан не находил слов. Чаня тем временем церемонно обратился ко мне.

        - Гарсин, я, наверное, должен объясниться… Досточтимые господа не будут возражать, если я переговорю с глазу на глаз со своей хозяйкой? Кстати, Карамэль просит передать, что холодный компресс ему бы не повредил…
        Я спешилась и, не чуя под собой ног, пошла по дороге вслед за Чангом. Даже переход в другой мир потряс меня меньше, чем метаморфоза с моей собакой…

        - Видишь ли, хозяйка,  - заявил мне пес,  - как только мы сюда прибыли, со мной стало твориться что-то странное. Я начал понимать человеческую речь. То есть я и раньше понимал то, что ты говоришь, но по-другому… Я узнавал отдельные слова и знал, что мне следует делать. Мне нравились слова «печенье», «гулять», «красивая собачка». И я очень не любил, когда ты говорила «фу» или «нельзя». А здесь, в Лаверэле, вдруг выяснилось, что жизнь гораздо сложнее, чем я думал раньше. Но я не сразу понял, что могу говорить. Я пару раз пробовал - сам с собой, разумеется,  - и очень пугался. А сегодня как-то вышло само собой. Ты не сердишься?

        - Н-нет,  - неуверенно отозвалась я.

        - Вот и славно,  - кивнул Чаня.  - В конце концов, мне давно хотелось тебе сказать… В общем, не думай, что я не помню, что ты сделала для меня. Правда, иногда мне казалось, что, останься я бродячим псом, у меня была бы более интересная жизнь. Можно было бы сколько угодно таскать кости с помойки, валяться в тухлятине, спасть на люке и не надо было бы мыть лапы… Но иметь свою миску и любимое кресло - это не так уж плохо, верно? С возрастом я начал это понимать и ценить. И я очень благодарен тебе за то, что ты взяла меня с собой в Лаверэль.
        Я молча хлопала глазами, понимая, что должна что-то сказать. Признаюсь, мой вопрос не был слишком умным:

        - Э… Надеюсь, тебе не слишком скучно с нами… С людьми?

        - Отнюдь,  - глубокомысленно сказал пес.
        Мы продолжали путь к реке Бло. Сэф шел, ведя Карамэля в поводу. Нолколеда намазала коню спину какой-то мазью, но это лишь временно снимало боль и зуд. Чтобы вылечить застарелый укус мухи зозот, нужен был хороший знахарь.
        Все мы постепенно привыкали к тому, что у нас полнился новый собеседник. Чаня болтал, не умолкая. Это было понятно: он слишком долго копил свои собачьи мысли, прежде чем получил возможность их высказать. Все, что мы видели по дороге, вызывало у него бурный поток воспоминаний. При этом ассоциации были совершено непредсказуемые… Например, обнюхав трухлявый ствол дерева, поваленного непогодой, он заявил:

        - Это напоминает мне того ротвейлера, который задирал лапу на столб у нашего дома. Зря ты меня тогда оттащила, хозяйка. Честно слово, я бы ему так всыпал!

        - А кто такой ротвейлер?  - поинтересовался Бар.

        - Порода собак,  - моментально ответил пес.  - Такие тупые, неповоротливые твари. Ну, в Шимилоре они пока редкость…

        - Надо же,  - подивился Бар,  - никогда не слышал.
        Я почувствовала, что Нолколеда испепеляет меня взглядом. Что ж, она была права. Болтун - находка для шпиона. Пришлось мне снова спешиться и, оттащив Чаню за ухо в сторонку, провести с ним воспитательную беседу…
        Мы продолжали неспешное путешествие. Все так же светило солнце и щебетали птицы. Однажды, к восторгу сенса Зилезана, на дорогу выскочил ошалелый заяц потрясающего оранжевого цвета. Чаня подпрыгнул на всех четырех лапах и с криком: «Сенс! Сенс! Я поймаю его для вас!» - ринулся в погоню. Бар долго и тщетно свистел ему вслед, а потом горе-охотник вернулся сам - разумеется, ни с чем.
        Этот заяц был единственным живым существом, встретившимся нам на пути. Вокруг стояла жуткая, противоестественная тишь. Мне все время казалось, что кто-то невидимый следит за нами из-за деревьев. Остальные тоже чувствовали себя неуютно.

        - Да, это вам не Шимилор,  - выразил общее настроение Сэф.
        Мост показался впереди за два часа до захода. Это было старое сооружение, сложенное из массивных каменных плит и достаточно широкое, чтобы на нем разъехались две повозки. Дорога к мосту сбегала с небольшого холма, а за рекой снова шла в гору. Один берег зарос высоким кустарником, цветущим крупными, с мужскую ладонь, розовыми цветами. Их терпкое благоухание мешалось со свежестью, которой веяло от воды. Вдоль другого берега тянулись заросли дикой смородины. Река Бло была немногим уже Невы. Ее неторопливые волны казались лиловыми в свете низкого солнца.
        Мы въехали на мост. Конские подковы гулко застучали по желтоватому камню. Я заметила, что Сэф держит руку на эфесе шпаги, а Нолколеда проверяет пистолет.

        - Хорошее место для засады,  - еле слышно пробормотала немка.  - Эй, Бар, что ты там нашел?  - окликнула она вдруг моего слугу, поворачивая коня.
        Бар действительно отстал от отряда. Спешившись и присев на корточки, он внимательно рассматривал что-то на мосту.

        - Вот так штука,  - вдруг сказал он.  - Растерзай меня Пегль, если такое носят маландрины.

        - Дай сюда.
        Нолколеда забрала у Бара маленькую бриллиантовую запонку. Никогда в жизни не обратила бы на нее внимания!

        - Ничего себе!  - присвистнул Сэф.  - Знаете, кому принадлежала эта пустяковина? Нокселю Аррогану, дипломатическому советнику двора. На минувшем празднике Возрождения он хвастался обновкой… Арроган сопровождал молодого Лесанта. Так что мы напали на след, господа. Хорошо бы знать еще, куда он нас приведет…
        Тут Сэф покосился на Бара, которому по-прежнему полагалось думать, что мы едем в Священную рощу. Но мой слуга, если и догадывался о «политической» подоплеке нашего путешествия, крепко держал язык за зубами. Он вертел в руках еще какой-то предмет.

        - Что там у тебя еще?  - нетерпеливо спросила Нолколеда.

        - А Пегль его знает,  - ответил Бар, протягивая ей небольшой продолговатый цилиндр. Немка переглянулась с Сэфом.

        - Гильза?!  - ошеломленно воскликнул тот.

        - Угу,  - мрачно кивнула Нолколеда.  - А вот и следы выстрелов.
        Теперь и я отчетливо видела выбоины на каменных перилах. И еще - подозрительные бурые пятна, забрызгавшие всю середину моста. От вида этих пятен мне стало нехорошо…

        - Тех, кто здесь проезжал, обстреляли с дороги,  - невозмутимо рассуждал Бар, продолжая рассматривать следы.  - Ох, и жестокая это была переделка, доложу я вам! Чудо, если кто-то уцелел. Только что это было за оружие - ума не приложу. Ведь стреляли-то с расстояния двух сантонов. Я про такое никогда не слыхал. Может быть, вы, господа, знаете, что это могло быть?
        Ему никто не ответил.

        - Два сантона - это больше двухсот метров,  - тихо сказал Сэф.  - Ни одно лаверэльское оружие не обладает такой дальнобойностью… А это уже наше, шимилорское…
        Он поднял кожаный, с металлическими заклепками мешочек, в котором шимилорские солдаты носили порох. А я в оцепенении смотрела вниз, где у самого берега, запутавшись в речной траве, качался на воде берет. Зеленый берет с изумрудным фазаньим пером…

        - Принеси берет, умник,  - велела Чане Нолколеда.

        - Раскомандовались тут все, кому не лень,  - пробубнил мой пес, однако приказ выполнил.
        Немка взяла в руки мокрый бархат и нерешительно подняла глаза на сенса.

        - Друзья мои, это еще ни о чем не говорит,  - торопливо сказал ученый и покачал головой.
        Сэф ударил кулаком по перилам и выругался, потирая ушибленную руку. Последняя находка потрясла нас больше всего. Согласно шимилорским законам, носить одежду зеленого цвета дозволялось жрецам великого Шана или… особам королевской крови. Неужели мы опоздали, и юный принц погиб от рук мускаров?
        Сэф с досадой бросил оземь свой пистолет и отшвырнул его ногой.

        - Пока мы будем возиться с этим антиквариатом, мускары перестреляют нас, как зайцев,  - заявил он.

        - Только твоей истерики тут не хватало,  - оборвала его Нолколеда.  - Ведешь себя, как кисейная барышня,  - тут она стрельнула глазами в мою сторону.  - Нам надо немедленно съехать с моста. Там решим, что делать дальше.
        Сэф ничего ей не ответил, но поднял оружие, заткнул его за пояс и вскочил в седло.
        Мы пришпорили коней и вскачь пронеслись по мосту, в любой момент ожидая выстрела в спину. Печальные находки продолжались и на другом берегу: по левую сторону дороги мы увидели три невысоких одинаковых холмика. Несомненно, это были могилы. По лаверэльскому обычаю умерших полагалось сжигать, но у спутников погибших явно не было времени позаботиться о погребальном костре. А может, мускары похоронили своих. Про их обычаи мы ничего не знали.
        Не покидая седла, мы мрачно смотрели на это место последнего успокоения. Честно говоря, я впервые пожалела, что согласилась отправиться в Лаверэль. Даже после стычки в «Медвежьем углу» я с такой реальностью не ощущала опасность задания, возложенного на нас фраматами. Только теперь стало ясно: увеселительная прогулка в приятной компании закончилась, вполне возможно - раз и навсегда…

        - Бедолаги,  - вздохнул Бар.  - Кто бы они ни были, негоже это: гнить в земле.
        Он взял с одной из могил горсть каменистой земли, помял ее между пальцев.

        - Я так думаю, это случилось дней пятнадцать назад,  - сказал он.  - Эй, а ты чего скалишься, приятель?
        Мой пес насторожил уши топориком и глухо рычал, забыв о новообретенном даре речи. Действительно, в кустах смородины слышался какой-то шорох. Как только все мы уставились в ту сторону, шорох прекратился.
        Сэф достал пистолет.

        - Кто там? А ну, выходи немедленно!
        Ответа не последовало.

        - Выходи! Стрелять буду!  - повторил Сэф.

        - Подожди! Не стреляй,  - остановил его Чанг.  - Там не человек - зверь. Я посмотрю.
        Пес скрылся в кустах. Оттуда послышалось тихое сопение и ворчание. Мы с удивлением переглянулись.
        А потом на дорогу вышло существо… Очень знакомое мне существо - треххвостая
«панда», какую я впервые увидела в агентстве «Лаверэль». Великий Шан, как принято тут говорить, как же это было давно…

        - Кабарим!  - воскликнул сенс Зилезан.
        Чаня с гордостью смотрел на нового знакомца, обнюхивая его густой белый мех, украшенный черными пятнами.

        - Да, так он себя называет,  - сказал пес.  - Он хотел с вами поговорить, но не решался. Но я убедил его, что мы не причиним ему вреда.
        Удивительный зверь сидел на задних лапах. Он внимательно вглядывался в нас печальными фарфоровыми глазами - как будто искал кого-то. Его большой черный нос был все время в движении. Наконец кабарим, вздыхая, сказал:

        - Я обознался… Мне почудился знакомый запах… Много лет назад так пах один человек, странник, добрый друг кабаримов… Ты пахнешь похоже,  - зверь взглянул на меня.

        - Ты видел, что здесь произошло?  - прервала его Нолколеда.

        - Я не интересуюсь человеческими делами,  - обиженно заявил кабарим, собираясь удалиться. Один из его хвостов, самый пушистый, решительно поднялся кверху, два других свернулись сердитыми пружинками.

        - Постой,  - вмешалась я, мысленно проклиная бесцеремонность немки.  - Не уходи, пожалуйста. Мне жаль, что ты не нашел того, кого искал. Но нам нужна помощь. Мы ищем людей, проехавших здесь дней пятнадцать назад. Если ты знаешь, что с ними случилось, пожалуйста, расскажи нам.
        Кабарим хмыкнул, а потом, очевидно, сменив гнев на милость, снова уселся, сложив лапы на животе.

        - Мы, кабаримы,  - настоящие хозяева этой земли,  - проворчал он.  - Пусть люди живут за большой рекой и не тревожат нас… Так нет же, теперь они превращают наши леса в поле битвы. Короче говоря, мы не слишком жалуем людей. Но запах велит ответить тебе… Я привык доверять своему нюху. Глаза могут обмануть, нос - никогда. Я искал на том берегу съедобные коренья и видел, как по дороге действительно проезжали люди - десять солдат и четверо придворных. Среди них - мальчик в зеленом камзоле…

        - Это принц!  - воскликнула Нолколеда. Сэф шикнул на нее. Кабарим недовольно покосился в их сторону и продолжил:

        - Я видел, как неподалеку от моста их встретил человек. Я узнал его. Он поселился здесь недавно. Нам, кабаримам, нравится его запах: он пахнет лесом и травами. Он местный знахарь, лечит маландринов от всяких хворей. Что было потом, я не видел. Но я слышал выстрелы, я чувствовал запах огня и крови… Лошади кричали от ужаса. Почему-то в ваших, человеческих битвах первыми гибнут они,  - кабарим сокрушенно покачал головой.  - А когда все стихло, и я вышел к мосту, там были люди в коричневых плащах с капюшонами. Здесь,  - кабарим кивнул на могилы,  - они похоронили своих убитых. А куда делись тела людей из отряда, я не знаю.

        - Кто-нибудь из отряда уцелел?  - спросил Сэф.  - Сколько убитых ты видел?
        Кабарим совершенно по-человечески пожал плечами.

        - На мосту было меньше десяти тел. Но кого-то, возможно, унесла река…

        - А мальчик? Ты видел его среди мертвых?  - Нолколеда задала вопрос, который волновал нас больше всего.

        - Нет. Но живым я его тоже не видел. В лесу никого нет. Но если кому-то и удалось спастись, укрыться они могли только в одном месте. Домик знахаря стоит в полудне пути отсюда. Враги не найдут туда дорогу, а вы разыщете его без труда.

        - Как?

        - Я покажу вашей собаке след,  - сказал кабарим.
        Они действительно о чем-то пару минут совещались с Чаней. Кабарим водил пса вдоль дороги, пока тот, радостно залаяв, не сообщил нам:

        - Я найду, найду! Очень отчетливый след! Это напоминает мне…
        Не знаю, какую историю Чанг собирался рассказать на этот раз. Меня вот уже несколько минут преследовала смутная, совершенно сумасшедшая догадка, которую я боялась выговорить вслух.

        - Прости, пожалуйста… С кем ты меня перепутал?  - затаив дыхание, спросила я кабарима.  - Кем был тот ваш друг?
        Фарфоровые глаза пристально уставились на меня.

        - Еще не пришло время об этом говорить,  - важно сказал кабарим. Он слегка поклонился и вдруг начал таять, становясь невидимым. Некоторое время его морда висела в воздухе, словно улыбка чеширского кота, а потом исчезла и она. Но в кустах смородины еще долго слышался тихий шорох.
        Смеркалось. Багряный закат расползался по небу. В этом фантастическом свете лес казался марсианскими джунглями, а мы, собравшиеся вокруг костра,  - первопроходцами на далекой планете…
        Судя по указаниям кабарима, до домика знахаря оставалось не больше четырех часов пути, да и Чане темнота не мешала вести нас по следу. Но все-таки мы решили сделать привал и остановились для ночлега на берегу лесного ручья, заросшего гигантским папоротником, но укладываться спать не спешили. Хотелось получить от этого вечера все - несколько часов покоя, уюта и дружеской беседы. Ведь кто знает, что готовил нам завтрашний день…
        Чаня, как самая обыкновенная, неговорящая собака, долго грыз баранью кость, а потом заснул с ней в обнимку. Бар увел лошадей на водопой. Сенс Зилезан достал свою книжечку, подсел поближе к свету и быстро застрочил, иногда перечеркивая написанное. Нолколеда лежала прямо на земле, подложив мешок под голову и уставившись в темнеющее небо. Сэф заряжал пистолеты, ловко орудуя шомполом.
        Мне было делать нечего, и на ум приходили грустные мысли. Например, почему в Лаверэле принято сжигать умерших на погребальном костре…

        - Сенс,  - окликнула я ученого,  - Можно мне вас отвлечь? Вы наверняка знаете. Почему лаверэльцы хоронят не тела, а пепел?

        - Вы никогда бы не спросили меня об этом, Джоан, будь вы знакомы с лаверэльской мифологией,  - охотно отозвался сенс Зилезан.  - Все очень просто. Лаверэльцы считают своими прародителями деревья. Точнее - Священный ясень. Миф рассказывает, что когда-то на земле было царство деревьев. Их корни так тесно сплелись под землей, что им стало нечем дышать. Новым семенам негде было взойти. И тогда самый старый ясень отдал свои семена-крылатки в ладони Ламерис, богини солнца. Из этих семян выросло первое племя людей.
        Ламерис должна была рассказать людям об их происхождении и вернуть их в лоно леса-прародителя. Но случилось по-другому. Однажды богиня увидела сквозь кроны деревьев прекрасный весенний цветок и воспылала к нему страстью. Эта страсть могла испепелить нежное растение. Деревья пожалели цветок. Все ясени соединили свои кроны, создав из них непроницаемый для солнечных лучей шатер. Сколько богиня не палила жаром листья, под сенью леса сохранялся прохладный полумрак. И так продолжалось, пока не закончилась короткая жизнь цветка.
        За это Ламерис так разгневалась на деревья, что не стала рассказывать людям, что их отец - великий ясень по имени Шан. Люди поселились на земле и, расчищая место для жизни, сожгли немало деревьев, не подозревая, что убивают своих прародителей. Но однажды на свет появился мальчик, который обладал чудесным даром. В шуме древесных крон, в треске и стоне стволов, падающих под ударами топора, он слышал человеческую речь. Так люди узнали о своем происхождении. Человек, умеющий слушать деревья, стал первым Смотрителем Священной рощи и предсказателем будущего. С тех пор человек, причинивший вред ясеню, судится, как убийца, а человека, сорвавшего с ясеневого дерева лист, судят, как вора.

        - Ну, а погребение?  - нетерпеливо спросила заинтересовавшаяся Нолколеда.

        - На погребальном костре человеческая плоть соединяется с древесной. Пепел возвращается в землю. Если человек был хорошим, он вырастет снова ростком ясеня. Если нет - останется в подземной мгле. Праведников хоронят в Священной роще. Но в будущем человек снова может возродиться человеком - если ясени помирятся с богиней солнца.
        Сенс Зилезан снова углубился в свои записи, да так и задремал - прислонившись спиной к дереву и с книжкой на коленях.

        - Ты покараулишь, Сэф? Разбуди меня с восходом Матин, я тебя сменю,  - сказала Нолколеда, сладко зевая и поворачиваясь на бок.

        - Ну, как тебе эта легенда?  - спросил меня Сэф-Игнат.

        - Незамысловатая,  - пожала плечами я.

        - Здесь все такое. Эти лаверэльцы - просто дети по сравнению с нами, землянами…

        - А мне кажется, они как раз взрослые. Они точно знают, что в жизни главное, а что
        - пустяк. Это мы - дети. Бескомпромиссные, жестокие, шумные дети, не знающие, куда девать энергию, которая плещет через край…

        - Да ты философ, солнце мое!  - рассмеялся Сэф.  - Ну и что же получается: значит, это мы у лаверэльцев на воспитании, а не наоборот?

        - А чему хорошему мы можем их научить? Если я правильно понимаю, все мы отправились сюда решать какие-то свои проблемы. Финансовые или какие-то еще…

        - Правильно понимаешь,  - посерьезнел Сэф.

        - Это я тебя подвигаю к исповеди,  - улыбнулась я.

        - Исповедь? Ну что ж, пока наш Цербер спит…

        - Это ты про Чаню?

        - Это я про Леду.
        Мы, как заговорщики, тихо захихикали.

        - А исповедь у меня довольно скучная… Ты была в Анапе?

        - Была. В очень раннем детстве - с мамой и папой…  - я мечтательно прикрыла глаза.
        - Мы жили там «дикарями», ездили на Утриш жарить шашлыки, вечерами гуляли на Высоком берегу… Представляешь, я все помню!

        - А ты была в Анапе зимой?
        Я покачала головой.

        - Зимой это мертвый город. В кафе и ресторанах тихо, только местные пьют водку и режутся в домино. Ты гуляешь по пустому пляжу и смотришь, как ветер гонит свинцовые волны… и так день за днем, день за днем… И ждешь лета, чтобы окунуться в праздную чужую жизнь… мечтаешь когда-нибудь уехать в большой город, который не умирает с наступлением зимы, но тебе вечно чего-то не хватает - может, денег, а может, решимости… Ты смотришь на старших приятелей, отрастивших пивное брюшко, и на их некрасивых жен и с ужасом думаешь, что тебя ожидает такая же участь. И знаешь, так тоскливо, что хочется в петлю лезть. Вместо этого мне предложили Лаверэль. Я получил тот нескончаемый праздник, о котором мечтал. В прошлой жизни, на Земле то есть, я был массовиком-затейником, или, как теперь принято говорить, аниматором. Устраивал для отдыхающих викторины, конкурсы красоты среди пенсионерок и так далее… Мне и не снились те возможности, которые я получил при дворе Энриэля. В общем, эти три года пролетели, как сон. Ты недавно в Лаверэле и еще не можешь понять, насколько здесь привыкаешь к мысли, что с тобой не может
случиться ничего плохого.

        - А потом случилась эта поездка,  - понимающе кивнула я.

        - Начиналось-то все хорошо. Весело. Приятная компания. Симпатичные девушки. Но я не думал, что это будет военный поход. Мы ведь уже на войне, понимаешь? Конечно, фраматы рассказывали мне про мускаров, предупреждали, что будет опасно. Но слышать одно, а ощутить на собственной шкуре - другое… Это как если бы ты смотрела фильм и вдруг обнаружила, что уже находишься на экране. Но знаешь, что самое странное?  - Сэф вдруг пристально посмотрел мне в глаза.  - Мне все больше и больше нравится это кино.

        - Что ты имеешь в виду?  - внезапно осипшим голосом спросила я.
        Он молча наклонился ко мне и поцеловал. Меня так давно никто не целовал, что я испугалась, как девчонка. Мягкое тепло обожгло мои неподатливые губы, я рванулась прочь, но сильные руки меня удержали.

        - Не пущу,  - сказал Сэф и улыбнулся - самой обольстительной улыбкой, какую можно себе представить. Я смотрела на загорелую шею в распахнутом вороте белой рубашки и чувствовала, что теряю голову… Нет, я еще могла затормозить, превратить все в шутку… Но… Великий Шан! У меня так давно всего этого не было! Просто поцелуй, это нас ни к чему не обязывает… Кому от этого будет хуже? Просто поцелуй… И, зажмурив глаза, я гибким движением освободилась из объятий Сэфа - для того, чтобы самой обхватить руками его лохматую голову и жадно прижаться к полураскрытым губам.

        - Arschloch!  - послышался резкий возглас. Мы отскочили друг от друга, как подростки, пойманные внезапно вернувшимися домой родителями.
        Нолколеда была в ярости - настолько, что практически не контролировала себя, иначе она ни за что бы не выругалась по-немецки. Я с ужасом смотрела на ее искаженное лицо, вздрагивающие ноздри, а особенно - на пистолет, зажатый у нее в руке.

        - Ты чего, Леда?  - проговорил опешивший Сэф.

        - Ничего,  - сквозь зубы процедила немка.  - Со мной все в порядке. Это вы спятили. Устроили тут вечер воспоминаний! Дворцовая жизнь сделала вас идиотами. Я им, видите ли, цербер! Мы, значит, будем здесь лизаться, а эта дура Нолколеда за нас вкалывать. Конечно, она прачка, ей положено, а мы - голубая кровь… В гробу я видала таких недоделанных господ!

        - Леда, что за бред?..  - попытался перебить ее Сэф.

        - Не смей так со мной разговаривать! Я хочу, чтобы вы знали. Ты и… она,  - немка презрительно кивнула в мою сторону.  - Я собираюсь получить свои десять миллионов. Она,  - еще один презрительный взгляд,  - собирается загребать жар чужими руками, а ты ей потакаешь. Ты такой же самовлюбленный жеребец, как все мужчины. И если вы будете мне мешать, я вас пристрелю. И не пожалею об этом ни на секунду.
        Голос Нолколеды звенел на грани опасной истерики. Точнее, уже за гранью. Она несла откровенную чушь, и я не понимала, откуда эта ненависть. А самый простой ответ почему-то не приходил мне в голову… Неизвестно, куда бы нас завела эта ссора, если бы не вмешался сенс.

        - Грета, деточка, нельзя же так!  - воскликнул он, кутаясь в свою синюю мантию и жмурясь спросонья на костер. Потом он обернулся к нам с Сэфом.  - Друзья мои, поймите, мы все устали и встревожены неизвестностью. Нам угрожает враг, который, быть может, превосходит нас хитростью и силой. Но мы должны быть добры к друг другу. Здесь, в чужом мире, мы друг для друга - самые близкие люди. Нам следует учиться быть терпимыми, а свой гнев оставить для более безопасных времен. Тем более, что к тому времени он может и поостыть… Ну же, дружочек, успокойтесь,  - он погладил Нолколеду по плечу,  - вы же такая красавица и умница, к чему вам сердиться?
        Немка осторожно сняла руку сенса с плеча. После недавней ярости ее лицо казалось усталым и печальным. Не глядя в нашу сторону, она сказала:

        - Ложитесь спать. Я разбужу вас на рассвете.

5. Жребий

        Узкая тропа вела нас между двумя холмами. Их склоны дышали утренней росой, настоянной на ароматах трав и цветов. Алое солнце вставало прямо у нас перед глазами, заполняя собой весь горизонт.
        В это солнечное утро на душе у меня было смутно и тревожно. Фраматы на связь не выходили, судьба принца Лесанта оставалась неизвестной. О вчерашней ссоре с Нолколедой не было сказано ни слова, однако за ничего не значащими фразами, которыми мы изредка обменивались, чувствовалось внутреннее напряжение, и кто знает, во что оно могло перерасти… А хуже всего было то, что мы не знали, какой беды ждать от царящей вокруг тишины.
        Но временами тревога уступала место другому чувству. Я украдкой подносила ладонь к губам, которые помнили прикосновение Сэфа, словно этот короткий поцелуй все еще длился. Что это было? Наверное, просто ночь и огонь, а еще - близкая опасность сделали нас столь романтичными… Как странно: я же отправилась в другой мир, чтобы найти совсем другого человека… Теперь мне казалось, что я ловила тень, призрак, грезу, фантазию… Наконец я сообразила, что знахарь, чей домик мы ищем, вполне мог оказаться Денисом. Совпадало все, что я узнала о его судьбе еще в агентстве
«Лаверэль». И что с того? Это запоздалое открытие оставило меня совершенно равнодушной.
        Чанг между тем деловито обнюхивал траву и камни, время от времени восклицая:

        - Нам сюда!
        Кабарим не преувеличивал: без собачьего носа найти дорогу среди бесчисленных зеленых холмов и рощ было бы непросто.
        Птицы с любопытством следили за отрядом. Некоторые, самые смелые провожали нас, с криком и щебетом кружась у плеча. Такое яркое оперение я видела только в зоопарке, рассматривая обитателей тропиков. И животный мир в Лаверэле не стеснялся примерять самые невероятные краски - над нами кружили бирюзовые, оранжевые, алые, сиреневые птицы. Одни были изящны, как произведения искусства, другие - вульгарно пестры, как дешевые безделушки… Между прочим, среди птиц не было зеленых, как будто запрет распространялся и на них.
        Тропа сделала резкий поворот; мы услышали испуганное ржание, и три лошади разных мастей метнулись вверх по склону холма.

        - Это, наверное, из тех, что были в отряде,  - задумчиво сказал Сэф. Он следил за лошадями, приставив ладонь козырьком ко лбу.

        - Неплохой был бы подарок вам, монгарс, а?  - подмигнул ему Бар. Бедняга Сэф по-прежнему кочевал с одного коня на другого, поскольку спина Карамэля не спешила заживать.

        - Точно! Они даже седел не потеряли. Только очень напуганы. Вряд ли удастся их подманить.

        - Монгарс, позвольте мне поговорить с ними,  - вызвался Чанг.
        Сэф пожал плечами, нерешительно взглянув на меня.

        - Все еще не привыкну, что с транспортным средством можно договориться - пусть даже через переводчика. Ну, давай, толмач, действуй.
        Чаня осторожно начал подниматься на холм. При виде собаки лошади нервно забили копытами, но, видимо, нес уже начал свою речь. Бродяги успокоились и явно прислушивались. Не прошло и десяти минут, как Чаня повернулся к нам и гордо заявил:

        - Дело сделано! Они согласны присоединиться к нам. Правда, я взял на себя смелость пообещать им от вашего имени, что с ними будут обращаться достойным образом. Это ведь никакие-нибудь крестьянские клячи. Между тем лошади спустились с холма. Это, несомненно, были очень дорогие, королевские кони: темно-красный жеребец с черными тигровыми полосами и две изящные кобылы, черная с желтым узором и серо-голубая, расчерченная тончайшей красной паутинкой.

        - На этой ехал сам принц,  - сообщил нам Чанг.

        - Спроси же ее, что случилось с принцем!  - потребовала Нолколеда. Однако ответ кобылы нас не утешил. Она не помнила, при каких обстоятельствах лишилась седока, и считала, что все погибли. Похоже, особым интеллектом она не обладала…
        Сэф вскочил на тигрового жеребца, и мы продолжили путь. Не прошло и часа, как пес начал жаловаться на запах, который перебивал ему след, указанный кабаримом. А еще через два часа мы увидели источник этого запаха. Вдали над холмами, там, где розовая полоса восхода переливалась в голубое небо, клубился черный дым.

        - Что-то горит,  - сказал Сэф. Нолколеда нахмурилась.

        - Что здесь может гореть, кроме…

        - Вот-вот. Кроме домика знахаря.
        Одолеваемые самыми мрачными предчувствиями, мы погнали коней вскачь. Я заметила, что мои спутники держат оружие наготове. Я тоже, помучившись с тугими завязками, достала из мешка свой пистолетик. Игрушка игрушкой, а некоторую уверенность он мне придавал…
        Домик знахаря стоял в низине, окруженный липовой рощей,  - идиллическая картина, теперь, увы, существовавшая только в воображении. Черный остов печи возносился к небу, как траурная стела. От стен же и внутреннего убранства остались одни угли. Полностью сгорела и хозяйственная пристройка неподалеку. На ближайших деревьях листва превратилась в черные рваные лоскутки. И вокруг не было ни души…
        Спешившись, мы бродили по пожарищу. Я поддевала угли носком сапога, иногда узнавая в них обломки домашней утвари. Если принц и добрался до домика знахаря, от его пребывания не осталось никаких следов.

        - Здесь нам делать больше нечего,  - мрачно сказал Сэф.  - А куда теперь - ума не приложу.
        Нолколеда молчала. Даже сенс Зилезан не находил слов ободрения. И вдруг…

        - Жанна!
        Я отчетливо услышала голос, зовущий меня по имени. В панике я начала озираться по сторонам. Зов повторился:

        - Жанна! Это ты?
        Из рощи, прихрамывая, вышел человек в простой белой рубашке навыпуск. Его лицо и одежда были перепачканы сажей, но я с первого взгляда узнала эту смущенную улыбку.

        - Денис,  - прошептала я. А потом выдавила из себя несусветную чушь: - Далеко же тебя занесло от Бухареста!

        - Кто это?  - шепнул мне на ухо Сэф.  - Вы что, знакомы?

        - Это - агент,  - заявила я. Но дальнейшие объяснения пришлось отложить на потом, потому что вслед за Денисом из рощи вышел невысокий юноша, одетый в бирюзовый камзол, который был ему велик как минимум на два размера. Белокурые локоны обрамляли совсем еще детское лицо.

        - Ваше высочество,  - сенс Зилезан, сорвав с головы берет, склонился перед юношей в церемонном поклоне.  - Друзья мои, перед вами - наследный принц Шимилора Лесант второй.
        Привал мы сделали прямо на дороге, неподалеку от пожарища. Всем хотелось выслушать рассказ Дениса - включая Бара и принца, поэтому рассказчику пришлось о многом говорить намеками.

        - Меня зовут Фериан Филтас. Я знахарь из Шимилора,  - начал Денис,  - живу здесь уже три месяца. Маландрины едут ко мне со всех Диких земель. Я им и повитуха, и лекарь, и коновал. Народ здесь, конечно, разный. Но попадаются очень интересные люди, когда-нибудь потом я расскажу о них. Дней пятнадцать назад… В общем, мне поручили встретить посольство за мостом, проводить в Обриен и поспособствовать тому, чтобы их хорошо там принимали. Потом я должен был непременно вернуться обратно.
        Его высочество сопровождал Ноксель Арроган, про которого… я некоторым образом был наслышан. Подъезжая к мосту, мы догнали телегу, запряженную парой лошадей. На мешках с мукой сидели четверо крестьян. Клячи тащились еле-еле, но обогнать телегу на мосту было невозможно. И мы медленно ехали сзади, отпуская разные шуточки по поводу «благородных скакунов черепашьих кровей». Честно говоря, здешние края притупляют чувство опасности. Никто из нас не заподозрил неладное. Даже тогда, когда за мостом крестьяне вдруг распрягли лошадей и повалили телегу на бок, мы только злились, обзывая их тупоголовой бестолочью. А потом начался этот кошмар. Выстрелы раздались сразу с обоих концов моста. А мы застряли посередине: прорваться на тот берег нам не давала эта проклятая телега. И мы приняли бой.

        - Кто-нибудь кроме вас выжил?  - тихо спросила я.
        Денис махнул рукой.

        - Боюсь, что нет. Да что тут говорить? Они расстреливали нас, как мишени в тире. Их ружья били с двух сантонов. А королевские гвардейцы сыпали порох дрожащими руками. Ведь для большинства из них этот бой был первым. Он же стал и последним. Так оно частенько бывает…

        - Сколько мускаров вы убили?  - вмешался вдруг Бар. Я покосилась на своего не в меру разговорчивого слугу, но Денис сразу же ответил:

        - Троих. По крайней мере, пока я был на мосту. Арриган был ранен в самом начале боя. Я врач, я сразу увидел, что рана его безнадежна… Он велел мне спасать принца: ведь мускары, по нашему предположению, охотились именно за ним. Они с принцем поменялись одеждой, и мы прыгнули в реку, притворившись убитыми. Нам это удалось: в реке действительно плавало много тел. Мы спустились вниз по течению, а потом тайными тропами пробрались сюда. Я надеялся, что даже если мускары и заподозрят, что кто-то из отряда уцелел, зеленые одежды Арригана обманут их. Они будут уверены, что принц мертв. Мы пару дней отсидимся в моем домике, а потом я провожу принца до границы. Но парой дней не обошлось: оказалось, я был ранен в ногу и в плечо. Мускарская пуля пробила мне заклепку на куртке.
        В этом месте Денис многозначительно обвел нас взглядом, так что мы поняли: речь идет о передатчике. Передатчик вышел из строя, вот почему фраматы не смогли выйти с Денисом на связь.

        - На тот момент защитником его высочеству я был никаким,  - продолжал Денис.  - Нам пришлось задержаться. Его высочество вел себя очень мужественно. О таком короле Шимилор может только мечтать.
        При этих словах принц Лесант густо покраснел. Денис между тем продолжал:

        - К счастью, у меня оставались кое-какие запасы, и мы не голодали. Я уже начал вставать и расхаживать больную ногу. Мы планировали тронуться в путь через пару дней. А то, что произошло… Я не знаю, как это объяснить. Ночью мы проснулись от криков, свиста и улюлюканья и поняли, что дом горит. Мы выбежали во двор. Вокруг дома носились всадники с факелами, осыпая изощренными проклятьями Шимилор и лично короля Энриэля. Поджигатели достали солому из конюшни, обложив ею стены дома.

        - Это были мускары?  - скорее утверждающе, чем вопросительно произнес Сэф.

        - Нет. Это были маландрины. И я понятия не имею, что толкнуло их на такой поступок. Мне казалось, они хорошо ко мне относятся. Я помогал им, причем частенько безвозмездно, и никогда не вмешивался в их междоусобицы. Но какая-то причина быть должна: местные жители вовсе не такие дикари и разбойники, какими их считают в королевстве.

        - А почему ты решил, что это маландрины?  - спросила я.
        Денис улыбнулся.

        - Когда ты с ними познакомишься, то поймешь, что их ни с кем нельзя перепутать. Их язык слишком своеобразен… В общем, мы успели вытащить кой-какую одежду и мешочек со снадобьями…

        - Понятно,  - прервала его Нолколеда.  - Ну что ж, первую часть поручения мы выполнили: принц Лесант найден.

        - А чье поручение вы выполняли?  - неожиданно спросил принц.
        Мы переглянулись. Действительно, как объяснить молодому принцу, кто мы такие, с какой стати беремся вмешиваться в его судьбу и почему он должен нам доверять? Я уверена, все тут же вспомнили главное условие контракта с фраматами: ни один лаверэлец не должен узнать о нашей миссии. А юноша ждал ответа, переводя с одного на другого взгляд строгих серо-голубых глаз.

        - Видите ли, ваше высочество,  - начала я, соображая на ходу,  - то, что я вам сейчас скажу,  - это страшная тайна. Никто не должен ее узнать…
        Нолколеда вскочила. Наверное, она решила, что я собираюсь сказать принцу правду о фраматах. И в самом деле, какой же непроходимой идиоткой она меня считает! Опасаясь, что она может попросту пристрелить меня, чтобы я «не помешала ей заработать десять миллионов», я быстренько продолжила свою мысль:

        - В Шимилоре существует старинный Орден Защитников Трона. Мы действуем только тогда, когда кому-то из королевского дома угрожает опасность. Но все мы дали обет действовать втайне и потому именем великого Шана умоляем вас сохранить нашу тайну.
        Принц смотрел на нас, широко раскрыв глаза.

        - Фериан, и вы тоже принадлежите к Ордену? Вы все, господа? Благодарю вас за бескорыстное служение королевской семье. Уверяю вас, вы вполне могли бы открыться моему батюшке, который вознаградил бы ваше мужество и благородство. Но я свято уважаю ваш обет и клянусь великим Шаном, что сохраню вашу тайну! Позвольте пожать вам руки, господа!
        Он обошел всех нас, включая Бара, и с такой пылкостью сжимал наши руки в своих тонких мальчишечьих ладонях, что всем нам стало неловко. Особенно мне: ведь мне пришлось его обмануть…

        - Кхм-кхм,  - послышалось вдруг.  - Все-таки люди - неблагодарные существа. Орден - это хорошо. Но неужели никто не скажет его высочеству, что без меня вы не добрались бы сюда?

        - Говорящая собака! Вот здорово!  - воскликнул принц, и глаза его зажглись детским восторгом.
        Разумеется, Чанг получил множество заверений, что при случае поощрение станет более материальным.

        - Ну что ж,  - заявила Нолколеда,  - теперь мы должны отвезти принца в Вэллайд. Надеюсь, нам не придется долго ждать парома.

        - Ты что, собираешься возвращаться по той же дороге?!  - воскликнул Сэф.

        - Конечно,  - пожала плечами немка.  - А по какой еще?

        - Да ты рехнулась!  - взорвался Сэф.  - Нас там наверняка уже ждут!

        - Кто тебя ждет?! Этот, как его, Фериан сказал, что мускары не знают, что принц жив.

        - Надеюсь, что это так,  - вмешался Денис.
        У принца тоже оказалось свое мнение:

        - Господа, я ехал с посольством в Обриен и должен завершить свое дело. Раньше этого я не вернусь домой!
        Нолколеда готова была спорить и с принцем, Сэф тоже не уступал, а я просто не знала, кто из них прав. Снова назревала ссора. И опять сенс Зилезан сумел ее предотвратить:

        - Друзья мои! Так дальше продолжаться не может. Пока мы с вами путешествовали по дорогам Шимилора, мы все вопросы могли решать сообща. Но теперь, как ни страшно это звучит, мы оказались на войне. И это значит, что в отряде должен быть один командир, которому все остальные безоговорочно бы подчинялись.

        - И кого вы предлагаете, сенс?  - Нолколеда вызывающе посмотрела на ученого.

        - Я предлагаю бросить жребий. Это будет вполне в традициях Лаверэля. Конечно, если его высочество не будет возражать. Ведь по этикету старшим является он,  - сенс Зилезан поклонился принцу.

        - О нет, господа,  - ответил принц Лесант.  - Я понимаю, что у меня недостаточно опыта, чтобы руководить взрослыми людьми, тем более, членами такого могущественного Ордена. Я надеюсь, по воле Шана жребий падет на более достойного.

        - Ну, и как это технически будет происходить?  - поинтересовался Сэф.
        Сенс с готовностью начал объяснять:

        - Сейчас мы возьмем шесть листочков бумаги…

        - Почему шесть?  - тут же вмешалась Нолколеда.  - Ну, понятно, Бар - слуга и участвовать не будет. А Жанна? Что, если жребий падет на нее? Она же не может быть командиром! Представляю, куда она нас заведет. Или этот, Фериан. Мы его почти не знаем. Да вы еще собаке позвольте участвовать!

        - Между прочим, гарсин, я руководил вами все утро, и вы не жаловались,  - обиделся Чанг. А я вступилась за Бара.

        - А почему Бар не будет участвовать? В дороге мы все равны!

        - Бросьте, хозяйка, гарсин права,  - сказал Бар, поднимаясь с земли и отряхивая сухие листья со штанин.  - Я лучше буду жеребьевщиком. Вам же понадобится жеребьевщик, сенс, а?

        - Что ж, прекрасно,  - сенс Зилезан аккуратно вырвал несколько листков из своей книжечки и передал их Бару.  - Друг мой, сверните пять пустых бумажек, а на одной поставьте крестик. Вот вам карандаш. Когда все будет готово, сложите их в ваш берет, и начнем.
        Бар удалился, явно гордый порученным ответственным заданием. Принц тоже ушел проведать свою лошадь, которая встретила хозяина радостным ржанием.
        Пока мы ждали, Денис тихонько сказал:

        - Извини, что я тогда не позвонил. Я ведь ничего не знал, когда встречался с тобой. А потом фраматы поставили меня перед фактом. Объяснили, что никакой румынской киностудии не существует. Либо мне стирают память, и я возвращаюсь к обычной жизни, либо… отправляюсь в Лаверэль. Они сказали, что здесь, возможно, моя рука полностью восстановится. Я должен был рискнуть.
        Я пожала плечами и довольно холодно заметила:

        - Ты не обязан мне ничего объяснять.
        Денис посмотрел на меня удивленно, как будто я его обидела. Интересно, он что, действительно переживал из-за того, что не мог позвонить? Или, еще чего не хватало, решил, что я переживаю? У мужчин обычно на это хватает самомнения. После расставания мужчина считает, что это именно он тебя бросил, даже если все было наоборот. А спустя много лет продолжает верить, что ты по-прежнему по нему сохнешь. Убеждать его, что ты счастлива с другим, совершенно бесполезно!

        - Можно начинать, господа,  - прервал мои размышления Бар.  - Кто первый? Ваше высочество, может, вы?  - позвал он принца.

        - Тяните, тяните,  - отозвался принц Лесант, задумчиво гулявший по пепелищу.  - Я буду последним.

        - Тогда я.
        Нолколеда решительно вышла вперед и хотела взять жребий из берета с двумя красными перышками, который Бар держал в руках.

        - Э, нет, гарсин,  - Бар отвел берет в сторону.  - Это делает жеребьевщик. Так, сенс?

        - Так, так,  - подтвердил ученый.
        Бар, зажмурившись, сунул руку в берет и протянул Леде скомканную бумажку. Она развернула ее. Бросила на землю. Сказала презрительно:

        - Давайте дальше!
        Следующим жребий тянул Сэф. Ему тоже досталась пустышка. Сэф с деланным равнодушием, насвистывая, отошел в сторону, бросив:

        - Вот и чудно. Сдалось мне это командирство!
        Потом к Бару подошел Денис. Мой слуга протянул ему жребий. Денис спокойно развернул его, на лице его мелькнуло удивление, и он показал нам обрывок бумаги с жирно нарисованным крестом.

        - Выбор сделан!  - объявил Бар, поклонился новому командиру и пошел готовить лошадей к дороге.

        - Очень глупо,  - фыркнула Нолколеда. Сэф же подошел к Денису и протянул ему руку:

        - Поздравляю. Рад служить под твоим началом. И каков будет первый приказ? Куда мы движемся?

        - Я думаю…  - начал Денис.
        И в этот момент браслет на моей руке задрожал, я и ощутила уже знакомое тепло. Я растерянно смотрела на него, не зная, что предпринять. Потом заметила, что Сэф схватился за свою серьгу, Нолколеда - за кулон на груди, а сенс Зилезан крутит запонку на манжете.
        Фраматы вышли на связь со всеми нами одновременно. Со мной, как обычно, говорила Алена:

        - Агент сто три, вызывает База.
        Потом Алена сменила официальный тон:

        - Рада тебя слышать, Жанна. Мы наблюдали за вами последние пару часов. А ты молодец!

        - В каком смысле?  - удивилась я.

        - В смысле того, как ловко ты объяснила молодому принцу, кто вы такие. И заметь, никто, кроме тебя, не догадался этого сделать.
        Я почувствовала, что краснею от удовольствия. Как глупо, словно пятнадцатилетний принц!

        - А теперь слушай меня очень внимательно,  - продолжала Алена.  - Твои спутники тоже об этом узнают. Своему командиру вам придется это пересказать: у него нет передатчика, а сейчас некогда отправлять его на Базу.

        - Кстати, вы одобряете наш выбор?  - спросила я.

        - Это выбор не ваш, а жребия,  - равнодушно ответила Алена.  - Возложенные на вас функции вы должны выполнять, исходя из своих, земных представлений. В этом и есть смысл вашего присутствия в Лаверэле. Не перебивай меня, у нас мало времени. Вернуться сейчас в Вэллайд вы не можете. Мускары действительно охотятся за принцем, и нам еще предстоит выяснить, почему. Этим занимаются другие агенты. А ваша задача - уберечь принца от опасности. Мускары прочесывают пограничные территории. Поэтому вам придется идти на северо-запад, к побережью. А оттуда - переправиться в Норрант. Вам нужно добраться до места, которое называется Миллальф,  - оно есть на карте. Там вас встретит еще один агент, он поможет вам вернуться в Шимилор.

        - Но это же путь через весь материк,  - запинаясь, прошептала я.  - Неужели нет другого пути?

        - Нет,  - отрезала Алена.  - И хочу напомнить тебе: в контракте вы обязались выполнять любые наши указания.
        С этими словами она отключилась.
        Мои спутники были также потрясены известиями с Базы. Идти через все Дикие земли, морем добираться в Норрант… Сколько же времени это займет? И как убедить принца действовать по этому плану? Ведь он не подчиняется Базе…
        Вопреки опасению, с юным принцем не оказалось никаких проблем. Узнав, что командиром отряда выбран Денис и теперь мы едем на северо-запад, минуя Обриен, он заявил:

        - Я счастлив, монгарс, что жребий вытащили именно вы. Вы спасли мне жизнь, вы и досточтимый Ноксель Арриган. Увы! Ему вернуть долг я уже не могу, да хранит его душу великий Шан. А вам пока я отплачу тем, что буду самым послушным вашим подчиненным. В путь, господа!
        Мы уже пустили коней по дороге, ведущей в нужном направлении, когда я спохватилась, что забыла на месте жеребьевки свой пистолет. Я все время ходила с ним руках, а сидя на обочине, положила рядом с собой. Пришпорив Помми, я поскакала обратно.
        Пистолет действительно лежал там, где я его оставила. Уже поворачивая лошадь, я вдруг заметила обрывки бумаги, служившие нам жребиями,  - Бар выбросил их в канаву. Я не обратила бы на них никакого внимания, если бы не странное обстоятельство: их оказалось не шесть, а семь. Значит, результаты жеребьевки были подтасованы.
        Часть 3
        НА ЗЕМЛЕ МАЛАНДРИНОВ

        Мы - ослепленные, пока в душе не вскроем
        Иных миров знакомое зерно.
        В моей груди отражено оно,
        И вот - зажгло знакомым, грозным зноем.
        И вспыхнула, и осветилась мгла.
        Все вспомнилось - не поднялось вопроса:
        В какие-то кипящие колеса
        Душа моя, расплавясь, потекла.

    А. Белый

1. Мертвый единорог

        Ветер свистел в ушах, обжигали холодные поручни в немеющих руках… Подо мной, в разрывах белого тумана, лежала зеленая страна. Равнина, за нею - лес, потом - горы, и далее - океан. Колокола рыдали, подчиняясь странному мотиву, от которого росло желание отпустить перила и долго, бесконечно долго падать, кружить, словно семечко одуванчика, над изумрудной водой озер. Чья-то рука перехватывала мою сорвавшуюся руку, я чувствовала резкую боль в плече и видела темные, полные отчаяния глаза. Нет, ему меня не удержать! Моя кисть выскальзывала из мертвой хватки так легко, словно я была бесплотным призраком.
        Падать было не страшно. Разноцветная скатерть земли приближалась - сначала медленно, а потом непоправи мо, но быстро. В какой-то момент мое тело, испугавшись удара, безвольно забилось в воздухе. Но летать я не умела - даже во сне… Вдруг железные клещи стиснули мне ребра, и падение остановилось. Я посмотрела вверх и поняла, что попала в когти гигантской птицы. На меня в упор глядели ее желтые глаза, а могучие крылья - белые, с дымчатым серым отливом - с усилием делали взмах за взмахом. Потом птица открыла острый, изогнутый клюв, я увидела алый язык, услышала гортанный клекот… И проснулась.
        Та же незнакомая страна, тот же мост… Снова попав во сне в это странное место, я все утро чувствовала себя не в своей тарелке, хотя для беспокойства было много и других причин. Нас уводила на северо-запад старая, заброшенная дорога, которую начали мостить еще до образования королевства, а потом оставили зарастать подорожником.

        - Обратите внимание, ваше величество, вот так, бревнами, мостили дороги в старину. В Шимилоре практически не осталось таких дорог.
        Сенс, как обычно, делился с нами своими неисчерпаемыми познаниями. Теперь у него появился еще один благодарный слушатель: юный принц все время держался рядом со мной и ученым. Впереди ехали Денис с Баром, а Сэф с Нолколедой замыкали нашу маленькую кавалькаду.
        Принц Лесант не был сказочным красавцем. Обыкновенный мальчишка, бледненький, со слегка вздернутым носом и россыпью веснушек. Но из сотни сверстников, пожалуй, я бы без труда определила в нем наследника престола. Прямой взгляд, уверенная посадка на лошади и золото волос, которое не тускнело, даже не зная гребней и мыла… И еще - доброжелательное достоинство, с которым держался будущий король.
        Этот подросток отличался жадным любопытством ко всему, что его окружало. Принц признался, что впервые оказался за пределами Шимилора. Да и собственное королевство он знал больше по картам. Путешествий в его жизни было всего два: в Нивальд, на Большой морской парад, и в Пасифрен, где находится главный храм Шана. Он никогда не отсутствовал дома больше двух недель.
        Ко мне Лесант отнесся с особым доверием - может быть, потому, что именно я открыла принцу тайну несуществующего ордена. К полудню я уже знала, что с шести лет он рос без матери, локон которой всегда носил с собой в медальоне. Об отце он отзывался со снисходительной любовью, признался, что стесняется танцевать на балах и недолюбливает канцлера Лозэна.

        - Я не выношу, когда со мной обращаются, как с ребенком!  - возмущенно говорил принц.  - А у Лозэна отвратительная манера: при встрече трепать меня по щеке, как будто я его болонка. Когда-нибудь он забудется и назовет меня славным карапузом. Я жаловался отцу, но он полностью доверяет канцлеру, считает его членом семьи. В каком-то смысле так оно и есть: Мэжэр Лозэн - сын моего покойного двоюродного дедушки и одной досточтимой гарсин, с которой он не был обвенчан…
        Я не так долго прожила в столице, чтобы вникнуть в тонкости дворцовых интриг. Однако про канцлера я слушала с невольным вниманием: мне сразу вспомнились слова Афанасия Германовича: «Мэжэр Лозэн. Запомните это имя, Жанна…» По законам театра, ружье, висящее на стене в первом акте, непременно стреляет в последнем. Но сейчас, глядя вокруг, я и представить себе не могла, что где-то есть короли и канцлеры, города, дворцы, да и вообще люди, спешащие по своим делам…

        - Невероятно, друзья мои! Кто хоть раз увидел эту красоту, не забудет ее никогда. Посмотрите, вдали уже показались горы Мэлль!
        Сенс Зилезан, смахнув восторженную слезу, остановил Буррикота на вершине холма. Мир вокруг нас сверкал полуденными красками. Яркий изумруд лугов превращался в глубокий малахит в болотистых низинах; со склонов холмов срывались водопадами реки, окруженные туманом брызг. А на горизонте голубыми облаками вставали далекие горы. Лаверэль врывался в сердце свежестью ветров, ослепительно-алыми лучами солнца, стаями непуганых птиц. Кажется, я начинала понимать фраматов, тоскующих по своей утраченной родине…
        Восхитительный вид не оставил равнодушным даже Чанга. Правда, мой пес воспринимал прекрасное по-своему.

        - Хозяйка, здесь пахнет… молоком. Теплый мамин бок, сопение братишек и сестренок…

        - Единороги…
        Принц первым заметил стадо единорогов, неспешно бредущих из одной рощи в другую. Вожак замер, увидев нас на вершине холма, и все стадо с любопытством уставилось на нас. Но ожившая сказка длилась лишь несколько мгновений. Забыв о нас, удивительные существа, мелодично перекликаясь, скрылись среди деревьев, а упругая трава на лугу не сохранила их следов. Я смотрела им вслед, словно видела сон наяву, и сама не знала, из каких средневековых легенд впитала священный трепет перед этими животными.
        Сенс словно услышал мои мысли.

        - Каким прекрасным должен быть мир, чтобы миф о совершенстве стал реальностью! И все-таки мечта остается мечтой: нет ничего прекраснее, чем белый единорог. Увы! Его как раз не бывает в природе. Вы заметили, Джоан, единороги по мастям сходи с нашими земными лошадями.

        - Тс-с!  - я поднесла палец к губам.

        - Ах да,  - виновато спохватился ученый. Но принц о чем-то разговаривал с Денисом, и сенс Зилезан продолжал:

        - Однако по легенде в образе белого единорога является бог Ликорион.

        - Кстати о богах, сенс,  - вспомнила я мысль, как-то пришедшую мне в голову.  - Как вы считаете: не могло случиться так, что под видом богов лаверэльцы стали поклоняться давно покинувшим этот мир фраматам? Это было бы логично, за минувшие века правда могла обрасти мифами. На Земле ведь такое бывало.

        - Вы мыслите как историк, дружочек,  - грустно усмехнулся сенс.  - Но в вашем предположении нет поэзии.
        А вы не хотите допустить, что боги Лаверэля существуют на самом деле?

        - Фраматы об этом ничего не говорили,  - я пожала плечами.

        - Разумеется! Им не нужны боги. А боги существуют лишь для тех, кому они нужны.

        - То есть лишь в воображении?  - лукаво улыбнулась я.
        Сенс покачал головой.
        У меня был еще один вопрос к сенсу Зилезану, но я не была уверена, стоит ли с ним или с кем-то еще это обсуждать. Речь шла о Баре. Обнаружив вчера семь жребиев вместо шести, я поняла, что Бар сжульничал во время жеребьевки. Но зачем? Для чего ему подыгрывать Денису, которого он видел в первый раз в жизни? О моем отношении к этому человеку слуга догадаться не мог, тем более, что я сама не была уверена в сути этого отношения… Так и не решившись поговорить об этом с сенсом, я присматривалась к Бару, но не находила в нем ничего нового. Все то же хитроватое мужицкое лицо, безмятежный взгляд из-под кустистых бровей… Он погонял свою лошаденку и насвистывал мелодию, в которой мне чудилось что-то знакомое.
        Надо сказать, Денис принял свое командирство как должное - без лишних фраз, очень сдержанно и деловито. Он выслушал приказ фраматов, прикинул по карте предстоявший нам путь, проверил припасы и лошадей. Кстати, ему удалось помочь бедняге Карамэлю: в знахарском мешочке нашлось редкое снадобье, которое исцеляло самые жестокие язвы. Никто не возражал против того, чтобы тратить это лекарство на коня: всем было понятно, что от здоровья лошади в походе может зависеть человеческая жизнь.
        Я украдкой наблюдала за Денисом - точнее, за Ферианом Филтасом. Мне казалось, что тогда, на нашем первом и единственном свидании, я смогла понять, что он за человек: привыкший никого не допускать близко к сердцу, измученный навязчивой мечтой о своей несостоявшейся профессии, в меру циничный, как все врачи. Но я понятия не имела, кого вижу сейчас. Лаверэль менял всех нас, и Денис не мог быть исключением.
        Все это, однако, было не так уж важно. Вот если бы я смогла разобраться в себе… Поцелуй, подаренный Сэфу, смешал все карты. Без него любовная история обретала кристальную ясность: даже в другом мире судьба сводит меня с человеком, в которого я тайно влюблена. Рука об руку мы проходим опасный путь и через десять лет возвращаемся на землю - ведь срок контракта у нас истечет почти одновременно. А Сэф покинет Лаверэль на три года раньше нас. Конечно, поцелуй - это еще не отношения. Слишком много, чтобы забыть, и слишком мало, чтобы что-то начать… Хотя с Денисом у нас и того не было.
        Весь этот внутренний разлад ужасно стеснял меня. Я боялась встречаться взглядом с Сэфом, а к Денису обращалась исключительно междометиями «э…» и «а…», потому что не могла выговорить его лаверэльское имя - просто язык не поворачивался. Это выглядело очень глупо. Я хотела спросить у Дениса, как его раны, но Нолколеда опередила меня. На собственную неуклюжесть я злилась до слез. Наверное, я выглядела тупой и бессердечной. Просто пока я думала, как поступить, другие уже вовсю действовали…
        Единорог был рыжий и очень молодой - почти детеныш. Открытые миндалевидные глаза отражали пламенеющий закат. Тела нигде не было - одна голова, брошенная на дороге. Мы, спешившись, молча смотрели на страшную находку.
        Это произошло, когда мы въехали на каменистое плато, залитое красным светом. Вырвавшись вперед, Чаня подбежал к странному предмету, обнюхал его и вдруг, поджав хвост, завыл. От этого воя у меня мурашки пробежали по коже. Мы подъехали ближе и увидели голову убитого единорога.
        Принц испуганно вскрикнул и закрыл ладонями лицо.

        - Это очень, очень плохая примета,  - покачал головой сенс.

        - Великий Шан, у кого же хватило жестокости…  - прошептала я.
        Денис опустился на колени перед останками прекрасного животного, коснулся рыжей шерсти.

        - Вы уже видели такое?  - спросил он.
        Я пригляделась. На лбу единорога был грубо вырезан круг, поделенный пополам. В запекшейся крови я узнала два лица, две маски… Такой же знак мы видели на лбу у напавших на нас в трактире «Медвежий угол».

        - Мускары,  - с досадой сказал Сэф.  - Значит, они не только на границе. Вот интересно, почему нас не предупредили об этом? Сами не знали или не хотели предупредить? Не нравится мне все это, командир.
        Денис не ответил, а молодой человек продолжал:

        - Похоже, все эти разговоры о невмешательстве - сказки. Лично я чувствую себя фигурой на шахматной доске. И отнюдь не ферзем. Так, жалкой пешкой. Вам не кажется, господа, что все происходящее - большая настольная игра, развлекающая сами знаете кого?

        - О чем вы говорите, монгарс?  - нахмурился принц.

        - Он не в себе, ваше высочество,  - ледяным тоном отозвалась Нолколеда. И вцепившись в рукав шелковой рубашки, оттащила Сэфа в сторону. Я слышала, как она шипела:

        - Ты спятил! Ты не понимаешь, что фраматы могут нас слушать?

        - Пусть слушают,  - огрызался тот.

        - Вас не устраивают условия контракта, агент?  - повысила голос немка.  - Что же вы молчали, когда База выходила на связь? Какие проблемы, сейчас ты уже был бы в своей занюханной России.

        - А ты, конечно, рассчитываешь получить денежки? И в процветающей Германии открыть на них колбасную лавку? Ну и дура.

        - Сам дурак,  - совсем по-детски ответила Нолколеда.  - А ты…

        - Вы, оба, немедленно замолчите!  - вдруг резко прервал их Денис. Я и не знала, что он умеет говорить таким металлическим тоном.  - Ваши бесконечные перебранки всех достали. В дальнейшем ты, Нолколеда, поедешь со мной впереди, а ты, Сэф, будешь замыкающим. Понятно? Я спрашиваю, вам понятно?

        - Понятно, командир,  - пробурчал Сэф.

        - Повторить приказ,  - потребовал Денис.

        - Ну что за милитаризм…

        - Повторить приказ! Ты!

        - Я поеду с тобой впереди,  - произнесла Нолколеда.
        Денис удовлетворенно кивнул и повернулся к Сэфу: - Ты!

        - Я буду замыкающим,  - вздохнул он.

        - А теперь все по коням,  - распорядился Денис.

        - Монгарс!  - вдруг подал голос принц.  - А его… Мы так и бросим здесь, на дороге? Если мы не можем развести костер, давайте хотя бы закопаем…

        - Хорошо,  - согласился Денис.  - Бар! Сделай это побыстрее.

        - Слушаю, командир,  - бойко отозвался мой слуга.
        Покидая страшное место, я поневоле оглядывалась на темное пятно, оставшееся на дороге. Я понимала: убийство единорога - это не просто зверство. Это знак. Точнее, угроза, исходящая от таинственного и тем более страшного врага. Если мускары рассчитывали напугать нас, это у них получилось…
        К ночи небо заволокло облаками. Ни одно из многочисленных светил этого мира не смогло пробиться сквозь них. Вокруг стояла непроглядная тьма и тишина, нарушаемая лишь печальным криком ночной птицы.
        Было тепло, но мы все равно развели костер: никому не хотелось оставаться наедине с этой первобытной мглой. Денис вызвался караулить, велев остальным отдыхать, но уснуть никто не мог. Ворочаясь на своем походном матрасе, я слышала шепот Лесанта:

        - Отец наш, великий Шан, повелитель священных лесов, простри над своими детьми благословенные ветви и защити от невзгод…

        - Ну, как ты?  - сочувственно спросила я мальчика, когда тот закончил молитву. И только потом сообразила, что слишком фамильярно обратилась к наследнику престола. Но Лесант не обратил на это внимания. Вздохнув, он подвинулся ко мне поближе и серьезно ответил:

        - Не беспокойтесь обо мне, гарсин. Просто я не люблю темноту.

        - Ну, это же ненадолго,  - улыбнулась я.  - Утром взойдет солнце. А может, ветер разгонит облака, и на небе засияют звезды.

        - Хорошо бы… Тогда бы я рассказал вам про созвездия. Я читал много красивых сказок о них. Мне особенно нравится та, где говорится, что звезды - это другие миры, где тоже живут люди. Я пытался представить, что это за люди, похожи ли они на нас…

        - И как?  - поинтересовалась я.
        Принц смущенно улыбнулся.

        - Я думал… Нет, гарсин, вы будете смеяться. Я расскажу вам как-нибудь потом.

        - Ладно,  - согласилась я.  - Тогда давай спать, пока есть возможность.
        Я укрыла принца одеялом и с материнской нежностью погладила мягкие золотистые волосы. Интересно, что он и в самом деле думает об обитателях других миров? Надо потом расспросить…
        Но выспаться этой ночью нам было не суждено. Внезапный порыв ветра со свистом пронесся над лагерем. Костер вспыхнул и потух. Наступила кромешная тьма. Испуганные кони с бешеным ржанием заметались на привязи, громко залаял Чанг.
        Я на ощупь обняла принца за плечи, и мальчик, дрожа, прижался ко мне. Трудно было сказать, кто из нас у кого искал поддержки… Потом чья-то рука схватила меня за локоть.

        - Жанна, ты?  - это был Сэф.
        Наконец вспыхнул свет: Бару удалось соорудить факел. Передав его Денису, мой слуга бросился успокаивать лошадей. И тут же мы услышали тихий, тоскливый вой. Одновременно вдали зажегся голубоватый огонек, за ним еще один, еще и еще… Блуждающие огни кружили вокруг лагеря; звуки, леденящие сердце, то приближались, то удалялись. А ветер дышал подземельной сыростью, как будто рядом с нами разверзлась могила…

        - Великий Шан, они пришли за мной,  - прошептал принц.  - Они хотят меня убить, да?
        В свете факела лицо мальчика казалось смертельно бледным. Я не знала, что сказать, и лишь крепче прижала его к себе.

        - Это был не просто ветер,  - заявил Сэф.  - Тут явно какое-то колдовство. Сначала единорог, теперь вот это… У вас есть какие-нибудь объяснения происходящему, сенс?

        - К сожалению, нет, друг мой,  - отозвался ученый.  - В Лаверэле в прямом смысле этого слова колдовства нет…

        - Что тут думать, это опять мускары!  - сказала Нолколеда, зажигая еще один факел.
        - Вот только зачем им нас пугать? Разве не проще было напасть на лагерь?

        - Типун тебе на язык,  - сердито прошипел Сэф. А Денис задумчиво проговорил:

        - Мускаров на континенте не может быть много. Это шпионы, разведчики, а не десант. Мы вооружены и не представляем легкой добычи. Они могут действовать только наверняка, как тогда, у моста… А это - психологическая атака. Они не станут нападать. Нам ни в коем случае нельзя поддаваться страху.

        - Правильно мыслите, командир,  - вмешался Бар, складывая хворост на кострище.  - Этой ночью нам опасаться нечего. Вот сейчас костер разгорится, станет тепло, светло, а эти… Ну и пусть себе воют. А мы им назло споем что-нибудь, как сумеем. А, господа? Вы какие песни любите, ваше высочество?

        - Мне нравится «Корабли заходят в бухту Нинальд»,  - смущенно признался принц.

        - Это что-то господское,  - развел руками Бар.  - Не знаю такую.
        Сэф вдруг оживился.

        - Это про боцмана Тедлиса? Бар, это великолепная песня, тебе понравится. Ваше величество, не сомневайтесь, сейчас мы ее разучим. Сенс, вы не могли бы еще раз пожертвовать несколько страниц из своего блокнота? И карандаши - сколько есть. Их можно разломать пополам и наточить. Записывайте, господа!
        Нолокледа попыталась воспротивиться.

        - Что за чушь? Нашли время резвиться!
        Но Денис, устраиваясь с листком на коленях и огрызком карандаша в руках, заявил:

        - Нолколеда, это приказ. Садись и записывай.
        Песня, которую продиктовал нам Сэф, была истинным шедевром устного народного творчества. Несмотря на лирическое содержание, она вызывала у меня гомерический хохот. Смысл ее примерно был таков:
        Корабли заходят в бухту Нивальд,
        Моряки в трактире тратят кувры,
        Им не надо девушек красивых,
        Было бы вино - наполнить кружки.
        Боцман Тедлис всем девчонкам снится,
        Он собой хорош невыносимо,
        Но однажды утром бравый боцман
        Повстречал красавицу Элиму.
        Предложил тогда ей боцман Тедлис,
        Подкрутив усы, отставив кружку:
        - Вы, гарсин, прекрасны, как Ламерис,
        И достойны стать моей подружкой.
        Но сказала гордая Элима:
        - Вы, монгарс, такой, как все мужчины…


        Ну и далее в том же духе. Боцман Тедлис тосковал о прекрасной Элиме. А она оставалась неприступной, хотя и корила себя за гордость. Завершалось все свадьбой, на которую моряки надели новые береты с перьями голубого альбатроса.
        Закончив диктовать, Сэф стал разучивать с нами мотив. Наш распорядитель королевских забав явно почувствовал себя в родной стихии. Порывшись в своих мешках, он вынул оттуда какой-то инструмент, вроде трещотки, и вручил его ученому.

        - Сенс, прошу вас. Так, девушки ведут первым голосом, мужчины - вторым. Командир, ты будешь отбивать ритм на барабане. Вот эта большая миска вполне сгодится. Бар, читать ты не умеешь и слов не знаешь. Будешь вести свою партию художественным свистом.

        - А я?  - виляя хвостом, поинтересовался Чаня.

        - Ты? Ты можешь выть в конце каждого куплета. Вот так, тоненько: у-у-у! Готовы? Начали!
        Мы дружно и фальшиво грянули первый куплет. После первой же строки меня задушил смех, и я повалилась на землю.

        - Нет, так не пойдет,  - прервал нас Сэф.  - Мы сейчас устроим настоящее представление. Жанна, кончай смеяться, ты будешь изображать красотку Элиму. Будете боцманом, ваше высочество? Отлично! Остальные - хор. Последние две строки повторяются очень громко, чтобы задрожала вся округа. Пусть знают наших!
        И Сэф, обернувшись к темноте, выжидающе притаившейся у него за спиной, погрозил ей кулаком.
        Шоу получилось бесподобное. Развеселившийся принц лихо подкручивал несуществующие усы и старался исполнять партию боцмана басом. Дружный хор подхватывал куплет, Чаня вступал всякий раз не вовремя, но выл музыкально. Мы с принцем отплясывали
«свадебный танец» под бурные аплодисменты «гостей».
        Мы даже не заметили, что облака на небе исчезли, и Модит и Матин в окружении звезд разом засияли над холмами. Пугающий вой прекратился. Костер ровно горел, потрескивая сучьями.
        Не помню, как мне удалось задремать. Проснулась я, когда начало светать. Меня разбудил чей-то голос, бормотавший бессвязные слова. Я почему-то в первую очередь подумала о принце, но мальчик крепко спал, накрывшись с головой одеялом. А потом до меня дошло: говорили по - русски! Я огляделась по сторонам. Сэф спал, прислонившись спиной к дереву. Значит, Денис… Я тихо выбралась из-под одеяла и увидела, что над Денисом склоняется Бар. Он приложил палец к губам и знаком предложил мне подойти ближе.
        Я подошла и прислушалась.

        - Я одиннадцатый, одиннадцатый,  - повторял Денис,  - Прием… Я одиннадцатый, я одиннадцатый, у меня уже девять двухсотых, не знаю, сколько трехсотых… Вертушки, где вертушки, пусть помогут вертушки, прием…

        - Слышите, хозяйка?  - сказал Бар, осторожно поворачивая Дениса на здоровый бок.  - Не разберешь, что говорит. Что за язык? Одно только мне ясно: командир-то наш и раньше бывал в серьезных переделках. Только вот ума не приложу, где это могло происходить, а?
        Я промолчала. Действительно, откуда лаверэльскому крестьянину было знать о новогоднем штурме? Я тоже не понимала ни слова. Одиннадцатый - наверное, позывной. Что за двухсотые и трехсотые? Какие вертушки? О чем спустя девять лет, находясь в другом мире, Денис вспоминал во сне? А он говорил все тише и тише:

        - Я одиннадцатый, я одиннадцатый, кто там с кулаками, вышли они или нет, прием… Помощь нам дайте, помощь… Ленточку срочно нам дайте…
        Вдруг он резко открыл глаза и приподнялся, схватив меня за руки. Его пальцы спросонья были жаркими, как огонь. От этого жеста - одновременно беззащитного и властного - я совсем растерялась. Но Денис уже опомнился и отпустил меня. Нахмурившись, он посмотрел на Бара.

        - У вас, командир, рана во сне разболелась, сказал тот.  - А я вас перевернул, так что теперь все в порядке.
        С этими словами мой слуга оставил нас одних.

        - Я что, говорил во сне?  - спросил Денис.  - Как неосторожно! Мне приснилось, будто снова идет бой. Мы гибнем, а помощь все не приходит…

        - Это потому что здесь тоже бой,  - тихо заметила я.

        - Здесь?!  - Денис уставился на меня, изображая изумление, потом насмешливо прищурился.  - Ты, может быть, имеешь в виду мускаров, Пегль их забери? Этих клоунов, которые приняли нас за лаверэльских крестьян и рассчитывают напугать своими завываниями? Знаешь, там мне действительно было страшно. Этот страх как хроническая болезнь: он остается навсегда. Ты думаешь, что уже здоров, ан нет, вот тебе рецидив. Но зато больше меня ничем так не напугаешь. Знаешь,  - его темные глаза остановились на мне,  - я иногда думаю, что мы представляем здесь всех землян. Не только своих современников, но и тех, кто жил до нас. Всю земную историю. А в ней было такое, что Лаверэлю и в страшных снах не приснится. Поэтому мы просто не имеем морального права бояться.

        - Точно, командир!
        Оказывается, Сэф давно уже стоял у меня за спиной. Нолколеда тоже подошла ближе, прислушиваясь к нашему разговору. Денис еще что-то говорил - теперь уже им. А я вернулась к своей походной постели, но, уходя, все рассматривала запястья. Как только его пальцы не прожгли мои руки насквозь?

2. Перед лицом Ламерис

        Мы заблудились. Это стало очевидным, когда вдали снова заблестела гладь реки Бло. На карте была указана только одна дорога, а на самом деле их оказалось две. На развилке мы решили, что левая дорога идет в нужном нам направлении, а правая слишком круто поворачивает на северо-восток. В результате наш отряд полдня двигался на запад вместо северо-запада. Снова посовещавшись, мы решили не возвращаться.

        - Наверняка найдется какая-нибудь тропа на север,  - решил Денис. И мы продолжили путь вдоль берега.
        Река Бло здесь заросла высоким еловым бором. Голубые волны терлись об огромные валуны, дробились на мелководных порогах. Сюда на водопой приходило множество зверей. При виде нас могучие олени горделиво поворачивали изящные головы, увенчанные короной рогов. Промелькнула стая серебристо-голубых волков. Чанг зарычал им вслед. Волки, как легконогие тени, скрылись в лесу, ответив оттуда протяжным воем. А потом мы заметили двух маленьких медвежат. Они кувыркались на берегу, отнимая друг у друга рыбий хребет.

        - Осторожно!  - предупредила я не в меру любопытного Чаню.  - Где-то поблизости должна быть их мама.
        И действительно, медведицу мы застали на мелководье. Орудуя когтями, как острогой, она выбрасывала на берег больших радужно-розовых рыб. Наше появление напугало ее, и, побросав свой улов, она погнала медвежат в лес.
        Когда мы подъехали, некоторым рыбинам удалось добраться до воды; остальные, подрагивая жабрами, лежали на берегу.

        - Эх, эту рыбку бы, да на углях зажарить…  - мечтательно произнес Сэф.  - Некоторые, по-моему, даже с икрой.

        - Это солнечный карп,  - подтвердил сенс Зилезан.  - Он сейчас идет на нерест. Медведи знают об этом и дежурят на всех порогах. Рыба эта дорогая и, говорят, очень вкусная. Настоящий деликатес.
        В общем, мы не устояли перед соблазном присвоить себе медвежью добычу. Но время обеда еще не пришло. Как было везти рыбу с собой, чтобы ей не пропахли все вещи?
        Выход нашла Нолколеда. Она срезала на опушке молоденькое деревце, нанизала на него рыбьи туши и завязала гибкий ствол узлом. Эту гирлянду она повесила на шею своего коня.
        Вскоре мы действительно нашли дорогу, ведущую к северу через лес. Здесь явно ездили часто, что говорило о близости людей. Нас это не смущало: съестные припасы подходили к концу, и Денис рассчитывал приобрести все необходимое в одном из селений маландринов, раскиданных по Диким землям.
        Принц Лесант по обыкновению ехал рядом со мной. Всю дорогу мальчик был сосредоточен на какой-то мысли. Неожиданно он сказал:

        - Гарсин, я хотел посоветоваться с вами… Что с точки зрения ордена защитников трона мне следует сделать, когда я стану королем?
        Ничего себе вопросик! Я даже закашлялась. Но вспомнив о своей «миссии», начала говорить что-то об обороноспособности королевства, развитии армии и флота, укреплении королевской власти… Мне было стыдно произносить вслух такие банальные вещи, прописанные в любом земном учебнике истории, однако для Лесанта все это казалось откровением. Он слушал, затаив дыхание, и мне стало не по себе. Какая ответственность: будущий король Шимилора принимал мои слова как руководство к действию!

        - Ваш орден хранит важнейшие знания,  - наконец принц решился высказаться.  - Но зачем вы скрываете свое существование от шимилорских королей?

        - Э… Всему свое время,  - выкрутилась я.  - Обычаи ордена сложились в глубокой древности, и не нам их менять.

        - Понимаю. Скажите, гарсин, это ведь король Лесант Первый основал орден? Или это тоже тайна?

        - Тайна,  - важно ответила я.

        - Я думаю, это все-таки он,  - вздохнул принц.  - Знаете, гарсин, я ведь прочитал все книги о своем великом предке - от сказок до научных трудов. Я хочу быть достойным имени, которым меня нарекли. Вот почему мне так интересна деятельность вашего ордена. Но я умею уважать чужие тайны…
        От трудного разговора меня избавил Сэф. Он поравнялся с нами, гарцуя на выздоровевшем Карамэле.

        - Ваше высочество, вы не позволите мне сказать пару слов гарсин наедине?

        - Разумеется, монгарс,  - Лесант церемонно наклонил голову и придержал коня. Наверное, мальчик решил, что нам надо обсудить дела «защитников трона». Однако дело было в другом…
        Сэф спросил меня напрямую:

        - Кем тебе приходится Фериан? Вы были с ним знакомы раньше… Это твой бывший муж? Любовник? Вы поссорились, а потом встретились здесь? Я хочу знать, Жанна, есть ли у меня шанс?
        Сэф явно подготовился к разговору, меня же он застал врасплох. Ситуация была мучительная. Уж лучше снова выкручиваться, отвечая на вопросы принца… Сказать «да» значило взять на себя определенные обязательства. Но мне вовсе не хотелось говорить «нет»!

        - Послушай, сейчас не время, Сэф,  - осторожно начала я.  - Давай отложим эти разговоры хотя бы до возвращения в Вэллайд. Я, наверное, дала тебе повод… Ты мне нравишься, но…
        Большим специалистом по мужчинам я никогда не была. Но даже моего опыта с избытком хватало, чтобы понять: мужчинам вовсе не интересна кухня женских чувств. Не стоит нараспашку раскрывать перед ними душу: так, мол, и так, я вся как на ладони, помоги мне, реши за меня сам. Из-за своей лености, черствости, самоуверенности они не в состоянии это сделать - тем более, оценить.

        - Понятно,  - мрачно сказал Сэф.  - Ты хочешь держать меня про запас. Что ж, женщины всегда из меня веревки вили… А такая, как ты… Что ты смотришь на меня с удивлением? Ты - красавица. Но почему-то девчонки с твоей внешностью никогда в этом не уверены. Глянцевые журналы им вбили в голову, что мужчинам нужны куклы, девяносто - шестьдесят - девяносто и все такое.

        - А это не так?  - улыбнулась я.

        - Не так,  - Сэф пристально смотрел на меня.  - Одни твои раскосые глаза способны свести с ума. Ты тонкая, как мальчик, и смуглая… Настоящая Жанна Д'Арк. Волосы твои подобны утреннему туману… Видишь,  - на загорелом лице Сэфа вспыхнула белозубая улыбка,  - я, как царь Соломон, пою тебе песни. Знаешь, раньше мне нравились яркие женщины, из тех, кто умеет обратить на себя внимание. Ты не такая. Зато тебя невозможно забыть. Так что можешь быть уверена: твой старый знакомый тоже влюблен в тебя. Если тебе это, конечно, интересно.
        Засвистев мелодию давешней песенки про боцмана, Сэф натянул поводья, и Карамэль затоптался на месте, пропуская Помми вперед. Бросив поводья, я поднесла ладони к загоревшимся щекам и вздохнула с облегчением. Впереди белела рубашка Дениса, возглавлявшего отряд…
        Об обеде все мечтали заранее. Очень хотелось попробовать солнечного карпа, запеченного на углях. Правда, у нас не было с собой лайдолайских специй, но на время путешествия гурман в каждом из нас задремал. Жареная рыба, пачкающая руки хрустящая корочка - что может быть вкуснее?
        Бар развел огонь, Нолколеда сняла рыбины, отбросив деревце в сторону, достала нож и принялась чистить. Крупные чешуйки счищались легко, обнажая нежную розовую кожу. Тем временем сенс Зилезан задумчиво покрутил в руках отброшенный стволик. Лицо его сделалось озабоченным.

        - Друг мой, это же вы срезали?  - обратился он к Нолколеде.

        - Да, а что?  - пожала плечами немка.

        - Это ясень… Это очень плохо, дружочек…
        Мысль о еде мгновенно вылетела у всех из головы. Ясень - священное дерево в Шимилоре, и порча дерева сурово каралась по законам королевства.

        - Гарсин, не бойтесь, я никому не скажу. Вы не желали этому дереву зла,  - мужественно заявил принц.

        - Здешний народ очень чтит законы предков,  - сказал Денис.  - Гораздо сильнее, чем в городах. Найти пенек срубленного ясеня для них все равно, что обнаружить труп человека. Надеюсь, они не узнают о случившемся. Бар, немедленно разруби ствол и отправь его в костер. Обед придется отложить, господа. Нам надо поскорей убраться отсюда.
        Мы засуетились, собираясь. Для рыб в моем багаже нашелся лишний мешок.

        - Не могла раньше посмотреть?  - буркнула на меня Нолколеда.
        И вдруг - мы даже не успели ничего понять - нам на головы обрушилась огромная веревочная сетка. Тщетно Сэф хватался за шпагу, а Нолколеда - пыталась вытащить пистолет - сеть притянула нас так близко друг к другу, что мы не могли пошевелить ни рукой, ни ногой. Чем больше мы дергались, пытаясь освободиться, тем сильнее затягивалась ловушка.
        Потом из леса показались люди. Вся их одежда была сплетена из веток, через которые просвечивало голое тело. На головы тоже были надеты древесные венки. Такая маскировка делала их практически невидимыми между деревьями и позволила подкрасться незамеченными.

        - Маландрины,  - прошептал Денис.  - Дело плохо, похоже, они нас выследили.
        Один из маландринов, вооруженный большим охотничьим ружьем, вышел вперед.

        - Ну что, Пеглевы дети, попались?!
        Рукав реки Бло назывался Алезан; на левом берегу его находилось одноименное селение. Оно было обнесено высоким забором из тесаных сосновых стволов, за которым высились добротные бревенчатые избы. Когда мы приблизились к воротам, навстречу нам выехал дозор: суровые парни в широких кожаных штанах для верховой езды. Денис улучил момент, чтобы шепнуть принцу:

        - Ваше величество, вам не стоит представляться. Отношение к Шимилору у маландринов весьма противоречивое.
        Честно говоря, противоречий я не заметила: весь Алезан высыпал нам навстречу, но любопытство это было недоброжелательным. Старухи плевали под ноги нашим коням и грозили немощными кулаками, мальчишки кидались сосновыми шишками. Мы слышали злой шепот за спиной: «Губители! Убийцы!» Похоже, мы попали в руки фанатиков и дикарей. Это пугало меня больше всего: разве можно найти общий язык с подобными людьми?
        Над домом старейшины реял зеленый флаг, перечеркнутый красной полосой - так маландрины обозначали свою независимость от королевской власти. Нам велели спешиться. Старейшина ждал нас, восседая на крыльце. Это был настоящий великан. Несмотря на жару, на его могучие плечи была наброшена медвежья шкура - видимо, символ власти. Длинные седые волосы покрывал роскошный бархатный берет. На шее красовался золотой транк толщиной в палец.

        - Ну что, молитесь, Пеглевы дети,  - громогласно приветствовал он нас.  - Потому что пришел ваш смертный час. Еще ни один губитель священных деревьев не ускользал от правосудия справедливого Брота Болванаса!

        - Так-то в Алезане встречают друзей!  - заявил вдруг Денис.  - Досточтимый Брот, кроме желудка, тебе следует полечить и глаза.
        Великан прищурился, вглядываясь в наши лица.

        - Ба!  - вдруг взревел он.  - Фериан! Вот так встреча!
        Старейшина с неожиданной для его комплекции прытью сбежал с крыльца и стиснул Дениса в объятиях.

        - Ну что, знахарь, как поживают твои микстуры? Одна из них быстро поставила меня на ноги. Между нами говоря, господа,  - он заговорщически подмигнул нам,  - бедняга Брот уже преемника себе подыскивал, хворост для костра собирал. Если бы не Фериан…
        И, не находя слов, Брот развел могучими руками.

        - Могу ли я надеяться, Брот, что ты докажешь свою благодарность на деле и отпустишь меня и моих друзей?  - спросил Денис.

        - А на кой вы мне сдались? Конечно, отпущу. Всех, кроме этой красотки, которая срезала ясень. Ее судьбу решит великий Шан. Таковы законы, не обессудьте!

        - Но Брот,  - взволнованно произнес Денис,  - эта гарсин - из числа моих друзей. Произошло недоразумение, она ни в чем не виновата…

        - Есть свидетели, Фериан,  - сурово прервал его старейшина.  - Я действительно тебе благодарен. Знай об этом я один… Но мои люди видели своими глазами, как она это сделала. Они выслеживали вас, искали подходящий момент… Я не могу ее отпустить. Впрочем, суд может принять во внимание ее молодость. Суд великого Шана, я имею в виду… А ты и остальные свободны. Правда, оружие вы получите только за пределами Алезана.
        Все так же под прицелом нас вывели на площадь. Посреди нее рос старый ясень с глубокими трещинами на стволе; его окружала металлическая ограда. Напротив был врыт в землю толстый столб. У ясеня ждал седобородый священник в длинных зеленых одеждах. Нолколеду под охраной двух маландринов поставили лицом к лицу со священником, а нас оттеснили в кольцо зрителей.

        - Сенс, что они могут с ней сделать?  - быстро спросил Сэф.
        Ученый горестно вздохнул.

        - Не знаю, друг мой. Боюсь, что по закону виновного в гибели ясеня могут отправить на костер.

        - Ужас какой!  - воскликнула я.
        Кажется, это прозвучало фальшиво - ужаса я никакого не испытывала, у меня не укладывалось в голове, что из-за такого пустяка, как не вовремя срезанное дерево, мы попали в беду. При этом по краю сознания скользила подленькая мысль… Я отмахивалась от нее, как от осы, стыдилась ее, но ничего не могла с собой поделать. Какое счастье, что это произошло не со мной! Нет, я ни в коем случае не злорадствовала - наоборот, очень сочувствовала Нолколеде.

        - Мы ведь спасем ее, правда?  - принц с надеждой посмотрел на Дениса. Тог мрачно переглянулся с Сэфом. Тем временем священник закончил допрос свидетелей.

        - Да ниспошлет мне великий Шан справедливое решение!  - сказал он, воздев руки, и прижался лбом к коре ясеня. На площади воцарилась тишина. Наконец священник повернулся к слушателям и провозгласил с театральным пафосом:

        - Виновна!
        Маландрины одобрительно загудели.

        - Модит!  - выругался сквозь зубы Сэф.  - Что будем делать, командир?

        - Не верю, что это всерьез!  - прошептала я, тряся головой, словно отгоняя навязчивый бред.  - Неужели фраматы не вмешаются, хотя бы в последнюю минуту?

        - На это можно не рассчитывать,  - зло бросил анапчанин.

        - Друг мой, они могут просто не знать об этом,  - вступился сенс Зилезан.  - Не надо впадать в отчаяние, друзья мои. Должен же быть какой-то выход!
        А священник произносил обвинительную речь.

        - Шимилор погряз в грехе и ереси! Их король-вероотступник носит зеленое, оскверняя этим вековые святыни. Ходят слухи, скоро в городах разрешат одеваться в зеленое всем подряд. А теперь шимилорцы вторгаются в наши земли, чтобы губить священные деревья. Доколе нам, хранителям истинной веры, мириться с таким святотатством? Смерть преступнице!

        - Смерть! Смерть!  - взревела толпа.  - На костер ее! На костер!
        Что было делать? Со всех сторон за нами следили вооруженные маландрины. Возможно, приговор не будет сразу приведен в исполнение, а мы успеем что-нибудь придумать… Но маландрины действовали очень быстро. Двое дюжих парней поволокли Нолколеду к столбу. Она отчаянно сопротивлялась, и к ним на помощь подоспели еще двое.

        - Сэф,  - тихо сказал Денис,  - командование возьмешь на себя.
        Он рванулся вперед так быстро, что Бар едва успел перехватить его.

        - Не порите горячку, командир. Что толку, если вы погибнете вместе с ней?

        - А что же, стоять и смотреть?  - воскликнул Сэф.  - Постой, командир, я с тобой. Надо только выбрать момент. Эх, хоть бы какое оружие!
        Откуда ни возьмись на площади появился хворост. Маландрины деловито укладывали его охапками вокруг столба, к которому привязали Нолколеду. Другие подносили вязанки дров. Я все еще отказывалась верить в происходящее, но какая-то часть моего сознания уже начала искать выход из положения. Я вдруг вспомнила, что мой маленький пистолетик по-прежнему находится у меня за поясом. Маландрины не обыскивали женщин, а я просто забыла про оружие! Я осторожно вложила его в руку Сэфу, и тот горячо поцеловал меня в щеку. Я обернулась к Денису: на его лице появилось странное выражение, как будто он уже не принадлежал этому миру…

        - Стойте, стойте, друзья мои,  - прошептал сенс Зилезан.  - Я вспомнил! Есть еще один выход.

        - Выход? Какой? Быстрее, сенс,  - раздраженно проговорил Денис.

        - Старинный лаверэльский обычай гласит: спасти осужденного на смерть можно, обвенчавшись с ним. Потому что венчание…

        - Пусть очистительный огонь вернет тебя в лоно священного леса!  - торжественно провозгласил священник. Один из маландринов протянул ему зажженный факел. Брот Болванас поднялся, стягивая берет с головы. Еще секунда - и хворост вспыхнет под ногами Нолколеды! Почему мы стоим?! Почему ничего не делаем, чтобы ее спасти?!
        В этот миг Денис, остановив рванувшегося за ним Сэфа, вышел вперед.

        - Эй, священник, согласно обычаю я беру эту женщину в жены!  - крикнул он, и шум на площади утих. Жрец повернулся к нему. Факел по-прежнему пылал в его руке.

        - Ты хочешь сказать, знахарь, что готов обвенчаться с преступницей в храме Ламерис перед ликом священного Шана и досточтимых старейшин Алезана?

        - Да!

        - Что ж,  - вздохнул священник.  - Ты мог бы сделать лучший выбор… Но, да будет так. Мы свято чтим обычаи предков!

        - Так вы отпустите ее?  - нетерпеливо спросил Денис.

        - Она станет свободной, когда заход Ламерис ознаменует ваш союз. Если на закате ты не явишься в храм, эта женщина сгорит на костре, и уже никто не сможет спасти ее.
        Маландрины закрыли от нас Нолколеду. Мы так и не увидели, куда ее увели. Народ с площади тоже разошелся. Остались лишь мы, да старейшина Брот Болванас. Нахлобучивая по дороге берет, он устремился к нам.

        - Вот ведь как бывает, ожидали похорон, а спляшем на свадьбе!  - воскликнул он, стискивая Дениса в объятиях.  - Тут уж ты не беспокойся, Фериан, справим все как положено. Невесту оденем не хуже, чем в вашем Шимилоре. Она девка хоть и мосластая, зато на лицо хороша. Ты ведь тоже так считаешь, иначе не полез бы в брачную петлю, верно?  - и Болванас дружески похлопал Дениса по плечу.
        Тот покачнулся, но устоял и ответил:

        - Верно.
        Храм Ламерис находился в трех корсах от Алезана. Чтобы поспеть к закату, нам надо было торопиться. Нолколеду под конвоем уже отправили туда; Дениса пригласил в свою свиту Болванас, и он согласился - наверное, так ему проще было пережить свое сумасшедшее решение.
        Что я испытывала в тот момент? Прежде всего, не хотела признать, что мне эта ситуация неприятна. И уж во всяком случае, не собиралась относиться к ней всерьез. А главное - уверяла себя, что и Денис думает также. А как еще может относиться современный человек к браку с малознакомой женщиной по обычаям чужого мира? Мы же не живем здесь на самом деле, мы только играем в лаверэльцев, это все понарошку, на нас их законы не распространяются…
        Белоколонный храм находился на вершине одного из холмов, дорога к нему вела через масличную рощу. Маленькая площадь перед входом поросла алыми цветами. Их плоские головки на гибких стеблях были повернуты к низкому солнцу.
        Спешившись, мы зашли в просторное помещение, заполненное маландринами; многие, так же, как и мы, задрав головы, рассматривали великолепные плафоны на потолке. Повсюду были изображения Ламерис: очень полной женщины с ярко-рыжими волосами, одетой в свободные красные одежды. Некоторые из изображений заставили меня покраснеть и вызвали желание прикрыть ладошкой глаза принцу Лесанту. Наверняка эти пылкие эротические сцены предназначены были служить назиданием начинающим супругам. Я обратила внимание на изобилие золотых предметов: светильников, кувшинов, мисочек для благовоний. Несмотря на репутацию разбойников, маландрины умели беречь свои святыни.
        Часть помещения была задернута красным занавесом, который вдруг, как в театре, разъехался в две стороны, и мы увидели Дениса и Нолокледу.
        Оба были несказанно хороши: Брот Болванас сдержал свое слово. Невесту облачили в узкое красное платье - этот цвет оказался к лицу светловолосой немке. Денису нашли чистую рубашку в его вкусе - белую, простую, без всяких кружев. Он был серьезен, в меру взволнован - настоящий жених, Пегль его забери!

        - Интересно, командир знает, что делать? А то они догадаются, что мы неместные…  - обеспокоился Сэф. И тут же оглянулся на принца, но мальчик во все глаза смотрел вокруг. Он уже признался мне, что еще ни разу в жизни не был на свадьбе.

        - Не волнуйтесь, друг мой,  - шепотом ответил сенс Зилезан.  - Обряда как такового нет. Когда солнце наполовину скроется за горизонтом, мужчина и женщина дают друг другу клятву. Но слова этой клятвы каждый раз могут быть разные. Считается, что сама Ламерис подсказывает жрице, какие вопросы задать той или иной паре и какие обеты с них взять. А вот и жрица!
        Действительно, из маленькой боковой двери вышла жрица, очень похожая на изображение Ламерис. Наверное, чрезмерная полнота была необходимым атрибутом служения богине. Жрица внимательно посмотрела на жениха с невестой, откинула назад тяжелые темно-рыжие волосы и тихо сказала:

        - Сейчас зажжется огонь заката. Пора принимать решение.
        Под высокими сводами храма ее тихий голос обретал мистическую силу. Все присутствующие затаили дыхание.

        - Готов ли ты, Фериан Филтас, отвечать за свой благородный порыв?
        Денис собирался ответить, но жрица остановила его властным движением маленькой пухлой руки.

        - Не спеши. Помни: ты можешь солгать своей жене. Ты можешь лгать себе. Но ты не сможешь обмануть богиню, которой приносишь клятвы. Ламерис снисходительна к неверным супругам. Она не карает страсть, кружащую голову. Но ложь, произнесенная с холодным сердцем, обернется для солгавшего страшным наказанием. Если ты рассчитываешь этим браком просто спасти девушку от смерти, быть может, этим обречешь ее и себя на страдания еще более ужасные.

        - Ужаснее, чем сгореть заживо?  - вдруг насмешливо спросил Денис.

        - Ужаснее, чем сгореть заживо,  - эхом подтвердила жрица.
        Я видела - или мне казалось?  - Денис напрягся. Он знал Нолколеду всего несколько дней и не мог быть в нее влюблен, я это знала наверняка! Конечно, он вызвался жениться на ней только, чтобы ее спасти. Стоило ли шутить с чужими богами?

        - А ты, Нолколеда Кортупас,  - продолжала жрица,  - готова ли принять такую жертву? Подумайте, хорошенько подумайте оба, прежде чем обещать что-то перед ликом Ламерис.
        Я, не отрываясь, смотрела на Дениса и все яснее понимала, что всю жизнь мечтала именно о таком мужчине. Какой он высокий и худощавый, мне нравились его широкие плечи под белой рубашкой, скептическая усмешка в уголках губ и отчаянная темнота глаз. Наверное, во мне кричало проклятое чувство собственности: «Мое! Мое! Не смейте трогать!» Зря я радовалась, что это Нолколеду, а не меня осудили на казнь…

        - Расстроилась? Хочешь, я попробую его заменить?
        Сэф! Я обернулась к анапчанину. Он смотрел на меня с нежностью и сочувствием, раздосадовавшим меня до слез.

        - Да какая мне разница!  - едва не плача, ответила я.
        И вдруг сквозь высокие окна в храм хлынул торжествующий, радостный алый свет.

        - Говори!  - повелительно сказала жрица.

        - Клянусь, что готов отвечать за свои слова,  - просто сказал Денис.  - Пусть Ламерис накажет меня, если я лгу.

        - Клянусь,  - кивнула Нолколеда.

        - Ламерис приняла ваши клятвы. Теперь ваши судьбы связаны навсегда.

«Навсегда! Навсегда!» - слова жрицы эхом разлетелись по храму и отозвались резкой болью в моем сердце. Он все-таки сказал это! И теперь можно сколько угодно смеяться над бесхитростным обрядом, но его не забудешь, не вычеркнешь из жизни. Непоправимо, непоправимо!.. Великий Шан, почему не я оказалась на ее месте?!
        Прилив ненависти к немке едва не оглушил меня. Только сейчас я заметила, что маландрины не стали портить брачную церемонию, держа невесту на прицеле. Она могла освободиться! С ее-то способностями она живо раскидала бы малочисленный конвой. Увидев в «Медвежьем углу», как она дерется, я просто не поверила своим глазам. А потом вспомнила: фраматы говорили, что притяжение на Демере меньше земного… Короче говоря, сейчас, в храме, Нолколеда могла освободиться, не вынуждая Дениса произносить роковые слова. Но она не захотела! Она сделала это нарочно, назло мне! Дрянь. Мерзавка. Фашистка. Лучше бы ее сожгли.
        Теряя голову от гнева, я не стала дожидаться окончания церемонии и вышла наружу. Перед глазами все плыло. Сквозь туман я увидела Бара, хлопотавшего возле наших лошадей. Чаня, постеснявшийся зайти в храм, вился у его ног.

        - Дай мне пистолет,  - потребовала я у слуги.

        - Что?  - не понял Бар.

        - Пистолет!  - перестав сдерживать себя, проорала я.
        Он пожал плечами и протянул мне оружие рукояткой вперед. Я схватила пистолет и, не помня себя, бросилась вниз по склону. Меня окружали багровые сумерки, мелькали черные силуэты масличных деревьев. Одно - самое корявое и разлапистое - вдруг выросло на моем пути. Я подняла пистолет и нажала на курок. Прогремел выстрел, рощу окутало дымом. В кого я стреляла, кого увидела в этом дереве? Ее? Его? Себя? Все свои неудачи? Когда я, тяжело дыша, подошла поближе, то увидела, что с двадцати шагов попала в самую середину ствола. Недурно, подумала я, досчитав до ста. Нет худа без добра. Пожалуй, у меня появился вкус позаниматься стрельбой из пистолета.

3. Озеро Иврэ

        Прошло пять дней, как мы покинули селение маландринов. Начинался месяц Липы. В Шимилоре сейчас стояла бы настоящая жара, но мы все дальше уходили на север, и путь наш лежал через мрачные и прохладные хвойные леса. Пейзаж в Лаверэле менялся невероятно быстро. Это напоминало мне путешествие на поезде, когда засыпаешь среди ромашковых полей средней полосы, а просыпаешься уже на Украине, и вдоль железнодорожного полотна золотятся подсолнухи. Сенс Зилезан объяснял это тем, что Демера - маленькая планета, меньше Земли, и разные климатические пояса на ней занимают очень мало места.

        - Двигайся мы с вами на юг,  - говорил он,  - и меньше чем за месяц оказались бы в настоящих субтропических джунглях. Здесь все рядом, Джоан.
        Настроение местных жителей менялось так же резко, как климат. После свадьбы они напрочь забыли о том, что собирались жестоко казнить Нолколеду. Разбойничьи лица маландринов расцвели искренними улыбками, они вернули нам оружие, собрали в дорогу огромные корзины еды и категорически отказались взять за это деньги. «Вы теперь наша родня»,  - заявил Брот Болванас, тряся руку поочередно то Денису, то Нолколеде, которая стояла с непроницаемым лицом. Уж она-то вряд ли так быстро могла забыть пылающий факел у своего лица…

        - Не пойму, они так хорошо притворяются или просто недоумки,  - удивлялся Сэф.

        - Ни то, ни другое, друг мой,  - тут же отозвался сенс Зилезан.  - Дело в том, что исконные верования лаверэльцев, которые сохранились в этой глуши почти в первозданном виде, очень похожи на те, которые в древности бытовали у всех народов Земли. Это, кстати, неплохой козырь в пользу их справедливости. Здесь считается, что свадьба - это своего рода смерть. Один человек умирает, и вместо него рождается новый. Той Нолколеды, которая была преступницей в их глазах, больше не существует. И поверьте, они искренне так считают. В этом весь Лаверэль, друзья мои.
        Узнав, что мы держим путь «к Священной роще», маландрины во главе со своим старейшиной, проводили нас до кратчайшей дороги к побережью. На прощание Брот Болванас вручил Денису свиток, который оказался охранной грамотой. Наш командир прочитал вслух:

        - Грамота сия дана друзьям маландринов. Да прострет над ними свои ветви великий Шан, и да поможет им каждый встречный. Простенько, но со вкусом,  - заметил он.  - Что это нам даст, досточтимый Брот?

        - Неприкосновенность,  - важно ответил старейшина.  - Люди в наших краях бедны. А тут паломники из Шимилора, знатные дамы и господа. Могут найтись желающие проверить, что вы везете в дорожных мешках. А что делать? Думаешь, нам, маландринам, легко? Эта бумага убережет вас от неприятностей. Не все здесь умеют читать, но подпись Брота Болванаса знают все - от Фулгурана до морского побережья!
        Итак, наше путешествие продолжалось. И теперь у меня не было ни минуты досуга: все свободное время я посвящала занятиям стрельбой и фехтованием. Я не стала анализировать причины моей внезапно вспыхнувшей страсти к оружию. Пегль их раздери, эти причины - мне вовсе не хотелось рассмотреть какую-нибудь жуть в своей душе. Себе и другим я объяснила так: мне надоело зависеть от своих спутников, я должна научиться сама себя защищать.
        По поводу фехтования я обратилась к Сэфу, а стрелять меня вызвался учить Бар. Нолколеда тут же заявила, что выстрелы привлекут к нам внимание недоброжелателей. Однако Денис сказал, что в Диких землях выстрелами никого не удивишь, и дал добро на наши занятия. И надо заметить, педагог из моего слуги получился великолепный: настойчивый и терпеливый - чего нельзя было сказать о Сэфе. Поначалу анапчанин то шумно возмущался моей неловкостью, то слишком тесно прижимал меня к себе и вкрадчиво шептал: «Вообще-то шпагу держат не так», от чего возмущалась уже я.
        Естественно, Нолколеда не преминула отпустить пару злых шуток по поводу моего мастерства. Суть их сводилась к тому, что «некоторым оружие идет, как корове седло». По-лаверэльски это звучало: «как свинье панталоны». Я едва удержалась, чтобы не высказаться по поводу ее нелепого брака, сосчитала до двухсот и продолжала тренировки. И вскоре оба учителя признали, что я способная ученица.
        Я и сама чувствовала веселую злость, когда наши с Сэфом клинки скрещивались с жалобным звоном. У меня все получалось, хоть Сэф, ворча, и называл мою манеру фехтовать «плебейской».

        - Нежнее, нежнее, солнце мое. Ты же женщина, где грация, где изящество? Почему ты машешь шпагой, как дровосек топором?
        А я действительно рубила воздух наотмашь, со всей дури, но отбивать коварные выпады Сэфа успевала.
        С таким же усердием я палила по мишени. Мой маленький пистолет оказался вовсе не безделушкой, он ничем не уступал остальному лаверэльскому оружию. Бар прочитал на рукоятке имя оружейника и развел руками:

        - А что вы хотите, гарсин? Это вам не кто-нибудь, а Шофэль Орнолан, у него и поварешка стреляет без промаха.
        Мне очень нравились эти занятия - и то обстоятельство, что у меня не оставалось ни минуты времени на рефлексию, которая загнала бы в непроходимое уныние. Но иногда я останавливалась, оглядывалась назад и понимала: я изнуряю тело, чтобы в нем не осталось места для души. Потому что хотелось выть и кататься клубком по сухим сосновым иголкам. Это неутолимая ярость направляла мою руку - и что мне было делать с этой яростью? Только стараться выплеснуть ее на неодушевленные предметы…
        Особенно невыносимой была мысль, что я сама во всем виновата. Пока я размышляла, кого из двух мужчин мне выбрать, одного я потеряла. Наверняка, поговори я с Денисом о своих чувствах, и он не женился бы на Нолколеде, гори она ярким пламенем! Как это обычно бывает, он принял мою неуверенность за равнодушие. А я теперь сгораю от безнадежного чувства. Какого? Трудно сказать. Что если бы это Сэф вызвался спасти Нолколеду таким противоестественным способом? Возможно, я испытывала бы теперь-то же самое к нему, а не к Денису.
        Против своей воли я постоянно наблюдала за Денисом и Нолколедой. Хотела обнаружить
«рождение нового человека», о котором говорил сенс Зилезан? Но никаких перемен не происходило. Да и в отряде ничего не изменилось. Никто не собирался обсуждать произошедшее, никто не поздравлял «молодоженов». Денис и Нолколеда общались между собой как командир и подчиненная. И, разумеется, они не спали вместе. Иногда мне казалось, что свадьба в храме Ламерис и клятвы, произнесенные перед лицом богини,
        - всего лишь сон, который видела только я, и если спросить об этом остальных, они просто не поймут, о чем речь. Эта иллюзия дарила надежду, и я не спешила от нее избавляться.
        Постепенно мрачные ели сменились корабельными соснами, растущими на солнечных пригорках. В этих краях водилось много черных оленей. Охраняя свои гаремы, они угрожающе наклоняли рога в нашу сторону, принимая нас за охотников. Конечно, жаркое из оленины привнесло бы разнообразие в наш рацион, но охотиться на таких красавцев было жалко.
        Солнце нагревало пригорки, усиливая запах сосновой смолы и земляники. На мой взгляд, земляника - самая красивая и вкусная ягода во всех мирах. Я привыкла считать ее своего рода лесным деликатесом. Осторожно раздвигаешь высокую траву, видишь белоснежные звездочки цветов, глянцевые темно-зеленые листья, и горит, горит красный огонек… Здесь земляники было несметное количество. Поначалу я жадно набрасывалась на темные, душистые, созревшие допьяна ягоды. Потом набила оскомину, успокоилась и лишь с наслаждением вдыхала неповторимый аромат…
        Среди нас нашелся еще один ценитель земляники. К нашему общему удивлению, Чанг, обнаружив, что «вкусное и сладкое» растет прямо на земле, весь перепачкался земляничным соком, проглатывая ягоды вместе с листвой. Он пасся по пригоркам, как олень, и так переусердствовал, что у него разболелся живот. Денис напоил его отваром из своих снадобий.

        - Какая гадость,  - икая и морщась, сказал пес.

        - Лекарство должно быть горьким,  - назидательно заметила я.  - В другой раз не будешь объедаться. Взрослый пес, а ведешь себя, как щенок.

        - Да, давненько я так не резвился,  - Чаня мечтательно закатил глаза, пропуская мои нравоучения мимо ушей.  - Это напоминает мне тот случай, когда ты оставила в микроволновке размороженное мясо и забыла закрыть дверцу…

        - Я думаю, это тебе напоминает и о том, как я тебе всыпала,  - сухо сказала я. Воспоминание о съеденном куске вовсе не относились к разделу забавных.

        - Разделочной доской,  - кивнул пес.  - Но это было потом. Сперва было мясо… Так много мяса!

        - А что такое микроволновка?  - спросил принц Лесант.

        - Ваше высочество, не стоит вам вдумываться в бред этой полоумной собаки,  - сказала Нолколеда. И, прикрикнув на Чаню: - Пошел прочь, дурак!  - со всей силы огрела его плеткой.
        Пес, жалобно взвизгнув, бросился наутек. Я догнала его, спешилась, и бедняга подошел ко мне, поджав хвост, а затем ткнулся головой мне в колени. Он дрожал от страха и унижения. Никогда еще моего избалованного Чаню не наказывали так жестоко. Не помня себя от злости, я вскочила в седло. Поравнявшись с немкой, едва не срываясь на крик, я сказала ей:

        - Ты, психопатка! Никогда больше не смей трогать мою собаку!

        - Что?  - Нолколеда презрительно взглянула на меня и хотела послать лошадь вперед. Но я удержала ее за поводья.

        - Я, по-моему, еще не закончила разговор. Нолколеда, я не шучу. Если ты еще раз поднимешь руку на Чанга, я огрею плеткой тебя.
        На невозмутимом лице немки появилась недобрая улыбка.

        - Досточтимая гарсин, вы ли это? С чего вдруг такой тон? Может быть, гарсин возомнила себя крутой, пару раз расстреляв в упор неподвижную чурку? Да ты как была никчемной, пустой девицей, так и останешься ею. Ума не приложу, зачем тебя нам навязали?

        - Девочки, не ссорьтесь,  - вмешался Сэф.  - А ты, Леда, не права. Пес разговаривает, он разумный, с ним нельзя обращаться как с бессловесной скотиной. И притом, он ничего такого не сказал. Я уже объяснил принцу, что в городе, откуда родом досточтимая Жиана, микроволновкой называют погреб. Все в порядке, успокойся. Твои выходки привлекают гораздо больше внимания.
        Лучше бы Сэф молчал! Сузив серые, холодные глаза, Нолколеда повернулась к нему.

        - Мои… что? Мои выходки? Так, значит? У меня - выходки. А она - молодец? Да от нее пользы в отряде как от лягушки шерсти! А мы давай, значит, защищай ее, жизнью рискуй. Так, верный рыцарь? Тебе ведь тоже это поручили?

        - Слушай, ты просто больная. Смотреть на тебя смешно и отвратительно,  - не сдержалась я.  - Досточтимый Фериан, не могли бы вы избавить всех нас от выходок своей супруги? Ей нужна смирительная рубашка.
        Денис покраснел. Клянусь великим Шаном, он покраснел! И не сказал ни слова, будто наша ссора его не касалась. А я пожалела о своих словах. Если эта стерва догадается, что Денис мне не безразличен, мне вообще не будет житья.
        Нолколеда не догадалась. Она была слишком поглощена своим праведным гневом.

        - Шан свидетель, если бы я не получила приказ защищать эту дрянь, то давно бы ее пристрелила - вместе с ее глупой дворнягой,  - заявила она. И добавила с непередаваемым презрением: - Можешь спать спокойно, крошка. На твое счастье, я не привыкла обсуждать приказы.

        - Какие приказы?  - нахмурилась я, недоумевая.  - Что за бред ты несешь? Сэф, о чем она говорит?
        Анапчанин смутился.

        - Ну, и кто в отряде нарушает конспирацию, Леда?  - недовольно сказал он.  - Теперь мне придется объяснить Жанне…

        - Пожалуйста,  - немка передернула плечами, пришпорила лошадь и поскакала вперед.

        - В чем дело?  - повернулась я к Сэфу, когда мы немного отстали от остальных.  - Похоже, я чего-то не знаю?

        - Да ничего особенного,  - помялся он.  - Просто… Перед отправкой в экспедицию меня вызвали на Базу. Там я встретился с Нолколедой и очень удивился. Я ведь видел ее раньше, во дворце, встречал в коридорах и даже был не прочь пофлиртовать с хорошенькой прачкой. Она, правда, строила из себя недотрогу… В общем, мне и в голову не могло прийти, что она - агент. А тут на тебе… Ну и, короче говоря, мы с ней получили одинаковые инструкции. Один из фраматов - такой представительный мужчина - назвался Афанасием Германовичем. Почему фраматы так любят нелепые имена?

        - Афанасий Германович?  - улыбнулась я.  - Это же мой бывший шеф. Директор агентства, в котором я работала, прежде чем попасть сюда.

        - В смысле - работала?  - не понял Сэф.

        - Ну, сначала секретаршей, потом менеджером.

        - Странно. Обычно фраматы не посвящают персонал в свои тайны. Они направляют в Лаверэль только людей, набранных по результатам тестов.

        - А я как раз никаких тестов не проходила. Я думаю, меня послали сюда просто потому, что я случайно узнала их тайну.
        Сэф покачал головой, подбрасывая на ладони сосновую шишку.

        - Вряд ли. Они могли просто стереть тебе память.

        - А они предлагали. Но я не согласилась. Выбрала Лаверэль.

        - Да нет, солнце мое. Это не ты выбрала. Это они тебя выбрали. В противном случае ты бы никогда не узнала о вмешательстве в твою память. Уж поверь, у них для этого хватило бы технических возможностей.

        - Наверное,  - задумчиво произнесла я.  - И что это все, по-твоему, значит?

        - Это значит, что ты «блатная». Потому что Афанасий Германович сказал нам с Нолколедой, что за твою безопасность мы отвечаем головой. Если с тобой что-нибудь случится, денег нам не видать как своих ушей.

        - Ничего не понимаю,  - нахмурилась я.  - И он не объяснил, откуда такая забота о моей персоне?

        - Конечно, нет. Кто мы такие, чтобы они нам что-то объясняли?

        - Хорошо,  - я мотнула головой.  - Допустим, я «блатная». Допустим, фраматам что-то от меня нужно - я понятия не имею, что. Но Нолколеде-то какое до этого дело? Я же не виновата, я фраматов не просила выделить мне телохранителей! Почему она бесится?

        - А ты еще не поняла?  - грустно усмехнулся Сэф.  - Да она же влюблена в меня. В этом-то все и дело…
        Сэф поехал вперед, а я сидела в седле, бросив поводья. Великий Шан, как же я сама не догадалась? Теперь все стало ясно. Нолколеда влюблена в Сэфа и бешено ревнует его ко мне - ведь анапчанин не скрывает своих чувств. Наверное, и за Дениса замуж она пошла, чтобы досадить нам всем. Открывшаяся мне простая истина почти примирила меня с немкой. Мысль о том, что я не единственная в отряде, кого одолевает безответная страсть, принесла мне печальное удовлетворение. Мне захотелось догнать Нолколеду, объяснить, что все мы сейчас заложники обстоятельств… Что Сэф мне нравится, но я не влюблена в него. Что не стала бы ей мешать, реши она изменить свое семейное положение… Однако я обуздала свой альтруистический порыв. Не все откровения одинаково полезны - так говорил мой скромный жизненный опыт. Все равно нам сейчас не до любви. Делай, что должен, и будь, что будет…

        - Вперед, Помми!  - я потрепала кобылу по крутой шее и погнала ее вслед за отрядом.
        Озеро открылось перед нами неожиданно. Синяя вода, песок и сосны, позолоченные солнцем,  - ничего красивее я не видала и на Земле. А здесь, в Лаверэле, ко всем цветами примешивался алый отлив - в тенях и полутонах, в солнечных бликах на воде и на краях кучевых облаков. Таким иногда реальный мир предстает в прекрасных цветных снах: все узнаваемо, но так волшебно…
        Мы спустились к озеру - почти идеальному синему кругу в обрамлении песчаных берегов. Я спешилась, разулась, подбежала к воде… Какая теплая и ласковая!

        - Давайте искупаемся?  - взмолилась я.  - Я чувствую себя невыносимо грязной.
        Никто не стал возражать. Мы быстро разделись и полезли в воду - все, кроме сенса Зилезана и принца, который в последние дни жаловался на простуду. Ученый расположился на берегу с картами и начал внимательно их изучать. Принц Лесант отправился вокруг озера собирать какие-то целебные травы, которые показал ему Денис. Бар с Чаней поплыли на глубину, а мы плескались на мелководье.

        - Эх, сейчас бы мяч!  - отфыркиваясь, сказал Сэф.

        - Это не подойдет?  - Денис стянул плотным узлом свою старую рубашку. Он только что убедился, что стирка ее уже не спасет.

        - Подойдет, подойдет!  - оживился Сэф.  - Давайте двое на двое! Мы с Жанной против вас с Нолколедой.

        - Да я не умею,  - смутилась я, вспомнив школьные уроки физкультуры, на которых я отнюдь не блистала. Не хотелось давать Нолколеде повод для насмешек.

        - Что тут уметь,  - неожиданно отозвалась немка.  - Поймал - молодец, не поймал - штрафное очко. Очень полезное упражнение. На что играем?

        - На щелбаны,  - сказал Сэф.  - Играем до десяти очков. Вставайте вон туда!

        - Подожди, Сэф,  - снова возразила я.  - Если ты будешь играть со мной, наверняка проиграешь. Пожалей свой лоб. Давайте тянуть жребий, кто с кем. Так будет честнее.
        Я подняла со дна гладкий камешек.
        Вот, смотрите, я прячу его в одной руке. Кто первый угадает, в какой, тот будет играть в команде со мной.

        - Словно дети,  - фыркнула Нолколеда.  - Ну, в правой.

        - Не угадала,  - я показала ей пустую ладонь. Потом быстро перепрятала камушек.  - Следующий!

        - В правой,  - сказал Денис.

        - Поздравляю вас, командир,  - я разжала руку, продемонстрировав всем угаданный камень.

        - Признайся, ты жульничала,  - мрачно шепнул мне на ухо Сэф, отправляясь к Нолколеде.

        - Нет, ну что ты!
        Это была замечательная игра! На несколько минут ко мне вернулась юность. Светлые вечера на даче, и первая влюбленность, и первое, случайное прикосновение - как ожог!  - когда мы всей улицей играли в догонялки. Здесь, в Лаверэле, такое возвращение было возможным. Может, дело снова в малом притяжении? Я уже привыкла чувствовать за плечами груз своего почтенного возраста. А здесь он перестал на меня давить, и я визжала, как девчонка, взлетая над водой и хватая мокрый, тяжелый клубок. А Денис, наш суровый командир, азартно спорил с Нолколедой, следует ли засчитывать спорное очко. Ссоры и обиды были временно забыты. Все мы ненадолго снова стали детьми.
        Я так старалась ловить импровизированный мяч, что обломала об него все ногти. Ну и Пегль с ними, мне хотелось, чтобы и Денис, и Сэф видели, какая я ловкая. Но все-таки мы проиграли со счетом десять - восемь. Сэф щедро отвесил нам звонких щелбанов, причем, мерзавец, нисколько меня не пожалел.

        - Давайте еще раз. Мы отыграемся,  - предложил Денис, потирая лоб.
        Все были согласны. Но вдруг сенс Зилезан помахал нам рукой. Вид у него был обеспокоенный. Мы наконец вспомнили, что у нас есть важные дела и поспешили на берег.

        - Досточтимый Фериан, взгляните сюда,  - сказал ученый, показывая Денису карту.  - Как вы считаете, мы вышли к этому озеру?

        - Да, скорей всего,  - нахмурился Денис.  - А в чем дело, сенс? Что-то не так?

        - Да это же озеро Иврэ! Пьяное озеро. О нем ходят очень дурные слухи. По крайней мере, вполне уважаемые авторы всерьез пишут о призраках, во власти которых навсегда остаются беспечные путники.
        Денис покачал головой.

        - Если бы мы с вами были на Земле, сенс, я сказал бы, что это чушь. Но здесь я не так уж в этом уверен. Лучше давайте-ка уносить отсюда ноги. Бар, Чаня! Ваше высочество, где вы?  - крикнул он.  - Мы отправляемся.
        В этот момент в прибрежных зарослях послышался шорох. Мы схватились за оружие, но тут же опустили его: из кустов вышла обнаженная девушка.
        Ей было лет восемнадцать. Черные кудри, украшенные живыми лилиями, кольцами вились по золотистым плечам; розовые влажные губы были полуоткрыты; огромные зеленые глаза уставились на нас. Потом девушка вздохнула, так что вздрогнула высокая грудь, и пошла по воде.

        - Вот это да…  - выдохнул Сэф.
        Кусты вновь зашевелились. Показалась подруга красавицы - рыжеволосая толстушка. Увидев нас, она кокетливо хихикнула и прикрыла грудь руками. Брюнетка, коварно улыбаясь, обрызгала ее водой. Рыжая завизжала, приседая. Со звонким смехом к ним присоединились еще три девушки. Мы, как завороженные, смотрели на их возню. Вдруг красавицы, как по команде, замерли и прислушались. И действительно, тихо заиграла волынка - то ли очень далеко, то ли в моей голове. Одна и та же музыкальная фраза повторялась - печально, заунывно, то быстрее, то медленнее, то нежно, то со страстью. В такт этой музыке девушки начали танцевать. Их гибкие движения были вызывающе сексуальными, их руки скользили по телам подруг, влажные волосы струились разноцветными змеями… Я не могла оторвать глаз от странного танца. Он дурманил голову, звал за собой…
        Первым на зов откликнулся Сэф. Он бросил на землю шпагу и шагнул к воде. Никто из нас не остановил его. Мне тоже казалось, что в этом поступке нет ничего плохого. Я отстраненно наблюдала, как мысль превращалась в желание, а желание становилось все сильнее…
        Потом волна наваждения схлынула, и я со стыдом обнаружила, что пытаюсь повторить движения танцовщиц. А Сэф уже зашел в воду по колено. Он даже не снял сапоги! Потом сладкий туман снова нахлынул на меня… Не было ничего, кроме музыки, кроме этих странных движений, сулящих невиданные наслаждения… Потом реальность опять вернулась - всего на миг, и я успела заметить, что принц Лесант с немым восторгом на лице тоже заходит в озеро. А потом наваждение обрушилось, как непреодолимый сон, и на этот раз, казалось, навсегда…
        Я очнулась, услышав громкий крик. Раздался собачий лай - я не сразу вспомнила про Чаню. А затем… хрюканье, недовольное урчание, визг… Прекрасных танцовщиц в озере не было и в помине. Вместо них Чанг гнал по воде стадо из пяти морских свинок, раскрашенных, как зебры, в черно-белые полосы. Каждая была размером с настоящую свинью.

        - Давайте руку, монгарс,  - сказал Бар, поднимая упавшего в воду Сэфа. Принц, весь дрожа, сидел на берегу.

        - Ну что, досточтимые господа, все пришли в себя?  - повернулся к нам мой слуга.  - А вы молодец, командир. У вас железная выдержка. Я понимаю, сенс - человек в годах, а на молодых на всех это действует. Даже я, честно говоря, чуть не повелся, хотя они охотились не за мной. А вы, монгарс, уж простите, что я вас ударил. Немного не рассчитал удар. Просто смотрю - вы не в себе и в воду зашли уже по пояс… Приложите-ка холодненькое,  - и он протянул Сэфу лист подорожника.

        - Что это было?  - простонал Сэф, хватаясь за свежий синяк.

        - Гаруты,  - ответил Бар.

        - Гаруты?  - заинтересованно вмешался сенс Зилезан,  - легендарные существа-оборотни?

        - Может, для вас, ученых, они и легендарные,  - проворчал Бар.  - А у нас в деревнях каждый знает, что это правда. Лет сто назад они и в Шимилоре повсюду водились. Были деревни, где ни одного молодого мужика не осталось. И ничего они не оборотни. Гарута не превращается, она только кажется женщиной. Напускает какого-то тумана на мозги.

        - Зачем?  - поинтересовалась я.  - Они что, хищники?

        - Нет, падальщики,  - сказал Бар.  - Они заманивают жертву в воду, а когда она захлебывается, затаскивают под коряжку и ждут, пока мясо протухнет…
        Сэфа передернуло.

        - Кошмар какой! Бар, дружище, ты еще мало мне врезал. Так, значит, они все время и были морские свинки? Как я мог так попасться!

        - Не переживай, ты не один такой,  - вздохнул Денис.  - Посмотри на его высочество…

        - Ну, мальчишка… Ты-то вон, не полез к этим свиньям. Как тебе удалось?

        - С трудом,  - признался Денис.  - Но я человек женатый…
        Опять этот непроницаемый взгляд темных глаз! Порой меня ужасно бесила эта дурацкая манера Дениса выражаться. Невозможно было понять, серьезно он говорит или шутит. Почему-то все подобные фразы я принимала на свой счет. Может быть, и сейчас он сказал это для меня? Мол, оставь надежду, бедная Жанна…
        Тем временем из воды выскочил Чаня, отряхнулся, окатив нас градом брызг, и сообщил:

        - Ушли, негодницы. Забились в свою нору и скалились на меня оттуда.

        - Ладно, давайте-ка покинем этот гостеприимный берег,  - сказал Денис.  - Надеюсь, все сюрпризы Пьяного озера мы уже знаем.

        - Нет, не все,  - заявил пес.  - Там, на берегу, я видел хижину. И она не пустует.
        То, что Чанг назвал хижиной, оказалось маленьким деревянным домиком с камышовой крышей. Этакая мечта рыбака или охотника. Или просто отшельника, ищущего уединения. Неудивительно, что мы раньше его не заметили: сирень и жимолость сплели вокруг него надежную живиую изгородь. На берегу сохла лодка, между двумя соснам и висел гамак, застеленный пледом. Уличный стол перед домом был накрыт белоснежной скатертью, на которой стоял большой кувшин с молоком и плошка с земляникой. Никакой необходимости подходить ближе у нас не было, и все-таки мы не смогли перебороть в себе любопытство.

        - Давайте уберемся прочь, пока не поздно,  - прошептал Сэф.  - Вдруг это еще одна ловушка?

        - Нет, наваждениями здесь не пахнет,  - тоном знатока произнес Бар.

        - Кто бы здесь ни жил, он вряд ли будет к нам враждебен,  - сказал Денис.  - Посмотрите, какая благодать кругом! Если бы не эти гаруты…

        - Гаруты мне не мешают,  - раздался голос, и на порог вышла женщина. Она была в узких блестящих черных брюках и шелковой фиолетовой блузе, расшитой алыми нитками. На тонкой талии блузу перехватывал кожаный пояс с заклепками. Алая лента приподымала тяжелые рыжие волосы. Узкая рука, вся в кольцах и браслетах, небрежно держала бокал с вином, которое уже слегка затуманило ее густо накрашенные изумрудные глаза. Серебряные украшения загадочно мерцали в глубоком вырезе блузы.

        - Гаруты мне не мешают,  - томно повторила отшельиица.  - Они такие милые, смешные зверьки…

        - Кто это?  - жалобно прошептал Сэф.  - Еще одна свинка-оборотень? Я этого не выдержу, клянусь Шаном…

        - Нет,  - успокоила я его.  - Я ее знаю. Это… В общем, ее зовут Алена.

4. Волшебное Зеркало


        - Располагайтесь, досточтимые господа. Извините, что не приглашаю вас в дом, но он слишком мал для такой компании. Сейчас будем обедать. Простите, ваше высочество, трапеза будет скромной.
        Алена кокетничала, как любая хозяйка: стол был накрыт вполне по-королевски. После простой походной еды мы накинулись на деликатесы: фазаньи крылышки в меду, зернистую икру, тонко порезанную буженину под белым соусом…

        - Это, между прочим, старое фишелонское,  - похвасталась она, ловко откупоривая одну из двух пузатых бутылок.

        - О,  - покивал Сэф, пригубив из бокала.  - И не иначе как двухсотлетней выдержки.

        - Еще на пятьдесят лет старше,  - гордо уточнила Алена.  - Каждая бутылка стоила мне доран. Но я ни о чем не жалею. Знаете, господа, когда лежишь в гамаке, вечером, на закате, смотришь на озеро и потягиваешь это вино… Больше ничего не нужно.
        И она мечтательно улыбнулась. Здесь, в Лаверэле, Алена оказалась совсем не похожей на бизнес-леди из петербургского агентства. Я никогда не видела ее такой… Счастливой? Нет, это не то слово. Так выглядит человек, вернувшийся домой после долгой разлуки. И не просто домой, а туда, где его ждут, где он никогда не почувствует себя чужим, сколько бы лет ни прошло.
        Алена наклонилась к принцу.

        - Ваше высочество, насколько мне известно, вы уже осведомлены о деятельности нашего ордена?

        - Да, гарсин,  - ответил принц и вдруг поднялся со стула.

        - Предлагаю тост за мужественных защитников трона!  - провозгласил он и залпом допил свой бокал.

        - Это уже второй,  - шепнул мне на ухо Сэф.  - Напьется парень. В Фишелоне знают толк в винах. У меня и то уже в голове загудело.

        - Вы с ним одинаково небрежны,  - усмехнулась я.  - Любители морских свинок…

        - Ну знаешь…  - обиделся анапчанин.  - Гаруты, между прочим, всех околдовали. И это не моя вина, что у меня нет сдерживающего фактора, как у нашего командира.
        С этими словами он потянулся к бутылке, но хозяйка с любезной улыбкой убрала ее со стола.

        - А теперь поговорим о деле, господа. Вам, ваше высочество, тоже будет полезно это услышать. Раз уж вы в курсе. Но помните, вы обещали свято хранить тайну нашего ордена.

        - Клянусь… великим Шаном,  - вымолвил принц и поник золотистой головой.

        - Господа, устройте его высочество в гамаке,  - велела Алена.  - Сегодня ему уже не до секретов.

        - А Бар пускай идет к лошадям,  - заявила Нолколеда.  - Нечего ему уши греть.

        - Пускай идет,  - согласилась Алена. И, проводив Бара взглядом, заметила: - Толковый у тебя слуга, Жанна.

        - Теперь никто из лаверэльцев нас не слышит,  - удовлетворенно сказала немка.  - Так вы фрамат?

        - Да, дорогая,  - улыбнулась женщина.  - Но иногда я об этом жалею. Например, сегодня, когда я вынуждена тратить свой и без того короткий отпуск на встречу с отрядом бестолковых агентов, едва не ставших добычей моих симпатичных соседок. Между прочим, мы искали вас к востоку отсюда.

        - Это моя вина, гарсин,  - покраснел сенс Зилезан.  - Я не смог разобраться с картой…

        - Глупости, сенс,  - перебил его Денис.  - Это я принимал решение, по какой дороге идти, значит, я и виноват.

        - О, господа, вам повезло с командиром,  - одобрительно рассмеялась Алена.  - Командовать умеют многие, по немногие готовы взять на себя ответственность за ошибки. Но выяснять, кто виноват,  - это в традициях землян. Сейчас важнее другое. За время вашего путешествия в Шимилоре и в Вэллайде многое изменилось…
        И она рассказала нам о последних столичных событиях. Новости были настораживающие. В частности, выяснились некоторые подробности о мускарах. Это действительно были шпионы, приплывшие в Лаверэль из Райшмы. Надо заметить, в Шимилоре не было ни одного судна, способного на такое далекое путешествие… Сколько всего мускаров было на континенте, никто не знал. По Шимилору ползли слухи о страшном, черном колдовстве. В нескольких деревнях при странных обстоятельствах сгорели священные деревья. Иногда - вместе со священниками, привязанными к стволу… Среди городской молодежи все больше становилось поклонников Модита. Но теперь адепты новой веры не ограничивались рисованием аляповатых картин. С университетских трибун они проповедовали отказ от шимилорских богов. До Раскола люди почитали Модита, бога ночного света, говорили они. Поклоняться деревьям могут лишь дикари. На Демере есть люди, принявшие истинную веру. Это - райшманы. Скоро они придут в Лаверэль, и шимилорцы должны встретить их приход как освобождение от тьмы невежества и суеверий. «А те, кто не примет истинную веру,  - твердили они,  - падет от
меча. Ибо сила будет на стороне праведных».

        - Прямо крестовый поход какой-то,  - нахмурился Денис.

        - Что-то в этом духе,  - задумчиво кивнула Алена.  - Но это еще не все. Внимание, господа. На политической арене появляется новая фигура - канцлер Мэжэр Лозэн. Он, между прочим, прекрасно осведомлен о вашей экспедиции. А король - нет. Более того, канцлер подозревает о существовании некой могущественной организации, от имени которой действует ваш отряд. И он не так наивен, как принц, сказкой о мифических
«защитниках трона» его не убедишь. А это уже камешек в огород фраматов. В общем, дело, скорее всего, обстоит так. Мускары нашли выход на канцлера и вступили с ним в сговор. Вероятно, они посулили ему шимилорский трон. Он ведь бредит короной, этот несчастный бастард. Пока неизвестно, чем канцлеру придется заплатить за помощь. Но ясно, что живой принц - это угроза планам обеих сторон. И канцлер, и мускары дорого дадут, чтобы мальчик никогда больше не появился в Шимилоре.

        - Они еще не знают, что принц жив?  - спросила Нолколеда.
        Алена пожала плечами.

        - Скорее всего, нет. Ваш фокус с переодеванием удался, досточтимый Фериан. Но кто может знать это наверняка? Увы! Нам нельзя установить постоянное наблюдение за интересующими нас объектами, поэтому мы вынуждены довольствоваться донесениями агентов.

        - Неужели наблюдение так уж повлияет на экологию Лаверэля?  - недоверчиво поинтересовался Сэф.  - Почему бы не изобрести что-то безвредное?

        - Это дела фраматов, агент,  - отрезала Алена.  - Ладно. Надеюсь, вам понятно, какую осторожность следует соблюдать. Впрочем, в Норранте вы, скорее всего, будете в безопасности. До побережья вам осталось четыре дня пути.

        - Все это можно сказать по передатчику,  - проворчал Сэф.  - Вам незачем было утруждаться.

        - С вами не так-то просто связаться,  - Алена кивнула на спящего принца.  - Но вы правы, монгарс: я встретилась с вами не для этого. Надо было передать подарок - вам, командир.
        Женщина картинно достала из глубины декольте маленький медальон.

        - Постарайтесь не потерять его на этот раз, досточтимый Фериан. Пока медальон пуст, но вы можете сами туда что-нибудь поместить. Например, локон вашей жены - в Шимилоре это модно.
        Не знаю, обратил ли кто-нибудь еще внимание на ее слова. А мне подумалось: фраматы знают о нас гораздо больше, чем хотят показать. Но Алена не дала мне сосредоточиться на этой мысли.

        - Пойдем в дом, Жанна,  - сказала она.  - Надо кое о чем потолковать. Остальные могут вернуться к напиткам. Только не повторите подвиг его высочества, господа.
        Как только мы с Аленой остались наедине, я спросила:

        - Оказывается, вы поручили Сэфу и Нолколеде охранять меня?

        - Кто - мы?  - холодно поинтересовалась она и добавила: - В отряде слишком много болтают. Смотрите, как бы мы не сочли вашу коллективную работу ошибкой.
        Я прикусила язык - фишелонское вино действительно сделало меня болтливой. Алена подошла к зеркалу, провела по волосам роскошным перламутровым гребнем и сказала:

        - Готовься к перемещению. Шеф жаждет встречи с тобой. Уж если кто и имеет полномочия отвечать на твои вопросы, так это он.
        Знакомый коридор приветствовал меня миганием голубых лампочек. Я, как обычно, постаралась поскорее миновать это тревожное место. Наконец передо мной распахнулась дверь, и я вошла в небольшой уютный кабинет. Афанасий Германович в дорогом светло-бежевом костюме поднялся мне навстречу.

        - Хорошо выглядите, Жанна.
        Я смутилась, не будучи уверенной, что причесывалась после купания. Шеф усадил меня в кресло перед большим монитором, щелкнул мышкой.

        - Сейчас мы с вами, Жанна, посмотрим коротенькое кино. К сожалению, мы не можем выдергивать на Базу всех агентов, так что вам придется взять на себя труд сообщить остальным его содержание. Кстати, как там Алена? Не отвечайте, а то я умру от зависти. Мне в ближайшее время отдых не светит,  - шеф вздохнул.  - Тут такие дела намечаются… Хотя я многое отдал бы за пару часов в Лаверэле. Ну, давайте смотреть.
        Экран вспыхнул ярко-синим. Я не сразу поняла, что это просто очень много воды. Океан, по которому бежали белые барашки и… плыли корабли. Они шли целой армадой - большие, двухпалубные, с белоснежными парусами. Из труб валил черный дым - значит, там, где их построили, паровая машина была уже изобретена.
        Афанасий Германович снова защелкал мышкой, и изображение приблизилось. Теперь я смогла разглядеть коричневый флаг с черным кругом, поделенным пополам. Изображение Модита!

        - Это райшманский военный флот,  - сказал шеф, положив мне руку на плечо.  - Состоит в основном из пятимачтовых кифедров, по шестьдесят две пушки на каждом. Сейчас к Лаверэлю движется двадцать таких кораблей. Им нужно около двух месяцев, чтобы достичь бухты Нивальд. Точнее говоря, они окажутся там за день до праздника Урожая. А шимилорский флот… Вы же бывали в Нивальде?
        Я кивнула. Я действительно ездила в устье Рабуса, где базировался королевский военный флот - все двенадцать тяжелых парусно-весельных кораблей. Увы! Позолоченные барельефы, покрывавшие борта, бархатные дорожки на палубе и множество штандартов, развевающихся на реях, не могли обеспечить кораблю боеспособность. Раз в два года происходил торжественный смотр, а потом суда отправлялись вдоль побережья - от устья Рабуса до устья Фулгурана в бухте Блавуат. Служба на флоте считалась менее престижной, чем в королевской гвардии, и жалование ниже. Короче говоря, у Шимилора не было флота, который мог бы отразить угрозу с моря. Но зачем шеф говорит об атом со мной?

        - Почему вы это показываете именно мне, Афанасий Германович?  - спросила я.  - Вы ведь знаете, я далека от военных дел. Конечно, это путешествие многому меня научило…

        - Лаверэлю грозит беда,  - жестко ответил шеф.  - А вам, Жанна, предстоит провести там еще долгие годы. Мне кажется, вы до сих пор смотрите на происходящее слишком отстраненно - как будто и впрямь играете роль и кино. Это вашей родине угрожает нашествие могущественного и беспощадного врага. Вы очень хорошо должны понимать это.

        - Если это акт воспитания, то я не единственный новичок в Лаверэле,  - обиделась я.
        - Наш командир…

        - Ах да,  - улыбнулся шеф.  - Вы же встретили кое-кого из знакомых. Признаться, я рассчитывал на вашу встречу. Но все пошло не так, как вы хотели, да?

        - К чему этот разговор?  - я уставилась на экран, где по-прежнему плыли корабли.
        Афанасий Германович взял меня за руку и усадил рядом с собой на маленький мягкий диванчик.

        - Знаете, Жанна, мне хотелось поделиться с вами одним воспоминанием… Я уже говорил о том, как печально началась история фраматов. Люди считали нас колдунами и охотились, как на диких зверей. Они жгли на кострах наших женщин. Они убивали наших детей - самое дорогое, что у нас было, хотя бы потому, что у фраматов редко рождаются дети… Тогда, чтобы постоять за себя, мы объединились. Мы стали селиться общинами, и одолеть нас стало не так-то просто. Наши способности уже тогда намного превосходили обыкновенные человеческие, и они продолжали развиваться. Но люди не отступали. Ведомые крикунами-священниками, они не жалели жизней, чтобы истребить нас. Наша жизнь в Лаверэле превратилась в ад, в вечную войну без надежды на победу. И тогда перед нами встал выбор: либо мы вступаем с людьми в открытый бой и становимся хозяевами Лаверэля. Либо… уходим в другие миры.

        - И вы решили уйти?  - сочувственно спросила я. Странно: этот красивый седой человек чем-то напоминал мне отца. С отцом я могла вот так же сидеть на диване и слушать удивительные сказки.

        - Мы размышляли недолго,  - кивнул Афанасий Германович.  - Всем было ясно: война между людьми и фраматами погубила бы этот прекрасный мир. Видите ли, Жанна, в каждом из нас генетически заложена страстная любовь к далекой, теперь уже полузабытой родине. Для фрамата это чувство сильнее родительской любви, сильнее брачных уз… Это наша боль и наше счастье. Мы сохранили Лаверэль, потому что отказались от обладания им. Вы понимаете, о чем я говорю?
        Шеф пристально посмотрел на меня.

        - Н-не совсем,  - пробормотала я.

        - Я хочу сказать, что не обязательно обладать тем, что любишь,  - сказал Афанасий Германович, и в его глазах вспыхнули знакомые изумруды.
        Мы помолчали немного. Я понимала, что мне пора возвращаться, а у меня накопилось столько вопросов… Какой успеть задать?

        - Афанасий Германович,  - осторожно начала я,  - Почему меня взяли в Лаверэль? Я ведь не проходила никаких тестов…

        - Вы в этом уверены?  - загадочно улыбнулся шеф.
        Коридор с голубыми лампочками вернул меня в домик Алены. Он был пуст. Как оказалось, хозяйки не было и снаружи. Наверное, ее короткий отпуск подошел к концу. Принц по-прежнему дремал в гамаке, остальные тоже клевали носом - злоупотребление фишелонским не прошло даром. Даже Чанг, казалось, нанюхался винных паров и заснул прямо на дорожке.
        Чтобы не переживать похмелье в пути, решено было переночевать на берегу. Ночь прошла спокойно, гаруты о себе не напоминали, и утром мы без приключений двинулись к побережью.
        Было о чем подумать - честно говоря, меня не столько волновало содержание разговора с шефом, сколько его странное, особое, отеческое отношение ко мне. Почему? И порученном нам деле - спасении юного принца - я все равно оставалась самым бесполезным членом отряда. Мне на ум приходили нелепые мысли - вроде романтической истории любви фрамата и земной женщины, вследствие чего я прихожусь шефу родней. Какой-нибудь пра-пра-правнучкой. Хотя… не стоило приписывать фраматам человеческие чувства и проблемы, их поступки и побуждения лишь на первый взгляд укладывались в формат человеческой логики. Обитатели галактики снисходили до нас, людей, сохраняя человеческий облик, говоря на наших языках, принимая наши имена. А на самом деле они были бесконечно далеки от нас.
        Задумавшись, я прослушала, о чем говорили сенс Зилезан с Денисом. Ученый пытался убедить нашего командира:

        - …Потеряем всего полдня. Туда ведет хорошая дорога. Побывать там мечтают все культурные люди в Шимилоре, но лишь единицы получают эту возможность. Друг мой, нельзя же просто взять и проехать мимо!

        - Дорогой сенс, позволю вам напомнить, что мы не на обзорной экскурсии по Лаверэлю,  - строго отвечал Денис.  - Мы рискуем постоянно. Будет чудом, если мы без потерь доберемся до побережья. Нам как можно быстрее нужно попасть в Норрант.

        - Тем более, друг мой, не стоит пренебрегать благословением богов,  - горячо возразил ученый.  - Взгляните же, вот это место.
        И сенс настойчиво ткнул пальцем в какую-то точку на карте.

        - А что там, господа?  - поинтересовался принц. Мальчик до сих пор был так бледен после вчерашнего возлияния, что я испытывала угрызения совести. Мы ведь отвечаем за него, надо было остановить… А с другой стороны, как его остановишь, если он желает быть взрослым, и к тому же еще и принц?..

        - Это Священная роща, ваше высочество,  - охотно ответил сенс.  - Оттуда берут саженцы священных ясеней для всех храмов Шана.

        - Я знаю,  - перебил его принц.  - И что, мы находимся неподалеку?

        - Всего полдня пути.

        - Фериан, я непременно должен туда попасть!  - взволнованно заявил Лесант.  - Это судьба, я уверен. В Священной роще родился мой великий предок, быть может, это он дает мне знак… Я не имею права пренебречь им. Господа! Я знаю, как вы рискуете ради меня. Но это - мое решение. Вы не обязаны следовать за мной. Продолжайте путь к побережью и ждите меня там, а я догоню вас, если великому Шану будет угодно.
        Денис развел руками.
        Ну что с вами поделаешь, ваше высочество? Господа, мы едем в Священную рощу.

        - Трудно командовать в присутствии венценосной особы, да?  - понимающе усмехнулся Сэф.
        И мы повернули на запад.
        Впервые за все наше путешествие по Диким Землям выдался по-настоящему пасмурный день. Небо набухло непролившимся дождем, между деревьями завис туман. В тумане все казалось нереальным: и болота, поросшие черничником, и косматые старые ели, и вересковые пустоши. В этих краях водились несметные тучи комаров, и нам оставалось только радоваться, что нашу земную кровь они не пьют. Принца пришлось укутать одеждой с ног до головы. Бар как-то справлялся с этой напастью… Казалось, что солнечные дни ушли навсегда, и настроение наше было сродни погоде.
        Чтобы вернуть боевой задор, Сэф разучил с нами еще одну бравую шимилорскую песенку:
        С высоких гор
        Течет Рабус-река,
        Где широка,
        Где очень глубока.
        На ней рыбак
        Не видит рыбака.
        Эх, молодость моя,
        Рабус-река!


        Мы горланили веселый мотивчик так, что эхо терялось в тумане, и не сразу заметили, что по дороге разливается странный свет. Кони заржали и взвились на дыбы - так резко мы натянули поводья.

        - Что за Пеглевы шутки,  - недовольно проговорил Денис.  - Эй, пес, ты что-нибудь чуешь?
        Он обратился к Чане не случайно: мой пес брюхом прижался к земле, поджал хвост и мелко дрожал. Он словно снова разучился говорить. Великий Шан, что же такое нас ожидало впереди, если даже бесшабашный Чанг так испуган?!
        Потом послышалось цоканье копыт - словно серебряные молоточки гулко били по металлу. Свет, похожий на чистое сияние Матин, становился все ярче и ярче. И вот, окруженный ослепительным сиянием, на дорогу вышел Белый Единорог.
        Принц Лесант спрыгнул с коня, сорвал с головы берет и, склоняя голову, стал на одно колено - так шимилорские офицеры отдают честь главнокомандующему. Вслед за ним все мужчины сделали то же самое.

        - Славься, светлый Ликорион,  - прошептали они.

        - Дарую вам доблесть,  - отозвался Единорог. У него был красивый, сильный, молодой голос. Свет, исходящий от божества, больше не слепил нам глаза, только рог сверкал серебром, как меч победителя.

        - Встаньте,  - повелительно сказал Ликорион.  - Дайте мне посмотреть на ваши лица.
        Лучистые глаза Единорога уставились на нас. Это был взгляд друга, который умеет прощать, но он проникал в самое сердце, и от него ничего нельзя было утаить.

        - Ваши битвы еще впереди,  - сказал наконец Ликорион.
        Он подошел к юному принцу и ласково, словно смирная лошадь, положил ему голову на плечо. Мальчик, покраснев, смущенно улыбался, прислушиваясь к его шепоту. Эта сцена была исполнена такой торжественности, что мы хранили полное молчание. Потом, к нашему удивлению, Единорог повернулся к сенсу Зилезану и вдруг на мгновение преклонил перед ним колено. А когда он поднялся, то наконец обратил внимание на Чанга. Тот еще сильнее прижался к земле и жалобно заскулил. На благородном, почти человеческом лице Единорога явно мелькнула улыбка.

        - Храбрый пес, ты что, боишься меня?
        Чаня сперва помотал головой, а потом кивнул.

        - Мой повелитель, я никогда еще не видел живого бога!

        - Можно подумать, ты видел много мертвых!  - фыркнул Ликорион.  - Уж кому-кому, а тебе нечего меня бояться. Все звери - мои собратья, и они вправе ждать от меня особого покровительства. У тебя есть ко мне какая-нибудь просьба? Не тяготит ли тебя дар разумной речи?

        - Нет, нет!  - Чанг отчаянно замотал головой.  - Я не хочу снова стать бессловесным существом. Это так тяжело, когда хозяйка не понимает тебя!

        - Да будет так,  - кивнул Ликорион.  - Ты останешься разумным и проживешь долгий человеческий век. Но помни: такое возможно только в Лаверэле. Поезжайте вперед, путники. За поворотом вам откроется Священная роща. Вас там ждут.
        С этими словами прекрасное существо серебряной молнией промчалось мимо нас и исчезло в тумане. Мы смотрели ему вслед, ошарашенные этой встречей.

        - Постойте, так это действительно был бог?  - пробормотал Сэф.

        - Ликорион, бог воинов и покровитель животных,  - кивнул сенс.  - Воспитатель Лесанта Первого. Как известно, он появляется в образе Белого Единорога.

        - Ну, это уже слишком,  - вздохнул анапчанин.  - Я уже начал привыкать к говорящим животным, но боги, запросто болтающие с путниками,  - это чересчур. Кстати, сенс, с чего это он кланялся вам? Признавайтесь.

        - Понятия не имею, друг мой,  - растерянно ответил Зилезан.

        - Ваше высочество!  - Сэф в упор посмотрел на принца.  - Уж вы-то наверняка знаете. Я не допытываюсь, что нам нашептал Ликорион, это ваши королевские дела. Но почему вдруг такая честь Зилезану? Нет, сенс,  - спохватился он,  - я не имел в виду, что вы не достойны. Но… это наверняка неспроста.

        - Я тоже не знаю, господа,  - развел руками принц Лесант,  - клянусь великим Шаном. Но вы правы, монгарс, Ликорион имел в виду что-то очень важное.

        - Ко мне он тоже подходил!  - горделиво приосанился Чанг.  - Вы слышали? Он назвал меня храбрым псом.

        - Он иронизировал,  - усмехнулась Нолколеда.

        - Между прочим, гарсин, Ликорион обещал, что я буду жить долго, как люди. Хоть ради этого вы могли бы относиться ко мне с большим уважением.

        - Может, у тебя хватит времени стать по-настоящему разумным,  - проворчала немка.

        - Господа, господа, тише!  - перебил их принц.  - Мы приближаемся к Священной роще!
        Нас действительно ждали. Там, где два старых ясеня склонялись друг к другу, образуя арку, стоял высокий человек в зеленых одеждах. На вид ему было лет сорок, а может, и меньше. Он носил волосы до плеч и гладко брил лицо - так ходили столичные священники. В руке обитатель Священной рощи держал ружье, рядом с ним сидел огромный пес. При виде его у Чанга шерсть на загривке встала дыбом, но косматый сторож даже головы не повернул в его сторону.

        - И это отшельник?  - тихо прошептал Сэф.  - Я, честно говоря, представлял себе безобидного старца.

        - А я вполне безобиден,  - неожиданно отозвался отшельник.  - А это,  - он подкинул в руке ружье,  - защита от тех, кто замышляет зло против священных деревьев. Меня зовут Килмот, и я очень рад вам, господа.

        - Не думаю, что это ружье стреляло хоть раз, досточтимый Килмот,  - заявил принц.  - Во всем Лаверэле не сыщется негодяй, способный злодействовать в Священной роще.
        Я мысленно вздохнула: если бы принц не проспал наш разговор с Аленой, он не был бы так уверен. Отшельник подтвердил мои мысли.

        - В Лаверэле сейчас трудные времена, господа. Повсюду рыщут чужаки. Они сознательно готовы осквернить святыни. Мне жаль, что бремя борьбы с ними падет на наши плечи, ваше высочество.
        Принц покраснел.

        - Откуда… Как вы узнали, монгарс?
        Отшельник задрал голову ввысь, где шумели кронами ясени.

        - Это все деревья. Сегодня они сказали мне, что в Священную рощу возвращается король Лесант. Эти деревья, господа, живут очень долго. Я думаю, многие из них - ровесники Лаверэля. С той поры, когда Ликорион нашел в роще младенца с короной на голове и взял его под свою опеку, минула почти тысяча лет. Для деревьев это мгновение. Ваше высочество, они приняли вас за вашего великого предка. А я сразу понял, каких гостей мне ожидать.

        - Досточтимый Килмот, могу ли я увидеть место, откуда началась история шимилорских королей?  - заметно волнуясь, спросил Лесант.

        - Конечно. Но я советую отправиться туда в одиночестве. Тотэль проводит вас.
        Услышав свое имя, косматый красавец улыбнулся и свесил язык. Принц бесстрашно погладил по голове огромную собаку, взял ее за ошейник, и они скрылись за деревьями.

        - Ну вот, господа,  - отшельник развел руками, словно новосел, показывающий свои апартаменты,  - это и есть Священная роща.

        - Как давно вы живете здесь, досточтимый Килмот?  - спросил Денис.

        - Десять лет,  - ответил отшельник.  - С тех пор, как сменил своего предшественника и учителя. Тотэль тогда помещался в корзинку. Мой учитель обнаружил у меня дар говорить с деревьями. Они действительно прекрасные собеседники. Многие посетители этого места, особенно дамы, жалеют меня. Думают, что меня тяготит одиночество. Это не так. Да вы сами поймете, о чем я говорю, если пробудете здесь хотя бы час. Вы же приехали помолиться?

        - Да, разумеется,  - смущенно ответил командир.  - А… что надо делать?

        - Вы, как и все, уверены, что для общения с богами нужны какие-то обряды,  - засмеялся отшельник.  - Это так, конечно, но обряды нужны людям. Боги гораздо умнее, чем люди порой думают о них. Им все равно, какого цвета одежду вы носите, что едите, с кем спите. Есть вещи гораздо важнее, в священных книгах они написаны между строк. И прочесть их может только чистое и совестливое сердце. Погуляйте по роще, прикоснитесь к стволам деревьев. Вы почувствуете: они теплые, живые. Поговорите с ними, может быть, они вам ответят. Доверьтесь Священной роще, идите, куда несут вас ноги. А если повезет, встретите Волшебное Зеркало.

        - Это что за штука?  - поинтересовался Сэф.

        - Это потрясающая штука!  - весело заявил Килмот.  - Но я ничего о ней не расскажу. И не просите, господа. Если вам суждено ее найти, вы сами все поймете. А если нет
        - к чему пустые сожаления?
        И мы разбрелись по роще в разные стороны, как грибники.
        Оглядываясь вокруг, я пыталась проникнуться торжественностью момента. Говорящие деревья - ровесники доисторических бурь… Здесь был найден великий основатель Шимилора… Главная святыня Лаверэля… Но прочувствовать это я не могла. Я пыталась хотя бы запомнить свои впечатления - может быть, понимание придет потом. Я касалась светло-серой коры деревьев - она действительно была теплая и, кажется, дышала. Я стеснялась говорить вслух, но про себя шептала - так, на всякий случай,
        - глупые просьбы. Я вслушивалась в шелест ажурной листвы над головой, пытаясь уловить в ней человеческую речь. Но у меня не было дара понимать деревья… И уже устав кружить среди кряжистых старых ясеней, я вдруг вышла на поляну.
        Четыре стройных ясеня окружали маленький пруд; желтая, зеленая, коричневая ряска плавала в черной воде, как новогоднее конфетти. По берегу, словно серебряная оправа, рос седой мох. Волшебное Зеркало… Я опустилась на колени и осторожно развела рукой ряску. В середине пруда тут же образовалась полынья - гладкая и неподвижная, как настоящее зеркало. Вода отразила мое лицо. Великий Шан, что у меня с прической! Парикмахер - это будет первый человек, с которым я встречусь, вернувшись в Вэллайд.
        Вдруг рябь пробежала по воде, и отражение изменилось. И я, к удивлению своему и страху, увидела знакомый мост и беседку из зеленого камня. И там, конечно, был отец. Только он не сидел неподвижно, как в моих снах. Сначала он расставил по кругу несколько глиняных плошек. Потом достал большую стеклянную бутыль с сыпучим темно-зеленым веществом. Встряхнул бутылку, нахмурившись, посмотрел на этикетку… Закрывая плошку от ветра, насыпал в нее зеленый порошок. Раздул огонь в жаровне, поднял плошку на ухват и начал греть ее содержимое. Потом вода снова зарябила, как испорченный телевизор, и ряска стала сползаться на середину. Раздался голос:

        - Вам повезло, гарсин. Волшебное Зеркало решило пообщаться с вами.
        Я обернулась - это был отшельник.

        - Простите, что я нескромно стоял у вас за спиной,  - сказал он.  - Новичкам опасно долго быть наедине с Зеркалом…

        - Что оно показывает?  - взволнованно спросила я.  - Читает мои мысли? Мои сны? Ведь это не может быть явью…

        - Трудно сказать,  - покачал головой Килмот.  - Видите ли, жить среди чудес вовсе не означает управлять ими или даже постичь до конца. Я здесь всего лишь обычный паломник - такой же, как и вы. Но место, которое вы видели, существует на самом деле - в Небулосе, как, впрочем, и тот человек - Повелитель Ветров. Странно, что Зеркало показало вам именно это. Но иногда здесь происходят и более загадочные вещи…

5. Одноглазая Маритэлла и Шалт Лентяй


        - Что вы знаете о Небулосе, сенс?  - спросила я ученого, когда мы покинули Священную рощу.  - Эй, сенс, вы меня слышите?
        Мне пришлось повторить вопрос. Сенс Зилезан был задумчив и рассеян больше обычного и все время строчил что-то в записной книжечке. Он не сразу заметил меня, а когда заметил, то нехотя убрал записи за пазуху.

        - Небулоса?.. Это один из трех материков, появившихся после Раскола. Он расположен к востоку от Лаверэля, на расстоянии…
        Я перебила дотошного ученого.

        - Что это за место? Слышали ли вы про Повелителя Ветров?
        Тот кивнул, оживившись.

        - Видите ли, все, что шимилорская наука знает о Небулосе,  - по большей части легенды. Единственное, что бесспорно,  - туда невозможно попасть. Даже эриссианам, самым искусным мореходам, это не удавалось. Те, кому удалось побывать у берегов Небулосы и выжить, рассказывали странные вещи. Их мучили кошмары, страшные головные боли, видения. Многие сходили с ума и искали смерти. Но сами небулосцы часто приплывают к островам Эрис. Они торгуют пряностями, благовониями, шелками, поделками из слоновой кости, волшебными мазями и бальзамами. А еще - драгоценными камнями. Например, сатуром. Считается, что сатур исцеляет от всех болезней, поэтому он стоит баснословных денег. Столичные ювелиры оценивают его в триста доранов за карат.

        - Ничего себе!  - вежливо изумилась я и все-таки вернула разговор в интересующее меня русло.  - Ну, а храм?

        - Я как раз собирался сказать про храм. Дело в том, что эриссиане, которые приезжают в Шимилор торговать небулосскими диковинками, божатся, что небулосцы много рассказывают о своей стране. Правда, моряки - известные фантазеры. Поэтому, все, что я скажу, не стоит принимать на веру, Джоан. Я как ученый обязан об этом предупредить…

        - Хорошо, хорошо,  - торопила я.  - Ну и?

        - Говорят, что небулосцы очень набожны. Едва ли не треть всего населения живет в монастырях, где постоянно молится и медитирует. И поэтому над Небулосой царит вечная благодать. Там не бывает плохой погоды, животные свободно гуляют по городам… В самом сердце материка находится храм Повелителя Ветров. Говорят, это он держит в своих руках нити судеб всех обитателей Небулосы. А по побережью выстроены сторожевые монастыри и храмы. Там денно и нощно идут службы, и это создает для незваных гостей непроходимую стену. Небулоса как бы накрыта стеклянным колпаком волшебства. Попасть туда невозможно. А жаль…  - вздохнул ученый.  - Ну что, дружочек, я удовлетворил ваше любопытство?
        И сенс Зилезан снова полез за своей книжкой. После паломничества в Священную рощу он явно был не в своей тарелке. Впрочем, принц тоже ехал с отрешенным, посветлевшим лицом, остальные все больше молчали - даже Чаня!  - да и сама я постоянно думала о том, что показало мне Волшебное Зеркало. Позже я с уверенностью могла сказать, что уже тогда обо всем догадалась. Просто мне было страшно себе в этом признаться, связать воедино свои сны, отражение в Зеркале, слова кабарима и странный интерес ко мне фраматов.
        До побережья оставалось два дня пути. Честно говоря, я уже изнемогала от желания оседлой жизни - хотя бы на палубе корабля. В седле мы проводили гораздо больше времени, чем на земле, и я всерьез начала опасаться, что ноги у меня станут кривыми, как у кавалериста. Все так устали, что даже извечные ссоры в отряде прекратились. Каждый ехал наедине со своими мыслями. А вокруг стояла тишина. Лишь один раз мы видели вдали дровосеков, да проехала мимо нас крестьянская телега. Маландрины провожали нас хмурыми взглядами из-под беретов, но в контакт не вступали. Я не уставала дивиться, что наше путешествие проходит так благостно.
        Однако радоваться было рано. Приключения, как всегда, начались на закате. Прямо перед нашим носом, поперек лесной дороги со скрипом упало старое дерево. С его вздыбленных корней сыпалась свежая земля. Послышались оглушительные выстрелы. Испуганные кони заметались перед преградой.

        - Засада!  - крикнул Денис.  - Поворачиваем!
        Вдруг с деревьев сорвались какие-то существа, похожие на огромных пестрых птиц. Раскачивая канаты, они вылетали на дорогу и с улюлюканьем прыгали вниз. Один из прыгунов вцепился в поводья Карамэля, но Сэф плашмя огрел его шпагой. Нолколеда метким выстрелом уложила одного из нападающих, но тут же раздался ответный выстрел, и конь под ней захрипел, падая на землю. Угрожающе щелкнули курки.

        - Вы окружены, господа!  - послышался голос.  - Кошелек или жизнь!
        Маландринов было человек пятнадцать - целая банда. Все с головы до пят были одеты в разноцветные лохмотья - вот почему я не сразу узнала в них людей. Верховодила у разбойников здоровенная тетка в красной юбке, огромных сапожищах и цветастом платке, лихо повязанном вокруг головы. Левый глаз разбойницы закрывала черная перевязь. Не отводя ружья, она подмигнула нам здоровым глазом.

        - Нам нужны ваши деньги, господа! Только деньги - и убирайтесь к Пеглю в лапы! Но не вздумайте валять дурака! С Одноглазой Маритэллой шутки плохи! Верно, братушки?

        - Верно!  - взревели «братушки», потрясая оружием.

        - Что будем делать, господа?  - поинтересовался Сэф.  - Мы опять попали в историю.

        - Может, отдать им деньги?  - предложил сенс Зилезан.

        - Глупости,  - возразила Нолколеда.  - И как мы тогда добреемся до Норранта? Бесплатно никакой корабль не повезет.

        - По-моему, командир, вам пора проверить, какую силу имеет охранная грамота Брота Болванаса,  - вмешался Бар.

        - Да вы посмотрите на эти рожи!  - хмыкнула Нолколеда.  - Какая грамота? Надо прорываться - и все тут. Давай команду, Фериан.

        - Нет, постойте,  - Денис достал свиток.  - Надо все-таки попробовать. Эй, досточтимая, как вас там, Маритэлла! Взгляните для начала вот на это!
        Крепкой мужицкой походкой разбойница подошла к Денису и взяла грамоту. Развернув, она долго рассматривала ее с глубокомысленным видом. Все затаили дыхание. Мы напряженно ждали ее реакции, маландрины - указаний. Вдруг ярко накрашенные губы Маритэллы расплылись в довольной улыбке. Лихо присвистнув, она крикнула разбойникам:

        - Отбой, братушки! Это друзья, мы их грабить не будем.
        Разбойники недовольно заворчали, но возражать никто не посмел.

        - Так вы, значит, знакомы с досточтимым Бротом,  - заявила Маритэлла, уперев руки в крутые бедра.

        - Мне удалось вылечить досточтимого Брота от болезни,  - ответил Денис.  - И он присутствовал на моей свадьбе.

        - Свадьбе?  - заинтересовалась разбойница.  - И на ком ты женился? На этой?  - она ткнула в меня толстым пальцем, на котором сверкало драгоценное кольцо.

        - Нет, на этой,  - Денис невозмутимо кивнул в сторону Нолколеды.

        - Ну, какая разница…  - вздохнула Маритэлла.  - Свадьба… А ведь Брот делал мне предложение, и не раз. Лет десять назад я едва не уступила. А потом как представила, что всю жизнь придется каши варить и сопливым детям носы утирать… И так мне стало тошно, досточтимые господа! Нет, решила я. Не променяю я вольную жизнь на супружество. И потом, на кого я братушек своих оставлю? Это вам не шутки. Я ведь им как мамка. Верно, братушки?

        - Верно!  - слаженно отозвались разбойники.

        - Ну да ладно, дела это бывшие. Болванас - он в наших краях самый уважаемый человек. Не считая меня, конечно. Его друзьям каждый за честь помочь сочтет. Вы куда путь держите, господа, если не секрет? Может, подскажу чего…
        Узнав, что нам предстоит морем добираться в Норрант, разбойница задумалась.

        - Да… Это вам не шутки. Контрабандисты - народ ушлый, обдерут вас, как липку, господа мои хорошие. Или вообще разговаривать не станут. Не любят у нас шимилорцев. Хотя… Есть там один капитан… Вам повезет, если его «Мотишта» трется у побережья. Значит так: ищите Шалта Амасана, по прозвищу Лентяй. Он родом из Шимилора, из благородных, между прочим. Шалт и лишнего не возьмет, и слово свое всегда сдержит. А для уверенности я сюда добавлю свою печать. Дай-ка бумагу.
        Маритэлла взяла грамоту и громко чмокнула ее чуть пониже подписи Брота Болванаса. На бумаге остался розовый отпечаток губ.

        - Покажете ему, будет сговорчивей. Ну, да прострет над вами ветви великий Шан! Эй, братушки, оттащите дерево.
        Когда дорога освободилась, мы тронулись в путь, а разбойники, под суровым взглядом Одноглазой Маритэллы, провожали нас, взяв ружья на караул.

        - Море,  - мечтательно проговорил Сэф. Он задержал Карамэля на холме, откуда был виден пляж и накатывающие на песок темно-зеленые волны. Солнце по-прежнему скрывалось за облаками, горизонт терялся в сиреневой хмари, где-то тоскливо кричала невидимая чайка. На севере темной массой вздымались уже совсем близкие горы.
        Мы спустились по песчаному склону и погнали коней по кромке воды. В лицо полетели соленые брызги. Чаня во всю прыть несся впереди. Мы торопились, надеясь, что самый трудный этап нашего пути подходит к концу. После часа быстрой езды впереди показалась бухта.

        - Бухта Ганнад!  - крикнул сенс Зилезан, погоняя уставшего Буррикота.
        Именно здесь причаливали суда контрабандистов-маландринов, которые, минуя таможню, возили в Шимилор пушнину из Норранта. Насколько мне было известно, бизнес приносил неплохую прибыль, несмотря на опасный путь к границе через все Дикие земли.
        Когда мы подъехали ближе, нам показалось, что мы попали в настоящий порт. Корабли, стоящие у пристани, но размерам и количеству не уступали королевскому флоту. Охранялось это место тоже сродни государственному объекту: навстречу нам выехал вооруженный до зубов отряд маландринов.

        - Кто такие, раздери вас Пегль?  - нелюбезно окликнул нас старший.

        - Нам нужен Шалт Амасан,  - ответил Денис.

        - Зачем?

        - Мы хотим переправиться в Норрант.

        - Найди Лентяя,  - велел старший одному из маландринов.  - Спроси, будет ли он разговаривать с чужаками. А вы стойте здесь, и ни шагу. Иначе мои молодчики изрешетят вас, как сито.

        - До чего милый народ эти маландрины,  - вздохнул Сэф.

        - Им нравится быть такими,  - пожал плечами Денис.  - Но, между прочим, никто из них не причинил нам настоящего вреда.

        - Твоя правда, командир,  - согласился анапчанин. Потом, ехидно прищурившись, добавил: - От некоторых встреч даже польза вышла. Когда бы ты сам собрался жениться? А так вопрос уже решен.
        Денис повернулся к Сэфу с высокомерным видом.

        - Надеюсь, ты действительно так думаешь. Потому что это не повод для шуток.
        Сэф хотел сказать что-то еще, но передумал - к моему разочарованию.
        Каждый раз, когда всплывала тема «брака», я напрягала слух. Мне было страшно интересно, нет, жизненно важно знать, что думает по этому поводу сам Денис. Будь я решительней, прямолинейней, смелее - давно бы спросила у него самого: ты всерьез воспринимаешь узы, связавшие тебя с Нолколедой? Или мысль о неразрывности этих уз причиняет тебе боль? Разумеется, последний вариант гораздо предпочтительней…

        - Лентяй, вот эти люди.
        К нам вразвалку подошел капитан Шалт - красавец с острой бородкой и роскошными усами. По морскому обычаю он носил широкополую шляпу, из-под которой на нас глядели пронзительные черные глаза. Поверх красной цыганской рубахи капитан набросил форменный камзол королевского флота - белый, с золотым позументом. За широким кожаным поясом был заткнут пистолет, на бедре болтались ножны с кортиком. У его ног вертелся белоснежный хорек. Короче говоря, это был настоящий морской волк - если не считать того, что рост капитана Шалта Лентяя не превышал шести кроксов - примерно метр двадцать по земным меркам.
        Капитан, однако, явно не комплексовал по поводу своего роста. Сочным баритоном он поинтересовался:

        - Какого Пеглева дерьма вы забыли в этих краях, досточтимые господа?

        - И вам доброго дня, капитан,  - невозмутимо ответил Денис.  - Мы ищем судно, которое отвезло бы нас в Норрант, к устью реки Гленсы. «Мотишта» нам бы вполне подошла.
        Шалт Лентяй принял позу оскорбленного достоинства.

        - Что?! Кто-то решил, что моя «Мотишта» - это телега для перевозки всякого дерьма?
        Вы явились не по адресу, досточтимые господа. Я капитан, а не извозчик!
        Бросив нам в лицо эти гневные слова, Шалт повернулся и зашагал к причалу. Но, не сделав и пяти шагов, обернулся и небрежно заявил:

        - Пять аренов с человека, восемь - с коня. И ни буса меньше, господа.

        - Пол-арена с человека и восемь кувров с коня,  - ответил Денис с восхитительным спокойствием.
        Шалт страдальчески поднял брови, как будто в жизни не слышал большей глупости. Пробурчав, что за пол-арена некоторые могут добираться в Норрант вплавь со всем своим дерьмом, он выразительно сплюнул на песок. Потом, изобразив на лице отчаянную борьбу человеколюбия и жадности, сказал:

        - Три с человека, пять с коня. И это последнее слово Шалта Лентяя.
        Торги продолжались не меньше получаса. Мы наблюдали за поединком капитана и нашего командира с искренним наслаждением. Разумеется, в ход пошла грамота Брота Болванаса. Уж не знаю, что произвело большее впечатление на капитана Шалта - подпись алезанского старейшины или отпечаток алых губ досточтимой Маритэллы. В результате сошлись на арене с человека и полутора с коня. Мы также покупали еду для себя, корм лошадям и проставляли выпивку всей команде. Трудностей с закупками не возникло. Контрабандисты обосновались в бухте Ганнад со всеми удобствами: лавками, тавернами и даже публичным домом с трогательным названием «Морские сестрички». Правда, от местных цен глаза откровенно лезли на лоб. За те деньги, в которые нам обошелся этаж в местном постоялом дворе, в Вэллайде можно было снять настоящий дворец.
        За час до рассвета мы явились на «Мотишту» - трехмачтовую лапиду, как назывались в Шимилоре быстрые и легкие торговые суда. Капитан Шалт принял задаток из рук Сэфа, остававшегося хранителем наших сокровищ. Бар вместе с матросами устроил в трюме наших лошадей.

        - Отдать швартовы!  - скомандовал боцман, и «Мотишта» величаво заскользила от пристани. С шумом рванулись паруса; на их белоснежных щеках проступил застенчивый румянец. Небо над морем засветилось розовым, а потом огромный край алого солнца выплыл над горизонтом. Остатки облаков то и дело наползали на него и сгорали в торжествующем огне рассвета.
        Я впервые оказалась на палубе парусного судна. Более того, это было мое первое в жизни настоящее морское плаванье - хоть оно и проходило не дальше трех корсов от берега. Я натянула на узкие кожаные брюки высокие сапоги, надела свою вязаную тунику на голое тело и повязала голову шелковым шарфом, развевающимся по ветру. Стоя на носу, не отводя глаз от океанских просторов, самой себе я представлялась героиней Саббатини или Стивенсона. Зеленый флаг с красной полосой гордо реял над моей головой.
        По счастливому стечению обстоятельств, большинство из нас не страдало морской болезнью. Эта беда постигла только принца Лесанта и, к моему удивлению и некоторому злорадству, нашу железную Леду. Оба лежали в своих каютах с тазиком под койкой, а Денис колдовал над какими-то снадобьями, могущими вернуть их к жизни. Но пока наши трапезы в кают-кампании проходили без них.
        Мы обедали в обществе капитана Шалта и его старшего помощника, Брайтиса Гаэтана. Прислуживал нам расторопный юнга Баз. Оплата наличными прямо-таки преобразила капитана. Он оказался любезным собеседником и галантным кавалером. За все плаванье слово «дерьмо» он произносил не более трех раз - и то безотносительно к нам. Он не задавал лишних вопросов о цели нашего путешествия в Норрант, зато не уставал похваляться быстроходностью и грузоподъемностью своей «Мотишты». Я думала, лапида Шалта называется по имени его жены или возлюбленной, но оказалось, так звали обожаемого хорька капитана. Из-за этой пронырливой Мотишты Чаню пришлось запереть в каюте у принца. При виде собаки белоснежная любимица капитана приходила в неистовство, верещала и норовила забиться в сапог хозяина. Чанин дар речи не произвел на капитана особого впечатления.

        - Может, он и говорящий, а морда у него наглая, рыжая, как у лисы в курятнике. Пусть сидит в каюте, все равно с моей Мотиштой ему говорить не о чем,  - резонно заявил он.

        - Капитан,  - поинтересовался за обедом Сэф,  - почему у вас такое странное прозвище?
        Шалт хитровато усмехнулся в усы.

        - Почему странное, монгарс? Прозвище уважаемое. Видите ли, досточтимые господа, Шалту Лентяю обычно лень считать выручку. Иной раз начнешь, да на двадцатом арене собьешься. Ну и что? Пересчитывать? Мне лень, клянусь великим Шаном. Мои матросы как жалованье получают? Я деньги высыплю на стол, идите, ребята, возьмите, сколько я вам должен.

        - И что, никто не обманывает?  - подивился Сэф.

        - А это вторая причина, почему меня зовут Лентяем. Все знают, капитану Шалту лень тратить время на слова. Зато один мой приятель,  - он любовно погладил рукоятку пистолета,  - бьет без промаха.
        Когда стемнело, «Мотишта» резко поменяла курс, направившись в открытое море. Капитан Шалт объяснил, что мы поравнялись с хребтом Мэлль.

        - Здесь под водой - тоже горы. Кусок затонувшего материка. Рифы торчат, как драконий хвост. Получается, надо обходить, а то бы уже ночью причалили в Норранте. В этом месте каждый год происходят кораблекрушения. Обязательно кто-нибудь да подумает: ну-ка сокращу путь, прижмусь поближе к берегу, авось, проскочу. Но вы ведь не спешите, господа?
        Встревоженные перспективой кораблекрушения, мы хором подтвердили, что ничуть не спешим.
        И действительно, куда было спешить? Наоборот, я наслаждалась долгожданным отдыхом и допоздна не уходила с палубы. Волны фосфоресцировали зеленым в свете Модита - хотя в последнее время это светило вызывало у меня мистический страх. По небу щедро рассыпались звезды. Сенс Зилезан научил меня узнавать некоторые созвездия.

        - Вот этот квадрат, Джоан, он почти правильный, видите? Это Королевский Стол. Четыре самых ярких звезды названы по именам великих королей прошлого: Лесанта, Энриэля Первого, Энриэля Второго и королевы Модорис. А вот Матушкино Кольцо - двойная звезда, видна только на севере…
        Я смотрела на небо, пока не затекла шея. Интересно, есть ли смысл угадывать в одном из далеких светил наше Солнце? Или мы находимся в какой-то параллельной Вселенной, и до Земли нас отделяет нечто большее, чем бесконечность световых лет?.
        Странно: я думала, что от этих мыслей меня скрутит жесткий приступ ностальгии. Ничуть не бывало. Это, наверное, потому, что на Земле у меня не было настоящего дома. Иначе разве я оказалась бы в Лаверэле - этом рае отверженных?

        - Почти над самым горизонтом, слева от Глациэля,  - Морской Крест,  - продолжал сенс.  - Заметьте, Джоан, как мало в Лаверэле истинно морских символов. В их пантеоне нет ни одного морского существа. Материк размером с большой остров, меньше нашей Австралии, со всех сторон окружен океаном - и такая водобоязнь! Нет, боюсь, у Шимилора еще долго не будет морского флота.
        От этих слов мне вдруг стало не по себе. Я представила остров в океане и могучую армаду военных кораблей, на всех парах спешащую к его берегам. Я вздрогнула от щемящей, достойной фраматов нежности к этому доверчивому миру, стоящему на грани беды. Сейчас я была уверена в его обреченности. Мне было стыдно за свою - за нашу
        - беспомощность. Лаверэлю угрожали не только райшманы. Само время было против замысла фраматов - на века сохранить неизменным этот мир.

        - А вы показали Жанне Изумрудных Любовников, сенс?
        Сэф неслышно, как кот, подкрался к нам и оперся о борт рядом со мной.

        - О, друг мой, с этим вы справитесь лучше меня,  - с неожиданным лукавством отозвался сенс,  - а я вас покину.

        - Сенс, пожалуйста, останьтесь!  - воскликнула я.

        - Не задерживай нашего досточтимого сенса,  - тут же вмешался Сэф.  - Его наверняка ждет таинственная записная книжка! Хотелось бы мне знать, что в ней,  - вкрадчиво шепнул он, пощекотав бородкой мне шею.

        - Сэф!  - я настороженно отодвинулась.

        - Что - Сэф? Так ты хочешь посмотреть на Изумрудных Любовников или нет?

        - Ну, допустим, хочу,  - засмеялась я.

        - Тогда пошли.

        - Куда?

        - Отсюда их не видно. Пошли!  - Сэф потянул меня за руку и потащил на нос корабля.
        - Вставай сюда!
        Он заставил меня залезть к самому форштевню, и я схватилась за шершавый канат. Ночной ветер неожиданно ударил мне в лицо, сорвав шарф. Светлая полоска ткани, трепеща, исчезла в темноте.

        - Отпусти, не бойся, я тебя держу!  - Сэф обнял меня за талию.

        - Что еще за сцена из «Титаника»?  - нахмурилась я, но отпустила канат. А потом огляделась.
        Под ногами была бездна. Вокруг была бесконечность - я была наедине с ней, я больше не чувствовала поцелуев, которыми Сэф покрывал мой затылок. Космос обрушивался на меня, превращая в одну из сверкающих точек. Как говаривал старина Кант, звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас… Но Сэф вернул меня на палубу
«Мотишты».

        - А вот и они. Смотри!
        Сэф показывал на два зеленых огонька на небосводе. Они, то мерцали поочередно, то вспыхивали вместе, окружаясь ореолом. Казалось, две звезды, взявшись за руки, кружились в танце.

        - Это и есть Изумрудные Любовники?  - спросила я.  - А почему их так называют?

        - Есть одна легенда.

        - Расскажешь?

        - Не сейчас,  - Сэф развернул меня к себе. Я опустила глаза под его жадным взглядом.

        - Сэф, не надо. Я же говорила, что сама не знаю…

        - А я тебе помогу разобраться,  - невозмутимо сказал он и осторожно провел пальцем там, где жесткая туника соприкасалась с кожей. Я сглотнула слюну. Теплые губы припали к ямочке между ключицами, руки скользнули под тунику, вдоль позвоночника, почти не касаясь… Звезды слепили глаза. Ноги слабели, становились ватными…

        - Сэф!  - умоляюще прошептала я.

        - Потом, солнце мое, потом,  - пробормотал он. Его рука легла мне на живот. И тут мы услышали приглушенные голоса. Сэф нехотя отпустил меня, а я украдкой стерла с лица и шеи невидимые следы поцелуев. Ну, и кто явился в роли моего спасителя? Ведь я, несомненно, пожалела бы наутро о своей слабости. А может, нет? Может, это глупо
        - хранить верность даже не человеку, а придуманному идеалу? Сгорать в огне бессмысленной, почти беспредметной страсти?
        На палубе стояли Денис с Нолколедой. Они смотрели на нас с холодным неодобрением - ни дать ни взять обманутые супруги. Нолколеда держала Дениса за руку. Этот многозначительный жест привел меня в бешенство. А потом мне вдруг стало смешно и грустно. Я представила себе подобную ситуацию - этакий четырехугольник - на Земле. Какая была бы драма! Как трещали бы судьбы, разрываясь пополам! Но здесь… Сейчас мы действительно были друг для друга самыми близкими людьми. Наши мелкие ревности и ссоры казались игрушечными под этим чужим небом. Что делить нам, которым выпало разделить судьбу Лаверэля…
        Утром на горизонте появились скалистые, неприступные берега Норранта. Мы по очереди отнимали друг у друга подзорную трубу, любезно предложенную старшим помощником Брайтисом.
        Суровая, величественная красота севера… Здесь не было земли, почвы, только камни - словно кожа планеты лопнула от напряжения, обнажая могучие мышцы. Боги, создававшие этот край, боялись ровных линий. Весь берег был изрезан, искромсан: бухточки, острова, полуострова, мысы, фиорды… И все каменное, гранитное, красно-серое, окруженное пронзительной синевой моря и неба. «Мотишга» осторожно ползла среди скал. Лоцман, сверяясь с картами, лотом вымерял глубину.
        Между разбросанных повсюду гранитных валунов рос камыш, качались белоголовые ромашки. Волны с шорохом и плеском разбивались о валуны, век за веком шлифуя их до зеркального блеска. По скалам взбегали наверх пушистые сосны. И на камнях растут деревья… За что они здесь держались, эти акробаты-виртуозы?
        И вдруг - уже не помню, кто закричал первый, указывая на небо,  - над берегом медленно пролетела гигантская птица. Ее оперение на солнце сверкало ультрамарином. Извивался длинный хвост с острым шипом на конце, помогая держать равновесие и парить в воздушных потоках. Рогатая голова повернулась к нам, раскрылась пасть, оттуда явственно полыхнуло пламя…

        - Дракон!  - воскликнул Сэф.
        Дракон сложил крылья, хвост свился мощной пружиной, и сказочное существо с реактивной скоростью исчезло за лесом. Я едва не плакала - от северного ветра в лицо и от восторга. А еще от любви к этому миру, где невозможное становится возможным, а легенды - былью. Как отблагодарить судьбу, подарившую мне Лаверэль?
        Часть 4 МИЛЛАЛЬФ

        Ее факел был огнен и ал,
        Он был талый и сумрачный снег:
        Он глядел на нее и сгорал,
        И сгорал от непознанных нег.
        Лоно смерти открылось черно -
        Он не слышал призыва: «Живи»,
        И осталось в эфире одно
        Безнадежное пламя любви:

    И. Анненский

1. Пеглевы дети

        Еще целый день мы плыли вдоль побережья к устью реки Гленсы. Сенс Зилезан развлекал нас лекциями о Норранте.

        - Формально герцогство Норрантское является северной провинцией Шимилора и платит ему дань. Герцог Норрантский - вассал шимилорского короля. Между двумя правящими домами, друзья мои, давно закрепились родственные отношения. Лучшие девицы из королевского семейства выходили замуж за норрантских вельмож, и наоборот. Например, нынешняя герцогиня Норрантская приходится вам, ваше высочество, двоюродной теткой. При этом Норрант сохраняет определенную независимость. Между ним и Шимилором существует граница, которая проходит по горам Мэлль. Отроги этого хребта мы с вами как раз видели с моря. Надо сказать, Мэлль - очень высокие горы. Наивысшая точка, гора Финд, достигает почти корса в высоту.
        Мы восхищенно покачали головами. Около двух километров - настоящий Эверест!

        - На юге,  - продолжал ученый,  - Мэлль переходит в горы Риверан, которые тянутся по восточному побережью Лаверэля. Опять же формально эта территория поделена между Норрантом и Шимилором. Однако в северной части Риверана никто не живет. Там водятся синие драконы. Это единственное место в Лаверэле, где их можно встретить в естественных условиях.

        - Одного из них мы видели,  - кивнул Сэф.  - Далековато же он забрался!

        - Увы, мой друг!  - покачал головой сенс.  - Скорее всего, это был домашний дракон. Дикие раза в три крупнее, и они никогда не покидают своих родных гор. Однако норрантцам удалось вывести домашнюю породу драконов сравнительно небольшого размера. Их используют как почтовых голубей, как сторожей и пограничников, поручают переносить не слишком тяжелые грузы. Надо сказать, синие драконы очень смышленые существа. Если приручить их в юном возрасте, то они привязываются к своим хозяевам, как собаки. Так, на чем я остановился?

        - На горах Риверан,  - подсказал принц, который всегда слушал об истории и географии родного континента с не меньшим интересом, чем мы, земляне.

        - Да-да. На юге Риверана, в шимилорской его части, много горных селений. Но их жители довольно невежественны и славятся дурным нравом. Теперь собственно о Норранте. Сама природа поделила герцогство на четыре части. Граница проходит по рекам: Макту, Штору, Миорк и Гленсе. Эти части называются кунстами. В каждом кунсте есть всего один город, который, скорее, можно назвать крепостью, окруженной рыбачьими селениями. В крепости живет кунна - правитель. Так, герцог Норрантский является одновременно кунной Кламсаттским и живет в Кламсатте - столице Норранта. Кунст Кламсатт - самый обжитой. Там почти нет лесов, чудесные луга, на которых пасутся стада тучных коров… Вы пробовали когда-нибудь кламсаттский сыр, друзья мои?
        Оказалось, пробовали только Сэф и принц.

        - Дорогое удовольствие, сенс,  - заметил анапчанин.  - Даже на королевском столе он появляется по большим праздникам. Когда вернемся в столицу, попросим его высочество пригласить нас отведать этот деликатес.

        - Обязательно, господа,  - серьезно кивнул принц.

        - Каково сообщение в Норранте?  - поинтересовалась Нолколеда.  - Эта информация представляет больший интерес, чем сведения о каком-то сыре. Как мы доберемся до Миллальфа?

        - Насколько мне известно,  - ответил сенс Зилезан,  - дорог здесь почти нет. Дорогами служат реки, по берегам которых, в основном, и расположены все города и поселения. Посмотрите по карте. Вот Миллальф - на левом берегу Гленсы. Нам надо подняться вверх по течению, пересечь озеро Виско…

        - Ну и на чем мы это сделаем?  - допытывалась Нолколеда.

        - Не знаю, друг мой,  - развел руками ученый.  - Я здесь впервые, так же, как и вы.

        - Надо посоветоваться с капитаном,  - сказал Денис.  - Эй, достопочтенный Шалт, вы сейчас не очень заняты? Прибыль не пересчитываете? У нас к вам пара вопросов.
        Шалт Лентяй присоединился к нам и, нахмурившись, уставился на карту.

        - Да, господа мои хорошие, не повезло вам. Кунст Ленсатт,  - капитан очертил границы указательным пальцем с тяжелым перстнем,  - места дикие, лесные. Ваш Миллальф довольно далеко от берега, это целый день по лесу добираться, а то и больше. А дороги нет, одни охотничьи тропы. Говорят, гам полно хищников - волков, медведей, ханов.

        - Это кто такие?  - спросила Нолколеда.
        Со слов капитана мы поняли, что ханы - крупные хищники из семейства кошачьих. Нечто среднее между тигром и рысью.

        - Но это бы все не беда,  - продолжал Шалт Лентяй.  - Сейчас, летом, зверье на людей не нападает. Они сытые, дичи много. Если только на логово с детенышами наткнетесь… А вот есть там кое-что и похуже.

        - Что еще? Не тяните, капитан,  - попросил Денис.

        - Пеглево племя там живет.

        - Ну, это сказки,  - фыркнула Нолколеда.

        - Хорошенькие сказки!  - обиделся капитан.  - Сам я Пеглевых детей никогда не встречал, но слышал об их пакостях не раз. Говорят, они и в диких землях водятся. Вот мой приятель вез товар, остановился на ночлег. Утром вскочили - товара нет. А потом увидели, что мешки с товаром на верхушках сосен висят. А стволы гладкие, как туда забраться можно - непонятно. И ночью никто ничего не слышал…

        - Ладно, капитан, оставьте Пегля в покое,  - прервал его Денис.  - Мы уже поняли, что места вокруг Миллальфа неспокойные. И что вы предлагаете? Что нам делать?

        - В первую очередь нанять симму - обойдется в три-четыре арена, как договоритесь. Это большой плот, вроде парома. Самое здесь распространенное транспортное средство. Вы минуете Виско и плывете еще корсов двадцать - это займет у вас дней шесть. А потом, как я сказал,  - через лес. Но я бы на вашем месте высадился на берегу Виско и нанял там проводника. Местные охотно соглашаются. Вы потеряете дня два, зато наверняка доберетесь невредимыми. Ну а теперь, готовьтесь, господа. Часа через два причаливаем. Приятное было плаванье. Вот только ваш «говорящий» пес меня достал, Пегль его задери!
        Увы, Чаня действительно позорил меня перед командой и спутниками. Осатанев от сидения взаперти, он скребся под дверью и громко выл. Иногда он замолкал минут на десять, набирался сил и снова заводил свою удручающую песню. Мои попытки воззвать к его разуму были тщетны, бедняга просто не желал ни с кем разговаривать.
        Наконец «Мотишта» бросила якорь в устье Гленсы. Мы вывели из трюма лошадей и выпустили наконец «узника совести». Шалт Лентяй прощально помахал нам с мостика своей шляпой. А наш маленький отряд направился к зданию под деревянным навесом - своего рода речному вокзалу.
        Мы подоспели как раз к погрузке очередного симмы - огромного плота, сделанного из сосны. На нем спокойно разместился не только наш отряд, но и шумное норрантское семейство, а также старуха с тремя вислоухими козами и бородатый рябой мужичок с чем-то вроде гармошки на ремне. Симмой управляли четверо суровых норрантских парней - бородатых, в унтах и телогрейках. Длинными шестами они отталкивались от дна, не позволяя плоту прибиться к берегу.
        Приморье было самой обитаемой частью кунста Ленсатт. На реке то и дело встречались рыбачьи лодки. По берегу были разбросаны маленькие деревушки и хутора, между которыми простирались заливные луга. Коровы - крутобокие, темно-рыжие,  - меланхолично жевали траву и отгоняли хвостами насекомых. И мы, и они смотрели друг на друга без особого интереса.
        Честно говоря, мне было ужасно скучно. Я коротала время во сне и отлежала все бока. Вместо драконов и единорогов, вместо чудес, к которым, признаюсь, привыкла,
        - утомительное плаванье на плоту, словно из какого-нибудь кино про сибирскую глубинку.
        Со скукой все боролись как могли. Рябой мужичок жарил на гармошке, пятеро детишек мал мала меньше сперва дрались, не поделив какую-нибудь игрушку, а потом громко плакали. Их мать, румяная молодая женщина в накрахмаленном чепце, вязала бесконечный шарф. Потом дети выяснили, что на симме едет «настоящая живая собачка», и спокойной жизни Чанга пришел конец. Поджав хвост, он по всему плоту удирал от назойливых малолетних поклонников, норовивших поймать его за хвост или оседлать па манер коня.
        Развлечением оказалось и посещение молочной ярмарки - она раскинулась прямо на берегу. Мы еще издали заметили празднично одетых женщин, изо всех сил машущих платками нашему симме.

        - Молоко! Свежее молоко! Масло! Сметана! Сливки! Самые лучшие сливки!  - раздавались зазывные крики. Казалось, от берега шел теплый дух парного молока.
        На плоту не усидел никто. Мы ходили вдоль рядов, где на чистых крахмальных салфетках золотились сырные головы, плескалось молоко в деревянных бадьях и сливки в кувшинчиках с узким горлышком. Особенно хороша была сметана - желтая, как масло. Хозяйки зачерпывали ее прямо руками, плюхали на хлеб и протягивали покупателям - на пробу, а потом аппетитно облизывали розовые пальцы. Всего за итай можно было купить пузатый горшочек этого лакомства. Я купила два и еще маленькую бадейку молока - для его высочества. В последнее время принц мне не нравился: он плохо ел, был бледен, жаловался на головокружение. Наверное, сказывалась перенесенная морская болезнь.
        Шумное семейство осталось на ярмарке; на следующий день, перед самым озером Виско, сошла на берег и старуха с козами. Из посторонних остался один рябой гармонист. От заката до рассвета он терзал неразлучный инструмент, пока наконец Нолколеда с общей молчаливой поддержки не сделала ему резкое замечание. Мужичок, однако, не обиделся, а счел это приглашением к общению. Он представился Тимезином Опасом, или просто Тмезом, как он просил себя называть.

        - А я все смотрю и думаю - земляки. Шимилорцы,  - говорил он, отложив гармошку.  - Сам-то я родом из Блафеона. Но уже лет пятнадцать как обосновался в Норранте. У меня сын в пограничниках служит, вот, выбрался навестить.
        Тмеза совершенно не волновало, слушают его, или нет. А нам было жаль прогонять болтуна, да и куда от него денешься на плоту? К тому же выяснилось, что неподалеку от Миллальфа, на хуторе, живет его свояченица, поэтому он хорошо знает тамошние места.

        - … местечко то еще,  - качал головой Тмез.  - Без проводника не обойтись. Клянусь великим Шаном, либо в болоте застрянете, либо Пегль с дороги собьет. Кстати, я бы мог вас отвести. А что? Ну, потеряю дня три-четыре. Так хоть денег заработаю, сыну на гостинцы.

        - Нет, приятель, благодарствуем,  - покачал головой Бар.  - Езжай спокойно к своему пограничнику. А мы на Виско найдем проводника.

        - На Виско-то с вас запросят втридорога,  - обиженно ответил Тмез.  - А я бы за арен довел до самых ворот Миллальфа.

        - Ничего, авось не разоримся,  - заявил Бар.

        - Что-то ты, Бар, совсем забыл субординацию,  - неожиданно сказал Денис.  - Вот уже и хозяйскими деньгами распоряжаешься. Ты действительно хочешь поработать на нас, Тмез?

        - Да я не навязываюсь,  - надулся гармонист.

        - Постойте, командир,  - не выдержал Бар,  - зачем он вам сдался?

        - Будешь нашим проводником, Тмез,  - твердо заявил Денис.  - У ворот Миллальфа получишь полтора арена. А ты,  - он обернулся к Бару с ледяным спокойствием,  - знай свое место, слуга.
        Бар едва заметно усмехнулся в усы, пожал плечами и молча отошел к лошадям.

        - Ты чего, командир?  - удивился Сэф.  - Может, он и нагловат, этот Жаннин оруженосец, но порой дело говорит. И потом… Мы же сейчас одна команда.

        - Вот именно - команда,  - жестко бросил Денис.  - А меня вы выбрали командиром. И наверное, не для того, чтобы решать наши проблемы в непринужденной беседе. Давайте этого не забывать. Я отдал приказ, будет так, как я сказал.
        Он отпихнул ногой вещевой мешок и отошел на другой конец симмы.
        Я была удивлена и расстроена. Конечно, жаль Бара, но Денис прав: по шимилорским меркам, мой слуга ведет себя с нами, «дворянами», слишком уж запанибрата. Говорит, когда его не спрашивают. Решает за нас наши проблемы, хотя ничего в них не понимает. Надеюсь, Бар усвоил урок. Лишь бы Денис не держал на него зла. А вот и он - сидит по-турецки лицом к реке. О чем он думает? Я подошла к нему и обратилась, как всегда, без имени:

        - Послушай, ты действительно считаешь, что этот Тмез будет хорошим проводником?
        Денис поднял на меня глаза - встревоженные, усталые.

        - Не знаю,  - неожиданно ответил он и тяжело вздохнул.  - Понимаешь, мне надоело быть как бы номинальным командиром. Там, на войне, я был сержантом. Невеликое начальство, но я успел понять: если не заставить людей подчиняться, они сядут тебе на голову. Бар очень мудрый и опытный человек. Иногда мне кажется, что он в чем-то превосходит меня, землянина. А этого Тмеза я вижу впервые - впрочем, как и он. Ты можешь считать это самодурством, наверное, так оно и есть. Но у меня просто нет обратного пути. Отступить я не могу. Мне очень важно, чтобы сейчас был выполнен мой приказ. Тем более, я все еще раз взвесил и считаю, что прав. Хотя бы в том, что деньги сэкономим. А перед Баром я обязательно извинюсь - когда мы все будем в безопасности. Ну, не дуйся на меня. Мы же с тобой старые друзья!
        И он посмотрел на меня с затаенной усмешкой, так что мне снова оставалось ломать голову, шутит он или говорит всерьез. К чему я затеяла этот разговор? Денис, чего доброго, мог подумать, что я просто ищу повода сблизиться с ним. Я уже хотела вернуться к остальным, как вдруг заметила поравнявшуюся с плотом очередную рыбачью лодку. Прикрыв глаза ладонью от солнца, я наблюдала за тем, как рыбак тянет из озера свою добычу. Чем он привлек мое внимание? Может быть, одеждой. Рыбак был облачен в дорогой шимилорский плащ - в Норранте такие не носили. И вообще, было очевидно, что он рыбачил не ради заработка или пропитания, а ради удовольствия. Сняв с крючка маленькую рыбку, он покрутил ее в руках, потом швырнул обратно в воду. Глотнул молока из кувшина, пролив немного на ворот шерстяной фуфайки. Широким жестом вытер губы. И вдруг, словно почувствовав мой взгляд, повернулся к нам. Изумрудная искра сверкнула и погасла в его глазах.

        - Фрамат,  - спокойно подтвердил мои мысли Денис.  - Их сиятельство на отдыхе.
        Его слова меня покоробили - скорее, такое можно было услышать от Сэфа. Мне, напротив, привязанность фраматов к Лаверэлю казалась очень трогательной. Но затевать дискуссию я не стала. Не стала и привлекать внимание остальных к отдыхающему фрамату. Наверняка галактическому скитальцу не понравилось бы вмешательство в его инкогнито. Симма давно оставил лодку позади, а я все смотрела на удалявшуюся фигуру рыбака.
        Мы высадились на берег озера Виско перед закатом. Поскольку у нас уже был проводник, необязательно было заходить в деревню, и мы доплыли на симме до того места, где Гленса впадала в озеро. На этом настоял сам Тмез.

        - Я всегда так делаю. Так получится короче. Если, конечно, не боитесь ночевать под открытым небом.
        Мы, естественно, ответили, что нам не привыкать.

        - Впрочем, для гарсин мы что-нибудь придумаем,  - добавил Тмез.
        Действительно, расторопный гармонист привел нас к рыбацкой лачуге на самом берегу. От нее в озеро уходили длинные мостки, вокруг которых плавали огромные водяные лилии. Лачуга пустовала, и дверь была нараспашку.

        - Постоянно здесь никто не лсивет,  - пояснил Тмез.  - Осенью рыбаки приплывают, а сейчас нам послужит. Устраивайтесь, гарсин! Давайте я отнесу ваши вещи.
        Тмез хотел снять со спины Помми мой вещевой мешок, но Бар решительно отстранил его.

        - Не шустри, приятель. Тебе за это не платят.

        - Да пожалуйста, я просто хотел помочь,  - пожал плечами Тмез.  - Я вас на ночлег привел, а сам пойду дорогу проверю, пока совсем не стемнело. Весь месяц Каштана здесь шли проливные дожди. Если дороги еще не просохли, надо будет огибать болото холмами.
        Положив гармошку у стены лачуги, он скрылся в наступающих сумерках.

        - Ты чего это, Бар?  - улыбнулась я, когда вслед за слугой зашла в лачугу.  - Ревнуешь, что ли?
        Тот, прищурившись, загадочно произнес:

        - Держитесь от него подальше, гарсин.
        Наверняка Денис сильно задел самолюбие моего слуги, и тот теперь будет придираться к Тмезу по любому поводу. Наверное, я сама в этом виновата, избаловав Бара. Я-то воспринимала его как равного и не считала зазорным прислушиваться к его советам. Но сейчас в нем, конечно, просто говорила обида.
        Делить лачугу мне предстояло с Нолколедой. Однако нам пришлось уступить свои
«хоромы» принцу. Мальчик снова жаловался на нездоровье:

        - Меня что-то укачало на плоту, господа.

        - Ваше высочество, да какая качка?  - удивился Сэф.
        Денис посмотрел на принца с явной тревогой:

        - У вас что-то болит, ваше высочество?

        - Нет, не волнуйтесь, Фериан,  - улыбнулся Лесант.  - Просто моряк из меня никудышный. Завтра я буду в порядке.

        - Идите в дом, ваше высочество,  - предложила я.  - Мы все равно еще не ложимся. Будем шуметь, болтать, не дадим вам выспаться.
        Помявшись немного, принц согласился. Бар после выволочки, полученной от Дениса, счел благоразумным остаться при лошадях. Тмез еще не вернулся со своей разведки. Так что мы, агенты, остались без посторонних ушей. Горел на берегу костер, в котелке кипел тач. Редкая возможность обсудить наши дела! Все чувствовали, что надо начинать разговор, но никто не знал, о чем. Сэф уловил общее настроение.

        - Ну что, господа земляне, может, помечтаем? Например, о том, что мы будем делать с нашими миллионами, когда вернемся? Вот ты, Леда. Тебе уже пора об этом думать. Как говорится, скоро дембель!
        Сейчас эта безумная опять раскричится про конспирацию. Зачем Сэф ее провоцирует?
        Нолколеда действительно глянула волком, всем видом показывая, что тема эта неуместна.

        - Ладно, не хочешь - не говори,  - успокоил ее анапчанин.  - А вот я, например, махну за границу. Буду жить там, где всегда тепло, у самого синего моря. Где-нибудь в Италии, а может, еще лучше, в Калифорнии… У меня будет сеть ресторанов, казино… Может быть, я назову это «Лаверэль». Если, конечно, фраматы не сотрут нам память. А ты, командир?

        - А я не знаю,  - признался Денис.  - Честно говоря, не очень верю, что вернусь и получу деньги. Не то чтобы сомневаюсь в честности наших «работодателей»… Просто я уверен, что лично мне что-то помешает.

        - Ладно, не надо о грустном. А ты сейчас представь. Десять миллионов долларов. Они у тебя, вперед! Что ты будешь делать?  - допытывался Сэф.

        - Что-нибудь невозможное,  - засмеялся Денис.  - В космос, например, слетаю. Или куплю какой-нибудь зоопарк. Или займусь наукой и открою ген вечной молодости. Не знаю. Я не очень умею тратить деньги.

        - Почему?  - Сэф изобразил, что подсчитывает на пальцах.  - Ты уже все потратил. Но если поприжаться, то на все хватит. Ладно, с тобой все ясно. Кто следующий? Жанна!
        Вопрос Сэфа поставил меня в тупик. Не в том дело, что я не думала, как потратить деньги. Но в основном это были аморфные представления о «красивой жизни», в которых немыслимые путешествия по Южной Америке мешались с платьями от ведущих кутюрье. Ну, еще собственный дом где-нибудь в Комарово. Самая крутая машина и водительские права без проблем. Главное - чтобы все без проблем. А из остатков можно немного матушке помочь. В конце концов, десять миллионов - это не такие уж сумасшедшие деньги… Но говорить всю эту чушь мне было неловко. Нолколеда окончательно убедится в том, что я бессмысленная дура. «Мальчики», как мысленно, с легкой долей самоиронии, я называла Дениса и Сэфа, во мне разочаруются. К счастью, Сэф не стал настаивать.

        - До чего вы, девушки, скрытные! Но вы-то, сенс, не будете скрывать от нас своих планов? Вы отбываете здесь уже второй срок и по возвращении будете сказочно богаты!
        Сенс поднял глаза от записной книжки, аккуратно снял очки.

        - Друг мой,  - сказал он,  - я вряд ли когда-нибудь вернусь.
        Даже красноречивый Сэф не нашел, что ответить. И в самом деле, что тут скажешь? Пять лет назад человек не захотел вернуться на Землю. Не из-за денег же он это сделал? Пятнадцать лет теперь отделяют его от прошлого… Ни семьи, ни друзей, ни себя самого, прежнего… Куда уже возвращаться? Тем более, если тебе нравится в Лаверэле, и к твоим услугам кафедра лучшего из университетов королевства? Я впервые задумалась, что и десять лет - немалый срок. Кажется, я понимала, о чем говорил Денис: что-то помешает… Впрочем, я вообще слишком хорошо его понимала…

        - А ты, Леда, собираешься возвращаться?  - очень серьезно спросил Сэф.

        - Я не могу не вернуться,  - жестко ответила немка. Но черты ее лица смягчились - то ли в оранжевом свете костра, то ли из-за отросших соломенных волос. Нолколеда встала - как красиво это она делала, из любого положения, без помощи рук, просто взвивалась вверх, как пламя свечи!  - и пошла к лачуге. Я вздохнула, подумав, что на троих там места не хватит, и спать мне придется на свежем воздухе. Впрочем, если не считать нашего плаванья на «Мотиште», я уже забыла, когда последний раз ночевала под крышей.

        - У нее на Земле осталась дочка,  - тихо сказал Денис.  - Я говорю вам, потому что, во-первых, это не секрет. А во-вторых, чтобы вы не мучили ее расспросами. Она очень страдает в разлуке с ребенком.
        Зачем он это говорит - словно противопоставляет себя с Нолколедой, «семью», Пегль их задери, нам с Сэфом! Как моя одноклассница Настя: выйдя замуж раньше всех нас, она с таким же снисходительным осуждением смотрела на незамужних подруг. Но Настя всегда была непробиваемой дурой и делала это от недалекого ума. А Денис-то зачем?

        - Интересно поступают некоторые мамаши,  - зло сказала я.  - Отправляются заработать деньжат - ненадолго, всего на десять лет. А ребенка оставляют бабушке. Она не боится, что дочка ее не узнает?

        - Боится,  - ответил Денис, вороша палкой угли костра.  - Скорее всего, так оно и будет. Когда Леда отправилась в Лаверэль, ее дочке было два годика. А когда вернется, будет уже двенадцать. Взрослый человек.

        - Тогда почему?  - спросил Сэф.

        - Девочка заболела,  - пояснил наш командир.  - Церебральный паралич. Она не владеет ни руками, ни ногами. Но сейчас делают операции… Правда, нужна не одна операция, а они очень дорого стоят, и страховка не покрывает… А потом - еще более дорогостоящий уход. Она договорилась с фраматами, что ее мать будет иметь свободный доступ к этим деньгам. Вот так.
        Я хотела провалиться на месте. Выступила, ничего не скажешь! Вот, и Сэф весь размяк от сочувствия. А я выглядела бездушной стервой. Действительно, откуда мне понять, что чувствует бедняжка Леда, у меня ведь нет детей! Мне было ужасно стыдно за эти свои мысли, за злобу, за некрасивую, почти скандальную ревность… И вдруг я поймала взгляд Дениса. Он смотрел на меня… с сочувствием. Так смотрят на смертельно больного, которому, сколько ни жалей, невозможно помочь. И от этого взгляда мне стало совсем дурно. Я вдруг расплакалась, вскочила, побежала туда, где уютно всхрапывали лошади. Ни один из мужчин не пошел за мной.

        - Лошади! Пеглевы дети, где лошади!
        Я оторвала тяжелую голову от матраса. Кричал Сэф. Ему что-то отвечал Бар. Потом послышался быстрый говорок Тмеза. Пригладив волосы, я пошла выяснять, в чем дело.
        Сэф в расстегнутом камзоле, взъерошенный, тряс перед лицом Бара уздечкой своего Карамэля.

        - Что значит - «ничего не видел»? Ты понимаешь, Пеглев сын, что случилось?!

        - Так он проспал, монгарс,  - вмешался Тмез.  - Эх, вот ведь беда!

        - Какая еще беда?  - Денис со строгим, «командирским» видом направлялся к нам.
        Выяснилось, что ночью пропали все лошади. Самое интересное, что седла, уздечки - все осталось. Бар был бледен до синевы. Караулить ночью вызвался он сам. Когда, пернувшись из «разведки», Тмез предложил посторожить, Бар тут же категорически заявил:

        - Нет уж, приятель, ты завтра должен быть в порядке. Я сам посторожу.
        Соперничество с Тмезом, похоже, совсем задурило ему голову. В результате он уснул, хотя сейчас перед нами божился, что сна не было ни в одном глазу.

        - Виноват, командир. Сам не знаю, как вышло. Только… Пожалуй, я знаю, чьих шаловливых рук это дело.

        - Опять мускары,  - скорее утверждая, чем спрашивая, заметил Денис.
        Да какие мускары! Стали бы они упряжь снимать! Кегль это. Пеглево племя.
        Мы переглянулись. Мне было ужасно неловко за нелепую попытку моего слуги оправдаться. Сэф тем временем сменил гнев на милость.

        - Знаешь, приятель,  - сказал он, иронически глядя на опростоволосившегося Бара,  - некоторые безответственные люди все готовы переложить на какого-нибудь барабашку.

        - Друг мой, не будьте так скептичны,  - вмешался сенс.  - До того, как воочию увидеть Ликориона, мы тоже не очень-то верили в реальное существование богов.

        - Да, слуга ваш правду говорит,  - неожиданно заступился за Бара Тмез.  - Точно, Пеглевых рук это дело. Почему-то этот лесной проказник обожает кунст Ленсатт. Ну а раз так - ничего не поделаешь. Придется идти пешком. Ничего, я ведь проверил вчера
        - дорога в порядке. Ну что, собираемся?

        - Как это - ничего не поделаешь?  - перебил его Бар.  - С Пеглем можно договориться. В деревнях все знают, как его приманить. Странно, что ты этого не знаешь, приятель.  - И он внимательно посмотрел на проводника.
        Тот, слегка смутившись, пробормотал:

        - Так я ж в городе родился, там такими глупостями не занимаются.

        - И как это сделать?  - спросил Денис.
        Через полчаса за лачугой стоял котелок с горячим компотом из черники и малины, которую мы в спешном порядке насобирали по приозерным кустам. Туда пошел почти весь наш запас сахара и баночка меда из Денисовых лекарств. Бар деловито разбрызгивал душистую жидкость на траву.

        - Спрячьтесь все!  - шикнул он на нас.
        Мы притаились с другой стороны лачуги. Чаню я крепко держала за ошейник.
        Мне показалось, что прошло уже очень много времени, но вокруг все оставалось без изменений. Я изо всех сил желала Бару удачи, хотя надежды почти не осталось. Наверняка лошадей увели какие-нибудь местные злоумышциники, и кропить траву компотом - просто верх глупости. А мы, как дураки, сидим и ждем…
        Вдруг со стороны леса показалось какое-то смутное движение - как будто тени облаков скользили по траве. Постепенно они приняли облик полупрозрачных зеленых существ - обычные дети, мальчишки и девчонки, если бы не стрекозиные крылышки за спиной… Они медленно приближались к заветному котелку.

        - Как бабочки или осы, на сладкое слетаются,  - удовлетворенно прошептал Бар.
        Вот хорошенький мальчик лет десяти подлетел к лачуге. Зеленые локоны вились вокруг тонкого, остроносого личика с огромными глазами. Хрупкие ручки цепко обхватили котелок, стеклянные крылышки опустились за спиной… Мальчик сложил губы трубочкой и выпустил длинный зеленый язычок. Втянул в себя компот, зажмурился от удовольствия… Сквозь колышущуюся субстанцию его тела видно было, как слетаются к лакомству остальные.
        Бар неуловимо стремительным движением метнулся вперед и набросил на мальчика одеяло - как будто бабочку накрыл сачком. Пойманное существо отчаянно забилось под его руками, остальные с оглушительным щебетом рванулись прочь, загудели маленькие крылья.
        Мы сбежались посмотреть на добычу. Из-под одеяла торчала только кудрявая голова с испуганными глазищами.

        - Вот, господа, это и есть Пеглево дитя,  - заявил мой слуга.  - Лесной народец, безвредный, но очень любопытный и шаловливый. Зачем вам понадобились лошади, горе мое?
        Пойманный разразился сердитым щебетом.

        - Ругается!  - весело сказал Бар.  - А вот я тебе крылышки-то поотрываю! Посмотрим, как тогда будешь порхать, мерзавец! А ну, быстро свисти своим, чтобы вернули лошадей - всех до единой! Поиграли, и будет. Вернете лошадей - я тебя отпущу.

        - А если они не захотят его выручить?  - спросила я, кивнув на притихший лес.

        - Еще как захотят!  - уверенно ответил Бар.  - Эти существа - самые древние жители Лаверэля. Когда-то, наверное, только они и жили. Еще до Раскола. Их не так уж много осталось. Стаи Пеглевых детей держатся вместе многие сотни и тысячи лет. Так что они очень привязаны друг к другу. А что пакостят… Так поживешь с ихнее, не так заозорничаешь.
        Существо тем временем жалобно свистало, смешно выпячивая губы. Мне было жаль этого красивого ребенка… Пеглево дитя, которому от роду много тысяч лет - вот почему глаза у него совсем не детские, не шаловливые…
        Послышалось ржание, и из лесу выбежали кони. Все были целы, последним скакал Буррикот. В лошадиные гривы и хвосты были вплетены ромашки, а на шее моей Помми красовался венок из ярко-пунцового клевера. Сэф с Денисом ловили лошадей, надевали на них уздечки. А на опушке снова замелькали прозрачные фигурки. Пеглевы дети напряженно ждали, когда мы отпустим их собрата.

        - Лети восвояси, приятель,  - Бар сорвал с мальчика одеяло. Тот робко пошевелил крыльями, свесив руки и ноги, взмыл в воздух и вдруг состроил нам проказливую рожицу. Его друзья торжествующе защебетали.

        - Котелок не будем выливать,  - сказала я.  - Когда мы уедем, пусть возвращаются, допьют.
        В этот момент из лачуги вышел принц Лесант.

        - Смотрите, что я нашел, господа!
        Денис взял у него круглую серебряную бляшку на разорванной цепочке - нагрудный знак. Круг был поделен пополам. Две половины лица - уродливая и прекрасная. Модит!

        - Мускары,  - посуровел лицом Денис.
        Словно в подтверждение его слов, из леса донесся знакомый, леденящий душу вой.

2. Предательство


        - Вот что, любезный Тмез,  - обратился Денис к проводнику.  - Похоже, по пути в Миллальф нам угрожают не только дикие звери и болота. Кое-кто охотится за нами. Коли ты откажешься идти с нами, это будет понятно…
        Тмез любовно погладил верную гармошку.

        - Да мне-то что? Раз взялся - отведу вас, как обещал. Вот только добавьте пол-арена за риск.

        - Договорились!  - засмеялся Денис.  - Ну что, господа, по коням!
        После недавнего приключения лошади остались совершенно невредимы, только очень взбудоражены. Я попросила Чаню выяснить у моей Помми, что такое с ними делали Пеглевы дети. Оказывается, лесные проказники пытались научить наших лошадей летать, и вроде как это было не безнадежное занятие…
        Мрачные это оказались места - леса кунста Ленсатт. На заболоченной почве росли только елки в лохмотьях серебристого лишайника, напоминая неопрятных, выживших из ума старух, и многочисленные грибы. Я сразу записала их в ядовитые. У съедобных грибов не бывает таких тонких, изогнутых ножек, конусообразных шляпок, а главное, от них не может исходить мертвенное голубоватое мерцание.
        Лес постепенно превращался в сплошное болото, через которое была проложена гать. Бурая вода заливала деревянный настил. Лошади скользили, застревали копытами между бревнами. Боясь, что кто-нибудь упадет вместе с конем, Денис велел нам спешиться, и я сразу же выяснила, что левый сапог у меня течет. Хлюпая болотной жижей, я с отвращением чувствовала, как сползает холодный намокший чулок. А тут еще принялся моросить дождь. Сплевывая с губ намокшие волосы, я шагала, ведя в поводу Помми, и проклинала тот день, когда отправилась в это путешествие. Болота умели нагонять безнадегу… Я впервые подумала, что мы можем и не вернуться в Вэллайд.
        Размышляя таким безрадостным образом, я сама не заметила, как поравнялась с Денисом.

        - Устала?  - спросил Денис. Что ж, командиру положено заботиться о подчиненных.

        - А ты как думаешь?  - не слишком любезно ответила я. Еще немного, и я научусь огрызаться, как Нолколеда…

        - Помнишь, как мы с тобой гуляли по Невскому?
        Мое сердце гулко заколотилось от неожиданного воспоминания о том нашем единственном вечере, который позволял мне питать туманные надежды.

        - Было холодно, в лицо дул ветер со снегом. А потом мы зашли в кафе…

        - «Трубка мира»,  - кивнула я, замирая от ожидания.

        - … И там было тепло. Никогда не научишься ценить тепло, пока как следует не замерзнешь. Я это к тому, что в Миллальфе целую неделю будем только есть, спать и греться. Представь себе, как это будет хорошо!
        Денис закончил поучительной, начальственной ноткой. Воспоминание, соединяющее нас, померкло. Но я еще не потеряла надежды превратить этот разговор в какой-то новый этап наших отношений.

        - Я вчера вечером так глупо себя повела,  - сказала я.  - На самом деле, мне очень жаль Нолколеду. Она мужественная женщина.
        Денис ничего не ответил, только бросил на меня взгляд через плечо. Знакомая грустная насмешка темных глаз… Конечно, он все понимает - что я бешусь из-за его нелепой свадьбы, ревную… Мне стало стыдно.

        - Ты бы помирилась с Ледой,  - вдруг очень серьезно сказал Денис.

        - А я с ней не ссорилась!  - с вызовом ответила я, хотя прекрасно поняла, о чем идет речь.

        - Каждый ваш разговор грозит перерасти в ссору,  - вздохнул он.

        - Ты приказываешь мне как командир?  - холодно поинтересовалась я.

        - Нет. Прошу, как друг. Ее… И твой.

        - Зачем ты женился на ней, Денис?
        Я задала давно мучивший меня вопрос и наконец выговорила имя.

        - Я командир и отвечаю за нее. Если бы ты попала в подобную ситуацию, я сделал бы то же для тебя. Но ты ведь хотела спросить о другом.
        Снова мимолетный насмешливый взгляд. Ему любопытно, как я буду себя вести… Чертов доктор, Пеглево отродье, неудавшийся хирург, вот только не надо препарировать мне душу!

        - Да, ты прав,  - спокойно сказала я.  - Я хотела спросить, что ты сейчас об этом думаешь. Каковы твои планы и прочее…
        Я ожидала, что он спросит: «А тебе-то что?» И тогда бы я спокойно сообщила: «Я тебя люблю». Потому что замучила меня эта экзистенциальная недосказанность! Но Денис так же спокойно ответил:

        - Когда мы доставим принца в Вэллайд, я должен буду вернуться в Дикие земли. Фраматы очень четко обозначили свою позицию по этому поводу. Леда сказала, что поедет со мной. Понимаешь, ей очень тяжело и одиноко. Таковы мои планы.

        - Но уже через три года она вернется на Землю! Она же сказала, что не останется здесь!

        - Я знаю,  - кивнул Денис.

        - Тогда зачем тебе это нужно? Не понимаю. Что за благотворительность? Ты что, влюблен в нее?
        Почему-то я требовала ответа так, словно имела на это право. И похоже, Денис не собирался это право оспаривать…

        - Я дал слово.
        Неужели все так необратимо?..

        - О чем ты говоришь? Об этом обряде? Клятва перед чужой богиней? Послушай, это глупо!
        Я так не считаю,  - медленно проговорил он.  - Только не знаю, как тебе объяснить, если ты не хочешь понять. Попробую начать с простого. Нарушение клятвы влечет за собой ужасные последствия. Пусть будет даже один шанс из ста, что пророчество жрицы Ламерис сбудется, я все равно не имею права рисковать. Ведь при этом я рискую не только собой. Ты же была в храме, ты сама слышала.

        - Глупости какие,  - прошептала я, в отчаянии мотая головой.
        Денис взял меня за руку - небрежно, как маленькую сестренку. Сочувственно заглянул в глаза.

        - Я тебя расстроил? Знаешь, мне тоже невесело. Жизнь вообще не очень веселая штука. И все наши встречи и разлуки сплетаются в сложную паутину судьбы. Разорви одну ниточку - и все нарушится. С судьбой можно спорить, договариваться, даже торговаться. Но против нее нельзя бунтовать. Я уже пробовал и поплатился за это,  - Денис демонстративно пошевелил пальцами поврежденной руки.  - Битва с судьбой - это всегда саморазрушение. Лучше всего судьбе доверять.

«А как же наша встреча с тобой? Разве это не судьба?» - хотела сказать я, но промолчала. Каким еще софизмом он опровергнет это? Великий Шан, ну почему я до сих пор не влюбилась в Сэфа? Красивого и веселого… Зачем мне этот человек с кучей сложностей, с непонятной насмешкой в глазах, за которой он прячет свою неуверенность?
        В течение этого дня и наступившей ночи нас не тревожили ни люди, ни звери. А на следующий день по лесу разнесся вой. Он начался тихо, неразличимо с гулом еловых вершин. Мы ждали этого каждую минуту, но все равно вздрогнули от неожиданности. Чаня грозно зарычал, вздыбив шерсть.

        - Где-то слева,  - прислушался Сэф.

        - А мне кажется, позади,  - возразил Денис.
        Я напрягла слух и поняла, что разобрать, откуда доносятся звуки, невозможно. Вой шел как бы одновременно отовсюду. Было ли это эхо, или действительно наши враги заполонили весь лес и только ждут удобного момента, чтобы сомкнуть кольцо?
        Бар быстро соскочил с коня и припал ухом к земле.

        - Они позади, командир. Не дальше полукорса. Едут не спеша.

        - Сколько их?  - быстро спросил Денис.

        - Не меньше десятка лошадей,  - оторвался от земли Бар. Покачал головой.  - Пожалуй, голов пятнадцать…
        Мы все повернулись к командиру. За время пути, после пережитых плечом к плечу опасностей мы начинали превращаться в настоящий отряд. Не было паники и суеты, мы спокойно ждали распоряжений.

        - Сколько еще до Миллальфа?  - спросил Денис проводника.

        - К вечеру будем, как я обещал,  - ответил Тмез, тревожно озираясь.
        Бар почесал голову под беретом.

        - Лучше всего, командир, сейчас свернуть в лес и затаиться. А коней погнать по дороге. Так мы собьем со следа этих Пеглевых выродков.
        Я впервые подумала, что традиционное лаверэльское ругательство, пожалуй, несправедливо к симпатичным Пеглевым детям…
        Тмез замотал головой.

        - Господа хорошие, да там же, в лесу, воды по пояс! Там не спрячешься, только утонуть можно. Надо вперед ехать. Дорога хорошая, авось успеем дотемна попасть в Миллальф.

        - Да,  - коротко кивнул Денис.  - Вперед, господа.
        Мы погнали лошадей по лесной дороге. Грязь летела из-под копыт вместе с обрывками мха, сухой прошлогодней листвой и мелкими камешками. Я прижималась к шее Помми, пытаясь уберечь лицо от хлестких веток, и видела, как гепардовыми прыжками мчится Чаня, грязный по самое брюхо. Спустя некоторое время Денис крикнул, придержав своего коня:

        - Отвязывайте мешки! Бросайте все на землю, будем уходить налегке!
        Я на скаку попыталась отвязать мешок и едва не упала с лошади, отпустив поводья. Поравнявшийся со мной Сэф одним ударом ножа перерезал тесемки. Все мои наряды, дорожная косметичка и забытый на дне мешка пистолет рухнули в грязь.

        - Пегль забери вас, сенс, и вашего осла!  - кричал Денис. Я обернулась: Буррикот, груженный тяжелым сундуком, трусил в хвосте нашей кавалькады.

        - Сенс, бросайте сундук, это приказ!

        - Но друг мой, там же книги, карты!..  - растерянно возражал ученый.
        Тем не менее, драгоценный сундук последовал на землю за нашими вещами.
        А дорога между тем становилась все хуже, превращаясь в поросшую низким колючим кустарником болотистую просеку. Лошади в кровь обдирали ноги о колючки, путались в них хвостами, утопали в болоте, спотыкались, приходили от этого в неистовство.
        Бар вдруг схватил за повод лошадь, на которой ехал Тмез.

        - Так вот она, твоя хорошая дорога? Ты куда нас завел? Кто тебя нанял, Пеглев выродок?
        Нехорошая улыбка мелькнула на рябом лице проводника. Его рука скользнула за пазуху, в ней появился какой-то предмет… И тут Бар неуловимо быстрым движением вскинул свой пистолет. Раздался выстрел, дорога окуталась дымом. Чаня яростно залаял, забыв о способности говорить. Тмез откинулся в седле и повис, запутавшись ногами в стременах. Лошадь, испуганно прядая ушами, потащила убитого головой по земле. Жалобно всхлипнула гармошка. Сэф, не покидая седла, поднял оружие, выпавшее из руки Тмеза.

        - Мускарский,  - мрачно сказал Денис. Он хотел что-то добавить, может быть, признать правоту Бара, с самого начала не поверившего проводнику, но мой слуга помешал ему.

        - Поздно, командир. Они нас догоняют.
        Бара трудно было узнать. Сосредоточенный человек, оказавшийся в своей стихии. Более того, способный этой стихией управлять. Губы сжаты, глаза прищурены, руки ловко перезаряжают пистолет… Разве это мой слуга с хитроватым крестьянским прищуром?

        - Я, командир, пожалуй, останусь здесь,  - заявил он.
        Денис бросил быстрый взгляд на него, на нас.

        - Слушай мою команду!
        Сдерживая встревоженных коней, мы окружили его.

        - Значит, так. Этот мерзавец Тмез, конечно, знал, что мы не уйдем по такой дороге от погони. Но дорога ведет в Миллальф - ей просто некуда больше вести. Мы с Баром останемся здесь и попробуем их задержать. Задача остальных - добраться до Миллальфа и привести подмогу. Все ясно? Выполнять!
        Мы остолбенели от услышанного. Первой опомнилась Нолколеда.

        - Я остаюсь с вами,  - спокойно заявила она.  - Втроем у нас будет больше шансов.
        Денис кивнул.

        - Хорошо. Все, времени больше нет. Поезжайте!
        Я какой-то частью сознания успела понять, что происходит нечто удивительное. Может быть, самое великое чудо Лаверэля. Мы, земляне, были воспитанниками цивилизации, давно утратившей веру в духовные ценности. Мы привыкли думать о себе и не верить в бескорыстие других. Что же сейчас заставляло нас спасать принца из смешного, почти игрушечного королевства на чужой отсталой планете? Ни у кого не возникло мысли, что можно откупиться от мускаров, отдав им мальчишку. Что это? Просто стремление честно заработать свои деньги? Или Лаверэль уже незаметно совершил с нами что-то невозможное, и из глубин исторической памяти хлынули благополучно забытые понятия о воинской чести и доблести, о благородстве и нерушимости дружеских уз… Так или иначе, мы не могли ослушаться приказа.

        - Вперед,  - скомандовал нам Сэф.
        Я бросила на Дениса отчаянный взгляд, но он не видел меня. Его лицо приняло уже знакомое мне отрешенное выражение. Воин готовился к последней битве…
        И тут принц выкинул неожиданный фортель. Он стегнул плетью своего коня и помчался назад.

        - Стой, идиот!  - забыв об этикете, заорал Денис. В последний момент он успел схватить за поводья лошадку принца.

        - Им нужен я! Незачем вам погибать из-за меня!  - закричал Лесант.
        И в этот миг показались мускары - молчаливые всадники на вороных конях. Все они были в одинаковых коричневых плащах с капюшонами, низко надвинутыми на глаза. Они не торопили коней, приближаясь с убийственной уверенностью, что добыча попалась в капкан.

        - Назад!  - велел принцу Денис, заслоняя его собой. Мальчик, бледный, но полный решимости, обнажил шпагу. Я тоже схватилась за шпагу - увы, другого оружия у меня не осталось.

        - Уходим с просеки!  - скомандовал Денис.  - Готовиться к бою! Чаня! Скажи лошадям, чтобы отбежали подальше и скрылись. Мускары могут их перестрелять.
        Бар быстро стащил с лошади убитого предателя. Мигом спешившись, мы бросились в лес, используя, как укрытие, высокие, поросшие черничником кочки.

        - Ложись!  - Сэф дернул меня за руку. Я упала на мокрый мох, угодив рукой в паутину. Какой-то шорох послышался справа: небольшая, черная в голубых колечках змея отползала в сторону. Но я даже не испугалась, потому что напряженно смотрела, как мускары один за другим покидают седла.

        - Без команды не стрелять,  - услышала я уверенный голос Дениса.
        Трое мускаров, держа оружие наготове, осторожно двинулись к нам.

        - У меня на мушке правый. Бар, твой - который в центре. Левый - Леды,  - продолжал распоряжаться Денис.  - Больше никто не стреляет. Ближе, ближе подпускаем их, гадов. Не шевелитесь, я сказал.
        Надвигающиеся сумерки были нам на руку. Мускары только примерно знали о нашем местоположении. Мы же отлично видели на просеке их темные, зловещие фигуры. Вот хрустнул сучок под чьим-то сапогом… Я невольно сжала рукой теплый Чанин загривок. Мне не было страшно. Напряжение, страшное напряжение сковывало тело. Казалось, нервы не выдержат и взорвутся с предательским звоном. Сердце колотилось где-то в горле.

        - Огонь,  - тихо скомандовал Денис.
        Раздался оглушительный грохот. Навстречу тоже что-то полыхнуло, и закричал один из мускаров. Его соплеменники, выжидавшие на просеке, вдруг отозвались тем самым омерзительным воем. Где-то заржали кони. Наши ли не захотели оставить хозяев, или вражеские?

        - Попали?  - прошептал Сзф, неловко подползая к Денису.

        - Не знаю,  - досадливо мотнул головой тот.  - Не видно ничего.
        Нолколеда сосредоточенно перезаряжала свое оружие. Я вдруг обернулась к сенсу Зилезану.

        - Дайте мне свой пистолет, сенс. Пожалуйста,  - добавила я, чувствуя, что говорю слишком командным тоном. Упираясь локтями в землю, я поползла на «передовую». Как больно и неудобно! Эфес шпаги вдавился мне в бок, плечи немели.

        - Огонь!
        Снова залп в темнеющем лесу и выстрелы навстречу. Нолколеда вдруг сдавленно вскрикнула, схватившись за бок. Каждый из нас сделал рывок в ее сторону, но она остановила нас жестом, продолжая заряжать пистолет. Раздался новый выстрел - и снова наступила тишина.
        Перестрелка продолжалось долго - может, двадцать минут, а может - час. Время от времени раздавались выстрелы с обеих сторон, по большей части безрезультатные. Сжимая в холодной руке пистолет, я лежала рядом с Денисом. Об этом говорило только его дыхание: в кромешной тьме казалось, что я одна-одинешенька во всей вселенной.
        Вдруг Денис губами уткнулся мне в волосы, сбив берет. Я едва не ахнула от неожиданности, но успела прикрыть рот рукой. А он прошептал в самое ухо:

        - Больше не стрелять, передай по цепочке. По моей команде уходим.
        Я растерялась. Что надо сделать? Но Денис уже сам сообщил то же самое Бару. Потом я услышала шепот слуги:

        - Налево, хозяйка. Потихоньку, потихоньку! Вот сюда, за монгарсом.
        Двигаясь на ощупь, я схватилась за чьи-то сапоги. Их обладателем оказался Сэф. Он предлагал помощь раненой Нолколеде, а та чуть слышно, но довольно злобно шипела. Вот и принц! И сенс тоже, все живы и невредимы. А потом за спиной у нас раздались выстрелы. Денис с Баром остались на прежнем месте и рассчитывали обмануть мускаров, чтобы мы могли уйти. Теплая рука Сэфа с силой увлекла меня куда-то в сторону.

        - А где Чаня?  - вдруг спохватилась я.
        И тут же где-то рядом взвизгнул пес. В ответ раздалось ругательство на неизвестном языке.

        - Враг! Здесь враг!  - лаял пес.  - Он отдавил мне лапу! Я укусил его!
        Отпустив мою руку, Сэф вскочил. Послышалась возня, звук удара. Потом рядом зазвенели, скрестившись, шпаги. Бой перешел в рукопашную. Нам ничего не оставалось, как, обороняясь, пытаться отступать.
        Теперь, когда вспышки выстрелов больше не слепили глаза, я начала привыкать к темноте и различать человеческие силуэты, мечущиеся в темноте. Я оглядывалась, надеясь увидеть друзей и вдруг по-детски испугалась, что меня бросят здесь одну.

        - Жанна! Где Жанна?  - услышала я крик командира.
        Он все-таки заботится обо мне! Не успела я этого подумать, как на меня налетел мускар.
        Коричневый капюшон упал с головы, и я увидела его лицо: смуглое, с хищными правильными чертами и неизменной татуировкой на лбу - знаком Модита. Пока я разглядывала врага, мое тело быстро вспомнило навыки, преподанные мне Сэфом. Увидев шпагу в моей руке, мускар осклабился, показав крупные лошадиные зубы, и выхватил свою.

«Мне конец!» - подумала моя голова, а рука решительно отбила первую атаку.
        И словно по колдовству, страх прошел. Я почувствовала знакомую веселую ярость, утраивавшую мои силы. «Ты же не знаешь, кто мы. Ты же не знаешь, на что мы способны,  - думала я, отбивая удар за ударом.  - Ты пришел на чужую землю, уверенный в легкой победе. Но ты не мог себе представить, что встретишься с нами». Не знаю, кто был моим мысленным собеседником,  - этот мускар, коршуном круживший вокруг меня, или вся неведомая угроза, которая нависла сейчас над Лаверэлем. Да, вы думали, что ваш военный поход будет сражением танков против карточных домиков. Но мы, земляне, не позволим уничтожить доверившийся нам мир. Мы не уступим, мы просто не имеем права уступить! Фразы рождались в моей голове одновременно с каждым выпадом, с ударом, со звоном скрестившихся клинков… Я уже чувствовала себя победительницей, когда новая тень метнулась по поляне. На помощь моему врагу пришел еще один мускар.
        У меня не было навыков сражения с двумя противниками, и мускары начали теснить меня, изматывая бесконечными бросками. Я пропустила один удар, царапнувший плечо. Боль напугала меня. Куда делась моя уверенность? Я совершала ошибку за ошибкой, слишком близко подпуская врагов. Но неожиданно шпагу, летящую мне прямо в сердце, встретил другой клинок.

        - Молодец, солнце мое,  - крикнул Сэф.  - Так держать! Мы их сделаем, сделаем!
        Спина к спине, мы отражали натиск мускаров. Близость Сэфа вернула мне силы; у меня как будто открылось второе дыхание. Я слышала какие-то дьявольские вопли в такт моих ударов и не сразу сообразила, что кричу сама… Уже не я направляла шпагу, она сама увлекала меня вперед, она была частью меня, продолжением моей руки…
        Шпага вонзилась мускару в грудь. Я еще не поняла, что произошло, а он вдруг зашатался, схватился за клинок рукой, словно пытаясь вытащить его, захрипел и рухнул на землю. В этот момент второй мускар ловким ударом выбил шпагу у Сэфа из рук. Выхватив оружие из груди убитого, я каким-то невероятным прыжком заслонила собой Сэфа, успев встретить выпад врага. Анапчанин успел подобрать свой клинок. Теперь нас было двое против одного, да и смерть товарища сделала мускара осторожным. Бросив что-то на резком, лающем языке, он с шумом бросился через лес.

        - Эй, командир!  - Сэф завертелся по сторонам.
        Издалека - сантонов с двух - отозвался Денис, и мы бросились ему на помощь. И вовремя: на наших глазах один из мускаров швырнул на землю сенса Зилезана, направив шпагу ему в грудь.
        Сэф справился с врагом без моей помощи. Перепрыгивая через кочки, по колено проваливаясь в болоте, я побежала вперед. Откуда ни возьмись, прямо у меня из-под ног вылетел Чаня.

        - Вот ты, хозяйка, можешь, конечно, не слушать,  - оживленно пролаял он,  - но это напоминает мне случай с московской сторожевой…
        Чем были вызваны его воспоминания, я не успела дослушать. Мы выбежали на опушку большого болота, залитого светом Модита. Я искренне скрестила руки, призывая помощь великого Шана. Вдруг вышедшее из-за туч мрачное божество мускаров принесет им удачу?
        Но нет - по крайней мере, не в случае с Нолколедой. Словно танцуя, немка кружила вокруг своего противника. Стремительный бросок, кованый каблук вылетает вперед резко, словно выстрел,  - и вот мускар лежит на земле с нелепо свернутой набок головой. Женщина, тяжело дыша, схватилась за бок.

        - Что встала?  - приветствовала она меня. Потом перевела взгляд на окровавленную шпагу, которую я все еще держала в руке.  - Ну что, с боевым крещением тебя! Пошли к нашим.
        Мускары исчезли, как обычно, внезапно. Мы так и не поняли, сколько их было,  - человек двенадцать, не больше. Они по-прежнему действовали маленькими отрядами и если получали отпор, то не лезли на рожон. А этой ночью им досталось всерьез. Взбудораженные схваткой, мы делились своими боевыми подвигами.
        Оказалось, убито не меньше пяти мускаров. Один был уложен еще первым выстрелом, еще одного убила я, третий вряд ли оправился после Нолколединого приема. Еще один был на счету у Сэфа и пятого заколол принц. А уж сколько ушибов и переломов обеспечил мускарам Бар, размахивающий огромной дубиной,  - об этом знают только они сами.
        Неплохо, если учесть, что в отряде уцелели все. Я отделалась царапиной. Серьезную рану получила Нолколеда, и Денис уже нагнулся над ней, осторожно поднимая окровавленную рубашку. Сенс повредил единственную руку и, что переживал гораздо сильнее, потерял очки. Все остальные были невредимы.
        Опершись на шпагу, я без особого восторга смотрела, как Денис наливает себе на ладонь какую-то жидкость из флакончика, чтобы протереть руки. Задранная рубашка обнажала загорелый мускулистый живот Нолколеды. Сэф наклонился над немкой:

        - Ну, как ты?  - сочувственно спросил он.

        - Все в порядке,  - с приличествующим мужеством ответила она.
        Ни за что не стану просить помощи, пусть моя рана загноится, и я умру… И пусть тогда все поплачут! Да уж, мысли, достойные доблестной победительницы мускаров…

        - А его высочество-то какой молодец!  - обернулся ко мне Сэф.  - Командир говорит, ни за что бы не успел на помощь, а принц взял да и заколол мускара. Насадил на шпагу, как бабочку на иголку.
        Принц Лесант, с возбужденным румянцем на щеках, доверительно сказал мне:

        - Вы знаете, гарсин, это первый человек, которого я убил.

        - Со мной это тоже впервые,  - призналась я, желая ободрить мальчика.

        - С вами?!  - удивился Лесант. А потом с искренним любопытством спросил: - И что вы чувствуете?
        Действительно, что я чувствовала, опираясь на шпагу, испачканную в крови убитого мной человека? Кровь мускара была не зеленой, не черной - такая же красная, как моя. В прежней, земной жизни этот поступок навсегда вырвал бы меня из круга привычных ценностей и норм. Интересно, что записано по этому поводу в российском уголовном кодексе… Превысила ли я необходимую самооборону? Но здесь, в Лаверэле, враг был всего лишь враг. Он нападал на тебя, и ты защищался. Он хотел убить тебя, тебе везло больше, и ты убивал его. Ничего особенного я не испытывала, но, повинуясь какому-то извечному инстинкту, сорвала большой лист лопуха и тщательно вытерла чужую кровь со своего клинка. Принц повторил за мной этот жест.

        - Итак, победа!  - подвел итоги Сэф.  - Полный и окончательный разгром.

        - Это хорошо, если окончательный,  - отозвался Бар.  - Вот только, сдается мне, главные неприятности у нас еще впереди. Этот негодяй Тмез неспроста поджидал нас в устье Гленсы. Сдается мне, мускары догадываются, что его высочество жив. И тогда нас ждет еще много приключений, господа!

3. Хозяин Миллальфа

        На разъяснившемся небе к Модиту присоединилась Матин. Мы вышли на просеку, залитую светом двух светил, и только сейчас разглядели, какие же мы все грязные и оборванные! А все наши вещи, вся одежда остались где-то на дороге.
        Бар свистом подозвал лошадей. Они мигом отозвались и прискакали - все восемь, включая Буррикота. Каждый из нас с нежностью прижался к теплой шее своего любимца или любимицы. Денис помог Нолколеде сесть в седло, и мы тронулись в путь. Ни о каких ночевках не могло идти и речи; следующий привал должен был состояться уже в Миллальфе.
        Двускатные, обычные в Норранте крыши селения показались перед самым рассветом. Среди болотистых ленсаттских низин возвышенность, на которой стоял Миллальф, выглядела настоящей горой. На ее вершину вела каменная лестница с удобными ступенями для пеших и всадников и пологой колеей для телег. Каменную стену в три паса высотой окружал ров с водой; ворота служили откидным мостом. Часовой мерил шагами площадку сторожевой вышки, над которой реял зелено-голубой норрантский флаг
        - символ шимилорского подданства. Все это производило впечатление грозное и внушительное. Если до сих пор Миллальф представлялся нам спасительной гаванью, то теперь мы впервые задумались о том, какой прием нам окажут в этих местах.
        Часовой увидел нас еще у подножия горы.

        - Кто такие? С чем пожаловали?  - зычно окликнул он.
        Денис представил всех, умолчав лишь о принце. Часовой бесстрастно велел нам ждать и отправил помощника доложить старейшине о гостях. Не прошло и десяти минут, как в механизме ворот что-то щелкнуло, загудело, завращалось, и к нашим ногам упал широкий мост. Нам навстречу вышло двое стражников - суровых, бородатых норрантцев с ружьями на плече. В зябком предрассветном полумраке мы ступили на мост.
        И тут случилось нечто непредвиденное. Скорее всего, виной тому были сумерки, в которых ни я, ни Чанг, никто другой не заметили двух огромных дымчато-серых псов, следующих за стражниками. Зато их увидела лошадь Нолколеды.
        Ее четырехлетняя кобыла скромной чалой масти и раньше казалась мне нервной - под стать хозяйке. Путешествие по морю, потом на плоту, а больше всего ночные события совсем лишили ее рассудка. Почуяв собак, она пришла в ужас. Встав на дыбы, едва не скинув всадницу, лошадь с места рванула галопом назад.
        Собаки оценили ситуацию по-своему. Убегает - значит, боится, значит, виноват. С остервенелым лаем они помчались за лошадью. Сторожа растерялись на мгновение, потом изменились в лице и, свистя вслед своим питомцам, побежали за ними. Сэф развернул Карамэля, надеясь догнать Нолколеду.
        С горы было видно все как на ладони. В трех сантонах от ворот Нолколеда вдруг вылетела из седла - видно, рана помешала ей удержаться. Собаки, позабыв о лошади, растерянно мотавшей освободившимися поводьями, с яростным рыком бросились к упавшему человеку. Немка была безоружна против них; пешие стражники безнадежно отстали, а Сэфу еще нужно было время…
        И вдруг впереди Сэфа, впереди собак мелькнуло что-то рыжее.

        - Чаня!  - что есть мочи закричала я.
        Мой пес, загородив собой упавшую Нолколеду, вздыбил холку и приоткрыл пасть, демонстрируя клыки. Он был вдвое меньше подоспевших собак, но те затормозили всеми четырьмя лапами. И я не удивилась, только вздохнула с облегчением: Чанг умел производить впечатление на своих собратьев.

        - Джоан, дружочек, что же теперь будет!  - взволнованно прошептал сенс Зилезан.

        - Что будет, то и будет,  - пожала плечами я.  - Они сами виноваты. Нечего нападать на беззащитного человека.

        - Да я про Чаню…  - растерянно сказал сенс.
        Но у меня были все основания не беспокоиться за своего пса. В юные годы он грызся с ротвейлерами. Их хозяева, ребята в кожаных куртках с широкими затылками, не водили своих собак на поводке, полагая, что их питомцам ничего не грозит, а остальные должны побеспокоиться о себе сами. Так вот, они не раз были неприятно удивлены результатами собачьего боя… Жилистый, широкогрудый, с великолепной реакцией и молниеносными движениями, пес оказался непревзойденным бойцом. Этому способствовала и мертвая хватка длиннющих клыков, а самое главное - неистребимая воля к победе… Когда медведеподобная московская сторожевая повалилась перед Чаней на спину и жалобно заскулила, помню, у меня по спине пробежал холодок. И все эти данные профессионального убийцы - под безобидной, обаятельной внешностью рыженькой вислоухой собачки размером с гончую… Когда Чанг достиг трех лет, я стала гулять с ним только на поводке, чтобы не подвергать опасности других собак во дворе.
        Вот и сейчас мой четвероногий приятель не стал дожидаться провокаций. Он бросился первым, вцепившись прямехонько в косматую глотку одного из врагов. Пес не ожидал такого напора и не устоял на ногах. Отчаянно извиваясь, он пытался схватить Чаню, но это оказалось не так-то просто: Чаня, не разжимая челюсти, со сверхъестественной ловкостью уворачивался от зубов противника. Его приятель забыл про Нолколеду, с трудом вставшую на ноги. Он бегал вокруг, надрывно лая и не зная, как вступить в схватку. Сэф уже помог Нолколеде сесть обратно на лошадь, подоспели и стражники - они схватили на поводок второго пса. Разнимать же дерущихся было опасно и бесполезно.
        Дымчатому псу наконец удалось вывернуться из Чаниной железной хватки - помогла длинная шерсть. Припадая на переднюю лапу, не имея к противнику больше никаких претензий, он, жалобно поскуливая, поковылял вслед за хозяевами. Чанг стоял, свесив язык, и вид у него был донельзя довольный…

        - Ну, встречайте победителя,  - весело объявил Сэф.
        Я обняла Чаню, привычно проверив, цела ли шкура. Нашла несколько ссадин: на лбу, на лапе… Ничего серьезного. Пожалуй, в первый раз мне ничего не оставалось, как похвалить Чаню за эту драку.
        И не только мне. Нолколеда тоже буркнула неразборчиво:

        - Спасибо, пес.
        Но тут же добавила:

        - Хотя тебе не стоило вмешиваться. Я справилась бы сама.
        Ну что за невыносимый человек! Она не могла признать, что обязана Чангу жизнью. Клыкастые монстры, вполне послушные при других обстоятельствах, в тот момент были неуправляемы. В упавшей девушке они видели добычу, жертву. Все это могло закончиться плачевно. Ладно, решила я. В конце концов, дело не в ее благодарности. Чаня мог спасти ее и сделал это, вот что главное. И я еще раз ласково потрепала пса за холку.
        Наконец мы въехали в Миллальф. Ворота за нами закрылись, лошади зацокали по каменным плитам, и тут же нам навстречу быстрым шагом направились двое мужчин.
        Сначала я приняла их за ровесников, братьев: оба высокие, широкоплечие, светло-рыжие и сплошь покрытые веснушками, со смешными оттопыренными ушами. Но приглядевшись, поняла, что одному из них никак не меньше пятидесяти лет. Второму было лет двадцать пять, и он не сводил с меня широко открытых восторженных глаз.
        Этот старший, одетый в длинный подбитый мехом кафтан и беличью шапку, лихо заломленную набекрень, взволнованно проговорил:

        - Господа, господа, все ли целы? Какое досадное недоразумение! Понятия не имею, что на собак нашло. А ваш пес просто герой, гарсин. Никогда бы не подумал, такая добродушная мордашка! Но теперь я велел не спускать собак с цепи все время вашего пребывания у нас. Добро пожаловать в Миллальф! Я - Физэль Ликуэн, здешний старейшина, хотя народ называет меня кунной. Хвала великому Шану, настоящий кунна Ленсаттский на это не обижается, А вы, значит, из Шимилора. Мне… Мне сообщали о вас. Великий Шан, кто этот юноша?
        Денис пропустил принца вперед.

        - Досточтимый Физэль, перед вами принц Лесант, наследник Шимилора.

        - Ваше высочество,  - сняв с головы шапку, Физэль отвесил глубокий поклон,  - да прострет великий Шан над вами свои ветви. Для меня большая честь принимать вас у себя. Здесь вы в полной безопасности. Каждый из подчиненных мне людей будет служить вам верой и правдой. Это касается всех, друзья мои! Чувствуйте себя как дома! Итак, что вы предпочтете сначала? Баня? Завтрак? А может, постель?

        - Постель!  - хором взмолились мы.

        - Я так и думал, господа. Шом, проводи гостей в их покои. И перестань пялиться на гарсин!
        Шом густо покраснел сквозь веснушки и отвел от меня глаза.

        - Мой старший,  - пояснил Физэль. Потом пригляделся к нашей компании…  - Ба! Да неужто это Зелш Зилезан собственной персоной?!

        - Да, друг мой,  - расплылся в улыбке сенс.  - А я все смотрю и не могу поверить своим глазам. Я уж решил было, что без очков зрение начало меня подводить.

        - Какими судьбами, Зелш?  - старейшина помог сенсу слезть с ослика.  - Я думал, ты наконец остепенился и тиранишь студентов. А тебя, значит, снова потянуло в путешествие! Ну, еще наговоримся. А теперь отдыхать, отдыхать!
        Нас куда-то вели, там были двери и лестницы - сквозь усталость я уже ничего не видела. Красивая дородная женщина в белоснежном переднике открыла передо мной комнату. Я села на чистую постель, бросила виноватый взгляд на кувшин с водой, из последних сил стянула сагюги и, отключаясь, рухнула лицом в подушку.
        Я думала, что просплю целую вечность. Но уже в полдень меня разбудил осторожный стук в дверь.

        - Войдите!  - хрипло крикнула я. Ну и голос! Похоже, норрантские туманы сделали свое губительное дело.
        В комнате появилась давешняя женщина - тяжелая корона из русых кос, изящный кружевной чепец-наколка, городское клетчатое платье с декольте, белоснежный передник. На вид лет сорок пять, но ни одной морщинки, полные румяные губы, блестящие карие глаза, ровные, будто нарисованные брови.

        - Добрый день, гарсин,  - улыбнулась она, демонстрируя ряд жемчужных зубов.  - Я Ротафа Ликуэн, жена Физэля. Простите, что разбудила вас, но все ваши спутники уже помылись. Идите и вы, пока баня не остыла.
        Баня! От одного этого слова у меня слезы выступили на глазах.

        - Спасибо, досточтимая Ротафа. Вы просто спасаете мне жизнь,  - сказала я, поспешно влезая в сапоги.
        Хозяйка между тем открыла шкаф, вытащила из ящичков чистое белье.

        - Это все новое, из Шимилора,  - с застенчивой гордостью пояснила она.  - Вы худенькая, как моя дочка, вам должно подойти. А здесь - платья, рубашки, брюки. Это все для вас. Вот туфли, сапоги… Ваши совсем износились. Ступайте, мойтесь, а через три часа мы просим вас пожаловать к столу.
        Я только блаженно кивала, еще не в силах представить на себе эти чудесные вещи. Получив узелок с бельем, вслед за хозяйкой я спустилась по лестнице в холл. Оказывается, меня поселили в настоящих хоромах! Стены высотой около шести пасов были отделаны деревом; с потолка свисала люстра из черного металла с хрустальными подсвечниками. Лакированный паркет отражал теплый свет, проникающий сквозь кисейные кремовые занавески.
        Баня оказалась в этом же доме - райский уголок, дарующий блаженство покрытому грязью путнику… Норрантская баня - это вообще нечто волшебное. Обязательно у себя в Вэллайде надо устроить нечто подобное. Белый песок обжег ноги, от горячих камней шел пар. Огромный, не меньше полсантона, бассейн, над которым подымалась белоснежная гора пены. Я, не раздумывая, с головой нырнула в теплую воду.
        Великий Шан, как же хорошо! Накупавшись вдоволь, я вылезла с другой стороны бассейна и оказалась в настоящих джунглях. Меня окружали распаренные листья каких-то растений, они облепили мое тело целительным компрессом, они источали душистое масло, от которого сразу исчезло ощущение простуженного горла. За этим растительным раем оказался настоящий душ: из двух огромных бочек смешивалась горячая и холодная вода. Рядом на резных полочках стояли всевозможные баночки и флакончики, лежали салфетки, губки, полотенца. Кремы, бальзамы, растирания… Здесь предполагалось завершать процедуру омовения. Нет, решила я. Пожалуй, я повторю все сначала - и не раз. Песок, камни, бассейн, джунгли. Ласковая вода, душистые листья. И так без конца, без конца…
        Наконец я почувствовала, что еще немного, и я замою себя до дыр. Чистая, благоухающая, я завернулась в мягкий халат на атласной подкладке, замотала волосы полотенцем, сунула ноги в шелковые домашние туфельки и вернулась в свою комнату. Там меня встретила молоденькая горничная в таком же белом переднике, как и у хозяйки.

        - Гарсин прислала меня, чтобы я помогла вам причесаться,  - сообщила девушка, почтительно приседая.
        Горничная оказалась ловка на руку, и через полчаса мы соорудили из моих, уже довольно длинных волос вполне сносную прическу. Отпустив служанку, я в задумчивости остановилась перед шкафом. Вот уж не ожидала увидеть в этих краях такой приличный гардероб!
        Торжественный обед в нашу честь состоялся в обеденном зале. У меня бы язык не повернулся назвать это просторное помещение просто столовой! Огромный овальный стол, белоснежная скатерть, салфетки, красиво свернутые на фарфоровых тарелках, хрустальные бокалы… Свечи в серебряных канделябрах… Мне показалось, что я вернулась в Вэллайд, в свой дом, а может, даже присутствую на приеме в королевском дворце.
        Когда я вошла, вся наша компания была в сборе. Не хватало только Нолколеды, которой Денис предписал постельный режим, да Бара, из скромности отказавшегося обедать с господами. Я невольно залюбовалась своими «мальчиками». На Денисе был черный с серебром камзол, из-под которого виднелись кипенно-белые кружева. Сэф облачился во все голубое, под цвет глаз; его отросшая было бородка снова превратилась в элегантную эспаньолку. Даже сенс сменил свою неизменную синюю мантию на скромный бюргерский наряд. Чаня, помытый и причесанный, с чистой повязкой на плече, возлежал на коврике у стола, томно поглядывая вокруг, как и подобает раненому бойцу.
        Хозяева тоже были здесь. Физэль Ликуэн галантно проводил меня к столу и усадил справа от себя. Слева сидела его супруга, сменившая клетчатое домашнее платье на шелковое, бледно-сиреневое, с кружевной накидкой на груди. Здесь же были Шом и старшая дочь Ликуэнов, Грэлль - красивая, живая и совсем не провинциальная девушка.
        Шом поедал меня глазами весь обед. Я даже пожалела, что так перестаралась с нарядом, но в конце концов, я же не для него выбирала наряд. Если честно, я очень рассчитывала потрясти своим преображением Дениса… Или Сэфа… Или их обоих.
        К обеду я выбрала золотисто-бежевое платье со свободной юбкой - чуть светлее загоревшей в дороге кожи. Увидев мой выбор, служанка принесла из оранжереи маленькую лимонно-желтую лилию, которую я приколола к волосам. На моем туалетном столике нашелся бальзам для волос - конечно, не тот, из Небулосы, который я выписала специально для королевского бала, но тоже очень хороший. С его помощью я украсила прическу несколькими изысканно вьющимися прядями. Еще я накрасила ресницы и оттенила скулы румянами. И немного духов за уши и на грудь. Даже в королевском дворце меня признали бы ослепительной! Как будто и не было месяца тяжкой дороги, ночевок на походном матрасе, редких купаний в озерах, сбитых ног, грязной, пропахшей потом одежды, немытой головы. Вот только руки… Ногти я не успела привести в порядок. Но кто обратит на них внимание, когда так пылают румянцем щеки и загадочно блестят глаза из-под темных ресниц!
        Я нарочито не обращала внимания на «мальчиков», у которых, кажется, при виде меня пропал аппетит. Шаном клянусь, у обоих! Я слегка, в допустимых рамках, кокетничала с досточтимым Физэлем и строила глазки Шому, который от этого приходил в неописуемый восторг. Оказалось, что все семейство старейшины неплохо осведомлено о столичных делах, и у нас завязался оживленный разговор. Я казалась себе записной светской львицей и была в ударе. Правда, фишелонского здесь не подавали, зато очень хороши были местные наливки.
        После обеда Физэль предложил нам прогуляться по окрестностям.

        - Мне не терпится похвастаться перед вами своими владениями, господа.
        Ротофа осталась готовить чайный стол, а мы, переодевшись потеплее, собрались на улице. Грэлль подбежала к принцу, сделала почтительный реверанс и без тени смущения спросила:

        - Ваше высочество, не составите ли вы мне компанию на этой прогулке?
        Лесант покраснел и предложил бойкой девушке взять его под руку. Шома отец послал проследить, как устроены наши лошади. Теперь мы могли свободно поговорить с миллальфским агентом.
        Физэль сам этого ждал. Как только широкая спина Шома скрылась за поворотом, он обернулся к сенсу и воскликнул:

        - Вот оно как, друг мой Зелш! Подумать только, давно ли я гостил у вас в Вэллайде. И за рюмочкой чудесного ликера мы с вами выяснили, что встречались и раньше, в земной жизни… Поистине, не только мир тесен - все миры являют собой какую-то большую деревню!

        - Вы давно в Лаверэле, досточтимый Физэль?  - спросил Денис. Я украдкой любовалась им. Черный камзол сидел на нем с аристократической небрежностью, в этом он мог дать фору даже Сэфу.

        - Я здесь тринадцать лет, друг мой,  - с достоинством ответил Физэль.  - И можете мне поверить, эти годы я не потратил впустую. А вот и первый предмет моей гордости
        - вязальные мастерские. Прошу вас!
        Мы поднялись на крыльцо длинного, добротного строения. Внутри вдоль стен стояли замысловатые станки, мастерицы в аккуратных чепцах вязали фуфайки, безрукавки, шарфы.

        - Не стесняйтесь, господа, подойдите, посмотрите! Золотые руки этих кудесниц создают настоящие шедевры!
        Я пощупала детскую кофточку - шерсть мягкая, нисколько не колючая и гладкая, как шелк.
        Физэль заметил мое удивление.

        - Да, да,  - заулыбался он,  - в этом все и дело. В шерсти. Мы возим ее из Южного Риверана - только тамошние овцы дают такую шерсть. Удивительно, но в Шимилоре никто не догадался наладить производство! Итак, мы привозим шерсть, здесь же ее прядем и красим - это другое здание, на окраине поселка. А здесь рождаются произведения искусства. Поверьте, даже кунны, даже сам герцог и его семейство не брезгуют нашими фуфайками!

        - Досточтимый Физэль, а как насчет вязальных станков?  - поинтересовался Сэф.  - Это норрантское изобретение?
        Физэль лукаво улыбнулся и шепнул:

        - Между нами говоря, не совсем. Это я их научил. И оказалось это, друзья мои, совсем не просто! Норрантцы, как и шимилорцы, ужасно консервативны. Подумать только, наше производство существует уже восемь лет, оно приносит ощутимую прибыль, и я вовсе не делаю тайны из этой конструкции. Но никто пока не попытался эту тайну украсть! К сожалению, виной тому не честность, а леность деловой мысли. Ну да ладно, дайте мне еще лет пятьдесят, а там посмотрим! А теперь пойдемте дальше, господа, у меня есть нечто еще более удивительное.
        Действительно, в Миллальфе было на что посмотреть. Всего в поселке жили две тысячи человек. Всюду царили чистота и порядок, достаток и благополучие; всюду чувствовалась умелая и уверенная хозяйская рука. Искусная резьба украшала дома, вокруг которых цвели прелестные садики. Местные жители были приветливы и опрятны, хотя и по-северному сдержанны. Улицы поселка были вымощены аккуратными круглыми булыжниками.

        - А как же? У нас иначе нельзя. У нас тут круглый год дожди,  - пояснял Физэль.  - А строить, хвала Шану, есть из чего: леса много, а еще горы Мэлль недалеко. Оттуда на плотах сплавляют по реке камни.
        Выяснилось также, что все жители Миллальфа работают. Женщины вяжут, шьют, ткут, присматривают за детьми. Мужчины летом плотничают, а осенью ездят к озеру Ленно - на рыбалку и охоту.

        - И посмотрите, что получается,  - оживленно рассказывал Физэль,  - мы продаем фуфайки и часть оплаты берем деньгами, а часть - продуктами. Загляните в любую лавку, выбор там не хуже, чем в Вэллайде! Половина продуктов заготавливается впрок
        - варенья, соленья, копченья. Мы это делаем сами и опять же продаем. А деньги поступают в казну. Из казны я плачу людям зарплату или покупаю у наших рыбаков и охотников их улов и добычу. А люди несут деньги в наши лавки, откуда они возвращаются в казну. Вот такой социализм. Все довольны.
        Честно говоря, я позавидовала Физэлю. Вот он действительно приносит лаверэльцам ощутимую пользу. Он учит их вести хозяйство, торговать, помогает развивать ремесла… не то что мы - ввязавшиеся в какую-то смутную политическую интригу. И фраматы явно не считают его вмешательство в быт лаверэльцев чрезмерным: ведь он здесь уже тринадцать лет. О том, почему миллальфский старейшина три года назад отказался вернуться на Землю, можно было не спрашивать. Причин для этого было, по меньшей мере, шесть: Ротафа, Шом, Грэлль и еще трое детей. Вот оно как бывает… За десять лет люди оседают, врастают в здешнюю жизнь. Вживаются в роль… Интересно, а вообще кто-нибудь когда-нибудь возвращался? Надо будет при случае спросить у фраматов.

        - А вот и мои ополченцы,  - торжественно объявил Физэль.
        На широком плацу маршировало человек сорок, одетых в одинаковые короткие куртки на меху, перетянутые кожаными поясами. По команде старшего они ловко управлялись с ружьями, а потом, разбившись на пары, начали отрабатывать какие-то боевые приемы.

        - Это новобранцы. А еще есть целая хорошо обученная армия. Около двухсот человек. Ничего, через месяц - другой и эти желторотые превратятся в настоящих мужчин.  - И Физэль приосанился, как настоящий генерал.  - Самое смешное, господа, что я человек не военный. Я ничего не смыслю в оружии и в восточных единоборствах. Здесь пришлось все вспоминать - по фильмам, в основном, спасибо Голливуду. Но к счастью, среди местной молодежи нашлось несколько толковых ребят. Они поняли, о чем я говорю. Вот, смотрите, смотрите!
        Новобранцы на плацу под одобрительные возгласы командира демонстрировали прыжки и развороты. Конечно, до Нолколеды им далеко, но все равно очень впечатляюще!

        - Ну, чем не каратэ?  - восхитился Физэль.  - На местный лад, конечно. Здесь есть своя специфика. Главная проблема в том, что лаверэльцы - паталогически мирный народ. Заставить их тратить время на обучение войне было непросто. Давил авторитетом, знаете ли. А теперь они вошли во вкус. Из моей армии кунны набирают людей себе в охрану. Здесь, в Норранте, умеют ценить собственную безопасность, не то, что в королевстве. Согласитесь, господа, и Шимилоре нет ничего подобного. Тамошние вояки только мундиры носить умеют. Ну, что скажете, ваше высочество? Как вам мои вояки?
        Грэлль привела к нам принца. Мальчик смотрел на грохочущих сапогами солдат, как будто не верил своим глазам.

        - Монгарс,  - спросил он восхищенным шепотом,  - как вам это удалось? Я уверен, что за такую гвардию мой отец отдал бы пол королевской казны! Смотрите, господа, какие слаженные движения! И часто они… учатся драться?

        - Два раза в день, ваше высочество. Строевой шаг, единоборства, тир, фехтование, верховая езда с препятствиями… Ну, и упражнения для общей закалки - бег, холодный душ.

        - Великолепно,  - прошептал принц.  - Великолепно… Монгарс!  - взмолился он.  - Вы должны мне рассказать очень подробно. Я не смею предлагать вам перебраться в Вэллайд - Миллальф нуждается в вас. Хотя, разумеется, вы будете желанным гостем моего отца. Но я не успокоюсь, пока в Шимилоре не будет такой армии. Ведь вы советовали мне нечто подобное, гарсин,  - сказал он мне.
        Я, конечно, смутилась, потому что совершенно не помнила, какие полезные советы успела дать принцу.

        - Ваше высочество!  - воскликнул польщенный Физэль.  - Клянусь Шаном, я бы сам отправился с вами, если бы мог. Вы правы, здесь без меня не обойтись. Но я отправлю с вами четверть своей армии - с такой охраной вы беспрепятственно достигнете границ Шимилора. Среди солдат найдется пара-тройка опытных людей, готовых взять на себя обучение новичков. Я уверен, когда я в следующий раз попаду в Шимилор, я умру от зависти, увидев ваших гвардейцев! А сейчас - не пора ли нам попробовать пирогов, которые напекла Ротафа?
        Возвращаясь к дому старейшины, я вдруг увидела любопытную сцену Чаня сидел у чьего-то крыльца, выражение морды было умильное и мечтательное, кончик хвоста жил своей жизнью, легонько двигаясь из стороны в сторону. А на крыльце, совершенно его не замечая, лежала белоснежная остроухая собачка. Время от времени очаровательная блондинка томно поворачивала черный носик в его сторону и при этом совершенно по-человечески презрительно передергивала плечами. Видя этот жест, Чаня весь подавался вперед, и пасть его растягивалась в глуповатой улыбке.
        Вдруг дверь дома отворилась, собачка шмыгнула туда, вильнув напоследок легкомысленным пушистым хвостом, Чаня вскочил, готовый ринуться за ней… Но на крыльцо тяжелой поступью вышла хозяйка.

        - Спасенья от вас нет, кобели проклятые!  - провозгласила она и вылила в сторону неудачливого поклонника ведро помоев. Бедняга едва успел отскочить в сторону, бросив:

        - Полегче, гарсин!
        От неожиданности хозяйка прислонилась к косяку, схватившись рукой за полную грудь. А Чаня как ни в чем не бывало подбежал ко мне.

        - Люди бывают так грубы,  - выразил он свое недовольство.

        - Так тебе и надо, бабник,  - наставительно заметила я.  - Мы здесь ненадолго! Ты подумал о бедной девушке? Вот все вы так - поматросить и бросить. Ну, ты успокоился?

        - Отнюдь,  - проговорил пес. Вид у него был несколько ошалелый.  - Впрочем, там есть еще заднее крыльцо. Пойду, покараулю там. Вдруг повезет!
        И, невзирая на мои окрики, Чаня со всех лап помчался по улице.

        - Это любовь,  - заметил Сэф, глядя ему вслед.

4. Изумрудные Любовники

        Итак, мы остались в Миллальфе на неделю. Все было, как обещал мне Денис: я ела и спала, как будто впрок. Вместе с сенсом Зилезаном я копалась в хозяйской коллекции рукописей. Увы, лишней пары очков в Миллальфе не нашлось, и глазами ученого пришлось стать мне. Вместе с принцем и миллальфскими солдатами я упражнялась в стрельбе и фехтовании или с Сэфом слонялась по улицам поселка, болтая о всякой чепухе. А вечерами сидела у камина в кресле-качалке, укутав ноги пледом и листая какую-нибудь толстую книгу, причем обязательно с картинками. По первому зову служанка приносила мне подогретое молоко с черникой. В доме нашего любезного хозяина также неплохо готовили «Кислятину». За время пути я успела позабыть вкус этого напитка, а здесь вновь пристрастилась топить в нем грустные размышления.
        О чем я думала? Меньше всего о том, что нахожусь невесть где, в каком-то богом забытом селении, в самых диких краях чужого мира. Денис целыми днями торчал у постели раненой Нолколеды. А может, и ночами. Вот, что беспокоило меня больше всего…
        Неисповедимы пути любви. Она рождается из жалости или ревности, из ненависти и любопытства… Бесполезно убеждать влюбленного, что во всем виноваты гормоны и ферменты, что причина его страданий - всего лишь химический процесс. Когда-то в студенческом прошлом я побывала в Москве, в доме 302/бис по Садовому кольцу. На лестнице, ведущей в булгаковскую квартиру № 50, посетители этого мистического места оставили множество надписей - цитаты из песен, стихов, собственные размышления. Одну надпись я запомнила: «Чтобы тысячи людей могли спокойно любить друг друга, сотни должны любить до исступления, а единицы - жертвовать собой…» И что странно, мне никогда не хотелось оказаться среди этих спокойных тысяч. Я втайне надеялась, что меня посетит именно такая любовь, ради которой можно жертвовать. Но время шло, романтическая юность осталась позади, и вот теперь я, весьма потрепанная жизнью, пыталась вновь убедить себя, что виной всему - химический процесс…
        Впрочем, мои любовные проблемы меркли перед бурно развивавшейся историей Чаниной страсти.
        Узнав, что за ее любимицей ухаживает говорящая собака, да еще из самого Вэллайда, хозяйка сменила гнев на милость. Чане разрешено было сторожить у крыльца свою пассию. Однако ветреная красавица оказалась менее падкой на столичный лоск - по крайней мере, так она старалась показать. Иногда за целый день преданного ожидания Чане удавалось лишь мельком увидеть ее кудрявую лапку. Но после того как мой пес выиграл бой с целой сворой назойливых ухажеров, сердце красавицы смягчилось. Она сбежала с крыльца, нежно облизывая несуществующие раны на теле рыжего героя. Оставалось надеяться, что это вмешательство в местный генофонд принесет пользу Лаверэлю.
        На третий день пребывания в Миллальфе я созрела для того, чтобы навестить Нолколеду. Все наши обязательно заходили к ней хотя бы раз в день, а я не могла себя заставить. Это было неприлично и не по-товарищески, могло вызвать ненужные расспросы или, еще хуже, грустную, понимающую улыбку Дениса. Наконец я решилась.
        Нолколеду поместили в доме свояченицы Физэля, в уютной комнатке на первом этаже. Фила, сестра Ротафы, сбивалась с ног, чтобы больная ни в чем не нуждалась, и уже привыкла к гостям, бесцеремонно топчущим ее чистые половики.
        Немка полулежала на высоких подушках. На лице - скука, на постели - раскрытая книга, перевернутая вверх обложкой. Я постаралась улыбнуться как можно искренней:

        - Привет! Как ты себя чувствуешь?

        - Спасибо, хорошо,  - сдержанно ответила Нолколеда. Потом церемонно указала мне на стул возле кровати.

        - Ну как, ты продолжаешь заниматься на шпагах?  - спросила она.  - Надеюсь, ты не считаешь, что достигла совершенства? Учти, твои недавние победы - не больше чем случайность. Не стоит рассчитывать на такое везение в дальнейшем.

        - Я занимаюсь,  - кротко ответила я.

        - Это хорошо,  - зевнула женщина.  - Со временем из тебя может выйти толк!
        Ого! Таких увесистых комплиментов от Нолколеды я еще не слыхала! И вдруг поняла, что эта скупая похвала значит для меня больше, чем, например, пылкие уверения Сэфа в моих способностях. Неожиданно для себя я спросила:

        - Ты могла бы позаниматься со мной, когда поправишься?

        - Зачем тебе это надо?  - немка пожала плечами и тут же сморщилась от боли.  - Я начала учиться боевым приемам в пять лет. Тебе несколько больше. А навыки приобретаются лишь с годами, так что не жди, что я шепну тебе какой-то секрет, и ты станешь, как я. Впрочем, если ты хочешь, я научу тебя самому элементарному.

        - Ну, как наше здоровье?  - вдруг раздался бодрый голос, и на пороге появился Денис. В руках он держал поднос с едой для Нолколеды. Завидев меня, он смутился.

        - Привет. Не помню, виделись ли сегодня.

        - Вот, зашла навестить,  - небрежно ответила я, поднимаясь.  - Надеюсь, что твоими стараниями Нолколеда скоро поправится.

        - Поблагодари еще раз своего пса,  - бросила напоследок Нолколеда.
        Мило улыбнувшись - от этой улыбки у меня свело скулы - я вышла из комнаты. Как это унизительно - быть третьим лишним! Абстрактно, издалека я могла переносить сближение Дениса и Нолколеды. Но видеть своими глазами, как он заботится о ней, было выше моих сил. Не следовало мне сюда приходить! Я начала считать в уме - когда-то это нехитрое средство здорово мне помогало,  - и успела дойти до тридцати пяти, когда едва не столкнулась с Физэлем Ликуэном.
        Хозяин Миллальфа прямо на улице ругался с приказчиком из зеленной лавки. Он ожесточенно тряс каким-то бумажным свитком перед носом бородатого норрантца. От резких движений полы его кафтана, небрежно наброшенного на плечи, разлетались в разные стороны.

        - Да вы, любезный, сами проверьте, как следует! Вот третью строчку возьмите и проверьте. И уж будьте добры, побыстрее.
        Приказчик взял документ и пошагал к магазину, бубня что-то себе под нос.

        - Нет, ну вы подумайте, гарсин!  - воскликнул Физэль, завидев меня.  - Он же еще и недоволен! Вы не представляете, что они творят с деловыми бумагами. «Продано товару где-то на десять кувров» - это еще самые точные расчеты! И при этом, попробуй я обсчитайся хотя бы набус, когда буду выплачивать ему жалование! Эх, народ… Вы уже завтракали, гарсин? А то составили бы мне компанию. Здесь за углом - отличный трактир, там пекут такие пирожки…
        Я с радостью приняла приглашение Физэля. Во-первых, я действительно с утра выпила только стакан молока. А во-вторых, мне нравилось наблюдать, как его прежний, давний, земной опыт сквозит сквозь реалии лаверэльской жизни. А может, просто приятно было услышать о Земле…
        Нам подали целое блюдо горячих пирожков. Я попросила чай, Физэль взял себе стакан
«Кислятины».

        - Представьте себе, гарсин, я, историк, человек, максимально далекий от финансов, вынужден учить этих остолопов, как вести дела. Кто мог себе это представить каких-нибудь пятнадцать лет назад?
        Я улыбнулась, разламывая первый пирожок. Какая-то ароматная зелень, зеленый лук… А какое тесто!

        - Как вы оказались здесь, досточтимый Физэль? Если вы, конечно, не считаете разговоры об этом дурным тоном.

        - Совершенно не считаю,  - серьезно ответил Физэль.  - Наоборот. Никому не советую забывать о прошлом. Глупо пытаться убедить себя, что ты родился и вырос в Лаверэле и никогда не видел таких вещей, как радиоприемник. Такой самообман совершенно ни к чему. Я, например, отлично помню, как, будучи еще Патриком О'Донованом, приехал учиться в Вермонт. Наверное, я стал бы неплохим историком… Я увлекался европейской древностью - кельты, друиды… Я сожалел о том, что не доживу до создания машины времени, был молод и романтичен. И в этот момент появились фраматы.
        Физэль отхлебнул из стакана и помолчал немного, словно заново проверяя правильность своего решения.

        - Ну, и деньги, конечно. Какой ирландец не любит деньги? Итак, я согласился, и первые три года провел в Вэллайде. По легенде, меня там ожидало наследство - небольшая бакалейная лавка. Конечно, я был в шоке: из жреца науки, каковым я себя мнил, превратиться в лавочника! Но, представьте себе, гарсин, лавка стала приносить доход. Я так увлекся бизнесом, что даже расширил предприятие. Однако неискоренимые рефлексы ученого тянули меня в университет. Только если раньше я посещал лекции из чувства долга, то теперь делал это ради отдыха и удовольствия. И вообразите мое изумление, когда в качестве лектора я узнал своего прежнего однокашника, исчезнувшего неведомо куда на три года раньше меня! Майкл Бриджес! Точнее, Зелш Зилезан… Вот с этого момента я убедился, что ничего сверхъестественного со мной не произошло. Я не умер и не сошел с ума. Я просто поменял место жительства - разве мало народу делает это? И хотя я вряд ли вернусь обратно, это не повод забывать свой прежний дом. Я точно знаю: он где-то существует. Хотя, признаюсь вам, гарсин, с каждым годом, проведенным здесь, в это верится все труднее…

        - Да, вы крепко здесь осели,  - кивнула я.  - В конце концов, наш дом там, где наша семья. А у вас замечательная жена и замечательные дети. Один Шом чего стоит!
        Мы рассмеялись.

        - По правде говоря,  - продолжал Физэль,  - Ротафа - это был не мой выбор. Десять лет назад Миллальф остался без старейшины. Это дошло до короля Энриэля, и он через норрантского герцога посоветовал ленсатскому кунне назначить старейшиной меня. А уж кто посоветовал это Энриэлю - не моя забота. Здешний народ не возражал - в Норранте умеют уважать власть. А потом фраматы вышли со мной на связь. «У покойного старейшины осталась дочь,  - сказали они.  - Было бы неплохо, если бы ты на ней женился». Честно говоря, в то время женитьба не входила в мои ближайшие планы. Но фраматы не стали со мной церемониться, сразу напомнив о контракте, где написано, что я обязан выполнять любые их инструкции. Через неделю мы с Ротафой сыграли свадьбу.

        - Интересно, почему они так настаивали?  - удивилась я. Сама мысль о том, что можно бесцеремонно вмешиваться в чужую личную жизнь, меня покоробила.

        - Ну, фраматам вообще выгодно, чтобы мы вступали в брак с местными,  - заметил Физэль.  - Они рассчитывают, что дети-полукровки окажутся более - как бы это сказать?  - прогрессивными, чем чистокровные лаверэльцы. Да и сам агент, обзаведшись семьей, действует не за страх, а за совесть. И, чего греха таить, остается в Лаверэле навсегда. Другой вопрос, почему именно Ротафа… Одно время я подозревал, что ее отец, прежний старейшина, тоже был землянином. Я выведывал у Ротафы, не замечала ли она за своим батюшкой каких-либо странностей. Но так ничего и не узнал. А потом родился Шом, и все это стало не важно. А потом Грэлль - моя любимица, очень толковая девушка. Вот ради таких фраматы нас сюда и внедряют! Поверьте мне, она не станет сидеть дома и прясть шерсть. Я подумываю именно ей передать со временем дела. А дел много! И будет еще большеглаза Физэля загорелись, когда он делился со мной планами. Он рисовал карту будущего, на которой торговые пути паутиной оплетали весь Лаверэль, а на Диких землях вырастали новые города.

        - Здесь же непочатый край работы!  - восклицал он, отставив стакан в сторону.  - Маландрины своего не упустят, что бы они ни говорили о независимости. Мне есть, что им предложить. Я верю в экономику, Пегль ее забери! Не такие уж они все тут пропащие. У Лаверэля блестящее будущее, не сомневайтесь. Посмотрите хотя бы на этого мальчика, на принца. Сравните его с отцом. День и ночь! Ничего плохого не хочу сказать о короле Энриэле,  - тут же оговорился Физэль,  - он славный малый. Но с юных лет кроме балов и фавориток ничем не интересовался. А Лесант - видели, как он вцепился в моих молодцов? Он теперь не успокоится. Эх, прожить бы еще лет пятьдесят да посмотреть, что будет! Впрочем, вы, гарсин, как раз проживете. Помяните тогда мои слова!
        Физэлю даже в голову не пришло, что всего через десять лет я вернусь на Землю. Впрочем, он судил по себе, а для него мысль оставить Лаверзль казалась фантастичнее любого путешествия между мирами… И он непременно проживет эти пятьдесят лет. Если будет на то воля великого Шана. И если… Если будет еще существовать сам Лаверэль. А ведь сейчас, именно сейчас, когда мы сидим здесь и строим планы, бронированная эскадра райшманов винтами вспарывает океан…

        - Простите, досточтимый Физэль, наш командир не советовался с вами о нашем возвращении в Вэллайд?  - спросила я.  - У нас есть причины спешить.

        - Не далее как сегодня,  - кивнул Физэль.  - Мы долго сидели над картой. Ничего, не волнуйтесь, гарсин. Я же обещал отпустить с вами половину моей армии. Поверьте, с ними вам не грозят ни люди, ни звери. Вы подниметесь по Штору до подножий Мэлля. Там самое узкое место в горах. Что касается границы, то вы же понимаете, здесь это все несерьезно - никаких загранпаспортов и прочей бюрократии. Вот в Норрант попасть посложнее, а выпустят вас без единого вопроса. На всякий случай дам вам бумагу - я все-таки официальное лицо. Ну, а что касается Шимилора, то удивлюсь, если вы встретите хоть одного королевского пограничника. Разве только спящим. Непуганый край, непуганый… Один из моих ребят покажет дорогу через перевал, до истока Наоми. А там, считай, вы дома. Не беспокойтесь, гарсин,  - еще раз добавил он,  - все ваши трудности позади.
        Поблагодарив Физэля за беседу и за пирожки - он категорически запретил мне платить самой - я вышла на улицу. Здесь, в Миллальфе, впервые за долгое время я стала маяться от безделья. Еще нет полудня, и до обеда далеко. Да и какой обед, когда я, сама того не заметив, умяла пять пирожков кряду! Они лежали в желудке тяжелым грузом и манили вернуться домой, растянуться на постели… Ну уж нет! если так пойдет и дальше, я не войду ни в одно бальное платье! А ведь в Вэллайд мы вернемся незадолго до праздника Урожая. Надо срочно найти Сэфа, пусть погоняет меня со шпагой в руках.
        Анапчанина я нашла на стрельбище, расположенном на окраине поселка. Сейчас здесь было тихо, и соломенные чучела-мишени служили насестом для ворон.
        Сэф, сидя на чурбачке, чистил пистолет, яростно заталкивая шомпол в дуло. Он охотно отложил свое занятие, и полчаса мы кружили по площадке, отрабатывая новые приемы.

        - Все, не могу больше!
        Отбросив шпагу, срывая куртку, я навзничь упала на мокрую траву. Сэф повалился рядом. Некоторое время мы молча лежали, глядя в белое небо. У моего лица качался дикий колосок. Я сорвала его, пожевала стебель, оказавшийся сочным и сладким. Сэф, опершись на локоть, повернулся ко мне. Жемчужная подвеска серьги смешно завернулась на мочку уха, и я, не удержавшись, поправила ее. Он удержал мою ладонь.

        - Кстати, солнце мое, я же так и не рассказал тебе про Изумрудных Любовников.

        - Сейчас самое время,  - весело сказала я, как бы невзначай отнимая руку.  - Пасмурно, дождливо, и совершенно нечего делать. Что это за история?

        - Это легенда о временах короля Лесанта. В Лаверэле о нем сложено много преданий, в основном о воинской доблести короля. Но это история о любви.
        Когда Лесант был еще совсем молод и его королевством был только Вэллайд и окрестности, ему пришло время жениться. Король вопреки известной нам с тобой песенке женился по любви - на принцессе из Гобедора. Досточтимой Гротис предстояло стать первой королевой Шимилора. Но это позже. В те времена, о которых повествует легенда, в свите Лесанта состоял молодой рыцарь по имени Арикс. По красоте и доблести он ничем не уступал своему королю и был его лучшим другом. А на самой окраине Вэллайда стоял домик лесника. Там, на берегу маленького лесного озера, жила красавица Тиома, покорившая сердце благородного Арикса.
        Арикс был дворянином, а Тиома - дочь лесника. Но что это значит в Лаверэле? Чтобы помешать любви, здесь нужны гораздо более веские причины, и однажды они появились.
        - Сэф сделал эффектную паузу, а потом продолжал: - Однажды Арикс, направляясь к дому лесника, позвал с собой Лесанта. Ему очень хотелось, чтобы друг одобрил его выбор. Спрятавшись в лесу, молодые люди любовались Тиомой, хлопотавшей по хозяйству на берегу озера. Лесант, влюбленный в свою молодую жену, и думать не собирался о хорошенькой простушке. Он уже хотел сказать Ариксу, что полностью одобряет его выбор и благословляет на брак. Он неловко повернулся, ветка хрустнула под его ногой, испуганная Тиома повернулась в их сторону… И раскосые, черные очи красавицы заставили короля позабыть и о долге дружбы, и о клятвах, данных жене в храме Ламерис.

        - По-моему, вы увлеклись, монгарс,  - возмутилась я, бросаясь в Сэфа жеваным колоском.  - Это на кого вы намекаете - «раскосые черные очи»?

        - Хорошо,  - невозмутимо отозвался Сэф,  - огромные голубые очи. Так вот, эти самые очи…

        - Дальше, дальше!

        - А дальше король ничего не сказал Ариксу. Он сам стал тайком наведываться в домик лесничего. И сердце Тиомы не устояло перед обаянием самого благородного рыцаря в королевстве. Еще бы оно устояло - король как-никак! Впрочем, о меркантильных интересах красавицы легенда умалчивает. Зато в ней говорится о драгоценностях, которыми венценосный любовник баловал свою ненаглядную. Особенно Тиома любила изумруды.
        В ларце у королевы Гротис было изумрудное ожерелье из Небулосы. Перед свадьбой Лесант сам надел его на шею невесты. Он поклялся, что его любовь будет вечной, как эти изумруды. Но теперь, когда разум его помрачился от страсти, он захотел, чтобы ожерелье блистало на груди его возлюбленной. И король Лесант попросту украл ожерелье из ларца жены. Украл - и подарил Тиоме, повторяя, вероятно, те же клятвы.
        Богиня Ламерис и раньше не одобряла увлечение женатого короля и неверность Тиомы. Страдания юной королевы, заподозрившей измену, и Арикса, потерявшего и друга, и невесту, не оставили богиню равнодушной. Но этот поступок короля превысил чашу ее терпения. Однажды, когда любовники, обнявшись, лежали на ложе, Ламерис предстала перед ними, желая наказать обоих. В этот миг появился Арикс. «Ламерис, прости их, как я прощаю!» - крикнул он, заслоняя собой короля и его возлюбленную. Но Ламерис уже не могла остановить свой удар. И он поразил двоих - Арикса и Тиому. Они исчезли, а вслед за ними исчезло изумрудное ожерелье, ставшее символом любви и предательства. Только две сверкающие бусины покатились к ногам короля, обезумевшего от горя и угрызений совести. Он бережно поднял два маленьких изумруда, но счел себя не вправе их сохранить. Лесант бросил бусины в озеро. А вскоре после этого на небе появились две новые звезды…

        - Красивая история,  - вздохнула я.  - И грустная, как все легенды.

        - Подожди, я еще не рассказал самое главное. Звезды эти видны на небосклоне не всегда. Их могут увидеть только люди, которым самой судьбой предназначено быть имеете. Если мужчина и женщина увидят Изумрудных Любовников, их судьбы соединятся. Будь то старуха и юноша, король и нищенка… Хотят они этого или не хотят… Свободны они или влюблены в других… Встреча с Изумрудными Любовниками кому-то оборачивается счастьем, а кому-то - бедой. Поэтому в Лаверэле мужчины, которые дорожат своим браком, остерегаются ночью оставаться один на один с другими женщинами. Предсказать появление Любовников невозможно. А после этого твоя судьба уже определена…
        Я посмотрела на Сэфа в упор.

        - И что ты хочешь этим сказать?

        - Я приду к тебе этой ночью?  - спросил он. И тут же быстро заговорил, не давая мне возразить:

        - Послушай, забудь его. Даже если бы не было Леды… Он должен вернуться в Дикие Земли, а ты останешься в Вэллайде. Пройдет совсем немного времени, и ты, столичная светская дама, не узнаешь его. Он одичает. Все мы здесь постепенно становимся теми, кем нам определено быть. Фраматы - вот боги наших судеб. Они перетасовали колоду и раздали карты. Каждому выпало свое. Пересдачи не будет. Наш друг Фериан - я очень уважаю его за храбрость, и без него нам пришлось бы туго - скоро позабудет, чему его учили в мединституте. Знахарь из дремучего леса - поверь, он вживется в спою роль.

        - Я могла бы поехать с ним,  - сказала я. Не потому, что всерьез думала об этом. Не потому, что меня кто-то звал. Просто надо было что-то возразить…

        - Фраматы тебе не разрешат,  - мотнул головой Сэф.

        - Вот еще,  - фыркнула я,  - мы что, крепостные, чтобы они решали, с кем нам жить?
        И тут же вспомнила рассказ Физэля о его женитьбе. Да, могут и не разрешить. Могут и замуж приказать выйти.

        - Даже если разрешат,  - Сэф махнул рукой,  - как ты себе это представляешь? Оставить блага цивилизованного мира ради средневековой роскоши - это еще куда ни шло. Но ради средневековой нищеты?! Похоронить себя на десять лет в Диких Землях… Да ты осатанеешь через месяц! Как говорится, с милым рай в шалаше, если милый атташе… Мы не дети, надо смотреть правде в глаза. Забудь его, глупая…  - прошептал он, потянувшись к моим губам,  - а я помогу тебе забыть.
        И тут издалека, с другого конца поселка, послышался голос боевой трубы.

        - Тревога!
        Мы вскочили, схватив шпаги. Мимо нас пробежали, грохоча сапогами, солдаты Физэля. А возле дома старейшины мы встретили взволнованного Дениса и Нолколеду, впервые поднявшуюся с постели.

        - Что за переполох?  - спросил Сэф.

        - Люди Физэля поймали шпиона,  - сказал Денис.  - Сейчас его приведут к старейшине на допрос. Физэль всех нас звал поприсутствовать. Похоже, это один из мускаров.

5. Опасный эксперимент


        - Часовой на вышке заметил какое-то движение на горе,  - оживленно повествовал Физэль.  - Он сразу же позвал меня. А я смотрю в трубу и вижу - мускары! Двое. Ну точно, как вы рассказывали! И что они, мерзавцы, там делали? Наверное, лазейку искали. Она, кстати, есть - подземный ход на случай пожара или осады. Но не с западной, откуда вы пришли, а с восточной стороны. И вот я потихоньку отправил пятерых парней наружу. Они, молодцы, не подкачали. Подкрались к одному из негодяев и быстренько его спеленали. А второй сбежал, испуская жуткий вой. Ну ничего, сейчас мы разберемся, что к чему.
        Мы направлялись на главную площадь Миллальфа, к небольшому двухэтажному зданию, возле которого бессменно дежурил часовой. Это был своего рода «офис» Физэля Ликуэна.
        Физэль стремительно поднялся на второй этаж, распахнул дверь. Два писаря подняли на него ошеломленные глаза, он велел им убираться.

        - Позвать ко мне Эриа!  - рявкнул он мальчишке-посыльному.
        Тот кубарем скатился по лестнице.
        Мы едва поспевали вслед за старейшиной. Был полный сбор: и сенс, и принц Лесант. Даже Бар присоединился к нам. Не хватало только Чани, но ему сейчас было не до шпионов. Бурная личная жизнь моей собаки уже стала в поселке притчей во языцех.

        - Его высочеству-то не следует перед мускаром показываться,  - шепнул Денису Бар. Он по-прежнему примерял на себя роль «серого кардинала».
        Но на этот раз Денис не стал спорить, заявив, что всем нам не стоит светиться. Понятливый Физэль открыл перед нами дверь в маленькую, темную каморку непонятного назначения, а сам занял место за тяжелым дубовым столом, заставленным чернильницами и заваленным бумагами.
        В каморке было темно. Мы вшестером забились туда, как сельди в бочку, и по очереди припадали к маленькому окошку, откуда прекрасно было видно все, что происходило в помещении. Первым на правах командира к окошку пробрался Денис.

        - Введите!  - услышали мы зычный голос Физэля. Потом раздались чьи-то шаги, лязг кандалов.

        - Что там, что там?  - наперебой спрашивали мы.

        - Да подождите,  - отмахнулся Денис.  - Привели мускара. Вот, сенс, взгляните.
        Я не стала ждать, пока меня позовут к окну, и, пользуясь деликатностью сенса Зилезана, попросту оттеснила его от окна.
        Под охраной двух дюжих молодцов стоял высокий человек. Его руки и ноги были закованы в цепи. Умница Физэль позаботился о том, чтобы пленника развернули к нам лицом. Мускар был смуглым и темноволосым; лицо оставалось бесстрастным, но губы презрительно кривились. Коричневый плащ был изодран в клочья - видимо, в борьбе. А на лбу темнела татуировка - знак Модита.

        - Ну,  - грозным тоном обратился к нему старейшина,  - рассказывай, любезный, что ты делал на моей земле? Отмалчиваться не советую. Лицо у тебя больно неприятное, так что церемониться не стану.
        Мускар сквозь зубы прошипел что-то на непонятном языке.

        - Монгарс, он, наверное, по-нашему не понимает,  - предположил один из конвоиров.

        - Да прямо! Его шпионить послали, а он по-нашему не понимает!  - Физэль приподнялся над столом.  - Говори, Пеглев сын, зачем околачивался у ворот!
        Ему неожиданно ответил красивый баритон. Мускар говорил на чистейшем лаверэльском. Я, для которой этот язык не был родным, не могла распознать ни малейшего акцента. В этот момент со словами «Прощенья просим» меня от окошка бесцеремонно отодвинул Бар.

        - Безбожник, ты все равно не поймешь великих целей Райшмы,  - надменно сказал мускар.

        - Уж я постараюсь,  - ответил Физэль.

        - Райшма хочет поделиться с Лаверэлем открывшейся ей истиной,  - проповедовал шпион.  - Научить истинной вере в двуединого бога Модита. Взять отсталую расу под свое покровительство. Быть может, когда-нибудь наши заблудшие братья смогут занять подобающее место рядом с нами. А до тех пор их души будет воспитывать труд на благо Райшмы. Вот то, что тебе подобает знать, безбожник.

        - Благодетели,  - фыркнул Сэф. Нол кол еда шикнула на него, призывая к молчанию. И тут же отпихнула Бара от окошка.

        - Я тебя спрашивал не об этом,  - снова заговорил Физэль.  - Что ты и твой приятель вынюхивали у поселка? Где ваши соплеменники? Сколько вас? Говори, негодяй, если хочешь остаться в живых!

        - Ты не понял, безбожник,  - устало ответил мускар.  - Мы узнали все, что хотели. И теперь, ты думаешь, меня заботит участь моего бренного тела? Я служу Модиту и после смерти обрету вечное блаженство. А ты сейчас убедишься в превосходстве Модита над вашими языческими божками.
        Расталкивая нас, Бар бросился наружу.

        - Держите его!  - крикнул он.  - Он сейчас что-то с собой сделает!
        Вслед за Баром мы выбежали из каморки. Я увидела, как мой слуга одним прыжком пересекает комнату, как встает из-за стола изумленный Физэль… Бар уже хотел схватить пленника, но резко отдернул руки. Волосы, лицо, шея, одежда мускара вдруг стали серыми, черты лица почему-то расплылись, словно нарисованные на песке, а потом он весь осыпался пеплом. На маленький серый холмик беззвучно упали оковы. А рядом осыпались пеплом двое конвоиров, державших пленника за руки… Именно к ним бросился Физэль.

        - Эриа! Боф!
        Он упал на колени перед кучками серой пыли, но касаться ее руками не стал. Рядом стоял Бар - бледный, как смерть. Еще бы! Не остановись он вовремя - его постигла бы та же участь.

        - Вот это фокус,  - сказал Сэф.  - Кто-нибудь знает, что произошло? Что это за Пеглевы штуки? А, сенс?

        - Я никогда о таком не слышал,  - растерянно ответил сенс Зилезан.  - А вы, коллега?
        Физэль покачал головой.

        - Понятия не имею. Какая-то райшманская магия. Культ Модита.

        - Так райшманы - маги?  - нахмурился Денис.

        - Да не знаю я!  - всплеснул руками старейшина.  - Пегль их разберет, этих райшманов. Может, в библиотеке что-нибудь найдется? А, сенс? Придется нам с вами тряхнуть стариной и снова стать книжными червями. Вот только надо прибраться тут. Великий Шан, до чего же ребят жалко!
        Физэль потянулся к пеплу, но Бар перехватил его руку.

        - Постойте, монгарс.
        Мой слуга решительно взял по щепотке с каждого холмика, подержал в руках.

        - Теперь это безопасно,  - вздохнул он.  - Куда девать пепел, монгарс?

        - Этого… гада - в камин,  - распорядился старейшина.  - А ребят отнесем к Священному ясеню. Это все, что теперь для них можно сделать…
        Своей библиотекой Физэль Ликуэн вправе был гордиться. И в первую очередь самим зданием - настоящим храмом под стеклянным куполом, сквозь который в зал падал рассеянный солнечный свет. Чтобы можно было брать книги с самых верхних полок, стены опоясывал деревянный балкон с резными перилами, куда вели четыре изящные лестницы.
        В библиотеке царила удивительная чистота, это была заслуга миллальфского библиотекаря - досточтимого сенса Балвелета, ученого из Шимилора, который целыми днями трудился в своем царстве, гоняя уборщиков и составляя бесконечный каталог книжных сокровищ.
        Мы явились вместе с сенсом Зилезаном - он попросил меня помочь в его изысканиях. На беднягу Физэля можно было не рассчитывать: он переживал о погибших подчиненных. Ему предстоял тяжелый визит к их родным. Честно говоря, я сама еще не вполне пришла в себя. Шутка ли, только что на моих глазах двое молодых, здоровых людей превратились в прах… Но предаваться печали у нас не было времени. Чем раньше мы составим хоть какое-то представление о наших врагах, тем лучше сможем себя защитить. Ведь скоро надежные ворота Миллальфа закроются за нами.
        Сенс Белвелет, как обычно, сидел за своей конторкой. Темно-вишневая мантия повешена на крючок, нарукавники натянуты до локтей, в левой руке - гусиное перо. Рядом мальчишка-слуга с сосредоточенным видом чинил новые перья.
        Библиотекарь встретил нас с сенсом Зилезаном как завсегдатаев.

        - Входите, входите, сенс. Гарсин, очень рад. Вот ваш столик у окна - самое светлое место. Что вам показать на этот раз?

        - Что у вас есть о Райшме, друг мой?  - поинтересовался сенс.

        - О Райшме… О Райшме…  - зашевелил губами Балвелет.  - «Описание Демеры, составленное досточтимым сенсом Маракасом»… И еще «Легенды о далеких странах» досточтимого Шара Филемана. Эй, Федол! Третий шкаф, пятая полка слева!
        Мальчишка отложил перья и ловко, как обезьянка, вскарабкался по стремянке на указанную полку.

        - И еще, сенс Белвелет, нам нужно что-нибудь про магию Модита. Ритуалы, мифы, слухи - все, что есть.
        Библиотекарь нахмурился.

        - Эта задача будет потруднее, гарсин. Видите ли, прежний владелец библиотеки, покойный старейшина Миллальфа, ставил своей целью собирать полезные с его точки зрения книги. В библиотеке почти нет современной художественной литературы, только классика. Ну, а Модит, сами понимаете - не та тема, которая воспитывает эстетический вкус… Досточтимый Физэль привез из Шимилора немало книг, в том числе, по истории Лаверэля. Но среди них ничего не было о магии. О Модите вы прочтете лишь то, что знает каждый: двуликое божество, покровитель темных культов… Правда, можно послать Федола к моей супруге. Федол!  - крикнул он мальчишке, качающемуся под тяжестью окованных металлом фолиантов.  - Положи книги и бегом ко мне домой. Скажи досточтимой Гамисе, что мне нужна ее книжечка про магию. Неглупая женщина,  - смущенно пояснил он нам,  - она даже училась в университете. Но у женщин почему-то слабость ко всяким приворотам, зельям… Все это глупости, конечно. И книжонка, за которой я послал,  - не научный труд, а так, сборник рецептов. Что будет, если сварить дохлую мышь в трех стаканах птичьего молока и выпить это с
последним лучом Ламерис… Но пытливый ум даже в такой ерунде может найти крупицу смысла. Больше все равно ничего нет,  - библиотекарь развел руками.
        В ожидании «книжечки про магию» мы раскрыли атлас Демеры и обложились справочниками, в которых упоминалась Райшма. Я искала нужные места и делала закладки, откуда потом диктовала сенсу. Ученый даже без очков аккуратнее меня управлялся с пером и чернилами. Я же сразу забрызгала кляксами чистый лист, посетовав на отсутствие в Лаверэле шариковых ручек.
        Работа продвигалась медленно. Записанные в книгах рассказы эриссиан-мореплавателей ничего не прибавили к тому, что уже было известно от фраматов. На картах Райшма была гораздо меньше Лаверэля и заканчивалась мысом, похожим на собачью голову. Гораздо интереснее мне было смотреть на очертания Небулосы. Почему мне с завидным постоянством снится это никогда не виденное мною место? Почему его же показало Волшебное зеркало? И при чем здесь мой отец - советский офицер, без вести пропавший в Афганистане?

        - Что загрустили, Джоан?  - прервал мои раздумья сенс Зилезан.

        - Сенс, вы никогда не говорили, почему согласились отправиться в Лаверэль,  - неожиданно сказала я.  - Это секрет?

        - Нет, друг мой,  - улыбнулся ученый.  - Но я думаю, мои причины не слишком отличаются от того, что привело дюда всех остальных. Мы все здесь беглецы, Джоан. Человеку всегда есть от чего бежать: от бедности, от богатства, от других людей, от одиночества…

        - И от чего же бежали вы?

        - Скорее всего, от собственной трусости. Дело в том, друг мой, что когда фраматы предложили мне отправиться сюда, я очень испугался. И очень стыдился своего страха: мне, ученому, выпадает уникальная возможность оказаться там, где не был никто из коллег, а я трясусь, как школьник. Вот от чего я бежал.

        - А почему не вернулись назад?  - тихо спросила я.

        - Боюсь, дружочек, вы это сама поймете, когда поживете здесь подольше,  - вздохнул ученый.  - Не хочу вас пугать, но… Знаете, что я думаю? Никто и никогда еще не возвращался из Лаверэля на Землю.
        Я вздрогнула, услышав из уст ученого подтверждение своим смутным опасениям.

        - Почему вы так считаете? Не верите фраматам? Они сознательно нас обманывают?
        Сенс покачал головой.

        - Нет, не считаю. Напротив: уверен, что они с нами честны. Почти. За исключением маленькой психологической детали, о которой нас не предупреждают… Подвох таится в самом этом мире, Джоан. Он обладает сверхъестественной привлекательностью. Кто-то влюбляется в него с первого взгляда, кто-то учится любить постепенно… И это красное солнце, и светлая Матин, и уродливый Модит…  - говорил ученый с небывалой для него страстью.  - Этот мир очаровывает по всем правилам, как опытная кокетка. Он причиняет боль, заставляет мучиться от ревности, доверчиво ложится к твоим ногам, увлекает дальними дорогами… Я думаю, никто еще не воспользовался вознаграждением,  - закончил свою мысль сенс Зилезан.

        - А как же Нолколеда?  - возразила я.  - Ее срок истекает относительно скоро, и у нее и в мыслях нет остаться здесь. Она хочет вернуться и получить свои деньги.

        - Откуда, дружочек, вы знаете, чего хочет Нолколеда?  - улыбнулся ученый, потирая глаза.  - И в любом случае, ее время выбирать еще не пришло. А вот и Федол. Удалось ли достать книгу, дружок?
        Мальчишка вытащил из-за пазухи тоненькую книжку, аккуратно завернутую в чистую бумагу. Сенс Зилезан взял ее и протянул мне:

        - Боюсь, друг мой, изучение этого труда вам придется взять на себя. Такой мелкий шрифт мне никак не осилить. Будем надеяться на вашу удачу.
        И я отправилась из библиотеки в дом старейшины - выполнять урок.
        Расположившись у камина с пакетиком изюма, сначала я из любопытства развернула бумагу. На потрепанной обложке значилось: «Руководство по прикладной магии». Автора не было. К моему удивлению, книжка оказалась рукописная, хотя печатный станок в Лаверэле давно изобрели. Страницы пестрели пентаграммами, чертежами и рисунками созвездий. Я перелистала книжку до оглавления. Разделов было три:
«Любовные зелья», «Предсказание будущего» и «Магия перевоплощений».
        В Лаверэле с магией дела обстояли так же, как на Земле: когда-то колдунов и ведьм сжигали на кострах, а потом перестали относиться к этому всерьез. Магия не имела никакого отношения к культу Шана, наука ее не признавала, и никто не мог сказать наверняка, существует она или нет.
        Сначала я просмотрела главу о перевоплощениях. Простые в исполнении рецепты обещали превращение в птиц и зверей, в других людей, в неживые предметы. О Модите ни слова. В разделе о предсказаниях содержались сложные астрологические схемы, в которые я решила не вникать. Потом я устроилась поудобнее, положила в рот горстку сладких ягод и стала читать про любовные зелья…
        Сенс Белвелет был прав, говоря о наших женских слабостях… Через час увлеченного чтения я загорелась идеей. Такое простенькое, пустяковое зелье… Никакого корня мандрагоры и драконьих зубов, все ингредиенты практически под рукой. Приготовить его и убедиться, что все это чепуха. Все равно вечером нечего делать… Итак, заложив страницу с рецептом, после ужина я отправилась на кухню к Ротафе.
        Собрав с ее помощью целый поднос всякой всячины - стакан с вином, смесь из душистых приправ, розовая вода, спички, нож и яблоко - я принесла все это в свою комнату. Сверилась с рецептом. Обнаружила, что забыла такую важную вещь, как шелковый платок. Снова сбегала к Ротафе. Все, теперь можно колдовать…
        За окном уже стемнело. Я набросила на дверь крючок и, хихикая, разделась: зелье предполагалось готовить нагишом. Зажгла свечку, нагрела на ней стакан с вином, высыпала специи. Просто глинтвейн какой-то! Подержала над пламенем острие ножа и чуть-чуть надрезала безымянный палец на левой руке - все, как предписывала книга. Затем я размазала выступившую капельку крови по белому шелку, стараясь повторить замысловатую фигуру, изображенную на странице. Отрезала прядь волос, завернула в платок, положила его на поднос. Обжигаясь воском, поднесла свечу, и шелк вспыхнул, рассыпаясь пеплом. Бр-р-р! После сегодняшних событий это навевало нехорошие ассоциации, но я хладнокровно собрала пепел в щепотку и высыпала в вино. Теперь яблоко. Я разрезала его на четыре части, извлекла сердцевину и запихала дольки в стакан. Все, компот готов.
        Стоя перед зеркалом, я смочила теплым вином соски - раз уж взялась, надо делать все, как написано. Потом медленно, не отрывая взгляда от своего отражения, съела яблоко и запила его содержимым стакана. Вино как вино, чувствуются специи и больше ничего. Но через полчаса после этой процедуры я должна буду безумно похорошеть. Так, что любой, на кого падет мой выбор, воспылает неодолимой страстью…
        Коротая время, я для очистки совести еще раз перелистала магическую книжку. В первый раз я все-таки была невнимательна: Модит упоминался однажды в разделе перевоплощений. Одна из инструкций, превращающая человека в кошку, начиналась словами: «Когда появится ужасный лик Модита…» Наверное, это просто указание на время. Стоп, а это что такое?!
        На странице была маленькая сноска, такая мелкая, что едва можно было разобрать.
«Тем, кто полагается на силу Модита, не стоит медлить в достижении своих целей, ибо ритуал надо проводить каждый час…». Так вот почему мускары в стычках с нами ни разу не добились своего! Уж не зомби ли они, которым нужно постоянно подпитываться силой своего божества? Тогда у них где-то должно быть устроено место для проведения ритуала. И если его уничтожить… Я вскочила на постели. Надо немедленно рассказать нашим об этой идее! Чем Пегль не шутит, вдруг так оно и есть!
        И вдруг я поняла, что у меня появились проблемы поважнее. Увлекшись своим открытием, я и думать забыла про выпитое зелье. А оно начало действовать - и совсем не так, как я ожидала…
        Я с ужасом уставилась на себя в зеркало. Щеки пылали, губы стали пухлыми и красными; в глазах появился нездоровый блеск. Груди… Груди вдруг сделались невыносимо тяжелыми, а внутри, в самых потаенных местах все горело.
        Я распахнула окно, надеясь, что свежий воздух мне поможет. Ничуть не бывало. Холодное прикосновение к пылающей коже довело меня до исступления. Ну что, гарсин, доэкспериментировалась?.. Дикое, совершенно животное желание судорогой скручивало тело. Сдерживая стон, закусив губы до крови, я металась по комнате, понимая, что долго так не выдержу. Да я просто сойду с ума, если сейчас, сию минуту не найдется рук, которые меня успокоят! Уже не очень-то понимая, что делаю, я влезла в брюки и блузку прямо на голое тело и босиком вылетела в коридор.
        Когда я без стука ворвалась к Сэфу в комнату, он еще не спал. Он трогательно боролся с иголкой и ниткой, пришивая пуговицу на рубашке. При виде меня он вскочил, затоптав рубашку сапогами.

        - Ты… Я не ожидал…  - бормотал он. Потом брякнул какую-то глупость, типа «могу ли я надеяться». Кровь колотилась в висках, я тяжело дышала, не в силах сказать ни слова. Когда Сэф осторожно привлек меня к себе, у меня внутри раздался взрыв. Схватив его ладонь, я ею сжала изнемогшие от желания груди - до боли, до хриплого, утробного стона. Потом трясущимися руками попыталась расстегнуть пряжку на его поясе.

        - Да подожди ты… Дай, я сам,  - сказал Сэф, несколько опешивший от моего вторжения. Одежда жалила, раздражала тело. Я стала высвобождаться из блузки, зацепилась за что-то, и тонкая ткань с треском порвалась. Упав на постель, я умоляюще простонала сквозь стиснутые зубы:

        - Ну же!.. Чего ты ждешь?..
        Сэф накрыл меня собой. Я почти не дала ему возможности ласкать меня. Прикосновения приносили не облегчение, а новую боль. Кажется, я кричала что-то, потому что Сэф, скалясь незнакомым веселым оскалом, зажимал мне ладонью рот, и тогда я впивалась в нее зубами. Кажется, с постели мы скатились на пол, опрокидывая табуретку. Я сломала ногти о его спину; мне казалось, если сейчас он меня отпустит, я умру, умру! А когда он на мгновение остановился, я разрыдалась:

        - Нет, нет! Пожалуйста!

        - Нет?!
        Сэф свирепо схватил меня за волосы и при этом нежно, до одури нежно скользнул губами по шее. Он был везде - во мне и вокруг, и комната была полна золотых сполохов, круживших перед глазами все быстрее и быстрее. Еще быстрее… Еще…
        А потом мы лежали на ковре, не в силах доползти до кровати. У меня саднил затылок, которым я стукнулась о табуретку, и на коленке рос синяк, а Сэф сосал палец, глубоко пропоротый оброненной иголкой.

        - Ну ты даешь!  - сказал он голосом бесконечно усталым и довольным.

        - Прости.
        Я смущенно вспоминала свои давешние художества. Тоже мне, Эммануэль… Но сейчас мне было так хорошо, так спокойно и тихо. Словно я избавилась от мучительной зубной боли. И очень хотелось спать. Интересно, от моей одежды что-нибудь осталось? Я встала, огляделась… Постель напоминала воронку после разрыва снаряда. А вот это скомканное тряпье - наверное, моя блузка. Я двумя пальцами потянула ее к себе.

        - Ты не останешься?  - спросил Сэф.
        Я покачала головой.

        - Сегодня нет. Видишь ли… Я пришла к тебе несколько… несознательно.

        - Я заметил,  - усмехнулся Сэф. Но целуя меня на прощанье, удовлетворенно заметил:
        - Вот видишь, старая легенда не лжет. Мы с тобой видели Изумрудных Любовников, и мы будем вместе.
        Я не стала спорить. Хотя прекрасно помнила, что когда Денис с Нолколедой вышли на палубу, две зеленые звезды продолжали гореть на небе. Получается, мы видели их все вчетвером. И как это прикажете понимать?
        Я потихоньку выскользнула за дверь, надеясь, что в столь поздний час некому будет удивляться моему растерзанному виду. Зря надеялась. Не успела я на два шага отойти от комнаты Сэфа, как лицом к лицу встретилась с Денисом.

        - Я говорил с Физэлем. Обсуждали наш отъезд,  - сказал он, видимо, сочтя нужным пояснить свою ночную прогулку. А потом замолчал, глядя на меня. Я тоже молчала - что тут можно сказать? Босиком, с оторванным рукавом… Бросив мне спокойное:
«Доброй ночи», Денис пошел к выходу. Повеяло сквозняком от открывшейся двери. Зябко обхватив себя руками, я думала: почему в том горячечном бреду, который погнал меня к Сэфу, у меня и мысли не мелькнуло пойти к Денису? Может быть, потому, что одна сумасшедшая ночь все равно ничего не решила бы для нас?
        Часть 5 ГОРЫ МЭЛЛЬ

        Я мечтою ловил уходящие тени,
        Уходящие тени погасавшего дня,
        Я на башню всходил, и дрожали ступени,
        И дрожали ступени под ногой у меня.
        И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
        Тем ясней рисовались очертанья вдали,
        И какие-то звуки вокруг раздавались,
        Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

    К. Бальмонт

1. Смерть на реке

        И вот настало время прощаться с Миллальфом. Нам было грустно покидать гостеприимные владения Физэля Ликуэна: ведь мы провели здесь неделю и с первого дня чувствовали себя как дома.
        У Чани были особые причины для печали. В Миллальфе оставалась его безутешная подруга по кличке Майш - Снежинка. По этому поводу у нас с псом состоялся серьезный разговор.
        Я сидела на крыльце, уже одетая в дорогу, а Чанг понуро лежал рядом.

        - Оставайся,  - скрепя сердце говорила я.  - О тебе здесь позаботятся.
        Пес качал головой.

        - Я собака, гарсин. Я не могу вот так запросто менять хозяев. Так же как Майш не может отправиться с нами. Когда-нибудь мы с тобой расстанемся - я не смогу вернуться с тобой на Землю, ведь там я стану просто очень старой и глупой собакой. Но до тех пор я останусь с тобой. Майш меня не винит, она все понимает… Более того, поступи я иначе, она бы отвернулась от меня. Ты только не ищи меня, хозяйка, до самого отъезда. Я сам вас догоню.
        И отчаянно мотнув рыжей головой, бедняга побрел к заветному дому.
        Еще одним поводом для грусти стала необходимость оставить в Миллальфе наших лошадей. Физэль очень убедительно доказал нам, что «самый короткий путь в Шимилор лежит по воде: через озеро Ленно, порожистое верхнее течение Штора, потом через узкий горный перевал и снова по рекам и озерам до самого Вэллайда.» В таком путешествии лошади были бы только обузой.
        И вот утром перед отъездом я украдкой рыдала, повиснув на пятнистой шее красавицы Помми, в последний раз расчесывая гребнем ее белоснежную гриву. Потом, тактично кашлянув, ко мне подошел Шом и, набравшись смелости, клятвенно пообещал, что Помми ни в чем не будет нуждаться. Расчувствовавшись, я чмокнула Шома в веснушчатую щеку, и тот расцвел счастливой улыбкой. Подозреваю, что прощание остальных членов отряда со своими верными друзьями было не менее тягостным. Особенно жалко было сенса Зилезана, вынужденного расстаться с Буррикотом. Я догадалась взять с Шома вторую клятву, и сын старейшины обещал заботиться об ослике.
        Физэль отправлял с нами сорок хорошо обученных и вооруженных солдат. Кроме того, еще с двадцатью он лично собирался проводить нас до берега Ленно. Узнав о моих предположениях, он решил, простившись с нами, прочесать окрестности Миллальфа. Вдруг действительно удастся обнаружить какой-нибудь алтарь, на котором мускары проникались загадочной силой Модита.
        В Лаверэле стоял месяц Яблони, время сбора урожая. Здесь, на севере,  - короткие, но тихие, солнечные дни. В кронах деревьев заблестели первые золотые блики. Вдоль дороги к озеру росли дикие яблони, усыпанные маленькими пунцовыми плодами. Я сорвала один дичок - он был вяжущим, как черемуха, но источал дивный аромат. Физэль тоже с удовольствием грыз яблоки.

        - Будет время - обязательно выпишу из Шимилора хороший черенок. Выведу новый сорт. Какое-нибудь «норрантское медовое»,  - мечтал старейшина.

        - Лучше - «медовое Ликуэна»,  - улыбалась я. И представляла, как на этих скудных землях зеленеют яблоневые сады. А что? Пока у Физэля все получалось!
        При одном взгляде на его солдат, браво марширующих по дороге, возникало ощущение надежности. Да, это не королевские гвардейцы, которые не смогли уберечь от беды ни принца, ни себя. Теперь, если при возвращении в Вэллайд возникнет угроза королевской власти, нам было что противопоставить канцлеру Лозэну. Так Денис стал во главе целого войска. И, надо заметить, справлялся с этим неплохо.
        После памятной ночи я почти не общалась ни с Сэфом, ни с Денисом. Сэф на меня немного дулся - за то, что вроде как использовала его. А Дениса я сама избегала. И много времени перед отъездом проводила с Нолколедой. Немка, вскочившая с постели по случаю захвата пленного мускара, обратно уже не легла - несмотря на настояния Дениса. И тут же выполнила свое обещание, позвав меня заниматься борьбой. Она с мрачным удовлетворением валяла меня по траве до седьмого пота и щедро осыпала лестными эпитетами. Самыми ласковыми из них были «тупица» и «неуклюжий бегемот». Однако, к моему удивлению, мы с ней все это время неплохо ладили. Я даже стала называть ее Ледой.
        По дороге к озеру я шла под руку с сенсом. Он неважно себя чувствовал в последнее время. Впервые за время пути я задумалась о том, что он уже не молод. К принцу же, напротив, в Миллальфе вернулся хороший аппетит и здоровый цвет лица. Видно было, что мальчику не терпится вернуться домой, увидеть отца и все, к чему привык с детства. Да я и сама думала о моем особняке на улице Королевских Лип как о самом настоящем доме. Я мечтала о ночной прогулке по городу в свете двух лун… Теперь от черепичных крыш Вэллайда нас отделяли какие-нибудь десять дней пути…
        Озеро Ленно встретило нас оглушительным птичьим гомоном. Важно крякали утки, щелкали клювами белые цапли, трубили лебеди, плакали чайки. Когда мы вышли на берег, мне показалось, что само озеро забило крыльями. Чаня сделал охотничью стойку. Но, поволновавшись немного, покружив над водой, птицы перестали обращать на нас внимание и продолжали искать пропитание в прибрежных тростниках.

        - Охота начнется только через месяц,  - пояснил Физэль.  - У нас с этим строго. А сейчас они выводят птенцов. И знают, канальи, что бояться им нечего. Разве только ястреб прилетит. Да было еще, из Ленсатта повадился охотиться дракон. Уж мы его гоняли-гоняли… Пришлось мне кунне отправить письмо с нижайшей просьбой приструнить своего питомца. В этом году он нас не тревожил.
        Я представила себя фантастическую картину охоты дракона на уток.

        - А вы почему драконов не держите, досточтимый Физэль?  - спросил старейшину принц.

        - Дорого это, ваше высочество. Хорошо обученный дракон стоит не меньше ста доранов. У нас, в провинции, это сумасшедшие деньги. Но если у вас будет желание, дайте мне знать. Я подберу хорошего малыша, только что из яйца, и пришлю вместе с опытным воспитателем.
        Принц вежливо поблагодарил, но, по-моему, подумал, что король Энриэль вряд ли будет в восторге от такого расточительства.
        Пять десятиместных лодок ожидали нас на пристани, охраняемой солдатами, взявшими на караул при виде Физэля. И тут у него полный порядок! Удивительный человек…
        Миллальфцы быстро, без суеты распределились по лодкам, сев на весла. Мы сложили вещи под скамейки и начали прощаться.
        Все будет хорошо, ваше высочество,  - сказал Физэль юному принцу.  - Скоро будете дома. Кланяйтесь от меня его величеству, вашему батюшке. Ну, Зилезан,  - обнял он старого друга,  - если великому Шану будет угодно, еще свидимся. Ты, как в столицу вернешься, сразу закажи себе новые очки. И пиши мне письма подлиннее. А на будущий год, может, я и сам пожалую…
        Сенс ничего не отвечал, качая седеющей головой.
        Потом мы наперебой желали Физэлю успехов и процветания. А когда мы уже погрузились в лодки, и солдаты отвязали их от пристани, Шом с торжественно-скорбным лицом сунул мне в руку какую-то вещь. Физэль со своим отрядом уже двинулся в путь, а долговязая фигура его сына еще долго маячила на берегу… Я посмотрела на подарок и удивилась: на ольховой бляшке был мастерски иырезан мой портрет. Кто бы мог подумать, что этот простоватый парень - настоящий художник…
        Над первой, флагманской лодкой реяло зеленое знамя Шимилора. За полдня мы пересекли озеро Ленно и вышли в русло Штора. Близость гор ощущалась все сильнее; горела на солнце снежная шапка вершины Финд, мимо которой лежал перевал. Леса и болота сменились каменистыми пустошами, посреди которых высились гигантские валуны, поросшие бурым мхом. Некоторые из них напоминали человеческие головы… Мы оказались в одной лодке с сенсом Зилезаном, и он рассказал мне местное поверье, что эти камни - не что иное, как головы горных великанов. Однажды обитатели подземных недр высунулись наружу и тут же поплатились за свое любопытство, окаменев. Трудно было не поверить в эту легенду, вглядываясь в суровые выражения каменных лиц…
        Нам предстоял самый тяжелый участок пути. Река падала с гор невысокими каскадами. Через эти пороги предстояло волоком протащить тяжелые лодки. Дальше Физэль обещал нам долгий пологий участок. А потом - снова волоком, не меньше двух корсов, до истока Наоми.
        Река поднималась в горы незаметно, и когда сенс сказал, что мы уже в пяти сантонах над уровнем моря, я даже не поверила. Но действительно, вокруг простирались отроги Мэлля, кое-где поросшие тощим ельником.

        - У вас уши не закладывает, сенс?  - спросила я.  - Очень неприятное ощущение.
        Ученый молча покачал головой. Он был так бледен, что я встревожилась. Но тут с флагманской лодки раздался приказ Дениса выгружаться и готовиться к переправе через первый порог. И я забыла о Зилезане. Как очень скоро выяснилось - напрасно.
        Впереди зашумел водопад высотой в полтора паса. Но на берегу оставалась довольно пологая полоса. Миллальфцы впряглись в бурлацкое ярмо и с каким-то местным «эй, ухнем» поволокли лодки наверх. Все наши мужчины сочли своим долгом присоединиться к ним, а мы с Нолколедой пробирались следом, стараясь не сорваться в водопад. В какой-то момент лодки вставали почти вертикально. А последняя и вовсе увязла в грязи. У тащивших ее пробуксовывали ноги, скользили на влажной земле… Еще немного, и она сорвется и утащит за собой всех, кто связан одной лямкой! Мы с Нолколедой бросились на помощь мужчинам. Наверху я видела красные от усилия лица сенса и Бара. Скрипели канаты, билось о камень смоляное днище… С большим трудом удалось удержать судно, такое грузное и неуклюжее на суше, от падения вниз.
        Первый порог оказался самым трудным. Преодолев его, мы шутя взобрались на остальные два, и лодки снова заскользили по водному плато. Только течение, с которым боролись гребцы, говорило, что мы по-прежнему поднимаемся вверх.
        Зеркало воды отражало горы - кряжистые скалы, причудливые разломы и ущелья, далекие заснеженные пики… Казалось, мы попали совсем в другой мир - еще более чистый и прекрасный. Вода за бортом была ледяной и прозрачной до самого дна, которым служили отполированные рекой гранитные глыбы. Если где-то в Лаверэле и пряталась зима, то именно здесь, в горах. Вокруг еще зеленели прозрачные перелески, а мы уже чувствовали ее дыхание.
        Я скинула норрантскую куртку на меху, чтобы поддеть под нее фуфайку. Естественно, досточтимый Физэль каждому из нас сделал такой подарок.

        - Сенс, вам достать что-нибудь теплое?  - окрикнула я ученого, прислонившегося к борту. Зилезан не ответил. Я взглянула на него… Он прерывисто дышал, положив руку на грудь; вокруг глаз разлилась фиолетовая тень…

        - Вам плохо, сенс?  - тревожно спросила я, беря его за руку. Рука была холоднее горной реки…

        - Сердце прихватило,  - прошептал он.  - Ничего страшного, дружок. Сейчас отпустит.
        Зилезан говорил очень убедительно, но все же у меня хватило ума что есть мочи заорать:

        - Денис! Сенсу плохо! Надо пристать к берегу!
        Эхо подхватило мой крик, расколов его о скалы.
        Командир тут же отдал приказ причаливать. Нашу лодку вытащили на каменистый берег. Сэф с Баром хотели вынести сенса на берег, чтобы поудобнее положить на расстеленное одеяло, но Денис не разрешил. Засучив рукава, он впрыгнул в лодку. Нолколеда, собранная и деловитая, тут же оказалась рядом. Денис сунул ей какой-то флакон.

        - Тридцать капель на стакан воды,  - велел он.  - Нет, давай-ка все сорок. И быстро, быстро!
        Осторожно приподняв Зилезану голову, Денис влил немного настоя ему в рот.

        - Давайте, сенс, держитесь. Это вам поможет, надо выпить.
        Ученый чуть заметно шевельнул губами.

        - Что с ним?  - спросил Сэф.
        Денис покосился на больного и тихо ответил:

        - Инфаркт. Нужна реанимация. Аппаратура. Я ничего не могу сделать.

        - Как это не можешь? Ты же врач!  - воскликнула я.
        Он посмотрел на меня исподлобья, как побитая собака. Вдруг холодная рука сенса коснулась моего запястья.

        - Не ругайте его, дружочек,  - еле слышно прошептал Зилезан.  - Что тут поделаешь?  - И добавил еще тише: - Моя записная книжка - пусть она останется у вас.
        От ужаса и беспомощности у меня защипало в глазах. Я оглядывала своих спутников, сгрудившихся вокруг сенса - у всех были строгие, печальные лица, как будто он уже умер. Как же так можно?! Почему мы ничего не делаем? Хорошо, допустим, Денис ничего не может, допустим, нужна аппаратура, которой просто нет в Лаверэле… Но мы ведь не отсюда! Мы-то знаем, что существует электрошок и кардиологическая бригада, или что там нужно в таких случаях!

        - Я связываюсь с фраматами,  - заявила я, не стесняясь ни принца, ни Бара. Сейчас не до конспирации. Только как связаться? Передатчик не сработает, пока лаверэльцы будут ближе пятнадцати метров. Я огляделась - вокруг были скалы. Ничего, вскарабкаюсь куда-нибудь…

        - Ты что, с ума сошла?  - Нолколеда схватила меня за рукав.

        - Пусти,  - я с силой вырвала руку.  - Или лучше дать ему умереть?

        - Ты же знаешь,  - она старалась говорить спокойно,  - вызов разрешен только, если что-то угрожает миссии. Нам не простят нарушения условий контракта…

        - Какой контракт?  - я повернулась к ней, задыхаясь от гнева и волнения.  - Человек умирает, а ты…
        Не обращая больше ни на кого внимания, я бросилась вверх по тропинке, вьющейся между скал. На ходу перевернула браслет, нащупала подвижную часть узора… Сейчас, сейчас все будет в порядке. Сейчас они заберут его на землю, на Базу, куда угодно, где можно будет ему помочь.
        Фраматы отозвались сразу.

        - Агент сто три, База на связи,  - ответил незнакомый женский голос.
        И закричала, поднеся браслет к губам:

        - У одного из агентов инфаркт, нужна срочная помощь. Здесь нам его не спасти. Нужна эвакуация…

        - Не кричите, сто три,  - сухо сказала фраматка.  - Канова угроза для миссии?

        - Я не знаю…  - пытаясь взять себя в руки, прошептала я.  - Он выдающийся ученый… Без него нам не справиться… Он умирает!

        - Угрозы для миссии нет,  - резюмировал голос.  - База не имеет полномочий для эвакуации. Ваш вызов противоречит условиям контракта. Конец связи.

        - Подождите!  - взмолилась я.  - Соедините меня с Афанасием Германовичем. Я не знаю, как вы его называете, но он ваш начальник, и он меня выслушает…

        - Агент сто три, вы рискуете своим контрактом,  - заметила фраматка и отключилась.
        Я в отчаянии теребила все еще теплый браслет. А когда подняла глаза, то увидела Дениса. Командир стоял в пяти шагах от меня, на краю скалы и плакал, по-детски размазывая слезы по лицу. Мне вдруг стало холодно и душно. Снизу раздался скорбный собачий вой.

        - Он умер,  - сказал Денис.  - Потому что врач из меня никакой - что здесь, что там. Никакой.
        Я никогда не видела, чтобы человек так ненавидел и презирал самого себя. Я подбежала к нему и обняла за шею, прижавшись лицом к куртке. Денис обхватил меня крепко-крепко, и я почувствовала, как дрожат от слез его плечи. Я не стала его успокаивать, говорить банальности о том, что он ничего не мог сделать… Что он не раз уже показал себя прекрасным врачом, а тут уж ничего не поделаешь… Что от инфаркта люди умирают и в больницах с современным оборудованием… Мы просто молча стояли на краю обрыва. Ветер перемешивал наши волосы, а под ногами воды Штора отражали холодный закат.
        Мы похоронили Зилезана еще засветло. Здесь, в горах, нечего было и думать о том, чтобы набрать дров на погребальный костер, хотя миллальфцы готовы были сплавать за лесом, чтобы с честью проводить друга своего старейшины. Даже вырыть могилу оказалось делом непростым; нож то и дело с лязгом ударялся о камень. Но общими усилиями удалось откатить в сторону большой камень, под которым удалось сделать яму глубиной в человеческий рост. Туда мы бережно опустили тело сенса. Камень вернулся на свое место, став надгробной плитой.
        Мы стояли вокруг, положив руки на валун, словно пытаясь напоследок оставить сенсу немного нашего тепла. Нолколеда принесла откуда-то охапку ромашек. Сэф высек ножом на камне малоразборчивую надпись. А я ничего не могла сделать, просто слезы катились из глаз, и я глотала их, не успевая вытирать. Какая нелепость: пройти через столько опасностей и умереть в конце пути от болезни!
        А потом мы сидели вокруг жалкого костра, зажженного в честь сенса. Миллальфцы остановились лагерем неподалеку, предоставив нас нашему горю.

        - Надо разобрать его вещи,  - хмуро сказала Нолколеда.  - Взять то, что хочется сохранить, а остальное оставить здесь.

        - Завтра разберем, когда рассветет. Перед отплытием,  - возразил Сэф.

        - Завтра будет еще хуже,  - покачала головой немка.

        - Наверное, она права,  - прошептала я.  - Лучше сразу испить чашу до дна, чем завтра переживать все заново.
        Принц тихонечко всхлипнул, теребя в руке медальон с локоном матери. Наверное, смерть сенса напомнила ему о первой утрате.
        А чаша оказалась непомерно горька… Я не могла брать в руки вещи, которые помнила в руках сенса. Нолколеда бережно раскладывала одежду в одну сторону, книги и карты - в другую.
        Карту, по которой мы проехали пол-Лаверэля, Денис забрал себе. Сэф бережно расправил потрепанные листы бумаги: на них сенс делал наброски для справочника по Лаверэлю. А я, вспомнив последние слова сенса, вытащила из-под стопки зачитанных книг маленький блокнотик в кожаном переплете. Я попыталась открыть ее наугад, но буквы тут же запрыгали перед глазами - к этому я была еще не готова.
        Надо было ложиться спать; горе выматывало больше, чем все речные пороги вместе взятые. И я уснула - с головой, тяжелой от слез. Но потом меня разбудил тихий шепот. Говорил Денис.

        - Я должен был заметить, что у него больное сердце! Должен был запретить ему поднимать тяжести…

        - Послушай, он же не ребенок,  - так же шепотом отвечала Нолколеда.  - Перестань себя винить. Если я начну истязать себя за каждое резкое слово, то сойду с ума. Так нельзя.

        - Ты не понимаешь, я врач!  - повысил голос Денис и замолчал, как будто ему прикрыли рот ладонью.  - Я врач,  - продолжал он тихо.  - Точнее, думал до сегодняшнего вечера, что это так. Если бы я боролся, что-то делал, а смерть оказалась бы сильней - это можно понять. Но я ничего не мог сделать, кроме этого дурацкого лекарства. Может, надо было не побояться растворить посильнее дозу?

        - Разве было бы лучше, если бы он мучился дольше?  - снова возражала Нолколеда.  - Ты так ведешь себя, как будто это первый и последний человек, который умер у тебя на руках. Ты же врач, и ты был на войне…

        - Нет, не первый,  - прервал ее Денис.

        - Расскажи мне,  - совсем тихо попросила Нолколеда. Ответа Дениса я не расслышала. Наступила тишина. Я напряженно ждала, не послышится ли звук поцелуя. И о чем я думаю даже в такой момент?! Поцелуев не было.
        Вытерев непрошеные слезы, я повернулась на другой бок и снова попыталась уснуть.
        Мне показалось, я едва успела закрыть глаза, когда чье-то осторожное прикосновение снова разбудило меня. Я испуганно вскочила.

        - Тс-с-с!  - сказал кто-то очень знакомым голосом. Зеленой искрой зажглись в темноте глаза. Фрамат! Шеф!

        - Идите за мной, Жанна,  - велел Афанасий Германович.
        Мы отошли довольно далеко от лагеря. Ночью идти по горной тропинке над бездной было жутко, но шеф, который, похоже, прекрасно видел в темноте, заботливо поддерживал меня.

        - Ну вот, здесь нас никто не услышит,  - удовлетворенно сказал он наконец.  - Можем поговорить.
        Зеленый свет Модита и серебристые лучи Матин освещали маленькую площадку. Днем отсюда, наверное, открывался великолепный вид на горы и реку Штор.

        - Я позвал вас, Жанна, чтобы поделиться своими проблемами, которые могут оказаться и вашими,  - безо всяких предисловий начал шеф.
        Я поняла, что он не собирается говорить со мной о смерти сенса Зилезана. Не может быть, чтобы он не знал. С другой стороны, чего я жду? Оправданий? Объяснений? Соболезнований?

        - Что случилось?  - спросила я.

        - Многое случилось, Жанна. Во-первых, пять дней назад умер король Энриэль.
        Я ахнула.

        - Да-да. И как вы думаете, к кому перешла власть?

        - К канцлеру Лозэну?

        - Вот именно,  - невесело усмехнулся фрамат.  - Знаете, Жанна, признаюсь вам, что за всю историю Шимилора не происходило подобных вещей. По сути это государственный переворот. Канцлер провозгласил, что наследник престола мертв. Он давил на священников, требуя его короновать, представил какие-то сомнительные бумаги, доказывающие его право на престол. Вам ведь известно, что канцлер имеет родственные связи с королевским домом? Ну вот. Кму все удалось. Через три дня после смерти старого короля согласно законам Шимилора его короновали.

        - А в это время…

        - Да. В это время вражеские корабли набирают ход и вот-вот будут у стен Вэллайда. Как вы считаете, может это оказаться простым совпадением? Я, честно говоря, сомневаюсь. Шимилору угрожает страшная опасность не только извне, но и изнутри. Спасти ситуацию сейчас может только появление законного короля.

        - Какой ужас…  - прошептала я.  - Как сказать принцу о смерти его отца? Мы ведь должны ему сказать, да?

        - За этим я и пришел,  - кивнул фрамат.  - Я уверен, что вы, Жанна, лучше всех сумеете подобрать слова. А еще - правдоподобно объяснить, откуда у вас такая информация.
        Я покачала головой.

        - Ему сейчас это не важно. Подумать только… Он был так привязан к сенсу Зилезану, а теперь новая смерть… Вы хоть в курсе, что у нас несчастье?  - с вызовом спросила я.

        - Разумеется. Мне передали о вашем вызове.
        И больше ничего. Он просто дал понять, что знает о нарушении «условий контракта» с моей стороны… Я не выдержала.

        - Послушайте, неужели вы ничего не могли сделать? Я просто не верю. Мы бы приказали всем посторонним уйти, отвернуться, закрыть глаза… Ведь это человеческая жизнь! Или вы ее ни в грош не ставите, всемогущие боги?

        - Мы не боги, Жанна,  - устало сказал шеф.  - К сожалению. Боги обязаны заниматься земными делами, вмешиваться в них. А мы не имеем права на вмешательство. Иначе все теряет смысл.

        - Но вы все равно вмешиваетесь!  - воскликнула я.  - Наше присутствие здесь, ваши расчеты на то, что у Лаверэля появится военная сила, способная противостоять врагу… Чем это вмешательство хуже?

        - Между прочим, многие из нас тоже говорят об этом,  - жестко сказал фрамат.  - Есть мнение, что присутствие землян - не выход, что оно противоречит нашему принципу невмешательства в судьбу Лаверэля. Если это мнение возобладает, операция по внедрению агентов будет закрыта. Поэтому никто из тех фраматов, кто работает с агентами, не станет провоцировать общественное мнение вопиющими нарушениями. Появление арки в присутствии сорока с лишним лаверэльцев было бы невиданным нарушением.
        Впервые мне стало ясно, что фраматы - не единый высший разум. Что между ними тоже существуют разногласия. Возможно, служебные интриги и личные отношения… Что судьба нас, землян, связавших себя с Лаверэлем, находится в руках таких же непростых существ, как мы сами. Только куда более могущественных…
        Дерзко подняв на фрамата глаза, я спросила:

        - Афанасий Германович, вот что мне интересно… Я заметила… Да и не только я - мои друзья тоже заметили, что фраматы, и лично вы отнеслись ко мне с особым вниманием. Мы уже говорили об этом, но вы не захотели отвечать. Я не спрашиваю вас, чем вызвано это особое внимание. Я лишь хочу знать: если бы мне грозила опасность, от которой меня могло спасти лишь ваше немедленное вмешательство, вы бы тоже не стали этого делать? Дали бы мне умереть, как сенсу Зилезану? Ответили бы: «угрозы для миссии нет»,  - я зло передразнила интонацию фраматки.
        Глаза шефа зажглись зеленым.

        - Фраматы не пользуются сослагательным наклонением,  - ответил он.  - На языке доступных вам понятий я ответить не могу. Да вам и не нужен мой ответ, дорогая Жанна. Скажи я «да», вы будете думать, что я солгал. Скажи я «нет» - вы впадете в депрессию. Давайте обойдемся без предсказаний будущего. Идите спать. И будьте осторожны на границе. Я не уверен, что в Шимилоре законного наследника встретят с распростертыми объятиями.

2. Удачливый эмигрант


        - Клянусь служить моему королю верой и правдой, словом и оружием. Вручаю свою жизнь и судьбу законному королю Шимилора Лесанту Второму.
        Миллальфцы один за другим приносили слова старинной присяги, опускаясь на одно колено перед Десантом, целовали край зеленого знамени. Принц - нет, теперь уже король - неподвижно стоял на берегу Штора, и его золотые кудри сверкали на солнце, как корона. Иногда он вздрагивал горлом от волнения, но это замечали только мы, его друзья. Для своих солдат он должен был всегда оставаться королем…
        Его выдержка была достойна восхищения. На рассвете я собрала всех и, не вдаваясь в объяснения, сообщила:

        - Ваше высочество, мне стало известно, что вчера умер король Энриэль.
        Принц не издал ни звука, ни о чем меня не спросил; он только побледнел и закрыл глаза. А когда открыл - обыкновенного мальчишки, только что узнавшего о смерти отца, уже не было. Перед нами был новый король Шимилора, и Денис первым принес ему присягу.
        Потом я коротко сообщила, что еще сказал мне шеф. Было ясно, что медлить нельзя, и некогда было оплакивать мертвых… Уходя к лодкам, мы еще раз коснулись рукой холодного камня, навсегда прощаясь с сенсом Зилезаном. А сидя в лодке, не обращая внимания на ледяную красоту, отраженную в водах Штора, я наконец нашла в себе силы раскрыть записную книжку ученого…
        На титульном листе было выведено с красивыми завитушками: «Письма к Мэри». Английское имя, написанное лаверэльскими буквами, резало глаз, заставляло вздрогнуть. Я перелистнула страницу.

«Моя дорогая Мэри,  - писал сенс Зилезан,  - я в своем уме и отлично знаю, что ты никогда не прочтешь этих строк. Но может быть, случится чудо, и я смогу сказать тебе все при личной встрече. Дороги моей судьбы завели меня в такое странное место, что я готов поверить в самое невероятное. Где ты сейчас, Мэри? Какие звезды отражаются в твоих глазах? Я смотрю на небо, в котором горят две луны - светлая Матин и уродливый Модит - и мечтаю о тебе. Мы оба - путешественники во вселенной, и когда-нибудь, я уверен в этом, наши пути пересекутся…»
        Я закрыла книжку. Мне стало неловко, как будто я через плечо прочла чужое письмо - собственно, так оно и было. Кто такая эта Мэри? Жена? Возлюбленная? Сестра? Если я правильно поняла, она умерла до того, как профессор вермонтского университета Майкл Бриджес покинул Землю. Но сенс перед смертью доверил эти записки мне. Наверное, он был бы не против, если бы я прочитала… И я снова углубилась в чтение.
        Письма к давно умершей женщине оказались увлекательным романом, полным сокровенных мыслей, первых впечатлений о Лаверэле, научных наблюдений. Оказалось, что сенс обладал не только зорким глазом и пытливым умом ученого. Книга была написана ярким, образным языком… Страница за страницей я открывала для себя новый Лаверэль. Оказалось, за пятнадцать лет сенс много где побывал.

«Моя дорогая Мэри! Пустыня Изилон полна миражей. Даже не представляю, как местные жители отличают сны от яви… Причем каждому пустыня показывает свое. Говорят, мечты здесь обретают плоть, но как только подует ветер, мираж исчезает. Я надеялся увидеть в Изилоне тебя. Пусть это был бы мимолетный обман зрения, пусть моя тоска, с которой я научился жить, снова стала бы такой же, как в первые дни… Но пустыня рассудила иначе. И вот я брожу среди воздушных замков и летучих кораблей, и моя рука насквозь проходит через призрачные стены…»
        От чтения меня отвлекли крики гребцов - надо было причаливать к берегу. Дальше предстояло идти пешком - подниматься в горы до самой границы.
        Сенсу Зилезану будет трудно…
        Великий Шан, невозможно привыкнуть, что его больше нет! Вытерев глаза, я бережно упаковала записную книжку в мешок, навьючила на себя багаж и выпрыгнула на берег.
        Горная тропа шла через перевал. Слева от нас белела гора Финд, справа - вздымался зубчатый хребет Мэлль. Дорога поднималась незаметно, но утомительно. Не слушая возражений, Сэф отобрал у меня самый тяжелый из мешков. Денис хотел помочь Лесанту, но мальчик заявил гоном, не терпящим возражений:

        - Я король, монгарс, и значит, могу вынести все, что и мои подданные.

        - Да, ваше величество,  - поклонился Денис.
        И в самом деле, не мог же он драться с королем!
        Нолколеда сама тащила свои вещи - хочет быть независимой от мужчин. Между прочим, из нее получилась бы верная и преданная жена. Я была уверена, что при всей нашей взаимной антипатии она, не задумываясь, кинется защищать меня от любой опасности - как делала уже не раз. Просто потому, что мы - товарищи на этом нелегком пути. Самые близкие люди, как говорил сенс Зилезан… И еще я вдруг поняла: когда вчера я собиралась вызвать Базу, она пыталась остановить меня не потому, что боялась вернуться на Землю ни с чем. Она боялась за меня, боялась, что фраматы разорвут контракт со мной… А смерть сенса Зилезана потрясла ее так же, как всех нас.
        Идти было все труднее. Даже выносливые миллальфцы сбавили шаг. Я видела, как вздулись жилы на потном лбу Лесанта. Упрямый мальчишка еле переставлял ноги! Я решительно подошла к нему.

        - Ваше величество, мы обязаны доставить вас в Шимилор живым и здоровым. Я настаиваю, отдайте нам свои вещи. Иначе через полчаса нам придется нести на себе вас.
        Последний довод подействовал. Юный король нехотя отдал один мешок Бару, а другой Денису. Я взяла его под руку, делая вид, что это мне нужна его поддержка.
        Все уже становилась дорога, все теснее сдвигались горы. В некоторых местах пришлось буквально протискиваться по одному, и это заняло время. Острые камни сыпались из-под ног, рвали обувь; кое-где на крутых подъемах приходилось помогать себе руками, и скоро перчатки превратились в лохмотья. В скалах нас подстерегала еще одна опасность: здесь водились змеи - маленькие, юркие твари неброского песочного цвета. Один из миллальфцев, как раз когда он карабкался по крутому склону, не смог увернуться от ее зубов. К счастью, у Дениса нашлось сильное противоядие, и пострадавший смог самостоятельно продолжить путь.
        Наконец мы увидели на вершине одной из скал горниста. Навстречу нам вышли норрантские пограничники - все как один бородатые, в меховых шапках и унтах. Денис молча протянул им бумагу, подписанную Физэлем Ликуэном. Начальник заставы внимательно прочитал документ, коротко поклонился нам и позволил пройти. Вот и все. Теперь меньше чем в пяти сантонах начинался Шимилор.
        Выстрелы раздались из-за гряды невысоких скал. Пули запрыгали у самых наших ног.

        - Стой, стрелять буду,  - раздался повелительный голос.

        - Эй, на заставе!  - крикнул Денис,  - в чем дело? Мы шимилорцы, направляемся в Вэллайд.

        - Сложите оружие,  - ответили ему из-за камней.  - По приказу короля Мэжэра вы арестованы. У меня есть приказ задержать двух женщин, четырех мужчин и мальчика, незаконно пересекающих границу. Миллальфский отряд может возвращаться восвояси. Они нам не нужны.
        Лесант шагнул вперед. Денис не успел его удержать.

        - Господа,  - крикнул мальчик,  - я - Лесант, сын покойного короля Энриэля и законный король Шимилора!
        В ответ раздался крик, повторенный многими глотками:

        - Смерть самозванцу! Смерть! Да здравствует король Мэжэр!
        Денис, выхватывая пистолет, резким рывком прижал принца к скале, закрывая своим телом. Пуля просвистела в двух шоргах от его головы. Миллальфцы, верные своей присяге, открыли огонь по врагу, дав возможность командиру с мальчиком укрыться за скалами. Я видела, как на той стороне занимают позиции наши противники. Их было около сотни. Вместо нескольких сонных пограничников нас встретило вооруженное, враждебно настроенное войско.

        - Господа, вы совершаете ошибку,  - крикнул Лесант.  - Я ваш новый король, а эти люди - мои друзья!
        В ответ опять раздалась стрельба.

        - Не тратьте силы, ваше величество,  - покачал головой Сэф.  - Канцлер промыл им мозги. Может, запугал, может, хорошо заплатил. Речами здесь не поможешь. И ради всего святого, не высовывайтесь из-за скалы!
        Действительно, голова принца служила врагам отличной мишенью.

        - Они готовы нас всех перестрелять,  - заметил Денис.  - Насчет ареста - это так, формальности. Про короля я не говорю. Я уверен, у них приказ его убить.

        - Лозэну все известно о нашем маршруте,  - поджала губы Нолколеда. Сэф усмехнулся.

        - Ха, еще бы! Даром что ли мускарские шпионы терлись возле Миллальфа. Одному все-таки удалось скрыться. А в том, что мускары вышли на канцлера и нашли с ним общий язык, можно не сомневаться.

        - Дворцовые интриги обсудим потом,  - заявил Денис.  - Давайте решим, что делать сейчас. Я хочу знать ваше мнение.

        - Как что?  - уверенно сказал Сэф.  - Надо отправлять гонца в Миллальф. Пусть Физэль высылает подмогу. Всех, кто есть.

        - Это невозможно,  - возразила Нолколеда.  - Представляете, сколько времени понадобится, чтобы люди Физэля получили весть и добрались сюда? А если он еще не вернулся со своей вылазки? С нами сорок отличных солдат. Я уверена, противник уступает нам, если не по численности, так по боевым навыкам. Берем эту заставу штурмом, а дальше действуем по прежнему плану. Командуй наступление.
        Денис покачал головой.

        - Разве мы имеем право рисковать жизнями этих людей?  - он кивнул на миллальфцев, держащих на мушке врага.

        - Они солдаты и давали присягу,  - жестко ответила немка.

        - Им неизвестно то, что знаем мы, и парни будут сражаться вслепую,  - мотнул головой Денис.  - Я отвечаю за них. Они должны сделать добровольный выбор. Я поговорю с ними…

        - Вы что это надумали, господа?  - вдруг вмешался Бар.  - Вы что, решили, это единственная засада в горах? И дальше нас будут ждать на реке лодки? И оркестр? Как бы не так! В королевстве идет гражданская война, если кто-то еще этого не понял.
        Неожиданно резкий властный тон слуги удивил нас, чтобы не сказать больше. Да, нам не привыкать было к замечаниям Бара, чаще всего оказывающимся верными. И тем не менее… А Бар, пригибая голову, отбежал на несколько пасов в сторону. Он сорвал свой транк, повертел его… Что он делает? Я все еще не могла поверить… В руках у Бара был передатчик. Он связывался с фраматами!
        Мы переглянулись, чувствуя себя одураченными. А Бар кричал что-то, едва не стуча транком по камню. Потом он подносил передатчик к уху, и лицо его искажала свирепая гримаса.

        - Что происходит?  - спросил принц.  - Что с Баром?

        - Мне бы тоже хотелось знать, что происходит,  - вздохнул Сэф.  - Но, похоже, твой верный слуга, Жанна, тоже из этого… Ордена защитников трона.

        - А-а,  - понимающе протянул принц.
        А Бар наконец направился к нам.

        - Господа,  - заявил он,  - сейчас вам предстоит узнать совершенно секретную информацию. Если бы речь шла только о спасении наших жизней, это бы так и осталось тайной. Но сейчас под угрозой жизнь короля и судьба королевства. Наши… друзья разрешили мне показать нам путь к спасению. Итак, господа, между Норрантом и Шимилором есть проход под горами. Мы пройдем по пещере и выйдем в двадцати корсах отсюда - там, где нас никто не ждет. В Вэллайд наверняка уже послан гонец, который расскажет Лозэну, что принца видели живым. У нас будет шанс его опередить. Я знаю, где находится потайная дверь, ведущая в пещеру, и смогу ее открыть.

        - Тебе не кажется, приятель, что у нас могут быть к тебе вопросы?  - поинтересовался Сэф.

        - Вам не кажется, монгарс, что вопросы могут подождать?  - отрезал Бар.

        - Он прав,  - кивнул Денис.  - Скажи лучше, где мы окажемся.

        - У истока реки Браф. На самом юге Мэлля. Браф впадает в бухту Нивальд, так что мы все равно попадаем и Вэллайд, только с другой стороны. Сейчас мы повернем назад и снова пересечем норрантскую границу. Правда, они потребуют пошлину. Не меньше дорана.
        Сэф порылся в кошельке.

        - Сплошное разорение!

        - Нам не нужен шум, так что лучше заплатить,  - резонно заметил Бар.  - Ну что, возражений нет?

        - Возражений нет,  - ответил за всех Денис.
        Возвращение в Норрант прошло без проблем. Денис честно объяснил, что в Шимилоре начались беспорядки и ехать туда мы передумали. Новенький золотой доран сделал начальника заставы если не любезным, то покладистым. Мы снова шли через перевал, но не к Штору, а восточнее, карабкались по голым скалам, глядя на которые со стороны, не верилось, что здесь может пройти человек. Снизу на нас жадно смотрели темные пропасти, и эхо готово было разнести по горам предсмертный крик неосторожного путника.

        - Это здесь!  - сказал наконец Бар.
        Я внимательно огляделась, но не увидела ничего, кроме причудливого нагромождения скал. Кое-где, между камнями, белели кристаллы горного хрусталя - сначала я приняла их за снег. Бар, нащупывая невидимые шероховатости, залез наверх по отвесной стене, повернул, словно кран, один из камушков, и вдруг перед нами появился вход в пещеру.
        Бар посмотрел на нас сверху. Мне показалось, он усмехался в усы, наслаждаясь нашим изумлением. Лицо юного короля выражало восторг. Дисциплинированные миллальфцы невозмутимо ожидали указаний.

        - За мной,  - скомандовал Бар, по-кошачьи спрыгнув со скалы.
        Из подземелья дохнуло холодной сыростью. Я чуть-чуть помедлила, собираясь с духом. Вот про такие места наши предки и сочиняли мифы о подземном царстве мертвых… Мне совершенно явственно показалось, что там, где дневной свет сменяется тьмой пещеры, проходит граница между жизнью и смертью… Когда последний из нашего отряда зашел в пещеру, каменная дверь также бесшумно вернулась на место. Мы оказались в кромешной темноте.

        - Осторожно, двери закрываются,  - шепнул Сэф, и его шепот гулким эхом отозвался под пещерными сводами. Чанг тревожно залаял, ему тоже ответило эхо. С сухим шелестом и мелодичным свистом над нашими головами пронеслись какие-то существа. Моей щеки легко коснулось маленькое крыло.

        - Летучие мыши,  - пояснил Бар и добавил: - Да будет свет!
        Свет вспыхнул сразу повсюду. Мы зажмурились от неожиданности. Открыв глаза, я увидела, что мы находимся в огромном зале. Настолько большом, что отряд из полсотни человек казался жалкой горсткой. Прямо над нашей головой находился источник яркого света, очень напоминаитий электричество. Копья сталагмитов окружали голубое озеро, от которого поднимался легкий туман. Угрожающей бахромой скалились с потолка сталактиты. Чаня осторожно подкрался к озеру и понюхал воду.

        - Интересный запах!  - заявил он, чихая.  - Это напоминает мне тухлые яйца…
        Бар повел нас вдоль берега. Потом, по шаткому подпесному мосту, мы попали в соседнюю пещеру, более узкую и темную.

        - Идите гуськом,  - крикнул Бар, и эхо подхватило его голос.  - Держитесь за стену, там есть поручни. Будьте осторожны, справа - пропасть.
        Вздрогнув от ужаса, я вжалась в стену и крошечными шажками поползла вслед за Сэфом. Чаня каким-то чудом обогнал меня, проскользнув у самых ног. Поручень, за который я судорожно хваталась, был влажен, как и стены. Вдруг отчаянный крик раздался позади… Неужели кто-то сорвался?!
        Я испытала стыдное, но простительное чувство облегчения, когда выяснилось, что все мои друзья целы, а в пропасть упал один из миллальфцев - я даже не помнила его в лицо. Его товарищи наперебой звали сорвавшегося, но кроме эха, никто им не ответил. Бар умудрился вернуться назад, чтобы успокоить людей. Утешение, правда, было слабым.

        - Он погиб, ребята. Здесь глубина - не меньше двух сантонов. Смотрите,  - он кинул в пропасть камень. Сколько мы ни прислушивались, звука падения так и не услышали.

        - Будьте осторожней,  - вздохнув, сказал наш провожатый, и мы продолжили опасный путь. Только Сэф теперь шел позади меня, крепко держа за пояс.

        - Если упадем, так вместе,  - шепнул он.
        Наконец мы миновали опасный участок и оказались в другой пещере. Когда вспыхнул свет, нашим глазам предстали известковые наросты, напоминавшие диковинный лес. В этом зале тоже было подземное озеро. На его берегах мы обнаружили аккуратно сложенные маленькие вязанки дров, предусмотрительно оставленные теми, кто побывал здесь до нас. В изумрудной воде озера жили толстые, белесые, слепые рыбы. Бар утверждал, что они съедобные, и мы, остановившись на привал, развели костер.
        Наконец я могла сделать то, о чем мечтала весь сегодняшний день,  - снова вернуться к запискам сенса Зилезана. На этот раз я открыла книжку наугад, почти в конце. Это явно были страницы, написанные уже во время нашего путешествия…

«Моя дорогая Мэри… Сегодня у меня особый повод поговорить с тобой. Мне поклонился Белый Единорог. Удивительно, но даже коренные лаверэльцы почти не знакомы со своими традициями и легендами. И это к лучшему. Никто не вспомнил, что Ликорион кланяется тому, кого ожидает скорая смерть. Хорошо, что никто из моих спутников не знал об этом. Они бы стали меня жалеть. И я не смог бы убедить их, что рад этому обстоятельству. Чему - ты сама понимаешь, моя дорогая умница. Теперь наша с тобой встреча уже близка…»
        Проглотив подступивший к горлу ком, я отложила раскрытую книгу. Кто бы мог подумать… Оказывается, сенс все это время знал, что скоро умрет. И никому из нас не сообщил об этом. Неужели мы ничего не смогли бы сделать? Нет, отвечала я себе, не смогли бы. Или я просто убеждала себя в этом?
        Я хотела почитать еще, но тут увидела интересную сцену. Денис с Нолколедой по-семейному сидели возле озера и тихо о чем-то говорили. К ним подошел Бар. На плече у него, распластав крылья, сидела летучая мышь. Он шепнул что-то на ухо Денису, тот поднялся. Нолколеда тоже вскочила, но мужчины остановили ее. Немка досадливо тряхнула волосами и начала ожесточенно перетряхивать одеяла.
        Итак, Бар собирается рассказать Денису свою тайну… Меня разобрало здоровое негодование. Мой слуга несколько месяцев водил меня за нос, как полную идиотку, а теперь я еще и не узнаю самое интересное! Нет, господа, я, конечно, все понимаю: государственные тайны, конспирация, фраматы, и все такое… Но я имею право знать, кому я исправно платила пять доранов в месяц!
        Стараясь не привлекать к себе внимания, я двинулась вслед за Денисом и Баром. Они свернули из освещенной пещеры в какой-то темный закуток, где двигаться пришлось на ощупь. Мне было страшновато: ведь моего присутствия не предусматривалось, а значит, о моей безопасности никто не позаботится. В ушах все время стоял отчаянный крик несчастного миллальфца. Потом глаза привыкли к темноте. Я даже видела впереди спину Дениса. И мне пришлось спрятаться за каменным уступом, когда эти двое остановились.
        Бар привел в движение какой-то механизм, и в стене появилась дверь. Сейчас они зайдут, дверь закроется, и я ничего не услышу! Я опрометью пробежала по коридору и едва не налетела на Бара, уже нащупывавшего кнопку.

        - Э… Гарсин…  - опешив, вымолвил он. Летучая мышь оскалилась спросонья, разинув маленькую алую пасть с белоснежными острыми зубками.

        - Жанна…  - строгим голосом начал Денис. Сейчас он прикажет - да, именно прикажет!
        - мне выйти вон. Не давая никому сказать ни слова, я затараторила:

        - У вас не может быть от меня никаких секретов, господа. Это было бы просто непорядочно с твоей стороны, Бар. Ты жил в моем доме, ел мою еду, тратил мои деньги…

        - Гулял с вашей собакой, чистил вашу лошадь,  - в тон мне продолжил он. Я удрученно замолчала: выгонят. Как пить дать, выгонят! Но Бар вдруг улыбнулся своей обычной хитроватой улыбкой.

        - Ладно, командир, гарсин права. Тем более, насколько я понял, досточтимая Жиана не из болтливых. Сколько раз вы за время пути общались с фраматами один на один, гарсин, а? И что из ваших бесед знаем мы?
        Я покраснела, пролепетав:

        - Я не считала нужным… Хотя секретов нет, фраматы не брали с меня никаких клятв…
        Бар посмотрел на меня, как на малое дитя, и сделал приглашающий жест.

        - Проходите, гарсин, не стойте в дверях. Здесь страшные сквозняки.
        Меня пропустили в небольшую пещеру явно искусственного происхождения. Я как будто оказалась внутри серебряного шара. Пещеру заливал тусклый свет. Сначала я подумала, что он исходит от самих стен, но потом поняла, что в камень вкручены многочисленные крошечные лампочки. А посреди пещеры на самом обычном офисном столе стоял самый обычный компьютер.

        - Впечатляет, да?  - усмехнулся Бар.  - Я, когда в первый раз здесь оказался, чуть с ума не сошел.
        Мы с Денисом молчали, ожидая объяснений. Бар посуровел лицом.

        - То, что вы видите, господа,  - действительно секрет. Причем не только для лаверэльцев, но и для большинства фраматов. Предваряя ваши вопросы, скажу лишь, что я работаю на особую группу фраматов, которая ратует за разумные перемены в Лаверэле. Эта группа практически стоит вне закона в их, фраматском мире. Поэтому я не беру с вас никаких клятв. Молчание надо хранить просто потому, что от этого зависит ваша жизнь. Поверьте мне на слово,  - Бар жестом остановил наши вопросы.  - Если все будет хорошо, подробности вам окажутся не нужны. Меньше знаешь - крепче спишь. А если плохо… Вы все узнаете в свое время.

        - А что значит плохо?  - все-таки спросила я.

        - Я лучше скажу, что значит хорошо. Если вы благополучно проживете в этом мире оговоренные в контракте десять лет, потом вернетесь на землю и получите деньги - это будет хорошо. Впрочем, мы пришли сюда потому, что командир захотел услышать мою историю. Вы с ним очень похожи, гарсин,  - при этом заявлении я покраснела.  - Командир тоже настаивал, что просто обязан знать всю подноготную про человека, которому отдает приказы. Что ж, господа, в отличие от этого места моя история вовсе не тайна. Тем более, для бывших соотечественников… Итак, в Лаверэле я оказался двадцать четыре года назад…
        Павел Михайлович Никитин (хотя я не уверена, что Бар назвал нам свое настоящее имя) родился в 1952 году в маленьком уральском селе. Судьбе было угодно наградить мальчишку умом и честолюбием. Царящее вокруг захолустное пьянство и нищета вызывали у него отвращение и страстное желание вырваться, стать выше этой убогой жизни. Он отправился в далекий Ленинград, мечтая стать инженером. Павлу удалось поступить в Горный институт - у иногородних в те годы был ряд преимуществ. Казалось, он навсегда порвал со своей «малой родиной».
        Но в институте Павел не прижился. Однокурсники смеялись над его деревенскими манерами и провинциальным говором. А еще - над его целеустремленностью, упорством в учении. В то время как ленинградские мальчики прогуливали лекции и списывали друг у друга конспекты, юный провинциал зубрил математические формулы, корпел над чертежами. Один из таких маменькиных сынков был особенно невыносим. Из туманных намеков Бара я догадалась, что там была замешана и какая-то девушка. В конце концов, произошла драка. Крестьянская рука оказалась тяжелой, и обидчик, сморкаясь кровью, покинул поле боя… Но по несчастливой случайности он оказался племянником ректора, и Павла мгновенно отчислили из института. Он возвращался в родную глушь с выговором в комсомольской учетной карточке и репутацией хулигана. Однако последнее обстоятельство неожиданно сослужило Павлу добрую службу.

        - Родине нужны такие парни,  - хлопнули его по плечу в военкомате и направили в ВДВ. Через полтора года службы по комсомольскому набору Павел перевелся на второй курс Рязанского военного училища. А незадолго до выпуска его пригласил на беседу благообразный человек в штатском, предъявивший красную книжечку полковника КГБ.

        - Будем помогать делу мира во всем мире?  - спросил он.
        Поняв, что ему предлагают, Павел пришел в неописуемый восторг. К этому времени он осознал, что карьеру в армии не сделать без связей. Двадцать лет мыкаться по дальним гарнизонам, среди того же пьянства и убожества, что и в родной глуши,  - разве он об этом мечтал? А теперь появляется шанс увидеть мир. Он, не рассуждая, согласился.
        После выпуска Павла перевели в Москву, в Центр переподготовки при КГБ. В течение шести месяцев он оттачивал боевые навыки. Учили и многому другому, о чем Бар вспоминал неохотно. Он упомянул лишь о ведении диверсионной работы и методике допросов. В семьдесят пятом году Павел отправился в первую командировку…

        - Под видом гражданских специалистов нас отправляли в одну братскую африканскую страну, просто задыхавшуюся без инженеров, поваров и сталеваров, умеющих взрывать мосты и захватывать языков. Операция была строго засекречена. Поэтому всю нашу группу, человек тридцать, переодели в штатское. Для каждого разное, господа, все по размеру! Каждому выдали гражданский чемодан. И тоже всем разные, но обязательно дорогие, кожаные. В чемодане - смена белья, одеколоны и прочее. В общем, чтоб никто не догадался! И при этом - вы не поверите!  - в чемодане лежала фляжка. Армейская фляжка!! Такая вот конспирация.
        За первой командировкой пошла вторая, за ней - третья. Павел был один раз ранен, трижды награжден. Ему нравилась жизнь, полная опасностей. Он гордился своей принадлежностью к элитным войскам и дружбой с такими же непобедимыми парнями, как он сам. Но на душе с каждым месяцем становилось все тяжелее…

        - Я же не дурак,  - говорил Бар.  - Дураков туда не брали. Я видел: те, за кого мы сражались, зачастую были просто кровавыми упырями. Они шли к власти по головам, по трупам. И, уж конечно, никто из них не думал о мире во всем мире. Но это было еще полбеды…
        В политических играх жертвами порой становилось мирное население - женщины, старики и дети. Последним для Павла стал приказ найти и уничтожить семью одного из лидеров местной оппозиции. Павел командовал отрядом из пяти человек. Все пятеро побывали не в одной переделке и доверяли друг другу. Поклявшись хранить молчание, они несколько дней провели в джунглях, а потом вернулись, доложив, что цель не обнаружена. Но, то ли был среди них предатель, то ли начальство само заподозрило неладное… Павла под конвоем отправили в Москву. Тогда-то он и узнал о существовании фраматов.

        - В тюремной камере из ниоткуда появился человек,  - вспоминал Бар.  - Я решил: ну все, галлюцинации начались. Подсыпали в воду чего-нибудь - знаем мы эти методы следствия… Но последовал за пришельцем безропотно - а что мне, собственно говоря, было терять? И когда на Базе мне рассказали о Лаверэле, я несказанно обрадовался. Мир, в котором никогда не было КГБ,  - славное, должно быть, место! Представляю себе, как бесновались гебисты, обнаружив мой побег,  - он усмехнулся в усы.  - Так еще никто не обманывал органы! В общем, из меня получился, наверное, самый удачливый эмигрант. За считанные часы я сменил гражданство и обрел новую родину.

        - И что, здесь действительно все иначе?  - спросил вдруг Денис. Бар едва заметно пожал плечами.

        - Не знаю. Во всяком случае, когда я отказался возвращаться на Землю по истечении десяти лет, то не сообщил фраматам, что за это время в Лаверэле у меня появилась семья. Береженого бог бережет. Я слишком хорошо помню, как можно воспользоваться такой информацией. Фраматам я сказал, что боюсь возвращаться в Россию. Они доказывали мне, что там за десять лет все изменилось… Это действительно так?
        Мы с Денисом переглянулись. Теперь была наша очередь пожимать плечами.

        - В какой-то степени,  - уклончиво ответил командир.

        - Пес с ним,  - махнул рукой Бар.  - Не про вашего, Жанна, питомца будет сказано. Здесь, кстати, тоже за десять лет многое изменилось. Точнее, там,  - Бар указал пальцем в потолок.
        Я улыбнулась про себя. Почему это мы всякую высшую силу непременно помещаем на небесах? Почему - там? А не сбоку, не прямо здесь, только в другом измерении…

        - Что происходит среди фраматов?  - спросил Денис.  - Вы знаете, что такое - не рассуждая, выполнять приказы. Я это тоже знаю. Давайте не будем обманывать хотя бы друг друга. Или вы снова боитесь предательства?
        Бар нахмурился.

        - То, что я знаю, нам ничем не поможет. Иначе бы я все рассказал.

        - Как хотите,  - холодно отозвался Денис.
        Бар внимательно посмотрел на него, усмехнулся в усы:

        - А все-таки правильно я все рассчитал там, на жеребьевке. Из вас получился отличный командир, монгарс.
        С этими словами Бар открыл перед нами дверь в стене, и мы покинули тайную пещеру. Летучая мышь, оказавшись в знакомой темноте, мелодично свистнула и упорхнула к потолку. И тут же со стороны лагеря послышались крики:

        - Командир, где ты, Пегль тебя забери?

        - Фэр, Лесанту плохо! Где ты?
        Едва не уронив нас с Баром, Денис опрометью бросился на зов.

3. Землетрясение

        Лесант лежал на матрасе, скорчившись, подтянув колени к животу. Нолколеда вытирала ему пот со лба. Завидев Дениса, немка вскочила.

        - Вот, я нагрела воды. Давай полью тебе на руки.
        Скинув куртку и засучив рукава, Денис вымыл руки, а потом склонился над больным.

        - Отойдите все!  - рявкнул он на нас.  - Вы мне свет загораживаете.

        - Что случилось?  - шепотом спросила я у Нолколеды. Та покачала головой.

        - Не знаю. Вдруг как застонет… И за живот схватился. Может, съел чего-нибудь? Эти рыбы… такие странные…
        Денис наконец поднялся и обвел нас отсутствующим взглядом.

        - Ну?  - не выдержала Леда.
        В мою ладонь ткнулся мокрый нос Чани - пес тоже переживал, но молчал, боясь раздражать нас своей болтовней.

        - Аппендицит,  - сказал Денис. С силой провел ладонями по лицу, рванул себя за волосы…  - нужна срочная операция. А у нас нет хирурга.
        Казалось, еще и дня не прошло с тех пор, как с точно такой же интонацией прозвучало роковое слово «инфаркт». Оно стало приговором сенсу Зилезану, нашему другу… Мы оказались бессильны перед болезнью. Великий Шан, неужели Лесант тоже… Я сейчас не думала о шимилорском троне, о судьбе Лаверэля, на мгновение забыв, что речь идет о короле. Смерть грозила пятнадцатилетнему мальчишке, не по-детски серьезному и смелому, такому красивому и благородному… И что мы могли поделать?

        - Ты сделаешь ему операцию,  - заявила Нолколеда.

        - Ты спятила? Я не хирург. Я в своей жизни не сделал ни одного разреза.

        - Ты врач, этого достаточно. Удаление аппендикса - самая простая операция,  - уверенно возразила немка.  - Это тебе не трепанация черепа. Я читала про случай, когда врач вырезал аппендикс сам себе.

        - Ты не понимаешь,  - с тихой яростью проговорил Денис.  - Я не могу! Вот поэтому не могу,  - он потряс перед нами правой рукой,  - вот поэтому!

        - Прекрати истерику! Мальчик умирает, а ты…

        - Не смей так говорить!  - едва ли не взвизгнул Денис и бросился прочь.
        Вот сейчас, подумала я, моей любви придет конец. Мой избранник повел себя не по-мужски. Он слаб, а женщины не любят слабых… Я закрыла глаза… и на меня нахлынул поток чужих чувств: стыда за свою беспомощность, вины за предыдущую неудачу, страха перед неотвратимостью судьбы, искалечившей его, лишившей уверенности в себе… Если он сейчас не возьмется за эту операцию, то просто не выживет. Умрет вместе с Лесантом. Они сейчас связаны - врач и пациент.
        Дениса я догнала в начале того темного коридора, который вел в потайную пещеру. Он стоял, прислонившись к стене, и крутил в руках тяжелый лаверэльский пистолет. Увидев меня, он вздрогнул.

        - Жанна, уйди, я тебя умоляю.
        Великий Шан! Богиня любви Ламерис! Все лаверэльские боги, если вы есть, если вы слышите меня! Пошлите мне несколько правильных слов, чтобы убедить этого дурака, что он самый лучший, что все у него получится…

        - Давай все-таки попробуем,  - очень спокойно и ласково сказала я.  - Ты же все об этом знаешь, ты мне рассказывал, что в студенческие годы не вылезал из операционной. Помнишь, мы говорили об этом в «Трубке мира?» А рука…  - я взяла его за руку и осторожно вынула из нее пистолет.  - Что ж, глаза боятся, руки делают. Ты знаешь, я уверена, что здесь, в Лаверэле, с твоей рукой все будет в порядке. Это все неслучайно. И твоя мечта, и сегодняшнее испытание. Судьба делает тебе подарок. Ты просто не имеешь права от него отказаться!
        Он посмотрел на меня тяжелым взглядом. Если он хоть на секунду усомнится, что я твердо верю в то, что говорю, все пропало. Я, не мигая, смотрела ему в глаза, думая про себя лишь одно: «Он сможет, он сможет…» Удивительно, но этот незатейливый гипноз подействовал. Денис быстрым движением поднес мою руку к губам и пошел к костру. Я едва поспевала за ним.

        - Я поставила еще воды,  - как ни в чем не бывало сообщила Нолколеда.
        Мальчик застонал от очередного приступа боли.

        - Фериан,  - позвал он.  - Что со мной? Я умру?
        Он старался держаться мужественно, маленький король, но в голубых глазах метался страх. Денис присел рядом с ним на корточки, достал из своего ящичка темно - зеленый флакон.

        - Ваше величество,  - твердо сказал он,  - клянусь великим Шаном, с вами ничего не случится. Когда вы выпьете вот это, вы уснете. А когда проснетесь, то будете здоровы. Вы мне верите?

        - А как иначе?
        Лесант приподнялся на матрасе, обхватил руками шею Дениса и прижался к его плечу. Тот осторожно погладил золотистые кудри. А я вдруг подумала, что как только мы окажемся в Шимилоре, в первом же городе надо будет одеть нашего короля с иголочки. И обязательно в зеленое. А то его куртка совсем обтрепалась…
        Лекарство подействовало сразу. Мальчик заснул, его тело ослабло, и резкая боль перестала его терзать.

        - У тебя инструменты-то есть?  - поинтересовалась Нолколеда. Она тщательно мыла руки, собираясь помогать Денису.

        - Представь себе, есть,  - ответил тот и достал из ящика замшевый мешочек, в котором оказались блестящие хирургические инструменты - разумеется, все лаверэльское. И я поняла, что Денис никогда не терял надежды применить свои знания на практике…
        Нолколеда собрала у всех нас чистое белье, которое могло пригодиться на бинты и тампоны. Денис велел нам отойти в сторону, сказав, что они справятся вдвоем. Я снова почувствовала себя лишней. Совсем недавно я испытала удивительное, мимолетное чувство - обладание чужой душой. Я держала ее на ладони, как ручную птицу… Но этот миг прошел, и я снова со стороны смотрела, как Нолколеда вкладывает ему в руку очередной инструмент…
        Не прошло и часа, как Денис объявил, что они закончили.

        - Все в порядке?  - взволнованно спросил Сэф.

        - Разумеется,  - ответил Денис.
        У него даже голос изменился. Сейчас это был голос человека, который мастерски сделал свое дело и знает себе цену. Лесант еще не пришел в себя после наркоза. Нолколеда осторожно вытаскивала из-под него окровавленные простыни. Денис пошел переодеваться - он тоже перепачкался кровью.

        - Вы молодцы,  - искренне сказала я Нолколеде.
        Она подняла на меня глаза - не колкие, ледяные, как обычно, а усталые и задумчивые
        - и ответила:

        - Это ты молодец. Если бы не ты, он ни за что бы не решился.
        Мы остались у озера еще на сутки, но дальше медлить было нельзя. Скрепя сердце, Денис приказал устроить больного на носилках, связанных из одеял.
        Длинной вереницей мы шли по пещере. Двое миллальфцев несли Лесанта. Нам предстояло преодолеть последние сантоны под землей. Чаня утверждал, что он уже чувствует свежий воздух. Мы тоже старались принюхиваться, и всем казалось, что мы тоже ощущаем нечто подобное… А может, нам просто очень хотелось наружу.

        - Наконец-то вы, ваше величество, путешествуете, как подобает королю,  - говорил Сэф. Лесант слабо улыбался в ответ.

        - Позволю с вами не согласиться, монгарс. Я предпочел бы вернуться в Вэллайд верхом на белом коне.
        Денис не отходил от своего больного, словно мать от ребенка. Я видела, какого труда ему стоило ежеминутно не проверять повязку и не щупать лоб. Его распирала гордость. Пожалуй, я еще не видела его таким счастливым. А я прятала в улыбке собственную гордость: ведь именно мне удалось ему помочь обрести себя.

        - Интересное дело,  - вдруг остановился Бар.  - Дальше снова обрыв. Клянусь Шаном, такого раньше не было. Не иначе, землетрясение. Света не будет, придется зажечь факелы. Ладно, вперед, только очень осторожно. Ребята, вы двое, с носилками, идите за мной.
        Узкая тропа шла над самой пропастью. Здесь не было никаких поручней; временами приходилось прижиматься к холодному камню спиной. Мы шли в потемках, в неверных бликах факелов, которые разгонял по стенам сквозняк. Было очень страшно за миллальфцев, несущих Лесанта; каким-то чудом они проходили с носилками там, где я одна не знала, куда поставить ногу.
        А потом впереди забрезжил свет. Раздались торжествующие возгласы. Еще несколько шагов над пропастью - и мы выйдем из подземелья!
        Чаня первый скорее почувствовал, чем услышал подземный рокот. Он сначала залаял, а потом закричал:

        - Земля дрожит!

        - Землетрясение, Пегль его задери!  - крикнул Бар, бросаясь к носилкам.  - Держитесь!

        - Только не это!  - простонал Сэф.
        И вдруг стена, вдоль которой мы шли, обрушилась вниз. Исполинские камни рассыпались, точно карточный домик, а мы оставались на хрупкой перемычке, уже расколотой позади и впереди.

        - Быстрее, быстрее, Пеглевы дети!  - срывал голос Бар.  - И без паники, по одному!
        Один за другим миллальфцы перепрыгивали через разломы. Я с ужасом почувствовала, что твердь подо мной ходит ходуном, и от страха присела на корточки. Осколок камня больно ударил меня по плечу. Их столько летело, этих осколков… Я прикрыла голову.

        - Поднимайся, пошли,  - Нолколеда схватила меня за руку.  - Проходи вперед.
        Мы поменялись местами, я бросилась догонять Сэфа, отчаянно махавшего нам рукой… Вдруг позади послышался грохот. Оглянувшись, я увидела, что между мной и Нолколедой зияет пропасть, а немка из последних сил хватается руками за край уцелевшего каменного пятачка и отчаянно ищет ногой опору.
        Дороги, по которой мы шли, больше не существовало. Землетрясение выдвинуло из недр новые острые вершины, обрушив старые в бездну. Но вперед еще можно было пройти, можно было перескочить по остаткам каменного гребня… У моих ног промелькнула рыжая спина. Совершив невероятный прыжок, Чанг оказался на пятачке, с которого падала Нолколеда. Девушка ухватилась за ошейник. Пес растопырил лапы, заскреб когтями по камню, пытаясь удержаться.
        На пятачке не было место двоим. Но чуть ниже я видела уступ. Леде до него просто не дотянуться. А мне? Смогу ли я перепрыгнуть туда? Раздумывать было некогда. Изо всех сил оттолкнувшись, я прыгнула. В прыжке успела подумать, что по законам земного тяготения давно бы уже оказалась в пропасти. Едва почувствовав камень под ногами, я припала, прилипла всем телом к скале, чтобы устоять.

        - Давай руку,  - прокричала я Леде, уворачиваясь от очередного каменного снаряда.

        - Убирайся отсюда,  - ответила та.  - Ты меня не удержишь, упадем вместе.

        - Руку давай, дура!  - заорала я.  - В гробу я видала твое благородство!
        Крепкая рука обхватила мое запястье. Чаня, пыхтя, упирался лапами, на которых вздулись жилы. Еще немного, и я потеряю равновесие… Я хватаюсь практически за воздух… Наконец Нолколеда коленями вскарабкалась на пятачок. Пес, свесив язык, взгромоздился ей на руки. Я, вытирая пот, прижалась к скале лбом.
        И тут горы под нашими ногами снова зашевелились. От пятачка откололся еще один кусок, отдаливший нас от спасительного гребня.

        - Беги за нашими,  - сказала Нолколеда Чане.  - Ты перепрыгнешь.

        - Я вас не брошу!  - возмущенно заявил пес.

        - Беги, глупый,  - немка погладила его по голове.  - У нас хотя бы руки есть, ухватимся за что-нибудь. Ты нам все равно не поможешь. А если еще тебя спасать придется… Давай бегом отсюда, пока я тебя сама не сбросила!

        - Понял, понял,  - кивнул Чанг и перепрыгнул обратно. Умоляюще залаял на той стороне и помчался вдогонку за нашими.

        - По крайней мере, они будут знать, что мы еще живы,  - вздохнула Леда.  - Scheisse! Голову береги!

        - Там можно пробраться низом!  - сказала я. Немка, не раздумывая, спрыгнула ко мне. Поддерживая друг друга, оступаясь, отшатываясь от трещин, неожиданно возникавших под нашими ногами, мы пробирались на головокружительной высоте, а под нами чернела бездна. Камни сыпались из-под ног, покрывали синяками наши плечи и головы. Уже было непонятно, кто кому и сколько раз спас жизнь.
        А потом горы замерли. С грохотом скатились в пропасть последние камни. Обессиленные, мы почти в обнимку упали на камень в неглубокой нише, переглянулись…

        - Ну, у тебя и видок!  - заявила Нолколеда, размазывая кровь по щеке.

        - На себя посмотри,  - огрызнулась я.
        И тут мы расхохотались - да так, что следовало опасаться новых обвалов,  - до визга, до слез. Это было замечательно: остаться в живых, уцелеть среди камня, сошедшего с ума, и вдобавок обрести подругу!

        - Хочешь, я не поеду с ним в Дикие Земли?  - сквозь смех спросила Леда.  - Тебе будет легче?

        - Нет, не легче,  - с трудом выговорила я.  - Я его тебе отдаю… напрокат.

        - А-а,  - с умным лицом кивнула она.  - Ну, залог пусть останется у тебя.
        И мы снова покатились со смеху.

        - Мы там волосы на себе рвем, а они, значит, ржут, как кони,  - послышался возмущенный голос Сэфа.  - Вылезайте сюда, родные.
        Анапчанин пытался перейти к нам по остаткам гребня. За его спиной показалась голова Дениса. Их встревоженные лица вызвали у нас новый приступ хохота. Так смеяться могут только женщины, которые, наконец, перестали видеть друг в друге соперниц.
        Собравшись с силами, мы все-таки выбрались наружу. Там стоял солнечный день, и внизу, в полусантоне, блестела голубая гладь реки, окруженная кедровой рощей. Бар, прикрыв глаза ладонью, внимательно всматривался вдаль. Потом он покачал головой.

        - Да… Интересные дела… Из-за землетрясения мы прошли другой дорогой, господа. Это не река Брэф. Это Родерон. Значит, мы вышли гораздо восточнее, чем собирались. Здесь начинается хребет Риверан. В пятнадцати корсах отсюда - бухта Драконов. Но я не уверен, что ее обитатели все время сидят дома…
        Мы скатились по обрывистому берегу вниз, к реке. Носильщики осторожно спустили Лесанта, который с любопытством вертел головой по сторонам. Я оглядела наш потрепанный отряд. К сожалению, мы лишились еще троих миллальфцев. Нас же пока берегли лаверэльские боги…
        Я с удовольствием вымыла лицо, руки и шею речной водой. Каменная пыль осела повсюду, но о купании нечего было и думать: Родерон был холоден, как лед, и красив. Вдоль берега росли молоденькие голубые кедры; их хвоя серебрилась на солнце. К сожалению, больших деревьев здесь не оказалось, и не из чего было соорудить плот. Так что нам предстояло пешком спуститься вниз по течению реки.
        Мы шагали, с удовольствием вдыхая свежий горный воздух. Оказывается, за пару дней в подземелье можно забыть, как чудесен белый свет… И ничего, что ранняя северная осень уже уронила в реку первые желтые листья. Ничего, что после лазанья по горам новые сапоги были протерты до дыр. Дом был невероятно близко - что бы он нам не сулил. И даже от недавней потери перестало щемить сердце. Мне все время слышалось легкое цоканье копыт Буррикота, как будто сенс Зилезан по-прежнему следовал за нами… И я дала себе слово - когда все более-менее образуется - вернуться в Норрант и забрать ослика. Ну, и, конечно, мою дорогую Помми. В прямом смысле слишком дорогую, чтобы можно было оставить ее в деревне.
        Шаг за шагом, с камня на камень, вниз по течению… Очень скоро Родерон порадовал нас удивительным зрелищем. Разбившись на несколько рукавов, он обрушил их с гор, образовав настоящую симфонию водопадов. Падая с разной высоты, они грохотали в разных тональностях. Одни скатывались величавым широким потоком; другие прыгали по скалам тонкой сверкающей струей; третьи пульсирующим фонтаном вылетали из ущелий. Мы любовались молча: в оглушительном шуме воды пропадали любые слова. И я не сразу заметила темную тень, скользнувшую в небе над горой, откуда мы только что спустились…

        - Дракон!  - крикнул Сэф мне в ухо.
        Я задрала голову наверх. Огромный ультрамариновый ящер парил над нами, опустив гибкую шею и поводя рогатой головой. Он не пытался напасть на нас, но я сразу поняла, как неуютно чувствуют себя суслики, когда ястреб кружит над степью…
        Прибавив шаг, мы удалились от водопадов. Потоки снова слились воедино, и вдоволь наигравшаяся река спокойно продолжала бежать между скал.

        - Интересно, а много здесь драконов?  - небрежно поинтересовалась я.

        - И хорошо бы знать, чем они питаются,  - добавил Сэф.  - Честно говоря, не верится, что с такой мордой они щиплют травку. Интересно, насколько прочная у них чешуя?
        Тема драконов интересовала всех. Увы! Уже некому было прочитать нам популярную лекцию об их нравах. Тем не менее, Бар уверял, что дикие драконы охотятся над морем.

        - Драконы - рыболовы. Впрочем, мелочь их не интересует. Я слышал, они таскают из воды тюленей, даже молодых китов.

        - Надеюсь, мы для них - мелочь,  - поежился Сэф.
        А я снова посмотрела вверх и подумала, что, скорее всего, нас провожает молодой и любопытный представитель драконьего племени. Я его не боялась - наверное, потому, что не могла поверить, что он настоящий. Просто большой бумажный змей, раскрашенный синей краской. А потом дракон, сложив крылья, вошел в пике…

        - В укрытие! К скалам!  - крикнул Денис. Миллальфцы пристроили на плече ружья, целясь в гигантское существо. Я понимала, что мы должны защищаться, но не могла заставить себя достать пистолет. Такой красавец, жалко! И, кроме того, неизвестно, возьмут ли его лаверэльские примитивные пули. А раненый, он станет гораздо опаснее…
        К счастью, Денис, разобравшись в ситуации, крикнул:

        - Не стрелять! Он летит не к нам.
        Действительно, дракон синей ракетой пронесся мимо, почти над нашими головами. Я видела, как сокращаются мышцы бочкообразного слоновьего тела, как свивается шипастый хвост… Дракон выдохнул сноп пламени, и кто-то из миллальфцев, сорвав с головы задымившуюся шапку, затоптал ее ногами. Это было очень красиво: ярко-синий дракон и оранжевое пламя.
        Осторожно пробираясь вдоль скалы, мы увидели, куда так спешил гигантский ящер. Чуть ниже, на широком плато, его ожидал соперник. Разведя в сторону крылья, выпятив зоб, он посылал навстречу врагу залп за залпом. Ультрамариновые рога налились красным; когтистые лапы ожесточенно царапали камень.
        Драконы сшиблись в схватке. Горное эхо подхватило гул, лязг чешуи, страшный рев… Я увидела, как от удара хвоста раскололась надвое скала. Хозяин плато гнал пришельца прочь. Тот с яростным клекотом взмывал в воздух и камнем падал на противника. Земля под нашими ногами вздрагивала каждый раз, когда сталкивались два мощных тела. Смотреть на первобытный поединок становилось все опаснее. Драконы не обращали на нас внимания, но в пылу драки били друг друга о скалы, провоцируя обвалы, один из которых просыпался прямо над нами. Снова рискуя погибнуть под каменными обломками, мы, пригнувшись, гуськом, короткими перебежками двинулись прочь. Но я все время оглядывалась. Драконы!.. Кто бы мог подумать, настоящие огнедышащие драконы!
        Наш путь по горам занял около трех суток. На исходе третьего дня мы уже видели внизу зеленую долину, куда нам предстояло спуститься. Город Кровэл… По тому, как нас встретят там, можно предполагать развитие событий в столице.
        Этой ночью мы остановились на последний привал под открытым небом. Дальше - решительный рывок. В такие минуты у меня обычно наступало раздвоение личности. Я понимала, что один этап моей жизни заканчивается и начинается другой, но не могла прочувствовать торжественность момента. Вот и сейчас я перебирала в памяти события прошедших двух с половиной месяцев. Знакомство с новыми друзьями. Постоянные стычки с Нолколедой. Схватка в захолустном кабаке. Встреча с Денисом, его неожиданная женитьба - и мои муки по этому поводу. Бой в лесу и моя первая победа… Безумная ночь с Сэфом. Смерть сенса Зилезана. Примирение с Ледой. Да, весь путь был размечен моими собственными вехами: любовью, ревностью, горечью, болью… И каждая новая боль оборачивалась радостью, потому что говорила, во весь голос кричала мне: ты живешь! Впервые за долгие годы прозябания я жила по-настоящему ярко. Про такое снимают фильмы и пишут книги. А измученные бытом домохозяйки - или озлобленные неудачницы вроде меня - читают их взахлеб, чтобы хоть на час, хотя бы в воображении примерить на себя увлекательную чужую жизнь. Полнота ощущений, не
в мечтах, а наяву - это и есть главный подарок Лаверэля. То ли еще будет, ведь у меня впереди целых десять лет!

        - Мы можем поговорить?  - услышала я голос Дениса и вздрогнула. Потом молча кивнула ему, сдерживая радостное нетерпение. Неужели он передумал? Денис опустился напротив меня, скрестил ноги по-турецки.

        - Бар говорил правду, Жанна? Фраматы действительно сообщили тебе что-то важное, о чем ты не рассказала нам?
        Итак, разговор пойдет не о нас… Только сейчас я поняла, как сильно надеялась, что он все-таки передумает. Разочарование было острым, как зубная боль. Я ответила резко:

        - Кому это вам я не рассказала?

        - Всем, кого это касается,  - ответил Денис. Здорово у него получается быть таким занудно спокойным - и это спокойствие приводит меня в бешенство.
        Сдунув с глаз отросшую челку, я собралась уже сказать какую-нибудь едкую гадость, но командир вдруг улыбнулся беспомощно и виновато.

        - Прости, я как-то не так начал. Я не собирался тебя допрашивать, просто хотел посоветоваться. Понимаешь, когда меня уговаривали отправиться в Лаверэль, я принимал слова фраматов за чистую монету. Могущественные скитальцы, потерявшие родину, но не сумевшие избавиться от привязанности к ней. Очень романтично, в духе старой фантастики. Но, оказывается, есть еще какие-то секретные группы, пещеры с компьютерами, оппозиция. Это уже не фантастика, это политика. А в политике только на самом верху играют с открытыми глазами.
        Нечто подобное приходило мне в голову после последней встречи с шефом. Но сейчас мной овладел дух противоречия. Он ищет поддержки? Хочет посоветоваться? Для этого у него есть жена - замечательный человек, но мне от этого не легче.

        - Послушай, какая разница, с закрытыми глазами, с открытыми…  - пренебрежительно фыркнула я.  - Правила игры все равно задают фраматы, это было ясно с самого начала, и мы с этим согласились. Так?

        - Н-ну так,  - нехотя кивнул Денис.

        - Нам подарили этот прекрасный мир…

        - Сдали в аренду.

        - Хорошо, в аренду. Я считаю, надо получить по максимуму. Зачем ломать голову над неразрешимыми вопросами? Допустим, мы знаем одну десятую, одну сотую правды. Помнишь, ты говорил о судьбе? Считай, что на ближайшие десять лет фраматы - это наша судьба. Глупо спрашивать у судьбы, почему, например, она сделала тебя брюнетом с темными глазами.

        - Не так это все,  - помотал головой Денис.  - В том-то и дело, что они не судьба. Они такие же, как мы,  - вот что пугает. Не стоит преувеличивать их могущество.

        - Не стоит его недооценивать. Ты приписываешь фраматам человеческие мотивы поведения, которых у них нет. У них вообще, может быть, нет ничего человеческого, кроме внешности, под которой они нам представляются. Представь себе, что нет никаких фраматов. Есть Лаверэль, которому угрожает опасность. От участи Лаверэля зависят наши жизни. А участь Лаверэля в наших - не в их!  - руках.
        Верила ли я сама в то, что говорила? Не знаю. Денис помолчал, переваривая тонны патетики, которые я на него вывалила. Потом сказал тихо и упрямо:

        - Просто я вижу, что снова есть генералы, затевающие войны, и солдаты, которые гибнут в этих войнах. И мне противно…

        - Это у тебя военный синдром,  - холодно заметила я.  - Ты рассуждаешь, как будто вчера вернулся с войны. Как будто так и не повзрослел за эти годы. Честно говоря, это просто смешно.
        Маленькая месть, за которую мне тут же стало стыдно… Я так хотела его обидеть, что, кажется, не рассчитала удара.

        - Дурочка,  - еле слышно сказал он, вставая.
        Я тоже вскочила - с жалким, виноватым, испуганным лицом. Что я делаю? Кто тянул меня за язык? Он пришел ко мне как к другу, а я разыгрываю из себя самоуверенную стерву… Как будто это так важно - кто из нас кому сказал «нет»… Надо догнать его, удержать, сказать, что люблю, но я малодушно смотрю ему вслед и не трогаюсь с места. Что же это за любовь такая, если глупые амбиции мне дороже? Наверное, я просто не умею любить. Бросившись ничком на матрас, я завернулась в одеяло с головой и попыталась спрятаться в этой темноте от самой себя.
        А утром мы вышли на дорогу к Кровэлу.

        - Не стоит брать с собой короля,  - сказал Бар, когда мы наконец оказались в долине.  - И молодцов наших показывать прежде времени. Отправим в город разведчиков
        - кого-то из нас, разумеется. Договоримся о судне, которое доставит короля в бухту Нивальд. Миллальфцам купим лошадей, пусть они порознь добираются в Вэллайд. На них можно положиться, я уверен.

        - Все равно надо, чтобы кто-то из наших здесь с королем остался,  - заметил Сэф.

        - Да вот пусть Бар и остается,  - не раздумывая, заявил Денис.  - Если даже с нами что-то случится, он будет знать, что делать, не так ли?
        Судя по тону Дениса, он не мог простить Бару обмана. Но тот принял его решение абсолютно серьезно.

        - Есть, командир. Я жду вас до полудня… нет, до заката. Если не вернетесь, буду знать, что вляпались во что-то. И тогда действую по своему усмотрению. А вам советую одеться попроще. Если что - скажете, мол, крестьяне из соседней деревни.
        Честно говоря, гардероб, подобранный с помощью миллальфцев, не слишком соответствовал нашей будущей роли. Во-первых, Сэф наотрез отказался снять жемчужную серьгу-передатчик. А уж о том, чтобы сбрить эспаньолку, не могло быть и речи. Во-вторых, лаверэльские крестьянки были гораздо консервативнее горожанок и брюки не носили. А юбок у нас с Ледой, увы, не было. Шелковое платье, подаренное мне в Миллальфе, тоже не годилось. Так что мы остались в своих брюках и сапогах, а сверху напялили холщовые рубахи с широкими, прихваченными манжетами рукавами. Я убрала волосы под берет. Может, сойду за крестьянского мальчика?
        Наконец странная процессия, сопровождаемая собакой, тронулась в путь. Я с радостью оглядывалась по сторонам. Неужели мы снова в Шимилоре? Вот и масличные деревья потянулись вдоль дороги. Жаркое лето, которого мы не застали, осело пылью на узких листьях. Кое-где крестьяне, навьюченные корзинами, собирали урожай. На нас они не обращали никакого внимания. Но когда до города оставалось не больше корса и мы уже видели вдали зубчатую стену и белый купол ратуши, нам навстречу в облаке пыли вылетел конный отряд. На пике у одного из всадников развевалось зеленое шимилорское знамя.

        - Модит! Еще до города не дошли,  - процедила сквозь зубы Леда.

        - Если что, стоять на своем,  - быстро сказал Денис.  - Крестьяне, ничего не знаем, в государственные дела не лезем. И пошли, пошли! Сделайте беззаботные лица.
        Беззаботные лица нам удавались с трудом. Я держала руку под курткой, то и дело проверяя, свободно ли ходит пистолет за поясом. Немудрено, что всадники остановились, перегородив нам дорогу.

        - Кто такие?  - грозно осведомился их седовласый предводитель. Тонконогая, золотистая с шоколадным крапом лошадь с трудом несла его грузное тело. Денис, имеющий наиболее крестьянский вид, вышел вперед, с достоинством поклонился.

        - Хороший день, монгарс. Мы из деревни Прошэно, идем в Кромэл за покупками.
        Другой всадник, помоложе, вполголоса сказал предводителю:

        - Монгарс, это же лазутчики, однозначно. Две девицы в мужской одежде и дворяне, выдающие себя за крестьян. Надо отвести их в город и допросить.
        Я нагнулась к Чангу.

        - Беги, милый, со всех лап. Можешь сказать Бару, что мы уже вляпались.
        И тут ветер с шорохом развернул знамя. Только теперь мы увидели, что зеленое поле пересекает красная маландринская полоса - символ неповиновения королевской власти. А предводитель отряда, который внимательно вглядывался в наши лица, вдруг тяжело соскочил с коня.

        - Ба, гарсин, какая встреча!  - воскликнул он, срывая берет и склоняясь в глубоком поклоне перед Нолколедой.

        - Вот так-так, командир,  - присвистнул Сэф.  - Это же поклонник твоей супруги!
        Немка смущенно покраснела.

        - Полно вам, досточтимый Мегедэль. Встаньте. Мы тоже рады вас видеть.

4. Дорога на Вэллайд

        Вниз по Риверону двигалась флотилия легких баркасов. Рыбаки, засучив рукава, ставили паруса по ветру, деловито растягивали по палубе невод. Глядя с берега, пожалуй, невозможно было догадаться, что наше плаванье имеет совсем другие цели…
        Надо отдать должное Мегедэлю Амадасу. Узнав Леду, он больше в нас не сомневался и даже счел должным первым рассказать о произошедшем. Оказывается, после нашей памятной встречи в «Медвежьем углу» он вернулся домой в Лефиону. Но скоро заскучал там и с компанией друзей-собутыльнков - таких же разудалых пожилых дворян, как он сам,  - отправился в Вэллайд. Покутить, как он выразился. Но и там непоседливый искатель приключений не задержался. В Кровэле жила его замужняя дочь Фриллис, которую он не навещал уже больше года. Трудно было не воспользоваться случаем, ведь из Вэллайда до Кровэла можно добраться за три дня. Мегедэль и его друзья покинули Вэллайд как раз накануне смерти старого короля. О событиях в столице они узнали уже в Кровэле, от мэра города досточтимого Фазерэта Риколаса.

        - Мы недоумевали. Этот бастард прибирает власть к рукам - а экспедиция на поиски принца Лесанта не отправлена! Терпеть не могу, когда государственные вопросы решаются где-то за портьерами! Признаю, у себя в Лефионе мы частенько говорили за кружечкой «Кислятины», что король Энриэль уже не тот, что раньше. Да и прежде он больше занимался подготовкой к очередному балу, чем благоденствием государства. А впрочем, мы всегда считали его добрым малым, прими великий Шан его душу. Но есть вещи, господа, которые для дворянина важнее целесообразности. Смена правящей фамилии - это вам не шутки! А этот прохвост Лозэн, что там ни написано в его метриках,  - сын своей матери-потаскухи. И никак не может считаться потомком Лесанта Великого. В конце концов, даже если произошло страшное, и королевский род угас, в Шимилоре достаточно семей, состоящих в более законном родстве с королевской семьей, чем Лозэн. И не только в Шимилоре - в Норранте, в конце концов. Пусть соберется Священный Ствол, пусть гербовое министерство изложит свои соображения… Но что бы так?!  - возмущался Мегедэль Амадас.
        Итак, мэр созвал городской совет, на который явились тридцать дворян, готовых сражаться за честь королевского дома. Было решено объявить Кровэл независимым городом. Горожане на скорую руку нашили на зеленое шимилорское знамя красный крест, починили городские ворота и собрали ополчение. Со дня на день здесь ждали, когда армия канцлера явится усмирять мятежников. Но пока никаких новостей из столицы не было.
        Выслушав рассказ Мегедэля, мы переглянулись в веселом удивлении. До сих пор мы не сомневались, что расхлебывать кашу, заваренную канцлером, нам придется в одиночку. Меньше всего от шимилорцев можно было ожидать самостоятельности в таком вопросе, как вооруженное сопротивление власти. Но мы ошиблись. В Лаверэле еще не забыли, что в этом мире «есть какие-то вещи» выше целесообразности. Похоже, канцлер Лозэн действительно перешагнул через все границы. Досточтимый Мегедэль, Киалк и другие были готовы к решительным действиям. Они просто не знали, с чего начать.

        - Досточтимый Мегедэль, наша встреча - это судьба!  - воскликнул Денис.  - Я не имел чести знать вас раньше, но уверен, что вам можно доверять.

        - А как же иначе?  - Мегедэль пожал плечами.  - Если мы, дворяне, будем строить козни друг против друга, во что превратится Шимилор? Говорите, господа, чем я могу вам помочь?

        - Не угодно ли вам проехаться с нами, досточтимый Мегедэль?  - Леда обворожительно улыбнулась.
        Если у Мегедэля и оставались какие-то сомнения, то улыбка Нолколеды разбила их в прах. Он тут же приказал четырем всадникам уступить нам коней, галантно подсадил Нолколеду и сам молниеносно оказался в седле. Золотистый конь расставил пошире ноги, чтобы устоять под тяжеловесным седоком.

        - Наверное, не стоит пока сообщать ему, что Леда замужем, а, командир?  - подмигнул Денису Сэф, пришпоривая лошадь.
        Пока я думала, какие доказательства сможет представить Лесант в пользу своего происхождения, Мегедэль Амадас снова нас удивил. Едва завидев мальчика, он опустился перед ним на одно колено.

        - Клянусь служить моему королю верой и правдой, словом и оружием. Вручаю свою жизнь и судьбу законному королю Шимилора Лесанту Второму,  - торжественно произнес он. И добавил, обернувшись к нам: - Никто из тех, в чьей груди бьется благородное сердце, не усомнится, что это - потомок Лесанта Великого. Расскажите мне все, господа. Я готов отдать жизнь за то, чтобы восстановить справедливость.
        И мы рассказали Мегедэлю все, включая райшманскую угрозу с моря. Разумеется, мы умолчали о фраматах. Но гениальная легенда о таинственном Ордене защитников трона сработала и теперь. Более того, досточтимый Мегедэль выразил желание вступить в Орден. Но тут же оговорился, по-своему истолковав наше смущение.

        - Разумеется, господа, я понимаю, у меня недостаточно заслуг перед королевством. Членство в таком Ордене просто так не дается. А я всего лишь старый гуляка. Но я клянусь великим Шаном, что с этой минуты все мои помыслы будут направлены на то, чтобы…  - Тут он запутался в собственных речах, смущенно крякнул и закончил: - В общем, располагайте мной по своему усмотрению.
        Через два часа, едва успев перевести дух с дороги, мы собрались на военный совет в городской ратуше. Нас принимал мэр Кровэла, досточтимый Фазерэт, которого Мегедэль по-свойски называл Фартом. Кроме нас пятерых и короля Лесанта, восседавшего в удобном кресле, на совете присутствовали Мегедэль, его зять и еще трое дворян. Чаню я уговорила дождаться нас на улице. Он, впрочем, не возражал, найдя общий язык с симпатичной кровэлской дворняжкой. До чего же непостоянны мужчины, подумала я. Только что умирал от любви, а при виде первой же симпатичной мордочки…
        В кабинете, отделанном дубовыми панелями, мэр, невысокий человечек в очках, облаченный в красную с золотом мантию, протягивал Лесанту одну бумагу за другой.

        - Вот, ваше величество. Я взял на себя смелость составить несколько указов. Любая мысль, воплощенная на бумаге, выглядит гораздо солиднее. Соблаговолите прочесть.
        Лесант, собранный, решительный, внимательно прочитывал документы. Некоторые он возвращал мэру, очень грамотно объясняя, что надо изменить, на других ставил свою подпись. Мы почтительно сидели в сторонке, не вмешиваясь в «государственные дела». Мэр немного поволновался из-за отсутствия королевской печати, потом собрал подписанные документы и упаковал их в бархатный футляр.

        - Ну а теперь, господа, давайте поговорим о технической стороне вопроса,  - сказал Бар и изложил свой план.
        Согласно ему, мы в сопровождении наших миллальф-цев и друзей Мегедэля по Родерону достигнем бухты Нивальд, пересечем ее (на это потребуется день) и высадимся севернее устья Рабуса - там, где начинаются степи.

        - Во-первых, это безопаснее. Во-вторых, там недорого и без проблем можно приобрести лошадей. Потом мы небольшими группами проникаем в Вэллайд. Въездов в город несколько, и я уверен, кордоны нам не помешают. А дальше… Досточтимый Фазерэт, дайте, пожалуйста, перо и бумагу.
        Мэр с готовностью указал Бару на стол, покрытый бархатной скатертью. Мой бывший слуга занес перо над чистым листом, на мгновение закрыл глаза, а потом быстро-быстро набросал какой-то чертеж.

        - План Вэллайда, господа,  - заявил он, бросив перо на скатерть. Мы подошли к столу. Перед нами был несколько обобщенный, но точный по масштабу план столицы. Бар указал на нем все улицы, ведущие к дворцу, трактиры, где можно было назначать встречи, места возможных засад. Жирным кружком он обвел небольшой трактир на западе Вэллайда под названием «Вкус золота». Денис восхищенно поцокал языком:

        - Да, досточтимый Бар, навык не пропьешь!
        Объяснив суть вопроса, Бар каждому стал втолковывать его роль в предстоящем деле. Тем временем Мегедэль отдавал распоряжения об отплытии. Медлить было нельзя. Если мы не примем меры, не выясним планы канцлера и не возьмем ситуацию под контроль, то райшманский флот спустя пять дней беспрепятственно атакует столицу.
        Уже через три часа баркасы двинулись вниз по реке. На переднем плыли мы впятером, Мегедэль с зятем и пятеро миллальфцев, не очень умело, но старательно исполнявших роль матросов. Денис настоял на том, чтобы все миллальфцы избавились от бород. Гладко выбритые, в беретах вместо своих меховых шапок, они выглядели вполне по-шимилорски.
        Досточтимый Мегедэль предусмотрительно запасся парой ящиков хорошего вина и пятью кувшинами «Кислятины».

        - Устроим торжественный ужин, господа!  - заявил он.  - В честь его величества и за удачное завершение наших планов.
        Мы немного поломались, убеждая друг друга, что в предстоящем деле нам понадобятся силы и ясная голова. Но отказаться не смогли. Будущее надвигалось грозовой тучей, и напряжение росло с каждым днем. Хотелось, говоря по-русски, «снять стресс». И с легкой руки Мегедэля Амадаса, нам это удалось сполна…
        После заката мы собрались в трюме, заменявшем на убогом баркасе кают-компанию. Между свернутых канатов и пустых бочек из-под соленой рыбы водрузили стол, накрыли его рваным парусом. Зеленый свет Модита падал сквозь открытый люк, освещая нашу пиратскую вечеринку.

        - Ну, за нашу победу!  - провозгласил тост досточтимый Мегедэль, поднимая тяжелый бронзовый кубок.

        - За успех нашего безнадежного предприятия,  - отозвался Сэф.

«За сбычу мечт»,  - подумала я, но не знала, как это сказать по-лаверэльски.
        Вино, выпитое вперемешку с «Кислятиной», быстро сделало свое дело. Мы сидели, раскрасневшиеся и довольные, вспоминая забавные случаи из нашего путешествия. Неизменным успехом пользовался хвастливый рассказ Чанга о победе над миллальфскими собаками. Лесант был весел и все не хотел уходить спать, как ни настаивал на этом Денис.
        Мегедэль уже узнал о свадьбе Дениса и Леды, сначала лицо его выразило бесконечное отчаяние, потом он налил вино до краев - себе и Денису - и с чувством произнес:

        - Берегите ее, монгарс. Я бы вызвал вас на дуэль, но выбор гарсин для меня священен. Выпьем за эту женщину. Прекрасную, не побоюсь этого слова, женщину! Господа! Выпьем стоя за всех прекрасных женщин!
        Мужчины поднялись и чокнулись, проливая вино на стол. Мы с Нолколедой, прижавшись друг к другу, тихо хихикали.

        - Тебе не удалось его переубедить?  - шепнула вдруг немка. Я сразу поняла, о чем она говорит.

        - Нет. Он уедет с тобой. А мы вдобавок поссорились.

        - Вообще-то, это не очень честно с моей стороны - ехать с ним,  - сказала Леда.  - Нечестно по отношению к нему и к тебе. Знаешь, почему я это делаю?

        - Знаю,  - кивнула я.  - Ты хочешь быть подальше от Сэфа. Знаешь, я тоже виновата перед тобой. Но я не хотела, так вышло…
        Немка решительно допила бокал до дна.

        - Больше не говори. Ненавижу мужчин с голубыми глазами! В них есть что-то… безнравственное, мягко говоря. Посмотри на этого красавчика,  - она зыркнула в сторну Сэфа.  - Хорош?

        - Хорош,  - признала я.

        - А я его ненавижу.

        - Понятно,  - вздохнула я, потянувшись за кувшином.

        - Позвольте налить вам «Кислятины», гарсин,  - тут же спохватился Киалк.
        Зять Мегедэля, хмурый чернобровый красавец, бросал на нас с Нолколедой заинтересованные взгляды, был по-провинциальному галантен, но кокетничать в присутствии тестя не решался. Я протянула ему бокал.

        - Половину, досточтимый Киалк.

        - Сколько?!  - деланно ужаснулся Сэф.

        - Ну… чуть-чуть.

        - Предлагаю спеть,  - сказал Мегедэль.  - Во славу короля.
        Сэф с готовностью приосанился.

        - Ваше величество, вы же оставите меня распорядителем королевских забав? Я сделаю вашу любимую песню государственным гимном! Ну что, господа, как насчет бухты Нивальд? Нынче это актуально: именно там решится судьба королевства.
        Мы, весело фальшивя, спели любимую песню короля.

        - А теперь, с позволения его величества, я бы напомнил старинную застольную песню,
        - предложил Мегедэль, когда мы умолкли. Помогай, сынок!
        Обняв за плечо Киалка, Мегедэль затянул церковным басом, от которого, казалось, запрыгали бокалы на столе:

        - Нальем в бокалы до краев «Кислятины», друзья!

        Поднимем тост без лишних слов во славу короля!
        Во славу всех прекрасных дам, пастушек и портних,
        И наших жен, сварливых жен - мы выпьем и за них!
        О-хэй! О-хэй! За них, за них, за них!
        Киалк подхватил припев медовым тенором и вместе с Мегедэлем продолжил:
        Нальем «Кислятины», друзья, в бокалы до краев!
        Мы пьем за тех, с кем жизнь свела,  - друзей или врагов.
        Пока рука наша крепка - в ней шпага и бокал,
        А от излишнего глотка никто не умирал!
        О-хэй! О-хэй! Никто не умирал!
        Слушатели одобрили песню бурными аплодисментами. Однако Сэф тут же заметил, что вообще-то застольные песни поют не так.

        - Все возьмите в руки бокалы! Так, хорошо! Каждый пусть слегка обнимет соседа. Леда, не стесняйся, досточтимому Мегедэлю это только приятно, а командир простит. Командир, подвинься к Жанне. Ну что вы как не родные! Так, поем, раскачиваемся из стороны в сторону и в такт размахиваем бокалами. «О-хэй» орем что есть мочи, поднимая бокалы над головой. Начали!
        На моем плече лежала рука Дениса. Я чувствовала рядом плечо Нолколеды, напротив горланил Сэф и подтягивал Бар с возмутительно трезвым лицом. Мне было весело до слез. Или до смешного грустно - как тут определишь? Хорошая песня. Пусть это будет наша песня. Отрядная. Строевая. Наш маленький гимн…
        А потом мы не чокаясь выпили за сенса Зилезана. Помянули и миллальфцев, которым не суждено уже вернуться в родное селение. Стало вдруг зябко, будто души ушедших друзей тихо проплыли над нами. Мы замолчали. Денис шепнул Лесанту:

        - Ваше величество, я категорически настаиваю, чтобы вы легли. Вы же хотите вернуться в Вэллайд на своих ногах?

        - Хорошо, Фериан. Спокойной ночи, господа.
        Денис вышел вслед за мальчиком - проверить, как он устроился. Нолколеда вдруг подтолкнула меня в бок.

        - Ну что же ты? Иди за ним!
        Я недоуменно посмотрела на нее.

        - Иди, иди,  - настаивала немка.  - Другого случая может не представиться.
        Это правда, дошло вдруг до меня. Не исключено, что события станут развиваться по худшему сценарию. Райшманы возьмут Вэллайд, и тогда вероятнее всего всех нас ждет смерть. Или бегство. Или… возвращение на Землю. И не представится другого случая сказать самое главное. Я потерла ладонями лицо, пригладила волосы и потихоньку вышла вслед за Денисом.
        Мы столкнулись у дверей каюты, предоставленной юному королю. Пока я смущенно собиралась с духом, Денис заговорил первым.

        - Мне кажется, ты решила, что я на тебя обиделся. Это не так.

        - Мне кажется, что между нами слишком много «кажется»,  - выпалила я.  - Эти
«кажется» сводят меня с ума. В общем, так. Я тебя люблю. Я очень ждала твоего звонка после той нашей зимней прогулки. Я отправилась в Лаверэль, чтобы найти тебя. Я поехала искать принца, а на самом деле искала тебя. Все, что я делаю и говорю,  - для тебя. Потому что ты моя судьба. И никаких «кажется». Я уверена в этом. Да посмотри на меня, в конце концов!
        Денис повернулся ко мне. Я прочла в темных глазах сожаление пополам с недоверием. Он покачал головой.

        - Ты не боишься пожалеть о том, что сказала? Ты, наверное, думаешь, мы погибнем… А мне почему-то кажется, что мы банально останемся живы. И тогда тебе будет неловко за свою откровенность.

        - Это почему это мне должно быть неловко?!  - с негодованием воскликнула я.  - По-твоему любовь можно запереть в старый сундук и сесть на него сверху, подобно скупому рыцарю? Да что от нее останется, от такой любви? Нет. Ты меня не любишь - пускай. Ты уезжаешь - попутного ветра в горбатую спину. Во всем виновата злая судьба - возможно. Но мне будет гораздо легче жить, зная, что где-то на свете есть человек, которому я подарила свою любовь. Дарить приятнее, чем принимать дар. Потому что совсем не обязательно обладать тем, что любишь.
        Бывают слова-ключи. Когда ты произносишь их, ты освобождаешься. И расправляются плечи, и новым светом сияют глаза. Словно, потоптавшись у подножия горы, ты вдруг разом с легкостью взлетаешь на вершину.
        Денис смотрел на меня, не отрывая глаз - наверное, эти перемены были мне к лицу. Я отчетливо видела, что происходит: отпустив его, я тем самым околдовала его еще сильнее. Сейчас он меня поцелует… Мне очень хотелось узнать, каковы его губы на вкус. И в то же время, я боялась, что поцелуй спугнет восхитительный миг истины, который был мне дарован. Не дожидаясь этого, я привстала на цыпочки, провела рукой по его волосам и шепнула:

        - Все будет хорошо.
        Вот и все. Потом мы вернулись в трюм, где продолжалась вечеринка. Я нагнулась над захмелевшим Мегедэлем Амадасом и предложила:

        - Досточтимый Мегедэль, а не спеть ли нам еще раз вашу застольную песню?
        Береговая охрана в бухте Нивальд являла собой печальное зрелище. Несколько патрульных судов, явно не годных даже к каботажному плаванью, покачивались у пристани. Моряки в расстегнутых мундирах играли в карты, сидя на пустых ящиках; тут же суетились их жены, развешивая белье или гоняя тощих кур. Когда мы на восьми рыбачьих баркасах причалили к берегу, никто даже не поинтересовался, кто мы и откуда.
        Юный король в недоумении оглядывался по сторонам.

        - Это что, моя береговая охрана?  - ужаснулся он.  - Эй, служивый, а где остальные суда?
        Моряк, к которому он обратился, с трудом открыл заплывший глаз.

        - Так где ж им быть, парень? В море ушли, на рыбалку.

        - На рыбалку?!

        - Ну да. Есть надо, детишек кормить надо? То-то и оно. Правда, сегодня из столицы депеша пришла: мол, королевский флот с обходом движется. Будет хлопот на наши головы… И с чего бы? Не прошло и года, как был обход…  - и моряк зевнул.

        - Пойдемте, пойдемте, ваше величество,  - шепнул Лесанту Денис. А Бару сказал: - Значит, королевский флот покинул устье Рабуса… Канцлер не теряет времени.
        Нам действительно незачем было привлекать к себе внимание лишними расспросами. Но я разделяла негодование принца. Мне было обидно за Шимилор. Нельзя же быть такими непугаными идиотами! А скажи им сейчас, что через два-три дня вражеский флот расстреляет их из пушек, так ведь не поверят! Или в панику ударятся.

        - Платят им мало,  - пояснял по дороге Бар.  - В пять раз меньше, чем на королевском флоте. И дворян здесь нет даже среди офицеров: форма не такая красивая. Вот они и превратились в рыбаков и фермеров. Но раз в два года, когда королевский флот проходит вдоль побережья, они драят пуговицы до блеска, латают свои посудины, поднимают флаги и стоят на вытяжку перед адмиральским кораблем.

        - Я все сделаю по-другому,  - заверил нас Лесант.  - Я выделю из казны деньги на содержание настоящей армии и флота. Никому больше не придет в голову напасть на Шимилор.

        - Если в казне еще что-то осталось,  - вздохнул Бар.

        - Ну, тогда… Тогда я увеличу подати. Я… введу обязательную воинскую повинность. Пусть каждый взрослый шимилорец научится держать оружие в руках!

        - И прослывете в веках Лесантом Жестокосердным, ваше величество.

        - А что же делать?  - воскликнул юный король.

        - Выбирать,  - жестко ответил Бар.  - Что вам важнее: любовь подданных или благоденствие их потомков.
        Лесант замолчал, обдумывая услышанное. Между тем к полукорсе от берега перед нами раскинулась степь.
        Сейчас, в конце лета, лишь плети лиловых колокольчиков да яркие охапки ромашек нарушали однообразие сухого ковыля. А вдалеке, дрожа в нагретом воздухе, бродили бесчисленные конские табуны.
        Жарко… Я надела рубашку на голое тело - успею еще находиться в корсете. Завязала ее узлом на животе, закатала рукава по-ковбойски. Любопытные полевки порскали из-под моих сапог, осторожные суслики пересвистывались на пригорках.
        Первыми нас встретили пастушьи собаки. Огромные, косматые, бело-рыжие, они сгрудились в стаю, утробным рычанием предупреждая Чаню: не делай глупостей, чужак.

        - Нужны вы мне, блохастые,  - небрежно бросил наш герой, демонстративно их не замечая. Потом торговцы лошадьми увидели потенциальных покупателей. Они гурьбой бросились нам навстречу. Каждый тянул в сторону своего загона, обещал, что у него
        - самые красивые, самые быстрые, самые выносливые кони.
        У меня и в самом деле разбежались глаза. Каких коней здесь только не было! Серебристо-голубые рысаки из Лайдолая, мохноногие норрантские тяжеловозы и, конечно, скаковые умопомрачительных мастей: серые с алой попоной, оранжевые с голубым, черные с золотом, белоснежные в лиловых яблоках. Была и бело-красная кобылка, точно такая, как моя Помми. Сэф предложил купить ее, но я отказалась. Я ведь решила, что вернусь за Помми. А зачем мне две одинаковые лошади? В конце концов, я остановилась на невысоком жеребчике с маленькой умной мордой. Он был скромного густо-лилового цвета, но с ослепительно-оранжевыми пятнами на груди и на лбу. Принцу Денис подвел белоснежного скакуна. Он был поистине достоин короля!
        Дальше нам предстояло расстаться. Я, Нолколеда, Денис и Сэф вместе скакали в Вэллайд. Миллальфцы и люди Мегедэля, кто верхом, кто на телеге, разъезжались разными дорогами. Лесант ехал отдельно, с Баром и Мегедэлем Амадасом. На случай, если в городе ждут «самозванца», короля решено было переодеть в женское платье. Пожалуй, это стало для храброго мальчишки самым тяжелым испытанием. Из него получилась прелестная златокудрая барышня, но никто из нас не решился сказать ему комплимент.
        Торговцы пустили нас в свой шатер переодеться. Я быстро вытряхнула из мешка все лучшее, что смогла найти в Кровэле: бархат, атлас, перья, кружева… Через час, простившись с остальными, наша четверка первой отправилась в путь.
        Кони не скакали, а летели над степью - здесь, в Лаверэле, это была не просто метафора. Чаня от них не отставал. Звонкая музыка копыт опьяняла. Ветер развевал белоснежные перья на моем берете. В голове крутилось: «Нас четверо, еще пока мы вместе…» Корс за корсом мы приближались к столице.
        Вот закончилась степь, потянулись крестьянские поля, на которых шла страда. Нам пришлось сбавить скорость, лавируя между телегами, груженными яблоками, помидорами, репой, бочками с молодым вином. Затерявшись в этом изобилии, мы въехали на южную окраину Вэллайда.
        Здесь мы разделились. Нолколеда, спешившись и вверив нам судьбу своего коня, отправилась во дворец, а мы тихими улочками добрались до трактира «Вкус золота». Сюда Бар должен был привести Лесанта. Заказав обед, бросив на стол береты и перчатки, мы погрузились в напряженное ожидание, чутко прислушиваясь к разговорам вокруг.
        Обычно в этом трактире собирался после работы мастеровой люд - недорого перекусить и пропустить кружечку-другую «Кислятины». Вот и сейчас за соседним столиком, подозрительно косясь на троих дворян, вполголоса беседовали двое усталых ремесленников.

        - В городе многие об этом шепчутся. Единорог ушел прямо из королевских конюшен, и никто не смог его остановить,  - говорил один.

        - Это значит, наступают совсем плохие времена,  - качал головой другой.
        Булыжная мостовая поблескивала в зеленых лучах Модита. Звук шагов гулко разносился по ночному городу. Кое-где тускло горели фонари.
        Вот дружно протопала по соседней улице городская стража. Затаив дыхание, мы спрятались за углом. Одной рукой я поглаживала эфес шпаги, другой прижимала к себе Лесанта, и стук его сердца взволнованно отдавался в моей груди.

        - Пошли,  - одними губами скомандовал Денис. Мы пересекли улицу, быстро минрвали еще один проулок и вышли к площади Лесанта Первого. Юный король благоговейно смотрел на конную статую своего прославленного предка - наверное, просил у него поддержки. Вдруг чья-то тень отделилась от фонарного столба и направилась к нам. Бар!

        - Все чисто,  - сообщил он.  - Нолколеда ждет.

        - Ну, да поможет нам великий Шан,  - прошептал Денис.
        Мы дружно скрестили руки в ритуальном жесте.
        Благополучно миновав площадь, мы оказались перед черным ходом во дворец. Этой дверью пользовалась только прислуга. Бар зашел первым. Мы услышали какую-то возню, сдавленный хрип, потом мой бывший слуга махнул нам рукой из-за портьеры:

        - Проходите.
        Переступив через тело бесчувственного стражника, мы свернули в маленький коридор. Откуда-то явственно запахло мылом и горячим паром.

        - Никогда не был здесь,  - шепотом признался Лесант.  - Это прачечная?
        Да, это была прачечная. Мы распахнули дверь и очутились в большом помещении, освещенном люстрой - деревянным кругом с множеством свечей. Еще недавно, несмотря на позднее время, здесь кипела работа. Чугунные утюги грелись на огне, в котлах бурлила вода. Но прачки в странных позах дремали на скамейках. Некоторые по-прежнему сжимали в руках перекрученное белье или кусок мыла.
        Только одна из прачек, в которой мы с трудом узнали Нолколеду, выбежала нам навстречу. Ее маленький чепчик сбился набок, юбка была подоткнута до колен.

        - Все в порядке?  - взволнованно спросила Леда.  - У меня тоже. Они спят. Пойдемте, ваше величество. Я приготовила вам зеленые одежды.
        Часть 6
        ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЛАВЕРЭЛЬ

        Хоть мы навек незримыми цепями
        Прикованы к нездешним берегам,
        Но и в цепях должны свершить мы сами
        Тот круг, что боги очертили нам.

    Вл. Соловьев

1. Битва при Нивальде

        Две луны - зловещий Модит и светлая Матин - смотрели в дворцовые окна. Их лучи отражались в зеркалах и черном лаке мебели, блестели на бронзовых дверных ручках, на шелковых обоях. Его величество король Мэжэр Первый сидел в своем кабинете. Дел было много. Нужно было просмотреть список министров и выбрать тех, кому можно поручить составление текстов новых законов и воззваний к народу. И нужно было подумать, что делать с остальными, несогласными и сомневающимися…
        До чего же все-таки приятно быть королем! Когда он был канцлером, на его долю доставались одни только хлопоты по управлению государством. Настало время вкусить роскоши, почестей и сладкой мести. Можно себе представить, как трепещут сейчас родственники Энриэля! И правильно делают - не все им глумиться над несчастным бастардом. Он, Мэжэр, вдоволь упьется унижениями своих врагов. И его могущественные союзники помогут ему в этом. Главное, чтобы они не обманули, не забыли наделить Мэжэра достаточной властью. И тогда…
        Но что это? Тихий шорох портьеры отвлек Мэжэра от его мыслей.

        - Дорис?  - окликнул он куртизанку, с которой делил ложе.
        Нет, это была не Дорис. Мэжэр вскочил, увидев статного золотоволосого юношу в зеленом камзоле.

        - Вы узнаете меня, канцлер?
        Король Мэжэр не верил в привидения. Он быстро оправился от шока и рванул за шнурок звонка.

        - Так ты все-таки жив, щенок? А я-то ждал вестей о твоей смерти. Ничего, сейчас мы это исправим.

        - Рад, что вы наконец сбросили свою лицемерную личину,  - холодно заметил Лесант.

        - А я рад, что ты явился сюда сам и избавил меня от необходимости разыскивать тебя по всему Лаверэлю! Где же твое войско, принц?  - расхохотался Мэжэр.  - Бедняга, ты смог набрать только деревенских олухов из Норранта, и, попав в столицу, они разбежались… Наверное, по кабакам.

        - Мне вот что интересно, монгарс,  - сказал Лесант, глядя Мэжэру прямо в глаза,  - вы знаете меня с детства. Я вырос на ваших глазах. И вы хладнокровно убьете меня?

        - Увы, мой мальчик,  - Мэжэр с притворной скорбью покачал головой.  - Разумеется, мне тебя жаль. Я все-таки не детоубийца. Но государственные интересы превыше всего. Шимилор слишком увяз в своей сентиментальности, в смешной преданности традициям! А сам я тебя не убью - не умею. Но я знаю, кому отдавать приказы. Эй, стража! Взять его!
        Из-за спины Мэжэра выбежали гвардейцы в красно-золотых мундирах и, не раздумывая, бросились на Лесанта. Но он был не один. Заслонив мальчика собой, из-за портьеры вышли мы…
        Нолколеда долго вела нас по дворцовым коридорам. Клянусь великим Шаном, если бы мне пришлось возвращаться самой, непременно бы заблудилась. Дворец был наводнен гвардейцами - похоже, канцлер сомневался в своей безопасности. Однако мы видели их в основном лежащими на полу: Бар по-прежнему шел впереди и «расчищал» нам дорогу. Только один раз нам вслед вылетели трое в мундирах с обнаженными шпагами. Молча выхватив клинок, Сэф заколол одного из них. Двое других, с круглыми от ужаса глазами, бросили оружие и помчались прочь. Бар покачал головой:

        - Тревогу поднимут,  - и двинулся за ними бесшумными тигриными прыжками. Можно было не сомневаться в участи этих несчастных… А я, вздохнув, подумала, что путь юного короля к трону начинался в крови. Но так ли это ново для истории всех миров?
        Не дожидаясь Бара, мы двинулись вперед. Нолколеда шла впереди. Поэтому очередной гвардеец, увидев прачку, ничего не заподозрил - до тех пор, пока прачка, подобрав юбки, не выкинула в воздухе какой-то фортель. Гвардеец, получивший удар ногой в челюсть, упал без чувств, а мы миновали последний коридор и оказались в маленьком алькове, примыкавшем к королевскому кабинету.
        Пышнотелая черноволосая красавица не успела вскрикнуть, когда Нолколеда, как кошка, прыгнув на постель, заткнула ей рот простыней. Сэф приставил шпагу к ее горлу.

        - Попытаешься крикнуть или бежать - умрешь. Поняла, малышка?
        Любовница канцлера быстро кивнула и потянула на себя одеяло, прикрывая роскошную грудь. Лесант тихонько отодвинул портьеру…
        Гвардейцы яростно бросились на нас. Их было человек десять, желая выслужиться перед Мэжэром, они сражались, как львы. По крайней мере, они так думали. На самом деле эти горе-вояки не видели ни одного настоящего сражения. А мы - видели. Нам приходилось биться не на жизнь, а на смерть. Я прекрасно знала, как бывает, когда от твоей скорости, ловкости и хладнокровия зависит твоя - и не только твоя - жизнь. Я помнила схватку с мускарами. Тогда только чудо помогло мне победить! Зато теперь мне казалось, что королевские гвардейцы двигаются еле-еле, и я лениво отбивала выпады троих противников. Но на подмогу первому десятку выбежал новый отряд - еще шесть человек. За ними еще трое. У них был такой потрепанный вид, как будто они прорывались через оцепление. За окном раздавались частые выстрелы. Я улучила момент и глянула наружу. Так и есть! Городская стража не устояла перед натиском миллальфцев и дворян досточтимого Мегедэля Амадаса. Мы слышали его громоподобный голос:

        - За мной, ребята! За короля!
        Еще чуть-чуть, и они будут здесь. А мы продержимся, обязаны продержаться! Куда против нас этим увальням! Вот Сэф - он как всегда на высоте. Один его враг, прижавшись к стене, хватался за раненую руку, другой явно терял инициативу. Он отступил к алькову, запутался в портьере, упал, и шпага Сэфа уперлась ему в грудь. В этот миг дюжий гвардеец вылетел прямо на Лесанта. Мальчик выхватил шпагу, я подоспела ему на помощь. Денис с рассеченной щекой прикрывал мне спину. И тут краем глаза я увидела, что канцлер осторожно открывает дверь за своей спиной…

        - Держите его, он уходит!  - крикнула я.
        Нолколеда одим прыжком вскочила на письменный стол.

        - Стой, мерзавец,  - прошипела она, направляя на канцлера шпагу. Тот сделал последнюю попытку бежать, но кто-то преградил ему дорогу. Разумеется, Бар. И в этот момент в кабинет вбежал могучий Мегедэль, победоносно потрясая шпагой.

        - Да здравствует король!  - воскликнул он так, что задрожали стены.  - Дворец захвачен. Мы победили!
        Но схватка еще не закончилась. Следует признать, гвардейцы держались достойно. Верные присяге, они, не жалея жизни, продолжали защищать того, кого считали своим королем. Сражение превращалось в кровопролитие: их всех придется убить, иначе они убьют нас…

        - Остановитесь, господа!  - воскликнул вдруг Лесант. Иго властный голос заставил гвардейцев обернуться.  - Я не желаю больше крови. Солдаты! Вы совершаете ошибку. Вы защищаете государственного преступника, тем самым разделяя его злодеяние. Я - ваш законный король Лесант Второй!

        - Что за чушь!  - взвизгнул канцлер, опасливо косясь на Бара.  - Это самозванец! Я ваш король. Убейте, убейте их!
        Гвардейцы медлили, переводя взгляд с одного короля на другого. Вдруг один из них - самый пожилой, с длинными седыми усами - бросил шпагу к ногам Лесанта и в гневе крикнул канцлеру:

        - Что это значит, монгарс? Я прекрасно знаю в лицо принца Лесанта и могу подтвердить, что перед нами - сын короля Энриэля. И вы тоже это знаете. Вы нас обманывали, монгарс! Вы преступник! Смерть ему!

        - Смерть ему!  - дружно воскликнули гвардейцы. Канцлер прижался к стене. Но Лесант снова остановил солдат.

        - Нет, господа. Этого человека будет судить королевский суд. Но можно не сомневаться, за преступление против короны Мэжэр Лозэн будет приговорен к смерти.
        Канцлер истерически расхохотался.

        - Ошибка вышла, ваше безграмотное величество. В Шимилоре уже восемьсот лет как не существует смертной казни. На то был подписан указ Лесанта Первого от…
        Небрежным жестом Лесант бросил на стол перевязанную шелковой ниткой бумагу.

        - Что это?  - напряженно спросил канцлер.

        - Мой первый королевский указ,  - усмехнулся Лесант.  - Мы, Лесант Второй, милостью великого Шана король Шимилора и Норранта, сим повелеваем за преступления против короля и государства карать смертью через повешение. Не сомневайтесь, Мэжэр Лозэн, суд будет скор. Завтра на рассвете ваше тело будет качаться в петле на площади Тысячи Голубей. Мне кажется, это самое подходящее место в Вэллайде для таких процедур.
        А потом мальчик обронил с непередаваемым, истинно королевским холодом в голосе:

        - Мне жаль вас, Лозэн. Уведите его.
        И тут канцлер не выдержал. Страх перед позорной и мучительной смертью уничтожил все амбиции. Лозэн не был готов к проигрышу и не сумел проиграть достойно. Рухнув, как подкошенный, на пол, он на коленях пополз вслед за Лесантом, схватил его за край зеленого камзола и заговорил, срываясь на крик:

        - Ваше величество, ваше величество… Клянусь служить моему королю… верой и правдой… словом… словом…  - забыв слова присяги, канцлер разрыдался.

        - Какая гадость,  - с чувством сказал Денис.  - За одно это глумление над присягой стоит его повесить.
        Нолколеда достала платок и вытерла ему кровь со щеки.

        - Ваше величество,  - причитал канцлер,  - вы же маленьким у меня на коленях играли… Я же вам гостинцы носил… Пощадите, ваше величество… Я все, все расскажу…

        - Оставьте мою одежду в покое, Лозэн,  - брезгливо поморщился король.  - И не надейтесь облегчить свою участь. Что нового вы можете мне сообщить? Что вы сговорились с райшманами? Что райшманский флот уже на подходе к бухте Нивальд? Как видите, я все знаю.
        Канцлер застонал и повалился на ковер, он больше не молил о пощаде, только рыдал и всхлипывал. Лесант отвернулся от него.

        - Господа гвардейцы! Вашу присягу я приму позднее. До того времени сдайте оружие. Вы поступаете в распоряжение досточтимого Мегедэля Амадаса.
        Наконец в кабинете остались только мы вчетвером, Бар, король и канцлер. Его усадили на стул, дали стакан воды, который он, не удержав дрожащими руками, пролил себе на штаны. На Лозэна было противно смотреть. Еще недавно он выглядел как настоящий опереточный злодей: н зеленой королевской мантии, с подкрученными черными усиками, с изобилием перстней на пухлых пальцах. Разоблаченный, он утратил всякое злодейское величие и теперь обличал сам себя с каким-то упоением. Иногда его лицо принимало удивленное выражение, как будто он не мог поверить, что говорит о себе.
        Оказывается, он действительно затевал заговор против короля Энриэля. Это он настоял на том, чтобы на переговоры с маландринами отправился юный принц, рассчитывая, что мальчик погибнет в дороге, а от старого короля потом не составит труда избавиться. Но однажды к нему в спальню проникли неизвестные - люди в коричневых плащах с татуировкой, изображающей знак Модита, на лбу. Мэжэра привязали к креслу. Старший из визитеров говорил с легким акцентом, но очень любезно. Он объяснил, что говорит от имени Райшмы - могущественного государства. Став его колонией, Шимилор, да и весь Лаверэль только выиграет. Если канцлер поможет райшманам, то станет наместником райшманского императора и получит все королевские полномочия.

        - Нам нужно, чтобы шимилорцы перестали поклоняться деревьям и приняли истинную веру. Только так они спасут свои души. А чтобы очиститься от греха, следует трудиться на благо Райшмы. Императору нужны рабочие руки. Но император мудрый человек и, разумеется, не станет унижать дворянство в вашей стране. Пусть крестьяне потрудятся за спасение не только своих, но и господских душ,  - усмехнулся райшман.  - Крестьяне в вашей земле плодовиты. Вы ведь не будете сожалеть о них, канцлер?
        Он добавил, что в случае отказа Лозэна ждет разоблачение. Даже если его не казнят, он потеряет власть и будет выслан из Вэллайда.
        Канцлером руководил не только страх разоблачения. Он быстро прикинул, что планы райшманов во многом совпадают с его собственными. Он хотел стать королем - и станет им. А что касается судьбы Шимилора - плевать на нее! Примерно так мы представляли себе мотивы канцлера, согласившегося сотрудничать с райшманами. Сам же он настаивал, что сдался под жестокими пытками.
        По требованию райшманов Лозэн рассказал все, что знал, о состоянии и расположении королевского флота. Впрочем, многое им было известно из донесений разведчиков. Итак, в бухту Нивальд прибудут три корабля; канцлер должен был позаботиться о том, чтобы райшманы не встретили сопротивления. Для этого и был отправлен во внеочередной обход королевский флот.
        Что касается принца, то райшманы пообещали взять его на себя. Впрочем, тайком от слабеющего короля канцлер держал по всем границам своих людей. Он был уверен, что живым принцу не удастся ступить на землю Шимилора. Так оно и было бы, не проведи нас Бар тайной пещерой фраматов.
        Я смотрела на канцлера Лозэна с изумлением, как на редкую уродливую тварь. Какие такие амбиции могут подвигнуть человека впустить безжалостного врага в свой родной, беззащитный город? Просто не верилось… Я видела, как побелел от гнева Лесант. Он с ненавистью рванул канцлера за кружевной воротник.

        - Чудовище! Во что ты хотел превратить мою страну?

        - Ваше величество, не марайте руки,  - хотел остановить его Денис, но король стянул воротник так туго, что канцлер покраснел и выпучил глаза.

        - Говори, крыса, это ты убил моего отца? Говори, иначе не доживешь до суда!
        Из глаз канцлера градом катились слезы. Он замотал головой.

        - Нет, нет, мой король, клянусь вам. Клянусь всем святым, ваш батюшка умер в своей постели. Это произошло при свидетелях, при враче… Вы можете узнать у них. Врач сообщил мне, что король Энриэль при смерти, и я… мне не пришлось… Я не посмел бы вас обмануть!
        Мы с трудом оттащили юного короля от Лозэна. Опомнившись, Лесант сказал:

        - Простите, господа, за то, что вам пришлось присутствовать при такой отвратительной сцене. Мне нужно держать себя в руках. Мы должны немедленно позаботиться о безопасности Шимилора. А для этого мне необходимы все полномочия. Надо созвать первосвященников, пусть готовятся к коронации. Я очень прошу вас присутствовать, господа.
        На рассвете в тронном зале зазеленело от мантий духовенства. Явился весь Священный Ствол. Интересно было наблюдать, как ведут себя священники. Одни смотрели на
«воскресшего» Лесанта, как на чудо. Другие прятали глаза: наверняка они подозревали, что наследник Энриэля жив, когда короновали Лозэна.
        Лесант сидел на отцовском троне, напряженно сцепив руки. Мы, как верная гвардия, стояли на шаг позади - на этом настоял король. Леда пыталась отказаться.

        - И куда я, прачка, в этом дурацком чепце… Вас засмеют, ваше величество.

        - Интересно, кто бы осмелился,  - серьезно сказал Лесант.  - А мне нечего стесняться своих друзей, господа. Это самые смелые, самые верные и самые красивые люди на свете. Что касается вас, гарсин, то как только закончится коронация, я подпишу указ о пожаловании вам дворянского звания. Господа,  - обратился он к духовенству,
        - готовы ли вы короновать меня как законного наследника моего отца, покойного короля Энриэля, согласно законам государства и по воле великого Шана?
        Священники были готовы к этому вопросу. Из толпы выступил вперед Глава Священного Ствола - низенький толстяк с гладко выбритым лицом.

        - Священный Ствол готов провести обряд, ваше величество. Все приготовления уже начаты. Мы ожидаем вас в храме великого Шана, чтобы под сенью его ветвей благословить на трехдневный пост, который по обычаю должен подготовить вас к принятию на себя бремени власти.

        - Нет, господа, вы меня не так поняли,  - весело возразил Лесант.  - Я желаю, чтобы коронация прошла немедленно и прямо здесь. Следует ли мне послать кого-нибудь в храм за короной, или вы сделаете это сами?
        Священники начали шумно совещаться, а юный король сохранял невозмутимую важность - видно было, как он доволен произведенным впечатлением. Наконец Глава снова вышел вперед. Его круглое лицо покраснело от волнения.

        - Ваше величество, это невозможно,  - откашлявшись, сказал он.  - Без поста коронация будет незаконной. Даже король Мэжэр…  - тут кто-то из коллег ткнул его локтем в бок,  - то есть преступный канцлер Лозэн,  - поправился Глава,  - соблюдал закон. Этому обычаю, ваше величество, восемьсот лет…

        - При чем здесь восемьсот лет, Пеглевы дети?!  - юный король крикнул так, что Глава отпрянул от трона, и в рядах священников началось смятение.  - Разве за эти восемьсот лет Шимилору хоть раз угрожала серьезная опасность? У нас война, Пегль вас раздери. У нас чрезвычайное положение, а вы говорите мне об обычаях. Или коронация проходит немедленно, или вы все станете первыми жертвами указа о смертной казни.
        Король откинулся на спинку трона, а среди священников пронесся горестный вздох. Они снова стали совещаться.

        - Круто,  - одобрительно шепнул Сэф. Лесант чуть заметно повернулся к нам и весело улыбнулся.
        Разумеется, он добился своего: через полчаса корону с почетом доставили во дворец. На коронации, кроме нас, присутствовали несколько дворян Мегедэля Амадаса, министры и представители Королевского собрания. Пока Священный Ствол читал молитву, Лесант ерзал на троне от нетерпения. Едва только корона в виде венка из ясеневых листьев оказалась на его голове, он объявил священникам:

        - Господа, всем спасибо, коронация закончена. А вас,  - он обратился к нам,  - я немедленно жду в кабинете на военный совет.
        Я никак не могла привыкнуть к новой ипостаси Лесанта. Он отдавал распоряжения серьезным взрослым людям, которые почтительно склонялись перед ним. А я все вспоминала испуганного бледного подростка в чужой одежде не по размеру - таким мы увидели Лесанта в первый раз. Я даже стала неловко чувствовать себя в его присутствии. Захочет ли он в дальнейшем видеть рядом с собой свидетелей его слабости?
        Но я была несправедлива к Лесанту. Он по-прежнему видел в нас своих старших друзей и наставников. Как только мы оказались у него в кабинете, он на глазах у всех поочередно обнял каждого из нас.

        - Господа, предлагать вам награду за то, что вы сделали для меня и для Шимилора, было бы просто унизительно. Королевская казна, все, чем я владею,  - в вашем распоряжении. Но сейчас мне снова нужна ваша помощь. Досточтимый Фериан,  - обратился он к Денису,  - вы не только спасли мне жизнь. Вы были моим командиром. У меня не раз была возможность убедиться в вашем мужестве и уме. Я прошу вас оказать мне честь и принять из моих рук жезл главнокомандующего.

        - Ваше величество…  - взволнованно ответил Денис.  - Я… Я вынужден отказаться. Я врач. И я прошу у вас позволения вернуться в Дикие Земли. Выберите другого достойного.

        - Хорошо,  - огорченно кивнул король.  - Вы вольны поступать по-своему. Хотя я все-таки надеюсь, что вы передумаете и согласитесь остаться при мне хотя бы королевским лекарем. Ну, тогда с той же просьбой я обращаюсь к вам, досточтимый Бар. Вы будете непревзойденным полководцем. Это было видно даже тогда, когда все мы считали вас просто слугой досточтимой Жианы.
        Но Бар тоже покачал головой.

        - Нет, ваше величество. Куда мне в главнокомандующие? Здесь нужен человек заметный, чтобы один его вид повергал врага в трепет. Если вы захотите прислушаться к моему совету, то досточтимый Мегедэль Амадас - это тот, кто вам нужен.
        И маршальский жезл был вручен раскрасневшемуся, смущенному Мегедэлю. Мы искренне поздравили его, а Нолколеда звучно поцеловала в щеку.

        - Клянусь служить моему королю и Шимилору!  - воскликнул он. И тут же обратился к военному министру.

        - Ну, монгарс, давайте посмотрим, чем мы располагаем…
        Из кабинета мы вчетвером уходили последними, Бар куда-то исчез. Интересно, явится ли он ко мне за жалованием? Я задолжала ему за три месяца… Всем было грустно. Мы впервые за последнее время почувствовали себя лишними. Хотя… Шимилору надо было самому учиться защищать себя, а наше дело - оставаться в стороне. От нас теперь ничего не зависело, в победе можно было не сомневаться. Райшманы, узнав, что план молниеносного захвата провалился, не станут рисковать, и это отсрочит опасность. Будет время подумать, собраться с силами. Лесант теперь знает, что делать. И мы поможем ему - если он, конечно, позволит.
        Мы вышли на дворцовое крыльцо. Мимо нас браво вышагивало войско; знакомые лица миллальфцев растворились среди шимилорцев.

        - Все так просто, что даже не верится,  - вздохнула Нолколеда.  - Я начинаю думать, что мы здесь не так уж нужны.

        - Оказывается, мы вовсе не боги,  - задумчиво произнес Денис.  - Похоже, фраматы просто поспешили, связавшись с нами.
        Действительно, думала я. Перемены казались необратимыми. Конечно, жаль, что Лаверэлю больше не быть прежним. Но это произойдет не за один десяток лет. На наш век Лаверэля хватит…
        Наше участие в военных действиях больше не требовалось. Я могла наконец проведать свой дом и выполнить данное себе обещание - пригласить парикмахера. Но, повинуясь привычке к действию, мы оседлали лошадей и вчетвером поскакали в бухту Нивальд.
        Над морем багрово пылал закат. Черный дым застилал горизонт. Три огромных корабля
        - пятимачтовых кифедра - вошли в бухту. Над ними реял коричневый флаг с черным кругом, поделенным пополам. Старший офицер главного корабля внимательно смотрел на берег в подзорную трубу. Все было спокойно. Убогие домики береговой охраны с натянутыми между ними бельевыми веревками… Тощая коза на привязи… Стога сена… лохматый пес, вычесывающий репейник из шерсти… Сушатся рыбачьи сети. И ни души. Десант маршем пройдет вплоть до самого Вэллайда. А там король Мэжэр сам принесет на бархатной подушке ключи от города и вручит представителю его императорского величества.

        - Солдаты!  - обратился он к отряду райшманов, одетых в одинаковые коричневые плащи.  - Вам, воинам Модита, выпала честь сделать первые шаги по этой греховной земле. Все здесь принадлежит вам. Покажите безбожникам, кто здесь хозяин. Пусть захваченный город сам вознаградит вас за доблесть. Слава Императору! Вперед, на берег!
        Один за другим, райшманы садились в шлюпки. Прибой легко гнал их к берегу - даже в этом старший офицер видел доброе знамение. Вот в объективе трубы он увидел, как первая шлюпка достигла берега, за ней вторая… Рассыпавшись цепью, райшманы побежали вдоль берега Рабуса. И вдруг… Над стогами взлетело сено, и вслед райшманам раздались выстрелы. А наперерез им вылетел конный отряд с саблями наголо. Подлец Мэжэр не сдержал слово, он посмел обмануть самого Императора!
        Сражение длилось недолго. Райшманам не помогло их более совершенное оружие, не требующее перезарядки после каждого выстрела. Шимилорцы стреляли слаженно и метко. В навыках рукопашного боя у миллальфского отряда не было равных, а конный отряд из Кровэля превосходно владел саблями. Ожидавшие встретить обленившуюся королевскую гвардию, райшманы были к этому не готовы. Да и справедлива, наверное, была моя догадка о том, что райшманам необходимо постоянно подпитывать свои силы с помощью особого ритуала. Они по-прежнему не хотели вести длительных сражений. С кифедра просигналили отбой, и поредевший десант бросился к шлюпкам. Шимилорцы гнали их до самого берега с торжествующими криками. Мы вслед за ними выехали на берег и увидели, как в алых лучах заходящего солнца райшманские корабли разворачиваются в сторону моря. Теперь где-то посреди океана императорский флот получит известие, что план молниеносного захвата Шимилора провалился, в решающий момент шимилорцы сумели постоять за себя. И все-таки приятно было сознавать, что хоть маленькая доля нашего участия в этой победе есть.

2. Праздник Урожая


        - Проклятье! Модит! Пегль вас всех забери! Все, я не еду ни на какой бал.
        Я рыдала над ворохом тряпья в своей гардеробной. Растерянная камеристка пролепетала, доставая из шкафа очередное платье:

        - А вот это, темно-лиловое… Оно изумительно идет к вашим глазам, гарсин…

        - Оно изумительно скучное,  - сквозь слезы прошипела я.  - Забери его себе, Дрэма.
        Это была настоящая трагедия. Вечером должен был состояться бал в честь праздника Урожая. В моде - золотые украшения и яркие разноцветные шелка. А у меня в шкафу - только блеклые обноски. И накануне я убедилась, что ни одна модистка в городе не возьмется сшить бальный наряд за одну ночь.
        Когда я уже решительно схватилась за бумагу - писать извинения королю за то, что по болезни не смогу украсить собой праздник, мне сообщили, что посыльный принес какую-то коробку.
        Ополоснув лицо холодной водой, я спустилась вниз. Холл был пуст.

        - Где посыльный?  - удивленно спросила я мажордома.

        - Он уже ушел. Но оставил для вас вот это.
        На диване стояла большая коробка. За несколько шагов от нее пахло пряностями. Оберткой служил тонкий переливчатый шелк невероятной красоты. Терзаемая любопытством, забыв о своем расстройстве, я тут же, на диване, распотрошила посылку. Открыла крышку - и в моих руках оказалось платье…
        Такого я еще не видела, хотя вэллайдские мастерицы знали толк в нарядах. Все дело было в материи. Полупрозрачный шелк, казалось, горел изнутри глубоким оранжевым светом, как свеча в глиняном светильнике. Багряные осенние листья рассыпались по юбке со шлейфом и длинным рукавам с прорезями. Чуть усмиряла этот пожар тончайшая паутинка из черных нитей, соединенных золотыми бусинками. Не интересуясь происхождением посылки, я сгребла в охапку свое сокровище, прижала к заплаканным щекам и через две ступеньки понеслась к себе - примерять.
        Шелк струился вдоль тела язычками пламени, потоками теплой воды. Он источал волшебное тепло, от которого на щеках зажегся румянец. Я покружилась перед зеркалом, и багряные листья пустились в пляс. Вот так листопад! Терпкий аромат окутал меня пряным облаком. Потрясающе! О таком я не смела и мечтать. К нему подойдут все мои золотые украшения, в том числе и кольцо, полученное в дар от Гюаны. Кстати, она так и не выполнила мою невероятную просьбу…
        Но кто же неведомый даритель? Самое интересное, что он не мог быть из Вэллайда. Тщетно гоняя свою карету от одной лавки к другой, я досконально изучила столичный ассортимент. В Вэллайде ничего подобного нет! Такую ткань могли соткать только… только в Небулосе, загадочной стране мастеров-волшебников. Модницы сбивали ноги, гоняясь за новинками оттуда. Но каким образом… Это невозможно. Туманная догадка, которая давно уже бродила вокруг меня да около, снова заставила часто-часто забиться сердце. Но я опять не успела облечь ее в слова.

        - Гарсин, парикмахер пришел,  - сообщила мне камеристка. Надо было готовиться к балу.
        Праздник удался. Устроитель королевских забав досточтимый Семафэль Эналорэн, он же Сэф, постарался на славу. Такой пышности во дворце не видали и при старом короле. Сотни свечей пылали в золоченых подсвечниках; зал был обтянут золотистым шелком, от паркета струился аромат медовой мастики. Маленькие столы, к которым подходили гости, ломились от изобилия фруктов, сыров, вин, дорогих сортов рыбы и мяса. Лакеи скользили между гостями, едва удерживая подносы с тяжелыми золотыми кубками, полными вина. Кавалеры и дамы кружились в быстром амузане.
        Его величество король Шимилора и Норранта Лесант Второй принимал поздравления от своих друзей, придворных, завистников и недоброжелателей - а как же без них! Но сегодня все сливались в восторженном преклонении перед юным монархом. Придворные поэты наперебой читали свежие вирши о славной победе короля. Лесант был прекрасен. Небрежно завитые золотые локоны падали на ворот изумрудного камзола, ладно обхватывавшего его тонкую талию. Бальные туфли на каблуке делали его выше и стройнее.
        Рядом с королем красовался маршал. Красный с золотом мундир едва не трещал на широких плечах досточтимого Мегедэля. Седые волосы белоснежными волнами ниспадали на плечи. Он еще не свыкся со своей ролью спасителя нации, но усердно посылал воздушные поцелуи придворным красоткам.
        Еще одним почетным гостем на балу был не кто иной, как Чанг. Король собственноручно написал для него приглашение, в котором извинялся за то, что не успевает заехать и пригласить его лично. Даже я не удостоилась такого почета! Чаня был намыт, надушен, расчесан, украшен золотым атласным бантом. С умильной мордой он иосседал на алой подушечке и подставлял голову всем желающим погладить. А желающих было много. Шимилорцы, как дети, радовались возможности перекинуться парой слов с говорящей собакой.

        - Не подарит ли мне гарсин следующий танец?
        Сэф, как всегда, великолепный, в бордовом камзоле, галантно подал мне руку. Музыканты заиграли веселую мелодию.

        - Вы же на службе, монгарс,  - притворно возмутилась я.  - А кто будет присматривать за ходом торжества?

        - Все идет по плану,  - с довольным видом сообщил Сэф.  - Гости сыты и пьяны, король в восторге, моя любимая женщина прекрасна, как никогда. Откуда такое платье, солнце мое? Мне кажется, оно вот-вот соскользнет с твоих чудных плеч.
        Я, покраснев, поправила декольте. Сэф врал, оно держалось надежно. Только на чем - я никак не могла понять… А уж тем более - ответить Сэфу, откуда взялось это платье.
        Амузан увлек нас в круг танцующих. Как это было чудесно - кружиться под музыку среди ярких свечей и чувствовать сквозь невесомый шелк страстное желание партнера… Как будто не было этих месяцев, ночевок в лесу, холодных ветров, пропастей под ногами…
        Мы уже не были вместе. Первым проститься пришел Бар. Я сама тогда только переступила порог своего особняка, вернувшись из бухты. С невозмутимым видом он принял от меня мешочек с пятнадцатью доранами - вот подлец!  - и попросил разрешения взять на месяц отпуск за свой счет.

        - Ты хочешь навестить свою семью?  - понимающе спросила я.
        Тот уклончиво кивнул.

        - Но ты вернешься?

        - Разумеется, гарсин,  - серьезно ответил Бар.  - У меня здесь много работы.

        - Это касается этих… фраматов-подполыциков, да?  - шепотом спросила я.  - Ты, конечно, не скажешь, что это за работа?

        - Например, оберегать вас,  - ухмыльнулся Бар. Он надел свой заслуженный берет с красными перышками, поправил транк на шее и вскочил в седло. Когда стук копыт затих за углом, я сообразила, что забыла вычесть из жалования стоимость коня из моей конюшни…
        А поздно ночью, когда на небе взошла Матин, уезжали Денис с Нолколедой. Немка явилась ко мне попрощаться, когда я уже легла. Я вылетела в холл в одной ночной рубашке, заметалась:

        - Что за спешка, Леда? Почему ночью? Я должна вас проводить. Через какие ворота вы уезжаете?

        - Пожалуйста, не надо,  - попросила она.  - Я здесь тайком от Фэра. Это он настоял, чтобы мы не дожидались утра. Утром пришлось бы со всеми прощаться. Все это как-то тяжело, я с ним согласна. Но я решила, что я обязана…
        Я без лишних слов крепко обняла ее. Немка вдруг расплакалась.

        - Понимаешь, Фэр - он очень упрямый. Я уговаривала его остаться хотя бы на время. Быть может, фраматы изменили бы свое решение. Разве здесь, в столице, не нужны врачи? Тем более сам Лесант пригласил его быть придворным лекарем, казалось бы, такая удача, лишний агент в королевском дворце… Но мне кажется, он уезжает не только чтобы выполнить приказ фраматов. Все мы одинаковые… Он бежит от себя. Он вбил себе в голову, что не должен тебя любить, что наша с ним свадьба - знак судьбы и все такое. С ним невозможно разговаривать на эту тему. Мне кажется, он никого не хочет любить. Очень тяжелый человек.

        - А Сэф?  - спросила я, спасаясь от невыносимой темы.  - Ты так и не поговорила с ним?
        Леда махнула рукой.

        - О чем? Он прекрасно знает, что я в него влюблена, как кошка. И можешь поверить, ему это льстит - и только. Вот такая ты у нас неотразимая… Ладно, не обижайся. А Сэфу можешь передать при случае, если, конечно, сочтешь нужным: если он когда-нибудь захочет меня видеть, то знает, где меня найти. Все, досточтимая Жиана, мне пора. А ты не забрасывай занятий фехтованием. Вдруг как-нибудь решишь нас навестить?

        - Но мы ведь еще встретимся?  - со слезами на глазах спросила я.

        - Встретимся, обязательно встретимся,  - ответила немка, хоть она и не смотрела кино про трех мушкетеров.
        И вот я осталась в холле одна, замерзая в ночной рубашке. Сначала у меня был порыв вопреки всему одеться, оседлать коня и догнать их - чтобы еще раз увидеть Дениса. Но я не стала этого делать. Я все ему сказала. Мне остается только ждать, и, великий Шан, пошли мне терпения!..

        - Грустишь?  - заботливо спросил Сэф.

        - Грущу,  - призналась я.  - Я уже так привыкла, что мы каждый день вместе… Как говорится, не один пуд соли съели…

        - А что командир?
        Голубые глаза Сэфа требовательно уставились на меня. Я ласково улыбнулась в ответ.

        - Сэф, ты не понял. Я действительно в первую очередь грущу по нам. Мне никак не свыкнуться с мыслью, что эти дни больше не повторятся.

        - Действительно, жаль,  - вздохнул Сэф.  - Ни тебе в пропасти падать, ни с мускарами сражаться, ни неделями немытым по лесу шастать…

        - Да ну тебя!  - я, всерьез рассердившись, замахнулась на него веером.

        - Ладно, ладно, шучу. Ты права, это грустно. Остались мы с тобой одни-одинешеньки… Только почему никогда не повторится? Мы все еще долго будем здесь. Даже Нолколеда. За три года многое может произойти. А Лаверэль - такая маленькая деревня. Мы обязательно встретимся. Еще круг, гарсин?
        Музыканты заиграли с новой силой. Почти не чувствуя под ногами пола, я закружилась в объятиях Сэфа. Пощекотав бородкой мне шею, он вдруг жарко шепнул:

        - Выходи за меня замуж!
        От неожиданности я оступилась. И тут же раздался истошный визг:

        - Лапу, лапу отдавили! Нельзя ли поосторожней, хозяйка?

        - Так что ж ты вертишься под ногами?
        Я в сердцах отвесила Чане подзатыльник. Испортил всю торжественность момента! Впрочем, может, это и к лучшему.

        - Вы сегодня прекрасны, досточтимая Жанна,  - искренне сказал подошедший король.  - Просто невероятно, чтобы женщина была одновременно так красива и умна. Если бы я не относился к вам с таким трепетом и не был бы таким желторотым юнцом… Тут же сделал бы вам предложение.

        - Сегодня ты можешь их коллекционировать, солнце мое,  - коварно шепнул мне на ухо Сэф. Его прикосновения мешали мне сосредоточиться на разговоре с его величеством.

        - Как вам досточтимый Мегедэль в роли полководца?  - спросила я.

        - Я восхищен,  - серьезно ответил король.  - Это ведь он отговорил меня от возвращения флота в Нивальдскую бухту Я уже готов был послать гонца. Но досточтимый Мегедэль убедил меня, что райшманы просто разбомбят наши корабли из пушек. На море они нас пока что превосходят. Но уверяю вас, это временно.

        - Не сомневаемся, ваше величество,  - отозвался Сэф.  - Но если бы вы так же прислушались и к моему совету, а не совали голову в львиную пасть… Не стоило вам в одиночку заходить в кабинет канцлера.

        - Но я не мог поступить иначе, господа!  - воскликнул король.  - Я должен был дать этому мерзавцу шанс признать меня королем по собственной воле. Мы же дворяне, а не разбойники с большой дороги. Но есть одна вещь, которая меня тревожит… Я надеялся, что после разоблачения канцлера, после коронации, после победы над райшманами все встанет на свои места. Но Единорог так и не вернулся во дворец. Может быть, я что-то делаю неправильно?
        Лесант взглянул на нас, как раньше - ожидая, что мы дадим ему совет. Я пожала плечами. Правильно, неправильно - откуда мне знать? Меня же не готовили заниматься государственными делами…

        - Прошло слишком мало времени, ваше величество,  - неуверенно ответила я.  - Единорог может и не знать о произошедших переменах.
        Не думаю, что король остался удовлетворен моим ответом.

        - Средневековые предрассудки,  - вздохнул Сэф, отводя меня в сторону.  - Ну так что, солнце мое? Что ты скажешь?
        Я покраснела. Потом напомнила себе, что слышу подобного рода предложение не в первый раз, и взяла себя в руки.

        - Сэф, я не готова дать тебе клятву в храме Ламерис. И не думаю, что когда-нибудь буду готова. Для этого надо было бы здесь родиться… Не обижайся. Дело даже не в Денисе.

        - Ладно,  - улыбнулся вдруг анапчанин.  - Мне ведь тоже страшно. Представляешь, если бы ты согласилась? Тогда скажи мне вот что - допустимы ли в доме безутешной вдовы посторонние мужчины? В столице на это смотрят сквозь пальцы, но ты ведь у нас провинциалка.

        - Мужчины допустимы,  - усмехнулась я.  - Особенно молодые и красивые. Где ж им еще быть?

        - Так после бала мы вернемся домой вместе?  - шепнул Сэф. Воспоминание, возмутительно яркое и непристойное, заставило меня отвернуться. Змей-искуситель… Но, собственно, почему я должна отказывать ему… и себе?

        - Да,  - коротко кивнула я. И в этот момент почувствовала, как нагрелся браслет на моей руке. Я растерянно оглянулась. Все правильно - перерыв между танцами, и все приглашенные заняты беседой, стоя у стен. Рядом с нами нет ни одного лаверэльца. Но почему-то я и Сэфу не сказала о вызове с Базы.

        - Пойду, поправлю прическу,  - сказала я ему и вышла в коридор.
        Как только я включила передатчик, раздался голос Алены.

        - Жанна, это я. Немедленно бери своего пса и ступай с ним в королевский кабинет. Он открыт. Оттуда ты без помех попадешь на Базу. Ждем.
        Несколько секунд я стояла, размышляя над приказом. База всегда общалась с агентами строго официальным тоном - даже если на связи была Алена. С другой стороны… Многое изменилось. Мы теперь вроде как победители, успешно выполнившие трудное поручение. Вполне естественно, что фраматы хотят поблагодарить нас лично. К тому, что я опять выступаю в роли посредника, пора уже привыкнуть.
        Я вернулась в зал и свистнула Чаню. К счастью, Сэф был увлечен разговором с двумя придворными дамами лет восемнадцати. Вот вернемся домой, я ему устрою! Не слушая возмущенных расспросов пса, я тихо прошла пустыми коридорами и прошмыгнула в кабинет.
        В окно светили Матин и Модит, две луны этого удивительного мира. Где-то между шпилями затерялся сверкающий бриллиант Глациэля. Я оперлась на подоконник и с наслаждением вдохнула воздух ночного города…

        - Хозяйка, смотри!  - испуганно окликнул меня пес.
        Арка тускло мерцала, открывая вход в коридор, освещенный голубыми лампочками. Надеюсь, я вернусь до рассвета. Последний танец я обещала королю… Взяв Чанга за ошейник, я решительно шагнула через порог.
        Который раз я шла этим коридором, но до сих пор не поняла, сколько времени это занимает. Вот и сейчас мне показалось, что я иду немного дольше обычного. Или делаю какой-то поворот - с пространством тут тоже не все было ясно. Наконец в конце коридора показалась дверь. Она, скрипнув, отворилась мне навстречу. Я вошла и… вместо привычной белой полусферы Базы оказалась в директорском кабинете агентства «Лаверэль».
        Самое удивительное, что я так ни о чем и не догадалась. Я должна была понять, еще когда мне велели взять с собой собаку. А уж теперь… Но я хлопала ресницами, подкручивала напомаженный локон и нетерпеливо постукивала каблучком.
        Первой в кабинет заглянула Алена. Как всегда - в чем-то ярком и сексуальном, но вид такой, будто не спала неделю. Увидев меня, она неприветливо кивнула.

        - Шеф сейчас придет.
        Я опустилась на стул. Великий Шан, я же нахожусь в Питере… Да, не чаяла я здесь оказаться раньше, чем через десять лет. Интересно, шеф позволит мне одним глазком выглянуть на улицу? За окном темно и непривычно шумно… Здесь тоже ночь, а может, вечер…

        - Здравствуйте, Жанна. Прекрасно выглядите.
        В кабинет влетел Афанасий Германович. Он был одет в серую водолазку и черную кожаную куртку, и руки были в чем-то перепачканы. Посмотрев на меня, он почему-то опустил взгляд. Потом потрепал Чаню за ухом.

        - Ах ты, красавец…

        - Благодарю вас, монгарс,  - ответил пес, вежливо кланяясь.
        Шеф опешил.

        - Вот оно как обернулось,  - проговорил он, глядя на говорящую собаку.  - Что ж, Жанна, тогда я обращаюсь к вам обоим. Буду краток. В этом шкафу вы найдете, во что можно переодеться. Выбирала Алена, вам точно должно подойти. Там же висит ваша дубленка. В Петербурге сейчас начало марта, но холодно. Смело можете надевать. Я уже вызвал к агентству такси. Оно отвезет вас обоих домой. Бр-р-р, эти машины… Но здесь без них никак. Да, самое главное. Контракт расторгается по нашей вине, поэтому десять миллионов долларов остаются за вами. С сегодняшнего дня вы их полноправная обладательница. Теперь вы сказочно богаты. Вы рады? Что вы молчите, Жанна?
        Побелевшими пальцами я схватилась за край стола. О чем он говорит? Почему такая спешка? Увидев мои колебания, шеф раздраженно мотнул головой.

        - Жанна, мне некогда вдаваться в долгие объяснения. Скажу лишь, что вы больше не можете оставаться в Лаверэле. Ситуация в корне изменилась. Вы уже в курсе, что среди нас, фраматов, бытуют разные мнения о целесообразности участия земных агентов в судьбе Лаверэля. Последние события спровоцировали серьезные разногласия между нами. Был спешно сформирован так называемый Комитет Невмешательства,  - шеф сделал сильное ударение на словах «так называемый».  - По их мнению, наше желание защитить то, что мы любим, зашло слишком далеко. Комитет решил: если Лаверэлю суждено пасть от райшманского нашествия, это его судьба, в которую мы не имеем права вмешиваться. Операция по внедрению агентов прерывается. Мне чудом удалось сделать так, чтобы вы от этого не пострадали. Жанна, вам все понятно?

        - Подождите,  - нахмурилась я,  - а что с остальными агентами? Они тоже возвращаются?

        - Н-нет,  - помедлив, ответил шеф.

        - Тогда я тоже остаюсь в Лаверэле,  - заявила я.  - А деньги… Я никогда всерьез не верила, что получу их. То есть я была бы рада… Лет через десять… А сейчас у меня там наладилась своя жизнь. У меня, в конце концов, были планы на этот вечер… Нет, это просто невозможно!
        Я вскочила, намереваясь открыть дверь в коридор. В этот момент в кабинет влетела Алена.

        - Афанасий, пора… Она еще здесь?!  - рыжеволосая красавица гневно уставилась на меня.

        - Жанна капризничает, Алена,  - вздохнул шеф.  - Не хочет брать деньги. Хочет обратно.

        - Так скажи ей все!  - прошипела она.  - Скажи ей, Афанасий. А то эта дурочка и впрямь вернется, потому что не успела еще разобраться в своих мужчинах,  - и, не дожидаясь, пока шеф скажет хоть слово, Алена метнулась ко мне, схватив за плечи холодными руками.  - Ты спрашивала про остальных, детка? Я тебе отвечу. Комитет принял решение уничтожить всех агентов с Земли. Найти их несложно - по передатчикам. Они все обречены. И только сентиментальность нашего дорогого шефа,  - она метнула злой зеленый взгляд на Афанасия Германовича,  - заставляет его, рискуя своей головой, возиться сейчас с тобой. Это твой последний шанс, дурочка.
        Алена оставила меня и, хлопнув дверью, вышла из кабинета. Шеф сидел за столом, опустив седую голову на сомкнутые руки.

        - Это правда?  - хрипло спросила я. Фрамат кивнул.

        - Правда. Всему, что я создал за последнее время, пришел конец. Жанна, поверьте,  - он поднял на меня совершенно пустые глаза,  - если бы я мог спасти остальных, я бы сделал это. В конце концов, это люди, за которых я в ответе. Но это невозможно. Даже ваше присутствие здесь - за гранью возможного. Но вас я не мог не спасти.

        - Почему?  - тихо спросила я.

        - А вы еще не догадались, Жанна? Все дело в вашем отце. Петр Золотов, один из наших лучших агентов, тоже был в Лаверэле. Он был единственным, кто смог проникнуть в святая святых этого мира - в Небулосу. Нет, не смотрите на меня так, мы понятия не имеем, где он сейчас. Мы потеряли его из виду лет пятнадцать назад. Фраматы очень ценили его работу, а у меня есть и личные причины быть ему благодарным. Поэтому, открыв филиал агентства в Петербурге, я разыскал вас. Это было несложно, благо фамилию вы не меняли. Я узнал ваши обстоятельства и подал объявление, на которое вы не могли не откликнуться. Я просто хотел помочь вам выбраться из нищеты и… ну, приглядывать за вами, оберегать вас. Но результаты тестирования, которое вам пришлось пройти в день приема на работу, показали, что вы - потенциальный агент. Что ж, неудивительно, с вашим-то происхождением. А потом вы сами раскрыли нашу тайну - впрочем, мы не слишком прятались от вас. Согласитесь, Жанна, я сделал все, чтобы в чужом мире вы получили все, чего вам не хватало здесь. Я позаботился о вашей безопасности, приказав вашим спутникам защищать вас. Но
теперь, увы, ваши каникулы закончены. И это последний подарок, который я могу сделать вам ради вашего отца - вернуть домой.

        - Спасибо, Афанасий Германович,  - вяло ответила я.

        - Я должен был бы стереть вам память. В ваших же интересах - чтобы вы не мучились бесполезными сожалениями. Но, увы, доступа к необходимой аппаратуре сейчас нет. Вам придется самой справляться со своими воспоминаниями.

        - Да, Афанасий Германович,  - дурацким эхом отозвалась я.
        Нельзя сказать, что история об отце удивила меня,  - я давно подозревала нечто подобное. Скорее, я была ошарашена новой переменой в своей судьбе. Ошарашена настолько, что полностью утратила способность соображать.

        - Одевайтесь,  - велел мне шеф, кивнув на душевую комнату. Я послушно, как зомби, взяла из шкафа свои вещи и вернулась уже в джинсах и джемпере. Афанасий Германович подал мне дубленку. Потом осторожно отстегнул браслет-передатчик.

        - Эй, постойте,  - вмешался вдруг Чанг, выговаривая слова уже не так четко, как прежде.  - Прости, хозяйка, но я никак не могу вернуться. Ты же помнишь, что сказал Единорог? Мой дар разумной речи сохранится только в Лаверэле. Уже сейчас я чувствую некоторую путаницу мыслей. Не пройдет и дня, как я разучусь говорить. Я этого не вынесу! Не потому что я такой болтун, но все-таки… Мне там ничего не грозит, я ведь не агент. Я не пропаду.

        - Постой,  - опешила я,  - но ты же говорил, что собака не может оставить хозяина…

        - Говорил,  - виновато кивнул пес.  - Но я был уверен, что ближайшие десять лет мы проведем в Лаверэле. Ты должна понять, я не могу вернуться на Землю. Я не хочу, чтобы весь мой оставшийся короткий век ты относилась ко мне, как к инвалиду, который когда-то был таким же, как все, а теперь потерял рассудок. И к тому же, у меня там Майш… А у нее наверняка будут щенки. Все это очень грустно, но… Шеф, отпустите меня в Лаверэль, пока я не передумал!

        - Отпустите его,  - кивнула я. Чаня горячо лизнул меня в щеку, и его рыжий хвост мелькнул в открывшейся двери.

        - Пойдемте, я провожу вас,  - тихо сказал Афанасий Германович.

        - Подождите,  - вдруг вспомнила я, погладив яркий шелковый ворох на столе,  - это вы мне послали, Афанасий Германович?

        - Я? Нет. С чего бы?  - удивился шеф.

        - Значит, Алена?

        - Да нет, вряд ли. Нам, Жанна, тут было не до нарядов,  - шеф с интересом расправил ткань на ладони.  - Надо же, небулосский шелк. Возьмите его на память, если хотите.
        Сунув платье под мышку, я вслед за шефом вышла на лестничную площадку. Мы спустились на лифте. Я, как дикарь, не могла открыть кодовый замок. Наконец дверь распахнулась, и Афанасий Германович буквально вытолкал меня наружу. Я оказалась на крыльце дома на Загородном проспекте.
        Город обрушился на меня холодной мартовской ночью. Изморось дрожала в радужных шапках фонарей. Мимо неслись, полыхая огнями, громоздкие чудовища, и световой след тянулся за ними, размываясь на мокром асфальте. Пахло сладко и тоскливо, как будто весенний ветер согнал в город испарения со всех кладбищ. Меня охватил ужас. Я затрясла железную дверь, стала истошно звать Афанасия Германовича. Тихо прошуршала машина, прижавшись к снежной куче у тротуара.

        - Такси в Купчино вы заказывали?  - спросил водитель в дурацкой вязаной шапочке. Я судорожно кивнула.  - Так поехали, дамочка.
        Я села в машину и расплющила нос по запотевшему стеклу, не отрывая взгляда от двери. Двери в Лаверэль, захлопнувшейся для меня навсегда.

3. Возвращение

        Спустя три недели я смотрела из окна на Белградскую улицу. Снег почти везде сошел, и влажная ноздреватая земля обнажила все, что бросали на нее в течение зимы: пластиковые бутылки, обертки, жестяные банки из-под напитков. По сухой кромке асфальта трусцой бежали двое: он в черном спортивном костюме и шапке, натянутой до бровей, она в голубой куртке и шерстяной полоске, закрывающей уши. Они, наверное, так и бегали каждый день, пока меня здесь не было.
        Не помню, как в тот вечер я оказалась у дверей своей квартиры. Я позвонила, и мне открыла мать. Она была как всегда пьяна, а вместо черноусого «арбузника» Мамеда на кухне восседал седой краснорожий тип в тельняшке. Новый матушкин друг вскинул на меня мутные глаза.

        - О! А ты кто?

        - Конь в пальто,  - неизобретательно ответила я, прошмыгнула в свою комнату и заперла дверь. Мать долго стучала, желая выяснить, где я шлялась. Она была уверена, что я попала в какую-то нехорошую историю.

        - Опять работу потеряла?  - надрывалась она под дверью.  - Корми теперь тебя, бестолочь… Хорошо хоть от собаки избавилась. Дура ты, Жанка. Хлопот с тобой не оберешься. Эй, Юрасик! Слышал - дочка вернулась. Вот шалава!
        Утром я вышла на кухню, надеясь выпить чаю в тишине и одиночестве. Но тут же скрипнула дверь материной спальни, будто Юрасик караулил меня. В тренировочных штанах, босиком, он прошлепал на кухню. Сразу же, без всяких сантиментов, он молча обхватил меня ниже талии. Я так же молча развернулась и отвесила ему оплеуху.

        - Ты что, больная?  - опешил он. И тут же зло осклабился, дыша мне в лицо перегаром: - Будешь кобениться, убью, сучка!
        И тогда я продемонстрировала один прием, которому научила меня Нолколеда. Я сделала все аккуратно, не роняя мебели. Зато Юрасик отлетел к противоположной стене и медленно сполз по ней. На лице таяло выражение нестерпимого страдания. Я спокойно налила чаю, положила в блюдце печенье и удалилась к себе в комнату.
        Однако уже на следующий день мне прислали приглашение в банк «N», где торжественно вручили платиновую карточку «VISA». Я тут же сняла со счета крупную сумму наличными - на текущие расходы. Теперь я была богата.
        Нельзя сказать, что моя фантазия с готовностью подсказывала, как потратить свалившееся на меня состояние. В первую очередь я навела справки о жилье. Коттедж в хорошем пригородном районе теперь устроил бы меня больше, чем квартира в высотном доме. Как вообще можно существовать в этих муравейниках? Но чтобы найти жилье, я должна была передвигаться по городу. Общественный транспорт оказался тяжелым испытанием. В метро мне стало дурно. В троллейбусе какой-то хам всю дорогу обтирался об меня своей засаленной курткой. Почувствовав, что зверею, я вышла на две остановки раньше и до очередного агентства шла пешком. Таким образом, встал вопрос о машине.
        Я заскочила в первый попавшийся автосалон и стала обладательницей шикарного красного «BMW». Одновременно я договорилась о найме водителя. Им оказался молодой плечистый парень по имени Паша, который упорно строил мне глазки, отвлекаясь от дороги и пугая этим до полусмерти. Когда-нибудь я заставлю себя пойти на курсы вождения. Не может быть, чтобы это было сложнее, чем ездить верхом.
        После кошмарных трех дней, проведенных на пассажирском сиденье, удача мне улыбнулась. Я подписала контракт о покупке почти достроенного коттеджа на Выборгском шоссе. Не последнюю роль в моем выборе сыграла удаленность от Купчино… Осталось перетерпеть последнюю неделю бок о бок с матерью и Юрасиком, пока там заканчивали отделку. В предвкушении скорой разлуки я расщедрилась, накупила матери обновок и поменяла наконец телевизор.
        Юрасик, впрочем, больше не бедокурил и звал меня дочкой. Зато в среду приперся Сотейко.

        - Мать, дай пятьсот до получки,  - заявил он.  - Ты же наверняка с деньжатами явилась. Ну, не скаредничай!
        Вопреки своему обыкновению я вручила ему пятьсот рублей. Он удивленно повертел в грязных пальцах бумажку и попытался меня поцеловать. Я с трудом выпихнула его за дверь. Молодой парень, а ведет себя как престарелый алкоголик… Может быть, устроить его в какую-нибудь хорошую клинику?
        Я механически совершала какие-то действия, но никак не могла вжиться в изменившуюся реальность вокруг себя: тупо замирала над водопроводными кранами, напрягалась, разбирая русскую речь, боялась переходить дорогу. На меня все время что-то давило - хотя разница между притяжением Земли и Демеры была не так уж значительна с точки зрения физики… Странное дело, меня здесь не было всего два с половиной месяца по земному счету, но кажется, что прошла целая вечность. И эта вечность навсегда изменила меня…
        Особенно трудно было привыкнуть к одиночеству. Я просыпалась и окликала Чаню. Предвкушала встречу с друзьями. Подумывала, как все-таки заставить Дениса вернуться из неспокойных Диких Земель в столицу. Я по-прежнему носила на пальце кольцо Гюаны в память о нашем невероятном путешествии. А потом я вспоминала, что ничего этого больше нет. Что Денис и Нолколеда не просто уехали далеко-далеко - они остались в другом мире, куда я не знаю дороги. Им угрожает опасность, но я не могу им помочь - как не могу изменить трагический финал полюбившегося фильма.
        Постепенно я обрастала потребностями, обязанностями, обещаниями… Позвонила Алла.

        - Жанночка, ты же не обижаешься на меня?  - прощебетала она.  - За то, что я пропала? Понимаешь, подвернулся один знакомый - и мы с ним улетели на Канары. Представляешь? Это такая история… Приходи завтра к семи в «Идеальную чашку», поболтаем.
        Как я и подозревала, мое отсутствие прошло для нее незамеченным. Я пообещала приехать - надо было начинать общаться с людьми, обзаводиться новыми друзьями, вспомнить старых. Может быть, это заново привяжет меня к моей прежней жизни?
        В начале восьмого я вошла в «Идеальную чашку». Алла и Настя сидели в зале для курящих, обставившись пирожными и чашечками кофе. Завидев меня, Алла помахала рукой. На ней было короткое зеленое платье. Зеленое?! Какое кощунство! Я с трудом взяла себя в руки. Здесь же не Лаверэль, милочка. Выкиньте из головы этот вздор. Здесь свобода, каждый носит, что хочет.
        Подруги оглядели меня с ног до головы.

        - Жанка, сапоги - супер!  - задохнулась Алла.  - «Валентино», да?

        - Классно выглядишь,  - кивнула мне Настя, поправляя свои роскошные волосы.  - Где загорала, признавайся?

        - В солярии,  - небрежно отмахнулась я. Боюсь, названия посещенных мною курортов им ничего бы не сказали…
        Впрочем, Алла быстро утратила ко мне интерес. Ей надо было выговориться. Она взахлеб повествовала нам историю сумасшедшей любви с директором чего-то там, который ради нее готов бросить семью.

        - Он умоляет меня подождать до лета. Пока дочка не закончит школу. Чтобы не травмировать девочку.

        - Он тебе пудрит мозги,  - со знанием дела возражала степенная Настя.
        Я слушала этот треп, как будто сквозь пелену. Точно так же до меня доходили другие звуки в кофейне. От табачного дыма тяжело было дышать. Удивительно: никто не обращал на меня внимание. Я была просто одной из трех респектабельных подруг, собравшихся поболтать за чашечкой кофе в демократично-популярном месте. У меня, как у них, все в порядке. Сапоги - «Валентино», сумочка «Кельвин Кляйн», часики
«Картье». И новый аромат от «Диора». Нет, разумеется, мужчины скользили по мне взглядом, но подойти познакомиться не решались. Но никто, никто не видел главного: я вернулась с войны.
        Почему здесь все какое-то ненастоящее, как в дурном сне? Почему я себя чувствую куклой, сидящей в заученной позе, качающей головой в такт словам, но не понимающей их смысла? Может быть, просто надо устраивать свой быт согласно счету в банке? Долой всякие «Идеальные чашки», да здравствуют светские тусовки и закрытые клубы для избранных… Скучно? Но я же не пробовала. Зато я танцевала на балу в королевском дворце. Я сводила с ума самых блестящих столичных кавалеров. Со шпагой в руке я могла выстоять против лучших фехтовальщиков. Вместе с друзьями я целую страну спасла от нападения захватчиков. Вот это было настоящее… А деньги? Я не видела в них смысла. Ведь на них нельзя было купить обратный билет до Лаверэля.

        - Ну, я, пожалуй, пойду,  - объявила я подругам.  - Здесь так накурено, что голова разболелась.

        - Постой,  - возмутилась Алла.  - Ты же еще ничего нам не рассказала о себе. Как твоя работа в этом странном агентстве… Забыла, как называется. И как твой роман с этим парнем? Ты не беспокойся, я на машине, я тебя отвезу.

        - Да нет, меня ждет водитель,  - я кивнула за окно, где, прислонившись к машине, курил Паша.

        - Ничего себе!  - ахнула Алла.  - А он действительно твой водитель? Хорошенький!
        Невзирая на уговоры, я схватила кожаную куртку и выбежала на улицу. От дыма кружилась голова. Вот и шикарный лисий воротник пропах табаком, и волосы, наверное, тоже. А на улице удушливый дым валит из каждой машины, и каждый третий идет с сигаретой в руке. Мне казалось, я воочию вижу, как сажа черными хлопьями оседает внутри моих легких.

        - Прекрати курить,  - рявкнула я на Пашу - Лаверэль научил меня обращаться с обслуживающим персоналом.

        - Да, Жанна Петровна,  - бедняга послушно бросил окурок в лужу.

        - Едем домой,  - распорядилась я.  - А завтра ты мне нужен к одиннадцати. Надо проверить, как движется ремонт.
        Весенний город был грязен и хмур. К вечеру вдруг похолодало, и вместо дождя с неба полетели крупные хлопья снега. Они падали на автомобильное стекло, превращаясь под взмахами дворников в грязно-бурую массу. Как жаль, что в Лаверэле почти не бывает снега… Белоснежными сугробами он лежал бы на чистых крышах и мостовых Вэллайда. И снежинки танцевали бы в прозрачном воздухе, не отравленном выхлопными газами.
        Дома было на редкость тихо. Мать с Юрасиком куда-то удалились, оставив полную раковину немытой посуды. Господи, скорей бы вселиться в новый дом и больше не видеть всего этого. В ожидании переезда я жила, что называется, на чемоданах: не покупала себе лишней одежды, пользовалась полуразбитой домашней утварью. Я еще не привыкла к большим деньгам и была бережлива. Выудив двумя пальцами грязную стопку, я тщательно вымыла ее. Открыла шкаф, достала полупустую бутылку дешевого коньяка. Если бы желание выпить возникло чуть раньше, я купила бы по дороге что-нибудь приличное, а так придется довольствоваться тем, что есть. Плеснув себе на два пальца коричневой, едко пахнущей жидкости, я медленно, зажмурившись, выпила. По грязному столу пробежал, шевеля усиками, жирный таракан. Вот они, будни рядовой миллионерши… Я налила еще коньяку.
        Просто я вернулась с войны. У меня, если можно так выразиться, лаверэльский синдром. И поэтому я никак не могу вписаться в здешнюю жизнь. Я прохожу по ней бестелесным фантомом, а сама принадлежу другому измерению. Мне будут сниться сны про Лаверэль. Они будут настигать меня неожиданно, как Дениса - сны о том новогоднем штурме. Вечерами я буду пить «Хеннеси» и плакать пьяными слезами. И так будет длиться годами. В тот момент, когда мне наконец покажется, что моя жизнь налажена, острая тоска разобьет уверенность на тысячи частей. И снова встанет вопрос: а зачем это все?
        Нечего себя обманывать, я все равно никогда не привыкну. Фраматы заразили меня своей иррациональной страстью к Лаверэлю, и я полюбила этот прекрасный и опасный мир. Эта любовь измучает меня, иссушит в разлуке… Как если бы я жила в браке с нелюбимым мужчиной: вроде бы все благополучно внешне, но приходит особенно ясная лунная ночь, и память выворачивается наизнанку, обнажая старые раны…
        Хлопнула входная дверь. Я быстро сполоснула стакан, убрала в шкаф коньяк. Мать прямо в плаще и в сапогах прошла на кухню, уселась к столу. Слезы черными реками стекали по щекам. Мать вдруг посмотрела на меня абсолютно трезвыми глазами.

        - А меня Юрасик бросил,  - сообщила она.  - Ну и пусть. Козел он, Жанка. Эх, какие у меня мужики были…  - всхлипнула она.  - А это что? Ни-че-го.
        Я вдруг пожалела мать. Не настолько, чтобы простить ту грязь, в которой проходила моя жизнь, но все-таки… Была ведь и у нее другая жизнь, в которую навсегда захлопнулись все двери… И мучается она, и пьет, и тоскует потому, что живет тем своим прошлым… Но чем я могу ей помочь? Купить шмоток, свозить в салоны красоты, найти, в конце концов, приличного кандидата в супруги? Но это не вернет ей ни молодости, ни моего отца, который, оказывается, бросил нас ради Лаверэля. И я могу его понять. Я тоже продала бы всех на свете, чтобы снова увидеть на небе две луны
        - зловещий Модит и светлую Матин.
        Но в окно моей комнаты светил лишь тонкий месяц. Сегодня я снова рано легла спать. Сон незаметно сокращал время, отпущенное мне на Земле. Я не дорожила этим временем, как узник не дорожит годами, проведенными в тюрьме. А когда я уснула, то увидела очень знакомый сон…
        Здесь невозможно было дышать. Казалось, все ветры смешались в клубок, превращая воздух в сумасшедшую скачку молекул. Колонны и крыша беседки из зеленого камня гудели, а сотни маленьких металлических подвесок слаженно бренчали, создавая ритмичную мелодию. Я дрожала от холода и пережитого страха. Бок, сдавленный когтями огромной птицы, ныл от боли. Отец, отряхнув с одежды перья, опустился на циновку и за руку притянул меня к себе. Мы еще не сказали ни слова, но я ликовала: Гюана выполнила мое невероятное желание…
        И в этот момент, я уверена, покровительница безрассудных поступков пришла мне на помощь. Неловко повернувшись во сне, я больно прищемила палец кольцом Гюаны. Я вырвалась из сна, как ныряльщик, не рассчитавший силы, вырывается на поверхность. Вместе со сном меня покинуло отупение, в котором я провела все минувшие три недели. Подумать только! Допустим, я испугалась и безропотно позволила распорядиться собой. Я послушно покинула единственное место, где чувствовала себя дома… Но мне не понадобилось много времени понять, что я совершила ошибку. У богов снова что-то не заладилось, и они в очередной раз переписали проект моей жизни. Но сколько можно полагаться на богов? Почему я до сих пор ни разу не подумала о том, чтобы вернуться обратно?!
        Я вскочила с кровати и распахнула окно. Холодный воздух охватил меня всю с головы до кончиков босых ног. Так ли это невозможно - вернуться в Лаверэль?
        Единственная известная мне дверь в другие миры находилась в директорском кабинете. Не так уж давно, в декабре, безотчетный порыв погнал меня к дому на Загородном прямо из аэропорта, где я тщетно прождала Дениса. Ключ от агентства по-прежнему лежал в кармане моей дубленки. А дверь в кабинет шефа я уж как-нибудь открою. Взломаю, наконец. Как в кино - вышибу ногой. У меня получится. Но перед этим надо закончить кое-какие дела…
        Запустив пятерню в растрепанные волосы, я включила свет, порылась в сумке в поисках записной книжки. Нашла номер адвоката, услугами которого начала пользоваться, как только пришла работать в агентство «Лаверэль». Номер набрала на мобильном, чтобы не разбудить мать треньканьем параллельного телефона. Я звонила дважды, пока наконец не отозвался сонный голос адвоката.

        - Виктор Иннокентьевич? Это Жанна Золотова. Извините за поздний звонок. Я могла бы к вам подъехать? Мне нужно составить один документ…

        - Сейчас? Дорогая моя, вы в курсе, сколько сейчас времени?

        - Я заплачу вам за срочность. Сколько?

        - …, - буркнул адвокат.

        - Согласна. Выезжаю.
        Тон адвоката сразу изменился.

        - У вас что-то случилось, Жанна?  - озабоченно спросил он.  - Почему такая спешка?
        Я хотела предложить ему еще денег, чтобы он не задавал лишних вопросов, но потом решила, что молчание сэкономит мне время. Пусть сочтет меня невежливой. К чему мне дорожить мнением людей, с которыми собираюсь расстаться навсегда?
        Я достала из шкафа лаверэльское платье, ждавшее своего часа в самом дальнем ящике. Почему-то мне показалось, что надеть его будет хорошей приметой. Посмотрелась в зеркало. До чего я похудела… В Лаверэле даже после самых трудных испытаний у меня не было такого изможденного лица. Ничего, мы это исправим. Я натянула сапоги, куртку, вышла на цыпочках в коридор, помедлила секунду у двери, за которой спала моя мать… Тихонько открыв дверь, вышла из квартиры.
        Несмотря на ночное время, по Белградской мчалось много машин. Этот город никогда не спит… Ох уж эти машины, как говорит наш шеф. Я подняла руку, и тут же подержанная иномарка, пронесшаяся мимо, остановилась и начала сдавать задом. Еще бы ей было не остановиться, увидев такую шикарную девицу в полупрозрачной юбке из небулосского шелка.

        - Работаешь, красавица?  - с надеждой поинтересовался он.

        - Работать придется вам,  - заявила я.  - Мы едем на Садовую, и я плачу вам сто баксов. Я плачу вам вдвое больше, если вы по дороге ни разу со мной не заговорите.
        Водитель послушно закивал головой. Всю дорогу он боялся вздохнуть, чтобы не упустить лишнюю сотню - и честно заслужил ее. Я выпорхнула из машины и свернула в темную подворотню. Навстречу мне гуртом вывалили пьяные подростки. Ну, пусть только попробуют пристать, подумала я. Задницу надеру соплякам. Нехороший блеск в моих глазах разбудил в подростках чувство самосохранения, и они благоразумно дали мне пройти.
        Виктор Иннокентьевич ждал меня в халате поверх пижамы. Я быстро изложила ему смысл документа. Он вступал в силу с послезавтрашнего дня в случае, если завтра я не явлюсь лично его уничтожить. Я оставляла моей матери, Анне Равилевне Гурской, три четверти суммы, находящейся у меня на счету. Одна четверть доставалась Дмитрию Валентиновичу Сотейко, моему бывшему супругу. Конечно, разумнее было бы назначить им ежегодное содержание. Можно себе представить, как они распорядятся такими деньжищами. Но я сочла унизительным решать за взрослых людей, что им лучше. Если захотят накупить водки на все - флаг им в руки.
        Постукивая каблучками, не чувствуя холода, я прошла по Садовой до улицы Ломоносова. Мне хотелось прогуляться пешком. Теперь, когда я твердо решила навсегда покинуть этот город, он больше не казался мне огнедышащим молохом. Но и его призрачная красота оставалась невластна надо мной - потому что я давно уже была в плену иной красоты. Цок, цок. Прыжок через лужу. Однако, как удобны новые сапоги. Каблук высокий, но я его почти не чувствую. И как удачно сочетание шелка и замши. В Шимилоре сапоги с платьем носят только крестьянки. Придется совершить революцию в столичной моде. Интересно, тамошние сапожники помогут мне в этом?
        По улице Рубинштейна я вышла на площадь. Дом выплыл мне навстречу - огромный, серый «Летучий голландец». Я взбежала на крыльцо и холодными руками набрала код, который вспомнила в последний момент. В ночной тишине прогромыхал лифт. Я поднялась на третий этаж, достала из кармана ключ, подскочила к дверям…
        Дверь была другая - в агентстве поменяли дверь и замок. Мои ключи были бесполезны. Такого удара я не испытывала за всю свою жизнь. Судьба отчетливо заявила мне: твое место здесь. А бунтовать против судьбы бесполезно. Я опустилась на грязный пол у двери в агентство и беспомощно закрыла лицо руками. Я то рисовала себе прыжок с моста в Фонтанку, то божилась прямо завтра, забрав у адвоката опрометчивый документ, взять билеты в какое-нибудь далекое далеко. А потом я решила сыграть с судьбой еще раз - и нажала на кнопку звонка.
        Ожидать, что кто-то ночует прямо в агентстве, было так же глупо, как и рассчитывать на открытые двери. Обессиленная предыдущей неудачей, я равнодушно позвонила раз, два, три и готова была уже уйти не солоно хлебавши, когда дверь со щелчком открылась.
        На пороге стоял Арсений - в ослепительно белой рубашке и галстуке. Очки он держал в руке, потирая усталые глаза.

        - Жанна, ты?!  - изумился Арсений, пропуская меня внутрь.  - Какими судьбами? Ты же вроде как уволилась, я своими глазами видел приказ.

        - А ты что тут делаешь?  - вместо ответа спросила я. Мы зашли в секретарскую. Заветная дверь в кабинет - разумеется, закрытая - дразнила меня до умопомрачения.

        - Я работаю,  - охотно объяснил Арсений.  - Шеф дал ключи и велел к завтрашнему утру подготовить отчеты за месяц. Я ведь теперь твою должность занимаю, сама знаешь, какая это возня. Знаешь,  - доверительно сообщил он,  - нам еще ничего не сказали, но, похоже, агентство закрывается. Я уже подыскал себе работу. Вот закончу тут, получу зарплату и - айда!

        - Арсений, скажи, пожалуйста, сколько ты получаешь?  - спросила я. Он замялся.

        - Ну… Ну у тебя и вопросы!

        - Не темни. Когда я была на твоем месте, то получала шесть тысяч в месяц.

        - Ничего себе!  - возмутился Арсений.  - Мне шеф всего три положил. Какая несправедливость!

        - Давай ее исправим,  - согласилась я.  - Я прямо сейчас дам тебе шесть тысяч за то, что ты откроешь мне кабинет директора, а самое главное - не будешь смотреть, что я там делаю. Никакого криминала, обещаю. А деньги - вот они, в сумочке.
        Я потрясла коричневой замшевой сумкой с модными пайетками. Арсений растерянно переводил взгляд с сумки на директорскую дверь и обратно.

        - Н-ну, не знаю… А ты точно не собираешься совершить ничего противозаконного? Может, все-таки объяснишь, зачем тебе это надо?

        - Нет,  - отрезала я.  - Некогда выдумывать. Или соглашайся, или я пошла.

        - А, была - не была,  - махнул он рукой.  - Открываю.
        Он повозился с замком и распахнул передо мной дверь в кабинет шефа. Дрожа от нетерпения, я бросила сумку на стол.

        - Вот. Сумочку тоже возьми. Она новая и дорогая, там внутри даже бирка валяется. Подаришь какой-нибудь подружке, она оценит, гарантирую. И - не подглядывай! Закройся у себя в кабинете и раньше чем через четверть часа не выходи.
        Схватив сумочку, Арсений молниеносно исчез. Я вошла в кабинет. Теперь надо двинуть вот этот стеллаж… Меня вдруг прошиб холодный пот. Что если фраматы уничтожили потайную дверь? Им самим она не нужна… С такими мыслями тебе бы дома сидеть, зло прикрикнула я на саму себя и толкнула стеллаж. Он послушно отъехал в сторону, открыв вход в коридор, освещенный мигающими голубыми лампочками.
        Вот и все. Скорее всего, коридор приведет меня на Базу, а там мне останется найти дверь, через которую я впервые попала в Лаверэль. Но я тянула время. Мне было не по себе. Даже если сейчас у меня все получится, это не решит большинства проблем… Я подошла к окну и открыла жалюзи. За окном горели оранжевые фонари ночного города. На миг я ощутила острую тоску от предстоящей разлуки: мой Петербург… Его давно уже нет, он потерялся в рекламных щитах и роскошных витринах. Мой Петербург
        - это апрельский лед на Неве и солнечная набережная. Отец ведет меня за руку, а я семеню, чтобы поспевать за ним. Он говорит:

        - Шире шаг, Жаненок. Маленькими шагами ты быстрее устанешь.
        Город хватался за меня цепкими щупальцами воспоминаний, тысячей нитей, которые, оказывается, держали меня здесь. И одновременно усиливался страх: по ту сторону коридора я окажусь среди изгоев, на которых объявлена охота. Кучка землян против всемогущих фраматов… Трудно ли предугадать исход? Не проще ли и безопасней любить Лаверэль, оставаясь здесь. Ведь совсем не обязательно обладать тем, что любишь… Так говорят фраматы. Но они - другие. Они смогли отказаться от обладания и свысока смотреть, как гибнет их мир. Но даже среди фраматов есть те, кто готов защищать то, что любит.
        Я не имею права остаться. Надо найти друзей - по крайней мере, они должны знать, что им угрожает. Надо попытаться предупредить всех агентов. Теперь у нас не будет связи с Базой. Но это была лишь иллюзия поддержки, на самом деле мы были предоставлены своей судьбе. Зато теперь не будет приказов, мы перестанем действовать как марионетки… А самое главное, в Лаверэле я не буду одинока. Там остались самые близкие мне люди. Сэф. Денис. Нолколеда. Бар… да, он тоже. И отец. Где-то в далекой Небулосе потерялся мой отец. Я была уверена, что он жив: богиня Гюана не берется выполнять нереальные просьбы…
        Я вошла в коридор, и голубые лампочки приветственно вспыхнули. Достигнув выхода на Базу, я решительно толкнула дверь и выбралась в знакомое помещение, залитое белым светом. Сразу же послышались голоса; какой-то фрамат перебежал из одного сектора в другой. Еще двое, взволнованно переговариваясь, направлялись в мою сторону. Я разобрала слова «передатчики» и «поисковая группа». Если они меня заметят, то всему конец… Я быстро шмыгнула обратно в коридор. Потом снова открыла дверь, высунула нос, опять увидела фраматов и забилась обратно. Время шло, а я понятия не имела, что делать.

        - Кто это здесь устраивает сквозняк?  - раздался вдруг недовольный голос. В открытую дверь заглянула круглая черно-белая морда с фарфоровыми глазами. Кабарим!

        - Дверь нараспашку, а ты ни туда, ни сюда,  - проворчал зверь.  - Решайся уж.

        - Ты мне поможешь?  - недоверчиво спросила я. Кабарим уставился на меня как на непроходимую тупицу.

        - Женщина, я караулю тебя у дверей вот уже третью неделю. Можно подумать, кто-то сомневался, что ты захочешь вернуться. Непонятно лишь, почему ты так долго не решалась.

        - Кто не сомневался? Откуда ты знал, что я вернусь? Кто тебе поручил меня встретить?
        Я бы еще долго засыпала кабарима вопросами, но зверь вдруг набрал в грудь побольше воздуха и изрек фразу, которую так любили эти существа:

        - Еще не пришло время об этом говорить. Ты идешь?
        Пятнистый зверь быстро поковылял прочь.

        - Подожди!  - взмолилась я.  - Как же мы пройдем? Здесь полно фраматов, они меня не пропустят!

        - Вот все вы, люди, такие,  - кабарим усмехнулся.  - Слова, шум, гам… А как доходит до дела - боитесь шагу ступить. Фраматы тебя не увидят. Иди рядом со мной, и все будет в порядке.
        Я вспомнила, как растворился в воздухе кабарим, которого мы встретили в лесу. Они умели становиться невидимыми. Неужели и я рядом с ним стану невидимкой?
        Отбросив сомнения, я вышла из коридора. Вместе с кабаримом мы прошли полусферу почти насквозь, и, конечно же, одной мне не удалось бы этого сделать. Несколько раз нам навстречу выходили фраматы, но знакомых среди них не было. Зажмуриваясь от страха, я бормотала про себя молитву: отец наш, великий Шан, повелитель священных лесов, простри над своими детьми благословенные ветви и защити от невзгод… Однако благодаря волшебным свойствам кабарима, фраматы нас не видели, хотя и оглядывались с тревогой, видимо, чувствуя чье-то присутствие. Наконец кабарим почти втолкнул меня в маленькую полутемную комнату.

        - Отсюда ты попадешь в Лаверэль,  - кивнул он на дверь и оставил меня одну. Я не стала медлить: в любую минуту меня могли обнаружить. Я вошла в коридор и почти бегом устремилась вперед. Когда путь мне наконец преградила дверь, я прижалась к ней, тяжело дыша. Сердце отчаянно стучало. Что там, за дверью? Узнать это можно было только одним способом.
        Я шагнула через порог… Непроглядная ночь дохнула мне навстречу. Арка за моей спиной исчезла. Я медленно подняла лицо к небу. Благодарю тебя, великий Шан! Две луны - зеленый Модит и серебристая Матин - залили меня своим светом. Я снова была в Лаверэле.
        Спустя два часа я оказалась на юге Вэллайда. Как и в первый раз, арка переместила меня на южную окраину города. Только теперь меня не ожидала карета, запряженная четверкой лошадей, а до города было корса четыре.
        В Лаверэле стоял месяц Березы - ранняя осень. Было довольно тепло, однако недавно прошли дожди. Промочив ноги в луже, проклиная длинное шелковое платье и высокие каблуки, перелезая через плетни, я миновала пригородные сады и долго шла маршевым шагом по пустынной дороге. От волнения и быстрой ходьбы мне стало жарко, и куртку с меховым воротником я тащила в руках. Когда я миновала Южные ворота, только-только занялся рассвет. На улицы вышли дворники, сонные служанки поспешили на рынок, ремесленники - в свои мастерские. В Вэллайде начиналась обычная утренняя жизнь. Я брела среди прохожих - растрепанная, волоча по земле лисий воротник, не замечая удивленных взглядов. Наверное, я плакала, размазывая слезы по лицу грязными руками. В уличной толпе я столкнулась с одним из прохожих. Не извинившись, мы разошлись, но что-то заставило меня посмотреть ему вслед. Прохожий тоже обернулся. Удивленно вспыхнули изумрудные глаза, и я узнала Афанасия Германовича в одежде шимилорского дворянина. Он покачал головой, приложил палец к губам и исчез в переулке.
        А над городом вставало алое лаверэльское солнце…


* * *
        Из справочника для путешествующих по Лаверэлю, составленного сенсом Зилезаном, магистром вэллайдского Королевского университета

        Звезда, дающая свет этому миру, называется Ламерис. Она старше Солнца и потому излучает характерный красный свет. В систему Ламерис входят три планеты: Демера, Рог и Глациэль. Демера имеет два спутника: Модит и Матин.
        Демера - планета земного типа. В доисторические времена на Демере произошла катастрофа, именуемая Расколом, вследствие чего возникло три континента Лаверэль, Небулоса и Райшма. В связи с отсутствием в Шимилоре океанского флота достоверных сведений о последних двух нет. Между Лаверэлем и Небулосой находится архипелаг Эрис. Его жители - опытные мореходы, и лишь благодаря им осуществляются торговые контакты между континентами.
        Лаверэльский календарь

        Год - 216 суток
        Месяц - 24 дня
        Год делится на три сезона, разграниченных традиционными праздниками: от праздника Возрождения до праздника Цветения - месяцы Кедра, Клена, Вишни; от праздника Цветения до праздника Урожая - месяцы Каштана, Липы, Яблони; от праздника Урожая до праздника Возрождения - месяцы Березы, Тополя, Ели.
        Основное государство в Лаверэле - королевство Шимилор. (Флаг - зеленый), вассалитет - герцогство Норрант. (Флаг - зелено-голубой). Западная часть континента принадлежит маландринам - вольным поселенцам. Они не подчиняются королевской власти и выбрали себе зеленый с красной полосой флаг.
        Религия
        Верховное божество - Шан, Великий ясень. По верованиям лаверэльцев - прародитель людей. Решает судьбу всего сущего (судьба изображается в виде дерева). Покровительствует власти, могуществу, правосудию.
        Символ веры - транк. Выглядит в виде буквы «М» с вертикальной чертой посередине. В наши дни транк на шее носят только простолюдины.
        Зеленый - священный цвет в Лаверэле. Одежды зеленого цвета носят только священнослужители и особы королевской крови.
        Ламерис - богиня Солнца. Священный цвет - красный. Изображается в виде очень полной, круглолицей женщины. В ее храмах проводятся бракосочетания. Покровительствует плодородию, богатству, семейному счастью, плотской любви.
        Гюана - богиня весны. Священный цвет - зеленый. Покровительствует юности и детству, а также красоте, возвышенной любви и искусству, а также безрассудным поступкам.
        Модит - двуликий бог. Бог-оборотень. Покровительствует обману, черной магии, проституции.
        Существует целое направление «диссидентского» искусства, вдохновляемого этим богом.
        Пегль - лесной дух. Всячески вредит охотникам, грибникам, крестьянам. В основу веры в Пегля легли легенды о таинственном, невидимом лесном народце. Есть некоторые основания полагать, что в основе этих легенд лежат реальные факты.
        Ликорион - бог воинов. Покровительствует благородству и воинской доблести. Является в образе белоснежного единорога, иногда превращается в прекрасного молодого воина. Покровительствует животным.
        Меры длины

        Коре - около 2 км Сантон - около 100 м Пас - около м Крокс - около 20 см Шорг -
5 см Гаут - около 1 см
        Денежные единицы и их соотношения

        Доран - 10 аренов, 100 кувров, 1000 итаев (золотые монеты, около $1000).
        Арен - 10 кувров, 100 итаев (серебряные монеты, около $100)
        Кувр - 10 итаев (медные монеты, около $10)
        Итай - оловянная монета, около $1
        Бус - деревянная монетка, четверть итая.
        Примерные расценки

        Особняк в столице - до 1000 доранов
        Хорошая скаковая лошадь - до 50 доранов
        Лошадь крестьянская - до 1 дорана
        Зарплата военных королевской гвардии (в месяц):
        Офицер - в зависимости от чина от 10 до 30 доранов
        Солдат - 1-5 доранов
        Зарплата на флоте:
        Офицеры королевского флота - от 5 до 15 доранов
        Матросы - от 3 аренов до 1 дорана
        Офицеры береговой охраны - около 1 дорана
        Матросы, рабочие - не более 3 аренов
        Обед в трактире:
        Простой - 1,5 итая
        Хороший - до 1 кувра
        Роскошный - до 3 кувров
        Буханка хлеба - 1 бус.


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к