Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ермаков Илья: " Карнавал Гнилых Душ " - читать онлайн

Сохранить .
Карнавал гнилых душ Илья Сергеевич Ермаков
        Группа студентов Медицинской Академии отправляется с волонтерской миссией в детскую психиатрическую клинику, расположенную за городской чертой. Днем это место являет собой мирную обитель для детей, страдающих различными расстройствами психики. Но все меняется с наступлением темноты. Отныне вся территория больницы - их тюрьма. Самые потаенные страхи начинают оживать. Каждое решение ведет к грозным последствиям. У них остается время до рассвета, чтобы разгадать все тайны и спасти себя. Следующие одиннадцать часов изменят их жизни навсегда…
        Сжечь - не значит опровергнуть.
        Джордано Бруно
        …ибо много званных, а мало избранных.
        Евангелие от Матфея 20:16
        Пролог
        Иногда хочется просто сойти с ума, чтобы не принимать никаких решений.
        * * *
        - Как тебя зовут?
        Он назвал свое имя, и все стало очевидно.
        Мальчик сел на песок и вытянул ноги к бушующему черному морю.
        Ночь выдалась теплой.
        - Ты о чем-нибудь жалел в своей жизни? - спросил его мальчик.
        - Ни о чем и никогда, - ответил он ему, - и это большая ложь. Да, я жалел о многих вещах, которые сделал. Но не о последней… перед смертью я не жалел о самом важном. И ты не будешь.
        - Мне будет трудно?
        - Моментами - да. Но ты справишься.
        Мальчик взял с песка камушек и бросил в море. Раздался плеск.
        - Это больно? Умирать? - спросил ребенок.
        - Пощиплет немного. Но боли ты не почувствуешь. Все произойдет очень быстро. Представь, что ты растворяешься и отправляешься в лучшее место.
        - Сюда?
        - Да. Огонь станет для тебя нежной и текучей водой.
        - А я боюсь огня.
        - Твои мысли. В них ты отыщешь свое спасение. Старайся думать о том хорошем, что случилось с тобой. И ты не почувствуешь боли. Совсем не почувствуешь.
        Мальчик посмотрел на него и уверенно кивнул, набираясь смелости и храбрости.
        Сам он знал, что этого ребенка ждет непростой путь.
        Вдруг над темными волнами зажегся луч света. И они услышали голос:
        - Пора возвращаться.
        - Возвращаться? - спросил он. - Куда?
        - Обратно. Твой жизненный путь еще не завершен.
        - Мое тело… его нет в том мире!
        - Ты станешь призраком. Не беспокойся за тело. Тебя там ждут.
        - Ждут?..
        - Она ждет тебя. Ты должен вернуться к ней.
        - Какое дело я не закончил?
        Он встал и мельком взглянул на мальчика. Ребенок не понимал, что происходит.
        Ласковый голос из луча света дал ответ:
        - Ты должен вывести их из Темного Царства. Без тебя им не справиться. Лишь ты укажешь им верный путь к спасению. Ступай.
        Мальчик обнял его, и на глазах заблестели слезы.
        - Тебе пора.
        Его тело начало исчезать.
        - Я скоро вернусь.
        - Удачи.
        - Тебе удачи.
        И луч света, упав на него, заставил его исчезнуть. Он полностью растворился в божественном сиянии.
        Он исчез, чтобы возродиться.
        И вознестись…
        Глава 1. Благие намерения
        - Давай же! Ну! Капризная машина! Съела мои деньги только! Отдавай же «Колу»! Неблагодарная!
        Он заметил, как эта милая девушка стояла возле автомата с газированными напитками и требовала у машины отдать ей товар, за который она честно заплатила.
        - Не хочет отдавать? - спросил он.
        Она испуганно застыла. Очень медленно девушка повернулась к нему. Она была ниже его ростом на голову. Русые волосы по плечи. Каре с закрученными кончиками. Круглые очки в розовой оправе. За стеклами скрывались большие зеленые глаза. Светло-сиреневая курточка и розовый рюкзачок с тонкими ремешками на спине. Темные джинсы обтягивали тонкие ножки. Белые кроссовки. Носы ступней неловкой смотрят друг на друга. Все ногти на коротких маленьких пальчиках раскрашены в разные цвета. Маленький носик-кнопка. Веснушки на щеках. Пухлые губки и детский подбородок. Лоб закрывала неряшливая челка.
        - Ага… - она печально вздохнула, собираясь с мыслью, - заплатила целых тридцать пять рублей от своих сбережений, а этот проказник и не думает отдавать мне бутылочку «Колы». Мы, студенты, люди небогатые, знаете ли!
        - У тебя была «Кола» с вишней?
        - Угу…
        - Смотри как надо.
        Он подошел ближе к автомату и хорошенько стукнул его в бок. Спираль закрутилась, и металлическая бутылочка «Кока-Колы» поползла вперед.
        - А его так сильно била! Так била!
        - Важно приложить силу в нужном направлении. Он у нас капризный.
        Он весело подмигнул ей, и девушка смущенно покраснела.
        - Спасибо тебе огромное! Ох, а то бы я совсем разорилась!
        Девушка наклонилась и достала банку «Колы». Затем она попыталась ее открыть. Все попытки оказались тщетны.
        - Тебе помочь? - спросил он, протянув руки.
        - Да нет, спасибо, ты и так уже много сделал. Сейчас… сейчас-сейчас…
        Но упрямая металлическая петля не поддавалась. Девушка хмурилась и щурилась, прикладывая все усилия.
        - Я открою.
        Он настоял на своем, и ей пришлось передать ему банку. Он без трудностей открыл ее.
        - Ого! Еще раз спасибо! Вот я слабачка…
        - Ничего, я и сам заметил, что эта банка - тяжелый случай. Бывают и такие. Чуть сам не опозорился перед тобой!
        Она неловко посмеялась и отпила немного газировки.
        - Хочешь?
        - Нет, благодарю. Пей на здоровье.
        Тогда она сама перестала пить и просто стояла перед ним, обнимая банку «Колы» ладонями.
        Постепенно светало. Рассвет. Они стояли на автовокзале и ждали приезда заказного микроавтобуса. Рядом с автоматом - деревянная скамья и фонарь, который должен вот-вот погаснуть.
        - Меня зовут Пелагея. Но друзья называют меня просто Поля. Очень рада познакомиться!
        Она протянула ему свою холодную ручку, и он вежливо и нежно пожал ее в ответ.
        - А тебя как зовут? - поинтересовалась она.
        - Илья, - ответил он, - но кое-кто любит меня называть Илюшей.
        - И как тебе больше нравится?
        Он пожал плечами.
        - Знаешь, не задумывался как-то. «Илюша» иногда даже приятно звучит.
        - Это очень мило!
        Поля осмотрела мальчика с ног до головы. Илья одет в синие джинсы, зеленую осеннюю ветровку и темные кроссовки. На спине у него черный рюкзак какой-то швейцарской фирмы. Стройный и высокий, у него вытянутый овал лица и заостренный подбородок. Коротко пострижены русые волосы и зачесаны в право. Длинный нос с горбинкой. Илья обладал пронзительным взглядом серых глаз.
        Ей было девятнадцать, а ему двадцать лет.
        - Ты тоже волонтер? - догадалась Поля.
        - О, да! Так, мы поедем вместе?
        - Похоже на то. Ты из какой группы?
        - Девятая.
        - А я из шестой. И почему мы на лекциях не виделись?
        - В аудитории всегда собирается много народу. Неудивительно. Зато вот так познакомились. Очень приятно!
        - Как думаешь, сколько нас будет?
        - Говорят, человек тринадцать, не считая ребят-руководителей.
        Они решили сесть на скамейку, чтобы продолжить разговор, ожидая приезда транспорта.
        - Ты хромаешь? - заметил Илья по ее походке.
        - Да, повредила правую ногу в детстве. Долгая история.
        Между ними повисла неловкая пауза, и Поля поспешила ее развеять:
        - И ты кого-то знаешь из тех ребят, что поедут снами?
        - Да. Девочка из моей группы тоже едет. Елиса. Часто ее зовут просто Лиса, - ударение в обоих слова «Лиса» он ставил на букву «и».
        - Я о ней слышала. Красивая. Вы вместе сядете?
        - Думаю, да, мы договаривались.
        - Понятно.
        На последней фразе Поля обреченно вздохнула. Илью это задело. Он понимал, что Поля очень одинока. Наверное, ей трудно сходиться с людьми, и она решила с кем-то подружиться.
        Он стал для нее другом.
        - Не переживай. В больнице мы все равно будем все вместе. Я уверен, что все пройдет здорово.
        - Ты с какого курса занимаешься волонтерством?
        - Со второго. А ты?
        - С первого.
        - Ого! Уже ездила куда-нибудь?
        - Да так, в дом престарелых ходила. А в психиатрическую клинику - первый раз. Не знаю - справлюсь ли. Мне будет трудно смотреть на этих деток.
        Илья прекрасно понимал, что им предстоит провести день волонтерства в детской психиатрической клинике. Старшекурсники из Медицинской Академии, где они учатся, договорились с главной медицинской сестрой.
        Их прибытие назначено на десять часов, но путь предстоит долгий. Пришлось брать не только сменную обувь и халат, но и еду с собой в дорогу - туда и обратно.
        - Мы им что-то везем? - спросила Поля.
        - Да, старшекурсники говорили, что мы поможем им перенести мешки с игрушками, бельем, продуктами и прочими необходимыми вещами.
        - И это собирали со всей Академии, как я поняла?
        - Да, каждый приходил в центр волонтеров и приносил, что хотел передать детям в больницу.
        - С ними будет непросто. Они… не такие, как остальные дети. Ты же понимаешь?
        - Верно. Для них нужен особый подход. Я слышал, что кто-то принесет с собой музыкальные инструменты.
        Поля удивленно изогнула бровь.
        - Правда?! И будет маленький концерт?
        - Да-да! Именно так! Я думаю, детям очень понравится. Слушать музыку в наушниках - одно, а видеть, как кто-то исполняет ее вживую - совсем другое дело.
        - Это точно! Полностью с тобой согласна!
        Поля сделала маленький глоток «Колы».
        - Точно не будешь?
        Илья с нежностью посмотрел на эту очаровательную девочку. Было в ней что-то необычное, что его так привлекало. Ее необычная внешность, ласковый голос, ее скромность.
        Что-то в ней его завораживало.
        - Давай. Спасибо.
        И он взял банку, чтобы сделать два маленьких глотка.
        - Благодарю.
        Илья вернул банку Поле.
        - Знаешь, что самое прекрасное в «Коле»?
        - Что? - озадачилась Поля, поправив очки на носу.
        - Первые глотки. Первая проба вкуса, когда ты еще не привык. Это очень круто.
        - М-м… не задумывалась.
        Она сделала еще один глоток.
        - Наверное, я уже привыкла.
        Поля застенчиво посмеялась.
        - Знаю, это вредная вещь, но иногда хочется себя побаловать.
        - Ты права. Почему бы и нет?
        - Вообще я стараюсь завязывать со всеми этими сладкими газировками. Не хватало мне сахарного диабета. Но «Кола» с вишней… моя страсть! Не могу без нее. Хоть и дорогая… зараза!
        Как бы Поля ни старалась ругаться, у нее выходило это слишком мило и по-детски, чему Илья не переставал дивиться.
        - На кого ты хочешь пойти учиться, когда придет время поступать в ординатуру? - поинтересовался Илья.
        - Хм, думаю между кардиологом и эндокринологом. А ты?
        - Невролог.
        - Ого! Но это сложно! Только вспомню, как мы по анатомии нервы проходили - до сих пор вздрагиваю!
        - По нервной системе у меня девяносто баллов.
        - Ничего себе! - брови Поли вскочили. - А я по этой теме с трудом шестьдесят наскребла.
        Зачет может стоять только после пятидесяти шести баллов.
        - Ничего страшного, это была трудная тема. Главное - сдала.
        - И то верно… мне бы что-то попроще. Никогда звезд с неба не хватала. И не понимаю тех ребят, которые рвутся в хирургию. Они, правда, верят, что у них все получится?
        - А ты в них сомневаешься?
        - Но для этого надо… очень-очень много всего учить! До пенсии! Еще пять лет, если не ошибаюсь! Я к такому не готова - сразу говорю.
        Илья весело посмеялся. Поля снова залилась краской.
        И вот вдали зазвучал звук мотора. Белый микроавтобус приближался к ним.
        - Уже приехал, а ребята так и не…
        Илья не успел закончить фразу - ему на плечи кто-то положил свои руки и тем самым сильно испугал. Илья даже подпрыгнул.
        - О, боже! Это кто там так к добрым людям подкрадывается?
        Дальше последовал теплый женский смех.
        - Это я, глупенький! Привет!
        Елиса.
        Девушка подошла к Илье и крепко его обняла. У них в группе существовала традиция «обнимашек» - при встрече всегда обнимать друг друга.
        Чтобы обнять подругу, Илье пришлось встать. Поля осталась сидеть, сжимая банку с колой.
        Пелагея отвернулась в сторону, когда Илья и Елиса поприветствовали друг друга теплыми объятиями.
        - Привет, - Елиса обратилась к Поле, - тебя зовут Пелагея?
        - Да, - девушка кивнула и тоже встала, - а ты - Лиса?
        - Та самая! Ты же из шестой группы вроде как?
        - Ага…
        - Давно в волонтерсвте?
        - С первого года.
        - Ого! А мы вот с Ильей только в этом пошли. Много потеряли, скажи?
        - Только поездку в дом престарелых.
        Лиса весело засмеялась. Она была в прекрасном расположении духа, чему Илья был несказанно рад.
        - Значит, сегодня проведем день вместе. Заодно узнаем, как это бывает. Это наш первый серьезный выезд. И сразу в детскую психиатрическую больницу! Очень интригует! О, смотрите! Вот и наш автобус!
        Микроавтобус остановился посреди пустой дороги, в семи метрах от автомата с газировкой.
        - Я, пожалуй, пойду, - Поля поправила ремни своего рюкзачка, - займу место. Было приятно познакомиться.
        Она тепло улыбнулась Илье и спешной походкой, прихрамывая на правую ногу, направилась к автобусу.
        Тут же из окна выглянул водитель и обратился к Илье и Лисе:
        - Эй! А где все?
        - Скоро будут! - ответил Илья.
        Водителя удовлетворил этот ответ, и он заглушил мотор.
        Елиса взглянула прямо в глаза Илье и спросила:
        - Ты как? Готов к труду и обороне?
        - На все сто!
        Елиса - стройная высокая девушка. Она ниже Ильи на полголовы. Прямые длинные светлые волосы. Серое теплое осеннее пальто. Кожаные черные перчатки, темные джинсы и серые сапожки. Через плечо висела большая черная кожаная сумка. Изящные черты лица, короткий носик, большие сверкающие голубые глаза и легкий блеск алой помады на губах. У Лисы были тонкие длинные пальцы и аккуратные ногти, покрытые бесцветным лаком. Она часто любила заправлять волосы за уши, из-за чего они так смешно торчали. Каждый раз, когда Лисе напоминали об этом, она смущалась и выпрямляла волосы.
        - Будешь что-то брать в автомате? - Лиса указала кивком головы в сторону автомата с газировкой.
        - Нет, у меня все с собой, - ответил Илья, - тебе что-то нужно?
        - Все здесь, - Лиса похлопала по сумочке.
        - Тогда займем места?
        - Я у окна!
        - Никаких возражений!
        Лиса сама взяла Илью под руку, и они дружно направились к автобусу. Тут им навстречу вышел старшекурсник - один из трех организаторов поездки. Илья считал его главным среди волонтеров в Академии. К нему все шли со своими вопросами.
        Его звали Малюс.
        Малюс - пятикурсник, высокий, стройный и с бритой головой. Отсутствие волос нисколько не смущало толпу девушек, которая с ним встречалась. Он поступил в институт после колледжа. А между этим пробыл еще целый год в армии. Как выяснилось, там-то Малюса и постригли наголо, и с тех пор волосы так и не выросли.
        Из-за того, что Малюс уже служил в армии, внешность его приобрела строгие мужские черты. Выраженные скулы и мощный подбородок. Физически крепкий. Ясные черные глаза, прямой нос и строгая полоска губ. На лбу выделялась троица складок-морщин. Тонкие темные брови. Малюс одет в черный плащ на больших пуговицах, черные джинсы и туфли.
        Сейчас он стоял со списком волонтеров и внимательно смотрел на парочку, подошедшую к нему.
        - Имена, - жестко и однозначно спросил Малюс.
        - Илья и Елиса, - ответила Лиса.
        Старшекурсник пробежался взглядом по бумаге и кивнул:
        - Проходите. Илья, ты и все другие мальчики будете нам нужны, чтобы перетащить все вещи из багажника автобуса в больницу. Сумок набралось очень много. Крепкие ребята нам не помешают.
        - Можешь на меня рассчитывать!
        - Отлично. Заходите и занимайте свои места.
        Только двое захотели пройти в автобус, как неожиданно появился новый участник беседы. Это был парень, который учился на курсе вместе с Ильей и Елисой.
        - О, ребята, как я рад вас видеть!
        Он широко улыбался и дружественно пожал руки Илье и Елисе.
        - Имя, - потребовал Малюс.
        - Ах, Малюс, и тебе доброе утро! Неужели, ты меня забыл?
        - Кассий, ни для кого не делаются исключения.
        - Видишь, ты и сам вспомнил мое имя! Я уже прошел проверку?
        - Да, прошел. Занимай место.
        - Отлично-отлично!
        Отвлекшись от беседы с Малюсом, Кассий перешел к общению с Ильей и Елисой.
        - Как вы, дети мои, выспались? Сегодня нам всем пришлось встать пораньше, ведь путь будет долгим. Вы готовы? Уверен, детки уже заждались! Мне не терпится встретиться с ними! Мы с вами делаем благое дело, согласны? Волонтерство - очень-очень важное дело, которое просто необходимо в нашем мире! Да, все мы - студенты-медики, но еще и волонтеры, а это вдвойне почетно! Таким, как мы, милосердия не занимать!
        - Ты совершенно прав, Кассий, - поддержала Лиса, - я тоже считаю, что то, что мы делаем с вами - прекрасно! И очень важно.
        Тут вмешался Малюс:
        - Вы можете обсудить все в автобусе.
        - О, я буду ждать Лети, - ответил Кассий, - никуда не уеду без моей прекрасной Летиции!
        - Лети едет с нами? - удивилась Лиса.
        - Конечно, она едет с нами! Моя дорогая Лети так долго ждала этого дня! Все уши мне прожужжала. Хотя… кто кому прожужжал еще надо проверить!
        И Кассий заразился звонким хохотом.
        Этого добродушного молодого человека отличали ухоженные светлые золотистые волосы, белые брови и светлый цвет лица. Вообще Кассий был довольно бледным. Одним ростом с Ильей, он оделся в белую куртку, что было весьма необычно, учитывая пасмурный сезон. Кроме того, на нем были белые кожаные перчатки. Светлые джинсы и легкие кеды. Осмотрев Кассия, можно было заметить, что он вообще оделся не по погоде.
        Стройное лицо с выраженными чертами. Прямой нос, большие скулы и открытый лоб. Подбородок, щеки и шея Кассия были лишены любого намека на бороду. Никакой щетины. Судя по всему, ему еще не доводилось сталкиваться с лезвием бритвы. У Кассия светло-серые приятные глаза и бархатный легкий голос.
        - Я буду очень рада пообщаться с Лети, - вставила Лиса, - давно мы не виделись с ней.
        - Ох, тогда у тебя будет эта возможность. Лиса, если не ошибаюсь?
        - Все верно.
        - Приятно, что память меня не подводит.
        - Мы, пожалуй, пойдем в автобус, - предложил Илья.
        Услышав это, Малюс фыркнул:
        - Давно пора.
        - Давайте-давайте! - Кассий похлопал в ладоши. - Грейтесь, голубки, а то холодает.
        Илья и Елиса, оставив Кассия и Малюса на улице, зашли в микроавтобус, где в самом дальнем конце уже сидела Поля, уставившись печально в окно.
        - Куда сядем? - спросила Лиса.
        - Выбирай. Все свободно!
        Елиса прошла немного вперед и села в четвертом ряду у окна. Илья занял место справа от нее рядом. Оба поставили свои сумки себе на колени.
        - Вот и уселись! - радостно воскликнула Елиса.
        Илья бросил кроткий взгляд в окно и тут же воскликнул:
        - Смотри! Все остальные прибыли!
        - Ого! А у нас немаленькая компания собралась. И, знаешь, что…
        - Что?
        - Кажется, я их всех знаю. Ну и народец! Не думала, что у этих ребят такие благие намерения, чтобы помогать больным деткам.
        - Расскажешь мне про них?
        Лиса хитро кивнула и ответила:
        - Обо всех по порядку. Слушай.
        Глава 2. Долгий путь
        Неспешной походкой, размеренно ступая по ступенькам, в салон зашла Летиция. Кассий следовал за ней, изящно и аккуратно поддерживая ее за талию, будто нес хрупкую фарфоровую вазу.
        - Займи нам хорошее место, милая, - попросил ее Кассий, - а я еще немного подышу утренним свежим воздухом и присоединюсь к тебе.
        - Хорошо, Кассий.
        - Утраивайся поудобнее, моя дорогая!
        Оказавшись между двумя рядами сидений, Летиция застыла и осмотрела присутствующих. Увидев Илью и Елису, она широко заулыбалась.
        Девушка Кассия выше него ростом из-за ее безумно длинных и стройных ног, обтянутых тонкой тканью светлых джинс. Поднимаясь по ступенькам в салон, Летиция звучно стукала каблучками белых коротких сапожек с болтающимися розовыми бом-бонами на шнурках. Девушка, как и ее молодой человек, одета в белую курточку, только очень короткую. Настолько короткую, что Илья мог заметить край ее белой кофточки, что надета под куртку.
        Ноги Лети всегда держала прямо, чтобы казаться максимально высокой. Она - блондинка с длинными распущенными волосами. Волосы Летиции, в отличии от золотистых локонов Кассия, исключительно белые, как у альбиноса. Голубые блестящие глаза и накрашенные розовой помадой пухлые губы. Изящные темные полоски бровей. В ушах сверкали серебряные серьги.
        В руках, украшенных маникюром с длинными ногтями, покрытыми серебряным лаком, она сжимала стакан с молочным коктейлем и открытую молочную надкусанную шоколадку. Нижняя челюсть Лети делала заметные движения - во рту у нее жвачка.
        Через плечо у Лети висела маленькая белая сумочка, куда не мог влезть даже халат. Возможно, она его и не взяла. Или передала пакеты Кассию?
        Заметив Илью и Лису, Лети подошла к ним.
        - Лети, привет! - поздоровалась Лиса. - Давно мы не виделись. Не думала, что ты тоже ходишь на волонтерство.
        - На самом деле я пропустила все занятия по волонтерству, но поездку я пропустить не могла. Это же добавит мне еще баллы к поступлению в ординатуру. Эта поездка должна быть обязательно отмечена в моем портфолио.
        Илья поймал себя на мысли, что голос у Лети какой-то холодный и чуждый ему. И как Кассий с ней встречается?
        - О, да, ты права, Лети, - заговорила Лиса после неловкой паузы (Илья и она уж точно не участвовали в этой поездке только ради дополнительных баллов и заслуг для портфолио), - волонтерство дает хорошие баллы. Надо набрать четыреста часов за шесть лет. Вот это результат!
        - Я договорилась, с кем нужно. Мне уже написали пятьдесят часов за этот год. Но документы о поездке мне никто не сделает, так что пришлось ехать.
        - Ого! - Илья изогнул бровь. - А Кассий знает, что у тебя подписаны часы?
        Лети хитро ухмыльнулась и, обняв губами трубочку, отпила немного коктейля.
        - Чем меньше он знает, тем лучше ему спится.
        И Лети весело посмеялась.
        Елиса постаралась тоже выдавить из себя смешок, но у нее это вышло совсем неудачно, и она посмешила вовсе замолчать.
        - Лети, всегда хотела спросить! Как ты так часто пьешь молочные коктейли и шоколадки и сохраняешь такую фигуру?!
        - Надо любить сладкое, а не страдать от него. К тому же… у меня всегда с собой лекарства. Сделаю так, чтобы меня стошнило, а потом снова съем шоколадку.
        - Ого!.. А ты хитренькая девушка…
        - Еще бы! Ну, я пойду присмотрю нам с пупсиком хорошие места. Приятной поездки, малыши.
        - Да-да, вам с Кассием тоже!
        Затем Лети откусила маленький кусочек от плитки шоколада и направилась дальше по салону. Пройдя два ряда, она села у окна, достала из сумочки маленькое зеркальце и стала смотреть на свои тонкие изогнутые брови.
        Илья слышал о Летиции в Академии, но никто не был с ней знаком лично. Теперь ему представилась эта возможность.
        - Таблетки для рвоты? - он шепотом обратился к Лисе.
        - Угу… та еще… кх-кх…
        Лиса достала свой телефон и открыла приложение «Заметки». Она быстро двумя большими пальцами набрала всего одно слово и показала его Илье.
        Он прочитал: «Стерва».
        Прочитав это, Илья услышал новые шаги. В салоне автобуса появился еще один участник поездки. На этот раз им оказался друг самого Ильи.
        Молодой парень среднего роста, одетый в темный длинный плащ с большими пуговицами, темные брюки и черные туфли. Его темные волосы аккуратно зачесаны вправо. Очки в толстой черной оправе, бледное лицо, внимательный взгляд темных глаз. Одну руку он держал в кармане пальто, вторая рука (в серой перчатке) сжимала ручку кожаного портфеля. Медлительный и задумчивый, друг Ильи обладал тонким всегда выбритым лицом, лишенным морщин и других изъянов.
        - Израиль! - обрадовался Илья, узнав товарища.
        Когда молодой человек наконец обратил свой взгляд на двоих знакомых, его тонкая полоска губ растянулась в улыбке.
        Израиль подошел к ним и поздоровался:
        - Я рад вас обоих видеть!
        Он вытащил руку из кармана, чтобы поприветствовать Илью рукопожатием.
        - Лиса, - Израиль сделал вежливый поклон в ее сторону.
        - Привет, Израиль! - тепло ответила она.
        - Я рад, что не опоздал.
        Израиль посмотрел на свои швейцарские часы на левом запястье.
        - Ты никогда не опаздываешь, - бросил в ответ Илья, - рад, что ты тоже едешь.
        - И куда вы посоветуете мне сесть?
        Елиса наклонилась вперед и тихо прошептала Израилю:
        - Видишь, в самом конце салона сидит девочка у окна? Она одна. Ее зовут Поля. Пелагея то есть… Можешь сесть с ней и составить ей компанию.
        - Хм-м…
        - Да, это хорошая мысль, - кивнул Илья, - возможно, вы найдете общий язык.
        Илья и Лиса решили использовать Израиля, чтобы хоть как-то позаботиться о Поле и развеять ее одиночество.
        - Она тоже с лечебного факультета? - поинтересовался Израиль.
        - Да-да, - энергично ответила Лиса.
        - Так и быть. Составлю ей компанию. Путь неблизкий. Приятной вам поездки, друзья!
        - И тебе тоже! - ответил Илья.
        Израиль прошел вперед. Илья и Лиса осторожно обернулись и пронаблюдали за ситуацией.
        Вот Израиль подошел к Пелагеи и обратился к ней:
        - Не возражаешь, если я здесь сяду?
        - Нет, присаживайся, - ответила она.
        Но Илья не заметил в ее интонации и выражении лица той смущенности и того жара, какой был, когда она общалась с ним.
        - Думаю, они поладят друг с другом, - высказалась Лиса и села прямо.
        Дальше опаздывающие участники поездки нахлынули с новой интенсивной волной. Кассий пока не думал присоединиться к своей спутнице, предпочитая компанию Малюса на улице. А в салоне появилась парочка парней-близнецов.
        Оба обладали сильной развитой мускулатурой. Именного такими бугаями Илья представлял себе работников «скорой помощи», которым приходится постоянно таскать пациентов на носилках. Оба парня с русыми коротко стриженными волосами. Квадратные черепа, выраженные скулы и маленькие зеленые глазки. Мощные шеи и большие кисти рук с толстыми длинными пальцами. Оба парня ростом под два метра. Им обоим пришлось наклоняться, чтобы не удариться головами о потолок. Один одет в синюю куртку, второй - в красную. Единственная черта внешности, по которой можно было их отличить, так это маленькая татуировка на запястье одного из братьев (у того, что в красном). Татуировка в виде головы волка с открытой пастью. Оба прошли в автобус, слушая в музыку в телефонах с белыми наушниками.
        Не поздоровавшись ни с кем, они прошли на предпоследний ряд и сели в левой стороне. Оба начали громко хохотать и шмыгать носами.
        - И ты их знаешь? - удивился Илья.
        - Ага, - ответила Лиса, - это Дис и Атан. Тот, что в красной куртке и с татуировкой на руке - Атан. Если бы не тату, то их ни за что не отличишь. Они мне не нравятся. Мерзкие. Что один, что второй. Бее…
        Надо признать, Илье двое братьев-близнецов также не внушали доверия. Было в них нечто отталкивающее.
        - Ведут себя по-свински, - сформулировала Лиса, - очень самовлюбленные. И еще… ходит вокруг них один слушок.
        - Слушок?
        - Сейчас.
        Она взяла телефон и снова набрала слова в «Заметках». Когда показала запись Илье, он прочитал: «Возможно, они - геи».
        - Ты серьезно? - брови Ильи подпрыгнули.
        - Многие так считают, - пожала Лиса плечами, - если это окажется правдой, то лично я совсем не удивлюсь. Ты только посмотри…
        Илья аккуратно выглянул из-за спинки кресла и посмотрел в сторону, где сидели Дис и Атан, будто искал что-то в окне. К счастью, оба увлечены прослушиванием музыки, а потому не заметили его.
        А Илья заметил… Рука Диса почему-то лежала на коленке у Атана.
        - Становится все интереснее, - Илья попытался насмешить Лису, и ему это удалось.
        Вслед за двумя братьями в салоне оказалась еще одна парочка. На этот раз брат и сестра. Между прочим, оба они походили друг на друга, как близнецы. Илья точно знал этих ребят.
        - Генри! - воскликнул Илья.
        - Жули! - обрадовалась Лиса.
        Генри и Жули - брат и сестра - войдя в салон, быстрым шагом направились к Илье и Лисе. На самом деле быстрым шагом направился только Генри, а Жули тащила гитару в чехле.
        - Доброе утро, друзья! - воскликнул радостно Генри. - Разве сегодня не прекрасный день?!
        Парень радостно пожал руку Илье и Лисе.
        - Может, поможешь! - простонала Жули, не справляясь с большой гитарой.
        - Жули! - обратился к ней брат. - Тебе стоило отнести ее в багажник. Спроси у Малюса. Он поможет.
        - Ох!
        Девушке пришлось на время покинуть салон, чтобы убрать гитару в багажник. Кроме нее озадачился и водитель микроавтобуса, ведь багажник уже забит до отвала.
        Одетый в светло-коричневую курточку и темные джинсы, Генри стоял с портфелем за спиной перед Ильей и Лисой. Среднего роста с круглым лицом и большими карими глазами, он то и дело поправлял свои русые темнеющие волосы. Непослушная челка постоянно закрывала глаза. Щупленький и совсем не спортивный, Генри обладал рядом важных положительных качеств, главный из которых - вечный позитив. Радостная улыбка никогда не исчезала с его лица. Генри улыбался так часто, что у него успели образоваться характерные морщинки.
        - Вы будете играть на гитаре? - удивилась Лиса.
        - Да, у нас с Жули дуэт! Я сыграю, а она споет. Или наоборот. Это мы еще посмотрим!
        - А почему гитару несет она?..
        - Ох, ну мне же нужно отдохнуть! Мне еще играть, а я уставший! К тому же, старшие в семье ухаживают за младшими.
        - Значит, Жули все-таки старше? - задумалась Лиса.
        - На одиннадцать минут, - уточнил Генри.
        На этой ноте в салон вернулась Жули. На этот раз без гитары, а только со своей сумочкой. Одетая в зеленую курточку, эта девушка была точной копией своего брата, но только в женском обличии. Скажем, если бы Генри решил сменить пол, то он выглядел бы, как его сестра. То же круглое лицо, те же карие большие глаза. Длинные каштановые вьющиеся волосы по плечи.
        В отличии от Генри, Жули - девушка собранная, серьезна и ответственная. Ее спокойствие уравновешивало вечную подвижность и непостоянство брата.
        - Здравствуйте, ребята, - она поздоровалась с Ильей и Лисой.
        - Привет, Жули, ты будешь петь?
        - Да, если Генри не решит сыграть и спеть сам. Лучше бы вам этого не видеть!
        - Это еще почему? - Генри возмутился. - Хочешь сказать, что я плохо пою?
        - Ужасно, братец. У тебя совершенно нет слуха! Ему медведь на ухо наступил. Я рада, что он поет только в душе, и его плохо слышно.
        - Меня плохо слышно?! Вы даже не знаете, на что способен мой дивный голос! Фигаро! Фигаро!
        Жули не стала долго терпеть выходки Генри, толкнула брата вперед и быстро заговорила:
        - Простите моего брата. Была рада встретиться. Иди и ищи нам места, дурачок!
        Так вышло, что Генри решил сесть прямо за Ильей и Лисой.
        - Я у окна! - заявил важно Генри.
        - Да садись ты уже! - буркнула Жули.
        Лиса быстро набрала в «Заметках» и показала Илье новую запись: «Они славные».
        Илья спокойно кивнул в ответ.
        Какое-то время брат с сестрой не могли усесться из-за того, что Генри высказал все свои жалобы по поводу узкого пространства между креслами.
        - Моим чудным ногам тут неудобно!
        - Господи! Успокойся наконец! Генри!
        - Тебе легко говорить. У тебя нет таких чудных и длинных ног, как у меня.
        - Да, нет, и я очень рада этому факту, ведь мне удобно сидеть.
        - Вечно вы, женщины, в выигрыше!
        Спор брата и сестры не мог не развеселить Илью и Лису. Это подняло им настроение.
        Когда водитель вернулся на свое место, в салоне появился новый участник поездки. Им оказалась невысокая тихая стройная молчаливая девушка. Одетая в сиреневую длинную курточку по колено, она крепко сжимала свою черную сумочку. Пустой взгляд серых глаз. Черные волосы заплетены в короткую сальную косу и спрятаны под красную шапку с ушками. Бледное личико, тонкие холодные пальчики с покусанными ногтями. Забрызганные черные сапожки и темные джинсы. Девушка дышала очень обрывисто. Неуверенная, она вошла в салон и прошла вперед.
        - Привет, Николь! - поздоровалась с ней Лиса.
        Но девушка ничего не ответила.
        Казалось, как только она вошла в автобус, воцарилась неприятная тишина. Генри и Жули перестали выяснять отношения, а Дис и Атан громко смяться. Николь прошла в самый конец автобуса, села у правого окна, достала маленькую книгу и начала читать.
        - Кто это? - шепотом спросил Илья.
        Лиса набрала в «Заметках» следующее: «Она сумасшедшая».
        - Почему? - нахмурился Илья.
        Лиса только успела пожать плечами и быстро набрать новое: «Говорят, у нее шизофрения».
        Но ни Илья, ни Лиса не знали, как относиться к этому. Николь была просто странной девочкой, «темной лошадкой», которая часто становилась объектом насмешек окружающих.
        Лиса наклонилась к Илье и шепнула:
        - Она даже ногти не стрижет.
        Илья и сам не понял до конца, что все это значит. Времени на раздумья о личности Николь и о ее демонах у него не осталось, ведь в салон вошли еще двое.
        На этот раз это были последние участники волонтерской поездки.
        Парень и девушка.
        Их Илья тоже знал. Янсен и Ришта.
        Он - спортивный юноша, ровесник Ильи. Одетый в синюю куртку и джинсы, он не только нес в руках свой рюкзак, но и сумку и пакеты своей девушки. На лбу и щеках у него виднелись заметные высыпания в виде юношеских угрей, но это не делало его менее привлекательным в глазах девушек. Короткие темные волосы. Блеск зеленых глаз. Сильные руки и ноги. Басистый голос. Янсен возглавлял спортивную команду Академии по баскетболу и футболу. Лучший игрок и спортсмен на первом курсе. Обычно у него была легкая походка, но рядом с Риштой лучший баскетболист на курсе выглядел немного зажатым и растерянным.
        Ришта дышала ему в грудь. Одетая во все черное, как и ее короткое каре по плечи, она носила не очки, а линзы, чтобы лучше видеть. При этом линзы делали ее глаза неестественно синего цвета, который совершенно не сочетался с ее круглым бледным лицом, пухлыми щеками и маленькими алыми губами. Ее голова, словно тыква, держалась на тонкой шее. Ришта носила исключительно черные пиджаки, черные юбки, черные колготки и черные туфли. Надо признать, что черный цвет не стройнил полноватую особу, а выполнял совершенно обратную функцию.
        Но главной особенностью Ришты оставался ее голос. Голос, услышав который не спутаешь ни с чьим другим. Все в Академии знали, что Ришта сильно комплексует только по одному поводу - своему голосу. В остальном она плевала на все рамки приличия и мнения окружающих.
        - Куда сядем? - обратилась она к Янсену.
        - Все уже занято, давай сюда? - предложил Янсен сесть по правую сторону от Ильи и Лисы.
        Ришта недовольно взглянула на соседей и села у окна.
        - Садись скорее, чего стоишь?
        Голос у Ришты - приглушенный писклявый шепот. Илья сравнил его с голосом девиц, которые накачивали себе губы ботулотоксином, а потом не могли и слова произнести. Так вот у Ришты был именно такой голос, который никак не вязался с ее внешностью.
        Особенность строения голосового аппарата.
        Лиса похлопала Илью по плечу и показала ему запись в «Заметках», которая гласила: «Поездка будет «веселой». Приготовься. Она еще хуже, чем Лети».
        Илья принял это к сведению.
        Стоило Янсену и Риште усесться, как в салон вернулся Кассий. Когда он подошел к Лети, она обрушилась на него с гневом:
        - Ну, сколько тебя можно ждать? Где ты там шляешься?!
        - Прости, моя сладенькая, я просто дышал свежим воздухом! Пупсик мой нежный, давай я тебя поцелую в щечку, и ты снова растаешь, как мармеладка.
        Кассий поцеловал Лети и сменил ее гнев на милость.
        - Садись уже… Мы скоро поедем?
        - О, да, крошка моя ненаглядная, старшекурсники уже приехали.
        - Наконец-то! Устала ждать…
        И старшекурсники вошли в салон, закрыв за собой дверь. Малюса Илья уже знал. Кроме него, появились еще двое: его девушка Ада и верный друг Марк.
        - Сейчас вас нужно пересчитать, - сообщил Малюс, - все на месте?
        Ада пробежала взглядом по салону, сосчитав количество человек.
        - Тринадцать, - сообщила парню Ада.
        Малюс сверился со списком.
        - Отлично. Чертова дюжина готова. Все пришли. Можем выезжать.
        Водитель завел мотор, и микроавтобус наконец двинулся в путь.
        Илья и сам задумался о том, какая «интересная» команда волонтеров собралась. Пелагея - его новая и вечно смущенная подруга. Израиль - его знакомый приятель. Генри и Жули - брат и сестра, постоянно выясняющие семейные отношения. Николь - загадочная тихая девушка. Дис и Атан - надоедливые шумные братья-близнецы с сомнительной репутацией. Ришта и Янсен - капитан спортивных команд и раздраженная девочка с комплексом. Кассий - добряк, и просто всем довольный позитивный юноша. Летиция - стройная девушка Кассия, предпочитающая сладости и участвующая в этой поездке для «галочки». И конечно… Елиса - одногруппница Ильи, к которой он испытывает нежные чувства.
        А вместе с ними - организаторы поездки волонтеров.
        Строгий, ответственный и рассудительный Малюс. Его девушка, Ада, высокая шатенка в красном пальто, темных джинсах и длинных сапогах. Теплая улыбка и карие глаза. На губах - слабый приятный блеск. Илье она показалась очень приятным и милым человеком, который легко идет на контакт.
        И Марк, помощник Малюса и Ады. Высокий атлет, блондин с волосами по плечи. Строгие черты лица. Видно, он тоже служил в армии, как и Малюс. Служба изменила некоторые особенности его внешности. Молчаливый, Марк больше отвечал за безопасность мероприятия, которое они организовали.
        - Итак, я рад, что мы наконец собрались. Отстаем на десять минут, но я думаю, что это не критично. Уверен, наш водитель, Гарик, исправит эту оплошность. Давайте все поприветствуем нашего водителя Гарика и пожелаем ему успешно довести нас туда и обратно.
        Собравшиеся дружно похлопали водителю.
        Гарик - зрелый мужчина лет сорока с щетиной и маленькими глазками. У водителя довольно приятный и спокойный голос. Лишний вес - издержки профессии и последствия сидячего образа жизни. Но было видно, что Гарик постоянно работает над собой. Он, определенно, занимается спортом, поддерживая свое телосложение. Обладая прекрасным зрением и быстрой реакцией, в нем, как в водителе, можно быть уверенным на все сто процентов.
        - Мы очень рады, что наша волонтерская организация пополняет свою численность из года в год, - продолжила начатую Малюсом речь Ада, - это значит, что студенты-медики не просто хорошие люди, желающие получить благородную профессию. Они остаются добрыми людьми и в обычной жизни. Это очень приятно. Безусловно, участие в волонтерском движении щедро поощряется, но в первую очередь важно все делать искренне и с душой.
        - Сегодня мы отправляемся в детскую психиатрическую клинику. Она расположена в соседнем городе. Немного официальной части, так что прошу внимания. Время нашего пути составит не менее трех часов. Балаева Илона Марковна, главная медицинская сестра, ждет нас к десяти часам. Полагаю, усилиями нашего верного водителя, Гарика, мы поспеем вовремя. Кроме того, надеюсь, все вы взяли халаты и сменную обувь. За этот день вам будет засчитано восемь часов волонтерства. Так что принесите завтра мне свои книжки, и я вам проставлю часы и заберу их, чтобы поставили печати. Понятно?
        Все спокойно кивнули.
        - Студенты медики - элита молодежи, - добавила Ада, - сколько я учусь и общаюсь со студентами из других университетов, я постоянно убеждаюсь, что именно студенты-медики обладают тем духовным родством. Мы эмоционально становимся близки друг к другу. И так же, как мы близки друг с другом, приходится сближаться с другими людьми. Мы едем с вами к детям, которые страдают самыми разными психическими расстройствами. В большинстве своем мы столкнемся с расстройствами аутистического спектра, разными формами слабоумия и детской шизофренией. Пожалуйста, ребята, я вас очень прошу, будьте осторожны в общении с этими детьми. Будьте вежливы и спокойны. Старайтесь вдумчиво отвечать на те вопросы, которые они вам зададут. Думайте над тем, что вы говорите. Помните, что эти дети проходят курсы психотерапии. В том числе, когнитивно-поведенческой психотерапии. Не навредите. Еще никогда мы не отправлялись с волонтерами в подобные места. И для нас, и для вас это станет большим опытом, который, я надеюсь, вам будет очень полезен.
        Малюс закончил:
        - Сегодня вы - лицо нашей Академии. Вы не просто студенты, а волонтеры. Не подведите ни нас, ни себя, ни нашу Академию. Вы - элита студентов. Покажите это. Здоровайтесь со всеми взрослыми. Будьте приветливыми и вежливыми. Я знаю, что кое-кто из вас даже приготовил музыкальные номера.
        Жули и Генри выглянули и кивнули. Генри - быстро и энергично с широкой улыбкой. Жули - спокойно и серьезно.
        - Отлично. Думаю, детям понравится, как вы сыграете на гитаре и споете песню. Они любят живую музыку. Кроме того, напоминаю, что мы везем пожертвования в виде различных материальных благ, которые собрали в Академии. Молодых людей я попрошу не разбегаться, а помочь мне и Марку. И да… лучше не самовольничайте. Не делайте ничего, что может повлечь за собой какие-либо нежелательные последствия, без разрешения старших. Если ребенок проявит нежелательное или неадекватное поведение. Агрессия, плачь, истерика. Сообщите немедленно сотрудникам клиники. Поняли?
        Все снова кивнули.
        - Отлично.
        На этом Малюс и Марк заняли свои места, а Ада сказала напоследок:
        - Теперь вы получили всю важную информацию. Сейчас вы можете удобно устроиться и насладиться поездкой. Времени у вас много. У вас есть возможность даже выспаться. Приятно поездки.
        И Ада присоединилась к своим друзьям. Марк начал вести беседу с Гариком, а Малюс и Ада о чем-то переговаривались друг с другом.
        За окном начало светать, но Илья заметил, что Лису клонило в сон.
        - Будешь спать? - спросил он у нее.
        - Наверное, да. Ты не возражаешь, если я воспользуюсь твоим плечом в своих коварных целях?
        - Вовсе нет!
        - Спасибо!
        И Лиса опустила голову ему на плечо, закрыла глаза и уснула.
        Илья всю дорогу смотрел в окно, наблюдая за незнакомыми видами. Он совершенно не представлял, в какой стороне находится психиатрическая клиника. Это будет незнакомая для него местность.
        Дис и Атан частенько громко посмеивались. Жули и Генри уже не ругались по мелочам. Израиль и Поля нашли общий язык. Ришта уснула, опустив голову на колени Янсену. Кассий и Лети не общались, а ехали молча. Она что-то изучала в телефоне. Он смотрел в окно.
        В какой-то момент Илья устал от бесцельных раздумий и уснул. Долгий путь для него прошел очень быстро.
        Глава 3. Чистые души
        Когда Илья открыл глаза, то за окном увидел лес - мелькающие деревья. Автобус ехал довольно быстро, а потому создавалось ощущение, что елки кружились вокруг своей оси в резвом танце. Его это частенько забавляло.
        - Опять елки танцуют…
        - Ты что-то сказал?
        Он и не заметил: Лиса проснулась. Она что-то искала в своей сумочке, а потому не обратила на него внимания.
        - Ничего. Ты что-то потеряла?
        - Нет, просто проверяю: все ли на месте… Нашла!
        На деле Лиса извлекла из внутреннего кармашка несколько сосательных конфет.
        - Будешь? - она протянула ему ладонь с тремя конфетами.
        - Давай, - Илья взял зеленую.
        - Меня что-то начало укачивать просто…
        - Все в порядке?
        Лиса бросила себе в рот красную сосательную конфетку и бодро кивнула.
        - Все отлично. Не переживай. Это сейчас пройдет.
        - У тебя есть какие-нибудь лекарства? Пакет не нужен?
        - И зря я тебе это сказала - теперь будешь всю дорогу думать об этом. Правда, Илюш, я в норме. Просто резко проснулась.
        - Что-то снилось?
        - Не помню.
        И на этой ноте автобус свернул с асфальтированной трассы вправо. Они въехали в сам лес, и теперь двигались по ухабистой дороге. Салон микроавтобуса начало трясти.
        - Блеск! - бросил Илья, оставшись не доволен тряской, которая появилась в тот момент, когда Лиса почувствовала тошноту.
        Малюс, перебросившись парой слов с Гариком-водителем, обратился к пассажирам:
        - Приготовьтесь, ребята. Мы почти на месте.
        Илья надеялся, что дорога по лесу не затянется. На часах уже половина десятого. Он точно помнил, что дорога должна была занять около трех часов. Значит ли это, что они приехали заблаговременно?
        Он ошибся.
        Несмотря на слова Малюса о скоро прибытии, ухабистая дикая лесная дорога заняла тридцать пять минут.
        - Я себе всю жопу отбил! - пожаловался Атан.
        Ему никто не ответил.
        Лети впилась руками в Кассия и закрыла глаза, борясь, как Илья понял, с чувством тошноты. Каждые десять минус микроавтобус начинало трясти еще сильнее.
        - Мы точно там повернули? - услышали все голос Марка.
        И заметно напряглись.
        Реакция Гарика утешила ребят - он уверенно кивнул.
        - Было бы очень «весело», если бы мы не туда свернули, - посмеялся Янсен.
        - Ох, заткнись, пожалуйста! - бросила в ответ Ришта своим писклявым голоском.
        Илья, чтобы не обращать внимание на тряску, решил смотреть на лес. Он оказался серым и покрытый туманом. Удивительно, что даже в десять часов утра туман не уходил. Могло показаться, что сейчас - раннее утро.
        Солнце скрылось за серыми облаками. В высь тянулись голые стволы сосен, распуская в небесах свои кроны. Между соснами стояли невысокие елочки, словно стражники, расставленные по своим постам, наблюдающие за прибытием гостей.
        Периодически в дали леса появлялись каменные валуны. Многие из них заросли мхом. Желтые иголки опадали с деревьев и покрывали влажную землю. Лес лишен всяких тропинок. Лишь одна ухабистая неровная дорога с множеством поворотов, по которой они ехали.
        - И почему не сделают нормальную дорогу? - задался вопросом Кассий. - Как же люди на работу ездят?
        Илья тоже задумался над этим. Действительно, работники психиатрической клиники и весь медицинский персонал каждый день преодолевают эту полосу препятствий. И как они добираются до больницы?
        Клинка располагалась вдали от города. Во многом это было сделано из-за местности. Лесной воздух вообще очень полезен для здоровья. Но сейчас этот серый туман, покрывающий землю в лесу, наводил на Илью массу неприятных чувств.
        - Ой! - Поли подала голосок.
        Что-то упало.
        Это была бутылочка воды Пелагеи.
        - Я верну!
        Израиль быстро встал с места и чуть не упал, врезавшись боком в спинке кресла, в котором сидел Дис.
        - Осторожно! - брызнул один из близнецов.
        - Прости.
        Израиль прошел вперед, догнав бутылочку воды, поднял ее у самых ног Летиции. Девушка проводила молодого человека холодным взглядом, не думая помогать ему поднимать бутылку, а наблюдая, как он все сделает сам, наклонившись к ее ногам.
        Израиль, взяв бутылку, вернулся на свое место к Поли.
        - Спасибо большое! - отблагодарила она своего спасителя.
        - Пустяки!
        Через тридцать пять минут тряски автобус выехал на ровную дорогу. Тряска прекратилась, и все пассажиры издали вздох облегчения.
        - Наконец-то это закончилось! - воскликнул Генри. - Не хватало мне камней в почках из-за такого раздражения!
        - Тебе не пятьдесят лет, чтобы ждать камни в почках! - упрекнула брата Жули.
        - Трясучая езда - один из факторов риска.
        Жули только закатила глаза, не среагировав на слова братца.
        - Ребята, приехали! - раздался бодрый тон Ады.
        Все бросили свои взгляды к окнам. Микроавтобус покинул лес и выехал на просторную территорию детской психиатрической клиники.
        Автобус проехал через ворота. Охранник, видно, был осведомлен о приезде волонтерской группы, а потому без лишних вопросов открыл ворота и пустил микроавтобус на территорию больницы.
        Вся территория психиатрической клиники состояла из нескольких частей. Первая - асфальтированная местность, где располагались все необходимые административные здания и корпуса. Вторая - большая детская площадка и парковая зона. Третья - поле кукурузы. Высокие растения слабо покачивались на ветру, дразня зрителей своими крупными плодами. А еще вдали, у границы территории, виднелось небольшой здание: это могла быть часовня или маленькая церковь.
        Микроавтобус остановился на парковке у главного корпуса. Большое трехэтажное здание из красного кирпича имело два крыла. Окна оказались новыми. Видно, недавно проходил ремонт. У больших черных железных ворот их уже ждала женщина в белом халате.
        Гарик заглушил двигатель и объявил:
        - Мы на месте!
        - Отлично! Давайте похлопаем Гарику за то, что успешно и вовремя доставил нас на место.
        В салоне раздались бурные и довольные аплодисменты. Настроение у всех заметно поднялось.
        С этими словами Малюс встал и призвал взглядом всех оставаться на своих местах.
        - Итак, теперь слушайте меня. Сейчас мы выходим на улицу. Гарик откроет багажник, и молодые люди помогут мне и Марку с мешками. Девушки, ждите вместе с Адой у входа. Как я вижу, Илона Марковна уже ждет нас. Помните, как надо себя вести. Мы - студенты-медики. Элита молодежи. Мы - волонтеры, которые пришли помочь. Не забывайте об этом и о том инструктаже, который я и Ада провели для вас перед отъездом.
        Далее двери автобуса открылись, и началась небольшая рокировка. Девушки вместе с Адой отправились знакомиться с Илоной Марковной, главной медсестрой психиатрической клиники, которая уже ждала их у ворот основного корпуса, а парни во главе с Малюсом и Марком принялись разбирать вещи в багажнике микроавтобуса.
        Как Малюс и обещал, мешком с продовольствием оказалось немало. Каждому досталось по одному или по два мешка.
        Генри, схватив свою гитару, побежал к Жули.
        - Жули! Ты должна помочь мне!
        - И что опять?
        - Гитара! Ты про нее забыла!
        - Я забыла?
        - Конечно! Это твоя обязанность - следить за гитарой!
        - Не поняла?!
        - У меня много дел! Видишь, сколько мешков?!
        Но, как оказалось, все мешки уже разобрали. Генри ничего не досталось. А гитара осталась у Жули. Генри и не думал за нее отвечать.
        - Держи, малой! - Атан и Дис отдали Генри по одному своему мешку (их у братьев было по два).
        Теперь Генри застыл с двумя мешками в руках.
        - Эй! Так не честно!
        Но близнецы лишь злорадно посмеялись.
        Илье тоже достался один мешок. Он не мог сказать, что они оказались тяжелыми. Вполне терпимо. Забрав припасы, молодые люди присоединились к своей женской половине.
        - Добрый день! - поприветствовала собравшийся отряд волонтеров главная медсестра. - Я рада видеть вас всех. Спасибо, что приехали. Дети все утро ждали вас.
        Илона Марковна - приятная женщина средних лет. Одетая в зеленую кофточку и черную юбку-чехол, поверх на ней был белый медицинский халат. Темные волосы завязаны в пучок и спрятаны под медицинской шапочкой. Спрятав руки в широкие карманы халата, она тепло улыбалась гостям. Среднего роста, стройная, у Илоны Марковны худое лицо и выраженные скулы, ясные нежные серые глаза и нос с горбинкой.
        - Как добрались? Надеюсь, дорога вас не утомила. Не заблудились?
        - Мы не заблудились, Илона Марковна, и дорога оказалась вполне легкой и приятной. Наш водитель знает свое дело, - ответил Малюс.
        - Отлично. Рада слышать.
        Сам Гарик закрыл багажник микроавтобуса и вернулся в салон, где решил провести оставшееся время, погрузившись в приятный сон.
        - Как вы видите, у нас большая территория, где есть все необходимое. В этой части находятся все самые важные объекты. Клиническая лаборатория, где мы проводим исследования. Пищеблок, где готовится еда. Бельевая, где стирают постельное белье и одежду. Все эти здания соединены с главным корпусом и между собой подземными переходами. Иными словами, под нашими ногами находится настоящий лабиринт. Нашим новым сотрудникам даже приходиться давать карту, чтобы они не заблудились. Кроме того, есть отдельный коридор под землей, который ведет в лес. Его построили на экстренный случай. Пожар или что-то похуже. Этот коридор довольно широкий, чтобы туда мог поместиться весь состав сотрудников и наших маленьких пациентов. Как вы могли заметить, у нас даже есть собственная маленькая церковь. Дети постарше принимают религию и ходят молиться Богу о своем выздоровлении. Как вы можете знать, Иисус часто лечил психически больных людей, которых в Библии называют бесноватыми. Мы с вами прекрасно понимаем, что это были за люди на самом деле. Кроме того, у нас есть все для детей. Эта детская площадка. Дети любят часто на
ней играть, когда гуляют. Для многих это настоящая отдушина. Мы даже ходим в лес и собираем ягоды и грибы. Все под руководством сотрудников. К выходу за территорию больницы мы тщательно готовимся. И, конечно, наша больница славится своим урожаем кукурузы. Дети любят ее собирать и ухаживать за огородом. Им есть, чем здесь заняться.
        Затем Илона Марковна подняла голову и осмотрела самый главный корпус.
        - Это наше самое главное здание. Есть крыло для мальчиков и крыло для девочек. Кроме того, на разных этажах - разный возраст. Еще у нас есть общая комната, где дети могут собираться, встречаться, общаться и играть вместе. У нас есть учебные классы, где мы занимаемся с детьми, обучаем их. Учим их читать и писать. Обучение также проходит в виде игр. Также у нас есть концертный зал, в котором дети показывают свои постановки на праздники. Я хочу, чтобы вы отдавали себе отчет в том, чем страдают эти дети. У нас очень много ребят с расстройствами аутистического спектра. Детские депрессии. Шизофрения. Синдромы двигательной активности и дефицита внимания. Много деток со слабоумием. Но ко всем мы относимся, как ко взрослым людям. Мы налаживаем с ними контакт. Наша цель - добиться их доверия. Они должны знать, что мы хотим им помочь. И в этом заключается ваша задача на сегодня. Они должны знать, что вы приехали, чтобы помочь им.
        Речь Илоны Марковны о детях тронула всех приезжих волонтеров. Жули, Поли и Лиса даже всплакнули, всхлипнув.
        - Пройдемте. Уже холодает. Я покажу вам место, где вы сможете переодеться и оставить вещи. Дети как раз позавтракали и сейчас в общей комнате. Там вы с ними и встретитесь.
        * * *
        Облачившись в белые халаты и сменив обувь, оставив вещи в специальном гардеробе для сотрудников и передав пожертвования Илоне Марковне, процессия студентов-медиков появилась в детской игровой комнате, где встретилась с пациентами клиники.
        Илона Марковна вышла вперед, обратив на себя внимание детей. Вся обстановка напоминала детский сад. Только это была очень большая зала, занимающая практически половину этажа всего корпуса. Очень приятная и светлая атмосфера, разные игрушки, столы для рисования и все необходимое для детского творческого развития. Здесь за детьми присматривал средний медицинский персонал, наблюдая за поведением пациентов.
        Мальчики и девочки, дети разных возрастов, все они прервали свои занятия, уставившись большими удивленными глазами на появившихся перед ними командой волонтеров в белых халатах.
        - Здравствуйте, дети, - тепло обратилась к ним Илона Марковна.
        - Здравствуйте, Илона Марковна, - дружно ответил хор ребят.
        - Гости, которых вы ждали, приехали. Они проведут с вами весь день. Вы можете общаться с ними и играть. Покажите и расскажите, что вы умеете. Не стесняйтесь. Они здесь, чтобы познакомиться с вами поближе и пообщаться.
        После этой небольшой вступительной речи Илона Марковна переговорила с Малюсом, чтобы уйти и заняться распределением пожертвований. Напоследок Малюс, оставив за главных Аду и Марка, дал указ:
        - Приступайте. Я скоро буду.
        Илона Марковна и Малюс покинули общую комнату, оставив остальных наедине с маленькими пациентами. Поначалу команда студентов напряглась, не зная, что им делать. Затем было решено распределиться на группы и начать знакомиться с детьми.
        Кассий отправился вместе с Лети, потащив ее за собой. Дис и Атан принялись лениво играть с детьми. Янсен и Ришта начали общение с пациентами. Николь оставалась одна, найдя собеседника в лице одной девочки. Израиль присоединился к Жули и Генри.
        Илья, Лиса и Поли оказались вместе.
        Втроем они подошли к одному щербатому темненькому мальчику лет восьми, одетому в белую маечку, синие колготки и сандалии, который что-то рисовал в альбоме.
        - Привет, как тебя зовут? - спросила Лиса.
        - Костик, - мальчик не отрывался от своего занятия.
        - А меня - Лиса. Это Илья и Поля. Очень рады с тобой познакомиться. А сколько тебе лет?
        Мальчик показал десять пальцев и согнул один указательный на левой руке. Осталось девять.
        Костик оказался невысоким для своего возраста.
        - А что ты рисуешь? - спросила мягко Поля.
        Они заглянули в альбом.
        - Котика и цветочки. Это их не расстраивает.
        - Кого? - озадачился Илья.
        - Нянек… Они ругали меня за мои первые рисунки.
        - А что ты рисовал раньше? - спросила Лиса, настороженно.
        - Всякое. Кости. Могилы. Распятия. Утопленников.
        Илье стало не по себе от этих слов.
        - Зачем ты это рисовал? - спросил он, наклонившись к нему.
        Костик пожал плечами и ответил вяло:
        - Не знаю. Мне нравилось. Такое мне часто снилось. Теперь я рисую кошечек. А то они все беспокоятся.
        - Тебе все еще снятся подобные сны? - Лиса даже пожалела о своем вопросе.
        - Уже реже. Все чаще свои сны я вижу наяву.
        Затем Костик наклонился к троим волонтерам ближе и прошептал тихо-тихо:
        - В поле кукурузы кто-то прячется. Я это знаю.
        * * *
        У девочки по имени Маша было перевязано лицо разноцветными платками. Она повязала синий платок на лоб, а красный - на лицо, оставив открытыми только глаза. Так она и сидела, расставив перед собой кукол, сплетенных из листьев кукурузы.
        - Знакомьтесь. Это Ча, Чо и Чи.
        Девочка указала на три своих куклы. Четвертую взяла в руки и погладила по голове, добавив:
        - А это Джеки. Он у нас глупенький. Да, Джеки? Глупенький Джеки!
        Маша поставила Джеки рядом с тремя другими куклами.
        - Ты их сама сделала? - поинтересовалась Поля.
        - Ага, - кивнула девочка, - сначала была Ча, потом Чо, а совсем недавно появилась Чи.
        - А они сестры? - спросила Лиса.
        - Не совсем. Это дети из пробирки. Три девочки из пробирки. Мама их не рожала, поэтому ее у них нет.
        Троих друзей удивило, откуда эта девочка знает о существовании в современном мире детей из пробирки.
        - А откуда взялся Джеки? Он тоже из пробирки? - спросил Илья.
        - Нет, он приемный. Чи всегда обижает Джеки, а Ча всегда заступается за него, но она не знает, что Чи обижает Джеки, потому что Джеки обижает Чо. А Джеки обижает Чо, потому что она обзывает его глупым. А Чо называет Джеки глупым, потому что он не из пробирки, как они.
        Илья быстро запутался во взаимоотношениях четырех игрушек.
        - Тебе нравится здесь жить? - спросила Поли.
        - Да, но спать страшно иногда.
        - Почему же?
        - Мне постоянно кажется, что Чи хочет меня убить. Поэтому я всегда прячу лицо, чтобы она не знала, как я выгляжу. Сплю я без повязки, а меня она видела только в повязке.
        - С чего ты взяла, что Чи хочет… сделать что-то с тобой? - насторожилась Лиса.
        Маша взглянула на куклу, и Чи упала на бок, не усидев на месте.
        - Она не такая, как все остальные. Ее я сделала не сама. Мне ее подарили.
        - Подарили? - нахмурился Илья. - Кто?
        Маша ответила не сразу. Первым делом она взяла Чи и зажала ей уши.
        Потом прозвучал ответ:
        - Тот, кто прячется в кукурузном поле.
        * * *
        - Мне надо помыть руки! - попросил мальчик по имени Толик.
        - Мы с Ильей проводим тебя, - ответила Лиса, - Поли, останешься? Мы быстро.
        Поли кивнула в ответ.
        Илья кивнул Толику. В кармане у него спрятано несколько цветных карандашей. Втроем они вышли из общей комнаты и направились в туалет на этаже.
        - Давай, помоем руки с мылом, - Лиса уже открыла воду.
        - Я так не могу! - пожаловался Толик.
        - Почему же? - не понял Илья.
        - Не могу мыть руки, когда на меня смотрят! Иначе они не будут такими чистыми. Выйдите за дверь, и я сам помою руки!
        Илья и Лиса озадаченно переглянулись, но отнестись к просьбе ребенка решили с пониманием.
        - Хорошо, как скажешь.
        - И закройте за собой дверь!
        - Только тщательно помой, с мылом, - напомнила Лиса.
        - Да понял я!
        Толику было уже десять. Он заметно отставал в развитии. Вот и сейчас он измазал руки в желтой гуаши. Одетый в синюю футболку и черные шортики, у него большие голубые глаза и короткие светлые волосики.
        Илье и Лисе по требованию Толика пришлось выйти за дверь и закрыть ее, оставив Толика в ванной комнате одного.
        - Не нравится мне это, - поделилась с Ильей Лиса своими мыслями.
        - Ты о чем?
        - Не следует нам оставлять его одного без присмотра.
        - Будем надеяться, что он просто помоет руки. В конце концов, что он может такого сделать?
        - Не знаю.
        Они стояли и ждали. Стоял шум струи воды. Потом послышался плеск. Толик моет руки.
        - Ты с мылом моешь? - подошла Лиса к двери.
        - Да-да! - ответил Толик.
        Вода журчала.
        - Что-то долго, ты не находишь? - насторожился Илья.
        - У него руки в краске, дадим ему время, - ответила Лиса.
        Они прождали еще какое-то время, а потом… услышали водный плеск. И смех.
        Довольный радостный детский смех.
        В ужасе переглянувшись друг с другом, они решили действовать. Илья открыл дверь, и перед ними возникла жуткая картина.
        Раковина полностью наполнена водой. Вода стекает на пол, переливаясь за пределы раковины. Кран открыт. Вода полным потоком продолжает течь. Толик стоит в стороне с чистыми руками и радостно смеется.
        - Ты чего наделал? - ужаснулась Лиса.
        Илья быстро перекрыл воду и заметил, как в сливе были воткнуты цветные карандаши.
        - Я помыл руки, - Толик показал свои чистые ладони, - можем вернуться в общую комнату.
        И вприпрыжку мальчик выбежал за дверь в коридор, что-то радостно себе напевая.
        * * *
        Перед обедом всех детей пригласили на музыкальный концерт, который устроили для них Генри и Жули. В общем зале расставили стулья, но не все дети желали на них садиться. Кто-то сидел на табуретках, кто-то на мягком ковре на полу.
        Стоило Генри достать гитару и показать ее всем, как в толпе послышались восторженные охи. Дети попросили, потрогать гитару, и Генри не возражал, а потому перед началом концерта был проведен небольшой обряд - все присутствующие прикоснулись к музыкальному инструменту.
        Генри и Жули некоторое время настраивали инструмент, а дети молча наблюдали за интригующим действием.
        На концерт пришли даже Илона Марковна и Малюс, закончив со своими организационными делами.
        - Еще раз всем добрый день! - обратилась к детям Жули. - Сейчас я и мой брат покажем вам небольшой музыкальный концерт. Вы готовы?
        - Да! - радостно и дружно воскликнули все дети.
        Генри играл на гитаре, а Жули пела песни. Внимание детей было приковано к обоим участникам концерта. Они смотрели то на Генри, то на Жули.
        Брат и сестра решили исполнить несколько детских песенок, чтобы позабавить детей. Многие взрослые ребята отставали в умственном развитии, а потому было интересно без исключения всем.
        Жули обладала легким и приятным голосом. Илья только мог представлять зависть Ришты, ведь у нее такого бархатного голоса никогда не было.
        Сначала Жули спела песенку Красной Шапочки из фильма, чтобы немного разогреть публику. В связи со скорым наступлением зимы, вторым номером стала песня «Кабы не было зимы» из мультфильма «Зима в Простоквашино».
        Жули получила море оваций и рукоплесканий. Что касается Генри, то он мастерски справлялся со своей задачей, играя на струнах нужную мелодию.
        Генри тоже захотел получить свои заслуженные аплодисменты, а потому на третьем номере брат с сестрой поменялись ролями. Жули взяла гитару, а Генри приготовился петь.
        Послышались радостные смешки. Всем нравился задорный настрой Генри, но никто и не подозревал, что петь он умеет не так уж плохо, как об этом говорила Жули. Не идеально, но в своем стиле.
        А потому Генри решил исполнить песенку кота Леопольда. Во время своего исполнения Генри артистично расхаживал по импровизированной сцене и театрально жестикулировал, чем еще больше производил впечатление на маленький зрителей.
        После завершения своего выступления Генри наконец получил заслуженные овации. И он, и Жули заслужили эти аплодисменты, подарив своим выступлением всем хорошее настроение.
        Далее все дети отправились на обед, после которого должна была состояться прогулка.
        После выступления, когда брат и сестра остались наедине, чтобы поздравить друг друга с удачным выступлением, Жули вручила Генри гитару со словами:
        - Теперь за нее отвечаешь ты!
        - Это как? Ты же всегда отвечаешь за гитару!
        - Теперь нет. Прости, братец, но и я всегда пела на наших концертах.
        - Ты злишься, что я вышел петь, а тебя заставил играть?
        - Нет, это глупо. Просто на обратом пути ты будешь отвечать за гитару. Не будь ребенком, а то мне кажется, что эти детки сообразительнее тебя. Итак, гитара твоя. Я пас! Умываю руки!
        И Жули испарилась из виду, оставив Генри наедине с гитарой.
        Так, решение Жули в тот миг изменило и этот день, и их жизни раз и навсегда.
        Глава 4. Назад и обратно
        - Ты куда? Постой!
        Николь шла следом за девочкой, которая увела ее в заросли поля кукурузы. Ей пришлось раздвигать в стороны высокие растения, чтобы пройти вперед.
        Ту девочку звали Саша. Пяти лет от роду. У нее рыжие непослушные кудри и яркие веснушки. Одетая в оранжевую курточку, она затерялась в зарослях кукурузы.
        - Не уходи далеко!
        Николь всерьез обеспокоилась тем, что может потерять ребенка и не уследить за ним на прогулке. С другой стороны, куда она может убежать? Территория лечебницы со всех сторон ограждена забором.
        И все же ей не хотелось, чтобы Саша спряталась так, что ее нигде бы никто не смог найти. Во время пересчета ребят (перед возвращением в главный корпус) обнаружат, что Саши нет. А отвечала за нее Николь.
        Она будет виновата в том, что ребенок пропал.
        Озадаченная этой ситуацией, Николь позвала девочку снова:
        - Прошу, подожди меня! Не убегай далеко!
        Николь принялась смелее расталкивать высокие стебли, прорываясь вперед.
        Наконец она оказалась на пустом участке земли, где встретила Сашу, стоящую в полном одиночестве.
        Увидев девочку, Николь облегченно выдохнула. Саша стояла к ней спиной. Она смотрела на что-то, что могло стоять прямо перед ней.
        - Ты его видишь?
        Николь посмотрела на то, что стояло перед Сашей, и ответила:
        - Да, я вижу.
        * * *
        Дис и Атан толкали качели с детьми. Кассий и Лети плели венок для одной девочки из одуванчиков. Израиль вел милую беседу с мальчиком, наблюдающим за большими улитками в деревянной коробке. Генри и Жули держали за руку двоих ребят, которые устроили для них экскурсию по игровой площадке.
        Илья заметил, как Поля испуганно наблюдала за мальчиком, который забрался на самый верх лестницы - части гимнастического сооружения.
        - Ты как? - спросил он у нее.
        - Волнуюсь за него, - Поля указала на мальчика, - как бы он не упал. Может, сказать, чтобы спустился?
        - Я думаю, он сильный. Справится. Уверен, он делает это не первый раз.
        Илья посмотрел на милого парнишку лет шести, который чувствовал себя на вершине лестницы вполне уверенно. А потом мальчик перебросил ногу на другую сторону, и Поля ахнула.
        - Не бойся, - он приобнял ее, - он справится - смотри!
        Мальчик перебросил вторую ногу и сел на вершину лестницы. Болтая ногами, он наблюдал за всем происходящим вокруг.
        - Даже Илона Марковна не заставила его спуститься. Значит, она уверена, что с ним будет все в порядке.
        Когда Илья прикоснулся к Поле, она вся сжалась. Ее щеки налились краской. В таком напряжении она продержалась ровно до того момента, когда Илья наконец отвел от нее руку в сторону.
        Они взглянули на ребенка, что сидел выше всех и разглядывал мир вокруг себя. Выглядел он печальным.
        - Мне грустно, Илюша, - призналась Поля, - мне… так больно за этих детей.
        - Я знаю, Поля, я знаю, но ты не должны давать слабину. Мы здесь, чтобы им помочь.
        Он чувствовал, что девушка может заплакать.
        - Нет, Поля. Все слезы там, где нас никто не увидит. Не здесь. Прошу.
        Она смело кивнула и встряхнулась.
        - Ты прав. Нужно действовать профессионально.
        Мальчику наскучило сидеть, и он принялся спускаться вниз.
        - Ты как? - Поля собралась с силами и обратилась с этим вопросом к Илье.
        - Наверное, так же, как и ты. Пока держусь. Генри и Жули устроили очень милое представление.
        - Да-да! Это было прекрасно! Они такие молодцы!
        Парнишка, оказавшись прямо перед ними, смотрел то на Полю, то на Илью.
        - Здравствуйте, - поздоровался он с Ильей.
        - Привет, - легко ответил Илья.
        - Куда теперь пойдем? - поинтересовалась у него Поля.
        Парнишка взял ее за руку и заявил:
        - Я хочу еще залезть на «гусеницу». Идем!
        И мальчуган потащил Полю прочь от Ильи.
        - Мне пора, - смеясь, попрощалась она, - позже договорим!
        - Да, конечно! - посмеялся Илья в ответ.
        И вот рядом с Ильей возникла Лиса. Он даже не заметил ее приближения, а потому перепугался и вздрогнул, когда она заговорила с ним:
        - Как она? Ты чего пугаешься?!
        Илья выдохнул, схватившись за грудь, развернулся к Лисе и ответил:
        - Прости. А ты не пугай так!
        - Я просто подошла, - Лиса звонко засмеялась, - ну ты даешь! Так как там Поля?
        - Держится. Ей непросто общаться с ними, зная какая судьба их может ждать.
        - Я весь день старалась не думать об этом, если честно. Но не получается. Мы делаем хорошее дело. Это важно.
        - Да, ты права.
        Они сами не заметили, как к ним подобралась светленькая девочка лет пяти. Она держала в руках куклу, которая заводилась с ключа в спине. Большие голубые глаза и пухлые губки. Она не сводила с обоих своего серьезного, слишком взрослого взгляда.
        - Привет, - Лиса ей нежно улыбнулась, - как тебя зовут?
        Вместо ответа на заданный вопрос, девочка сказала им почти шепотом:
        - Что бы ни случилось, не возвращайтесь сюда.
        А потом она развернулась и вприпрыжку, играя со своей куклой, убежала к полю кукурузы.
        * * *
        После прогулки на свежем воздухе дети вернулись в свои палаты, чтобы отдохнуть и поспать. Все ребята устали и нуждались в дневном сне. Уложив детей спать, всю команду волонтеров пригласили в столовую, чтобы накормить.
        Малюс не стал отказываться от вежливого предложения Илоны Марковны, а потому всех призвал отобедать и подкрепиться перед обратной дорогой.
        Их угостили борщом, легкими овощными салатами, картошкой-пюре с тефтелями и яблочным компотом. За столом они обсудили все те истории, которые произошли с ними на улице во время прогулки с детьми.
        Ближе к шести часам дети проснулись, и наступило время прощаться. Команда студентов-медиков уже сняла свои халаты, собрала все вещи и готовилась сесть в автобус. Дети вышли на улицу, чтобы обнять своих новых знакомых.
        На этот раз Поля не сдержала слез. Весь этот день ей дался непросто. Маленькие пациенты психиатрической клиники сильно ее тронули.
        - Мы будем скучать, - говорили дети.
        - Приезжайте к нам еще!
        - Мы будем вас ждать!
        - Спасибо вам большое!
        - Это было так волшебно!
        Обняв очередного ребенка, Илья взглянул в сторону. Там, в стороне от всех, стояла та самая светленькая девочка, которая сказала им с Лисой те роковые жуткие слова.
        Она прижимала к себе свою куколку в красном платье и не сводила с него взгляда. А потом… она прижала указательный палец к губам.
        Все оставшееся время Илья не мог избавиться от мыслей о той девочки.
        - Спасибо, что приехали к нам, мы вам благодарны, дети остались очень довольны, - обратилась Илона Марковна к Малюсу.
        - Вам спасибо, что так тепло приняли нас.
        - Что вы! Вы же волонтеры. И вы все - будущие врачи. Это самая благородная профессия. Мы все желаем вам удачи. Станьте настоящими профессионалами своего дела. То, что вы делаете, прекрасно и очень важно. Спасибо еще раз. Приезжайте снова. Будем ждать. Удачной вам дороги назад.
        - И вам всего доброго! До свидания!
        А затем Малюс обратился к остальным:
        - Все по местам! Марш в автобус!
        Дети не хотели отпускать своих новых друзей, которые приехали к ним в гости. У них вообще нечасто бывают гости, а потому этот день был особенно значимым для них.
        Многие просили о том, чтобы волонтеры не уезжали. Но им пришлось уехать.
        Ада лишь могла утешить одним:
        - Мы обязательно к вам еще приедем. Обещаю.
        И только эти слова хоть на каплю могли удовлетворить детей.
        Команда волонтеров вернулась в автобус, где их ждал Гарик, и все заняли свои места.
        Марк, Малюс и Ада еще о чем-то поговорили с Илоной Марковной, а потом тоже вернулись в микроавтобус. Марк закрыл дверь, и голоса детей на улице затихли.
        - Все на месте? - спросил Малюс.
        - Да, я пересчитала, - ответила Ада.
        - Отлично. Трогай, Гарик.
        Водитель завел мотор, и автобус отправился в путь. Когда транспорт разворачивался у Ильи и Лисы появился шанс помахать детям на прощание. Дети так и стояли у порога главного корпуса и махали автобусу руками.
        Развернувшись, микроавтобус направился к главным воротам больницы.
        - Подводя итоги сегодняшнего дня, я хочу сказать, что он удался, - заявил Малюс, - вы справились со всеми поставленными перед вами задачами, чему я очень рад, признаюсь. Очень хорошо, что все прошло без происшествий. Отныне у вас появился опыт общения и взаимодействия с детьми, страдающими различными расстройствами психики. Надеюсь, этот опыт для вас всех очень полезен. Завтра подойдете ко мне со своими волонтерскими книжками. А сейчас вы можете устроиться поудобнее и отоспаться. Ехать нам, как вы знаете, три часа. Отдыхайте. Вы это заслужили.
        Начало темнеть.
        Микроавтобус ехал в темном лесу по ухабистой дороге. Тряска не давала никому возможности расслабиться и уснуть.
        - О чем ты думаешь? - спросила Лиса у Ильи.
        Он взглянул на нее и честно ответил:
        - О том, что нам сказала та девочка на детской площадке.
        - На самом деле мысли о ней и мне не дают покоя. Илюш, ты же понимаешь, что эти дети…
        - Знаю-знаю… Но тебе не показалось будто она знала, о чем говорит? Ее поведение. Ее слова. Это не было похоже на… на бред!
        - Да, я понимаю. Все выглядело вполне убедительно…
        - И сейчас перед самым отъездом, когда все прощались…
        - Что случилось?
        - Она так странно посмотрела на меня, будто напомнила мне о своих словах.
        Послышался легкий «чпок». Это Лети надломила плитку молочного шоколада и поделилась одним кусочком с Кассием.
        - Благодарю, моя конфетка! - он поцеловал свою девушку в щеку.
        Лиса озадаченно посмотрела в окно. Она поймала себя на мысли, что в ночи этот лес выглядел еще более зловещим, чем при свете дня.
        - Забудь, - потревожил тишину Илья, понимая, что Лиса думает о той девочке и о ее послании, - это уже не важно, Лиса. Мы едем домой, верно?
        - Да, наверное…
        Лиса устала.
        Илья призвал опустить ее свою голову ему на плечо. Заметив это, Поля вся сжалась и уставилась в окно с печальным взглядом. Израиль почти уснул. Дис и Атан что-то смотрели в телефонах. Ришта и Янсен, видно, успели поссориться из-за чего-то, а потому молча сидели и даже не смотрели друг на друга. Николь не спала, а следила за мрачным лесом за окном. Кассий и Лети лакомились плиткой шоколада и жевали жвачки с вишневым вкусом. Марк уснул. Ада опустила голову на плечо Малюсу и пыталась заснуть. В салоне стало темно. Мерцал лишь желтый свет фар.
        Ориентируясь по времени, Илья понял, что совсем скоро они покинут этот лес и распрощаются ухабистой дорогой. Они уже подъезжают к трассе.
        Все бы то ничего, если бы не…
        - Надеюсь, ты не забыл гитару, - Жули обратилась к брату, подняв их «болезненную» тему.
        Услышав ее слова, Генри замер. Он перестал моргать. Его взгляд уставился в одну точку.
        - Генри! - вопль Жули разнесся по всему салону и потревожил спокойствие всех присутствующих.
        Генри весь сжался и скукожился.
        - Прости, прости, прости, прости, прости, прости, прости…
        - Тебе ничего нельзя доверить! Ты - маленький ребенок! Глупый братец! О, боже, за что мне такое наказание?! Генри, я тебе доверила всего одну вещь! Неужели, это было так сложно? О, срань Господня!
        - Жули, миленькая…
        - Что «Жули»? Что? Жули то, Жули это! Я все делаю, Генри! Я за все отвечаю! Всего один раз я попросила тебя! Один раз! Ты не справился с элементарной задачей!
        И вдруг у Малюса зазвонил телефон.
        - Кто это? - Ада проснулась.
        - Илона Марковна…
        В салоне стало тихо. Малюс взял трубку и приложил к уху.
        - Да, Илона Марковна? Здравствуйте еще раз.
        А потом… взгляд Малюса упал на Жули и Генри.
        - Да, мы это только что выяснили. Да, да… спасибо большое, что сообщили. Сейчас вернемся. Простите за неудобство. Да, да… сейчас будем.
        И разговор закончился.
        - Гарик, - Малюс обратился к водителю, - не мог бы ты развернутся. Ребята забыли гитару.
        И вот, когда впереди наконец показалась ровная асфальтированная дорога, Гарику пришлось остановиться и развернуть микроавтобус, чтобы опять заехать в темный лес.
        - Что происходит? - встревожилась Поля.
        - Жули и Генри оставили в больнице свою гитару, - ответил Израиль.
        - Генри оставил! - рявкнула Жули. - Он нес за нее ответственность! Не я ее забыла! Прошу на меня бочку не катить!
        Микроавтобус вернулся на жуткую ухабистую дорогу. И снова салон начало сотрясать.
        - Надеюсь, у тебя от этой тряски все же появятся камни в почках! - бросила последнюю угрозу Жули в адрес брата.
        К порицанию несчастного Генри присоединился Кассий:
        - Как вы могли забыть свою гитару, Генри? Это же уму не постижимо! Такая оплошность! Ох, какая оплошность! И теперь из-за вас всем нам придется страдать от этой жуткой тряски снова!
        Генри весь сжался. Ему было невыносимо от того, что на него все набросились, как стая голодных волков. Он не мог никому посмотреть в глаза.
        К общему обвинению Генри во всех смертных грехах присоединилась и Ришта, сорвав свой тонкий писклявый голос-шепоток:
        - Идиотина! Из-за тебя мне опять трястись в этом сраном автобусе! Как можно быть такими дебилом и забыть свою гитару?!
        Ришта хотела продолжить изливать свой поток гнева и оскорблений на Генри, но ее вовремя прервала Жули:
        - Эй, я прошу тебя извиниться перед моим братом! Оскорблять и унижать его могу только я! И что такого, что он забыл гитару? Никто от этого не застрахован! Ты вот тоже свой голос где-то потеряла на дороге, я же тебя не оскорбляю!
        От таких слов в горле Ришты все пересохло. Она тяжело задышала, собираясь с силами.
        - Ах, ты… да как ты… сучка! Янсен, чего молчишь, паразит?! Твою девушку тут между прочем унижают!
        - Заткнись все ради бога! - подал громкий грозный голос Марк.
        И в салоне мгновенно воцарилась гробовая тишина.
        - Спасибо, Марк, - отблагодарил его Малюс.
        - Ничего катастрофического не случилось, - объяснила Ада, - это обычная ситуация. Такое бывает. Кто-то что-то всегда забудет во время выезда. Давайте проявим уважение друг к другу. Мы не из ПТУ с вами, а из Медицинской Академии. Не ругайтесь, а позаботьтесь о своем здравомыслии.
        Ее слова подействовали на всех обидчиков Генри. Больше никто не думал его оскорбить на почве его забывчивости и беззаботности. Даже Жули смирилась с возникнувшей ситуации и прижала брата к себе, словно маленького ребенка.
        Но Илья и Лиса… эти двое совершенно не обратили внимание на ругань в автобусе. Их беспокоил сам факт, что они… возвращаются назад, о чем их строго предупредили.
        «Что бы ни случилось, не возвращайтесь сюда» - аукалось в голове у Ильи.
        Ему стало не по себе.
        Какая-то здравая часть его сознания говорила о том, что ничего плохого не случится. Они приедут. Илона Марковна передаст Малюсу гитару. Затем Гарик забросит гитару в багажник. Водитель и Малюс вернутся в салон. Автобус снова тронется в путь. Да, им придется в третий раз пережить жуткую тряску. Но и она закончится через тридцать минут. Затем они выедут на трассу и отправятся домой. Все уснут и забудут об этой ситуации.
        В самом деле - с кем ни бывает!
        Но другая часть Ильи отчаянно кричала: «Не делайте этого! Не возвращайтесь! Не надо! Если вы вернетесь, то…»
        И он не знал, что будет.
        Его предупредили, что не стоит этого делать.
        Было предельно ясно, что их возвращение в детскую психиатрическую клинику ничем хорошим не обернется.
        Эти дети что-то знали.
        Это место обладало той таинственной и пугающей мистической энергией, которую Илья чувствовал каждой клеточкой своего тела.
        Все в нем протестовало против возвращения в то место.
        Но самое страшное другое: он не может изменить то, что происходит уже сейчас. Автобус уже развернулся. Илона Марковна сама позвонила и сообщила о забытой гитаре (в тот самый миг, когда сами Жули и Генри вспомнили об этом).
        Слишком много совпадений.
        Илья начал сомневаться, что все происходящее с ними - череда случайностей.
        Это чей-то план.
        Коварный замысел.
        Судьба.
        Судьба, от которой ему не спрятаться и не убежать. Это нечто неотвратимое и неизбежное.
        То, что его ждет в будущем, что готовит для него жизнь, скоро случится.
        Илья ехал со страшным чувством внутри.
        Он будто готовился… к смерти.
        * * *
        - Мы вернулись, - объявил Гарик.
        Желтый свет фар осветил металлический забор, ограждающий территорию детской психиатрической клиники. Вдали уже виднелись очертания кирпичного красного здания - главного корпуса.
        Все выглянули в окно.
        Страх поселился внутри каждого из них.
        И Илья понял, что скоро для них всех наступит конец, когда микроавтобус переехал через железные ворота, лежащие на сырой земле.
        Глава 5. Манифест тьмы
        Время: 19:05
        Водитель замедлил ход. Микроавтобус крался к асфальтированной парковке у главного корпуса больницы. Детская площадка пустовала. Краска выцвела и многие металлические сооружения заржавели. Спортивная лестница сломалась и лежала в сырой траве.
        Вокруг кирпичного здания росла высокая жухлая трава. Между черно-красными кирпичами струились сухие ветки вьющегося растения. Большинство окон выбиты. На асфальте, у ступенек, лежат осколки.
        Жизнь покинула это место.
        Вокруг не оказалось ни одной живой души.
        Стены остальных сооружений на территории клиники отчасти разбиты, отчасти покрыты трещинами, отчасти заросли высокой травой и сухой лозой.
        Крест на вершине маленькой церкви-часовни сломался. Вся территория заросла. И только зловещее мрачное поле кукурузы оставалось прежним. Казалось, оно стало больше. Плоды кукурузы качались на верхушках на ветру.
        Все исчезло.
        Этот мир изменился навсегда.
        - Где это мы? - прозвучал вопрос Ады.
        И это был самый правильный вопрос.
        Водитель остановил транспорт и заглушил мотор. Марк открыл дверь первым и вышел на улицу.
        - Холодно так… - произнес он.
        В полной тишине все пассажиры автобуса вместе с водителем друг за другом покинули салон и оказались на улице у разбитых металлических ворот главного корпуса.
        Лети крепко сжимала Кассия за руку. Атан и Дис тупо смотрели по сторонам. Поля прижала ладонь ко рту, чтобы не закричать. Жули и Генри не отходили друг от друга.
        Все они осматривали то, что их окружало. Вся территория психиатрической клиники предстала перед ними в разрушенном состоянии, будто была заброшена давно.
        Будто они попали сюда после Конца Света.
        - Не нравится мне это… совсем не нравится, - шептал Янсен.
        Илья и Лиса в ужасе взглянули друг на друга. Пророчество той девочки, каким бы туманным оно ни было, сбылось. Она предупреждала их об опасности.
        Она говорила им не возвращаться обратно.
        А они вернулись.
        И теперь им придется расплачиваться за все.
        - Что за черт?! - рявкнула Ришта.
        Девушка тяжело дышала. Никто не был в силах ей ответить.
        Ада подошла к Малюсу и положила руку ему на плечо.
        - Малюс, ты как? Что думаешь?
        Он взглянул на свою девушку и ответил пустым тоном:
        - Не знаю.
        Лиса наклонилась к Илье ближе и шепнула:
        - Что же мы наделали…
        От ее слов у него по щекам пробежала дрожь.
        Малюс достал свой мобильный телефон. Он попытался кому-то позвонить, но…
        - Связи нет, - Малюс застыл, как вкопанный.
        - Как это? - напрягся Марк.
        Все тут же достали свои телефоны, чтобы проверить наличие связи. Каждый пытался позвонить домой: маме или папе.
        - Не ловит, - подтвердил опасения Израиль.
        Летиция издала душераздирающий крик:
        - Черта с два! Что это за говно?! В какое такое сучье дерьмо я влипла? Где связь? Зачем я вообще поехала? Мне могли все часы написать просто так! Какого черта я здесь торчу? Я не должна была оказаться в этой дыре с вами! Я не должна была быть здесь! Только не это! Только не…
        Летиция размахивала руками, ходила кругами и выкрикивала проклятия.
        - Успокойте ее кто-нибудь, - потребовал Малюс.
        Тогда Кассий подбежал к Лети и обнял ее со спины, прижав к себе.
        - Успокойся, моя конфетка. Тише, моя сладенькая. Мы что-нибудь придумаем. Я с тобой. Слышишь? Я с тобой.
        Лети заливалась слезами.
        Не в силах справиться с собой, она уткнулась лицом в грудь Кассию, бормоча взахлеб:
        - Я не должна быть здесь… я не должна так умереть…
        Услышав упоминание о смерти, все заметно напряглись.
        - Никто не умрет! - твердо заявил Малюс. - Мы просто уедем отсюда и все! Понятно?
        Малюс резко взглянул на Гарика, и водитель ответил кратким кивком, вставив:
        - Разумеется…
        А потом раздался визг.
        Это Поля.
        Девушка громко закричала и отбежала к Илье, упав ему в руки.
        - Что такое? - встревожилась Ада.
        Поля завизжала:
        - Змея! Змея! Там была змея!
        Поля указывала пальцем в сторону.
        Ришта первая подошла к указанному месту и подтвердила догадку:
        - Да. Гадюка.
        Илья, прижимая к себе напуганную Полю, тоже заметил извивающуюся черную ленту.
        - Черт! - рявкнул Марк и прошел вперед. - Всем разойтись! Прочь! Эти змеи ядовиты. Не хватало, чтобы она набросилась на кого-то из вас.
        Марк заставил Ришту отойти в сторону. Сам он нашем массивную палку в траве, насадил на нее змею и бросил в заросли травы прочь от остальных ребят.
        - Спасибо, Марк, - отблагодарил товарища Малюс.
        - Я всегда буду вас защищать, - ответил тот.
        Илья почувствовал, как Поля перестала на мгновение дышать. Она вся покрылась холодным потом.
        - Ты как? - спросил он у нее.
        - Ох… прости, Илюша… я просто… перепугалась…
        - Еще бы! Ты не должна извиняться. Все в порядке?
        - Да. Спасибо…
        С этими словами Поля наконец отпустила Илью и отошла от него на шаг. Илья обернулся и посмотрел на Лису - она никак не среагировала на произошедшую ситуацию.
        В следующий миг Генри упал на асфальт, ударившись коленями. Жули пыталась его поднять, но не могла. Генри стонал и рыдал, дико вопя:
        - Простите меня! Это все я! Это я забыл гитару! Это из-за меня мы вернулись сюда! Если бы я не был таким глупым и ничтожным, то ничего бы этого не случилось! Я - ничтожество! Ничтожество!
        - Генри, - из глаз Жули брызнули слезы, - Генри, не надо! Вставай. Прошу. Не делай этого… умоляю! Ты не виноват!
        Но кое-кто был с этим не согласен.
        - Наконец он понял, кем является на самом деле, - Ришта скрестила руки на груди, - ничтожество! Лучше и не придумаешь! Так и знала, что из-за этого придурка мы все окажемся в западне! Спасибо, Генри!
        Жули рванулась в сторону Ришты, но вовремя остановила себя и дерзко бросила в ответ обидчице:
        - Заткнись, мразь!
        Ришта мельком взглянула на Янсена, приказывая ему заступиться за нее:
        - Не советую тебе оскорблять мою девушку. Или мне придется подкрасить личико твоему брату.
        - А мы поможем! - Атан и Дис уже разминали кулаки.
        - Каждая тварь должна рано или поздно получить по заслугам, - усмехнулся Дис.
        Против Диса и Атана вышел Израиль, гневно ответив:
        - И вы свое еще получите!
        - Чего сказал?! - грубо парировал Атан.
        - Хватит! - громко прорычал Малюс.
        Воцарилась тишина.
        Были слышны лишь стоны и плач Генри, стоящего на коленях.
        - Вставай, - Ада подала Генри руку, - не стоит тебе винить себя. Ты не виноват в том, что случилось. Мы не знаем, что именно произошло.
        Она так и стояла с вытянутой рукой и смотрела на Генри. Вытерев слезы, он тепло улыбнулся и ответил:
        - Спасибо. Я сам встану…
        Но сам он не встал - Жули быстро подбежала к нему и помогла брату подняться на ноги.
        - Больше не делай так, хорошо, Генри? А то у тебя опять начнется приступ… Тебе нельзя так сильно нервничать.
        - Позаботься о себе. Ты взяла с собой ингалятор?
        - Да, он в сумочке. Ты сам как?
        - Порядок.
        - Не делай так больше. Прошу.
        Генри кивнул.
        Илья и подумать не мог, что Жули может страдать бронхиальной астмой. Что до Генри, то он не понимал о каком именно приступе шла речь в его случае.
        Лети так и обнимала Кассия, нашептывая ему:
        - Прошу, не дай мне умереть здесь. Мне страшно, Касся. Я хочу жить. Я хочу быть с тобой. Ты же любишь меня?
        Он ответил с опозданием:
        - Да, Лети-конфетка, люблю.
        Наблюдая за этим, Лиса сразу заметила, как изменились отношения между Лети и Кассием. Все в этом месте стало совсем по-другому. И они сами начали изменяться.
        - Довольно устраивать истерики, - заявил Малюс, - ничего катастрофического не случилось. Все садитесь в автобус. Мы уедем и не будем об этом вспоминать.
        Эта мысль показалась всем самой здравой за последние минуты. Участники поездки вернулись в салон и заняли свои места. Марк закрыл дверь и занял свое место последним.
        - Поехали, Гарик, нам нечего здесь больше делать, - дал команду Малюс.
        Водитель поспешил завести двигать, но рычание мотора быстро затухало.
        - Что за черт? - напряглась Лети.
        - Заводи эту телегу сейчас же! - рявкнула Ришта.
        Гарик повторил попытку завести мотор. И она повторила участь первой.
        - Что случилось? - спросил спокойно Малюс.
        - Бак опустел, - тяжело признался Гарик.
        - Как это возможно? Вы не заправились? Как вы думали нас назад везти? - возмущался Атан.
        - Чертов идиот! - поддержал брата Дис.
        Гарик поспешил оправдаться:
        - Это немыслимо! Когда мы уезжали, бак был наполовину полон! Я точно помню, что сегодня заправлял полный бак! Он просто не мог так скоро иссякнуть!
        - У вас есть запасная канистра? - спросил Марк.
        Через минуту все снова оказались на улице. Гарик проверил все багажные отделения. Никакой запасной канистры с бензином он не обнаружил.
        - Я точно помню, что оставлял ее здесь…
        Тем временем Малюс попытался еще раз сам завести двигатель. Ада подошла к открытому окну и взглянула на него.
        - Не выходит, - обреченно вздохнул Малюс. - Гарик прав. Бензина совсем нет. Мы не сможем двинуться с места.
        Ада, поразмыслив над словами Малюса, предложила иной выход:
        - Колес у нас нет, но есть ноги. Мы пройдем через лес и выйдем на трассу. Там поймаем попутку. Мы и без транспорта справимся.
        - Ты права, да. Придется идти пешком. Что это за место, Ада? Куда мы попали? Это явно не та клиника, где мы были днем. Что с нами случилось?
        - Будем искать ответы на эти вопросы, когда ничего другого у нас не останется. Давай просто уйдем. Это лучшее, что мы можем сделать.
        - Хорошо.
        Пока Малюс и Ада обсуждали план спасения, паника среди остальной части компании возрастала.
        - Уму не постижимо! - Кассий набросился на Гарика. - Как вы могли оставить нас без бензина? Теперь моей ласточке придется идти пешком! У нее очень устают ножки, когда она много ходит! Вы не представляете, какие у моей Лети нежные ножки! Вы нас подставили! Я в вас очень сильно разочарован!
        - Прости, парень, но я точно помню, что заполнял бак…
        - Старый козел! - рявкнула Лети.
        Она хотела напасть на Гарика и расцарапать ему все лицо, но Кассий поспешил остановить свою разъяренную даму и увести ее в сторону.
        Гарика попыталась утешить Николь:
        - Вы не виноваты. Это место само приносит проблемы, о которых мы не подозреваем.
        Затем она взглянула на Генри и добавила:
        - Никто из нас не виноват в том, что случилось. А если… кто и виноват, то это только тот, кто знал, что нечто может случиться в случае нашего возвращения.
        И с последними словами Николь посмотрела на Илью.
        Ему стало дурно. Неужели, Николь что-то знает? Ее слова не звучали многозначно, а вполне конкретно.
        - На что это ты намекаешь, Николь? - Лиса пыталась защитить Илью.
        - Ни на что конкретное, - девушка пожала плечами, - никто ведь не знал, что с нами будет, верно? Значит, виновных искать бессмысленно.
        Все то время, что говорила Николь, Илья молился лишь об одном - «только бы она замолчала».
        Илью и Лису предупредили.
        Знали ли они, что случится, если вернутся в это место?
        Нет.
        Подозревали ли об угрозе?
        Да.
        Сделали ли они что-то, чтобы это остановить?
        - Ребята, не бойтесь, - обратилась ко всем Ада, - мы выберемся отсюда, но для этого нам придется пойти пешком.
        - Теперь из-за нашего водителя-придурка нам придется топать через весь этот дикий темный лес пешком! - всплеснула руками Ришта. - Блеск!
        - Другого плана нет, - жестко процедил сквозь зубы Малюс. - Чтобы никто не потерялся, мы должны держаться все вместе. Дорога из леса лишь одна. Если будем двигаться рядом друг с другом, то не потеряемся и выйдем к трассе. Там мы сможем поймать попутку и вернуться домой. Всем ясно?
        Остальные нерешительно кивнули.
        - Тогда идем!
        По команде Малюса все построились и двинулись за ним в сторону леса.
        Илья и Лиса шли вместе, когда к ним присоединился Израиль.
        - Хорошо, что с нами старшекурсники, - сообщил он, - а то нам бы пришлось иметь дело с этими недовольными парнями самим.
        - Боюсь, Израиль, - ответила ему Лиса, - если они выйдут из себя, то никакие старшекурсники нас не спасут.
        - Значит, не нужно выводить их из себя и целиком полагаться на помощь старших, - сделал вывод Илья, - вся эта ситуация слишком стрессовая. Никто не был готов такому «приключению». Давайте просто держаться вместе, ребята.
        На этой ноте к ним добавилась Поля.
        - А можно мне с вами? - поинтересовалась она.
        - Конечно, - тепло ответила Лиса, - мы хотим держаться одной стаей…
        - Кто-то сказал «стая», а нас не позвали? - вмешался Генри.
        - Мы тоже хотим стать частью вашей «стаи», - добавила Жули.
        Илья, Лиса и Израиль переглянулись, приняв единогласное решение.
        - Мы рады пополнению, - ответил Илья, - присоединяйтесь. Лишние головы и руки нам пригодятся, если кое-кто… двинется умом.
        Поля оглянулась и посмотрела в сторону Кассия, Лети, Ришты, Янсена, Диса и Атана.
        - По-моему кто-то уже «двинулся умом», - шепнула Лиса.
        - Будем держаться от них подальше, - решил Израиль, - лучше защищаться, а не нападать. Это хорошая тактика.
        - Согласен! - вставил бодро Генри. - Прекрасные слова. Защита нашей крепости - вот первостепенная задача!
        Если Марка, Малюса и Аду можно было сгрести в одну кучку старшекурсников, которые могут сами за себя постоять, то из всех присутствующих оставался только один человек, который пока не определился с «лагерем».
        - А как быть с Николь? - спросила Жули. - Она всегда одна. Не может же она стать первой жертвой?
        Все задумались над этим. Случай с Николь оказался непростым.
        - Она странная, - ответил сестре Генри, - от такой только и жди неприятностей.
        - Мы подумаем, - ответила Лиса.
        - Почему вы не хотите ее брать к нам? - не понимал Израиль.
        Илья был вынужден приоткрыть завесу правды и своих подозрений:
        - Нам кажется, что она знает больше, чем положено… Это мне не нравится. Взять ее - риск. Нужно пока присмотреться к ней.
        - Угу, как скажешь. Это же твоя стая!
        Пока Илья, Лиса, Поля, Израиль, Генри и Жули шли одной тесной кучкой, остальные ребята распределились на свои маленькие группы. Янсен и Ришта, Атан и Дис, Кассий и Лети - все они шли порознь, но не на далеком расстоянии друг от друга, держась одним оплотом. Если кто и остался в стороне, то это Николь.
        - Что они там задумали? - Ришта косо смотрела на дружную команду, идущую впереди нее.
        - А разве это важно? - спросил Янсен.
        - Если они плетут козни против нас, то да.
        - Козни? О чем это ты? Сейчас мы выйдем из леса и уедем домой. На этом все закончится.
        - Случилось слишком много дерьма, и я не удивлюсь, если это не конец.
        Гарик, Малюс, Марк и Ада вели всю процессию за собой. Сейчас они руководили операцией спасения, как самые старшие.
        - Обещай, что не дашь никому меня в обиду, - обратилась Лети к Кассию, держа его крепко за руку.
        - Обещаю, Лети. Отныне есть только мы. Я и ты. И больше никого. Мы двое против целого мира, пупсик.
        - Я люблю тебя, сладкий.
        - Я тоже тебя люблю, моя вишенка.
        Двое закончили короткий диалог страстным поцелуем в губы.
        Илья, собрав вокруг себя команду единомышленников, чувствовал ответственность за каждого из них. Ему было спокойно от того, что у него появились надежные друзья, которым можно доверять.
        Люди, которые не предадут его.
        Вся процессия остановилась, когда они оказались перед воротами, лежащими на земле.
        - Почему мы встали? - рявкнул Атан.
        - Только не говорите, что там светофор, и сейчас горит красный свет! - раздраженно посмеялся Дис.
        Но Гарик, Малюс, Марк и Ада не двинулись с места. Четверо не решались зайти в лес, потому что…
        Не знали, куда идти.
        - А где дорога? - вперед прорвался Кассий. - Она же была прямо здесь! Мы только что по ней ехали!
        Но дороги не оказалось.
        Прямо за воротами начинался густой лес без всякого намека на дорогу или тропу. Перед входом в лес по всей полосе возвышалась высокая трава по колено.
        Путь, по которому они попали сюда, исчез.
        - Твою ж мать! - выкрикнула Ришта. - О чем я и говорила! Новое дерьмо! Опять это сучье дерьмо! Где дорога, мать вашу?!
        Ада с тревогой взглянула на Малюса и взяла молодого человека за руку.
        - Что будем делать? - спросила она.
        - То, что хотели, - ответил Малюс, - мы пройдем через этот лес и найдем дорогу сами.
        Иного выхода не оставалось.
        Все посмотрели в самую чащу черного мрачного леса и приняли всю безысходность происходящего.
        Им придется войти в него и узнать все страшные тайны, которые скрываются во тьме.
        Глава 6. Озарение
        Время: 19:25
        - Нужно разделиться, - остановился Малюс.
        - Что? - удивленно уставилась на него Ада. - Ты сам минуту назад говорил о том, что мы не должны терять друг друга. Важно держаться вместе! Малюс…
        - Знаю. Ада, я помню, что говорил. Но сейчас я понял, что одним караваном выход нам не найти. Так, придется разбиться на три группы и продолжить поиски. Предлагаю через двадцать минут вернуться на территорию больницы и доложить о результатах.
        Малюс обернулся и обратился к собравшимся:
        - Пришло время разделиться. Три группы. Три направления. Гарик и Марк, возьмите на себя по группе. Мы с Адой будем присматривать за третьей. Через двадцать минут встречаемся у больницы. Всем ясно?
        Остальные неоднозначно кивнули. Никому не хотелось расходиться здесь и сейчас в таком темном и жутком лесу, который изменился раз и навсегда после их возвращения.
        - Нам нужно, чтобы кто-то присматривал за ними, - Илья посмотрел в сторону тех ребят, что не принадлежали к его «стае».
        - Я присмотрю за группой Кассия, - вызвался Израиль.
        - Отлично.
        - Мы с Жули можем присмотреть за Риштой и близнецами, если это важно, - предложил Генри, на что его сестра согласно кивнула.
        - А я, Поля и Лиса не спустим глаз с Николь.
        Всего через минуту вся команда распределилась на три небольшие исследовательские группы.
        Первая группа: Илья, Лиса, Поля, Николь, Марк.
        Вторая группа: Жули, Генри, Ришта, Янсен, Малюс и Ада.
        Третья группа: Израиль, Кассий, Атан, Дис, Лети, Гарик.
        - Еще раз повторяю, - напомнил о важном Малюс, - ищем выход на трассу двадцать минут. Не более. Далее возвращаемся на территорию больницу. Если кто-то не вернется…
        Никто из присутствующих так и не узнал, как Малюс хотел закончить свою фразу. Это могло быть «…мы пойдем его искать» или «…мы не будем возвращаться в лес на его поиски». Малюс оборвал свою речь:
        - Лучше этого не допускать. Вперед. До встречи.
        И все три группы разошлись по разные стороны, отправившись исследовать жуткий пустой холодный мрачный лес.
        * * *
        Кассий и Лети оказались под серьезной защитой близнецов. Израилю приходилось действовать осторожно. Он не знал, кого стоит боятся больше: Летицию или Диса с Атаном. В любом случае, он принял решение не зарождать конфликты.
        Первая же стычка с Дисом и Атаном может закончиться для него самого страшной трагедией, которую ему бы очень не хотелось допускать.
        Израиль всю дорогу пытался понять, как между всеми ребятами случилось то, что случилось. Всего пару минут назад появилась «стая» Ильи, а все остальные странным образом оказались по другую сторону баррикад.
        Сколько бы Израиль ни размышлял над причинами сложившейся ситуации, он каждый раз убеждался, что это правильно. Такой расклад - лучшее, что могло произойти. Никто не знает, чего ждать от остальных.
        Вся эта ситуация сильно пугала их всех и меняла. Кто знает, на что они уже сейчас готовы пойти ради собственного спасения?
        - Вы слышите это? - остановился Гарик.
        - Вы о чем? - не понял Кассий.
        - Шум воды…
        Гарик рванулся с места. Неподалеку показались заросли терновых кустов, от которых Израиль предпочел держаться подальше.
        Пятерка ребят следовала за водителем микроавтобуса, который бежал вглубь леса, манимый странным шумом.
        Израиль поначалу решил, что Гарик спятил. Никакого шума нет! Но сейчас и он сам начал его слышать.
        И какого же было удивление всех присутствующих, когда лес наконец оказался позади. Они вышли на просторную каменистую площадку, которая через пару метров мгновенно обрывалась в глубочайшую пропасть.
        Высокий обрыв. Скалы. А за ними - бушующий черный океан.
        - Немыслимо, - Гарик замер на месте, - я уверен, что в этой местности и в помине не может быть никакого моря…
        - Где же мы, по-вашему? - настороженно спросила Лети.
        Никто ей не ответил.
        Услышав, как хлещут сердитые волны, Израилю стало дурно. Он опустился на «корточки». Ужас, страх, беспокойство, тревога - все это мерзким тяжелым комком засело в нем. И он был не в состоянии вытащить этот комок из себя.
        В голове метались вопросы без ответов:
        «Где они?»
        «Что с ними случилось?»
        «Как им выбраться отсюда?»
        «Чем все это закончится?»
        «Что будет дальше?»
        - Прикинь, если сбросить какого-то челика с этого обрыва, - посмеялся Атан, рассматривая скалы у воды.
        - Хех, ему долго придется лететь, а потом он станет лепешечкой. Ручка там, ножка сям…
        - Я слышал, что удар о воду гораздо больнее удара о землю.
        Израиль не желал даже приближаться к обрыву. И не только по причине того, что он до дрожи боялся высоты. Когда он смотрел куда-то вниз, то его яйца постоянно сжимались. Израиль напуган тем, что Гарик прав - никакого моря здесь быть не должно. Это наводило его на жуткую мысль: «Они в другом мире».
        Лети прижималась к Кассию, держа его за правую руку и не отходила от него.
        - Пупсик, как нам найти дорогу обратно? - спросила она.
        - Боюсь, моя конфетка, обратной дороги нет… смотри, как далеко тянется этот обрыв! Это край света.
        - Значит, мы стоим на краю света?
        - Да, малыш, мы - двое любящих сердца на краю света. Ты пошла со мной даже сюда.
        Гарик не желал мириться со сложившимся обстоятельствами.
        - Чушь! - бросил он. - Не волнуйтесь, ребятки, мы найдем дорогу домой. Вот увидите, завтра вы будете дома.
        - Очень сомневаюсь, - пробормотал Кассий.
        А потом Гарик склонился над обрывом, чтобы посмотреть вниз и оценить расстояние до воды.
        Израиль перепугался за водителя - как бы тот не свалился вниз.
        - Какое же тут море… это точно океан! - произнес водитель.
        И сорвался вниз.
        Все случилось за доли секунды.
        Израиль мог поклясться жизнью собственной матери, что видел, как левая рука Кассия потянулась от спины водителя, а не к спине, чтобы его спасти.
        Это могло означать лишь одно…
        С диким воплем Гарик не смог удержаться на краю обрыва. Сначала вниз сорвалась одна нога, а потом и он сам. Раздался жуткий крик, который быстро утих, когда тело водителя кануло в бушующие пенистые волны, бьющие о скалы.
        - Ого! - Атан широко заулыбался. - Вот и улетел один челик!
        - Хех, будет знать, как забывать заправлять тачку, придурок, - бросил вниз Дис, - тьфу!
        Дис набрал полный рот слюны и сплюнул комок в океан.
        А Израиль… он все это время сидел на земле, прислонившись к дереву. И видел… он точно это видел…
        В затылке сверлило.
        Случилось то, чего команда «стая» так опасалась. Первая жертва этого кошмара.
        Когда жуткий предсмертный вопль Гарика стих, Кассий обернулся и посмотрел прямо на Израиля, нагло ухмыляясь.
        - Ой, несчастье-то какое! Не надо было ему так близко стоять к краю обрыва, верно, Израиль?
        * * *
        Илья мог только догадываться о том, что Николь сообразила, почему группы сформировались именно таким образом. Как и всегда, она вела себя тихо и спокойно, не вызывая подозрений. Но Илья чувствовал какую-то странность, витающую в воздухе.
        Нечто постоянно напоминало ему: «Что-то здесь не так».
        Лиса и Поля шли перед ним, взяв друг друга под руки. Для него эта картина оказалась довольно непривычной. Он все еще находился меж двух огней, понимая, что Поля испытывает к нему теплые и нежные чувства.
        Но что он может сделать?
        Как ему быть?
        Лиса. Она для него важней всего на свете.
        В этой ситуации Илья готов пожертвовать всем, чтобы защитить и спасти ее. В верности Марка Илья не сомневался. Этот парень работает на Малюса и Аду, защищая их и выполняя поручения. Возможно, Марк сам выбрал для себя такую роль, с которой ему прекрасно удается справляться. Илья готов признать, что рядом с Марком он чувствует себя в безопасности.
        Здесь нет Ришты, нет близнецов, которые могли бы устроить скандал на ровном месте. Так оказалось, что именно их группа - самая тихая и безопасная. Илье даже страшно представить, что творится у остальных.
        И если за Жули и Генри он переживал в меньшей степени, ведь с ними Малюс и Ада, которые могут уладить любой конфликт, то в группе, в которой сейчас находился Израиль, такого человека нет.
        Гарик? Илья не мог целиком и полностью доверять этому человеку, учитывая, как Кассий и Лети набросились на него, словно голодные псы, узнав про отсутствие бензина в автобусе.
        А еще… Дис и Атан. Илья сам предпочитал держаться подальше от этих двух бугаев. Если они решат напасть, то их никто не остановит. Илье оставалось лишь надеяться, что Израиль сможет быстро убежать, если появится опасность для жизни.
        Илья не хотел даже думать о том, что с ним будет, если он потеряет своего доброго друга.
        - Этот лес мне кажется бесконечным, - услышал Илья тихий шепоток Поли.
        - Не волнуйся, - ответила ей Лиса, - мы все с тобой. Если не найдем выход, то сразу вернемся. Я вроде… запоминаю дорогу.
        Илья мельком посмотрел на ноги Поли - она прихрамывала. Николь шла в стороне ото всех. Марк возглавлял процессию, а Илья ее завершал.
        В какой-то момент Лиса оглянулась и посмотрела на него, спросив:
        - Ты как?
        - Порядок, - кивнул он.
        Этого ей хватило, чтобы успокоиться самой.
        - Как думаешь, куда мы попали? - спросила Поля.
        - Точно не знаю…
        - А какие есть догадки?
        - Мне лишь хочется надеяться, что мы остались в нашем мире.
        - А есть подозрения, что это другой мир?
        - Не думай об этом, Поля. Давай надеяться на все лучшее. Марк, мы же выберемся отсюда?
        Молодой человек среагировал молниеносно:
        - Безусловно! Даже не сомневайтесь!
        Поля легко улыбнулась.
        - Вот видишь?! - пыталась ее взбодрить Лиса. - Все обойдется!
        На этой ноте Илья что-то почувствовал. Если бы захотел объяснить то, что это было, то не смог бы. Его взгляд ушел в сторону и устремился в самую чащу леса.
        В какой-то момент он перестал контролировать собственное тело и разум. Нечто необъяснимое манило его во тьму.
        И в той тьме он видел маленький светоч. Белое сияние, постоянно ускользающее во мраке.
        Илья, не отдавая себе отчета в собственных действиях, ушел с намеченной тропы и отдалился от группы ребят. Он зашел в совсем неизведанную ему часть леса.
        - Илья? - послышался голос за спиной.
        Но он не оборачивался и шел дальше.
        - Где он? - голос Марка. - Илья!
        - Илюша! - крик Поли.
        Илья не вернулся к ним. Он шел своей дорогой.
        Он шел на зов.
        Зов, который нельзя услышать, манил его. Илья просто чувствовал его. Он следовал за таинственным призраком, который вел его во тьму к свету.
        Мир растворился для него.
        Он забыл обо всех тревогах минувшего дня. Он забыл обо всех своих обязательствах.
        Отныне в целом мире есть только он и тот светоч, что кликал его.
        Илья скрылся среди деревьев, не давая шансу остальным отыскать его. Для них он исчез. Никто не видел его, когда его тело перестало слушаться.
        Илья будто стал частью этого леса - одним из тех таинственных сущностей, обитающих среди терновых кустов.
        В скором времени он вышел на небольшую опушку леса. Его окружало кольцо черных елочек, в которое Илья спрятался ото всех. И здесь он встретил того, кто звал его.
        Словно по щелчку пальцев, самообладание вернулось к нему. Илья не понимал, как оказался в этом странном месте. Он уже собрался приступить к поискам своей группы и даже крикнул:
        - Лиса!
        Так громко, что она должна точно услышать его.
        А потом… между двух елочек с темными иголками появился светоч. Белый призрак, на зов которого Илья откликнулся, поплыл к нему.
        Нечто бесформенное, странное и воистину прекрасное - удивительное мистическое таинственное создание приблизилось к Илье почти вплотную и на мгновение замерло.
        - Кто ты? - спросил Илья.
        И светоч прошел через его грудь, вылетев из спины мгновением позже. И исчез, растворившись в воздухе.
        Илья ощутил холод внутри себя.
        Но кроме холода в следующую секунду Илья ощутил все…
        Закрыв глаза, он увидел маленькую сцену.
        Израиль сидит на земле, прижавшись к дереву. Кассий и Лети стоят рядом с водителем на краю обрыва. Шумят волны. Атан и Дис противно смеются в стороне.
        А потом… Кассий легким движением толкает Гарика в спину, и нога водителя срывается вниз. После этого и сам Гарик падает с обрыва, издавая жуткий вопль.
        Илья видит все это глазами Израиля. Когда Кассий оборачивается к нему и что-то говорит, то смотрит прямо на него, на Илью.
        И сцена закончилась. Илья снова вернулся на маленькую опушку среди елочек.
        И потом увидел все…
        Прошлое. Настоящее. Будущее.
        Все встало на свои места.
        Осмыслив то, что готовит ему судьба, Илья оцепенел. Все тело налилось потом. От ног до головы пробежала волна дрожи.
        Кем бы ни был тот светоч, благодаря ему, Илья узнал все тайны, которые готовит ему эта жизнь.
        Остается только действовать. Остается только ждать.
        Ждать, когда все закончится.
        Застыв в оцепенении, Илья тяжело дышал. Голова шла кругом. Он был готов упасть и умереть прямо здесь и сейчас, не дожидаясь своего часа, как вдруг…
        Лиса появилась прямо перед ним, и ее крепкие объятия не дали ему свалиться с ног.
        - Илюшенька!
        Она прижалась к нему и обнимала так крепко-крепко, как еще никогда не обнимала до этого. На своей шее он почувствовал холодные капли ее слез.
        - Ты куда ушел? - Лиса смотрела ему в глаза. - Я так за тебя волновалась! Так волновалась!
        Лиса бросила громкий крик куда-то в сторону:
        - Я нашла его! Он здесь!
        Лиса обняла Илью снова. Он чувствовал, как она не хочет его отпускать. И он не собирается ее отпускать.
        - Что случилось? - спрашивала Лиса его. - Зачем ты ушел? Илья, не пугай меня! Прошу… ты как?
        Сначала Илья хотел успокоить Лису, ответив, что с ним все хорошо, но сцена убийства водителя Гарика снова всплыла в его сознании.
        Илья понимал, что игра началась. Нужно торопиться.
        Теперь он знал все.
        - Кое-что случилось, Лиса, нам нужно возвращаться в больницу немедленно!
        - Я… не понимаю…
        На опушке появились Марк, Поля и Николь.
        - Ты куда ушел? - Марк резко возник перед Ильей. - Я как сказал всем идти? Думаешь, что самый умный? А если бы ты потерялся, и мы бы тебя не нашли? А если бы ты помер здесь? А если бы…
        - Марк! - крикнул Илья. - Марк, успокойся! Прости… я знаю, что не должен был уходить, но сейчас есть дело важнее. Га… Нам нужно возвращаться на территорию больницы.
        Марк взглянул на свои часы.
        - Хоть это ты помнишь! Ты прав, уже пора. Больше не вздумай убегать! Совсем уже! Все за мной!
        И Марк вышел из кольца деревьев, возглавив процессию снова.
        Илья взглянул на Николь. Она стояла и странно смотрела на него, будто чувствовала то, что с ним только что случилось. Он уже собирался заговорить с ней, как вдруг она сорвалась с места и последовала за Марком, не желая отставать.
        - Илюш, что случилось? - спросила Поля. - Куда ты убежал?
        Отныне на Полю он смотрел другим взглядом.
        - Простите меня, - ответил он, - не знаю, что на меня нашло.
        - Ты можешь все рассказать. Мне показалось, что ты просо исчез! Ты не мог так быстро уйти на такое расстояние, с которого бы мы тебя не увидели, - озадачилась Лиса.
        Но Илья решил быстрее прервать ее цепочки логических рассуждений.
        - Не думай об этом. Спасибо, что нашли меня. Идем, нам нужно срочно возвращаться.
        - Не понимаю… Что-то случилось?
        Лиса с тревогой взглянула ему в глаза, пытаясь найти ответы.
        Его взгляд говорил: «Ты даже не представляешь, что происходит на самом деле».
        * * *
        Все три группы вернулись на территорию психиатрической клиники и встретились у микроавтобуса. Две группы вернулись в полном составе. Одна понесла потери.
        - Где Гарик? - Малюс обратился к участникам третьей группы.
        Дис и Атан смотрели себе под ноги. Лети обнимала Кассия, отправив взгляд в сторону поля кукурузы. Лишь Израиль и Кассий осмелились смотреть Малюсу прямо в глаза.
        - Так вышло, что в ходе нашего исследования леса мы наткнулись на высокий обрыв, - спокойно ответил Кассий, - внизу бушевал океан. Мощный и безбрежный океан. Как же там было красиво… Гарик, к своей глупости, склонился, стоя на краю обрыва, и… свалился вниз. Клянусь Богом и Иисусом Христом, я хотел схватить его и не дать упасть… но было поздно. Мне очень жаль, Малюс. Гарик, правда, был прекрасным водителем. Пусть Небеса примут его с объятиями.
        - Подлый лжец! - рявкнул Израиль в сторону Кассия.
        - Клевета! - бросила Летиция в ответ.
        - Тихо! - бросил громогласно Марк.
        Поля, Лиса и Жули дружно ахнули. В глазах троих девушек застыли слезы. Они не могли поверить, что кто-то погиб.
        - Израиль, ты был там, - обратился к нему спокойно Малюс, - расскажи, что ты видел.
        Израиль бросил быстрый взгляд в сторону Ильи и получил ответную реакцию - уверенный кивок.
        Почему-то Израилю захотелось думать, что Илья знает о том, что случилось у обрыва на самом деле.
        - Гарик не оступался. Он вполне твердо стоял на ногах. Да, он стоял на самом краю пропасти, изучая крутой спуск и скалы внизу, о которые бились волны. Но он не упал по своей вине. Малюс, это было убийство, которое я видел своими глазами. Его столкнули.
        Лиса не выдержала и закрыла рот ладонью.
        - Кто же его столкнул? - вопрос Малюса.
        И Израиль, собрав всю смелось в кулак, встал перед Ильей, словно защищая его, прикрывая собой, и указал пальцем прямо на Кассия.
        Глава 7. Во власти ночи
        Время: 19:50
        В ту же секунду Кассий согнулся пополам от заразного хохота, набросившегося на него бурной волной. Он обхватил себя двумя руками и налился краской. Из глаз хлынули слезы, которые Кассий в спешке смахивал с щек. От приступа смеха каждый вздох давался ему с невыносимой трудностью.
        Все остальные молча наблюдали за происходящим. Из Кассия, борющегося с приступом хохота, то и дело вырывалось:
        - Ой… не могу… как же больно уже… хватит… ой… мамочки… ах… мамочки… как же смешно… ой… не могу… не могу…
        В какой-то момент Кассий все же смог взять себя в руки, отмахнуть светлые волосы, спавшие на лицо и вытереть слезы с глаз.
        - Прошу меня простить, дамы и господа, - извинился он, приходя в себя после продолжительного приступа смеха, - но, разве только я один вижу в этом абсурдность ситуации! Как мне кажется, наш милый глуповатый друг испытал сильный стресс, связанный с потерей водителя - члена нашей компании. Все мы здесь с вами оказались в одной лодке. Мы же не какие-нибудь дикие звери, чтобы цапаться друг с другом. Кто говорит о борьбе за выживание? Несчастная смерть нашего бедного Гарика… упокой Господь его душу и прими его во Царствие Свое… произвела на нас всех сильнейший шок. Видимо, психика Израиля оказалась не в состоянии справиться с таким ударом. Его мозг дорисовал картинку, которую он увидел. Мой друг, вы не смогли принять тот факт, что смерть Гарика - несчастный случай, а потому ваше воображение нашло виновного. Это посттравматическое стрессовое расстройство, друзья мои! Я знаю, о чем говорю! Израилю немедленно требуется горячий чай и спокойная обстановка, а также крепкий сон, который поможет ему прийти в себя. Впрочем, я бы и сам не отказался от подобной терапии. Ах, жаль мужика-то… ведь хороший был
человек… Меня и самого трясет от этого места! Нам лишь остается сохранять спокойствие и самообладание. Вы не смотрели фильм «Гараж»?.. Там…
        - Кассий, - Илья осмелился прервать эту бессмысленную оправдательную трусливую речь, - прекрати.
        Кассий, услышав слово против себя от Ильи, заметно растерялся. Он посмотрел по сторонам, наблюдая за реакцией окружающих. Все с недоверием смотрели на него. Исключение составляла Летиция, которая искренне пережевала за него.
        - А что не так?
        - Ты лжешь, Кассий, и всем это ясно.
        Ах, как жаль, что он - Илья - не может вот так всем рассказать правду о том, что с ним случилось в лесу. Учитывая обстоятельства и то, что он узнал, Илья уже никогда и никому не сможет об этом рассказать.
        - Разве? - нахмурился Кассий. - Илюша, я уважаю тебя. Я уважаю твое мнение. Израиль - твой друг, и ты имеешь полное право поддерживать его. Если ты на его стороне…
        - Я ни на чьей стороне, Кассий. Хотя нет… я на стороне справедливости и правосудия. Лично я не вижу никаких отклонений в психическом состоянии своего друга и нахожу твои обвинения грязной ложью. Если Израиль говорит, что видел, как ты убил Гарика, столкнув его с пропасти, то я ему верю.
        - Ах, Илюшечка… в твоей цепочке причинно-следственной связи допущены явные опущения. Если бы ты разбирался в психологии так же, как и я… Что ж, Илюша, ты волен сам выбирать сторону. Признаться, после твоего возвращения из леса, я начал находить в тебе некие изменения… будто ты не похож на себя…
        Кассий сделал шаг вперед, не отводя взгляда от Ильи. Все остальные стали лишь сценой, декорациями, для неожиданно развернувшегося противостояния Ильи и Кассия.
        - Что-то случилось, не так ли? - обратился Кассий к Илье. - Там… в лесу… Ты что-то узнал? Ты нашел дорогу и никому не сказал? Ты кого-то встретил? Да… кого-то, кого не ожидал встретить. Я вижу людей насквозь, Илюшенька. И я вижу тебя.
        - И что же ты видишь?
        Илья жестом приказал Израилю отойти в сторону. Кассий возник прямо перед лицом Ильи и смотрел на него снизу вверх.
        Взгляд Кассия перемещался: он смотрел то в левый, то в правый глаз Ильи.
        - Ты знаешь больше о том, что происходит, чем остальные, - ответил Кассия.
        Все сжалось внутри Ильи. Неужели, Кассию тоже что-то известно? Или он, действительно, так хорошо разбирается в психологии человека, как об этом говорит?
        - Это лишь твое субъективное мнение, - нашел нужные слова Илья.
        - Ого! Знаешь, меня всегда учили говорить правду и только правду. Как говорят в народе, весна придет, и все всплывет.
        - Заметь, что не я это сказал.
        - Я заметил. Благодарю. Советую тебе проверить своих скелетов, Илюша. Очень скоро мы увидим все твое грязное белье.
        - А я смотрю, тебе нравится копаться в моем грязном белье…
        Кассий встал на носочки и потянулся к Илье. Их носы почти соприкоснулись. Двое не сводили взгляда друг с друга.
        - А ты не так прост, как я о тебе думал, - добавил Кассий.
        - Похоже, в людях ты умеешь разбираться не так хорошо, как думаешь…
        - Что ж… в следующий раз я не просчитаюсь. Будь во мне уверен.
        И Кассий наконец отошел от Ильи на шаг назад и взглянул на Летицию, тяжело дышавшую, обнимающую себя руками.
        - Кассий, - бросила она ему, - иди ко мне, милый… мне холодно.
        - Ах, прости, мой пупсик! Папочка тебя согреет, моя крошка.
        Кассий вприпрыжку подбежал к Лети, и она крепко обняла его, прижав к себе.
        - Я даже не хочу обсуждать то, что только что увидел, - нарушил тишину Малюс, - нам всем нужно найти место для ночлега и дождаться утра. Еще не помешало бы подкрепиться. Нужно построить лагерь.
        - Вот тут ты прав, Малюс, - вставил Кассий, - безопасный лагерь нам не помешает. Но я очень сомневаюсь, что Илье и его друзьям будем комфортно вместе с нами, учитывая все его обвинения против меня. Предлагаю не напрягать психологическую атмосферу, которая и без того раскалена до предела. Комфортная психологическая обстановка превыше всего сейчас. Пусть каждый разойдется с тем, с кем хочет провести эту ночь здесь. Так будет лучше.
        - Что же ты предлагаешь?
        Кассий довольно улыбнулся и обратился ко всем:
        - Я предлагаю устроить лагерь в главном корпусе. Предпочитаю спать с крышей над головой. Кто со мной? Ришта, Янсен? Дис, Атан, вы идете?
        Дис и Атан согласно кивнули, добавив:
        - Мы были там и видели, что ты ни в чем не виновен. Ад ждет всех лжесвидетелей в своих чертогах.
        Ришта не осталась в стороне:
        - Мы с Янсеном идем с вами, Кассий. Я тоже предпочитаю тепло и уют. Отказываться от удобств современного мира я не согласна. Комфортные условия - залог хорошего самочувствия.
        Ришта, Янсен, Дис и Атан встали за спиной у Кассия с Лети.
        - Если ты так решил, Кассий, то мы устроим лагерь под звездами, - сказал Илья.
        - Не имею никаких возражений! А кто идет с тобой?.. А-а… понятно…
        Лиса, Жули, Генри, Израиль и Пелагея встали за спиной Ильи, образовав собой свой отряд.
        - Я позволю себе не присоединяться ни к одной из ваших сторон и остаться в нейтралитете, - высказался Малюс, - если будем нужны, то вы сможете найти меня, Марка или Аду… в часовне. Мы будем там.
        Ада согласно кивнула, взяв Малюса за руку.
        - Прошу не забывать, что главный среди нас всех остаюсь я, - настойчиво произнес Малюс, с презрением взглянув на Кассия.
        - Разумеется, - ответил тот, - я и не думал брать на себя бразды правления. По любому важному вопросу мы обратимся именно к тебе, Малюс.
        Общая группа разделилась таким образом, что в стороне осталась только одна Николь. В связи с этим Кассий обратился ко всем, подразумевая под «всеми» именно ее одну:
        - Кто-нибудь еще желает пойти со мной? Спать под крышей в тепле и уюте? У нас мест на всех хватит. Присоединяйтесь!
        Все остались на своих местах, и только Николь бегала взглядом из стороны в сторону.
        - Я, пожалуй… пойду с вами…
        И она встала на сторону Кассия, присоединившись к его отряду.
        - Отлично, Николь! Прекрасный выбор! Ах, мне жаль, что вся наша группа каким-то странным образом оказалась по разные стороны баррикад. Мы разбились на три лагеря… Что ж, это было ваше решение.
        - Наше? - нахмурилась Лиса.
        - Если бы вы не обвинили моего пупсика в убийстве, ничего бы этого не было! - бросила Лети.
        - Если бы он никого не убивал, ничего бы не было! - ответил яростно Израиль.
        Малюс не желал начала новой словесной баталии, а потому прервал новый этап сражения на корню:
        - Хватит! Не начинайте опять! Лучше мы все разойдемся. Если нужно, то мы найдем способ связаться друг с другом. Берегите себя. Завтра мы обязательно выберемся отсюда.
        Ришта прицепилась к последним словам Малюса и бросила в сторону друзей Ильи:
        - Спросите у Ильи! Он у нас теперь «Всевидящее око»!
        Услышав это, вся команда Кассия заразилась дружным хохотом и направилась в сторону главного корпуса, оставив две другие группы одних.
        Тогда Малюс подошел к Илье и сказал:
        - Обращайтесь, если потребуется помощь. Любая помощь. Я постараюсь усмирить их. Вы помиритесь.
        - Не стоит нас мирить, Малюс, - ответил Илья, - Кассий уже не такой, каким ты его знал.
        Малюс лишь пристально посмотрел на Илью и ушел, ничего не сказав более. Последние слова Ильи возымели на него странный эффект, будто он готов согласиться с Кассием по той части, что Илье известно больше, чем остальным.
        Малюс взял Аду под руку и, не оглядываясь, направился в сторону часовни. Марк последовал за ними.
        - Ты в порядке? - Лиса положила руку на плечо Илье.
        - Да, спасибо. Ночь будет долгой. Я предлагаю взять все, что мы можем из микроавтобуса и расположить наш лагерь на детской площадке у кукурузного поля. Я думаю, там вполне безопасно.
        - Хорошая мысль. Израиль как раз умеет разжигать огонь. Пора согреться.
        * * *
        Поначалу Николь было крайне неприятно находиться внутри этого заброшенного здания с серыми пустыми стенами в окружении разрушенной мебели. Она стояла в стороне и наблюдала за тем, как Кассий и Лети отдают команды Дису, Атану и Янсену, чтобы те перетаскивали маленькие одноместные кроватки, сдвигая их вместе.
        - Давайте быстрее! Чего вы там копаетесь? Дружнее! Взяли и понесли!
        Они нашли просторный холл, где решили организовать свой маленький лагерь. В шкафах они обнаружили постельное белье, которыми застелили вычищенный пол. Они хотели сидеть на полу, проводя так время, а потом перебраться на кровати, чтобы спать. Было принято решение разжечь костер прямо в большом коридоре под крышей.
        - Ах, у меня прекрасный организаторские способности! Вы только посмотрите, какой я лагерь отгрохал! Ух!
        Поначалу Дис и Атан возражали против этой идеи, ссылаясь на угрозу пожара, но Кассий настоял на своем. Он взял бразды правления этим лагерем в свои руки, и остальные ему беспрекословно подчинялись.
        - Двигаем эту койку еще ближе, мальчики! Еще ближе! Я не хочу провалиться между матрасами на пол, когда буду спать!
        Николь рада, что ее не заставили работать. Она чувствовала себя гостьей в этом лагере.
        - Все вам надо объяснять да показывать! Друзья, ну кто так складывает бревна для костра? Нужно шалашиком, понимаете? Ша-ла-ши-ком!
        Какое-то время она так и стояла, прижавшись спиной к стене, пока не почувствовала холодное дыхание на правом плече.
        Ее звали.
        Николь обернулся и увидела темный коридор, уходящий далеко в пустоту.
        - Трите интенсивнее! Мне нужен огонь! Неужели, вы хотите, чтобы наши дамы замерзли? Живее, джентльмены, живее! Работаем! Работаем!
        Но Николь уже не прислушивалась к командам Кассия, которые он отдавал братьям-близнецам. Она следовала по темному коридору за зовом.
        Она чувствовала его присутствие.
        Он здесь.
        Она знает, кто он такой.
        Она уже видела его однажды…
        Николь встречала его, когда искала пропавшую девочку в поле кукурузы.
        Чик-чик… чик-чик…
        Его ноги-сабли звонко стучали по каменному полу.
        Бесформенный силуэт показался в темном конце коридора. Он приближался к ней. Николь остановился и ждала его.
        Чик-чик… чик-чик…
        Посыпались искорки.
        Лезвия звенели, разрезая камень.
        - Не следовало тебе сюда возвращаться, - сказал он ей, - я ведь предупреждал тебя.
        - Знаю, но у меня не оставалось выбора.
        И вот он вышел на свет, появившись прямо перед ней.
        Пугало ростом в два метра, сотворенное из серого мешка из-под картошки, набитого листьями и стеблями кукурузы. К двум ногам привязаны острые стальные сабли, на которых оно нелепо ходит, как на ходулях. Руки - сухие ветки, как у снеговика. К голове пришиты синие большие пуговицы, а улыбка - уродливый шов, завязанный разрез мешка, из которого торчат зеленые листочки.
        - Ты уже знаешь, что должно случиться? - спросил ее Пугало.
        - Я - нет, но появился человек, который знает.
        - Идем, милая. Я тебе все расскажу.
        Николь осторожно взяла Пугало за ветку-руку и пошла за ним во тьму.
        Чик-чик… чик-чик…
        * * *
        Марк открыл деревянные двери и расчистил проход в часовню. Маленькая церковь полностью заросла лозой. Сухие ветки струились по стенам, прорывались через доски и ломали камень.
        - Нам понадобится время, чтобы все здесь убрать, - призадумался Малюс.
        - Времени у нас хватает, - ответил Марк, - я сейчас все сделаю.
        - Ребята, это же…
        Ада замерла, оказавшись внутри церквушки. Она смотрела на объект, расположенный прямо напротив нее.
        - Иконостас, - кивнул Малюс, - он весь затянут лозой.
        Целая стена, заставленная иконами с ликами святых, в центре которой располагалось распятие с изображением Иисуса, затянута забором сухой травы.
        - Там икона Божьей Матери… Мы должны расчистить иконостас.
        - Как скажешь, милая. Марк, мы сможем что-нибудь сделать, чтобы спасти эти святыни?
        - Разумеется. Но вам нужно поспать.
        - Марк прав, Ада. Тебе нужен сон.
        - Я не устала. Пока нет… Все нормально. Давайте я помогу вам убрать тут все.
        Троица принялась вычищать помещение от зарослей сухой лозы и развалин. Когда Марк и Малюс освободили иконостас от мертвых растений, Ада вытащила из стены икону с изображением Мадонны с младенцем.
        - Какая красивая… Как вы думаете, почему Гарик погиб? Кому вы верите?
        - Пока никому, - ответил Малюс.
        - Ты хочешь сказать, что не отрицаешь того, что он мог сам сорваться с обрыва? Он ведь был так осторожен…
        - Меня там не было, Ада. Мне сложно доверять кому-то из них. Я всегда рассчитывал на собственное чутье. Истина не открылась мне.
        - И что оно тебе говорит сейчас?
        - Ничего. Оно молчит.
        - И что значит это молчание? - спросил Марк.
        Подумав над ответом, Малюс сказал:
        - Что время для самых важных дум еще не пришло.
        * * *
        Они вытащили из микроавтобуса все сиденья и перенесли в свой лагерь, чтобы использовать их как кресла и кровати. Если сложить несколько сидений вместе и вытянуть спинку, то получится целый диван - большой матрас.
        Свой лагерь, как и планировалось, они разбили на детской площадке. Здесь же располагался могучий ствол поваленного дерева. Из леса друзья принесли хворост для костра и ветви елочек, из которых удалось смастерить настоящий шалаш. В микроавтобусе в багажном отделе Генри с Жули нашли одеяла. Для чего они пригодились Гарику так и останется загадкой.
        В эти одеяла можно было укататься, чтобы лучше согреться. В работе по обустройству лагеря приняли участие все без исключения. Каждый внес свою лепту в создание их общего дома на ближайшую ночь.
        По завершению работы, все члены «стаи» Ильи оказались очень довольны тем, что им удалось соорудить. Детская площадка мгновенным образом преобразилась. Теперь это был уютный походный лагерь, где они наконец почувствовали себя в безопасности.
        Израиль разжег костер. Он призвал всех поддерживать пламя, чтобы они имели постоянный источник тепла и света. Если огонь потухнет, то простуды им не миновать. С приближением ночи начнет холодать.
        - И кого он из себя вообще возомнил? - вырвалось у Генри.
        - Ты о ком, братец? - поинтересовалась Жули, накрывшись шалью.
        - О Кассии, конечно же! Чего это он тут начал умничать? Молчал бы в тряпочку, как всегда! Ясное дело - убийство на лицо! Израиль, у нас нет причин не верить тебе. Лично я без всяких доказательств и свидетелей уверен, что он мог убить Гарика! Ах, бедный Гарик… мне даже страшно представить, как его мертвое тело бьется волнами о скалы…
        - Но откуда здесь скалы и море? - задумалась Лиса. - Когда мы сюда ехали, я была уверена, что в этой местности не может быть моря и в помине! Вас не напрягает этот факт?
        - Ты права, Лиса, я тоже задумалась об этом, - кивнула Жули, - если бы не слова Израиля, я бы ни за что не поверила в существование моря в этих краях, пока не увидела бы его своими глазами.
        - Не означает ли это то, что мы оказались в совсем другом месте, но очень похожем на ту психиатрическую клинику, которую посетили днем? - задумался Израиль.
        - Ты говоришь о параллельной Вселенной? - спросила Поля.
        - Что-то в этом роде… да!
        На этой ноте все дружно уставились на Илью, который не сводил взгляда с огня.
        - А ты что скажешь? - спросил у него Генри.
        - А? Простите, ребята… я просто притомился слегка.
        - Притомился! Во дает!
        Жули грубо толкнула брата в плечо локтем.
        - Илюш, куда ты ушел в лесу? Что ты там увидел… ты так и не сказал…
        - А куда он уходил? - не понял Израиль.
        Тогда Лиса кратко пересказала ребятам историю о том, как во время исследования леса Илья пропал, а нашли они его в кольце елочек. Илья и сам не помнит, как оказался в том кольце.
        - Илья, ты можешь это объяснить? - спросил Израиль прямо. - Дело серьезное, сам понимаешь. Сначала убивают Гарика, потом ты будто под гипнозом идешь куда-то в лес, затем Кассий устраивает баталию, и вся наша группа разбивается на три лагеря. Не кажется ли тебе, что событий на один квадратный метр в единицу времени предостаточно?
        - Простите, друзья, но есть определенные причины, по которым я не могу вам рассказать о том, что со мной произошло. Доверьтесь мне. Это место обладает мистической силой. Здесь есть… энергетика, которая вольна творить все, что ей заблагорассудится. Простите, что не открываю всех карт, но они не так важны. Важно лишь одно - нам нужно держаться вместе, если хотим выбраться. Просто верьте мне, друзья. Верьте мне, что бы ни случилось.
        Слова Ильи нисколько не удовлетворили его друзей, а лишь сильнее напрягли.
        - Я с тобой, дружище, что бы ни случилось, - Израиль вытянул правую ладонь вперед.
        - И я с тобой, - Лиса повторила этот жест, - можешь не рассказывать, что ты там видел, если это важно.
        - Я тоже с тобой, Илюх, я поддержу тебя во всем! - Генри тоже вытянул руку.
        - И я с тобой до конца, не подведу, поверь, - вытянула руку следом за братом Жули.
        Поля последняя вытянула руку, положил свою ладонь поверх ладоней остальных ребят и сказала, взглянув на Илью:
        - Я тоже с тобой, Илюша, и никогда не предам твоего доверия.
        - Спасибо, - ответил Илья им, - спасибо вам всем…
        Илья сам вытянул руку и положил свою ладонь поверх руки Поли.
        - За стаю Ильи! - проголосил Израиль.
        - За стаю! - вторили остальные.
        - За стаю!
        - Ура!
        Это было их единство.
        Они готовы горой стоять друг за друга.
        Но Илье известно больше, чем остальным. Ему оставалось наслаждаться последними часами, которые он может провести в кругу верных ему товарищей.
        А хворост трещал в рыжем огне. И в небо поднимались тонкие струйки дыма.
        Глава 8. Первые чудеса
        Время: 20:40
        - Пупсик, ты уверен, что хочешь сделать это?
        - Не волнуйся, моя сладкая Лети, мы просто посмотрим… Надо же расширять границы?
        - Границы?
        - Именно. Если хотим пережить эту ночь, то нам нужна территория. Кто знает, что мы там обнаружим?
        Кассий принялся разгребать завалы, освобождая проход к двери, ведущей в здание пищеблока. Летиция стояла в стороне и с волнением наблюдала за работой своего возлюбленного. Она постоянно озиралась по сторонам.
        - Тебе помочь? - обратилась она к Кассию, заметив, как тот напрягается, отодвигая массивные булыжники.
        - Не стоит, моя прелесть! Золотце, потерпи немного… Я уже почти закончил.
        - Что мы будем делать, когда они узнают, что это ты убил Гарика?
        На этой ноте Кассий остановился и выпрямился, чтобы перевести дух.
        - «Когда»? Они этого никогда не узнают, солнышко. Гарику придется возродиться из мертвых, чтобы рассказать о том, что случилось. Впрочем, я сомневаюсь, что он сам понял, что произошло прежде, чем свалился с обрыва.
        - Илья знает…
        - Илья мне не помеха!
        Кассий это почти выкрикнул и ударил кулаком в бетонную стену. В затылке Летиции засверлило. Кассий стоял и тяжело дышал, его плечи резко поднимались и опускались в такт дыханию.
        - Тебе страшно? - спросила Лети.
        - Мне? Ха-ха! Лети, крошка, это смешно! Мне удалось убедить большую часть людей пойти за мной.
        - Но Малюса ты не убедил.
        - Знаю… недолго еще осталось. Скоро у нас появится возможность все изменить. Вот увидишь. И в каком-то смысле… Малюс сам подарит нам эту возможность.
        Лети стало не по себе от его слов. Она осторожно спросила:
        - Что ты задумал, Кассий?
        - Увидишь, Лети… увидишь…
        Наконец путь в пищеблок был свободен. Кассий приложил последние силы, чтобы открыть массивную железную дверь. Затем он включил фонарик на телефоне и шагнул в темноту.
        Лети пошла за ним.
        Двое оказались в темном зале, покрытом потрескавшейся плиткой, заросшей мхом. Вдоль стен этой мрачной комнаты стояли самые разные устройства странной конструкции. На полу лежали спутанные толстые провода. Из лампы, висящей под потолком, брызнули искры. Испугавшись, Лети прижалась к Кассию. Несколько розеток окружали провода.
        - Что это такое? - спросила Лети.
        Кассий сам совершенно не ожидал, что найдет нечто подобное здесь. Этот мир изменился сильнее, чем он предполагал.
        - Смотри! Это кресло похоже на электрический стул. Я видел такие в фильмах… А это… колесо для растяжения. Вот еще! Железные ботинки. Их надо раскалить на огне и надеть на жертву. Железная дева! Вот круто же… И еще… целый бассейн с водой. Уверен, его можно нагреть.
        - К чему ты ведешь?
        Кассий подошел к металлическому столику, на котором разложены самые разные лезвия, ножи, пилы, ножницы, скальпели, плоскогубцы и пинцеты.
        - Это камера пыток, - объяснил он.
        Лети ахнула.
        - Но почему она здесь? - не понимала она.
        - Этот мир вовсе не тот, в котором мы жили до этой ночи. Это что-то другое, Лети. Я в этом уверен.
        Затем Кассий вставил вилку в розетку, и лампы зажглись, осветив все великое множество орудий пыток, располагавшееся в этой комнате.
        - То, что нам нужно…
        Кассий подошел к электрическому стулу и положил свою руку на кожаный подлокотник.
        - «Нужно» для чего? - сглотнула Лети.
        Кассий взглянул на девушку и хитро улыбнулся ей, ответив:
        - Чтобы избавиться от наших врагов.
        * * *
        Ада вытирала пыль с икон. Марк подметал пол, а Малюс выносил каменные осколки и сухие ветки из помещения, выбрасывая их на улицу.
        - Не нравится мне, что мы все так разбежались, - высказалась Ада.
        - Ты о чем? - поинтересовался Малюс.
        - О создании трех лагерей. Я, конечно, рада, что мы оказались с вами на нейтральной территории, но все же… противостояние остальных ребят меня не радует. Илья и Кассий сильной повздорили. Пускай это было не так заметно, но я чувствовала в них лютую ненависть друг к другу. Илья верит своему другу. Он верит Израилю. Вся его компания считает, что Кассий столкнул Гарика с обрыва.
        - А ты как считаешь?
        - Если честно, то…
        Ада подняла взгляд на изваяние Иисуса и обратила внимание на терновый венец.
        - Я верю Израилю, - твердо заявила она, - не знаю, как это объяснить, но я чувствую, что Кассий мог без мук совести столкнуть Гарика с обрыва в море.
        - Хочешь сказать, во всем противостоянии виноват Кассий, и он - главный враг?
        - Не знаю, Малюс. Не вижу я никаких врагов. Я вижу людей, которые очень напуганы. Мы не знаем, что случилось с нами. Не знаем, куда мы попали. И ссориться, утраивать войны… это не то, что сейчас нам нужно.
        Прервав свою работу, Марк решил высказаться по этому поводу:
        - Знаешь, а она права.
        - И что вы от меня оба хотите? - напрягся Малюс.
        Ада и Марк переглянулись и снова посмотрели на Малюса, который будто прочитал их мысли.
        - Хотите, чтобы я их примирил? - вырвалось у Малюса.
        - Сам ты их сотрудничать не заставишь, - покачала Ада головой, - нужно, чтобы они сами помирились.
        - А это возможно, учитывая то, что происходит сейчас?
        - Это горячая пора. Сейчас все должны успокоиться. Им просто нужно встретиться и поговорить. Всем нам.
        - И что ты предлагаешь?
        Ада лишь пожала плечами. На этот счет у нее не оказалось никаких идей.
        - Как насчет ужина? - предложил Марк. - Сейчас все как раз проголодались, а на поле растет целый урожай свежей кукурузы. Что скажешь, Малюс?
        - Хочешь собрать всех нас за круглым столом? Это по-твоему хорошая идея?
        - Я просто предложил.
        Малюсу понадобилось немного времени, чтобы поразмыслить над этим предложением. На самом деле ему самому не хотелось видеть противостояние двух лагерей. Если они начнут убивать друг друга, то всем придет конец. Им не выбраться из этого жуткого места. Им не спастись.
        - Я вас понял, - кивнул Малюс, - хорошо. Устроим совместный ужин, на котором сделаем все возможное, чтобы уладить возникнувший конфликт. Им обоим придется встретиться и пойти на компромиссы. Нас же учили решать конфликты конструктивно? Вот и применим все наши знания психологии на практике! Марк, ступай к Кассию и предложи ему встречу. Я уверен, у них в главном корпусе найдется много места и большой стол, чтобы усадить нас всех за него. Затем ты сходишь в лагерь Ильи и пригласишь их на ужин. Я надеюсь, что они все согласятся. Если в них осталась хоть капля благоразумия, то они сделают все, чтобы предотвратить эту глупую войну.
        Марк важно кивнул.
        - Слушаюсь!
        И быстрым шагом покинул церковь, оставив Аду и Малюса наедине.
        - Это верное решение, - Ада поставила икону на полку и подошла к Малюсу, положив ему руки на плечи, - я уверена, что у нас получится примирить мальчиков. Они сами не понимают, что делают.
        - Но если ты права, Ада? Если Кассий на самом деле убил Гарика, то кто знает, чего от него стоит ждать?
        - Он выглядит довольно здравомыслящим человеком. Возможно, мы все ошибаемся. Нам не следует принимать не чью из сторон. Мы должны думать о более важных вещах - о спасении всех нас.
        Ада поднялась на носочки и поцеловала Малюса в губы.
        - Не уходи от меня, Ада.
        Ей не понравились его слова, и она, нахмурившись, взглянула в его глаза.
        - Почему ты это говоришь?
        - Если мне придется принимать самое сложное решение в моей жизни, я хочу, чтобы ты была рядом.
        - Хорошо, Малюс, как скажешь. Я обещаю тебе, что никогда и никуда не уйду. Я буду рядом, какое бы решение тебе ни пришлось бы принимать.
        - Спасибо, Ада… спасибо…
        И Малюс ответил ей нежным поцелуем, которого она так ждала.
        * * *
        - За свою жизнь я поняла для себя одну очень важную вещь, - Лиса сидела у костра, обнимая колени, прижатые к животу, руками.
        Остальные ее внимательно слушали.
        - Я встречала немногих людей, которые бы меня на самом деле поддерживали. Все началось с моих родителей. На все мои пожелания и стремления они отвечали шуткой. Едкой такой. Я постоянно ждала от них поддержки. Я хотела, чтобы мама и папа стали для меня опорой. Но этого не происходило. Мне постоянно приходилось всего достигать самой, своими силами. И таких людей в своей жизни я повстречала немало.
        Илья заметил, как сильно напряглась Лиса, рассказывая им это. Казалось, она боролась со слезами внутри себя.
        - Я всегда нуждалась в поддержке, но никогда ее не получала. Правда. Постоянно в моей жизни встречались люди, которые говорили мне одно и то же. Зачем ты это делаешь? У тебя ничего не выйдет. Ты не так хороша, как о себе думаешь. Опустись с небес на землю! Этого достойны не все люди. С чего ты взяла, что ты этого достойна? То, что ты делаешь - слишком мало, чтобы добиться успеха. Перестань это делать, пока не стало слишком больно от поражения. Чем выше поднимаешься, тем больнее падать. Ты этого хочешь? Упасть? Просто будь как все и живи нормальной жизнью. Чего ты выделываешься? Звезды с неба она хватает! Не всем это дано, ты понимаешь? Зачем ты бежишь туда, где у тебя нет будущего?
        И на этой ноте Лиса обронила первую слезу.
        - Тогда я приняла для себя одно решение. Самое важное в своей жизни. Гнать этих людей прочь. Пошли они все к черту! Я больше не держу этих людей рядом с собой. Я устала все это терпеть. Зачем мне держать рядом с собой людей, которые тянут вниз, которые подрывают крылья? Зачем мне такие люди, рядом с которыми я… не сияю?
        Лиса вытерла слезу и шмыгнула носиком.
        - И я это делала. И делаю это по сей день. Я гоню их всех прочь, оставляя рядом с собой лишь тех, кто способен меня поддержать, кто делает мои крылья больше и шире, кто толкает меня в высь. Я окружаю себя лишь теми людьми, рядом с которыми я могу сиять, которые не тащат меня в тень.
        Лиса мельком взглянула на Илью, а потом продолжила:
        - Но что делать с родителями? От них ты не можешь избавиться. Если те люди, которые тащат тебя вниз - твоя семья, твои родные… я стараюсь минимизировать общение с ними. Только формальности. Не более. Да, они остаются моими родителями, но я могу справляться без них. Они и сами не понимают, что все детство только и делали, что вырывали перья из крыльев своего птенца…
        - Я тебя понимаю, Елиса, - заговорила Жули, - жить нужно своей жизнью и не слушать мнения окружающих. Имеет смысл прислушиваться лишь к словам тех, кто действительно важен для тебя самого. Ты такой, какой ты есть. Ты - индивидуальность. Я тоже гоню прочь тех, кто хочешь смешать меня с серой массой таких же, как они. Если поддаваться им, если слушать их… мы перестанем летать. А ведь так хочется этой свободы. Свободы, которую чувствуешь внутри себя самого. Это важно, правда. Только с этой свободой внутри человек может сиять.
        После этих слов в лагере повисла тяжелая тишина. Они слышали лишь треск поленьев в огне. Тогда Генри решил разрядить обстановку:
        - Чего-то я не понял… это вы куда улетать собрались?
        Ему удалось это сказать с такой «фирменной» интонацией, что настроение у всех сразу понялось, и все дружно засмеялись.
        Но вдруг Генри замер. Он неожиданно застыл, уставившись в огонь и не отводил взгляда от искр пламени.
        - Эй, что это с тобой? - обратился к нему Израиль. - Очередная шутка?
        Губы Генри затряслись.
        - Это не шутка… - вырвалось у Жули.
        - Что с ним? - обеспокоилась Лиса.
        Губы Генри быстро и тихо произнесли:
        - Жули… прошу…
        - Проклятье! - Жули залезла в свою сумочку. - Сейчас будет приступ!
        И Генри резко упал на спину. Все его тело начало содрогаться. Руки и ноги свободно дергались. Голова билась о землю и поворачивалась из стороны в сторону.
        - Что это такое? - не понимал Израиль.
        - У него эпилепсия, - пояснила скоро Жули, - нужно не дать ему получить удары. Я найду лекарство.
        Лиса и Израиль среагировали мгновенно. Они быстро подбежали к Генри и схватили его за руки и ноги, пригвоздив к земле.
        - Илья! - бросил Израиль. - Подержи его голову!
        Пелагея лишь с ужасом наблюдала за происходящим.
        Илья подбежал к Генри, сел на колени и обнял ладонями голову Генри за щеки и виски, прижав к земле, а потом наклонил в бок, чтобы не случилось аспирации, если Генри вырвет.
        - Жули! - крикнула Лиса. - Что там с лекарством?!
        - Не могу найти… черт! - брызнула она в ответ.
        Илья, продолжая держать Генри за голову, думал только об одном: «Только бы все прошло! Только бы приступ закончился! Только бы Генри был здоров!».
        О закрыл глаза и подумал об этом.
        И вдруг…
        Тряска прекратилась.
        Тело Генри перестало извиваться. Оно расслабилось, и теперь парень спокойно лежал на земле и тяжело дышал.
        - Все закончилось, - вырвалось у Израиля.
        Жули взглянула в сторону брата и тяжело выдохнула.
        - Обошлось…
        Но Лисе так совсем не показалось. Она какое-то время не сводила взгляда с Ильи, а потом спросила:
        - Что ты сделал?
        Все уставились на нее, не понимая, что она имеет в виду.
        - Ты о чем? - спросил ее Илья.
        - Я видела… видела, как ты держал его голову, а потом какое-то сияние из твоих рук… Израиль, ты не заметил?
        - Боюсь, что нет… я был обеспокоен и не обращал ни на что внимание, держа Генри за ноги.
        - А я видела! Илья, мне показалось, что… это ты вылечил Генри.
        Илья выгнул бровь.
        - Тебе просто показалось, - отмахнулся он.
        - Нет! Даже не смей уходить от этого разговора! Не знаю, что случилось с тобой в лесу, но сейчас я своими глазами увидела… чудо…
        - Чудо? - переспросила Жули.
        - Чудо? - повторил Генри.
        - Чудо? - не понял Израиль.
        - Да, чудо! Именно так! Чудо исцеления. И никто меня в этом не переубедит! Как только ты прикоснулся к Генри, закрыл глаза и подумал… о чем ты подумал, Илья? Скажи мне! Ответить! О чем ты таком подумал, что сияние из твоих рук исцелило его?
        Все смотрели на Илью, не понимая, что произошло. И только Генри, придя в себя, поднялся и сел на землю.
        - Знаете, мне гораздо лучше… Никогда приступы так быстро не заканчивались, да еще и… я себя прекрасно чувствую, как после терапии, но без побочных эффектов.
        Жули ахнула и бросилась обнимать своего брата.
        - Как же я рада, что все закончилось! Боже, братец, я так за тебя переживала…
        Жули начала плакать в объятиях Генри.
        - Не стоит, Жули, перестань! Я же не умер в конце концов! Кто бы что ни сделал, я вам всем благодарен за спасение!
        Но на этом обсуждение чудесного исцеления Генри не завершилось. К дискуссии присоединился Израиль:
        - Подождите-ка… То есть ты, Лиса, хочешь обвинить Илью в том, что он исцелил Генри и не признает этого?
        - Именно в этом я его и обвиняю! - Лиса в упор смотрела на Илью. - Как ты это сделал?
        Илья поймал на себе любопытные и озадаченные взгляды всех присутствующих. Все ждали от него ответов.
        - Я… - в какой-то момент вырвалось у него, - не знаю…
        Жули так растрогалась из-за спасения своего брата, что начала тяжело дышать, заливаясь слезами. Генри поспешил ее успокоить:
        - Тише, Жули, тише! Успокойся, прошу тебя! Если сейчас так перенервничаешь, то у тебя опять начнется приступ астмы. Где твой ингалятор? Я хочу, чтобы ты им непременно воспользовалась!
        Жули кивнула и потянулась за сумочкой, но Лиса ее оборвала:
        - Нет! У тебя астма, Жули? Отлично! Илья, иди сюда! Ты должен ее вылечить!
        - Я?
        - Ну не я же тут чудеса творю! Давай! Вылечи Жули так же, как только что исцелил Генри!
        - Лис, ты уверена, что это хорошая идея? - озадачился Израиль.
        - Это прекрасная идея!
        Лиса вскочила на ноги, схватила Илью за руку и привела к Жули. Она посадила его напротив нее и выжидающе смотрела.
        - Давай!
        - Что? - тупо смотрела на нее Илья.
        - Лечи Жули! Положи куда-нибудь руку! Подумай о чем ты там думал! Я не сошла с ума! Я точно знаю, что видела это!
        Все выжидающе смотрели на Илью, пока это не наскучило самой Жули.
        - Спасибо, Лиса, но мне уже лучше…
        - Нет, сиди, Жули! Илья!
        Лиса резко схватила руку Ильи и приложила его ладонь к шее Жули. И тут в голове Ильи мелькнула мысль: «Пусть она будет здорова».
        Как вдруг…
        Из его ладони вышло золотистое сияние, которое прошлось по всей шее Жули и затем нежно угасло.
        - Не может быть… - вырвалось у Израиля.
        - Что и требовалось доказать! - гордо произнесла Лиса. - Жули, ты как себя чувствуешь?
        Жули поднялась на ноги и потрогала свою шею.
        - Знаете, мне стало намного легче дышать…
        Она глубоко вздохнула полной грудью.
        - Какие еще ты скрываешь от нас тайны? - с некоторым упреком обратилась к Илье Лиса.
        Илья уже хотел что-то ответить, как вдруг Израиль его резко прервал:
        - Сюда идет Марк.
        - Что-то случилось? - обеспокоенно спросила Поля.
        Но ей не ответили. Друзья все поднялись с земли, чтобы встретить Марка, вышедшего к ним из темноты на свет яркого пламени.
        - Прошу прощения, если потревожил вас, ребята, но у меня для вас приглашение, - начал Марк с главного.
        - Приглашение? - переспросил Израиль.
        - Малюсу пришла идея примирения.
        - Примирения лагерей, ты хочешь сказать? - догадалась Лиса.
        - Именно. Кассий уже поддержал идею встречи. Мы собираемся организовать званный ужин в главном корпусе больницы. Соберемся все за одним столом, поужинаем и уладим все конфликты. Малюс хочет, чтобы мы держались вместе, чтобы никто не пострадал. Как выяснилось, место, в которое мы попали, не наш мир… Это главная версия на данный момент.
        Выслушав внимательно Марка, Илья спросил:
        - Что от нас требуется?
        - Приносите с собой кукурузу и продукты, которые у вас есть. Все голодны. Собираемся на втором этаже главного корпуса в половине десятого вечера. Не опаздывайте. На ужине мы хотим обсудить план нашего возвращения домой. Вы придете?
        Илья обернулся, чтобы согласовать это решение со своими друзьями. Никто не стал возражать. Ему ответили уверенными кивками, и Илья высказал общий вердикт Марку:
        - Да, мы придем на это застолье.
        Глава 9. Застолье
        Время: 21:25
        - Посмотрите-ка кто пришел! - Илья услышал писклявый голосок Ришты, когда вошел в просторный коридор в окружении своих друзей.
        В просторном помещении стоял длинный стол, заставленный тарелками, заваленными сваренной кукурузой, и стаканами, наполненными водой. Кукуруза и вода - та роскошь, которую они могли позволить себе в возникнувших обстоятельствах.
        - Проходите, не стесняйтесь, гости дорогие! - любезно окликнул Кассий. - Присаживайтесь, располагайтесь, устраивайтесь поудобнее. Будьте, как дома!
        В «обеденном коридоре» собрались все участники злополучной поездки. Ребята искоса поглядывали друг на друга, раскладывая горячую кукурузу на тарелки и разливая воду из графина.
        - Вы как раз вовремя! - добавила Летиция. - Ужин вот-вот начнется. Мы почти закончили с приготовлениями.
        - Спасибо, Малюс, что решил устроить такой пир в нашем лагере, - отозвался Кассий, - здесь уютнее, чем на улице, не так ли? Хотя бы крыша над головой есть!
        На это заявление Дис и Атан издали мерзкие приглушенные смешки. Все это стало намеком на то, что лагерь Ильи располагался под открытым небом.
        - Мы же цивилизованные люди, в конце концов, - продавливал Кассий, - двадцать первый век - удобства превыше всего. Современный человек в принципе не может нормально прожить без удобств! Пришел черед обустраивать природу под себя, а не подстраиваться под нее. Что скажешь, Илюша?
        Илья в этот момент как раз садился за стол. По обе стороны от него сели Лиса и Поля.
        - Как бы человек ни старался подчинить себе природу, она по-прежнему остается сильнее него. Человек лишь… на втором месте, - ответил Илья Кассию.
        Кассий на мгновение замер и переглянулся с Лети.
        - И все же человек достиг больших высот. Он создал то, на что природа оказалась не способна.
        - Верно. И без природы у него ничего бы не получилось.
        Все вокруг на мгновение замерли, наблюдая как Илья и Кассий смотрят друг на друга в упор. Ада поспешила разрядить обстановку:
        - Давайте все сядем и приступим к ужину? У нас есть более важные темы для разговора.
        Ее слова помогли остальным отвлечься от противостояния Ильи и Кассия и наконец сесть за один стол, чтобы утолить голод.
        Так случилось, что все члены лагеря Кассия оказались по одну сторону стола, а «стая» Ильи - по другую. Малюс, Ада и Марк сидели на третьей стороне, оказавшись между двух огней.
        - Я признателен всем вам, что вы согласились организовать этот ужин, - начал Малюс, - к сожалению, пищеблок оказался пуст. И сегодня мы располагаем дарами природы. Кукуруза и вода станут нашей трапезой на этот вечер. Надеюсь, этого будет всем достаточно, чтобы утолить голод перед сном. Завтра, когда взойдет солнце, при свете дня мы найдем выход из этого места. Я верю в чудо, друзья. После темной полосы всегда начинается светлая. Мы не знаем, как и где оказались, но сейчас важнее думать не о проблеме, а о ее решении. Давайте забудем о ссорах и распрях между нами. Мы все в ловушке. Если будем цапаться друг с другом, то проиграем нашему общему врагу…
        - Кх-кх…
        Это был Кассий.
        Мгновенно в коридоре возникла гробовая тишина, когда Кассий позволил себе прервать речь Малюса. Сам же Кассий нисколько не боялся смотреть Малюсу прямо в глаза.
        - Мне кажется, или я не до конца понимаю твою мысль, Малюс? О каком общем враге идет речь? Нам кто-то угрожает? Нас кто-то собрал здесь вместе, чтобы убить по одиночке? Мы - новые десять негритят в новой локации? О чем речь, Малюс? Если враг есть, а в этом я с тобой позволю себе согласиться, то - очевидно - таковой среди нас.
        И Илья почувствовал на себе беспощадный взгляд Кассия. Лиса взяла его за руку. Ее прикосновение было теплым.
        - Враг совершил преступление против всех нас. И за такое он обязательно должен быть наказан.
        - Прекрати Кассий, - бросила Лиса, - в чем ты хочешь обвинить Илью? В том, что он заступился за Израиля?
        - Я? Обвинить? Илью? Нет, моя дорогая Лиса, вовсе нет! Разве я в чем-то хотел тебя обвинить?
        Илья не ответил.
        - Я лишь хочу узнать правду. Истину, которую от нас всех скрывают. Если виновник той трагедии и ужаса, которые с нами случились, среди нас, то его необходимо выявить и привлечь к ответственности. Справедливость… должна восторжествовать. Всякое зло должно быть наказано. Ты согласна со мной, Лиса?
        Она сразу нашла ответ.
        - Среди нас нет виновных. Эти поиски тщетны. Как сказал Малюс, все мы в одной ловушке. Мы все - жертвы зла. А зло вокруг. Это место, где мы оказались, наш плен на эту ночь. Пока что нам не дано узнать, чей это замысел.
        - Замысел?
        Кассий взял смело стакан воды и сделал жадный глоток, а затем продолжил:
        - Интересно… Замысел… обычно подобные слова говорят, когда имеют в виду… Бога.
        - Бога? - переспросил Генри.
        - Верно, мой забывчивый музыкальный друг. Господь. Разве ты не это имела в виду, Лиса? Все, что с нами случается, уготовил нам Всевышний. Не значит ли, что это испытание для нас? Или наказание? Но в чем мы провинились перед Богом? За что он решил покарать нас? Кто мы такие? Студенты. Ученики Медицинской Академии. Волонтеры. Люди, которые готовы посвятить всю свою жизнь спасению других. Мы готовы учится восемь лет, чтобы помогать другим справляться с их заболеваниями, возвращать к счастливой жизни. Где наши грехи? Почему Господь счел наши души гнилыми, достойными самого жестокого наказания?
        Кассий сделал паузу, за которой успел пробежаться взглядом по всем, кто сидел за одним столом.
        - Я в это не верю, друзья. Не верю, что Господь уготовил нам подобную кару. Скорее всего Он был не в силах остановить преступления прислужника дьявола. А это прислужник… вероятно, среди нас.
        - Чушь! - бросил Израиль. - Ты убил Гарика! Я видел, как ты столкнул его с обрыва! Если и есть среди нас приспешник дьявола, то это ты, Кассий! Это все…
        Изриаль вскочил из-за стола и принялся неистово размахивать руками. Илья тут же встал, подбежал к Израилю и ухватил его за плечи, опуская на стул.
        - Сядь, Израиль. Успокойся. Не стоит оно того…
        Илья почувствовал, как плечи друга задрожали. В глазах Израиля стояли слезы, но он все же занял свое место.
        - «Ищите, и обрящете, просите, и дано вам будет, стучите и отворят вам…». Так сказано в Евангелие. Что и требовалось доказать! Разве приспешник дьявола стал бы читать Священное Писание? Сам Господь призывает нас искать преступника, из-за которого мы все оказались в столь… неудобной ситуации.
        - И у тебя есть свои версии, Кассий? - Илья остался стоять за спиной Израиля, когда тот сел.
        - Разумеется, Илюшенька. Стал бы я так заявлять об этом, не будь у меня предположений?
        На этой ноте Кассий встал, отпил еще воды и принялся шагом отмерять длину стола, шествуя за спинами своих верных приближенных.
        - Кстати, ты так и не рассказал нам о том, куда пропал во время поисков дороги. Тогда, в лесу. Что же с тобой случилось?
        - Ты сам заметил, что что-то во мне изменилось после возвращения.
        - Верно. И эти предчувствия не покидают меня.
        - Возможно, они не обманчивы.
        - Так просвети же нас! Чему ты… научился?
        Илья искоса взглянул на Лису. Та покачала головой. Она явно не хотела, чтобы он все рассказал Кассию. Но судьба решила иначе.
        - Он умеет исцелять болезни одним касанием!
        Поли встала из-за стола и с отчаянием вырвала из себя эту фразу.
        - Дура! - бросила Лиса. - О, боже?.. Зачем ты это рассказала? Сядь!
        Лиса дернула Пелагею за руку и призвала опуститься на стул.
        В ужасе Лиса закрыла лицо руками.
        - Вот оно что…
        Илья поймал на себе взгляды всех присутствующих.
        - Что это значит? - спросил прямо Малюс.
        - То и значит! - вырвалось у Генри. - Он исцелил меня и мою сестру! Это случилось незадолго до того, как Марк пришел к нам в лагерь, чтобы пригласить на это застолье. У меня случился эпилептический приступ. Если бы не Илья… мне даже страшно представить, что бы произошло! Таких сильных приступов не было давно. А Жули… в пять лет у нее диагностировали бронхиальную астму. И одним касанием к шее Илья избавил ее от грозного недуга. Теперь она может дышать свободно.
        - Все верно, я готова подписаться под каждым словом моего брата. Илья совершил… чудо.
        Кассий посмотрел сначала на Израиля, и тот кивнул. Затем на Полю - она тоже кивнула. А Лиса… Лиса не могла терпеть то, что происходило вокруг. Она постаралась прийти в себя, вытерла слезы и взяла Илью за руку.
        - Они не должны были знать, - прошептала она.
        - Любопытно, - высказалась Лети.
        - Это правда? - спросила Николь.
        Илья не собирался лгать. Это бесполезно. Он ответил утвердительным кивком.
        И Кассий заразился неистовым смехом. Такой же смех вырвался из него, когда Изриаль обвинил его в убийстве Гарика.
        - Ой, не могу!.. Дайте мне… попить…
        Согнувшись пополам, Кассий, схватившись правой рукой за живот, прошел к своему месту и взял стакан воды, продолжая хохотать.
        - Хотите сказать… что… Илья претендует на роль Иисуса двадцать первого века?
        От этого его смех стал еще сильнее, и к его радости присоединились другие: Лети, Ришта, Янсен, Дис, Атан. Все они громко смеялись. Дис даже выронил изо рта пережеванный кусок кукурузы. Слизь брызнула из носа Атана от хохота. Ришта и Янсен схватились друг за друга, борясь с приступом смеха.
        Лишь смех Лети выглядел не естественным, наигранным и холодным.
        - Какими еще забавными историями вы нас порадуете сегодня? - боролся Кассий со смехом. - Очень хорошая шутка, чтобы разрядить обстановку! Браво, друзья! Браво!
        Когда Кассий справился с порывом смеха, закончили смеяться и все остальные. В коридоре снова возникла звенящая тишина, но была быстро разрушена голосом Кассия:
        - Интересно, и как это случилось? К тебе сошел архангел Гавриил и одарил частичкой Божьего дара? Ты его в лесу встретил? Ходил-ходил, а потом под ноги смотришь: «О, Господь свой дар потерял! Возьму-ка себе! Пригодиться!».
        - Не имеет значения, как это случилось, Кассий, - ответил ему спокойно Илья, - важно то, что они не врут. Я, действительно, могу лечить, пускай и сам не до конца понимаю, как это происходит.
        - Ого! Может, тебе и никакой медицинский институт не нужен, раз ты обладаешь такой силой? А что еще умеешь? Есть еще супергеройские способности?
        - Хватит, Кассий! - брызнула Лиса.
        - А в чем, собственно, дело? Я веду разговор. Мне интересно. Может, ты всем нам покажешь свою силу? Давай, вылечи кого-то! Или предвидь будущее и скажи обо мне нечто такое, о чем могу знать только я. Ну, же, Илюша! Покажи, что ты можешь!
        - Илюша!
        Все посмотрели на Пелагею.
        - Ты можешь вылечить мою ногу. Я же всегда хромаю, и все вокруг об этом знают.
        - Не думаю, что они поверят в подобное исцеление, Поля. Но я обещаю, что вылечу тебя первым же делом, как только мы вернемся в наш лагерь.
        - Верно, - согласился Кассий, - мне нужно что-то убедительнее. Давай же, Илюша! Удиви меня!
        «Сам напросился» - мелькнуло в голове Ильи, и он сказал:
        - Ты не хотел убивать Гарика.
        Повисла тишина. Улыбка спала с лица Кассия.
        - У тебя не было такого плана изначально. Он склонился над обрывом, чтобы оценить высоту над уровнем воды. Одно мгновение, Кассий. Тебе потребовалось всего одно мгновение, чтобы принять это решение. Без раздумий ты просто толкнул его в спину. У тебя появилась мысль: «Я хочу посмотреть, что будет». Безумная мысль. Мысль в аффекте. И ты толкнул его с обрыва. Тебе просто захотелось посмотреть, как кто-то свалится вниз. Гарик попал под твою горячую руку. Ты был зол на него потому, что он забыл взять канистру с бензином. Из-за этого мы не смогли уехать отсюда. Поэтому принять подобное решение тебе далось просто, без особых мук совести и длительных философских раздумий. Ты считал, что этот человек заслуживал наказания. Ты жаждал… справедливости…
        Речь Ильи тут же прервал громкий звук - Кассий ударил обеими руками по столу - зазвенели тарелки и стаканы. Несколько плодов кукурузы скатились на пол.
        - Наглая ложь, - процедил Кассий сквозь зубы, - не советую тебе так злить меня. Выходка Израиля в обвинении в убийстве показалась мне сначала забавной, но ваша игра затянулась. Я не могу доказать вам, что не делал этого, потому что вы мне просто не верите. Не верите тем людям, которые там были.
        - Израиль был там, и он видел, - твердо заявила Лиса, - зачем ему попусту обвинять тебя, Кассий? Сам подумай. Что он имеет против тебя?
        - Мне плевать на Израиля и на то, что он имеет против меня. Мне плевать, что вы вешаете на меня убийство, которого я не совершал. Этот идиот сам оступился и сорвался с обрыва. Я хотел спасти Гарика, но не вышло. Я не стал героем дня. А если бы спас его, то вы бы меня восхвалили за мой подвиг, верно? Точно так же, как хвалите Илью, выдумывая разные бредни. Я знаю, что не убивал Гарика, и моя совесть чиста. Понятно вам? Я этого не делал. И мне достаточно того, что это знаю я сам и мои любимые люди.
        - Это поразительно…
        Израиль заставил всех обратить на себя внимание.
        - Поразительно, как… у тебя получается так нагло лгать всем вокруг. Не только нам, но и самому себе. Ты - чудовище, Кассий. А Илья творит чудеса, на которые ты никогда не будешь способен.
        - Не надо, Израиль, - Илья поспешил вмешаться, - не стоит оно того…
        - Стоит, Илюша, стоит. Этому избалованному мальчишке следует послушать правду про себя. А ты… ты у нас молодец. Я пойду за тобой даже на край света.
        Губы у Кассия задергались. Он скрипел зубами и был готов взорваться на месте.
        - Друзья, нам не стоит ссориться снова, - пытался всех успокоить Малюс.
        Но Кассий снова прервал Малюса, стараясь сохранять самообладание:
        - Илюшечка, не грешно ли играть роль Господа? Задумайся сам. Не я хочу провозгласить себя чудом Божьим. Богохульство - тяжкий грех, Илюша. Честно, мне бы не хотелось увидеть тебя в Аду. Мы бы могли весело общаться, летая на перистых облачках в Раю.
        - А ты считаешь, что достоин Рая? - холодно спросила Лиса.
        - Все достойны Рая, моя милая. Даже самые грешные существа, если они готовы искупить свои злодеяния. А лжесвидетелей ждет страшная кара. Поверьте. «Ибо много званных, а мало избранных».
        - Отвергнув веру, не войдешь во врата Господня, - прозвучал голос Николь, - а предав Его или уподобившись Ему, окажешься низвергнут в самые темные глубины Ада.
        Высказавшись, Николь опустила руки на колени и замолчала.
        - Прошу заметить, очень верные и точные слова, - Кассий приподнял указательный палец кверху, - ни отнять, ни вставить! Скажи мне, Илюша, разве тебя не пугает то, что ты играешься со спичками и своим билетиком в Рай?
        - Можешь мне поверить, Кассий. Я не играю с такими вещами и отношусь к ним со всей серьезностью.
        - Поверить тебе? Тому, кто слепо придерживается лишь одной версии развития событий? А как же «мыслите шире»? Где же твой кругозор? Неужто променял его на способность творить чудеса? Ты же знаешь, что ничего просто так человеку не дается. За все приходиться платить.
        - И я отплатил за это, Кассий. Отплатил сполна.
        Лиса, испугавшись этих слов, подняла медленно голову, чтобы посмотреть в лицо Ильи, которое оставалось по-прежнему серьезным и невозмутимым.
        - Тебе виднее, - пожал Кассий плечами, - не я торгуюсь с Богом на право занять удобное местечко в Раю.
        - Зачем ты это говоришь, Кассий? - обратилась к нему Лиса. - Ты же ничего не знаешь. Зачем ты говоришь такие грязные и мерзкие вещи?
        - У меня лишь одна цель, мой дорогой лисенок - докопаться до истины и, разумеется, вершить справедливый суд над негодяем, по вине которого мы все заперты здесь, как подопытные крысы в клетке.
        На помощь Кассию пришла Летиция:
        - Мы все делаем благое дело, Лиса. Пора бы тебе это понять. Просто… у нас разные методы.
        - Вот как? Конечно, Лети. Я тебя поняла. А потому этот разговор больше не может иметь никакого значения. Из-за разности наших «методов» он теряет свой смысл.
        Все тут же почувствовали, что Лиса решительно настроилась что-то предпринять, и никто уже не успел ее остановить.
        Она встала из-за стола и крепче сжала руку Ильи, которую не отпускала все это время.
        - Мы уходим.
        На это заявление Кассий ответил усмешкой:
        - Лихо! Ха! Спасибо этому дому - пойдем к другому! Так это называется? Интересные вы люди, хочу заметить!
        Лиса не желала больше задерживаться в этом здании и, взяв Илью под руку, направилась прочь:
        - Идем, Илья. Не стоило нам приходить сюда.
        - Подождите! Мы с вами! - вскочил Генри.
        Он, Жули, Израиль и Поля присоединились к Илье и Лисе. Все вместе они без оглядки покидали коридор.
        - Зачем ты все это наговорил им, Кассий? - разозлился Малюс.
        - Потому что они должны знать свое место, - прозвучал ответ Кассия, - предатель среди них.
        Они говорили о чем-то еще, но этого Илья уже не слышал. Лиса уводила его из длинного коридора слишком быстро, не желая задерживаться в этом месте ни на миг.
        * * *
        - Их нужно испытать, пока они не ушли, - заявил Пугало.
        - Ты хочешь их напугать? - спросила Николь.
        - Если они действительно достойны спасения, то справятся с моими испытаниями.
        - Только не делай им больно, прошу.
        - Не буду. Я их лишь спугну хорошенько.
        Глава 10. Мятежные духи
        Время: 22:10
        Взяв Илью под руку, Елиса вырвалась вперед, опередив остальных, спускаясь быстро вниз по крутой полуразрушенной лестнице. Не желая задерживаться в главном корпусе ни на миг, она хотела скорее вырваться из этого места и убежать. Убежать прочь! Далеко-далеко, на край света!
        Опасно не это место.
        А опасны люди, с которыми они оказались заперты в этой темнице.
        Спустившись по лестнице, Лиса открыла дверь, которая должна была выпустить их на улицу, но вдруг… оба, Илья и Лиса, оказались в темном сыром каменном коридоре, утопающем во мраке. На стенах висели редкие зажженные факелы.
        - Что это за место? - ужаснулась Лиса.
        Илья быстро развернулся, чтобы открыть дверь и покинуть этот коридор, но дверь не поддавалась.
        - Заперто… - вырвалось у него.
        - Как? - Лиса задержала дыхание. - Как это возможно? Мы же только что открывали ее!
        Лиса решила сама попытать счастье и открыть проклятую дверь, но и ее попытка провалилась.
        - А как же остальные? - спросила Лиса.
        - Не знаю, - ответил Илья, - я сам был уверен, что эта дверь должна вывести нас наружу. Что-то не так…
        Двое посмотрели в сторону темного коридора, который ждал их. Иного пути у них не осталось.
        Тогда Илья предположил самое худшее:
        - Это место восстало против нас.
        * * *
        Жули и Генри шли по плитчатому холодному полу. Стены этого коридора оказались пугающе белыми. На потолке мерцала и жутко гудела люминесцентная лампа.
        Всего пару минут назад они оказались заперты в этом незнакомом им помещении.
        - Я была уверена, что та дверь выведет нас на улицу, - повторила Жули, - не нравится мне все это, Генри…
        - И куда подевались Илья и Лиса? Мы же вошли сразу после них!
        Все эти вопросы так и остались без ответов. Брату и сестре ничего не оставалось, кроме как пройти по этому помещению и найти другой выход из психиатрической клиники.
        Держась за руки, двое медленно продвигались дальше по белому коридору.
        Раздался механический скрежет.
        - Что это? - Жули резко остановилась.
        Из-за левого угла на следующем повороте показалась тень на полу. Нечто приближалось к ним. Следом за неприятным скрежетом раздался детский голосок:
        - Мама… мама… мама…
        Из-за угла вышла маленькая железная куколка с вращающимся ключиком в спине. Ее красное платье забрызгано алыми каплями. Белое фарфоровое лицо с черной трещиной на правой щеке и большие зеленые глаза. Перебирая ножками и выставив ручки вперед, кукла шла поперек коридора.
        - Мама… мама… мама…
        А потом кукла упала и закрутилась на месте. Ключик в спине вращался все медленнее. Голос растянулся:
        - Мааааамааа… маааам…
        И кукла замерла, уставившись холодными стеклянными глазами на Генри и Жули.
        - Это чей-то розыгрыш? - нахмурился Генри.
        Но Жули не стала забывать, где они находятся.
        - Идти туда не лучшая идея, как думаешь? - обратилась она к брату.
        - Мы должны найти выход. Идем.
        Генри взял сестру за руку и повел в сторону куклы, лежащей на полу. Подойдя к ней, они остановились и пригляделись к трещине на лице.
        - Какая она страшная… а это… кровь? - ахнула Жули.
        Генри решил наклониться ближе, чтобы осмотреть игрушку. Но вдруг фарфоровая голова куклы резко лопнула, и наружу из нее вырвалась целая стая маленьких черных паучков.
        Жули издала громкий визг.
        Генри с воплем быстро отбежал назад.
        Пауки кучной стаей направлялись к ним.
        - Бежим! - скомандовала Жули.
        Двое одним прыжком перепрыгнули армию пауков и побежали прочь по коридору, спасаясь от жуткого кошмара.
        * * *
        Пелагея и Израиль оказались вдвоем, пройдя через дверь, которая должна была вывести их на улицу. Не обнаружив за ней своих друзей, им пришлось искать выход самим.
        Двое попали в больничный корпус и зашли в одну из палат.
        На каждой койке лежал труп ребенка. Рядом с койками располагались стойки с подвешенными на них капельными системами с донорской кровью.
        - Что здесь происходит? - Пелагея держалась за локоть Израиля.
        - Не знаю, Поля, но мне это дико не нравится, - признался он в ответ, - нам стоит искать выход, а не изучать это… скверное место.
        - Скверное?
        - Да…
        Пелагея боялась даже смотреть на бледные лица. Десять коек. Десять детей. Десять стоек с пакетами с кровью.
        Пять девочек и пять мальчиков.
        - Идем, - сказал ей Израиль.
        Оба направились к выходу, как вдруг… Пелагея услышала звук за спиной.
        Они замерли и обернулись.
        Все дети, что мгновение назад мирно лежали в кроватках, теперь сидели и смотрели на них. А лица… лица всех десятерых оказались до ужаса искажены.
        Лицо каждого ребенка представляло собой мозаику, которая состояла из «кусочков» детского лица и «кусочков» лица старика - морщинистые, покрытые язвами и бородавками.
        - Ох, Господи Иисусе… - вырвалось у Израиля.
        Дети начали смеяться.
        Когда они открывали рты, то виднелись их окровавленные зубы. У некоторых детей зубов не оказалось вовсе - только алые десны. Их плечики судорожно поднимались и опускались. Кровь из пакетов быстро утекала, осушая их.
        Хор детей издал:
        - Поиграйте с нами!
        И они принялись вставать со своих коек, отрывать трубки капельниц с иглами из рук.
        - Мы хотим играть!
        - Поиграйте с нами!
        - Спойте нам песенки!
        Дети смеялись и шли к ним.
        Пелагея и Изриаль, не теряя ни секунды, сорвались с места и выбежали из палаты в белый коридор. Отряд детей рванулся за ними.
        Двое бежали так быстро, как только могли. Дети гнались за ними, дико смеясь и вопя что-то бессвязное.
        Пелагея не могла бежать так же быстро, как и Израиль. Нога начала болеть сильнее, чем когда-либо прежде.
        - Не могу… - она остановилась.
        - Ты должна, Поля!
        - Больно…
        Израиль взял Полю на руки и продолжил бег. Поля прижалась к своему спасителю, обхватив его шею руками.
        Безумные дети с лицами стариков не прекращали погоню.
        - Что нам делать? - из глаз ее хлынули слезы.
        Израиль увидел двери в конце коридора. Оставалось добраться до выхода и спастись.
        - Держись! Мы выберемся!
        Тогда он собрал все свои силы, чтобы ускориться.
        Дети приближались.
        Они уже совсем близко.
        Толпа безумно ревела и хохотала, плюясь кровью.
        Добежав до двери, Израиль быстро открыл ее, придерживая Пелагею одной рукой, покинул коридор и тут же захлопнул дверь, прижавшись к ней спиной.
        Они услышали, как на той стороне раздались жуткие звуки - удары о дверь, треск костей и неприятное хлюпанье крови.
        Когда жуткие звуки затихли, Израиль смог перевести дыхание и отпустить Пелагею.
        - Спаслись…
        Только сейчас Пелагея заметила, что они оказались на пороге главного корпуса психиатрической клиники. Они стояли здесь одни в ночи.
        - Выбрались?.. Что это было, черт возьми?!
        - Не знаю… нам лучше скорее возвращаться в лагерь. Вдруг остальные уже там?
        Прежде, чем последовать за Пелагеей, Израиль приоткрыл ворота больницы и обнаружил за ними пустой темный полуразрушенный холл.
        Никаких белых коридоров и никаких кровожадных безумных детей.
        Все исчезло.
        * * *
        Илья снял один из факелов со стены, чтобы освещать светом пламени путь по темному коридору, который предстояло пройти.
        - Илюша…
        - Да?
        - Мне кажется… Или мы с тобой под землей?
        Илья поднял голову и осмотрелся.
        - Все может быть. И не важно, как мы оказались здесь. Намного важнее то, что мы здесь. И нам нужно выбраться.
        - Думай не о проблеме, а о ее решении, верно? Так говорил Малюс?
        - Да, именно.
        Взявшись за руки, двое направились во тьму подземного туннеля.
        - Помнишь, Илона Марковна говорила о подземном лабиринте, который находится прямо под территорией больницы? - спросила Лиса.
        - Да, и она упоминала об эвакуационном коридоре, который ведет прямо в лес. Возможно, мы как раз в нем и находимся.
        - Почему ты так решил?
        - Он довольно широкий, чтобы здесь могли поместиться все пациенты и сотрудники клиники.
        - Хм, ты прав. Значит, если будем идти прямо, то наткнемся на люк, который выведет нас в лес?
        - Полагаю, так и есть.
        Когда они сделали пару шагов, за их спинами раздался ледяной женский голос:
        - Далеко собрались, волонтеры?
        Двое застыли и обернулись.
        Перед ними возникла жуткая картина. Это была Илона Марковна, но совсем не похожая на ту, с которой они знакомы.
        Лицо этой Илоны Марковны украшал кровавый разрез, струящийся от лба до правого угла подбородка. Растрепанные длинные седые волосы. Белый разорванный халат, испачканный бурыми пятнами крови. Голые черные ноги, иссеченные порезами. В бледной руке, лишенной ногтей на пальцах, она сжимала окровавленный разделочный нож. Глаза жуткого призрака налились кровью. По щекам из нижних век стекала черная жидкость.
        - Я предлагаю вам пройти особый курс терапии…
        Илья резко дал команду:
        - Лиса, бежим!
        Сорвавшись на бег, двое оказались в темном коридоре. Отныне единственный источник света - горящий факел в руке Ильи.
        Мятежный дух Илоны Марковны гнался за ними, прихрамывая на левую ногу. Призрак беспощадно рассекал воздух окровавленным ножом.
        - Куда вы уходите? Лечение еще не закончено! Останьтесь!
        Лиса никогда бы не подумала, что нечто подобное может произойти с ней. Все это напоминало ей фильм ужасов, в который она попала совершено случайно.
        - Болезнь будет прогрессировать, если вы сейчас уйдете! Вы должны принять все мои лекарства! Куда же вы?
        Лиса бежала быстрее только потому, что Илья держал ее за руку и будто тащил вперед. Если бы не он, она бы давно сбивала темп, и попала в лапы монстра.
        Сейчас Илья спасал ей жизнь.
        - Чертовы дети! Останьтесь же! Не убегайте!
        Впереди их ждало несколько поворотов. У Лисы появилась одышка. Она не могла бежать так же быстро в том же темпе.
        - Давай же, Лиса! Ты должна! Бежим! - настаивал Илья.
        И его слова придавали ей сил. Она понимала, что пришел час бороться за свою жизнь, как никогда.
        - Вы не понимаете, что делаете! Ваша критика к своему состоянию снижена! Вам нужно сделать капельницу!
        Жуткий призрак ревел и вопил.
        Илья на мгновение обернулся, чтобы оценить расстояние, отделявшее их от монстра, и увидел, как дух Илоны Марковны занес над головой свой нож, готовый бросить его в них.
        - Черт…
        - Что там? - спросила Лиса, сосредоточившись на дыхании.
        - Нужно пригнуться…
        И вот нож летит в их сторону.
        - Ха! - выпалила Илона Марковна.
        - Пригнись!
        Двое быстро пригнулись, и нож пронесся прямо у них над головами, улетев прочь. Лишившись своего оружия, дух взревел:
        - Нет! Проклятье!
        Погоня продолжилась.
        Монстр не стал возвращать себе нож, чтобы не замедлить темп.
        Впереди Лиса заметила железную лестницу у дальней стены, которая вела к круглому люку в потолке. Это выход. Они добрались.
        - Илья, там люк!
        - Отлично!
        Илона Марковна испустила протяжный вопль:
        - Вам не уйти от меня! Ваша болезнь вас все равно погубит! Без моей терапии вы сдохните, ублюдки-волонтеры!
        * * *
        Обернувшись назад, Генри заметил, что погони больше нет. Пауки исчезли. Коридор опустел.
        - Их больше нет.
        Наконец Жули могла остановиться и перевести дыхание.
        - Где мы оказались? - Жули уперлась руками в колени и склонилась над полом, чтобы отдыхаться.
        Во рту пересохло.
        - Не знаю, Жули, но я верю, что совсем скоро мы выберемся отсюда. Обещаю.
        Стоило Генри закончить фразу, как из конца коридора раздался новый девчачий голосок:
        - Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля!
        Это была девочка в розовом платье с золотистыми хвостиками, которая держала в руке черную змею, обвивавшую ее шею.
        Девочка перемещалась легкими прыжками. Заметив их, она развернулась и пошла в их сторону, стуча каблучками туфелек.
        - Змейка, змейка, змейка! Ля-ля-ля-ля-ля! Тот, кого укусит, мертвеньким окажется! Боженьку увидит - мало не покажется! Ля-ля-ля-ля-ля…
        Она остановилась в двух шагах от них и протянула к ним голову змеи, мило улыбаясь:
        - Поцелуйте змейку!
        Когда девочка это сказала, Жули заметила у нее во рту раздвоенный язык. И ей хватило всего доли секунды, чтобы принять свое решение и притворить его в жизнь.
        - Как же меня это все достало! - рявкнула Жули. - Сдохни, демон!
        И одним ударом Жули пнула девочку в живот. Та полетела вниз и разбила затылок о плитчатый холодный пол в кровь.
        - Бежим, братец!
        Жули схватила Генри за руку и бросилась бежать к двери, что оказалась в конце коридора.
        - Они меня обидели! - послышался за спиной детский плач. - Змейка, покусай их! Пусть они увидят боженьку!
        Раздалось жуткое шипение.
        Жули резко оглянулась - черная змея пестрой лентой скользила за ними.
        - Только не говори, что змея гонится за нами! - застонал Генри.
        - Хорошо, не скажу!
        Дверь была уже совсем близко. Змея грозно шипела и перемещалась протяжными прыжками, ненадолго зависая в воздухе, пролетая над полом.
        - Ля-ля-ля-ля-ля! Змейка, змейка, змейка, покусай их быстренько. Станет тебе вкусненько. Ля-ля-ля-ля-ля! Дьявол их накажет - в маслице зажарит. Будут они тепленькими. Ля-ля-ля-ля-ля…
        Генри начал задыхаться от бега.
        - Жули, прошу, не дай мне умереть таким молодым!
        - Беги быстрее, придурок, и ты выживешь!
        - Ага… да, конечно!
        Они добежали до двери, и Жули быстро открыла ее. Змея уже согнулась, чтобы сделать последний прыжок и наброситься на них.
        - Быстро! На выход!
        Раз - змея летит по воздуху. Два - Жули и Генри протискиваются в щель приоткрытой двери. Три - дверь резко захлопывается.
        - Ля-ля-ля-ля-ля…
        Оказавшись на улице, Генри облегченно выдохнул:
        - Выбрались…
        - Да, успели!
        - Что это было, Жули?
        - А я почем знаю? Чертовщина какая-то, как по мне!
        - О, лучше и не скажешь! Именно чертовщина!
        - Идем, Генри!
        - Куда?
        - В лагерь, конечно! Мы должны найти остальных и выяснить, что все это значит.
        * * *
        - Лиса, поднимайся!
        Илья позволил Лисе первой забраться на лестницу, чтобы спастись.
        - Илья, скорее! Прошу!
        Она боялась, что он не успеет подняться. Послушавшись ее, Илья принялся подниматься следом. Лиса уже открыла крышку люка, который вел в лес.
        До спасения оставалось совсем немного.
        Мятежный дух догнал их.
        - Никуда вы не уйдете, проклятые дети! Вы останетесь здесь со мной навсегда!
        Илона Марковна схватила Илью за правую ногу и потащила на себя.
        - Илюша! - визгнула Лиса.
        Но Илья нашел выход. Он пустил в ход свое единственное оружие, которое у него оставалось.
        Одним резким движением он ткнул факел пламенем прямо в лицо монстра.
        Илона Марковна издала душераздирающий вопль и отпустила его ногу. Так случилось, что часть факела продырявила голову призрака и застряла в ней.
        Не в силах вытащить горящий жезл из своего тела, призрак, охваченный пламенем, принялся метаться из стороны в сторону и верещать.
        В один момент монстр ударился о стену - повалился на землю и начал барахтаться, осыпаясь в пепел.
        - Уходим, - крикнула Лиса Илье, выбравшись из подземелья.
        Она уже ждала его на поверхности, протянув руку.
        - Спасибо, Лиса.
        Илья принял ее помощь и следом за ней выбрался из туннеля. Он еще раз глянул на горящее тело жуткого демона и ногой захлопнул крышку люка, оставив чудовище изнемогать от предсмертной агонии в подземелье.
        - Ах!
        Лиса бросилась к Илье на плечи, крепко обняв его.
        - Я так испугалась…
        - Мы спаслись, Лиса. Теперь все хорошо. Я с тобой. Ничего не бойся.
        - Ты спас мне жизнь, Илюша. Ты понимаешь это?
        Она взглянула ему в глаза и заметила, как щеки Ильи налились краской.
        - Что это было? - решил он узнать ее предположение.
        - Мне не хочется думать об этом. Давай вернемся в лагерь? Мне не терпится встретить остальных. Надеюсь, с ними ничего не случилось.
        Пережив страшный кошмар, Лиса начала догадываться, что все в этом месте гораздо сложнее и страннее, чем они могли себе представить.
        Глава 11. Гостья
        Время: 22:40
        - Они еще не появились?
        - Пока нет, - ответила ему Лети.
        - Значит, мы подождем.
        Она стояла у входа в пищеблок и смотрела в сторону кукурузного поля, выжидая хоть какого-то намека на возвращение Ильи и Лисы в свой лагерь.
        Кассий тем временем стоял у металлического столика, на котором разложены ножи, пилы, лезвия и иглы.
        - Что ты задумал, Кассий? Скажи мне, - обратилась она к нему.
        - Илюшечка выделывается. Скоро он перестанет выделываться. Строит из себя святошу. И Лиса, Израиль и остальные туда же. Они стоят за ним. Даже Малюс не может ничего предпринять.
        - К чему ты клонишь, Кася?
        - Они что-то замышляют, Лети-солнышко. Я в этом уверен. Илья. Лиса. Они все в сговоре.
        - В сговоре?
        - Против нас.
        Он поднял голову и посмотрел ей в глаза.
        - Лети-крошка, я не позволю никому обидеть тебя. Им не удастся нам навредить. Сначала Израиль обвинил меня в смерти Гарика. Потом Илья превратился в Мессию. Совсем скоро такими темпами они полностью захватят власть. Они хотят заставить нас всех лизать им зады! Но этого не будет… Нет, моя Лети, я не позволю этому случиться. Мы прибегнем к мерам… безопасности.
        С этими словами Кассий взял в руки скальпель и изучил его острое лезвие, сверкнувшее в свете луны.
        Лети ощутила дрожь в плечах.
        - Зачем это тебе? - спросила она.
        - Пригодится.
        И Кассий убрал скальпель к себе в карман куртки.
        - Безопасность превыше всего. Правда, Лети-пупсик?
        Она ничего не ответила. Кассий какое-то время смотрел в ее сторону, а затем его взгляд ушел к ней за спину.
        - Кто там идет?
        Лети резко обернулась.
        Он не поверила своим глазам!
        - Немыслимо… - вырвалось у Кассия.
        - Этого не может быть… Гарик!
        Они видели водителя микроавтобуса, который покачиваясь из стороны в сторону шел в тумане.
        - Это призрак? - ужаснулась Лети.
        - Призраков не существует, глупышка. Этот кусок дерьма выжил! Будь я трижды проклят! Дьявол! Как этому засранцу удалось выжить?! Он должен был превратиться в фарш, грохнувшись на скалы! Сукин сын… дерьмо…
        А знакомый силуэт подходил все ближе.
        - Что будем делать? - Лети задержала дыхание.
        - Избавимся от него, пока его никто не увидел. Быстро.
        - Но… как?..
        Кассий вышел из помещения на улицу, чтобы привлечь к себе внимание водителя.
        - Эй! Есть кто-нибудь живой? Ау! Где вы? - слышались издалека зовы Гарика.
        Кассий принялся энергично размахивать руками над головой.
        - Мы здесь! - крикнул он. - Идите к нам!
        - О, святые угодники! Хоть кто-то выжил!
        Гарик, заметив их, ускорил шаг.
        - Он весь мокрый, Кася, - голос Лети дрожал.
        - Вижу, Лети, вижу. Ничего, скоро все закончится.
        Гарик продолжал выжимать свою мокрую разодранную одежду. Волосы перемазаны в песке и водорослях. На руках и ногах виднелись кровавые порезы и гематомы.
        - Батюшки! Вы здесь! Наконец-то я кого-то встретил! А… а где остальные? Где же Малюс? Почему вы не вместе?
        Кассий, распластав руки для объятия, направился к Гарику, будто не услышал его вопросов:
        - Ах, Гарик! Мы вас уже оплакали! Мы все видели, как вы оступились на краю обрыва и упали в воду! Как же вы спаслись, мой живучий друг? Что с вами приключилось после падения?
        - Это удивительная история! И я сам не до конца во всем разобрался. Так случилось, что, когда я упал в воду, то лишился сознания. Мой мозг отключился. Я ничего не помню! Очнулся я уже на пляже, на песке, и волны хлестали меня по спине и ногам. Я выкашлял всю воду, что скопилась внутри моего тела, и наконец пришел в себя. Кто меня спас? Морское создание, само море или Господь Бог - мне не ведомо. Но кем бы он ни оказался, я ему премного благодарен. В конечном итоге я остался жив, а это самое главное! Поднявшись на холм, я вернулся в лес и вышел к больнице. Уже пять минут я хожу кругами и не могу никого найти!
        Кассий и Лети обменялись напряженными взглядами. История о «чудесном спасении» Гарика не удовлетворила их обоих.
        - Ах, как же это чудесно, не правда ли?! Вы случайно не родились в «рубашке», Гарик? В любом случае, кто бы вас ни спас, мы очень рады, что вы живы!
        Кассий и Лети поспешили обнять Гарика, не брезгуя на всю мокроту водителя.
        - А что это за место?
        Гарик попытался заглянуть за спину Кассия, чтобы увидеть внутреннее убранство пищеблока, превратившегося в камеру пыток.
        - Ах, да, Гарик, вы же многого не знаете! После нашего возвращения это место сильно изменилось. Вы только посмотрите во что превратился этот пищеблок! Целый музей экспонатов, посвященных самым изощренным пыткам, придуманными человечеством за всю вековую историю! Давайте мы с Лети вам все покажем? Пройдемте!
        Кассий махнул рукой, приглашая Гарика войти в камеру пыток. Водитель явно не торопился посетить такой странный «музей», а потому Лети взяла его под руку и проводила внутрь.
        - Все эти приборы когда-то служили, чтобы причинять людям адскую боль и иногда даже доводить до смерти. На самом деле ни один из представленных здесь, так называемых, «экспонатов» уже не находится в рабочем состоянии. Электричества это место лишено напрочь! Из-за отсутствия света и тока ничего не работает. Но ведь оно и к лучшему, верно?
        Гарик застыл посреди комнаты, оглядываясь и изучая расставленные вокруг орудия пыток.
        - Вам так и не удалось выяснить, что с нами случилось? - спросил Гарик.
        - К сожалению, эта тайна пока остается тайной, - театрально вздохнул Кассий, - мы решили посвятить ночь изучению окрестностей. Возможно, кому-то из нас удастся натолкнуться на ответы. Загадки, Гарик. Очень много загадок. Это место другое. Пока что Малюс придерживается одной версии.
        - Правда? Какой же?
        - Мы в другом мире.
        - В другом мире? Но как такое возможно?
        Кассий пожал плечами:
        - Кто знает? Мы еще работаем над этим. Другой это мир или нет - науке пока не известно. Она еще не в курсе дела, как говорится. А посему мы продолжаем наши исследования. В частности, мы с Лети натолкнулись на этот пищеблок, где нашли все это извращенное творение человечества.
        Гарик начал пятиться к выходу, не желая задерживаться в этом помещении. Кассий взял ситуацию под свой контроль.
        - Знаете, Гарик, что самое интересное в этой комнате?
        Он догнал его, взял под руку и вернул в центр комнаты.
        - Вот этот замечательный жуткий аппарат!
        Увидев этот самый «аппарат», Гарик поежился и сглотнул:
        - Электрический стул?
        - Все верно! Вы совершенно правы, мой эрудированный друг! Этот самый настоящий электрический стул, на котором казнили разных преступников и убийц. Мы все уже успели в нем посидеть, чтобы испытать острые ощущения. Попробуйте! Такой адреналин! Прямо дух захватывает!
        - Я уже сегодня полетал со скалы прямо в море и выжил - мне хватит адреналина.
        - Ох, поверьте, такого вы прежде не испытывали. Когда сидишь в этом кресле, уже начинаешь чувствовать будто искорки тока бегут по твоему телу. Это так завораживает и возбуждает! Ух! Попробуйте, Гарик, попробуйте. Просто присядьте…
        Кассию удалось заставить Гарика опуститься на электрический стул. Водитель положил руки на подлокотники.
        - Да, очень жутко…
        Гарик уже хотел встать, как Кассий пулей подскочил к нему:
        - Нет, нет, нет! Это еще не все!
        Кассий привязал ремнями руки Гарика к подлокотникам.
        - Что это ты делаешь, Кассий?
        - Надо. Для пущего эффекта! Сейчас вы все поймете! Лети-цветочек, помоги.
        Лети опустилась на корточки перед Гариком и привязала резиновыми ремнями ноги к ножкам деревянного стула, а Кассий тем временем присоединил электроды к вискам водителя.
        - Вот так! Теперь все выглядит очень правдоподобно! Что скажете, Гарик? Жутко, не правда ли?
        Теперь, когда Гарик оказался полностью привязан к стулу и не имел возможности самостоятельно выбраться, Лети стало намного легче. Скоро Кассий сделает то, что задумал, и проблема в лице выжившего водителя будет устранена.
        Гарику конец.
        Его участь решена.
        У них получилось избавиться от того, кто мог поднять шумиху, узнай остальные о его возвращении.
        - Прямо так и чувствуется, что вот-вот пустят ток и вы поджаритесь! Ха-ха! Когда я сам сел впервые на этот стул, я прямо приготовился к смерти, которая вот-вот должна была забрать меня… Очень будоражит!
        Кассий направился к углу комнаты, где лежали спутанные провода, кабеля и розетки. Он нашел нужную «вилку» и покрутил ее в руках.
        - Да, очень жутко. Мне не нравится. Развяжите меня. Мне бы хотелось встретиться с Малюсом.
        Но Кассий делал вид, будто не слышит его слов.
        - Представьте, Гарик, если бы здесь было электричество, то мне оставалось бы только вставить эту «вилку» в розетку, чтобы поджарить вас, как курочку гриль! Ха-ха! Славно, не правда ли?
        - Кассий, я все понял. Развязывайте же!..
        - Знаете, Гарик, а ведь именно меня обвинили в вашем якобы убийстве. Все остальные считают, что я столкнул вас с обрыва, и вы погибли по моей вине.
        - Но теперь-то все увидят, что я жив! Это станет твоим оправданием.
        - Верно. Но проблемка в том, Гарик, что… я действительно хотел убить вас.
        Раз - Кассий вставляет «вилку» в розетку. Два - включается электричество, и ток бежит по проводам к электродам.
        Три - Гарик испускает немыслимый жуткий вопль.
        - А я всегда добиваюсь того, чего хочу, Гарик. Вы оказались слишком живучим, к моему удивлению. Пора исправить эту оплошность, что скажите?
        Лети с ужасом наблюдала за тем, как руки и ноги Гарика судорожно тряслись. Его голова усиленно билась о стену, к которой был приставлен стул, лишенный подушечки для затылка. Каждый раз, когда водитель ударялся затылком о камень - брызгала кровь.
        По телу начали струиться серые ленточки дыма. В комнате возник зловонный запах паленой плоти.
        - Лети, крошка моя!
        Кассий двумя плавными прыжками приблизился к ней.
        - Слышите эту дивную мелодию? Потанцуем, моя принцесса?
        Дикий рев Гарика не утихал. Он вопил и дергался, мучаясь в адской предсмертной агонии.
        - Я приглашаю вас на танец, мадмуазель. Позволите?
        Лети ответила кивком.
        Кассий обнял одной рукой Лети за талию, а другой взял ее руку в свою.
        - Итак, в такт… раз-два-три, раз-два-три…
        Кассий вел. Лети отдалась танцу.
        Они совершали все тот же треугольник, вращаясь по кругу.
        А Гарик начал гореть. Его голова воспламенилась. Запах паленого мяса ударял в нос, и Лети боролась с рвотой.
        Но Кассий оказался настойчив.
        Он и не думал переставать танцевать.
        - Это волшебно, не правда ли? Вы прекрасны, моя Лети-пупсик. Эта чудесная музыка нас связала. Раз-два-три, раз-два-три…
        * * *
        - Что-то случилось?
        Лиса взглянула на Илью, когда он неожиданно замер посреди леса.
        - Ты что-то услышал? Или мы не туда идем?
        Илья поднял взгляд и обратил его на Лису.
        - Мы должны кое-что сделать.
        - Что?
        И Илья сорвался с места, направившись в совершенно иное направление.
        - Илюша! Ты куда? Больница же в другой стороне!
        Но он не думал останавливаться, а потому Лисе ничего не оставалось, кроме как побежать за ним.
        На самом же деле ей совсем не нравилось то, что Илья порой ведет себя чрезвычайно странно. В сложившихся обстоятельствах она могла объяснить это лишь его мистическими сверхъестественными способностями, которые пробудились в нем после того, как она нашла его в кольце елочек.
        Ей показалось, что сейчас происходит нечто похожее.
        Может быть, его посетило новое откровение?
        - Илюша, подожди!
        Он шел слишком уверенно, будто точно знал, куда нужно идти. Лисе пришлось перейти на бег, чтобы догнать быстро удаляющегося в чащу темного леса Илью.
        В какой-то момент он совсем остановился, застыв между двумя деревьями у зарослей терновых кустов.
        - Илюша, куда ты так убежал?
        Догнав его и поравнявшись с ним, Лиса опустился взгляд и увидела…
        Человека.
        Это была взрослая девушка, лет двадцати пяти. Она лежала на земле абсолютно нагая, свернувшись калачиком. Несколько сухих иголок покрывали ее тело. Трава и листья прилипли к ее тонким ножкам. Стройная и изящная, незнакомка мирно спала под терновыми кустами. Волосы у девушки темные и коротко стрижены.
        У Лисы при виде ее возникло много вопросов, но главным оставался этот: «Как Илье удалось найти ее?».
        - Как…
        Илья ничего не стал объяснять.
        - Нам нужно одеть ее и привести в лагерь.
        Илья снял с себя куртку и накрыл ею обнаженное тело девушки.
        - А если она проснется? - спросила Лиса.
        - А она проснется…
        Илья завел руки под тело девушки и обхватил его. Ему удалось оторвать девушку от земли и взять ее на руки. Лиса поспешила помочь ему сильнее укатать незнакомку в куртку. Убедившись, что он удобно держит девушку, Илья обратился к Лисе:
        - Теперь мы можем возвращаться в лагерь.
        - Что все это значит, Илья? Ты что-то знаешь?
        Он покачал головой.
        - Как и ты, Лиса, я понятия не имею, кто она и как здесь оказалась.
        - Но… как ты узнал, что она здесь?
        - Точно так же, как вылечил Жули от бронхиальной астмы, а Генри спас от эпилептического приступа.
        - Угу… если честно, я ничего не понимаю, но спасибо хоть за какое-то объяснение. Бедняжка…
        Они вернулись в знакомое место и направились в сторону больницы. В какой-то момент девушка открыла глаза и посмотрела на Илью. Она ничего не сказала.
        - Вы в безопасности. Все будет хорошо.
        Лиса, услышав это, оглянулась.
        - Она проснулась?
        Илья согласно кивнул.
        Лиса подошла к нему и посмотрела на девушку с голубыми сонными глазами.
        - Как тебя зовут? - спросила Лиса.
        Девушка какое-то время молчала, изучая лица своих спасителей. Лиса удивилась: как эта девушка может сохранять спокойствие, учитывая то, что с ней происходит прямо сейчас.
        Дыхание незнакомки было ровным.
        Девушка пошевелилась - она сама потянула на себя край куртки, чтобы сильнее укрыть обнаженное плечо и шею.
        Сделав это, она наконец ответила Лисе слабым голоском:
        - Константин.
        Глава 12. Новые чудеса
        Время: 23:05
        - Вернулись…
        Жули вскочила с места и побежала в сторону Лисы и Ильи, приближающихся к лагерю. Израиль и Генри следили за огнем. Пелагея складывала плоды кукурузы в сверток.
        - Ах, мы так волновались!
        Жули обняла Лису со слезами на глазах.
        - Как вы добрались? Где вы были?
        - Это… - Лиса взглянула на Константин, которую нес на руках Илья, - долгая история.
        - И у нас какие истории! Чертовщина какая-то! Когда мы пошли за вами, то попали в жуткое место… с трудом выбрались и…
        Но она не успела все рассказать, так как Израиль громко спросил:
        - Кто это?
        Общее внимание привлекла обнаженная девушка с короткими черными волосами, закутанная в куртку.
        - Что с вами случилось? - спросила Поля, испуганно.
        Илья и Лиса мрачно переглянулись.
        - Нам придется многое рассказать друг другу, - подвел итог Илья.
        Константин дали чистую одежду. У Жули в рюкзаке нашлись джинсы, носки и запасные футболки. Куртку у нее никто не отнимал - на улице холодно. Переодевшись, девушка села на край поваленного дерева у костра, укрылась курткой и отблагодарила всех за помощь.
        Поля предложила ей поесть. Константин не отказалось. А потому Израиль согрел кукурузу на огне.
        Собравшись вместе, друзья смогли рассказать друг другу те истории, которые приключились с ними в психиатрической клинике после застолья. Все три истории были похожи, но в то же время кардинально отличались.
        Генри и Жули встретились с куклой, заполненной пауками и жуткой девочкой со змеей. Израиль и Пелагея убегали от целой толпы изуродованных детей, будто восставших из мертвых. А Илья и Лиса рассказали о мятежном духе Илоны Марковны, с которым они вступили в схватку. Их история закончилась на том моменте, когда Илья в лесу нашел обнаженную Константин. Они привели ее в лагерь, ведь так было нужно.
        - Но… откуда ты знал, что она там? - спросил Израиль.
        Илья пожал плечами и ответил так, как должен ответить:
        - Просто знал.
        Никто не мог оспорить такое утверждение и дать ему ответ.
        - Подождите-ка минуточку, - всполошился Генри, - мы еще сейчас обсудим историю Константин. Но пока… я все еще хочу разобраться с тем, что с нами всеми приключилось после застолья. Как такое возможно? Откуда все эти монстры и призраки… и были ли они реальны?
        - Боюсь, братец, мы не сможем найти ответы на твои вопросы точно по той же причине, по которой не можем знать где мы оказались, как и зачем, - ответила ему Жули.
        - Выходит, ты предлагаешь забыть об ужасах, случившихся с нами, как о страшном сне?! А вдруг это повторится?
        Жули не нашла ответ.
        - С этого момента мы все будем держаться вместе и тогда… - решил успокоить товарища Израиль.
        Но Генри не унимался:
        - В тот раз мы тоже держались вместе! Всего одна дверь… одна-единственная чертова дверь разделила нас и разбросала черт знает куда! Как тебе такое, Израиль?
        Тот не нашел, как парировать подобное заявление.
        Все присутствующие прекрасно понимали, что Генри прав по всем пунктам - нравится им это или нет. Они не знают, что с ними случилось. И никто не даст гарантии, что это не повторится.
        - Генри, - Лиса спокойно обратилась к нему, - все мы понимаем твое недоразумение и беспокойство. Мы все сейчас находимся в подвешенном состоянии. Никто из нас не знает, что происходит на самом деле, и это пугает. А некоторые… все мы знаем их имена, потихоньку начинают сходить с ума.
        - Ты о Кассии? - прямо спросил Генри.
        - Порой страх сносит крышу даже самым стойким. Нам остается лишь остерегаться тех, кто подвержен этому страху. В данной ситуации страх перестал быть защитным инстинктом. Страх - триггер, который делает из нас параноиков. Не знаю: были те монстры реальны или нет, - но мы их победили, верно? Никто не пострадал. Если это Божье испытание, то мы с ним справились, не так ли?
        Генри согласно кивнул.
        - Да, Лиса, полагаю, ты права, как всегда. Мы одолели тех призраков. Разве это не значит, что мы на что-то способны?
        - Конечно, значит! - Жули обняла брата за плечи. - Конечно! Если мы одолели тех чудищ, то справимся с самыми страшными монстрами…
        Израиль закончил за нее:
        - Людьми…
        В теплом кругу ребят повисла напряженная тишина. Каждый без лишних слов прекрасно понимал, о чем идет речь. Вот Израиль закончил подогревать кукурузу и передал горячий плод в свертке салфетки Константин.
        - Держите, вам нужно поесть.
        Девушка с теплой улыбкой приняла угощение и тихо ответила:
        - Спасибо.
        - Угощайтесь. Вы должны отдохнуть и согреться.
        Никто не хотел тревожить Константин валом расспросов, пока девушка не поест и не придет в себя. Кто знает, что с ней случилось? Учитывая то, в каком состоянии ее нашли, не следует ждать в ее истории счастливого финала.
        - Илюша, - заговорила Поля.
        - Да, Поля? - спросил Илья.
        - Помнишь, во время застолья ты обещал, что поможешь мне… с ногой, когда мы вернемся в лагерь. Мне неловко просить тебя об этом, но все же…
        - Да, конечно! Надо было сразу… прости, что забыл. Сейчас все сделаем.
        Илья сел рядом с Полей и опустил ладони на ее правую ногу. Девушка постаралась вынужденно выпрямить ее - это причиняло ей острую боль. Илья закрыл глаза и сказал себе: «Пусть ее нога больше не болит никогда».
        Все с интересом наблюдали за его действиями. Константин даже прервала трапезу, чтобы узнать, что происходит.
        Когда Илья вновь открыл глаза, то мельком увидел золотое сияние, ушедшее в коленку Поли из его рук.
        - Получилось? - спросил он у нее.
        Илья заметил слезы на ее глазах.
        Поля постаралась подняться на ноги - он ей в этом помог. Поля несколько раз согнула и разогнула правую ногу в колене. Затем она сделала три шага в сторону. Больше она не хромала.
        - Неужели…
        Поля прыгнула вверх.
        Улыбнулась.
        Она прыгнула снова и подогнула ноги за спину.
        Улыбнулась еще шире.
        Из глаз девушки брызнули слезы, и она бросилась крепко обнимать Илью.
        - Больше не болит… спасибо, спасибо, спасибо!!!
        Поля не сдержалась и одарила своего целителя теплым поцелуем в щеку.
        - Это невероятно! Илюша, я так тебе благодарна! Моя нога… она болела всегда, сколько я себя помню! А сейчас… Боже, у меня начинается новая жизнь!
        Поля радостно всплеснула руками, а потом села на подстилку и заплакала от великой радости.
        - Я думала… что это никогда не случится… думала, что до старости так будет… вы даже не представляете, как много для меня это значит…
        Илья ощутил тепло внутри. Гордость за то, что он смог вылечить друга, переполняла его. После каждого исцеления это ощущение нужности и собственной значимости будоражило его.
        Он огляделся - все улыбались, глядя на счастливую Полю.
        - Илья, - Израиль подошел к нему.
        - Да, друг?
        - У меня… знаешь, тоже есть одна просьба к тебе.
        Илья никогда не подумал бы, что у Израиля могут быть проблемы со здоровьем.
        - Я слушаю, - кивнул он спокойно.
        - Как я понимаю, мы скоро все ляжем спать, - Израиль почесал затылок, - чтобы встретить завтрашний день с новыми силами и найти выход из этого места.
        - Да, Израиль, полагаю, скоро мы ляжем спать. Все устали и вымотались. Уже поздно.
        - Угу… так вот, в последнее время… лет так… десять… меня каждую ночь мучают кошмары. Я не знаю, что делать. Каждую ночь. Вот уже десять лет я не могу спокойно спать. Если ты что-то можешь сделать, я бы… был тебе очень признателен. Не знаю, что тут можно, но…
        Илья не стал слушать дальше, а просто обнял голову Израиля ладонями и посмотрел другу прямо в глаза.
        «Пусть его кошмары исчезнут раз и навсегда» - его следующая мысль.
        Золотое сияние окружило голову Израиля и медленно угасло.
        Илья сказал:
        - Спи спокойно, дружище. Отныне кошмары тебя больше не потревожат.
        В глазах Израиля застыли слезы. Он не мог поверить, что все закончилось так быстро и просто.
        Неожиданно для всех Израиль резко обнял Илью так крепко, как только мог. Он прижал его к себе и не хотел отпускать. Илья услышал его шепот над правым ухом:
        - Спасибо, Илья. Спасибо, черт возьми… ты мне жизнь спасаешь.
        - Всегда пожалуйста, Израиль. Для друзей - все, что угодно. Ты же мой друг. И ты можешь обратиться ко мне по любому вопросу. Я никогда не откажу тебе в помощи - знай это. Ты очень важен для меня.
        - А ты для меня… - Израиль приглушенно всхлипнул.
        Они крепко обнялись, и Илья похлопал друга по плечу.
        - Ах… мальчики… - прослезилась Лиса.
        Двое вернулись на свои места. Израиль сел между Жули и Константин, а Илья присел рядом с Лисой.
        - Если кому-то когда-нибудь еще понадобится помощь - обращайтесь, - заявил Илья всем, - я помогу. Как видите, это не так сложно для меня, как кажется на первый взгляд.
        Все собравшиеся у этого костра стали свидетелями новых чудес Ильи. И лишь он один знал, на что еще способен.
        - А что ты еще умеешь? - прозвучал новый голос этой компании.
        Это была Константин.
        - Как ты нашел меня? - задала она новый вопрос.
        Но Илья не мог ответить на него.
        - Ты ведь просто знал, что нужно пойти в ту сторону, верно? Ты просто знал, что должен найти меня, так?
        Константин закончил есть кукурузу, отложила ее в сторону и добавила:
        - Еще раз спасибо за угощение. И за одежду. И за спасение, конечно. Без вас я бы, возможно, умерла от холода в лесу.
        - Константин, - обратился к ней Генри.
        - Да?
        - Вы предпочитаете обращение к вам полным именем? А как вы относитесь, скажем… к «Костя» или «Костик»?
        - Генри! - Жули толкнула локтем брата в бок.
        Константин издала легкий смешок.
        - Ничего, все в порядке. Правда. Папа называл меня Костиком. Я не буду против, если вы будете меня так называть. Как вам удобно, так и называйте. Могу я с вами еще раз познакомиться?
        - Разумеется!
        И каждый назвал свои имена Константин, чтобы ей было удобнее общаться с ними.
        - Благодарю, - ответила она, - итак… значит, ты умеешь исцелять людей?
        Она снова обратилась к Илье.
        - Есть такое, - кивнул он.
        - И как же ты получил свой дар?
        Илья сжался.
        Никто из присутствующих не знал его маленькой тайны. Но ему показалось, что Константин знает больше, чем они об этом месте. Она может помочь. Но для этого ему придется все рассказать.
        - Когда мы шли по лесу и искали выход, то я услышал голос. Странный зов. Голоса на самом деле и не было. Нечто заставило меня сойти с тропы и уйти в самую чащу. Я оказался в кольце маленьких елочек. Там я встретил источник - того, кто звал меня.
        - И как он выглядел? - поинтересовалась Константин.
        - Никак на самом деле… просто сияние. Клубочек света, который прошел сквозь меня. Когда это случилось, я вдруг понял…
        - Понял все, верно? Как и я.
        «Понял все» - только он, Илья, и она, Константин, понимали истинный смысл этих слов.
        «Понял все».
        Именно это с ним и случилось.
        Именно тогда он увидел сцену убийства Гарика.
        А потом и другие вещи.
        Он увидел все.
        - Кто это был? - спросил прямо Илья. - Кто прошел сквозь меня?
        - Нематериальные сущности, о которых людям ничего неизвестно.
        - Нематериальные сущности? - переспросила Лиса.
        - Да. Я не знаю, как они называются. Наверное, у них и нет названия. Можно для условности называть их духами или ангелами, хоть это и не совсем верно. Эти существа - нечто большее и древнее. О них не дано знать никому. Но кое-что я о них знаю.
        - Что же? - вырвалось у Израиля.
        Константин перевела дух и продолжила:
        - Им дана возможность видеть прошлое, настоящее и будущее. Они существовали с начала начал. И они существуют вне времени и пространства. Это высшие существа, которые не имеют никакой материальной и телесной основы. У них нет конкретного облика. Их не дано видеть обычным людям. Но исключения… все же случаются. Например, мы с тобой, Илья.
        Его глаза резко расширились.
        - Мы?
        - Да. Я тоже могу их видеть. Они не наградили меня даром исцелять людей. Но я могу нечто другое. Не знаю - способен ли на это ты. Возможно, ты и сам не знаешь этого.
        Все внимательно слушали Константин в надежде найти в ее словах ответы на мучающие их вопросы.
        - Эти нематериальные сущности, духи, могут даровать разную силу людям. И даже бессмертие.
        - Бессмертие? - выгнул бровь Генри. - Вот класс!
        - Вечная жизнь и абсолютная неуязвимость. В какой-то момент такой человек может стать подобным им самим. Я думаю они и на такое способны: сделать человека одним из них. Но пока им это не нужно. Возможно, они ищут себе наследника. Хотя… зачем, если они сами никогда не исчезнут? Знать их мысли и желания нам не дано. Пути их неисповедимы. Замысел их нам не дано постичь, как и замысел Божий.
        Константин посмотрела в пламя костра. Рыжие языки бурно плясали в хаотичном ритме. Трещал хворост.
        - Как я уже сказала, мы с тобой можем видеть их. И эти духи существуют вне времени и пространства. Это связано с моим даром, которым они наградили меня. Но я глупо им воспользовалась. Духи могут странствовать среди других миров и измерений. Они способны путешествовать на разные концы Вселенной.
        - Значит, другие измерения существуют? Это не сказки? - удивилась Поля.
        - Именно. И я могу видеть порталы. Я могу путешествовать между мирами и измерениями. Когда-то я попала сюда, как и вы. И встретилась с одним из них. Меня наградили этим даром, и я стала путешествовать. Я нашла портал и выбралась из этого места. Если начну рассказывать о том, что случилось со мной в других мирах… времени у нас на это нет совсем. А потом я вернулась. Снова вошла в портал и вернулась, но переход дался мне слишком тяжело. Так я и оказалась здесь. Почему вы нашли меня нагой? Позвольте оставить эту часть истории при себе. Простите. Это слишком личное.
        Никто не стал возражать.
        - Значит, ты можешь сказать, как мы попали сюда? - спросила Лиса.
        - Вы прошли через портал. Случайно, конечно. Особенность порталов - вечное странствие. Если нашел его однажды в одном месте, не найдешь его там же снова. Тот портал, через который вы прошли, уже исчез и находится где-то в другом месте. Его нужно найти, если хотите выбраться.
        - Если ты и Илья могут видеть эти порталы, значит, есть шанс найти его и выбраться отсюда, я правильно понял? - выдвинул незамысловатую цепочку рассуждений Израиль.
        Константин кивнула:
        - Верно. Это единственный выход. Найти тот же портал и вернуться.
        Истина приоткрылась.
        Многие вещи встали на свои места.
        Но загадки еще оставались.
        - Где же мы оказались? В какое такое измерение занес нас тот портал, в который мы попали? - спросила Жули.
        Тогда Константин оглянулась вокруг и остановила взгляд на черном небе.
        - Точно не скажу, - призналась она, - но что-то мне подсказывает, что это…
        Она опустила взгляд на Илью и закончила:
        - Не мир живых.
        * * *
        - Тебе нравится мой голос?
        - Что за глупые вопросы, Риш?
        - Честно ответь! Для меня это важно, понимаешь?
        - Для меня твой голос - самый сладкий звук на свете.
        - Не врешь?
        - Нет. Я же не умею врать.
        - Я люблю тебя, сукин сын.
        - Я тоже тебя люблю, злобная стерва.
        Ришта уперла рукой ему в колено и наклонилась ближе, чтобы поцеловать. Янсен завел ладонь за ее волосы и положил на затылок, прижав ее голову к себе ближе.
        Она обняла его плечи руками и не отпускала, не прерывая поцелуя. Янсен, почувствовав солоноватый привкус, прервал поцелуй.
        - Что-то не так? - спросила она, напряженно.
        - Все чудесно, моя бестия. Просто… сегодня ты прекрасна, как никогда. Я не могу насмотреться на тебя.
        - Давай без этих соплей, Ян. Мы же не наивные подростки, чтобы говорить друг другу такое. Если ты меня любишь, ответить на такой вопрос…
        - Я слушаю.
        Ришта подсела ближе к нему и принялась стучать пальцем по его бедру.
        - Ты убьешь ради меня?
        К такому Янсен оказался не готов, а потому оставалось лишь не затянуть паузу и ответить то, что она хочет услышать:
        - Да.
        - И как ты это сделаешь? Перережешь глотку? Задушишь? Утопишь? Сбросишь с обрыва…
        - На что ты намекаешь?
        - Кассий ради Лети убил. Ты понимаешь? Он сделал это, чтобы доказать ей свою любовь. Неужели, ты не сообразил, что все так очевидно и просто? Мужчины убивают ради женщин, Ян. И я хочу, чтобы ты сделал нечто подобное ради меня.
        - Ты хочешь, чтобы я… убил кого-то?
        Ришта прижалась к нему и прошептала на ухо:
        - Можем сделать это вместе…
        - И кого же мы убьем?
        - Не имеет значения. Любого дружка Ильи. Израиль. Генри. Жули. Поля. Лиса. Любого, Ян. Любого. Не имеет значения, кого мы убиваем. Важно лишь то, что мы делаем это вместе, потому что ты любишь меня.
        И Ришта закончила разговор жгучим поцелуем в губы.
        В тот же миг их уединение было разрушено громогласным появлением Кассия:
        - Заканчивайте сосаться! У нас есть важные дела, мои друзья. Вы еще успеете оттрахать друг друга, когда мы закончим начатое.
        Янсен и Ришта резко отпрянули друг от друга в сторону и в ужасе взглянули на Кассия.
        - Собирайтесь! - бросил он.
        - Что случилось, Кассий? - спросил обеспокоенно Янсен. - Что ты задумал?
        - Это они что-то задумали, и я хочу это выяснить!
        - «Они»?
        - Илья и его шайка, придурки! Мы проследим за ними. Мы подберемся к их лагерю и все узнаем. Пора кончать с ними, пока они все не испортили. Живее!
        Из коридора раздался голос Лети:
        - Я готова, Кася!
        Кассий, услышав это, подпрыгнул и пропел:
        - Я лечу к тебе, моя кошечка! Мяу-мяу!
        * * *
        - Они справились с испытаниями?
        - О, да, это было очень весело, - ответил Пугало.
        - И что же дальше? Ты больше не будешь их мучать?
        - Я - нет. К тому же, у меня появился сильный конкурент. Твои друзья сделают все сами.
        - О чем ты?
        - О карнавале.
        - Что?..
        - Декорации расставлены. Свет зажегся. Кулисы раздвигаются, Николь…
        - Ах!..
        - Шоу вот-вот начнется.
        Глава 13. Страшное пророчество
        Время: 23:25
        - Что же нам теперь делать?
        В глазах Ады застыли слезы, когда она взглянула на Малюса. Тот стоял у алтаря и смотрел на иконостас.
        Марк курил у входа, пуская облачка дыма в небо.
        - Они теперь никогда не помирятся! Они стали… врагами. Малюс, ты сам все видел! Отныне любая попытка примирить Кассия и Илью закончится катастрофой. Мы больше не можем собрать их всех вместе. Я боюсь, что кто-то может пострадать, Малюс, понимаешь?
        Он опустил голову и дал ответ:
        - Да, Ада, я тебя понимаю. Ты права.
        Она медленно подошла к Малюсу со спины и обняла, прижавшись к нему, обхватив руками.
        - Лагеря враждуют. Вся наша команда распалась. Что нам делать, Малюс? Что же будет завтра?
        Она же думала о том, что «завтра» может не наступить вовсе.
        - Мне страшно, - призналась наконец она.
        Тогда Малюс развернулся к ней лицом и приобнял Аду за хрупкие плечи.
        - Пока ты рядом со мной, Ада, тебе нечего бояться. Пока я рядом с тобой, ты в безопасности. Знай это. Обещаю, Ада, я сделаю все необходимое, чтобы защитить тебя. Понимаешь?
        Она уже не могла бороться со слезами. Отмахнув волосы с лица, Ада еще раз кивнула и подарила Малюсу теплый поцелуй. Его губы оказались солеными.
        - Да, я знаю это, Малюс. Знаю. Но мы ведь оба понимаем, что может случиться, если ситуация выйдет из-под контроля.
        - Да, и тогда случится то, о чем я тебе говорил, помнишь?
        - Тебе придется принять решение.
        - Верно. И ты мне поможешь это сделать. Каким бы оно ни было, знай, что я делаю это только ради тебя, Ада. Я пойду на любые жертвы лишь бы ты была в безопасности.
        - Не говори так…
        Малюс сам обнял Аду и прижал ее к себе. Она опустила голову ему на плечо и закрыла глаза. Он нежными движениями гладил ее по макушке.
        - Когда они придут к нам, я буду готов. Обещаю.
        * * *
        Лиса сидела рядом с ним, прижавшись головой к его левому плечу. Руками она обнимала свои колени, чтобы согреться. Он сидел по-турецки рядом, приведя ноги ближе к телу. Илья набрался смелости и приобнял Лису за плечо, чтобы она оказалась еще ближе к нему.
        Вдвоем они сидели на холодном песке и смотрели на ночной океан, готовящийся ко сну. Илья знал, что штиля им не дождаться, но волны дружно кружатся в мирном ритме, а не ведут ожесточенную борьбу как в тот час, когда Гарика сбросили с обрыва.
        Даже в океане наступило примирение.
        Илья отсчитывал минуты, которые ему оставались. Он знал, что ждать совсем недолго. Скоро все для него закончится, а потому пришло время сделать то, без чего он не сможет спокойно умереть этой ночью.
        - Лиса…
        - Да, Илюша?
        - Я хотел тебе кое-что сказать. Выслушаешь?
        - Конечно.
        Тогда она сама подалась чуть ближе к нему, и их тела соприкоснулись плечами.
        Илья смотрел на темный океан, пытаясь собраться с мыслями. Пальцы рук и ног окоченели от волнения. В голову бил озноб. Он тщетно пытался выровнять дыхание, зная, что Лиса чувствует его волнение.
        Он никогда не думал, как скажет ей об этом, но время пришло.
        Он должен это сделать.
        Сейчас.
        Иной возможности не будет.
        - Лиса, мы с тобой знакомы несколько лет. Помнишь, как мы сразу подружились и нашли общий язык? Мы всегда понимали друг друга на полуслове. Мне нравится с тобой общаться и проводить время. А сейчас… мы оказались в экстремальной для нас всех ситуации. Возможно, я выбрал неподходящее время, чтобы поговорить об этом, но я должен это сделать, понимаешь? Именно сейчас.
        Он был рад, что она совсем не перебивала его, а внимательно слушала. Илья даже не чувствовал ее учащенного дыхания. Оно оставалось ровным и спокойным, будто она была готова к его словам.
        - Лиса, я хочу сказать, что ты мне очень нравишься. Правда, ты мне очень симпатична, и я бы хотел перейти с тобой на новый уровень отношений. Что скажешь?
        Она молчала.
        И каждая секунда отдавалась в его душе жутким громом.
        - Для начала скажи то, что хотел сказать на самом деле, - Лиса наконец нарушила напряженную тишину, - мы оба с тобой знаем об этом.
        - Ты хочешь услышать…
        - Правда, Илюша. Да. Просто скажи это и все. Мне этого будет достаточно.
        - Ладно… кх-кх… Лиса, я…
        Все в нем сжалось. Голова была готова разорваться на куски!
        - Я люблю тебя.
        Лиса повернулась к нему и посмотрела в глаза, легко улыбаясь.
        - Вот и все. Большего мне не надо. Если ты предлагаешь мне стать твоей девушкой, то я согласна. Правда.
        И холод ушел.
        Илья ощутил неимоверный прилив тепла, который отогрел ему руки и ноги. В голове больше не стучало. Он наконец поймал себя на мысли, что сидит, задержав дыхание. Теперь он мог выдохнуть.
        Он это сделал.
        Получилось…
        Лиса наклонилась к нему ближе. Илья посчитал нужным сделать так же. Теперь их лица почти соприкоснулись. Дальше должен действовать он. Она ждет.
        Илья подался еще немного вперед и слегка вытянул губы. Он еще никогда этого не делал.
        И сейчас самое время.
        Подумав о том, что жить осталось всего несколько часов, Илья наконец решился. Он собрался силами и поцеловал Лису в губы. Так жарко и нежно. Он и не знал, что способен на такое.
        Он продолжал ее целовать. Снова и снова. Он не прерывал этого поцелуя, потому что хотел продлить это блаженство как можно больше.
        Но в какой-то момент Лиса сама отпрянула от него и почти со смехом ответила:
        - Тише-тише… до греха доведешь.
        Он улыбнулся ее шутке.
        - А ты гораздо хитрее, чем я думала. Это все был твой коварный план? Привести меня сюда к морю, чтобы это сказать?
        Врать он не умел.
        Конечно, да.
        - Тебе врать бесполезно.
        - Тут ты прав. И что мы будем делать?
        - В каком смысле?
        - Если мы теперь официально пара, то надо решить, в какой форме будут проходить наши отношения. Мы можем оставить все это между нами, а можем объявить об этом ребятам, чтобы мы могли при людях вести себя… естественно.
        - Ах, ты об этом…
        Илья и не задумывался ни о чем подобном. Он и не думал, что дойдет до этой части своего плана.
        - Мне хочется, чтобы было удобно тебе. Давай сделаем так, как бы тебе было легче.
        - Хитренький. Теперь все важные решения будешь на девушку сваливать?
        - Я… не…
        Лиса звонко посмеялась.
        - Я шучу, глупенький. Знаешь… м-м… я бы рассказала всем. Хочу похвастаться, какой у меня теперь крутой парень появился.
        От этих слов Илья залился краской.
        - Ты, действительно, считаешь меня таким?
        - Еще бы! Мой парень умеет лечить все болезни, видеть прошлое и будущее, а также путешествовать между мирами через порталы! И ты еще спрашиваешь крутой ли у меня теперь парень? Кстати, о видении будущего. Ты это тоже предсказал?
        - Есть вещи, которые зависят лишь от нас. Такого я не видел. Я до конца не знал, как ты среагируешь на мои слова.
        - Надеюсь, это было весьма сносно.
        Лиса прикоснулась ладонями к его щекам, обняв его голову и снова поцеловала в губы.
        - Ты сделал меня счастливой. Спасибо тебе за это.
        А потом Лиса встала и взяла его за руку, призывая тоже подняться на ноги.
        - Здесь, конечно, очень красиво, но нам пора возвращаться. Думаю, все уже заждались…
        - Признайся, тебе просто не терпится всем рассказать про нас, - подшутил Илья.
        - Ах, ты, сукин сын! Ты прав! Побежали!
        Лиса звонко засмеялась и побежала в сторону леса, не отпуская его руки. Илья старался не отставать от девушки, которую сделал счастливой.
        * * *
        Пелагея как раз приготовила себе спальное место, когда Илья и Лиса вернулись в лагерь, дружно держась за руки и весело смеясь. Она не могла уснуть, потому что хотела увидеть Илью прежде, чем закрыть глаза и провалиться в сон.
        Чего не скажешь об Израиле. Тот уже давно уснул, свернувшись в калачик, но шумное появление Ильи и Лисы разбудило его. Генри же решил перед сном лишний раз подкрепиться, а Жули читала книгу, сидя у костра.
        Константин отдыхала, наблюдая за пламенем и подбрасывая в костер хворост, чтобы он не потух.
        - Эй, вы чего там так шумите? - проснулся недовольный Израиль.
        Оба - Илья и Лиса - светились от счастья. На их стояли широкие улыбки, когда они замерли на месте, чуть не споткнувшись о траву.
        - Вы чего такие радостные? - нахмурился Генри. - Нашли портал, который выведет нас отсюда?
        - Лучше! - выбросила Лиса. - Ребята, у нас с Ильей есть для вас одна замечательная новость.
        - Интересненько! Что же может быть лучше портала? Просветите нас!
        Все молча взирали на двоих. Но Жули все поняла раньше остальных. Обрадовавшись, она прикрыла лицо ладонями и почти заплакала.
        - Ах, так это случилось… - вырвалось у нее.
        - Что? - не понял Генри. - Что там случилось? Ты их мысли читать умеешь? Тебя тоже духи дарами наградили? Не надо от меня ничего скрывать!
        - Ой, Генри, лучше заткнись!
        Когда Жули наконец удалось утихомирить своего брата, Илья и Лиса были готовы рассказать всем свою новость.
        Пелагея смотрела на них, сидя на своем спальном мешке. Все в ней горело лишь одной мысли о том, что теперь Лиса и Илья могут быть вместе.
        Лиса украла его сердце быстрее…
        А на что способна она? Конечно! На такую страшненькую Илья никогда не посмотрел бы…
        Она для него просто друг.
        - Друзья! - объявила Лиса. - Мы хотели вам объявить, что я и Илья теперь официально встречаемся. Мы - пара!
        Стоило Лисе это сказать, как реакция остальных последовала незамедлительно.
        - О-о-о-о-о-о-о-о-о! - выдал Генри.
        Израиль засвистел.
        Жули быстро подпрыгнула, подбежала к Лисе и крепко обняла ее
        - Ах, ребята! Я так за вас рада! Идите ко мне! Я вас обниму! Да, я всегда знала, что рано или поздно это случится! Какие же вы молодцы!
        Жули поочередно обняла Лису и Илью.
        - Ну, ради такого дела и проснуться можно!
        Израиль покинул свой спальный мешок и подошел к Илье, чтобы крепко пожать ему руку.
        - Молодец, дружище! Действуешь оперативно. Уважаю. И когда это ты так все успеваешь? Лиса, ты присматривай за ним, чтобы он не натворил глупостей.
        Израиль обнял Лису и поцеловал ее в щечку.
        - Обещаю, Израиль. Теперь Илья будет под моим постоянным надзором.
        Генри в танце подлетел к Лисе и Илье и обнял их двоих одновременно.
        - Ах, дети мои! Как же я рад за ваше счастье! Так и быть - благословляю! Никуда не денетесь!
        Константин тоже не осталась в стороне и решила присоединиться к общему поздравлению. Она подошла к двоим и взяла обоих за руки.
        - Я очень рада. Любовь - это всегда прекрасно. Даже в такой мрачной ситуации. Молодцы.
        Пелагея пыталась выдавить из себя некое подобие улыбки, но ощущала, будто ее сердце пронзили тысячи металлических игл.
        Почти задыхаясь, она все же отважилась встать и поздравить двоих.
        - Я присоединяюсь к поздравлениям. Я… очень рада за вас, ребята.
        Каждое слово, которое она произнесла далось ей с невыносимым трудом.
        - Спасибо, Поля, - ответила Лиса, - дай я тебя обниму.
        И Лиса обняла девушку, поглаживая ее по спине. Пока она ее обнимала, Поля смотрела на Илью, что я стоял за спиной у Лисы. Долго выдержать взгляд на его лице она не смогла.
        После окончания объятий она обратилась к Илье с короткой фразу:
        - Мои поздравления.
        Генри не унимался. Его всего распирало от радости.
        - Боже мой, как же это чудесно! Ребята, это надо отпраздновать! Давайте, садитесь, рассказывайте! Как так все случилось? Во всех подробностях!
        - Генри, это же их личное дело! - упрекнула его Жули.
        - Было бы личным - стали бы они так афишировать? Я все равно все узнаю! Илюша, ты же ведь мне все расскажешь? Я - главный ценитель пикантных подробностей.
        На этой ноте от смеха не сдержалась даже сама Жули.
        Вся компания заняла свои места вокруг костра, чтобы выслушать историю Лисы и Ильи. Илья предоставил своей новой девушке хвастаться самой. Но Лиса оказалась немногословной, чтобы оставить много личных моментов, которые случились на пляже.
        - Мы с Ильей сидели на пляже. Отдыхали от всего. Надо же как-то отпустить все эти мысли о том, что происходит с нами. И потом он заговорил. Он сказал, что хочет мне кое-что рассказать. Тогда Илья и признался мне в любви, исполнив целую речь! Уж не знаю: была ли она подготовлена или нет. Скорее всего нет, он не готовился.
        - Скажи, товарищ, готовил ли ты речь? - смело спросил у Ильи Генри.
        - Нет, не готовил, - признался Илья.
        - Ах, он не готовил! А значит говорил от чистого сердца! Продолжай, милая.
        - И тогда я все поняла. Конечно, по его интонации я поняла, что он хочет сказать. А я… я уже знала свой ответ. Тогда мы закрепили наш союз поцелуем и…
        - И…
        - Побежали к вам хвастаться!
        Илья и Лиса заразились бурным смехом, приобняв друг друга и одарив нежными поцелуями в щеку.
        - Ах, это так мило! Не могу прям! - обрадовалась Жули. - Как же я рада за вас, ребята! Прямо очень сильно! Как же чудесно, что все складывается у нас хорошо! Вы прямо светитесь и рассеиваете эту тьму вокруг нас!
        А потом… Илья вдруг замер.
        Он смотрел в одну точно и не сводил с нее взгляд.
        Он глядел в огонь и не моргал.
        - Эй, что это с тобой? - напрягся Израиль.
        - Константин, - Лиса взволнованно обратилась к девушке, - ты знаешь, что это?
        Она поднялась на ноги и подошла быстро к Илье. Константин посмотрела ему прямо в глаза, пытаясь понять, что же случилось.
        - Не надо его беспокоить сейчас. Ему открывается видение. Нужно ждать, и он сам придет в себя.
        - Видение? - переспросила Жули. - Это не опасно?
        - Не думаю, это просто…
        И Илья очнулся.
        Он резко заморгал и тяжело задышал.
        - Ты как? - Лиса обняла его. - Как себя чувствуешь?
        Илья не отвечал, стараясь перевести дыхание. У него появилась одышка, будто он пробежал три километра.
        - У тебя было видение? - Константин спросила у него.
        Тогда Илья взглянул на нее и уверенно кивнул.
        - Да, я кое-что видел…
        - Что? - тут же спросил Генри. - Ты должен нам рассказать!
        - Боюсь, вам это не понравится…
        Лиса почти плакала. Она потрясла Илью за плечи и взмолилась:
        - Илья, прошу! Я же так за тебя все время волнуюсь! Расскажи нам. Хватит секретов.
        Илья какое-то время смотрел на Лису, будто принимая какое-то решение. Затем он осмотрел взглядом всех присутствующих. Но Пелагея не могла на него смотреть и быстро отвела взгляд в сторону.
        - Хорошо, - кивнул Илья, - я вам расскажу. Да, я, действительно, кое-что видел. Нечто случится этой ночью, и вы должны быть готовы.
        - Этой ночью? - испугалась Лиса.
        - Да. Еще раз предупреждаю, что то, что я вам сейчас скажу, может произвести на вас сильное впечатление. Вам это точно не понравится. А потому мне стоит быть кратким в своем откровении вам. Мне было видение. Возможно, пророчество. Константин, это можно назвать пророчеством?
        - Если это часть дара духов, то полагаю, что да, - кивнула она в ответ.
        - Хорошо… И суть этого пророчества проста…
        Илья сделал паузу и сглотнул.
        Переведя дыхание от продолжил:
        - Один из вас… этой ночью…
        И сказал страшное:
        - …предаст меня…
        Воцарилась звенящая тишина.
        Все присутствующие осторожно переглядывались друг с другом, будто уже сейчас пытались выявить того самого предателя.
        - Илья, - обратилась к нему Лиса, - что бы ни случилось, знай, что я всегда буду на твоей стороне.
        - Ты можешь быть уверен в моей верности, - добавил Израиль, - однажды ты заступился за меня, и я заступлюсь за тебя.
        - Нас бы не приняли в том лагере, а потому мы на твоей стороне, - сказал Жули за нее и брата, - можешь не сомневаться в нашей верности.
        - Я никого не знаю из тех, кто есть в этом месте, кроме вас, - добавила Константин, - как человек с даром, я поддержу человека с даром. Можешь на меня рассчитывать.
        - Я тоже не предам тебя, Илюша. Ты же это знаешь. Я - твой друг, - сказала Поля.
        Илья оставался на своем месте. Его взгляд выражал глубокую печаль. Остальные видели, что он знает, кто из них окажется предателем. Возможно, даже сам будущий предатель не знает, что он им станет.
        - Спасибо, друзья, - ответил Илья, - я благодарен вам за все, что вы делаете. К сожалению, я не могу рассказать, что нас ждет. Простите. Сейчас мы не можем сделать ничего более разумного, чем наконец лечь спать. Впереди нас ждет непростой день.
        - Ночь бы пережить, - вздохнул Израиль, но его никто не услышал.
        - Ты прав, - согласилась Жули, - давайте ляжем спать. Мы и так все устали и заслужили отдых.
        Никто не возражал.
        Пожелав друг другу спокойной ночи, все разместились на своих спальных мешках вокруг костра.
        - Будем спать вместе? - предложил Илья Лисе.
        Она налилась краской.
        - Давай.
        - Если ты не хочешь, то я не…
        - Я хочу этого. Правда.
        Она первая легла на спальный мешок, а Илья пристроился рядом с ней.
        - Тебе удобно? - спросил он.
        - Да. Очень удобно.
        И Илья обнял Лису, чтобы согреть.
        * * *
        Пелагея лежала напротив них и имела возможность наблюдать за Ильей и Лисой. Сначала она хотела отвернуться и не смотреть, как Илья обнимает Лису и прижимается к ней со спины, но не смогла.
        Какое-то время она смотрела на них. По щекам струились слезы. Она отдавала себе отчет в том, что Илья уже никогда не будет принадлежать ей. Он никогда ее не полюбит. Он никогда не узнает, что она любит его.
        Теперь у него есть Лиса.
        Она лучше нее. Она красивее нее. Илья ближе к ней.
        Илья - не ее судьба.
        Она навсегда останется одна.
        А ведь она хотела ему признаться в своих чувствах. Она хотела рассказать ему все, когда наступит подходящий момент. Она хотела раскрыть свою душу и сердце, когда они выйдут из этого мрачного места.
        Но она не успела.
        Теперь уже поздно.
        Она дождалась, когда все уснут. Огонь почти догорел. Скоро здесь станет совсем темно.
        Илья и Лиса мирно спят в обнимку друг с другом. Дольше всех остальных не мог уснуть Генри - вечно ворочался из стороны в сторону.
        Остальные уже утонули во сне.
        Но не она.
        Она не спала.
        И у нее не получиться уснуть сегодня.
        Лиса повернулась к спящему Илье, нежно поцеловала его в губы, свернулась клубочком и уткнулась лицом ему в грудь.
        Полю всю трясло.
        Она содрогалась от невыносимой боли, сгрызая ногти с холодных кончиков пальцев.
        Убедившись, что все спят, она тихо встала, осмотрелась и… убежала.
        Ей здесь не место.
        Она убежала туда, где никто не услышит ее горестных рыданий.
        Глава 14. Обожженное сердце
        Время: 00:00
        Она сама не заметила, как оказалась в кукурузном поле, не замедляя бег. Сбивая дыхание и вытирая слезы с глаз, она расталкивала массивные высокие стебли в разные стороны.
        «Только бы спрятаться там, где меня никто не найдет», - молила она.
        В горле пересохло. Поля смахнула волосы со лба, а потом… потом правая ступня зацепилась за крупный корень, и она резко упала лицом в холодную землю.
        Сил на то, чтобы встать на ноги, у нее уже не осталось.
        Позволив себе остаться в таком положении, лежа на земле в кукурузном поле ничком, она зарыдала.
        Правая коленка опять начала болеть.
        «Ее же вылечили… почему она снова болит? Я это заслужила…».
        Пелагея прижала дрожащие грязные холодные пальцы ко лбу. Поставив подбородок на землю, она отдалась рыданиям.
        Ее живот дрожал. В горле шипело. Руки слабо тряслись в локтях. В голову ударил озноб.
        Поля почувствовала, будто ее лихорадит, как с ней случилось однажды в детстве, когда она переболела пневмонией. Это были две бессонные ночи, когда ее всю трясло от холода, и она не могла согреться.
        Сейчас она начала ощущать нечто похожее.
        - За что, Боженька, за что Ты так со мной поступаешь? Всю мою жизнь… я просто счастья хочу. Вот и все! Я просто хочу быть счастливой… от чего же мне так больно? Не могу больше… я не могу…
        Поля, оставшись наедине с Богом, могла высказать ему все. Только Он один видел ее во всех ипостасях.
        - Каждый раз, когда я начинаю кого-то любить, Ты забираешь его у меня. Почему? Зачем Ты это делаешь? Мы ведь могли быть вместе… я могла принадлежать ему… а он стал бы моим… но Ты решил иначе, так? Ты решил, что я не достойна его? Почему, Боженька? Почему Ты считаешь меня такой недостойной? Почему Ты делаешь из меня такую… жалкую… Что я Тебе такого сделала? Скажи!
        Поля снова уткнулась лбом в землю и, почти касаясь губой холодных грязных комочков, спросила тихим шепотом:
        - Боже, скажи что-нибудь… избавь меня от всего этого… прошу, избавь от этой боли… я больше так не могу, понимаешь? Не могу…
        А потом она услышала чьи-то шаги.
        «Только не это! Меня никто не должен видеть!» - остро мелькнуло у нее в голове.
        Шаги становились все громче. И вот раздались голоса:
        - Они не должны нас заметить. Ведите себя тише.
        - Кассий…
        - Чего тебе, Ян?
        - Мне кажется, что здесь кто-то есть.
        - Хм, ты - оборотень что ли? Вынюхиваешь? Черт! Он прав. Проверьте здесь все!
        Шаги размножились.
        Они стали раздаваться тот тут, то там.
        Ее окружают.
        Поля понимала, что ничего не может сделать, кроме как оставаться лежать на месте тихо и не шевелиться. Любое движение может выдать ее местонахождение. Тогда ей конец.
        «Что они задумали? Что они все здесь делают?» - не давало ей покоя.
        - Обыскать! Быстро. Мы не можем терять время.
        - Спокойно, Кася, тише, мой сладкий сюсик-пусик.
        - Отстань!
        - Ай, зайчик меня обидел!
        - Прости, моя крошка, я просто на нервах. Иди ко мне. Ну, нашли?
        - Еще нет!
        - Ищите, пока не найдете! Янсен, надеюсь, ты мне не солгал!
        - Я уверен, что мы здесь не одни.
        Поля прикрыла голову руками, будто укрывалась от бомбардировки. Шаги начали затихать. Это шанс, чтобы убежать. Но это риск!
        Стоило Поле двинутся, чтобы осторожно сесть, на корточки и пригнуться, как заросли кукурузы перед ней резко раздвинулись, и между ними появилась Ришта с самодовольной ухмылкой.
        - Кажется, я нашла мышку, которая здесь копошилась.
        «Мне конец».
        - Идите все сюда! Я нашла ее!
        В следующие минуты к Риште присоединились и остальные. Это были Янсен, Дис, Атан, Николь, Летиция и Кассий.
        - Ах, вот, кто тут прячется, - Кассий вежливо подал руку Поле, чтобы помочь ей встать, - что вы тут забыли, моя милая?
        Поля не решалась даже двигаться с места. Кассий настойчиво потряс ладонью, призывая Полю принять помочь.
        - Позвольте, я помогу вам…
        Тогда он сам взял ее за руку и помог ей встать на ноги.
        - Боже милостивый! Вы упали? Вы так испачкались в грязи! Ваши друзья знают, что вы здесь?
        Даже ее взгляд не умел лгать.
        - Ах, значит, не знают… Позвольте мы поможем вам отряхнуться от земли.
        Кивком Кассий дал команду Николь и Риште. Две девушки подошли к поле и стряхнули грязь с куртки и с штанов.
        - Так-то лучше… Что скажите?
        Поля молчала.
        - Полагаю, если вы здесь одна, то вам не очень хочется возвращаться в ваш лагерь, верно? Поля, пройдемте с нами. Вы нам все расскажите. Обещаю, мы не причиним вам вреда. Мы не обидим вас. Не знаю, что именно случилось, но я даю вам свои гарантии. Вам ничего не угрожает в наших рядах.
        Кассий снова протянул ей руку.
        Он хочет ей помочь.
        Что она может сделать?
        Вернуться назад?
        Она уже не может вернуться.
        И Пелагея взяла Кассия за руку.
        Стоило ей коснуться его, как он сжал ее ладонь и притянул к себе. Поля резко двинулась с места и уткнулась в Кассия.
        - Какая холодная… вы замерзли, моя милая. Давайте пройдем в более подходящее для беседы место. У нас, определенно, есть кое-что, что стоит вам показать.
        Кассий взял Полю под руку, заведя свою руку ей за локоть, тепло улыбнулся и мирным шагом направился к выходу из кукурузного поля.
        Остальные последовали за ними, составляя процессию.
        - Вы плакали, мое прелестное дитя? Простите, но это видно по вашим красным и влажным щекам. Надеюсь, мы сделаем все возможное, чтобы вы больше не плакали. Не стоит плакать, моя дорогая. Эта жизнь и так скупа на радости, чтобы искать в ней одни горести и страдания. Завтра все закончится. Вот увидите. Завтра мы все спасемся. Свершится исход. И мы выйдем из этого места, как евреи вышли из Египта, следуя за Моисеем.
        Покинув кукурузное поле, Кассий направился в сторону других построек, расположенных за главным корпусом больницы. Одна из таких домиков служил когда-то пищеблоком, как Поля могла помнить из экскурсии Илоны Марковны. Именно туда они и направлялись.
        - Сейчас мы окажемся в теплом и уютном месте, где вы нам все подробно расскажете. А мы попытаемся вам помочь. Обещаю, Пелагея, я помогу вам решить все ваши проблемы, какими бы они ни были. И при этом сделаю это абсолютно добровольно! Мы же волонтеры в конце концов, не так ли? Какой смысл быть милосердным, если не хочешь помогать ближнему своему?
        Дойдя до здания пищеблока, Кассия остановился и дал команду Дису открыть дверь. Янсен быстро проскользнул в темный проход и зажег свет. Поля в сопровождении Кассия вошла внутрь, и комната озарилась холодным сиянием, осветив самые разные жуткие аппараты и проборы, предназначенные для страшных казней инквизиции и пыток.
        Поля не могла поверить своим глазам.
        Она и представить не могла, что здесь спрятаны такие ужасы.
        А потом ее взгляд приковал внимание мужчины, покрытого обугленными наростами на коже лица. Труп сидел на деревянном электрическом стуле. Приглядевшись, Пелагея громко ахнула:
        - Гарик…
        - О, вы угадали! - радостно заметил Кассий. - Наш водитель, действительно, свалился со скалы, как об этом все говорят. Но вот только не умер, а забрел сюда. Этот чертов стул привлек его внимание. К сожалению, Гарик был глуповат. Он без особых раздумий сел на этот стул и подключил себя к аппаратам. Патовая ситуация! Самое нелепое самоубийство, на мой взгляд. Простите, что вам приходиться лицезреть такое жуткое зрелище, моя дорогая. Присаживайтесь.
        «Интересно, знает ли Кассий, что я все поняла? Это же он убил Гарика, чтобы тот не рассказал всем истинную историю случившегося! Но теперь это не имеет никакого значения. Каким бы чудовищем ни был Кассий, он… готов мне помочь».
        Атан предложил Поле железный стул, на который она неохотно опустилась.
        - Переведите дыхание, - продолжал говорить Кассий, - успокойтесь. Сейчас вы в абсолютной безопасности, моя дорогая. Отдыхайте. Может, вы постараетесь нам рассказать вашу историю. Как же так получилось, что вы оказались на земле в зарослях кукурузного поля, а ваши друзья даже не организовали поиски?
        Кассий взял для себя другой стул и поставил прямо напротив нее. Все остальные остались стоять, рассредоточившись по комнате. Летиция запрыгнула на металлический столик и принялась болтать ногами. Дис и Атан заняли посты у выхода. Ришта и Янсен стояли за спиной Кассия, а Николь что-то изучала в другом конце комнаты на стене.
        Кассий опустился на стул напротив Поли и взял ее ладони в свои руки.
        - Итак? Что же произошло?
        Она понимала, что ей уже не уйти от ответа. Пришло время все рассказать.
        - Все началось, когда закончилось застолье. Мы не сразу вернулись в наш лагерь. Сперва… нас разбросало по разным местам.
        И в этот момент со стены, у которой стояла Николь упал плакат с какой-то странной схемой.
        - Ой, простите! - бросила быстро Николь.
        - Прошу вести себя тише! Аккуратней, Николь! - попросил Кассий.
        - Еще раз прошу прощения…
        - Не обращайте внимание. Продолжайте, милая!
        Поля снова собралась с мыслями и продолжила:
        - Я, Израиль, Жули и Генри вернулись в лагерь раньше. Затем пришли Илья и Лиса, а с ними… была Константин.
        Стоило Пелагее произнести это имя, как вдруг все присутствующие обменялись взглядами
        - Константин?
        - Да. Они нашли ее голой в лесу. Точно не знаю, что именно случилось. Вернувшись в лагерь, Илья нес ее на руках, завернутую в свою куртку. Это взрослая девушка. Ей около двадцати пяти. Хотя мне сложно определить возраст по внешности. Глаз не такой острый.
        - И откуда же она взялась, эта Константин?
        - Пришла к нам из другого мира.
        Кассий и Лети неоднозначно переглянулись.
        - Прошу, Поля, - Кассий крепче сжал ее ладони, - рассказывайте нам все очень подробно.
        * * *
        - Это стало последней каплей. Когда я увидела, как они вместе легли спать. Он обнял ее. Она прижалась к нему и уткнулась лицом в грудь. Они вместе. И он уже никогда не станет моим. Он никогда не узнает, что я люблю его и любила все это время. Он уже не поможет. Я выбрала его. И мой выбор не совпал с его выбором. Понимаете? Когда я поняла, что еще раз мое сердце разбито, что я не могу быть с тем человеком, которого люблю, так больно стало. Внутри. Вот здесь. Так жарко. Так горячо. Так остро и невозможно. Я не выдержала. И убежала. Убежала от них от всех прочь! Мне не хотелось, чтобы кто-то увидел мою боль. Это у меня уже не в первый раз. Иногда мне кажется, что мое сердце окончательно превратилось в груду мелких осколков. И их дробят. Снова и снова. Понимаете? Снова и снова превращают мое сердце в прах… оно сгорело. Сгорело полностью этой ночью. И его уже не вылечить. А душа моя в крови. Я так больше не могу… не могу…
        Поля закрыла лицо руками, и из глаз хлынули слезы.
        - Ох, моя бедняжка. Что вы! Вы уже плакали сегодня. А мне бы хотелось, чтобы вы оставались сильной. Вы же сильная, Пелагея? Вы будете для меня сильной девушкой, которую невозможно ранить? Вас так много били, но вы все равно летали. Я горжусь вами, Поля!
        Кассий вынул из кармана платок и передал его ей. Она приняла латок и вытерла все слезы с лица.
        - Благодарю, Кассий, спасибо…
        Поля поймала себя на мысли, что впервые назвала этого человека по имени.
        - После такого сокрушительного удара, такого предательства, вы точно должны стать сильной и независимой. Пришло время вам показать, что вы можете справиться и без него. К сожалению, я не верю в то, что вам удастся вернуть его расположение. Если его разум затуманен похотью к этой распутной потаскухе, то мы ничем не можем ему помочь. Поля, вы должны оставить его. Отпустить. Но вы не обязаны прощать.
        - Прощать? Мне ничего от него не нужно…
        - Он причинил вам боль, Пелагея. Он заставил вас страдать. Разве, вы думаете, что он не знал о ваших чувствах к нему?
        - Откуда?
        - Ах, моя дорогая, мужчины видят женщин насквозь! Поверьте мне. Мы точно знаем, нравимся ли мы девушке или нет. Правда! Я не смею вас обманывать. Будьте уверены. Он точно знал, что вы его любите. И все равно предпочел другую. И самое наглое - демонстрировал это у вас на глазах. Не монстр ли он после этого? Он при вас ласкал другую женщину, зная, что вы к нему неровно дышите. Его действия будто кричали вам: «Уходи! Ты здесь лишняя! Тебе тут не место! Я люблю другую, а не тебя!». Понимаете, моя дорогая? Илья хитер. Он не так глуп, как может показаться. Тем более, если, как вы нам рассказали, он обладает такими дарами, он точно все знал. Сто процентов! Он знал, что вы влюблены в него по уши. И все равно у него хватило наглости вести себя таким образом у вас на глазах! Вы имеете полное право мстить. Согласны?
        Поля долго не отвечала.
        - Я не хочу зла человеку, которого люблю. Пускай… эта любовь оказалась не взаимной.
        - Чушь! Он предал вас, Поля! Он харкнул вам в душу! И вы готовы его простить? Нет, милая, это покажет вашу слабость, на которую он и рассчитывает. Но вы сильная, Поля. Очень сильная, девушка. И пришел час показать всем вашу силу. Согласны вы со мной? Наши взгляды совпали. Я уверен, что Илья замешен в том, что мы все оказались по уши в дерьме, простите мое сквернословие. Но это так! Если он втянул нас во все это, то имеет смысл устранить источник наших с вами бед. Илье придется ответить за все свои преступления, дорогая. Он это заслужил. Что скажите?
        Дыхание ее учащалось.
        Сейчас все зависит от ее решения.
        - Вы хотите предать его суду?
        - Справедливому суду, где все будет по закону. Да. Это будет честно.
        - Что же вам мешает?
        - Сам он не пойдет под суд. Нам нужно проникнуть в его лагерь. Вы сможете нам в этом помочь? Арест должен быть красивым. Прямо как в фильмах про полицию. Всякое зло наказуемо. Мы в ответе за все свои преступления перед самим собой, перед обществом и перед Богом. Ему придется ответить, Поля. Илье заплатит за все свои грехи. Божья кара - самый справедливый суд. Что скажите?
        Она молчала, отведя взгляд куда-то в сторону.
        «Что же будет, если я соглашусь?».
        Кассий добавил новое:
        - Хотите ли вы отомстить ему за все, что он с вами сделал? Задумайтесь, если бы не он, вы бы не лежали лицом к земле на том кукурузном поле двадцать минут назад…
        Это только ее решение.
        И она понесет за него персональную ответственность.
        Пришел ее черед быть сильной.
        Отныне она отвечает за все.
        С ней поступали так, как считали нужным. Теперь она поступит с другими так, как считает нужным.
        - Решайтесь, Поля, решайтесь. Все в ваших руках. Зачем жалеть того, кто заслужил свою участь?
        Поля попыталась пошевелить правой ногой. Острая боль отдала в колено. Илья не помог ей.
        Его чудо оказалось ложью.
        Все его действия, слова - ложь.
        Он не тот, кем себя выставляет.
        Его девственное божественное сияние - обман.
        Пришло время всем узреть истинный лик чудовища.
        - Хорошо, Кассий.
        На губах его мелькнула довольная улыбка, и Кассий откинулся на спинку стула, ощутив свою победу.
        - Я предам Илью справедливому суду.
        Глава 15. Поцелуй предательства
        Время: 00:30
        Услышав приглушенный треск сломанной ветки, она проснулась.
        Лиса поднялась резким рывком, сев в спальном мешке. Этим она разбудила Илью, который мирно дремал рядом, минуту назад обнимая ее за талию.
        - Что случилось?
        Он настороженно посмотрел на нее.
        Лиса же устремила свой взгляд вдаль, где заметила приближение пятерых фигур, направляющихся к ним.
        От голоса Ильи от сна пробудились остальные.
        - Вы чего не спите? - возмутился Генри.
        - А где Поля? - обратила внимание Жули на отсутствие члена их лагеря.
        После этого замечания все разом посмотрели на пустой спальный мешок, принадлежавший Пелагеи.
        Ее нет.
        - Не нравится мне это все, - высказался Израиль и надел очки.
        Костер потух. Вокруг было совсем темно.
        - Вот она…
        Это произнесла Константин, поднимаясь на ноги. Теперь Лиса и все остальные могли разглядеть ясные силуэты пятерых фигур.
        К ним шла небольшая процессия, в которой участвовали Ришта, Янсен, Дис и Атан. А возглавляла шествие Пелагея.
        - Оставайтесь на своих местах и не делайте глупостей, что бы ни случилось, - Илья отдал жесткий и четкий приказ.
        - Что происходит? - обратилась к нему Лиса.
        Но Илья не ответил.
        Конечно, Илья все знает. Он точно это предвидел, но она, Лиса, не знает ничего.
        Ей известно лишь жуткое пророчество, которое говорит о предательстве Ильи одним из них.
        - Израиль, - бросил Илья ему, - даже не смей сейчас включать браваду, понял меня?
        - Ты о чем? - пожал тот плечами.
        - Просто оставайся на своем месте. Не двигайся. Делай, как я говорю. Ты меня понял?
        Израиль не мог отвечать за свои действия, ведь, как и все, он точно не знает, что сейчас будет происходить.
        - Время пришло? - Константин обратилась к Илье.
        И он дал ей свой ответ:
        - Позаботься о них.
        Константин кивнула.
        Лисе все это совсем не нравилась. Ей казалось, будто Илья и Константин говорят на своем языке о чем-то таком, чего она не понимает.
        - Илюша, что происходит?!
        Она уже хотела схватить его за руку, но Илья двинулся с места и сделал несколько шагов навстречу процессии, которая уже пришла в их лагерь.
        Ришта, Янсен, Дис и Атан - все они нагло ухмылялись, остановившись неподалеку. Вперед вышла Пелагея. В глазах ее стояли слезы - Лиса это сразу заметила.
        - Поля, что происходит? - бросила Лиса ей.
        Та не ответила.
        - Куда ты ходила? - спросила Жули. - Что они здесь делают?
        Пелагея снова не ответила.
        Она смотрела только на одного человека. Это быль Илья. Медленным шагом, прихрамывая на правую ногу, она приблизилась к нему.
        - Поля! Объясни нам все! - потребовала Лиса.
        Но она делала вид, будто не замечает существование никого вокруг, кроме одного Ильи.
        Лиса уже хотела подбежать, схватить Илью за руку и увести прочь. Она почти сделала это… почти…
        Поля ласково улыбнулась Илье. По щекам у нее катились крупные серебристые слезы.
        - Привет, Поля, - голос Ильи оставался спокойным и мягким.
        Печальная улыбка Поли стала шире. Она сделала еще один маленький шаг вперед. Запрокинув голову, она смотрела Илье в глаза. Затем она подняла руки и обняла ладонями его лицо.
        Встав на носочки, она потянулась к нему.
        Это случилось уже тогда, когда Лиса все поняла.
        Поля приблизила свое лицо, залитое слезами, к лицу Ильи и коснулась губами его губ. Так нежно и быстро, будто испугалась чего-то.
        - Прости меня, Илюшенька…
        Поля отпустила лицо Ильи и опустилась на полную стопу, и тут же раздался писклявый голос Ришты:
        - Взять его, мальчики!
        В следующий же миг ноги Лисы подогнулись, и из нее вырвался душераздирающий вопль:
        - Нет! Гадкая мразь! Что ты наделала? Нет! Не трогайте его!
        Дис и Атан сорвались с места.
        Быстрым шагом они приближались к Илье.
        - Израиль, оставайся на месте, - грозно приказал Илья.
        Но тот резко выпалил в ответ:
        - Черта с два!
        Следующие события начали происходить с молниеносной скоростью. Все смешалось перед глазами Лисы, когда началась страшная потасовка.
        Она заметила, как Пелагея, хромая, убегала прочь от лагеря, заливаясь слезами. В какой-то момент она упала, а потом поспешила спрятаться за детской горкой, чтобы наблюдать за происходящим из укрытия.
        Илья стоял и бездействовал, принимая все, что с ним происходит.
        Дис подскочил к нему и схватил за руки, заведя их за спину. Тут же появился Израиль и занес свой кулак для удара. Вперед вышел Атан и ударил Израиля по носу.
        Брызнула кровь.
        Израиль пошатнулся и упал на землю, прикрывая окровавленный нос.
        - Побежали! - крикнула Ришта Янсену.
        Она резко рванулась в сторону лежащего Израиля, оставив Янсена со своей нерешительностью.
        - Все оставайтесь на местах! - прокричал Илья. - Отставить сопротивление!
        - Прости, Илюша, но мы не можем этого так оставить! - бросил Генри и рванулся с места.
        - Нет! - выпалила Жули.
        За считанные секунды Генри возник перед Дисом и Атаном. Он уже приготовил кулаки для битвы, но Атан схватил Генри за голову в области лба и отбросил от себя прочь.
        - Лиса, даже не смей! - голос Ильи.
        Но она посмела.
        Больше она не будет медлить.
        Лиса обежала к Илье и вцепилась руками в Диса.
        - Отпустите его! Отпустите, гребаные идиоты! Он ничего не сделал!
        Тогда могучие сильные руки Атана обняли ее со спины. Лиса тщетно дергала руками и ногами, пытаясь врываться из стальной хватки. Но Атан оказался сильнее. Он поднял ее над своей головой и отбросил в сторону.
        В следующий момент Лиса ощутила глухой удар в спине, упал на землю. Мир начал темнеть.
        Лиса ощутила жгучую боль в боку, перевернулась на другую сторону и увидела, как Дис и Атан связывают руки Ильи веревкой. Генри лежит на земле почти без сознания, а Ришта запрыгнула сверху на Израиля, не давая ему подняться на ноги.
        - Давно я хотела это сделать! - пропищала она.
        - Уйди прочь, мразота! - брызнул Израиль.
        - Ах, так! Сейчас ты получишь свое, говнюк! Говняный очкарик!
        И Израиль плюнул Риште прямо в лицо.
        На мгновение она замерла, впав в шоковое состояние.
        - Янсен! Помоги мне!
        Ришта мгновенно схватила Израиля за шею и начала душить.
        - Сейчас ты сдохнешь, подонок! Сдохнешь, засранец! Янсен!
        Ришта изо всех сил сжимала шею Израиля, тот уже начал терять способность сопротивляться.
        Янсен побежал на помощь Риште, но встретил на своем пути противника. Им оказался Генри, который вот уже пришел в себя и встал.
        - Уберите от него руки! - бросил Генри.
        Илья пытался вырваться, но Дис и Атан - двое громил крепко его держали, пригвоздив лицом к земле.
        - Пусть твоя девчонка отпустит моего друга! - приказал Генри.
        Но Янсен пнул Генри ногой в пах. Тот согнулся по полам и снова упал на землю.
        - Генри!
        Жули сорвалась с места и побежала на помощь брату.
        Лиса заметила, как Константин смотрит на Илью. Он тоже смотрит на нее. Она не понимала, что происходит, но Илья как будто приказывал ей оставаться на месте.
        Он знает, что она ничего не сможет изменить.
        Ришта орала в лицо Израилю:
        - Сдохни! Сдохни! Сдохни! Сдохни! Сдохни! Сдохни!
        Вот к ней присоединился Янсен и сел рядом на колени.
        - Мы должны убить его, Ян! Убить вместе!
        Он положил свои руки поверх рук Ришты, а затем… вдвоем они приподняли голову Израиля над землей, продолжая с силой сжимать шею. Затем Янсен нашел поблизости острый камень и подложил его на землю под затылок Израиля.
        - Раз!
        - Два!
        - Три!
        Ришта и Янсен вместе с силой опускают голову Израиля на острый камень.
        Раздался влажный хруст.
        Лиса не могла смотреть на это. Из нее вырвался отчаянный стон, который разнесся по всей территории больницы.
        Сквозь размытую пелену слез она видела, как из-под головы Израиля растекается густая вишневая лужа.
        - Мы это сделали! - Ришта ликовала. - Ура!
        Она радостно запрыгала на месте, а потом обняла Янсена за плечи и поцеловала крепко в губы.
        И мир вернулся в свой прежний ритм.
        Время, замедлившись, будто обрело свою первобытную скорость.
        Всего за пару секунд они смогли схватить Илью и убить Израиля.
        А что она, Лиса?
        Она ничего не сделала.
        Она не смогла помочь ему.
        Она не спасла человека, которого так сильно любит.
        - Вам же сразу сказали не сопротивляться, - Ришта поднялась на ноги и вытерла лицо от слюны Израиля, - а вы не послушались - получите результат. Это должен был быть красивый арест, а вы устроили мордобои. Надеюсь, это будет вам уроком на следующий раз. Не стоит нам сопротивляться. Ах, да, следующего раза не будет!
        Жули, заливаясь слезами, сидела на земле, склонившись над братом.
        - Прости…
        - Ничего, сестрица, ничего… это я сплоховал.
        Жули не сдержалась и уткнулась лицом ему в плечо.
        Лиса, преодолевая боль во всем теле, уперлась руками о землю и попыталась встать. Ей удалось лишь встать на колени. Голова трещала в области висков.
        - Что происходит, Ришта? - выпалила она. - Что вы собираетесь с ним сделать?
        Ришта, вытерев лицо рукавом, отошла в сторону от трупа Израиля и наконец обратила внимание на Лису.
        - Мы придадим его справедливому суду.
        - За какие такие преступления? Он ничего не сделал!
        - Обвинение выскажет Кассий.
        - Кто бы сомневался… И кто будет судьей?
        - Тот, кто просил обращаться к нему по любому вопросу. Мы не хотим тайно разделаться с твоим приятелем. Все будет по закону. Мы не монстры, Лиса, какими ты нас считаешь. Суд будет справедливым. И судья справедливым.
        Лиса взглянула на Илью.
        Он лежал на земле лицом вниз. Дис поставил свою ногу ему между лопаток. Руки Ильи завязаны за спиной.
        - Кто… судья, Ришта?
        Это был единственный шанс спасти Илью.
        Все решит то, кем будет судья.
        Ришта, будто забыв про вопрос Лисы, дала команду Дису и Атану:
        - Взяли его, мальчики! Кассий уже ждет нас у часовни. Пришло время Малюсу принять самое важное решение в его жизни.
        Дис и Атан подняли Илью, взяли под руки и повели прочь из лагеря. Ришта и Янсен направились следом.
        Когда они ушли, к Лисе вернулись силы. Она наконец смогла встать на ноги, оправившись от удара. В себя пришел и Генри - Жули и Константин помогли его подняться.
        Тогда Лиса посмотрела в сторону горки, за которой все это время пряталась Пелагея. И… она еще там.
        Увидев предательницу, Лиса яростно выпалила:
        - Мразь!
        Пелагея, испугавшись, вскочила и побежала вдогонку за Риштой и Янсеном, которые вместе с пленным Ильей направлялись в сторону часовни.
        Лиса оставила ее в покое. Еще наступил черед отомстить предательнице по заслугам, а пока нужно спасть Илью. Они должны явиться на суд.
        Лиса подбежала к Жули и Генри. Генри крепко обнимал сестру, прижимая ее к себе. Жули не могла сдержать слез.
        - Простите, что я… - заговорила Константин.
        - Ничего, - оборвала ее Лиса, - ты ничего не могла сделать. Илья же это знал? Он знал, что Израиль умрет и что Пелагея предаст его?
        Константин обреченно вздохнула.
        - Да, Лиса, он знал. Илья все это предвидел, а потому просил не вмешиваться, надеясь хотя бы так спасти вашего друга.
        - Но это не помогло… чему бывать - того не миновать.
        Жули с трудом глотала воздух, захлебываясь слезами. Она даже не решалась посмотреть в сторону, где лежало мертвое окровавленное тело Израиля с разбитым затылком.
        - Кто бы мог подумать, что Поля станет Иудой… Мы еще можем его спасти? - приглушенно заговорила она.
        - Малюс не даст Кассию причинить Илье вред, - твердо заявила Лиса, - я свято верю в это. Малюс не допустит казней и кровопролития. Ада с ним. Они не станут потыкать Кассию в его мерзких замыслах.
        Генри с болью взглянул на труп Израиля.
        - Он был верен ему до конца…
        - Идем, - решительно заявила Лиса, - мы должны там быть, когда все начнется. Медлить нельзя. Теперь только мы с вами можем спасти Илью. Он уже помог нам однажды. Нам всем. Он избавил нас от того, от чего мы страдали всю жизнь. Пришел наш черед спасти его. Если будет суд, то мы выступим на защиту Ильи и станем его адвокатами, в чем бы Кассий не собрался его обвинить.
        - Ты права, - кивнула Константин, - еще есть шанс все исправить.
        Они уже хотели отправиться в сторону часовни, как Жули спросила:
        - А от чего Илья спас тебя, Лиса? От чего ты страдала всю свою жизнь?
        Лиса честно ответила без лишних раздумий:
        - От одиночества.
        Глава 16. Первый приговор
        Время: 00:50
        - Они идут.
        - Кто? - ахнула Ада.
        Марк обернулся и ответил:
        - Все.
        Марк бросил в ноги окурок и проверил пачку сигарет:
        - Последняя осталась.
        Малюс в это время стоял у иконостаса и протирал икону Божьей Матери. Затем он услышал крики, шум и топот, нарастающие с каждой секундой.
        - Что там? - бросил он за спину.
        К нему подбежала Ада, тяжело дыша.
        - Не знаю… ты должен это видеть. Они все здесь!
        Малюс оставил тряпку и прошел за Адой к выходу из церкви, где их ждал Марк.
        Он увидел во тьме ночи силуэты людей - целой толпы, которая становились все отчетливее по мере приближения. Это был лагерь Кассия в полном составе. А с ними шла Пелагея и Илья… связанный по рукам и с кляпом во рту.
        - Черт возьми… - вырвалось у Малюса.
        - Как думаешь, что они задумали? - спросил Марк.
        - Ничего хорошего.
        - Смотрите!
        Ада указала вдаль. Там вдогонку за важной процессией бежали остальные: Лиса, Жули, Генри и еще одна девушка, которая не была им знакома.
        - Кто там? - не понял Марк.
        - Кто-кто новенький… - задумался Малюс, - а где же Израиль?
        - И вправду, - Ада задержала дыхание, - его нет…
        Кассий и Летиция шли впереди всех. За ними Дис и Атан вели связанного Илью. Чуть в стороне вприпрыжку бежали Ришта и Янсен. Николь мирно шла в стороне. Пелагея замыкала ряд.
        Вот они приблизились достаточно близко, и Кассий остановился. Лиса, Жули, Генри и еще одна девушка начали прорываться сквозь Ришту и Янсена, чтобы вырваться вперед.
        - Что происходит, Кассий? - спросил прямо Малюс.
        - Помнишь, ты сказал, что именно к тебе следует обращаться за помощью в трудный час? - ответил вопросом Кассий.
        - Ну…
        Тут же раздался голос Лисы:
        - Малюс! Не слушай его! Они убили Израиля! Илья ни в чем не виновен!
        Ришта рванулась с места и схватила Лису за волосы, гневно рыкнув:
        - Молчать, мерзавка!
        - Ай!
        - Отпусти ее! - вырвалась вперед Жули.
        Жули толкнула Ришту в плечо, и та отпустила Лису.
        - Что случилось с Израилем? - обеспокоенно спросила Ада.
        - Ришта и Янсен его убили! - бросила Жули.
        - Ложь! - рявкнула Ришта. - Не надо было ему нападать - остался бы жив. Он сам напросился на сопротивление. Мы только защищались! Нам нужен был Илья, а не Израиль!
        - Как ты же ты меня достала, лживая поганая тварь! - прорычала Жули. - Ты убила его, Ришта! Кровь Израиля на твоих руках! Ты и Янсен убили его! Гадкие ублюдки!
        - Пустое обвинение, Малюс! - выступил Янсен. - Я лишь защищал свою девушку, когда Израиль на нее напал.
        - Гадкая мразь! - каркнул Генри и пошел в наступление на Янсена.
        - Смотрите! Они и сейчас нападают! - завизжала Ришта. - Остановите их кто-нибудь!
        Ганри уже схватил Янсена за воротник и занес кулак, как Марк громко крикнул:
        - Заткнулись все! Отставить драку! Черт возьми! Всем молчать и стоять на местах!
        Все замерло. Повисла напряженная тишина.
        Малюс осмотрел присутствующих. Ему совершенно не нравилось происходящее, но сейчас его долг - во всем разобраться, как самого старшего.
        - Спасибо, Марк, что успокоил их, - заулыбался Кассий, - мы же цивилизованные люди, верно? Никакой суеты и паники. Это деловой подход. И если кто-то этого не понимает…
        Кассий остро покосился на Лису, а затем закончил:
        - Это его проблемы.
        Малюс решил взять ситуацию под свой контроль:
        - Объясните мне все. Что случилось? Кто эта девушка?
        - Она с нами, - вызвалась ответить Лиса, - ее зовут Константин и… полагаю, понадобится много времени, чтобы объяснить, как мы ее нашли.
        - Для этого у нас вся ночь впереди - прошу! - отозвался Кассий.
        Лиса хотела сказать, но Константин вышла вперед и ответила первой:
        - Вы все находитесь в одном из иных миров, и я попала сюда, когда прошла через портал. Духи наградили меня даром видеть порталы, как наградили Илью лечить и видеть будущее. Я знаю, как вам помочь. Я знаю, как выбраться отсюда. Нужно найти портал, через который вы случайно прошли, когда возвращались сюда. Я могу помочь. И я - независимый свидетель случившегося. Я подтверждаю слова Лисы о том, что эти двое… напали на нашего друга и разбили его голову о камень.
        Константин хотела продолжить рассказ, но тут перед ней возникла Летиция, которая грубо бросила ей в лицо:
        - Не знаю, кто ты такая, но тебе лучше помолчать. Не выделывайся, иначе пожалеешь. Не до тебя сейчас.
        - Пусть расскажет, - потребовал Малюс.
        И Летиция замолчала.
        - Иди ко мне, крошка, мы должны играть по правилам, - позвал ее к себе Кассий.
        Летиция еще раз сосредоточила свой угрожающий взгляд на Константин, а потом вернулась в объятия Кассия.
        - Продолжай, - попросила Ада Константин.
        Девушка перевела дух и продолжила:
        - Духи - нематериальные сущности, которые существовали задолго до сотворения мира. Они наделены способностью путешествовать между измерениями через порталы, которые сами же создают. Они бессмертны. Духи знают все историю мира наперед. Им подвластно прошлое, настоящие и будущее. Тот, через кого они пройдут, будет одарен их способностями. Такими людьми стали мы с Ильей. Мне духи даровали возможность путешествовать по мирам. Я долго скиталась, а потом попала сюда. Илья и Лиса нашли меня и привели в свой лагерь. Тогда я и рассказала Илье о том, что с ним случилось.
        - А что с ним случилось? - спросила Ада.
        - Один духов прошел через его тело и даровал ему способности исцелять болезни. Он смог видеть будущее. Очевидно, Илья предвидел такой исход. Не губите божье чудо, Малюс. Так вас зовут, верно? Он еще многое должен сделать. Только мы с ним сможем помочь вам выбраться отсюда и вернуться в ваш мир.
        Малюс поймал себя на мысли, что в тот момент, когда Константин назвала его имя, все сжалось внутри него.
        «Не губите божье чудо» - эти слова начали сверлить его сознание.
        - Что ты можешь сказать о смерти Израиля? - спокойно спросил Малюс.
        - Они… пришли за Ильей. Очевидно, чтобы привести его сюда. Израиль хотел этому помешать, и на него напали. Эти двое, - Константин указала пальцем на Ришту и Янсена, - убили его. Сначала душили, но ничего не выходило. Тогда…
        - Хватит! - рявкнула Ришта. - Он сам напросился!
        - Так это правда? - ужаснулась Ада.
        Никто не стал отрицать очевидного.
        Малюс почувствовал тяжесть в голове. Он прикрыл лоб ладонью и обреченно выдохнул. Малюс понимал, что Израиля не вернуть. Точно так же, как не вернуть Гарика к жизни.
        Они потеряли еще одного.
        - Ладно… что вы хотите?
        Пришел черед выступить Кассию.
        - Справедливости, Малюс. Только справедливости. Именно поэтому я пришел к тебе и не стал устраивать самосуд. Это ведь не по-людски было бы, верно?
        Ада подошла к Малюсу и взяла его за руку. Только так он мог чувствовать уверенность в себе и поддержку любимого человека.
        - В чем ты его обвиняешь?
        Кассий гордо поднял голову и выдал заготовленный ответ:
        - В сговоре с дьяволом, в предательстве, в преступлении против нас всех и… в убийстве.
        - Что? - вырвалось у Лисы. - Илья никого не убивал!
        Тогда Кассий отдал команду Дису и Атану, кивнув головой. Двоим бугаям пришлось оставить Илью, поставив его на колени, а сами ушли куда-то в сторону, к кустам.
        - Никому, - продолжил Кассий, - не было выгодно это убийство, кроме Израиля и Ильи. Поскольку Израиль мертв, нам его уже не обвинить…
        Все ахнули.
        Дис с Атаном несли на руках обгорелое изуродованное тело водителя Гарика. Они бросили его на землю. Все тут же попятились назад от черного трупа.
        - О, Господи Иисусе! - Ада уткнулась лицом в плечо Малюса.
        - Мама родная… - вырвалось у Марка.
        Малюс не мог поверить своим глазам. Он будто проглотил язык. Никакие слова не шли на ум.
        - Да, Гарик выжил после падения. Но чтобы оставить меня в скверном статусе «убийцы» от тела надо было избавиться, пока он не объявился. Помнится мне, у вас в лагере горел костер? Этого огня было вполне достаточно убить нашего бедного водителя и спрятать его тело.
        Лиса не выдержала:
        - Гадкий мерзавец!
        Она уже сорвалась с места, как Жули и Генри резко остановили ее, не давая ей напасть на Кассия и разорвать его на куски.
        - Разумеется, они будут все отрицать, - продолжил Кассий, как ни в чем не бывало, - но задумайся сам, Малюс. Только ему одному была выгодна смерть Гарика. Если бы он выжил, то вышло бы… что я не убийца. И тогда все обвинения против меня оказались бы ложью. Его авторитет в глазах нашего маленького общества подорван.
        - Это не доказывает его вину, - отбросил Малюс.
        - Уверен? Я вот так не считаю. Мысли же здраво, Малюс! Илья сразу после того как мы вернулись принялся творить разные вещи. Я уверен, что это он заманил нас в эту ловушку.
        Но тут выступила Константин:
        - Не было никакой ловушки! Вы случайно проехали через портал и попали сюда!
        Кассий игнорировал каждое ее слово и даже не замечал присутствие Константин.
        - Верно! - всплеснула Летиция руками. - Мы просто случайно наткнулись на какой-то там случайный портал и случайно попали в жопу Вселенной! Очень разумно! Класс! Все наши беды - череда случайностей, и виновных здесь нет! Тогда какого рожна тут убивают людей? Зачем это все? Еще скажите - замысел Божий! Ха-ха!
        Малюс постоянно ловил на себе взгляды Кассия.
        - Ты же умный человек, Малюс. Ты должен все понять. Узри же истину!
        - Значит, ты обвиняешь Илью в убийстве Гарика, заговоре с теми духами и в том, что он каким-то образом заманил нас сюда?
        - Совершенно верно. Я больше чем уверен, что, когда будет ликвидирован главный виновник нашей трагедии, мы отыщем путь домой.
        - Ликвидирован? - напрягся Марк. - Мне не послышалось?
        Малюс тоже заострил на это внимание.
        - Что ты хочешь, чтобы я с ним сделал?
        Кассий молчал, за него ответили другие. Ришта, Янсен, Летиция, Дис, Атан, Николь, Пелагея - хор голосов дружно и громко прокричал:
        - Казнить! Казнить! Казнить! Казнить! Казнить!
        Толпа пошла в его сторону.
        Малюсу, Аде и Марку пришлось отступать в церковь. В какой-то момент события сменили декорации. Все они оказались в стенах часовни. Лагерь Кассия не переставал яростно выкрикивать лишь одно слово:
        - Казнить! Казнить! Казнить! Казнить! Казнить!
        Малюс почувствовал в этому угрозу. Не для Ильи, а для самого себя и Ады. Ее жизнь в опасности. Если их потребности не будут удовлетворены, то они казнят его самого…
        - Обречь главного врага нашего на смерть - верное решение, Малюс, - раздался голос Кассия сквозь крик толпы, - это единственный выход спасти нас всех. После его смерти мы все обретем свободу.
        - Казнить! Казнить! Казнить! Казнить! Казнить!
        Марк вышел вперед и прокричал:
        - Заткнулись все! Остановитесь!
        Но они не останавливались.
        Они шли вперед.
        Дис и Атан пинали Илью в спину - тот полз по полу на коленях вперед.
        Лиса, Жули, Генри и Константин оказались не в силах прорваться вперед. Ришта, заметив приближение Лисы, грубо оттолкнула ее в сторону.
        - Всем молчать! - орал Марк.
        Он уже вышел вперед и намерился напасть на Диса, чтобы хоть как-то заткнуть вопящую толпу, но Малюс среагировал молниеносно:
        - Хорошо…
        Марк не успел нанести свой удар.
        Кассий быстро поднял руку, и его отряд замолчал и замер.
        - Мы слушаем, - мягко улыбнулся Кассий.
        - Мне… надо…
        Ада посмотрела на него.
        Она смотрела ему в глаза, моля о том, чтобы он не делал то, что собирается делать.
        - Прежде, чем я приму хоть какое-то решение, я должен поговорить с ним.
        Малюс указал на Илью, который лежал на земле.
        - Я поговорю с Ильей наедине и только после этого выдвину свой вердикт, Кассий. Вот мое условие. Иначе суда не будет. Так суд будет справедлив. Ты согласен со мной?
        Улыбка исчезла с лица Кассия. Он состроил оскорбленную гримасу, но сумел выстоять.
        Голос его не сломался. Губы вновь растянулись, и Кассий ответил мягко, стиснув зубы:
        - Разумеется… Развязать!
        Дис и Атан в нерешительности принялись выполнять приказ. Они освободили руки Ильи от веревки и вынули кляп изо рта.
        - Что ты делаешь? - прошептала Малюсу Ада.
        - Верь мне, милая, - он сжал ее плечи, - я сделаю все, чтобы ты была в безопасности. Я… что-нибудь придумаю…
        - Илья не заслуживает смерти. Я верю Константин. Я…
        - Знаю, золотце, знаю. Я все исправлю.
        Пока Дис и Атан занимались освобождением Ильи, Летиция успела переговорить с Кассием.
        - Почему мы это делаем? - спросила она.
        - Только так мы сможем добиться желаемого результата. Если Малюс не сделает это, то…
        - Мы надавим сильнее?
        Кассий поцеловал Летицию в лоб.
        Когда Илья был свободен, Ришта толкнула его в спину, заставляя выйти вперед. А потом она резко плюнула ему в затылок и тихо захихикала.
        Медленным шагом Илья вышел из толпы и встал рядом с Малюсом.
        - Ты как? - спросил он.
        Илья и не думал ничего отвечать. Вперед вырвалась Лиса и упала на колени перед Малюсом:
        - Не губи его, Малюс! Спаси его, прошу! Он не виновен! Илья ни в чем не виноват! Он не должен умереть! Не так!
        - Успокойся, Лиса, я поговорю с ним и все улажу, - ответил Малюс.
        Летиция сложила руки на груди и нагло фыркнула:
        - Умолять судью на коленях! Фу! Ну, ты даешь, Лиса! Не думала, что ты опустишься до такого! Может, еще отсосешь ему, чтобы он помиловал твоего дружка…
        - Заткнись, Летиция! - бросила в нее Ада.
        Малюс положил руку на плечо Илье и отвел в сторону.
        - Пройдем в алтарь. Там нас никто не услышит.
        Всю дорогу до алтаря их сопровождала тяжелая тишина. Малюс ни разу не оглянулся. Он не хотел видеть лица тех, кто стояли у него за спиной.
        Пришло его время.
        Он всегда знал, что момент, когда ему придется принять самое важное решение в своей жизни, рано или поздно наступит.
        Но он не думал, что все случится так скоро и так внезапно.
        Когда он открыл маленькую дверцу, приглашая Илью пройти в алтарь, ему стало намного легче. Все тяжелые взгляды остались за стеной.
        Только теперь, оставшись с Ильей наедине, он смог выдохнуть, согнувшись пополам.
        - Что за хрень сейчас происходит, Илья? Ты должен мне рассказать…
        Илья ответил. Это было первое, что он сказал за долгое время:
        - Тебе придется меня убить, Малюс.
        Эти слова ранили ему слух.
        Что он творит?
        - Нет, Илья, нет, ни в коем случае! Нет! Я не убью тебя…
        Малюс подошел к Илье и крепко обнял его.
        - Ты должен. Они не успокоятся, пока не казнят меня так, как им этого захочется. Мне конец, Малюс. Дай им то, что должен. Константин найдет портал, и вы выберетесь.
        - Так это правда…
        - Ей можно верить.
        - Если мы выберемся, то только с тобой.
        - Этому не бывать.
        Илья вырвался из объятий Малюса и отошел в сторону.
        - Что случилось с Израилем?
        - Ты сам все слышал. Константин сказала.
        - А Гарик?
        Илья промолчал.
        - Кассий… - прорычал Малюс.
        - Если ты откажешь ему, то он убьет тебя, Малюс. Он убьет Аду. Его ничего не остановит. Он не будет играть по правилам. Если хочешь ее спасти - отдай приказ. Убей меня. Я же знаю будущее, Малюс. Ты все равно должен это сделать.
        - Нет! Илья… даже не думай! Не могу!
        - Можешь, Малюс, можешь. Ты сильнее, чем о себе думаешь. Прими это решение. Спаси… ее…
        Малюс отвернулся. Он не может смотреть в лицо человеку, которого должен обречь на верную гибель.
        Ада.
        Все дело в ней.
        - Она не простит мне твою гибель.
        Илья ничего не сказал на это.
        - Я же знаю, что ты ни в чем не виновен.
        Илья молчал.
        Малюса это напрягло, и он снова развернулся к нему.
        - Ответь мне! Илья, скажи, что ты ни в чем не виноват!
        Но тот стоял молча.
        - Черт с тобой! Проклятье…
        Малюс обреченно опустился на пол, подогнув ноги под себя и закрыв лицо руками.
        - Что мне делать?.. Прошу… помоги…
        - Я уже все сказал, - ответил Илья, - убей меня и выбирайтесь отсюда. Только так, Малюс. Иного пути не будет, что бы ты сейчас ни решил. Духи открыли мне истину.
        Духи…
        Какие-то сущности наделили Илью даром исцеления. Малюс ни на минуту не выбрасывал эту мысль из головы.
        - Скажи, Илья: то, о чем говорила Константин - правда?
        Илья кивнул.
        - Выходит, ты можешь исцелять?
        - Есть такое…
        Это его шанс.
        Малюс встал.
        - Ты должен мне помочь, Илья. Есть кое-что…
        - Слушаю.
        Ему непросто говорить об этом.
        Малюс еще никому и никогда не рассказывал об этом.
        - Знаешь, почему у меня было так много девушек? Они все уходили от меня, узнав обо мне одну тайну, которую я никогда не мог скрывать до конца. Ада не знает. Илья, я люблю ее и не хочу терять. Я боюсь, что она уйдет, узнав то, что узнали остальные. Я нарочно не говорю ей.
        - Скажи мне, и я помогу.
        Малюс кивнул.
        - Хорошо… Видишь ли, это сугубо… интимная сфера. Я… я никогда не говорил об этом. Все скрывал. Из-за этой проблемы я не чувствую себя полноценным мужчиной. Понимаешь, я… не могу иметь детей.
        Он сказал это вслух снова.
        Но сейчас перед ним парень, а не девушка, которую он боялся разочаровать.
        - Я - импотент. У меня нет спермы. И у меня… не стоит, в общем. Я не могу сказать Аде об этом. Именно поэтому мы с ней никогда не были вместе. Я максимально долго оттягиваю этот момент. Она думает, что я весь такой правильный и не готов лишиться девственности до брака, но все это чушь собачья! Я просто не могу… Боже, как же я хочу иметь своих детей! Ты не представляешь, я…
        Но договорить он не успел.
        Илья сделал резкое движение - схватил его рукой между ног и крепко сжал. Малюс застыл от удивления, но ничего не предпринял.
        А потом…
        Потом появилось золотое сияние, которое просочилось из ладони Ильи прямо в джинсы Малюса.
        - Что…
        И он почувствовал то, что никогда в жизни не чувствовал.
        В глазах уже застыли слезы долгожданного счастья.
        Малюс ощутил себя полноценным мужчиной.
        - О, Боже… это со мной впервые… черт!
        В глазах его стояли слезы.
        Илья убрал руку, и сияние потухло.
        - Ты спас меня!
        Малюс крепко прижал Илью к себе. Этот человек только что спас его от самой мучительной проблемы, которая терзала его всю жизнь.
        Вот так просто.
        За пару секунд…
        - Это ничего не меняет, Малюс.
        - Как мне теперь убить человека, который сделал для меня такое? Я не могу погубить божье чудо…
        - Забудь. Делай то, что должен. Выбор за тобой.
        И он сделает свой выбор.
        * * *
        - Что же ты решил, Малюс? - спросил Кассий, когда Малюс и Илья вышли из алтаря и вернулись к ним.
        - Я принял свое решение и готов его объявить.
        Ада взволнованно взглянула на нее.
        Лиса задержала дыхание.
        Кассий сурово взирал на него испепеляющим взглядом.
        Малюс стоял между Ильей и Адой. Позади ситуацию контролировал Марк. А перед ним - толпа собравшихся, жаждущих крови человека, который даровал ему счастливую жизнь.
        Пришло время ему сказать свое слово.
        - Я приговариваю Илью к телесным истязаниям. Он будет подвергнут страшным пыткам до состояния полусмерти. Но останется жив.
        В толпе раздались обреченные вздохи.
        Лиса в ужасе ахнула и закрыла глаза, пряча свои слезы.
        Заметив недовольное выражение лица Кассия, Малюс добавил:
        - Надеюсь, это умерит твой пыл. Мое решение не подлежит обсуждению! Я отдаю его вам на растерзание! Делайте с ним, что вздумаете.
        Кассий отдал команду Дису и Атану. Двое подскочили и схватили Илью, уволочив в толпу.
        Малюс подозвал к себе Марка и сказал ему:
        - Проследи, чтобы Илья остался жив.
        - Есть!
        И тот последовал за остальными. Все покидали церковь, отправляясь на улицу.
        - Надеюсь, это сработает, Ада, - сказал он ей.
        - Ах, Малюс, если это не усмирит их, то…
        - Я сделаю то, что должен. Только ради тебя, любовь моя. Только ради тебя.
        Глава 17. Истязание
        Время: 01:20
        Дис и Атан раскачали тело Ильи, схватив его за руки и за ноги, а потом подбросили в воздух. Илья совершил несколько переворотов над землей, пока не упал на асфальт.
        - Нет! - выпалила Лиса, срываясь с места. - Что вы делаете?!
        Путь ей перекрыла Ришта.
        - Плачь и смотри, грязная шлюшка. Ты же слышала приговор Малюса? Твой бойфренд в наших руках. И мы можем делать с ним все, что захотим. Или ты против правосудия? Ты против справедливости, мерзавка? Стой на месте и не дергайся. Мы просто проучим твоего мальчика хорошенько…
        К ним подошла Летиция, сложа руки на груди, посмотрела на Лису сверху вниз и дала указание Риште и Янсену:
        - Присматривайте за ней. Смотрите, чтобы она ничего не испортила.
        - Разумеется. Лисичка не помешает представлению.
        И Лиса поняла, что не может ничего предпринять. Не в ее силах отныне остановить то, что сейчас случится с Ильей.
        Как сказала Ришта, она можешь лишь плакать и смотреть.
        Все собрались у главного корпуса клиники на асфальтированной парковке, куда выбросили ослабленное тело Ильи. Со связанными руками он так и лежал на дороге.
        - Поставить его на колени! - приказ Кассия.
        Дис и Атан подхватили Илью под руки с двух сторон, потрясли словно тряпичную куклу и буквально усадили на колени.
        Кассий вышел из толпы и приблизился к Илье вплотную. Он наклонился к его лицу и прошептал:
        - Сейчас ты получишь то, что заслужил, Илюшечка. Правосудие восторжествует.
        Затем Кассий сделал от Ильи шаг назад и громко приказал Дису и Атану, которые должны стать двумя истязателями:
        - Раздеть его!
        В толпе послышались довольный смех, выкрики и свист. Кто-то аплодировал.
        К Лисе подошла Жули и взяла ее за руку.
        - Ты не обязана смотреть на это. Мы можем уйти. Марк здесь. Он не позволит им убить его.
        - Я останусь, - решила Лиса.
        - Ты уверена?
        - Да, уверена! Я не могу бросить его в такой час. Я должна видеть, что они с ним сделают, чтобы…
        Жули дала ей возможность закончить.
        - Чтобы отомстить им тысячекратно за все.
        Генри взял Лису за другую руку.
        - Мы с тобой. И мы с ним. Может, мы сможем оттянуть часть боли на себя?
        - О чем ты говоришь? - не поняла Жули.
        Его слова пояснила Константин:
        - Если между тобой и Ильей существует связь, то ты заберешь часть боли, которую он испытывает, на себя.
        - А это возможно? - удивилась Лиса.
        - Попробовать можно. Тебе нужно сосредоточиться и слиться с ним, будто вы - одно целое.
        - Я хочу помочь ему!
        - Если у тебя все получится, то ты поможешь Илье пережить этот кошмар.
        - Хорошо… я сделаю все, что смогу. Как мне быть?
        - Просто представь себя на его месте.
        Лиса все поняла.
        В этом Темном Царстве с ними случилось слишком много странных и непонятных вещей. Она уже перестала удивляться чему-либо. Константин доказала, что ей можно верить. И Лиса готова попробовать сделать то, что ей предложили.
        Кто знает, может, у нее тоже есть какой-то дар? Она будет молиться, чтобы его силы хватило помочь Илье.
        Она смотрела на него и представляла, что, как Илья, она сейчас обнаженная лежит на холодном асфальте.
        Дис и Атан разорвали всю одежду на теле Ильи слишком быстро.
        - Малюс сказал, что мы можем делать с ним все, что захотим, верно? - Кассий наклонился к Марку.
        - Я не дам вам убить его, - жестко процедил Марк.
        - Превосходно…
        Вот Дис и Атан вернулись с прутьями, которые сделали из веток деревьев. Эти прутики напоминали хлысты.
        - Это позже, - сказал им Кассий, - а пока, мальчики, подправьте Илюше личико…
        Ришта громко засмеялась, и ее смех перешел в визг, выделившись из гама толпы.
        Атан ногой отбросил одежду Ильи в сторону, взял его за шею и потянул вверх. Это он делал это левой рукой, а правую сжал в кулак и завел за спину, замахнувшись для удара.
        - Получи, святоша!
        Первый удар пришелся прямо по носу. Раздался хруст. Из носа резко хлестнул алый брызг.
        Илья откинулся назад и упал на асфальт.
        - Нет! - выпалила Лиса.
        Она уткнулась лицом в грудь Жули.
        - Держись, Лиса, - сказала она ей, - ты же хочешь ему помочь.
        - Да, да хочу…
        Лиса снова обратила свой взгляд на Илью, которого уже снова сажали на колени, и пыталась стать с ним одним целым.
        - Поднимайте его, поднимайте! - Кассий активно жестикулировал руками. - Шоу должно продолжаться! Карнавал только начинается!
        К Илье подошел Дис. Он наклонился и нанес сокрушительный удар прямо в «солнечное сплетение». Илья согнулся пополам.
        Лиса перестала дышать. Что-то резко защемило в горле. Она могла только глотать воздух, но не выдохнуть его.
        - Что такое? - забеспокоился Генри.
        Лиса издала жалобный стон и… наконец выдохнула.
        - Получилось, - догадалась Константин, - она забрала часть его боли на себя. Теперь Лиса будет чувствовать все, что чувствует Илья.
        - О, Боже… - ахнула Жули.
        Они смотрели на то, что происходило с Ильей, ведь от этого напрямую зависело состояние Лисы.
        Атан нанес удар в левую щеку Илье, и тот повалился на бок, подогнув под себя руки и ноги, свернувшись калачиком.
        - Этот червяк не достоин ваших кулаков! - прокричал Кассий.
        И двое истязателей сразу поняли его намек.
        Вдвоем они принялись пинать Илью ногами, нанося удары в спину и в живот.
        - Так его! Да! - Летиция радостно запрыгала на месте.
        - По почкам! По почкам! - напевала Ришта.
        Лиса не могла пошевелиться. Она застыла в одной позе, чувствуя тупые удары в спине и в животе.
        Жули не сдержалась и крепко обняла бедняжку, чтобы хоть как-то облегчить ее боль.
        Дис и Атан «вошли во вкус». Они громко гоготали, пиная Илью туда, куда летела их нога. Они перестали целится в какое-то конкретное место, а просто забивали его.
        - Кассий, - напряженно произнес Марк, - прекращай это.
        Но Кассий стоял и смотрел. Он выжидал, когда все дойдет до крайней степени.
        - Или я сам это остановлю, и твое веселье закончится, - добавил Марк.
        На Кассия это подействовало.
        - Прекратить! - выпалил он.
        Дис и Атан остановились не сразу.
        - Отставить, придурки! - закричал Кассий.
        Только тогда они услышали его приказ и перестали наносить удары.
        Лиса тяжело задышала.
        - Ты как? - спросила у нее Константин.
        Лиса не могла выговорить ни слова. Она лишь энергично закивала. Все тело ныло от жуткой боли.
        - Что теперь? - спросил Атан.
        - Пришло время унижения, - Кассий нервно заулыбался.
        Его начало трясти от всего того, что он задумал.
        - Давайте, парни, не стесняйтесь! Сравняйте Илюшеньку с мочой!
        Дис и Атан переглянулись, лишь отдаленно понимая намек Кассия.
        - Ты имеешь в виду… - хотел выяснить Дис.
        - Да, да, расстегивайте свои ширинки, балбесы, и обоссыте его! - выпалил на одном дыхании Кассий.
        В толпе раздался хвалебный свист от Ришты.
        - Ох, черт… - вырвалось у Генри, - да как они могут так?!.
        - Сейчас они могут все, - пояснила Жули.
        Расстегнув ширинки своих джинс и спустив под штанами трусы, Дис и Атан демонстративно вынули свои половые члены и встали с двух сторон от Ильи.
        - Да польется золотой дождь, - прошептал Кассий.
        Как только вырвались две блестящие струи мочи, в толпе раздался сокрушительный смех. Хохот зрителей этого зрелища заглушил собой все остальные звуки и голоса.
        Весь в крови и ушибах, Илья лежал голый на асфальте, а на него стекали две струи мочи, заливая его лицо и тело. Дис и Атан старались непременно целится в приоткрытый рот и глаза.
        А Илья просто лежал и терпел.
        Лиса в ужасе наблюдала за происходящим. Она даже не моргала, не сводя взгляда с Ильи. И она заметила, как он посмотрел на нее.
        Она точно это знала.
        Он смотрит именно на нее и… легко улыбается.
        В глазах Лисы стояли слезы.
        - Это мерзко, Кассий, даже для тебя, - шепнул ему на ухо Марк.
        - Не твое дело, - отрезал спокойно тот.
        Когда моча перестала течь, Дис и Атан застегнули ширинки и натянули штаны повыше.
        - Что дальше? - крикнул Атан.
        Кассий взглядом указал на прутики, что лежали в стороне.
        - Порка.
        Раздался гром аплодисментов.
        Дис поставил Илью снова на колени лицом к зрителям, а Атан принес ветки-прутики. Он несколько раз рассек ими воздух, чтобы услышать свист.
        Атан передал брату два прутика, и оба теперь стояли за спиной у Ильи, ожидая команды Кассия.
        - Надо приготовиться, - сказала себе Лиса.
        Жули заботливо обняла ее за плечи.
        Кассий произнес следующие свои слова с неимоверным наслаждением:
        - Начинайте.
        Первый удар нанес Дис.
        Впервые за все время истязания из Ильи вырвался стон боли.
        Лиса содрогнулась, ощутив острую боль меж лопаток.
        - Смотрите-ка! - бросила Ришта. - Он еще что-то чувствует!
        Атан нанес новый удар прутиком.
        Илья сидел на стертых в кровь коленях. Руки со связанными запястьями висели перед ним. На лице не оставалось ни одного живого места. Глаза затекли. Все тело покрыто кровоточащими ранами, ссадинами и опухшими воспаленными гематомами. Израненные плечи и живот. Под кожей копилась кровь, образовывая синие пятна.
        При каждом новом ударе, который Дис или Атан обрушивали на Илью прутиками, начинала брызгать кровь.
        Двое истязателей через несколько минут страшной порки вспотели, но не останавливались, получая от такой работы истинное наслаждение. Вдвоем они звонко смеялись и обменивались счастливыми тупыми улыбками.
        А Лиса стояла и не сводила глаз с окровавленного лица Ильи. Каждый удар, который получал он, она лично чувствовала на своей спине. Она знала, что сейчас ему так же больно, как и ей, но все же не так больно, как могло быть, если бы она не установила с ним эту связь.
        Лиса могла ощущать лишь телесные ощущения Ильи, но она не могла проникнуть в его разум и узнать его мысли. Если бы он только мог слышать ее мысли и чувства, она бы смогла его успокоить.
        Она бы точно попыталась…
        Устав от тяжелой физической работы, Дис и Атан отошли в сторону, чтобы отдышаться. Это вывело Кассия из себя:
        - И чего вы остановились? Продолжайте! Даже не смейте мне говорить, что вы устали!
        Стараясь не показывать слабость, Дис и Атан вернулись к своей работе. Они принялись наносить удары с большей силой и жестокостью.
        Илья издал протяжный вопль, но поспешил скорее заглушить его. Он стиснул зубы и закрыл глаза, терпя жестокие пытки.
        - Сильнее! - бросал Кассий.
        Удары наносились с новой силой.
        - Еще сильнее! Больше!
        Дис и Атан начали буквально подпрыгивать, огревая Илью по спине.
        Прутики начали ломаться.
        Один за другим.
        Они брали новые и новые.
        Пытки продолжались.
        А зрители посылали на сцену восторженные возгласы. Ришта, Летиция и Янсен ликовали. Пелагея и Николь молча наблюдали за происходящим.
        - Сильнее! Давайте еще сильнее!
        - Хватит, Кассий, он достаточно пострадал, - обратился к нему Марк, - у тебя же осталась еще хоть капля человечности?
        Но Кассий делал вид, будто ничего не слышит.
        - Еще! Еще! Сильнее!
        Слезы градом текли по лицу Лисы. От невыносимой боли она упала на колени. Сквозь ноги Ришты и Янсена, стоящими перед ней, она видела лицо Ильи. Теперь они оказались на одном уровне и смотрели прямо друг на друга.
        А потом… она будто услышала в голове его голос.
        Илья сказал:
        - Я в порядке.
        Неужели, он тоже установил связь с ней?
        Неужели, она слышит его мысли?
        - Илюша, я люблю тебя… - подумала она.
        А Илья ответил:
        - Спасибо, Лиса, но дальше я сам. Я тоже тебя люблю.
        А потом…
        Новый удар.
        Новая порка.
        Но Лиса не почувствовала боли.
        - Нет! - вырвалось у нее.
        - Что такое? - забеспокоилась Жули.
        - Илья… он заблокировал связь с ним. Я больше не могу его чувствовать. Он все понял. Он понял, что я была связана с ним и отключил меня. Знаю, это звучит, как бред…
        - Вовсе не бред, - прервала ее Константин, - Илья вполне на это способен.
        Генри и Жули помогли Лисе встать на ноги.
        - Я больше не ощущаю боли, - сказала Лиса, - я не мог установить связь с ним снова… не выходит!
        - Если это так, то… - рассуждала Жули.
        И Константин закончила ее мысль:
        - Отныне он ощущает всю боль в полной мере.
        - Ах! - Лиса в ужасе закрыла рот ладонями.
        Дис и Атан продолжали наносить удары.
        Илья страдал молча.
        - Еще сильнее! - подначивал Кассий. - Сильнее!
        И вот сломался последний прутик.
        - Закончились! - тяжело выдохнул Дис.
        Двое братьев обливались потом после такой порки. Они тяжело дышали, переводя дух. Илья лежал на земле на боку, истекая кровью и судорожно дыша, выпуская тонкие струйки пара.
        - Покажите мне его спину, - велел Кассий, взмахнув рукой.
        Дис и Атан взяли Илью под руки и развернули спиной к зрителям.
        Их вниманию предстала израненная спина, на которой не осталось ни одного здорового участка кожи. Вся поверхность покрыта кровоточащими длинными разрезами и багровыми тонкими следами от прутьев. Местами кожа отслаивалась, обнажая слои мышц, которые также покрывали следы от ран.
        Увидев это, Лиса в ужасе закрыла глаза. Она еще никогда не видела зрелище страшнее.
        В толпе послышались одобрительные и хвалебные отклики.
        - Хорошая работа, парни…
        - Кончай, Кассий, хватит с него. Он достаточно настрадался. Ты получил то, что хотел.
        - Нет, Марк. Еще не все. Он еще жив, не так ли?
        И Марк ничего не ответил.
        Тогда Кассий вышел вперед и обратился к зрителям:
        - А сейчас я предлагаю вам всем поучаствовать в общем веселье. Видите, у вас под ногами асфальт раскололся? Берите камешки в руки! Берите-берите!
        Ришта, Янсен, Летиция, Дис и Атан взяли по камушку. Пелагея и Николь решили не участвовать в этом.
        - А теперь, - продолжил Кассий, взяв булыжник покрупнее и развернувшись к Илье, который уже лежал на боку, - бросайте!
        Лиса закрыла глаза, когда целый град камней обрушился на Илью дождем. Кассий попал прямо в голову.
        - Берите снова камни! И бросайте их! Давайте! Давайте!
        Началось всеобщее забивание Ильи камнями.
        - Каждый из вас может внести лепту в правосудие! Давайте! Бросайте! Энергичнее! Бодрее!
        Они снова и снова брали камни с земли и кидали их в Илью, который уже свернулся калачиком.
        Лиса думала лишь об одном - только бы Илья остался в живых.
        Только бы он выжил!
        Кассий прошел к Пелагее и встал рядом с ней. Вместе они смотрели, как Илью забивали камнями. Затем он наклонился к ней и прошептал на ухо:
        - Надеюсь, ты довольна, милая. Ты получила то, что хотела, не так ли?
        Он поднял камень с земли и вложил ей в руку.
        - Давай, брось камешек.
        Но она стояла и смотрела на Илью.
        - Это заслуженная кара за все, что этот подлец сделал с тобой.
        Кассий почувствовал тяжелое дыхание девушки. Он уже знал, что произойдет до того, как это случилось.
        Пелагея не выдержала.
        Ничего не сказав, она просто развернулась и быстро убежала прочь, подальше от того кошмара, который она натворила.
        * * *
        Заливаясь слезами, она убегала от места истязания.
        Правая коленка дала о себе знать - острые колкие боли резко пульсировали.
        Это все она.
        Если бы она не предала Илью, ничего бы этого не случилось.
        Как она могла?
        Если она его любила, почему допустила такое?
        «Один из вас предаст меня сегодня ночью».
        Уже тогда, когда Илья рассказал им это пророчество, она подумала на себя. Что-то подсказывало ей, что именно она станет тем самым предателем.
        Она - чудовище.
        Монстр.
        Как она вообще могла подумать, что способна на любовь, если обрекла любимого человека на такие жуткие муки, которые в сотни раз страшнее всех казней Ада?
        Лишь она одна заслуживает эти муки.
        Это ее надо избить кулаками, а не Илью.
        Это ее надо пинать ногами, а не Илью.
        Это ее надо обоссать, а не Илью.
        Это ее надо отхлестать прутиками, а не Илью.
        Это ее надо забросать камнями.
        Она это заслужила, а не он.
        Почему мир так не справедлив?
        Она вернулась в лагерь, частью которого когда-то являлась. Она предала тех людей и это место. Оказавшись снова здесь, у потухшего костра, она увидела мертвое тело Израиля с окровавленной головой.
        «Так это правда. Константин не врала. Ришта и Янсен убили его».
        Они убили Израиля.
        Они публично унизили и истязали Илью.
        А виновата в этих ужасах она. И только она!
        Она - Иуда.
        Она - предатель нового времени.
        Она предала не только любимого человека. Она предала божье чудо.
        И кто из них двоих достоин смерти?
        Только она.
        Поля легла на свой спальный мешок и тщетно старалась справиться с рыданиями. Она так пролежала, уставившись в черное небо, пока слезы не закончились.
        Это был сухой плач.
        До этого лагеря шум, который стоял на месте истязаний, не доходил.
        Здесь было тихо.
        Если бы она могла помочь ему…
        Если бы она могла все исправить…
        Хотела ли она, чтобы пролилась кровь? Нет! Не хотела!
        «Я любила его… и я же его погубила…».
        «Ах, что мне сделать, чтобы он простил меня? Как ему сказать? Как попросить прощения?».
        «За что мне эта доля?».
        Почему Бог выбрал именно ее для такой миссии?
        За что он выбрал ее?
        За что?!
        Ясным остается лишь одно…
        «Я буду проклята во веки веков».
        Он же останется свят и после своей смерти.
        «Он меня уже никогда не простит».
        В какой-то момент она перестала плакать. Она абсолютно расслабилась, перестав чувствовать свое тело.
        Она даже не могла понять, в какой позе сейчас лежит.
        Повернув голову на бок, Поля увидела змею.
        Она сразу поняла, что это была та самая черная гадюка, которую она испугалась, когда они вернулись на территорию больницы вечером.
        Тогда Поля крепко обняла Илью, чтобы он ее защитил.
        Раньше она всегда боялась змей.
        Но сейчас она уже не боится ничего.
        Черная, гладкая и изящная, змея сидела в траве, а потом медленно поползла в ее сторону.
        - Ну, здравствуй, подруга. Иди ко мне, красавица.
        Змея заползла по руке на живот.
        Такая нежная и холодная.
        - Я хочу умереть, как Клеопатра. Поможешь?
        Змея доползла до ее шеи.
        Поля не сопротивлялась.
        «Надеюсь, это совсем не больно. Всего лишь маленький укус, и я мертва».
        - Поцелуй меня, змейка. Ты такая красивая сегодня…
        Глава 18. Ходатайство и утешение
        Время: 02:05
        - Куда ты? - Жули поймала Лису за руку.
        - Ждите меня, и я вернусь. Я… хочу сама поговорить с ним.
        Генри недовольно нахмурился:
        - Что она делает?
        Жули отпустила руку Лисы, давая ей уйти.
        - Она идет к Малюсу.
        Объяснять больше ничего не потребовалось. Лиса оставила троих друзей и побежала в сторону церкви.
        - Она должна сделать все сама, - услышала она за спиной слова Константин.
        Лиса не оглядывалась и не останавливалась. Она уходила от места истязания все дальше и дальше, не в силах сдерживать слезы. Скоро пытки Ильи закончатся, но Кассий не успокоится.
        Она знает, что они придут к Малюсу во второй раз. Она должна успеть поговорить с ним, пока не начался новый суд, более страшный и жестокий.
        Если она поговорит с Малюсом, то, наверное, сможет убедить его не делать то, о чем он пожалеет в будущем.
        Поля уже мертва.
        Когда они нашли ее тело, на шее лежала черная змея.
        - Эта тварь получила по заслугам!
        Лиса ускорила бег.
        - Жаль, что не я лично придушила ее…
        Лиса вытерла слезы с губ. Тьма окутала ее. Она почти сбилась с тропинки. Трава покрыта росой. Влага стояла в воздухе.
        Еще есть шанс спасти его.
        И она воспользуется им.
        Когда Лиса прибежала в церковь, то увидела Малюса и Аду, сидящих на ступеньках у иконостаса. Ада обняла Малюса за плечи, положив ему голову на плечо.
        - Лиса? - Ада первая заметила появление девушки в церкви.
        Лиса замедлила бег, а остальную часть пути до середины зала прошла пешком, переводя дыхание.
        - Что с ним? - Малюс поднялся на ноги.
        Лиса тяжело дышала. Слезы стояли в глазах при одном лишь вспоминании того кошмара, который случился с Ильей на улице.
        Убитая горем, Лиса упала на колени и ощутила острую боль в ногах.
        - Прошу, Малюс, пожалуйста! - вырвалось у нее истошно. - Он ни в чем не виноват! Он хотел всем только добра! Правда! Жаль, что не смог… Малюс, ты должен ему помочь! Они придут снова… они скоро будут здесь опять! Молю тебя! Молю! Пощади его… Если ты не можешь спасти его - дай мне яда! Яда дайте! Я больше не выдержу. Я готова пострадать за него. Я готова отправиться на казнь вместо него, какой бы страшной она ни была! Только спасите его… умоляю! Только спасите Илюшу… он этого не заслужил! Совсем не заслужил! Я не знаю, почему Пелагея сделала это… она предала его! Не понимаю зачем. Может, она любила его? Может, он ей нравился? Но мы с Ильей были вместе. Да, думаю все так…
        Ада сорвалась с места и подбежала к Лисе, чтобы помочь ей встать.
        - Успокойся, Лиса, успокойся… Тише-тише… почему ты решила, что Пелагея предала его?
        Ада прижала лису к себе.
        - Мы нашли ее мертвой. Ее покусала змея. А она всегда боялась змей. Помните, когда мы только вернулись, она сильно испугалась гадюки? Видно, она не выдержала этого зрелища, в котором сама повинна.
        Ада, обнимая Лису, переглянулась с Малюсом. Тот понятия не имел, как ему быть.
        - Я поговорю с ней, - решила Ада, - идем, милая. Давай выйдем на улицу.
        Лиса продолжала вытирать слезы. Ада, придерживая ее за плечи, сопроводила Лису к выходу из церкви, оставив Малюса наедине со своими мыслями.
        Когда они вышли, Лиса смогла вдохнуть ночной воздух полной грудью. До этого она дышала отрывисто.
        Ада прошла по тропинке, которая вела вдоль боковой стены здания. Там они остановились у зарослей высокой травы. Здесь их никто не смог бы найти.
        - Расскажи мне все, Лиса. Что они сделали с ним?
        Жуткие образы истязаний Ильи всплывали в памяти Лисы. Ей было сложно даже думать об этом.
        - Кассий издевался над ним. Он давал Дису и Атану разные указания. Он получал от происходящего удовольствие. Оргазмическое удовольствие.
        Ада понимающе кивнула.
        - Этот подонок приказал… справить нужду на него…
        - Что?!
        - Дис и Атан с радостью справили нужду прямо… на него… понимаешь? Они били его, хлестали прутьями, избивали в кровь, а потом… забросали камнями. Все бросали камни. Ришта. Янсен. Летиция. Кассий. Дис. Атан. Они все бросали камни!
        - А как же Марк? Он должен был остановить…
        - Он ничего не сделал. Кассий ему не давал. Говорил, что пока Илья жив, они могут сделать с ним все, что захотят сами. Таков приговор Малюса. Но я знаю, Ада, что Кассий не успокоится, пока не увидит труп Ильи у себя в ногах. Ему не нужны эти порки. Ему нужна его смерть.
        Лиса в ужасе закрыла рот. Она даже представить не могла, что Илья может умереть сегодня ночью.
        - Они придут сюда опять. Уже совсем скоро. С минуты на минуту. Илья так и сказал… он знал, что жить ему осталось несколько часов. Он все знал! И мне не сказал…
        Ада заметила рядом два больших камня и предложила Лисе присесть. Та не возражала. Девушки сидели друг напротив друга, и Ада сжимала холодные пальцы Лисы в своих руках.
        - Вы же не убивали Гарика?
        Лиса покачала головой.
        - Ришта и Янсен сделали это с Израилем?
        Лиса кивнула.
        - Он, правда, мог исцелять?
        Лиса снова кивнула.
        - Как это происходило?
        - Первым был Генри. У него случился приступ эпилепсии. Тогда Илья подскочил к нему и взял его за голову. Я увидела золотое сияние, которое вышло из его ладоней. И все закончилось. Генри перестали мучить судороги. А потом… я заставила его проделать это еще раз, - Лиса легко усмехнулась, - да, именно заставила. Хотела лично убедиться, что видела то сияние и не сошла с ума. Я выбрала в качестве «жертвы» Жули. У нее бронхиальная астма. Баллончик с лекарством она где-то потеряла и начала сильно нервничать. Тогда я и заставила Илью вылечить ее. Это сработало. Илья делал разные чудеса. Он избавил Израиля от постоянных ночных кошмаров, а Поли…
        И Лиса замолчала.
        Она содрогнулась, когда произнесла ее имя.
        Ада уже хотела заговорить, чтобы Лиса не вспоминала Поли, но Лиса все равно продолжила:
        - Илья избавил ее от хромоты. У нее болела правая коленка. Но когда она явилась к нам в лагерь, чтобы сдать Илью людям Кассия, она уже хромала снова. Потому что предала его. Это стало ее наказанием. Илья нам сказал об этом. Он знал о предательстве одного из нас. Я могла бы догадаться… она всегда была такой… странной… гадкая сука…
        Лиса не могла сдержаться. Она снова закрыла лицо руками и заплакала.
        - Почему из-за какой-то мразоты должен страдать хороший человек? Вот так всегда… добрые люди уходят - дурачье остается! Я не понимаю Его замысла… что Бог задумал? Почему Он так поступает с одним из своих чудес?
        - А как же Иисус? Он был Его сыном. И что с ним стало?..
        - История повторяется. Ты тоже подумала об этом, Ада? Хочешь сказать, что Илья - Иисус нашего времени?
        Это наблюдение Аде показалось интересным, но она ответила, пожав плечами:
        - Не знаю, Лиса. Все может быть. В любом случае, Илья - хороший человек. И он сам это не раз доказал.
        - Кассий выдвигает против него глупые обвинения. Они совершенно беспочвенные! Он знает, что ему против Ильи нечего поставить, а потому несет всякий бред!
        - Дело в том, что за ним стоят люди, Лиса. Какой бы бред не нес человек, в чьих руках есть власть, народ пойдет за ним. У него есть эта власть и люди, которые верны ему.
        - Но все решает Малюс, не так ли?
        Ада тяжело вздохнула.
        И она, и Лиса стали понимать, что Малюс уже ничего не решает.
        - Что же нам делать, Ада? Как мне спасти его? Я не выдержу, если потеряю его. Я люблю его. Почему замысел Божий стоит выше любви человеческой? Почему из-за Его высшей власти мы не можем быть вместе? Это заставляет меня задуматься о том, что Он совсем несправедлив. Почему Он это повторяет? Здесь и сейчас. После того, как я узнала, что Илья может исцелять, я сразу поняла, что у него есть особая миссия. Своя миссия в этом мире. Когда он признался мне в своих чувствах, уже тогда я испугалась, что из-за этой его миссии мы не сможем быть вместе. Сейчас же я просто хочу спасти его. Мне нужно лишь одно, Ада. Илья должен жить. Я готова встать под град пуль, если в него будут стрелять. Я готова прыгнуть за ним в жерло вулкана, если его туда бросят. Моя любовь к нему потеряет всю кровь, но я спасу его, Ада. Слышишь? Я спасу любимого человека, чего бы мне это ни стоило. Если кто и сможет меня остановить, то только…
        Он сам.
        - Никто меня не остановит, Ада. Прошу тебя. Молю. Заклинаю. Пусть Малюс сделает все, что в его силах, а если не получится - я сделаю то, чего ему не удалось.
        Ада понимающе кивнула.
        - Хорошо, Лиса, я поговорю с ним. Меня он должен послушать.
        - Конечно! Ты же знаешь, что он сделает все ради тебя.
        Ада замерла, и Лиса поняла, что своими словами попала в самое больное ее место. Она затронула тему, которая так волновала Аду последнее время.
        - Да, Лиса, и это меня пугает сейчас больше всего. Я ведь тоже его люблю, понимаешь? А Кассий… он готов пожертвовать всеми нами, лишь бы добиться своей цели. Как ты сама заметила, ему нужен лишь труп Ильи. Ради этого он пойдет на любые жертвы. Между нами, Лиса, я не верю, что он любит Лети. Просто не верю.
        - Знаешь, я тоже. И мне кажется, что, находясь рядом с ним, она в еще большей опасности, чем мы с тобой.
        - Кассий умеет лгать. И делает это весьма искусно. Но мы все понимаем. Только пока за ним стоят люди имеет смысл его боятся. Если он останется один… он будет беспомощен. Сам по себе он не представляет угрозы. Кассий - одиночка. Такой, каким всегда был. Толпа вокруг него - пустые призраки.
        Между ними возникла тишина. Лиса понимала, что разговор исчерпан. Они сказали друг другу все, что должны. Пришла пора действовать.
        Ада встала с камня и еще раз крепко обняла Лису.
        - Я все улажу. Сейчас же поговорю с Малюсом. Можешь подождать в церкви.
        * * *
        Ада нашла Малюса в алтаре.
        Он сидел, прижавшись спиной к стене и подогнув ноги к телу. Взгляд его был серым и тяжелым.
        - Иногда хочется просто сойти с ума, чтобы не принимать никаких решений. Почему это происходит со мной, Ада?
        Ада прикрыла дверцу, оставшись с ним наедине.
        - За что мне такая доля? Почему именно мне выпало принимать такие решения?
        Она прошла к нему, села рядом и обняла за плечи.
        - Потому что больше никто не сможет это сделать, - ответила она.
        Он посмотрел на нее. Ада поймала себя на мысли, что еще никогда не видела любимого человека таким подавленным.
        - Они хотят, чтобы я убил его. Если я этого не сделаю, Ада, то они поднимут мятеж. Восстания и крови не избежать. Ты можешь пострадать, а этого я не могу допустить, ты понимаешь?
        - Да, любовь моя. Но если ты отправишь его на смерть…
        - То погублю божье чудо - да. И что я потом скажу Ему, когда предстану перед Вратами Рая? Не видеть мне Врат Рая, Ада…
        - Не говори так. Ты - очень хороший человек, которому приходится решить задачу, где нет верного или неверного решения. Только и всего.
        Она поцеловала его в щеку.
        - Верным решением будет лишь то, при котором ты останешься жить. И даже ты сама меня не сможешь в этом переубедить. Но, боюсь, такой исход не совпадает с моими собственными принципами, с моей совестью. Чтобы спасти тебя, я должен идти наперекор своей совести.
        - Нет, не должен. Малюс. Совсем нет.
        Малюс ничего не ответил на это, а только спросил:
        - Что сказала Лиса?
        - Она готова пожертвовать собой ради его спасения, если у тебя ничего не выйдет. Она станет для Ильи вторым щитом, если первый сломается.
        - Так вот, кто я такой… первый щит, значит.
        - Я не хотела…
        - Все в порядке. Вот уже который раз я задаю себе один и тот же вопрос. Кто я? И чего хочу я? И что должен сделать я?
        - И ты нашел ответы?
        - Ни одного.
        Ада взяла его за руку и стала поочередно греть каждый его палец на обеих руках в своих ладонях.
        - Что бы ты ни сделал сегодня, какое бы решение ни принял, я бы хотела, чтобы ты не вставал наперекор своей совести. Если я вынуждаю тебя бороться с самим собой, то не участвуй в этой войне. Прошу. Ради меня. Все мы знаем, что Илья невиновен. Так?
        Малюс кивнул.
        - Он - хороший человек. А хорошие люди не должны страдать.
        - Но это происходит. Сейчас. И в твоей власти это остановить.
        - Иногда мне кажется, что у меня нет над ним власти. Я лишь блуждаю в этом темном лабиринте и ищу чего-то… чего-то, что сам не понимаю. Я что-то упустил. Что-то постоянно ускользает от меня.
        - Правда?
        - Она у каждого своя. Мне нужна истина.
        - И ты отыщешь ее. Тебе просто стоит доверить самому себе. Ни одно из решений, которое тебе предстоит принять, не станет для тебя простым. Но если ты ощутишь хоть каплю легкости и спокойствия, то…
        - Мне никогда не найти спокойствия. Наверное, это именно то, за чем я так тщетно и долго гоняюсь. Спокойствие. Вот, что я ищу в своем темном лабиринте. И мне будет спокойно лишь тогда, когда ты будешь рядом.
        Она услышала свое поверхностное дыхание. Малюс наклонился к ней и поцеловал ее в губы. Как же долго она хочет быть с ним вместе. Но он не пускает. Почему?
        Но сейчас Аде кажется, что он наконец готов отдать ей свою душу и тело. И она готова стать частью его самого.
        - И я буду рядом, Малюс. Ты меня не потеряешь. Обещаю. Я всегда буду с тобой.
        - Что же мне делать, когда они снова явятся? Скажи мне, Ада, скажи! Дай мне ответ! Помоги мне увидеть истину!
        - Ее можешь увидеть только ты сам. Здесь я не могу тебе помочь. Просто иди по лабиринту к своей цели. Она уже близко. Осталось совсем немного. И ты победишь. Ты уже достаточно близко подобрался к выходу. Остался лишь последний шаг. Так сделай его.
        - Ада…
        - Малюс, я прошу тебя лишь об одном. Не вступай в войну со своей совестью. Даже ради меня. Молю. Я не выдержу, если ты будешь страдать до конца жизни.
        - Я буду страдать только если потеряю тебя. И страдать я буду недолго…
        - Малюс!
        Ей стало страшно.
        Она видела его готовность отправиться на смерть добровольно, если она не выживет сегодня.
        Она хотела отговорить от этих мыслей, но не успела.
        Из зала церкви раздался голос Лисы:
        - Ах! Они идут! Они уже близко…
        Глава 19. Второй приговор
        Время: 02:40
        Выйдя из алтаря, Малюс увидел уже знакомое ему зрелище: буйное шествие людей у него на пороге.
        Во главе с Кассием вся его «дружина» вошла в церковь, волоча за собой нечто красное, изнеможенное, уродливое, жуткое на вид. Оно качалось, спотыкалось, дважды упало, но его подняли и заставили идти снова. Багровые веревки крепились к какой-то части его тела и тянулись к рукам Диса и Атана, которые вели его. Это существо практически ничем не напоминало человека, за исключением очертания красного силуэта.
        Малюса передернуло.
        Плечи встряхнулись. На лбу застыли ледяные капли пота. По спине пробежала пульсирующая колкая дрожь, задержавшись в области лопаток. Холод сковал все его тело, когда к нему пришло осознание одной страшной истины: это красное бесформенное существо - Илья…
        Публика шумела, как и в тот раз, но сейчас это было громче и страшнее. Ришта, Янсен, Дис, Атан и Летиция дико размахивали руками выкрикивая жуткие проклятия и бессвязные вопли.
        Малюс ничего не мог разобрать из потока звуков, вырывающихся из их ртов, кроме одного-единственного слова.
        - Казнить!
        Они требовали немедленной смерти Ильи.
        - Казнить!
        Они пришли сюда снова, чтобы просить именно это.
        Мир медленно растворялся вокруг. Отведя взгляд в сторону, Малюс увидел Лису, упавшую на колени от невыносимых страданий. К ней тут же подбежали ее друзья: Генри, Жули и Константин, чтобы подхватить и помочь устоять на ногах.
        Лиса всячески вырывалась из их хваток. Заливаясь слезами, она тянула руки к красному призраку, качающемуся из стороны в сторону.
        Братия Кассия взымала вверх кулаки. Они будто стучали по потолку. Стучали, уговаривая его, Малюса, лишь об одном.
        - Казнить!
        И только Николь стояла в стороне, наблюдая за этим жутким зрелищем. Она явно не желала участвовать в сговоре с Кассием.
        Что вообще представляет из себя эта девчонка?
        Малюс поймал себя на мысли, что в этот момент - впервые заметил ее существование. Словно тень, она всегда была рядом, а он ее не замечал. Кто же она?
        - Казнить!
        На этот раз среди них не было еще одного. Пелагея. Как и сказала Лиса, придя к нему просить о милосердии в отношении Ильи, она покончила с собой.
        Каждый раз, когда они приходят к нему, кто-то умирает.
        Из толпы с трудом вырвался Марк. Он отделался от бунтующих приспешников Кассия и подбежал к Малюсу, смахивая пот со лба и влажных золотистых волос.
        Малюс внимательно изучил товарища взглядом, а затем мельком взглянул на Илью - красное безликое существо.
        - Я же велел тебе…
        - Малюс, прости!
        - Сукин сын, почему ты дал им сделать это с ним?
        Малюс резко схватил Марка за шею и слегка приподнял над землей.
        - Малюс! - Ада подскочила к нему и схватила его за руку. - Нет! Он не виноват!
        Но Малюс ее не послушался.
        - Почему не ты сейчас весь в крови, Марк, а? Ты же старше этих в разы! Черт возьми…
        Но Марк не нашел себе оправдания.
        Малюсу ничего не оставалось, как отпустить Марка. Но простить его за такое упущение он не в силах.
        - Как они превратили человека в такое?.. - ужаснулся Малюс. - И ты стоял и смотрел!
        - Малюс, это все они…
        - Ты стоял и смотрел! И ничего не сделал! Как я могу тебе доверять после этого?
        - Малюс…
        - Заткнись, Марк. Просто уйди с моих глаз.
        Все это происходило под общий шум и гам людей Кассия. Сам же он спокойно стоял и с интересом наблюдал за сценой, которая развернулась между Малюсом и Марком.
        Марк посмотрел на Малюса с залитыми слезами глазами. Ничего не сказав, он развернулся и ушел к алтарю, чтобы Малюс его не видел.
        Ада молча взяла Малюса за руку, а другой рукой погладила по спине.
        - Ничего. Ты же знаешь, что он не хотел этого.
        - Забудем об этом. Сейчас у нас есть дела важнее. Время пришло.
        Ада кивнула.
        Малюс наконец обратил свой взгляд к тем, кто пришел к нему во второй раз. Компания Кассия не унималась. То и дело слышалось это проклятое слово:
        - Казнить! Казнить! Казнить!
        Малюсу на мгновение показалось, что от такого гама у него из ушей польется кровь.
        Лису так и не удалось поднять на ноги. Девушка лежала на холодном полу, не в силах справиться с рыданиями при виде любимого человека.
        Это он допустил.
        Это был его приказ.
        Он сам довел Илью до такого состояния.
        Он позволил им сделать это с ним.
        Покрытый шрамами, гематомами, порезами, ушибами и кровоточащими ранами, измазанный алой кровью, Илья стоял перед ним обнаженный со связанными впереди руками. Веревки пропитались кровью. Алые капли стекали с запястий.
        Малюс подал знак рукой, приказывая Кассию привести Илью к нему.
        Кассий это сразу понял и кивнул Дису и Атану. Тогда двое близнецов, скорчив недовольные физиономии, поплелись к Малюсу и отдали ему в руки веревку, за которую волокли Илью.
        Малюс веревку в руку не взял. Тогда Дис и Атан бросили ее в пол и вернулись к Кассию, встав от него по левую руку.
        Теперь, когда Илья оказался рядом с ним, он мог на него посмотреть. Малюс практически не видел его глаз из-за кровавых фиолетовых отеков, оставивших лишь узкие щелочки между воспаленных век. На лице кровь начала засыхать. По плечам и рукам она все еще стекала красными струйками. Все тело Ильи представляло собой вымоченную в крови изрезанную куклу.
        Малюс взял запястья Ильи в свои руки и силой разорвал жесткую бечевку, бросив ее в ноги.
        - Ты будешь свободен. Я не допущу этого. Прости.
        Но Илья медленно покачал головой. Стоило ему приоткрыть рот, как Малюс заметил отсутствие у него нескольких зубов в обоих рядах. Рот Ильи частично наполнен пенистой кровью.
        - Я… сразу… все… сказал… тебе, - голос его дрожал.
        Малюс не мог этого выдержать.
        - Делай… то, что… они… просят… и спасешь свою… душу…
        Больше Илья ничего не сказал ему.
        Этот разговор был слышан лишь Илье и Малюсу. Даже Ада, стоящая рядом, не могла расслышать слова Ильи из-за гама собравшихся.
        Время пришло.
        Сейчас ему придется принять решение, которое изменит его жизнь раз и навсегда.
        Малюс развернулся к бушующей толпе и собрался с мыслями. Прокашлявшись, он бросил:
        - Вы готовы меня слушать?
        Тогда Кассий резко поднял правую руку вверх, не сводя взгляда с Малюса, призывая своих последователей к молчанию.
        Лишь его они послушались и наконец замолкли.
        В церкви воцарилась тишина, которую нарушали лишь всхлипы и стоны Лисы.
        - Прошу вести себя интеллигентно, друзья мои, - обратился Кассий к своей свите, - мы же все-таки в церкви… Разве вы не уважаете нашего справедливого судью? Давайте же проявим это уважение. Спасибо, друзья.
        Больше Малюса не обмануть этой игрой на публику.
        Перед ним стоит человек, который посмел сделать ужасные вещи с тем, кто исцелил его от страшной болезни.
        - Зачем вы пришли ко мне снова? - обратился Малюс к ним. - Я уже вынес свой вердикт. Наказанием для обвиняемого должно было стать истязание. Он подвергся ему. Свое решение я принял с условием его дальнейшего освобождения. Что же вы хотите?
        Ришта и Летиция дружно требовательно выкрикнули, взмахнув кулаками:
        - Казнить его! Казнить!
        Кассий вновь жестом призвал двоих к молчанию.
        - Дамы, спокойнее. Тише-тише…
        Убрав руки в карманы куртки, Кассий одарил Малюса снисходительной улыбкой.
        - Малюс, разве ты не понимаешь, что происходит? Эти люди, - Кассий указал на Лису, Генри, Жули и Константин, - последовали за этим философом. И куда он их завел? Что с ними теперь? Двое из них уже мертвы. И все по его вине. Мы все оказались здесь благодаря, так называемым, «чудесам» Ильи. Он - новый пророк? Новый Мессия? Еще один Иисус?
        При упоминании имени сына Божьего все заметно напряглись.
        - Кто же он такой? Разве это имеет значение тогда, когда мы все видим последствия его деяний? Илья вступил в сделку с нечистой силой за определенные сверхъестественные способности. Никто из нас не может быть уверен в их надежности. Поли. Ах, бедняжка… Царствие ей Небесное! Да будет земля ей пухом! Она просила у него спасения. Она просила у него лечения, которое он даровал другим. Но что же случилось? Ее коленочка. Ах, ее больная ножка! Не прошло и часа, как… боль вернулась. Болезнь взяла свое снова. И магия Илюши ей не помогла. Нет никакой достоверности и уверенности в том, что его способности не принесут еще большие беды, что за них… не придется расплачиваться… смертью.
        Все молча слушали его. Кассий, сделав паузу и заметив, как все внимают его словам, взял слово вновь:
        - Так что же получается в итоге, Малюс? Можем ли мы с уверенностью сказать, что Илюша не несет для нас никакой опасности? Нет. Угроза существует. Пока он жив, мы заперты здесь навеки. Никто не придет к нам на помощь. Никто не прилетит на голубом вертолете и не спасет нас. Чуда не случится. А оно не случится благодаря «чуду» новоиспеченного Иисуса! Видите, какой парадокс? Пока его сердце бьется, пока темные силы зиждутся в его теле, двери нашей клетки не откроются. И мы навсегда окажемся запечатаны здесь. Разве мы этого хотим? Нет, Малюс. Мы скучаем по дому. По нашему родному и любимому миру. Все эти люди, что стоят за моей спиной, хотят вернуться к своим семьям и любящим их людям. Мне очень жаль, что в нашем мире есть те, кто может предать… Но ничего не поделаешь! Для каждого предателя рано или поздно наступит час расплаты.
        На губах Кассия сверкнула тень легкой улыбки при взгляде на изувеченное тело Ильи.
        - Илюша уже настрадался в этом мире. Я согласен, Малюс. Его тело наказано. Осталось ему получить заслуженную кару в другом мире. В том мире, где его душа будет подвержена вечным мукам. Он этого вполне заслужил, совершив такое подлое действие с нами, не так ли? А посему наша святая обязанность… и твоя тоже, Малюс, обречь его на смерть, чтобы спасти нас. Чего стоит одна грешная душа за спасение множество чистых душ других? Уверен, этот грех простится нам. Мы сражаемся с дьяволом, а это дело благородное, верно? Дьявола нам не изгнать из него. Остается лишь разрушить телесную оболочку целиком и полностью. Чем дольше мы тянем время, тем больше становится вероятность появления новых жертв. Кто знает, может, он умеет вселяться в разум других людей? И может это проделать с каждым из нас? Если он тебе морочит мозги, Малюс, так воспротивься этому. Дай отпор. Будь же смелым! Накажи зло. Уничтожь его. Или позволь это сделать мне для благой цели.
        Кассий сделал один шаг вперед и продолжил уже приглушенно:
        - Цель оправдывает средства, Малюс. Ты хорошо это знаешь.
        Затем он отступил, вынул руки из карманов и распластал их, громко заявив:
        - Так чего же мы ждем?
        И тут же толпа взорвалась диким громом:
        - Казнить! Казнить! Казнить! Казнить! Казнить!
        Они шли в его сторону.
        Все ближе и ближе подступали к Малюсу, Аде и Илье.
        Они в ловушке.
        Но тут вперед вырвался Марк. Он громко прорычал:
        - Заткнулись все! Отошли прочь! Пошли вон! Не смейте к ним приближаться!
        Дис уже вздумал напасть на Марка и занес кулак. Марк занял боевую стойку, приготовившись отразить нападение.
        Все замерли.
        Повисла тишина.
        Кассий приподнял руки встал между двумя парнями.
        - Давайте все сохранять спокойствие. Тише, Дис. Спокойнее, Марк. Никто здесь не думает затевать драку. Мы не станем сражаться и нападать друг на друга, как дикари.
        - А справлять нужду на лежачего человека это по-твоему верх аристократии? - бросил в ответ Марк. - Ниже этого дерьма падать некуда…
        Кассий выгнул бровь.
        - Почему же ты не высказал свое недовольство раньше?
        Это не на шутку разозлило Марка, и он перевел кулак на Кассия. Тогда на защиту его встали Дис и Атан, приготовившись к нападению.
        - Успокойтесь вы все! - прокричала Летиция. - Никто не хочет затевать драку! Разойдитесь!
        Летиция сама растолкала всех участников зарождающегося мордобоя.
        Когда Марк прошел мимо Малюса, от кратко прошептал ему на ухо:
        - Этот засранец погубит все нас!
        В церкви снова стало тихо. Кассий и Малюс находились в паре шагов друг от друга.
        - Давайте обойдемся без рукоприкладства, вы не за этим сюда пришли, - вставила Ада.
        - Прекрасно подмечено, Ада! - хлопнул в ладоши Кассий. - Верно! Мы собрались здесь совершенно по-другому поводу. Нам нет нужды враждовать и выяснять отношения друг с другом. Для начала следует устранить яблоко раздора…
        И он перевел косой взгляд на Илью.
        - Зачем же ты завел нас сюда, Илюшенька? - Кассий спросил у него ласковым голоском. - Зачем ты хочешь погубить всех нас?
        - Довольно!
        Это грозно вырвалось из Малюса.
        Он больше не может этого терпеть.
        - Я принял решение, Кассий. Так слушай!
        Кассий заметно напрягся и отступил на несколько шагов назад, встав в окружение своих людей.
        Ада крепче сжала руку Малюса, готовая принять любое его решение и помочь справиться с его последствиями.
        - Делай то, что должен, любимый, - мягко шепнула она ему.
        И он сделает то, что должен.
        Ада сказала ему не вступать в спор со своей совестью. И он последует ее совету. Ведь его совесть теперь заговорила другим тоном…
        Приняв это решение, он сможет быть спокоен за главное…
        - Я принял вердикт, - заговорил громко Малюс и поймал на себе тяжелый взгляд Лисы, - это решение не подвергнется дальнейшей дискуссии. Вы пришли ко мне, чтобы судить этого человека по справедливости. Вы сами ждете от меня решения. Так получите его.
        И Малюс неожиданно замолчал.
        Комок застрял у него в горле.
        Он осторожно взглянул на Илью. Тот ответил ему медленным кивком.
        Малюс почувствовал, как слезы подступают к его глазам. Он должен сказать, это быстрее, чем другие увидят его слезы.
        - Я принял решение… и оно следующее…
        Все ждали, затаив дыхание.
        - Илья ваш. Казните его, если считаете нужным.
        А потом… случилось сразу три вещи.
        Первая - свита Кассия взорвалась громом аплодисментов и восторженных криков.
        Вторая - Лиса испустила отчаянный душераздирающий стон, уткнувшись лицом в пол.
        Третья - Ада бросила руку Малюса и без оглядки убежала в алтарь.
        Дис и Атан резко подбежали к Илье с новой веревкой, схватили его под руки и уволокли в толпу.
        - Теперь ты доволен? - Марк стоял у Малюса прямо за спиной.
        - Иди к Аде. Я скоро буду.
        - Черт подери… ты убил человека, Малюс. Хорошего человека…
        - Я сказал иди!
        Марк недолго смотрел на ликующий лагерь Кассия. Плюнув в пол, он развернулся и последовал приказу Малюса.
        Малюс уже взглянул в сторону Лисы, но ни ее, ни ее друзей в церкви не оказалось.
        - Это было верное решение, Малюс, - обратился к нему Кассий, - ты сделал то, что следовало.
        И свита Кассия замолчала.
        - Скажи мне только одно, Кассий…
        - Да, Малюс? Все, что угодно.
        - Как вы собрались доказать, что Илья повинен в том, что с нами случилось?
        После паузы Малюс уточнил свой вопрос:
        - Как вы собираетесь его казнить?
        Опустив взгляд в пол, Кассий заулыбался. Затем он взглянул на своих верных приспешников и размыто произнес:
        - Полагаю…
        Потом он вернул свой взгляд на Малюса и закончил:
        - Огонь развеет все сомненья.
        Глава 20. Затаив дыхание
        Время: 03:05
        - Иди ко мне, моя ласточка! Ах, как же ты красива сегодня! Давай, прыгай ко мне на ручки! Я ловлю!
        Лети звонко засмеялась и подбежала к Кассию, чтобы утонуть в его объятиях.
        - Пупсик, соскучился по маленькой девочке?
        - О, да, папочка скучал по своей звездочке!
        Кассий подхватил Лети и взял ее на руки. Она громко визгнула и обвила его шею. Лети одарила Кассия страстным поцелуем в губы и поправила светлый локон его волос.
        - Как же ты так все провернул? - поинтересовалась она. - Это каким же надо обладать даром убеждения, чтобы этакое выдать!
        - Я был прекрасен в своей роли?
        - Бесподобен! Ты - Бог, Кассий! Ах, настоящий Бог! Никому не было под силу решить эту проблему, но ты справился лучше всех!
        - Ах, дайка я тебя зацелую! Зацелую свою малышку! У-тю-тю-тю…
        Кассий покрывал лицо Лети поцелуями снова и снова.
        - Хватит, Кася! Ай, хватит! Ты меня так задушишь своей любовью!
        - Ах, вот как?! Значит, я тебя еще не задушил своей любовью? Сейчас задушу!
        Лети спрыгнула с него и принялась игриво убегать, а Кассий побежал за ней. На ходу Лети сбрасывала с себя верхнюю одежду, Кассий замедлял темп, позволив ей остаться в одной футболке и трусиках.
        - Тебе не холодно, мое солнышко? - заигрывал он с ней.
        - Ах, да! Так холодно! Согрей же меня скорей, папуля!
        - Сейчас тебе станет очень жарко от моих объятий!
        - Да-да!
        Лети звонко засмеялась, пританцовывая на месте, переминаясь с ноги на ногу, а Кассий одним прыжком приблизился к ней, сбросил себя куртку и крепко прижали Лети к себе.
        Она стояла к нему спиной, а он гладил руками ее живот, поднимаясь выше.
        - Почему я влюбилась в тебя, Кася?
        - Потому что я бесподобен…
        - Ты - мужчина. Только такой мужчина, как ты, смог так жестоко расправится с ним…
        - Дело еще не закончено. И мы вместе насладимся его концом.
        После этих слов Кассий смял в кулаке волосы Лети, приподнял их, чтобы поцеловать ее в белую шею.
        - Ах…
        Лети медленно приседала под ним, чтобы ощутить трение своей спины о его тело.
        - Скажи, как сильно ты любишь меня, милый?
        - Больше всего на свете. Я готов убивать ради тебя, Лети. Я готов сжигать города и взрывать Вселенные. Вот, как сильно я тебя люблю. Ты даже представить себе это не сможешь.
        Лети развернулась к нему лицом, посмотрела ему в глаза, а потом взяла за руку и повела в сторону большой ванны, покрытой плиткой. В ванне кипела и бурлила вода. Столб горячего пара поднимался к потолку, словно гейзер.
        - Зачем эта ванна здесь? - спросила она.
        - Когда-то в нее погружали человека, чтобы он варился в кипящей воде. Возможно, туда наливали даже масло, чтобы эффект был еще действеннее. Жертва корчилась, страдала, покрывалась ожогами, краснела… варилась, как рак.
        Лети наклонилась над ванной и заметила на дне трубы, которые нагревали воду, отдавая ей свое тепло.
        - И выбраться жертва не могла? - спросила Лети.
        - Никак. Боль настолько страшная, что все тело сводит в судорогах. И жертва уже не контролирует происходящее вокруг. Она ждет… только смерти.
        Лети одарила Кассия горячим поцелуем в нижнюю губу и прошептала, придавшись к его лицу:
        - Когда ты говоришь о пытках, это всегда так сексуально… я таю… Что мы сделаем с Ильей?
        Кассий весело улыбнулся.
        - Представь, Лети, что он оказался там, в этой ванне…
        Лети развернулась лицом к кипящей воде и задумчиво улыбнулась.
        - Ему не поздоровится…
        - Ох, да… совсем не поздоровится! Учитывая, что все его тело и без того изранено, представь, какими мучительными будут эти муки. Кипяток на обнаженные мышцы… все нервы оголены. Это будет воистину достойная кара для грешника.
        Лети заразилась довольным смехом.
        - Давай же сделаем это! Давай бросим его в кипящую воду! Я хочу увидеть, как он сварится заживо! Пожалуйста, Кася, ради меня! Сделай мне подарочек, пупсик!
        Лети состроила гримасу маленького ребенка, который отчаянно просит игрушку.
        - Ты всегда знаешь, как просить у меня то, что тебе хочется, - улыбнулся Кассий, - хитрая маленькая девочка…
        - Да, я такая шалунья!
        Лети сунула указательный палец между губ и покрутилась на носочках, виляя ягодицами.
        - Когда Илью бросят в эту кипящую ванну, то жить ему останется меньше двух минут. Болевой шок убьет его быстрее, чем потеря крови и ожоги. Такую температуру… никто не сможет выдержать.
        - Я уже вижу это, Кася! Дис и Атан подхватывают его и бросают! Брызги летят во все стороны, а он кричит - истошно и жалобно… А, Лиса… эта бедняжка будет потом долго рыдать… Хи-хи!
        - Как же я люблю твой смех, Лети… посмейся для меня еще разок!
        - Все, что угодно, для моего героя…
        И Лети принялась звонко хохотать. Разумеется, она имитировала смех, чтобы порадовать Кассия, но делала это искусно, представляя себе страшную смерть Ильи в кипящей ванне.
        Кассий какое-то время смотрел на нее, а потом крепко поцеловал. Лети уже потянула руки к нему, чтобы обнять его, но Кассий действовал быстро - одним резким движением он оттолкнул от себя Лети, ударив ее в плечи, и она попятилась назад, сделав два нелепых шага.
        - А! Ах…
        Оказавшись на краю ванны с кипящей водой, она лишь мельком смогла увидеть озорную ухмылку Кассия, машущего ей рукой, прежде, чем упасть…
        Во разные стороны полетели горячие брызги - Кассий резко повернулся к ванне спиной.
        Вода зашипела.
        Лети испустила жуткий вой.
        Она барахталась в кипящей воде, тщетно дергая руками и ногами, дико вереща и рыдая. Все ее тело моментально покрывалось ожогами. Футболка прилипла к коже. Ноги в скором времени стали красными.
        Пока она барахталась и кричала, ее лицо отчасти находилось над поверхностью воды, но совсем скоро Лети ушла под горячую воду с головой.
        - Ах, Лети, крошка, ты так прекрасно поешь! Чудесная мелодия! Браво! Браво!
        И Кассий начал танцевать вальс с призраком.
        * * *
        - Никого.
        Генри еще раз убедился в том, что путь чист и дал команду Лисе:
        - Давай, беги скорее!
        Собравшись с силами, Лиса сорвалась на бег, наклонившись над землей, чтобы ее не заметили. Она перебежала через поле кукурузы, словно дикий голодный зверь и выбежала с другой стороны.
        Как и сказал Генри, патруля не оказалось. Никто из лагеря Кассия не думал следить за пленником.
        Когда Лиса увидела Илью, привязанного к дереву, она ускорила темп, чтобы поскорее оказаться рядом с ним.
        В полном одиночестве, весь израненный, Илья сидел на сырой земле. Его тело привязано к стволу ели жесткой веревкой. Прибежав к нему, Лиса заметила, что шея его обмотала терновым венком. Эти кусты росли на всей территории больницы.
        - Господи Иисусе…
        Она не сдержала слез.
        Наконец увидев любимого человека, Лиса упала перед ним на колени. Теперь они вдвоем. Она спасет его, и они убегут прочь.
        - Илюшенька… Боже, что же они с тобой сделали?
        Когда Илья увидел ее, его глаза зажглись. В них снова появился тот свет, за который она так полюбила его глаза.
        - Лиса… - произнесли слабо его губы.
        - Да, Илюшенька! Я здесь! Я с тобой! Прошу… позволь мне помочь тебе… я тебя вытащу!..
        Первым делом она решила избавить Илью от пыток злосчастного колючего ошейника. Голыми руками она схватила венок. Колючки впились в ее пальцы и ладони - потекла кровь, но она не чувствовала боли.
        Больше боли она не чувствовала.
        Не обращая внимания на собственные раны, Лиса разорвала терновый ошейник и отбросила его в сторону, позволив Илье наконец прислониться головой к стволу. На шее у него оставались кровавые подтеки от тернового венка.
        - Больные ублюдки! - бросила Лиса.
        - Руки…
        - Да?
        - Дай мне свои… руки, Лиса…
        Даже находясь сейчас рядом с ним, она не могла смотреть на него без страданий. Она бы ни за что не могла представить, что такое вообще возможно сотворить с живым человеком.
        Лиса поражалась стойкости Ильи. Как он еще жив после всего того, что с ним сделали?
        Поскольку веревки обматывали лишь тело Ильи, он мог немного шевелить руками. Лиса протянула ему свои кровоточащие ладони. Он взял их в свои окровавленные руки и произнес:
        - Спаси ее…
        Золотое сияние вышло из руки Ильи и залило крохотными искорками ее ладони.
        Когда целебное свечение растаяло, все раны на ее руке исчезли. Кожа вновь стала целой и невредимой, как до касания тернового ошейника.
        Впервые Лиса испытала его дар на себе. Это было еще одно чудо.
        - Я вытащу тебя, и мы убежим! Медлить нельзя!
        Она уже схватилась за веревки, пропитанные кровью, как вдруг Илья остановил ее:
        - Нет, Лиса… нет… не в этот раз…
        - Что? Как…
        - Ты должна… оставить… оставь…
        - Я спасу тебя!
        И он крепко сжал ее запястье. В нем еще осталась былая сила.
        Они смотрели друг на друга.
        В ее глазах стояли слезы.
        Почему он делает это?
        Почему не дает спасти себя?
        - Мне конец… держитесь ближе к Константин… она выведет вас, когда придет время…
        - Илюшенька…
        - Делай, что я сказал! Уходи!
        - Нет…
        Холодными влажными пальцами она обняла его лицо.
        - Что мне сделать, чтобы ты ушла, Лиса?
        - Ничего. Я не уйду.
        И она заметила, как маленькая слезинка просочилась через маленькую глазную щель наружу.
        - Так было предрешено с самого начала…
        - Нет! Не верю! Этого не может быть! Как такое вообще возможно? Илья, подумай сам! С чего вообще все началось? Если бы Израиль не заметил, как Кассий столкнул Гарика с обрыва, вы бы не поссорились! Не было бы конфликта! Если бы Жули не поручила Генри отвечать за гитару, он бы не оставил ее в клинике, и нам бы не пришлось возвращаться. Если бы портал находился в другом месте, мы бы не прошли через него, когда вернулись? Если бы… Поля не влюбилась в тебя на остановке, она бы не предала тебя…
        Произнести имя предательницы ей далось с особым трудом.
        Лиса заплакала.
        Обнимая его лицо, она наклонилась к нему и поцеловала Илью в кровавые треснувшие губы.
        - Ты сама все понимаешь, Лиса… эта череда случайностей привела нас к тому, что происходит сейчас… Этих «если бы» могло быть очень много. И мы никогда не докопаемся до самого первого…
        - Пожалуйста, Илюша, дай мне спасти тебя… умоляю… Малюс не смог…
        - Малюс сделал то, что я ему велел. У него с самого начала не было никакой власти.
        - Нет! Зачем ты говоришь это? Илюшенька! Прошу, милый, заклинаю… дай мне помочь тебе!
        Лиса схватилась за веревки и тщетно пыталась их разорвать. Но у нее не было никакого острого предмета. Она нашла крепкий узел, попыталась его развязать - тщетно.
        - Нет! Илюша, прошу…
        Она рыдала у него в ногах.
        Лиса наклонилась к земле и поцеловала его кровавые ступни.
        - Я так тебя люблю… не покидай меня… прошу… не умирай…
        - Ступай, Лиса. Тебе пора… они скоро будут здесь. Вот-вот все закончится… Константин…
        Лиса не сдержала истошный рев.
        - За что? За что Господь позволяет тебе так страдать? Почему Он так не справедлив? Ненавижу!
        Лиса ударила кулаком по земле.
        - Нам придется принять судьбу такой, какая она есть, - сказал Илья, - мы уже сделали все, что зависело от нас. Пришел черед событиям, которые от нас не зависят. Вы еще можете спастись. Пожалуйста, Лиса. Уходи.
        - Гонишь меня, да?! Гонишь?! Илюша… то свидание на пляже… это было самое прекрасное мгновение в моей жизни! Правда! Я всегда буду помнить это!
        - Я тоже, Лиса, я тоже… было славно…
        Лиса вытерла лицо от слез пальцами, испачканными в грязи, и услышала писклявый шепоток за спиной:
        - Так-так…
        Ришта.
        Лиса уже было сорвалась с места, чтобы убежать, но Янсен резко схватил ее за волосы и потащил на себя.
        Тут же на место подоспели Генри, Жули и Константин.
        - Что вы делаете? - бросила Жули.
        - Отпустите ее! - потребовал Генри.
        Все замерли.
        Лиса стояла на коленях перед Риштой, не смея посмотреть ей в глаза.
        - Вы хотели спасти пленника? И избавить нас от единственного шанса выбраться из этого поганого места?
        Никто ей не ответил.
        Тогда Ришта наклонилась к Лисе, подняла ее голову, дернув за подбородок, а правой ладонью дала пощечину.
        - Будешь знать, как препятствовать правосудию, мерзавка!
        На левой щеке Лисы загорелось красное пятно.
        - Пошли вон! Все вон! Сейчас сюда явится Кассий, и мы начнем казнь! И лучше вам не мешать ее проведению. Стойте в сторонке, как хорошие детки, и помалкивайте. Не портите нам… представление…
        Раздался топот приближающихся сюда Диса и Атана. Запыхавшись, близнецы остановились рядом с Риштой и Янсеном.
        - А эти чего здесь делают? - тупо спросил Дис, указав на четверку друзей Ильи.
        - Решили вытащить его - вот чего! - бросила в ответ Ришта.
        Двое братьев явно пришли сюда, чтобы сообщить нечто важное.
        - Что случилось? - спросил Янсен.
        Дис с Атаном переглянулись и с опаской уставились на Илью.
        - Даже будучи связанный он все равно умеет убивать… - произнес Атан.
        - Чего? - охнула Ришта. - Кто умер?
        И издалека послышался полный боли и рыдания душераздирающий вопль Кассия:
        - Моя Лети! Убийца!
        В этот миг мир рухнул под ногами Лисы.
        * * *
        - Они готовятся к казни, Малюс.
        Марк стоял у входа в алтарь.
        Малюс не ответил.
        Ада сидела в другом конце комнаты и плакала.
        - Ты пойдешь?
        Малюс тяжело взглянул на Марка и сказал:
        - Разве ты думаешь, что мне хочется увидеть то, что я натворил?
        - Вы решили остаться здесь и не проститесь с Ильей?
        Малюс взглянул на Аду. Она уже вытирала слезы, стараясь прийти в себя.
        - Я пойду. Идем, Марк, Малюс может остаться здесь, если хочет.
        Она вскочила с места и направилась к Марку, но Малюс успел схватить ее за руку и остановить.
        - Ада, ты же знаешь, что я не мог иначе… я бы потерял тебя…
        Ада не посмела взглянуть ему в лицо. Ее взгляд был устремлен в сторону выхода.
        Вырвав свою руку из его хватки, она лишь ответила ему:
        - Ты уже потерял меня.
        Глава 21. Гвоздь программы
        Время: 03:25
        Кассий нес на руках сверток белой простыни, в который было завернуто красное истощенное существо. Глаза его стояли на сухом месте - все слезы выплаканы. Медленным шагом он приблизился к Илье, опустился на колени и показал ему изуродованное ожогами и пузырями красное худое лицо Летиции.
        - Посмотри, - сказал Кассий Илье.
        Он осторожно убрал локон тонких волос с ее лба.
        - Посмотри, что ты сделал с моей девочкой… Почему ты так жесток?
        Лиса замерла, задержав дыхание. Она не могла поверить в то, что Кассий мог убить Летицию и обвинить в этом Илью.
        Она сразу вспомнила свой разговор с Адой. Они обе подозревали, что Лети находится рядом с Кассием опасно. И вот результат…
        - Зачем ты убил ее, Кассий? - прямо спросила Жули. - Все и так понимают, что это ты сделал.
        - Я убил?! - ужаснулся Кассий.
        Тут же выступила Ришта:
        - Да как ты смеешь такое говорить, чертовка?! Лети была его любимой девушкой! Ваш демон не знает границ!
        - Как это случилось? - Янсен склонился над Кассием и положил ему руку на плечо.
        Кассий выжал из себя еще несколько слезинок, жалобно всхлипнул и ответил:
        - Я пришел в пищеблок… а она уже стояла над ванной с кипящей водой… я бросился к ней, чтобы остановить ее, но… но…
        Не договорив, Кассий заразился истерическим плачем.
        - Тише, друг, тише…
        - Моя Лети! Моя несчастная Лети! Моя принцесса! Моя звездочка! Мой зайчик! Мой прелестный одуванчик! Моя Лети… мертва…
        Ришта грозно взглянула на Лису и на ее друзей, грубо заявив:
        - Я всегда знала, что он умеет проникать в сознание людей и манипулировать людьми! Это все он довел ее до самоубийства! Это ваш гадкий святоша! На костер его! На костер! Ведьмака нужно сжечь!
        Волну возмущения радостно подхватили Дис и Атан:
        - Да! На костер его!
        - Сжечь ведьмака! Сжечь!
        Трое уже требовали немедленного сожжения.
        Янсен отошел от Кассия и вернулся к Риште, присоединившись к общему лозунгу.
        Тогда Кассий наклонился к Илье ближе и прошептал:
        - Гореть тебе во всех мирах, Илюшечка… я хочу ощутить на своих губах… твой пепел…
        Кассий резко встал с места и с Лети на руках отправился в сторону больницы, давая указания остальным:
        - Приготовить все для сожжения. Когда я вернусь, казнь огнем должна начаться незамедлительно. Скоро мы выберемся, друзья мои, обещаю… мы выберемся из этого Темного Царства.
        * * *
        Дис и Атан складывали в одну кучу охапки хвороста. Янсен трудился над тем, как перетащить к месту казни толстое бревно, к которому Илья будет привязан. Ришта, заметив, как тот страдает от невыносимой тяжести, остановила его:
        - Нет, нет, дорогой! Ты не должен тащить его!
        - Дис и Атан мне помогут… Кассий попросил все приготовить к его возвращению.
        - Верно. Но никто из нас не обязан тащить это полено!
        - Что ты имеешь в виду?
        Ришта взглянула в сторону дерева, у которого сидел Илья и все его друзья. Жули, Генри, Лиса и Константин остались рядом с Ильей до его смерти.
        И вот к Риште пришла потрясающая идея, которую она поспешила озвучить, повысив голос (из-за чего тот стал еще пискливее), чтобы услышали те, кто должен был услышать:
        - Как Иисус нес свой крест, так и Илья понесет кол на свой погребальный костер.
        Эта идея приглянулась всем троим: Янсену, Дису и Атану. Двое близнецов решили добавить:
        - Может, он и все остальное принесет? Сложит хворост, чтобы мы не таскали его!
        Переглянувшись, братья с довольными лицами, пораженные свой собственной гениальностью, направились к дереву, чтобы отвязать Илью.
        - Что… что вы делаете? - вскрикнула Лиса.
        - Пришел его черед работать, - буркнул Дис.
        - О чем вы? - не понял Генри. - Кассий еще не явился… нет!
        - Да не будем мы его сжигать! - бросил Атан. - Успокойтесь… вы же хотите, чтобы все было по правилам?
        - По каким еще правилам? - нахмурилась Жули.
        И Ришта громко ответила ей:
        - По христианским! Как сказано в Библии, и понес он крест свой на ту гору!
        - Лжешь ты все, Ришта, не читала ты Библию, богохульница, - пробормотала себе под нос Жули, зная, что за очередное оскорбление ее могут наказать.
        Дис и Атан, развязав Илью, потащили его к бревну, которое надо было поставить в вырытую яму, приготовленную в самом центре кукурузного поля. Именно там, среди кукурузы, было принято решение провести казнь. Поле расчистили и уложили высокие растения на землю, плотно притоптав к почве.
        Таким образом, в самом центре кукурузного поля образовался целый просторный круг - площадка, предназначенная для казни. В самом центре этой площадки находилась яма для бревна.
        - Засиделся пади уже! - хрюкнул Атан. - Пора поработать!
        Они привели его к увесистому высокому бревну, что лежало на мокрой траве. Бревно покрывали мелкие борозды, оставленные короедами и термитами. Заросшее мхом, под ним копошились черви и муравьи.
        - Бери и неси! Чего встал! - скомандовал Дис, пнув Илью ногой в спину.
        Двое братьев бурно захохотали, обнявшись за плечи. Так и стали стоять, наблюдая за тем, как Илья согнулся над бревном.
        - Не ленись! - поддакивал Янсен.
        Ришта подошла к Илье и остро шепнула на ухо:
        - Это твои последние минуты. Проведи их с пользой. Ты ведь всегда этого хотел, верно? Помогать другим…
        Генри подбежал к бревну с другой стороны, чтобы помочь Илье его донести.
        - Один он не сможет! - сообщил Генри, взявшись за бревно.
        - Хочешь ему помочь? - усмехнулась Ришта. - Ну, давайте! Тащите! Чего встали?
        - Они не смогут! - вырвалась вперед Лиса, но Янсен ее остановил.
        - Не бабская это работа, - буркнул он.
        Все стали наблюдать за тем, как Илья и Генри держались за бревно с двух сторон, намереваясь поднять его.
        - Я с тобой, Илюша, - сказал ему Генри, - мы сделаем это вместе. Я помогу тебе нести его!
        Илья ответил кратким кивком.
        Вместе в одно время они схватили бревно и подняли над землей. Лиса с ужасном наблюдала за тем, как Илья, будучи в изможденном состоянии, несет такую тяжесть. Генри весь пыхтел и краснел, заливаясь потом.
        Не останавливаясь, они тащили бревно в центр кукурузного поля.
        - «И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом», - тихо прошептала Жули.
        Остальные последовали за ними к самому полю. Генри и Илья ни разу не прервались на отдых, чтобы отпустить тяжелую ношу и перевести дух. Как взяли они бревно, так и донесли его до ямы, где оставалось лишь поставить его в нее.
        Генри навалился на бревно сзади, а Илья придерживал спереди, когда они поднимали ствол в вертикальное положение. Когда бревно встало в яму, Генри быстро наклонился, чтобы скорее засыпать яму землей, чтобы бревно не свалилось на Илью.
        - Хорошая работа! - похвалил Атан. - Видите? Справились же!
        - Давай, продолжай дальше сам, - бросил Дис, - видишь тот хворост? Начинай обкладываться им и вставай к бревну. Сейчас веревку дадим.
        - Он не должен это делать! - выступила Жули.
        Но путь ей перекрыла Ришта со своим замечанием:
        - Здесь командуем мы, Жули. Так что стой в сторонке и не путайся под ногами!
        Лиса была готова подбежать к Илье, схватить его за руку и убежать прочь из этого места. Но ее настрой заметил Янсен. Он будто прочитал ее мысли, предупредив:
        - Не надо, Лиса. Ничего не получится. Просто смотри на него в последние минуты жизни. Все кончено.
        И Илья направился к стопкам хвороста, чтобы перетащить их к бревну для своего костра инквизиции.
        * * *
        Дис и Атан привязали Илью к бревну, крепко обмотав веревкой. В тот момент на поле появились остальные.
        Первым вышел Кассий. На этот раз он появился без сопровождения Лети. Впервые они видели его таким одиноким.
        За ним последовала Николь, а дальше - Ада и Марк. Все оказались в сборе, расположившись на расчищенном участке кукурузного поля, кроме Малюса, который так и не появился.
        - Ты как раз вовремя, Кассий! - Ришта вприпрыжку подбежала к нему. - У нас все готово!
        Кассий оглянулся, чтобы осмотреть присутствующих.
        - А где Лети? - Ада осторожно спросила у Кассия.
        Тот взглянул на Илью пустым взглядом и ответил:
        - Спросите у него…
        Он так и оставил Аду в неведении, но Ришта поспешила все объяснить:
        - Ваш преподобный святоша только что проник в голову Лети и заставил ее покончить с собой. По его указке она прыгнула в ванну с кипящей водой и погибла! Именно поэтому он не заслуживает никакой жалости, а только самой жестокой кары.
        Ришта будто пропела все это, мило хлопая глазками.
        - А где Малюс? - поинтересовался Янсен. - Разве он не должен быть на казни?
        - Его не будет, - отрезал Марк.
        И вопрос был исчерпан.
        Все смотрели на Илью, который уже стоял в центре стога хвороста, привязанный к бревну. Обнаженный, в запекшейся по всему телу крови, покрытый тысячами ран, он сохранял полное спокойствие.
        Жули, Генри и Константин из последних сил сдерживали Лису. Она готова вырваться и разорвать всех присутствующих в клочья, чтобы спасти Илью и прервать это безумие.
        Ада уткнулась лицом в грудь Марка, не смея даже смотреть на происходящее.
        Атан и Дис уселись на подстилку из листьев кукурузы, словно находились в кинотеатре под открытым небом.
        Николь стояла у самого края расчищенного поля, готовая убежать и спрятаться в любой момент.
        - А где терновый венок? - подметила Ришта. - Мы забыли о самом главном атрибуте! Нам нужен терновый венок! Янсен! Принеси!
        - Ну, где я тебе найду сейчас терновый венок?
        - Ты дебила кусок или как? Эти терновые кусты здесь повсюду!
        Янсен уже хотел было отправиться за терновым венком, чтобы исполнить желание девушки, но Кассий его остановил:
        - Не надо, Ян. Мы можем обойтись и без тернового венка, Ришта.
        Только услышав это лично от Кассия, Ришта успокоилась. Она прижалась к Янсену, облокотившись спиной о него, словно к стволу дерева и в недовольстве сложила руки на груди.
        Кассий вышел вперед и встал на некотором удалении от площадки для казни, которая была обустроена вокруг Ильи.
        - Кассий! Нет!
        Это была Лиса.
        Она уже стояла на коленях, когда Кассий обернулся на ее голос.
        - Прошу! Не делай этого!
        Жули и Константин просили ее встать, но Лиса не согласилась.
        - Я понимаю твою боль, Лиса. Я тоже потерял любимого человека. Но ты должна понять, что полюбила чудовище. Он не подумал ни о чьей безопасности, когда завел нас сюда и позволил нам умирать одним за другим. Он должен поплатиться за все свои грехи. И он будет сожжен на костре сегодня. Сейчас…
        - Нет! - из Лисы вырвался протяжный стон.
        Жули и Константин схватили ее под руки и оттащили назад, чтобы Лиса не вырвался от них.
        - Лиса, ты уже ничего не можешь сделать, - объяснила ей Константин, - Илья сам все это предвидел. Когда все закончится, я выведу вас. Мы можем уйти. Мы не обязаны…
        - Нет, мы останемся. Я буду с ним до конца, - Лиса настояла на своем.
        Кассий взглянул на Диса и Атана, которые глупо хохотали, рассевшись на земле.
        - А вы чего отдыхаете, придурки? Несите факел! - потребовал Кассий.
        Двое братьев быстро вскочили на ноги и отправились выполнять приказ Кассия. Ничего умнее, чем поджечь первую найденную ветку и обмотать ее листьями кукурузы они не придумали.
        Взяв горящий факел в руки, Кассий наконец обратился к Илье:
        - Сегодня ты не просто предал всех нас. Ты не просто заключил сделку с Сатаной. Ты не просто позволил своим друзьям умирать за тебя. Ты не просто искусно обманул нас всех. Ты не просто запер нас в этом месте и удерживал, пока все соки из нас не вытекут. Нет… Сегодня ты лишил меня человека, которым я дорожил больше всего на свете. Мою Лети. Мое солнышко. Свет очей моих! Звезды и небо мои! Ты погасил эти звезды сегодня… Я никогда не прощу тебе все преступления, которые ты совершил против нас, но - более того - я всегда буду ненавидеть и проклинать тебя за то, что ты сотворил с моей принцессой… Она любила жизнь и радовалась каждому ее мгновению. Ты понятия не имел, какую жизнь она прожила и какую еще могла прожить. Кем она могла стать, кем работать, какие у нее могли быть дети и внуки… Ты уничтожил все это одним махом… Она была для меня всем. Ты отнял ее у меня. Ты отнял у меня целую Вселенную. Ты забрал у меня все. И теперь я имею полное право сделать с тобой то же самое. Мне жаль, что мы не смогли стать друзьями. Я думаю, что у нас с тобой все бы получилось, не сделай ты свой выбор. Но ты его
сделал. И твой выбор определил твою дальнейшую судьбу. За каждым действием следует последствие. И вот, к каким последствиям привели твои действия. Ты не просто умрешь сейчас. Для тебя умрут все те, кто тебе дорог. Хотя… я вообще сомневаюсь, что тебе был кто-то дорог. Даже Елиса… она готова пожертвовать всем ради тебя. И чем ты ей отплатил? Она вынуждена стоять и смотреть, как ты умираешь.
        Кассий сделал шаг вперед и занес факел над кольцом хвороста.
        - Мне жаль… правда, жаль, что так вышло. Но я должен это сделать, чтобы спасти тех, кого еще могу спасти. Все, что я делаю в своей жизни, я делаю во благо других. Я был волонтером, медиком. И остаюсь им быть до сих пор. Смотри, Илюшечка! Чести я не потерял. В отличии от тебя. Ты свою честь потерял. Ее у тебя больше нет. И сомневаюсь, что когда-то была…
        Еще одно движение, и языки рыжего пламя лизнут хворост, и запылает великий огонь.
        Но Кассий снова остановился.
        - Чтобы доказать тебе, что я - человек чести, я позволю исполнится твоему последнему желанию перед верной гибелью, заслуженным наказанием. Чего ты хочешь прежде, чем сгоришь дотла в этом чудном поле кукурузы?
        Все замерли.
        Илья смотрел на Кассия почти пустым взглядом и даже легко и непринужденно улыбался.
        А потом Лиса услышала его голос у себя в голове. Илья сказал:
        - Смотри, что сейчас будет!
        И она резко подняла взгляд на него.
        Губы Ильи дрогнули.
        - Что? - не понял Кассий. - Громче, прошу!
        И все услышали последнее желание Ильи:
        - Дай мне закурить…
        Все застыло.
        Какое-то время все присутствующие пытались усвоить суть услышанного. Ришта разорвала это тишину, выпалив:
        - Он серьезно?! Ха!
        Кассий, нахмурившись, недоверчиво взглянул на Илью снизу вверх:
        - Это шутка?
        - Нет. Я никогда не курил. И хочу попробовать перед смертью.
        Голос Ильи окреп.
        В нем звучала твердая уверенность в своих действиях.
        - И где я сейчас возьму сигареты? - напрягся Кассий.
        Но сигареты нашлись.
        - У меня есть!
        К ним вышел Марк, доставая из кармана джинс пачку сигарет.
        - Как раз одна осталась…
        Марк поджог сигарету от тонкого язычка племени над факелом Кассия и поднялся к Илье, переступив через кольцо хвороста.
        - Благодарю, - ответил Илья.
        - Мне тебе подержать ее, пока ты выкуришь?
        - Не стоит. Мне и одной затяжки хватит. А может и трех…
        Тогда Марк оставил сигарету между губ Ильи, а сам перепрыгнул через хворост и вернулся к Аде.
        Илья затянулся первый раз, и выдохнул через нос. Два столба дыма вырвались из ноздрей и полетели синим облачком к небу.
        - Покурил?
        Кассий рассчитывал, что Илья выплюнет сигарету или хотя бы закашляется, но этого не случилось.
        - Что происходит? - не понимал Генри. - Ах… что это…
        Генри неожиданно застыл, и Жули взяла его за плечи, чувствуя, что он может упасть.
        - Что с тобой, Генри?
        - Я… ничего… порядок, Жули…
        Илья сделал вторую затяжку, и снова вырвалось облако дыма из его носа.
        Лиса вновь услышала его голос у себя в голове:
        - Я не подарю ему удовольствие поджечь меня. Когда это случится - бегите.
        Лиса задержала дыхание.
        Илья затянулся в третий раз, особенно глубоко и сильно.
        В один миг он выплюнул сигарету изо рта. С ее кончика сорвался сноп рыжих искр. Стоило им коснуться сухого хвороста, как занялся огонь.
        Илья с блаженством выдохнул столб дыма через рот.
        А Кассий, держа факел в руке, стоял и смотрел, как кольцо хвороста загорелось без его участия.
        Вокруг Ильи за считанные секунды поднялась рыжая стена пламени.
        - Прощай, Лиса, я всегда буду любить тебя, - сказал его голос у нее в голове.
        Все засуетились.
        Никто не ожидал такого исхода.
        - Что он делает?! - выпалила Ришта.
        Свита Кассия осталась крайне недовольна положением дел. Тот факт, что не Кассий поджег хворост, а это сделал сам Илья - вывел их равновесия.
        Языки пламени тянулись к Илье. Он насмешливо смотрел на Кассия и сказал то, что услышал только сам Кассий:
        - У тебя нет власти надо мной, как и не было у Малюса. Ты все равно проиграл.
        От этого у Кассия подкосились ноги.
        Упав на землю, он выронил факел из рук, который мгновенно потух.
        - Какого черта?! - визгнула Ришта.
        Лиса больше не могла оставаться на месте. Она выбежала из круга своих друзей и бросилась к костру.
        - Лиса!
        Троица побежала за ней.
        Огонь уже почти достиг ног Ильи, когда Лиса упала на колени и протянула свою руку к пламени.
        - Оно… холодное…
        Лиса не почувствовала жара.
        Единственное тепло, которое она ощущала, так это тепло улыбки Ильи, с которой он смотрел на нее.
        Это было еще одно чудо, о котором знала лишь она одна.
        «Ему не будет больно» - неожиданно мелькнуло у нее в сознании.
        И огонь с кольца хвороста наконец коснулся тела Ильи.
        Сначала пламя охватило его ноги, а потом стало подниматься выше.
        Кассий, лежа на холодной земле, грозно нашептывал себе под нос:
        - Кричи… чего же ты не кричишь…
        Но Илья не кричал. Он просто стоял, охваченный пламенем, и молчал. Будто наслаждаясь моментом, он откинул голову и закрыл глаза.
        Пламя охватило его целиком и полностью.
        Красный столб окружил его, превращая тело в пепел.
        - Лиса, идем… прошу! - Жули отчаянно тянула Лису за руку.
        Лиса наконец собралась с силами и смогла заставить себя подняться на ноги. Что-то ей подсказывало, что это еще не конец.
        - Черт! Куда убежал Генри? Лиса, идем!
        В этот раз Лиса не плакала.
        Некое убеждение заставляло ее считать, что она еще увидит Илью.
        Просто нужно подождать.
        * * *
        Наблюдая за тем, как тело Ильи полностью охватило пламя, Ада не сдержалась и упала…
        Она не успела упасть на колени - ее подхватили сильные руки.
        Это был Малюс.
        Он помог ей аккуратно присесть на корточки и опустился вместе с ней.
        Малюс обнял ее со спины.
        Ада не вырвалась и не убежала. Она чувствовала его тепло своим телом, и это было важнее всего на свете.
        - Ты не мог ничего исправить… он сам все решил…
        Только теперь она могла целиком и полностью отдаться плачу, оказавшись в его объятиях.
        Глава 22. За гранью мысли человеческой
        Время: 04:10
        Войдя в кабинет, Кассий захлопнул за собой дверь. Он прошел к рабочему столу, не отводя взгляд от нее, а потом включил настольную лампу, которая дала яркий желтый свет. Вокруг были разбросаны книги, старые карты пациентов, медицинские журналы. На подоконнике стояли комнатные цветы в горшочках. Шторы потрепаны, частично разорваны и испачканы.
        Она сидела за столом, что примыкал к рабочему столу, в зеленом кресле на колесиках с черными подлокотниками.
        - Простите, что задержался, - Кассий неловко поклонился, приветствуя ее.
        Она ничего не ответила.
        Пройдя за рабочий стол и усевшись в черное кресло, Кассий убрал исписанные тетради и листы бумаги со стола, сбросив их в мусорное ведерко под ногами.
        - Когда-то это был кабинет Илоны Марковны, главной медицинской сестры этой клиники. Я нашел его, когда мы решили обустроить наш лагерь в стенах больницы. Надеюсь, она не будет возражать, если я, так сказать, приватизирую себе ее кабинет. Он ей уже не нужен.
        Кассий неуместно хмыкнул каким-то своим мыслям.
        На столе стояла лишь зажженная лампа - единственный источник света.
        - Наше знакомство с вами было отрывочным и пугающим. Давайте дадим друг другу возможность все исправить? Меня зовут Кассий. А ваше имя, как я понял, Константин, верно?
        - Да, - ответила она кратко.
        Кассий сложил руки на столе перед собой и принялся внимательно изучать ее лицо.
        - Чудесно! Полагаю, этап формального знакомства можно считать пройденным.
        - Это допрос?
        - Допрос? Нет! Вовсе нет! Всего лишь светская беседа. Я просто хотел поболтать с вами.
        - В таком случае, вам должно быть известно, что меня насильно привели сюда ваши подопечные.
        - Дис и Атан? Ах, эти недотепы! Я просто попросил их пригласить вас на беседу ко мне. Раз вы здесь, я полагал, что вы согласились. Простите меня за такое досадное опущение! С вами обошлись жестоко?
        - Нет.
        - Вот и прекрасно! Не беспокойтесь, я не задержу вас надолго.
        - Я бы предпочла оказаться рядом с друзьями в такой час.
        - Ох, уверен - они подождут. Положа руку на сердце, говорю вам, я не отберу у вас и десяти минут! Все закончится очень быстро - вот увидите! И чем быстрее начнем - быстрее закончим. Верно?
        - Начинайте.
        Кассий отклонился назад и облокотился на спинку кресла, медленно выдохнув, будто до этого момента говорил, задерживая дыхание. В его глазах появился нездоровый блеск.
        - Как же так случилось, что вы попали в это место? Я точно помню, как вы рассказывали вкратце эту историю при знакомстве с Малюсом… Но не могли бы вы повторить все для меня в более подробных деталях?
        Константин ответила не сразу. Говорила она медленно, аккуратно подбирая слова.
        - Моя история не имеет подробных деталей. Боюсь, я не смогу сказать вам больше, чем уже сообщила Малюсу, ведь… мне нечего добавить. Как я уже говорила в тот раз, у меня появился дар видеть порталы и путешествовать между мирами. Именно этим я и занималась долгое время, пока в моей жизни не случился инцидент, после которого я была вынуждена бежать. Так и оказалась здесь. Другие миры - опасное место. Лучше туда не соваться.
        - И мы в одном из них, не так ли? Серьезно, вы долго путешествовали по разным мирам. У вас наверняка есть какой-то опыт. Как вы считаете, Константин, куда же нас всех занесло в конце концов?
        Кассий даже посмеялся в конце.
        - Не имею ни малейшего понятия.
        - Хм… печально… я надеялся, что хоть кто-то приоткроет мне завесу этой тайны! Хотя бы намек? Хоть что-то? Какая-нибудь гипотеза - даже самая безумная - у вас имеется?
        Константин лишь молча отрицательно покачала головой.
        - Жаль… - вздохнул Кассий.
        И она выпалила:
        - Что именно вы хотите услышать от меня?
        Кассий задержал дыхание, выдавил улыбку и постарался непринужденно и легко выдохнуть - не получилось.
        - Ах, Константин, я просто поражен загадкой вашей личности! Для меня вы были и остаетесь некой «темной лошадкой». Поведайте же мне, как именно вы получили такие удивительные способности?
        - Точно так же, как и Илья, но меня за это не сожгли на костре.
        - Илью наказали не за владение даром, а за более ужасные преступления. Важно то, как он использовал эти дары.
        Константин не стала перечить Кассию. И он это видел, понимая, что на вражеской территории ей не нужны проблемы.
        - Этот дар я получила от нематериальных сущностей, которые существовали задолго до сотворения мира. Они - вечные существа, обладающие невероятной силой. Бессмертные и неуязвимые. Всю свою жизнь они проводят, путешествуя между мирами и измерениями. Если один из таких духов - так я их образно называю, хотя это не совсем точно - пройдет через тело человека, а что еще важнее - через его душу, то этот дух может отдать этому человеку часть своих способностей. Именно это и случилось со мной. То же самое произошло с Ильей. Дух пролетел через его душу и подарил ему эти способности.
        За все то время, что Кассий слушал Константин, он ни разу не выдал на лице ни единой эмоции.
        - Это ведь был бесовский дух? - Кассий наклонился к ней поближе. - Как я понял, они бывают разные, верно? Возможно, кто-то из них заразил Илью темной силой. Вы же не знаете наверняка…
        - Я не…
        - Так чем же еще обладают эти духи? Что еще они умеют?
        Константин нахмурилась. Пока что она пыталась разобраться в правилах этой словесной игры, но еще не понимала, чего добивается ее оппонент.
        - О них мне известно очень мало. Путешествуя по разным мирам, я собрала лишь крупицы информации о них. Первое - они бессмертны и жили вечно всегда. Второе - они обладают различными способностями: умеют исцелять, проникать в мысли людей, путешествовать среди пространств и миров. Третье - им известно прошлое, настоящие и будущее. Духи существуют вне времени. Вот и все. Они живут такой жизнью, которой хотят жить.
        - Интересно… и как же их увидеть?
        Константин вжалась в спинку кресла и в подлокотники.
        - Лишь немногие способны на это. Я полагаю, что могут их видеть лишь те, кого они коснулись. То есть, через которых прошли. Думаю, Илья мог их видеть. И я могу. Как могу видеть порталы. Проходя сквозь человека, они будто разрешают им видеть себя.
        - Ого!
        Кассий бросил взгляд куда-то в сторону и прищурился, будто размышлял над какой-то сложной задачей.
        - Тогда я не понимаю лишь одно, Константин…
        - Что же?
        Он вновь посмотрел ей в глаза и задал прямой вопрос:
        - Зачем они это делают? Зачем они проходят сквозь людей и дают им часть своей силы?
        Константин пожала плечами.
        - Мысли их мне знать не дано. Они за пределами человеческой мысли. Всего знать наверняка нельзя.
        Но Кассий сдаваться не стал.
        Он встал с места и прошел к ней.
        - Ах, Константин! Я искренне восхищаюсь вами! Вы же умная и сообразительная девушка…
        Кассий стоял у нее за спиной и положил свои ладони на спинку кресла.
        - Вы наверняка должны были догадаться. Зачем этим существам, духам, наделять простых смертных людей своими удивительными силами?
        Кассий плавным движением перенес ладони с кресла на ее плечи. Константин заметно вздрогнула.
        - Смертных людей?.. Почему вы сказали это слово?
        - А я оказался неправ? Мы ведь все когда-нибудь умрем…
        Она настойчиво молчала.
        - Итак, - настаивал Кассий на ответ, - подумайте, прошу! Это ведь так важно!
        - Не думаю, что это важно.
        - Просто любопытно. Если вы когда-нибудь задавались таким вопросом, а я в этом уверен… вы ведь задавались таким вопросом? Зачем эти духи наградили вас своим даром? Почему вам дана сила путешествовать среди миров? Наверняка вы еще чаще спрашивали себя об этом, когда… с вами приключился тот самый… инцидент, после которого вас занесло в это проклятое место…
        Константин шумно вдохнула.
        - Так что же? Есть предположения?
        Ее плечи резко поднимались и опускались. Кассий еще сильнее сжал их.
        Он контролировал все.
        И желал лишь повиновения себе.
        - У меня была… одна только мысль…
        - Вот видите! Я оказался прав. И какая же у вас была мысль?
        Кассий наклонился к ней и мягко добавил, горячо прошептав над ухом:
        - Расскажите мне…
        Взяв себя в руки, она решила дать ему то, о чем он просит.
        - Быть может… духи хотят пополнить свою компанию. Если захотят, они могут сделать человека одним из них, даровав ему свою силу и бессмертие. Он станет для них своим.
        Кассий на мгновение замер. Ему потребовалось время, чтобы «обработать» услышанную информацию.
        - Очень интересно! Вы, правда, так думаете?
        Кассий наконец оторвал от Константин свои руки и направился к своему месту за стол.
        - Да. Это моя единственная версия. Возможно, духи пробуют наделять кого-то своими дарами, чтобы посмотреть, как человек будет ими распоряжаться. Кого они сочтут достойным, тот и станет одним из них. Тот, кого они выберут.
        - Понятно-понятно…
        Кассий вновь занял свое место за столом, сложил руки в замок и весело улыбнулся Константин.
        - Бессмертие, значит? Это забавно.
        - Не считаю бессмертие забавным.
        - Разве нет? А как же вечное веселье и свобода? Жизнь и так коротка! Очень жаль, что все так быстротечно, вам не кажется?
        - У всего должен быть свой конец. Все, что началось, когда-то закончится.
        - Но духи будут жить вечно…
        - Это их проклятие. Тот, кто их создал, позаботился о плате за их силу.
        - А разве они не создали себя сами?
        - И как вы это представляете?
        - Хм… вы меня подловили! Полагаю, как вы сказали, это находится за гранью человеческой мысли.
        Константин, заметив, что разговор исчерпан, спросила:
        - Я могу идти? Вы сказали - десять минут.
        - Ах!.. На самом деле… вы так меня заинтриговали!
        Кассий хлопнул в ладоши, подтянулся и счастливо заулыбался.
        - Неужели? - Константин выгнула бровь.
        - Конечно! Все эти истории про бессмертных духов так меня увлекли, что мне непременно захотелось с ними познакомиться! Как думаете, они наделят меня частичкой своей силы?
        - Не знаю…
        - А давайте отыщем их и выясним?! Что скажите? Вы же можете их видеть, верно? Вот вместе с вами мы их и найдем. Прогуляемся? Составьте мне компанию! Ах, Константин, нам еще столько нужно обсудить! Это будет наша игра. Маленькое приключение в поисках духов! Как раз и портал отыщите, чтобы вывести нас! Соглашайтесь!
        Константин встала места и направилась к выходу, бросив ему в ответ:
        - Не думаю, что это хорошая идея, Кассий. Мне пора…
        Она полагала, что сможет быстро выбраться из комнаты, но не тут-то было. Дернув за ручку, Константин поняла, что дверь заперта.
        Она так и замерла у двери, не в силах даже развернулся лицом к своему надзирателю.
        - Пойдемте, Константин, будет весело, - кассий заговорил холодно и настойчиво, - вы покажите мне бессмертных духов, и мы вернемся назад. Обещаю. Всего-навсего маленькая прогулка по лесу. Что скажите?
        От него не сбежать.
        И не отделаться так просто, как она думала!
        Константин явно его недооценила.
        - Думаю, что духов можно встретить на пляже. Лично я встретила своего у моря. Там они частенько открывают порталы.
        Кассий ответил не сразу. Первым делом он подошел к ней, и она почувствовала его дыхание у себя на шее. Затем Константин увидела руку, которая потянулась к замочной скважине, сжимая железный ключ.
        - Вот и славно. Идемте.
        * * *
        - Почему ты простила меня? Я думал, что уже не заслуживаю никакого прощения после того, что сделал.
        Ада покачала головой и прикоснулась ладонями к щекам Малюса.
        - Ты не понимаешь. Ты же не видел…
        - Не видел чего?
        - Илья все сделал сам.
        - О чем ты говоришь?
        Малюс предложил Аде сесть на ступеньки, ведущие к алтарю.
        - Прежде чем сжечь его, Кассий предложил Илье выполнить его последнее предсмертное желание.
        - Верх благородства! И что же захотел Илья?
        - Закурить.
        Ада бросила краткий взгляд на Марка, прислонившегося к стене и сложившего руки на груди в другой части зала.
        - Что? - не понял Малюс.
        - Мы все удивились. Тогда Марк дал ему одну сигарету. Илья сделал три затяжки и ни разу не выронил сигарету изо рта, выдыхая дым через нос. А потом… После третьей затяжки…
        Ада уставилась куда-то в пол, прокручивая в памяти те картинки, которые она видела несколько минут назад.
        - Он выплюнул сигарету себе в ноги и поджег себя, - закончил за нее Марк, отошел от стены и направился к ним, - Кассий ничего не успел сделать. Искры от сигареты каким-то образом подожгли хворост слишком хорошо! Огонь поднялся за доли секунды. Ничего подобного я раньше не видел.
        Марк остановился рядом с ними и взглянул на Малюса.
        - И было еще кое-что…
        - Что? - спросил Малюс.
        Ада пришла в себя и дала ответ:
        - Он не кричал. Все его тело покрывало пламя, а он стоял и молчал. Как такое возможно? Никогда не поверю, что такую адскую агонию можно вытерпеть молча.
        Марк лишь покивал, подтверждая ее слова.
        - Вы хотите сказать, что у меня не было выбора?
        Ада обняла Малюса и нежно поцеловала в щеку.
        - Прости. Я не сразу поняла, что Илья сам хотел этого. Он понимал безысходность всей ситуации. Что бы ты ни сделал, его бы все равно убили. Он все знал наперед.
        - Выходит, - рассуждал Малюс вслух, - Кассию не удалось самому поджечь его… Это может значить только одно…
        Все трое понимали, что он имел в виду, но озвучить жуткую истину осмелился лишь Марк:
        - Смерть Ильи его не остановит. Нам нужно готовиться к новому удару.
        - Лиса! - ахнула Ада.
        - Что? - забеспокоился Малюс.
        - Теперь она в опасности. Если Кассий не смог покончить с Ильей, то сейчас он захочет добраться до нее…
        Ада, почувствовав тревогу, вскочила и принялась ходить из стороны в сторону. Малюс не выдержал этого и схватил ее за руку.
        - Ада, постой… мы должны все обдумать. Ты права - я тоже считаю, что Лиса в опасности. Но просто так силой взять Кассия мы не можем. На его стороне куча людей, которые будут его защищать!
        - Малюс прав, Ада. Какую бы очередную пакость ни задумал Кассий, мы должны действовать осторожно, - кивнул Марк.
        Ада согласилась с ними и остановилась, чтобы подумать над дальнейшим планом.
        - Вы оба правы, - сказала она, - Илья обставил Кассия в их гонке. Несмотря на свою гибель, он не позволил Кассию закончить начатое им дело и одержать окончательную победу. Знаете, что я думаю, мальчики? Кассий возьмет реванш. Он не позволит кому-то быть круче него. Понимаете? Илья обладал удивительным даром. А сейчас… таким же даром обладает…
        Закончили они вместе:
        - Константин!
        Глава 23. Кара
        Время: 04:30
        Чик-чик…
        Чик-чик…
        Пугало вышел из тьмы на свет и появился перед Николь.
        - Что-то ты долго сегодня, - сложила она руки в недовольстве на груди.
        - К чему такая спешка?
        - Дело есть.
        - Это интересно.
        Пугало приблизился к ней еще на один прыжок.
        - Что ты хочешь?
        - Нужно наказать кое-кого. Они плохо поступили с ним. Они мучали его и должны поплатиться за это. Их смерть должна быть мучительной и беспощадной. Они заслужили жестокую кару за совершенное.
        - Эти двое?
        Николь кивнула.
        - Разберись с ними. Пожалуйста. Я буду очень благодарна тебе, если ты это сделаешь.
        - Без проблем! Для меня это не составит никакого труда! И я даже получу удовольствие, но…
        - Но?
        - А как же главный?
        Николь вздохнула и выложила свои мысли:
        - Когда все его сторонники будут устранены, он не будет представлять угрозы. Он - дело других. Наше дело маленькое. Мы только поможем отомстить за него.
        - Хм, разумно. Это будет весьма забавно. Самое интересное только начинается, верно?
        - Безусловно. Как ты сказал, карнавал ожидает второй акт.
        * * *
        - А где Ришта и Янсен? - поинтересовалась Константин.
        - Они… остались в больнице. А что?
        - Не видела я их там, когда мы уходили…
        - А тебя это волнует? Пусть делают, что им вздумается. Они заслужили отдых. Зачем они мне? Мы с тобой вдвоем управимся.
        - Угу…
        Константин вела Кассия через лес к пляжу. Он покорно следовал за ней, но контролировал, чтобы она не сходила с тропы.
        - Когда мы вернемся, я буду свободна?
        - Разумеется. Когда я встречу духов, ты будешь свободна, как ветер. Я больше не задержу тебя.
        Константин сразу заметила, что как только они вышли из кабинета Илоны Марковны, Кассий перестал мерить маски. Он говорил с ней на «ты» прямо и открыто.
        Никакой фальши и лживой снисходительности.
        Они оба понимали, что теперь в этом нет нужды.
        - Ты же понимаешь, что духи могут не появится. А если и появятся, то не факт, что наградят тебя своим даром.
        Кассий не среагировал.
        - Тогда ты успокоишься? Когда получишь силу? Только тогда это утолит твой безмерный голод и жажду власти?
        - Власти? Ты считаешь меня таким мелочным?
        - А это не так?
        Константин хотела уже перешагнуть через поваленное дерево, как вдруг Кассий схватил ее за руку и заставил смотреть на себя.
        Она замерла, ощутив прикосновение его потных холодных рук.
        - Я жить хочу, - процедил Кассий, - жить и не умирать никогда.
        - Они не сделают тебя одним из них. Никого еще не сделали.
        - Посмотрим. Покажи мне их сперва! Ступай!
        Он отпустил ее и позволил идти дальше, пробираясь через тернистые заросли кустов.
        - Мог бы оставить ее в живых…
        Кассий сразу сообразил, о ком говорит Константин и поддержал разговор:
        - Нельзя. Она бы только… мешала. Тебе все равно не понять. К тому же она мне давно надоела. Лети изменилась в тот момент, когда мы вернулись в это место, и уже перестала интересовать меня. Тем более я использовал ее смерть себе на пользу. Это лишний раз закрепило верность моих людей за мной.
        - Ты же понимаешь, что останься ты один - ты проиграешь. Если бы не они, ты бы остался никем.
        Кассий не сдержался и гневно рыкнул:
        - Лучше молчи и веди меня на пляж!
        Остальную часть пути Константин шла молча, как и было ей велено. Она благополучно вывела Кассия к бушующему океану.
        Здесь соленый запах бил в нос. Стоял шум волн. Черная вода вела себя неспокойно.
        - И где же они? - озирался Кассий по сторонам. - Где эти духи?
        - Я сразу сказала, что они могут не появится. Никогда не знаешь, когда и где их встретишь. Я не могу ничего гарантировать и обещать.
        - Ты их видишь сейчас?
        - Нет! Здесь пусто!
        - И откуда мне знать, что ты не врешь?
        Кассий резким шагом приблизился к ней и схватил Константин за край куртки. Это была та самая куртка Ильи, которой он ее накрыл, когда ее нашли в лесу.
        - Не подходи ко мне, - процедила Константин.
        - Говори, где они! Или мы подождем. Не советую тебе врать мне сейчас. Мне нужны духи! Я хочу видеть их!
        - А они тебя явно не хотят…
        - Паскуда!
        Кассий плюнул Константин в лицо и отошел к воде. Она так и осталась стоять, вытирая плевок
        - Я много прошу? - Кассий яростно размахивал руками. - Всего лишь капельку настоящего счастья!
        - Этим ты стремишься наполнить бездонную чашу? Ты считаешь, что вечная жизнь принесет тебе счастье?
        - Другое меня и не устроит…
        Кассий развернулся к ней лицом и пристально вгляделся в ее глаза.
        - Они же здесь, верно? Ты меня просто обманываешь.
        - Этот пляж пуст. Духи могут явиться сюда…
        - В любой момент! Хорошо, мы подождем. Так и быть… лично я никуда не тороплюсь.
        Кассий приблизился к Константин и крепко сжал ее запястье.
        - Вот так, - добавил он, - не советую тебе бежать от меня.
        Так они и стояли в ожидании появления духов. Константин начала понимать, что их появление на пляже - единственный залог ее спасения.
        - Ты можешь их позвать? - рявкнул Кассий.
        - У меня нет с ними связи. Они не домашние собачки, чтобы их звать! У них есть своя воля. На самом деле мы попусту теряем время и…
        Неожиданно Константин замолчала. Вглядевшись в черные волны, она заметила два сияющих голубых шарика, приближающихся к ним.
        - Что такое? - занервничал Кассий.
        Константин не отвечала, наблюдая за пульсирующими сферами, скользящими по воздуху над волнами.
        - Они здесь, - сообщила она.
        - Где?! Покажи мне их! Скажи им, что я хочу стать одним из них! Пусть пройдут сквозь меня! Пусть сделают меня бессмертным!
        Два светящихся клубка пересекли океан и вылетели на пляж. Прямо сейчас Константин видела, как два духа кружат в воздухе перед ними.
        Она протянула свободную руку вперед, и один голубой светоч подлетел к ее ладони. Она ощутила тепло.
        - Они прямо перед тобой, Кассий. Наслаждайся.
        - Что они говорят?! Ты их уже попросила о том, что я тебе сказал?
        Мерцающие существа стали посылать свои мысли в сознание Константин. После своей первой встречи с духами она больше никогда их не видела. А сейчас они общались с ней.
        Они говорили ей:
        - Он не достоин наших даров.
        Она услышала это слишком четко и ясно.
        - Пусть уходит, - добавил второй дух.
        Две сферы закружились в резвом танце и полетели к небу, исчезнув среди звезд в темном небе.
        Кассий застонал, сжав кулаки:
        - Что они сказали? Ну же! Пускай они отдадут мне свою силу! Я требую!
        - Ты не можешь у них ничего требовать, Кассий.
        Константин с издевкой улыбнулась ему.
        - Хочешь знать, что они сказали мне?
        В глазах Кассия проступил страх. Он в изумлении уставился на Константин, что даже отпустил ее руку.
        - Они сказали: «Иди-ка ты домой, мальчик».
        Константин лишь успела заметить, как сжались губы Кассия. В следующую секунду она ощутила жгучую боль в правой щеке - ей нанесли сильную пощечину.
        - Глупая мразь! - рявкнул Кассий.
        Константин, почувствовав, что это ее шанс, сорвалась на бег. Она не думала оглядываться. Она знала, что быстрее Кассия и успеет скрыться от него в лесу.
        Но стоило ей подбежать к деревьям, как вдруг…
        - Не так быстро, лапуля… - пропел Кассий у нее за спиной.
        Перед Константин возникли двое: Ришта и Янсен. Он держал веревку наготове, а она резко набросилась на Константин, повалив на землю и прижав лицом к земле.
        - Никуда ты не удерешь от нас, соплячка! - завизжала Ришта. - Думала, ты самая умная, да? Ян, давай сюда веревку!
        - Лови!
        Константин попыталась сбросить с себя противника, но все оказалось тщетно.
        Лицом вниз она лежала на холодном песке и чувствовала, как ей связывают руки за спиной. Ришта сидела верхом на ней, не давая никакой возможности спастись.
        - Я же сказал тебе, что не стоит убегать, милая. Никто никогда меня не слушает! Я же всегда получаю то, что хочу.
        Кассий, довольно улыбаясь, направился в ее сторону размеренными шагами.
        - Подонки! - вырвалось у Константин.
        - Ой, да заткнись ты уже!
        И Ришта засунула в рот Константин комок черной ткани, послуживший кляпом.
        - Думала, что сможешь перехитрить меня? Как бы не так, дорогая. За свои ошибки приходится платить. Если бы ты сразу выполнила то, о чем я тебя попросил, ты бы уже давно наслаждалась компанией своих друзей. Могу ли я тебя отпустить после всего того, что ты наделала? Ах, нет-нет-нет… ни в коем случае! Плохие девочки должны быть наказаны.
        - Ага, это точно! - шмыгнул носом Янсен.
        Кассий поднял недовольный взгляд на Янсена, призывая его к молчанию.
        - Прости… лучше я заткнусь…
        Затем Кассий снова опустил свой взгляд на связанную Константин и ткнул носком ботинка ей в левую щеку.
        - Какое чудесное личико…
        Он пощелкал языком о твердое небо, издав: «цок-цок-цок».
        И Константин закрыла глаза, приготовившись испытать адскую боль, когда Кассий стал замахиваться на нее ногой.
        * * *
        - Куда они все запропастились? - задался вопросом Атан.
        Дис оглянулся вокруг, покрутился на месте и сказал:
        - Никого нет!
        - Да ты чего?! Удивил! Надо же!
        - Да брось! Серьезно, где они все?
        - А я по чем знаю, дебил?! Если бы знал - не спрашивал!
        Дис уже замахнулся на брата кулаком, но Атан перехватил его руку, не позволив нанести удар.
        На мгновение двое братьев-близнецов замерли и смотрели друг другу в глаза.
        Атан решил оглянуться, чтобы убедиться в том, что вокруг действительно никого нет.
        А потом… он подался вперед и поцеловал брата в губы.
        Дис ехидно улыбнулся в ответ и шлепнул Атана по ягодицам.
        - Идем гулять!
        Они направились в сторону кукурузного поля, не подозревая о том, что все это время Николь пряталась за стеной главного корпуса больницы и наблюдала за ними.
        Пока они шли, Дис взял брата за руку, но Анат резко отступил на шаг и буркнул:
        - Брось это! Прекрати!
        Дис, понимая настроение брата, не стал настаивать на своем.
        - Думаешь, здесь нас никто не увидит? - спросил Дис, когда они зашли в поле кукурузы.
        - Да, не увидят, но мы идем сюда не за этим, - ответил Атан.
        Николь выбралась из своего укрытия и последовала за братьями в кукурузное поле. Она хорошо знала все его лабиринты и лазейки. Ей были известны все места, где можно спрятаться так, что тебя никто не найдет.
        Следуя за близнецами, она приблизилась к месту казни Ильи. На этом пустыре все еще стоял обгорелый ствол дерева, зияла вырытая яма, а вокруг - пепел.
        Обгорелые кости Лиса, Генри, Жули и Константин забрали, не позволив им оставаться лежать здесь.
        Но прах Ильи был сброшен в яму, из которой торчал ствол.
        - И зачем мы сюда приперлись? - потупил взгляд Дис.
        Атан улыбнулся брату и ответил:
        - Я срать хочу.
        И Дис застыл от удивления. Он тупо уставился сначала на брата, а потом на обгорелый столб и яму с прахом.
        - Что… туда?..
        - Ага! Давай со мной!
        - Как тебе это в голову вообще пришло?
        - Хах, не знаю… просто так! Давай, ради прикола! Или трусишь?
        - Нет… я с тобой!
        Николь, укрываясь в зарослях кукурузы наблюдала за двоими братьями, ожидая эффекта действий Пугало.
        Она ясно видела, как двое парней стянули с себя штаны и уселись на корточки над ямой, прижавшись спиной к столбу с двух сторон.
        - Ты готов? - спросил Атан.
        - Ага…
        - Тогда насчет «три»! Раз, два, три!
        И эффект Пугало сработал…
        Николь это поняла, когда услышала дикий рев Диса:
        - Что за черт?!
        Атан застыл в полном ужасе от того, что он увидел, когда пустил струю мочи.
        - Какого…
        - Проклятье! - взревел Дис. - В моей моче пауки! Атан! Черт! В моей моче пауки!
        Николь не сдержала смешка, но поспешила приглушить его, закрыв рот ладонью. Она поймала себя на мысли, что впервые подсматривает за тем, как мальчики справляют нужду. То, что она видела это во время истязаний Ильи, не считается.
        Тогда это видели все.
        Сейчас за Дисом и Атаном следит только она одна.
        - Атан, мне страшно… что это такое?
        Атан же в свою очередь тупо смотрел себе под ноги, где растекалась желтая лужа, в которой ползали маленькие черные паучки. Он не мог сказать ни слова.
        - По моему члену ползет паук, Атан! Паук!
        Дис резко вскочил и принялся прыгать на месте, стряхивая с себя мелких членистоногих.
        - Черт! - Дис ревел. - Как же жжется! У тебя там жжется, Атан?! Твою ж мать!
        Николь позволила себе еще один надрывистый смешок. Вся эта ситуация ее изрядно забавляла. Она и подумать не могла, что Пугало придумает такое нетривиальное решение.
        - Ты чего там сидишь?
        Дис подбежал к Атану и склонился над ним.
        - У тебя тоже в моче пауки! Проклятье… Атан! Атан! Очнись!
        Дис похлопал брата по щеке, тот лишь тупо смотрел в никуда.
        Но это продолжилось недолго…
        В следующий миг обоих братьев чуть ли не вывернуло наизнанку. Они оба взвыли, словно скот, и упали на землю.
        - Что происходит? - верещал Дис.
        Атан извивался на земле молча.
        - Я хочу срать! - ревел Дис. - Черт!
        Он схватился за живот, попытался сесть на колени, а потом… из его анального отверстия вырвался поток каловых масс, смешанных с дождевыми червями.
        Дис истошно завизжал.
        Николь сдерживала из последних сил свой порыв смеха.
        С Атаном происходило нечто похожее, вот только он принял жуткую позу, опираясь о землю двумя точками: затылком и пятками. Выгнувшись дугой, он начал судорожно трястись. Из его ануса вытекали фекалии с червями.
        - Что происходит?!
        Из глаз Диса градом текли слезы.
        Все это время его брат пребывал в состоянии шока и прострации. Атан совсем не моргал, но его тело жило своей жизнью.
        - Я схожу с ума! Боже! Что со мной творится?!
        Дис подполз на коленях к Атану и с жалостью посмотрел на него. Его брата-близнеца продолжало трясти, а на землю из его тела падали длинные черви.
        - Нет! За что?! За что?!
        Дис рыдал.
        Но кошмар не закончился.
        Диса мгновенно согнуло пополам, и из его тела через рот вырвалась густая белая масса с личинками.
        Глаза Диса расширились, он застонал, отполз назад от жуткой белой лужи с личинками и бросил дикий взгляд на брата - с Атаном происходило то же самое.
        Теперь и он стоял на коленях, согнувшись над землей, и его неустанно рвало личинками.
        - Нет! Нет! Нет! - орал Дис во все горло. - Кто-нибудь! Спасите! Мамочка-мамочка-мамочка!
        Николь перестала сдерживать смех.
        Когда Дис выпрямился и оглянулся по сторонам, Николь испугалась, что ее могут заметить.
        - Кто здесь? - спросил Дис.
        Но все обошлось.
        Дис не успел найти Николь взглядом, ведь в следующий миг с двумя братьями приключилось нечто воистину ужасное.
        Оба: Дис и Атан - упали на землю. И все, что с ними случалось до этого, стало происходить одновременно.
        Их неистово трясло. Вверх поднимались струи мочи с пауками. Из ануса вырывался бесконечный поток экскрементов с червями. Дис и Атан лежали, широко раскрыв рты, из которых вытекали рвотные массы с белыми личинками.
        От такого жуткого зрелища не по себе стало даже самой Николь, и она перестала смеяться. Ей показалось, что Пугало переборщил со своим заданием. Но в конечном итоге, Николь отказалась от своих мыслей и решила, что Дис и Атан получили заслуженное наказание.
        Жидкие субстраты с примесью пауков, червей и личинок вырывались из всех отверстий. Дис и Атан тряслись от неимоверных судорог, барахтаясь на земле, как рыбы на суше, не в силах контролировать свое тело.
        Их пытка продолжалась какое-то время, а потом… из тех же отверстий вырвались три алых фонтана, забрызгав поле вокруг, и судороги прекратились.
        Тела Диса и Атана окончательно расслабились и побелели. Так они и остались там лежать в окружении всего того обилия зловонных и кровяных масс, что из них вытекли.
        Николь поняла, что больше нет смысла прятаться. От сильной вони она зажала нос, осматривая то, что натворил Пугало.
        - Ну как? Я выполнил твою просьбу?
        Он уже стоял у нее за спиной.
        Николь кивнула в ответ:
        - Превосходно.
        Глава 24. Надежда еще жива
        Время: 05:05
        Оказавшись снова на пороге главного корпуса, Лиса с содроганием вспомнила о том, что случилось, когда она побывала здесь в первый раз. Все началось со неприятного застолья лагерей, на котором разгорелся конфликт между Кассием и Ильей. А потом они попали в подземный ход и встретились с мятежным духом Илоны Марковны. Тогда Илья действительно спас ей жизнь.
        Она помнила, как выбралась на улицу по лестнице и видела, как Илья сражается с жестоким призраком. Он был готов защищать ее до последнего даже в тот момент, когда никакого оружия у него уже не осталось.
        Если бы не он, она бы умерла в том темном туннеле. Но Илья все равно погиб за нее. И теперь пришел ее черед спасти его.
        Лиса чувствовала, что еще увидит его сегодня. Еще не все потеряно, и она найдет способ вернуть Илью.
        Но для этого ей придется зайти в это здание еще раз.
        - Где ее могут держать? - задумалась Жули.
        - В кабинете Илоны Марковны, я слышал, как Дис и Атан говорили об этом, - ответил Генри, - возможно, Кассий снова запер ее там.
        - Запер?! У нас же нет ключа!
        Но Генри так не думал.
        Он хитро улыбнулся и вынул из кармана маленький железный ключик.
        - Генри! Откуда он у тебя?! - удивилась Жули.
        - На каждый ключ всегда найдется запасной. Помнишь, как я исчез после казни Ильи? Я проник в главный корпус и стащил все запасные ключи.
        - Зачем? Как ты до этого додумался?!
        - На самом деле мне подсказали…
        Лиса с недопониманием взглянула на Генри. Взгляд парня помрачнел.
        - Что ты хочешь сказать, Генри? - спросила она.
        - Не только с тобой Илья говорил перед смертью.
        Лиса и Жули резко переглянулись.
        - Он знал, - поняла Лиса, - Илья все знал! Но… если он поручил тебе раздобыть все ключи, значит, он точно знал, зачем они нам пригодятся.
        - Вот и пригодились, - вздохнула Жули и взяла ключ, чтобы передать его Лисе, - знаете, мне все больше начинает казаться, что все это - большая игра. Его игра. Илья все предусмотрел.
        Лиса сжала ключ в кулаке так сильно, что зубцы с болью врезались ей в кожу.
        - Если это так, то я сделаю все, чтобы понять, что он задумал. Я верну любимого человека.
        Ни Жули, ни Генри не понимали, что имела в виду Лиса, когда говорила о возвращении Ильи к жизни. Как это возможно, если его тело обратилось в пепел?
        Они сами захоронили обугленные кости и останки Ильи в лесу.
        На эти вопросы не могла дать ответ даже сама Лиса.
        Она просто знала.
        Так же, как и Илья просто знал, чему суждено свершится.
        - Какой у нас план? - перешла Жули к делу.
        - Я проберусь в кабинет Илоны Марковны, спасу Константин, и мы убежим. Все просто.
        - Что-то в этом плане нет ничего про нас с Жули, - нахмурился Генри.
        - А вы в нем не участвуете! Ждите здесь!
        - Нет, Лиса, мы с тобой! - возразила Жули.
        Но у Лисы было иное мнение на этот счет:
        - Не в этот раз, друзья.
        Резко развернувшись, она вбежала в приоткрытые ворота главного корпуса и скрылась во мраке.
        - Лиса! Лиса!
        Она уже бежала вверх по лестнице, вспомнив, что кабинет Илоны Марковны находится на втором этаже в правом крыле. Убедившись, что Жули и Генри не следят за ней, она ускорила бег.
        Лиса часто озиралась по сторонам, чтобы избежать встречи с неприятелями. Ряды союзников Кассия редели.
        Всего врагов осталось четверо. Пару минут назад они обнаружили мертвые тела Диса и Атана на кукурузном поле на месте казни Ильи. Оба просто лежали на сырой земле со спущенными штанами. Никаких признаков травм и повреждений. Ничего необычного вокруг никто не заметил.
        Как они могли умереть?
        Пока Кассий, Ришта, Янсен и Николь были озабочены загадочной смертью близнецов, у нее был шанс спасти Константин и что еще важнее - спасти Илью.
        Лиса верила: несмотря на его смерть, надежда еще жива.
        Это место - Темное Царство - полно загадок и тайн. Существуют порталы и другие миры.
        Еще не все потеряно.
        Когда-то Константин сказала о том, что не считает это место - частью мира живых.
        Так как можно умереть в мире мертвых?
        Оказавшись на втором этаже, Лиса забежала в правое крыло и теперь шла вдоль стены, не забывая оглядываться назад.
        Тихо. Пусто.
        Путь свободен.
        Она шла мимо палат и кабинетов. На полу блестела потрескавшаяся плитка, по бетонным стенам паутинкой струились трещины, с потолка сыпалась штукатурка.
        Все это здание может рухнуть в любой момент!
        - Это должно быть где-то здесь…
        Лиса проверила несколько дверей - пустые кабинеты и помещения.
        - Где же ты?..
        Она прошла дальше, пока не заметила, как из-под одной из дверей пробивался свет.
        - Константин!
        Лиса быстро подбежала к той самой двери, сунула ключ в замочную скважину и вновь оглянулась - никого. Они успеют убежать.
        Стоило ей повернуть ключ - замок поддался. Дверь открылась, и Лиса увидела жуткую картину: Константин сидела в зеленом кресле, привязанная к нему по рукам и ногам жесткой веревкой. Прямо перед ней на другом столе стояла зажженная настольная лампа, и свет слепил Константин прямо в лицо!
        - Константин! - ахнула Лиса, радуясь своей победе. - Сейчас я тебя освобожу!
        Лиса первым же делом сбросила настольную лампу со стола и взглянула на девушку, которая наконец перестала сильно жмурится.
        Во рту у нее затолкнут комок черной ткани. Под левым глазом блестела синяя гематома. Нижняя губа разбита - алая струйка стекала по подбородку. Волосы испачканы в песке.
        - Ах! Что же они с тобой сделали?! Сукины дети!
        Лиса мигом вынула изо рта кляп - Константин сглотнула воздух.
        - Лиса, что ты здесь делаешь? - спросила она.
        - Спасаю тебя, конечно! Илью нужно вернуть. Мы сейчас сбежим и выберемся отсюда, оставив этих идиотов дальше гнить в этой темнице! Ты должна помочь нам найти портал и…
        - У нас мало времени. Они скоро вернутся. Лиса, ты должна все сделать сама… я… я…
        - Нет! Я здесь, чтобы вытащить тебя! Ох… что же они натворили…
        Лиса вытерла краем своей футболки струйку крови с подбородка Константин. Затем она подбежала к столу и принялась рыться в ящиках в поисках ножниц или чего-то острого, чем можно разрезать веревки.
        - Лиса, если тебя схватят, то Илью не вернуть… вообще, я сомневаюсь, что это…
        - Нет!
        Лиса не желала слушать ничего, что могло бы ее переубедить в своей вере в спасение Ильи. Она резко замерла, стукнув кулаками по крышке стола и процедила:
        - Ты сама сказала, что надежда еще есть, так?! Ты же сама говорила, что его еще можно вернуть! Как? Скажи мне! Как мне его вернуть?! Я не вижу ножниц…
        Осознав, что рыться в этом кабинете в поисках чего-то острого бесполезно, Лиса решила попробовать сама развязать узел на веревках. Ничего другого не оставалось. Ключ был слишком маленьким, чтобы им можно было разрезать путы.
        - Где мы, Константин? Скажи же мне… прошу! Я знаю, что ты знаешь, куда мы все попали… как нам вернуть его?
        Она сидела на коленях, судорожно пытаясь развязать узел.
        - У меня только одно предположение о том, где мы оказались, Лиса, - ответила Константин.
        - Ты говорила, что это не мир живых! Так? А как Илья мог умереть, если мы в мире мертвых!
        - Я не говорила, что это мир мертвых, Лиса.
        - А какой же еще?
        Лиса на мгновение застыла.
        Она перестала понимать, что имеет в виду Константин.
        - Я думаю, что место… нечто вроде Чистилища. Это такой коридор между миром живых и миром мертвых. В этом месте люди платят за свои грехи. Здесь их нужно искупить. Часть грехов может проститься, за другую часть ждет суровое наказание. Только после этой процедуры ты отправляешься в мир мертвых.
        Все тело Лисы заледенело. По спине пробежала жгучая волна дрожи. Она никогда не думала об этом.
        - Ты… правда… так думаешь?..
        - Не знаю. Но порталы, которые создают духи, позволяют путешествовать даже в подобные места. Я просто подумала, что… если это Чистилище, которое так тесно граничит как с миром мертвых, так и с миром живых, возможно, есть шанс как-то встретиться с Ильей снова. При этом я не исключаю того, что он может быть мертв взаправду. Я говорю о надежде на новую встречу. Короткое воссоединение. Сама я сомневаюсь, что его можно вернуть насовсем.
        В глазах Лисы застыли слезы.
        Короткого воссоединения ей будет мало.
        Ей всегда будет мало.
        - Я хочу его вернуть, Константин… я хочу, чтобы он снова жил…
        - Возможно, у нас есть шанс устроить встречу, Лиса. Я не могу ничего обещать, но в теории это должно быть возможно, если я права. Понимаешь?
        Лиса кивнула, несмотря на то, что Константин этого не видела.
        - Если это Чистилище, то мы все сможем вернуться в мир живых, а Илья… думаю, у него есть возможность заглянуть ненадолго в этот коридор, в котором мы сейчас находимся. Если человек умирает, то он умирает, Лиса. Его уже нельзя вернуть. Он будет жить лишь в нашей памяти. Это так… даже учитывая то место, куда мы попали, нам не удастся вернуть его целиком и полностью. Прости, Лиса… прости, что я внушила тебе такую ложную надежду.
        Лиса стряхнула слезы с лица и вернулась к делу - она должна освободить Константин и выбраться.
        - Нет! - бросила она в ответ. - Никакую ложную надежду ты мне не давала… Теперь я знаю, что могу встретиться с ним снова. Пускай это будет короткий миг, но я сделаю все, что в моих силах, чтобы этот короткий миг настал. Генри и Жули ждут нас снаружи. Вместе мы убежим в лес и найдем способ связаться с Ильей. Потом мы отыщем портал, который вернет нас в наш мир.
        Константин тяжело вздохнула и ответила:
        - Люди часто переоценивают смысл своего существования. Так я всегда думала. Как бы мы ни старались постичь все тайны мироздания, нам никогда не узнать, как этот мир устроен на самом деле. Мы можем пытаться. Узнавать больше и больше, но всех знаний все равно не получишь. Человечество - лишь секунда для жизни Вселенной. Это краткий миг нашего существования. На смену нам придут другие. А на смену им - снова другие. Более могущественные и совершенные создания. Но даже им не удастся узнать всю правду о Вселенной. Даже если они найдут способ жить вечно. Иногда мне кажется, что те духи знают далеко не все… поэтому они и путешествуют среди других миров, чтобы узнать… они, как и мы, ищут ответы на те же вопросы, при этом являясь самыми древними существами на свете.
        Лиса была готова подписаться под каждым словом Константин. Она и сама понимала, что никому никогда не узнать, как устроен этот мир на самом деле.
        - Кассий хотел с ними встретиться? С духами? Для этого он вызвал тебя?
        - Да.
        - Зачем они ему?
        - Он наивно полагает, что они не просто отдадут ему часть своей силы, как отдали мне и Илье, а сделают его одним из своих.
        - Зачем ему это?
        - Бессмертие. Я наконец поняла, от чего так тщетно бежит Кассий, чего он боится.
        - Смерти…
        Лиса обрадовалась - у нее начало получатся распутывать хитрый узел. Пока она работала дальше, Константин продолжила:
        - Я думаю, что он стал сильно завидовать Илье. Возможно, он даже испугался за то, что духи даровали ему вечную жизнь. Кассий не мог позволить Илье остаться со своей вечной жизнью, а потому сделал то, что сделал.
        - С чего он вообще взял, что Илья должен жить вечно?
        - Этого мы никогда не узнаем. Тайны больного сознания Кассия навсегда останутся только его тайнами. Мы лишь можем предположить, что Кассий возжелал того же… нет! Не того же… он хочет стать лучше, чем Илья. Он хочет получить больше силы от духов. Он хочет стать одним из них, чтобы жить вечно.
        - Но этого не случится, правда? Духи же не дадут ему свою силу?
        - Конечно нет! Я видела их на пляже. Они были там. Целых два. Они заговорили со мной. Они никогда не отдадут Кассию даже крупицу своей силы. Можешь за это не переживать. Илья был и остается на первом месте. Готова признать, что его наделили куда большим диапазоном способностей, чем меня. И Кассий увидел в этом опасность. Опасность в том, чего он не понимал. Он всегда страшился неизвестности. И сейчас пожелал, как можно скорее избавиться от нее.
        Выслушав Константин, Лиса наконец начала понимать истинную суть вещей происходящего вокруг нее. Оставалось все меньше и меньше белых пятен. Паззл в ее сознании наконец складывался в единую картинку. Все становилось на свои места.
        - Что мы должны сделать, чтобы увидеться с Ильей? - спросила Лиса.
        - Нам придется…
        Константин не успела договорить.
        Лиса не сразу поняла причину внезапной тишины.
        Подняв голову, она заметила, что Константин смотрит в сторону двери. Лиса живо бросила взгляд к выходу - на пороге кабинета стояла Николь.
        Девочка, сжав ладони в кулаки, тяжело дышала, молча наблюдая за ними.
        Никто не произносил ни слова.
        Лиса, заметив в глазах Николь испуг, произнесла тихим шепотком:
        - Николь, прошу…
        И Николь, оглядевшись по сторонам, просто закрыла дверь и ушла прочь.
        Лиса тяжело выдохнула.
        - Пронесло…
        - Она на нашей стороне? - не поняла Константин.
        - Сама пока не разобралась, если честно. Но нас она не стала выдавать - хороший знак…
        Наконец Лиса справилась с веревками и развязала плотный узел.
        - Получилось!
        Лиса быстро принялась разматывать Константин, чтобы скорее освободить ее. Как вдруг за дверью раздался знакомый писклявый голос:
        - Николь? Ты куда собралась? Ты проверила пленницу? Она там?
        Лиса и Константин решили затаиться. Возможно, Николь уведет Ришту, освободив им путь для бегства.
        - Чего?! - раздался голос Ришты снова. - Ты дверь даже не закрыла! Как ты могла оставить дверь открытой, дрянь такая?! Черт! Все самой приходится делать!
        Лиса поняла: пришло время действовать быстро.
        - Они идут сюда!
        - Тогда скорее!
        - Бежим!
        Лиса и Константин бросились к двери, как вдруг на пороге они столкнулись лицом к лицу с Риштой и Янсеном.
        - Какого черта?! - рявкнула Ришта.
        Дальше все происходило с молниеносной скоростью.
        - Константин! Беги! - выпалила Лиса и резко ударила Ришту по носу - брызнула алая струя.
        - Останови ее! - завизжала Ришта.
        Но Янсен не представил для Константин никакой угрозы. Девушка быстро оттолкнула парня в сторону и прорвалась вперед.
        - Дерьма кусок! - взревела Ришта. - Николь, чего стоишь, мелкая проститутка?!
        Но Николь и не думала бросаться в погоню за Константин. Она лишь сделала вид, что хочет ее догнать, но Константин ускорилась и быстро оторвалась от преследователей.
        Лиса, как и Константин, решила прорвать оборону противника и убежать.
        - Держите ее!
        Лиса рванулась вперед, но вдруг…
        Ришта схватила ее за волосы и потянула на себя.
        Лиса вскрикнула и упала на пол.
        - Вот так это делается, лохи! - Ришта гневно взирала на Янсена и Николь. - Ладно, я еще ожидала от этого сопляка слабоумия! У него даже член нормально не стоит! А ты чего стояла, как недоношенная, а?!
        Ришта крепко сжимала Лису за прядь волос. Она пыталась отчаянно вырваться из хватки, но все тщетно.
        Лиса поняла, что ей уже не спастись, но зато теперь на свободе Константин. Ее друзья обязательно что-нибудь придумают.
        - Зовите Кассия! - Ришта дальше давала указания. - Давай, Николь, беги за ним! А ты, струя мочи, останься и помоги связать ее! Ничего нормально сделать не можешь! Как полудохлый таракан! От домашних тапочек и то пользы больше! Вот как с тобой вообще можно работать?
        Янсен ничего не смог возразить Риште в ответ. Он просто стоял и молчал. Заметив его печальный вид, Лиса обратилась к нему:
        - Давай же, Янсен! Ударь эту суку! Я же вижу, что ты ее даже не любишь…
        Ришта оказалась проворнее.
        Она безжалостно пнула ногой Лису по затылку, от чего та ощутила жгучую пронизывающую всю голову боль.
        - Неси веревку, я сказала! Быстро! Быстро! Быстро!
        Янсен послушно выполнил поручение Ришты, отправившись в кабинет Илоны Марковны за веревкой.
        Ришта наклонилась к Лисе и грозно прошипела ей на ухо:
        - А ты, шалава, если хочешь жить дальше, лучше прикуси свой язык. Поняла?
        - Вот веревка!
        - Нет, стой там… я сама притащу ее.
        Янсен остался стоять с веревкой в руках в кабинете. Лиса сразу поняла, что задумала Ришта.
        Ее пытки только начинаются.
        Ришта обеими руками схватила Лису крепко за волосы и начала волочить по полу.
        Глава 25. Свидетельница
        Время: 05:20
        Задыхаясь, Константин бежала по лесу, раздвигая колючие ветви, свисающие над тропой. Когда она выбежала из главного корпуса, то не встретила Генри и Жули. Лиса говорила, что они должны ждать снаружи. Возможно, их тоже схватили?
        Ей ничего не оставалось, кроме того, как покинуть территорию больницы и убежать в чащу леса, где бы ее никто не смог найти.
        Осталась только она.
        Лишь она одна теперь может спасти своих друзей, но как?
        Ах, если бы она нашла портал и смогла связаться с кем-нибудь, кто пришел бы им на помощь!
        Но порталов она не видела. Лес пуст. Он темный и бесконечный.
        В какой-то момент Константин поймала себя на мысли, что совершенно не представляет себе, куда бежит. Она старалась хоть как-то запомнить дорогу назад, но, чем дальше она удалялась от территории больницы, тем сложнее это давалось. Она путалась в ориентирах и терялась среди высоких черных елей.
        Константин старалась обходить стороной заросли терновых кустов, из-за чего ее путь делался еще более запутанным и изворотливым. В глазах стояли слезы. Ее душило отчаяние.
        Как ей быть?
        Как ей одной спасти всех?
        Что же ей теперь делать?
        Может ли она оставить их здесь, а сама убежать в другой мир, если найдет портал?
        Нет…
        Она связала свою судьбу с судьбами тех людей и не может их предать. Она не такая. Она не убежит. Она вернется и попытается их спасти, чего бы ей это ни стоило.
        Но как?
        Должен же быть хоть какой-то план!
        Их слишком много…
        А если она попросит помощи у Малюса, Марка и Ады? Тогда их силы уравняются!
        А если их тоже схватили?
        Кассий перешел в открытое наступление.
        Полагаться на то, что трое старших ребят еще не схвачены, она не может. Это слишком рискованно.
        Но что она может сделать в одиночку?
        Даже имея дары от духов - она никак не может помочь этим людям!
        Они спасли ее. Они не оставили ее в лесу. Они привели ее в свой лагерь. Дали чистую и теплую одежду, еду. Они заботились о ней в тот период ее жизни, когда она особенно нуждалась в чьей-то помощи.
        А сейчас они нуждаются в ее помощи.
        И что она может?
        Константин так быстро бежала, что не заметила крупный корень у себя под ногами, споткнулась о него левой ногой и упала на землю, ощутив острую боль в голеностопном суставе.
        Только бы не вывих…
        Пусть это сейчас же пройдет!
        Не проходит.
        Она попыталась подняться на ноги. Константин начала хромать. Каждый раз, когда она пыталась плавно поставить левую ступню на землю, ее поражала острая жгучая боль.
        - Черт!
        Вдобавок ко всему она испачкала в земле куртку Ильи, которую он ей дал при первой встрече.
        Эта вещь - единственное, что от него осталось.
        Константин заплакала.
        Как она с раненой ногой поможет кому-то?!
        Она даже сама себе не может помочь!
        Сейчас Константин чувствовала себя слабой, как никогда.
        Никто не видел ее слез. И в этом лесу нет никого, кто бы увидел ее такой слабой и беспомощной. Она осталась одна.
        Константин, преодолевая колющую боль в ноге, уперлась о ствол ели, чтобы перевести дух и успокоиться. Она попробовала еще раз поставить ровно ногу на землю - снова боль.
        - Проклятье!
        Что же теперь?
        Константин замерла, прислушиваясь к мельчайшим звукам в этой гробовой тишине.
        И слышала она лишь свое дыхание - облачка пара из ее рта поднимались к небу.
        А потом… раздался приглушенный звук, напоминающий звон колокольчиков.
        Константин огляделась по сторонам, пытаясь отыскать источник звука. Вскоре она заметила между стволами темных деревьев голубоватое сияние.
        - Духи…
        Два голубых светоча мирно парили над землей, направляясь в ее сторону. Константин отошла от дерева и направилась им навстречу.
        Она всеми силами надеялась, что духи смогут ей помочь. Пусть они вылечат ее ногу! Большего ей не надо. Дальше она справится сама.
        - Подождите!
        На мгновение она испугалась, что духи могут улететь и оставить ее. Она прибавила шаг, стараясь игнорировать боль.
        В какой-то момент два могущественнейших существа принялись танцевать над землей в нескольких метрах от нее.
        А затем…
        Воздух содрогнулся.
        Подул сильный ветер.
        И Константин увидела, как в пространстве между духами появилась трещина.
        Ветер поднял в воздух опавшие листья и землю. Константин сделала еще один шаг - боль и ветер сбили ее с ног. Она упала на колени, опираясь ладонями в землю и прокашлялась.
        Разожглось голубое сияние.
        Константин поняла: «Духи открывают портал».
        Она подняла голову и смотрела навстречу сильному ветру. В воздухе, где кружились две блестящие сферы, появилась голубая искрящаяся щель, которая становилась все шире и шире. Два духа засветились сильнее, пуская вокруг свое голубое и белое сияние.
        Дыра в пространстве увеличивалась и растягивалась. Из нее валил золотой свет.
        Константин ничего не оставалось, кроме как наблюдать за происходящим.
        Когда портал принял нужную форму овального кольца и достиг необходимых размеров, два голубых шарика устремились ввысь и исчезли в темном небе.
        Портал открыт.
        А дальше…
        Дальше Константин увидела силуэт, который появился в золотом свете на другом конце портала. Фигура шла ей навстречу.
        В глазах у нее застыли слезы, когда она все поняла. Константин благодарила добрых духов о таком спасении.
        - Спасибо… спасибо вам… Теперь я не одна…
        Тепло улыбаясь, Константин видела, как он шел ей навстречу.
        * * *
        Руки связаны.
        Она не может себе помочь.
        Ришта тащит ее за волосы.
        Все тело уже покрыто ранами и гематомами. Она получила слишком много травм, когда ее волокли по лестнице вниз со второго этажа.
        Теперь ее тащили по жесткому асфальту. Вся спина уже горела. Ноги покрылись кровоточащими ранами. Голову опоясывала острая боль.
        Ришта ни на мгновение не отпускала прядь ее волос, обвив локоны вокруг запястья.
        Впереди всего шествия шел Кассий. За ним следовал Янсен, придерживая за руки Генри. Дальше шли Жули и Николь. Николь пришлось особенно тяжело, ведь Жули постоянно пыталась вырваться из ее хватки. А завершала процессию Ришта, волоча за собой ее, Лису, прямо по асфальту.
        - Ее нужно вернуть, - раздавал Кассий указания, - если она убежала в лес, то мы отправимся за ней немедленно. Если вы думаете, что победили, то ошибаетесь!
        Кассий резко развернулся и со злостью ударил кулаком Генри прямо в «солнечное сплетение». Генри от такого удара согнулся пополам и тяжело выдыхал воздух, не в силах вдохнуть.
        - Генри! - вырвалось у Жули. - Отпустите нас! Мы вам ничего не сделали!
        - Вы работаете на Лису, а она пошла против нас, - отрезал Кассий.
        А потом он сам остановился и подошел к Лисе, лежащей на асфальте. Он обошел ее стороной, чтобы посмотреть ей прямо в лицо.
        - Илюша мертв, Лиса. Тебе следовало успокоиться. Зачем весь этот цирк? Что такого ценного в этой Константин? Вы с ней почти не знакомы. Ты понимаешь почему сейчас происходит то, что происходит?
        Лиса не ответила.
        - Вы совершили ошибку. Не мы напали на вас, лисенок. А вы напали первыми. Дис и Атан мертвы. Их трупы лежат на том самом месте, где ветер развеял прах Илюшечки. Вы их убили?
        - Не убивали мы их! - бросила Жули.
        - Ложь! - рявкнула Ришта.
        Кассий жестом призвал ее к молчанию.
        - Если вы их не убивали, то как получилось, что они мертвы? - обратился Кассий к Лисе. - Сами они себя убили? А перед этим разделись, чтобы застыдить каждого, кто увидит их трупы? Это жестоко, Лиса. Если вы решили мстить за него, убирая каждого из нас поодиночке… Я провел над Ильей справедливый суд. Не я вынес ему приговор. А вы… действовали так нагло, по-тихому… откуда у вас столько подлости и коварства?
        Кассий наклонился ближе к Лисе, чтобы чувствовать ее сбитое дыхание на своей коже.
        - Это так мерзко, что меня сейчас стошнит…
        Лиса не сдержалась и плюнула ему в лицо.
        Она знала, что за этим последует незамедлительное наказание.
        Так и случилось.
        Ришта с силой дернула ее за волосы и рявкнула:
        - Вонючая потаскуха! Как ты посмела, мерзавка?!
        Кассий вытер слюну Лисы с лица - плевок пришелся прямо в левый глаз.
        - Спокойнее, Ришта, спокойнее… Да вершится над ними суд. Мы не дикари, чтобы мстить за пролитую кровь кровью. Кровная месть давно стала частью дикарских традиций. Вендетты не будет.
        Ришта явно не обрадовалась такому решению Кассия.
        - И что нам с ними делать? - спросил Янсен. - Не можем же мы их оставить и отправиться на поиски Константин?
        - Ты совершенно прав, мой мозговитый друг. И что ты предлагаешь?
        - Можно спрятать их и…
        - Что здесь происходит?!
        Последние сова произнес некто иной, как Малюс. Он, Ада и Марк скорым шагом направлялись к месту происшествия.
        - Кассий, что ты задумал?! - бросил Марк.
        - Ах, вот и вы! - ответил вежливо Кассий. - Мы как раз шли к вам!
        - К нам? - озадачилась Ада. - Неужели?
        - Конечно! Ибо эти… преступники совершили наглое и жестокое убийство наших людей.
        Малюс, Ада и Марк, подойдя к ним, остановились напротив Кассия и осмотрели всех присутствующих.
        - Где Дис и Атан? - спросила Ада.
        - Ах, надеюсь, что в лучшем мире… благодаря им!
        Кассий прошелся холодным взглядом по Лисе, Генри и Жули.
        - Что вообще происходит? - грозно спросил Малюс. - Где Константин?
        - Как я полагаю, она предала их и убежала в лес, оставив своих бывших друзей отвечать за совершенное преступление, - ответил спокойно Кассий.
        Все они собрались рядом с микроавтобусом, который всю ночь так и стоял на этой пустой парковке. Лиса поймала себя на мысли, что сейчас все должно закончится именно на том месте, на котором все началось.
        Но она и представить себе не могла, чем обернется все то, что происходило сейчас.
        - С чего вы взяли, что они убили Диса и Атана? - спросил Марк.
        - Мой недальновидный друг, это самый глупый вопрос, который можно было задать, учитывая всю ситуацию, - улыбнулся Кассий, - как я понял, они решили отомстить за то правосудие, которое мы, с твоей помощью, Малюс, осуществили над Ильей. Но их действия не отличились гуманностью. Мы нашли трупы наших друзей на кукурузном поле… со спущенными штанами. Как думаете, что они собирались с ними сделать прежде, чем убить?
        - И как они умерли?
        - А вот в этом, Малюс, как раз вся загвоздка! Мы не нашли никаких видимых травм на телах Диса и Атана. Из чего я делаю такой вывод - яд.
        Лиса не могла терпеть все то, о чем говорил Кассий. Но она понимала, что сама находится в крайне невыгодной ситуации, чтобы противостоять ему.
        - Но почему Ришта тащит Лису за волосы? - ужаснулась Ада. - Зачем вы схватили Генри и Жули?
        - Самозащита, Ада, только самозащита! Не более! - ответил Кассий на это. - Видите ли, после убийства Диса и Атана, эти трое… тогда их было еще четверо… пришли к нам в лагерь и напали на нас, когда мы оплакивали наших друзей. К счастью, нам удалось благополучно отразить нападение и остаться в живых. Что касается Константин, то в самом начале завязавшейся потасовки она дала деру. Считаю, что она очень опасна. Тут лишь два варианта. Либо она вернется, чтобы мстить и закончить начатое дело. Либо она, действительно, предала их и слиняла восвояси. В любом случае, в данный момент, по моим предположениям, Константин скрывается в лесу от руки правосудия.
        Лиса имела возможность видеть, как в следующий момент Малюс шагнул в сторону Кассия, не сводя с него серьезного взгляда.
        - Ты лжешь, - процедил он.
        - Лгу?! Ха! Да зачем мне это? Малюс, ты же умный человек. И ты, как никто другой, уж точно можешь отличить правду от лжи. Отчасти я понимаю этих людей. Они убиты горем после смерти своего друга. Но мы с тобой знаем, что Илья был казнен по справедливости. Что до Лисы и ее друзей, то горе помутило их разум и подтолкнуло к убийству. Месть, Малюс, это просто грязная месть. Они считают нас повинными в том, что случилось с Ильей. Но Илья сам избрал свою участь. Каждое его действие вело к тому, что случилось с ним в итоге.
        Малюс не сдавал позиции.
        - А вот здесь ты прав, Кассий. Илья сам избрал свою участь. И это я знаю наверняка. Что бы я ни делал, он знал, что умрет сегодня. И он сам поджег себя, верно? Ты ничего не смог сделать тогда. Ты хотел лично уничтожить его, но он не дал тебе того, чего ты желал. Он обыграл тебя в твоей же игре, Кассий. И мы оба это знаем, не так ли? Илья победил тебя, даже оказавшись в шаге от смерти. Он не дал тебе свершить то, чего ты так жаждал. Он обставил тебя. Илья обвел тебя вокруг пальца, как маленького ребенка.
        И Малюс усмехнулся, глядя прямо в лицо Кассию, отчего улыбка с лица другого резко исчезла.
        - Больше тебе меня не обмануть, Кассий. Я вижу тебя насквозь. Я наконец узрел… истину.
        Лиса затаила дыхание. Она чувствовала общее напряжение. Будто воздух вокруг нее стал плотным и непроницаемым.
        Ей казалось, что Кассий готов набросится на Малюса и разорвать его в клочья.
        Но, к счастью, этого не случилось. Вместо нападения Кассий перевел стрелки и обратился к Аде:
        - Ада. Милая. Ответьте мне такой вопрос. Вы бы оправдали поступок этих людей? Вы одобряете их решение?
        - О каком решении ты говоришь? - решила уточнить Ада.
        - Об их решении убить Диса и Атана.
        - Во-первых, нет никак доказательств, что именно они убили близнецов. Во-вторых, я никогда не поверю, что Лиса, Генри, Жули и Константин могли бы опуститься до такого.
        - О чем я и говорю!
        Кассий поспешил отойти прочь от Малюса, будто чувствуя исходящую от него опасностью.
        - Все мы были уверены в благородстве этих четверых! Они пережили смерть друга и приняли ее? Нет! Мы ошибались. Они не справились с тем, что один из них оказался предателем и чудовищем. Видно, они сами не далеки от Илюшеньки… все они похожи! Все они строят из себя таких святош и благодетелей, которых белый свет не видывал! А что в итоге? Под покровом темноты они готовы убить двоих людей… да еще самым изощренным и подлым методом! А потом напасть и на других, скорбящих по утрате друзей. Как это называется, Ада? Ложь? Фальшь? Лицемерие? Кому еще было выгодно убийство Диса и Атана? Давайте исходить из мотивов! Я, Ришта, Ян и Николь - их друзья. Никому из нас смерть наших бравых защитников не выгодна. Что до вас… я очень сомневаюсь, что у вас были какие-то мотивы совершить любое убийство. А они… они-то имели все мотивы убить двоих братьев. Все ясно, как день, Малюс? Разве ты не видишь?
        - И чего ты хочешь? - спросил прямо Малюс.
        - Того же, что и всегда. Справедливости.
        Кассий набрался смелости и шагнул в сторону Малюса.
        - Покарай их, Малюс. Покарай их за все грехи. Они это заслужили.
        Лиса заметила, как Ада и Малюс переглянулись. Возможно, эти двое долго обсуждали то, что случилось с Ильей. Лиса могла только представить себе состояние Малюса. Еще одного суда он точно не выдержит.
        - Не будет больше смертей, Кассий. Не будет казней. Не будет наказаний и сожжений. Мы все здесь собрались. И никто никого не убьет. Мне очень жаль, что Дис и Атан мертвы, но я не согласен проливать кровь дальше. Это должно прекратиться. Сейчас. Кассий, остановись. Прошу тебя. Не надо…
        Кассий тяжело дышал.
        Его плечи понимались и опускались.
        Он уже пыхтел, как разъяренный бык, готовый вырваться на арену для борьбы с матадором.
        - Надо, Малюс… надо…
        Но никто так и не узнал, что собирался сделать Кассий после этих слов, ведь в следующее мгновение случилось нечто, что явно не входило в его планы.
        - Смотрите! - это крикнул Марк.
        - Кто там идет? - спросила Ада.
        Все смотрели в сторону ворот, за которыми простилался темный лес. Но лишь одна Лиса не могла видеть того, что видели остальные.
        Ришта замерла над ней, как вкопанная.
        - Это Константин! - крикнул Генри.
        - С ней… кто с ней идет, Генри?.. - не могла разглядеть Жули.
        Лиса попыталась каким-то образом развернуться боком, лицом к лесу, чтобы увидеть то, на что смотрели остальные.
        Ей не сразу удалось совершить задуманное. К счастью, Ришта больше не обращала на ее никакого внимания.
        Лисе удалось развернуться лицом к дороге, подогнув под себя ноги. И она увидела…
        Двое шли к ним со стороны леса.
        Одним из этих двоих была Константин, как все и сказали.
        А второй…
        Когда Лиса его увидела, из глаз брызнули горячие слезы. Она не смогла сдержать улыбки. Все в ней загорелось жарким пламенем.
        Он здесь. Он идет к ней. Он жив.
        - Илюшенька…
        Глава 26. Путь искупления
        Время: 05:35
        - Сколько раз мне еще убивать тебя?! - взревел Кассий.
        Илья и Константин остановились в нескольких шагах от собравшихся.
        - Немыслимо… - вырвалось у Янсена.
        - Как же так получилось? - удивился Генри. - Илюшенька! Ты жив?!
        В глазах Лисы стояли слезы.
        Она сама не заметила, как Ада незаметно подошла к ней и разрезала веревки на запястьях, освободив ее.
        - Почему… ты… жив?! - голос у Ришты дрожал.
        Ее удивление было настолько велико, что она сама не заметила, как выронила волосы Лисы из рук, позволив ей полностью освободиться.
        - Я тоже рад вас видеть, - Илья тепло улыбнулся каждому.
        - Илюша!
        Лиса бросилась к нему.
        - Эй! Ты как выбралась, чертовка?! - рявкнула Ришта.
        Лиса уже никого не слышала.
        Илья был здесь.
        Он вернулся!
        Она бросилась к нему в объятия и поцеловала в губы - как же ей этого не хватало. Кожа Ильи светилась золотистым сиянием. Босой, одет он был во все белое.
        - Я скучала… - шепнула Лиса ему на ухо, - я так тебя люблю… не бросай меня больше! Прошу! Еще одного расставания я просто не выдержу… Илюшенька!
        Он обнимал ее.
        Он рядом с ней.
        Она чувствует прикосновение его теплых рук к своему телу.
        Совсем недавно она считала, что лишена этого удовольствия на всю жизнь. Но вот он снова с ней. А она с ним. И больше их ничто не разлучит.
        Никто не смел прервать их мгновение воссоединения.
        Никто кроме…
        - Я уничтожу тебя!
        Кассий рванулся с места.
        Малюс вырвался вперед.
        - Нет! - вскрикнул он, расставив руки, закрыв спиной Илью и Лису.
        Лиса прижалась к Илье сильнее, уткнувшись лицом ему в грудь. Илья обнял ее крепче, закрывая собой.
        Все замерло.
        Разъяренный Кассий стоял прямо перед Малюсом, который закрывал собой двоих.
        Малюс сказал:
        - Однажды я совершил ошибку и отправил его на смерть. Больше я этого не допущу. Ты не тронешь его, Кассий. Теперь Илья полностью под моей защитой.
        Мгновение.
        А потом…
        Сверкнуло блестящее лезвие.
        Раздался свист рассеченного воздуха.
        В одно движение Кассий вонзил скальпель прямо в шею Малюса так, что лезвие оказалось под «адамовым яблоком».
        В тот же миг из Ады врывался истошный вопль:
        - Нет!
        Она подбежала к Малюсу и поймала его прежде, чем тот упал, коснувшись земли. Из шеи его струились алые брызги.
        - Малюс… нет!..
        Ада, обливаясь слезами, склонилась над ним.
        Алая лужа крови обильно растекалась под Малюсом.
        - Ада… я люблю тебя… прости… я должен был… послушаться… свою совесть…
        - Малюс! Нет! Не умирай! Прошу! Не умирай! Пожалуйста! Я так тебя люблю…
        Ада аккуратно поцеловала его в губы.
        Малюс нежным движением заправил ее непослушный локон за ухо и тепло улыбнулся.
        - Спасите его…
        И закрыл глаза.
        - Малюс! Нет! Не умирай! Малюс! Малюс… Нет!
        Ада, сидя на коленях на земле, прижимая к себе окровавленное тело Малюса, жалобно ревела.
        А дальше случилось сразу несколько вещей.
        Генри резко вырвался из хватки Янсена и набросился на Кассия со спины, прижав того к асфальту.
        - Сейчас ты сдохнешь, гребаный ублюдок! - взревел Генри, принявшись избивать Кассия кулаками по лицу.
        Кассий нервно барахтался, пытаясь тщетно сбросить с себя Генри. На помощь Генри выбежали Марк и Жули.
        - Генри, оставь его!
        Со слезами в глазах Генри отчаянно колотил Кассия.
        - Ублюдки! - заорала Ришта.
        Раз - ее взгляд упал на Лису.
        Два - она крикнула:
        - Ян, помоги мне!
        Но Янсен не двинулся с места…
        - Янсен!
        Он не проронил ни звука.
        - Предательский кусок дерьма! Помоги мне убить ее!
        Лиса медленно нагнулась и взяла в руку крупный камень с дороги, спрятав его за спиной. Она осторожно смотрела на Янсена, понимая, что он заметил то, что она сделала.
        - Если хочешь что-то делать - делай это сама, - ответил Янсен Риште.
        Ришта лишь рыкнула в ответ и плюнула в ноги.
        Три - Ришта бежит к Лисе.
        - Я оторву тебе голову, мразотина!
        Лиса быстро шепнула Илье:
        - Не шевелись… Я сама…
        И вот, когда Ришта оказалась в полуметре от нее, Лиса вынула камень из-за спины и нанесла резкий сокрушительный удар по голове Риште.
        Хлюп!
        Брызнула вишневая кровь.
        Ришта застыла в оглушении с тупым взглядом, не понимая, что происходит.
        Вот к ним подошел Янсен и попросил у Лисы:
        - Можно мне?
        - Да, пожалуйста!
        Лиса передала Янсену окровавленный камень, и он нанес по голове Ришты второй удар, отчего та замертво рухнула на землю, словно тряпичная кукла.
        - Ах, приятно-то как!..
        Лиса осмотрелась.
        Мгновением раньше Марк, Генри и Жули связали избитого в кровь Кассия по рукам и ногам, запихнув ему в рот кляп в виде изношенной пары носков Генри.
        Больше никто не сопротивления не оказал.
        Николь так и осталась стоять там, где находилась все время.
        Опустилась тишина.
        И был слышен лишь горький плачь Ады над мертвым холодным телом Малюса.
        - Ты можешь что-то сделать? - обратилась она к Илье.
        Он прошел к ней, сел рядом и положил ладонь на лоб Малюса.
        - Прости, Ада, - ответил он, - его уже не вернуть. Он обрел покой. Он рядом с тобой. Здесь. Сидит за твоей спиной и обнимает тебя руками. Ты чувствуешь? Он завел руки поверх твоих плеч и прижимает тебя к себе. Почувствуй его.
        Ни у кого из присутствующих не оставалось сомнений: Илья видит призрак умершего Малюса, что сидит рядом с Адой.
        - Спасибо, что спас меня и Лису, - обратился Илья к призраку Малюса.
        Ада взглянула на Илью, пытаясь почувствовать то, о чем он говорил. А потом она прижала руками что-то невидимое рядом с животом. Будто она держала призрачные руки Малюса, обнимающие ее.
        - Я чувствую… да… он здесь…
        Ада сдавленно заплакала. Илья приобнял ее и сказал:
        - Малюс говорит, чтобы ты жила полной жизнью, какой захочешь. Не надо долго горевать о его смерти. Время, проведенное с тобой, было для него самым лучшим временем в его жизни. Он будет ждать тебя на Небесах. Он будет ждать столько, сколько потребуется. Он хочет увидеть твоих детей и внуков, Ада. Он хочет быть рад и горд за тебя. Живи, Ада. Живи ради него и ради себя. Защитив меня, он защитил и тебя. И всех нас.
        Когда Илья отошел от Ады, Лиса воспользовалась моментом и снова обняла его.
        - Я испугалась, что могу снова тебя потерять…
        - Все хорошо, Лиса, скоро все закончится.
        Он поцеловал ее в лоб.
        Осталось разобраться с последними двумя из лагеря Кассия. На них обратил внимание Марк, спросив:
        - А вы что скажете в свое оправдание?! Может, и их связать тоже, пока они не выкинули глупость?
        - Успокойся, Марк, - ответил ему Илья, - я не думаю, что Янсен и Николь представляют для нас угрозу. Давай дадим возможность им высказаться. Пришло их время. Каждый заслуживает прощения и искупления. Они могут исповедаться. Давайте же выслушаем их исповеди.
        Первым вперед вышел Янсен. Остальные собрались в круг, чтобы выслушать его.
        - К-хм… для начала мне бы хотелось извиниться перед всеми вами. Мне ужасно стыдно, что я участвовал в убийстве Израиля. И в твоем убийстве, Илья… Прошу! Простите меня…
        Не в силах сдержать нахлынувшие слезы, Янсен упал на колени и закрыл лицо руками.
        - Простите меня… прошу… простите… я не хотел этого… но не мог остановить их… я струсил… слабак… червяк… грешный трус!..
        Илья присел напротив Янсена и опустил правую ладонь на макушку.
        - Пусть твое сознание прояснится. Ты можешь рассказать нам все, Янсен. Никто и никогда тебя больше не осудит за то, что ты сделал. Если расскажешь, я прощу тебе твои грехи. Расскажи нам, Янсен, что с тобой происходило здесь.
        Он поднял голову и вытер слезы с лица. Янсен внимательно изучал лаза Ильи и говорил внятно и спокойно:
        - С самого начала я не знал, где мое место. Я обманывал сам себя и думал, что мое место рядом с Риштой. Она же была моей девушкой. Ришта примкнула к рядам Кассия. И я вместе с ней. Иначе быть не могло. Я думал, что люблю ее. Но я ошибался. Да, мне не все нравилось в ней. У нее… сложный характер. Но я говорил себе, что все это - мелочи. Я должен принять любимого человека таким, какой он есть. Но чем дальше заходило это дело, чем больше я видел внутреннюю суть Ришты, ее черствую душу, ее жестокость, все ее пороки… тем меньше я любил ее. И тем больше понимал, что не просто не люблю ее. Я презираю ее. Я стал ее ненавидеть. Когда не стало тех, с кем она могла жестоко обращаться, она стала жестоко обходиться со мной. Я вообще сомневаюсь, что она когда-то испытывала ко мне хоть какие-то чувства, которые даже отдаленно можно приблизить к любви. Нет… я был для нее инструментом достижения потребностей. Я - первый спортсмен в Академии. И я - ее парень. Ей это было нужно, чтобы свысока смотреть на других и славить свое самолюбие. Риште всегда нужен был секс. Грязный и развратный. Она использовала меня и для
этого. Я выполнял все ее поручения. Делал то, что она не хотела делать. Вся домашняя работа по учебе. Списывание на тестах. Все! Она полностью жила за мой счет даже в материальном плане. Я ей давал слишком много. А взамен ничего не получал. Единственная обратная связь от нее - ругань и унижения. Она не видела во мне мужчины. Я не мог этого больше выносить. Обдумав все это, я признался, что все это время лгал самому себе. Я ее ненавижу. И сейчас… мне не составило труда прикончить эту сволочь.
        Янсен наклонился к Илье ближе и обнял его.
        - Прости меня, Илюша. Я не хотел, чтобы ты умирал. Правда, не хотел. Но я запутался. Я не знал кто я и чего я хочу. Я блуждал в этом темном лабиринте, пока не понял все… и понял я это в тот момент, когда увидел тебя сейчас. Спасибо, что открыл мне глаза! Спасибо…
        И Илья ответил ему:
        - Ты прощен, Янсен. Я отпускаю тебе все твои грехи. Ты заслужил прощения. Молодец.
        Двое поднялись на ноги, и Янсен осмотрел остальных вокруг - по их взглядам он видел, что они готовы его простить. Возможно, не сразу, но у него есть шанс искупить свои грехи и заслужить их доверие.
        - Теперь ты, Николь, - Лиса нахмурившись уставилась на девушку.
        Она уже давно хотела услышать от нее больше, чем одну короткую фразу, и узнать, что она скрывает на самом деле.
        - Хорошо.
        Николь кивнула и, как и Янсен, вышла в центр круга, где должна была исповедаться.
        - Для начала вы должны кое-что узнать обо мне. До этого момента я всегда скрывала это ото всех. Это была… только моя тайна. Теперь пришло время все рассказать. Прошу не судить меня строго, если не увидите моих слез. Я не умею проявлять эмоции так же ярко, как это сделал сейчас Янсен. Но будьте уверены, что я тоже раскаиваюсь в том, что приняла сторону Кассия… я струсила. Это была слабость. Но в итоге я выступила против них. И сейчас вы все узнаете.
        - Ну-ну…
        Николь бросила короткий взгляд в ноги, а потом продолжила:
        - У меня есть болезнь. Диагноз. Параноидная шизофрения. Многие шепчутся за моей спиной и считают меня психичкой. И они правы. Я вижу галлюцинации - то, чего нет на самом деле. И я смирилась с ними. Они - часть мира, в котором я живу. Я привыкла к ним. Они перестали быть для меня чем-то пугающим и угрожающим. Я нашла с ними связь и подружилась. Если я начну принимать препараты, то они исчезнут. Мне этого не хочется. Они мне нужны. Они стали моими друзьями. Но в этом месте… все не так, как в нашем мире. Здесь все мои галлюцинации стали реальностью. В какой-то момент я поняла, что они не просто - плод моего больного воображения. Они реально существуют и могут совершать определенные вещи. И я должна признаться вам кое в чем…
        Николь посмотрела прямо на Лису и сказала:
        - Помните, после застолья вы встретили жутких призраков в больнице?
        Лиса, Жули и Генри дружно ахнули. Они вообще не хотели вспоминать те ужасы, с которыми им довелось столкнуться.
        Не удивился лишь Илья.
        Конечно, теперь он все знал и без слов Николь.
        - Это сделал Пугало - мой друг. Я нашла его здесь и подружилась с ним. Сейчас я не могу показать его вам. Я его отпустила. Он уже ушел, когда выполнил то, о чем я попросила. На самом деле мне не хотелось, чтобы он насылал на вас тех жутких призраков, но это была его инициатива. Это проверка. Мы хотели узнать: сможете ли вы выстоять в самых сложных и экстремальных ситуациях, которые вас ждут в будущем. Эти призраки не представляли для вас смертельной угрозы. Они нужны лишь для того, чтобы напугать вас. И вы справились с нашими испытаниями. Простите нас с Пугало, что заставили вас пройти через весь тот кошмар.
        Никто даже не мог придумать, как реагировать на то, что сейчас узнал. Первая собралась с мыслями Жули и спросила у Николь:
        - Ты сказала, что те призраки в больнице - задумка твоего… Пугало, правильно?
        Николь кивнула.
        - А о чем ты его сама попросила?
        Николь сделала паузу, за которую прошлась взглядом по всем присутствующим и заострила его на Кассие. Потом последовало признание:
        - Я приказала Пугало убить Диса и Атана.
        Раздались удивленные ахи.
        Кассий вылупил глаза, уставившись на Николь.
        - Это было мое решение. Я исходила из трех соображений. Первое - так я смогла бы отомстить за то, что Дис и Атан сделали с тобой, Илья. Во время истязания и после… Второе - так помогла вам победить Кассия и его людей. Я хотела искупить свою вину за то, что вначале ушла в лагерь Кассия и помогала им, ведь сильно боялась. Тогда я еще не знала, чем все обернется. Третье - я хотела внести свою лепту в борьбе с Кассием, понимая, что, лишившись своих верных воинов-защитников, его силы значительно ослабнут. Я взяла на себя грех за это убийство и приказала Пугало расправиться с ними самым жестоким образом. Никаких видимых повреждений на их телах нет - все так. Перед смертью они видели и чувствовали то, что желал Пугало. Он насылал на них мучительные галлюцинации. А потом… просто остановил их сердца, как по щелчку пальцев. Все просто.
        Откровение Николь, пролившее свет на загадочную смерть близнецов, произвела на Лису сильное впечатление. Она не ожидала такой смелости и решительности от тихони Николь.
        - Спасибо тебе, что не сдала нас, когда нашла в том кабинете, - обратилась к ней Константин, - уже тогда мы с Лисой стали догадываться, что ты не на стороне Кассия.
        - Да, - кивнула Лиса, - но я все еще не могла быть уверена в тебе полностью. Спасибо тебе, Николь. Я рада, что ты не стала такой же предательницей, как Пелагея. Ты предала тех, кого считала настоящими врагами. Ты храбрая. Я сейчас это поняла, Николь. Ты очень храбрая. Если тебе важно, то я тебя прощаю.
        Илья подошел к Николь и приобнял ее.
        - Ты справилась, Николь. Ты исповедалась, и мы все тебя прощаем за все. Спасибо, что помогла нам. Твоя помощь бесценна.
        - Значит, Николь все это время была нашим тайным союзником и двойным агентом в тылу врага? - размышлял Генри вслух.
        - Именно так, Генри, - ответила Жули, - ты все понял совершенно правильно.
        - Вот круто же! Круто!
        Теперь, когда Янсен и Николь прошли этап искупления, оставались последние вопросы, на которые важно получить ответы.
        И один из таких вопросов задал Марк:
        - Что дальше, Илья? Где мы все-таки и как нам выбраться?
        - Именно за этим я вернулся.
        Сказав это, Илья прошел к Лисе и взял ее за плечи.
        - Прости, Лиса, но, я думаю, ты и сама обо всем догадываешься. Я не смогу остаться с тобой навсегда. Мне придется вернуться в мир мертвых, когда я выведу вас отсюда.
        Лиса это понимала.
        Конечно, в глубине души она всегда это знала.
        Если человек умирает, то он умирает в любом мире.
        - Да, Илюша, я знаю.
        Илья взглянул на Константин и продолжил:
        - Ты была права в своих предположениях. Это место - Чистилище. Так мы все назвали его Темным Царством. И меня вернули к вам на время. Когда я верну вас в мир живых, то отправлюсь назад, в мир мертвых. Это… лишь короткий визит. Мне дали возможность попрощаться.
        Лиса взяла его за руку.
        В последние минуты пребывания Ильи с ней, она не желала его отпускать ни на миг.
        - Чистилище предназначено для искупления и отпущения грехов. Здесь вершится настоящая исповедь. В мир мертвых попадут лишь чистые души. Гнилым же душам на Небесах делать нечего. Это же правило действует во всех направлениях. Куда бы ты ни собрался - будь то в мир мертвых или же в мир живых, искупление придется пройти. Именно этим мы с вами и занимались здесь все это время. Очищали наши души. И Янсен с Николь прошли свое искупление не напрасно. Отныне они тоже могут вернуться домой вместе с вами.
        Новость о скором возвращении домой всех взбодрила. Это была самая лучшая новость за последнее время.
        Они могут вернуться.
        - Но есть еще одно условие…
        И Илья взглянул на Кассия.
        - Ворота в мир живых не откроются, пока в Чистилище останется хоть одна гнилая душа. Лишь в том случае, когда останутся только чистые души, прошедшие искупление, портал откроется. Но не все души могут искупить свои грехи. Есть и те, кто просто не способны на это. Такими были Ришта, Дис и Атан. Их смерти в этом мире избавляют Чистилище от присутствия их неочищенных душ. Они… отправляются в иное место. Мир мертвых не так тесен, как может показаться. Там… найдется место для всех.
        Илья осмотрел своих друзей вокруг и добавил:
        - Надеюсь, вы поняли, что я имею в виду?
        Все смотрели на Кассия.
        Тот весь истекал потом и заливался краской, готовый разорваться от ярости и злости.
        Марк озвучил вопрос, который мучал сейчас всех присутствующих:
        - И что мы будем делать с ним?
        Глава 27. Исход
        Время: 05:50
        - Да на кол его посадить!
        Услышав это из уст Генри, Жули тут же толкнула брата в плечо, призывая к молчанию.
        Лиса, озаботившись тем, что им придется убить Кассия, чтобы открыть портал в мир живых, обратилась к Илье с вопросом, который теперь мучил ее все это время:
        - Илюшенька, а разве мы не согрешим, если предадим его смертной казни?
        - Это станет вашим последним грехом в этом мире, который проститься вам, - ответил Илья спокойно, - все другие грехи уже отпущены. Осталось совершить последний.
        - Последний грех, значит?
        Илья кивнул.
        Никто не представлял, как поступить с тем, кто больше остальных заслуживал наказания.
        - Лиса, Ада, - обратился к ним Марк.
        Две девушки взглянули на него.
        - Он убил ваших возлюбленных. Кассий убил тебя, Илья. И он же убил Малюса. Никто из нас не сможет придумать для него наказания достойней, чем вы - те, кому он причинил боли и страданий больше остальных. Я считаю, то именно вы вдвоем должны решить, как нам с ним поступить. А мы уже… исполним все, что скажете.
        Лиса и Ада переглянулись и посмотрели на остальных - все согласились со словами Марка, ожидая решение от них.
        - Ты тоже считаешь, что это будет правильно? - спросила Лиса у Ильи.
        - У тебя появилась возможность отомстить за меня. Воспользуйся своим последним шансом на грех.
        Лиса не знала, как ей относится к этому праву.
        Для нее это казалось чем-то странным. Право на последний грех. И этим грехом станет убийство.
        Конечно, сама она никого не убьет, но приготовит живого человека к смерти.
        - Если так, то мы примем решение, - согласилась Ада.
        Две девушки первым делом мельком взглянули на того, кого должны подвернуть смертной казни. Кассий весь заливался потом и краской. Его трясло. Он хотел вырваться или сплюнуть кляп - все тщетно.
        Ада взяла Лису за руку и посмотрела ей в глаза.
        - Он заслуживает самой жестокой кары за то, что сделал с людьми, которых мы любили.
        - Ты права, - Лиса кивнула, - и мы…
        И что-то мелькнуло в сознании.
        Неожиданно для себя Лиса поняла, как это должно случится.
        - Ты думаешь о том же, о чем и я? - Ада слегка улыбнулась.
        - Кажется, да. Ты уверена?
        - Абсолютно. Меньшего он и не заслужил.
        - Да. Ты права.
        - Скажешь им? Или я скажу?
        - Я скажу.
        Лисе оставалось сделать одно - озвучить решение, которое они приняли. Наказание для Кассия за все уже выбрано.
        - Генри! - Лиса обратилась к нему.
        - Да, Лиса?
        - Помнишь, ты часто сетовал на то, что тебя никто не хочет слушать? Да и Жули частенько затыкает тебе рот, за что ей, конечно, большое спасибо.
        - Хах! - легко усмехнулась Жули. - Всегда пожалуйста!
        Генри состроил недовольную гримасу, словно маленький ребенок, которому не купили игрушку.
        - Еще бы… ну, да! Не слушает меня никто и никогда! Это мое проклятие, наверное…
        - Тогда я тебя обрадую, - ответила ему Лиса, - в этот раз мы послушаемся тебя. Видишь, ли… нам с Адой приглянулась твоя идея.
        Все остолбенели.
        Они изумленно уставились на двух девушек, принявшись непростое решение.
        - Это значит, что… - пробормотал Марк.
        И Генри радостно выпалил, подняв кулаки к нему:
        - Да! На кол его! На кол!
        - Вы уверены? - решил убедится Марк.
        Лиса и Ада, переглянувшись, ответили дуэтом:
        - Абсолютно.
        * * *
        Янсен и Генри приложили все свои силы, чтобы не дать Кассию сбежать. Пришлось усадить негодяя в позу зверя, поставив его на колени и на локти рук, и заставить силой сидеть в этой позе. Гени даже сел Кассию на спину. Но тот резво дергался, тщетно пытаясь вырваться из крепкой хватки Янсена.
        - Нельзя ли там побыстрее? Марк! Он же убегает! - позвал Янсен.
        Девушки стояли в стороне и наблюдали за происходящим. Илья не имел права вмешиваться. Это только дела живых.
        - Все готово!
        Из леса выбежал Марк с длинным заостренным деревянным колом, длинною в четыре метра.
        Все переместились на почвенную площадку близ кукурузного поля, где деревянный кол можно было с легкостью ввести в землю.
        Троим парням предстояло самим справиться с казнью Кассия.
        - И как это делать? - озадачился Янсен.
        - Все просто!
        Генри спрыгнул со спины Кассия и одним резким движением сорвал с него штаны, оголив зад.
        - Вставляй! - пропел Генри.
        Марк прокашлялся и зашел за Кассия, обхватив деревянный кол двумя руками, нацелившись острием в задний проход Кассия.
        Только он хотел продвинуть кол вперед, как Ада их остановила:
        - Подождите!
        Трое парней взглянули на нее, ожидая дальнейших указаний.
        - Выньте у него кляп.
        Янсен выполнил просьбу Ады и извлек комок носков из рта Кассия. Тот тут же завизжал:
        - Вы что делаете? Не надо! Прошу! Я тоже исповедуюсь! Позвольте мне искупить свои грехи! Илюшечка! Илюшенька! Прости! Простите меня и мои злодеяния! Я больше не буду! Я приму твой божественный свет! Только не делайте этого! Прошу! Не надо! Смилуйтесь надо мной… смилуйтесь! Не убивайте меня! Где же ваше милосердие? Зачем вы это делаете? Ну, зачем?
        Лиса взяла Илью за руку:
        - Он же не сможет очистить свою душу?
        - Не сможет, - покачал Илья головой.
        - Смогу! Вот увидите! - взревел Кассия, заливаясь слезами. - Видите, я плачу? Это мои грехи выходят из меня горячими слезами! Простите! Простите меня пожалуйста! Не убивайте! Молю! Мне очень жаль… мне так стыдно! Так стыдно!
        Генри устало покачал головой:
        - Эх, не надо было вынимать кляп…
        Кассий весь трясся. Руки и ноги его не держали. Его тело было готово рухнуться на землю.
        - Пощадите! Пощадите меня! Лиса! Лисенок! Прошу! Пожалуйста! Ада, прости… я погорячился… я…
        И Ада тут же дала команду:
        - Давай, Марк!
        И Марк приступил к своей задаче.
        - Держите его крепче! Не отпускайте. Мы вместе поднимем его. Генри, Ян, вы готовы?
        - Готовы! - ответил Генри за них двоих.
        - Тогда приступим.
        И Марк ввел острие кола в задний проход Кассия.
        Тот завизжал:
        - Не надо! Ну, не надо! Не надо! Не надо! Прошу! Нет! Нет! Не делайте этого! Не делайте так! Не надо!
        Кассия содрогался. Из глаз обильно вырывались слезы.
        - Я буду хорошим… не надо! Не делайте этого! Нет!
        Марк продвигал кол в тело Кассия все глубже. В какой-то момент Кассия перестал что-либо говорить и с силой задержал дыхание.
        - Сукины дети! - вырвалось из уст Кассия.
        И он сам начал с силой вырываться из хватки Генри и Янсена, которые крепко обнимали его руками, чтобы не убежал.
        - Держите его! - скомандовал Марк.
        - Стараемся!
        Генри и Янсен изо всех сил вцепились в Кассия, не давая ему уйти. Кассий рычал и пыхтел, словно дьявол, заточенный внутри него, готов вырываться наружу.
        Он отчаянно бросался проклятиями и матерными словами. Он ревел и визжал от неистовых мучений.
        Марк все дальше продвигал кол, а затем дал новую команду:
        - Поднимаем!
        Янсен и Генри, обхватив Кассия, принялись поднимать его. Марк крепко держал кол, пытаясь поставить его в вертикальное положение.
        Кассия истошно матерился и дергал руками и ногами, но так он чувствовал куда больше боли.
        Генри и Янсен придерживали кол, когда Марк вонзал его в землю.
        Лиса, не в силах выдержать это зрелище, уткнулась лицом в плечо Ильи, но все равно смотрела на происходящее одним глазом, готовая в любой момент закрыть его.
        - Получилось?! - спросил Янсен.
        - Думаю, да, - кивнул Марк.
        Все трое наконец отпустили кол и отошли в сторону.
        - Да, получилось! - обрадовался Генри.
        Все смотрели на Кассия, который в этот миг оказался насажен на деревянный кол, словно шашлык. Еще какое-то время он дергался и вопил, а затем замер и сжался, пытаясь вытерпеть жуткую боль.
        Медленно он принялся сползать вниз по колу, зажмурив глаза и задержав дыхание.
        Кассий откинул голову назад и испустил душераздирающий вопль.
        А потом острый конец кола, пройдя через все его тело, вышел окровавленным шпилем наружу прямо изо рта Кассия.
        И крики затихли.
        Тело Кассия обильно истекло кровью - алый фонтан вытекал изо рта, покрывая все его тело красной фатой.
        Он сполз еще немного, а затем застрял - ноги оказались в метре от земли.
        Так тело Кассия и осталось висеть на коле рядом с кукурузным полем на фоне главного корпуса больницы, как знак их последнего прощенного греха.
        * * *
        - Больше мы сюда не вернемся, - Марк шел рядом с Генри, - можете попрощаться с этим местом.
        - Да пошло оно к черту! - выкрикнул злостно Генри, развернувшись мельком в сторону больницы, утопающей во мраке. - К черту!
        - Вот это я понимаю: достойное прощание! - усмехнулся Янсен. - Хорошо бы было еще все сжечь дотла, чтобы ничего не осталось.
        Они шли по лесу, а их проводником стал Илья, ведя их по тропинке к порталу, который выведет их всех из Темного Царства.
        - Илюша, - Лиса крепче сжала его руку.
        - Да, Лиса?
        - Если это было Чистилище, значит, я еще вернусь сюда, когда умру?
        - Да, но это будет уже совсем другое Чистилище.
        - И мне придется искупить свои грехи снова?
        - Ты справишься, Лиса. Все свои грехи за начало своей жизни ты можешь считать отпущенными. Останется лишь другая их часть - той жизни, которую ты начнешь, когда пройдешь через портал.
        - Получается, что это наши с тобой последние минуты?
        - Не последние. Как я сказал, мы еще увидимся. Я буду тебя ждать. Мы с Марком будем ждать вас с Адой столько, сколько потребуется ждать. И тебе я хочу сказать то же самое, что он сказал ей. Живи, Лиса. Живи. Живи так долго, сколько сможешь. И никогда не сдавайся. Увидится мы всегда успеем.
        - И все же… я буду скучать.
        - Постарайся скучать недолго. Я - лишь часть твоей жизни.
        - Большая часть. И очень значительная. Ты дал мне то, что никто еще не давал!
        Илья не ответил ничего, а просто приобнял Лису к себе, чтобы дальше идти с ней к порталу бок о бок.
        - Жули!
        - Да, Генри?
        - Как думаешь, когда мы вернемся, нам вернут нашу гитару?..
        - Ох! Если хочешь знать мое мнение, то, когда вернусь домой, завяжу с этим вонючим волонтерством раз и навсегда! Тоже мне! Помогла людям! Одного этого раза мне хватило на всю жизнь!
        - Ха-ха! Узнаю свою сестренку!
        Николь и Константин шли рядом. Почувствовав неловкое молчание, Николь спросила:
        - А куда ты пойдешь, когда вернешься?
        - К маме, - ответила Константин, - она уже несколько лет считает, что я мертва. Или потерялась. Не знаю даже. Это единственное, о чем я жалела, когда скиталась по другим мирам. Забыла ли я о ней? Нет. Я каждый день ее вспоминала. Но не вернулась к ней. И за это мне ужасно стыдно.
        - Если что, то я помогу тебе добраться до дома. Поедем вместе.
        - Не стоит, Николь, я справ…
        - Правда! Я дам тебе денег на дорогу, вызовем такси. Скажешь адрес. Просто… ты же так давно не была в нашем мире! Наверное, уже и забыла, где что находится. Я хорошо ориентируюсь в городе. Помогу.
        - Спасибо, Николь, это очень мило с твоей стороны. Знаешь, мне не помешает в новой жизни надежный друг, к которому я могу обратиться, если что-нибудь понадобится.
        Николь замерла и залилась краской.
        - Тогда… Я готова стать этим другом! Хочешь?
        - Да, Николь, очень хочу.
        Лиса почувствовала, как воздух уплотнился. Подул сильный ветер. Она ничего не видела перед собой, но Илья остановился посреди пути и развернулся к остальным.
        - Пришли… - прошептала Константин.
        - Портал прямо перед вами! - объявил Илья. - Сделав три шага от этой полосы, вы вернетесь в мир живых и покинете Темное Царство на долгое время.
        - Эй! Это значит, что мы еще вернемся? - выгнул бровь Генри.
        - Ага, когда помрешь наконец, - ощутила Жули.
        - О, мой бог! Да за что?! Если хоть раз еще увижу жопу Кассия - мое сердце не выдержит!
        - Твое сердце и так перестанет биться, так что справишься как-нибудь.
        - И с каких это пор ты стала такой циничной, Жули?
        Но она не ответила, призвав брата к молчанию, ведь Илья еще не закончил свою речь.
        Он лишь посмеялся, выслушав их диалог, и добавил:
        - Идем, друзья. Я выведу вас отсюда.
        Следуя за Ильей, они друг за другом прошли через портал, покинув Темное Царство навсегда.
        Эпилог
        - Вот и пришли.
        Они услышали шум машин, мчащихся по шоссе, начинающегося там, где заканчивался лес.
        - На этом месте мне придется оставить вас, друзья. Дальше вам придется двигаться без меня. Пришло время прощаться.
        Через три ряда деревьев виднелась трасса. Там они смогут найти остановку и добраться до дома.
        - Ах, Илюшечка! Как же мне будет тебя не хватать!
        Со слезами на глазах к нему подбежал Генри и крепко обнял.
        - Неужели, ты не можешь жить с нами в виде призрака? Зачем тебе уходить к тем старикам? Ты бы жил у меня дома!
        - Прости, Генри, но время у меня ограничено.
        - Ах! Спасибо тебе за все! Я не забуду все то, что ты для нас сделал! Мы еще с тобой увидимся, когда я умру, так что позволь мне сказать тебе просто: «До скорой встречи!».
        - До скорой встречи, Генри.
        И он ушел плакаться в сторону дороги.
        К Илье подошла Жули и тоже обняла его.
        - Спасибо тебе, что вылечил тогда нас с братом. Я никогда этого не забуду.
        - Позаботься о брате.
        - Обязательно!
        Илья одарил ее теплым поцелуем в лоб.
        - До встречи, Жули.
        - До встречи, Илюша.
        И она, смахнув слезу, направилась к брату.
        Янсен, решив, что пришел его черед прощаться с Ильей, подошел к нему и сказал:
        - Ты… прости меня… за все, что я там…
        - Ты уже прощен, Ян. Ты же знаешь.
        - И все же…
        - В следующий раз, когда будешь выбирать девушку, прислушивайся к себе. Ты это умеешь. Я уверен, что ты сразу поймешь, что это твой человек.
        - О! Спасибо. Да, я уже чувствую в себе уверенность!
        - Вот и славно!
        Двое пожали друг другу руки.
        - Удачи, Янсен.
        - До встречи, Илья.
        И Янсен отошел в сторону.
        Марк, подойдя к Илье, крепко пожал ему руку и сказал:
        - Жаль, что у нас не было возможности познакомиться поближе.
        - Спасибо тебе, Марк, что все это время защищал Малюса и Аду. Это было важно для меня.
        - Плохо защищал…
        - Это не твоя вина, Марк. Ты не должен нести ответственность за его смерть. В тот раз… это был его выбор. Он знал, что делал.
        Марк похлопал Илью по плечу.
        - До встречи, Марк.
        - До встречи, Илья. Ты - хороший человек. И я это точно знал.
        И Марк ушел в сторону трассы.
        Следующей попрощаться с Ильей пришла Ада.
        - Илья, ты же знаешь, что он сделал…
        - Сделал это, чтобы защитить тебя, Ада. Да, я так ему и сказал.
        - Я говорила ему, чтобы он не делал этого с тобой. Чтобы не думал обо мне, чтобы…
        - Он сделал это потому что любил тебя, Ада. Любил тебя больше всего на свете. Мы оба с тобой знаем, что Малюс не мог ничего изменить. Но, пока он этого не знал - он защищал тебя до последнего.
        - Да. Ты прав. Спасибо тебе за спасение.
        Ада обняла Илью, и он одарил ее нежным поцелуем в лоб.
        - До встречи, Илюша.
        - До встречи, Ада.
        И она ушла, присоединившись к Марку.
        Дальше к Илье медленным шагом подошла Николь.
        - Я хотела еще раз сказать, что мне очень стыдно за то, что я так струсила в тот раз…
        - Нет, Николь. Нет. Пусть это была минутная слабость, но ты сделала то, что считала правильным потом. Храбрее тебя я еще не видал человека.
        - Правда?!
        - Еще бы! Не каждый сможет жить со своими галлюцинациями в реальном мире и находить с ними общий язык. Это дорогого стоит. Ты помогла нам. Спасибо.
        В глазах Николь застыли слезы. Она крепко обняла Илью, и он поцеловал ее в щечку.
        - До встречи, Николь.
        - До встречи, Илья.
        И она отошла в сторону, чтобы подождать Константин, которая была следующей.
        - Хотела еще раз отблагодарить тебя за спасение. Без вас я бы так и пролежала там голая под соснами.
        - Пустяки. Я рад, что ты была с нами все это время. Спасибо, что помогла им, когда меня не было.
        - Ты же ведь это все продумал, так?
        Илья лишь улыбнулся и обнял Константин, поцеловав ее в лоб.
        - Я желаю тебе снова освоиться в нашем мире. У тебя еще все впереди. Твое путешествие только начинается.
        Константин совсем не ждала от него таких слов.
        - Оно будет хорошим?
        - Да, хорошим. Я обещаю. Удачи.
        - Тебе тоже.
        И Константин отошла в сторонку, пропуская вперед Лису.
        Все направились к дороге, чтобы подождать Лису там, оставив ее и Илью наедине.
        - Вот и все, - она наконец осталась с ним и взяла его за руки, - нас было семнадцать, а осталось семь. И Константин, конечно.
        - И эти семеро справились. Вы дошли до конца.
        - А как же ты?
        - У меня… другая история. Лиса, я желаю тебе найти человека, которого ты полюбишь…
        - Илюша! Я никогда и никого не смогу полюбить сильнее, чем тебя. И ты это знаешь.
        - Времени у нас осталось немного.
        - Сколько же?
        - Всего пара секунд.
        И Лиса заметила, как тело Ильи начало бледнеть. Он прав. Совсем скоро он исчезнет.
        - Что с тобой будет?
        - Пришло мое время вознестись. Я отправлюсь на Небеса и буду оттуда смотреть на тебя.
        - Ты же подождешь?
        - Как я и сказал: столько, сколько потребуется ждать.
        - Как-то… странно все получилось, ты не находишь?
        - Почему же? Все случилось именно так, как и должно было случиться.
        - Ах, да… тебя не обманешь. Забыла. Тогда… мы скажем друг другу «до встречи»?
        - Давай.
        И он поцеловал ее.
        Она снова почувствовала этот приятный солоноватый вкус его горячих губ. Лиса прижимала его к себе так сильно, потому что не хотела отпускать.
        Поцелуй продолжался несколько секунд, но для нее он был длинною в вечность.
        Когда она открыла глаза, то больше не увидела его перед собой.
        Он вознесся на Небеса.
        Илья исчез.
        Теперь точно надолго, но не навсегда.
        В оформлении обложки использована фотография автора eberhard grossgasteiger с https://unsplash.com

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к