Сохранить как .
Лейтенант Темьян Валентин Алексансандрович Егоров



        
        
        
        
        АННОТАЦИЯ:
        Вторая книга трилогии "Баллада о Темьяне", в которой продолжается рассказ о взрослении и становлении на жизненный путь простого парня Земли. Волею сдучая, оказавшись заброшенным в просторы Вселенной, Темьян становится косморазведчиком Земной эскадры и раскрывает многие тайны и секреты межзвезлного врага человечества, вьедов.Он принимает непосредственное участие в межзвездных сражениях.
        
        
        
        Часть первая
        
        ГЛАВА 1
        -1-
        За окном стояла прекрасная пора года, был самый разгар лета, которое выдалось очень теплым и совершенно не дождливым. Июльская жара манила, звала в себя. В ней хотелось забыться обо всем и, как мальчишкой в детстве, полуодетым выскочить на улицу, чтобы с головой окунуться в это напоенное солнцем тепло. Чтобы над головой радостно и весело распевали птицы, чтобы они носились над самой твоей головой, и чтобы тебе в этот момент ни о чем не думалось. Это была та самая пора года, когда тяжести и невзгоды жизни уходили на второй план, а ты мог наслаждаться и полной грудью вдыхать жизнь природы.
        Темьян любил просыпаться очень рано по утрам. Когда большинство людей еще продолжали нежиться в постелях, он поднимался на ноги, делал легкую утреннюю разминку, а затем в обязательном порядке пробегал от пяти до семи километров кросса по пересеченной местности. Бегать он любил в полном одиночестве. И не потому, что он не любил людей, был самолюбцем, а потому, что в это утреннее время его головной мозг демонстрировал удивительную работоспособность.
        За пять километров бега Темьян успевал продумать все те вопросы и проблемы, по которым не спешил принимать торопливых решений, желая выждать время и осмотреться, как будут складываться по ним дела. Но в это солнечное и теплое июльское утро особо серьезных проблем перед Темьяном пока еще не стояло. Поэтому сегодня, завершив свой утренний бег, он раздумывал над тем, чем бы ему сегодня заняться. Вот уже третий месяц он лежал на излечении в этом военном госпитале. За это время успел перезнакомиться со всем его врачебным и обслуживающим персоналом - врачами, фельдшерами и санитарками. Сам госпиталь был совсем небольшим, в нем лечилось всего человек десять - пятнадцать, получивших ранение или контузию головы на поле боя.
        Три месяца назад в госпиталь был доставлен подофицер, который находился в беспамятстве из-за сильной контузии головы. Этого подофицера разместили в отдельной изолированной палате, доступ в которую имел один только лечащий врач этого подофицера, военный психолог и психиатр по образованию полковник Шуршу.
        Первую неделю пребывания контуженного подофицера в госпитале доктор Шуршу не отходил от его койки. По всей очевидности, подофицер находился в заторможенном состоянии. Но его головной мозг, если судить по показаниям медицинских приборов, находился в нормальном рабочем состоянии и великолепно функционировал. Только головной мозг этого подофицера работал и обслуживал внутренние органы человеческого организма, центральную нервную систему, сердце, печень, почки и все остальное, категорически отказываясь выходить на связь с внешним миров.
        Доктор Шуршу попытался разобраться в причинах подобной заторможенности, вернуть контуженного подофицера к нормальной и активной жизнедеятельности. Но, несмотря на свои фундаментальные познания и лечебно-оперативную подготовку в этой области, полковнику Шуршу не удавалось в течение довольно длительного времени этого подофицера привести в сознание и заставить его реагировать на внешние раздражители. Какие бы меры для этого доктор не предпринимал, в каждом отдельном случае он наталкивался на одну и ту же проблему, доступ к головному мозгу подофицера был блокирован.
        Причем, доктор Шуршу чувствовал, что эта блокада мозга возникла не в результате контузии на поле боя. По его глубокому убеждению, блокада мозга этого подофицера была поставлена опытной рукой профессионала в области человеческой психиатрии. Но доказать своего подозрения он никак не мог. Одновременно, как бы доктор не пытался взломать или хотя бы снять эту блокаду своими собственными руками, полковник Шуршу слыл одним из самых признанных слиперов Земли, ему тоже не удавалось. В какой-то момент доктор Шуршу даже начал подумывать о хирургическим вмешательстве по преодолению блокады головного мозга подофицера. Он встретился и переговорил со своим заместителем и начальником хирургического отделения госпиталя, майором Пасса о возможности проведения такой операции, но в этот день контуженный подофицер пришел в сознание.
        Он просто поднял веки глаз и долго всматривался в лица склонившихся над ним офицеров в зеленых халатах, явно не понимая, где находится, и как здесь оказался. Затем подофицер, так и не произнеся ни единого слова, медленно закрыл глаза и погрузился в нормальный человеческий сон. Не теряя времени, полковник Шуршу вошел в транс, и погрузился в мозг подофицера, чтобы мысленно побродить по его переулкам и закоулкам в поисках требуемой для излечения контуженного подофицера информацию. Довольно-таки легко полковнику медицинской службы удалось установить полное имя и воинское звание этого подофицера - штаб-сержант Темьян, а дальше снова начались одни чудеса и неожиданности.
        Блокады, словно никогда не существовало, теперь полковник Шуршу мог свободно мысленно перемещаться в любое место головного мозга штаб-сержанта Темьяна. Полковник прекрасно знал, где и какая информация должна была бы храниться в человеческом мозге, сейчас его интересовало, где, кем и как этот подофицер служил, в каком бою он получил контузию своей головы. Но мысленный щуп доктора Шуршу проскальзывал мимо этих мест хранилищ информации, так и не почерпнув нужной ему информации. Полковник был опытным слипером и не хотел так легко и просто признать свое очередное поражение. Он вновь и вновь возвращался к одному и тому же месту, пытаясь погрузить свой мысленный щуп в информационное озерцо, чтобы почерпнуть оттуда различных данных. Но его мысленной щуп свободно проходил через эти озерца хранилищ информации, в очередной раз, информируя его о том, что данное озерцо хранилище информации таковым не является.
        Прекратив слиперские попытки получить необходимую информацию о штаб-сержанте Темьяне, полковник Шуршу вышел из транса и чуть ли не бегом добрался до своего служебного кабинета, чтобы через всеармейский кадровый терминал получить информацию о контузии штаб-сержанта Темьяна. После ввода информации о штаб-сержанте и соответствующего нажатия кнопки "ввод" на экране монитора терминала возникло лицо симпатичного молодого человека в синей армейской форме и нашивками штаб-сержанта на рукаве. Доктор успел прочитать, что два года штаб-сержант Темьян прослужил в составе экспедиционного батальона на планете Денеб IV созвездия Лебедя.
        Далее полковник Шуршу ничего не успел прочитать, внезапно изображение на мониторе его терминала дрогнуло и пропало. Экран монитора замигал красным цветом, и в его центре появилась бегущая строка, в которой говорилось, что произошел несанкционированный отбор информации, имеющее значение государственной тайны. Абоненту, совершившему данное несанкционируемое действие, приказывалось оставаться на рабочем месте и ждать, когда с ним свяжется представитель соответствующих государственных органов.
        Полковнику Шуршу хотелось рассмеяться по поводу чьей-то неудачной шутки, как в этот момент зазвонил его служебный коммуникатор и чей-то мужской голос, не представившись, сообщил, что для беседы с полковником медицинской службы Шуршу направлен представитель органов безопасности Земной Коалиции.
        Ждать полковнику пришлось не очень долго, вскоре в коридоре госпиталя послышались чьи-то тяжелые шаги.
        -2-
        Так и ничего не придумав в отношение того, чем заниматься дальше, штаб-сержант Темьян решил посетить одну знакомую девушку и с нем немного потрепаться о пустяках. Он вернулся в свою палату, скинул короткие спортивные шорты и армейскую тенниску темно-зеленого цвета и отправился в душ. Целых десять минут он наслаждался сильными струями контрастного душа, затем обсушил волосы и тело горячим воздухом и вышел из душа.
        Едва переступив порог душевой, штаб-сержант замер на пороге душа с полотенцем в руках, в его больничной палате находилось постороннее лицо. За время лечения в госпитале штаб-сержант Темьян уже привык к мысли о том, что в его палате неожиданных посетителей или визитеров со стороны не бывает. Он даже с другими военнослужащими, находившимися на излечении в этом госпитале, никогда не встречался и не знал, кто они.
        В госпитале поддерживалась строжайшая военная дисциплина, один только главный врач заведения полковник медицинской службы Шуршу имел право посещать любую палату, любого пациента, любую операционную, лабораторию или процедурный кабинет этого госпиталя. Все остальные посетители должны были в обязательном порядке получать соответствующие разрешения. В палату к штаб-сержанту Темьяну имела право свободно заходить еще одна девушка, красивая санитарка Ясина. Сегодня именно ее штаб-сержант Темьян и собирался навестить. Но сейчас в его палате находился ни полковник Шуршу, ни, разумеется, Ясина.
        Высокий и несколько щупловатого вида человек в синем общего образца мундире армейского офицера стоял к нему спиной и что-то внимательно разглядывал в окно палаты. Штаб-сержант Темьян, разумеется, тотчас же догадался о том, что этой своей позой офицер хотел ему продемонстрировать, что его не особо интересует встреча лично с ним. Что он здесь находится по делам службы и в рамках этой служебной необходимости встречается с ним, штаб-сержантом Темьяном.
        Одним словом, сейчас перед Темьяном разыгрывалась заранее продуманная и подготовленная сцена встречи двух знакомых.
        Мгновенно просчитав эту ситуацию, штаб-сержант решил подыграть этому офицеру-актеру и, коротко буркнув нечто похожее на приветствие, прошел к стенному шкафу и быстро привел себя в порядок. Вскоре он был в летней армейской форме без знаков различия. Когда он развернулся, то его глаза столкнулись с взглядом серых глаз незнакомца, который, видимо, почувствовал, что его домашняя наработку не принесла ожидаемого эффекта, и решил пойти на прямой контакт.
        - Капитан Зарк! - Помимо воли прошептали губы штаб-сержанта Темьяна.
        - Полковник Зарк! - Поправил штаб-сержанта незнакомец.
        - К вашим услугам, полковник Зарк, уполномоченный комиссар государственной службы безопасности. За те два года, что мы с вами не встречались штаб-сержант Темьян на Земле много чего произошло. мне приходилось много работать. Вот начальство соответствующим образом и оценило результаты моей работы. А как вы, штаб-сержант Темьян, как служили все это время? Последняя информация, которую мы получили с Денеба IV, говорила о том, что на этой планете восстало местное население...
        - Строгги, господин полковник. Местное население называло себя строггами, которые не захотели, чтобы земляне бесконтрольно владычествовали на их родной планете Элизарх. Им очень не понравилось то, как разграблялись их земли, а их семьи оставляли без кукурузной лепешки, господин полковник. - Вежливо сказал штаб-сержант Темьян.
        Заметив удивленный и одновременно вопросительный взгляд полковника Зарка, Темьян снова коротко пояснил:
        - Свою родную планету, которую мы люди называем Денебом IV, строгги называют Элизархом.
        Жестом руки, остановив штаб-сержанта, полковник Зарк поинтересовался, не знает ли тот в госпитале такого места, где можно было посидеть и переговорить, не мешая другим пациентам и лечащему персоналу. Темьян на минуту задумался, затем кивнул головой полковнику и направился к выходу из своей палаты.
        Военный госпиталь располагался вдали от городов в удивительно красивом месте, он был окружен высоким бетонным забором и охранялся специальными войсками. Основные его лечебные помещения располагались глубоко под землей, соединенные между собой специально пробитыми штольнями и тоннелями. А на поверхности земли можно было бы увидеть всего несколько коттеджей, в которых проживали врачебный и технический персонал госпиталя. Палаты пациентов также находились глубоко под землей, поэтому штаб-сержант и обратил внимание на незнакомца, которому удалось пройти в его палату.
        Ярко-освещенными коридорами переходами штаб-сержант провел полковника Зарка в одно уникальное место этого таинственного госпиталя, в госпитальный бар. Там можно было бы посидеть, выпить чего душа пожелает и даже хорошо поесть, хотя полагающиеся пациентам завтраки, обеды и ужины доставлялись в контейнерах непосредственно в палаты.
        Уникальность этого госпитального бара заключалась в том, что в нем ты никогда не встретишь собеседника, сколько бы время ты там не провел. Однажды штаб-сержант просидел в этом баре почти сутки, но так за все это время в нем никто не появился и даже туда никто не заглядывал, чтобы проверить, свободно ли это место. Вот и сейчас, когда они перешагнули порог бара, то он был совершенно безлюден. Предложив полковнику выбирать любой столик и за ним располагаться, штаб-сержант подошел к барной стойке и нажатием нескольких кнопок выбрал музыку, которая будет сопровождать разговор с полковником.
        Когда он впервые пришел в сознание в этом госпитале, то первые дни не мог подняться на ноги. Ему даже думать тогда было тяжело, и его память была совершенно пуста, как у младенца только что появившегося на свет. Все, что он умел делать в ту пору, так это пластом лежать на спине, пытаться вспомнить прошлое и слушать музыку, которая постоянно звучала в его палате из скрытых динамиков.
        Причем, одни мелодии ему нравились, а другие нет. Однажды, целый день по одному из музыкальных каналов звучали мелодии, которые штаб-сержанту были абсолютно ненавистны. Но ему не к кому было обратиться с просьбой, переключить музыкальный канал, чтобы избавиться от этой ненавистной музыки. Штаб-сержант Темьян лежал на своей койке и прямо-таки мечтал о том, чтобы музыкальный канал переключился на другую музыку. И чудо произошло, в какой-то момент послышался щелчок и зазвучала музыка, которая нравилась Темьяну. Так он научился усилием воли переключать музыкальные радиоканалы.
        Темьян хотел продемонстрировать это приобретенное мастерство, но в последнюю минуту раздумал.
        Продолжая стоять спиной к залу бара, штаб-сержант Темьян знал, какой именно столик выберет его старый знакомый. Поэтому, разворачиваясь лицом к залу, он сразу направился к столику, находившему в дальнем от входа в бар углу, за которым и расположился полковник Зарк, сидя лицом к входу и спиной к стене. По всей очевидности, полковник был хорошо знаком с такими злачными местами, как госпитальный бар, на столике перед ним уже стояла большая кружка кофе с молоком. Присев на стул, штаб-сержант, не ожидая приглашения, на клавиатуре стола набрал заказ на холодную бутылку лимонада. Когда зеленоватая бутылка лимонада появилась перед ним, он машинально рукой протер горлышко бутылки и, сделав два больших глотка, вопросительно посмотрел на полковника Зарка.
        -3-
        Полковник Зарк покидал госпиталь уже под самое утро, разговор со штаб-сержантом Темьяном получился необычайно интересным, информативным, но, прежде чем бежать к начальству на доклад, над полученной информацией следовало бы еще немного поразмыслить. Штабной флаер ожидал полковника во дворе госпиталя, а его водитель, рядовой военнослужащий, спокойно спал внутри салона. Легким толчком руки в плечо солдата, полковник разбудил водителя и, приказав ему возвращаться на службу, скользнул на заднее сиденье флаера. Заурчав недовольно холодным двигателем, Флаер приподнялся над землей и скользнул к контрольно-пропускному пункту, чтобы покинуть территорию военного госпиталя. Постовой на КПП, видимо, от одолевающей его скукоты, несколько раз проверил документы водителя и пассажира флаера и только потом нажатием на кнопку переносного пульта открыл ворота. Когда флаер растворился в пелене утреннего тумана, постовой подошел к интеркому, набрал три цифры и некоторое время ждал ответа, но не дождался и тогда дал отбой вызову.
        В этот момент штаб-сержант Темьян лежал на госпитальной койке, которая более напоминала кровать из будуара писаной красавицы, а не простую солдатскую койку, и по сфере наблюдения смотрел за отъездом полковника Зарка. Его заинтересовало поведение постового на КПП у главных ворот, но когда тот, так и не получил ответа на свой вызов, потерял к нему интерес.
        Для штаб-сержанта разговор с полковником Заком не принес ничего хорошего и ничего плохого. Вспомнились, правда, некоторые эпизоды его прошлой жизни и службы на Элизархе. Но ему никак не удавалось вспомнить, чем же закончился его последний бой на Элизархе, когда ему пришлось повоевать на вьедском бронетранспортере АРС-10.
        И каким образом его перенесло на поле боя землян с андорианцами на Проционе 2, созвездия Малого Пса, где среди других раненых бойцов он был найден контуженным и госпитальным межгалактическим кораблем доставлен на лечение в этот госпиталь.
        Когда постовой перестал вышагивать на своем посту и, прислонившись спиной, к корпусу ИскИна охранной системы госпиталя, задремал, то штаб-сержант Темьян движением брови отключил сферу наблюдения и прикрыл глаза. Ему не хотелось, но следовало поспать хотя бы пару часиков, чтобы на завтрашний, нет, уже сегодня проснуться выспавшимся человеком.
        По всей очевидности, посещение полковника Зарка не прошло бесследным для штаб-сержанта, что-то всколыхнуло в памяти Темьяна. Как только он закрыл глаза, то сразу начал проваливаться в черную бездну. Падение во мраке продолжалось более одной минуты. Кругом штаб-сержанта копилась сплошная темнота, в которой ничего не было видно и было невозможно определиться, где ты находишься. В душе сохранялось одно только ощущение этого бесконечного падения.
        Исчерпав свое терпение ожидания конца падения, штаб-сержант собрался приоткрыть глаза, чтобы осмотреться вокруг, как внизу вдруг появилось светлое пятно, которое начало стремительно к нему подниматься.
        Ногами вперед Темьян упал в это пятно света и оказался парящим над просторами какой-то планеты. Он парил на высоте в пять или шесть тысяч метров над поверхностью планеты, бескрайний простор которой знакомого бело-голубоватого оттенка ему подсказал, где он сейчас находится. Дух штаб-сержанта Темьяна парил над Элизархом, над планетой, которая за короткое время его службы стала ему родной и близкой. Штаб-сержант был вынужден ее покинуть, но на Элизархе остались его боевые друзья и товарищи по экспедиционному батальону, его друзья строгги. Там осталась влиятельная Айлин, воспоминания о джеззе, по-прежнему, тревожат сердце молодого человека.
        Сориентировавшись по местности, штаб-сержант Темьян полет своего духа направил в сторону бывшей военной базы землян, вокруг которой происходили и развивались основные события, происходившие на Элизархе. Весь путь следования до базы происходил при абсолютном безлюдье на дорогах и магистралях планеты. На всем протяжении маршрута также не встретился ни один строгг или джезза. Их стойбища выглядели брошенными и давно покинутыми, многие пещеры были разрушены и превращены в руины.
        Даже с этой высоты было хорошо видно, что земля, главное богатство строгга, давно уже не обрабатывалась и потихоньку превращалась в пустыню. При виде подобной заброшенности и разрушений, в голову штаб-сержанту пришли горестные мысли о том, что внезапно разгоревшийся конфликт между землянами и строггами не принес ничего хорошего ни той, ни другой стороне. Планета Элизарх, раньше так радовавшая и землян и строггов своей активной жизнедеятельностью и своей растительностью, начала превращаться в безжизненный планетоид, которых было великое множество во вселенной.
        А вот бывшая военная база экспедиционного батальона землян, очевидно, процветала. Она,по-прежнему, оставалась центром деловой активности вьедов на этой планете. Каждую минуту к ней подходили транспортные колонны, а от базы с таким же постоянством уходили колонны доверху загруженных гравиплатформ. Опытным глазом военного человека, штаб-сержант Темьян сразу же определили, что транспортные колонны вьедов сопровождаются военным эскортом. Что служило косвенным доказательством того, что вьеды так и не почувствовали себя в безопасности и не стали полными хозяевами Элизарха.
        В этот момент на базу прибыла очередная транспортная колонна тентованных гравиплатформ. Только наличие несуразных тентов на обычных гравиплатформах заставило штаб-сержанта обратить особое внимание на эту вьедскую колонну, которая остановилась в нескольких метрах от поля, где постоянно приземлялись вьедские орбитальные шаттлы. Гравиплатформы этой колонны со всех сторон были окружены вооруженными лучевым оружием вьедами.
        В этот момент на поле приземлялся очередной орбитальный шаттл, который, тяжело коснувшись земли, несколько раз просел на своих коротких и толстых опорах. Затем носовая часть шаттла превратилась в разгрузочную погрузочную аппарель.
        И здесь началось действие, которое на все времена обязательно сохранится в памяти штаб-сержанта Темьяна, этого молодого земного парня.
        Вооруженные вьеды, которые до этого момента бестолково группировались вокруг гравиплатформ, организованной толпой подскочили к одной из тентованных гравиплатформ. Откинули задние полы тентов и прямо из кузовов гравиплатформ начали сгонять на землю землян, которые почему-то в большинстве своем неуклюже падали на пыльную землю. Да, и вьеды особо с ними не церемонились, они прикладами лучевых винтовок и карабинов поднимали их на ноги и гнали к шаттлу. Подогнав толпу землян к шаттлу, они их заставляли бегом взбираться на погрузочную аппарель шаттла.
        Присмотревшись внимательно, штаб-сержант Темьян заметил, что у всех землян руки были связаны за спиной, а между собой они были перевязаны одной длинной веревкой, поводком. Когда первая группа арестованных людей начала подниматься по аппарели шаттла, то оказалось, что не все земляне способны по ней быстро взбежать. Тогда рептилии принялись зверствовать, прикладами лучевых винтовок и уколами ножей они заставляли отстающих землян быстрей перебирать ногами и взбираться по аппарели в шаттл.
        Покончив с погрузкой первой группы арестованных землян в орбитальный шаттл, вьеды аналогичным же образом поступили с землянами второй гравиплатформы. Бесперебойно заработал страшный рабский конвейер погрузки на шаттл рабов.
        Дух штаб-сержант Темьяна продолжал висеть над посадочным полем. Он был не в силах свой взгляд оторвать от того, что происходило на этом поле. А группы земных рабов одна за другой исчезали в ненасытном трюме шаттла. Этот конвейер дал сбой на десятой или одиннадцатой группе, в которой в основном оказались физически здоровые мужчины. Они каким-то образом освободили руки и напали на охрану группы. К великому сожалению, этим мужчинам не удалось освободиться от поводков, поэтому драться с охраной им пришлось единой командой. Возможно, этой единый строй землян и сыграл свою положительную роль, потому что на какое-то время мужчинам удалось преодолеть сопротивление охраны и даже захватить несколько единиц оружия.
        Но опять-таки, к великому сожалению, земным мужчинам это оружие оказалось совершенно незнакомым, и они смогли его использовать только в качестве дубин. Но эта вспышка сопротивления землян была мгновенно пресечена и подавлена. Тут же заговорили вьедские легкие пулеметы и сопротивлявшиеся земляне, как один человек, полегли на месте.
        Остальные группы землян вьеды специально заставляли пробегать мимо места расстрела, чтобы другие рабы собственными глазами увидели бы, что их ожидает, если они решат сопротивляться своей судьбе.
        Глава 2
        -1-
        Весь этот день штаб-сержант Темьян чувствовал себя не в своей тарелке, но не из-за того, что мало спал после разговора с полковником Заком. Как только он проснулся, то ему показалось, что под утро ему приснились ужасные кошмары. Во время утреннего бега Темьян старался вспомнить, что же именно ему снилось, но от напряжения сильно заболела голова. В ней появились странные шумы.
        Сразу же после завтрака он по интеркому связался с доктором Шуршу и попросился к нему на прием. Но утром доктор оказался занять, в госпиталь прибыл новый пациент и требовал к себе его внимание. Поэтому они договорились о вечерней встрече. Но утреннее плохое настроение не покидало штаб-сержанта.
        Все время до назначенной встречи с доктором Темьян не находил себе места и не мог себя чем-либо занять. Только он брался за айпод посмотреть, что творится в глобальной информсети, как головная боль только усиливалась. Теперь у штаб-сержанта появились предчувствия, ему начало казаться, что вот-вот что-то должно произойти. Темьян не мог понять, откуда у него такое плохое настроение и почему все так и валится из рук.
        Штаб-сержант побывал в госпитальном баре и долго там слушал музыку. Темьян постоянно переходил с места на место, полагая, что смена впечатлений от перемены мест успокоит его и тогда исчезнет беспокоившая его душевная озабоченность. Но все было напрасно, чем ближе приближался вечер, тем более накалялись нервы штаб-сержанта. Часа два он гонял себя в тренажерном зале.
        Когда до назначенной встречи осталось пятнадцать минут Темьян поднялся на ноги и до кабинета доктора Шуршу решил добираться пешком подземными переходами.
        Этот госпиталь был построен недавно и в его строительстве использовались самые современные технические разработки своего времени. Кабинет доктора Шуршу находился в центральном здании и до него можно было бы попасть несколькими способами. Простым переходом ногами по коридорам и штольням или же лифттранспортировкой. Заходишь в капсулу лифта, нажимаешь кнопку нужного тебе кабинета, через мгновение капсула этого лифта доставляет тебя на место назначения. А можно было, не покидая своей палаты, принимать у себя доктора в форме голографического изображения и вести с ним беседу, доктор же может тебя даже осматривать.
        Но в этот момент голова штаб-сержанта Темьяна была занята совершенно другими мыслями предчувствиями. На прием к своему доктору он отправился пешком только из-за того, чтобы убить время, которое еще оставалось до встречи.
        Штаб-сержант прошел половину пути, когда почувствовал, что навстречу ему идут люди. Темьян тут же остановился и прислушался, но ничего вначале, помимо фона работающих электронных приборов и легкого посвистывания ламп освещения не услышал. Он совсем уж собрался продолжать свой путь, когда до его ушей все-таки донесся звук осторожно ступающих шагов. Три месяца штаб-сержант Темьян находился на излечении в этом госпитале, два из которых провел на ногах, вдоль и поперек исходив и изучив все госпитальные коридоры, переходы, штольни и туннели. За эти два месяца ему ни разу в этих переходах не встретился ни один человек. А во время одного из своих посещений полковник Шуршу, смеясь, признался, что его госпиталь построен таким образом, чтобы пациенты госпиталя ничего друг о друге не знали и чтобы они никогда не могли встретиться.
        Сейчас же штаб-сержант Темьян хорошо различил звуки приближающихся шагов. Если судить по этим шагам, то навстречу к нему шли два человека. В душе Темьяна ранее предчувствие опасности вдруг обрело реальную форму, он осознал, что ему не стоит встречаться с этими людьми. Но ситуация явно была патовой, избежать этой встречи он не мог. Коридор-штольня представляла собой ярко освещенный переход без изгибов и поворотов, спрятаться в этом переходе было совершенно невозможно. В душе штаб-сержанта росла уверенность в том, что избежать этой встречи не удастся, но она ему не принесет ничего хорошего.
        Два бойца в боевом камуфляже и легкой броне с укороченными фазерными автоматами в руках медленно и осторожно продвигались по ярко освещенной госпитальной штольне. Приказ капитана, командира команды, был краток и ясен, пройти из начала в конец этой штольни и, если кто встретиться на их пути, задержать и доставить к нему. Ухмыльнувшись, капитан добавил, что, в принципе, каких-либо встреч в коридорах и переходах госпиталя не предполагается. Госпиталь построен таким образом, чтобы пациенты в переходах никогда и ни с кем бы не встречались. Они должны находиться в своих палатах и спокойно лечиться, чтобы их никто не беспокоил.
        В тот момент, когда основная группа команды прочесывала врачебные кабинеты и палаты больных, мобильные патрули совершали обходы подземных переходов, коридоров, штольней и тоннелей. Эти двое бойцов уже освоились со своей штольней и передвигались в ней осторожно, но достаточно быстрым шагом. Штольня хорошо просматривалась далеко вперед и особо опасаться им было нечего.
        Практически одновременно оба бойца увидели тело человека, лежащее на полу штольни. Издалека было заметно, что тело лежало в неестественной выгнутой позе и уже не могло быть живым человеком. Осторожно поводя стволами автоматов по сторонам, бойцы, не ускоряя шага, приближались к этому телу, когда-то бывшему человеком. Если судить по одежде мертвого человека, то он явно был пациентом госпиталя. Где-то получил смертельное ранение, вероятно, вовремя случной встречи с бойцами основной группы. Но все-таки он нашел достаточно сил, чтобы убежать, скрыться от их преследования. И умереть от полученной раны прямо на полу этой штольни всего на полпути от спасения.
        Один из бойцов попытался связаться с командиром команды и получить указания на свои дальнейшие действия. Но связь под землей не работала, в наушниках слышался один только треск и завывания фона.
        Боец отключил аппаратуру, ранее полученные указания капитана были ясны и, в принципе, не требовали дополнительных подтверждений. Когда до трупа осталось несколько метров, один из бойцов остановился и, направив автомат в голову трупа, стал наблюдать и поддерживать действия своего напарника. Тот приблизился к трупу и, протянув руку, нащупал вену за ухом мертвеца, кровь в вене не пульсировала. Боец еще раз внимательно осмотрел тело человека, чтобы окончательно убедиться в том, что этот человек мертв. Затем поднялся на ноги и жестом руки показал своему напарнику, что человек мертв и опасности нет, и что они могут продолжать свой путь по госпитальной штольне.
        Когда эти оба бойца в камуфляже оказались с ним на одной линии, то мертвое тело человека внезапно ожило. На его глазах поднялись веки, они вошли в непосредственный контакт с глазами одного из бойцов. Контакт продолжался сотую долю секунды, после чего этот боец закрыл свои глаза и начал медленно заваливаться на пол. В падение его палец судорожно нажал на гашетку автомата, и длинная, но бесшумная автоматная очередь прошлась по его напарнику. Броня могла бы спасти второго бойца от поражения энергосгустками. Но было поднято, лицевое забрало тактшлема, так бойцам было легче переговариваться друг с другом прохода по штольне. Поднятое лицевое забрало тактшлема погубило этого бойцы. Фазерный энергетический сгусток пробил лобную кость человека и поразил его головной мозг. Он умер, так и не осознав, почему напарник открыл огонь по нему из фазерного автомата.
        Штаб-сержант Темьян поднялся на ноги, простым движением руки зарастил рану на своей груди, одновременно всматриваясь и вслушиваясь в тишину, которая вновь установилась в штольне. Затем он осмотрел экипировку бойцов и отобрал себе оружие, взял укороченный фазерный автомат, десантный нож и пару плазменных гранат. Задумчиво взглянул на бойцы, все еще находящего в трансе, взялся было за нож, но остановился. Он пожал плечами и, забросив автомат на плечо, отправился по штольне к кабинету главного врача госпиталя, полковника медицинской службы и неплохо человека Шуршу. Он уже знал, что госпиталь подвергся нападению и что нужно срочно спасать пациентов и врачей.
        -2-
        Перед нападением на госпиталь неустановленной команды спецназа ИскИн охраны госпиталя был непонятным образом поврежден. Поэтому он должным образом не отреагировал и не привел в действие боевых средств, когда спецназовцами был преодолен внешний периметр охраняемой им госпитальной территории. Но ИскИн все-таки зарегистрировал и отправил сигнал о нападении в вышестоящий штаб.
        Госпиталю полковника Шуршу придавалось большое значение и за ним вели наблюдение все секретные службы и даже некоторые департаменты правительства Земной Коалиции. Поэтому госпиталь имел дорогую и очень серьезную систему своей охраны. Вывести ее из строя было очень трудно, но специалисты по электронику, сопровождавшие спецназовцев, все-таки сумели это сделать. Но им так и не удалось, заставить полностью замолчать охранную систему госпиталя.
        Госпиталю предавалось настолько большое значение, что на полученный сигнал тревоги мгновенно отреагировали государственные охранные организации. Через пятнадцать минут бронетранспортеры этих охранных организаций уже разворачивались в боевые порядки перед госпитальным забором. А специально подготовленные боевые группы зачистки одна за другой стали проникать на госпитальную территорию, где уже на двадцатой минуте тревоги начались боевые столкновения с неизвестным противником.
        Краткие, но весьма ожесточенные и кровавые перестрелки и столкновения стали происходить по всей территории госпиталя. Командир государственных охранных подразделений, получая рапорты о боестолкновениях, никак не мог определить цели и задачи, которые стояли перед его неизвестным противником. Когда его бойцы проникли в лечебный корпус и пошли рапорты об обнаруженных убитых врачах госпитали, то рядом с этим командиром охраны появился представитель служб государственной безопасности.
        Гебешник тут же принял командование и начал через себя пропускать и знакомиться со всеми рапортами, поступавшими от бойцов. Он делал какие-то пометки на своем айподе, а иногда даже вмешивался и корректировал приказы командира охранных подразделений. На гебешнике был офицерский мундир, но без знаков различия. Тихим голосом он посоветовал командиру охранных частей ориентировать своих бойцов на проникновение в сектор, где располагались палаты пациентов госпиталя. Затем гебешник принялся сам заниматься ориентировкой не подчиненных ему бойцов, он подсказал им, какими проходами и коридорами они могут проникнуть в ту или иную палату.
        Временами офицер гебешник отходил в сторонку от полковника, командира государственных охранных подразделений, чтобы с кем-то переговорить, сверяясь со своим айподом.
        Когда поступило донесение о том, что бойцам охранникам удалось проникнуть в палату с пациентом, и что тот жив и здоров, то лицо гебешника расцвело радостной улыбкой. Он тут же в ту палату направил сопровождавшего его офицера с группой солдат-охранников. Вскоре группа снова появилась во дворе госпиталя, она с чрезвычайной осторожностью транспортировала пациента с головы до ног закутанного в постельное белье, на гравитационных носилках. Этот пациент был мгновенно размещен в санитарном бронетранспортере, который тут покинул госпитальный двор.
        Но после первого положительного донесения следовала одна только негативная информация. В госпитальных палатах бойцы находили одни только трупы пациентов, а в одной палате пациент вообще не был обнаружен. К этому времени лицо гебешника выражало мало чего хорошего, но он прямо-таки рассвирепел, когда из рапортов бойцов услышал о пустующей госпитальной палате. Он непозволительным тоном голосом начал выговаривать полковнику, требуя, чтобы его бойцы все заново прочесали бы в этом подземном госпитале и нашли, где прячется пациент.
        К этому времени внутри госпиталя уже прекратились боестолкновения с вражескими спецназовцами, которые или все погибли, или же какая-то их часть бежала. Полковник решил не конфликтовать с представителем такой серьезной организации, как госбезопасность. Он связался со всеми своими бойцами, поставил перед ними новую задачу и четко разъяснил, как ее следует выполнять.
        Ослепленный бешенством, гебешник сумел-таки должным образом оценить благородство полковника. он даже кивнул ему головой в знак благодарности. Вскоре патрули охранников снова разбрелись по коридорам, палатам и кабинетам госпиталя. Через пятнадцать минут пришел новый рапорт, в котором сообщалось, что в одной из штолен обнаружены два бойца противника, один из которых мертв, убит собственным напарником, а второй боец находится в непонятном состоянии, но, по всей очевидности, пока еще жив.
        Не дослушав до конца этого донесения, гебешник, прихватив с собой сопровождающих его солдат, опрометью помчался в эту штольню. Вскоре, полковник охраны мог наблюдать, как во дворе госпиталя появились двое гравитационных санитарных носилок, на одних из которых лежал длинный предмет, уложенный в темный пластиковый саван, а на другой - человек в камуфляже и легкой броне спецназовца. Спецназовец был помещен в специальный кокон безопасности, который позволял человеку свободно дышать, видеть, но не позволял даже шевельнуть рукой, ногой или головой. Спецназовец лежал на носилках и бездумным взглядом смотрел в небо.
        С дальнего расстояния полковнику было трудно разобрать, был ли жив или мертв этот спецназовец. Но потому, как вокруг него суетился гебешник, любому человеку становилось понятным, что этот спецназовец жив.
        -3-
        В километрах в пяти от госпиталя, только что подвергшемуся нападению неустановленного противника, по открытому пластобетонированному шоссе бодро вышагали два человек. Один из них был в зеленом врачебном халате, а другой - в легких шортах и белой тенниске с большим пятном крови на груди. Второй человек был к тому же вооружен, через плечо у него болтался фазерный автомат с укороченным стволом и большим глушителем, на поясе были две пехотные гранаты и большой десантный нож в ножнах.
        С первого же взгляда можно было бы сказать, что это не простые друзья вышли прогуляться на свежий воздух, а также, что это не конвоир, который сопровождает арестанта. Человек в зеленом халате шел по шоссе и яростно жестикулировал руками. Видимо, он с кем-то разговаривал, но при этом его губы оставались неподвижными и не шевелились, из его рта не вылетало ни единого звука. Парень с фазерным автоматом на плече, похоже, внимательно слушал человека в зеленом халате, время от времени делая утвердительные или отрицательные движения головой. Времена человек в халате переставал жестикулировать, и они оба тут же сходили с дороги, чтобы скрыться в придорожных кустах. А в это время по шоссе на большой скорости проносились военные автомобили.
        В один из таких сходов с дороги парень с фазерным автоматом остановился и вопросительно посмотрел на человека в зеленом халате. Тот тут же и охотно протянул ему свою правую руку, на запястье которой имелся браслет с мини коммуникатором. Парень набрал требуемый ему номер и нажал кнопку вызова. Произошло соединение, усталый мужской голос произнес:
        - Полковник Зарк, слушает!
        Парень с фазерным автоматом вопросительно посмотрел на человека во врачебном халате, но тот отрицатель помотал головой. Тогда парень приблизил руку человека с мини коммутатором и в него произнес:
        - Полковник, у нас возникла небольшая проблема, и мы вынуждены обратиться к вам за помощью. -
        В нескольких словах парень рассказал полковнику о нападении на госпиталь и где они сейчас находятся. В этот момент по шоссе прошелестела очередная колонна военных грузовых гравиплатформ, но эта колонна почему-то двигалась в противоположном от госпиталя направлении.
        Полковник Зарк, не зря столько лет прослужил в органах государственной безопасности, и моментально ухватил суть произошедшего события. Он прервал парня и несколькими словами объяснил ему, что они оба должны делать в ближайшие пятнадцать минут. Закончив разговор с полковником Зарком, парень подошел к доктору Шуршу и решительно стащил с него белый халат. Несколькими умело завязанными узлами он этот халат превратил в небольшой армейский баул, куда сложил свое оружие. Немного подумав, он также снял с себя и бросил в баул окровавленную тенниску. Закинув баул через плечо, штаб-сержант Барк вместе с полковником медицинской службы Шуршу снова вышли на шоссе из придорожных кустов.
        В этот момент на горизонте показалась темная точка, которая быстро выросла во флаер-такси.
        Открылась дверь салона такси, приятный голос ИскИна этого такси пригласил путников занимать места в салоне и ему сообщить адрес, куда бы пассажирам хотелось бы добраться. Темьян с удобством устроился на заднем сиденье такси и негромко назвал требуемый адрес. Одновременно он с интересом наблюдал за мучениями доктора Шуршу, который из одного только чувства противоречия решил посидеть на приставном сиденье салона такси. Приставное сидение было выполнено из дюралькерамзита, было совершенно неудобным для сидения на нем человека, так как предназначался для ручного багажа. Штаб-сержант мысленно посоветовал доктору поменять место и пересесть к нему на заднее сидение, но в этот момент доктор снова вернулся к мысленным рассуждениям об общем влиянии психики на развитие человека, как индивида и личности.
        Через десять минут полета в темноте пригорода, штаб-сержант Темьян мысленным импульсом подавил работу ИскИн такси и перехватил управление флаером такси на себя. В течение последующих двадцати минут полета он ловко лавировал среди городских небоскребов города, стараясь не вызвать подозрения к своему флаеру-такси со стороны городской полиции. Он, искусно имитируя голос ИскИна, отвечал на поступающие служебные запросы, своевременно сообщал о подборе новых пассажиров и поступающей оплаты за проезд.
        А полковник Шуршу, позабыв обо всем на свете и только что имевших место неприятностях, продолжал в мысленном диапазоне распространяться на любимую тему, психику человека. В такие момент этот человек ничего не видел и ни на что не обращал внимания.
        Флаер-такси с большой высоты нырнул в черный провал одной из городских улиц и с ходу припарковалось у тротуара. Эта улица была слабо освещена и, похоже, находилась в одном из кварталов бедноты.
        Доктор Шуршу без дополнительного напоминания покинул салон флаера-такси. Вслед за ним начал выбираться и штаб-сержант Темьян, но перед этим ему пришлось вытаскивать и белый баул с оружием. А перед этим, ударом кулака он разбил приборную панель флаера-такси и вытащил и нее кристалл памяти, на который записывались маршруты следования этого такси и его пассажиры. Ему совершенно не хотелось, чтобы городская полиция получила бы даже малую кроху информации об их маршруте и их возможной связи с беглецами из госпиталя. Обычно разбитием передней панели городских такси уличная шпана добывала деньги на пропитание, поэтому можно было надеяться на то, что полиция случай с этим флаером-такси спишет на проделки этой городской шпаны.
        А тем временем на этой безлюдной и плохо освещенной улице появился темный глайдер, который на большой скорости скользнул к ним и тут же остановился у обочины тротуара.
        Распахнулась дверь глайдера и прозвучавший знакомый голос полковника Зарка попросил их быстрее забираться в салон глайдера, чтобы быстрее покинуть это неприглядное место в городе. В салоне глайдера, как и во всех нормальных частных транспортных средствах, работал климат-контроль и кондиционер, в нем было светло, тепло и уютно. Будучи полуобнаженным, окровавленную тенниску он засунул в баул подальше от любопытствующих глаз, штаб-сержант почувствовал себя вполне комфортно. Полковник Зарк занимал место водителя, но в этот момент глайдером управлял ИскИн машины. Он вместе с сидением развернулся лицом к своим пассажирам и начал внимательно их рассматривать.
        Глава 3
        -1-
        Возвращение доктора Шуршу на работу произошло без каких-либо особых проблем и сложностей. Полковник медицинской службы Шуршу слыл известным слипером и психиатром Земли. Поэтому ему легко удалось своевременно узнать о появлении в его госпитале странных вражеских спецназовцев и, обведя их вокруг пальца, он сумел бежать из госпиталя.
        Начальство полковника Зарка эту озвученную легенду о чудесном спасении доктора восприняло, как реальный факт и поспособствовало его возвращению на прежнюю должность, но уже в другой военный госпиталь.
        Когда за доктором Шуршу захлопнулась входная дверь особняка, то полковник Зарк и штаб-сержант Темьян вздохнули с громадным облегчением и факт возвращения доктора на военную службу восприняли, как великий дар небес. Уж очень он оказался говорливым человеком, мог одновременно общаться с любым количеством людей, на любую тематику, как мысленно, так и при помощи простого языка.
        Но вопрос с легализацией штаб-сержанта Темьяна надолго завис в воздухе, слишком большим интерес к этому человеку проявила госбезопасность и секретные службы других стран, вошедших в состав Земной Коалиции.
        Хорошо оказалось то, что в свое время, занимаясь проблемами отделения капрала Темьяна, перед их отправкой для дальнейшего прохождения службы на Денебе IV капитан Зарк сумел на одном досье штаб-сержанта поставить высший гриф государственной секретности. Если кто-либо к этому штаб-сержанту проявлял интерес и начинал им интересоваться, то армейская кадровая службы в обязательном порядке должна была информировала Зарка о проявляемом интересе.
        Поэтому, когда полковник Зарк получил информацию о том, что некий полковник медицинской службы Шуршу интересуется биографией штаб-сержанта Темьяна, то он поначалу этому не поверил. Он тут же выяснил, что доктор Шуршу является главным врачом весьма специализированного военного госпиталя, к работам которого проявляют высокий интерес очень многие секретные и не секретные правительственные службы. Можно было бы предположить, что свой интерес к биографии штаб-сержанта Темьяна этот доктор психиатр проявляет в связи с тем, что Темьян является его пациентом. Но штаб-сержант Темьян никак не мог быть пациентов этого врача по той причине, что в этот момент он служит командиром взвода в экспедиционном батальоне на Денебе IV.
        Только из-за смутных слухов о том, что аборигены Денеба IV восстали и дела землян на этой планете совсем плохи, полковник решил встретиться с полковником Шуршу и выяснить подоплеку его интереса к штаб-сержанту Темьяну. Во время встречи выясняется, что госпитализированный штаб-сержант Темьян является именно его старым знакомым штаб-сержантом Темьяном. Тогда полковник Зарк решается и лично встречается со своим старым знакомым. Встреча получилась и полковник получил от Темьяна исчерпающую информацию по земным делам на Денебе IV. Только одна проблема осталась невыясненной, каким это образом Темьян оказан в этом земном госпитале?!
        Вернувшись на службу, полковник Зарк частично изъял или стер информацию о существовании некого штаб-сержанта Темьяна, превратив его в мифическое существо. Но полковник прекрасно понимал, его работа по уничтожению информации об этой личности была проделана на дилетантском уровне и отрывочные данные по Темьяна могли, наверняка, где-то сохраниться. И он оказался прав, теперь каждое утро на его столе складывалась кипа запросов о биографии и службе некого штаб-сержанта Темьяна. В иные минуты Зарку казалось, что все государственные и правительственные ведомства только тем и занимаются, что разыскивают некого штаб-сержанта Темьяна, на это парня приходили запросы даже от членов правительства Земной коалиции.
        В такой ситуации сама попытка легализовать Темьяна под прежним именем и прежним званием выглядела настоящим идиотизмом. Поэтому Темьяну приходилось скрываться и прятаться, основное время проводить в загородном особняке полковника Зарка. Да и жизнь полковника Зарка превратилась в настоящую нервотрепку, приходилось ходить все время, оглядываясь за спину и проверяя, нет ли за ним слежки, не сдали ли его соседи. Одним словом, такая жизнь обоим надоела до чертиков, но решение о выходе из такого положения обоим пока не приходило в голову.
        Полковник Зарк регулярно рано утром покидал особняк, уезжая на работу, а Темьяну приходилось сиднем сидеть в какой-либо комнате этого проклятого особняка, не высовывая носа на улицу. От такой жизни ему иногда хотелось вечером выйти на балкон, поднять голову к Луне и по-волчьи тоскливо завыть.
        Наступил август, дни начали становиться короче, а ночи длиннее, но в положении Темьяна так и ничего не изменилось. Несколько раз с ним мысленно связывался полковник Шуршу и радостно сообщал о своем очередном открытии или успехе в изучении психических возможностей человека. Несколько раз он собирался бросить свою работу в госпитале, чтобы приехать навестить Темьяна и его друга полковника Зарка. С большим трудом Темьяну удавалось его отговаривать от совершения подобной глупости. Ведь, наверняка, полковник Шуршу после нападения на его госпиталь находился под негласным и постоянным наблюдением госбезопасности или какой-нибудь из секретных служб стран земного содружества. Когда полковник Зарк ночевал в своем загородном особняке, то они время проводили в обсуждении сложившегося положения на Элизархе. Они не раз возвращались к теме, как можно было бы заставить правительство Земной Коалиции соответствующим образом реагировать на появление во вселенной галактического агрессора.
        После каждой такой беседы они расставались с тяжелым осадком недовольства собой и своим положением, невозможностью убедить прожженных седых политиканов в необходимости уже сейчас начать готовиться к межзвездной войне. Они прекрасно понимали, насколько смешными и глупыми будут выглядеть, если решаться на простое выступление перед общественностью. Во что тогда их сможет превратить государственная пресса и галовидение, поэтому они пытались найти приемлемые варианты оповещения своего правительства о грядущей войне. Одновременно они пытались решить маленькую проблему личного порядка, как легализовать Темьяна.
        Был теплый августовский вечер, Темьян расположился на небольшом диванчике в глубине столовой второго этажа, чтобы в окнах особняка особо не маячить перед соседями. Скуки ради он просматривал местную газету. Это была газетенка с небольшим тиражом в пару десятков тысяч экземпляров. В ней содержалось очень мало познавательного материала, а в основном печатались рекламные объявления и сообщения о смерти местных влиятельных лиц. Вначале Темьян мельком скользнул по одному из таких сообщений и задумался. Затем он снова вернулся к этому сообщению и еще раз его прочитал, и снова глубоко задумался.
        В сообщении говорилось о внезапной смерти от разрыва сердца лейтенанта космической авиации Шарпа. Мысль о том, что простым изменением воинского звания или своей фамилии, штаб-сержант Темьян мог бы навсегда исчезнуть из поля зрения секретных служб, не давала ему покоя до конца этого дня. Темьян с большим нетерпением ожидал приезда полковника Зарка, чтобы обсудить с ним возможное решение своей проблемы легализации в армейских кругах Земной Коалиции.
        В этот день полковник Зарк немного задержался на работе, поэтому в загородном особняке появился с опозданием на два часа. Еще за столом, Темьян неожиданно для самого себя оказался превосходным кулинаром и из-за желания убить время, часто занимался приготовлением различных блюд для своего товарища, он тут же выложил Зарку свою идею. От неожиданности тот даже поперхнулся ложкой супа и первоначально отрицательно покачал головой, полагая, что подобный номер не с государственными и армейскими службами не пройдет. Затем Зарк перестал кушать, и надолго задумался, он даже поднялся на ноги и начал расхаживать взад и вперед по столовой. Потом совершенно неожиданно для Темьяна полковник радостно рассмеялся и захлопал в ладоши, затем уже с деловым выражением лица вернулся за стол и продолжил свой ужин.
        Покончив с последним блюдом, полковник Зарк пересел в глубокое кресло неподалеку от небольшого бара и, закрыв глаза ладонями, снова задумался. Все это время Темьян сидел неподвижно в глубине столовой и наблюдал за поведением и реакцией своего друга.
        Затем полковник отнял ладони от глаз и сказал, что они должны немного выпить, так как сегодня Темьян подарил ему блестящую идею, которая, может быть, не решает проблему в целом, но наметила реальный выход из этого сложного положения. После пары небольших стаканчиков шотландского виски дела пошло, друзья договорились, что Темьян подготовит письмо а адрес правительства Земной Коалиции, в котором опишет все аспекты проблемы вьедов и их агрессивной политики по отношению к землянам. Полковник Зарк также пообещал, что очень скоро это письмо ляжет на стол серьезному человеку в этом правительстве, который обязательно обратит на него внимание.
        -2-
        Лейтенант Темьян получил три дня отпуска для улаживания личных дел на Земле, после чего должен был явиться и доложиться командору Уилксу, командующему авиакрылом космических истребителей, дислоцированных на авианосце "Этернити". Этот космический корабль стал первым земным авианосцем в истинном понимании этого слова. До этого времени авианосцами назывались большие крейсеры Военно-космических сил, которые на свои бортах могли нести два - три разведывательных такшипа. "Этернити", как авианосец, вошел в состав Военно-космических сил Земной Коалиции.
        Специально для этого авианосца земная промышленность разработала проект палубного истребителя "Тайфун-4", который в широких военных кругах тут же стали называть "космическим истребителем". По прибытии на "Этернити" лейтенант Темьян должен был стать пилотом такого палубного космического истребителя. По заявлению полковника главного штаба ВКС, который занимался оформлением его служебных документов, было понятно, что лейтенанту Темьяну будет совершенно не нужно переучиваться пилотированию этим истребителем, так как тот обладает настолько умным электронно-вычислительным центром, который вовремя подскажет, что и как пилоту требуется делать.
        А что касается реального положения дел на Проционе 2 созвездия Малого Пса, почему правительство Земной Коалиции решило сформировать и срочно направить земную космическую эскадру в это созвездие, то на эти вопросы полковник кадровик даже отказался отвечать. Но лейтенант флота Темьян прочитал немало газет и журналов, а также насмотрелся кучу галовизионных сюжетов, в которых говорилось об Андории и о проблемах, которые возникли у землян с андорианами.
        Местное население Проциона 2, эти андориане устали от постоянного политического давления со стороны землян, а также были не согласным с тем, чтобы их недра хищнически расхищались бы союзными гуманоидами. Они не выступили с оружием в руках и не попросили землян навсегда покинуть свою планету. Но ограничили активность земных добывающих корпораций по добыче полезных ископаемых определенными годовыми квотами. За короткое время андориане перевооружили земным оружием свою сухопутную армию, которая в случае необходимости сможет противостоять земным вооруженным силам. Земные корпорации на время притихли, но совсем отступать не собираются. Возможно, вскоре правительству Земной Коалиции придется решать серьезный вопрос, эвакуировать ли с Проциона 2 земных колонистов и переселенцев, а их сейчас на Андории почти три миллиона человек, или же объявлять войну союзным гуманоидам, андорианам. Вот и нашелся умный министр обороны в правительстве Земной Коалиции, которой предложил направить к Проциону 2 для устрашения андориан эскадру Военно-космических сил. В эскадру включили пять современных крейсеров, авианосец и
различные корабли технической поддержки и сопровождения. Земная эскадра должна или напугать андориан, или заставить их под угрозой применения военной силы сдаться и признать главенство Земли.
        Полковник кадровик из главного штаба ВКС подготовил и выдал лейтенанту Темьяну на руки выписку из приказа о переводе на новое место службы, банковский чек на получение подъемного пособия, проездные документы для того, чтобы добраться до военного космодрома. Внешне этот полковник ничем не напоминал Темьяну того старика майора из армейского вербовочного пункта, который два года назад подписал с городским парнишкой контракт на пятнадцать лет службы в армии. Этот полковник был еще молод, выглядел весьма лощеным и хорошо выутюженным офицером, но нотки в его голосе и тема разговора ничем отличались от говорка и тематики разговора того старого майора.
        Уже пожимая на прощанье руку лейтенанту, полковник горько сетовал на то, что первая эскадра должна покинуть Землю уже в следующий понедельник, но до сих пор не решен вопрос, кто будет ею командовать.
        Усталый и разбитый временем пребывания в штабе, переходами из одного кабинета в другой, лейтенант Темьян из прохлады кондиционеров поспешил выйти на приятную жару августовской улицы. Город выглядел словно вымершим, только у небоскребов и крупных зданий наблюдалось какое-то движение транспорта и можно было бы увидеть горожан. Современный уровень жизни, ультрасовременное развитие личного и городского транспорта позволяли любому человеку практически мгновенно перемещаться из дома на работу и обратно домой. Поэтому рабочий люд, пока еще не решивший отправиться на житье в космос, предпочитали жить в домах коттеджного типа и за пределами мегаполисов.
        Разыскав в одном из карманов кителя солнечные светофильтры, лейтенант Темьян с громадным удовольствием натянул их на свой нос и его глазам сразу же стало приятно и комфортно. Солнце больше не старалось своим световым потоком сжечь глаза лейтенанта, а принялось их ласкать своим теплом, смягчая свою яркость этими старомодными светофильтрами. Лейтенант Темьян мог простым усилием воли приспособить свои глаза под яркость этого августовского солнца, но, во-первых, ему было лень этого делать и, во-вторых, было так приятно нести на носу эти светофильтры. Дойдя до очередного городского перекрестка, лейтенант Темьян остановился, посмотрел на часы, полковник кадровик не забыл ему выдать браслет наручных приборов, которые имели атомарный хронометр и которые полагались каждому офицеру ранга лейтенанта.
        До отправления электромагнитного поезда до космодрома оставалось полтора суток, вечером он должен встретиться и попрощаться с полковником Зарком, а до этого времени лейтенант был полностью предоставлен самому себе.
        Справа по улице просматривалось небольшое уличное кафе. Темьян решительно развернулся в ту сторону, решив посетить это кафе, чтобы утолить, начинающий ощущаться голод. На окнах кафе были полуспущены шторы, что создавало внутри кафе приятный полумрак, замешенный на прохладе. Бойкий старичок, вероятно, хозяин кафе обслуживал пожилую пару, а в дальнем углу пристроились две молодые девчонки, они о чем-то озабоченно перешептывались. Девчонки сразу же обратили внимание на появившегося в кафе молодого офицера со знаками различия лейтенанта. Они многозначительно переглянулись и, продолжая свое перешептывание, изредка постреливали глазками в его сторону. Темьян пристроился за столиком, который стоял у окна и в ожидании официанта посматривал в окно кафе.
        Через минуту к нему с большим чувством собственного достоинством подошел старичок и вежливо поинтересовался, что он хотел бы заказать. После секундной паузы, старичок добавил, что у него есть хороший стейк из настоящего мяса, свинины, но лейтенант может также попробовать любое блюдо из пищевого синтезатора. Подумав, Темьян решил попробовать настоящей свинины. Последние годы ему чем только не приходилось питаться, поэтому успел забыть вкус настоящего мяса.
        Корейка из свинины с запеченными яблоками оказалось исключительно замечательным блюдом. Молодой желудок лейтенанта воспринял ее, как дар небесный. В течение нескольких минут покончив с большим ломтем корейки, лейтенант Темьян предался размышлениям о том, что ему еще сегодня предстоит еще сделать.
        -3-
        Полковник Зарк внимательно слушал рассказ Темьяна, временами кивая головой в знак своего удовлетворения тем, что превращение штаб-сержанта Темьяна в лейтенанта Темьяна прошло таким ординарным и обыденным образом.
        Для этого ему пришлось в своем отделе сформировать небольшую команду из трех доверенных офицеров, которые и провели всю техническую работу по такому чудесному превращению штаб-сержанта в лейтенанта. Десять дней его офицеры не вылезали из терминалов армейской кадровой службы, вводя в них необходимые изменения или новые данные. В результате чего к Темьяну, при его появлении в кадрах главного штаба ВКС, у кадровиков не возникло ни единого вопроса. Работа его офицеров оказалось настолько эффектной, что им даже удалось деньги, полученные по армейскому контракту штаб-сержанта Темьяна, перевести на счет лейтенанта Темьяна, а к этому времени они составляли немалую сумму.
        Когда Темьян закончил свой рассказ, полковник Зарк сообщил ему, что его письмо о ситуации на Элизархе передано заместителю министра обороны в правительстве Земной Коалиции. Теперь оставалось только ждать его реакции, но полковник не думал, что эта реакция будет каким-либо образом заметна широкой публике. Он был уверен только в том, что этот заместитель военного министра так просто это дело не оставит.
        Когда тема разговора была исчерпана, лейтенант Темьян начал собираться в дорогу. Зарк предложил ему переночевать в него в доме, но заказанный флаер-такси уже ожидал Темьяна у крыльца особняка. Крепко пожав своему другу руку, Темьян, вскинув на плечо стандартный армейский баул с немногими своими вещами, с крыльца спустился к такси.
        Полковник Зарк еще долго простоял на крыльце, наблюдая за тем, как флаер-такси удаляется в сторону мегаполиса. Такси постепенно уменьшаясь в своих габаритах, чтобы, в конце концов, превратиться в точку, а затем полностью исчезнуть из поля зрения полковника.
        Только сейчас полковник Зарк почувствовал, насколько он привык к этому парню с серыми глазами и скромной улыбкой, и как его будет ему не хватать. Первая встреча с Темьяном у него не оставила особо сильных впечатлений. Но почти полуторамесячное совместное проживание заставило его, опытного контрразведчика, совершенно по иному отнестись к этому молодому пареньку. Он увидел в нем многое такое, чего не видел, но хотел бы увидеть в других окружающих его людях. Готовность постоять за своего друга и товарища, до конца бороться за справедливость. Полковник Зарк глубоко вздохнул и отправился на кухню пить кофе.
        Оплатив такси по счетчику, лейтенант Темьян с армейским баулом на плече направился к входу самого шикарного отеля города. Как только лейтенант перешагнул порог отеля, то на него набросилась толпа дроидов переносчиков багажа. Они, как настоящие и профессиональные люди носильщики, устроили настоящую свалку борьбу за обладание его баула. Темьян не успел вовремя среагировать, как один дроид в прыжке стянул с его плеча армейский баул и, весело вереща на своем птичьем языке, поволок его к стойке портье.
        Портье тоже оказался дроидом, но был до приторности вежливым и услужливым, он предложил лейтенанту на выбор любой номер, от президентского апартамента до двухместного номера. Лейтенант Темьян решил особо не разбрасываться деньгами и остановился на одноместном размещении. Он собирался только ночь переночевать в этой гостинице, а завтра уже утром отправляться на городской вокзал, чтобы отправляться в путь к новому месту службы.
        Поднимаясь на свой десятый этаж старомодным лифтом, в кабинке которого сохранились старомодные плюшевые сиденья с большими зеркалами, лейтенант Темьян внимательно осматривался по сторонам.
        Фешенебельные гостиницы города, чтобы сохранить дух нетленности времен, старались не вносить современных нововведений в свой интерьер, из-за чего пользовались большим спросом у своей постоянной клиентуры. Так и в этой гостинице ее вестибюль напоминал о прошедших веках.
        Дроид, переносивший его армейский баул, попытался своим контрольным ключом открыть дверь его номера, но Темьян не стал лишать себя такого удовольствия и, невежливо оттолкнув настырного дроида в сторону, большой бронзовый ключ он ввел в скважину замка двери и его повернул. Номер был великолепен, большой и с окном во всю стену, мебель отлично вписывалась в его интерьер. Приказав дроиду, положить баул на подставку для багажа и отправляться по своим делам, Темьян сразу прошел в ванную комнату и, скинув с себя синюю армейскую униформу, тут же отправив ее в утилизатор, затем шагнул под острую струю горячего душа.
        Когда он по пояс, завернутый в махровое полотенце, вновь появился в номере, то первым делом увидел дроида, никуда не ушедшего и стоявшего вытянувшимся в струнку у входной двери. Удивленно пожав плечами, Темьян направился к столу и по интеркому набрал трехцифровой номер интеркома портье. Когда лейтенант в трубке услышал голос портье, то поинтересовался тем, почему дроид переносчик багажа не выполняет его распоряжений.
        В ответ дроид-портье его проинформировал о том, что менеджмент гостиницы принял решение о том, чтобы своему уважаемому и дорогому гостю, лейтенанту Темьяну, преподнести в качестве подарка дроида под номером... . Но Темьян не стал слушать, какой именно номер имеет только что полученный им в подарок дроид. Он поблагодарил портье и положил трубку на интерком. Затем подошел к дроиду и долго его рассматривал. Дроид, был как дроид, ничем не отличался и не выделялся среди других дроидов. Манипуляторы вместо рук и ног, что-то круглое, похожее на голову, было на его плечах и небольшое цилиндрическое тело. Ростом он был примерно до груди лейтенанту, то есть около метра сорока-пятидесяти ростом. Дроид никак не отреагировал на внимание со стороны своего нового хозяина, он стоял маленьким истуканчиком у двери и не двигался, видимо, ожидал новых распоряжений.
        Темьян еще раз удивленно пожал плечами, решив, что утро вечера мудренее и отправился спать, в чем мать родила. Небольшая гостиничная кровать неожиданно развернулась в шикарное спальное ложе с похрустывающим постельным бельем, лежать на котором было сплошное удовольствие.
        Глава 4
        -1-
        Лейтенанту Темьяну так и не удалось избавиться от столь неожиданного подарка. Когда он попытался решить этот вопрос с портье гостиницы, тот в ответ только протянул ему какой-то пластиковый документ, оказавшийся техническим паспортом на этот дроид. Причем, все это время дроид почему-то молчал и держался немного в стороне, куда-то исчез его веселый характер и птичий лепет. Армейский баул Темьяна дроид повесил на лямку через плечо, в данный момент он выглядел армейской салагой при офицере. Прекратив бесполезный разговор с дроидом-портье и, убрав в нагрудный карман кителя технический паспорт, лейтенант Темьян в сопровождении дроида отправился на городской вокзал. До вокзала можно было спокойно добраться пешком, он находился всего в нескольких блоках от гостиницы.
        Но Темьяну со своим дроидом пришлось до вокзала добираться флаером-такси, которое было заблаговременно заказано и уже ожидало их у подъезда гостиницы. Темьян с удивлением наблюдал за тем, как его дроид прощался со своими товарищами дроидами. Не было прощальных слов, напутствий на дорогу или дружеских поцелуев, гостиничные дроиды выстроились в два ряла, между которыми прошел лейтенант со своим дроидом. Все это время гостиничный подарок молчал, был грустен и не прощебетал ни одного слова.
        Он хранил молчание и на городском вокзале, пока лейтенант Темьян через окно кассы для военных пассажиров оформлял и оплачивал своей проезд до полустанка, на котором располагался военный космодром подскока. Когда он задал вопрос дроиду-кассиру, нужно ли ему показать билет для сопровождающего его дроида-помощника, то получил сиюминутное разъяснение, что члены семьи военнослужащего имеют право бесплатного проезда до нового места службы главы семьи.
        Таким неожиданным образом гостиничный подарок превратился в члена семьи лейтенанта Темьяна, в которой кроме лейтенанта и дроида никого больше не было. Дроид-кассир проявил величайшую тактичность, когда поинтересовался у Темьяна, как зовут его члена семьи, чтобы это имя вписать в проездные документы. Вначале Темьян хотел назвать его Занудой в честь погибшего ИскИна, ставшего его настоящим боевым товарищем и другом на Элизархе, но, подумав, решил дроиду дать имя Бадди.
        Скоростной мюзонно-энергетический экспресс мчался чуть ли не со скоростью звука, одно за другим проскакивая арочно-энергетические кольца. Скорость движения поездов стала такой высокой, что железная дорога давно уже отказалась от простых железнодорожных вагонов с простыми окнами. Вместо вагонов были энергетические капсулы, которые были составлены из нескольких меньших по своему размеру и вместилищу купе-капсул. Каждое купе-капсула имело специальные оконные мониторы, которые были размерами старых купейных окон и демонстрировали любые, по пожеланием пассажиров, разумеется, сельские пейзажи. Если пассажир того хотел, то он мог даже организовать "сквознячок", задувающий от окна, и любое звуковое сопровождение - от грохота колес древних поездов до ультрасовременного стерео исполнения Аппассионаты Людвига ванн Бетховена.
        Во второй раз в жизни Темьян ехал в подобном мюзонно-энергетическом поезде, на этот раз ему, как флотскому офицеру, досталось двухместное купе-капсула. Бадди, как вошел в эту капсулу, так и застыл в неподвижности у самого входа.
        Принесший чай проводник, пару раз аж цыкнул на него, мол, мешает пройти к столику у "окна", но Бадди даже не шелохнулся. Войдя в капсулу, пожилой проводник первым же делом принялся жаловаться Темьяну на свою тяжелую судьбу и на то, что вскоре останется без работы. По его мнению, дела железной дороги становятся все хуже и хуже, а пассажиров - все меньше и меньше, люди предпочитают путешествовать личным гравитранспортом и, по всей очевидности, железную дорогу скоро закроют. Тогда ему с женой придется собираться и покидать Землю, искать работу железнодорожником на другой планете.
        Создавалось впечатление, что проводнику просто скучно, других пассажиров в вагоне не было, вот человек и решил пообщаться с пассажиром. Темьян до поры до времени терпеливо выслушивал жалобы бортпроводника на жизнь, время от времени ему поддакивая. Но вскоре и сам проводник понял, что его выслушивают только из вежливости, и покинул купе.
        И в этот момент, когда за проводником закрылась дверь купе, уши Темьяна уловили мелодию, которая сопровождала бегущий за "окном" пейзаж. Неизвестный аккордеонист на своей гармонике наяривал что-то народное и танцевальное, что полностью диссонировало с повисшими в вагоне поезда тишиной и спокойствием. Машинально лейтенант прибегнул к приобретенному в госпитале навыку и силой воли переключил источник музыке на произведение тягучей и спокойной классической симфонической музыки, что более подходило к настоящему моменту. Затем он повернулся к своему подарку и пальцем поманил его к себе. Удивительно, но Бадди понял значение этого жеста и осторожными шажками подошел к своему хозяину и вновь замер на расстоянии вытянутой руки от него, ожидая приказаний.
        Но никаких приказаний не последовало, а Темьян удобнее откинулся на мягкие валики-подушки своего сидения и закрыл глаза. Его мысленный щуп легко проник в голову этого металлического создания и также легко, без остановок и задержек, проскочил ее, так как кроме металла и нескольких спаянных вместе плат и чипов в голове не было. Лейтенант открыл глаза и теперь уже с некоторой жалостью посмотрел на подаренный ему дроид. Если судить по начинке головы и сегодняшнему уровню состояния этой электронной начинки, то это творение рук человеческих даже близко не могло быть дроидом. Сейчас это была игрушка, которая умела раскрывать рот, произносить непонятные слова и переносить вещи с места на место. Но лейтенант уже проникся некоторыми чувствами к этому куску металла и члену своей семьи, да не привык Темьян так легко и просто отказываться от задуманного. Поэтому он решил для начала хорошо пообедать, а затем всерьез приняться за работу, заняться Бадди.
        Обедать пришлось в купе капсуле, так как из-за отсутствия пассажиров вагон-ресторан не работал, а каждый проводник вагона в своем служебном купе имел пищевой синтезатор, не для гурманов, разумеется, а для нормальных пассажиров железной дороги. Бортпроводник на большом подносе принес Темьяну большое блюдо ципленка-табака с таиландским рисом и восточными приправами. Лейтенант поставил поднос на приоконный столик и с удивлением покосился на Бадди, который устроился в кресле напротив Темьяна и, якобы, с глубоким интересом, наблюдавшим за пробегающим за "окном" сельским пейзажем. Цыпленок оказался вкусным, но сам факт того, что нож одинаково хорошо резал и мясо и кости этого цыпленка, особо не впечатлял. Синтезатор строго следил только за тем, чтобы в приготовленных им блюдах не было бы большого количества отходов производства.
        В ту ночь Темьян так и не заснул, он, как начал после обеда возиться с головой Бадди, так и продолжал с ней работать и по настоящее время. Вначале он предполагал сделать из Бадди нечто вроде слуги робота, чтобы тот мог понимать и исполнять приказы человека.
        Но увлекся и незаметно для себя влез в такие дебри психики и психологии человека, что пару раз хотел связаться с доктором Шуршу и проконсультироваться у него по некоторым проблемам человеческой псифизиологии. Но только он протягивал руку к браслету с вмонтированным в него коммуникатором, как решение проблемы приходило ему в голову. В ходе работы с сознанием Бадди встречалось такое множество проблем, что у Темьяна иногда голова кругом шла. Чтобы Бадди смог с ним общаться таким же образом, как в свое время свободно общался ИскИн ТТ-100 Зануда, нужно было решить проблему двоичности языка. Решить эту проблему, как ему показалось, помогла строггская мунгу Лиззи. Ее тень промелькнула в его сознание и сразу же пришло решение того, как заставить Бадди заговорить нормальным человеческим языком с одновременной возможностью общения на ментальном уровне. Когда стал вопрос об узкой специализации этого дроида, то Темьян долго работал на терминале купе, пока, в конце концов, не остановился на странной специальности "профессиональный военный, но не моньяка-убийцы".
        К середине ночи, когда разум Темьяна был затуманен решением стоявших перед ним сложных задач, а руки едва поднимались, то все его купе было завалено, соединенными между собой электронными памятями, платами, чипами, непонятными ему теперь механическими узлами и соединениями. Темьян в ужасе смотрел на эти детали, узлы и соединения, доставленные нуль-почтой и беспорядочно разбросанные по купе-капсуле. Все эти детали должны были быть размещены в этом маленькой и круглой металлической сфере, которая до недавнего времени была головой Бадди. Он без сил откинулся на спинку своего сидения и закрыл глаза, чтобы не видеть всего этого безобразия. Тотчас в голове послышался писклявый мальчишеский голосок:
        - Хозяин, не переживай, все поправимо и не так уж страшно!
        Темьян испуганно раскрыл глаза и огляделся, он, по-прежнему, был один в купе, бортпроводник с позднего вечера к нему уже не заходил, сообразив, что пассажиру с его работой не до ужина и не до разговоров с ним. А мальчишеский голос в голове продолжал говорить:
        - Ложись спокойно спать, хозяин, под утро я тебя разбужу, и ты завершишь мою работу. -
        Тихо и убедительно в ментальном диапазоне проговорил Бадди.
        -2-
        Военный космодром или вернее было бы сказать, космодром подскока Первой космической эскадры Земли, встретил лейтенанта Темьяна строгой армейской дисциплиной и полной неразберихой. Рядовые и офицеры козыряли друг другу, делали умные лица и занимались своими непонятными любому офицеру со стороны делами. Ни один офицер ВКС, принимавший Темьяна в штабе космодрома, так не смог сказать, когда очередной шаттл уйдет на орбиту к авианосцу "Этернити". Каждые полчаса уходили шаттлы к крейсерам "Мурманск" и "Суворов", они принимали новые экипажи. Реже шаттлы поднимались к крейсерам "Глория", "Процион 12" и "Мальборо", дивизион эсминцев вообще обслуживался одним ежечасовым шаттлом, а остальных судов эскадры на земной орбите пока еще не было.
        С часу на час на земную орбиту ожидалось прибытие тяжелого армейского транспортного корабля "Авиценны", который офицеры штаба ВКС ожидали со слезами нетерпения в глазах. Этот транспортник должен был им помочь решить одну маленькую проблему. Десантники 106-й десантной дивизии устали ждать своей укладки в гибернационные саркофаги, подъема в контейнерах на орбиту для отправки на Процион 2, поэтому начали слегка помахивать кулаками в общественных местах. Ни в одном увеселительном заведение стало невозможно появиться, чтобы случайно не столкнуться с грубыми десантниками. В главный штаб ВКС моментально посыпались многочисленные заявления от гражданских лиц и визиты адвокатов, требующие от армии возмещения за понесенный физический и моральный ущерб.
        Так и не получив информации о времени прибытия шаттла с авианосца "Этернити", лейтенант Темьян решил немного побродить по штабу и послушать, что поговаривают умные люди, штабные офицеры. У него в запасе оставались еще целые сутки до момента доклада о своем прибытии командору Уилксу. За сутки многое чего могло произойти, поэтому лейтенант пока еще не беспокоился по поводу своего возможного опоздания на службу.
        Со второго этажа штабного здания Темьян спустился на первый этаж и направился к вестибюлю, где вместе с баулом оставил своего Бадди. Он не взял дроида в поход по штабным кабинетам только из-за того, чтобы избежать лишних расспросов о своем металлическом сопровождающем и не привлекать к себе излишнего внимания. Бадди устроился прямо на ступеньках лестницы, из-за чего пробегавшие мимо штабные офицеры были вынуждены замедлять свой бег. Они осторожно, чтобы случайно не потревожить дроида, обходили его стороной, чтобы тут же возобновить свою лихую пробежку по штабным коридорам.
        Подойдя к своему дроиду, Темьян услышал тихие звуки мелодии, которая ему очень нравилась. В свое время он частенько ее прослушивал. Сейчас этой мелодией в квадро звучании наслаждался Бадди, он закатил свои круглые разноцветные шарики, которые гордо называл глазами, под веки, и размахивал руками, словно дирижировал симфоническим оркестром. Создав образную телепатему пинка под задницу, Темьян отправил ее своему дроиду, но тот не прореагировал и продолжал дирижировать воображаемым оркестром.
        Когда квадро музыка отзвучала, то Бадди открыл глаза, чтобы нагло и одновременно вопросительно посмотреть на своего лейтенанта, но Темьяну было нечего ему сообщить. Он так и не узнал, когда на "Этернити" уйдет очередной шаттл. Видимо, Бадди сумел прочитать последнюю мысль о шаттле в голове у лейтенанта, в ответ он многозначительно улыбнулся и сказал, что у них в запасе всего двадцать пять минут. За эти двадцать минут они должны добраться до стартового стола номер двадцать пять, с которого командор Уилкс будет подниматься на авианосец "Этернити".
        У Темьяна слегка зачесались руки, ему хотелось очень этими руками воспользоваться, чтобы надавать по шее этому металлическому истукану. Он должен с раннего возраста знать о том, как ему следует разговаривать с хозяином, другом и старшим по званию офицером. Но помимо этогоЈ лейтенант Темьян сгорал от желания узнать, как Бадди удалось, не сходя с места, добыть столь важную для них информацию. Обойдя дроида стороной, он неожиданно заметил, что тот своим бедром старательно прикрывает стандартный разъем для подключения к электричеству и различным терминальным сетям. Темьян сразу же потерял интерес задавать какие-либо вопросы этому дроиду "шалунишке", который по своей натуре был профессиональным шпионом.
        Двадцать пятый стартовый стол находился у черта на куличках. Направляясь к этому стартовому столу, лейтенант Темьян постоянно укорял самого себя за то, что не проявил должной смекалки и не заказал себе транспорта, чтобы до него доехать.
        Когда Темьян, в конце концов, добрался до этого стартового стола, то там никого не было, кроме вахтенного матросика салаги, который ничего не знал и только мог что мягкой тряпочкой наводить блеск на стеклах своей будочки. Но салага сильно удивился, когда лейтенант Темьян приблизился к его будке. Салага вместо того, чтобы козырять и отдавать честь флотскому лейтенанту, удивленно поинтересовался у лейтенанта, почему они идут пешком, а не воспользовались тоннелем нуль-транспортировки. Озверелый лейтенант Темьян всем телом развернулся и слегка отставил ногу в сторону так, чтобы было бы удобнее наносить удар ногой без особо сильного замаха. Но Бадди оказался весьма предусмотрительным парнем и сейчас его поблизости не оказалось. Он заблаговременно остановился в десяти метрах от будочки дежурно матроса и терпеливо ожидал, когда хозяин перестанет беситься, успокоиться и с ним можно будет нормально общаться.
        Тем временем вдали на космодроме показалась малая гравиплатформа, а в небесах послышался рык двигателя приземляющегося шаттла. Гравиплатформа подлетела к стартовому столу в тот момент, когда приземлившийся шаттл опустил на землю погрузочную аппарель. Из гравиплатформы вышел высокий мужчина в кожаном пальто, кожаных сапогах и фуражке, из-под которой выбился клок седых волос. Это офицер коротко козырнул лейтенанту Темьяну и хотел пройти мимо него, чтобы по аппарели подниматься в шаттл. Но Темьян вытянулся в струнку и попросил разрешения у офицера к нему обратиться. После чего, набрал в грудь достаточно воздуха, чтобы по штаб-сержантски лихо отрапортовать о своем прибытии для продолжения службы на авианосце.
        Удивленный подобным обращением офицер в кожаном пальто от полной неожиданности такого сержантского обращения, едва сдержался, чтобы не отпрыгнуть подальше от лейтенанта Темьяна. В космическом флоте не было принято на широкой публике проявлять подобного чинопочитания, которое только что продемонстрировал лейтенант.
        Офицер остановился и, вопросительно подняв бровь, посмотрел на Темьяна, тогда лейтенант нормальным человеческим голосом объяснил сложившуюся ситуацию. Офицер тактично выслушал его объяснение и коротким жестом руки пригласил лейтенанта следовать за ним. Уже через секунду они вдвоем поднимались по аппарели в орбитальный шаттл. Бадди пристроился сзади к лейтенанту и командору и, аккуратно и старательно постукивая своими ножными манипуляторами по металлу аппарели, поднимался в орбитальный шаттл вслед за ними.
        Не ожидая очередного вопросительного взгляда командора, Темьян в несколько слов разъяснил ситуацию с Бадди.
        -3-
        На авианосце "Этернити"служба размещения, принимая во внимание тот факт, что у него имелся собственный дроид и его на авианосец сопровождал целый командор, лейтенанта Темьяна поселили на жилой палубе среднего офицерского состава в каюте одноместного размещения. Но Темьяна заблаговременно предупредили, что окончательное расселение офицеров летчиков будет производиться только завтра. Тогда на борт авианосца поднимется его штатный экипаж, прибудут другие офицеры летчики, штурмана, стрелки, механики и техники для несения службы.
        Дневальный матрос проводил лейтенанта Темьяна и его дроида до дверей выделенной ему каюты и наглядно продемонстрировал, как пользоваться кроватью, которая одновременно выполняла функции гибернационного саркофага и анабиозной камеры, была санузлом и душевой комнатой, в которой никогда не было воды.
        Что касается душа, то вся хитрость заключалась в том, что тело человека очищалось вонами электромагнитных колебаний, достаточно было пару раз поменять диапазон колебаний этих волн, и человек очищался, чувствовал себя легко и свободно, словно он побывал в настоящей парной. Вода на авианосце с таким большим экипажем, техническим и летным составом была на вес золота. Среди судов технической поддержки эскадры имелся специальный корабль с игривым названием "Иветта", экипаж которого только и занимался возобновлением водных запасов эскадры. Это судно имело специальные приспособления для буксировки, даже во время гиперпространственных прыжков, ледовых астероидов-айсбергов.
        Когда дневальный матрос покинул каюту, то Бадди демонстративно зашвырнул лейтенантский баул в угол каюты и с тяжелым вздохом спиной упал на койку. Всем своим видом дроид показывал хозяину, что он устал и ничего не желает делать.
        Темьян же прекрасно осознавал, что Бадди - это творение его рук, поэтому, как говорится, что натворил, то и получи.
        Поэтому он не стал приставать к дроиду, а сел за стол и включил терминал внутренней информсети. На экране монитора тут же вспыхнул экран с надписью: "Капитан и экипаж авианосца CVN "Этернити" приветствует лейтенанта Темьяна и дроида Бадди с прибытием на борт судна для продолжения службы во славу Земной коалиции". А под этой надписью бежала строка, в которой говорилась, что локальная сеть авианосца начнет работать с завтрашнего утра. Чертыхнувшись про себя, Темьян решил побродить по авианосцу, если терминал отказывается сегодня работать, то имеются глаза, чтобы осмотреть и познакомиться с авианосцем изнутри.
        Широкие и светлые коридоры космического корабля сегодня были обезлюжены, правда, время от времени Темьяну встречались отдельные матросы и небольшие группки офицеров, но и тех и других было очень мало.
        Корабль выглядел совершенно пустым, если принять во внимание его такие широкие коридоры и переходы из одного отсека корабля в другой сектор авианосца. В основном встречающиеся матросы и офицеры были такими же молодыми и совершенно новыми для "Этернити" офицерами, как и сам лейтенант Темьян. Об этом можно было судить по одному тому обстоятельству, что этот молодняк постоянно своими головами вертел по сторонам. Они так же, как и Темьян их, его останавливали и вежливо любопытствовали, как им пройти на первую летную палубу или в отсек к авиамеханикам.
        Вначале Темьян останавливался, принимал умный вид и пытался занудно объяснить парням, что нуль-лифт может их доставить в любое место авианосца, только пожелай. Но он тут же затыкался на втором вопросе, когда любопытствующий офицер интересовался, а как ему найти кабинки корабельного нуль-лифта. В конце концов, парни удовлетворенно пожимали друг другу руки, называли свои имена и расходились в разные стороны для продолжения знакомства с авианосцем, на котором им предстояло теперь служить.
        Когда часа через полтора Темьян проголодался и ему захотелось есть, то решил вернуться в каюту и воспользоваться пищевым синтезатором. Но уже через несколько шагов лейтенант понял, что заблудился в этих чертовых корабельных коридорах, что не помнит обратного пути. Темьян прошел пару круговых коридоров, чтобы окончательно убедиться в том, что он самостоятельно не сможет найти обратную дорогу. Он даже не помнил ее точного месторасположения.
        Глубоко раздосадованный этим обстоятельством, лейтенант Темьян остановился у большого корабельного иллюминатора и долго вглядывался в большой сине-зеленый шар, вращавшийся перед его глазами в черноте вакуума. В этот момент ему послышались девичьи голоса и из-за поворота вышли три девчонки в синей армейской форме, которая так ладно обтягивала юные девичьи тела. Заметив одинокую фигуру лейтенанта летчика, прильнувшую к иллюминатору, девчонки замедлили шаг, и с искренним интересом осмотрели с лейтенантика головы до ног. Две из них пожали плечиками и, не останавливаясь, прошли мимо молодого офицера, на ходу обменявшись кратким, но весьма едким комментарием. Третья девчонка широко раскрыла свои огромные зеленые глаза и споткнулась на ровном месте. Подружки даже не удосужились остановиться и помочь своей подруге.
        Лейтенант Темьян моментально вспомнил о том, что он мужчина, и обязан помогать женщинам, тем более молодым девчонкам, в трудную для них минуту. Невероятным изворотом тела он успел подхватить падающую зеленоглазую девчонку на руки и крепко прижать ее к груди. Девчонка, аж, даже, пискнула, когда оказалась так крепко прижатой к груди молодого парня, но даже не попыталась вырваться или хлестануть своими слабыми ладошками по щекам этого молоденького лейтенантика. Этот ее писк все же остановил подружек они хором, по-армейски развернулись на высоких каблуках и две пары красивых женских глаз с глубоким интересом стали изучать возникшую ситуацию. Затем одна из них с глубоким голосом произнесла:
        - Ну, Машка, ты даешь! Только что вернулась после увольнительной, а уже снова подцепила себе доброго молодца, да еще такого симпатичного парня!
        На что зеленоглазая Машка, своенравно поджав губки, сделала слабую попытку вернуться в прежнее положение и встать на ноги. Но по всему ее поведению чувствовалось, что этот лейтенантик ей ужасно понравился, поэтому она не очень-то рвалась освободиться из его объятий. А лейтенант Темьян впервые в своей жизни оказался в таком несколько неловком положении. Впервые настоящая женщина оказалась в его объятиях и парню это очень понравилось. Темьян попросту не знал, что ему делать дальше в этом положении. В этот момент снова послышался голос подруги пленницы.
        - Слезай с рук, Машка, и прекрати стеснять парня! Посмотри на его лицо, оно уже краснее помидора. Гляди, парня, кондрашка хватит, и что будешь делать тогда? Не познав счастья замужества, превратишься во вдову.
        На этот раз зеленоглазая Машка послушалась наперсницу и легко, словно бабочка, слетела с рук Темьяна, с явным сожалением поглядывая на него. Только девчонки собрались покинуть кампанию парня, как Темьян набрался сил и наглости и спросил их, как ему добраться до своей каюты. Старшая девчонка, которая только что прочитала мораль бесстыжей Машке, с удивлением посмотрела на лейтенанта. Но, видимо, заметив и по-своему оценив, растерянность в его глазах, очень мило ему улыбнулась. Затем она подошла к стене и тремя ударами пальцев вызвала клавиатуру терминала корабельной информсети и что-то на ней напечатала. Тут же послышался безликий голос ИскИна авианосца, который сообщил:
        - Лейтенант Темьян, только что появился на авианосце, еще никуда не приписан и временно поселен в каюту 420, третий жилой ярус летного сектора, цвет сектора темно-голубой. Лейтенант Темьян, если вы слышите меня, то следуя за темно-голубой стрелкой, вы найдете свой сектор и свою каюту. Прошу подтвердить получение информации.
        Совершенно не осознавая этого, Темьян мысленно подтвердил получение информации и свою готовность следовать за стрелкой-указателем до своей каюты. При этом, он не забыл испросить разрешение у ИскИна на то, чтобы при дальнейших контактах с ним пользоваться ментальной связью. Секунду ИскИн промедлил с ответом на вопрос, а затем подтвердил, что принял к исполнению указание "старшего" на контакты в ментальном диапазоне. В этом подтверждении Темьяна только удивило одно обстоятельство, что ИскИн назвал его "старшим". Но он не знал, как ему на это реагировать. Мысленный контакт лейтенанта с корабельным ИскИном продолжался не более секунд десять, но женщины явно не пропустили мимо эти секунды.
        Они выстроились полукругом вокруг молодого лейтенанта и с громадным интересом в глазах наблюдали за тем, как меняется выражение его глаз и лица. На полу коридору возникла темно-голубая стрелка и стала нетерпеливо поддергиваться, словно приглашала лейтенанта следовать за ней. Тогда выступила вперед девчонка, которая укоряла Машку за безобразное отношение к парню. Она решительно заявила, что сама проводит лейтенанта до его каюты, так как нельзя бездушным ИскИнам поручать такое серьезное дело, как проводы до дома, перспективного жениха.
        Зеленоглазой Машке оставалось только еще раз надуть свои красивые губки, по уставу она не имела права возражать старшей по званию подруге и обвинять ее в том, что та из-под носа своей подруги уводит симпатичного парня.
        Армия, она и в космосе армия, в ней всегда прав старший по званию офицер!
        Глава 5
        -1-
        Девчонку звали Елен, и она уже была капитаном, вторым заместителем руководителя астронавигаторской службы авианосца "Этернити". Летала на всех планетарных истребителях и, когда ее пригласили пойти на службу на авианосец, то, не задумываясь, согласилась, не смотря на то, что ей в чем-то пришлось изменить свою профессию. Так болтая и рассказывая о себе, молодые люди не заметили, как добрели до каюты лейтенанта. Когда они подошли к самой двери, то Темьян пригласил Елен пообедать с ним. Та на секунду задумалась, но согласилась. Невозможно было представить ее удивление, когда она увидела валяющегося на койке Бадди и читающего какую-то книгу. За свои двадцать пять лет Елен немало повидала дроидов, но еще не встречалась с такими дроидами, которые в свободное от службы время читали бы книгу.
        Увидев, что хозяин вернулся с красивой девушкой, Бадди вскочил на ноги, чтобы поприветствовать ее, как настоящий джентльмен, и вежливо ей представился. Елен не выдержала и негромко рассмеялась, протягивая Бадди свою руку. Тот поступил так, как поступают воспитанные и галантные офицеры, опустился на колено манипулятор и поцеловал руку дамы.
        Почувствовав себя в центре внимания мужского коллектива, Елен заставила мужчин немного поработать и навести идеальный порядок в каюте, и подсказала, какое выбрать меню обеда. Сам Бадди соизволил поработать с пищевым синтезатором и на подносе перенес с одного места на другое замечательно пахнущие блюда, прежде сервировав ложками, ножами и вилками из пластика небольшой, но единственный столик в каюте.
        Обед удался на славу, молодые люди ели, разговаривали, шутили и не заметили, как пролетело время. Первой спохватилась Елен и, с видимым сожалением, сказала, что пора возвращаться в свою каюту и немного отдохнуть, так как завтра должен был бы тяжелым днем. На авианосец прибудет его первый командир, и на борт поднимутся все остальные члены экипажа, которые имели увольнительные, а также все военнослужащие, приписанные к авианосцу.
        Темьяну захотел Елен проводить до ее каюты, так как ему хотелось узнать, где и какую каюту занимает его новая знакомая. Разумеется, Елен была не против того, чтобы молодой и симпатичный лейтенант ее бы проводил, одной ей было бы скучно топать по этим бесконечным переходам и коридорам авианосца. Девушке явно хотелось продолжить знакомство, да и Темьян был совершенно не против продолжить это знакомство. Девчонка его очень заинтересовала, но в эту минуту запиликал интерком.
        Звонил командор Уилкс, который интересовался, как обстоят дела у лейтенанта, чем он сейчас занят, а затем попросил лейтенанта посетить его в каюте. Со старшими по званию в армии не спорят, лейтенант Темьян со всей положенной учтивостью вполголоса рявкнул в трубку интеркома:
        - Так точно, сэр!
        Перед самым уходом Елен кивнула головой Бадди, прощаясь с ним, и тот от радости ответил стальной улыбкой на своем железном лице.
        Коридоры авианосца были по-прежнему обезлюжены, молодым офицерам пришлось расстаться на первом же перекрестке, Темьяну надо было поворачивать на запад и идти по коридору, а одной Елен предстояло шагать на восток еще минут двадцать, чтобы добраться до своей каюты в секторе астронавигаторов и пилотов авианосца.
        Темьян постеснялся в открытую спросить у Елен, где же находится ее каюта. Елен же в свою очередь поступила так, как всегда поступают женщины в таких ситуациях. Она промолчала и не назвала номер своей каюты из чисто женского желания заставить понравившегося ей парня еще немного помучиться и, если потребует, то поискать ее каюту.
        По дороге к командорской каюте, Темьян мысленно связался с ИскИном авианосца и попросил его дать информацию по командору Уилксу. Через секунду поток информации полился в голову лейтенанта.
        Командору Уилксу совсем недавно исполнилось пятьдесят пять лет, из них сорок лет были непосредственно связаны со службой в армии. Он родился и вырос на одной из небольших земных колоний в созвездии Льва. Когда парнишке исполнилось пятнадцать лет, колонистов поразила неизвестная болезнь. От этой страшной болезни вымерли все взрослые колонисты земляне, без куска хлеба и воды остались только несколько подростков, которые начали борьбу за свое выживание в условиях влажного тропического леса. Это была борьба обреченных, подростки должны были погибнуть, но совершеннейшая случайность спасла их жизнь. Один земной разведывательный корабль пробивал гиперпространственный тоннель в новую галактику, и совершенно случайно вышел на орбиту планеты, в лесах которых погибали подростки. Капитана корабля удивило молчание земной колонии, и он направил десантный бот с командой матросов, чтобы выяснить обстоятельств молчания колонии. Десантники приземлились на самой окраине вымершего поселения и нос к носу столкнулись с голодающей группой подростков.
        Таким образом, Уилкс в пятнадцать лет был едва не съеден дикими мастодонтами Окраины, так называлась его родная планета.
        На Земле Уилкса отправили доучиваться в специальное кадетское училище, по окончании которого, он прослужил сержантом год в мотострелковых частях. Затем поступил в военное училище, которое через три года окончил лейтенантом. Таким образом, выяснилось, что Уилкс никогда не служил в авиации, а свою военную жизнь провел в пехотных и десантных частях. В пятьдесят лет он стал полным полковником и получил десантную дивизию в командование.
        Но вскоре по собственному желанию оставил пост командира десантной дивизии, так как увлекся летным делом. Выучился летать на гравилетах и хотел дальше специализироваться в этом направлении, но у него возникли какие-то неприятности с верхним эшелоном командования армии и он был вынужден оставить армию. Четыре года он находился в отставке, а в кадровой службе армии его личное досье пылилось на полках. ИскИн авианосца не располагал информацией, чем полковник Уилкс занимался все эти четыре года. И вот, теперь Уилкс уже не полковник, а командор и назначен командиром летного подразделения авианосца "Этернити".
        Дверь каюты командора Уилкса была неплотно прикрыта, но из каюты не слышалось ни единого звука. Лейтенант Темьян осторожно костяшками пальцем постучал в дверь и, услышав голос командора, вошел в каюту и вытянулся по стойке смирно.
        В этот момент командор Уилкс работал за корабельным терминалом. Когда Темьян начал открывать рот, чтобы доложить о прибытии, то командор коротким кивком головы не дал ему и слова сказать и предложил лейтенанту располагаться на маленьком диванчике.
        Каюта командора была немногим большим лейтенантской каюты, несколько больше было и аппаратуры для поддержания связи с различными службами и командованием авианосца. В ней и мебели было несколько больше, имелся небольшой бар, встроенный в одну из стен. Имелся обеденный столик и рабочий столик для терминалом, за которым сейчас командор и работал. Его койка на время могла превращаться в удобный диванчик для гостей, на котором расположился Темьян. Некоторое время в каюте сохранялась тишина, а пальцы командора продолжали беспрестанно бегать по клавиатуре терминала.
        Сидя на диванчике, лейтенант Темьян размышлял о том, почему пожилые люди предпочитают работать руками, а не головой. Ведь, было бы гораздо проще, если бы командор просто наговорил свой текст терминалу, а тот сам отформатировал бы его в божеское состояние и вид, проверил бы грамматику и распечатал. А так получается, сколько командор понапрасну потратил свого времени?!
        -2-
        Командор Уилкс закончил работать на клавиатуре терминала, с громким хрустом костей потянул свою спину, и сидя, прямо в кресле развернулся лицом к лейтенанту и некоторое время задумчиво его разглядывал. Затем командор поинтересовался тем, не хочет ли лейтенант чего-либо выпить из бара.
        Темьян, в принципе, не возражал, но до настоящего момента он не знал, что же это такое "выпить"? Только один единственный раз в своей молодой жизни ему пришлось попробовать алкоголя, но он тогда не совсем понял, для чего алкоголь вообще существует?!
        Но сейчас, чтобы не перечить начальству своими же первыми словами, лейтенант Темьян утвердительно кивнул головой.
        Уилкс легко поднялся на ноги и прошел к стенному бару, откуда вскоре вернулся с двумя бокалами, наполненными красноватой жидкостью, один из которых протянул Темьяну. Нос лейтенанта моментально уловил тяжелый аромат, тянущийся из бокала. Командор Уилкс снова устроился в своем креслице на роликах и, сделав небольшой глоток из бокала, зажмурился от удовольствия, а затем обратился к собеседнику:
        - Ты мне понравился, лейтенант! Не могу объяснить тебе это словами, но, по-моему, в тебе скрывается какая-то тайна, к которой хочется прикоснуться и познать. Извини, лейтенант, за столь лирическое вступление к нашему серьезному разговору. Да и к тому же ты и не девушка, чтобы признаваться тебе в чем-либо. Поэтому, давай, перейдем к разговору о деле. В кадрах тебя, по всей вероятности, уже проинформировали о том, что именно я, командор Уилкс, назначен командиром авиакрыла, которое будет базироваться на авианосце "Этернити". Для твоей информации, авиакрыло раньше представляло собой смешанную истребительно-штурмовую дивизию быстрого реагирования, которая дислоцировалась на Ио, спутнике Юпитера и несколько раз успешно использовалась на различных планетах, где колонии землян подвергались угрозе или прямым нападениям. Так, что авиакрыло уже имеет опытный и слетанный состав пилотов и навигаторов. В настоящий момент в эскадрильях авиакрыла нет свободных вакансий пилотов истребителей, кем ты, наверняка, хотел бы быть. Направлять тебя в какую-либо эскадрилью стажером пилота, который будет только изредка, в
случае освободившейся вакансии истребителя или штурмовика, тебя будут выпускать на боевое задание. Такая перспектива для тебя, мне очень не нравится, я не хочу таким образом потерять опытного пилота и бойца. Моя внутренняя интуиция мне подсказывает, что ты не простой пилот..., а нечто большее. Поэтому хочу тебе предложить... стать моим личным пилотом. - Командор сделал паузу.
        А у лейтенанта Темьяна мгновенно испортилось настроение. Он выглядел совершенно расстроенным и подавленным человеком. Темьян даже представить себе не мог, что разговор с командором затронет такую грустную тему. Что ему, вместо нормальной воинской должности, предложат стать личным "водителем" командора, "большого командира". Темьян тяжело вздохнул и только собрался с силами, чтобы возразить командору Уилксу по поводу его предложения, как тот жестом руки запретил ему говорить, продолжил свои объяснения.
        - Лейтенант, не спеши делать скоропалительных выводов и своими возражениями портить отношения с начальством, от которого будет зависеть твое продвижение по службе. Я предлагаю тебе, не стать "персональным водителем" на моем истребителе, котором, якобы, ты должен будешь развозить меня по различным объектам. Вместо этого я хочу предложить тебе и твоему дроиду тяжелую работу по выполнению моих личных поручений.
        - Ты, лейтенант Темьян, со своим дроидом, которого я включу в списочный состав авиакрыла и поставлю на довольствие, будешь работать пилотом, а он навигатором на истребителе-разведчике "Тайфун 003" и выполнять одни только мои поручения.
        - Получилось так, что, когда кадровики работали по реорганизации дивизии в авиакрыло, то в условиях царившей тогда спешки, забыли включить в списочный состав авиакрыла эскадрилью истребителей-разведчиков, а когда я заметил эту ошибку, то ее же было поздно исправлять. Вот разведдела в авиакрыле сложились так, что тебе и твоему Бадди придется поработать за целую разведывательную эскадрилью. Но в общих списках по авиакрылу ты и дроид будете проходить, как пилот и навигатор моего личного истребителя.
        - Но, возможно, я ошибся, и ты хотел бы быть летчиком истребителем обычных эскадрилий, чтобы получить больший оклад, так как на посту, который я тебе предлагаю, ты будешь получать в два раза меньше денег, чем твои сослуживцы, а твой Бадди вообще ничего не будет получать. Разве что, бесплатный ремонт своих манипуляторов в авиамастерских один раз в год? -
        Произнеся последние слова, командор Уилкс с хитрецой в глазах посмотрел на молодого лейтенанта, щеки которого уже возмущенно пылали красным огнем.
        Упоминание командора о деньгах, возмутили лейтенанта Темьяна до глубины души. Он только начинал свою жизнь, ее малую сознательную часть провел в армии, где жил на всем готовом, поэтому деньги, как таковые, его особо еще не волновали. Но, когда командор Уилкс напомнил об их существовании, то лейтенант Темьян вскочил на ноги и в течение двух минут высказал командиру все, что он думал по поводу его предложения и по поводу оплаты времени, проведенного в армии.
        Но из этих же его слов следовал и интересный вывод, согласно которому лейтенант соглашался служить "личным водителем" по спецпоручениям командора. Зарплата же лейтенанта мало волновала, сколько армия будет платить, столько он будет получать. Что же касается специальности дальнего и ближнего разведчика авиакрыла, то ему не хотелось бы болтаться по авианосцу без дела, а немедленно приступить к изучению истребителя "Тайфун 003", авианосца "Этернити" и всего того, чтобы стать хорошим разведчиком.
        Речь пылкого лейтенанта понравилась убеленному сединами командору Уилксу, но он ничем этого не выдал. Продолжал сидеть на своем вертлявом креслице с роликами, сурово насупив глаза и сжав губы рта в тонкую линию недовольства.
        Когда лейтенант закончил свою пафосную речь, то командор привстал на ноги и, приблизившись вплотную к Темьяну, посмотрел в его серые глаза и строго сказал, что в следующий раз лейтенант должен попросить разрешение на то, чтобы ему предоставило слово, а не выскакивать перед командиром с сумбурной и не продуманной речью. Темьян, разумеется, снова покраснел, словно девица на выданье, а командор Уилкс громко рассмеялся и протянул ему для рукопожатия свою руку в знак закрепления достигнутой договоренности.
        Еще в первой мимолетной встрече с лейтенантом Темьяном командор Уилкс обратил внимание на его странную особенность, краснеть лицом по поводу и без всякого повода. Командор посмотрел, как мягко закрылась дверь вслед за ушедшим лейтенантом, сел в кресло и повернулся к прозрачному экрану терминалу, открыл страницу и поставил жирную галочку в одном из параграфов. Ему предстояла еще долгая работа.
        А лейтенант Темьян в этот момент вприпрыжку бежал по коридору авианосца, с сожалением размышляя о том, что не знает, где расположена каюта Елен, а то заскочил бы к ней, чтобы поделиться хорошими новостями о своем новом назначении.
        -3
        Истребитель-разведчик "Тайфун 003" на фоне своих собратьев, фронтовых космических истребителей "Тайфун-4", выглядел неказистым пасынком. Был ниже их ростом, приземистым и каким-то угловатым. В длину истребитель был около двадцать пяти - тридцати метров. Вес его составлял около тридцати тонн. По бокам эта угловатая коробка с большим двигателем сзади имела нечто похожее на пилоны и крылья одновременно. Бадди тут же их назвал "недокрылья", в которых скрывались грозные стволы импульсных излучателей, ракетных установок и позитронных торпедных аппаратов.
        Красоту и элегантность угловатой конструкции этого истребителя портил лишь средний сингулярно-гравитационный двигатель Зайчковского, который своими размерами выходил за внешние габариты космической машины. Если на этот истребитель взглянуть со стороны, то в глаза сразу бросалась некая диспропорция в симметрии конструкции истребителя. "Тайфун 003" имел очень больший и широкий зад, который своими размерами подавлял красоту и элегантность всей остальной его конструкции. Пара дополнительных средних гравитационных двигателей Зайковского-Уилсона уже ничего больше не могла испортить всей остальной нелепости этой общей конструкции истребителя-разведчика.
        Когда лейтенант Темьян по приставной лестнице через фонарь пилотской кабину проник внутрь истребителя-разведчика, в пилотскую кабину, то первым делом он ахнул от удивления перед увиденным.
        Хорошо освещенная пилотская кабина была небольшим, но эргономически спланированным помещением. В нем были размещены два пилотских кресла кокона и большой обзорный экран для обоих пилотов чуть высившийся над передней панелью управления истребителем-разведчиком. В этом же помещении также было несколько маленьких и среднего размера экранов и дисплеев, на которые выводились полетные данные и показания различных приборов, датчиков и сенсоров. Лейтенант Темьян обратил внимание еще на один обзорный экран, на который боевой тактический терминал выводил все данные по окружающему истребитель-разведчик космическому пространству и местонахождения в нем вражеских боевых кораблей.
        Темьяну несколько не понравились пилотские шлемы, они плохо сидели на его голове и уж очень малыми в нем были различные экранчики, на которые такжн выводились различные полетные данные и боевая обстановка.
        За спинками пилотских кресел кокон находился проход, который вел в еще одно помещение, каюту, приспособленную для отдыха одного из пилотов с удобной и широкой койкой. В ней имелся большой пищевой синтезатор, который сейчас лихо подмигивал зелеными индикаторами, свидетельствующим о том, что тот готов накормить искусственными деликатесами любого голодного человека. В каюте также имелась кабинка волнового душа.
        Но комфорт этой каюты отдыха мало интересовал Темьяна, он развернулся и снова вернулся в пилотскую кабину, где Бадди уже разбирал пульт панели управления истребителем. По его озабоченному виду можно было бы догадаться о том, что дроид явно чем-то недоволен.
        Вчера, когда Темьян сообщил ему о том, чем они конкретно будут заниматься в дальнейшем в рамках своей военной службы, то Бадди аж даже громко завопил от обуявшего его восторга. В принципе, будучи дроидом, он особо и не задумывался о своем будущем.
        Бадди был доволен одним уж тем обстоятельством, что судьба его свела с таким хорошим и умным парнем, как Темьян.
        Но сама мысль о том, что его должны зачислять на военную службу, не стала давать душевного покоя этой думающей машине. Поэтому, как только Темьян проснулся, Бадди тут уже умчался в отдел кадров авианосца, чтобы узнать, зачислили его или нет на эту военную службу. Бадди чрезвычайно огорчился, когда обнаружил, что дверь отдела кадров еще закрыта и опечатана. Одна только маленькая красная печать в голове дроида возбудила такую волну страстей и мыслей, что трудно было поверить в то, что в голове какого-то дроид такое могло бы происходить.
        Вернувшись в каюту, Бадди устроил небольшой скандал хозяину, по поводу отвратительной работы отдела кадров авианосца. А Темьян только поглядывал на своего дроида и недоуменно пожимал плечами, он не думал и не гадал, что эта вычислительная машина окажется способной на выражение таких человеческих эмоций. Видимо, позднее ему придется еще раз повозиться с головой этого дроида, чтобы слегка понизить процент восприятия действительности в нервных цепочках головного мозга своего Бадди. А сейчас, чтобы успокоить своего разбушевавшегося железноголового друга, он сел и подключил к электросети свой терминал. Вскоре по экрану пробежала надпись:
        "К вашим услугам, Старший!"
        Уже в ментальном диапазоне, Темьян попросил корабельный ИскИн, проверить, появился ли в отделе кадров авианосца приказ о зачислении Бадди на службу в армии. Через долю секунды последовал утвердительный ответ ИскИна. Тут же застрекотал мини принтер, распечатывая копию приказа, подписанного командором Уилксом, о зачислении дроида Бадди на военную службу и присвоении ему звания "капрал" инженерных войск.
        Бадди, несколько раз перечитав этот приказ, в течение пяти минут не находил себе покоя. Он беспорядочно метался по маленькой каюте, сбивая все на своем пути и мешая хозяину доедать утренний завтрак. В самый разгар капральских метаний вдруг пропиликал мелодичный звоночек, информирующий о прибытии нуль-бандероли.
        Темьян ничего себе не заказывал и не ожидал поступления какой-либо посылки по нуль-доставке Поэтому, спокойно попивая кофе, наблюдал за тем, как друг дроид своими руками-манипуляторами взрезал упаковку только что поступившего пластикового пакета. Затем послышался победный рев саблезубого тигра с планеты Наития, который одержал очередную победу над противником. Это от радости завопил Бадди, который на вытянутых руках-манипуляторах держал синюю армейскую униформу с лычками капрала на правом рукаве. Следует только добавить, что до этого момента этот железный дроид на дух не признавал какой-либо вообще одежды.
        А сейчас Бадди не мог договориться со своим собратом, ИскИном истребителя "Тайфун 003", он что-то яростно ему кричал, а ИскИн ему в ответ монотонно бормотал, что не может проделать этой работы. Так два собрата некоторое время развлекались, один кричал и требовал немедленного исполнения, а другой бесстрастным голосом говорил, что не может выполнить этой работы, пока в этот спор не вмешался лейтенант Темьян.
        Раздраженным голосом, ну, сколько можно так громко кричать, Темьян поинтересовался, в чем суть таких разногласий? На что ИскИн истребителя-разведчика пояснил, что навигатор потребовал срочно убрать одно из кресел коконов, а он не вправе осуществлять подобную модернизацию боевой машины.
        Темьян моментально догадался, о чем шла речь.
        Дроиду Бадди, разумеется, не требовалось такое технологически совершенное пилотского кресла-компенсатора, предназначенного для спасения слабого человеческого тела от громадных перегрузок во время ускорений. Поэтому лейтенант тут же связался с ИскИном авианосца, объяснил возникшую проблему и попросил демонтировать кресло второго пилота-навигатора. ИскИн корабля пообещал, что через десять минут на борт истребителя-разведчика поднимется ремонтная бригада и демонтирует ненужное кресло.
        Темьян продолжил знакомство с "Тайфуном 003", все больше радуясь тому, что в его распоряжение оказалась такая мощная и умная машина. Истребитель-разведчик имел необходимую аппаратуру для поддержания коммуникационных каналов связи с базой или флагманом эскадры, какое бы их расстояние не разделяло. Главный или маршевой двигатель истребителя-разведчика развивал такую бешеную скорость, правда, на короткое время, но этого времени хватило бы для того, чтобы убежать и скрыться от любого противника. Он имел специальную электронную аппаратуру раннего или позднего обнаружения вражеских объектов в космическом пространстве. В течение длительного времени "Тайфун 003" мог оставаться невидимым для противника, ведущего поиск кораблей в различных радиоэлектронных диапазонах, а также в инфракрасном, ультрафиолетовом и тепловом режимах.
        Его поисковая аппаратура позволяла обнаружить корабли противника на расстоянии до четырех миллионов километров и даже тогда, когда космические корабли того передвигались в гиперпространстве.
        "Тайфун 003" не был рассчитан для ведения затяжных боев с противником, да и не должен был этого делать. Его основной задачей было обнаружение врага и полученную информацию, которую требовалось своевременно донести до командования. Поэтому вооружение истребителя было относительно слабоватым, два торпедных аппарата для пуска позитронных торпед малого калибра с тремя резервными боекомплектами, восьми торпед среднего радиуса действия. Он имел также восемь ракет "Стандарт 2" и слабенький средний импульсно-плазменный излучатель, которым можно только попугать, но не уничтожить врага. Но это вооружение позволяло истребителю "Тайфун 003", в случае необходимости, разумеется, легко расправиться с любым конвойным судном противника и вовремя скрыться от вражеского преследования.
        Но одно обстоятельство совершенно не нравилось лейтенанту Темьяну, управление истребителем было из рук вон плохим. Команды пилота запаздывали, истребитель начинал выполнение маневра в тот момент, когда этот маневр должен был быть уже завершен. Да и ИскИн "Тайфуна 003" оказался третьеразрядной вычислительной машиной, за одно лишь это его требовалось немедленно заменить.
        Глава 6
        -1-
        Лейтенант Темьян и капрал Бадди провозились с "Тайфуном 003" до позднего вечера, об обеде и ужине, и даже о девушках им думать было абсолютно некогда. За это время кресло-кокон второго пилота-навигатора было демонтировано прибывшей ремонтной бригадой. Под руководством новоиспеченного капрала, эта же ремонтная бригада, состоящая из тех же дроидов, но уже без таких мозгов, как у Бадди, вместо демонтированного пилотского кресла этого сварила, смастерила нечто фантастическое и непонятное.
        Это было подобие ложемента пилотского кресла, стоявшее под углом в градусов шестьдесят, для лучшего обзора, разумеется, с множеством штекеров и разъемов подключений. Когда Темьян первый раз увидел своего Бадди во всех этих опутавших его проводах и контактах, то чуть было громко не расхохотался. За один только миг его дроид превратился в полулежащий железный манекен с невероятным количеством подключений. Но, когда Темьян поработал с панелью управления истребителя, то сразу обратил внимание на то, насколько повысилась скорость ответной реакции агрегатов, узлов и систем истребителя-разведчика на команды пилота или навигатора.
        Получалось так, что при подключении к панели управления истребителя Бадди в какой-то мере превращался в его ИскИна, что увеличивало скорость реакции механизмов истребителя-разведчика на подаваемые пилотом команды. Бадди не просто механически транслировал или передавал команды пилота по технологическим цепочкам системы управления машиной, но и в некоторых случаях их осмысливал и творчески перерабатывал.
        С большой неохотой Темьян отложил инструменты в сторону, навел порядок с пока еще разобранной панелью управления, посмотрел на закутанного в проводах Бадди и, махнув ему на прощание рукой, отправился спать в каюту авианосца. В принципе, он мог поужинать и отоспаться в комнате отдыха истребителя-разведчика, но завтра утром предстояло общее построение и знакомство с командиром авианосца, который будет представлен командующим ВКС Земной Коалиции адмиралом флота Кершли.
        На этот раз коридоры и переходы авианосца были заполнены народом. В основном это были парни, одетые в синюю армейскую форму, или военнослужащие ВКС, носившие более светлое голубое обмундирование. Лейтенант Темьян только успевал козырять, приветствуя встречных офицеров. Вначале это получалось несколько скованно, но уже на подходе к каюте выработался определенный автоматизм движения, правая рука легко вздымалась к виску и также легко падала вниз. У дверей каюты Темьяна ожидал приятный сюрприз, старший лейтенант медицинской службы авианосца Машка. Она капризно поджала ярко напомаженные губки и пальчиком постучала по ручному браслеты, словно говоря, ну, сколько времени тебя, парнишка, следует ожидать.
        В каюте было темно и совершенно тихо, было слышно только, как Машка легонько посапывала носиков, устроив голову на его груди. На узкой солдатской койке двоим было тяжело разместиться, но Темьян сейчас этого совершенно не замечал, ему было так приятно ощущать тепло этого так доверчиво прильнувшего к нему женского тела. Он осторожно освободил правую руку и начал ласкать изгиб девичьего бедра. После нескольких часов любви девушка сейчас дремала, одну ножку перекинув через парня. Лейтенант Темьян впервые в своей жизни испытал близость с женщиной и до сих пор не мог отойти от ощущений, до глубины мужской души его потрясших.
        Машка, едва переступив порог каюты, отправила Темьяна в волновой душ, а сама решительно направилась к пищевому синтезатору, ей очень хотелось продемонстрировать парню свой талант отличной кухарки. Когда Темьян вернулся из душа, то терминальный столик был заставлен яствами, но в тот момент парень не видел ни столика, ни яств на столе.
        Перед глазами лейтенанта была одна только Машка, которая сидела на его койке и, небрежно помахивала своей ножкой. Единственное в каюте креслице на роликах было придвинуто к столу с едой, всем своим видом приглашая занять в нем место голодному лейтенанту. Но еда Темьяна не волновала, он стоял и смотрел на красавицу Машку, до которой осталось лишь сделать один только шаг. Взгляд парня был настолько волнующим и притягательным, что Машка не заметила, как сама проделала этот шаг. Она поднялась на ноги, шагнула вперед и, приподнявшись на цыпочках, положила руки на его плечи. Чувствуя, как медленно тонет в зеленых озерах ее глаз, Темьян обнял девушку, прижал ее теснее к себе и их губы слились в поцелуе.
        Ночь они, разумеется, не спали, а снова и снова занимались любовью. Машка оказалась весьма изобретательной и прекрасно знала, что ей требуется сделать для того, чтобы парень всегда был в боевой готовности.
        Ночь пролетела, как один волшебный миг, когда Темьян проснулся буквально за пять минут до общей побудки, то Машки в каюте уже не было. Еще оставался аромат ее духов и явные следы ее присутствия, повсюду валялись разбросанные предметы женского туалета.
        Прежде чем отправиться в волновой душ, Темьян сделал заказ на нуль-доставку парадного обмундирования, вызвал дроидов для уборки помещения, и на клавиатуре пищевого синтезатора набрал меню завтрака. В душе он провозился минут двадцать, стараясь привести себя в доброе расположение духа, но мысли вновь и вновь возвращались к воспоминаниям о только что завершившейся ночи. Каюта была надраена, вычищена до зеркального блеска, воздух провентилирован и очищен от всех ароматов и запахов, парадная униформа была вывешена на плечиках и радовала глаза, когда Темьян вновь из душа вернулся в каюту, но Машки не было.
        Лейтенант Темьян с удовольствием позавтракал горячим, прямо-таки с огня, завтраком, одновременно вполуха вслушиваясь в болтовню корабельного ИскИна, с которым они, по всей очевидности, становились друзьями. ИскИн сообщил, что только что правительство Земной Коалиции приняло решение о назначении контр-адмирала Ришелье флагманским командующим Первой земной космической эскадры. Он тут же дал краткие выдержки из биографии контр-адмирала, который никогда не плавал по морям и океанам Земли, никогда не покидал пределов планеты, поэтому никогда не бывал в космосе и никогда не воевал. Он был простым военным ученым, все жизнь провел в изучении исторических событий во флоте и написании ученых книг по этой тематике. ИскИн озвучил имена все капитанов крупных кораблей эскадры, но их было так много, что Темьян, чтобы особо не утруждать себя запомнил, только фамилию командира своего авианосца контр-адмирала Беликова.
        Покончив с завтраком и сбросив посуду в утилизатор, Темьян подошел к парадному мундиру и пару минут любовался им. В девятнадцать лет у парней всегда кружится голова от красивых военных мундирах и воинской славе. Вот и сейчас в душе лейтенанта заворошились приятные чувства. Мундир лег на плечи так, словно всегда был второй кожей лейтенанта Темьяна, только бледноватый после госпиталя цвет лица немного портил общее впечатление от этого подтянутого и стройного парня, который отдельными кусками проглядывался в маленьком зеркальце душевой.
        Стрелка путеуказателя точно вывела лейтенанта Темьяна на место, которое он должен был занять на общем построении среди своих будущих товарищей, приятелей и друзей.
        На главной летной палубе авианосца "Этернити" в парадной форме выстроились около семи тысяч военнослужащих. Послышалось общая команда, люди в строю подтянулись и лица повернули в сторону главных ворот, откуда в обычное время на гравитационных конвейерах подавались истребители, а сейчас появилась небольшая группка людей в адмиральских мундирах. Они торжественно прошлись перед передними шеренгами строя, а затем поднялись на трибуну, чтобы оттуда поговорить с военнослужащими. По всей площади полетной палубы вспыхнули громадные голоэкраны, которые крупным планом показывали лица адмиралов. Из всей этой группы лиц лейтенант Темьян узнал только лицо командора Уилкса, но он почему-то был в адмиральском мундире.
        - Сегодня ему присвоили звание контр-адмирала. - Послышался в голове лейтенанта голос ИскИна авианосца.
        -2-
        Контр-адмирал Уилкс свое авиакрыло собрал на малой летной палубе для такшипов и гравилетов. Своими размерами вторая летная палуба не так уж сильно поразила воображение лейтенанта Темьяна. Разумеется, она была несколько больше футбольного поля, но, в принципе, и не такое уж большое, если проводить сравнение с главной полетной палубой авианосца.
        Две с половиной тысяч матросов, старшин и офицеров авиакрыла замерли в строю и внимательно слушали выступление контр-адмирала Уилкса, которое оказалось кратким и информативным. К своему удивлению, лейтенант Темьян обнаружил, что его место на этом построении было не в общем строю, а в небольшой группе штабных офицеров, которая стояла справа от контр-адмирала и лицом к общему строю. Из всего многообразия впечатлений этого дня Темьян обратил внимание на одно обстоятельство, что на этом авианосце собрались одни только молодые и полные сил офицеры, матросы и старшины. На войну отправлялась сплошная молодежь, парни и девушки от двадцати до тридцати лет по возрасту!
        После общего построения авиакрыла проводились построения в эскадрильях, но эти мероприятия лейтенанта Темьяна не касались. Изо всей этой системы общих построений Темьян вынес лишь одну полезную информацию, что отлет эскадры к месту назначения откладывается на целую неделю. Тогда у него в голове мелькнула идея, это время использовать для более плотного ознакомления со своим истребителем-разведчиком. Ему захотелось совершить на нем пару-тройку тренировочных полетов. Но этот вопрос первоначально следовало бы согласовать с вышестоящим командиром.
        В свое время командор Уилкс говорил ему, что он будет подчиняться одному только ему, поэтому Темьян после завершения общих построений развернулся и направился в коридор, ведущий к теперь уже адмиральской каюте командира авиакрыла Уилкса.
        В каюте контр-адмирала Уилкса творился полный кавардак, все было перевернуто к верху дном. По всей очевидности, контр-адмирал собрался перебираться в другую каюту авианосца. Когда лейтенант Темьян постучал и сразу же открыл дверь, то был встречен суровым взглядом Уилкса, который набивал армейский баул какими-то книгами и предметами обихода.
        Контр-адмирал был не в очень хорошем расположении духа и первым делом отчитал лейтенанта, что вошел в каюту без его разрешения и заодно за то, что военнослужащий, капрал Бадди, по неуважительной причине отсутствовал на общих построениях. Темьян не ожидал подобного приема и стоял, хлопая веками глаз. Все, о чем упомянул контр-адмирал, было абсолютной правдой, и возразить лейтенанту было нечем. Да и не мог какой-то там лейтенант возражать контр-адмиралу.
        Увидев растерянное лицо лейтенанта Темьяна, контр-адмирал Уилкс громко расхохотался, к этому лейтенанту он чувствовал доброе расположение духа и ему симпатизировал. Сменив гнев на милость, контр-адмирал Уилкс поинтересовался, какие идеи лейтенант принес ему на рассмотрение. Темьян рассказал о том, что они с Бадди успели переделать в "Тайфуне 003", объяснил сложившуюся ситуацию. Затем попросил разрешения на проведение тренировочных полетов в пределах Солнечной системы, но при условии, что экипаж истребителя-разведчика будет действовать, как действовал бы, при осуществлении разведки вражеской зоны. Выслушав лейтенанта, контр-адмирал Уилкс подумал о том, что, видимо, не зря он обратил внимание на этого молодого парня, который так разумно подошел к исполнению своих обязанностей и служебного времени.
        Как командир авиакрыла он был не вправе давать подобное разрешение на такой экспериментально-боевой и одновременно тренировочный полет рейд по Солнечной системе. Но ему только что звонил контр-адмирал Ришелье и сообщил о его назначении заместителем флагманского командующего Первой эскадры по авиационной линии.
        Этот книжный червь так и сказал, что он будет его заместителем по авиационной линии, когда авиация, как таковая приказала долго жить тройку столетий назад.
        Видимо, не зря этот книжный контр-адмирал всю свою жизнь занимался одним чтением и изучением старинных фолиантов. Ну, да бог с этим книжным контр-адмиралом, вздохнул Уилкс, и направился к терминалу, чтобы подготовить соответствующий приказ на организацию и проведения разведывательно-трениворочного полета рейда истребителя-разведчика лейтенанта Темьяна. После короткого перестука пальцами по клавиатуре терминала авианосца, он повернулся к лейтенанту Темьяну и сказал:
        - Лейтенант, приказ о рейде подписан и зарегистрирован. Вылет по готовности. По возвращению на борт авианосца на стол передо мной положите подробный рапорт о выполнении задания. Подробно написать обо всех плюсах и минусах оборонной мощи Солнечной системы. Что касается, вашей с дроидом инициативы о переделке истребителя, то никому ни полслова, а то вас обоих за самовольство по переделке государственного истребителя-разведчика придется перед общим строем расстреливать. И постарайся лейтенант, как идешь в каюту контр-адмирала не только стучать, но и дождаться его разрешения на вход в каюту. - Шутливо заметил контр-адмирал Уилкс.
        Когда он шагал по коридору авианосца, возвращаясь в ангар, где находился его "Тайфун 003", то с ним связался ИскИн авианосца и сообщил, что его разыскивает, и хотела бы с ним переговорить капитан Елен.
        У Темьяна немедленно возникли угрызения совести, Елен ему очень нравилась, ее он часто вспоминал, но ночь он провел с Машкой, которая прямо-таки свернула ему голову. Теперь он не знал, стоит ли ему или не стоит продолжать контактировать с Елен. Поэтому он промолчал и никак не отреагировал на информацию ИскИна, позабыв о том, что бортовой ИскИн авианосца также свободно читает его мысли, что и он мысли ИскИна и других людей.
        Капрал Бадди пребывал в рабочей нирване, дроид то ли стоял, то ли лежал, бессмысленно тараща глаза в потолок, не реагируя на окружающую реальность, когда Темьян появился в пилотской кабине истребителя-разведчика. Первое, на что лейтенант обратил внимание, это было то, что проводов вокруг дроида уже не было, а панель управления истребителем была возвращена на место и на ней весело помигивали зелеными огоньками датчики и сенсоры.
        Сильно хлопнув железного приятеля ладонью по плечу, но этим хлопком Темьян так не сумел его оживить и с ним переговорить, только отбил руку от Бадди. Раздосадованный этим обстоятельством лейтенант уже совсем собрался вместо ладони для пробуждения друга от летаргии использовать кулак, как заметил, что поднялись защитные створки глаз дроида. В нескольких словах Темьян рассказал приятелю, что им теперь предстоит сделать за предстоящую неделю.
        -3-
        Покинуть авианосец и выйти в космос оказалось весьма нелегким делом. Когда лейтенант Темьян связался с ИскИном авианосца по этому поводу, тот ему объяснил, что на корабле создана и существует специальная диспетчерская служба. Эта служба готовит и выпускает истребители и такшипы в космос. Но ИскИн затруднился сразу же сообщить, где находится эта служба и как с ней связаться. Он извинился и попросил Темьяна немного подождать, сказав, что ему потребуется некоторое время, чтобы разобраться во всей этой бюрократической мешанине, которая сейчас называется авианосцем. ИскИн отключился от ментальной связи на целых пять минут.
        Когда с ним снова восстановилась ментальная связь, то Темьяну показалось, что у ИскИна, как это в свое время происходило и с дроидом Бадди, начали прорезаться человеческие эмоции. ИскИн был не то чтобы удивлен или возмущен, он был попросту обескуражен. Ему так и не удалось разыскать эту мифическую службу диспетчеров авианосца, позволяющую истребителям-разведчикам покидать его борт и выходить в космос. Корабельный ИскИн попросту сказал Темьяну, что он договорился с контр-адмиралом Уилксом, получил разрешение у контр-адмирала Беликова на то, чтобы его истребитель-разведчик выпустить в космос.
        "Тайфун 003" неторопливо в метре над палубой поплыл в сторону раскрывающихся бронестворок торцевого выхода. Он стремительно рванулся вперед, чтобы проскользнуть меж створок в ту секунду, когда появившееся врата отверстие позволяли истребителю-разведчику скользнуть в вакуум космического пространства.
        Некоторое время истребитель-разведчик неподвижно завис у только что закрывшихся бронестворок летной палубы авианосца. Затем машина, поводя носом из стороны в сторону, словно собака, верхним чутьем выбиравшая дорогу, уверенно совершила несколько витков вокруг авианосца. Истребитель-разведчик то приближался, то отдалялся от туши авианосца.
        Это игра в движение продолжалось довольно-таки продолжительное время, пока старший офицер вахтенной группы капитанской рубки авианосца не поинтересовался, что такого интересного пилоты истребителя-разведчика обнаружили на внешней обшивке авианосца?! В ответ послышался смех пилота истребителя-разведчика лейтенанта Темьяна и заверения в том, что с авианосцем все в порядке.
        Затем пилот Темьян посредством джойстика и коротким всплеском главного двигателя бросил свой истребитель в верхние слои атмосферы планеты Земля. Вахтенная служба на капитанском мостике, которая скуки ради наблюдала за выкрутасами этого истребителя-разведчика, только удивилась тому, как мгновенно быстро произошло это перемещение. Только что истребитель-разведчик крутился у борта авианосца, а сейчас едва заметной точкой тонул в верхних слоях земной атмосферы.
        Большой обзорный экран передней панели истребителя демонстрировал, как чернота космоса медленно переходит в серую пелену верхних слоев атмосферы, первые встряхивания машины заявили о том, что корпус-истребителя-разведчика начал тереться о воздух. Альтиметр показывал высоту в восемьдесят километров, тряска становилась все заметнее и ощутимее, в этот момент заработал компенсатор кресла-кокона.
        Но Темьян не обращал внимания на все эти мелочи полета, он получал громадное удовлетворение от управления столь мощной и быстрой машиной.
        Заговорил авиадиспетчер главного штаба ВКС, он поинтересовался, что это за машина вошла в верхние слои атмосферы Земли, какое она имеет задание? На вопросы авиадиспетчера ответил капрал Бадди, который сообщил, что в соответствии разрешением "N 363", экипаж истребителя-разведчика "Тайфун 003" выполняет специальное задание командования, в земной атмосфере будет находиться двадцать минут. Пару минут диспетчер помолчал, затем коротко буркнул что-то утвердительное и отключился, даже не поинтересовался дальнейшим маршрутом следования истребителя-разведчика.
        С каждым витком снижающейся спирали скорость машины падала, давала себя знать гравитация и сопротивление воздушной среды. По внешней связи Темьян переговорил с Бадди, его интересовало, что дроид посоветует в отношении того, где можно было бы испытать машину по двум параметрам - скорость и маневрирование. Они хотели выяснить, как эти два фактора влияют на поведение их машины в планетной атмосфере?!
        Капрал Бадди, видимо, был заядлым шутником, поэтому посоветовал Темьяну эти эксперименты провести в "Бермудском треугольнике". Сначала Темьян хотел высказать приятелю навигатору пару малоприятных слов, но подумал, а почему бы не воспользоваться советом умного железного друга. Он отключил маршевой двигатель и перешел на два гравитационных движка и начал пологий спуск, направляясь в сторону Тихого океана.
        Тихий океан штормило и шторм бы не шуточный. Небо было закрыто плотными тучевыми облаками, которые своей нижней кромкой прижимались к вершинам пятиметровых океанских волн. Экран радара показывал абсолютно свободное пространство, ни одного туристского лайнера или грузового судна не было видно. "Тайфун 003" стремительно мчался в пятистах метрах над океанскими волнами, некоторым подобием крыльев, рассекая порывы шквалистого ветра. Он все наращивал и наращивал скорость.
        Когда скорость приблизилась к двум тысячам километров в час, то Темьян попытался выполнить простейшую фигуру высшего пилотажа "иммельмана". Истребитель-разведчик выполнил эту фигуру высшего пилотажа, но пилот Темьян услышал, как под ним проскрипело кресло кокон, компенсируя возникшую перегрузку. Дальнейшие эксперименты показали, что "Тайфун 003" в атмосфере планеты может наращивать скорость до трех махов, но фигур высшего пилотажа на этих скоростях лучше не выполнять, возможности, мощность кресел-компенсаторов и самой конструкции истребителя-разведчика были не безграничны.
        На двадцатой минуты пребывания в атмосфере Земли, истребитель находился уже в верхних слоях атмосферы и собирался ее покинуть. В этот момент снова послышался голос дежурного военного авиадиспетчера, который произнес только пару слов:
        - Спасибо, лейтенант!
        Чернота космоса, изредка подсвечиваемая неяркими звездами, снова приняла в свои объятия "Тайфун 003". Лейтенант Темьян закрыл броневыми шторками теперь уже никому ненужные иллюминаторы, а обзорный экран переключил на воспроизводимую ИскИном реконструкцию пространственной ситуации вокруг истребителя-разведчика.
        Земные, атмосферные эксперименты закончились, настало время заняться выяснением того, что истребитель-разведчик может совершать во время полетов в космическом пространстве.
        Тонко прозвенел колокольчик бортовой уведомительно-предупредительной системы и невыразительный голос ИскИна сообщил, что по курсу движения истребителя-разведчика перемещается искусственный объект, что в этой связи машина предпринимает маневр уклонения. Короткая доля секунды и истребитель-разведчик слегка изменил курс. Через секунду снова зазвучал колокольчик уведомительно-предупредительной системы и снова мгновенный всплеск работы двигателя. Искусственных спутников вокруг Земли оказалось такое большое количество, что колокольчик звучал беспрестанно. Вскоре это надоело даже, казалось бы, самому невозмутимому существу на свете, дроиду капралу Бадди и он посоветовал пилоту лейтенанту Темьяну, сменить орбиту или вообще убираться от Земли куда-нибудь подальше.
        Темьян нажал кнопку секундного включения главного двигателя истребителя-разведчика и вскоре тот оказался на орбите Марса. Только "Тайфун 003" занял определенную точку марсианской орбиты, как строгий и начальственный голос военного авиадиспетчера потребовал представиться и сообщить, что это за космический корабль и что он собирается делать на орбите Марса.
        А сканеры "Тайфуна 003" воспроизвели на общем экране картину изображение охранной планетарной станции.
        Со станции стартовали две малоразмерные цели, курс следования которых ясно указывал на то, что они перехватить их истребитель-разведчик, так неожиданно и без предварительного уведомления появившихся на марсианской орбите. Пока Бадди терпеливым голосом разъяснял авиадиспетчеру, кто они такие и почему появились на этой орбите, цели приблизились и ими оказались старенькие "Хенкели-45", столетней давности разработка планетарного истребителя. На экране командного дисплея появилась симпатичное лицо пожилого подполковника, он был в полетном шлеме, но переднее забрало шлема было небрежно поднято кверху. Подполковник улыбался, на экране дисплея было видно, как он с большим интересом рассматривал "Тайфун 003", а затем опустил взгляд и взглянул прямо в глаза лейтенанту.
        - Сынок, - сказал он, и лейтенант Темьян совершенно не обиделся на подобное обращение подполковника, - мне приятно видеть, что хотя бы в аэрокосмической технике мы не топчемся на одном месте, а создаем что-то новое. Как я понимаю, твоя пташка не предназначена для полетов в атмосферах планет?! Жаль, что мне, наверное, так и не удастся на ней полетать. Хотел бы пожелать тебе всего наилучшего и побед над врагом, если уж тебе придется повоевать. Но, сынок, обрати внимание на то, что твой "ястребок" так фонит в инфракрасном диапазоне, что все службы станции были подняты по боевой тревоге. Вахтенная служба станции даже подумала, что к Марсу приближается целый вражеский флот. Так, что удачи тебе, сынок. -
        И лицо подполковника пропало с экрана командирского дисплея, а его "Хенкель-45" заложил резкий вираж вправо и по жесткой траектории начал падать прямо на железную глыбу планетарной станции.
        Глава 7
        -1-
        Контр-адмирал Уилкс сидел и внимательно слушал пояснения лейтенанта Темьяна по рапорту, который он подготовил и десять часов назад по коммуникационным каналам переслал ему на почтовый ящик. Контр-адмирал Уилкс прочитал рапорт, некоторое время его обдумывал, а сейчас вызвал лейтенанта для дальнейшего разговора и пояснений. Его интересовали мельчайшие подробности всего того, что видел Темьян во время своего тренировочного полета. Адмирал Уилкс хотел знать, какая, по мнению лейтенанта, общая обстановка в Солнечной системе? Готовы ли планетарные охранные станции вовремя обнаружить врага и отбить его нападение?! И как показал себя истребитель-разведчик "Тайфун 003" и что в нем следует усовершенствовать?
        Лейтенант Темьян подробно ответил на все вопросы контр-адмирала, а в заключении сказал, этот тренировочный полет выяснил одну странность в электронной аппаратуре истребителя. При приближении к любой планете бортовая аппаратура "Тайфуна 003" начинала фонить, и создавать помехи в работе электронно-волной аппаратуры планетарных станций, причем, фонит в различных диапазонах. Приближаясь к Марсу и Юпитеру, истребитель-разведчик фонил в инфракрасном диапазоне, а на пути к Нептуну и Сатурны - в ультракоротковолновом диапазоне. Сейчас капрал Бадди занимается устранением этой проблемы и, может быть, ко времени отлета эскадры на Процион, причина этой проблемы будет обнаружена и устранена.
        Уже пожимая лейтенанту руки, контр-адмирал поинтересовался, чем он будет сегодня заниматься. Темьян вежливо уклонился от ответа на этот щекотливый и интимный вопрос, сказав, что собирается присоединиться к дроиду Бадди и заняться поиском причины проблемы. Сам же лейтенант в тот момент думал только об одном, как быстрее разыскать лейтенанта медицинской службы Машу, и уговорить ее заглянуть к нему на минутку в гости.
        Уже пробегая адмиральскую приемную, лейтенант Темьян вдруг обратил внимание на то, что за столом в адмиральской приемной появилась новая секретарша контр-адмирала Уилкса. Эта была симпатичная девушка-дроид с громадными синими глазами, длинными и черными ресницами, небольшим ротиком в ярко-красной губной помаде. Лейтенант хотел было остановиться и познакомиться, но вовремя сообразил, что это не его кусок пирога, а будет лучше, чтобы этим вопросом занялся бы его друг, капрал Бадди. А сам лейтенант крупными прыжками помчался в бар, который функционировал при кают-компании авианосца. Внутреннее чутье Темьяну подсказывало, что именно там сейчас обретается его Мария.
        Внутреннее чутье не подвело молодого лейтенанта разведчика, старший лейтенант медицинской службы авианосца Мария находилась в баре кают-компании. Но она была не одна, а ее сопровождали сразу три ухажера. Причем, все ухажеры были в крупных чинах, капитанов и майоров, так что какому-то лейтенанту в этой кампании делать было совершенно нечего. Темьян сразу же поник головой, и забился в самый дальний и темный угол бара, заказал себе бутылку лимонада и начал ее грустно распивать в полном одиночестве.
        Именно в этот момент на него снизошли слепота и глухота. Он вдруг увидел лицо влиятельной Айлин, губы которой шевелились, но голоса не было слышно. Затем послышался легкий щелчок и в голове давно не слышанный женский голос произнес:
        - Целых два года я о тебя ничего не слышала, штаб-сержант Темьян! Целых два года ты не выходил на связь, и мы пока еще не знаем, где ты и что с тобой. Наши специалисты по психологии выбились из сил, творя заклинания связи с тобой, но у них до настоящего времени ничего не получалось. Даже сейчас я не знаю, слышишь ли ты меня или не слышишь. Одно, только знаю, что ты не погиб в бою, в котором убил ближайшего родственника императора вьедов и взорвал его орбитальный шаттл. Мое искусство ясновидения не раз мне подсказывало, что ты жив, но оно не может сказать, где ты сейчас находишься и в чьем теле обретаешься. Твои друзья и приятели просили меня донести до твоих ушей информацию о том, что они живы и здоровы и снова готовы сражаться с вьедами. Шестьсот тридцать бойца, рядовые солдаты и офицеры экспедиционного батальона, вылечились от ранений и рвутся в бой со вьедами, которые полностью оккупировали наш Элизарх. Часть строггов рода "Черные пески" беклярбека Рази перешла в наш мир, а часть осталась на планете и сотрудничает с оккупантами. Вьеды интернировали всех землян и отправили их на каторжные работы
на другие планеты вселенной. Куда твои земляне были эвакуированы, мы пока не знаем, над этой проблемой работает наши специалисты по психологии. Как только получим информацию, то обязательно этой информацией поделимся с тобой, мой дорогой человек. Капрал Малыш шлет тебе свой дружеский привет и жаждет скорой встречи. А сейчас мне очень хотелось бы, чтобы ты подтвердил, что ты слышишь меня и принял мою информацию.
        На сетчатке глаз лейтенанта Темьяна загорелись две надписи "да" или "нет", несколько неуверенно виртуальный палец руки лейтенанта коснулся надписи "да" и тут же послышался громкий вздох-вопль влиятельной Айлин.
        Контакт прекратился, а Темьян снова оказался в веселой атмосфере бара кают-компании авианосца. К этому времени к нему за стол подсели еще два парня в военной форме с лейтенантскими погонами. Они спорили между собой о преимуществах такшипов перед истребителями, не обращая внимания на задумавшегося Темьяна. Машинально Темьян посмотрел тот угол бара, где какую-то минуту назад Мария развлекалась с двумя капитанами и одним майором, но девушки там уже не было. В этот момент эта красивая девчонка томно и нежно танцевала с пожилым полковником десантником, успевая изредка бросать не менее томные взгляды и на Темьяна.
        Или, может быть, лейтенанту это только казалось, что Мария не выпускает его из поля своего зрения.
        Лимонад давно закончился, а другой бутылки ему брать совсем не хотелось. Пить же алкогольные лейтенанту Темьяну не хотелось, да он и не собирался. Лейтенант был убежденным трезвенником. Просто, однажды, попробовав немного алкоголя, Темьяну очень не понравился состояние, в котором он проснулся и пребывал все утро и день следующего дня. В этот момент один из лейтенантов, сидевших за его столом, протянул ему руку и представился:
        - Лейтенант Кузнецов, командир такшипа, временно базирующегося на вашем авианосце. Наш дивизион должен лететь к Проциону на собственном корабле-матке такшипов "Жано", но корабль-матка присоединится к Первой эскадре на орбите Плутона. А до этого времени мы будем колготиться на этой калоше, авианосце "Этернити".
        Темьян в ответ пожал руку лейтенанта Кузнецова и представился сам, мысленно удивляясь тому, как много информации получил за одну только минуту разговора.
        Вот, что означает нормальное общение с другими людьми!
        Ход его мыслей были прерваны другой протянутой рукой, которая принадлежала лейтенанту Мосле. Лейтенант оказался втором пилотом бомбардировщика "Тайфун 06". Познакомившись с парнями, Темьян сразу же почувствовал себя более раскованным человеком, и между лейтенантами завязался оживленный разговор об эскадре, ее полете на Процион и о целях и задачах эскадры. Шел обыкновенный, но весьма увлекательный треп разговор, когда Темьян почувствовал на своей спине тяжелый и внимательный взгляд. Он успел увидеть, как напряглись лица его только что обретенных друзей, когда раздался громкий и скрипучий голос:
        - Лейтенант, не изволите ли повернуться ко мне лицом и представиться, как положено!
        Очень медленно Темьян поднялся на ноги, сделал уставной разворот на сто восемьдесят градусов через левое плечо, чтобы увидеть седого полковника, мрачно посматривающего на него и его новый друзей. Ноги лейтенанта примерзли к железному полу, когда он увидел рядом с полковником улыбающуюся старшего лейтенанта ме5дицинской службы Машку. Она хитро улыбалась и левым глазом подмигивала ему. Машка была искусительна и выглядела настоящей прелестью.
        - Лейтенант Темьян, офицер для специальных поручений контр-адмирала Уилкса. - Представился он.
        - Вот теперь-то я вижу, что имею дело со штабным "Темьяньчиком". Простой ординарец ты, а не офицер для особых поручений. На все, что ты способен, так это лизать задницу старшим офицерам. Так, вот "лизун" довожу до твоего сведения, что эту девушку, - полковник подбородком головы кивнул на Машку, - я отбираю у тебя. Больше ты с ней спать не будешь! Теперь она моя жена на все время похода со всеми вытекающими последствиями и обстоятельствами. Сегодня вечером я перевожу ее в свой кубрик и в медицинскую часть своей дивизии. А тебя, паршивец, чтобы мои глаза больше не видели! Да забыл тебе представиться лейтенант "лизун", - в этот момент полковник слегка склонил голову и ловко щелкнул каблуками десантных полусапог, - полковник Гризли, командир сто шестой десантной дивизии.
        А Машка стояла, как ни в чем не бывало, и продолжала улыбаться и подмигивать молодому лейтенанту. До ее ума, по всей очевидности, не доходила вся серьезность сложившейся ситуации. Лейтенант Темьян стоял и внутри его бурлили серьезные страсти, ему хотелось подойти и пройтись кулаком по полковничьей физиономии. Правда, после такой оплеухи ему грозил трибунал и разжалование в рядовые. Поэтому Темьян собрал силу воли в кулак и сказал, глядя в глаза старшему офицеру:
        - Полковник, ваш возраст и чин не позволяют мне, боевому офицеру, два года провоевавшему на Денебе IV, набить вам морду. Вы неуважительно отнеслись не только ко мне, но и к той девушке, которая согласилась стать вашей женой. Может быть, временной женой, но это ее решение и за это девушку стоит уважать! Что касается оскорблений в мой адрес, то если вы, полковник, в течение двадцати четырех часов вы не принесете мне официальных извинений, то предлагаю вам встретиться вне пределов авианосца и решить вопрос дуэлью. - С этими словами лейтенант Темьян, повернулся к сладкой парочке спиной и сел за стол, чтобы продолжить беседу с новыми друзьями.
        Так в течение минуты лейтенант Темьян стал самой широко известной знаменитостью авианосца и всего флота Военно-космических сил Земли! С полковником Гризли боялись связываться командующие флотом, а не какой-то та летенант!
        -2-
        С небольшим опозданием по времени Первая космическая эскадра все отправилась в путь. Ее корабли покинули земную орбиту, они сразу же сформировали походную колонну, в соответствии с ее описанием одного из учебников по навигации космических кораблей в космосе, и колонна направлась к Марсу.
        Эскадра пока еще не собралась, чтобы в полном составе отправиться в созвездие Малого Пса.
        На орбите Марса к ней должен был присоединиться дивизион эсминцев и ударный крейсер "Суворов", который только что сошел со стапелей и завершил весь комплекс заводских ходовых испытаний. По поведению командования и той неторопливостью, с которым эскадра отправлялась в путь, можно было понять, что земная эскадра особо никуда не спешила. Поэтому во время перехода с земной орбиты на орбиту Марса, на боевых корабля эскадры несколько раз звучали сирены учебных тревог. Штабные офицеры проверяли готовность корабельных офицеров и их служб, к отражению нападений кораблей противника.
        Во время перехода с одной планеты на другую корабли земной эскадры учились делать перестроения походного ордера или совершали такие маневры кораблями, что становилось страшно, цель которых никто не понимал, кроме флагманского командующего. Капитаны крупных земных кораблей в полголоса чертыхались и матерились на капитанских мостиках, но послушно осуществляли спущенные свыше указания о произведении того или иного маневра. А вахтенные службы капитанских мостиков замирали от ужаса, когда громада авианосца "Этернити" едва не столкнулась с не меньшей громадой тяжелого крейсера "Мурманск". Каким-то чудом корабли разошлись в двухстах километрах друг от друга.
        Но средний и младший офицерские составы ничего не знали и не ведали, что происходит за бортами кораблей. Они пока еще не легли в гибернационные саркофаги и анабиозные камеры. Рабочие часы рядовые, старшины и офицеры проводили в тренажерных и в стимуляторных залах, где на симуляторах истребителей и бомбардировщиков отрабатывали космические бои с неведомым космическим противников. А по вечерам начищенные и наглаженные офицеры и рядовые ломились по барам и музыкальным залам, где весело проводили время.
        Тот день, когда эскадра заняла орбиту над Марсом, оказался неудачным днем для лейтенанта Темьяна. Он с Бадди снова разобрал электронную начинку "Тайфуна 003", пытаясь установить причину появления "фона" при выходе на околопланетные орбиты, но пока все их попытки были неудачными. Временами в их работу вмешивался ИскИн авианосца и давал "полезные" советы. Разозлившийся и тогда очень усталый Темьян, когда ему пришлось в очередной раз выслушивать "умный совет", в сердцах обозвал этого ИскИна "Горемыкой".
        Через два дня в баре он случайно услышал, как один офицер, что-то объясняя другому офицеру, громко упомянул, что "Горемыка" посоветовал не обращать на это внимания. Причем, он сам ни с кем не говорил и при народе вслух не упоминал этого прозвища ИскИна. Можно было только предположить, что сам ИскИн немало поспособствовал тому, чтобы прозвище "Горемыка" закрепилось за ним, и он всячески способствовал его распространению.
        Темьян уже помирал от усталости, когда в ангар забежал лейтенант Мосле вместе со своим командиров капитаном Лобковым. Оба офицера были сильно возбуждены и куда-то торопились. Они заскочили к Темьяну, чтобы пригласить его с собой, делая при этом свои лица абсолютно непроницаемыми. Раздраженный неудачами этого дня, лейтенант Темьян швырнул свои инструменты в сторону капрала Бадди и, коротко бросив дроиду, чтобы тот продолжал заниматься поисками причин появления этого проклятого "фона", отправился в свою каюту принять душ и переодеться. Вскоре вся троица была на самом верхнем этаже авианосца, где располагались музыкально-тренажерные залы, в одном из которых собралось немало народа. Летчики сразу схватили по бутылке холодного "Бадвайзера", а Темьяну в руки сунули его любимый лимонад.
        Через пару минут в зале был приглушен верхний свет, загорелось цветовая подсветка танцевальной площадки, которая искрилась и сверкала, словно детский леденец в сильном освещении. Послышалась тихая музыка и с танцплощадкой начали происходить диковинные вещи, она ожила и всеми доступными ей средствами отображала эту великолепную музыку. Когда музыкальное вступление к представлению, это Темьян решил, что друзья пригласили его полюбоваться каким-то представлением, завершилось, послышался приятный мужской баритон. Весь зал поднялся на ноги и дико заопладировал. Мосле толкнул лейтенанта в бок и восторженно зашептал:
        - Это же Ренегат, ты понимаешь, сам Ренегат прибыл к нам на авианосец, чтобы провести для нас всего один танцевальный вечер. На вечера Ренегата не пробиться там, на Земле, один проход к нему на выступление стоит тысячу кредитов.
        Лейтенант Темьян еще не настолько акклиматизировался на родной планете, чтобы слышать и хотя бы чего-либо знать об этом знаменитом и популярном диск-жокее Ренегате.
        А народ в военной форме в зале буйствовал, не стихали свист и крики одобрения. Но когда начиналась новая мелодия, то буйство моментально закончилось и все присутствующие военнослужащие обращались в сплошное внимание. На танцплощадке появился мужчина в отличной смокинге и великолепная дама. Мужчина подал даме руку и они вдвоем начали медленно вальсировать. Зрители-офицеры, затаив дыхание, наблюдали за великолепной парой. Темьян почувствовал, как начал медленно растворяться в великолепно исполняемой музыке, которая звала его к себя и притягивала. Но в какой-то момент эта плавная мелодия сменилась на быструю мелодию с рваным темпом. Дама сбросила с себя тяжелое бальное платье и, оставшись в легкой мужской рубашке и шортиках, начала выделывать такие "па", что кавалер схватился руками за голову. Через секунду и он был в легкой танцевальной одежде и лихо отплясывал, помогая своей великолепной партнерше.
        Танец захватил весь зал, молодые парни и девушки поднялись с мест и начали лихо выделывать остроумные "па" на ограниченном пространстве зала. В этот момент дама подскочила к первому ряду, схватила за руки первого офицера и потянула его за собой на танцплощадку. А кавалер уже танцевал с девушкой в военной форме. Вскоре танцплощадка покрылась танцующими людьми. Летчиков рядом с Темьяном давно уже не было. Они, вероятно, одними из первых выскочили на танцплощадку и сейчас с нее совершенно не собирались уходить. Брошенный лейтенант Темьян продолжал в одиночестве сидеть на своем третьем ряду, наблюдая за танцующей толпой. Даже себе Темьян не хотел признаваться, что совершенно не умеет танцевать, его жизнь сложилась так, что ему было не до танцев и не до посещения танцзалов.
        Он уже совсем собрался тихо, по-английски, покинуть этот зал и вернуться к работе, когда увидел, что к нему направляется та великолепная дама, которая с кавалером открывала танцевальный вечер. Совершенно определенно она направлялась к нему и, когда она подошла, с громким биением сердца лейтенант Темьян в этой даме узнал знакомую ему девушку, после скандала с десантным полковником, о которой он и перестал думать.
        Елен стояла перед ним и, молча, смотрела на парня, совершенно не замечая, что демонстрирует свои великолепное тело и супер танцевальные ножки. Молчал и Темьян, он просто не знал, что ему следует в этом случае говорить. Полковник Гризли сделал его знаменитым и отчаянно храбрым любовником ловеласом, умеющим за себя и свою девушку постоять. Целую неделю девушки после это все девчонки авианосца не давали ему прохода, набивались к нему в знакомые и подружки.
        - Ты только не обижайся на Машку! Она тебя не предавала! У нее такая натура, она просто такая очень влюбчивая женщина! - Начала говорить Елен.
        -3-
        Бадди и Горемыка добились своего, и нашли-таки причину, отчего бортовая аппаратура "Тайфуна 003" отчаянно фонила, когда истребитель-разведчик приближался к планетам. Они выяснили, что это не бортовая аппаратура, а гравитационные двигатели истребителя-разведчика реагировали на быстрое увеличение потенциала магнитного поля планет. Чтобы заставить гравитационные двигатели наиболее эффективно использовать потенциал гравитации планет, автоматика двигателей по двум каналам подстраивалась под гравитационный потенциал планеты. Автоматика обоих двигателей успевала нейтрализовать и держать в повиновении гравитационный фон на одном канале, а на другом канале этот фон шел в разнос и выходил из-под повиновения этой автоматики. Когда работали главные двигатели, то фона не было, но, когда истребитель-разведчик переходил на гравитационные двигатели, что обычно происходило вблизи планет, то этот фон обязательно проявлялся.
        В тот момент, когда лейтенант Темьян, вполне удовлетворенный проделанной работой друзей товарищей из виртуального мира, вытирал ветошью руки, то Бадди и Горемыка ржали над собой. Они не думали и не гадали, что "ларчик так просто открывался", а искали причину данной проблемы черт знает где, чуть ли в сложных устройствах навигационной и электронной аппаратуры.
        Теперь оставалось только опытным путем проверить полученные теоретическим путем результаты, а для этого следовало на истребителе снова смотаться в космос. Помня о хорошенькой девушке-дроиде, которая начала работать секретарем у контр-адмирала Уилкса, Темьян приказал капралу Бадди встретиться с контр-адмиралом и с ним договориться о новом тренировочном полете.
        Капрал Бадди отсутствовал целых двадцать минут, Темьян даже начал беспокоиться по поводу такого таинственного исчезновения железноголового друга. Когда Бадди все-таки вернулся, то первые пять минут был невменяем дроидом, он едва смог выговорить, что контр-адмирал Уилкс уже ждет лейтенанта Темьяна и готов его принять. Не испрашивая на то разрешения у своего командира, обалделый капрал Бадди проводил лейтенанта Темьяна до кабинета контр-адмирала и остался, разумеется, в приемной, чтобы дождаться результата его разговора с адмиралом.
        Первым делом контр-адмирал Уилкс поинтересовался у лейтенанта Темьяна, чем закончилась стычка с "Медведем". Темьян сразу догадался, что контр-адмирала имеет в виду десантного полковника Гризли. Значит, и до него дошли слухи о геройском поступке нового "Казановы" авианосца. Он сказал, что на следующее утро полковник Гризли явился к нему ангар, пожал руку, затем извинился за грубость, и предложил стать друзьями. А Машка по-прежнему живет с ним и постоянно треплет ему нервы частыми взглядами на молоденьких лейтенантов, но уже десантников.
        Затем лейтенант Темьян перешел к делу и подробно изложил контр-адмиралу теоретическое предположение причины возникновения "фона", для подтверждения которой требуется проведение очередного эксперимента, полета в космосе. Контр-адмирал Уилкс очень внимательно отнесся к предположению лейтенанта, на некоторое время задумался, а затем сказал, что идею обязательно требуется проверить, но вот с вылетом - проблема. Флагманский командир не хочет делать лишних движений, поэтому на эскадре запрещена любую активность, помимо той, которую инициирует сам флагманский командующий.
        Увидев расстроенное лицо лейтенанта, контр-адмирал Уилкс тут же Темьяна успокоил, заявив, что краем уха слышал о том, что флагман хочет лично понаблюдать пуск и взрыв позитронной термоядерной ракеты. В этих целях в районе Юпитера планируется, что с авианосца взлетит бомбардировщик, который и произведет пуск средней позитронной ракеты по Леде, одному из спутников Юпитера. Адмирал пообещал сделать так, чтобы истребитель-разведчик лейтенанта Темьяна сопровождал бы вылет этого бомбардировщика, и тогда можно было бы провести все необходимы замеры.
        Только благодаря случайному стечению обстоятельств, сложилось так, что экипаж капитана Лобкова был выбран для пилотирования бомбардировщика, который должен был осуществить пуск позитронной термоядерной ракеты. "Тайфуну 003" поручили сопровождать и охранять бомбардировщик от случайного нападения противника.
        Перед самым вылетом на задание, лейтенант Темьян связался с вахтенной службой планетарной сторожевой станции Юпитера и попросил их провести наблюдением за тем, как будут фонить оба летательных аппарата, бомбардировщик и истребитель, при пролетах неподалеку от этой станции. Ребята со станции еще помнили лейтенанта Темьяна по первому полету, к тому слух о его стычке с десантным полковником из-за женщины долетел и до этой станции, поэтому они с удовольствием согласились ему помочь в наблюдениях и замерах фона.
        Корабли эскадры были расставлены в определенном шахматном порядке, чтобы их экипажи получили возможность зрительно наблюдать термоядерный взрыв.
        Экипаж капитана Лобкова действовал строго по инструкции, покинув летную палубу "Этернити", его бомбардировщик сразу начал выходить на орбиту Леды, которая представляла собой каменный монолит, не имевшего атмосферы диаметром в двадцать километров. В ста тысячах километров от Леды капитан Лобков произвел пуск позитронной ракеты, который не произвел особого впечатления на зрителей. Вспыхнула и пропала яркая точка под пилонами бомбардировщика. Но через две минуты над Ледой поднялся громадный ярко-оранжевый шар и, если бы не поляризационные иллюминаторы смотровых площадок кораблей эскадры, то многие из членов экипажа получили бы проблемы со своим зрением.
        Поэтому никто из зрителей не видел, как после взрыва к бомбардировщику Лобкова метнулись две юркие серые тени. Но все зрители увидели, как внезапно дернулся истребитель-разведчик "Тайфун 003", который юлой вывалился из-под бомбардировщика и, перерезав теням дорогу к бомбардировщику, короткими очередями импульсного излучателя открыл огонь по этим теням, не дав им приблизиться к бомбардировщику. Вахтенная служба флагманского крейсера "Мальборо" успела записать весь этот бой от начала и до конца, аналитики его проанализировали. Первым делом было подсчитано, что бой длился пять секунд, на за эти секунды истребитель лейтенанта Темьяна успел выпустить все три очереди по пять энергосгустков каждая. Каждая очередь импульсных сгустков производилась, казалось бы, в пустое космическое пространство, но оказывалось, что разрывы сгустков перекрывали серым теням приблизиться к бомбардировщику.
        Бомбардировщик капитана Лобкова и его экипаж были спасены, но тени при отходе нанесли удар по противнику, который так и не позволил им уничтожить врага. От теней в сторону эскадры начала стремительно раскатываться светящаяся лента непонятной энергии. Лейтенант Темьян, когда увидел, что от теней раскручивается нечто непонятное, то на ментальном уровне отдал приказ ИскИну истребителя поставить фазовый защитный экран. Истребитель-разведчик рванул вперед и собой перекрыл путь движения волны. Генератор силового щита вспыхнул зелеными индикаторами, сообщая, что щит набрал полную мощь. Они тут же погасли, когда волна непонятной энергии сожгла генератор волнового защитного экрана. Сам "Тайфун 003" и его экипаж в составе лейтенанта Темьяна и капрала Бадди оказались внутри громадного энергетического сгустка, который расцвел махровым цветком яркого серо-зеленого пламени.
        - Что за чертовщина, - пробормотал контр-адмирал Ришелье, снимая с носа-картошки лорнет и протирая его линзу чистым платочком, - С чего бы это вдруг, Уилкс, твой парень начал воевать и стрелять. Он, что недоумок или очень много знает, что ли? Этой своей стрельбой может повредить и свой боевой корабль. Молодежь совсем разбаловалась и забыла о настоящей воинской дисциплине?! Тебе следовало бы его приструнить, а, может быть, разжалуем его в рядовые? Что ты об этом думаешь Уилкс?
        Но капитан флагманского корабля, крейсера "Мальборо", каперанг Русаков, не дал контр-адмиралу Ришелье довести свою гениальную мысль до логического завершения и сообщил, что его вахтенная служба записала на кристалл памяти все перипетии боя, и он готов дать приказ о воспроизведении видеозаписи. Все собравшиеся адмиралы и каперанги Первой космической эскадры с громадным интересом просмотрели видеозаписи боя в замедленном режиме, при нормальном воспроизведении изображения в бою было бы трудно разобраться. Только после просмотра стало ясным, что истребитель-разведчик сопровождения спас бомбардировщик и его экипаж от уничтожения, сумел противостоять сильному и практически плохо видимому противнику. На видеозаписи не было видно, откуда появились и куда исчезли эти юркие тени и что они собой представляли.
        Кто-то из адмиралов предложил наградить экипаж истребителя за проявленную смелость, за проявленное мастерство и профессионализм в бою с неизвестным противником. Командующий ВКС Земной Коалиции адмирал Кершли только головой утвердительно кивнул, а флагман эскадры контр-адмирал Ришелье тут заявил, что он обеими руками за такое решение, на надолго запомнил имя лейтенанта Темьяна.
        Так лейтенант Темьян получил свою первую боевую награду - солдатский Железный крест третьей степени!
        Глава 8
        -1-
        Неделю Первая космическая эскадра должна была провести на орбите Плутона, чтобы к ней успели подойти и присоединиться все задержавшиеся корабли, дивизион эсминцев и корабль-матка такшипов "Жано". Штурманская группа флагмана эскадры, крейсера "Мальборо", расстояние до Проциона планировала порыть одним гиперпространственным прыжком. Расчеты маршрута были давно уже готовы и даже официально утверждены контр-адмиралом Ришелье. Но среди высшего командования эскадры, к этому времени адмирал Кершли уже покинул эскадру и вернулся на Землю, разгорелись нешуточные страсти по поводу того, в каком походном порядке следовать в гиперпространстве.
        Конт-адмирал Ришелье почему-то решил, что гиперпространство ничем не отличается от нормального космического пространства и что по нему можно следовать в таком же походном порядке, в котором эскадра проползла по Солнечной системе. Но нашлись-таки здравые головы и среди адмиралов, которые объяснили флагману, что походный порядок в гиперпространстве невозможно сохранить, так как в нем ничего не работает.
        Тут выявилась и еще одна серьезная проблема, которую заострил первый заместитель флагмана, начальник штаба эскадры каперанг Солсбери. Из предварительных планов было не совсем ясно, что будет происходить после выхода эскадры из гиперпространства, и каким порядком она будет следовать по звездной системе Малого Пса. Какой-то умник, по словам каперанга Солсбери, в этот момент все офицеры, присутствовавшие на совещании, почему-то свои головы повернули в сторону контр-адмирала Ришелье, предложил выйти из гиперпространства за пределами этой звездной системы. А до планеты Процион 3 или Андория пройти на планетарных двигателях со скоростью улитки. Забывая, очевидно, о том, что андориане давно уже нейтрализовали армейские подразделения землян на своей планете. Поэтому космическое пространство звездной системы Малого Пса сейчас нельзя рассматривать в качестве зоны влияния землян. За две недели пути по этому пространству от земной эскадры могут остаться только "рожки, до ножки". Это неожиданное заявление начальника штаба эскадры вызвало настоящую бурю страстей, совещание мгновенно перешло к рассматриванию и
принятию решений по реальным проблемам передвижения эскадры по созвездию Малого Пса.
        В следующую субботу большая часть экипажей кораблей и других военнослужащих Первой космической эскадры должна была улечься в гибернационные саркофаги и анабиозные камеры, а до субботы оставались целых четыре полноценных дня.
        К этому времени были проведены и завершены все большие профилактические работы по подготовке технической аппаратуры, механизмов, узлов и агрегатов кораблей и боевой техники. На тренажерах и стимуляторах авианосца были отработаны старые и закреплены новые навыки ведения боевых действий в космосе, а также в небесах, на суше и океанах планет. Оставалась одна только небольшая незавершенная работенка, которую всегда можно было бы доделаьб в первую же свободную минуту. Поэтому по вечерам, в свободное от работы время, военнослужащие независимо от количества звездочек или лычек на погонах отдавались всем доступным развлечениям.
        Елен взяла шефство над лейтенантом Темьяном и капралом Бадди, внимательно следила за тем, чем и когда они питаются, и вовремя ли Бадди проходит техническую профилактику. Она успевала выполнять свою работу и влезать в работу лейтенанта и капрала. Только благодаря ее постоянному вмешательству все работы по истребителю-разведчику "Тайфун 003" были завершены вовремя, целых три дня его экипаж мог заниматься чем угодно и в свое удовольствие. Но не тут-то было! Елен прямо так своим друзьям и сказала, что не желает больше иметь с ними проблем, поэтому будет внимательно отслеживать их поведение. Она специально подружилась с Горемыкой, который после этого, не глядя, сдавал ей своих друзей, ежеминутно информируя капитана астронавигатора, где ее друзья находятся и чем занимаются.
        Она выдержала первый день свободы лейтенанта Темьяна, когда он неожиданно для нее отправился в гости к командиру легендарной сто шестой десантной дивизии полковнику Гризли и целый день вместе с ним провел на армейском транспортнике "Авиценна".
        Полковник чрезвычайно обрадовался вызову по коммуникатору лейтенанта Темьяна и на авианосец за ним отправил свой личный десантный бот ТТ-120. Своими внутренними отсеками этот бот практически ничем не отличался от своего предшественника ТТ-100, может быть, он был немного более современной боевой машиной пехоты. Во время перелета Темьян не удержался и мысленно поинтересовался у ИскИна этого десантного бота, как поживает ИскИн Зануда. Тот моментально замолчал и больше не пытался развлекать лейтенанта бородатыми анекдотами и заезжими десантными хохмачками.
        Полковник Гризли лично встретил лейтенанта Темьяна в стыковочном модуле и, как только тот вышел из бота, вместе с ним отправился на полигон, чтобы преодолеет полосу препятствий для новичков. Но, когда Темьян, не зря же он два года пробыл штаб-сержантом в пехотных частях, с трудом, но все же "уделал" полковник на этой полосе, то тот почесал затылок и отправился вместе с ним на полосу препятствий для спецподразделений. Лейтенант Темьян вновь опередил полковника и из РПХ30 удачно поразил тяжелый танк воображаемого противника. Полковник снова вынужденно почесал затылок, с уважением посмотрел на лейтенанта и, переговорив с бывалым сержантом десантников, потащил того на новый полигон.
        На этот раз десантники заранее подготовились и устроили лейтенанту настоящую засаду, они всучили ему в командование воображаемый взвод мотострелков, который был атакован ротой тяжелых и шагающих танков. В секунду хорошо подготовленная позиция взвода была накрыта огнем противника, бойцы взвода не могли поднять головы, а не то то, чтобы вести ответный огонь. Гибель взвода казалась неминуемой! И тогда лейтенант Темьян вспомнил о методике ведения боя вьедскими десантниками, которые выбегали на поле боя и, стремительно меняя позиции, небольшими группами и порознь атаковали своего противника. По ним трудно было вести прицельный огонь из-за этой стремительности их перемещения по полю боя, отчего автоматика противника должна была вести огонь по множеству целей, поэтому терялась прицельность ее огня. Он мысленно внушил каждому бойцу взвода, что тот должен был делать и как он должен был бы передвигаться по полю боя, а затем приказал бойцам взвода атаковать противника.
        Полковник Гризли вместе с сержантом и другими "камарадами" наблюдал за тем, как противник своим арт-огнем треплет взвод лейтенанта Темьяна. Он поперхнулся холодным пивом, когда увидел, как бойцы лейтенантского взвода поднялись в атаку, но вместо того, чтобы бежать вперед стройной цепью, они рассыпались по всему полю боя. Он еще откашливался, когда в небо взвился черный столб пламени от первого тяжелого танка, расстрелянного в упор из гранатомета. Затем появился второй..., третий столбы дыма и пламени, а главное начало рушиться единство звучания вражеской канонады. Через короткое время все поля боя затянуло тяжелым черным дымом горящих танков, а канонада совсем прекратилась.
        Вскоре враг начал отвод своих тяжелых танков!
        -2-
        Темьян смотрел на Елен и не узнавал эту девчонку, он никогда в своей жизни не видел таких разъяренных особей, тигриц по призванию. Елен стояла перед ним и, уперев кулачки своих рук в красивый изгиб бедер, громко орала на не него, обвиняя его в предательстве. Лейтенант просто не понимал, почему его слова о том, что он свой день провел с полковником Гризли, вызвали у девчонки такую реакцию и такую ярость. Ведь, Елен была ему не жена и она даже еще не спала с ним, а сейчас так кричит на него, словно имела право на этот крик, да еще при людях. Бочком Темьян начал медленно отступать из-под взора разгневанной девчонки, но она моментально заметила это движение парня и также моментально сменила гнев на милость. Она взяла Темьяна за руку и, глядя тому в глаза, сказала, что она больше никогда не будет дурой и никогда своего парня не уступит его какой-то там Машке.
        В заключение милого семейного разговора Елен решила, что завтра она пригласит Темьяна и Бадди на капитанский мостик авианосца, чтобы они могли его посетить, чтобы ближе познакомиться с ее рабочим местом.
        Капитанская рубка - это центральный пункт управления и командования авианосцем, сюда стекается вся внутренняя и внешняя информация по боевому кораблю. На этом центральном пункте управления авианосцем круглосуточно работает вахтенная группа, составленная из офицеров и главных старшин всех корабельные служб и боевых частей. Кресло и пульт капитана авианосца было расположено на специальном возвышении, с которого хорошо просматривалась вся капитанская рубка. Чуть ниже капитанского кресла находился второй ряд кресел с пультами и терминалами управления для старших офицеров, командиров боевых частей и служб авианосца.
        Когда лейтенант Темьян в сопровождении капитана Елен перешагнул комингс и оказался в большом помещении, то он застыл на месте от охватившего его удивления. Прежде всего, лейтенант никогда не бывал в таких местах и был поражен, увидев, разноярусность и разноосвещенность этого помещениях. Он то думал, что капитанский мостик авианосца "Этернити", это большой зал со множеством столов с терминалами и офицерами за этими терминалами. Но сейчас понял, что глубоко ошибался по этому поводу.
        Прямо у порога их встретил какой-то рыжий капитан второго ранга, который поинтересовался тем, что лейтенант здесь забыл? Но Елен, словно кормящая мама, встала на защиту младенца Темьяна, и рыжий капитан второго ранга тут же скрылся в глубине помещения, так и не представившись. А мамаша Елен взяла Темьяна за руку и повела его к своему рабочему месту.
        Капитанская рубка "Этернити" занимала большую площадь и была поделена на строго определенные квадраты и секторы отдельных служб и боевых частей. Эти квадраты и сектора располагались в двух основных плоскостях - горизонтальной и вертикальной таким образом, что посты одной службы нависали над постами другой службы
        Когда они спустились на самую нижнюю площадку и подошли к четырем креслам коконам, то Темьян догадался, что одно из этих кресел является пресло коконом Елен. Вахтенная астронавигаторская группа состояла из четырех офицеров, двух пилотов авианосца и двух астронавигаторов. Основной задачей, как объяснила Елен, этих офицеров было держать под контролем курс движения и, в случае необходимости, вносить требуемые изменения курса следования авианосца. Темьян обратил внимание на то, что никаких штурвалов эти пилоты не имели, а в основном работали на клавиатуре терминалов или джойстиками.
        Чтобы быть в курсе всего происходящего вокруг авианосца офицеры астронавигаторской группы постоянно контактировали практически со всеми службами авианосца, которые свою информацию выводили на отдельные экраны мониторов и обзорные экраны. Причем, экранов с информацией было столько, что в них легко можно было потеряться.
        Посты терминалы астронавигаторской группы были расположены на самой нижней площадке капитанского мостика, офицеры этой группы были в поле зрения всех офицеров вахтенной группы расположенной. Чуть вправо и выше от них располагались посты штурманов, которые отслеживали точное местонахождение авианосца в космическом пространстве. Штурмана вели постоянные расчеты гиперпрыжков и четко контролировали их исполнение.
        Лейтенант Темьян заметил, что среди штурманов была симпатичная блондиночка, но он даже не успел обменяться с ней взглядами, как между ними уже стояла сердитая капитан Елен.
        Ни слова не говоря, Темьян начал внимательно осматривать помещение капитанского мостика. Ему хотелось сосчитать, сколько же служб были представлены на этом капитанском мостике. Он только убедился, что подобным же образом были устроены и вынесены под внимательный капитанский взор офицеры и посты других боевых частей и служб авианосца: службы главного механика и энергетика; службы ракетно-артиллеристского и торпедного вооружения; службы автоматического управления и контроля управления бортовыми информационными системами, а также системой обработки данных уведомительно-предупредительной системы. Но и это было не все, Темьян увидел посты службы жизнедеятельности и живучести авианосца, предупредительно-уведомительной систем, а также пару авиадиспетчеров... и многое другое.
        Увидев, что Елен увлеклась разговором с каким-то офицером, Темьян одним прыжком взобрался на пьедестал командирского кресла и со всего размаха в него плюхнулся. С этого кресла было видно все, капитан авианосца постоянно находился в курсе того, что в данную минуту происходит с его кораблем и кто из офицеров вахтенной службы, чем занят. Любой вахтенный офицер, в свою очередь и в случае необходимости, мог связаться с капитаном авианосца и проинформировать его о положении дел по своему сектору.
        На верхних ярусах капитанского мостика находился пост вахтенных офицеров, контролирующие функционирование системы жизнеобеспечения корабля и экипажа. А на самой верхотуре скрывался пост службы радиоэлектронной разведки и постановки помех, офицеры которой помимо всего прочего отвечали также за уменьшение заметности корабля в радиолокационном, инфракрасном и ультрафиолетовых диапазонах.
        Несколько минут, проведенных в кресле капитана авианосца "Этернити", каким-то образом сказались на общем состоянии лейтенанта Темьяна, он вдруг почувствовал себя в нем уверенно и начал разбираться в запутанных взаимоотношениях офицеров вахтенной службы.
        Но в этот момент Темьян увидел, что Елен по-бабьему взмахнула руками и решительно направилась к нему. Не желая ссориться с Елен на глазах ее же товарищей, Темьян встал на ноги, и вдруг какая-то сила его перенесла на пост радиотехнической разведки, который был под самым потомком капитанского мостика. Это сработал нуль-транспортировка капитанского мостика авианосца, система транспортировки ошибочно лейтенанта Темьяна приняла за капитана авианосца и перенесла его туда, куда он пожелал.
        Ему навстречу поднялся такой же, как и Темьян, желторотый лейтенант и, представившись, как лейтенант Эшли, начал его знакомить с оборудованием своего поста. Кресло кокон и пульт управления радиотехническими средствами представляли собой современный комплекс электронно-волновой аппаратуры и технических устройств, непосредственно связанных с ИскИном авианосца, а также со всеми другими постами капитанского мостика. Пульт этого поста множество имел прибоРов, осциллографов, сканеров, датчиков, сенсоров, а также большие и малые экраны, дисплеи и мониторы, на которые уже сейчас выводились показания приборов и только что поступившая информация.
        Кресло кокон офицера этого поста ничем не отличалось от кресел коконов офицеров других постов. Кокон предохранял офицера от перегрузок, которые не часто, но иногда возникали перемещения авианосца в космическом пространстве. В основном это кресло кокон защищало своих офицеров от воздействия внешней среды, когда во время боя бывает пробита обшивка и происходит утечка дыхательной атмосферы. Он мог полностью изолировать офицера от воздействия внешней среды, в течение пятнадцати суток мог поддерживать необходимый кислородный баланс. А в случае ранения или получения случайной травмы вахтенным офицером, то кресло-кокон превращался в кибер-доктора, ставил диагноз и занимался лечением своего офицера.
        Во время боя капитанский мостик превращался в один большой голографический экран, на который проецировались боевые ситуации с диспозициями своих и вражеских кораблей в космосе.
        Лейтенант Темьян сразу вспомнил о "сфере наблюдения", которую формировала для него мунгу Лиззи, что позволяло ему и бойцам его взвода свободно ориентироваться в боевой ситуации, вырабатывать и принимать решения.
        Вот и сейчас, когда капитан Елен провела его по всем постам капитанской рубке, познакомив с вахтенными офицерами, работавшими за своими терминалами, ему многое стало понятным в организации и работе этого важнейшего органа управления авианосцем "Этернити". На обзорных экранах постов он видел полетные палубы, истребители, штурмовики и бомбардировщики с которыми работали механики, техники и вооруженцы. Каждый военнослужащий, а их было почти семь тысяч на "Этернити", занимался своим делом и своей работой во многом благодаря тому, что эти офицеры вахтенной службы капитанского мостика координировали и направляли их деятельность. Если в первые дни перемещения авианосца по Солнечной системе, в этом помещение творился настоящий кавардак, офицеры перебегали с места на место, выясняя друг у друга последнюю информацию, то сейчас здесь стояла деловая тишина, и каждый вахтенный офицер занимался своим непосредственным делом.
        Лейтенант Темьян вежливо поблагодарил капитана Елен за экскурсию, пожал ей ручку и отправился к двери, ведущей с капитанского мостика. В душе он еще не простил этой красивой девчонке с супер замечательной фигурой и женскими формами того, как она истерически кричала на него. Всю экскурсию по капитанской рубке он держался на шаг подальше от капитана, прилагая дьявольские усилия, чтобы случайно не коснуться ее и не заговорить с ней ласковым тоном.
        Подойдя к двери, лейтенант не успел коснуться ладонью сенсорного замка, как эта дверь стремительно провалилась вниз, а за ее порогом оказался контр-адмирал средних лет с моложавым лицом и поджарой фигурой. Контр-адмирал явно не ожидал в этом месте встретиться с незнакомым лицом, удивленно посмотрел на Темьяна и спросил:
        - Кто вы, лейтенант, и что делаете в этом в запрещенном для каких-либо визитов месте?
        -3-
        Контр-адмирал Ришелье предоставил своему начальник у штаба, каперангу Солсбери карт-бланш заново спланировать и самому непосредственно проконтролировать вход эскадры в гиперпространство, и ее выход в евклидово пространство в зоне звездной системы Малого Пса. Уже к вечеру авральная работа оперативного отдела штаба эскадры была завершена, и на рабочий стол флагмана лег скрупулезно проработанный план и поминутный график действия эскадры по выполнению запланированных операций.
        План также предусматривал уже сегодня ночью отправить в созвездие Малый Пес разведывательную группу из пары эсминцев. Эта разведка должна была обследовать космическое пространство звездной системы, собрать и переслать на эскадру полученную информацию о наличии там вражеских сил. Разведгруппа также должна была определить точные координаты выхода эскадры из гиперпространства в этом вражеском созвездии.
        Капитан второго ранга Лесли, командир дивизиона эсминцев, не заглядывая в бумажки, сообщил, что каплейты Жарков, командир эсминца "Робин Гуд", и Баумгартен, командир эсминца "Нерпа", являются наиболее подготовленными командирами для выполнения этой разведывательной миссии. Лесли одним выстрелом убил двух зайцев, в свой отряд включил протеже и родственника адмирала Ришелье, каплейта Жаркова, который, как офицер и командир эсминца, только становился на ноги. Ну, а каплейт Баумгартен был космическим волком аж прямо с пеленок, но его не очень-то любил Ришелье.
        Контр-адмирал Ришелье в эту минуту промолчал, и совещание покатилось по проторенному пути, оно одобрило план каперанга Солсбери. Тогда на ноги поднялся контр-адмирал Уилкс и предложил в состав разведывательной группы включить специально подготовленный экипаж для проведения дальней разведки в тылу врага, который, это чтобы успокоить контр-адмирала Ришелье, в любом случае до начала боя землян с андорианами, должен побывать на Андории.
        Лейтенант Темьян и капрал Бадди ничего, разумеется, не слышали о только что завершившимся совещание командиров эскадры и ничего не знали о том, что уже сегодня ночью они покидают авианосец "Этернити" и что последующую неделю им придется провести в своем истребителе. Капитан Елен в этот момент разыскивала Темьяна и раздумывала о том, как бы ей аргументировать этому парню свое решение о том, что эту ночь она собирается с ним провести вместе. Елен уже побывала замужем и поняла, что счастья в семье не будет и семью не сохранить, когда один из супругов будет постоянно находиться в командировках. Она, честно говоря, испугалась своих чувств к Темьяну и внезапно вспыхнувшему желанию подарить ему ребенка. Поэтому первое время избегала его, но, когда сообразила, что сопливая и так называема подруга Машка может запросто увести этого симпатичного молодого парнишку у нее из-под носа, то резко поменяла свое мнение. Она решила будь, что будь и что должно произойти, но сегодня ночью она будет спать с Темьяном!
        Решительно настроенная Елен уже подходила к каюте Темьяна, когда из нее выскочил полуодетый лейтенант Темьян и, увидев Елен, громко на весь коридор прокричал:
        - Три креста! Боевой вылет! Вернусь через неделю.
        Бадди, снова опутавшись проводами, полулежал в изобретенном им подобии пилотского ложемента, и из оперативной памяти Горемыки скачивал информацию, которая могла бы потребоваться в полете. Горемыка не знал сути боевого задания своих друзей и был чрезвычайно этим огорчен.
        Хотя он, как обычно, запротоколировал только что завершившееся совещание, которое приняло решение о направлении двух эсминцев в разведку в созвездие Малый Пес. Пока ИскИн не связывал вместе в одно единое, отправку в разведку эсминцев и срочный вылет своих друзей.
        Когда Темьян прибежал в ангар и по лесенке забрался в пилотскую кабину "Тайфуна 003", то там царила тишина и покой. Он только успел разместиться в кресле коконе, раздевшись до гола и сбросив одежду в малый утилизатор, как наушники заполнились тихим потрескиванием радиофона, в котором явственно прослушивались отдаленные голоса каких-то военнослужащих, переговаривавшихся между собой на техническом жаргоне.
        На сетчатке правого глаза лейтенанта появились номера радиодиапазонов, по которых шли радиопереговоры. Цифры этих номеров вдруг стремительно начали меняться, пока они не стали ярко-красными. Это были номера радиодиапазонов, на которых переговаривались одни только адмиралы эскадры. Тут же послышался голос контр-адмирала Уилкса, который начал вызывать Темьяна:
        - Лейтенант Темьян, вы слышите меня?
        - Так точно, сэр!
        - Вашему экипажу предстоит неординарное задание. Сейчас вы должны покинуть авианосец и в режиме "невидимости" приземлиться на внешнюю обшивку эсминца "Робин Гул", которым командует каплейт Жарков. О вашем присутствии на борту корабля знает только он. После гиперпрыжка покинете эсминец и начинаете вести самостоятельный разведывательный поиск в созвездии Малый Пес. Сейчас на ИскИн вашего истребителя поступит файл, который вы сможете открыть, только находясь в этой звездной системе. Тогда вы сможете ознакомитесь с деталями вашего задания, которое подготовил известный вам полковник Зарк. Даже я не знаю подробностей вашего задания, молодой человек. Так, что держитесь и покажите, на что вы с Бадди способны. Передавайте привет капралу и удачи обоим вам! - С этими словами контр-адмирал отключился
        Лейтенант Темьян запустил двигатель истребителя-разведчика, черед долю секунды послышался явственный шелест заработавшего среднего сингулярно-гравитационного двигателя. В торце летной палубы авианосца начали разъезжаться створки ворот выхода в космос, к которым уже в метре над палубой скользил "Тайфун 003".
        Космос встретил истребитель-разведчик необъятной черной своего пространства, где полностью отсутствовали привычные для человека ориентиры, не было ни верха и ни низа. Не включая габаритных огней, не связываясь ни с авиадиспетчером и ни с капитанским мостиком авианосца, пилот истребителя-разведчика сориентировался и вышел на определенный курс. Включилась бортовая аппаратура создания режима "невидимости" и истребитель-разведчик моментально исчез с экранов и дисплеев сканеров и радаров ближнего и дальнего поиска. Через двадцать минут полета впереди показались четыре сине-светлые точки, это прогревались главные дюзы двух эсминцев, которые готовились начать движение и войти в разгон для выхода в гиперпрыжок. Лейтенант Темьян, его пилотский кокон еще не был полностью загерметизирован, склонил голову к капралу Бадди и сказал:
        - Догони "Робин гуд", синхронизируй скорость и садись на палубу за передней башней главного калибра пульсатора-резонатора.
        Бадди качнул в ответ своей железной головой, подтверждая получения приказания командира, а Темьян попытался связаться с каплейтом Жарковым:
        - Господин каплейт Жарков, вы слышите меня? - Спросил он в микрофон.
        - Где вас только черти носят?
        Тут же послышался незнакомый и несколько грубоватый голос.
        - Скорее садитесь на обшивку, мы готовы в любую секунду уйти в разгон для гиперпрыжка.
        - Не беспокойтесь, господин каплейт, через секунду мы будем с вами.
        Капрал Бадди свой любимый "Тайфун 003" притер к внешней обшивке эсминца так осторожно, что его соприкосновения с обшивкой никто из членов экипажа эсминца даже не почувствовал. Каплейт Жарков потребовал от лейтенанта Темьяна официального подтверждения в том, что его истребитель-разведчик находится на внешней обшивке эсминца и что он и его экипаж готовы к осуществлению гиперпрыжка.
        Глава 9
        -1-
        Как только земные эсминцы "Робин Гуд" и "Нерпа" один за другим стали выходить из гиперпространственного прыжка, то Темьян приказал Бадди немедленно покинуть внешнюю обшивку эсминца "Робин Гуд" и уходить по направлению к планете Андория, вращающейся вокруг звезды Альфа Проциона.
        Пока они еще находились за пределами звездной системы Малого Пса, но сам Процион уже гостеприимно и тепло изливал свою световую энергию. На мгновение у Темьяна потеплело в душе, возникли ощущение того, что он снова вернулся к великолепному Денебу созвездия Лебедя и вот-вот встретится со строггами, которые стали ему близки и дороги. Но это ощущение быстро развеялось, силу света звезды Альфы Проциона созвездия Малого Пса даже в малой степени нельзя было сравнивать с царственным величием Денеба.
        В работу была включена вся электронно-волновая бортовая аппаратура истребителя-разведчика, первым делом она просканировала космическое пространство созвездия. Вскоре сканеры донесли, что в созвездии Малого Пса находится несколько космических кораблей среднего класса. Автоматические датчики этих кораблей "свой - чужой" на запрос аппаратуры истребителя-разведчика тут же сообщили, что это несколько устаревших легких крейсеров и эсминцев колониального флота Земной Коалиции. Сейчас они группировались вокруг одного монолитного гиганта, которого можно было бы опознать, как Сизиф или Процион 3. На Сизифе не было атмосферы в полном понимании этого слова, была так себе слабая воздушная среда, которая окружала планету. Биологическая жизнь на планете даже не зарождалась из-за того, что на ней никогда не было воды, но планета имела чрезвычайно богатые недра. Поэтому земные корпорации проявляли к ней такой интерес, что даже были готовы воевать с аборигенами этой звездной системы, андорианами.
        В ментальном диапазоне Темьян переговорил с Бадди и посоветовал ему выруливать истребитель-разведчик на планету Андория, а он пока займется продолжением радарного и сканерного прочесывания этого созвездия. Внутри лейтенанта почему-то возникла и начала крепнуть уверенность в том, что андориане вообще не собирались и не собираются воевать с землянами. Но сей час экипажу "Тайфуна 003" нужно было поспешать с результатами разведками, чтобы выявить истинные намерения андориан и чтобы вовремя предупредить об их намерениях командование эскадры. Темьяну страшно не хотелось бы, чтобы гуманоиды зря пролили бы свою кровь.
        Вокруг Альфы Проциона второй от звезды по счету вращался гигантский каменный сфероид, а вокруг этого сфероида вращался естественный спутник размером с Землю, который имел собственную с атмосферой и воду. Этот спутник планета назывался Андорией. Так вот на этом самом искусственном спутнике, который земляне в силу привычки, как и каменный сфероид, называли "Проционом 2", находилась великая Империя Андория.
        Этот спутник Андория и был конечной целью путешествия Первой космической эскадры Земли, которая, по мнению возглавлявших ее земных адмиралов, одним только своим появлением на орбите сразу же андориан убедит их "добрых намерениях" и в том, что им лучше ссориться с Земной Коалицией, себе будет дороже, что лучше помириться с землянами и добровольно вступить в Земную Коалицию.
        Очередное сканирование звездной системы Малого Пса принесло несколько неожиданные результаты. В этой системе было практически прекращено гражданское космоплавание, а это могло означать, что андорианская империя все-таки готовилась к войне с землянами и прекратила свободное космоплавание, перевозку гражданских пассажиров и грузов в пределах звездной системы. Но капрал Бадди не согласился с этой мыслью лейтенанта Темьяна, заявив, что, если бы андориане и готовились бы к войне с землянами, то все космическое пространство их созвездия сейчас было бы заполонено андорианскими боевыми кораблями.
        К этому времени Темьян и Бадди уже ознакомились со своим приказом, согласно которому истребителю-разведчику "Тайфуну 003" предстояло совершить незаметную посадку на Андорию, в определенном месте встретиться с андорианином и получить от него информацию, которую затем незамедлительно следовало бы переправить на флагманский крейсер "Мальборо". Задание было, разумеется, не очень-то простым, но понятным и, не теряя времени, следовало бы приступать к его немедленному исполнению.
        А в этот момент два земных эсминца продолжали исполнять свою разведывательную миссию. Они в соответствии с полученными указаниями в открытую пересекали границу звездной системы Малого Пса и направились к планете Сизиф, на орбите которого вращались остатки колониального флота Земной коалиции, недавно подвергшегося нападению андорианского крейсерского флота. Командиры эсминцев каплейты Жарков и Баумгартен на восемьдесят процентов, двадцать процентов они по привычке отнесли к процентам риска, были уверены, что их появление в этом созвездии прошло незамеченным. Но, как показали развития событий в последующие дни, это было несколько не так.
        Три столетия земляне поддерживали с андорианцами самые великолепные, дружественные отношения. Но со временем, когда к власти на Андории пришла новая династия императоров, по планете поползи злые слухи о том, что земляне в андорианах видят не друзей-соратников, а рабов и солдат для своих будущих галактических завоеваний. Слухи росли, множились и набирали силу, а правительства Земной Коалиции и Андорианской Империи, по-прежнему, пребывали в твердой уверенности, что две инопланетные расы всегда будут поддерживать дружественные отношения. Они и пальцем не пошевелили, когда реальная информация о растущем взаимном недопонимании между этими двумя расами стали доходить до правительственных кабинетов.
        Принимая во внимание тот факт, что андориане из-за склада характера и воспитания не умели лгать, то именно земляне, или, если уж быть совсем точным, то земные холдинги, компании и картели несли основное бремя виновности в разжигании страстей между двумя этими расами. В погоне за сверхприбылью руководство и топ-менеджмент земных организаций шли на любые "ухищрения", чтобы, хотя бы, еще на один процент повысить прибыль. В результате в массах андориан стало расти недовольство политикой земных корцернов, которые хищническим способом добывали полезные ископаемые из недр Андории и Сизифа. Подобные события тем, которые происходили на Андории, имели место на многих других планетах вселенной, как только там появлялись земные колонии и поселения. Но на тех планетах аборигены были или не гуманоидами, или не столь цивилизованными, все недопонимая в области разработки и добычи полезных ископаемых завершались небольшими потрясаниями оружия землянами.
        Но ничего подобного не произошло на Андории, там не начались какие-либо масштабные боевые действия. Имперский крейсерский флот нанес всего один удар по кораблям колониального флота Земной Коалиции и отбросил его к Сизифу, с тех пор земные космические корабли не покидали орбит Сизифа.
        Раса андориан издревле была милитаристским обществом, где солдат-воин всегда почитался, а военные занимали высшие посты в их обществе и государстве. Поэтому им не составило труда организоваться и в ультимативной форме потребовать, чтобы земляне прекратили хищническую разработку недр их планеты и навсегда покинули созвездие Малого Пса. Этот андорианский ультиматум правительство Земной коалиции восприняло очередным своим бездействием, но сформировало Первую космическую земную эскадру и с "решительным" контр-адмиралом Ришелье на правило в созвездие Малого Пса для "мирного" решения возникшего недопонимания с андорианами.
        -2-
        ИскИн Горемыка перед самым вылетом истребителя лейтенанта Темьяна с авианосца "Этернити" успел перекачать в ИскИн "Тайфуна 003" имевшуюся у него информацию по космическому флоту андориан. Все свободное время полета по созвездию Малого Пса Темьян просматривал полученную информацию и прикидывал различные варианты того, как бы им обмануть и незамеченными противником проникнуть на Андорию.
        За это время истребитель-разведчик, пилотируемый капралом Бадди, прикрываясь каменным телом большого сфероида и одновременно находясь в режиме "невидимости" прошел половину пути до планеты. Пока, вражеские электронно-волновые поисковые средства их истребитель-разведчик не обнаружили. К тому же на всем протяжении всего пути землянам не встретился ни один вражеский охранный или сторожевой корабль, который бы занимался сканированием космического пространства. Все выглядело так, словно созвездие Малого Пса вымерло и в нем совершенно прекратилось звездоплавание. Хотя сканеры "Тайфуна 003" время от времени выдавали интересную информацию о том, что космическое пространство этого созвездия все-таки регулярно сканируется, но только поисковыми лучами стационарной аппаратуры, установленной на безжизненной каменной планете.
        Минуя Сизиф, истребитель-разведчик прошел в каких-то двухстах тысячах километров от кораблей колониального флота. Те даже не шелохнулись и не объявляли боевой тревоги, кода "Тайфун 003" в режиме "невидимости" проходил с ними рядом. Капрала Бадди так и подмывало, каким-либо способом отметиться на радарных экранах кораблей этого флота, чтобы после этим ребятам порассказать о том, как следует нести космическую службу. Но, почувствовав что-то неладное, Темьян прикрикнул на своего железного друга, запретив ему свой длинный язык высовывать изо рта. Никто не до поры до времени не должен был знать, что сейчас истребитель-разведчик "Тайфун 003" находится в созвездии Малого Пса.
        Перед выходом на орбиту Андории лейтенант Темьян приказал сделать краткую остановку, прикрываясь каменным телом планеты, вокруг которого вращалась Андория, и еще раз в различных диапазонах электронной аппаратурой обшарить космическое пространство вокруг самой планеты.
        Вскоре полученные данные подтвердили, что лейтенант сделал весьма разумный шаг. Андориане сумели-таки сосредоточить и тщательно прикрыть крупные силы своего крейсерского космического флота неподалеку от планеты, чтобы с учетом этого фактора построить свою планетарную оборону. Для того, чтобы ввести врага в заблуждение, ближнее пространство вокруг Андории было освобождено от присутствия военных кораблей. Но, примерно, шесть крейсеров андориан скрывались в зоне астероидного скопления, которое находилось в полутора миллионах километрах от планеты. В течение семи - десяти минут эти крейсера могли прибыть в любую точку орбиты над Андорией, чтобы противостоять и уничтожить врага.
        Причем, это был бы всего лишь авангард андорианского крейсерского флота, два других его крупных соединение находились в десяти миллионах километрах от планеты. Они, прикрываясь хвостом гигантской кометы, которая медленно плыла по дальней орбите вокруг планеты, создали мощнейшую ударную силу из нескольких десятков крейсеров класса "разрушитель". Электронная аппаратура истребителя-разведчика не давала четкой информации о том, что за хвостом этой кометы скрываются именно андорианские корабли. Только изредка на экранах локаторов дальнего обнаружения то появлялись, то исчезали странные засветки, на которые можно было бы и не обращать внимания, посчитав их за помехи. Но у лейтенанта Темьяна сработало ощущение предвидения, это чувство вместе со многими разными подобными чувствами у лейтенанта родилось после долгого межзвездного перелета на армейском транспортнике "Воланд". Всему отделению штаб-сержанта Темьяна пришлось совершить межзвездное путешествие на Денеб IV в незащищенном от космического излучения и радиации контейнере, а затем развилось и закрепилось во время вьедско-строггской бойни на Элизархе.

        Так вот это самое лейтенантское предвидение создало воображаемую "сферу наблюдения", в которой расположило вражеские космические силы. Авангард флота андориан из шести легких крейсеров непосредственно контролирует ближайшее космическое пространство планеты Андория. В случае появлении вражеской разведки крейсера ее уничтожают, а в случае появления крупных вражеских сил, то на первом этапе сдерживают эти вражеские силы до прибытия подкрепления из кораблей своего основного флота.
        Удовлетворенный полученной информацией, лейтенант Темьян вместе с капралом Бадди начали готовиться к окончательному прорыву вражеской планетарной обороны и посадке на Андорию.
        В соответствии с полученным приказом они должны были произвести посадку в пятидесяти километрах от города Аллегри, который был столицей небольшой имперской провинции Рустам. Наместником этой провинции был сард Шеен, который был дальним родичем генерала Шрана и стоял в оппозиции к новой императорской династии, сохраняя дружелюбие по отношению к землянам. Уже готовый отдать приказание Бадди о входе в атмосферу планеты, Темьян на секунду задумался о том, почему андориане так задолго до появления земной эскадры вывели весь свой флот на боевые позиции. Ведь до прихода землян оставалось достаточно много времени, да и к тому, андорианский флот свою оборону построил таким образом, словно появление врага ожидал с противоположного направления.
        Он коротко бросил Бадди:
        - Пошли!
        Тот по крутой траекторию падения бросил истребитель-разведчик в верхние слои атмосферы Андории или, если по земной терминологии, Проциона 2. Но, только войдя в верхние слои атмосферы, Бадди перевел истребитель в пологую спираль снижения, чтобы чрезмерным нагревом внешней обшивки истребителя и ревом, разрезаемой воздушной среды, не позволить андорианам засечь производимую ими посадку на Андорию. В обычных условиях этот спуск занял бы четыре-пять минут, но сейчас заход "Тайфуна 003" на посадку продолжался более двух часов. Все это время электронная аппаратура машины сканировала поверхность планеты, определяла физические и химические свойства воздушной среды, а также вносила уточнения по географической карте. Одним словом, в автоматическом режиме аппаратура "Тайфуна 003" проделывала такой объем работы, что крупным исследовательским кораблям, совершающим посадку на только что открытую новую планету, и не снилось
        Касания грунта было незаметным и не ощутимым, только когда Бадди тихим шепотом сообщил, что прибыли на точку, лейтенант Темьян понял, что посадка произведена.
        Он тут снова углубился в изучение получаемых данных, чтобы на их основе решить, что они должны предпринять дальше. Первым делом, Темьян еще раз убедился, что истребитель-разведчик "Тайфун 003" так и не был замечен противником.
        Затем краем глаза скользнув по географической информации в отношении координат места посадки, углубился в изучение информации военного характера. Целых пять минут он просматривал одну за другой виртуальные страницы, заполненные цифрами и графиками, по которым получалось, что в данный момент Империя Андория представляла собой укрепленный военный лагерь. Крупные города Империи были окружены кольцами ракетно-зенитных батарей, способными поражать вражеские цели и на земле и в космосе. Особенно устрашающими выглядели орудия-пульсаторы Зинди, которые одним выстрелом могли уничтожить группы вражеских кораблей. Если судить по электронному фотоизображению, то все взрослое население носило военную форму.
        С некоторой досадой Темьян отключился от просмотра этих материалом и на секунду задумался. Они сумели прорваться на поверхность Андории, но, если судить по военной активности андориан, то им не удастся долгое время оставаться инкогнито даже в этой провинциальной местности. Поэтому следовало бы не теряя времени приниматься за дело, если без его разведданных земная эскадра сунется в эту звездную систему, то андориане ее разнесут в пух и прах.
        Лейтенант Темьян уверенно протянул руку к передней панели управления истребителем и пальцами в определенной последовательности нажал четыре цифры.
        Сигнал вызова на встречу сарда Шеена покинул борт истребителя!
        -3-
        - Ба, да перед нами самый настоящий "розовокожий"!
        Шутливо воскликнул высокий андорианин, когда Темьян вышел из кустов и предстал перед его глазами.
        Ответ-подтверждение на сигнал приглашение к встрече пришел практически мгновенно. Правда в нем сообщалось, что наместник Шеен, из-за болезни, не может покинуть своего имения и прибыть на место встречи, поэтому на встречу он направил своего представителя, который должен был землянина доставить в его дом. В данных ИскИна Горемыка неоднократно повторялось, что андориане не умеют лгать или говорить неправду, поэтому лейтенант сразу же поверил этой информации и просьбе наместника, он сам направился на встречу с представителем сарда Шеена.
        Голубокожий андорианин был высокого роста и атлетически сложенным гуманоидом. Все, чем андорианин отличался от человека, состояло из двух рожек, которые так смешно смотрелись на седовласой голове этого великана, делая его похожим на представителя преисподней.
        Великан андорианин стоял перед Темьяном, они оказались почти одного роста. Голубокожий гуманоид стоял в свободной позе, слегка расставив ноги в сапогах до колен, на нем была обтягивающая форма капитана андорианской планетной авиации. Он с явным любопытством присматривался к землянину Темьяну. Но внешне андорианин сохранял абсолютное спокойствие, он совершенно спокойно воспринял появление землянина на земле своих предков и этим обстоятельством он себя явно не озадачивал. Но, как только эти мысли сформировались и мелькнули в голове человека, как андорианин широко раскрыл глаза и сформировал мысленный что-то вроде мысленный вопрос утверждение:
        - Этот день мне придется запомнить до конца дней своих! Мне удалось повстречаться "розовокожим", да и к тому же умеющим общаться на мысленном уровне! Так, как же тебя зовут, мой дорогой "розовокожий"?
        - Темьян! - Коротко ответил лейтенант Темьян. - Лейтенант Темьян, к вашим услугам! У нас очень мало времени, мне очень бы не хотелось бы, чтобы мою машину обнаружили в мое отсутствие, тогда я ее потеряю, мне не на чем будет возвращаться домой.
        - Капитан Дари, к вашим услугам сард лейтенант Темьян. - Мысленно сказал андорианин и слегка склонил голову совсем, как курсант всем известного Вест-Пойнта. - Ваш истребитель мы уже давно обнаружили. Как только он вошел в верхние слои атмосферы нашей планеты, то появилось трение корпуса машины о воздух и пошло тепловое излучение. След этого теплового излучения отлично прослеживался нашей аппаратурой на всем протяжении пути вашей машины к месту посадки. Мы не собирались сбивать ваш истребитель, сард лейтенант, по той причине, что. мы андориане, считаем военный конфликт с Землей очередной глупостью нашего императора. Поэтому, когда сард Шеен, обратился ко мне с просьбой встретить вас и доставить к нему омой, то я с удовольствием согласился ему помочь в этом непростом деле. Итак, сард лейтенант Темьян, я и мои солдаты готовы сопровождать вас на встречу с наместником Шееном, в которой, вероятно, и я приму участие?!
        С капитаном Дари прибыл целый взвод андорианских солдат на трех машин боевой пехоты армии Андории. Лейтенант Темьяну предложили расположиться в средней машине колонны, а капитан Дари сел в передний бронеавтомобиль. Перед отправлением колонны в путь, он кратко и мысленно передал Темьяну, что, в принципе, в этой местности им особо нечего и некого опасаться, так как подавляющее большинство андориан дружески относятся к землянам. Но у императора имеются цепные псы престола, которые называют себя "императорской гвардией". Так, эти гвардейцы по слепой вере своей в императора могут натворить всяких дел, поэтому он и взял с собой военный конвой во избежание всяких неприятностей.
        Дворец или чертог наместника Шеена выглядел великолепным архитектурным сооружением, чем-то напоминающим произведение классической готики земного средневековья. Ажурные купола башен терялись в слабой желтизне андорианского неба, а стрельчатые окна этих башен проглядывали через высокие стены замка. К великому сожалению, высокая стена замка очень многое за собой скрывала, Темьяну так и не удалось, в деталях насладится этим андорианским шедевром архитектурного искусства. Чем ближе колонна из трех андорианских бронеавтомобилей приближалась к замку, тем более сужался вид на этот замок. В определенный момент Темьян не выдержал искуса и создал "сферу наблюдения", посредством которой стал рассматривать шедевр архитектурного и так же фортификационного искусства.
        Замок наместника Шеена располагался в восьмидесяти километрах от столицы провинции города Аллегри и находился несколько в стороне от магистралей, по которой беспрестанным потоком следовали транспортные средства. Поэтому к замку наместника Шеена было невозможно незаметно подобраться. Было также невозможно вблизи него сосредоточить какие-либо войска или атаковать замок простым наскоком. Еще в пятидесяти километрах от замках Темьян ощутил работу поисковых лучей сканеров и радаров.
        А дальше вообще начались интересные вещи, вызванная Темьяном "сфера наблюдения" в панораме замка с птичьего полета показала расположение укреплений и боевых постов замка наместника. Если судить по этой схеме, то архитектурный шедевр мог в течение неопределенно долгого времени отражать атаки живой силы и бронетехники противника.
        Лейтенант Темьян хотел и дальше рассматривать замок наместника Шеена, но в этот момент почувствовал на себе взгляды "синекожих" и седовласых солдат. Все бойцы отделения с уважением посматривало на землянина, а некоторые андорианские солдаты приветливо и широко ему улыбались. Внимательно присмотревшись к лицам бойцов, лейтенант не сдержался и улыбнулся им в ответ. Эти солдаты в десантном отсеке бронеавтомобиля интересно и одновременно забавно смотрелись в касках с высокими рогами на темени, они своей кожей и рожками были очень похожи на настоящее войско преисподней.
        В этот момент Темьян "услышал" мысль капитана Дари:
        - Сард лейтенант Темьян, прекратите своими магическими шутками и мыслями развлекать моих солдат. Мы всегда верили в то, что среди землян встречаются хорошие и плохие люди, но то, что среди них могут скрываться великие маги, узнали только сейчас. Теперь мы собственными глазами убедились в том, что цивилизация и раса землян - это великая раса вселенной. Так, что, сард лейтенант, поумерьте свой магический пыл и прекратите развлекать простых солдат Андории. Тем более что мы уже подъехали и после сканирования бронеавтомобилей нас пропустят в замок наместника.
        Глава 10
        -1-
        Наместник Шеен был пятидесятилетним андорианином с красивым голубым лицом и большими выразительными глазами. То, что этому седовласому андорианину с рогами на темени было уже за пятьдесят лет, можно было бы догадаться по мешкам под глазами, множеством морщин на лице, а также тем, как он осторожно вступил в комнату и по ней двигался.
        Сард Шеен имел атлетическое телосложение и отличную военную выправку, в милитаристском обществе Андории каждый гражданин империи в обязательном порядке проходил службу в армии или во флоте. Только после военной службы имперские граждане получали право решать, кем они будут в гражданском обществе своей империи. Но сейчас из-за внутреннего недуга сард Шеен выглядел согбенным старцем с неуверенным взглядом, неуверенными движения и трясущимися руками. У него не хватило сил на то, чтобы пожать руку, лейтенанта Темьяна. В этот момент вперед решительно выступил капитан Дари, который перехватил трясущуюся руку Шеена и свел ее с рукой Темьяна, тогда ладони андорианина и человека сомкнулись в дружеском рукопожатии.
        В отличии от капитана Дари, наместник Шеен на обладал даром мыслеречи и изъяснялся посредством языкового аппарата. Сначала он попытался заговорить на интергалактическом языке, но вскоре сам убедился в том, насколько он неправильно выговаривал отдельные слова на этом языке. Поэтому наместник снова перешел на андорианский язык, а капитан Дари принялся его переводить на интергалактический язык. Темьян не стал останавливать перевод, чтобы сказать сарду Шеену, что для него было бы совершенно безразлично, на каком языке тот будет с ним изъясняться, на интергалактическом или на андорианском. Для телепата не играет роли язык, самым главным было бы только, чтобы андорианин только бы ясно выражал свои мысли.
        Наместник Шеен первым же делом сообщил о том, что он подготовил специальный доклад о политико-социальном положении в андорианской империи. В этом докладе красной линией проводится мысль о том, что, несмотря на имеющиеся недопонимания, Андория воевать с Земной Коалицией не будет. После этих слов сарда Шеена, капитан Дари передал лейтенанту Темьяну кристалл памяти с этим докладом. После короткой паузы наместник Шеен заявил, что сейчас он хотел бы землянина ввести в курс развивающихся событий на Андории.
        Затем после новой смысловой паузы, было хорошо заметно, что сарду Шеену было трудно говорить, наместник заявил о том, что у Империи Андория появился новый и пока еще неизвестный космический враг. Впервые за время своего существования андорианский космический крейсерский флот потерпел крупное поражение в первом же сражении с этим врагом. В свое время андорианские крейсера много раз уверенно побеждали в войнах с вулканианами и рамуланами, они колониальный флот землян отбросили от планеты Андория.
        Это произошло тогда, когда небольшой отряд кораблей этих незнакомцах с разведывательными целями проник в космическое пространство созвездия Малого Пса. Этот бой не был полновесным сражением, а было всего лишь небольшим боевым столкновением, в ходе которого незнакомые космические корабли применили неизвестное андорианам оружие, а их патрульное соединение, вышедшее преградить этим незнакомцам дорогу проникновения в это созвездие, в одно мгновение было уничтожено.
        Имперские военные аналитики тщательно просмотрели видеозапись этого столкновения и единодушно пришли к мнению о том, что это была вражеская разведка и что в самое ближайшее время враг вернется, чтобы попытаться захватить созвездие Малого Пса, уничтожив обитателей планет этого созвездия.
        Во вселенной созвездие Малого Пса представляло собой лакомый кусок для любого космического агрессора. В нем имелось целых четыре планеты, которые были спутниками монолитных гигантов и имели кислородные атмосферы. Две из этих планет уже были полностью терраформированы и пригодны для жизни, работы по терроформированию двух остальных планет шли полным ходом. Вскоре и эти планеты можно было бы заселять кислорододышащими гуманоидами. А о полезных ископаемых планеты Сизиф по вселенной рассказывались мифы и легенды. Якобы платину, золото и бриллианты на поверхности этой планеты можно было бы собирать одной лопатой. На Сизифе полезные ископаемые залегали на малой и не требовалось особо крупных капиталовложений для их разработки.
        Андорианский флот сейчас поднят по тревоге и готовится к большим космическим сражениям, если противник, разумеется, снова появится. За короткое время Андория была превращена в укрепленный район, все мужское население Империи ушло в армию и готово к защите родины от нападения космического агрессора. В этой ситуации несколько смущает позиция, занимаемая императором Ф'Фалди, который неизвестно из каких источников, якобы, получил информацию о том, что эти космические незнакомцы приходили в родное созвездие андориан не для того, чтобы его завоевать или покорить Андорию, а совершенно с другими целями и что с ними можно договориться. Генеральное командование Андории во главе с генералом Ксаавиком приняло решение, несмотря на заверения императора Ф'Фалди, готовиться к полномасштабной звездной войне с космическим агрессором, который все-таки должен появиться в ближайшие два дня.
        Полученная информация настолько поразила воображение лейтенанта Темьяна, которому еще не приходилось бывать в ситуациях, когда разговор заходил о существовании во вселенной еще одной цивилизации. Но Темьян глубоко симпатизировал этому "голубокожему" народу, который своим внешних видом ничем отличались от человека. Разве, что своими рожками на голове, но они так чертовски хорошо подходили андорианам, что невольно вызывали улыбку умиления.
        Извинившись перед наместником, Темьян поинтересовался у капитана Дари, имеется ли у него какая-либо информация по двум земным эсминцам. Тот подошел к какому-то устройству, висевшему на стене и пару минут с кем-то переговаривался. Завершив разговор, он подошел к Темьяну и заявил, что два эсминца земной постройки сейчас находятся у Сизифа и общаются с командованием разбитого колониального флота. Еще раз, извинившись перед собеседниками, лейтенант Темьян отошел немного в сторону и легким усилием воли вызвал "сферу наблюдения".
        Когда мерцающим синим пламенем "сфера наблюдения" развернулась перед ним, то лейтенант мысленно приказал ей соединиться с каплейтом Жарковым, командиром "Робин Гуда". Через секунду связь установилась, в сфере появилась голова молодого человека, лет тридцати, которая с громадным удивлением смотрела на Темьяна. По всей очевидности Жарков находился в определенном месте или обществе, поэтому, когда увидел Темьяна в компании двух "голубокожих" джентльменов, то у него, чуть ли глаза не полезли на лоб.
        - Каплейт Жарков, позвольте вам представить наместника Шеена и капитана Дари. - Сказал Темьян. - Они хотели бы сообщить вам кое-какие интересные факты о недавно произошедших событиях на Андории.
        - Какой Андории... -
        Грозно начал поднимать голос каплейт Жаркой, но в этот момент до него, наконец-то, дошло, в какой ситуации он оказался и с кем именно ему предстоит разговор.
        - Лейтенант Темьян, а не могли бы вы выяснить у своих коллег, не будут ли они против, если к нашему разговору присоединяться и другие земные командиры. Мы здесь, знаете ли, проводили небольшое совещание. Я полагаю, что для обеих сторон было хорошо пообщаться с полной откровенностью.
        Темьян, разумеется, не стал разъяснять каплейту Жаркову, что это он, а не его собеседники андориане, явился инициатором этого соединение. Поэтому лейтенант попросту раздвинул границы восприятия "сферой наблюдения" и в ее поле зрения появились еще три человека, сидевшие за одним столом в каюте старого легкого крейсера "Армавир", флагмана колониального флота землян. Среди этих людей Темьян сразу же узнал каплейта Баумгартена, командира эсминца "Нерпа". А над головами других людей стали загораться надписи, в которых приводилась информация о воинском звание, фамилии и командиром какого корабля этот командир является. Тремя незнакомцами оказались каперанг Кристофер, который был командиром "Армавира" и одновременно командующим остатками колониального флота, капитан третьего ранга Кросс, командир крейсера "Лайтинг", переоборудованный из грузопассажирского судна и капитан второго рана Гампи, командир эсминца "Воин".
        Некоторое время люди и андориане присматривались, но, по всей очевидности, они все были друг другу знакомы, так как начали перекидываться между собой короткими приветствиями. Поэтому Темьян не стал по отдельности представлять собеседников, а попросил сарда Шеена повторить свой рассказ об неизвестном космическом агрессоре.
        -2-
        Как только первый вражеский корабль вывалился из гиперпространства, то он тут же был атакован "Тайфуном 003", который выпустил позитронные торпеды из обоих своих торпедных аппаратов. Торпеды в одно мгновение преодолели разделяющее истребитель-разведчик и вражеский корабль расстояние и ярким всплеском пламени расцвели на борту вражеского корабля, примерно в том месте, где, по предположению Темьяна, должна была находиться капитанская рубка. Но калибр позитронных торпед оказался маловат для такого гиганта, который только слегка вздрогнул от двух термоядерных взрывов, но продолжил свой выход из гиперпрыжка. Артиллеристы вражеского корабля пока еще не пришли в себя после выхода из гиперпространства, поэтому не открыли ответного огня. Экипажу вражеского корабля требовалось от одной до трех минут для того, чтобы члены экипажа полностью оклемались, чтобы к ним возвратилось зрение и в полную силу начал бы работать головной мозг. Поэтому капрал Бадди, он пилотировал истребитель, за это время успел увести "Тайфун 003" на относительно безопасное расстояние от места выхода в евклидово пространство вражеского
флота.
        Уже в процессе отхода с места схватки в памяти Темьяна яркой звездочкой вспыхнули и промелькнули воспоминания о последнем бое с вьедами на Элизархе. Тогда ИскИн вражеской машины пехоты "АРС-10", информируя его о планах вьедов по захвату строггской планеты, рассказал ему о том, что на орбите Элизарха находится космическая эскадра, флагманом которой был линкор "Зитх" и передал ему изображения кораблей эскадры вьедов с линкором вместе. Совместив в памяти изображение корабля, которого он только что атаковал торпедами, с изображением линкора "Зитха", сохранившегося в памяти еще с тех времен, Темьян убедился в том, что минуту назад его истребитель-разведчик атаковал именно вьедский линкор "Зитх". Таким образом, получалось, что это флот вьедов вошел в космическое пространство созвездия Малого Пса и атаковал андориан.
        "Тайфун 003" успел отойти на достаточно дальнее расстояние, чтобы не подвергаться опасности обстрела вражеским линкором, когда на месте выхода из гиперпространства кораблей вьедской эскадры снова вспыхнули и погасли несколько взрывов позитронных торпед. Это каплейт Баумгартен на своем эсминце "Нерпа" торпедными аппаратами атаковал очередной выходящий из гиперпространства боевой корабль вьедов. Торпедные аппараты эсминца были вдвое большего диаметра, они были не однотрубными, как на истребителе, а трехтрубными торпедными аппаратами. Одновременный залп шестью позитронными торпедами вдребезги разнес ударный вьедский крейсер "Калим", экипаж которого так и не успел осознать того, что произошло с ними и их кораблем. Но, к сожалению, и эсминец "Нерпа" не смог далеко уйти от места атаки и уничтожения вражеского крейсера. Артиллеристы линкора "Зитх" не промахнулись, первый же залп главного калибра линкора точно обрушился на эту быстроходную цель. Замерцали вовремя поставленные фазовые силовые щиты эсминца, но они, разумеется, не смогли выдержать веса такого мощного залпа главного калибра эмиттеров линкора.
Генераторы силового поля эсминца не выдержали перегрузки и вырубились, тут же последовал удар боевыми лучами, а затем аннигиляционный взрыв осветил черноту космического пространства. Эсминец "Нерпа" и его экипаж сгорели в взрыве антиматерии, в космическом пространстве ничего не осталось, даже пепла, что напоминало бы о существовании эсминца и его команды в сто двадцать военнослужащих.
        Столкновение противоборствующих сторон в космосе продолжалось сотые доли секунды. Были сделаны два залпа позитронными торпедами, а в ответ прозвучал лишь один только залп главного калибра вражеского линкора. За это время погибло тысяча разумных существ, одни из которых были рептилиями, а другие - людьми.
        Вьедский Флот вторжения, потеряв ударный крейсер "Калим", продолжал выходить из подпространства. Вьеды были настолько уверены в силе и могуществе своего военно-космического флота, что даже не подумали о том, что флот может быть атакован в самую неподходящую минуту, когда будет выходить из гиперпространства. Но теперь место выхода было оцеплено более мелкими и подвижными боевыми судами вьедской эскадры.
        Капитан первого ранга Джатти, командир линкора "Зитх" все еще находился под впечатление первых взрывов, потрясших его линкор. Попади они на пару метров дальше, и капитанской рубке линкора вместе с вахтенной командой пришел бы полный конец. Торпеды этой андорианской "букашки" продырявили броневую обшивку и на десять метров проникли вглубь линкора, где и разорвались. Так вот, этих десяти метров более чем хватило бы на то, чтобы полностью уничтожить центральный пост управления линкора. Эта андорианская "букашка" очень больно куснула его корабль и сейчас бесследно растворилась в космическом пространстве.
        Локаторы и сканеры линкора ее так и не смогли ее разыскать, опознать и захватить в боевые прицелы эмиттеров. В этом кусочке космического пространства творился настоящий хаос и бедлам, множество целей сновали в разных направлениях выхода вьедского флота из гиперпространства. А две метровых пробоины в обшивке линкора, которые пока еще не были заделаны ремонтниками дроидами, продолжали травить в космос бесценные запасы кислорода. Если процент содержания кислорода в воздушной среде, которой дышит экипаж, упадет ниже положенной нормы, то все его члены рептилии залягут в спячку?! От одной только мысли, что флагман вьедской эскадры вторжения мог бы оказаться не дееспособным из-за состояния экипажа, капитан первого ранга Джатти знобко передернул своими плечами. Ремонтная бригада роботов уже отправлена на заделку этих пробоин обшивки линкора, но ей предстоял долгий путь и она, видимо, пока еще не добралась до места пробоин в обшивке линкора.
        Капитан линкора Джатти продолжал сидеть в своем кресле на капитанском мостике, изредка поглядывая на суету дежурной вахты и, размышляя о том, что ему в определенном смысле все-таки повезло. Адмирал флота Зоти по семейным причинам не смог принять участия в этой экспедиции и бремя командования вьедской эскадрой вторжения возложил на плечи племянника вьедского императора, контр-адмирала Точи. Джатти хорошо понимал, что этот хитрый лис по кличке Трезвенник почуял, что в этом походе с ним могут произойти какие-либо неприятности. Вот он и принял решение вместо себя во главе эскадры вторжения поставить ближайшего родственника Императора. Ведь, в случае провала этой операции, или в случае поражения эскадры вторжения, ни один вьед, ни в Генеральном штабе, ни в окружении императора не позволит себе обидных слов высказать в адрес контр-адмирала, выразить малейшее сомнение в его компетентности или его обвинить того в допущенных просчетах.
        В этот момент прогремели колокола громкого боя, вахтенные офицеры вздрогнули и посмотрели на обзорные экраны, где отображалась общая ситуация и расположение кораблей вьедского флота вторжения. В зоне выхода из гиперпрыжка продолжала сохраняться большая сумятица, если не сказать паника, в этой полной неразберихи ничего нельзя было понять. Сколько раз на заседаниях и на совещаниях у адмирала Зоти, командующего флотом Империи, говорили, что необходимо наладить порядок и дисциплину по организации входа и выхода боевых кораблей из гиперпространства, что необходимо заставлять командиров боевых кораблей работать точно и четко по графику. Но, не смотря на все эти разговоры за адмиральским столом и на постоянные заверениями капитанов в том, что они в обязательном порядке будут придерживаться сетевого графика, выход кораблей из гиперпространства продолжал осуществляться с прежним разгильдяйством. Вот и сейчас вьедские боевые корабли, хотя и по одному, вываливались из гиперпрыжка, чтобы затем неорганизованным скопом метаться по зоне выхода из гиперпрыжка.
        А в этот момент колокола громкого боя продолжали звучать в капитанской рубке линкора "Зитх"!
        ИскИн линкора сообщил, что группа неизвестных крейсеров атакует центральную группу вьедских кораблей, только что выпавших из гиперпространства. Линкор "Зитх" осторожно, чтобы случайно не столкнуться с кораблями своей же эскадры, вышел из зоны общего бардака и занял позицию, с которой он мог бы расстреливать вражеские крейсера своим главным калибром. Но линкору так и не удалось дать, хотя бы один, залп своими эмиттерами главного калибра, вражеские крейсера все время крутились в самой гуще вьедских кораблей, стрелять по андорианам в такой ситуации могло привести к уничтожению своих же собственных кораблей.
        -3-
        После завершения переговоры сарда Шеена с землянами, капитан Дари немного задержался наедине с наместником, чтобы переговорить с ним по личному вопросу. Вежливо попросив лейтенанта Темьяна, дождаться его во внутреннем дворе замка. Выслушав просьбу капитана Дари, наместник Шеен с большим нежеланием согласился переговорить с генералом Ксаавиком по вопросу его участия в предстоящем космическом сражении с вражеским флотом вторжения.
        Сарду Шеену очень не хотелось бы расставаться с этим молодым и подающим надежды капитаном, но он все же набрал номер и соединился с верховным командующим. К его большому удивлению генерал Ксаавик спокойно воспринял мысль о переводе потомка прежней императорской династии во флот. Но сказал, что из-за отсутствия боевого опыта у этого капитана он не вправе предложить ему пост командующего офицера какого-либо корабля андорианского флота, но на правах члена экипажа тот может войти в любую команду.
        Таким образом, капитан Дари стал третьим помощником капитана второго ранга О'Талли, командира крейсера "Тунг". Этот крейсер входил в состав кораблей засады, скрывавшихся в астероидном облаке.
        Лейтенант Темьян на своем истребителе-разведчике "Тайфун 003" подбросил капитана к новому месту службы, а сам, воспользовавшись случайно подвернувшейся оказией, решил познакомиться с андорианскими капитанами и устройством андорианских крейсеров.
        Андорианские крейсера "Тунг", "Терм", "Торн", "Торб", "Торс" и "Терто" были недавней постройки и только что вошли в состав андорианского флота. Они имели хорошее вооружение, приличную скорость. Но экипажи крейсеров были только что набранными и, не смотря на то, что каждый член экипажа получил основательную боевую подготовку, не имели боевого опыта. Требовалось время и участие в двух-трех боях с противником, чтобы экипажи этих новых крейсеров сплотились бы в единый боевой коллектив. Только тогда эти андорианские крейсера превратятся в мощные боевые единицы флота, способные выполнять любые боевые задания командования.
        Андориане с большой охотой и доброжелательностью восприняли советы бывалых ветеранов космических войн, капитанов колониального флота Земли, когда Темьян, действуя чисто по наитию, капитанов обеих сторон соединил в "сфере наблюдения" и дал им выговориться о нагоревшем на сердце. Разговор пошел открыто и без обиняков, обе стороны, особо не церемонились друг с другом, говорили о своих обидах и ущемлениях, высказали претензии.
        Но Темьян нутром почувствовал, как в разговоре прозвучали первые нотки понимания и согласие сторон в том, что дружеские отношения между двумя расами нельзя разменивать на ту мелочь, которой стороны сейчас попрекали друг друга. В заключение командование земного колониального флота согласилось помочь андорианам в отражении вторжения космического агрессора в их звездную систему и принять участие в сражении на андорианской стороне. Сообщение сарда Шеена полковнику Зарку на Землю своевременно ушло специальной субсветовой почтовой ракетой, одновременно оно было ретранслировано в специальном диапазоне одного из космических излучений.
        Два звена по шесть андорианских крейсеров на большой скорости миновали создаваемую вьедами оборонительную линию внешнего защитного периметра зоны выхода вражеских кораблей из гиперпространства. Андорианские крейсера всей своей огневой мощью обрушились на вражеские боевые корабли, все еще продолжающие выходить из гиперпространства.
        Капитан Дари, так еще не успевший сменить форменную одежду сухопутных войск на обмундирование военно-космических сил Андории, находился на запасной пункте капитанского мостика крейсера "Тунг", прислушивался и присматривался к тому, как капитан второго ранга О'Талли командовал шестеркой крейсеров. Вместе с ним на этом запасном пункте капитанского мостика находилась вторая вахтенная смена, офицеры которой должны были, в случае гибели или серьезного ранения капитана и выхода из строя основной капитанской рубки крейсера, взять на себя управление крейсером и командование боем.
        Но, слава богу, крейсер "Тунг" пока еще не получил ни единого попадания, а его волновые силовые щиты успешно отражали случайные выстрелы вражеских кораблей в их сторону. Капитан Дари на одном из обзорных экранов заметил, как черный вражеский гигант выдвинулся из общей массы и своей громадной тушей преградил путь возвращения шестерым андорианским крейсерам в астероидное облако. Капитан Дари только успел удивиться тому, почему этот большой корабль не обстрелял андорианский крейсер в тот момент, когда оба звена крейсеров прорывались в зону выхода вражеских кораблей из гиперпрыжка. Дари попытался сосчитать количество вражеским вымпелов, но сбился со счета при первом же переводе взгляда с одного обзорного экрана на другой. Тогда он голосом обратился к ИскИну крейсера и попросил его уточнить количество вражеских кораблей и в ответ услышал ошеломившую его цифру. К настоящему моменту из гиперпространства вышел пятьдесят один вражеский вымпел - пять линкоров, двенадцать дестроеров, тринадцать крейсеров и двадцать один эсминец. К этому следовало бы только добавить, что из гиперпространства продолжали все
выходить и выходить вражеские корабли.
        В этот момент по громкой связи послышался голос лейтенанта Темьяна, который информировал участников боя о том, что перед ними находится Флот вторжения некой Империи вьедов. В нескольких словах лейтенант разъяснил, что вьеды хорошо обученные и профессиональные солдаты, жестки в бою и дерутся до последнего вьеда. В данный момент следует обратить внимание на то, что вьеды в отличие от людей и андориан довольно таки долго восстанавливаются после гиперпрыжка, им требуется от одной до трех минут для того, чтобы нормально заработал бы их головной мозг, восстановилось бы зрение.
        Капитан второго ранга О'Талли моментально отреагировал на эту информацию, он приказал пилотам крейсера резко увеличить скорость и прорываться в зону непосредственного выхода вражеских кораблей из гиперпространства.
        Крейсера "Терм" и "Терто" чуть ли не вплотную приблизились к "Тунгу" и острым клином, прорезая творящуюся среди вражеских кораблей сумятицу, атаковали крупный вражеский корабль, только что вывалившийся из гиперпрыжка. Три выстрела из малых орудий Зинди зелеными ручейками потянулись к вражескому гиганту.
        Тот замер на некоторое время в неподвижности, а потом прямо на глазах удивленных андориан начал разбухать в центроплане, непонятная сила распирала вражеский корабль изнутри. Сдвинулись с места броневые листы обшивки, а затем они совершенно разошлись и в черноту космического пространства начали вываливаться какие-то металлические детали, механизмы, целые узлы, а также очень много человекообразных фигур в скафандрах. Корма и носовая часть этого корабля столкнулись и тут же разлетелись в разные стороны, вращаясь, они начали удаляться от места схватки. Корма погибшего корабля столкнулась еще с одним кораблем, на этот раз им оказался вьедский эсминец, и превратила его в сплющенный и безжизненный металлический обломок.
        Звено крейсеров капитана второго ранга О'Талли хотело продолжить свой путь, но перед ними в полной боевой готовности уже выстроились три вьедских эсминца. Тремя слитными залпами своих лучевых эмиттеров они преградили андорианским крейсерам дальнейший путь проникновения в зону выхода их кораблей из гиперпространства. Андорианские крейсера начали расходиться красивым пеленгом веер, этим маневром лишая вьедские эсминцы одним залпом обстрелять три цели.
        Капитан первого ранга Джатти, командир вьедского линкора "Зитх", в этот момент отдал приказ своим артиллеристам открыть огонь по андорианским крейсерам. Залп главного калибра эмиттеров линкора лег слегка в стороне от строя андорианских крейсеров, которые уже начали расходиться в стороны друг друга. Но второй залп линкора лег точно по центру предполагаемого маршрута движения андорианских крейсеров, по которому сейчас бы вынужден следовать один только крейсер "Тунг".
        Часть Вторая
        Глава 1
        -1-
        Капитан Дари почувствовал, как крейсер содрогнулся всем своим корпусом. Погасли обзорные экраны и шкалы электронная аппаратура, зал запасного центра управления андорианского крейсера "Тунг" погрузился в сплошную темноту. Послышалось, как начали переговариваться и перекрикиваться офицеры сменной вахты, они пытались выяснить, что произошло с крейсером и почему нет резервного освещения. Вскоре начали светиться лампы резервного освещения, которое было желтым и едва-едва освещала помещение запасного центра управления крейсера. Эти немногие и горящие вполнакала желтоватые лампы вызывали чувство тревоги и озабоченности.
        С крейсером что-то произошло?!
        В коммуникационных корабельных каналах было трудно что-либо разобрать, в основном слышались крики боли, вопли ужаса и призывы о помощи. Все попытки капитана Дари связаться и переговорить с командиром крейсера, капитаном второго ранга О'Талли. Натыкались на сплошное и черное молчание. На вызовы ни по одному связному каналу капитанский мостик крейсера "Тунг" не отвечал, поэтому прояснить ситуацию было невозможно. Обзорные экраны, на которых ретранслировалась информация, передаваемая на капитанский мостик всеми отсеками, боевыми постами и службами крейсера, не работали. Экраны оставались черными и никакого изображения на них не демонстрировалось.
        К тому же на крейсере "Тунг" почему-то возникла невесомость, по залу начали плавать какие-то странные предметы, но офицеры запасного командного пункта крейсера находились в креслах коконах и на них невесомость не сказалась.
        Потом капитану Дари показалось, что крейсер прекратил осмысленное движение и сейчас движется неравномерно, совершая странные и беспорядочные кувырки. Его стремительно бросало то в одну, то в другую сторону. В таких условиях даже такому не просвещенному в космических делах андорианину, как капитану Дари, становилось понятным, что крейсер "Тунг" в настоящий момент неуправляем. Похоже, произошло то, что капитанский мостик крейсера прекратил контролировать его перемещение в космическом пространстве.
        Как профессиональный военный андорианин, капитан Дари в этой сложной и непонятной ему обстановке сохранил здравый смысл и, по-своему оценив, строгим командирским голосом потребовал, чтобы офицеры вахтенной смены запасного командного пункта крейсера "Тунг" приступили к исполнению своих служебных обязанностей и взяли на себя его управление. Разговоры в помещении резервного командного пункта прекратились, офицеры на постах принялись за работу на своих терминалах.
        Первые пары минут ничего особенного не происходило. По крайней мере, продолжали не работать пульты управления и пилотирования "Тунгом". Помещение командного пункта, по-прежнему, освещалось резервными лампами. Но вот мигнул и тут же погас, но затем снова загорелся большой обзорный экран, на котором появилась проекция со всеми внутренними помещениями и отсеками крейсера. В данный момент все отсеки крейсера, корабельные посты и службы выдавали только один тревожный красный свет, что говорило о том, что реальная информация оттуда на настоящий момент отсутствовала.
        Но офицеры вахтенной смены продолжили свою работу, они находили свободные и не поврежденным внутренние лини связи, по которым связывались с рядовыми матросами и старшинами, выясняя у них обстановку и какие они имеют проблемы. Вот на проекции крейсера вдруг погас красный цвет реакторно-энергетического отсека, сначала появился слабый зеленый, но вскоре индикаторы этого корабельного отсека засветились нормальным зеленым светом.
        В наушника капитана Дари появилась привычная скороговорка офицера резервного командного пункта поста реакторно-энергетического поста, который произнес:
        - Матросы, старшины и офицеры службы главного энергетика восстановили контроль над работой корабельного реактора. В настоящее время реактор работает в норма. Через две минуты во всех отсеках крейсера будет восстановлено нормальное освещение.
        Мигнули и погасли желтые лампы, в помещении резервного пункта управления снова появилось яркое, но не бьющее по глазам андориан, освещение. А на проекции крейсера в самой его корме горели и радовали глаза своим зеленым светом индикаторы реакторно-энергетический отсек. Затем на этой же проекции появились еще зеленые индикаторы, а на другие обзорные экраны выводилось данные по состоянию боевых частей и служб крейсера "Тунг".
        Офицеру поста программного обеспечения работы терминалов и внутренней информсети удалось добраться до бока бортового ИскИна крейсера и его оживить. Офицеры во всем зале рещервного пункта управления крейсером затих и замерли, ожидания начало работа главного, тактического обзорного экрана. Когда через пару минут на этом экране начало разворачиваться изображение, которое ИскИн запасного пункта управления формировал на основе имеющейся или поступившей к нему информации. Офицеры командного центра заопладировали, но они хлопали в ладоши с весьма грустными лицами. На экране крейсер "Тунг" больше походил на булыжник из мостовой, случайно заброшенный в космос, бесследно исчезла стремительность линий его внешних обводов. Он не был не похож на космический корабль.
        К посту-пульту капитана Дари подошел офицер, который до него командовал вахтенной сменой этого запасного пункта управления кораблем, и вполголоса доложил, что двигатели и реактор крейсера не повреждены и что их в любую секунду можно запустить в работу. Но капитанская рубка и главный ИскИн крейсера хранят молчание, на вызовы не отвечают ни капитан корабля, ни один из вахтенных офицеров.
        Капитан Дари попросил на большой обзорный экран вывести данные и изображение общей обстановки, сложившейся вокруг крейсера. Одного взгляда ему хватило для того, чтобы догадаться, что вьеды крейсер "Тунг" уже не рассматривают в качестве противника и вообще не обращают на него внимания.
        Бой все еще продолжался, но отклонился в сторону и андорианский крейсер "Тунг" оказался во вражеском тылу, где на него уже перестали обращать внимания. Только на подходе к нему находилось одно небольшое вражеское судно, которое, по всей очевидности, собиралось досмотреть погибший вражеский корабль.
        Термоядерный реактор крейсер запустился мгновенно, начал вырабатывать энергию, которая отсек за отсеком стала возвращать андорианский крейсер к жизни. Службы и боевые части крейсера стали отзываться на вызовы офицеров запасного пункта управления крейсером. Офицеры спокойно работали за своими пультами, переговаривались между собой. Из этих переговоров капитану Дари стало ясным, что крейсер действительно оживает и вскоре может дать ход. Вскоре пилоты крейсера сообщили, что взяли под свой контроль управление крейсером и через пару минут будут готовы дать корабли ход.
        Но пока еще не удавалось решить проблему с вооружением, оно отказывалось подчиниться артиллерийскому посту, требовало от дежурного офицера код доступа главного ИскИна крейсера, который погиб вместе со всеми офицерами центрального капитанского мостика. Немного подумав этой проблемой, капитан Дари голосом запросил ИскИна запасного пункта управления крейсером последние данные о стоянии крейсера.
        ИскИн проинформировал о том, что ему удалось установить контакт с семьюдесятью процентами членов экипажа крейсеров, все они находятся на боевых местах. Тридцать процентов экипажа не ответило на вызовы, зона капитанской рубки остается непроницаемой для его датчиков и сенсоров, поэтому он не знает, что там произошло. Главный ИскИн крейсера молчит и не выходит на связь, но он имеет несколько резервных серверов, расположенных в разных местах, поэтому рано или поздно восстановится и выйдет на связь. Наконец-то, офицер артиллерист сообщил, что он получил под свой контроль малое орудие Зинди, но может сделать из него только один выстрел.
        Незаметно для самого себя и офицеров запасного пункта управления крейсером "Тунг", капитан Дари превратился в капитана крейсера. К нему постепенно начала стала стекаться информация по ситуации на борту и за бортом крейсера, он принимал командирские решения, хотя и не произносил полагавшихся в этом случае слов о том, что берет на себя командование крейсером.
        В тот момент, когда стыковочный узел с вьедского вспомогательного судна начал вытягиваться по направлению к обшивке того сплющенного металлического обломка, который раньше был андорианским крейсером, то этот крейсер-обломок, словно встрепенулся. Он прекратил беспорядочное вращение и кувыркание в космосе, сориентировался по звездам, а затем медленно, но, быстро ускоряясь, устремился на прорыв.
        Вьеды, видимо, такого маневра от уже погибшего вражеского корабля совсем не ожидали, они целую минуту пытались разобраться в том, что же происходит у них на глазах, позволяя этому андорианскому кораблю-обломку маневрировать и уходить из вражеского окружения. Затем командование вьедского флота спохватилось и бросило против андорианского обломка свой ударный крейсер, чтобы, наверняка, добить этого беглеца.
        Командир рептилия крейсера оказался прямо-таки заложником своего положения, он не мог не выполнить приказа контр-адмирала Точи, но в тоже время его крейсер не имел хода, чтобы выполнить маневр и воспрепятствовать то ли обломку, то ли андорианскому кораблю вырваться из окружения. До этого момента вьедский крейсер спокойно дрейфовал в космическом пространстве, радиоэлектроникой обшаривая ближайшие окрестности в целях обнаружения кораблей противника. Экипаж этого вьедского крейсера состоял из бывалых и успевших повоевать матросов и старшин, экипаж хорошо знал, как следует нести службу по охране внешнего периметра, он поголовно спал и приходил в себя после психологической и физической встряски во время путешествия в гиперпространстве.
        Капитан вьедского крейсера приказал дать ход и сумел-таки выдвинуться немного вперед, чтобы корпусом крейсера преградить путь следования андорианскому обломку, но его приказ о залпе главным калибром эмиттеров крейсера находился в процессе выполнения просыпающимися канонирами рептилиями.
        Первым и единственный выстрел произвел андорианский обломок, зеленые молнии его покинули и устремились к вьедскому крейсеру, канониры которого уже заняли свои места по боевому расписанию и готовил залп главными эмиттерами крейсера, но вьедские офицеры РЭБа не успели поставить волновой защитный экран. Вьедский ударный крейсер был захвачен в зеленое сплетение молний и мгновенно ими был разложен на атомы и частицы, чтобы навсегда прекратить существование в этой вселенной.
        Сверкнув соплами заработавших дюз, андорианский крейсер-обломок канул в черноту вакуума космоса. Вьеды даже не подумали его преследовать, им было не до этого.
        Завершался выход из гиперпространства вьедского Флота вторжения!
        -2-
        Лейтенант Темьян находился в отвратительном настроении, всем только огрызался, а своего лучшего друга капрала Бадди послал куда подальше. Его до глубины души потрясла гибель каплейта Баумгартена, с которым ему так и не удалось встретиться и лично с ним познакомиться, и всего экипажа эсминца "Нерпы".
        Разумеется, они погибли красивой смертью, - прорвались сквозь ряды вражеских кораблей и в упор торпедами расстреляли вражеский крейсер!
        Немногие капитаны боевых кораблей могли бы так бы красиво повторить экипажа эсминца "Нерпа"!
        Никто не говорил о том, что уничтожение вражеского крейсера, это не подвиг экипажа и капитана эсминца "Нерпы". Наоборот вся Андория пишет и только говорит об этом подвиге людей во имя великой Андорианской Империи. Темьяна же убивала простая мысль о том, что, сохрани Баумгартен свою жизнь и жизни своему экипажу, то они только бы преумножили этот подвиг. Но основными целями проведенной операции было продемонстрировать противнику, что против него выступают объединенные силы андориан и землян, что обе расы имеют настоящих воинов, которые умеют воевать постоять за самих себя. Что планета Андория не собирается сложить свое оружие перед лицом галактического агрессора.
        Никто не знает, были ли эти цели достигнуты, но по поведению вьедов становилось понятным, что созвездие Малого Пса они покидать не собираются. Значит ли это, что вьедское командование не обратило внимания на геройский поступок каплейта Баумгартена или на подвиг капитана Дари, уведший подбитый крейсер из-под носа рептилий? Ни один человек или андорианин не могут дать ответа на этот вопрос. Но в любом случае вьеды не покинули созвездие андориан, что свидетельствует о том, что они продолжат войну за геноцид андорианского народа. Ведь им нужна планета Андория, но не с аборигенами!
        После выполнения первых двух задач во главу угла ставилась следующая цель операции - нанести галактическому агрессору, как можно больший ущерб. Вот тут-то и выяснилось, что враг плохо организован и безрассуден, вьеды не сумели организовать и без потерь осуществить вход своего Флота вторжения в созвездие Малого Пса. Бортовые масс-детекторы "Тайфуна 003" точно определили точку выхода вражеского флота вторжения из гиперпространства.
        Истребитель-разведчик лейтенанта Темьяна атаковал, нанес повреждения первому кораблю галактического агрессора, вышедшего из гиперпрыжка. В ходе атаки корабля противника лейтенант Темьян признал в нем флагманский линкор "Зитх", который несколько лет назад возглавил силы вторжения вьедского флота на строггскую планету Элизарх. С этого момента маска неизвестности была сброшена с агрессора, земным кораблям моно было бы прекращать бой и уходить, чтобы серьезно готовиться к будущим сражениям с вьедами. Но каплейт Баумгартен решил действовать по-своему, он свой эсминец бросил в самую гущу врага и свои торпедные аппараты разрядил по вьедскому крейсеру. Но оказалось, что действия этого опытного капитана и бывалого вояки были несколько поспешными, его эсминец подставился под залп главного калибра другого вражеского корабля.
        А два звена андорианских крейсера нанесли удар по авангарду вьедского флота вторжения, который понес весьма значимый урон. Андориане блестяще справились со своей задачей. Их шесть крейсеров с не очень тяжелым вооружением, уничтожили один тяжелый крейсер, два легких конвойных крейсера, серьезно повредили вражеский эсминец, потеряв при этом только один крейсер. Да и тот, по рассказам очевидцев, капитан Дари сумел оживить и из-под носа вьедов увести его на родную базу.
        Таким образом, вьедский Флот вторжения в общем счете безвозвратно потерял четыре крейсера. Но принимая во внимание последние данные андорианской разведки по Флоту вторжения, то уже сегодня насчитывал более ста вымпелов. Тогда становилось понятным, что этот превентивный удар объединенных сил андориан и землян не достиг цели и не остановит вьедов от выполнения поставленных перед флотом задач, захватить созвездие Малого Пса.
        С того времени, прошло уже три дня, все эти три дня лейтенант Темьян провел в здании штаба Верховного командования Андории. Сначала с ним встретился генерал Ксаавик, который оказался "голубокожим" андорианином маленького роста и с маленькими рожками во лбу. Если бы не его охрана, то Темьян не удержался бы и обязательно коснулся бы этих рожек.
        В момент беседы глаза генерала лукаво поблескивали, видимо, он все-таки обладал даром телепатии и прочитал "нехорошие" мысли землянина, хотя внешне ничем этого не показал. В тот момент разговор между андорианином и землянином затрагивал весьма серьезную тему, генералу Ксаавику очень хотелось получить, как можно больше информации о космическом агрессоре, о вьедах. Он хотел знать о враге все то, что хранилось в памяти у Темьяна, поэтому генерал предложил лейтенанту пройти провести операцию лоботомии, лично гарантируя, что его люди не будет рыскать по всем секторам человеческой памяти.
        Лейтенант Темьян надолго задумался по поводу этого предложения генерала андорианина, в душе полагая, что это все-таки не дело, позволять "чужакам", хотя они и союзники, копаться в его головном мозге. Да, и капрал Бадди, во время общения с генералом Ксаавиком несколько косо на него посматривал. Он, нехотя, сквозь зубы из себя выдавил, что нечего чужим ребятам по своим огородам лазать. Дроид пообещал, что сам проведет над другом операцию лоботомии, а оборудования на истребителе-разведчике для проведения такой простой операции имеется в достаточном количестве.
        Несколько позднее Темьян понял значение этих слов капрала Бадди, дроид был категорически против такой операции и не хотел рисковать мозгами своего командира, хотя полагал, что мозгов в голове у него ровно столько, сколько лейтенанту полагается иметь по армейскому уставу, а именно "кот наплакал".
        Темьян так и не смог преодолеть своего внутреннего шовинизма к предложению генерала, и в уклончивых выражениях сообщил генералу Ксаавику, что через два часа ментограмма с данными по вьедам будет лежать у него на столе. Слово не воробей, изо рта вылетит, обратно уже не вернешь. Так и случилось с лейтенантом Темьяном. Разумеется, никакого ментоскопа или другого оборудования для лоботомии головного мозга человека у капрала Бадди и в помине не было.
        Для начала капрал Бадди пометался по различным закоулкам андорианской авиабазы, доставая то одну, то другую странную деталь, подолгу их рассматривал с умным видом умного дроида. Затем плюнул на это все, сел за терминал и принялся взламывать локальную сеть разведывательных служб Андории, разыскивая описание и принцип действия оборудование для ментоскопирования. Ему таки удалось найти искомое, и вскоре ремонтная бригада дроидов истребителя-разведчика пыхтела, как настоящие люди, собирая ментоскоп. Действия своего дроида-напарника лейтенант Темьян внимательно контролировал со стороны и, когда тот широким жестом проходимца пригласил его садиться в кресло для снятия ментограммы, то Темьян первым делом проверил собранное устройство. Оно неплохо функционировало, причем, прибор снимал аккуратные и точные ментограммы.
        Особо не доверяя своему железному приятелю, Темьян сам отъюстировал и выставил прибор, укрепил пять присосок на своей голове и нажал единственную имеющуюся кнопку "пуск" на этом приборе. Через секунду он находился в поверхностной коме, всем своим сознанием ощущая, как нечто холодное и безобразное бродит по закоулкам его памяти. Честно говоря, это было не очень приятное испытание для лейтенанта, которому показалось, что оно продолжалось целую вечность.
        Когда ментоскоп завершил работу, Темьян пришел в сознание и почувствовал себя совершенно больным и несчастным человеком. Он не мог подняться на ноги, как только его ноги касалась палубы истребителя, то его начинало бросать из стороны в сторону. Он понял, какое значение эти рога на лбу или на темени имели для "синекожих" андориан. Это были рога-антенны, которые помогали андорианам сохранять равновесие и держаться на ногах.
        Капрал Бадди, как ни в чем не бывало, изъял из ментоскопа кристалл памяти с записью писка мозговых извилин своего друга и командира и случайно подвернувшейся оказией, специальным курьером на гоночном скутере, отправил его генерала Ксаавику. Генерал, получив запись, тут же перезвонил по кодированному коммуникатору и хотел переговорить с лейтенантом Темьяном. Вежливым голосом Бадди проинформировал генерала о том, что его лейтенанту срочно требуются андорианские рога, чтобы суметь подойти к коммутатору.
        Ксаавик оказался сообразительным андорианским генералом и даже из слов дроида сумел догадаться о том, что лейтенанту требуется медицинская помощь. Он положил трубку на коммуникационную базу и на борт земного истребителя-разведчика направил целую медицинскую бригаду, что врачи любой ценой вернули лейтенанта к нормальной жизни.
        Генерал Ксаавик сделал это потому, чтобы его специалисты в области разведки могли бы еще немного поработать с этим лейтенантом, задав пару тройку дополнительных вопросов по вьедам.
        С того время дня три лейтенант Темьян провел в здании имперского Верховного командования Андории, отвечая на вопросы специалистов по разведке.
        -3-
        Точка выхода из гиперпространства Первой земной космической эскадры была плотно окружена боевыми кораблями колониального флота и андорианской эскадрой крейсеров.
        Первым из гиперпространства вывалился тяжелый крейсер прорыва "Мурманск". Хотя ранее сам флагман, контр-адмирал Ришелье утвердил поминутный график выхода из гиперпространства боевых кораблей Первой космической эскадры. Согласно этому графику и приказа первыми из гиперпространства должны были бы выйти дивизион космических эсминцев, которые должны были создать внешний периметр зоны выхода из гиперпространства Первой космической эскадры, а затем приступить к охране этого периметра, ни в коем случае не допуская противника в эту зону.
        Причем, этот земной крейсер вывалился из гиперпространства с намерением глушить и расстреливать вокруг себя любые корабли. Его пульсаторы резонаторы главного калибра, а также баллистические и суббаллистические ракеты были нацелены на все четыре стороны света. Стволы пульсаторов резонаторов калибра хищно шевелились в поисках цели, по которой можно было бы дать залп. Но, к сожалению, все вокруг было забито кораблями старых и добрых знакомых капитанов. Каперанг Джеральд, командир тяжелого крейсера прорыва "Мурманск" натужно прохрипел, у него вдруг оказалась ангина в последней стадии, в микрофон, чтобы капитаны кораблей срочно представились, а то он их... к ... матери ... . Капитаны колониального флота, хорошо зная характер своего старого друга, поочередно начали представляться больному ангиной каперангу.
        В этот момент из гиперпространства одновременно вывались два эсминца "Стремительный" и "Керис". Такое, чтобы одновременно двум кораблям выйти из гиперпространства, никогда и ни с кем не может случиться. На это имеются законы физики и какого-то там Эйнштейна, которые, знаете ли, не позволяют двум космическим кораблям нормальных капитанов, разумеется, находиться одновременно в гиперпространстве! Как эти эсминцы не разбили друг друга или не свернули это гиперпространство, это одному богу, капитанам эсминцев и контр-адмиралу Ришелье было известно.
        Именно этот контр-адмирал одновременно матерно заорал на обоих командиров этих эсминцев, чтобы они не мешкали и входили бы в окно гиперпространства. Ну, капитаны этих эсминцев не уступили друг другу дороги и одновременно вместе вошли в одно имеющееся окно гиперпространства, а когда вышли из него, то на таких скоростях рванули друг от друга в разные стороны, что любо дорого было смотреть. А каперанг Джеральд вынужденно прокомментировал эти маневры эсминцев непереводимой игрой слов.
        Одним словом, то, что творили земляне при выходе Первой эскадры из гиперпространства нельзя описать словами. Но, все корабли эскадры уложились в отпущенные нормативы, не было ни единого повреждения или аварии, ни единого столкновения или даже простой царапины не получил ни единый корабль. Даже каперангу Джеральду полегчало с этой детской ангиной, ведь он так ругался..., что горло не выдержало и начало выздоравливать.
        Вскоре все корабли Первой эскадры вышли на орбиту Андории, где руководство эскадры начало проводить одно совещание за другим. Во время совещаний сначала решались срочные вопросы условия вхождения великой Андории в Земную Коалицию на правах суверенной империи. А затем адмиралы обсуждали вопросы борьбы с галактическим агрессором, вторгшимся в созвездие Малого Пса.
        А вьеды тем временем свой Флот вторжения передислоцировали к небольшому каменному гиганту Проциону 7 и на этом сфероиде начали строительство своей флотской базы.
        Вьедский флот вторжения представлял собой весьма серьезную силу. Дальняя разведка андориан глаз не спускала с этого флота и того, что вьеды строили на Проционе 7. Так, по данным этой разведки, вьедский флот имел шесть единиц кораблей класса "линкор", десять единиц рейдеров класса "дестроер", около двадцати единиц тяжелых крейсеров прорыва, каждый из которых нес на себе эскадрилью истребителей типа "Сапсан", двадцать пять ракетно-артиллерийских крейсеров и более сорока средних и легких эсминцев. Но это были боевые корабли вьедов, а во Флот вторжения входило несколько транспортных и десантных кораблей и тьма-тьмущая вспомогательных судов.
        Припоминая свое первое знакомство с вьедами и то, как они действовали на поле боя, лейтенант Темьян понимал, что спокойствие в этой звездной системе долго продолжаться не будет. Вьеды достигли своей первичной цели, они проникли и создали свою базу в звездной системе Малого Пса, пока занимаются укреплением своего плацдарма. Причем, если судить по фотоснимкам, предоставленным андорианской разведкой, на которых более или менее отчетливо просматривались знакомые силуэты башен. Это означало, что на Проционе 7 вьеды строили базу, которая будет имеет телепортационный канал со своей метрополией, по которому вьедский флот будет получать все необходимое снабжение.
        Верховный командующий Андории генерал Ксаавик целый день не отпускал от себя Темьяна, выясняя, что же это такое портал переноса и как он взаимодействует с физическими законами природы. Но все это происходило еще до прибытия в созвездие Земной эскадры, а с ее прибытием генералу Ксаавику приходится заниматься с флагманом земной эскадры, контр-адмиралом Ришелье, который с детства не знал значения таких слов, как "да" и "нет". Поэтому иные встречи главнокомандующих могли продолжаться часами из одним только монологов Ришелье
        Было время обеда, поэтому лейтенант Темьян, который все еще находился в имперской столице Андории, решил перекусить в каком-либо уличном кафетерии. Пища андориан так же, как и пища человека, синтезировалась на основе переработки различных отходов, практически ничем друг от друга не отличалась.
        Сейчас "Тайфун 003" вместе с его внештатным сторожем капралом Бадди пребывал на одной из стоянок военного космодрома в пятидесяти километрах от центра столицы, а Темьян оказался предоставленным самому себе и никакими служебными делами не был отягощен.
        Сегодня утром, когда земные контр-адмиралы группой проходили в кабинет генерала Ксаавика, то навстречу им из кабинета независимой походкой вышел лейтенант Темьян. Обычно контр-адмиралы в упор не замечают там всяких лейтенантов у себя под носом или под ногами. Поэтому земные контр-адмиралы прошли мимо лейтенанта и даже не посмотрели в его сторону. Но один из этой группы земных контр-адмиралов почему-то остановился и эдак пальчиком к себе поманил этого лейтенанта.
        Когда тот подошел, то пальник контр-адмирала неожиданно превратился в здоровый кулачище, который оказался под носом у этого молокососа с лейтенантскими погонами. Контр-адмирал Уилкс напомнил своему лейтенанту, что пора и честь знать, хватит своим присутствием надоедать гостеприимным хозяевам. Пора лейтенанту возвращаться в родные пенаты, на борт эсминца "Этернити", который только что подали к его подъезду. Адмирал Уилкс не забыл лейтенанту напомнить о том, что тот должен подготовить многостраничный рапорт отчет с поминутным расписанием того, что он на Андории успел натворить.
        Темьян уже расположился за столиком кафе и уже успел съесть целый бокал мороженого. Такая неслабая страсть к мороженому у парня сохранилась с детства, а сейчас он размышлял над тем, какую ему кнопку нажать, чтобы утолить внезапно возникшую жажду. Он увидел, как семья андориан за другим столиком нажала кнопку "5" и бокал за бокалом опустошали холодное пиво. В свое время земляне завезли пиво на Андорию и этот напиток неожиданно очень понравилось андорианам и он вскоре стал национальным напиток андориан. Но Темьян не был большим любителем спиртного или пива, он предпочитал пить "Фанту" или лимонад, но андориане почему-то запретили импорт таких напитков, в основном потребляя подслащенную водичку.
        В этот момент Темьян обратил внимание на высокого андорианина, который проходил по другой стороне улицы. Этот "голубокожий" никуда не спешил, он шел не торопясь и с удовольствием рассматривал витрины магазинов и лавок, а когда видел "голубокожую" девчонку с рожками на голове, то весь выворачивался, чтобы рассмотреть ее со всех возможных сторон. Эта походка и взгляд "голубокожего" были хорошо знакомы Темьяну, но он пока еще не был знаком с флотскими офицерами андорианами. А этот высокий андорианин был затянут в белый мундир флотского капитана третьего ранга Военно-космического флота Андории.
        Снова осмотрев со всех сторон очередную девчонку, подозрительный флотский офицер андорианин поднял голову, а затем посмотрел на наручные часы. Андориане в принципе не знают, что это такое часы, в их организме имеется орган, который можно было бы назвать биологическими часами. Поэтому андориане никогда не носят часов на запястье руки, они им попросту не нужны. Но в свое время дроид капрал Бадди по доброте души своей одному андорианину удружил сложный механический механизм, который в глубокой древности получил название "наручные часы".
        Лейтенант Темьян вскочил на ноги, замахал над головой руками и на всю столичную улицу заорал:
        - Эй, "голубокожий" братан хочешь холодного пивка попить?
        Глава 2
        -1-
        Приказ контр-адмирала Уилкса был однозначен, экипаж дальнего разведчика "Тайфун 003" задание выполнил и должен срочно вернуться на борт авианосца "Этернити". А лейтенанту Темьяну так понравилась свобода, когда ни перед кем не отчитываешься и делает все, чего ему захочется. Но Уилкс был суров и сосредоточен, он спешил на другое совещание и у него не было времени объяснять Темьяну, что контр-адмирал Ришелье не любит, когда о каком-то там лейтенанте так много говорят.
        А андорианский генерал Ксаавик на одном из совещаний договорился до того, что прямо сказал Ришелье, что, если бы не было этого лейтенанта, то андориане были бы захвачены врасплох появлением галактического агрессора. Слушая генерала Ксаавика, контр-адмирал Ришелье постоянно вытирал платочком и так чистые стекла своих очков, к этому времени окружающие командующего эскадрой офицеры хорошо знали, что это примета приближающейся беды. Поэтому контр-адмирал тут же Уилкс бросился разыскивать своего офицера по особым поручениям и приказал ему срочно вернуться на авианосец. Правда, при этом попросил его слетать к Проциону 7 и посмотреть, что там эти проклятые вьеды настроили?
        Чем хорош для лейтенанта Темьяна был его напарник капрал Бадди, так это тем, что он был дроидом и что истребитель-разведчик "Тайфун 003" он содержал в идеальном порядке. Так и в этот раз, только лейтенант успел сказать дроиду, что они летят к Проциону 7, чтобы посмотреть, чем там вьеды занимаются и, по возможности, немного их взбодрить, как Бадди решительно принялся за дело. Реактор истребителя был уже давно прогрет, накопленой энергии было до отвала, поэтому двигатель истребителя-разведчика завелся с пол-оборота.
        Но вот то, что дроид начал далее вытворять с уважаемой боевой машиной над военным андорианском космодромом, лейтенанту Темьяну совершенно не понравилось, но прямо сказать это своему партнеру был не в состоянии. Капрал Бадди выдал полную мощь двигателя на гравитационные решетки, истребитель-разведчик прямо со своей парковочной стоянки вертикально скаканул так, словно за ним бежали очень злые собаки. За пару десятков каких-то секунд "Тайфун 003" проскочил всю атмосферу Андории и, словно пробка из бутылки шампанского, выскочил в космос.
        Перегрузка при взлете была такая, что Темьяну думать было трудно, а не шевелить руками или жестикулировать ртом, выговаривая порицание своему подчиненному капралу. Спасибо, что пилотское кресло-кокон и его компенсаторы выдержали эту нагрузку, не сломались и не позволили этой дикой перегрузке переломать скелет бедному лейтенанту!
        Когда истребитель-разведчик, наконец-то, оказался в безвоздушном пространстве и на секунду возникла благодатная невесомость. Лейтенант сделал пару нормальных вдохов и выдохов, в промежутке между которыми приказал капралу Бадди, немедленно включить режим "невидимости" истребителя? После чего навалилась новая перегрузка. Зная характер Бадди, лейтенант Темьян решил разговор на тему, как правильно членам экипажа истребителя "Тайфун 003" вести себя в условиях, приближенным к боевым, как они правильно должны строить взаимоотношения со старшим офицерским составом, перенести на после боя, а до Проциона 7 немного подремать.
        Когда Темьян снова открыл глаза, то Процион 7 находился в нескольких миллионах километров и выглядел более темным пятном на фоне черного космоса. Желтовато-белые лучи Проциона "А" плохо освещали эту планету, она находилась на очень большом от этой звезды расстоянии, а вторая звезда этого созвездия находилась далеко в стороне. Темьян вздохнул и попытался сладостно потянуться всем телом, как это обычно бывало по утрам, когда он просыпался в койке на авианосце. Но сейчас кресло-кокон пилота истребителя не отреагировало на эти детские потягушечки своего пилота и не растянулось, удерживая своего командира в позе эмбриона. Какой-то ученый посчитал, в этой позе мужчины могут провести всю свою жизнь, лейтенанту Темьяну выдалась трудная задача проверить это утверждение на собственном опыте, вот он вторые сутки и работает над экспериментом.
        В мозг и на сетчатку глаза лейтенанта начала поступать информация по Проциону 7. Все подходы к планете были блокированы мобильными патрулями вьедского флота, которые состояли из нескольких маломерных космических судов класса "торпедный катер" или "такшип". Вот и сейчас всего в пяти тысячи километрах от них проходил очередной вьедский патруль. Правда, этот патруль в своем составе имел эсминец, и, скажем, два торпедных катера.
        Корабли вьедского патруля сохраняли инерционное орбитальное движение, только изредка поправляя направление своего дрейфа одним или двумя импульсами двигателя. Благодаря тому, что на "Тайфуне 003" был установлен сингулярно-гравитационный двигатель Зайчковского-Уилсона, то истребитель-разведчик вообще не имел дюз или сопел для демаскирующих выбросов энергии. Все же вьедские боевые корабли имели по нескольку дюз или сопел, эсминец патруля имел целых четыре такие дюзы. Когда эсминец корректировал курс своего дрейфа и делал один или два импульса двигателем, то через его дюзы выбрасывалась лучевая энергия. Работа же дюз моментально становилась заметной на большом расстоянии, особенно на фоне космической черноты.
        И таких световых огоньков вокруг черного сфероида Процион 7 насчитывалось, по крайней мере, примерно, сорок двойных или тройных пятен.
        Этот же дрейфующий вьедский патруль из эсминца и двух такшипов завис прямо-таки за бортом истребителя-разведчика, буквально на расстоянии "вытянутой руки". Но вьедские патрульные так и не заметили "Тайфуна 003" проплывающего рядом с ними в квантово-волновом коконе невидимости.
        Заработала бортовая электронная аппаратура, она тут же зарегистрировала чье-то излучение. ИскИн машины невыразительным голосом сообщил, что аппаратура машины обнаружила работу вражеского поискового луча в инфракрасном диапазоне. Но вскоре двойные щелчки этого поискового луча прекратились, но появилось тонкое подвывание, таким образом бортовая аппаратура отреагировала на заработавшие двигатели кораблей вражеского патруля. Вьедский эсминец вместе с такшипами развернулся и, ослепляя своими заработавшими дюзами, направился к сфероиду Процион 7.
        Видимо, происходила смена кораблей патруля, так как ближний поисковый сканер на экран пульта управления "Тайфуном 003" вывел данные о приближении к данному месту трех дополнительных вражеских целей. Цели приближались планетарного сфероида, а бортовая аппаратура зарегистрировала радиопереговоры обеих групп.
        Земной истребитель-разведчик в продолжении своего перемещения в космосе слегка скользнул влево, пристраиваясь в хвост к сменившейся и возвращающейся на базу вражеской троице. Чтобы дюзы вражеских кораблей особо не ослепляли командира, капрал Бадди заботливо приподнял истребитель-разведчик и следовал прямо над вражескими кораблями. Ведь для того, чтобы сменить светофильтры переднего обзорного экрана ему надо было бы оторваться от своего ложемента, подойди к заднему пульту по светофильтрам и нажать одну из кнопок этого пульта. Капралу, честно говоря, хоть он был и железноголовым дроидом, было совершенно невмочь вставать на ноги, чтобы подключить дополнительные светофильтры.
        Таким необычным образом, вражеский патруль прямо-таки на себе доставил вражеских соглядатаев разведчиков прямиком к своей базе, глубоко запрятанной в скалистых горах Проциона 7.
        Направленными взрывами в горах планеты была расчищена небольшая территория, на которой возвели несколько служебных зданий, там высились несколько искривленных по вьедскому проекту коммуникационных башен и, похоже, началось строительство телепортационной башни неправильной горизонтально-вертикальной формы. Сверху Темьян отлично видел громадный полигон для тренировок солдат и десантников. Строительство базы в отдельных местах еще продолжалось, но военная база вьедов уже жила своей жизнью. Ее территория еще не была покрыта единым защитным колпаком, поэтому вьеды строители передвигались в боевых скафандрах.
        С высоты полета истребителя-разведчика хорошо просматривалось движение транспортных и бронетанковых колонн, взлеты и посадки орбитальных шаттлов. В этот момент в душе Темьяна внезапно появилась уверенность в том, что вскоре вьеды перейдут к активным действиям. Еще день-два и они перейдут в наступление и первым делом попытаются атаковать столицу Империи Андории, чтобы ужасами космического обстрела и бомбежкой запугать гражданское население и навести страх и неуверенность в души руководителей андорианской Империи. Вьеды, как понял Темьян, еще не догадывались о том, что андориане и земляне объединились, чтобы противостоять их агрессии, и что в звездную систему Малого Пса прибыла космическая эскадра Земли.
        Темьяну оставалось выяснить, где же находились боевые корабли вьедского Флота вторжения, и тогда можно было бы возвращаться на родной авианосец.
        Завершив фотосъемку вьедской базы, раскинувшейся на Проционе 7, "Тайфун 003" медленной по восходящей спиралью начал набирать высоту, чтобы уйти в космос и начать поиск боевых кораблей вьедов. Лейтенанта Темьяна очень смутила аппаратура, установленная на коммуникационных башнях вьедской базы. Ему вдруг показалось, что их истребитель-разведчик можно обнаружить в движении, замеряя и сравнивая различные точки возмущения магнитного поля планеты. Лейтенант предполагал, что вьедская аппаратура, установленная на коммуникационных башнях, способна производить такие измерения магнитного поля Проциона 7.
        Но на этот раз уход истребителя-разведчика от вьедской базы прошел незамеченным и вскоре машина снова была на орбите Проциона 7. Теперь разведчикам оставалось разыскать то место, где сосредотачивались боевые корабли вьедского Флота вторжения.
        -2-
        Уже находясь на орбите Проциона 7, Темьян вежливо обратился к своему напарнику и елейным голосом у него поинтересовался, Бадди аж передернула от количества сахара в командирском голосе, что капрал думает и думает ли он вообще о возможном месторасположении базы вражеского флота. Вероятно, в тот момент капрал Бадди совершенно ни о чем не думал, когда железным пальцем ткнул в точку на экране монитора, на котором выдавалось изображение карты космического пространства планеты Процион 7. И совершенно случайно железный палец капрала точно попал на громадный астероид, который миллионы лет назад попал в гравитационные объятия Проциона 7 и с тех пор с ним не расставался. Этот астероид, словно вечный двигатель, вращался вокруг планетарного сфероида в качестве его неродного, но естественного спутника.
        Темьян задумался, несколько раз он посмотрел на электронную карту, а затем вынуждено был согласиться с мнением своего напарника оппонента.
        Астероид без имени, но под длинным номером, который с первого раза было невозможно запомнить, был достаточно большим, имел солидную массу, но слабую гравитацию. Он совершенно не имел атмосферы, то есть был идеальным местом для базирования крупного корабельного соединения. Чтобы убедиться в правоте напарника и не ввести в заблуждение командование эскадры, следовало бы туда слетать, осмотреть астероид, желательно его со всех сторон сфотографировать, а потом уже возвращаться домой и рапортовать об узнанном своему командованию.
        Казалось бы, простая задача, слетай и узнай, но что-то лейтенанта Темьяна останавливало от столь упрощенного подхода к этой проблеме. Что-то ему подсказывало, что там, у астероида его "Тайфуну 003" полка делать нечего. Пусть туда слетают беспилотники, вещал анонимный голос под черепушкой лейтенанта. Разумеется, вьеды беспилотных разведчиков обнаружат и сожгут, но ведь база вражеского флота будет обнаружена и ни один человек при этом не пострадает! Но это решение чем-то напоминало старинный анекдот о палке с двумя концами, как ее не поверни, все равно в твою сторону будет торчать только один ее конец. Так и в этом случае, ты обнаружишь базу вьедского флота, но об этом факте первыми, разумеется, узнают сами вьеды. А вьеды далеко не дураки, и не будут вечность сидеть, сложа руки на коленях, и ждать, когда над базой появятся земные и андорианские боевые корабли, чтобы ее разнести вдребезги.
        Чем дольше лейтенант Темьян размышлял над этой дилеммой, тем более ему не хотелось перелетать на другую сторону каменной глыбы Проциона 7 и приближаться к астероиду.
        Но пути господня неисповедимы и в космосе!
        Когда Темьян раскрыл уже открыл рот, чтобы произнести команду капралу Бадди на подготовку и отправку к таинственному астероиду-спутнику мини беспилотников, как на орбите Проциона 7 появился вражеский отряд из двух конвойных крейсеров и четырех эсминцев. По синхронному и наглому поведению капитанов кораблей этого отряда любому дураку становилось понятным, что на базу, расположенную на поверхности Проциона 7, прибыло высшее вьедское командование, не менее адмирала, которое, видимо, собралось проинспектировать деятельность ее строительство. Когда на планету ушли два орбитальных шаттла, то на обшивку головного крейсера этого отряда откуда сверху опустился небольшой металлический объект, весом, примерно, сорок тонн и крепко-накрепко он пришвартовался среди башен эмиттеров главного калибра. Следует только добавить, что в тот момент "Тайфун 003" был под квантово-волновым коконом и был совершенно не видим.
        Через два часа орбитальные шаттлы вернулись на борт крейсера, и отряд вьедских боевых кораблей тут же отправился в обратный путь.
        Астероид действительно оказался местом базирования вьедского флота вторжения и сейчас напоминал гигантский муравейник. Лейтенант Темьян, ахнул и схватился руками за сердце, когда перед ним раскрылась общая панорама того, что творилось на поверхности и рядом с астероидом. Поверхность астероида была в несколько рядов заставлена боевыми кораблями различного ранга и класса. Между кораблями были проложены настоящие городские проспекты и улицы, по которым сновали множество одетых в скафандры вьедов и транспортных средств, а на орбите астероида висело еще большее количество вражеских боевых кораблей.
        Присмотревшись более внимательно в развернувшуюся перед ним панораму базирования вьедских кораблей, Темьян опытным взглядом военного определил, что зоны и сектора из боевых кораблей образованы рационально и благоразумно, во всей картине просматривается железная военная дисциплина и целесообразность, во всем ощущается идеальный порядок. Это не было простое и неорганизованное нагромождение громадного количества боевых кораблей, а каждый корабль имел место и пространство для взлета и посадки, любой корабль мог в любую минуту взлететь и в любую минуту приземлиться.
        Причем, все корабли были четко разделены по классу и предназначению. Вспомогательные и гражданские суда занимали определенную зону или сектор, которые никак не пересекались с секторами и зонами, в которых располагались боевые корабли. Линкоры находились в одном секторе, а дестроеры в другой зоне. Когда они будут взлетать по боевой тревоге и занимать место в боевом ордере, то никак не помешают друг другу.
        Спокойным голосом капрал Бадди заявил, что фотосъемка закончена, и необходимая статистика для анализа штабистам собрана. Лейтенант Темьян еще раз осмотрелся кругом, в душе надеясь, что ему повезет и найдется еще один вражеский отряд, который куда-либо отправлялся бы по делам. Но счастья два раза подряд не случается даже и в космосе, а наоборот, видимо, у вьедов подходило вечернее время, и деятельность на базе замирала. Опять-таки, действуя по наитию, Темьян приказал Бадди взлетать, одновременно отключив режим "невидимости" для истребителя. Внешне, своей широкой кормой "Тайфун 003" очень походил на посадочные шаттлы вьедов, поэтому ни один из дежурных диспетчеров этой базы не удивился, когда от конвойного крейсера оторвался шаттл и начал набирать высоту. Все диспетчера знали, что сегодня командующий флотом, контр-адмирал Точи, на этом конвойном крейсере летал на другую сторону Сомы для инспектирования авангардного поста.
        Первый запрос от вьедского диспетчера пришел, когда истребитель набрал неплохую скорость и готов был перевалить на другую сторону Проциона 7. Этот запрос для экипажа истребителя оказался вдвойне неожиданным, только сейчас они рассмотрели, что на этой стороне Проциона 7 располагалась еще три военных базы вьедов.
        На поверхности планеты эти базы образовали равнобедренный треугольник, центром которого являлся астероид, на котором базировался вьедский флот. В этом расположении наземных баз и точки базирования флота таилась определенная загадка, но сейчас искать ее отгадку или решение, на это уже не было времени. Этот неожиданный запрос вьедского диспетчера заставил Темьяна громко прокричать Бадди, чтобы тот удирал отсюда на главных движках истребителя. Тот и врубил гипердрайв, логика дроида была очень проста, раз командир требует включить главный двигатель истребителя, то почему бы этот двигатель не поставить на полную мощность?!
        Последовала яркая вспышка и "Тайфун 003" с места рванул в гиперпрыжок!
        -3-
        Авианосец "Этернити" по-отечески заботливо встретил своих блудных сыновей!
        "Тайфун 003", пробив воздушно-магнитную противоутечную пленки, приземлился на малой вспомогательной палубе. Экипаж истребителя, сдав своего боевого друга на руки большой бригаде дроидов ремонтников и техников вооруженцев, дружно перешагнул комингс полетной палубы и сделал первый шаг по коридору в сторону расположения своей каюты. В этот момент из-за угла вынырнула маленькая женская фигурка и с боевым кличем ирокезов набросилась на лейтенанта Темьяна. То была капитан медицинской службы авианосца Машка.
        Железный капрал Бадди злобно улыбнулся и продолжил в полном одиночестве путь в каюту, а лейтенанта Темьяна в этот момент зверски зацеловывали и говорили ему, как его очень любят. Его даже попытались раздеть и изнасиловать при всем честном народе, но Темьян дрожащей рукой этому воспротивился, хотя молодая женщина ему нравилась до безумия.
        Рано или поздно Машка сломала бы это слабое мужское целомудрие. Ведь ее муж, полковник Гризли целую неделю уже проводил на Андории, а за эту неделю она превратилась в настоящую жрицу любви. Увидев только что прибывшего Темьяна, которого не было на авианосце две недели, Маша поняла, что это ее последний шанс познать большую любовь с этим стеснительным лейтенантиком.
        Она уже на своих слабых женских плечиках затаскивала лейтенанта в полковничью каюту, чтобы там по-хозяйски с ним распорядиться. Как на жизненном пути Машки вдруг возник полковник Шуршу, который всего неделю назад был назначен командиром медсанчасти авианосца "Этернити", а значит стал ее непосредственным командиром. Полковник преградил путь сладкой парочке и ласковым голосом поинтересовался, куда это несут лейтенанта и что у него за ранение. Машка уже хотела нагло заявить, что этот лейтенант ранен в сердце, что он долго не проживет, и что только она может его излечить от этого тяжелого ранения. Но вовремя спохватилась и вспомнила, что ее муж полковник и этот полковник медицинской службы давно уже дружат и друг от друга не держат тайн.
        Честно признавая облом в своих сердечных делах, Машка бросила лейтенанта Темьяна на произвол судьбы. Красиво покачивая совершенным изобретением природы, женскими бедрами, она отправилась на дежурство в медсанчасть, которое только что оставила по уважительной причине, ей срочно потребовалась новая губная помада.
        Полковник посмотрел на лейтенанта, а лейтенант на полковника, им обоим одновременно вспомнился секретный госпиталь, нападение на этот госпиталь неизвестных рейнджеров и их удачное бегство из госпиталя. Не сговариваясь, они сделали вид, что не узнали друг друга и, протянув руки для рукопожатия, заново представились друг другу. Полковник Шуршу почувствовал, как слезы умиления полились из его глаз, теперь он мог снова вернуться к своей любимой теме "психика и психология аномальных людей" и снова заняться исследованиями в этой области. Они договорились о встрече и расстались, каждый из них отправившись в строго противоположном друг от друга направлениях.
        Капрал Бадди развалился на "своей" койке и даже не повернул головы, когда Темьян вошел в каюту. Сбросив старую униформу в утилизатор, он нагишом прошел в магнитоволновой душ и провел в нем верных полчаса. Все эти тридцать минут Темьян пытался вымыть из памяти чудесные воспоминания о Машке, но в этот момент Бадди громко проорал о том, что звонили из приемной контр-адмирала Уилкса и срочно потребовали рапорт с результатами разведки Проциона 7.
        Этим ором дроид имел в виду, что лейтенант должен выйти из душа, прилично одеться, взять кристалл с записью рапорта, который сейчас находится у него в кармане френча, отнести в приемную Уилкса. Темьян отлично понимал, что это последние денечки, когда на борту авианосца сохраняется такое умиротворенное спокойствие, поэтому решил не проявлять своего таланта командования подчиненным дроидом и самому пройти до кабинета адмирала. Он забрал у Бадди кристалл и неторопливо зашагал по железному полу коридора авианосца.
        По пути ему встречалось много молодых офицеров, никто из которых еще не нюхал пороху, но которые много и громко говаривали, свысока поглядывая на загорелого лейтенанта. Все девушки были удивительно милы, красивы и элегантны, они так и притягивали к себе взгляды мужчин в военной форме. По всему чувствовалось, что авианосец "Этернити" продолжал еще жить предвоенной жизнью, в которой не было ничего, что говорило бы о том, что за его бортом уже идут боевые действия и вблизи находится реальный враг, который сейчас наращивает свои силы.
        Дроид-секретарша жестом руки показала, что лейтенант Темьян может проходить в кабинет шефа, где его ждут. За столом контр-адмирала Уилкса сидел полковник Зарк, при виде входящего лейтенанта Темьяна он поднялся из-за стола и протянутой для рукопожатия рукой направился к нему навстречу.
        Встреча приятелей продолжалась очень долго, секретарша несколько раз приносила кофе и чай, а они все говорили и говорили. Темьян упомянул, что сегодня случайно встретился с полковником Шуршу, что они сделали вид, что не узнали друг друга, но договорились о том, что завтра встретятся. Он не скрывал от Зарка и того, что ему очень хотелось бы выяснить, какие именно изменения произошли в его мозгу, на что он стал способен. Зарк нашел минуту и просмотрел его рапорт по результатам разведки Проциона 7 и сделал неожиданный вывод:
        - Что? Война? Завтра вьеды начнут боевые действия?
        Хотя в рапорте Темьяна о войне не говорилось ни слова и о ней даже не упоминалось!
        Глава 3
        -1-
        Утром следующего дня военный персонал авианосца "Этернити" был поднят на ноги тревожным звучанием колоколов громкого боя своим на час раньше положенного времени. По общекорабельной громкой связи выступил командир авианосца, контр-адмирал Беликов, который в первых же словах своего выступления сообщил о том, что колонна боевых кораблей противника в сорок вымпелов выступила со стороны планеты Процион 7 и следует по направлению планеты Андория. Далее командир авианосца говорил о том, что флагман эскадры, контр-адмирал Ришелье, принимая во внимание агрессивные намерения вьедского флота, приказал по эскадре объявить боевую тревогу. Затем Беликов поведал о том, что Земной Коалиции только что подписала договору о мире и дружбе с Андорианской Империей. Далее он отметил, что подписание такого договора в свою очередь подразумевает, что корабли Первой космической эскадры Земной Коалиции вместе с кораблями космического флота Андорианской Империи образуют Объединенный флот, командующим которого назначен контр-адмирал Ришелье. С этого момента Объединенный флот находится в состоянии войны с галактическим
агрессором, вьедским Флотом вторжения.
        Разбуженный колоколами громкого боя, лейтенант Темьян лежал на койке с открытыми глазами, слушая выступление командира "Этернити", и никак не мог поверить в то, что с сегодняшнего дня вьеды официально считаются врагами Земли.
        Что впервые за историю развития человеческой цивилизации человек вступает в звездную войну с другой расой вселенной!
        Что уже сегодня в рамках этой войны будут погибать простые люди и простые андориане!
        Что никто из людей и андориан еще не видел и не встречался ни с одним вьедом, а теперь при встрече они должны хвататься за оружие и убивать друг друга! Эти его мысли были прерваны негромким звучанием колокольчика, сообщившего о том, что на их терминал поступило срочное сообщение, которое требует немедленного прочтения. Бадди, как всегда, был занят своими делами и на колокольчик не обратил ни малейшего внимания. Поэтому Темьяну пришлось вскакивать с постели и в одних трусах и, босыми ногами ступая по железокерамическому полу, скакать к терминалу, включать его в сеть. На экране монитора тотчас же появился текст сообщения:
        - "Лейтенанту Темьяну и капралу Бадди, экипажу дальнего разведчика "Тайфун 003", срочно прибыть в штаб Верховного командования Андорианской Империи для получения боевого задания". А внизу под текстом имелась небольшая приписка следующего содержания:
        - "Получение приказа подтвердить".
        Это было первое боевое задание, которое Темьян получил через посредство локальной информсети и он не знал, каким образом можно было бы подтвердить получение этого боевого задания. Поэтому он просто ткнул пальцем в кнопку "ввод" и на экране монитора появилась новая надпись:
        - "Лейтенант Темьян благодарю за своевременное подтверждение получения боевого задания. А теперь капрал Бадди должен ознакомиться с заданием и подтвердить его прочтение".
        На экране вновь появилось текст боевого приказа. С явной неохотой Бадди подошел к терминалу и ознакомился с боевым заданием. Затем несколько раз он своим железным пальцем нажимал кнопку "ввод", но экран по-прежнему демонстрировал только текст боевого задание и требование его подтверждения. Темьян давно уже догадался о том, что это ИскИн авианосца Горемыка подшучивает над своим железным приятелем. Но Бадди с железным упрямством продолжал нажимать кнопку "ввод". Эта дружеская комедия окончилась тем, что Горемыка был вынужден вывести на экран монитора надпись следующего содержания:
        - "Ну, и олух же ты Бадди! Даже простых шуток не понимаешь!"
        Бадди так разозлился на эту надпись, что сжал руку в железный кулак и хотел уже вдребезги разнести экран монитора, но лейтенант Темьян уже натягивал на себя полетный скафандр и был готов бежать к истребителю. Бадди ничего не оставалось делать, как присоединиться к командиру и вместе с ним коридорами авианосца мчаться на вспомогательную летную палубу, где "Тайфун 003" находился на стоянке. Несмотря на раннее время, коридоры корабля были забиты толпами людей, спешащими по своим делам
        За ночь дроиды механики проверили все узлы и механизмы боевой машины и привели их в должный порядок. Был пополнен боезапас, а вместо трех боекомплектов малых позитронных торпед на борт истребителя были загружены шесть боекомплектов, как этого просил лейтенант Темьян. Как только термоядерный реактор истребителя начал разгоняться и вырабатывать энергию, то загорелись световые индикатора передней панели управления истребителем. Тут же снова послышался голос Горемыки, который, не смущаясь своей, несколько неудачной шуткой над приятелем, заявил о том, что создал свою специальную копию и ее загрузил в процессор "Тайфуна 003", чтобы больше не расставаться со своими друзьями. В ответ на это лейтенант Темьян только пожал плечами, лично он был не против того, чтобы под рукой имелся бы такой умный советник или консультант. А капрал Бадди кому-то грозно погрозил железным кулаком, видимо, дроид все-таки серьезно обиделся на прозвище "олух".
        В этом коротком полете ИскИн Горемыка демонстрировал свои лучшие качества пилота истребителя, маневры он выполнял очень осторожно и аккуратно. Сразу же стало заметно, что имеется большая разница в пилотирование такого крупнотоннажного корабля, как авианосец, и истребителя-разведчика "Тайфун 003".
        В действиях Горемыки ощущался неопытный новичок, впервые севший за штурвал истребителя, но он быстро учился и совершенствовал свое мастерство пилотирования этой легкой машины. Уже при полете в атмосфере Андории у него появились качества, видимо, долго скрываемые ИскИном - он очень любил летать на высокой скорости. Еще во время полета в космосе, Темьяну казалось, что этот новый виртуальный пилот во всю глотку орет какую-то песню "о небе и о летчиках", но не совсем был уверен в этом, так как этот хитрец заранее звучание своего голоса выставил на минимальную громкость.
        Зато у главного подъезда штаба Верховного командования Андории Горемыка показал "высшее" мастерство посадки летательного аппарата в городских условия. Он так приложил боевую машину об асфальтобетон улицы, что на десятом этаже штаба распахнулись окна и из них выглядывали андорианские офицеры, чтобы убедиться в том, что взрыв вражеской бомбы не разрушил полностью штабного здания. Больше всех других этим доказательством мастерства пилотирования истребителя был доволен Бадди. Он впервые за все время полета раскрыл рот и во всеуслышание заявил, что лично даст пару уроков, как надо по уставу сажать истребители этому "салаге". Ну, а с истребителем ничего страшного не произошло, на асфальтобетоне улицы остался только отличный отпечаток его корпуса, да и только!
        В кабинете толпилось много офицеров, среди которых выделялись два земных контр-адмирала Ришелье и Уилкс и один андорианский генерал Ксаавик, которые стояли за большим столом, и лицом были обращены к офицерам из землян и андориан. Перед ними стоял капитан первого ранга Солсбери и, держа в руках толстую красную папочку, хорошо поставленным голосом диктора галовидения зачитывал приказ Объединенного штаба.
        Офицеры внимательно слушали слова приказа, который после долгих споров пару минут назад подписали контр-адмирал Ришелье и генерал Ксаавик. Капитана первого ранга Солсбери только что с должности "начальник штаба Первой земной эскадры" перевели на должность "начальника Объединенного штаба космического флота Земли и Андории" и ему пообещали в скором будущем присвоить очередное звание "контр-адмирал".
        В этом приказе также говорилось о том, что решением Объединенного командования создается оперативная группа в составе шести андорианских крейсеров и кораблей бывшего земного колониального флота. На эту оперативную группу возлагалась обязанность своими действиями активно противодействовать наступлению вражеского авангарда и не позволить вьедам приблизиться к планете Андория. Командиром оперативной группы становился капитан-лейтенант Жарков, а его заместителями - капитан Дари по общим вопросам и лейтенант Темьян по разведке. Других заместителей капитан-лейтенанта Жаркова в приказе больше не назывались.
        Андорианская сторона была отлично информирована и уже успела этим поделиться со многими земными офицерами, что капитан Дари является прямым потомком предыдущей императорской династии Андории, поэтому приказ о его новом назначении воспринимали с должным уважением. Но никто ничего не знал о том, кто же такой лейтенант Темьян. Поэтому его назначение присутствующие офицеры воспринимали переглядыванием и недоуменным пожиманием плеч, а также ничего не значащими улыбками.
        Бывалые офицеры не понимали, как можно было какого-то там мальчишку, лейтенанта ставить заместителем командира оперативной группы Объединенного флота!
        Эти офицеры были бы еще больше удивлены, если бы они знали, что генерал Ксаавик до последнего момента настаивал на том, чтобы лейтенанта Темьяна назначили бы командиром оперативной группы. Он согласился на компромисс и подписал приказ о назначении каплейта Жаркова, который был протеже и родственником контр-адмирала Ришелье, командиром оперативной группы только после того, как контр-адмирал Уилкс шепнул ему на ухо:
        - Не беспокойтесь, Генерал! Даже в ранге заместителя командира оперативной группы Объединенного флота лейтенант Темьян сумеет остановить передвижение вражеского флота! Он многообещающий молодой офицер!
        Бадди стоял рядом с Темьяном и слушал зачитываемый приказ, улучив момент, он, стараясь не привлекать внимания других присутствующих в кабинете офицеров, протянул лейтенанту свою железную ладонь, чтобы рукопожатием выразить свое глубокое удовлетворение этим решением адмиралов.
        -2-
        Совершенно случайно в терминале космодрома, когда Темьян остановился у буфета, чтобы купить пару сэндвичей, он нос к носу столкнулся с капитаном Дари, который только что вышел из газетного киоска с газетой подмышкой. С момента встречи на улице прошло всего два дня и за это время "голубокожий" великан значительно изменился, Дари перестал улыбаться и выглядел грустным и молчаливым андорианином. При виде друга капитан Дари искренне обрадовался и долго жал Темьяну руку, как-то виновато заглядывая ему в глаза. Большого разговора из-за нехватки времени, разумеется, не получилось, капитан Дари спешил на крейсер, которым теперь командовал, но, перекинувшись парой слов, приятели договорились о встрече на орбите.
        Поглощая сэндвичи Темьян, видел, как из здания терминала вышла высокая фигура капитана Дари и направилась к небольшому боту, пригревшемуся под жаркими лучами Проциона "А", неподалеку от здания терминала. Как только капитан скрылся в салоне этого бота, взревел его двигатель и бот стартовал в небо.
        Доев сэндвичи, которые оказались на удивление вкусными, лейтенант Темьян пару минут смотрел на андориан, которые большими толпами сновали по коридорам терминала космодрома. Пассажирские рейсы еще не были отменены, и Андория продолжала жить своей прежней жизнью. Тысячи и тысячи андориан улетали и прилетали большими и малыми космическими лайнерами, словно сегодня утром не было объявления о начале войны с галактическим агрессором. Веселые и улыбающиеся лица, эти чертовски привлекательные рожки на головах андорианок и андориан заставляли Темьяна думать, что настоящей войны со вьедами, по всей очевидности, не будет.
        Он развернулся и, особо не торопясь, поплелся к выходу из терминала, нужно было слетать на эсминец "Робин Гуд" и переговорить с капитан-лейтенантом Жарковым о том, что тот собирается делать в ближайшее время с оперативной группой и какие ему будут приказания. Ведь двенадцать вымпелов этой группы в основном эсминцев, легких крейсеров и шести крейсеров андориан, это очень серьезная сила и ею следовало бы разумно воспользоваться.
        В этот момент он услышал мысленный зов и, чтобы не столкнуться с андорианцами, продолжающими толпами сновать и в ту и в другу сторону прохода, Темьян шагнул в сторону, к стене и замер на месте. С ним хотел переговорить генерал Ксаавик, и он был по-военному лаконичен.
        Генерал Ксаавик заявил, что вьеды пока еще не покинули Процион 7, но, если судить по их активности у этой планеты, они собираются это сделать в самое ближайшее время. Разведка андориан установила, что основные работы по созданию базы вьедами завершены, их связь с метрополией установлена. В этой связи Объединенное командование приказывает оперативной группе сегодня вечером покинуть место базирования у планеты Андория и выдвинуться к планете Процион 6. Там на орбитах Проциона 6 группа должна перехватывать вьедские боевые корабли и не позволять им прорываться вглубь созвездия.. Помимо этого генералу очень бы хотелось, чтобы оперативная группа проявляла бы большую решительность и в отдельных случаях сама определяла бы свои цели и задачи. Темьяна несколько удивило подобное прямое и мысленное обращение андорианского генерала, поэтому он поинтересовался у генерала, почему тот напрямую к нему обратился и получил ли капитан-лейтенант Жарков, официальный командир оперативной группы, на все это письменный приказ.
        - Сынок, - услышал он в ответ голос генерала Ксаавика, - войны легко начинаются, но с каким трудом и большими потерями они завершаются. Вьеды пришли в нашу звездную систему и так просто отсюда не уйдут. Они предпримут все возможное, чтобы получить наши планеты, которые в достаточном количестве имеют воду и кислород для зарождения и развития разумной жизни. Агрессор прекрасно знает, что добровольно мы никому не отдадим эти планеты. Чтобы получить их, вьеды должны уничтожить андориан, как расу. Таким образом, это война будет войной за выживание. Кто-то из нас должен погибнуть, мы - андориане, или они - вьеды? Перемирия между сторонами не может быть! Если мы остановим вьедов, то затем пойдем по их следам, чтобы найти получить их планеты. И вьеды это тоже хорошо понимают! Но сейчас они имеют превосходство в вооружении, в боевых кораблях и стратегической инициативе, поэтому вьедам чудится запах близкой победы. Но у нас появились союзники, мы подписали договор о мире и дружбе с Земной Коалицией, вступили в переговоры о военной поддержке и с другими разумными расами вселенной - вулканианами, рамуланами и
теллуритами. Так, что, если число наших союзников увеличится, то вьедам не удастся быстро покончить с нами. Я полагаю, что и вьеды ведут переговоры и поддержке с расами, которые нам пока еще неизвестны. Опять-таки это говорит о том, что начинающаяся звездная война будет долгой и, возможно, только ты и Дари увидете ее завершение, поэтому я поставил на тебя и на него! Вы станете полководцами, которые покончат с этой звездной войной и приведут наши народы к великой победе. Эту историю о наступающей войне и о вашем участии в ней много лет назад рассказала мне влиятельная джезза Айлин, с которой я вот уже много лет общаюсь ментальными посланиями, и хочу в завершении нашего разговора сказать тебе, что я ей верю! А сейчас отвечу на твой вопрос, капитан-лейтенант Жарков получил этот приказ два часа назад. До свидания, сынок. Мы теперь не очень скоро встретимся. Удачи тебе и твоим друзьям!
        Лейтенант Темьян почувствовал на себе взгляды многих андориан и открыл глаза. Он по-прежнему находился в здание терминала космодрома, но вокруг него собралась большая толпа андориан, которые переговаривались между собой и с тревогой посматривали на молодого землянина в военной униформе. Мысли этих андориан выражали озабоченность и тревогу за состояние его здоровья, он так долго стоял у стены и совершенно не шевелился. Вперед протиснулась молоденькая и очень симпатичная андорианка с двумя чудными рожками во лбу и вежливо поинтересовалась тем, как чувствует "розовокожий", нужна ли ему медицинская помощь? Несколько секунд Темьян всматривался в эти громадные, словно лесные озера, глаза андорианки, улыбнулся и отрицательно помотал головой.
        Разношерстная толпа андориан начала постепенно расходится, как послышался пронзительный голос ИскИна терминала космодрома, который произнес несколько фраз. Темьян не знал андорианского языка, когда общаешься мыслями, то знание языка не требуется, но он видел, как начали исчезать улыбки с лиц окружающих его андориан, как побелела их голубая кожа и как они начали быстро расходиться, почти разбегаться в разные стороны. Через мгновение перед ним осталась стоять одна только та андорианка, которая минуту назад предлагала ему помощь. Проникнув в разум андорианки, Темьян выяснил, что диктор по аэропорту только что объявил о появлении в воздушном пространстве Андории двух неопознанных летающих объекта, которые на большой скорости приближаются к столичному космодрому.
        Уже не раздумывая, молодой лейтенант землянин помчался к выходу на летное поле.
        -3-
        "Тайфун 003" стремительно набирал высоту, Бадди пилотировал машину, а ИскИн Горемыка работал с аппаратурой по поиску и опознанию стремительно приближающихся к столице и космодрому объектов. Как и предполагал Темьян, неопознанными летающими объектами оказались вьедские планетарные истребители "Сапсан".
        Год назад ему пришлось встретиться с этими многоцелевыми фронтовыми истребителями вьедов на Элизархе, но тогда строгги летали на устаревших моделях, а сейчас на высоте в тридцать километров к космодрому и столице следовали две стреловидные ультрасовременные иглы.
        Темьян приказал Горемыке срочно связаться с дежурным офицером по штабу Объединенных космических сил и предупредить, что столицу и космодром атакуют истребители вьедов и что это атмосферные машины. Из-за своих конструктивных особенностей они не могут передвигаться в космическом пространстве. В этой связи очень похоже на то, что на планету они были доставлены специальным судном-носителем. По имеющейся информации одно такое судно-матка может взять на борт от звена до эскадрильи таких истребителей. Требуется срочно просканировать околопланетное пространство Андории, чтобы разыскать и уничтожить такое судно, а также по тревоге поднять в воздух андорианские истребители-перехватчики. Дежурный по штабу подтвердил, что сообщение землянина принято.
        В этот момент Горемыка сообщил, что вражеские цели захвачены и удерживаются в прицеле "Тайфуна 003", что все готово к пуску позитронной торпеды. Бадди уже тянулся рукой-манипулятором к зеленой кнопке пуска торпед, как Темьян его остановил, взрыв термоядерной торпеды, даже и небольшой по мощности заразит радиацией атмосферу планеты. Он быстрыми движениями пальцев переключил оружие с пуска термоядерной торпеды на пуск тяжелой суббаллистической ракеты "Стандарт 2". Через пару секунд Горемыка подтвердил прямое попадание и уничтожение одной из целей, но тут же с удивлением в голосе сообщил, что общее количество целей на экране радара не изменилось, их снова стало две единицы. Темьян мгновенно догадался о том, что рядом с истребителями находится корабль-матка, который выпустил в атаку еще один истребитель, когда была уничтожена первая цель. Он подправил прицел, направив его в то место пространства, где предположительно находилось вьедское судно-матка, и снова нажал кнопку пуска ракеты "Стандарт 2". Через мгновение ракета разорвалась и перед его гласами предстала небольшое судно, похожее на детский
игрушечный кораблик, которое внезапно расцвело яркой вспышкой взрыва.
        Все сразу разложилось на соответствующие полки памяти в голове лейтенанта Темьяна и ему стало понятно, что вьеды также узнали секрет того, как делать свои космические корабли невидимыми. Свои штурмовики для налета на Андорию, они доставили кораблями-невидимками, поэтому так легко была прорвана противовоздушная оборона планеты и сейчас истребители-штурмовики вьедов атакуют цели по всей Андории. Темьян снова связался с дежурным по штабу офицером и в нескольких лаконичных словах изложил ему версию того, что сейчас происходит в небе над Андорианской Империей.
        Между тем, оставшиеся целыми вражеские истребители уже выходили на дистанцию, позволяющую им нанести бомбоштурмовой удар по кварталам столицы Андории и космодрому. Темьян осуществил пуск еще одного "Стандарта 2". Вражеские истребители вовремя заметили приближающуюся ракету и попытались от нее уйти резким пикированием к поверхности планеты. "Стандарт 2" был тяжелой суббаллистической ракетой и не был способен, подобно зенитным ракетам преследовать по пятам свои цели. Взрыв ракеты обладал огромной разрушительной силой и охватывал довольно-таки большое пространство. Поэтому БИУС ракеты из возможных вариантов уничтожения целей, выбрал вариант ее подрыва в тот момент, когда ракета находилась в наиболее близкой точке от пикирующих целей. Темьян собственными глазами увидел, как на горизонте расцвел огненный цветок взрыва тяжелой ракеты, а Горемыка в это время орал что-то о том, что экран радара чист и больше целей не наблюдается.
        А затем в истребителе-разведчике наступила тишина и усталое спокойствие. Совершив горизонтальный разворот "Тайфун 003", направился к космодрому. А на плечи лейтенанта Темьяна навалилось тяжелое бремя ответственности, это ведь он и его экипаж боевой машины первыми открыли огонь и уничтожили четыре вражеские цели в небе пока еще мирной Андории. Его виртуальный и железный друзья, по всей очевидности догадались, почему замолчал и так долго молчит их молодой командир, они перестали донимать его своими вопросами, терпеливо ожидая, когда Темьян выйдет из этого состояния.
        Но, как оказалось не только экипаж лейтенанта Темьяна вел бой с вьедскими штурмовиками, в эфире послышался голос дежурного офицера Объединенного штаба, сообщавшего о том, что два вражеских штурмовика прорвались к загородной резиденции императора Ф'Фалди и нанесли по ней бомбоштурмовой удар. Император не погиб, так как в момент вражеской штурмовки находился в другом месте, но резиденция разрушена и под ее развалинами погибла часть обслуживающего персонала. Затем последовало сообщение о нанесении удара по столице провинции Фалька, городам Салатна и Джирга... . Темьян сразу же сообразил, что вьедская матка-носитель была не одна. Он попросил Горемыку срочно его связать или с капитан-лейтенантом Жарковым или с капитаном Дари. Жарков был недоступен, в этот момент, как сообщил вахтенный офицер радист эсминца, капитан-лейтенант Жарков беседовал с контр-адмиралом Ришелье, а капитан Дари ответил мгновенно, словно ожидал вызова.
        Темьян в нескольких словах обрисовал приятелю ситуацию с прорвавшимися на планету вражескими истребителями-штурмовиками и сказал, что сейчас на орбите Андории в режиме "невидимости" находятся несколько вьедских суден-носителей, которые и доставили на планету штурмовики. Дари, моментально, ухватил суть высказанной Темьяном мысли и уже по ходу разговора связался с капитанским мостиком своего крейсера, приказывая поднять экипаж по боевой тревоге. Он только поинтересовался у Темьяна, каким образом можно было бы вычислить эти вражеские судна.
        - По вражеским истребителям, капитан. Радарами отслеживай возвращающиеся истребители и бей торпедами и тяжелыми ракетами по тем местам, где они исчезают из поля зрения радаров или сканеров! Вьедские истребители не могут долго находиться в безвоздушном пространстве, поэтому судна-матки будут забирать их на борт в верхних слоях атмосферы. Врага ищи именно там!.
        Пока Темьян разговаривал с капитаном Дари, штаб Объединенного флота продолжал перечисление все новых и новых объектов, подвергшихся ударам с воздуха вражескими штурмовиками, Бадди вывел "Тайфун 003" в околопланетное пространство Андории. ИскИн Горемыка работал с электроникой, настраивая ее на поиск целей, работающих в режиме "невидимости". Где далеко в космосе расцвела и тут же погасла яркая точка. Темьян даже не стал выяснить, что же там произошло. Его голову занимала проблема поиска вражеских невидимок. Он приказал Горемыке подсоединить к аппаратуре масс-детектор и резонатор электромагнитных колебаний. Через мгновение в канале связи послышался вопль ИскИна Горемыки:
        - Работает. Честное слово, эта чертовщина работает!
        На экране дисплея нового устройства возникло неясное и мерцающее изображение игрушечного кораблика, который находился на расстоянии пары тысяч километров от "Тайфуна 003" и опускался на более низкую орбиту вокруг планеты. Не размышляя, Темьян выпустил по игрушечному кораблику сразу две ракеты "Стандарт 2", которые разорвались в том месте, где должен был находиться этот кораблик. Короткая вспышка и изображение мерцающего кораблика исчезло с экрана дисплея, в этой ситуации было невозможно утверждать, был ли это настоящий противник или очередной "глюк" электронной аппаратуры.
        Бадди увеличил скорость перемещения истребителя, переходя на более низкую планетарную орбиту, и стал совершать виток за витком вокруг Андории. Послышался голос капитана Дари, который вызывал Темьяна, так как хотел поблагодарить его за помощь и за ценный совет, экипаж крейсера "Тунг" наблюдал выход на планетарную орбиту двух вражеских истребителей. Когда эти истребители исчезли из поля зрения радаров, то крейсер произвел выстрел из орудия Зинди по точке исчезновения истребителей. В том месте возникла и расцвела яркая вспышка взрыва, по всей очевидности был уничтожен физический объект, что, по мнению капитана Дари, было убедительным доказательством того, что выстрел крейсера не пришелся по пустому месту.
        Бадди снова изменил орбиту полета истребителя, но устройство Горемыки по обнаружению "невидимок" перестало работать, на экране дисплея оно больше не демонстрировало мерцающих объектов. Темьян подумал, что бой, наконец-то, закончился и враг ушел, можно было бы возвращаться на "Этернити", чтобы забрать из каюты нужные вещи и отправляться на Процион 6, но в это момент на экране обыкновенного радара появилась новая засветка цели. Горемыка предположил, что этот вражеский истребитель возвращается на корабль-матку. И он оказался прав в своем предположении.
        Только этот вражеский "Сапсан", по всей очевидности, побывал в крупной переделке, получил серьезное повреждение и сейчас возвращался на судно-матку, с трудом набирал высоту. Вражеский штурмовик едва держался на высоте, со стороны временами казалось, что этот вьедский штурмовик вот-вот свалиться в штопор и не сумеет выйти из него. Бадди держал истребитель подальше от этого подбитого вражеского летуна, но ни на секунду не выпускал его из прицела.
        В этот момент в голове Темьяна сработало какое-то реле, он вдруг понял, что происходит перед его глазами и что не только экипаж его машины сейчас ведет наблюдение за этим подбитым вражеским "Сапсаном". В пятистах километрах от него экипаж небольшого вьедского судна-носителя также наблюдал за подранком и по связи всячески поддерживал раненого пилота. Капитан этого судна-матки уже давно был готов выйти из режима "невидимости", чтобы взять на борт своего товарища и оказать ему необходимую медицинскую помощь, а затем скрыться в глубинах космоса. Но присутствие вражеского истребителя, который крутился в пятистах километрах от этого места, путало вьедам все карты. Капитан рептилия очень хотел помочь раненому пилоту, спасти его, но страх перед грозным врагом удерживал его от этого шага. В конце концов, совесть вьеда взяла верх перед страхом, вьедское судно выдвинулось вперед и взяло в захваты подбитый штурмовик с раненым пилотом.
        В тот момент, когда вражеский истребитель пропал из поля зрения радара, Бадди нажал на кнопку пуска ракеты, через секунду последовала сильная вспышка пламени и взрыв, из-за яркости вспышки которого лейтенант Темьян был вынужден закрыть глаза, а по его щекам потекли слезы.
        Война делала людей и других разумных существ вселенной врагами своим принципам и идеалам!
        Глава 4
        -1-
        Этот день перевернул жизнь планеты Андория вверх дном. Раньше андориане, когда речь заходила о войне, то говорили о ней с некоторой снисходительностью и улыбкой на лице. Андориане сами не раз развязывали войны или отбивали нападения соседей по галактике, но эти конфликты и локальные войны всегда происходили на других планетах или в других звездных системах. Поэтому андориане сами не особо страдали и не видели мучений своих сограждан, так как военные действия никогда не велись на их планете. Они верили в то, что для таких мучений и страданий существуют военнослужащие армии и флота, прямой обязанностью которых было, и военнослужащие это хорошо понимали, когда присягали служить во славу родины и во имя процветания ее граждан.
        Но сегодня в результате налетов вражеских штурмовиков погибло пятьдесят тысяч андорианок и детей, а один провинциальный городок превратился в ядерное пепелище. Причем, во время отражения налетов вражеских штурмовиков не погиб ни один солдат или офицер андорианской армии и флота, которые явно просмотрели врага, предоставив ему возможность нанести жесточайший удар по самомнению широкой андорианской общественности. Вечером этого же дня имперское галовидение и пресса открыто обвинили командование армии и флота в неспособности в современных условиях выполнять свои непосредственные функции и обязанности по защите Империи и планеты Андория. В результате чего верховный командующий андорианскими вооруженными силами генерал Ксаавик утром следующего дня подал императору официальное прошение об отставке.
        Императору Ф'Фалди хватило ума не принять отставку генерала.
        А в этот момент оперативная группа, совершив малый гиперпрыжок, вышла на орбиту Проциона 6 и, прикрываясь самой планетой от работы дальних сканеров и радаров вьедского флота, который находился в пяти миллионах километрах, начала располагаться на стационарной орбите. Капитан-лейтенант Жарков вызвал капитана Дари и лейтенанта Темьяна к себе на эсминец "Робин Гуд", чтобы обговорить с ними план последующих действий оперативной группы.
        Покинув стыковочный модуль эсминца, на обшивке которого удобно расположился "Тайфун 003", лейтенант Темьян решил до каюты Жаркова, где должна была произойти встреча, пройтись коридорами и переходам эсминца, а не просто воспользоваться нуль-лифтами боевого корабля. Темьяну еще не приходилось бывать на эсминцах и сейчас, выйдя в его главный транспортный коридор, который тянулся в самом центре корабля, бодро зашагал по керамзитовому настилу, с интересом поглядывая по сторонам. На полу, стенах и потолке транспортного коридора проходили и тянулись множество магистралей, трубопроводов, силовых кабелей, энергетических коммуникаций, которые прикрывались силовым прозрачным полем. Движение по этому коридору было полностью роботизировано, автоматизировано, оно ни на минуту не затихало и находилось под полным контролем ИскИна эсминца. Временами появлялся белый кокон и, захватывая в свои крепкие объятия лейтенанта Темьяна, мгновенно затаскивал его в ближайшую нишу безопасности или ответвление коридора, чтобы пропустить перемещающийся в этот момент по коридору на очень высокой скорости большой или малый предмет
или объект.
        Во время боя транспортный коридор перекрывался стальными щитами и перегородками, из него выкачивался воздух и допускался космический вакуум, чтобы не произошло случайных возгораний и взрывов. Но сейчас никаких щитов и перегородок в коридоре не было и, если не обращать бы внимания на действия белого кокона безопасности, то по нему было приятно шагать, ощущая твердую опору под ногами. Лейтенант Темьян шел вслед за указателем стрелкой, а воздух в транспортном коридоре был таким чистым и свежим, что ему легко и свободно дышалось, в воздухе совершенно не ощущались запахи каких-либо технических примесей или перегретого масла от работающих механизмов, которые находились повсюду.
        Время от времени на стенах, полу и даже на потолке появлялись мерцающие зеленым цветом овалы с указанием пути следования к боевым постам или постам технических служб. За десять минут пребывания в коридоре Темьяну не встретился ни один офицер или матрос экипажа эсминца. Кругом стояла тишина и спокойствие, изредка нарушаемые едва слышным дыханием главных двигателей слабым треньканьем электронных реле, сенсоров и датчиков.
        Стрелка-указатель резко свернула влево и уперлась в стену коридора, который прямо на глазах Темьяна протаял проходом. Сделав нескольких шагов по проходу, лейтенант Темьян оказался в каюте капитан-лейтенанта Жаркова. Каюта была переполнена людьми и андорианами, капитанами боевых кораблей оперативной группы. В дальнем углу капитан Дари беседовал с землянином, капитаном первого ранга такого высоко роста и мощного телосложения, что это капитан мгновенно запада в память и запоминался. Капитан-лейтенант Жарков стоял в центре каюты и что-то яростно объяснял нескольким андорианам, капитанам крейсеров, яростно жестикулируя руками.
        Как только лейтенант Темьян перешагнул порог каюты, люди и андориане замолчали. Бросив правую руку к виску и, пальцами коснувшись своей потрепанной летной пилотки, Темьян извинился за то, что заставил всех его ожидать. Но каплейт Жарков поощряющее махнул рукой и предложил начать совещание. Как командир группы, Жарков первым заговорил о том, что получил прямое указание в форме письменного приказа контр-адмирала Ришелье по тому, как должна действовать оперативная группа. Затем в течение десяти минут он знакомил присутствующих офицеров с планом, разработанные штабом контр-адмирала Ришелье, и согласно которого все действие группы сводилось к организации и осуществлению пассивной разведки, а также слежению за действиями противника. Возникший ропот среди присутствующих офицеров свидетельствовал о том, что далеко не все офицеры были согласны с только что предложенным планом действия оперативной группы.
        Первым с критикой этого плана выступил запомнившийся своим могучим телосложением капитан первого ранга, фамилия которого была Кристофер. В неторопливой, но в весьма аргументированной речи Кристофер показал абсурдность и несостоятельность представленного плана. Он придерживался того мнения, что вьеды никогда не позволят такому крупному флотскому соединению андориан и землян, как оперативная группа, долгое время находиться и вести разведку вблизи точки базирования всего вражеского флота. Имея в своем распоряжении современные радиоэлектронные и электромагнитные средства поиска вражеских кораблей, вьеды быстро обнаружат место базирования оперативной группы и тут же бросят против нее свои силы.
        По словам Кристофера выходило, что оперативная группа может быть уничтожена, так и не выполнив основной своей задачи - задержать наступление основных сил противника на Андорию, дав время земному и андорианскому флотам подготовиться к генеральному сражению с вьедами. Темьян очень удивился тому обстоятельству, что каперанга Кристофера горячо поддержали андорианские капитаны, но большинство землян заняли уклончивую позицию по этому вопросу, но все они категорически отказались поддержать план, подготовленный штабом контр-адмирала Ришелье.
        Совещание закончилось, офицеры не поддержали, но и не приняли ни одного принципиального решения. На последней минуте, когда уже все были готовы разойтись по своим кораблям, поднялся на ноги лейтенант Темьян и предложил провести небольшой разведывательный рейд-поиск с выходом на обратную сторону Проциона 7 с целью уточнения устаревших разведывательных данных. Капитаны единогласно поддержали это решение, для его осуществления выделили эсминец "Стар", капитаном которого был капитан-лейтенант Кристофер, которого земные капитаны почему-то называли "Джунио". Два андорианских крейсера "Тунг" и "Терм", капитанами которым были Дари и его друг капитан Морило, а также, разумеется, дальний истребитель-разведчик "Тайфун 003" лейтенанта Темьяна. Капитан-лейтенант Жарков не возражал против общего решения о проведении разведывательного рейда-поиска, а командиром группы своим приказом назначил капитана Дари.
        Когда совещание окончательно завершилось, то капитан первого ранга Кристофер, предложил капитанам поужинать на борту его крейсера "Армавир". Делая это предложение, Кристофер хотел, чтобы капитаны кораблей оперативной группы ближе познакомились бы и притерлись бы друг к другу. Каплейт Жарков отказался от ужина, сославшись на большую усталость и желание отдохнуть. Остальные капитаны охотно согласились поужинать на крейсере, тем более, что все они хорошо знали, что Кристофер сохранил на своем крейсере должность кока и умел доставать хорошие продукты, чтобы попотчевать своих гостей отлично приготовленной едой.
        -2-
        Вышло так, что "Тайфун 003" возглавил рейдерскую колонну андориан и землян. Пару минут назад они снялись с орбиты и, особо не разгоняясь, аистовым клином пошли назад от Проциона 6, прикрываясь конусом тела планеты от вражеских радаров и сканеров слежения за космическим пространством. Отойдя на достаточно большое расстояние от Проциона 6, четко придерживаясь конуса тени тела планеты, группа разведчиком все разом развернулись и на главных двигателях начала разгон до световой скорости. Экипажи кораблей разгон и гиперпространственный прыжок совершили, находились в анабиозных креслах-камерах, поэтому люди и андориане выдержали разгон кораблей при двенадцати "g". Поэтому разгон кораблей продолжался очень короткое время. Поэтому кораблям пришлось пройти небольшую дистанцию, когда их скорость поднялась до восьмидесяти процентов скорости света. Когда возник овал гиперпространственного перехода, то аистовый чуть ли не единым клином провалился в гиперпространственный прыжок, который продолжался малую долю секунду.
        Таким же почти единым аистовым клином с разницей в сотые доли секунды корабли разведчиков вышли из гиперпространства всего в пятистах тысячах километрах от спутника-астероида Проциона 7. Одного взгляда Темьяну хватило, чтобы понять, что вьеды готовы к наступлению на Андорию. Строительство на астероиде было закончено, большинство кораблей вьедов находилось в космическом пространстве, а не доковались, как прежде, на поверхности астероида. Аистовый клин разделся на две пары, "Тайфун 003" и крейсер "Терм", андорианского капитана Морило, не снижая скорости, ринулись в поверхности Проциона 7, а крейсер "Тунг" и эсминец "Стар", земного капитана Кристофера, начали притормаживать, нацеливаясь на астероид и давая время экипажу отойти от болезненного состояния из-за гиперпрыжка. Сторожевая система вьедов "проспала" появление рейдовой группы противника и пока еще не начала обстрел андорианских и земных боевых кораблей. Это полутора минутное замешательство вьедов сыграло положительную роль для атакующей группы.
        На большой скорости проносясь вблизи астероида, Темьян обратил внимание на белый шар непонятного назначения, который крутился на орбите вокруг астероида. В какой-то момент этот шар появился в центре визиря прицела и, особо не задумываясь, Темьян ладонью ударил по зеленой кнопке пуска позитронной торпеды, а взрыв шара произошел уже за хвостовым опереньем его истребителя, а Горемыка скороговоркой проговорил, что цель поражена, и командный пункт вьедской сторожевой системы уничтожен.
        Таким образом, по счастливой случайности, а если уж быть более точным, то из-за простого разгильдяйства вьедов, которые за Проционом 7 чествовали себя в полной безопасности, было уничтожено командование и аппаратура системы обороны и защиты всего Флота вторжения. Получив хорошую фору, крейсер "Тунг" и эсминец "Стар" ринулись в атаку на корабли этого флота, их первыми же залпами позитронных торпед и орудий Зинди были уничтожены два вьедских эсминца.
        Крейсер "Терм" первым начал торможение. Хотя Процион 7 не имел атмосферы и представлял собой каменную скалу, вращающуюся вокруг красного карлика Проциона "Б", приближаться к его поверхности на близкое расстояние андорианскому крейсеру было опасно, для этого он был слишком массивным кораблем. Но его орудия Зинди прекрасно работали по целям, расположенным на поверхности планеты. Первый же выстрел из орудия Зинди вызвал сильный пожар на одной из трех вьедских башнях, расположенных равнобедренным треугольником. Пока крейсер капитана Морило, готовил второй залп, то "Тайфун 003" уже крутился над другой базой. Тщательно сфотографировав все строения этой базы, чтобы было над чем аналитикам штаба Объединенного флота поломать головы, Темьян перешел к активным действия, из импульсных излучателей обстрелял длинное приземистое здание, чем-то напоминающее здание солдатских казарм. Как только разорвались первые энергосгустки, из здания начали выбегать вьеды, в которых Темьян с удивлением узнал вьедских десантников, доставивших ему столько неприятных минут на Элизархе.
        И в этот раз эти рептилии-десантники действовали четко и организовано. Они рассредоточились по территории базы, гранатометчики пали на колено и открыли огонь из своих ранцевых гранатометов. Из-за чего немного разволновался Бадди, на этот раз он пилотировал истребитель, ему пришлось поднять "Тайфун 003" на пару сотен метров выше, чтобы уйти из-под обстрела гранатометчиков. Но в этот момент открыли огонь полевые излучатели десантников, и Бадди снова пришлось набирать высоту, чтобы на этот раз уйти из-под обстрела аннигиляционными белыми лучами.
        Темьян первым догадался, что это борьба закончится не в их пользу, когда заработает вся артиллерия вьедских десантников, да и они уже начали терять драгоценное время на эту борьбу. Он попросил Бадди совершить последний зад по этой базе, а затем уходить на высоты к андорианскому крейсеру "Терм". Когда под недоделанными крыльями-пилонами "Тайфуна 003" начала пробегать территория вьедской базы, усеянная точками-десантниками, то Темьян выпустил позитронную торпеду по наиболее представительному зданию базы, полагая, что там расположился ее главный командный пункт.
        Капитан Морило с орбиты, на которой находился его крейсер, хорошо видел, как гриб термоядерного взрыва начал расти над второй базой вьедов. Его крейсер был готов дать второй залп из орудий Зинди, но в этот раз капитан Морило, принял решение не спешить с залпом из главного калибра крейсера, слишком долго орудия Зинди перезаряжалось. А общая обстановка изменилась в худшую сторону, вьеды пришли в себя и начали разворачивать активное сопротивление атакующим их силам противника. Истребитель "Тайфун 003" вынырнул неподалеку от крейсера "Терм" и вслед за ним стал уходить в сторону астероида, чтобы помочь второй двойке выбраться из каши, которую они там заварили.
        Яркие и быстро гаснущие в вакууме космоса вспышки света сопровождали разрывы энергосгустков и плазменных снарядов, освещая космическое пространство на краткие моменты. А это пространство было заполнено всеми классами боевых кораблей. Андорианские, человеческие и вьедские зрительные органы в этой черноте космоса не справлялись с определением, где свой, а где чужой корабль. Вокруг была большая свалка боевых кораблей. Бой вели ИскИны боевых кораблей, именно искусственные интеллекты изучали пространство, посредством различной аппаратуры определяли тип и класс корабля, находящегося рядом или идущего на встречном курсе, а также его национальную принадлежность. Формировали ситуационное изображение, которое проецировали на обзорные экраны капитанских мостиков боевых кораблей вместе со своими итоговыми расчетами. Часто, не дожидаясь команды андорианского или земного капитана, ИскИны совершали маневры уклонения или ухода из-под возможного обстрела вражеским боевым кораблем противника. Бой превратился в настоящую мешанину из перемещающихся на разных курсах своих и чужих кораблей. Эта мешанина особенно плохо
сказывалась на состоянии ИскИном вьедских кораблей, которых было подавляющее большинство в этой детской космической куче-мале. Корабли вьедов не имели скорости, не могли быстро перемещаться с места на место и следовало учитывать тысячу дополнительных факторов, чтобы избежать столкновения со своим соседом или начавшим выполнять боевой маневр кораблем охранения. Иногда получалось, что капитаны вьедских кораблей видели земной эсминец или андорианский крейсер, расстреливающие их собратьев, но ничего предпринять, даже выйти в контратаку не могли.
        Лейтенант Темьян по каналам связи переговорил с капитаном Дари и посоветовал ему уходить, пока вьеды не навели полный порядок в своих рядах. Шедший неподалеку крейсер "Терм" разрядил орудия Зинди по легкому крейсеру, неожиданно вывалившемуся из общей свалки. Зеленый ручеек от крейсера капитана Морило пробежал до вьедского крейсера, плотно захватив его в свои зеленые объятия. Собственными глазами лейтенант Темьян наблюдал за тем, как начала топорщиться и разваливаться броневая обшивка вражеского крейсера, он начал сжиматься, пока не превратился в зеленую точку.
        Никакого взрыва так и не последовало, а крейсер просто растворился в этой приятной зелени!
        -3-
        До имперских галовидения и прессы каким-то образом дошла информация о бое, проведенном рейдерской группой Объединенного флота, корабли которой, нанеся серьезные потери противнику, целыми и невредимыми вернулись на свою базу, и растрезвонили об нем на всю Андорию. На экранах галовизоров замелькали лица контр-адмирала Ришелье и капитан-лейтенанта Жаркова, которые в мельчайших подробностях рассказывали о том, как проходил этот бой, о героизме, проявленном членами экипажей земных и андорианских кораблей. Лейтенанту Темьяну за храбрость в бою вручили второй солдатский Железный крест второй степени, а капитанам Дари и Морило дали героев Андорианской Империи, а о капитан-лейтенанте Кристофере Джунио почему-то забыли вообще упомянуть.
        Награждение своих товарищей капитаны оперативной группы скромно отметили на борту крейсера "Армавир", кок которого превзошел самого себя, приготовленные им стейки из настоящего лосося вызвали бурю аплодисментов в его честь. Под конец празднования, поднимая последнюю адмиральскую чарку, капитан-лейтенант Жарков тонко намекнул, сказав, что молодым лейтенантам не следует много времени уделять празднествам и гулянкам, а иногда следует заниматься и настоящим делом. Что он хотел сказать этим тостом, капитанам было, разумеется, ясно и понятно, но им не очень-то понравился этот намек-призыв, так как они считали, что это не совсем тактично делать карьеру за счет успехов других офицеров.
        Капитаны оперативной группы не знали и не могли знать, что в это время вьедских контр-адмирал Точи, командующий вьедским флотом вторжения, проводит совещание, на которое были приглашены старшие офицеры, командиры эскадр и крупных соединений флота. Контр-адмирал не кричал и не ругался, как это частенько случалось с другими командующими в прошлом, анализируя действия командиров кораблей своего флота во время утреннего нападения. Он скрупулезно перечислял корабль за кораблем флота и грамотно разбирал действия их капитанов и экипажей, открыто говорил о допущенных просчетах или об их успешных маневрах. Контр-адмирал Точи ни словом не обмолвился о том, будут ли или не будут наказываться капитаны кораблей охранения, позволившие врагу уничтожить свой командный пункт и не сумевшие воспрепятствовать действиям врага. Когда список провинившихся подошел к концу, контр-адмирал Точи свое место на трибуне, уступил капитану второго ранга Дерби, командиру службы безопасности и разведки флота вторжения. Все присутствующие на совещании офицеры хорошо знали начальника службы безопасности и разведки своего флота. Когда
он появился на трибуне, то в зале прекратились переговоры, наступила настороженная тишина. Офицеры с выражением полного внимания на своих лицах смотрели на маленького росточка вьеда, который встал на специальную подставку под ноги, чтобы казаться выше, и перебирал бумаги.
        - Господа офицеры, - начал говорить капитан второго ранга Дерби, - наше аналитическое управление, произведя анализ действий противника, пришло к твердому убеждению, что утреннее нападение было осуществлено подразделением противника, которое находилось в разведывательной мисси. Оказавшись в зоне расположения нашего флота. Противник убедился в нашей беспечности и нанес свой внезапный удар. Именно поэтому в нападении участвовали корабли противника легкого класса, именно поэтому наши потери были не такими уж серьезными. - В зале послышался едва слышный ропот офицеров, которым не понравилось, как служба безопасности охарактеризовала понесенные флотом потери. - Но это не наше дело, контр-адмирал Точи уже произвел разбор действий кораблей нашего флота. Нашей же задачей было выявить, откуда появились эти вражеские корабли, что мы успешно и проделали...
        После торжественного ужина на крейсере "Армавир" лейтенант Темьян ночевал на крейсере "Тунг" у своего друга капитана Дари, так как он не мог отказаться от возможности поспать хотя бы одну ночь на настоящей койке. Кресло-кокон истребителя "Тайфун 003" было удобным для спанья, но его нельзя было даже сравнивать с простой койкой в каюте крейсера, на которой можно было бы вытянуться во весь рост и ощутить, что гравитация не позволит тебя во время сна упасть на пол.
        Утром он проснулся отлично выспавшимся и отдохнувшим человеком, но с щемящим чувством тревоги на сердце, словно внутри его гонялся и царапался целый табун кошек. Поднявшись на ноги, Темьян принял волновой душ и, быстро натянув форменную одежду, отправился в кают-компанию крейсера, чтобы заморить червячок голода в желудке. Но на половине пути в кают-компанию он остановился, резко развернулся в коридоре в противоположную сторону и рысью понесся на летную палубу крейсера, которая предназначалась для размещения двух андорианских малых самолетов-разведчиков. Но сейчас эти самолеты-разведчики отсутствовали, так как командование флотом посчитало, что они не потребуются для обеспечения действий оперативной группы, поэтому их место занял его "Тайфун 003", который с большим трудом разместился на этой летной палубе.
        Уже находясь в кресле-коконе пилота, Темьян осознал, что должно произойти буквально через десять минут. Снова сработал его дар предвидения, который он приобрел, когда его замороженное тело путешествовало в гибернационном саркофаге в незащищенном от космического излучения контейнере на Денеб IV. Этот дар сейчас предупреждал его о том, что только что колонна боевых кораблей вьедов покинула орбиту Проциона 7 и движется по направлению Проциона 6. Прав был капитан первого ранга Кристофер, когда говорил, что вьеды не потерпят соседства сил противника рядом со своим основным местом базирования. На долгие разговоры не было времени, поэтому Темьян приказал Горемыке срочно выйти на связь со всеми капитанами кораблей оперативной группы и, не дожидаясь подтверждения ИскИном выполнения приказа, заговорил:
        - Внимание, говорит лейтенант Темьян, обращаюсь ко всем капитанам кораблей оперативной группы! Через десять минут девять ударных крейсеров вьедов, а также их дивизион эскадренных миноносцев нанесут удар по нашим кораблям, находящимся на орбите Проциона 6.
        Это сообщение-предупреждение ИскИн Горемыка записал на кристалл памяти и начал его воспроизводить каждые двадцать секунд. Тем временем капрал Бадди уже прогрел двигатели истребителя и начал осторожно, чтобы не повредить крейсер, да и сам истребитель, с летной палубы выводить его в космос. Через минуту по каналам связи пришли подтверждения о получении капитанами сообщения-предупреждения. Капитаны не просто подтверждали получение этого предупреждения, но и ждали, что в этой связи предложит молодой лейтенант. Никто из капитанов не сказал об этом вслух, но интонация их голосов о многом говорила. Темьян был внутренне готов к возникновению подобной ситуацию, дар помогал ему предвидеть не только действия вражеской стороны... . Поэтому он не стал заниматься выяснением вопроса, почему именно его указаний ожидают опытные капитаны андорианских и земных кораблей, а на секунду задумался и предложил следующий вариант ведения боя, который уже давно обдумывал и проработал со своими виртуальными приятелями на тактическом терминале.
        Восемь крейсеров оперативной группы должные были образовать основную линию обороны и расположиться в шахматном порядке, чтобы все крейсера могли вести залповой огонь группой по одной цели или каждый крейсер мог бы вести самостоятельный прицельный огонь. Об эти крейсера должен был разбиться напор главных вражеских сил. Группа должна была не только выдержать первый удар противника, но и нанести ему, как можно более тяжелые потери. Эта группа не должна была входить в тесное соприкосновение с противников, а маневрировать и вести обстрел противника с дальнего расстояния. В главную группу со стороны андориан вошли крейсера "Торн", "Торб", "Торс", и "Терто". А со стороны землян - крейсера "Армавир", "Лайтинг", "Очаков" и рейдер "Фоксу". Командиром этой группы должен был стать капитан первого ранга Кристофер, который уже имел навыки ведения подобных боев.
        Во вторую маневровую группу следовало включить андорианский крейсер "Терм", основной задачей которого было своими орудиями Зинди расчищать дорогу земным эсминцам "Воину", "Стару" и "Робин Гуду", чтобы они могли бы приблизиться к основной колонне противника и нанести по ней удары позитронными торпедами. Этой группой должен был командовать капитан-лейтенант Жарков, эсминец которого не раз принимал участие в погашении региональных конфликтов и часто осуществлял подобные атаки. Крейсер "Тунг" капитана Дари и истребитель "Тайфун 003" составляют резерв командования оперативной группой и должны были действовать в зависимости от ситуации и там, где противник проявляет наибольшую активность и настойчивость.
        Когда данная схема ведения боя была доведена до сведения капитанов, то с их стороны не последовало ни единого возражения, а некоторые корабли уже начали выдвигаться и строить боевой ордер. Капитан первого ранга Кристофер и капитан-лейтенант Жарков вступили в командование своими боевыми группами и уже грозно покрикивали на капитанов, чьи корабли слишком медленно занимали место в боевом ордере.
        До встречи с врагом оставалось две минуты!
        Глава 5
        -1-
        В этот момент в голове Темьяна послышался мысленный зов и в сознании сформировался образ голубокожего и со смешными рожками на голове капитана Дари, который улыбался и протягивал руку для дружеского рукопожатия и поздравления. Темьян мысленно пожал в ответ руку своего друга. Неожиданно он почувствовал, как откуда-то издалека в его сознание поступила информация о том, что авангард вражеской колонны вышел на прямую дистанцию движения к Проциону 6 и вот-вот должен был оказаться в поле действия радаров и локаторов кораблей оперативной группы: Темьян сформировал мыслеобраз "лихой атаки" вражеского авангарда и переслал этот образ капитану Дари, а голосом по каналам связи коротко проинформировал капитанов оперативной группы:
        - Вражеская колонна боевых кораблей вот-вот должна появиться в зоне действия нашей аппаратуры.
        Капитан Дари понял, что именно под мыслеобразом "лихая атака" его друг, лейтенант Темьян, имел ввиду. Он тут же приказал пилотам своего крейсера дать полную тягу мощности на двигатели и крейсер к предполагаемой точке встречи с вражеской колонной рванул на такой скорости, что даже Бадди немного растерялся и отстал. Капрал просмотрел рывок андорианского крейсера, поэтому ему пришлось ставить рекорд стартовой скорости, чтобы догнать андорианина и вместе с ним одновременно оказаться в том секторе космического пространства, где по предположению лейтенанта Темьяна должны были находиться вражеские корабли.
        Едва только крейсер и истребитель в неподвижности зависли в черноте космоса, как запищала электронная аппаратура, засуетились и заспешили стрелки показаний приборов и датчиков на пультах управления. Дальние сканеры и радары зарегистрировали появление колонны вражеских кораблей. Невидимая человеческому взгляду вьедская колонна медленно перемещалась в космическом пространстве по направлению к Проциону 6, а впереди колонны были выдвинуты в передовое охранение юркие и маневренные фрегаты, которые составили авангард атакующей колонны.
        На этот раз походный ордер группы вьедских кораблей был построен по всем канонам флотоводческого искусства. Основные силы группы, линкора и шести крейсеров, прикрывались авангардом и боевым охранением такшипов, корветов и эсминцев. Авангард вьедов своими бортовыми сканерами и радарами первым засек появление неизвестных кораблей на пути следования колонны. Два передовых вьедских фрегата немедленно выдвинулись по направлении противника, андорианского крейсера и земного истребителя-разведчика. А корабли оперативной группы Объединенного флота в этот момент занимались сбором информации о кораблях противника.
        Наблюдая малочисленность противника, вьедские корветы увеличили скорость и начали строить маневр захода в атаку на вражеских разведчиков. Хотя их капитаны рептилии хорошо понимали, что вражеский легкий крейсер их фрегатам совершенно не по зубам.
        Чтобы на всякий случай прикрыться от огня вражеских фрегатов и продолжить наблюдение, крейсер "Тунг" и истребитель-разведчик "Тайфун 003" запустили силовые генераторы постановки квантово-волновых экранов защитного поля и приготовились к отражению атаки. Пока еще расстояние до вражеских фрегатов оставалось достаточно большим, а калибр их эмиттеров был малым, но они приближались на высокой скорости, поэтому схватка могла вспыхнуть минут через десять.
        Капрал Бадди пилотировал истребитель-разведчик и, готовясь к отражению вражеской атаки, ставил защитные экраны силовых полей. Лейтенант Темьян занимался приборно-инструментальной разведкой противника, но все это время испытывал неудовлетворением количеством и качеством собираемой информации. Тогда в пилотской кабине истребителя-разведчика "Тайфун 003", словно сама по себе, возникла и развернулась "сфера наблюдения", посредством которой строггская мунгу Лиззи в прошлом не раз помогала тогда штаб-сержанту Темьяну находить выход из, казалось бы, безвыходного положения.
        В "сфере наблюдения" нарисовался четкий шестиугольник походно-боевого построения противника. В центре вражеского построения находилась громоздкая туша вьедского линкора, а вокруг него шесть тяжелых крейсеров образовали шестиугольник. В авангард колонны вошли четыре фрегата, которые далеко оторвались от главных сил, а два корвета даже находились в процессе атаки пары вражеских разведчиков. Двенадцать вьедских эсминцев практически со всех сторон, спереди и по бокам, окружали главные силы походно-боевого ордера движения колонны.
        Вражеская колонна, ни на йоту не ускоряясь, следовала своим маршрутом на сближение с главными силами противника, не обращая внимания на два вражеских разведчика, дрейфующих неподалеку в стороне. Вьедский флагман полагал, что два его фрегата, если не уничтожат вражескую разведку, то сумеют сбить ее с этих выгодных позиций и отогнать прочь. Лейтенант Темьян, продолжая собирать разведданные о противнике, подсознанием понял, что прошли времена "лихих гусарских наскоков". Что по сегодняшним временам каждую атаку корабля группы теперь требуется строить с учетом множества данных по противнику. Вражеская колонна продолжали двигаться своих маршрутом на расстоянии полтора миллиона километров, вскоре она войдет в зоне действия артиллерии своего противник. Строггская "сфера наблюдения" реально воссоздавала в себе картину разворачивающихся в космосе событий и выводила проецировала в себе все, что происходило на этом участке космоса в реальности.
        Темьян рассматривал построение походно-боевого ордера вьедской колонны и размышлял над тем, что можно было бы в этом случае предпринять, чтобы разбить, разгромить вражеские силы и, по возможности, нанести им тяжелый. Так как в этот момент лейтенант Темьян почувствовал бремя ответственности за своих знакомых, товарищей, приятелей и собратьев, которые вот-вот вступят в бой. Оказалось, что существует большая разница между теми офицерами, которые отдают приказ и свой корабль бросают в атаку на врагу, не думая о последствиях атаки и о судьбе членов экипажа своего корабля. И теми офицерами, которые хотят осуществить такую атаку на врагу, чтобы при этом победить и сохранить всех членов экипажа. Но каковыми не были бы результаты атаки, в ней погибшие рядовые матросы и офицеры тяжелым бременем вины возлягут на плечи и на душу офицера, который отдал приказ об атаке. Темьян поменял положение тела в кресле-коконе, снова начал всматриваться в схему построения походно-боевой колонны главных вражеских сил, и тогда схема построения атаки на врага начала формироваться и вырисовываться в его голове.
        Лейтенант Темьян поинтересовался у ИскИна Горемыки, видит ли тот своими виртуально-сенсорными глазами его "сферу наблюдения" и схему построения вражеских сил, которая сейчас в ней отображалась? Горемыка подтвердил, что все прекрасно "видит". Тогда Темьян приказал ему произвести расчет координатов гиперпрыжка маневровой группы эсминцев под командованием капитан-лейтенанта Жаркова в определенную точку пространства. А затем лейтенант попросту указательным пальцем ткнул в схему вражеского построения, отображаемого "сферой наблюдения", чтобы показать, какую именно точку выхода из гиперпрыжка он имел ввиду. Как только Горемыка сообщил, что расчет выхода кораблей группы каплейта Жаркова из гиперпрыжка произведен, то Темьян приказал срочно передать на личный терминал капитан-лейтенанта Жаркова произведенные расчеты, координаты выхода из гиперпрыжка и виртуально-электронную копию "сферы наблюдения".
        В этот момент на лейтенанта вышел капитан Дари и сообщил, что по данным вахтенной службы капитанского мостика его крейсера вражеская группа главных сил только что миновала их точку дрейфа. В настоящее время ей до соприкосновения с главными силами оперативной группы оставалось еще пройти чуть более двух миллионов километров, но уже через пятьсот-семьсот тысяч километров вьедские линкор и крейсера могут открывать эффективный огонь из своих эмиттеров главного калибра. А два вражеских фрегата опасно приблизились к ним на расстоянии эффективного выстрела. В этой связи капитан Дари предлагал произвести или маневр-атаку на вражеские фрегаты, или же уклониться и уйти из-под их атаки.
        Вся эта ситуация отлично просматривалась в "сфере наблюдения". Что же касается последнего предложения капитана андорианина, то Темьяну не хотелось покидать данную точку космического пространства. Здесь прекрасно работала бортовая аппаратура истребителя-разведчика, помогая "сфере наблюдения" формировать корректно-правильную виртуальную картину расположения главных сил противника. Поэтому лейтенант Темьян предложил капитану крейсера "Тунга" атаковать вражеские фрегаты, после чего демонстративно, на глазах противника, отойти к главным силам оперативной группы.
        Через секунду с Темьяном соединился капитан-лейтенант Жарков, который кратко сообщил о том, что получил посланную ему информацию, разобрался в ней и готов приступить к выполнению поставленной перед его группой боевой задачи. Только каплейт не совсем понял и хотел бы получить разъяснение по той графе приказа, в которой говорилось об одновременном входе и выходе трех эсминцев в гиперпространство?! Темьян пояснил, что эсминцы могут в гиперпространство войти сплоченной группой, для этого необходимо, чтобы они в окно гиперпространства входили бы плотно сомкнутой группой, расстояние между эсминцами в тот момент не должно превышать трехсот метров, а разрыв во времени не должен быть более одной секунды. Такого объяснения вполне хватило каплейту Жаркову и он заявил, что приступает к выполнению задания.
        Лейтенанту Темьяну настало время поработать с капитаном первого ранга Кристофером, но он не успел выйти с ним на связь, так как в это время борта двух вражеских крейсеров озарилась вспышкой белого света, которая волной покатилась куда-то в бок от маршрута следования группы главных вражеских сил. Противник, совершенно неожиданно для Темьяна, открыл огонь главным калибром по цели, которая находилась несколько в стороне от линии его движения. Разумеется, этой целью оказался крейсер "Тунг". Капитан Дари слишком увлекся погоней за одним оставшимся целым и неповрежденным вражеским корветом, крейсер слишком приблизился к основной вьедской колонне, за что был тут же наказан залпом главного калибра крейсеров.
        - Удираем! - Мысленно и голосом проорал лейтенант Темьян.
        Андорианский крейсер "Тунг" и земной истребитель "Тайфун 003" повели себя, словно мальчишки во дворе, они "со всех ног" припустились бежать, спешно покидая свои позиции. Но на этот раз капрал Бадди убедительно продемонстрировал пилотам андорианского крейсера, как надо "делать ноги". Он в этой гонке на три корпуса опередил крейсер андорианских пилотов. В результате чего, залп крупного калибра крейсеров противника ушел "в молоко".
        А Темьян тем временем уже связался с каперангом Кристофером крейсера "Армавир", который тоже успел получить свою копию "сферу наблюдения" со схемой расположения и движения главных сил противника. Такому опытному капитану, как Кристофер, не потребовалось много времени для того, чтобы разобраться в идее атаки противника, которую разработал молодой лейтенант.
        Каперанг Кристофер уже сидел в своем командирском кресле на капитанском мостике крейсера "Армавир", с большим удивлением в глазах всматриваясь в лицо Темьяна. Этот совсем еще "мальчишка" так ответственно подошел к своему делу и разработал великолепную схему ведения боя. Он четко описал последовательность действий каждого капитана и каждого командира группы, что только настоящий дурак не поймет его замысла.
        А этот парень хочет не меньше, не больше, как разбить врага с большими для него потерями. Если все пойдет именно так, как он в своем приказе предлагает, то оперативная группа сможет победить в этом бою!
        Размышляя о том, что ему еще не встречался столь подробный анализ и что, если Темьян раньше времени не погибнет, то он "далеко пойдет" на флоте. Когда капитаны оперативной группы впервые встретились с этим лейтенантом, то он им понравился с первого же взгляда, в их душах зародилась уверенность в том, что этот лейтенант удачливый человек. А удача, всегда была весьма значимым фактором в сражениях с неведомым противником! Первый же его бой с противником подтвердил эту уверенность. Не каждый опытный и заслуженный капитан способен провести бой с во много раз превосходящими силами противника и свои корабли вернуть на базу без единого повреждения! Да, и сейчас предлагаемая им схема ведения боя говорила о том, что при четком выполнении всех указанных действия появилась надежда на победу над противником или, по крайней мере, рождалась уверенность, что противник будет задержан и отброшен на исходные позиции.
        В этот момент вахтенная служба доложила, что вьеды вошли в зону действия аппаратуры крейсера. Взглянув на большой обзорный экран, на который начала выводиться последняя информация по противнику, каперанг Кристофер убедился в том, что изображение с информацией, присланное лейтенантом Темьяном, более точно отображает реальные позиции и схему расположения сил врага.
        И в тоже время Кристофер вынужден был признать, что вьеды действуют разумно и грамотно, не давая своему противнику прямой возможности себя атаковать. К тому же они выделили именно такое количество своих крупных кораблей, чтобы они могли бы подавить сопротивление кораблей андориан и землян. Костяк же вьедского соединения был однороден и силен, шесть ударных крейсеров и линкор, могли вести бой, как на дальнем, так и на ближнем расстоянии. Главные же силы андориан и землян были разнородными по своему составу и по классу кораблей. Они состояли в основном из легких или устаревших крейсеров землян и легких крейсеров андориан, которые можно было отнести к классу "эскадренных миноносцев", которые могли бы выдержать один, максимум два удара главного калибра тяжелых крейсеров и линкора противника.
        Вахтенные офицеры капитанского мостика крейсера "Армавир" продолжали работать за своими терминалами, собирать информацию о противнике и готовя залп главного калибра пульсаторов резонаторов, а их капитан Кристофер продолжал задумчиво смотреть на экран, продолжая свои тяжелые размышления.
        Сегодня главные силы враждующих сторон получат возможность напрямую обменяться залпами главного калибра, без промежуточного столкновения эсминцев охранения. Похоже, лейтенант Темьян что-то задумал, так как увел эсминцы куда в сторону и поставил перед ними отдельную задачу. Каплейт Жарков, ни словом не обмолвился об этой задаче, собрал свои эсминцев и куда-то их увел?!
        Кристофер прервал свое затянувшееся молчание и приказал кораблям главных сил оперативной группы заблаговременно поставить квантово-волновые защитные экраны силовых полей, а экипажам кораблей занять места по боевому расписанию и приготовиться к бою. Причем, колокола боевой тревоги не прозвучали на этот раз, все члены экипажей земных и андорианских кораблей давно уже были в боевых скафандрах и уже находились на своих местах. Главные механики перед боем один за другим выкачивали воздух из различных отсеков кораблей.
        Кристофер нашел-таки время и связался еще раз с Темьяном, чтобы сказать, что его колонна главных сил осталась без прикрытия эсминцев. На что тут же получил ответ Темьяна, что крейсер "Тунг" и истребитель "Тайфун 003" берут на себя эту задачу.
        -2-
        В космическом пространстве между двумя планетами Процион 7 и Процион 6 медленно сходились боевые корабли противостоящих друг другу рас и цивилизаций. Андорианам уже не раз приходилось участвовать в межзвездных конфликтах и войнах, которые, правда, ограничивались боями пары-тройки крейсеров противоборствующих сторон.
        Но впервые андорианские универсальные крейсера собирались принять участие в космическом сражении, в котором должны были столкнуться такое большое количество кораблей-участников. Также впервые большое соединение космического флота человечества должно было встретиться в сражении с крупным соединением космического флота враждебной человечеству расы рептилеобразных существ - вьедов.
        Пока дистанция между враждующими космическими флотами сохранялась еще большой для того, чтобы противоборствующие стороны могли бы вести эффективный огонь по уничтожению боевых кораблей друг друга. Но сближение сторон медленно, но уверенно продолжалось.
        В тот момент получилось так, что планета Процион 6 своим массивным телом перекрыла путь световому потоку излучению Проциона "А", а Процион 7 затемнил свет желтовато-светлого карлика Проциона "Б", а в пространстве между планетами образовался черный космический провал. В этом провале космической черноты и должно было произойти космическое сражение двух флотских соединений враждебных друг другу рас. Ни одна из сторон-участниц невооруженным глазом не видела, да и в этой глубокой темноте и не могла увидеть кораблей своего противника, которые, разумеется, не несли на себе габаритных огней. Снова люди и андориане, а также и вьеды в этом космическом бою должны были полагаться только на данные и показания электронной и волновой аппаратуры. Космическая чернота надежно скрывала от невооруженного глаза космические стороны обеих противоборствующих сторон.
        Но как оказалась, и современная аппаратура может давать неверные данные и показания, а также сбой. Совершенно неожиданно два вражеских крейсера в той точке космического пространства, где не было и не должно было быть каких-либо боевых кораблей, внезапно произвели два бортовых залпа. Космический провал между двумя планетами озарился двумя белыми вспышками. Эти два залпа вьедских крейсеров главным калибром, по мнению артиллеристов оперативной группы, вероятнее всего, произвели из-за сбоя в бортовой аппаратуры.
        Так как, если предположить, что вьедские крейсера стреляли по опасно приблизившемуся к их строю неизвестному корабля, то ведь не последовало вспышки ответного залпа, как и вспышки попадания в цель, что говорило только об одном, что вражеские крейсера пальнули в "молоко", в пустоту вакуума космоса.
        Но эти две вспышка позволила штурманам крейсера "Армавир" с высокой точностью определить расстояние, остававшееся до подхода вражеских сил, которое в тот момент составляло один миллион сто тысяч километров. Радары и сканеры дальнего обнаружения других кораблей оперативной группы Объединенного флота, которые захватили вражеские цели, когда они еще только преодолели черту расстояния в один миллион шестьсот тысяч километров, и с того момента постоянно определяли местонахождение и расстояние до противника, подтвердили эту же цифру. Таким образом, до похода кораблей противника оставалось всего один миллион сто тысяч километров. Еще четыреста тысяч километров сближения и группа крейсеров землян и андориан может открывать ответный огонь из своего главного калибра.
        Авангардная группа вьедов, состоящая из трех фрегатов и пары эсминцев, уже пересекли этот рубеж и сейчас находилась в зоне эффективного артиллерийского огня кораблей оперативной группы Объединенного флота. Но стрелять главным калибром по этим малым боевым кораблям противника было бы полностью нецелесообразно. Борьбой с фрегатами и эсминцами противника должны были бы заниматься эсминцы охранения оперативной группы, которые в настоящий момент выполняли секретное задание.
        Расстояние между враждующими флотами сократилось еще на сто тысяч километров, а вражеские фрегаты и эсминцы совсем распоясались. Видя, что противник не обращает на них внимания, они смело выдвигались вперед и, ориентируясь на показания своих приборов, начали постреливать белыми лучами своих малых эмиттеров по крупным вражеским кораблям. Мощные силовые щиты земных и андорианских крейсеров легко выдерживали огонь эмиттеров этих малых вражеских кораблей. Но начало происходить то, чего никто из капитанов оперативной группы не ожидал. Огонь эмиттерами вражеских фрегатов обозначал месторасположение и расстояние до земных и андорианских крейсеров. Таким наипростейшим способом противник получал подтверждения показаниям своих артиллеристских дальномеров и радаров. Командир крейсерской группы, каперанг Кристофер грязно выматерился и потребовал, чтобы его немедленно связали бы с лейтенантом Темьяном.
        Но в эту минуту один из вражеских фрегатов внезапно превратился в ярчайшую вспышку света, а затем его отметка исчезла с экранов радаров. Затем последовала зеленая вспышка молнии, и с экранов радаров исчез вражеский эсминец. Оставшиеся два фрегата и эсминец все вдруг развернулись на сто восемьдесят градусов и начали быстро удаляться в противоположную сторону, чтобы, как можно быстрее, укрыться под крылышком своих главных сил. Но уйти далеко им так и не удалось, две практически одновременные вспышки, одна из которых была зеленого цвета, стерли с экранов радаров обе отметки вражеских фрегатов. Противник практически в полном составе потерял свое боевое охранение, один только эсминец успел добежать и прикрыться вьедскими главными силами. Но они пересекли рубеж в девятьсот тысяч километров.
        Капитан первого ранга Кристофер крикнул вахтенному радисту, отменяя сеанс связи с лейтенантом Темьяном. Ему пришлось поднимать голос до крика из-за того, что на капитанском мостике, да на всех постах крейсера поднялся неимоверный шум и гвалт. Своим криком и свистом матросы, старшины и офицеры экипажа крейсера "Армавир" приветствовали уничтожение вражеских фрегатов и эсминец. Когда шум немного затих, Кристофер попросил радиста связать его со всеми капитанами крейсеров его группы и приказал им быть готовыми к открытию огня главным калибром.
        Первыми залп главным калибром дали крейсера и линкор вьедов. Это была умопомрачающая по красоте и ужасу картина. Внезапно черное пространство между двумя планетами озарилось гигантской белой вспышкой, широкая волна белого пламени, оторвавшись от бортов вьедских кораблей, стремительно понеслась навстречу кораблям Объединенного флота. Волна света была настолько яркой, что на некоторых крейсерах землян, уж очень они были старыми по своей постройке, не выдержали и перегорели механизмы постановки светофильтров, сгорели объективы камер внешнего обзора, установленные на их внешней обшивке. Большая часть этой страшной волны белого пламени промчалась мимо колонны крейсеров оперативной группы Объединенного флота.
        Экипажи земных и андорианских кораблей, незатронутые этой всепоглощающей волной, так и не успели порадоваться своей удаче и тому, что остались живыми.
        Крейсера и линкор вьедов снова озарились белой вспышкой пламени, которая на этот раз прямо пошла навстречу крейсерской группе Объединенного флота. Шедший ей навстречу и впереди колонны земных и андорианских крейсеров, "Армавир" содрогнулся своим стальным корпусом, когда его силовые экраны приняли на себя белое пламя. Силовые щиты выдержали таранный энергетический удар, при этом сохранив пятьдесят процентов своей мощности. На капитанский мостик крейсера, каперангу Кристоферу посыпались короткие рапорты и сообщения о состоянии других крейсеров.
        Андорианские крейсера сохранили шестьдесят процентов мощностей своих фазовых силовых щитов. Хуже всего пришлось крейсеру "Лайтинг", который в свое время был наскоро руку переоборудован из грузопассажирского судна в боевой рейдер, и имел совсем слабую силовую защиту. Его генератор силового поля отдал всю энергию на погашение энергетического удара и сгорел. Каперанг Кристофер только раскрыл рот, чтобы отдать приказ на открытие ответного огня, как вражеские корабли в третий раз озарились вспышкой аннигиляционного удара.
        И на этот раз основная волна энергетического удара пришлась по андорианским и земным крейсерам. Крейсер "Очаков" выдвинулся из боевого ордера немного вперед, капитан третьего ранга Кросс хотел своими мощными силовыми щитами прикрыть крейсер "Лайтинг", но не успел этого сделать. Аннигиляционная волна белого пламени достигла и скрыла под собой крейсер "Когда волна покатилась дальше, то на месте крейсера ничего уже не было, ни спасательного бота, ни членов экипажа в скафандрах и ни единого осколка или покореженной детали. Крейсер Лайтинг" и его экипаж в восемьсот семь матросов, старшин и офицеров аннигиляционной волной был распылен на частицы и атомы, став навсегда неотделимой частью вселенной, превратившись в космический вакуум.
        Капитан третьего ранга Кросс, командир крейсера "Лайтинг", и его геройский экипаж приняли смерть, так и ни разу не выстрелив по врагу!
        -3-
        Лейтенант Темьян не мог видеть, но он слышал переговоры капитанов оперативной группы по поводу гибели крейсера-рейдера "Лайтинг". В тот момент он находился на правом фланге крейсерской группы, с ужасом в душе наблюдая за ходом космического сражения. Три залпа главного калибра вьедских крейсеров и линкора до основания потрясли его разум. Он никогда еще не видел космических сражений подобного масштаба и не думал, что они могут быть такими величавыми, потрясающе красивы и одновременно такими ужасными до безобразия.
        Картина космического боя завораживала, притягивала к себе и с не меньшей силой отталкивала, заставляла озираться и искать убежища, где можно было спрятаться от этих всепоглощающих белых аннигиляционный волн. Высокая скорость движения истребителя в космическом пространстве позволяла Темьяну вовремя уходить из-под этих мощных волновых энергетических ударов противника. ИскИн Горемыка напрямую подключился к дроиду Бадди и, производя мгновенные вычисления движения волн, подсказывал тому, какая точка будет наиболее безопасной в тот или иной момент. Крейсер "Тунг" вообще вышел из зоны поражения аннигиляционных волн и сейчас рыскал по пространству, выискивая малейшую щель в обороне противника, что нанести удар из орудия Зинди. Но пока таких прорех в обороне противника капитану Дари и экипажу его крейсера не удавалось обнаружить.
        Подошло расчетное время, на радиокоммуникационном канале тцт же послышался голос капитан-лейтенанта Жаркова, который с пяти секундными задержками между словами сообщал о прибытии эсминцев в расчетную точку и готовности группы в любую секунду атаковать противника. Сообщение Жаркова слушал и каперанг Кристофер, которого за минуту до этого Горемыка подключил к данному каналу.
        Лейтенант Темьян коротко проинформировал обоих капитанов о последовательности действий кораблей их групп, согласно которой эсминцы Жаркова сохраняют режим "невидимости" и вступают в дело только после того, как "Очаков" своими баллистическими ракетами атакует крейсера и линкор вьедов. Если после этой атаки линкор остается неповрежденным, то его затем должен атаковать эсминец "Стар". Обоим капитанам было все абсолютно ясно и понятно то, о чем им говорил лейтенант Темьян.
        Капитан первого ранга Кристофер выслушал сообщения остальных капитанов своей крейсерской группы о готовности открыть огонь из пульсаторов резонаторов главного калибра и кивнул головой, давая согласие на этот залп. Старший вахтенный офицер тут же продублировал команду на открытие огня.
        Каждый из раструбов пульсаторов главного калибра по пять раз подряд озарился синим пламенем и восемь синих пунктиров по пять энергосгустков в каждом стремительно понеслись к вражеским кораблям. Снова последовала команда на открытие огня, и новая серия пунктиров из пяти сгустков унеслись в темноту космоса. ИскИн артиллерийской группы крейсера "Армавир" доложил, что энергосгустки легли кучно, но силовые щиты вражеских крейсеров выдержали попадания энергетических сгустков. Тогда каперанг Кристофер приказал капитану третьего ранга Герцу, командиру крейсер "Очаков", выдвинуться вперед и произвести атаку противника баллистическими ракетами. Через десять секунд восемь баллистических ракет "Визави" с термоядерными зарядами сошли с направляющих и, разгоняясь до скорости света, полетели в сторону вражеских крейсеров и линкора.
        Если синие пунктиры в черноте космоса не производили особого впечатления, то старт и полет восьми "Визави" вполне впечатлял. Восемь ярких комет с расширяющимися конусом хвостами стремительно удалялись, казалось бы, в пустоту космического пространства. Вьеды мгновенно отреагировали на эти восемь комет, стремительно приближающихся к их крейсерам и линкору. Эсминцы бокового охранения сошли с траекторий орбит своего следования и вышли вперед, чтобы перехватить или расстрелять кометы с тем, чтобы сбить их с курса следования. Но скорость движения ракет оказалась чрезвычайно высокой и вьедские эсминцы запоздали с выполнением задуманного маневра, ракеты проскочили мимо их, только один эсминец вьедов успел дать залп по одной из "Визави". Последовал мощный взрыв, в поражающую зону которого попал и сам вьедский эсминец, пламя взрыва охватило и уничтожило его, оставив в этом месте какие-то ящики, контейнера, железные листы, разбитые и поломанные узлы и механизмы.
        Вьедам повезло, из-за плохой работы механизмов наводки, сказалось устаревшее вооружение старого крейсера "Очаков", вот уже вторую сотню лет несущего тяжелую космическую службу, только одна баллистическая ракета попала в цель, остальные "Визави" прошли мимо цели. Но и одна "Визави" наделала вьедам больших дел, на скорости света она врезалась в совместный силовой щит, поставленный крейсерами и линкором вьедов одновременно. Инерция движения, большая масса ракеты и ее взрыв - все это произошло в одну и ту же секунду, так ударило по единому силовому щиту, что он разлетелся вдребезги, а вражеские крейсера и линкор, словно детские игрушки, были разбросаны в разные стороны. На пару минут члены экипажей этих вьедских кораблей получили сотрясение головного мозга, потеряли ориентировку в пространстве. К тому же вьедам потребовалось время на то, чтобы вернуть под контроль управление кораблями, системы и механизмы которых пострадали от простого механического воздействия.
        Капитан-лейтенант Жарков был профессиональным флотским офицером, он немало повоевал и неплохо знал о том, что, когда наступает минута перелома сражения, то требуется действовать безоглядно и на врага в этот момент нужно бросать все имеющиеся силы, чтобы ускорить момент приближения победы.
        Его "Робин Гул" находился в режиме "невидимости", но приборы и электронная аппаратура аккуратно воссоздавали ситуацию на поле боя, поэтому он вовремя заметил взрыв "Визави" и тот ущерб, который взрыв и таранный удар нанес вьедами. Каплейт правильно оценил ситуацию и дал команду группе своих эсминцев на выход в атаку именно в тот момент, когда враг находился в невменяемом состоянии.
        Эсминцы "Воин" и "Стар" тут же по вражеским крейсерам разрядили трехтрубные аппараты позитронных торпед и, на ходу перезаряжая аппараты, устремились в атаку на колонну главных сил противника вслед за своими торпедами. Вражеские крейсеры и линкор не ожидали появления за своей спиной вражеских эсминцев, в данный момент им нечего было им чего-либо противопоставить.
        "Робин Гуд" приблизился к одному из тяжелых крейсеров вьедов и практически в упор осуществил пуск позитронных торпед единым залпом из двух трехтрубных торпедных аппаратов. Взрывы позитронных торпед с такой яростью и с силой отшвырнули вьедский крейсер от эсминца "Родин Гуд", что он пару раз кувыркнулся в космическом пространстве, а затем его кормовую часть потряс сильнейший взрыв. Лишенный главного двигателя, крейсер начал медленно падать-уплывать в глубины космоса, он полностью лишился управления, а воздух стремительно покидал его покореженные отсеки.
        В этот момент каплейт Жарков наблюдал за тем, как андорианский крейсер "Терм", атаковал второй вражеский крейсер, экипаж которого к этому времени успел восстановить контроль над крейсером, и попытался увести его из-под атаки андорианина. Мелькнула зеленая молния, и обшивка атакованного крейсера заискрилась, заиграла зелеными нитями, растекшимися по всей обшивке его корпуса. Затем эти зеленые нити натянулись и стали стягиваться в единый узел, ломая и коверкая все на своем пути. Вскоре вражеский крейсер напоминал "бабушкин" моток из зеленых нитей, а его экипаж уже не подавал признаков жизни.
        Жарков связался с капитаном Морило, командиром "Терма", чтобы поблагодарить его за отлично проделанную работу. Затем он посмотрел на циферблат электронных часов, с момента вступления в бой его эсминцев прошло целых пять минут, за это время было уничтожено два вражеских крейсера, наставала пора покидать это место, которое вскоре могло превратиться в ловушку для его эсминцев. Еще несколько минут и экипажи вьедских крейсеров и линкора придут в себя, возьмут под контроль свои крейсера и линкор и в секунду уничтожат эсминцев его группы.
        А в этот момент капитан-лейтенант Кристофер Джунио глубоко страдал, он никак не мог выполнить свою основную задачу - подобраться поближе к вражескому линкору и своими позитронными торпедами с термоядерными головками нанести по нему удар. Линкор все еще продолжал беспорядочно кувыркаться в космическом пространстве, так как его вьедскому экипажу из-за инерции вращения было ужасно трудно вернуться на свои боевые посты и взять по контроль громадину этого линкора.
        На эсминце "Стар" имелось четыре боекомплекта позитронных торпед с термоядерными боеголовками, только и стреляй по вражеским кораблям. Но проблема заключалась в том, что экипаж эсминца в основном состоял из "салаг" первого года обучения и с ними было трудно работать, эсминец с большим трудом осуществлял простейшие маневры.
        Поэтому Кристофер Джунио отлично понимал, что, если "Стар" с первого раза своими торпедами не попадет в линкор, то второго шанса на торпедный залп он уже не получит. В какой-то момент впереди эсминца мелькнул просвет между кувыркающимися вражескими крейсерами, каплейт Кристофер Джунио скомандовал пилотам "Стара" протискиваться в этот просвет. Когда щель осталась позади, то на обзорных экранах появился и стал медленно расти бок гигантского корабля. Это мог быть только вьедский линкор. Судьба слегка подшутила над капитан-лейтенантом Кристофером Джунио и его эсминец "Стар" непостижимым образом вывела непосредственно к так желаемой им цели, к вьедскому линкору. В данный момент всего пятьсот километров раздело эти два корабля, было невозможно промахнуться. Но в случае попадания ядерные взрывы своей откатной волной задевали и эсминец "Стар", уйти на безопасное расстояние он не успевал.
        На одном дыхании каплейт Кристофер Джунио выставил прицелы и скомандовал:
        - Торпедные аппараты товсь, ... пли!
        Эсминец "Стар" ощутил легкий толчок, когда шесть позитронных торпед с термоядерными боеголовками покинули его борт. Шесть неярких хвостиков от работы двигателей торпед понеслись к линкору.
        В эфире послышался голос капитан-лейтенанта Жарков, приказывающего всем капитанам кораблей его маневровой группы прекратить бой и занять положенное место в походном ордере для ухода в гиперпрыжок.
        Шесть ярких термоядерных разрывов единой линией засветились в борту гигантского вьедского корабля, но у Кристофер Джунио уже не было времени на ожидание результатов этих взрывов, он дал короткий приказ и "Стар" начал совершать разворот, чтобы поспешить на точку встречи маневровой группы каплейта Жаркова. Вахтенная группа офицеров эсминца на долю секунды потеряла из поля зрения своей аппаратуры только что атакованный ими вьедский линкор.
        А линкоры сразу не умирают даже от одновременного взрыва шести термоядерных торпед, экипажи могут долго бороться за выживаемость своих больших кораблей. На капитанском мостике вьедского линкора "Мессия" царила деловая, рабочая обстановка. Капитан первого ранга Норм, командир линкора, со злобой в глазах наблюдал на обзорном экране за уходящим андорианином. Он посмотрел в сторону вахтенного артиллериста и тот, прочитав приказ в глазах своего командира, нажал кнопку открытия огня главным калибром.
        Вьедская эскадра остановилась, совершила разворот "все вдруг" и во главе с едва ползущим линкором "Мессия" отправилась к Проциону 7 на базу Флота вторжения.
        Глава 6
        -1-
        Той цели, которой так и не смогли достичь вражеские крейсера и линкор во время боя со старыми крейсерами оперативной группы Объединенного флота, вскоре достигли вьедские эсминцы. Эти космические корабли своими постоянными и стремительными набегами, наскоками на крейсера оперативной группы Объединенного флота, вскоре заставили корабли землян и андориан покинуть орбиту Проциона 6 и отступить к следующей планете системы Малого Пса, Процион 5. Вьедские эсминцы имели мощные двигатели, позволяющие им практически с места развивать высокую скорость, хорошую броневую защиту и мощные силовые экраны. Немного подкачало их вооружение, оно не было таким дальнобойным и мощным, как, скажем, у тех же вьедских крейсеров, но огонь их эмиттеров с дистанции в триста-четыреста тысяч километров был весьма ощутимым и мог нанести повреждения даже такому мощному крейсеру, как "Армавир".
        Когда вьедское командования Флота вторжения предприняло попытки уничтожить или потеснить корабли оперативной группы Объединенного флота крейсерами и линкором, то в этом бою эсминцы выполняли второстепенную роль, решая задачи боевого охранения.
        В том бою они практически не принимали участия и ничем себя не проявили.
        Но уже через пару часов после окончания того большого сражения, шесть вьедских эсминцев неожиданно для командования оперативной группы атаковали их корабли на орбите Проциона 6 и обстреляли их с дальней дистанции. Разумеется, обстрел средними эмиттерами с дальней дистанции не мог и не принес каких-либо положительных результатов, слабая аннигиляционная волна прошла несколько в стороне от целей. Но экипажи андорианских и земных кораблей были подняты по боевой тревоге и некоторое время занимали места по боевому расписанию.
        Вьедские эсминцы, немного постреляв, вскоре скрылись в глубинах космического пространства.
        Но только члены экипажей андорианских и земных кораблей разошлись по каютам, как снова вблизи кораблей оперативной группы появились вьедские эсминцы и на ее кораблях снова прозвучала боевая тревога. Два вьедских эсминца, находясь в режиме "невидимости", незаметно подобрались к самому борту "Очакова" и пустили в ход свои эмиттеры. На крейсере в результате этого обстрела возник пожар, который, разумеется, был быстро локализован тревожно-спасательной группой дроидов. Атаковавшие крейсер вражеские эсминцы также незаметно отошли и скрылись в космосе. Андорианские крейсера, которые в тот момент несли боевое охранение кораблей оперативной группы, долго носились по околопланетарному пространству, пытаясь обнаружить и уничтожить эсминцы врага.
        И тогда пошло и поехало! Практически каждые два часа корабли оперативной группы стали подвергаться налетам вражеских эсминцев. Командование группы безуспешно ломало головы над тем, как заранее обнаруживать и уничтожать эти вражеские эсминцы, но ничего эффективного оно придумать так и не смогло.
        Андорианские крейсера по скорости движения и своему вооружению великолепно подходили для борьбы с вражескими эсминцами. Один только выстрел из орудия Зинди и с кораблями этого класса было покончено. Но чтобы произвести этот выстрел, андорианскому крейсеру требовалось время на то, чтобы выйти и занять позицию для осуществления такого выстрела. Ну, а вьедский эсминец все это время не стоял на месте и не ожидал, когда по нему произведут выстрел из орудия Зинди, за это время он далеко "убегал" от своего противника. Вражеский эсминец при своей скорости в 90 НГСС по скорости перемещения из одной точки космического пространства в другую точку он приближался к истребителю-разведчику "Тайфуну 003".
        Земной эсминец "Воин" немногим уступал вражеским эсминцам в скорости, но был равен им в броневой волновой защите, и превосходил в вооружении. Его позитронные торпеды, хотя и не имели термоядерных боеголовок, в пух и прах разносили фазовые силовые защитные поля вражеских эсминцев и наносили им такие повреждения, что восстанавливать пораженные его торпедами вражеские эсминцы было нецелесообразно. Но в оперативной группе "Воин" оказался единственным кораблем класса "космический эсминец" после того, как в одном из боев погиб его напарник эсминец "Стар".
        Однажды, во время очередного вражеского налета, каплейт Гампи, командир эсминца "Воин", настолько разъярился на вьедов из-за их наглого поведения, что бросился в лобовую атаку сразу же на шесть вьедских эсминцев. Капитаны рептилии не ожидали того, что какой-то там андорианин в совершенном одиночестве бросится атаковать целый дивизион вьедских эсминцев с отлично подготовленными и обученными экипажами. Они вежливо расступились, словно приглашая андорианина в свою компанию, простейшую ловушку, много раз репетируемую на боевых учениях.
        Когда земной эсминец "Воин" оказался в центре окружения вражеского дивизиона эсминцев, то он оказался полностью отрезанным от своих боевых товарищей, боевых кораблей оперативной группы. Но капитан-лейтенант Гампи и экипаж эсминца "Воина" проявили настоящий характер воинов, шесть позитронных торпед, выпущенные двумя трехтрубными торпедными аппаратами эсминца, унесли в бескрайние края вселенной души капитана и членов экипажа головного вражеского эсминца.
        В ответ пять вьедских эсминцев дали объединенных залп всеми своими эмиттерами по одинокому "Воину". Квантово-волновые экран силовых щитов земного эсминца продержались целую минуту боя. Но все-таки не выдержал мощного напора аннигиляционной волны, со всех сторон обрушившейся на одинокий земной эсминец.
        Когда сгорел квантовый генератор, то были разрушены, сожжены и уничтожены все надпалубные настройки земного эсминца, торпедные аппараты заклинило. От "Воина" практически остался один только корпус, обгоревший до черноты, да и пока все еще действующие двигатели, а также семьдесят процентов членов экипажа. Правда, многие матросы, старшины и офицеры эсминца "Воин" находились без сознания из-за разрушительного воздействия волны антиматерии. Земной эсминец, по-прежнему, находились во вражеском окружении, уходить ему было некуда, все пути отхода были перекрыты. Вражеские эсминцы готовили второй залп эмиттерами главного калибра, чтобы окончательно добить вражеский эсминец.
        Казалось бы, для "Воина" и его экипажа наступал последний рубеж их жизни, который они вот-вот должны были перешагнуть, так как им было совершенно нечем противостоять врагу. Но в этот момент два андорианских крейсера "Торб" и "Торс" нанесли мощный удар по двум наиболее активным эсминцам вьедов, еще раз продемонстрировав, что от орудий Зинди вьедам пока нечем защищаться. Зеленые ручейки молнии завязали в смертельный клубок-узел оба вражеских эсминца и затягивались до тех пор, пока не образовались пара небольших клубков зеленых нитей. По всей очевидности, командир вьедского дивизиона находился на борту одного из этих погибших вражеских эсминцев, так как сразу же нарушалась координация действий оставшихся трех вьедовских эсминцев. Спасая свои жизни, капитаны рептилии этих эсминцев отдали приказ на отступление, вскоре огоньки работающих дюз скрылись в глубинах космического пространства.
        "Торс" взял "Воина" в захват своих грузовых манипуляторов, так как этот эсминец был всего лишь двести метров длиной и имел массу всего в семьдесят тысяч метрических тонн, и оттащил его под бок к крейсеру "Армавир". Ремонтная бригада дроидов крейсера, накопившая неоценимый опыт работ по восстановлению доисторических узлов, агрегатов и механизмов самого крейсера, тут же принялась за восстановление эсминца "Воина".
        А из обгоревшего корпуса эсминца эвакуировали раненых членов экипажа, чтобы отправить в гибернационные саркофаги медсанчасти для последующего излечения. Капитан-лейтенант Гампи был еще жив и мог разговаривать, но его тело было парализовано. Каплейта проинформировали о том, что экипаж его эсминца спасен, а сам эсминец через двое суток будет восстановлен и он тогда сможет снова вступить в его командование. После этих слов, капитан потерял сознание, а его отправили в медсанчасть, чтобы уложить в саркофаг гибернации.
        Столь неожиданная потеря трех эсминцев не остановила вьедское командование от дальнейшего использования эсминцев для продолжения налетов на корабли оперативной группы.
        Некоторое время эти налеты носили привычный характер, появлялась группа вьедских эсминцев, производила обстрел кораблей оперативной группы и исчезала в космических глубинах. Такие налеты настолько часто повторялись, что капитаны и экипажи кораблей оперативной группы вскоре к ним привыкли и с недавних пор перестали на них обращать внимания. Но утром третьего дня таких налетов произошли некоторые небольшие и незаметные тактические изменения в действиях вражеских эсминцев.
        Группа из четырех вьедских эсминцев приблизилась к кораблям оперативной группы и, обстреляв их из эмиттеров, понеслась в глубины космоса. Но на этот раз вьедские эсминцы отошли до границы зоны ведения эффективного огня главным калибром крейсеров оперативной группы и начали на этом рубеже вызывающе маневрировать.
        Честно говоря, к этому времени командование оперативной группы уже привыкло к тому, что вражеские эсминцы, немного постреляв, уходили и скрывались из виду. Оно особо по этому поводу не беспокоилось, так как эти обстрелы, если и наносили повреждения кораблям, то чисто номинального характера. А главной задачей для командования оперативной группы было, выиграть время и дать Объединенному флоту хорошо подготовиться к генеральному сражению. Поэтому, и в данном случае командование оперативной группы не обратило особого внимания на то, что сейчас вьедские эсминцы совсем не ушли, а остались маневрировать на границе зоны действия своей бортовой аппаратуры. Оно даже не задумалось над тем, а почему вьедские эсминцы иак поступили и чего они там ожидают?
        По всей очевидности, с другой стороны к этому времени во главе вьедского Флота вторжения встал умный и талантливый флотоводец. Этот вьедовский флагман, проанализировав действия своих легких сил, разработал вариант их эффективного использования. Адмирал рептилия, не откладывая дело в долгий ящик, решил на практике применить свои новые тактические преобразования . Первый удар этот адмирал решил нанести по андорианским кораблям, дрейфующим на орбитах Проциона 6, на слишком близком к его главной базе расстоянии.
        Вскоре к задержавшимся вьедским эсминцам подошла новая группа из двух эсминцев. Объединившаяся группа вьедских эсминцев продолжила дрейфовать на рубеже зоны действия электронной аппараты и той и другой стороны. Корабли оперативной группы, по-прежнему, проявляли инертность и никак не реагировали на действия вражеских эсминцев, продолжая дрейфовать на орбитах Проциона 6.
        Каперанг Кристофер после неожиданной потери своего единственного сына капитан-лейтенанта Кристофера Джунио потерял способность к сну, и все свое время теперь проводил в капитанской рубке крейсера. На людях ему было легче переносить горе потери своего сына, да и время в работе и в общении с офицерами вахтенной службы пролетало быстрее и незаметнее. Оно помогало, хотя бы на время, позабыть о смерти сына.
        Когда офицер-разведчик доложил о появлении двух новых вражеских целей, каперанг Кристофер привычно занял свое капитанское кресло и стал внимательно наблюдать за действиями вражеских эсминцев. Раньше эти эсминцы после обстрела кораблей оперативной группы, сломя голову, уносились прочь, скрываясь на просторах космоса. А эти эсминцы повели себя самым странным образом, они, не особо приближаясь, немного постреляли по кораблям оперативной группы, а затем удалились на эту дистанцию. С тех пор они ее не покидали и постоянно вели какие-то измерения, словно готовились с этой дальней позиции снова обстреливать корабли оперативной группы. Но эта позиция была слишком отдалена, чтобы с нее этим эсминцам вести обстрел вражеских кораблей своими недальнобойными эмиттерами.
        Кристофер подумал, не переговорить ли по этому вопросу с каплейтом Жарковым, командиром оперативной группы?! Но, как только он вспомнил о том, с каким злорадством ему вчера отвечал офицер радист эсминца "Робин Гуда", сообщая, что каплейт Жарков сейчас переговаривается с контр-адмиралом Ришелье, то у него пропала малейшее желание пообщаться с флагманом оперативной группы.
        Вахтенная служба снова подтвердила, что вражеские сканеры, дальномеры и поисковые локаторы этих эсминцев продолжают работать, не переставая.
        От нехорошего предчувствия у каперанга сжалось сердце. Действуя по наитию, каперанг Кристофер приказал поставить силовые щиты корабля. Офицеры вахтенной службы удивились этому странному приказу. Ведь, даже тогда, когда эсминцы кружились рядом с крейсером, то защитные экраны каперанг никогда не ставил. Видимо, после смерти сына старик капитан сдает, всего начинает бояться! Но его приказ выполнили. Заработали генераторы силового поля, и защитные поля развернулись во всю свою ширь и мощь. Своими фазовыми силовыми полями "Армавир" прикрыл не только свой корпус, но и эсминец "Воин". Завтра этот эсминец должен отойти от борта крейсера "Армавир" и принять на борт свой экипаж, сегодня он внешне уже более походил на боевой корабль.
        Другие крейсера оперативной группы, следуя примеру флагмана, тоже развернули полотнища силовых полей над своими корпусами.
        И в этот момент в глубине космоса родилось волновое цунами в виде белой аннигиляционной волны, которая стремительно покатилось в сторону кораблей оперативной группы Объединенного флота. Первый линейный бой с вьедами убедительно продемонстрировал силу и мощь силовых генераторов крейсера "Армавир". Они выдержали все три объединенных залпа крейсеров и линкора противника, но не в этот раз.
        Цунами яростно обрушилось на этот старый земной крейсер и погребло его под собой. Малую долю секунды другие капитаны могли наблюдать прекрасный силуэт крейсера "Армавир" в переливах белого света. Но, когда свет погас и куда-то ушел, то на месте крейсера не было ничего, оставался только вакуум космического пространства. ИскИны андорианских и земных кораблей в один голос затараторили о том, что с экранов локаторов непонятным образом исчез самый крупный корабль оперативной группы крейсер "Армавир" и пришвартованный к нему эсминец "Воин". Но в этот момент накатилась вторая волна белого цунами, которая обрушилась на крейсер "Факсу", который через мгновение так же, как и "Армавир", растворился в бесконечных просторах вселенной. Третья волна цунами унесла с собой два андорианских крейсера "Торс" и "Терто".
        За две минуты вьедского обстрела оперативная группа потеряла четыре крейсера и пять тысяч четыреста два человека и андорианина, членов экипажей боевых кораблей.
        Во второй половине этого же дня остаткам оперативной группы Объединенного флота было приказано сняться с якорей и покинуть орбиты Проциона 7, передислоцироваться на орбиты Проциона 6. В оперативной группе на тот момент оставалось всего четыре андорианских крейсера "Тунг", "Терм", "Торн" и "Торб", а также эскадренный эсминец "Робин Гуд" и крейсер "Очаков".
        -2-
        Эти два дня истребитель-разведчик лейтенанта Темьяна, по личному приказу капитан-лейтенанта Жаркова, провел в секторе расположения флотской базы вьедского Флота вторжения, занимаясь наблюдением за ее активностью действиями кораблей вьедского флота. Контр-адмиралу Ришелье захотелось знать точное время выступления главных сил вьедского Флота вторжения по направлению к планете Андория. В настоящий момент штаб флагмана Объединенного флота приступил к разработке плана генерального сражения, в ходе которого враг должен был быть остановлен, разбит и повернут вспять, разумеется. Но для того, чтобы боевые корабли Объединенного флота могли бы своевременно выйти в сектор космического пространства, где, по предположению штаба, должно было бы пройти это генеральное сражение, штабистам потребовалось узнать более или менее точное время, когда главные силы вьедов покинут свою базу.
        Темьян, разумеется, очень удивлялся тому, на каком это основании контр-адмирал Ришелье и его штаб пришли к мнению, что вьеды желают или хотят провести такое генеральное сражение?!
        По своему прежнему опыту общения с этими разумными рептилиями, лейтенант хорошо знал, что вьеды не любят рисковать. Они никогда не будут чего-либо добиваться, делая одну только крупную ставку, а постараются достичь своей цели серией мелких последовательных действий. Ведь во втором случае, всегда можно вмешаться и внести необходимые коррективы в процессе достижения конечной цели. Проведение же генерального сражения таит в себе много неучтенных факторов, вмешиваться в его ход, чтобы изменить конечный результат, иногда бывает невозможно или слишком поздно. Но спорить с контр-адмиралом по такому простому вопросу какому-то лейтенанту, это все равно что "моське лаять на слона", в ущерб самому себе и своей военной карьере. Поэтому лейтенант Темьян, выслушав приказание капитан-лейтенанта Жаркова, лихо козырнул и отправился выполнять полученное задание.
        Уже находясь в кабине истребителе-разведчике, Темьян связался с капитаном Дари и попросил "будущего императора" Андории без него не проявлять особую лихость в наскоках на противника и сказал, что через два дня вернется с задания и тогда, они что-нибудь придумают интересное.
        Капрал Бадди был невозмутим, как истинный дроид, поэтому не реагировал на шуточки ИскИна Горемыка, которому снова страшно хотелось пилотировать "Тайфун 003". Но после позорного приземления у штаба Верховного командования Андории, Бадди не подпускал ИскИна к штурвалу, ограничиваясь обещаниями, дать Горемыке возможность пилотировать машину когда-нибудь в будущем. Истребитель покинул орбиту, оставив позади себя корабли оперативной группы на орбите Проциона 6, и, коротко разогнавшись до световой скорости, вошел в окно гиперпрыжка. Координаты спутника-астероида, места базирования Флота вторжения на Проционе 7 были хорошо известны, поэтому ИскИн Горемык отлично просчитал гиперпрыжок, который прошел без нелепых случайностей.
        "Тайфун 003" натянул кокон невидимости, еще находясь в гиперпространстве, а в нормальном космическом пространстве он уже появился в коконе "невидимости" незаметным и не регистрируемым объектом для приборов, сенсоров и датчиков противника.
        В данный момент пространство сектора флотской базы было буквально напичкано боевыми, вспомогательными и даже гражданскими судами вьедов, которые сновали по своим делам в разные стороны. Поэтому Темьян поинтересовался у Горемыки, чтобы тот предложил, чтобы противник раньше времени не обнаружил бы их истребитель-разведчик. В этой большой сутолоке снующих туда и сюда кораблей имелся большой шанс случайного столкновения или случайного обнаружения. ИскИн Горемыка, серьезно отнесся к вопросу командира, задумался, а затем предложил использовать схему "маятника".
        Если оставаться в одной точке космического пространства, то шанс столкновения или обнаружения повышался, но, если истребитель будет постоянно, но хаотично, тщательно отслеживая пространство вокруг себя, перемещаться с одной точки в другую, меняя при этом параметры своего перемещения, то шанс столкновения или обнаружения существенно снижался. В то же самое время подобное маятниковое перемещение по сектору не мешало аппаратуре истребителя-разведчика вести наблюдение за вьедской флотской базой отслеживать ситуацию на астероиде и, в случае необходимость, зарегистрировать выход в космическое пространство крупного соединения кораблей Флота вторжения с базы.
        Поэтому, вот уже вторые сутки "Тайфун 003" выделывал искусные танцевальные "па" в секторе расположения вьедского Флота вторжения. У капрала Бадди временами "кружилась" голова от горемыкинского маятника, поэтому он благосклонно предоставлял возможность ИскИну немного "порулить". ИскИн Горемыка в такие мгновения был готов Бадди свою душу продать, если бы она у него, разумеется, имелась, только за одну минуту пилотирования истребителя-разведчика.
        Таким образом, виртуальные друзья развлекали и забавляли друг друга, а лейтенант спал и в перерывах между сном вел долгие и нудные разговоры с офицерами штаба контр-адмирала Ришелье, которых очень интересовало, что делают вьеды и когда они двинут корабли на генеральное сражение. В конце концов, Темьян устал от этих пустых переговоров и приказал Горемыке сымитировать его голос и с этого момента отвечать на вопросы доставших его штабных офицеров. Что ИскИн с громадным удовольствием начал выполнять, не забыв при этом намекнуть своему командиру, что пора бы и для него подыскать тело какого-нибудь глупого дроида, тогда он сможет перемешаться на ногах-манипуляторах, более активно принимать участие в жизни.
        Лейтенант Темьян в тот момент дремал и сонно размышлял о том, как долго эти проклятые штабисты будут его держать на привязи в этом проклятом вьедском секторе. Он прекрасно понимал, что пребывание в этом месте, переполненном вражескими кораблями, бесконечно долго продолжаться не может, рано и поздно его истребитель-разведчик будет обнаружен и тогда придется удирать. Но в этом случае вьеды, наверняка, заинтересуются, почему вражеский разведчик так долго находился у них под боком. Тогда и ежу будет понятно, что космические истребители хорошо использовать в качестве разведчиков, из чего вьедское командование сделает соответствующие выводы. Вьеды имеют достаточно много талантливых инженеров, чтобы свои планетарные истребители "Сапсан" переделать в космические истребители. Среди вьедов также имеется достаточно много хороших стратегов, чтобы для космических истребителей разработать специальную тактику использования в бою. Тогда, прощай преимущество, которое сегодня таится в недрах авианосца "Этернити" и в корабле-носителе такшипов "Жано" на победу Объединенного флота.
        Именно в эту секунду последовал очередной вызов лейтенанта Темьяна на связь, ИскИн Горемыка усталым голосом под лейтенанта Темьяна начал разговор с очередным собеседником. Темьяну показалось, что на этот раз его вызывал не незнакомый штабист, а наоборот очень знакомый голос. Он переключил связь на свою гарнитуру и продолжил разговор с контр-адмиралом Уилксом. По голосу контр-адмирала чувствовалось, что он очень устал и чем-то сильно огорчен. Уилкс поинтересовался, как его дела и как долго он собирается со своей виртуальной командой, на канале послышался смешок подслушивающего ИскИна Горемыки, находится в секторе дислоцирования вражеского флота? Темьян на этот вопрос дал очень простой ответ, он сказал, что ждет на это указаний или приказа капитан-лейтенанта Жаркова.
        - Тогда возвращайся на авианосец, сынок. - Сказал контр-адмирал Уилкс. - И жди дальнейших указаний генерала Ксаавика или моих. С большим огорчением должен тебе сообщить, что оперативной группы больше не существует. Сегодня утром противник нанес сильный массированный удар по кораблям оперативной группы, в результате которого она потеряла пятьдесят процентов своих кораблей. Погибли по два андорианских и земных крейсера, а также эсминец "Воин". Принимая во внимание эти обстоятельства, командование Объединенного флота приняло решение о расформировании оперативной группы и о возвращении ее остатков на Андорию. Таким образом, враг захватил Процион 6 и сейчас на этой планете приступил к строительству опорных баз, а на Процион 5 сегодня вечером будут отправлены два дивизиона андорианских и вулканианских крейсеров. Для твоей информации, Монархическое государство Вулкан, расположенное на планете Вулкан в созвездии Эридана, сегодня подписало договор о мире, дружбе и взаимной помощи с Андорианской Империей. Договор вступил в силу с момента его подписания, таким образом, возросла мощь Объединенного флота.
Андория ведутся переговоры и с другими цивилизациями вселенной, но они пока еще далеки от завершения. Поэтому мы так нуждаемся в оттяжке столкновения с Флотом вторжения вьедов, нам требуется время, чтобы подготовиться и нанести вьедам такой удар, от которого они не оправились бы. Так, что мне и тебе придется еще много повоевать, сынок. Твой приятель капитан Дари уже вернулся на Андорию и шлет тебе свой привет. Пока, сынок, и до встречи! -
        С этими словами лицо контр-адмирала Уилкса исчезло с экрана монитора.
        -3-
        Лейтенант Темьян едва выполз из пилотской кабины стимулятора истребителя "Тайфун-4". Он был разбит и помят, как никогда в своей молодой жизни. Ему так хотелось этим салагам, еще не видевшим настоящего вьеда, продемонстрировать свое высокое искусство высшего пилотажа.
        Но, чтобы он не предпринимал, как эти салаги его сбивали!
        Причем, его сбивали не в групповом бою, где в общей толкучке в небе всякое могло произойти, его сбивали в поединках один на один. И всегда его сбивала эта девчонка, все лицо которой было покрыто золотыми конопушками, а сама она была два вершка росточком.
        Три раза Темьян пытался доказать и показать этой неопытной молодежи, как надо воевать и пилотировать истребитель, а также показать себя настоящим "асом". Поднимаясь на высоты в атмосфере планеты или маневрируя в черноте космоса, он выполнял сложнейшие фигуры высшего пилотажа, но, как только на него выходил истребитель с желтым хвостовым оперением, то на втором заходе этот истребитель его обязательно сбивал.
        Сначала Темьян подумал, что это случайность, но когда "случайность" повторилась на третий раз, причем его истребитель сбивали и с ближнего и с дальнего расстояния. Тогда лейтенант Темьян решил, что стимулятор истребителя не в полном порядке и, используя свое знакомств с ИскИном авианосца Горемыкой, вызвал ремонтную бригаду для отладки оборудования тренажерного и стимуляторного зала. Дроиды механики авианосца провозились со стимулятором два часа и, сделав его окончательную юстировку, уходя, гнусно заявили, что со стимулятором-то все в порядке, но вот пилоту следует мозги вправить и немного ему подучиться, чтобы уметь с техникой обращаться.
        Последний бой Темьян решил провести в условиях космоса, который считал пространством, для которого был рожден. На этот раз с ним в поединок вступил другой истребитель, вернее, тот же истребитель, но с другой окраской кормы. Две минуты продолжался этот поединок, и он снова был сбит позитронной торпедой. Еще не прекратила светить вспышка термоядерного взрыва, как разъяренный Темьян вылетел из пилотского кокона, чтобы поговорить и высказать пару слов пилоту победителю. Но когда увидел эту девчонку пигалицу, то у него отнялся язык и мысленно, матерно выругавшись, он пошел в бар авианосца заливать свое горе.
        Когда это бывало, чтобы его сбивали девушки, которых от пола не видно?!
        До глубины души обиженный отношением молодежи к заслуженным ветеранам, злой и раздраженный лейтенант Темьян вприпрыжку умчался из зала со стимуляторами. Он даже не попрощался с конопатенькой девчушкой, не желая срывать на ней свое накопившееся раздражение.
        В баре кают-компании "Этернити" он нос к носу столкнулся с майором Елен. Да, его старая знакомая получила новое звание, а как женщина, стала еще более красивой и привлекательной. Вокруг нее толпилось несколько офицеров экипажа авианосца и несколько пилотов, почему-то только из бомбардировочной эскадрильи. Разумеется, знакомый лейтенант Мосле тоже был в баре, не оставлял своим вниманием красавицу первого пилота авианосца, каждую секунду говоря ей комплименты и за свой счет покупая прохладительные напитки.
        Как только Темьян перешагнул порог бара, майор Елен совершенно по-девичьи взвизгнула и бросилась ему на шею. При наплыве большого количества народа, Елен рьяно целовала Темьяна в губы и не могла от него оторваться. Офицеры, присутствовавшие в баре, зашептались по поводу такого несдержанного поведения первого пилота "Этернити", которая в их рядах давно уже прослыла "недотрогой". Но, когда один профессионал-бабник громко на весь бар сообщил, что этот лейтенант по любовной части уделал самого полковника Гризли, то бар моментально замолчал и офицеры более внимательно присматривались к все еще продолжающему поединку мужчины и женщины. С большим трудом Темьяну удалось снять с себя Елен и самому оторваться от ее губ, которые ему показались такими сладкими и желанными. Две недели в космосе без душа и женщины давали себя ждать.
        Лейтенант Мосле подошел к нему и протянул руку для рукопожатия свою, а затем лейтенанта Темьяна представил своим коллегам бомберам. Те уже прослышали про подвиги оперативной группы и, зная, что лейтенант воевал в ее составе, с глубоким уважением пожимали ему руку. А Елен не отходила от него ни на шаг, держась обеими руками за рукав его френча, словно боялась потерять этого симпатичного и так нравившегося ей парня.
        Когда церемония знакомства и пожимания рук завершилась, то офицеры бомберы пригласили лейтенанта Темьяна за свой стол, где его и его подругу стали угощать бесплатной выпивкой. Темьян принципиально не принимал алкоголя, вот и в этот раз, чтобы не обидеть своих новых друзей, он временами прикладывался губами к бокалу с виски, но так и не сделал из него ни единого глотка.
        А майора Елена нельзя было узнать, она поглощала бокал за бокалом и через час была пьяна до невменяемости. Пьяная майор полулежала на своем партнере, видимо, и сейчас она, даже будучи в таком прекрасном состоянии, очень боялась упустить свою "золотую рыбку". А лейтенант Темьян в эту минуту размышлял, что ему делать с пьяной Елен. Где находится ее каюта, он так и не узнал. Поэтому решил, что, если судьба подсунула ему подвыпившую Елен, то он должен повиноваться судьбоносному решению и тащить женщину в свою каюту. Он заранее связался с Горемыкой и Бадди и посоветовал им, чтобы они освободили бы каюту и ночь погуляли бы где-нибудь на стороне.
        Только он собрался взять майора Елен под локоток и повести ее в свою каюту, как в баре появились новые посетители.
        На этот раз в него влетела большая группа летчиков истребителей, среди которых было немало девушек, причем, очень симпатичных девушек. Правда, красоту девушек было трудно оценить из-за той униформы, которая была на них. Эта униформа делала все возможное, чтобы девчонки выглядели одинаково с парнями, чтобы у всех была одна фигура и одно лицо. Поэтому Темьян первоначально и не обратил своего внимания эту группу, вот только какой-то диссонанс заставил его поднять глаза и еще раз внимательно осмотреть девчонок и мальчишек в военной форме. Одна из девиц оказалась совсем маленького роста, была настоящей миниатюрой с конопушками на лице. К тому же эта девчонка, ко всему прочему, оказалась совершенно медноволосой.
        Все унижения и обиды этого утра немедленно вернулись к лейтенанту Темьяну. За один только день он трижды встретился с этой девчонкой, которая "набила ему морду" в атмосфере планеты, а в космосе она его уделала, как последнего несмышленыша. Все это свидетельствовало только об одном, что его жизнь покатилась по наклонной плоскости, удача и счастье начали поворачиваться к нему тыльной частью своего тела. А эта девчонка пилот, увидев лейтенанта Темьяна, сидящего в компании летчиков бомберов за столиком, почему-то она не заметила майора Елен, лежащую по обок с лейтенантом, громко завизжала, закричала и бросилась "Казанове" на шею. Она при всех начала его бесстыдно тискать, целовать и обнимать. Присутствующие в баре офицеры с абсолютным спокойствием восприняли этот восторженно-самоубийственный бросок девицы на шею этому лейтенанту ловеласу, да и как иначе могла бы себя повести очередная жертва этого любовного террориста, перед которым даже полковник Гризли отступил.
        Темьян боялся движением своих рук повредить это нежное и хрупкое тело целующей его девчонки пилота. Но в этот момент в борьбу за любовника решила вступить ужасно грозная и пьяная майор Елен. Он, словно проснулась от спячки, и некоторое время непонимающими глазами смотрела на эту рыжеволосую миниатюру, которая восторженно визжала, кричала и одновременно крепко целовала ее парня, ее "собственность". Затем до первого пилота авианосца дошла мысль о том, что и в эту ночь ей, по всей очевидности, придется спать одной в холодной койке, поэтому она решила начать действовать. Попыталась встать на ноги, но этого у нее не получилось, из-за чего ей пришлось снова падать на лейтенанта, громко крича:
        - Да, кто ты такая и почему целуешь моего лейтенанта? Сначала Машка его целовала, теперь ты его целуешь, а когда я будут его целовать?
        Офицеры в баре проснулись от спячки и зашевелились, начали потихонечку подтягиваться к месту схватки любовного треугольника. Не каждый раз тебе удается стать зрителем такого увлекательного зрелища, когда две женщины не на жизнь, а на смерть сражаются за лейтенантика. Появился капитан Лобков и с большим интересом посмотрел на то, как Темьян барахтается под двумя женщинами. Лейтенант Мосле бросился к командиру и в двух словах объяснил ему суть происходящего. Но в этот момент рыжеволосая миниатюра выбралась из куча-мала, быстрыми движениями рук поправила свое обмундирование и, глядя майору Елен, прямо в глаза, громко на весь бар заявила:
        - Этот лейтенант мой будущий муж и я его никому не отдам!
        В этот момент в бар зашел вызванный барменом офицерский патруль. Который стал наводить порядок. На всякий случай, патруль арестовал лейтенанта и майора. В кампанию арестованных активно набивалась и рыжеволосая миниатюра, причем, она хотела в одну камеру с лейтенантом, но патруль ее не заметил, поэтому и не забрал.
        Глава 7
        -1-
        - Слушай, лейтенант, ну, что ты вытворяешь с этими женщинами военнослужащими, крутишь им головы, - ласково говорил контр-адмирал Уилкс, разглядывая помятое лицо лейтенанта Темьяна, - весь авианосец стоит на ногах, зубоскалит, веселится, рассказывает о твоих любовных похождения, дуэлях и драках. Первый пилот "Этернити" напилась, как последний алкаш, и из-за тебя всю ночь провела на гауптвахте. Контр-адмирал Беликов, командир авианосца, рвет и мечет. Хочет до тебя добраться и наказать по полной. Кто же знал, что он глаз положил на этого майора. Он даже на гауптвахту за ней лично ходил и уговаривал не сердиться. Полковник Гризли требует, чтобы тебя срочно перевели в его дивизию, которая сейчас осваивает планету Сизиф, по-нашему Процион 3. Получается, тебя невозможно даже на пару часов отпускать на "Этернити", обязательно возникнет скандал с твоим участием. Не мог бы ты поумерить свой аппетит по женщинам и, хотя бы на время, иметь дело только с одной из них! Ну, вот хотя бы с этой конопушкой, которая объявила тебя своим мужем. Ты хоть знаешь, как ее зовут? -
        В ответ Темьян отрицательно покачал головой, а донельзя довольный контр-адмирал Уилкс тоже укоризненно покачал головой.
        - Ее зовут Елена, да, в подобных случаях и нормальный человек сломает голову, имея дело с женщинами, у которых одни и те же имена. К тому же она капитан, командир звена в эскадрилье истребителей подполковника Дерека. Смотри, Темьян, все твои женщины имеют более высокие воинские звания, чем ты, одна майор, две капитанши, а ты - всего-навсего лейтенант! Не пора ли тебе задуматься и разобраться, в чем тут дело? Может быть, плохо воюешь? -
        Контр-адмирал Уилкс задумчиво посмотрел на лейтенанта Темьяна, чье лицо пылало красным румянцем, и чрезвычайно довольный прочитанной этому юнцу моралью, продолжил.
        - Ну, в общем, со своими женщинами разбирайся сам. Не дело командира, заниматься всякими там любовными шашнями своего подчиненного офицера! Рано или поздно эти женщины тебе вправят мозги, не успеешь оглянуться, как женят на себе! Молодость, ты знаешь, проходит очень быстро! А теперь, давай, поговорим о серьезных делах. Вчера утром пятьдесят процентов кораблей оперативной группы были выбиты тремя залпами вьедских кораблей. Их силовые защитные экраны не выдержали первого залпа. Мы имеем записи этих залпов и то, как погибали корабли, которые оказались совершенно беззащитными и не смогли оказать достойного сопротивления противнику. Мы просмотрели все твои записи, которые были сделаны аппаратурой твоего истребителя, пока ты без дела болтался в секторе дислокации вражеского Флота вторжения. Флотские аналитики и разведчики утверждают, а командование Объединенного флота, в принципе, согласно с их мнением, что эти три залпа не были произведены крейсерами и линкорами вьедов. Все они в ту минуту, когда погибала оперативные группа, спокойно себе пребывали на орбите Проциона 7 и свой сектор дислокации не
покидали. Поэтому сегодня остается открытым один вопрос, какой корабль вьедов произвел эти три смертоносных залпа? Ты, понимаешь, что Объединенный флот не может атаковать противника, который парой залпов своих эмиттеров способен уничтожить половину кораблей его списочного состава. Таким образом, лейтенант Темьян, вам предстоит ответить на вопрос, что это был за корабль вьедов? Задание ясно, лейтенант?
        Сборы были недолгими, волновой душ, пакет с новой формой, небольшой завтрак и короткая пробежка по коридорам авианосца до вспомогательной летной палубы. Около его "Тайфуна 003" стояла капитан Елена и застенчиво, пальчиком, пыталась расковырять броневую и термическую обшивку истребителя-разведчика. Его виртуальные друзья, видимо, стесняясь присутствия этой пигалицы, по громкой связи не орали на всю палубу ему свои приветствия или пошлые шуточки о том, как и с кем ему спалось прошлой ночью, как это они всегда делали. Капитан подняла свои васильковые глаза на приближающегося лейтенанта и, когда он подошел, прошептала:
        - Лейтенант, извини за мое вчерашнее поведение. Я никогда в жизни не пила спиртного, а вчера черт попутал. Я трижды на истребителе сбивала какого-то идиота, который, видимо, ни разу не сидел за штурвалом стимулятора боевого истребителя, вот чуть-чуть и глотнула. Ребята мне рассказала о моем вчерашнем "геройском поведении", ну, я и пришла, просить у тебя прощения!
        Никогда лейтенанту Темьяну не бывало так плохо из-за слов какой-то там девчонки, которая стояла и продолжала ковырять пальчиком обшивку его истребителя-разведчика. Он обошел девушку, вспрыгнул на пилон истребителя и, как обезьяна, без лесенки, вскарабкался в кабину "Тайфуна 003". Прежде чем, погрузиться в кресло-кокон пилота, Темьян высунулся в еще не закрытый проход. Девчонка по-прежнему стояла у пилона и по ее глазам текли слезы. Грозным голосов Темьян потребовал, чтобы посторонние освободили бы помещение, так как истребитель-разведчик сейчас пойдет на взлет. Девчонка кивнула головой и, опустив голову, побрела к краю летной палубы. Только лейтенант устроился в коконе пилота, как Бадди и Горемыка одновременно шепотом произнесли:
        - Ну, и кретин ты, лейтенант!
        Когда "Тайфун 003", получив все необходимые разрешения диспетчерской службы авианосца, покидал его летную палубу и выходил в космос, то капитан Елена все еще стояла на палубе и смотрела вслед исчезающему в темноте космоса истребителю-разведчику.
        По дороге к Проциону 6 лейтенант Темьян решил заглянуть к полковнику Гризли, чья дивизия обустраивалась на Сизифе и проводила учения по отражению атак воображаемого противника. Снова сработал его дар предвидения, который показал, что вьеды обойдут андорианский и вулканианский дивизионы крейсеров, которые сейчас дислоцировались на Проционе 6, и нападут на Сизиф.
        На этой планете, недра которой были чрезвычайно богатыми полезными ископаемыми, добывался один минерал, который срочно потребовался промышленникам вьедской Империи. В этой связи, Флот вторжения выделил значительные корабельные и десантные силы для захвата Сизифа.
        Темьян уже связался с генералом Ксаавиком и доложил ему о возможном ходе развития событий в ближайшие часы и дни. Тот поблагодарил его за информацию, сказал, что капитан Дари возглавит силы андориан по защите планеты Сизиф и посоветовал ему слетать к полковнику Гризли, чтобы рассказать тому, как воюют вьедские десантники.
        Полет к Сизифу прошел в полном молчании, его виртуальные друзья ни одним словом или плоской шуточкой не потревожили лейтенанта, погруженного в свои собственные мысли. В тот момент он совершенно думал не предстоящих тяжелых столкновений с вьедами, а думал о слезах той дурехи пигалицы с капитанскими знаками различия на рукаве, которые оказалось не так легко забыть. Уже на орбите этого минерального гиганта Сизифа он связался с полковником Гризли и попросил того, принять его для доклада.
        Ему показалось или это было на самом деле, но полковник Гризли обрадовался появлению лейтенанта Темьяна и его желанию встретиться с ним. Он тут же приказал радистам своей дивизии обозначить маяком месторасположение своего штаба. "Тайфун 003" снова сажал ИскИн Горемыка, который на этот раз все точно рассчитал и посадил истребитель прямо напротив входа в штабной бункер дивизии.
        Сила притяжения на Сизифе всего лишь на одну десятую "g" была выше земной. Но долгое пребывание в космосе, хотя на крупных кораблях и сохранялась привычная сила притяжения, мускулы ног все же ослабели. Поэтому Темьян почувствовал, как его ноги налились тяжестью при переходе из истребителя-разведчика в кабинет полковника Гризли. При виде входящего в кабинет лейтенанта медвежья подобная туша полковника, словно бабочка мотылек, выпорхнула из-за стола и бросилась обнимать молодого человека. Это было так неожиданно, что Темьян чуть-чуть не упал на мягкое место, когда Гризли навис над ним.
        Но полковник был настоящим джентльменом, он вовремя подхватил Темьяна под локоток и довел-донес его до кресла перед своим рабочим столом. Поинтересовавшись тем, какие напитки лейтенант предпочитает, полковник Гризли сделал круглыми свои глаза, когда в ответ услышал слово "лимонад", но вызвал секретаря в форме лейтенанта десантника и попросил того, "достать лимонада".
        -2-
        Полковник Гризли весь этот день провел вместе с лейтенантом Темьяном, на десантном боте ТТ-120 они объехали расположения всех полков его десантной дивизии. В штабах полков происходила встреча с офицерским составом полка, на которых лейтенант Темьян делился своими воспоминаниями о действиях вьедских десантников на поле боя. Офицеров десантников интересовала малейшая деталь о враге и о том, чем вооружены вьедские десантники, какой тактики придерживаются, а также как они действуют в обороне, в окружении и во встречном бою и многое другое. Он особо выделил, что вьеды обожают поединки один на один на ножах, что, по их мнению, только настоящие воины способны сражаться подобным образом.
        Каждая такая встреча продолжалась три-четыре часа, а всего их было пять таких встреч. Таким образом, они с полковником Гризли вернулись в штаб дивизии далеко за полночь и были настолько измотанными и усталыми, что в полковничьем кабинете просто сидели в креслах и смотрели друг на друга пустыми глазами. Полковник Гризли по-отечески поинтересовался, не останется ли лейтенант у него переночевать, но Темьян только отрицательно покачал головой и неожиданно для себя добавил, что завтра к вечеру в дивизию пожалуют неожиданные гости и к этому следует готовиться.
        Полковник Гризли встрепенулся и тут же вызвал в кабинет начальника штаба своей дивизии, подполковника Мазаева. Когда Мазаев сел в кресло и вопросительно посмотрел на своего командира, тот кивнул головой на Темьяна и попросил его снова рассказать только что пришедшему офицеру все о том, что он уже так много раз рассказывал офицерам в полках.
        Темьян к этому времени был сильно истощен, лимонада до сих пор не было и нечем было ополоснуть горло, он чувствовал, как его язык прилипал и не мог из-за сухости во рту отлипнуть от неба. Еще два часа разговора о вьедах он мог бы физически не выдержать. Поэтому он внимательно посмотрел подполковнику Мазаеву в глаза, стремясь проникнуть в его сознание. К своему великому удивлению он почувствовал ответную положительную реакцию сознания подполковника. Тот, разумеется, еще не сознавал, что является счастливым, а, может быть, и несчастным обладателем "дара" мысленно общаться с людьми и другими разумными существами вселенной. Но этот дар у него имелся!
        Поэтому Темьян, не обращая внимания на присутствие полковника Гризли, стал внимательно вглядываться в глаза полковника Мазаева, передавая ему первые навыки мысленного общения, одновременно выкладывая в его память всю имеющуюся информацию по действия десантников вьедов.
        Когда сеанс мысленной связи завершился, лейтенант Темьян снова поднял глаза на Мазаева и не узнал подполковника. За минуту телепатического урока, он постарел лет на десять, на лице появилось множество морщин. Бледный, как мел, подполковник сидел в кресле, побелевшими от напряжения пальцами рук вцепившись в его подлокотники. Глаза подполковника Мазаева жили своей жизнью, они медленно двигались в орбитах глазницах, словно Мазаев пытался сфокусировать их на одном определенном предмете. Затем подполковник Мазаев посмотрел на лейтенанта Темьяна и громким шепотом произнес:
        - Чудовище, что ты сделал с моим сознанием? Я столько лет скрывал это от людей, прятал подальше от самого себя, а теперь я слышу твои мысли и знаю, как отвечать на твой зов.
        Полковник Гризли расширенными от усталости и непонимания происходящего глазами смотрел на обоих сидящих в креслах перед ним офицеров. В этот момент подполковник Мазаев поднялся на ноги и, сказав полковнику Гризли, что получил от лейтенанта необходимую информацию по вьедам, попросил разрешения удалиться в свой рабочий кабинет. Гризли открыл рот, чтобы задать своему начальнику штаба вопрос о том, что произошло, но тот не предоставил ему этой возможности и уже отвечал на не заданный вопрос:
        - Лейтенант посредством гипноза научил меня более активно использовать свой ум и свою память, он также передал мне всю необходимую информацию по вопросу о том, как воюют вьедские десантники. В этой связи за очень короткое время штабу требуется пересмотреть планы подготовки и обучения десантников нашей дивизии. Через два часа новые планы я представлю вам на рассмотрение и утверждение. - Четко козырнув, подполковник Мазаев отправился к выходу из кабинета.
        Когда за подполковником закрылась дверь, полковник Гризли откинулся на спинку своего кресла и перевел вопросительный взгляд своих глаз на лейтенанта Темьяна. Он слышал уже ответ на этот вопрос подполковника Мазаева, но интуиция подсказывала ему, что Мазаев не сказал ему всей правды. Поэтому полковник хотел бы услышать, что его друг и одновременно противник, лейтенант Темьян ответит на этот простой вопрос.
        Врать Темьяну совершенно не хотелось, а говорить всей правды, то Гризли, не испытав этого на своей толстой шкуре, не поймет и не поверит, поэтому он решил провести сеанс мысленной связи и с полковником Гризли. Довольно-таки легко мысленный зонд Темьян проник в сознание этого "Медведя", но дальше начались трудности. Головной мозг полковника Гризли был ограниченной, но четко и ясно размышляющей структурой, которая остро реагировала на изменяющиеся условия окружающей среды, но сам мозг этого человека не любил видоизменяться или приспосабливаться под эту среду. Темьяну пришлось насильно заставить головной мозг полковника стать более восприимчивым и приобрести дополнительные функции воображения. После такой работы, Темьяну пришлось немного передохнуть, так как иметь дело с такой структурой мозга было очень тяжелым делом, а затем, завершая контакт с головным мозгом полковника, он передал ему часть дара предвидения и способность мысленно понимать и общаться с другими людьми.
        Полковник Гризли, по-прежнему, сидел в своем кресле, откинув голову на изголовье, а глаза устремив в потолок помещения. По его дыханию и пульсу сердца было понятно, что он находится в полном сознании, но, по всей очевидности, привыкал к своему новому мышлению и параметрам оценки ситуации. Лейтенант Темьян поднялся на ноги и, пошатываясь от внутреннего перенапряжения и истощения, направился к выходу из кабинета. Когда он переступал порог, то внезапно в его голове появился посторонний звук шуршания и незнакомый слабый голос произнес:
        - Спасибо, лейтенант, и до скорой встречи, мастер!
        В приемной лейтенанта Темьяна ожидал секретарь-лейтенант, который и проводил его до истребителя. По дороге Темьян на секунду задержался у десантного бота ТТ-120 и мысленно поинтересовался о том, как поживает ИскИн Зануда, но в ответ не послышалось ни звука, ни в голосовом, ни в мысленном диапазонах.
        -3-
        Когда "Тайфун 003" прямо из гиперпрыжка вынырнул в секторе дислокации флотской базы противника, то спутник-астероид продолжал нормально функционировать в режиме приема и отправления кораблей различного класса Флота вторжения. Но такого скопления, которое наблюдалось ранее, когда они находились здесь, уже не было. Лейтенанта Темьяна прибыл сюда, чтобы выяснить две вещи, куда подевалась основная масса Флота вторжения и где в данный момент находится один пузатенький вьедский кораблик. На этот корабль он обратил внимание в последнее свое пребывание в этом секторе, но так до конца и не разобрался в том, какую же функцию тот выполняет во вьедском флоте.
        Находясь в режиме "невидимости", истребитель подкрался к одному из небольших астероидных осколков и рукой манипулятором снял с него небольшую коробочку. ИскИн моментально просмотрел и проанализировал видеоматериал, записанный камерой этой коробочки, а также прослушал звукозапись переговоров вьедских кораблей. Через долгие две минуты он выдал свой комментарий и сообщил, что основная масса кораблей Флота вторжения передислоцировалась на Процион 6 и сейчас занимается строительством своей новой базы на этой планете. Еще через минуту Горемыка выдал дополнительную информацию, по которой за пару часов до их появления в этом секторе, со спутника-астероида снялась большая группа из двух линкоров и шести крейсеров и в сопровождении большого количества кораблей охранения, пресловутых вьедских эсминцев, отправилась в неизвестном направлении.
        Когда эта эскадра вьедов снималась с якоря и оставляла орбиту спутника-астероида, то экипажи кораблей сохраняли режим "общего молчания" и переговоров не вели. Коробочка имела миниатюрный пеленгатор-локатор, который показал, что, вероятно, эскадра подготовила и совершила прыжок в созвездие Эридана.
        Помня недавний разговор с адмиралом Уилксом и его упоминание о том, что планета и государство Вулкан находятся в созвездии Эридана, Темьян срочно подготовил донесение и отправил его офицерам штаба контр-адмирала Уилкса. Что касается пузатенького кораблика, то он спокойно вращался на орбите Проциона 7 и вьеды не обращали на него внимания. Пару раз рядом с ним прошлись эсминцы охранения, да и только. Темьян хотел приблизиться к этому кораблику, но в этот момент его внимание было отвлечено появлением еще одного вьедского линкора на орбите Проциона 7. До этого момента этот линкор в секторе вообще не наблюдался, данный факт в голос подтвердил капрал Бадди и ИскИн Горемыка.
        Внезапно в голове Темьяна родилось ощущение, что в данный момент он находится под наблюдением чужих глаз, но поисковая аппаратура показывала чистое пространство вокруг их истребителя. Мысленно Темьян попытался проследить за источником этого ведущегося за ними наблюдения, но в ответ натолкнулся на то, что кто-то заблокировал действие его мысленного зонда. Только тогда он осознал, что это серьезно и крикнул Бадди, чтобы тот удирал. Бадди приказ командира прекрасно понял и с места рванул в гиперпрыжок, разгон истребителя, разумеется, был, но этот разгон осуществлялся при стольких "g", что Темьян потерял сознание. Человек погиб, если бы не кресло-кокон, которое так страстно сжало слабое человеческое тело в своих объятиях и не дало ему расплескаться миллионами брызг своего биологического раствора при столь бешеном ускорении.
        А на том месте, где малую долю назад находился истребитель-разведчик "Тайфун 003", расплескалось белое море аннигиляционной волны. Линкор, так внезапно появившийся на орбите Проциона 7, дал залп своим главным калибром по точке космического пространства, где, по предположению вьедской разведки, должен был находиться андорианский разведчик-шпион.
        Лейтенант Темьян не мог знать и не знал о том, что вьеды все-таки засекли его двухдневные "качания маятника" в секторе дислокации Флота вторжения. Они не обнаружили сам истребитель, система режима "невидимости" которого работала весьма надежно, но по косвенным данным - в основном им удалось зафиксировать факт ведения переговоров по коммуникационным каналам из данного сектора - определили, что вокруг основной базы Флота вторжения постоянно крутится шпион. Разведка обшарила сектор, инструментальными средствами обследуя каждый его квадратный метр, и, в конце концов, обнаружила оставленный андорианцами маячок слежения за вьедской базой.
        Здесь вьедская разведка проявила свой характер, она не прикоснулась к этому серому неприметному ящичку Пандоры, оставив ему возможность собирать шпионскую информацию. Но взяла под тщательное наблюдение осколок астероида, на котором это ящичек был запрятан, устроив ловушку, кто бы не коснулся этого ящичка, он немедленно попал в поле зрения вьедской разведки. Причем, независимо от того, был ли объект, приблизившийся к осколку астероида, видимым или не видимым невооруженным взглядом.
        Когда контр-адмиралу Точи доложили об обнаружении вражеского шпиона в секторе, где базировался его Флот вторжения, то он пришел в дикую ярость и грозился навести должный порядок в службе безопасности и разведки. Но командир этой службы капитан второго ранга Дерби проявил характер настоящего воина вьеда и в разговоре с глазу на глаз сумел убедить контр-адмирала Точи в правильности действий своих офицеров, иначе шпиона было бы не поймать. Адмирал сменил гнев на милость и в распоряжении службы безопасности и разведки выделил целый линкор для уничтожения вражеского лазутчика.
        Вначале Дерби хотел отказаться от этого предложения, но хорошенько подумав, согласился. В момент размышлений он представил себе, что вражеский шпион, наверняка, представляет собой мелкую и скоростную цель и, когда ее обнаружат, то сможет, наверняка, попытается скрыться, убежать от преследования кораблей охранения.
        А этого нельзя допустить!
        Ни один корабль, какого бы класса он не был не может укрыться или спрятаться, если линкор произведет залп крупного калибра по тому месту, где шпион может скрываться. Эта мысль старого разведчика понравилась контр-адмиралу Точи, с этого мгновения он почувствовал расположение и начал действительно доверять капитану второго ранга Дерби.
        Вражеский шпион появился именно в тот момент, когда его ждали, но как ни старались вьедские специалисты по радиоэлектронной борьбе с противником, они так и не смогли посредством приборов обнаружить цель. Но главное было сделано, камеры четко показали, как с обломка астероида исчез ящичек со шпионской аппаратурой, вскоре вьедские рэбовцы зафиксировали уход сообщения по направлению на Андорию. Что могло означать только одно, что шпион в данный момент находится в секторе. Линкор произвел неожиданный залп своим крупным калибром по тому месту, откуда по сообщениям офицеров РЭБа велись переговоры.
        После залпа линкора, специалисты радио электронщики снова облазили и исследовали каждый метр пространства сектора, но ничего не обнаружили. На этом эпопея поимки андорианского шпиона была завершена.
        Глава 8
        -1-
        Тяжесть, все это время непосильным бременем придавливавшая тело исчезла, Темьян собрался с мыслями, сделал вдох всей грудью и попытался открыть глаза, чтобы осмотреться кругом и разобраться в том, где он сейчас находиться. Но в этот момент заработало сознание, в памяти появились мысли и воспоминания о том, как Бадди рванул истребитель из-под залпа вражеского линкора.
        Темьян открыл глаза, в них возникли расплывчатые очертания знакомых предметов интерьера кабины пилотов истребителя, и неясный силуэт друга дроида. Он сам по-прежнему находился в кресле-коконе первого пилота истребителя-разведчика "Тайфун 003". Приглушенно журчали двигатели истребителя, работавшие на холостом ходу, попискивали приборы передней панели управления. Климат-контроль и кондиционеры кабины поддерживали приятную атмосферу рабочей обстановки пилотской кабины.
        Но внутри Темьяна не исчезало ощущение дискомфорта, он чувствовал, что неосязаемая проблема витает в этой рабочей атмосфере. Зрение полностью вернулось к лейтенанту, он вопросительно посмотрел на Бадди, ожидая услышать ответ на не заданный вопрос о том, что случилось. Но тот сделал вид, что не заметил взгляда своего командира, виновато повернув голову в другую сторону. Только сейчас Темьян понял, что в кабинете истребителя слишком тихо, не было слышно голоса Горемыки. Как только этот виртуальный парень стал ИскИном истребителя, он говорил не умолкая. В перерывах между пустым трепом Горемыка всегда успевал вставлять требуемую по ходу дела информацию. Поэтому Темьян быстро привык к столь разговорчивому ИскИну, прекрасно зная, что в нужную минуту тот вовремя предоставит необходимые данные, и на его треп не обращал большого внимания. Но сейчас Горемыки вообще не было слышно, а этого не могло быть.
        Так, как это могло лишь означать, что с парнем случилось нечто серьезное!
        Подняв взгляд глаз немного выше и, посмотрев на главный обзорный экран, Темьян от неожиданности присвистнул. В данную минуту истребитель находился не в созвездии Малого Пса, а где на его окраине, на пути к созвездию Орион. В этот момент послышался знакомый, но очень усталый голос Горемыки, который обращался к капралу Бадди и, по всей очевидности, пока не заметил, что командир пришел в сознание:
        - Ну, и олух ты, Бадди! Ты только представь, этот твой дурацкий гиперпространственный прыжок, в который ты вошел на максимальной скорости, занес нас, чуть ли не до Ригеля. Никогда не принимай таких скороспелых решений и не уходи в гиперпрыжок без команды! А то нажал на педаль скорости, решив, что "кривая вывезет" и прощай созвездие Малого Пса, а мы не успели засечь точные координаты входа в прыжок. В результате, вот и залетели по кривой, черт знает куда, а мне пришлось столько времени провести за звездными атласами, чтобы разобраться в ситуации и просчитать наше местонахождение. Хорошо, что мы не так долго находились в гиперпространстве, а то бы и обратный маршрут рассчитать бы не смогли. Ой, кажется, командир проснулся...
        Сухим голосом Темьян потребовал ввести его в курс дела. Последовало короткое молчание, а затем заговорил Бадди. Он был основной виновник возникновения проблемы, в которой оказался экипаж истребителя, вот дроид и решил бремя своей вины нести до конца. Он в деталях, особо не приукрашивая свои действия, рассказал о том, о чем Темьян уже догадывался.
        По неизвестной причине Бадди, после приказа командира железный капрал впал в секундную панику, и на дикой скорости ввел истребитель в гиперпрыжок. Курс следования в гиперпространстве заранее не был просчитан, также не были зафиксированы координаты входа в гиперпространство, в результате произошла потеря ориентировки на выходе из гиперпространства. Хорошо, что пребывание в гиперпространстве оказалось коротким, они вынырнули в нормальное пространство, где еще посвечивали знакомые созвездия. Но Горемыке пришлось много повозиться с вычислениями их точного местонахождения, чтобы все-таки каким-то образом вернуться в созвездие Малого Пса, к Проциону 5.
        Немного грустным голосом ИскИн подтвердил рассказ приятели и добавил, что, к великому своему сожалению, не может гарантировать сто процентную точность и аккуратность своих расчетов. По его предположению, они соответствуют восьмидесяти девяти - девяноста двум процентам, по крайней мере, они попадут в созвездие Малого Пса, а там можно скорректировать место свое появления дополнительным гиперпрыжком. Темьян хмыкнул себе под нос, но не стал укорять своих виртуальных друзей. Ведь, когда он почувствовал себя под прицелом орудий вражеского линкора, то он тоже впал в секундную панику, но сейчас нужно было приниматься за дело и возвращаться на Процион 5, чтобы переговорить с капитаном Дари и познакомиться с вулканинами. Тихим голосом он приказал Бадди, сниматься с якоря и возвращаться домой к Проциону.
        Хорошо, что ИскИн Горемыка на всякий случай, находясь в гиперпространстве, ввел истребитель в режим "невидимости", а то его еще при выходе в евклидово пространство их расстреляли бы вражеские эсминцы. Горемыка правильно говорил, что его обратный маршрут был просчитан только с гарантией в восемьдесят процентов. "Тайфун 003" из гиперпространства вышел над Проционом 3 или, как его называли андориане, на орбите Сизифа, вокруг которого шло большое космическое сражение. Чернота космоса озарялась кратковременными вспышками белого, синего или зеленого цвета, временами на кораблях возникали пожары или они взрывались, обломками исчезая в бескрайних пространствах космоса.
        До глубины души пораженный развернувшейся перед ним картиной боя, лейтенант Темьян не сразу разобрался, кто и с кем воюет.
        Лейтенант Темьян ошибся, когда контр-адмиралу Уилксу сообщил, что большая эскадра Флота вторжения ушла в сторону Эридана. Совершив короткий и отвлекающий маневр гиперпрыжок в сторону от своего основного места базирования, вьедская эскадра развернулась и после очередного гиперпрыжка, вынырнула на орбите Сизифа. Коротким таранным ударом авангардная группа вьедской эскадры уничтожила андорианские и земные эсминцы охранения, чтобы позволить большому транспортно-десантному кораблю "Толли" выйти на орбиту и приступить к десантированию семнадцатой десантной дивизии на поверхность планеты.
        Не смотря на предпринятую вражеской разведкой попытку дезинформации, штаб Объединенного флота вовремя узнал о появлении большого соединения кораблей противника на орбитах Сизифа. Каперанг Солсбери срочно переговорил с контр-адмиралом Ришелье, и приказом за его подписью сформировал ударную группу для отражения нападения вражеской эскадры. Тяжелый крейсер прорыва "Глория" и ударный крейсер "Процион 12" в сопровождении десяти андорианских крейсеров отправились к Сизифу. Но, к сожалению, объединенные силы и в этот раз не воспользовались опытом совместного входа и выхода из гиперпрыжка, на месте их опять-таки неорганизованного выхода из гиперпространства уже находились два вьедских линкора "Зитх" и "Мессия", которые тремя залпами крупного калибра уничтожили четыре андорианских крейсера, первыми появившимися в нормальном космическом пространстве.
        Крейсера "Глория" и "Процион 12" несколько задержались со своим появлением у Сизифа, так как экипажи крейсеров еще не обладали опытом совершать гиперпрыжок на столь короткое расстояние. Они появились именно в тот момент, когда вьедским линкорам потребовалось время на перезарядку своих резонаторов эмиттеров главного калибра.
        Возможно, эта случайность и спасла объединенные силы от большего количества потерь в развернувшейся космической битве за планету Сизиф.
        -2-
        Космические сражения, когда они велись большими соединениями кораблей враждующих цивилизаций, немногим отличались от баталий, которые флоты различных государств Земли в свое время вели на морях и океанах планеты. Если корабль получал серьезные повреждения, то всегда возникал шанс относительно того, что вместе с кораблем погибал и члены его экипажа, независимо от того, где это происходило в океане или в космосе. Корабли по замыслам флотоводцев сходились друг против друга и всеми имеющимися в распоряжении их экипажей средствами уничтожали противника. Часто члены этих экипажей, открывая огонь на поражение, не задумывались о том, что ничего лично против тебя не имели. Личность, как индивидуальность исчезала, и появлялся коллективный разум расы или цивилизации, которые и боролись друг против друга.
        Когда человечество развивалось в границах своей планеты, то на него ни одна другая раса или цивилизация не обращала внимание. Ну, кому нужны эти человечки, которые борются за свое существование на своей планете! Но когда человечество вышло в космос и начало расселяться на других планетах вселенной, то ее бескрайние просторы вдруг оказались весьма ограниченным пространством. Не так уж много во вселенной было планет, хотя их были и миллионы, а может быть и миллиарды, способных лелеять и вынашивать биологическую жизнь. Не так много во вселенной было планет, недра которых хранили полезные ископаемые, которые были так необходимы в развитии промышленности и становлении космических цивилизаций. Таким естественным образом, эти планеты по этим двум и многим другим причинам стали "яблоками раздора" между расами и цивилизациями вселенной. В результате чего происходили в прошлом, происходят в настоящем, будут происходить в будущем столкновения экономических, географических и многих других интересов рас и цивилизаций. А там, где расы и цивилизации оказались неспособными договориться между собой, то разгорались
межзвездные войны.
        "Тайфун 003" лейтенанта Темьяна вынырнул из гиперпространства именно в тот момент, когда только что отзвучал третий залп вьедских линкоров, они взяли перерыв на перезарядку орудий, а крейсера "Глория" и "Процион 12" атаковали вражескую крейсерскую группу. Крейсер "Глория" выпустила шесть термоядерных баллистических ракет "Визави", которые на молекулы и атомы разнесли вьедский эскортный крейсер "Зин" и повредили другой крейсер "Синкоп".
        Крейсер "Процион 12" немного замешкался со своим залпом главного калибра. В результате крейсерская группа вьедов получила достаточно времени для совершения маневра ухода из-под его обстрела и, отойдя на новую позицию, дала по "Проциону 12" объединенный залп из своих резонаторов эмиттеров. Аннигиляционная волна сожгла генераторы фазовых силовых экранов, крейсер сохранил ход, корпус "Проциона 12" был не поврежден, но потерял способность в дальнейшем противостоять аннигиляционным волнам. "Глория" дала новый залп, на этот раз тяжелыми позитронными торпедами по вражеской группе крейсеров. Восемнадцать термоядерных взрывов осветило небо над Сизифом, три вражеских крейсера потеряли управления, из их корпусов вырывались острые и яркие вспышки пламени.
        Казалось бы, еще пара залпов этих двух мощных земных крейсеров и вьеды будут вынуждены начать ретираду с орбиты Сизифа. Но в этот момент оба вьедских линкора своим главным калибром накрыли "Процион 12" и "Глорию". Беззащитный "Процион 12" вспыхнул белым пламенем аннигиляционного взрыва и мгновенно исчез с экранов радаров других кораблей. А "Глория" вступила в артиллерийскую перестрелку со своим мощным противником. Не смотря на гибель своего собрата, крейсер держал залпы главного калибра обоих вражеских линкоров и одновременно своими мощными импульсными излучателями отвечал противнику, выпуская энергетические сгустки большого калибра.
        Линкор "Зитх" содрогнулся всем корпусом, когда два сгустка уничтожили переднюю трехэмиттерную башню главного калибра. В обшивке линкора образовалась глубокая воронка после такого энергетического взрыва, но он продолжал вести огонь главным калибром по крейсерам Объединенного флота из своих трех оставшихся башен главного калибра.
        Андорианские крейсера, которых осталось всего шесть единиц, носились в этой кутерьме, стараясь ближе подобраться к вражеским линкорам, чтобы обстрелять их из своих орудий Зинди. Но вьедские эсминцы охранения действовали разумно и грамотно, они вовремя перекрывали пути подхода к линкорам, а в иных случаях шли даже в лобовую атаку или на таран, чтобы не пропустить андорианские крейсера к своим флагманам.
        В радиоэфире послышался голос капитана Дари, это на орбиту Сизифа выходили силы Объединенного флота, базировавшиеся на Проционе 5. Капитан Дари приказывал капитанам обоим своим дивизионам крейсеров вступить в бой с противником. После прорыва Флота вторжения к Сизифу база на Проционе 5 потеряла свое стратегическое значение, поэтому каперанг Солсбери приказал кораблями покинуть базу и своими крейсерами усилить эскадру Объеденного флота, ведущую бой за планету Сизиф.
        Последним залпом главного калибра линкоры "Зитх" и "Мессия" все-таки повредили тяжелый крейсер "Глория", в результате которого он потерял ход, неподвижно завис в космическом пространстве на орбите Сизифа.
        Лейтенант Темьян был прекрасно осведомлен обо всем том, что происходило в космической битве за планету Сизиф. О том, как развивались и чем заканчивались отдельные моменты этого сражения. Многие перипетии боя он наблюдал собственными глазами, хотя, конечно, трудно было по отдельным вспышкам в космосе судить о том, кто в кого стреляет, чей корабль поражен или поврежден. ИскИн Горемыка старался изо всех сил, воссоздавая на экране тактического обзорного экрана общую обстановку проходящего сражения, складывая ее из мозаики отдельных фрагментов и эпизодов боя. Следует признать, что эта работа ему неплохо удавалась, на обзорном экране хорошо было видно, как и из-за чего погиб "Процион 12", как дрались и оборонялись андорианские крейсера.
        В какой-то момент внимание Темьяна привлекло появление нескольких непривычного вида боевых космических кораблей. Они имели чрезвычайно вытянутый корпус и кольцеобразный двигатель. Эти крейсера быстро перемещались с места на место и с довольно-таки дальней дистанции вели огонь по вьедским эсминцам и крейсерам. Но вьеды и их тоже не подпускали к своим линкорам. Темьян стал свидетелем одного эпизода, когда вулканианский крейсер попытался выйти и атаковать линкор "Мессию". Об этом ему, разумеется, было легко догадаться, когда в эфире прозвучал голос капитана Дари, то он сразу догадался, что тот с собой привел не только андорианские, но вулканианские крейсера.
        Одному из этих крейсеру удалось-таки прошмыгнуть между двумя вьедскими эсминцами и выйти на позицию открытия огня по вражеским линкорам, но в этот момент его обстрелял вьедский эскортный крейсер "Кетчи". Фазовые силовые поля вулканианского крейсера нейтрализовали залп этого крейсера. Но когда вулканианин окутался светло-серой волной залпа своих орудий по линкорам, то "Керчи" прибавил ход и таранил вулканианский крейсер. Гигантская вспышка огня и света на долю секунды озарила этот сектор космического пространства и погасла. На этом поединок крейсеров закончился, засветки и изображения обоих крейсеров исчезли с обзорного экрана и дисплеев локаторов истребителя. Две тысячи вулканиан и вьедов, члены экипажей обоих кораблей отдали свои жизни водной только этой мгновенной вспышке света и огня!
        Именно в этот момент он заметил бедственное состояние крейсера "Глория". По внешнему облику этого крейсера нельзя было сказать, что он находится в тяжелом положении, Но по внутренним переговорам капитана первого ранга Форсита с членами экипажа становилось понятным, что залпом вьедских линкоров поврежден главный двигатель и крейсер не может сдвинуться с места. Главный механик крейсера капитан второго ранга Дед клятвенно заверял своего капитана в том, что его службе потребуется пять минут, чтобы отремонтировать и запустить двигатель. Но оба офицера, и Форсит, и Дед знали, что у их крейсера нет этих пяти минут. Что ровно через четыре минуты линкоры "Зитх" и "Мессия" перезарядит свой главный калибр, а затем их мега эмиттеры в космическую пыль разнесут их замечательную "Глорию".
        -3-
        "Тайфун 003" все еще находился в режиме "невидимости" и пока еще не сделал ни единого выстрела из излучателя и не выпустил ни одной позитронной торпеды в этом космическом сражении. Малый калибр позитронных торпед и ракет мог повредить, разве только, вражеский эсминец и на короткое время вывести его из строя.
        Но Темьян хорошо понимал, что любым образом сейчас требовалось выиграть время, дать возможность крейсеру "Глории" восстановить двигатель и уйти из-под залпа вражеских линкоров. А для этого нужно было бы заткнуть глотку обоим линкорам, но выполнить эту задачу "Тайфун 003" был не в состоянии со всем своим вооружением. Но в эту минуту Темьян вспомнил о том, как он в свое время выпустил несколько позитронных торпед в район предполагаемого расположения капитанской рубки вьедского линкора и тот несколько минут после этого, даже неудачного пуска торпед молчал, не открывал огня из своего главного калибра. Голосом лейтенант разъяснил задачу капралу Бадди и ИскИну Горемыке, приказав последнему в оставшееся до пуска торпед время выяснить предположительное место расположения центрального пункта управления вьедским линкором.
        По-прежнему находясь в силовом коконе "невидимости", истребитель "Тайфун 003" проскользнул между кораблями охранения линкоров и вышел на пятисоткилометровую дистанцию открытия огня из торпедных аппаратов. Горемыка указал на корпусе линкора точки, по которым было бы желательно нанести удар и, когда до залпа главного калибра линкоров осталась всего одна минута, истребитель произвел пуск двух боекомплектов позитронных торпед. Первая пара торпед, не смотря на свой малый калибр, пробила в броневой обшивке вьедского линкора большую прореху. В этом бою оба вьедских линкора по неизвестной причине не поставили силовых защитных полей, поэтому торпедам не пришлось преодолевать волновых экранов защиты линкора. Торпеды разворотили, сорвали и отбросили в космос броневые листы его обшивки. Вторая пара торпед прошла в прореху, уже проделанную в обшивке, по инерции движения преодолели двенадцать метров внутреннего пространства и взорвалась в помещении капитанской рубки линкора.
        В этот момент капитан первого ранга Джатти, командир линкора "Зитх", переговаривался с капитаном первого ранга Нормом, командиром линкора "Мессия". По мнению обоих капитанов, бой за планету Сизиф практически был выигран, он проходил и развивался в точном соответствии с планами штаба Флота вторжения. В настоящее время планета Сизиф блокирована и андориане вскоре будут вынуждены отойти, уступив околопланетное пространство вьедам.
        Когда каперанг Джатти заговорил о том, что именно его линкор будет добивать андорианский тяжелый крейсер, то его взгляд привлекла ситуация, разыгрывающаяся на другом обзорном экране, поэтому он сразу и не заметил, что каперанг Норм исчез с экрана, и он разговаривает с экраном, по которому побежала косая рябь помех. В глубине помещения капитанского мостика, на верхней площадке, где со своими приборами разместились офицеры связи, началась шумная возня, через тридцать секунд один офицеров из связистов по каналу связи с капитаном линкора произнес сакраментальную фразу:
        - Кэп, капитанская рубка линкора "Мессия" внезапно прервала связь и не отвечает на вызовы.
        Только после получения этой голосовой информации головной мозг каперанга Джатти начал связывать в единую цепь вереницу отдельных событий, которые, казалось бы, были совершенно не связаны между собой. Всего три секунды назад на большом обзорном экране он наблюдал, как в пустоте космического пространства родились две пары световых точек и устремились к борту линкора "Мессия". В том месте, где появились эти точки, согласно показаниям радиоэлектронного, поискового и локаторного оборудования линкора, было свободно от вражеских и вьедских боевых кораблей. Световые точки быстро пробежали расстояние до борта линкора "Мессия" и растворились в нем. Целых пять секунд потребовалось каперангу Джатти связать наблюдаемые им события с фактом исчезновения с экрана связи каперанга Норма, но далее он не медлил. Каперанг Джатти резко развернулся к посту артиллеристов линкора и громким командирским голосом приказал:
        - Изменение цели! Перенацелить эмиттеры главного калибра по координатам... - Продиктовал координаты все еще высвечивавшиеся на экране и продолжил. - Немедленный залп по готовности".
        Офицеры артиллеристы линкора, не задавая лишних вопросов, лихорадочно заработали за своими терминалами и спустя некоторое время линкор "Зитх" содрогнулся от залпа трех башен главного калибра. Только тогда, когда ушла последняя аннигиляционная волна последнего залпа, по мнению офицеров артиллеристов, в "молоко", они начали с интересом поглядывать в сторону своего капитана, удивляясь тому, почему линкор стрелял в вакуум космического пространства. Каперанг Джатти не знал этих мыслей своих офицеров артиллеристов, он продолжал внимательно вглядываться в черноту космоса, где только что разыгралась очередная маленькая трагедия большой разгорающейся войны. Сейчас он многое отдал бы за то, чтобы узнать, что это был за противник, который своими торпедами уничтожил капитанскую рубку "Мессии", что он делал в этой точке пространства и поразил ли он своим главным калибром этого противника?!
        Вместе с уходом крейсера "Глория" андорианские, вулканианские крейсера начали покидать орбиты Сизифа. Они уходили, чтобы набраться новых сил и позже вернуться для того, чтобы вышвырнуть галактического агрессора из своего созвездия Малого Пса.
        Тяжелый транспортный корабль вьедов "Толли" вышел на нижнюю орбиту планеты и начал десантирование на ее поверхность семнадцатую десантную дивизию. Командир дивизии генерал Зане, как обычно делал в аналогичных случаях, высадился на планету в первых рядах своих десантников. Он полагал, что на планете нет войск противника, так, по крайней мере, докладывала флотская разведка, поэтому был чрезвычайно удивлен, когда командир одного из его полков сообщил, что его декантирующееся подразделение встречает сильный и прицельный огонь со стороны противника, что потеряны восемь десантных шаттлов.
        Глава 9
        -1-
        Провидение спасло истребитель-разведчик "Тайфун 003", когда вражеский линкор дал трехразовый залп главным калибром по сектору, где он только что находился, обстреливая другой вражеский линкор. Темьян не стал любоваться всполохами маленьких разрывов на борту этого линкора, в этот момент он глазами поедал экраны сканеров и локаторы, ожидая, что вражеские эсминцы сворой бросятся на уничтожение его боевой машины. Но ничего подобного не происходило, вражеские корабли оставались на своих позициях, тогда он приказал Бадди, сохраняя режим "невидимости" уходить из сектора, откуда истребитель произвел обстрел вражеского линкора. На этот раз Бадди не решился рисковать своим командиром и истребитель-разведчик начал движение достаточно резво, но не достаточно быстро, чтобы уйти в безопасное место из-под залпа линкора.
        Лейтенанту Темьяну даже в самом жесточайшем ночном кошмаре никогда не снилось, чтобы по его "Тайфуну 003" стреляли бы из главного калибра космические линкоры! Когда мелькнула первая вспышка залпа в глубине космоса, то он закрутил головой, а также по обзорным экранам и показаниям приборов пытался определить, в кого это именно стреляет вражеский линкор. Аннигиляционная волна первого залпа прошла в паре сотни километров от истребителя, закрутив его в своих турбулентных потоках, которые обычно сопровождали прохождение этой ударной волны. Темьян не мог кричать, язык намертво прикипел к небу, он мысленно молил бога о прощении, спасении души и одновременно требовал от Бадди, чтобы он прибавил ходу истребителю. Лейтенант отлично понимал, что фазовые силовые экраны истребителя не способны противостоять энергетической мощи этой страшной, уничтожающей волны антиматерии. Дрожащими от волнения и страха пальцами ему удалось-таки нажать кнопку постановки фазовых защитных полей истребителя. Когда развернулись мерцающее полотнище защитного силового поля, то истребитель настигла вторая аннигиляционная волна второго
залпа линкора.
        Именно в этот миг и произошло чудо, которое спасло "Тайфун 003" и его экипаж! Энергетическая волна антиматерии со всего размаха хлестнула по энергетическому защитному силовому полю, полотнище которого развернулось на большую площадь, а сам истребитель был маленьким суденышком, имел массу всего в сорок тонн. И тогда его защитное поле выступило в роли энергетического паруса, истребитель вместо того, чтобы быть "съеденным и переваренным" антиматерией аннигиляционной волны, был вышвырнут далеко за пределы зоны действия волны. Но удар схлопки двух материй получился настолько жестоким, что даже железный Бадди вышел из строя, а лейтенант Темьян уже давно потерял сознание. Один только ИскИн истребителя Горемыка продолжал функционировать.
        До момента "потери сознания" Бадди направлял двигатель в сторону планеты Сизиф, аннигиляционная волна второго залпа линкора "Зитх" добавила ему еще большее ускорение, не изменив направления полета. Таким образом, истребитель-разведчик "Тайфун 003" с на три четверти обездвиженным экипажем сначала летел, а затем начал падать на планету. ИскИн Горемыка пытался привести в сознание командира или своего приятеля, Бадди. Но короткое замыкание нервной электронной цепи в дроиде было невозможно исправить в полевых условиях, а Темьян, после обследования кибер-доктора, нуждался в пяти минутах отдыха, после чего должен был прийти в сознание.
        Теперь Горемыка мог заняться истребителем, который камнем падал на поверхность Сизифа. Но, чтобы ИскИн не предпринимал для прекращения падения, истребитель продолжал свое стремительное пикирование. Горемыка на секунду задумался, пытаясь мысленно определить причину непослушания машины и ее продолжающееся падение. Если Горемыка был бы человеком, то в этот момент он хлопнул себя по лбу и сказал бы, какой он дурак, - не заметил простейшей вещи, что управление истребителя переключено на Бадди, а тот, когда его замкнуло, всем своим телом навалился на штурвал истребителя.
        Разумеется, ИскИн Горемыка не был человеком, поэтому не выполнил ни первого, ни второго действия, а отключением емкости конденсатора перевел управление на автопилот. Падение прекратилось, "Тайфун 003", к этому времени по необъяснимой причине отключился режим "невидимости", во всей своей красоте начал планирующий полет на высоте в десять тысяч метров над поверхностью планеты.
        Прошло пять минут, но лейтенант Темьян по-прежнему был без сознания, Горемыка забеспокоился. Он полагал, что когда Темьян придет в сознание, то даст указание о маршруте и конечной точке направления полета. Но вот уже четыре минуты истребитель несся в никуда, Темьян оставался без сознания и никаких приказов с его стороны не следовало. ИскИн Горемыка еще сильнее забеспокоился, даже он понимал, что бесцельный полет ни к чему хорошему не приведет. Он тоскливо перебирал информацию, хранившуюся в его памяти о Сизифе, надеясь обнаружить такую, которая помогла бы или подсказала бы ему какой-либо выход из этой бессмысленной ситуации. В памяти промелькнуло фотоизображение полковника Гризли, ИскИн Горемыка тотчас же вспомнил о его "дружбе" с лейтенантом Темьяном. Координаты бункера полковника Гризли на Сизифе находились буквально под рукой, Горемык взял пилотирование истребителем на себе, в соответствии с координатами выставил курс следования и запел от восторга и упоения полетом.
        Уже на подлете к бункеру полковника Горемыка обратил внимание на то, что на его истребитель стали нападать какие-то странные летающие объекты. Он сверился с архивом памяти и определил, что эти летающие объекты являются вьедскими истребителями "Сапсан", что командир и Бадди постоянно "воевали" с этими вьедами. Горемыка начал совершать маневры уклонения от атак вражеских истребителей. Когда они его сильно доставали этими своими атаками, то он пару раз стрелял из импульсного излучателя. Один из атакующих истребителей задымил и начал падать к поверхности планеты.
        В этот момент на экране дисплея связи замигала красная точка вызова, кто-то хотел переговорить с Темьяном. Не включая камеры своего экрана, ИскИн Горемыка принял вызов и, увидев, что Темьяна вызывает полковник Гризли, усталым голосом лейтенанта поинтересовался, что случилось и в чем дело? Полковник Гризли очень обрадовался, услышав голос лейтенанта Темьяна, и сказал:
        - Дружище, как вовремя ты подвернулся! Командный пункт дивизии засыпали вражеские десантные боты. Они один за другим приземляются с неба, своим огнем не дают моим парням оторвать головы от земли. Помоги, лейтенант, ударь своими ракетами и торпедами по этим вьедам! Дай, нам собраться с силами и тогда мы им покажем, где "раки зимуют"!
        -2-
        Лейтенант Темьян пришел в сознание в небольшом помещении с темными стенами и приглушенным освещением, со всех сторон его окружали койки, на которых лежали люди. Слышались крики и стоны, кто-то разговаривал сам с собой или звал санитарку, а кто-то бредил или громко матерно ругался. Вначале лейтенанту было трудно присмотреться, глаза не сразу привыкли к такому слабому освещению, но через пару минут он понял, что находится в подземном бункере вместе с ранеными десантниками. Довольно много десантников он видел позавчера, когда гостил у полковника Гризли, но тогда это были веселые, сильные и довольные жизнью парни. А сейчас рядом с ним на койках лежало довольно-таки много парней в десантной форме, но эти парни уже ничем не напоминали вчерашних парней, да и форма сейчас у них была порвана, в пыли или грязи. Некоторые из них были сплошь в крови или в зеленке, имели перевязанные бинтами головы, руки или ноги. Одни неподвижно лежали на койках-топчанах и, запрокинув головы, мрачно всматривались в низкий потолок, а другие, видимо, от сильной боли постоянно ворошились, елозили на койках, пытаясь найти такое
положение тела, чтобы боль меньше ощущалась. И эти когда-то сильные, красивые и здоровые парни сейчас, получив ранение, звали матерей, докторов и медсестер, что те облегчили им боль и страдания.
        Почувствовав слабое головокружение, Темьян перестал смотреть по сторонам, откинулся на подушку и внутренним зрением прошелся по своему организму. Все его внутренние органы и системы работали в пределах нормы, оперативного вмешательства или лечения пока не требовали. На всякий случай он просканировал головной мозг, чтобы выяснить, откуда появилось это головокружение. В ответ подсознание выдало ему длинный перечень возможных причин головокружения. Первыми в этом списке упоминались последствие воздействия аннигиляционной волны залпа главного калибра вражеского линкора. И тогда все события разложились по хронологической цепочке, порядок совершения событий восстановился в его памяти, и тогда Темьяну стало понятно, почему он оказался в медсанчасти дивизии полковника Гризли. Он решительно поднялся на ноги и отправился к выходу из этого помещения, но у самого порога его путь пересекла женская фигура, не позволяя сделать ему последнего шага, чтобы переступить порог.
        Полусумрак скрывал лицо этой санитарки, которая привычным голосом начала выговаривать раненому, что ему еще нельзя вставать на ноги и покидать медсанчасти, что ему необходимо еще немного подлечиться и только после этого он может снова взять в руки оружие и встать в строй. Во внешнем облике этой санитарки, в интонации ее голоса Темьяну послышалось что-то знакомее и родное, он внимательно присмотрелся и внутренне ахнул от удивления. Перед ним стояла капитан медицинской службы Мария, жена полковника Гризли, его первая любовь и его первая женщина Машка.
        Но не только сумрак помещения изменил Машку, сейчас перед ним стояла до невозможности усталая, едва держащаяся на ногах, взрослая и очень красивая женщина, в которой уже было невозможно отыскать черты той девчонки с громадными зелеными глазами, которая встретилась и бросилась ему на шею в коридоре авианосца. Капитан Мария, видимо, почувствовала что-то странное во взгляде пытавшегося бежать из лазарета раненого бойца, она подняла голову и посмотрела ему в глаза. В ее глазах вспыхнула искорка узнавания и через мгновение эта красивая доктор висела на шее лейтенанта и, болтая в воздухе ногами, обутыми в десантные берцы, целовала его в нос и губы.
        - Ну, вот, лейтенант, ты какой! Весь флот только и рассказывает о твоих бесконечных любовных победах и приключениях! Жену, понимаешь ли, нельзя на секунду с тобой оставить. Только отвернешься, а она уже опять на твоей шее висит и с тобой целуется. Видимо, придется тебя, лейтенант, вызывать на дуэль или расстрелять перед строем десантников за соблазнение жены старшего офицера. -
        Тут же послышался дребезжащий голос полковника Гризли, который в сопровождении двух десантников переступал порог лазарета.
        Машка на это замечание гражданского мужа никак не отреагировала, а, закрыв глаза, с упоением отдавалась поцелуям с лейтенантом Темьяном, который в свою очередь был готов до бесконечности заниматься этим делом с дамой своих ночных грез. Но вовремя вспомнил о воинском уставе, который требовал неукоснительного чинопочитания старших офицеров, поэтому очень осторожно снял с себя капитана Марию и поставил ее на ноги. Затем вытянулся по стойке смирно, чтобы рапортовать полковнику, но полковник Гризли не дал ему и слова сказать.
        - Лейтенант Темьян, я пришел, чтобы лично тебя поблагодарить и пожать твою руку за то, что ты сделал для меня и моих десантников. Подаренные тобой пять драгоценных минут позволили мне восстановить управление полками своей дивизии, отбить вьедских десантников, которые атаковали мой штаб, поднять своих десантников в атаку и отбросить вьедов. Таким образом, дивизия сохранила боеспособность и, отразив первый вражеский удар, сейчас ведет позиционные бои с противником на всем протяжении своего расположения. Как командир дивизии я вправе наградить тебя солдатской медалью "За храбрость" за тот подвиг, который ты вчера совершил в небе над штабом дивизии.
        Лейтенант Темьян стоял, вытянувшись во фрунт, слушал и не понимал того, о чем ему сейчас говорил полковник Гризли, что за "бой над штабом" он имел ввиду. В своей памяти он поискал информацию о воздушном бое над штабом сто шестой десантной дивизии, но в ней не сохранилось ни йоты информации о том, что с ним происходило в интервале между залпом вражеского линкора и приходом в сознание в лазарете. Но эта же память ему сурово напомнила о пока еще невыполненном задании контр-адмирала Уилкса. До настоящего момента он так и не выяснил, кто же расстрелял корабли оперативной группы Объединенного флота.
        В этот момент один из десантников, сопровождавших полковника, передал Гризли небольшую муаровую коробочку. Тот вытащил из нее медаль, подошел к лейтенанту Темьяну и на левую сторону груди приколол ему медаль "За храбрость". Стоявшая рядом капитан Мария по-девчоночьи взвизгнула и пальцами руки осторожно коснулась медали. Темьян так не успел возразить и сказать полковнику Гризли о том, что это не его награда, что ни в каком бою не участвовал и что все это время он находился без сознания. Но от волнения слова застряли в его горле, он скосил влево свои глаза, внимательно рассматривая медаль, которой награждали только отличившихся в бою солдат.
        Разумеется, эта солдатская медаль была не его заслугой, но он был уверен в том, что своими действиями экипаж его истребителя завоевал уважение десантников, за что и был награжден. И сейчас не играло роли, была ли это заслугой лейтенанта Темьяна, командир экипажа, или капрала Бадди, или ИскИна Горемыки - эта медаль "За храбрость" была коллективной наградой всего экипажа истребителя-разведчика "Тайфун 003".
        Лейтенант Темьян поблагодарил полковника и поинтересовался, а где сейчас находится его истребитель. Полковник несколько странными глазами осмотрел лейтенанта и, немного помявшись, сказал, что после боя истребитель упал метрах в пятистах от штабного бункера и до сих пор там находится, что его десантники с большим трудом вытащили лейтенанта из его кабины и, думая, что он ранен, доставили в лазарет. В этот момент полковник Гризли вдруг осознал, что его друг Темьян, узнав о том, что его машина так и осталась недалеко от расположения от позиций противника, наверняка, захочет вытащить его от туда, поэтому несколько виновато добавил:
        - Твой истребитель упал в таком месте, что постоянно находится под прицелом вьедских артиллеристов и, может быть, в секунду разрушен их лучевыми эмиттерами, но они не ведут огня по нему. По всей очевидности, они хотят его захватить целым и невредимым, так как ведут кинжальный огонь из всех видов оружия по тем моим десантникам, которые пытаются добраться до истребителя. Когда тащили тебя, то моя разведгруппа безвозвратно потеряла четыре человека. На всякий случай, моя батарея средних импульсных излучателей держит под прицелом подступы к истребителю, чтобы не позволить вьедским десантникам подобраться к нему. Таким образом, получается, что вьеды не дают нам, а мы не даем вьедам подобраться к истребителю. Так, что, лейтенант, тебе, видимо, придется ожидать до вечера, тогда в темноте к нему будет легче подобраться. - Полковник Гризли завершил свой голосовой монолог, а затем мысленно добавил.
        - Не боись, лейтенант, прорвемся!
        
        -3-
        Лейтенант Темьян еще раз внимательно осмотрел снаряжение четверых разведчиков, которых с великой неохотой выделил в его распоряжение старший лейтенант Пресли, командир дивизионной разведывательной роты. Темьян по-прежнему оставался, недоволен тем, как выглядела и как себя вела эта группа бойцов, которых старший лейтенант Пресли назвал лучшими из лучших своих разведчиков. Сержанты Лини и Маслов постоянно скалили зубы и неодобрительно на него посматривали. Они, видимо, полагали, что этот лейтенант не по делу придирался к их вооружению и обмундированию, что он, не нюхавший пороху новичок, который еще не воевал и на деле не знает, что же это такое вьедские десантники.
        Эти сержанты, по всей очевидности, за эти два дня боев с вьедами кое-что повидали и кое-чему научились, они, по крайней мере, видели и стреляли по вьедским десантникам, а капрал Мышкин и рядовой Бетти были ни рыба, ни мясо. Да и их вооружение желало много лучшего, эти удлиненные автоматические фазерные винтовки мало подходили для выполнения предстоящего задания. Из них было хорошо стрелять на дальнее расстояние, идти в штыковую атаку на противника, но они становились малоэффективным оружием в ближнем бою.
        Лейтенант Темьян чувствовал подспудную тревогу за судьбы этих четверых бойцов-разведчиков, с которыми собирался идти к истребителю через каких-то два часа. Им нужно было преодолеть всего пятьсот метров, но этот путь мог оказаться дорогой в один конец. Темьян немного пришлось повоевать с вьедскими десантниками и за это короткое время он узнал, что они умеют и хорошо воюют, к встречи с ними нужно всегда хорошо готовиться. В конце концов, он приказал дивизионным разведчикам идти к интендантам и получить автоматический фазер с укороченным прикладом, с магазинами и подзарядкой на пятьсот импульсов, ручной фазер, а главное большие десантные ножи. Разведчики недоуменно пожали плечами, и пошли выполнять приказ этого лейтенантика несмышленыша.
        Вскоре они снова стояли перед лейтенантом Темьяном с укороченными автоматическими фазерами в зажимах за плечами, ручными фазерами на голени бедер и двумя десантными ножами на поясах. Темьян заставил их попрыгать на месте, внимательно прислушиваясь к тому, не слышно ли металлического звяканья или других посторонних шумов.
        Как только Процион "А" ушел за горизонт, а Процион "Б" не появился ему на смену, на эту сторону планеты Сизиф упала короткая ночная мгла. Группа разведчиков лейтенанта Темьяна покинула траншеи комендантского батальона и неслышно поползла по направлению к "Тайфуну 003". Впереди всех полз здоровяк Бетти, в последнюю минуты выяснилось, что он входил в ту группу дивизионных разведчиков, которая вытащила Темьяна из кабины истребителя и доставила его в лазарет.
        Рядовой Бетти запомнил дорогу, которой незаметно прошла первая группа, и сейчас прокладывал путь разведчикам группы Темьяна. Вслед за ним ползли сержанты Лини и Маслов, а капрал Мышкин прикрывал лейтенанта Темьяна. Первые сто метров группа проползла в хорошем темпе, противник ее не заметил. Рядовой Бетти слегка приподнял правую группу, разведгруппа тут же прекратила движение. Еще не покидая своей траншеи, лейтенант Темьян приказал бойцам группы отключить электронику тактического шлема и боевого скафандра, общение между членами группы вести только принятыми жестами. Вот и сейчас жестом "поднятия руки" рядовой Бетти предупреждал о том, что наблюдает противника. Через минуту рядовой Бетти снова пополз вперед.
        В этот момент сработал дар предупреждения лейтенанта Темьяна, сквозь стиснутые губы он прошипел, приказывая всем разведчикам прекратить движение и замереть на месте. Разумеется, этот его шепот услышали не только бойцы его группы, но и пулеметчики вражеской стороны, которые лежали в засаде в паре сотне метров.
        Два легких пулемета вьедов короткими кашляющими очередями обстреляли пространство, в котором их стрелкам-наводчикам послышался странный звук. Когда вражеские пулеметы замолчали, то странный звук больше не повторялся. Рядовой Бетти обернулся и посмотрел в сторону лейтенанта. Темьян жестами ему показал, что впереди их ожидает засада и нужно искать обходной путь. Зашевелился сержант Лини и пополз вперед, теперь он направлял движение разведгруппы, обходя вражескую засаду с правого фланга, а рядовой Бетти занял его место. Вьедская засада осталась по левую сторону движения разведчиков. Внезапно Темьян почувствовал какой-то сладковатый запах и, скосив глаза влево, увидел слабый огонек то ли от горящей сигареты, то ли от другого курительного устройства.
        Еще сто метров остались за спинами разведчиков, сержант Лини изменил направление и теперь полз прямо к истребителю. Еще перед отправлением на задание он несколько раз внимательно посредством электронных инструментов осматривал подступы к истребителю и заметил неглубокую лощину, которая подходила прямо к истребителю. Сейчас сержант хотел доползти до этой лощины, а затем по ней добраться до цели. Это было правильное решение, да и дар его ничего не говорил о возможной встречи с врагом, поэтому Темьян, стараясь не шуметь, осторожно передвигался вслед за рядовым Бетти.
        Вот сержант Лини скользнул в лощину, откуда сразу же последовали какие-то странные звуки, словно сержант раскашлялся. Когда в лощину хотел соскользнуть сержант Маслов, то Темьян мысленно дотянулся до его головного мозга и приказал ему остановиться. В этот момент он ощущал, как в мучительных судорогах боли умирал сержант Лини. Он хотел закричать, чтобы своим криком предупредить товарищей о том, что вьедские десантники устроили еще одну засаду, но рука рептилии вьеда с силой закрывала ему рот.
        Больше лейтенант Темьян не скрывал своих паранормальных способностей, он мысленно воздействовал на сознание своих товарищей, приказав им приготовиться и взять в руки десантные ножи. Никто из разведчиков не удивился и не воспротивился этому приказу, пришедшему неизвестно откуда. Укороченные фазерные автоматы остались в плечевых зажимах, а в каждой руке десантника было по ножу, они вытянулись перед лощиной цепочкой и приготовились к прыжку в лощину. Последовала короткая мысль:
        - Пошли!
        И все четверо землян сноровисто скатились на одно лощину, где их с ножами в руках уже ожидали пять рептилий десантников. Ножевой бой был стремителен и короток, скорее пять вьедских десантников с закрытыми глазами лежали на дне лощины, но один из них еще был жив. Рядовой Бетти получил глубокое ранение в правую сторону груди, сейчас его правое легкое захлебывалось от поступающей в него крови, парню оставалась несколько минут жизни. Сержант Маслов имел исполосованный ножами вьедов лицо и руки, которые сильно кровоточили, но его жизни ничего не угрожало. Он убил своего соперника и помог выстоять рядовому Бетти, который оказался слабейшим в группе бойцом по владению десантным ножом. Капрал Мышкин оказался сильным ножевым бойцом, убил двоих вьедских десантников, но получил глубокий порез правого предплечья, из которого кровь уходила литрами.
        Темьян опустился на колени перед рядовым Бетти, положил обе руки ему на рану в груди и вошел в транс. Его мысленный щуп проник к внутренним органам организма и занялся восстановлением правого легкого, одновременно стараясь предотвратить поступление излишков крови в мозг раненого. Пересохшие губы лейтенанта прошептали:
        - Кибер-доктора?!
        Капрал Мышкин первым догадался, что под этим лейтенант имел в виду, он вытащил из наплечного кармана коробочку кибер-доктора и шлепнул ее на рану Бетти. На кибер-докторе загорелись красными огоньками все индикаторы, но через минуты один из них сменил свой красный цвет на зеленый, затем мигнул и зеленым цветом засиял второй индикатор. Когда Темьян снял руки с груди Бетти, то зеленым цветом горели все индикаторы кибер-доктора, что означало, что рядовому больше не угрожает смерть. Сначала прекратилось кровотечение, а затем плечевой порез сержанта Мышкина затянулся на глазах бойцов, когда лейтенант Темьян коснулся его своими пальцами рук.
        Когда группа собралась покинуть место боя и идти к истребителю, то на их пути, на ноги внезапно поднялась еще живая рептилия десантник. Это была хорошо сложенная, рослая и в чем-то красивая рептилия, она стояла, широко расставив сильные ноги, и немигающим взглядом смотрела на приближающихся землян. Одним махом рук рептилия разорвала боевой комбинезон на груди, обнажив мощные бицепсы и широкую резаную рану с сочившейся из нее зеленой крови, а на ладони своей четырехпалой руки вьедский десантник протянул лейтенанту нож. Темьян с этим уже встречался, согласно правилам ножевого боя офицеров вьедской армии, победитель в поединке обязан был добить оставшегося в живых представителя проигравшей стороны его же ножом.
        Глава 10
        -1-
        Истребитель-разведчик "Тайфун 003" представлял собой очень печальное и грустное зрелище, в темноте не было видно, как сохранилась его внешняя обшивка, но внутри в нем все было перевернуто, поломано и разбросаны непонятно откуда взявшиеся ящики, разбитые бутылки. Кресло первого пилота сохранилось, но кокон был весь изрезан и сейчас висел рваными лохмотьями, сразу же становилось понятным, что на этой машине в космос не выйдешь. Но, пробираясь через всю эту грязь, лейтенант Темьян размышлял о том, как запустить двигатель истребителя и перегнать его в укромное местечко, чтобы там его отремонтировать и привести в порядок.
        Дивизионные разведчики остались в черноте ночи, охраняя истребитель от вьедов десантников, а Темьян внутри истребителя совершенно случайно наткнулся на тело своего железного друга, капрала Бадди, которое утилем валялось в одном из углов кабины. Несколько раз он пальцами рук прошелся по телу дроида, пытаясь разобраться, что с другом произошло, нащупать на его теле повреждения, усилием воли исправить эти повреждения и вернуть жизнь в тело своего железного друга.
        Но все его усилия были напрасными, Бадди ни на что не реагировал, оставался неподвижным и его глаза-индикаторы не загорались озорным зеленым светом. Понимая, что сейчас он просто понапрасну тратить драгоценное время, из-за чего может потерять свою жизнь и подставить своих новых друзей разведчиков, Темьян оставил друга перешел к своему креслу пилота. Устроившись в кресле пилота, он попытался вызвать ИскИна Горемыку и переговорить с ним, но ИскИн хранил молчание. Тогда Темьян протянув руку вперед и, положив пальцы на кнопки передней панели управления истребителем, выбил ими короткую дробь. Совершенно неожиданно для лейтенанта передняя панель управления засветилась различными огоньками индикаторов, в которых преобладали красные цвет индикаторов. Но небольшое поле зеленых индикаторов свидетельствовало о том, что двигатель истребителя-разведчика находятся в относительном порядке и может оторвать машину от поверхности планеты.
        Мысленно приказав десантникам подняться на борт истребителя и располагаться на полу истребителя и, чтобы не разбиться во время полета, покрепче ухватиться руками за любой прикрепленный к полу и стене предмет, одновременно Темьян запустил двигатели на прогрев. Радиосвязь и никакая другая волновая связь не функционировали, поэтому лейтенанту пришлось мысленно вызывать полковника Гризли. Когда тот через мгновение отозвался на его вызов, то несколькими мыслеобразами разъяснил полковнику сложившуюся ситуацию и поинтересовался, не может ли он порекомендовать ему место, где можно было бы быстро отремонтировать истребитель, и при этом не опасаться внезапного появления рептилий десантников.
        Не задумываясь, полковник Гризли назвал ему прииск по добыче платины и дал его координаты, добавив при этом, что там имеются квалифицированные технические специалисты и что они неплохие парни, обязательно помогут ему с ремонтом машины. В заключение разговора полковник Гризли добавил, что его дивизия выдержала первый удар вьедов, имеет неплохо укрепленные позиции, но удержать планету, если не будет подкреплений с Андории, не сможет. Денька два-три его десантники еще продержатся, но затем придется переходить на методы ведения партизанской войны.
        Когда Темьян получил мысленное подтверждение, что все разведчики уже находятся на борту, то начал понемногу увеличивать тягу двигателей, но истребитель даже не шелохнулся, что-то тяжелое прижимало его к поверхности планеты Сизиф. Не подумав даже о том, что этим может еще сильнее повредить боевую машину, лейтенант Темьян дал полную тягу на двигатели. "Тайфун 003", словно взбрыкнувшая лошадь, поднатужился и изо всей мощи своих двигателей рванул к начинающему светлеть небу.
        По всей очевидности, вьеды все-таки упустили момент взлета подбитого вражеского истребителя-разведчика, так как обстрел начался несколькими секундами позже, когда "Тайфун 003" уже находился на пятисотметровой высоте и стремительно уходил от этого поля боя, одновременно продолжая набор высоты, в сторону пока еще не видимых Широтианских гор.
        Во время полета "Тайфун 003" вел себя неадекватно, машина все время сохраняла тенденцию к пикированию, малейшее движение и штурвала и истребитель начинал наклонять нос и под углом скользить к поверхности планеты. Темьян вспотел до нижнего белья, удерживая боевую машину в планирующем полете и придерживаясь необходимого курса. Вместо двадцати минут полета, лейтенанту пришлось, за штурвалом истребителя промучатся целых полтора часа.
        Когда под обрезками крыльев боевой машины мелькнули два здания с техническим двором прииска. Темьян первым делом сделал над ними два круга, высматривая людей, но как не присматривался через остекленение фонаря пилотской кабины, так ничего и не заметил. Разведчики давно уже освоились с салоном кабины истребителя. Рядовой Бетти устроился на койке закутка кабины, отведенного для отдыха пилотов во время длительный перелетов, он еще ощущал слабость в теле и конечностях, а остальные группировались вокруг лейтенанта Темьяна, посматривая в иллюминаторы.
        Когда "Тайфун 003" своими полозьями коснулся асфальтобетона технического двора прииска и замер на месте с еще работающими двигателями, то сержант Маслов и капрал Мышкин стремительными лисами выскользнули из истребителя. Включив тактическую связь и опустив забрала тактических шлемов, они с автоматическими фазерами наперевес начали одно за другим обходить здания прииска в поисках людей.
        Темьян оставался на своем месте, он не имел такой подготовки, какую получили сержант и капрал, и сейчас только бы мешал им в выполнении задания. Тактический шлем на двух иконках-экранчиках демонстрировал ему все то, что разведчики видели собственными глазами.
        В зданиях прииска не было людей, но многое говорило о том, что люди только что их покинули - скворчащая кофеварка, работающие терминалы, а главное прииск работал в автоматическом режиме, его механизмы и агрегаты вели добычу платины на глубине в два километра. В открытое окно второго этажа офисного здания выглянул сержант Маслова, он хотел еще раз с верхней точки осмотреть технический двор прииска, чтобы определить возможные места, в которых могли бы укрыться работники прииска. Сверху он взглянул на "Тайфун 003", стоящий под самым окном и двигатели которого все еще продолжали шелестеть, негромко крякнул от удивления, и тихо прошептал в микрофон тактической связи:
        - Лейтенант, выйди из машины и посмотри, что приволок на своем горбу!
        Мини камера тактического шлема сержанта Мышкина уже продемонстрировала ему тот груз, который истребитель приволок на себе, поэтому Темьян, не торопясь выключил зажигание, и полез из истребителя. Да, этот тонный валун, который так удобно пристроился между центропланом и обрезками крыльев истребителя сильно усложнил пилотирование и теперь вставал вопрос о том, как этот валун снять с машины?! В этот момент в канале связи послышался голос капрала Мышкина, который сообщил, что обнаружил двух человек с прииска и сейчас их конвоирует к выходу на двор.
        Вскоре показался капрал Мышкин, перед которым шли два человека с заложенными за голову руками. Быстрый опрос задержанный показал, что одного из них звали инженером Гаррисоном, и он был директором прииска, а второй человек попросил называть его просто Слайдом. Видимо, инженер Гаррисон был отменным чиновником, поэтому его и назначили директором этого полностью автоматизированного прииска по добычи платины, который принадлежал известной всей вселенной одной земной монополии. Гаррисон мог ответить на любой вопрос по производству, организации работы прииска и по его кадровому составу, но ничего не знал о возможности проведения ремонта истребителя. Как не удивительно, но именно Слайд оказался неоценимым помощником в этом деле. И к тому же ему ничего не надо было объяснить, он только посмотрел на "Тайфун 003", хмыкнул что-то вроде:
        - Мы сделаем его, как новенький!
        Тут же появилась большая бригада дроидов, ростом чуть ниже офисного здания, они осторожно сняли с истребителя многотонный валун и, словно детский мяч, зашвырнули его в ущелье, которое начиналось за забором прииска. Затем двое дроидов гигантов взяли "Тайфун 003" на руки и понесли его в угол двора, где находились ремонтные мастерские прииска. Лейтенант Темьян ринулся было вслед за своим истребителем, но был остановлен легким жестом руки Слайда, который нагло заявил, что они уже не маленькие дети и сами разберутся, что к чему. Осмотрев внимательно Темьяна и его бойцов-разведчиков, которые стояли поодаль, Слайд посоветовал всем часиков пять отдохнуть и набраться сил. К этому времени истребитель будет отремонтирован и возвращен хозяевам, а пока они не должны мешать ему и его дроидам ремонтникам делать свою работу.
        Темьян вплотную подошел к Слайду и, глядя ему прямо в глаза, сказал, что в кабине истребителя находится дроид, которого тоже нужно восстановить. Затем он уже совсем негромко добавил, отводя свой взгляд в сторону, что этот дроид для него много значит, как и ИскИн этой машины.
        В этот момент инженер Гаррисон закрутился вокруг рядового Бетти, который снова себя плохо чувствовал, у него опять кружилась голова и побаливала грудь в районе раны. Оказывается, на прииске имелся замечательный стационарный кибер-доктор, за который непосредственную ответственность нес инженер Гаррисон, но на котором пока лечить было совсем некого, сам Гаррисон и работник Слайд были здоровыми людьми. Сейчас судьба предоставила Гаррисону возможность на практике опробовать приобретенные им навыки лечения людей, вот он и уговаривал Бетти на часик залезть в кибер-доктор.
        -2-
        Пять часов хорошего сна лейтенанта Темьяна и его бойцов привели в отличное расположение духа, волновой душ очистил их тела и мысли. Но вот одевать пришлось старое обмундирование, утилизаторы прииска выдавали только рабочие комбинезоны, которые не совсем подходили для ведения боевых действий.
        Когда Темьян и его разведчики, отдохнувшие душой и телом, появились во дворе прииска, то "Тайфун 003" уже стоял перед офисным зданием и ожидал их во всей своей боевой красоте. Слайд, покуривая тоненькую пахитоску, стоял рядом с истребителем, плечом опершись об один из его пилонов. Он всеми силами старался показать, что ничего особенного не произошло и что ремонт боевых истребителей дело привычное для его дроидов ремонтников, но блеск его глаз выдавал, что этот человек сильно волнуется. По-видимому, Слайду было, чем гордиться.
        Не здороваясь и не пожимая руки Слайду, лейтенант Темьян, молча, нырнул в пилотскую кабину, чтобы осмотреться и разобраться в том, как удачно прошел ремонт. Когда оказался в пилотской кабине машины, то замер на месте от восхищения, кабина сияла чистотой и мягким освещением, словно пять часов назад здесь не было по уши грязи, поломанных предметов и механизмов. Кресло-кокон было восстановлено, но вот только капрала Бадди не было на его привычном месте. Темьян, сделав зарубку в памяти по этому поводу, прошел к креслу, и кокон мягко захватил в свои объятия, оставив свободной одну только голову. Вначале в сознании Темьяна возник фоновой шум заработавших приборов, сформировалось и закрепилось изображение виртуальной передней панели управления истребителя с множеством разноцветных индикаторов и кнопок.
        Чтобы запустить двигатели, Темьян простым усилием воли нажал виртуальную кнопку зажигания и запуска двигателей. Послышалась едва слышимая вибрация завращавшихся турбин, но уши лейтенанта так и не уловили ни малейших изменений в общем фоновом шуме. Его уровень оставался таким же, что и был до этого, но виртуальные приборы показывали, что турбины гравитационных двигателей набирают обороты. Когда турбины завращались в переделах показателей нормы, то Темьян опять-таки усилием воли позволил "Тайфуну 003" мягко оторваться от асфальтобетона и набрать высоту в тысячу метров. В течение пяти минут он протестировал различные режимы работы двигателей, выполнил пару фигур высшего пилотажа и осуществил атаку того валуна, который притащил на горбу своего истребителе и который сейчас валялся на дне неглубокого горного ущелья.
        Уже во время снижения на посадку, Темьян набрался храбрости и мыслью позвал Горемыку, чтобы тут же услышать мысленный ответ ИскИна:
        - Ну, и сила воли у тебя, хозяин! Стальная, наверное! На твоем бы месте, я уже раз десять вызвал бы себя! А ты все молчишь и молчишь! Обидно даже, ведь, все-таки другом считаюсь, виртуальным, правда, но другом!
        В течение минуты секунд ИскИн Горемыка высказал не только то, что думал о своем хозяине, но успел рассказать ему и о том, что происходило в тот момент, когда лейтенант Темьян находился без сознания. Он также успел проинформировать Темьяна и о том, что ремонтникам прииска пока не удалось восстановить Бадди. У него коротким замыканием были повреждены несколько нервных цепочек, а для их восстановления требовалось время и кропотливый труд. Вот сейчас дроид, дядя Вася, бригадир ремонтников сидит над Бадди и восстанавливает эти цепочки, но когда эта работа закончится, никто сказать не может. Когда Горемыка перестал трещать, Темьян попросил его поработать немного и выяснить, что сейчас происходит на поверхности и на орбитах вокруг Сизифа.
        Лейтенант Темьян подошел к Слайду и молча, но очень крепко, по-дружески пожал ему руку. Тот моментально понял значение этого дружеского рукопожатия и, продолжая попыхивать пахитоской, сказал, что дяде Васе придется немного повозиться с дроидом, но он обещал, что с ним все будет в порядке. Далее Слайд добавил, что, если они куда-нибудь спешат, то через денек или два могут вернуться и тогда забрать дроида. В этот момент к ним подошел инженер Гаррисон и глазами показал, что хотел бы с лейтенантом переговорить тет-а-тет. Темьян отошел немного в сторону, а Гаррисон приблизился к нему и на ухо тихим шепотом, чтобы никто не услышал, сообщил, что на складе прииска скопилась тонна добытый платины, и теперь он не знает, как эту платину доставить на Землю или, по крайней мере, на Андорию. Инженер сделал глаза свои такими просящими и умоляющими, что Темьян не выдержал и пообещал, что эту тонну платины он гарантированно мог бы доставить на Андорию.
        После разговора с Гаррисоном Темьян отправил дивизионных разведчиков собираться в дорогу, к здоровяку рядовому Бетти пошло на пользу часовое лечением кибер-доктором и сейчас он выглядел прежним физически здоровым увальнем.
        В момент отсутствия парней, дроиды носильщики загрузили истребитель платиной. После чего Темьян отправился переговорить с дроидом дядей Васей, посмотреть, как тот работает, и попрощаться с капралом Бадди. Дядей Васей оказался маленьким и юрким дроидом, своим ростом он едва доходил до пояса лейтенанту, его четыре руки-манипуляторы копались в электронных внутренностях капрала, когда Темьян вошел в его мастерскую. Дроид не обратил на его появление внимания и продолжал свою работу, что-то напевая себе под нос. На верстаке перед ним лежала одна из рук капрала со смазанными роторными микродвигателями и стальными канатиками для приведения в движение пальцев руки. Темьян стоял поодаль, чтобы не помешать работе мастера, в душе удивляясь его филигранной технике. На что услышал:
        - Какая тут филигранная техника? Все очень просто, аккуратно делай свое дело и и тогда у тебя все получится. Твой парень поизносился немного, забывал, наверное, вовремя смазываться хорошим маслом, вот и приходится мне заменять эти движки и тяги. Завтра он встанет на ноги и будет, как новый дроид, но с его мозгами у меня проблема, с ними я не разберусь. Здесь нужен хороший психолог, чтобы он кое-что подправил в умственных процессорах дроида и на порядок ускорил бы прохождение импульсов, тогда этот парень будет думать лучше, чем биологический робот.
        Дядя Вася хитрющим взглядом своих глазных сенсоров покосился на Темьяна и отошел на шаг в сторону, словно предоставляя ему фронт работы. Лейтенант Темьян особо и не стеснялся этого дядю Васю, при нем он вошел в транс и мгновенно мысленным щупом прошелся по цепочке плат и чипов, которые в настоящий момент составляли сознание Бадди. Когда он первый раз вмешивался в работу этой цепочки, то тогда ему хотелось, чтобы она просто быстрее и объемнее. Но сейчас этот хитрюга дядя Вася заставил его переворошить всю эту цепочку и выстроить ее в некоторое подобие человеческой памяти, чтобы Бадди думал еще быстрее, а кругозор его мыслительных процессов позволял бы ему принимать самостоятельные решения.
        Когда он вернулся к истребителю, то все уже было готово к отлету. Разведчики спокойно ожидали его появления. Они сбились небольшим кружком, покуривали и о чем-то между собой перешептывались
        -3-
        Контр-адмирал Уилкс был явно недоволен и хмуро поглядывал на лейтенанта Темьяна, который застыл перед ним по стойке "смирно". До сих пор было не ясно, каким это образом вьедам удалось разгромить оперативную группу у Проциона 6, а этот молодой разгильдяй в лейтенантских погонах, вместо того, чтобы заниматься выяснением этого вопроса, разгуливает по окрестностям созвездия Малого Пса, словно по Солнечной системе, и в ус себе не дует. А контр-адмирал Ришелье на проводимых совещаниях офицеров Объединенного флота рвет и мечет, уже сменил главного разведчика флота, он хочет знать, что же там произошло и как такие мощные корабли оперативной группы могли погибнуть в течение нескольких минут?! Да, и прав контр-адмирал, не зная того, что на Проционе 6 в действительности произошло, пускать в дело тяжелые крейсера и авианосец, означало бы отправлять их на верную гибель. Вот уже третий день продолжается заваруха на орбите и на планете Сизиф.
        В принципе, вьедскому Флоту вторжения удалось вытеснить корабли Объединенного флота из около планетарного пространства Сизифа, но десантная дивизия полковника Гризли оказалась им не по зубам вьедам. Третий день десантники держат свои позиции и укрепленные пункты на планете, их постоянно бомбят с воздуха, атакуют на поверхности, но парни держатся и даже контратакуют. Но, как долго они могут сопротивляться противнику в таких тяжелейших условиях? Генерал Ксаавик выделил целый дивизион вулканианских штурмовиков, которые прославились тем, что в позиционных боях им равных войск во всей вселенной никого нет, на помощь и поддержку десантникам Гризли. А контр-адмирал Ришелье взял на себя заботу о формировании корабельной группы прорыва и доставки этого вулканианского дивизиона на поверхность Сизифа. Эта операция должна начаться с минуты на минуту, а этот лейтенант еще не знает, что делать с тонной платины.
        Контр-адмирал Уилкс вздохнул и принял окончательное решение:
        - Лейтенант Темьян, - сказал контр-адмирал, - в первом же банке избавьтесь от платины, а затем поступайте в распоряжение нового начальника разведуправления Объединенного флота полковника Зарка и с его людьми решайте проблему инцидента у Проциона 6. По исполнению доложить, а до этого не появляйтесь на авианосце, да, - вспомнил Уилкс, - и со своими женщинами, пожалуйста, постарайтесь скандалов не устраивать!
        Банки и Разведуправление Объединенного флота находились на поверхности Андории, поэтому уже через пару минут "Тайфун 003" покинул авианосец "Этернити" и входил в плотные слои атмосферы Андории. ИскИн Горемыка неплохо, видимо, под руководством капрала Бадди, научился пилотировать истребитель и атмосферу Андории прошел без замечаний со стороны первого пилота, лейтенанта Темьяна.
        Они приземлились перед стеклянными дверьми небольшого небоскреба, всего в сто этажей, банка "The First National Universal Bank of Andoria", к истребителю тут же подскочили голубокожие и рогатые охранники банка и вежливыми голосами потребовали, убрать "машину" от главного подъезда уважаемого банка. Да и со стороны могло показаться, что появление этой грозной боевой машины у подъезда банка больше походило на происходящее банковское ограбление. Но, когда Темьян поинтересовался, а кто будет перетаскивать тонну платины, разложенную по ящикам, в банковские хранилища, то у главного охранника банка андорианина, что-то произошло с нижней челюстью и он потерял дар речи. Мыслеречи этот "голубокожий" не понимал, не дорос еще, видимо, поэтому Темьяну пришлось все заново этому охраннику объяснять на пальцах. На этот раз до "рогатого голубокожего" дошла суть пожелания клиента банка и он переговорил со своим начальником по ручному браслету.
        Вскоре истребитель-разведчик разгружала целая армия носильщиков, и откуда они только появились, а лейтенант Темьян стал обладателем большой кипы бумаг и около сотни кредитных карточек. Бумагами занялся рядовой Бетти, который в прошлом учился на бухгалтера, но не доучился, так как ушел в армию. А кредитки забрал сержант Маслов, выдав одну, платинового цвета, Темьяну, строго наказав, чтобы тот особо много не тратился. Капрал Мышкин, по уважительной причине, не принимал участия в этом дележе внезапно обрушившегося на них богатства, в этот момент он охранял истребитель-разведчик. ИскИн Горемыка занес в свою память необходимую информацию по банковским счетам лейтенанта Темьяна и, взломав банковскую систему банка FNUB, на эти счета поставил свою собственную охранную блокировку.
        Разведуправление Объединенного флота появление лейтенанта Темьяна встретило весьма негостеприимно, его туда попросту не пропустили. Не смотря на то, что ИскИн Горемыка, на всякий случай, посадил истребитель таким образом, чтобы стволы его импульсных излучателей посматривали на подъезд здания Разведуправления. Постовой сержант на пожелание Темьяна пройти в здание попросту ответил, что его туда никто не приглашал и закрыл перед его носом дверь.
        Почесав в смущении свой затылок, Темьян не ожидал, что его так негостеприимно встретят, поэтому и не попросил контр-адмирала Уилкса связаться с руководством Разведуправления и договориться о его встрече. А сейчас ему очень не хотелось связываться со своим командиром, чтобы продемонстрировать свою несостоятельность в решении таких простых вопросах. Тут в его памяти вспыли слова контр-адмирала, в которых он упоминал о назначении новым начальником разведуправления полковника Зарка, а ведь у него имелся номер коммуникатора его старого друга Зарка.
        Отступив от подъезда здания на пару шагов, чтобы постовой сержант его хорошенько разглядел на экране системы внешнего наблюдения, Темьян достал коммуникатор из плечевого кармана комбинезона и, подняв глаза к небу, сказал:
        - Алло, это полковник Зарк? Вас лейтенант Темьян беспокоит...
        Глава 11
        -1-
        Через полторы минуты истребитель-разведчик "Тайфун 003" должен был выйти из гиперпространства опять-таки в центре сектора расположения центральной базы вьедского Флота вторжения. На этот раз лейтенант Темьян имел конкретное задание, подойти на возможно близкое расстояние и внимательно рассмотреть тот игрушечный кораблик вьедов, в отношении которого у него уже дано бродили всякие там подозрения. Двое суток Темьян вместе с разведчиками полковника Зарка внимательно изучал видеозапись последнего боя оперативной группы у Проциона 6 и свои видеозаписи, которые были сделаны во время его почти двухсуточного "дежурства" в секторе расположения вьедской центральной базы.
        Просмотры видеозаписей так ничего не принесли, тогда Темьян рассказал о своих подозрениях в отношении этих неприметных вьедских корабликах, прямо сказав, что эти подозрения простроены только на одном факте - эти кораблики покинули базу до инцидента на Проционе 6 и вернулись на базу, сразу же после уничтожения кораблей оперативной группы. Разведчики флота снова пересмотрели видеозаписи, и в одном смазанном кадре их ИскИн усмотрел силуэт одного из таких корабликов. Естественно, полковник Зарк приказал проверить данный факт, а проверить его мог только один лейтенант Темьян на своем испытанном "Тайфуне 003".
        Повернув голову вправо, Темьян посмотрел на торчащую из кресла-кокона второго пилота лысую голову сержанта Маслова, которому так понравились полеты на истребителе, что он решил переквалифицироваться на летчика истребителя. Сержант моментально закорешил с ИскИном Горемыкой и, пока лейтенант занимался своими делами с командованием, Маслов брал у него уроки пилотирования. Рядовой Бетти занялся управлением гигантского капитала лейтенанта Темьяна и его каюту на авианосце превратил в маленький управленческий офис, где дневал и ночевал, не появляясь на людях. Один только капрал Мышкин сохранил верность своей десантной дивизии, вечерами он подолгу беседовал со старшим лейтенантом Пресли, рассказывая ему в подробностях, что он делал сегодня и интересовался тем, как обстоят дела в родной разведывательной роте. Сержант Маслов еще не дорос до уровня общения мыслями, хотя уже сделал не один шаг на пути к этому, поэтому Темьян голосом ему приказал подготовиться к выходу из гиперпространства, включив режим "невидимости".
        С первого взгляда могло показаться, что ничего особо серьезного на центральной базе вьедов не произошло и ничего не изменилось, но присмотревшись более внимательно, Темьян увидел, что Флот вторжения качественно изменился. Появилось больше линкоров и тяжелых крейсеров, которые стояли на якорных стоянках орбит спутника-астероида. Горемыка доложил, что ведется видеозапись, а также запись параметров действующей вьедской аппаратуры. Молоточком простучал один из сканеров, это по невидимому истребителю прошелся поисковый луч стационарного вьедского устройства по обнаружению замаскированных объектов противника. Вьедские эсминцы охранения время от времени вдоль и поперек пересекали этот сектор в поисках вражеских лазутчиков.
        Пока ИскИн вместе с сержантом Масловым занимались сбором и сортированием собираемых аппаратурой разведданных, Темьян создал "сферу наблюдения" и через ее посредство принялся разыскивать "игрушечные кораблики". Только по второму заходу ему удалось обнаружить один такой кораблик, который пришвартовался к борту гигантского вьедского линкора, но приближаться к линкору даже в режиме "невидимости" и рассматривать вблизи этот кораблик было очень опасно.
        Поэтому Темьяну пришлось снова всматриваться в "сферу наблюдения", временами касанием пальца увеличивая силуэты показавшихся ему подозрительными кораблей противника. Снова проскрежетали молоточки вражеского сканера, а рядом чуть ли не вплотную прополз эсминец охранения. Темьян оторвал голову от "сферы наблюдения" и внимательно всмотрелся в показания приборов передней панели управления истребителем. Показания этих приборов недвусмысленно намекали на то, что, если присмотреться к курсам эсминцев охранения, то они все чаще и чаще проходили мимо той точки, где сейчас находился его истребитель-разведчик. Это говорило о том, что вражеская разведка или обнаружила их истребитель, или что-то заподозрила, так как своими кораблями охранения начала блокировать эту точку. В любом случае, наступало время покидать сектор базирования Флота вторжения.
        Но покинуть сектор, не выполнив боевого задания, лейтенант Темьян не мог. Он голосом объявил тревогу и, оторвав сержанта Маслова и ИскИна Горемыку от общения между собой, которое в последнее время стало их любимым занятием. ИскИн Горемыка тут же активировал бортовое оружие и стал просчитывать дистанции до целей, а сержант старался всеми своими силами и пока еще небольшими знаниями и навыками помочь командиру выстроить атаку.
        В этой ситуации лейтенанту Темьяну ничего не оставалось делать, как идти ва-банк, он решил торпедами атаковать кораблик, который так нежно прилепился к борту вражеского линкора. Видеокамеры работали на запись, а "Тайфун 003", перестав выписывать замысловатые галсы по теперь уже опасному сектору, начал выходить на прямую линию атаки на врага. Вражеские разведчики мгновенно сообразили, что скрытый вражеский объект собирается атаковать их линкор и, чтобы воспрепятствовать врагу успешно завершить эту атаку, наперерез ему бросили свой эсминец охранения.
        Вьедский эсминец открыл залповый огонь по предполагаемому месту нахождения хорошо замаскировавшегося врага, и начал выдвигаться, чтобы перекрыть врагу дорогу к линкору. Вспышки залпового огня эсминца прошивали космическое пространство уже за спиной истребителя-разведчика, но ему еще оставалось преодолеть небольшую дистанцию, чтобы выйти на позицию, с которой можно было бы осуществить эффективный пуск позитронных торпед. Вьедский эсминец все же оказался на его пути следования, Темьяну пришлось дать залп позитронными торпедами. Два последовавших один за другим взрыва остановили вражеский эсминец и даже немного отбросили его в сторону, позволив истребителю проскользнуть практически рядом с его бортом.
        Когда экипаж эсминца снова начал вести залповый огонь по черноте космического пространства, то "Тайфун 003" уже находился у него за кормой и приближался к линкору, чтобы уже атаковать "игрушечный кораблик". ИскИн Горемыка быстро перезарядил торпедные аппараты и ждал новой команды на пуск торпед и открытия огня бортовым оружием. На расстоянии в семьсот километров, когда цель была надежна захвачена прицельным устройством, лейтенант Темьян приказал дать новый залп торпедами, а импульсными излучателями пройтись по обшивке линкора.
        Командир вражеского линкора, по всей очевидности, еще не принимал участия в боях и сражениях с кораблями Объединенного флота, он никак не прореагировал на тот факт, что эсминцы охранения ведут бой с неизвестным противником в сектора расположения центральной базы Флота вторжения, поблизости от его линкора. Он не прореагировал и тогда, когда в пустоте космического пространства родились две точки и стремительно понеслись к его линкору. Видимо, капитан рептилия посчитал, что две торпеды такого малого калибра никак не повредят броневой обшивке его гигантского корабля, который был настоящим покорителем космических пространств.
        Капитан линкора даже не приказал поставить защитный экран, настолько он был уверен в крепости брони своего линкора. Возможно, капитан рептилия был в чем-то и прав, когда размышлял о малом калибре торпед и броне своего линкора. Но на деле враг атаковал не линкор, а тот маленький кораблик, экипаж которого сейчас развлекался в барах и ресторанах линкора. Когда капитан линкора вспомнил об этом кораблике и хотел, на всякий случай, поставить защитное поле, то уже было поздно что-либо делать.
        Две торпеды прямо-таки воткнулись в эту маленькую, казалось бы, неприметную и никому не нужную цель. Игрушечный кораблик взорвался, он исторг гигантскую вспышку взрыва антиматерии и большой язык огня. Взрыв антивещества мгновенно слизнул броню линкора и в этом месте гигантский корабль разодрался на две неравные части. Капитан рептилия и вся дежурная вахта капитанского мостика линкора мгновенно сгорела в жаре аннигиляционной волны. Он так до конца и не осознал всего произошедшего и того, что благодаря своей непредусмотрительности, а также неуважения к противнику погубил новейший боевой линкор и его двухтысячный экипаж.
        -2-
        Обстановка на поверхности Сизифа начала ухудшаться с каждым часом. В дополнение к семнадцатой десантной дивизии генерала Зане, на Сизиф вьеды десантировали пятнадцатую гвардейскую пехотную дивизию генерала Фраки. По численному составу эти две дивизии вьедов теперь в три раза превосходили численность десантников полковника Гризли. Земным десантникам с большим трудом удавалось удерживать свои позиции и укрепленные пункты. Андория постоянно обещала оказать десантникам помощь, но день приходил за днем, а помощь не приходила. Полковнику Гризли и его десантникам приходилось полагаться только на свое оружие и мастерство его владением, отражая превосходящие силы противника. Но, к сожалению, у дивизии не было своей истребительной или бомбардировочной авиации, ее десантникам приходилось сражаться под постоянным воздействием вражеской авиации, которая господствовала в небесах Сизифа.
        После выполнения задания, по просьбе разведуправления полковника Зарка лейтенант Темьян побывал на орбитах Проциона 6, Проциона 5 и Проциона 4, где наблюдал большую активность вражеских наземных войск и Флота вторжения. Планеты осваивались вьедами, на них строились военные поселения, небольшие купольные городки, размещалась военная и гражданская техника. По этим наблюдениям выходило, что вьеды в звездную систему Малого Пса пришли надолго, если не навсегда!
        Каждый день, а иногда и по несколько раз вдень, с борта истребителя-разведчика уходили очередные шифрованные пакеты разведданных и видеозаписей. Полковник Зарк нашел время, чтобы лично связаться с Темьяном и поблагодарить за раскрытие вражеского секрета, непосредственно связанного с "игрушечными корабликами". Он несколько туманно разъяснил лейтенанту, что это корабли огневой поддержки Флота вторжения, являются танкерами носителями антивещества. Они, подобно огнеметам, способны с дальнего расстояния инициировать и направлять движение аннигиляционной волны, уничтожающей все на своем пути, независимо от размеров физических объектов нашего мироздания. Мощь этой волны во много раз превосходит мощь аннигиляционной волны, инициируемой залпами главного калибра вражеского линкора или тяжелого крейсера прорыва. В заключение разговора полковник Зарк попросил лейтенанта Темьяна заглянуть, он так и сказал "заглянуть", к своим друзьям на Сизифе и сообщить им, чтобы они готовились к большим событиям.
        Темьян и так собрался заглянуть на планету Сизиф и забрать с платинового прииска своего друга, капрала Бадди, с которым уже перемолвился пару раз по радиосвязи. В последний раз Бадди сказал, что обстановка на планете изменилась в худшую сторону, везде идут непрерывные бои, везде стоит дым и видны отблески пламени, хотя подчеркнул, что Сизиф не имеет атмосферы и ничего на нем гореть не может.
        Гаррисон и Слайд ожидают появления вьедов и готовятся к встречи с ними. На дороге, ведущей к прииску, они построили несколько баррикад, а отдельные механизмы прииска пытаются переделать для использования в качестве оружия. Бадди старается всеми своими силами им помогать, но из-за того, что плохо разбирается в ведении военных действий на суше, эта его помощь не столь существенна. В основном вся тяжесть работы легла на плечи дяди Васи.
        Еще на подлете к планете сканеры космического пространства истребителя показали присутствие на орбитах Сизифа большого количества крупнотоннажных и малотоннажных кораблей противника, которые несли вахту по предотвращению порыва кораблей Объединенного флота к десантникам на поверхности планеты. Темьян не стал изобретать велосипеда, планируя свой прорыв к десантникам полковника Гризли, "Тайфун 003" снова окутался коконом "невидимости" и начал обходить стороной корабли противника. Вражеские корабли на орбитах Сизифа не имели таких мощных стационарных поисковых сканеров, которыми располагала разведка вьедов центральной базы на Проционе 7, поэтому эсминцы охранения не шелохнулись, когда у них под носом проскакивал небольшой физический объект, окутанный пеленой скрытности.
        За три дня Сизиф сильно изменился, в этот момент панорама с птичьего полета его равнин, низменностей и плоскогорий очень напомнила панораму брошенных земель строггского Элизарха. На пару мгновений память Темьяна всколыхнулась воспоминаниями о его первых дня пребывания на этой планете, встречи со строггами и влиятельной Айлин. Усилием воли он запрятал эти воспоминания глубже в свое сознание, и стал внимательно всматриваться в местность, пробегающую под его истребителем. Сержант Маслов первым заметил и тут же обратил внимание Темьяна на это, как вьедский эсминец своими резонаторами эмиттерами месил поверхность Сизифа. С высоты в двадцать километров не было особо хорошо видно, что же именно заставило эсминец сойти с орбиты и так опасно близко приблизиться к поверхности планеты. Для космического корабля такой тоннажности это было чрезвычайно опасным предприятием. В это момент эсминец произвел очередной залп эмиттерами, внизу полыхнули отблески разрывов энергетических сгустков.
        Темьян не мог выдержать такой наглости, чтобы у него на виду враг вел бы огонь на уничтожение его друзей и приятелей из десантной дивизии полковника Гризли!? Ведь, вражеский эсминец в каком-либо противном случае не стал бы сходить с орбиты и не стал бы открывать огонь по поверхности на такой рискованной для него высоте. Лейтенант произвел прицеливание и, захватив эсминец в перекрестие прицела, произвел пуск двух позитронных торпед. Одна торпеда попала в сопло главного двигателя, а вторая - в броневой корпус эсминца. Если попадания этих торпед произошли бы в космосе, то экипаж эсминца отделался бы легким испугом, внезапное появление торпед в пустоте космического пространства любого могли бы напугать, и небольшим ремонтом. Но сейчас двадцати километров высоты явно не хватило экипажу эсминца для того, чтобы оправиться после двух взрывов и снова взять под контроль такой массивный звездолет. Эсминец грохнулся на острые скалы, но еще в падении из-за силы гравитационного поля планеты начал разламываться и рассыпаться на отдельные отсеки. Экипаж эсминца так и не успел воспользоваться спасательными ботами.

        Вскоре огромное жирное пятно черного дыма, появившееся на месте падения эсминца, осталась далеко позади истребителя. Снизив истребитель до высоты в десять километров, Темьян приказал Горемыке запустить биологические масс-детекторы для выявления очагов сражений земных десантников со вьедами. ИскИн обиженно пробурчал о том, что вся аппаратура истребителя, в том числе и масс-детекторы, давно уже работает и выдает необходимые данные, нужно только внимательно смотреть на дисплеи панели управления. Но Темьян не слушал, о чем там бормочет Горемыка, а внимательно всматривался в передний обзорный экран, на который проецировался бункер в котором ранее располагался штаб десантной дивизии.
        В бункер попало, по крайней мере, четыре бомбы крупного калибра, воронки от которых были отчетливо видны на экране. Бункер превратился в дебри из осколков пластобетона, щебенки и острой арматуры и, по всей очевидности, десантники его оставили. Сержант Маслов монотонно гудел по рации, вызывая на связь полковника Гризли или офицеров штаба его дивизии, но в ответ слышалась одна только какофония диких звуков. Это работали постановщики электронных помех вьедов.
        Лейтенанту Темьяну оставалось последняя возможности установить связь с полковником, это вызвать его по ментальному каналу. Несколько раз он посылал свой мысленный зов, но в ответ сохранялась одна тишина. В сердце лейтенанта начал закрадываться страх за своих друзей, он не знал, как ему теперь разыскивать штаб дивизии и полковника Гризли. Истребитель пошел на пятый круг вокруг разбомбленного штабного бункера, как в сознании Темьяна сформировался голос, который был ему совершенно не знаком и который спокойно произнес:
        - Ну, чего ты крутишься над нами, лейтенант Темьян? Слышал, как ты вызывал полковника Гризли. Не может он тебе сейчас ответить на твой вызов, у него ранена жена и он находится рядом с ней, а наш лазарет запрятан глубоко под землей! Из-за этих постоянных бомбежек мы вынуждены зарываться, как можно глубже, чтобы выжить и отбить очередную атаку вьедов. Так, что лейтенант можешь лететь дальше, здесь нет места, где твой истребитель мог бы приземлиться. Скажи своим командирам, что десантников сто шестой десантной дивизии враг не сломил и никогда не сломит, мы будем драться с рептилиями до последней капли крови!
        Лейтенант Темьян узнал человека, который мысленно с ним только что разговаривал. Это был подполковник Мазаев, начальник штаба семнадцатой десантной дивизии. Это был пока еще человек, который в скором будущем станет одним из самых сильных магов этой вселенной и создаст свой собственный мир магов и волшебников.
        -3-
        По сообщению подполковника Мазаева, десантники сто шестой десантной дивизии пока еще сохраняли централизованное управление, хотя пара ее полков уже вели бои в полном окружении. Из-за полного господства в воздухе вражеской авиации, десантники зарылись глубоко в поверхность планеты и появлялись на поверхности только для того, чтобы отразить очередную атаку вьедских десантников или пехотинцев. Несколько раз вьеды попытались провести одновременные атаки на позиции дивизии полковника Гризли, но при этом потеряли такое количество своего личного состава, что генерал Зане, командир вьедского корпуса, отдал письменный приказ, запрещающий проведение подобных общих атак.
        Все чаще и чаще вьеды начали применять действия своих специальных подразделений, которые старались незаметно подобраться к позициям землян и поднимались в атаку, когда до них оставалось сделать последний шаг. Только в одном случае вьедам удалась такая атака, вражеские спецназовцы захватили укрепленные позиции одной роты земных десантников, которые вырытыми подземными ходами и тоннелями были вынуждены перейти к своим соседям и продолжить сражаться на их позициях. В этом месте подполковник Мазаев прервал рассказ, на секунду задумался, а затем добавил, что он пока еще не понял, почему вьеды в этих боях широко не применяют свою бронетехнику. Она в основном используется в качестве артиллерийской поддержки наступающих десантников и пехоты.
        На основе этого рассказа Мазаева лейтенант Темьян подготовил сообщение и отправил его в два адреса - контр-адмиралу Уилксу и полковнику Зарку. Получив подтверждения о получении своих сообщений, он развернул истребитель-разведчик и отправился по направлению к Широтианским горам, где находился прииск по добыче платины, настала пора забирать капрала Бадди на военную службу.
        Воздушное пространство планеты оказалось перенасыщено вражескими истребителями и штурмовиками, простой перелет из одной точки в другую начал превращаться в бесконечную цепочку воздушных боев и столкновений. Когда ИскИн Горемыка сообщил, что осталось тридцать процентов боекомплекта, что еще два-три боестолкновения с вьедскими "Сапсанами" и отвечать на вражеский огонь будет нечем, Темьян поломал свою гордыню и приказал дальше лететь в режиме "невидимости". Скорость полета сразу увеличилась, и вскоре на горизонте сначала появился, а затем начал быстро вырастать Широтианский горный хребет. Снизившись до семисот метров высоты и на скорости в пятьсот километров в час, истребитель-разведчик "Тайфун 003" полетел вдоль одного из горных ущельев, по дну которого проходило шоссе на платиновый прииск.
        На десятом километре этого шоссе под истребителем промелькнул сгоревший остов БМП, в котором ИскИн Горемыка распознал вражеский "АРС-12". Через десять километров внизу промелькнула баррикада из наваленных в кучу сломанных механизмов, в середине которых хорошо был виден неширокий проход. Темьян снизил скорость полета истребителя до трехсот километров в час, а высоту - до пятисот метров. После баррикады асфальтобетон шоссе был покрыт небольшими воронками и выбоинами. Темьян никак не мог определить, что здесь произошло и какое оружие использовалось, чтобы на шоссе оставались такие неглубокие выбоины.
        Можно было и дальше следовать над этим шоссе, чтобы через пятьдесят километров выйти на прииск, но был и второй путь, который сильно сокращал путь. В этом случае следовало воспользоваться и пролететь над перевалом, пролегшим между двух высоких гор, и к которому влево от шоссе уходила едва заметная тропинка. Эту дорогу Темьян случайно обнаружил в прошлое посещение прииска, когда кружил над ним в поисках его рабочих и обитателей.
        Уже с перевала было видно, что на прииске происходит что-то непонятное, одно здание прииска уже лежало в руинах, технический двор был исперещен глубокими черными воронками. Внизу мелькали маленькие черточки людей, которые перебегали от укрытия к укрытию, и которых было гораздо больше, чем должно было бы быть. Взглянув на правый обзорный экран и, мысленно приказав ИскИну Горемыке увеличить черточки, что было немедленно исполнено. Темьян даже не удивился и не обратил внимания на то, что Горемыка принял и распознал его мысль, понял значение мыслеобраза и моментально исполнил приказ, так как в этот момент азарт предстоящего боя разгорался в его душе.
        Черточками, разумеется, оказались вьеды-рептилии, которые с лучевыми винтовками в руках шли в атаку на офисное здание, из окон которого проблескивали редкие ответные выстрелы защитников. Два "АРСа -12" огнем из крупнокалиберных пулеметов поддерживали наступление своих пехотинцев. То, что сейчас он видит не десантников, а вьедов пехотинцев Темьян догадался по их мышиному серому цвету обмундирования, да и в атаку эти пехотинцы шли не столь умело и решительно, как это обычно делали вражеские десантники.
        Прямо с перевала в пологом пикировании, сбросив кокон "невидимости", чтобы воевать с врагом с открытым забралом, лейтенант Темьян направился свой истребитель на два вьедовских "АРСа-12" чей огонь из крупнокалиберных пулеметов наносил наиболее серьезный ущерб защитникам офисного здания платинового прииска. Двумя очередями по пять выстрелов в каждой из импульсного излучателя, Темьян заставил замолчать один "АРС-12", из него тут начал вылезать члены экипажа, и разрывами энергосгустков перевернул на бок второй "АРС-12". Вражеские пехотинцы моментально прекратили атаку и рассыпались по двору в поисках укрытий.
        В этот момент боя душа Темьяна тревожно застонала, снова заработал его бесценный дар предвидения. Не раздумывая, лейтенант изменил курс следования истребителя и, резко наклонив его на правый бок, стал заваливаться в ущелье за забором прииска. А с шоссе ударил залп зенитных установок, ракеты роем поднялись в воздух и на высоте в один километр начали поводить носами, на которых были установлены датчики опознания теплового излучения, в поисках вражеской цели. "Тайфун 003" вынырнул из ущелья в тот момент, когда зенитные ракеты начали по одной взрываться в воздухе, так как не смогли разыскать врага.
        Филигранно выполнив маневр захода в атаку на вражеские ракетные установки, установленные вдоль шоссе, Темьян залпом обоих крыльевых импульсных излучателей прошелся десятью разрывами энергосгустков по их позиции. Разрывы энергосгустков легли очень удачно, они разогнали по укрытиям прислугу ракетных установок, предоставив возможность вражескому истребителю безнаказанно обстрелять вражескую колонну, которая своим носом уперлась в прииск.
        На этот раз огонь из бортового оружия вел ИскИн Горемыка, который мгновенно отбирал цель и также мгновенно обстреливал ее из импульсных излучателей. После первого же захода и обстрела вражеская колонна сократилась на пять гравитационных грузовиков для перевозки личного состава пехотной роты и две боевых машины пехоты "АРС-12", а рептилии пехотинцы разбежались по укрытиям.
        В этот момент Темьян разговаривал с Бадди, требуя, чтобы весь персонал прииска немедленно подготовился к эвакуации. На обратном заходе он взял пилотирование истребителем на себя и с резким снижением повел его к офисному зданию. Когда посадочные полозья "Тайфуна 003" коснулись асфальтобетона у входа в полуразрушенное офисное здание, то из него появились две фигуры, которые на руках несли раненого человека. Сержант Маслов помог им через неудобный люк протащить раненого в салон истребителя и уложил его на койку, которая находилась за спиной пилотов. Раненым был инженер Гаррисон, а Слайд и Бадди ловко проскользнули через люк и прижались к стенам кабины, чтобы позволить сержанту Маслову вернуться в кресло второго пилота.
        Темьян уж совсем собрался выводить тягу на двигатели, чтобы взлетать, как из офисного здания вынырнула еще одна фигурка небольшого росточка и вприпрыжку помчалась к истребителю.
        -4-
        После ремонта-восстановления, проведенного дядей Васей, дроид Бадди кардинально изменился и сейчас больше походил на человека, чем на дроида, только человека, имеющего скелет, кожу и, похоже, мозги из нержавейки. Бадди теперь вел себя и рассуждал, как настоящий человек, не отличишь, только делал вычисления и проводил анализ ситуации гораздо быстрее. При первом же разговоре с ним Темьян убедился, что Бадди пока не научился говорить неправду, это обстоятельство его приятно удивило.
        Как только "Тайфун 003" совершил посадку на вспомогательной палубе авианосца "Этернити" и необыкновенно красивые санитарки доктора Шуршу забрали раненого инженера Гаррисона в медсанчасть, то лейтенанта Темьяна срочно вызвали к контр-адмиралу Уилксу.
        Когда лейтенант Темьян появился в кабинете контр-адмирала и застыл перед Уилксом в положении смирно, то он долго и задумчиво смотрел на этого молодого парня. А затем вежливо поинтересовался у лейтенанта в отношении того, что правда ли то, что он своими позитронными торпедами атаковал и взорвал вражеский линкор "Ассалем". Темьян посмотрел в глаза контр-адмирала и честно признался, что никакого вражеского линкора он в последнее время не атаковал, а его позитронные торпеды слишком маломощны, чтобы ими можно было уничтожить такой крупнотоннажный боевой корабль, как линкор.
        Контр-адмирал Уилкс выслушал ответ лейтенанта, хотел задать еще один вопрос, но передумал и, отойдя к своему рабочему столу, нажал какую-то кнопку на пульте. Послышались гудки коммуникатора, на линии зазвучал мужской голос, который Темьяну показался очень знакомым. Но в этот момент Уилкс поднял трубку коммуникатора, и дальнейшего разговора лейтенант уже не слышал, да и не понял, так как контр-адмирал в общении с собеседником отделывался ничего не значащими выражениями и восклицаниями.
        Вернув трубку коммуникатора на рычаги, контр-адмирал Уилкс задумчиво покачал головой и сказал, что сейчас его примет император Андорианской Империи Ф'Фалди и наградит имперским орденом "Чести". Андориане каким-то образом прослышали о твоем успехе и решили тебя наградить за это геройство. Как сказал полковник Зарк, его эксперты твердо установили, что именно твои торпеды взорвали вьедский корабль огневой поддержки, а его антивещество уже своим взрывом развалило линкор "Ассалем". Это хорошо видно на видеозаписи, которую ты предоставил им. Так, что, как ни крути, лейтенант, а придется тебе получать этот андорианский орден, хотя контр-адмиралу Ришелье очень не понравилось факт того, что андориане именно тебя первыми им наградили.
        Контр-адмирал Уилкс тяжело поднялся из стола и, проходя мимо лейтенанта Темьяна, как-то по-дружески локтем толкнул его в бок, приглашая следовать за собой.
        Награждение проходило на полетной палубе авианосце, где аккуратными квадратами были выстроены матросы, старшины и офицеры - члены экипажа авианосцы, а также военнослужащие авиакрыла. В полной тишине, был слышен только легкий лязг башмаков о палубу, когда Уилкс и Темьян проходили на свои места. Жестом контр-адмирал показал лейтенанту, чтобы тот держался с ним рядом и ни куда не отходил бы. В этот момент лейтенант Темьян испытывал глубокое чувство волнения, почти семь тысяч его одногодков в военной форме выстроились на этой летной палубе авианосца, чтобы присутствовать при вручении ему андорианского ордена.
        Как только они заняли место в строю авиакрыла, на палубе стали появляться высшие воинские чины Верховного командования и андорианской армии. Андорианские офицеры образовали свой небольшой квадрат и, заняв свое место в этом квадрате, замирали по стойке смирно в ожидании императора.
        Император Ф'Фалди появился именно в тот момент, когда семь с половиной тысяч человек и андориан замерли в строю. Он незаметно возник на ковровой дорожке, которая ярко красной полосой пролегла от адмиральской каюты и заканчивалась в самом центре летной палубы. Император был небольшого росточка андорианином с блеклой голубой кожей и двумя рожками на темени. Они так смешно подрагивали при каждом его шаге, что Темьян невольно улыбнулся. В полном одиночестве, пройдя всю ковровую дорожку и, дойдя до центральной площадки, император Ф'Фалди остановился и как-то застенчиво улыбнулся молодым землянам и андорианам. Когда он начал говорить, то за его спиной, словно из-под земли, выросли Верховный командующий андорианской армии генерал Ксаавик и флагманский командующий Первой земной космической эскадры контр-адмирал Ришелье. Они стояли за спиной императора и внимательно вслушивались в его слова.
        Император Ф'Фалди говорил о том, что звездная система Тиерси внезапно подверглась атакам галактического агрессора. Андорианское общество, как один андорианин, поднялось на защиту своего космического пространства, но ему было бы очень тяжело бороться один на один с агрессором, если земляне не забыли бы о своих былых обидах и не пришли андорианам на помощь. На Андорию они прислали своих лучших сыновей и дочерей, которые в нескольких космических сражениях уже продемонстрировали свою отвагу и храбрость. А один из них, смелый офицер, по имени лейтенант Темьян, смог уничтожить целый вражеский линкор. В этой связи, он, император Ф'Фалди, как глава Андорианской Империи и общества принял решение о награждении лейтенанта Темьяна орденом "Чести" Андорианской Империи и о возведение его в состояние "сарике".
        Как только император Ф'Фалди прекратил говорить, то справа от него возник андорианин ординарец в ослепительной белой военной форме без знаков различия, который на вытянутых руках держал небольшую овальную подушечку с полированным ларцом темного цвета на ней. Как только император начал протягивать к ней свою правую руку, то контр-адмирал Уилкс локтем слегка подтолкнул лейтенанта Темьяна. Мол, тебе пора выходить из строя. Четко печатая шаг, лейтенант Темьян прошелся вдоль строя своих товарищей, затем повернулся налево и через десять шагов уже стоял перед императором Ф'Фалди, а тот уже держал в руках орден "Чести".
        СЛИПЕР - человек, способный проникать в мысли другого человека. При этом ему не мешают "стены" и насильственная блокировка памяти. В состоянии транса слипер может проникать в самые отдалённые части памяти и найти информацию, которую не может вспомнить даже сам испытуемый.
        АНДОРИАНЦЫ (англ. Andorian) -- инопланетная цивилизация гуманоидов, впервые упоминается в научно-фантастическом сериале "Звездный Путь", известная тем, что обитает на поверхности Андории, спутнике планеты гиганта, вращающегося вокруг Бета Проциона, тусклого белого карлика. Земные колонисты и переселенцы эту планету называли Процион 2. Андорианцы враждебно восприняли появление землян на своей планете, начатую ими добычу полезных ископаемых и неоднократно в этой связи поднимали восстания.
        ПРОЦИОН 2 - одна их двадцати двух планет звездной системы Малого Пса, четыре из которых заселены гуманоидами, находящимися на различной стадии развития. Планета Процион 2, а аборигены называли планету Андорией, является большим спутником планеты гиганта, вращающегося вокруг Беты Проциона, тусклого белого карлика.
        ПРОЦИОН (? Ami / ? Canis Minoris / Альфа Малого Пса) -- самая яркая звезда в созвездии Малого Пса и одна из ярчайших звёзд в ночном небе. Одна из ближайших к Земле звёзд, которая удалена от Солнечной системы всего на 3,5 парсека или на 11,41 световых года.
        УТЯЖЕЛЕННАЯ ЛУЧЕВАЯ ВИНТОВКА ДЛЯ ВЕДЕНИЯ АВТОМАТИЧЕСКОГО ОГНЯ (ЛЕГКИЙ ПУЛЕМЕТ) - в основном предназначена для уничтожения живой силы противника на дистанции до одного километра. Ведет огонь только в автоматическом режиме. Увеличенный аккумулятор подзарядки конденсатора обеспечивает до тысячи выстрелов. Средний вес легкого пулемета составляет десять-двенадцать килограммов.
        АВИАКРЫЛО - компактное летное подразделение, дислоцирующееся на авианосце и состоящее из нескольких эскадрилий малых космических кораблей различного предназначения.
        АВИАНОСЕЦ-- класс военных кораблей, основной ударной силой которых является палубная авиация. Авианосцы располагают полётной палубой и другими средствами обеспечения взлёта и посадки самолётов, а также ангарами, техническими средствами обслуживания и заправки авиатехники, средствами управления и обеспечения полётов.
        АВИАНОСЕЦ "ЭТЕРНИТИ" - первый корабль этого класса (CVN 001). Заложен 6 сентября 2457 года. Спущен на воду 9 октября 2460. Включен в состав флота 10 января 2461 года.
        Космический истребитель - "Тайфун-4" является космическим кораблем ближнего боя, может вести боевые действия, как в космосе (96 часов автономного полета), так и в атмосферах планет.
        ПЕРВАЯ КОСМИЧЕСКАЯ ЭСКАДРА ВКС ЗЕМЛИ - в нее вошли два тяжелых крейсера "Глория" и "Мурманск", три ракетно-ударных крейсера "Процион 12", "Суворов" и "Мальборо", авианосец "Этернити", тяжелый армейский транспортник "Авиценна", корабль-матка такшипов "Жано", шесть эскадренных миноносцев и четыре судна технической поддержки.
        БАДДИ - англ. Baddy, что в переводе с английского язык означает:
        -- Друг или партнер по одному специфическому делу;
        -- Кличка любимой собаки бывшего американского президента Билла Клинтона;
        -- Название система, в рамках которой парой работают два человека по причинам собственной безопасности.
        МУНГУ - кошкообразное домашнее животное строггов Элизарха (смотри книгу первую этого проекта "Штаб-сержант"), маленькое, очень нежное и ласковое, обладает невероятными возможностями производить мгновенные вычисления различного порядка. Анализировать любые ситуации и выдавать различные прогнозы, с разумными существами общается на ментальном уровне.
        Телепатема - сообщение, переданное при помощи телепатии. Обычно имеет образную форму. Иногда информация передаётся в вербальной (словесной) форме и может восприниматься как звуковая речь.
        ГИБЕРНАЦИОННЫЙ САРКОФАГ - в котором временно приостанавливается жизненные процессы в человеческом организме, а тело человека замораживается на неопределенный период времени.
        АНАБИОЗНАЯ КАМЕРА - в которой сильно замедляются жизненные процессы организма человека. Сильно резко замедляется процесс обмена веществ, а другие жизненные процессы настолько замедлены, что отсутствует видимое проявление жизни.
        КОСМИЧЕСКИЙ ИСТРЕБИТЕЛЬ-РАЗВЕДЧИК "ТАЙФУН 003" - является модификацией серийного фронтового космического истребителя "Тайфун-4". Предназначен для осуществления глубоких разведывательных поисков во враждебных зонах космического пространства (196 часов автономного полета), а также в атмосферах различных планет. Оснащен средним сингулярно-гравитационным двигателем Зайковского. Может совершать гиперпространственные прыжки на расстояние в 100 световых лет. Скорость - 120 НГСС. Экипаж - пило5т и навигатор.
        "ТАЙФУН-4"является малым космическим кораблем ближнего боя, может вести боевые действия, как в космосе (96 часов автономного полета), так и в атмосферах планет. Основными его задачами (в космосе) являются нанесение неожиданных ударов по частям и соединениям вражеского флота, противостоять и нейтрализовать крупные объекты атакующего противника, перехват и уничтожение конвоев противника, нанесение бомбоштурмовых ударов по объектам планетарной обороны противника. "Тайфун-4" является малой и трудно уязвимой целью для поражения противником, в тоже время мощные двигатели, высокая маневренность и сильное вооружение делают этот истребитель весьма опасным для противника.
        ПОЗИТРОННАЯ ТОРПЕДА - это самый мощный вид вооружения космических истребителей, штурмовиков, бомбардировщиков и такшипов. Позитронная торпеда представляет собой термоядерное взрывное устройство, способное в космосе передвигаться почти со световой скоростью (80-90 НГСС).
        Хенкель-45" - был отличным планетарным истребителем, неплохо показал себя в колониальных войнах и конфликтах, но его конструкцию оказалось невозможно переделать, что уместить малый или средний двигатель Зайковского, поэтому он не сталь космическим истребителем и постепенно начал вытесняться другие разработками истребителей. Отдельные его экземпляры еще сохранились на охранных планетарных станциях Меркурия, Венеры, Земли и Марса.
        СПЕЦИАЛИСТ ПО ПСИХОЛОГИИ - в строггском обществе называли строггов, владевших искусством магии.
        СМ. КНИГУ "ШТАБ-СЕРЖАНТ", в которой рассказывается о годах службы штаб-сержанта Темьяна на планете строггов Элизарх.
        ЛЕДА - также известный как Юпитер XIII, нерегулярный спутник Юпитера.
        Вокруг Проциона вращаются восемь планет, одна из которых, Сизиф -- богата природными ресурсами, но малопригодна для обитания.
        САРД - в переводе с андорианского означает "господин".
        ОРУДИЯ ЗИНДИ - в свое время андорианцы предприняли настоящую охоту за артефактом Древних, который обладал колоссальной мощью и мог применяться в военных целях, способен был разрушить целые планеты. Получив данный артефакт, при непосредственном содействии экипажа "Энтерпрайза", в свои руки, андорианцы на его основе разработали и создали орудия Зинди, но в очень ограниченном количестве.
        "РОЗОВОКОЖИМИ" - так андорианцы называли землян (см. сериал "Звездный путь").
        ВУЛКАНИАНЕ, РОМУЛАНЕ - цивилизации и расы гуманоидов, чьи звездные системы располагались по соседству от звездной системы Малого Пса. Эти расы претендовали на планету Вейтан, которую обнаружили, терроформировали и колонизировали андориане.
        "ТРЕЗВЕННИКОМ" - адмирала флота Зоти называли экипажи подчиненных ему боевых кораблей за то, что он железной рукой проводил борьбу с алкоголем. Именно он подписал приказ о запрещении перед боем выдавать матросам и старшинам военно-космического флота чарку сильного алкоголя.
        Андорианский флот в основном состоял из крейсеров различного назначения. Андорианцы никогда не вели завоевательных войн и не выступали в роли агрессора, поэтому командование флота Андории считало, что андорианской Империи не нужны такие крупные боевые корабли класса линкоров, авианосцев или дестроеров.
        Шовинизм -- В некоторых случаях трактуется как крайняя форма национализма.
        СОМА - так вьеды называли планету, которую земляне называли Проционом 7.
        В этом бою вьедский Флот вторжения из крупных кораблей потерял два эсминца, один конвойный крейсер, большой транспортный корабль, дестроер и несколько малых суден.
        Звание "капитан второго ранга" офицера службы безопасности во вьедской Империи соответствовало званию контр-адмиралу флота Империи.
        В тот момент командование Флота вторжения вьедской Империи еще не знало, что земляне вступили в союз с Андорианской Империей и вместе с ними сражаются против вьедов.
        ВУЛКАНИАНЕ -- инопланетная цивилизация гуманоидов, представители которой широко известны логикой своего мышления.
        ПЛАНЕТА ВУЛКАН - находится в созвездии Эридан, вращается вокруг Эридана "B" этого созвездия.
        
        РИГЕЛЬ -- яркая околоэкваториальная звезда, ? Ориона. Бело-голубой сверхгигант. Имеет визуальную звёздную величину 0,12m. Температура его поверхности 11 200 К (спектральный класс B8I-a), диаметр около 95 миллионов км. (то есть в 68 раз больше Солнца). Абсолютная звёздная величина --7m; его светимость в 85 000 раз превышает светимость Солнца. Является одной из самых мощных звёзд на небе, и одной из ближайших к нам звёзд с такой светимостью.
        "ГЛОРИЯ" И "ПРОЦИОН 12" - класс крейсеров, военные корабли крупного тоннажа, имеющие многоцелевое назначение и вооружённые, по преимуществу, пусковыми установками управляемых ракет. Типовая загрузка ракет на этих крейсерах составляла -- от 20 до 26 термоядерных баллистических ракет "Визави", 80 управляемых ракет "Стандарт-2".
        ФАЗЕРНАЯ ВИНТОВКА - более крупная и более мощная версия ручного фазера, имеет режимы ведения огня - "оглушить", "убить", "разогреть", "нарушить" и "дематериализировать". Существуют различные модификации фазерных винтовок, включая, фазерное компрессионное ружьё и фазерная снайперская винтовка.
        РУЧНОЙ ФАЗЕР - имеет режимы ведения огня "оглушить", "убить", "разогреть", "нарушить" и "дематериализировать". Ручные фазеры могут вести огонь не только по одиночным целям, но и по множественным целям "широким лучом" с понижающимся эффектом воздействия на эти цели.
        ЛЕГКИЙ ПУЛЕМЕТ- утяжеленная лучевая винтовка вьедов для ведения автоматического огня - в основном предназначена для уничтожения живой силы противника на дистанции до одного километра. Ведет огонь только в автоматическом режиме. Увеличенный аккумулятор подзарядки конденсатора обеспечивает до тысячи выстрелов. Обслуживается двумя вьедами, стрелком-наводчиком и переносчиком запасных магазинов и аккумуляторов. Средний вес легкого пулемета составляет десять-двенадцать килограммов.
        "THE FIRST NATIONAL UNIVERSAL BANK OF ANDORIA" - (пер. с англ.) "Первый национальный универсальный банк Андории"
        ЛУЧЕВАЯ ВИНТОВКА - это основной вид оружия пехотных и мотострелковых частей и подразделений вьедской армии, предназначена для уничтожения живой силы противника. Работает одиночными выстрелами и в автоматическом режиме. Из нее можно вести прицельный огонь одиночными выстрелами на расстоянии восемьсот-девятьсот метров, прицельный автоматический огонь на расстоянии трехсот-четырехсот метров.
        КРУПНОКАЛИБЕРНЫЙ ПУЛЕМЕТ - ТЯЖЕЛАЯ ЛУЧЕВАЯ ВИНТОВКА ДЛЯ ВЕДЕНИЯ АВТОМАТИЧЕСКОГО ОГНЯ по живой силе противника. Может вести прицельный огонь на расстоянии до полутора-двух километров. Способен нанести тяжелые повреждения и даже уничтожить легкие машины пехоты ("АРС") и БТР противника. Имеет более мощный конденсатор-эмиттер и аккумулятор подзарядки, который рассчитан на тысячу выстрелов. В пехотных и мотострелковых частях огонь из крупнокалиберного пулемета ведется только со специальных станков. Обслуживается тремя вьедами, стрелком-наводчиком и двумя переносчиками станка, боеприпасов и аккумуляторов. Вьедской армией широко используется в качестве автоматического оружия АРСов и БТРов, а также бортового оружия планетарных истребителей и штурмовиков, где огонь из этого вида оружия ведут ИскИны.
        ТИЕРСИ - так андорианцы на своем языке называли звездную систему Малого Пса.
        САРИКЕ- военно-дворянское сословие в милитаристском андорианском обществе.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        1

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к