Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ермаков Илья: " Страсти Тьмы " - читать онлайн

Сохранить .
Страсти Тьмы Илья Сергеевич Ермаков
        Феликс и Магдалина Альбин, частные детективы, специализирующиеся на паранормальных явлениях. Всегда их расследования опровергали существование мистических сил и доказывали виновность реальных людей. Но новое дело столкнуло их с необъяснимым. Оно привело их в деревню Рапсодия, расположенную на острове среди океана. Жители обеспокоены бесследным исчезновением детей и жуткими звуками, раздающимися в ночи. Полиция и священники оказались бессильны перед лицом опасного врага. Что скрывают эти люди? Почему дикие кошки бегут из Тисового леса? И какие тайны хранит одинокий маяк? Рапсодия - место, где исчезает грань между реальностью и ужасом
        И увидел я сон… И тот сон ускользнул от меня
        Морфеус «Матрица 2.0»
        Глава 1
        Монахиня пересекла дождевую стену и вышла на свет.
        Ее визита никто не ожидал в этом доме. Темный ноябрьский вечер шел своим мирным чередом до ее проявления. Брат и сестра не были готовы к приходу гостей.
        Их семейный дом находился в отдаленных лесах Подмосковья. После смерти родителей он достался им, как семейная реликвия. Поместье отстроено еще два века назад, но при этом поддерживалось заботой и уходом.
        В гостином зале на первом этаже всегда тело. Они любили здесь собираться под вечер, чтобы выпить чаю и поговорить о чем-то философском или простом, обыденном.
        Феликс Альбин, прикованный с детства к инвалидному креслу, размял руки и глубоко зевнул. Он провел пятерней по голове, поправив свои белые серебристые волосы, зачесанные назад, где сплетались в хвост, опускающийся ему на плечи. Молодой, ему вскоре должно исполниться двадцать три года, Феликс родился альбиносом, а потому его кожа - яркое белое пятно на любом фоне. Серебристые волосы, холодные синие глаза, в которых иногда появлялся алый проблеск, хрупкие плечи и навечно парализованные ноги. Он уже давно забыл, какого это - ходить по земле, ощущать траву в каплях росы на рассвете, горячий песок на пляже и удары прохладных волн океана.
        Его ноги лишены абсолютно любой чувствительности. Он очень давно не мог пошевелить даже пальцем. Одетый в голубую рубашку, синие джинсы и белые носки, Феликс удобно расположился в своем кресле, которое было оборудовано всевозможными технологическими удобствами. Спинка кресла могла отклоняться назад и подниматься. В кресло встроен вибромассаж. Он любил включать массажа не только спины, но и ног, несмотря на то, что совсем его не ощущал. Покрытое черной кожей, кресло могло само перемещаться в пространстве, но это требовало затраты энергии, а потому в передвижении Феликсу часто помогала сестра. У кресла выдвигался столик, чтобы можно было провести трапезу в любом желаемом месте. Оснащенное всевозможными тормозными системами, регулируемыми подлокотниками, ножными опорами и подножками, оно стало неотъемлемой частью его повседневной жизни.
        Феликс Альбин никогда не отличался лишним весом или мускулистыми руками. Все свое детство он оставался худым и даже щуплым. После тяжелой травмы его состояние ухудшилось. Парализация конечностей и смерть родителей - все в один день - оставили свой отпечаток на его здоровье и состоянии.
        Но его сестра не сдалась. Она любила младшего брата и вернула ему волю к жизни. Магдалина Альбин стала для него не просто сестрой и лучшим другом, но и единственным человеком на этом свете, который заботится о нем и не отходит никогда ни на шаг.
        Феликс не раз и не два убеждал сестру начать свою жизнь, а себе нанять сиделку. Но Магдалина осталась непреклонной. Она осуществляла за ним весь уход: укладывала его спать, готовила еду, купала, оказывала помощь в самоуходе и гигиене, ухаживала за ступнями. Она стала тем, что заменило ему все то, на что он сам не был способен.
        Магдалина старше брата на два года. Стройная и высокая, она являла собой настоящий эталон женской красоты для самого Феликса и для других молодых людей, которые ее знали и встречали в своей жизни. Длинные светлые волосы, светла кожа и розовые щечки, всегда прямая спина и грациозная походка. Каждое движение ее рук и пальцев, каждый взгляд голубых сияющих глаз, каждое волнение локона нежных волос - все наполнено эстетической грацией и нежной женственностью.
        Оба, брат и сестра, обладали феноменальными интеллектуальными способностями, которые помогали им в их особенной работе. Каждый знал несколько языков (в том числе и мертвых), историю, географию, литературу, физику, психологию, анатомию, философию, криминологию и другие науки. Без этого багажа знаний они бы не справились с тем, через что им уже предстояло пройти.
        Поместье Альбин находилось вдали от города. Мало кто знал об этом месте, но тем, кому нужно, всегда узнавали о нем. К ним обращались за помощью правоохранительные органы и даже политики, когда не могли справиться с проблемой. Но они не всегда соглашались. Их интересовала особенная сторона вопроса. Если дело касалось тех вещей, которые другие не могут объяснить…
        Феликс и Магдалина всегда находили ответ.
        Они еще не встретились с тем делом, с которым бы не смогли справиться.
        Одетая в белую блузку и черную юбку-чехол, Магдалина заварила на столике чай с бергамотом. Приятный горячий аромат наполнил тускло освещенную залу. Феликсу был приятен такой полумрак, когда все источники света находились в том месте, где находился он. Это напоминало ему дружные вечера молодых людей у костра в ночном лесу.
        Столик окружали диван и несколько кресел. Все они предназначались для гостей. Именно здесь, в этой гостиной, они общались со своими клиентами. Неподалеку же начиналась лестница на второй этаж. Все в этом доме оборудовано специальными устройствами, которые помогали Феликсу перемещаться с этажа на этаж. То были всевозможными подъемные устройства, лифты и рельсы на перилах, к которым крепилось кресло.
        По окну барабанил дождь. Ночь в ноябре наступала рано. Сейчас в их планы входило выпить чаю с бергамотом, закусывая мятными печеньями, а потом приготовиться ко сну.
        Этот ливень продолжался уже вторые сутки, и теперь даже Феликс затруднялся предугадать, когда он закончится. Все эти дни брат и сестра не выходили из дома, наблюдая за жизнью внешнего мира через новости, вычленяя ложные и истинные сведения.
        Все в этот вечер шло своим чередом, пока… не раздался стук в дверь.
        - Это в дверь? - отвлеклась Магдалина от чайничка.
        - Похоже на то… - обернулся Феликс.
        Двое замерли, ожидая продолжения. И оно последовало - стук повторился с большей силой.
        - Мы не ошиблись, - обреченно выдохнул Феликс.
        - Кто же это может быть в столь поздний час?
        - Надеюсь, заблудившийся путник, который присоединится к нам и расскажет свою историю.
        Магдалина тепло улыбнулась брату и направилась к двери. Ей нравился его романтизм.
        Стоило Магдалине подойти к двери, как стук возобновился с большей настойчивостью. Когда же она открыла дверь, то ужаснулась. Ей показалось, что она увидела привидение.
        К счастью, страшный образ, который нарисовало ее воображение, быстро исчез, и перед ней открылась реальная картина - юная стройна бледная девушка в монашеском облачении, которая стояла под проливным дождем.
        - Это дом семьи Альбин? - спросила она дрожащим тонким голоском.
        - Да, проходите же скорее!
        Монахиня пересекла дождевую стену и вышла на свет.
        Когда Магдалина закрыла дверь, вой ливня стих. Феликс развернулся к незваной гостье и осмотрел ее.
        Вся мокрая, монахиня выжимала свое темное облачение. Молодая, ей не было и девятнадцати, она обладала круглым миленьким личиком и маленькими карими глазками. Темные волосы заправлены назад.
        - У вас холодные руки, - Магдалина быстро это проверила, - раздевайтесь, мы дадим вам сухую одежду.
        - Не положено мне снимать… - начала она.
        - Вы же не в пределах монастыря, - перебил ее Феликс, - не думаю, что ваш настоятель будет возражать против того, что вы примите все меры, чтобы не заболеть.
        - Вы даже шли без зонта, - поймала себя на этой страной мысли Магдалина, - почему?
        - Дождь начался внезапно… Таксист не стал вести меня в лес.
        - Проклятье! - выругался Феликс. - Простите грешного, но этот ублюдок… ах, ладно… Проходите, мы дадим вам другую одежду.
        - Прошу вас, не беспокойтесь так обо мне. Не надо…
        Феликс и Магдалина переглянулись. Имеют ли они право настаивать на своем дальше?
        - Тогда… хотя бы принесу полотенце, - решила Магдалина.
        - Благодарю, - ответила монахиня.
        Магдалина нежно улыбнулась промокшей гостье и направилась на второй этаж.
        - Как вы узнали о нас? - решил начать разговор Феликс первым.
        - Вести о вас дошли до самого севера, - ответила девушка.
        - Вот как? А вы с севера?
        - Да… я долго добиралась к вам. Ох, вам это совсем не интересно.
        - Прошу, продолжайте. Присаживайтесь.
        Монахиня прошла вперед и встала перед одним из кресел. Она озадаченно посмотрела на хозяина дома, и Феликс кивнул, разрешая ей сесть.
        - Где же мои манеры? - всплеснул руками Феликс. - Меня зовут Феликс Альбин. А это моя сестра - Магдалина.
        Его сестра как раз появилась на лестнице с большим полотенцем.
        - Очень приятно, - девушка пожала ему руку, - меня зовут Мария.
        - Сестра Мария? - переспросила Магдалина.
        - Прямо как… Дева Мария.
        Эта мысль немного напрягла Феликса. Дело в том, что он очень осторожно относился ко всему, что связано с религией. Профессиональный особенности, так сказать.
        - Держите.
        - Благодарю. Вы очень заботливы.
        Монахиня приняла от Магдалины сухое полотенце, вытерла свое лицо и накрылась им.
        - Чай с бергамотом? - предложила Магдалина.
        - Не могу отказаться…
        Магдалина любезно приготовила еще одну чашку с чаем и передала ее сестре Марии.
        - Теперь, когда вы в тепле и уюте, а дождь остался за стенами этого дома, вы можете рассказать о себе и как попали к нам, - вернулся к теме разговора Феликс.
        Трое отпили немного чаю, и гостья приступила к своей истории, которую она поведала в очень кратком варианте:
        - Я - сестра монастыря на севере. Откуда я приехала не столь важно. Намного важнее, где я побывала до этого и почему отправилась к вам. Однажды наш настоятель рассказал мне про вас. Я не знала, как он узнал, но он поведал мне о том, что только вы можете решить проблему, с которой мы столкнулись.
        Феликс был заинтригован на слова «проблема», а следующие слова сестры Марии удивили обоих.
        - Я сбежала.
        - Сбежали? - не верила Магдалина своим ушам.
        - Ушла из монастыря, оставив записку. Я отправилась на ваши поиски. Сначала автобус, потом аэропорт. Самолет, переезды… снова автобусы и такси… Потом я шла по лесу и пришла к вам. Мой путь занял у меня больше дня. Скоро мне придется отправиться обратно, но проделала я этот долгий путь, чтобы встретиться с вами.
        - Именно с нами? - не верил Феликс.
        - Никто, кроме вас, не сможет помочь этим людям…
        Они снова отпили чаю, а Феликс, почувствовав серьезность ситуации, поставил свою кружку на столик.
        - Кому именно нужна наша помощь и в чем суть проблемы? Я должен вас предупредить, что мы не всегда беремся за предложенные дела.
        У сестры Марии на мгновение перехватило дыхание.
        - Но вы же… вы - частные детективы, специализирующиеся на паранормальных явлениях и мистических событиях?
        - Да, и мы предпочитаем находить рациональное и логическое решение, - парировал Феликс, - скажем так, нам еще не доводилось сталкивать с настоящей мистикой. Всегда источником несчастий были простые люди.
        - И мне бы хотелось так думать, но… никакого здравого звена в том, что там происходит… нет!
        Допив свой чай, Магдалина тоже отставила чашку, выпрямила спину и положила руки на подлокотники.
        - Прошу вас, не переживайте. Опишите ситуацию.
        Монахиня кивнула и перевела дух.
        - К большому сожалению, мне не известны все подробности происходящего. Но я могу судить по тому, что там происходит из того, что наблюдала и знаю лично. Местная полиция не может ничего предпринять. Приглашали органы с материка, но и их действия тоже не увенчались успехом. Отчаявшись, жители пригласили настоятеля нашего монастыря. Я его сопровождала. Люди больше чем уверены, что над их жизнью нависла темная сила. Может, даже демоны. Если в том месте окажутся врата в Ад, я нисколько не удивлюсь.
        - Прошу меня извинить, что я так бестактно прервал ваш рассказ, но позволите ли вы мне кое-что уточнить? - Феликс провел ладонью по затылку.
        - Конечно.
        - Благодарю. Вы сказали, что была приглашены органы с материка? Мне хотелось бы узнать, о какой локации идет речь.
        - Ах, да… Речь идет об острове в Карском море. Это недалеко от архипелага Новая Земля. Этот островок настолько мал, что его вряд ли можно будет найти на картах. Возможно, какую-то информацию вам удастся отыскать в Интернете или еще где… На этом небольшом острове с маяком располагается деревня, жители которой сильно обеспокоены происходящим.
        Брат и сестра озадаченно переглянулись.
        - И как же называется эта деревня? - поинтересовалась Магдалина.
        Сестра Мария содрогнулась при мысли об этом. Ее плечи задрожали, и это было не от холода.
        Ее голос стал тише. Она ответила почти шепотом:
        - Рапсодия.
        Тут же за окном раздался гром. В зал проник свет вспыхнувшей молнии.
        - Проклятая земля… черное место…
        - Никогда о такой деревне не слышал, - задумался Феликс.
        - В этом нет ничего постыдного. Мало кто знает о ее существовании. В деревне живет очень мало людей, но все они - добрые люди. Их объединяет общая беда.
        Феликс нахмурился и подался вперед.
        - Объясните.
        Монахиня сглотнула и продолжила.
        - Как я уже сказала, мне не известны все подробности. Мы с настоятелем прибыли туда по просьбе главы деревни. Нам рассказали, что все началось с загадочных исчезновений и убийств.
        - Убийств? - не поняла Магдалина.
        - Люди исчезли надолго, а потому их признали погибшими. Остров окружен морем и страшными волнами. Всякое… могло произойти.
        - Продолжайте, - кивнул Феликс.
        Взгляд сестры Марии упал на крышку столика, на котором стоял чайный сервис. Феликс внимательно следил за ней и заметил, что монахиня не разу не моргнула во время своего рассказа.
        - Недавно пропал еще один мальчик. Исчез бесследно. Родители убиты горем. Нас пригласили, чтобы освятить этот остров и их деревню. Когда мы с настоятелем прибыли на место, я сразу почувствовала тошноту. И это было не из-за того, что добираться пришлось на лодке… мне стало сразу неприятно. Сначала Рапсодия показалась мне просто слишком мрачным и серым местом. Все там… безрадостно и тоскливо. Мы осмотрели небольшую часовню на кладбище, и настоятель еще раз осветил ее, потому что она теряет свою силу. Конечно, пропавшего мальчика мы найти не могли, но осмотрели ближайший лес. Все самое странное началось с наступления темноты.
        В сознании Феликса мелькнула забавная мысль: «Все, как в обычных ужастиках».
        - В Рапсодии много кошек. Кто-то даже называет это место Кошачьим Островом. Кошки дикие, живут в лесу. В ту ночь было полнолуние. Я не знаю, поверите ли вы мне или нет, но все кошки, включая домашнего кота главы деревни, собрались вокруг Маяка и начали жалобно стонать.
        - Что вы имеете в виду? - озадачился Феликс.
        - Кошки образовали ровный полукруг на краю острова вокруг маяка. Они смотрели вверх, на вершину маяка, над которой светила луна. И мяукали. Громко и жалобно… но мне показалось, что они злились. Они были чем-то недовольны.
        Магдалина сложила руки на груди.
        - Это еще не все. Мы с настоятелем отправились в лес, и там… понимаете, нам показали фотографию мальчика, который пропал. Мы увидели его. Он стоял между двух кустов и смотрел на нас.
        Напугало ли это Феликса? Конечно, нет! Он даже глазом не повел.
        - Он был жив? - спокойно спросил он.
        - Если бы… темный силуэт мальчика. Но лицо мы узнали. Это был он! Какое-то время он просто стоял и смотрел, а потом… засмеялся.
        Феликс посмотрел на сестру. Кажется, ее тоже не впечатлил рассказ монахини.
        - Мы побежали за ним, но он убежал, и его детский смех утонул во тьме. А… сразу после этого раздался громкий вой. Страшный вой. Волчий… но там волки не водятся. У главы деревни есть пудель, но он не выл. Никогда. Да и не смог бы так страшно и громко. Мы поспешили вернуться в деревню.
        Только на этой ноте сестра Мария отвела взгляд от столика и посмотрела поочередно на хозяев дома.
        - Это все? - спросил Феликс.
        - Нам не рассказали всех подробностей, потому что… они боятся даже вспоминать о них. Мы не стали расспрашивать. Но я могу сказать абсолютно точно и уверенно, что там происходят странные вещи. Очень темные вещи. Понимаете?
        Но ответ Феликса сильно расстроил юную особу.
        - Боюсь, что нет, сестра Мария. Чтобы там ни происходило, я полагаю, что этому вскоре найдется логическое объяснение.
        - Вы не понимаете!
        Девушка вскочила с места, и полотенце упало на пол с ее плеч.
        - Люди в страхе. Они боятся, что исчезнет еще кто-нибудь.
        - Возможно, это несчастный случай, - Магдалина поддержала брата.
        - Только не говорите так…
        На глазах монахини навернулись слезы.
        - Я летела к вам через полстраны… я так надеялась, что вы сможете помочь… я…
        - Нам очень жаль вас огорчать, сестра Мария, но мы не можем взяться за ваше дело, - спокойно ответил Феликс.
        - Я вызову вам такси, - встала с места Магдалина.
        - Не стоит! - отрезала монахиня.
        Услышав ее строгий тон, Магдалина замерла. Брат и сестра смотрели на девушку, которая вытирала слезы.
        - Меня учили, что последнее оружие против зла, которое у нас есть, это вера и надежда. Видимо, это не так.
        Ни Феликс, ни Магдалина ей не ответили.
        - До свидания.
        Сестра Мария поспешной походкой направилась к выходу. Когда дверь открылась, в зал вторгся шумный звон ливня. Девушка в темном монашеском облачении скрылась во мраке ночи, и дверь громко захлопнулась за ее спиной.
        В комнате повисла тишина.
        Магдалина посмотрела на часы на стене и решила убрать сервис.
        - Ты решил, что она сумасшедшая?
        - Не в этом дело, - ответил Феликс, - но мы не можем отправляться на дело, имя столь незначительные факты.
        - Это далеко, Феликс. Мы никогда не брались за дела, которые велись бы так далеко от дома.
        - Ты права. Просто бедная девушка сильно напугалась рассказов людей, который столкнулись с горем, потерей ребенка. Это всегда тяжело. Что до призрака в темном лесу… страх способен порождать такие видения. Надеюсь, у этих людей все будет хорошо.
        Магдалина взяла поднос и направилась к лестнице, как вдруг зазвонил телефон.
        - Я возьму, - сообщил ей Феликс.
        Он подъехал на кресле к стене на столике, у которой лежал телефон. Магдалина замерла на третьей ступеньки лестницы. Она обеспокоена таким поздним звонком после столь странного визита монахини.
        Феликс взял трубку и прислонил к правому уху.
        - Феликс Альбин слушает.
        Тишина.
        На той стороне никто не говорил.
        - Алло?
        И связь пропала.
        - Наверное, ошиблись номером, - сообщил он сестре.
        Плечи Магдалины опустились, когда она успокоилась. Феликс уже схватил руками колеса кресла, как вдруг телефон снова зазвонил.
        - Ох…
        Он взял трубку.
        - Феликс Альбин слушает.
        Вместо тишины ему на этот раз ответило странно жужжание, будто помехи на какой-то радио-волне.
        - Алло!
        Но неприятное шуршание не прекращалось.
        Феликсу заметно стало не по себе. Ему было неприятно осознавать, что он сам может подвергнуться действую страха, когда два таких непривычных события в его жизни происходят подряд. Сначала появление монахини, а теперь непонятный звонок.
        - Говорите!
        Шуршание стало громче.
        Феликс уже собрался с мыслями, чтобы самому повесить трубку, но внезапно ему ответил мужской хриплый голос, который произнес всего одного единственное слово, от которого у Феликса потом зазвенело в ушах:
        - Рапсодия…
        Глава 2
        Магдалина открыла дверь в его комнату, и Феликс вжался в кресло.
        «Только не сейчас», - подумал он, когда увидел у своей постели клоуна.
        Стоило ему моргнуть, и этот страшный клоун исчез.
        Феликс шумно всхлипнул и вжался пальцами в подлокотники кресла. Его тело начало дрожать.
        - Феликс!
        Магдалина подбежала к нему и обняла.
        - Все хорошо, я с тобой… тише-тише…
        Холод постепенно отступал от головы и опускался вниз. Когда холодная волна достигла пояса, Феликс перестал ее чувствовать. Его еще раз передернуло прежде, чем он снова пришел в себя после прошедшего ужаса.
        - Ты опять увидел его? - с сочувствием спросила его сестра, сжимая его пальцы в своих теплых руках.
        - Почему сейчас?
        - Хочешь, поспишь у меня?
        - Нет, все в порядке.
        Магдалина приложила ладонь к его лбу. Убедившись, что все в порядке, она встала и помогла брату заехать в свою комнату.
        Их комнаты располагались друг напротив друга, чтобы Магдалина в любой момент успела прийти к брату на помощь.
        Девушка поспешила зажечь свет, чтобы разогнать мрак.
        - Феликс, этот звонок…
        - Давай не сейчас. Мне нужно подумать.
        Она спокойно кивнула и помогла брату сесть в постель. Далее происходила процедура, к которой Феликс долгое время не мог привыкнуть. Магдалина сняла с брата одежду и помогла надеть домашние синие шорты, в которых он предпочитает спать.
        - Вот так… а теперь ложись…
        Сначала Феликс уложил на постель свое тело и голову, а потом Магдалина взяла в свои руки его тяжелые ноги и перенесла на кровать. Он даже не почувствовал ее прикосновения к ним.
        Феликс давно привык к тому, что испытывает чувство, будто ему вовсе ампутировали ноги. Первое время после выписки из больницы у него даже сохранялась фантомная боль в парализованных конечностях.
        Магдалина накрыла брата одеялом.
        - Не могла бы ты немного приоткрыть окно?
        - Конечно.
        Она выполнила его просьбу, и в спальню пробрался звук не стихающего ливня.
        - Все-таки нехорошо, что мы отправили ее пешком. Надо было вызвать такси.
        - Все прошло не совсем так, как мы могли предположить, - пожала сестра плечами в ответ.
        - Думаю, ты права.
        Магдалина поцеловала Феликса в лоб.
        - Спокойной ночи, Феликс.
        - Сладких снов… Магда.
        Он называл ее так только в редких случаях, когда между ними прослеживалась космическая связь, как они ее называли.
        Феликс чувствовал Магдалину так же, как и она чувствовала его.
        - Надеюсь, что завтра дождь закончится.
        С этими словами она погасила свет в его комнате и ушла.
        Перед сном Феликс долго думал о рассказе сестры Марии, представляя перед собой ее образ монахини в промокшем облачении.
        А что до странного звонка… он не мог это объяснить.
        Стоило ему уснуть, как резкий звук мгновенно вырвал его из мира грез. Только он открыл глаза, как в комнате загорелся яркий свет. Вся в поту, перед ним стояла его сестра, сжимая в руках мятый листок бумаги. Ее трясло.
        - Магдалина…
        В следующее мгновение она упала на колени, а из ее глаз потекли слезы.
        - Опять… - вырвалось у нее.
        Она протянула ему лист бумаги, на котором было нарисовано что-то черным.
        - Давно это случилось? - серьезно спросил он.
        - Только что… Феликс, мне страшно, этого так давно не случалось, что я уже забыла, как это бывает…
        Да, бывает… еще как бывает…
        - У тебя уже год не было видений, верно?
        Магдалина кивнула в ответ, вытирая слезы.
        Ни Феликс, ни сама Магдалина - никто из них не знал, как объяснить то, что с ней иногда происходит. Она просто засыпает, а, когда просыпается, то держит в руках лист бумаги и карандаш, на бумаге - странный рисунок. Все дело в том, что она совершенно не помнит, как его рисовала.
        Феликс пришел к выводу, что Магдалина впадает в некоего рода транс, во время которого к ней приходят таинственные видения. И ей ничего не остается, как зарисовать возникшее перед ней изображение.
        Какое-то время это происходило каждый месяц, но потом все закончилось. Видений не было больше года… И вот теперь…
        - Успокойся, Магда, все хорошо…
        Он попытался сесть в постели и обнять сестру.
        - Сейчас мы во всем разберемся.
        Кажется, она совершенно не хотела видеть изображение на бумаге. Магдалина встала, пришла в себя и просто закрыла окно, потому что в комнате стало прохладно.
        В это время Феликс изучил новый рисунок сестры.
        Карандашом на нем был изображен контур какого-то объекта. Если отбросить все неровности краев, то фигура напоминала ромб с выпуклой правой стороной. Центр фигуры был сильно закрашен.
        - Что там? - спросила Магдалина.
        Свои видения она тоже не помнит. Поначалу все это ее очень сильно пугало.
        У Феликса была догадка на этот счет.
        - Принеси мой телефон…
        Магдалина передала брату телефон, и он вышел в Интернет.
        - Что ты ищешь?
        Магдалина села рядом и посмотрела на собственный рисунок. Она совершенно не представляла, что все это может значить.
        - Нашел! - громкий голос Феликса.
        Он показал ей картинку.
        Магдалина замерла. Только сейчас она осознала суть своего видения и этой картинки.
        - Срань Господня…
        Феликс не часто слышал от сестры ругательства, но сейчас повод оказался весомый.
        - Чертовщина Рапсодии…
        Они смотрели на изображение острова в Карском море в Интернете и на рисунок-видение Магдалины. Контур острова, на котором расположена деревня, идентично совпадал с контуром ромба, который нарисован на бумаге.
        - Ты помнишь, как это было в первый раз? - спросил у сестры Феликс.
        - Это невозможно забыть… Наше первое дело…
        * * *
        Они оба ясно помнили тот поход в цирк так, как будто это было сегодня вечером. Конечно, память имеет способность выкидывать из сознания мелкие детали и подробности, оставляя зачастую ряд картинок и странные ощущения.
        Но основные моменты того вечера засели в сознании слишком крепко.
        Полный шатер зрителей. Вой толпы и шум аплодисментов. Яркие огни красных и желтых цветов. Детские шарики и сверкающие сувениры.
        На сцене появился фокусник, который величал себя «Верховным Чародеем Магических Искусств». Зрителям предстоял старый трюк с распиливанием девушки, который должен был выполниться с помощью циркулярной пилы.
        Феликс и Магдалина сидели на пятом ряду, а потому им было все отлично видно. Феликс прекрасно знал, что весь трюк в том, что в ящике есть специальное устройство в виде порога, преграды, на которую наткнется пила и не сможет распилить ящик. Тем временем девушка успеет сгруппироваться, чтобы переместиться в одну половину ящика, а что касается ног… конечно, там уместится две девушки! Их гибкость позволит Чародею совершить свое волшебство.
        Но в тот вечер чуда не случилось.
        Страх зрителей, которые боялись за судьбу ассистентки мага, воплотился.
        Специальное устройство безопасности по какой-то причине не было установлено, и несчастную девушку распилило…
        Хлынула кровь.
        Сначала все подумали, что это спецэффект, но этот крик… такой крик невозможно сыграть.
        Девушка умерла у зрителей на глазах.
        Паника, ужас… люди просто не знали, что делать в такой ситуации. Конечно, представление отменили, и люди покинули шатер.
        Несчастный случай или мистика?
        После отмены представления Феликсу и Магдалине удалось проникнуть в шатры артистов, где собрались все работники цирка, чтобы выяснить причину «несчастного случая».
        - Я проверял систему безопасности семь раз! - весь в поту оправдывался фокусник. - Этого просто не могло случиться! Перед самим номером я снова все проверил!
        - Вы уверены, что никто не прикасался к вашему оборудованию до начала выступления? - с этим вопросом Феликс обратился к артисту.
        Ни Феликс, ни Магдалина так не могли вспомнить как так получилось, что их не прогнали, а наняли в качестве частных детективов.
        - Никто не прикасался… я уверен!
        Нет, он не был уверен.
        Позже директор цирка сообщил и о других несчастных случаях.
        - Я был уверен, что мой цирк закроют навсегда, но нам дали еще один шанс. После тех двух случаев мы все четко проверяем. Но сегодня… ох, не знаю, что сегодня могло случиться…
        - Расскажите нам о предыдущих несчастьях, - спокойно попросила директора Магдалина.
        Седоволосый мужчина перевел дух, отпил воды и ответил:
        - Первый случился с акробатом. Во время представления страховочная сеть загорелась. Конечно, это не было предусмотрено программой шоу, но сам факт того, что он лишен страховки сильно его напугал… наш несчастный молодой акробат не выдержал такого стресса или испуга - чего он там испытал под куполом… и упал… Прямо во время трюка.
        Феликс сразу понял, что в этих несчастьях директор не видит какого-то темного проведения судьбы. Он видит преступника. Есть виновник.
        Если это так, то преступление и убийство на лицо!
        - Про второй лучше не вспоминать… Это был наш дрессировщик тигров. Так вышло, что на сцену вышел другой тигр…
        - Что это значит? - не мог понять Феликс.
        - Такой тигр, который не был обучен дрессировке. Дикий тигр. Мы не знаем, откуда он появился. Дрессировщик не смог совладать с хищным зверем и… был разорван заживо… Второй дрессировщик подтвердил информацию о том, что этот тигр не из нашего цирка…
        Брат и сестра рисовали эти страшные сцены себя в сознании.
        - Вы считаете, что в этом кто-то виновен? - поинтересовалась Магдалина.
        - Конечно! Кто-то поджог страховочную сеть, выпустил дикого тигра и сломал систему безопасности ящика фокусника…
        - Если это так, то мы найдем виновника, - твердо решил Феликс.
        - Эх… клоун так и не выступит.
        - Что вы сказали?
        И через секунду-другую они узнали, что программа номеров несколько раз менялась, но одно оставалось неизменным. После каждого из всех трагически завершившихся номеров следовало выступление клоуна.
        В тот же вечер они незамедлительно навестили клоуна в его шатре, чтобы допросить его.
        Клоуном оказался взрослый мужчина лет сорока. Сам он был сильно опечален тем, что их цирк раз за разом терпит такие страшные неудачи и потери… Он каждый раз готовился к своему шуточному номеру про «свиней», но ему так и не удалось выступить.
        Феликс вернулся тогда домой крайне неудовлетворенным. Никаких признаков и подозрений на то, что этот клоун может оказаться преступником у него так и не возникло.
        Решив продолжить расследование на следующий день, они легли спать.
        В ту ночь Феликс проснулся от душераздирающего вопля своей сестры.
        Он так хотел ей помочь, что совсем забыл про свои ноги… Феликс свалился с постели и начал ползти к выходу на руках, понимая, что в кресло ему самому все равно не забраться. Когда он выполз в коридор, крик стих. К нему вышла Магдалина вся в ужасе и слезах.
        Тогда она и рассказала о том, что с ней произошло.
        - Я просто спала, а потом… когда я проснулась, то обнаружила, что сижу в кровати, а у меня в руках этот лист бумаги. Карандаш лежал в стороне. Я… я схожу с ума!
        Феликсу удалось успокоить свою сестру. Магдалина тогда испытала самый настоящий шок, ведь на листе бумаги, который она держала в руках, когда пробудилась ото сна, был изображен безобразный устрашающий портрет клоуна…
        Растрепанные волосы, безумные глаза и кровавая улыбка…
        В ту ночь это случилось с ней впервые.
        Придя в себя, оба быстро собрались и незамедлительно отправились в цирк, решив, что расследование на сегодня еще не закончено.
        Они вошли в главный шатер, где проходили все представления. Пройдя через него, можно было попасть к шатрам артистов. Но все произошло уже здесь.
        - Вы пришли…
        Голос раздался неожиданно.
        Он был слишком мерзкий и противный.
        Из мрака появился… клоун…
        У Феликса практически не оставалось сомнений в том, что это тот самый артист, которого они допрашивали ранее, но сейчас… в белом гриме с черной улыбкой и длинными волосами, смоченными… кровью…
        Ужасающая фигура сжимала в руках окровавленные ножи.
        - Это ваша ошибка…
        Клоун метнул в них один нож, но Магдалина успела отвести кресло с траектории лезвия.
        - Поиграем!
        Клоун бегал по темному шатру, бросая в них ножи. В какой-то момент Феликс перестал понимать, что происходит. Страх овладел им полностью.
        Каждый раз ему чудом удавалось избежать смертельного ранения.
        В один миг Магдалина сцепилась с сумасшедшим черным клоуном в неистовой схватке, но тому удалось отбросить ее от себя.
        - Мне нужен альбинос!
        В шатре раздался безумный смех клоуна.
        Феликс, сидя в инвалидном кресле, принимал свою судьбу…
        Черный клоун с окровавленными волосами и ужасающей черной улыбкой, сквозь которую были видны кровавые зубы, прыгнул к нему и схватил руками за шею…
        Мир поплыл перед Феликсом. Он навсегда запомнил ту ужасающую довольную гримасу клоуна, когда его длинные пальцы сдавливали ему тонкую шею.
        - Теперь ты мой! - выкрикивал клоун.
        Феликс был готов распрощаться с жизнь, пока… руки клоуна сами не отпустили его шею.
        - Сдохни! Сдохни! Сдохни!
        Противник был оглушен ударом камня по голове. Магдалина пришла на помощь вовремя. Враг потерял сознание и упал на песок.
        - Феликс! Феликс!
        Он и сам чувствует, как теряет сознание… Но все обошлось.
        Далее было составлено логическое заключение о том, что именно клоун поджег страховочную сесть, выпустил дикого тигра и сломал ящик фокусника, став, таким образом, причиной всех несчастий.
        Преступника доставили в психиатрическую клинику для проведения экспертизы.
        Думал ли Феликс, что на этом его первое дело закрыто? Возможно. Но это не так.
        По результатам психиатрической экспертизы было доказано, что артист никогда не страдал никакими психическими расстройствами, если только неврозоподобным состоянием, которое у него сформировалось на почве страшных происшествий в цирке. Он совершенно ничего не помнил о случившимся.
        Можно сказать, что это невозможно, но… факт остается фактом. Этот человек не совершал никаких преступлений и не притворялся безумным клоуном во время схватки с Феликсом и Магдалиной. Теория о психических отклонениях также не подтвердилась.
        И еще немного позже Феликс узнал, что этого артиста вернули в коллектив через два года, и больше никаких трагических случаев в том цирке не происходило.
        Разгадано это дело или нет - так и осталось тайной, а страшные кошмары, в которых появляется ужасающий кровавый клоун, мучают Феликса по сей день.
        * * *
        - В тот раз мы распутали дело благодаря твоим видениям, - подвел итог Феликс, отведя взгляд от рисунка сестры.
        - А что же сейчас? Мы его открываем?
        Он не успел ответить, потому что на нижнем этаже раздался тревожный стук в дверь.
        Глава 3
        Черный пудель не соответствовал размерам своей породы. Он оказался намного больше, чем можно себе представить. С лаем он бросился на Магдалину и смог бы с уверенностью повалить ее на пол, если бы хозяин вовремя не дернул за поводок.
        - Успокойся, Понтий! Это невежливо!
        Черный пес еще раз издал сокрушительный лай и покорно сел.
        - Прошу меня извинить… Понтий любит новых людей…
        Уставшая и не выспавшаяся Магдалина, попыталась собраться с духом. Эта ночь еще не закончилась.
        - Если я не ошибся местом, то вы - Магдалина Альбин, я полагаю?
        - Верно. Это поместье Альбин.
        - Ох, как же я рад, что отыскал вас в такой дождь!
        Незваный гость стоял под зонтом, и капли барабанили по нему, разлетаясь во все стороны.
        - Простите меня, что устроил вам столь поздний визит. Я только что с дороги… Я бы хотел поговорить с вами и вашим братом.
        Магдалина сглотнула. Как бы ей ни хотелось, она не могла выставить за дверь клиента.
        - Проходите, - учтиво пригласила гостя Магдалина, - мой брат сейчас будет.
        - Благодарю. Понтий, за мной!
        Полный мужчина прошел в гостиную оставляя за собой полосу влаги. Вода стекала с его кожаного пальто. Магдалина взяла зонт гостя и поставила его в угол.
        Невысокого роста, полного телосложения, бритый с короткими пальцами в черных перчатках, гость снял свое черное пальто, под которым оказался серый представительный костюм с черным галстуком. Маленькие серые глазки бегали из стороны в сторону. Мужчина издал неприятный звук своим носом, протер сухую полоску губ и снял свою черную шляпу-котелок, проведя ладонью по бритой голове.
        - Проходите, - Магдалина пригласила ночного странника к креслу, - вам принести чай с бергамотом?
        - Если вас не затруднит. Мой рассказ будет долгим.
        Магдалина кивнула в ответ.
        - Понтий, сюда! Ко мне, мальчик!
        Черный пудель снова залаял, но вскоре успокоился и сел рядом с креслом, в котором удобно устроился его хозяин.
        - Прошу вас ожидать. Я и мой брат сейчас выйдем к вам.
        - Конечно.
        Магдалина поймала себя на мысли, что этот гость оказался менее скромен, чем сестра Мария. Этот спокойно уселся в кресло и сразу почувствовал себя, как дома. Он не отказался от чая и даже предупредил, что займет у них немало времени.
        Но еще больше Магдалину удивило другое. Черный пудель по имени Понтий… котелок из двадцатого века… Мысли о мистическом романе «Мастер и Маргарита» навязывались сами собой.
        - Как может прийти в голову назвать собаку Понтий? - задавалась она вопросом, когда поднималась по лестнице.
        Когда она поднялась, то обнаружила Феликса, который уже покинул свою комнату и направлялся к ней по коридору.
        - Кто там? - спросил он.
        - Я не удивлюсь, если это будет сам дьявол.
        Феликс с любопытством выгнул бровь.
        - Лучше тебе узнать все самому… и еще одно… там собака.
        Феликс боялся собак с детства, и с этим страхом он вошел во взрослую жизнь.
        - Большая? - сглотнул он.
        - Черный пудель.
        Феликсу не пришлось объяснять, откуда в голове Магдалины появились мысли о дьяволе. Один этот образ тут же ассоциировался с колоритным персонажем.
        - Я справлюсь.
        Магдалина помогла брату добраться до лестницы, ведущей на первый этаж. Она наступила ногой на специальную платформу, и ступеньки на одной половине лестницы сомкнулись друг с другом, образовав ровный спуск. Феликс сам скатился с некрутой горки и оказался внизу. Магдалина отправилась готовить чай.
        Когда Феликс оказался в гостиной, Понтий вскочил и стал лаять. Феликс замер. Он вжался пальцами в подлокотники.
        - Понтий, тихо! Перестань!
        Пес послушался приказа хозяина.
        Человек в котелке похлопал пуделя по голове и похвалил за хорошее поведение.
        - А вот и тот самый альбинос, ради встречи с которым я преодолел пол мира!
        Так незнакомец обратился к Феликсу.
        - Феликс Альбин. Чем могу быть полезен?
        - Я приношу свои глубокие извинения, что потревожил ваш благородный дом в столь поздний час. Я прибыл в Подмосковье сегодня, и так вышло, как бы это грубо ни звучало, что мое дело не может больше ждать. У меня самолет уже завтра. Мне стыдно просить вас войти в мое положение, а потому лучше оставить все эти пустые отговорки и просто извиниться.
        - Ничего страшного. Мы с сестрой всегда рады клиентам в любое время. Так вышло, что эта ночь оказалась для нас неспокойной.
        - Тогда позвольте мне украсить ее своим присутствием.
        Феликс ничего не ответил на это, а просто подъехал ближе к дивану и остановился напротив кресла, в котором сидел гость. При этом Феликс предпочел находиться на отдалении от черного пуделя.
        Теперь он понял, что имела в виду Магдалина, когда говорила о дьяволе. Феликса не покидала мысль о том, что он сидит перед ним.
        Но неожиданно для себя Феликс заметил еще одно странное обстоятельство.
        Запах.
        Зловонный и неприятный… Он осторожно принюхался, чтобы это не заметил гость. Что удалось выяснить, так это то, что запах исходил не из ротовой полости клиента, но все же от него…
        Феликс прокручивал разные варианты в своей голове на этот счет, пока не наткнулся на одну идею.
        Потом на лестнице появилась Магдалина с подносом, накрытым чайным сервисом.
        - Так хорошо, что вы вместе! - воскликнул гость. - Мне бы хотелось рассказать все сразу вам обоим. И… о, Бог, где мои манеры? Прошу меня извинить…
        Гость протянул руку Феликсу и представился:
        - Зовите меня просто Вольфганг. В деревне меня называют господин Вольфганг, но это у нас так прижилось…
        - Очень приятно.
        - Рада знакомству, Вольфганг, - пожала гостю руку Магдалина.
        Дальше Магдалина принялась разливать чай с бергамотом. Она обменялась взглядом с братом и дала ему понять, что тоже чувствует этот противный запах. Феликс, намекая ей на разгадку, почесал свой нос.
        Да, все дело было именно в носу господина Вольфганга.
        - Ох, простите меня, если этот запах, которого я не чувствую, так смутил вас…
        Вольфганг поторопился достать из кармана пиджака белый платочек и прикрыть им нос.
        Догадка Феликса подтвердилась сама собой.
        - Видите ли, у меня озена… крайне неприятное хроническое заболевание… еще с детства из моего носа исходит этот зловонный запах. Поначалу я его тоже ощущал, но со временем все обонятельные рецепторы притупились… За время пути я еще простыл, а потом… ох, мне так неловко!
        - Ничего страшного, Вольфганг, - успокоил гостя Феликс, - мы все понимаем.
        Но гость не перестал смущаться.
        - Ваш чай, - предложила Вольфгангу чашку Магдалина.
        - Благодарю…
        Немного отпив, Вольфганг восторженно воскликнул:
        - Фантастика! Это самый вкусный чай в России!
        Магдалина устроилась на диване рядом с братом и передала ему кружку с чаем. Сама она тоже не отказалась от этого удовольствия. Чай помогал ей справится с тем ужасом, который ей довелось пережить только что.
        - Итак, откуда же вы к нам и с какой проблемой? - затронул главную тему встречи Феликс.
        - Я - глава деревни под названием Рапсодия, она…
        Феликс и Магдалина с ужасом переглянулись.
        Этот кошмар с деревней ля них только начинается…
        - Что-нибудь не так? - заметил их замешательство Вольфганг.
        - Вы сказали «Рапсодия»? - переспросила Магдалина.
        - Да… на маленьком островке в Карском море.
        Феликса передернуло. Ему явно стало не по себе. В его голове мелькнула забавная мысль: «Кому вообще пришло в голову так назвать деревню? Да и вообще любой населенный пункт?».
        - Вы знаете? - спросил Вольфганг.
        - Так случилось, что несколько часов назад на вашем месте сидела юная монахиня и просила о помощи, - объяснил Феликс, - она утверждала, что в этой самой деревне творятся различные… мистические события.
        Вольфганг посерьезнел и отвел взгляд в сторону.
        - Ладно… раз такое дело, то придется говорить открыто. Хватит тайн и уловок!
        - Что вы имеете в виду? - не поняла Магдалина.
        Вольфганг одарил обоих скорбным взглядом.
        - Сестра Мария приехала со мной.
        Феликс решил, что не станет больше строить догадок о происходящем, а просто выслушает главу деревни. Ему-то точно должно быть известно гораздо больше, чем сестре Марии, которая, может, бывала там всего раз.
        - Она ниоткуда не сбегала. Никакой монастырь она не покидала втайне. Я договорился с настоятелем, чтобы она отправилась со мной. На самом деле неподалеку мы сняли номер в гостинице. Я отправил ее к вам. Мне показалось… что словам монахини, такой юной девушке, вы поверите больше, чем моим. Это был режиссированный спектакль. Она знала, что говорить. Но все то, о чем она вам рассказывала - правда. Кошки у маяка, пропавший мальчик в лесу и волчий вой… Она и настоятель имели несчастье наблюдать все это. Но эти события лишь малая часть того, что происходит у нас в Рапсодии. Сестра Мария вернулась в гостиницу после визита к вам и все рассказала. Вы отказались от дела, а потому… я сейчас здесь. Все, что связано с нашей деревней, окутано мрачными тайными и непонятными событиями. Мои жители отчаялись… они теряют надежду… Это самое страшное. Я узнал, что вы - наш последний шанс. Если вы сумеете вывести паранормальные явления на чистую воду или… сразитесь с силами тьмы… знаю, что много у вас прошу, но… у меня просто нет другого выхода.
        Двое молчали. Феликс не знал, как ему на это реагировать.
        - Скажите, - вступила в разговор Магдалина, - вы кому-нибудь в деревне давали наш номер телефона?
        - Нет.
        - Или сами звонили нам из гостиницы? - присмотрелся к гостю Феликс.
        - Нет.
        Взгляд Вольфганга ничего не выражал.
        - Нам позвонили… мы не смогли отследить звонок, но… все, что я услышал в трубке так это чье-то дыхание и одно слово.
        - Какое же? - поинтересовался Вольфганг.
        - Рапсодия.
        Гость обреченно вздохнул.
        - Прошу меня извинить, но все, кто оказывается каким-то образом связан с нашей деревней, рано или поздно подвергаются воздействию таинственных сил. Не думайте, что я сумасшедший, когда выражаюсь такими неопределенными понятиями, как «темные силы», «таинственные силы» и все такое… мы просто не знаем, как еще это объяснить. Ничего из того, с нами происходит, не поддается логическому анализу. У нас есть свои сотрудники полиции. Думаете, им удалось что-нибудь раскрыть? Они тоже в отчаянии.
        Феликс печально взглянул на сестру. Что бы там ни было, но этот человек прав. Они оба столкнулись с таинственными обстоятельствами. Он, Феликс, стал участником звонка от потусторонних сил, а Магдалина… к ней вернулись видения-рисунки.
        - Раньше наша деревня жила совсем иначе. Мы всегда праздновали вместе все праздники. Всей деревней отмечали дни рождения, Новый год, поздравляли наших мужчин и женщин. В это сложно поверить, но каждый наш день начинался с веселой песней и заканчивался другой веселой песней. Все мы - одна большая семья, которая не знала бед. Живем мы не богато, но зато у нас есть то, в чем мы нуждаемся больше всего - спокойствие. Но пришел день, когда Рапсодия потеряла свое спокойствие раз и навсегда. Солнце затмили серые тучи, песни больше не звучат, а семьи… семья, которой мы все были, распалась в одночасье. Отныне единственное, что нас сближает, это страх. Кроме него в Рапсодии не осталось ничего.
        Феликс был не в силах пить чай дальше. Он совсем забыл о существовании зловонного запаха, который исход из носа господина Вольфганга.
        - Странное поведение кошек, тени в лесу, страшные звуки по ночам… все это, конечно, пугает, но не так сильно, как это было раньше. Происходят вещи более страшные и более серьезные. Особенно ночью… Ночь стала для нас самым главным врагом. Никто не рискует выйти на улицу, когда солнце прячется за горизонт. Понимаете, из-за всех этих событий люди начинают думать, что сходят с ума, но другая их часть понимает, что это не так. Сложное и неприятное чувство, скажу я вам…
        Вольфганг весь сжался. Он допил свой чай и некоторое время смотрел куда-то в сторону.
        - Но это еще не самое главное, - продолжил глава Рапсодии, - мистические события и таинственные происшествия… все это - только часть беды. Самое страшное заключается в том, что из-за событий, которым ты не можешь найти разумного объяснения, ты теряешь любимых и дорогих тебе людей.
        Магдалина посмотрела на брата и заметила, что именно эта, последняя, фраза Вольфганга подействовала на него самым сильным образом.
        Кажется, прозвучало именно то, что он так долго ждал (или не ждал) услышать.
        - Господин Вольфганг, - обратился к нему Феликс.
        - Можно просто…
        - Мы беремся.
        Повисла тишина.
        - Простите?
        - Мы беремся за ваше дело.
        Маленькие глазки главы деревни стали шире.
        Феликс посмотрел на сестру, ожидая ее реакции на принятое им решение. Она не могла сопротивляться. Магдалина спокойно кивнула, принимая решение брата.
        Что бы ни случилось, она всегда на его стороне.
        - Мы приедем к вам в Рапсодию и раскроем все ее секреты.
        Понтий радостно вскочил, завилял хвостом и издал победный лай.
        Глава 4
        Он сидел на краю обрыва, и перед ним открывался необъятный океан. Шум волн. Соленый запах. Ночное небо усыпано мириадами звезд. Он был в этом мире один, и никто ему не нужен.
        Мир опустел.
        Есть только он, это небо и это море.
        Если бы он только мог встать, если бы ноги могли держать его… он бы встал с этого кресла и прыгнул!
        Но он не может встать.
        В темном небе мелькнула звезда.
        Одна только звезда, которая начала падать. Он следил за ее падением. Звезда все больше и больше приближалась.
        Она вот-вот упадет…
        Над горизонтом летел огромный серебряный огненный шар. Он не успеет уйти. Он сразу понял, что ударная волна поднимет цунами, и ему придет конец.
        Так и случилось.
        Всего одно мгновение, и шар ударился о водяную гладь.
        Мгновение тишины… и волны поднялись к небу.
        Море и небо слились в одно целое, и на него мчалась огромная волна, которая с каждым мгновением увеличивалась в размерах.
        Он сжал ручки своего кресла и приготовился к тому, чтобы вода поглотила его.
        А потом… потом он услышал нежный женский голос, который кричал:
        - Помоги мне!
        И увидел человеческий силуэт.
        Девушка, лицо которой ему так и не удалось рассмотреть, стояла в нескольких метрах от него прямо в воздухе. Она не могла пошевелиться. Она хотела бежать, а волна подступала все ближе.
        - Спаси!..
        Ах, как же он хочет спасти ее! Но он… не может встать…
        Тьма этой ночи собралась в единое целое. Тьма стала чем-то живым и плотным. Тьма окружила женский силуэт, и ее затягивало в эту тьму.
        - Спаси меня!
        И он вскочил…
        Ноги…
        Они бежали по земле, а потом по воздуху…
        Он прыгнул!
        Он тянет руку к ней, чтобы спасти, но тьма поглощает девушку в себя.
        Она исчезла.
        Он снова остался один. Когда тьма поглотила свою жертву, то рассеялась, открыв ему вид на огромную волну, которая нависла над ним.
        Он не спас ее…
        Он готов умереть.
        И темные воды поглотили его.
        * * *
        Весь в поту, он оперся руками о кровать и сел.
        Феликс слышал свое шумное частое дыхание и бешенный стук в груди. Ему хотелось сглотнуть, но в горле пересохло.
        «Это всего лишь сон», - подумал он.
        Но что все это может значить?
        Феликс осмотрел свою комнату и обнаружил, что занавески уже открыты, и за окном висело свинцовое небо. Этот день обещал быть серым и холодным. Он продолжил изучать обстановку своей комнате. Все было на своих местах, но при этом…
        Его не покидало неприятное чувство, которому он не мог дать название. «Что-то не то» - вот, какое это чувство. Что-то было не так в этой комнате. Тогда Феликс стал приглядываться к каждой мелочи, пока ответ не появился прямо перед ним.
        Тень.
        Все дело в тенях… все предметы, все вещи в его комнате имеют свою тень, кроме…
        Него самого.
        - Ах!
        По спине пробежала дрожь. Он почувствовал странный дикий ужас, который до этого не испытывал.
        Где его тень?
        Он бросил взгляд в сторону и увидел… свою тень.
        Она стояла у двери. Именно стояла! Его силуэт… его родная тень!
        Феликс тяжело задышал. Потом тень помахала ему рукой. Придя в ужас, Феликс моргнул и… тень снова вернулась к нему. Вот она, сидит на кровати по левую руку от него.
        - Черт… - выругался он.
        Феликс решил обвинить во всем этом странный сон и вчерашнюю тяжелую ночь. Ему было вполне достаточно одного только таинственного звонка вчера вечером, а тут еще и его собственная тень решила сбежать от него!
        Феликс потрогал свой лоб и стер с него влагу. Кожа холодная. Тогда он собрал свои волосы в хвост и сделал хвост, использовав прозрачную резинку, что лежала на его прикроватном столике.
        Дверь открылась, и на пороге появилась Магдалина, одетая в домашний спортивный костюм. Кажется, она даже не успел умыться.
        - Что-то случилось? - спросил Феликс.
        - Масло, - выдохнула Магдалина и прошла к нему.
        - «Масло»?
        - Его нет. Я хотела сделать нам блинчики, но не нашла масла. Ни оливкового, ни подсолнечного… а я ведь помню, что покупала бутылку. Я помню!
        - Ты везде посмотрела?
        - Феликс, ты же знаешь, что у меня все всегда на своем месте. Я просто не могу ничего потерять! Оно просто исчезло! На том месте, где оно должно стоять в холодильнике… ничего нет! Все масло из дома пропало! Ох, ума не приложу, как такое могло случиться… Ладно, я сварила овсяную кашу.
        - Тоже полезно…
        - Ты как?
        Феликс не хотел рассказывать сестре о своей галлюцинации (если это можно так назвать), но Магдалину не обманешь. Она чувствует, что что-то случилось.
        - Кошмар, - признался он.
        - Расскажи, - она села рядом.
        - «И увидел я сон… И этот сон ускользнул от меня»…
        Потом Феликс пересказал сестре содержание своего странного сна. Она его внимательно выслушала, а тем временем приложила свою ладонь к его лбу.
        - Ты знаешь, кто была та девушка?
        Феликс покачал головой.
        - А голос?
        - Ни голоса, ни силуэта мне не удалось распознать… я ее не знаю. Как думаешь, это как-то связано с Рапсодией?
        Магдалина пожала плечами.
        - Нам нужно собирать вещи. Нас ждет долгий путь на север.
        И он это отлично помнил.
        Магдалина помогла брату одеться и сесть в инвалидное кресло. Все это - обычная процедура, которую он проходил каждое утро. Потом Феликс сам отправился в ванную, чтобы умыться и почистить зубы. Магдалина тем временем накрывала завтрак на стол.
        Появившись в кухне, он обнаружил на столе две тарелка овсяной каши, апельсиновый сок и печенье.
        - Приятного аппетита, - пожелала ему Магдалина.
        Но у Феликса не было аппетита. Он так и не мог понять, что в этом виновато: странный сон или сбежавшая тень.
        - Объясни мне одну вещь, - Магдалина прервала трапезу.
        Феликс озадаченно взглянул на сестру, которая сидела напротив.
        - Почему мы этим занимаемся? В смысле… что он такого сказал, что ты сазу согласился на дело?
        Это было известно только ему.
        - Не хочешь говорить мне? Почему?
        - Магда, это…
        - Связано с нашими родителями?
        Она все знает.
        У него нет шансов спорить с ней.
        - Ты видишь меня насквозь, - признался он в ответ.
        - Так в чем же дело? Ты… что-то не договариваешь. Я чего-то не знаю?
        Феликс нашел в себе силы только вздохнуть.
        - И ты мне не расскажешь? - настаивала на своем Магдалина.
        - Не сейчас.
        - Но ты же расскажешь?
        - Да. Когда придет время.
        Больше он ничего ей не сказал. Феликс смог выдержать пытливый взгляд сестры, пока она не вернулась к завтраку.
        После завтрака Магдалина попробовала еще раз отыскать бутылку масла в этом доме, но позже официально заявила брату, что его нет.
        - Пора собирать вещи, - решил Феликс.
        Магдалина преступила к сбору чемоданов. Феликс наблюдал за сборами и контролировал ее действия, держа в голове список необходимого, что им может понадобиться в деревне.
        Несколько раз Феликс пытался помочь сестре со сборами, но она убедила его просто думать о том, что следует еще взять, а вещами займется она сама. Конечно, Магдалина не могла допустить, чтобы Феликсу пришлось заниматься физическим трудом.
        - Ты берешь их с собой? - удивился Феликс, когда увидел, как Магдалина складывает в свой чемодан стопку книг.
        Дело в том, что автором этих книг была она сама. Вернее, это одна книга, но в нескольких экземплярах.
        - А почему нет? - обратилась она к нему.
        Ее роман разошелся по стране некрупным тиражом, но все же Магдалина гордилась собой и своим произведением.
        - Ты будешь раздавать их жителям Рапсодии? - предположил Феликс.
        - У меня как раз была именно эта мысль. Пусть почитают…
        И десяток экземпляров романа «Темное милосердие» оправились в чемодан Магдалины.
        - Кажется, здесь все…
        Магдалина поднялась на ноги и потянулась.
        Вдруг раздался выстрел.
        Феликс и Магдалина не сводили друг с друга взгляда.
        - Это из твоей комнаты… - догадалась Магдалина.
        - Звук как… из двуствольного ружья…
        - Проклятье!
        Магдалина пулей покинула свою комнату и вышла в коридор.
        - Магдалина! Магдалина!
        Феликс поторопился тоже выехать в коридор, чтобы поспешить на помощь сестре. Его комната находилась напротив. Дверь открыта. Он увидел Магдалину, застывшую напротив его постели.
        - Что там?
        Но она была не в силах что-либо ему ответить. Пальцы Магдалины нервно дрожали. На ее лице застыли холодные капли пота. Феликсу показалось, что она увидела приведение.
        Когда он заехал в свою комнату, то повел взгляд в сторону, куда смотрела его сестра и… замер сам.
        Над его постелью, на которой он спал всю свою сознательную жизнь, на стене кровавыми буквами появилась надпись: «РАПСОДИЯ».
        Феликс оцепенел. Он не знал, что ему делать. Сначала выстрел… теперь эта надпись!
        Он с трудом оторвал взгляд от страшной надписи и посмотрел на сестру. На щеках Магдалины появились слезы.
        - Мы не должны туда ехать… - только и произнесла она.
        Конечно, Феликс знал, что теперь он точно хочет отправиться на остров. Такие вещи ему в доме не нужны.
        Придя в себя, Магдалина принесла в комнату ведерку с водой, моющее средство и губку. Сняв обувь, она забралась на кровать брата и принялась отмывать кровавую надпись.
        - Это уже слишком, - сказала она.
        - Не думаю, что, если мы приедем в деревню, такой чертовщины станет в разы меньше. Знаешь, мне непросто это осознавать, но я начинаю все больше верить сестре Марии и господину Вольфгангу.
        Сколько Феликс себя помнил, еще ни одно утро в его жизни не было насыщено таким большим количеством неприятных странных событий.
        Пока Магдалина смывала надпись со стены, в комнате Феликса зазвонил телефон. Он подъехал к столику с телефоном, но взять трубку пока не решался.
        Магдалина сказала ему:
        - Не бери, если страшно…
        Страшно? Глупости!
        Но после того первого звонка ему действительно стало не по себе.
        - Я должен взять.
        Феликс взял трубку и приложил ее к уху. Он уже был готов услышать жуткое дыхание и хриплый голос, но все произошло совсем иначе.
        - Феликс Альбин слушает.
        И ему ответил голос… голос мальчика.
        - Мне страшно…
        - Кто это?
        - Тут так холодно…
        Феликсу стало не по себе.
        - Как тебя зовут? - собрался он с духом.
        - Я не могу сказать… я потерялся…
        - Ты можешь описать место, где ты находишься?
        - Тут темно…
        - Ты на улице или в помещении?
        - На улице… тут всегда ночь…
        Феликс нервно сглотнул.
        - Ты можешь описать место, где ты сейчас?
        - Это моя деревня… но она другая… здесь нет мамы…
        - Что за деревня?
        - Рапсодия!
        Феликс чувствовал, что готов потерять сознание сразу же, как вновь услышит это слово.
        - Они следят за мной, - продолжил голос мальчика в трубке.
        - Кто «они»?
        - Темные… страшные и темные фигуры…
        - Как ты смог позвонить?
        - Тут есть телефон… Два остальных сломаны…
        - Ты можешь сказать мне, как я могу тебя найти?
        - Я не знаю… они…
        Связь начала пропадать. Феликс все хуже слышал голос мальчика.
        - Они идут сюда… я должен бежать!..
        - Скажи, ты…
        Но связь оборвалась.
        Раздался противный свист в ушах.
        - Что все это значит? - Магдалина справлялась с собой из последних сил.
        - Не знаю… мне сложно это признать, но… что-то на самом деле там происходит. Вольфганг прав. Со всеми, кто становится связан с Рапсодией, начинают происходить странные вещи. И мы стали следующими.
        Они оба почувствовали, как в комнате начало становиться холоднее. Когда Магдалина смыла кровавую надпись со стены, двое были рады, что смогли покинуть эту комнату. Феликс вообще сомневался, что сможет снова спать здесь.
        Дальше они старались действовать как можно тише, прислушиваясь в малейшим звуковым вибрациям.
        - Что мы имеем? - задался Феликс вопросом, изучая книжный полки в комнате сестры, пока она собирала чемоданы.
        - Пропавшее масло, выстрел…
        - Кровавую надпись на стене и звонок мальчика…
        - Тебе не кажется, что это и был тот самый пропавший мальчик, о котором рассказывала сестра Мария?
        - Именно так я и думаю.
        Они решили, что отрицать все мистические события, которые с ними произошли за это утро, более чем глупо и даже неразумно.
        - А твой сон? - обеспокоенно спросила Магдалина. - Он может иметь к этому отношение?
        - Сейчас все может иметь к этому отношение…
        - Итак, сон, масло, выстрел, надпись, звонок и…
        - Тень.
        Магдалина озадаченно уставилась на брата. Он обернулся и кивнул, давая ей понять, что она не послышалось.
        - Я тебе не рассказал, но, когда я проснулся сегодня, я обнаружил, что моя собственная тень стоит двери в мою комнату и машет мне рукой.
        Магдалина в ужасе задержала дыхание.
        - Феликс… ты же не станешь отрицать, что ни с чем подобным мы прежде не сталкивались?
        - Это действительно так. Полагаю, это дело станет нашим самым сложным и не менее опасным.
        - И ты…
        - Да, Магда, я уверен, что мы должны пойти на этот риск.
        Она не стала спорить и продолжила собирать вещи.
        Феликс с любопытством изучал книжные стеллажи. Он взял в руки том «Мастера и Маргариты» и замер. Прямо за ним он обнаружил на полке какой-то посторонний предмет, который никак не мог быть книгой.
        - Что это? - спросил он.
        Магдалина оторвалась от сбора чемоданов и присоединилась к брату. Потянувшись, Феликс извлек из глубины полки каменную плиту.
        - Разве у нас было что-то подобное? - посмотрел он на Магдалину.
        - Нет…
        Феликс поставил Булгакова на место и принялся изучать тонкую каменную плиту, которая соответствовала размерами стандартной книге. На табличке были высечены странные иероглифы. И Феликс, и Магдалина поймали себя на мысли, что никогда прежде не сталкивались с подобным языком. Они не могли узнать ни одного знака или символа, перебирая в голове все древние и мертвые языки.
        - Есть догадки о том, что это может быть? - обратилась к брату Магдалина.
        - Только одна. Это как-то связано с нашим новым расследованием.
        - Все страннее и страннее…
        - Именно так. Я пока не могу даже предположить, что все это значит, но думаю, что будет разумно взять эту вещь с собой в Рапсодию.
        - Ты уверен?
        - Конечно, нет… но положи ее в мой чемодан и заверни… в черный пакет…
        - Как скажешь.
        Конечно, Магдалине все меньше нравились идеи, которые предъявлял ее брат, но выбора у нее не оставалось. Если они находили древние артефакты, то всегда передавали их в музеи или исследователям, которые занимаются их изучением. Что до этой таблички, видели они ее в глаза в первый раз.
        День быстро склонился к вечеру. Они успели пообедать и даже выпить чаю перед ужином. За все это время никаких странных и таинственных событий с ними не происходило. При этом Феликс понимал, что еще не вечер, и самые загадочные вещи происходят ближе к ночи.
        К ужину оба чемодана были собраны. Феликс забронировал им места на ночной рейс. Он готовился к долгой дороге на север.
        Все странные и неприятные события, которые произошли в этом доме утром, натолкнули Феликса на одну мысль: «Если я сам воспринимаю эти странности так болезненно и с таким трепетным ужасом, то какого простым жителям Рапсодии, которые терпят подобную чертовщину десять раз на дню?!».
        Он отдавал себе отчет в том, что с приездом в Рапсодию загадочных вещей с ним будет происходить втрое или даже втрое больше, чем сегодня. Но главным остается не просто «наслаждаться» этим «аттракционом», а разгадать все тайны и доказать… что никаких темных сил не существует, в чем он сам начинал сильно сомневаться.
        И это сомнение порождало в его душе еще больший страх.
        Приготовившись к отбытию, брат и сестра прежде, чем покинуть свое родное поместье Альбин, решили выпить чаю с бергамотом в гостиной.
        Даже Магдалина понемногу забыла все кошмары утра, как вдруг в дверь постучали.
        - Следовало ожидать, - попытался шутить Феликс.
        На самом деле Магдалине совсем не хотелось открывать дверь. Сначала монахиня, потом глава Рапсодии, что же дальше?
        На улице уже начинался дождь. Магдалина прервала чаепитие и направилась к двери.
        - Если это будет очередной гость, то…
        Но дверь открылась сама, не успела Магдалина к ней притронуться.
        Феликс не справился со своим любопытством и обернулся. На пороге никого не было. Магдалина выглянула на улицу и посмотрела по сторонам - никого.
        Только…
        - Письмо.
        Было ли это письмо или нет, но на крыльце лежал белый конверт. Магдалина с опаской взяла его в руки и закрыла дверь на внутренний замок.
        - Мне это совсем не нравится…
        Она вернулась к Феликсу и вручила ему в руки конверт. На белой бумаге он заметил всего одну надпись: «Феликсу и Магдалине Альбин».
        - Кто бы это мог быть? - озадачился Феликс, открывая конверт.
        По взволнованному выражению лица сестры он видел, что она совершенно не хочет знать, что внутри. Феликс извлек на свет свернутый вдвое листок бумаги, а, развернув его, обнаружил небольшой текст.
        - Хочешь, чтобы его прочитал я? - спросил он у сестры.
        - Можно сжечь до прочтения, - пошутила она, но Феликс знал, что «в каждой шутке…».
        Феликс не стал пробегаться по тесту взглядом, как он всегда делал, а просто читал написанное вслух:
        - «Дорогие Феликс и Магдалина! Мы знаем о ваших страхах и сомнениях. Новое дело предвещает новые приключения, знакомства и опасности. Но мы знаем, что вы преодолеете все преграды и выйдете из битвы победителями. Мы скучаем по вам. Мы ждем вас в Рапсодии. Приезжайте.». Подпись…
        Феликс замер.
        Так плохо ему еще никогда не было. Рассудок отказывался что-либо воспринимать. Душу разрывало на куски.
        Ему показалось, что он сходит с ума.
        - Что там? - взволнованно спросила Магдалина.
        Но он так и не смог ей ответить.
        Магдалине пришлось самой взять письмо в руки и прочитать.
        - Так-так… подпись… «С любовью, ваши мама и папа».
        Глава 5
        Феликс очнулся на полу каюты.
        Начало штормить. Он чувствовал, как небольшую яхту, которую они заказали, качало из стороны в сторону.
        Темно.
        Он не чувствовал боли в ногах. Их он вообще не чувствовал, но ощущал ломоту в спине и ушиб локтевого сустава.
        - Проклятье!
        Магдалины рядом не оказалось.
        Это был тот самый случай, когда он нуждался в ней сильнее прежнего. Феликс попытался подняться на руках, но первый раз это не вышло. Яхту качало, и он слышал шумные всплески волн.
        Помнил ли Феликс свой сон? Конечно, нет! Может, ему ничего не снилось. Оказавшись на яхте, он не выдержал и лег спать. Перелет на самолете, пересадки на метро и автобусах. Все это основательно выбило из него силы.
        Когда они узнали, что одна яхта согласилась довести их до острова с деревней Рапсодия, Феликс был невероятно счастлив от того, что наконец сможет расслабиться и уснуть.
        Но шторм не хотел даровать ему спокойный сон.
        Феликс собрался и повторил попытку подняться, когда качка немного прекратилась. Неподалеку от него стояло его инвалидное кресло. Используя только руки, он перетаскивал все свое тело через каюту. Его ноги, словно что-то лишнее и тяжелое, безвольно ползли по полу.
        - Магдалина… - жалобно простонал он.
        И снова качка.
        Его отбросило в сторону, и Феликс ударился головой о тумбочку.
        - Черт!
        Он терпеливо выдержал и дождался, когда качка прекратится. Тогда он продолжил действовать и ползти к своему креслу.
        Даже путешествие в Рапсодию оказалось непростым испытанием на выносливость. К слову, Феликс никогда не любил такие путешествия. В самолете он не мог выдержать и двух часов перелета. Спать было невозможно. Его ноги упирались в спинку переднего сидения, в котором сидела девушка, пожелавшая его отклонить назад. Сзади в его спинку кресла стучали ногами шумные дети. Он несколько раз попытался уснуть, но от неудобного положения сильно начала болеть шея. Словом, дорога обошлась ему адскими муками.
        Они опоздали на автобус, а потому пришлось час ждать следующего. Магдалина предложила взять такси, но Феликс контролировал их семейный бюджет и, узнав цену, не позволил им воспользоваться этой услугой. Магдалине, конечно, это не понравилось. Остальной путь прошел в нервной беспокойной обстановке. Только тогда, когда они устроились на яхте, все пришло в норму.
        Феликс сжал колеса кресла и поднял свое тело над полом. Началась качка, но в этот раз он сумел удержаться. Еще одно быстрое и ловкое движение - его руки уперлись в подлокотники. Оставалось самое сложное…
        Феликс так и не смог понять, каким восьмым чудом света он этого добился, но через несколько секунд он сидел в своем кресле, избавленный от катаний по полу каюты.
        В иллюминаторе он увидел ночь и жуткие волны.
        - Блеск!
        Феликс не желал ни секундой более задерживаться в этой тесной каюте, а потому поспешил покинуть ее и отправиться на палубу в надежде найти там сестру.
        Он подумал так: «Если ее не было рядом, значит, она не спала. Если она не спала, значит, что-то случилось. А последнее предвещает что-то дурное».
        Когда он выехал на палубу, то вспомнил об их встрече с капитаном яхты и единственным ее хозяином.
        - Слыхал, вам надо в Рапсодию? - спросил у них крупный бородатый мужчина.
        - Да, вы знаете, кто нас сможет туда довести? - устало, но вежливо спросила Магдалина.
        - Я могу. За соответствующую плату. Знаете, это ведь проклятое место. Слыхали?
        - Да… что-то было… - отвлекся Феликс на другую яхту, которая начала свое отплытие, - так, сколько вы берете?
        - Три на вас двоих.
        «Не дешево» - подумал Феликс.
        - У нас нет выбора, - сказала ему Магдалина, - ты же слышал остальных. Никто не хочет отправляться в такую даль.
        - Ты права. Мы согласны.
        - По рукам, - довольно заулыбался капитан.
        Феликс прикинул сколько у них может остаться денег, когда они закончат свое расследование в Рапсодии (если останутся в живых).
        - Как вас зовут? - поинтересовалась Магдалина у хозяина яхты.
        - Харон, - просто ответил капитан.
        Феликс даже не знал, как на это реагировать, а потому высказался следующим образом:
        - Это такая шутка? Если да, то это очень скверная шутка.
        Когда он ехал по трапу на борт, то заметил название судна: «Ночь Фортуны», - и добавил:
        - Да уж… увеселительное нас ждет плавание…
        Оглядевшись, Феликс заметил густой туман, который окружал яхту. Судно медленно качалось на гребнях волн, покинув пределы шторма. Конечно, ветер еще может усилится, и высокие волны вернутся. Но пока вокруг стало слишком тихо и довольно мрачно.
        В этом тумане он не смог увидеть даже борт яхты. Феликс осторожно катил свое кресло вперед, озираясь по сторонам. Он чувствовал опасность. Или это был элементарный страх?
        Вдруг стало слишком тихо. Феликс поймал себя на мысли, что даже не слышит шум вод. Воздух стал холодным. По плечам Феликса пробежала неприятная дрожь.
        Он отчаянно искал свою сестру, но вокруг не было ни души. Или… кто-то скрывался в этом тумане и в этой непроглядной темной мгле? Кто-то, кто не был ни его сестрой, ни капитаном Хароном?
        Бледный свет огней освещал темную водяную гладь. Но что-то случилось, и свет исчез.
        Феликс почувствовал себя самым одиноким существом в этом мире.
        - Чертовщина какая-то…
        Скрип.
        Раздался неприятный скрип за его спиной.
        Феликс обернулся - ничего.
        Он смотрит прямо и видит перед собой фигуру. Темная женская фигура…
        - Магда?!
        Но фигура стоит.
        Феликс едет к ней. Он с опаской приближается ближе. И вот он видит сквозь этот туман очертания монашеского облачения.
        - Проклятье…
        Сестра Мария - первое, что пришло ему на ум. Монахиня стояла у правого борта, а кресло Феликса вместе с ним приближалось к ней все ближе.
        - Магда…
        Силуэт не шевелился.
        Это не его сестра. Определенно.
        - Капитан Харон…
        Нет. Это монахиня. Определенно.
        Феликс остановился. Прямо перед ним опускалась черная мантия. Он вытянул вперед дрожащую руку. На что он рассчитывал? Прикоснуться к ней?
        Страх и желание сплелись в один клубок.
        Феликс хотел сглотнуть, но горло пересохло. Его начал одолевать озноб.
        Кончики его пальцев вот-вот коснутся плотной ткани…
        И она обернулась.
        Феликс откатился назад.
        Это была сестра Мария, но ее лицо больше напоминало лицо гниющего покойника. Сухая бледная кожа, трупные пятна, дыры в щеках, в которых уже поселились черви, пустые глазницы и кровавые губы…
        Ее голос раздался холодной смертью в этой ночи:
        - В этой деревне ты найдешь свою смерть!
        В ушах зазвенело.
        Феликс закрыл глаза, а потом… перед ним появились волны. Только темное море.
        Сестра Мария исчезла.
        Он тяжело дышал.
        - Черт… черт… черт… Проклятье!
        Феликс несколько раз ударил себя по щекам, а потом подъехал к краю палубы и посмотрел прямо в воду. Как же ему хотелось нырнуть в нее, чтобы охладить свое тело и прийти в себя!
        Его разум, его рассудок… его сознание страдает.
        Галлюцинации… Безумие… Страх…
        Что с ним?
        - Этого не было… этого просто не может быть, - говорил он себе.
        Успокоившись, Феликс сглотнул. Глубоко выдохнув, он отвернулся от моря.
        И вдруг…
        Белая кожа, черный макияж, кровавые зубы и длинные волосы, смоченные кровью…
        Черный клоун навис прямо перед ним!
        - Скучал по мне, Феликс?!
        Он вскрикнул.
        Рывок, ужас, тьма…
        - Феликс?!
        Содрогаясь всем телом, он открыл глаза и увидел перед собой Магдалину. Она оделась в теплую курточку. В руках она сжимала письмо от их «родителей», которое они получили перед отъездом.
        - Аргх!..
        Он не мог прийти в себя.
        - Ты как? Что случилось?
        Магдалина села напротив брата, спрятала письмо в карман и сжала его руки.
        - У тебя руки холодные. Ты замерзаешь! Я принесу тебе куртку.
        - Постой!
        Он остановил Магдалину, схватив ее за руку.
        - Прошу… останься…
        Магдалина выдохнула и сняла свою куртку.
        - Не надо…
        - Я уже пригрелась. Не хочу, чтобы ты заболел.
        Она накрыла его своей курткой, и Феликс спрятал руки в подмышки.
        - Что случилось, Феликс?
        Он даже не знал, что ему сказать в ответ.
        - Кошмары. Они преследуют меня даже наяву, Магдалина. Я не хочу признавать это, но мне…
        Феликс с трудом вытянул из себя последнее слово:
        - …страшно.
        Магдалина с нежностью обняла его. Он смог насладиться тем родным теплом, которое исходило от ее тела.
        - Я не хочу потерять тебя, сестренка. Я люблю тебя, Магда.
        - Я тоже тебя люблю, Феликс.
        Магдалина тепло поцеловала брата в щеку.
        - И ты меня не потеряешь. Я всегда буду с тобой.
        - Что это?
        Он обратил ее внимание на кусок бумаги, который торчал у нее из кармана. Магдалина достала письмо и развернула.
        - Что ты думаешь на этот счет?
        Феликс отвел взгляд от письма.
        - Это не от них, - отрезал он.
        - Ты уверен? Просто… я не помню их почерка…
        - Дело не в этом.
        - Объясни.
        Феликс собрался с мыслями и попытался забыть все те жуткие вещи, которые ему довелось только что пережить на этой палубе.
        - Понимаешь… мне кажется, что все это… все эти события, связанные с Рапсодией, странные обстоятельства… мистика… все это что-то… демоническое… Это носит темный характер…
        Магдалина явно не ожидала услышать таких «рациональных» выводов от своего здравомыслящего брата.
        - Неужели, ты начал верить во все это?
        - А ты сама как думаешь?
        Она ответила не сразу.
        - Ты всегда оставался для меня каким-то здравым трезвым звеном, которое доказывало торжество разума над мистикой и темными силами. Ты всегда находил рациональное объяснение всему тому, что с нами происходило. И я всегда держалась за тебя, верила в то, во что веришь ты.
        Он ее понимал.
        - Но я не могу объяснить твои видения, Магдалина. Я не могу сказать, что все это значит. Если ты не разыгрываешь меня, то…
        - Я понимаю. Но та надпись, выстрел, звонок… есть вероятность, что все это - чья-то злая шутка.
        - Вероятность есть всегда, но сейчас… она слишком ничтожна.
        Магдалина еще раз взглянула на таинственное письмо. На ее щеках навернулись слезы.
        - Обещай мне одну вещь, Феликс.
        Он печально взглянул на сестру.
        - Когда-нибудь ты мне расскажешь всю правду о том, что тогда произошло…
        И он знал, что она имеет в виду.
        - Обещаю.
        Взгляд Магдалины последний раз скользнул на фразе «С любовью, ваши мама и папа», а потом она скомкала бумагу в клочок и выбросила за борт.
        Какое-то время они вдвоем наблюдали, как бумажный комочек качается на темных волнах.
        Несколькими мгновениями позже за их спинами раздался громкий бас:
        - Земля!
        Они обернулись, и увидели Харона, который уверенно вел яхту по заданному курсу.
        Вдали в черном небе появился яркий огненный шар.
        - Маяк, - догадался Феликс.
        На самом деле Феликс и Магдалина какое-то время не могли разглядеть остров из-за густого тумана, окутавшего его, но вскоре появился скалистый берег.
        - Рапсодия… как на ладони… - произнес Харон.
        Феликс содрогнулся от мысли, что они уже прибыли на место.
        Кажется, только вчера они выслушивали Вольфганга, который рассказывал о мистических событиях, происходящих в Рапсодии, а сегодня они уже ступят на эту землю.
        Наверное, еще никогда прежде они не брались за дело так сразу и по собственному желанию.
        После пережитого в день отъезда у брата и сестры Альбин появились личные поводы распутать это жуткое дело.
        «Ночь Фортуны» приближалась к берегам таинственного и загадочного острова. Феликс рассматривал тот самый маяк, о котором он имел счастье слышать от сестры Марии. Позже он заметил небольшой пляж, берег, куда и направлял свое судно капитан Харон.
        Именно сейчас Феликс всем своим нутром ощутил метафору того, что их перенесли из мира живых в мир мертвых. Пусть, Рапсодия и не была миром мертвым, но то, что эта деревня - совсем иной мир - неоспоримый факт.
        - Готовьте свои вещи, безумцы!
        Феликс и Магдалина уже привыкли к тому, что Харон все время плавания называл их безумцами.
        - Кому, как не безумцам, придет идея отправиться в Рапсодию? Это надо быть не в своем уме, чтобы этакое выкинуть! - объяснил он.
        Пальцы Феликса похолодели. Ожидание прибытия превратилось в дикий ужас.
        - Ты подождешь, пока я принесу наши вещи? - спросила у него Магдалина.
        Он кивнул в ответ, и сестра оставила его наедине с мрачным видом на крохотный загадочный остров.
        Туман рассеивался, а тишину нарушали водные всплески рассекаемых носом яхты волн. Остров вырос перед ним в размерах, и «Ночь Фортуны» приступила к причаливанию у небольшого скалистого берега.
        Феликс даже не заметил, как рядом с ним появилась Магдалина с двумя чемоданами за спиной. Он поймал себя на мысли, что их долгое и мучительное путешествие наконец завершилось.
        - Стоп! - прокричал Харон.
        И яхта остановилась, воткнувшись носом в мокрый песок.
        - Поздравляю, безумцы, вы прибыли в пункт назначения!
        Расплатившись с перевозчиком, Феликс и Магдалина спустились по трапу и ступили на влажный песок небольшого пляжа, огражденного скалами. Чуть дальше виднелась тропинка, которая вела вверх на остров. У левого края берега стояла деревянная лодка, заправленная сетями и другим рыболовным инвентарем.
        - Удачи вам, безумцы, и прощайте!
        Харон завел мотор, и «Ночь Фортуны» отправилась в плавание.
        Двое проводили яхту взглядом, помахали капитану, а потом приняли тот факт, что они прибыли в Рапсодию.
        Вверх по тропинке - путь в деревню. По правую руку от них располагался маяк с горящим желтым фонарем.
        - Припыли…
        Брат и сестра обменялись уставшими, но вполне довольными взглядами, и направились дальше.
        - Эй! Смотри!
        Магдалина указала на землю. На песке перед Феликсом лежал небольшой букет мимоз.
        Черный пудель, мимозы… все это просто не могло не наталкивать на мысль о романе Булгакова.
        - Что ты об этом думаешь? - напряженно спросила Магдалина.
        Феликс поднял взгляд вверх и увидел небольшие домики жителей деревни.
        - Видимо, кто-то хорошо подготовился к нашему прибытию…
        Глава 6
        Весь остров был разделен на две основные части. Первая - лес. Вторая - собственно сама деревня. Остров оказался высокий, а потому он представлял собой широкую плиту, поднимающуюся над морем. Со всех сторон этот остров окружала водяная гладь.
        Они отрезаны от остального мира.
        Поднявшись на вершину, Магдалина обнаружила деревянную табличку, вколоченную в землю. Она остановила кресло брата у нее, и Феликс изучил высеченное на деревянной доске.
        «Рапсодия. Население:».
        А дальше была высечена цифра двадцать три. Но она оказалась зачеркнута, и следующая цифра - двадцать два. Тоже зачеркнута. Следующие зачеркнуты цифры писались белым мелом. Числовой ряд шел по убывающей. С каждым разом число становилось меньше на единицу. Единственной еще не зачеркнутой цифрой оказалось число восемнадцать.
        - Восемнадцать… - задумалась Магдалина, - так мало…
        Феликс думал немного о другом.
        - Нам хватит.
        - Что ты хочет этим сказать?
        - А ты не поняла, что это за число?
        Магдалина решила смолчать, потому что брат посмотрел на нее как слабоумную. Феликс объяснил уверенно:
        - Это количество наших подозреваемых.
        И все встало на свои места.
        Перед ними пробежала кошка. Она мяукнула, прыгнула в сторону и умчалась в чащу леса за их спинами.
        - Итак, мы имеем неизведанный лес, маяк и…
        - Рапсодию, - закончила за него Магдалина.
        Обделив вниманием лес за спиной, они посмотрели вперед. Перед ними открывался вид на всю деревню.
        Это были два ряда деревянных домиков, стоящих друг напротив друга. Некоторые ограждены забором и калиткой. В левом ряду их пять, а в правом всего два. Рядом с лесом стоял еще один маленький неказистый домик, который не был частью ни одного из рядов.
        Таким образом, в Рапсодии была всего одна улица. Одни домики ухожены, а у других начинали гнить стены. Во дворике одних рос красивый ухоженный сад, а у других - пустырь и сухая земля. У дальнего домика в левом ряду стоял автомобиль.
        «Интересно, кому и зачем он мог здесь понадобиться?» - задался вопросом Феликс.
        У того же домика стояла старая телефонная будка. В самом конце улицы между двух рядов домиков на небольшом подъеме отдельно стояло самое большое двухэтажное здание, в окнах которого горел свет.
        В остальных домиках свет не горел.
        Феликс и Магдалина решили отправиться к этому большому зданию, чтобы разузнать, где живет Вольфганг, чтобы сообщить ему об их приезде.
        По пути туман начал рассеиваться, и друзьям открылись новые территории. Например, по двум сторонам от самого большого дома, который смотрел своим фасадом к ним в лицо, тянулись еще две дорожки. Левая вела к двум другим домикам, которых было слабо видно из-за темноты. Правая же тянулась между хребтами заостренных скал и кустов.
        Кстати, об освещении. У каждого домика стоял фонарь, но все они не горели. Единственным рабочим фонарем оказался тот, который стоял у дальнего здания, к которому они направлялись.
        В воздухе стояла прохлада, а вокруг тишина. Слишком тревожная тишина. Феликс и Магдалина слышали лишь звук движения колес кресла по земле и ее шаги.
        Феликс решил, что начнет заниматься исследованием территорий с завтрашнего дня. А пока нужно узнать, где они будут жить и разместить вещи.
        Подойдя ближе к дальнему зданию, Феликс заметил вывеску со стершейся надписью: «На краю обрыва».
        - Это местный бар? - выгнула бровь Магдалина.
        Феликс ничего не ответил, но согласился с выводом сестры.
        Их мысли совпали, и они направились в бар. Может, там им удастся встретиться с Вольфгангом или даже познакомиться с жителями деревни.
        Когда Магдалина остановила инвалидное кресло у двери, то Феликс услышал веселую музыку, играющую по ту сторону тонкой деревянной стены.
        Девушка открыла дверь, и они оказались внутри.
        Яркий свет. Много свечей. Пожилые мужчины и молодые женщины за круглыми столиками распивали напитки и пели песни. На гостей никто не обратил внимание.
        Феликсу все это показалось более чем странным.
        Лица присутствующих были слишком бледными и непонятными. Они вели разговоры ни о чем и, как ни старался Феликс прислушаться к ним, ему так и не удалось понять ни слова.
        Просторный зал, заполненный посетителями, в котором царила праздничная суматоха. Чуть дальше располагалась барная стойка, за которой стоял высокий мужчина лет сорока с мускулистыми волосатыми руками.
        На нем была красная рубашка в клетку с закатанными рукавами, которая заправлена в истершиеся джинсы. С густыми рыжими волосами, на его лице виднелась такая же светлая рыжая щетина. Грубый нос и рыхлые ноздри, пронзительные серые глаза и крупные скулы. Мужчина протирал белым полотенцем металлические кружки.
        Феликс и Магдалина расположились у барной стойки и осмотрелись. Все эти люди, которые весело пели и смеялись, заливая горла пивом, вовсе не были похожи на тех, кто пережил какое-то несчастье или испытал жуткий страх.
        Феликсу все это показалось крайне подозрительным.
        Он чувствовал, что что-то здесь не так…
        - Добрый вечер, - бодро поприветствовал гостей уставший бармен, - могу я быть чем-нибудь полезен?
        - Да… вы знаете, как нам найти господина Вольфганга? - поинтересовался у бармена Феликс.
        - Он обычно выходит на ночную прогулку с Понтием и заходит ко мне. Вы можете его дождаться здесь.
        Феликс кивнул.
        - Вам предложить чего-нибудь горячего? Вы, наверное, устали с дороги.
        - Нет, благодарим, - вежливо ответила Магдалина.
        - У меня еще остался прекрасный жасминовый чай. Вы - наши гости, так что все в этом месте за счет заведения. Только для вас.
        Переглянувшись, брат и сестра не смогли отказаться от такого предложения.
        - Жасминовый чай сейчас помог бы нам согреться, - обратился Феликс к бармену.
        - Меня зовут Дмитрий. Вы можете обращаться ко мне, если что-нибудь понадобится.
        Сообщив это, Дмитрий удалился.
        Оставшись одни, Феликс и Магдалина наблюдали за собравшимися гостями, которые не думали возвращаться домой. Смеющиеся мужчины, флиртующие женщины… «Здесь, определенно, что-то не так» - не уставал размышлять Феликс.
        - А вот и жасминовый чай! Самый лучший в Рапсодии.
        Он поставил на стойку две чашки чая. Немного отпив, Феликс почувствовал, как приятное тепло начало согревать его тело.
        - Вы, брат и сестра Альбин, если не ошибаюсь? - завел беседу Дмитрий.
        - Да, простите, что не представились, - ответила Магдалина, - устали с дороги.
        - Благодарю вас, что вы приехали к нам. В нашей деревне творится много странных и жутких событий. Я надеюсь, что ваши пытливые умы распутают это дело.
        - Мы начнем завтра же, а сегодня… будет лучше познакомиться со своим временным местом проживания и выспаться после долгого пути, - вяло улыбнулся Феликс.
        Дмитрий вернулся к своему занятию - начал протирать тарелку.
        - Конечно, само собой! - воскликнул он. - Я тоже собираюсь домой… у нашей деревни выдался сегодня тяжелый день.
        Осмотрев зал, в котором царил праздник, Феликс подумал про себя: «А так и не скажешь…».
        Покончив с чаем, Феликс и Магдалина отблагодарили Дмитрия.
        - Мы лучше прогуляемся. Может, встретим господина Вольфганга.
        - Разумеется, - кивнул Дмитрий в ответ Магдалине, - и спокойной вам ночи.
        - Спокойной ночи, - пожелал бармену на прощание Феликс.
        На самом деле он был рад покинуть это шумное место. Все в этом веселье напрягало Феликса. Неужели, все шестнадцать человек (исключаем Дмитрия и господина Вольфганга) собрались в баре, чтобы весело провести ночь?
        Как-то неразумно с их стороны…
        Когда они вышли на улицу, то мгновенно окунулись в мрачную тишину. Под свет фонаря к ним вышел Вольфганг в своем котелке. Понтий следовал впереди хозяина.
        Увидев черного пуделя, Феликс замер в оцепенении.
        - Понтий, место!
        Пес дважды подал «голос» и сел на землю.
        Глава Рапсодии, увидев гостей, расплылся в широкой улыбке.
        - Как же я рад, что вы с нами! Я уже испугался, что вы передумаете приезжать сюда.
        - Поверьте, господин Вольфганг, ваше дело нас сильно заинтриговало, - ответил Феликс.
        - И не страшно гулять ночью? - поинтересовалась Магдалина.
        - Знаете, жутко немного… мы с Понтием как раз собирались домой. Я живу за баром, в том домике, сразу за полицейским участком.
        Итак, Феликс отметил, что по левую сторону от бара располагался дом Вольфганга и полицейский участок.
        Оставив своего домашнего питомца в стороне, Вольфганг подошел ближе к гостям, и Феликс снова ощутил этот зловонный запах из носа собеседника, причиной которого являлась злосчастная озена.
        - Можно вопрос? - задумался о своем Феликс.
        - Разумеется!
        - Почему жители Рапсодии сейчас так праздно проводят ночь в баре?
        Вольфганг потупил взгляд. Он попытался заглянуть за спину двоих гостей и тут… Феликс поймал себя на мысли, что музыка стихла.
        Он в ужасе обернулся и увидел, что весь свет в окнах бара исчез. Феликс тупо смотрел на сестру, ожидая, что она выяснит, в чем дело.
        Магдалина пребывала в не меньшем состоянии шока, чем Феликс, но нашла в себе силы открыть дверь и заглянуть в бар. Феликс тоже развернулся и увидел, что за стойкой пустого темного бара стоит одинокий Дмитрий, который протирал последнюю тарелку.
        - Вам что-нибудь подсказать? - спросил он.
        - Нет, благодарю, - ответила запоздало Магдалина, - мы встретили господина Вольфганга…
        - Спокойная ночь, Дмитрий! - помахал бармену рукой Вольфганг.
        - И пусть следующая будет еще спокойнее! - ответил Дмитрий.
        Магдалина, будто в чем-то провинилась, замешкалась и закрыла дверь бара.
        Феликса преследовал только один вопрос: «Куда делись все посетители?». Но потом появился второй: «Были ли они вообще?».
        Ему не хотелось этого признавать, но с каждым разом он все чаще ощущал, будто сходит с ума.
        Но не мог же он один видеть их? Магдалина тоже видела… как они могли видеть людей, которых не было на самом деле? А что с Дмитрием? Видел ли он их? Скорее всего нет…
        - Не буду расспрашивать о том, что вы имели в виду, мой дорогой Феликс, но все жители деревни уже давно крепко спят в своих домах.
        Феликс осмотрел пустую улицу. Он отдавал отчет тому, что Вольфганг прав. Не было никаких посетителей бара… Есть только Дмитрий и господин Вольфганг, а остальные… они взаправду все спят.
        - В этом месте происходит много странного, - успокоил их Вольфганг, - вы, верно, устали с дороги. Позвольте мне показать вам ваш новый дом.
        Это помогло Феликсу и Магдалине сменить ход мыслей. Втроем они направились через улицу в сторону леса.
        - К слову сказать, - нарушил тишину глава деревни, - во время вашего пребывания в наших краях, вы будете обеспечены бесплатным питание в нашем баре. Поверьте, Дмитрий готов прекрасные супы и котлеты. Вы не пожалеете. Это я к тому, чтобы вы ни в коем случае не тратились. Полагаю, дорога сюда изрядно повредила ваш семейный бюджет. Все расходы вам будут отплачены.
        - Не стоит, господин Вольфганг, - быстро отговорилась Магдалина, - все в порядке. Пусть расходы на дорогу останутся на нас. Правда.
        Тот в ответ лишь пожал плечами.
        - Завтра вы сможете познакомиться со всеми жителями нашей деревни. Они помогут вам начать расследование и, может, натолкнут на какие-то разгадки. Как вы уже поняли, этот остров не такой большой, каким вы его могли себе представить. Половина его занимает Тисовый лес, где главная «достопримечательность» - Соленый пруд. Вода там, действительно, соленая, потому что сам пруд - настоящая дыра в острове, и вода там морская. У нас есть наш маяк, который вы также можете посетить. Завтра я покажу вам полицейский участок. А если идти по правой тропинке от бара, то придете к нашему кладбищу и маленький церкви, которая уже долгие годы как заброшена.
        Теперь Феликс раскрыл для себя тайну правой тропинки.
        - Бар называется «На краю обрыва», потому что, если его обойти стороной, то вы действительно окажитесь на краю обрыва. Он огражден невысоким забором, но вид, который открывается с него… замечательный. Особенно красивые там закаты, когда красное солнце скрывается за водной гладью. Сейчас этого не скажешь, но вообще у нас в Рапсодии на острове есть немало красивых мест.
        Они остановились у небольшого домика на краю леса. Это был тот самый домик, который не принадлежал ни одному из рядов улицы, и стоял он напротив бара.
        - Вот мы и пришли, - заявил Вольфганг, - прошу меня извинить за столь скромные апартаменты, но, надеюсь, вы найдете там комфорт для сна и отдыха.
        - Спасибо за ваше гостеприимство, господин Вольфганг, - кивнула Магдалина, - думаю, нам там понравится.
        Он тепло улыбнулся.
        - Располагайтесь… я не стану вас больше задерживать. Сейчас только найду ключ…
        Вольфганг засунул руку в карман и принялся искать ключи. Понтий внимательно наблюдал за хозяином.
        - Господин Вольфганг, - обратился к нему Феликс.
        - Да?
        - Когда мы прибыли сюда… на пляже… мы нашли букет мимоз… вы знаете, что это может значит?
        Глава деревни изумленно уставился на двоих. Он почесал затылок, что его котелок чуть не слетел с головы.
        - Мимозы? Вы уверены?
        - Несомненно.
        - Очень странно…
        - Почему же?
        - Ну, все просто… в Рапсодии не растут мимозы…
        Феликс и Магдалина обменялись взглядами. Они пришли к выводу, что загадочный букет - очередная чертовщина.
        - Нашел!
        Вольфганг передал Магдалине маленький металлический ключик от дома.
        - Спокойной ночи, мои дорогие. Я рад, что вы согласились нам помочь.
        Они пожелали друг другу спокойной ночи, и Вольфганг, позвав Понтия, направился к своему дому.
        Магдалина открыла дверь их временного домика, и они вошли. Это была небольшая тесная комнатка, в которой уместились всего лишь две отдельные одноместные спальные кровати с чистым бельем, прикроватные столики, один стул и деревянный шкаф у левой стены. У правой стены над одной из кроватей установлено окно с короткой занавеской. На прикроватных столиках стояли светильники. Слева от входа открывался проход в другую комнату, которая предназначалась для душевой и туалета.
        Магдалина зажгла свет и оставила чемоданы в углу.
        - Конечно, это не апартаменты нашего поместья Альбин, но жить можно, - сложила она руки на груди, изучив новое жилье.
        - Мы же здесь будем только спать и отдыхать, верно? Ничего… могло быть и хуже.
        - Что верно, то верно… ладно, давай спать. Думаю, что вещи я разберу завтра.
        - Конечно.
        Магдалина помогла брату раздеться и переместиться из кресла в кровать.
        - На новом месте обычно снятся сны, - произнес Феликс.
        - Надеюсь, это будут добрые сны…
        - Мы в Рапсодии.
        Даже бодрой и позитивной Магдалине стало не по себе от этой мысли. Неужели, они и вправду уже здесь?
        Завтра их ждет тяжелый день, а пока…
        - Что это было? - Феликс сел в постели и замер.
        - Ты, о чем? - выпрямилась Магдалина.
        - Тише…
        И они услышали протяжный волчий вой.
        Глава 7
        Феликс проснулся, когда блеклые солнечные лучи прошли через окно и упали ему на лицо. Открыв глаза, он обнаружил Магдалину, которая сидела на полу, а вокруг нее расположились открытые чемоданы.
        - Это вовсе не обязательно делать так рано, - произнес он.
        Магдалина улыбнулась брату, поздравив его тем самым с пробуждением.
        - Я уже почти все закончила. Думаю, завершу дело после обеда.
        - Разумно. И давно ты так?
        - Двадцать минут.
        Магдалина встала и помогла брату сесть в постели.
        - У нас сегодня важный день? - обратилась она к Феликсу.
        - Еще какой! Нам предстоит познакомиться со всеми жителями деревни и узнать их истории. Но сначала…
        Он не стал заканчивать предложение и дождался, когда Магдалина поможет ему переместиться в кресло. Это кресло стало неотъемлемой частью его существования. Это то, от чего он хотел избавиться, и без чего не мог провести ни дня.
        - Я хочу отправиться на пляж.
        Магдалина собрала волосы в хвостик и кивнула. Она помогла Феликсу одеться и, оставив открытые чемоданы, они покинули свой домик и вышли на улицу.
        - Мимозы? - догадалась Магдалина.
        - Да, они…
        Светать только начало. Не смотря на всю усталость, которую им удалось подхватить за время долгого и утомительного путешествия, они не смогли долго спать. Например, Феликсу долгое время не давал покоя тот загадочный волчий вой, который они услышали.
        Брат и сестра не могли не отметить чистый и свежий воздух, который наполнял остров. Соленый и прохладный, этот воздух отличался от пыльного и душного Подмосковья, где они жили.
        Спустившись на пляж, Феликс не нашел того, что искал.
        - Кто-то мог их унести? - предположила Магдалина.
        - Лучше бы их смыло волнами…
        Феликс смотрел на спокойное море, на эти нежные мирные волны, которых совершенно не замечал. Водной стихия предстала перед ним ровной серебристой гладью.
        Они осмотрели то место, где вчера обнаружили букет. Никаких отпечатков пальцев или следов. Кажется, не оставалось даже следа от самого букета.
        - Он должен был оставить хоть какие-то следы, так ведь? - нахмурилась Магдалина.
        - Мы имеем дело с профессионалом или…
        - Или?
        - Сами чего-то не понимаем.
        Феликс попросил сестру остаться здесь, чтобы еще какое-то время насладиться прекрасным утренним морским пейзажем прежде, чем вернуться в деревню и приступить расследованию.
        - Нам пора, - в какой-то момент решил Феликс, и они вернулись в Рапсодию.
        Магдалина попросила брата дождаться ее на улице, пока она заглянет в дом, чтобы взять с собой все необходимое, что им может понадобиться во время разговоров с жителями.
        Она вернулась с кожаной сумкой на плече, в которую сложила несколько экземпляров своей книги «Темное милосердие», стопочку бумаги, новый блокнотик, три карандаша, ластик, две шариковых ручки, по одной зеленой, красной и черной.
        - Арсенал собран, так что я в полной боевой готовности, - заявила она Феликсу.
        Дальше они направились к дому Вольфганга, чтобы доложить ему о том, что готовы приступить к работе.
        Когда они достигли телефонной будки, то Феликс обратил внимание на старый темно-красный форд, что стоял у дома слева. А потом его внимание привлекла девочка у бара «На краю обрыва».
        Одетая в темные джинсы, желтые сапожки и оранжевую курточку, она замерла, увидев новоприбывших гостей. Выглядела она на восемь лет. Большие голубые глаза, маленький носик, лицо, осыпанное веснушками и волнистые яркие рыжие длинные волосы. Девочка держала перед собой маленькую зеленую сумочку.
        Какое-то время она смотрела на них, а потом испуганно задержала дыхание и за два рывка скрылась за дверью бара.
        - Испугалась? - предположила Магдалина.
        - Мы ей понравились, - улыбнулся Феликс.
        На этой ноте из-за угла левой тропинки появился сам Вольфганг, одетый в свой серый костюм и котелок. Он как раз выгуливал черного пуделя. Понтий бежал впереди хозяина, принюхиваясь к земле.
        - Доброе утро! - помахал он рукой. - Как вы рано? Неужели, вы обладаете сверхъестественной способностью быстро высыпаться?
        - Доброе утро, господин Вольфганг! - ответил Феликс. - Мы с сестрой благодарны вам за предоставленные апартаменты. Спали очень крепко.
        - И я рад это слышать, мой дорогой друг.
        Перед ними появился кот. Невероятно пушистый и невероятных размеров! Феликс готов признать, что такого большого и прожорливого, по всей видимости, кота видит впервые. Темно-синяя шерсть, большие зеленые глаза и острые серебристые усы.
        Кот важно прошелся и уселся перед Понтием. Черный пудель расставил лапы и начал отчаянно лаять на кота. А тот… тот спокойно сидел прямо перед ним, вылизывая левую лапу. Кот даже успел устало зевнуть, а, когда Понтий ему надоел, встал, махнул хвостом и вальяжно направился куда-то по своим делам.
        - Это Цезарь, - пояснил Вольфганг, - тот еще гордый кот! Мой, кстати… Понтия он совсем не боится, как видите.
        Феликс признал, что вся эта ситуация его изрядно позабавила. Кажется, в Рапсодии кошки пользуются большим авторитетом, чем собаки.
        - Когда вы возвращались вчера ночью домой, вы видели, как кто-нибудь еще гулял? - поинтересовался Феликс.
        - Гулял? В ночи? Боже упаси! Никто не отважится на такое у нас в деревне.
        - А как же Дмитрий?
        - Ох, он с дочерью живет на втором этаже бара, так что у него нет нужды в ночных прогулках.
        «Значит, эта рыжая прекрасная молодая особа - дочь Дмитрия», - подумал Феликс.
        - А с какой целью интересуетесь? - забеспокоился глава деревни.
        Феликс посчитал этот вопрос крайне глупым, если учесть, что Вольфганг сам нанял их, чтобы провести расследование, поэтому отвечать не стал.
        - Вы слышали вчера волчий вой, господин Вольфганг? - сменила тему Магдалина.
        - Волчий вой? Нет… честно! Но всякое может быть в наших краях… возможно, я так привык к этим странностям, что перестаю обращать на них внимания.
        Господин Вольфганг хотел сказать что-то еще, но тут раздался другой голос, женский, очень холодный и властный:
        - А я всегда их отмечаю! Все странности! И знаете, что? Волчий вой - глупость в сравнении с тем, что в деревни пропадают дети!
        Обладательницей строгого тона оказалась женщина лет тридцати пяти. Коротко стриженные темные волосы, острые черты лица, невысокого роста, но с красивой женственной фигурой, она одета в темные джинсы, сапоги и черную кожаную куртку. Серые пронзительные глаза следили за всем и всеми сразу. Она быстро оценивала обстановку. Лишенная изящного маникюра или яркого макияжа, она нисколько не теряла своей природной женственности под маской строгости и даже недовольства, которую она выдавала за мужественность.
        Следом за ней плелся пухлый мужчина. Изучив этих двоих, сразу можно определить, кто обладает большей мужественностью. В отличии от спутницы, он не шел с прямой спиной и гордо расправленными плечами. Какой-то сгорбленный, помятый и неуклюжий, на нем неудачно сидели джинсы на два размера больше. Светлая ветровка обтягивала его полное тело. Высокого роста с русыми волосами, у него прослеживались щетинистые щеки и второй подбородок. На лбу вырисовывались вмятости от выдавливаемых подростковых угрей. Мужчина держал руки в карманах.
        - О… Василиса! Борис! Рад вас видеть! Прошу, знакомьтесь… это Феликс и Магдалина Альбин. Они любезно согласились прилететь в наши края и помочь нашей деревне.
        Феликсу и Магдалине не составило труда догадаться, что эти двое - местные полицейские.
        - Рада знакомству с вами обоими, но не советую вам обольщаться. Это место потерпело много бед. Не знаю, что вы собираетесь здесь найти, но кроме зла, серости и дерьма в Рапсодии ничего не осталось, - заверила гостей Василиса.
        - Брось, Василиса! У нас замечательная деревня. У нас хорошие люди, но просто…
        - Этим хорошим людям не помешает новое хорошее жилье. Я сама не верю во все эти проклятия, сглазы и прочую мистическую чушь, но… этот остров дурной. Правда.
        Магдалина обратила внимание на Бориса, который просто стоял и пассивно наблюдал за происходящим.
        - Этой мой напарник, - не оборачиваясь сухо проинформировала Василиса, - он у нас настоящий спец по плоским противным шуткам и анекдотам.
        - Вот как? - ухмыльнулся Феликс.
        - Без этого в таком гиблом месте не обойтись, - пожал Борис плечами.
        Голос у мужчины оказался слишком мягким и отдавал какой-то женственностью.
        - Например, вот… Значит, молодая пара шли по лесу и встретили Змея Горыныча…
        - Ох, только не начинай! Позволь мне спокойно позавтракать.
        Борис виновато съежился и замолчал.
        - Ничего, - ответил Феликс, - пусть расскажет. Можете продолжить, Борис.
        Мужчина выпрямился и довольно заулыбался. Кажется, он рад, что у него появились новые слушатели.
        - Так вот… - продолжил он, - Змей Горыныч говорит, что съест их. Им страшно стало. «Что нам сделать, чтобы ты нас не ел» - спросила пара. Змей ответил: «Вам нужно отогнать у меня аппетит». «И как же нам это сделать?» - спросила пара. Змей Горыныч объяснил, что каждый из них должен погадить и съесть дерьмо другого. Паре ничего не осталось, как послушаться Змея и выполнить его поручение. Покончив с делом, парень сказал девушке: «Видишь, Настя, как я тебя люблю? Все твои выделения съел!». А она ему отвечает: «Если бы на самом деле любил, то не наложил бы столько!».
        Покончив с рассказом, Борис в одиночестве засмеялся, схватившись за живот. Он наделся, что к нему присоединятся, но этого не случилось.
        - Эм… занимательно, - одарила Магдалина мужчину легкой улыбкой.
        - Не стоит благодарностей!
        Феликс знал, что в этот момент наступит неловкая пауза, а потому решил первый вернуть диалог к делу.
        - Вы сказали, что пропадают дети? - обратился он к Василисе.
        - Верно. На прошлой неделе пропал мальчик. Сын четы Лариных. Славный мальчишка. Они с Софи были неразлучными друзьями.
        - Софи? - переспросила Магдалина.
        - Дочь Дмитрия, - пояснил Борис.
        «Прекрасное имя для прекрасной рыжеволосой девочки», - подумал Феликс.
        - Родители убиты горем, - добавил господин Вольфганг, - когда будете говорить с ними, я прошу… старайтесь вести допрос в мягкой форме. Самой мягкой, на какую будете способны.
        - Разумеется, - кивнул Феликс, - и вы не нашли никаких следов мальчика после его исчезновения?
        - Ничего нет, - скорбно покачала головой Василиса, - остров не такой большой, чтобы можно было потеряться, сами понимаете… Есть еще море… И это наша нынешняя версия.
        - В которую родители категорически отказываются верить, - подметил уже серьезно Борис.
        Феликс и Магдалина переглянулись. Это их не могло заинтересовать.
        - А во что же верят они? - не сдержалась от вопроса Магдалина.
        - Можете спросить у них самих. Ларины живут вон в том доме.
        Господин Вольфганг указал на ухоженный дом с небольшим огородом и цветами, который стоял в правом ряду ближе к Тисовому лесу.
        - Мы приступим немедленно, - ответил Феликс, - благодарю вас.
        Перед прощанием Магдалина раздала экземпляры своего романа. Один - сотрудникам полиции, второй - господину Вольфгангу.
        - «Темное милосердие»? - удивился глава деревни, изучив обложку. - Я смотрю, у вас есть скрытые таланты, Магдалина! Очень необычно и интересно. Благодарю. Приятно.
        Василиса и Борис также любезно приняли подарок.
        - Удачи вам, - тепло сказала им напоследок Василиса, - она вам понадобится.
        Феликс расценил эту фразу, как намек на то, что их расследование обернется чем-то непростым и опасным.
        После этого Феликс и Магдалина направились к дому четы Лариных. Очень важно первым делом поговорить с родителями пропавшего мальчика. Магдалина также согласилась с тем, что начать именно с них - самое разумное решение.
        Феликс обратил внимание на небольшой сад перед домом Лариных. Хозяева любезно ухаживали за этими растениями. Но пришло время осени - поры увядания. Краски цветов померкли, а земля стала холодной и безжизненной.
        Фасад дома выглядел также презентабельно. Из всего этого Феликс заключил вывод о том, что семья эта должна быть благополучной.
        Магдалина постучалась в дверь. Какое-то время они ожидали, но очень скоро послышались звуки открывающихся замков по ту сторону. Феликс успел насчитать семь щелчков. Неужели, люди настолько напуганы происходящим?
        Им открыла молодая женщина лет тридцати. Одетая в теплую серую кофту и теплые домашние штаны, она смахнула со лба непослушный локон русых волос, собранных в неуклюжий пучок, который, судя по всему, делался на «скорую руку». Бледная кожа, карие выплаканные глаза, розовая полоска сухих губ, прямой носик и какой-то потерянный взгляд. Эта женщина долгое время лишала себя еды.
        - Добрый день, - приветливо начал Феликс, - мы приносим вам свои извинения за столь ранний визит. Надеюсь, мы не успели потревожить ваш сон?
        - Нет, - пусто произнесла женщина.
        - Меня зовут Феликс Альбин. Это моя сестра…
        - Магдалина, - быстро кивнула она, - рада знакомству.
        - Мы прибыли в Рапсодию по личной просьбе господина Вольфганга…
        Кажется, только сейчас женщина начала понимать, кто перед ней и, что значит все происходящее.
        - Ах… мне следовало догадаться. Спасибо, что прибыли к нам! Проходите!
        Она шире открыла дверь и пустила гостей в дом.
        Феликс сразу обратил внимание, что в доме всегда поддерживали чистоту, но какой-то время в нем долго не убирались. Хаотичный беспорядок объяснялся просто.
        У этой семьи пропал ребенок.
        Что еще нужно знать для оправдания?
        - Простите, что не успела убраться, это…
        Женщина спешно убирала все посторонние предметы с прохода, чтобы кресло Феликса могло проехать.
        - Ничего, - ответила Магдалина.
        - Меня зовут Сабина, - формально улыбнулась женщина, - приятно познакомится… Марк! Марк, у нас гости! Это детективы!
        Но никто не отозвался.
        Миновав темную прихожую, Феликс и Магдалина попали в гостиную, где у телевизора стоял большой диван и кресло. Из гостиной один ход вел в прихожую, где и находилась лестница, ведущая на второй этаж, и второй ход вел на кухню.
        У Феликса хватило воображения, чтобы представить себе, как могла выглядеть эта комната, будь в ней больше света, радости и детей… Но сейчас эти серые обои со звездочками не вызывали теплой улыбки. Диван, который был набит пружинами, не нужен никому. На полу не валялось ни одной разбросанной игрушки. Здесь царил порядок, но при этом какой-то взрослый беспорядок.
        - Присаживайтесь, Магдалина… Я сейчас же заварю чай!
        - Ох, в этом совершенно нет необходимости, - поспешила отказаться Магдалина.
        - Все в порядке.
        Сабина покинула гостиную, направившись на кухню. Феликс разместился рядом с креслом, а Магдалина сидела на краю дивана рядом с ним.
        В этот момент в комнату вошел бледный высокий худощавый мужчина, обросший темной бородой. Одетый в белую футболку, клетчатую рубашку и домашние шорты, он с большим трудом передвигал ноги. Пустые темные глаза и заложенный нос. Увидев гостей, Марк Ларин замер в проходе.
        Он не сводил какого-то дикого взгляда с Феликса.
        - Добрый день, Марк, - поприветствовала его Магдалина, - что-то не так?
        Ее вопрос привел мужчину в чувство.
        - Простите, просто… я никогда прежде не видел альбиносов.
        - Рад стать первым, - ответил Феликс.
        Мужчина никак не среагировал, когда двое назвали свои имена. Марк просто опустился в дальнее кресло и посмотрел на брата и сестру.
        - Я благодарен вам, что вы здесь, что хотите помочь, но… я также предупреждаю вас, что вы пошли на риск. Страшный риск.
        Феликс воздержался от комментариев на этот счет. Но они и не потребовались, потому что в гостиной появилась Сабина с подносом, на котором было приготовлено все для чаепития.
        - Простите, но… у нас нет сахара… вы не будете возражать… или я могу попросить у Дмитрия…
        - Все в порядке, Сабина, - поспешил ответить Феликс, - благодарю.
        Женщина ухаживала за гостями, разливая заваренный ромашковый чай, а ее муж устало изучал гостей. Когда общие формальности были соблюдены, и все приступили к чаепитию, Феликс позволил себе перевести разговор ближе к основной теме встречи.
        - Полагаю, вы уже знаете для чего мы здесь. Мы хотим вам помочь. А для этого мы вынуждены просить вас о страшной услуге.
        Ему самому стало жутко неловко, а потому ситуацию взяла под контроль Магдалина:
        - Нам важно услышать вашу версию происходящего и все подробности, касающихся исчезновения вашего сына. Если вы не возражаете, то я могу записывать?
        Марк кивнул, и Магдалина достала из сумки лист бумаги и ручку, чтобы приступить к своей работе.
        Сабина замерла с кружкой в руках, а ее взгляд упал куда-то в сторону. Обратив на тяжелое состояние своей супруги, Марк решил сам ответить на все вопросы детективов.
        - Дениске восемь лет. Если вы заметили, то я не говорю о своем сыне в прошедшем времени потому, что уверен, что он жив. И никто… понимаете? Никто не убедит меня в обратном. Я это чувствую. Как отец… и Сабина, как мать… мы чувствуем, что его сердце еще бьется. Но он далеко от нас. Если вы хотите узнать, что произошло, то я буду вынужден вас разочаровать. Он ушел гулять. У него была назначена встреча с Софи, дочерью Дмитрия, нашего бармена и повара. Они договорились встретиться у Соленого пруда в Тисовом лесу. Когда она пришла, он не явился на встречу.
        Сабина собралась с духом и поставила кружку на стол. После этого Марк продолжил:
        - Что касается поисков и полиции, то никаких следов обнаружено не было. Абсолютно никаких. Это странно, ведь следы не нашли не только в Тисовом лесу, но и в деревне.
        - Что это значит? - подалась вперед Магдалина.
        - Он как будто… не выходил из дома…
        Сабина закрыла глаза. Ей удалось подавить плач.
        - Это правда, - подтвердила она слова мужа, - Денис вышел из дома после обеда. Дети часто гуляют в Тисовом лесу. На самом деле там безопасно. Ну, было когда-то. Сейчас там лучше не появляться без провожатого. Соленый пруд - красивое место. В острове дыра, и море проходит через нее, образуя озеро. В лесу трудно заблудится даже если не знаешь дороги. Остров совсем небольшой. Когда я открыла дверь в тот день, чтобы наведаться к доктору Нестору, то… следов его ботиночек уже не было. Никаких знаков присутствия Дениски в этом мире не обнаружено. Он будто… просто исчез.
        Когда речь зашла об исчезновении следов пропавшего мальчика, то Феликс сразу вспомнил отсутствие следов на пляже сегодня утром. Кто-то же должен был забрать тот букет мимоз…
        - Каковы ваши предположения о том, что тогда могло случиться? - обратился к супругам он.
        Марк ответил не сразу. Он посмотрел на жену, но так все еще никак не могла прийти в себя. Вся эта ситуация давалась ей невыносимо тяжело.
        - Исходя из всех жутких и странных событий, которые происходят у нас в деревне, то я осмелюсь выдвинуть столь же неопределенное предположение, не страшась прослыть среди людей безумцем, - выразился Марк, - мой сын стал жертвой темных сил.
        - Вы не считаете, что виной всему живой человек? - наводящий вопрос от Феликса.
        - Знаете, я не буду исключать того факта, что кто-то из здешних может служить темным силам. Возможно, они исполнили свой замысел чужими руками.
        Магдалина все усердно и подробно конспектировала.
        - Так… - сложил руки на груди Феликс, - и у вас есть предположение о том, кто бы из жителей Рапсодии мог бы являться тем самым служителем темных сил?
        - Например, ведьма, - пожал Марк плечами.
        Магдалина остановилась в своих записях.
        - Что, простите?..
        - Гадалка. Вещунья. Зовет себя прорицательницей. А по мне она просто старая глупая старуха. Но… в ней что-то есть, а потому я смею предположить такое… Зовут ее Генхелией.
        - Генхелия? - выгнул бровь Феликс.
        - Именно так. Странная она. Несет вечно всякий бред, но… всякое может быть. Видать, ненароком чего и «накосячила». Накаркала, как говорится. Нарубила дров…
        Феликс не желал участвовать в глупом копании того, кем может быть на самом деле местная бабка-вещунья.
        Дальше Феликс задал насколько простых и однозначных вопросов о Дениске, о его поведении, характере, его друзьях и врагах, в результате чего получил ожидаемые ответы и представление о порядочном мальчике.
        - Еще кое-что, и мы уйдем, - завершал беседу Феликс.
        Сабина уже пришла в себя и сама охотно отвечала на вопросы, помогая супругу.
        - С вами не происходили странные вещи после исчезновения Дениса?
        Сабина и Марк переглянулись.
        - Сны, - прозвучал тихий голос Сабины.
        Феликс и Магдалина напряглись.
        - Мне снятся странные сны. Чаще кошмары. Иногда хорошие сны о том, что Дениска со мной рядом. А кошмары… что-то темное и бесформенное забирает его у меня. Он кричит и бежит ко мне. Но я его все равно теряю. Тьма крадет у меня сына.
        Феликсу такое не понравилось, учитывая, что и сам начал в последнее время видеть странные сны.
        - А в остальном… ничего необычного, - задумался Марк, - кроме кошек… кошки ведут себя странно… особенно ночью…
        Но кошки Феликса никак не интересовали.
        - Тогда последний вопрос, - выдохнул Феликс, - вы слышали волчий вой?
        Двое взглянули на них, как на сумасшедших и покачали головами.
        - Никаких других странных звуков? - пыталась убедится Магдалина.
        Ответ последовал аналогичный. Это немного смутило Феликса, как и то, что даже господин Вольфганг отрицает факт наличия волчьего воя, который имел место быть минувшей ночью.
        Но Феликс больше не собирался мучить несчастных родителей. Магдалина подарила Лариным экземпляр своего романа, и они начали прощаться. Перед самым уходом Марк подошел к Феликсу и положил ему ладонь на плечо.
        - Пообещайте мне одну вещь, Феликс…
        Он внимательно слушал.
        - Сделайте все… но верните нашего сына.
        Феликса охватил озноб. Он не мог обещать того, в чем совсем не уверен, а потому ответил удобно:
        - Я сделаю все, что в моих силах, Марк. Обещаю.
        Глава 8
        Молодой человек, стоило ему появиться, замер у двери, не в силах пошевелиться или оторвать взгляд от Магдалины. Ему было не больше двадцати восьми, но эта юная внешность так и просила снизить его настоящий возраст. Поскольку его лицо полностью лишено щетины, то трудно сказать: росла ли она вообще или такое гладкое лицо - результат искусного бритья. Высокий, с коротко стриженными русыми волосами, у него был длинный нос с горбинкой и изумрудные глаза. Широкий в плечах, на нем поверх серой рубашки надет белый медицинский халат. Светло-коричневые джинсы и простые кроссовки. Его рот всего на мгновение приоткрылся, пока он не начал контролировать себя и не закрыл его сам.
        - Феликс Альбин, - он старался поддерживать приветливый тон, - а это моя сестра Магдалина.
        Молодой человек даже не взглянул на альбиноса в инвалидном кресле. Его внимание целиком и полностью было уделено персоне Магдалины.
        - Надеюсь, вы не позволяете называть вас Магдой… - сорвалось у него с губ.
        - Так ее могу называть только я, - процедил Феликс.
        И именно эта фраза, жестко отточенная им, заставила мужчину заметить его присутствие.
        - Ох, простите… Меня зовут Лир. Вы же детективы, верно?
        - Они самые, - фыркнул недовольно Феликс.
        - Прошу проходите. Моя семья готова оказать вам любое содействие.
        Лир открыл дверь шире, пропуская гостей. Когда он удалился, чтобы предупредить о гостях остальных, Феликс поделился мнением с сестрой:
        - Такой наглый тип…
        - А по мне, очень милый, - расплылась в мечтательной улыбке Магдалина.
        Брат, выгнув бровь, взглянул на сестру.
        - Милый?.. Ничего вы, женщины, не понимаете в мужчинах.
        Им пришлось прервать свой разговор, так как в прихожей появился высокий мужчина за пятьдесят лет. На его темных длинных волосах, спадающих на плечи, появлялась седина. Немного сгорбленный, он держал руки за спиной. Как и Лир, мужчина облачен в белый халат, под которой его тело покрывала гладкая рубашка. В темных брюках и туфлях он производил впечатление интеллигентного человека. Подбородок, покрытый щетиной, нос с горбинкой, темные выразительные глаза - личность сразу дала себя раскрыть. Перед ними стоял отец Лира.
        - Нестор Аркадьевич Алмазов, - представился он, - рад поприветствовать вас в наших краях.
        Феликс и Магдалина представились доктору и прошли в гостиную комнату. В воздухе чувствовался запах медицинского спирта и кварцевания. Где-то в этом доме, по всей видимости, располагался врачебный кабинет. Темные шкафы, что стояли у светлых стен, заставлены муляжами внутренних органов человека: кости, сердце, головной мозг, желудок, большой глаз, череп, печень, легкие. На стенах висели анатомические плакаты, на которых также изображались различные патологии внутренних органов: язвы, воспаления, опухоли, травмы, кровотечения. Феликс даже подумал, что находится в учебном классе по анатомии и хирургии.
        Но, кажется, хозяйку дома такой необычный тематический интерьер нисколько не смущал. Мать Лира оказалась милая женщина, ровесница Нестора Аркадьевича. Низенькая, худенькая, в синем платьице и белой кофточке такая женщина, накрывшаяся шерстяной серой шалью, виделась очень хрупкой, но заботливой и нежной. Седеющие русые волосы заплетены в пучок, маленькие зеленые глазки, которые Лир унаследовал, тонкая полоска губ и крохотный носик.
        - Добрый день, - поприветствовала она гостей, - я, Марфа Васильевна. Очень приятно.
        Гости представились в ответ.
        - Вы хотите чай или кофе? - поинтересовалась Марфа Васильевна.
        - Спасибо, но мы уже отзавтракали у четы Лариных, - объяснила причину отказа Магдалина.
        Марфе Васильевне осталось только пожать плечами, сильнее закутаться в свою шаль и опуститься на край дивана.
        - Несчастные милые люди, - только и сказала она.
        Лир опустился в кресло рядом с матерью. Нестор Аркадьевич предложил Магдалине сесть в кресло напротив, а сам составил компанию жене на диване.
        - Если вы уже говорили с Лариными, то, наверное, знаете, что у нас произошло, - начал Нестор Аркадьевич.
        - На самом деле только отчасти, - ответил Феликс, - эти люди убиты горем, а потому мы не могли позволить себе много вольностей и права задавать им личные, откровенные, но важные для дела вопросы.
        Лир согласно кивнул. Переведя взгляд с Феликса, он посмотрел на Магдалину и тепло улыбнулся. Она попыталась взять себя в руки, но все равно залилась краской. Чтобы справится с волнением, она достала лист бумаги и карандаш.
        - С вашего позволения, я могу вести конспект нашей беседы? - поинтересовалась она.
        - Разумеется, - ответил спокойно Нестор Аркадьевич, - о чем бы вы хотели у нас спросить?
        И двое приступили к уже привычной для них работе. Феликс начал задавать ряд вопросов и даже схожих с теми, которые уже задавались Лариным. Важно узнать показания всех свидетелей и подозреваемых в странных делах, которые происходят в Рапсодии.
        Все те факты, которые касались исчезновения Дениса Ларина, семья Алмазовых полностью подтвердила. К сожалению, новых сведений на эту тему у них не нашлось. Феликс, принимая во внимание свои подозрения относительно главы деревни, не воздержался от следующих вопросов:
        - Что вы можете сказать о господине Вольфганге?
        - Он больше всех тревожится за ситуацию, - признал факт Нестор Аркадьевич, - это хороший человек. Не могу сказать о нем ничего дурного. Жизнь обошлась с ним крайне жестоко, наделив его крайне неприятным хроническим заболеванием.
        - Озена? - решила уточнить Магдалина.
        - Именно так… я периодически навещаю господина Вольфганга, чтобы удалить зловонные корочки из его носа, за что он всегда благодарен нашей семье. Я знаю, что глупо задавать подобные вопросы следователям, но… почему вы решили с подозрением отнестись к господину Вольфгангу? Именно он пригласил вас в Рапсодию, за что мы ему благодарны всей деревней.
        Феликс и Магдалина переглянулись. Конечно, они имели полное право не рассказывать о своих подозрениях, но, чтобы отбросить все сомнения, Феликс продолжил:
        - Он часто выходит гулять ночью?
        - Вечером господин Вольфганг всегда выгуливает Понтия, - кивнула Марфа Васильевна.
        - Кто-нибудь в Рапсодии выращивает мимозы?
        Трое Алмазовых переглянулись. Они дружно покачали головами.
        - Хорошо… эти цветы растут в Тисовом лесу?
        И снова отрицательный ответ.
        - Вы слышали какие-нибудь странные звуки по ночам? - сменила тему Магдалина.
        - Все зависит от того, что именно понимать под «странными звуками», - хитро улыбнулся Нестор Аркадьевич.
        - Например, - напрягся Феликс, - что-то, что напоминает вой… скажем, волчий.
        В комнате повисла неловкая пауза. Лир, осмотрев замешанные взгляды родителей, взял ситуацию под свой контроль:
        - Волчий вой? В Рапсодии нет волков. Вам могло показаться… но звуки, правда, бывают… шуршание, свисты, топот… я точно не могу объяснить природу их происхождения, но уверяю вас - эти звуки не являются причиной моего страха.
        Магдалина нахмурилась.
        - Что это за звуки? - не понял Феликс.
        - Допустим… как кто-то крадется у нас за домом. Шаги. Один раз ночью я услышал протяжный свист, который раздавался со стороны Тисового леса.
        - У вас есть предположение о том, что это за звуки? - все же спросила Магдалина.
        - Да. Все просто. Кошки. В Тисовом лесу много диких кошек. Еще больше их блуждает у маяка.
        Кошки Феликса не интересовали.
        - Но кошки не могут издать волчий вой… - задумался он.
        С этим никто спорить не стал.
        Позже он решил оставить тему господина Вольфганга и природы волчьего воя. Феликс перешел к другой стороне вопроса.
        - У вас есть на примете кто-нибудь, кого вы можете подозревать в исчезновении мальчика?
        - Феликс, - к нему серьезно обратился Нестор Аркадьевич.
        - Да?
        - Вы должны понимать, что я - человек науки. Собственно, как и вы, разумеется. Мой сын - человек науки. Я обучаю его основам медицины, делаю из него своего наследника… Я хочу сказать то, что даже при всем этом, я готов признать существование некоторых вещей, природу которых мы не можем постичь, рассчитать и изучить. Не знаю, что послужило виновником исчезновения Дениски, но… это нечто темное, нечто, что не является частью нашего мира.
        Феликс мог смело обвинить доктора в сумасшествии, но, конечно же, не стал этого делать. Он просто смотрел на Нестора Аркадьевича, как на слабоумного пациента.
        - Я понимаю, что вы можете смело зачислить нас всех в ряды параноидных шизофреников, но… подумайте сами, как бы все это объяснили. Ни наша прекрасная Василиса, ни я, никто другой не могут найти разумного объяснения всем явлениям. Дениска исчез. Его следов не найдено. Кошки, которые собираются у маяка… шаги и шорох… это может показаться вам несущественной мелочью, но, когда сталкиваешься с этим слишком часто, что становится чем-то привычным и даже обыденным… Именно так, Феликс, мы привыкли к тому, что с нами это происходит и в какой-то момент потеряли смысл искать причину. Но, когда пропал ребенок, все странности снова перестают быть частью реальности и становятся именно тем, чем они являются по сути.
        Феликс не стал комментировать мысли Нестора Аркадьевича, посчитав, что все люди могут иметь свое личное мнение по любому вопросу даже, если оно будет неоднозначным и странноватым. Кажется, он нашел именно то слово, которое могло охарактеризовать всех этих людей - «странноватые».
        А как еще должны выглядеть и вести себя люди, которые оказались в таких условиях жизни и существования вовсе?
        Он понял, что все это ему придется выяснить самому.
        - Что вы можете сказать о местной вещунье? - сменила тему Магдалина.
        - Она очень… тактичная прорицательница, - весело улыбнулась Марфа Васильевна.
        - Что вы имеете в виду?
        - Ее предсказания сбываются через раз.
        - Вы считаете ее сумасшедшей, шарлатанкой или реальной колдуньей?
        - Одно другому не мешает…
        Феликс попытался нарисовать себе портрет такого персонажа - получилось весьма интересно.
        - Выходит, вы ее не подозреваете во всех мистических событиях, которые происходят в Рапсодии? - продолжила Магдалина.
        - Конечно, нет! - всплеснул руками Лир. - Пожилая дама развлекается тем, к чему у нее душа лежит.
        - Вы сказали, что ее предсказания сбывались? - напомнил Феликс.
        - Такие предсказания и я могу напророчить! Завтра в этой деревне обязательно случится что-то странное. Как вам? Или… этот волчий вой далеко не последнее, что вы услышите бессонной ночью?
        Это повеселило Нестора Аркадьевича и Магдалину.
        - Лир прав, - кивнул Нестор Аркадьевич, - ее видения можно трактовать по-разному, но все они крайне неоднозначны и не завершены. Если я скажу господину Вольфгангу, что Генхелия тронулась умом, то это только прибавит ему проблем. Нужно будет отвести старуху в соответствующее учреждение.
        Все это развеяло в представлении Феликса те подозрения на счет местной прорицательницы, которые на него навеяли убитые горем Ларины.
        После нескольких завершающих вопросов пришло время расставания. Магдалина не забыла подарить Алмазовым один экземпляр своего романа. Перед прощанием Лир подошел к ней и сказал:
        - Я прочитаю ваш роман непременно. Начну сейчас же…
        Магдалине стало очень приятно от его слов. Феликс, заметив их увлеченность друг другом, поторопил сестру.
        - У нас еще очень много дел сегодня! Нам пора.
        Завершив знакомство с домом Алмазовых, Феликс и Магдалина направились на другую, более населенную, сторону улицы.
        В это же время из одного из домов вышло двое его жителей. Воспользовавшись случаем, Феликс и Магдалина направились к ним.
        Юная девушка вела под руку пожилого мужчину с тростью. Седоволосый, он шел, сгорбившись, проверяя тростью каждую трещину в земле. Одетый в поношенную куртку, штаны и серую кофту, он не выглядел каким-то неопрятным или заброшенным. Напротив, то был ухоженный старик, о котором заботились и за которым организовывался постоянный уход. Его старческое худощавое рыхлое от морщин лицо отличалось крючковатым носом и складками щек.
        Но больше всего в этом старике одновременно пугало и привлекало, так это глаза. Большие, круглые и синие, лишенные радужки и даже зрачка, они выпячивались из глазниц. Цвета темно-синего неба в них можно было разглядеть белую звезду.
        Увидев эти необычные страшные глаза, Феликс безошибочно определил ужасающий диагноз слепца.
        Буфтальм.
        Молодой девушке, которая ухаживала за слепым старцем, нельзя было дать больше восемнадцати. Совсем юная, она стала самой взрослой. Одетая в теплое черное платье и белую шаль, ее каштановые волосы были гладко расчесаны в две стороны так, что отчетливо прослеживался пробор. Дальше они заплетались в аккуратный пучок. Меленький носик, крохотные серебряные глазки блестели слишком рядом друг с другом и пухлые бледные губки. Она не была красавицей, но для Феликса она стала точной копией Джейн Эйр в исполнении Зилы Кларк.
        - Скорее, Магда…
        Магдалина с любопытством уставилась на брата. Феликс изменился в лице. Магдалина не могла поверить в том, что ее брат загорелся желанием скорее познакомиться с юной особой.
        - Прошу нас глубоко простить, что мы вас потревожили в такой час, - начал Феликс.
        - Ничего, - спокойно дала ответ девушка, - мы с дедушкой только что вышли на прогулку.
        Старик подошел к двоим и вытянул руку вперед.
        - Добрый день, - Феликс пожал дряблую руку слепца, - меня зовут Феликс.
        - Магдалина, - пожала руку старику она.
        И слепец ответил:
        - Мефодий… Мефодий Белинский…
        - Очень приятно, - тепло сказала Магдалина.
        Но все внимание Феликса было приковано к этой юной леди. Скромная девушка редко бросала на него украдкой взгляд.
        - А как зовут вас? - не сдержался Феликс.
        - Нелли… Нелли Белинская, - запнувшись, ответила она и тут же заметно побледнела.
        - Какое очаровательное имя для такой прекрасной девушки. У вас красивые глаза, Нелли.
        Старик Мефодий, повернув голову, хотел посмотреть на внучку, позабыв о своем недуге.
        - Я помню их, - произнес он, - этот человек не врет. У тебя красивые глаза, Нелли.
        - Спасибо, - смущенно ответила Феликсу Нелли.
        Между ними повисла неловкая пауза, которую решился нарушить только Мефодий.
        - Сегодня прохладно. Близится зима. Я чувствую.
        - Вы - детективы, которых пригласил к нам в Рапсодию господин Вольфганг? - поинтересовалась Нелли.
        - Да, и, если вы позволите, мы зададим вам несколько вопросов и больше вас не потревожим? - любезно спросил Феликс.
        - Ты же не против, дедушка?
        Мефодий покачал головой.
        - Вперед! - махнул он рукой.
        - Мы готовы вам помочь, - кивнула Нелли.
        Феликсу в какой-то момент она показалась слишком холодной, и он уже хотел отчаяться, пока не сообразил, что дело в другом. Она еще не готова открыться.
        Скромный взгляд и аристократичный нрав. Эта девушка не шла в сравнение ни с одной из тех, кого он знал.
        - Вы знали Дениса Ларина? - начала Магдалина.
        - Да, - спокойно ответила Нелли, - я была его учительницей.
        - Учительницей? - этого Феликс никак не ожидал.
        - Да, я преподавала ему и Софи. Сейчас осталась только Софи. Денис был очень добрым мальчиком, воспитанным и интересным. Я часто проводила с ними время. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Не смотря на то, что я всего лишь преподавала им основы всех наук, я видела их души насквозь. И они были… светлые-светлые… наше время сильно недооценивают работу учителей. Так недооценивают… что сами учителя забывают о своем истинном предназначении. Я воспитывала в этих детях личностей. Они должны быть сильными и смелыми, не смотря на все противоречия и несогласия, с которыми могут столкнуться во взрослой жизни. Я старалась, чтобы у каждого из них сформировалось свое собственное мнение.
        - Это очень похвально, Нелли, - прокомментировал Феликс, - правда… То, что вы делаете… этого действительно не хватает в нашем мире. Настоящие личности со своим мнением, которые не зависят ни от кого. Это сильно. Браво!
        - Благодарю, - и она покраснела.
        На самом деле Феликс даже подумать не мог о том, что такая юная девушка может оказаться учительницей. Это делало ей честь.
        - Вы слышали волчий вой ночью? - продолжила расспрос Магдалина.
        - Простите, но я не понимаю, о чем вы, - спокойно ответила Нелли.
        - Никакого воя мы не слышали - точно! - подтвердил Мефодий. - Может, я ничего не вижу, но слух у меня даже к старости не пропал. Самое важное в этом всем другое…
        - Что же? - не понял Феликс.
        И этот ответ заставил его обреченно опустить плечи.
        - Кошки.
        «Почему все вокруг решили обратить внимание на этих кошек?», - устало поразмыслил Феликс.
        - Если вы хотите найти истину, причину всех этих событий, следуйте за кошками. Они… знают дорогу…
        - Дорогу куда? - взволновалась Магдалина.
        - Туда… где лучше не заблудиться…
        «И что это может значить?», - подумал Феликс.
        - Что вы думаете о вещунье? - сменил тему Феликс.
        - Эта женщина ищет утешение в слепой вере, - ответил Мефодий, - смешно получилось… прямо масло масляное…
        - Как вы думаете, кто может стоять за всем этим? - собралась с духом Магдалина.
        - Тьма, которая не знает пощады, - твердо и уверенно ответила Нелли.
        Феликс был готов поверить ей или разочароваться в ней… Эта девушка… Эта новая Джейн Эйр не переставала возбуждать в нем смешанные и спутанные чувства.
        - Нелли, вы…
        Но он не успел закончить.
        - Она знает, о чем говорит, - перебил его Мефодий.
        И Нелли добавила:
        - Вы ищите преступника, Феликс Альбин. А преступники бывают в реальной жизни. Вы попали в сказку. Очень мрачную сказку. А потому вам следует искать не преступника, а злодея.
        * * *
        - Магда…
        - Да?
        - Помнишь тот сон, про который я тебе рассказывал до отъезда?
        - Помню. Про девушку, которую ты не смог спасти. Ее поглотила тьма.
        - Именно.
        - Что-то случилось?
        - Я знаю, кто это…
        - И кто же?
        - Она.
        - Она?
        - Да. Нелли Белинская.
        Глава 9
        - Я тебя не понимаю…
        Магдалина закончила разбирать два чемодана и села на свою постель, чтобы перевести дух.
        - Что именно тебе не понятно? - Феликс сидел в своем кресле и изучал записи сестры по проделанной ими работе.
        Они решили прерваться на обед, чтобы закончить с обустройством домика и отдохнуть. Вскоре Феликс решил продолжить знакомство с жителями Рапсодии.
        - Твое отношение к этому, - ответила Магдалина, заправив локон за ухо.
        - Поясни, - Феликс прервал изучение записей и обратил внимание на Магдалину.
        Она отвела взгляд в сторону, но потом обратила его на брата.
        - Какой позиции ты придерживаешь в отношении того, что происходит вокруг? Когда мы приехали сюда, ты был готов поверить в любые темные силы, а теперь, опрашивая жителей, ты будто ищешь виновника, реального человека, преступника.
        - И что ты от меня хочешь? - старался уйти он в сторону.
        - Ясности. Определенности. Я должна понимать, куда мы копаем.
        - Хм… выходит, что ты хочешь, чтобы я окончательно решился, во что я верю? Виновата в исчезновении Дениса Ларина могущественная сила из потустороннего мира или же это просто проделки хитроумного маньяка…
        - Именно так, Феликс. Я хочу, чтобы ты определился.
        На самом деле именно в этом и заключалась главная проблема Феликса. Он не мог дальше развивать свою мысль, потому что не определился с тем, что ему дано. Он давно привык знать результат - то, что именно он хочет найти. В случае с Рапсодией это вызвало ряд трудностей.
        - Люди будут задавать вопросы, Феликс, - спокойно сказала Магдалина, - им тоже важно знать, к какой точке зрения склоняемся мы.
        - У меня есть точка зрения, - несколько жестко бросил Феликс.
        - Так поделись ею со мной!
        - Она покажется тебе неопределенной. Я не знаю, как ты к ней отнесешься.
        - Если ты боишься моей реакции, то не стоит. Попытайся. Скажи мне, кто виноват: древняя сила или реальный человек?
        Феликс понял, что от ответа ему не сбежать. Он признал свое мнение не только перед сестрой, но и перед самим собой.
        - Все.
        Именно так. Феликс не может отрицать действие одного или другого. В этом и заключалась вся сложность поставленной перед ним задачи: разобраться, кто чем промышляет.
        - Что ты думаешь об этих людях? - сменил тему сам Феликс.
        - Пока я вижу только одно. Страх.
        Сомнений нет. Все эти люди напуганы. И их страх явно не связан с тем, что им угрожает преступник, убийца или маньяк. Все намного сложнее. Они боятся чего-то иного, неизведанного… нечто, которое уже сейчас доказывает им свою силу, могущество и влияние на их жизнь.
        - Я закончила с разбором нашего багажа, - собралась с силами Магдалина.
        - Отлично. Значит, мы можем продолжить.
        После обеда они покинули свой новый дом. Близился вечер. Алое солнце пылало над морем. Феликс не мог точно сказать, скольких еще жителей Рапсодии они успеют расспросить за сегодня, но решил приступить к этой работе незамедлительно.
        Из старого и неухоженного дома, который стоял вторым в левом от них ряду, вышел низкорослый старик с ружьем. Одетый в потертые джинсы, синюю рубашку и бурую жилетку, он провел дряблыми пальцами по своим редким седым волосам. Узкий нос, потрескавшиеся губы, кривые ушные раковины и шея, на которой проступали сосуды. Выйдя из дома, он стал изучать свое огнестрельное оружие.
        Приблизившись к странному одинокому старику, Феликс заметил главную особенность этого ружья.
        Оно было двуствольным.
        - Двустволка, Феликс… - сорвалось с губ Магдалины, - это двустволка…
        Прицелившись в небо, старик выстрелил.
        Этот выстрел… именно такой выстрел раздался в комнате Феликса перед их отъездом. Потом в его комнате появилась кровавая надпись. Но перед этим прогремел выстрел…
        Выстрел из этой двустволки…
        Феликс застыл. Его разум замерз на мгновение. Он совершенно не представлял себе, как на это реагировать и к каким выводам стоит прийти.
        - Добрый вечер! - приветливо поздоровалась с незнакомцем Магдалина.
        - А-а… это вы и есть… детективы… и что вам удалось раскопать?
        Когда старик посмотрел на них, Феликс заметил еще одну особенность этого неприятного персонажа. Левый глаз старика не был настоящим, а являл собой протез, который не поворачивался следом за траекторией здорового серо-зеленого глаза.
        Подведя итоги визуального анализа, Феликс пришел к выводу, что они имеют противного старика с глазным протезом, который носит с собой злосчастную двустволку.
        - Мы бы хотели задать вам ряд вопросов, - настоял на своем Феликс.
        - Прошу вас, избавьте меня от этой вашей дряни! Что я вам могу сказать?
        - Как вас зовут? - спокойно спросила Магдалина, достав из сумочки блокнотик.
        - Степан Степаныч я… рады? А тебе идите и допрашивайте другого! Мне рыбачить надо…
        «Рыбачить?», - задумался Феликс.
        - Значит, Степан Степаныч, как я понимаю, это ваша рыбацкая лодка стоит на берегу? - жеманно улыбнулся Феликс.
        - Ну, моя… а что? Это не запрещено, если вы об этом!
        - Конечно, нет… не беспокойтесь. Вы часто ловите рыбу?
        - Каждый день! Утро выдалось паршивым. Я проспал. Поэтому иду сейчас!
        Степан Степанович осмотрел свое ружье и снова прицелился в небо.
        - Еще что-то или скроетесь из виду? - грубо плюнул на землю старик.
        - Позвольте нам вас задержать. Итак, вы выходите в море ловить рыбу каждый день. Вчера ночью вы рыбачили вечером или утром?
        - Какое это имеет значение? Ну, вечером…
        - И вы не видели никаких букетов цветов на пляже? - поинтересовалась Магдалина.
        - Вы принимаете меня за ботаника или глупого любовника? О чем речь?
        Феликс закатил глаза. Он знал такой тип подозреваемых. «Очень сложные и непробиваемые идиоты» - так он считал.
        - Степан Степаныч, вы знаете, где на острове можно найти мимозы?
        - А я вам что говорю? Я похож на ботаника или глупого любовника? Мимозы у нас не растут! Черт с вами!
        Он снова плюнул в землю.
        Феликс заметно напрягся.
        - А ружье вам зачем? - сменила тему Магдалина.
        Старик посмотрел на брата и сестру так, будто перед ним стоят сбежавшие пациенты из психиатрической клиники.
        - А кто еще будет защищать эту проклятую деревню от пришельцев?
        «Пришельцы? Что-то новенькое…», - решил Феликс.
        - Пришельцы? - переспросила Магдалина.
        - А кто по-вашему похитил Дениску? Пришельцы, отвечаю я вам! Ночью они прилетают на своих тарелках и утраивают всякие пакости. Никак не отстанут от нас! Вы читали Стругацких? Пришельцы среди нас. Как в том отеле!
        «Вот еще… Нам было мало Булгакова, теперь еще и Стругацкие вписались», - шутливо подумал Феликс.
        - И кто же по-вашему, Степан Степаныч, в Рапсодии не тот, за кого себя выдает? - насмехаясь спросил Феликс.
        - Взять хотя бы Нарышкиных… не от мира сего люди! Как будто не знают, в каком времени живут!
        - Нарышкины? - эта аристократическая фамилия вызвала у нее наивную улыбку. - Вы шутите?
        - Да нет! Вот они, по соседству живут…
        Степан Степаныч указал на соседний ухоженный дом. Стены белые, у дома роскошный сад, дверь с вырезанными узорами. На крыше флигель в виде аиста.
        - Вы еще у них не были? - догадался Степан Степаныч.
        Двое помотали головой.
        - Они вам понравятся. Таких, как эти двое, надо сразу сдавать в желтый дом!
        Потом старик заразился диким смехом.
        - Что вы думаете насчет Генхелии? - задал Феликс следующий вопрос.
        - Глупая бабка. Она мошенничает, но рано или поздно накличет на нас беду. Кого и надо было похищать, так это ее… в первую очередь! А парнишку оставить… славный был! Угораздило меня жить с этой чертовкой по соседству…
        Феликс перевел взгляд на домик, что располагался справа от дома Степана Степановича. То был самый убогий и страшный домик с гнилыми стенами и обуглившейся крышей. Над дверью болтался привязанный бечёвкой скелет вороны (или чайки) - Феликс с точностью затруднялся определить.
        - Старая карга. Вот, кто она! Как рот откроет, так дерьмом весь мир польет… Скажем, ты ей сон расскажешь, а она тебе сразу смерть напророчит. Если груша приснилась, умрешь от голода. Если море красивое, то утонешь. А если девушки тебя ласкают, то импотентом будешь.
        Феликс из последних сил сдержал смешок и только выгнул бровь. Ему не терпелось встретиться с вещуньей, но он решил навестить ее завтра.
        - Вы слышали волчий вой этой прошлой ночью? - настойчиво спросила Магдалина.
        И вдруг старик замер. Его здоровый глаз нервно задергался, а протезированный остался на месте, словно инородное тело (чем оно по сути и являлось). Степан Степанович сначала сглотнул, а потом выпустил из себя:
        - Н-нет… не слышал…
        - Уверены? - решила убедиться Магдалина.
        - Нет! Нет! И нет! Я ничего не слышал. Хватит меня тут за идиота держать!
        Старик так разгорячился, что Феликсу пришлось принести извинения за их настойчивость и навязчивость.
        Успокоившись, Степан Степаныч потеплел и засуетился.
        - Бывайте, детективы! Пора мне! И не привлекайте внимание пришельцев… они скоро появятся.
        Степан Степанович повесил двустволку на правое плечо и поковылял в сторону пляжа. Феликс хотел, конечно, задать ему другие вопросы, но не стал напрасно тревожить старика.
        Но Магдалина все же догнала Степана Степановича и вручила ему томик своего романа. Пока она никого не обделила «Темным милосердием». Никто из жителей не поскупился на благодарность девушке. Мефодий Белинский даже сказал, что будет просить Нелли ему читать вслух по вечерам. Феликс был рад видеть, как его сестре приятно от всех этих нелестных и искренних комплиментов.
        Стоило Степану Степановичу покинуть их, как внимание Феликса переключилось на зрелого мужчину, который ремонтировал свой автомобиль, который он приметил еще в первую ночь приезда.
        Это был темно-красный старый форд. Мужчина спрятался за крышкой капота и что-то изучал во внутреннем механизме машины. Одетый в голубую рубашку с закатанными по локоть рукавами и темные джинсы, он выглядел подавленным. Да, это именно подавленность и тоска, а не сосредоточенность на деле или усталость.
        Высокий и стройный, он явно не доедал в последние дни. Кожа бледная, веки опавшие. Темные глаза прятались за запотевшими очками в бронзовой оправе. Коротко стриженные растрепанные русые волосы, прямой нос и выступающие скулы. Когда-то сильные, но уже ослабевшие руки, измазанные машинным маслом и черной смазкой. У ног стоял ящик инструментов, в который он даже не смотрел, когда опускал туда руку. Все в нем разложено на свои места.
        Феликс и Магдалина, подойдя к нему, представились и поприветствовали мужчину.
        - Ларины и Алмазовы говорили о вас за обедом, - отвлекся он от работы, - меня зовут Влас. Вы можете задавать мне любые вопросы. Я знаю, зачем вы здесь. Я готов помочь.
        Феликс был рад встретить человека столь открытого и спокойного, которым еще не завладел страх. Но он охвачен странной тоской и подавленностью.
        - Что у вас с машиной? - начал Феликс.
        - Если бы я был профессиональным механиком, то объяснил бы… но все эти двигатели, карбюраторы и прочее - совсем не мое… я вынужден во всем этом разбираться, потому что она сломалась… Но, знаете, я скоро починю ее. Вот увидите.
        - Если не секрет, то зачем вам машина? - задала логичный вопрос Магдалина. - В Рапсодии далеко не уедешь.
        То повеселило тоскливого Власа.
        - Верно подмечено! Я планирую убраться подальше с этого острова. А уже на материке, в городе, мне понадобится машина.
        - И как скоро вы планируете переехать? - спросил Феликс.
        Влас пожал плечами.
        - Как смогу, так сразу… пока не знаю, но очень хочу. Пока меня здесь держит только маяк.
        - Маяк?
        - Ну, да… я зажигаю фонарь под вечер. Кроме меня на этом маяке никто не бывает. Надо будет оставить себе наследника. Можно попросить Марка или Лира. Они справятся. Ответственные парни.
        Дальше начались вопросы, касающиеся исчезновения Дениса Ларина, странных событий, происходящих в Рапсодии, волчьего лая и личности местной прорицательницы.
        Ответы оказались примерно такие:
        - Хороший был паренек. Не знаю точно, что с ним могло случиться, но не могу вселять надежду в Сабину и Марка. Его не найти.
        - Во всех этих событиях виновато нечто… я уверен. И даже не спрашивайте почему! Как и Нестор Аркадьевич, я - человек науки, но… имеются определенные обстоятельства, которые заставляют меня так думать. Это нечто не связано с нашим миром.
        - Волчьего лая я не слышал. Простите.
        - Генхелия? Забавная старая женщина, которая просто не знает, чем ей заняться.
        И на другие вопросы Феликс получал краткие ответы.
        - Нарышкины? Они много о себе думают - да. Высокомерные люди. У нас их мало, кто любит. Но и у них случилось несчастье… страшно даже себе представить, какого его матери… Впрочем, они никакие не пришельцы, а люди, которым тоже нужна помощь.
        Феликс уже хоте доверится этому человеку, пока не услышал ответ на последний вопрос.
        - Что вы можете сказать о кошках?
        - Странные создания. В полнолуние они собираются у маяка. Сам видел. В Тисовый лес не ходите без сопровождающего. Опасно.
        Даже такой человек, как Влас, отметил «странность» здешних кошек. Стоило Феликсу обернуться, как три из них пробежали мимо в сторону леса.
        - Спасибо вам за содействие, - отблагодарила его Магдалина.
        Она подарила Власу экземпляр «Темного милосердия», на что тот ответил:
        - Благодарю. Я обязательно ее прочту. И желаю вам творческих побед! Если что-то случится, то обращайтесь ко мне в любое время. Я помогу.
        На этой ноте они попрощались, оставив Власа наедине со сломанным автомобилем.
        Остановившись у телефонной будки, Магдалина обратилась к брату:
        - Куда дальше? В списке остались Нарышкины и Генхелия. Кто первый?
        Но взгляд Феликса смотрел в сторону бара, у которого он заметил скромную фигурку.
        - Софи, - ответил он уверенно.
        Магдалина обернулась, но увидела, как девочка с рыжими волосами в желтой курточке удалялась в сторону полицейского участка.
        - Давай к ней…
        Они миновали полицейский участок, в окне которого увидели за работой Василису и Бориса. Следом за участком следовал кирпичный дом господина Вольфганга, вокруг которого беззаботно разгуливал уже знакомый им кот Цезарь. Понтий, по всей видимости, проводил время рядом с хозяином.
        Дальше дорожка уходила к обрыву, у которого рос большой дуб. На одной из веток прикреплены канаты, которые держали автомобильную шину, которая создавала имитацию качелей.
        Софи как раз направилась к этому дубу и села в шину, держась руками на канаты. Она смотрела вдаль, на море.
        Феликс еще не бывал в этом месте, но смело отметил, что место для качелей выбрано идеально. Здесь было тихо, спокойно и очень красиво.
        Они остановились у дуба, и Феликс обратился к девочке:
        - Привет, Софи.
        Она повернула к ним голову и спокойно кивнула.
        - Меня зовут Феликс.
        - А меня Магдалина. Рада знакомству.
        Она снова кивнула.
        Потом ее взгляд скользнул по Феликсу и остановился на кресле. Она встала на землю и подошла к нему. Софи положила свою маленькую ладошку ему на колено.
        - Не чувствуешь? - раздался ее детский нежный голосок.
        - Да, Софи, не чувствую…
        Потом он прикоснулась к его руке. Ее ладонь оказалась очень теплой.
        - Дениска пропал, - произнесла она.
        - Ты знаешь, что с ним произошло?
        И Софи посмотрела на маяк.
        Феликсу показалось это странным, ведь он исчез в Тисовом лесу.
        - Вы договорились встретиться у Соленого пруда, верно? - спросила осторожно Магдалина.
        Софи кивнула и села в шину.
        - Его там уже нет, - ответила она, - теперь Дениска в другом месте.
        - Где же он?
        Но Софи не ответила.
        - Вы дружили? - спросил Феликс.
        Софи вновь кивнула.
        - Он приходит ко мне во снах, - добавила она, - и я вижу его иногда…
        - Видишь? Где?
        - В лесу. Он ходит там.
        - Как?
        Софи посмотрела ему прямо в глаза и ответила:
        - В виде призрака.
        Феликс решил, что не станет долго мучить девочку расспросами, а потому Магдалина просто подарила Софи свою книгу, и они ушли.
        * * *
        Феликс проснулся от того, что почувствовал жгучую боль в ногах.
        Он сел в кровати, и боль ушла. Его это напугало так сильно, что еще никогда не пугало до этого.
        - Что случилось? - Магдалина тоже проснулась.
        Он какое-то время еще не мог собраться с мыслями. Показалось ли ему это все или приснилось?
        Или… эта боль была взаправду?..
        - Дурной сон, - избавился он от долгих объяснений.
        - Тебе нужно попить?
        - Не надо. Порядок.
        А потом раздался протяжный зловещий волчий вой.
        - Проклятье!
        Феликс подполз на руках к окну, что было в стене, у которой он спал. Он одернул шторку и всмотрелся во тьму.
        - Что там? - сглотнула Магдалина.
        - Не знаю… ничего не вижу…
        - Надеюсь, ты не хочешь выйти и проверить…
        - Не сегодня. Мы должны выспаться.
        И если бы Феликс задержал свой взгляд на улице еще ненадолго, то увидел бы, как Нестор Аркадьевич в темном плаще покидает свой дом, озирается по сторонам и скрывается в ночи, избегая света фонаря.
        Глава 10
        После долгого и томительного ожидания под дверью, украшенной резьбой, от которой у Феликса начало рябить в глазах, им наконец открыли.
        На пороге появился смазливый молодой человек, возможно, ровесник Лира. Гладко причесанный, он едва не напоминал самого Адольфа Гитлера. Худое лицо, лишенное всякого намека на щетину и морщинки. Зауженные темные глаза, прямой нос, острый подбородок и откровенно нахальный взгляд. Одетый в темные брюки и красный пиджак, он не вызывал никакого доверия. Феликс обратил внимание на выраженное выпячивание Адамово яблока. Мужчина придерживал дверь одной рукой, ногти на пальцах которой были ровно отпилены.
        - Вам чего? - высокомерно и холодно произнес он.
        Феликс сразу смекнул, что в случае с этим типом свидетеля - подозреваемого нужно действовать тверже.
        - Мое имя - Феликс Альбин. Это моя сестра Магдалина. Нас пригласил глава деревни господин Вольфганг, чтобы провести тщательное расследование мистических обстоятельств, происходящих в Рапсодии. Мы пришли к вам, чтобы задать несколько вопросов.
        Мужчина осмотрел обоих с ног до головы и не выразил никакой почтительности. Только фыркнул.
        - Мы сейчас заняты.
        Он уже хотел закрыть дверь, как из дома раздался женский протяжный голос, напоминающий тревожный стон:
        - Пусть войдут!
        Молодому человеку ничего не оставалось как открыть дверь шире и обреченно выдохнуть.
        - Проходите…
        Оказавшись внутри самого нарядного и «дорогого» дома деревни, Феликс сразу отметил резкое несоответствие внешнего облика содержимому. В глаза сразу бросился хамский беспорядок, а воздух оказался затхлым, душным и зловонным. Обувь и одежда в прихожей стояла и весела кое-как. Ковер, который явно давно не пылесосили, завянувшие цветы на подоконниках. Ободранные стены. Феликс чувствовал, как начинает задыхаться в такой духоте.
        Их провели в большую комнату, где стояло несколько кресел, большой телевизор и несколько шкафов, которые (нет, на полки не оказалось ни одной книги) завалены статуэтками, тарелочками, безделушками, сувенирами и прочим барахлом. Зная сестру, Феликс безошибочно определил, что в ее мыслях было выбросить все содержимое этого дома на свалку.
        В кресле у окна сидела высокая стройная женщина, одетая в офисный брючный костюм и короткий ядовито-зеленый пиджак. Ее длинные пальцы, на которых проступали вены, замотаны в некоторых местах лоскутками серого пластыря. О возрасте этой женщины судить оказалось непросто, ведь вся ее голова представляла собой шар бинта и ваты, размером с футбольный мяч. Именно так… все лицо замотано. Кое-где в стороны торчали рыжие локоны. Из живой плоти оставалось виден лишь кончик носа, серые губы и темные глаза.
        Молодой человек даже не предложил гостям присесть, а сам расположился на диване. Магдалина набралась решимости, чтобы самой сесть на кресло напротив дамы с забинтованным лицом. Феликс сидел в инвалидном кресле рядом с ней.
        - Итак, что дальше? - грубо спросил молодой человек, махнув руками.
        - Мы бы хотели узнать ваши имена, - Магдалина достала свой блокнот для записей.
        - А вы будете все записывать?
        - Разумеется.
        - Это неза…
        - Заткнись, Эрнест! - рявкнула женщина.
        Магдалина спокойно открыла блокнотик и сняла колпачок с ручки.
        - Меня зовут Аделина Аскольдовна Нарышкина, - представилась дама в зеленом пиджаке, - а этой мой дорогой сын…
        - Эрнест Альбертович Нарышкин, - сухо продолжил тот за мать.
        Феликс согласно кивнул, посчитав, что в данной ситуации не будет уместно употребить «приятно познакомиться» или «рад знакомству». Эти люди сами определили, как к ним стоит относится.
        - Позвольте спросить, эта фамилия, она…
        Но Аделина перебила Магдалину и завладела диалогом:
        - Мы являемся прямыми потомками знатного дворянского аристократического рода. Вы верно подметили. Именно поэтому мы требуем к себе почтительного уважения.
        «Которого вы от нас не дождетесь», - посмеялся про себя Феликс.
        На самом деле он вообще сомневался, что у этого рода вообще остались какие-то потомки. Вероятнее всего, эти двое просто сменили свои настоящие фамилии или же все это просто совпадение. В любом случае, аристократы, какая бы у них ни была знаменитая фамилия, не станут жить в такой духоте.
        - Мы расследуем все странные обстоятельства, произошедшие в Рапосдии. В частности, сейчас мы заняты непосредственно поисками пропавшего мальчика. Вам что-нибудь известно об этом?
        - Противный мальчишка, который вечно шатался под ногами, - выразилась Аделина, - конечно, жаль, что он пропал. Но родителям следовало тщательнее следить за своим сорванцом. Такое у меня мнение.
        «Которое меня совершенно не волнует», - продолжал злорадствовать у себя в голове Феликс.
        - Что-нибудь еще? - нагло поинтересовался Эрнест.
        И Магдалина решила точно так же нагло поинтересоваться личиком его матушки.
        - Что с вами случилось? - прямо спросила она у Аделины.
        - Темная сила, - ответила женщина, - или маньяк… Кто-то должен быть жестоко наказан за это. Меня унизили, испортили и оскорбили.
        - Объясните подробнее, что произошло, - попросил Феликс, сохраняя маску добродушия из последних сил.
        Женщина отвела взгляд в сторону окна. Она выдержала драматичную паузу, а потом ответила:
        - Как сейчас помню… это был неплохой солнечный день. Степан Степаныч всем хвастался своим богатым утренним уловом. Я собиралась пройтись погулять, но никак не могла решить, что мне надеть. Мне хотелось выйти в чем-то открытом, но в нашей деревне нет мужчин, которые достойны лицезреть мою красоту и…
        - Кх-кх, - оборвала ее Магдалина, - не могли бы вы опустить незначительные детали и перейти ближе к делу.
        - Милочка, вы еще слишком молоды, чтобы перебивать! Итак… я уже хотела выйти на прогулку. Эрнеста не было дома. Он… где ты был?
        - Отправился в бар на завтрак, - ответил он.
        - Да, точно… я открыла эту самую входную дверь и прямо на крыльце увидела милую красную коробочку с розовой ленточкой. Подарок! Ах, как я люблю подарки! Я решила, что это Власа или от Марка…
        - Простите, что перебиваю вас, - не сдержался Феликс, - но вы, правда, подумали, что Марк Ларин может дарить вам подарки, заигрывать и флиртовать, изменяя жене?
        Аделина задержала на Феликсе взгляд, а потом честно призналась:
        - Почему бы и нет? Мы живем в двадцать первом веке. Так вот… конечно же я была рада такому сюрпризу. Я вернулась в дом с коробочкой и тут же ее открыла. Это была мазь. Белая. С лавандой. Для увлажнения кожи лица. Я не сильно люблю лаванду, но… дареному коню в зубы не смотрят… А жаль… я намазала мазью все лицо, а через несколько минут…
        Она неожиданно замолчала. Ей больно вспоминать тот день. Ее руки задрожали, и Эрнест положил свою ладонь матери на плечо.
        - Видите, что вы наделали?! Спокойно, мама…
        И прозвучал истошный вопль Аделины:
        - Я загорелась!
        Женщина начала рыдать и рассказывать:
        - Все лицо обдало невыносимым жаром. Оно начало покрываться пузырями, заполненными кровью. Пузыри стали лопаться. Моя кожа начала обугливаться… Я не знала, что делать и просто побежала в ванную, чтобы смыть с себя все… Нестор Аркадьевич пришел уже поздно и все, что он сделал, обмазал мне лицо каким-то лекарством и замотал. Он сделал из меня чучело!
        «Конечно, куда лучше было остаться с комком сажи вместо головы», - развлекал себя Феликс.
        - Так все и произошло…
        - Вы так и не выяснили, что это была за мазь?
        Аделина покачала головой.
        - У вас осталась эта баночка?
        - Вы шутите? В тот же день я выброса этот подарок Сатаны в море!
        Подарок Сатаны…
        Что-то аукнулось в сознании Феликса. Какая-то мысль, которую он никак не мог уловить… Но ее уловила Магдалина.
        - Феликс…
        Он посмотрел на сестру. Ее глаза широко распахнулись.
        - Крем Азазелло…
        - Будь я проклят, Магда…
        - «Мастер и Маргарита».
        Черный пудель. Букет мимоз. Злосчастный крем.
        «Что дальше?», - спрашивал себя Феликс.
        - О чем это вы? - потупил взгляд Эрнест.
        Но Феликс не обратил на того никакого внимания, а обратился к Аделине:
        - У вас есть версии того, кто мог вам причинить такое зло?
        - Темная магия. Кто-то проклял наш род. Не удивлюсь, если это проделки старой карги Генхелии… но помните мое слово! Я отомщу. Кто бы это ни был… я отомщу жестоко и кроваво.
        - Если вы узнаете, что это кто-то из деревни, вы его убьете? - спокойно спросила Магдалина.
        - Конечно. И пульс не участится, когда я буду это делать!
        Феликсу пришла забавная мысль: «А если я поинтересуюсь у нее, что это мог быть ее смазливый сынишка?». Но в итоге воздержался.
        В остальных вопросах показания этой парочки не дали никаких весомых результатов.
        - Напоследок, чтобы не отминать у вас время… - решил закончить Феликс.
        - Наконец-то! - сложил руки на груди Эрнест.
        - Вы слышали волчий вой?
        Взгляд Эрнеста сменился. С радости его лицо надело маску холодного равнодушия.
        - Нет.
        Проанализировать выражение лица Аделине не представлялось возможным, но по ее молчанию понятно, что она поддерживает мнение сына.
        - Выздоравливайте, - встала с места Магдалина, - нам пора.
        Не смотря на то, что эти люди показались ей крайне неприятными, она все равно подарила им экземпляр своего романа, на что не получила никаких комментариев. Расставание прошло молча, без прощальных фраз.
        - Такое чувство, что нас просто выставили за дверь, - выругался Феликс, когда они наконец покинули душный дом.
        Магдалина не стала с ним спорить.
        В следующее мгновение их внимание привлек тупой короткий звук. Повернув головы, они заметили, как закрылась дверь домика вещуньи.
        - Время пришло, - решительно заявил Феликс.
        И двое незамедлительно направились к владениям прорицательницы Рапсодии.
        Феликсу предвиделась «удача» еще раз лицезреть скелет странной птицы, висящий над дверью. Магдалина уже хотела постучаться, как дверь сама открылась.
        - Я знала, что вы придете… я ждала вас…
        «Это относительно несложный фокус, учитывая все то, что происходит», - усмехнулся Феликс.
        Сгорбленная худощавая старуха, облаченная в алые шали и серые лохмотья. С босыми ногами, черными ногтями, длинными скрюченными пальцами, кривым носом, седыми распущенными волосами и синими глазами она стояла перед ними с куриным яйцом в руке.
        - Может, вы даже знаете, как нас зовут? - поддержал игру вещуньи Феликс.
        - Ох… вижу! Феликс и Магдалина Альбин.
        А потом она резко сжала яйцо в руке, оно лопнуло, и жидкое содержимое потекло ей в ноги.
        - Добро пожаловать в мой дом, - улыбнувшись, Генхелия показала у себя наличие всего десяти зубов, три из которых оказались золотыми, - проходите, не стесняйтесь.
        Они оказались в темном помещении. У этого домика не было привычной прихожей и разделения комнат. Одна большая темная комната, вдоль стен которой расставлены зажженные свечи. Под потолком висели странные амулеты, талисманы, камни и фигурки, вырезанные из бумаги. В центре комнаты стояла самая большая свеча. Вокруг нее разложены коврики.
        - Сюда, сюда…
        Генхелия прошла вперед и села по-турецки на один из ковриков.
        - Ближе к пламени… ближе к пламени…
        Феликс остался сидеть в кресле, а Магдалине пришлось сесть напротив старухи и достать блокнотик.
        - Это вам не понадобится, - сказала старуха ей, указывая на блокнот.
        Решив подыграть вещунье, она убрала книжечку в сумку.
        - Кто вы, Генхелия? - прямо спросил Феликс.
        - Прорицательница! Я вижу будущее! Я вижу будущее этой деревни! И ваше…
        - Интересно… и что же вы видите?
        Генхелия делала артистичные пассы руками, она смотрела то на гостей, то в пламя большой свечи.
        - Что-то темное… мне нужно… нужно прорваться сквозь эту завесу! Ах… да…
        Феликс и Магдалина терпеливо выжидали.
        - Кошки станут вашими проводниками… птицы закружатся в воздухе… и близится… близится…
        - Что близится? - не выдержала Магдалина.
        Генхелия замерла, закрыла глаза, а потом… она взмахнула руками и распахнула глаза, вскричав:
        - Полнолуние!
        Действительно, Феликс и сам это отметил. Луна растет.
        - И что же будет в это полнолуние? - поинтересовался Феликс.
        - Миры соприкоснутся. Они станут единым целым! Мосты опустят.
        - Вы можете сказать, где сейчас пропавший мальчик?
        - Он не здесь. Определенно, он не здесь. Он пропал и его нужно найти.
        - И где его искать?
        Генхелия какое-то время смотрела в пламя свечи, пока ей не пришел ответ:
        - На другой плоскости мира.
        - И что это значит?
        Вещунья продолжала делать пассы руками, качаться из стороны в сторону и смотреть то в огонь, то вовсе закрывать глаза.
        - Темный змей.
        - Что? - не поняла Магдалина.
        - Темный змей уже здесь. Он рядом. Берегитесь… темного змея…
        Феликс все больше и больше сомневался в нормальном психическом статусе этой старухи. Его уже не раз посетило желание покинуть домик больной женщины, но вдруг что-то пошло не так.
        Генхелия начала засыпать, но потом… Она резко выпрямилась глаза ее открылись, но в глазницах не оказалось глазных яблок. В пустых отверстиях для глаз витали клубы тьмы.
        Старуха заговорила не своим демоническим голосом:
        - Грядет полная Луна. Червоточина Соленого пруда откроется снова. Тьма возродится. Она наберет утраченную мощь. Миры соприкоснутся в маяке. И древняя сущность пройдет чрез лабиринт теней, чтобы вернутся. И твоя душа станет ее проводником.
        Генхелия моргнула, и ее глаза вернулись в глазницы. Она начала задыхаться. Женщина судорожно махала руками, глотая ртом воздух. Магдалина поспешила ей на выручку и потрепала вещунью по плечу.
        - Вы как? С вами все в порядке?
        - О, да, дитя мое… я просто… уснула немного… прошу прощения… итак, кошки вам помогут…
        - Ох, не надо, - остановил ее Феликс, - спасибо за предсказания. Вы нам очень помогли.
        - Правда? А я что-то забыла…
        Генхелия замешкалась и почесала затылок, пытаясь тщетно восстановить в памяти последние минут свой жизни.
        Феликс пребывал в прострации.
        Он точно не помнил, как они попрощались с вещуньей и покинули дом Генхелии. Дала ли Магдалина экземпляр своей книги прорицательнице или нет? Наверное, дала.
        Феликс еще долгое время не мог прийти в себя после произошедшего.
        «И твоя душа станет ее проводником».
        Эта фраза надолго засела у него в сознании.
        - Что это было, Магда? - спросил он у сестры, когда они направились в сторону кладбища.
        - Не знаю. Но это была не она. В нее будто… кто-то вселился. Феликс. Ты же понимаешь, что это невозможно?
        - Понимаю.
        На какое-то мгновение он даже испугался, что сходит с ума. Его успокоило лишь то, что Магдалина тоже видела и слышала все это.
        Что бы это ни значило, он поклялся себе во всем разобраться.
        * * *
        Кладбище располагалось на краю обрыва. Только с одной левой стороны оно ограждалось хребтом острых скал. Рядом с ними у самого обрыва стояло старое обветшалое деревянное здание. То ли церковь, то ли часовня. Здание давно заросло травой и тисом.
        На ухоженной полянке расположились тринадцать каменных надгробий. Феликс и Магдалина ходили между ними, читали имена и смотрели на даты жизни и смерти. Феликс что-то искал. Он пока не знал, что именно он хочет здесь увидеть, но, когда все-таки нашел, то в его сознании зародилось еще больше вопросов.
        Это была ухоженная могилка. Красивое темное надгробие. Судя по датам, это была самая «свежая» смерть.
        Но самым важным в этом оставалась личность умершего.
        - Знаешь, Магда. Я думаю, что мы не зря приехали сюда.
        - Правда?
        - Да. Нам есть, чем заняться.
        Какое-то время они вместе стояли у этой могилы, на надгробии которой высечено красивыми прописными буквами: «Изабелла Белинская».
        * * *
        - Смотри, что я нарисовала. Надеюсь, это поможет.
        Когда они уже укладывались спать, Магдалина передала Феликсу лист бумаги, на котором он увидел изображенную схему Рапсодии. Дома жителей с подписями, бар «На краю обрыва», кладбище, полицейский участок и дом господина Вольфганга, их собственный дом у Тисового леса, пляж и маяк.
        - Очень здорово! - похвалил работу сестры Феликс. - Думаю, это будет очень полезным подспорьем.
        Изучив схему деревни еще раз, Феликс пробежался взглядам по домам жителей. Нахмурившись, он оставил лист на прикроватном столике.
        - Чем займемся завтра? - Магдалина погасила весь свет, оставив только настольную лампу.
        - Мы должны исследовать еще два объекта, - решительно заявил Феликс, - я хочу побывать в Тисовом лесу и увидеть Соленый пруд.
        - Нам нужен проводник, - напомнила Магдалина.
        - Точно. И еще маяк. Мы обязательно должны там побывать.
        - Хорошо. А что скажешь о нашей проделанной работе по опросу жителей деревни?
        Сначала он промолчал, проверяя верность своей мысли.
        - Есть кое-что…
        Магдалину это заинтересовало, и она села в постели.
        - Ты не заметила одну странность? Она заключается в количестве жителей.
        Магдалина взяла свою схему и посчитала жителей.
        - Семнадцать. Что-то не так?
        - Все так. А теперь вспомни нашу первую ночь в Рапсодии, когда мы только сюда приплыли.
        Сначала она нахмурилась, но потом ее глаза широко распахнулись. Феликс понял: Магдалина догадалась об этом «кое-что».
        - Феликс… это значит…
        - Да. Исходя из числа жителей на табличке с названием деревни и тем количеством, которое мы насчитали, когда знакомились со свидетелями, мы имеем арифметическую неточность. Эти люди что-то от нас скрывают. А вернее… кого-то…
        И потом прозвучал тот самый зловещий вывод:
        - В Рапсодии есть еще один житель.
        Глава 11
        Голубой свет сверкнул во тьме, и это пробудило Феликса ото сна.
        Сначала он почувствовал резкую боль в ногах. Она оказалась настолько сильной, острой и жгучей, что ее можно сравнить с судорогой. Он резко вскочил и, тяжело дыша, сел в постели.
        Боль ушла так же быстро, как и наступила.
        Феликс посмотрел в сторону. На соседней кровати спала его сестра. Она не думала просыпаться, а он не хотел ее будить.
        Оглядевшись вокруг, он до конца не понял: день уже или еще ночь.
        В темную маленькую комнату из окна пробивался голубой свет. Это не был свет луны или фонаря. Нечто светило там, на улице.
        Тонкие лучи необычного света падали на стены комнаты. Феликс увидел у двери собственную тень. Она стояла и смотрела на него.
        - Опять сбежать хочешь…
        А в следующий миг произошло нечто невероятное, к чему он совершенно не был готов.
        Феликс уперся руками о кровать, чтобы подняться и, сам того не заметив, зашевелил собственными ногами…
        Он сел в постели и смотрел только на свои ноги.
        Тринадцать лет…
        Тринадцать лет он их не чувствовал.
        Сознание Феликса раскалывалось на части. Он не представлял, что делать и о чем думать в этой ситуации.
        Его ноги… они снова стали частью его самого…
        Он может ими двигать…
        Из глаз тут же хлынули слезы.
        Феликс прикоснулся ладонями к своим коленям и ощутил тепло собственных рук. Они чувствуют… его ноги снова чувствуют…
        Он их чувствует.
        Такое непривычное и немного пугающее чувство… Феликс посмотрел в сторону тени, которая все еще стояла у входной двери. Она помахала ему рукой.
        - И куда ты собрался?
        Дверь домика открылась, и тень ловким движением вышла на улицу.
        - Эй…
        Феликс, пытаясь собраться с мыслями, первым делом решил определиться с самым важным: сон это или реальность.
        Как бы ни было это тяжело признавать, то, что происходило с ним сейчас - действительность.
        Магдалина спит.
        «Стоит ли ее будет? А если… если я ее разбужу, что станет с моими ногами? Смогу ли я снова чувствовать их, если расскажу ей об этом?»
        А потом к нему пришла в голову потрясающая мысль, о существовании которой он совершено забыл.
        Феликс захотел встать.
        Упираясь руками о край кровати, он все еще боялся, что эта прекрасная иллюзия разрушится, и он упадет.
        Но это была не иллюзия.
        Его босые ступни прикоснулись к деревянном холодному полу. Он чувствовал этот пол, ощущал шероховатые доски каждым пальцем.
        Со слезами на глазах Феликс смог встать.
        Его ноги превосходно справлялись со своими забытыми функциями. Словно они никто не были парализованы, они полны сил.
        Они могут пойти.
        Дальше - больше!
        Феликс сделал шаг.
        Сначала он точно не был уверен, что все получится, но это случилось! Он сделал шаг к двери.
        Тень нужно вернуть.
        А потом еще… и еще!..
        - Я иду… я иду!..
        Он дошел до двери, придерживаясь руками о стену. Он слышал и чувствовал каждый свой шаг.
        С этого момента для него началась новая жизнь.
        Но… что все это значит?
        Не решаясь разбудить сестру и похвастаться ей своими возможностями из страха, что все исчезнет, и ноги снова перестанут ему подчиняться, он открыл дверь домика и вышел на улицу.
        То, что он увидел, оказавшись по ту сторону двери, не поддавалось никакому описанию или разумному объяснению.
        Ночная Рапсодия. Тихая и нереальная.
        С неба опускались мириады белых, голубых, зеленых, желтых и красных огней.
        Это был звездопад.
        Тонкими нитями красивые камни опускались с черного неба и падали прямо на землю, в траву. Фиолетовые и голубые кристаллы, соприкасаясь с землей рассыпались и обращались в белые облачка, которые мгновенно растворялись в воздухе.
        Каждый раз, когда очередная звезда сталкивалась с землей, раздавался причудливый звонкий звук, будто одно громкое биение новогоднего колокольчика.
        Дзинь!..
        Дзинь! Дзинь!
        Дзинь! Дзинь! Дзинь!..
        Звезды одна за другой летели с небес и падали на землю, обращаясь в молочную дымку, рассеивающуюся в влажной траве.
        Феликс готов поклясться, что никогда не видел ничего более прекрасного в свой жизни и, может, никогда не увидит.
        - Если это сон, то Бог жесток…
        Он стоял босыми ногами в траве, покрытой росой. Он шевелил пальцами, глубже заводя их в траву и мокрую землю. В этот момент он испытывал невероятное чувство блаженства, которого ему так не хватало в жизни.
        «Как же мало надо для счастья», - подумал Феликс, наслаждаясь всем, что происходит вокруг.
        - Но где тень?
        И он увидел ее.
        Тень бежала по поляне, скрываясь между домами. Его тень ловко избегала падающих звезд.
        - Я тебя поймаю…
        И Феликс побежал.
        Он бежал по сырой траве, а вокруг него сыпались звезды. Справа и слева - они падали тут и там, заполняя своим волшебным сиянием всю улицу Рапсодии.
        «Кто-нибудь еще это видит? Кто-нибудь еще это когда-то видел?», - думал Феликс.
        И мысли его забыли о существовании остального мира и другой жизни.
        Он знал только эту, в которой он ночью бежит по траве за тенью, избегая падающий кристаллов-звезд.
        Слезы хлынули из него новым потоком, и Феликс засмеялся. Он позволил себе смеяться так громко, как только мог.
        Он прокричал, не боясь кого-то разбудить.
        То чудо, которое происходило с ним сейчас, он не мог описать. Он просто чувствовал, и этого оказалось достаточно, чтобы быть счастливым.
        Вжик!
        Вжух!
        Дзинь!
        Звезды неслись над головой. Камни рассыпались в дымку. Разноцветные ленты мириады падающих звезды покрывали темное небо.
        Тень бежала впереди него. Феликс гнался за ней. Он достиг телефонной будки, за которой спряталась его непослушная тень.
        - Иди сюда, негодник!
        Тень уже хотела сорваться с места и дать деру, как Феликс прыгнул на нее, выставив руки вперед. Он упал прямо на землю, а свою тень схватил за левую ногу.
        - Попался!
        Но что с ней делать?
        Тень какое-то время сопротивлялась, но Феликс усердно тащил ее к себе, чувствуя при этом немалое сопротивление.
        - Я понимаю, что всем хочется свободы, но у тебя есть свои обязанности…
        А потом Феликс прижал ноги тени к своим ступням, и у нее не осталось шансов на побег.
        - Вот так! Попался!
        Феликс заразился победоносным звучным смехом.
        Он встал на ноги и посмотрел на тень, которая послушно болталась в стороне, исчезая и появляясь в мерцании падающих звезд.
        - Больше не убежишь!
        Одна звезда упала так близко к нему, что Феликсу пришлось отпрыгнуть в сторону.
        Он успел ясно увидеть, как маленькие желтые камешки-кристаллики обратились в густую белую дымку, которая, проскользнув по траве, растворилась в воздухе.
        - Что же происходит?
        На самом деле ему совершенно не хотелось это выяснять. Феликс поймал себя на мысли, что впервые в жизни он не желает знать причину происходящих странных явлений.
        Он стал частью этого прекрасного звездопада.
        Решив не терять время, Феликс отправился на прогулку по Рапсодии. Звезды неслись прямо на него, но всегда падали в стороне.
        Дзинь! Дзинь! Дзинь!
        А потом Феликс увидел, как дверь домика Белинский открылась, и на улице показался дедушка Мефодий с тростью в руке.
        - Мефодий Белинский! Мефодий Белинский!
        В сознании Феликса тут же мелькнула мысль, что слепого старичка нужно поддержать, чтобы тот мог лучше ориентироваться в пространстве.
        Но… что-то не так…
        Мефодий остановился у сломанного фонарного столба и посмотрел вверх.
        - Мефодий…
        Когда Феликс подбежал к старичку и положил свою ладонь ему на спину, он приготовился увидеть бездонные синие большие глаза. Но, когда Мефодий Белинский обернулся, Феликс увидел обычные человеческие карие глаза.
        - Дедушка Мефодий…
        Некогда слепой старик расплылся в улыбке, увидев Феликса.
        - Вы… вы меня видите?..
        Тот кивнул.
        - Но как?!.
        Мефодий не ответил, а просто посмотрел вокруг, наслаждаясь красивым звездопадом.
        - Вы тоже это видите?
        Но вместо ожидаемого ответа или кивка головы Феликс услышал иное:
        - Одиннадцать…
        - Что, простите? - переспросил Феликс.
        - Одиннадцать…
        - «Одиннадцать»? Что это значит?
        И Мефодий перевел краткий взгляд на маяк.
        - Вы можете объяснить?
        Но ответ оказался неизменным:
        - Одиннадцать…
        Теперь Феликс начал сомневаться в здравомыслии старичка.
        - Вас нужно проводить в дом?
        Но старик покачал головой - он хотел остаться и посмотреть на звездопад.
        Мефодий изучил взглядом Феликса, и его взор застыл на здоровых ногах. Улыбка старичка стала шире, и он радостно засмеялся, хлопая Феликса по плечу.
        - Пойдемте…
        Феликс взял Мефодия под руку, и они направились в сторону пляжа.
        - А что ты здесь делаешь? - поинтересовался Мефодий.
        - За тенью гонялся, - честно признался Феликс.
        А потом добавил:
        - Она убежать решила. Проказница.
        Мефодий снова весело засмеялся.
        - Мефодий, вы все видите?
        Старик кивнул.
        «Мои ноги ходят. Его глаза видят. Что в этом странного?», - решил Феликс.
        Этот звездопад избавил их от всех недугов.
        - Что вы имели в виду, когда говорили слово «одиннадцать»? - Феликс все же надеялся выяснить подробности.
        Но ответ его разочаровал:
        - Одиннадцать…
        И Мефодий снова кратко посмотрел на маяк.
        Они покинули деревню и спустились на пляж. Феликс чувствовал влажный песок своими ногами. Он хотел зарыться в нем.
        - Как красиво, - выразился Мефодий.
        Над морской гладью ночного моря блестели и сверкали падающие звезды. Двое подошли ближе к воде, и Феликс почувствовал легкое биение прохладных вол по своим ногам.
        Он совсем забыл все эти простые и приятные ощущения.
        Потом Феликс и Мефодий сели на песок у самого берега моря. Волны ударялись об их ноги, а они смотрели на звезды, которые летали в небе, оставляя серебристые блестки на воде.
        - Невероятно, - Феликс до сих пор не верил во все то, что с ним происходит.
        Он посмотрел на свою тень, которая мирно сидела рядом с ним на песке.
        - Что все это значит, дедушка Мефодий?
        - Одиннадцать…
        - Одиннадцать? Хм… наверное…
        И старик серьезно кивнул.
        - Часто такое бывает?
        Но старик пожал плечами.
        - Вы это видите в первый раз?
        Мефодий покачал головой.
        - Правда? И вы все видите во время звездопада?
        Кивок и неновый ответ:
        - Одиннадцать…
        - Будет вам! Одиннадцать, да одиннадцать… что вы привязались к этому числу?
        Мефодий схватил Феликса за плечи и посмотрел ему прямо в глаза. Голос старика стал строгим и холодным:
        - Одиннадцать!
        Феликс решил промолчать и дождаться, когда Мефодий отпустит его и продолжил спокойно смотреть на море и звезды.
        Он готов так сидеть всю ночь.
        «Интересно, что будет с моими ногами, когда звездопад закончится?», - задал Феликс себе жуткий вопрос.
        Ответ он знать не хотел.
        - Рапсодия. Удивительное место, полное тайн и загадок. Не так ли?
        Мефодий кивнул.
        - Интересно, что ждет нас впереди?
        Взгляд старика помрачнел. Кажется, ему совершенно не хотелось думать о будущем. Он желал наслаждаться настоящим.
        - Нелли видела звездопад?
        - Она не может, - ответ Мефодия.
        - Почему?
        И он снова пожимает плечами в ответ.
        - Есть ли во всем этом что-то определенное? - неоднозначно спросил Феликс.
        - Одиннадцать…
        Феликс посмотрел на милого старичка и тепло улыбнулся ему.
        - Может быть, вы правы.
        Они так и сидели еще долгое время, пока Мефодий не выразил желание вернутся домой.
        - Пора возвращаться.
        - Вы уверены?
        - Да.
        Они встали, и Феликс проводил Мефодия до его дома.
        - Доброй ночи, дедушка Мефодий, - пожелал он ему на прощание.
        - До завтра!
        И Мефодий зашел в дом.
        Феликс какое-то время смотрел на звезды, а потом обратился к тени:
        - Ты как? Нам тоже пора.
        И жгучая боль набросилась, словно ядовитая змея, на его ноги. Сначала заболели икроножные мышцы, а потом ноги свело от судороги.
        - Проклятье!
        Феликс держался на ногах из последних сил.
        «Нужно возвращаться!» - подумал он, а потом добавил, - «Пока не слишком поздно…».
        Преодолевая мучительную жгучую боль, Феликс добрался до их с Магдалиной домика. Оказавшись внутри, он громко захлопнул дверь, но сестра не проснулась.
        Из последних сил он доковылял до постели, а, когда прикоснулся к ней руками, то его ноги лишились чувств. Феликс упал.
        Ему потребовались силы, чтобы забраться в кровать. Он справлялся с плачем от того, что снова не может ходить. Если его ноги никогда не пойдут снова, то эта ночь была самой лучшей в его жизни, самой волшебной.
        Феликс смог лишний раз убедиться, что все произошедшее не было сном. Когда он обратил внимание на свет, то голубое сияние исчезло. Комната погрузилась во мрак.
        Звездопад закончился.
        Глава 12
        Феликс ничего не стал рассказывать Магдалине о прошедшей ночи. Его преследовал страх, что, если он это сделает, то все волшебство исчезнет, и его ноги никогда не смогут ходить по ночам.
        Феликс не мог объяснить себе то, что произошло. И не хотел. Он обещал себе сохранить это в тайне от всех.
        После завтрака они встретили Мефодия и Нелли Белинских, которые как раз направлялись к своему дому после прогулки. Рядом бродил Степан Степанович, собираясь на утреннюю рыбалку.
        - Доброе утро! - приветливо встретила двоих Нелли. - Как вам завтрак?
        - Дмитрий готовит замечательный омлет, - похвалила заслуги повара Магдалина, - очень вкусно.
        - Как вы сегодня спали, Нелли? - спросил ее Феликс.
        - Ах, знаете, сегодня на удивление была потрясающая ночь. Мне снились прекрасные сны. Давно такого не было.
        Когда Феликс увидел лицо Мефодия, то перед ним снова предстали большие темно-синие глаза слепца.
        - Могу я у вас что-то спросить? - обратился Феликс к старику.
        - Конечно, конечно, - добродушно отозвался Мефодий.
        Феликс занервничал. Ему вовсе не нужны расспросы от Магдалины, но не мог же он ее прогнать.
        - Вы находите что-то странное в числе одиннадцать?
        Магдалина и Нелли изумленно уставились на него, что Феликс весь сжался в кресле.
        - К чему это? - не поняла Магдалина.
        - Ничего-ничего, - поспешил ответить Мефодий, - на мой взгляд, это очень интересный вопрос. Числа многое таят в себе. Но намного важнее то, что они обозначают.
        - И что же значит число одиннадцать, дедушка? - поддержала Феликса Нелли, не смотря на то, что сама не поняла зачем понадобилось задавать такой вопрос.
        - Боюсь вас разочаровать, но в числе одиннадцать я не вижу ничего необычного…
        Мефодий почесал негнущимися пальцами затылок.
        - Даже не знаю… вот взять бы число семь или три… пять или тринадцать…
        - Вас интересует только это число, Феликс? - пыталась во всем разобраться Нелли.
        - Ох, пустяки, - отшутился он, - простите за неоднозначные вопросы.
        - Ничего, - махнул рукой Мефодий, - человеку вашей профессии это простительно.
        Отведя взгляд в сторону, Феликс заметил, как кот Цезарь направился на прогулку в Тисовый лес. Примерно в это время, как он знал, господин Вольфганг начинает выгуливать Понтия.
        Солнце сегодня светило ярче, чем вчера. Этот ноябрьский день оказался на удивление светлым, но достаточно прохладным.
        - Какие у вас планы на сегодня? - решила поинтересоваться Нелли.
        - Я бы хотел изучить новые окрестности этого острова, - признался Феликс.
        - Например?
        - Скажем, Тисовый лес… нам так много говорили про Соленый пруд, что мне совершенно не терпится его увидеть.
        - В этот лес без проводника ни ногой! - предупредил Мефодий.
        - В этом все и дело, - сложила Магдалина руки на груди.
        Степан Степанович закончил заряжать свое ружье и направился к ним.
        - Этот лес кишит пришельцами. Они там прячутся. Дело говорю!
        - Не стоит пугать детишек, Степан Степаныч, своими байками о пришельцах, - посмеялся Мефодий.
        - Байки? Ох, нет… видел я там кое-кого…
        - И кого же? - не выдержал Феликс.
        - Жуткую тень. И эта тень не принадлежала человеку! Пришельцы, говорю я вам! Они там рыщут чего-то между деревьями… база у них там… подземная!
        Но в чем-то убедить остальных Степану Степановичу все же не удалось. Старик с протезом почесал свой нос и направился в сторону пляжа.
        - Ох, я могу стать вашим проводником, - предложила радостно Нелли.
        - Нелли!
        - Ничего, дедушка. Вы сейчас спать ляжете, а Софи придет ко мне заниматься только через час. У меня есть время.
        Потом Магдалина предложила:
        - Если тебя будет сопровождать Нелли, то я могу отправить вас вдвоем, а сама пообщаюсь кое с кем.
        «Речь идет о Лире Алмазовом, не так ли?», - мысленно спросил сестру Феликс.
        - Нет, Магдалина, я не позволю Нелли катит кресло…
        - Все в порядке, Феликс. Я помогу вам. И поверьте, это нисколько не унизит вашего мужского достоинства в моих глазах. Правда!
        На самом деле Феликс и сам хотел остаться с Нелли наедине, чтобы поговорить. Ему выпал замечательный шанс, но… как он может позволить этой прекрасной юной особе, рядом с которой его пульс учащается, катить его инвалидное кресло?
        - Я буду несказанно рад, Нелли, если вы составите мне компанию, - собравшись с духом, ответил Феликс.
        - Прекрасно! Тогда я провожу дедушку в дом и вернусь.
        - Разумеется.
        Когда Нелли и Мефодий зашли в дом, брат и сестра с подозрением взглянули друг на друга.
        - Что это еще за фокусы с числом одиннадцать? - прямо спросила она.
        - Да так… была одна идея…
        - У тебя опять от меня секреты?
        - Лучше поговорим о твоих. Ты собралась навестить Алмазовых? А конкретно…
        - Феликс, ты же знаешь, что это мое дело.
        Он недовольно скрестил руки.
        - Он хороший человек, Феликс. Я уверена.
        Потом он бросил ломать комедию и серьезно ответил сестре:
        - Просто я хочу, чтобы здесь ты была в безопасности.
        - Не волнуйся за меня. Удачного тебе свидания.
        - Эй, я же не…
        Но ему пришлось замолчать - Нелли показалась на улице. Девушка мило улыбалась. Наверное, ей тоже хочется приятно провести время с новым знакомым.
        - Я готова! - всплеснула она руками.
        - Тогда я вас оставлю, - отошла в сторону Магдалина, - удачной прогулки!
        Распрощавшись с сестрой, Феликс ощутил что-то странное. Впервые Магдалина оставила его. С того дня, когда его ноги перестали чувствовать, она не отходила от него ни на шаг. Он оставался наедине с самим собой только во сне.
        А теперь Магдалину должна заменить Нелли, девушка, которая стала для него его новой Джейн Эйр.
        - Тисовый лес - красивое место. Уверена, что вам оно понравится.
        Он почувствовал, как Нелли взялась за специальные ручки и направила его кресло вместе с ним вперед. Первую минуту он испытывал крайне неприятное чувство от того, что этой девушке пришлось так сразу столкнуться с его проблемами и катить кресло…
        Через некоторое время это чувство постепенно отступило назад. На первый план вышло волнение. Как бы Феликс ни старался отбрасывать эту мысль, но ему, правда, хочется понравится ей. Он должен произвести впечатление.
        «Никогда в жизни я не оставался наедине с девушкой… с любой девушкой», - мелькнуло у него в голове, - «это мое первое свидание в жизни…».
        И он не обманывал себя.
        Из-за проблемы с его здоровьем, у Феликса еще никогда не было ни одного свидания.
        Он чувствовал себя подростом.
        - Давно вы занимаетесь расследованиями? - Нелли взяла разговор в свои руки, заметив смущение молодого человека.
        - Эм… с восемнадцати лет…
        - Ваша сестра очень красивая девушка. Магдалина так нежно о вас заботится. Наверное, ваши родители счастливы иметь таких детей…
        - Нелли, я должен вам сообщить, что мои родители мертвы…
        - Ох, простите, я…
        - Ничего.
        Они вошли в Тисовый лес. Эти зеленые иголки не думали желтеть и опадать. Оказавшись в этом лесу, Феликс заметил, что приближается зима. Если бы ни холодный ветер, он подумал бы, что сейчас июнь. В этом лесу не росли никакие другие деревья, кроме тиса. Тропинка уходила далеко в чащу. По пути им встречались ямки, неровности и камни, которые они успешно обходили стороной.
        - Мне было десять, когда это случилось, - добавил позже Феликс.
        - Мне жаль, - с сочувствием произнесла Нелли.
        Но Феликс посчитал, что сейчас совсем не время, чтобы рассказать этому человеку о том страшном дне, когда все случилось.
        Изгибистые стволы деревьев служили для путников необычными арками или колоннами, а зеленые кроны - крышей этого лесного дворца.
        - В прошлом году я потеряла маму, - тихо произнесла Нелли.
        - Как ее звали?
        - Изабелла.
        Изабелла Белинская. Та могила… это могила ее матери.
        - Ее погубил рак матки. Нестор Аркадьевич вместе с ней отправился в город, чтобы провести обследование и развеять все подозрения или… подтвердить их. К прискорбному сожалению, диагноз подтвердился. Моя мама не подлежала оперативному лечению из-за отдаленных метастазов яичников и печени… Ее не удалось спасти, и все это понимали. Мне было семнадцать. Мне все рассказали, чтобы я могла достойно проститься с ней. Но подготовиться к такому… невозможно. До сих пор я мучаюсь вопросом: как бы было легче? Если бы мне ничего не рассказали или так, как все случилось… не знаю.
        И Феликс не мог сказать наверняка…
        - Дедушка… это ее отец. Он очень любил ее. Дедушка полгода не мог найти себе покоя. У нас остались только мы. Я и дедушка… мы живем друг для друга. Бабушка умерла еще до моего рождения, а своего отца я никогда не знала. Вот и жили втроем, пока…
        Он услышал ее всхлип.
        - Простите…
        - Не надо стыдиться этих слез, Нелли, - сказал ей Феликс, - мне тяжело осмыслить все ваше горе, а потому мне ничего не остается, как посочувствовать вам.
        - Она была прекрасной женщиной. Умной, веселой… мама всегда могла поднять мне настроение. Именно она обучила меня всему, что я знаю и умею. И я бесконечно благодарна ей за это. За все… за то тепло и ту нежность, с которой она укладывала меня спать…
        Феликс помнил, как его мама укладывала его спать… Он был еще маленьким, но никогда не забудет ее нежный поцелуй в лоб.
        - Знаете, о чем я сильно жалею?
        Они остановились. Феликс покачал головой.
        - Что редко говорила ей о том, как сильно ее люблю. Не знаю почему… но я была скупа на такие слова. А теперь поняла, что, если ты хочешь сказать это человеку, то говори, а не держи в себе. Но уже поздно… дедушке я говорю об этом каждый день.
        Феликсу было трудно представить себе всю ту боль, какую испытывает Нелли. Эта девушка знает, что такое смерть. И он знает.
        - Но я верю, Феликс… верю, что душа моей матери обрела покой…
        Они остановились прямо на тропинке между двух тисов. Дальше дорожка шла на подъем.
        - Соленый пруд уже близко, - Нелли вытерла слезы с лица, - там очень красиво.
        Феликса интересовало это место по целому ряду причин. Первая - именно там Софи и Дениска назначили свою встречу. Но он не пошел туда… Вторая - о Соленом пруде упоминалось в словах Генхелии, когда в нее что-то вселилось.
        Он помнил эти слова наизусть: «Червоточина Соленого пруда откроется снова».
        Феликс не мог предположить, что это значит, но больше всего его смущало последнее слово этой фразы.
        «Снова… значит, такое уже случалось раньше», - простая цепочка рассуждений.
        - В море бывают большие волны, а Соленый пруд всегда остается сверкающей водной гладью, - объяснила Нелли, - дети очень любят там купаться.
        Феликс попытался представить себе Софи и Дениску, которые радостно бегут по этой тропинке к Соленому пруду с полотенцами на плечах. Сейчас они прибегут и будут плескаться…
        Его воображение какое-то время продолжало рисовать радостные сцены с детьми, пока он не заметил какое-то движение между деревьями.
        - Нелли…
        - Да?
        - Остановитесь.
        Она подчинилась.
        - Что-то случилось, Феликс?
        Она обошла кресло стороной и встала от него по правую руку. Двое переглянулись.
        - Мы здесь не одни…
        Девушка начала испуганно озираться по сторонам.
        - Я никого не вижу, - обеспокоенно призналась она.
        - Не хочу показаться вам параноиком, невротиком или паникером, но, думаю, нам лучше вернуться в деревню…
        Феликс говорил и думал об этом на полном серьезе.
        - Я понимаю, что байки Степана Степановича о пришельцах - выдумка, но все же…
        - Нет, Нелли, это не пришельцы… это человек… надеюсь…
        Треск веток, потом шорох. Какое-то движение вдали.
        - Боюсь, вы правы… - признала Нелли.
        - Тогда… будем действовать очень медленно…
        Нелли уже хотела зайти за кресло и взяться за ручки, чтобы откатить кресло назад, как вдруг из-за ствола дальнего тиса вышла темная мужская фигура.
        Грубый силуэт держал в руках что-то…
        Приглядевшись, Феликс понял, что это топор!
        - Спокойно…
        Феликс подметил, что эта фигура не похожа ни на кого, кого он знал в деревни. Такой высокий, темный и грубый силуэт никак не вязался с топором…
        Он слышал частое дыхание Нелли.
        Все замерло. Фигура не шевелилась с места.
        - Уходим, - скомандовал Феликс.
        Нелли сорвалась с места - треснула ветка.
        Мгновение… и топор летит прямо в Феликса.
        - Ах! - крик Нелли.
        Феликс видит, как топор, вращаясь, летит прямо на него!
        В ужасе он нагибается вперед - единственное, что он мог поделать в этой ситуации.
        Мгновение… Топор вонзился в кресло над его головой…
        Когда Феликс открыл глаза, чтобы найти темный силуэт, то обнаружил, что среди деревьев больше никого нет. Зато прямо над ним в кресло вонзился и пробил его насквозь грязный топор.
        - Я, конечно, предполагал, что Тисовый лес - опасное место, но, чтобы так…
        * * *
        По приказу господина Вольфганга все жители Рапсодии собрались у телефонной будки на улице. Все, кого Феликс и Магдалина опросили за два дня, собрались вместе, чтобы узнать о случившимся.
        Когда Нелли и Феликс рассказали о том, что с ними произошло и показали оружие неудавшейся попытки убийства, вперед вышел Степан Степанович.
        Его двустволка выпала у него из рук, а челюсть отвисла вниз. Он не отрывал свой взгляд от топора.
        - Так это ж… мой топор, - вырвалось у него, - я его все утро искал…
        Начались шумные переговоры. Господину Вольфгангу пришлось повысить голос, чтобы всех успокоить.
        - Я попрошу тишины!
        - Это… ваш топор? - Феликс протянул его старику.
        - Конечно, мой! А чей еще-то? Во дела…
        Степан Степанович взял в руки свой инструмент и осмотрел его.
        - Вы нашли отпечатки пальцев? - Нестор Аркадьевич.
        - Я осмотрела топор под ультрафиолетовым излучением, - ответила Василиса, - никаких отпечатков, кроме тех, что принадлежат Феликсу Альбину обнаружено не было.
        - И что все это значит? - громко спросила Аделина Аскольдовна.
        Магдалина и Феликс переглянулись. Повисла тишина. Взгляды всех присутствующих были направленны только на них.
        - Как бы странно это ни звучало, но другого варианта просто нет, - взял ситуацию под свой контроль Феликс, - мы поговорили со всеми вами, познакомились с каждым, узнали ваши истории… Сегодня меня попытались убить. Сказать точно, что это была однозначно мужская фигура я не могу. Слишком много фактов, которые искажают основные сведения. Даже женщина могла надеть мужскую одежду и напасть.
        Заметив начавшийся подниматься шум собравшихся, Феликс поспешил исправить ситуацию:
        - Я никого не обвиняю! Мы с Нелли подверглись смертельной опасности. А потому я призываю всех вас не ходить в Тисовый лес, пока не будут выяснены все обстоятельства.
        - Я лично за этим прослежу, - вставила Василиса.
        - Благодарю. Итак… вот, к чему я все это веду. Прошу понять меня правильно, но вывод, к которому мы пришли, очевиден и прост.
        Тишина будто завибрировала. Все смотрели в рот Феликсу. Эти люди ждали, что скажет главный следователь по делу их деревни, которого они пригласили к себе.
        Феликс выразился достаточно коротко и ясно, обозначив главное в этой ситуации:
        - Кто бы ни был там, в лесу, этот человек… сейчас среди нас.
        Глава 13
        - Ты рассказывала нам, что иногда гуляешь в Тисовом лесу.
        Феликс смотрел, как Софи сидит в шине колеса и раскачивается, изучая сверток бумаги в руке.
        - Да, гуляю, - спокойно ответила девочка с рыжими волосами.
        - Ты говорила, что видела там призрак Дениса, - напомнила Магдалина.
        - Да, видела.
        Софи отвлеклась от листка бумаги и посмотрела вдаль на море.
        - Кто-то, кроме призрака Дениса тебе еще там встречался? - осторожно спросил Феликс.
        Софи посмотрела на него. Ее взгляд выражал самую взрослую серьезность, которую ему когда-либо доводилось наблюдать.
        - Нет, - четкий ответ.
        - Что делает призрак Дениса? - спросила Магдалина.
        - Иногда он зовет меня играть. Иногда смеется и убегает. Иногда делает плохие вещи.
        - «Плохие вещи»? - переспросил Феликс. - Что ты имеешь в виду, Софи? Он тебя обижает?
        Софи помотала головой.
        - А что он делает? Он что-то говорит тебе?
        Девочка ответила не сразу.
        - Однажды он задушил кошку.
        Все внутри Феликса сжалось. Ему было страшно представить себе подобное.
        - Ты это видела? - ужаснулась Магдалина.
        - Он сказал, что они мешают, - кивнула Софи.
        - Ты уверена, что это был именно Денис? - парировал Феликс.
        Но Софи только пожала плечами.
        - Призрак сказал, что я не должна много болтать.
        - Он тебе угрожает? - забеспокоилась Магдалина.
        - Нет. Но один раз он сказал, что будет всем очень плохо, если кто-то узнает, где он сейчас.
        - А он тебе говорил об этом? - спросил Феликс.
        Вместо ответа Софи посмотрела в сторону маяка.
        - Софи, тебе о чем-нибудь говорит число одиннадцать? Это может быть связано с маяком.
        Софи снова замотала головой, и ее огненные кудри развевались в две стороны.
        - Скажи, ты можешь сказать, что призрак Дениса не такой, как сам Денис? - подошла с другой стороны к делу Магдалина.
        - Да. Он другой. Призрак всегда зовет меня играть у Соленого пруда. Он хочет, чтобы я искупалась. Ночью.
        Феликс и Магдалина испуганно переглянулись.
        - Ты же не собираешься этого делать, верно? - обеспокоенно спросил Феликс.
        - Нет.
        - А папе ты говорила о Денисе в лесу? - поинтересовалась Магдалина.
        - Призрак запретил мне это делать.
        Феликс растерялся. Он совсем не понимал, что все это может значить. Он хочет что-то узнать, но пока не понимал, что именно.
        - Софи, а призрак говорил что-то, что могло бы тебя напугать или насторожить? Скажем, что-то… что тебе совсем не понравилось.
        - Он говорил про вас.
        Магдалина не сдержала громкого вздоха.
        - И… что он сказал? - Феликс сглотнул комок.
        Софи сильнее сжала бумажку у себя в руках и посмотрела Феликсу в глаза.
        - Он хочет поиграть с вами.
        Феликс тут же вспомнил один из фильмов ужасов, где маленькие девочки могут разговаривать с демонами и дьяволом.
        Потом Софи положила бумажку себе на колени и взялась двумя руками за веревки, начала раскачиваться. Порыв ветра сбил бумажку, и листок упал на землю. Магдалина подняла и случайно развернула.
        Это оказалась фотография, на которой двое детей: Софи и Дениска, - стояли в обнимку у Соленого пруда и весело смеялись в лучах яркого солнца.
        - Я скучаю по нему, - сказала Софи.
        Изучив фотографию, Феликс передал ее девочке.
        - Уверен, он тоже скучает по тебе, - ответил Феликс.
        Эти слова подарили Софи надежду на то, что ее друг еще жив и ждет ее где-то. Его просто нужно найти.
        Попрощавшись с Софи, Феликс и Магдалина вернулись в деревню. Они направились к дому Алмазовых. Феликс все еще хотел увидеть Соленый пруд. Ему это показалось важным.
        Магдалина высказала идею о том, что, возможно, Лир сможет стать для них провожатым по Тисовому лесу.
        Во время обеда все жители разошлись по домам или отправились в бар «На краю обрыва», чтобы отобедать вкусной жареной рыбы с морскими водорослями, которую прекрасно готовил Дмитрий. Феликс и Магдалина тоже не отказались от такого заманчивого обеда. На самом деле Феликс не сильно предпочитал рыбные блюда, но то, как этот продукт готовил Дмитрий, пробудило в нем небывалый аппетит.
        После обеда Влас снова продолжил ремонтировать свой форд. Нелли уложила дедушку спать, а сама готовилась к занятию с Софи. Эрнест вышел с матерью на прогулку. Он сопровождал Аделину, держа ее под руку, и двое неспешно направились в сторону пляжа. Насколько Феликс мог знать, Марк и Сабина пошли домой, чтобы отдохнуть.
        Когда Магдалина постучала в дверь дома Алмазовых, им открыла Марфа Васильевна. Женщина тепло улыбнулась двоим незваным гостям.
        - Рада снова вас видеть. Полагаю, вы хотели встретиться с моим мужем или с Лиром?
        - Да, если можно, - ответила вежливо Магдалина.
        - Боюсь, что какое-то время это будет невозможно. Дело в том, что Нестор отправился к господину Вольфгангу, чтобы заняться обработкой его носа.
        - А Лир?
        - Он пошел с отцом. Они всегда вместе проводят все медицинские процедуры. Но вы можете пройти и дождаться их в доме. Они в скором времени должны вернуться.
        - Благодарим вас.
        Они прошли в дом.
        - Прошу прощения, но я вынуждена тоже оставить вас ненадолго. Я как раз собиралась подготовить сад к зиме. Вы не будете против?
        - Конечно, нет, - ответил Феликс, - мы подождем. Спасибо.
        Откланявшись, Марфа Васильевна вышла за дверь, оставив брата и сестру одних в своем доме.
        Они решили пройти в гостиную, чтобы дождаться мужчин семьи Алмазовых.
        - Как прошло общение с Нелли? - поинтересовалась Магдалина у брата. - Ты мне так и не рассказал.
        - Она рассказала мне про смерть своей матери. Та могила, что мы нашли на кладбище. Изабелла Белинская. Ее мать. На самом деле… нам так и не удалось о многом поговорить, потому что вся эта ситуация… произошла слишком быстро.
        - Больше я тебя одного не оставлю. Надеюсь, подобного кошмара не повторится.
        - А ты что думаешь по этому поводу? Кто мог напасть на нас?
        - И украсть топор Степана Степановича… не знаю даже. Конечно, можно подозревать всех подряд, кроме Нелли и Лира, конечно…
        - Вот как! Значит, в добродетели Лира ты уверена!
        - Конечно! Что за вопрос? Я была с ним в это время.
        - Значит, не все так критично.
        Магдалина, посмотрев на брата, закатила глаза и отправилась изучать стеллажи в комнате, заставленные анатомическими образцами.
        - А что с Софи и ее призраком? - задумался Феликс.
        - Надеюсь, ты не считаешь, что она больна.
        - Конечно, нет! Если все мерить так, то тут всех можно записать в потенциальные шизофреники! Больше всего меня напугали слова о том, что этот кто-то… какой-то другой Денис, его призрак… он хочет поиграть с нами. Что бы это значило?
        - Думаю, ты сам знаешь ответ.
        - Я надеялся услышать другую версию…
        - Их нет. Он хочет нас убить, не иначе.
        - Но кто он?
        Этот вопрос повис в воздухе, оставшись без ответа.
        - Главное, что он не угрожает Софи, - нарушила в какой-то момент тишину Магдалина.
        - Но задушить кошку… малолетний призрак-живодер… очень увлекательно! Ей стоит осторожнее выбирать себе друзей.
        - Что ты собираешься делать, Феликс? Откуда ты взял это число одиннадцать?
        Он не знал, как это объяснить.
        - Допустим, мне было видение… услышал во сне.
        Магдалина никак на это не среагировала. Она ходила по комнате, изучая анатомические и хирургические плакаты с изображениями строения внутренних органов и операций на них.
        - Я не вижу здесь снов, - сказала Магдалина.
        Феликс перевел взгляд с костей таза на сестру.
        - Ни разу за все то время, что мы живем в Рапсодии.
        - Они всегда тебе снятся, верно?
        - Обычно, да, всегда. Но не здесь.
        Разумеется, Феликс не мог не отметить эту особенность, как очередную странность.
        - Мы имеем пропавшего мальчика и два возможных покушения на убийство. Случай с Аделиной Нарышкиной. И мной. Это объективно.
        - А что с субъективной стороной вопроса? - резонно спросила Магдалина.
        - Чертовщина да и только…
        Потом Магдалина обратила внимание на альбом с черной обложкой. Она знала, что брать чужие вещи крайне неприемлемо, но не смогла справиться с любопытством. Она взяла черный альбом в руки и открыла.
        Магдалина мгновенно застыла. К горлу подступил горький комок. Голова закружилась, и ей стало не по себе.
        - Феликс…
        - Что там?
        Держа альбом на вытянутых руках, как нечто мерзкое и ценное одновременно, она прошла к нему и села в кресло рядом с ним.
        - Посмотри…
        Когда Магдалина отдала альбом в руки Феликса, то почувствовала значительное облегчение от того, что избавилась от этого предмета.
        - Давно я такого не видел, - Феликс держал себя в руках из последних сил.
        Это были черно-белые фотографии середины девятнадцатого века. На одной изображена молодая пара, которая сидела на стульях прямо. На другой - дети в окружении своих родителей. Перевернув страницу, они увидели фотографию, на которой изображались взрослые родители и их молодая дочь в постели. Еще одна - маленький ребенок, сидящий на полу среди игрушек. На следующей - две девочки лет десяти, одна из которых сидит на стуле, а вторая стоит рядом.
        Никто не улыбался.
        Все бы ничего, если бы не глаза некоторых из них… широко открытые, пустые и темно-серые.
        - Почему они хранят такое? - не понимала Магдалина.
        Это могли быть обычные старые фотографии, если бы не тот факт, что практически все люди на каждой из фотографий уже мертвы на момент съемки.
        - Посмертные фото… Всегда жуткие, пугающие, но вполне оправданные…
        - Странно найти такое здесь…
        Постмортемовские фотографии.
        Они листали альбом и смотрели их одну за другой.
        Феликс знал, что эти глаза на лицах мертвых людей нарисованы поверх закрытых век. Люди делали такие фотографии, чтобы оставить в памяти дорогих им людей так, как будто эти сцены произошли при жизни.
        В комнате стало заметно холоднее, будто холод, исходящий от посмертных фото, проникал в их реальность и истончал мертвую прохладу.
        Больше всего Феликса впечатлил тот мальчик, который сидел среди своих игрушек. Его нарисованные глаза смотрели прямо на него. Магдалина не сдержала громкого вздоха, когда увидела фотографию, где живая девочка крепко обнимает своего мертвого братика. Это фото показалось ей таким живым и теплым, если бы не одно «но»…
        - Почему мне так жутко? - не понимала Магдалина. - Я же знаю, что все эти люди уже давно мертвы…
        Но увидеть на фотографии человека, который уже умер - одно, а труп с нарисованными глазами - другое.
        - Им наносили специальный макияж, если можно так выразится… делали обработку кожи, замедляя процессы гниения и разложения, - пояснил Феликс.
        Он переворачивал одну страницу за другой… на них смотрело все больше и больше мертвых нарисованных глаз мертвецов.
        - Закрой! Прошу…
        Феликс мог представить, как тяжело и неприятное его сестре смотреть на такое, и спокойно выполнил ее просьбу.
        - Не знаю точно: можно ли считать эту вещь уликой, лишним подтверждением мистики, или всему этому найдется разумное объяснение.
        - Могло быть разумным, если бы они держали такое взаперти на чердаке, а не на полке в гостиной комнате…
        Феликс отчасти понимал подозрения Магдалины. Когда он закрыл альбом, его немного перетрясло, и он пришел в себя.
        - Весьма… непривычно увидеть эти фотографии перед собой, а не за стеклом в музее…
        Магдалина вытерла со лба холодный пот, который выступил у нее, когда она с замиранием сердца смотрела на жуткие фотоснимки.
        Потом входная дверь открылась, и к ним вошла Марфа Васильевна. Она сразу заметила черный альбом в руках Феликса.
        «Стоит ли извиняться за то, что мы взяли их вещь?», - задумался сразу Феликс.
        - Откуда это у вас? - вырвалось у него изо рта.
        Марфа Васильевна сначала замерла, а потом ее плечи опустились, когда она поняла, что придется сказать всю правду.
        - Этот альбом всегда был в этом доме. Нестор говорит, что все эти люди - предки его семьи. Это Алмазовы. Но трудно уже сказать, кто кому кем приходится. Об этом можно только догадываться. Я понимаю, что вам странно видеть такую вещь на полке в гостиной, но Нестор так захотел. Он считает это большой редкостью. А еще это память.
        - Поэтому вы не избавитесь от этого альбома? - прямо спросила Магдалина.
        - На самом деле я хотела это сжечь, но Нестор не разрешил… Лир никогда не прикасается к нему. Словом, если вам удастся уговорить моего мужа избавить наш дом от этой вещи, я не буду чинить вам препятствия. Но с ним невозможно спорить. Ему хочется, чтобы память его предков осталась здесь, запечатленная на этих снимках. Даже такая… Его отец нашел этот альбом, когда сам был ребенком. Даже тогда почему-то никто не захотел избавиться от него.
        Феликс все понял. В его задачи не входило решить проблему существования этого альбома. Как бы там ни было, эта вещь не должна причинить вреда, если не причиняла столь долгое время. Он передал альбом Марфе Васильевне, и она вернула книгу на полку.
        Вскоре на пороге дома появились Лир и Нестор Аркадьевич.
        - Теперь наш господин Вольфганг какое-то время сможет свободно дышать и даже чувствовать запахи, - радостно объявил Нестор Аркадьевич.
        Пройдя в комнату и увидев Магдалину, Лир замер.
        - Магдалина? Феликс?
        - Да, - жестко отрезал Феликс, - это мы. На самом деле я пришел к вам по делу.
        - Конечно, всегда рад помочь, - ответил молодой человек.
        Нестор Аркадьевич поздоровался с гостями и пожал Феликсу руку.
        - Что вам угодно? - спросил Лир.
        - После сегодняшнего происшествия Тисовый лес стал еще более опасным, - пояснила Магдалина, - но Феликс все равно хочет попасть туда и посмотреть на Соленый пруд. Если это возможно, мы хотели просить вас о сопровождении.
        - Конечно, это возможно! - даже обрадовался Лир.
        - Но лучше пойти туда завтра, - предупредил Нестор Аркадьевич, - сейчас уже начнет темнеть. Это опасно.
        И Феликс не стал с этим спорить.
        - Разумеется, - согласился он, - встретимся завтра в восемь.
        Получив свое, Феликс больше не желал задерживаться, а потому сам схватился за колеса кресла и направился к выходу.
        - Да… конечно!.. - ответил запоздало ему Лир.
        Своим спешным уходом Феликс не добился своей цели. Магдалина и Лир все равно тепло попрощались друг с другом.
        * * *
        - Ты думаешь начать писать новый роман? - Феликс изучал записи Магдалины, лежа в постели.
        - Пока не знаю… а что? - Магдалина вымыла руки и прошла к нему в комнату.
        - Твой Лир уже начал читать «Темное милосердие»?
        - Мой? С чего ты это? Не знаю… думаю, он скажет, как прочитает, верно?
        Феликс лишь нагло фыркнул.
        - Что ты имеешь против Лира? - Магдалина повисла над его кроватью, упершись руками в пояс.
        Феликс не ответил.
        - Я же не против твоих отношений с Нелли Белинской! И потом… это моя жизнь…
        - Просто я не считаю его достойным тебя.
        - А я считаю. На этом все?
        - Посмотрим, как он будет нас завтра защищать от маньяков с топорами!
        Магдалина заметила тревогу в его голосе и даже печаль, которую он старался скрыть под маской гнева.
        - Феликс…
        Она села рядом с ним.
        - Если ты боишься, что я тебя оставлю, то помни - этого не случится. Помнишь, что я тебе обещала?
        - Всегда быть со мной рядом.
        - И я буду рядом. Обещаю.
        - Но я не могу тебя держать так долго. Из-за того, что со мной произошло, ты не обязана делать все, что делаешь…
        - Обязана. Я - твоя сестра.
        «И все-таки она не обязана», - решил Феликс.
        - Я боюсь потерять тебя, Магда, - признался он.
        - И не потеряешь. Я всегда с тобой, Феликс. И всегда буду с тобой. Нелли…
        - Только не говори, что ты готова уступить ей свое место.
        Магдалина не стала продолжать свою фразу. Она понимала, что они оба знают, что кто-то все равно должен будет когда-то остаться с ним, если она хочет вести свою жизнь.
        - Она справится, - лишь ответила Магдалина.
        Магдалина обняла брата, приподняв его над кроватью.
        - Ты любишь ее, Феликс?
        На мгновение он отвел взгляд в сторону.
        - Полагаю, что да, Магда. Люблю.
        Ее губы растянулись в теплой улыбке. Она поцеловала брата в лоб.
        - Прости меня, Магда, - сказал все-таки он, - если Лир делает тебя счастливой… просто…
        - Феликс…
        - Послушай. Пусть так. Магда, я хочу, чтобы ты была счастлива. Только и всего.
        - И я счастлива.
        Теперь Феликс принял окончательное решение, что не будет больше препятствовать отношениям между его сестрой и Лиром. Он должен принять этого человека или даже подружиться, если Магдалина считает его достойным ее сердца и души.
        - Я обязательно напишу новый роман, - Магдалина расправила свое постельное белье, - может, Рапсодия подарит мне вдохновение…
        Она уже хотела лечь в кровать, как в дверь раздался стук.
        Феликс тут же оторвался от своих изучений записями сестры и устремил взгляд на дверь. В их комнате горел только свет настольной лампы. На улице царила ночь.
        Магдалина переглянулась с братом, но все же пошла к двери.
        - Да, да!
        «Может, это господин Вольфганг или кто-нибудь еще?», - подумал Феликс.
        Но, когда Магдалина открыла дверь, то на пороге никого не оказалось. Она осмотрелась по сторонам, и, когда ее взгляд упал вниз, она заметила черный конверт на ступеньке.
        Феликс поднялся и сел в постели.
        - Что там?
        - Конверт…
        Магдалина взяла его и закрыла дверь.
        - Не нравится мне это… - призналась она.
        На самом деле Феликс сам был не в большом восторге от черных конвертов под дверью ночью.
        Магдалина открыла этот лишенный подписи черный конверт и достала содержимое - плотный лист бумаги, по форме больше похожий на фотографию.
        В одно мгновение Магдалина громко выкрикнула, закрыла глаза ладонями и отбросила фотографию.
        - О, Господи!
        Нечто напугало ее так сильно, что она упала под дверь и прижала колени к груди.
        - Магда! - Феликс хотел вскочить, но ноги не дали ему выполнить желаемое.
        Вся бледная и в поту, Магдалина сидела под дверью, обхватив руками колени и смотрела куда-то вдаль.
        - Черт! Черт! Черт! - повторяла безумно она.
        У Феликса сорвалось дыхание.
        - Что там?
        Но Магдалина оказалась слишком напугана, чтобы ответить на этот вопрос. Кажется, она не могла даже прийти в себя и встать на ноги.
        Феликс был вынужден сползти с кровати прямо на пол, чтобы дотянутся до фотографии из черного конверта.
        - Черта с два!
        Феликс наконец добрался до злосчастной фотографии и смог повернуть ее лицевой стороной к себе.
        Когда он увидел изображение, его разум застыл.
        На мгновение показалось, будто его собственная душа покинула тело.
        На черно-белой старой фотографии он увидел своих родителей. Живые, они стояли по обе стороны от него и Магдалины, которую к себе прижимала мать. Их лица ничего не выражали. Все они живы.
        А между ними в инвалидном кресле, чуть наклонив голову вправо, сидел он сам.
        Его веки сомкнуты, а поверх них нарисованы глаза.
        Глава 14
        - Здесь это случилось.
        Вся процессия остановилась. Лир вышел вперед и осмотрел тропу.
        - Силуэт появился за теми деревьями, - вспомнил Феликс.
        Магдалина взяла Лира за руку и шепнула:
        - Будь осторожен.
        Лир прошел вперед, оглядываясь по сторонам. Он уже достиг тех самых деревьев, из-за которых в прошлый раз вышла тень, чтобы бросить в Феликса топор, принадлежащий Степану Степановичу.
        - Никого нет! Путь свободен!
        Услышав радостный вердикт проводника, путники направились к нему.
        Магдалина катила вперед инвалидное кресло, а Нелли шла рядом. Лир дождался их на вершине подъема.
        Перед тем, как отправиться в Тисовый лес, они предупредили обо всем Василису. Она же пообещала им обеспечить полную безопасность. Сначала Василиса настаивала на том, чтобы отправится с ними и сопровождать, но ее удалось убедить в том, что в деревне она нужна больше. Важно следить за тем, чтобы никто другой не решился прогуляться по лесу.
        Во время движения на подъем Феликс помогал сестре как мог, вращая колеса кресла. Этот подъем дался им особенно тяжело, но в итоге к ним подбежал Лир и помог с заездом на вершину.
        - Благодарю, - сказал юноше Феликс.
        - Всегда рад помочь, не стоит благодарностей.
        Когда они поднялись на склон, то перед ними открылся чудный вид на небольшую красивую полянку, в центре которой находилось озеро, контур которого описывал ровный круг.
        Соленый пруд.
        Феликс знал, что Соленый пруд - дыра в острове, куда проникает морская вода. В отличии от настоящего моря, в этом озере не бушевали волны. Идеальна ровная серебряная голубая гладь. Феликс мог представить, как детям нравилось здесь играть. Это прекрасное место во всех отношениях.
        - Все были правы, когда говорили о красоте этого места, - удивилась Магдалина, - это чудесное место.
        Нелли и Магдалина, отдалившись от молодых людей, подошли к озеру, чтобы его рассмотреть. Феликс предпочел остаться с Лиром в стороне.
        Феликс еще никогда не чувствовал себя так неловко. Но, набравшись смелости, он начал этот важный разговор:
        - Слушай, Лир, я должен тебе кое-что сказать…
        - Конечно, Феликс. Я слушаю.
        Лир смотрел прямо на него, и Феликсу понадобилось время, чтобы стерпеть этот взгляд.
        - Признаюсь честно, что я тебя сильно недолюбливал на первых парах… Знаешь, ты очень понравился моей сестре, а я - ее брат, понимаешь? Я беспокоюсь о ее безопасности. Просто… я хочу, чтобы ты дал мне понять одну вещь. Если… если Магдалина на что-то решится, ты сможешь мне гарантировать, что с тобой она будет в безопасности?
        Наступила очередь отвечать Лиру.
        - Ого… я благодарен тебе, Феликс, за то, что ты объяснил мне эту ситуацию. На самом деле я сам хотел поговорить с тобой об этом, но не знал, как начать. Я понимаю твое волнение за судьбу и безопасность Магдалины. И я даю тебе слово настоящего мужчины и…
        - Джентльмена, - поправил его Феликс.
        - Конечно, да… слово настоящего мужчины и истинного джентльмена, что со мной твоя сестра будет в полной безопасности.
        Феликс хотел выдать из себя улыбку, но этого делать не пришлось. Он сам не заметил, как его губы улыбнулись.
        - Спасибо, - ответил он Лиру, - это очень важно для меня. Я также обещаю тебе, что не буду впредь препятствовать вашему с Магдой общению. Либо ты любишь ее по-настоящему, либо не пристаешь к ней. Уговор?
        - Уговор.
        Это Лир ответил без промедлений.
        - Ты можешь быть уверен в моих чувствах к ней, Феликс. Я люблю Магду…
        - Так ты сможешь называть ее только с ее личного позволения.
        - Конечно…
        Двое посмотрели в сторону девушек, которые о чем-то беседовали у озера. В один момент обе они звучно засмеялись, а послу вернулись к ним.
        - Это волшебное место, - сказала Магдалина брату, - я чувствую, что здесь есть что-то хорошее.
        - Вам нравится, Феликс? - обратилась к нему Нелли.
        От ее голоса Феликс весь вспотел и залился краской, словно подросток.
        - О, да… Соленый пруд прекрасен.
        Феликс понял, что это красивое место не может дать им никаких улик. Осмотрев Соленый пруд и землю вокруг, Феликс не обнаружил человеческих следов - только кошачьи.
        - Лир, у меня есть один вопрос, касающийся нашего расследования.
        - Слушаю.
        Оба заметно посерьезнели.
        - Тебе о чем-то говорит число одиннадцать? Это как-то связано с маяком.
        Лир почесал затылок и задумался.
        - Одиннадцать? Нет, не могу сказать… Хотя, возможно, Влас знает. Он чаще остальных бывает в маяке. Уж он-то наверняка все знает о нем.
        «Точно! И как же я сам не додумался до этого раньше?!», - озадачился Феликс.
        - А это идея, - воскликнула Магдалина, - Влас же зажигает фонарь маяка. Если ты так одержим этим числом, то он - последний человек, который должен что-то знать.
        Они какое-то время наслаждались утренней тишиной и дивной природой Тисового леса и Соленого пруда. Позже Нелли вспомнила, что дедушка Мефодий должен проснуться в скором времени, и они направились обратно в Рапсодию.
        Проводив Лира и Нелли, Феликс увидел, как Степан Степанович уже вышел из бара и, повесив свою двустволку на плечо, направился к ним.
        - Нашли пришельцев?
        - Ох, пока нет, - ответил Феликс, - в активном поиске.
        - То-то! Знаете, близится полнолуние. В это время постоянно они прилетают. Ожидайте «визита»!
        Потом Степан Степанович оставил их и направился в сторону пляжа. Как раз из своего дома вышел Влас и направился к своему форду.
        - Доброе утро! - помахал он им вяло рукой.
        - Мы бы хотели с вами поговорить, - начала Магдалина.
        Она подкатила кресло ближе к форду, а Феликс заметил, как дверь домика вещуньи приоткрылась, и лицо Генхелии появилось в щели.
        - Конечно, я… постараюсь вам помочь, - Влас принялся растирать ладони, чтобы согреться.
        - Это касается маяка, - пояснил Феликс.
        И тут же за их спинами прозвучал громкий возглас прорицательницы:
        - Червоточина!
        Когда Феликс обернулся, он успели заметить, как дверь домика Генхелии захлопнулась.
        - Снова ее байки… - закатил глаза Влас, - так… что вас интересует?
        - Число одиннадцать, - ответил сразу Феликс, - оно должно быть как-то связано с этим маяком.
        Взгляд мужчины изменился. Он смотрел на них несколько ошарашено. Кажется, ему не хотелось говорить о чем-то, о чем он прекрасно знал. Именно так! Напуганный взгляд Власа сразу выдал главную его тайну - он знает, что означает это число и как оно связано с маяком.
        - Не знаю, как вы об этом узнали, но в этой деревне творится слишком много чертовщины, поэтому я даже не буду спрашивать…
        Феликс и Магдалина переглянулись. Они посмотрели на Власа выпытывающим взглядом, требуя объяснений.
        - Видите ли, только я знаю об этой особенности маяка. Я никому никогда не рассказывал, потому что… Нестор Аркадьевич точно запишет меня в потенциальные шизофреники.
        - Не бойтесь, мы все уже в его списке, - пошутила Магдалина.
        - Да… но удивительно, как вам удалось узнать про одиннадцать. Вы еще не были на маяке?
        - Как раз собираемся его проведать, - признался Феликс.
        Да, в его планы на сегодня входило исследование последнего, самого загадочного места на этом острове.
        - Так что там с числом одиннадцать? - не удержалась Магдалина.
        - Это этаж, - простой ответ Власа, - этаж, которого не существует. Понимаете, в маяке всего тринадцать этажей. Наш маяк не просто башня с фонарем на вершине. Это башня с двенадцатью комнатами. Тринадцатая дверь, тринадцатый этаж - собственно площадка с фонарем. Я каждый день бываю в этом маяке. Поначалу я этого не замечал, но потом, когда обратил внимание, стал тщательно проверять свою гипотезу и, поверьте мне, она подтвердилась. Если будете там, то сможете наблюдать за нумерацией дверей. Номер каждой из них соответствует номеру этажа, на котором она находится. После номера десять вы встретите номер двенадцать. Двери с номером одиннадцать не существует.
        Это открытие не могло не произвести на Феликса легкое чувство шока. Теперь ему просто не терпелось попасть на маяк.
        - Вы уверены в этом? - сомневалась Магдалина.
        - Абсолютно. Промежутки между всеми дверями и этажами одинаковые. После десятой двери следует двенадцатая. Чтобы все проверить, я открыл окна в этих комнатах и проверил расстояние между ними. Это может показаться странным. Я проверял много раз, но… если измерять расстояние от окна двенадцатого этажа до окна десятого, то это расстояние будет большим, чем если мерить его снаружи, с земли. Понимаете? Не хватает одного этажа. Я не могу это объяснить. Он как бы есть, но его нет.
        - Очень интересно, - признал очевидный факт Феликс, - не знаю, как ты, Магдалина, но меня все это очень сильно заинтриговало. Я лично хочу проверить наличие несуществующего этажа.
        - А как вы объясните эту странность, Влас? - поинтересовалась Магдалина.
        - Как и все в этой деревне, - пожал он плечами, - просто очередная мистика, которая не поддается логическому анализу. Но это есть. Одиннадцатый этаж существует, но я не могу его найти. Знаю, это может звучать, как полный бред безумца, но, если вы отправитесь на маяк, то сможете убедиться во всем лично.
        - Непременно именно этим мы сейчас и займемся.
        Феликсу не нужны измерительные приборы или веревки, чтобы на глаз измерить расстояние между двумя окнами снаружи и определить это же расстояние изнутри, выглянув из верхнего окна. У него глаз - алмаз. Зрение его еще никогда не подводило. И если он сам заметит ту странность, о которой им поведал Влас, значит, так оно и есть.
        - Спасибо большое вам за помощь, - отблагодарила Власа Магдалина, - мы сообщим вам о результатах нашего исследования, как закончим.
        - Не за что… но есть еще одно.
        Феликс весь во внимании.
        - Комнаты. Не в каждую можно войти.
        - Правда? - выгнул бровь Феликс. - А что в них?
        - Если бы я знал… я сам никогда не ломал эти двери. Маяк старый, он для нас стал исторической ценностью.
        - Будем иметь в виду и быть крайне осторожными.
        Конечно, сам Феликс не рассчитывал держать свое слово. Ему нужно узнать все, а как иначе?
        - Как ваш автомобиль? - сменил он тему.
        - Кажется, я близок к результату. Намечается прогресс. Надеюсь, в скором времени мне удастся ее починить.
        Феликс и Магдалина пожелали Власу удачи в его непростом труде, а сам направились в сторону пляжа, где была дорожка, ведущая к маяку.
        Стоило им миновать дом Белинских, как дверь домика вещуньи открылась, и на пороге появилась сама Генхелия.
        Взгляд старухи, обращенный к ним, заставил Магдалину остановиться, и оба посмотрели на нее.
        - Двери, - прошипела Генхелия.
        - Что, простите? - не расслышала Магдалина.
        Вещунья совсем не моргала, а смотрела в упор.
        - Двери открываются по ночам…
        Ее слова повисли в воздухе, а сама старуха быстро захлопнула дверь, скрывшись в своем жилище.
        - Странная она, - высказалась Магдалина.
        - Разве, ведьма не должна быть странной? - усмехнулся Феликс.
        - Согласна… но что она имела в виду?
        - Все ее слова - одна большая загадка. Причем бессмысленная.
        Наверное, этими словами Феликс хотел успокоить сестру и самого себя. Сам же он подозревал здравый смысл в ее речах. Влас говорил о закрытых комнатах. Возможно, эта фраза как-то связана с маяком.
        Феликс и Магдалина уже миновали дом Нарышкиных и свернули в сторону пляжа. К ним навстречу вышел господин Вольфганг и радостный Понтий, который бежал впереди хозяина.
        - Добрый день, мои дорогие! Давно мы не виделись и не имели счастья перекинуться словечком!
        Господин Вольфганг приподнял свой котелок, приветствуя старых знакомых. Понтий подбежал сначала к Магдалина, принюхался к ее ногам, а потом запрыгнул на Феликса, положив свои передние лапы ему на колени.
        Феликс невольно вскрикнул. Он всегда боялся собак, даже домашних и самых добрых.
        - Понтий! Место! Как невежливо!
        По указу хозяина пудель спрыгнул с Феликса, сел на землю и открыл рот, высунув язык. Сегодня пес выглядел слишком счастливо.
        - Прошу меня простить, Феликс, животное…
        - Ничего, господин Вольфганг, - ответил Феликс, протирая колени от песка.
        - День сегодня просто чудесный! Вы уже побывали на Соленом пруду?
        И Феликс с Магдалиной поделились с главой деревни кратким сообщением об утреннем походе в Тисовый лес.
        - Хвала небесам, что вы там не встретили очередного маньяка с топором! Нам больше таких страстей не надо!
        На этой ноте мимо них прошел Цезарь. Понтий начал лаять на кота, но тот, гордо игнорируя пса, направился в сторону маяка.
        - Ох, уж этот Цезарь! Порой я ему удивляюсь! Слишком гордый нарциссический кот! Такой самостоятельный… никогда не угадаешь, что у него на уме…
        Какое-то время Феликс наблюдал за любопытным котом, который начал прыгать по камням.
        - Вы куда-то направляетесь? - поинтересовался Вольфганг.
        - Да, нам остается исследовать самое последнее загадочное место вашей деревни, - ответил Феликс.
        - Неужели, маяк!? - догадался глава деревни.
        - Он самый… вы там бывали?
        - Ни разу за все время своего существования на этом свете! Даже не представляю, что таит в себе эта красная башня…
        Трое посмотрели на маяк. Действительно, построенная из красных кирпичей, эта башня возвышалась над морем, будто могла охватить своим взглядом весь его простор.
        - Господин Вольфганг, - обратилась к нему Магдалина.
        - Да?
        - Я хотела у вас кое-что спросить о Власе.
        - Конечно.
        - Почему он такой печальный? В смысле… когда мы его видим, он всегда подавлен. Это всегда заметно, когда наблюдаешь за человеком, когда он в одиночестве. Если с ним начать говорить, то ему трудно быть жизнерадостным или веселым. Я понимаю, что во всей этой ситуации мало радостного, но Влас… это другое…
        Господин Вольфганг сам заметно помрачнел. Он снял котелок, и провел пятерней по голове.
        - Он никак не может обрести утешение. После… после того, как исчезла его семья, он стал таким…
        Эти слова резко вспыхнули в сознании Феликса.
        - Подождите-ка!.. Господин Вольфганг, вы сказали «семья»? У Власа была семья?
        Глава деревни, уставившись на обоих, тупо захлопал глазами.
        - Ну, да… его жена и дочь бесследно пропали два года назад… он вам разве не рассказывал?..
        Глава 15
        Тропа перешла в крутой каменистый склон, и Магдалине пришлось сильнее держать инвалидное кресло, чтобы оно не скатилось резко вниз вместе с Феликсом. Камни уходили у нее из-под ног, песок проваливался вглубь. Но все же Магдалине удалось не дать креслу уехать от нее и выехать на прямую каменистую тропу, которая вела прямо к красной башне.
        Во время спуска Феликс с силой вжался в ручки кресла, чтобы не выскочить и не выпасть из него. Он весь замер, когда Магдалина спускала его со склона. Лишь оказавшись внизу, Феликс облегченно выдохнул. Кресло начало потряхивать на каменистой тропе, но Феликс выдержал и это.
        Когда они добрались до маяка, Магдалина остановилась у небольшого подъема, который вел к деревянным дверям.
        Морской воздух здесь был чист и свеж, как нигде на острове. Мирный покой нарушал лишь шум волн и редкие клики белых чаек.
        Феликс отдал себе отчет в том, что сейчас он находится перед тем самым маяком, в который он хотел попасть сразу по прибытию на остров. Это место окутано тайнами и загадками, которые ему не терпелось разгадать.
        Подняв голову, Магдалина посчитала маленькие оконца.
        - Одиннадцать… Влас сказал, что последний этаж - фонарь. Значит, самое верхнее окно - это двенадцатый этаж, если мы учитываем существование несуществующего этажа.
        - Вот черт… - вырвалось у Феликса, - расстояние между этими двумя окнами, действительно, достаточно велико, чтобы в нем уместился еще один этаж.
        - Ты хочешь подняться наверх и проверить все изнутри?
        - Конечно! Именно за этим мы сюда пришли!
        Оценив обстановку снаружи, Феликс дал команду сестре, и Магдалина снова взялась за ручки кресла и подкатила его к двери. Феликс вытянул правую руку и надавил на дверь. Та без труда открылась внутрь.
        Магдалина уже хотела закатить кресло в проем, как между дверью и стеной проскользнул Цезарь. Посмотрев на двоих путников, он гневно шикнул и убежал прочь.
        - Мне показалось, или он не хочет, чтобы мы туда шли? - обратился Феликс к Магдалине.
        - Если это так, то это очень умненький котик…
        Он видел явное нежелание сестры даже приближаться к этому месту, но также она знала, что с ним спорить бесполезно. Магдалина же понимала, что это исследование просто необходимо для дела.
        Преодолев свои страхи и сомнения, они вошли в маяк.
        Изнутри красный кирпич оказался серым. Феликс даже смутился, заметив, что внутри маяк казался больше, чем снаружи… или не казался…
        Он обрадовался, когда обнаружил перед собой не деревянную лестницу, а винтовой подъем, сделанный из крепких, на вид, досок, по которому его кресло спокойно сможет заехать наверх. Еще до начала винтового подъема с левой стороны они обнаружили деревянную дверь в форме арки с вырезанной и обожженной цифрой «1».
        - Мы здесь, чтобы проверить все двери, - напомнил Феликс, - попробуй…
        Магдалина, преодолевая невероятное желание просто убраться подальше от этого места, направилась к двери и попыталась ее открыть.
        - Никак, - ответила она, - ни «на себя», ни «от себя» не получается…
        - Черт!
        - Ты помнишь слова Генхелии? «Двери открываются по ночам». Думаешь, это правда?
        Как бы сильно Феликс ни хотел открыть эту дверь, ему ничего не оставалось, как смириться со сложившимся обстоятельством. Выламывать двери в маяке он не собирался.
        - Феликс, посмотри…
        Он покатил кресло ближе к двери и обратил внимание на то, на что указывала Магдалина.
        Замочная скважина.
        Ее нет.
        - Это такая шутка? - нахмурился Феликс.
        Даже, если бы у них был ключ, открывающий все двери на белом свете, он бы здесь не помог. Дверь оказалась лишена любого отверстия, который мог бы пригодиться, чтобы вставить в него ключ и закрыть дверь.
        Магдалина даже присела и протерла доски - ничего. Никаких тайных отсеков или чего-то, что помогло бы им найти замочную скважину.
        - Не удивительно, почему Влас не везде бывал в этом маяке, - выпрямилась Магдалина.
        - Ладно. Нужно двигаться дальше.
        Феликс взялся за колеса кресла и начал движение вверх по винтовому подъему. Магдалина поспешила за ним, чтобы помочь.
        Вверх уходила все та же непримечательная серая кирпичная стена, которая не думала как-то изменяться на своем пути. Сделав один оборот по кольцу маяка, они обнаружили еще одну дверь в стене. Она оказалась точно такой же, деревянная и в виде арки, лишенной замочной скважины. Только высечена черная цифра «2».
        - Ты уверен? - Магдалина поняла, что ее хотят попросить открыть эту дверь.
        - Мы должны проверить.
        Магдалина попыталась снова. Не вышло.
        - Проклятье! У нас еще десять дверей… вперед!
        Проехав еще одно кольцо, Феликс обнаружил следующую дверь-близнец с номером «3».
        - Я не намерен сдаваться! - сообщил он сестре. - Давай, я попробую.
        Магдалина подкатила кресло ближе к двери. Феликс, изучив ее, отметил все то же подозрительное отсутствие замочной скважины.
        Думал ли он, что эта дверь сможет открыться? Только в самой глубине своего подсознания. Конечно, после первых двух провальных попыток уверенность в успехе в нем иссякла, но… он должен попытаться.
        Легкое касание ладони к доске - дверь подалась вперед.
        Удача!
        Дальше она сама открылась на всю ширь, и перед двоими исследователями предстала ужасающая картина.
        Темная комната, заваленная трупами черных кошек.
        Над безжизненными кошачьими тельцами летали мухи. Из комнаты выходил знойных зловонный запах мертвого. Наваливаясь друг на друга, мертвые тела образовывали собой несколько горок кошачьих трупов.
        В ужасе Магдалина вырвалась вперед и закрыла дверь, прикрыв нос ладонью.
        - Что это было? - ужаснулась она.
        - Мертвые кошки…
        Феликс поймал себя на мысли, что не может моргнуть, но, стоило ему достичь результата, перед ним предстала та же ужасающая мерзкая картина гор мертвых кошек.
        - Что это значит?
        Феликс решил все проверить и потянул руку, чтобы снова открыть дверь.
        - Ты все еще думаешь, что это хорошая идея? Спроси себя!
        Он с пониманием отнесся к мнению сестры, но дверь все-таки открыл.
        Магдалина тут же отвернулась, зажав нос. Феликс решил прикрыть глаза, чтобы не испытать еще раз такой кошмар.
        Дверь открылась.
        Феликс приготовился к зловонному запаху, но… ничего не было.
        Перед ними оказалась пустая комната с деревянными стенами и одним маленьким окном, из которого открывался вид на морской пейзаж.
        Магдалина обернулась и открыла глаза. Как и Феликс, она не могла понять, что произошло только что.
        - Мы же оба это видели, верно? - спросил он сестру.
        - Да… куда они делись?
        Ни кошачьих трупов, ни мух, ни зловонного гнилостного запаха не наблюдалось. Все это осталось у них в память и воображении.
        - Мне это совсем не нравится, Феликс, - призналась Магдалина.
        - Когда наступает день, ты не ждешь никаких странностей, но это нечто действует не только ночью.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Зло не спит.
        Магдалина просто закрыла дверь, и направила инвалидное кресло с Феликсом на следующий этаж.
        Феликс даже не мог представить, что ждет их дальше, но решил приготовиться ко всему.
        Четвертая дверь не дала себя открыть, как первые две. Брат и сестра отправились на следующий этаж.
        Феликс не был уверен и в этой двери, но, открыв ее, он ощутил знакомый, но непонятный запах.
        Вся эта маленькая комнатка была завалена букетами мимоз.
        - Мимозы… - вырвалось у Магдалина, - это уже слишком!
        Феликс готовил себя ко всему, но не к этому. Он совершенно не ожидал столкнуться с этими цветами в маяке.
        - Откуда они здесь?
        Феликс сразу вспомнил тот букет, который они нашли на пляже в день прибытия. Кроме Власа в маяке никто не бывает (если верить его словам и словам остальных жителей). Это наводит на определенную мысль, если бы… господин Вольфганг сказал им о том, что Влас потерял свою семью. Он - жертва, а значит, никак не может являться виновником…
        - Закрой дверь! - приказал Феликс.
        Сначала Магдалина затормозила, но потом быстро выполнила поручение.
        - А теперь открой.
        Ему важно проверить: исчезнут ли мимозы, как те мертвые кошки, или останутся.
        Дверь открыта. Мимозы… все еще здесь, но они… все завяли.
        И в этот момент стройная логика Феликса отказывала объяснять все события.
        - Так глупо! - выругалась Магдалина.
        Действительно, если бы цветы оказались реальными, то они стали бы уликой, но так…
        - Почему они все завяли? - не понимала Магдалина.
        - Кто-то издевается над нами…
        - «Издевается» или играет?
        В этот момент эти два понятия приобрели странное схожее значение.
        «Издеваются или играют?», - задумался Феликс. - «Впрочем, одно другому не мешает…».
        Феликс сам закрыл эту дверь и пожелал больше не открывать ее вновь. Если, сделав это, они обнаружат пустую комнату, то можно смело подниматься на вершину маяка и прыгать в море.
        Шестая и седьмая двери оказались заперты. Восьмая также не внушала особых надежд, но попытаться стоило.
        Магдалина, не рассчитывая на удачу, подошла и открыла дверь.
        Небольшая комната с деревянными стенами оказалась пуста, если не считать бесконечного множество кровавых надписей, который обозначали всего одного слово «Денис».
        Кровавые слова пестрили в глазах и кричали:
        - Денис!
        - Денис!
        - Денис!
        - Денис!
        Феликс в ужасе захлопнул дверь.
        Им обоим понадобилось время, чтобы отдышаться.
        - И что же дальше? - Магдалина срывалась на крик.
        Чтобы проверить: мистика это или правда, - Феликс снова открыл дверь.
        - Денис!
        - Денис!
        - Денис!
        Захлопнул.
        - Вот же черт! - выругался Феликс.
        Он снова резко открыл дверь.
        - Денис!
        - Денис!
        Закрыл.
        - Хватит! - прокричала Магдалина.
        Феликс тяжело дышал. Теперь он окончательно запутался. Он не понимал, что это может значить.
        Кровавые надписи, которыми была исписана вся комната, не исчезали. В этой комнате ничего не менялось!
        - Мы должны уйти отсюда и показать это Вольфгангу, - предложила Магдалина.
        - Вернувшись сюда, мы обнаружим, что ни одна из дверей не открывается. Ты была права, Магда. Кто-то здесь играет с нами. Это место проклято, и мне не верится, что я говорю эти слова, которые обычно принимаю за полную чушь!
        Магдалина понимала опасения брата. В случае с тем, с чем они только что столкнулись, проще объявить себя самого сумасшедшим, нежели пытаться дальше логически доказать все то, что происходит.
        - Я должен убедиться в том, что одиннадцатый этаж существует, - спокойно сказал Феликс сестре, - понимаешь?
        Переведя дух, Магдалина кивнула.
        Она взялась за ручки и покатила кресло дальше. На следующем этаже Магдалина трясущимися руками пыталась открыть дверь, но, к ее счастью, эта попытка не увенчалась успехом.
        Прибыв на десятый этаж, Феликс приготовился к тому, что эта дверь наверняка должна открываться. И она открылась!
        В этой комнате не оказалось ни мертвых кошек, ни мимоз, ни кровавых надписей, а только ящики, которые стояли вдоль стен. Двое осторожно проникли в комнату, осматриваясь по сторонам. В ящиках Феликс и Магдалина обнаружили старые инструменты, пыльные книги и чертежи каких-то машин.
        - Возможно, эти вещи принадлежат Власу? - предположила Магдалина.
        - Думаю, это более вероятно.
        Феликс подкатил свое кресло к окну и открыл его. Он приблизился слишком близко к стене, чтобы высунуть голову и посмотреть вверх, оценивая расстояние до следующего окна.
        - Что там? - спросила у него Магдалина.
        - Пока не могу понять. Думаю, будет проще оценить ситуацию со следующего этажа.
        И это должен быть одиннадцатый этаж…
        - Надеюсь, следующая дверь откроется, и мы не обнаружим за ней никаких мертвецов.
        Они покинули эту комнату, закрыли дверь и направились на следующий этаж.
        Феликс понимал, что сейчас должна состояться самая важная часть их исследования маяка. Он запомнил номер «10» на предыдущей двери. Магдалина поднималась очень медленно, и они внимательно осматривали стены, чтобы ничего не упустить.
        Как и говорил Влас, на следующей двери красовался номер «12».
        - Мы же ничего не пропустили? - задалась вопросом Магдалина.
        - Точно ничего… так и должно быть.
        Феликс был твердо уверен, что между предыдущим и этим этажом расстояние было идентично тому, которое составляло между всеми предыдущими этажами.
        Феликс сам открыл эту дверь и обнаружил пустую комнату с голыми стенами. Он быстро направился к окну и поспешил открыть его.
        Магдалина спокойно подошла к нему, осматривая пустое помещение.
        - Вот же черт…
        Феликс обнаружил, что между этим и нижним окном расстояние такое, в которое мог поместиться еще один этаж.
        - Если зрение не обманывает меня, то Влас прав… Одиннадцатого этажа нет, но место для него есть… я не знаю, как это объяснить…
        - Значит, не мы одни в этой деревне сумасшедшие, - подметила положительную сторону события Магдалина, - кое-кто тоже замечает мистические детали.
        - Но эти комнаты… Магда, они предназначались только для нас.
        * * *
        Феликс еще никогда в жизни не бывал в маяке, но сегодня его мечта сбылась. Он всегда хотел увидеть это большой фонарь, который освещал путь кораблям в море, указывая, что прямо по курсу земля.
        На вершине маяка сооружена просторная площадка с огромным фонарем. С этой площадки открывался прекрасный вид на море.
        Феликс и Магдалина находились у самого края, огражденного металлической решеткой, и смотрели вдаль, наблюдая за линией горизонта.
        Феликс дал сестре возможность отдохнуть, ведь ее ждет обратный пусть вниз по винтовому наклону. Оба приходили в себя после пережитого ужаса, который открылся им в некоторых комнатах маяка.
        - Третий, пятый и восьмой этажи, - размышлял Феликс, - на них мы столкнулись с этим ужасом.
        - Кроме них открываются десятая и двенадцатая двери, - добавила Магдалина.
        - Тайна одиннадцатого этажа осталась не разгадана…
        - Но зато мы узнали, что означает это число из твоего видения. Ты расскажешь мне о нем?
        - К сожалению, я успел забыть этот сон. От него осталось лишь это число одиннадцать.
        - Ничего. Здесь очень многое хочется забыть. Кошмар Рапсодии существует. Мы убедились в этом лично.
        - И если нечто плохое нас слышит, то пусть поймет, что больше доказательств нам не нужно!
        Феликс отдавал себе отчет в том, что при всех сложившихся обстоятельств, он просто вынужден поверить в существование мистической потусторонней силы, будь это зло в чистом обличии, некое нечто или даже пришельцы.
        - Мне кажется… Магда, мы впервые столкнулись с тем, что не можем объяснить.
        - И что же мы будем делать?
        - Существование неопределенного зла в Рапсодии я для себя уже доказал. Остается сделать следующий шаг.
        - Какой же?
        Феликс сначала смотрел в зеленые глаза сестры, а потом перевел взгляд на свободное голубое море, которое ничего не боялось, в отличии от него.
        И Феликс ответил:
        - Победить это зло.
        Глава 16
        - Пришло время рассказать все, - серьезно заговорил Феликс.
        - И что же вы хотите от меня услышать? - все также уныло спросил Влас.
        - Нам важно знать, что случилось с вашей семьей, - сочувственно произнесла Магдалина.
        Влас присел и начал собирать свои инструменты в сумку. Он даже не следил за тем, что делает - его взгляд устремлен куда-то в сторону.
        - Прошло два года, - наконец сказал он, - разве это может иметь какое-то значение?
        - Это имеет самое прямое отношение к делу, - уверил его Феликс, - мы понимаем, что вам тяжело вспоминать об этом, но все же… попытайтесь что-нибудь вспомнить.
        Влас встал и уперся руками о капот форда. Он тяжело выдохнул. Ему было трудно собраться с силами.
        - Нечего вспоминать… я никогда не забуду это.
        Магдалина подошла к мужчине и положила свою ладонь ему на плечо. Она немного выждала, когда плечи Власа опустятся вниз, и тот немного расслабиться.
        - Я сочувствую вашему горю. Что же все-таки случилось?
        Влас посмотрел сначала на нее, а потом на Феликса. На этот раз ему удалось собраться с духом, чтобы ответить на все вопросы о его прошлом.
        - Лиза исчезла бесследно. Однажды летом в июне. Да, это было двадцать третье июня. Я проснулся, а ее не оказалось рядом. Я решил, что она уже пошла в бар, но Дмитрий ее тоже не видел. Господин Вольфганг всегда выходил раньше всех из дома, чтобы выгулять Понтия. Он не видел мою жену. Потом с рыбалки вернулся Степан Степанович. Он заявил о том же.
        Феликс уже мог догадаться, чем закончиться такая история, но он проявил уважение к Власу и дал мужчине закончить.
        - Я обратился к Василисе, и мы организовали поиски всей деревней. Многие отправились в Тисовый лес. Я проверил маяк и пляж. Кто-то продолжал исследовать деревню, кладбище и другие места. Остров не такой большой, чтобы потерять кого-то. Ни Василиса, ни я… ни кто-либо еще не обнаружил следов Лизы. Она пропала.
        - Сколько вы ее искали? - спросил Феликс.
        - Три дня. Два гребаных дня мы бродили по острову. Потом подключили к поискам городские службы, и на третий день исследовали море и дно у острова. Ничего. Мы не нашли ни тела, ни одежды, ничего того, что могло бы ей принадлежать.
        - И никаких следов? - решила убедиться Магдалина.
        - Никаких.
        Исчезновение жены Власа очень напоминало по своим обстоятельствам исчезновение Дениса. Когда исчез сын супружеской четы Лариных, его следов или каких-то других знаков присутствия ребенка в этом мире не было обнаружено.
        - Я добивался, чтобы поиски возобновляли. Первый год мне еще удавалось это делать, но потом… потом мне больше никто не хотел помогать. Через год мою жену признали без вести пропавшей и мертвой…
        - Мертвой?
        - Если долго кого-то не находят, их признают мертвыми. Где она может еще быть, если с острова нельзя уплыть? Только…
        «Упасть в море», - закончил за него Феликс.
        - И вы уверены в том, что она не могла позвонить на материк, вызвать себе лодку, яхту или еще что-нибудь, чтобы уплыть? - поинтересовалась Магдалина.
        - Мы проверили все звонки. Василиса держит под контролем все телефонные разговоры. Ничего не обнаружено. Расследование проведено тщательным образом, но недостаточно хорошо, чтобы найти Лизу.
        Феликс понимал злобу и отчаяние этого человека. Он мысленно представил себя на месте Власа, и его тут же передернуло.
        - А спустя неделю после исчезновения Лизы, пропала Офелия. Моя дочь.
        Влас не мог сдержать слез. Мужчина всхлипнул и вытер пальцами пробивающиеся слезы в глазах.
        - У нее очень красивое имя, - мягко и искренне произнесла Магдалина.
        Влас запрокинул голову к небу, надеясь, что это поможет слезам закатиться обратно. Мужчину начало немного трясти в плечах и руках. Он едва стоял на ногах.
        - Знаете, как сломался этот телефон?
        Влас обратил свой взгляд к телефонной будке, что стояла неподалеку от них.
        Феликсу показалась очень любопытной такая смена темы.
        - Мы с Офелией пытались звонить Лизе. Видите ли… пропала она и ее телефон. Никаких других вещей она с собой не взяла.
        «Люди не берут с собой телефоны, если хотят покончить с собой. Или берут, но оставляют в них какую-нибудь запись или сообщение», - размышлял Феликс.
        Как бы там ни было, но это обстоятельство показалось ему крайне странным.
        - Мне приходилось успокаивать дочь. Ей было шесть лет, когда это случилось. Сейчас она ровесница Софи. Они дружили. Софи, Дениска и Офелия - дети нашей деревни. Самые славные дети во всем мире. Почему только этот мир их так не любит?
        Влас снова вытер слезы и собрался с духом, чтобы продолжить.
        - Так вот… мы звонили Лизе. Пошли гудки. Трубку держала Офелия. А потом я услышал, что гудки закончились, и кто-то начал говорить в трубку. Вернее… я слышал странный шум, треск, помехи… Я видел свою дочь тогда. Я видел, как она замерла ее глаза, были широко открыты, и она не моргнула ни разу. Будто погрузившись в некий транс или какую-то прострацию, она стояла и слушала этот треск. Это продолжалось около пяти или семи секунд, но для меня прошла вечность. Я не знал, что стоило мне сделать в тот момент, но выхватывать у нее трубку я не собирался.
        Влас провел ладонью по капоту машины, посмотрел снова на телефонную будку и продолжил:
        - А потом телефонный аппарат задымился. Вспыхнули искры, пошли струйки дыма… Офелия пришла в себя. Когда я просил у нее, что она слышала и с кем разговаривала, она ответила, что мама ждет ее ночью в маяке.
        Феликс почувствовал, как вокруг стало холодно. Или холодно было только ему? В любом случае от этой странной истории его бросало в дрожь.
        - Я отвел Офелию к Нестору Аркадьевичу. Он и Лир посмотрели ее, померили температуру, послушали сердце, проверили сознание и работу памяти и мышления. На вопросы об этом телефонном звонке она отвечала всегда одно: «Мама ждет меня ночью в маяке».
        Феликс старался сложить всю картину происходящего в едино целое, но на данный момент из того, что он имел, картина получалась не самой привлекательной.
        - Мы обратились с Нестором Аркадьевичем к Василисе, и она проверила линию связи. Знаете, этот звонок не был зафиксирован. Как будто мы не звонили. И телефон так и не удалось с того времени никому починить. Аппарат безнадежно сломал, и причин неполадок никто не знает.
        - А каково ваше мнение на счет этого телефонного звонка? - поинтересовалась Магдалина.
        - Вам покажется это странно, но я думаю, что это был звонок в потусторонний мир.
        Феликс поймал себя на мысли, что сейчас все меньше удивляется таким выводам. Но его не переставало беспокоить то, что к точно таким же выводам приходит и он сам.
        - Как пропала ваша дочь? - не стесняясь спросил Феликс.
        Влас какое-то время сдерживал себя, чтобы его не захлестнули эмоции, и плач не прорвался наружу. Оба: Феликс и Магдалина - понимали, что в этом случае слезы не будут позором, и они никак не ущемят мужского достоинства этого человека, который потерял свою любимую жену и дочь.
        - Той ночью она пошла на маяк. И там она пропала.
        - Пропала? Как? - не понимал Феликс.
        - Или ее убили…
        - Кто же? - ужаснулась Магдалина.
        Влас, нахмурившись, изучил лица обоих.
        - Тот, кто видел ее той ночью. Единственный, кто следил за ней… и мог стать причиной ее исчезновения или смерти.
        Феликс и Магдалина с ужасом переглянулись. Оба не могли понять, о чем говорит их свидетель.
        - Кто это за человек? - выпалил Феликс.
        - Брат Сабины, конечно…
        - Брат? - вырвалось у Магдалины.
        Это был гром среди ясного неба для Феликса. Он никак не ожидал, что у Сабины Лариной может быть брат.
        - У Сабины Лариной есть брат? - все еще недопонимал Феликс.
        Влас сложил руки на груди и занял доминирующую позицию. Он несколько нагло посмотрел на двоих. Его слова не были лишены гневного сарказма:
        - Я смотрю, ваш детективный профессионализм просто зашкаливает!
        * * *
        - Я хочу получить объяснения! - требовательно заявил Феликс, находясь в полицейском участке.
        Со своего рабочего стола встала Василиса, которая явно не ожидала появления детективов у себя в участке.
        - Эй, полегче там! - крикнул из-за угла Борис, отвлекшись от пачки чипсов.
        - Спокойно, Борис, - приказала ему Василиса, - я разберусь.
        Борис отложил пачку чипсов в сторону, вытер руки и прошел к ним. Василиса вышла из-за своего стола и прошла к гостям.
        - Что случилось?
        - Нам бы хотелось узнать обстоятельства дела исчезновения Офелии, - прямо заявил Феликс.
        Василиса заметно напряглась, но ее взгляд потускнел.
        - У Сабины есть брат? - выпалила Магдалина, которая оказалась не в силах сдерживать эмоции, - Почему нам об этом ничего не рассказали? В деревне же есть еще человек… И это ее брат! Где же он?
        - Прошу вас успокоиться, - Василиса вела себя как истинный сотрудник полиции, что было видно по ее спокойному лицу и жестам рук, - ее брат сейчас в тюрьме.
        Новое откровение лишь добавило масла в огонь логической цепочки Феликса.
        - Как такое возможно? - не понимал он. - Его, разве, обвинили в убийстве? Влас… он… не сказал об этом…
        - Конечно, не сказал. А что он сказал вам?
        - Что его дочь пропала. Офелия направилась к маяку ночью и исчезла. И добавил, что ее, возможно, убил брат Сабины, который все это видел. Как нам поговорить с ним?!
        Почувствовав, как накипает гнев в Феликсе, Василиса снова принялась успокаивать обоих.
        - Боюсь, что сейчас это невозможно, так что советую вам перевести дух и выслушать меня. Хорошо?
        Борис прошел к ним и сел рядом на стул, пассивно наблюдая за происходящим. Феликс, в который раз имел возможность убедиться, что у Василисы самый ленивый и непутевый напарник, которого он мог только наблюдать за свою жизнь.
        В полицейском участке за ограждением стояло несколько столов, заваленных бумагами, журналами и тетрадями. На стенах на стендах висели схемы и планы острова, инструкции поведения при различных чрезвычайных ситуациях, а также плакаты розыска, на которых изображены фотографии Дениса, Офелии и Лизы (как мог догадаться Феликс).
        В здании была еще одна комната за следующей дверью. Феликс мог предположить, что там личные апартаменты сотрудников здешней полиции, а потому то помещение его мало интересовало.
        - Если хотите больше узнать о Викторе Ларине, то советую вам обратиться к его сестре. Сабина вам сможет многое рассказать о нем. Я же хочу пояснить вам настоящие обстоятельства дела исчезновения Офелии и моменты, которые касаются Виктора.
        Василисе потребовалось немного времени, чтобы собраться с мыслями.
        - Конечно, тело Офелии найдено не было, и ее смерть не доказана, а потому выдвинуть обвинение в убийстве единственному свидетелю, который ее видел мы не можем. Правда же?
        «Но как тогда этот человек оказался за решеткой?», - вытекал логичный вопрос у Феликса.
        - Я не знаю насколько Виктор был искренен в том, когда говорил о том, что видел, как исчезла Офелия. Скажем, у меня не имелось достаточно времени, чтобы это выяснить. Насколько мне известно, то он говорил об очень странных вещах, которые правоохранительные органы приняли за бред, который он мог нести под действием какого-либо опьянения. Но факт опьянения доказан не был, а сумасшедшим его экспертиза не признала.
        - Убийства не совершал. Пьян не был. В своем уме. И как же такой законопослушный и чертовски полезный свидетель оказался в тюрьме? - настаивал на своем Феликс.
        Василиса смирились с тем, что ей придется раскрыть все карты. Нет смысла скрывать всю правду.
        - Все дело в людях, Феликс. И в их горе.
        Эти слова пронзили его сознание слишком остро. Василиса видела в этом происшествии психологическую составляющую.
        - Отчаяние и жажда возмездия толкают человека на разные поступки. Влас потерял свою семью. Что бы вы сделали, если узнали, что есть тот человек, который видел вашу дочь в момент ее «исчезновения». Можно ли усомниться в его словах? Печаль затуманивает разум, сужает его до фактора отчаяния. В случае с Власом этим фактором стало исчезновение Лизы и Офелии. Последнее пришлось для него страшным ударом. Виктор, человек, который мало нравился Власу. Они постоянно ругались по мелочам. Глупости, не правда ли? Но тут… тут пропали дети.
        Василиса сама держалась из последних сил. Было видно, как она оттягивает самый страшный финал своего повествования.
        - Что же случилось, Василиса? - спросила Магдалина.
        Василиса посмотрела на плакат розыска, на котором изображено детское пухленькое милое личико маленькой девочки.
        Офелия.
        - Часто деньги становятся средством для достижения цели. У Власа были деньги. И после исчезновения Офелии была цель. Он нашел своего виновника. Своего субъективного виновника. Как я уже сказала, отчаяние толкает людей на разные поступки…
        Но Феликс уже все понял. Ему не требовалось дальнейших объяснений Василисы, чтобы понять то, что произошло.
        Он сам ответил на свой вопрос:
        - И Влас заплатил большие деньги, чтобы его «виновника» посадили в тюрьму. Он жаждал возмездия, наказания преступника. Потустороннюю силу трудно наказать, а вот человека… Это ему было нужно, чтобы унять боль.
        - Но ушла ли она? - задалась вопросом Магдалина. - Влас же сам понимает, что не Виктор являлся причиной исчезновения…
        - И мы все это понимали, но против решения суда и больших денег здравый смысл зачастую проигрывает, - ответила Василиса, - поэтому ему дали срок на два года. Влас вполне удовлетворился этим, чтобы получить какое-то душевное спокойствие и умиротворение.
        - Но он его не получил…
        - Разумеется, нет… Жена и дочь к нему не вернулись. И я уверена, что он не считает их мертвыми.
        И Феликс так не считает, пускай и не может никак это доказать или даже объяснить. Впервые ему приходиться столь часто полагаться на свою интуицию, в которой он редко, когда бывает уверен.
        - Если ему дали срок два года, значит… - размышлял он.
        - Мы все ждем его возвращения, - спокойно ответил Борис.
        Если так, то ждать осталось недолго. Очень скоро Феликс сам сможет узнать у единственного свидетеля исчезновения все подробности увиденного им той злосчастной ночью.
        - Спасибо, что помогли нам, - ответила Магдалина Василисе, - это очень важно.
        Женщина ответила вежливой улыбкой и кратким кивком.
        Феликс принял решение о следующем своем шаге. Самое правильное дело, которое они должны совершить, так это поговорить с Сабиной о ее брате и узнать ее мнение о произошедших событиях двухлетней давности.
        Феликс и Магдалина уже хотели покинуть участок, но вдруг двери распахнулись, и комнату, запыхавшись, влетел господин Вольфганг, который впервые оказался без сопровождения своего пса.
        Увидев Магдалину (именно ее), Вольфганг замер, словно вкопанный. По его лицу стекал пот. Он бросил взгляд на Василиса и наконец подал голос:
        - Хочу заявить о пропаже!
        Он снял свой котелок и смахнул пот с макушки.
        - Вы знаете, что я человек пунктуальный, педантичный и самых честных правил. Конечно, порой я бываю неловок, спешен и забывчив, но только не сегодня! Только не сегодня, господа, помяните мое слово! Ох, как мне жаль…
        - Что случилось, господин Вольфганг? - сохраняя непоколебимое спокойствие, спросила Василиса.
        Мужчине понадобилось время, чтобы отдышаться. Кажется, он бежал в участок сломя голову.
        Он снова бросил странный взгляд на Магдалину, а потом объяснил:
        - Мне так жаль! Но это просто ужасно! Я не понимаю… ваш роман, Магдалина! Ваша замечательная книга, которую я уже начал читать! «Темное милосердие». Мой экземпляр… пропал!
        Феликс, Магдалина, Василиса и Борис переглянулись. Борис поднялся со своего места и занялся делом, задав логичный вопрос:
        - Где вы видели книгу в последний раз?
        - На своем прикроватном столике! Я читаю перед сном: обеденным и ночным. Поверьте, я не мог никуда ее деть! Понтий и Цезарь очень вежливо относятся к книгам и никогда к ним не прикасаются - мне же вы можете поверить!
        - Мы вам верим, господин Вольфганг, за это можете не беспокоиться, - поспешила успокоить главу деревни Василиса, - а сейчас мы должны осмотреть ваш…
        Но она не успела закончить фразу, потому что следующей в отделении после усиленного стука появилась Нелли Белинская.
        Вся в слезах, она посмотрела на Феликса, потом на Магдалину, а затем и на остальных присутствующих.
        - Я не знаю, как это возможно, Магдалина, но ваша книга… пропала! Я оставляла ваш роман на книжной полке в своей комнате. Не знаю, как так получилось… я всего помню, где у меня что лежит… «Темное милосердие» я искала по всему дому, перерыла все шкафы… ах, как мне жаль! Простите!
        - Не стоит извинений, моя дорогая, - ответила Магдалина и обняла девушку, - что-то случилось.
        Выслушав Нелли, господин Вольфганг осознал, что не один в своем несчастье.
        - И у вас пропал роман? Что же это за день?! Мне это не нравится…
        И Феликсу это совсем не нравилось.
        - Борис, проверь наш экземпляр! - скомандовала Василиса.
        - Он у меня на столе… сейчас!..
        Борис подбежал к своему столу, поднял над головой ворох бумаг и застыл.
        - Его нет… Был же!..
        Василиса подошла к нему и решила помочь с поисками. Двое сотрудников смели все бумаги со столов на пол, но романа Магдалины так и не нашли.
        - Ты уверен, что он был здесь? - спросила напарника Василиса.
        - Точно! Я уверен…
        - Ничего не понимаю!..
        Они какое-то время продолжали искать книгу, но эти поиски не увенчались успехом.
        - Что все это значит? - не понимал господин Вольфганг.
        Собравшись с мыслями, Василиса приняла решение:
        - Нужно проверить остальные экземпляры.
        «Именно так должен мыслить детектив, который имеет дело с мистическими событиями», - поймал себя на мысли Феликс.
        Василиса и Борис отправились выполнять свою профессиональную задачу. Постепенно все жители деревни начали выходить на улицу. Феликс, Магдалина, Вольфганг и Нелли собрались у телефонной будки. К ним подошла семья Алмазовых. Лир нес экземпляр романа «Темное милосердие» в руках.
        - Он у тебя? - обрадовалась Магдалина.
        - Да, - показал Лир книгу, - я спрятал твою книгу в своей комнате в своем тайном месте.
        Магдалина залилась краской. То, что сделал Лир с ее романом, показалось ей очень романтичным.
        - А что происходит? - не мог понять Нестор Аркадьевич.
        Через некоторое время Василиса и Борис вернулись к ним с удручающими результатами поисков.
        - Вам удалось что-нибудь найти? - живо спросил Феликс.
        Но выражения лиц сотрудников местной полиции говорили сами за себя.
        Василиса бросила краткий взгляд на экземпляр «Темного милосердия», который Лир прижимал к груди, потом посмотрела на Магдалину и ответила:
        - Боюсь, это единственный экземпляр вашей книги, Магдалина, который сегодня не исчез бесследно.
        Глава 17
        - Мой брат никогда не был идеальным человеком, но при всех своих недостатках и жизненных грехах он никогда не был убийцей или еще кем-то, в чем его обвиняет Влас. На долю Виктора выдалось непростое детство. Ему приходилось все время работать, начиная с самого младшего возраста, потому что наш отец был очень строг с ним. Не смотря на то, что он все время работал, он не забывал учиться. У него были непростые отношения с женщинами. Не каждая сможет вынести такой сложный характер, какой был у Виктора. Дело в том, что у моего брата несколько специфические взгляды на мир, которые не каждый разделит. Сам он никогда не верил в любовь и не признавал ее даже тогда, когда жизнь сталкивала его с нею вплотную. После школы он пошел в армию, и там жизнь его немного потрясла. На самом деле… все его сознательное существование жизнь его водила лицом по батарее… И тот факт, что он сейчас в тюрьме, лишь очередное испытание, снова черная полоса, которыми его жизнь была достаточно наполнена. Но я хочу, чтобы вы, Феликс, и вы, Магдалина, поняли одну важную вещь.
        Сабина задержала дыхание и процедила по слогам:
        - Мой брат не убийца.
        В комнате повисло молчание. Марк внимательно слушал рассказ жены, сидя в кресле. У него появились синеватые мешки под глазами, лицо немного опухло. Словом, выглядел Марк крайне дурно.
        - Сабина, - с нежностью произнес Феликс, - ни я, ни моя сестра не собираемся в чем-то обвинять вашего мужа. Мы знаем много фактов, указывающих на то, что происшествие с Офелией и вашим братом - печальный и трагический инцидент.
        Сабина понимающе кивнула.
        - Какие у вас складываются отношения с Власом, учитывая то, что случилось два года назад? - спросила Магдалина, приготовившись вести запись.
        Прежде, чем ответить, Сабина переглянулась с мужем. Марк подал ей знак, что она может все рассказать, как оно есть на самом деле.
        - Влас - несчастный человек. Он потерял свою жену, прекрасную Лизу, которую мы все любили. Если бы вы только знали, какая это замечательная женщина. Веселая и светлая, она всегда дарила подарки, угощала, приглашала в гости, пела песни… Ах, слышали бы вы ее голос! Как она чудесно пела! И танцевала… Я никогда не забуду тот вальс, который она станцевала вместе с Власом. Ничего не могу сказать дурного про этого светлого человека. И так всегда… почему забирают хороших людей? Я не имею в виду то, что жители нашей деревни скверные люди, но… пропали самые радостные и прекрасные из нас.
        В глазах Сабины застыли слезы, и она попросила Марка принести ей стакан воды.
        - Вам что-нибудь принести? - не забыл мужчина про гостей.
        Но Феликс и Магдалина отказались.
        Сабина провела ладонью по голове, заправила волосы за уши, протерла другой рукой лицо и осушила весь стакан с водой, который налил ей Марк. Ему пришлось взять графин и наполнить стакан снова.
        - Офелия… такая маленькая и забавная пуговка… Правда, пуговка, потому что личико у нее круглое с большими глазами… Она, Софи и Дениска всегда вместе играли в Тисовом лесу и у Соленого пруда. Наша троица детей… ничто не могло их разлучить. При этом Влас и Лиза воспитывали дочь в уважении ко всему, чем наполнен этот мир. Эта девочка осознавала ценность всего, что ее окружает. Этого не хватало нашему Дениске… Он всегда любил проказничать…
        Сабина снова отпила воды.
        - Офелия… как же она любила свою маму. Исчезновение Лизы сильно покачнуло психику девочки. Она… не знала, как ей справляться с тем, что случилось. Офелия, да и никто из нас, не понимал, что такое потерять свою маму, которая всегда была с тобой рядом, твоим крылом и опорой. Влас обратился за помощью к Нестору Аркадьевичу, ведь тот, как врач, владеет основами психологии, психотерапии и психиатрии… У Офелии сложилась крайне стрессовая травматическая ситуация… Она не знала, куда себя деть. Однажды она ходила по деревне и говорила всем, что мама ждет ее в маяке. Тогда никто из нас не понимал, что это значит… в общем, и сейчас не понимаем. Но пропала она именно там.
        Марк заметно помрачнел. Единственное, что помогало ему справляться с тревожными мыслями, это беспокойство за нестабильное состояние жены, которая была готова вот-вот разрыдаться и упасть на пол.
        - Я всегда уважала Власа, как мужчину, как человека, а, когда он потерял родных, то стала ему сочувствовать. Если вы думаете, что я не знаю, почему мой брат сейчас в тюрьме, то ошибаетесь. Я не виню Власа за то, что он сделал и мстить ему не собираюсь. Наверное, окончательное осознание всей боли ко мне пришло после исчезновения Дениски… Я понимаю отчаяние Власа. Ему в два раза тяжелее, чем нам. Даже больше! У него нет того человека, который может его поддержать в эту трудную минуту. Конечно, мы все ему сочувствуем и активно проявляем заботу и поддержку, но сами понимаем, что это не то. Вы представляете? Влас же после того, как закончит чинить машину, уходит к себе домой. Один. Он в одиночестве проводит вечер, в одиночестве засыпает и просыпается… Как же давно я не была в том доме… даже страшно представить, что теперь там сейчас - серая пустота, лишенная радостных лучей… Кто и испытывает это ужасающее всепоглощающее чувство одиночества из всех нас, то это Влас.
        Собравшись с мыслями, Сабина выпила еще воды. Марку пришлось наполнить стакан снова.
        - Отвечая на ваш вопрос, я заявляю, что никаких претензий к Власу мы с Марком не имеем. У нас с ним общее горе. И я уверена, что Виктор сможет его простить.
        «Но простит ли Влас Виктора?», - задался вопросом Феликс.
        Закончив записывать, Магдалина, подумав, вновь обратилась к Сабине:
        - Спасибо вам за такой подробный и проникновенный рассказ. Это очень важно для нас. Но в нем вы упустили одно событие. Не могли бы вы вернуться к тому моменту, когда Виктор обнаружил исчезновение Офелии, и рассказать о нем в деталях. Что он говорил?
        Феликс заметил, как дыхание Сабины участилось. Она искала спасающего взгляда у Марка, но тот был погружен в то, что беспокоился за нее. Сабина явно не хотела отвечать. Феликс почувствовал, что у этой женщины вот-вот начнется истерика.
        Но он не желал сдавать позиции. Магдалина права: им важно прояснить этот момент в деталях.
        - О чем говорил ваш брат, Сабина? Расскажите.
        Женщина пересилила себя и перевела дух. Она посмотрела прямо в красные глаза Феликса и ответила так тихо, будто речь шла о чем-то сокровенном и интимном:
        - О звездах. Он говорил о звездах.
        Магдалина нахмурилась. Феликс мог представить себе состояние своей сестры, которая перестала что-либо понимать. В отличии от самого Феликса, который, кажется, понимал и очень многое!
        - Виктор нес околесицу, - наконец вступил в диалог Марк, - его рассказ об исчезновении Офелии больше был похож на бред безумца. Маяк. Звезды, сыплющиеся с небес, словно снег. Девочка вышла из дома и призраком идет по земле к своей цели. Офелия подходит к двери маяка. Он сам бежит к ней, зовет ее, кричит…
        - А потом дверь открылась, - продолжила Сабина, - и из прохода хлынул белый свет…
        - И Офелия утонула в этом свете.
        Закончив записывать, Магдалина неожиданно замерла.
        - И это все? - спросила она так, будто ей не хватило детали, чтобы закончить собирать пазл.
        - Да. Так она исчезла, - подтвердила Сабина.
        Но такой финал истории совсем не удовлетворил Магдалину.
        - А что он сделал потом? - поинтересовался Феликс. - Офелия исчезла за дверью, а что сделал сам Виктор?
        Сабина и Марк озадаченно переглянулись. Сложилось такое ощущение, что эти двое - студенты, которых спросили то, что они не повторяли.
        - Звездопад закончился, - Сабина уставилась в одну точку на столе, пытаясь достать эти сведения из закоулков своей памяти, - Виктор побежал к маяку, открыл дверь, но… никакого белого света не было. Там ничего необычного вообще не было. Он проверил весь маяк, но все двери… все двери оказались закрыты.
        - Все двери? - поспешила уточнить Магдалина.
        - Да, - ответил за жену Марк, - так он сказал… все двери были закрыты.
        - В любом случае, - подытожила Сабина, - Офелии в этом маяке уже не было.
        Феликс искренне надеялся, что хотя бы после всех этих историй он сможет что-то понять, собрав данные воедино, но нет же! Даже те безумные идеи, что приходили на ум, противоречили одна другой. Пока он не мог понять, что все это значит.
        - Сколько времени прошло между исчезновением Лизы и Офелии? - сменила тактику Магдалина.
        - Меньше недели, - нахмурившись, вспоминая, ответил Марк.
        Магдалина сделала пометку.
        - И это было первое такое загадочное исчезновение в Рапсодии? - вышел на новый уровень допроса Феликс.
        Двое, переглянувшись, утверждено кивнули.
        - На нашем веку ничего такого странного и неприятного не происходило до этих исчезновений, - подтвердила Сабина.
        - А потом… - протянул задумчиво Марк.
        Все посмотрели на него, ожидая продолжения фразы. И он закончил:
        - Все начали сходить с ума…
        * * *
        Он проснулся от жуткого звериного воя. Но, когда он уже открыл глаза, этот вой стал напоминать истошный душераздирающий человеческий вопль.
        Весь в поту, Феликс, упершись руками о матрас, сел в постели. Он тяжело дышал, а его сердце в груди усиленно стучало. Руки пульсировали.
        Когда вопль затих, Феликс почувствовал небывалую сухость во рту. Он развернулся, чтобы взять стакан с водой, который он теперь оставлял каждый вечер на своем прикроватном столике. Его взгляд скользнул в сторону, и он обнаружил, что Магдалины нет в своей постели.
        Ее отсутствие в такой момент сбило его с толку и жутко запугало на мгновение.
        Даже такое происшествие не заставило его отказаться от своего желания увлажнить ротовую полость и глотку. Он осушил свой стакан воды тремя глотками и резко тяжело задышал.
        Феликс ощутил, как неприятный влажный ночной холод крадется по полу, поднимается вверх к его ногам.
        Ноги…
        Он хотел пошевелить ими, но ничего не вышло.
        - Проклятье!
        Феликс был сильно огорчен тем, что эта ночь не подарила его ногам возможность самостоятельно ходить. Но он принял решение найти свою сестру, чего бы ему это ни стоило.
        Подумав о том, что она может быть на улице, вышла подышать воздухом или проверить источник зловещего воя, он подполз вперед, чтобы выглянуть в маленькое оконце.
        Темную улицу Рапсодии освещал одинокий рабочий фонарь у бара «На краю обрыва». А где-то в стороне от него к нему поднимались струйки дыма.
        - Что за…
        В нем пробудилось неимоверное желание проверить источник этого дыма. В отсутствии Магдалины он не может это оставить просто так.
        Феликс поочередно спустил свои с постели, схватившись за каждую обеими руками. Сейчас его ноги напоминали тяжелые мешки или рулоны. Потом он дотянулся до ручки своего инвалидного кресла и приложил все силы, чтобы подняться.
        Первая попытка закончилась провалом - Феликс упал на пол, соскользнув с сиденья, едва его задев.
        - Черт!
        Феликс несколько раз выругался, превозмогая боль от падения. Но ругательства ему не помогут, и он это отлично понимал.
        Собравшись с силами, он предпринял вторую попытку сесть в кресло. Для этого Феликс в неестественной позе схватился руками за кресло, что стояло у него за спиной и потянулся, поднимая собственное тело и бесчувственные ноги.
        Удача - ему удалось сесть в кресло и занять удобное положение в нем.
        Дальше - комната, дверь, улица.
        Схватившись руками за колеса, он начал их вращать, продвигаясь по дому к выходу.
        Через некоторое время Феликсу все же удалось оказаться на улице.
        Ночь выдалась влажной и холодной. Зима не за горами, но пока ее приближение ознаменовалось лишь начинающимися заморозками. Феликс уверенно ехал по тихой Рапсодии в сторону бара. Наблюдая за струйками дыма, он определил, что пламя, возможно, горит на кладбище.
        - Где же ты, Магда?..
        Сейчас ее ему очень сильно не хватало.
        В какой-то момент Феликс даже заметил странное движение у полицейского участка. Хотел ли он узнать, что это? Конечно! Но пока им руководила иная цель - странный дым, исходящий от кладбища.
        Кто это может быть? Что он делает? Зачем? И почему именно сейчас?
        Феликсу не давало покоя множество вопросов и неопределенных фактов и обстоятельств. Он совершенно не представлял, чем займется завтра, ведь исследование острова закончилось уже сегодня днем. Он познакомился со всеми таинственными местами, которые фигурируют в качестве локаций всех этих странных событий.
        Его попросили найти мальчика, Дениску. И как с чего он собирается начать поиски? Что ему делать?
        Но в данный конкретный момент Феликс ясно знал, что ему делать - ехать на кладбище. Возможно, что нечто, происходящее там, подскажет ему, как действовать дальше.
        Когда он завернул в сторону кладбища, миновав бар, его осенила жуткая мысль - он безоружен. Если там враг, то как ему защитить себя?
        - Вот же глупец…
        Но возвращаться он не собирался. Этот путь дался ему совсем не просто. Руки испачкались в грязи и покрой траве.
        Тьма рассеивалась, и Феликсу открылся вид на местное кладбище. Почти у самого края обрыва за всеми могилами он увидел темную фигуру в плаще, которая склонилась над бликами рыжего пламени.
        Феликс замер. Он боялся того, что это может быть тот, кто хочет его убить - силуэт с топором, который он с Нелли встретил в Тисовом лесу. Впрочем, вариантов того, кем бы могла оказаться эта загадочная фигура в плаще, не много.
        Со всей присущей ему осторожностью, которая была возможна в этой ситуации, Феликс начал приближаться к фигуре в плаще у огня.
        Все ближе и ближе… человек в плаще (если это, правда, человек) не подозревал о его присутствии. Он даже не дернулся.
        «Неужели, все будет так просто?», - подумал Феликс, когда его от незнакомца отделяло меньше трех метров.
        И еще движение и еще одно - Феликс остановился. Он вытянул правую руку вперед.
        «Что я хочу сделать? Сорвать с него плащ?», - не понимал своих намерений он.
        Треск пламени. Мгновение промедления. Движение…
        И фигура обернулась к нему.
        - Магда?..
        Испуганная, она сидела на земле и смотрела на брата, прикрывая голову черным капюшоном.
        - Феликс?! - воскликнула она.
        Кого-кого, а свою родную сестру на кладбище в ночи у огня он совершенно не ожидал увидеть.
        - Что происходит?
        Но ответ нашел открылся сам собой.
        Феликс бросил взгляд в огонь и увидел, как алые языки пламени пожирают толстую стопку пропавших экземпляров «Темного милосердия».
        - Что это значит?..
        Сознание Феликса на мгновение отказалось работать. Он только что осознал, что «застукал» свою сестру за жутким занятием - она сжигала собственные книги.
        - Что за Гоголь в тебя вселился, Магда?
        Он посмотрел на сестру, а на лице Магдалины застыли слезы. В дрожащих руках она сжимала последний несгоревший экземпляр своего романа.
        Она даже попыталась улыбнуться его шутке, но ничего не вышло.
        - Магда…
        Феликс не знал, как ему стоит комментировать эту ситуацию, а потому он ждал объяснений от сестры.
        Он взял из рук Магдалины ее книгу и открыл первую страницу. «Темное милосердие» начиналось с таких строк: «Пепел посыпался ей на лицо, и она поняла, как одиноко ей в этом мире».
        - Почему ты это делаешь? - спросил все же он.
        Магдалина выхватила у него из рук книгу и прижала к груди, сдерживая рыдания.
        - Я не хочу, чтобы они это читали. Вообще не хочу, чтобы кто-то еще это читал.
        - Почему же? Я читал, это… замечательная книга! Ты сама говорила, что «Темное милосердие» - шедевр твоего творчества.
        - Пустые слова. Пустые оправдания. Все, что я писала в этой книге - ложь. Я писала о такой любви, какой сама никогда не испытывала. Я писала о том, о чем сама не знаю… я не могу обманывать людей и тем более этих людей.
        Феликсу было тяжело осмыслить все противоречия, которые возникают в сознании творческой личности. Он никогда не пробовал писать, а потому не знал, какого его сестре испытывать такое.
        - Но ты не можешь все это сжечь!
        - Могу!
        Магдалина резко обернулась к огню и замахнулась последним экземпляром, но остановилась.
        - Магда…
        - У Лира остался экземпляр. Я не смогла его найти. Он его хорошо спрятал.
        Феликс поймал себя на мысли, что совсем не подумал о том, что виновницей исчезновения этих книг оказалась сама Магдалина. Он мог только воображать, как его сестра пробиралась в чужие дома и похищала собственные романы.
        - Вот чем ты занимаешься, когда я с Нелли гуляю по Тисовому лесу…
        Феликс пытался сообразить в какие моменты Магдалина крала книги, ведь она весь день проводит с ним.
        - Я напишу что-то другое… но я не могу позволить этим людям читать ту ложь, который я напичкала эти страницы…
        - Но, Магда, в том-то и творчество писателя, чтобы…
        - Я не такой писатель!
        Она гневно посмотрела ему в глаза.
        - Я хочу писать правду, а моя героиня… она совсем другая. Я даже не могу представить сама, каково ей. Как глупо!
        Магдалина замахнулась…
        - Магда!
        И последний экземпляр «Темного милосердия» отправился в огонь.
        - Это мое решение, Феликс. И только мое.
        И он это принял.
        - А Лир?
        - Пусть прочтет. Так и быть.
        Феликсу стало не по себе от всего того, что он сейчас имел несчастье лицезреть. Мастер уничтожает свое творение.
        - Неужели твой роман не заслуживает лучшей участи?
        - Это мое творение, Феликс. И я сама решаю, что с ним делать.
        - Но как мы объясним это остальным?
        Магдалина задумалась. Кажется, она совершенно об этом не подумала.
        - Здесь происходит много странностей, - наконец решила она, - и, думаю, мы найдем, кого во всем обвинить.
        Глава 18
        На кладбище собрались все: семья Алмазовых, супружеская чета Лариных, мать и сын Нарышкины, Генхелия, Степан Степанович с двустволкой, Влас, сотрудники полиции, Дмитрий и Софи, Нелли и Мефодий Белинские и господин Вольфганг.
        Жители смотрели на выжженную у края обрыва траву и разбросанные по ней сожженные экземпляры «Темного милосердия». Ветер поднимал пепел в воздух и разносил его над морем.
        - Как ни печально это осознавать, но, похоже, таинственные обстоятельства, происходящие в Рапсодии, коснулись и нас самих, - объяснял Феликс, - сегодня утром мы с сестрой решили прийти сюда, чтобы еще раз осмотреть это место. И здесь мы нашли это…
        Магдалина старалась изображать подавленность и печаль. Она бросила быстрый взгляд на Лира, который с искренним сожалением смотрел в ее сторону.
        - Пока мы не можем понять, почему это происходит и дать какое-то объяснение происходящему. Конечно, есть подозрения, что это мог быть один вас. Еще раз я извиняюсь за это мнение. Мы никого не собираемся обвинять. Но, если мы хотим придерживаться реалистичного объяснения обстоятельств, то это вполне допустимо, ведь, кроме нас всех, собравшихся здесь, на этом острове никого нет.
        - А если это удел чего-то иного? - забеспокоилась Аделина Аскольдовна.
        - Тогда… мы должны выяснить, что это иное хочет от нас, - просто выкрутился Феликс.
        Нелли подошла к Магдалине и приобняла девушку.
        - Мне так жаль… а я так хотела прочитать ваш роман. Надеюсь, тот, кто виновен в этом ужасном деянии, будет непременно наказан.
        - Спасибо, Нелли, - горестно ответила Магдалина.
        - У меня остался последний экземпляр, - заявил всем Лир, - кто бы это ни был: один из нас, желающий всем зла, или нечто, мешающее нам спокойно существовать, - он не смог отнять мой экземпляр.
        Василиса громко хмыкнула, и обратили на нее внимание.
        - Вы что-то хотели сказать? - обратился к ней Мефодий.
        - Да. Есть одна забавная мысль.
        - И не стоит ее таить! - подметила Генхелия. - Выкладывай! Эту дерьмовую ситуацию ты уже хуже не сделаешь…
        «Тонко подмечено», - выгнул бровь Феликс.
        - У нас есть два варианта того, кто мог быть виновником этого подлого поступка. Первый - потусторонняя сила, о которой тут так много говорят. И второе - преступник, который сейчас среди нас при любом раскладе. И он же напал на Феликса и Нелли в Тисовом лесу. Я не исключаю из этого списка никого, даже себя, прошу заметить, чтобы все было честно, кроме самого Феликса, его сестру и Нелли. Я хочу сказать, что у меня есть подозрения о том, что тот, кто напал на Нелли и Феликса в лесу, и тот, кто сжег книги Магдалины, один человек.
        Толпа собравшихся жителей дружно ахнула.
        - И это не все, - продолжила Василиса.
        Она посмотрела на Лира и обвела взглядом всю его семью.
        - Забавно то, что один экземпляр книги все же сохранился. Этот экземпляр принадлежит семье Алмазовых. Что я этим хочу сказать? Если виновником этого происшествия являлась бы мистическая сила, то почему она не смогла украсть все книги? Что скажите? Из этого я делаю вывод о том, что более вероятна вина живого человека.
        - Или пришельцев! - Степан Степанович снял двуствольное ружье с плеча. - Они могли проникнуть в дом каждого из нас. А помешало им выкрасть книгу у Алмазовых фантомы человеческих органов в гостиной комнате! Пришельцы испугались, что люди настолько жестоки, что украшают свое жилище органами своих же особей. Вы меня понимаете?
        - Я попрошу вас надеть ремень с вашим ружьем на шею. Не стоит им здесь размахивать.
        Степан Степанович послушно выполнил просьбу Василисы.
        - Василиса права! - провозгласил господин Вольфганг. - Я, как и она, склоняюсь к тому, что вина за это деяние лежит на ком-то из вас.
        Глава деревни прошелся взглядом по всем присутствующим.
        - Признавайтесь! Раскаяние смягчит наказание! Кто это сделал?
        Все испуганно отступили от гневного господина Вольфганга.
        - Кто сотворил эту бесчеловечную пакость, я вас спрашиваю?
        Феликс поспешил вмешаться:
        - Господин Вольфганг, я не думаю, что это самый верный способ решения проблемы. Если это сделал кто-то из нас, то, полагаю, в скором времени преступник объявится. Он не сможет долго скрывать свою личность. Хочу подметить, что в большинстве случаев даже самых профессиональных преступников выдает их оплошность. В один момент гордыня захватит его, и он оступится. Он совершит ошибку, оставит след, а нам останется идти по нему.
        Взгляд Вольфганга на какое-то время замер на Феликсе. В это время глава деревни приходил в себя.
        - Очень проницательно, Феликс. Спасибо. Все слышали? Если этот негодяй оступится, мы его схватим!
        Потом он смягчил голос и обратился к Магдалине:
        - Мне жаль вас, Магдалина. Это был огромный труд вашей жизни. Но экземпляр Алмазовых станет общим достоянием нашей деревни в память о вас.
        - Спасибо за сочувствие, господин Вольфганг, - печально улыбнулась она ему в ответ.
        В этот момент несколько диких кошек выскочили из кустов у заброшенной церкви, пронеслись через все кладбище, напугав толпу людей, и скрылись за поворотами.
        - Кошки… - процедила Генхелия, - мудрые существа, но только, когда не голодны…
        После ее слов среди собравшихся повисла натяжная тишина. Василиса поспешила разрядить мрачную обстановку на кладбище:
        - Полагаю, мы все выяснили, и нет смысла оставаться здесь весь день. Прошу всех разойтись и вернуться к своей повседневной жизни! Нам нужно провести тщательное расследование этого происшествия!
        Никто не стал возражать Василисе, и люди в тишине побрели обратно к своим домам.
        Борис и Василиса остались. Они принялись изучать сгоревшую траву и остатки обгорелых книг.
        Софи подошла к Магдалине и обняла ее.
        - Очень жаль, что так случилось. Надеюсь, вы найдете того, кто это сделал и накажите его.
        Девочка прижала ее к себе сильнее. Магдалине не сдержалась и погладила ее по головке. Она поймала себя на мысли, что никогда не встречала таких нежных и пышных волос, как у Софи.
        - Не волнуйся, малышка, мы обо всем позаботимся.
        Феликс осторожно взглянул в сторону Василисы и Бориса, которые склонились над обрывом. Он надеялся, что эти двое ничего не смогут найти, даже их следов.
        Этой ночью ему и Магдалине пришлось устроить настоящий пожар на кладбище. Они все устроили здесь так, чтобы это выглядело, как загадочный случай, виновником которого станет «таинственная сила».
        Феликс поймал себя на мысли, что ему самому пришлось стать этой самой «таинственной силой», когда он помогал своей сестре исправлять положение, в которое она глупо попала.
        - Это ужасно, - подошел к ним Дмитрий, - я сочувствую вам всей душой. Софи держала вашу книгу у себя в комнатке, а потом она исчезла. В нашей деревне нужно внимательно следить за детьми. Не могу представить себе горе Власа и Лариных. Чудовищные события.
        - У вас замечательная дочь, Дмитрий, - ответил бармену Феликс, - берегите ее.
        - Благодарю. Нам пора, Софи.
        Девочка, закончив обнимать Магдалину, подошла к Феликсу и обняла его. Софи нагнулась ближе к нему и тихо шепнула:
        - Спасите нас.
        Эти слова какое-то время отдавались в сознании Феликса тяжелым эхо. Софи взяла отца за руку, и они пошли в бар.
        На кладбище остались сотрудники полиции, Нелли с дедушкой и Лир.
        - Вчера я начал читать твою книгу, Магдалина, - сказал Лир, - так сильно боялся, что она исчезнет у меня прямо в руках. Спал с ней в обмнимку, чтобы никто не украл.
        Лир посмеялся, а Магдалина залилась краской. Она представить не могла, что ей будет так приятно это слышать.
        - Мне понравилось. Правда. Главная героиня чем-то похоже на тебя.
        - На самом деле? - удивилась Магдалина. - И чем же?
        Подумав, Лир ответил:
        - Ей непросто.
        Этот ответ оказался сложнее и гораздо более многозначительный, чем она ожидала.
        - Мы можем погулять с вами, Нелли? - спросил Феликс у девушки, которая держала своего дедушку под руку.
        - Конечно, - улыбнулась она, - я только отведу дедушку домой, и мы с вами встретимся.
        - Ты ведь не против, Магда?
        - Только «за»! А мы с Лиром прогуляемся по острову.
        Молодой человек не ожидал такого предложения от девушки и не даже не думал от него отказываться. Лир энергично закивал.
        - Вот и славно, - подвел итог Феликс.
        Оставив Василису и Бориса вдвоем исследовать место происшествия, они покинули кладбище и вернулись в деревню.
        Сначала все проводили Нелли и Мефодия до их дома. Когда они ушли, Магдалина и Лир оставили Феликса дожидаться Нелли. Прежде, чем отпустить сестру на прогулку, Феликс подозвал к себе Лира.
        - Помнишь, о чем мы с тобой говорили?
        - Конечно, - ответил Лир смело без тени тревоги.
        Феликс посмотрел прямо тому в глаза, а потом громко засмеялся.
        - Удачи вам! И береги ее…
        Лир твердо кивнул и вернулся к Магдалине. Он взял девушку под руку, и двое направились в сторону Тисового леса.
        Феликс какое-то время провожал пару взглядом, пока дверь домика не открылась, и к нему не вышла Нелли с теплой смущенной улыбкой на лице.
        - Куда бы вы хотели отправиться, Феликс? - спросила она у него.
        - А где вам нравится больше всего на острове? - ответил он вопросом на вопрос.
        Девушка задумчиво подняла глаза к небу и ответила:
        - Я люблю сидеть на пляже и смотреть на море.
        - Тогда я желаю того же самого.
        Феликсу вновь пришлось смириться с тем обстоятельством, что Нелли катила его инвалидное кресло. Он старался всячески отмахнуться от этих мыслей.
        Самый неприятный момент для него наступил, когда Нелли пришлось спускать кресло вниз по тропе, ведущей на пляж. Он чувствовал, как ей тяжело, но не мог ничем помочь. Пришлось стерпеть, но Нелли справилась и была рада своей победе.
        - Вы как, Феликс?
        - Спасибо, Нелли… вы замечательно справились! Вы можете…
        - Да?
        - Вы можете называть меня просто Феликс.
        - Учитывая обстоятельства, вы тоже можете называть меня просто Нелли.
        Так они перешли на «ты», избавившись от смущавших обоих неловкостей и излишней официальности.
        - Море сегодня на удивление спокойное, - прокомментировала Нелли.
        - Значит, нам повезло.
        Нелли подвела инвалидное кресло к самому краю берега.
        - Ты хочешь сесть на песок?
        Феликс кивнул.
        Он уже уперся руками о ручки кресла, но Нелли подхватила его со спины и помогла привстать, а потом опуститься на песок. Поправив свое темное платье, она села рядом. Феликс снял с ног обувь и носки, потом помог руками поставить ступни таким образом, чтобы волны ударяли по пальцам.
        Не смотря на то, что вода прикасалась к коже его ног, сам он этого не чувствовал, отчего ему стало невыносимо грустно на душе.
        Какое-то время они вдвоем, прикоснувшись плечом к плечу, сидели на песке и смотрели на обеденное море, которое нежно ласкало их ноги, пока Феликс не решил заговорить:
        - Тогда в лесу… ты поделилась со мной своей историей. Историей о своей матери. Теперь я… хочу рассказать тебе свою.
        Нелли повернула голову и внимательно на него посмотрела. Она готова слушать и внимать каждому его слову, которые произнесут эти губы.
        - Мне было десять. Это был мой день рождения. Первый юбилей в жизни, которого я с нетерпением ждал. Магдалина осталась дома, ей предстояло выполнить много домашней работы. Я с родителями поехал в парк развлечений, потом мы зашли в кафе, где я съел большое шоколадное мороженое. На обратном пути мы заехали в Макдональдс, где купили много всего. Ели мы в машине.
        Он убедился, что Нелли слушает его очень внимательно, и продолжил:
        - Было темно. Ночь. Отец включил дальний свет. В какой-то момент мы попали в туман. Я же думал только о том, как похвастаюсь Магдалине своим праздником. То был самый лучший день в моей жизни… до того, как это случилось…
        Краем зрения Феликс заметил, как хрупкие плечи Нелли судорожное тревожно дернулись.
        - Туман был густым. В лобовом окне отец видел только серую пелену во мраке. Он переключил на ближний свет и противотуманные фары, чтобы лучи не рассеивались. Ехали очень осторожно. Я знал, что мама волновалась, но сам продолжал веселится, потому что верил, что все будет хорошо. Иначе быть не могло. Но случилось…
        Его голос стал тише. Феликс говорил почти шепотом:
        - Удар. Такой сокрушительный и быстрый. Я так и не понял, что произошло в тот момент. Сознание покинуло меня.
        По его щеке начала течь слеза.
        - Позже я узнал, что они погибли на месте, а я отделался только этим…
        Он посмотрел на свои ноги.
        - С того дня они ничего не чувствуют.
        Нелли прикоснулась рукой к его левому колену. Как же он жалел, что не чувствует этого прикосновения.
        - Феликс… - вырвалось у Нелли.
        Но она ничего не сказала. Нелли просто села к нему ближе и обняла. Она молчала.
        А что он хотел услышать? Слова утешения и сочувствия, которые еще никому и никогда не помогли?
        Нелли знала таинства тишины. Она понимала, что ему можно помочь только одним способом - просто быть рядом.
        Когда Феликс это понял, его душа испытала ликующий восторг. Эта девушка чувствовала его. Она знала, чего он хочет.
        - Ты ощущаешь мое тепло? - спросила она.
        - Да, - покорный ответ.
        А потом она погладила его ноги, чего он уже не чувствовал, но мог представить в своем ярком и богатом мире воображения и фантазий. Это все, что ему оставалось.
        Так она обнимала его, пока они не решили уйти. Еще раз Феликс ощутил тепло тела Нелли, когда она обняла его, чтобы помочь сесть в кресло. Он смутился, ведь еще никогда в жизни не испытывал такой близость с девушкой. Тем более с той, которая давно для него той самой Джейн Эйр, которую он искал.
        Нелли давала ему то, чего ему так не хватало в этой жизни. Она понимала и принимала всю боль его израненной души.
        * * *
        Жуткая боль охватила его грудь, и он понял, что должен оказаться на улице так, чтобы его никто не заметил.
        Тьма стремилась выйти наружу, а он из последних сил сопротивлялся сражался с болью и не давал ей достигнуть желаемого. Она мучала его слишком долго и мучает сейчас.
        Тьма не оставляет его. Она всегда с ним.
        Она помнит о нем и сейчас…
        Он снова нужен ей.
        Превозмогая острую ноющую боль, он покинул свою комнату, а потом и свой дом. Быстро пробежав босыми ногами по холодной траве, он обошел дом стороной. Он видел, как его дыхание выходило из его рта в виде облачка пара.
        Ему показалось, что его вот-вот разорвет изнутри.
        Он весь сжался. Его тело содрогалось в дрожи. Так больно прежде не было.
        Тьма истязает все его существо.
        Он прижался спиной к холодной стене дома. Толчок внутри его тела впечатал его в нее.
        Жгучая жаркая боль прошла ледяной волной по всему его тело от ног до головы, а потом резко сконцентрировалась в груди.
        Он подавил истошный вопль, который готовился вырваться из него наружу.
        Никто не должен его слышать и знать, что он здесь сейчас и что с ним происходит.
        Во рту пересохло. В глазах закололо. В горле защемило. А сердце сжалось так сильно, что резало внутри.
        А потом тьма решила выйти наружу.
        Его кожа на груди начала шевелится неестественным образом. Нечто собиралось выскочить из его тела. Ему пришлось разорвать свою ночную серую футболку и оголить торс. Потом его кожа порвалась, а наружу выползла омерзительная черная масса.
        Из груди хлынул черный едкий густой дым. Гадкая бесформенная субстанция черной искривленной трубой выходила из него. В этот момент его тело начало трястись. Он вжался в стену и царапал ногтями доски.
        Когда вся тьма вышла из него и повисла в воздухе перед ним, кожа на его груди затянулась, и его тело приняло прежний здоровый вид. Боль ушла, но появилось другое…
        Страх.
        Черная масса, окутанная дымом, парящая перед ним над землей, начала принимать ясные очертания. Нечто превращалось в толстого омерзительного змея с острыми когтями и горящими красными кошачьими глазами.
        Леденящий душу голос змея произнес:
        - Время пришло. Ты мне нужен.
        Его нижняя челюсть начала трястись. Стало невыносимо холодно.
        Черный змей в облаке дыма летал перед ним в воздухе, странно извиваясь, покачиваясь из стороны в сторону, грубо щелкая острыми клыками.
        - Когда ты оставишь меня в покое? - дрожащим голосом спросил он.
        - Пока ты не послужишь мне должным образом, - ответил змей.
        - Я просто хочу, чтобы ты оставил меня и моих родных в живых.
        - Все зависит от тебя. Ты готов к следующему заданию?
        Он отчаянно преодолевал желание закрыть глаза и больше не видеть это омерзительное жуткое существо, которое витало перед ним.
        - Если ты мне обещаешь то, о чем мы с тобой договорились.
        - Ты не в том положении, чтобы торговаться. Но я держу свое слово. Делай то, что должен и получишь то, что желаешь.
        У него не оставалось выбора. Если он откажется, то его убьют.
        Змей пронзительно смотрел ему в глаза.
        Он принимал свою судьбу.
        - Говори, что я должен сделать. Я готов.
        И змей довольно прошипел в ответ:
        - Хороший человечек…
        Глава 19
        Усиленный стук в дверь разбудил обоих. Феликс переполошился, заворочавшись в одеяле. Магдалина быстро вскочила с постели и ступила босыми ногами на холодный пол.
        В дверь стучались и ломились изо всех сил.
        Феликс наконец сбросил одеяло со своего лица, когда Магдалина замерла у двери прежде, чем ее открыть. Сперва она посмотрела на брата, и тот кивнул ей, что разрешало ей открыть дверь.
        Стучать не переставали.
        Феликсу стало не по себе.
        Когда Магдалина открыла дверь, то на пороге появилась Василиса с мертвенно-бледным лицом. Такой они никогда не видели эту сильную и смелую женщину. Казалось, она вот-вот упадет в обморок. По ее лбу стекали капельки ледяного пота.
        - Василиса?! - воскликнула неожиданно Магдалина. - Что случилось?
        - Случилось… опять…
        Эти два слова дались ей с большим трудом. Василиса так и не смогла перевести дух и успокоиться, а потому Магдалине и Феликсу пришлось со скоростью молнии собраться и отправиться в участок.
        * * *
        Обезглавленный труп лежал в центре комнаты, где работали сотрудники полиции.
        Распластав руки и ноги, тело лежало ничком. Осмотрев культю шеи, Феликс обнаружил, что бледная мертвая кожа нисколько не запачкана кровью. Это был идеальный ровный, гладкий и по существу просто невозможный разрез при условиях, в которых они находились. Такой разрез, способный гладко разрезать все ткани, мышцы, связки, хрящи, кости позвоночника и все остальное, под силу только лазеру.
        Одетый в свою обычную одежду: бурые брюки, серая толстовка и черная куртка, - Борис лежал в странной позе. Кисти его рук непривычно вывернуты в другую сторону, куда они по идеи никогда не должны выворачиваться. То же и со стопами ног. Не смотря на то, что тело лежало на животе, ступни повернуты к верху.
        Оружия преступления поблизости нигде не оказалось. Но было другое… Вместо луж крови, которые должны быть разлиты по всему полу, разлито оказалось оливковое и подсолнечное масло.
        А голова… головы Бориса поблизости не оказалось.
        Феликса больше ужасало не подозрительное во всех смыслах мертвое тело, а сам факт того, что убийство в этой деревни прошло у него под носом.
        Василиса стояла у них за спиной, прикрывая рот ладонью и судорожно вздыхала. Единственное предположение о том, когда это могло случиться, оказалась ночь, в которую она спала в соседней комнате.
        - Позовите господина Вольфганга и Нестора Аркадьевича, - велел Василисе Феликс, - больше никто пока знать ничего не должен, вы меня поняли? Глава деревни должен быть обязательно оповещен. А Нестор Аркадьевич поможет мне с экспертизой и поделится своим профессиональным мнением, как человек, который что-то смыслит в паталогоанатомии.
        Василиса не сразу поняла задание, а потому запоздала кивнула и молча быстро покинула свой участок.
        Оставшись наедине с трупом, Феликс и Магдалина продолжили изучение места преступления.
        - Что ты скажешь, Магда?
        Девушка собралась с силами. Ее тоже совершенно не радовал тот факт, что они не смогли предотвратить убийство, но сейчас в их профессиональные обязанности входит проведение тщательного расследования.
        - Первое, что я не могу для себя объяснить, так это отсутствие головы. Зачем она могла понадобиться убийце?
        - Чтобы сделать свое преступление еще более загадочным и просто напугать нас, - спокойно ответил Феликс.
        - И куда он мог ее деть? Выбросить в море? Степан Степаныч точно на нее наткнется, если это так!
        - Что-то мне подсказывает, что рано или поздно мы найдем его голову…
        И Феликс действительно так считал. Эта деталь не может оказаться незначительной.
        - Что дальше? - спросил сестру Феликс.
        - Второе - орудие убийства. Ты можешь себе представить, чем так можно ровно разрезать плоть? И даже если ты придумаешь способ, следует учесть, что его вряд ли будет применить в наших условиях.
        - Ты права. Способ убийства пока для меня загадка, как… и многое другое.
        - Третье - масло.
        Магдалина неожиданно замолчала и прошла вперед, осторожно наступая на редкие «островки» сухого пола, куда мало еще не успело дотечь.
        Она осмотрела что-то под столом и с ужасом сказала:
        - Нашла…
        - Что там? - возбудился Феликс.
        А потом Магдалина вскрикнула.
        - Магда!
        Она опустилась на рабочий стул Василисы и с трудом начала дышать. Феликсу пришлось самому объехать лужи масла и заглянуть под стол, чтобы увидеть то, что нашла Магдалина.
        Пустая бутылка масла.
        - Это…
        И Магдалина быстро продолжила:
        - Наша бутылка… Это наша бутылка масла, Феликс… та, которая пропала в день отъезда, помнишь?
        Все смешалось в сознании Феликса. Его разум заледенел.
        Он застыл, не в силах воспринимать реальность.
        Если Магдалина права, и это, действительно, их личная бутылка масла, которая пропала в день отъезда, то… то…
        - Ты в этом уверена?
        - Не хотелось мне этого признавать, но да, Феликс. Абсолютно. Я точно в этом уверена. Я искала эту бутылку…
        Феликсу хотелось прекратить существование в этом мире прямо здесь и сейчас, потому что он абсолютно перестал что-либо понимать в происходящем. Сохранять здравый рассудок - залог его существования, а теперь…
        Он столкнулся с такими обстоятельствами, которые наполнены безумием… или все гораздо проще6 он сам наполнен этим безумием…
        Потом его разум разила следующая, не менее «забавная» мысль: «Отрубленная голова и масло…».
        - Это же… «Мастер и Маргарита»…
        - Что? - не поняла Магдалина.
        Феликс пытливо посмотрел на сестру и объяснил:
        - Аннушка разлила масло…
        И Магда поняла:
        - Смерть Берлиоза…
        - Именно!
        На этой ноте дверь участка резко открылась, и внутри появились трое: Василиса, господин Вольфганг и Нестор Аркадьевич, облаченный в белый медицинский халат.
        Двое мужчин прошли вперед (Василиса предпочла остаться у двери, чтобы избежать лицезрения этого ужаса).
        - Какой кошмар! - господ Вольфганг замер и стянул с головы свой котелок.
        Оба мужчин заметно побелели. Они явно никогда не сталкивались в своей жизни ни с чем подобным.
        - Бедный Боря… за что его так?..
        Вольфганг был не в силах смотреть на труп, а потому резко отвернулся, закрыв глаза руками.
        - Вы нужны нам, Нестор Аркадьевич, - позвал его к себе Феликс, - важно определить время убийства.
        Нестор Аркадьевич надел очки и прошел к месту преступления. Он начал осматривать труп.
        - Василиса, - позвала ее Магдалина, - мы нашли бутылку масла. Нужно осмотреть ее под ультрафиолетовым светом, чтобы найти отпечатки пальцев.
        - Поняла.
        Василисе удалось собраться с мыслями, набраться хладнокровия и взяться за работу.
        - Можно мне прикоснуться к нему? - спросил разрешения Нестор Аркадьевич.
        - Полагаю, сейчас его неприкосновенность уже не имеет никакой ценности. Мы начали исследование. Прошу вас, Нестор Аркадьевич, приступайте.
        Мужчина кратко кивнул в ответ Феликсу, надел перчатки и принялся осматривать и пальпировать культю шеи.
        - Этот разрез невероятно ровный. Полагаю, такой возможно сделать лишь в современной хирургической операционной. Разрез произведен в весьма неудобном для этого месте.
        - Что вы имеете в виду? - поинтересовался Феликс.
        - Если я не ошибаюсь, то он сделан прямо в месте расположения «Адамова яблока».
        - Это значит…
        - Что такой твердый и большой хрящ без труда распилили на две части.
        Феликс не ожидал такого. Он-то предполагал, что разрез будет сделан выше или ниже, где задуманное деяние будет легче исполнить.
        - Весьма проблематичная работа, вам не кажется? Шейные позвонки… разрез сделан поперек одного из них…
        - Вот черт…
        - Именно так, Феликс…
        Нестор Аркадьевич от собственных ужасающих и поражающих открытий стал заливаться потом.
        - Дальше… все связки, мышцы, сосуды… сонные артерии, видите? О ним тоже произведен идеальный ровный разрез.
        - А как же кровь? Если разрезан такие крупные сосуды, то…
        - Вы правы, Феликс. Крови должно быть немерено… но в нашем случае, - Нестор Аркадьевич осмотрелся, - ее роль сыграло растительное масло…
        Феликс сильнее согнулся в кресле, чтобы лучше рассмотреть культю, изучаемую доктором.
        - Так… почему же она не полилась алым фонтаном, как у несчастного Миши Берлиоза?
        Феликс изумленно уставился на Нестора Аркадьевича.
        Он хотел что-то спросить у доктора, тот оказался проворнее:
        - Вам тоже все это напоминает Булгакова? Увидев обезглавленное тело и масло, я сразу об этом подумал… Полагаю, головы нет?
        - Вы правы. И я не знаю, где ее найти. Итак, доктор, что с сонными артериями?
        Нестор Аркадьевич вернулся к исследованию.
        - Странно…
        - Что именно?
        - Они будто… запаяны, как трубы…
        - Чем же?
        - Плотной тканью не понятного мне происхождения. Будто черные пластинки, невероятно прочные, перекрыли проток, словно холестериновая бляшка. Вы меня понимаете? Эти сосуды перекрыты, чтобы кровь не пошла. Как и многие другие… Кто-то здесь часами трудился, чтобы сделать это…
        Но Феликс просто отказывался приманить это за правду. По его мнению, у убийцы было невероятно мало времени для убийства.
        - Нужно узнать, сколько времени прошло, - сообщил Феликс доктору.
        - Тогда придется избавить несчастного Бориса от одежды…
        - Господин Вольфганг!
        - Да? - тот стоял у двери.
        - Вы не могли бы помочь мне и Нестору Аркадьевичу?
        - Разумеется…
        Преодолевая неприязнь, страх и брезгливость, господин Вольфганг все же оказался у трупа и даже склонился над ним. Более того - он стал помогать Нестору Аркадьевичу снимать с тела одежду.
        Из другой комнаты как раз вернулись Василиса и Магдалина с бутылкой масла в руках.
        - Что там? - обратился к ним Феликс.
        - Ничего, Феликс, - произнесла спутанно Магдалина, - никаких отпечатков мы не нашли.
        - Правда?
        - Мы изучили каждый сантиметр.
        - Вот черт!
        Василиса нервно мяла пальцы. Она не решалась даже отвести взгляд в сторону, чтобы не видеть лишний раз обезглавленное тело своего напарника.
        - Василиса, - обратился к ней Феликс, - как бы это ни было странным, но мне просто необходимо допросить вас.
        - В данном случае это вполне уместно… можете начинать.
        - Расскажите, что произошло вчера вечером. Когда вы в последний раз видели своего напарника? Что делал он? Что делали вы прежде, чем отправиться спать?
        Василиса тут же изрекла:
        - Работали. Оба. Мы работали в этом офисе. Борис решил остаться, чтобы закончить свой отчет по описанию вчерашнего происшествия с книгами Магдалины. Я так устала, что не выдержала и отправилась спать. Это было одиннадцать часов вечера. Я быстро уснула. Мы с Борисом спим в соседних комнатах. Разных комнатах. Я легла спать и клянусь, что не слышала никаких звуков или голосов. Проснувшись сегодня утром, я пришла сюда и увидела все.
        - Каким он был, когда вы с ним работали вечером? Он что-то странное говорил? Вел себя непривычно для себя самого?
        - Все, как обычно. Он пытался шутить, но не слишком удачно, впрочем, как и всегда. Борис сильно устал и безумно хотел спать. Но также он хотел закончить свой отчет, чтобы сегодня заняться другими делами. Я сказала ему, что больше не могу работать и ушла к себе. Он пожелал мне спокойной ночи и остался здесь.
        - Благодарю вас.
        Феликс вернулся к исследованию трупа. Нестор Аркадьевич и господин Вольфганг оголили торс Бориса, и доктор приступил к его обследованию. Он изучил спину и целостность позвоночника. Потом труп перевернули на бок, и Нестор Аркадьевич смог осмотреть грудную клетку и живот.
        - Василиса говорит, что видела Бориса последний раз вчера в одиннадцать часов вечера, - напомнил доктору Феликс, - сейчас уже восемь часов утра. Вы можете что-нибудь сказать, Нестор Аркадьевич.
        Закончи изучать вывернутые кисти рук и стопы, доктор решил ответить:
        - Сперва я хотел бы обратить ваше внимание на кисти рук и стопы. Все четыре дистальных отдела конечностей расположены неестественным образом. При этом нет никаких вывихов и переломов.
        - Это же невозможно!
        - Верно. Вы можете не поверить мне, но поверите фактам, если сами изучите все. Посмотрите. Я понимаю, что это звучит безумно, но картинка на лицо.
        Господин Вольфганг встал на ноги и начал часто дышать. У него начался насморк, и комнату постепенно заполнял зловонный запах.
        - Что вы хотите сказать, Нестор Аркадьевич? - поторопил доктора Феликс.
        Какое-то мгновение понадобилось доктору, чтобы сформулировать свое объяснение.
        - Видите ли… судя по тому, что я здесь наблюдаю… я не могу объяснить, как это возможно, но это так…
        Он говорил с паузами.
        - Переломы, вывихи - всего этого нет, но конечности расположены неправильно. Этому есть одно объяснение. Так получается, что… кисти и стопы изначально расположены таким образом.
        Феликс потерял дар речи.
        - Что это значит? - не понимала Магдалина.
        - Если вы изучите суставы и кости, осуществите их пальпацию, то поймете, что кисти и стопы так и растут анатомически, будто изначально у него была какая-то мутация при родах. Нет признаков деформации и искусственного изменения строения костей. Я понимаю, что это что-то за гранью понимания и фантастики… Все мы знаем, что у Бориса всегда были нормальные ноги и руки, как и у остальных обычных людей, кто не страдал мутацией этих конечностей. Но сейчас я наблюдаю такую картину, что будто всю жизнь его кисти и стопы росли неправильно, вывернуто, относительно их привычного расположения. Никто не ломал ему эти конечности, никто не применял даже силу, чтобы их как-то травмировать. Признаков этого не обнаружено, хотя головой мы понимаем, что это бред, верно? Но я вижу то, что вижу. А реальная картина выглядит таким образом, что Борис всю жизнь жил с вывернутыми наизнанку стопами и кистями рук, будто они всегда у него естественным образом находились не с той стороны, так сказать… если бы я не знал Бориса, то, изучая тело, я бы сказал, что этот человек всегда был таким уродцем с дефектом, неправильным
развитием. Но, учитывая обстоятельства, получается так, что кто-то волшебным образом изменил его изначальное строение организма.
        От вердикта Нестора Аркадьевича Феликса перетрясло. Он прекрасно понимал, что имеет в виду доктор и понимал его смятение и дикий ужас, который испытывал сейчас сам.
        Кровь в его теле похолодела.
        - А что со временем убийства? - сменила тему Магдалина.
        Нестор Аркадьевич еще раз изучил визуально кожные покровы трупа и выдал следующее:
        - Судя по тому, что никаких очевидных признаков смерти на его теле не появляется… а этими признаками должны быть трупное высыхание, трупные пятна, постепенная мумификация и другие трупные явления… из всех них я наблюдаю лишь трупное охлаждение. Тело холодное. Это странно… но, судя по всему, эти признаки даже не думают появляться… Будто тело забальзамировано. Оно не хочет гнить! Это звучит так же странно, как и все остальное в моих выводах, но… не знаю, сколько времени могло занять такое убийства, учитывая отрубленную голову и разлитое масло, но можно даже говорить о том, что все эти манипуляции и извращения над нашим Борей были совершенны минутой ранее.
        Во рту у Феликса пересохло.
        - К сожалению, отсутствие всех естественных трупных явлений, которые должны наблюдаться, не позволяет мне определить даже приблизительное время смерти. Это смешно, но… если бы не отрубленная голова и такое холодное тело, мы бы вообще констатировали клиническую, а не биологическую смерть и приступили бы к сердечно-легочной реанимации, черт возьми!
        От таких определенных суждений, доказывающих неопределенность сложившийся ситуации, Феликсу стало дурно. Впервые за долгое время он даже не знал от чего отталкиваться.
        - Какой ужас, - не выдержал господин Вольфганг, - кто-нибудь объяснит мне, что все это значит?
        - Я отвечу вам, господин Вольфганг, - холодно произнес Феликс.
        Присутствующие любопытно уставились на него. Выдержав драматическую паузу, он изрек:
        - Все, случившееся с нашим несчастным другом Борисом, доказывает, что мы столкнулись с чем-то по-настоящему ужасным и могущественным.
        * * *
        Феликс проснулся просто так.
        Его ничего не напугало и не ужаснуло. Не было дурных снов, жутких кошмаров и ночных волчьих и истошных завываний.
        Он просто проснулся от того, что что-то не давало ему покоя.
        Сев в постели, первое, что он определил, так это наличие еще не закончившейся ночи. А потом, повернув голову вправо, столкнулся с нечто, что оказалось по-настоящему жутким.
        Магдалина сидела на своей кровати к нему спиной, свесив ноги вниз. Ее спина и плечи судорожно подергивались. Спина сохраняла свое прямо положение.
        - Магда?
        Она не ответила.
        Феликсу стало не по себе.
        Его сестра продолжала сидеть в неизменном положении и совершать какие-то движения своими руками.
        И Феликс догадался, что это могло быть…
        - Только не это…
        Он поспешил вскочить с постели. Феликс изо всех сил вскочил с постели.
        Свершилось чудо, на которое он мог надеяться лишь самую малость.
        Он встал.
        Феликс стоял на собственных ногах, ступни которых чувствовали холод пола. Но сейчас его ожидали заботы важнее, чем чудесное возвращение чувствительности его родных конечностей.
        Феликс одним рывком обогнул комнату и появился перед Магдалиной, взгляд которой устремлен в неопределенную точку.
        Она сидела и не моргала, смотря вперед. На ее коленях лежал листок бумаги. Левая рука его придерживала, а правая интенсивно сжимала карандаш и рисовала.
        «Новое видение», - понял Феликс.
        На самом деле он впервые наблюдал этот процесс. Всегда, когда такое случалось, Магдалина прибегала к нему среди ночи, будила и в слезах демонстрировала не всегда объяснимые рисунки.
        Сейчас он же он собственными глазами наблюдал появление этих рисунков.
        Феликс понимал, что ее нельзя будить. С его сестрой все будет в порядке, когда она закончит. А потому он просто сел рядом с ней и стал наблюдать за всем процессом.
        Первое время Феликс не понимал, что именно хочет нарисовать рука и подсознание Магдалины. Контур казался нечетким, бесформенным… части общего рисунка появлялись то в одной стороне листа, то в другой.
        Спустя минуту или две, разбросанные детали наконец стали срастаться в единую картину, которая безумно напугала Феликса.
        Магдалина рисовала змея.
        И не просто змея, а ужасного монстра с острыми клаками, кошачьими глазами. Вокруг изгибистого тела демонического существа витало нечто, похожее на клубы дыма. Рисунок, поскольку выполнялся карандашом, был темный, но Феликсу показалось, что это изображение не нуждается в каких-то других цветах вовсе.
        Когда на листе появился окончательный вариант жуткого змея, рука замерла.
        Карандаш упал на пол. Магдалина моргнула.
        Его сестра вернулась.
        Она судорожно дышала, и Феликс поспешил ее обнять и согреть.
        - Феликс?!. Как… как ты здесь оказался?
        - Это не имеет значения.
        А потом Магдалина нехотя посмотрела на результат своего творчества.
        - Опять?..
        Она срывалась на плачь.
        - Тише-тише, Магда… я с тобой…
        Феликс прижал ее сильнее, пытаясь успокоить.
        Магдалина разжала холодные пальцы, и лист бумаги упал на пол, но не перевернулся. Они оба смотрели на неприятный рисунок змея.
        - Все закончилось, Магда… я с тобой, - повторял Феликс.
        Когда Магдалина пришла в себя, она обеспокоенно спросила Феликса о рисунке и обо всем, что сегодня случилось:
        - Феликс… что все это значит?
        Он еще раз посмотрел на изображение страшного змея и уверенно произнес:
        - Война началась.
        Глава 20
        Черная чайка летела по белому небу.
        И Феликс Альбин смотрел на эту чайку. Остальной мир перестал для него существовать.
        Есть только он и эта чайка.
        Черная птица уверенно взмахивала крыльями, оставляя за собой темную полоску на белом небе, словно на белом листе.
        Остальные чайки были белыми, а потому они сливались с цветом снежного неба, и их совсем не видно.
        А эта черная…
        Чайка издала громкий клич и полетела прямо к нему. Феликс отчаянно хотел слиться с ней воедино и, как эта птица, взлететь в небо вместе с ней, быть свободным от всех оков, удерживающих его на земле.
        В небе ноги не нужны…
        «Кому-то летать, а кому-то ползать», - подумал Феликс, наблюдая за тем, как черная чайка приближалась к нему.
        Птица не думала сворачивать и меня траекторию полета. И чем больше она становилась по мере своего приближения к нему, тем сильнее нарастал в нем страх чего-то безысходного и жуткого.
        Он приготовился к боли.
        Чайка налетела прямо на него. В один миг он перестал что-либо различать. Птица вцепилась в его глаза острыми когтями. Феликс размахивал руками, стараясь сбить чайку со своего лица, но все безуспешно.
        Вырвав его глаза, чайка вспорхнула и улетела прочь.
        Мир переменился, и теперь Феликс будто наблюдал за собой со стороны. Он стоял рядом с самим собой.
        Феликс, лишенный глаз, вытирал белыми пальцами кровь с лица, но тем самым лишь размазывал алые ручьи по щекам, губам и носу.
        Из него вырвался истошный вопль.
        Все происходило у левой боковой стены бара «На краю обрыва». Слепой, Феликс медленно плелся в сторону обрыва.
        К нему подбежал Дмитрий, он предложил помощь:
        - Феликс, давайте я помогу вам!..
        Но слепой Феликс замахал руками и гневно прорычал:
        - Убирайся прочь!
        И Дмитрий отошел в сторону.
        Феликс неуклюже ступал босыми ногами по земле, неумолимо приближаясь к краю острова.
        Внезапно он споткнулся и упал. На его пути лежала целая стопка экземпляров романа «Темное милосердие». Повалившись на землю, Феликс взревел:
        - Какая тварь поставила эти книги на моем пути?! Будь прокляты все твои романы, Магда! Пусть они сгорят к чертовой матери! Почему ты их повсюду разбрасываешь?!
        Теперь он не шел, а полз, царапая землю ногами и руками.
        Он уже не смотрел на себя со стороны, а был собой - слепым и беспомощным, ползущим к обрыву.
        Феликс ничего не видел, и в его душе кипел неимоверный страх, но и гнев, который внезапно пробудился.
        Еще несколько раз он перебирал руками землю, пока пальцы вдруг не перестали чувствовать ее под собой…
        И Феликс ощутил чувство свободного падения в бездну.
        * * *
        Всю первую половину следующего дня Феликс никак не мог прийти в себя после жуткого ночного кошмара. Он поделился сюжетом своего сновидения с Магдалиной, и та пришла в ужас, услышав его рассказ.
        - Как думаешь, это может что-то значить? - содрогаясь, спросил Феликс у сестры.
        - Надеюсь, что это просто кошмар, Феликс. Я, правда, надеюсь…
        А если это был не кошмар, а видение, пророчество, которое при определенных обстоятельствах может сбыться?
        Что тогда?
        Погода выдалась серой и блеклой. Моросил мелкий дождик. Сегодня в Рапсодии состоялись похороны Бориса. Голову так и не нашли. На кладбище появилась еще одна могила.
        Господин Вольфганг объявил этот день трауром в память о добром человеке и ответственном сотруднике полиции, который служил им верой и правдой. Он вместе с Василисой боролся со злом в их деревни и был готов прийти на помощь.
        - Ты готов на сегодня прервать расследование? - спросила Магдалина у брата после прошедших похорон.
        И он согласился.
        - Ты права. Нам всем нужен покой сегодня. Так и быть… мы не станем никого сегодня тревожить.
        Поэтому все допросы жителей, которые Феликс планировал осуществить в этот день, были отменены.
        После вечерней панихиды люди разошлись по своим домам. Феликсу показалось, что никто сегодня не собирался выйти на улицу. В такую унылую погоду, конечно, никто не захочет гулять.
        Остались дома и Нелли и Лир. Феликс рассчитывал на то, что ему доведется сегодня поговорить с ней, но ничего так и не вышло.
        От своих теорий о пришельцах сегодня отказался Степан Степанович, а Генхелия впервые за долгое время не проклинала все и вся в этом мире.
        - Сегодня все притихли… - выдохнула Магдалина, когда они под вечер вернулись домой.
        Мысли же Феликса сосредоточились на том, что ко всем остальным тайнам и загадкам, которые они имели на данный момент, к списку добавилось убийство Бориса, которое также окутано необъяснимыми обстоятельствами.
        Перед похоронами Нестор Аркадьевич еще раз подтвердил результаты своей экспертизы, которую он провел на месте преступления. И все факты подтвердились снова.
        Доктор сам признался, что хотел бы в этот раз ошибиться.
        Но не ошибся.
        Засыпая, Феликс с сожалением подумал о том, что в этот мрачный пасмурный молчаливый день ничего не произойдет, но судьба распорядилась временем этого мира иначе.
        Шумы начались ночью.
        * * *
        Феликс проснулся от ужасающего дикого стона, переходящего в нечеловеческий вопль. То, что он до недавнего времени принимал за волчий вой, сейчас ему слышалось, как жалостливое или гневное завывание человека.
        Весь в поту, он сел в постели и тяжело задышал.
        Все услышанное ему не показалось. Душераздирающий крик не утихал.
        Он почувствовал, как его ноги вновь наполнились силой. Феликс смог встать и подойти к своему окну, чтобы осмотреть улицу, но ничего не смог разглядеть в кромешной тьме.
        Феликс поймал себя на мысли о том, что сейчас он воспринимает работу своих ног, как что-то естественное, данное. Так и должно быть.
        Его ноги ночью должны ходить.
        При этом Феликса абсолютно не волновало, с чем это связано. Он просто был рад такому обстоятельству.
        Это тот самый единственный случай, когда потусторонняя сила играла ему на руку.
        «Этот вой принадлежит реальному существу», - мелькнуло в голове у Феликса, - «Он мне не кажется. И более того… этот вопль может принадлежать человеку».
        Он принял решение все узнать.
        Феликс обернулся и посмотрел на спящую сестру. Сначала он намеревался пробраться к двери, чтобы незаметно покинуть дом, но потом…
        Феликс лег в свою постель и позвал ее:
        - Магда!
        Девушка зашевелилась под одеялом.
        - Магда, проснись!
        Магдалина открыла глаза, села в кровати и посмотрела на брата.
        - Что-то случилось?
        - Да. Я слышал этот вой. На этот раз я хочу все проверить. Нам нужно идти.
        - Ты уверен?
        - Пришло время начать раскрывать секреты этой деревни.
        Собравшись с мыслями, Магдалина не стала спорить с братом, а просто оделась и помогла ему перебраться в инвалидное кресло. Она надела на Феликса теплую куртку, и вместе они покинули свой домик на краю Тисового леса.
        Ночь выдалась холодной, но Феликс не чувствовал этого холода. Его разум полностью сконцентрировался на деле.
        - Куда теперь? - спросила Магдалина.
        - Давай к бару, а там посмотрим…
        Она молча подчинилась, и они направились в заданном направлении.
        - Что ты хочешь сделать?
        - Пока не знаю.
        И он не солгал.
        На самом деле Феликс еще не решил, чего он конкретно хочет добиться. Вернее, ему известна конечная цель - узнать тайну волчьего воя. Но как?
        Когда они миновали дом Лариных, увидели, как дверь дома семьи Алмазовых открывается.
        Магдалина остановилась, а Феликс на мгновение перестал дышать.
        Из-за двери вышла фигура высокого мужчины в черном плаще.
        Нестор Аркадьевич.
        Доктор даже посмотрел в их сторону, но, кажется, ничего не увидел. Тьма этой ночи настолько густая. Потом Нестор Аркадьевич принялся быстро и уверенно бежать в сторону полицейского участка, избегая света фонаря у бара.
        Когда он отдалился от них, Магдалина обратилась к брату:
        - Это Нестор Аркадьевич?
        - Вне сомнений. За ним. Нужно выяснить, что ему понадобилось так поздно ночью.
        Магдалина приготовилась к тому, что с минуты на минуту их ожидают новые открытия, и, крепко взявшись за ручки кресла, покатила его в сторону бара.
        Феликсу не терпелось узнать, чем промышляет местный доктор в ночи, но при этом на первом этапе было важно сохранять свою невидимость. Нестор Аркадьевич не должен раньше времени узнать о том, что за ним наблюдают двое приезжих детективов.
        - Быстрее, - подгонял сестру Феликс.
        Чтобы не оставить большой заметной тени, они избежали света фонаря и замедлили темп, чтобы не дать обнаружить себя.
        Магдалина, проверяя обстановку впереди, катила кресло вперед, придерживаясь правой стороны, чтобы в любой момент можно было спрятаться за торцевой стороной полицейского участка.
        Нестор Аркадьевич замедлил шаг, а потом и вовсе остановился у двери участка.
        - Прячемся, - занервничал Феликс.
        И не зря! Стоило им скрыться за боковой стеной здания, как Нестор Аркадьевич принялся оценивать обстановку вокруг, бегая взглядом вокруг.
        Феликс осторожно высунул голову из укрытия, и увидел, как доктор трижды постучался в участок.
        Дверь сразу открылась, и на пороге появилась женская фигура.
        - Чем ближе полнолуние, тем сильнее припадки, - сообщила Василиса.
        - Тогда медлить нельзя, - сказал Нестор Аркадьевич, - скорее.
        Внезапно страшный рев повторился. Пока что Феликс не мог с точностью определить, какому полу принадлежит этот вопль.
        - Ах! - ужаснулась Василиса. - Быстрее, Нестор Аркадьевич!
        И двое забежали в участок, хлопнув дверью.
        Барт и сестра, обменявшись взглядами, решили, что пришло их время вмешаться в происходящее. Феликс чувствовал, что эта ночь сможет прояснить очень многое и пролить свет на важные события.
        Он жаждал ответов на свои вопросы.
        Покинув свое укрытие, они спешно направились к участку. Для них не было секретом то, что в участке кто-то есть, кроме Василисы и Нестора Аркадьевича. Борис мертв, а значит истошный вопль принадлежит кому-то, о ком они не знают.
        С нетерпением Феликс открыл дверь полицейского участка, и перед ними появился рабочий кабинет Василисы… с открытой дальней дверью.
        Магдалина уверенно направилась туда. За дверью они попали в узкий коридор, куда кресло все же смогло войти. В простом деревянном коридоре было всего четыре двери. Две слева: туалет и комната Бориса. Одна справа - комната Василисы. И последняя - впереди, назначение которой пока оставалось загадкой.
        Феликс и Магдалина услышали странные звуки и выкрики за той дверью. Это заставило их незамедлительно принять решении и отправиться вперед.
        - Момент истины, - прошептал довольно Феликс.
        Приблизившись к дальней двери вплотную, Феликс сам открыл ее, и перед ними предстала неожиданная картина.
        Обычная жилая комната, в которой находилось всего три элемента мебели: кровать слева у стены и стол со стулом справа. На дальней стене висела картина с мирным морским пейзажем. В остальном - голые деревянные стены и паркетный пол.
        У стола уже стоял Нестор Аркадьевич в белом халате, плащ которого висел на стуле. Доктор набирал лекарство из ампулы в шприц. Вся бледная у кровати стояла Василиса, сжимая резиновый ремень, которые торчали со всех сторон из поручней кровати.
        И наконец третий присутствующий…
        Молодая девушка с невероятно худой фигурой, пепельным лицом и длинными черными волосами. Одетая в длинный халат, она с босыми ногами лежала на кровати. Две ее ноги и одна правая рука уже были привязаны ремнями к поручням. Глаза… зрачок расширился настолько, что карей радужки практически не было видно. Вся в поту, она с ужасом взирала на гостей.
        Время остановилось.
        Все замерло вокруг.
        - Феликс… Магда… - на выдохе произнес Нестор Аркадьевич.
        - Зачем вы пришли? - глупо спросила Василиса.
        А потом девушка на кровати издала новый истошный вопль и начала судорожно дергать руками и ногами.
        - Нестор Аркадьевич, скорее! - скомандовала Василиса.
        Быстро набрав лекарство в шприц, доктор метнулся влево. Вместе с Василисой он привязал левую руку ремнем к поручню кровати и отдал команду:
        - Держите руку!
        Василиса схватилась за кисть темной девушки и крепко держала руку. Нестор Аркадьевич жгутом перетянул худую руку своей пациентки и ловким движением ввел иглу в вену. Сняв жгут, он ввел лекарственный препарат.
        Покончив с этим Нестор Аркадьевич и Василиса отошли от постели. Связанная девушка какое-то время сопротивлялась, пытаясь вырваться из ремней, сковавших ее движения, но потом размякла, успокоилась и спокойно опустила голову на подушку.
        Нестор Аркадьевич смахнул пот со лба.
        - Спасибо, доктор, - отблагодарила его Василиса.
        А затем двое перевели взгляды на Феликса и Магдалину, которые все это время пассивно наблюдали за происходящим.
        - Простите, что не рассказали вам раньше, - решила начать первая Василиса, - не хотели афишировать. Но… от настоящих детективов ничего не скроешь, так?
        Нестор Аркадьевич принялся разбирать шприц на столе над почкообразным лотком, а Василиса села рядом с постелью и взяла девушку за руку.
        - Паола, милая, знакомься. К тебе пришли гости. Это мои друзья. Феликс и Магдалина.
        Василиса посмотрела двоих, ожидая их реакции.
        - Здравствуй, Паола, - первый ответил Феликс, - меня зовут Феликс.
        - Рада познакомиться, Паола. А я Магдалина.
        Василиса улыбнулась и посмотрела на девушку.
        - Теперь они твои друзья, Паола. Ты рада?
        Но та просто лежала и смотрела куда-то в сторону между Феликсом и Магдалиной.
        На щеке Василисы появилась слеза. Она вытерла ее и объяснила:
        - Паола - моя сестра. Она сошла с ума два года назад. Это случилось после исчезновения Офелии.
        «Два года назад… это, определенно, не может быть совпадением», - подумал Феликс.
        Именно тогда начались все странности в Рапсодии.
        - У нее диагностировали параноидную форму шизофрении. Скоро полнолуние, а в это время ее болезнь начинает проявлять себя сильнее обычного. Я скрываю ее от всех приезжих. Не хочу, чтобы ее забрали у меня. Нестор Аркадьевич помогает мне. Он общается с Паолой, правда, сестренка? Нестор Аркадьевич прекрасный психотерапевт. Мне даже показалось, что Паола идет на выздоровление, но вот снова полнолуние…
        Неожиданно для всех Паола заморгала, а потом начала произносить непонятные звуки шепотом.
        - Обычно по ночам у нее случаются приступы. Она возбуждается и перестает контролировать себя. Паола кричит и мечется по комнате, выкрикивая что-то бессвязное. Помогают только транквилизаторы доктора.
        Феликс с сочувствием смотрел на несчастную Паолу. Он не первый раз видел психически больного человека, но все же сталкиваться с этим ему в жизни приходилось не часто.
        - Как это случилось? - спросил Феликс.
        Василиса обратила свой взгляд на Нестора Аркадьевича, прося о помощи.
        - Обычно эта болезнь так не начинается, - ответил он, - вернее, никогда так не начинается. Сначала человек должен замкнуться в себе, уйти постепенно в свой мир, перестать желать взаимодействовать с обществом и идти на контакт с друзьями и родными. В случае с Паолой… я не могу объяснить причину, но в один день, спустя некоторое время после исчезновения Офелии, Паола начала бредить. Никто не понимал, что происходит, и мне пришлось ее усыпить на какое-то время. Но это не помогло. Даже после пробуждения Паола говорила бессвязные слова и фразы. Какое-то время ее мучали голоса, которые ее жутко пугали. В последнее время голоса исчезли, но бред еще остался. Паолу одолевает жуткий страх почти каждую ночь, а с приближением каждого полнолуния все только становится хуже.
        С ума сходят постепенно, а не сразу, и Феликс прекрасно об этом знал. Выходит, это не совсем обычная шизофрения.
        Может, это вовсе не болезнь?..
        - О чем она говорит, когда бредит? - поинтересовалась Магдалина.
        - Если бы могли понять… - обреченно вздохнула Василиса.
        Неожиданно голос Паолы стал громче. Феликс стал различать какие-то отдельные звуки, а потом послышались и слова:
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы… Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        - Она повторяет это чаще остального, - пояснила Василиса.
        Сестра начала гладить Паолу по голове, успокаивая, а девушка продолжала повторять все то же.
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы… Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        - Даже я не могу понять, что это может значить, - сообщил озадаченно Нестор Аркадьевич.
        Но Феликс начал понимать…
        - Башня… - произнесла Магдалина, - это может быть маяк? Так? А тогда две единицы… это исчезающий этаж! Одиннадцать!
        - О чем это вы? - не понимала Василиса.
        Но двое не думали ответить ей.
        Феликс был полностью согласен с сестрой. Она права! Но осталось последнее…
        - Небесный огонь… что бы это могло значить, Феликс?
        И все прояснилось.
        «Небесный огонь - это звездопад», - осознал Феликс.
        - Не знаю, - ответил он.
        И тогда бессвязные слова Паолы превратились в вполне разумное умозаключение, которое ответило Феликсу на один из самых главных вопросов.
        «Одиннадцатый этаж появляется во время звездопада», - осенило Феликса.
        И он сильно пожалел, что не отправился в ту ночь на маяк. Феликс уверен, что за дверью с номером «11» его ждут ответы на все вопросы.
        Но когда наступит следующий звездопад? Сколько ему нужно ждать?
        - Паола всегда много читала и интересовалось всем, что ее окружало, - рассказала Василиса, - я не знаю, за что жизнь ее так наказала… или она наказала меня? В любом случае она не заслужила такого исхода… этой страшной участи… Для меня долгое время было самым моим большим страхом это потеря рассудка. И это случилось с ней.
        Василиса была не в силах сдержать плач.
        - Я люблю тебя, сестренка. Ты поправишься. Я тебе обещаю. Когда-нибудь, Паола, ты снова узнаешь меня.
        Василиса поцеловала Паолу в лоб и не смогла перестать обнимать сестру.
        А она все так же лежала, смотрела куда-то вдаль и повторяла:
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        Глава 21
        Рапсодия опустела.
        Выходя из дома, Феликс привык видеть господина Вольфганга, который отправился выгуливать Понтия, Власа, который вышел чинить свой форд, Степана Степановича, вооружившегося двустволкой и направляющегося в сторону пляжа на утреннюю рыбалку. Также перед завтраком из Тисового леса выбегали дикие кошки, а кот главы деревни Цезарь вальяжно расхаживал из стороны в сторону.
        Такой пустой эту улицу он прежде не видел.
        Чутье ему подсказывало, что все жители этой деревни куда-то делись. Если он постучится в дверь к Лариными или Алмазовым, то ему никто не откроет.
        - Где все? - спросил он мнения сестры.
        - Возможно, отправились в бар на завтрак? - предположила Магдалина.
        Вдвоем они направились в сторону бара. Магдалина, заглянув в окошко, никого внутри не увидела.
        - Странно, - ответила она Феликсу, - никого.
        Феликс осмотрелся снова. Вокруг никого.
        - Куда все подевались… - не понимала Магдалина.
        А потом они услышали знакомые голоса: мужские и женские, - которые вели увлеченную беседу друг с другом:
        - Как думаете, что это?
        - Не знаю…
        - На облако похоже.
        - А если нет?
        - Что бы это ни было, оно приближается к нам.
        - Пришельцы, говорю я вам! Господин Вольфганг, готовьтесь к контакту.
        - Не стоит делать таких поспешных выводов. Давайте просто подождем.
        - Да… а потом инопланетная раса сожрет нас живьем, выпьет наши мозги через уши и отправит наши органы на исследования, чтобы вживить их в свои механизмы.
        - Фу-у!..
        - Степан Степаныч, не при ребенке! Будьте добры…
        Как оказалось, все эти голоса «исчезнувших» жителей Рапсодии раздавались за зданием бара «На краю обрыва». С левой стороны был небольшой проход, который позволял обойти бар стороной.
        Магдалина вернулась к Феликсу, и вместе они направились именно туда.
        На задней площадке бара действительно находился край обрыва, огражденный деревянными колышками - хрупким забором. Чудо - все жители деревни как раз собрались здесь. Все они стояли у забора на краю обрыва и смотрели куда-то в небо над морскими волнами.
        Услышав скрип колес инвалидного кресла, все обернулись. Феликс и Магдалина пробежались взглядом по всем присутствующим. Здесь были все, за исключением Паолы, конечно.
        - Доброе утро! - поприветствовал их первым господин Вольфганг.
        Понтий послушно сидел рядом с хозяином.
        После поочередно все остальные поприветствовали Феликса и Магдалину. Обменявшись приветствиями, Феликс обратился к собравшимся:
        - Что-то случилось?
        И все снова обратили свои взгляды на небо.
        - А вы посмотрите сами, - пригласил их к ним господин Вольфганг, - что, по-вашему, это может быть?
        Нахмурившись, двое встали в ряд жителей Рапсодии у деревянных колышков и посмотрели в небо. Вдали Феликс увидел нечто, напоминающее белое облачко посреди свинцовых туч.
        - И это не облако, - заявил Степан Степанович, - вы на погоду посмотрите! Я точно знаю!
        - Боюсь, вы правы, - ответил Феликс, - это не облако.
        Все ахнули.
        - А что же? - не понимала Сабина.
        - Пока не знаю…
        Все они наблюдали за тем, как некий объект приближался к ним, заметно увеличиваясь в размерах.
        - Полнолуние, - послышался голос Генхелии.
        Феликс перевел взгляд на старуху, которая с подозрительной заботой взирала на него.
        - Полнолуние уже близко, - улыбнулась она печально, - вас ждут многие сюрпризы…
        Феликс так и не понял, что значили слова вещуньи, но мысли о полнолунии посещали в последнее время и его.
        - Молчите уже, - упрекнула прорицательницу Василиса, - лучше бы вы подсказали нам, что это к нам близится.
        - А я вам скажу.
        Все уставились на старуху.
        Генхелия выдержала драматичную паузу и прошипела:
        - Смерть.
        Эрнест закатил глаза и снова посмотрел в небо.
        - Смотрите! - ужаснулся молодой человек. - Оно уже близко!
        Остальные тоже посмотрели в небо. Белое облако расширялось, и постепенно оно распадалось на маленькие кусочки. И минутой позже все услышали писклявый шум вдалеке.
        Отступив назад, Софи шепотом произнесла:
        - Чайки…
        И оказалась права.
        К острову неумолимо приближалась целая стая чаек, чей крик слышался все отчетливее и громче.
        - О, спаси Господь наши души, - прошептала Аделина Аскольдовна.
        Настоящий страх вселился в этих людей. Угроза оказалась действительно страшной. Бесконечная стая птиц летела прямо к ним.
        - Нам нужно уходить, - решил Лир.
        Еще мгновение назад эта стая казалась на отдалении, а теперь все видели этих чаек, которые вопили, пищали и яростно махали крыльями.
        - Бежим! - скомандовал Нестор Аркадьевич.
        Все засуетились.
        Дмитрий взял Софи на руки и вырвался вперед, зовя всех за собой:
        - Все в бар! Там будет безопасно!
        Все смешалось.
        Магдалина схватила ручки кресла и покатила его за всеми. Женщины кричали. Мужчины тянули их за руки, заставляя бежать быстрее.
        Степан Степанович остался стоять у края обрыва. Он зарядил свое ружье и принялся целится в птиц.
        - Сейчас вы у меня получите!
        Раздалось два выстрела.
        - Вы с ума сошли?! - выкрикнул Лир ему. - Скорее, Степан Степаныч! В укрытие!
        Лир схватил старика за руку и потащил за собой. Нелли сопровождала своего слепого дедушку. Эрнест помогал матери. Нестор Аркадьевич бежал с Марфой Васильевной на руках. Генхелия отчаянно прорывалась сквозь толпу.
        Дмитрий открыл двери бара, отпустил Софи и стал запускать всех внутрь.
        - Скорее! Скорее! Они уже близко! Все в бар! Внутрь! Быстро!
        Феликс заметил, как вместе со всеми спасения искал кот Цезарь. Заметив Понтия, кот вместе с псом пролез в дверной проем, проникнув в бар.
        Магдалина с усилием закатила кресло вместе с Феликсом через порог. Дмитрий продолжал держать дверь открытой.
        - Закройте дверь! - взревела Аделина Аскольдовна.
        - Там еще Лир и Степан Степаныч! - резко ответил Марк.
        Но Аделину это не интересовало.
        - Быстрее, Степан Степаныч, - послышался голос Лира, - в бар!
        И чайки влетели в деревню.
        Их дикий вопль оглушил всех, и птицы заполонили улицу.
        - Быстро! - рявкнул Дмитрий.
        Лир втолкнул старика в дверной проем, а Дмитрий резко захлопнул дверь.
        Потом он запер ее на щеколду изнутри, и паника закончилась. Крики чаек немного затихли, но все же эти стены и окна не могли их заглушить окончательно.
        Люди принялись приходить в себя после такого волнительного бегства.
        - Что происходит? - вышел вперед Лир и посмотрел в широкое окно.
        Сотни чаек кружили над домами и землей. Стая не думала улетать с острова. Птицы чего-то выжидали.
        «Хичкока нам как раз не хватало!», - мелькнуло в голове у Феликса.
        - Василиса, как же ваша сестра? - обеспокоилась судьбой Паолы Магдалина.
        - Я закрыла все двери в участке, - объяснила Василиса, - она в безопасности. Спасибо.
        - Все здесь? - обратился к присутствующим господин Вольфганг.
        Да, Феликс сам в этом убедился.
        Ларины, Алмазовы, Нарышкины, Нелли и Мефодий, Дмитрий и Софи, Василиса, Влас, господин Вольфганг, Степан Степанович и Генхелия.
        Все эти люди собрались в баре «На краю обрыва», чтобы спастись от жуткой стаи белых птиц.
        «Черная чайка выклевала мне глаза во сне… это было видение», - ужаснулся своей догадкой Феликс.
        - Да, мы все здесь, заперты в этом баре, - грубо произнесла Аделина, - и долго нам оставаться и терпеть присутствие друг друга?
        - Пока опасность не минует, - ответил женщине Нестор Аркадьевич.
        - Черт!
        Женщина недовольно опустилась на стул.
        - Спасибо, что не бросил меня, сынок, - погладила она Эрнеста по спине.
        - Я бы никогда этого не сделал бы, мама…
        - Ах, я так люблю тебя…
        Дмитрий прижал к себе Софи. Степан Степанович перезарядил двустволку. Сабина и Марк, как Нестор Аркадьевич с женой, стояли в обнимку. Нелли не думала отходить от дедушки ни на шаг. Генхелия села за стол и принялась о чем-то усердно думать. Господин Вольфганг, кажется, не решал даже приближаться к дверям. Понтий и Цезарь сидели в углу выжидая, когда все закончится, и опасность минует.
        Проблемой решили заняться трое: Василиса, Влас и Лир.
        Феликс и Магдалина тоже не могли долго оставаться в стороне.
        - Влас, ты же многое знаешь о птицах и природе вообще, - обратился к мужчине Лир, - как думаешь, как скоро они улетят?
        Пожав плечами, тот ответил:
        - Обычно такое поведение характерно для них, когда они видят добычу. А добычей для них служит морская рыба.
        - Так почему они сейчас кружат над островом?
        - Этого я пока не могу понять…
        Василиса развернулась к присутствующим и обратилась к ним:
        - Как единственный сотрудник полиции этой деревни, я беру защиту Рапсодии и вас под свой контроль. Прошу вас беспрекословно выполнять любые мои распоряжения и приказы. Всем ясно?
        Кивнули все, кроме Нарышкиных, Генхелии и Степана Степановича. Если первые просто промолчали, то старик, закончи заряжать свое ружье, открыто возразил:
        - Еще бы мной потыкала женщина! Что за времена настали? Дорогу мне! Сейчас я сам разберусь с этими погаными тварями!
        Степан Степанович начал прорываться вперед, к дверям.
        - Остановите его! - закричала Василиса.
        Лир и Влас вцепились в старика, но тому удалось вырваться из хваток обоих, прокричав:
        - Отстаньте от меня! Вы, молодые, ничего не мыслите, как надо!
        Прорвавшись к выходу, старик смог открыть двери и выйти на порог бара.
        - Сейчас вы все глотнете пуль!
        Но стоило Степану Степановичу прицелится, как стая чаек, увидев своего неприятеля, собралась в кучку и понеслась прямо на него стрелой.
        - О, срань небесная…
        Феликс приготовился к тому, что сейчас старика непременно заклюют птицы, но этого не случилось.
        Лир и Влас быстро среагировали. Они схватили Степана Степановича за плечи и заволокли обратно в бар. Василиса захлопнула дверь, и птицы врезались в стену. Окна потрескались. Сабина и Нелли испуганно вскрикнули.
        - Вы с ума сошли?! - Василиса осыпала старика праведным гневом.
        Степан Степанович, испытав шок и ужас от пережитого мгновением ранее, спустился по стенке на пол.
        - Вы хотите умереть или как? Больше никто из вас не подойдет к этой двери, пока опасность не минует? Всем ясно? Черта с два, Степан Степаныч, идите в конец бара и не выходите, пока эти птицы не исчезнут!
        Влас помог старику встать на ноги. Степана Степановича трясло. Он прижимал к груди свое ружье и медленно плелся вперед, пока не его не посадили на стул.
        - Эти твари не должны пробраться внутрь, - заявила Аделина, - нужно что-то предпринять!
        Василиса обратилась к хозяину бара:
        - Дмитрий, у вас есть что-то, чем можно закрыть окна или завесить?
        - Есть черные мешки. Мы можем разорвать их завесить окна.
        - Тогда мы ничего не увидим! - возразила Аделина. - Нас ждет кромешная тьма!
        - Прошу вас не забывать о чудесном изобретении человечества - электричестве, - язвительно ответил женщине Влас.
        Все посмотрели на Аделину, ожидая от нее реакции, но та просто фыркнула и сложила руки на груди.
        - Чего уставились? - рявкнул Эрнест. - Делайте что-нибудь!
        - А ты не собираешься помогать? - спросил у него Лир.
        Эрнест уже открыл рот, но Аделина ответила первая:
        - Он будет со мной. Это не его работа, а Василисы. Она же сказала, что будет нас защищать? Вот пусть и выполняет свою работу!
        Василиса вступила в спор:
        - Верно. Я беру контроль над нашим спасением на себя, но заявляю, что для скорого спасения мы должны действовать вместе!
        - Ты видела мое лицо? Чем я могу помочь? Ты даже не представляешь, каково это быть жертвой!
        - Хотя бы помолчите, Аделина Аскольдовна, и не мешайте нам спасать вашу жизнь, - высказался Нестор Аркадьевич.
        - Эрнест! Как он смеет так с нами говорить? Ответь!
        Но тот не решился вступить в спор с доктором.
        - Хватит вам! - приказал Влас. - Такими руганями мы себе не поможем. Дмитрий, ты что-то говорит про мешки?
        Следующее, чем они занялись, так это принялись закрывать окна и баррикадировать свое укрытие.
        Дмитрий принес со второго этажа большие черные мешки, которые разрезали и стали ими занавешивать окна. Удалось также отыскать фанеру и несколько лишних досок. Лир, Влас, Марк, Сабина, Василиса, Дмитрий, Нестор Аркадьевич и Магдалина взялись за работу.
        Остальные либо не хотели помогать, либо не могли, либо воздержались из-за страха, как господин Вольфганг.
        - Что ты думаешь обо всем этом, Феликс? - рядом с ним села Нелли.
        - Ничего хорошего, Нелли… ничего хорошего…
        - С чем связано такое странное поведение птиц? Такое чувство, что в них кто-то вселился…
        - Или ими управляет нечто.
        Девушка испугалась от такой догадки друга и в ужасе задержала дыхание.
        - Но не бойся, Нелли, - успокоил он ее, - я уверен, что мы найдем способ, который заставит чаек оставить деревню в покое.
        - Ты думаешь над этим?
        - Именно. Но пока у меня нет идей.
        Феликс обернулся и посмотрел на Генхелию, которая все также сидела за столом с закрытыми глазами и о чем-то размышляла.
        - Вы что-то говорили о полнолунии?
        Но вещунья никак не среагировала.
        - Что это с ней? - не поняла Нелли.
        - Не знаю…
        Потом Феликс посмотрел на слепого дедушку Мефодия Белинского, который сидел рядом с внучкой и держал Нелли за руку.
        - А что вы обо всем этом думаете? - поинтересовался Феликс у него.
        Немного подумав, тот ответил:
        - Мне кажется, что эти птицы ждут чего-то…
        - Например?
        - Мы должны что-то сделать, чтобы они улетели.
        - Понять бы что именно…
        Влас прошелся по бару и поставил на каждый стол свечи, когда в помещении стало темно из-за занавешенных окон.
        - Вы же говорили о том, что будет электричество, - оставалась недовольна Аделина.
        - Не стоит привлекать к себе внимание врага, - спокойно ответил Влас.
        - Вот как? Тогда… Может, нас хотя бы обслужат? Уже пора завтракать! Дмитрий!
        Дмитрий уже хотел вежливо ответить женщине, но его остановила Василиса. Она не позволила ему унижаться перед Аделиной.
        - Первым делом мы все заботимся о том, чтобы сохранить жизнь и обезопасить вас всех. Разве, вы не видите, чем мы заняты? Признаюсь, что помощь твоего сына очень бы нам пригодилась. Все эти люди, которые сейчас занавешивают окна, прикрывают вашу задницу, Аделина! Мы столкнулись с общей бедой, и я не намерена устраивать здесь отель и центр услуг!
        Аделина не посмела возразить Василисе. Она просто сова нахмурилась и вовсе отвернулась от противницы.
        - Так-то! - добавила Василиса.
        Через некоторое время работа была завершена. Все окна завесили черной тканью. Одно закрыли фанерой, а другое, самое растрескавшееся после последней атаки бара чайками заколотили досками. Одно окно закрыли тканью таким образом, чтобы осталась свободной нижняя половина, через которую можно наблюдать за происходящим на улице. Та часть ткани, что должна была закрывать эту нижнюю половину окна, прибита к верхней, так что в любой момент ее можно опустить.
        - Мы закончили, - подвел итог Лир, - теперь мы все в относительной безопасности. Чайки нас не тронут.
        Феликс подъехал к нижней открытой части окна, чтобы осмотреть улицу. Сотня чаек кружила над землей и злостно кричала, не намереваясь покидать остров.
        Дмитрий сделал всем горячий чай и предложил овсяное печенье в качестве завтрака.
        Люди, почувствовав собственную безопасность за занавешенными окнами, позволили себе немного расслабиться, забыть о страхе и поесть.
        - Как же меня раздражают эти крики мерзких птиц! - пожаловалась Аделина.
        Но на ее недовольство никто не соизволил отреагировать.
        - Мы под защитой, а люди сыты, - сказала Магдалина Василисе, - вы проделали прекрасную работу.
        - Благодарю, но это не только моя заслуга. Вы все помогли.
        - Знать бы еще как избавиться от чаек? - почесал затылок Нестор Аркадьевич.
        Все задумались.
        - Интересно, сколько нам еще предстоит провести здесь времени, - подумал о будущем Влас.
        - А что вы обо всем этом думаете, Феликс? - спросила Марфа Васильевна.
        - Они чего-то хотят, - ответил он, - определенно. Им что-то нужно от нас. Знать бы еще что…
        И вдруг послышался детский голос в стороне:
        - Жертва.
        Взрослые изумленно уставились на Софи.
        - Девочка моя… - вырвалось у Дмитрия.
        - Им нужна жертва, - повторила Софи, - без нее они не покинут остров.
        - Кто тебе такое сказал? - спросила Магдалина.
        Софи сначала посмотрела на Марка и Сабину, а потом призналась:
        - Денис.
        Общая трапеза жителей Рапсодии резко прекратилась. Бар наполнился напряженной тишиной.
        Сабина всплакнула.
        - Спокойно, - Марк прижал жену к себе.
        - Когда ты его видела? - озадаченно спросил у девочки Феликс.
        - Вчера вечером. Он пришел ко мне перед сном. И сказал…
        Снова пауза.
        - Что? - не выдержал Феликс. - Что он тебе сказал, Софи?
        Девочка сжала кулачки и выпалила:
        - «Один из них завтра умрет. Птицам нужна душа».
        Даже огонь свечей перестал греть их. В баре стало жутко холодно.
        - Она с ума сошла или как? - подала свой голос Аделина. - Нестор Аркадьевич, разве, это не по вашей части?
        Лир уже хотел гневно ответить этой женщине, но та не унималась:
        - Или вы ее пустили к этой Паоле? Я всегда говорила, что эту шизофреничку нужно тщательнее изолировать… ей не место на острове.
        Василиса была готова спустить на Аделину всю сою злость, высказать этой женщине все, но этого не случилось.
        - Она права.
        Генехлия уже придерживала открытую дверь бара.
        - Чайкам нужна душа.
        И старуха вышла на улицу.
        - Держите ее! - прокричала Василиса.
        Марк, Влас и Лир сорвались с мест.
        - Стойте! - крик Нелли.
        Но все их старания остановить вещунью и вернуть ее в бар оказались напрасны.
        Генхелия уже стояла среди домов, в центре деревни. Над ней кружили белые птицы.
        Остальные собрались у открытой двери бара, чтобы увидеть происходящее своими глазами. Страх мгновенно улетучился и у господина Вольфганга, и Степана Степановича.
        Лир уже хотел броситься бежать, чтобы спасти старуху, но Нестор Аркадьевич схватил сына за руку.
        - Нет, Лир…
        - Отец! Отпусти!
        Но ему не дали убежать.
        Все смотрели на Генхелию, которая подняла руки к небу и сказала чайкам:
        - Я ваша.
        Все случилось быстро.
        Жуткая сцена развернулась за считанные секунды.
        Облако чаек окружило Генхелию и подняло ее в воздух. Из-за большого количества птиц, окружавших вещунью, тела старухи практически не было видно.
        Острые клювы и когти врезались в тело Генхелии. Чайки не позволяли своей жертве упасть на землю. Они поедали свою добычу прямо в воздухе.
        Сначала прорицательница испустила истошный жуткий вопль, но потом замолчала. Белые крылья птицы окрасились алой кровью.
        Чайки разрывали тело старухи на куски. Они выклевали ей глаза, нос, уши, пальцы, порвали ткань одежды и откусывали части плоти. В один момент все увидели, как воздухе взорвался кровавый фонтан.
        На землю текли алые ручьи.
        Дикий вопль чаек нарастал. Птицы поедали свою жертву, пока от нее не остался один лишь скелет. Рассыпанные кости упали на землю в лужу крови и лоскутов одежды.
        Это уродливое месиво, лужа, пятно - все, что осталось от вещуньи.
        Получив свое, чайки закружились, поднялись высокого в небо, а потом розовым облаком улетели прочь из Рапсодии.
        Стая скрылась в сером небе, и наступила долгожданная тишина.
        Те, кто наблюдал за страшным процессом, замерли. Никто из них не мог пошевелиться или произнести хоть звук.
        Страшная картина последних мгновений жизни Генхелии все еще стояла у Феликса перед глазами.
        Единственным, кто осмелился заговорить после этого первым, стала Софи:
        - Денис сказал, что это будет только начало.
        Глава 22
        Дождь не переставал лить весь следующий день. Феликс и Магдалина решили устроить небольшой допрос интересующих их людей. Кого-то из них пришлось самим пригласить к себе. Другие пришли сами.
        Проливной ливень наклонным потоком обрушился на Рапсодию еще в середине ночи. Гром и молния не затихали даже днем. К своему великому сожалению, Степану Степановичу пришлось отказаться от своей ежедневной рыбалки.
        Весь вчерашний вечер перед глазами Феликса стояла сцена, когда Нелли, Влас, Лир и Марк с Сабиной принялись убирать кровавую лужу и кости Генхелии с улицы. Магдалина предложила Феликсу проверить дом вещуньи, подозревая, что там можно что-то найти, но он наотрез отказался. Он решил, что сделает это, но позже - точно не в день ее смерти.
        - А теперь расскажи нам все по порядку, - Феликс внимательно смотрел на Софи, которая сидела перед ним на стуле, - что произошло между тобой и Денисом в последний раз?
        - Нам важно знать все подробности, Софи, - добавила Магдалина.
        Девочка немного занервничала, но потом все же взяла себя в руки.
        - Он говорил о том, что тебе нельзя никому рассказывать о ваших встречах? - решил Феликс помочь Софи.
        Девочка в желтой курточке покачала головой - ее рыжие кудри развивались из стороны в сторону.
        - Я спала, - произнесла наконец она, - а потом он пришел ко мне…
        - Как это было? - спросила Магдалина.
        - Я даже забыла то, что мне снилось. Мне часто снятся сны, и я всегда их запоминаю.
        - Тебе снятся хорошие сны, Софи? - это оказалось важным для Феликса.
        - Нет. Иногда страшные. Иногда…
        Брат и сестра выжидали уточнения.
        - Я пока не знаю, к какой категории отнести сны с Денисом.
        Феликс выгнул бровь. Он посчитал это действительно непростой задачей, учитывая, что призрак Дениса периодически является ей.
        - Я почувствовала, как чья-то ладонь прикоснулась к моему плечу. Так и проснулась. Надо мной стоял он.
        - Что он тебе говорил? - решила узнать Магдалина.
        - Он спросил меня, почему я не играю с ним. Я просто не хочу. Тогда он сказал, что это его очень сильно расстраивает, и кого-то придется наказать.
        - «Наказать»? - не понял Феликс.
        - Да, кого-то из моих знакомых.
        Феликс и Магдалина с ужасом переглянулись.
        - Потом он рассказал о том, что прилетят белые птицы. Им понадобится жертва. Только тогда они оставят деревню в покое и улетят навсегда. Это вчера и случилось…
        - А что ответила ему ты?
        - Я попросила его не делать этого. Я пообещала поиграть с ним, но его это уже не устраивало. Если я и дальше буду отказываться с ним играть, то смерть вещуньи станет только началом.
        Феликсу стало не по себе.
        - Он что-нибудь говорил о Борисе? - спросил он.
        Софи покачала головой.
        - Что он хочет от тебя, когда просит поиграть с ним? - поинтересовалась Магдалина.
        - Он хочет, чтобы мы ночью ушли играть на Соленый пруд. Но это же опасно! И я об этом знаю.
        - И ты большая молодец, Софи. Правильно делаешь.
        - Но… если я буду отказывать ему… может умереть кто-то еще…
        - Это не твоя вина, Софи. Что бы он ни говорил тебе, ты не должна идти с ним играть, хорошо?
        Она кивнула.
        - Скажи, Софи, Денис упоминал нас с Магдалиной? - спросил Феликс.
        - Да. Он все еще ждет, когда вы его найдете, чтобы поиграть. Без вас ему неинтересно.
        По спине у Феликса пробежала ледяная дрожь.
        Ему стало совсем не по себе от мысли, что какой-то призрак-демон в образе Дениски ищет их, возможно, чтобы убить…
        - Спасибо тебе, Софи, - тепло улыбнулась Магдалина, - нам очень жаль, что тебе пришлось наблюдать все это вчера. Взрослые люди… порой они могут вести тебя очень глупо, понимаешь? Все мы можем ошибаться.
        - Ничего. Я все понимаю.
        На прощание Софи обняла обоих, потом застегнула свою курточку, раскрыла оранжевый зонтик и вышла в ливень.
        До прихода следующего гостя, Магдалина кратко записала ответы Софи на их вопросы. Никто из них не понимал, что это за призрак Дениса, какую роль он играет в происходящем, и что от него стоит ждать.
        После Софи к ним пришла Сабина Ларина. Ее появления Феликс никак не ожидал. Похоже это была ее личная инициатива.
        - Добрый день, Сабина! - поприветствовала ее Магдалина.
        Сабина закрыла свой серый зонтик и немного постояла на пороге, чтобы капли дождя стекли с ее кожаного пальто ванильного цвета.
        - Как вы? - спросил у гостьи Феликс.
        - Вчерашнее происшествие не могло не оставить свой отпечаток на всех нас. Сегодня все мы только и заняты тем, что обдумываем, осмысливаем и «перевариваем» вчерашнюю бойню… Но я пришла не за этим.
        Магдалина и Феликс пригласили Сабину на стул, который стоял между двух кроватей. На этот стул садили все гости, свидетели и те, кого они вызвали сегодня к себе на допрос.
        - Я должна вам кое-что рассказать, предупредить, чтобы вы знали…
        - Конечно, Сабина. Мы тебя слушаем.
        Сабина заправила непослушный мокрый локон за ухо, вдохнула и ответила:
        - Брат возвращается завтра из тюрьмы.
        Феликс оказался совсем не готов к такой информации, и ему понадобилось время, чтобы осмыслить услышанное.
        - Виктор вернется завтра утром в Рапсодию, - добавила Сабина, - вернется домой…
        - Это замечательно, Сабина, - безрадостно произнесла Магдалина, - но есть же некоторые обстоятельства. Например, об этом знает Влас? Как он может отреагировать на возвращение Виктора?
        - Меня больше волнует, как Виктор отреагирует на возвращение Власа в свою жизнь.
        - И еще Денис, - напомнил Феликс, - простите, что поднимаю эту тему…
        - Ничего, вы правы…
        - Виктор ничего не знает об исчезновении своего племянника, ведь так?
        - Да, завтра ему придется непросто. Но я постараюсь все уладить. Я же его сестра…
        - Конечно, - Магдалина все же нашла в себе силы, чтобы улыбнуться Сабине.
        - Словом, я хотела предупредить вас об этом. У вас появится возможность поговорить с ним лично, чтобы узнать все подробности исчезновения Офелии.
        - Да, это важно. Спасибо, Сабина, - настроился Феликс на прощание с гостьей.
        Сабина уже собралась уходить, но следующий внезапный (Феликс не показался к нему готов) вопрос Магдалины остановил ее у дверей:
        - Софи была у нас сегодня. Она говорит, что часто видит Дениса. Ты могла видеть его?
        Сабина не обернулась. Она так и застыла у двери. Феликс наблюдал, как ее плечи медленно опускаются.
        - Мне жаль, но, боюсь, наша Софи больна, если видит Дениса. Я не видела сына очень… очень давно.
        Но Феликс дал себе ясно понять, что не видит в поведении Софи никаких признаков безумия. Возможно, страха, но не сумасшествия.
        - До свидания…
        И Сабина вышла за дверь.
        - Здесь нечего думать, Феликс, - сказала Магдалина брату после ее ухода, - эта женщина убита горем. А Софи…
        - Она не сумасшедшая, - настоял на своем Феликс.
        - Я не это имела в виду….
        - Прости.
        - Этот призрак Дениса не тот, за кого себя выдает. Я даже больше беспокоюсь не за то, что этот второй Денис существует, а за безопасность Софи. Представь, если он начнет угрожать ей смертью Дмитрия! Что тогда? Она отправится играть с ним на Соленый пруд. Этого мы не можем допустить.
        - Ты права. Нужно рассказать о таких наших опасениях Василисе, Дмитрию и Нестору Аркадьевичу. Почему я упомянул доктора? Это не к тому, что Софи больна. Нестор Аркадьевич может помочь Софи избавиться от страха и как правильно вести себя при появлении призрака.
        Магдалина не стала возражать против такого решения Феликса. Сейчас они должны принять все возможные меры, чтобы максимально обезопасить всех жителей Рапсодии.
        После обеда в их дверь снова постучались.
        Это были Нарышкины.
        Такого «сюрприза» брат и сестра никак не ожидали.
        Эрнест помог матери пройти в дом. Аделина спотыкнулась о порог и суть не упала. Женщина громко выругалась, что совсем не походило на поведение человека, принадлежащего к аристократичному роду. Эрнест же бесцеремонно потряс зонтом прямо в доме, осыпав каплями стены и пол.
        - Мне нужно с вами поговорить, - решив, что этот разговор состоится без формальных приветствий, Аделина прошла вперед и села на стул.
        - Все в порядке, мама? - спросил у нее Эрнест.
        - Да, но стул жесткий… не могли бы найти кресло для гостей? Ну, да ладно… Эрнест, не мог бы ты оставить нас наедине?
        Такой просьбы не ожидал никто.
        - Что это значит, мама?
        - То и значит, Эрнест. Я хочу поговорить с ними без твоего участия. Тебе ни к чему это слышать.
        - Там дождь!
        - Тогда возьми с собой зонт и выйди за дверь наконец!
        Это прозвучало слишком грубо по отношению к родному сыну, но молодому человеку не оставалось ничего, кроме как подчиниться приказу властной матери.
        Недовольно фыркнув, Эрнест раскрыл зонт и вышел на улицу, громко хлопнув дверью.
        - Добрый день, Аделина Аскольдовна, - вежливо начала Магдалина.
        - Какой же он «добрый», я не пойму?! Этот мерзкий ливень все не прекращается… у меня скоро крыша в доме потечет!
        «Потечет крыша в доме аристократов - это что-то новенькое», - усмехнулся про себя Феликс.
        - Нет, дорогая моя, этот день никакой не добрый, а очень противный и мокрый!
        Ни Феликс, ни Магдалина не стали возражать против такого однозначного комментария.
        - Что же привело вас к нам? - спросил Феликс.
        - Сама удивляюсь тому, что нахожусь в столь неподобающем месте… Конечно, я понимаю, что это не ваш дом, но можно же было хоть что-то сделать?!
        Это прозвучал вызов в сторону Магдалины. Она потратила много времени, чтобы убрать комнаты и навести в их временном жилище порядок.
        Но девушка сдержала гневный порыв ради дела. Не каждый день такая личность, как Аделина Аскольдовна, сама идет с ними на контакт.
        - Впрочем, это не относится к делу…
        - Так какое же дело интересует вас?
        Ответ показался Феликсу если не странным, то достаточно отдаленным от главного вопроса, который гостья собиралась поднять.
        - Роды Эрнестика прошли весьма необычно. Он у меня вообще необычный мальчик, потому что родился, как говорится, в «рубашке». Если вы не знаете, то так называют детей, которые вышли на свет в нераскрывшемся плодном пузыре. Я жутко испугалась, когда из меня вынули такое… но потом пузырь разрезали, и, как из яйца, появился Эрнестик - мой цыпленочек.
        Феликсу совершенно не интересно слушать про этого «цыпленочка», но факт, который им поведала Аделина, действительно, оказался необычным. Это достаточно редкий случай, но он не делает ее сына особенным, как она сама считает.
        - Так вот… Лиза, Офелия, Денис, Борис и теперь Генхелия… люди в этой деревни пропадают и умирают. Вы прибыли на наш остров, чтобы распутать череду загадочных происшествий и победить темную силу, так?
        «Насчет последнего уговора не было», - напомнил сам себе Феликс.
        Он, конечно, детектив (и весьма неплохой), но вступить в бой с темной силой… не слишком ли много он на себя возьмет?
        - Я имею в виду, что безопасность жителей Рапсодии лежит на вас…
        «Вернее, ответственность за смерть этих жителей», - поправил Аделину мысленно Феликс.
        - Я хочу взять с вас гарантии и слово, что вы приложите все свои силы, чтобы не пострадал мой мальчик, - заявила прямо Аделина.
        «Это приказ или просьба?», - не понял Феликс.
        - Вы хотите, чтобы мы стали… телохранителями вашего сына? - удивилась Магдалина.
        - Именно так. Я не прошу каждый день слоняться везде рядом с ним, но имейте в виду, что, если с ним что-то случится, то я в первую очередь обвиню в этом вас.
        «Вот это поворот!» - удивлению Феликса от такого заявления Аделины не было предела.
        - Простите, Аделина Аскольдовна, - Магдалина первая взяла себя в руки, - но мы не можем взять на себя такую большую ответственность.
        - Но вы обязаны защищать нас!
        - Этим мы и занимаемся. Но могут произойти вещи, которые от нас не зависят. Взять хотя бы смерть Бориса.
        - Ему следовало лучше защищаться!
        - Но мы не сможем всегда защищать вашего сына.
        Взгляд Аделины изменился. Даже Феликсу было трудно понять: злится она будет или плакать.
        - Вот, что вы делаете с чувствами матери, которая пришла к вам за помощью. Дети пропадают, а вам все равно! Вы всем пообещали защиту, а мне вздумали отказать?!
        - Мы никому не обещали…
        - Довольно! Я не собираюсь больше с вами связываться! Эрнест! Эрнест!
        В дом вошел Эрнест.
        - Помоги мне! - закричала Аделина.
        - Что вы наделали? - гневно взирал на двоих Эрнест.
        Но Феликс и Магдалина не думали что-либо отвечать. Когда Эрнест помог матери встать, она снова обернулась к ним и завопила:
        - Только попробуйте у меня еще хоть раз о чем-то попросить! Все, домой, Эрнест!
        И двое покинули этот дом с таким же шумом, с каким и появились в нем.
        Феликс и Магдалина решили для себя, что даже не будут тратить времени, чтобы хоть как-то прокомментировать произошедшее.
        Лишь ближе к вечеру их ждало радостное событие в этот дождливый серый день. В дверь постучались. Когда Магдалина открыла, то на пороге появились двое: Лир и Нелли стояли, укрывшись под зонтом.
        - Лир! Нелли! Как же мы рады вас видеть!
        - Мы подумали, что вам станет грустно проводить этот день в одиночестве, и решили составить компанию, - улыбнулся Лир.
        Магдалина обняла Лира, а Нелли прошла вперед, чтобы обнять своего друга, Феликса.
        - Какой приятный визит, - ответил им Феликс.
        Друзья обменялись последними новостями. Феликс и Магдалина рассказали о том, как к ним заявились Нарышкины с необычной просьбой. Все весело посмеялись.
        - Как же мне надоело сидеть в доме, - пожаловался Феликс.
        - Мы можем погулять с тобой, возьмем зонтик, - предложила Нелли.
        - А мы с Магдалиной останемся здесь и дождемся вас, - добавил Лир.
        Феликс был безумно рад тому, что снова сможем провести время наедине с Нелли Белинской. Магдалина помогла ему одеться и рассказала Нелли о том, как правильно управлять креслом, если что-то случиться.
        - Спасибо, Магдалина, я это учту - отблагодарила ее в ответ Нелли.
        Тогда Феликс взял черный зонт, а Нелли выкатила инвалидное кресло под дождь.
        - Ты любишь дожди, Нелли?
        - Этот мне по душе.
        Они отправились на пляж. Нелли пришлось следовать всем советам Магдалины, чтобы успешно спустить кресло по мокрому песку. А потом они уже стояли у моря, и Нелли держала над ними широкий зонт.
        Они смотрели на море, по которому расплывались тысячи кругов от бесконечных капель дождя.
        - О чем ты думаешь, Феликс? - спросила его Нелли.
        Феликс уже приготовил ответ на такой вопрос, и ему оставалось лишь набраться смелось, чтобы произнести его:
        - О том, что мне приятно проводить с тобой время.
        Он не видел этого, но щеки Нелли порозовели.
        Этот мокрый пляж, это море и этот ливень - все Феликсу казалось таким романтичным.
        - Я волнуюсь за Софи и за то, что с ней происходит, - сменила Нелли тему.
        - Ты же с ней еще занимаешься? Как она?
        - Напугана. Она стала скованнее, чем была раньше. Мы много смеялись и веселились. Я понимаю, что в связи с недавними событиями, веселого мало, но… сейчас с ней все совсем плохо. Этот призрак Дениса, кем бы он ни был, пугает ее. Я это чувствую.
        - Мы спасем ее, Нелли. Я тебе обещаю. Мы спасем Софи.
        - Вчерашняя ситуация в баре объединила всех нас, как никогда. Такого давно не было. Мы всегда собирались вместе по праздникам, а тут… перед лицом опасности многие раскрылись.
        - Ты права. Пришло время понять, кому можно доверять, а кому…
        - Нарышкины тоже жертвы. Может, трусливые и неприятные, но жертвы… я не думаю, что кто-то из них может являться виновником происходящего.
        - Порой даже самая несчастная жертва может оказаться злодеем. Это и о Денисе.
        Нелли изумленно посмотрела на Феликса.
        - Но это же не он… ведь так?
        - Может и не он… но этот кто-то зачем-то принял его внешность. Я пока не могу разобраться, что это за призрак, Нелли, но мне тоже не по себе…
        - Если тебе страшно, то это не делает тебя слабее, Феликс. В такой ситуации в страхе нет ничего постыдного. Нам всем страшно, кто бы как бы себя ни вел. Порой бравада не самое лучшее, что можно выбрать из всего арсенала.
        - И что мне следует выбрать?
        Она подумала.
        - Придет время, и все станет понятно. Я выбрала надежду.
        * * *
        Настольная лампа зажглась с третьего раза.
        - Может, из-за грозы перебои с электричеством? - предположил Феликс.
        Когда же лампа наконец зажглась, наполнив комнату теплым светом, Магдалина всплеснула руками.
        - Отлично! Получилось!
        Феликс сидел на своей постели, свесив ноги и ждал, когда Магдалина поможет ему забраться в кровать.
        - Завтра нас ждет встреча с Виктором, - напомнил он.
        - Да, так что имеет смысл как следует выспаться перед знакомством с новым свидетелем.
        Магдалина помогла Феликсу лечь в постель и укрыла его одеялом.
        - Как провели время с Лиром? - поинтересовался Феликс.
        - Замечательно. Знаешь, о многом поговорили.
        - Что он думает обо всем этом?
        - Он надеется, что я не пострадаю.
        Феликс серьезно кивнул.
        Потом Магдалина, заправив свою постель, тоже легла. На прикроватном столике лежала схема деревни, которую она нарисовала в первые дни.
        В комнату прорвался луч от света сверкнувшей молнии, а потом раздался гром.
        - Меня беспокоят призраки Софи, Магда. Я не хочу, чтобы она пострадала.
        - Я тоже, Феликс. Я тоже…
        - Порой мне даже страшно думать о том, что нас ждет завтра.
        Магдалина обеспокоенно посмотрела на брата.
        - Я буду рядом.
        Снова сверкнула молния, и Феликс сказал сестре:
        - Я не удивлюсь, если в один прекрасный день мы с тобой проснемся в палате психиатрической клиники, и нас поздравят с возвращением.
        - Как бы это ни стало для нас единственным возможным счастливым концом.
        Глава 23
        Красная звезда пересекла половину черного неба и упала в море.
        Феликс стоял на кладбище в Рапсодии ночью, смотрел на каменные надгробия, пока не увидел девушку в черном, что стояла впереди к нему спиной.
        Она держала в руках желтые цветы.
        Феликс просто стоял и смотрел на нее, пока девушка не склонилась над могилой, чтобы положить цветы у плиты.
        - Я буду всегда любить тебя, - прозвучал ее голос.
        И Феликс узнал этот голос.
        Нелли.
        - Нелли! - выкрикнул он ее имя, и его рука потянулась вперед к ее спине.
        Она отошла в сторону, и Феликс невольно бросил взгляд на могилу, на которой было высечено его собственное имя.
        «Феликс Альбин. Покойся с миром».
        Он понял, что не хочет такой надписи на своем надгробии прежде, чем осознал, что это его собственная могила.
        По его щекам и спине пробежала ледяная дрожь. Его передернуло. На лбу выступил пот.
        Как это возможно?
        Он… уже мертв?..
        - Почему ты оставил меня, Феликс?
        Нелли уже стояла лицом к нему.
        - Нелли!
        Ее лицо было бледнее обычного. Взгляд ничего не выражал.
        На его могиле лежали мимозы.
        - Зачем ты умер, Феликс? И даже не попрощался со мной!
        - Нелли!
        Он сделал движение вперед, но что-то мешало ему приблизиться к ней вплотную. Она оказалась недосягаема для него.
        - Я думала, что мы будем вместе, но ты даже не смог спасти меня.
        - Спасти?
        Феликс ничего не понимал.
        - Как ты можешь спасти меня, если не можешь спасти даже самого себя.
        - Нелли…
        - Такой глупенький, как цыпленочек. Такой… беззащитный…
        И в мгновение ока он уже не стоял, а сидел в инвалидном кресле и не мог двинуться с места. Его ноги перестали существовать для него.
        Внезапно земля на его могиле поднялась, и из нее вырвалась мертвая рука, которая крепко схватила Нелли за ногу.
        Она закричала.
        - Нелли!
        - Феликс, спаси меня! Спаси!
        Из земли врывалась вторая рука, которая схватила Нелли за вторую ногу. Девушка упала на спину на его могилу.
        - Я спасу тебя!
        Нелли отчаянно кричала.
        Феликс пытался крутить колеса своего кресла, но они не крутились. Он не мог приблизиться к ней, а руки не дотягивались.
        Нелли лежала на земле и корчилась, пытаясь вырваться из хватки рук. А потом из могилы вылезло еще три руки, по костям которых свисали окровавленные лоскутки бледной и черной кожи.
        Все пять рук обхватили Нелли за ноги, руки, тело и шею. Они тащили ее к себе под землю.
        - Феликс! Пожалуйста! Спаси!
        Она истошно вопила, а он не мог приблизиться к ней.
        Тогда Феликс оттолкнулся руками от ручек кресла и выпрыгнул из него. Он упал на живот и вытянул руки вперед, чтобы схватить Нелли и спасти ее.
        В земле под Нелли открылась трещина, из которой повалил черный густой дым. Черная бездонная щель превратилась дыру, подобной черной дыре в космосе.
        Червоточина.
        - Феликс!
        - Нелли!
        Он полз к ней, а мертвые руки затягивали ее тело в дыру.
        Мелькнула звезда, и в его ноги вернулась жизнь. Феликс быстро вскочил и одним прыжком подлетел к Нелли, нависнув над ней.
        Он вытянул руки, чтобы обхватить ее тело и вырвать девушку из оживших рук мертвецов.
        Но Нелли исчезла. Руки похитили ее, и черная дымящаяся дыра закрылась.
        В гробовой тишине Феликс стоял над своей могилой.
        - Нелли…
        Он не спас ее сегодня.
        Он вообще ее не спас.
        Осознав свое поражение, Феликс опустился на колени, и из его груди вырвался истошный душераздирающий вопль.
        * * *
        Грянул гром, и Феликс Альбин проснулся в своей постели.
        Весь в поту, он сидел и тяжело дышал. По хрупким стенам домика и оконному стеклу барабанили капли дождя.
        Осознав, что увиденное им только что, оказалось сном, Феликс облегченно выдохнул.
        Только придя в себя после пережитого ужаса того, что он мог потерять Нелли, Феликс обратил внимание на то, как моргала лампочка в настольной лампе на прикроватном столике.
        «Бзик-бзик… бзик-бзик…», - мерцала лампочка.
        «Скачки напряжения», - подумал Феликс.
        Он попытался встать, и у него это получилось. Этой ночью ноги ходят.
        Он нагнулся, чтобы выдернуть шнур из розетки. Выдернул.
        Бзик-бзик… бзик-бзик…
        Феликсу пришлось ударить себя в плечо, чтобы убедиться, что это уже не сон, а реальность. А реальность заключалась в том, что лампочка, отключенная от сети, продолжала работать.
        Она моргала.
        - Черта с два, - вырвалось у Феликса.
        Он посмотрел на столик, на котором лежал план деревни, который нарисовала Магдалина, а потом на саму сестру, которая мирно спала в соседней кровати.
        Феликс не стал ее будить и в этот раз.
        Его ноги ходят, и эта ночь - еще один шанс испытать потерянное счастье.
        Забыв о страшном сне, Феликс встал и направился к двери. На улице дождь, и он будет рад пробежать по влажной траве и промокнуть до нитки.
        Он открыл дверь и вышел в дождь.
        Крупные капли били его по лицу и спине. Он радостно замахал руками и побежал.
        Феликс преодолевал водную стену одну за другой. Холодные капли приятно стучали по его телу. Его ноги чувствовали влагу и грязь. Они были полны былой силы. Они бежали.
        Феликс радостно кричал. Ничто не могло у него сейчас отнять этого счастья.
        Громко смеясь, он остановился и посмотрел вдаль. Этот мир стал него больше и шире, чем когда-либо.
        Феликс вновь обрел то, что давно считал утерянным. Это еще одна ночь для него. Его ночь.
        Грянул гром. Сверкнула молния.
        Белый луч пронесся над ним и змеей ударил в горящий фонарь у бара.
        Посыпались искры. Зашумело.
        Феликс пригнулся и закрыл глаза.
        Фонарный столб остался стоять на месте, но лампочка в нем уже не горела.
        «Придется сказать Дмитрию», - подумал Феликс, - «фонарь придется починить».
        Он не чувствовал холода. Он ощущал лишь немыслимое блаженство от того, что сейчас находиться здесь. И он может бежать, куда захочет.
        Бежать и не останавливаться…
        Сейчас он снова свободен.
        Дрыыыынь! Дрыыыыыынь!
        Зазвонил телефон в будке.
        - Он никогда не работал…
        Феликс направился неуверенным шагом к телефонной будке. На самом деле он из последних сил надеялся, что сейчас телефон перестанет звонить, и ему не придется отвечать. А разве сейчас он обязан отвечать?
        Телефон продолжал настойчиво звонить.
        Феликс зашел в будку, где загорелась теплая лампочка над головой. Он спрятался от дождя, но не от этого телефонного звонка.
        Феликс помнил такие странные телефонные звонки, которые происходили в последние дни его жизни. Ничем хорошим эти разговоры не заканчивались.
        Но странная вещь любопытство… Страшно, а устоять уже невозможно.
        Холодными дрожащими пальцами Феликс снял старую телефонную трубку и прижал к уху.
        - Алло…
        Частое дыхание в ответ.
        - Помогите!
        Детский голос.
        - Алло! Кто это? Я тебя слышу!
        - Спасите меня… мне страшно…
        Детский девчачий голос.
        - Успокойся. Скажи мне, где ты!
        - Тут темно… и очень холодно… страшно…
        - Как… как тебя зовут?
        Сначала он слышал только плачь. Время от времени раздавали помехи.
        - Не плач. Слышишь меня? Скажи мне свое имя. Я постараюсь помочь тебе. Как тебя зовут, девочка?
        Тонкий голос ребенка:
        - Офелия…
        Феликс был готов потерять сознание прямо здесь и сейчас. Но что-то продолжало его удерживать в этом мире, реальном мире, как бы это ни было странным.
        И связь прервалась. Снова шум помех, а потом…
        Есть контакт!
        - Офелия! Ты меня слышишь? Офелия! Ты можешь описать место, где ты находишься? Меня зовут Феликс!
        И другой голос ответил ему на том конце:
        - Я рад слышать тебя снова, Феликс!
        И дикий смех.
        Чей это был голос? Он знал…
        - Когда же ты придешь ко мне? Я хочу поиграть! Мы еще не закончили! Помнишь?!
        Это был клоун.
        Черный безумный клоун из цирка.
        Клоун с длинными кровавыми волосами, острыми алыми зубами, бледной мертвой кожей и черным гримом.
        Этот голос он узнает, где угодно. Это существо однажды чуть его не убило.
        Их первое дело…
        - А я так скучал по тебе! - издевательски говорил голос клоуна. - Думал, ты позвонишь… Когда будем играть?
        И последнее слово отдавалось в голове Феликса так громко и так часто, что он был не в силах больше сжимать трубку в руках.
        Он выпустил ее, и она повисла на проводе.
        - Ого… конец связи!
        Это было последнее, что сказал мерзкий голос клоуна прежде, чем связь окончательно оборвалась.
        Не в силах больше стоять на ногах, Феликс скатился по стене будки и опустился на землю.
        - Этой какой-то кошмар, - сказал он себе, - очередной кошмар…
        Феликс дал себе пощечину.
        Ничего.
        Вторую!
        И снова ничего…
        «Это не может быть реальным… но я уверен, что я в реальности», - размышлял спутанно он.
        В горле пересохло. Феликс пытался справиться с тем, что все это, происходящее сейчас, творилось взаправду.
        Набравшись смелости и сил, он смог встать и повесить трубку телефона на аппарат. Феликс отвел взгляд сторону и увидел, как заморгали фары форда.
        - Это еще что?..
        Феликс вышел из телефонной будки. Свет по-прежнему горел в ней. Оказавшись вновь под проливным дождем, Феликс посмотрел на машину Власа.
        Ближний свет моргал.
        - Я сошел с ума?
        Дальше - больше!
        Зашумел мотор. Форд завелся.
        Феликс поплелся к машине против своей воли. Что тянуло его к ней сейчас? И он замер… замер в тот миг, когда машина поехала…
        Феликс стоял на месте, а сломанный форд Власа принялся описывать круги по орбите вокруг него. Он следил за автомобилем взглядом и с ужасом наблюдал, как форд кружится вокруг него.
        «Упасть в обморок сейчас или подождать и узнать, что будет дальше?!», - спросил у себя сам Феликс.
        После пятого круга, который автомобиль с зажженными фара описал вокруг него, Феликс сорвался с места.
        Он решил бежать к своему дому, где его ждала Магдалина, и не оборачиваться… не оборачиваться…
        Но не смог.
        Феликс все же остановился и обернулся.
        Телефонной будки погас свет. Форд стоял на своем месте у дома Власа. Фонарь у бара вновь тускло горел.
        - Я схожу с ума…
        С этой жуткой мыслью в своей голове он направился обратно к дому. Через несколько метров он замер вновь, потому что увидел темную фигуру у Тисового леса.
        - Эй!
        Сохраняя спокойствие из последних сил, Феликс направился вперед осторожными шагами.
        - Есть тут кто?!
        Никто не ответил на его зов.
        Фигура, обладавшая небольшим ростом, так и стояла у края леса. Это совсем близко к его дому поэтому Феликс не торопился приближаться еще.
        - Я тебя вижу! Кто ты?!
        Силуэт зашевелился. Зрение его не обманывает…
        Там кто-то есть!
        Загорелся маленький лучик света. Это был фонарик, который Денис держал в руках, а свет направил себе на лицо, подсвечивая его снизу.
        Феликс оцепенел.
        Денис, живой и здоровый, смотрел на него и улыбался.
        - Страшно? - услышал он голос мальчика.
        А потом Денис направил свет фонарика на Феликса.
        - Поиграем?
        Феликс не знал, что ему делать. Его голове сидела лишь одна мысль: «Кто бы это ни был, он опасен».
        И Денис громко засмеялся.
        Его звучный смех прокатился по всей Рапсодии… А потом мальчик развернулся и убежал в лес с криком:
        - Догони меня!
        И силуэт растворился среди деревьев.
        Мгновение промедления, и Феликс бросился бежать. Он бежал не в лес. Конечно, не в лес! Он бежал к дому.
        - Магда… Магда…
        Как он мог оставить ее одну?
        Со слезами на глазах, в дикой спешке, в страхе, что за ним следят, Феликс открыл дверь и вбежал в дом.
        Когда он оказался внутри, то его ноги подогнулись, и он упал на пол. Ноги снова парализовало.
        От хлопка проснулась Магдалина. Девушка быстро села в постели, включила настольную лампу (шнур был подключен к розетке) и в ужасе уставилась на брата.
        - Феликс!
        Магдалина вскочила и подбежала к нему.
        - Ты весь мокрый!
        Он же какое-то время не понимал, что происходило. Феликс тешил себя лишь мыслью о том, что его сестра не пострадала.
        - Ох… что же случилось?..
        Магдалина подняла его и посадила на кровать.
        - Феликс… расскажи мне…
        Она села перед ним и сжала его холодные мокрые пальцы.
        Какое-то время он смотрел ей в глаза, но потом отвел взгляд в сторону. Он не сразу понял, что увидел, но ему не сразу удалось узнать изменившийся рисунок деревни Магдалины.
        Она сама посмотрела на него и с трудом подавила крик.
        - Покажи мне…
        Магдалина взяла схему деревни дрожащими пальцами и протянула Феликсу.
        Бумага измазана кровью, еще жидкой.
        - Феликс… что это?..
        Изучив схему Рапсодии, Феликс обнаружил на ней красные кровавые кресты. Такими крестами были перечеркнуты дома: полицейский участок, дом Власа, жилище Генхелии, дома Нарышкиных и Лариных.
        «Этим знаком отмечены дома жертв», - понял Феликс.
        Потом его взгляд скользнул вниз по рисунку, и он оцепенел - их собственный дом на плане был трижды обведен в кровавый круг.
        Магдалина дрожала. Феликс выронил бумагу из рук, и отмеченная кровью схема упала ему в ноги.
        - Что это значит, Феликс?
        И он признал страшное:
        - Мы следующие.
        Глава 24
        - Я был уверен, что почти починил ее, но что-то случилось, - пожаловался Влас утром.
        - Что вы имеете в виду? - озадачился Феликс.
        - Машина. Еще вчера у меня даже получалось ее заводить, а сейчас… ума не приложу, что произошло, но такое ощущение, что она сломалась еще сильнее, чем была сломана.
        Феликсу это не показалось странным. Особенно после того, как он вчера лично наблюдал, как этот самый автомобиль описал вокруг него пять кругов с зажженными фарами ближнего света.
        - Это может быть как-то связано с вчерашней грозой? - предположила Магдалина.
        - Если бы… никаких отметин или призраков того, что в нее ударила молния я не вижу. Может, вода как-то протекла внутрь механизма? Хотя… не знаю даже… Чертовщина какая-то! Вчера же работала!
        Влас рассердился и стукнул автомобиль по колесу.
        - Придется все начинать сначала, - выдохнул он.
        На горизонте показался Степан Степанович, который как-то печально брел к своему дому, повесив двустволку на плечо.
        - Вы после рыбалки, Степан Степаныч?
        Феликс не заметил, как на прогулку только что вышли Нелли и Мефодий Белинские. Господин Вольфганг выгуливал Понтия неподалеку у бара. Цезарь - тот самый проныра - ходил где-то рядом.
        - Да какой там! - махнул Степан Степанович рукой.
        - Случилось что-то неприятное, мой друг? - поинтересовался Мефодий.
        - Улов не улов… Вся рыба исчезла из моря…
        - Как это? - выгнул бровь Влас. - Неужто рыба испугалась грозы? Потому что я никогда не поверю, что мы растеряли свою рыбацкую хватку!
        Степан Степанович дошел до двери своего дома и печально вздохнул. Он отвел взгляд в сторону - на улицу только что вышли Сабина и Марк Ларины.
        - Сегодняшний день изменил мою жизнь и этот мир навсегда, - сказал Степан Степанович, - если это пришельцы, то пусть у них все гайки да винтики на их тарелках раскрутятся! Выхожу я в море, и ничего! Понимаете? Никакой рыбешки! Раньше я смотрел в воду и видел, как у камней все они плавают, красивые такие, разноцветные… А сейчас… будто вымерла вся! Исчезла восвояси… покинула наши берега.
        Феликс не посчитал бы это событие странными или загадочным, если бы не знал, что Рапсодия - место, где любая мелочь может привести к глобальной катастрофе.
        - Это не к добру, Степан Степаныч! - подошел к ним господин Вольфганг. - Если рыбы нет… Может, после обеда попробуете снова? Нам же нужно что-то есть… Дмитрий очень расстроится.
        - Да знаю я! Не виноват… Черт знает, что это было! Просто рыбы нет…
        Феликс увидел, как Марк обнял жену за плечо. Сабина, спрятав руки в подмышки, пыталась согреться. Она не сводила взгляда с дороги, которая вела к пляжу.
        Потом какой-то шум со стороны моря привлек Степана Степановича, и он заглянул в проем между домов. Понтий издал лай. Голос пса так напугал Феликса, что он невольно вздрогнул.
        - Они вернулись, - пояснил господин Вольфганг.
        Феликс видел, как по морю плывет небольшая яхта. Возможно, это даже та самая яхта, на которой они сюда приплыли.
        - Не хочу здесь находиться, когда он появится, - настороженно произнес Влас.
        Он попрощался взглядом со всеми и зашел в дом.
        Сабина вырвалась из объятий мужа и пробежала немного вперед. Марк последовал за ней. В ее глазах уже появились слезы. Пробежав пять метров, она снова застыла, не отводя взгляда от тропы, ведущей к морю.
        Феликс увидел, как яхта скрылась за обрывом внизу. Это означало, что она сейчас причалила к берегу.
        Все терпеливо ждали.
        - Он тоже рапсодец, - заявил господин Вольфганг, когда Понтий послушно сел и перестал лаять, - и мы должны встретить его должным образом.
        Феликс поймал себя на мысли, что впервые задумался о том, как можно назвать всех этих людей, живущих в этой деревни.
        Рапсодецы…
        Все смотрели в одну сторону, ожидая появления двоих. С минуты на минуту они появились.
        Василиса и Виктор Ларин поднимались к ним по тропе. Когда они вошли в деревню, преодолев подъем, взгляд мужчины застыл на Сабине. Василиса похлопала его по спине и пропустила вперед.
        Засунув руки в карман куртки, Василиса направилась в сторону, где стояли Феликс с Магдалиной и господин Вольфганг.
        Высокий, худой и бритый, у Виктора были маленькие карие глаза. Маленький крючковатый нос, сухая полоска губ и маленький подбородок с ямочкой. На шее из-за воротника синей толстовки проглядывалась татуировка, изображающая запись чисел: «113377». Длинные пальцы испачканных в черном рук, широкие плечи и неуклюжая походка. На нем еще были темные джинсы и серые кроссовки.
        - Сабина… - грубый бас.
        - Ах… Виктор!
        Сабина бросилась к брату, и мужчина крепко прижал ее к себе. По щекам обоих текли слезы.
        - Я так рада… ах… Виктор… как же я скучала… прости… прости…
        - Все хорошо. Ты не могла помочь мне.
        К ним подошел Марк и крепко пожал руку брату жены.
        После продолжительного объятия с сестрой Виктор наконец повернулся к остальным и помахал им рукой.
        - Я вернулся!
        - С возвращением, Виктор, - ответил господин Вольфганг, - мы все рады твоему возвращению.
        Феликсу показалось, что это прозвучало не так радостно, как должно было быть.
        - Степан Степаныч! Господин Вольфганг! Нелли и мистер Белинский! Я всех вас рад видеть!
        Потом он посмотрел на Магдалину и Фелиска. Не смотря на то, что Виктор не знал этих людей, он не растерялся:
        - Мое почтение!
        Двое ответили вежливым кивком.
        Виктор замер. Его лицо посерело. Он обвел взглядом деревню и растеряно взглянул на сестру.
        - А где Дениска?
        Ему никто не ответил.
        - Ты ему не сказала? - шепотом спросил господин Вольфганг у Василисы.
        - Я посчитала, что Сабина и Марк должны ему сами рассказать обо всем…
        Но Виктор не слышал их. Он продолжал озираться по сторонам и стараться не обращать внимание на то, как на лицо его сестры намокает от слез.
        - Где он?.. Где мой племянник?
        * * *
        Виктор сидел перед ними с красным после продолжительного плача лицом. Феликс лишь мог воображать себе, как происходило это общение Виктора с Сабиной и Марком, когда они наконец рассказали ему о том, что произошло с Денисом и с Рапсодией вообще.
        Сабине и Марку приходилось постоянно наполнять мужчине стакан водой, чтобы тот мог успокоиться и прийти в себя.
        Но как после такого знания прийти в себя?
        - Меня не было два года… и за это время мне никто не сказал… - повторял Виктор.
        Феликс выдержал вежливую паузу и ответил:
        - Виктор, мы здесь, чтобы помочь вам и всей деревне. Я приложу все свои силы, чтобы вернуть вам вашего племянника.
        - И как вы это собираетесь сделать? - не понимал Виктор. - Офелию и Лизу до сих пор не нашли. Так же и не найдут Дениску…
        - Вы не должны унывать, - настояла Магдалина, - если тело не найдено, смерть не доказана.
        - Вы даже не представляете себе, что в этом мире можно доказать, если у тебя есть деньги.
        Феликс понимал, что речь идет о Власе. Но это другая сторона истории Виктора. Для важно узнать, что видел он в ночь, когда исчезла Офелия.
        - Вы не знаете, что такое тюрьмы, - говорил он, - каждый день мне приходилось быть сильным, чтобы выжить. Надзиратели - это еще меньшая часть беды и проблем… Сокамерники и другие заключенные - вот у кого действительно строится иерархия. И если ты на низшей ступени этой иерархии, то тебе конец. Мне удалось завоевать уважение. Это самое главное.
        - Вы правы, Виктор, - признал его правоту Феликс, - мы действительно не знаем, что такое тюрьма.
        Феликс уже хотел перейти к вопросам об Офелии, но Виктор продолжил:
        - И знаете, как я заслужил это уважение? Я поднял бунт. Я ударил одного надзирателя ножом. Откуда у меня взялся этот нож - целая история. А потом я просидел в одиночной камере. В карцере, где кормили раз в двое суток. И там не было света. Понимаете? И каждая секунда там для тебя длится невыносимо долго, словно целая вечность. Вы не знаете, что это.
        Феликс старался снова признавать правоту Виктора, подыгрывать ему, чтобы тот потом смог раскрыться для них.
        - Там свои порядки. Это другой мир, отличный от остального. И каждый день я держал в голове мысль о том, почему я попал туда. Кто в этом виноват…
        Виктор сжал кулаки.
        - Виктор! - Сабина положила ему ладонь на плечо. - Прошу… не надо…
        Он разжал кулаки.
        - Только ради тебя, Сабина.
        Потом женщина вернулась на кухню к Марку, где они готовили запеченную рыбу на обед.
        - Вы представить себе не можете те условия, в которых я существовал. Крысы в сточной канаве живут в большей роскоши, чем я жил там. После двух месяцев привыкаешь - иного варианта нет. Да… находясь там, постепенно ко всему привыкаешь… Придет время, и ты привыкнешь ко всему…
        Феликсу почувствовал, что Виктор начал уклоняться от темы своей речи. Его слова тянулись дольше обычного. Самому Феликсу ни раз приходилось бывать в настоящих тюрьмах, и у него складывалось определенное мнение об этом человеке, который любит преувеличивать многие детали.
        - Мы здесь, чтобы помочь вам, - повторила для данности Магдалина, - но сначала нам нужно, чтобы вы рассказали нам все, что вы помните о той ночи, когда вы видели в последний раз Офелию.
        Виктор замер и поднял медленно глаза вверх. Сабина поспешила налить ему еще воды, и мужчина мгновенно осушил очередной стакан.
        - Эта ночь… я ее никогда не забуду… из-за этой ночи я два года… два года…
        - Виктор, прошу, - Сабина снова успокоила брата прикосновением.
        Кажется, это помогло. Придя в себя и собравшись, Виктор наконец говорил четко и ясно.
        - Звезды.
        Феликс был готов к такому ответу.
        - Звезды разбудили меня в ту ночь, и я пошел за ними, туда, - Виктор вытянул руку и указал направление в сторону, - к маяку. И я увидел ее там… девочку, которая шла и не оставляла за собой следов.
        «А вот это уже новая деталь», - подметил Феликс.
        - Простите? - остановила его Магдалина. - Вы сказали о следах?
        - Именно! Ее крохотные ножки наступали на землю и не оставляли отпечатков, словно она была призраком или тенью - не более.
        Виктор посмотрел куда-то в сторону и опустил руку.
        - Я пошел за ней. Вы видели когда-нибудь звездопад? А что, если этот звездопад будет прямо вокруг вас? Огненные шары всех цветов, которые может видеть человеческий глаз, неслись передо мной. Они ударялись о землю, рассыпаясь в снопы красочных искр.
        Из всех присутствующих только один Феликс понимал, о чем идет речь.
        - Она шла к маяку. Я позвал ее, но она не ответила. Я бежал за ней, а потом… что-то не позволило мне сделать следующий шаг. Невидимая стена, прозрачный щит, плотный, как стекло. Я не мог идти дальше. Я только кричал, но девочка уходила все дальше.
        «К такой стене я не готов», - подумал Феликс, - «если пойду туда во время следующего звездопада, то эта стена… что это все значит?».
        - Она поднималась по ступенькам, минуя одну за другой. Дверь маяка открылась сама или ее кто-то открыл изнутри. В проходе горел солнечный свет, и девочка… она утонула в этом свете у меня на глазах, сделав следующий шаг.
        Конец истории все знали.
        - Дверь маяка закрылась, и звезды исчезли. Стена передо мной испарилась, и я побежал на маяк… Никого. И ничего. Понимаете? Ее больше не существовало.
        - Что вы имеете в виду? - не поняла Магдалина.
        - Ах, если бы я знал…
        В комнате повисла звенящая тишина. Потом появился насыщенный рыбий запах.
        - О, Боже! Рыба! Марк, скорее! - переполошилась Сабина и умчалась на кухню.
        К великому для себя сожалению, Феликс понял, что других подробностей исчезновения Офелии ему от Виктора не узнать.
        «Что же помешало ему приблизиться к маяку?», - не давала ему покоя эта загадка.
        - Спасибо, Виктор. Вы нам очень помогли. Желаем вам приятно отдохнуть и вернуться к нормальной жизни на свободе. С возвращением.
        Ларины отправились провожать гостей. Феликс и Магдалина пожелали им удачи, и Виктор открыл дверь, чтобы дать им возможность выкатить инвалидное кресло на улицу.
        Виктор вышел с ними. Сперва он взглянул на пасмурное хмурое небо, затянутое серыми тучами, а потом его взгляд скользнул вниз и остановился на Власе, который ремонтировал свой форд.
        Все последующие события произошли с невероятно быстрой скоростью. Беды избежать не удалось.
        Гнев моментально наполнил сущность Виктора и безудержно прорвался наружу.
        - Два года! - заорал он.
        Быстрым шагом Виктор направился к Власу.
        - Виктор, нет! - истошный крик Сабины.
        Марк бросился вдогонку, но не успел.
        - Два года я гнил в тюрьме из-за твоей слабости!
        Влас выбросил инструменты из рук и гневно посмотрел на неприятеля.
        - Я потерял семью! - ответил Влас гневно.
        - Твои грязные деньги сделали свое! Ты доволен?! Срок вышел! И что теперь?
        - Задержался бы там еще немного!..
        Двери домов открылись, и на улице появились остальные жители Рапсодии, внимание которых привлекли громкие крики с улицы.
        - Ты сделал меня козлом отпущения! - рычал Виктор. - Из-за тебя я прослыл детоубийцей и насильником! И ты это не называешь слабостью?
        - Ты не постарался ее спасти! Ты ничего не сделал! Ты просто солгал!
        - Ты сделал меня из меня злодея!
        А потом последовал первый удар.
        Влас упал на землю. Из его носа струилась кровь.
        - Вот, кто слабак! - рявкнул Виктор.
        - Нет! - истошный вопль и плач Сабины.
        Влас поднялся с земли и нанес врагу ответный удар.
        В следующий миг двое мужчин уже лежали на земле и колотили друг друга кулаками. В стороны брызгала кровь.
        - Сукин сын!
        - Тварь!
        - Мерзавец!
        - Трус!
        - Слабак!
        - Мразь!
        Эти выкрики слышались между звуками тупых ударов кулаков. Влас и Виктор катались по земле, избивая друг друга.
        Увидев это, Василиса стрелой понеслась к ним.
        - Прекратить! Черта с два! Тут же ребенок!
        Софи обнимал отец. Дмитрий заставлял девочку уйти в бар, но она стояла. Тогда он просто закрыл ей глаза и уши.
        - Отставить! Оба!
        С побитыми лицами, «украшенными» синяками и ссадинами, двое поднялись на ноги. Василиса влезла между ними и расставила две руки в стороны.
        - Хватит! Довольно! Вы меня поняли? Прекратили!
        Двое тяжело дышали и прожигали яростными оскалами друг друга.
        - Прошлое пора отпустить, - Василиса отошла от них в сторону.
        Все внимание приковано только к двоим мужчинам. Они так и смотрели друг на друга, не в силах пошевелиться. Оба израненные, у них струилась кровь из носа.
        - Нестор Аркадьевич! Лир! - позвала их Василиса. - Тут нужна ваша помощь!
        - Идем! - ответил Лир.
        Двое медиков уже спешили на выручку.
        - Я потерял семью, Виктор, - произнес Влас, - и я не знаю, где искать моих любимых.
        - Сегодня я узнал, что у меня пропал любимый племянник, - сказал Виктор, - и я не знаю, как дальше жить.
        Двое уже набросились друг на друга. Василиса дернулась, но не успела это остановить.
        Все ждали продолжения дуэли, но… Нестор Аркадьевич и Лир, которые спешили им на помощь, увидев это, замерли перед ними.
        Феликс мог поклясться, что наблюдал подобное впервые.
        Двое мужчин, крепко обняв друг друга и упав коленями на землю, были не в силах сдерживать слезы. Они плакали.
        Глава 25
        Двери открываются по ночам.
        Эти слова мертвой вещуньи громом прозвучали в голове у Феликса, отчего ему прошлось пробудиться от сна.
        Он сел в своей постели и тяжело задышал. Голубые лучи лунного света проходили через окно и падали на пол, оставляя на нем небольшой квадрат.
        - Полнолуние, - догадался Феликс.
        Магдалина спала.
        Конечно, он не будет ее будить. Феликс смог пошевелить ногами и встать.
        «Ходят», - обрадовался он так сильно, что в глазах застыли слезы счастья.
        Он снова мог ощутить это приятно ощущение, когда шевелишь пальцами ног и скребешь ступнями по холодному деревянному полу.
        Этой ночью состоялось долгожданное полнолуние. Феликс решил во что бы то ни стало предварить свой план в жизнь - отправиться этой ночью на маяк и открыть двери.
        Он прошел по комнате, взял с крючка свою куртку и вышел из дома.
        Прямо под его ногами пробежали кошки. Они направлялись из Тисового леса прямо к маяку.
        - Что им нужно?
        Феликс последовал за кошками.
        Холодный свет луны освещал ночную Рапсодию, оставляя голубые тени от домов и фонарных столбов.
        Когда Феликс вышел на тропу, которая вела прямо к маяку, он заметил по меньшей мере два десятка диких кошек, которые собрались у красной башни с фонарем.
        Феликс замер. Мимо него продолжали бежать другие кошки, намереваясь присоединиться к своим собратьям.
        - Дела…
        Феликс уверенно, но осторожно направился дальше. Под его ногами прогибалась холодная влажная трава и мокрая земля. Он шел босиком и даже не думал о том, чтобы вернуться и надеть обувь. Ни в коем случае он не лишит себя такого блаженного счастья, которым сейчас окрылен.
        Феликс поймал себя на мысли, что не стоит забывать о том, что этой ночью он не просто отправился на прогулку. Ему нужно распутать дело Рапсодии - размотать клубок мистических событий и найти виновника убийств и исчезновений.
        Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        За дверью с номером «11» все ответы. Но сегодня полнолуние, а не звездопад. Но… «Двери открываются по ночам» - эта ночь должна ему помочь.
        Он наконец спустился по склону вниз и вышел к маяку, у которого собралась стая кошек, что сидела и звучно мяукала.
        «Кто-то рассказывал об этом… кошки собираются у маяка и мяукают», - вспомнил он.
        И теперь Феликс увидел эту странную картину собственными глазами. Только сейчас «странное» поведение кошек перестало быть для него «пустым звуком», как это было прежде.
        Дикие кошки что-то знают. Эти животные что-то чувствуют… Иначе зачем им всем сбегаться из леса к маяку в полнолуние?
        «Если бы я знал, что они сейчас пытаются сделать», - горько подумал Феликс.
        К сожалению, он не понимал кошек и не знал, что именно они добиваются этим.
        Он осторожно ступал по земле, обходя стороной кошек, которые кольцами сидели на земле у маяка, смотрели вверх, на луну, что сияла над фонарем, и громко мяукали.
        - Что-то сегодня должно произойти… я в этом уверен…
        Без тени сомнения Феликс направился вверх по каменным ступенькам к входной двери. Он сжал холодную металлическую ручку и потянул ее на себя - дверь открылась.
        Но не было того «солнечного света», в котором растворилась Офелия в ночь своего исчезновения, как говорил Виктор.
        Он просто попал на первый этаж маяка, где увидел дверь с номером один.
        «Двери открываются по ночам».
        - Если ничего не произойдет, то Генхелия ошибалась… Если так, то она была просто сумасшедшей старухой… Упокой Господь ее грешную душу…
        Испытывая страх и волнение одновременно, Феликс прикоснулся к двери, лишенной замочной скважины. Стоило ему надавить немного, как дверь поддалась, и между ней и стеной проскользнул солнечный лучик света.
        Феликс затаил дыхание. Сердцебиение его участилось.
        Дверь, которая была заперта днем, ночью открыта.
        - Я не зря пришел сюда…
        Он надеялся, что сегодня сможет получить ответы на многие вопросы.
        Жалобные «мяу» кошек на улице не затихали. Феликс, взяв всю свою волю в кулак, набрался храбрости, открыл широко дверь и вошел в неизвестную комнату.
        Он не успел заметить, но прежде, чем дверь закрылась за его спиной, в щель успел протиснутся Цезарь, который все это время наблюдал за Феликсом.
        * * *
        Никак не ожидая этого, Феликс вышел через главную дверь маяка и оказался на улице, где ярко светило летнее солнце.
        - Что?..
        Он стоял и слушал звуки чаек, которые они издавали, пролетая над голубым морем. На склоне росла свежая зеленая трава. Дневное небо, лишенное облаков. И тепло, о котором он забыл.
        - Где это я?..
        Феликс не мог отдать себе отчет в том, что с ним происходит.
        «Как моно пройти в дверь в маяке и оказаться на улице?», - подумал Феликс.
        А потом его голову осенила другая мысль:
        «К черту эту улицу! Что здесь происходит? Где ночь и дождливая осень?!»
        - Что со мной случилось?
        И голос ему ответил:
        - Поздравляю с твоим первым путешествием в другой мир.
        Феликс так сильно перепугался, что пот с него стекал градом. Он вскрикнул и подпрыгнул.
        - Кто это?
        Он понимал, что вокруг никого нет.
        - Я стану твоим экскурсоводом на сегодня, - ответил голос.
        - Черта с два!
        Феликс, услышав откуда раздается взрослый мужской приятный вежливый голос, опустил взгляд вниз.
        Кот Цезарь сидел у него в ногах и смотрел ему прямо в глаза.
        - Не надо так грубо со своим проводником, - пасть кота открывалась и закрывалась.
        Не в силах оторвать взгляда от пухлого кота, Феликс просто сел на землю.
        - Что… как это так?.. Черт! Я псих! Я псих! Я псих!
        - Не стоит так себя карать, - ответил Цезарь, вылизывая переднюю левую лапу, - впрочем, стоило предупредить Магду о том, что ты отправишься в другой мир на эту ночь.
        - Это мне все снится, снится!
        Феликс отчаянно колотил себя руками по лицу.
        - Отставить самоистязание! И почему вы всегда так реагируете на говорящего кота? Ох… Еще не привык, что в Рапсодии все не как у нормальных людей? Вернее сказать, не как в обычном нудном, «нормальном» в общепринятом смысле этого слова, мире…
        Феликс снова осмелился посмотреть на кота. Цезарь перестал вылизывать лапу и просто смотрел на него.
        - Почему ты говоришь?
        - Ох, давай обойдемся без этих глупых вопросов. Умею. Какой тупой вопрос, такой и ответ, мой друг.
        Цезарь встал на все четыре лапы, потянулся, выгнулся и прошелся перед ним, виляя хвостом.
        - Хватит сидеть, простынешь. Не лучше ли осмотреться или поинтересоваться у меня, где ты и что все это значит? Пора научиться действовать согласно создавшейся ситуации, какой бы неожиданной или идиотской она ни была.
        Феликс выгнул бровь. Он содрогнулся от мысли о том, что привыкает к этому говорящему Цезарю.
        - Почему ты не разговаривал в том мире?
        - Чтобы вы все вот так, как ты сейчас, упали на землю и едва не теряли сознание? Нет уж… я не так жесток…
        - А Понтий?
        - А что с ним?
        - Он тоже?
        - О чем ты? Это просто глупый пес.
        Феликс не переставал удивляться.
        - А остальные кошки?
        - Просто кошки. Зачем ты спрашиваешь?
        Кажется, Цезарь откровенно считал его не совсем умным человеком, раз он начал задавать такие вопросы. Феликс, собравшись с мыслями, встал на ноги.
        - Значит, - протянул он, - ты хочешь сказать, что можешь объяснить мне, что происходит?
        - Разумеется, - кивнул Цезарь.
        Потом кот посмотрел на маяк, что возвышался у Феликса за спиной.
        - Маяк - это сосредоточение червоточин. Двери - порталы, которые ведут в иные реальности.
        - Червоточина… А что Соленый пруд?
        - То еще местечко. Я тебе покажу, когда придет время.
        - Ты знаешь об одиннадцатом этаже?
        - Он откроется во время звездопада. Нужно ждать. Но еще не пришло время отправиться туда. Важно подготовиться…
        - Что там?
        - Ты состариться хочешь или как?! Там опасно. Лучше не буду тебе рассказывать… будешь крепче спать…
        Феликса всегда пугала эта фраза: «Меньше знаешь - крепче спишь», - и однажды он решил бросить ей вызов.
        - Порталы? Другие варианты реальности? Что ты имеешь в виду?
        - Видишь ли, есть несколько вариантов существования мира. Мы живем в одном из них. Это наш дом. Но при соблюдении определенных условий наш мир может быть другим. И такой он в других вариантах, понимаешь?
        - Мы попали в один из вариантов нашего мира? А есть настоящий, оригинальный вариант?
        - Нет, конечно. Для жителей каждого из вариантов мира он настоящий и неповторимый. Оригинальный, как ты сказал. Но существовать в других мирах мы не можем. Это плохо закончится… Все должны жить в своих вариантах. Но путешествовать - пожалуйста, но недолго. Путешествия между мирами не всегда заканчиваются хорошо… Поэтому тебе следует действовать под моим четким руководством.
        - Слушаюсь!
        И Цезарь направился вперед.
        - Знаешь, я тут подумал, - заговорил Феликс (его не переставало удивлять, что он разговаривает с котом), - тебя надо было назвать Бегемотом.
        - Это еще почему?
        - Ну… Понтий, Бегемот… понимаешь?
        - Если бы мой хозяин назвал меня Бегемотом, то я бы наплевал на все правила приличия, эстетическую грацию, нормы нравственности, морали домашних животных и просто справил нужду в его ботинки.
        Феликс невольно хохотнул.
        «Этот кот не так прост», - поймал он себя на мысли.
        - Ты можешь мне объяснить, что происходит в деревне? - решил спросить он у Цезаря.
        - Думаю, тебе лучше выяснить все самому. Ты же детектив, верно? А вам неинтересно, когда все разгадки несут на блюдечке, согласен? Думаю, столько стараний и мучений не должной пройти напрасно… Нет, Феликс, прости, но я тебе не могу раскрыть всех карт. Это не будет правильным. У тебя недурная голова, и ты сможешь сам во всем разобраться. Моя задача - предупредить тебя лишь об одном.
        - Я слушаю.
        - Времени нет. Наш мир в опасности, и имеет смысл поторопиться в расследовании.
        - И при всем этом ты не хочешь мне ничего рассказывать, зная, что так дело пойдет быстрее?
        - Именно. История должна закончиться твоей победой. А она будет лишь в том случае, если ты не будешь действовать по инструкции.
        - А ты себя ею считаешь? Инструкция, значит?
        Но Цезарь не ответил.
        На пути в деревню, они встретили Степана Степановича, который поднимался с пляжа с сеткой, полной рыбы.
        - Эти люди не знают, что ты из иного мира, - быстро предупредил его кот.
        - Степан Степаныч! - вырвалось у Феликса мгновенно.
        Старик изумленно уставился на него, потом его губы растянулись в довольной улыбке:
        - Да, это я! Вы приехали к нам на праздник?
        И тут Феликс заметил две важные детали. Вернее, их отсутствие. Первое - двуствольное ружье. Его не было при этом Степане Степановиче номер два. Второе - глазной протез. Оба глаза двигались вместе и были настоящими.
        - Эм… да… А какой праздник?
        - День летней чайки, конечно!
        «Никогда о таком не слышал», - подумал Феликс, - «Наверное, какая-то местная забава…».
        - Вы мне нравитесь! - бодро ответил Степан Степаныч. - Как вас зовут?
        - Феликс. Феликс Альбин.
        - Очень красивое имя! Никогда о вас не слышал… Ну что ж, мне пора. Ждем вас на празднике! Приходите!
        - Разумеется!
        Поправив мешок с рыбой, Степан Степанович направился дальше в деревню.
        - Что это было? - Феликс чуть не спросил: «Кто это был?».
        - Тебе стоит познакомиться с остальными жителями.
        - Почему в этом мире он меня не знает?
        Цезарь снова смолчал и начал подниматься по склону в деревню. Феликс последовал за котом.
        Оказавшись в деревне, Феликс изумился: повсюду развешены надувные шарики, флажки и яркие плакаты с надписями: «День летней чайки». В небе парили воздушные змеи в виде морских птиц. Играла веселая музыка.
        Трое детей весело кружились, взявшись за руки. Это была рыжая Софи, Денис в синем пиджачке и маленькая светлая малышка Офелия. Они все здесь!
        Виктор, Марк, Лир, Эрнест и Влас устанавливали вместе шатер. Дмитрий, Сабина и Марфа Васильевна разносили еду. Генхелия, одетая в синее платье и зеленый платочек, лишенная всех своих магических атрибутов, сидела на скамейке у дома и хлопала в ладоши. Где-то прогуливался господин Вольфганг в сопровождении незнакомой Феликсу взрослой дамы. У нее было вытянутое лицо, красные волосы и зеленые глаза.
        «Аделина Аскольдовна!», - осенило Феликса.
        Нестор Аркадьевич ходил прямо и не совсем не горбился, полный сил и молодой энергии.
        Еще здесь была белокурая молодая девушка, которая беседовала с Нелли. Это Лиза! Жена Власа! Кроме нее рядом с Мефодием Белинским, у которого в этом мире были здоровые зрячие глаза, стояла высокая женщина с темными волосами. Феликс осенила неожиданная догадка:
        «Изабелла! Мама Нелли…».
        Помогали с подготовкой праздника Василиса, Борис и Паола. Темноволосая красивая девушка, увлеченно беседовала с сестрой, украшая столбы гирляндами.
        Все эти люди… все они живы и лишены своих дефектов, которыми наделены в его мире.
        - Цезарь… ты должен мне все объяснить, - услышал Феликс собственный голос.
        Вздохнув, кот ответил:
        - Запомни эту картинку, мой друг. Именно так все было бы в Рапсодии, если бы не существовал виновник всех бед.
        Феликса будто удар молнии поразил.
        - Ты хочешь сказать, что этот мир - идеальный вариант того, как все могло быть, если бы…
        - Не существовало то, что принесло беды в нашем мире.
        - И эти люди совсем не знают о существовании других миров?
        - Нет, как и все в нашем мире, за исключением нас с тобой. Они живут своей жизнью весело и припеваючи, как видишь…
        «Если Цезарь прав, говоря о сущности этого мира, значит, во всех дефектах, болезнях и смертях, что имеют место в моем мире, виновато нечто, с которым я вступил в неравную схватку…», - понял Феликс.
        - Поэтому они не знают, кто я. Виновника бед не было в этом мире, и господин Вольфганг не нуждался в моей помощи.
        Кот согласно кивнул.
        - Но… что со мной в этом мире?
        - С тобой?.. Полный порядок…
        - И…
        Феликс указал на свои ноги.
        - Они тоже, - признался Цезарь.
        Феликса одолел озноб. Ему стало не по себе.
        «Как жить дальше, зная, что нечто, терроризирующее Рапсодию, виновно в смерти моих родителей и моей инвалидности?!», - горестно подумал он.
        - Значит, этот виновник не человек, так? Это какая-то сущность?
        Но кот ответил однозначно:
        - Я этого не говорил.
        Феликс запутывался еще сильнее.
        - Почему ты просто не объяснишь мне все?
        - А об этом я уже сказал тебе.
        «Хитрый жирный котяра! Что он от меня хочет? Может, я и не такой умный и сообразительный, как все считают!», - погорячился Феликс.
        Феликс и Цезарь смотрели на этих людей, которые были полны счастья и веселья.
        - Почему люди нашего мира не заслужили такого? Кто все это определяет?
        - Это и есть тот самый вечный вопрос, который навсегда останется без ответа, - размышлял Цезарь.
        Феликс никогда бы ни подумал, что сможет увидеть всех этих людей такими веселыми, живыми, счастливыми и полными радости. Как ему сделать так, чтобы люди в его мире хоть немного стали похожи на них?
        - Теперь ты можешь сравнить две реальности, - сказал Цезарь, - ты видишь то, что могло быть, не существуй виновника бед. И ты видишь то, к чему можно стремиться, что может случиться, если ты остановишь нашего врага.
        - Но ты не хочешь ничего о нем говорить!
        Цезарь молча развернулся и направился в обратном направлении.
        - Ты куда? - бросил ему вслед Феликс.
        - Нам пора. Не стоит здесь так долго задерживаться, пока мы что-нибудь не испортили.
        Ему ничего не осталось, как подчиниться своему проводнику и направиться вместе с ним к маяку.
        Постепенно музыка стихла, и Феликс слышал лишь приятный шум моря.
        - Отныне ты будешь знать ради чего и за что ты сражаешься, - сказал ему Цезарь.
        И Феликс полностью согласился с котом.
        - Когда мы вернемся… ты не будешь говорить со мной?
        - Только для обеспечения безопасности. Не стоит мне болтать там, у нас в Рапсодии. Так что следующая наша беседа состоится другой ночью.
        Как бы Феликс ни хотел еще задержаться в этом мире, Цезарь убедил его, что они должны вернутся.
        Когда он прошел через дверь в маяке, то светлый летний день исчез, и холодная осенняя ночь снова накрыла его.
        * * *
        Кошки разбежались, а полную луну затянуло тучами.
        - Я должен изучить остальные миры, - настоял на своем Феликс.
        - В другой раз, мой друг, - тихо произнес Цезарь, - одного путешествия на сегодня хватит. Тебе пора возвращаться домой, пока Магда не обнаружила твое отсутствие.
        Он прав, как и всегда был прав до этого.
        Ему нужно вернутся к сестре.
        В компании Цезаря Феликс вернулся в Рапсодию. Они остановились на улице между домами, и здесь решили распрощаться.
        - Когда мы сможем встретиться в следующий раз? - спросил у кота Феликс.
        Но Цезарь уже не ответил.
        - Понятно. Игра в молчанку началась.
        Феликс уже хотел распрощаться с котом и отправиться обратно домой, но вдруг тишину ночи нарушил посторонний звук.
        - Что это?..
        Мир на мгновение замер.
        Метнув взгляд в сторону бара, Феликс увидел, как дверь полицейского участка открылась, и в голубом свете появилась высокая стройная фигура в длинном балахоне.
        - Паола!
        Глава 26
        Он побежал.
        Феликс забыл про Цезаря, которого оставил позади. В его голове крутилось много вопросов, но желание помочь несчастной девушке перекрывало все сомнения, которые предостерегали его прежде, чем ноги двинулись с места, начав молниеносный бег.
        «Как она вышла? Почему Василиса не узнала об этом? Зачем она вышла? Куда она идет? Что все это значит? Как я ее верну в участок, если мои ноги ходят?», - стреляло у него в голове.
        И последний вопрос оказался самым сложным.
        Он догонит ее - хорошо. Остановит - отлично. Вернет назад домой - обязательно.
        Но что потом?
        Если его увидит Василиса… Если его кто-нибудь увидит…
        Что произойдет?
        А если этим «кто-нибудь» станет Магда?
        Как он ей объяснит?
        Время рассказать об этом не еще не пришло. Только сейчас он начал для себя постепенно открывать темные тайны маяка. Порталы, червоточины, другие варианты реальности… Что дальше?
        Кто виновник их бед?
        Кто был там в ту ночь, в машине? Что это было? Как на самом деле он, Феликс, лишился своих ног?
        Пулей он несся за Паолой. Длинные черные волосы девушки спадали за спину. Медленно она шла вперед по направлению к старому высокому дубу, на котором сделаны качели из шины автомобиля.
        Паола шла вперед, в ночь и не оглядывалась.
        - Нужно остановить ее…
        «Она не в себе, а потом придется просто схватить ее и привести домой, а ноги… к черту тайны!», - решил Феликс.
        Он отдавал себе отчет, что его жизнь можем моментально изменится сейчас, буквально с минуты на минуту…
        И назад дороги не будет.
        - Паола!
        И зачем он это крикнул? Она же не…
        Остановилась.
        И снова пошла.
        - Нет…
        Девушка неумолимо приближалась к обрыву в конце своего пути. Феликс не понимал, что происходит: чем быстрее он бежал, тем сильнее силуэт Паолы отдалялся от него.
        Как во сне…
        - Паола!
        Девушка шла по тропинке, освещенной голубым светом полной луны. Она шла к этой луне. Что-то ее тянуло к обрыву, к морю…
        - Этого не может быть…
        Неведомая сила, которая мешала ему приблизиться к Паоле, сделала сове дело.
        Феликс остановился у дуба, а Паола уже стояла на краю обрыва.
        - Паола!
        Она замерла.
        Выдыхая пар, Феликс направился к ней. Он старался идти осторожно, чтобы не напугать ее.
        Вот он стоит в двух метрах от нее, а за ее спиной - обрыв, за которым открывается путь в морскую бездну.
        Девушка посмотрела ему в глаза и сказала:
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        Феликс перевел дух. Он понял, что Паолу нужно спасать, но максимально осторожно.
        - Паола, я…
        - Ты же понял, что это значит, верно?
        Все замерло.
        Феликсу потребовалось немного времени, чтобы осознать то, что он действительно сейчас услышал эти слова.
        Слова… здорового человека.
        Ее взгляд… Паола не выглядела безумной пациенткой, больной шизофренией.
        Кажется, она даже понимала, где она находится, что делает и с кем говорит.
        - Паола… - сорвалось у него с губ.
        - Феликс, прошу, - сказала она, - помоги нам. Помоги этим людям спастись.
        - Отчего? - не знал он.
        Но девушка не ответила.
        - Одиннадцатый этаж появится в следующий звездопад. Ты должен быть там. Это важно.
        «Цезарь говорил, что это опасно», - вспомнил он.
        - Паола, - Феликс протянул ей ладонь, - возьми меня за руку. Мы должны уйти отсюда. Твоя сестра будет сильно переживать за тебя.
        - Ты не понимаешь! Тот, кого ты ищешь там, на исчезающем этаже. Попав туда, приготовься к битве. Самой страшной и важной битве в твоей жизни. Для этого ты здесь. В этом твоя судьба, Феликс. Тебе предстоит непростое событие… которое раз и навсегда перевернет твою жизнь.
        «Одно такое событие уже произошло со мной», - он вспомнил свой мрачный первый юбилей.
        И в тот момент, когда Феликс пытался разгадать тайный смысл слов Паолы, которая наталкивала его на разгадку тайн Рапсодии, его мучил и более реальный вопрос:
        «Почему она не сумасшедшая?»
        Ночь снимает все чары.
        «Я хожу. Цезарь говорит. Мефодий Белинский видит. Паола… она больше не больна», - рассуждал Феликс.
        А потом, когда он заметил свет луны, его осенила новая мысль:
        - Полнолуние… все дело в нем…
        «Видимо, простой ночи было мало, чтобы помочь Паоле. Полнолуние помогает ей сохранять рассудок», - понял он.
        - Что произошло с тобой Паола? Как ты сошла с ума?
        - Я общалась с ним. С тем, кого ты ищешь.
        Виновником…
        - Ты видела Дениса? Ты говорила с ним? Это он?
        - Первый - жертва. Второй - не тот, за кого себя выдает.
        - Это он? Призрак Дениса на самом деле не…
        - Останови его, Феликс. Останови, пока не стало слишком поздно. Ты еще можешь спасти жизни этих людей. Они в большой опасности. Смертельной.
        - Что это значит?
        - Скоро все продолжится с новой силой. Он набирает мощь. Времени нет. Нужно одолеть его, пока он слаб.
        - Кого? С кем я имею дело?
        Но она слышала его через фразу. Паола не объяснила, как не объяснил и Цезарь.
        «Что они все от меня хотят? Кого я должен одолеть?», - метался в лабиринте догадок Феликс.
        - Я верю в тебя, Феликс. Ты - хороший человек.
        - Паола…
        - Прощай.
        Она шагнула назад.
        Все в его теле взбушевалось. И ноги… ноги подогнулись…
        - Паола! - женский вопль за его спиной.
        И девушка с длинными черными волосами с ясным взглядом отдалилась от него и исчезла в мгновение ока, ступив за край обрыва.
        Сначала Феликс не понял, что произошло, но, когда он услышал водный всплеск, то из глаз у него хлынули слезы.
        Его ноги парализовало, и он уже лежал на земле, не в силах пошевелить даже пальцем на стопе.
        И все это не волновало его так сильно, как факт смерти Паолы на глазах у Василисы…
        - Феликс Альбин!
        Он слышал ее рыдания.
        Она бежала к нему. Женщина подбежала к краю обрыва, наклонилась и в ужасе закрыла лицо руками.
        - Паола…
        В следующий миг на него обрушился горестный взгляд, полный гнева и отчаяния.
        - Как вы здесь оказались? Что произошло? Почему не спасли ее?
        А потом она неожиданно для себя вспомнила, что Феликс не может ходить. Он лежал на земле и мял траву в отчаянии, мучаясь о том, что не спас жизнь Паоле.
        - Прости меня… прости, что не смог…
        - Феликс!
        Василиса подбежала к нему и крепко обняла, прижав к себе. Он чувствовал, как намокает его плечо.
        * * *
        - Ты не можешь больше молчать.
        Магдалина с трудом сдерживалась, чтобы снова не заплакать.
        Он сидел перед ней на своей кровати, а сестра, спрятав одну руку подмышку, а другой вытирая нос, стояла над ним.
        - Это преступление против меня, Феликс.
        И он все понимал.
        - Она нашла тебя там, у дерева. Василиса видела тебя. Ты лежал на земле, а Паола шагнула за край…
        Он молчал.
        - Я должна знать. Понимаешь? Мне страшно от того, что ты скрываешь от меня что-то!
        Магдалина снова вытерла слезы, которые появлялись у нее в глазах, и села напротив него.
        - Как ты там оказался? Расскажи мне, Феликс… Прошу!
        Она начала плакать, и он не знал, как это предотвратить.
        Феликс потянул руки вперед, и Магдалина позволила ему взять ее за руки.
        - Прости меня, Магда. Прости…
        - Ты должен мне все рассказать. Если с тобой что-то происходит, Феликс… я должна знать, чтобы помочь тебе, понимаешь? Я хочу быть рядом, когда плохо тебе.
        Он мог лишь догадываться о ее чувствах и отдаленно представлять их себе, но сам испытать их не мог.
        - Ты права. Ты - моя сестра, Магда. И ты имеешь полное право знать. Я обещал тебе все рассказать, верно? Думаю, время пришло.
        Она слушала его, как и всегда, отдавая ему все свое внимание.
        - Я люблю тебя, Магда. Я хочу, чтобы ты поняла меня правильно.
        - Я все пойму. Обещаю. Это место… здесь происходит нечто очень… темное, дурное… я поверю тебе, Феликс, как верила тебе всегда. Если ты скажешь, что тебя похищают пришельцы - я поверю. Если ты скажешь, что во всем виноваты три зеленые свиньи в ведре - я поверю. Я всегда буду верить тебе.
        Он кивнул.
        - Я обещал тебе рассказать обо всем, что тогда произошло. В ту ночь.
        Магда напряглась. Ее руки похолодели.
        Феликс мог только представлять себе, как долго она ждала момента, когда он будет готов рассказать ей все подробности.
        - Я не лгал тебе, Магда. Правда. Но ты… знаешь не всю историю.
        Она не могла произнести ни звука. Она просто слушала.
        - Ночь. Туман. Авария. Две смерти. Ноги. Все это так. Но есть кое-что еще… кое-что, что я пытаюсь объяснить сам себе вот уже тринадцать лет. И сейчас мне кажется, что я стою на пороге величайшего открытия - главной тайны моей жизни.
        Феликс сжал холодные пальцы сестры, пытаясь согреть их. Он смотрел ей прямо в глазах.
        «Сегодня я буду честен», - пообещал он себе.
        - Я не рассказывал тебе всего, потому что боялся, что ты… не примешь это за правду. И никто не примет за правду, а за страх маленького мальчика, за посттравматический бред или что-то еще… В ту ночь случилось кое-что еще в машине, за мгновение до столкновения. Туман послужил тому страшным началом. Я ненавижу туман.
        Феликс видел ее лицо. Он видел, как она волнуется. Ему хотелось просто обнять ее и ничего не говорить, но сейчас он обещал.
        - Нашу машину окружил туман. Черный и густой. Отец пожаловался на чудовищную видимость и сменил дальний свет на ближний. Мы ехали медленно и ничего не видели. Мама предложила остановиться и выйти, чтобы осмотреться. Ни дороги, ни знаков, ни леса - ничего. Просто тьма за окном и за лобовым стеклом.
        Магда сглотнула. Она с ужасом представляла себе все эти жуткие сцены, которые довелось пережить ее брату в ту ночь тринадцать лет назад.
        - Радио работало громко. Звучали веселые песни, но потом раздавался только звук помех. Шуршание такое… неприятное. Мама в отчаянии просила отца остановиться. Я занервничал. Он сказал, что это опасно, но уже не мог отказать маме, понимая, что она права. Мы должны были остановиться. И я приготовился к остановке, к тому, что мы выйдем из машины и осмотримся.
        Магда содрогнулась.
        - Но этого не произошло, - добавил Феликс.
        Она закрыл глаза и вспомнил, что увидел потом. Это его напугало так сильно, как ничто другое в этой жизни.
        - Родители замолчали. Мы продолжали ехать. Нога отца замерла на педали газа. Его руки мертвой хваткой вцепились в руль. Они смотрели вперед.
        Феликс открыл глаза и увидел перед собой лицо Магды, которое постепенно заливалось слезами.
        - Я позвал их. Крикнул. Спросил, что происходит. Но мне никто не ответил. Я отстегнул ремень и высунулся вперед. Я поочередно дергал отца и мать за плечи, но они не поворачивались ко мне. Машина ехала вперед. И мне пришлось самому повернуть их головы и посмотреть на них.
        Магда задержала дыхание и судорожно выдохнула.
        - Глаза… Их глаза не моргали. Радужка исчезла, и все это пространство занимал огромный жутко расширенный зрачок. Пустые лица наших мамы и папы, лишенные эмоций, смотрели на меня. Мертвы глаза с огромными зрачками уставились на меня… все замерло. Я испугался, увидев это. Мне показалось, что будто они перестали существовать, будто их души покинули тела, оставив пустые оболочки.
        Он сам начал дрожать.
        - А потом удар. Столкновение. И тьма.
        Какое-то время они вдвоем сидели в тишине, представляя каждую секунду эту страшную сцену последних мгновений жизни их родителей.
        - Что-то случилось с ними в ту ночь, - подвел итог Феликс, не в силах выдерживать эту натянутую тишину, - что-то сделало это с ними… Они перестали существовать… Наши родители погибли еще до удара, Магда. Во время столкновения никто не погиб. Не авария убила их, а кто-то или что-то убило их раньше…
        Глава 27
        Феликс сидел в исповедальне, и его пальцы нервно теребили черные четки. По ту сторону перегородки к нему зашла прихожанка и преклонила свое колено, приблизив свое лицо вплотную к сетчатой перегородке так, что он почувствовал ее теплое дыхание на своей правой щеке.
        - Представься, дитя мое, - сказал он прихожанке.
        - Нелли Белинская, - ответила прихожанка.
        - Можно ли называть вас Джейн?
        - Для вас я кто угодно, святой отец.
        Феликс почувствовал внутри страстный трепет.
        - Сознайся в грехах своих, и я стану свидетелем твоей исповеди, - сказал он ей.
        Сжимая крепко четки, он посмотрел в сторону перегородки и увидел, как глаза девушки были опущены в пол.
        - Я не могу признаться в чувствах одному человеку, - ответила Нелли-Джейн.
        - И какие же у вас к нему чувства, Джейн?
        - Я люблю его, святой отец.
        - Любовь - крайне возвышенное чувство, Нелли-Джейн. Вам это известно, дитя мое?
        - Да, святой отец. Я согрешила?
        - Безусловно. Таить такое в себе… крайнее безрассудство.
        - Я каюсь пред вами и Богом, святой отец.
        Феликс приоткрыл перегородку, протянул в окошко свою правую ладонь, вокруг который были обмотаны четки, и прихожанка нежно прикоснулась к тыльной стороне губами.
        - Грех отпущен вам, Джейн. А теперь поведайте мне о том, что же мешает вам рассказать этому человеку о своих чувствах? Какая преграда стоит перед вами?
        - Страх.
        - Это необходимое чувство, чтобы выжить. Вы это понимаете, Джейн?
        - Да, святой отец.
        Ему было приятно, что Нелли так называет его. И еще более было приятно ему называть ее просто Джейн, как это делал мистер Рочестер.
        - И какой же страх преследует вас? - спросил он.
        - Тот, кому адресованы мои чувства, гость. Я не буду с ним долго видеться. Когда он сделает то, что должен, он уйдет. Его больше не будет в моей жизни. Своим признанием я боюсь разрушить его жизнь и нанести себе невыносимую боль.
        - Но вам болезненнее от молчания, не так ли?
        - Все верно, святой отец. Но мы не можем быть с ним вместе. Он уйдет из моей жизни со знанием, что девушка любила его нежно и искренне всем сердцем. Как я могу так навредить ему?
        - Ваша задача - сказать ему о своих чувствах. Он может остаться с вами. Вы об этом не подумали? Или, скажем, вы можете отправиться с ним?
        - Если чувства взаимны…
        - Вы в этом уверены?
        - Нет.
        - Это безусловно грех, дитя мое, покайтесь.
        - И я каюсь пред вами и Богом.
        Он снова протянул ей свою ладонь для поцелуя.
        - Ах, как больно, - сказала Нелли-Джейн, - что сделать, святой отец, чтобы искупить свои прегрешения?
        - Признайтесь ему в вашей светлой и непорочной любви. Она ведь непорочна, Джейн?
        - Безусловно, ваша светлость.
        - Прекрасно. Вам просто нужно сказать ему о своих чувствах. Сам он не может пойти на такое. Вы же понимаете, что он - инвалид, и ему крайне тяжело и сложно принять даже мысль о том, что такая леди, как вы, можете любить его.
        - Вы правы. Я скажу ему об этом.
        - Превосходно.
        Потом прихожанка сама открыла окошко-перегородку, которая разделяла их. Феликс испугался и посмотрел на нее. Взгляд девушки был по-прежнему опущен в пол.
        - Что вы делаете, Нелли?
        - Я хочу признаться вам в любви.
        Он замер.
        Готов ли он к такому?
        Но вместо слов Феликс почувствовал зловонный запах гнилой рыбы. А потом девушка поставила перед ним тарелку с большой тухлой рыбой.
        Феликс мгновенно зажал нос рукой. Он с трудом подавлял рвотный комок, застрявший где-то в горле.
        - Я люблю вас, Феликс Альбин.
        И мертвая рыба быстро дернула хвостом и подпрыгнула вверх.
        * * *
        Феликс проснулся в испуге.
        Когда он открыл глаза и сделал глубокий вдох, то вновь почувствовал противный запах протухшей рыбы.
        - Как может запах из сна сохраниться в реальности? - подумал он.
        «И как вообще во сне может быть запах?», - прозвучал в его голове новый неожиданный вопрос.
        Придя в себя, Феликс обнаружил, что Магдалина стоит в прихожей, слегка приоткрыв дверь.
        - Магда, что происходит? - спросил у нее Феликс.
        Магдалина обернулась. Кажется, она ждала, когда он проснется. Ее лицо было каменным от ужаса.
        - Новая напасть, Феликс. Это продолжается снова.
        - Новая напасть? О чем это ты?
        Феликс подался вперед. Он краем глаза посмотрел в окно, в котором увидел несколько людей на улице, а земля была усыпана блестящим покровом.
        - Что происходит?
        - Чертовщина, - ответила Магдалина, - впрочем, как и всегда в Рапсодии.
        Магдалина помогла брату одеться тепло. Время предвещало конец осени и начало холодной зимы. Это были последние деньки ноября.
        Все то время, что они собирались, Феликс не мог понять в чем причина того, что он чувствует запах тухлой рыбы. Если у него начались обонятельные галлюцинации - это одно, но что если…
        Когда Магдалина выкатила его кресло на улицу, то перед Феликсом предстала невероятная картинка.
        Вся земля в деревне была усыпана тухлой рыбой.
        Люди покинули свои дома и ходили с черными мешками, собирая рыбу с земли.
        - Как это возможно? - не понимал Феликс.
        Рыба не может просто так выйти из воды, пройтись по земле, а потом лечь и начать умирать здесь. Блестящая морская рыба горами лежала вокруг.
        У фонарного столба у бара они увидели Степана Степановича, который с двустволкой ходил вокруг и озадаченно собирал рыбу в черный мешок, господина Вольфганга, выгуливавшего Понтия без поводка (что сильно напрягло Феликса), Сабину, Нелли, Мефодия Белинского и Нестора Аркадьевича.
        Феликс и Магдалина направились к ним. Под колесами кресла прогибались мертвые рыбьи тела.
        Странно то, что ни одна кошка не прибежала, чтобы отхватить свой кусочек.
        «С этой рыбой явно что-то не так», - размышлял Феликс.
        - Феликс! Магдалина! Добрый странный день! - поприветствовал их все также радостно, как и всегда, господин Вольфганг.
        Они остановились в окружении знакомых друзей.
        - Что здесь произошло? - осмотрелся Феликс.
        Магдалина обратилась к Степану Степановичу, который собирал рыбу неподалеку.
        - Вы что-то говорили вчера про то, что вся рыба из моря исчезла, не так ли, Степан Степаныч?
        - Верно! - ответил одноглазый старик. - А сейчас… это все пришельцы! Они выловили рыбу вчера из моря, а вчера ночью высыпали ее на нас!
        - И зачем им это делать? - поинтересовался Нестор Аркадьевич.
        - Издеваются! Что же еще?
        «Если бы рыбу кто-то высыпал сверху, то почему ни одна не задержалась на крыше дома», - поймал себя на мысли Феликс.
        - А какое вы дадите этому явлению объяснение, Феликс? - поинтересовался господин Вольфганг.
        Любопытные взгляды присутствующих выжидающе уставились на него.
        - Рыба мертвая, тухлая, - объяснил банальное он.
        - И то верно! - согласился господин Вольфганг. - Даже мой Цезарь чувствует что-то неладное! Гляньте на него!
        Феликс только сейчас обратил внимание на большого кота, который сидел за спиной хозяина. Цезарь мучительно содрогался. Его неустанно тошнило.
        - Кошки не хотят есть эту рыбу, - сказала Нелли, - даже они понимают, что это опасно.
        - Но все же непонятно, как она вся здесь оказалась, - задумалась Сабина Ларина.
        Осмотревшись, Магдалина обратилась к господину Вольфгангу:
        - А где остальные?
        - Нарышкины сидят дома. Обоих крутит-вертит, - ответил Степан Степаныч.
        - Моя жена осталась дома, - ответил Нестор Аркадьевич.
        - Софи и Дмитрий в баре, - пояснила Нелли.
        - А все остальные, - наступила очередь главы деревни, - ищут тело.
        Паола!
        - Что произошло вчера ночью, Феликс? - осторожно спросила у него Нелли.
        «И что я должен сказать?», - озадачился он.
        - Это… трудно объяснить…
        - Василиса сказала, что вы были там, - напомнила всем Сабина, - как?
        Все ждали ответа. И Магдалина в том числе. Феликс заливался потом.
        Его спас голос маленькой девочки.
        - Они нашли!
        Софи стояла на дороге, ведущей к дубу. За ее спиной шла четверка мужчин (Лир, Марк, Влас и Виктор) в сопровождении Василисы, у которой от плача не осталось больше слез.
        Они несли тело, завернутое в тканевой мешок, на носилках.
        Тело Паолы.
        Василиса что-то сказала мужчинами, они кивнули и направились к полицейскому участку. Сама Василиса пошла к друзьям, ожидавшим ее у фонарного столба.
        - Похороны состоятся после обеда, - ее совсем не интересовало странное событие, которое случилось в деревне сегодня.
        - Хорошо, Василиса, я тебя понял, - серьезно ответил господин Вольфганг.
        Но Василиса перевела свой опустошенный взгляд на Феликса.
        Он замер.
        - Я верю, что вы пытались сделать все, что было в ваших силах, чтобы предотвратить это. В остальном - это моя вина.
        - Нет… - вырвалось у Феликса.
        Но Василиса приказала ему молчать одним взмахом руки.
        - Прошу… Я все сказала.
        И женщина, осмотрев взглядом остальных, отправилась в сторону полицейского участка.
        - Остальные вернутся сейчас и помогут вам с рыбой, - добавила она, не оборачиваясь.
        Они проводили женщину взглядами.
        - Понтий перестань! - воскликнул яростно господин Вольфганг. - Выплюнь эту гадость! Выплюнь!
        Все посмотрели на черного пуделя, который сжал во рту рыбу. По команде хозяина пес выплюнул ее на землю всю в слюнях.
        - Глупый пес…
        А потом господин Вольфганг обратился к Феликсу и Магдалине
        - Мне очень жаль, что мне пришлось впутать вас во все это. По моей вине вы стали участниками ужасных событий, которые являются исключительно нашими проблемами. Я не имею права больше задерживать вас в нашей деревне. Вы можете отплыть с острова в любой момент.
        Феликс понимал, что наступил предел отчаяния.
        - Нет, господин Вольфганг, - ответил Феликс, - мы никуда не уедем, пока не поможем вашей деревне. Я дал вам слово, помните? И я держу свое слово.
        - Ситуация намного хуже, чем я мог себе представить…
        - И мы с ней справимся. Мне кажется, что я достаточно сильно приблизился к разгадке.
        - Правда? - удивилась Сабина.
        Эта женщина не теряла надежды вернуть себе сына.
        - Да… но пока все это - тайны следствия.
        И люди обреченно выдохнули, понимая, что им не узнать всего, о чем думает этот альбинос.
        - Полагаю, - заговорил Мефодий, - нам всем стоит заняться уборкой, если мы не хотим еще несколько дней наслаждаться протухшей рыбой у нас под ногами.
        И он был прав.
        - Жаль, что вся рыба мертвая, - добавила Нелли, - Дмитрий так расстроился, что мы лишились запаса провизии.
        Феликс отдавал себе отчет, что дефицит рыбы в море - большая проблема для Рапсодии. Им нужно что-то есть.
        - Не волнуйтесь, - успокоил всех господин Вольфганг, - завтра Дмитрий и Василиса отправятся на материк, чтобы привести нам провиант.
        Это бы стало решением многих проблем.
        - Тогда давайте займемся уборкой территорий! - приободрила всех Сабина.
        Они поставили себе цель - убраться до похорон Паолы. Этот день - еще один траурный день в их деревни. У их друга - Василисы - большое горе. В прошлый раз она потеряла напарника, а вчера - родную сестру.
        Но не успели друзья приступить к работе, как случилось страшное.
        Все начало с дикого вопля Степана Степановича:
        - Проклятье! Помогите!
        Старик лежал на земле, а Понтий набросился на него сверху. Черный пудель перестал быть самим собой. Он рычал и гневно лаял.
        - Понтий! Понтий! - заорал господин Вольфганг. - Слезь сейчас же! Место! Место!
        Но пес не слушал хозяина.
        Понтий ранил Степана Степановича в плечо, и старик взревел. Брызнула кровь.
        Степан Степанович смог отбиться от монстра ногами, и Понтия отбросило в сторону.
        Все происходило слишком быстро.
        Щелкнуло зарядное устройство ружья. И Степан Степанович выстрелил в пуделя из двустволки.
        Громкий выстрел сотряс воздух.
        Все замерло.
        - Понтий! - со слезами на глазах прокричал господин Вольфганг.
        Пудель лежал на земле.
        - Чертова собака! - проревел Степан Степанович.
        Но потом… черный пудель, истекавший кровью, встал на лапы.
        «Это невозможно», - мелькнуло в сознании Феликса.
        - Срань Господня… - вырвалось у Степана Степановича.
        Из брюха зверя текли алые струи. Понтий стоял на всех четырех лапах и яростно рычал.
        Старик стоял в трех метрах от пса.
        Прыжок, рывок, и вот Понтий уже стоит над лежачим Степаном Степановичем с открытой пастью, и с острых клыков пса на лицо старику стекает слюна.
        Все выбежали на главную улицу деревню.
        Мир остановился.
        И вернул его в движение душераздирающий вопль старика.
        Монстр, в которого превратился Понтий, вцепился острыми клыками прямо в лицо Степана Степановича. Первым в сторону полетел окровавленный протез глаза. Потом здоровый… Все лицо постепенно превращалось в кровавое месиво.
        Пес драл ногтями и когтями тело старика. На шерсть Понтия и во все стороны брызгала кровь.
        Клочья одежды, а потом лоскуты кожи, мышц и плоти.
        Одержимый пес рвал старика на куски.
        В какой-то момент крики быстро прекратились, и Понтий поднял вверх голову, а в зубах он сжимал еще бьющееся сердце старика.
        Жуткий ужас охватил всех остальных. Сабина, Нелли и Магдалина ахнули.
        Господин Вольфганг… трудно представить себе его чувства. Его любимый питомец перестал быть собой. Будто в него вселился демон.
        Понтий тяжело дышал, истекая кровью.
        А потом пес замертво повалился на землю. Феликс заметил, как странное черное облачко вышло из брюха пса и в одно мгновение исчезло в земле.
        Опустилась звенящая тишина.
        Два трупа - человека и собаки - окровавленные лежали недалеко друг от друга.
        Господин Вольфганг упал на колени и зарыдал, оплакивая мертвого питомца.
        - Понтий… Понтий… что же ты наделал?..
        Никто другой был не в силах пошевельнуться. Все это случилось так быстро, что никто не успел среагировать и как-то помешать случившемуся.
        Это был последний осенний день в этом году.
        После случившегося этим днем Рапсодия уже никогда не станет прежней.
        И весь остальной мир изменился навсегда.
        * * *
        Содрогаясь от немыслимого холода, он в ночи покинул свой дом.
        Его одолевал дикий страх и ужас. Голова раскалывалась на части. Его тело ныло.
        - Прошу, не убивайте меня…
        Он упал на колени, а в глаза застыли слезы.
        - Я делаю все, что вы мне приказываете, - говорил он в небо.
        И демонический жуткий голос, который раздавался в его сознании, отвечал:
        - Ты послужил мне хорошую службу. И пришло время послужить еще.
        - Я готов… Я готов выполнять все ваши приказы, но только… прошу… не убивайте меня…
        - Ты мне нужен живым. Пока… Время уйти тебе еще не пришло.
        Он слышал этот голос в своей голове. Он никогда не видел обладателя этого голоса.
        - Что вам нужно?
        Он дрожал. Он плакал.
        Он стоял на холодной земле на коленях.
        - Близится час расплаты… Мои враги должны получить свое…
        - Я сделаю это… я помогу вам… только скажите, как…
        Какое-то время голос молчал. Он уже подумал, что все закончилось, но внезапно голос заговорил с ним снова:
        - Это будет еще одно испытание для тебя. Пройдя его, ты докажешь мне свою верность.
        - Да, да… докажу!.. Я - ваш покорный раб навеки.
        - Хорошо…
        - Я хочу жить. Вы мне обещали…
        - Ты получишь свою вечную жизнь, когда исполнишь последнюю волю.
        - Я готов… готов!
        Голос злорадно посмеялся и сказал:
        - Час последней битвы близок.
        Глава 28
        Первые дни зимы в Рапсодии ознаменовались первым снегопадом. Слой пушистого снега покрыл землю и уже лежал на зеленых тисовых ветвях. Из-за северного расположения острова, холода здесь крепчали быстрее, чем в средней полосе России. Магдалине пришлось достать самые теплые вещи, которые они с собой привезли. Морозы вступили в свое правление на острове.
        Конец осени стал самым печальным периодом, который довелось пережить этим людям. В один день состоялось сразу три похорон. Рапсодецы простились с погибшими. Паола, Степан Степанович и Понтий навсегда отошли в мир иной.
        Для деревни наступили самые тяжелые времена. Феликс стремился как можно скорее раскрыть тайны Рапсодии, следуя предостережению кота Цезаря о том, что время на исходе.
        Магдалина тоже чувствовала приближение чего-то темного и неизведанного, того нечто, с которым они еще не сталкивались.
        Феликс предложил Нелли выйти на прогулку в Тисовый лес, на которую она охотно согласилась. Одетая в теплую шубку, девушка встретила его у окраины леса, и они отправились в путь по заснеженным тропинкам. Снег приятно хрустел под колесами кресла.
        - Ты думаешь, что это конец? - спросила она у него.
        - Возможно, он скоро наступит, Нелли, - признался честно Феликс в своих мыслях и суждениях, - но он будет в нашу пользу. Я обещаю.
        Нелли промолчала, и они прошли между раскидистых ветвей тисов, на которых свисали шубки снега.
        - Нас остается все меньше. Господин Вольфганг и Василиса убиты горем. И всем остальным тоже не по себе от того, что происходит. С тех пор, как случилась ужасная смерть Бориса, все стало только хуже. Нечто темное вселилось в тех чаек, которые заклевали несчастную старушку. И, возможно, это же завладело Понтием. Я никогда не поверю, что пудель господина Вольфганга просто так сошел с ума, заразившись бешенством.
        - Ты права, Нелли. Все эти смерти связаны между собой. Я уверен, что у всех странных и ужасных событий, произошедших осенью, есть один виновник, которого остается разоблачить.
        - Вывести его на чистую воду?
        - Именно так.
        - Но… как это сделать? Виновник не оставляет следов…
        Но Феликс был иного мнения на этот счет:
        - Следы как раз есть… но они не такие, к каким мы привыкли, имея дело с обычным преступником, убийцей или маньяком. Нелли, нам противостоит нечто гораздо более могущественное.
        - Значит, ты тоже веришь в существование этой темной силы?
        - Боюсь, что теперь мое мнение на этот счет отличное от того, какое было изначально, когда я прибыл на остров.
        Они начали подниматься вверх на склон, за которым должен открываться вид на Соленый пруд.
        - А если это демон какой-то? - спросила Нелли.
        - Ах… если бы демон…
        Увидев Соленый пруд, который еще не успел заледенеть, двое остановились. Их взгляды были прикованы к озеру.
        - Кто это…
        Нелли рванулась вперед по команде Феликса.
        На ровной глади Соленого пруда плавно лежало тело.
        - О, Боже! - воскликнула Нелли.
        Они спустились вниз к озеру и остановились у берега. В самом центре озера лежало тело женщины, одетой в красную кофту и джинсы. У нее были волнистые светлые волосы.
        Феликсу она показалась знакомой.
        - Кто это? Ты ее знаешь? - спрашивал Феликс у Нелли.
        Девушка не ответила ему. Он поднял голову и посмотрел на Нелли - она впала в какой-то транс, не в силах отвести взгляд от тела на воде.
        - Нелли! Приди в себя! Кто это?
        Он потряс ее за руку, и Нелли моргнула.
        - Это Лиза… жена Власа…
        Все сжалось внутри Феликса. Дрожь пробежала по щекам.
        - Приведи сюда Лира, Марка и Виктора. Власу ни слова. Я буду здесь. Поняла?
        Нелли кивнула.
        - Быстрее!
        И девушка, еще раз бросив взгляд на тело Лизы, лежащее на воде с широко открытыми глазами, развернулась и побежала назад в деревню.
        Феликс снова посмотрел на Лизу. Она лежала на воде, распластав руки в стороны. Почему она не тонула, если уже умерла?
        Или… не умерла?
        - Лиза!
        Но это не помогло. Женщина даже не моргнула.
        Бледная, она лежала на спине на водной глади, и невозможно было сказать, что с ней.
        Феликса одолевали мучительные мысли.
        Если бы его ноги могли ходить, он бы мог вытащить ее из воды. Если бы он сделал это, то смог бы ей помочь, проведя сердечно-легочную реанимацию. Если бы он мог плыть, у этой женщины появился бы шанс остаться в живых. Если бы…
        Но он не мог ничего сделать. Ему оставалось лишь ожидать, когда поспеет помощь друзей, которые смогут вытащить тело Лизы из воды.
        И как он это объяснит? Почему она здесь?
        «Червоточина Соленого пруда снова откроется», - вспомнил он пророческие слова Генхелии.
        Оставалось лишь одно объяснение этому: «Лиза попала в червоточину Соленого пруда и пропала в ней. А сейчас портал вновь открылся, и она здесь».
        С содроганием, он ждал Нелли и остальных. Феликс с ужасом представлял себе, что будет с Власом, когда тот узнает…
        - Мы пришли! - раздался голос Нелли.
        Феликс обернулся, и увидел, как на вершине склона появилась Нелли в сопровождении троих: Лира, Марка и Виктора.
        - Нужно вытащить ее! - скомандовал Феликс.
        Трое не пришли с пустыми руками. У них были носилки.
        - Нестор Аркадьевич уже в курсе? - спросил Феликс у Нелли, пока трое мужчин без лишних вопросов полезли в ледяную воду.
        - Он готов принять ее у себя в доме, - кивнула Нелли.
        Как же Феликсу не хотелось думать о том, что ее уже не удастся спасти!
        Но даже в такие минуты он оставался реалистом и все понимал.
        - Давайте сюда!
        - Кладите ее на носилки!
        - Бери за руки, а я за ноги!
        - Помоги мне здесь!
        - Понесли!
        - Выбираемся из воды!
        Трое мужчин справились с задачей. Все мокрые, они вышли на берег и положили носилки с телом Лизы на землю.
        Феликс и Нелли быстро приблизились к ним. Осмотрев бледное тело красивой женщины, Феликс осмотрел остальных и сказал Лиру:
        - Закрой ей глаза.
        Она мертва.
        Пока они выбирались из Тисового леса, возвращаясь в деревню, Феликс дал инструкции присутствующим, касающиеся отношения к этому происшествию Власа.
        - Пока мы не доставим тело в кабинет Нестора Аркадьевича, Влас ничего не должен знать. Его нужно правильно подготовить. Боюсь, я не могу точно предвидеть, как он себя поведет, если узнает обо всем несвоевременно. Вы меня поняли?
        Остальные дали ему обещание сохранить все в тайне от Власа, пока не наступит время, чтобы ему можно было все рассказать.
        - Лир, поспеши к отцу и скажи ему, чтобы он приготовился к вскрытию и вспомнил методы определения времени смерти. Сейчас это самое важное. Нужно понять, как она умерла и когда именно это произошло. Вернее… сколько времени прошло от момента ее смерти до того, как мы с Нелли нашли ее в воде.
        - Я понял.
        - Мы справимся! - ответил Марк Лиру. - Беги!
        Молодой человек кивнул и побежал к своему дому.
        Когда они вышли из леса, на пороге дома появилась Магдалина.
        - Феликс! Нелли! Что у вас… О, Боже!..
        Магдалина подбежала к ним.
        - Это Лиза, - шепнула Нелли ей.
        - Что случилось? - не понимала Магдалина.
        - Я тебе позже все расскажу, - ответил сестре Феликс, - сейчас самое главное - предостеречь Власа.
        Стоило ему это сказать, как Виктор опешил:
        - О, нет…
        На улице появился сам Влас, который не мог не заметить группу друзей, которые несли носилки с…
        - Это… - вырвалось у Власа.
        И он бросился бежать к ним со слезами, пробивающимися из глаз.
        - Влас, послушай, это… - уже начал Марк.
        Каждый пытался его остановить, но ничего не вышло. Влас остановил процессию и замер, увидев тело.
        - Лиза… Это моя жена! Это моя жена… Лизонька…
        Влас упал на колени. Его лицо застилал поток слез. Он схватился за носилки и потянул пальцы к ее холодной ладони.
        Влас взревел.
        - Этого не может быть… Прошу, скажите, что это неправда! Это не она!.. Ее нужно спасти! Сделайте что-нибудь!
        - Влас, тебе нужно прийти в себя, - подошел к нему Виктор.
        Он поднял Власа, обхватив его за спины.
        - Тебе не нужно это видеть…
        - Это моя жена! - проревел Влас. - Моя жена! Она пропала два года назад… Лиза! Лизонька! Любимая…
        Феликс дал команду Виктору, чтобы тот вернулся к носилкам и помог Марку отнести тело к Нестору Аркадьевичу.
        - Что… что вы собираетесь с ней сделать?
        - Мы должны выяснить, как и когда это случилось, - ответил спокойно Феликс.
        И Влас все понял.
        - Я не дам! Не дам вам разрезать ее! Я не дам вам резать мою жену! Нет!
        Магдалина и Нелли поспешили к Власу, чтобы остановить его. Мужчина изо всех сил рвался к носилкам, чтобы схватить Лизу.
        - Влас, тише-тише… - сжала его Нелли.
        - Она мертва, Влас, - спокойно произнесла Магдалина, - нам нужно провести вскрытие, чтобы найти виновника. Мы должны наказать того, кто это сделал.
        Но Влас не желал ничего слушать. Вырываясь от двух девушек, он отчаянно хотел побежать и остановить Марка и Виктора, которые уже заносили тело его жены в дом Алмазовых.
        А потом к нему пришло осознание, что он не сможет это остановить.
        Влас упал на колени и издал душераздирающий вопль, который был слышан за пределами острова.
        - Если так… - сказал он, успокоившись, - то пусть тот, кто это сделал, будет вечно гореть в жарком пламени Ада.
        * * *
        Лир надел белый халат и подошел к Нестору Аркадьевичу, который изучал тело Лизы, которое лежало на металлическом столе. Эта комната напоминала самый настоящий морг.
        Василиса и господин Вольфганг ожидали в гостиной. Феликс решил присутствовать на вскрытии. Что до Власа, то его состоянием как раз занимались Магдалина, Нелли, Марк и Виктор.
        - Если вы нашли тело в холодной воде, то это может повлиять на показатели времени, - объяснил Нестор Аркадьевич, - на холоде труп лучше сохраняется, и клиническая смерть длится дольше. Все это лишь отсрочивает появление трупных признаков. Понимаете?
        - Да, - ответил Феликс, - и все же это важно.
        - Сделаю все, что в моих силах. Чтобы определить причину смерти нам с Лиром придется провести вскрытие. Влас дал на это согласие?
        Феликс солгал:
        - Да, он согласен. Он все понимает.
        Нестор Аркадьевич кивнул и обменялся печальным взглядом с сыном.
        - Вы даже не представляете, Феликс, как тяжело выполнять свою работу, когда дело касается близких и друзей. Я знал эту милую женину слишком хорошо. Она делала прекрасное варенье. Бедный… бедный и несчастный Влас…
        Лир поставил на столки лоток с необходимым для вскрытия инструментарием.
        - Вы не обязаны присутствовать при этом процессе, Феликс, - сказал ему Лир.
        - Ничего. Я останусь, если не возражаете.
        Никто возражать не стал.
        На самом деле Феликс часто видел человеческие трупы, но никогда в жизни ему не доводилось присутствовать на процедуре вскрытия.
        Он сидел в стороне и наблюдал за тем, как Нестор Аркадьевич и Лир выполняют свою работу, переговариваясь по рабочим моментам. Лир подавал отцу необходимые инструменты, а тот уже действовал. Временами Нестор Аркадьевич обращал внимание сына на какие-то детали, объясняя их значение. Для Лира это стало хорошей практикой, а Нестор Аркадьевич вспоминал основы из прошлого.
        Самым неприятным было начало, когда на нежном теле красивой женщины появился разрез, тянущийся от яремной ямки рукоятки грудины до лобковой области.
        Феликс вспоминал, как разделывают животных: кабанов после охоты и больших коров. Но каждый раз он ловил себя на том, что перед ним человек, который когда-то был живым.
        Знать бы, когда…
        - Очень странно… - сказал громче другого Нестор Аркадьевич.
        - Что-нибудь нашли? - потянулся Феликс.
        - В том-то и дело, что нет… я точно не растерял былой навык, но это…
        Вся процедура вскрытия и изучения трупа заняла у Нестора Аркадьевича и Лира около получаса. По истечению этого времени появился вердикт.
        - Никаких патологий дыхательной и сердечно-сосудистой системы я не обнаружил, - озадаченно произнес Нестор Аркадьевич.
        - Что это значит? - не понимал Феликс. - Как она умерла?
        - Если говорить, судя по тому, что я вижу, то… она просто умерла. В один момент ее сердце просто остановилось без видимых на то причин.
        - «Просто остановилось сердце»? Вы в этом уверены?..
        Нестор Аркадьевич, чьи белые перчатки и фартук были запачканы кровью, потупил взгляд на свершенный разрез.
        - Боюсь, что иных версий у меня не будет. Может, ее что-то напугало? Не знаю…
        - Значит, вы хотите сказать, что причиной смерти молодой женщины послужила внезапная остановка сердца без видимых на то причин? - Феликс недовольно повысил голос.
        На самом деле он злился не на опытного доктора, а на самого себя, ведь такая неопределенная причина смерти ни насколько не приближает его к разгадке тайны.
        - Я понимаю ваше смятение, Феликс, - ответил Нестор Аркадьевич, - сам знаю, что это звучит в высшей степени неразумно, но… вспомните смерть Бориса! Обстоятельства, которые мы обнаружили тогда, повергли нас всех в шок. И сейчас… Думаю, не стоит удивляться таким странностям. Мы в Рапсодии в конце концов.
        «Как же я мог это забыть?!», - подумал быстро Феликс.
        - Ладно… А что же со временем смерти?
        Отец и сын переглянулись.
        - А вот в этом вопросе нам удалось достигнуть определенных результатов, пускай и шокирующих, - ответил Нестор Аркадьевич.
        - Я вас слушаю.
        Феликс приготовился собрать пазл разгадки воедино.
        - Мне трудно объяснить, как именно мы пришли к такому выводу, потому что пришлось учитывать время пребывания Лизы в холодной воде, температуру воздуха, время, которое потребовалось, чтобы вы принесли ее к нам из леса. Время стандартных появлений посмертных явлений и атипичных случаев. Словом, много факторов. Мы с Лиром все проверили несколько раз, верно?
        Молодой человек согласно кивнул.
        - Но результат, который мы получили, оставался всегда неизменным. Это очень странно, что все так совпало, но я буду утверждать это определенно точно. Да… я уверен в этом на все сто процентов.
        «Это радует», - подумал Феликс.
        - И что вы выяснили, доктор? - спросил Феликс.
        Отец и сын снова переглянулись, и Нестор Аркадьевич ответил:
        - Лиза пролежала какое-то время в воде, пока вы ее не нашли. Но сердце ее остановилось… смерть наступила именно в тот самый момент, когда вы достали ее тело из воды.
        У Феликса отвисла челюсть.
        - Как это возможно?
        - Я не знаю, - пожал плечами Нестор Аркадьевич, - но, пока Лиза оставалась в воде, она была еще жива. Клиническая смерть, скажем так. И лишь стоило вам вынести ее на сушу, умер ее мозг, и она сама. Вы верно сделали, Феликс, когда определили, что ее уже не спасти, когда сказали Лиру закрыть ей глаза. Да, в тот момент она была уже мертва. Факт смерти случился мгновением раньше.
        Феликсу стало совсем не по себе. Он видел, как уверен Нестор Аркадьевич в своих подсчетах, и не может объяснить себе этот факт.
        - На этом все, - сказал Нестор Аркадьевич, - Лир, я поручаю сделать перевязку разреза тебе, справишься?
        - Конечно, отец.
        - Превосходно.
        Нестор Аркадьевич и Лир сперва сняли с себя все окровавленные одежды и сбросили их на пол.
        - Сначала я переоденусь и потом зашью все, - сказал отцу Лир.
        Двое уже направились к выходу из комнаты, а Феликс так и остался сидеть неподвижно в своем кресле.
        - Вам помочь, Феликс? - поинтересовался у него Нестор Аркадьевич.
        - Спасибо, не стоит. Я еще останусь здесь.
        И отец с сыном оставили его одного в холодной комнате, покрытой белой плиткой.
        Феликс не мог понять, как объяснить ему все те выводы, к которым пришел Нестор Аркадьевич после проведения вскрытия. Он медленно подкатил свое кресло к столу, на котором лежало разрезанное тело мертвой Лизы.
        - Как вы могли умереть?
        Почему она умерла именно в тот момент, когда ее тело вытащили из воды?
        Как все это возможно?
        И как она вернулась в этот мир, пройдя через червоточину?
        «Куда ведет портал Соленого пруда?», - спросил себя Феликс.
        Он смотрел на мертвую женщину в полнейшей тишине, пытаясь тщетно собрать все факты в единую картинку, которая никак не складывалась.
        Феликс прислушивался к этой тишине. Она помогала ему собраться с мыслями.
        Вдруг он почувствовал, как его схватили за запястье!
        Подняв глаза, он увидел, как Лиза сидела на столе, подняв свое разрезанное тело. Изнутри сочилась кровь. Ее глаза были широко открыты. Ее ледяные пальцы крепко сжимали его руку.
        Демонический холодный голос произнес ее устами:
        - Убирайся прочь из Рапсодии или умрешь!
        А потом раздался раскатистый омерзительный писклявый смех, который перешел в безумный хохот и вопль.
        Феликса трясло.
        Оживший труп Лизы громко смеялся, и изо рта у него стекала густая темно-алая кровь.
        А потом мертвые пальцы отпустили его запястье.
        Тело опустилось на спину, и руки протянулись вдоль туловища. Смех прекратился, и перед ним вновь лежал неподвижный холодный труп жены Власа.
        На одно мгновение Феликс забыл, как дышать. Какое-то время он еще не мог прийти в себя после произошедшего.
        Феликс тяжело дышал.
        - Что с вами случилось, Феликс? - обеспокоенно спросил Лир, появившись в комнате, переодетый в чистый фартук.
        Но Феликс был не в силах произнести ни слова.
        - Кошмар! У вас такой вид, будто Лиза только что ожила и угрожала вам…
        Глава 29
        Эту ночь он выжидал.
        Феликс дождался, когда его сестра уснет и даже несколько раз убеждался в этом.
        Он горел желанием непременно во всем разобраться. Исходя из того, что случилось днем, Феликс понял, что все слишком далеко зашло. Назад пути нет.
        Они останутся в Рапсодии и разгадают все ее тайны.
        Маяк - скопище порталов, которые ведут в другие альтернативные миры. Возможно, если он побывает во всех, то узнает, что значит все происходящее и разоблачит главного виновника бед.
        А когда разоблачит?..
        Феликс решил оставить это на «потом».
        Ноги его слушались. Он уже привык к тому, что по ночам они начинают ходить, но это не переставало каждый раз радовать его и дарить невероятное наслаждение.
        Выпал снег, а потому он посчитал разумным обуться. Накинув теплую куртку, он еще раз бросил короткий взгляд на Магдалину, лишний раз убедившись в том, что она спит крепким сном, и только тогда вышел за дверь, покинув дом.
        Эта ночь не была такой темной, как все другие. На земле лежал белый снег, отчего становилось светлее.
        Без промедлений Феликс уверенно направился в сторону маяка, на вершине которого ярко горел фонарь, и луч света устремлялся в даль над морем.
        «Интересно, в какой именно момент открываются порталы в маяке? И когда с маяка уходит Влас после того, как зажигает фонарь на вершине?», - задался он вопросами.
        На оба он смог ответить, но крайне неуверенно. Первое - ночь начинается после полуночи. Значит, после того, как стрелки пересекут двенадцать, порталы открываются. Второе - если Влас никогда не бывал в других мирах, значит, он всегда зажигает фонарь до полуночи.
        «И никогда не делал это позже? Столько у него было шансов затеряться в другом мире!» - подумал Феликс. - «Как затерялись другие…».
        Он уже спустился по склону и оказался на прямом пути к маяку, который манил его.
        После первого путешествия в Феликсе зародился азарт, зависимость… Этот маяк не отпускал его.
        - Сегодня я намерен посетить несколько этажей, - решил для себя Феликс.
        И с таким решением он уверенно шагнул вперед.
        - Не сегодня, - ответил голос за спиной.
        Обернувшись, Феликс увидел Цезаря. Говорящий кот спокойно сидел на снегу.
        - Снова ты…
        - Да, я. А ты - неумелый детектив, если отправился сегодня сюда.
        - Это еще почему?
        Феликсу такое заявление пухлого кота показалось крайне оскорбительным.
        - Соленый пруд, Феликс. Лиза сегодня вернулась из него. Забыл? Червоточина снова открыта. Ты можешь узнать, что там…
        - И потеряться, как она на два года?
        - Бедная Лиза не знала, как выбраться из червоточины. Но я знаю. И я помогу.
        - Что там? Тоже какой-то вариант нашего мира?
        - Нырни и узнаешь…
        Феликс посмотрел на маяк, как на друга, с которым прощается навсегда.
        «Двери маяка открываются каждую ночь. Еще успею. А червоточина Соленого пруда… кто знает, когда еще выпадет шанс попасть в нее?», - размышлял он.
        - Хорошо. Я согласен.
        Цезарь важно кивнул, встал и побежал в деревню. Феликс направился за ним.
        - Почему червоточина открылась? - спросил Феликс по дороге в лес.
        - Близится звездопад, - уверенный однозначный ответ Цезаря, - вот, что это значит.
        - Выходит, одиннадцатый этаж скоро появится?
        - Со дня на день… или в нашем случае - в скорой ночи.
        Они миновали деревню и вошли в Тисовый лес.
        Феликс поймал себя на мысли, что никогда не бывал здесь ночью. Сначала он испугался, ведь когда-то на этой самой тропе на него и Нелли напал некто с топором. Позже Феликс подумал о том, что это мог быть только живой человек. Он все еще не понимал многих вещей, с которыми ему довелось столкнуться. Открытие других миров вовсе не объясняло появление этого маньяка с топором в лесу.
        И еще Денис… однажды ночью он встретил его у леса. Злобный призрак пропавшего мальчика… кто он на самом деле?
        - И когда же червоточина в Соленом пруду закрывается? - поинтересовался Феликс.
        - После последнего звездопада, - ответил Цезарь, - а потом… потом звездопадов не будет еще тысячу лет.
        Феликс остановился.
        - Стоп. Что ты сказал?
        - После последнего звездопада их не будет тысячу лет. Чего встал?
        Цезарь наконец остановился и обернулся.
        - Ты не говорил об этом, - сказал Феликс, - откуда тебе это… нет, не так… что все это значит?
        Кот устало закатил глаза.
        - Объясняю еще раз. Каждую тысячу лет случаются эти звездопады, и каждый раз исчезающий этаж снова появляется. Понимаешь? И чем чаще он появляется, тем больше у… виновника попыток достигнуть своей цели.
        - Цели? Какой же? Что ему нужно?
        - Прорваться в этот мир.
        Феликс содрогнулся.
        - А то, что происходит в Рапсодии? Разве… он уже не в этом мире?
        - Да, но лишь частично. И ты видишь, что может сделать его малая часть? Представь, что произойдет, если он вернется полностью!
        - Вернется? Значит, это уже было когда-то?
        Цезарь замер с широко раскрытыми глазами.
        - Не время болтать, - нахмурился кот, - идем.
        Как бы он ни хотел, но Феликс не стал задавать больше вопросов. Цезарь и так проговорился достаточно, чтобы дать ему пищу для размышления. Если он все правильно понял, то можно смело сделать вывод о том, что исчезающий этаж - дом виновника.
        - Я хочу, чтобы ты понял, что нужно поторопиться, - сам заговорил с ним Цезарь, поднимаясь по склону, - времени совсем не осталось. Если червоточина Соленого пруда снова открылась, то звездопад скоро будет. И это значит…
        - Да, я понял, понял, - успокоил напряженного кота Феликс.
        - Отлично.
        Они спустились вниз на небольшую полянку, где находился Соленый пруд. В ночи гладь озера излучала волшебный голубой свет, отражая сияние луны.
        Феликс подошел к самому краю пруда, и кот завопил:
        - Осторожно! Не так близко!
        Феликс испуганно отошел.
        - Ты чего?
        - Не хватало того, чтобы тебя засосало туда против твоей воли. В таком случае я тебя не вытащу.
        - Понял.
        Вдвоем они смотрели, как сияет вода. Как и маяк, это озеро манило Феликса к себе. После случившегося днем Феликс совсем не хотел повторить опыт несчастной Лизы. Ее вытащили мертвой из этой воды.
        - Что я там увижу? - спросил Феликс кота.
        - Как же мне хочется тебе сказать, что эта чертова червоточина еще более опасна, чем исчезающий проклятый этаж.
        - Почему же?
        - Если бы не такое дело, то я бы ни за что на свете не сказал тебе отправляться туда. Но ты должен это увидеть, если хочешь закончить начатое. Для полной картины, скажем так…
        - Ты останешься здесь?
        Цезарь кивнул.
        - Я не дам тебе пропасть надолго - обещаю. Как только исчезнешь, я примусь тебя тут же вытаскивать.
        - Так мало?
        - Ох, поверь - одного мгновения на другой стороне тебе хватит на всю оставшуюся жизнь. Ты еще просить будешь о том, чтобы я тебя скорее вытащил. Время на той стороне и здесь ощущается совершенно по-разному. Поэтому мне даже страшно представить, сколько там пробыла Лиза…
        Феликс слабо представлял себе разницу в ощущении времени, но, обладая хорошей фантазией, он попытался это сделать. Если Лиза отсутствовала два года… Сколько же лет для нее прошло на той стороне?
        - Главное, что тебе нужно знать о той стороне, так это то, что все увиденное тобой там - мираж, обман, иллюзия, созданная лишь с одной единственной целью - напугать тебя.
        Феликс сглотнул.
        - Думаю, после того, как сегодня ожил разрезанный труп и схватил меня, да еще и угрожал смертью… меня не так просто напугать.
        - Посмотрим. Ты готов?
        - Знать бы к чему…
        - Вот тут ты прав… Никогда нельзя знать наверняка, что покажет тебе та сторона.
        Феликс медлил.
        И чем дольше длилось ожидание, тем сильнее угасал жар его любопытства.
        - Червоточина ждет, - нарушил тишину Цезарь.
        «Вот смотрю на нее и понимаю, что совсем не хочется», - пытался шутить Феликс.
        Собравшись, Феликс шагнул в воду.
        - Что я должен сделать?
        - Не уходи далеко от берега. Не забывай: Соленый пруд - дыра в острове. Через несколько шагов тебя ждет обрыв. Пройди немного, закрой глаза и окунись с головой.
        Вода оказалась ледяной.
        Феликс вспомнил про святой источник, куда они с семьей ездили однажды летом. Хватало лишь одного окунания под воду, чтобы потом отогреваться десять минут.
        Феликс сделал еще шаг вперед, и вода стала ему по колена.
        - Как же холодно!
        - Чем быстрее сделаешь это, тем будет лучше.
        - Ага! Давай ты тоже окунешься? А сердце не остановится?!
        - Не говори глупостей. Скорей!
        Но Феликс понимал, что кот прав. Стоит ему закрыть глаза и окунуться под воду, как он покинет этот мир и пройдет через червоточину.
        «Если эта штука работает», - подумал Феликс.
        Как реалист, он все еще слабо верил в то, что что-то произойдет. Но любопытство и жажда разгадки оказались сильнее.
        - Это как прорубь и крещенские морозы, - крикнул ему Цезарь, - давай же!
        «Самое точное сравнение», - решил Феликс, закрыл глаза и одним движением погрузился под воду.
        * * *
        Он открыл глаза, когда услышал шум двигателя (именно в такой последовательности).
        Этот звук долгие ночи преследовал его тринадцать лет.
        Первобытный страх затаился в нем. Страх неизведанного. Страх безысходности.
        Ожидание самого ужасного мгновения в его жизни.
        - Милый, может, нам стоит остановиться и выйти из машины? Туман слишком густой. Ничего не видно!
        - Сейчас я переключу с дальнего на ближний.
        Голоса его родителей звучали так громко и отчетливо.
        Он видел их. Они сидели на передних сидениях.
        Он… сзади между ними, окруженный пакетами из Макдоналдса. Пахло картошкой-фри и чизбургерами.
        Это была та самая ночь. Та самая поездка. Тот самый миг.
        Феликс обнаружил, что уже не взрослый. Он - тот десятилетний мальчик, который отпраздновал свой первый юбилей.
        И сейчас он точно знает, что произойдет через мгновение.
        Сердце его бешено стучало. Он думал лишь о том, то сейчас они умрут, а его сознание пропадет, и проснется он уже в больнице.
        Почему?..
        Почему ему нужно снова пережить это страшное мгновение?
        Его глаза застилали слезы.
        - Папа! - вырвалось у него.
        - Ты чего, Феликс? - спросила у него мать.
        - Давай остановимся. Прошу! Прямо здесь и сейчас!
        - Я не мог остановиться прямо на дороге, Феликс, - ответил отец, - сейчас туман рассеется. Не волнуйся. Ты все съел?
        - Папа, прошу! Остановись…
        Он говорил навзрыд.
        Мама обернулась и посмотрела сыну в глаза.
        - Не бойся, милый, скоро мы будем дома.
        «Нет, не будем… мы врежемся, а потом я вас потеряю!.. Потеряю навсегда…».
        - Мама, прошу! Скажи ему, чтобы он остановился! Пожалуйста!
        - Папа не может остановиться среди дороги…
        - Тут нет никого! Прошу!
        Но он ничего не может делать.
        Мама выдохнула, села прямо и посмотрела на его отца.
        - Остановись, дорогой. Феликсу нехорошо.
        Отец вздохнул:
        - Ладно, но нужно съехать с дороги.
        Феликс сидел в напряжении. Они продолжали ехать.
        Продолжали ехать в тишине…
        Именно так все было в прошлый раз! Именно это предвещало ужасное!
        - Мама! Папа! - истошно закричал он.
        Он подался вперед и потряс их за плечи.
        - Прошу! Скажите же!..
        Две головы его родителей повернулись к нему, и на него уставились белые глаза.
        Все сжалось внутри Феликса.
        Это случилось снова… опять!..
        - Нет…
        Он бросил взгляд вперед, и увидел… Дениса!
        Мальчик стоял прямо на дороге и нагло улыбался.
        Автомобиль несся прямо к нему.
        - Нет!
        Удар.
        Хлопок.
        И тьма.
        - Феликс!
        Он слышал эхо ее голоса.
        - Феликс, открой глаза!
        Но он забыл, как открывать глаза…
        - Феликс! Феликс!
        Он открыл.
        Перед ним стояла Магда. Они находились в его комнате в их семейном доме.
        - Что я здесь делаю? - спросил себя Феликс.
        Он лежал в своей постели, а с улицы через окно пробивался яркий солнечный свет.
        - Ты меня совсем не слушаешь?
        - Что?..
        - Ты оглох или как?!
        Магда была в ярости. Она нависла прямо над ним с гневным выражением лица, которого он прежде не видел.
        «Может, это не Магда вовсе?» - подумал Феликс.
        - Ты сжег мой роман!
        Она трясла перед ним обугленным экземпляром «Темного милосердия».
        - Зачем ты это сделал, Феликс. Ты - дебил? У меня брат-дебил, я спрашиваю? Мало того, что ты - инвалид, и я за тобой дерьмо убираю, попу тебе вытираю, так ты еще и дебил!
        И Феликс вспомнил, как однажды на кладбище он сжег все ее книги. Но… что-то во всем этом не совпадало…
        Какое кладбище?
        Когда это было?
        - Феликс!
        Магда щелкала перед ним пальцами.
        - Смотри на меня, дебил! На меня смотри!
        Из глаз Магды хлынули слезы.
        - За что мне это? Почему я должна все это терпеть? Я больше не могу так!
        Она дала ему горячую острую пощечину.
        - Ты, Феликс, делаешь все, чтобы я тебя ненавидела! Больше ты меня в этом доме не увидишь!
        И Феликс испугался за то, что она действительно уйдет от него, и ему никто не поможет даже с постели встать.
        Магда выпрямилась и повеселела. Она смахнула слезы с лица и сказала:
        - Знаешь, ты такой смешной без ног!..
        Испытав дикий ужас, Феликс бросил взгляд вниз. Он увидел культи своих ног, оканчивающихся верхней третьей бедер, обмотанных окровавленным бинтом.
        Его ноги…
        Их ампутировали…
        Отрезали!
        Магда издала игривый пошлый смешок.
        Ты такой смешной без своих ног…
        Такой смешной без своих ног…
        Смешной без своих ног…
        Без своих ног…
        Без ног…
        И Феликс услышал свой истошный вопль.
        Вспыхнуло алое пламя, и комната исчезла. Магда растворилась в воздухе, и Феликс оказался один во тьме.
        Он сидел в своем инвалидном кресле. И ноги были при нем…
        - Что… где это я?..
        Из тьмы к нему шел силуэт.
        Фигура приобретала человеческие черты.
        Это был Денис…
        Мальчик шел со спрятанными за спину руками.
        - Ты не нашел меня! - отчаянный крик ребенка.
        Феликс моргнул.
        И вот перед ним стоял уже не Денис… а он сам!
        На ходячих здоровых ногах… его двойник возвышался над ним.
        - Как сидится? - поинтересовался двойник холодным голосом.
        Феликс недовольно взирал на свою точную копию.
        - Знаешь, кто я?
        Он не ответил.
        - Я - это ты из первой двери маяка. Понимаешь? Таким бы ты был, если бы все этого не случилось.
        «Что за?..», - Феликс отказывался это понимать.
        - Избалованный мальчик из богатой семьи. Не более. Роскошная жизнь, успешная карьера, полная независимость, неограниченные средства и возможности… Но при всем при этом - холодное сердце, которое не умеет любить и… никого рядом, кто бы тебя любил по-настоящему. Но мне это не надо. У меня есть деньги и ноги…
        Двойник засмеялся.
        - Не может быть! - бросил Феликс в кресле. - Я не стал бы таким, как ты!..
        - Еще как бы стал! Ни будь той аварии, ни будь виновника кошмара… если бы все это с тобой не произошло, ты был стал мной.
        - Нет!
        Феликс неожиданно понял для себя, что есть две ценности, которыми он очень дорожит. Первая - он умеет любить. Вторая - есть тот, кто его любит. И это делает его счастливым.
        - У тебя есть шанс все изменить… согласен?
        «Вернуть ноги и жить другой жизнью? Стать таким?!», - мучился Феликс.
        - Ни за что! Убирайся прочь!
        - Значит, ты отказываешься от своих ног?..
        Феликс прокричал без промедления:
        - Да, отказываюсь!
        Двойник вспыхнул жарким пламенем и исчез.
        В ужасе от происходящего Феликс схватился за голову. И услышал скрип колес… многих-многих колес…
        Оглядевшись, он увидел, как вокруг него ездят его двойники на инвалидных креслах. Пятеро его копий просто сидели с пустыми лицами и толкали руками колеса, наворачивая вокруг него круг за кругом.
        - Это безумие…
        А потом из тьмы вышла Нелли.
        Одетая, как в первых день их знакомства, он сразу узнал в ней ту самую Джейн Эйр, которую он искал.
        Нежно улыбаясь, ее руки были сложены в кулачок, опущенный впереди. Она спокойно приближалась к нему, а он ее ждал.
        Нелли Белинская миновала кольцо его двойников, который продолжали кружить. Скрип колес - единственный звук, который отдавался в его ушах.
        - Нелли…
        Она наконец пришла к нему и остановилась перед ним.
        Сначала она изучала его, а потом просто спросила:
        - Исповедуешься мне?
        Феликс не успел ничего ответить, как Нелли начала наклоняться к нему. Потом она взяла его за подбородок тремя холодными нежными пальцами и удерживала его голову в неизменном положении.
        Он смотрел в ее карие большие глаза. Он чувствовал ее теплое дыхание на своих щеках.
        Нелли была так близко, как никогда.
        Феликс опустил свой взгляд и увидел ее пухлые губы, готовые его поцеловать.
        Но стоило моргнуть…
        Это были черные губы и острые окровавленные зубы безумного клоуна, который сжимал его щеки.
        Поцелуя с монстром не избежать…
        * * *
        Он откашлялся.
        Феликс почувствовал колючий холод в спине.
        - Ну и тяжелый же ты! - раздался голос рядом.
        Феликс открыл глаза, и увидел перед собой морду Цезаря, который сидел у него на груди.
        - Ты как?
        Феликс сплюнул соленую воду в снег.
        Потом он поймал себя на мысли, что после пребывания под водой совсем не промок.
        - Что… что это было?..
        - Понравилось?
        Цезарь спрыгнул с его груди, и позволил ему подняться на ноги.
        - Безумие, - ответил Феликс.
        Стряхнув в себя снег, Феликс обрадовался тому факту, что он снова стоит у берега Соленого пруда в ночном Тисовом лесу. Это Цезарь - говорящий кот. А это Рапсодия - место, полное тайн и кошмаров.
        Это его реальный мир.
        - Ты же сказал, что сразу вытащишь меня!
        - И минуты не прошло. Ты как?
        - Будто побывал в кошмарном сне… все было настолько реальным…
        - А я тебя предупреждал, что все - мираж. Надеюсь, ты не повелся на их удочку?
        Но Феликс не ответил.
        Он потянулся, и изо рта у него вышел белый пар. Он поднял голову и посмотрел на темное небо, усыпанное звездами.
        - Никогда бы не подумал, что этот мир может быть настолько прекрасен.
        - На сегодня путешествий достаточно, - сказал ему кот, - тебе пора вернуться домой. В скором времени покажу еще кое-что, но не сейчас. Возражения не принимаются.
        - Хорошо-хорошо… я понял. Пойдем домой.
        На самом деле Феликс оказался рад покинуть это место. Он пожелал больше никогда не видеть этот Соленый пруд.
        - Теперь ты на собственной шкуре ощутил, какого было Лизе эти два года, - неожиданно произнес Цезарь.
        И Феликс поймал себя на мысли, что даже не подумал об этом. Даже мысль о том, чтобы провести в этой червоточине два года, нагнала на него дикий ужас.
        Его мучал лишь один вопрос:
        - За что ей такое наказание?..
        Глава 30
        На кладбище стало больше могил.
        К тем, что уже здесь были, добавились надгробия, принадлежащие Борису, чье тело покоится в гробу без головы, Паолы, которая была найдена на дне моря, Степана Степановича, чей труп покрыт следами от укусов, Понтия, в брюхе которого остались пули от ружья и Лизы, дух которой обрел покой.
        Феликс вспомнил, что здесь не хватает могилы Генхелии, но ее тело было все съедено одержимой стаей чаек. От несчастной старушки осталась лишь лужа крови на земле, которую, конечно, пришлось убрать.
        - Сколько жертв, - произнес печально Феликс.
        - В этот раз мы столкнулись с чем-то по-настоящему ужасным, - признала факт Магдалина, - и я надеюсь, что мы сможем помочь этим людям и победить зло.
        От одной только мысли о предстоящей схватке (на которую рассчитывает Цезарь) со злом его передергивало.
        - Мы здесь, чтобы что-то изменить, верно?
        - И мы изменим, Феликс. Обещаю. Я верю в нас. И верю в тебя. Эти люди заслуживают лучшей жизни.
        Но Феликс совершенно не представлял, как ее им обеспечить.
        - Какой наш следующий шаг? - он впервые не знал ответ на собственным вопрос.
        Магдалина не успела ответить, ведь их разговор прервал тонкий голосок, раздавшийся за их спинами:
        - Феликс! Магдалина!
        Хрум-хрум - Софи спешно направлялась к ним.
        - Что-то случилось? - поинтересовалась Магдалина.
        - Влас вас искал, - ответила Софи, выдыхая, - он хотел… поговорить с вами о чем-то…
        - Спасибо, мы с радостью отправимся к нему непременно, - улыбнулся ей Феликс.
        Девочка кивнула.
        На голове Софи одета розовая теплая шапочка с бон-боном. Из-под нее торчали пышные локоны рыжих волос. Софи не двинулась с места, будто дожидалась, когда они оставят ее одну.
        - У тебя все хорошо? - поинтересовалась Магдалина.
        - Да… папа немного приболел, но это просто простуда… я справлюсь…
        - Пожелай своему отцу крепкого здоровья от нас. Мы его навестим во время обеда, хорошо? Пусть выздоравливает.
        - Обязательно передам!
        Софи говорила все на одном дыхании.
        - Ты видела призрак Дениса, Софи? - обратился к ней Феликс.
        Ее взгляд упал на землю.
        - Давно он не появлялся, - ответила она.
        - А когда ты его видела в последний раз?
        - Три дня назад.
        Феликс и Магдалина переглянулись.
        - Он что-то хотел? - забеспокоилась Магдалина.
        - Нет… назвал меня дурой и сказал, что со мной неинтересно играть. Не думаю, что он когда-нибудь еще придет.
        Магдалина подбежала к Софи и крепко обняла девочку.
        - Бедняжка… не бойся, хорошо? Он исчезнет навсегда, Софи. Я тебе обещаю. Больше он тебя не потревожит. Ты - молодец. Ты справилась. Ты не поддалась на его манипуляции.
        Феликс не сдержался и спросил:
        - Он говорил что-нибудь обо мне?
        Софи задумалась.
        - Было одно…
        - И что же?
        Феликс заметно напрягся.
        - Он сказал, что вы играете не по правилам.
        Губы Феликса задрожали. Он замер, затаив дыхание.
        - Ты как? - обратилась к нему Магдалина, заметив проблески страха в его глазах.
        - Порядок. Нам нужно встретиться с Власом.
        Магдалина согласно кивнула и вернулась к брату, взявшись за ручки кресла.
        Софи прошла вперед к могилам.
        - Что-то случилось? - не поняла Магдалина.
        Софи остановилась у одной из могил, хозяина которого Феликс не знал.
        - Я пришла к маме, - ответила девочка.
        Софи села коленями в снег и сложила ладони, как при молитве. Девочка что-то тихо нашептывала, подняв взгляд к небу и закрыв глаза.
        * * *
        - Вы хотели нас видеть?
        Весь в поту Влас смотрел на двоих гостей.
        - Да! - вырвалось у него. - Проходите, скорее!
        Влас широко открыл дверь своего дома, пропуская двоих в прихожую.
        Феликс обратил внимание на то, что дом был ухожен. Прихожая, как и комната за ней, убрана и вычищена до блеска. Влас всегда казался ему аккуратным, пунктуальным и вообще педантичным человеком. Это отмечалось во всем, начиная с внешнего вида и заканчивая идеальным порядком в доме.
        - К колесам кресла прилип снег… я почищу? - обратилась к хозяину дома Магдалина.
        - Не стоит так утруждать себя. Проходите, это не страшно. Правда.
        Влас позволил гостям заехать в комнату вместе с инвалидным, к колесам которого прилип снег. В прихожей Феликс заметил лестницу, ведущую на второй этаж, а в комнате была дверь слева, ведущая в другие части дома. Сама же комната оказалась очень маленькой. В ней помещались всего-то большое зеленое кресло, тумбочка с телевизором и шкаф с книгами, на котором также стояли фотографии с изображением двух главных в жизни Власа - Лизы и Офелии.
        Теплый чистый ковер, приятное освещение от люстры и настольной лампы, горячие батареи, красивые сиреневые и белые орхидеи в горшках на подоконнике.
        - Я принесу еще стул…
        Влас удалился в соседнюю комнату.
        Осмотревшись, Феликс попросил Магдалину быстро изучить книги на полках, посчитав это важным.
        - Много книг по истории древнего мира, - ответила сестра, - какие-то затерянные цивилизации, мертвые народы и загадки Вселенной.
        Такая тематика книг в доме Власа показалась Феликсу более, чем подозрительной. Он был почти уверен, что этот перфекционист что-то скрывает.
        Влас вернулся с деревянным черным стулом со спинкой и поставил его рядом с креслом.
        - Магдалина, вы можете присесть в кресло, - предложил он.
        - Благодарю, но не стоит, - Магдалина села на стул.
        Когда они все собрались, Феликс решил перейти к делу:
        - Итак, о чем же вы хотели с нами поговорить?
        - Вот об этом…
        Влас достал из-за кресла видео-кассету.
        - Что это? - с любопытством уставился Феликс на кассету.
        - Я ее нашел сегодня утром. Лежала на пороге под дверью. У меня над дверью есть козырек, поэтому ее не замело снегом.
        Феликс остолбенел.
        «Подброшенная неизвестная кассета? Что это все значит?» - не понимал он.
        - Никакой записки не оказалось? - поинтересовалась Магдалина.
        - Ни записки, ни коробки, ни подписи на кассете - ничего, - с волнением ответил Влас.
        - Кто-нибудь знает об этом? - спросил Феликс.
        - Только мы трое. К кассете прикасался только я один. И тот, кто ее оставил мне.
        - Сомневаюсь, что теперь нам удастся определить посторонние отпечатки пальцев, но я вообще не уверен, что мы что-то найдем. Полагаю, тот, кто это сделал, не глуп и прекрасно знает, что у нас есть возможность проверить отпечатки. Не будем тратить на это время. Дальше. У кого-нибудь в Рапсодии есть камера?
        - Может, у Лариных или Алмазовых. Наверняка не скажу. У меня тоже есть…
        - Вы сами кого-нибудь подозреваете?
        - Не могу ответить на этот вопрос. Думал, что вы поможете во все разобраться.
        - Что на записи?
        - Еще не смотрел. Дожидался вас.
        Феликс довольно улыбнулся.
        - Прекрасно. Тогда мы посмотрим запись вместе.
        - Хорошо… я как раз приготовил проигрыватель…
        Влас принялся подключать проигрыватель к телевизору, оставив кассету на кресле. Феликс все больше склонялся к тому, что запись - новый вызов против него. И какая-то часть его сознания надеялась, что видео приоткроет завесу тайн, и у них появятся новые зацепки.
        Двое наблюдали за Власом. Пальцы мужчины судорожно тряслись. Еще бы! Человек просто открыл дверь и увидел под ногами кассету…
        - Не бойтесь, - сказал ему Феликс, - мы с вами. Мы вместе во всем разберемся.
        Его слова не сильно помогли. Впрочем, Феликс пытался представить чувства человека, потерявшего семью, испытавшего ужас, когда нашли труп его возлюбленной. Кажется, череда несчастий должна прекратиться, но тут появляется кассета.
        Феликс был почти уверен, что с записью будет что-то не так. Не сказать, что она проклята, но то, что это будет что-то неприятное - точно. Он приготовился к любым сюрпризам.
        - Готово, - вердикт Власа.
        Взяв пульт, он отошел от телевизора и сел в кресло.
        На экране появилась серая рябь и шуршание.
        - Включаю…
        Влас нажал кнопку на пульте, и запись пошла.
        Рябь исчезла, и экран стал темным, но это уже шла запись съемки.
        Трое, затаив дыхание, принялись внимательно наблюдать.
        Что-то шевелилось в этой кромешной тьме. Какие-то непонятные звуки. Шорох. А потом изображение стало более четким, и друзья смогли увидеть со стороны дверь дома Власа. Камера будто лежала на земле. Кажется, они смотрели взглядом мышки, кошки или змеи.
        - Это мой дом, - произнес Влас.
        А потом дверь открылась, и на пороге появилась женщина в домашнем халате.
        - Офелия! - раздался женский голос с видео.
        Изображение поднялось вверх, и они увидели лицо женщины.
        - Это Лиза! - воскликнул Влас.
        Феликс не хотел что-либо понимать. Он просто смотрел.
        - Офелия, детка! Куда ты пошла? Постой!
        Лиза шагнула за порог и закрыла дверь дома. Женщина направилась по деревни. Камера следила за ней со спины. Изображение будто ползло по земле за Лизой, бегущей в ночи в сторону Тисового леса.
        - Офелия, крошка! Постой! Что ты делаешь?
        Лиза остановилась.
        Теперь изображение показывало ее спину и первый ряд деревьев Тисового леса.
        - Почему ты уходишь и слушаешься меня? Офелия, что с тобой? Куда ты собралась? Почему ты не отвечаешь?
        Феликс не понимал, что все это значит.
        - Останови запись! - воскликнул он.
        Влас быстро нажал на кнопку пульта, и запись остановилась.
        - Что происходит? - не понимала Магдалина.
        Феликс всматривался в экран.
        - Вы видите Офелию? - спросил он двоих.
        - Нет, - честно ответил Влас.
        - Именно! Ее нет там! Ее нет в изображении на записи! Но… Лиза ее видит…
        Магдалину перетряхнуло.
        - Включайте! - скомандовал Феликс.
        Влас снова запустил запись.
        Лиза шла к Тисовому лесу.
        - Офелия! Не уходи от меня! В лес нельзя! Вернись! Сейчас же! Офелия!
        Лиза побежала в лес. Изображение погналось за ней.
        Это действительно напоминало погоню какого-то приземистого существа за Лизой. Женщина ушла в лес в погоню за дочерью, которая на самом деле все это время мирно спала в своей комнатке.
        Феликс посмотрел на Власа и увидел, как по лицу мужчины текут слезы.
        - Офелия! Вернись сейчас же! Ах!
        Лиза уже поднималась по склону.
        «Эта запись покажет нам, как исчезла Лиза», - догадался Феликс, - «Но кто это снимал?».
        Лиза отчаянно гналась за миражом своей дочери. Она поднялась на вершину склона и остановилась, что осмотреться.
        - Офелия! Выходи! Нужно идти домой! Прошу, детка, не прячься! Маме страшно!
        Влас громко всхлипнул, но оба сделали вид, что не заметили этого.
        Медленными шагами Лиза спускалась вниз по склону к Соленому пруду, водяная гладь которого искрилась голубым.
        «Червоточина открыта», - с ужасом осознал Феликс.
        - Офелия! Где ты?
        Еще несколько шагов, и Лиза уже стояла у воды. Женщина осматривалась по сторонам.
        Изображение смотрело на ее спину снизу вверх, и в какой-то момент камера будто начала подниматься.
        - Лиза… - прошептал дрожащим голосом Влас, обливаясь слезами.
        И вот изображение замерло на уровне лопаток женщины.
        - Офелия! - отчаянный крик Лизы.
        Появилась рука в черной перчатке, которая одним быстрым движением толкнула Лизу в спину. Женщина вскричала и упала вперед в воду.
        Изображение пропало. Снова рябь и шорох.
        - Ее толкнули? - спросила Магдалина после некоторых мгновений дружного молчания.
        - Это был человек, - понял Феликс, - кто-то толкнул ее в Соленый пруд, и она исчезла. Лиза видела Офелию, хотя на самом деле ее там не было… Лиза ведь пропала раньше, верно?.. Не понимаю…
        На самом же деле он понимал очень многое.
        И вдруг оказалось, что это не конец съемки.
        В один миг рябь рассеялась, и на экране появилось лицо Дениса.
        Из глаз мальчика алыми струями текла кровь. Изображение дрожало и дергалось в сопровождении громких резких шумов.
        Феликс весь сжался в кресле.
        А потом изображение дернулось снова, и Денис пропал. Вместо него на экране крупным планом появилось уродливое лицо черного безумного клоуна с окровавленными зубами и красными глазами.
        - Поймай меня!
        Чик - и экран стал темным.
        Что-то вспыхнуло, полетели искры. Свет заморгал.
        В следующее мгновение они увидели, как от телевизора поднимаются струйки дыма.
        - Проклятье! - выкрикнул Влас и принялся спасать свой дом от потенциального пожара.
        Он схватил свою куртку и накрыл телевизор. Дым какое-то время прорывался сквозь нее, но потом перестал.
        Возгорание ликвидировано.
        - Что это было? - не понял Влас.
        Магдалина с ужасом смотрела на онемевшего брата, который не мог прийти в себя от испытанного шока после новой встречи с проклятым клоуном.
        - Это был тот клоун? - обратилась к нему Магдалина. - Наше первое дело, так?.. Феликс, что происходит?!
        Но Феликс не отвечал.
        Он с ужасом осмысливал то, что нечто хочет найти его и убить (при самом лучшем раскладе). Денис с окровавленными глазами произвел не меньшее впечатление, чем черный клоун, который был готов сойти с экрана и снова… снова задушить его прямо здесь и сейчас.
        * * *
        - Это последний звездопад, - сказала Магдалина.
        - Это последний звездопад этого тысячелетия, - сказала Нелли.
        Девушки по одной появлялись из потока света и исчезали.
        - Это последний шанс остановить зло, - сказал новый знакомый голос.
        - Мама…
        Его мама стояла прямо перед ним.
        - Оно готово вырваться наружу, мой мальчик. Ты же спасешь их, Феликс? Спаси их, дорогой. Я в тебя верю.
        Она обняла его лицо обоими ладонями, и он ощутил давно забытое родное тепло ее тела.
        - Я люблю тебя, сыночек. Не дай ему вырваться, хорошо? Я знаю, что ты справишься. Спаси их… спаси…
        И он почувствовал ее нежные губы на своем лбу.
        Свет рассеялся, и его мама исчезла.
        - Мама…
        Он стоял в белом коридоре. По правую руку от него тянулись двери. На нем белый халат и планшет для бумаг с ручкой.
        - Вам нужно сделать обход пациентов, доктор Феликс, - подошла к нему сестра.
        Ему показалось или это было лицо Нелли?
        - Да, хорошо…
        Он обернулся, чтобы проводить ее взглядом. Волосы оказались светлые, а не темные. Это не Нелли.
        Показалось.
        По левую руку от него находился пост, за которым стоял медбрат, разбирая какие-то журналы. В роли медбрата оказался Лир Алмазов.
        - Лир! Лир! Это ты?
        - Да, доктор Феликс. Есть какие-нибудь распоряжения?
        Феликс посмотрел на себя самого. Он заметил прикрепленный к карману халата бейдж с надписью: «Врач-психиатр Феликс Альбин».
        - Что происходит?
        - Утренний осмотр, - ответил с улыбкой Лир, - вы в порядке, доктор?
        - Да… что я должен сделать?..
        - Вы хотели проверить ту палату, - он указал пальцем вдаль, - это важно.
        - Ага, хорошо…
        Феликс уже собрался уходить.
        - Доктор, Феликс!
        Он обернулся.
        - Да-да?
        - С вами точно все хорошо? Вы не заболели?
        - Нет… все в порядке, Лир. Работай.
        Медбрат кивнул.
        Феликс направился прямо по коридору к указанной палате. Он остановился перед белой дверью, на которой висел номерок с числом одиннадцать.
        В руке он держал связку ключей. На одном из ключей висела бирка с номерком, совпадающим с номером этой палаты.
        Феликс осторожно открыл дверь, и увидел в палате койку и тумбочку у окна, закрытого решеткой. На койке к нему спиной сидел пациент, одетый в смирительную рубашку, с длинными черными влажными волосами.
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы, - повторял голос.
        - Вы опять бредите? - спросил Феликс.
        Феликс сделал шаг вперед.
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        А потом пациент замолчал. Феликс остановился.
        - Как вы себя чувствуете?
        Тишина.
        Феликс ожидал.
        - Как… как вы?..
        И пациент резко разворачивается к нему лицом. На лице изображен уродливый черный грим, напоминающий грим клоуна. Острые зубы запачканы кровью. На Феликса смотрели красные глаза. Пациент уперся руками в кровать, и он увидел, что у того на пальцах нет ногтей - лишь кровь, сочащаяся из обнаженных мышц.
        - Ты все-таки нашел меня! - завопил высоким мерзким тоном пациент.
        Феликс в ужасе сделал шаг назад.
        - Выпусти меня! Выпусти меня! Прошу!
        Пациент упал с койки и начал ползти к нему на коленях по полу палаты.
        - Я хочу на волю! Воля! Воля! Свобода!
        Пациент начал смеяться писклявым голосом, а изо рта у него во се стороны брызгала кровь, покрывая пятнышками лицо Феликса.
        - Свобода! Свобода! Свобода!
        Пациент вытирал окровавленные руки о его белый халат, а он не мог ничего сделать и даже двинуться с места.
        - Вы выпустили меня! Выпустили! Я спасен! Я свободен! Свободен!
        Забрызгав его кровавой слюной, пациент в жутком гриме черного клоуна довольно посмеялся, толкнул в грудь, а сам в прыжке покинул палату, выскочив в коридор.
        От усильного толчка Феликс упал на пол и ударился затылком о стену.
        К нему пришло осознание страшного: он только что освободил монстра.
        * * *
        Проснувшись, Феликс обнаружил, что весь мокрый от пота. Тяжело дыша, он сел в своей кровати и посмотрел на сестру, которая спокойно спала.
        Вытерев лицо одеялом, Феликс не обратил внимание на то, что его ноги снова живы, сел.
        Он не мог какое-то время прийти в себя от пережитого ужаса. Феликс решил выйти на улицу, чтобы развеяться и забыть о ночном кошмаре.
        Он обулся, накинул свою теплую куртку и вышел в ночь.
        Феликс посмотрел в сторону маяка и решил сегодня же закончить его исследование. Осмотревшись, он убедился, что вокруг никого нет, и направился через деревню.
        Цезарь пока тоже не думал появляться.
        «Этот кот приходит в самый удачный момент», - подумал Феликс.
        Кошмар про психиатрическую больницу и черного клоуна, который стал для него безумным пациентом, не давал ему покоя.
        Феликс без подсказок понимал тайное значение этого сна. Близится последний звездопад этого тысячелетия, и зло, кем бы оно ни было, попытается прорваться в этот мир через исчезающий этаж. Феликс не должен этого допустить.
        Почему клоун?
        Этот образ является ему в кошмарах, как напоминание о самом первом деле… Что тогда было не так?
        «Ах, да… преступника проверили на психические заболевания и ничего не выявили», - вспомнил Феликс.
        Тот артист цирка был здоров по всем параметрам. Но что его заставило убивать людей и облачаться в образ страшного клоуна?
        Феликс спустился по склону и направился прямо к маяку.
        - Цезаря все нет… странно…
        Впрочем, он решил, что сможет справиться с этой задачей сам. Он знал только про первую дверь. Его ждало еще одиннадцать других миров.
        Феликс уверенно шел вперед, как вдруг… дверь маяка открылась. Из нее хлынул яркий свет, и из света вышел силуэт.
        То был невысокий человечек, одетый в ночную пижаму.
        Феликс застыл. Он не верил своим собственным глазам!
        Это было невозможно! Но его губы произнесли сами собой:
        - Денис…
        Глава 31
        Феликс подхватил мальчика, который был готов вот-вот рухнуть на землю ничком. Его руки оказались холодными, а лицо белым, мертвенно-бледным.
        - Денис! Денис! Держись… я помогу тебе!
        Но мальчик был не в силах сказать ни слова. Феликс попытался взять ребенка на руки.
        - Ты как? Ты слышишь меня, Денис?
        Денис молчал.
        - Ладно… держись, все будет хорошо… я… я сейчас же отведу тебя к твоим родителям!
        Феликс взял мальчика на руки, словно младенца и осмотрелся. Поблизости больше никого не оказалось.
        «Я должен привести его домой и вызвать Нестора Аркадьевича как можно скорее!», - решил Феликс.
        - Я позабочусь о тебе, - успокоил мальчика Феликс.
        Он уже хотел рвануться с места, чтобы начать быстро бежать, но Денис что-то промямлил.
        - Что ты сказал?
        Денис приоткрыл глаза и посмотрел на своего спасителя. На лбу ребенка проступил пот.
        - Она… там…
        - Кто там? О ком ты говоришь, Денис?
        А потом тело мальчика размякло у него на руках. Волосы у Феликса встали дыбом.
        - Нужно спешить!
        И он побежал.
        Феликс бежал так быстро, как только мог. Он не чувствовал земли под ногами, не чувствовал снега. Он летел, парил над землей.
        Очень быстро Феликс оказался в деревне и бросился бежать к дому Лариных.
        «Они увидят, что я могу стоять… что же будет?», - метался в своих мыслях Феликс.
        И он твердо решил: «Плевать! Нужно спасти ребенка!».
        Бледным Денисом на руках, который дышал из последних сил, Феликс пересек улицу и остановился у двери в дом Лариных. Прижав Дениса к себе, Феликсу удалось высвободить одну свою руку, чтобы громко многократно постучать в дверь.
        Оставалось ждать. Каждая секунда на счету. Теперь все решит скорость того, кто первый проснется, чтобы спуститься вниз и открыть ему дверь.
        Это может быть один из трех: Сабина, Марк или Виктор. Кто бы это ни был, он прикажет ему разбудить Нестора Аркадьевича.
        Феликс снова громко постучал.
        - Держись, Дениска, держись… сейчас тебе помогут… давай же! Ну же!
        Дверь открыл Виктор.
        Одетый в спальные шорты и футболку, он замер, увидев Феликса, стоящего перед ним на своих ногах, который держал на руках его пропавшего племянника.
        Феликс даже не пытался представить то, что творилось сейчас в голове у этого человека.
        - Буди Нестора Аркадьевича! Быстро!
        Виктор продолжал стоять с отвисшей челюстью, широко распахну в глаза.
        - Я сказал быстро! Ты меня слышал? Буди Нестора Аркадьевича и приведи его сюда! Сейчас же, Виктор!
        Громкий стальной тон Феликса заставил мужчину очнуться и прийти в себя. Виктор перестал думать о том, что видит перед собой инвалида с парализованными ногами, который стоит перед ним, а подумал наконец о племяннике.
        - Понял… помогите ему…
        - Быстро! - рявкнул зло Феликс.
        Виктор молнией метнулся в сторону дома Алмазовых. Феликс пулей вошел в дом Лариных.
        Со стороны лестницы уже слышались шаги двоих.
        - Что происходит? - голос Сабины.
        - Виктор, кто это был? Все в порядке? - голос Марк.
        Феликс уже переложил ребенка на диван в гостиной комнате, когда на пороге появились родители.
        Сабина и Марк не знали, чему стоит удивляться: тому, что инвалид стоит перед ними на своих ногах, или возвращению своего сына.
        - Феликс… вы… - сорвалось с губ у Марка.
        - У вас есть нашатырный спирт? - быстро спросил Феликс.
        Двое не были в силах ответить. Они смотрели на бледного сына.
        - Вы меня слышите? Нашатырный спирт! Он у вас есть, черт побери?!
        Сабина первая пришла в себя и, сообразив, о чем ее спросили, кивнула в ответ.
        - Несите его! Марк, теплые вещи! Одеяла, подушки! Все сюда!
        Мужчина без разговоров отправился на второй этаж.
        Феликс развернулся к ребенку, сел на колени перед диваном и сжал холодную ладонь мальчика. Первым делом он проверил сердцебиение и дыхание. Пульс на сонной артерии прощупывался. Он был слабым, но все же был. Видимая экскурсия грудной клетки указывала на наличие дыхания. Этот мальчик жив, но без сознания.
        - Денис! Ты слышишь меня?
        Феликс потряс Дениса за плечо.
        - Давай же! Очнись!
        В комнату вернулась Сабина с пузырьком спирта в руке. Женщина еще не понимала, что происходит. Кажется, она даже не уверена, что это ее сын.
        - Дайте мне это сюда! - команда Феликса.
        Сабина даже не вытянула руку. Феликсу пришлось резко вскочить и самому вырвать у нее из рук пузырек с нашатырным спиртом. Одним ловким движением он снял колпачок и смочил кончики своих пальцев, а потом поднес их к носу Дениса.
        Ничего не помогло.
        - Черт!
        На пороге появился Марк, нагруженный одеялами и подушками.
        - Укройте его! - приказал Феликс.
        Двое родителей молча выполнили распоряжение Феликса. Под голову Дениса подложили несколько подушек и укрыли тремя одеялами.
        - Феликс… это же… - не успел сказать Марк.
        На пороге появились Нестор Аркадьевич с ртутным термометром, фонендоскопом и тонометром в руках и запыхавшийся Виктор.
        Доктор замер, увидев, как Феликс стоит на ногах.
        - Нестор Аркадьевич! Прошу…
        Мужчина понял, что сейчас не время задавать лишних вопросов. Нужно помочь мальчику.
        Нестор Аркадьевич молча прошел к дивану, сунул термометр под мышку Дениса, и принялся натягивать манжету на руку.
        - Что мы можем сделать? - спросил Виктор.
        - Нужно позвать Василису и господина Вольфганга, они должны знать, - решил Феликс, - и Софи…
        - Девочка сейчас спит, - напомнил Марк.
        - Если не позовем ее сейчас, это будет проявление глубокого неуважения к ней.
        Выслушав Феликса, трое Лариных переглянулись. Сабина ответила брату и мужу кивком.
        - Я приведу Василису и Вольфганга, - сообщил Виктор.
        - А я разбужу Софи, - сказал Марк.
        И двое быстро покинули дом.
        Нестор Аркадьевич мерил давление Денису, а Сабина… кажется, он только сейчас все поняла.
        - Боже… Дениска!..
        Женщина со слезами, хлынувшими из глаз, упала на колени и взяла сына за руку.
        - Я с тобой, малыш… я с тобой…
        Нестор Аркадьевич закончил мерить давление и встал.
        - Что там? - спросил Феликс.
        - Давление понижено, но в пределах нормы, - ответил Нестор Аркадьевич, - Денис жив - хвала небесам. Он не на грани жизни и смерти. За это можно не волноваться.
        - Но что с ним? - выпалила Сабина. - Он без сознания?
        - Не совсем…
        - Что это значит? - вмешался Феликс.
        - Денис как бы…
        И новый женский голос у Феликса за спиной:
        - Феликс!
        Магдалина замерла на пороге, увидев своего брата. Она смотрела на него с широко открытыми глазами и не моргала. Ее руки и ноги начало слабо трясти. Магдалина не понимала, что он видит и что вокруг происходит, ведь Феликс… ходит.
        - Магда! Принеси мое кресло!
        Но она ничего не отвечала. Она даже не обратила внимание на Дениса, который лежал на диване. Все ее внимание было обращено к ногам Феликса.
        - Долго это не продлится, Магда, - ответил Феликс, - я не знаю, когда, но скоро мне опять понадобится кресло. Я тебе все объясню…
        - Ты же… Феликс… это…
        - Прошу тебя. Сейчас не время задавать вопросы, Магда. Пора действовать. Мне нужно мое кресло.
        Магдалина с трудом взяла себя в руки и кивнула в ответ. Поняв команду брата, она вышла на улицу.
        Феликс мог вернуться к разговору с доктором.
        - Так что с ним, Нестор Аракадьевич?
        - Денис спит.
        Такого ответа Феликс никак не ожидал. Он уставился на мальчика, как будто увидел приведение.
        - Вы уверены?
        - Поверьте моему опыту, Феликс. Это не похоже ни на какую кому или потерю сознания. Это напоминает литургический сон… Да… я абсолютно уверен, что наш Денис просто спит. И вопрос времени, когда он проснется. Он будет жить. Обещаю.
        Сабина прижала Дениса к себе. По ее щеке ему на плечо текли слезы.
        - Я скучала, сыночек…
        А потом в доме появились остальные. Марк и Виктор привели Василису и господина Вольфганга. Софи стояла впереди всех.
        Первым делом все уставились на Феликса, а лишь потом заметили присутствие в этой комнате Дениса.
        - Прошу, не надо сейчас вопросов, - сказал Феликс им, - все потом…
        Людям было трудно признать оба факта, с которыми они столкнулись только что. Первый - Феликс Альбин, инвалид-колясочник, стоит и ходит на своих ногах. Второй - Денис, который бесследно исчез несколько недель назад, вернулся домой.
        Софи смотрела только на своего друга. Девочка прошла вперед и села перед диваном. Она прикоснулась ладонью к щеке Дениса, а потом посмотрела на Нестора Аркадьевича.
        - Что с ним?
        - С Денисом все будет в порядке, Софи, - ответил Нестор Аркадьевич, - он просто спит.
        - Спит? И… его нельзя разбудить?
        - Пока у нас это не получается.
        Василиса и господин Вольфганг захотели вмешаться, но тут появилась Магда с инвалидным креслом Феликса в компании Лира.
        Василиса, Вольфганг, Марк и Виктор пошли в дом, чтобы у Магды появилась возможность завести кресло через порог.
        - Спасибо, Магда, - улыбнулся сестре Феликс.
        Лир прошел к отцу.
        - Отец! Что происходит?
        - Да! - наконец вставила Василиса. - Феликс Альбин! Вам придется многое объяснить нам!
        - Несомненно… - ответил он.
        «И как это сделать?», - не понимал Феликс.
        Неожиданно Марк подошел к Феликсу и протянул ему свою ладонь. Он пожал в ответ.
        - Вы сдержали свое слово, Феликс, - сказал Марк, - вы обещали вернуть мне сына и сделали это. Этот человек держит свое слово! Спасибо…
        На щеке Марка появилась слеза.
        - Спасибо…
        Феликс обнял Марка и похлопал того по спине.
        - Все это, конечно. Очень радостно, - вставил господин Вольфганг, - но хотелось бы более точного прояснения ситуации. Феликс?!
        Все смотрели на него.
        - Я расскажу вам, но сперва вы все должны кое-что понять о Денисе. Его присутствие здесь намного важнее сейчас того факта, что я могу ходить. Поверьте. Конечно, второе будет объяснить сложнее первого, а потому наш дальнейший диалог должен строится на полном доверии и взаимопонимании, иначе ничего не выйдет. Итак, что касается Дениса, то мальчик жив. Нестор Аркадьевич определил его нынешнее состояние. Это сон. Он просто спит. Нам остается только дождаться его пробуждения. Нестор Аркадьевич, Сабина, поскольку мы не знаем, как долго продлится сон Дениса, его нужно будет кормить… парентерально.
        - Я обо всем позабочусь, Феликс, - кивнул Нестор Аркадьевич.
        Феликс обменялся взглядом с сестрой. Магда не знала, куда деть свой взгляд, но Феликса она не могла смотреть. Ей просто нужно знать обо всем.
        Феликс поймался. Она узнала о тайне, которую он скрывал.
        - И важное предостережение для вас всех, - добавил Феликс, - это касается всех жителей деревни без исключения. Никто. Никто не должен ходить на маяк. Вы меня поняли?
        Никто не кивнул.
        - Если выполните это, то я поведаю вам о случившимся. Василиса, я поручаю это вам, как ответственной за безопасность Рапсодии. С этой самой секунды ни один житель не должен ходить в Тисовый лес и на маяк.
        - Хорошо, Феликс, - кивнула Василиса, - я позабочусь об этом.
        Феликс облегченно выдохнул.
        - А теперь… пришло время раскрыть карты.
        - Расскажи, - вырвалось у Магды.
        Он снова посмотрел на сестру.
        - Вы должны мне поверить. Только так.
        Магда подошла к брату и положила свои ладони ему на плечи.
        - Ты поверишь мне? - спросил он ее.
        - Да, - ответила она.
        Феликс обнял сестру, а она шепнула на ухо:
        - Я поверю всему, что ты мне скажешь. Я верила тебе всегда и поверю в этот раз.
        Магдалина всплакнула.
        - Феликс, я поверю тебе, даже, если ты скажешь, что умеешь говорить с кошками.
        * * *
        - Почему ты это скрывал от меня?
        Феликс сидел напротив сестры. Все разошлись по домам. Сабина и Марк решили больше не отходить от сына ни на шаг. Нестор Аркадьевич готов все необходимое для парентерального питания Дениса, пока тот не пробудится от сна.
        - Боялся, что ты не поверишь мне, - честно признался Феликс.
        - Подумать только… ты настолько мне не доверяешь?
        - Я доверяю тебе, Магда.
        Феликс взял сестру за руки и сжал ее холодные пальцы.
        - Только что я рассказал тебе то, что не рассказал им, - продолжил Феликс, - о Цезаре и путешествиях в другие миры. Я не сказал им о том, что времени осталось немного. Цезарь предупреждал.
        Феликс грамотно распределил основные свои тайны и поведал собравшимся в доме Лариных лишь о том, что его ноги могут ходить ночью по непонятной причине, а Дениса он нашел у маяка, когда решил прогуляться этой ночью к морю.
        Магдалина же знала все более детально. Ей известно о говорящем коте, других вариантах реальности, червоточине Соленого пруда и о звездопаде, во время которого определится исход войны.
        Все, кто был этой ночью в доме Лариных, взяли с Феликса слово о том, что ничего не расскажут про его ноги остальным. История построится таким образом, что Феликс и Магдалина, решив прогуляться ночью к маяку, нашли Дениса. И больше ничего.
        Василиса заботиться о безопасности деревни, и ей лишние проблемы и вопросы остальных (тем более Нарышкиных) ни к чему.
        - Теперь-то мне все известно? - спросила Магдалина у брата.
        - Да, теперь все…
        «Или почти все…», - подумал Феликс.
        - Я хочу понять… смерть наших родителей… и клоун… как это…
        - Все связано? Да. Это связано с Рапсодией. Кошмар, который охватил эту деревню. Тот, кто виноват в той аварии. И то, что захватило разум бедного артиста цирка. Все это одно и то же. У нас есть враг, Магда. Очень сильный.
        - И он кроется на исчезающем этаже?
        - Возможно…
        - Ты не уверен?
        Было одно обстоятельство, которое вселяло в него сомнения. Он решил поделиться своими мыслями, если эта ночь стала ночью откровений.
        - Помнишь тот день, когда на нас с Нелли в Тисовом лесу напал маньяк с топором?
        - Конечно!
        - Так вот… я на девяносто девять процентов уверен в том, что это не был образ того нечто, с которым мы сражаемся. Это был реальный человек.
        Магда похолодела и вздрогнула.
        - Ты так думаешь?
        - Да…
        - Значит, кто-то среди этих людей - предатель, враг.
        Феликс кивнул.
        - Вот почему нельзя доверять всем.
        - Кого ты подозреваешь?
        - Всех, кроме Нелли и тебя.
        - Даже Софи и Лира?!
        Магдалина не верила своим ушам.
        - Феликс, это безумие!
        - А вот тут ты права, сестра. Пока война не закончилась, я не могу ни с кого снять подозрения. То, что Софи общалась с призраком Дениса, тоже странно. Я понимаю, что тебе кажется мое мнение какой-то паранойей, но я не хочу, чтобы кто-нибудь еще пострадал, чтобы ты… пострадала…
        Магда не сдержала свои чувства. Из ее глаз хлынул поток слез, а она крепко обняла брата.
        - Все будет хорошо, Магда, - успокаивал ее Феликс, - мы справимся… осталось немного…
        - Я буду с тобой, Феликс… отныне я всегда буду с тобой…
        - Если я прав, и во всех наших несчастьях виновато одно и то же существо, то… скоро нас ждет самая важная битва в нашей жизни.
        * * *
        - Оставь меня! Я больше не хочу ничего делать…
        - Повтори! - требовал голос внутри.
        - Я больше не хочу служить тебе! Отвали!
        Его грудь сдавила жгучая острая боль.
        Он с трудом подавил вопль.
        - Ты должен решить, на чьей ты стороне.
        - Нет!..
        - Пришло время решать, кому ты верно служишь.
        Он согнулся, почувствовал во рту вкус собственной крови и ответил:
        - Вам… Только вам…
        Глава 32
        - Опять…
        Это слово разбудило Феликса. Он уперся руками о кровать и сел. Он увидел Магдалину, которая замерла в своей постели, уставив взгляд на листок бумаги.
        - Ты как? - спросил он.
        - Новое видение, - ответила Магдалина, не поворачивая головы.
        - Что там?
        Феликс уже хотел вскочить и подбежать к сестре, но не смог… ночь прошла.
        - Помоги мне, - был вынужден просить он.
        Магдалина поспешила встать и подошла к Феликсу. Она помогла ему сесть, спустив ноги и передала листок бумаги.
        Изучив его, Феликс не обнаружил никакого рисунка. Только одно слово, каждая буква которого была начеркана много-много раз.
        «Голос» - гласила надпись.
        - Что это значит? - не поняла Магдалина.
        - Впервые ты не нарисовала рисунок, а написала слово…
        - Да, это… странно…
        Магдалина посмотрел на свою правую ладонь, изучив холодные пальцы.
        - Больно? - спросил Феликс.
        - Справлюсь. Знаешь, когда я это увидела, то подумала о…
        - Паоле?
        Она кивнула.
        - Я тоже о ней подумал. Она слышала голоса, но Паола уже мертва. К чему это все?
        - Хм… а Софи?
        - Она сказала, что перестала видеть призрак. Это не она…
        Двое некоторое время размышляли над новой загадкой. Феликс провел пальцами по буквам.
        «Мне кажется или буквы холоднее, чем остальная бумага?», - задумался он.
        - Что же это значит? - спросила Магда.
        У Феликса нашелся ответ:
        - Выходит… кто-то еще в деревне слышит голоса.
        * * *
        Покинув дом, они встретили господина Вольфганга, который что-то чертил на деревянной табличке с названием деревни.
        - Добрый день, господин Вольфганг, - поприветствовали они его.
        Глава деревни не ответил. Он выглядел печально.
        - Вы сделали то, что должны были.
        Феликс и Магдалина озадаченно уставились на господина Вольфганга.
        - О чем это вы? - не поняла Магдалина.
        - Я просил вас об одной услуге - вернуть нам мальчика. Денис снова дома. Вы выполнили свою работу. Мы можем уже сейчас пройти ко мне, чтобы поговорить об оплате.
        Феликс отказывался это слушать.
        - Нет, господин Вольфганг, дело еще не закончено. Мы должны добиться полной безопасности деревни. Когда Денис проснется… я уверен, что он даст нам ключ к разгадке. Важно знать, где он был все это время.
        - И об оплате, - вставила Магдалина, - делайте с нами что хотите господин Вольфганг, но мы не возьмем с вас ни копейки.
        Поначалу господин Вольфганг хотел как-то возразить, но потом просто слабо улыбнулся в ответ. Он продолжил свою работу.
        Вольфганг рисовал мелом на дощечке число шестнадцать. Это было количество жителей.
        - Как Денис? - поинтересовался Феликс.
        - Я наведывался сегодня к Лариным, - ответил господин Вольфганг, - еще спит. Сабина попросила вызвать настоятеля Алексия. Он и сестра Мария… вы уже знакомы с ней… впрочем, они прибудут после обеда.
        Этого Феликс не мог никак ожидать.
        - Правда? - удивилась Магдалина.
        - В такое время вера - последнее утешение для матери. Сабина надеется на то, что молитвы настоятеля помогут.
        - А Марк верит в молитвы? - решился спросить Феликс.
        - Не думаю… и я тоже уже не верю.
        «Уже» - было ключевым словом», - подметил Феликс.
        Магдалина хотела произнести какую-нибудь пафосную фразу, как «надежда - последнее, что у нас есть, не теряйте ее», но не стала этого делать. Как и Феликс, она знала, что такие слова не утешают по-настоящему, а лишь ослепляют и причиняют больше боли.
        - Чем же вы сегодня займетесь? - поинтересовался господин Вольфганг, пожелав сменить тему.
        - Пришло время осмотреть дом несчастной Генхелии, - ответил Феликс, - мы попробуем найти какие-нибудь ответы там.
        - Вот как! Признаюсь, никогда там не был… да и не имею особого желания там оказаться когда-нибудь. Удачи вам! И… спасибо за помощь. Как это бы это странно ни было, но слова - единственная благодарность, на какую я способен.
        - И мы ее принимаем превыше всего, - тепло улыбнулась Магдалина.
        Брат и сестра направились к дому погибшей вещуньи, над дверью которого до сих пор висел скелет чайки (или вороны). Неподалеку они встретили Власа и Виктора, которые вдвоем, словно старые лучшие друзья, занимались ремонтом форда.
        Поприветствовав двоих, Феликс крикнул:
        - Рад, что у вас появилась такая поддержка в этом деле, Влас! Виктор, вы уже установили причину поломки?
        - Странно все это, - почесал мужчина затылок и потянулся, - я вообще удивляюсь, как Влас при такой поломке добился таких результатов! Ничего, сейчас мы во всем разберемся!
        - Удачи вам! - пожелала мужчинам Магдалина.
        На самом деле Феликс был рад, что эти двое людей позабыли старые обиды и оставили распри за спиной. Теперь они - друзья, которые будут всегда помогать и поддерживать друг друга, не смотря ни на что.
        Когда Влас и Виктор вернулись к работе, Феликс и Магдалина уставились на старую дверь домика прорицательницы.
        - Ты готов? - спросила его Магдалина.
        Он вспомнил том, что случилось с Генхелией, когда они навестили ее в первый и единственный раз. Кто-то вселился в эту женщину и произнес жуткое пророчество, каждая деталь которого постепенно сбывается.
        «Грядет полная Луна. Червоточина Соленого пруда откроется снова. Тьма возродится. Она наберет утраченную мощь. Миры соприкоснутся в маяке. И древняя сущность пройдет чрез лабиринт теней, чтобы вернутся. И твоя душа станет ее проводником».
        Феликс размышлял: «Полная Луна уже была. Именно в ту ночь я узнал о существовании других миров. Тогда погибла Паола. Червоточина Соленого пруда действительно открылась, и я сам в ней побывал. Тьма возродится. Это именно то, о чем предупреждал Цезарь. Она наберет утраченную мощь - с каждым новым звездопадом эта сущность становится только сильнее. В маяке много других миров и вариантов Вселенной, и я бывал в одном из них. «И древняя сущность пройдет чрез лабиринт теней, чтобы вернутся» - тьма кроется в исчезающем этаже. В этом я почти уверен. Во время грядущего звездопада она попытается прорваться в наш мир. И… самое страшное - «И твоя душа станет ее проводником» - я не хочу быть тем, кто пустить врага сюда. То говорит о том, что у меня нет права на ошибку. Если я решил сражаться, то должен рассчитывать только на победу. И сейчас, учитывая, что все слова пророчества верны, становится особенно дурно от последней фразы. Она предвещает глобальную катастрофу и смерть… всему живому».
        Феликс больше не мог отрицать существование темной силы. Это нечто, что терроризирует Рапсодию, существует. Проклятие Рапсодии существует. И он, Феликс Альбин, должен спасти этих людей.
        Магдалина открыла дверь во тьму.
        К счастью, у них с собой оказался электрический фонарик, который Магдалина тут же привела в действие. Луч света пересек темную комнату, заставленную свечками.
        - Идем, - решил Феликс.
        Двое вошли в темную комнату (единственную комнату этого дома) и закрыли за собой дверь.
        - Давай зажжем несколько свечей? - предложил Феликс.
        - И начнем спиритический сеанс! Феликс, ты уверен? Я тебя не узнаю.
        - Хуже не будет.
        Магдалине осталось только подчиниться брату. Феликс на этот счет припас коробок спичек в кармане.
        Магдалина отдала ему фонарик, а сама принялась зажигать свечи одну за другой. Тем временем Феликс осматривал содержимое комнаты.
        С потолка свисали кости, перья и камни в виде амулетов и талисманов. Полки заставлены какими-то склянками с водорослями, порошком, водой и камнями.
        - Как думаешь, она была настоящей прорицательницей или просто сумасшедшей? - поинтересовалась Магдалина.
        - О мертвых либо хорошо…
        - Прости.
        - Ничего. Знаешь, не могу сказать наверняка, но мне кажется, что что-то в ней было. Возможно, нечто слабое, но было… И знаешь почему я в этом уверен?
        Магдалина закончила зажигать свечи после двенадцатой.
        - Почему же? - обратилась она к брату.
        - Рапсодия. Маяк. Может, этот остров… это место давало ей какие-то способности. Может, ее «третий глаз» открывался ночью. Она знала о дверях в маяке. Она могла не знать о других мирах, но про двери… она знала, что они открываются по ночам. Как ночь дает мне возможность ходить, как она подарила зрение отцу Нелли… так она могла дарить Генхелии пророческий дар.
        - А ее пророчество? Помнишь?
        - Уверен, что это была не она, а враг.
        Магдалина кивнула и вернулась к исследованию помещения.
        Какое-то время они осматривали стеллажи, заставленные различными магическими атрибутами и маленькими книжечками с записями.
        - Что мы ищем? - спросила все-таки Магдалина.
        - Не знаю… что-то, что поможет нам остановить врага или узнать больше о его сущности.
        Тот факт, что он, Феликс, еще не знал точно, кто ему противостоит, не давал ему покоя.
        Комната наполнялась рыжим пламенем свечей. Кроме него тьму развеивал тонкий луч фонарика, которым Феликс осторожно водил по полкам.
        - Тут внутренние органы! - воскликнула Магдалина.
        - Она хотела чувствовать себя настоящей ведьмой.
        Снова и снова Феликс освещал белым лучом фонарика одни и те же полки, заставленные всем, что валяется под ногами, обитает под водой и содержится под кожей птиц.
        - Тут ничего нет, - выдохнула Магдалина, - похоже, мы ошиблись.
        Феликс решил проверить все еще один, последний, раз и потом покинуть этот дом, согласившись с сестрой, но именно сейчас он заметил кое-что новое.
        - Вот оно, - вырвалось у него.
        Магдалина посмотрела на верхнюю полку, куда указывал луч света.
        - Что там? - спросил Феликс.
        Потянувшись на носках, Магдалина дотянулась рукой до верхней полки и взяла с нее предмет.
        - Это…
        В ее руках оказалась каменная табличка со странными иероглифами.
        - Такую мы нашли у нас дома в день отъезда, помнишь? - воскликнула Магдалина.
        - Она же у нас с собой? - напрягся Феликс.
        - Да, я оставила ее в чемодане, а это…
        Феликс решил сам изучить табличку.
        - Другая… она очень похожа на ту, которую мы нашли, но все равно эта другая… вот оно! Это то, что мы искали!
        «Как же я мог забыть про ту табличку?!», - не мог простить себе Феликс.
        А потом… дом начало трясти.
        Стены и потолок были готовы рухнуть в одночасье. С полок сыпались все склянки, камни и артефакты. С потолка дождем летели амулеты и кости в виде браслетов.
        - Бежим! - скомандовал Феликс.
        Магдалина быстро схватилась за ручки кресла и направилась к выходной двери. Феликс приготовился толкнуть ее, чтобы открыть.
        Они слышали, как за их спинами гремит и падает - все рушится.
        А потом они услышали смех старой Генхелии, который будто прорвался из потустороннего мира.
        Безумный хохот покойной вещуньи сотрясал стены ее дома.
        Феликс смог одним толчком открыть дверь, и двое успели быстро покинуть дом, оказавшись на улице.
        Магдалина захлопнула дверь дома, и все стихло.
        Двое переводили дух и тяжело дышали.
        - Что это было?
        Это Нелли и Мефодий вышли на улицу.
        - Вы слышали это? - поинтересовался у них Феликс.
        - Нет… но вы так напуганы! - ответила Нелли.
        Потом раздался голос Лира:
        - Все в порядке, Феликс? Магдалина, ты как?!
        - Со мной все хорошо! - ответила за себя Магдалина.
        Люди сбежались к ним.
        - Что случилось, Феликс? - не мог понять господин Вольфганг.
        Феликс заметил, как на пороге своего дома появились Сабина и Марк.
        - Никто не должен приближаться к этому дому, - объяснил Феликс.
        - Что бы это ни значило, я позабочусь об этом, - ответила Василиса, которая как раз оказалась неподалеку.
        Феликс прижал глиняную табличку к себе и заметил под ногами Цезаря, который с интересом наблюдал за ним.
        - А ты чего лыбишься? - обратился он к коту.
        Но никто даже не заметил того, как Феликс общается с Цезарем. Внимание всех присутствующих привлек дикий вопль, который вырвался из уст Виктора, когда того открыл багажник автомобиля Власа.
        - Черт! Черт! Черт! - повторял Виктор.
        - Что там? - спохватилась первая Василиса.
        К товарищу быстро подошел Влас и тоже посмотрел в багажный осек. Мужчина застыл, побледнел и покрылся испариной.
        - Это… Борис…
        Все замерло.
        «Мне послышалось или…», - не мог понять Феликс.
        Но не успел он закончить свою мысль, как вдруг из форда хлынул густой черный дым.
        Двое мужчин в ужасе упали на землю.
        - Что происходи? - нервный крик Сабины.
        Черный дым, окутавший сломанный автомобиль, поднял из багажного отсека потерянную голову Бориса, с культи шеи которой стекала густая вишневая кровь.
        Из Нелли вырвался истошный вопль, который девушка с трудом подавила.
        Застыв на месте, люди наблюдали за тем, как отрубленная голова, тело которой покоится в земле, взлетела прямо в воздух, пересекла форд и влетела в салон через открытую дверь. Голова заняла водительское место, и мертвые черные губы растянулись в довольной улыбке.
        «Этого не может быть», - продолжало обманывать само себя сознание Феликса.
        Загудел мотор. Заработал двигатель. Загорелись фары. Заблестели глаза головы Бориса безумным блеском.
        И раздался смех.
        Демонический хохот, который издавала голова Бориса, висящая в воздухе над водительским креслом, окруженная клубами черного дыма, сотряс воздух.
        Форд двинулся с места.
        Все разбежались.
        И только Феликс целиком и полностью зависел от скорости и ловкости своей сестры. Но Магдалина оправдала его ожидания и быстро откатила кресло назад.
        - Все в дома! Быстро! - приказала Василиса.
        Когда любопытство смешивается со страхом - жди беды. Из любопытства люди остались на улице, но из страха побежали в разных направлениях прочь от ожившего автомобиля.
        Машина сделала «восьмерку» прямо вокруг телефонной будки, оставляя на снегу характерные следы.
        Феликс понял, что не в силах что-либо предпринять. Он испытывал ужас от безысходной пассивности, на которую он обречен.
        В руках Василисы появился пистолет. Раздались громкие выстрелы, словно два взрыва.
        После первого лобовое стекло форда покрылось трещинами, а после второго - разбилось полностью.
        Тьма хлынула из салона через разбитое стекло.
        - Берегитесь! - команда Власа.
        И Василиса сделал кувырок в сторону, как в Голливудских боевиках, и безумный автомобиль проехал за нее.
        Мотор гудел. Машина ревела.
        - Какого черта! - выпалил Виктор.
        Голова Бориса, парящая в воздухе, дико смеялась.
        Марку удалось заставить жену спрятаться в дом. Нелли пыталась как можно скорее увести отца. Господин Вольфганг спешно удалялся в безопасное место в сторону леса. Цезарь следовал за хозяином.
        Магдалина откатывала кресло с Феликсом все дальше от автомобиля, ближе к дому, и не сводила взгляд с форда, как будто это был хищник, дикий зверь, внимание которого нельзя привлекать.
        В схватку с металлом вступили Влас, Виктор и Василиса.
        Автомобиль помчался в сторону хозяина. В последний момент Влас успел отскочить, и форд врезался в угол дома, отчего смялся передний бампер.
        Задний ход - и форд настигает Власа. Мужчина вновь уклоняется от тарана и падает на землю. К большому сожалению, форд приблизился к Магдалине и Феликсу, но не заметил обоих.
        Машина развернулась, и теперь голова Бориса смотрела на Василису и Виктора. Влас лежал на земле, его нога была ранена, но он был готов бежать в любой момент.
        Тем временем Василиса перезарядила пистолет и направила его в сторону форда.
        - Сейчас ты у меня получишь, гребаный металл!
        Выстрел.
        Феликс не мог поверить в такую меткость, но пуля пронзила голову Бориса прямо в лоб. Потекла кровь.
        Голова ничего не сказала, а только засмеялась сильнее. Рев газа, и автомобиль срывается с места.
        Форд несется прямо на Василису. Она уже готова бежать, но вдруг… автомобиль делает резкий разворот на месте и несется уже к Виктору, который оказался совсем близко.
        Мужчина не успел сориентироваться и уклониться, а потому теперь просто убегал от форда, как от огня.
        Автомобиль не переставал газовать. Скорость развивалась… Борис хохотал и одновременно с этим плевался кровью.
        Черный дым валил из салона.
        - Нет! - чей-то стон.
        - Виктор! - крики Власа.
        Виктор, сам того не заметив, оказался на краю обрыва между домами Власа и Белинских.
        Мужчина замер у самого края и обернулся…
        Все произошло слишком быстро.
        Мгновение, крик, смех, удар…
        Форд сбил Виктора и вместе с ним упал с обрыва в воду.
        Раздался шумный всплеск.
        Феликс с ужасом осознал: «Каждое мое промедление стоит чьей-то жизни».
        Их осталось пятнадцать.
        Глава 33
        Следом за Василисой, поднимаясь по заснеженному склону, шли двое. Девушка, облаченная в черное длинное одеяние, и высокий мужчина средних лет с длинной густой черной бородой. Одетый в монашеское облачение, он казался еще выше, чем, возможно, был на самом деле. Худое лицо и пронзительный взгляд черных глаз. Этот образ в сознании Феликса породил ассоциацию с Григорием Распутиным. Странный добрый взгляд, граничащий с безумием.
        Невысокая девушка, имя и личность которой они уже знали, покорно медленно следовала за настоятелем монастыря.
        Сестра Мария, увидев Феликса и Магдалину вдалеке, ахнула и на мгновение застыла. Только потом она продолжила идти, прибавив шагу, чтобы догнать настоятеля Алексия и Василису.
        - Мы рады приветствовать вас, настоятель Алексий, - господин Вольфганг пожал руку священнику, - сестра Мария, мое почтение.
        - Добрый день, - поклонилась девушка.
        Настоятель и сестра Мария отвели взгляды в сторону, чтобы посмотреть на Феликса и Магдалину, которые ожидали их у дома Лариных.
        - Василиса мне рассказала о вашей ситуации и ввела меня в курс дела, - сообщил настоятель главе деревне, - могу я увидеть мальчика?
        - Разумеется. Его родители ждали вашего прибытия с нетерпением. Я так вам признателен, что вы смогли так скоро нас навестить.
        Ответив кивком, настоятель Алексий прошел к дому Лариных.
        - Как я понимаю, вы Феликс и Магдалина Альбин, которые отважились помочь этим добрым людям? - обратился к ним настоятель Алексий.
        - Все верно, - ответил Феликс, - рад знакомству.
        - Настоятель Алексий.
        - Очень приятно, - поклонилась Магдалина.
        - Вы делаете благое дело, помогая жителям этой деревни. Вы столкнулись с тем, с чем мне не удалось справиться… я рад, что мальчик наконец вернулся домой.
        - И он нуждается в вашей помощи, настоятель, - напомнила ему Василиса.
        - Конечно. Мы немедленно приступим.
        Настоятель Алексий зашел в дом Лариных, а сестра Мария замерла напротив брата и сестры.
        - Мы так рады снова встретиться с вами, сестра Мария, - улыбнулась ей Магдалина, - как вы? Наша первая встреча прошла не самым лучшим образом, но все же…
        - Ничего, - ответила монахиня, - я рада, что господину Вольфгангу удалось убедить вас. Я оказалась недостаточно убедительна, потому что сама не знала всех подробностей происшествия. Спасибо, что приехали. Правда. Этим людям нужна помощь.
        - И мы делаем все, что в наших силах, - ответил Феликс.
        В глазах сестры Марии застыли слезы. Кажется, она была невероятна рада тому факту, что Феликс и Магдалина стали своего рода героями для жителей Рапсодии. Она видела в этих людях искреннее желание помочь нуждающимся.
        - Мы не смеем вас больше задерживать, сестра Мария, - сказал Феликс, - вы должны помочь настоятелю Алексию.
        - Да… конечно!..
        Магдалина открыла девушке дверь, и монахиня прошла в дом. Краем глаза Феликс увидел через проход, как настоятель Алексий склонился над спящим Денисом, сжав в руке флягу со святой водой и Библию.
        - Они знают свое дело, - произнес господин Вольфганг, - не будем им мешать.
        И Магдалина закрыла дверь дома.
        - Феликс, Магдалина, - обратилась к ним Василиса, - пройдемте в участок. Нам нужно кое-что обсудить.
        * * *
        - Мы больше не можем оставаться в неведении, - начала Василиса, когда четверо разместились в полицейском участке для важного разговора, - вы двое знаете о нашей родной деревне больше, чем мы сами, жители Рапсодии.
        Феликс заметил, как Василиса, сложив руки на столе, сомкнув холодные пальцы, старалась тщательно подбирать правильные слова.
        - То, что сегодня произошло до обеда, требует серьезного расследования, к которому нужно подойти со всей строгостью дела, - добавил господин Вольфганг.
        Василиса согласилась со словами главы деревни, поддержав его коротким кивком.
        Сглотнув, она продолжила:
        - Я не глупа. Я сама следователь. И я понимаю, что вы что-то знаете, но самым тщательным и старательным образом скрываете это от нас. Прошу… мы должны знать, что нам угрожает.
        Феликс и Магдалина печально переглянулись. Магдалина решила дать слово брату.
        - Если вы начнете проводить свое расследование, которое собираетесь организовать, то просто потратите попусту время, - начал он.
        Двое, Василис и господин Вольфганг, напряглись.
        - Почему же? - не выдержала Василиса.
        - Не стоит искать справедливости и смысла там, где его нет, - ответила за Феликса Магдалина.
        И он поймал себя на мысли, что ему понравились ее слова.
        - Что это значит?! - господин Вольфганг был на грани срыва.
        Феликс выдержал паузу, дождавшись, когда состояние двоих немного придет в норму.
        - В шутках нашего врага нечего искать правды. Тьма играет по своим правилам. Ей наплевать на законы нашего мира.
        - Феликс…
        По взгляду Василисы можно было сказать, что она начинает сомневаться в здравомыслии собеседника.
        - Мы наняли вас, как частных детективов, специализирующихся на паранормальных явлениях, - начала Василиса.
        - И мы делаем свое дело, - настоял на своем Феликс, - но, если я начну вдаваться в подробности, то… боюсь, вы предпримите меры, которые ограничат нас в действиях, и мы уже не сможем помочь вам.
        - Мы не собираемся ничего… - вставив господин Вольфганг.
        - Господин Вольфганг, Василиса, я прошу вас довериться нам, - перебила главу деревни Магдалина, - боюсь, это все, что вы можете сейчас сделать. И я и мой брат… мы обещаем вам, что скоро все закончится. Феликс знает способ остановить череду бед, обрушившихся на Рапсодию.
        Двое перевели взгляд на него.
        - Это так, - кивнул Феликс, - и чтобы исполнить задуманное, мне нужна полная свобода действия.
        - Я просто хочу, - Василиса срывалась на плачь.
        Феликс еще никогда не видел эту женщину в таком напряженном и растерянном состоянии.
        - Я хочу, чтобы мы тоже знали все… я хочу помочь… я отвечаю за безопасность деревни, но, учитывая сегодняшнее происшествие, я все больше сомневаюсь в собственной компетентности…
        - Василиса! - опередила ее Магдалина. - Не смейте так говорить. Вы прекрасно справляетесь со своими обязанностями. И если говорить о сегодняшней битве, то мы все лично убедились в вашей первоклассной компетентности. Кто бы смог прострелить голову в лоб с такого расстояния? Вы защищаете нас, и все это знают. Но враг не под силу вам одной. Он слишком силен.
        - Но кто он?! - выпалил господин Вольфганг.
        Василиса вытерла слезы с щеки.
        - Я хочу знать, какая тварь мешает мирному и беззаботному существованию моей деревни, - добавил господин Вольфганг, - я хочу знать, кто нам противостоит. Хоть на эти сведения мы с Василисой имеем право или нет?
        Но у Феликса был только один ответ.
        - Я прошу меня простить, господин Вольфганг, но я не могу на данный момент предоставить вам эту информацию.
        Василиса и господин Вольфганг сдерживали себя из последних сил.
        - Я собственными глазами видел, как черный дым поднял потерянную отрубленную голову бедного Бориса в воздух! - повысил натянутый голос господин Вольфганг. - Потом эту голову будто посадили за руль! И машина Власа, которая вот уже сколько лет не подает признаков жизни, завелась и поехала! Не знаю, что вселилось в эту голову и в машину… если это демон, то мы верно привели сюда настоятеля Алексия. Я слышал, что он владеет основными навыками и умениями экзорциста! И этот одержимый форд убил нашего друга, который только недавно вернулся домой из тюрьмы. Сбил его и столкнул с обрыва! Знаете, мне даже не верится, что я это все говорю!..
        - Прошу вас, господин Вольфганг, успокойтесь, - поспешила утешить напуганного мужчину Магдалина, - я знаю, что вам страшно. Нам всем страшно. Но придется набраться мужества, если мы хотим победить врага.
        Господин Вольфганг перевел дух и постарался прийти в себя, нормализовав дыхание.
        - Вам придется поступить так, как советует сделать моя сестра. Просто доверьтесь мне. Вы нам очень поможете, если позаботитесь о трех вещах.
        - Никто, ни одна живая душа не должна проникнуть в Тисовый лес, на маяк и в дом Генхелии, - перечислила Василиса свои обязанности, - я помню.
        Магдалина тепло улыбнулась женщине.
        - И этого будет больше, чем достаточно, чтобы помочь нам помочь вам, - сказала она.
        - Так и быть, - подвел итог господин Вольфганг, - я сам пригласил вас к нам. И если все идет таким образом… я и мы - все обязуемся слушать вас беспрекословно и не задавать лишних вопросов. Я хочу, чтобы вы знали, Феликс и Магдалина, что мы верим в вас и можем надеяться только на вас.
        - Благодарим за понимание.
        Только сейчас Феликс Альбин ощутил весь груз ответственности, который свалился на его плечи. Еще никогда прежде на него так не рассчитывали, как сейчас.
        Он знает, что не должен подвести этих людей, и, учитывая злосчастное пророчество Генхелии, страх провала все больше овладевал им.
        * * *
        - Феликс! Магдалина!
        Сестра Мария, будучи явно чем-то обеспокоена, спешно направилась к ним. Брат и сестра как раз покинули бар «На краю обрыва» и отправлялись домой, чтобы отдохнуть и поразмыслить над следующими своими действиями.
        Им пришлось остановиться на пол пути к своему дому, чтобы дождаться, когда сестра Мария подойдет к ним.
        - Что-то случилось? - спросила Магдалина.
        - Да… простите, что отвлекаю вас… знаю, это может показаться глупо и наиграно, но…
        - Сестра Мария, все, что может произойти здесь, на этом острове, совсем не шутки, - насторожил ее Феликс.
        - Если так, то появилась проблема…
        Сестра Мария тяжело дышала. Девушке понадобилось время, чтобы перевести дух.
        Потом она сказала:
        - Настоятель Алексий… я потеряла его…
        - Что? - вырвалось у Феликса.
        - Я… ох… я не могу его найти!
        Девушка из последних сил сдерживала рыдания.
        - Мария, прошу, успокойтесь, - Магдалина положила свои руки на плечи монахини, - скажите, где вы его видели в последний раз?
        - Во время обеда он сказал, что хочет навестить Дениса. К сожалению, наши действия не помогли ему проснуться, но наше присутствие на острове успокаивает Сабину. Она сильно переживает за сына, и это вполне оправданно.
        - Сейчас не об этом, - Феликс старался направить повествование сестры Марии в нужную сторону, - что с настоятелем?
        - Так вот… он ушел из бара, чтобы посмотреть, как там Денис. И… пропал… я была у Лариных. Они тоже не видели его.
        - А он заходил к ним?
        - Нет…
        Феликс сглотнул.
        - Где он может быть? - сестру Марию всю трясло. - Остров не такой большой, чтобы можно было потеряться…
        - Именно поэтому мы его непременно найдем, - успокаивала девушку Магдалина.
        - Сестра Мария, отправляйтесь в бар и ожидайте там в компании Софи и Дмитрия. Мы обратимся к господину Вольфгангу и Василисе, чтобы начать поиски.
        - Хорошо… спасибо… я пойду…
        Чтобы оповестить всех жителей деревни об исчезновении настоятеля Алексия, им понадобилось меньше пяти минут. Василиса знала свое дело, а потому, как в случае с пропавшими книгами Магдалины, она действовала быстро, решительно и уверено.
        Спустя семь минут, все жители Рапсодии собрались, чтобы начать организованные поиски. Воздержались от общего мероприятия только Ларины, которые сидят с сыном, и Нарышкины.
        Мать с сыном объяснили свой отказ следующим образом.
        - Не мы его сюда приглашали! - Аделина Аскольдовна была в своем «репертуаре».
        - Именно! - поддерживал мать Эрнест. - Как можно было потерять такого огромного бородатого монаха на этом маленьком острове?
        - Не хватало, чтобы нас обвинили в похищении! Хватит с меня всего этого дерьма, которое творится у нас на острове!
        - Решайте свои проблемы сами.
        - Нужно быть в ответе за тех, кого приручили.
        И с этими словами двое направились к своему дому. Особенно последняя фраза прозвучала слишком остро. Феликса даже поразило такое сравнение настоятеля Алексия с каким-то домашним питомцем.
        «Они его за человека-то не принимают», - остался недоволен он.
        - Итак, - скомандовала Василиса, - нужно распределиться. Улица, дома, пляж, кладбище, дуб… нужно найти настоятеля Алексия как можно скорее.
        - А как же Тисовый лес? - поинтересовался Лир.
        - Им займемся мы с Магдалиной, - ответил Феликс.
        - Решено. Все за работу!
        И поиски незамедлительно начались.
        Феликс не хотел никого подвергать опасности. Только одному ему известно, какую тайну хранит Соленый пруд.
        «А если настоятель Алексий, решив прогуляться по лесу, дошел до Соленого пруда и случайно шагнул к воде… Червоточина могла затянуть его!», - это была самая страшная и худшая из всех теорий Феликса на данный момент.
        Снежный Тисовый лес не переставал манить своей красотой и очарованием. Но сейчас он являл собой скорее источник наибольшей опасности. Гиблая зона, куда стоит ходить лишь в крайней необходимости.
        - Что ты об этом думаешь? - спросила брата Магдалина, когда они направлялись к склону, за которым открывался вид на Соленый пруд.
        - Разные мысли лезут в голову, Магда, - ответил он, - одна хуже другой… Мне совсем не хочется, чтобы этот день обернулся еще одной катастрофой.
        После короткого молчания Магдалина заговорила снова:
        - Голова Бориса все это время была там, в багажнике машины Власа?
        - Если он не открывал багажник, то, возможно, это именно так. Поэтому машина после смерти Бориса снова сломалась. Помнишь, он как-то говорил, что ему почти удалось починить ее? И после несчастья, случившегося с Борисом, она снова сломалась. Голова уже была в багажнике.
        - И ты не подозреваешь в убийстве Бориса Власа?
        - Нет… Это подстава. Возможно, кто-то хотел, чтобы мы именно так думали. Но не думаю, что Власу удалось заставить свой форд сбить Виктора с обрыва.
        - Погиб именно Виктор… от удара машины Власа… похоже на месть за прошлое. Ты не находишь это странным?
        - Конечно, все именно так… враг хочет, чтобы мы видели события в таком свете, но важно абстрагироваться от этого и прокладывать тропу в ином направлении.
        Они начали подниматься на вершину склона.
        - В каком же?
        Но Феликс не успел ответить.
        Когда Магдалина поднимала его кресло на вершину склона, его голова смотрела вверх. И увиденное заставило Феликса замолчать.
        - Феликс… Феликс? Что ты…
        Когда они поднялись на вершину, Магдалина тоже увидела это.
        Настоятель Алексий висел прямо в воздухе в десяти метрах над поверхностью Соленого пруда.
        Ленты черного дыма держали его тело над водой, вращая вокруг собственной оси. Расслабленное, напоминающее куклу, тело настоятеля кружилось, набирая скорость.
        - Настоятель Алексий! - вырвалось у Феликса.
        Магдалина взяла себя в руки и направилась вперед, скатывая кресло с Феликсом вниз по склону.
        Настоятель будто услышал голос Феликса. Но скорее… его голос услышала тьма.
        Тело настоятеля Алексия в мгновение ока развернулось лицом к Феликсу и Магдалине, перестав вращаться.
        Глаза священника, лишенные радужки и зрачков, белые, какие были у родителей Феликса в ту страшную ночь, смотрели на двоих. Губы монаха растянулись в кривой ухмылке. Руки медленно поднялись вверх.
        Ленты тьмы быстро кружились вокруг него.
        Рот настоятеля медленно открывался, издавая при этом шумное дыхание.
        Вокруг стоял шум, напоминающие радио-помехи.
        - Что же нам делать? - Магдалина в ужасе смотрела на настоятеля и брата.
        Но у Феликса не оказалось никаких идей.
        А потом в воздухе появились ледяные колья, напоминающие длинные острые сосульки. Три ледяных копья смотрели прямо на священника.
        - Нет!
        Магдалина задержала дыхание, глубоко вздохнув и закрыв рот и нос ладонями.
        Тело монаха начало трясти. Он бился в конвульсиях, паря над Соленым прудом.
        Феликс в ужасе понимал, что, даже находясь здесь, он не может ничего предпринять. Он не может помочь бедному священнику и спасти ему жизнь…
        «С каким злом я собрался биться, если не могу спасти этого человека сейчас?», - подумал он.
        А потом три ледяных кола вонзились в тело настоятеля. Монах замер, повиснув в воздухе.
        Брызнула кровь.
        Алые капли упали на лед Соленого пруда.
        Черные ленты отбросили тело настоятеля в сторону, а потом растворились в воздухе, будто их никогда и не было.
        Тело священника ударилось о ствол дерева и камнем упало на землю. Ледяные колья разбились.
        Все замерло.
        Кошмар закончился.
        - Настоятель Алексий!
        Феликс и Магдалина пулей пересекли поляну и остановились у окровавленного тела монаха, лежащего в снегу.
        - Он жив! - понял Феликс.
        - Настоятель… - Магдалина нагнулась к монаху и потрясла его за плечо, - настоятель…
        Холодная рука резко с силой схватила девушку, и бледные пальцы сжали ее плечо. В ужасе Магда вскрикнула.
        - Оно близко… - произнес слабый голос слепого священника, - оно уже рядом… скоро… оно вернется… спасайтесь!..
        Изо рта настоятеля брызнула кровь. Капли упали прямо на пальто Магдалины.
        Потом тело монаха размякло.
        - Мертв… - произнес Феликс.
        Слова настоятеля напугали Магдалину больше, чем капли крови на ее одежде. Она взяла снег и принялась чистить пальто.
        - Нужно рассказать остальным.
        - Лиру и Власу придется раскопать еще одну могилу…
        - А как же сестра Мария?
        Ему совсем не хотелось думать о том, что будет с несчастной девушкой, когда он все узнает.
        - Теперь… она - одна из нас…
        Глава 34
        Когда Феликс открыл глаза, то увидел перед собой черную кошачью морду. На него смотрели два голубых фонаря.
        - Пора.
        - Цезарь!
        Феликс вскочил с постели.
        - Тише ты! - шикнул на него кот. - Сестру разбудишь.
        Феликс посмотрел в сторону Магдалины. Девушка спокойно спала в своей постели рядом.
        «Я обещал ей все рассказывать и делать так, чтобы она всегда была рядом», - задумался Феликс и понял, что не может сдержать свое обещание. По крайней мере не сегодня.
        - Надевай обувь, куртку и вперед. У нас есть незаконченное дело.
        - Маяк!
        - Тише, говорю! Ох… и почему люди настолько несмышленые?
        Феликс не стал обращать внимание на недовольство кота, а просто оделся и направился к выходу.
        - Вот так, - сказал Цезарь, дожидаясь Феликса у двери, - не думал, что ты такая капуша.
        - Да, иду я, иду…
        Убедившись, что он не сделал ничего, что бы могло разбудить Магдалину, Феликс накинул пальто на плечи, и вышел за дверь следом за Цезарем.
        Оказавшись на улице, Феликс выпустил облачко белого пара в воздух.
        - Скоро все закончится, - произнес кот, направившись в сторону пляжа, - финал этой истории уже ждет за дверью… развязка близка.
        - «Развязка»? - переспросил Феликс.
        - Ага… звездопад вот-вот грядет… огонь обрушится с небес, и одиннадцатая дверь будет открыта.
        Феликса передернуло от этих слов.
        - И когда же это случится? - спросил он через силу.
        - Со дня на день… но, в нашем случае, с ночи на ночь…
        - Отлично. И что же мне делать?
        Цезарь остановился, и Феликс едва не прижал коту хвост (это он бы точно ему не простил).
        - Держать дверь закрытой.
        Во время этих слов Цезарь смотрел прямо в глаза Феликсу. Выдержав паузу, дождавшись от Феликса нужного эффекта - страха и напряжения - он направился дальше по тропе, ведущей к маяку.
        - И ты мне не расскажешь, с кем я сражаюсь? Пора бы, наверное!
        - Да, пора… но не я тебе должен об этом рассказать. В деревне есть человек, который знает много правды, пускай и до конца не верит в нее.
        Одна только мысль о том, что кто-то в деревне, кроме него, знает что-то о существовании жуткого монстра, который является паранормальной силой, заставила Феликса нервничать.
        - И кто же это?
        - Узнаешь, - короткий ответ Цезаря, - и учти еще одно…
        - Что?
        - Таких людей, которые знают о сущности зла, несколько. И доверять ты можешь не всем.
        - Несколько…
        - Да! Ты оглох?
        - И как я пойму, кому можно доверять, а кому - нет?
        - Очень просто. Предатель сам выдаст себя.
        Последняя фраза Цезаря показалась Феликсу неоднозначной и вызвала у него больше вопросов, чем ответов.
        - Твоя задача проста - держи дверь закрытой. О большем я тебя не прошу…
        - А ты меня… просишь?
        Цезарь не ответил на этот вопрос, сделав вид, что не услышал Феликса, но для него ответ был очевиден.
        Цезарь понимает всю сложность обстоятельств. Этот кот не так прост. Он понимает, что Феликс - единственный человек, который может помешать врагу свершить свое черное дело. Под угрозой не только жители Рапсодии, но и люди всего мира (с такой позиции Феликс не любит смотреть на общую картину, ведь роль Героя не для него).
        - Ты хочешь показать мне остальные миры? - спросил Феликс, когда они вошли в маяк.
        - Не совсем…
        Цезарь направился наверх. Феликс последовал за ним.
        - Не отставай!
        Феликс прибавил шагу.
        - Почему мы прошли второй этаж. Разве я не должен увидеть другие варианты существования мира?
        - Это тебе ни к чему… Сейчас ты должен увидеть другое.
        - И на какой же этаж мы поднимаемся?
        - Тринадцатый!
        «Комната, которая ведет к фонарю», - догадался Феликс.
        - Порой, чтобы разгадать загадки, которое приготовило для нас будущее, нужно искать ответы в тайнах прошлого, - произнес Цезарь, когда они поднимались между десятым и двенадцатым этажами.
        «Тайны прошлого?.. О чем это он?», - задумался Феликс.
        - Это самая важна дверь в маяке! - добавил Цезарь.
        - Важнее, чем исчезающий этаж?
        - Еще бы! Идем.
        Феликса одолевало любопытство. Что же это за вариант Вселенной, который важнее, чем самый загадочный одиннадцатый этаж?
        Они наконец достигли последнего этажа. Цезарь устроил Феликсу пробежку, после которой тот начал страдать от одышки.
        - Пробежался? - издевательски произнес Цезарь.
        - Ага…
        - То-то же! Ладно, сосредоточься.
        - Я готов.
        - Пришло время узнать кое-что новое. Пора приоткрыть завесу над некоторыми тайнами. Только так ты поймешь, к чему стоит готовиться в следующие два дня.
        - Два дня? Значит, звездопад уже через одну ночь?
        Цезарь не ответил (Феликс и сам все понял), а молча указал на дверь.
        - Идем.
        Феликс подчинился другу и открыл дверь с номером «13». Из прохода хлынул голубой свет, и путники, сделав шаг вперед, утонули в потоках неизведанных миров.
        * * *
        Они стояли на вершине склона тропы, которая вела к маяку. За их спинами простилался океан. По левую руку - ночная Рапсодия, по правую - высокий маяк из красного кирпича.
        Над головами летали звезды.
        В первую секунду Феликса сильно смутил тот факт, что они оказались в отдалении десяти метров от двери маяка, ведь в прошлый раз, когда они прошли в первую дверь, Феликс оказался именно на пороге башни с фонарем.
        Он уже хотел поинтересоваться у Цезаря, что это значит, но передумал, когда увидел, как по воздуху со стороны деревни к ним летит желтый яркий воздушный змей.
        Серебряные звезды, падающие с неба, облетали змея стороной.
        По погоде и температуре воздуха Феликс осмелился сделать предположение о том, что это был конец сентября.
        Цезарь и Феликс молча наблюдали за полетом желтого змея, пока на горизонте не появился Денис, одетый в ночную пижаму.
        - Змей! - крикнул мальчик. - Постой! Подожди же ты!
        Денис гнался за желтым змеем, который улетал от него прочь к маяку.
        - Он потерял этого змея минувшим летом, - произнес Цезарь.
        «Минувшим?», - не понял Феликс.
        Он испугался, что мальчик сейчас увидит их, ведь это другой мир!
        - Денис! - зачем-то крикнул Феликс.
        Но мальчик даже не посмотрел в его сторону. Змей пролетел у них над головами, а Феликс встал навстречу Денису, сам не понимая зачем.
        Что он хотел этим добиться?
        Дениска просто пробежал сквозь его тело.
        - Что за…
        Феликс повернул голову и увидел, как Денис продолжает бежать за своим змеем вниз по склону.
        - Посмотри на следы, - велел Цезарь.
        Феликс опустил взгляд и ужаснулся.
        Прямо по пятам Дениса полз черный змей, который, скользя по следам мальчика, стирал их с земли.
        - Вот почему не нашли следов, - подвел итог Цезарь.
        Желтый змей остановился у двери маяка, которая начала открываться сама.
        - Что это такое? - не понял Феликс.
        - Прошлое, которое нельзя изменить.
        «Прошлое… так вот оно что! Это многое объясняет!», - понял Феликс.
        А потом… потом Денис шагнул за порог, последовав за желтым змеем, который скрылся в маяке. Черная змея скользнула за ним, и дверь тут же закрылась.
        Звездопад неожиданно прекратился.
        Стало невыносимо темно.
        - Вот как он исчез, - множество мыслей крутились в сознании Феликса.
        - Про исчезновение Лизы и Офелии ты многое знаешь. Теперь ты узнал о том, что случилось с мальчиком.
        «Если все так, то, значит, все, что мне известно об исчезновении Лизы (это было на таинственной кассете) и Офелии (о ней рассказал Виктор) - правда», - размышлял Феликс.
        Густая тьма окутала кота и Феликса и унесла их прочь из этого времени.
        Дым рассеялся, и они оказались в детской комнате, стены которой были обвешаны забавными рисунками котов, моря, лесного пейзажа и маяка. На своей кроватке сидела Софи, которая собирала свою сумочку, в которую складывала важные фотографии, записную книжечку, карандаши, записки и несколько красивых камушков, которые, по всей видимости, нашла на берегу океана.
        - Это тоже прошлое? - поинтересовался Феликс у Цезаря.
        - Да, так что не стоит что-то предпринимать. Это было, и наше вмешательство несущественно. Мы не можем ничего изменить.
        - Хорошо. Я понял.
        «Значит, тринадцатая дверь таит в себе сцены из прошлого, а не другой вариант существования Вселенной», - сделал вывод Феликс.
        Девочка посмотрела на фотографию, на которой она с Денисом купается в Соленом пруду. Там они вдвоем радостные и беззаботные, не знающие бед и смерти.
        На ее щеке появились слезы. Софи вытерла лицо платочком. Когда она протерла глаза и снова их открыла, то перед ней стоял Денис.
        Феликс не заметил, как мальчик появился в комнате, а потому сам испугался.
        Кожа того Дениса была бледная и влажная. На лбу - несколько черных трещинок.
        - Ах! - испугалась Софи, прижавшись спиной к стене.
        В ужасе девочка закрыла глаза.
        - Не бойся меня, Софи, - произнес Денис.
        - Ты… ты вернулся?
        - Да.
        Софи осторожно открыла глаза и посмотрела на друга.
        - Дениска!
        Она бросилась к нему и обняла мальчика.
        - Как ты… почему… что было… ах…
        - Я здесь, чтобы поиграть с тобой.
        Услышав это, Софи замерла, почувствовав что-то неладное.
        Она разжала объятия и отошла от Дениса на шаг, почувствовав в нем что-то чужеродное.
        - Тебя видела мама и остальные? - спросила Софи.
        - Нет, я пришел только к тебе.
        Софи не на шутку перепугалась. Это было видно по ее трясущимся пальцам.
        - Кто ты?
        Денис улыбнулся, и эта улыбка совсем не напоминала ту, какой он улыбается на фотографии.
        - Денис. Твой Денис. Твой друг.
        - Нет… не может быть! Это не ты!
        Денис сделал шаг к девочке, а Софи отступила.
        - Не надо меня бояться. Я просто хочу поиграть с тобой.
        - Я не хочу играть с тобой…
        - Ах, Софи, ты такая глупышка…
        Слезы застыли в глазах девочки. Она переставала отдавать себе отчет в том, что с ней происходит.
        - Иди ко мне. Я буду всегда с тобой.
        Софи некуда было отступать, и лже-Денис сделал свой шаг. Он вплотную приблизился к девочке и крепко обнял ее.
        Из увиденного Феликс понял, что эта сцена - первое знакомство Софи с призраком Дениса.
        Они ждали, что произойдет дальше, но внезапно Денис повернул голову, которая у него лежала на плече Софи, и посмотрел на них.
        Его взгляд был точно направлен на Феликса.
        Тому стало не по себе. Все сжалось внутри. Он его видит… видит здесь и сейчас!
        - Ужас! Бежим, Феликс, бежим! - закричал Цезарь.
        Вдвоем они быстро ринулись в сторону двери.
        - Он нас нашел! Проклятье! Скорее!
        И они покинули комнату.
        А вошли они уже в полицейский участок, где Паола, Василиса и Борис сидели за столом и ели суп.
        Прижавшись спиной к запертой двери, Феликс тяжело дышал.
        - Что это было?
        - Чуть не попались…
        - Как такое возможно?
        - Наверное… да, какая-то его часть проникла в этот мир.
        - Уверен? Это же прошлое!
        - Сам знаю… значит, оно живет вне времени и пространства.
        От таких умозаключений кота у Феликса в животе заколол жар.
        - Ладно, - выдохнул Цезарь, - надеюсь, здесь оно нас не достанет…
        Придя в себя, они прошли вперед, чтобы понаблюдать за другим временным промежутком.
        Трое сидели за одним столом и обедали. Две сестры сидели напротив друг друга, а Борис между ними. Паола была одета в джинсы и зеленую кофту.
        - Она еще не сошла с ума?
        - А ты уверен, что она вообще сходила с ума? - ответил Цезарь вопросом на вопрос.
        С такой стороны Феликс еще не оценивал эту ситуацию. В любом случае то, что происходит сейчас, было еще до несчастья, которое настигло Паолу.
        - Не переживай, Паола, - обратилась Василиса к сестре, - мы обязательно найдем Лизу и Офелию. Правда, Борька?
        - Еще бы! - весело ответил мужчина. - Не было еще той беды, с которой мы бы не справились!
        - Это верный настрой! Паола, ешь.
        Но девушка замерла над тарелкой. Ее глаза широко открылись и перестали моргать.
        - Что это с ней? - спросил Феликс.
        Цезарь смолчал.
        А потом они услышали демонический голос, которым говорили стены:
        - Башня. Небесный огонь. Две единицы. Я вернусь в этот мир, и ничто мне не помешает. А ваши друзья уже в моей власти. И ты тоже подчинишься мне и послужишь мне.
        Паола издала истошный вопль.
        Тишина.
        - Паола, что случилось? - вскочила Василиса.
        - Вы… вы слышали это? - запыхаясь, спросила Паола.
        - Нет, - ответил Борис.
        Двое сотрудников полиции обменялись взглядами. Было ясно - никто из них двоих ничего не слышал.
        - Паола, как ты? - переспросила Василиса.
        - Он заговорил со мной! Башня. Небесный огонь. Две единицы. Не знаю, что это значит…
        Девушка начала плакать.
        - Успокойся. Я скажу Нестору Аркадьевичу и…
        Паола снова закричала.
        - Я не могу больше! Опять!
        Девушка, закрыв уши, встала из-за стола, пересекла комнату и выбежала на улицу.
        - Паола!
        - Паола!
        Двое кинулись за ней.
        Феликс и Цезарь вышли на улицу. Они видели, как Паола бежала в сторону Тисового леса и остановилась посреди улицы.
        Девушка упала на колени, продолжая зажимать уши и громко вопить. Сквозь ее крик Феликс слышал обрывки фраз:
        - Опять! Он говорит со мной! Я его слышу! Не могу больше!
        Паола кричала и плакала.
        К ней сбежались Борис, Василиса, Влас, Лир и Нестор Аркадьевич, которые оказались рядом.
        - Паола, милая… что происходит?
        Василиса села рядом и обняла сестру.
        - Скажи мне… скажи…
        Василиса начала плакать.
        Потом Паола замолчала, обхватила руками колени, уставилась куда-то и заговорила:
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        - Что происходит? - не понимал Лир.
        - О чем она? - потупил взгляд Влас.
        - Ох, беда… - вырвалось у Нестора Аркадьевича.
        А Паола повторяла:
        - Башня… Небесный огонь… Две единицы…
        И Феликс понял: так Паола «сошла с ума».
        Облако тьмы окружило Феликса и Цезаря, перекрыв им вид на картинку. Когда дым рассеялся вновь, они стояли у двери в дом Нарышкиных. Было раннее утро.
        - И что же теперь? - обратился Феликс к коту.
        - Будем ждать, - ответил Цезарь.
        Двоим пришлось отойти на шаг назад, потому что дверь в дом медленно открылась, и на пороге появился Эрнест. Молодой человек, выглянув из дверного проема, озирался по сторонам.
        Феликс заметил, как дрожала бровь парня.
        Все происходящее сильно заинтриговало Феликса, и он решил уделить этому событию все свое внимание.
        Убедившись в отсутствии всякого присутствия, Эрнест покинул свой дом, тихо закрыл дверь и замер на пороге.
        Руки его были в черных перчатках. Он вызволил из внутреннего кармана своего черного пальто красивую розовую коробочку с красным бантом.
        Феликса осенило.
        «Ядовитый крем», - сглотнул он.
        Прямо сейчас Феликс видел собственными глазами, как Эрнест оставляет коробочку под дверью, а сам, вновь оглядевшись по сторонам, как ни в чем ни бывало, направляется в сторону бара.
        - Это сделал он… - вырвалось у Феликса, - Эрнест подложил ядовитый крем собственной матери! Он и есть тот самый «Азазелло»…
        - Да, надо же… - задумался Цезарь, - теперь ты многое знаешь.
        - И не просто многое… преступник разоблачен!
        - Постой!
        Двое смотрели друг на друга.
        - Чего? - не понял Феликс.
        - У тебя нет доказательств.
        «Комок шерсти прав», - задумался Феликс.
        - Но теперь я знаю, кто причастен к этому злодейству!
        - Да, но не столь важно, кто это сделал, как то, зачем он это сделал. Какой же у Эрнеста мотив, мистер детектив? Зачем этому парню понадобилось калечить свою родную мать?
        Феликсу на ум пришло одно слово - «Иуда».
        - На кой черт мне это знать! Проклятье, Цезарь, отныне я знаю, что Эрнест - враг.
        - Не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Думаю, этого достаточно, чтобы ты понял, как следует действовать дальше.
        - Но…
        Феликс не успел ничего сказать, как густой черный дым окутал их и понес сквозь пространство и время.
        * * *
        - Что же дальше? - спросил Феликс, когда они направлялись в деревню.
        - Выясни, кто твой враг и срази его.
        - Ты что-то говорил про дверь? Про битву речи не шло…
        - Все усложнилось. Он видел нас. Он знает, что мы готовимся к последней схватке.
        Феликс вспомнил, как призрак Дениса, явившийся Софи, посмотрел на него.
        «Он точно меня видел», - решил Феликс.
        - И как же с ним сражаться? Взять двустволку, топор, нож?
        Цезарь посмеялся.
        - Главное не потеряй в этой битве самого себя.
        Феликса насторожило такое предупреждение кота.
        Двое остановились в центре деревни.
        - А такое возможно?
        Цезарь улыбнулся и сказал последнее прежде, чем убежать во мрак:
        - Удачи, Феликс.
        Глава 35
        - Ты уверен, что ему можно доверять, Феликс, - спросила Магдалина настороженно.
        - Знаешь, Магда, учитывая все, что произошло с этим человеком, Влас - единственный, кому я полностью доверяю. Поверь.
        - Хорошо, Феликс. Я верю тебе.
        - Спасибо.
        Магдалина катила кресло в сторону дома Власа. Снег приятно хрустел под колесами. Было утро, и многие еще спали. Феликс держал на коленях две бетонные таблички с загадочными символами и иероглифами.
        Он решил для себя, что пришло время перейти к радикальным мерам.
        Времени совсем не осталось.
        И все же в глубине сознания Феликса одолевал первобытный страх того, что он мог ошибиться. Он верит Власу сейчас и хочет доверять этому человеку. Он не может ошибиться насчет его! Просто не может…
        А если Влас - не тот, кем он его себе представляет, то это будет самая страшная ошибка в его жизни.
        «Я хожу по краю лезвия», - отдавал себе отчет Феликс.
        Сейчас ему оставалось рассчитывать лишь на свою интуицию, которая его никогда не подводила. Он верит себе.
        Магдалина постучалась в дверь. Какое-то время им пришлось подождать, но ожидание не оказалось мучительно долгим. Стоило Феликсу начать обдумывать предстоящий разговор с Власом в голове, как тот открыл дверь.
        Вид у Власа был «помятый».
        - Простите, что разбудили, - начала Магдалина.
        - Ничего-ничего… вы что-то хотели?
        - Есть разговор, - ответил Феликс.
        И Влас опустил взгляд на каменные таблички, которые Феликс сжимал в руках.
        Мужчина остолбенел. Феликс наблюдал за тем, как по его глотке прошел комок.
        - Откуда это у вас? - сумел выдавить из себя Влас.
        - Мы… - замешкалась Магдалина, - можем все объяснить…
        Влас бодро поднял взгляд, провел пятерней по лохматым волосам и посмотрел сначала на Магдалину, потом на Феликса.
        - Заходите, быстро!
        Феликс кивнул и дал команду сестре, махнув рукой.
        Двое послушно проехали в дом. Влас выглянул за дверь и внимательно осмотрелся по сторонам, убеждаясь в том, что их присутствие осталось незамеченным.
        Феликс обрадовался тому, что решил сделать это еще до завтрака, когда никто их не побеспокоит. Рапсодия еще спит.
        Магдалина сняла обувь и вернулась в комнату, где оставила Феликса у кресла Власа.
        - Так-так-так…
        Влас нервно запер дверь дома изнутри. Мужчина прошел в комнату к гостям и заходил перед телевизором в две стороны. Он мял перед собой трясущиеся руки.
        Влас нашел на тумбочки очки и нелепо нацепил их на нос.
        Потом он взглянул на таблички, что держал Феликс.
        - Значит, вы знаете…
        Влас предложил Магдалине сесть в кресло, и она молча подчинилась.
        - Знаем что? - не поняла она.
        Влас остановился и посмотрел на Феликса.
        - Сколько у нас времени? - спросил он.
        И Феликс понял, что Влас имеет в виду.
        - Два дня, - ответил он.
        Два дня до следующего звездопада.
        - Времени нет! Нужно действовать сейчас! Так и быть… я все расскажу вам…
        Феликс мог представить себе смятение Магдалины, которая не понимала ни слова из спутанной речи Власа. В то время сам Феликс ликовал от того, что все-таки не ошибся.
        Интуиция не подвела его.
        - Дайте мне минутку…
        Влас прошел к стеллажу с книгами и достал несколько томов. Затем он извлек исписанные бумаги, а за ними нашел две глиняные таблички.
        - Еще таблички? - удивилась Магдалина. - У вас они есть?
        - Да-да… сейчас…
        Влас начал разгребать хлам, который он создал на полу. В итоге он собрал в неаккуратную стопку несколько исписанных листов и две книги по истории древних цивилизаций.
        Влас сел на пол по-турецки, обложив себя бумагами и книгами. Сейчас он напоминал Феликсу студента, который готовится к завтрашнему экзамену.
        - Где вы нашли эти таблички? - перевел дух Влас.
        - Одну мы отыскали в доме Генхелии, - ответил Феликс, - после нашего визита в ее дом погиб Виктор. Вторую мы нашли у себя в доме на книжной полке. Это было еще до отъезда.
        - Понятно-понятно… нам с вами предстоит очень серьезный разговор, так что я прошу вас быть максимально откровенными.
        - Мы не врем, - голос Магдалины затвердел.
        Феликс поймал себя на мысли о том, что никогда не видел Власа таким. Он видел, как этот мужчина может внимательно изучить механизмы автомобиля и заниматься ремонтом. Он видел, как он может гневно кричать и плакать. Он видел, как Влас умеет драться, уклоняться от ударов и действовать быстро и четко.
        Но еще никогда он не видел Власа таким напряженным и в то же время максимально сосредоточенным.
        Пока он изучал свои записи и таблички, Влас постепенно успокаивался, и его дыхание приходило в норму.
        Закончив свои дела, Влас обратился к Феликсу:
        - Дайте их мне.
        Феликс с радостью избавился от ноши.
        - Так-так… очень интересно…
        Феликс и Магдалина наблюдали за тем, как Влас, сидя на полу, по всей видимости, пытается понять содержимое высеченных иероглифов.
        - Я расскажу вам, где я нашел свои две таблички, - говорил он, не отрываясь от своего занятия, - первая оказалась в Тисовом лесу, погребенная совсем неподалеку от Соленого пруда. Вторая повстречалась мне на маяке. Ее я нашел в тайнике, спрятанной за фальшивой каменной плитой на вершине у самого фонаря. Я нашел их и изучил. Мне удалось узнать секрет тайного шифра. Я разгадал перевод этого текста. И символы на ваших табличках… они такие же, как и на моих. Все четыре… они - часть большой плиты, расколотой когда-то очень давно. Примерно… тысячу лет назад.
        Феликс и Магдалина переглянулись. Феликс подозревал, а вот Магдалина никак не могла подозревать о том, что Влас может оказаться исследователем, который изучал мистические события Рапсодии. Наверное, этот человек совсем близок к разгадке. Она и не догадывалась, что Влас может оказаться ключом ко всем тайнам.
        - Если все так, как я думаю, то ты, Феликс, знаешь не больше, чем я сам… я ведь долго работал в маяке. Успел кое-чего набраться… Но сейчас мы все узнаем все, - произнес Влас.
        «Как же долго я этого ждал», - кричал в душе Феликс.
        Исследователь загадок маяка старательно изучал древние таблички, сверяясь со своими записями.
        - Что это за символы? - поинтересовалась Магдалина. - Я знаю много древних языков, но таких иероглифов я еще не встречала…
        - Конечно! Мало того, что это и без того древний язык затерянной цивилизации, которая погребена на дне этого океана, так он еще и зашифрован. Я долго работал, поверьте… долго объяснять, что и как делается. Важно содержание. Я сейчас все переведу… не стоит занижать себе самооценку, Магдалина. Я не сомневаюсь в ваших познаниях археологии и истории. Я сам, когда столкнулся с этим впервые, пришел в тихий ужас…
        - Вот как…
        Но Феликса мучало другое:
        - Кто-нибудь еще знает?
        - Как и о кассете. Ни одна живая душа, кроме нас двоих. Если бы рассказал… мне бы точно не поверили.
        - Вы так решили сами?
        - Да.
        Больше Феликс не стал мучать Власа вопросами на тему того, почему тот держал свои научные исследования в тайне.
        Брат и сестра не стали больше тревожить Власа и отвлекать исследователя от работы. К тому же он так увлекся, что, кажется, забыл о существовании двоих гостей. Это было видно по тому, как Влас время от времени размышлял вслух и даже разговаривал сам с собой. Конечно, Феликс не стал отвлекать его.
        - Птица… кар-кар! - Влас помахал руками. - А вот это… блок, значит дверь… дверь закрыта… так… змей… щ-щ-щ-и-и-и-а-а-а… ядовитая тварь! Вот тебе… и значит, все повторится… какой кошмар! Но шанс есть… часы, стрелки… тик-так… пламя Ада и Рая… чушь! Вернется… да, вернется… из тьмы… или мрака? Лучше из тьмы!.. Дерьмо… черта с два!.. вот оно! Да!.. и вот так…
        Влас наконец оторвался от своих записей, смахнул с носа очки и торжествующе воскликнул:
        - Получилось! Да! Я сделал это! Сделал!
        - Перевели? - спросила Магдалина.
        Влас замер. Он впервые за долго время посмотрел на гостей и сказал растеряно:
        - Да, перевел…
        Прокашлявшись, Влас собрал все свои книги и записи задвинув их в сторону. Потом он сложил все четыре таблички в одну большую глиняную плиту, словно мозаику.
        - Теперь я готов вам обо всем рассказать.
        - Правда?! - обрадовался Феликс.
        - О, да… теперь мне известны все тайны Рапсодии.
        От этих слов по спине у Феликса пробежала дрожь.
        - Через два дня будет последний звездопад, - сообщил Феликсу Влас, - это единственный шанс предотвратить катастрофу.
        - Дверь должна быть закрыта. Я знаю.
        - Именно!
        - Эй, о чем это вы?! - вставила Магдалина.
        Влас встал и осмотрел комнату.
        - Я принесу нам воды и чаю. Пригодится. Это будет нелегко. Наберитесь терпения.
        Феликс уже весь изнемогал от нетерпения, но при этом позволил Власу, хозяину дома, поухаживать за своими гостями.
        Вскоре они были обеспечены горячим зеленым чаем, сахаром, мятным печеньем и водой.
        Влас поставил себе стул, сел, налил себе стакан воды, отпил и перевел дух прежде, чем начал свой рассказ.
        - Начинаем.
        Феликс приготовился собрать собственную мозаику воедино.
        - Я поведаю вам о нашем общем враге. Теперь, благодаря этим табличкам, мне о нем известно, если не все, то достаточно много, чтобы иметь о нем полное представление. Для начала важно объяснить, откуда взялись эти таблички. Они были написаны для нас. Кем? Людьми. Жителями, древней цивилизации, существовавшей здесь много столетий назад. По моим данным выходит так, что этим записям даже больше одной или двух тысяч лет. Это была очень древняя цивилизация, о которой мало кому известно, если известно вообще. Я не знаю почему до нас не дошли более новые сведения. Видимо, другие, которые были после людей той древней цивилизации, но до нас, оказались недостаточно умны или же достаточно наивны, если предположили, что это больше не повторится. Скажу открыто. Я не знаю, как так получилось, что мы нашли все эти части плиты именно там, где нашли. Сейчас, когда они все собраны вместе, это не имеет большого значения, верно?
        Двое подыграли рассказчику и кивнули.
        - Не волнуйтесь, если чего-то сейчас не поняли. Это мои личные выводы и субъективные расчеты и предположения. Некая прелюдия перед главными тайнами. Продолжим.
        Все трое отпили немного чая.
        - Я говорил о том, что мы должны говорить с вами совершенно открыто. Сейчас под угрозой не только мы все, живущие на острове, но и остальной мир. Вся планета и Вселенная в целом. Изучив надписи табличек, я сделал вывод о том, что наша история, которая сейчас происходит с нами, повторяется каждые тысячу лет. И она повторится вновь, если мы будем такими же разумными, как наши предшественники, и не допустим возникновения катастрофы.
        Влас отпил воды.
        - Феликс, Магдалина, вы хотели знать, кто же является виновником всех тех событий, с которыми вам и нам довелось столкнуться. Время открыть карты пришло. Теперь я точно знаю, кто наш враг.
        Феликс напрягся.
        - Я не знаю его имени. Его просто нет. У этого нет названия. Именно поэтому, чтобы было проще и понятнее нам всем, давайте будем называть это Тьмой или Мраком. Хорошо?
        Двое кивнули через силу.
        - Тьма. Мрак. Оно существовало во Вселенной еще до ее появления. То нечто, живущее здесь до сотворения мира, каким бы образом оно ни появилось. Это самое древнее и могущественное из всего, что когда-либо существовало. Да, до сотворения мира… Очень важно, чтобы сейчас вы правильно представили себе, чем оно является. Тьма - это не просто черный дым, паранормальная сила или какое-либо древнее существо. Нет… Это нечто большее. Тьма - это энергия.
        Такого Феликс никак не ожидал.
        - Энергия, которая существовала в самом начале. Она не появилась из ниоткуда. Она просто была. И из нее появилось все. Мрак не просто энергия, которую человеку не удалось изучить и подчинить себе. Мы подчинили много другой энергии. Но эта осталась необузданной. Что так роднит эту энергию с живым существом потустороннего мира? Разум. Эта энергия может мыслить, и она знает, чего хочет.
        - Как это возможно? - подался вперед Феликс.
        - Я долго думал об этом. Я могу вам привести пример для сравнения. Давайте возьмем электричество. Это энергия, которая обеспечивает нас светом, обитает в различных технических устройствах и даже может свободно образовываться в атмосфере. Я говорю о молниях. Молнии - электричество в чистом виде. Мы же видим лишь ее проявления. Так и с Тьмой. Когда мы увидели, как голова Бориса взлетела в воздух, я все понял. Это была Тьма в чистом виде. Темная энергия. Чайки. Одержимый Понтий. Жуткие видения и остальное… Все это проявление темной энергии, как электричества, которое мы с вами наблюдаем.
        Феликс постепенно понимал, о чем говорит Влас.
        - Но, как я уже сказал, Тьма обладает разумом. Вернемся к электричеству и представим, что оно свободно. Оно обладает разумом. Оно может мыслить. Молнии сами решают, кого убить, куда лететь и во что ударить. Электричество само решает, сколько ему сидеть в одной лампочке и когда уйти по проводам в другую. Понимаете? Если вы в своем воображении наделите электричество разумом, способностью самому принимать решения, то вы сразу все поймете! Так и с Тьмой. Это темная доисторическая энергия, существовавшая до зарождения мира, которая обладает сознанием.
        Только сейчас Феликс осознал весь масштаб того, к чему ведет Влас.
        - Вот, кто наш враг. Когда появилась Вселенная, то Тьма была ужата, изгнана, ослаблена. Сейчас она, как лампочка, которая вот-вот перегорит. Но если лампочке помочь, дать ей больше электричества, то она вспыхнет, как новенькая! Вот, что Тьма хочет сделать сейчас. Она хочет вспыхнуть.
        Феликс жал в руках свою чашку с чаем и замер, внимательно выслушивая рассказ Власа.
        - Маяк - сосредоточение миров. Перекресток. Да, именно так… Маяк - перекресток миров, других вариантов существования Вселенной. И мы в одном из них. Исчезающий этаж. Одиннадцатая дверь. Тьма там. Это ее дом. Ну, или тюрьма… За одиннадцатой дверью, как вы могли догадаться, находится такой мир, которым правит Мрак. Правит так, как это было до возникновения Вселенной.
        Полная картина постепенно вырисовывалась в сознании Феликса. Магдалина же слушала Власа с приоткрытым ртом.
        - Когда появился мир и его варианты, то Тьма была изгнана в заточение в один из таких вариантов Вселенной. И ей там тесно. Тесно так, что она обозлилась, и у нее появилась цель - вернуть себе доисторическую власть. Тьма хочет снова быть единственным существующим элементом в этом мире. Мрак хочет заполнить собой другие миры, другие варианты существования нашего мира. Понимаете?
        Феликс понимал.
        - И во время звездопада… ткань мироздания, стена между мирами становится тонкой и призрачной. Каждая такая ночь - шанс для Тьмы вырваться из плена. Все повторяется каждое тысячелетие. Каждую тысячу лет случается несколько звездопадов, которые делают ткань мироздания тонкой. Тьма образует брешь и проникает в другие миры. И в наш с вами тоже. А потом звездопады прекращаются еще на тысячу лет. И каждый раз находятся смельчаки, которые держат одиннадцатую дверь закрытой, не давая Тьме освободиться. Одни из таких, жители древней цивилизации, оставили для нас, потомков, подробные инструкции обо всем этом. Послезавтра наступит последняя ночь. Последний звездопад этого тысячелетия, когда у Тьмы будут все шансы, чтобы выбраться. Этого допустить, конечно, нельзя. Если Мрак вернется, то наш мир станет еще одним исчезающим этажом маяка.
        От подобной мысли Феликс содрогнулся.
        - То, с чем мы столкнулись. Все эти исчезновения и смерти. Это проделки той малой части Тьмы, которая уже сумела проникнуть в наш мир.
        - Зачем она похищает людей? - спросила Магдалина.
        - Так она набирает силу.
        Простой ответ.
        - Во время пребывания человеческой души в ее тюрьме на исчезающем этаже могущество Тьмы возрастает. Сейчас оно уже достигло того уровня, чтобы она смогла разорвать ткань миров и проникнуть в наш мир. Если это случится, то темная энергия поработит нас в одно мгновение. Мы все перестанем существовать. Наши души станут ее рабами, а наш мир - ее домом. И чем больше миров она захватит, тем больше сил у нее будет, чтобы захватить все варианты Вселенной и вернуть себе господство над всем.
        И Феликс понял, что, если он собирается остановить Тьму, ему придется стать следующим храбрецом. Стать Героем, о котором никто никогда не узнает.
        - Почему Тьма похищает именно определенных людей? - спросил Феликс. - Почему это были Лиза, Денис, Офелия? Кого-то она убивает… а кого-то похищает.
        И еще один простой ответ Власа:
        - У Тьмы есть свои пристрастия.
        Феликс и Магдалина переглянулись. Они не совсем поняли то, что имеет в виду Влас. Исследователю пришлось объяснить.
        - Видите ли… Мрак - энергия, обладающая разумом. И не просто разумом, но и определенными свойствами, как и любая другая энергия. Это лишь гипотеза, но мне кажется, что Тьма умеет проникать в сознание других людей, ощущать их мысли и даже чувства. Иными словами, Мрак видит нас всех насквозь. Тьме известно о наших потайных страхах и желаниях. Она может играть с нами. Призрак Дениса, который являлся Софи, на самом деле - часть Тьмы. Я уверен, что Мрак хочет украсть и ее, но пока ему это не удалось. Поэтому за Софи нужно присматривать. И я присматривал…
        У Феликса голова шла кругом от такого потока новой информации.
        - Тьма умеет перевоплощаться. Она способна принимать различные формы. Мрак может «шутить», причинять боль и странствовать по миру.
        «Странствовать по миру… именно так Тьма нашла меня тринадцать лет назад! Но почему меня? Я… я стал ее пристрастием», - в ужасе осознал Феликс.
        - Убивая и похищая людей, Тьма набирает былую мощь. Она способна контролировать нас, приказывать нам. Именно это случилось с Понтием. Часть темной энергии вселилась в него, поэтому он сразу не умер после выстрела. Но, стоило Тьме покинуть его тело, и пес был мертв. И Тьма способна занять не чье-то одно тело, а множество… это доказывает происшествие с нападением стаи чаек. Очередная проделка Тьмы. Рапсодия находится рядом с маяком - перекрестком миров. Это то самое место, откуда Тьма прорвется в наш мир, если ей это удастся. Уверен, что перекресток прежде имел разные формы. Маяк - оболочка. Важно содержание - порталы и проходы в другие миры. Именно поэтому те, кто в древние времена жил на этом острове, были стражами Тьмы. Каждую тысячу лет они не давали ей проникнуть через дверь в наш мир. А теперь пришло наше время. Мы должны стать стражами, которые продолжат дело наших предков. Неизвестные герои, которые постоянно спасали нашу Вселенную от зловещей участи.
        Теперь Феликс все понял. Рассказ Власа расставил все на свои места.
        - Тьма не только чувствует нас. Но и она сама способна чувствовать. Это роднит ее с чем-то живым. Но нельзя забывать, что Тьма - некая древняя энергия, обладающая такими уникальными свойствами. И мы должны удержать ее взаперти.
        Повисла тишина.
        Чай остыл.
        Магдалина посмотрела на брата. Она была напугана не меньше его самого.
        - Феликс… ты как? Что нам делать?
        Собравшись с мыслями, Феликс ответил:
        - У нас есть дело. Мы должны стать новыми стражами Тьмы. Послезавтра все закончится.
        - И еще одно, Феликс, - вставил Влас.
        Двое обратили на него свое внимание.
        - Поскольку для Тьмы это последний шанс достигнуть своей цели (в случае провала ей придется ждать еще тысячу лет), она будет сражаться. Она будет бороться за свою свободу.
        - Тогда и мы будем биться за свободу.
        Глава 36
        Тук-тук-тук.
        Стучали в дверь.
        Феликс сел в постели и открыл глаза. За окном ярко светило утреннее зимнее солнце.
        - Магда! - сказал он громко.
        Девушка повернулась в постели.
        - Нужно открыть!
        Магдалина проснулась и посмотрела на дверь, в которую продолжали стучать.
        - Хорошо… сейчас… кто там?!
        Магдалина быстро вскочила с постели, завязала пояс домашнего халата и направилась к двери.
        - Это сестра Мария! Простите, что в такую рань!.. Это важно!
        Магдалина открыла дверь, и Феликс увидел на пороге монахиню, которая тяжело дышала.
        - Что случилось? - спросила Магдалина.
        Сестра Мария переводила дыхание, держась правой рукой за грудь.
        - Денис… он очнулся!
        * * *
        Сабина не отходила от сына ни на шаг. Она сидела рядом с ним и не переставала прижимать к себе. Марк сделал крепкий чай и передал Денису чашку. Мальчик жадно пил.
        В комнате, кроме родителей мальчика, были еще Софи и Василиса. Феликс выжидал подходящего момента, когда он сможет задать волнующие его вопросы.
        Денис дрожал, и Софи накрыла его теплой курточкой поверх теплого шерстяного одеяла.
        - Она… она осталась там… - произнес Денис.
        - Кто остался? - вырвалось у Феликса.
        Денис посмотрел на Софи. И девочка поняла, о ком шла речь.
        - Офелия, - догадалась она.
        Денис уверенно кивнул.
        - Она жива? - спросила Василиса. - Ты ее видел? Что с ней?
        - Не стоит так сильно давить на него, Василиса, - ответил женщине Феликс, - он нам сам все расскажет, когда соберется с силами.
        Василиса замолчала. Ей стало неудобно за свой излишний непрофессиональный напор.
        Денис отпил еще чаю и заговорил снова:
        - Мне так жаль… я не смог ее спасти… она боится… очень-очень испугана…
        - Но ты же сбежал, - помогал мальчику Феликс.
        - Да, потому что…
        Из глаз ребенка потекли слезы.
        - Простите меня… мне так стыдно… пусть дядя Влас меня простит! Как же мне стыдно!
        - Тише-тише, - Сабина прижала сына к себе сильнее.
        Денис не переставал плакать.
        - Тебе не должно быть стыдно, - продолжил Феликс, - ты ни в чем не виноват. Ты вернулся, чтобы помочь ей. Так?
        - Я просто испугался и убежал. Слабак… и трус…
        - Нет! - вырвалось у отца Дениса. - Не говори так… ты очень храбрый. Я знаю.
        Магдалина взяла Дениса за руки. Она посмотрела мальчику в глаза.
        - Что ты видел, когда попал туда? Что это за место?
        - Там темно. Всегда темно и холодно. Нас пугали… и с каждым новым страхом какая-то часть меня покидала мое тело, мою душу…
        «Тьма набирается сил», - понял Феликс.
        - Это место напоминает нашу деревню… но она совсем другая. Понимаете? Другая!
        Взрослые переглянулись с непониманием. И только Феликс понимал, о чем он говорит.
        - Это место находится в маяке, Денис?
        Мальчик в ужасе взглянул на него.
        - Да…
        - Оно за дверью с номером одиннадцать?
        - Да… Там… Откуда вы знаете?
        Сабина, Марк и Василиса посмотрели на Феликса, будто задавая ему тот же вопрос.
        - Офелия осталась там? - продолжил Феликс.
        Денис кивнул.
        Все стало сложнее для Феликса. Этой ночью будет последний звездопад. Последняя ночь, когда появится исчезающий этаж. Это последний шанс проникнуть в темный мир, где правит Тьма. И последний шанс для Тьмы вырваться из того мира.
        Офелия там.
        Феликс еще не определился точно, но он хочет ее спасти.
        - Отдыхай, - сказал Феликс Денису, - теперь ты дома. Все будет хорошо.
        Сабина крепко обняла сына и поцеловала его в макушку.
        - Тебе сделать еще чай? - спросила она его.
        - Не откажусь.
        Сабина дала знак мужу, и Марк отправился на кухню.
        - Софи, - обратился Феликс к девочке, - останься с Денисом. Ему нужен друг в такую минуту.
        - Конечно!
        И Софи села рядом с Денисом.
        - Я узнал все, что нужно, идем, - скомандовал Феликс Магдалине.
        Когда они покинули дом Лариных, Василиса любопытно уставилась на Феликса.
        - И все? Что же вы такого узнали?
        - Предостаточно, чтобы понять, как спасти Офелию, - ответил спокойно Феликс.
        - А такое возможно?
        - Не могу дать полных гарантий, но да… это возможно.
        Василиса стояла не в силах двинуться с места. Она просто не понимала, что ей следует делать.
        - Вы обещали довериться нам, помните? - обратилась к ней Магдалина.
        Собравшись с мыслями, Василиса серьезно кивнула.
        - Хорошо. Я все помню. Наша деревня в ваших руках.
        - Спасибо за понимание, - тепло улыбнулся Феликс.
        - Я на вас рассчитываю.
        - И мы вас не подведем.
        И Василиса ушла, отправившись в сторону полицейского участка.
        - Что теперь? - спросила Магдалина у брата.
        Феликс посмотрел в сторону маяка, над которым парили чайки, и ответил:
        - Завтрак.
        * * *
        Они остались наедине у голого дуба, который стоял недалеко у обрыва. Замерзшие веревки держали автомобильную шину, которая служила для детей качелями.
        Магдалина и Лир смотрели вдаль на океан и просто молчали, держась за руки.
        - С вашим появлением здесь наша деревня претерпела множество изменений, - нарушил молчание Лир.
        - Мне жаль, что не все получилось так хорошо, как хотелось бы, - призналась Магдалина.
        - Но Денис снова с нами. Он дома с родителями. И это важнее всего.
        - Мы еще должны спасти Офелию. Влас заслуживает того, чтобы его дочь была с ним.
        Лир кивнул, соглашаясь с этим.
        - Этот человек много потерял. У него непростая судьба. Но… Феликс уверен, что сможет сделать это, вернуть Офелию?
        Магдалина посмотрела прямо в глаза молодого человека.
        - Я никогда не сомневаюсь в своем брате.
        Это заставило Лира отбросить все свои сомнения.
        - Ты должен знать, Лир, что скоро все закончится. Когда Офелия вернется домой, мы уедем…
        Лир обеспокоенно посмотрел на девушку. Он не хотел, чтобы она уезжала.
        - Я не могу тебе всего рассказать, но скоро… скоро что-то случится, что может навсегда изменить наши жизни. Я хочу, чтобы ты меня правильно понял.
        - Но я… не понимаю тебя, Магдалина.
        Она развернулась к нему и взяла за две руки, проведя по его ладоням большими пальцами.
        - Сейчас поймешь.
        Она смотрела прямо ему в глаза, а сама старалась контролировать слезы, которые начинали подступать.
        - Я знаю, что девушкам не предстало говорить об этом самим, но в сложившихся обстоятельствах я решила взять все в свои руки.
        Лир заметно напрягся.
        - Я не такая, как остальные девушки. Так что могу позволить себе такое.
        - Магда… то есть…
        - Все в порядке. Называй меня так. Я не против. Пока брат не слышит…
        На ее губах появилась легкая улыбка, когда она вспоминала о том, как Феликс запрещал Лиру называть ее Магдой, настаивая на том, что это только его привилегия.
        - Я скажу тебе то, чего бояться сказать многие девушки сами. У них не хватает храбрости. У меня эта храбрость есть.
        Лир крепче сжал ее руки.
        Магдалина шагнула к нему ближе, подняла немного голову и посмотрела ему в глаза.
        А потом сказала:
        - Я люблю тебя.
        Лир был не в силах пошевелиться.
        - Я хочу, чтобы ты это знал, - добавила она.
        Лир замер.
        - Да… это правда. Я люблю тебя, Лир.
        - Я…
        Она ждала.
        - Магда, я тоже тебя люблю.
        Она улыбнулась.
        - Я даже не сомневалась…
        Лир наклонился к ней ближе. На этот раз первым действовал он.
        Она оказалась больше не в силах сдерживать поток слез. Она была одновременно счастлива и напугана тем, что этот поцелуй может больше не повториться.
        Она не знает, что ждет ее этой ночью, что ждет их всех…
        Этот день - последний шанс сделать все, чтобы не пожалеть о несделанном перед лицом смерти, которая уже нависла над ней. Она ее чувствует.
        А потом Магдалина обняла Лира, прижав его к себе. Он обхватил ее своими сильными руками и не отпускал. Как и Сабина не отпускала своего сына, Магдалина не хотела отпускать любимого человека.
        Сегодня она стала по-настоящему счастлива.
        * * *
        Феликс и Нелли смотрели на море на заснеженном берегу.
        - Это место стало нашим любимым?
        - Да. Думаю, да…
        Нелли подошла ближе к Феликсу и взяла его за руку, которая покоилась на ручке кресла.
        - Я рада, что Денис вернулся, - призналась Нелли, - вы с Магдалиной сделали невозможное. Это ведь было именно то, о чем вас просил господин Вольфганг?
        - Да. И мы выполнили его просьбу. Но есть еще кое-что…
        - И я верю, что вы ее спасете. У Офелии есть герои, которые готовы прийти ей на помощь.
        - Герои…
        - Самые настоящие! Да, ты и Магдалина. Вы - герои.
        - Не надо так, Нелли…
        - Почему же? Я, правда, так считаю. Герои, получше тех, о которых пишут в книжках.
        Феликс улыбнулся ей.
        - Спасибо, - не смог не сказать он.
        Нелли снова посмотрела в сторону моря.
        - Когда все закончится, - вырвалось у нее, - вы… уедете?
        Феликс совсем не хотел об этом думать. Кажется, он вообще забыл о том, что придется уехать. И у него стало так грустно на душе от этой скорбной мысли.
        - Я не буду тебе врать, Нелли. Да, мы уедем.
        Иначе быть не может.
        Он услышал, как она всхлипнула, подавив плачь.
        - Я многое здесь приобрел. Рапсодия стала местом, которое мне дало то, чего я от нее не ожидал. Здесь у меня появились новые друзья, здесь я пережил невероятные приключения, столкнулся со злом, помог несчастной семье вернуть потерянного сына, влюбился в тебя и…
        - Что?
        Феликс замолчал. Он прокрутил в голове свои последние слова и только сейчас понял, что это он сказал вслух.
        Нелли встала напротив него.
        - Оговорка по Фрейду, - сказал он спокойно, уверенно глядя ей в глаза.
        - Оговорка по Фрейду?
        Феликс кивнул.
        Он понял, что время пришло.
        - Я люблю вас, Нелли Белинская.
        В ее глазах застыли слезы.
        Она присела, чтобы их глаза оказались на одном уровне.
        - А я люблю вас, Феликс Альбин… и это не оговорка.
        Он улыбнулся.
        Нелли наклонилась к нему и закрыла глаза.
        Впервые за всю свою жизнь Феликс испытал это прекрасное немыслимое чувство, когда он может поцеловать девушку, которую искренне любит всем сердцем и душой.
        Его Джейн Эйр любит его.
        Феликс счастлив.
        * * *
        - Все идет своим чередом, ты не находишь?
        Магдалина и Феликс гуляли по деревне.
        - Что ты имеешь виду? - спросил брат сестру.
        - Ну… все очень своевременно и правильно. Понимаешь?
        - Наверное… объясни.
        Магдалина собралась с мыслями.
        - Все, что происходит с нами здесь, случается в нужный момент, в свое время. Все события этого расследования случились вовремя. «Ложка к обеду», скажем так…
        - Я, кажется, тебя понял. Да, есть такое…
        Они направились в сторону бара, чтобы успеть на ужин.
        Феликс чувствовал, как с каждой минутой ночь неумолимо приближается. Уже становится темно.
        - Если бы я взялась писать книгу о нашем расследовании тайн Рапсодии, то расположила бы все эти события именно в таком порядке, как они и происходят. Никак иначе!
        Задумавшись, Феликс понял, что имела в виду Магдалина. Действительно, все, что с ними происходило здесь, случалось крайне своевременно.
        Именно в такой последовательности и не иначе…
        - А ты бы взялась писать книгу об этом? - задал резонный вопрос Феликс.
        Магдалина замолчала. Она размышляла над ответом.
        Но ответить не успела.
        - Вы не видели господина Вольфганга?!
        К ним спешно направлялась Василиса.
        - Нет, - ответил Феликс, - а что-то случилось?
        - Он пропал!
        В голове Феликса мелькнула жуткая мысль: «Опять! Продолжается…».
        - И вы не видели его весь день? - поинтересовалась Магдалина.
        - Его никто не видел после завтрака, - ответила Василиса, остановившись рядом с ними, - я уже организовала поисковые группы. Все ищут.
        Феликс поймал себя на мысли, что уже достаточно темно для активных поисковых операций. Но им ничего не остается.
        - Ох, как же мне все это не нравится! - возмутилась Василиса. - Сначала настоятель Алексий, теперь господин Вольфганг!
        «Глава деревни исчезает прямо перед последней, самой важной ночью, когда все должно закончиться… не слишком ли много иронии, Тьма?!», - задумался Феликс.
        - Мы немедленно присоединимся к поиску, - ответила Магдалина.
        - Отлично! Я отправляюсь в Тисовый лес.
        - Не слишком ли это рискованно? - напомнил Феликс.
        - Я все еще отвечаю за безопасность. Влас, Марк и Влас ждут меня. Все ищут. Ну… кроме Нарышкиных. Эти двое как всегда прячутся у себя в доме.
        - Понятно. Тогда мы проверим заброшенную часовню на кладбище.
        - Хорошо. Главное - знать, где находится каждый из нас. За дело!
        И Василиса оставила их, направившись в сторону леса, приговаривая:
        - Ох, не к добру все это…
        * * *
        Магдалина включила фонарик и обвела белым лучом территорию кладбища.
        - Как думаешь, он еще жив? - обратилась Магдалина к брату.
        - Знаешь, как бы мне ни хотелось думать об этом, что-то мне подсказывает, что нам уже не спасти нашего старого друга.
        Магдалина молча приняла ответ Феликса.
        Некоторое время двое изучали надгробия и заросли заброшенной часовни.
        - Ты чувствуешь здесь что-то странное? - спросил Феликс у Магдалины.
        - Что ты имеешь в виду?
        - На кладбище что-то изменилось. Определенно.
        - Как ты это понял?
        - Зрительная память. Она у меня развита слишком хорошо - ты это знаешь. Мои глаза запоминают картинку и отмечают в ней все детали, даже если я осознанно на этом не сосредотачиваюсь. Как перфекционист, я чувствую появления малейшего изъяна. И он тут есть.
        Магдалина заметно напряглась. Девушку осторожно ходила между могилами, освещая себе дорогу фонариком.
        - Но в чем этот изъян? - задалась вопросом Магдалина.
        - Да, я прав… что-то определенно не так. Мы чего-то не замечаем. Магда, я прочу чувству, как что-то изменилось!
        - Я верю тебе. Давай разбираться.
        Какое-то время они пытались выяснить причину, по которой у Феликса среагировала зрительная память, которая заметила изменение общей картины.
        Он пытался напрячь все свое сознание.
        И ответ озарил его.
        - Могилы…
        - Что? - не расслышала Магдалина.
        - Надгробия. Сколько их здесь было? Тебе не кажется, что их стало больше?
        - Больше?
        Такой вывод не на шутку напугал даже самого Феликса.
        Брат и сестра принялись старательно подсчитывать надгробия.
        - Исходя из того, что всего их было изначально тринадцать, а потом появились новые… сейчас их…
        - Двадцать одна!
        - А должно быть?..
        - Двадцать…
        - Кто на лишней?
        Охваченные страхом и ужасом своего открытия, они принялись изучать надписи на надгробиях. Магдалина судорожно переводила луч света с одного надгробия на другое.
        В один миг она замерла.
        - Феликс…
        - Что?!
        - Нашла…
        Феликс сам подъехал к ней. Это было надгробие у самого края обрыва.
        Когда он остановился рядом с сестрой и посмотрел на надпись, высеченную в камне, то все его тело содрогнулось от ужаса.
        - Срань господня…
        Надпись гласила: «Здесь покоится глава деревни Рапсодия, господин Вольфганг». Дата смерти совпала с этим днем.
        * * *
        На кладбище собрались все, кроме Нарышкиных. Остальные жители деревни наблюдали за тем, как Лир, Влас и Марк копают землю.
        Женщины с трудом сдерживали слезы и подавляли нарастающий страх.
        Все молчали.
        Люди молча дожидались, когда мужчины закончат работу.
        Сейчас слова бесполезны.
        - Нашли, - произнес Влас.
        Мужчины спустились в яму и вывалили оставшуюся часть земли на поверхность.
        Когда они закончили, Лир выпрямился и сказал:
        - Гроб…
        Феликс подъехал ближе к яме, чтобы увидеть деревянный ящик собственными глазами.
        И он там был.
        - Стоит ли это делать? - с ужасом спросила Марфа Васильевна.
        - Иначе мы ничего не узнаем наверняка, - объяснила Василиса и дала команду троим.
        Крышку гроба открыли.
        В ужасе трое застыли на месте.
        В гробу Феликс увидел бледный труп господина Вольфганга, который сжимал свою трость на груди, слово букет цветов.
        Дмитрий и Сабина прижали своих детей к себе, помешав им лицезреть жуткое зрелище. Трое мужчин выбрались из ямы.
        - Это переходит все границы терпимого, - обратилась взволнованная Василиса к Феликсу, - что же нам теперь прикажете делать?
        Феликс впал в смятение.
        Он понимал, что смерть господина Вольфганга - очередная шутка Тьмы.
        Зло набирает силу для последнего удара.
        Василиса испытывающее смотрела на него, ожидая ответа. А Феликс думал лишь о том, что вот-вот начнутся самые важные часы в его жизни, которые определят исход всего.
        Ночь близко.
        От ответа его спас дикий вопль.
        Все замерло.
        Марк Ларин упал на землю, и его тело начало содрогаться в эпилептическом припадке. Изо рта пошла пенистая алая слюна.
        Глава 37
        - Марк! - истошный вопль Сабины потряс Рапсодию.
        Лир и Нестор Аркадьевич, взяв себя в руки, бросились к Марку и прижали его руки и ноги к земле.
        Мужчина дергался и извивался. Глаза его закатывались назад.
        - Папочка!.. - прокричал Денис.
        И все услышали голос Марка:
        - Я… больше… тебе… не служу!..
        «Проклятье!», - Феликс почти догадался, что это значит.
        - Уходи… прочь! - ревел Марк.
        Из глаз Сабины хлынули слезы. Она подскочила к мужу и упала на колени в снег перед ним.
        Двое медиков: Лир и Нестор Аркадьевич - не знали, что им следует делать.
        Но, если бы знали, ничего бы не помогло…
        В следующий миг изо рта Марка вырвался столб черного дыма, который мгновенно преобразовался и обратился черной змеей. Змей раскрыл пасть. Длинный, словно анаконда, он пролетел в воздухе, покинув тело Марка, и исчез в земле.
        Марк перестал трястись. Слюна больше не текла у него изо рта. Глаза закрылись.
        Нестор Аркадьевич проверил тело Марка.
        - Не может быть! - доктор застыл.
        - Что случилось? - выпалил Лир.
        - Трупное окоченение наступило мгновенно… он мертв.
        - Нет! - отчаянно вырвалось у Сабины.
        Она прижала мужа к своей груди и плевать, что алая пена запачкала ей куртку.
        «Марк… не может быть… это был… он», - задумался Феликс.
        - Что это было? - воскликнул Дмитрий.
        И все увидели, как земля содрогнулась. Кажется, под ней этот черный змей полз, покидая кладбище, направляясь в деревню.
        - Это не конец, - понял Феликс, - за ним!
        Все засуетились.
        Жители Рапсодии друг за другом дружно покинули кладбище, вынужденно оставив тело Марка на земле, и вышли на главную площадь деревни, где снег поднимался с земли.
        - Смотрите! - воскликнула Нелли.
        Она указала вперед, где земля поднималась, образуя своеобразный хребет. Черный змей полз прямо под землей в сторону дома Нарышкиных.
        - За ним! - скомандовала Василиса.
        - Ох, нет… - вырвалось у Феликса.
        Прибавив шагу, все они направились к дому Нарышкиных. Змей, что полз под землей, как раз ударился в дверь дома, отчего ее разнесло в щепки - прогремел взрыв.
        Послышался вопль Аделины Аскольдовны.
        - Ох, черт! - не унимался Феликс.
        - Что же будет? - задалась вопросом Магдалина.
        «Битва», - понял все Феликс.
        Он, Магдалина, Василиса, Влас, сестра Мария, Мефодий, Нелли, Лир, Нестор Аркадьевич, Марфа Васильевна, Сабина, Денис, Дмитрий и Софи остановились у разбитой двери дома Нарышкиных.
        Феликс видел в дверном проеме, как Эрнест, опустившись на колени, смотрел в сторону черного облака дыма. Молодой человек закрыл глаза сложил руки, как при молитве и опустил голову в пол.
        - Прошу… не убивай меня… не надо!.. я сделаю все, что хочешь!
        Эрнест ревел:
        - Я хочу жить!
        Никто не понимал смысл происходящего, кроме Феликса. И сейчас последние детали головоломки встали для него на место.
        - Убей мою мать! Убей эту тварь! Пощади меня! Я и так сделал то, что ты велел - дал крем ей! Убей ее, а не меня! Прошу! Я - твой раб.
        У Феликса не было возможности все разглядеть, но он и все остальные услышали отчаянный стон Аделины.
        Черный дым заполнил комнату, а потом резко исчез.
        В мертвой тишине все наблюдали за происходящим.
        - Мама?.. - слабый голос Эрнеста. - Мама… ты как?..
        Демонический голос ответил ему:
        - Убить всех!
        - Мама… о, господи! Господи! Нет!..
        В следующий миг Аделина Аскольдовна появилась в проходе. Она смотрела прямо на Феликса. Магдалина отпрянула назад, откатив кресло.
        Кажется, сквозь бинты на лице, Аделина смотрела на своих противников.
        - Что происходит? - не понимала Марфа Васильевна.
        - Готовьтесь к бою, - приказал Феликс.
        - Все назад! - скомандовала Василиса, перезаряжая пистолет.
        Они отошли.
        Эрнест, весь трясся, он стоял за спиной матери. А потом Аделина Аскольдовна встала на все свои четыре конечности, словно дикий зверь.
        Феликс видел людей с таким заболеванием, когда, будучи взрослыми, они не встали на две ноги и продолжали использовать руки при ходьбе, как дети.
        Смотреть на Аделину, находящуюся в таком положении, было гораздо страшнее. Эта женщина хотела убивать.
        - Не с места! - приказала Василиса Аделине.
        Аделина наклонила голову вправо, как тигр, а потом ответила ей демоническим басом:
        - Уйди с дороги!
        В следующий миг произошло нечто ужасное. Ногти на руках женщины превратились в когти длиной не меньше десяти сантиметров. Они выросли мгновенно!
        - Милость господа… - вырвалось у Марфы Васильевны.
        А потом Аделина этими самыми когтями содрала одним резким движением свои бинты с лица.
        Она отбросила этот белый «тюрбан» в сторону, показав, свое изуродованное окровавленное изъеденное язвами обугленное лицо, на котором не осталось ни одного живого фрагмента.
        Глаза монстра налились кровью.
        Зверь взревел и быстро двинулся с места.
        - Всем разойтись! Быстро! Быстро! - команда Власа.
        Аделина, вернее чудище, в которое ее превратила Тьма, завладев ее телом, передвигалась к ним на четырех конечностях, скребя острыми когтями по деревянному полу и изрыгая красную слюну изо рта.
        Раздались выстрелы.
        Василиса произвела несколько точных выстрелов, которые ранили монстра в лоб и грудь.
        Аделина вывернулась назад и повалилась на спину.
        Феликс грозно посмотрел на Эрнеста, который трясся, стоя в комнате.
        - Что это там?! - выкрикнула Софи, указывая в сторону тропы, ведущей к пляжу.
        Все отвлеклись.
        Во мраке ночи к ним действительно что-то приближалось.
        Кошки.
        Стая черных кошек.
        Мертвых кошек.
        Облезлая шерсть спадала на обнаженные кости. Обугленная кожа и израненные окровавленные кошачьи тела. Глаза всех горели желтым.
        Армия мертвых кошек приближалась.
        - Что за черт?! - выкрикнул Лир.
        - Нужно вооружиться! - скомандовал Феликс. - Поздно все объяснять! Сейчас нужно драться!
        Влас успел проникнуть в дом покойного Степана Степановича и достать двустволку с патронами. Камни, палки, зонтики, ножи с кухни Степана Степановича - все, что оказалось рядом они взяли в руки, чтобы вооружиться.
        Магда сжимала лопату, а у Феликса были вилы.
        - Там еще! - воскликнул Дмитрий.
        Все посмотрели в сторону Тисового леса. Из него действительно бежала стая диких кошек. А во главе… бежал Цезарь.
        - Это свои! - обрадовался Феликс.
        - Свои? - не поняла Василиса.
        - Поверьте мне! Они нам помогут!
        - Там же Цезарь! - воскликнул Денис.
        Две кошачьи армии направлялись к ним. Что-то зашипело рядом.
        Монстр не умер. Аделина встала на «лапы».
        - Проклятье! - выкрикнула Василиса и перезарядила пистолет.
        Снег поднимался в воздух облаками, словно песок в пустыни. Ожившие мертвые кошки - создания Тьмы, призванные, чтобы дать своему хозяину больше сил.
        - Время пришло, - произнес Феликс, - в бой!
        Началось сражение.
        Две кошачьи армии столкнулись. Смешались палки, камни, вилы, снег, пули и кошки…
        Жители Рапсодии вместе с армией диких кошек, предводителем которой стал Цезарь, сражались с тучей оживших кошачьих трупов.
        Противник прыгнул в сторону Феликса, и он выставил вперед вилы, насадив на них мертвое кошачье тельце. Каждый сажался тем, что успел схватить в доме Степана Степановича. Нелли с толстой палкой в руках защищала своего отца. Дмитрий с мотыгой прикрывал Софи. Сабина бросала камни, защищая сына. Нестор Аркадьевич и Лир вооружились ломами, чтобы не дать в обиду самую важную женщину в их жизни - Марфу Васильевну. Сестра Мария, сжимая зонт, отмахивалась от нападающих. Влас отстреливал ожившие трупы из двуствольного ружья.
        Дикие кошки сцепились со своими противниками в неистовой схватке. Цезарь рвал и метел. Своими большими лапами он отбрасывал противников на право и на лево. Деревню заполнили бесконечные яростные «мяу».
        На белый снег брызгала кошачья кровь.
        Мертвые кошки были одержимы. Они не заботились о своих жизнях. Они стремились к одной цели - наброситься, исцарапать, покусать и убить.
        Тьма вступила с ними в открытое противостояние.
        Монстр Аделины Нарышкиной встал на две ноги и взревел. Одни рывком он приблизился к Лиры, который тут же отмахнулся от нее ломом, осадив чудовище по голове.
        Брызнула кровь.
        Но Аделина жива.
        Вопя от боли и размахивая когтями, она встретила два выстрела Власа и эффектно увернулась от них.
        - Гадкая тварь! - взревел Влас.
        Опасный противник - самый опасный из всех в этой битве, сделал свой следующий шаг, страшный шаг…
        Аделина, обнажив когти, прыгнула в воздух. Пролетев над полем битвы, в которое превратилась вся Рапсодия, она приземлилась прямо перед Марфой Васильевной.
        Женщина в ужасе закричала и сделала шаг назад, споткнулась и упала.
        - Мама! - рвался к ней Лир.
        На помощь жене пришел Нестор Аркадьевич.
        - Отправляйся в Ад, жуткая бестия!
        Он огрел Аделину ломом по шее.
        Та, будто не почувствовав боли, развернулась к врагу и зарычала.
        - Отец! - вопль Лира.
        Мгновение… и пасть Аделины, широко раскрывшись, кусает Нестора Аркадьевича в лицо. Ее острые когти впиваются в его тело, в грудь, пронзая кожу между ребер.
        - Нет! - стон Марфы Васильевны.
        Рука Нестора Аркадьевича отлетела в сторону. Пальцы второй Аделина сжимала во рту. Окровавленный, мужчина в белом халате упал в снег.
        Феликс не мог поверить в то, что Нестора Аркадьевича, человека, который так много сделал для этой деревни, больше нет.
        Лир появился прямо перед монстром. Охваченный яростью, он со слезами на глазах принялся отчаянно колотить своим оружием Аделину.
        Хрустнули кости. Брызнула кровь. Аделина упала в снег. Лир стоял над ней и бил ломом ее по голове.
        - Лир! Хватит! - выкрикнула Марфа Васильевна, не в силах двинуться с места.
        Но сын не слушал.
        Он мстил за отца.
        Потом со спины к нему подбежал Влас и оттащил Лира назад от окровавленного чудища, лежащего на земле.
        Лир истошно вопил.
        Рядом появилась Василиса, которая возвысившись над монстром Аделины, произвела три точных выстрела в голову, отчего череп раскололся.
        - Их так много! - сражалась с кошками сестра Мария.
        Битва не прекращалась.
        Армия мертвых кошек не думала редеть.
        Поле битвы расширилось до границ всех деревни.
        Дмитрий и Сабина хотели отправить детей в дом, чтобы они спрятались, но Софи и Денис не думали оставлять своих родителей. Дети отыскали прочные деревянные палки и присоединились к взрослым - начали сражаться с обезумевшими кошками.
        На улице появился Эрнест.
        Он держал в руке кухонный нож.
        Словно убийца-маньяк-психопат, он пинал ногами кошек в разные стороны. А потом они набросились на него дикой стаей.
        Кошки отчаянно ревели и царапали противника. В битву с Эрнестом вступил Цезарь, который помогал своим собратьям атаковать приспешника Тьмы.
        Эрнест не кричал, не вопил. Он не думал умирать.
        Кто-то мог подумать, что это его конец, но нет… Ему удалось подняться на ноги и отбиться от кошек, атаковавших его.
        Израненный, покрытый кровавыми царапинами, он пнул Цезаря в бок. Феликс, увидев, как был ранен его друг, пришел в ярость.
        К счастью, Цезарю удалось собраться с силами и вернуться в битву с армией противника.
        - Я тебя убью, - произнес холодно Эрнест, обратив свой взор в сторону Феликса.
        Феликс ждал, когда его враг подойдет ближе, чтобы нанести удар. Обоими руками он крепко сжимал вилы.
        Эрнест остановился и замахнулся ножом.
        «Черта с два! У меня нет возможности отъехать…», - осознал страшное Феликс.
        Но позади Эрнеста оказалась Нелли. Девушка ударила обидчика по голове, и Эрнест едва устоял на ногах, но ее удар оказался недостаточно сильным. То привело противника в бешенство.
        Не думая останавливаться и даже обращать внимание на окружающих, Эрнест издал боевой клич и побеждал с ножом прямо на Феликса.
        На пути у него встала Магдалина. Вдвоем они сцепились в схватке. Эрнест схватился руками за лопату, пытаясь ранить противника ножом. Магдалина отчаянно сражалась, защищая брата.
        Но ее сил не хватило. В итоге Эрнест отбросил Магдалину в снег и побежал в сторону своего заклятого врага - Феликса Альбина.
        «Он совсем обезумел!», - понял Феликс.
        Он выставил вилы перед собой. Мгновение… и четыре острых прутьев пронзили тело Эрнеста насквозь. Он повис на вилах, словно мясо на шампуре.
        Но остался жив.
        Размахивая ножом из последних сил, Эрнест кашлял кровью прямо Феликсу в лицо.
        Феликс уже собрался что-то предпринять, чтобы окончательно разделаться с противником, но внезапно голова Эрнеста слетела с плеч - брызнули алые капли.
        Перед Феликсом оказалась его сестра. Магдалина, смахнув непослушный локон волос с глаз, сжимала в руках окровавленную штыковую лопату.
        - Спасибо, - отблагодарил брат сестру, снимая с вил тело поверженного врага.
        - Всегда пожалуйста!
        Битва продолжилась. После смерти Эрнеста она постепенно подходила к концу.
        Феликс видел, как приближается их победа над армией восставших мертвецов.
        - Сделаем это! - обрадовался Влас, почувствовав вкус победы.
        Друзья вместе добили остатки вражеской армии вместе со своими союзниками - диким кошками.
        Феликс поймал себя на мысли, что без помощи Цезаря они бы не справились.
        Василиса произвела последний выстрел, который поверг оставшегося противника.
        Повисла долгожданная тишина.
        - Победили? - спросил Дмитрий.
        - Кажется, да, - осмотрелась сестра Мария вокруг.
        Вся улица была усыпана кошачьими трупами и залита алой кровью.
        - Нестор… - со слезами Марфа Васильевна склонилась над останками любимого мужа.
        - Мне очень жаль, - Магдалина обняла Лира.
        - Все целы? - громко спросила Василиса.
        Произвели перекличку. Никто не погиб.
        Пострадавшие отделались лишь царапинами от кошачьих когтей - не смертельно.
        - Иди ко мне, - Сабина прижала к себе Дениса.
        - Софи, ты как?
        - Я в порядке.
        Дмитрия взял Софи к себе на руки.
        - И что это было? - обратилась Василиса к Феликсу. - Думаю, теперь можно все объяснить.
        Но Феликс знал, что дело еще не закончено.
        Он не знал, что отвечать.
        Но ему и не пришлось…
        * * *
        Дзинь-дзинь.
        Черное небо озарили разноцветные блики.
        Дзинь-дзинь.
        Первые серебряные звезды падали на землю, обращаясь в белые облачка, растворяясь в воздухе.
        Феликс осмотрелся - все замерли.
        Все они, его друзья, жители Рапсодии, а теперь еще и товарищи по оружию, остолбенели в мгновение ока.
        - Магда! Лир! Что с вами?
        Все замерло, оставшись на своих местах. И только звезды яркими красками падали на снег.
        - Феликс?! - голос Нелли.
        - Нелли!
        - Что происходит?
        Она оказалась в десяти шагах от него.
        - Что с ними случилось? - она прикоснулась к руке своего отца, который замер, как и все, словно статуя.
        - Не знаю…
        Нелли осмотрелась. Она тоже видела звездопад.
        - Феликс!
        Она уже направилась в его сторону, как вдруг за ее спиной в воздухе появилась черная щель.
        Именно такую черную дыру в пространстве Феликс видел в своих кошмарах.
        - Нелли!
        - Феликс!
        Из портала вылезли черные костяные руки, которые схватили Нелли и потащили ее в дыру.
        - Я спасу тебя!
        Ночь. Звездопад. Его ноги должны пойти!
        Феликс попытался встать с кресла, но… внезапно какая-то черная вспышка поразила его ноги, и он упал.
        - Нет…
        «Почему они не идут?», - с ужасом подумал Феликс.
        А костяные руки тем временем тянули Нелли в черную щель, истончающую густой темный дым.
        Тьма.
        - Феликс! Помоги мне!
        Она молит о помощи. Она просит о спасении.
        А он… он лежит?
        - Держись!
        Феликс полз.
        И с каждым его новым движением боль в ногах становилась сильнее.
        - Нелли, я спасу тебя!
        - Феликс!
        Все ее тело затягивало в дыру. В этом мире осталась лишь ее голова и одна рука.
        Феликс отчаянно полз вперед, преодолевая жгучую боль в ногах.
        Он уже рядом… он уже тянет руку вверх, чтобы помочь любимой…
        - Феликс!..
        И Тьма забирает ее.
        Нелли исчезает в черном портале, и щель сжимается и исчезает.
        Ее нет. Ничего нет.
        Он один в этом дурацком мире.
        Боль вернулась в ноги с новой силой.
        - Это все Тьма… прочь! Оставь меня!
        Феликс бросил все свое существо на борьбу с Тьмой в своих ногах. Именно она помешала ему спасти Нелли. Это все она!
        - Я сильнее тебя! - произнес он, сжимая челюсть. - Убирайся!
        Он не знал точно, что делает, но это сработало.
        Черный дым вырвался из его ног и стрелой улетел в сторону маяка.
        Боль ушла.
        Феликс мог встать на ноги.
        - Что это значит?
        Он осмотрелся: звезды падали на землю (дзинь-дзинь), все вокруг по-прежнему не шевелились. Будто время для них остановилось.
        - Время пришло.
        Цезарь оказался рядом.
        - А ты почему не замер? - уставился на кота Феликс.
        - А ты бы предпочел, чтобы это случилось?
        - Нет…
        - Тогда за дело.
        Феликс знал, какое у него есть дело.
        - Я не могу оставить их там. Нелли… Офелия… они во власти Тьмы… Исчезающий этаж. Он появился?
        - Разумеется. Если начался звездопад…
        - Я должен отправиться туда!
        Феликс уже рванулся с места, но Цезарь схватил его за брюки.
        - Чего?
        - Ты забыл, о чем я тебя просил? Дверь…
        - Должна быть закрыта… знаю! Но я не могу все так оставить! Это неправильно!
        - Ты же понимаешь, что в случае твоего поражения Тьма заполнит этот мир. Все исчезнет. Эта ночь - последняя, когда ее можно остановить.
        - И я это сделаю!
        Цезарь не стал препятствовать ему.
        - И как же? - поинтересовался кот. - Как ты намерен сражаться с Тьмой?
        - Возьму это!
        Феликс выхватил из рук Власа двустволку.
        - Застрелишь ее? Не смеши… Ты забыл, что такое Тьма? Пули и ножи ее не остановят. Так Мрак не одолеть.
        - Но должно же быть хоть что-то!
        - Хм…
        И Феликса осенило:
        - Фонарь… я возьму свой фонарик!
        Феликс нащупал в кармане курки свой фонарик.
        - Другое дело, - улыбнулся Цезарь, - к сожалению, это твое единственное оружие. Больше не будет.
        - Понял. Тогда вперед?
        * * *
        Дверь с номером «11».
        Исчезающий этаж существует.
        И Феликс Альбин как раз стоит перед входом в логово Тьмы.
        - У тебя есть только один шанс, Феликс, - произнес Цезарь, - я говорил тебе держать дверь закрытой.
        - Но ты также прекрасно знаешь, почему я не могу этого сделать. Я закончу все это. Я верну Нелли и Офелию и запру Тьму там еще на тысячу лет!
        - Ткань между мирами истончается… я это чувствую. Тьма рвется наружу. Не открывай дверь слишком широко.
        Феликс серьезно кивнул в ответ.
        - А ты? - обратился он к коту.
        - Я останусь здесь и буду ждать тебя. Надеюсь, ты не потерял головы на плечах и сам знаешь, что делаешь.
        - Ты не думаешь меня останавливать?
        - Хотелось бы… да вот только понимаю, что это бесполезно. К тому же я сам выбрал тебя для такой миссии… все идет согласно сценарию.
        Феликс нахмурился.
        - Никого нет… остался только я один… и Тьма…
        - Так и должно быть. Всегда находится один храбрец, который будет держать дверь закрытой. В этот раз храбрец поступит иначе…
        - Я всегда отличался оригинальностью.
        - Разумеется.
        Феликс проверил работает ли фонарик. Работал.
        - Время пришло, да? - обратился он к Цезарю который сидел рядом.
        - Да… долго же мы ждали…
        - Славная была битва.
        - Настоящая битва впереди.
        И Феликс отдавал себе в этом отчет.
        - Ну, я пошел?
        - В такой ситуации даже удачи пожелать стыдно… Я сделал правильный выбор. Ты оказался сильнее, чем я думал.
        - Ты ведь не просто кот, верно?
        Но Цезарь не ответил, будто не услышал вопроса.
        - Сделай все быстро и возвращайся. Я буду сдерживать натиск Тьмы, как только смогу.
        - Спасибо тебе, - ответил коту Феликс.
        - Давай же! Ступай!
        Феликс повернулся лицом к двери, еще раз взглянул на номер одиннадцать, включил фонарик, открыл дверь и шагнул во мрак.
        Глава 38
        Кровь.
        «Вот, что это за запах», - принюхался Феликс.
        Алый океан окутал черный остров. Красные волны ударялись о скалы, обращаясь в розовую пену. Густая кровь шипела и брызгала в разные стороны, выходя из берегов.
        Черное небо озаряли зеленые вспышки молний.
        Эта Вселенная принадлежала Тьме.
        Феликс включил фонарик и сделал несколько осторожных шагов, спускаясь по ступенькам на землю. Влажная и черная, земля немного проваливалась у него под ногами.
        Впереди виднелась Рапсодия. Темная Рапсодия.
        Он направил фонарик вперед и заметил, как на домик, где они жили с Магдалиной (вернее, его двойник), приземлилась огромная черная чайка, крылья которой покрыты вороньей шерстью. Схватившись огромными когтями за крышку домика, несколько досок проломились под ней. Помесь чайки и вороны имена горящие красные глаза и три крыла… третье росло прямо из позвоночника.
        Расправив крылья, ужасная гигантская птица издала жуткий вопль.
        - Здесь все во власти Мрака…
        Его настигла жуткая мысль: «Все это время Денис и Офелия были здесь. Какой кошмар! Но сейчас сюда попала и Нелли… Я должен ее спасти!».
        Собравшись с силами, Феликс бросился бежать. Свет фонарика освещал ему путь. К его ногам тянулись черные корни, растущие прямо в скалах. Но, стоило свету фонарика упасть на них, как эти растения, словно щупальца осьминога, отступали в тень.
        - Работает! Цезарь был прав.
        Страх. Все здесь было овеяно им.
        Но страха Феликс не чувствовал.
        Он бежал все дальше и дальше, к деревне, где его ждут друзья. Сейчас только он один во всем мире может помешать тому, чтобы остальной мир, его мир, стал похожим на этот, черный, кровавый, страшный.
        Сверкнула зеленая вспышка, и Феликс оказался в деревне.
        Осмотревшись, он увидел, как телефонная будка была окутана паутиной. Серые нити тянулись от двойника домов Власа и Алмазовых, перекрывая путь к бару. В будке, обтянутой паутиной, он увидел ее…
        - Нелли!
        Но она не слышала его. Девушка сидела, запершись в этой будке, и дрожала.
        Феликс бежит к ней.
        - Нелли! Это я! Я спасу тебя!
        Нелли пошевельнулась. Кажется, она услышала его голос. Девушка повернула голову и увидела его.
        - Феликс, осторожно! - вскрикнула она, встав на ноги.
        Стоило Феликсу приблизиться к паутине, как он увидел огромную черную паучиху, появившейся на паутине.
        Черная, с лохматым брюхом и кривыми лапами, паучиха взревела и плюнула в него серыми нитями. Сделав кувырок в сторону, Феликс избежал удара.
        «Это все Тьма, ее проявления», - понимал Феликс.
        Нелли в ужасе вскрикнула, закрыв лицо.
        Паутина, окутавшая телефонную будку, не давала ей открыть дверь и выбраться. Это было ее убежище, ставшее для нее пленом.
        Феликс бросил короткий взгляд на врага. Гигантский паук сполз на землю и направился к нему.
        Он выставил вперед фонарик. Свет, упав на лапы, заставил их мгновенно воспламениться. Пошел дым.
        Паучиха взревела и повалилась на землю.
        Феликс, преодолевая свою брезгливость (он всегда недолюбливал гадких насекомых), подбежал к пауку и направил луч фонарика прямо в пасть чудищу.
        Охваченный пламенем монстр, постепенно обращался в пепел прямо на глазах у Феликса и Нелли.
        - Получилось…
        Сам в то не веря, Феликс обнаружил, что смог победить паука.
        - Нелли!
        Он подбежал к паутине, и свет фонарика прожег ее насквозь. Прижавшись к двери будки, Нелли с нетерпением ждала, когда ее спасут.
        - Скорее! - поторопила она его. - Это только начало!
        И Феликс это понимал.
        Он уже прожигал светом фонарика пучок паутины, которым была обмотана дверь кабинки. Вскоре Нелли была свободна.
        - Феликс!
        Она обняла его.
        - Ты пришел за мной…
        Как же ему хотелось прижать ее к себе и не отпускать!
        - Спасибо… спасибо тебе…
        В этот раз Нелли не сдержала свой порыв чувств и одарила своего героя страстным быстрым поцелуем.
        - Где Офелия? - вернулся Феликс к делу.
        Нелли посмотрела в сторону бара «На краю обрыва», табличка с названием которого прогнила до основания.
        - Там…
        Феликс взял девушку за руку и скомандовал.
        - Тогда бежим!
        Победа над огромным пауком подарила Феликсу уверенность в своей победе. Его крылья расправились, и он был готов действовать дальше.
        - Спасем Офелию и уходим отсюда!
        - Чудесный план!
        Не теряя ни минуты, они подбежали к бару, и Феликс резко открыл дверь.
        Светлое помещение. Аккуратно расставленные столики. Мирная тихая обстановка, словно это был прекрасный мир мечты. Все бы то ничего, но в углу, прижав ноги к груди и обхватив колени руками, сжавшись, сидела светлая девочка.
        Офелия.
        «Я видел ее только в идеальном мире за дверью на первом этаже маяка», - поймал себя на мысли Феликс.
        Девочка, одетая в синее платье, увидев двоих, быстро произнесла:
        - Это ловушка.
        Свет мгновенно погас. Стены начали содрогаться. Несколько чашек и тарелок упали с полок и разбились.
        - Мы спасем тебя! - Феликс сделал рывок в сторону Офелии.
        Но вдруг в воздухе перед ним появились кухонные ножи. Три лезвия повисли над полом на уровне его лица.
        - Вот черт…
        Ножи полетели в его сторону. Феликс быстро прыгнул на пол, свалив вместе с собой Нелли.
        Ножи врезались в стену.
        Все тряслось. Свет моргал.
        - Нужно уходить, - сказал Феликс девочки, - мы пришли за тобой.
        Офелия, осматриваясь по сторонам, осторожно встала и прижалась спиной к спине.
        Феликс и Нелли тоже поспешили встать на ноги.
        - Идем! - Нелли протянула руку Офелии.
        И внезапно один стол перевернулся, прокатился по полу и прижал собой Офелию к стене, отрезав ей пути к отступлению.
        Девочка оказалась зажата в углу комнаты.
        - Будь осторожна, - бросил Феликс Нелли, а сам отправился на выручку девочки.
        - Осторожно!
        Ему пришлось сделать всего один шаг вперед, и стая вилок и ножей взлетала в воздух. Словно стрелы, столовые приборы нацелились на него.
        Пригнувшись, он прыгнул и пролетел над полом. Вилки и ножи пролетели у него над головой, но не задели.
        Нелли ахнула.
        Феликс надеялся, что она останется на месте и дождется их у двери, ведь, если она надумает помочь ему, то Тьма нападет и на нее.
        - Оставайся там! - это относилось как к Нелли, так и к Офелии.
        Девочка уже не дрожала. Тяжело дыша, она наблюдала за действиями своего спасителя.
        Два стула, повисли над полом. Один начал крутиться, а второй летать в воздухе, словно им отчаянно размахивал человек-невидимка.
        «Еще никогда мне не приходилось драться с мебелью», - поймал себя на мысли Феликс.
        Направив свет фонарика в сторону стула, который вращался в воздухе, Феликс добился его мгновенного возгорания. Что до второго, то в схватке с ним Феликсу пришлось сначала отступить назад, а потом пригнуться.
        Стул полетел ему за спину. Быстров выпрямившись, Феликсу ногой отбросил стул в сторону, и тот вылетел в окно, разбив его вдребезги.
        Феликс продвигался в сторону Офелии. Идти уверенно и прямо ему мешал пол, который начал раскачиваться из стороны в сторону, словно они находились в тесном трюме корабля.
        Гнилые доски больше не хотели лежать смирно и начали безумно изгибаться, открепляясь от своих собратьев. Три таких непослушных доски, взлетели в воздух и неестественно выгнулись, словно змеи.
        Феликс схватил одну такую доску и ударил ей другую. Та отлетела в стену и разбилась на осколки, как стекло. Другая доска выпрямилась, словно меч, и принялась делать пасы в сторону Феликса.
        Несколько раз уклонившись от ударов, Феликс направил на нее фонарик, и доска воспламенилась, скрючилась и рассыпалась в пепел.
        Последняя, что он держал в руке, начала одержимо изгибаться, пытаясь вырваться на волю. С силой Феликс ударил ею о пол, и та рассыпалась в черный песок.
        Путь свободен. Феликс подбежал к столу, что прижал своими ножками к стене Офелию и грозно отодвинул его в сторону. Тьма уже не контролировала этот стол.
        - Иди ко мне, малышка, мы сейчас все уйдет отсюда, - сказал Феликс Офелии.
        Он протянул ей руку, и она со слезами на глазах уверенно шагнула вперед.
        - Вот так, молодец…
        Нелли улыбнулась от радости, что Офелия спасена.
        Феликс взял Офелию на руки и прижал ее к себе. Развернувшись лицом к Нелли, он заметил другое…
        Осколки разбитого окна поднялись в воздух. Они образовали собой густую убийственную колющую массу, которая была готова полететь к нему, словно пчелиный рой.
        - О, нет…
        Все что успел сделать Феликс в тот миг, так это выставить фонарик вперед и закрыть глаза.
        Он приготовился к удару, но… ничего не произошло.
        Открыв глаза, он обнаружил, что свет фонарика спас его, образовав собой непробиваемый щит света, при столкновении с которым осколки битого стекла превращались в серебристый песок.
        - Полезная вещь, - сказал Феликс про фонарик, - не стоит такое недооценивать…
        Опасность миновала, и Феликс со всех ног бросился к Нелли, которая уже открыла дверь бара, чтобы они вместе смогли покинуть это место.
        - Ох, как же я испугалась! - прокомментировала Нелли свое состояние.
        Трое вышли на улицу, где царил Мрак.
        Феликс поставил Офелию на землю.
        - Что дальше? - спросила девочка, держа его за руку.
        - Нам остается добраться до маяка, и мы спасены, - ответил Феликс.
        - Тогда не будем медлить!
        Они спустились по склону на улицу деревни и спешно направились прямо в сторону Тисового леса, где справа был поворот на маяк.
        Но вдруг в семи метрах от них собралась Тьма.
        Черные нити возникли прямо в воздухе и начали сплетаться в пространстве, образовывая бесформенную фигуру.
        Трое замерли.
        Со временем, когда черных лент стало больше, фигура начала обретать все более четкие формы и обличия.
        А потом… Тьма рассеялась, и в ней перед ними появился клоун…
        Черный клоун.
        Тот самый кошмар Феликса.
        Высокий и тощий, с окровавленными клыками, бледным лицом, черным гримом красными глазами из которых текли вишневые струйки, бледные пальцы с уродливыми черными ногтями, длинные прямые волосы, вымазанные в крови.
        Именно в этом обличии Тьма в первый раз явилась перед ним. Еще тогда, ночью в цирке.
        Его первое дело…
        - Вот мы и встретились, Феликс Альбин! - произнес мерзкий писклявый голос.
        Феликс с силой сжал фонарик в руке и хрупкую ладошку Офелии, будто выпрашивая у маленькой девочки спасения.
        - Скучал по мне, Фили? - поинтересовался клоун.
        «Фили… так меня еще никто не называл!», - гневно подумал Феликс.
        - Пришел на мою вечеринку, да? Ах… идея! Давай закатим вечеринку в твоем мирке! Что ты на это скажешь?!
        Феликс понял для себя, что Тьма играет с ним. Она боится его так же, как и… он не боится ее!
        - Убирайся с дороги, тварь! - рявкнул Феликс и выставил фонарик вперед.
        Но стоило лучу света устремиться в сторону клоуна, как тот тут же рассыпался в черный песок, а потом собрался в новом месте неподалеку.
        - Тебе меня не одолеть, - клоун расхаживал из стороны в сторону, спрятав руки за спину.
        - Я не боюсь тебя, - процедил Феликс, - это же все ты… ты убил моих родителей. Ты причинил боль тем людям. Ты сделал из меня инвалида!
        Нелли вздохнула.
        Черный клоун задумчиво опустил взгляд на ноги Феликса.
        - Правда? - переспросил клоун. - Надо же…
        - Зачем ты все это делаешь? Оставь нас в покое! - рычал Феликс.
        - Зачем я это делаю?.. Знаешь, Феликс, почему я выбрал тебя?
        Феликс застыл.
        Он совершенно забыл о том, что Тьма - энергия, обладающая уникальными свойствами. Все больше и больше Мрак становился для него чем-то одушевленным и даже человечным.
        Он ждал ответа.
        - Феликс Альбин, - выпрямился черный клоун, - ты - моя страсть!
        И в вытянутой руке клоуна появился пистолет.
        Феликс интуитивно спрятал Офелию у себя за спиной.
        - Останься! И я подарю тебе этот мир!
        - Я не торгуюсь с такими, как ты!
        - Очень… жаль…
        Он смотрел прямо в его красные глаза. Клоун показывал всем своим видом, что готов стрелять.
        - Нелли, прости…
        - Нет!.. - отчаянный вздох девушки.
        Клоун добавил:
        - Из нас бы вышли замечательные… партнеры…
        Феликс с ужасом осознал, что для него нет спасения.
        Раздался выстрел.
        Феликс в то же мгновение закрыл глаза и приготовился почувствовать жаркую боль в груди.
        Но…
        Ничего. Опять ничего!
        Он открыл глаза и увидел лишь струйку дыма, поднимающуюся от дула пистолета.
        «Нет патронов?», - тупо подумал Феликс.
        - Упс… - задумался клоун, - кажется, я зарядить забыл…
        Это шанс.
        Феликс, издав боевой клич, понесся прямо на врага.
        - Феликс! - крик Нелли за спиной.
        Клоун нервно засмеялся.
        Феликс преодолел расстояние, отделяющее его и клоуна, очень быстро, но не тут-то было! Внезапно перед ним появилось сразу пять клоунов.
        «Он сделал свои копии!», - ужаснулся Феликс.
        Отряд черных убийц улыбался и смеялся.
        - Я тебя уничтожу! - проревел Феликс.
        Он уже был готов направить свет фонарика на одного из них, но вдруг его схватили за горло.
        Черный клоун, сжимая его шею костяными пальцами, дико улыбался, а его красные глаза хищно сверкали.
        - Умри, умри, умри… - повторял он.
        Феликс чувствовал, что начинает терять сознание. Его фонарик выпал из рук, а сам он повалился на землю.
        Внезапно клоун оказался сверху на нем.
        - Сейчас ты сдохнешь! - пропищал враг.
        И Феликс с ужасом вспомнил ту ночь, когда именно так этот самый клоун запрыгнул к нему в инвалидное кресло в цирке и принялся душить, приговаривая эту фразу.
        - Сдохнешь! Сдохнешь! Сдохнешь!
        Феликс чувствовал на себе дыхание самой смерти.
        Жуткое лицо приблизилось к нему почти вплотную. Как в кошмарном сне, губы клоуна оказались у самых его губ.
        - Мы могли бы быть вместе…
        Тьма накрывала его, окутывала и захватывала…
        «Это конец», - печально подумал Феликс пред мигом верной смерти.
        А потом он услышал дикий вопль.
        Он почувствовал запах гари, и враг мгновенно отпустил его и упал на землю, охваченный пламенем.
        Феликс увидел Нелли, которая размахивала фонариком, словно рапирой, переводя луч света с одного клоуна на другого.
        Копии жуткого образа, охваченные голубым огнем, осыпались в пепел прямо на глазах у Феликса.
        Он потрогал свою шею, на которой почувствовал легкое жжение, но это было пустяком.
        - Нелли!
        Феликс смог встать на ноги, чтобы подойти к ней и обнять, отблагодарив за чудесное спасение.
        - Ты спасла меня!
        Все образы кровавого клоуна исчезли раз и навсегда.
        - Иначе быть не могло, - ответила Нелли.
        Феликс вздрогнул - Офелия взяла его за руку.
        - Нам пора, - сказала она.
        И тот же миг зеленая молния ударила в здание бара. Дом мгновенно охватило жгучее изумрудное пламя.
        Земля под ногами содрогнулась.
        И черная пернатая чайка с тремя крыльями вспорхнула в небо.
        - Бежим! - скомандовала Нелли.
        Феликс понял, что сейчас они вступят в гонку со временем. Все решает скорость.
        А потому он взял Офелию к себе на руки, прижав ее к телу. Ее ножки обхватили его за пояс. Нелли вручила девочке фонарик и сказала:
        - Используй это.
        Офелия кивнула в ответ.
        Она сжала фонарик и направила луч вперед, прикрывая своего спасителя со спины.
        - Вперед! - Феликс и Нелли обменялись краткими взглядами.
        И они побежали.
        Земля лопалась и трескалась у них под ногами. Зеленый столб пламени гнался за ними по пятам.
        Феликс обеими руками прижимал к себе девочку, которая оказалась единственной из всех троих, что видела происходящее сзади.
        Черная огромная птица пронеслась у них над головами и исчезла. Вернее, она рассыпалась на стаю черных чаек. Густая туча птиц гналась за ними.
        Они ускорили темп.
        Остров, который состоял из энергии Тьмы, начал саморазрушение. Земля, дома, фонари, деревья - все обращалось в густую черную массу, которая, словно снежная лавина, гналась за ними, шипя и изрыгая языки зеленого демонического пламени.
        Дыхание учащалось. Сердце колотилось, готовое вырваться из груди.
        Феликс бежал так, как никогда не бежал до этого.
        - Сворачиваем!
        Они завернули направо, покинули Рапсодию и оказались на тропе, которая вела прямо к маяку.
        Феликс обхватил малышку Офелию одной левой, а правой рукой сжал ладонь Нелли, подгоняя ее. Девушке было тяжело бежать так же быстро, как он, но ради спасения жизни она готова делать это, бросив для дела все свои силы.
        Деревня исчезла. Остров исчез.
        Осталась лишь одна тропа, ведущая к маяку и черная лавина…
        Птицы смешались друг с другом, скомкавшись в нечто бесформенное и слились с общей массой.
        Густая черная омерзительная масса, образовавшая огромную волну, мстительно гналась за ними, пересекая кровавый океан.
        Темное небо резали зеленые молнии.
        Густая масса горела, хлюпала и двигалась, будто из заточения в ней кто-то хотел вырваться. Каждая ее часть в отдельности хотела поспеть вперед другой.
        Омерзительная субстанция настигала их.
        Это была Тьма. Чистый Мрак, который собрал все свои силы, чтобы воспользоваться своим последним шансом выбраться на волю в это тысячелетие.
        - Быстрее!
        Офелия видела эту черную мерзкую волну. Она прикрывала своих спасителей светом фонарика, который пусть и немного, но все равно отсрочивал приближение Тьмы и замедлял ее скорость.
        Мокрые волосы Нелли развивались в разные стороны. Держась за последние силы, она не сдавалась.
        Она продолжала бежать.
        Конечно, Феликсу было бы бежать легче без груза, но они не могли бросить Офелию, а девочка бежала бы слишком медленно. Это единственное верное решение, которое они приняли.
        Сверкали молнии.
        Шипело кровавое море.
        Брызгали волны.
        Тьма гналась за ними…
        Они спустились по небольшому склону, и до маяка оставалось меньше пятнадцати метров.
        - Мы спасены! - обрадовалась Нелли. - Спасены!
        - Да!
        Но Феликс мучился над вопросом: «Сколько времени у нас займет открытие двери? Успеем ли мы?»
        «Конечно, успеем! Обязаны успеть!», - убедил себя он.
        - Тьма догоняет! - крикнула Офелия.
        Ревущее черное месиво было уже близко.
        Маяк…
        Дверь на расстоянии вытянутой руки…
        - Давай же!
        Нелли открывает дверь.
        - Скорее! - кричит она.
        Одним прыжком Феликс преодолевает все ступеньки на пути к двери.
        Тьма ревет. Она рядом. Вот-вот…
        Секунда другая, перешли за порог…
        Из густой Тьмы вырывается белая кисть с окровавленными черными пальцами, проникает в узкую щель…
        И дверь закрывается.
        Глава 39
        Феликс почувствовал своими руками холодные камни, спиной к которым он прижался, когда захлопнул дверь. Дело в том, что двери как таковой за его спиной уже не было - только голая стена.
        - Эта тварь все-таки прорвалась сюда! - заверезжал Цезарь.
        Феликс опустил взгляд вниз и увидел, как кот вцепился острыми клыками в кисть руки клоуна, которая ползала по деревянной доске.
        - Не дайте ей уйти! - Цезарь держал лапами пальцы.
        - Сейчас!
        Воскликнув это, Офелия зажгла фонарик и направила луч света на кисть руки.
        Белая кожа мгновенно задымилась, блеснули искры, и кисть начала сгорать зеленым пламенем. В итоге от нее осталась лишь горстка пепла.
        - Вот так! - победно воскликнул Цезарь. - Молодчина! Так ее!..
        - Мы справились, - выдохнула Нелли.
        Девушка развернулась к Феликсу, который все еще стоял у стены.
        - Ты спас нас, Феликс! Ты… ты сделал это!
        Только сейчас он сам в полной мере осознал, что все закончилась. Нелли крепко обняла его.
        - Да, да, хорошая работа, Феликс, - сказал Цезарь, - но теперь вы все!.. Никому ни слова, что я говорю! Ясно вам?
        Трое серьезно кивнули.
        - Я так скучала! - воскликнула Офелия и взяла кота на руки.
        - Эй-эй! Поставь на место! Ну, ладно… я тоже рад твоему возвращению…
        Нелли весело засмеялась.
        - Идем! - скомандовала она. - Остальные, наверное, уже заждались нас.
        Они направились вниз. Так оказалось, что они находились между десятым и двенадцатым этажами.
        Покинув маяк, Феликс обнаружил, что наступило утро.
        - День? - он озадаченно посмотрел на Цезаря.
        - А ты как думал? - обратился к нему кот. - Вас всю ночь не было!
        - Всю ночь?!.
        Офелия отпустила кота на землю, и Цезарь пробежал немного вперед.
        - Конечно, во власти Тьмы время идет немного иначе. Главное, что теперь она вся осталась там, в заточении.
        - На тысячу лет, - вставил Феликс.
        - Да, она не будет беспокоить людей еще тысячу лет. Поздравляю с успешным выполнением миссии!
        Нелли взяла его за руку, посмотрела ему в глаза и улыбнулась. Прижавшись своим плечом к нему, она бодрой походкой шла рядом с Феликсом.
        - Ты знала, что Цезарь умеет разговаривать? - спросил Феликс Нелли, заметив отсутствия у нее всякого удивления на этот счет.
        - Честно - нет, но я уже ничему не удивляюсь… после того, что нам довелось пережить… Только…
        - Что?
        - О, боже, Феликс!
        Нелли замерла.
        - Нелли? Что случилось?
        - Ты ходишь! Сейчас день и…
        Феликс поймал себя на том, что совсем забыл об этом.
        - С того момента, как ты победил Тьму, ее влияние на тебя исчезло, - пояснил Цезарь.
        - Это значит, - задумался он, - что я…
        - Снова можешь ходить! - запрыгала от радости Офелия, пускай она даже не знала, что ноги Феликса изначально были парализованы.
        В глазах его застыли слезы радости и неимоверного счастья. Наконец он получил то, о чем мечтал каждый день все эти тринадцать лет.
        Больше он на это кресло не сядет…
        Нелли от восторга подпрыгнула и обняла Феликса, поцеловав его в щеку.
        - Я… я так рада! Феликс!.. Представь, что скажет Магдалина, когда увидит?!
        Они вошли в деревню, завернули и увидели на улице всех своих друзей. Они стояли маленькими кучками и о чем-то тревожно говорили.
        - Они вернулись! - раздался звучный голос Дениса.
        Все обернулись.
        - Феликс! - в глаза Магдалины застыли слезы.
        - Нелли! - Мефодий улыбнулся своей внучке.
        - Офелия! - Влас замер, словно увидел призрака.
        А потом - больше…
        - Дедушка! Ты же…
        Нелли просто не могла в это поверить (никто не мог), но глаза Мефодия Белинского смотрели на нее. Они видели! Буфтальма больше нет!
        Его слепота - козни Тьмы, которые теперь рассеялись.
        - Твои ноги… - Магдалина не сдержала шумного вздоха.
        Феликс радостно улыбнулся сестре.
        - Офелия! - дружно воскликнули Софи и Денис.
        Двое детей пулей пересекли расстояние, отделявшее их от исчезнувшей когда-то подруги. Трое детей наконец смогли обнять друг друга. Из глаз пробивались слезы.
        - Ты вернулась! - Софи поцеловала Офелию в лоб. - Как же я скучала…
        - Я больше никогда-никогда тебя не оставлю! - прижал Денис Офелию к себе крепко-крепко.
        А потом… Офелия увидела отца. Софи и Денис расступились.
        Все замерли, наблюдая за происходящим.
        - Папа… - из глаз Офелии вырвались слезы.
        - Офелия… - ноги Власа дрожали.
        - Я… вернулась!
        Двое побежали друг к другу. Влас схватил свою дочурку, поднял ее на руках, а потом крепко прижал к себе. Он сбросил очки на землю, чтобы стекла не измазались в слезах. Сегодня он мог позволить себе эти слезы.
        - Офелия… - только сейчас он осознавал, что его дочь снова здесь, рядом с ним, - я люблю тебя… Боже, даже Господь не знает, как я тебя люблю! Милая… больше не уходи…
        - Не уйду…
        Никто не мог сдержать слезу, когда смотрел на это. Влас, человек, лишившийся когда-то дочери и жены, вернул себе ребенка, которого считали погибшим и утерянным навсегда.
        Василиса, вытирая слезы с лица, подошла к Феликсу. Теперь, когда он стоял, она смотрела прямо в его глаза.
        Ее взгляд сделался серьезным. Она какое-то время изучала его глаза, и Феликс заметно напрягся, но ничего не сказал.
        А потом… потом Василиса обняла его, заплакала и шепнула на ухо:
        - Спасибо…
        Феликс похлопал ее по спине.
        - Спасибо, что сделали это для нас.
        Потом Василиса просмотрела на Магдалину и обняла ее, отблагодарив ее за все.
        - Что произошло? - сестра Мария напомнила о своем существовании.
        - Как-нибудь, мы расскажем вам эту историю, а сейчас у нас есть еще одно дело, - ответил Феликс.
        Магдалина обеспокоенно взглянула на брата. Все посмотрели на Феликса серьезно.
        - Что нужно? - деловито спросил Лир.
        - Портал в мир, где живет Тьма закрыт, - объявил Феликс, - но он снова откроется. Через тысячу лет. Если мы не хотим, чтобы этот ужас повторился, и Тьма не выбралась на свободу, нам придется составить инструкции для следующих поколений, чтобы они знали, что нужно делать.
        Феликс обменялся взглядом с Цезарем и получил от кота одобрительный кивок.
        - Когда ты собираешься это сделать? - посмотрела на брата Магдалина.
        - До отъезда.
        * * *
        Помог Феликсу в его непростой работе Влас. Мужчины занялись приготовлениями инструкции для будущих поколений стражей, которым через тысячу лет предстоит снова удержать Тьму за той стороной двери.
        - Эта инструкция будет написана на нескольких языках. Русский, английский, китайский, японский, французский, немецкий, итальянский, испанский, греческий, латинский.
        - Мы сделаем несколько носителей информации. Бумага, глиняные дощечки, диски, флеш-накопители.
        - В своем сообщении будущему поколению мы поведаем о том, что такое Тьма и как ей противостоять. Мы расскажем о порталах маяка, о звездопадах и червоточине Соленого пруда. Мы поведаем им нашу историю.
        - Мы не только напишем текст, но и нарисуем рисунки. Подробные схемы и изображения того, что произошло.
        - Эти инструкции мы поместим в маяк. Когда-нибудь он перестанет существовать, но вместо него появится нечто новое. Перекресток порталов будет существовать всегда. Облик его не имеет значения.
        - Там наши рукописи, таблички и диски сохранятся. Время там течет иначе, чем в нашем мире. Там время не испортит наш труд.
        - Через тысячу лет кто бы здесь ни жил, он найдет наш клад и узнает о тайне Тьмы, которая только ждет своего часа, чтобы вновь испытать свой шанс, чтобы выбраться из плена и поглотить нашу Вселенную.
        - Они станут новыми стражами Тьмы, как стали и мы. Главная задача - держать дверь закрытой. С момента первого звездопада начнется отсчет.
        - Их будет семь. Цезарь мне все рассказал. Я знаю. Семь звездопадов, которые станут предвестниками. Ткань мироздания между мирами начнет постепенно ослабевать, и Тьма будет пытаться преодолеть незримый барьер, чтобы проникнуть к нам.
        - Главное - дверь должна быть закрыта.
        - Сделав все на разных языках, нарисовав подробные схемы, оставив наше видео-обращение и записи с камеры на флеш-накопителях и дисках… мы предусмотрели все, чтобы люди будущего были проинформированы о том, что произойдет.
        - Они будут умнее нас. Если нам пришлось до всего доходить своим умом, то у них будет вся необходимая информация, который мы их обеспечим. Мы делаем большое дело.
        - И я надеюсь, что наши последователи не подведут нас.
        * * *
        - Это была прекрасная история, - Магдалина собирала чемоданы.
        На этот раз Феликс мог ей помочь.
        - И прекрасные проводы, - печально улыбнулся Феликс, - эти люди умеют устраивать вечеринки…
        - Я так рада, что Рапсодия снова стала славным местом. Мы сделали этих людей счастливыми.
        - Это наше самое сложное и важное дело, так?
        - Конечно!
        Наконец Магдалина закрыла свой чемодан и начала помогать брату.
        - Знаешь… я еще не сказала тебе кое о чем…
        - О чем же?
        В дверь постучали.
        - Я открою! - вызвался Феликс.
        Он открыл дверь и увидел на пороге четверых: Лир, Марфа Васильевна, Мефодий Белинский и Нелли.
        - Эм-м…
        - Да, Феликс, об этом, - выпрямилась Магдалина.
        - Ты еще ему не сказала? - обратился Лир к Магдалине.
        - О чем?
        Феликс озадаченно взглянул на сестру.
        Эти четверо выглядели слишком счастливыми.
        - Ты же не будешь против, если наш дом приобретет… пополнение? - осторожно спросила Магдалина.
        И его осенило.
        Феликс перевел взгляд на четырех потенциальных жителей его семейного дома в Подмосковье.
        - Нелли…
        Он смотрел только на нее.
        - Ты не рад? - насторожилась девушка.
        - Так, значит, ты согласилась оставить Рапсодию и жить со мной?
        - Помнишь, я говорила, что пойду за тобой куда угодно?
        Он кивнул.
        - Дедушка будет со мной. Меня ничего не держит здесь. Мой дом там, где ты.
        Феликс улыбнулся.
        - Тогда…
        Он осмотрел всех собравшихся.
        - Добро пожаловать домой.
        * * *
        Харон, который уже ждал их на своей яхте «Ночь Фортуны», издал гудок.
        Шестеро зашли на борт с вещами и встали у правого борта. На заснеженном берегу их вышли провожать оставшиеся жители Рапсодии: Василиса, Влас, Офелия, Дмитрий, Софи, Сабина, Денис и сестра Мария.
        Они махали им руками и кричали о том, что будут ждать их визита в гости.
        - Мы будем скучать! - кричали дети.
        - Удачного вам пути! - воскликнула Сабина.
        Все остальные присоединились к поздравлениям.
        - Отчаливаем! - прокричал Харон.
        Снова раздался гудок, и судно отправилось вплавь.
        Друзья на борту слышали радостные возгласы людей, провожавших их с берега. У маяка собрались дикие кошки Тисового леса во главе с Цезарем. Феликс отдельно подмигнул своему верному товарищу-коту.
        - Мы будем вас ждать! - услышали они голос Василисы.
        Феликс, Магдалина, Лир, Нелли, Мефодий и Марфа Васильевна ответили им взаимными поздравлениями и пожеланиями.
        Они увидели, как Сабина, Василиса и сестра Мария заплакали. Тяжело было прощаться. Прощаться всегда тяжело.
        Трое детей дружно стояли в обнимку, радостно размахивая руками.
        А потом Влас запустил в воздух желтого воздушного змея, который взлетел над морем.
        Друзья и не думали уходить с палубы, пока безымянный остров с деревней под названием Рапсодия не исчез за горизонтом.
        Глава 40
        - Кому еще налить чаю?
        - Мне! - все дружно согласились.
        Они собрались на первом этаже поместья в гостиной, где накрыли стол для чаепития. За окном мела метель, но отопление уже включили, и в помещении было тепло.
        По приезду в новый дом Белинские и Алмазовы быстро освоились. Феликс и Магдалина сами не заметили, как Нелли, Мефодий, Лир и Марфа Васильевна стали неотъемлемой частью их новой дружной семьи.
        Вернувшись домой, Феликс смог впервые за долгое время пройтись по этим комнатам, коридорам и лестницам на своих ногах. Ступни ощущали каждый изгиб ковров, каждую доску, каждый камень…
        Он понял для себя, что совсем забыл, как это было в детстве, а потому эти ощущения стали для него новыми.
        - Это стало нашим самым крупным делом да, Магда? - обратился к сестре Феликс.
        - Верно! Но я так всего не поняла… Что случилось с Марком и Эрнестом?
        Отпив немного чаю, Феликс приготовился ответить. Внимание присутствующих было приковано к нему.
        - Тьма сделала их своими рабами, верными слугами, но служить они ей стали по разным причинам. Что касается Эрнеста, но Мрак сыграл на его тщедушности, слабости, трусости и скверном характере. Видимо, Тьма каким-то образом угрожала ему. Я уверен, что это именно Эрнест слышал голоса. Помнишь, Магда?
        Девушка кивнула. Она ясно помнила, как проснулась с бумагой на руках, на которой в пылу видения написала всего одного слово: «Голос».
        - Так вот… Тьма угрожала Эрнесту смертью. Помните, как он молил ее о том, чтобы та оставила его в живых. Это случилось перед битвой. Тьма играла на его страхе смерти. Именно по этой причине он подложил своей родной матери отравленный крем. Это была проверка Эрнеста на верность Тьме. Я больше чем уверен, что это именно он подложил голову Бориса в машину Власа и угрожал нам с тобой, Нелли, в Тисовом лесу.
        Девушка испуганно вздохнула.
        - Ты уверен?! Ах… так вот, кто это был!
        - Но почему бы это не мог быть Марк? - задумался Лир. - Ведь он тоже служил Тьме!
        - Я этого не могу исключать.
        Все поразились логике Феликса.
        - Не могу сказать абсолютно точно, кто именно из них двоих украл топор несчастного Степана Степановича, но кто-то из них определенно был там тогда. Что касается Марка, то я полагаю, что у него были несколько иные мотивы, чтобы служить Тьме.
        Феликс откусил мятное печенье.
        - Какие же? - поинтересовался Мефодий. - Марк - благородный человек я знаю это.
        - И на этом самом благородстве Тьма играла с ним. Что для Марка было важнее всего?
        - Вернуть своего сына Дениску, - догадалась Марфа Васильевна.
        - Совершенно верно! Именно это Тьма ему обещала. Взамен… на услуги, которые он может для нее предоставить. Полагаю, Марк мог совершить убийство Бориса. Тьма дала ему необходимое оружие, чтобы это сделать. Марк невольно помогал Мраку набраться сил, убивая людей. Думаю, что Марк также мог убить господина Вольфганга. Конечно, Тьма, безусловно, помогала ему в этих черных делах, но большую часть работы выполнял он сам.
        - Почему ты решил, что Марк убил господина Вольфганга? - не понял Нелли.
        У Феликса уже был готов ответ.
        - Если вы помните, то именно после того, как тело господина Вольфганга было найдено, Марк стал отчаянно сопротивляться Тьме. Он осознал, какую страшную вещь совершил, и пытался изгнать черного змея, в которого обратилась Тьма, из своего тела. Змей мучил его. Тьма поняла, что этот раб восстал против нее… поэтому конец бедного Марка стал таким ужасным.
        Друзья помянули своих погибших друзей минутой молчания.
        - Да уж… - выдохнула Нелли, - как много загадок…
        - И еще кое-что, - сообразила Магдалина.
        Они перевели взгляды на нее.
        - Почему мы то и дело встречали на своем пути отсылке к роману «Мастер и Маргарита»?
        Феликс уже хотел ответить, но потом он понял, что совершенно не знает, что сказать по этому поводу.
        - «Мастер и Маргарита»?! - воскликнула Нелли, будто услышав это запоздало.
        - Да… ты что-то поняла? - удивился Феликс.
        - На самом деле нет, но… это моя любимая книга! Я читала ее пять раз!
        Все переглянулись.
        Он такого совпадения всем стало не по себе, но Феликс поспешил разрядить обстановку.
        - Тьма видела не только наши страхи, но также наши желания, мечты и тайные страсти…
        «Вот, в чем заключалась шутка Мрака», - понял Феликс, - «На всем нашем пути нас сопровождали странные совпадения с событиями мистического романа Булгакова, потому что это любимая книга того человека, которого я так сразу полюбил».
        - Это странно признавать, но у Тьмы было чувство юмора, - печально усмехнулся Лир.
        - Именно! Черного и злого юмора! - подержал юношу Мефодий.
        Они продолжили чаепитие, сменив тему. А потом Марфа Васильевна обратилась к Магдалине:
        - Вы уже решили написать о ваших с Феликсом приключениях?
        Это заинтересовало всех.
        Немного поразмыслив над этим вопросом, Магдалина дала ответ:
        - Почему бы и нет? Только… нужно придумать название!
        - Новый роман! - радостно воскликнула Нелли. - Как это здорово!
        После чаепития Магдалина принесла вниз свой ноутбук и быстро включила его, расположившись с компьютером в кресле.
        - Как вам «Тайна проклятой деревни»? - предложил Лир.
        - Какой ужас! - спохватилась Марфа Васильевна.
        - Или «Темные загадки Рапсодии»? - выдвинул свою версию Мефодий Белинский.
        - А можно еще назвать «Ночные секреты маяка», - задумалась Нелли, - по-моему, звучит романтично!
        Нелли уже открыла текстовой файл. Марфа Васильевна и Мефодий помогли немного расчистить место на столе, чтобы можно было поставить на него ноутбук. Так и сделали.
        - Итак, какие еще варианты? - обратилась Магдалина к друзьям.
        - Влас что-то говорил о том, что у Тьмы есть свои пристрастия, - размышлял Феликс вслух, - когда мы были в темной Рапсодии, то черный клоун сказал, что я - его страсть.
        - Ого! - выгнула бровь Магдалина. - Ты об этом умолчал на прощальном вечере… Но «Пристрастия Тьмы» звучит не так интригующе…
        - Может, тогда назовем «Страсти Тьмы»? - предложила радостно Нелли.
        Все посмотрели на девушку.
        - Знаешь, Нелли, мне очень нравится! - улыбнулась Магдалина. - Итак, название… «Страсти Тьмы».
        - Постой, Магда, - остановил ее Феликс.
        - Что случилось?
        - Ты уверена, что стоит писать об этом?
        Магдалина уставилась на пустой лист текстового редактора.
        - Мы напишем правду. Я всегда хотела написать правду, помнишь? И теперь я это сделаю. Всю правду, как это было.
        - И даже про то, что случилось с «Темным милосердием» на самом деле? - задал резонный вопрос Феликс.
        Все уставились на писательницу.
        - Да, - кивнула уверенно Магда, - даже об этом.
        - А что случилось? - обеспокоился Лир.
        - Мы… расскажем вам, когда придет время, - исправил ситуацию Феликс, спасая сестру от неудобного вопроса.
        Дело в том, что их друзья до сих пор не знают о том, что событие о сгоревших томах «Темного милосердия» было подстроено Феликсом и Магдалиной. После сожжения книг, они обвинили в случившимся силу Тьмы.
        - Всегда было интересно, как писатели работают над своими романами, - Нелли захватила эта идея, - с чего нужно начинать?
        - С того момента, как началась эта история, - Феликс посмотрел на сестру.
        Магдалина улыбнулась ему в ответ, устремила взгляд на мгновение в сторону, и ее пальца застучали по клавиатуре, набивая текст.
        Вскоре на белом листе появилась первая фраза нового романа. Она звучала так: «Монахиня пересекла дождевую стену и вышла на свет».
        - Как вам такое начало? - поинтересовалась Магдалина у друзей.
        - Интригует! - воскликнул Лир.
        - Потрясающее начало! - поддержали ее остальные.
        Феликс просто наслаждался моментом.
        - Отлично! Тогда продолжим.
        И Магдалина налила себе чашечку чая с бергамотом.
        В оформлении обложки использована фотография автора Ian Chen «Pigeon Point Lighthouse, Pescadero, United States» с https://unsplash.comhttps://unsplash.com(https://unsplash.com)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к