Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ефремов Андрей: " По Следу Снежного Человека " - читать онлайн

Сохранить .
По следу снежного человека Андрей Николаевич Ефремов


        Спокойная мирная жизнь капитана Андрея Брэм основательно расстроена: вследствие таинственной, и необъяснимой с точки зрения официальной науки, находки, его жизнь превратилась в бег с препятствиями. Найденные им в архивах официальные документы и секретные материалы не проливают свет на вопросы. Опасности и постоянные стрессовые ситуации — стали его неизменными спутницами…

        Ефремов Андрей Николаевич
        ПО СЛЕДУ СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА

        Пролог

        Лето 1968 года, где-то в глухой тайге.
        — …Каждой группой солдат руководят один сотрудник милиции и офицер Комитета. Взвод связи, обо всей входящей информации поступающей от групп захвата немедленно докладывать лично мне. В центре каждого квадрата находятся засады сотрудников ГРУ.  — Полковник, вытерев платком пот со лба и отмахнувшись разлапистой еловой веткой от назойливого комара, продолжил: — Они там со вчерашнего вечера находятся… «Объект», возможно и несколько «объектов» будут продвигаться к центру прочёсываемой местности, при задержании проявлять максимум осторожности!
        Два армейских полка и спецподразделения построены в чистом поле с таким расчётом, чтобы образовался квадрат, в центре которого и стоит руководитель операции — полковник КГБ. Инструктаж предельно понятен, так что после вопроса полковника:
        — Вопросы есть?
        Прозвучало дружное:
        — Никак нет!!!
        — Напоминаю: операция ответственная, серьёзная, так что особо отличившиеся будут представлены к правительственным наградам!  — Пожилой полковник, сняв фуражку, вновь вытер пот со лба, одел, сориентировал кокарду по вертикали с переносицей. Выдержав паузу, ещё раз внимательно оглядел строй подразделений. Скомандовал: — Приступить к операции!
        Зашумели двигатели автомобилей, посыпались уставные команды и прочие соответствующие выражения взводных:
        — По машинам!..
        Транспорт повёз взвода по периметрам прочёсывания. Связисты завели дизель-генератор для питания бортовой радиостанции, взревел двигатель танка…



        Глава I
        Бумеранг чучуны

        Прежде чем рассказать о нашей экспедиции 2010 года, необходимо прояснить вопрос: кто такой чучуна, и что он из себя представляет. Сразу должен оговориться: я не уфолог, не «искатель приключений», не любитель-фанат чего-то таинственного и непознанного. Природа показала нам нечто загадочное, и я поставил перед собой цель — найти на это ответ. Но об этом несколько ниже, а для начала освежим в памяти общее представление о «снежном человеке».
        Вот что удалось найти из различных более-менее достоверных источников: это существо — «Снежный человек» называют по разному: палеоантроп, йети, реликтовый гоминид, агагве, гоминоид, «дикий человек», алмыс. В Якутии его назвают чучуна (с ударением на последнем слоге. Правильно — чучунаа). Множество экспедиций совершали энтузиасты, но ни одна из них так и не смогла предоставить убедительных фактов о существовании «снежного человека».
        Так, еще в апреле 1926 года в газете «Автономная Якутия» был опубликован материал под заголовком «Чучуна», в котором приводилось множество фактов о встречах и даже стычках местных жителей с большим волосатым существом, похищавшем у населения продукты питания и умыкавшем женщин.
        Вот что о нём известно в наших краях на уровне легенд и слухов: часто издает резкий, пронзительный свист, бегает быстрее лошади, использует лук со стрелами, имеет железный нож, скрытен. Согласно рассказам очевидцев, особей чучуны в прошлом нередко удавалось подстрелить, однако, распространено суеверие о том, что кровь чучуны, если только она попадала на одежду охотника, или нож чучуны, если его вздумал забрать якут, сводила и охотника и всю его семью с ума, и через несколько дней они помирали. В остальном, все рассказы об этих существах чрезвычайно напоминают мифы и предания о снежных людях в других странах.
        Владислав ДЕБЕРДЕЕВ в своей статье «ЧУЧУНА МЕЧЕТ БУМЕРАНГ» описывает несколько случаев наблюдений чучуны в 80-х годах:
        «Студент физического факультета Якутского университета Станислав Салтанов видел в окрестностях населенного пункта Тёбюлях трехметрового чучуну. Замерив потом его следы, юноша установил, что они достигали в длину 55 см. Рабочий Момского совхоза Г. К. Старков наблюдал в бинокль за передвижениями существа (рост выше трех метров), которое делало большие, по 3-4 метра, прыжки. Следы на песке свидетельствовали, по словам Гавриила Константиновича, о некоторой косолапости чучуны, причем глубина следа была больше, чем при отпечатке сапога обычного человека.
        Жители Якутии Н. И. Потапов в местности, называемой Кюхары (Зеленый остров), и А. И. Старков в районе речки Хатыс-юрек также видели волосатых реликтов. У наблюдателей при этом сложилось такое впечатление: если рост у чучуны около двух метров, он оставляет следы длиной 35-40 см — это молодой гоминоид; взрослые же особи, при росте три метра и выше, имеют след от полуметра и длиннее».


        По поводу применения чучуной такого оружия как лук, лично я выражаю огромное сомнение, но Владислав Дебердеев далее пишет даже о бумеранге, которым владеет «снежный человек»:
        «Северный бумеранг изготавливается из рогов оленя, на которого чаще всего охотится «снежный человек» в этих местах. Чучуна бросает, мечет свое оружие таким образом, чтобы оно ударилось о землю и, отскочив от нее, то есть рикошетируя, получило новое направление полета и добавочный импульс для поражения цели. Особенно эффективно действует такой бумеранг, когда поверхность почвы бугристая, кочковатая.
        К слову сказать, бумеранг испокон веков считался исключительной принадлежностью аборигенов Австралии, на других континентах он был неизвестен. Однако несколько лет назад при раскопках палеолитической стоянки первобытных охотников на оленей в пещере на горе Облезова гура польские ученые обнаружили сделанный из бивня мамонта «европейский» бумеранг! Возраст его был датирован с помощью радиоуглеродного метода — 23 тысячи лет. Так вот сама собой напрашивается мысль: а нет ли здесь своеобразной ниточки или цепочки, протянувшейся через время, от палеоохотников из Польши к сегодняшнему палеоантропу из Якутии?..
        — Изобретение и практическое использование для охоты северного азиатского, самобытного — бумеранга свидетельствуют о достаточно высоком интеллекте чучуны,  — убежденно говорит Семен Иванович Николаев (старейший этнограф республики, сам принимавший участие в «охоте» на чучуну в пятидесятые годы),  — А посему совершенно неверно называть его «диким человеком» или другими именами и кличками типа «гоминоид», «антропоид». Это недостойно нас самих и унизительно для нашего волосатого сородича, который, по моему мнению, является мутантом. Кстати, неоднократные попытки наших цивилизованных современников повторить, воспроизвести бросок бумеранга успеха не имели. То ли нам не хватает знаний законов аэродинамики при изготовлении этого «примитивного» метательного снаряда, чтобы обеспечить нужную траекторию его полета, то ли нет у нас природной ловкости чучуны. Ну и, конечно, его удивительной, необычайной силы».


        По поводу бумеранга могу сказать следующее: если бы это было действительно орудием охоты чучуны (снежного человека), то и в других странах и регионах о бумеранге, которым он пользуется, имелись бы свидетельства. Однако, таких свидетельств не имеется. Описанный способ метания бумеранга — попросту нереален: «добавочный импульс» от рикошета об землю ни один из известных метательных снарядов не получит, только торможение и изменение траектории полёта,  — о прицельности можно забыть. О классификации чучуны как «мутант» — такого тоже не может быть: сведения о таком явлении как «снежный человек», известны сотни, если не тысячи лет, и поводов в природе, например — ядерные взрывы или испытания химического оружия, для того чтобы человек с тысячу лет тому назад подвергся мутации ещё не было.


        Железный нож. Трудно представить, как снежный человек бьёт кувалдой по наковальне в кузнице, выковывая себе нож — это на уровне фантастики. Однако, вполне нормальный нож он может при себе иметь: охотники часто теряют хорошие ножи в тайге, но может и попросту украсть ночью на стоянке у людей, например у геологов — такое тоже нельзя скидывать со счетов.
        При всём моём уважении к Владиславу Дебердееву, не могу не отметить: связь бумеранга с чучуной — несомненно, плод его уфологического фанатизма. Но описания встреч людей с чучуной сомнению не подвергаются. Также вполне может быть достоверной информация и про громкий свист, который издаёт чучуна — такое может быть при охоте чучуны на зайца: заяц, услышав свист, замирает и не шевелится, предполагается, что срабатывает рефлекс самосохранения: полагает, что на него пикирует сокол. А неподвижный объект очень трудно разглядеть на земле, но при этом легче добыть охотящемуся на него. Опытные охотники про это знают и используют свист в охоте на зайца, следовательно — чучуна весьма наблюдательное существо.


        Из статьи Максима Ершова (Москва) «В гостях у оленеводов», в 2007 г. он побывал в Алдане:
        «Меня больше впечатлили рассказы русских коммунистов 30-х годов.
        Люди в те времена приезжали в Якутию строить социализм, в Бога не верили, фантазировать им смысла не было, все описания встреч с мохнатым чудищем очень похожи. У эвенков есть легенда, что чучуна их дальний родственник. Когда зверь попадает в капкан, эвенки его освобождают, если он жив, к мёртвому даже не подходят. После данные места навсегда покидают и про встречу с родственником молчат. Существует поверье, расскажешь о чудище — умрёшь. Я думал, что это всё сказки.
        Мои безобидные вопросы о Чучуне вызвали в салоне джипа (когда Максим ехал в стойбище. Прим., автора) неловкую паузу молчанья. Мария Романовна сказала: «Мы едем в тайгу, говорить про зверя не нужно!» Внук тихонько шепнул, что его дядя охотник видел чучуну, потом дядя неожиданно умер. Никон обещал рассказать про этот случай, но в последующие дни, от разговора под разными предлогами ушёл».


        В партийном архиве бывшего Якутского обкома КПСС был обнаружен любопытный документ, датированный 9 марта 1929 года. Приводится полностью.


        КОПИЯ
        ВЫПИСКА

        Из протокола заседания Комиссии по выявлению и изучению памятников природы и старины при Западно-Сибирском отделе Государственного Русского географического общества, состоявшегося 9 марта 1929 года.
        Слушали:
        1. Сообщение профессора П.А. Драверта и студента Сибирского Института сх и лесоводства Д.И. Тимофеева — «Люди — мулены и чучуна по сказаниями тунгусов и якутов».
        Докладчики знакомят присутствующих с распространенными среди якутов и тунгусов Якутии мнениями о существовании в горах Джюг-джюр и в северных горных хребтах Якутского края какого-то пока загадочного народа, известного у якутов и Аянонельканских тунгусов под именем «муленов», у тунгусов низовьев Яны — под именем «чучуна». Насколько известно, в литературе нет никаких сведений об этом народе. О случайных встречах с ними тех или иных отдельных лиц, преимущественно охотников-промышленников, существует только недостаточно проверенные рассказы. По этим рассказам, «мулены» и «чучуна» рисуются как люди, стоящие на очень низкой ступени развития, живущие в одиночку, иногда в пещерах гор, одевающихся в примитивно сделанную одежду из звериных шкур и имеющие вооружение из копья, лука со стрелами, массивного грубо сделанного железного ножа. К поясу привешивается огниво. Иногда «мулены» и «чучуна» делают нападения на охотников и редких путников в районе их обитания — незаметно, как зверь, прокрадываясь к ним на близкое расстояние и выпуская в них одну за другой весь запас своих стрел. При всех нападениях «мулены»
обычно издают пронзительный свист, который устрашающе действует на психику подвергающегося нападению. По словам докладчиков, отсутствие надлежащих данных о существовании этого загадочного народа, если действительно это особый народ, а не просто одичавшие, психически-больные или по каким-либо другим причинам удалившиеся из общежития представители существующих народностей («мулен» — в переводе на русский язык — разбойник), обьясняется, надо думать еще и тем, что в силу суровых законов жизни Крайнего Севера, столкновение с муленами кончается обычно смертью одного из встретившихся и поэтому якуты и тунгусы весьма редко рассказывают о своих встречах с «муленами», «чучуна», опасаясь ответственности за их уничтожение.
        Заслушав сообщение докладчиков, Комиссия постановляет:
        1. Обратить внимание исследовательского общества «Саха кэскиле» в Якутске на желательность сбора и проверки сведений о «муленах» и «чучуна». Наибольший материал по этому вопросу может доставить население в районе Джюг-джюр и по Аянонельканскому тракту.
        2. Связаться по данному вопросу также с якутской секцией Восточно-Сибирского отдела Государственного русского географического общества.
    С подлинным верно: секретарь Комиссии т. Белоногов.
    (Партархив Якутского ОК КПСС. Ф.9, оп. I, д.97) Переписка Верхоянского окркома ВКП(б).

        Также и в селе Барылас Верхоянского района экспедиция газеты «Якутск Вечерний» искала таинственного снежного человека — чучуну, которого якобы поймал в капкан местный охотник. Странное создание с полусобачьим, полуобезьяньим телом и головой, напоминающей человеческую, не раз появлялось в описаниях сельских жителей.
        В тех местах с чучуной связано много поверий и страхов, однако до сих пор реальных доказательств существования такого создания обнаружить не удалось. Попытки экспедиции отыскать хотя бы клочки попавшегося в капкан создания ни к чему не привели. Суеверные охотники уничтожили их, опасаясь проклятия.
        Эти мысли и документы я ни оспаривать, ни доказывать не собираюсь, не стану приводить далее великое множество небылиц и баек, а расскажу о своей «встрече» с чучуной. Приведу свидетельства своих товарищей, реальные доказательства: фотографии, рисунки.


        20 июня 2009 года. В тот день я с товарищами ставил сети на карася на таёжном озере в нескольких десятках километров от Якутска. Дождливую ночь провели неподалёку: в заимке Геннадия Расторгуева. Солнечным утром 21 июня выехали к озеру. С нами была собака Донна, и при приближении к повороту с тракта на лесную грунтовую дорогу она забеспокоилась, заскулила, начала выть. Видно было, что Донна чем-то сильно напугана, хотя собака надо признать, довольно отважная, и видимого повода для беспокойства вроде бы и не было.
        Когда мы её выпустили из машины, она сразу же, попросту трусливо поджав хвост, убежала. Как выяснилось позже, она прибежала назад, на заимку Г. Расторгуева и долго не могла успокоиться: примерно с полчаса беспрестанно выла и скулила, чего раньше с ней никогда не бывало. Собрав на озере сети, рыбу, походили по лесу в поисках дичи и выехали.
        Примерно километра за два до выезда на основной тракт, на обочине раскисшей от дождя грунтовой дороги наш водитель Роман Делавов заметил чёткие следы неизвестного существа. Существо прошло по грязи примерно пять метров, следы были чёткие, свежие. По всем признакам, прошло оно здесь с полчаса назад, протяжённость цепочки видимых следов — пять метров.
        Внимательно рассмотрев следы, мы пришли к выводу, что этот след ни к одному из известных нам животных не принадлежит: размер и форма стопы как у человека, подростка лет двенадцати, маленькая пятка, неестественно большой и круглый большой палец, остальные длинные, по пропорциям раза в полтора длиннее, чем у человека; при ходьбе пальцы стопы плавно загибаются вверх, сама ступня плоская, прогнутая вниз. След довольно глубокий, сантиметра три — четыре. На пальцах, по некоторым глубоким следам это хорошо видно — заострённые не то когти, не то ногти. Всю цепочку этих следов мы сняли на камеру сотового телефона.


        Рассказывает Роман Делавов:
        — В этих местах были встречи людей с чучуной, но крайне редко. Вот, Гена Расторгуев, он здесь, в тайге, постоянно живёт, тоже, говорит, видел. Семья казачья здесь рядом проживает, по слухам и они что-то видели, но я с ними не разговаривал на эту тему. Один старый охотник, пенсионер МВД полковник Чёрный, мне тоже давно рассказывал, что в этих местах встречал чучуну, но он уже несколько лет как помер… След этот не звериный, это точно: больше на человеческий похож. Могу, конечно, предположить, что это чучуна. Но кто поверит?
        — Рома, а как ты следы то увидел из машины?
        — Чисто случайно. Холодно же было после дождя, ты же помнишь, а тут слякоть объезжаю и следы на обочине увидел человеческие, думаю — какой дурак тут босиком ходит? Пригляделся — ахнул: не человеческие! Ну и остановился.


        Эдуард Сылларский рассказывает:
        — Когда сети вытащили, я пошёл в лес, думал дичи настрелять. Но зверья не оказалось. Какая-то тишина была неестественная, будто всё живое вымерло. Чувствовал, непонятно почему, будто за мной кто-то наблюдает… Довольно неприятное чувство, никогда такого со мной не было. Обошёл несколько озёр, затем вернулся к стоянке. Да, таких следов нигде раньше не встречал, это явно не животное: больше похожи на человеческие, но форма довольно странная. Да, так и было: Рома остановился, выглянул в окно и говорит: — чучуна…  — я его не понял, то ли шутит, то ли действительно увидел…


        Мысли об интересной находке на подсознательном уровне всё это время не покидали меня, и в этом году я решил целенаправленно пройти по тем местам в поисках доказательств существования чучуны. Для начала решил собрать необходимую информацию, чтобы конкретно знать, к чему готовиться, что искать, и подыскать группу людей для экспедиции…


        Далее:
        Кропотливый сбор информации… Отважный исследователь капитан Андрей Брэм готовится к опасной экспедиции, друзья пытаются отговорить его от этой затеи… Нервы на пределе…

        Глава II
        Гипноз

        



        За несколько недель до выезда в тайгу поговорил с опытными промысловиками, многие не отрицали существование чучуны, рассказывали об этом существе разные байки, приводить их в статье не считаю нужным, отфильтровал из всего только то, что посчитал самым достоверным. Самой интересной, и, полагаю, необходимой и нужной для поисковиков информацией поделился опытный потомственный промысловик Семён Борогоев:
        — Ни я, ни мой отец с чучуной встреч не имели, надеюсь, и в дальнейшем их тоже не будет. Рассказывают разное… Я бы особо выделил это — чучуна обладает небывалой и мощной силой внушения, гипнозом: можно пройти мимо него и не заметить, может внушить человеку необъяснимый страх, вселить ужас и обратить в бегство со своей территории. Такие случаи бывали со многими охотниками. Рассказывали — чучуна похищал продукты питания с таёжных стоянок людей, он следы оставлял — довольно огромного размера.
        Я спросил Семёна:
        — А как чучуна выживает в наших зимних условиях, морозы ведь и за пятьдесят — шестьдесят градусов бывают?
        — Отец что-то рассказывал,  — напряг память Семён,  — кажется, говорил, что они как медведи впадают в зимнюю спячку, норы в земле роют, или берлоги делают… Да, и ещё — одевают на себя шкуры убитых ими зверей, делают обувь наподобие торбасов (якутская обувь). Вес у него довольно солидный, поэтому и следы глубокие.
        — В спячку. Это тоже информация.  — Про себя сделал вывод: хорошо, что нынче не зима, может, что-нибудь стоящее и найдём.
        — Но ты знаешь, мне это совершенно неинтересно: байки всё это, россказни.
        — Ты же фотографии следов смотрел, и друзья подтверждают. Если бы обманывали, ты бы это легко определил, да и зачем нам это нужно. Даже Эдик, кажется, сам себе не верит, но ведь он своими глазами видел следы.
        — Да, следы не зверя, но и не совсем человеческие. Таких следов нигде не встречал… Даже не знаю что и сказать. Вообще-то якуты говорят — никому нельзя рассказывать о «пещерном человеке» (одно из названий чучуны в районе горы Кисилях), можно навлечь на него уничтожение, а на себя неприятности. Ещё были случаи, говорят, когда чучуна похищал женщин, но это, наверное, слухи.
        На моё предложение поехать с нами в экспедицию, Семён почему-то весьма нервно отказался, сославшись на то, что у него в эти дни дела в городе. А жаль: хороший охотник и следопыт.


        Эдуард Сылларский добавил следующую довольно полезную информацию:
        — Чучуна часто ночует в пустующих жилищах таёжных лесорубов, в заброшенных охотничьих зимовьях и заимках, на старых золотых приисках, в покинутых древних якутских жилищах. Следы его пребывания там часто видели, мне тоже знакомые рассказывали о подобных следах, разве что размером гораздо побольше (показал руками размер — примерно с локоть). По описанию, найденные нами очень похожи на те, думаю это следы чучуны-подростка. Просто неосторожно сошёл с травы на глинистую часть дороги, на обочину, вот и наследил. Геологи, продолжительное время находившиеся в тайге, также встречали это существо. Если повспоминать — много чего об этом можно рассказать. Но ты всё-равно не поверишь, знаю я тебя. Никогда не думал, что когда-нибудь сам увижу хотя бы его следы.
        Отсюда следует вывод, что существование чучуны в якутской тайге — это не миф и не легенда. Эдику я тоже предложил войти в состав нашей экспедиции, но и он отказался, отшутился:
        — Такое раз в жизни бывает, больше не повторится. Так что езжайте без меня. Вряд ли уже что-нибудь найдёте. Вот если бы на охоту… а так — только время терять.  — Надо признать — Эдик, хоть и художник — человек в жизни довольно практичный, и уговорить его участвовать в довольно непонятном и зыбком предприятии попросту невозможно.  — Да, вот ещё что рассказывают,  — добавил Эдик: — может это тебе пригодится: чучуна одевается в шкуры убитого им зверья. Сдирает с оленя шкуру целиком и натягивает на себя, когда шкура высыхает и начинает сильно стягивать тело, чучуна меняет одежду. При виде человека убегает, всегда ходит один. Резко и пронзительно кричит, пугает всех громким свистом. Даже волки его боятся, представляешь, говорят — может порвать волка своими руками — до того сильный.
        — Может, всё-таки поедешь со мной, Эдик?
        — В жизни всегда есть место пофигу.
        — Понял.


        Несмотря на то, что Эдуард отказался от участия в поиске, примерно с месяц назад он нашёл довольно интересную вещь, вероятно этот вопрос и его заинтересовал не на шутку:
        Это выдержка из статьи в журнале «Будущая Сибирь» (N6 за 1933 год), воспоминания профессора-геолога Петра Людовиковича Драверта, в своё время он путешествовал по низовьям Лены и Индигирки. Он приводит выдержки из дневника якутского студента, хорошего знакомого Драверта Д.И. Тимофеева, задокументировавшего рассказы местных жителей:


        «Когда остановишься на ночлег, растянув палатку, разведешь костер, сидишь за ужином, мюлен подкрадывается к тебе между кустами, как осторожный охотник, вооруженный луком, иногда камнями. Ростом он ниже среднего (другие говорят — выше). Волосы совсем не стрижены, большая часть лица покрыта шерстью. Одежда у него из звериной шкуры, шерстью наружу. На ногах — нечто похожее на торбаса (вид северной меховой обуви); вокруг головы натянута лента, представляющая головной убор. Вооружение — лук. На поясе привешен нож. Имеет огниво. Язык производит отдельные нечленораздельные звуки».

        Эта убедительная статья несколько пошатнула мои сомнения в том, что у чучуны не может быть такого оружия как лук.


        Неудивительно, что в большинстве своём суеверные северные охотники боятся встреч с чучуной. Чистые душой, и не запачканные плодами цивилизации, они чувствуют присутствие чучуны: многие опытные таёжные охотники, не видя добычу, с уверенностью могут сказать что животное где-то рядом, даже могут определить: хищник это или нет. А уж если рядом будет присутствовать чучуна, тем более: чучуна — это не животное, а близкий родич человека разумного.
        Чувствуя агрессию либо настороженность со стороны невидимого существа охотники, конечно же, испытывая страх, могут утверждать, что подверглись внушению или гипнозу, и покидают эту территорию. При визуальном контакте с этим мохнатым, высокого роста, человекообразным существом, даже совершенно здравомыслящий человек может испытать страх и, холодящий в жилах кровь, ужас.
        После таких встреч появляются байки и выдумки, со временем, благодаря молве они обрастают различными нелепостями и вымыслами. При исследовании этого непознанного явления, считаю, просто необходимо иметь трезвое мышление, забыть про вредный в таких случаях и мешающий исследователю «уфологический фанатизм», и научиться отсеивать «зёрна от плевел».
        Объяснить вымыслы про гипноз, якобы присущий чучуне, можно вполне вразумительно: в тайге невозможно увидеть ни зверя, ни человека, если они находятся без движения. Например — в лесу можно пройти мимо неподвижно стоящей косули, находящейся метрах в двадцати от охотника, и не заметить её. Засечь живой объект можно и боковым зрением только при движении животного, даже незначительном. Часто было такое, что группы охотников проходили в лесу мимо спокойно стоящего автора этих строк и не замечали, не видели его, до тех пор, пока их не окликал.
        Это и объясняет то, что когда мы нашли следы чучуны, его самого мы не увидели: возможно, это существо просто стояло неподвижно где-нибудь рядом, в чаще. А снять на камеру телефона окружающий ландшафт — в то время мы не догадались. Позже, в спокойной обстановке вполне возможно что-нибудь и рассмотрели бы. Но, во-первых — в тот момент мы были совершенно к этому не готовы, и, во-вторых — задача перед нами стояла вовсе даже не исследовательская.


        Присутствие этого существа либо заметила, либо почувствовала собака Донна — это и объясняет её странное и нервное поведение. Из всех нас в малой степени почувствовал «слежку» или «присутствие» только Эдуард Сылларский. Вполне возможно — если бы мы провели в тайге недели полторы-две, и несколько внутренне «очистились» от цивилизации, то присутствие агрессивно настроенного существа, без сомнения, прочувствовали бы все. Недаром наиболее удачная таёжная охота бывает после первых, безрезультатно проведенных в тайге трёх-четырёх дней, когда человек более-менее внутренне очищается, и все чувства обостряются до предела. Вот тогда и появляется «внутреннее зрение»: человек начинает чувствовать присутствие находящегося рядом животного.
        



        Кстати, о собаках. Донна — собака домашняя, а этот случай мне рассказал Иванов Владимир Алексеевич из Мирного: «Это произошло в истоках «ручья медных котлов» (по якутски — Олгуйдах, прим., Иванова В.А.), и это трудно объяснимо. Когда в первый раз попал в серьёзную метель, полностью утратил ориентировку и вышел на зимовуху по звуку от скрипа снега примерно метрах в десяти прямо передо мной, и без каких-либо следов. Причём, скрип раздавался с целью указать мне правильное направление, и прекращался, как только я начинал двигаться в указанном направлении. Пёсик мой, метис восточно-сибирской лайки с полярным волком, при этом вздыбил шерсть, хвост всунул меж ног и конец торчит чуть ли не впереди морды, и непрерывно скулил-трясся». Не секрет — то, что не видит человек, прекрасно чувствует животное.
        Но, как выяснилось, люди могут и не прочувствовать близкое присутствие чучуны. В прошлом году, в декабре месяце, к нам приехала погостить моя родная тётя — Матрёна Фёдоровна из глухой деревушки Верхневилюйского района, сейчас ей уже лет под восемьдесят. В последний вечер перед самым её отъездом я писал очередной рассказ в газету, вероятно вид у меня был довольно пикантный — пишущие люди поймут, о чём речь: какой-то особенный озноб, совершенно отсутствующий взгляд, будто я нахожусь не в этом мире и проявление раздражительности по любому поводу — когда родные отвлекают от работы. Это её заинтересовало:
        — А что ты делаешь, Андрей?
        Ничего лучшего я не смог придумать и ответил:
        — Да вот, про чучуну пишу. Даже фотографии имеются.  — Это подтолкнуло на дальнейший интересный разговор.
        С заинтересованностью просмотрев фотографии и мой рисунок, тётя заявила:
        — А я «его» видела, и следы такие же.
        Я даже подскочил:
        — Не может быть!  — появился охотничий азарт,  — как это было?
        Мотя подсела рядышком, разгладила на коленях цветастое платье — мне даже как-то уютнее стало, теплее.
        — Это в конце сороковых было, после войны, мне тогда пятнадцать или шестнадцать лет стукнуло. Всей семьёй и ещё с кем-то пошли в лес за брусникой. В то время брусники много было: можно было просто сесть на землю и потихоньку вокруг себя собирать. Ты это место должен знать, вроде тоже там бывал. Мы с матерью вдвоём оказались в одном месте, остальные вне пределов видимости, но где-то рядом. Через какое-то время решили перейти в другое место. Когда обходили кустарник, кажется — шиповник, мы с мамой его и увидели.
        — Чучуну?
        — Ну да, его самого. Он сидел на корточках и ел бруснику, а когда нас заметил, встал и нас разглядывает. А мы тоже стоим, с места двинуться не можем, как будто столбняк охватил — ужас какой-то. Оцепенели мы, двинуться с места не можем. Словами трудно передать… Знаешь, страшно было, взгляд у него такой осмысленный. Но я, кажется, по-настоящему даже испугаться не успела, а мама потом всё-таки закричала, он сразу и убежал.
        — А как он выглядел?
        — Очень высокий, выше тебя намного, но худой какой-то, наверно после зимы не отъелся ещё. Сутулый, если бы выпрямился, ещё выше стал бы. Руки длинные, ниже колен, густо покрытые то ли волосами, то ли шерстью — не поймёшь. В какой-то шкуре, сейчас уже не помню в какой, кажется — в оленьей… нет, в волчьей, и довольно длинные волосы на голове, это точно помню: ветер был и волосы развевались. Лоб такой — как у австралийца, нос сплюснутый и большой.
        — А потом что было?
        — Люди суеверные в то время были, когда на шум сбежались, быстро собрались и ушли. Сперва говорили — абаасы (чёрт, як., прим., автора), потом вроде чучуну в нём признали. Когда ручеёк переходили, на берегу такие же следы видели, только пальцы не такие длинные, покороче малость.
        — Размер стопы какой был, помнишь?
        — Так думаю, где-то сантиметров сорок — сорок пять.
        — А глубокий?
        — Да, глубокий, вес то при таком росте порядочный, и на некоторых следах отпечатки острых когтей были заметны.
        — Наверное ногти, всё-таки человек. Какие-нибудь звуки он издавал: свист или крики?
        — Нет, только мама кричала, аж люди услышали, прибежали.
        — Оружие: нож, лук у него были?
        — Нет, ничего не видела. Дома потом долго разговоры были: никогда в наших краях ни до, ни после, чучуну не встречали. Этот, наверное, из Верхоянья как-то к нам попал. Там, говорят, их много.
        — Кишмя кишат… А у него точно одежда звериная была, может это волосяной покров такой густой?
        Мотя надолго задумалась, бровки нахмурила, на лице прибавились морщинки, начала губы покусывать:
        — Ты чего меня путаешь, сынок? Сколько лет то уже прошло… Нет, мама тоже говорила что он в шкуре был.


        Чуть позже, когда мы всей семьёй пили чай, я вспомнил про гипноз, которым чучуна якобы обладает, так и спросил:
        — Мотя, вот говорят, чучуна обладает силой внушения, гипнозом, ты при встрече это почувствовала?
        — Нет, Андрей,  — после недолгого раздумья ответила тётя,  — это у нас только хорошие шаманы гипнозом владеют,  — а от чучуны я этого самого гипноза не чувствовала. Только страх, и ужас невероятный. Аж от страха с места сдвинуться не могла — до того страшно было.
        — Как в кошмарном сне.
        — Да…


        Итак — для начала можно конкретизировать несколько пунктов из всей этой мешанины более-менее достоверной информации:
        — Чучуна вероятно может иметь при себе оружие — примитивный лук со стрелами или железный нож;
        — Может иметь на себе одежду из шкур животных;
        — Гипнозом чучуна не обладает, меня в этом не переубедить;
        — Питается растительной пищей и мясом, всеядный.
        — Всегда ходит один.
        — Зимой впадает в спячку.


        Далее Вы узнаете:
        Происходят ужасные вещи: группа охотников встретила в тайге агрессивно настроенного чучуну, один из них, испытав невероятный страх, даже поседел…

        Глава III
        Человек таёжный

        Всё-таки мне удалось уговорить отправиться со мной на поиски Романа Делавова и его сына Сергея. Особого энтузиазма Роман не выказал, больше надеялся поохотиться, а вот Сергей очень обрадовался: какое-никакое, а приключение для его пятнадцатилетнего возраста предстояло довольно серьёзное.
        Первый целенаправленный выезд в тайгу мы назначили на пятое августа этого года. Посоветовавшись, кроме всего необходимого, решили взять с собой и оружие: всё-таки — тайга. Взяли цифровой фотоаппарат, радиостанции, прихватили металлоискатель: мало ли что, вдруг в месте обитания чучуны нож или наконечники стрел найдутся — хоть это и маловероятно, но всё же. Запаслись продуктами питания на неделю, заправили машину.
        В тайге решили остановиться у нашего друга — Гены Расторгуева: он живёт как раз в том районе, где нами были обнаружены следы этого существа. Машину оставим у него и будем ходить пешком.


        Сергей, парень смелый: с малолетства в тайге, но когда мы были уже в дороге, он, задумчиво почесав свою белобрысую голову, спросил:
        — А если на нас в лесу чучуна нападёт?
        — Поломает нас всех,  — не раздумывая, ответил отец,  — порвёт как промокашку.
        — Да!?  — забеспокоился Сергей.
        — Не волнуйся, Серёга, прорвёмся!  — успокоил я его,  — у нас же оружие.
        — Ты, Андрюша, в человека стрелять собрался?  — Серьёзно спросил меня Роман.
        Теперь взволновался я:
        — Так ведь чучуна.
        — Так ведь человек, хоть и снежный.  — Рома закурил,  — а это, знаешь — криминал.
        Услышав слово «криминал», вспомнил уголовный кодекс:
        — Значит, будем действовать по закону: в пределах необходимой обороны. Нас трое, он один, следовательно — мы правы. У нас же в стране всегда так?
        — Ну да, ну да,  — неопределённо буркнул Рома,  — закон — тайга…


        По всей трассе все дорожные знаки и плакаты густо прострелены картечью, разнокалиберными пулями и дробью — это разминаются хулиганистые охотники и злые, из-за плохих дорог, дальнобойщики — дикий, некультурный народ. Иногда попадаются стоящие у обочин покореженные иномарки — лихачи на огромной скорости задевают колесом на бровке грунтовой дороги песок и переворачиваются. Потом ставят машину на колёса, и почёсывая ушибленное темечко ждут попутных уазиков с буксировочными тросами. Своих тросов почему-то ни у кого из них не имеется.
        Уже приближаясь к заимке Геннадия, встретили группу старых добрых знакомых — охотников на УАЗе, поговорили, перекурили. Они поделились с нами карасями — выловили на каком-то озере. Проявят ли они своё добросердечие к лихачам — неизвестно: чай, не зима.
        К Геннадию приехали поздно вечером, начинало смеркаться, повеяло прохладой. Пока не стемнело, решили поставить сети на речке, на берегу которой и жил хозяин дома. Пока мы с Геной ставили на резиновой лодке сеть на щуку, Рома уже почистил карасей, Сергей наколол дров и растопил печку. Пока выкладывали на стол привезённые с собой продукты, Гена уже нажарил карасей — всё делается слаженно — как всегда. Запас продуктов привезённых лично для Гены, оставили в сенях.
        Уже стемнело. Геннадий включил электрическую лампочку, висящую на раме окна — электричества здесь нет, поэтому используется автомобильные аккумулятор и лампочка.
        Таёжный человек Гена — пенсионер, лет под шестьдесят, роста ниже среднего. В этом одиноком лесном доме, живёт с детства: достался по наследству от бабки с дедом; когда-то здесь были их сенокосные угодья, сейчас же всё хозяйство захирело. Супруга умерла несколько лет назад, живёт в одиночестве. Дочка с семьёй живёт в городе. Так что всегда рад всем, кто к нему приезжает в гости: есть с кем поговорить.
        — Ну, давай, Гена, рассказывай, как живёшь-можешь?
        — Да что рассказывать, живу помаленьку. Тоскливо одному. Хорошо, что вы приехали. А то хожу как леший, сам с собой разговариваю.
        — Чем занимаешься?  — спросил я его продолжая откушивать аппетитного жареного карасика,  — давненько я у тебя не бывал. Может тебе книги, газеты привезти?
        — Да, если возможность будет, привези. Знаешь — детективы люблю читать, про войну что-нибудь. А то эту недавно читал… как его… а, Евгения Онегина, так уснул, понимаешь. Если наших писателей увидишь — Федосимова, там, или Ариадну Борисову — обязательно возьми. Твои книги уже несколько раз перечитал.
        — Пенсии то на жизнь хватает?
        — О-о! Даже остаётся, дочке всё отдаю. Мне то что, булки хлеба на неделю хватает, продукты все кому не лень привозят, тушонка вон стоит, не знаю куда девать,  — Гена показал на картонную коробку возле буфета,  — макароны. Вы, наверное, опять что-то привезли. Не надо мне ничего, меня и река, и лес кормят.
        Рому это заявление видно задело:
        — Ты это… ты это, давай, прекращай так говорить…
        От разговора ни о чём я плавно перешёл к главному вопросу:
        — Гена, здесь что-нибудь про чучуну слышно?
        Не знаю, как Гена меня понял, но он стал рассказывать про совершенно посторонние вещи:
        — В прошлом году, осенью, сыновья соседа — казака ночью прибежали, говорят — привидение там у себя видели, какого-то старика древнего.  — Эта семья с крепким хозяйством, проживает на соседнем алаасе (огромное поле посреди тайги с большим озером по центру. Прим., автора),  — Там у них могила стоит аж восемнадцатого века. Шары — во! Испуганные такие…
        — Да нет, Гена, это я знаю, я не об этом…
        — Он тебя про чучуну спрашивает,  — вступил в разговор Роман, помнишь, мы в прошлом году следы нашли. Чёрный тоже рассказывал…
        Хозяин дома отмахнулся:
        — Да не верю я во все эти привидения, чучуны-мучуны всякие… Вот ещё говорят — на нашем мосту женщину какую-то видят: здесь неподалёку одна повесилась на дереве, вот и пугает народ. Всех дальнобойщиков распугала.
        Теперь Сергей заинтересовался:
        — Как это так, её что, и вправду видят?
        Терпеливо выслушав все байки и доводы в защиту этих басен, которые в достаточных количествах имеются в этих диких местах, я всё-таки добился вразумительного ответа на свой вопрос. Первоначально Роман был уверен, что Геннадий лично видел чучуну в тайге вместе с покойным полковником Чёрным, оказалось, что это не так. Полковник Чёрный в своё время с группой товарищей встретил чучуну в тайге, а так как они на время охоты, примерно с неделю, проживали в семье Геннадия, то и первая информация из их уст была лично Геннадию.
        Вот что рассказал Геннадий, разве что время события установить точно не удалось, но с помощью Романа картина прояснилась более-менее точно, потому-как Николай Чёрный то же самое рассказывал и Роману.
        Но Роман этому особого значения в то время не придавал: о встречах с чучуной рассказывали разные люди, всех просто не упомнить, да к тому же это было давно. Автор тоже до поры до времени скептически относился к таким россказням, тем более все рассказы начинались так: «А вот один рассказывал…». Нет, уж если добывать факты, то только железные, и от надёжных источников.


        Полковник МВД Чёрный в начале девяностых годов был в звании майора милиции. Заядлый охотник. В феврале месяце предположительно девяносто второго года, майор с друзьями отправился на охоту — на лося. Жили у гостеприимного Геннадия Расторгуева, в то время его супруга была живая, с ними жила и маленькая дочка. Выслеживать зверя уходили обычно с раннего утра, возвращались поздно вечером.
        В тот знаменательный день с утра пораньше со своими тремя друзьями Николай Чёрный отправился на охоту, пешком. Геннадию сказали, что вернутся по темноте.
        Вернулись в обед. Шары, как выражается Геннадий, были — во!!! Сильно напуганные, долго не могли прийти в себя, первым делом закрыли двери на все запоры и водку стали глушить — прямо из горла:
        — Бляха, чучуна чуть на нас не напала!
        Один из них, когда снял шапку, оказался совершенно седым:
        — Ну его на хрен такую охоту!
        — Ты поседел, Иван!
        — Да ну на хрен!  — Посмотрев на себя в настенное зеркало, неуверенно повторил: — да ну на хрен…


        Было так:
        Группа шла по тайге цепочкой: друг за другом. Первый пробивает в снегу тропу, остальным уже легче. Когда головной устает, его меняет замыкающий, и так далее. На охоте курить-разговаривать нежелательно: животное может услышать или учуять и убежать, так что шли молча, только снег похрустывает. Где надо — перешагивали, где нужно — перелезали.
        Неожиданно позади группы послышался треск ветвей и деревьев — обычно так ломится сквозь чащу лось. Все развернулись — в сторону охотников ломилась чучуна! Судя по всему, настроена она была довольно решительно: с такой силой раздвигать стволы и ломать толстые ветви деревьев может только могучее существо, сравнимое по мощности разве что с медведем или лосем. Волосья развеваются, рот перекошен в страшной недовольной гримасе. Руками от преграждающих ей путь деревцев как от кустиков отмахивается, по сторонам щепки летят, сломанные куски ветвей; прёт, даже глубокий снег ему не помеха.
        Прогремело несколько выстрелов из винтовок. От страха и волнения никто в неё не попал, но чучуна, злобно на них глядя, остановилась, только пар изо рта как от паровоза пыхчет. Все рванули в сторону основной дороги.
        Остальное известно.


        Но не всё. Я стал расспрашивать Геннадия о подробностях этого события:
        — Сколько метров было до чучуны, Гена? Вы же всё-таки обсуждали это происшествие: Николай Чёрный, да и все остальные, как я понял, хорошо чучуну разглядели.
        С помощью наводящих вопросов, память у Гены заработала,  — у меня и не такие раскалывались. Выяснилось: расстояние до чучуны было метров 25-30, разглядели не очень хорошо, а очень даже хорошо: чучуна была женщиной! Роста небольшого, длинные волосы на голове, розовые соски на больших грудях волосами не прикрыты.
        То же самое подтвердил и Роман: Николай Чёрный про этот случай и ему рассказывал, и даже вспомнил про то, что полковник предполагал: у чучуны где-то рядом находился ребёнок, она его защищала от людей! Из одежды у неё ничего не было, тело покрывали только волосы. Какого цвета были волосы на теле у чучуны — Николай не сообщил, но возможно Гена этого и не помнит. Холодного оружия при ней не было. Всё это происходило без каких-либо звуков: она не кричала, не свистела и не рычала. Но Гена всему этому всё-равно до сих пор не верит.


        Почему Геннадий не поверил полковнику? Объяснение Геннадия Расторгуева:
        — На следующее утро они все в город срочно уехали, а я взял винтовку и специально пошёл в то место, про которое они рассказали.
        — И что?
        — И ни-че-го!  — Гена хлебнул чай.
        — Вообще?
        — Ни сле-да!  — Гена значимо хрумкнул печеньем.
        Рома, аккуратно стряхнув сигаретный пепел на клочок газеты, сказал:
        — Это гипноз, она специально ребёнка от тебя отваживала.
        Его сын Сергей так и сидит с открытым ртом, не шевелится. Я ответил:
        — Какой на хрен, Рома, гипноз? Как можно в тайге, ты сам своей головой посуди — КАК МОЖНО В ТАЙГЕ УКАЗАТЬ ТОЧНОЕ МЕСТО?
        — Это в пяти километрах отсюда было, на западе,  — победно сообщил Гена.
        — Ты по ихним следам шёл?
        — Ихние следы с магистрали были, а я напрямую пошёл, глухаря подбил.
        — Напрямую ты бы весь земной шар обогнул, Гена! За глухарём ты пошёл а не за чучуной… Давайте лучше спать, мужики…


        — Вспомнил!  — хлопнул ладонью по столу Рома.
        — Что!?  — спросили все хором.
        — Зимой они рожают!
        — С чего ты взял?  — поставил я вопрос ребром.
        — Объясняю. Во-первых, косвенно — она от Кольки Чёрного своего ребёнка защищала. Правильно?
        Все согласно кивнули.
        — Так вот, мне рассказывали — как-то группа людей, на чучунью семью зимой нарвалась.
        — И что?
        — Все разбежались в разные стороны!  — Рома опять хлопнул по столу ладонью,  — и люди и нелюди!
        — И что?
        — Ну как что, у женщин чучунок детишки на руках были…
        — Короче — давайте спать!  — я понял — начинаются басни и махнул на всё это рукой,  — завтра вставать рано…


        Итак, в нашей копилке информации в первый же день, вернее — вечер напряжённой работы исследовательской экспедиции прибавились пункты: за номером 7 — якутская чучуна зимой не спит, даже возможно рожает; пункт номер 8 — соски на грудях у чучуноженщины — розовые, но совершенно не привлекательные; 9 — чучуна может находиться в группе от двух и более себе подобных; и, наконец — 10 — регион её обитания в радиусе от места жительства таёжного человека Гены примерно 10-15 км., Но делать какие-либо конкретные выводы ещё рано, ибо всё ещё впереди, всё только начинается…


        Далее:
        …Таинственный старик… Хозяин древней могилы требует языческой жертвы… Банк данных стремительно пополняется… Расследование капитана идёт полным ходом…

        Глава IV
        Избушка на курьих ножках

        Утром встали рано, часов в пять. По всем признакам погода будет хорошей, ясной. Примерно за полчаса выбрали из сетей несколько больших щук, положили в ледник — это глубокий погреб, в котором и зимой и летом холодно. Каждую зиму туда заблаговременно закидываются глыбы льда, благодаря этому продукты не портятся.


        В одном углу прямо на полу мы обнаружили довольно толстую умятую подстилку из свежей травы, трава была не срезана, а вырвана из земли. Было видно, что на ней недавно кто-то лежал, спал.
        У меня, как у человека весьма впечатлительного, перед глазами сразу возникла такая картинка:
        Семья чучуней — папа, мама и их ребёнок в ненастную промозглую погоду натыкаются на этот домик. Папа, как чучун довольно решительный, сразу выпинывает непонятную для него вещь (печку) из жилища, она шустро вылетает из проёма на двадцать два метра, так как она занимает довольно много места: они же большие и всем места не хватает. Рычит на маму с чучунёнком, те бегут в поле рвать травку и, подобострастно посвистывая, устилают папе на самом почётном месте…
        — Па-а-па-а!  — раздался истошный крик.
        — Чего надо?  — спросил отец сына, выглянув из двери.
        Просмотр картинки закончился — судя по интонациям, Сергей нашёл Нечто.
        Мы с Романом как угорелые выскочили на берег, Сергей, пригнувшись, рассматривал что-то на земле. Это «что-то» Роман сразу классифицировал как одно из орудий труда подпольных золотопромышленников: с помощью такого лотка намывают золото. Лоток одним ребром основательно врос в землю, никто из нас вытаскивать его не захотел и на этом исследование этого места закончилось.
        Развели костёр, стали готовить обед.
        



        



        Надо признать — абсолютно никакой эйфории по поводу сегодняшнего «приключения», никто из нас не испытывал, всё происходило как само собой разумеющееся. Не было того азарта, изюминки, которую показывают в фильмах про искателей приключений. Думаю это оттого что все мы местные, про чучуну наслышаны как про того же медведя или лося, и ничем нас уже не удивить. Кажется, когда Сергей где-то рядом собирал грибы и ловил щуку, азарт у него при этом бил ключом — вот это было заметно.
        Щука на вертеле пропекается быстро, картошка с грибами уже поспела и всё это с великим наслаждением быстро нами умято. Сергей, впитав в себя информацию про золотоискателей и их орудия труда, улёгся спать прямо на земле, мы с Романом стали пить чай и подводить итоги.


        Судя по лотку, и простой железной бочке образца середины XX века, землянка принадлежала нелегальным золотопромышленникам, не исключено что и скрывавшимся от правосудия уголовникам. Жили и трудились они там примерно в 40-60-х годах прошлого века, ибо в семидесятых таким артелям уже пришлось туго. Было их человека три, максимум — четыре, больше просто не уместятся: «жилплощадь» не позволяет. Вот двум чучунам там было бы комфортно — это вполне, даже с ребёнком.


        По поводу травяной подстилки. Трава более-менее свежая, начинающая желтеть. Судя по вмятинам на нужных местах, на ней лежал только один человек высокого роста. Нормальный человек, пусть даже высокого роста, на грязный земляной пол и с подстилкой из домотканого ковра не ляжет. Бомж — тоже исключено: нет каких-либо следов от продуктов, остатков пищи: пластиковых бутылок, банок, обёрток, пакетов, даже малого клочка мятой бумажки — и той нет. Да и вообще — довольно неприятно и страшно было бы ночевать нормальному человеку в таком мрачном заведении.
        Мои с Романом выводы от всего этого здесь приводить не стану, думаю — наши мыслительные процессы происходят так же, как и у всех порядочных людей.


        Итак — наша копилка знаний пополнилась. Пусть и незначительно, поверхностно, но всё же. Фоновые знания — это знание всех, то есть люди знают, что существует некое существо, которое называется «снежный человек». Кто-то в это верит безусловно, и к тому же настырно доказывает всем, кому надо и не надо,  — это каста уфологов. Есть люди, которые ничему этому не верят, живой пример — Геннадий Расторгуев. И есть люди, которые про это «знают» — узкий круг охотников, людей, которые имели непосредственный контакт с этим существом. Мы уже принадлежали именно к этому «узкому кругу», или были весьма близки к нему. К этому знаменателю мы с Романом пришли после просмотра всех фотографий на цифровом фотоаппарате. От безудержной эксплуатации аппарата сел аккумулятор — жалко.


        Проснулся Сергей. Стали размышлять — что же делать дальше? Решили — будем возвращаться по речке, но по пути заскочим к казакам, может и они поделятся кой-какой информацией.
        От берега протопали километра два до алааса казаков.
        Хозяйство в семье казаков большое — несколько лошадей, коровы, трактор, два больших дома, подсобное хозяйство. Старый, лет за семьдесят, но крепкий отец семейства и трое сыновей от 27 до 35 лет. Если бы не средства современной сельской механизации я бы подумал что попал по крайней мере в начало двадцатого века: до того отец с сыновьями напоминали героев фильмов про классических казаков. У старого отца в руке постоянно находится нагайка, у всех на головах форсистые кубанки, из-под которых выбиваются чубы, на ногах щегольские сапоги, воротники пиджаков оторочены шкурами песцов или соболей. Здесь становится понятным словосочетание «первый парень на деревне», но представительниц прекрасного пола я так и не увидел.
        Роман представил меня казакам, он здесь часто бывал, познакомились. Захар Петрович — отец, и сыновья — Павел, Пётр и Савелий. Сыновья просто пожали нам руки, и ушли по своим делам, отец же пригласил нас в просторный дом.
        Поговорив о житье-бытье — хоть это меня и не интересовало, но я старательно делал озабоченный вид, о городских новостях, о политике Америки в отношении Ирака. Выяснив, что все женщины ушли по грибы и, выпив десятую чашку чая с молоком, приступили к главному — вопросу о чучуне.
        — Да-а, бывает здесь всякое… Осенью вот сыновьям какой-то старик примерещился. Седой такой, косматый. Перепугал тут всех. Я-то его не видел, спал, понимаешь. А сыны как угорелые носились. К Генке побежали, понимаешь…
        — Да, Гена рассказывал,  — подзадорил я дедушку,  — во всех подробностях рассказал, оч-чень, понимаешь, интересно. А как он тут появился то, Захар Петрович?
        — А что, на краю алааса могилы не видели что-ли?
        — Неужели!? Привидение!?
        — Ну, да,  — дед засмеялся,  — всем троим примерещился, вроде не пьяные были. А то б я их…  — Петрович для убедительности потряс нагайкой.
        Чтобы быстрее закончить этот интересный рассказ, спросил:
        — Ну, и чем всё закончилось?
        — Гена сказал — рядом с могилой нужно стопочку водки поставить, вроде бы оставил нас в покое.
        — Ну, дай Бог, Захар Петрович.
        — Дай Бог, Андрей.
        — А чучуну здесь где-нибудь видели?
        — Да откуда здесь чучуна? Отродясь не видел. Вот волки, понимаешь — это есть: с месяц назад опять телёнка утащили, понимаешь, ни рожек, ни ножек, ни следов…
        Теперь слово взял Рома, перебил дедушку:
        — Слышь, Петрович, помнишь, Коля Чёрный рассказывал…
        — Да-а, байки всё это! Чучуна, чучуна — откуда здесь чучуна?
        — Не томи, Захар Петрович,  — я уже откровенно стонал,  — поведай, любезный!
        — Это до чего же все рыжие шустрые!  — рассмеялся старик. Всё-таки выудить из старика информацию удалось: Чёрный и Петровичу рассказывал про эту встречу в тайге, все детали рассказа сошлись полностью с тем, что рассказали и Роман, и Геннадий.
        Ещё раз убедившись в том, что батарейка в фотоаппарате села окончательно, мы распрощались и отправились в обратный путь.


        Сергей шёл быстро, чуть ли не вприпрыжку. Приближаясь к берегу, спугнул сидящую в прибрежной траве крякву. Шумно захлопав крыльями, она поднялась,  — Роман не промахнулся…


        Далее:
        Капитан Брэм для добычи информации использует запрещённый приём: оказывает психологическое давление…Группа беспечных молодых охотников сходит в глухой тайге с ума… Власти, чтобы не подвергать дело огласке, помещают их в психиатрическую лечебницу… Загадочная смерть друзей…

        Глава V
        Утка

        



        Геннадий в задумчивости сидел на берегу. Увидев нас, радостно замахал руками, стал что-то кричать. В ответ и мы помахали:
        — Привет, Гена, привет!
        Рома, подняв в руке утку крикнул:
        — Смотри, какая жирная!  — судя по всему Гена нас не слышал: далековато ещё.
        Приблизившись, бросили ему конец верёвки, чтобы он помог вытянуть лодку на берег:
        — Сейчас отдохнём малость, сети проверим.
        — Ну что, как съездили, где были?
        — На правом берегу, в землянке, не то золотари там жили, не то ещё кто-то,  — я чувствовал — Гена что-то знает про этот дом, решил поговорить без свидетелей, попозже,  — как чаёк, горячий?
        Все выгрузились.
        — Да, готов, я уж думал — вы там заночевать собрались.
        — Не-е,  — Сергей, взгромоздив на себя поклажу из лодки, сказал: — я бы всё-равно к вам вернулся, дядя Гена, хоть ночью.
        Роман тоже не стал скрывать своего мнения на этот счёт:
        — Мрачновато там, да и дыры в стене, печка рядом с домом валяется а трубы нету… От Захара привет тебе, Гена!
        — Спасибо!..
        — Представляешь — волки у них телёнка утащили!
        — Да, они как-то приходили, искали…


        Усталости никто не чувствовал, сразу сели пить густозаваренный чай. Заменив батарейки в фотоаппарате, стал показывать Геннадию снимки:
        — …А печка почему-то в лесу лежала… а вот следы посмотри, это мы в прошлом году засняли, вчера не удосужились тебе показать.
        Геннадий с интересом стал рассматривать:
        — Да-а, никогда такого не видел. Фотоаппарат какой-то интересный…
        — Нет, Гена, ты на следы посмотри.
        — Так я и говорю — никогда такого не видел, интересные следы: вроде человеческие, а вроде и не человеческие…
        Через его спину перегнулся Сергей, который уже неоднократно эти снимки видел:
        — Вот, дядя Андрей, посмотрите: может, это оборотень?
        — Ну, ты, Серёга…  — Роман укоризненно покачал головой,  — насмотрелся видиков…
        — Так вместе наверно и смотрите,  — сделал я предположение,  — дружненько так: шары — во! друг к дружке прижались, дрожь в коленках, сбитое дыхание…
        — А что, пап, смотри — постепенно следы в волчьи превращаются.
        А ведь верно,  — местами есть следы с чем-то, напоминающими когти на концах пальцев. Мы, взрослые мужики, тоже на некоторых снимках заострённые пальцы замечали, но особого значения этому не придавали.
        Геннадий, кажется, об ответе долго не раздумывал, выдал сразу:
        — Пальцы длинные, в грязи расползаются в стороны, и когтями цепляют землю.
        — Вот! Вот что значит таёжный человек, моментально определил! Пальцы то в грязи расползаются и загибаются! Следопыт!  — отставив кружку в сторону, я предложил: — может, сети проверим, мужики?
        — Можно,  — Роман аккуратно всунул окурок в щель в печной дверце, возле которой сидел на корточках,  — эт`можно, пока светло.
        — Тогда мы с Геной делом займёмся: утку почистим, сварим, то-сё, а вы с сетями разберитесь.
        — А это случайно не утка?  — Геннадий посмотрел на Романа, потом на меня.
        — Конечно утка,  — Рома с подозрением взглянул на Гену,  — что с тобой, Гена, не видишь — кряква?
        — Вижу — кряква,  — согласился Геннадий,  — сейчас, говорят, на компьютерах чего хош изобразить можно: хоть крякву, хоть утку.
        До меня дошло — Гена сомневается в подлинности фотографий:
        — Рома, сейчас будет вынос тела. Он нам не верит! Дай-ка мне большой железный нож…
        — Ой, ой, ой,  — засмеялся Геннадий,  — испугался, сейчас убегу!
        Рома как стоял, так и стоит — ничего понять не может. Сделав страшное лицо, я стал потихоньку приподыматься с лавки:
        — У нас дли-инные руки!..
        Теперь дошло и до Романа:
        — Ну, ты, Гена… да оно нам надо — из-за этой «утки» здесь без толку шарахаться?  — махнув рукой, позвал сына: — ладно, пошли, Серёга…
        — Да шучу я, шучу,  — Гена похлопал Рому по плечу, Рома разулыбался,  — утка это, кряква.
        — Так я и говорю — кряква.  — Отец с хохочущим сыном пошли собирать щучий урожай.


        Выпотрошив и промыв дичь, закинули в кастрюлю. Я закурил:
        — Как думаешь, Гена, чья это землянка?
        — Говорят — золотари там были, да я уж точно и не помню. По всей тайге чего только нет: схроны уголовников, золотарей, балаганы (жилые юрты — прим., автора) древние. В гражданскую, когда в городе заварушка была — то красные в тайгу убегали, то наоборот — белые, чего только не понастроили.
        — Гена, а эта землянка чья?  — Всё-таки я решил добить вопрос до конца, намекнул,  — говорят, там что-то интересное было…
        — Да я уж и не помню…  — повторил Геннадий, мусоля свою кружку с уже холодным чаем.
        — Гена, не капризничай! Хочешь, чайку горячего подолью,  — предложил я ласково,  — ведь было же там что-то, ты ведь знаешь о чём я говорю.  — Хоть я совершенно и не помнил, «о чём я говорю», но сделал соответствующее лицо,  — парни молодые там с ума сошли.
        Ох, как не хотел Геннадий говорить на эту тему,  — это было видно невооружённым глазом. Но чистый душой таёжный человек под моим напором начал потихоньку раскрываться:
        — В шестидесятых это было… Как-то летом приехали сюда трое моих друзей из города — студенты, выходные были или праздничные дни — не помню уже. Посидели, попили. Чуть не подрались из-за чего-то, сам знаешь, как у нас бывает… потом ушли. Навеселе ушли. В то время охота хорошая была: утка непуганая, боровой больше было. Так что настреляли много чего, и остались ночевать в той землянке. Я до того случая и сам там ночевал иногда, запор на двери хороший был, надёжный, нары были. Даже зимой — жара, печка та самая стояла, из бочки которая. Они и там водку пить продолжили. В итоге — вырубились все. Хорошо, что дверь изнутри заперли… Давай чайку плеснём, Андрюха.
        — Плеснём по малой,  — согласился я,  — чай — не водка…


        Сергей с Романом, слышно, разговаривают о чём-то на берегу, смеются. Двери в доме раскрыты настежь, печка вбирает в себя жар, чтобы ночью отдать нам своё тепло. Скоро стемнеет. В памяти стала вырисовываться та самая история, которую я часто слышал в далёком детстве: дом в лесу со стенами, обитыми звериными шкурами, и страшная «чёрная рука» которая из этой самой стены вылезает и душит, душит беспечного путника. Да, в то время по городу ходила такая байка…


        — И вот ночью один из них чувствует — кто-то шарит по нему рукой, он эту руку ладонью — хлобысь! Типа — не приставай, противный! А она волосатая и мускулистая такая!  — Гена посмотрел на меня, оценил мою реакцию, я слушаю внимательно, Гена продолжил: — он со страху и заорал. Рука пропала, все проснулись. Этот парень, Дмитрий его звали, спички жечь стал, да и без того более-менее от печки видно было: там же дверка всегда открыта. Под потолком отверстие вроде форточки есть, ты видел, наверное — одно бревно разрезано, размер вот такой,  — Гена показал руками размер — примерно с три ладони,  — как раз над нарами получается, вот оттуда рука и совалась к нему. Друзья конечно спрашивают — чего, мол, орёшь, перепил что-ли? Абаасы! Абаасы! (чёрт, як.)  — кричит так истошно. А тут по крыше кто-то, услышали, топтаться стал, потом прыгать, аж земля с потолка сыпаться стала. Дима ствол ружья в эту «форточку» сунул, да как пальнёт дуплетом, все сразу и протрезвели, давай ружья заряжать. Знаешь, как волосы на голове от страха шевелятся? Так у них даже кожа сморщилась. Ещё несколько раз стреляли. Так до утра и не
спали.
        — И — тишина…
        — Вот, стоило тебе рассказывать,  — Гене показалось, что я над ним смеюсь.
        — А потом что было?  — Я уже закончил чистить картошку, стал её промывать.
        — Ко мне рано утром пришли, возбуждённые такие, испуганные. Рассказали. Даже не знаю, верить или нет, они говорили — абаасы. Дима всё про руку говорил: большая такая ручища, волосатая. Когда уехали, через два дня на ГАЗике из компетентных органов приехали, заставили меня показать это место. Проводил. Они там бутылки увидели, гильзы металлические, по крыше полазили, эксперт криминалист крышу обследовал, форточку,  — У Гены видно совсем настроение испортилось,  — вот, обследовал, слепки какие-то сделал…
        Я бросил картошку в кастрюлю:
        — А дальше?
        — Ну что дальше… потом этих ребят психиатры обследовали да и упекли куда следует. Вот так сами себе языками жизнь и сломали.
        — Да-а, жалко парней. Ты их сейчас видишь?
        — Двое умерли уже, а Дима настоящим дураком стал — искололи там его.


        Некоторое время сидели молча, почему-то стало грустно. В раскрытую дверь повеяло прохладой.
        — Слушай, Гена, а может это медведь был?
        — Я тоже про это думал, но от форточки до лежащего на нарах человека медведь при всём желании не достал бы, я же там был, знаю. К тому же когтями, даже если бы и ласково, порвал бы… Только очень длинная рука достанет — гораздо поболее метра будет.


        Было видно, что Гена не желает больше говорить на эту тему, встал, поднял крышку кастрюли:
        — Закипает, скоро готово будет. Ты лучок пока почисти, а я пойду, барометр гляну.
        — Что за барометр, Гена?  — не помню у него такого механизма,  — барометр где-то достал?
        — Да у меня их полно, пошли, покажу.
        На завалинке дома стоял очищенный от коры еловый пенёк с торчащей с боку веточкой, конец ветки указывал на одну из зарубок на стене.
        — «Пасмурно»,  — определил Гена,  — дождь завтра будет.
        — Ух, ты-ы! А как ты определяешь?
        — Еловая веточка на погоду чувствительна очень, двигается. Вот зарубки на стене — «ясно», «облачно», вот эта — «пасмурно», а когда в этом положении — то «дождь».
        Подошли Роман с сыном:
        — Чего там увидели?
        С видом знатока сообщаю:
        — Дождь завтра будет!
        — Эт`точно: что-то спину ломит, к дождю, однако.  — Рома с сыном с мешками рыбы на плечах пошли к леднику,  — спускайся вниз, Серёга.
        — Сергей!  — Крикнул я в спину парню, он обернулся,  — лучок потом почистишь, там уже всё готово!
        — Сделаю, дядя Андрей…


        С ночи зарядил дождь. Всё-таки, как выяснилось, я сильно устал, так как спал почти до одиннадцати. Сергей спал до обеда: здоровый парень. Роман с Геной с раннего утра ушли по озёрам, вернулись с тремя утками. После обеда посовещавшись, решили возвращаться в город, иначе вскорости дорогу окончательно развезет, и мы попросту не доедем. Если не выедем сейчас, то можно застрять здесь и на неделю, пока всё не просохнет, а дома дела ждут.
        Всю обратную дорогу, механически объезжая рытвины и колдобины, я размышлял о рассказе Геннадия. Эксперт, обследовавший следы, вероятнее всего что-то обнаружил: либо следы ног, либо волосы этого существа. Так как время было воинственно-атеистическое, «безбожное», огласке этот случай никак нельзя было подвергать, вот «материалисты» и упрятали этих ребят куда подальше. В наше время, если бы такое случилось, только бы посмеялись. Интересно,  — сохранились ли слепки этих следов и волосы?..


        — Волосы…
        — Что — «волосы», Андрей?
        Оказывается, я уже стал мыслить вслух:
        — Вы там волосы видели?
        Роман ничего не понял, а Сергей уразумел с лёту:
        — Да, дядя Андрей, это я потом уже дотумкался: надо было там и волосы где-нибудь посмотреть.
        Теперь и Роман понял, о чём мы говорим:
        — Точно! Доски, брёвна! Там же запросто волосы зацепились бы!
        — Голова-а!  — Восхитился я.
        — А то ж!


        …Опять же — «утка», вновь стал гонять я свои мысли-табуны, байка про «дом со стенами, обитыми звериными шкурами» — древняя, как я сам. Детская страшилка для пионерских лагерей. Откуда взялась? Точно помню — «чёрная рука», молодые охотники сошли с ума… Кто же это рассказывал? Это было не в пионерском лагере, и не где-то у костра на сенокосе. Это — более серьёзно… Ладно, потом вспомню…
        — Значит, говоришь — волосы?  — Я закурил.
        — Козе понятно — сразу надо было обследовать все доски.  — Роман тоже закурил, многозначительно добавил: — то-то, думаю, что-то здесь не так.
        — Голова-а!..


        В шестой части этой скучной повести читайте:
        В поисках фактов и улик… Таинственная кровавая находка — безвинная жертва. Какой безжалостный монстр мог это совершить?..

        Глава VI
        Голова

        «Здравствуй, уважаемая редакция газеты! Во-первых, поздравляю всех женщин редакции с Международным праздником 8 Марта, а во-вторых, сообщаю, что наш колхоз шагает в ногу с XXII съездом коммунистической партии и рядом с наукой. План мы собираемся выполнить досрочно, но об этом я писал ранее.
        А недавно у нас в селе появилось научное явление: многие в тайге видели чучуну, как называют у нас в народе лесного человека. Мы дали ему имя Хар Киситэ — Человек Снега, как зовут его собрата из Гималаев в центральной прессе. Очень походит на человека, только весь белый и одет в шкуры. Близко не подпускает, убегает сразу.
        Может ли уважаемая редакция отправить своего корреспондента, чтобы он сам увидел правду (в лице лесного человека) и осветил через газету этот научный факт нашей жизни? Лично я, как председатель колхоза, тоже не отстаю от достижений науки и техники и выписываю одноименный журнал.
        Все мы с нетерпением ждем вашего сотрудника, поэтому просим в нашей просьбе не отказать».  — По этому содержательному письму головы администрации колхоза и выехала в командировку в тот посёлок журналистка Ариадна Борисова — будущий известный писатель.
        Да, многие сельчане своими глазами видели это существо, народ в посёлке волновался, кипели страсти. Однако Ариадна, проделав кропотливую работу, выяснила — это «существо» было простым человеком, много десятилетий скрывающимся в тайге от своих сородичей. Сенсация лопнула как мыльный пузырь, даже тот председатель обиделся на журналиста.
        Не произойдёт ли то же самое и с нашей информацией, не будут ли люди веками смеяться над доморощенными исследователями непознанного как над тем главой колхоза? Опасения такие, признаюсь, меня не покидали. И не покидают до сих пор.
        



        Для того, чтобы защититься от возможных нападок скептиков, необходимо собрать как можно больше информации об этом явлении: информирован — значит вооружён. Много информации на эту тему мне предоставила моя землячка Екатерина Звягинцева,  — она уже много лет изучает проблемы криптозоологии, и считается в своём кругу признанным специалистом:
        



        БУРЦЕВ Игорь Дмитриевич, кандидат исторических наук, издатель, президент Фонда содействия научным исследованиям и поискам «Криптосфера». Участвует в исследовании проблемы гоминоидов с 1965 года. Участник и руководитель многих поисковых экспедиций — на Северном Кавказе (Кабардино-Балкария, 1965), в Азербайджане (Талыш, 1970-75), в Абхазии (1971, 1975, 1978), в Монголии (1976), на Памиро-Алае (1979-82), в Мурманской области (Лов-озеро, 1990); участник «расследований» сообщений о встречах под Санкт-Петербургом (1997, 2009) в Кировской области (2002-2007) и в Кемеровской области (2009). Издатель; автор и соавтор многих публикаций в научно-популярных журналах и газетах. Екатерина посоветовала мне связаться с Бурцевым, светлая, говорит, голова у профессора: много чего сделал для пользы науки. Полезная информация шла потоком:
        В разных странах действуют более или менее устойчивые группы и организации, занимающиеся исследованиями в этой области. Особенно много таких групп в США и Канаде. А в Китае этой проблемой в последние годы занимается государственная научная организация. В России искателей и исследователей многие десятилетия объединяет Смолинский семинар по вопросам гоминологии, служащий средством общения между ними. Дискуссии по проблемам ведутся на различных сайтах в интернете. Информация, то и дело появляющаяся в широкой печати или на различных неспециализированных сайтах, в угоду сенсационности часто грешит неточностью и даже недобросовестностью (!).
        О «снежном человеке» — это название возникло в двадцатые годы XX столетия, когда английская рекогносцировочная экспедиция на Эверест под руководством Говарда-Бэри наткнулась на следы таинственного двуногого существа, очень похожие на следы босых человеческих ног. Тогда-то и возникло название на английском: «Abominable Snowman», что означает «человек снежный отвратительный».
        Исследователи же в России во главе с профессором Б.Ф.Поршневым в начале 60-х годов дали этому существу научное название «реликтовый гоминоид», т. е. сохранившийся с древнейших времен человекоподобный, или просто — «гоминоид» (от латинского hominoid). А наука, изучающая их, стала называться «гоминология». В последнее время начинает завоёвывать позиции и сокращённый вариант названия существа — гомин или хомин (homin), введённый в оборот Д. Баяновым. Этот термин уже широко используется в англоязычных публикациях. Так же синонимом служит термин «Троглодит». Специалисты — поисковики называют его на своём сленге — «Гоша»,  — довольно забавно.
        Верхушки деревьев — вот на что посоветовала обратить внимание Екатерина!  — «Гоша» метит свою территорию, обламывая верхушки у деревьев, криптозоологи называют их «маркеры». А так как Гоша сам по себе роста немалого эти обломы находятся выше поднятой руки человека. Никогда бы не подумал. Видел такие «маркеры» в тайге, но попросту не обращал на них внимания: я же нормальный человек, а не криптозоолог.
        Что ж, отныне в тайге всегда буду задирать свою информированную голову (не путать с носом) вверх и, убедившись, что это действительно «маркер», в смысле — прогнившее деревце со сломанной верхушкой, выругаюсь, и потопаю дальше. Верхушка у дерева сломаться может от чего угодно, доказать что это сделал «Гоша» — весьма затруднительно, а «описать» что это дело Гошиных рук — довольно легко, просто. Не хочу, чтобы меня принимали за фальсификатора.
        Кроме того бытует мнение, что на Севере этот самый Гоша гораздо ниже своих южных собратьев: под два метра ростом, но это толком не доказано. Но информация стоящая. Также по ссылке Екатерины просмотрел фото — слепки Гошиных следов. Найденные нами от них отличались: размер гораздо меньше, пальцы намного длиннее, и большой палец, конец которого гораздо крупнее и круглый, намного выдаётся вперёд остальных. Гипотеза о малом росте северного «Гоши» в нашем случае — подходит. Пожалуй, про науку — достаточно.


        Очередной выезд в тайгу мы назначили на шестнадцатое августа, дорога ещё полностью не просохла, но особой слякоти не было, и это хорошо: отсутствовал риск где-нибудь застрять. Брызгаясь ошмётками грязи, машина мчалась навстречу неизвестности.
        Почему — неизвестности? Это не для красного словца — просто у нас никакого разработанного плана не имелось, только Сергей питал надежду найти на влажной земле новые следы, или увидеть чучуну своими глазами — оптимист, однако, и это — тоже хорошо. Роман, само-собой — надеялся подбить дичь и наловить рыбки, это входило в пункт нашего «договора», иначе бы он со мной не поехал. Да и я бы не отказался пострелять между делом, как говорится — «совместить приятное с полезным». Кажется — удача нам сопутствовала во всём.
        Недавно открылся охотничий сезон, по всему тракту мелькают группы охотников любителей с озабоченными лицами, на каждом повороте с основной магистрали на таёжную дорогу видны свежие следы автомашин. Чем дальше от города, тем меньше нам встречается людей.
        — Достали эти «охотнички»,  — посетовал Рома,  — сунуться некуда.
        — Яблоку некуда упасть,  — подлизываюсь я своему добровольному помощнику.
        — А чем чучуна питается, интересно?  — спросил Сергей.
        — На завтрак — овсянка…  — Начал было перечислять Роман,  — яблочко — это обязательно, это для желудка, понимаешь, полезно…
        Но я прервал:
        — Да хоть чем, Серёга, человек же всё-таки. Порвет, к примеру, косулю, слопает, ягодкой кой-где полакомится.
        — Голова-а!  — Это у Ромы высшая степень похвалы,  — соображаешь!
        — Сырое мясо ест что-ли?  — Спросил Сергей,  — не варит, не парит?
        Это вопрос интересный, стали размышлять. По поводу умения чучуной разводить огонь — этого никто не знает, по крайней мере — мы. Зимой — вопросов нет: замороженное сырое мясо и рыбу не то что все жители, даже гости Севера откушивают,  — строганина называется, да ещё и добавки попросят. А вот летом — это непонятно. Пришли к выводу: летом Гоша дичь съедает сразу, что остаётся — выбрасывает: тухлятину есть никто не желает. Хоть и дикий человек, но понятия вероятнее всего имеются. Недаром встречавшиеся с ним люди отмечали, что взгляд у Гоши довольно осмысленный.


        Слева, обдав машину грязью промчалась битком забитая людьми замызганная «Нива», стала притормаживать и подавать нам сигналы. Я остановился. Это оказались наши знакомые охотники, «Нива» принадлежала моему хорошему другу — промысловику Семёну Борогоеву.
        Перекурив и поговорив о проблемах в изменении климата, о видах на урожай, выяснили, что Семён через неделю собирается ехать промышлять в Сангары — это в шестистах километрах от Якутска, между делом пригласил меня составить ему компанию. Сангары — это хорошо, там тайга дремучая, нужно навести справки, возможно и поеду: какой-никакой а — «криптозоолог»: письма то от специалистов потоком идут.
        И ещё — оказалось, Семён уже поколесил по солидному куску тракта, и выяснил, где пустуют большие озёра, в смысле — где охотников нет. Эта информация распалила охотничий азарт, у Романа появился довольно осмысленный взгляд. Все принялись агитировать меня оцепить какое-нибудь озеро и всем скопом выгнать оттуда уток: так увеличиваются шансы дичи настрелять побольше. У хороших и дружных групп охотников такое часто практикуется. Тем более что у нас с Романом имелись многозарядные автоматические ружья.
        Поддавшись уговорам этих убийц всего живого, мы направились к ближайшему озеру. Сергею оставили портативную радиостанцию, он остался собирать голубику. Буквально за полчаса мы настреляли некоторое количество дичи, и когда стали возвращаться, нас стал вызывать на связь Сергей:
        — Пап, я тут голову нашёл!
        Охотники тревожно переглянулись:
        — Какую голову, Серёжа?
        — Не знаю, животное какое-то.
        — Жди у дороги, сейчас, едем уже!
        



        Сергей проводил группу до места,  — посреди небольшой лесной поляны лежала изрядно обглоданная зверьём голова телёнка. Образовался узкий круг заинтересованных лиц. Честно говоря, эта находка собственно никого и не заинтересовала, кроме меня:
        — Семён, глянь, кто телёнка мог сожрать?
        Посыпались ответы:
        — Волки…
        — …Кто же ещё?..
        — …Они, волки позорные…
        — К-хе…  — Все уставились на Семёна. Семён Семёнович хоть ростом и мал, но авторитет у него огромный, так что после «кхе-кхе» все тут же примолкли. Авторитетно подвигав и несколько раз перевернув голову носком сапога, заявил: — Зверье мелкое постаралось, вот здесь вороны клевали… а вот здесь…  — Семён ещё больше сощурился,  — вот здесь…
        — Мексиканский тушкан?  — предположил кто-то из неопытных.
        Семён почесал затылок — все умные люди так делают когда их головы иногда посещают мысли:
        — Нет, не мексиканский, у нас таких нет… вроде мыши полевые грызли…
        — Голова-а!  — Похвалил Рома,  — вот что значит профи!
        — Волчьи или рысьи зубы видны? Сколько времени эта башка здесь лежит?
        — Ни одного волчьего… ну а сколько времени… полагаю — с весны лежит, однако.
        — А голова отрезана или оторвана?
        Все засмеялись, Семён ответил:
        — Нет, не видно, мелкотнёй же всё обгрызано, ни мышц, ни сухожилий нет, кости голимые.
        — А почему хищники к голове с весны не подошли?
        — Опасность учуяли,  — ответил Семён,  — мало ли что им не понравилось. А что случилось то?
        — Так ведь ни тулова, ни шкуры, ни костей здесь тоже нет!  — вот это в самую точку, все удивились,  — Куда что делось!? А Петрович говорил, что у него волки телят воровали, искали, не нашли.
        — Эвона как!  — Семёна это сообщение тоже озадачило,  — всё чучуну ищешь, Андрюха? Не знаю я ничего, и знать не хочу!
        Некоторое время, поговорив на отвлечённые темы, о тревожащем его положении дел на российском военно-морском флоте, поплевавшись и потоптав окурки, Семён с друзьями уехал…


        Забегая вперёд, скажу: по возвращении домой перебрал старые фотографии, нашёл чёрно-белый снимок моего старинного друга Вальдемара Даувальтера на фоне таёжной охотничьей заимки — это как раз в Сангарах. Вальдемар — опытный охотник, связавшись с ним выяснил — там рыбы… то есть — «Гоши» нет, не было, и никаких слухов и даже баек — тоже. Так что позже от приглашения Семёна Семёновича я вежливо отказался…
        


        Далее читайте:
        Таёжный тупик — но дело о гоминоиде неумолимо приближается к развязке. Письма издалека… Первые существенные находки… Таинственный железный предмет… Не пропустите главное!

        Глава VII
        Тупик

        



        Итак, телёнка утащили не волки — это мы выяснили, иначе на костях черепа непременно были бы заметны следы волчьих зубов и клыков: телячий мозг для любого хищника — деликатес. Всю долгую дорогу мы рассуждали на эту тему. Черепа различных домашних животных люди часто находят в глухой тайге — это ни для кого не секрет, но вопросов — откуда, мол, они появляются и где находится само туловище или, по крайней мере — другие кости, как ни странно, ни у кого не возникают.
        Нет, всё-таки Серёжа — молодец! Мелочь вылилась в обильную почву для размышлений. Но все наши выводы упорно продолжали упираться в тупик: ответа на свои вопросы мы так и не находили. Единственное предположение — чучуна головы животных не ест. Возможно — из головы выгребает либо высасывает только мозг, череп выбрасывает, а всё остальное уносит в свой схрон: накормить семью, «сделать» одежду.
        Та же Екатерина Звягинцева в своих записках вскользь упоминала о странном явлении — найденный каким-нибудь охотником либо путником череп животного, отброшенный им для баловства далеко в сторону, через день оказывался в том же самом месте, где был найден, и, причём, мордой, направленной в ту же сторону света! Да, представьте — был такой опыт, и, причём — неоднократно. Никакой связи с чучуной, при этом, не предполагалось: делалась ставка на мистику. Но всему есть объяснение: какое-нибудь животное возиться с пустым черепом и ориентировать его по сторонам света не будет — отсюда вывод…
        Надеюсь, когда Екатерина прочтёт эти очерки, она, как специалист — криптозоолог, впредь будет обращать на это внимание: никакие черепа сами собой не передвигаются — это же ясно как Божий день. Думаю, но это опять же только предположение, череп — это некий указатель для чучуны. Для чего? Пока это остаётся загадкой, но каждый шаг приближает нас к истине.


        Пока что, к сожалению, еле заметная таёжная дорога, на которую мы свернули, завела нас в тупик. Здесь, на небольшой поляне когда-то находилась стоянка не то охотников, не то каких-то специалистов: аккуратно вырытая мусорная яма, сбитый из тонких еловых стволов большой стол, скамейки; торчащие из земли колышки, оставшиеся от большой палатки, кострище с рогатинами и перекладиной для котлов. Решили здесь и остановиться, ибо место довольно обжитое, аккуратное. Рядом протекал живописный узкий ручеёк,  — прекрасно!


        Смеркалось. Казалось — ничто не предвещало беды.
        Сноровисто поставив палатку, общипав, сварили парочку уток, плотно поужинав, улеглись спать. Полная луна и мысли о страшном таёжном монстре нам этому полезному процессу никак не помешали, но ружья на всякий случай мы уложили рядом с собой.


        Утренний лесной холодок основательно взбодрил, послышалось пение птиц,  — райский уголок. Пока я делал вид, что сладко сплю и досматриваю седьмой сон, Сергей с отцом, не создавая шума, вскипятили чаёк, подогрели остатки ужина, нарезали хлеб. И вдруг… прозвучал хлёсткий, бьющий по нервам, выстрел!.. Схватив своё ружьё, я как ошпаренный вылетел из палатки.
        Рома держал в руке подбитого глухаря:
        — Смотри-кась, сел, понимаешь, на это дерево, и глядит нагло!
        — А-а…  — равнодушно зевнув, я смачно выгнул спину,  — на ужин оставь…  — Приставив оружие к ближайшему дереву, пошёл к ручейку, сполоснул кончики пальцев в хрустально чистой ледяной воде, в которой плескалось великое множество осколочков лёгкого августовского солнца.
        Особо кушать не хотелось, но надо — пожевал, выловив из кружки мошкару, попил чаёк:
        — Что будем делать?
        — Побродим там-сям, постреляем…  — предложил Рома, его устами говорил Великий Охотник.
        — Поищем чего-нибудь,  — закончил Сергей. По нему было видно — в парне проснулся Исследователь и Искатель Приключений.
        — Дельные предложения!  — похвалил я обоих,  — ты, Рома иди на север, а мы с Серёгой попрём на юг. От тебя, чувствую, толку никакого. Что-нибудь интересное будет, сообщишь по рации. На том и порешили.
        Строго на юг топали часа два. Ничего стоящего на опасных тропах натуралиста мы не обнаружили, приближалось обеденное время, солнце стояло почти в зените.
        Заработала рация:
        — Андрюша, ты здесь?
        — Говори, Рома.
        — Лёжку нашёл и рядом развалы какие-то, сюда топайте.
        — Куда сюда, ты где?
        — Строго на север шуруй.
        Стал вспоминать — где север:
        — Дык ить компаса то нет.
        — Андрюха, повернись спиной к солнцу. Твоя тень перед тобой?
        — Ага.
        — Вот и ступай на тень, на меня выйдешь.  — Через секунду послышалось старческое сетование: — Надо было у вас металлоискатель забрать, время только теряю…


        Назад шли шустрее. Часа через три вышли к Роману. На дальнем конце большого алааса видны развалы древнего строения, чуть правее — Роман. Стоит, руками машет.
        Подошли. Роман показал на лёжку — обычно подобные оставляют лоси и косули после ночлежки: два места — большое и рядом поменьше. Я так и сказал:
        — Ну и что? Лось или косуля, может даже олень здесь ночевал со своим детёнышем.
        — Тёмный ты человек, Андрюха! Поверь — я на всякие лёжки насмотрелся. Это — не то, да и следов копыт не видно. Копыта на сухом и твёрдом грунте всегда найти можно, а здесь их нет! Ни одного! И размер лёжки не тот. Видишь, будто человек с ребёнком здесь ворочались. Босиком человек следы на такой плотной земле не оставит, и даже мы в ботинках.
        Да, присмотревшись к лёжке и включив творческое мышление можно конечно предположить, что… но настоящий поисковик не должен допустить, чтобы им овладели фантазии: только факты, только доказательства. Ладно, пусть Рома с сыном повосхищаются открытием, я промолчу.
        Но молчал я недолго:
        — Металлоискатель то зачем тебе?
        За папу ответил сын:
        — Ну как зачем, дядя Андрей!? А вдруг железный нож или стрелы найдём?
        Я устало опустился на землю, внезапно навалилась невероятная усталость и апатия ко всему происходящему:
        — Всё, надоела мне эта афера до не могу. Может, на рыбалку рванём?
        — Погоди, погоди…
        — Успеем, дядя Андрей!
        Отважные искатели приключений с азартом принялись ползать по земле с металлодетектором. Я с великим блаженством присел на землю, и, обхватив колени руками, закурил. Гудели ноги — старею. Несколько раз они сгоняли меня с насиженного места: электроника чётко срабатывала на мою амуницию, и это им изрядно мешало.
        Когда они исползали достаточное количество квадратных метров, не сговариваясь направились в сторону развалов,  — телепаты что ли?  — подумал я. Минут через пять их ковыряний в древнем балагане, послышался, не вызывающий никаких сомнений в том, что Роман нашёл что-то интересное, зов:
        — Андрю-ю-ха-а!  — бодрость духа вернулась, на развал прискакал галопом, стал гарцевать на месте. Рома в возбуждёнии ковырял землю ножом: — звенит, звенит!
        На свет появились остатки изрядно прогнившей конской сбруи, я не удержался от того, чтобы не проявить знаки восхищения:
        — Мы красная кавалерия тун-тугудун-тугудун…
        — Погоди-погоди…  — Рома от усердия даже вспотел, на свет появилась седельная лука…
        — Зачем чучуне конская сбруя?..  — проявил я живой интерес, но Рома перебил:
        — ВОТ!!! ВОТ!!! ВОТ, ВИДИШЬ!?
        Даже сердце, кажется, встрепенулось — этого не может быть! Это невероятно! Может мне это только снится, чудится? Задрожали руки, подогнулись колени, почувствовал общую слабость. Вибрации передались куда-то в самый центр моего естества, сбилось дыхание: великий исследователь непознанного и таинственного — Роман Поликарпович Делавов держал в руках НЕЧТО! Рядом прыгал от счастья Сергей.
        



        Первая мысль, посетившая мою рыжую голову, была такая — слава, слава! на горизонте забрезжила-замаячила отблесками алмаза мировая известность! Лавры! Премии! Личный рикша! Ни у одного из народов планеты нет таких особенных наконечников стрел: длина — 19,7 см., ширина в самой толстой части 0,8 см., четырехгранный и тщательно заострённый поражающий боевой конец, само тело наконечника идеально круглое. Причём — держать в руке эту изящную вещь, несмотря на дрожь и вибрации всего тела, было довольно приятно и удобно. Даже через слой вековой ржавчины прощупываются риски, нанесённые на круглую часть металла. Может это не наконечник стрелы, а тот самый легендарный нож снежного человека: втыкательный, или даже метательный клинок!?
        Белоснежным батистовым платочком я стал осторожно и бережно протирать ценную находку. По мере схода грязи угомонились и вибрации — это был старинный кованный круглый напильник:
        — Рома, ты что мне сунул, я что, по-твоему, рыжий?
        — М-дя…


        …Решили ехать на рыбалку. Поисковый азарт прекратил своё существование, когда он проснётся вновь — про то неведомо.
        Тем не менее, если подытожить, своим трудом вложили мы в науку немало. Поставленная нами цель полностью выполнена, ответы найдены. А именно:
        1. Из достоверных источников и косвенных доказательств стало известно — чучуна вполне может иметь на себе одежду из шкур животных (есть фото предполагаемой части одежды, но здесь, из осторожности, мною пока не описано);
        3. Гипнозом чучуна не обладает — это всё басни;
        4. Питается растительной пищей и мясом, всеядный;
        5. По тайге может ходить как в одиночестве, так и в составе группы, например — несколько семей, либо мать с ребёнком;
        6. Зимой в спячку не впадает;
        7. В состоянии рожать и зимой;
        8. В конце концов — достоверно известен радиус обитания чучуны в тех краях, которые здесь описаны;
        9. Имеются уникальные ценные кадры следа чучуны;
        10. Появилась совершенно новая гипотеза о черепах животных как о «маркерах» чучуны;
        11. Чучуна — существо мыслящее и наблюдательное (примеры: охота на зайцев, черепа-маркеры, подстилание травы для комфортного отдыха);
        12. Из всего сказанного можно сделать вывод: чучуна — существо довольно осёдлое, у каждой «семьи» имеется свой «личный» регион обитания;
        13. У чучуны длинные и мохнатые руки (более 1 метра);
        На всякий случай — пункт 14 — встречи с чучуной происходят вне зависимости от желания людей.


        Пункт за номером 8 особенно интересен: уже в течение многих десятилетий именно в этом стабильном «радиусе» и происходили все описываемые события. В последние годы цивилизация стремительными темпами наступает, продвигается в тот район. Существует вполне оправданное опасение, что северного гоминоида оттуда, в погоне за материальными благами, в скором времени вытеснят Гомы Сапиенсы.
        



        


        Дале:
        Альянс МВД и КГБ против ГРУ… Советское правительство и политбюро не на шутку обеспокоено проблемой якутского снежного человека… Неизвестные мировой общественности материалы из секретных досье ЦРУ… Отважный исследователь капитан Андрей Брэм уходит от преследования и вновь вступает в неравную схватку со спецслужбами…

        Глава VIII
        Операция «Северный вихрь»

        Всё-таки я вспомнил, где слышал эту «страшилку» про мохнатую чёрную руку, вылезающую из стены обитой шкурами зверей. Это было у нас дома: в конце шестидесятых к нам из Москвы в командировку приехал брат отца, назовём его Иван Евсеевич. Он в то время был сотрудником секретного ведомства, сейчас пенсионер.
        В первый же вечер, после ужина, у взрослых произошёл как бы ничего незначащий разговор на тему о снежном человеке — чучуне. Кто именно этот разговор затеял — сейчас вспомнить уже не смогу, но речь шла именно о тех студентах сошедших с ума в той таёжной землянке. Весь этот разговор я в то время воспринял просто как интересную байку, тем более — весь город об этом только и говорил.
        Каким образом мне удалось это вспомнить? Ведь прошло уже довольно много лет. А было так:
        Сразу после публикации первых глав этого «несерьёзного» повествования, буквально на третий день мне позвонили из «серьёзного ведомства» и предложили встретиться для разговора в кабинете по известному адресу. Предполагая, что это очередной розыгрыш моих приятелей я попросил у неизвестного номер их телефона; номер оказался семизначный и начинался с нуля, я перезвонил,  — сомнения отпали: это было действительно «очень серьёзное ведомство». Нет, никаких угроз и воздействий, только любезное приглашение для приватного разговора с «шефом».
        Если они чего-то от меня хотят, то я резонно решил: пусть мне пришлют повестку — это будет вполне законно, и, предложив им это сделать, вежливо попрощался и повесил трубку. Но, так как я уверен, что никаких оснований для выписывания мне повесток или приводов не имеется, то и самой повестки никогда не будет.
        Таким образом, сами того не подозревая, секретчики разбудили мою память и я начал плодотворно работать: по своим каналам собирать сведения о том случае в тайге и о другом интересном.


        Первым делом решил встретиться с тем самым оставшимся в живых студентом,  — который сошёл с ума. Встречу с ним организовал мой друг детства Колпинский Олег Тимофеевич — профессор психиатрии, главврач психоневрологического диспансера.
        Давненько уже мы с ним не встречались, и поэтому поначалу я его даже и не узнал: шкиперская бородка с сединкой, огромные очки, и сам по себе — огромного размера солидный мужик:
        — Андрюха! Сколько лет, сколько зим!
        — Да, Олег,  — пропищал я в его железных объятиях,  — стареем. Вот, решил заглянуть…
        — На что жалуешься, Рыжик?  — бодро спросил профессор, затолкав меня в глубокое кожаное кресло.
        — На жизнь жалуюсь, доктор: преследуют, понимаешь…
        — Кто?  — посерьёзнел Олег.
        — Да шучу я, шучу. Видишь ли, в чём дело…  — обрисовав суть дела, дал понять, что меня интересует тот самый охотник Дмитрий, вроде бы он должен находиться в этой богадельне.
        — Понял, о ком ты говоришь. Закололи мужика, залечили. А ведь совершенно нормальным был. По крайней мере — не опасен,  — поправил себя Олег.  — Сейчас, подожди, вызову…
        Дежурная медсестра привела совершенно седого, сморщенного узловатого старичка.
        — Садись, Дмитрий. К тебе пришёл твой друг,  — Олег указал на меня, старик покорно сел на стул у стены,  — ты его не бойся, он хочет с тобой поговорить.
        — Друг…  — повторил старик.  — В отсутствующем взгляде мелькнуло подобие живого интереса.
        — Здравствуйте, Дмитрий!  — сказал я,  — вам привет от Гены Расторгуева, он вас помнит.
        Дмитрий широко улыбнулся и кивнул головой:
        — Гена, Гена…
        Олег посмотрел на часы:
        — О, уже четверть первого, на обход пора. Ну, ты располагайся, старина, попозже подойду; потерпи уж, миленький: и тебя вылечим… Да, кстати, Дмитрий «тот случай» прекрасно помнит, так что не стесняйся, спрашивай.  — Профессор оставил нас наедине. За дверью послышалось: — Светочка, ты им чаю горяченького занеси…
        Всё подтвердилось: Дмитрий неплохо шёл на контакт, во всех мельчайших деталях вспомнил ту страшную для него ночь в землянке. В своё время это его и сгубило: не мог молчать. В душе он навсегда остался тем молодым студентом.


        Следующий шаг — поиск пенсионера — особиста Ивана Евсеевича был широким, но быстрым и решительным: он жил в пригороде, на даче.
        С ним было труднее, со старым матёрым шпионом повозиться довелось основательно: пришлось сходить в магазин за горячительной микстурой. После того как обстановка потеплела язык у него развязался. Покачиваясь в уютном кресле-качалке, периодически поглаживая плешь на затылке и накручивая пышные усы, он рассказывал очень интересные вещи.


        Северным снежным человеком интересовалось ЦРУ (!). В те времена, когда в Союзе это тщательно скрывалось, в западных спецслужбах на полном серьёзе хотели поставить такого идеального бойца на службу: скрытен, вынослив, умён, силён. Да ведь это идеальный диверсант: все границы пройдёт незамеченным!
        — А почему именно северным, как ты думаешь, Андрей? У них же и свои эти… как его…
        — Йети.
        — Ну да, свои йети вроде были.
        — Наши закалённые что-ли?
        Дядя рассмеялся:
        — И смех, и грех! В ЦРУ скрупулезно изучали этот вопрос. Представляешь — в то время они полагали, что ихние бигфуты — это утка журналистов! А в Союзе чучуной интересовались серьёзные учёные с мировыми именами, но всё это тщательно скрывалось даже у нас. Да разве от ЦРУ что-нибудь скроешь. Но, то, что известно ЦРУ — рано или поздно становится известным и нашей разведке. Кроме того нашему правительству было известно что на западе после второй мировой войны производились попытки скрещивания человека с обезьяной, о каких-либо достижениях в этом деле у меня сведений не имеется.
        Иван Евсеевич достал из пошарпанного комода старенькую довольно пухлую картонную папку, из неё высыпалось несколько фотографий, я их быстро подобрал, часть вложил обратно в скоросшиватель, несколько штук аккуратно «забыл»:
        — Смотри, Андрей,  — пока Иван Евсеевич на расстоянии вытянутых рук прикрывался газетой и щурил глаза, я сбросил пяток фоток за пазуху,  — это статья из «Tims» за 1967 год, ничего секретного, возможно и «утка» — якобы материалы ЦРУ. В то время «там» гласность была на высшем уровне, не то, что сейчас. Но наше правительство и политбюро к этому отнеслись вполне серьезно, и тоже решили выловить снежного человека: опережать запад мы должны во всём! А где постановили искать, как ты думаешь?
        — В тайге, где же ещё.
        — Вот именно — в Якутии! А я в то время с Индокитая только вернулся, и сразу в Москву направили служить — в аналитический отдел. После того случая со студентами в землянке, стрелки на мне и сошлись. Кстати, кучу информации там дали, когда инструктировали. Знаешь, когда людям стало известно о снежном человеке?
        — Давненько, наверное…
        — Давненько,  — снисходительно усмехнулся Иван Евсеевич,  — самое раннее историческое свидетельство о существовании снежного человека связывают с именем Плутарха, который рассказал о поимке солдатами Суллы сатира, описание которого соответствует предполагаемой внешности йети. Начальство разрешило мне ознакомиться с некоторыми в то время секретными материалами. В 1941 году был произведен осмотр пойманного снежного человека Карапетяном, подполковником медицинской службы Советской армии. Там и фотографии были. Даже был случай поимки снежного человека, которого заключили в тюрьму, а потом расстреляли как басмача…
        В этом месте вспомнились мои слова из первого абзаца первой главы этого повествования: «Природа показала нам нечто загадочное, и я поставил перед собой цель — найти на это ответ». Появилось непреодолимое желание повернуть время вспять и дописать то, что не договорил старый разведчик: «…найти на это ответ, выяснить что он из себя представляет, и с чем его едят…»,  — потому как мне известно, что этот расстрелянный экземпляр был съеден красноармейцами вчистую: время было трудное, голодное. Этот факт лишний раз доказывает то, что пленник не был человеком в широком смысле этого слова, а какого-нибудь басмача, даже очень лютого и упитанного, наши воины вряд ли бы съели, даже с луком, укропом, и прочими восточными пряностями.
        — А то, что в землянке произошло — это на самом деле было, как вы считаете?
        — Правда, неправда, а исключать возможность посещения этих студентов чучуной никто опровергать не стал. Тем более что несколько слепков стопы были сняты, и волосы…
        — Зазря парней загубили!
        — Ты, Андрей, особо не того, тогда другие времена были…
        Почувствовав, что старик не на шутку разобиделся, я решил несколько смягчить обстановку:
        — А вы знаете, что снежный человек размножается с помощью спор?
        — Таких данных у нас не было,  — заинтересовался Иван Евсеевич,  — в первый раз такое слышу — интересно. А как это?
        — А так,  — совершенно серьёзно ответил я: — подходит к альпинистке и говорит: «Спорим, сейчас размножаться будем?».
        — Да, Андрюша,  — рассмеялся старик,  — большой ты уже стал, взрослый совсем.
        — А вы, почему постоянно в чёрном костюме ходите?  — заметил я.
        Почувствовав в вопросе подвох, Иван Евсеевич, изобразив взгляд питона, совершенно серьёзно ответил:
        — Бывших разведчиков не бывает, Андрюша,  — тыкнул пальцем в папку,  — ворачивай сюда мои фотографии. У нас, у шпионов, длинные руки, и острый глаз!
        



        Пришлось вытащить парочку похищенных штук и восхититься:
        — Ох, дядя Ваня, вас не проведёшь!
        — Мал ты ещё, парень, меня дурить, хоть и рыжий. И в кого такой уродился?  — стал сокрушаться Евсеич,  — мама с папой вроде порядочными блондинами были.
        — Думаю — на будущий год блондином стать, дядь Вань. А вас вообще — дурили когда-нибудь?  — спросил я, чтобы сменить тему разговора, но вопрос попал в точку.
        — Да как тебе сказать, работал я как-то с вашими эмвэдэвскими да кэгэбэвскими, то ли они нас обдурили, то ли чучуна…


        Операция «Вихрь»: «Вихрь — антитеррор», «Вихрь — улица», «Вихрь — хрен знает что ещё»… Оказывается, операции с подобными названиями были всегда. В 1968 году майор Некто Иван Евсеевич с небольшой группой людей из ГРУ прибыли в Якутск по разработанному где-то в верхах мудрому секретному плану «Северный вихрь». В зале коллегии МВД совместно с представителями КГБ проходила разработка крупномасштабной засекреченной операции. Задача минимум — найти хотя бы следы присутствия, задача максимум — живьём изловить чучуну. В операции были задействованы два полка: полк ВВ (внутренние войска) МВД, полк ВКС (военно-космические силы) и личный состав МВД.
        Заседание продолжалось два дня. Подготовка к операции — один день. Инструктаж личного состава на местах — полтора часа. Смысл был в следующем: сотрудники ГРУ находятся где-то в центре оцепленной в тайге территории — в засадах. Предполагается что оцепившие район прочёсывания войска, стягиваясь к центру, либо подгоняют чучуну к засадам, либо сами задерживают это существо. По пути солдаты во главе с опытными сотрудниками МВД и КГБ собирают «вещдоки»: зацепившиеся за деревья волосы чучуны, его экскременты, обозначают подручными средствами видимые следы ног для дальнейшего их изучения. Для наглядности всем были продемонстрированы те самые слепки стоп с крыши землянки.
        — И что ты думаешь, Андрей?
        — Поймали?
        — Нет! Представь — два полка солдат, не считая гарнизон сотрудников, автомашины, полевые кухни, один танк, спецаппаратура — это же сколько шума и запахов! Весь зверь убежит, не то что чучуна. Экскрементов с навозом натаскали кучами — всяких разных, поди, разберись — где лосиный, где волчий, где прочий. И, в итоге — солдаты с ментами отбуцкали всех ГРУшников в засадах! Вот тебе и вся операция…
        Проанализировав ситуацию, я пришёл к выводу:
        — Так нужно было предварительно хотя бы образцы экскрементов солдатам показать, и вас заодно.
        — Да пшёл ты…  — рассмеялся Иван Евсеевич.


        И я послушно пошёл.
        Покинул гостеприимный дом своего дяди я с чувством глубокого удовлетворения: вопросы исчерпаны, ответы найдены; и, самое главное — покуда в стране бардак, чучуна существовать будет! Было, конечно, тревожащее меня мимолётное сомнение: а ежели бардак внезапно прекратится?.. Ну, не надо так бояться — это я так, только предполагаю.
        Но и на этот вопрос ответ пришёл сам собой: где кончается бардак, там, надо надеяться, начинается порядок. А чучуна существует там, где порядок и гармония. Сейчас, по крайней мере порядок и гармония — в глухой тайге, ТАМ, ГДЕ НЕТ ЛЮДЕЙ… Это что ж получается?..
        АНДРЕЙ ЕФРЕМОВ (БРЭМ),
        солнечный Якутск, август, 2010 г.



        Приложение

        



        С криптозоологом Игорем Бурцевым связался, отправил видеозапись следов и фото, дальше на его усмотрение. Здесь выкладываю некоторые фотографии. 15.09.2010 г. Следы снятые на камеру сотового телефона.


        


 


        


 


 


        



        Найденная плохо выделанная шкура косули, выводов не делал.


        



        Лёжка.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к