Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ефремов Андрей: " Чёрная Смородина " - читать онлайн

Сохранить .
Чёрная смородина Андрей Николаевич Ефремов


        # Сюжет из разряда - нарочно не придумаешь. В 90-х годах прошлого столетия публиковались в местной периодической печати небольшие статьи на эту тему. Но дело было реальное, даже несколько уголовно-политическое, в далёком 1937 году, имевшее место быть в селе Атамай колхоза «Красная звезда», ЯАССР. Тем не менее, все характеры и фамилии изменены, за исключением имени главного героя, который ушёл из жизни довольно давно - предположительно в начале XIX века… По материалам известного современного якутского шамана Владимира Кондакова.

        Андрей Ефремов
        Чёрная смородина


«Кончилось время - пришел срок».

    (Якутская поговорка).

«Всему своё время».

    (Еклесиаст).
        Глава 1

        Шаман Монньогон никогда не камлал, по крайней мере, люди этого ни разу не видели. Но шаманские костюм и бубен у Монньогона были,  - эти вещи висели на самом почётном месте в его балагане. Многие по поводу отказа от традиционного обряда камлания проявляли недовольство, но не вслух: шаман был сильный, его недовольство проявилось бы намного сильнее.
        Тем не менее, говорят, в соседних и дальних наслегах в разное время находились смелые шаманы, которые пытались навострить на него свои духовные самострелы, но сами от них и погибали. Монньогон всегда учил людей: не делайте людям зла: зло, усиленное во много крат, всегда вернётся обратно. Приносите людям добро, и отец небесный воздаст по заслугам.
        Самострелы противников - невидимые орудия, имели громадный размер - их тетива тянулась от вершины одной горы до вершины другой. Но простой человек это духовное оружие никогда не увидит, увидеть его дано только очень опытному и бдительному шаману. Если, конечно, успеет. Монньогон успевал.
        Долгую жизнь прожил Монньогон, лечил людей, скот, в годы засухи вызывал обильные дожди, стихии и враги обходили наслег стороной. Даже отряды казаков, собирающие ясак для царя, заодно грабившие и разоряющие и без того нищие селения, не могли найти дорогу к его наслегу, долго плутали по тайге и алаасам и, в итоге, возвращались в город ни с чем.
        Но всему свой срок и своё время: верховный Бог дал знак шаману: на рассвете прилетела к его жилищу белая куропатка, прохаживалась у двери и всё смотрела Монньогону в глаза. Когда солнце заняло своё место в зените, всё селение уже знало
        - через три дня Монньогон уйдёт в верхний мир. Шаман уже приготовил достойное место для своего захоронения и нужно привести к нему девять юношей не познавших женщин, для того, чтобы они совершили обряд погребения, а из табунов выбрать одного пегого ясноглазого жеребца - для жертвы.
        К вечеру на его алаас (огромная поляна с озером в центре) пришли все жители наслега, шаман говорил последнее слово-напутствие:

        - Совершатся большие изменения в срединном мире. Люди больше не будут уважать друг друга, с криком будут разговаривать между собой. Все ожесточатся, люди будут раздраженными и нетерпимыми по отношению друг к другу. Это будет ужасно, такого ещё не было…  - Монньогон оглядел собравшихся ясными пронзительными глазами, взгляда которых не мог выдержать никто,  - вы считаете, что сейчас у вас трудная жизнь?  - большинство согласно закивали головами,  - Нет, станет ещё страшней и тяжелее! Небеса рассердятся на людей, отчего небо станет раскаленным и красным. Люди сами разрушат божественную оболочку земли, из-за чего воздух станет жидким и невкусным. Люди свергнут царя и все разрушат, забудут Бога. Я вижу на много лет вперед и ни одной церкви не вижу. Люди новой власти размахивают красной тряпкой, собираются толпой и очень много говорят. Почему-то эти люди скот и все богатство держат в одном месте. Я вижу, что люди построили огромные просторные дома и живут вместе, отхожее место у них прямо в доме, и никто из них не ходит на охоту, на потолках жилищ висят стеклянные шары с ярким огнём внутри. В лесах не
станет дичи. Человек сам превратится в зверя и все уничтожит: и леса, и озёра, и реки, много животных исчезнет. Люди пойдут против природы, и Великий Бог Ур рассердится на них. Появятся странные животные: они похожи на маленькие дома, которые странно грохочут, пускают дым и быстро катятся. У этих зверей огненные глаза и внутри сидят люди. А на небе такие же странные железные звери летают, и в них тоже люди сидят. Люди, размахивающие материей красного цвета, победят власть царя. Много будет крови и греха. Затем начнется небывалая страшная война. С запада на железных зверях прибудут люди в чёрных железных шапках и блестящих торбасах, они начнут истреблять многие народы! Будут воевать не только ружьями, но и оружием, которые мечут молнии. Но эти плохие люди будут побеждены. Очень мало наших людей вернётся с той войны, и у всех на груди будут висеть блестящие красивые железки. Новая власть продержится всего семьдесят лет и сами стоящие у власти свергнут свою власть. Настанет время глупых царей. Все будут питаться нехорошей пищей, которая будет долго храниться в странной тонкой и гибкой посуде. Воздух и
вода будут отравлены, и с неба придут бедствия, целые города будут провалиться в недра земли. Звезды на небе будут смещены, и постепенно начнется Хаос. Начнется новая страшная война, небеса содрогнутся от горя и рыданий людей, населяющих срединный мир…
        Монньогон ненадолго задумался, отрешённым взглядом посмотрел на небо:

        - Вы знаете, что я разговариваю с небесами, но настанут времена, когда все люди будут разговаривать друг с другом через далёкие расстояния посредством каких-то непонятных чёрных коробочек, и это тоже будет приводить к великим бедам…
        Шаман замолк. Кто-то из толпы не выдержал:

        - Когда же начнётся Хаос, как нам дальше жить?!

        - По древнему обычаю мои потомки должны перезахоронить мои останки через сто лет, и так - три раза. На четвёртом столетии гроб должны окончательно предать земле. Пока я с вами, никто и ничто вас не потревожит! Но и я не всесилен, примерно через полтора века, вначале всеобщего безумия меня начнут забывать, но я напомню о себе и помогу своему роду…


        Монньогон привёл парней к месту своего погребения, которое он загодя выбрал:

        - Арангас (традиционное шаманское погребение) будет здесь.
        Место, куда привёл шаман молодых людей, находилось неподалёку от села, но было довольно глухим. В чаще стояли четыре ели с отпиленными вершинами. Парни знали что нужно делать - на высоте примерно двух метров их необходимо соединить между собой перекладинами. На эти перекладины и будет установлен гроб, представляющий из себя выдолбленную изнутри колоду из двух половинок цельного и достаточно толстого ствола.
        Приготовили специальные фиксаторы и клинья, которые будут плотно прижимать верхнюю часть колоды к нижней. С их помощью весь гроб будет неподвижно закреплён на помосте. Чтобы корни деревьев не прогнивали, их обнажили, сняв сверху дерн.
        Шаман ушёл из срединного мира в свой срок…


* * *

        - Смотри, Бааска - чёрная смородина!
        Ягоды тяжёлыми гроздьями свисали с кустов, найти такие богатые места - большая удача! Подростки весело накинулись на кусты, обламывали ветки густо облепленные ягодами: собирать же не во что, заодно сразу и кушали.
        Не заметили как вышли на небольшую поляну…


        Бааска и Ёндёрюська с трепетом в душе разглядывали древний гроб шамана: выдолбленная из толстого ствола колода, в ней покоятся останки настоящего шамана в старинных истлевших одеяниях. Видно - гроб когда-то висел между четырёх елей со спиленными верхушками, от времени некоторые подпорки подгнили, и колода рухнула на землю с двухметровой высоты. Но не перевернулась, только крышка гроба - такая же покрытая крупными трещинами рассохшаяся колода, отлетела в сторону. Удивительно - как невесомые мощи при ударе о землю не повылетали из гроба.
        Бааска шумно пришлёпнул комара на щеке:

        - Ай!.. бодается…

        - Не шуми,  - шёпотом приказал друг,  - пойдём отсюда.
        Как знать, если бы подростки в этот ясный и солнечный день не решили для экономии времени срезать путь по тайге с колхозных сенокосных угодий до посёлка, дальнейшая цепочка событий имела бы совершенно другое и неинтересное для читателя развитие.
        Бааска, стараясь сохранить храброе выражение лица, взял в руки пруток, и стал шуровать в открытой колоде истлевшую одежду и кости, огрызнулся:

        - А что нам будет?  - Пруточку с трудом удавалось рыхлить толстый слой слежавшийся хвои, всё-таки это получалось. В лесном воздухе чувствовался густой запах серого мха,  - смотри, железки какие-то. Украшения, что-ли?

        - Он нас накажет,  - шёпотом ответил Ёндёрюська.

        - Кто - «он»?  - со смехом спросил друг,  - этот скелет?

        - Нельзя тревожить дух шамана,  - с трудом сдерживая злость и страх, буквально зашипел на товарища Ёндёрюська,  - горе всем будет! Я слышал - его похоронили здесь больше ста лет назад…  - Теперь запахло озоном - так бывает во время сильной грозы, но ничего похожего на дождь не наблюдалось: светило жаркое солнце, небо было безмятежным и совершенно безоблачным.

        - Ха! Советская власть отменила всех шаманов с попами, и старых, и современных!  - Бааска даже пнул по колоде ногой,  - ты - трус!
        Ёндёрюська не выдержав, вырвал прут из рук Бааски, отшвырнул, и молча пошёл.

        - Трус, трус! Я всем расскажу, какой ты трус! Ты…
        Но в этот момент над их головами громыхнул гром. Самый что ни на есть настоящий гром, как это бывает в ядрёную весеннюю грозу. Бааска недолго стоял с разинутым ртом,  - с расширенными от ужаса глазами побежал. Ёндёрюська его не ждал, уже улепётывал с этого места…


* * *
        До начала учёбы в школе было ещё далеко: обычно занятия начинались не первого сентября, а только после полной уборки и заготовки сена для колхоза: после первых снегов - примерно в конце октября. Тем не менее, Бааске приснилось нечто напоминающее опостылевшую школу.


        Школа была незнакомой: огромной, многоэтажной, с длинными коридорами - ни разу в жизни Бааска таких школ не видел. В колхозе школа была маленькой одноэтажной, деревянной, и в ней всего-то было несколько классов.
        Войдя в класс, Бааска увидел за партами незнакомых ребят которые корпели над тетрадями, строгого «учителя» в костюме тройке и с рожками на голове, и огромную, во всю стену, доску. Рожки у преподавателя казались вполне уместными, и даже никакого удивления не вызвали, как будто так и должно было быть.

        - Та-ак, у нас новенький, ну-кась, представься товарищам.

        - Бааска Фёдоров из деревни Атамай!  - отчеканил Бааска.
        В классе стояла самая что ни на есть настоящая «гробовая» тишина, так что на всякий случай, полностью положившись на внутреннее чутьё, решил от обычных своих хулиганских выходок пока воздержаться. Решение, как выяснилось чуть позже, оказалось правильным.

        - Садись, Бааска, будь как дома, осваивайся,  - почесав голову кончиком карандаша возле левого рога, предложил «учитель»,  - надеюсь, твоё поведение будет хорошим. У нас, знаешь ли, особо не побалуешь.
        Бааска, печатая шаг, промаршировал по классу, сел на свободное место, чётко зафиксировал правильное положение тела - спина прямая, руки сложены друг на друга. На парте уже находились тетрадь с промокашкой и чернильница, вот только ручки не было. Бааска обернулся:

        - Слышь, как тя звать, ручка есть? Одолжи…
        В ответ получил кулаком по лбу:

        - Отстань, свою иметь надо!

        - Бааска, не вертись!  - Окрикнул строгий «учитель», сдвинув очки на переносицу и погрозив указкой,  - первое замечание!..
        Наконец прозвенел звонок - перемена, но все сидят, не шелохнутся - будто не слышат. Бааска чисто рефлекторно хотел было уже рвануть с места, но «учитель» его остановил:

        - Сидеть, Бааска! Тебе - второе замечание!  - После чего дал команду всему классу:
        - вста-ать! Смиррна-а!  - Все вскочили, стали по стойке «смирно»,  - слава великому учителю и вождю всех народов товарищу Сталину!

        - Ура! Ура! Ура!

        - Перерыв, товарищи дети!


        В коридоре Бааска встретил друзей - почти всех своих одноклассников:

        - О, здорОво!

        - Привет!

        - ЗдорОво!..

        - А чё это нас по разным классам-то раскидали?

        - А чтобы вместе не баловались. Если поведение будет хорошим, нас всех отсюда выпустят.

        - А сами мы выйти не можем?  - поинтересовался Бааска.
        Опытные друзья предложили показать Бааске вход-выход. Провели на первый этаж, указали на дверь:

        - Попробуй, выйди.
        Бааска дёрнул дверную ручку. Никак. Подёргал дверь от себя, на себя. Опять никак. Внезапно дверь открылась, растерянно озираясь по сторонам, влетел новенький - будто его сзади кто-то подпихнул.
        Пока дверь за ним не захлопнулась, Бааска схватился руками за дверную ручку и попытался потянуть на себя, но проклятая дверь, нисколько не поддавшись Бааскиным усилиям, с шумом захлопнулась.

        - Отсюда выхода нет, Бааска,  - сказал кто-то из деревенских друзей,  - уже пробовали. Разве что - если за хорошее поведение выпустят…

        - А Ёндёрюська здесь?  - спросил Бааска.

        - Не, нету его. У него же всегда по поведению и рисованию «хорошо» и «отлично» было.

        - Тебя как звать?  - обратился Бааска к новенькому.

        - Марклен (Маркс-Ленин. Прим., автора).

        - Меня - Бааска,  - пожали друг другу руки, представились и остальные,  - ты как сюда попал-то?

        - Утром вышел на крыльцо, пока чесался на голову кирпич упал. А ты как?  - в свою очередь спросил Марклен.
        Бааска поднатужился, начал вспоминать - как это его в самом-то деле сюда угораздило:

        - Да тоже вышел откуда-то… из нужника что-ли…

        - И на голову кирпич упал!  - подсказал кто-то из «стареньких».

        - Точно!  - Бааска даже удивился такой прозорливости,  - а как ты узнал, ясновидящий что-ли?

        - Да тут всем на голову кирпичи только и падали.

        - Да-а, никогда не знаешь где тебя смерть поджидает,  - сделал Бааска мудрое умозаключение.

        - Пойдём, покажем что-то.


        Толпа двинулась в дальний конец коридора. Коридор дли-инный, по обе стороны - классы, классы. В конце - дверь не дверь, вроде решётка; какая-то неведомая сила ближе не подпускает, вроде как отпружинивает от этого места всех любопытных и пришедших «раньше времени». Мрачная решётка, сквозь которую видно багровое пламя и пышет нестерпимым жаром.
        И оттуда, с той стороны решётки, слышны - плачь, стоны и скрежет зубов. И какие-то технические термины пьяного колхозного тракториста - родного Бааскиного дяди - Митряя, которые он частенько применял при ремонте своего трактора: «Аю, бля! Ёптать дьобынай биляттар накОй ёппаш`мать!». А ещё Митряй употреблял такие слова, поддавши, когда ходил по деревне и беспричинно задирался до порядочных людей. Изредка приезжавший из райцентра участковый уже два раза предупреждал Митряя -
«Ох, смотри, Митряй, доиграешься, дадут тебе срок!..» - видать, дали.

        - Туда что, за нехорошее поведение помещают?

        - Ага. И ещё - сразу после третьего замечания…
        За дверью раздался истошный крик Бааскиной матери:

        - ПомерлА! ПомерлА!..  - в глаза ударил до того яркий и ослепительный луч света, что Бааска аж зажмурился…


        Открыв глаза, Бааска обнаружил что проснулся, в окошко светило яркое летнее солнце. Оказывается, когда мама рано утром пошла доить корову, обнаружила, что ночью пеструшка без всякой видимой на то причины околела. К вечеру внезапно умер дядя Митряй - на голову упал кирпич - это он как всегда спьяну устроил драку возле дома, где хозяева решили подремонтировать печную трубу… Похоже - это было последнее предупреждение.
        Глава 2

        Уже много лет не прекращался падёж скота, наступила долгая засуха, людей стали одолевать болезни. По деревне поползли слухи: «Старик сердится, чем-то люди ему досадили, кто-то потревожил его вековой покой».
        Включилась общественная память: Старик был необычным шаманом - он никогда не камлал, не употреблял бубен, не надевал шаманский костюм, лечил больных заговорами и простыми словами, массажем, настойками различных трав, снимал сглазы и проклятия, и вообще - защищал свой род и селение от всяческих напастей.
        Монньогон был человеком очень маленького роста, сухощавым. Был добрым, чутким, сердечным и отзывчивым… Надо бы его перезахоронить: потомки шамана при новой власти ни разу арангас не проверили…


* * *
        Председатель Матвеев как в гипнотическом трансе смотрел на «вертушку» - телефон трезвонил без умолку вот уже минут пять. В недобрый час зашёл он в сельсовет, ходил бы сейчас по ферме да доярок пощипывал и отчитывал…
        Спасение пришло в виде старой доярки Харлампиевны:

        - Здравствуй, Матвеев! Вот скажи ты мне…

        - Да погоди ты, старая, не видишь, телепен (телефон, як.,)  - из райкома звонят!..

        - Э-э…

        - Эге… Возьми трубку, скажи что я на ферме политинформацию провожу!
        Доярка взяла трубку:

        - Э-э…
        Председатель схватился за голову, зашипел:

        - Не «э-э», а «на проводе»!

        - Э-э, на проводе, однако… Варвара Харлампиевна Окорокова… Э-э… Нету его… На ферму ушёл, на информацию…

        - На политинформацию!  - зашипел председатель в свободное ухо доярки.

        - Однако, на политинформацию… ага… ага… ага… Понятно, однако!.. До свидания… Чё дальше делать-то?  - вопрос относился к Матвееву.

        - Трубку положи,  - шёпнул председатель.
        Трубка послушно была положена на стол. Максимов двумя пальцами осторожно взял трубку и вложил в рожки аппарата, крутнул звонковую ручку для отбоя.

        - Что там сказали?

        - Совсем плохо слышно было: тебя спросили, меня спросили, а дальше - ничего непонятно: план, сификация какая-то, сбыт, отчёт.
        Глава колхоза вновь схватился за свою голову:

        - Э-э… (вырезано цензурой)!
        Доярка на цыпочках пошла на выход.

        - Стоять! Чего хотела-то?
        Варвара вернулась к столу, неуверенно присела напротив председателя, стала теребить конец пёстрого головного платка:

        - Перезахоронить бы Старика надо.

        - Кто говорит?  - Матвеев прекрасно понимал о каком Старике идёт речь, всё-таки родная деревня, земля слухом полнится.

        - Да все говорят, а то сам не знаешь.
        Председатель вскочил на ноги, возбуждённо заходил по комнате:

        - Вы это… вы того… вы прекращайте антисоветчину разводить! Кто ещё об этом знает?

        - Все знают, все шаманы знают…
        У председателя округлились глаза, как у русского:

        - Какие такие шаманы?!
        Харлампиевна поняла, что ляпнула что-то лишнее, но виду не подала. На всякий случай хмыкнула:

        - Х`м, а то сам не знаешь…
        Судя по всему - она попала в точку: глава успокоился, прекратил бестолковое хождение, сел на своё место и закурил:

        - Это, ты, верно говоришь, Варвара. Засуха, план не выполняем, люди болеют, уезжают, падёж скота…

        - Проклято наше село - Старик проклял, перезахоронить бы нужно…

        - М-дя…  - согласился было Матвеев, но опомнившись, одёрнул сам себя: - великая октябрьская социалистическая революция не для того совершалась, чтобы всякие там шаманы с попами диктовали нам свои условия! Ты знаешь, что есть такое - политическая бдительность?

        - Вредителей ловить что-ли?

        - Политическая бдительность - есть правильное понимание текущего политического момента! Понятно?

        - Понятно!  - на самом деле доярка ничего не поняла: - так ведь шаманы-то не - вредители, они наоборот пользу хочут колхозу принести…
        Председатель сделал вид, что не услышал Варвару, продолжил:

        - …Великий вождь и учитель отделил церковь от государства, мы ведём беспощадную борьбу с пережитками прошлого…
        Харлампиевна проявила политическую грамотность:

        - Однако товарищ Сталин - мудрый человек…

        - Конечно мудрый,  - умиротворённо согласился глава,  - самый мудрый во всём мире - это только великий товарищ Сталин!..
        Дальше пошли намёки:

        - …В прошлом году новую конституцию приняли…

        - Знаю, сам информацию доводил…

        - Мы живём в самом свободном и демократическом государстве…

        - Это верно, Варвара, в самом,  - Матвеев прикурил папиросу, затянулся,  - в самом что ни есть, свободном…

        - Свобода вероисповедания…
        Заговорщики перешли на шёпот:

        - Ты, старая, на что намекаешь?! Тебя кто подстрекает?

        - Ты…

        - Кхы-кхы-кхы,  - поперхнулся председатель табачным дымом, Варвара похлопала его по спине,  - ты… кхы… чего… кхы…

        - Ты же сам на прошлой неделе политинформацию проводил, так хорошо про свободу вероисповедания изъяснялся, вот все и порешили что пора уже…
        Матвеев прекратил кашлять, затушил папиросу об подоконник, не забыв осмотреть в окно окрестности, там же оставил окурок. Вытерев выступившие на глазах слёзы, вновь сел за стол и взял в руки новенькую брошюру - «Конституция РСФСР», принялся лихорадочно листать:
        - «Статья 128. В целях обеспечения за гражданами свободы совести церковь в РСФСР отделена от государства и школа от церкви»… И это правильно!.. «Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами»…

        Председатель крепко задумался. Нетерпеливая доярка прервала размышления:

        - Какая, всё-таки, мудрая конституция - «свобода отправления религиозных культов»!

        - Товарищ Сталин не…  - Матвеев хотел было сказать «не дурак», но вовремя спохватился,  - Товарищ Сталин не напишет просто так, эт`тебе не прост`так… здесь, понимаешь, важна суть: диалектически материализованные в практические дела думы о чаяниях народа, о выполнении планов пятилетки…  - по привычке встал в позу оратора, прокашлялся,  - в свете принятых решений партии…

        - Так что делать-то будем, председатель?  - прервала поток красноречия Харлампиевна.

        - А?..  - глава посмотрел на настенные часы - «однако, обед уже»,  - иди-ка, ты, Варвара, работай, план выполняй…


        День прошёл в обычной суете: сходил во двор к старому трактористу Эспердену Сергееву, отругал его: скоро работа в полях, а трактор еще не ремонтирован, тем не менее - по таёжным озёрам за карасями умудряется на нём ездить, недавно аж лося умудрился привезти. Посетил школу, дал ценные указания рабочим по ремонту классов. Особое внимание уделил ферме, где после общего разгоняя, вызвал к себе в сельсовет молодую колхозницу - подающую надежды на звание «Почётная доярка района» вдову Матрёну, с которой уже как с полгода поддерживал тесную интимную связь: супруга председателя «не даёт» уже четыре месяца. После чего уставший, но не совсем удовлетворённый: всё-таки последнее дело в спешке происходило, отправился до дому.


        Супруга - Прасковья Захаровна, молча поставила перед ним тарелку с супом, нарезала хлеб, и гордо удалилась спать. Тяпнув стаканчик, председатель отужинал, перекурил. Вспомнил игривое родимое пятнышко почему-то синего цвета возле пупка у доярки Матрёны (вроде раньше не замечал), мысленно составил план работы на следующий день, и тоже отправился на супружеское ложе.

        - Прасковья-а,  - ласково протянул Матвеев.
        Прасковья перевернулась на другой бок, Матвеев стал протягивать руки.

        - Отстань!
        Супруг не отстал, наоборот - стал, что называется - домогаться.

        - Отстань, тебе говорят!
        Коммунист взорвался:

        - Да сколько это может продолжаться, в конце-то концов! Ты почему супружеский долг не выполняешь?! Забыл уже, когда твой пупок-то видел!

        - А ты почему не выполняешь?  - Прасковья громоздко развернулась, теперь - лицом к мужу, и впервые за много месяцев бойкота решила заговорить: - вон, люди все возмущаются: Матвеев такой-сякой, председатель, а о колхозе совершенно не думает: животина гибнет, засуха, народ то вымирает, то куда-то уезжает.

        - То есть, как это я о колхозе не думаю?  - Опешил Матвеев от такого заявления,  - от зари до зари на ногах. Всё о колхозе, о народе только и пекусь…

        - Старика бы перезахоронить надо - вот что народ требует,  - колыхнувшись, супруга вновь отвернулась. Судя по интонациям и дрожи в голосе, Прасковья еле-еле сдерживала себя, чтобы не расплакаться от обиды и горечи,  - тогда и планы, и все решения всех пленумов в жизнь воплотятся. А у тебя только ферма с этой оглоблей Матрёной на уме - думаешь, я не знаю!?
        Трезво рассудив, что разговор зашёл в тупик, муж задумчиво выковырял из левой ноздри козявку, вытер палец об край одеяла и отвернулся к стене. «Утро вечера мудренее» - решил он…


        Коммунисты - они тоже люди, им, как и всем простым строителям коммунизма, тоже сны снятся…
        К подёрнутому утренним туманчиком озеру, которое находилось неподалёку от захоронения ойуна Монньогона, подошёл большой черный глухарь. «Хоро-ош!» - подумал председатель и вскинул к плечу ружьё. В этой позе и застыл: мгновенно впал в транс: ни рукой, ни пальцем шевельнуть не может. Глухарь встрепенулся, отчего все перья вздыбились, и стал стремительно увеличиваться в размерах. Перья отлетели, и вместо глухаря перед Матвеевым предстал совершенно незнакомый, сухонький и седой старик:

        - Ты почему людей не слушаешь, Матвеев?
        Сбитый с толку, и перепуганный Матвеев хотел было сказать в своё оправдание что-то вроде - «а я здесь совершенно не при чём», но и язык ему не повиновался. Старику его ответ, видимо, и не требовался, он продолжал вещать и сокрушаться:

        - Мой «дом» совсем обветшал, а ты, как глава наслега, никаких мер не принимаешь! О времена, о нравы! Тебе же люди ясно говорят - «перезахоронить бы Старика надо, уважить».  - Председатель хоть и не мог сдвинуться с места, но всё-таки почувствовал, как по коже поползли мурашки,  - видишь,  - старик показал кисть правой руки без большого пальца,  - палец под спину закатился, неудобно мне.
        Матвеев попытался в знак согласия кивнуть головой, но почувствовал, что если он это сделает, его всего скрутит судорогой.

        - Ты, давай, побыстрее думай, не то - сам знаешь…
        Туман сгустился - в глазах потемнело, судорога всё-таки скрутила коммуниста:

        - З`з`з-знаю, з`з-зна-аю…

        - Что ты знаешь, Матвеев?!  - раздался требовательный голос откуда-то сверху.
        Матвеев открыл глаза - перед ним маячило не на шутку встревоженное лицо супруги.

        - Чего ты там знаешь?  - Прасковья хоть и была зла на своего законного, тем не менее женское начало взяло верх: принялась энергично растирать своими пухленькими ручками неестественно скрюченное жилистое тело мужа,  - судорога что-ли?

        - С`с-свело что-то меня…  - хищно оскалившись и по-вампирски растопырив пальцы рук ответил муж сквозь крепко стиснутые зубы.
        Добросердечная Прасковья уже забыла о своих вопросах и требованиях: непостижимым образом в семье воцарился мир - мужчине этого не понять. И не надо…


* * *
        Первым делом председатель с утра направился на ферму. Не обращая внимания на интенсивно строящую ему глазки Матрёну, нашёл старую Варвару:

        - Найди Бааску Фёдорова и с ним в сельсовет! Живо!

        - Понятно!  - Молодой двадцатипятилетний парень Бааска давно уже числился в подпольных прорицателях, поэтому Варвара и поняла, о чём пойдёт речь. Вытерев руки об фартук и для отвода глаз взяв пустое ведро, ртутным шариком двинула по посёлку в поисках юродивого.
        На ходу бросив Матрёне:

        - План, план, и ещё раз - план!  - Председатель прошмыгнул мимо, Матрёна осталась на месте - делать вид, что выполняет план,  - Да, что это у тебя все щёки в чернилах?  - уже на выходе рассеянно обратил внимание председатель на недостаток во внешнем виде подопечной, но ответ дожидаться не стал.


        Бааска с Варварой уже были на месте - удивительно. Бааска хоть и считался юродивым, но совершенно на такого не походил: говорил всегда внятно, понятно, вразумительно; был человеком спокойным, рассудительным. Единственное отличие от
«нормальных» людей - видел то, что другие не видят, и мог наперёд предсказать некие значимые события.
        Поселковый люд берёг его как зеницу ока, о необыкновенных качествах посторонним и приезжим не распространялись: говорят, таких людей навсегда упекают в какую-то специальную городскую больницу, ставят на них научные опыты и делают из них настоящих дураков - это крайне необходимо для поддержания обороноспособности страны. Тем не менее, весь район об этом атамайском прорицателе знал, и ходили о нём в народной среде самые невероятные слухи - будто знается он… Дальше шёл неразборчивый шёпот, но все делали круглые глаза.


        Не размениваясь на мелкие вопросы о погоде, председатель взял быка за рога:

        - Так, Бааска, что ты там знаешь о Старике?

        - Про тракториста Сергеева?  - замялся Бааска,  - недавно мимо проходил - вроде бы ремонтируется.
        Матвеев недовольно поморщился, Варвара подбодрила:

        - Рассказывай парень, здесь все свои.
        Бааска расслабился, поёрзав на скамейке, принял удобное положение:

        - Перезахоронить нужно Старика, помянуть…

        - Это все знают. Ты по делу говори,  - предложил Матвеев,  - по делу. Без обиняков.

        - Э-э… Перезахоронить - это во-первых. Во-вторых - помянуть, в третьих - жертву принести: быка, корову, ясноглазого пегого жеребца…

        - Ты чего это,  - ошалел председатель от такой наглости,  - где же я тебе ясноглазого найду?

        - В табуне, в колхозном,  - проворно ответила за Бааску Варвара.

        - И палец Старику нужно на место приложить,  - закончил Бааска,  - он ему под спину закатился, мешает, лежать неудобно.
        Матвеев покрылся холодной испариной:

        - Откуда ты знаешь?!

        - Все знают, Матвеев,  - вновь ответила за юродивого Варвара,  - и шамана бы пригласить надо на погребение.

        - Какого такого шамана?!

        - Есть один на примете…
        Глава 3

        Приближался национальный праздник Ысыах - начало сенокосной страды и он же - якутский новый год. Ысыах решено было провести в честь ознаменования новой сталинской конституции. По этой причине председатель решил провести собрание актива колхоза непосредственно в своём доме, благо весь актив - родственники.
        Протокол заседания вёл племянник председателя, единственный в деревне интеллигент, гордость колхоза - агроном Ёндёрюська Дьепириемиеп. Образование он получил в райцентре: целых пять классов, и, кроме того, в городе с отличием окончил соответствующие курсы.
        То, что в колхозе давно уже не выполнялся план по заготовкам кормов, Ёндёрюська называл мудрёными словами - «форс-мажорнай обстоятельствота», и «неблагоприятное для общего дела отсутствие эспесиалиста-мелиоратора», благодаря этому никакая ревизия не могла к Матвееву придраться: засуха, батенька!
        Кроме учёных слов он принёс из города и диковинный, никому непонятный и невероятно сложный «матерный» лексикон. «В городе вся интеллигенция так разговаривает» - любил говаривать он на клубных танцах, где на общественных началах обучал молодёжь модному столичному фокстроту под гармошку. Правда, таким же лексиконом в совершенстве владел и старый тракторист Эсперден Сергеев, но он тоже был вроде как интеллигент: по совместительству работал сельским киномехаником.
        В свободное от основной работы время Ёндёрюська, бывало, от зари до зари кропал поэмы. Когда снисходило вдохновение - даже и по ночам творил. Творил даже где-нибудь под душистым стогом сена, спящая рядом уставшая от любовных утех доярка Матрёна, щёки которой были измазаны чернилами (Ёндёрюська пользовался химическим карандашом), этому созидательному процессу никак не мешала. Наоборот - придавала процессу созидания творений некоторую долю пикантности, романтики, творения проникались силой и чувственностью.
        Пару лет назад его небольшое, но, несомненно, талантливое стихотворение «Мой горячий жеребец» было опубликовано в популярной республиканской газете «Проблемы животноводства Якутии», и все районное население уважительно называло его не иначе как «Поэт с Большой Буквы».
        Вольный перевод этого шедевра, говорят - но толком не проверено, по большим праздникам зачитывали даже со сцены столичного Дома Культуры:

        Обниму за шею своего жеребца,  -
        Эх, прокатиться бы мне!
        Но никак сегодня нельзя:
        Ибо - рабочий день.
        В плуг запрягу ясноглазого,
        И от зари до зари,
        Для родного колхоза, для партии,
        Буду пахать я с ним!..
        У некоторой части несознательного сельского населения были сомнения по поводу Дома Культуры - но это всё, конечно же, из-за чёрной зависти.


        Образованному Ёндёрюське доверили вести сразу два протокола: «О праздничном Ысыахе», и - «Дело по расходам Старика».


        Протокол заседания о предстоящем проведении праздника Ысыах в честь новой великой Сталинской Конституции
« » июля, 1937 г. с. Атамай, к/х «Красная звезда»
        Присутствуют: (те то, и те то…)
        Выступление председателя к/х тов. А.С. Матвеева:
        Слава товарищу Сталину - великому вождю и учителю всех народов! Да здравствует новая Конституция РСФСР - гарант счастливой жизни всех народов. Слава ВКП(б)!
        Товарищи, как мы все знаем, нам предстоит организовать праздничный Ысыах в честь ознаменования… (и т., д.), и решить вопрос об организованном проведении культурного мероприятия. А именно:

        - Выделение продуктов из баланса к/х: бык - 1 шт., корова - 1 шт., пегий ясноглазый жеребец - 1 шт.

        - Вино-водочные изделия: красное вино - 147 ящ., водка - 149 ящ.

        - Прочее компенсируют для общего стола по специальным ведомостям непосредственно колхозники, с обязательством до ноября мес., сего года возместить все затраты.

        - Отв: предс., к/х тов., А.С. Матвеев.
        Слава товарищу Сталину!
        В прениях выступили: (те то, и те то…)
        Принято единогласно.

    Подписи:…
        Зачитывание каждого пункта протокола было своеобразным тостом, так что и без того дружный коллектив родственников ещё больше подружнел. И расслабился. При этом совершенно забыв о политической бдительности.
        Был составлен ещё один протокол:


        Протокол заседания
        Дело по расходам Старика
« » июля, 1937 г. с. Атамай, к/х «Красная звезда»
        Присутствуют: (те то, и те то…)
        (И в то время была двойная бухгалтерия. Прим., автора)


        Выступление председателя к/х тов. А.С. Матвеева:
        Слава товарищу Сталину - великому вождю и учителю всех народов! Да здравствует новая Конституция РСФСР - гарант счастливой жизни всех народов. Слава ВКП(б)!
        Товарищи, как мы все знаем, нам предстоит организовать праздничный Ысыах в честь ознаменования… (и т., д.), и решить вопрос об организованном проведении культурного мероприятия. А именно:

        - Выделение продуктов из баланса к/х: бык - 1 шт., корова - 1 шт., пегий ясноглазый жеребец - 1 шт.

        - Вино-водочные изделия: красное вино - 147 ящ., водка - 149 ящ.

        - Прочее компенсируют для общего стола по специальным ведомостям непосредственно колхозники, с обязательством до ноября мес., сего года возместить все затраты.

        - Отв: предс., к/х тов., А.С. Матвеев.
        Слава товарищу Сталину!
        В прениях выступили: (те то, и те то…)
        Принято единогласно.

    Подписи:…
        Заговорили о сильном шамане, живущем в соседнем районе, которого непременно нужно пригласить на мероприятие по перезахоронению, и о двух надёжных старцах, которые по традиции должны присутствовать на обряде. Конечно же, обязаны были присутствовать и жители многострадального колхоза, но только самые надёжные из самых надёжных. Каждый из присутствующих вспомнил о своих «надёжных»: братья, сватья, зятья и т., д. Количество, считая и членов актива, набралось солидное - восемьдесят душ,  - Старик не должен обидеться.
        Непременным условием в проведении древнего обряда было и наличие девяти юношей-девственников, с этим были проблемы. Но актив обещал постараться.
        На посошок - без занесения в протокол, было решено - сразу по окончании празднования Ысыаха, всем доверенным лицам необходимо конспиративно собраться в тайге, возле арангаса.


        Шумно, весело, с танцами, песнями и драками, древний языческий праздник, худо-бедно, закончился. Обошлось без человеческих жертв: Ёндёрюська успел зачитать свою новую поэму еще с утра, на торжественной части, пока народ ещё находился в узде.
        Когда солнце и луна поменялись на небосклоне местами, то есть - луна утвердилась на востоке, а солнце на западе, кто-то остался спать укрывшись лёгким слоем тумана на алаасе, кто-то продолжил праздновать по дворам. Жертву затребовал обиженный Старик. Было так…


        Приглашённый из соседнего района шаман Бёкка Никифоров неистово камлал, два почтенных старца с важным видом стояли рядом, девять юношей копали могилу промеж елей, зрители, со стаканами в руках и с трепетом в сердцах, наблюдали за происходящим: белыми ночами всё прекрасно видно.
        Колхозный кузнец, после шаманского благословения, ударами обухом топора по лбу быстро забил всех жертвенных животных, мужчины, разведя дымокуры для защиты от комаров и тщательно заточив ножи, начали свежевать скотину.


        Ойун Бёкка был настоящим шаманом - все, кроме властей, об этом знали. Впадая в транс, Бёкка разговаривал с духами и вещал. Даже, говорят, и сам начальник якутского Гидрометцентра не брезговал заезжать к нему в гости. Всё ведающий агроном при этом многозначительно поднимал вверх указательный палец и произносил непонятное слово: - «консультация!». Забегая вперёд и не по теме нужно признать - только благодаря «консультациям» репрессии обошли начальника Гидрометцентра стороной. Да, умели в то время работать.
        Судя по всему, Бёкка уже достиг нужной кондиции и запел незнакомым загробным голосом:

        - Мой палец закатился под спину…  - толпа ахнула - про этот палец знали все!  - Пусть почтенные старцы приладят его на место!
        Вокруг старцев вмиг образовалось пустое пространство.

        - Пусть старцы приладят его на место!  - Повторил шаман Бёкка, продолжая колотить по бубну,  - я долго мучился, я долго страдал, терпение моё не беспредельно!..
        Старцы разгребли хвою - к ужасу присутствующих большой палец на правой руке Монньогона действительно отсутствовал - палец был обнаружен под спиной нетленных мощей, вероятнее всего при падении гроба он оторвался и закатился под хребет. Невозмутимый, накачанный во всех смыслах, кузнец преподнёс старцам сухожилие жертвенного жеребца, те приладили его на место. Толпа облегчённо вздохнула, где-то на заднем плане послышалось задорное позвякивание бутылок.
        Гроб Старика закрыли крышкой и поднесли к краю могилы, пятеро парней, снизу, уже приготовились было принять скорбный груз, но шаман Бёкка, не прекращая камлать, опять заговорил не своим голосом:

        - Мне нужен провожатый!
        Страх вновь сковал людей тяжким гнетом, послышался звон разбитого стекла:
«провожатый» - это означает - кто-то из присутствующих должен умереть для того, чтобы его душа проводила Старика до места назначения. Девственные юноши с гробом в руках застыли в полусогнутом состоянии у края могилы. Их чистые сердца не были готовы к такому обороту событий,  - и это тревожило.

        - Матвеев!  - председателю стало дурно, сквозь сизый дым дымокуров ему показалось, будто мощи Монньогона шевельнулись,  - Матвеев! Если сейчас не найдётся желающий уйти со мной, то умрёт этот шаман! Но тогда на обе ветви моего рода падет страшное проклятие!..  - Бёкка выронил из рук бубен с колотушкой, упал на землю и забился в жутких конвульсиях.
        Раздался спокойный голос поселкового юродивого - Бааски Фёдорова, но в наступившей тишине это было как гром среди ясного неба:

        - Бёкка не умрёт, умрёт другой - старый…  - Для девственных юношей с гробом в руках это прозвучало, как команда разогнуться, те, кто был в яме, синхронно вытерли со лбов холодный пот.
        Как-то само-собой, в полнейшей тишине, народ расступился, пропуская вперёд семидесятилетнего колхозного механизатора Эспердена Сергеева, который смело и совершенно спокойно заявил:

        - Товарищи!.. Братья!.. Я готов выполнить волю Старика: я уже достаточно прожил на этой земле, пусть мой род процветает и живёт в мире! У меня взрослые дети и уже большие внуки, мне не о чем больше беспокоиться в этой жизни: я знаю - пришёл мой час. Я согласен быть провожатым!..


        Здесь необходимо ненадолго отвлечься от сюжета и прояснить стороннюю позицию автора: это повествование не есть кощунство, или попытка показать во всём цвете изощрённый чёрный юмор, это не является и махровым вымыслом. Также автор не преследовал цель и очернить всё происходящее. Всё описанное - правда, документально зафиксированная сермяжная правда жизни.
        А что касается стиля письма, так это опять же - тяжёлые последствия сермяжной правды жизни. Той самой «лёгкой и весёлой» жизни, которая, как известно, постоянно бьёт ключом. И так это у неё (у жизни) ловко получается…
        Что поделать - не умеет автор иначе писать. Но, продолжим неуклюжее повествование…


        Толпа присутствующих еще раз с облегчением перевела дыхание: такой расклад устраивал всех, даже родственников тракториста. В воспалённом мозгу председателя мелькнула, было, мысль провозгласить здравицу в честь товарища Сталина, но его перебил восставший с того света и вновь застучавший в свой бубен шаман Бёкка:

        - Из-за сегодняшней ночи, некоторых из вас, в будущем, ждет огромная неприятность. Она случится по вине одного молодого человека, и дойдет до суда. Но вы говорите только правду, и потерпите до осени. Я сам явлюсь в городе к кому надо, и ваши страдания прекратятся.
        Присутствующим это последнее потустороннее уведомление Старика было совершенно непонятным, а потому ценную информацию пропустили мимо ушей. Одним махом довели дело до конца и разошлись…
        Отважный механизатор умер на следующий день: просто лёг спать, и не проснулся - старый человек, как это часто бывает, сам прочувствовал приближение своей смерти. Это была последняя странная смерть в этом селе, и одновременно - первая по причине нормальной старости.


        В последний путь Спиридона Сергеева провожали всем районом и со всеми, подобающими настоящему мужественному герою, почестями. Вспомнили, что был он и героем гражданской войны, воевал в рядах РККА с самим Колчаком. Схлопотал вражескую пулю
        - чудом остался жив: пуля прошла в двух сантиметрах от сердца. А так - жить бы ещё, да жить.
        На поминках с особым теплом вспоминали, как он работал по совместительству в качестве клубного киномеханика. Клуб, собственно - это школьный коридор. За день до демонстрации фильма он приходил к школе, и, на прикрепленной на крыльце возле двери маленькой крашеной зелёной краской доске, мелом писал название фильма и время начала - «8 час. вечера».
        На следующий день, примерно за час до начала сеанса выносил из стоящей во дворе школы маленькой будки бензогенератор, заливал в бачок топливо, заводил, на специальном хитроумном приспособлении перематывал бобины с киноплёнкой, после чего эти бобины заправлял в проектор.
        Сельчане самостоятельно расставляли в накуренном коридоре скамейки, рассаживались рядами. Пока во дворе тарахтел генератор, наслаждались светом «лампочки Ильича». Во время ожидания начала фильма делились новостями, деревенскими сплетнями.
        Русский язык никто толком не знал, переводил фильм, если поспевал за ходом действия, агроном Ёндёрюська. Если не успевал, то разжёвывал в те моменты, пока Спиридон менял бобины на кинопроекторе:

        - …Петька Анке говорит: «а это - щёчки», ёптать накОй биляттар…

        - Что за щёчки-то?  - Обязательно переспросит какой-нибудь умник.

        - На пулемёте, ёптатьбля, на «максиме», ёптать, щёчки такие есть, накОй ёппаш`мать…  - Перекручивая бобину, знАчимо вставляет Спиридон.

        - Э-э…


        Перевод с русского был отличный, качественный - все всё понимали, даже малые детишки.
        В посёлке был ещё один человек в совершенстве владевший техникой русского языка, но он уже давно помер - родной дядя Бааски Фёдорова - Митряй, ему на голову когда-то кирпич упал. Поминки есть поминки, вспомнили и его.
        Прекрасной души был человек, образованный, интеллигентный: на тракториста тоже в городе на серьёзных курсах обучался. Бывало - возьмёт Митряй с собой двоих-троих дружков и умотает на таёжные озера на своём тракторе, возвращался всегда с полными мешками карасей и весь посёлок угощал.
        Караси быстро ловятся: на одном озере бреднем протянут - мало, к другому поедут. На втором или третьем обязательно полный бредень карасей будет. Так что работа эта быстрая, неутомительная. Очень даже привлекательная. Особенно когда «душа просит».
        Люди ему в знак признательности бутылочку и выставляли. Весёлый такой был, приветливый. Ходит потом по посёлку, гуляет, жизни радуется. Народ старался в такие моменты ему на глаза не попадаться.
        Митряй, кстати, и научил Эспердена водить и ремонтировать трактор. Не последнюю роль в обучении сыграл пулемёт Шоша.
        С войны достался Спиридону этот трофейный пулемёт, на лося с ним ходить - одно удовольствие: приклад удобный, в магазине двадцать патронов, сошки имеются, устойчивый. Митряй и положил глаз на это оружие. Поначалу Эсперден всё отнекивался одалживать, не доверял Митряю серьёзное оружие на охоту, но тракторист посулил научить его водить трактор, Эсперден и сдался.
        Пулемёт полковника Шоша - штука очень сложная. Если трёхлинейку, там, или бердану, любой ребёнок с закрытыми глазами на мелкие детали разберёт-соберёт, а винчестер - с помощью подсказок взрослых за один вечер освоит: «бу маны - бу манна (как-то, даже, неприлично - «вот это - вот сюда», як.,)», то обращение с пулемётом требует знаний строго специфической научной терминологии: «вот эту ***здюлину берёшь, накОй билят, вытаскиваешь, эту хренотень отводишь… аю, бля дьобынай!.. отводишь эту куёбину накОй билят в сторону, она, куда надо, сама и ***бенивается, накОй ёппаш`мать…».
        Так и получилось, что знание технической терминологии и помогло Спиридону в совершенстве освоить трактор - в этом плане служба в рабоче-крестьянской Красной Армии явно пошла ему на пользу.
        Оказывается, в мирной и военной технике все названия одинаковые, таким макаром даже танки можно без труда освоить. Было бы желание. А что, вон в кино показывают
        - очень даже на тракторы похожи, такие же, квадратные, только пушка с пулемётом торчат. А из пушки Эсперден на войне тоже постреливал. Когда рассказывал, чисто по-русски говорил - «ка-ак она ***данёт»! И добавлял по-якутски - «только успевай рот открывать вовремя, ёппаш`мать»! Да-а, золотой человек был, мастер на все руки.

        - Э-э…


* * *
        Дела в Атамае пошли на лад - об этом трубили все республиканские средства массовой информации. Племянник председателя - агроном Ёндёрюська стал появляться на людях в модном галстуке в голубой горошек и получать высокие премии: пошли дожди, повысилась урожайность кормовых культур.
        Его знаменитое стихотворение продублировали в районной газете «Наша ферма», и даже опубликовали фотопортрет. На фотографии чётко были видны пробивающиеся на щеках бакенбарды - Ёндёрюська решил их отращивать, чтобы больше походить на классика. Бакенбарды росли неохотно, поэтому агроному пришлось выставить бутылку приехавшему на съёмку фотографу, чтобы он сделал соответствующую ретушь.
        Полностью исчезли болезни, прекратился падеж скота, и смертность людей вошла в статистическую норму. Постепенно в отчие дома стали возвращаться люди. В райкоме на каждом партсобрании на все лады принялись восхвалять председателя колхоза товарища Матвеева и ставить в пример отстающим.
        Появились завистники, и как следствие - уполномоченный из райцентра ревизор…


* * *
        Молодой, но усердный ревизор товарищ Токарчук прибыл в Атамай на новеньком ретивом райкомовском ГАЗ-М1, пригнанном в Якутск в прошлом году. Машина, подняв клубы жаркой пыли, встала посреди пустынной дороги в центре посёлка. Лобовое стекло тотчас облепили противно жужжащие навозные мухи и оводы, водитель стал озираться по сторонам:

        - Ни разу здесь не был, где сельсовет - не знаю.

        - Вымерли все что-ли,  - посмотрев на наручные часы, лениво возмутился Токарчук.

        - Сенокос начался, все в полях, однако…

        - И на ферме,  - пыль осела, возле ГАЗа материализовалась старая доярка Варвара с пустыми ведрами в руках,  - а вы откуда, из города что-ли? К кому приехали? Машина-то какая красивая…

        - Из города мы,  - открыв дверь, ответил шофёр,  - к председателю Матвееву приехали.
        Любопытная Матрёна, чтобы продолжить разговор, вытащила из кармана фартука папиросину, обратилась к начальнику по-русски:

        - Письки есть?

        - Чего-о?!  - Взревел Токарчук,  - Какие письки?! Ты чего это…

        - Ну, это,  - приветливая Матрёна изобразила руками совершенно непристойный жест, похоже - будто чиркает об коробок,  - письки есть?
        Возмущённый от такой встречи ревизор спросил уже водителя:

        - Чего ей надо, она что, не в себе?

        - Спички она спрашивает, товарищ Токарчук,  - ответил водитель, и обратился уже к доярке,  - садись, дорогу до председателя покажешь.
        Разговор водителя с дояркой, понятно, происходил на якутском языке. Варвара с папиросиной в зубах уже приноровилась было проникнуть в красивую машину, но Токарчук с великим подозрением посмотрев на её пустые вёдра, пресёк это дело:

        - Куда это она попёрла?

        - Дорогу покажет.

        - Пусть так объяснит,  - и ни к селу ни к городу добавил,  - и без того мухоты хватает.

        - Начальник говорит - так объясни, где сельсовет находится.

        - А-а… дык вот она, контора-то,  - Варвара невозмутимо показала рукой на стоящий рядом с дорогой дом,  - здеся он,  - и пошла на ферму, рассказывать всем как она на городской машине с молодым начальником каталась. Начальник красивый такой, весь в белом костюме, чистенький…
        Рядовая доярка не знала, что председатель в данное время расслаблялся в гостеприимном доме почётной доярки колхоза - Матрёны, так что не будем её строго судить.
        Токарчук, надменно бросив водителю: - «Жди здесь»,  - вошёл в дом сельской конторы: замков в те времена на двери не вешали: коммунизм; да и внутренний дверной крючок, появился всего как с полгода назад, да и то - благодаря настойчивым требованиям молодой доярки Матрёны.
        Окинул взглядом пустое помещение, осмотрел покрытый мятым, с подозрительными пятнами, выцветшим кумачом стол, загаженный окурками и мухами подоконник, сел на председательское место:

        - Деревня…  - разведя локти в стороны сладко потянулся,  - э-эх…
        Послышалось жужжание - это овод залетел в помещение и сейчас бестолково бился об оконное стекло. Токарчук подошёл к окну, полюбовался окрестностями, неопределённо хмыкнул и взял лежащий на подоконнике коробок спичек:

        - Письки, бля,  - зажёг спичку и стал «охотиться» за оводом,  - щас я тебя… щас я тебя прижучу, шваль…
        Сжечь неповоротливому оводу крылышки нетрудно, он уже жужжал крутясь на спине среди окурков и табачного пепла. Полюбовавшись результатом от проделанной работы, ревизор вновь сел за стол.
        Взяв в руки какой-то замызганный скоросшиватель, стал лениво перебирать бумаги. Все бумажки были исписаны аккуратным каллиграфическим почерком. Причём - латиницей. Ревизор был исконно русским парнем, знал, что якуты пишут латиницей, так что особо на содержание документов внимания и не обращал, тем более - не понимал.
        Вдруг что-то насторожило… Ретивый чиновник более внимательно перебрал документы… Стоп… Вот! Вот где собака порылась, написано практически русским по белому:
«iasnoglazyi pegii jerebec»!  - Удача - «вот`те и пустые вёдра»! Ревизор в своё время, в отличие от малограмотного агронома, окончил семилетку, на пять с плюсом сдал экзамены по французскому (частенько, бывало, бахвалился этим фактом перед друзьями): ему достался «счастливый» билет по алфавиту, так что разобраться в транскрипции не составило особого труда. Вырвав из папки оба протокола, стремительно метнулся на выход. Передумал - вернулся, схватив всю папку, выбежал:

        - В райком! Срочно! Быстро! Ещё быстрей!
        Наконец испуганный водитель, с помощью кривого стартёра запустил двигатель, влетел в кабину, и, подняв облако пыли, рванул с места со скоростью 30 км/час.


        Всю долгую дорогу ревизор, уже мысленно видевший новый просторный личный кабинет с красивым кожаным креслом и огромным столом красного дерева, изучал документ «Delo po rashodam Starika».

        - Слышь,  - прищурившись, обратился Токарчук к водителю якуту,  - «Starik» - это понятно, а що це таке - «Monniohon»?

        - Monniohon?  - Переспросил шофёр,  - чёрная смородина.

        - Нас на мякине не проведёшь, контрра!  - Ругнулся ревизор, водитель втянул голову в плечи,  - да это я не до тЭбэ…
        Токарчук торопился в центр - «…ехал цыган на коне верхом, видит девушка идёт с ведром…». Приятные думы всецело овладели его молодой и горячей душой. Приятное породило приятное: мысли стали роиться вокруг образа его новой пассии - Элеоноры Евстигнеевны Хрящ,  - молодой, красивой и необычайно темпераментной супруги прокурора республики М-кртчан.
        Эх, молодость, молодость… Все беды - от женщин…
        Глава 4

        Шумное дело N… от « »… 1937 года «по хищению госсобственности, религиозной пропаганде и убийству» ушло на самый верх - в Якутск, где крутнув соответствующий ролик делу придали необычайную громкость.
        Следователь НКВД капитан Н-штейн, энергично стряпая дело в соответствии со статьей
58, уже готовил себе петлицы майора и изготовился к серьёзному карьерному скачку, как говорится - взял на старт. Враги народа были известны, да они, собственно, особо и не отпирались - это председатель колхоза Матвеев, шаман Пётр Никифоров, и двое, прикидывающихся полоумными, старцев. Остальные - так, мелочь…


        Капитан Н-штейн был исключительно настоящим потомственным русским интеллигентом. Лично проконтролировал работу шифровального отдела, за рекордный срок - всего за какой-то месяц все «шифровки» опасной антисоветской банды были грамотно и как потребно раскодированы, пройдя через бюрократические шестеренки дело обросло нужными оперативными подробностями, и было положено на стол прокурору республики - коренному якутянину товарищу М-кртчан. С этого момента пошла рутинная кабинетная работа.


        Как было сказано - никто из подозреваемых не запирался. Сельчане, памятуя о посуле Старика помочь им и «походатайствовать в городе перед кем надо», всячески оказывали помощь следствию, охотно давали правдивые показания: да, был совершён религиозный обряд перезахоронения останков шамана; да, кощунственные деяния были совершены во время празднования сталинского Ысыаха; ойун Пётр Никифоров камлал в строгом соответствии с мудрой статьёй N128 Конституции великого вождя и учителя всех времён и народов товарища Сталина. Но механизатор умер сам, без какой-либо посторонней помощи, в своём доме, при здравом уме, памяти, и в присутствии домочадцев, вполне возможно даже и с перепоя: сердце старого человека не выдержало испытания счастьем. Свидетели в один голос утверждали одно и то же.
        Прокурор М-кртчан, надо отдать ему должное, был профессионалом своего дела: невзирая на загруженность (как-никак, а бОльшая часть населения северной республики - пока ещё не выявленные враги народа), дотошно изучил все документы, протоколы, показания. Сверял и возвращал на доработку капитану Н-штейн неясные, смазанные документы, требовал предъявления вещественных доказательств: бубен, колотушку, брошюру «Конституция РСФСР», и прочие орудия преступления.
        Как и положено, к каждому вещдоку была приклеена бумажка с номером уголовного дела и ФИО следователя: Н-штейн во всём желал проявить себя во всей чрезвычайноуполномоченной красе: дело же получилось необычайно шумное и имевшее радужные перспективы.
        Особенное внимание прокурор уделил свидетелям - жителям колхоза «Красная звезда» и их показаниям. Из всех особо выделил молодую вдову, к тому времени уже героя Социалистического труда - почётную доярку Матрёну.
        Пройдошливая вдова приложила все усилия и нерастраченную энергию для того, чтобы прокурор, сам того не заметив, начал проявлять прямо в своём кабинете по отношению к ней особые знаки внимания, вплоть до ухаживаний… Но это к делу не относится. В смысле - к уголовно-политическому делу.
        На всё про всё ушёл ещё с месяц кропотливой работы.
        Напряжённый и плотный график службы не давал простор для работы совести, по этой причине М-кртчан, возвращаясь поздно ночью домой, попросту валился с ног от усталости, и обычно спал, без сновидений. По крайней мере - о таких нематериальных вещах как сновидения прокурора, история пока умалчивает. То же самое касается и капитана Н-штейн: у того совести не было вообще. Разве что мучился от мук ревности: недавно супруга ушла к другому.
        Но однажды, молодая супруга прокурора - Элеонора Евстигнеевна Хрящ, вот уже с месяц как забывшая, что есть такое - ласки мужа, в категорической форме отказалась кормить его ужином:

        - У тебя совесть есть, или вообще уже не в состоянии?!  - собрала чемодан, хлопнула дверью, и, невзирая на поздний час, довольно шумно ушла. Ушла к своему «другу» - подающему определённые надежды молодому райкомовскому ревизору товарищу Токарчук.


        В этом месте вновь необходимо сделать небольшое отступление и осветить некоторые
«нематериальные» события, предшествовавшие этому вечеру:
        Накануне случилось так, что супругу пришлось провести ночь в прокуратуре: немудрено, завал работы - именно так и объяснил М-кртчан жене. Кажется, в трубке послышался сдавленный женский смех, но Элеонора не придала этому значения: вряд ли в таком солидном возрасте человек будет глупостями заниматься.
        Элеонора до позднего часа слушала грампластинки с записями Леонида Утёсова на новеньком патефоне, затем долго ворочалась в холодной постели, почти до середины прочла большой любовный роман, и не заметила, как уснула.


        Приснился неутомимый ясноглазый горячий жеребец - Токарчук, который после красивого вступления по французки: чашечка кофэ, канапэ, поглаживаний в
«секретной» точке за правым ушком, приступил к основному.

        - Ах! Ах! Ах!.. Сумасшедший!.. Сумасшедший!.. А-а-а-а-х…
        От этого упоительного «а-а-а-а-х…» Элеонора Хрящ проснулась. Через некоторое время пришла в себя. Убедилась в том, что находится в квартире прокурора, и слегка побаливает голова. Пошарила рукой рядом с собой: «Где этот старый хрыч?.. Ах, да, он же на службе». Перевернулась на другой бочок и приступила к просмотру второй серии.

        - Ты меня любишь, милый?

        - Безумно, дорогая!

        - Ах, ты такой большой и сильный!  - Что правда - то правда, во всех отношениях Токарчук был силён, а уж в любви - просто гений,  - приди ко мне, милый!
        И Токарчук «приходил»,  - оба с головой окунались в безумную пучину страсти: выделывали бесподобные гимнастическо-акробатические номера; когда падали с широкой кровати на мохнатый напольный ковёр, смеялись и безмятежно радовались - прямо как детишки малые.
        Такие упражнения, как утверждал всезнающий Токарчук, «помогают хорошей работе внутренней секреции желудка и даже поджелудочной железы»,  - после всего этого Эллочке действительно хотелось съесть чего-нибудь сладкого. На старого прокурора обычно нападал жор, а капитан до того и после обычно хлопал полный стакан водки.
        В самый пик Эллочка протискивала свои красивые ножки между бедер податливого любовника и с силой их сжимала, вибрировала мелкой дрожью и натурально кричала:

        - Ах! Ах! Ах!.. Сумасше-едший!.. А-а-а-а-х…
        Упоительно, умопомрачительно… Хочется взлететь на небо и летать, летать между созвездий Большой Медведицы и Козерога!.. В такие моменты Токарчук обычно сладко стенал: «М-м-м»…
        Прокурор, как правило, непроизвольно похрюкивал, а этот неудачник - капитан Н-штейн вообще относился к любовным утехам как к какой-то тяжёлой работе. Нет, Токарчук - во всех отношениях был лучше!

        - А у меня для тебя сюрпри-из!  - сообщил пока ещё жизнерадостный Токарчук.

        - Какой, проказник?

        - Я тебе, Эллочка, чёрную смородину привёз,  - ревизор, накинув на мускулистые плечи шёлковый халат с красивыми перламутровыми пуговицами, как-то машинально почесал зад - вероятно халат щекотнул ягодицу, и вышел на кухню,  - недавно в один колхоз ездил… аж два ведра, представляешь?.. А ну-ка, закрой глазки!..
        Элеонора в предвкушении сладкого сюрприза послушно выполнила просьбу тайного возлюбленного.

        - Ехал цыган на коне верхом…  - красивым тенором запел Токарчук на кухне, после чего на хорошем французском весело воскликнул уже в зале,  - C`est la vie (cе ля ви, такова жизнь)!
        Элеонора открыла глаза, и…тут же, накрывшись с головой одеялом, в ужасе вновь зажмурилась: перед ней во всей красе стояли хмурые прокурор М-кртчан, за его спиной маячил следователь НКВД капитан Н-штейн, оба в глубокой задумчивости чесали свои ягодицы. В дверях толпились какие-то мрачного вида свидетели супружеской измены, среди них затесалась какая-то старуха с двумя пустыми вёдрами в руках, и все в праведном возмущении тыкали в неё пальцами.

        - Не виноватая я! Он сам пришё-ол!..

        - Не надо так бояться, женщина,  - услышала Элеонора незнакомый и совершенно спокойный голос, никак не соответствовавший сложившейся обстановке,  - всё будет учугей (хорошо. Як.)…
        Элеонора, приспустив одеяло, приоткрыла один глаз - толпа исчезла, в комнате находился какой-то совершенно незнакомый старик - морщинистый якут со свисающими ниже плеч длинными седыми волосами.
        Элеоноре стало совсем дурно. Такое чувство, будто она на райкомовском ГАЗе на полном ходу сорвалась с высокого обрыва Табагинского мыса, где обычно дивными летними вечерами отдыхала со своим тайным возлюбленным. И летела она не в звёздное небо, а прямиком в бездну полноводной и быстрой реки Лены - довольно неприятное ощущение, тем более имея знания что Лена - вторая по величине река в мире после Миссисипи.
        Полностью, как бы пытаясь отгородиться от всего этого цветного кошмара, вновь закрылась с головой одеялом и… проснулась.
        От пережитых, пусть даже и во сне, волнений голова раскалывалась весь день…


        Итак, едем… то есть - читаем далее:

        - …У тебя совесть есть, или вообще уже не в состоянии?!  - Элеонора, громко хлопнув дверью, ушла к своему «другу». Для тех, кто забыл - ревизору Токарчук.
        Пришедшего с работы голодного уставшего прокурора, которого по инерции волновало только «delo po rashodam starika», тут и осенило - СОВЕСТЬ (спасибо Элеоноре - навела на мысль)!!! Свобода вероисповедания советского человека! Нет, всё-таки - мудрость товарища Сталина не имеет границ!
        Задумчиво почесав промежность, М-кртчан поднял трубку, крутанул вертушку, телефонистка оперативно соединила его с капитаном Н-штейн.

        - «Да, капитан Н-штейн на проводе».

        - Слющяй, дАрагой,  - заметив на тумбочке рядом с телефонным аппаратом какой-то тёмный шарик, щёлкнул по нему средним пальцем, ягодка размазалась по стене,  - это М-кртчан говорит.

        - «Здравия желаю, товарищ М-кртчан»!

        - Я вот что хочу сказать, просмотрел я твои представленные документы: что-то, панимаешь, у нас не клеится: «дело по расходам Старика» белыми нитками шито. Выясни, пожалуйста - кто курирует колхоз «Красная звезда» по политсектору?..

        - «Конкретно - село Атамай»?

        - Да, то самое село. Там ещё председатель… как его… передовик который…

        - «Председатель - Матвеев»?

        - Не может быть! Да-а, дела-а…  - Прокурор искусно изобразил неосведомлённость,  - там председатель - Матвеев?!.. Никогда бы не подумал…  - Вообще-то на этого Матвеева прокурору было абсолютно наплевать, точно так же как и на размазанную по стене смородинку. Разве что еле заметный неприятный осадок в душе остался: всё-таки пятно на светлой стенке,  - ай-яй-яй, настоящий коммунист, прекрасный человек… Что-то здесь не так, ты не находишь?

        - «Следствием проведена колоссальная работа, товарищ М-кртчан»…

        - Ты, как коммунист, должен правильно понимать текущий политический момент,  - перебил его прокурор, уже забыв про пятнышко,  - глубже, глубже надо копать, а не так - на шаманском уровне! Ладно, выяснишь, кто куратор - позвонишь, жду у аппарата…
        Надо сказать - М-кртчан прекрасно знал, кто был куратором многострадального колхоза, но до ухода Элеоноры ему и на это тоже было абсолютно наплевать: наивно полагал - перебесится баба, да успокоится. Но вот так, нагло и открыто… Гордость прокурора была ущемлена не на шутку.


        То ли шестерёнки у бюрократического аппарата закрутились с бешеной скоростью, то ли их, этих передаточных шестерней стало гораздо меньше, но - прокурор ещё не допил рюмочку коньяку, как раздался жизнерадостный звонок:

        - На проводе.

        - «Капитан Н-штейн докладывает»,  - голос капитана показался тоже весьма жизнерадостным, почему-то это тревожило,  - «ревизор райкома товарищ Токарчук курирует колхоз»!..

        - Спасибо, тебе огромное, дАрагой! Утром зайдёшь: вскрылись новые обстоятельства.
        - Прокурор на всякий случай решил припугнуть следователя НКВД (всякое в жизни бывает): - Да, кстати, ты не знаешь, кто это эпохальную книгу современности
«Конституция РСФСР» в вещдоки по уголовному делу записал?

        - «Э-э… ы-ы»…  - замялся Н-штейн, жизнеутверждающие интонации исчезли, прокурору стало как-то покойнее.

        - Не знаешь?.. Ладно, пока это несущественно… Ты возьми себе на заметку, как-нибудь напомнишь.

        - «Э-э»…

        - Хорошо, спокойной ночи.


        Вконец измотанный прокурор забылся в сладком сне.
        Всё-таки история донесла до наших дней смутные отголоски этих грёз. Ему снилась совершенно безобидная и хозяйственная доярка Матрёна: под бодрящие звуки джаз-банды Леонида Утёсова, она, красиво пританцовывая фокстрот, шла к нему из кухни в распахнутом халатике и с миской необыкновенно крупных ягод чёрной смородины в руках: «Всё будет, учугей, мой пегий жеребец!..».
        Ласковые лучи утреннего солнца, пробиваясь сквозь раскрытые настежь окна, играли весёлыми бликами на перламутровых пуговицах и сногсшибательном пупке, лёгкий шаловливый сквознячок трепал её распущенные волосы.
        Прокурор простёр к ней руки: «Мы вместе будем строить наше светлое будущее - ты, и я, да только ты и я, да мы-ы с тобо-ой!». Матрёна играючись прижала свой тугой пупок к его колючим небритым устам, и повторила: «Ах, ты мой пегий жеребец!»… Засмущавшийся М-кртчан взял с рядом стоящей тумбочки круглую печать городской прокуратуры, дыхнул на неё, и нежно поставил синий оттиск рядом с пупком: «Ты моя навеки»!

«Се-ердце, тебе не хочется поко-оя!» - скрипел патефон модным голосом Утёсова…


* * *
        Ещё раз внимательно прочитав документ, прокурор дыхнул на печать и аккуратно прижал к листу. Встал из-за стола, открыл створки окна,  - помещение тут же наполнилось свежим ядрёным воздухом.

        - Эх, хорошо-то как!

…«Прекратить дело за отсутствием состава преступления» - прокурор мотивировал свое решение тем, что после принятия Конституции, райкомовским куратором в селе Атамай злонамеренно не было проведено по ней ни одного официального разъяснения. По этой причине неграмотные, но, надо признать - политически подкованные и преданные делу и идеалам революции, колхозники неверно истолковали пункт N128 «о свободе вероисповедания».
        Настоящим врагом народа оказался матёрый французский шпион Токарчук, который преследовал коварные цели - подорвать ничем незапятнанный авторитет председателя колхоза, нанести ощутимый финансовый урон советской власти, сорвать планы пятилетки, пошатнуть устои мироздания. Опытного вражеского агента было трудно изобличить и призвать к ответу, профессионалам пришлось немало потрудиться.
        За отличие в службе и рвение (и т. д.)… в раскрытии этого сложного и необычайно запутанного дела, за своевременное выявление вражьего резидента, а также за то, что настоящему, кристально чистому большевику - коммунисту Матвееву, в лице которого партия и правительство (и т. д.)…  - было возвращено непорочное имя; колхозники - честные строители коммунизма (и т., п.,)… вновь встали в стройные ряды строителей коммунизма; капитану Н-штейн было присвоено высокое звание майор. И к нему вернулась его бывшая, глубоко раскаявшаяся супруга - Элеонора Евстигнеевна Хрящ.
        Прокурор М-кртчан Элеонору Хрящ обратно в лоно своей семьи принимать категорически отказался: в качестве доброй хозяйки его вполне устраивала неприхотливая во всём почётная доярка колхоза «Красная звезда» - Матрёна.


* * *
        На этом удивительные события, связанные с именем ойуна Монньогона, имевшие место быть в годы изуверских репрессий 1937 года, действительно, закончились. Настали другие времена. Людей, пытавшихся потревожить его покой в 70-х, 80-х, и 90-х годах, шаман либо предупреждал, либо, как бы это сказать… мягко «шлёпал».
        Прокурор с председателем Матвеевым с Победой дойдут до Берлина. И вернутся они на родину только пережив необычайные приключения в Японии, как и предсказывал когда-то шаман - «с красивыми блестящими железками на груди». Майор НКВД Н-штейн, после успешных зачисток послевоенных прибалтийских болот, геройски погибнет в глухой тайге от пули якутских бандитов. Роковая пуля была выпущена из винчестера бывшего колхозного агронома Ёндёрюськи. Заслуженная доярка Матрёна в 1971-ом станет членом Правительства. Бааска Фёдоров с двумя почтенными старцами, приняв потустороннее благословение ойуна Монньогона, в 1963 году эмигрируют в США, на Аляску. Старая доярка Варвара с Элеонорой Хрящ, освободившись в 1953-ем…
        Но это уже другая история…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к