Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Бабник Александр Аркадьевич Дэорсе

        Антон Казанцев, белокурый красавец, был проклят одной из брошенных им дам и буквально провалился сквозь землю. Он оказался в другом мире, мире меча и магии, где люди, эльфы и орки почему-то плохо воспринимают его шуточки и приколы. От бесконечных дуэлей из-за дам, ловушек и подлых нападений его спасают подготовка в боевых искусствах, смекалка и нестандартный подход, пусть иногда слишком жесткий, даже жестокий. Но принцип не оставлять за спиной врагов Антон соблюдает свято, поэтому в Магической академии, в которой он учится, у лекарей и некромантов стало слишком много работы…

        Александр Аркадьевич Дэорсе
        Бабник

        

        Пролог

        Москва. Здание «конторы»
        - Что у нас там далее?  - спросил мужчина, сидящий во главе большого овального стола.
        - Проект «Ангелок».
        - Что за дурацкое название? Кто придумал?
        - Это скорее прозвище нашего будущего агента. Дано не нами, но больно уж подходит под его внешность в детстве.
        - Фото есть?  - После того как было выведено фото мальчика лет семи, мужчина хмыкнул:  - Действительно, прям ангелок. Что говорят специалисты? Характеристика? Кратко если можно биографию.
        - Есть! Антон Казанцев, полных двадцать три года, рост сто восемьдесят сантиметров, глаза голубые. Вырос в среднестатистической семье. Отец монтажник-высотник, мать работает бухгалтером в НИИ. С детства рос общительным и веселым, в учебе проявлял успехи с младших классов. В трехлетнем возрасте был отдан в секцию гимнастики. Воспитан в строгости с привитием манер. Пользовался бешеной популярностью у девочек.
        - С такой-то внешностью? Да с таким чуть курносым носом? Немудрено.
        - Разрешите, товарищ полковник?
        - Продолжайте.
        - За это его и невзлюбили в конце начальной школы, был бит постоянно. Надо отдать должное отцу Антона, тот не стал жаловаться, а просто отвел парня в секцию бокса. После пятого класса умудрился попасть к Михаилу Андреевичу.
        - О как? Обстоятельства?
        - Был бит палкой, подозрение на перелом. Решил научиться обороняться от вооруженного противника, с этой целью и записался в секцию рукопашного боя.
        - Далее.
        - По информации классного руководителя, в шестом классе сплотил одноклассников вокруг себя. Непоседлив, любая шалость, что происходила, со стопроцентной уверенностью была задумана Казанцевым. Но своих никогда не выдавал и даже прикрывал. На учебе это никак не сказывалось, но вот успеваемость класса повысилась, а сплоченность помогла заслужить славу самого дружного и мстительного класса.
        - Дрались?
        - Да. При этом не только со старшими классами, но и с другими школами. При этом всегда находили обидчиков своих одноклассников. Связываться боялись, репутацию класс наработал хорошую.
        - Это все наш Ангелок?
        - Да. Михаил Андреевич также высказывается о том, что Казанцев прирожденный лидер.
        - А как успехи в подготовке?
        - Юрин подготовил рапорт.  - Папка была передана полковнику.
        - Так-с. Ого. Прошел полное обучение, перспективный кадр. Что там далее?
        - Далее институт. Усиленная подготовка со стороны Юрина Михаила Андреевича и негласный присмотр от нас.
        - Насколько усиленная?
        - Юрин передал все свои знания, что успела накопить его семья. А там, если вы помните, подготовка пластунов, умение фехтовать шашкой, способ выживания, стрельба, плюс норды отметились, да еще куча всего.
        - Хех, у Андреича три дочки. Не им же все это передавать, а тут, видимо, увидел в парне потенциал и принял как сына. Эх, давно надо было к нему такого вот подсунуть.
        - Не помогло бы. Понял бы. Зачем обижать? А Казанцев сам к нему пришел.
        - В том-то и дело, что обижать не хотелось. Мужик нам столько ценных кадров подготовил с его «наследием предков». Даже его командировки в другие страны ко всяким мастерам и то окупаются. Ладно, чего уж. Что в институте?
        - Досталась разрозненная группа. Казанцев занялся ее сплочением и достиг результатов. Не обошлось без казусов, конечно, на втором курсе гонял четвертый курс за то, что один студент дал ему прозвище Казан.
        - Мстительный?
        - В меру.
        - Неплохо. Далее.
        - Далее можно сказать, что переспал почти со всем женским контингентом института.
        - Бабник, значит?
        - Да. Но делу это не мешает. Умеет четко разграничивать личное и обязанности.
        - Работу по привлечению уже начали?
        - Да. Постепенно через Юрина подталкиваем его к этому. Но мое мнение, парень и сам догадывается об этом, и пока никаких негативных эмоций выявлено не было.
        - Что психологи?
        - Идеальный кандидат. Есть авантюрная жилка, расчетлив, спокоен, умен.
        - А как же его тяга к «прекрасному»?
        - Не мешает. Прагматичен. Сначала дело, потом чувства.
        - Хобби?
        - Все, что помогает ему «клеить» баб. Хотя одно надо выделить особенно - очень он душевно на гитаре играет.
        - Поет?
        - Нет.
        - Вот даже как. Ну, что ж, давайте подпишу.

        Москва. Месяц спустя
        - Как пропал? Вы куда смотрели?! Мать вашу! Вы там что, совсем охренели?
        - Никак нет! Виноваты, товарищ полковник! Виновные будут наказаны!
        - Да уж я надеюсь. Мы столько операций проработали с участием Ангелочка, мне как теперь наверх докладывать? Что там хоть произошло?  - мужчина опустился на стоящее рядом кресло и махнул рукой, давая знак всем остальным садиться.
        - Разбираемся, все видеозаписи проверяем. Но чертовщина какая-то выходит. Я лично смотрел записи после того, как Антон вышел от своей любовницы, прошел метров пятьсот и проваливается в землю.
        - Канализация?
        - Да нет там никакой канализации. Ни люков, ни прокладки труб. Ничего. Просто человек провалился сквозь землю.
        - Но так не может быть! Мне что наверху говорить? Что его черти украли? Магия? Найти мне этого Казанцева! Понятно?!
        - Так точно!

        Глава 1

        Все бабы ведьмы
        - Блин! Полпятого утра! На хрена я завалился к ней домой? Тем более в таком состоянии… Всё, надо заканчивать вваливаться к ней в «хлам». Эдак халявный секс закончится, и то, что она живет одна и у нас отношения чисто физические, меня не спасет,  - размышлял Антон, бредя домой от постоянной «подружки».
        - Не, ну ладно приперся пьяный, не впервой. И ладно завалился сразу на диван… а как не завалиться в моем состоянии-то? Я дошел-то до неё, не помню как… Зашел в прихожую, смотрю диван расстелен, вот и решил полежать. Блин, ну подумаешь, уснул в одежде. Ну, уснул… Ну, да ты впускаешь меня ради секса… Блин, Ксюха, могла бы один раз принять как верная жена.  - После этой мысли Казанцев аж передернулся.
        - Не, ну нафиг… Лучше уж так! Хотя да… сама раздела, все сложила… Наверное, зря я ей на ее: «Повернись на спину, я сама попрыгаю!» ответил: «Прыгай вон на скакалке, а я спать хочу!» Обидел женщину! Хотя у нас разница в пять лет в ее пользу, так что, думаю, помиримся, не впервой.
        Пока Казанцев размышлял в таком стиле, на другом конце города одна из бывших девушек нашего героя лила слезы и проклинала ловеласа всякими словами. А ведь все женщины ведьмы, а рыженькие так вдвойне (по мнению мужчин). Именно нашему герою не повезло повстречать ведьмочку. И ладно бы сама ведьмочка знала, какими силами располагает, но ей об этом сказать было некому, да и сама она во все это не верила. Но ведь бывают чудеса на белом свете? Да и не просто так мужики женщин считают ведьмами, видимо было же что-то?! В общем, слова были произнесены.
        - Чтоб ты провалился, Антон Казанцев!  - выкрикнула ведьмочка, после чего без сил упала на кровать и уснула спокойным сном.
        А на другом конце были произнесены не менее действенные слова, но другого толкования:
        - Твою ж итить! Какого хрена?!
        Сознание к нашему герою возвращалось медленно. Открыв глаза, Антон схватился за голову и выпустил сквозь стиснутые зубы воздух. Голова у него гудела сильно.
        - Ух, блин, сколько ж вчера выпито было?!  - открыв глаза, Антон огляделся.  - Ну, зашибись! Походу, водяра паленая была! Убью Дэна, говорил ему, бери нормальную, так нет, попробовать захотелось новенькой.
        Но пощупав траву, в которой лежал, и даже попробовав на зуб одну из травинок, Казанцев пришел к выводу, что это точно не глюк. А раз это не глюк, то значит, он куда-то влип. Вопрос: куда? Так как Антон точно помнил, что шел домой от Ксюхи, уснуть в траве он не мог. Он вообще всегда всё помнил, а домой приходил и в худшем состоянии. Тут Казанцев вспомнил, что в какой-то момент он упал вниз.
        - Упасть вниз я мог только, если в люк провалиться. А я точно помню, что там, где я шел, ни одного люка не было. Вообще! Тогда что? Тогда ничего. Хорошо хоть рюкзак не потерял. Так, ладно, надо выходить куда-нибудь.
        Рефлексировать наш герой разучился еще в школе, а потому, поднявшись и морщась от головной боли, пошел на север. Почему на север, наш герой не мог сказать, но чувствовал своим седалищным нервом, что нужно туда.
        Через пятнадцать минут Антон вышел на дорогу. Точнее на какую-то просеку, по которой, видимо, не так часто ездит транспорт. Но это уже было что-то, а следовательно, Казанцев решил развить успех и все так же шел, но уже по дороге, в северном направлении.
        И так бы он и шел, но услышав, как чуть в стороне от дороги происходит некая возня, решил взглянуть. Мало ли чего. Светиться он не собирался, только понять, что и как. Подобравшись поближе, он увидел невеселую картину, в которой два мужика собирались насиловать девушку.
        В принципе, Антону до этого не было никакого дела. Мало ли, вдруг эти люди из так знаменитого в последнее время направления БДСМ. Не, ну захотелось острых ощущений людям? Может такое быть? Может! А тут он с вопросом: «Как пройти в библиотеку?» И кайф людям испортит, и сам будет выглядеть как дурак.
        Но вот девушка умудрилась освободиться от кляпа и что-то прокричать, а в ответ за это получила по лицу. Увидев это, наш герой понял, что даже члены братства БДСМ такого себе не позволяют, а следовательно, тут банальное изнасилование идет.
        - Гхм-гхм!  - прокашлялся наш Казанцев, выходя из кустов.
        Бандиты резко развернулись, при этом выставив перед собой кинжалы.
        - Господа, мне кажется, что вы не в ее вкусе!  - указал Антон на женщину.
        В ответ наш герой услышал какую-то тарабарщину и увидел жест, означавший, что ему надо валить, а то иначе ему хана.
        - Блин, приезжие, что ль?  - вслух спросил Антон, а сам соображал, как быть. Решившись на что-то, Антон жестом показал на девушку, после чего изобразил жест, будто едет на лыжах, и покачал головой в отрицательном жесте.

        Два брата акробата: один лом, другой лопата
        Наконец-то по этой дороге кто-то проехался. Удалось завладеть целой телегой со старой клячей и даже девку поймать. Правда, возничего пришлось приголубить, а выживет или нет, это уже дело десятое. Но то, что позабавиться удастся с девкой, согревало и радовало Бирга до глубины души.
        Правда, нужно еще решить проблему с внезапно возникшим в самый ответственный момент человеком. Правда, Борг вроде не нападает на него, а он всегда чувствовал, когда противник сильней.
        - Борг, а чей-то он сейчас показал такое?
        - Типа мы неправильно девку того-этого…
        - Как это неправильно? Вроде связали, кляп вставили, сейчас платье снимем и все.
        - Так он и говорит, что сподручней платье задирать, а девку связать по-другому.
        - А как ты его понимаешь в его кривляньях-то?
        - Не мешай, парень дельные советы дает!

        Казанцев Антон
        - Ну тупые! Это ж надо додуматься, что я им помощь предлагаю?! Я уже и не знаю, как им объяснить, что я вроде как спаситель. А то после того, как жестами попробовал объяснить, у девки чуть глаза из орбит не вылезли, извиваться еще сильней начала,  - размышлял Казанцев.
        В итоге, когда насильники чуть расслабились, он атаковал. В уличных драках Антон всегда руководствовался правилом, что запрещенных приемов не бывает. Или ты, или тебя. А посему один из насильников получил ногой по своим «орешкам», а второму сломали нос и колено. После чего каждый получил еще и по затылку, чтоб не мешали какое-то время.
        Когда же Казанцев склонился над девушкой, у той началась истерика. Антон же, дав ей пару пощечин, приложил палец к губам и, взяв один из кинжалов, разрезал веревку, связывающую девушку. Самое удивительное, что после этого деваха сразу успокоилась, быстренько привела себя более-менее в порядок, пару раз врезала по ребрам насильникам и стала резво обчищать их карманы.
        Дальнейший путь Антон проделал в компании девушки, клячи и дедушки, мирно лежащего в телеге с перебинтованной головой. Бинт накладывал Антон, так как, увидев, что девушка собралась сделать со стариком, чуть не прибил ее саму. А так, достав из своего рюкзака марлевый бинт, намотал на голову деду, предварительно обработав рану йодом. После чего закинул тело деда в телегу и, пытаясь общаться с девушкой жестами, продолжил путь.
        В деревню Антон с девушкой вошли через час. Девушка, оставив парня у колодца, побежала куда-то по только ей ведомым делам. Антон же, заглянув в колодец и увидев болтающееся ведро, набрал воды. Утолив жажду, набрал воды в пластиковую полторалитровку. Подумав, решил напоить и конягу. Набрал ведро и поставил перед мордой животины.
        Через двадцать минут прибежала спасенная и потащила Антона куда-то по улице, под взгляды сельчан. Казанцев же во все глаза пялился на строения, которые все сплошь были деревянными и крытыми то ли сеном, то ли соломой. Окна все со ставнями, обтянутые странной прозрачной пленкой. В голове всплыло, что это бычий пузырь.
        Дойдя почти до окраины деревни, девушка свернула к одному из домов и, открыв дверь, жестами попросила следовать за ней. Казанцев решил, что хуже не будет.

        Хуже ему не стало. Ни через день, ни через месяц. И даже проведя три месяца в деревне, Казанцев чувствовал себя превосходно. Чистый воздух, продукты без ГМО и прочей гадости. Язык Антон выучил быстро. А как тут не выучить в полном-то погружении? Поначалу селяне к Казанцеву отнеслись настороженно, но потом и самим стало интересно, что это за диковинный «зверь» появился в селе.
        Антон же без дела тоже не сидел, помимо того, что изучал язык, помогал по хозяйству и даже преуспел в некотором лекарском деле. А как тут не преуспеть, коль еще в детстве, когда был бит, научился делать примочки на синяки да вправлять кости самому себе. Вот и выходил деда, да парочке селян на переломы шины наложил. Селяне оценили и стали ходить к молодому лекарю. Особенно первыми постарались вдовушки, ведь молодой, но как во дворе-то своем обнаженный по пояс скачет, любо-дорого посмотреть.
        А Казанцев каждое утро вставал и делал комплекс упражнений. Сделал себе грушу из старого мешка, что-то вроде брусьев и шест. Первое время толпу зрителей собирал, хохочущих над его потугами. Хохотали, правда, в основном деревенские парни, но хохотали не долго, как раз к первой стычке. Ну, а как же без драки? Увел, видите ли, Казанцев у сына кузнеца девушку. Да как увел, осрамил. Но на все претензии он прикидывался ветошью и говорил: ничего не знаю, не пойман - не вор, я вообще дома ночевал.
        В общем, побил он тогда деревенских молодцев так, что те две недели к нему же за примочками и ходили. Все вчетвером и ходили, еще и за лечение денег дали. Отец девушки, попытавшись выдать дочку замуж за «лекаря», потерпел неудачу. Антона в тот момент интересовала уже другая. Слышавшие этот диалог потом подначивали всю семью, правда, опять недолго. А было дело так.
        - Ты дочку обесчестил, так что женись!
        - С чего это?
        - Обязан!
        - Всем, кому обязан, всем прощаю!
        - Да как ты смеешь! Да ты, сволочь такая, с ней переспал!
        - А если я и с твоей женой переспал? Что ж мне тогда и ее в жены брать? Так втроем на одной кровати неудобно будет!  - выдал Антон и закрыл перед опешившим мужиком калитку.
        Мужик долго хлопал глазами и открывал и закрывал рот, будто рыба. Потом, развернувшись, пошел домой. Порядок в доме он наводил долго. Антону потом даже пришлось идти к этой семье примочки делать, как мужику, так и его жене. Стыдно Казанцеву не было, он же не виноват, что женушка захотела молодого тела.
        О данном факте потом судачили долго, пока Антон не соблазнил дочку трактирщика. При этом использовал самый коварный план, по мнению селян, хотя и самый действенный. С помощью будущей соблазненной он разбавил все пиво самогоном собственного производства. Деревенские, не знавшие о нависшей над ними опасности, пришли вечером выпить по кружке пива. Выпили по кружке, выпили по второй и свалились с лавки. А Антон, в это время вставший со скамьи, выкрикнул для оставшихся «в живых» селян фразу: «Отравил!» Что тут началось. Деревенский люд, он же как? Главное правильно направить, а там не остановишь.
        И вот пока трактирщик доказывал, что он не «лопух», а честный торговец, Казанцев затащил дочку в одну из каморок. И как это часто бывает, девочка думала, что уж ее-то он не бросит. На-и-и-и-вная! Ни через день, ни даже через три Казанцев не пришел к ней. Еще бы, у него уже была другая цель - дочка кузнеца. Тут и нервы пощекотать можно, да и двух братьев, что ходят за ней, обмануть нужно как-то. Дочка трактирщика по прошествии шести дней, не придумав ничего действенного, пришла к отцу и рассказала о том, что ее совратили.
        Трактирщик мужик умный, сразу сопоставил свою расправу и соблазнение дочки. И уже было ринулся на разборки к Казанцеву, но вспомнив побитых молодцев, решил, что одному как-то несподручно. К дому, где жил лекарь, народу пришло изрядно, большая часть, чтобы поглазеть, чем все закончится, и человек десять, чтобы образумить. А также женить, дабы девка не ходила осрамленной.
        Но, видимо, или долго готовились, или слишком шумно, Казанцев их встретил сам. И как только процессия подошла к нему, он вскочил и, сразу вручив одному из мужиков лопату, встретил всех возгласом:
        - Как хорошо, что вы пришли, а то я уже сам думал идти! Вы же по этому поводу пришли?
        - По этому, по этому! Не сомневайся!
        - Так я и не сомневался, я ж знал, что вы, господин трактирщик, умный человек! И все понимаете!
        - Конечно, понимаю. Все понимают!
        - Вот и славно, тогда, наверное, не стоит мешкать и решить все сразу.
        - Это ты правильно говоришь, мешкать не стоит. Сам пойдешь, или силой вести?
        - Сам, конечно, ведь как же без меня-то?
        - И то верно.
        - А вы что, не пойдете?
        - И я пойду, все пойдут!
        - Вот и славно. Но тогда нужно еще лопаты взять,  - уже проходя сквозь толпу, сказал Антон.
        - А лопаты зачем?  - спросил сосед Антона.
        - А мы что, не на кладбище идем?  - удивился Казанцев, отчего толпа остановилась.
        - Какое кладбище? Ты совсем сбрендил? Я хоть и зол, но не настолько!  - высказался трактирщик.
        - А куда?  - еще больше удивился Антон.
        - В церковь!  - рявкнул трактирщик.
        - Ах, ну да! Грешные души еще ж отпеть надо,  - произнес лекарь тихо, но услышали все.
        - Какие души?  - насторожился папаша обесчещенной.
        - Так наши! Какие ж еще?!
        - Ты чего несешь, ирод?!  - выкрикнул кузнец.
        - А, да вы ж не знаете! Я же чего шесть дней-то к вашей дочке, господин трактирщик, не приходил. Я ж все это время с хворью боролся смертельной.
        - Чего?  - удивился народ.
        - Ну, как чего! Говорю, болезнь лечил смертельную!
        - Ты головой не ударялся случайно?
        - Нет! Вы ж не понимаете…
        - Чего мы не понимаем! Ты сказать-то толком можешь?  - влез сосед Антона.
        - А чего говорить. Все ж пиво пили шесть дней назад?
        - Пили, и что с того?
        - А голова наутро болела?
        - Ну, так, голова и до этого болела, если его перебрать.
        - Так то ладно… а в туалет не тянуло? Ну, по большому и тошнить?  - далее Антон начал рассказывать во всех красках похмельный синдром от смешивания пива с водкой.
        - Ой, кажись, у мужа моего такое было!  - вдруг выкрикнула одна женщина.
        - И у меня! У меня такое было!
        - Ну, вот! На кладбище нам надо! Хотя нет, сначала в церковь. Молитву за упокой прочитать.
        - Какую молитву?! Очнись! Живой муж мой! Вон стоит в толпе тех, кто вразумлять тебя пришел.
        - Это пока,  - выдал Антон, опустив голову.
        - Что пока?  - вдруг спросила женщина в полной тишине.
        - Пока стоит! А потом ему три дня костями срать и на четвертый дубу дать!  - повысил голос Казанцев.  - Я ж все эти дни сам так делал. Вон даже лопату взял, на кладбище собирался, могилу копать. А кто ж кроме меня ее выкопает? Один же я, родственников нет,  - уже чуть ли не носом хлюпая, выдал Антон.
        Что тут началось. Крики, ор. Начали искать виноватых, и вот тут оказалось, что виновата дочка трактирщика. Мол, она слишком много налила в пиво, да и вообще должна не в пиво была лить, а в вино. А то, что вина отродясь у трактирщика не было, как-то селянам в голову не пришло. Народ нашел козла отпущения. Вроде умирающего бить уже как-то «западло», а вот дуреху, что наставления умных людей не слушает, оно для профилактики надо. Да и отца дурехи заодно, чтоб дочку воспитывал правильно.
        После всего этого ни о какой свадьбе уже речь не шла. Какая свадьба, если полсела со дня на день в могилу сляжет? Трактирщика и дочку его гоняли полночи, загнав в лес, а потеряв в том же лесу половину народа, все как-то само улеглось. Народ рассудил, что «лекарь» вроде обмолвился, что надежда есть, но надо всем селом постараться. Ну а коль надежда есть, то можно и всем селом постараться, жить-то хочется.
        Утром те, кто заблудился в лесу ночью, вышли к селению и пошли к «лекарю», узнавать, чего ж нужно для оздоровления. Казанцев народ встречал во всеоружии. Всю ночь он мастерил «чудо»-отвар, который должен, по его задумке, заставить все население деревни лечиться от хвори путем очищения организма от отравы. Мысль о том, что туалетов на все село не хватит, Антон отбросил как несущественную.
        Отвар Антон варил вместе со спасенной в первый день девушкой, которая оказалась травницей. Было ей шестнадцать лет от роду, звали Мией. Жила она до того дня, когда встретила Антона, в соседней деревне, у своей бабки травницы, которая растила ее с малых лет. Но так как две травницы в одной деревне это роскошь, пришлось ей съезжать к своему деду. Почему дед и бабка живут в разных деревнях, Антон не интересовался. К Мие он даже не приставал и не делал никаких намеков, так как привык не гадить там, где живет.
        Все время, пока Антон жил в деревне, он помогал Мие собирать травы и параллельно обучался у нее этому ремеслу. Обладая хорошей памятью, Антон учился стремительно. Мия только и могла, что удивляться.
        Когда ко двору стали подходить жители деревни, Антон уже был готов разыгрывать пьесу «Раздача дозы от хвори сильной». Посередине двора стояла тренога, к которой был подвешен котел, а под ним разведен огонь. Антон же стоял с большим черпаком, в черной широкополой шляпе с множеством перьев и в плаще с навешанными на него травами. Именно так Антон наряжался для игры с ролевиками, отыгрывая знахарей или колдунов. В его понимании они должны выглядеть именно так. Народ, не смотревший никогда кино и неизбалованный фантазией ролевика Антона, проникся всей атмосферой серьезности.
        Подходили все по одному, брали плошку, в которую Антон своим большим черпаком наливал «зелье», после чего, немного подув, выпивали. А далее все выходили из двора. После того, как последний житель деревни выпил плошку «зелья», все разошлись по домам. Антон же принялся за другое зелье, которое как раз снимет все симптомы диареи.
        Утром следующего дня Антона разбудили гневные крики:
        - Открой, говорю! Слышишь! Мне очень надо!
        - Занято! Отвали, мне самому надо!
        - Убью! Открой, говорю! Слышишь, открой по-хорошему! Иначе вообще не подходи!
        - Не открою! Чтоб мужик с голым задом по двору бегал? Да не бывать такому! И вообще, я уже присел!
        - Ах, ты!!! Ой…
        Что там было за «ой», Антон не сразу понял. Когда же осознание того, что происходит у соседа, пришло, Казанцев резко вскочил с кровати и стал судорожно одеваться. На все про все у нашего ловеласа были сутки. Сутки на то, чтоб совратить дочурку кузнеца, в то время пока все село мается диареей.
        Дочка кузнеца сама встретила Антона на пороге, так как хотела уже бежать за лекарем, видя то, что творится в семье. Увидев лекаря, девушка буквально повисла на нем, рыдая и всхлипывая.
        - О-о-они… все-а-а! Все-а-а-а…. хмык, хмык… и не могут!
        - Ну же, ну, успокойся,  - стал успокаивать Антон, а сам же, мимолетом оценив количество кучек, понял, что или ее семья много кушает, или членов семьи немного больше, чем кажется. Но отбросив ненужные размышления, Казанцев со всей возможной серьезностью приступил к своему плану.
        - Ты успокойся. Я чего ж пришел… тут дело такое… Что возможно все будет плохо…
        - Как плохо?  - отстранилась девушка от парня.
        - Очень плохо, моя хорошая. Очень!
        - Что-о-о-о… совсем?!  - хлюп!
        - Совсем!
        - И-ик, и-ик ничего ик сделать ик нельзя?!
        - Даже не знаю, как сказать… понимаешь, я тут зелье сделал… но его так мало… Даже не знаю, хватит ли всех вылечить!
        - Не всех? Почему?  - тут же «окучиваемая» перестала реветь.
        - Ну, вот так. Снадобий мало было, вот и получилось, что одного точно могу спасти. А остальные все, наверное, вот так вот и…  - договорить Антон не успел, да он и не хотел.
        - Как все? Что, совсем?!
        - Ну да! Вот я и решил, что кузнец всегда пригодится в предстоящем апокалипсисе. Ну, а без баб как-нибудь обойдемся. Так что зови давай папку, я ему лекарство дам.
        - Как это без баб? А как же готовить, стирать? А как же семья?!
        - Ну, готовить я и сам могу, стирать и шить тоже, чай руки из плеч растут. А без баб оно, конечно, тяжеловато будет… Но где ж взять такую, что согласится вместе со мной-то?!
        - Да ты не ищи, ты же уже нашёл почитай…
        - Так я ж не с каждой согласен. Мне ж оно как надо…
        - Как? Я ж согласная!
        - Ну, тогда, наверное, надо тебя испытать! Время у нас еще есть…
        Что только Казанцев ни спрашивал, и как она шить умеет, и как пирожки готовит, и как к животным относится. Девушка, прилагая максимум усилий, чтоб остаться живой, говорила, что и шьет крестиком, и животину всю любит, и пироги печет, вкусней нет. Антон же внутренне только ликовал, зная, какая девушка стерва и как порой измывалась над скотиной да людьми. Вот и получается, что плевала она на всех родственников, только бы самой выжить. Самое пикантное Казанцев оставил на вечер.
        Почти под утро, отдав девушке долгожданное зелье, Антон, одевшись, ушел к себе. Там его ждали Мия и ее дед, вроде как у них к нему должен быть серьезный разговор о предстоящей судьбе. Причем судьба должна решаться Мии, а при чем тут он, Казанцев не понимал.
        На следующее утро в деревне было тихо и спокойно. Казалось, все люди вымерли, но это только казалось. То тут, то там кто-то выглядывал из калитки или окна. Никто не решался выйти первым, очень уж не хотелось услышать «подкол» соседа о том, как он прошлым днем бегал по всей деревне. С этого дня в деревне началась негласная война жителей деревни с лекарем.
        Нет, все так же приходили к Казанцеву, в случае если нужно было вправить конечность, залечить рану или просто посоветоваться, тем более что с учетом науки Мии лечение у Антона выходило еще действенней. Но отношения стали натянутыми, все понимали, что если чуть ослабить внимание, то пострадает чья-то честь. Казанцев же, видя все это, только потирал руки, так как в данном контексте событий было еще интересней.
        Разговор по поводу судьбы Мии Казанцева немного удивил. Как оказалось, Антон мог распоряжаться жизнью девушки, так как спас ее, и она ему должна отплатить соответственно. А еще через месяц должен был приехать какой-то то ли распорядитель, то ли вербовщик в местную академию. При этом Антон подозревал, что тут все будет немного не так, как в родной России, но чтоб была магия и прочие чудеса, не представлял. Хотя, признаваясь самому себе, этого хотел. В общем, Мию скорей всего заберут в академию, так как у нее хорошо развит дар. Что до Антона, то он может попробовать поступить в академию или пойти на курсы воинов (оказывается, там такие были) при этой же академии, тем более по физическим показателям Казанцев проходил.
        Из всего сказанного Антон решил одно: он должен поступить в академию, ведь там такой простор для реализации. И даже если у него нет никакого дара, он пойдет на курсы воинов. Но главное: это ж сколько там баб?! А пока нужно закончить дела в этой деревне.

        Месяц спустя. Четверо друзей
        - Эй! Трактирщик! А ну быстро обслужи гостей!  - раздался зычный голос с улицы.
        Выбежав на улицу, трактирщик увидел четырех благородных и двоих сопровождающих.
        - Не извольте беспокоиться, господа! Сейчас все сделаем в лучшем виде.
        - И живо подай нам вина да закуски! И смотри, чтоб все было в лучшем виде,  - крикнул обладатель зычного голоса.
        - Ну, что, Орни? Осталось дождаться распорядителя, и считай, ты поступил в академию. Это надо отметить! Вы как считаете, парни?  - все так же продолжил «голос».
        - Это даже не обговаривается. Как раз в этой деревеньке мы не гуляли,  - подмигнул своим друзьям Орни.
        Через пару часов пьянка четырех благородных отпрысков достигла своего пика. И вот уже один, выйдя из таверны, увидел мимо проходящую девушку и, как всегда бывает в таких случаях, решил, что уж ему она не откажет. Схватив девушку за руку, барон затащил девушку в трактир и под улюлюканье своих товарищей потащил ее наверх в одну из комнат. Затуманенный алкоголем, он даже не обратил внимания на то, что девушка покорно идет за ним.
        Каково же было удивление барона, когда он осознал, что то, что он задумал, осуществить никак не удастся. Барон пробовал и так, и эдак, но все равно ничего не вышло. Девушка же даже не сопротивлялась, ей и самой было интересно, как долго барон будет возиться с поясом верности.
        Когда осознание того, что все попытки тщетны, пришло в голову барону, он был зол и вымотан морально. Плюнув на девушку, он спустился вниз, выхватил один из кувшинов у своего друга и опустошил до половины.
        - Мне срочно нужна другая баба!
        - А что, с той уже не интересно? Так давай мы развлечемся!
        - Нет, с той не получится! Нужно искать других.
        - Ты ее, что… того?  - провел одним пальцем по горлу.
        - Тьфу на тебя! Сам иди, посмотри!
        Когда в комнату к девушке ворвались трое благородных, она даже не удивилась, ожидая чего-то такого. Поэтому девушка легла на постель и задрала подол платья. Промучившись минут тридцать, бароны вынесли вердикт, что им точно нужна другая баба. Раз нужна, то что мешает добыть? В итоге взяв с собой по кувшину вина, барончики в сопровождении двух воинов, двинулись на поиски женской ласки. В тот момент они еще не знали, что их ждет.
        Где-то после третьей пойманной девушки бароны поняли, что значит полный облом. В тот момент они еще не знали, что один шустрый русский подсунул им большую такую свинью. Причем сделал он это нарочно, просто в один из дней, якобы случайно сказанув, что кузнец мог бы и сильней заботиться о сохранности чести своей дочурки и выковать ей железные трусы. До кузнеца эта мысль была донесена уже утром. В итоге таким советом воспользовался не только кузнец, но и все в деревне, что только сыграло Казанцеву на руку. Наш герой уже давно сделал слепки ключей для всех трусов, их и было-то всего три.
        Когда бароны уже почти отчаялись и были очень злы на всех, одна из девушек сказала, что в принципе можно кузнеца попросить, чтоб снял. Бароны обрадовались, но, когда калитку открыл кузнец, в голову им пришла мысль, что вроде как просить мужика, чтоб он снял трусы с девушки, не совсем по-благородному. В итоге, обмозговав, спросили, чего-это он трусов наделал железных? Ну, кузнец им и ответил, что им со своим «затащить в кусты» до лекаря, как пешком до луны. Вот защиту и придумали.

        Магистр магии Лемиус(в академии пользуется славой мизантропа)
        Этот чудесный день магистр академии Лемиус решил провести не так, как обычно. Он не стал заезжать в деревеньку и сразу направляться к старосте, чтоб тот созывал молодежь и началась проверка на наличие дара. Нет, вместо этого Лемиус решил проехаться по деревеньке и ее окрестностям, потянуло его на лирический лад. Захотелось старому насладиться природой и теплым днем, пока основной караван с «новым набором» подойдет.
        Каково же было удивление старого затворника академии, когда он увидел необычное действо. Четверо молодых людей, по виду из благородных, нападали на парня. И необычным в сем действе было то, что нападать-то они нападали, но каждый раз получали то чуть ниже спины ногой, то пощечину, что их злило еще больше. Кто первым не выдержал такого оскорбления, Лемиус не увидел, да только толку от этого было ровным счетом ноль. Увидев, что противники схватились за мечи, парень каким-то невероятно ловким движением подкинул ногой с земли лопату и сразу же врезал одному из них по лицу.
        Оставшиеся трое сразу же активировали свои амулеты защиты. И только Лемиус хотел вмешаться, как парень с лопатой хитрым приемом опрокинул одного и врезал черенком другому между ног, а третьего и вовсе сбил подсечкой, а ударом ноги по затылку отправил в забвение.
        Старый маг был шокирован даже не расправой над троицей, а тем, что все удары незнакомца просто не заметили защитные щиты. И как только маг это понял, к нему вернулось, казалось, давно ушедшее чувство азарта и предвкушения. Что уж говорить, давненько он не обыгрывал своих коллег в негласном споре академии. Поэтому, когда к пареньку вышли двое сопровождающих (а по виду это были именно они), маг приказал остановиться, а юноше прийти ближе к ужину в дом старосты. На этом Лемиус решил, что хватит с него оглядывать окрестности, и, повернув коня, поехал к дому старосты.

        Три дня спустя. Южный тракт, дорога к столице королевства Ирруил. Антон Казанцев
        - Эй, девка кучерявая! А ты как так научилась волосы завивать? Тут считай, все бабы кровно заинтересованы в данном секрете.
        Опять она, скривился Антон. И надо отдать должное, было отчего. Вот уже почти полдня его изводила одна орчанка. Ладно бы просто насмехалась над его волосами или еще чем, так нет же, ей обязательно это надо было делать так, чтоб слышали все. А еще, как понял Антон, она таким действом просто-напросто приставала к нему. С чего Казанцев так решил? Так предыдущие два дня она приставала к другим, после чего те ночью оказывались у нее в палатке.
        А вот утром беднягам можно было только посочувствовать, так как выглядели они неважно. Измученные, можно сказать побитые, хотя Антону казалось, что побитые они были в прямом смысле, уж очень они вздрагивали, когда орчанка начинала громко над ними потешаться, мол, какие мужики слабые, и прочее.
        Два дня Казанцеву удавалось избегать пристального внимания как орчанки, так и всей охраны. Ну, подумаешь, едет себе молодой парень в шляпе, да с молодой девушкой. Ну, брат и сестра, ну и что? Возможно, брат сестру в академию провожает, а возможно, они оба одаренные.
        Но вот приспичило Антону на третий день с утра пораньше отойти от стоянки каравана, чтоб размяться. Размялся на славу и, не надевая рубашки, решил дойти до палатки и там уже одеться. А что? Деньки теплые, а разгоряченное тело требовало прохлады. Вот так он и вышел к своей палатке и по закону подлости наткнулся на орчанку.
        - Ох, ну ничего себе! Какие мы красивые! А чего это я тебя не видела раньше, лапочка?  - Это первое, что услышал Антон за своей спиной. И все бы ничего, но он очень не любил того, что его принуждают к чему-либо, а посему ответ был грубый и с издевкой.
        - Видимо, ты не столь искусно разбираешься в красоте, что два раза запала на ширпотреб!
        Орчанка зависла всего на минуту, просто не сразу поняла всей фразы и особенно слово «ширпотреб», но как только до нее дошло, она зарычала.
        - Ты нарвался, кудрявый!
        - Пф! Еще б я боялся зеленых баб!  - Пожал плечами Антон и вошел в палатку.
        Он не видел, как орчанка сжимала и разжимала кулаки. Не слышал, как она прошептала: «Сегодня ты мой». Казанцев понял одно - спокойные деньки кончились.
        И вот уже полдня орчанка цеплялась к нему по каждой мелочи, дразнила и обзывала, пыталась задеть любыми оскорблениями или сравнениями, но Казанцев был непоколебим, он просто не замечал «зеленую бабу».
        К обеду весь караван уже делал ставки, сколько продержится новая игрушка неугомонной Дири. Взрывной нрав орков знали все, и то, что девушки орков при достижении определенного возраста были очень любвеобильны, тоже. Но Дири, казалось, переплюнула своих сородичей. Караван был как месяц в пути, а девушка перепробовала уже всех новеньких. И пока ни один из них не удостоился даже оценки «средне» или «пойдет для сельской местности». Охрана каравана, куда входила и девушка, только посмеивалась, ну еще бы, на них орчанка свой нрав не распространяла, так как училась с ними уже не первый год.
        Да, охрана каравана состояла сплошь из учеников академии, двух магов и двух десятков воинов с третьего курса. Это, можно было сказать, для них и практика и наказание для провинившихся, лишний месяц каникул поработать на благо академии. И руководил всем этим бедламом Лемиус, который также ждал развязки поединка между орчанкой и новеньким.
        - Ну, так что? Расскажешь, как ты добился такой завивки?
        - Я так понимаю, ты уже отчаялась другими способами понравиться и решила сменить прическу?  - вдруг проговорил Казанцев.
        После его слов на мгновение даже повисла тишина. Ну да, как же, «жертва» заговорила.
        - Чего-о?!
        - Того! Кроме как силой затаскивать мужиков в постель, по-другому ты, видимо, не умеешь.
        Охрана, пряча улыбки, стала отворачиваться.
        - Да ты! Да…
        - Да, я! Да, я такой проницательный! Так как с таким характером тебя не один мужик в жены не возьмет. Ты ж не его в…ешь, а мозг ему!
        Охрана рухнула.
        - Ах, ты!
        - Ах, я. Чего пристала? Хочешь меня, так и скажи, а не устраивай цирк на весь караван. Ну? Так и будешь утверждать, что не хочешь?
        - Нет!
        - Что нет? Нет, не хочешь, или нет, не будешь утверждать? Короче, так. Вечером жди. Приду и, если мне не понравится прием, высеку!
        - Что-о-о?!
        - То! Я всё сказал.
        По правде говоря, Казанцеву надоел весь этот балаган, и он решил его возглавить. То, что на их противостояние уже организовали тотализатор, Антон знал. Но решил немного всем сбить спесь, да и орчанку немного проучить. А посему он пошел готовиться, если его чутье ему не соврало, действовать придется жестко и стремительно.

        Через полчаса. Головная телега каравана
        - Ну, что? Ты на кого будешь ставить?
        - На Дири. Она орк, а им, как ты знаешь, выносливости не занимать.
        - Это да, был бы хотя бы это не человек, было бы интересней. Тогда ставим на то, какое время продержится?
        - Ну, так схема уже отработана, сама же знаешь.
        - Это да.
        - А тебе чего?  - спросила одна из охранниц подошедшую новенькую.
        - Я хотела бы поставить тоже.
        - Ну, и на что ставишь?
        - На Антона.
        - А по времени что?
        - Как это по времени?
        - По времени сколько продержится.
        - А, ну так я на победу ставлю.
        - Ты же понимаешь, что Дири орк?
        - Да.
        - И все равно ставишь?
        - Ага. На то, что Антон победит, а орчанка проиграет.
        - Ладно, ставь.
        После того, как девушка отдала с десяток медяков и ушла, охранницы продолжили разговор.
        - Влюбилась, что ль?
        - Да не-э! Это ж его сестра. Ей как бы на проигрыш брата ставить совестно.
        - А, ну если так.

        Вечер того же дня. Стоянка каравана. Казанцев Антон
        Казанцев шел в палатку к орчанке, основательно подготовившись. О том, что все, что он собирается сделать, может не сработать, Антон даже не думал, так как знал, что все покажут первые мгновения. А потом можно все переиграть. Время есть, до столицы еще неделя пути.
        Подойдя к палатке, Антон четко понял, что этот вечер будет в стиле театра теней, так как вокруг палатки расположился буквально весь караван. Но, делать нечего, он для себя все решил. Вздохнув напоследок, он быстро откинул полог и зашел и тут же, на рефлексах, ушел в сторону. После чего, перехватив руку, заломил ее и, опрокинув на пол подсечкой орчанку, стал быстро связывать ее.
        - А ну пусти!
        - Хрен тебе!
        - Я тебя убью!
        - Ага, потом! Когда развяжу, а сейчас я выполню свое обещание!
        - Какое обещание?  - удивилась Дири.
        - А вот, поймешь скоро.
        Привязывать орчанку к стоякам шатра Казанцев не боялся, орчанка свой шатер делала на совесть, и сейчас это играло не в ее пользу. Как только девушка была вздернута за руки вверх так, чтоб могла стоять только на носочках, Казанцев подошел к ней и смачно поцеловал. Что уж, орчанка была красива, спортивное тело с грудью третьего размера, упругой попкой и очаровательно хищной мордашкой с небольшими клыками, выпирающими из-под нижней губы.
        - М-м-м…  - простонала девушка.  - Еще!
        - Ну, как хочешь, дорогая!  - ехидно ухмыльнулся Антон и снял с девушки штаны.
        - Сразу к делу?
        - Нет, к выполнению обещания.
        Вжикнула хворостина, чтоб остановить свой полет как раз на такой очаровательной упругой попке.
        - Ай! Ты охренел?  - в глазах девушки появились злость.
        - Я обещал прийти? Я пришел. Я обещал, что если не понравится, то высеку? Обещал! Терпи, моя зеленокожая нимфа. А пока, чтоб не травмировать психику наших наблюдателей, давай-ка примеряй это,  - и вставил девушке в рот кляп.
        Всю ночь Казанцев буквально измывался над девушкой, следуя однажды сказанной одной знакомой фразой, что «кнут и пряник» сводят с ума и доставляют больше удовольствия, чем отдельно кнут и отдельно пряник. Да, Казанцев надолго запомнил тот опыт, что подарила ему одна из девушек «того» мира.
        Орчанка же испытывала противоречивые чувства, наслаждение и боль. Ей хотелось кричать, когда он порол ее, и хотелось стонать от тех ласк, что последовали после. Она хотела вцепиться в Антона, прижать, укусить - и не могла, мешали веревки, мешал кляп. А парень будто специально издевался над ней, то накапает воска на спину, то нежно-нежно ласкает тело.
        Когда она первый раз кончила, то не поняла, просто в какой-то момент она не смогла стоять на носочках, а повисла на связанных руках, конвульсируя всем телом. И слыша сквозь ухающее сердце его слова.
        - Тихо, тихо… Все хорошо.
        А потом ее уложили на ложе, но руки не развязывали, наоборот их как-то закрепили над головой. Далее был акт соития, грубый, необузданный и нежный, и чувствительный. Он делал с ней все что хотел, доводил до пика и прекращал. Когда она хотела продолжения, он останавливался, а когда она хотела, чтоб он прекратил - делал наоборот.

        Утро следующего дня. Две неизвестные охранницы
        - Ты вообще понимаешь, что это было ночью?
        - Издеваешься?
        - Я ж точно видела. Он, получается, ее бил, а она оргазм ловила, да?!
        - Ну, видимо, так. Не знаю я. Чего пристала?
        - Не, ну просто реально интересно, что он с ней там делал, что она то кричала «прекрати», то «не останавливайся».
        - Вот очнется Дири, у нее и спроси.
        - Не, я думаю, что узнаю об этом раньше.
        - Ты о чем?
        - Сестра его идет.
        - Добрый день!  - поздоровалась Мия, подходя поближе.  - Я хотела бы забрать свой выигрыш.
        - Да-да! Сейчас отсчитаем и отдадим. А можно вопрос, а что он там делал в шатре, что она так…
        - А это вам только орчанка скажет. Я не знаю.
        - А как ты тогда решила, что брат твой победит в споре?
        - Не знала. Я уверена была. Он у нас почти всех баб в деревне перетрахал. Бывало, за ночь двоих-троих успеет. И не одна не жаловалась… Эх…
        - Э-э-э-э… Вот твои деньги, спасибо за информацию.
        - Не за что. Я пойду?
        - Ага.
        Дождавшись, когда Мия скроется среди телег, одна из охранниц сказала в пустоту:
        - А мы еще не верили тому новенькому, который рассказал о том, как кузнец наделал железных трусов для защиты девок.

        Дальнейшее путешествие для Казанцева превратилось в сплошной кошмар. Девки буквально впрямую говорили, что хотели бы повторить опыт орчанки, а парни пристали с вопросами «как?» и «можешь научить?». Антону буквально пришлось спасаться бегством от всех.
        Но был в этой ситуации и плюс, Дири избегала парня, но при этом всегда защищала. Как в девушках могут сочетаться такие противоречия, Антон никогда не заморачивался. Он был рад тому, что череда подколов и обвинений прекратилась. Теперь все точно знали, что уж если он пообещал, то это выполнит.
        А через неделю пути караван достиг столицы королевства славного города Дартрум. Что интересно, их караван буквально окружили стражники города и под конвоем довели прямо до академии. Ну, а как еще быть со стратегическим ресурсом? В общем, со всем почтением встретили, проводили, теперь пусть голова болит у преподавателей и прочего работающего люда академии.
        Из всего увиденного Антон был удивлен только величием стен города, а потом и стен академии. А далее был только разочарован. Начать с того, что как таковой магии в городе не наблюдалось. Не было ее в быту и все. Маги были, магии не было. Вот так. Почему? Непонятно.
        Потом сама академия, в которой, по его мнению, все должно состоять из магии. Хотя бы те же светильники, а по факту даже тут использовались обычные факелы для освещения. Почему так? Опять непонятно.
        Быстро распределив всех по общежитию, кое тут было одно, но разделено на женское и мужское, всем вновь прибывшим сообщили радостную новость, что с утра у них начинаются занятия. Далее объяснили, что кормить их будут три раза в день, выдадут постельное белье в количестве двух комплектов на квартал. Одежда тоже будет выдаваться на квартал, и будет состоять из двух комплектов белья, одежды для физических занятий и отдельно для повседневной носки. Мантии только для праздников.
        Занятие, которое пройдет первым, это проверка их боевых способностей и физических возможностей. Второе будет на проверку их грамотности и возможность овладеть искусством магии. И только по окончании этих двух занятий будет принято решение о допуске тех или иных разумных на обучение в академии.
        Ну, что-то похожее Антон и ожидал, не будут же брать в воины человека, который не способен драться или физически не развит. По поводу проверки на владение «даром» Казанцев тоже был согласен. Ну, даже если не будет у него дара, будет обучаться по специальности воина. Так что, откинув сомнения, Казанцев сначала сходил поел, а после пошел искать свою комнату в общежитии.
        Комната не разочаровала. Каменные стены без следа отделки и даже возможности что-то повесить, ту же картину, например, или хотя бы куртку (ах, ну да, мантию). Шкафа не было, его тут заменял сундук. Кровать? О чем вы, это скорее лавка какая-то. Стол и табурет. Вот и все убранство комнаты.
        - Полный песец! Придется где-то добыть денег и немного отреставрировать сие помещение. Жить так тут невозможно,  - так выразил свое мнение о жилище Казанцев, после чего, покидав вещи в сундук, а что-то и пристроив на изголовье кровати, лег спать.

        Королевство Ирруил, столица. Академия магии, кабинет ректора
        - Ну, что, коллеги, каков в этот раз у нас набор?
        - Парочка перспективных студентов есть, лично я ставлю на двух эльфов-льдышек,  - ответил один из сидящих за столом.
        - Странно, чем же они вас так поразили? Раньше вы отдавали предпочтение совсем другим студентам. Я бы даже сказал совсем другой расе,  - удивился ректор.  - Поясните свое решение, магистр Тримс?
        - Вполне, эти два индивида уходили от преследования вражеского рода и смогли вдвоем противостоять десятку воинов и одному магу. И прошу учесть, делали они это на вражеской территории, дожидаясь моего «каравана», чтоб попасть под защиту академии.
        - Что ж, теперь вполне понятно. Но, магистр Давидус, проследите, чтоб с ними проблем потом не было, хорошо? И кстати, кого вы себе приметили?
        - За льдышками присмотрю, а выбрал я себе одну гному из своего каравана.
        - Как я понимаю, комментировать выбор вы не будете?
        В ответ Давидус только качнул головой.
        - Что скажет нам магистр лечебной магии?
        - Лесовик и одна девочка, рыженькая такая.
        - Магистр боевой магии?
        - Орк и младший сын приграничного барона.
        - Артефакторика?
        - Гном и лесовик.
        - Стихии?
        - Орк и северянин.
        - Ну, что ж, когда все определились, то пишите имена на листках, а ниже сумму ставки и передавайте мне.
        - Подождите, я тоже хочу поучаствовать,  - в гробовой тишине произнес Лемиус.
        - У вас кто-то есть на примете? Магистр Лемиус, вы уверены? Так как последний раз, когда у нас появлялся ваш кандидат, все было очень печально.
        - Я вполне отдаю себе отчет. И понимаю, о чем вы подумали, что я наконец-то нашел темного? Увы, должен вас разочаровать, я выбираю светлого, но универсала. Так как сам являюсь мастером-универсалом.
        - Ага, но при этом являетесь последним архимагом темной магии,  - высказался магистр разведки, тер Давидус.
        - И все же я выбираю. Ставка…  - и Лемиус усмехнулся,  - двести золотых.
        - Ты с коня не падал, Леми?  - вскрикнул его старый друг, магистр оружия Тримс.
        - Нет! И это мое окончательное слово.
        - Я просто обязан спросить, мастер Лемиус, вы отдаете себе отчет, что в случае проигрыша должны будете отдать примерно десять тысяч золотом. У вас есть такие деньги?
        - Продам имение в случае чего да перееду в глушь. Давно хотел. И плюс отдам что-то из сбережений, тем более время еще есть.

        Глава 2

        Академия магии. Следующий день
        - Строй-ся!  - прозвучал зычный бас.
        И студенты забегали, засуетились.
        Все это Антон наблюдал, стоя на одном месте и не предпринимая попытки даже сдвинуться с места. И этому было несколько причин, первая - он плохо спал, и настроение было паршивым, и вторая - он стоял у начерченной черты, которую, по мнению Казанцева, начертили специально, чтоб новички знали, где строиться.
        Все это действо проходило чуть в стороне от зданий академии, на специальном то ли полигоне, то ли плацу. Под гадливые смешки старших курсов, которые откровенно хохотали над вновь прибывшими.
        Где-то через минут пять, когда новички соизволили построиться в кривое подобие строя, к ним вышел мужчина средних лет, среднего роста, где-то на сантиметров семь ниже Антона, худого телосложения. Но при этом все студенты почтительно уступали ему дорогу.
        - Итак! Я магистр военной подготовки в этой академии!  - сразу начал вступление мужчина.  - Зовут меня тер Тримс! Для тех, кто не понял, я для вас тот, кто на первые полгода станет для вас всем. Мои указания исполнять беспрекословно.
        Магистр Тримс рассказал бы еще много интересного новеньким, если бы не заметил, что один из студентов его просто не слушал. Даже не то что не слушал, судя по его состоянию, ему было скучно, так как он периодически зевал, прикрывая рот рукой, и стоял с отрешенным видом. Это обескуражило магистра, так как на своих занятиях скучать он не давал.
        - Студент! Я кому говорю!
        Но Казанцев даже не обратил внимания на этот выкрик.
        - Блондинка!  - выкрикнул помощник тер Тримса.
        - Где?  - моментально отреагировал Антон и завертел головой.
        - Я к тебе обращаюсь, Блондинка!  - Казанцев сделал вид, что не слышит этой фразы, и опять стал зевать и стоять на своем месте.
        Тримс не вытерпел такого пренебрежения к своей персоне и направился к наглому выскочке.
        - Ты что, не слышишь, что к тебе обращаются?  - рявкнул бывший вояка новичку.
        - Я не слышал, чтобы кто-то называл мое имя или порядковый номер в строю!  - рявкнул в ответ Казанцев.  - Я слышал, что звали какую-то блондинку. Прошу заметить, тер, я все же мужского пола!
        - Самый умный, да?!  - прошипел магистр, и большинство старшекурсников, услышав это, поежились.
        - Тер, заметьте, вы сами это признали.
        - Что-о-о?! В круг! Бегом! Риан, к новичку! Посмотрим, на что он способен!  - вскричал магистр.
        Старшекурсники быстро организовали круг. Антон понял, что ему предстоит сейчас в этом кругу ответить за то, что только что произошло. И судя по всему, его будут учить банальным избиением, на что наш герой только ухмыльнулся, мысленно произнеся: «не впервой».
        В круг вышел высокий, стройный парень с темными волосами, собранными в хвост, и заостренными ушами. Он снял с себя сорочку, оголив увитый мышцами торс и сильные руки, прошелся по кругу, красуясь перед толпой.
        Антон же в круг вышел не так эффектно, скорее его даже выпихнули, на что он не обиделся. Остановившись в метре от противника, Казанцев решил высказать дань уважения, сложив руки лодочкой перед грудью, чуть поклонился, за что и поплатился ударом в челюсть.
        - Тьфу! Бездарность! Все ясно с тобой, гонору много, толку ноль,  - выплюнул Тримс в сторону новичка.
        Антон молча поднялся с песка, посмотрел на эльфа (а кто это еще мог быть с такими ушами) и, повернувшись к магистру, произнес:
        - Слабо бьет ваш ученик. Второй раз попробовать можно? А то я ему хотел выказать уважение, но видимо зря.
        - Ну, попробуй, умник,  - ухмыльнулся Тримс.
        После этих слов Антон повернулся к нагло усмехающемуся эльфу и, подойдя на расстояние удара, просто и без затей врезал тому так, как его учил Михаил Андреевич: «противника надо выводить из строя быстро и действенно». Противник, не ожидавший такого подвоха, схватился руками за промежность и упал на песок.
        - Бирм!  - крикнул Тримс.
        В круг вышел зеленокожий двухметровый детина и с ходу напал на Казанцева. Пару ударов рук Антон отклонил по касательной и, резко приблизившись, провел удар коленом туда, куда дотянулся. Орк упал в песок, зажав промежность руками.
        - Ты что, издеваешься? Это не благородно для воина,  - высказался после этого Тримс.
        - В драке нет ничего благородного. Победителей не судят.
        - Ах, так! Диро и Эвс, в круг!
        На арену вышли гном и человек. Гном был ростом полтора метра и шириной столько же, эдакий квадрат на толстых ногах, человек же был среднего роста. Заходили они с двух сторон, приготовившись к бою в стойке, чем-то напоминающей бокс начала девятнадцатого века. Видимо, предыдущие расправы их впечатлили. Антон обозначил атаку к человеку, но в последний момент развернулся и со всей силы ударил гнома в грудь. Коротышка упал на спину, а Антон, не опуская ноги, с разворота ударил человеку с внутренней стороны бедра, а потом еще раз и еще, пока тот не повалился на песок, схватившись за ногу. После чего подскочил к встающему гному и зарядил коленом в лоб.
        - Четыре - один! Я пока веду,  - ухмыльнулся Казанцев.
        - Тиро, принеси учебное оружие, посмотрим, что наш новичок умеет.
        Через пять минут в кругу напротив Антона стоял парень со щитом и деревянным мечом. Сам Казанцев выбрал себе шест. Ведь шест - это то же копье, и в старину любой горец мог отмахаться своим посохом от вооруженного воина.
        Казанцев медленно приближался к противнику, держа шест на манер прыгунов с шестом. Первый удар Казанцев нанес в щит специально. Вторым ударом он попробовал атаковать в корпус противника, но тот ловко закрылся щитом. Как и на третий раз, и на четвертый. Пятый Казанцев провел в нижний край щита, после чего, буквально проведя шестом по кромке щита вверх, уходя от удара мечом, сделал круг и сам ударил по руке противника. Тот вскрикнул, а Антон, перехватив шест, как учил тренер, сделал удар, которым самураи разбивали щиты своими нагинатами. Ну и напоследок, видя, что у противника отсохла от удара рука, и щит опустился, наш герой просто и без затей опять ударил ногой по яйцам.
        Другой противник, вышедший в круг, все время поворачивался к Антону боком и вставал в стойки так, чтобы одна нога прикрывала пах. Но надо отдать должное новичку, его противнику это не сильно помогло. Казанцев, сделав пару обманных движений и пару раз отбив атаки противника, который тоже был с шестом, улучив момент, врезал концом шеста в самое слабое место мужчин.
        - Да чтоб тебя! Пошел вон с полигона!  - взревел Тримс.

        Академия, Антон Казанцев
        Вышел я с полигона в довольно приподнятом настроении. Немного постояв на выходе, представляющем собой простые ворота с будкой, в которой находился дежурный, решил идти в библиотеку, ибо знание наше всё. Вот только вопрос, где найти сие здание? Немного оглядевшись, увидел бредущую куда-то девушку непримечательной наружности. Про таких еще обычно говорят «мышь серая», а иногда и «свой парень». Что в принципе понятно, так как друг она будет очень даже ничего, но вот как объект вожделения нет. Решил догнать и порасспросить по поводу многочисленных зданий и построек на территории академии.
        - Миледи, не подскажете, как пройти в библиотеку?  - Хех, даже усмехнулся сей фразе.
        - Что?
        - Я говорю: миледи, не подскажете, как пройти в библиотеку?
        - Вы обознались, я не Миледи. Мое имя Сайа.
        - Эм… понял, был не прав, исправлюсь. Миледи это сокращенно от милая леди, а леди - это вежливое обращение к девушке.
        - Тут принято обращаться к незнакомым лер или эр, к девушкам соответственно лера и эра.
        - Учту. Я Антон, кстати. Очень приятно познакомиться, Сайя.  - И улыбнуться, улыбнуться всей своей улыбкой в тридцать два зуба.
        - Так что вы хотели, лер Антон?
        - В библиотеку хотел пройти, понимаете, меня тут некто Тримс выгнал с занятий, и мне нечем заняться до следующей пары.
        - До следующей чего?
        - Пары. Эм, как бы это сказать, я сам издалека и у нас на начальном этапе сначала идут занятия в час, а вот в институтах одно занятие идет уже два часа, отсюда и название «пара».
        - Подождите, вы сейчас сказали Тримс?  - вдруг остановилась девушка и взглянула на меня.
        - Ну да. А что такого?
        - Тримс, мастер Тримс никогда не выгонял с занятий. Он скорее умотает вас так, что вы будете выползать с полигона, но чтоб выгнать, это вряд ли! Признайтесь, вы сейчас пошутили?
        - Нет. Меня выгнали, мастер Тримс так и сказал: «Пошел вон с полигона!»
        - Странно, вы не врете. Я провожу вас в библиотеку, так как сама туда иду.
        Дальнейшее наше знакомство с Сайей было вполне себе обыденным, я выспрашивал о ней, она же задавала вопросы обо мне. Сама девушка была на втором курсе стихии воздуха, имела светло-серые глаза, волосы русого цвета, небольшой носик и среднюю фигуру, лицо округлое, с чуть проступающими резкими чертами, но это, видимо, от переутомления.
        Девушка оказалась очень начитанной, помогла мне подобрать интересующие меня книги и брошюры, в особенности по дуэльному кодексу, законам королевства, а также академии, далее по географии и истории. И даже пообещала в случае чего помочь в понимании сути некоторых нюансов. Нет, не подумайте ничего плохого, просто действительно иногда нужно, чтоб кто-то другой растолковал или выдал свою точку зрения.
        Следующей парой у меня было правописание. Как бы смешно это ни звучало, но именно на этих уроках мы будем изучать руны и учиться правильно их писать. Вот так, и писать придется пером, а также специальной кисточкой.
        Войдя в аудиторию самым первым и заняв место на галерке, я примостился на широкой лавке и углубился в чтение законов академии. Когда стали приходить мои одногруппники, я даже головы не поднял. Зачем? И так слышал все, что они говорили, и любви ко мне они не испытывали, мастер Тримс за свое, назовем так, «поражение», отыгрался на них по полной. Когда же мне уже наскучило продираться сквозь дебри казуистики и высокопарного слога, в класс вошла женщина лет пятидесяти по земным меркам, с сединой в темных волосах и кристально-чистыми, голубыми глазами.
        - Добрый день! Меня зовут эра Гарина, я буду преподавать у вас правописание и артефакторику. Для тех, кто не понимает, объясняю, что правильное написание рун очень взаимосвязано с артефакторикой, так как в артефактостроении применяется как метод плетений, так и метод рунистики. Всем ясно? Ну, что ж, тогда начнем.
        И далее эра стала рассказывать основы рунистики. Как оказалось, рун всего сто, это простых, включающих в себя набор основных понятий: свет, множество или ничего, верх или низ, вода, воздух, огонь, земля и прочее. Далее идут уже составные, и их уже примерно тысяча, а далее идут сложносоставные, коих бесчисленное множество, но основные конечно же записаны, но каждый раз пополняются, так как создаются с помощью простых и составных.
        Также рассказала, что по факту руны более действенные, нежели плетения, но для активации требуют большего времени. При этом это направление не заброшено, а вполне развивается, например, все стационарные порталы построены на основе рун. После этого я уже не так скептически отнесся к зарисовываемым в своем дневнике завитушкам.
        Отдельно надо сказать и о том, чем меня снабдили в первый же день. Для начала это дневник, который, как оказалось, является артефактом, может по желанию хозяина как уменьшаться в размере, так и увеличиваться, вновь исписанные листы сами прирастают в нем, стоит только вложить лист. Еще можно выводить трехмерное изображение с листа. Далее идет чернильница-непроливайка и набор перьев и кисточек. Ну и соответственно одежда: простые штаны свободного покроя, рубашка, курточка, сапоги на мягкой подошве из кожи неизвестного животного, пояс с петельками для всяких колб или еще чего, а также сумка, которую можно перекинуть через плечо, что по мне не так удобно, как рюкзак. На втором курсе еще выдадут небольшой плащ для обозначения факультета, плащ, как вы уже догадались, будет соответствующим цвету выбранного факультета.
        В общем и целом правописание мне понравилось, сиди себе рисуй в точности руны да запоминай. А так как с рисованием у меня проблем не было, точнее с тем, чтоб срисовать, проблем не было, а вот картину маслом я уже не напишу, мой максимум это карандаш и ластик. В качестве домашнего задания нам дали листки, на которых мы должны будем по десять раз изобразить пять знаков: земля, воздух, вода, огонь, жизнь. Оценка будет ставиться в зависимости от того, сколько раз мы ошибемся в написании этих знаков.
        Следующей парой у нас была медитация и обнаружение своего источника. Два часа нас вгоняли в транс, а потом под надзором преподавателя мы пытались почувствовать свой источник. Из двадцати человек нашей группы только у одного получилось, и совсем не у меня.
        В общем, далее следовал обед. И мы стройной толпой под руководством нашего куратора пошли в столовую. Утром, кстати, он лично нас собирал в группу, ходя от комнаты к комнате, чтоб отвести на тренировку к мастеру Тримсу. Вот такие дела.
        Ну, что можно сказать? Столовая это пик всего того, что я видел тут. Итак, ты просто подходишь, выбираешь то, что хочешь, и тебе все приносят за стол, не нужно таскаться самому по залу с набитыми едой подносами. И еда, это вам не студенческая столовая, не знаю уж как там, в лучших ресторанах Л?ндона, но кормили вкусно. А еще… еще можно было полюбоваться на множество красивых девушек. Лепота-а!
        Мой взгляд упал на одну блондинистую особу, с волосами длиной чуть ниже попы. Да и вообще там было на что посмотреть, начиная от глаз (да-да, именно глаз) и заканчивая длинными ногами, а также хорошо выпирающий бюст. Видимо, я так сильно засмотрелся, что не сразу осознал, что блондинка подошла ко мне.

        Академия. Мия
        После того, как Антона выгнали с полигона, я не сильно переживала, зная его манеру выпутываться из ситуаций. А потом мне было не до того, так как мастер Тримс заставил проходить полосу препятствий и бегать до изнеможения. В итоге на следующую лекцию мы пришли уставшие и потные, тихо завидуя Антону.
        Потом была попытка найти свой источник, а после нас повели в академию, где мой спаситель вовсю пялился на девушек, не понимая, как это смотрится со стороны. Еще и улыбался так похабно, гад. Но вот одна не вытерпела и подошла к нашему столу.
        - Тебе не говорили, что пялиться некрасиво? Или ты настолько не отесан, что не знаешь даже элементарных правил?
        Все это блондинка произнесла громко, так, чтоб привлечь побольше народу.
        - Почему же не говорили, говорили. Но, увы, на красоту я готов пялиться вечно,  - Антон ответил сразу же. Но видимо, ответ блондинку не удовлетворил.
        - Я так смотрю, манер у вас нет совсем, и комплимент ваш ничем не отличается от обычных комплиментов быдла.
        - Ой, дура,  - только и смогла я произнести, после чего Антон выдал:
        О, ужас! В глазах мамзели
        Я чуть умнее маленькой газели!
        И по красоте своей, видать,
        Как бабуин, ни дать ни взять!?
        Но лучше павианом быть,
        Чем истеричкою прослыть![1 - Стихотворение собственного сочинения.]

        Это что сейчас было? Это Антон ее в стихах послал? А почему он скрывал, что может писать стихи? А что это с блондинкой? Ого, а она не знает, что ответить, и только воздух в рот набирает.
        - Дуэль! Сейчас же!  - выкрикивает девушка.
        Увы, обязан вам я отказать,
        Хотя могу и «вдаль» послать.
        Но бить я девок не привык,
        Такой вот добрый я мужик!
        А коль вам хочется подраться,
        Готов в постели вам отдаться[2 - То же.].

        - Ч-ч-что?! При чем тут постель?
        - Я вечером зайду? Номер комнаты скажешь?
        - К-какой номер?  - М-нда, блондинка, как говорит Антон, начала тупить.
        - Свой. Устроим постельные баталии.  - И подмигивает ей так похабно, гад!
        - Ты! Ты!  - вот и все, что смогла сказать девушка, прежде чем выбежать из столовой.
        - Нервная какая-то, наверное, недотрах?!  - и продолжает есть. Ну, гад!

        Академия, где-то в коридорах
        - Ты видела, как он ее? Это… это так здорово! Наша острячка столкнулась с достойным противником!
        - Тебе бы радоваться все чужим бедам,  - укорила подругу темноволосая девушка в синем сарафане.
        - Ой, Гинка, сама ли давно от ее языка не плакала в подушку?
        - И что? Там она только мне и тебе сказала все, что думает, а не при всем народе переспать предложила.
        - И подумаешь. Фи, строит из себя невинность.
        - Вы бы обе заткнулись! По слухам, этот парень по пути сюда всех девок четвертого курса поимел, в том числе и орчанку. Что ему до вас после нее.
        - Ты откуда знаешь?
        - У меня, если ты помнишь, брат как раз на этом курсе. Вот рассказал по секрету. При этом, по рассказам брата, орчанка эта потом вообще не подходила к этому парню.
        - Это как он ее так… утомил?
        - Тьфу на тебя, озабоченная. Боялась она его, боялась!  - После чего парень слез с подоконника, на котором сидел, и пошел по коридору.

        Академия. Спустя какое-то время
        На протяжении целого месяца ничего не случалось с Антоном. Но это не значит, что не было поводов, просто Казанцев предвидел дальнейшее развитие событий и основательно подготовился к этому. А именно он проштудировал весь свод законов академии и королевства и вычленил для себя главное: на территории академии магические дуэли с первокурсниками были запрещены, с второкурсниками только по разрешению куратора. А вот обычные не магические дуэли разрешались со второго полугодия.
        И вот на основе этих законов Антон отваживал всех тех, кто вызывал его на дуэль. А такие, увы, находились: ухажеры той блондинки, обиженные в первый день на полигоне и просто задиры. Но долго так продолжаться не могло, и он готовился, тренировался изо всех сил у мастера Тримса, поражая того своей выносливостью, упорством, а главное нестандартными приемами. На медитациях успех хоть и был, но не такой большой, источник наш герой все же нашел в себе, но вот как с ним начать работать, так и не мог понять.

        А тем временем в академии другие решали судьбу Казанцева.
        - Ну, как у нас там проходят отборочные?
        - Предлагаю дать всем первокурсникам выходной и отпустить их в город.
        - Мастер Тримс, вы в своем уме? Прошло всего три месяца, первый выход в город разрешается только после полугода учебы.
        - Увы, но я настаиваю на том, чтоб студентов выпустили в город.
        - Правильно ли я вас понял, вы пользуетесь своим правом подстроить одну пакость одному из «избранных»?
        - Да.
        - Кто?
        - Казанцев Антон.
        - Магистр Лемиус?
        - Не возражаю.
        - Вот даже как. Хм, ну что ж, посему быть выходному, только вопрос, а как мы это все преподнесем остальным?
        - А, скажите, за усердную учебу,  - высказался магистр Лемиус.
        - Хорошая идея!

        Академия, днем позже
        - Миледи! А я вас ждал!
        - Э, что?
        - Привет, говорю! Я тебя тут с утра дожидаюсь.
        - Это зачем? Прости, но я спешу.
        - Помощь твоя нужна в одном деликатном деле. И в принципе, нам по пути.
        - Это в каком деле? Мы с тобой общались-то пару раз.
        - Вот и я думаю, что после этого «пару раз» мы уже, можно сказать, подружились.
        - Это когда мы успели-то?  - возмутилась девушка.
        - Как это когда? Можно сказать, минут пять назад!
        - Так! Стоп! Что! Тебе! Нужно?!
        - Ты же на лекарском факультете учишься? Говорят, вы там можете внешность поправлять в особых случаях. Так вот, не могла бы ты мне на время изменить внешность?
        - Зачем?
        - Мне в город нужно, а выйти просто так я не могу, понимаешь, меня на дуэль вызовут.
        - И что?
        - Блин, ты реально не понимаешь?
        - Не-а!
        - М-да. Ну, пойми, если меня вызовут на дуэль, то я должен буду сражаться. А так как я на первом курсе, вызвать меня могут только на обычную дуэль, не магическую. А оно мне надо? Мне вот лично не надо. Ну, не виноват я, что тут все сражаются по правилам, а меня учили сражаться совсем не так. В общем, я, конечно, могу, но убивать не очень хочется.
        - А ты так уверен, что сможешь победить?
        - Уверен. Понимаешь, я тут почитал на досуге, как вы войны вели, и если честно, все так плохо.
        - В смысле плохо, мы многие войны выиграли!  - возмутилась девушка.
        - Да, но войн этих у вас было-то штук десять от силы. Да, не спорю, они были у вас очень жестокие. Но это на ваш взгляд.
        - То есть ты хочешь сказать, что у вас было по-другому?  - остановилась девушка.
        - Совсем! Представь, что на протяжении двух тысяч лет мы постоянно воевали. Искусство убивать у нас приняло совсем другие масштабы. Я не говорю, что это хорошо. У вас были войны, они велись с магической поддержкой, и воины у вас могут сражаться по сути ограниченным количеством оружия. А у нас не так. Ваши больше полагаются на магию, лучшее снаряжение и кое-какие секреты мечного боя, передающиеся из поколения в поколение.
        - Что, у вас не было мечей и копий?
        - Были, но этих мечей у нас насчитывается более сотни разновидностей. А еще есть и другое оружие. И каждый раз все это совершенствовалось, при этом на каждое оружие есть свое контроружие. Представила? В общем, я умею сражаться всем, кроме мечей. Увы. И очень мне не хочется участвовать в дуэлях.
        - А всем, кроме мечей, это чем? Просто, если ты просишь от меня услугу, то я хочу тоже получить услугу и от тебя.
        - И какую?
        - Смеяться не будешь?
        - А смысл? В данном случае я в невыгодном положении.
        - Я хочу научиться сражаться. Но меч это не мое, от слова совсем. Пробовала уже. Слишком тяжел для меня, по словам учителей, а копье не подходит по статусу. Ой,  - девушка вдруг зажал ладошкой рот.
        - Я тебя понял, последнее не слышал. Постараюсь помочь. Но сразу говорю, все не так просто, сразу ты ничему не научишься.
        - Думаешь, я настолько глупа? Я понимаю, что нужны тренировки и навыки.
        - Отлично. Итак, с меня выше озвученное, с тебя помощь в изменении внешности! Согласна?
        - Согласна!
        И они пожали друг другу руки.

        Академия, два дня спустя
        - Так, почему ты не можешь изменить мне внешность?
        - Не получается, я просто не могу хоть как-то изменить что-то в твоем теле. Вот не выходит и все. При этом лечить могу, а вот удлинить хотя бы волосы уже не получается. Извини.
        - Так, ладно. С этим потом разберемся, еще способы есть?
        - Можно иллюзию наложить.
        - А чего ж ты молчала-то? Это же даже лучше.
        - Понимаешь, тут есть одна загвоздка. Чтоб навесить на тебя иллюзию, ты должен для начала начать взаимодействовать со своим источником. Так как в противном случае иллюзия без моей подпитки продержится максимум час. А тебе же еще надо и назад вернуться незамеченным, я права?
        - М-да, проблема. А со мной ты пойти не хочешь, как я понимаю?
        - Прости, но я не могу, правда. На это есть причины.
        - Хорошо, тогда помоги достучаться до источника. Хотя бы объясни, как делаешь это ты?
        - Но я не могу. Это небезопасно.
        - Не можешь или не хочешь?
        - Эх, если меня выгонят, я тебя убью. Понял? Источник по факту - это концентрация энергии, мыслей и твоих желаний. По факту, чтоб пользоваться источником, нужно очень захотеть этого и при этом понимать, четко понимать, что ты хочешь в итоге получить. Понимаешь? Хорошо, тогда продолжу. Итак, для начала ты должен сосредоточиться на источнике, после чего представить, как от него тянется нить и проходит по твоим рукам. Но это вам и так рассказывали, теперь же я тебе скажу о том, что в академии не принято разглашать. Когда ты будешь пытаться тянуть нить из источника, необходимо представить самое сильное чувство, которое ты испытывал, будь то гнев, ненависть, любовь и прочее. И только после этого тянуть нить по рукам. Но учти, если ты один раз протянешь эту нить, больше сделать этого не получится. Понял?
        - Как никогда! Спасибо. Хотя по поводу чувств есть один вопрос. Почему не рассказывают об этом в академии.
        - Не принято и опасно. Пусть лучше студент по капле в течение целого года будет тянуть нить, чем это сделает сразу под обуреваемым его чувством. Представь, что будет, если огненная магия под чувством гнева вырвется наружу… Произойдет катастрофа, магический огонь, подстегиваемый гневом или, того хуже, жаждой мести. Про вплетение в магические каркасы своих чувств нам будут рассказывать после получения статуса мастера. В общем, я тебе сказала только потому, что ты обещал помочь мне, остальным об этом знать не нужно.
        - Учту! И я уже забыл о том, что ты только что рассказывала. Спасибо.  - Быстро подскочив, я чмокнул Сайу в щеку и побежал к себе.

        Академия, три дня до часа «Х»
        - Итак, занимайте свои места и продолжайте попытки взаимодействовать со своим источником. Помните, что, только достигнув полной расслабленности, можно начать тянуть нить из источника. Начинайте,  - произнес наставник и присел за свое место.
        Тем временем Казанцев, сидя на специальной подстилке в позе лотоса, пытался вспомнить, какое из чувств его больше всего «возбуждает». И увы, большинство из них не подходили. Нет, наш герой испытывал и любовь, гнев и радость, но эти чувства были не так сильны. Любовь? Антон любил, но любил он своих родителей, любил животных, но чтоб как все, чтоб с головой и до безумия в какую-нибудь девушку, такого не было. Гнев? Бывало, но все было как-то спокойно, скорее это была злость.
        И вот, казалось бы, что уже ничего не получится, Антон вдруг понял, что есть одно чувство, которое он испытывает каждый раз и из-за которого он всякий раз делал, казалось бы, невозможное. Азарт. Каждый раз, когда он видел красивую девушку, его настигал азарт, азарт охоты за новой «самкой», ему хотелось получить эту девушку любой ценой, при этом не потеряв других. Казанцев был бабником, и бабником он был с большой буквы «Б». И пусть многие считают, что бабнику главное трахнуть. Нет, Казанцеву главное было не попасться, главное догнать, завоевать, влюбить в себя девушку. Он мог встречаться с пятью девушками только для того, чтоб ощутить азарт от мысли о том, как он будет выкручиваться и юлить среди всех этих баб. Он добивался девушек любыми способами, испытывая азарт охотника. Вот и сейчас, когда он понял, каким чувством он будет руководствоваться при взаимодействии с источником, он ощутил азарт, азарт естествоиспытателя.
        Настроившись и взглянув в свой внутренний мир, Антон вызвал чувство азарта и буквально через секунду увидел, как к его «я» потянулась нить. Теперь осталось решить, куда тянуть эту нить и как вообще тянуть ее. С другой стороны, можно ли ее разделить? И только Антон об этом подумал, как нить разделилась.
        - Обалдеть! А если так?  - И нить тут же разделилась еще на шесть частей.  - А неплохо. Только вот что мне это дает? И надо бы все же решить, куда ее вести.
        Казалось бы, прошло уже больше двух часов, а Казанцев все не мог решить, как и куда вести нити от источника. То, что в руки, это даже вопросов не возникало, но сколько вести этих нитей в руки и как?
        - По факту, все, что я читал о каналах силы, это что они будут пропускать через себя потоки и сгустки энергии, для того чтоб через конечности выплескивать их. Энергия и пропускать. Что-то мне это напоминает? Что же напоминает? Есть же у нас в организме такое уже. Блин, я идиот! Нервная система, чем не аналог.
        И когда решение было найдено, Казанцев решил действовать, а так как он был максималист, то решил провести нити не только в руки, но вообще во все конечности. Вести он решил по три нити в каждую конечность, а в голову решил провести четыре, на оба глаза по две линии. Еще решил, что надо, чтобы линии на руках и ногах переплетались между собой, будто бы оплетая их. Туловище же по замыслу должно быть оплетено сеткой. И только в мыслях созрел окончательный вариант, как нить шевельнулась и со скоростью, недоступной зрению, рванула к его собственному «я».
        Очнулся Антон в незнакомом месте. Первое, что он увидел, это белый потолок, переведя взгляд, увидел открытое окно, за которым цвело незнакомое дерево. Повернув голову, наткнулся на пристальный взгляд светло-зеленых глаз молодой женщины. Даже не женщины, а скорее девушки, которой слегка за двадцать пять. Правда, все это очарование портили глаза, в которых было что-то такое, что заставляет чувствовать опыт прожитых лет. Но как всегда Казанцев на это наплевал и, быстро выпростав руки из-под одеяла, буквально притянул к себе не ожидавшую подобного девушку и поцеловал в губы.
        - Спасибо, красавица! Век не забуду, самое приятное пробуждение.
        Тут же раздался звук упавшего таза, разбившейся вазы и падения тела. Антон обернулся и увидел картину, как две девушки стоят с открытыми ртами, а третья валяется у входа в помещение.
        - Чего это с ними?
        - Ну, как тебе сказать. Обычно при виде меня смущаются, робеют или боятся. Но чтоб целовали, это впервые.
        - Да? Не знаю, мне целовать больше понравилось.
        - Ну, мне тоже.
        - Так, может, еще?  - подмигнул девушке Антон.
        - Нет, а ты наглец.  - Казанцев не ответил, он протянул руки к незнакомке, но тут же получил по этим самым рукам.  - Угомонись, совсем не понимаешь, когда надо останавливаться?
        - А надо? Было же здорово.
        - То есть то, что я декан целительского факультета, тебя не беспокоит?
        - А должно?
        - А… э… В смысле?
        - А что непонятного. Красивая девушка, с хорошим знанием анатомии, при этом рядом - только руки протяни… и целуется хорошо. Так почему не продолжить? Тем более что я уже голый!  - ответил Антон и подмигнул моментально покрасневшему декану.
        В коридор Казанцев вылетел пулей, даже не заметил, как упала в обморок только что очнувшаяся девушка, как за ней следом упало еще два тела. А вслед Казанцеву неслись проклятия и кары небесные, и еще множество ругательств на разных языках. Еще, по словам очевидцев, что-то боевое. А если совсем уж обращать внимание на слухи, то говорят, в тот день декан лекарского факультета эра Лайа впервые напилась. Но ведь кто верит слухам?

        Академия. Выходной
        После того как я очнулся в лазарете, прошло три дня. За три дня мне все же удалось научиться подпитывать иллюзию, и даже больше. Я научился снимать и ставить ее. При этом все оказалось не так сложно. Оказывается, иллюзия полностью зависит от фантазии человека. Но при создании больших иллюзий уже требуется умение держать в сознании образ. Так, например, простого котенка может создать любой, а так, чтоб тот был будто живой, уже единицы. Ведь надо было учитывать множество нюансов: работу мышц, шевеление шерсти, если есть ветер, шевеление хвоста, ландшафт, даже тень должна быть. Это если иллюзию подпитывать только от фантазии, а если при помощи заклинаний, то там все проще. Правда, и заклинаний этих всего сотня и они самые простые.
        В моем случае все было просто, и использовались обычные заклинания. Но их было несколько. Одна иллюзия на уши, другую на нос, третью на глаза и подбородок. В итоге я изменился и больше был похож на полуэльфа в полукедах. Но пришлось терпеть, ведь для того, чтоб спокойно походить по городу и попытаться решить свои финансовые дела, мне не нужна компания сопровождающих.
        Первым делом я решил обойти все таверны и оглядеться в них, возможно, удастся найти небольшой заработок. Ну, не знаю, может чего сделать, да тем же официантом поработать. Увы, в тавернах было глухо. От слова совсем. Освещение было свечное, помощь моя не требовалась, ну если только «изысканным» клиентам, но я не по той части.
        Далее я пошел на рынок, но и там было глухо. Единственное, когда зашел в одну лавку, сразу прикипел взглядом к тому, что там висело. А там была настоящая акустическая гитара. Честно, я даже опешил и пару раз протер глаза. Чего-чего, но такого счастья я не ожидал. Но счастье было не долгим, цена этой гитары для меня был заоблачной. Десять золотых! При этом на один золотой можно было прожить месяц в таверне. Цена хорошего коня была двадцать серебряных, и мог я их купить пять. Да, за золотой можно было купить комплект кожаных доспехов.
        Вышел я из лавки в расстроенных чувствах, так как хотелось опять ощутить гриф, струны и пройтись перебором. Все же играть на гитаре я любил. А у меня в кармане валялось несколько медяков и один серебряный. И направился на площадь развлечений, там обычно выступали лицедеи и там же располагались балаганы.
        Увы, но когда я туда пришел, то увидел только одну повозку, в которую грузили разобранный шатер и складывали инвентарь. А чуть в стороне какой-то дядька разорялся на старика. Мне стало любопытно. В итоге из всего сказанного я понял, что им тут не рады и что с их репертуаром шли бы они лесом. М-нда, все как всегда, все как везде. Дождавшись, когда от старика отстанет дядька, я решил подойти. Были у меня мысли, как помочь и заработать. А почему нет, собственно?
        - Дедуль, погоди. Дело есть.
        - Просто так не лицедействуем, а позлорадствовать можешь над кем-то другим.
        - Да не. Я помочь хочу. Ну, конечно, не бесплатно.
        - С чего это вдруг будущие магики лицедеям помогают? Ох, темнишь ты. Говори, чего надо?
        - Ну и недоверчивый ты, дед. Чес слово. Говорю же, помочь хочу и заработать. Смекаешь? Для начала могу помочь со сменой репертуара, это как начало. Далее внесу небольшой вклад в общее дело.
        - А чем тебе репертуар не нравится? Всегда показывали, и всем нравилось. Откуда ты такой знаток взялся? Шел бы ты.
        - Погодь, старый,  - из-за телеги вышла женщина лет пятидесяти на вид, в платье чуть ниже колен, и с платком поверх головы, через который угадывались темные волосы с изрядной сединой.
        - Ты, магик, извини его. Такие, как ты, обычно только смеяться горазды, а помощи никакой. Да и заносчивы слишком. Уж извини за откровенность.
        - Да, нормально все,  - махнул я рукой.
        - Так о чем ты толковал тут со старым?
        - А может, не здесь? А в более удобном месте?
        - А где? Лицедеи в своих кибитках большую часть времени проводят. Только к зиме в свои хибарки возвращаются. Чем тебе тут не нравится?
        - Уши чужие мне не нравятся,  - сказал я, заметив, как прислушивается к нашему разговору давешний дядька.
        - Ну, тогда поехали в наш дом, коли не побрезгуешь.
        - Поехали, чего уж там!

        В общежитие я возвращался поздно вечером. Благо по той дороге, что шел, расхаживали патрули стражи, и я добрался без проблем. Все же главная улица. С семьей лицедеев я все же успел договориться. Пришлось, правда, потрудиться, чтоб убедить их принять мое предложение, потом еще смотаться к местному юристу и оформить магический договор, за который отдал двадцать медяков, разменяв тем самым свой серебряный.
        Договорились же мы о следующем я им предоставлю пару пьес, также внесу в общее дело с десяток серебряных на грим, костюмы и сооружение помоста. Они же обязуются отдать половину прибыли, заработанной после показа пьес. И обмануть мы друг друга не можем, магический договор не позволит, что меня радует. Думаю, что уж шекспировские произведения и тут придутся по вкусу, только надо их перевести на местный язык. А еще помедитировать, чтоб вспомнить. На все про все мне дается три месяца.

        Глава 3

        Академия
        В академию я вернулся поздно вечером. Столовая уже не работала, и я направился в свою комнату, в которой, быстро раздевшись, лег спать. И каково же было мое удивление и охреневание, когда примерно в полночь под окном запели какие-то уроды. И ладно бы пели, я бы простил, но назвать это пением невозможно. При этом они еще пытались подыгрывать себе на каком-то инструменте. На каком, понять нельзя было в принципе, так как играть, судя по всему, не умели. Слова песни особым шармом тоже не обладали. Что-то из серии:
        Моя любовь, тебе пою,
        О том, как я тебя люблю!
        Мы ночку проведем одну,
        Потом тебя уж замуж я возьму[3 - Стихотворение собственного сочинения.].

        В общем, я не мог терпеть такое издевательство над музыкой и над благородным искусством «съема» баб через серенаду. Пришлось одеваться и идти вниз, правда через второй этаж, так как там как раз находился общий балкон, с которого можно было удобно миновать выход и на котором стояли так нужные мне цветы в горшках.
        Два снаряда попали точно в цель, в третьего я кидать не решился, так этот гад держал так желаемый мной музыкальный инструмент. Пришлось спрыгивать с балкона и вырубить его самого. Хорошо хоть он был пьян и не сразу понял, что произошло.
        Как там учил Михаил Андреевич? Все, что в бою взято, то свято! Следовательно, мародерка наше всё. И вот я уже минут пять после того, как отобрал все ценное у «певцов», стою и наглаживаю гитару. Как же я соскучился по этому инструменту. А эти не то что играть не умеют, так еще не удосужились ее даже настроить, и потому я не сразу опознал инструмент.
        Прихватив вино, которое нашел у троицы, я пошел на другую сторону общежития, так как именно там находились женские комнаты. Эти «певцы», видимо, в таком состоянии находились, что даже не поняли, что подошли к мужским комнатам. А наше общежитие имеет два входа и разделено на женскую и мужскую части. И попасть из мужской в женскую можно, если только выйти на улицу.
        Настроение было лирическим, несмотря на приобретенный инструмент и несколько бутылок вина. Отыскав взглядом наиболее удобную для меня скамейку, так чтоб она была не очень близко к окнам женских комнат, я примостился и откупорил одну из бутылок.
        - А хорошее вино у этих дебилов.
        Отхлебнув еще пару раз, я взялся за настройку гитары. Струны пришлось какие-то ослаблять, а какие-то, наоборот, подтягивать. И уже через минут пять я был доволен собой. Первым делом для разминки сыграл испанскую «Корриду». Пару раз сфальшивил, но это и понятно, давно не играл. Но пальцы свое дело помнят. И я, войдя во вкус, почему-то вспомнил одну песню легендарного певца и композитора. Как он там пел?
        Начал я с проигрыша, ведь он в этой песне очень важен и, я бы сказал, очень известен. А потом меня что-то заставило запеть. И после первой строки я немного даже струхнул, так как пел не своим голосом, а голосом того певца, но останавливаться не стал:
        Что если станешь одинокой,
        И будет некому обнять?
        Ты убежишь, надолго спрячешься.
        Ты хочешь гордость показать.

        Когда настало время припева, я даже был рад этому голосу:
        Лейла, я пред тобою ниц.
        Лейла, молю тебя, очнись.
        Лейла, детка, успокой мою печаль[4 - Любительский перевод песни Layla - Eric Clapton.].

        Песню я спел всю и честно был горд собой, ни разу не сфальшивил, спел тоже на ура. Правда, немного боялся, с чего вдруг мой голос изменился, но решил пока не заморачиваться, ничего же страшного не произошло? Да и может тут влияние кучи факторов быть? Может! Так что разбираться я буду потом. А сейчас у меня есть гитара и вино!
        Вспомнилась столица, родной город, и я играл, и пел стихи незабвенного Есенина, вспомнилась золотая пора - я пел из репертуара группы ДДТ. Потом просто играл знаменитые хиты бывшей родины и мира. В какой-то момент я услышал крик с просьбой спеть веселое. А мне что? Мне не жалко.
        Во французской стороне,
        на чужой планете…

        Песня далась легко и непринужденно. И вроде даже хлопали, или мне показалось? А хотя какая разница? Потом просили еще веселого, а мне-то что? Мне не жалко. Пел студенческий гимн или частушки, кому как нравится. Там главное припев правильно изобразить, подхрюкивать, так сказать.
        Когда идём мы в баню,
        Мы грязны как скоты.
        И грязными руками
        Мы чешем животы.
        И кое-что ещё,
        Чего чесать не надо.
        И кое-что ещё,
        О чём сказать нельзя.
        А-а-пумба,
        А тили-тили-динь.
        А-а-пумба,
        А тили-тили-динь.
        А-а-пумба,
        А тили-тили-дили-да![5 - Кто-то называет это гимном студентов, я же услышал эту песню во дворе.]

        Раздался смех, и попытались подпевать. Народ веселился. Но самое интересное, никто не подходил и не настаивал. Я спел с десяток песен, пока рядом не раздался знакомый голос, с просьбой спеть ту, самую первую песню. Ну, раз дама просит, то нужно спеть, тем более если это такая дама. После песни я просто взял и протянул бутылку вина себе за спину, услышав через мгновенье, как «незнакомка» пьет из горла.
        Дальше концерт прекратился, так как я оказался дома у одной очень соскучившейся по ласке женщины. Ночь была бурная, что уж говорить. Лайа была опытной и мудрой женщиной, там, где мои ровесницы взяли бы напористостью, она брала умением. Она была послушной в моих руках, она говорила, как ей лучше, и мне не приходилось гадать, как доставить удовольствие.
        А утром, не выспавшийся, пьяненький, отхлебывая рассола из винной бутылки, я плелся по коридорам академии в сторону учебного класса, когда меня встретила четверка идиотов.
        Честно, я так и не понял, чего они от меня хотели, так как мыслями я был в кровати и, можно сказать, шел на автомате. В итоге, когда я, не реагируя на них, прошел мимо, меня догнали и опять начали что-то втолковывать. Я не слушал, зачем? Я хочу спать! Я еще помню прикосновения прекрасной женщины, а тут пристали какие-то.
        Еще мне дико хотелось чихнуть, когда они были рядом, так как духами от этих четверых несло на километр. В итоге, когда и второй раз я не обратил внимания на все их кривляния и стал набирать воздуха, чтоб уж чихнуть так чихнуть, в меня кинули платок.
        - Спасибо!  - только и смог сказать я, ловя спасительную ткань рукой и сразу же чихая в нее. После чего еще и высморкался, все равно там уже мои слюни есть.
        - На. Ты настоящий друг! Блин, если еще и пиво у тебя есть, вообще скорефанимся.  - И я всунул платок самому расфуфыренному парню.
        - Дуэль! Слышишь, дуэль! Сейчас!  - вдруг стал орать этот франт.

        Мастер Тримс. Академия
        Где же носит этого наглеца? Мало того, что в город не выходил… Или выходил? Да какая теперь разница, выходил или не выходил, главное то, что ловушка сорвалась. Но ничего, есть у меня один, кто может справиться. Я уже понял, в чем слабость протеже Лемиуса, он не силен в бою с мечом. Так что главное спровоцировать на дуэль, и далее дело за малым. Вот только для начала надо бы его найти.
        О, кажется, вон он идет. Какая удача, вот и Тарис со своей шайкой, прям удачно складывается всё. Не понял? Он что, пьет? В академии? Он что, больной? Или не читал, что распитие алкоголя запрещено в академии в первую очередь для безопасности студентов. Ладно, вино на потом, кажется, начинается.
        Э-э-э! Он даже не среагировал на них. Просто прошел мимо, будто бы их и нет. Пройти мимо сына графа ТАК, это унизить этого сына. Что? Второй раз? Да кто он такой, что даже не обращает на сыновей графов внимания? Всё! Это провал. Тарис в бешенстве. Где учат ТАКОМУ? Чтоб так элегантно вывернуться из этой ситуации и не стать самому «вызывающим», надо обладать недюжинным умом! А всего-то надо высморкаться в брошенный в тебя платок. Тарис унижен и раздавлен морально! Но каково, а? Где Лемиус его откопал? И почему я раньше не приглядывался к нему? А, чего уж теперь… ловушка все равно захлопнулась, он согласился на дуэль.
        - Так! Студенты, а вам не кажется, что вы немного зарываетесь?  - Эту-то откуда принесло? И что это с ней? Пила? Да ну не. Она, и пила, это же нонсенс.
        - О! Госпожа магистр, меня тут на дуэль вызвали! Все четверо, поэтому мы деремся через неделю,  - весело произнес Антон.
        - А может быть, мне напомнить, что дуэли с первокурсниками разрешены только после рассмотрения судом академии всех обстоятельств дела?  - произнесла магистр.
        - Я требую суда!
        Да, тебе, Тарис, теперь только настаивать на дуэли, так как иначе позора не избежать.
        - Эр Антон, отойдемте.
        Так, чего это она его отозвала? Что-то тут не так. Еще и полог тишины накинула. Ладно, надо валить, суд все равно будет, в этом я уверен.

        Академия. Академический суд
        - Итак, мы рассматриваем обвинение графа Тариса Вирдэ, обвиняющего Антона Казанцева в оскорблении его дворянской чести. Совет академии в полном составе, председательствует ректор академии эр Вариус. Что скажет обвиняемый?
        - Вам как, вкратце или подробней?
        - Вкратце, молодой человек, будьте любезны!
        - Не виновен!
        - Этого и следовало ожидать. Итак…
        - Я же изначально спросил, как вам нужно изложить, кратко или нет,  - перебиваю судью.
        - Не перебивайте меня, молодой человек.
        - Молчу, молчу. А то по шее получу и подвиг свой не совершу.
        В зале раздались смешки.
        - Тихо! Кхе-кхе…
        - У меня для вас есть хорошая новость, господин судья.
        - Да? И какая же?  - удивляется судья, смотря на меня.
        - Ну, я могу решить вашу проблему с надрывом голоса.
        - Это как же?
        - Попросите кого-нибудь пригласить сюда плотника, а потом я все покажу. А пока, думаю, стоит продолжить.
        - Э-э-э… да-а, да. Думаю, вы правы. Кхм. Что скажет граф?
        - Дуэль!
        Я аж скривился от его крика, у него, видимо, там что-то в мозгу сломалось, и он уже почти при каждом удобном случае кричит «дуэль».
        - Вот, видите, никакого конструктивного диалога, только и слышно, что «дуэль» и «дуэль». Может, ему лекарю показаться?
        - Что-о?!  - взревел граф.  - Видите, видите? Он меня оскорбил!
        - И правда, молодой человек, не усугубляйте свое положение, не стоит оскорблять Тариса Вирдэ,  - обратился ко мне ректор академии.
        - Простите, а в чем оскорбление? В том, что я проявил заботу к графу и предложил сходить к лекарям? Право слово, тогда получается, что каждый раз, когда после наших тренировок мастер Тримс отправлял нас к лекарям, он нас оскорблял? Так, получается?
        - Э-э, нет,  - стушевался судья.  - Тут немного другой случай.
        - Это какой же? Тарис Вирдэ уже на протяжении часа только и делает, что кричит «дуэль», других слов от него я не слышал. Я не лекарь, но мне кажется, что тут или душевная травма, или, может, речевой аппарат заклинило.
        В зале опять раздались смешки.
        - Да ты! ТЫ!  - вскочил опять с места граф.
        - Вот опять.
        - Казанцев, что ты себе позволяешь?  - О, это уже мастер Тримс.
        - Простите, а что я себе позволяю? В данный момент мы находимся в суде, где мне предъявлено обвинение в оскорблении дворянской чести Тариса Вирдэ. Так? Так. При этом сам граф не предъявил никаких доказательств моей виновности. Три его друга не могут являться свидетелями по простой причине.
        - Это какой же?  - удивляется судья.
        - Они являются вассалами самого графа. А согласно правовому уложению королевства подпункта восемь, пункта шесть, параграфа четырнадцать, цитирую: «Вассалы обвиняемого или обвинителя не могут являться свидетелями в суде, ибо могут иметь приказ своего сюзерена о лжесвидетельствовании».
        Ректор академии переглянулся с судьей.
        - Вы совершенно правы, но там так же сказано, что благородному достаточно лишь слова. В данном случае слово графа о том, что вы его оскорбили,  - сказал судья.
        - Так и есть, но давайте теперь учтем, что происшествие было на территории академии, между двумя учениками самой академии. Далее, согласно правовому уложению академии, сословные различия на самой территории запрещены, соответственно пункт «о важности слова» тут не действителен.
        - Но вы забываете о том, что в редких случаях это разрешено, по общему собранию совета академии.
        - Нет, как раз это я помню, но там есть один нюанс, совет академии должен объявить о своем решении за неделю до заседания суда, а прошло всего лишь три дня. Так что, увы, Тарис Вирдэ не может пользоваться «правом слова».
        - Очень похвально, молодой человек, что вы так хорошо знаете правовые уложения,  - склонил голову в неком поклоне судья.
        - Ар Вариус, судья, вы забыли главное! Есть еще и традиции, при которых благородный вправе наказать неблагородного, дабы восстановить свою честь,  - встал со своего места Тарис.
        - Что ж, в данном случае суд бессилен,  - как-то быстро уж все решил ректор.
        В принципе, я не боялся дуэли. Но чую, что в данном вопросе все не так просто, меня прямо-таки подталкивают к ней. Вопрос: для чего? Какая цель у всего этого собрания. Мало данных. С другой стороны, если сумею победить…. Так, стоп! Не если, а когда! Когда одержу победу, то это многих отвадит от меня, главное все это сделать красиво и качественно.
        - А кто сказал, что эта традиция распространяется на меня?  - обвожу взглядом зал.
        - Ты жил среди быдла, приехал с караваном, кто же еще ты?  - вклинился граф.
        - Все-таки вы, граф, не отличаетесь особым умом. Даже не так, вы, граф, дебил!
        - Слышали? Все слышали? Он меня оскорбил, я требую дуэль!
        - Зачем же вы так, Антон? Все могло бы и обойтись,  - с сочувствием смотрит на меня судья.
        - Хочу отметить одну деталь! Я его не оскорблял,  - указываю на графа,  - а констатировал факт. Если следовать его логике, то мастер Тримс оскорбил меня не один раз и, прошу заметить, не только меня.
        В зале опять послышались смешки.
        - Мы учтем ваше замечание, с мастером Тримсом мы обсудим его систему преподавания.
        - Ха! Да ты просто испугался, решил прикрыться судом, чтоб я тебя не нарезал, как орки колбасу. Трус!
        О, граф все же отошел и решил сменить тактику. Ну что ж. Хватаю перчатку у одного из охранников, стоящего рядом со мной, и кидаю ее в графа. Попал. Хорошая перчатка, латная.
        В зале установилась тишина. Ректор во все глаза пялится на меня, мастер Тримс даже встал со своего места и, перегнувшись через парапет, смотрит на то место, куда рухнул граф. Друзья графа пытаются его достать из-под стола. Один я стою и со спокойным видом полирую ногти пилочкой для ногтей.
        Наконец Тариса извлекли из-под стола, поставили на ноги и даже пригладили его мантию и волосы, уложив их на левую сторону лица, чтоб закрывали налившийся синяк.
        - Через два дня. Тц-с-с,  - трогает он синяк.  - Через пять дней. На арене. За час до занятий.
        - Принимаю, оружие каждый берет на свое усмотрение,  - отвечаю ему.
        По залу проходят удивленные возгласы. Еще бы, обычно вызываемый выбирает оружие сам, а тут я даю простор не только себе, но и графу. Через десяток минут меня вызывают на дуэль уже дружки Тариса, отвечаю в той же манере. Зал уже гудит. Но я не останавливаюсь и выхватываю еще одну перчатку у того же охранника и кидаю. Вот теперь точно все, осталось только провести дуэли.
        - Через шесть дней, после завтрака, на арене!
        - Хорошо, мастер Тримс. Условия дуэли я пришлю письмом,  - отвечаю Тримсу и, повернувшись к судье, спрашиваю:  - Теперь я могу идти?
        Дождавшись от судьи ошалевшего кивка, ухожу.

        Академия. Кабинет ректора час спустя
        - Знаете, коллеги, меня удивляет осведомленность Казанцева. И я склонен судить, что наш «везунчик» из семьи благородных.
        - Как вы пришли к таким выводам, Давидус?
        - Мастера, архимаг, дело в том, что у Казанцева слишком хорошо поставлена речь, далее он грамотно ставит предложения и хорошо оперирует доводами. Много ли вы видели таких горожан? Их речь как минимум изобилует словами-паразитами. У этого же человека, когда надо, речь чистая, характерная для тех, кто получил хорошее образование. А еще его взгляд.
        - А что взгляд?  - уточнил магистр боевой магии.
        - А взгляд у него прямой. Он просто не робеет, если встречается с кем-то взглядом. Не пресмыкается и не лебезит. У деревенских такого нет.
        - Ну, тут вам, Давидус, равных нет. Недаром вы возглавляете «тайную канцелярию». Но все же, к чему вы клоните?  - уточняет Тримс.
        - К тому, что Казанцев явно из высшей аристократии.
        - Чушь!
        - Какой вздор.
        - Мы всех их знаем в лицо, так как у каждого с нами договор об обучении.
        - Ага. Только вы забываете, что есть у нас одна неучтенная единица, напомнить, где находится?
        - Умеете же вы, Давидус, испортить настроение.
        - Напомнить, вам, что мы так и не узнали, кто же у них родился?
        - А что там с вашим шпионом, Давидус?
        - А!  - махнул рукой глава разведки.  - И не напоминайте. Последний раз он выходил на связь восемь лет назад, сообщив только, что у четы родился ребенок. А мальчик или девочка, не указал. И на тот момент ребенку было уже десять.
        - Не сходится, Казанцев старше.
        - А кто сказал, что шпион не ошибся, кто поручится, что его не вычислили?
        - Так, за Казанцевым постоянное наблюдение, докладывать мне обо всем.  - Встал с кресла архимаг.  - Но спор есть спор. Так что ставлю золотой на графа.
        - Принимаю ставку,  - весело ответил Лемиус.

        День спустя. Город. Кварталы ремесленников
        - Антон, ты можешь остановиться?
        - Могу! Но не буду! Нет, это же надо, меня, МЕНЯ, обозвать никчемным!
        - Антон, да пойми же ты, гномы упертые в своем деле мастера.
        - Недальновидные они мастера. Поверь, я это докажу. Вот как найду другого кузнеца.
        - Да кого ты тут найдешь? Гномы монополисты в производстве оружия.
        - Что, прям совсем?  - остановился Казанцев.
        - Ну, не то чтоб совсем, но процентов на восемьдесят. Остальные, конечно, производят, но не в таких объёмах и не такого качества.
        - Сайа, вот ты-то как не поймешь?! Мне не нужно качество, мне нужно оружие по моим чертежам! Да пусть оно будет дрянного качества, но главное оно будет.
        - Да как ты собираешься сражаться дрянным оружием против голубой стали гномов? Да тот же Тарис просто перерубит своим мечом твое оружие.
        - Сайа, я тебе в который раз уже говорю, что не буду подставлять под его меч свое оружие. И вообще ты хотела научиться сражаться?
        - Хотела.
        - Тогда молчи и верь в своего учителя! А лучше помоги найти другого кузнеца.
        - Да где ты его найдешь? Лошадь подковать да косы выковать - этих найдешь, а оружейника вряд ли.
        Они прошли еще, наверное, метров пятьсот, когда Казанцев вдруг остановился.
        - Ха! А говоришь, не найду! Во, смотри. Кузнец. Кует оружие.
        - Ха! Это, по меркам гномов, подмастерье. Он только и знает, что формы для мечей делать да черновой работой заниматься. Секретов ему никто не раскроет.
        - Это мы сейчас и узнаем.  - И Антон направился к кузнице.

        Ройло. Кузнец
        Думал ли когда-то Ройло, что все обернется так, как есть? Наверное, нет, в мечтах он был признанным мастером своего дела. Он всегда тяготел к работе с металлом. Да, он бредил кузнечным делом, мечтал, что выкует самый лучший меч. Но, увы, мечты разбились о реальность. Нет, не сразу, но постепенно. Поначалу все шло очень даже хорошо: поступил на обучение к деревенскому кузнецу и уже через пару лет сам ковал все, что нужно деревне. Вроде бы и в деревне стал не последним человеком, но мечты тянули вперед. Продал кузницу, продал дом и поехал Ройло в город. Там, после недели скитаний от одной кузнице к другой, умудрился устроиться чернорабочим к мастеру Дриму. Гном сей был хоть и ворчлив, но кузнецом был хорошим.
        Да только, сколько бы Ройло ни просил, сколько бы ни уговаривал, мастер Дрим не допускал его к ковке оружия и секретами делиться не хотел. Уголь таскать да подковы ковать, вот и все, что доверялось Ройло.
        Со временем к парню все чаще приходило понимание, что ничему его учить не будут. Секреты свои гномы не выдают. Тем более людям. Но все же упорству Ройло могли позавидовать и гномы. Ройло тайком подглядывал за работой гномов, вечерами тренировался на тех же подковах, добившись пусть и не таких результатов, как гномы, но значительно улучшив знание кузнечного дела. Но в один вечер все испортили слова мастера: «Ты не гном, людям никогда не превзойти нас в кузнечном деле, так что и учить вас смысла нет!»
        Как уж Ройло разругался тогда с мастером, хорошо хоть хватило ума получить заработанное перед этим. Ушел, два дня искал дом под кузницу, потом потратил почти все сбережения на покупку нужных материалов, хорошо хоть инструмент покупать не надо было, свой был. Да и то дом удалось даже не купить, снять всего-то на неделю. И вот неделя скоро подойдет к концу, а клиентов у Ройло нет. Да и не будет скорей всего, гномы позаботятся.
        - А я тебе в который раз говорю, не нужен мне мастер! И пошли эти гномы козе в трещину!  - услышал Ройло голос, прежде чем открылась дверь.
        - Куда пошли?  - удивился женский голос.
        - Я тебе потом на ушко расскажу, куда и как.
        И тут Ройло увидел, кто зашел в кузню. Сначала он не поверил и даже глаза протер, но перед ним точно стоял человек. Только волосы были очень уж необычные и убраны странно, боковые пряди волос были связаны как лента на затылке. А еще этот парень так широко улыбался, что Ройло сам не удержался и улыбнулся в ответ. А из-за плеча парня выглядывала девушка.
        - Кузнец кто?  - сразу спросил парень.
        - Я. Точнее по меркам гномов я подмастерье.
        - Я же тебе говорила,  - тут Ройло увидел обладательницу такого звонкого голоса.
        - Отстань, а.
        - Я?  - удивился кузнец.
        - Ты-то зачем? Я вон этой,  - указал большим пальцем себе за спину парень.  - Пристала ко мне, что нужны мне гномы. Вот скажи, ты к гномам как относишься?
        Что уж толкнуло его ответить правду, Ройло так и не понял.
        - Да пошли они, гномы эти.
        - О! Сработаемся!  - потер руки парень.
        А дальше Ройло очнулся, когда они сходили уже в «бюро патентов» и парень, представившийся Антоном, вкрадчиво объяснял кузнецу, что он хочет получить. И пояснял все это листками с пометками о размерах того или иного оружия. При этом все в деталях.
        И сколько бы Ройло ни вспоминал, что же его заставило включиться в эту авантюру по ковке необычного оружия, он был доволен, что согласился. А еще было забавно смотреть, как Антон разводит свою подругу на оплату всех необходимых материалов. И еще Ройло очень понравилась идея утереть, как выразился Антон, этим «метрам с кепкой» их бородатые физиономии.
        И кузнец слушал, впитывал, что и как, чертил на доске свои пометки, спорил с Антоном до хрипоты, говорил, что так не делают. Но всего, чего смог добиться, это противовеса на какой-то алебарде. И больше ничего, во всем остальном Антон был непреклонен. Но, надо признать, разумен. Он понимал, что не получит качественного оружия за такой короткий срок, да и не просил. Он просто хотел, чтоб оно выдержало хотя бы десяток ударов о щит, больше ему, как он сказал, и не надо. Единственное, заказал себе какой-то странный щит, всего сантиметров тридцати.

        День спустя. Академия, малый полигон
        - Лайа не подскажете ли мне, что читает мастер Тримс?  - магистру боевой магии действительно было интересно, так как читающего Тримса он видел впервые.
        - Условия дуэли и правила ее проведения.
        - Что? Я в таком срамном виде выходить на дуэль не буду! Чего встали? Бегом еще пятнадцать кругов!!!  - На вой студентов мастер Тримс даже бровью не повел, уткнувшись в фолиант.
        - А ругается почему?
        - Ну, видимо, не нравятся условия,  - подошел Давидус.
        - Ему? Он же фанат своего искусства. Как ему что-то может не нравиться?
        - А, да вы еще не читали. Предлагаю ознакомиться.  - При этих словах магистру огненной магии на руки упал толстый фолиант.
        - Это что?  - удивился магистр.
        - Это? Это свод правил, уточнений и прочее,  - ответил появившийся архимаг.
        - Это? А?..
        - Мы сами были в шоке, когда это увидели. И главное, как он умудрился все это написать?  - это Лайа.
        - Думаю, тут не обошлось без орочьей помощи.
        - Поясните, Давидус.  - повернулась лекарка к разведчику.
        - Да просто был случай в караване Лемиуса, где Казанцев очень убедительно заставил одну орчанку прекратить издеваться над ним. Прошу заметить, очень убедительно. Думаю, что если он опять так же убедительно к ней сходил, то она сделала для него все что угодно. Попросить помочь духов переписать несколько раз один том ее сил хватит.
        - Ну, если только так.
        - А что все-таки строят?
        - Это как раз место дуэли. Я так понимаю, вы еще не всё прочли?  - обращается Давидус к магистру лечебной магии.
        - Ну, я очень хорошо изучила правила и нюансы, до места проведения еще не добралась.
        - Знаете, чую, это будет, по крайней мере, интересно,  - усмехается архимаг.
        - Только вот правильно ли мы поступаем, давая доступ всем студентам к такому зрелищу,  - вздыхает Давидус.

        День дуэли. Академия. Сайа
        Сайа шла на полигон с двояким чувством. С одной стороны, она решила довериться Антону и болела всем сердцем за него. С другой, она точно знала, что Тарис хороший мечник, да и меч у него гномской ковки и скорей всего из голубой стали, а это огромный плюс к возможной победе графа.
        А еще было и третье, и четвертое, и даже пятое. Начать хотя бы с того, что к полигону стекалась куча народа. И ставки, вроде как запрещенные в академии, были не в пользу Антона. И вообще самого Казанцева даже видно не было. Сайа протолкалась в первые ряды, увидела свободное место, которое предварительно заняла ее соседка по комнате.
        - Ну что? Все собрались?  - спросила девушка соседку, осматривая полигон и трибуны, установленные за день до дуэли.
        - Нет, этого дурака нет.
        - Это ты сейчас об Антоне?  - на всякий случай она переспросила.
        - А о ком? Сайа, я понимаю, он вполне ничего такой. Но это же надо быть каким дураком, чтоб вызвать на дуэль Тариса, да еще и дружков его?
        - Ну, вообще-то он не вызывал.
        - Ой, ну спровоцировал. Разница какая?
        - Может, и никакой,  - не стала спорить с ней Сайа.
        А народ тем временем все прибывал и прибывал. Непонятно почему, но Сайа начинала злиться на Казанцева. Все уже собрались, вон и граф со своими дружками стоит и ухмыляется, до дуэли осталось считанные минуты, а виновника всего этого безобразия, по мнению девушки, все нет.
        - Ха! Он, видимо, струсил, раз до сих пор не явился,  - выкрикнул один из дружков Тариса.
        - Еще бы. Это не кулаками махать, как в кабацкой драке. Это благородное искусство боя на мечах.
        - Тишина!  - раздался голос, усиленный магически.  - Прошу вас, студенты, угомонитесь. До начала дуэли осталась всего минута, и если Антон Казанцев не явится, то мы будем вынуждены исключить его из академии, как запятнавшего честь сего заведения. А пока давайте наберемся терпения,  - закончил свою речь мастер Тримс.
        - Всем привет!  - тут же раздался веселый голос.
        - Вы чуть не опоздали, молодой человек,  - покачал головой архимаг.
        - Точность - вежливость королей, но обязанность их подданных!  - выдал Антон и ухмыльнулся, в то время как все на полигоне замолчали, переваривая услышанное.
        - Кхм, кхм. Э-э-э, молодой человек. Где же ваши доспехи и оружие?  - первым отошел архимаг.
        - А, точно!
        И тут все увидели, что за спиной Казанцева висел какой-то набитый тюк, из которого торчали какие-то железки.
        - Господин архимаг, не могли бы вы распорядиться принести стол, а то, знаете ли, как-то не благородно кидать такое оружие наземь.
        У Сайи после этого перехватило дыхание. Так издеваться над всеми, ходя по тонкой грани оскорбления, было выше ее понимания. То есть, как принести кучу хлама в какой-то дерюге это, по его мнению, нормально, а как наземь положить, так благородное оружие.
        - Да-да.  - Архимаг взмахнул рукой, и перед Антоном появилась ученическая парта.
        - Благодарю!  - и Казанцев плюхнул на стол свой тюк, который тут же развязался и из него посыпалось что-то непонятное, даже близко не похожее на мечи.
        - И это благородное оружие? Аха-ха-ха!  - прокомментировал Тарис.
        Конечно же весь полигон начал хохотать, одной лишь Сайе было не смешно, а стыдно. Она надеялась, что Казанцев научит ее сражаться, а он выставляет себя шутом со всеми этими его железками.
        - Тихо! Тихо! Начнем дуэль. Первым на поединок чести выходит эр Гроно Сардий, урожденный барон Трэя. Противник же Казанцев Антон.
        Сайа не заметила, как сжала кулачки и сосредоточилась на предстоящем бое. А на арену вышел барон Сардий, весь в латах с кольчугой в изгибах, с одноручным мечом в правой руке и щитом экю в левой. Девушка перевела взгляд на Казанцева, и тут в ее голову стали проникать звуки. Оказывается, Антон все это время комментировал выбор своего оружия.
        - Так. Хм, может, сабля? Да ну нет… портить об эту консервную банку такое благородное оружие.
        И Сайа увидела, что парень откидывает изогнутый клинок.
        - О! Алебарда? Тоже не то, он же не на коне. Тогда что?  - На полигоне установилась тишина.  - Вот! Точно!
        Антон взял в руки какую-то палку, на конце которой была цепь, а на конце цепи металлический шар с шипами. А во вторую руку Казанцев взял обычный деревянный щит. После чего снял с себя плащ, оставшись в белой рубашке с широкими рукавами, штанах, заправленных в блестящие сапоги.
        - Радуйся. Я буду с тобой биться легендарным оружием, моргенштерном!  - пафосно произнес Антон.
        - Артефакты запрещены!  - вскочил со своего места мастер Тримс.
        - Спокойно, обычное оружие, легендарным его сделало совсем другое. Тем более меня уже проверили на наличие артефактов и прочего.
        После этих слов Казанцев направился к центру полигона, дожидаться, когда к нему подойдет судья и задаст стандартные вопросы, полагающиеся в таких случаях. Судья подошел буквально через десять секунд, задал вопросы, а выслушав ответы, махнул рукой в знак того, что дуэль можно начинать.
        Барон встал в стандартную стойку при сражении мечом и щитом, выставив щит перед собой, а руку с мечом согнув для колющей атаки. А вот Казанцев, наоборот, щит держал сбоку и начал раскручивать свое оружие, при этом сближаясь с противником.
        Когда между противниками максимально сократилось расстояние, барон атаковал уколом в корпус, и тут же его меч был отбит в сторону краем щита, после чего раздался оглушительный звон. Бам-мм.
        А далее сражение проходило странным образом, Казанцев все время отбивал атаки меча щитом, но при этом всегда старался ударить своим оружием по щиту противника. Ни разу он не атаковал в другие места. Но после шестого «бамм» все заметили, что барон уже не может полноценно поднимать щит, на котором были вмятины, а кое-где даже дыры.
        В какой-то момент барон попытался то ли перерубить мечом оружие Казанцева, то ли защититься, но вышло все наоборот. Цепь обмоталась вокруг меча, и Антон, дернув рукой в сторону и при этом толкнув щитом своего противника, лишил того меча. Трибуны перестали улюлюкать, тактика Казанцева принесла свои плоды. Барон остался с одним щитом, который перевесил на правую руку.
        Развязка была быстрой: пару раз ударив о щит своим «шаром», Казанцев щитом отклонил щит противника и зарядил своим оружием по шлему Гроно Сардия.
        - Стоп,  - прокричал судья, так как Сардий упал и не мог далее продолжать бой.  - Лекаря!
        - Не-э! Лекарь тут не нужен,  - сказал Антон судье, но услышали все, так как магическое усиление голоса Казанцев с себя не снял.
        - Покойных дел мастера?  - удивляется судья.
        - Да тьфу на вас!
        - Некроманта?
        - Да тьфу на вас два раза! Кузнеца зовите. Видите, шлем смяло. Доспех гномы ковали?
        - Ну да,  - отвечает судья.
        - Хм. Я так и думал…
        Что уж он там думал, Антон не озвучил, но Сайа четко поняла, что скоро гномам не поздоровится. Ведь сейчас этот парень буквально втоптал их в грязь. Еще бы, гномы уверяли, что мечом доспехи не проткнешь. Но то мечом. Вот он пример перед глазами, возьми такую штуку и никакой доспех не спасет. Ударь ей по доспеху - и тот сомнется, и поддоспешник мало спасет от шипов, вон по щиту видно. Размышления Сайи были прерваны возгласом Антона:
        - Куда потащили, ироды? А ну, положили и тут расковывайте.
        - Но в кузне все будет сделано намного быстрей,  - вскинулся один из гномов, что тащил барона.
        - Э-э-э, нет! Потом я еще частей доспеха не досчитаюсь. Что в бою взято - то свято! И согласно уложению дуэльного кодекса, если противник проиграл, все, что на нем было, переходит к победителю! В общем, все, что снимете тут, кладите к моему оружию.
        Повернувшись к Тарису и широко улыбаясь, Антон крикнул графу:
        - Я же говорил, легендарное оружие! И особых навыков мечников не надо. Тюк по голове - и все, звезды в глазах. А еще забавней это то, что моргенштерн переводится как утренняя звезда.  - И пошел к столу со своим оружием.
        Сайа понимала, что последние слова были обращены ко всем. Так как получается, что неважно как ты владеешь мечом, с этим оружием, а может и еще с каким, тебя могут одолеть даже крестьяне. Это перевернет баланс сил в академии. Дуэль с благородным? Хорошо, но оружие - моргенштерн.
        - Следующий дуэлянт, Грио Дирийский, урожденный барон Трэя. Противник Казанцев Антон,  - произнес судья.
        Сайе показалось, что буквально все сосредоточили внимание на Антоне. А тот, как и ранее, стоял и копошился в своей кучке оружия, при этом снова все это комментируя.
        - Так, сабля опять не подходит. Может, булаву? Можно, конечно, тем более и щит противник взял деревянный, но думаю, нет. Клевец? Тоже нет, лат у него нет. Кольчуга только. Убью еще нафиг. Так, может, тогда ятаган? Нет, не то. О! Вот это, пожалуй, подойдет. Хех!
        Сайа даже встала со своего места, краем глаза увидев, что не одна она такая, даже мастер Тримс поднялся со своего места. А в руках Казанцева был какой-то неправильный топор, чуть изогнутый к острию и скошенный.
        - Вот, тоже считаю, что легендарное оружие. Это секира, знакомьтесь! А легендарно оно тем, что этим оружием сражались воины, которые мечтали умереть в бою во славу мудрого бога, чтоб тот отобрал себе лучших и взял в свои чертоги. Там эти воины пировали и в час конца света должны были встать вместе с богом для сражения с мертвецами. Вы же почему-то пренебрегаете таким оружием, хоть мне этого и не понять. Теперь же и вы поймете, почему оно так знаменито.
        Дальнейшую процедуру Сайа, можно сказать, пропустила или не очень-то на ней сосредоточилась. А вот когда начался бой, она полностью прикипела взглядом к Антону. Так как противник в этот раз был более подвижен, Казанцев не торопился нападать. Наоборот, по мнению девушки, он ушел в глухую оборону. Грио Дирийский тоже особо не нападал, но хотя бы атаковал, пусть не так напористо, как хотелось бы многим, но и в оборону не уходил.
        Спустя, наверное, минуту все изменилось, барон осмелел и начал все чаще нападать на Казанцева. Антон пока держался, постоянно отбивая атаки щитом или изредка своей секирой, принимая меч на окантованную металлом верхнюю поверхность рукояти. Когда Казанцев произвел атаку, Сайа не заметила, очнулась, только когда Антон дернул на себя застрявший в щите противника топор.
        Не готовый к такому повороту событий Грио подался вперед. Пытаясь спасти положение, барон атаковал мечом корпус Казанцева, но тот, казалось, только и ждал этого, отбив щитом атаку в сторону своей правой руки. А потом, отпустив секиру, быстро зашел за спину противнику, нанеся удар ногой по колену барона, отчего последний упал на второе колено. А далее Антон нанес краем щита удар в затылок Грио. Все, бой окончен.
        - Я же говорил, хорошее оружие. Викинги, что сражались этим оружием, отдавали ему такие же почести, как и мечу, если не больше. Славные воины.
        На полигоне стояла тишина. Все пребывали в шоковом состоянии. Получается, что обычным топором можно победить воина. Ладно, первой штукой, там хоть понятно, что оружие необычное, но топор… Пусть он чуточку изменен, но это топор, обычный топор. Сайа посмотрела на мастера Тримса и учителей академии, те пребывали в таком же замешательстве, как и все. Переведя взгляды на кузнецов гномов, что до этого снимали доспехи с первого противника, она увидела ошарашенные лица. Да, разворошил Казанцев гнездо триний[6 - Тринии - пчелы.].
        На последний бой Антон выходил молча. Никто так и не услышал, почему он выбрал длинный и тонкий клинок со странно витой гардой. А в другую руку он взял почти такой же клинок. Но в том-то и дело, что почти. Он был меньше и имел усиленную гарду, с какой-то непонятной конструкцией у основания гарды, а еще кисть защищала широкая пластина.
        Граф Тарис, являясь приверженцем двурукого боя, взял в руки два меча. Одет он был в кольчугу, что соответствовало манере боя обоеруких - скорость и подвижность. И пусть их школа всегда считалась сильнейшей среди остальных, так как попасть туда могли только те, кто изначально обладал талантом сражаться любой рукой, но выходил граф на бой с опаской. Было видно, что он не знал, чего ожидать от своего противника. Казанцев уже показал, что просто так не выбирает оружие, он четко знает, как противостоять мечному бою.
        Вот судья отдает команду о начале дуэли, но ни один противник не нападает. И если Тарис стоит в стойке, когда одним мечом он вроде как хочет нанести колющий удар, а вторым готов к защите, то у Казанцева все было наоборот. Антон был расслаблен, клинки держал параллельно земле, чуть расставив руки в стороны, и потихоньку обходил графа со стороны.
        Первым, что интересно, атаковал Антон, просто невообразимо быстро его клинок буквально прошелся вперед и назад по «колющему» клинку, при этом граф дернулся назад. После чего попытался контратаковать, как всегда одним клинком нападая, а вторым защищаясь.
        Казанцев встретил атаку малым клинком, провернул кисть и быстро нанес длинным клинком укол в ногу, после чего отпрыгнул от графа. Граф также последовал примеру своего противника, но, наступив на атакованную ногу, пошатнулся. А зрители уставились на клинок Казанцева, на конце которого было красное пятно.
        - А, я же не говорил. Шпага,  - Антон приложил ко лбу свой длинный клинок и быстро смахнул его в сторону,  - предназначена как раз для быстрых атак, и как раз ей, в силу узкого клинка, кольчуга не помеха. А дага,  - опять тот же жест,  - предназначена для защиты и ловли чужого клинка. Хотя и сражаться им можно так же эффективно. Приступим?
        И Казанцев атаковал, его клинок был чуточку длинней, чем у графа. Он наносил ловкие колющие атаки в ноги и руки, не помышляя даже об атаке в корпус. Все попытки графа перерубить клинок были обречены, или один из мечей обязательно попадался в ловушку малого клинка. А еще клинок Антона всегда касался кончика меча графа, что того несказанно злило.
        Но так продолжаться не могло долго, так как граф был несколько раз ранен, пусть не сильно, но это сказывалось на его движениях и атаках. Спустя минуту Казанцев захватил один из мечей дагой и, крутанув кистью, лишил графа одного из клинков, а потом и вовсе упер кончик шпаги тому в шею.
        - Клянетесь ли вы, граф, больше никогда не вредить мне и моим делам намеренно или опосредованно? Или отдаете свою жизнь на волю победителя?
        - Клянусь не вредить вам и вашим делам намеренно или опосредованно.
        - Принимается!  - Казанцев убрал свой клинок от горла графа и протянул руку для рукопожатия.  - Это был хороший бой. Спасибо,  - поблагодарил графа Антон и побрел с полигона.

        Академия, некоторое время спустя. Сайа
        Девушка шла к Антону в смешанных чувствах, с одной стороны, она была рада тому, что он победил, а это значит, что он сможет научить ее сражаться, но с другой стороны, ее раздражало всеобщее внимание девушек, вдруг вспомнивших о Сайе. И вот опять одна из таких перегородила ей дорогу. Баронесса Вилье.
        - Ой, а я тебя везде искала,  - воскликнула баронесса, увидев девушку.
        - Зачем?
        - Ну, как зачем? Просто по-дружески. Тем более мы с тобой давно не общались.
        «Мы с тобой вообще не общались»,  - пронеслось в голове у Сайи.
        - Не подскажешь, куда ты направляешься?
        - Мне кажется, ты и так знаешь, донесли уже, наверное.
        - Ой, ну чего ты злая такая? Я же могу поинтересоваться, как давняя знакомая, да?
        - Лучше мы бы не знакомились, очень уж свежи воспоминания.
        - Да ладно тебе, что было, то было.
        - Хватит уже. Мы с тобой не подруги и не были никогда. Что тебе надо, Ласси?
        - Познакомь меня со своим другом.
        - Что, воздыхатели закончились?
        - Эти у меня, в отличие от тебя, никогда не закончатся,  - мило улыбнулась баронесса.
        - Ну да, куда уж мне сельской дуре до тебя?!
        - Я рада, что ты все понимаешь, поэтому и прошу, заметь, вежливо. Так что я надеюсь на твое благоразумие.  - И, развернувшись, баронесса ушла.
        В комнату к Антону Сайа входила уже в расстроенных чувствах. Нет, она понимала, что Антон весьма привлекательный и у них скорее дружеские отношения, но обидно было отношение всех к ней. Банальное использование ее в своих меркантильных целях.
        - Привет!  - поздоровался с ней Антон.

        Академия. Мужское общежитие. Казанцев Антон
        - Ты чего тут лежишь спокойно?
        - Э-э-э… Ну я могу встать или побегать, если хочешь?  - не сразу нашелся я, что ответить Сайе.
        - То есть тебя нисколько не волнует то, что завтра дуэль с мастером Тримсом?
        - Нет, не волнует. Я там такой свод правил им отдал, да и сражаемся мы не оружием.
        - Понятно! А вот скажи мне, зачем ты злил всех на полигоне? Зачем ты так выпендривался?  - буквально прошипела девушка.  - Тебе что, проблем мало?
        - Так! Стоп! Сайа, что с тобой? Какие проблемы. Давай рассмотрим это вместе. Вот смотри, граф хороший воин?
        - Как тебе сказать. Все благородные вполне хорошо умеют обращаться с мечом, а граф к тому же еще и обоерукий, школа которых считается сильнейшей. И судя по тому, что говорили, граф хороший боец.
        - Вот. А теперь подумай, приходит некто и побеждает графа. Это говорит как минимум о том, что противник он сильный. А еще я изначально обдумывал это. Меня не станут вызывать на дуэль.
        - Это еще почему?  - возмутилась девушка.
        - А подумать?  - приподнимаю бровь.
        - Ах, ты ж… Вот ты сволочь. То есть все это представление с оружием это все специально? Теперь все поостерегутся вызывать тебя на дуэль, так как выбор оружия остается за тобой, и кто знает, что у тебя еще есть в твоем «тюке».
        - А еще им немного будет не до меня.
        - Поясни.
        - Знаешь почему я выбрал вторым оружием по сути своей топор? Так вот, был я у вас в библиотеке, почитал ваши военные хроники, и как оказалось, не зря. Смотри, если проводить аналогию с моей родиной, то топор - это оружие с древнейших времен. И с каждым поколением он все более развивался и усовершенствовался. У вас же топор используется только как рабочий инструмент. Мне это было очень подозрительно, вот и пришлось провести всю ночь, копаясь в свитках. И мое старание было вознаграждено. Давно, не знаю сколько лет, а может, и столетий, но я думаю, не меньше трех поколений, а может и больше, люди сражались топорами. Просто в какой-то момент вы стали все больше отказываться от этого. Хочешь, скажу в какой?
        - Удиви меня,  - флегматично произнесла девушка.
        - Фиг тебе. Не вижу заинтересованности. Мучайся.
        - Антон, извини, правда. Настроение испортили, пока шла к тебе. Мне правда любопытно.
        - Все изменилось, когда эльфы стали более тесно сотрудничать с людьми. Как я понял из описания, они считали топор варварством и пользовались только мечами. Они вроде как раз и поделились искусством мечного боя с людьми. Там еще говорилось, что им этот предмет был без надобности, так как они могли договориться с деревом, чтоб то поделилось всем необходимым, и костры они не разжигали. И как раз с этих первых учеников и пошло нынешнее дворянство. Я это по генеалогии проверил, по фамилиям. И было это как раз перед войной с орками. Как-то так.
        - Это ж было почти пятьсот лет назад! Как ты любишь говорить, «охренеть».
        - Сколько? Хм, хотя да, за такое время, может, и забыли, при старании эльфов.
        - И по-твоему, мы все переняли у эльфов? Зачем?
        - Ну, не все, я думаю, вам многое и не показали. Но вот то, что вы отказались от вполне пригодного оружия, это да. Могу только добавить, что там же я нашел описание одного путешественника, который говорит, что где-то на севере есть люди, пользующиеся еще этим оружием. Он их варварами назвал, а оружие архаичностью.
        - Хорошо, но ты так и не ответил, почему всем будет не до тебя?
        - А я не говорил, что всем. Благородным будет не до меня. Понимаешь, я тут недавно показал, что обычным топором можно вполне победить воина с мечом. Главное правильно воспользоваться, а еще в дуэльном кодексе использование этого оружия не запрещено. А благородные у вас слишком заносчивые, нет бы поближе к народу, а они все его сторонятся…  - сокрушенно вздыхаю.
        - Етить-колотить! Это что же получается?
        Хм, а она уже ругань у меня переняла.
        - То и получается, что поплатятся они за свое отношение к крестьянам. Тем-то подавно топор ближе, считай с детства у них в руках. То, что им тут науку преподают мечного боя, это одно, сразу все равно ничему не научатся, а вот топор для них уже ближе. А совместить щит и топор дело нехитрое.
        - И что же делать?
        - А ничего. Само все уляжется. Ты лучше скажи, с тобой-то что?
        - А!  - махнула Сайа рукой.  - Пока сюда шла, оказалось, что у меня столько подружек есть.
        - И все просили об одном, да?
        - Откуда знаешь?
        - А чего тут знать. Просто догадался. Все хотят познакомиться со мной, а из всех я только с тобой хорошо общаюсь и еще с Мией. Той, я думаю, тоже предложения поступили, придется и ее спасать. Так в чем проблема?
        - Да достали они меня, понимаешь? Такие приторные улыбочки, все такие добренькие сразу. А раньше за глаза только гадости говорили. А одна так и вовсе подлянки строила, правда, пока я не проучила ее, но думаю, она еще захочет отомстить.
        - Есть у меня идея. Ты как, заработать хочешь?
        - И как, интересно?
        - Предлагаю тебе продавать встречи со мной. Деньги пополам. Скажем, по цене один медяк за то, что передашь мне записку с номером комнаты. Ту, кто предложит больше, ставишь в начало списка. Поняла суть?
        - Суть-то я поняла. Но когда ты с ними встречаться собрался? Днем? Так они все сами набегут.
        - Не-э. Днем не интересно. Я приду ночью.
        - Кто б тебя еще пустил ночью к нам.
        - Ну, это уже мои проблемы.

        Дьёрин хребет. Подгорное царство. Где-то в глубине (время не определено)
        - То есть этот хуман победил с помощью топора, а до этого каким-то шаром на цепи?
        - Да, старейшина. Но я думаю, что это обычная случайность.
        - Сколько, ты говоришь, было боев?
        - Три. Но каждый раз он сражался разным оружием. А последний раз все же сражался пусть и клинком, но странным. Думаю, что это не существенно всё.
        - Ох, думает он. Посмотрите на него. Прав был старый Бьерни, ох прав. В общем так. Сейчас берешь пару толковых и выносливых гномов и тащишься на северную сторону хребта.
        - Старейшина, не губи!  - гном упал на колени.
        - А ну цыц! Встань. Карту тебе дам, по ней пойдешь, старая крепость еще сохранилась, это я знаю точно. Найдешь там мастера Бьерни и никак иначе. Передашь мои слова точь-в-точь: «Прав ты был, старый хрен, осознал я свою ошибку». Понял? Так вот, после этого тащи этого сквалыгу сюда. Любой ценой. Понял? Если кто и сможет вернуть старые знания, то только он.
        После того как гном удалился, старейшина развалился на стуле. Ему было уже много лет, и он был из тех, кто тяготеет к новому. Он был одним из тех, кто первый реформировал армию, кто по совету перворожденных вводил нововведения. Тогда они себя оправдали, правда, тут уж как посмотреть. Потери в той войне среди гномов были огромные, сократив население больше чем наполовину. Конечно, людям тоже досталось. Но теперь, с вершины прожитых лет, старейшина понимал, что больше всех в той заварушке выиграли эльфы.

        Академия, вечер после дуэли. Где-то
        - Проклятье! Этот урод опозорил нас!
        - Успокойся, Тарис. Ничего не случилось, просто он сильнее.
        - Сильнее? Сильнее, говоришь? Да он насмехался над нами! Еще и оружие это! Ты понимаешь, что мы стали посмешищем?
        - Посмешищем в чем? В том, что человек проявил ум и нестандартный подход? Поверь, Тарис, сейчас многим будет не до вас.
        - Да что ты такое говоришь?! Ты, отсиделся за нашими спинами! Может быть, ты мог быть той «соломинкой», которая решила бы весь исход, а ты даже на дуэль его не вызвал!
        - В отличие от вас, я понял, что все будет не так просто. И не ори на меня. Я не твой вассал.
        - И что же ты там понял? Теперь мне уже нельзя ему вредить, клялся перед всей академией! Даже моим, как ты выразился, вассалам нельзя.
        - Тебе нельзя, мне-то можно,  - пожимает плечами парень.
        - О-о-о.

        Академия. Полигон
        Утро для мастера Тримса выдалось скверным. И дело даже не в том, что у него будет дуэль, за свою жизнь он поучаствовал во многих. Дело было в самой подаче этой дуэли и в ее условиях. Тримс понял, что противник у него будет очень нестандартный, его «ходы» поражали то своей простотой, то небывалой эксцентричностью.
        Вот и сейчас мастер стоял с голым торсом в каких-то красных панталонах и странной обуви, рассматривая «оружие», которым он будет сражаться. Только вот на оружие это не похоже вообще никак. Обычные перчатки, набитые ватой, да еще не очень удобные для захватов.
        Нет, мастер не переживал, что ему придется помахать кулаками, кабацких драк было в его жизни не меньше, а может и больше, чем поединков, но Тримс чуял подвох. И еще это условие драться почти голым. Что за чушь? Оголяться Тримс не боялся, тело у него было идеальным, но все равно как-то было не по себе.
        На ринг, как обозвал его Казанцев, мастер вышел под молчание зрителей. Ни возгласов приветствия и одобрения, ничего. Не то чтоб ему это было нужно, но было как-то не по себе. Поднявшись по ступенькам и пригнувшись, пролез между канатами Тримс и вышел на середину ринга, где уже стоял судья - рефери.
        - А ты-то тут зачем?  - удивился мастер.
        - А я тут судья. Вот назначили. Точнее выбрали.
        - Странный выбор, Грегори.
        - Да вот я-то как раз думаю, что вполне оправданный. Мы с тобой негласно всегда соревновались, чьи студенты лучше. Твои воины или мои маги.
        - Это да.
        - А вон, смотри, идет твой противник.
        - Чую, опять будет что-то такое эдакое.
        - Тут я с тобой соглашусь.

        Академия, полигон, зрительские трибуны. Мия
        - Мия, скажи, а что твой брат такого придумал?
        - Отстань, а? Я тебе уже который раз говорю, что не знаю.
        - Ну, это же твой брат, а не мой. Неужели он не делится со своей сестрой своими проблемами.
        Сама же Мия про себя подумала о том, что Казанцев вообще не привык делиться своими проблемами, а вот создать их другим это да, он мог. И даже вот сейчас она почему-то не волновалась, что «братик» выходит против магистра меча. Нет, она понимала, что это будет посерьезней, чем дуэли с благородными, но все равно волноваться не получалось. Мысли были только о том, что «братик» самый лучший и он справится.
        Только как он справится, вот это девушку несказанно беспокоило. Уж больно хорошо она представляла, как Антон выпутывается из проблем. Потом эти проблемы захлестывают всех так, что не сразу получается разобраться в их ворохе.
        От размышления девушку отвлекла раздавшаяся музыка со странным мотивом. А потом на полигон вышел ее «братец», что странно, в халате, с накинутым на голову капюшоном, в сопровождении двух особ женского пола. И ладно бы они шли рядом с ним, так нет же, они были одеты в вызывающие наряды, но при этом в рамках приличия. Но наряды!!! Мия точно знала, что уж наряды эти точно придумал Антон.

        Академия, полигон, зрительские трибуны, чуть в стороне. Сайа
        - Где эти деревенщины нашли такие наряды?  - вслух произнесла Вилье.
        - Казанцев скорей всего сделал,  - сказала Сайа, чтоб позлить баронессу.
        - Антон? А как? Э-э, он знаком с лучшими модельерами? Или у него свой салон?
        - Так я тебе и рассказала.  - Сайа не удержалась и даже язык показала «подруге», после чего отвернулась и сосредоточилась на ринге.
        А в это время Антон снял с себя халат и начал разминаться, как поняла девушка, делал удары по воображаемому противнику, чуть подпрыгивал и вообще двигал мышцами. Сайа четко услышала пару восхищенных вздохов. Да и сама задержала дыхание. Еще бы, красивая фигура, приятная внешность. А еще он был умен, хоть знали это пока еще не все.

        Академия. Раздевалка рядом с полигоном. Чуть позже
        То, что дуэль с Казанцевым будет непростой, Тримс знал, но то, что она будет по факту таким фарсом, он даже не предполагал. Начать с того, что всё его умение кабацкой драки не помогало против, как понял мастер, отработанных техник. Тут тебе нет ни лавок, ни кружек. Далее то, что всякие захваты произвести в этих перчатках невозможно, удары ногами запрещены. В итоге получается, что махать кулаками еще надо уметь. И вот тут Тримс четко осознавал, что, если бы не случай, он бы проиграл.
        Хотя, чего греха таить, он проиграл. Парень действительно талантливый, а то, что опыта мало, так это дело наживное. Да и подход у него нестандартный. Мастер сидел и понимал, что он проникается некой симпатией к этому взбалмошному студенту. Нет, ну утер же всем нос. Теперь ведь его точно мало кто решится вызвать на дуэль, еще бы, почти все раунды выстоял против самого Тримса - магистра меча. То, что сражались не мечами, это уже дело десятое.

        Академия. Кабинет ректора
        - Ну что, эры, как я посмотрю, у нас появился лидер,  - усмехнулся ректор.
        - Это еще пока начало, первый курс,  - вставил свое слово магистр боевой магии.
        - Ах, оставьте свою браваду, Грегори. Всем понятно, что пока лидирует магистр Лемиус. Наши-то подопечные даже проверку Тримса еще не прошли, а этот уже, можно сказать, вырвался вперед, причем и как вырвался. Я правильно говорю, мастер Тримс?  - высказалась Лайа.
        - Вполне.
        - Лемиус, что вы на это скажете?  - обратился Грегори.
        - Я хочу воспользоваться своим правом.
        - О как?  - удивился ректор.
        - Позволь спросить, Леми, и на кого право выбора?
        - На нашу прекрасную Лайу Райгони.
        - Интересно-о, очень интересно-о.

        Академия. Две недели спустя
        По прошествии двух недель ажиотаж по поводу дуэлей так и не угас, лишь сместился акцент. Теперь уже бывшие крестьяне не прятали взор при встрече с благородными и все чаще на дуэлях выбирали топор и моргенштерн. Благодаря чему у кузнеца Ройло появились постоянные клиенты, а у Казанцева - тоненький ручеек финансов.
        Гномы пока не высказывались и не делали попыток как-то помешать человеческому кузнецу. Казанцев же с названой сестрой и Сайей составляли список тех, кого Антону нужно посетить в первую очередь. И пусть многих он, конечно, заинтриговал, но не все решились на встречу с ним.
        В самой же учебе начались некие изменения. Все больше студентов втягивали в практику по магическому взаимодействию. Заставляли прогонять энергию по каналам при постоянном контроле преподавателя. Пошла теория и немного практики по наполнению артефактов силой.
        Пару раз Казанцеву удалось вырваться в город, где он передал выигрыш с первых трех дуэлей лицедеям, также еще передал пару пьес, что сумел написать за это время. Посмотрел на помост, что смогли собрать, и объяснил принцип работы кассы и распространения билетов. Также обещал еще забегать, чтоб посмотреть, как они справляются.
        К своему первому выходу Антон подготовился основательно. Был сшит удобный рюкзак, за который пришлось отдать целый серебряный, да еще пришлось опять идти в патентное бюро, где патентовать «изобретение». Также была приобретена эльфийская веревка, сделаны заказы Ройло на карабины и «кошку» и пару крюков, которые можно будет вбить.
        В рюкзаке было уложено пару кувшинов вина, немного закуски, сыр, мед и одна бутылка гномьей водки. Казанцев и взял ее только из расчета, что сколько выпивки ни бери, все равно бежать еще. Да и вино он не очень-то и любил, так как похмелье от него самое плохое.
        Пробраться в женское общежитие оказалось делом не сложным, если приспособить к этому делу магию. Небольшим воздушным толчком закинуть «кошку» на крышу, после чего, приспособив карабины, начать подъем. А в паре мест, опять же с помощью магии, вбить пару крюков для страховки.
        Спуск по женской стороне был почти идентичным подъему, за исключением направления. Влезал он в окно к Сайе, так как заранее с ней договорился. Постучавшись в окно на четвертом этаже, дождался, когда оно откроется, и влез. После чего, получив указания, как добраться до комнаты баронессы, удалился в нужном направлении.

        Академия. Столовая. Следующий день
        Не успел я еще сесть за стол, как напротив меня присела Сайа.
        - Скажи мне, что ты такого сделал с баронессой, что она сияет как золотой кругляш?
        - Многое можно сделать с пьяной женщиной.
        - Я серьезно. Мужики у нее были и до тебя, но чтоб она так сияла, я вижу впервые.
        - То есть ты не веришь, что я могу быть лучше, чем все остальные? Эх… вот так и рушится вера в друзей.
        - Антон, я серьезно.  - Сайя надула губки. Хм, а ничего так, симпатично.
        - Зачем тебе? Ты же понимаешь, что к другим я буду ходить не просто так, так зачем усложняешь себе жизнь?
        - Понимаю.
        - А раз понимаешь, то уже давно должна была забрать заказ у Ройло и вечером приступить к первой тренировке. Не зря же нам удалось у мастера Тримса арендовать закрытый зал.
        Далее завтрак проходил в молчании, что меня несказанно радовало. Сайа скорей всего обиделась, ведь ей и правда было интересно, как я смог приструнить ее «подружку». Доев, я уже почти отошел от стола, но все же наклонился и тихо прошептал на ухо девушке:
        - Ты просто не представляешь, как ведут себя женщины, если к ним найти подход. А уж пьяные женщины и подавно.
        - Она что?..
        - Нет, сейчас нет, а вот ночью да. И очень она многое рассказала, так что не надо ее пока задевать.
        И уже отойдя метра на два, повернулся к подруге:
        - Надеюсь, вечером ты будешь готова.

        Академия. Малый тренировочный зал. Вечер того же дня
        Мастеру Тримсу было очень интересно, чем же занимается с девушкой подопечный его друга. Но так как он все же решился в этот раз довериться другу, чего не происходило уже много лет, то сейчас он сидел посреди среднего зала и медитировал. Ну, как медитировал, он слушал, что творится в малом зале. И пусть он ничего особо не поймет, но хотя бы будет общее понимание…
        - Так. Стоп! Я тебе уже который раз говорю, эта стойка основная. С шагом атакуют и с шагом отступают. И руку держи, как я сказал. Шагнула и одновременный укол, отступаешь и руку убираешь.
        - Да этой бандурой, что ты мне дал, невозможно ровно колоть. Зачем мне тогда делали тот клинок, если я все равно с металлическим ломом тренируюсь?
        - К клинку мы вернемся, а сейчас мы разрабатываем тебе кистевые и локтевые суставы. В таком фехтовании нет жестких блоков, только скольжение по клинку, отвод его в сторону и укол. Начали.

        Академия. Кабинет ректора неделю спустя
        Дверь в кабинет открылась внезапно, отчего хозяин кабинета поперхнулся чаем и пролил половину чашки себе на камзол.
        - Эр Амириус! Я требую, чтоб вы срочно изловили призрака, который уже неделю как тревожит все женское общежитие!  - в кабинет буквально ворвалась комендантша женской общаги, эра Бриволь.
        - Экхм-кхе-кхе. Позвольте, эра Бриволь! Призраков уже как сто лет нет, в буквальном смысле этого слова. С чего вы вообще взяли, что это призрак? Может, опять шалят предприимчивые студенты.
        - Эр, ректор, Амириус. Ну ты-то меня хоть дурой не считай. Думаешь, я не предприняла мер? Я уже на входе и амулет распознания иллюзий поставила, и день и ночь следила за теми, кто входит, но не проходил мимо меня ни один студент. Да только все равно кто-то воет, кричит и стонет. Я уж и на звуки бегала, и обыски проводила, ничего. Понимаешь, ни-че-го!
        - Хм, если все так, как ты говоришь, то, пожалуй, я дам распоряжения, чтоб установили защиту от темной магии, а также на всякий случай пусть установят караулы на ключевых точках. Караулы будут из четвертых курсов, воинов.
        - Спасибо.
        - Пока не за что. Ладно, иди давай уже, работай,  - махнул ректор рукой, а сам задумался, не в этом ли заключается суть пари Лемиуса?

        Академия, неделя спустя кабинет ректора
        - Так, с этим надо что-то делать. Мне наша незабвенная эра Бриволь уже всю плешь проела об этом призраке!  - стукнул кулаком по столу ректор.
        - Нет там никакого призрака. Я все там обошел, везде проверил, нет его там. Уж мне-то вы можете поверить?  - высказался Лемиус.
        - Знаете, мне кажется, вы что-то скрываете, эр Лемиус. Ведь это вы дали вызов нашей целительнице. А все, что касается женщин, в нашей академии контролируется Райгони.
        - Я согласна с вами, Грегори.
        - Вызов-то дал я, да только не то я имел в виду, совсем не то.
        - Позвольте, а что тогда?
        - Вообще-то он вправе не раскрывать это,  - вмешался мастер Тримс.
        - Ой, да что там. Я вообще-то имел в виду Молодую ветвь рода Дуба наших перворожденных друзей.
        - Так ты имел в виду дочку князя эльфов?  - удивилась Лайа.  - Она-то тут при чем?
        - Хм, а вы не догадываетесь? Сейчас по факту Казанцев первая знаменитость нашего заведения. Как вы думаете, сможет ли она с этим смириться, если учесть, что Антон уступать это место не будет?
        - Как там говорит Казанцев: «охренеть»?  - высказался Тримс.  - Ждем приезда молодой княжны.
        - А что будем делать с этим призраком?
        - Думаю, пора браться за него всерьез,  - ректор даже потер руки в предвкушении.

        Академия, день спустя. Казанцев Антон
        Мое посещение женской общаги не осталось без внимания. И если поначалу все эти меры были так себе, даже обыски не смогли дать должного результата по моей поимке, то теперь оцепили всю общагу по периметру, на входе-выходе стоял усиленный патруль, как с женской стороны, так и с мужской.
        Так что я заранее подготовился и приготовил пару сюрпризов караульным и патрулям. Не без помощи Сайи, конечно. Спокойно выйдя на полюбившийся балкон на втором этаже, я потянул за спрятанную нить, и сверху свалилась веревка. А далее мне предстояло не самое приятное, лезть по веревке.
        Минут эдак через тридцать я стоял у нужной двери, с рюкзаком. Немного отдышавшись, постучался в дверь. Показавшиеся в коридоре руки буквально втянули меня в комнату.
        Ну, что могу сказать, вполне приятная девушка, с грудью-двоечкой, торчащими сосочками, видневшимися из-под ночнушки, черноволосая, невысокого роста. Хм, и мило смущающаяся.
        Где-то через час девушка было немного пьяна, рассказывала мне свои истории из жизни, и надо сказать, очень веселые, и совсем не стеснялась меня, даже будучи голой. Мы перемежали секс с общением и периодически прикладывались к вину. Играли в карты, которые были у меня в рюкзаке, обсуждали магию и вообще приятно проводили время.
        Но все хорошее не может длиться вечно, так и у нас, в процессе одного пикантного момента под окнами поднялся шум. Кое-как выглянув в окно, я понял, что с визитами в женскую общагу придется немного повременить. А еще придется придумывать, как свалить в этот раз, так как, судя по всему, в этот раз общагу прочешут основательно.
        А шум все нарастал, пока я спешно одевался и придумывал разные способы побега, вплоть до рукоприкладства и нахального выхода с фразой: «Ваша система безопасности общежития просто отвратительна!» или «Ну, я уж думал, вы меня никогда не поймаете!» Льяна же в это время металась по комнате, спешно пытаясь убрать следы преступления и разбросанную одежду. И тут меня осенило.
        - Льяна, а не одолжишь ли ты мне платье? Желательно, которое не очень-то и нужно.
        - А? Э-э-э?
        - Сейчас все увидишь, но сначала платье и самого большого размера.
        Идя по коридору, я в который раз радовался, что прихватил с собой парик и нужные принадлежности для грима. Да еще косметикой со мной поделилась Льяна. И сейчас я в женском платье, накрашенный как тот «пипирас», крался по коридорам, вроде как в дамскую комнату. И как назло, навстречу мне попались эр Лемиус и мастер Тримс.
        - Куда это вы так поздно идете, эра?  - начал Тримс, чуть покачнувшись, и до меня дошел аромат небольшого перегара.
        - Добрый вечер, эры! Прошу простить, но мне надо в дамскую комнату,  - пропищал я, насколько это было возможно, при этом прикрывая часть лица небольшим веером.
        - Странно, что в дамскую комнату вы идете в таком наряде и при этом в косметике,  - высказался подошедший эр Грегори.
        - Девушка в любое время должна выглядеть на высший балл.
        - А, ну да, ну да.
        - Всего доброго, эра. Быстрей возвращайтесь в свою комнату.
        - Спасибо, хорошо.
        И уже отдалившись шагов на десять, я услышал интересный диалог:
        - Тримс, ты чего к ней пристал с ее нарядом?
        - Не, ну как, в туалет и при параде?
        - Тримс, ты ее видел? Если б она не при параде была, обделаться можно,  - влез Грегори.
        - Может, поговорить с Лайей, пусть поможет бедняжке, а то ж реально никакой выпивки не хватит.
        - А вот это можно.  - И поддатая троица пошла дальше.
        А я вздохнул с облегчением, все же моя идея оставить в некоторых местах кувшины с вином оправдалась.
        Дальше я уже не услышал, так как отдалился достаточно. Пробираясь по коридорам, я пару раз встречал чуть хмельных студентов старших курсов. Но что удивительно, меня они даже не остановили, и я, спокойно выйдя из женского общежития, зашел в кусты, где снял с себя женские тряпки и кое-как стер макияж. В свою общагу зашел не скрываясь.
        И уже когда я был в своей комнате, мне вдруг пришла мысль, а что будет, если пустить энергию по каналам в ногах, но так, чтоб не высвобождать ее? И вот нет бы лечь спать, а потом уже что-то там делать… Нет, я как истинно русский человек воплотил это сразу. Как итог, в затухающее сознание ворвалась мысль, что моя голова все же крепче, чем дверь в мою комнату.

        Глава 4

        Очнулся я как-то рывком, раз - и я понял, что у меня ничего не болит и я вполне выспался. А вот глаза почему-то открыть сразу не удалось, а когда удалось, то пришлось снова закрыть, так как эти самые глаза резануло светом.
        Во второй раз глаза я открывал медленно и осторожно. Когда же удалось, то увидел симпатичную такую попку в пределах своего взора. И так как у меня ничего не болело, то я решил, а собственно почему бы этому не стать традицией?
        Короткий писк, несколько секунд возмущений, и поцелуй даже затягивается, а я понимаю, что это не госпожа ректор. А с другой стороны, какая разница? Но тут я замечаю, что девушка смотрит куда-то мне за спину широко раскрытыми глазами и целуется чисто механически.
        Отпустив девушку, которая со скоростью метеора вскакивает с моей койки, оборачиваюсь. Кто бы сомневался, по закону подлости кто еще может стоять там?! И не дав Лайе что-то сказать, подхожу, хватаю ее за талию и целую. Она пытается вывернуться, но как-то неохотно, а мой слух улавливает звук падения тела и таза. Через десяток секунд останавливаюсь.
        - Извини, я думал, это ты была,  - говорю ей, а сам смотрю на еще больше округлившиеся глаза недавно целованной девушки.
        - И как? Понравилось?
        - Ты бесспорно целуешься лучше.
        - Что-о? Ты еще и сравниваешь!  - логика женщин не знает границ.
        Резко перекатом ухожу вбок, от пощечины и чего-то еще, в сторону тумбы, на которой лежат мои вещи. Хватаю их в руки и, перепрыгивая через пустующие койки, пытаюсь пробраться к выходу.
        - А ну, стой!  - слышу крик декана.
        - Я тебя тоже люблю!  - посылаю неуклюжий воздушный поцелуй, так как одну ногу обувал в ботинок и прыгал на другой, все так же двигаясь в сторону выхода.  - Девочку не обижай, ее еще учить и учить.
        В коридор я вылетел сметенный какой-то воздушной техникой.
        - Ну не хочешь учить, хоть не убивай.  - И тут же после своих слов услышал еще один звук падения тела.
        Оттолкнувшись от стены руками, так как разгон я получил изрядный, наконец напялил на себя штаны и побежал в сторону лестницы, держа остальную одежду под мышками. Метров через двадцать, когда понял, что никто за мной не бежит и ничем не пуляет, остановился и оделся окончательно. А когда повернул к лестнице, столкнулся со знакомой орчанкой.
        - О!  - улыбнулся во все тридцать два зуба.  - Тебя-то я как раз и искал.
        - З-з-зачем?  - орчанка стала отступать к перилам.
        А я не удержался от шутки.
        - Бу-у!
        То, что произошло дальше, было неожиданностью. Дири отпрыгнула назад, столкнулась с перилами и, перекувыркнувшись через них, улетела вниз. Честно, тупил секунд десять, пока не осознал, что она могла себе что-то сломать.
        Растолкал тощую парочку, которая, судя по внешнему виду и попыток поднятия себя из позы «на карачках», смягчила падение орчанки.
        - Жива? Ты извини, шутка дурацкая была. Болит где? Руки, ноги чувствуешь? Шевелить ими можешь?
        - Могу. Я вон на этих упала,  - указала она головой мне за спину.
        - Премного благодарен, что поймали ее. Спасибо,  - проговорил я быстро, повернувшись к парочке. После чего поднял Дири на ноги и, убедившись, что она действительно в порядке, взвалил ее себе на плечо под возмущенные крики и направился к себе.
        Девушка пыталась возмущаться таким отношением к ее персоне, но пару шлепков по попе и обещание ее выпороть, если не прекратит, охладили ее пыл.
        - Куда ты меня тащишь, можешь хоть сказать?
        - Конечно. Мне нужно с тобой поговорить на предмет воинских техник. Я тут в библиотеке вычитал, что среди орков есть боевые шаманы, которые в ближнем бою могу соревноваться с лучшими мастерами воинского искусства и магами.
        - Но я ничего не знаю.
        - Дири, не заставляй меня переходить от поощрения к наказанию.
        - Это когда ты меня поощрял?  - она даже попыталась привстать в своем неловком положении.
        На что я лишь многозначительно хмыкнул.

        Академия, пять минут спустя. Молодая ветвь рода Дуба, княжна Энериэ
        - Ари, что это сейчас было?  - удивленно спросила молодая княжна свою горничную и заодно телохранительницу, одну из трех.
        - Это был Казанцев Антон, бедствие всех благородных.
        - Этот выродок?
        - Да, княжна.
        - Что можешь о нем рассказать?
        - Умен, нагл, но в меру, умеет расположить к себе, пользуется популярностью у дам, хороший воин. Даже великолепный.
        - Поясни.
        - Показал высокое умение на тренировках у мастера Тримса, так что, по слухам, тот его выгнал. Был вызван на три дуэли сразу и победил. Правда, нестандартным оружием, и я бы сказала, что эти бои пошатнули равновесие сил в академии, да и во всем мире.
        - Настолько хорош?
        - На данный момент он самая обсуждаемая фигура в академии. На магические поединки его вызвать пока нельзя, так что да - он хорош.
        - Ну, это мы еще посмотрим.

        Академия, кабинет ректора. За три часа до пробуждения Казанцева
        - Леры, у нас тут намечается одно интересное мероприятие. Хочу вот обговорить с вами условия его проведения.
        - Не томите, Амириус.
        - Нам бросило вызов королевство Дар.
        - И по всем правилам мы выбираем условия. Очень интересно. А знаете, я хочу бросить вызов Грегори Адори.
        - Условия, Тримс?
        - Ставлю на победу воинов, при условии участия Казанцева.
        - Прониклись симпатией?
        - Нет, но королевство Дар славится своими магами, при этом их сражения происходят всегда на дальней дистанции, а воины служат как охрана.
        - То есть вы ставите не на проигрыш наших магов?  - удивился ректор.
        - Да.
        - Но тогда где подвох?  - Давидус подался вперед, заинтересовавшись.
        - Я ставлю на то, что Казанцев возглавит всех.
        - Вы же понимаете, что по иерархии боевые маги всегда имеют высшие командные должности, мало того, они обособлены от армии. Да и по факту не подчиняются даже генералам. Я понимаю наше противостояние, но это тупиковый ход.
        - Понимаю, но ставлю на это.
        - Грегори?
        - Принимаю.

        Академия. Кафедра боевой магии. Некоторое время спустя. Казанцев Антон
        Вот уже три месяца нас гоняли до состояния «нестояния». Военная муштра, оказание первой помощи, боевая магия и прочее. И если с прочим, муштрой и оказанием помощи у меня все хорошо, то с магией вот ну никак. И не сказать, что прямо ничего не получается, но и прогресс по сравнению с остальными был не такой впечатляющий.
        По словам моего куратора, мастера Лемиуса, это оттого, что я универсал и пока не отдал предпочтение какому-либо направлению в магии. В то время как у моих одногруппников есть предрасположенности к различным видам, будь то огонь, вода, жизнь и прочее.
        Да, у меня получалось наполнять небольшие символы силой, но максимум на что они были способны, это, например, как небольшой толчок, осветительный шар или капли воды. Что-то более серьезное пока не выходило, причин я не находил.
        Зато были и свои плюсы, с помощью Дири я смог освоиться с тем, что сотворил тогда в своей комнате. В общем, это чем-то было похоже на действия китайских монахов Шаолиня, когда они могли высвобождать энергию при ударе. Вроде так, хотя могу и ошибаться. Все же тренер меня не очень натаскивал по этой культуре.
        В общем, начиналось все очень даже интересно. На кафедру заглянул магистр Давидус и объявил, что нам брошен вызов. Не просто вызов, а Вызов. Все моментально загомонили, а мне же было абсолютно непонятно, почему такой ажиотаж, что я, собственно, и озвучил. Мне пояснил магистр Грегори:
        - Все пять королевств, а именно Дар, Ирруил, Дьёрин-хорр - королевство гномов, Элириалли - где проживают в основном эльфы, и королевство Гарадар - основной расой которого являются орки, заключили союзный договор. Сам договор множество раз дополнялся, пока не принял свой окончательный вид, неизменный уже на протяжении ста лет. И в этом договоре есть пункт, что раз в пять лет одно из королевств может бросить вызов другому. Но сражаться будут не армии, а ученики академий.
        - И?..
        - Ну, собственно, нам бросили вызов. Мы должны принять участие в сражениях.
        - Я не об этом. Для чего такой договор?
        - А этот договор защищает все пять королевств от нападения Империи Айнэр.
        - Как вам вообще удалось такой договор заключить, насколько мне известно, лет двести назад вы готовы были глотки друг другу резать.
        - Ну, примерно где-то сто пятьдесят лет назад и заключили, иначе бы Империя резала глотки нам. Еще вопросы?  - обвел Грегори аудиторию взглядом.
        - Как проводится сражение?
        - Сражение проводится в отведенном для этого месте. Сейчас там маги земли и жизни начнут создавать ландшафт для проведения боевых действий. Площадь под это дело выделяется в десять квадратных километров.
        - Я так понимаю, что это своего рода проверка боеготовности?
        - Ну, что-то вроде. Только условия почти как у дуэли. То есть если нам бросают вызов, мы выставляем условия. В данном случае сражаются первый и второй курсы магов и до третьего воинов.
        После этих слов аудитория зашумела, а я же опять поднял руку.
        - Что еще?  - уже не выдержал Давидус.
        - Каковы условия при сражении, ну правила там и прочее?
        - Никаких.
        - Это как?
        - Вот так. Всех снабжают специальным оружием и защитными артефактами. Так, например, если вам мечом рубанут по руке, руку вы не потеряете, но боль будет сопоставима с той, как если бы вам и правда отрубили руку. И если лекари не сделают ничего, то вы выбываете.
        - Хорошо, с этим понятно. Ну, а там моральный какой-то аспект, типа лежащего не бить, труп не пинать и прочее?  - я не сдавался.
        - Никаких правил. Это война, только гибнуть на ней по-настоящему никто не будет.
        - Что, прям вообще никаких?  - Ну очень мне не верилось в это.
        - Никаких.
        - То есть, если, допустим, наши девушки попадут к ним в плен, они могут их и изнасиловать?
        Магистры переглянулись и ответили не сразу.
        - Этого, конечно, не говорится, и от этого отговаривают, но могут.
        Аудитория затихла сразу. Девушки сидели и хлопали ресницами, а парни пребывали то ли в мечтах, то ли в стадии обалдевания.
        - Можно получить точную копия договора между королевствами и точные условия и правила проведения таких мероприятий?  - мне нужна была страховка.
        Магистры переглянулись, но после некоторого молчания ответил Давидус:
        - Через неделю получите запрашиваемое, а пока с завтрашнего дня у вас всех начнутся усиленные тренировки.
        Вечером ко мне в комнату пришли Сайа, Мия и Ласси Вилье. Ну, как пришли. Ввалились и накинулись с расспросами.
        - Это правда?  - с порога спросила Сайа.
        - Что земля круглая? Правда.
        - Э-э-э…
        - Про изнасилование правда или нет?  - пришла на помощь «подруге» баронесса.
        - Что мужчина может изнасиловать женщину? Да.
        - Да ты издеваешься!  - это уже Мия.
        - А ну, заткнулись! Нормально вопрос задайте, и я отвечу. Вы приперлись ко мне в комнату, даже в дверь не постучали.
        - Извини,  - как ни странно, но первой очнулась баронесса.  - Это правда, что во время Вызова нас можно будет насиловать и за это им ничего не будет.
        - По информации, которую мне донесли Давидус и Грегори, да. Но я бы еще поизучал документы, мне обещали предоставить копии.
        Но меня уже не слышали, девочки синхронно сели на мою кровать и уставились в стену. Ну, прям умилительное единодушие.
        Подхожу к столу, беру кувшин с водой и просто выливаю на них поочередно. На мне фокусируются злые взгляды трех мокрых девушек.
        - Отошли? Ну, и чего паникуете?
        - Как это чего? Нас там трахать будут, причем на законных основаниях!  - А моя названая сестричка, оказывается, может ругаться.
        - И?..
        - Что и? А, ну да, тебе же это только на руку. Законное основание оттрахать еще больше баб!  - это Мия.
        - Тебе-то что, ты как раз развлекаться будешь. Половина академии уже судачит, как они пойдут в рейд за добычей,  - а это Ласси.
        - Вижу, на нас тебе наплевать,  - Сайа на удивление более сдержанна.
        - Вон пошли.
        - Что?  - спросили хором.
        - Я говорю, пошли вон.
        - Это с чего вдруг?  - Вилье уперла руки в бока. Сайа с Мией почувствовали неладное.
        На то, чтоб скрутить девушек и вытолкнуть в коридор, у меня ушло меньше минуты. Захлопнув дверь, я завалился на влажную постель. По факту, до этой минуты я бы их в беде не бросил, но теперь как-то пофиг. Не мои проблемы, что они не удосужились задать такие вопросы, так как Давидус обходил все группы и аудитории.
        Удивительно, но девушки в дверь после этого не ломились и не угрожали. Может, осознали, что-я-то как раз во всем этом не виноват? Хотя какая теперь уж разница. Вот дружба с Сайей накрылась, а жаль, интересная девушка, умненькая и с секретами. Немного еще повалявшись и обдумывая, что ждет меня в этом Вызове, уснул, так ни к чему и не придя.
        А утром нас обрадовали изменившимся расписанием, в котором преобладали боевая магия и военное дело. При этом полдня мы изучаем магию, а потом военное дело. Но перед этим у нас будет каждый первый день недели целый час проходить урок, на котором нам будут рассказывать основные положения ведения сражения и субординации.
        И как раз на этом уроке меня огорошили, что те, кто не сможет научиться выполнять простейшие манипуляции в боевой магии, переходят в подчинение к более талантливым ученикам. А воины так вообще все подчиняются боевым магам. На мой прямой вопрос, почему нормальные сообразительные вояки должны подчиняться, например, тупому магу, мне четкого ответа не дали, но при этом маги на меня смотрели как на дурака, а вот вояки наоборот с пониманием. Короче, дурдом.
        А далее началась учеба и муштра. Нам рассказывали об особенностях боевых плетений, магем и рун. Каждый для себя сам решал, что ему больше подходит. Если выбираешь плетения, то нужно обладать очень хорошим почерком, так как это напрямую отображается на письме, не так поставил закорючку - и бац, все, другое заклинание. В будущем, конечно, все будут делать это мысленно, но пока научишься, писать по воздуху придется. Лично я понял, что это не мой вариант, почерк у меня не очень.
        Далее шли магемы. Вот тут уже нужно было обладать некой долей фантазии и воображения. Данный подход в магии ближе тем, кто очень хорошо дружит с геометрией, там тоже нужно представлять фигуры в пространстве, только, в отличие от геометрических фигур, магемы имеют еще кучу блоков и составных фигур. И для начала ты запоминаешь малые магемы, потом уже далее. Малые магемы состоят как раз из плетений, написанных в определенной форме.
        В общем, получается, что магемы это продолжение плетений, которыми можно пользоваться, если хорошенько вызубрить и представлять мысленно перед собой, а потом наполнять энергией.
        Далее идут руны. Руны - это отдельная ветвь в магии. И пусть некоторые руны применяются в плетениях, но стоят они обособленно от плетений и магем. Руны достались от Старшей расы. Принцип, по которому они работают, до сих пор не известен. А вот их применение достаточно простое, нужно представить руну перед собой, наполнить энергией и вуаля. Руны можно объединять, как, например, объединив руну огня и руну направления «вперед», можно получить летящий огненный комок. Но есть одно большое «но». Громоздких заклинаний из рун составить не получается. Вот поэтому была очень давно разработана система плетений. Кем - неизвестно, как - тоже. Все склоняются к тому, что было сделано это Старшей расой для остальных.
        С другой стороны, руны применялись повсеместно во всех направлениях. Укрепить клинок? Это рунами. Сделать осветительный шар? Опять же руны. Простых рун было около двухсот, своего рода алфавит, а далее шли составные, их вообще не счесть. Мы учили простые руны и основные законы их совмещения между собой. Помимо этого учились плетению и построению магем.
        И каждый вечер мы час тратили на отработку вливания энергии в магемы и плетения, а также руны. И что бы вы думали? Если руны я еще мог наполнять, то остальное ну никак. Я научился видеть магическую энергию, видел, как у остальных наполняются их плетения и магемы, но дальше у меня не выходило никак. А вот руны я наполнял буквально в несколько секунд, хотя у других уходило времени больше. Пока это не проблема, но вот на следующих курсах будет тяжеловато, так как там идут такие заклинания, что мне со своими рунами делать нечего. Одно радует, у меня хорошо получалось делать иллюзии, так как они в большей степени зависели от фантазии и воображения.
        В военном деле меня сильно не гоняли. В первый же день я разругался с мастером Тримсом, когда он стал рассказывать о всяких построениях и тактике. Да тот же легион римлян бы втоптал все их построение в грязь. А уж когда я спросил, почему в боевых действиях не участвует конница, мне ответили, что это нецелесообразно, так как ее расстреляют издалека маги. Ну, охренеть просто. У нас кавалерия была даже во время Великой Отечественной войны и ничего, отказываться особо не стали.
        В общем, я не понимал их, они меня. Когда же я схематически нарисовал построение ландскнехтов и объяснил суть такого построения, мне сказали, что это бред. Опять же маги. Тьфу! У них столкновение было рассыпчатым строем, чтоб маги не смогли многих зацепить массовыми заклинаниями. А так был шанс, когда ты бежишь врассыпную, что не заденет. И это с учетом того, что у всех воинов есть защитные амулеты. И тут вроде как лучники вступают в бой. Полный аут.
        На мой прямой вопрос, почему не сделать артефактные щиты на первый строй воинов, поставить в центр пару магов, чтоб отбивали вражеские атаки, и не идти в нормальном строю на противника, мне сказали, что так никто не воюет и что это нецелесообразно. Маги слишком дорого обходятся государству и поэтому в ближнюю атаку не ходят. Не их это дело. Я выругался, я очень хорошо выругался, от души прям.
        Не знаю, что тут в этом мире происходило и как тут всех обрабатывали, но то, что наши бы жители средневековья разбили местных, мне было очевидно. Да одна атака конницы чего стоила бы. Зашли бы в тыл и ударили, как тут сказали, врассыпную. Да, полегли бы многие, но конница и нужна для внезапных и быстрых атак. И пока маги бы поливали пехоту, кавалерия нанесла бы удар там, где меньше всего они ждали. В общем, слишком местные полагаются на магию.
        В итоге я тренировался со всеми, но тактику не посещал. На построение и отработку взаимодействия тоже не ходил. Зачем? Но, что удивительно, Тримс не возражал. А мне лишнее свободное время для тренировок навыков распределения энергии по каналам, на основе Дириных пояснений.
        Первые продвижения в этом деле появились к концу второго месяца, мне удалось существенно увеличить силу удара. В итоге я просто проломил свою макивару. Увы, но боксерских груш тут не было. А делать их самому пока не имело смысла. Были вкопаны столбы, которые были обмотаны кожей или веревкой.
        Принцип работы данного метода удалось понять вообще ближе к середине третьего месяца. Наполняя энергией один из каналов руки, увеличивается сила и скорость этой руки. Чем сильней наполнение, тем быстрей скорость и сила удара. Но есть и минусы, например, я пару раз ломал себе кисть, не рассчитав силу. Увы, но кости и мышцы не укрепляются. Пришлось еще долго возиться, соображая, как решить эту проблему, пока не удосужился провести опять аналогию с нервной системой и не поискать мелкие энергоокончания. Когда искомые обнаружились, учился подавать по ним энергию так, чтоб они не перегорели, а то впечатления от этого не очень приятные.
        К концу третьего месяца я научился ускоряться в полтора раза, примерно на одну минуту, распределяя энергию по всему телу. Я чувствовал, что могу и дольше, и еще быстрей, но не хватало опыта держать в уме все это распределение энергии по телу. А еще у меня оставались незадействованные каналы, и это тоже наводило на всякие мысли.
        Кстати, документы, что обещали магистры, мне предоставили. Изучив их, я действительно убедился, что Вызов будет проходить максимально приближенно к реалиям войны. Там даже пытать можно было. А в качестве оружия нам всем выдадут артефакты. Один мы надеваем на запястье, другой вешаем на шею. Оружие, что нам выдадут, тоже артефакт. Как-то там они будут взаимодействовать между собой так, что ощущения будут реальными, но убить мы друг друга не сможем. Тоже, кстати, разработка Старшей расы, в которой разобраться так до конца и не смогли. Копировать научились, а вот принцип работы непонятен.

        Граница королевств Дар и Ирруил. Территория проведения Вызова. Казанцев Антон
        Ну вот мы и прибыли. Ура? Ни фига подобного. Во-первых, походу, из всех только я готовился к этому основательно, все остальные воспринимали это как некое развлечение. Угу, весело нам будет, просто капец. Жить будем кто где, если сможем, еду добывать тоже будем сами, при этом есть две деревни, которые условно пока находятся у каждого лагеря. И их опять же можно будет условно «захватывать» и брать из них пропитание, только убивать там никого нельзя. Жители, как я думаю, предупреждены, а все расходы оплачены.
        Еще мне пришлось сильно потратиться на все, что могло понадобиться. И пусть сейчас течет небольшой ручеек финансов от Ройло, у которого стали покупать все то, что я вроде как «придумал». Причем главными покупателями у него были наемники и крестьяне из академии. От лицедеев тоже шел небольшой поток денег. Даже не поток, так, струйка. Но они шли, и это главное. И вот все накопленное мне пришлось вкладывать в свою экипировку.
        Нет, нас, конечно, как отряд снабдили подводой продовольствия и прочими атрибутами военных, как те же шатры, вооружение, броня и прочее. Но! Этого мне было мало. В итоге пришлось сначала запатентовать свой рюкзак, а потом платить мастеру, чтоб он его изготовил, так как мне был нужен большего размера, чем мой уже имеющийся. Хорошо хоть все застежки изготовил Ройло. А потом еще пришлось оплачивать материал для походной посуды. Далее купить соли, успеть засолить сала, набрать крупы отдельно, опять же заказать палатку, а каркас заказать у Ройло, с оплатой материала. И вот так по мелочи, а все новое и с облегченным материалом вышло мне в кругленькую сумму, пять золотых. Это очень хорошие деньги. Правда, радовало то, что по моей просьбе мастер Тримс где-то достал мне дамский арбалет, специально для меня. Правда, попросил потом пояснить такой выбор, но это после «военно-патриотической игры».
        И вот мы прибыли на место. Ну что ж, очень хорошо, наверное, было бы, если б не это пресловутое их «так никто не воюет». В итоге я в первый же день поругался с «отцами командирами» и врезал одному от души. Как итог, меня арестовали, и я жду приговора суда. Угу, прямо так и жду. Хрен вам. Спасибо Михаилу Андреевичу за его науку. Не знаю, кого он там из меня готовил, но учил он на совесть. А то, что готовил, это я понимал, не зря же несколько раз приходили некие «дядечки» и смотрели на мои тренировки. Но это в прошлом.
        Нож, спрятанный в сапоге, никто даже не искал. Идиоты! В итоге, разрезав веревки на руках и ногах, а также одну из веревок, которая держала прутья моей «тюрьмы», я спокойно вышел на волю. А далее пришлось оглушить одного из охранников шатра, где лежало все добро отряда. Потом попортить этот пресловутый шатер, найти свои вещи и уйти в ночь незамеченным. Видите ли, есть у нас магическая сигнализация, и часовые в усиленном режиме не нужны. И-ди-о-ты.

        Граница королевств Дар и Ирруил. Территория проведения Вызова. Чуть позже
        - Что это было, Айри? Что за переполох?
        - Пленник сбежал! Оглушил часового у шатра с припасами, забрал свои вещи и ушел из лагеря.
        - Объяви его военным преступником и дезертиром. По завершении Вызова его статус рухнет в пропасть, хорошо, если не выгонят. Но после окончания академии ему не найти хорошую работу. Не страшно,  - и Охди Труоро злорадно ухмыльнулся, при этом коснулся рукой правой стороны лица.
        - А-а?
        - Да ничего он нам не сделает. Он один между двумя лагерями, те его не примут, даже если он принесет им сведения о нас. Казнят по законам военного времени. Хотя… утром вышли разведчиков, пусть найдут его. Сами казним.

        Лагерь королевства Ирруил. Еще позже
        - Сайа, слышала новость?
        - Слышала.
        - И?..  - уставилась на нее баронесса.
        - И ничего.
        - Что, прямо совсем ничего не будешь делать?
        - Ну, почему же не буду? Буду готовиться, как и все. Надо собрать хвороста, помочь разбить лагерь.
        - Я не об этом. А как же помочь Антону?
        - Ласси, ты совсем с ума сошла? Как мы поможем Антону? Вот лично у меня никаких мыслей по этому поводу нет. От слова вообще!
        - А, вот вы где…  - оборвала разговор еще одна девушка.  - Что будем делать?
        - И ты туда же?
        - А что я? Стоите тут две… строите из себя безразличных ко всему. Я же вижу, что вам страшно, что с ним произойдет.
        - И откуда ты, Мия, такая проницательная, а?
        - Как говорит Антон: «Из мамы».
        - Так все же, что делать будем?
        - Ничего мы делать не будем. Пока не будем. Вот не верю я, что Антон не придумал, как выбраться из всего этого.
        - Знаешь, может, ты, Сайа, и права. Что он там говорил, нужно выставлять караульных? Труоро на такое не пойдет, поэтому предлагаю ночами дежурить по очереди, при этом надо селиться в одном шатре.
        - Ласси, я думаю, можно еще девчонок поспрашивать, может, согласятся, все же на них весть об изнасиловании тоже подействовала.

        Территория проведения Вызова. Где-то в лесу. День спустя
        Как я задолбался копать себе землянку. А что поделать? Надо. Вот и копаю лопаткой ценою в хороший кинжал землю. А потом эту же землю уношу за километр от своего жилища и аккуратно укладываю вдоль ручья. Потом обратно - наполнять ведро. И всегда хожу разными тропами. Вот так полдня отхожу, потом надо будет искать другое место, куда скидывать землю.
        Место, правда, очень удобное попалось. Для людей почти непролазное, бурелом-с. Да еще так удачно деревья положил верхушками от землянки. Под корни, правда, землю не насыплешь, заметно будет, цвет другой. Но ничего. Выкрутимся.
        К вечеру следующего дня я закончил свое жилище, замаскировал, как учил учитель. И даже дымоход сделал. Угу, всю ночь с этим дымоходом промучился. Вырезал в одном стволе дырку, уложил его по земле, и в итоге дым у меня выходит в пяти десяти метрах от землянки из трухлявого пня. Ну как выходит, так, еле дымится, почти и не видно. Вот и пригодились руны, что я учил. Главное было голову включить. Наложил на дерево руну нетления - и вуаля. А на пень руну очищения. И этими же рунами делал дыры в стволах. Потом обложил кострище в землянке камнями из ручья. А опилками выложил место для сна, да натаскал веток. Жить можно. Надо только обороноспособность повысить.

        Глава 5

        Территория проведения Вызова. Где-то в лесу. Три дня спустя
        Можно ли бить женщин? Нас с детства учат, что нельзя. Слабый пол, там, и прочее. Но ведь на тех же тренировках по карате девушки часто спаррингуются с парнями, еще и обижаются, если им поддаются. Или, например, те же БДСМщики, они ж это практикуют и любят, да сами женщины просят, чтоб их отшлепали и прочее. И вот возникает вопрос, можно ли бить их, когда они переступают грань дозволенного?
        Предположим, вы столкнулись с женщиной в метро, на улице или еще где, извиняетесь, а в ответ слышите мат-перемат и кучу «помоев» сверху. Как быть? Пробовали заткнуть таких женщин словами? Не очень-то помогает, да? А так, взял и стукнул разок, может, и поумнеет. Или, скажем, дать пощечину той, которая тебе изменила. С одной стороны, правильно, а с другой стороны - большая часть женщин скажут, что ты не мужик и прочее.
        И все же как поступать, когда женщина переступает грань дозволенного? С мужиками все понятно, даже с этой ситуацией если столкнулись, обматерил он тебя, а ты ему в рожу дал. Может, даже подраться сможете, а потом еще и пиво будете пить вместе, после того как пар спустите. А вот с женщиной такого не сделаешь. Понятно, что те, кто избивает своих жен дома, не может быть частью нормального общества. Но, блин, как все сложно.
        Вообще к чему это я? Дилемма у меня, как обезвредить разведотряд так, чтоб по минимуму причинить вред симпатяжке, что как раз состоит в этом отряде. И ведь точно не из нашего «лагеря», форма другая. Да и не видел я таких девушек в нашем лагере, а на лица у меня память хорошая.
        Этих ребят я приметил часа два назад, когда они еще только вышли из своего лагеря и вошли в лес. Я как раз уже минут тридцать наблюдал за их лагерем, так что выход этой группы разведчиков наблюдал от и до. Могу отметить, что у этих лагерь организован качественней, чем у наших. Есть караульные, даже огородили лагерь какой-то растительностью в виде кустов по периметру. Магия-с.
        Но все же мне необходимо взять «языка» для воплощения своей идеи. И как раз лучше всего брать «языка» вот из таких групп. На войне пропажа разведчиков - это вполне нормальное дело, а вот когда из лагеря пропадает человек, то это вызывает больший переполох. В общем, я теперь следую аккуратно за симпатяжкой и компанией.
        Пока наблюдал за «разведчиками», понял одно, у этих, видимо, тоже «так не воюют». И пусть по лесу они шли очень неплохо, но вооружение и обмундирование оставляет желать лучшего. Звенит-с. А еще эти луки, ну вот зачем? Нет, как способ охоты в лесу лук очень даже ничего, но вот в качестве средства для сражения я бы предпочел арбалет. Хотя о чем это я? Я его и предпочел. Из лука стрелять можно только стоя, и в определенной позиции, конечно, его можно держать горизонтально, но о меткости сразу можно забыть. Эти истины мне еще учитель вбил в голову, каждое лето вывозя меня в лес и тренируя там. Так, что мой выбор - это арбалет, и стрелять можно лежа, и перекатываться, один минус - перезарядка.
        А еще эти умники взяли с собой копья и мечи. В лесу. Копья. М-нда. Опять же длина копья будет только мешать. Да и меч не особый помощник. То-то наши предки в лесах с топорами сражались, удобней и практичней, и метнуть можно, как те индейцы.
        У меня вот с собой два кинжала величиной клинка с локоть, топорик да арбалет. Все удобней, чем с железками этими. А из брони кольчуга, в которой каждое кольцо продето тонким кожаным ремешком, чтоб не звенело. И сапоги с подошвой, напоминающей мокасины, без каблука. Лес все-таки, ни к чему оставлять следы. А еще поверх всего маскировочная накидка «кикимора» местного производства, по моим эскизам из мочала.
        Компания у моих «друзей» очень хорошо подобрана и слаженна. Один эльф, а они, как известно, очень хорошие следопыты, один человек, моя симпатяжка и еще один не пойми кто. Вроде человек, но есть в нем что-то неуловимое, от чего человеком его назвать совсем не получается. Крался я позади этих ребят, и, видимо, только поэтому они меня еще не заметили, пусть я и принял все меры. Надеюсь, так дальше и продолжится, пока не будет удобного момента.
        Момент настал спустя час, когда четверка остановилась на отдых среди деревьев. Я же залег метрах в двадцати от них и максимально тихо взвел свой арбалет, вложив в него болт с тупым наконечником, тоже, кстати, артефакт.
        Четверка устроилась на отдых, не издав ни одного звука. Да и шла все это время молча. Выдержка у них отменная, признаю. Но мне-то их разговоры сейчас особо-то и не нужны. Поэтому прицеливаюсь и стреляю в лоб «недочеловеку». Да, спасибо учителю еще раз, научил пользоваться арбалетом. Правда, Михаил Андреевич не только из арбалета стрелять учил, да еще и я бывало посещал специализированные тиры, благо их в городе было достаточно. Короче, стрелять я умел, не снайпер, конечно, но с двадцати метров в лоб попасть сумел.
        Оставшаяся троица действовала четко и без слов. Ну, прям молчуны какие-то! Жалко будет, если это отряд немых. А что? Своим расскажут на языке жестов, а чужим фиг. Где ты в армии быстро найдешь переводчика с языка жестов? Так, не отвлекаться, аккуратно отползти в небольшой овражек позади меня и по нему ползком в обход.
        Ползти пришлось метров сто, пару раз над головой пролетало что-то убойное. Понять бы, кто из оставшихся маг, а то по одежде и экипировке это сделать не получилось. Но меня пока не обнаружили, судя по тому, что магические снаряды летели в разные стороны. Когда был на месте и смог разглядеть спину эльфа, затаился и стал ждать.
        Прошло минут пятнадцать, прежде чем человек, сидевший в метрах пяти от эльфа, что-то показал руками.
        «Только бы не немые, только бы не немые»,  - мысленно простонал я.
        Но вот эльф, подумав, ответил человеку тоже жестами, тот качнул головой и показал какой-то знак, и в то же мгновение по земле прошла дрожь. Я не стал ждать и выстрелил в эльфа, немного привстав, и тут же прыгнул вбок и перекатился.
        Опять я ползу. Дрожь земли проходила еще два раза, но один раз я стоял на корнях дерева, а второй раз успел увидеть небольшую волну и перепрыгнуть ее. Магом оказалась девушка, как всегда - закон подлости. С другой стороны, маги - это элита, а уж если эта элита еще и очень красивая, то вообще супер.
        Туда, где засели девушка и воин, я подкрадывался целых двадцать минут ползком, каждый раз ожидая, что в меня полетит что-то убойное. Меня и мои цели разделяло где-то метров пять и небольшой кустик, девушка что-то почувствовала, но сделать уже ничего не успела, ей в бедро прилетел болт, и она от боли стала заваливаться набок. В воина полетел топорик, тот его ловко отбил в сторону, но я уже был близко и его меч ему только помешал. Ускорившись, отвожу его меч кинжалом в сторону, а рукоятью другого бью по голове. А потом еще и девушке. Вопрос «бить или не бить» решился на одних рефлексах.
        Вот вам и магия. Головой надо думать, а не полагаться на нее. С этими мыслями я связал воину руки его же ремнем, сделал кляп ему, на всякий случай и на голову накинул мешок. Мешок я, кстати, взял из-под продуктов, предварительно переложив их в свой рюкзак. Девушку связывал более качественно. Даже пальцы зафиксировал у нее, переплетя их изъятой у них же веревкой. Про кляп тоже не забыл, а также про мешок на голову, хоть она и не страшная.
        А на деле у меня был ад - с транспортировкой пленных ближе к моему логову. Девушку нес я, а все остальное пленник, кроме оружия, так как оно мне ни к чему. Но мне пришлось вести его впереди себя, держа за плечо и корректируя его курс так, чтоб он не врезался в деревья, а еще иногда помогать перелезать через деревья. Умаялся я здорово, так как пленники вначале решили проявить гонор. Если девушка просто брыкалась, пока я опять ее не отправил в беспамятство, то воин просто не хотел идти, пришлось сломать пару пальцев. И все это молча, у меня тоже есть выдержка.
        К землянке пришли почти в ночи. Но мучения мои на этом не закончились. Пришлось заниматься пленниками дальше. Вбив колья чуть в стороне от землянки, уложил пленников и привязал за руки и ноги, изобразив звездочку. А потом пошел готовить себе поесть и готовиться к еще одной вылазке, так как надо все же реализовывать свой план.

        Территория проведения Вызова. Ставка наблюдателей
        - Господа, кто-нибудь скажет, что произошло? Лично я ничего не понял, кроме того, что один молодой человек устроил переполох в лагере. Прошу заметить, в относительно своем лагере.
        - Кхм, Давидус, есть что сказать?
        - Да, пожалуй, лер ректор. Вкратце или как?
        - Можно вкратце. Пока мне интересно, из-за чего такой переполох.
        - Тут все просто, один из ваших хотел изнасиловать одну из наших.
        - Э-э-э? Что за бред?
        - Ну, по крайней мере, для всех это выглядело именно так.
        - Так, теперь подробней.
        - Как пожелаете, лер Адри Коро. Как вы понимаете, Вызов проходит максимально приближенно к войне, и как раз на этом сыграл Казанцев. Он, когда было оглашено, что нам бросили вызов, поинтересовался правилами. И когда ему было сказано, что правил нет, он уточнил момент насчет насилия, что за это будет. И увы, мы сказали правду. То есть, что насилие женщины не приветствуется, но и особого наказания не будет. И вот это вызвало переполох в нашей академии.
        - Но при чем тут воин нашей академии?
        - Понимаете, Антон в корне не согласен с тем, как мы воюем и ведем сражения. От слова совсем, он уже навел шороху в стенах академии, продемонстрировав свои выводы о нашем воинском искусстве. Но прибыв на Вызов, он столкнулся с иерархией в отношении магов и воинов, и это ему не понравилось. В итоге конфликт, заключение Казанцева под стражу и его бегство. Потом он ликвидировал ваших разведчиков.
        - Постойте. Он один ликвидировал четверку? С магом? Он маг?
        - Я же говорю, очень талантливый молодой человек, и подходы у него нестандартные. Он не сражался магически. Все проделано с помощью арбалета. На все он потратил примерно час.
        - Могу только позавидовать его выдержке и умению.
        - Так вот, он взял в плен вашего мага и воина. Воина он потом привел в «свой» лагерь. Там его «угостил» парализующим ядом, при этом поставив в некую позу.
        - Зачем ему это?
        - Вы дослушайте, лер Коро, сейчас будет самое интересное.
        - Кхм, простите.
        - Так вот, далее он пробрался в одну из женских палаток и также «угостил» парализующим ядом одну из девушек. Разрезал на ней пижаму, повязал кляп и приставил рядом вашего воина, предварительно сняв с того штаны. Получилась эдакая пикантная композиция. А теперь представьте, в палатку заходит одна из подружек этой девушки и видит распластанную подругу, с кляпом во рту и в разрезанной пижаме, а рядом незнакомого мужика со спущенными штанами.
        - А еще эта история с изнасилованием… м-нда.
        - Ага, шарахнули по нему магией так, что тот десять метров летел кувыркаясь. Крики, ор, ругань. В итоге никто так и не обратил внимания на то, что «насильник» был в застывшей позе, а там и действие яда прошло. Пострадавшая ничего не помнит. В итоге женская часть войска прониклась возможностью быть изнасилованными и чуть ли не убили свое же командование, вспомнив, из-за чего с ними поссорился Казанцев.
        - Да-а… Слушайте, а у вас еще ставки делают на учеников?
        - Делают, хотите поучаствовать?
        - Ага. Ставлю на то, что в следующий раз Казанцев так просто не отделается.
        - Принимается.

        Территория Вызова. Антон Казанцев
        Со «своим» лагерем все вышло более-менее нормально. Не повезло, правда, Льяне, но ничего. Жертвы на войне неизбежны, а ей особо-то ничего и не грозит. Так, не отвлекаться. С лагерем «противника» получилось, в принципе, тоже неплохо, но вымотался жутко. Ведь от «своих» пришлось бежать к трупам, оставшимся от разгрома разведотряда, потом тащить эти трупы к лагерю. Возле лагеря пришлось делать столбы, подвешивать «трупы» на эти столбы, попутно освободив их от одежды, написать на телах что-то вроде: «Сдавайтесь - или умрете, а женщины ваши будут изнасилованы».
        И если б не прокачка энергии по каналам, я наверняка бы свалился еще в середине затеянного мероприятия. В общем, дождавшись рассвета, я наблюдал картину, как из лагеря выходит вооруженный отряд и медленно направляется к «трупам». На этом, решив, что пока достаточно, вернулся в свой лагерь, так как еще надо было «поухаживать» за пленницей.

        Территория Вызова. Лагерь королевства Дар
        - Скажи мне, вот скажи! Когда их поймают! Мы уже три дня несем потери, при этом даже не вступая в сражения!  - кричал высокий черноволосый парень в мантии мага, при этом метаясь из одного угла шатра в другой.
        - Мы делаем все возможное. Было установлено несколько засад и ловушек. Также усилены меры безопасности и утроено дежурство.
        - Очень это помогло. Они же этим и воспользовались, убив пару наших. При этом даже не показываясь возле стен. Теперь воины боятся голову высунуть из ограждения, а все наблюдение производится только за какой-то оградой, чтоб не словить болт.
        - Что ты от меня хочешь? Тот, кто действует против нас, чертовски умен. У меня два разведотряда пострадало, выслеживая их. Хотя я склонен к тому, что действует он один.
        - Один? Один! Нас тут пятьсот разумных, и мы не можем справиться с одним? Ты понимаешь, как это отразится на нашей репутации? Прочешите лес вглубь на два километра, если надо, выжгите половину, но найдите этого умельца!
        - Есть!

        Территория Вызова. Лагерь королевства Ирруил
        - Айри, скажи, что вы поймали их? Из двух отрядов один не вернулся совсем, от другого только половина! А мы еще даже не дошли до боевых столкновений. Что происходит?
        - Труоро, по словам следопытов, отряды попали в ловушку. Что-либо магическое им засечь не удалось, как и понять по следам, что за ловушка и сколько было нападавших.
        - Короче, вы ничего не знаете. Проклятье!
        В палатку вбежал один из воинов, что дежурил на стене.
        - Труоро, Айри, вам надо срочно на стену.
        Два будущих мага переглянулись, но все же поспешили за уже выскочившим воином. Когда же они взобрались на возведенную насыпь и посмотрели туда, куда указал им солдат, то заскрежетали зубами.
        - Уроды. Убью!  - первым очнулся Айри.

        Территория Вызова. Лагерь королевства Ирруил. Два дня спустя
        - Подруга, а что это ты тут делаешь?  - от вопроса, раздавшегося за спиной, Сайа даже вздрогнула.
        - Сама не видишь?  - огрызнулась девушка.
        - Вижу, но не понимаю зачем,  - баронесса решила все же докопаться до сути.
        - Я ухожу. Антон был прав, наши командиры не способны нормально вести войну. Прошло уже шесть дней, и за это время мы потеряли с десяток человек, в наш лагерь пробрался насильник. И это я еще молчу, что случилось три дня назад.
        - Это война. На ней всякое может случиться.
        - Думаешь, я не понимаю? Думаешь, не знаю? Да только вспомни, когда возвели «стену»? Только после того, как враг проник в лагерь и чуть не изнасиловал одну из наших. А кто сразу говорил, что надо делать укрепление? И что? Его даже слушать не стали.
        - Ну, Антон тогда много чего говорил, а еще больше матерился.
        - Ага.  - Сайа сама не заметила, как улыбнулась, тот день она хорошо помнит. Антон в красках расписал, где видел все военные замыслы Труоро.
        - И все равно это не объясняет, куда ты собралась.
        - Антона иду искать.
        - Очнись, вокруг лагеря действуют вражеские лазутчики, которые умудрились убить разведотряд. И вспомни, что они делают с девушками. А ты у нас всего лишь недоучившийся лекарь, с малыми воздушными техниками.
        - Все равно. Я иду.
        - Я с тобой!  - в шатер вошла «сестра» Антона.
        - И ты туда же,  - вздохнула Вилье.  - Хрен с вами, тоже иду, а то пропадете без меня. Только вещи соберу.

        Территория Вызова. Лагерь Антона Казанцева. Ванси Аилд
        Ванси уже шесть дней пребывала в плену, но это ей было все равно. Думала ли она, что попадет в плен? Нет, не думала, она даже помышлять о таком не могла. Потомок семьи Аилд, она воспитывалась как боевая единица. Магия вкупе с воинским умением. И что? Вот она, уже шесть дней лежит связанная и распластанная на земле. И участь ее была ей не известна, как и не известен ей ее пленитель.
        Если в первые часы, когда она очнулась, был гнев на себя и на противника, то потом пробрал страх, а вдруг это не из королевства Ирруил и не в рамках Вызова? Потом было отчаяние и безысходность. Попытки сбежать были, но толку не было. Да и как убежать, если ты полностью связана по рукам и ногам, да даже пальцы перемотаны веревками, глаза завязаны, а во рту кляп.
        Когда ее первый раз подняли с земли, при этом полностью не развязывая, то куда-то отвели, усадили на бревно и сняли кляп.
        - Кто вы? Что вам нужно?  - быстро спросила она, ответа не было.
        На попытку оскорбить пленителей получила пощечину. После чего ко рту поднесли чашку, но пить Ванси не стала, как и есть, отворачивая голову. Заставлять не стали, а подняли и отвели куда-то, все время придерживая ее за плечо. Ее же руки были связаны за спиной.
        А вот когда с нее стали снимать штаны, маркиза заволновалась, ей захотелось закричать, она пыталась вырваться, но во рту был кляп, да и связана была она прочно. Но это не смутило ее пленителя, он легким ударом ноги под колено усадил ее на корточки и стал лить рядом струей воду.
        «Это они так намекают, что мне надо сходить в туалет?»  - пронеслось в мозгу.
        В туалет ей хотелось, но вот так, при незнакомцах, сделать все свои «дела» она не смогла. Но ее не торопили, даже показалось, что усмехнулись. В итоге просидев так минут десять, Ванси все же смогла сходить «по-маленькому». После чего ее подняли, надели ей штаны и, отведя, видимо, на прежнее место, уложили и привязали.
        Вот так и повелось, что ее отвязывали по утрам, кормили (да-да, есть Ванси все же стала, как и пить), поили, потом отводили в туалет. Еще заставляли то приседать, то мотать руками, пока не остановят эти действия. И все это молча. Без эмоций и раздражения в отношении девушки, вечерами укрывая ее чем-то теплым и подстелив что-то на землю. Это, конечно, не кровать, но и не на сырой земле приходилось лежать, хоть и лето, но все же под утро прохладно.
        Через четыре дня Ванси Аилд было уже все равно, убьют ее или изнасилуют, за эти дни неведения она успела много чего себе надумать, придумать и нафантазировать. Ей хотелось только, чтоб это все быстрей закончилось. Но, увы, ей все так же не развязывали глаза, все так же кормили с ложечки, водили в туалет, заставляли делать упражнения, но все это молча. Это еще больше давило на психику девушке, она не понимала, почему похитители молчат, не бьют и не пытаются запугать ее. У нее просто не складывалась картина.
        А на седьмой день ее отвязали, усадили у дерева, потом привязали руки так, чтоб они обхватывали ствол за спиной девушки. И сняли с нее повязку. Свет резанул по глазам, и пришлось сильно зажмуриться, но девушку посетило чувство облегчения, наконец-то это закончится. Чувство это пропало, как только она смогла проморгаться и увидеть перед собой трех девушек в форме королевства Ирруил, связанных.

        Территория Вызова. Лагерь королевства Ирруил. Чуть ранее
        Да, знатно я пошумел все эти дни. Но главное - я заставил уважать себя. И пусть обо мне не знали, но то, что меня опасались, я видел. И всего-то надо было убить пару часовых. А когда в одну из ночей за мной погнались, заманить в ловушку. В итоге банальная волчья яма для трех разумных была смертельной неожиданностью. А для двух других бревно и один арбалетный болт. Потом был еще один отряд, но там, потеряв двух человек, отряд отступил. А я все так же приходил ночью или утром и «убивал» или ранил кого-то.
        Самое смешное в этом то, что они всегда сканировали магией пространство возле леса, но никак около лагеря. А я лежал спокойно себе почти «под стенами» в своей накидке и ждал момента. После переполоха, вызванного очередным «убийством», я уходил по следам разведчиков. Кто же виноват, что они думают совсем по-другому? Для них магия всё. И если они не видят противника, значит, он использовал крутые чары. Что бы сделали у нас? Да не просто так у нас собаки служат в войсках, даже там, где есть суперсредства обнаружения и слежения.
        И вот когда я опять вышел «на охоту», пятая точка предложила подождать. Что-то меня смущало, а что, я никак понять не мог. А где-то через час моих раздумий сбоку от лагеря я увидел три силуэта, удаляющихся в сторону леса. И я бы подумал, что за мной, да только больно уж эти силуэты были знакомыми. Решив отложить охоту и узнать, чего этих куриц понесло в лес, стал удаляться от «своего» лагеря.
        Когда нашел беглянок, то был очень поражен их решительности и безрассудности. Ну, не хочется называть это тупостью, вот не хочется. Первое, они разговаривали. Да, они пытались это делать тихо, но в том-то и дело, что лучше бы вообще молчали. Еще они тащили с собой рюкзаки со всем барахлом, что притащили с собой. И как дополнение, две из них были в юбках. Всё, занавес. Да, я понимаю, эти две были «лекарями», но мозги должны быть? А вот баронесса молодец, одета в брючный костюм, ну так она вроде и на боевого мага учится.
        Вот так они и шли, Вилье впереди, за ней Мия и следом Сайа, ну и я, кравшийся за ними. А разговаривали они о том, где же искать меня. Вспомнили, блин. Радоваться этому или нет, не знаю, все равно уже решил, что притащу их в лагерь. Вот как подойдут на самое близкое расстояние, так и начну действовать. А пока тихонько крадусь.

        Территория Вызова. Лагерь Антона Казанцева. Ванси Аилд
        При взгляде на девушек у меня ком застрял в горле. Они, как и я, были связаны и с кляпом во рту. Значит, это точно не в рамках Вызова. Понять бы еще, кто наши похитители и что им надо? Чего они хотят добиться? Рассорить? Так пропажа людей потом будет расследоваться тщательным образом, хотя если эта пропажа обнаружится, когда все закончится, то ищейки не найдут ничего. Грустно.
        Мои размышления прервало мычание девушек. Поднимаю глаза и смотрю на своих подруг по несчастью, они что-то пытаются сказать, но понять, что, невозможно из-за кляпов во рту. Огляделась. Замечаю, что чуть в стороне сидит светловолосый молодой человек и что-то мешает в котелке над небольшим костром. При этом он вообще не замечает нас. Спустя минут двадцать он отставляет котелок в сторону и идет к нам. Красивый - отмечаю краем сознания, а потом перевожу взгляд на девушек, так те еще сильней стали «мычать». Парень, не замечая их, подходит ко мне, приседает и, глядя на меня своими небесно-голубыми глазами, говорит:
        - Я сейчас сниму кляп, и только от тебя зависит, как мы начнем общение.
        И вот почему-то мне ну совсем не хочется опять ощутить ту его отрешенность, что была до этого, и поэтому просто киваю в знак того, что поняла.
        А далее парень сходил за котелком, потом принес себе низенькое самодельное сиденье и стал кормить меня. МЕНЯ! С ложечки. Боже, когда это было с завязанными глазами, я и не думала, что это так приятно. А теперь мне кажется, я даже смущаюсь от того, как он это делает. Аккуратно, не торопясь и давая мне все прожевать. Он даже спросил, не хочу ли я попить.
        Нет, я понимала, что я в плену, что это он шесть дней держал меня привязанной. Но я не могла сейчас на него сердиться, почему, не знаю. Я смущалась, мне было неловко, а особенно когда вспоминала походы в туалет, но не могла злиться. Я ела, пила и получала удовольствие от того, как он меня кормит.
        Только вот девушки как-то уж странно себя вели, то округляли глаза, то сужали и все время «мычали» и дергались. Зря, кстати, дергались, я уже давно поняла, что связывать он умеет. Ой, что это, я покраснела?

        Территория Вызова. Антон Казанцев
        После того, как я краем глаза полюбовался на ошарашенные лица троицы и их попытки что-то сказать, я стал кормить мою симпатяжку. О, что тут началось, всякие «м-м-м-м» или «ммммм» были усладой моего слуха. Ага, только вот говорить я с этими «буренками» в ближайшее время не буду. Не созрели, не осознали.
        - Я тебя сейчас отвяжу, но полностью развязывать не буду. Надеюсь, сама понимаешь, почему?  - сказал я, после того как покормил девушку, даже вытер ей рот припасенной салфеткой.
        А потом проводил ее к костру и долго рассказывал ей правила Вызова и то, что сейчас происходит, постепенно подводя разговор к ее роли.

        Территория Вызова. Лагерь наблюдателей
        - Коллеги, я не пойму, зачем он это делает?  - Адри Коро действительно волновал вопрос действий одного из «противников» его королевства.
        - Хм, а что вас смущает?  - спокойно спросил Амириус.
        - Понимаете ли, почти все его действия бессистемны.
        - Лемиус, что скажете?
        - Отвечу только то, что Казанцев никогда не делает что-то просто так. Видимо, мы не видим всей картины происходящего.
        - По мне, так он добился только того, что оба «войска» стали более осторожными, укрепили свои позиции и стали более осмысленно относиться к ситуации. Ну, еще и отношение поменялось к противнику, но я бы не сказал, что это плохо. И вот возникает вопрос, для чего это всё?
        - Хм, действительно. Не складывается картина. То, что подготовка у Казанцева очень хорошая, это мы уже поняли. То, что он здравомыслящий человек - тоже. Но понять, чего он добивается, никак не получается. В чужой лагерь он не пойдет, не того склада характера. Но и в свой вернуться не может.
        В это время в шатер забегает эр Давидус и, достав свой кошель, бросает на стол.
        - Десять золотых на Казанцева!
        - Пфхгх-гха-гха!  - подавился вином Адори.  - Давидус, с ума сошел?
        - Нет. Это моя ставка. На то, что он победит.
        - Пояснишь?  - ректор даже бровь поднял.
        - Будет не столь забавно.
        - Ну, ты и гад,  - с усмешкой выдал ректор.

        Территория Вызова. Лагерь Антона Казанцева. Некоторое время спустя
        Ха. Девочки продержались четыре дня. Все это время я с ними обращался так же, как и с Аилд. Конечно, они возмущались, по крайней мере пробовали, но мне все было «до лампочки». Я не обидчивый, но мстить умею.
        Первой, кто поняла, в чем их ошибка, была Сайа, как ни странно. Я все же думал, моя названая сестричка знает меня лучше, но, видимо, думать она не хотела и только пылала праведным гневом. Ну, как же так, ее связали. Пофиг.
        Сайя сделала первый ход и не прогадала. Просто в очередное утро, когда надо было их кормить, она быстро, пока я не передумал, протараторила:
        - Антон, извини меня, я не должна была так себя вести. Мне нет оправдания, я просто хочу вернуть дружеские отношения.
        - Да? А я думал, что это я вел себя плохо.
        - Нет. Ты правильно все сделал в тот раз. И я понимаю твое отношение к нам, ты в своем праве.
        - Только в тот раз?
        - Нет. Прости.
        - Хорошо.
        Вот и весь наш с ней разговор. Она умная девушка и поняла, что каждая должна извиниться сама, а не одна она за всех. Не поймут - их проблемы. Как и ожидалось, две оставшиеся тоже стали просить прощения, но увы, только лишь для того, чтоб их развязали. Им пришлось еще денек пострадать, чтоб понять, где они все же ошиблись в общении со мной.
        Все это время я общался с Ванси, обсуждая все нюансы плана. Конечно, девушка не сразу мне поверила, да, собственно, она и не верила. Но… Но есть такая «фишка», как психологическое давление. А еще есть «стокгольмский синдром». Аилд хоть и не полностью в него погрузилась, но и того, что было, достаточно. А потом еще Сайа подключилась и стала подтверждать мои слова относительно правил игры под названием Вызов.

        Ирруил. Академия, кабинет ректора. Спустя два месяца
        - Амириус, я тебя прошу, переведи его на мой факультет. Ты просто не представляешь, какие перспективы нас ждут. Да, он многого не знает, но его тактика, его подходы - это нечто.
        - Ему еще два года учиться до распределения. Куда я его переведу?
        - Переведи заочно!
        - Ты с ума сошел? А другие студенты как? Те, кто все это время жилы рвут?
        - Мы потеряем гения, пойми!
        - Гения он потеряет… как же. Ты понимаешь, что не один такой шустрый?
        - Кто еще?
        - Адори.
        Тут дверь резко распахнулась, и в кабинет вбежал мастер Тримс.
        - Я прошу срочно перевести Казанцева на факультет тактики!
        - М-нда-а!  - выдал Давидус.  - Как-то я не подумал о масштабе проблемы.
        - Я чего-то не понимаю?  - удивился вновь прибывший.
        - Ты, Тримс, уже третий с таким прошением,  - пояснил ректор.
        - Э-э-о-у. Да-а-а, проблема.
        - Это еще что, через неделю прибывает делегация от всех союзных государств, для урегулирования спорных вопросов в проведении Вызова.
        - Чую, проблема все больше разрастается…  - проговорил Давидус.

        Академия королевства Дар. Кабинет главы тайной канцелярии. То же время
        - Скажи мне, Адри, как так получилось, что мы проиграли,  - вопрос задал высокий мужчина с седой головой и прямой спиной, стоя к окну лицом, заложив руки за спиной.
        И пусть этот вопрос прозвучал тихо, но услышали его все, кто находился сейчас в кабинете, и тон, каким был задан вопрос, не подразумевал никаких недомолвок.
        - Мы недооценили условного врага.
        - Враг, прошу заметить, тоже проиграл. Как так вышло?  - мужчина отвернулся от окна и окинул всех присутствующих взглядом, подкрутил свои усы и прошел к своему столу.  - Почему мы узнаем о том, что можно было поступить так, как поступил этот Антон Казанцев, в последнюю очередь?
        - Если илир[7 - Илир - вежливое обращение в королевстве Дар к высокородным.] Аилд позволит, я хотел бы уточнить, что и Ирруил проиграл тоже.
        - Илир Мерью, оставьте свои комментарии, я прекрасно об этом осведомлен. Меня интересует другое.
        - У этого молодого человека очень специфический взгляд на устоявшиеся законы или правила. Это касается всего, что попадает в его поле зрения или как-то влияет на него самого, опосредованно или напрямую.
        - Например?
        - Лично сам наблюдал, как он высказался о неправильном ведении сражений с точки зрения стратегии и тактики. Раскритиковал действия своего руководства в первый же день, после чего все это вылилось в его побег.
        - Это мне известно, можно конкретней?
        - Я уже говорил, например, его подход к организации охранного периметра лагеря. После его первого посещения «своего» лагеря те, под давлением большинства, признали целесообразность его слов.
        - Не сильно им это помогло.
        - Прошу заметить, в нашем лагере хоть и была выстроена система охраны лагеря, но Казанцев все равно проводил свои рейды.
        - Нас подставили, подсунув опытного диверсанта.
        - Илир Мерью, прошу вас, заткнитесь,  - повернулся Аилд к полноватому мужчине.  - Вы занимаетесь алхимией, вот и занимайтесь, не лезьте в военное дело.
        - Далее, все его действия так или иначе вели к разладу в обоих лагерях. Вплоть до того, что он мог спокойно проникать в них и устраивать диверсии. Прошу заметить, что при нашем отношении к магии, он обходился вообще без нее.
        - Да, вот кстати, а почему? Как так получалось, что он без магии мог проникать в лагерь, а наши его так и не засекли?
        - Все дело в его подходе. Я проанализировал его действия и пришел к выводу, что у нас надо совершенствовать систему обучения.
        - Поясните.
        - Илир, ответь на один вопрос: каков состав диверсионных групп?
        - В малых: маг, стрелок и мечник. В больших: маг, два мечника, стрелок и далее на выбор командира.
        - Вот. У нас при совершении диверсии всегда используют скрыт, чары пытаются скрыть или делать все малыми выбросами силы, так чтоб не засечь. В частности, маг и выступает как поддержка группы. При столкновении он же выступает как основная боевая единица. При этом он обнаруживается при сканировании пространства. На этом и сыграл Антон. Как вы понимаете, наши ученики опирались на опыт наставников. Вот и получается, что Казанцев, имея в распоряжении накидку наподобие эльфийского маскировочного плаща, подбирался к лагерю и выжидал, в нужный момент совершая диверсию.
        Следуя правилам, наши просто не думали, что это мог делать один человек. Они поступали так, как в них вдалбливали все это время. Диверсионные группы имеют магическую поддержку, поэтому чтоб ее обнаружить, необходимо провести сканирование элементом жизни и выявить самый яркий источник. Источником может служить амулет, магические чары или магическое воздействие. Казанцев не пользовался этим, от слова совсем. Маги в диверсионных группах, как правило, выступают прикрытием и не проникают в лагерь противника. Вот и все.
        - То есть получается, что наши действовали по всем инструкциям правильно и из-за этого проиграли?  - вперед подался относительно молодой мужчина, с длинными русыми волосами и чуть заостренными ушами.
        - Именно. Ребята просто сканировали пространство, где мог находиться маг. А сканировать рядом с ограждением смысла не было, так как ловчий плющ делал бы засветку, являясь магическим растением.
        - Но как он проникал в лагерь, окруженный плющом?
        - Вы не поверите, но банальный подкоп. Он поливал землю специальным раствором, от запаха которого приходило семейство каури[8 - Каури - зверьки, похожие на барсуков, делают для себя большие норы.] и рыло землю. Раствор он, кстати, сделал с помощью своих помощниц.
        - А талантливый мальчик…  - проговорил полуэльф.
        - На сегодня совещание закончено. Адри, задержитесь немного.
        Когда все вышли из кабинета, глава тайной канцелярии задал вопрос:
        - Скажи, как там моя дочка? И что ее связывает с Казанцевым?
        Адри Коро ничего не оставалось, как рассказать все без утайки. Как они познакомились, что удалось узнать о самом парне и как ему удалось подбить девочку на эту авантюру. Под конец своего повествования Адри еле шевелил языком, так как помимо рассказа ему пришлось отвечать на множество уточняющих вопросов.
        - А скажи, как ты смотришь на то, чтоб обменяться учениками с академией Ирруил?

        Глава 6

        Королевство Ирруил, Зал советов. Встреча делегаций
        Полукруглый зал, напоминающий амфитеатр, был полон народу, помимо прибывших от каждого из союзных королевств представителей и их помощников по залу сновал обслуживающий персонал. От каждого королевства прибыло по десять представителей, мастеров, магистров или тех же законников. Результат проведенного Вызова обескуражил многих, и если не оспорить, то хотя бы прийти к одному мнению было необходимо.
        Бах. Бах. Бах.
        Все разом уставились на трибуну, на которой стоял архимаг Амириус и держал в руке деревянный молоток, которым, судя по всему, только что и стучал.
        - А задумка-то работает,  - пробормотал архимаг.  - Кхм-кхм. Эры, на повестке у нас недавние результаты проведения Вызова. Как вы знаете, два королевства проиграли, при этом победа присуждена одному сборному отряду.
        - Позвольте, отдать награду двух королевств непонятно кому? При этом признаться, что они действовали в рамках утвержденных правил? Это бред.
        - Увы, но как раз в этих самых законах ничего не сказано о том, что можно создавать свою «сторону» в конфликте. Механизм древних победу подтвердил.
        - А как вообще произошло, что кто-то смог все это организовать?
        - Эры, позвольте, все вам расскажет эр Давидус, надеюсь, он сможет вас убедить.
        К трибуне вышел Давидус. Положил перед собой папку и, найдя нужный документ, положил поверх остальных.
        - Итак, уважаемые эры, проведя анализ Вызова, мы пришли к выводу, что все действия Казанцева Антона были правомерными.
        Зал взорвался возмущенными криками.
        Бах. Бах. Бах.
        - Можно я продолжу? Спасибо. Так вот. Во всех заключенных между нами соглашениях и договорах, а также в соответствии с правилами проведения Вызова не сказано, что участники не могут создавать свои отряды или «королевства». Так же при анализе запретов и законов кристалла базы древних выяснилось, что там тоже не стоит запрет на «третью сторону». Казанцев Антон нашел в правилах Вызова лазейку, чем и воспользовался к своей выгоде. Все его действия не нарушали правил. Увы, тут мы бессильны, кристалл принял выигрыш его отряда.
        - Но у него не было символа? Как «арена» смогла его идентифицировать как отдельный отряд?
        - На этот счет у нас есть теория, что через защитные амулеты. «Арена» считала все вариации и учла данную возможность, а после того как он добыл два знамени, подтвердила его выигрыш. Напомню, что в работе «Арены» мы так до конца и не разобрались.
        - Но как мог один разумный выиграть почти у тысячи человек? Студент на первом году обучения.
        - Он там был не один. И могу сказать, что действовал он, отходя от привычных нам канонов. В этом могли убедиться представители королевства Дар. Также могу сообщить, что этот молодой человек обладает совершенно иным взглядом на обыденные для нас вещи.
        - И все же, как он смог забрать знамена?
        - О, тут я без преувеличения могу сказать, что он показал просто превосходные результаты в части стратегии, тактики и диверсий. Он на протяжении полутора месяцев дестабилизировал обстановку в лагерях. То изобразил попытку насилия девчонки из «своего» лагеря одним из лагеря противника. Наведывался каждую ночь к одному из лагерей и «убивал» караульных. Рассылал угрозы в лагеря при помощи листовок. Могу отметить, что это очень ловкий ход.
        - Но как он доставлял эти листовки в лагерь? И при том еще и раздавал.
        - А он их не раздавал. Забрасывал в лагерь при помощи катапульты.
        - Катапульты? Он смог собрать катапульту?
        - Нет, он выбирал тонкое деревце и, наклонив его при помощи веревки и интересных блоков, закреплял небольшой кожух, в который и вкладывал листки. В каждую листовку был завернут небольшой камень. Особого вреда он этим не наносил, если только камень в голову не попадет. Но листовки разлетались по лагерю. А там было всё - от призыва сдаться до угроз и примеров того, что будет с теми, кто не сдастся. Еще пару раз при помощи иллюзий Казанцев показывал, что будет с захваченными женщинами.
        В это время его помощницы разносили слух о том, что руководство лагерей не справляется. Тоже, кстати, хороший подход. Казанцев сыграл на том, что все это дело молодое, а все предыдущее время парни и девушки, можно сказать, находились раздельно и времени у них на любовные утехи не было. А тут, пожалуйста - простор. В итоге женское население лагеря насело на мужское с призывом покарать «противника» и взять все правление в свои руки. Как выразился Антон: «Ночная кукушка дневную перекукует».
        - По вашим словам, этот молодой человек прям кладезь талантов.
        - Я бы сказал, что он умеет думать и переводить все в свою пользу.
        - Но что было далее?
        - А далее было то, что в какой-то момент два лагеря решили выступить всем скопом, при этом сделали это одновременно, не без помощи «ночных кукушек». И вот в одном месте они и встретились, пылая праведным гневом друг к другу. Пленных не брали. Дрались ожесточенно. Вот как раз в этот момент Казанцев и осуществил свои маневры по захвату знамен. Те, кто это увидел, погнались за ним и его отрядом и попали в расставленные ловушки, сделанные без использования магии. За исключением одной.
        Один десяток королевства Дар смог пройти все ловушки и выскочил на поляну, где, по их словам, наткнулся на магов количеством не менее тридцати. Маги в мгновение атаковали выбежавших на поляну. Итог - полный разгром.
        - А где он магов нашел?
        - Не было магов. Было порядка пятидесяти простых амулетов, установленных на вбитые колья и выпускающих воздушные кулаки и фаерболы. Все амулеты одноразовые, активировались одновременно.
        - Но как же заявление десятка о магах?
        - Это очень просто, бежавшие за Казанцевым воины и маги даже не обратили внимания, что перед ними была всего лишь иллюзия. Иллюзия тридцати магов, от которой они растерялись, что и позволило Антону активировать амулеты.
        - Получается, что мы все же должны наградить его?  - со своего места встал представитель королевства Элириалли.
        - Получается, что должны.
        - Королевство Дьёрин-хорр согласно с награждением Казанцева и его боевых подруг,  - привстал со своего места представитель гномьего королевства, худой и седовласый гном с бородой до пояса.
        «А вот почему сейчас Амириус потирает свои руки и странно так смотрит на преподавателей своей академии?»  - пронеслась мысль у Руофа Аилда.

        Ирруил, Академия. Казанцев Антон
        Победа в «военных играх» популярности мне не принесла. Верней, принесла, только в обратном направлении - меня ненавидело большинство первых курсов. Меня это не особо волновало, но девочек задевало, при этом они ходили гордые и всем своим видом показывали, что они дружат со мной и всем стоит задуматься об этом. Это, конечно, импонирует, но надо как-то решать вопрос с дальнейшими планами.
        Еще это награждение, на котором я обязан присутствовать. Точнее должен присутствовать не только я, а вся команда. Но, блин, меня ж там глазами сотрут. Что вот делать? Мне бы там не отсвечивать, тихо принять награду и потом уже идти на этот бал в честь победителей. И если награду я получу спокойно, то вот на балу ко мне точно «подойдут». А оно мне надо? Оно мне не надо. Значит, нужно как-то отвлечь внимание? О! А почему бы и нет, собственно? Пойду-ка я к своему куратору, который у меня появился как раз после победы и, как оказалось, теперь будет решать некоторые мои вопросы и обучать меня. В общем, иду к Лемиусу, тем более мужик он нормальный, да и шебутной бывает.

        Ирруил. Академия. Энериэ
        - Убью! Я его убью! Нет, ты видела? Видела? Этот помет свиньи выставил меня дурой. Меня! Ну, я ему устрою.
        - Энериэ, я не думаю, что все так плохо.
        - Плохо? Да все просто ужасно! Ты понимаешь, что я к нему подошла. Первая подошла. И что он ответил? Он, скотина такая, спросил: «Вы кто?», понимаешь?
        - Может, он действительно не знает, кто вы?
        - Ага, как же. Все он знает, просто позлить меня решил. Ну, я ему устрою.
        - Энериэ, что вы задумали?
        - Где там эликсир из сыворотки архои?[9 - Архои - цветок, произрастающий на воде, чем-то похож на лилию. Применяется в алхимии для лечебных целей при душевном расстройстве. Также при добавлении некоторых ингредиентов создается «любовное» зелье.]
        - Нет, вы не станете этого делать? Все догадаются!
        - Я не собираюсь его делать дурачком, просто добавлю пару капель в напиток, и у него появится легкая симпатия ко мне.
        - Но…
        - Никаких «но»! Неси настой.

        Ирруил. Академия. День награждения. Антон Казанцев
        И вот он день «Хэ», и я иду на награждение. Что удивительно, Лемиусу моя идея по поводу бала-маскарада понравилась, и он умчался к ректору обговаривать детали. По мне, как-то уж быстро он согласился и загорелся этой идеей, но с другой стороны, мне это на руку. Но все равно, как-то это все настораживает. Хоть смог выручить деньжат на создании масок, благодаря лицедеям.
        Награждение происходило там же, где и приветственная речь при поступлении. Помимо учителей академии, присутствовали еще и представители других королевств. Первым слово взял наш ректор, сказал про нестандартный подход, смекалку и прочее. После него выступил представитель королевства Дар, некто Руоф Аилд, может, однофамилец Ванси, а может, и родственник. Спросить я не смог, стояла девочка от меня далеко, и я просто выкинул это из головы. Что это меняет? После были гномы, потом эльфы и орки.
        Потом настал черед наград. Мне и моей команде объявили, что мы сдали экзамены по тактике, диверсии, каждому вручили что-то вроде значка, который надо крепить на рукав. Потом меня ошарашили гномы, сказав, что с этого момента у меня есть возможность заказать себе две вещи бесплатно в любой кузнице их народа. А на все остальное у меня тридцать процентов скидка. Чую, где-то я лоханулся.
        Эльфы отделались какими-то долгими речами о том, как они восхищаются мной и прочее. В принципе, я и не ждал от них ничего, но и на том спасибо. Из королевства Дар меня поздравил некто Адри Коро, вручив мне медаль какой-то там степени. Вот орки мне понравились, вручили бочок эля. И пообещали выпить за мое здравие и удачу. Ну, а я попросился к ним, чем вызвал у них хохот и обещание позвать на пирушку.
        После награждения ректор объявил о том, что через час состоится бал и все могут идти готовиться к нему. Девочки сразу же убежали наводить марафет, а я тащил бочок к общаге. И проходя мимо зала, я задумался, а собственно, зачем я вообще его тащу в общагу? Оглянувшись, увидел небольшие кустики. Приблизившись к ним, в середине кустов магией создал небольшую ямку, положил туда бочонок и все это прикопал, еще и наложил иллюзию. И спокойно двинулся к общаге.

        Ирруил, Академия. Бал. Сайа
        Вот хорошо, что мы попросили Антона придумать нам наряды. Конечно, они отличны от всех остальных, но какой же переполох они вызвали. Правда, от предложенных им костюмов зайки, чудо-женщины и женщины-кошки пришлось отказаться, так как очень они вызывающие. Но вот потом он подумал и где-то достал нам костюмы за день до бала. Вилье достался костюм некой Жасмин, широкие легкие штаны, подчеркивающие ее достоинства, короткая кофта, оголяющая живот, и полупрозрачный платок на лицо, еще и прическу через мастера сделал ей необычную.
        Мия же у него была Красной шапочкой. Что это за шапочка, я так и не поняла, но смотрелось приятно, пусть и был этот костюм на грани дозволенного. Антон же пояснил свой выбор просто: «Больше всех ей подходит по росту».
        А меня он одел в ведьмочку. Остроконечная шляпа, черный макияж на глаза, порванные колготки, заостренные наклеенные ногти и бледное лицо. Платье, сшитое из лоскутов, но при этом подчеркивающее грудь и талию, к поясу расширялось и было несколько воздушным. Как уж он уговорил мастера такое сшить, ума не приложу. Смотрелось ужасающе мило - по словам Антона.
        И вот мы втроем произвели фурор, придя по просьбе Казанцева позже остальных. Когда вошли, то буквально приклеили к себе взгляды всех собравшихся. И если мужские взгляды были вполне понятны, то в женских было всё: от зависти до ненависти. Вот умеет же Антон выводить людей.
        Сам же он явился спустя десять минут в широкополой шляпе с пером, вместо ноги деревянная клюка. Как он умудрился такое сделать? Черная борода, спускающаяся до груди, белая рубаха, жилет, кожаные штаны с широким поясом, в котором закреплены необычный изогнутый клинок и уже виденная дага. В руках какой-то мешок и пьери[10 - Пьери - попугай.] на плече. Что? Пьери? Где он эту птицу достал-то?
        Все скрестили свои взгляды уже на нем, а он, обведя взглядом зал, произнес:
        - Может, выпьем?
        И когда он достал из мешка бочонок, мне показалось, что кто-то сказал «ой».

        Ирруил. Академия. Бал. Казанцев Антон
        Выпить согласились не все. От силы всего человек двадцать, и все мужики, и из них больше половины гномы и орки. Которые мою победу восприняли более спокойно. Я победил? Победил, а победителей не судят. Девочки оттягивали на себя внимание большой части зала. Так как никто не мог понять, кто же щеголяет в этих костюмах, ведь я им еще и маски придумал интересные.
        Гулянка набирала обороты, выпивку уже приволокли гномы, орки сделали налет на фуршетные столы и приволокли пожрать. Варвары и дикари, но с ними было интересней, чем с дворянами. К нам присоединилось еще пару человек, из бывших крестьян и наемников. И все шло хорошо, пока в поле зрения орков не попала одна особа.
        В общем, все орки и гномы просто как загипнотизированные смотрели на подошедшую эльфийку. А я что? А мне вот никак она не интересна. От слова совсем, ну вот просто чую я, что у нее не простой интерес ко мне, что-то она задумала. А выяснять, что же хочет эта дама, у меня желания не было. В итоге, отговорившись, что у меня дела, я свалил с мешком в сторону темного угла. А потом, незаметно проскользнув в один из коридоров и уйдя подальше, переоделся в другой костюм, который был больше похож на все остальные. Нацепив на себя маску, я выбрался снова в зал и уже спокойно развлекался, стараясь как можно меньше выделяться.

        Ирруил, Академия, кабинет ректора. Спустя неделю после бала
        - Ну, что, господа, как там наш фаворит?
        - Ведет себя вполне адекватно, несмотря на свою славу,  - ответил Лемиус.
        - Воспользовался своими подарками?
        - Только бочонком эля, что презентовали орки. И то поделился им на балу с теми же орками, гномами и пару человек угостил.
        - Хм, а с гномьим подарком что?
        - В их кузницу даже не заходил, предпочитая все так же делать заказы у Ройло. Надо сказать, что ассортимент у этого кузнеца вырос в разы, к нему даже приходят заказы из других гильдий, в частности кожевники заказывают замки для своих рюкзаков. Тоже, кстати, идея Казанцева. И главное ведь удобно же.
        - Хм, что-то вы отвлеклись, Тримс. А что там за переполох с Молодой ветвью Дуба? Давидус?
        - Хе-хе. Да, там действительно забавно получилось. Не стерпела княжна, что слава уплывает, вот и решилась она приворожить Антона. В итоге повелела своей горничной добавить эликсир из архои Казанцеву. Ну и горничная, увидев, как Казанцев прячет бочонок, решила, что это шанс. Кто ж знал, что он его прячет для того, чтоб потом на бал пронести. В итоге все, кто пил из этого бочонка, попали под чары.
        - Подождите, а Казанцев?
        - А он не пил. Это я точно могу сказать, мои соглядатаи говорят, что угощал, но сам не прикладывался.
        - Он или знал, или, что еще больше настораживает, чуял подвох.
        - А откуда такие сведения, Давидус?
        - А!  - глава тайной канцелярии махнул рукой.  - Сама княжна и рассказала, только бы ее спасли от поклонников.
        - Странно, раньше она не жаловалась.
        - Ага, раньше такого и не было. А тут ей то дерево в горшке подарят при всех, то серенады хором поют под окном, то зверушку подарят или перед дверью оставят. Один раз даже змею ядовитую подсунули. Эльфы хоть и не боятся животных, а те их и не обижают, но как-то не очень приятно просыпаться о того, что тебя по носу щекочут раздвоенным языком.
        Когда все отсмеялись, Давидус продолжил:
        - Девочка попалась в свою же ловушку. При этом как из нее выбраться, не знала и уже отчаялась. Срывалась на всех и прочее. А способы ее очаровать с каждым днем становились все изощреннее. Казанцев влюбленным все подкидывал и подкидывал идей. И главное, каждому что-то новое. Один из орков даже принес ей фамильное украшение, передающееся уже на протяжении двухсот лет в семье - ожерелье из ушей эльфов. Энериэ, как увидела, упала в обморок. А Казанцев, наблюдающий это все, похлопал орка по плечу и сказал: «Это она от счастья!»
        - Да-а-а. Злопамятный молодой человек. Надо бы его энергию да в нужное русло. Только вот куда?
        - Испытание?
        - Думаю, да. Лемиус?
        - Хм, не возражаю. Только чем?
        - А давайте дадим ему в управление район трущоб?
        - Вот скажите, Лайа, что он вам такого сделал?  - уставился на нее Лемиус.
        А декан целительского факультета только отвернулась, покраснела и мысленно произнесла: «Нечего с всякими целоваться!»

        Глава 7

        Ирруил, столица, район трущоб. Антон Казанцев
        Ну, вот и настали холода. Прошло три месяца с окончания бала, и по местным меркам началась зима. За три месяца ничего особого не произошло. Если не считать того, что мне открылись некоторые обстоятельства, и я узнал о существовании некого тотализатора, где в качестве лошадки выступаю я. Знанием этим со мной честно поделился Лемиус, он вроде как на меня поставил. В принципе, я не был против, ну развлекаются преподы так, что такого? Сильно вмешиваться в жизнь и достижения они не могут, это было обговорено правилами, правда каждый может провести что-то вроде испытания.
        Все три месяца Лемиус гонял меня по магии, попутно разбираясь в моей уникальности. Как оказалось, она-то тогда в деревне и заинтересовала мага. Я, не обладающий магическими навыками, умудрялся пробивать магические щиты руками. Гонял меня он нещадно, каждый раз увеличивая нагрузки, правда, я все так же не могу наполнять магемы маной, но при этом стал очень быстро формировать руны, а если еще добавлял энергии в каналы и ускорял восприятие, то скорость создания рун возрастала раза в полтора-два.
        За три месяца, что Лемиус меня гонял, он так и не смог разобраться с моим феноменом. Я же не спешил делиться своими выводами. Ведь, по сути, тогда, когда дрался с той четверкой благородных, я не знал, что у них есть защитные медальоны. И я точно знал, что, ударив правой в челюсть противника, обязательно достигну цели. Даже не так, я был твердо в этом уверен.
        Где-то я читал или слышал то ли притчу, то ли рассказ, не помню его полностью, но запомнил суть. Там говорилось о том, что пригласили как-то ученых и попросили сделать одну вещь, и все эти ученые сказали, что это невозможно. Уж не помню, какая вещь была и какие причины были, почему это сделать невозможно, не это главное. Вот после ученых пригласили эдакого Ивана-дурака и попросили его сделать. И он сделал. Просто взял и сделал, он не знал, что с научной точки зрения это сделать невозможно. Вот примерно такие выводы я сделал и подвел под свой феномен.
        А еще я читал, что в какой-то восточной борьбе есть такое понятие, как «проникающий удар», он строится на том, что человек, наносящий удар, должен вроде как представлять, что его кулак проходит сквозь препятствие и на десяток сантиметров удар уходит дальше. Типа если ты кулаком на вытянутой руке дотягиваешься на пятьдесят сантиметров, то мысленно должен представлять, что там все шестьдесят - это если утрированно. А вообще, возможностям этого мира, мне кажется, больше подходит высказывание Эйнштейна: «Воображение гораздо важнее знания, ибо знание ограничено, а воображение - безгранично». Собственно, а почему нет? Если принять как аксиому, что заклинания - это работа воображения, то получим, что магия зависит от фантазии человека. Что-то меня понесло не туда.
        В общем, прошло три месяца с окончания бала, и у меня началась практика. Угум-с. Как много в этом слове, правда? Вот только моя практика никак не связана с магией и даже с воинскими умениями. Мне дали в управление район трущоб. Даже не в управление, а для наведения порядка. И при этом выделили пару стражников, которые сейчас топали за мной и, если судить по тому, как они держатся за оружие, то тут они бывают очень редко.
        Как удалось узнать, начальнику гарнизона нижнего города (трущоб) я не подчиняюсь. Отчитываться не обязан, что уже радует. Денег мне платить не будут, я типа на полном обеспечении академии. Я имею право взять на работу двух разумных, на весь период практики, а это ни много ни мало, а три месяца. Три месяца мне предстоит бегать по этим узким улочкам, вылавливая бандитов или еще каких асоциальных элементов.
        Толку, кстати, от моих сопровождающих никакого. На мои вопросы, что в этом районе есть важного и ценного, они мне не ответили. Или дураки, или прикинулись «ветошью», я склонен считать, что второе.
        Вот так мы и гуляли уже часа два по району, для того, чтоб я мог понять масштаб территории, ее границы и глубину той «Жэ», в которую я попал. Сопровождающие не мешали, встречные люди косились, но с предложением помощи не подходили. Правда, и почтения не выказывали, ну не любят тут стражников, а я был как раз одет так же, как и мои сопровождающие. Не хотелось выделяться в форме академии.
        Так бы и «патрулировал» район, если б на одной из улиц, на краю небольшой площади я не приметил калеку. Сидел он чуть в стороне от основной группы, без кисти правой руки, и как я понял, еще была проблема с ногой, так как рядом лежала клюка. Но не это мне сразу бросилось в глаза, а то, что этот человек был по сравнению со своими «собратьями» опрятен. Одежда хоть и не новая и в заплатках, но видно, что стирается и штопается.
        - Привет,  - подошел я к калеке.
        - И вам добрый день.
        - Давно сидим?
        - Так с утра и сижу.
        - Не, я спрашиваю, давно ли этим занимаешься? Попрошайничеством в смысле.
        У мужика на скулах заиграли желваки, но он все же ответил:
        - Ну, а кому калека нужен? Вот и приходится уповать на людскую доброту. Уже почти три года.
        - Я смотрю, дружки-то твои с тобой не особо-то дружат?
        - А мы никогда и не дружили.
        - Ага, кто ж дружит с теми, кого раньше гонял.  - Есть! У мужика промелькнула искра в глазах, я оказался прав.  - Вставай давай, и пошли. Разговор есть, а там, может, и работу предложу, посмотрим, что сможешь мне рассказать. Сам встанешь?
        - Встану.
        Зашли мы в одну из харчевен, что указал мне Тарик, наш новый знакомый. Расположившись за одним с ним столом, я попросил своих сопровождающих оставить нас двоих, и они пересели за соседний.
        - Ну, я так понимаю, ситуация банальная, ранение в какой-нибудь схватке, из службы выперли, идти некуда, на работу особо не берут, а жить как-то надо?
        - Все так. Только не в схватке, а наказание было. Слишком я ретиво исполнял свои обязанности. И ведь предупреждали свои-то.
        - Понятно. Отомстить хочешь?
        - Раньше хотел, а сейчас уже не очень-то хочется. Жить вот хочется, но и попрошайничать не горю желанием.
        - А если в стражники позову, пойдешь?  - Мои сопровождающие аж поперхнулись, точно придуривались дураками.
        - Ты бы не шутил так.
        - А я и не шучу. Меня тут на три месяца приписали к этому району, чтоб я тут порядок навел, от этих,  - кивок в сторону двоих,  - толку мало. А я имею право нанять двоих людей, а уж кого нанимать, решать мне. Ты, судя по всему, опытный был стражник, что тут и как, разбираешься, вот и будешь подсказывать мне. Ладно, даю время подумать, найдешь меня в таверне «Веселый гном», стражу на воротах в средний город я предупрежу. Как решишь, подходи. Срок до завтра.
        На следующий день Тарик все же пришел. И у нас начался серьезный разговор. По факту, мне платить ничего не будут, а вот тем, кого я найму, обещали. Чую очередной спор «мэтров». Это, конечно, проблема, но не так, чтоб очень.
        - Скажи мне, Тарик, что же такого важного в этом районе?
        - Что интересует?
        - Ну, например, основные питейные заведения, какое-то производство, ремесленники, знахари, бордели и прочее.
        - Ремесленников тут отродясь не было, так как все предпочитали селиться в среднем городе, тут народ разнорабочий. Есть, правда, одна травница, но я бы на нее не рассчитывал, молода еще. Года через два, может, и сможет в академию поступить, а пока сама зелья делает, да к ней особо не идут, только если те, у кого совсем с деньгами туго. Из заведений есть один дом мотыльков да таверна. В таверне появляться меньше чем с пятью стражниками не советую. Сам понимаешь, почему. В общем-то и всё.
        - Негусто. И как я понял, все, по ком рудники плачут, они тут?
        - Правильно думаешь, еще мотыльки, да детей из тех, что без мамки и папки растут, много.
        Закончился наш разговор только часа через два, все это время я уточнял детали да моменты взаимоотношения стражников с криминалом. Потом обговаривали то, как они обычно их ловят. Кстати, название «мотыльки» это своего рода обозначение древнейшей профессии. Типа живут они одним днем, а там все от клиента зависит, тот может и прирезать, так как район-то не шибко спокойный.
        - А как ты относишься к посещению мотыльков?
        - Нормально отношусь. В моем положении выбирать не приходится.
        - Вот и отлично, пошли.
        И мы сходили.
        Это вам не двадцать первый век на Земле. Тут все естественно и без изысков. Подол можешь задрать хоть в коридоре, главное заплати. Мотыльки хоть и молодые, но потасканные. Не академия-с, м-да. Оплатив Тарику его потребности и еле отделавшись от его возмущений, ушел в свой «отель».
        В целом впечатления от посещения трущоб грустные: нищета, грязь и беззаконие. И что с этим делать? Я один проблему точно решить не смогу, тут нужен другой подход. А как это сделать? А хотя, почему бы и нет?!

        Академия. Кабинет ректора. Четыре дня после начала практики
        - Итак, что там придумал наш фаворит? Кстати, какие ставки на то, что он не справится?
        - Два к трем,  - ответил Давидус.
        - Получается, большинство за то, что он справится? Любопытно. Кто пояснит?
        - Дело в том, что все это время Антон действовал нестандартно, но при этом здравомысляще. И сейчас все склонны считать, что так произойдет и в этот раз.
        - Но он хоть что-то уже начал делать? У нас тут королевство Дар заинтересовалось юношей. Даже решились на обмен студентами.
        - Аилд, осмелюсь заметить, поставил против,  - высказался Тримс.
        - Это не удивительно, обидели девочку у него,  - хмыкнул Лемиус.
        - Но не отменяет того, что он ее все же переводит в нашу академию.
        - Это да, гномы тоже чего-то зашевелились. Все чаще стали обращать внимание на поделки Ройло. А он, надо сказать, неплохо так раскрутился, от одной его косы крестьяне в восторге. Он и продает, и учит, как пользоваться, до тех пор пока не научатся. Не он, конечно, для этого у него человек имеется, но удивительное дело, продажи растут,  - рассказал Адори.
        - Чую, там Казанцев свои знания приложил. Гильдии еще не начали подрывную деятельность?
        - На удивление молчат.  - Давидус налил себе стакан воды.
        - Все же вернемся к Казанцеву. Что он там задумал? Есть понимание?  - ректор вернул тему разговора в «нужное русло».
        - Пока нет, но он почему-то собрал с младших курсов лекарей всех, кто не смог участвовать в практике в трущобах, в одном доме. Он даже уговорил тамошнюю травницу присоединиться к ним.
        - Лайа, не поясните ли вы нам его решение? Ваши же подопечные к нему пошли.
        - Не имею никакого понятия. Я, если честно, об этом узнала от вас.
        - Мое слово,  - встал Лемиус.
        - И что вы за слово хотите?
        - По правилам я имею право помочь своему подопечному. Я прошу о невмешательстве в действия Казанцева и по возможности помочь, но только в случае его обращения за помощью.
        - Что ж, вполне осуществимо. Возражения есть?

        Трущобы. Пятый день практики
        - Привет всем!  - поздоровался я со всеми, войдя в комнату.
        - Ну, и по какому такому гениальному делу ты нас собрал?  - спросила Мия.
        - Решил оргию устроить.
        - Что-о-о-о?!  - вскрикнули почти все.
        - Я пошутил. Успокойтесь. Я тут подумал и решил, что в моих силах обеспечить вас практикой. И да, знакомьтесь, это Басси,  - указал я на маленькое рыжее чудо.
        - Очень приятно,  - за всех ответила Сайа.  - Стоп. Вернемся к тому, что ты сказал до этого.
        - К оргии? Я за, кто еще?
        - Антон!
        - Что?
        - Хватит!
        - Так мы ж еще не начали.
        - Гр-р-р-р!  - Мия аж зарычала.
        - Ладно-ладно. В общем, я могу устроить вам практику. Вы же здесь почти все, кому не досталось места у ваших кураторов по практике. И я очень удивлен этому.
        - Чего тут удивляться, просто целителю, как правило, дают одного ученика. Лучшим целителям дают гениев или тех, которым семьи оплатили обучение и при этом доплатили за практику. Мы же будем сидеть и ждать, когда освободится кто-то из мастеров в академии или что-то случится в самой академии.
        - Вот об этом я и говорю. Короче так, с этого дня у вас будет практика и много работы. Сразу говорю, что делать все будете так, как я говорю, не согласны, можете сразу уходить. Поначалу, конечно, вам платить никто не будет, но потом, я думаю, деньги появятся.
        - Нам будут платить во время практики?
        - Как ты обеспечишь нас практикой?
        - А учителя нам не помешают?
        - Стоп! Все расскажу, а главное, я вас познакомлю с таким понятием, как больница.

        Трущобы. Неделя спустя. Казанцев Антон
        Знаете, с кого я начал работу своей больницы? С мотыльков. Просто пришел в заведение и спросил, кто из них хочет пока бесплатно прийти на осмотр к будущим лекарям. В этом мире тоже знакомо слово «халява». В итоге пришли все. Не сразу, постепенно, но прошли медосмотр все работники заведения. И понеслась…
        Первое время девочки и парни стеснялись, не понимали, почему все надо записывать в тетради, которые должны быть на каждого человека свои. Тарик крутил пальцем у виска, но полечиться у ребят не отказался. Ему в итоге подстегнули регенерацию и сказали, что в таком темпе кисть руки отрастет где-то через год. Оказалось, подстегивать регенерацию студентов лекарского факультета учат в первую очередь.
        А ведь я просил Сайу пригласить даже с третьего курса ребят. Пришел, правда, один парень, но со второго курса пришло человек восемь, ну и Сайа с Мией, да Басси. И пришлось мне объяснять и создавать работу больницы с нуля. Все мои рекомендации пришлось буквально вдалбливать в головы. Так не делают, это кощунство и прочее.
        Начать хотя бы с того, что этим горе-лекарям вбили в голову, что нужно заращивать рану полностью. Я первый раз, когда увидел, как парень с третьего курса срастил открытый перелом, да так, что шрама не осталось, после чего упал без сил, очень долго матерился. Пришлось объяснять, что в таких случаях, например, можно обезболить руку мазями, зельями и даже магией, а после руками промыть рану, обеззаразить ее теми же мазями или зельями, после чего вправить кость и только тогда сращивать. И то делать это не до конца, оставляя шрам. А за шрам пусть клиент платит отдельно.
        Тарик учил их зашивать раны. Бывший воин знал, как это делать, знал, как бинтовать. Я не знаю почему, но лекарей этому не учат. Есть сила, и силой ты должен вылечить. Не можешь - быть тебе деревенским знахарем. А когда Басси и Мия поделились тем, что на некоторые раны можно накладывать мазь или что от кашля помогает отвар, это было как откровение. В который раз я убеждаюсь, что тут все слишком полагаются на магию. Типа зачем, если есть магия. Но при этом те, кто ей не владеют или имеют крохи, могут хоть немного, но все же думать головой и импровизировать.
        Через неделю поток желающих лечиться только возрос. Поначалу шли с мелкими проблемами, вывих, перелом, различного рода травмы. Тарик привел мальчишку писаря, который буквально за еду писал все показатели в истории болезней. Вел картотеку. Мы установили смешные цены по сравнению с дипломированными лекарями и сразу предупреждали, что лечат фактически недоучки. Но народ шел, так как это хоть какая-то помощь, а еще это было дешево.
        Да, не всё ребята могли вылечить, а многого еще не знали, но они хотели учиться, хотели работать. Поэтому если не получалось понять, что за болезнь у человека и как ее лечить, они в свои выходные заседали в библиотеке академии и читали соответствующую литературу. С каждым разом их знания становились обширней, что-то они спрашивали у своих учителей. Думаю, тут не обошлось без пресловутого тотализатора. Так как преподаватели охотно давали пояснения и даже иногда говорили ответ, хотя чаще направляли в соответствующий раздел библиотеки. И да, к нам потянулись и другие студенты, теперь можно было составлять графики, были мысли, что и при учебном процессе можно организовать работу больницы.
        Удивила Басси, эта девочка, пообщавшись с ребятами из академии, умудрилась сварить действительно эффективные зелья. Одно от простуды и одно от венерической болезни. Гений, девочка, без сомнений, гений. Ее зелья я сразу же запатентовал на ее имя.
        Практика? О, практика у них пошла, и незаметно для них менялась жизнь в районе. Я не ходил патрулировать, незачем пока. Время еще есть. Несколько раз мы лечили бандитов. Тарик возмущался, но убедив его, что потом он все поймет, он согласился подождать.
        Ждать пришлось не долго, буквально на третью неделю нам предложили «крышу» за банальное отчисление денег. Только вот вопрос, что отчислять? Мы хоть и установили плату, но брали ее не всегда деньгами. Например, приходит человек и у него есть два медяка, но стоимость лечения три, тогда два он платит, а один отрабатывает. Или может отработать все три медяка, натаскать дров, нарубить, сделать крышу, да мало ли чего можно придумать. Женщины стирали бинты, ухаживали за больными, принося и унося «утки» тем, кого оставляли в стационаре (некоторые слова пришлось вводить в обиход и объяснять их значение).
        Были и те, кто пытался обмануть, и не работал. Да только картотеку мы вели, и запись о том, что человек не отработал предыдущее лечение, туда вносилась, и второй раз его отказывались лечить, пока он не отработает все с процентами. Поняли, перестали, хотя крику и клятв было много, даже мольбы. Да только там их свои же соседи и выгоняли, и просили нас не тратить на них время.
        О чем я? Ах да, нас захотели «крышевать». Похвальное рвение, да только не на тех они напали. Я просто и без затей закрыл больницу, отправив всех в академию, отдохнуть. Сам же на двери повесил объявление о причине закрытия больницы и огласил условие, когда мы откроемся. Условие простое - мы не платим никому денег «за спокойствие». Неделю трущобы продержались, потом притащили голову того умника. Жизнь сурова.
        Вот после этого события я решил, что пора переходить к следующей части плана. И наведался к хозяйке салона мотыльков, предложив ей два варианта развития ситуации: или повышение прибыли, где шестьдесят процентов мои, или же я просто перестаю лечить ее мотыльков и тех, кто будет к ней ходить. Это был для нее удар. Можно, конечно, сказать, что есть выход - убить меня, только надо еще заручиться поддержкой кого-то. И не факт, что это удастся сделать.
        В итоге она согласилась. И пришлось вкладывать в «апгргейд» салона деньги, что были получены от кузнеца и лицедеев. Их, кстати, тоже пришлось привлечь к работе. Первым делом ребятам из больницы было дано указание привести мотыльков в норму. Уточняю, норму для меня. Провести эстетические процедуры по удалению некоторого волосяного покрова. Исправить некоторые дефекты типа шрамов, синяков, вывихнутых пальцев, да еще кучи всего по мелочи.
        Потом я у Ройло заказал два стальных шеста и попросил гимнастку от театралов помочь с приобретением некой грации и растяжки. Мотыльки плакали, но выполняли все указания, еще бы - в них вложили деньги. Все это делалось втайне. Театралы, кстати, на тех пьесах, что я им написал, неплохо так поднялись и стали популярны, поэтому еще один вариант заработка восприняли на ура.
        А потом были лекции о том, как доставить удовольствие мужчине. Лекции читал я. Смешно? А вот ни фига, так как подготовкой наложниц всегда занимались мужчины, те же евнухи. Кто кроме мужчин знает, что им нравится и как? Рассказывал и о видах секса, и о позах, и даже о садо-мазо. Что-то они знали, что-то для них было откровением, про позы так вообще молчу. Индусов на них нет, вот те затейники со своей камасутрой и тантрическим сексом.
        Потом пришла пора переделки салона. Мне не хотелось, чтоб это был обычный салон, нет. Теперь он должен был выглядеть так: вход, где все без исключения оставляли всё колюще-режущее в специальном шкафчике и взамен получали номерок. Далее небольшой коридор и общий зал, в котором девочки будут танцевать стриптиз, и сцена, на которой, по идее, будет в определенные дни проходить шоу наподобие салунов Дикого Запада. Стриптиз тоже предполагается только по определенным дням. Если пройти направо, то там будет кухня, а с левой стороны игральный зал, что в нем будет, пока еще решается. Слева будет бар в моем понимании, над которым будет лестница на второй этаж. Второй этаж будет разделен на кабинки, для людей, которые захотят заказать приват-танец или просто пообщаться без внимания других. Также будет балкон, с видом на танцующих, и нижний зал. А уже на третьем будут комнаты для отдельно оплачиваемой программы.
        Салун открылся через две недели, а уже через неделю в нем было не протолкнуться. Драки пресекались на корню подопечными мастера Тримса, из тех, кто не пошел на практику. Финансы позволяли им платить. Все колюще-режущие предметы изымались сразу, если кто-то начинал «качать права», просто выпроваживался восвояси с угрозой отказа в обслуживании в больнице. Подействовало. И пусть пока в салун ходили сомнительные личности, возникали драки, а на втором этаже сидели «авторитеты», но процесс пошел, слухи поползли. А еще ученики Тримса поспособствовали рекламе заведения в академии. И многие захотели устроиться туда работать.
        И только после того, как салун начал более-менее работать стабильно, я перешел к третьей стадии своего плана. Я решился взяться за порядок. Первое, о чем я объявил, это то, что мотыльки теперь под моей охраной. Нет, я не ходил и не кричал об этом, и даже не выходил на сцену салуна. Просто когда одну из работниц салуна доставили избитой и изнасилованной в больницу, я взялся за это дело.
        Дождавшись, когда мотылек сможет нормально говорить, мы уточнили, кто это сделал. Все записали в протокол и направились на задержание. А насильник, надо сказать, особо не прятался. В одной из таверн соседнего района он хвастался своим подвигом.
        Войдя в зал таверны, мы сразу же направились в его сторону.
        - Гаро, по прозвищу Жахлый?
        - Да, а ты кто, сосунок?  - допив свою кружку эля, он взглянул на меня. Надо сказать, что на задержание я пошел не один.
        - Антон Казанцев. Вы задержаны за изнасилование Руммы, работающей мотыльком в салуне.
        - Ха! И из-за этой швали я задержан аж самим стражником? Мальчик, ты не боишься, что не выйдешь отсюда.
        - Боюсь, вы неправильно меня поняли. Там снаружи пятнадцать учеников академии, плюс два из них будущие маги. Господин трактирщик, что будет, если маги начнут колдовать, вам, надеюсь, не надо объяснять?  - Тот энергично замотал головой.
        - Вот и отлично. А вам, господа, я бы порекомендовал хорошо подумать. Если со мной что-то случится, вам и вашим родственникам будет отказано в посещении больницы. Надеюсь, мы друг друга поняли?
        Как и ожидалось, особой дружбы у них не было.
        Жахлого мы привели в тюрьму при казарме стражников под удивленные взгляды жителей трущоб и самих стражников. Там я записал ему его обвинения, проверил все это на камне правды, специально выпрошенному у Лемиуса. Все записал в протокол при присутствии свидетелей, даже Румму пригласил, чтоб подтвердила. Все подшил в специальную папку и, отпустив всех, повернулся к Тарику, так как надоело слушать угрозы и проклятья.
        - Скажи, Тарик, а есть ли у вас некие личности, которых женщины не интересуют?
        - А тебе зачем?
        - О, да вот хочу его наказать.
        Жахлый сразу насторожился.
        - Есть. Обычно их и держат в темнице. Да и из этих иногда балуются, женщин не хватает в казематах-то.
        - Отлично, пошли.
        - Вы не посмеете! Вы знаете, кто я?  - завопил Жахлый.  - Пришлось засунуть кляп.
        Долго идти не пришлось, в одной из камер сидело трое, не сказать, что прямо мордоворотов, но крепкие на вид.
        - Эй, в камере. Есть предложение, интересно?
        - Говори.
        - Я тут вам для развлечения одного урода привел, любит он беззащитных девочек насиловать. Проучить хочу. С меня корзина еды и вино.
        - Зовут как его? Или уже ее?! Гы-ы-ы-ы.
        - А какая-разница-то? Вы главное его не убейте, ему еще на рудниках работать.
        Жахлый пищал и упирался как мог, но в камеру его затолкали и закрыли за ним дверь. Кляп даже не вытаскивали. Руки расковали, но он и не думал ими вытащить кляп, пытаясь хоть как-то удержаться руками за дверь.
        - Не жалко?  - спросил Тарик, когда мы уже вышли из тюрьмы.
        - Нет. У меня на родине даже «авторитеты» не одобряют насильников. Так как у всех могут быть жены, дочки, сестры. И вот представь, если такой твою дочь или жену изнасилует? Вот и учат, как могут.
        - Молодцы у вас «авторитеты».
        - Везде есть умные люди.

        Академия. Кабинет ректора
        Дверь в кабинет буквально вышибли. И сразу в кабинет ворвался маленький ураган в лице декана целительского факультета.
        - Эра Райгони, объяснитесь!  - гаркнул ректор, не понимая сути мельтешения и тыканья ему под нос какой-то бумаги.
        - А? Ой. Прошу простить меня за такое поведение, эр ректор,  - склонила декан голову.
        - Что произошло? Вы сами на себя не похожи. Только кратко, пожалуйста.
        - Нам надо срочно забрать больницу под протекторат академии.
        - И как вы это планируете сделать?
        - Ой, да сказать, что все это с нашего одобрения и под нашим неусыпным контролем. Поймите, иначе мы теряем помимо отличнейшего способа учить, еще и кучу денег.
        - С чего такие выводы? И если с первым я согласен, то второе еще под вопросом. Я просмотрел документы от Давидуса, так там по ним не очень-то большие суммы. Да и часть оплаты они берут услугами.
        - Ага, а то, что у них половина трущоб должна эти услуги, Давидус не говорил? Они уже сейчас могут попросить - и им построят замок, взамен попросив вычеркнуть из списка должников. И это пока денежный поток не такой большой. Весть о больнице уже просачивается в средний город, и некоторые из горожан ходят туда.
        - И все же, я не понимаю, почему вы так озабочены?
        - Почему? Почему?! Да они нарушают весь сложившийся порядок. Скоро будут ходить не к лекарям, а в больницу. К этим недоучкам.
        - Зря вы так. По докладам Давидуса, эти «недоучки» уже выучили программу третьего курса. Да, они не все знают, но они тянутся за знаниями. Они работают. А подход Казанцева дал неожиданные результаты, я уже распорядился о создании факультета травничества и зельеварения. У нас есть отличная база для проведения практик. До этого вы всегда говорили, что не всем хватает наставников, теперь же хотите закрыть больницу.
        - Говорила и буду говорить, что наставников не хватает. А больница несет в себе угрозу для целителей, и ее надо закрыть.
        - А как вы себе это представляете? Если мы ее сейчас закроем, то будут возмущаться не только жители трущоб, но и студенты. Скажут, что забрали у них их доход и детище. До этого, мол, нам дела не было до них, а как сами себе практику придумали да сделали людям добро, так учителя все себе захапали. Так вы хотите, чтоб было? А уж о народных волнениях я и не говорю.
        - И что делать?  - устало опустилась Лайа в одно из кресел.
        - Вот, почитайте на досуге,  - ректор передал женщине тоненькую тетрадку.
        - Что это?
        - А это выход из того положения, что вы сейчас описали. Если кратко, то Казанцев предлагает оставить все как есть, но при этом привлекать учителей в больницу, где они будут лечить и обучать. Там все подробней расписано, потом ознакомитесь. При этом оставить возможность студентам лекарского факультета зарабатывать себе «имя» и денег. И растить из них будущих главных врачей. Не выгонять, прошу заметить, а учить и воспитывать для того, чтоб с их помощью открыть такие больницы и в других городах. Академия же будет выступать в роли инвестора.
        - И это все описано тут?
        - Да. И я настоятельно советую все обдумать и составить план обучения для тех, кто работает уже в больнице. При этом надо предусмотреть возможность расширения больницы и увеличения числа ее работников.
        - Но вы сказали, что академии отводится немаленькая роль. То есть по факту в этом проекте будет участвовать еще кто-то?
        - Ну, идея-то не наша. А жаль. В общем, там Казанцев отметился и запатентовал уже этот проект.
        А Лайа про себя подумала, что этот гаденыш и тут умудрился ее обойти и нагреть свои лапки.

        Академия. Полигон
        - Скажи мне, дружище, куда же ты так крадешься на ночь глядя?  - раздался знакомый голос, отчего мастер Тримс даже вздрогнул. Ну не ожидал он здесь встретить своего давнего соперника и коллегу.
        - Что, уже и по делам нельзя сходить?
        - Можно, конечно, но насколько я тебя знаю, обычно по делам ты ходишь через ворота. А тут, я уверен, идешь к черному ходу. Так куда направляешься, Тримс?
        - Вот оно тебе надо, Грегори?
        - Да любопытно мне, куда же уже четвертую ночь ходит мой коллега.
        - Ты не отстанешь, да?
        - Какой ты догадливый.
        - Что тебе надо, Грегори?
        - Возьми с собой. Ты же в салун идешь?
        - Вот оно тебе надо? Ты же у нас всегда был правильным. А тут к мотылькам?
        - Скучно мне, хочу новых ощущений.
        - У тебя десять минут.
        - Я уже готов. Тебя только ждал. Пошли.
        - Ну, пойдем, раз ты такой предусмотрительный.
        Они вышли через черный ход, прошли к воротам, ведущим к нижнему городу, там у Тримса были знакомые в страже, и их пропустили без вопросов. Далее Тримс вел его какими-то своими путями, и уже минут через пятнадцать они вышли к одиноко стоящему деревянному сараю.
        - Как зайдешь, выполняй все, что скажут. И оружие отдай все, иначе не пропустят.
        - Ты с ума сошел? Еще я в таком месте оружие отдам.
        - Отдашь, никуда не денешься. Если сам не отдашь, при обыске найдут и попросят удалиться, и все наше путешествие будет напрасным.
        - Там еще и обыскивать будут?  - возмутился Адори.
        - Слушай, я тебя с собой не звал. Будут обыскивать, еще и магией просветят. В общем, заткнись и пошли.
        Войдя в сарай, Адори увидел небольшой холл, в конце которого была еще одна дверь с деревянной решеткой и задрапированной с другой стороны чуть прозрачной тканью.
        - Леры, прошу, стандартная оплата. И вы желаете быть инкогнито?
        - Да.
        - Тогда с вас еще за маски, итого два серебряных.
        К удивлению Грегори, Тримс заплатил не торгуясь. Через полминуты из двери выдвинулся ящик, в котором лежали две искусно сделанные маски, закрывающие половину лица. Быстро надев маски, они дождались, когда перед ними откроется дверь и далее их сопроводят до спуска в подвал.
        Подвал оказался подземным ходом, освещенным достаточно, чтоб идти, не опасаясь удариться головой о балки и не оступиться. Через минут десять они поднялись наверх и оказались чуть в стороне от здания салуна. Сопровождающий подвел их с другой стороны, попросил оставить все оружие, которое тут же запер в специальный ящик, и дал каждому деревянную бирку с номером, также попросил не терять ее. А далее их вежливо обыскали, просветили магией и вежливо сопроводили внутрь заведения.
        - Тут всегда так?
        - Тут? Да. Вот если бы заходил с главного входа, там все было бы немного проще. Но не сильно. В общем, слушай и запоминай. Тут мотыльков не обижают, при выборе сразу говори о своих предпочтениях и пожеланиях. За каждое необычное пожелание придется доплачивать. Мы с тобой сейчас чуть в стороне от общего зала. Отсюда можно попасть на второй этаж для состоятельных клиентов, еще можно пройти в игровой зал.
        - Игровой зал?
        - Да. Там новое развлечение - бильярд. Очередь нешуточная. Столов всего три, игра специфичная, правила все описаны и лежат у бармена на стойке. Чтоб сыграть, надо заплатить. Ставки на выигрыш тоже есть. Магией пользоваться нельзя, за этим следят артефакты. А вообще там все зависит от рук и глазомера. Могу только сказать, что пока в этой игре фавориты гномы. Уж очень она им по душе пришлась. Еще пару эльфов есть и человек. Увидишь, на их игру даже ставки делают.
        - Сложно?
        - Скорее непривычно. Там надо палкой по шарам бить, и в дыры по бокам и углам стола попадать. Советую для начала посмотреть и почитать правила. Но я слышал, что гномы хотят построить целое здание для бильярда в своем квартале, но Казанцев согласия не дает.
        - А чего так?
        - Кто его знает. У бармена для начала возьми карту.
        - Какую карту?
        - Ну, что-то вроде описания напитков и из чего готовятся. Называется это барная карта. Посмотри, там есть вполне интересные коктейли. Это, как ты понял, тоже придумка Антона. Не пей все подряд, спроси у бармена, что с чем сочетается. Иначе потом плохо будет.
        - Пробовал?
        - Тут каждый второй пробовал. Пока не поняли, что к чему, и бармен не стал объяснять. Да только кто ж по пьяни слушает-то?
        - Что еще? Это же не все, что ты хочешь сказать мне?
        - Есть индивидуальные танцы, в которых участвуют девушки, не обязательно мотыльки, могут быть из лицедеев. Так вот их склонять к постели нельзя. Все услуги можешь обговорить с барменом, или он пригласит ту, которая знает. Наверху есть кабинки для уединения, на третьем этаже комнаты.
        - Продумано тут всё.
        - Ты определился, куда тебе интересно попасть?
        - Я, пожалуй, огляжусь.
        - Если что, я на третьем этаже.
        - К мотылькам?
        - К ним, хочется мне очень понять, что же это за качели такие.

        Академия. Кабинет ректора. Следующий день
        В кабинете находилось всего четыре человека. Что удивительно, хозяин кабинета отсутствовал. Но находившихся тут это не смущало, они вели свою беседу.
        - Хм, а скажите мне, лер Тримс, Адори, куда же это вы ходили вчера вечером?
        - Гх-ка. О чем это вы, лер Давидус?
        - Ну, как же, мне вот точно доложили, что вы посещали салун.
        - Ну, ладно Грегори! Но ты-то, Тримс, ты ж мой друг! И не позвал?  - воскликнул тут же Лемиус.
        - Ну, как-то не догадался,  - стушевался мастер.
        - Ладно бы не догадался, ты ж нашего правильного взял. Вот не ожидал я от тебя такой подлянки.
        - А в чем, собственно, дело?  - Давидуса удивила реакция Лемиуса.
        - Скажите, Давидус. А вы знаете, чем их так привлек этот салун?
        - Мотыльками?  - осторожно уточнил глава разведки.
        - Право слово, Давидус, очень приятно знать, что не обо всем вы осведомлены,  - зашел в это время в кабинет ректор.
        - Не понимаю…
        - Этот салун уже на слуху почти у каждого горожанина. Заведение произвело неизгладимое впечатление на всех, кто там был. А там еще в охране наши студенты. И вы, Давидус, не поинтересовались, чем же оно так привлекает?  - удивился Лемиус.
        - Да как-то не вдавался в суть.
        - Знаете, мне кажется, надо бы проверить, что там и как,  - тихо, боясь, что его пристыдят, высказался ректор.
        - А? Э-э? О-о!  - Давидус не нашел что ответить.

        Трущобы. Антон Казанцев
        Новость о том, что мы вступились за мотылька, облетела трущобы за считанные часы. На нас смотрели с восхищением - девушки, и со злобой - весь криминал. Сразу нас убивать не стали. Но времена настали веселые. Пришлось под плащ надевать кольчугу и вооружаться кистенем. Арбалет тоже носил с собой.
        Финансы позволяли нанять пару студентов в зачет практики, что я и сделал. Тарик тоже вооружился, а те два увальня, что ходили со мной вначале, резко заболели. Бывает. Мы все так же ходили по району, приходили на места преступлений, опрашивали свидетелей и старались поймать преступников, ведя протоколы и записи.
        Я пытался находить улики или строил логические цепочки. Чаще всего удавалось поймать тех, кого видели. А видели тех, кто занимался обычным гоп-стопом. Это если после этого гоп-стопа выживали. Как правило, чаще были трупы. Приходилось заниматься опросами, магией я все еще не владел, чтоб понять, кто и что. Брал камень правды и ходил, опрашивал тех, кто мог быть виновен.
        Не сразу, но схема давала плоды. Мы не арестовывали тех, кто не совершал то или иное преступление, хоть было понятно, что он не безгрешен. Нет, мы действовали в рамках закона, если доказано - в тюрьму, нет - свободен. И пусть приговор выносили сразу, но камень правды помогал. Хотя побегать и поискать приходилось.
        Народ в моем районе стал более смелым. Стали сами приходить и рассказывать о кражах, зная, что, может, и не помогу, но буду пытаться. Ранее не было и такого. А те, кому действительно помогал находить украденные вещи, были в шоке. Постепенно преступники отстали от мотыльков. За изнасилование наказание было одно - сначала одна камера, потом рудники. Это многих стало отпугивать. Но некоторых и обозлило, появлялись жертвы. Если удавалось понять, кто это делал - появлялись жертвы при задержании.
        Но все равно район потихоньку очищался. Мотыльки стали более смелыми и сами могли подсказать, кто чем занимается и где искать преступников. Мне не было интересно лезть в другие районы и наводить там порядок. Нет, я наказывал и ловил тех, кто «гадил» в моем районе, тем самым оберегая и свой бизнес.
        Так все и текло, пока в один из дней, когда я был в больнице, просматривая отчеты и сводя дебет с кредитом, за мной не прибежала мотылек и чуть ли не умоляя просила прибыть в салун.

        Академия. Кабинет ректора. Следующий день
        - Хм, леры. Что будем делать? Ситуация щепетильная, не хотелось бы огласки,  - ректор ходил по кабинету, заложив руки за спину.
        - На мой взгляд, хорошо отдохнули.
        - Это да. Только кто ж просил сносить одну из стен?
        - Да, Амириус, что на тебя нашло?
        - А,  - махнул ректор рукой,  - ошибся я.
        - Что же это за ошибка, которая обошлась нашей академии в десяток золотых,  - хмыкнул Лемиус.
        - Сколько?  - ахнул ректор.  - Мы, конечно, не бедные, но это уже наглость!
        - Так тут в письме написано. Еще написано, что для особых клиентов у него предусмотрены эскорт-услуги.
        - Чего-чего?
        - Того. Можно было всех сюда вызвать и не ходить в салун.
        - А зачем мы тогда поперлись туда?  - удивился Давидус.
        - Кто-то предложил посмотреть на заведение,  - посмотрел на ректора Лемиус.
        - Ну, захотел, что тут такого?
        - Да, собственно, ничего. Зачем только стену разрушать надо было?
        - Да не хотел я! Само вышло. Захожу я в комнату, а там клетка накрыта, ну я и сдернул тряпку. А там пьери проснулся, огляделся и говорит: «Комната новая. Мотыльки тоже новые. А вот клиенты старые!», и на меня, гад, смотрит. Ну, я и решил, что спалился, и шарахнул.
        - Угхы-хы-ы!
        - Гха-ха-ха!
        - Гы-ы-ы!
        - М-нда. Ты когда последний раз у мотыльков был? Лет двести назад? Так пьери столько не живут. А этого пьери Казанцев научил анекдоты рассказывать.
        - Да кто ж знал-то?!  - Кабинет опять потонул в хохоте.
        - Что делать будем? Антон там вроде как все уладил, но в письме просит возместить некоторые убытки.
        - Будет ему возмещение убытков. Только пусть устроит эти его эскорт-услуги, оплатим соответственно. И кто-нибудь объяснит мне, что это за таинственные качели?
        - О-о-о. Это надо один раз попробовать, так не объяснишь.  - Тримс мечтательно закатил глаза.

        Глава 8

        Академия. Спустя месяц после окончания практики. Ванси Аилд
        Ванси шла по коридорам и размышляла, что привело ее в эту академию? С одной стороны, она выиграла турнир. С другой - это то, как она его выиграла. А еще в памяти всплывал каждый раз постыдный эпизод ее пленения. И каждый раз перед взором возникала ненавистная рожа Антона.
        Что ей пришлось пережить после турнира, она не хотела даже вспоминать. Как не хотела думать о том, как ее заставили действовать против своих же. И пусть в тот момент она готова была сделать всё для Казанцева, по прошествии времени пришла злость, вытеснив там все чувства к пленителю.
        Она, потомственная Аилд, была какой-то исполнительницей у простого воина? Позор на род не пал только потому, что они выиграли турнир. Но дома ее ждал тяжелый разговор с отцом и отсроченное наказание, коим является задание переманить Казанцева. А как это сделать, когда хочется просто удушить его, смыв через кровь все те воспоминания, что терзали все это время?
        И вот она в академии, по обмену студентами. Ходит на занятия вместе со всеми. И большинство смотрит на нее с подозрением, а то и с ненавистью. Дома все было по-другому. Дома ее любили, ей восхищались. О да, одна из лучших учениц, красавица и несомненный лидер на своем курсе. А еще могущественная семья Аилд, славящаяся боевыми магами и силой. А тут что? Одиночество и люди, которым она не может доверить спину, и в случае чего влияния семьи не хватит, чтоб уберечь дочку от смерти.
        Войдя с такими мыслями в новую аудиторию, она села на первую парту просто потому, что все дальние уже были заняты. Разложила писчие принадлежности и стала ждать прихода преподавателя, повернув голову к окну. Краем зрения она уловила движение и, повернувшись, увидела странно сложенный листок бумаги, который буквально прилетел ей в лоб.
        Подняв его, она прочла странное послание:
        Миледи, вами я сражен!
        Веду себя, как малолетний я пижон.
        Увы, не знаю, как к вам «подкатить»,
        Чтобы «люлей» не отхватить!

        До конца дня Ванси так и не поняла, почему он не знает, как «подкатить» и что такое «люлей». То, что это писал Казанцев, она была уверена на все сто, но вот на что он намекает, она понять не могла. Придя в свою комнату, она улеглась на кровати и уставилась в потолок, думая о записке и дальнейших шагах по «приручению» Антона. Мысли прыгали с одной на другую, пока их не спугнул легкий стук в дверь.
        Встав и открыв дверь, Аилд удивилась. Первое, там стоял незнакомый ей парень, пухловатый, с копной нечесаных волос, и протягивал ей букет цветов. Как только она его взяла в руки, парень сразу же приблизился, обнял ее за талию и впился в ее губы поцелуем.

        Академия. Казанцев Антон
        - Ой, дура-а-а-к!  - простонал я.
        Мой ученик вылетел от Аилд буквально через секунду после того, как поцеловал девушку. Если б я знал, кого он хотел очаровать, фиг бы ему помогал, но слово дано, приходится выполнять условия договора.
        Сверху на рыжего упал его букет цветов, и после этого хлопнула дверь в комнату к Ванси. Рыжий какое-то время полежал, после чего встал и направился в мою сторону.
        - Ты не переживай, мы тебе другую девушку подберем,  - решил я его подбодрить.
        - Э?
        - Ну, понимаешь, твое кунг-фу не такое сильное, как у нее!
        - Э-э?
        - Ну, как тебе объяснить?! В общем, у нее восьмидесятый лэвел обольщения, а у тебя примерно десятый.
        - Э-э-м?
        - У нее очень большая сопротивляемость к обольщению!
        - А-а-а!
        - Ага. Поэтому не переживай.
        - Санасай!
        - Сэнсэй!  - поправил я.
        - Ну, да. В общем, это… А что вообще значит это сэнсэй?
        - Переводится как учитель.
        - Можно я вас буду звать просто учитель, а то это слово не очень мне нравится.
        - Тогда зови наставник.
        - Хорошо.
        - Наставник, я хотел сказать спасибо. Благодаря вам я смог поцеловать девушку! До вас я и говорить с ними боялся. В общем, я побежал еще за букетом.
        - Зачем?
        - Ну, как же, вы же сами говорили, что девушки любят настойчивых. Вот я решил, что одного букета будет мало.
        Я чуть себя ладошкой по лицу не ударил.
        - Э-э, а скажи, Пасно, а тебе только эта девушка нравится или еще есть?
        - Ну, еще есть, но Ванси больше всех нравится.
        - Мой тебе совет, сходи к другим и лучше выбери ту, что из простолюдинок. Только когда букет будешь вручать, представься полным именем. И главное - уточни, что ты барон.
        - Хорошо, наставник. Вы правы, сегодня по букету на каждую. Спасибо. Я побежал.
        В принципе, он парень был неплохой, но слишком скромный и стеснительный. Отсюда и невозможность нормального общения с противоположным полом. А мне было скучно, вот я и организовал курсы для таких, как он. Тем более на втором курсе нас выпускали в город, после занятий. Точнее всех выпускали, а меня вот нет. Так как они расследуют законность моих действий при облагораживании района.
        В общем, когда на меня второй раз было совершено покушение, при защите от которого очень хорошо себя проявили ученики Тримса и мотыльки, начальство решило меня спрятать под благовидным предлогом разбирательства случившегося со мной.
        А район при этом набирал популярность, как среди простых горожан, так и знати. Больница работала в штатном режиме и приносила стабильный доход, всех, кто лечился в долг, отправляли отрабатывать на мои же проекты. Стражу несли силами учеников Тримса и учеников старших курсов по магии. Мое рационалистическое предложение, что ученики, подрабатывающие в страже города, могут посещать занятия по свободной программе, нашло понимание у мастера.
        Мотыльки осмелели, так как почувствовали, что могут быть полезны и за них есть кому заступиться. Было несколько несогласных с правилами, но я их уволил, в назидание остальным, так что все другие присмирели и относятся ко всем нововведениям с ответственностью. Сказано выбрить - выбреют, выщипают и прочее.
        Кстати, еще в больницу стали приходить преподаватели из академии и давать бесплатные советы персоналу, бывало даже чему-то прямо там на пациентах обучали. Тарику вырастили, например, конечности. Да и не только ему, по моей задумке, все ветераны и бывшие стражники или солдаты лечились в больнице бесплатно. Конечно, это делалось не просто так. В общем, поддержку среди вояк и стражников я получил, особенно от тех, кого удалось вернуть в строй.
        Вот и получается, что все при деле, один я сидел в академии после занятий. Вот и пришла мне в голову мысль развлечься и заработать.

        Академия. Ванси Аилд
        Ванси пребывала в очень скверном настроении. За последние десять дней ее уже достали своим навязчивым вниманием большинство тех, с кем ей общаться совсем не хотелось. У нее дома такие даже подойти к ней боялись. А тут прям как невезение: то толстые, то потные. И ладно бы был у них статус, но нет, обычные бароны, а бывало и торгаши. Нет, конечно, она понимала, что очень привлекательна, да и семья знаменитая, но почему-то знаки внимания ей уделяют только те, кто дома в академии был «вторым сортом».
        И вот опять очередной букет ставших уже ненавистными, красных цветов кории[11 - Розы.]. И ведь не выкинешь, воспитание не позволяло. А как хотелось иногда очередным букетом зарядить по морде.
        - Я смотрю, тебя тоже коснулась эта беда?
        - А?  - Ванси не сразу поняла, что обращаются к ней.  - Вы мне?
        - Тебе. Присяду?  - произнесла эльфийка.
        - Садитесь.  - Ванси отодвинулась на край скамейки.
        - Давай на «ты», хорошо? В конце концов, мы с тобой в одной и той же ситуации.
        - Эм? Это в какой же?  - Аилд все же решила побыть вежливой.
        - Тебе надоело навязчивое внимание.
        - И все же я не понимаю.
        - Скажем так, я тоже испытала на себе то, что сейчас испытываешь ты, получая все эти букеты цветов и записки.
        - Да? Что-то не вижу у вас поклонников, ждущих вас за углом.
        - Зря ты так. Мне удалось избавиться от навязчивого ухаживания буквально три месяца назад, и как я думала, навсегда…
        - Но?..
        - Но буквально неделю назад все возобновилось. И поверь, не одна ты и я страдаем от этого.
        - Да-а-а?  - Ванси даже развернулась к своей собеседнице.
        - Да. А чего ты удивляешься, не одна ты тут знатная особа, не обделенная красотой.
        - Хм… Короче, что ты хочешь?
        - Я знаю, кто это устроил.
        - Подробней.
        - Казанцев.
        И обе девушки услышали, как хрустнули стебли букета, и уставились на то, как по тоненькой ручке одной из них потекла струйка крови.
        - И что мне дает эта информация?
        - Шанс отомстить.
        - У тебя есть план?
        - Ну, я думаю, некоторые захотят спустить на землю одного выскочку.
        - Подробней.

        Академия. Кабинет ректора
        - Ну, что же, все в сборе? Вот и хорошо. Начнем, пожалуй. Что у нас там с покушением на нашего фаворита?
        - Как и ожидалось, покушение было оплачено одной из благородных семей. Принадлежность установить не смогли. Только по косвенным данным.
        - Вот даже как? А причины?
        - Эр ректор, там все так накручено, что мои аналитики за голову хватаются, такое впечатление, что там несколько семей цену перебивали.
        - Что-то я думаю, что так оно и было. И в итоге везде были посредники, которых теперь уже нет в живых.
        - Вы правы, мастер. Но это не отменяет того, что нападение было на студента академии. И это первый прецедент за сто лет.
        - Давидус, информируйте меня раз в неделю, как обстоят дела с этим расследованием. А что там с больницей и лечением ветеранов?
        - Можно я отвечу?  - поднялся мастер Тримс.  - Как вы знаете, у нас давно сложился порядок, что тех, кто пострадал в войне, обслуживают целители, если у кого есть деньги, помощь получают лучше, чем другие. Наемники платят из своего кармана, в армии целителями работают те, кто не мог оплатить свое обучение. Просто так заставить обычных целителей лечить вояк бесплатно у нас возможности не было.
        - Заставишь их, как же. По факту они откажутся, и что с ними делать? Пытать? Так убегут все, и кто лечить будет? Зажрались они, ох зажрались. Даже шевелить рукой бесплатно не будут.
        - Лайа, мы все это прекрасно знаем. Вы нам вот что скажите, как так получилось, что в больнице стали лечить ветеранов?
        - Так там Казанцев такую работу провел, да и предоставил возможность студентам учиться на живых людях. Причем заметьте, что этот шанс на лечение пятьдесят на пятьдесят. По факту ветераны выступили как подопытные. На свой страх и риск. Да и вообще все начало работы этой больницы был большой фарс. Но выкрутились, набили шишки, и вот работают. А по поводу ветеранов я так скажу, что он их после лечения устраивает в свои предприятия, будь то трактир или театр. Там еще и улицы они патрулируют, и бандитов ищут.
        - То есть фактически трактир тратит часть прибыли на охрану, при этом гарантирует бесплатное лечение. Но как же тогда быть с теми, кого сначала лечат?
        - А тут, увы,  - развел в стороны руки Тримс,  - это личное пожелание Антона. И надо отдать ему должное, ветераны его готовы на руках носить. Его авторитет среди стражи поднялся до небес. Лекари кусают локти, так как вояки теперь ходят только в больницу. И даже если там напортачат, то исправлять будут бесплатно. А у многих семьи, дети.
        - Их тоже лечат бесплатно?  - удивилась Райгони.
        - А-а. Вы не знали?  - повернулся к лекарю Лемиус.
        - Не-э-э-т. Ой, что будет…
        - Да, ситуация складывается нерадостная. Только недовольных лекарей нам не хватало. Ведь и к королю пойдут.
        - А знаете что? Пусть идут. Вы бы видели, как любят врачей и медсестер больницы. Их даже бандиты уважают и не трогают. А то, что опыта мало, так это наживное. Да и многие из простолюдинов с факультета целительства хотят работать в больнице. Так что ничего не будет, обломаются они. А королю можно намекнуть, как увеличить его влияние в армии, если перенять идею Казанцева.
        - Хм… а хорошая идея, Давидус. Пожалуй, надо будет написать письмо его величеству. Так, а что там с самим Казанцевым?
        - Вызван на пять дуэлей. Магических,  - сразу же ответил Лемиус.
        - О как! Это что же он натворил?
        - Открыл курсы по общению с женщинами.
        - И как успехи?
        - Как видите, кому-то не понравилось. Хотя по моим данным, на курсы периодически записываются.
        - А есть список вызывающих?
        - Да, вот посмотрите, там еще кратко о каждом и его талантах.
        Прошло минут двадцать, пока все ознакомились с предоставленными Давидусом данными. Потом еще минут пять ушло на осмысление.
        - М-нд-а… это прям даже не знаю, как сказать. Ставки?  - на всякий случай спросил ректор.
        - Я, пожалуй, воздержусь.  - Лемиус не стал рисковать.

        Академия. Ночь. Спальня. Казанцев Антон
        - Ты знаешь, кто тебя вызвал на дуэль?
        - Хм… это так важно сейчас?
        - То есть тебя совсем не волнует, с кем ты будешь сражаться?
        - Волнует меня сейчас только то, что мы вдвоем.
        - Антон!
        - Ну, что?
        - Нельзя так! Ты хоть понимаешь, что нельзя так наплевательски относиться к дуэлям?! Трое из них со старших курсов!
        - Угу, а двое из древнейших родов, которые при этом имеют секретные техники, и оценить их потенциал никак нельзя.
        - Откуда ты знаешь?
        - Ну, я ж не тупой. И вообще, не все измеряется силой.
        - Не скажи, иногда даже мастера проигрывают грубой силе.
        - Лайа, вот нам что, больше заняться нечем?
        - Я просто не понимаю, как ты можешь быть таким спокойным? Тебя могут убить. Даже целители не помогут.
        - А вот скажи, вы там ставки уже сделали?
        - Все воздержались. Но это означает, что все уверены в том, что у тебя нет шансов.
        - Поставь на то, что я, скажем так, выкручусь.
        - В смысле?
        - Ну, ты поставь, а потом увидишь.
        - Анто-о-о-н. Ну, ска-а-жи-и…
        - Может быть, и только после секса!

        Академия. Сайа
        - Мия, вот скажи, в кого он такой?  - спросила Вилье.
        - Не знаю. Он же мне не родной.
        - Как не родной?  - вскочили обе девушки.
        - Э-э? А я не говорила?
        - Не-е-э-т,  - ответила за всех Сайа.
        - Странно, мне казалось, что я рассказывала. В общем, Казанцев меня спас от разбойников, потом выходил деда и остался жить у нас. Помогал по хозяйству и деревенских лечил как мог. Правда, он же их в основном и калечил.
        - Как это калечил?  - удивилась Ласси.
        - Ну, он скорее делал все так, что деревенские сами калечились. Ой,  - махнула рукой Миа,  - он там такое вытворял, ни одной юбки не пропускал. Из-за этого все его то побить хотели, то девок запирали. Кузнец даже железные панталоны наделал.
        - Э-э-э… И помогло?  - робко спросила Сайа.
        - Не-а.
        Тут дверь в комнату резко распахнулась. Девушки повернули головы и увидели взлохмаченную голову недавней подруги.
        - Там! Там Казанцева на дуэль вызвали!  - скороговоркой выпалила Дири и часто задышала.
        - Хм, ну и что? Еще один смертничек, как любит выражаться Антон.  - Мия не сомневалась в победе «брата».
        - Нет. Его четвертый курс вызвал на магическую дуэль!
        - Что?
        - Это точно?
        - Это не честно!
        - Так! Стоп! Все успокоились. Дири, пожалуйста, расскажи подробней, что произошло,  - Сайа решила вмешаться.
        Орчанка прошла в комнату, огляделась, после чего согнала баронессу со стула на кровать к остальным и принялась рассказывать, как все было.
        По рассказу Дири выходило, что две недели назад Казанцев организовал некие курсы по обольщению девушек. В итоге весь «неликвид» поверил в свои силы и давай проверять приобретенные знания на практике. Как итог - под практические занятия попались две особы: княжна и Аилд. Особо они никого не отшивали, но и не приближали к себе. Видя такое, забеспокоились фавориты академии. Не сразу, ведь у «неликвида» не сразу получалось охмурять девушек, но процесс потихоньку шел. И даже в самые заносчивые головы дошла мысль, что и вода камень точит. В итоге эти самые «светлые головы» стали наравне со всеми ухлестывать за этими барышнями, а те не будь дурами, да и скажи, что они вроде как заняты Казанцевым.
        Претенденты на «самое сокровенное» разделились на два лагеря: первые это те, кто ходил на курсы и понял, что им тут не светит, ибо это всё наставника (а именно так они теперь называли Казанцева), и вторые это те, кто решил: «А не жирно ли этому выскочке?» Как итог пять вызовов на дуэль.
        - Так вот откуда все эти воздыхатели!  - удивилась Вилье.
        - Замолчи, Ласси. Будто до этого у тебя их было меньше?!  - Сайа решила поставить подругу на место.
        - Ну не скажи… Раньше хоть не такой сброд был.
        - Так что Антон?
        - Он не дал своего ответа.
        - Как это так? Если он не ответит, ему же потом жизни не дадут. Презирать начнут все.
        - Он не дал ответа сразу. А просил дать ему на обдумывание ситуации два дня. То есть он не отказался, а просто попросил отсрочку на оглашение нюансов.
        В тот же момент дверь распахнулась, и в комнату ввалился объект обсуждения.
        - О! Всем привет! Нужна помощь. Вас же в город отпускают?  - дождавшись кивка, Казанцев продолжил:  - Отлично, Сайа, сможешь позвать к девяти утра пекаря, адрес я тебе написал. Вот держи. Мия, вот тебе письмо для кузнеца Ройло. Найдешь в квартале ремесленников. Всё, всех целую, всем удачи.  - После чего парень удалился.
        - Вот и что это сейчас было? Ни намека на переживание. Пришел, раздал задания и убежал,  - вздохнула баронесса.
        - Может, посмотрим, что он там написал?  - робко спросила Дири.
        - Я бы не советовала,  - решила остановить порыв девушек Сайа.  - Мне кажется, Антон не обрадуется. Пойдемте, что ли, выполним его поручение?!

        Академия. Полигон. День дуэли. Дири
        Орчанка сидела на первых рядах и так же, как и ее новые подруги, нервничала. Этот парень, с которым ее свела ее неуемная страсть, стал для нее всем. Она боялась признаться самой себе, что готова выполнить любую его просьбу. Та ночь сломала девушку, вместо стервозной и похотливой девчонки появилась скромница Дири. Но скромницей она стала для других, ему же она готова отдаться вся.
        Трибуны заполнились полностью, весть о том, что Казанцев будет сражаться на дуэли, облетела академию за мгновения. Кто-то пришел посмотреть на смерть дерзкого второкурсника, а кто-то все же надеялся, что и в этот раз Антон удивит всех. Условия дуэли так и не были озвучены. Казанцев согласился на саму дуэль, но сказал, что условия озвучит за минуту перед дуэлью.
        В итоге вызывающим пришлось согласиться, дуэльный кодекс это не запрещал. Тотализатор в среде студентов лихорадило, ставки то повышались, то понижались. И виной тому был как раз Казанцев. Он то ставил на свою победу огромную сумму среди студенческой братии, то ставил на свою смерть, завещая все в случае смерти на пьянку в честь похорон.
        И вот на полигон выходит его противник, третьекурсник Аниц Кроо, предрасположенность которого огонь и ветер. Сложный противник. Старый род, скрытые техники и непредсказуемость в атаках. Навстречу ему вышел Антон, как и в прошлый раз в черных брюках с широким поясом, белой рубахе, клинком на левом боку и арбалетом на правом. В широкополой шляпе с длинными перьями.
        Вот к ним подходит судья и интересуется условиями дуэли у Антона. По трибунам проходит удивленный вздох. Никаких условий. Как же так? Но вот судья кивает головой тем, кто следит за защитой полигона и генерацией площадок для сражения. Повернувшись к дуэлянтам, судья предлагает разойтись в стороны, но Казанцев отказывается.
        - Что он делает? У Аница опыта больше в таких сражениях, а Антон даже уйти подальше не хочет,  - шепчет Вилье.
        - Начали!  - кричит судья.
        И в тот же момент противник Антона сгибается пополам и получает коленом в голову. А Казанцев спокойно разворачивается и уходит с полигона. Дуэль продлилась меньше пяти секунд.

        Академия. Кабинет ректора. День спустя
        - Итак, мне кто-нибудь пояснит, что это было на полигоне?
        - Казанцев очень хорошо сыграл на правилах проведения дуэлей. Отдаю ему должное, даже мои специалисты не сразу выявили столь очевидную лазейку. В итоге банальное использование арбалета с тупым болтом, почти в упор. Еще конечно же нежелание противника уступать какому-то выскочке. А так, если бы Кроо отошел на положенное место, то все сложилось бы по-другому.
        - Спасибо, Давидус, но вообще-то меня интересовало совсем другое. Откуда у Казанцева ТАКИЕ знакомства? Лер Лемиус, не поясните, как оказалось, что один из представителей народа троллей должен вашему подопечному услугу?
        - Не знаю. Мне и самому интересно.
        - Давидус, все внимание на нашего фаворита, добудьте информацию о его связях. Что-то мне перестает нравиться то, что происходит вокруг этого парня.
        - Леры, так получается, что в этот раз сыграла моя ставка?  - невинно поинтересовалась присутствующая в кабинете дама.

        Академия. Антон Казанцев
        Как там было в рекламе? Шок - это по-нашему. А вот нечего было строить из себя зазнаек и недооценивать противника. Хм, думают если маги, то их нельзя и простым оружием приголубить? Это ж надо было мне позволить перелопатить кучу литературы и отыскать лазейки. Конечно, еще сыграло то, что я сначала поставил на свою победу, тем самым разозлив противников, а потом, за день до дуэли, уже на свою смерть. И только в сам день дуэли опять поставил на победу. Повелись, родимые.
        В итоге первого своего противника пристрелил из арбалета, не сходя с места. Ну как пристрелил? Болт был тупой, еще и кожей обмотан. А этот упертый так же, как и я, решил не отходить на исходную позицию.
        С остальными тремя и того забавней получилось. После того как Панчус отправил самого сильного из них в забытье, остальные даже не решились на драку. Да, я взял самоотвод, и это в дуэлях не запрещалось.
        А моей заменой был тролль Панчус. В принципе, не злобный и веселый парень. Вообще тролли в этом мире были ростом примерно два метра двадцать сантиметров. С серой кожей и чешуей на кончиках пальцев, клыки особо не выпирали, а вот уши были чуть меньше человеческих. В общем если бы не эти отличия, то вполне похожи на людей.
        Но есть в этом народе своя изюминка. Даже, наверное, две. Они абсолютно не подвержены воздействию внешней магии и при этом накладывают на себя иллюзии, которые не может распознать даже архимаг. Идеальные убийцы магов. И я тут не шучу. Так как убить магией их практически невозможно, почему практически? Устроенный магией в горах камнепад их конечно же убьет. Но представьте, что есть разумные, которые могут под иллюзией стать кем угодно и прийти к вам в дом, скажем, под видом вашего лучшего друга. Во-о-т! И получается, что троллей боятся.
        Живет же этот народ в какой-то долине, и особо из нее никуда не выходит и ни к кому не лезет. Были попытки их захватить, но до долины надо еще добраться, а потом еще и сразиться с народом, идеально приспособленным к ведению войн. Выносливые, сильные, защищенные от магии. В общем, они никого не трогают и их никто не трогает. Правда, бывают и исключения, как у меня, например.
        В общем, тролли выходят в королевства, узнавать, что происходит в мире, живут среди разумных. И если вдруг получается помочь троллю, он готов расплатиться услугой. А их услуги ценятся очень высоко. Не у всех королей есть должники тролли.
        Мне же услуга досталась почти даром. В один из патрулей квартала меня позвал булочник, у которого я периодически покупал хлеб.
        - Лер Антон, можно с вами переговорить наедине?  - удивил меня Панчус своей просьбой.
        - Можно. Посторожите у входа, хорошо?  - сказал я своим сопровождающим, на что те лишь кивнули.
        Пройдя прилавок насквозь, мы зашли в просторное помещение, в котором Панчус провел какие-то манипуляции рукой - и его облик кардинально изменился.
        - Вот.
        - И что?  - Я конечно же опешил от того, как изменился пекарь, но решительно не понимал, чего от меня хотят.
        - Я тролль.
        - Я вижу, что не человек.
        - Вы что, не понимаете?
        - Нет.
        - Я тролль.
        - Я человек.
        - Мне нужна помощь.
        - Так ты скажи, в чем помощь-то нужна, а не хвастайся тем, что ты тролль.
        - Дайте слово, что не расскажете всем, кто я такой.
        - Хорошо. Я даю слово, что не выдам твою тайну.
        - Понимаете, нам троллям очень сложно найти себе пару.
        - И?..
        - А тем более, когда ты один в городе. В общем, не всем мы подходим.
        В итоге, когда я узнал причину, мне стало и завидно и смешно. Банально тролли по физиологии превосходили большинство разумных, и близость с другими расами если и могла быть, то только после очень многих манипуляций. А Панчус был молодым, организм требовал спустить пар, вот и подумал он, что, возможно, в салуне найдется и ему пара.
        Угу. Не нашлась, так как все получилось, как в том анекдоте, когда муравей показал льву свое «хозяйство». Нет, конечно, сначала я подумал на орчанок. Но поинтересовавшись данной темой у Дири, пришел к выводу, что те тоже не особо справятся. Пришлось думать. И так бы я ни к чему и не пришел, если б не наткнулся в коридоре академии на расписание предметов. Оказывается, у нас был предмет демонологии. И это меня натолкнуло на мысль вызова суккуба.
        А знаете, кто преподавал этот предмет? Мой наставник. Найдя Лемиуса, я долго упрашивал его мне помочь в поиске самого умного студента. Лемиуса хватило минут на тридцать, что стоило мне шести пригласительных в салун для него и вип-персон.
        Потом были переговоры со студентом и опять взятка. Организация самого вызова заняла примерно два дня. Вызывать решили в отдельной комнате салуна, оборудованной звукоизоляцией.
        Самое интересное, вызов мы удачно совершили только на третий раз. До этого появлялось что-то бесформенное. Договариваться выпало мне. Итак, что в итоге удалось сторговать: пять ночей любви; при беременности ребенок достается отцу, суккуба долго хохотала, но согласилась, сказав: «Если выживешь после первой, принесу!»; можно будет периодически подряжать ее для такой пикантной работы.
        И когда после «подписания договора» я направился к выходу, суккуба прошипела:
        - Кхуда собрался, чщеловечек? Теперь ты мой на пять ночей.
        - Извините, но в договоре не оговаривалось, кто с вами проводит ночи. Поэтому,  - развожу я в стороны руки и, открыв дверь, зову пекаря:  - Панчус, заходи, всё готово.
        Когда в комнату зашел тролль, мне показалось, что демонесса даже взбледнула. Ну, да мне пофиг, разберутся.
        Вот так и получилось, что тролль мне должен услугу. Хотя и рекламу моему заведению он сделал шикарную. Пять дней он развлекался с суккубой. А какие звуки из их комнаты доносились на третий день, это вообще не передать. Звукоизоляция накрылась на второй. И это помимо того, как там скрипела четвертая по счету кровать. Свободные от работы мотыльки прислушивались к каждому шороху и вздоху, что доносились из комнаты. А уж когда Панчус выходил подкрепиться, смотрели на него ТАКИМИ глазами. Мужики же хотели даму.
        Пришлось думать, как это все организовать.

        Академия. Полигон. Антон Казанцев
        Лежа на травке, я наблюдал за бегом облаков по бесконечно синему небу. Моей идиллии никто не мешал, даже не трогали меня. Чуть в стороне Тримс гонял мой курс, потом у нас будет отработка магических плетений, где мне уже придется заниматься. А пока можно и полежать спокойно, пока не трогают.
        Мысли текли вяло и неспешно. Да и какие там мысли, так, думы только о том, что опять мне, видимо, придется делать из того, что есть, единый механизм. Не хочется, а надо. Нам объявили «холодную войну». Кто объявил? Так старшие курсы. С четвертого по пятый. Третий остался нейтральным - еще не старший, но уже не младший.
        Война эта проявлялась во всяких пакостях: магические ловушки, отбирание денег у более слабых, пару избиений было. И в каждом эпизоде говорили, что все это из-за меня. Знакомая тактика, дающая уже сейчас свои плоды. Вот и получается, что надо с этим что-то делать. Надо сделать так, чтоб младшие курсы зауважали. Вопрос: «Как?»
        Нет, по силе мы, конечно, проиграем, но есть же всегда смекалка и нестандартный подход, как говорил Михаил Андреевич. Просто надо найти этот подход и придумать план. С другой стороны, что уже сейчас нам мешает начать партизанскую войну?
        Думаю, надо для начала привлечь тех, кто мне не откажет в маленьких просьбах. Сейчас девочки отзанимаются, и я с ними поговорю. Жаль, конечно, Дири в это втравливать нельзя, а ее бы помощь пригодилась.

        Академия. Чуть позже. Сайа
        - Что ты хочешь сделать?
        - Начать партизанскую войну. Ну, вроде как делать то же самое, что и старшие курсы.
        - Ага, и для этого тебе надо нанять охотников?
        - Да!
        - Не понимаю, как это поможет?
        - Ну, вы мне помогите найти охотников, а дальше, я думаю, мы разберемся.
        - Скажи, что ты задумал?  - спросила Мия.
        - Так будет неинтересно. Вы готовы мстить за своих товарищей?
        - Ой, да какие они нам товарищи?  - отмахнулась Вилье.
        - Ну, не скажи. Кто-то же должен подавать пример. В общем, поможете?
        - Да,  - ответила за всех Сайа.

        Академия. Кабинет ректора. Спустя три дня. Четыре часа утра
        - Я уже в который раз вам говорю, его надо переводить ко мне.
        - Давидус, не начинайте,  - поморщился ректор.
        - В очередь, Давидус. В очередь,  - проворчал Лемиус.  - Парень очень перспективный, и первый его нашел я.
        - Но вы не понимаете, он уже сейчас проводит такие операции и находит изящные лазейки там, где мой отдел на это тратит уйму времени. Вы представляете, как раскроется его потенциал, если его подучить?
        - Давидус, хватит. Есть договор, и по правилам мы не вмешиваемся в выбор учеников. А пока Казанцев не выбрал ничью сторону,  - Адори тоже решил вставить свое слово.  - Он и у меня раскрыл бы свой потенциал. Но увы, договор.
        - Мы отвлеклись, эры. Так что там с этой суматохой в женском общежитии старших курсов?
        - Все началось с того, что старшие курсы стали задирать младшие. Вроде негласной такой войны. При этом все свои выходки старший курс сваливал на поведение Антона. Вроде как он во всем этом виноват и очень сильно зарвался. При этом Казанцева они не трогали и не задирали. Уж не знаю, что стало пиком сей проблемы, только три дня назад Казанцев нанял артель охотников и оплатил услуги по поимке животных.
        - Животные-то ему зачем?  - удивился Тримс.
        - На тот момент этому не придали значения. И в итоге охотников никто не задерживал. А те справились за одну ночь со своим заданием и привезли Казанцеву в закрытых клетках пятьдесят рукокрылов. На входе в академию Антона попытались остановить, но он мотивировал, что это подопытные образцы для магии жизни.
        - Лайа, вы что-нибудь знаете об этом?  - обратился Давидус к женщине.
        - Первый раз слышу. Тем более что магию жизни им начнут преподавать только через месяц.
        - Ну, я так и подумал. В общем, клетки были проверены, и никакой опасности выявлено не было.
        - И как это относится к суматохе в общежитии?  - ректор уставился на преподавателей.
        - Я как раз к этому веду. Казанцева пропустили с его животными в академию, где он за два дня придумал свою месть. Представьте, что ночью вы просыпаетесь от жуткого воя или смеха. А по комнате мечется что-то непонятное. И то появляется, то исчезает.
        - И все это в женской половине. М-нда.
        - Ага! И это еще не всё, некоторые… гхм… призраки, назовем их так, имели вид студентов старших курсов.
        - О как. И что же?
        - Ну, эти призраки были одеты в некие балахоны, при приближении к девушкам распахивали свои балахоны, демонстрируя свое оголенное тело и готовность к соитию.
        - Буг-ха-ха-ха,  - первым отреагировал Лемиус.
        Когда все отсмеялись, ректор спросил:
        - Но это не всё?
        - Нет конечно. А теперь представьте, что на крики прибежали спасители. Так как у большинства старшекурсников уже сложились пары.
        - М-нда. Много пострадало?
        - Ваши уже занимаются ими. Ничего серьезного. Но девочки с испугу пуляли всем подряд.
        - И все же я не понимаю, при чем тут рукокрылы?
        - А при том, что он к каждому зверьку на лапку приделал кольцо из проволоки и вот на это кольцо наложил заклятия иллюзии. А так как зверьки летали под самым потолком, а иллюзии проецировались на пол, то по этим иллюзиям били всем подряд. И как вы понимаете, причину не уничтожили, точнее носитель заклинания, но при этом видя, как через иллюзию проходят заклинания, все решили, что это призраки. Как уж это проделал Казанцев, а при этом еще и некоторые сделал периодическими… А как он добился звукового эффекта, мои вообще в шоке. У меня там такой переполох в ведомстве.
        - Как накажем Казанцева? И что вы там читаете, Лемиус?  - спросил ректор.
        - А как его накажешь?  - отреагировал наставник Антона.
        - Вы о чем, Лемиус?
        - Да вот, был у меня мой подопечный вчера и передал конверт с просьбой открыть, когда посчитаю нужным. Ну, после сегодняшней ночи я его вот и открыл. И знаете, не за что его наказывать. Вот тут прямо так и написано, с указанием пунктов устава академии и законов. А по пункту устава академии у нас случилось то, что большинство студентов старших курсов не соответствуют званию учеников этих самых курсов, так как не способны распознать иллюзии. А остальные не годятся в боевые маги. И прочее-прочее.
        - Дай-ка почитать,  - вырвал конверт Тримс, а после прочтения, откинувшись на спинку стула, засмеялся.  - Аха-ха! Ай, молодец! Чую, Казанцев вам, маги, еще покажет!
        - Ну уж нет! Такого я прощать не собираюсь!  - гневно ответил Адори.
        - Тримс, я правильно понял, что это ставка?  - уточнил Давидус.

        Академия. Неделя спустя. Ванси Аилд
        - Прав был отец, надо было подружиться с этим парнем. Но нет, гнев закрыл глаза… Ну, что мне стоило подумать о последствиях? Поддалась эмоциям, пошла у эльфы на поводу. И что в итоге? Война старших с младшими? Угу… в которой победителями пока выходят младшие под предводительством Антона. Ну, вот что мне стоило хотя бы вспомнить, как этот парень, можно сказать, в одиночку выиграл Вызов. Но нет, решила, что это случайность. Угу, случайность.
        Уже неделю как случайно со старшими курсами случаются казусы, от чего они не выспавшиеся, раздражительные и… уставшие. А Казанцев действует дерзко, нагло и, главное, тихо. Что стоит только одна его выходка с суккубами? Ну, вот кто бы мог подумать, что он призовет на полигоне этих существ, даст им медальоны, скрывающие ауру, и проведет в мужскую общагу. Да как проведет, загримирует своих подруг и суккуб под мальчиков, и они внаглую попрутся через арку.
        Переодетых девушек сразу раскусили, не обратив при этом внимания на пять переодетых суккуб с их искаженной аурой. А ночью эти демоны похоти прошлись по общежитию. Да-а… как никого не убили при этом, это отдельная история. Там, по словам многих, такая оргия творилась, такой разврат. А вот доказать, что это был Казанцев, не смогли, так как улики уничтожены полигоном и его системой очистки магических преобразований. А суккубы исчезли из этого мира сами.
        Как итог, больше половины парней старших курсов с магическим истощением и переутомлением, с дебильными улыбками на лицах так и остались лежать у себя в комнатах. Те же, кто смог выйти, получали нагоняй от своих половинок. Скандал, разбирательство - и ничего. Никто не сомневался, что это выходка Антона, но доказать не смогли. Один только Давидус ходил, улыбался и говорил ректору: «Я же говорил - идеален!»
        Грегори Адори боевикам устроил тотальный разнос за неспособность противостоять обычным младшекурсникам (теперь благодаря Антону их стали называть так). При этом запретил вызывать их на дуэль, вплоть до отчисления из академии. И казалось, что Антон только этого и ждал.
        На следующий день большинство студентов старших курсов слегли у целителей с отравлением. Как потом выяснилось, в еду были добавлены некие специи, сами по себе безвредные, если не добавить к ним еще один реагент. И вот этот-то реагент обнаружили в обычном компоте. И те, кто выпил компот, мучились расстройством желудка. А младшие? Младшие просто не пили компот.
        Старшекурсники пытались отыграть позиции, да только не было сплоченности, не было дружного коллектива, и большая их часть еще не отошли от отравления. Их разделали, банально подловив на полигоне, и расстреляли из арбалетов, по принципу дуэли Казанцева. А вечером был ответный визит младшекурсников.
        Это ж надо было додуматься, за два дня наделать множество глиняных шариков, обжечь их в огне, после чего наложить на них водные заклинания. Получились самые плохие одноразовые накопители. И пусть в итоге такие шарики удержали бы эту энергию всего сутки, но и этого вполне хватило. Их закидывали в окна, на крышу и вообще куда попадут. Шарики были хрупкие и от падения раскалывались, вследствие чего срабатывали заклинания.
        Знатная ночь была. Вода была повсюду, все бегали мокрые и не понимали, что происходит. Пробовали выбраться через выход, но тот был заблокирован. А все окна первого этажа были закрыты обычными досками, сколоченными в щиты. И это еще при том, что периодически прилетали заряды с холодом. Минимум магии, максимум эффекта. Полная деморализация противника и небывалый подъем боевого духа и сплоченности у младших. Многие слегли с обморожением или простудой. Остальные просто были не способны ни на что.
        И она, дура, хотела действовать силой в отношении Казанцева? Да, папа был прав, мозгами еще не доросла. С этими мыслями Ванси вошла в комнату к своей «подруге».
        - Э-э - э… Все хорошо?  - удивилась девушка, так как подруга была не в себе, сидела вся растрёпанная в одной ночнушке и прикладывалась к кувшину с вином.
        - А? Это ты…
        - Энериэ, я спросила, с тобой все в порядке?
        - Да… Нет. Он пришел… Понимаешь? Пришел! И я не смогла ничего сделать… Ничего…
        - О чем ты, кто пришел, что произошло?  - Ванси не на шутку испугалась.
        - Кто-кто? Антон! Ночью пришел… я уже почти спала, постучался, я открыла… Вот в чем была, в том и открыла… а он взял и поцеловал…. Я даже не сопротивлялась… не смогла, понимаешь? А он был настойчив. Не груб, просто настойчив и ласков одновременно.
        Ванси своим женским сердцем поняла, что случилось, но отказывалась верить в это умом. Эта эльфийка, которая считала всех других вторым сортом, а особенно людей, целовалась с человеком?
        - Все хорошо, это не так страшно.
        - Не так страшно?! Он меня трахнул! Меня! И ты говоришь, не так страшно?!  - повернулась эльфийка заплаканным лицом к Ванси.  - Хуже всего, что мне понравилось. Мне! С человеком!
        Молодая ветвь рода Дуба упала в колени Ванси и разрыдалась.
        - Что теперь делать, я же не смогу его забыть?!  - услышала девушка через всхлип и сама подумала о том, что тоже не сможет забыть, но пока только лишь его прикосновения.

        Академия. Месяц спустя. Антон Казанцев
        Жить стало весело, жить стало веселей. После всего того, что я натворил, любви у старших курсов мне это не принесло, как и у большинства дворян. Но! Есть и плюсы, например, я вполне сдружился с простыми ребятами и даже в нашу компанию затесались бароны, из тех что победней.
        И все же, чую, просто так от меня не отстанут, так как расследование покушения на меня ни к чему не привело, дворяне как-то слишком уж затихарились. А старший курс сейчас гоняют по всем предметам. Особенно в этом преуспевает боевой факультет. Адори просто зверствует, очень уж ему, по словам Лемиуса, не понравилось мое послание.
        Кстати о Лемиусе, он более плотно занялся моим обучением. И в первую очередь рассказал о себе. Как оказалось, он является единственным на данный момент архимагом темной магии и при этом универсалом. И теперь, дабы я не опозорил своего наставника, мне приходится заниматься с ним дополнительными занятиями после уроков, а бывает и вечерами. И это еще учесть, что мне приходится заниматься с Сайей.
        На первых наших занятиях Лемиус долго и скрупулёзно мне объяснял, почему на данный момент нет архимагов темной магии. Всему виной империя Айнер с ее вероисповеданием. Они не приемлют темной магии, но при этом жрецы каким-то образом могут упокаивать мертвых и снимать негативные энергии на кладбищах. Это если вкратце. А вообще, там еще был рассказ о войне, в которой как раз темные маги и были первичной целью и уничтожались, так как были сильными противниками на поле боя. Потом еще измененные маго-поля во всем мире, и как эффект - исчезновение темных магов, но появление все большего количества жрецов в империи.
        Всё как везде, закон вселенной, если где-то прибыло, то где-то убыло. Но не суть. В общем, Лемиус давал мне знания, отличные от школьной программы. Так, например, на втором уроке он заставил меня выучить заклинание поднятия нежити, говоря, что, возможно, когда-нибудь пригодится, да и искусство свое он все же хочет передать кому-то.
        Через неделю у меня уже получалось поднимать пару кошек-зомби. Один раз даже поднял на полигоне лошадь. И потом эту лошадь пришлось сжечь. Вообще наставник заставлял меня сначала пользоваться одним аспектом магии, а потом другим уничтожать результат своего труда. Не сказать, что мне это нравилось, но эффект был. Например, я узнал, что простому фаерболу можно противопоставить несколько техник земли, воды, тьмы и даже воздуха. Водой его можно было погасить, воздухом перенаправить, землей потушить или просто сбить. Тьмой можно было сделать все сразу.
        Мне вообще часто приходилось создавать щит и уничтожать его всеми доступными способами. Сначала меня это бесило, потом даже азарт появился, так как щит уже создавал мастер Лемиус, и приходилось попотеть. Периодически в обучение вмешивался мастер Тримс, привнося что-то новое. Его советы по тактике сражения с магами были очень действенными. Из четырех схваток с Лемиусом одну Тримс выиграл и одну свел вничью. Что говорило о серьезном опыте и мастерстве.
        Постепенно приближался конец второго курса. Экзамены? Их не будет, экзаменом послужит практика. И там будет ясно, что ты можешь, а что нет. Я попытался выяснить, чего можно ожидать на практике, но, увы, не преуспел. Так как я не определился со своей специализацией, то скорей всего решение будет принято путем жребия. И вот чую, что ничего хорошего из этого не выйдет.

        Академия. Кабинет ректора. Еще месяц спустя
        - Ну, что же, подходит пора практики. Есть у кого какие соображения? Может быть идеи?
        - Вы на что-то конкретное хотите указать?
        - Я хочу уточнить, куда нам отправлять некоторых отличившихся учеников.
        - Выбор-то у нас не очень большой. Лекари, разведка, боевики и артефакторы.
        - Слушайте, если мы сейчас говорим о Казанцеве, то лекари отпадают,  - влезла Лайа.
        - Поясните?  - вопрошает ректор.
        - Его знания вполне соответствуют его уровню, даже превосходят. Он многое привнес в ту же больницу и там же многому еще научился.
        - Тогда что?
        - Боюсь, артефакторы тоже отпадают. Так как, в принципе, работать руками Казанцев умеет. Все мы знаем его изделия,  - подытожил Тримс,  - а в боевики его смысла брать нет. Он и так отлично подготовлен.
        - Но позвольте?! Есть еще боевые маги!  - возражает Адори.
        - Только туда на практику идут с третьего курса!  - парирует Лемиус.
        - Получается, что разведка?  - ухмыляется Давидус.  - Ставки?

        Где-то. Замок. Кабинет властителя
        - Проходи. Что там на повестке?  - говоривший сидел спиной к входной двери, повернувшись к камину. В руках держал бокал из тончайшего хрусталя, на дне которого виднелись остатки вина.
        - Господин, вопрос по объекту триста два.
        - Да? И что там?
        - Объект проходит усиленные тренировки. Есть некоторые продвижения в силе.
        Прозвучал скрип ножек по камню, и сидящий в кресле встал. Поставил бокал на маленький столик и прошелся к окну. На первый взгляд ему было лет сорок, черные волосы до плеч, убранные в хвост, прямой нос, хищные черты лица и небольшой блеск изумрудных глаз.
        - Что говорят аналитики?
        - Что при таком подходе объект вполне сможет достичь максимальной эффективности в бою.
        - Ты же понимаешь, о ком мы говорим?
        - Да, господин.
        - Что-то еще?
        - Мы потеряли всю свою агентурную сеть в Ирруиле.
        - Как это произошло?  - голос звучал с ленцой.
        - К объекту триста шестнадцать подвели двух агентов, для более полного понимания его способностей и возможностей. Все выводы аналитиков были ошибочны. Агентов переманили. Не знаю, чего он им сумел посулить такого, что не могли им дать мы.
        - Как это соотносится со всей сетью?
        - Они сдали всех агентов в этом королевстве. При этом объект триста шестнадцать смог, не устраняя остальных агентов, переманить всех на свою сторону.
        - Может, устранить?
        - Девушки хорошо защищены. Сам же объект под защитой академии. Аналитики не могут ничего спрогнозировать точно. Две подосланные девушки - профи, с блоком на внушение и защитой от ментального воздействия, и то он смог их переманить.
        - И они все равно ему все рассказали?
        - Да!
        - Усильте внимание к этому объекту. И я надеюсь, вы решите проблему с агентами.
        - Да, господин,  - докладчик поклонился и тихо ушел.
        - Что же ты задумала, дочка? Что же ты задумала?  - тихо прошептал властитель.

        Глава 9

        Академия. Начало практики. Сайа
        Вот и настало время практики. Второй курс закончен, и теперь придется доказать, что мы не напрасно учились или, как говорит Антон: «Просиживали штаны». Распределение на практику прошло как-то буднично, всех аристократов распределили по самым выгодным местам, как и говорил Казанцев.
        Всем остальным принесли большой кувшин с широким горлом, в котором были железные жетоны с набитыми номерами. Каждый подходил и вытаскивал жетон, в зависимости от номера их отводили к группе с соответствующим номером. Так, лекари были под номером 1, артефакторы были под номером 2, боевики - 3 и разведка - 4. В итоге по странной случайности в разведку попала вся наша компания.
        - Странное совпадение,  - произнес Антон.
        От его слов я и сама задумалась, как так получилось? При этом к нам затесалась Дири и даже парочка Твикс. Почему Казанцев княжну и Аилд называет сладкой парочкой или Твиксом, он так и не объяснил.
        После оглашения списков, кто на какую практику попал, нам дали день на сборы. Хоть и обещали, что нам на практике выдадут все необходимое, но глядя на Антона, мы тоже заказали вещи, как у него. Дороговато, конечно, вышло, но надеюсь, что нам это будет нужно. Еще я обратила внимание, что за нами тенью ходила сладкая парочка и тоже закупились всем тем, чем и мы.
        Только одного я не поняла, зачем он купил флягу гномьей настойки? Хотя это же Антон, пока не придет очередь этой настойки, он же фиг расскажет.
        Утром следующего дня на построении на полигоне нас развели по караванам, направляющимся на практику, и под охраной этих караванов мы отправились в путь. Добираться до места практики нам предстояло примерно недели две. А вот куда, нам так и не сказали.
        Сам путь особо не запомнился, за исключением того, что Антон рассекал на лошади, которую за плату одолжил у одного из караванщиков, рассекал с начала в конец каравана и вытворял акробатические трюки на самой лошади. Сам же он называл это джигитовкой.
        - Он точно не орк?  - спросила Дири Мию.
        - А сама как думаешь? Это же Антон!
        - Ну да. Это прям многое объясняет,  - а это уже Вилье.
        - Блин, да вы сами подумайте. Такое впечатление, что он вообще кладезь полезных навыков.
        - Зря вы так. Я не идеален,  - появился Антон внезапно.
        - Ты подслушивал! Это нечестно!
        - Ой, да успокойся ты, Мия. Просто услышал немного о себе. А насчет трюков на лошади, мой учитель меня заставлял заниматься этим, так как это полезно для боевого искусства, которому он меня учил. У нас это называется джигитовка. И советую не идеализировать меня,  - сказал и сразу же ускакал.
        - Вот ни фига он не развеял эти мысли,  - прошептала тогда эльфийка.
        Дальнейший наш путь проходил скучно и обыденно, однообразные дни дороги. Все изменилось, когда мы стали подъезжать к месту назначения. Одиноко стоящая крепость на холме в степи. Чуть в стороне виднеется некое поселение. Въехав в крепость, я обратила внимание на то, как на нас все смотрят, и что-то мне их взгляды и улыбки очень не понравились.
        Спустившись с фургона, постаралась встать поближе к Антону, почему-то среди всех этих мужиков он мне казался островком спокойствия. Но я была не одна такая «умная», около него была вся наша компания, даже Твикс.

        Королевство Ирруил. Пограничная крепость на границе с империей Айнэр и королевством Гарадар. Танко Скреп
        То, какую подставу ему подсунуло руководство, Танко понял, когда прибыл караван с практикантами. Бабы. Из всего пополнения там были почти одни бабы. И это в гарнизоне, где почти одни мужики. Нет, конечно, были и вдовушки, и в селение можно было смотаться, но мужиков все равно было больше, чем тех вдовушек. А тут почти десяток молодых девок! И все как на подбор красавицы. Даже эльфийка с орчанкой затесались. Пришлось лично идти встречать, так как воины будто с ума посходили, обступили новеньких и тупо пялились на них да шутками перебрасывались. А девки? А девки спрятались за парня и смотрят на него. И вот то, как они на него смотрят, еще больше капитана крепости ввело в уныние.
        - Чего встали? Заняться нечем? Может, давно имитации атаки не было?
        - Капитан, вот умеешь ты испортить праздник! Все, расходимся, а то еще заставит нас бегать по полю, орков веселить.  - Это уже сотник Олье влез, по совместительству и друг Танко.
        - Поговори мне, точно побежите вокруг крепости.
        Воины стали расходиться, бурно обсуждая девок. Танко же обратился к вновь прибывшим:
        - Вот и что мне с вами делать?
        - Любить, холить и лелеять?  - ответил парень.
        - Я готов хоть сейчас любить и не по одному разу!  - выкрикнул кто-то, и все заржали.
        - А не сдохнешь, как та корова?  - спросил парень, точно определив крикуна.
        - Я не корова, бык!
        - Ну, допустим. Главное, чтоб не кастрированный.
        - Ах, ты…
        - Угомонились!  - пришлось вмешаться.
        - Трудно тебе тут придется, парень. Сразу недругов заводишь.
        На это парень лишь хмыкнул.
        Разместить девок пришлось в крепости, выделив им две комнаты и попросив занести еще кровати. Пусть лучше в тесноте, чем в казарме. А парню не повезло, его только в казарму. Как уж там сложится, не знаю, но Олье попросил, чтоб его сильно не били.
        Пока воины разгружали караван, ознакомился с бумагами, что передал глава каравана. Веселого было мало. Мало того, что нужно было приглядеть за парнем. Парнем! Не за девками. Так еще его надо было поднатаскать в разведке. А как это сделать без вылазок и при этом, чтоб он не пострадал? Да и парень этот за языком не следит, а тут граница. Настроение Танко испортилось окончательно.
        Проблемы начались буквально сразу. И началось все с казармы, где состоялась драка. Пострадавших пришлось отправить в лазарет, где ими уже занималась одна из девушек по имени Мия. Пришлось идти смотреть на пострадавших. И каково же было удивление Скрепа, когда он увидел, что среди побитых не было парня, а только его воины, державшие на промежностях куски льда.
        На этом все не успокоилось. Пусть первые несколько дней после этого парня не задирали, но вот внимание девушкам уделяли. Воины то мускулами поиграют, то поединки показательные устроят перед окнами девушек. А тем до этого не было никакого дела, им вообще не до чего было, если дело не касалось Казанцева. Это злило вояк, негатив накапливался. Но хуже всего было то, что точно так же, как девушки, на парня стали засматриваться кумушки.
        А Антон, как назло, не обращал на это никакого внимания и просто не реагировал на этих влюбленных дурех. То одной кумушке поможет, то другой комплимент отвесит, а третьей с готовкой поможет, да с детьми поиграет. Вот детвора его любила, это да. Кучу игр им придумал, да с ними играется. Но надо отдать должное, как и все вояки, утром занимается и выполняет все поручения, не отлынивает.
        В итоге через пять дней накал страстей достиг пика. Один из вояк попытался зажать девушку в неприметном углу. Та не растерялась и врезала ему между ног, после чего еще выхватила свою железяку и приставила к горлу. Это все увидел Олье и успел вмешаться. В процессе разбирательств выяснилось, что парень-то и не хотел ее насиловать, только выяснить отношения и поговорить, чего ж они только на своего Антона смотрят. Сайа, так звали девушку, смерив его взглядом, сказала, что не достойны. Всё. Любви к себе девушка точно не дождется.
        Тут же еще один сказал, что своей зубочисткой она может себя сама удовлетворить в отверстие, которым в туалет по большому ходит, а если сама не сможет, то это сделает он. Вояки одобрительно загудели. Олье уже не мог сдерживать всех. Тут не просто обида, тут презрение в ее словах к ним, а это погранцы терпеть не намерены. Но удивительно, ситуацию спас виновник всего этого бардака.
        - Ставлю два золотых на Сайю, что этой зубочисткой уделает вашего говоруна.
        - Ты куда лезешь?  - Олье посмотрел на парня.
        - А что, доблестные вояки боятся сразиться с девушкой, у которой из оружия только зубочистка и ножик? А у них кольчуга, меч и куча опыта за плечами? Может, ставка большая? Медяка хватит?
        - Ах, ты ж…
        - Тихо!  - рявкнул Олье.  - Нормальная ставка. Ставлю на своего человека, но, если она проиграет, она наша.
        - Да забирай, если проиграет.

        Королевство Ирруил. Пограничная крепость. Сайа
        Из-за того, что им, видите ли, не хватает женского общества, мне теперь придется доказывать, что я чего-то достойна, а в большей степени отстаивать свою честь. Антон еще буквально отказался от меня, если проиграю. А вот хрен ему! Не зря я все это время тренировалась, и уж если я проиграю, то и ему цены нет как наставнику.
        Вояки быстро освободили пространство и организовали круг, в который вышли я и мой противник. Ох, прав был Казанцев, недооценивать противника это последнее дело. Парень вышел в кольчуге и с мечом. Я же в том, в чем и была.
        Крики, свист и пошлые намеки отвлекают, но злость на Антона придает сил. Нет уж, я выиграю. Или сама себя буду презирать за то, что потом произойдет. Стойка, которая вызывает лишь смех и улыбку противника. Конечно, у него такой меч, который мой клинок перерубит враз, да защита. А у меня? Охотничий костюм. Мысли прочь. Начали.
        Не давая противнику осознать мои возможности, делаю шаг и наношу укол. Прав был Антон, зачем бить в корпус, когда есть руки и ноги. Укол прошел точно в руку, держащую меч. Шаг и опять шаг, но уже укол в ногу. Противник берет меч в другую руку и пытается отбить мой удар, на что я и рассчитывала, скольжение по клинку и острие моей шпаги упирается аккуратно в горло воину. Тишина.
        - Поверь, тебя не спасет твоя кольчуга. Мой клинок вполне пройдет ее.
        - О! Неужели я выиграл? Так, кто-то мне должен круглую сумму. Сайа, лапушка, отпусти ты этого болезного к Мие, ей опять за тобой людей лечить. Не дай ушедшие, еще Дири прибежит, она ж его вообще пополам разрубит и печень съест.
        Я понимала, что он это говорит на публику и скорее отвлекая всех от моего состояния. Но я была еще зла на него и поэтому адекватно реагировать не могла.
        - У кого-то еще есть вопросы ко мне?
        - У меня есть!  - в круг вышел еще один вояка. Худой, с двумя мечами и панцирем.  - Давай проверим, что стоит твое умение против меня.
        - Хм, три золотых на Сайу.
        И вот я опять стою в стойке, только в этот раз в левой руке у меня дага. Противник непрост. Что там говорил Казанцев? Что двумя одинаковыми клинками очень сложно сражаться, так как они могут мешать друг другу. Конечно, все зависит от воина, но там, откуда он пришел, как раз не зря если сражаются двумя клинками, один всегда меньше.
        Противник атаковал двумя клинками сразу, одним пытаясь отвести шпагу вбок, а вторым нанести косой удар сбоку, при этом сблизившись со мной. Делаю подшаг к нему, чуть опустив свой клинок, в процессе чего мой клинок, отбитый мечом, полосует кончиком его ногу. Можно сказать, сам себе нанес урон. В это время дагой отвожу второй клинок чуть вбок и вверх, подныриваю под эту руку и наношу рукоятью даги удар туда, куда по инерции и шла рука. Укол в ногу - и противник стоит на одном колене, держась за причинное место. Как учил Антон - быстро и эффективно.

        Королевство Ирруил. Пограничная крепость. Танко Скреп
        После поединка девчонки с воинами проблемы только еще больше увеличились. И виной всему был парень. Что уж он там такого сделал, но кумушки перестали привечать солдатню. Видите ли, просто на ласки это к мотылькам, а этим подавай отношения и заботы. Воины ходят злые.
        Казанцева несколько раз вызывали на дуэль, но он всех посылал. И вежливо так, надо сказать, посылал всех к Танко. Мотивируя это тем, что, мол, не получится; если он пострадает, то голова полетит у капитана. Но доносил это таким издевательским тоном и с усмешкой, что у самого Танко руки чесались набить ему морду. А еще бесило солдатню то, что девки на каждый вызов с большой готовностью ставили на парня. При этом суммы были от пяти золотых.
        И мало того, что ему каждый день бросали вызов, надеясь, что в итоге он согласится, но его же несколько раз пытались подловить, когда никто не видит. Итог неутешителен, шесть человек выведено из строя с переломами рук и ног. Олье ходит смурной и только отмалчивается. Еще бы, там и его парни отметились, и ничего.
        Скреп чувствовал, как боеспособность крепости падает, и все из-за этого пополнения. Выход был только один - избавиться от раздражителя. Решение было принято только под вечер. Объявив Олье о том, что через два дня вылазка в империю, и другу придется взять с собой Антона, Скреп налил кубок и уставился в окно.
        - И почему у меня плохие предчувствия?

        Граница королевства Ирруил и империи Айнэр. Казанцев Антон
        Мы уже часа четыре пробираемся к границе империи Айнэр, идя по некому буферу между двумя королевствами. Сам буфер представлял собой отрезок шириной километр по степи. И вот по этому отрезку мы и шли, сложности были в том, что в степи очень хорошо видно все вдалеке, и поэтому приходится все время петлять между холмов и возвышенностей. А бывает еще и ползком пробираться в траве.
        Отдохнуть мы смогли только ближе к вечеру, когда преодолели буфер и смогли пройти в глубь империи. Далее командир отряда Олье Валс повел нас к только ему известной цели. Идти пришлось еще день, уже появлялись ухоженные поля и даже селения, которые мы обходили стороной.
        - Наша цель - это гарнизон, что расположен чуть в стороне от этого селения,  - пояснял нам Олье вечером второго дня.  - По словам осведомителей, они что-то затевают или будут испытывать. А так как мы ближе всего, то надо разведать и понять, что они испытывают.
        - Как будем действовать?  - это зам Олье, имя хрен выговоришь.
        - Разделимся, с тобой пойдет Казанцев. Смотри за ним.
        - Если будет возможность, просили или устроить диверсию, или понять принцип действия оружия.
        - Понятно. Мы пошли?
        Пришлось еще часа четыре ночью пробираться к лагерю. Меня же, конечно, ни во что не посвящали и просто говорили, что делать и как. Я и не лез. Ближе к утру заместитель Олье сказал, что они делают вылазку в гарнизон, а я должен тихо сидеть и не отсвечивать. А я что, я ничего, когда они уползли, переоделся в свой маскировочный костюм и, как учил Михаил Андреевич, постарался перебраться на другое место.
        То, что что-то пошло не так, я понял примерно через час, когда в лагере началась суета и забегали люди. При этом из ворот выехало несколько отрядов на лошадях и помчались в ту сторону, откуда мы пришли. Видимо, на перехват. Я все так же сидел тихо и не отсвечивал.

        Королевство Ирруил. Пограничная крепость. Неделя спустя. Танко Скреп
        - Они вернулись!  - в кабинет заглянул секретарь.  - Потрепаны. Есть потери.
        - Зови Олье.
        Через десяток минут в кабинет зашел друг с перевязанной рукой. Весь вид его говорил о том, что им несладко пришлось.
        - Кто?
        - Новичок.
        - М-да… Как хоть произошло?
        - Все шло как обычно, даже проникновение в гарнизон прошло спокойно. Но вот при приближении к объекту начались странности. Первое, там не было охраны, и фактически объект стоял в дальнем от нас конце лагеря, абсолютно не защищенный и даже ничем не накрытый. Вид имел большой железной трубы, что он делает, не понятно. Испытания не проводились. И вот как только мы приблизились к оружию, сработал какой-то амулет, и из ближайших строений высыпали солдаты.
        - Магия?
        - Не было там ничего. Мы амулетами каждый метр проверяли. А сигнал все же был. Естественно, мы не стали дальше рисковать, да и не смогли бы добраться до оружия, там отряд сразу же перекрыл нам к нему доступ. Развернувшись, стали прорываться к выходу. Как уж удалось выбраться из лагеря, не спрашивай, чудом выбрались. А там к стоянке, а парня нет. Сам понимаешь, за нами бегут, парня искать времени не было. А потом почти четыре дня уходили от погони, хорошо хоть один из разъездов удалось подкараулить и вырезать, разжившись лошадьми.
        - Что же мне начальству-то писать?! Просили ж за ним присмотреть.
        - Мой тебе совет, напиши, как есть, что пошли, вышли и не успели дойти, как был подан сигнал. Оно знаешь, как, не верю я в совпадения.
        - Думаешь, он?
        - Не знаю, но очень уж он непростой.

        Империя Айнэр. Казанцев Антон
        М-нда. Вот это подстава со стороны своих. То, что все это было неспроста, было видно сразу, но то, что разведчики наведут неприятеля на то место, где по факту должен быть я, огорчало. Чую, не все я еще узнал о своих «сопровождающих». И главное, как красиво все это организовали, типа нарвались в лагере на неприятеля и пришлось отступить, а то, что новичка потеряли, так боевые потери.
        Только вот теперь понять бы их мотив. Неужто так девчонки запали в душу? Или месть за кумушек? Хотя какая теперь разница, тут надо бы назад вернуться, да еще так, чтоб не приняли за предателя. Следовательно, нужно произвести разведку, а значит, надо менять план и импровизировать.
        Разворошенный «улей» мне пришлось обходить часа четыре. При этом стараясь не нарваться на усиленные разъезды и патрули. Но с каждым часом я все больше углублялся в империю. Мне нужны были селения и хоть какой-то контакт с местными жителями. Только вот стоял вопрос, как мне с ними контактировать? Можно, конечно, представиться магом, в империи они были. Но не получится ли так, что нужны будут сопутствующие бумаги или регалии мага? Чертова подготовка, не могли хоть немного рассказать об этом? Хотя я тоже хорош, мог бы и поинтересоваться.
        Ладно, чего хандрить, будем действовать по обстоятельствам. Для начала бы добраться до людей и там планировать дальнейшие действия.
        Два дня я уходил в глубь империи, все время петляя и по возможности путая следы. К вечеру третьего дня я дошел до небольшого городка и, заплатив пару медяков, прошел внутрь. Немного поплутав, нашел таверну и остановился на пару дней, заплатив за все пару серебряных монет. Деньги, как оказалось, в империи принимали любые. Торговлю никто не отменял.
        Ночью спал чутко и по факту с утра был не выспавшийся. Позавтракав и узнав у трактирщика местные новости, решил пройтись по городу, заодно и обдумать дальнейшие действия.
        Гулял я до самого вечера, город хоть был и небольшим, но являлся самым крупным приграничным образованием. Это я так удачно зашел. В городе было пару храмов, которые я даже посетил. Жрецы на меня не обращали особого внимания, чего я опасался, и потом еще час петлял по городу, высматривая «топтунов». В принципе, если не считать ситуации на границе, империя жила своей жизнью, я бы даже сказал, обыденной жизнью.
        Также посетил пару трактиров, даже местный салун. И вот после его посещения и общения с местными мотыльками у меня созрел план. Правда, его реализация с моими возможностями займет уйму времени, а денег у меня не так чтоб много. Придется искать работу.
        На работу устроиться получилось только через два дня и то совершенно случайно. Просто проходя мимо одного из объявлений, увидел, что в магазинчик снадобий требуется помощник, но приниматься на работу он будет после испытания. Было любопытно, поэтому пошел. Испытанием была задача с кувшинами и водой, где был пятилитровый кувшин, один трех- и двухлитровый. И надо было отмерить четыре литра.
        И вот я работаю помощником у торговца, чем-то напоминающего мультяшного Айболита. А торговал он ни много ни мало микстурами и эликсирами. Являясь слабеньким магом, он при этом обладал живым умом и смекалкой. Ох, сколько раз я бывало чуть не спалился, когда разговаривал с ним. Интереснейший тип. В свободное от работы время я гулял по городу и воплощал свой план в действие. Управиться планировал за неделю.
        И все же планы не всегда получается соблюдать. Вот и у меня не получилось уложиться в запланированные сроки и пришлось задержаться чуть более. А уж проводить ритуал призыва и то пришлось в темноте. Хорошо хоть он уже отработан до автоматизма, да и раздобыть удалось несколько интересных ингредиентов, что чуть скроют следы.
        - Опять ты?  - простонала суккуба.
        - Подзаработать хочешь по профилю?
        - Не убий, да?  - вымученно спросила она.
        - Ты догадливая,  - улыбаюсь, так как по факту она уже согласилась, а мне еще ее товарок вызывать.
        Когда с призывами было окончено, погрузил всех в купленную телегу и двинулся в сторону лагеря. План все больше реализовывался.

        Империя Айнэр. Командир патруля Нислав Нириш
        Нириш в свое время много повидал идиотов, но тот, что стоял перед ним сейчас, вводил его в легкий ступор. Это же надо вылезти перед патрулем буквально из ниоткуда. И как вылезти? Скачет их отряд, патрулирует, и тут выходит этот чудик и говорит: «Бабы нужны?» Он что, совсем дурак? Тут пограничье, люди гибнут, и он с таким вопросом. Куда уж более подозрительно? Как не пристрелили на рефлексах, он понять не мог. Вот сейчас вернется посланный проверить солдат, и будет решаться судьба этого дурачка.
        - Командир!  - подбежал посланный на разведку солдат.  - Он не врет, командир. Там целый фургон баб. Да еще каких баб.
        - Так,  - Нислав повернулся к дурачку.  - Давай еще раз. Куда ты идешь?
        - Повторяю, я иду в лагерь, везу мотыльков. Там всяко баб на всех не хватает, а жалованье солдатам девать-то надо куда-то?
        - Откуда идешь?
        - Так с ближайшего города и иду, вот фургон купил, девок посадил и к вам.
        Нислав взглянул на прикрепленного мага и, дождавшись его кивка, продолжил:
        - Хорошо, собирайся. Пойдешь с нами, пусть в лагере с тобой решают, что делать. Первый раз слышу, чтоб баб к солдатам возили. Обычно армии выделяли обоз мотыльков.
        Идиот ушел к своему фургону, залез на козлы и двинулся вслед за отрядом Нислава. Вот только Нириша не покидало чувство, что бабы странные какие-то.
        До лагеря добрались без происшествий, при этом идиота сначала подняли на смех патрульные, но, заглянув в фургон, даже пожали тому руку. Отчего тот был горд собой. Только вот Нириш понимал, что платить этому дураку за баб никто не будет. Подумаешь, еще один потеряется в приграничье. А бабы? А баб вроде как спасут из плена, а по факту будут они принадлежать капитану. Мало ли в гарнизоне невольников?

        Империя Айнэр. Антон Казанцев
        До места добрались без проблем. Самым слабым звеном плана было проникновение в сам лагерь. Могли и пристрелить, а так сработало ошеломление от моего предложения. А потом в компании патруля добраться до гарнизона и под веселый смех солдатни на полном серьезе говорить, что привез мотыльков для заработка. И даже готов поменять старых мотыльков на новых.
        После такого предложения даже капитан прятал улыбку за кубком вина. И предложил погостить в лагере, при этом сказал, что первым попробует товар. Первым так первым. Хех. Далее меня проводили в отдельный шатер. Ну, что ж, воспользуемся гостеприимством и поспим, тем более далее в дело вступают мои «мотыльки».
        Утром лагерь гудел. Не так сильно, как мог бы, но выяснить, что же произошло, мне все же удалось. Оказывается, приписанные к гарнизону церковники уловили всплеск некромантии, и предпринимались меры. Ну, что ж, план вошел в активную фазу.
        Ближе к обеду в лагерь прибыл посыльный, и вот тут началась настоящая суета. Да вот беда, руководство провело бурную ночь и особо не реагировало на все потуги младшего состава. Да и большинство гарнизона было в таком же состоянии. Много ли надо суккубе времени на человека?
        В итоге церковники похватали тех, кто не участвовал в оргии, и выдвинулись скорым маршем в сторону городка, что приютил меня на время. А вот теперь моя очередь действовать.

        Королевство Ирруил. Пограничная крепость. Сайа
        Они опять сидели в выделенной им комнате. Выходить не хотелось, опять начнутся приставания и не нужное никому внимание. Да и вниманием это не назовешь, нет той легкости общения, как с Антоном, нет его ироничного взгляда, который видел тебя насквозь, и всех тех шуток, что он выдавал. А еще не было той уверенности, что исходила от него. Вот уже почти три недели как Антон пропал.
        Первую неделю они не верили, не смогли поверить и вели себя так, будто он сейчас вернется. Но время шло, и с каждым днем в глазах зарождался страх. Вторую неделю они надеялись, верили и ждали, что вот-вот… Но все было тщетно, он не пришел.
        И вот третья неделя, надежда еще есть, но она минимальна, все понимают, что скорей всего они его потеряли. Мия второй день ревет в подушку, прерываясь только когда спит. Дири отказалась выходить из комнаты даже на ежедневные построения гарнизона. Умудрилась даже пару дуэлей организовать, пока Танко Скреп не запретил вообще дуэли с ними. А девушкам очень хотелось начистить некоторые улыбающиеся рожи. В парочке Твикс наметился разлад, эльфийка с каждым днем становилась все серей, а Ванси более нервозной. Вилье ушла в себя и просто ни с кем не говорила. А Сайа, она просто каждый день смотрела в окно, молча наблюдая за степью.
        И в этот раз она, глядя на степь, поняла, что ее что-то смущает. Не сразу, но она увидела, как вдалеке движется странная точка, становясь все больше. При этом точка почему-то все разрасталась и была больше похожа на фургон и бредущих вслед за ним людей.
        Сердце екнуло и участился пульс. Мгновение - и Сайа каким-то своим женским чутьем поняла, что этот караван она обязана встретить, что до этого все было только испытанием. Вскочив, она заметалась по комнате, то останавливаясь у зеркала, чтоб расчесать волосы, то перетряхивая наряды.
        - Ты чего?  - удивилась Аилд.  - С ума сошла?
        - В окошко выгляни, поймешь.  - Два раза Ванси упрашивать не надо было, и вот она уже тоже мечется по комнате.
        Шум привлек внимание остальных.
        - Вам делать нечего, что носитесь по комнате?  - вымученно спросила Дири.
        На что две девушки только ткнули пальцами в окно, и буквально через пять секунд окно облепили остальные.
        - Я первая!  - взвизгнула Мия и хотела бежать уже к воротам, как ее остановил голос.
        - Слезы утри, дура!
        - Что делать? Что делать? А как он? А я же такая вся некрасивая… А? А если он того?  - это княжна. Ее причитания прервала пощечина.
        - А ну прекрати! Это же Антон! Для него ты что накрашенная, что голая. Ему по фигу!
        - Что делать?  - уже Дири спросила в панике.
        - Встречать, конечно, но только не как зареванные дуры. А как боевые подруги.
        - Почему?  - Мия остановилась на середине комнаты.
        - Сама подумай. Он на задании был? Был. Что там с ним случилось, мы не знаем. Но он вернулся, а значит, смог выбраться, побывать в бою или в плену. Ему только слез не хватало.

        Королевство Ирруил. Пограничная крепость. Танко Скреп
        Танко сидел в своем кабинете и пил. Давно он этого не делал, но вот не стерпел. А все из-за этого практиканта. Руки так и чесались набить ему морду. Да только не выйдет ничего. Показал он себя во всей красе, покалечив весь отряд, что его оставил. И главное, как все красиво сделал. Высказался о своих товарищах по оружию, что у тех и выбора-то не было, как вызвать его на дуэль, дабы честь сохранить. Угу. Сохранили. Толку от этого? Теперь полгода будут залечивать раны.
        Как их вообще не убили, Танко так и не понял, опоздав на сие действие. За Казанцева вступились все, кого он сумел вывести из империи. Даже гном встал на его защиту, насилу успокоили. И теперь в крепости форменный бардак, не поддающийся контролю. Прибывшие «мотыльки» ни в какую не даются солдатам в руки, практикантки смотрят на Антона щенячьими глазами. Солдатня, впечатленная расправой над отрядом, ходит тише воды ниже травы, как выразилась лекарка.
        И не то чтоб Казанцев саботировал устав или распорядок, нет. Просто теперь к его словам прислушиваются да совета спрашивают. И что интересно, те, кто к нему за советом приходит, как правило, потом отлично ладят с кумушками да мотыльками. Вот как так?
        А ему еще отчет писать в академию. А собственно, что мешает написать так, как есть? Хотели, чтоб он прошел практику, так он прошел. Ох как он прошел. Пусть сами расхлебывают все то, что заварил этот парень.

        Академия. Кабинет ректора. Окончание практики
        - Итак, леры. Каковы результаты?  - Амириус взглянул на преподавателей.
        - Я бы сказал, что неоднозначные,  - ответил глава тайной канцелярии.
        - Поясните.
        - Нам выставили ноту протеста и счет за ущерб.
        - Не понял? Это как так? Кто?
        - Империя Айнэр.
        - Они-то с какого боку припека?  - удивляется Лемиус.
        - Понимаете, виной тому наше с вами решение отправить Казанцева на практику к границе с империей.
        - Не томите, Давидус. Говорите уже как есть.
        - В общем, при обычном разведывательном рейде ваш подопечный, Лемиус, умудрился увести из лагеря противника всех невольников, включая мотыльков и казну.
        - Гх-гх,  - закашлялся ректор.  - Так, давай подробности.
        - Прошу всех ознакомиться!  - Давидус протянул всем листы.  - Это отчет командира крепости Танко Скрепа.
        На десять долгих минут в кабинете установилась тишина, Давидус наблюдал только лишь недоуменные переглядывания.
        - Так. Я понял только одно, в разведку его точно брать не стоит. Только диверсии, причем в крайнем случае!  - высказал мнение Тримс.
        - Это еще почему?  - Давидус заинтересовался.
        - Чего почему? Ты почитай, что пишут! Умудрился обезвредить весь лагерь противника. Лагерь! Он просто взял и считай захватил в одиночку большую часть гарнизона. Еще и с прибылью вышел оттуда. Какая уж тут разведка?
        - Смею дополнить, но ведь поставленную задачу он выполнил, добыл сведения о новом оружии,  - вмешался Грегори.
        - Ага. Добыл. Чует мое сердце, что он об этом оружии знает побольше имперцев. Вы сами почитайте, как Казанцев отчет-то пишет! В условиях плохой погоды затрудняется использование данного орудия. Также предлагается применять превентивные средства в виде воспламенения горючего порошка. Вот откуда он это знает? А? Где он успел в степи в это время плохую погоду найти?
        - Меня больше интересует, почему за ним не устроили погоню?  - Райгони задала правильный и интересующий многих вопрос.
        - Заняты были. Не до него.
        - В смысле?  - уточняет ректор.
        - Да этот «талант» посетил город Ренес и умудрился наложить заклинание поднятия нежити.
        - В городе? Поднятие нежити?! Вы бредите, Давидус?  - удивляется Лемиус.
        - Вам бы мои бредни. Я точно знаю, что это он. Вы никогда не задумывались, куда деваются в городе остатки, скажем, курочки, что вы съели на завтрак? Или дохлой кошки? А котят где закапывают или топят?
        - Ну, кости могут собакам отдать, или еще куда деть. А вообще, как правило, в отхожую яму кидают.
        - Ага, кидают.
        - Вы хотите сказать, что…
        - Угу. Это я и хочу сказать, что этот затейник обошел весь город и накидывал заклинание поднятия нежити на эти ямы и садовые участки. И заклинание кидал самое малое, то, которое вы ему и показали перед практикой. В итоге жрецы не смогли вовремя среагировать, так как даже не почувствовали столь малые всплески силы. А он еще это заклинание сделал накапливаемым и растянутым по времени. В итоге в определенное время из ям стали вылезать маленькие такие пахучие зомби животных. Представили себе? Костей-то в городе скопилось изрядно.
        - И что было?
        - Паника была! Крики о нашествии демонов и прочей ерунды. Стража не сразу сообразила, как бороться, а жрецы просто не успевали реагировать на все это. Плюс ко всему заклинания набрали силу за отведенное время и уже на кладбище тоже стали подниматься мертвяки. Был послан гонец в лагерь, где в это время находился Казанцев, о мобилизации войск. Только там уже побывали «мотыльки» Казанцева, а вы сами знаете, к чему это приводит. В итоге весь командный состав выведен из строя, как и большинство солдат. Жрецы, находившиеся в лагере, взяли тех, кого смогли, и скорым маршем ушли к городу.
        - Постойте, но как жрецы не увидели в девушках демонесс?  - уточняет Лайа.
        - Жрецы не маги. Они, конечно, могут упокаивать нежить, но учуять демонов уже не могут, не та магия. Были бы темные маги, те бы сразу учуяли. Или хотя бы боевики. А так решили, что обычные «мотыльки»,  - отвечает Лемиус.
        - Вы совершенно правы. Так все и было. Кстати, в империи тоже не дураки, и в итоге им удалось отследить путь виновника их проблем, и нам предъявлен ультиматум.
        - Дай догадаюсь, возместить все убытки и вернуть похищенных?
        - Примерно так, там еще есть пункт о выдаче виновного.
        - Кто что думает по этому поводу?  - ректор обводит всех взглядом.
        - Позвольте?  - Лайа решила проявить инициативу.  - Я предлагаю сделать встречное предложение.
        - Очень интересно, это какое же?
        - Скажите, Давидус, а все невольники, что привел Казанцев, они чьи?
        - Я понял, к чему вы клоните, они все уроженцы наших королевств, вплоть до мотыльков. Там даже один гном затесался.
        - Ближе к делу,  - прерывает разговор ректор.
        - Я предлагаю заявить, что это была акция по освобождению граждан королевства Ирруил, а казна, что была утащена Казанцевым у вояк, пойдет на материальное возмещение. Так же заявить ноту протеста за неоднократные нарушения империей границ нашего королевства. Желательно еще заручиться подписями наших союзников.
        - А неплохая идея. Но что насчет выдачи виновника?  - уточняет разведчик.

        Глава 10

        Академия. Окончание практики. Казанцев Антон
        Возвращение в Академию было сродни глотку свежего воздуха. Вся эта казарменная жизнь мне порядком осточертела. Приходилось следить за каждым своим шагом. И дело даже не в том, что я боялся обычных солдат. Нет, больше всего я опасался как раз капитана крепости. Вот от кого ждал подвоха и каких-либо действий после моей выходки.
        Но вроде все обошлось. Хотя… как сказать. В академию возвращались огромным караваном. Мотыльки, освобождённые крестьяне, пяток солдат и даже гном. Гном! Вот уж кто меня действительно удивил. Отбиться от него не вышло, упрямый жуть. Пришлось взять его с собой, с условием, что будет работать на моего компаньона. И знаете, уж очень он быстро согласился.
        А с другой стороны, ну согласился, что с этого? А с этого нужно как можно больше поиметь прибыли. Гнома звали Бьерни, наружность он имел не похожую на гнома. У него не было бороды. Растительность была, но он ее стриг, еще на виске заплетена косичка с кучей колец. Вообще мне с этим гномом часто приходилось спорить до хрипоты, и странное дело, после каждого спора мне казалось, что в его глазах появлялось уважение. Ну не суть, в общем, очень нетипичный гном.
        Итак, мы вернулись в академию. Девочки убежали сразу по своим делам, а мне пришлось вести весь караван к трактиру и больнице. Пока всех разместили на постоялых дворах квартала, потом надо было отвезти всех людей в больницу. Почему я так с ними мучаюсь? Так они там по какому-то обычаю теперь обязаны мне и принесли что-то вроде присяги. Я не вдавался в подробности, решил оставить все как есть, а рабочие руки найду куда пристроить.
        После больницы пришлось побегать и пристроить кого куда. Из мотыльков только с десяток захотели оставить профессию, пообщавшись уже со своими коллегами, остальные же решили сменить профессию. Гнома отвел к Ройло и озадачил того созданием рессор. Обычных таких рессор. Вояк, после беседы, отправил в охрану трактира и квартала.
        Больше всего намучился с крестьянами. Пришлось выкупать землю. Ура украденной казне. Странно, что на нее так никто и не покусился. Но думаю, этот вопрос еще всплывет. В общем, купил крестьянам землю, дал денег на первое время и озадачил одного из магов больницы, чтоб помог им с животиной и растениями. Объяснив, что такое селекция. Правда, он потом на меня смотрел как на дурака, да мне было пофигу.
        За всеми хлопотами так и пролетела неделя, назначенная на отдых перед началом учебного года. И в первый день учебного года на занятия я явился не подготовленный, не выспавшийся и злой. Хорошо хоть первая лекция было посвящена тому, как теперь будет строиться наше обучение. И что мы теперь переходим от теории к практике, большая часть занятий будет происходить на полигоне, а пока получите списки необходимой литературы. Ничего интересного.
        А вот вторая лекция была посвящена тому, что у нас будут наставники из студентов старших курсов. Ну, обалдеть просто. И знаете, кто мне достался в наставники? Блондинка, с которой я в первый свой день (или во второй) посрался в столовой. Я был изумлен, но она была просто в шоковом состоянии. Хех.

        Академия. Кабинет ректора
        - Грегори, не поясните свой выбор наставника?  - спрашивает давнего противника в споре Тримс.
        - Мне, в отличие от Лемиуса, нужно усложнять Казанцеву пребывание в академии, а тут такой шанс.
        - Это нам всем ясно, но в чем, собственно, замысел?  - ректору хочется понять детали.
        - Ну, как же, эта особа очень зла на него с первого дня его пребывания в академии.
        - Тут большинство на него злы. Не вижу все равно логики,  - допытывается Тримс.
        - А я, кажется, стал понимать.  - Давидус, как всегда, раньше всех разгадал интригу.  - Понимаете ли, эта особа закрепила за собой титул недотроги, с нелюбовью к мужскому полу.
        - Она из тех, кто увлекается подругами?  - Лайа задала вопрос, в глубине души надеясь на положительный ответ.
        - Не подтверждено. Но то, что она никого из парней не переносит рядом с собой, это факт. Плюс обладает очень вспыльчивым характером, отчего не имеет друзей.
        - Да, Грегори, Вы сумели нас удивить. Очень тонкий подход в выборе наставника. Если что, она его просто спалит и даже пепла не оставит,  - произнес ректор, наливая вина.
        - Ставки?  - Лемиус потер руки в предвкушении.

        Академия. Женское крыло общежития
        - Девочки, вы уже слышали новость!  - в комнату влетела запыхавшаяся орчанка.
        - Какую?  - первой отреагировала Мия.
        - Казанцеву досталась Недотрога!
        - А, эта. Ничего страшного,  - сразу же остыла «сестра».
        - Как ничего страшного. Вы чего? Она ж его убить может! Хотя о чем я, это ж Антон.
        - Вы слышали!  - в комнату ворвалась парочка Твикс.
        - Да, Антону досталась Недотрога.
        - И что? Вы ничего не будете делать?  - возмутилась эльфийка.
        - Это Ан-тон! Это ей надо бояться,  - вмешалась Сайа.
        - А я была бы не столь уверена в данной ситуации.  - Вилье спокойно обвела всех взглядом.  - Как раз дело-то в том, что у нас, возможно, появится еще одна «подруга».
        После слов баронессы в комнате повисло тягостное молчание. Все переваривали слова Вилье.
        - Поясни, что ты имеешь в виду?  - напряглась Аилд.
        - А что тут непонятного? Вы хотя бы посмотрите на нас. Орчанка, что готова подчиняться любым приказам Антона. И это гордый воин степи? Эльфийка, которая считала людей вторым сортом, влюбившаяся в Антона. Первая красавица королевства Дар, преданная какому-то безродному. Дальше перечислять? А тут для него новая цель, сложная и недоступная. Как вы думаете, его это остановит?
        - Вот умеешь ты, Ласси, испортить настроение!  - Мия стукнула подушку.
        - Надо думать, как отвадить ее от Антона.  - Сайа решила, что их всех Антону вполне достаточно.
        - Проще убить.  - Дири как всегда категорична.
        - Не такая уж и плохая мысль.  - Аилд поддержала подругу.
        - Мир сошел с ума, но я согласна с орчанкой,  - Энериэ тоже не осталась в стороне.

        Академия. Неделя спустя. Казанцев Антон
        Занятия шли полным ходом, теперь каждый день мы посещали полигон, на котором отрабатывали все те плетения, что выучили за предшествующий год. Прогресс был только в части доведения нас до состояния «нестояния». Наши источники опустошались с завидной регулярностью, после чего нас только на носилках можно было перемещать.
        По заверениям преподавателя, это нормально, так наш источник быстрей будет развиваться, а мы научимся дозировать подачу маны. М-нд-а, правда, сроки он установил примерно полгода. То есть полгода мы будем почти каждый день падать обессиленными. Красота. Кстати, за неделю занятий я так и не увидел своего наставника, правда узнал, как ее зовут, точнее называют. Недотрога.
        Правда, мне не очень понравилось, что ее так называют. Но это уже вторично. А вот имя мне никто не сказал. Придется спрашивать у нее самой. Только вот оклемаюсь после этого полигона и как раз пойду искать наставника.
        Уже час брожу, обошел всю академию, но так и не застал нигде свою наставницу. Поиски продолжаются только из упрямства. Остался парк, в котором я сейчас и нахожусь. Ну, что ж, начнем поиски по спирали.
        Я ее нашел! Ура! Только вот стоит ли ее тревожить сейчас, мне кажется, она не в духе. Почему я так решил? Так она вся в грязи и выпускает в одиноко стоящий пенек молнию за молнией. Ладно, делать первый шаг все равно придется.
        - Привет!  - говорю я и ухожу перекатом от полетевшей в меня молнии. Рефлексы наше всё.
        - ТЫ-Ы!  - не голос, а рык.
        - Я!  - и сразу ухожу опять перекатом в сторону.  - Может, поговорим?
        - Нет!  - Еще одна молния.
        - А если хорошо подумать?
        - Нет!  - Ого, в этот раз еще и фаербол.
        - А очень подумать?
        - Нет!
        - Упрямая?  - опять уворачиваюсь.
        - Нет!
        - Дура, или заело?
        - Что-о-о-о?!
        - Значит, не заело. Остается только первый вариант!
        - Убью!  - Эдак она меня и прибьет. А я еще после полигона не сильно отошел, чтоб скакать тут козликом.
        При очередном прыжке натыкаюсь рукой на камень и подбираю его. Как только встал, кидаю его в девчонку, только лишь бы отвлечь хоть на миг. Через несколько секунд понимаю, что-то изменилось, и каково же было мое удивление - я попал, прямо в лоб.
        - Вот и что мне с тобой делать? Хотя связать нужно однозначно! Хорошо хоть Дири не слышит меня. Хе-хе.

        Академия. Парк. Лала Хестер
        Очнулась я с больной головой, метко этот гаденыш камни кидает. Попыталась пошевелиться и поняла, что связана. Скотина. Еще один, как тот. Бр-рр, не хочу даже вспоминать. Ну погоди, освобожусь, ты у меня попляшешь. Ничего с того памятного дня, когда ты меня оскорбил, я ничего не забыла. Три года я ждала, когда выпадет шанс, и вот ты у меня в подопечных. А ты, видимо, узнал и решил дальше надо мной поиздеваться, устраивая всю эту неделю мне пакости. Так я ему и сказала, на что он только посмотрел непонимающе, а потом начал хохотать.
        - Ты чего смеешься, урод?  - не вытерпела я и попыталась освободиться, да куда там. Связал на совесть.
        - Да просто это не я тебе устраивал гадости.
        - Слабо верится!
        - Я тебе честно говорю.
        - А зачем тогда связал? Воспользоваться захотел? Тогда давай, приступай, чего ждешь? Ну, же, трахни меня. Чего ты? Я же вся в твоей власти.
        - Что еще скажешь?  - Я многого ожидала - угрозы или ударов, но такой спокойный тон меня выбил из колеи.  - Насильников никогда не любил и девушек силой не беру. А возвращаясь к причине, по которой ты связана, так ты меня вообще убить хотела.
        - И хочу!  - Упс, ляпнула лишнего.
        - Вот. О чем я и говорю. Давай поговорим спокойно. То, почему я на тебя тогда пялился, мне понятно, но ты действительно красивая девушка, а я люблю наслаждаться красотой. То, что ответил тебе грубо, так извини, ты тоже по-хамски со мной заговорила. А сейчас вообще убить хотела. И если я тебя сейчас развяжу, ты натворишь глупостей.
        - А то, что ты всю неделю мне гадости устраивал, это как объяснить?
        - Да говорю же, не я это!
        - И не ты мне оставлял записки: «Откажись от наставничества».
        - Точно не я. Я как раз и искал тебя сегодня, чтоб поговорить на эту тему.
        - Чтоб отказалась, да?
        - Чтоб помогла.
        - А-а-э-э. В чем помогла?  - машинально вырвалось.
        - Так в учебе. Ты же мой наставник.
        - А кто тогда писал?
        - Будем выяснять.

        Академия. Кабинет ректора
        - Давидус, удалось что-нибудь выяснить, откуда же Казанцев взялся?
        - Увы, все обрывается в той деревне, где его нашел Лемиус.
        - Какие-то особенные черты? Совпадения со знатью в соседних королевствах?
        - Ничего. У нас остался только один вариант, и вы его знаете.
        - И как прикажешь заставить его раскрыться?
        - Может, устроить ему парочку дуэлей?  - Адори.
        - Грегори, я вот не берусь судить, но думаю, что это не решит проблему раскрытия его сущности. Он может опять прибегнуть к услуге.  - Тримс.  - Хотя и другого выхода не вижу, теперь-то он уже на четвертом курсе.
        - Давидус, все силы бросить на организацию раскрытия личности Казанцева. Подготовь несколько вариантов, даже с учетом его передачи Империи.
        - Мы же решили, что не будем?  - насторожилась Райгони.
        - Пока не будем, но если Антон будет представлять опасность, мы его выдадим.
        - Прикажете исполнять?  - Давидус.
        - Исполняй.

        Академия. Спустя две недели. Казанцев Антон
        Забавно было наблюдать за Недотрогой все эти дни. Кто строил ей козни, я понял сразу, но вмешиваться не спешил, да и кто я такой? Не просит помощи, сказала, что сама разберется, так пусть разбирается. А я делаю вид, что меня это совсем не волнует, что порой сделать очень трудно, так как вид Недотроги после всяких шуток со стороны девочек просто вызывает приступ смеха. Да и девочки включили фантазию на полную, пока что их ловушки не повторялись.
        Но что заставляло уважать Хестер, так это ее отношение к учебе. На подачу материала не влияло, казалось, ничего, будь то хоть ведро воды или банка меда с перьями, вылитая на голову. Лала давала материал и требовала усердного отношения к учебе, что мне импонировало. Первое время у нас, конечно же, были казусы, так в один из дней мне пришлось бегать с утра и до заката. Пробежал, но вырубился после слов наставника об остановке тренировки. Кстати, в тот день я очень хорошо выспался.
        Что-то я уже знал благодаря Лемиусу и его подготовке, что-то до меня донесла Хестер. К чему-то я пришел сам, но главное это то, что свои возможности мне придется развивать самому. Как говорится, нет предела совершенству. А еще моя сеть каналов не давала мне покоя. Ну не верил я, что только я один додумался до такого, да и как-то же это мне должно помогать.
        Как у нас, у русских, бывает, помог случай. Я был босиком и тренировался. Точнее вел «бой с тенью», а если уж совсем по-простому, то делал ката. Ведь в сущности, что такое ката? Это последовательность приемов, и если начальные ката состоят всего из нескольких приемов, то чем дальше, тем сложней, и рисунок их усложняется. Но ката у нас ассоциируется с карате, хотя и в других боевых единоборствах присутствует, просто, может, называется по-другому.
        Так вот, выполнял я «бой с тенью» и в какой-то момент решил создать атакующее плетение - самое простое, показанное мне Лалой. Увы, ничего не вышло. И даже на второй раз у меня не получилось, и на третий тоже. Вышло где-то на сотый. При этом, когда это у меня получилось, я еще и ногой по земле стукнул и несознательно пустил по каналам этой ноги энергию.
        Мне, наверное, повезло, что я был босиком, так бы остался без обуви. А может, и не повезло, так как ногу я опалил. Только вот опалил я ее лавой. Удивился и испугался я тогда знатно. Только минут через десять меня в чувство привела боль. Понятно, что это натворил я, но как? Выпускал-то из руки шар огня, а в ногу тогда, получается, я тоже пустил энергию огня и расплавил землю? Нет, не сходится, тогда бы она была спекшейся, горячей, а тут именно что лужа лавы.
        И пошел я тогда в библиотеку, читать умные книжки. Правда, сначала в лазарет, а потом уж в обитель знаний. И думать, думать, думать. А что еще оставалось? Говорить всем, что у меня все не так? И что я, возможно, могу попой пузыри надувать и летать? Не-не, нафиг. Лучше уж самому разбираться во всем этом.
        Книги только дали ответ на то, как получилась лава. Оказывается, если одаренный двуталант, когда есть предрасположенность к магии земли и огня, то он может создавать сгустки лавы, а может создавать такие вот лужи, как у меня. Масштабы зависят от таланта и мощи.
        Это мне понятно. Но я ведь не сплетал две школы; как тогда получилось, что из руки вылетел шар огня, а под ногой получил лужу лавы? Придется ставить опыты, пробовать и экспериментировать. Опасно? Да. А что делать? Других идей нет.

        Академия. Лала Хестер
        Странный он какой-то, этот Антон. Поначалу думала, что он как все, а оказалось, я его вообще не интересую. Как бы я ни старалась прихорошиться, он не обращает внимания. Вечно невозмутим, даже когда я пришла вся в перьях, он не смеялся, помог от них избавиться, но даже слова не проронил и не пошутил. Хотя если б он тогда пошутил, убила бы. Интерес в нем просыпается, когда начинаю говорить о магии и показывать плетения. Вообще и поведение его со мной странное, что бы ни сказала во время учебы или не попросила бы, он исполняет или делает.
        Вначале как-то со злости сказала, чтоб он бегал, пока не скажу стоп, а сама ушла с полигона. Думала, что побегает часок и остановится. Каково же было мое удивление, когда я пришла вечером, а он все бегал. Еле бежал, но бежал. Как уж мне тогда было стыдно, не передать словами. А уж когда он остановился и просто упал, я так перепугалась.
        Пока тащила его к общежитию, повстречала его подружек. Ох сколько всего наслушалась, как мне глаза не выцарапали, ума не приложу. И ведь пыталась объяснить им, что мне он не нравится и что, была бы моя воля, вообще бы отказалась от него. А они как-то странно на меня посмотрели, забрали его у меня и ушли. Молча. Вот и как это понимать? Хотя самой себе можно признаться, во мне проснулась зависть. У меня никогда не было таких подруг, да и друга не было.

        Академия. Полигон. Два месяца спустя
        - Коллеги, кто что думает по поводу нашего фаворита? Ставки?
        - Пожалуй, воздержусь.  - Грегори.
        - Тоже.
        - А вы, Давидус, почему?  - Лайа.
        - Выводы неоднозначные, уж слишком в этот раз противник у Казанцева непрост. Родовые техники, сильный источник и хорошие навыки в боевой. Плюс ко всему пятый курс.
        - Вот как. Хм, и как же удалось добиться ТАКОЙ дуэли?  - Лемиус.
        - Вы не поверите, но дело случая. Оказывается, он просто негласно присматривает за Недотрогой. Его об этом попросила ее «родня».
        - Это те, чьего родственника она умудрилась убить во время брачной ночи?
        - Они самые.
        - В чем их интерес?  - Тримс.
        - Ну, как же, мало того, что она единственная наследница баронства Хестер, так еще и фактически она же теперь и владетельница баронства Щерк. Вы же знаете, что проявление силы не попадает под ответственность, если при этом пострадали люди. А именно так и умер предыдущий хозяин тех земель, оставив наследницей нашу Недотрогу.
        - Получается, ждут удобного случая, чтоб забрать девчонку себе, при этом еще неплохое вложение в качестве магической мощи.  - Адори.
        - Получается, так.
        - Но вернемся к тому, как получилось, что Казанцев сражается с Рэвье?
        - Все банально, парень решил, что добыча ускользает. И решил устранить проблему самым радикальным способом.
        - Интересно. Очень интересно. О, кажется, начинается. Бой до смерти?  - Амириус.
        - Да. При этом примирение не устраивает ни одну из сторон.
        - Мне понятны мотивы Рэвье, но почему это не устраивает Казанцева?  - Тримс.
        - Сложно сказать, мои аналитики тоже теряются в догадках.
        - Давидус, я вас не узнаю.  - Лайа.
        - Ну, я тоже не всесилен,  - развел руки глава разведки.
        - Тихо вы! Начинается.  - Лемиус.
        В это время обо дуэлянта вышли на обозначенные судьей позиции. Судья же, отойдя чуть в сторону, дал сигнал к началу дуэли, пустив небольшой магический заряд под купол. И в тот же миг Антон почти неуловимым глазом движением сблизился со своим противником и нанес удар ногой в живот.
        Рэвье от удара отбросило назад, и он по инерции еще и кувыркнулся пару раз. И если бы не моментально выставленная защита, противник Казанцева остался бы лежать там же. Но студенты на пятом курсе защиту ставят автоматически. Поэтому Рэвье все же попытался шустро подняться, но помешал следующий удар, правда нанесенный уже рукой. А потом последовал град ударов.
        Рэвье мотыляло из стороны в сторону, защита держалась и сдерживала от повреждений, но вот контратаковать не получалось. А Антон этого и добивался. В какой-то момент он стал запускать уже магические заряды в защиту, но при малейшем намеке на контратаку со стороны своего противника, сразу же сближался и наносил удары, которые сбивали концентрацию.
        А через минуту до зрителей донесся крик Рэвье, который буквально упал на колени, и щит рухнул. В тот же момент к нему подскочил Антон и каким-то ловким движением рук свернул противнику шею.

        Академия. Часом позже. Кабинет ректора
        - Какие будут выводы?
        - Ему можно смело давать мастера в боевом искусстве.  - Тримс.
        - Поясните.
        - Скорость, реакция, все на порядок превосходит обычных воинов. Даже я не уверен, что справлюсь с ним на мечах. Возникает только вопрос, как он этого добился? Каналы у обычных воинов формируются десятилетиями. У кого-то раньше, у кого-то позже. Допустим, он уникум, но все равно, у нас доказано, что ты или маг, или мастер меча. Тут же мы видим обратное.
        - Скорость можно компенсировать эликсирами или амулетами.  - Давидус.
        - Не получится, перед дуэлью всех проверяли.  - Лайа.
        - Зелье, как и амулеты, не даст такого превосходства в реакции и скорости работы мышц.
        - Знаете, что мне это напоминает? Очень уж похоже на орочьих шаманов. Те тоже могут так ускоряться и при этом колдовать. Пусть не полноценно, но умеют.  - Лемиус.
        - Я что-то не вижу среди нас орков.  - Тримс.
        - Среди нас нет, а вот у него в подружках…  - Давидус.
        - Это, все здорово, но вы не учли один момент. Победить ему помогло не его мастерство и скорость. Никто не заметил, отчего противник Казанцева упал на колени?  - ректор.
        - Просветите?  - Тримс.
        - Магическое воздействие. Я потом ходил смотреть на то место, где был убит Рэвье. Отголосок магической техники и след, как от застывшей лавы.  - Лемиус.
        - Значит, он все же колдовал? Вопрос: как он успевал, ведь постоянно в движении?  - Лайа.
        - А вот это и должен выяснить наш коллега Давидус.

        Где-то. Замок. Кабинет властителя
        - Какие новости по объекту триста два?
        - Она показала себя в лучшем виде. Двое из наемников убиты. Остальные с разной степенью тяжести задержаны стражей.
        - Как это произошло?
        - Объект триста два отдыхал в одной из таверн. Как это часто бывает, в ней был отряд наемников, общей численностью семь человек. Драку спровоцировал один из отряда, попытавшись купить ночь с объектом. Соответственно возникла потасовка.
        - Точнее.
        - По данным наблюдателя, объект пользовался новым видом оружия, показав неплохие навыки владения им и при этом доказав превосходство самого оружия перед обычными мечами. Двоих объект убил своим клинком, проколов точными ударами горло. Еще троих покалечил метательными снарядами.
        - Ножами?
        - Нет. Именно что метательными снарядами. Чем-то похожи на пластины в виде крестов и квадратов.
        - Далее.
        - Потом объект действовал вполне грамотно, работая коротким клинком, при этом пользуясь всей мебелью как преградой или вспомогательным оружием. Как итог, один против семи наемников.
        - Магия?
        - Не применялась.
        - Подготовь действие с учетом магической силы.
        - Слушаюсь.

        Королевство Ирруил. Бьерни
        То, что гномы катятся к своему закату, Бьерни понял, когда многие стали брать пример с длинноухих. А то как же, великая раса, маги, перворожденные и иже с ними. Да только разные народы, разные культуры и ценности. Зачем гнаться за чужим добром, когда своего в достатке. Приумножай, сохраняй да цени. Что сложного-то? Но нет, надо было перенять культуру у «высоких» братьев.
        Угу, переняли. В войне с орками в первых рядах стояли. А как же по-другому, закованный в сталь хирд гномов это мощь. Вот и полег считай весь цвет расы в той войне. А потом преобразования, призванные улучшить жизнь да усилить гномов. Только усилились другие, не они. Утеряны многие знания с уходом мастеров. Внутренняя вражда многих отправила в небытие. А как иначе? Не все были согласны строить жизнь, оглядываясь на «высоких».
        И что теперь? Пришел человек да показал старые знания? Украл, видите ли. Угу, все им винить других, а не себя. Парень, может, сам до всего додумался. Что сложного-то в его задумках? Да ничего. Но нет, явились в Дальнюю крепость послы, описали все так, будто человек этот квинтэссенция зла, да еще и угрожает самому существованию гномов. А пока добирались до дворца, умудрились попасть в плен.
        Вот она прихоть судьбы, освободил его тот самый человек. И теперь Бьерни жизнью ему обязан. А уж после того как с Ройло познакомился, так и вовсе понял, что если гномы так продолжат себя вести, то точно конец им придет. Виданное ли дело, такого умельца упустили. Воспитали бы, приняли в артель, все больше пользы было. Но нет, традиции. А что традициям этим пятьсот лет в обед, то уже забыли. И кто их навязал гномам, тоже забыли.
        Нет, теперь уж Бьерни не отступится. Долг жизни это святое. И раз уж приставил его человек в кузню, то Бьерни сделает все от себя зависящее, тем более что он давно уже так не погружался в процесс ковки. А сколько всяких идей дает Антон, не сосчитать. Одни только решения в части доспехов обеспечат работы на годы вперед. Да и Ройло надо подучить и самому некоторые приемы на вооружение взять. Да хотя бы нормальный клинок Антону выковать, и скорей всего не один.

        Академия. Ночь после дуэли. Ласси Вилье
        Разбудил Ласси настойчивый стук в ее комнату. На ее взгляд, в такое время доброжелатели не ходят. Но и тот, кто волновал девичье сердце, сейчас был увлечен другой. Но ведь надежда всегда умирает последней - так говорил тот, о ком она грезила. В итоге девушка открыла и застыла в изумлении.
        - Впустишь?
        - А? Да, проходи. Что случилось?
        - День рождения у меня.  - Парень подошел ближе, а по спине баронессы пробежали мурашки.
        - А? Но ведь надо отпраздновать?!
        - Я уже праздную…
        Ласси уловила исходящий от парня запах вина.
        - А подарок?  - несмело поинтересовалась девушка в тот момент, когда рука парня легла на ее талию.
        - У меня уже он есть.  - И тут случилось то, на что Вилье давно надеялась, но и боялась одновременно.
        Он был нежен с ней, дарил ласку, говорил приятные слова. В перерывах даже читал стихи, странные, не похожие на те, которые ей посвящали. Они были о любви, но любви не между разумными, в них чувствовалась любовь к далекой стране. Были стихи веселые и не очень, грустные и глумливые.
        В тот момент Вилье было так хорошо от того, что никто не восхваляет ее, не превозносит себя перед ней. Нет, ее воспринимали такой, какая она есть, с ней говорили как с равной. И любили, искренне любили, не отвлекаясь на фальшь. И пусть это будет одна ночь, пусть первая и последняя, но Ласси было на это плевать, она наслаждалась каждым мигом.
        Наутро баронесса проснулась одна. От ночи остались только приятные воспоминания, смятые простыни, опухшие губы и сопутствующий бессонной ночи вид. Правда, то и дело непроизвольно появлялась улыбка, но это Вилье не волновало. А просьба, что прозвучала ночью? Она будет выполнена, ради такого почему бы и нет?!

        Академия. Комната Сайи
        - Ну, подруги, что будем делать?  - спросила Дири.
        - Ты о чем?
        - Я о том, что, судя по сегодняшним стонам, кому-то ночью очень было хорошо.
        - И что с того? Он сам пришел.  - Вилье и не думала скрывать сей факт.
        - Кто спорит? Просто всем остальным завидно.
        - Это да. У кого-то этого вообще не было.
        Все повернулись к Мие.
        - Совсем?
        - А как думаешь? Когда перед тобой Антон маячит, думаешь, с другими хочется?
        - Это да… как-то не думала об этом,  - смутилась эльфийка.
        - И все же, к чему ты ведешь, Дири?  - Сайа вопросительно изогнула бровь.
        - К тому, что, видимо, нам надо устанавливать очередность.
        - Пкх-х-х-х.
        - Э-э-эм?
        - Повтори, что устанавливать?  - очнулась Ванси.
        - Очередность. Что непонятного? У кого это было, идут в конец очереди. Кто там был первый?
        - Так ты и была,  - сразу выпалила Мия.
        - Аха-ха-ха.
        - Хи-хи-хи.
        - Ну и лицо у тебя, подруга,  - усмехнулась Сайа.
        - Ну, и что?
        - Знаете, а она права,  - проговорила Вилье, и все скрестили на ней взгляды.  - По факту он из нас уже троих поимел. Значит, я стою сейчас последняя в очереди, впереди меня Энериэ, а перед ней Дири. Значит, остались вы трое.
        - И как ты себе это представляешь?  - зло бросила Ванси.
        - В принципе, в этом что-то есть. Иначе мы все переругаемся. Я другого выхода не вижу.
        - А как же: пусть достанется одной?  - удивилась эльфийка.
        - Ты сама в это веришь?  - хмыкнула орчанка.
        Тут в дверь постучали. Все переглянулись, и открывать пошла хозяйка помещения. На пороге стояла Недотрога.
        - Тебе чего?  - удивленно спросила Сайа.
        - А можно с вами?  - нервничая, спросила девушка.
        - Да твою же ж едрену кочерыжку! В очередь!  - выкрикнула Мия.

        Ирруил, столица. Одна из таверн. Два месяца спустя. Казанцев Антон
        Я сидел в таверне и скучал, как скучает, наверное, любой русский человек. Самозабвенно и с алкоголем. Ибо как еще лечить хандру? Только не все понимают, что топить ее, то есть хандру, в алкоголе не нужно, но кто ж слушает советы? А вот я сейчас как раз к таким советам и прислушался, а посему сижу и пью темный эль мелкими глотками.
        И все почему? А потому, что мне надо было что-то решать с дальнейшими планами. То, что я разворошил осиное гнездо, и так понятно, а значит, надо или залечь на дно, или слинять. На дно особо не заляжешь, так как среди криминала я вроде как знаменитость. Да что скрывать, я вообще знаменитость, везде отметился. М-нда, наставник бы не одобрил. Еще и с бабами надо что-то решать, скучно становится, вон они уже и очередность придумали. Нет, если уж уходить, то уходить красиво.
        Тут внимание мое отвлек шум, и я повернул голову, чтоб встретиться взглядом с рослым парнем моего возраста, внешностью ну прям вылитый скандинав или царевич в экранизированных русских народных сказках. В руках он держал две кружки.
        - Могу я с тобой поговорить?  - спрашивает меня «скандинав».
        - Да садись. Даже любопытно стало, что же тебе надо.  - Делаю приглашающий жест рукой.
        - Продай мне девок!
        Я чуть не поперхнулся.
        - В смысле продай девок?
        - Твоих девок. Продай мне.
        - Так! Стоп! Каких девок и почему я должен их продавать?
        - Я уже неделю в городе, наслышан о молодом хозяине таверны, у которого лучшие девки в городе. Я побывал во многих местах, и мне удалось узнать, как этот хозяин выглядит, поговорил со стражниками, и они указали на тебя.
        - А, вот ты о каких девках.  - Прямо гора с плеч.
        - У тебя есть другие?  - подался вперед парень.
        - Так. Подожди. С этим надо разобраться. Ты спешишь?  - и я подозвал официанта.
        - Еще день я могу подождать, но я уже неделю хожу по разным тавернам, да и общение со стражниками накладным вышло.
        - Ерунда, угощаю тебя, так и быть, развеешь мою скуку.  - И уже официанту:  - Нам бочонок эля и закуски.
        Все оказалось просто и банально, на мой взгляд. Соргус был островным жителем далекого севера. Что-то вроде наших викингов. Жизнь на севере вносит свои коррективы, отсюда и то, что выживают не все, да и женщинам сложнее живется. Ну а как же, работа по дому, беременность и роды, отсюда и большой перекос населения в сторону мужчин. И это даже с учетом того, что по факту мужское поголовье в основном зарабатывает грабежом и налетами. И все равно женщин меньше. Причины? Да хрен их знает, может, там свои заморочки, вплоть до традиции умерщвлять женщин по разным поводам.
        Вот младший сын вождя своего племени решился на то, чтоб добыть женщин. Но увы, на той лохани, что ему выделило племя, можно было самоубиться о ближайшую скалу. Но парень упертый, как-то, но доплыл до другого берега, потом вдоль берега прошел до южных портов и по реке поднялся до столицы. Достоин награды? Я думаю, да. Но беда в том, что тут нет рабства. В племенах тоже нет, там скорее что-то вроде крестьян, закладных и данников. Откуда у младшего сына деньги? Так народ живет разбоем, держать оружие они умеют, вот и подрядились охранять пару раз караваны. Да еще и своих из других племен пощипали, что на караваны нападали. Оно у них незазорно. Вот и получилось, что благодаря уму и смекалке Соргус даже снискал славу умного и удачливого капитана. И все же цели он пока своей не достиг.
        Надо ли говорить, что это он мне все сказал после второго бочонка? Когда начинали пить третий, мы уже были братьями. А что не сделаешь ради брата, да еще в таком состоянии? Мы пошли искать баб. Всей командой и пошли.
        Вы не подумайте, мы не хватали всех подряд и не врывались в дома с криками: «Жизнь или секс?» Правда, секс был заменен другим словом на букву «е», но не суть. Я предложил дать объявление. Нашли дворовых мальчишек, отсыпали им мелочи и послали по трущобам оглашать то, что мы им озвучили. А сами же возле трактира поставили стол, наняли писаря и поставили охрану.
        Через час к нам протянулась очередь. Еще через час очередь выросла до толпы. И что удивительно, там были не только женщины. Как потом оказалось, моя репутация сыграла тут нам на руку. Суть всего это мероприятия была проста, мы покупали услуги женщин, так сказать, по системе «all inclusive». При этом подписывали договор, где женщина или девушка должна была уехать с Соргусом в его племя, за что ей выплачивалось сразу жалованье ценой в пятьдесят сребреников, предоставляется муж или защитник, обеспечивающий ее жильем, едой и заботой, женщина же должна взамен родить в течение трех лет. По истечении трех лет она вольна уехать обратно или остаться.
        Да-да, мы так и писали. И если вы думаете, что это аморально, что по факту покупается свобода, то шли бы вы с вашим мировоззрением. Видели бы, в каких условиях жили люди, а тут им предлагается кров и жилье. А то, что тут их могут в любой момент изнасиловать или убить, это даже не обсуждается. И поэтому к нам шли, с детьми шли, одни приходили, чтоб заработать деньги для семьи, другие убегая от этой жизни.
        Соргус уже второй корабль фрахтовал, а его помощники бегали в поисках продуктов. А я? А я дал денег. Просто потому, что понимал, так будет лучше, и потому, что так правильно.
        Потом я еще посетил больницу, где предложил смелым и авантюрным, закончившим академию целителям направиться на север для открытия своего отделения больницы. В итоге пришлось даже умерить пыл большинства и выбрать троих, двое из которых признали главенство одного. Потом инструктаж Соргуса и новоиспеченного главврача. Но на этом я не остановился, а привел парня к присяге, а точнее клятве. Только не мне, а тому, кому я смогу доверить присмотр за больницами. И пусть она об этом еще не знает, но лишним это не будет.

        Академия. Кабинет ректора
        - Коллеги, я решительно не понимаю действий Казанцева!  - произнес Тримс, садясь за стол.  - Зачем он продал всех этих баб? При всем уважении, эра Райгони.
        - Нельзя не согласиться с нашим воякой,  - поддержал коллегу Адори.
        - Знаете, а у меня такое чувство, что где большое скопление баб, там обязательно появится Антон,  - Лемиус.
        - Да, но тут он сам это сборище организовал,  - поправил Амириус.
        - И продал!  - добавила свое веское слово глава целительского факультета.
        - Ну, не то чтобы продал,  - высказался Давидус.  - У нас, как вы знаете, рабство запрещено. Он просто оформил все как наем рабочей силы. А то, что люди отдавали себя в руки островитян, так все по договору. Изящно, надо сказать, все сделано, не подкопаться.
        - И все же мы отошли от темы. Зачем ему это надо?  - обвел всех взглядом ректор.
        - Надо ждать, информации для моего отдела слишком мало.

        Академия. Кабинет ректора. Три месяца спустя
        Дверь резко отворяется и в кабинет врывается взъерошенный глава разведки и тайной канцелярии. Все присутствующее руководство академии удивленно переглянулось и ждало пояснений от всегда опрятно выглядящего Давидуса.
        - Это невероятно. Вот это исполнение и подход! Амириус, я прошу! Нет! Я требую срочно его вербовать! Все затраты сейчас окупятся нам после.
        - Какие затраты? Давидус, очнитесь, о чем вы?  - ректор жестом показал главе тайной канцелярии, что тому следует сесть за стол и все пояснить.
        - Да, простите. В общем, вы помните, как три месяца назад Казанцев «продал» сто пятьдесят женщин, мы еще тогда гадали, для чего и почему?! Так вот, две недели назад прибыли три корабля, во главе с тем же капитаном Соргусом. И прибыли они для «покупки» людей, на тех же основаниях.
        - Не томите, это же не могло вас так разволновать,  - поторопил Тримс.
        - Вы правы, только сейчас я понял весь масштаб проблемы. Коллеги, мы теряем население. И не надо на меня так смотреть. Уже сейчас из города убывают бедняки, ища новой доли на островах. Еще бы, им ее обещал тот, кто для них сделал больше, чем королевство. Вы понимаете?
        - Не совсем,  - произнес Адори.
        - А!  - Давидус махнул рукой и потер лицо.  - У нас бежит население, которое занималось грязной работой. Золотари, разнорабочие, грузчики, мотыльки так те уже вообще почти все упорхнули. В итоге, там, где нужны эти рабочие, наметился их дефицит, отсюда и выросли расценки на их услуги.
        - Подождите, но как же оставшееся население, да в конце концов оплата лечения от больницы? Эта же оплата идет на пользу городу, вон как преобразился нижний город.
        - Вы, Адори, не путайте одно с другим. Оплата за лечение идет больнице. И ее руководство само распределяет, где нужно помочь и что сделать, и уж поверьте, там благотворительностью не пахнет,  - произнес ректор.  - Продолжайте, Давидус.
        - Так вот, растут расценки на услуги, народ, видя, что можно на этом зарабатывать больше, уже не готов браться за работу по другим ценам. В итоге некоторые товары дорожают, сами понимаете, почему. С одной стороны, к нам хлынут купцы с товарами, а с другой - мы не сможем так же хорошо вести торговлю, так как свой товар по меньшей цене, чем приезжие купцы, нам продавать невыгодно.
        - А как же народ? Ведь многие остаются.
        - Как думаете, если бегут те, кто всю жизнь тут прожил, остальные долго продержатся? Да еще и цены-то растут, а не у всех есть деньги.
        - А если запретить островитянам «покупки»?
        - Не поможет, они по факту ничего не нарушают. Стандартный договор. Только вот работа не у нас. Да и если насильственно прекратить - это не поможет, как говорит наш фаворит: «Запретный плод сладок».
        - То есть получается, что Антон нам подорвал экономику, пока не окончательно, но это уже ощущается,  - подытожил Лемиус.  - Как это предотвратить?
        - Два варианта, или мы вербуем Казанцева, и он работает на нас, разрабатывая схожие планы по отношении к нашим соседям. Или устраняем причину, но думаю, что тут может быть очень неоднозначный финал. Нам важно разработать меры противодействия оттоку людей. Пусть пока это не так критично, в дальнейшем может перерасти в проблему.
        - Проработайте два варианта и доложите в течение недели. Срочно собирайте казначеев, нужно принять превентивные меры по оттоку людей из королевства.
        - А как же вывести его на «чистую воду»?  - удивилась Райгони.
        - Уже скоро, по моим данным, он готовит одно мероприятие, в котором нам удастся раскрыть его.

        Академия. Где-то
        - Когда ты уже с ним разберешься? Он стал слишком силен! Почему ты все медлишь, прошло уже несколько лет!
        - Успокойся, Тарис,  - уже в который раз повторил парень, похожий на Тариса, только цвет глаз был другой, и на виске была прядь седых волос.  - Все должно быть идеально. Месть должна свершиться тогда, когда жертва об этом не подозревает.
        - Прошло уже больше двух лет, он и забыл об этом уже!
        - Главное, что мы не забыли. По моим данным, он что-то затевает в одном месте. Вот там месть и свершится, подожди, осталось недолго.
        - Сколько еще ждать? Мне это надоело!
        - Заткнись! Надоел уже!  - не выдержал парень.  - Сколько скажу, столько и будешь ждать.

        Академия. Казанцев Антон
        После попойки с Соргусом и «покупки» девушек пришлось корректировать свои планы. Первым делом стал переводить свои доходы по разным счетам в разные города через банк. Далее сел за написание всех известных мне пьес, сказок, рассказов и прочего. Это доход, пусть маленький, но он постоянный. И терять его не имело смысла, а я, возможно, скоро окажусь очень далеко.
        Когда с написанием было все закончено, пришел черед чертежей и набросков. Все, что я знал, все, что удалось вспомнить, я отдавал Ройло. Это тоже доход. Удалось вспомнить устройство нескольких десятков оружия. Далее доспехи и элементы механики, удалось даже схематично нарисовать паровую машину и пойти запатентовать ее. Да я вообще все запатентовал, от греха подальше.
        А еще я не забывал про тренировки и еще раз тренировки. Теперь не просто «бой с тенью», теперь еще и вдумчивое изучение своих возможностей. Поиски любой информации в библиотеке и систематизация полученных знаний. Не сказать, что двигался я прямо семимильными шагами, но прогресс был, и это очень удивит моих противников.
        Подготовка к отходу началась уже давно, параллельно с этим велась работа по раздаче долгов. Пусть их было не так много, но все же негоже оставлять врагов за спиной. А сделать надо было очень многое.
        И еще девушки. С ними надо было что-то решать. И так, чтоб отбить у них охоту даже видеть меня.

        Глава 11

        Ирруил. Столица. Антон Казанцев
        - Привет!  - зашел я к актерам уже театра.
        - О, привет, Антон,  - поздоровалась со мной Кирия, та, что пригласила меня когда-то в дом лицедеев.  - Ты по делу или просто навестить?
        - По делу. Вот,  - протягиваю большую стопку исписанных и подшитых листов.  - Это все пьесы, истории и прочее, что смог написать. Вам это пригодится.
        - Что-то случилось?
        - Возможно, я покину вас, поэтому решил оставить вам инструкции и чтоб вы без куска хлеба не остались.
        - Твоими стараниями без хлеба мы не останемся, даже на масло найдем.
        - Еще лучше, а надо, чтоб и на икру хватало. Берите, там я все описал. Деньги, как и раньше, переводите на тот же счет. Ах да. Поможете в одном деле? Ничего криминального. Просто побыть на одном мероприятии, все написано.  - Дождавшись утвердительного кивка, прощаюсь:  - Ладно, пойду я.
        - Подожди.  - Кирия выбежала из кухни, где мы сидели, и вернулась буквально через минуту.  - Держи. Это знак того, что ты один из лицедеев. Он не спасет тебя от стражи или еще кого, но если покажешь его таким, как мы, то кров и еда тебе будут обеспечены.
        - Спасибо. До свидания.  - И я вышел из дома людей, которым помог изменить жизнь в лучшую сторону. И когда дверь почти закрылась, услышал:
        - Как думаешь, он вернется?  - спрашивает дед.
        - Думаю, что уже нет. Он по-своему попрощался с нами.

        Где-то. Замок. Кабинет властителя
        - Властитель!  - вбежавший человек встал на одно колено, преклонив голову.  - Я готов понести наказание. Но только что мне доложили, что все наши шпионы в Ирруиле пришли с явкой в тайную канцелярию, где в данный момент дают показания.
        - Вот как? И что же их вынудило? Хотя нет! Молчи. Дай угадаю, это, наверное, тот талантливый юноша?
        - Нет, властитель. Ваша дочь…  - человек не договорил, так как был прерван криком:
        - Что моя дочь? Она жива?!
        - Она выходит замуж, владыка.
        - Что-о-о-о?!! Срочно выходим на политическую арену! Хрен с ним, с этой сетью шпионов, заигрались мы что-то! Бегом организовать дипмиссии в каждое королевство. В частности, в Ирруил! Бегом, я сказал!  - последняя фраза была лишней, так как человек уже давно выбежал за дверь, исполнять поручение своего властителя.

        Ирруил. Казанцев Антон
        Подготовка к побегу заняла все мое время. И дело было даже не в планировании, а в том, что приходилось договариваться и объяснять роль участников всего действа. А чтоб отвлечь всех от своей персоны, пришлось еще организовать слив информации. Ох, как забегала тайная канцелярия. Любо-дорого посмотреть.
        Но не суть, больше всего я волновался за троллей, но Панчус заверил, что все будет хорошо. Тем более за такой подарок от меня. А я что? Мне не жалко. Потом пришлось еще очень долго думать о том, как подговорить на это девчонок. Точнее не так, мне надо было сделать так, чтоб они не проболтались друг другу. Но даже при этом пришлось предусмотреть вариант, что они все будут знать.
        А еще надо уходить всегда не с пустыми руками, и я сейчас не про финансы. Знания тоже важны, а посему мне пришлось платить старшекурсникам за конспекты некоторых книг, что-то добывать самому, что-то выкупать и красть. А ведь еще и тренировки.
        И вот он час «Икс», а лучше всего звучит час «Хэ». Надеюсь, от слова «хэппи». Вот подъехала одна карета. О, оказывается, первой прибыла Мия. Хех, это будет забавно.
        Храм уже заполнен, все приглашения давно были разосланы анонимно. Я вроде как стою у алтаря. Ах да, свадьба проходит вроде как по традициям моей семьи. Никто ж не знает, что половина «традиций» взята из фильмов и канонов католической веры, а другая вообще выдумана мной. Или не выдумана, а тоже вежливо «взята»? Не суть. В общем, стою у алтаря и жду невесту. Хе-хе.
        О! Вот еще одна карета. И кто это у нас там? Дири? Ну, надо же. Ого, а с ней еще орки? Э-э-э… кажется, уже что-то идет не по плану. Но ведь интересно же! Вон как раз еще одна карета, и тоже с кортежем. Вилье? Вот те раз.
        Еще минут через пять прибыла эльфийка, а за ней Сайа с сопровождающими. Ну, что-то такое я и предполагал. А вот последними прибыли Ванси Аилд и Недотрога. Причем вторая-то как раз в роли «свидетельницы».
        И вот в храме прозвенел звон. Тоже моя задумка. И все девушки выходят из закрытых карет. Всё, занавес, это надо видеть, словами не передать. Немая сцена длилась, наверное, минут пять. Первой не выдержала Мия:
        - Какого лешего вы-то приперлись! Я первая!
        - Хрен тебе, малявка!  - и орчанка ломанулась в храм.
        За ней тут же рванула Энериэ:
        - Держите зеленомордую!
        О, ну это она зря! Орки обиделись.
        - Стоять! Я первая!  - Аилд кидает какое-то заклинание и, видимо, массовое, но его отбивает Сайа и, подскочив к Ванси, банально бьет в живот кулаком. Молодец! Моя школа. Тем временем на помощь к эльфам присоединились сопровождающие Вилье и все вместе стали теснить орков.
        А баронесса в это время таскала за волосы Мию.
        Бардак творился минут десять, пока кто-то там из девиц не додумался задать простой вопрос: «А, собственно, как они узнали, что будет свадьба?» А дальше уже выяснилось, что я подходил к каждой и просил выйти за себя, при этом не рассказывать другим, так как боюсь их обидеть. Ну и прочее, прочее.
        В храм девушки после этого влетели разозленными фуриями и одновременно направились к такому милому мне. О, что началось, как только они оказались около меня. Я услышал о себе столько всего, что подлец, мерзавец, хам, сволочь неблагодарная и прочее в более «изысканных» выражениях.
        Потом вектор потока речи сменился, и мне стали утверждать, какие они замечательные, на что они готовы ради меня. Пару раз проскакивало то, что я недостоин их внимания и вообще, кто я такой, чтоб так себя вести. Когда же я после этого порывался уйти, сразу же летели извинения. В общем, потоки речей длились минут пятнадцать с всхлипами, причитаниями и периодическими извинениями. А я? Я просто молчал.
        - Что ты молчишь?  - не выдержала первой эльфийка.
        - Жду, когда вы замолчите и уже начнем то, зачем мы все тут собрались.
        - А, э-э! Ты обалдел? Как ты можешь жениться сразу на всех!  - выпалила Вилье.
        - Ну, вообще-то законами это не запрещено. Да и я к вам привязался. В общем, или на всех сразу, или ни на ком. У вас минута на раздумье.
        В итоге все согласились, что станут моими женами, и даже первую брачную ночь распланировали тут же. Потом как на плацу встали в ряд передо мной, и к нам вышел священник с книгой в руках.
        - Дорогие возлюбленные, мы собрались здесь и сейчас, дабы стать свидетелями вступления в брак Казанцева Антона и…  - Священник стал перечислять всех девушек.  - Что почитается всеми; ибо в него не следует вступать необдуманно, а лишь благоговейно, осмотрительно и торжественно. В этом божественном храме судьбам разумных суждено соединиться. Если кто-либо из присутствующих знает причины, по которым это не может произойти - пусть скажет сейчас или вечно хранит молчание.
        После этих слов, как в хорошем индийском кино, буквально слетают с петель двери храма и на пороге появляется Давидус, в сопровождении какого-то типа и пары бойцов из своей службы.
        - Стойте! Свадьба отменяется!  - выкрикнул глава тайной канцелярии.
        - По какому праву?  - спрашиваю я.
        - Против свадьбы выступает отец одной из девушек,  - отступает чуть назад Давидус.
        Тут на «сцену» выходит еще один персонаж:
        - Давидус, потрудитесь объяснить, что происходит?  - встает со своего места Амириус.
        - Амир… гхм. Ректор, Вы тоже здесь?  - удивляется разведчик.
        - А где мне еще быть? Такое событие. И прошу заметить, юноша не нарушает ни одного закона.
        - Он нарушает заветы моей семьи!  - вступает в диалог незнакомец.
        Ответить ему никто не успел, так как в представление вмешалась третья сила. Прозвучал звук спущенной тетивы, и в меня прилетел арбалетный болт. Что-то такое я и предполагал, поэтому сработала защита от физических атак, и отлетевший болт вонзается Амириусу прямо в ногу.
        - Нападение на ректора академии!  - ревет благим матом ректор.
        Давидус тут же срывается с места и дает какие-то указания своим подчиненным, один бежит вместе со своим руководителем, а другой выбегает на улицу. В общем, храм оцепили меньше чем за минуту.
        - Все на выход!  - командует разведчик.
        Все начинают выходить на улицу, но буквально через минуту ситуация меняется, так как на пороге появляется еще один Амириус.
        - Что здесь происходит?  - раздается усиленный голос ректора.
        - А! Э-э-э!  - Давидус в замешательстве, за что и получает в ухо от первого Амириуса.
        А второму Амириусу прилетает от выходящего Тримса. Вы когда-нибудь получали в челюсть от лучшего друга? Нет? Так вот я вам скажу, что в данной ситуации преобладает только одно чувство - офигевание, и только после него обида.
        Вот и Амириус-второй не сразу сообразил, что это было. Но было уже поздно, так как уже дрались все со всеми. Из одного из переулков выбежал Тримс-второй с криками: «Измена!», за что тут же был сбит ударом Лемиуса.
        Тариса Вирдэ и его сводного старшего брата пинали все кому не лень. Еще бы, покушение на ректора академии. При этом тут и там с агентами Давидуса дрались учителя академии. Ну как дрались? Агенты защищались. А еще чаще учителя выясняли отношения между собой, ну и что, что было, например, пять Тримсов, драться от этого они не переставали.
        Хаос стоял на всей площади, а к сражающимся прибывали все новые силы. При этом увеличивая количество копий преподавателей. И во всей этой кутерьме мелькала моя фигура и добавляла веселья.
        В какой-то момент в ход пошла магия. Вот тут стало еще интересней. Теперь сражающиеся старались сосредоточиться в кучки: преподаватели отдельно, стражники отдельно, тайная канцелярия отдельно. Но это мало кому помогало, то тут, то там возникали диверсанты, и потеха начиналась с новой силой, да и в среде преподавателей мог появиться лжепреподаватель.
        Магия перешла на более сильные заклятья. Стражники уже просто таскали выбитых из строя, при этом периодически вычленяя «замаскированных». Подчиненные Давидуса, как более разумные, просто отошли от храма. А вот преподаватели не унимались.
        Где-то минут через тридцать веселья прозвучал усиленный голос Амириуса:
        - Всем замереть! Или я применю камнепад!
        К этому времени моя пентаграмма была напитана энергией, и оставалось только сыграть последний акт этого марлезонского балета. Встаю со своего логова и усиленным голосом привлекаю к себе внимание.
        - Гхм, гхм.  - Все поворачиваются в мою сторону, и на лицах читается изумление.  - Господа, дамы, был рад нашему знакомству. Но увы, надо уходить. Девушки, я вас не люблю. Хотя нет, люблю. Но одну. Хех. Всего доброго.
        Далее я активирую руну, хватаю свой рюкзак и влетаю в открывшийся передо мной портал.

        Академия. Кабинет ректора
        - Знаете, Давидус, теперь я склонен винить себя, что не пошел вам навстречу и не перевел Казанцева на ваш факультет.  - Ректор прикоснулся к синяку на скуле.  - Никто не знает, когда там Райгони подойдет?
        - Почему ты не хочешь сходить к целителям?  - удивляется Лемиус.
        - Потому как ректор с синяком под глазом вызовет кучу вопросов и пересудов.
        - Разобрались, что это было вообще на площади?  - уточняет Адори.
        - В целом да. В общем, хорошо разыгранный спектакль, где участниками были мы с вами и девушки.
        - А что за двойники?  - удивляется Тримс.
        - Тролли. Казанцев договорился с ними, чтоб те организовали потасовку и вносили в наши ряды хаос.
        - Удалось поймать хоть одного?  - лениво спрашивает Лемиус.
        - Ушли,  - печально констатирует глава разведчиков.
        - И как так вышло? По факту была массовая драка с применением магии, но виновные не пойманы, и наказать некого,  - подводит итог ректор.
        - Казанцев сделал руну на площади, на которую мы не обратили внимания, она проецировала каждые двадцать секунд на любого разумного иллюзии нас с вами,  - оправдывается Давидус.
        - Там столько заклятий разных направлений было, что эту руну давно стерли бы,  - опровергает Грегори.
        - Не все так просто. Он нарисовал руну в трехмерном объеме, дома вокруг храма выступали вроде стенок. При этом лучи от этих «стенок» направлялись к храму. Центральная руна была в храме. А он, как вы помните, развалился после пары заклинаний, засыпав и скрыв тем самым главную руну.
        - Но ведь это не всё?  - уточняет ректор.
        - Он всё это спланировал. Явка агентов драконов, дипломатические миссии, свадьба - всё это спланированный спектакль, чтоб беспрепятственно покинуть королевство. Весь наш бой планировался для того, чтобы напитать пентаграмму портала. Казанцев ушел, а куда он ушел, мы не знаем. Могу сказать, что он в своем роде гений.
        - Портал? Мы не ослышались? Технологии же утеряны,  - удивляется Лемиус.
        - Да, портал. Казанцев каким-то чудом разобрался в некоторых свитках и построил пентаграмму. Не спрашивайте, как, где он нашел информацию, как он ее добыл, а главное, как сумел все сопоставить и привести в действие. Я не знаю. Мои спецы землю носом роют и все свитки в библиотеке, но думаю, что не найдут. Антон или их с собой забрал, или все так спрятал и запутал, что не найдем. Думаю, это его страховка.
        - Считаете, что там, на площади, он специально показался, а не ушел тихо?  - уточняет Тримс.
        - Считаю, что да. Тем самым показав нам, что у него есть, что нам предложить в обмен.
        - Так он был в том храме или нет?  - уточняет вошедшая Райгони.
        - Нет. Там был тролль. Вот его личность нам установить удалось, работал пекарем, зовут Панчус. Но его уже нет в городе, убыл с караваном. Искать, как вы понимаете, бесполезно.
        - Что ж. Тогда, эр Амириус, прошу принять мое прошение об оставлении должности декана целительского факультета. Я покидаю стены сего заведения.  - Лайа положила на стол лист и выжидающе взглянула на ректора.
        - Фингал хоть вылечишь?
        - Уже.  - Улыбнулась женщина и, дождавшись подписи ректора, вышла из кабинета.
        - Знаешь, Лемиус, теперь я понимаю, почему до этого ты всегда проигрывал в споре. Потому как судьба только один раз дает такой козырь,  - высказал свое мнение Тримс.

        Где-то на тракте
        - Как ты смеешь, отверженный!  - возмущалась демонесса.
        - Ты сама подписала договор, никто не просил тебя это делать,  - весело ухмылялся ехавший рядом с повозкой парень.
        - Я не думала, что он отдаст нас вам!
        - Что, не повезло с нанимателем? Оказался умней? Так это твои проблемы,  - засмеялся парень.  - Увы, теперь тебе предстоит познать материнские чувства и быт замужней женщины.
        - Никогда!  - в сердцах выкрикнула демонесса.
        - Пять лет. Ты сама подписала договор,  - ответил на это парень,  - А через пять лет будет понятно, возможно, мы вернем себе магию,  - уже тише добавил он.

        Академия. Женское общежитие
        Дверь отварилась внезапно, с шумом ударившись о стоящий на ее пути стул. Но на звук удара двери и даже на звук упавшего стула ни одна сидящая в комнате не обратила внимания.
        - Так и знала, что найду вас тут. Ничего лучше, чем поныть, вы не нашли?  - едкие нотки в голосе заставили всех повернуть голову в сторону говорившей.
        - Вам-то какая разница?  - огрызнулась орчанка.  - Вам есть дело до наших страданий, лэра Райгони? Или это ректор вас к нам направил, лечить душевные муки?
        - Да, прав был Антон, говоря, что в таком состоянии бабы думать не умеют.
        - Ах, ты!  - вскочила эльфийка, но не успела сделать и шагу, как была сметена воздушным заклинанием на кровать.
        - Угомонись, дура. Я сюда пришла только по своему хотению. Скажем так, разделить своим женским сердцем с вами беду. Думала, увижу готовых действовать девиц, а застала, как выражается Антон, «унылых баб». Вы хоть подумали, почему он так поступил?
        - Ну, так ты расскажи нам, умная такая. Пришла, обозвала нас дурами, мнишь себя такой просветленной,  - пошла в атаку «сестренка».
        - Мы с тобой на «ты» не переходили. Заткнись, и послушайте, что я расскажу. А после поговорим о дальнейших планах. Начнем с простого. Вы знали, что в академии существует тотализатор? Вижу, что нет. Так вот каждый год на некоторых студентов учителя делают ставки. А другие могут делать этим студентам каверзы и усложнять жизнь по своему усмотрению. Предвидя ваши вопросы, отвечу, что есть определенный свод правил и рамок, через которые преподаватели не переходят.
        - Преподаватели? Вы уже не причисляете себя к ним?  - зацепилась Сайа за оговорку.
        - Не причисляю. И прошу не перебивать.
        - Так вот есть правила и условия. Как правило, многие проваливаются на первых порах, но Казанцев смог удивить всех, он по правилам прошел, можно сказать, сразу в полуфинал. И вот тут у ректора и Давидуса возникли вопросы, как и у других. Подготовка Антона. Слишком она отличалась от того, что мы знаем. Не то чтоб она была лучше нашей, нет, она просто другая. А его знания удивляют всех, начиная оружием и до тактики ведения боев. Вы понимаете, что такому простых людей не учат. Как минимум это барон, очень такой не бедный барон. А теперь представьте Давидуса и ректора, когда они видят, что человек обладает знаниями и умениями, которых нет у нас. Главная версия - он шпион, а вот чей, до сих пор выясняют. Еще версия, что он Древний. Возможно, последний. Или же он с забытого материка.
        - Но это же бред. Он встретился нам в дороге. Спас меня,  - высказалась Мия.
        - Только вот откуда он пришел, так выяснить и не удалось. Ничего о том, как он попал в королевство, как вышел на дорогу, ничего этого нет. А вы помогли ему внедриться в общество.
        - Не сходится. Шпионы так себя не ведут, слишком много тогда провалов получается. Везде. От поведения до образа жизни,  - вставила Сайа.  - Я знаю, о чем говорю.
        - Правильно, и как раз это больше всего смущает всех. Но согласитесь, откуда Казанцев знал, что полигон примет его версию развития Вызова? А как он действовал во время Вызова? Далее, его вариант решения проблемы с трущобами? Таких знаний не бывает у обычных людей. Там замешано знание организации больницы, знание организации работы внутренней стражи, психология и еще кучи всего по мелочи. А теперь прибавьте к этому всему еще и то, что Антон смог каким-то образом направлять энергию не только руками, а даже ногами. И вообще строить заклинания без помощи рук. Это узнали совсем недавно. И главное, так сказать, вишенка на торт - Казанцев ушел порталом.
        - Офигеть!  - вырвалось у всех одновременно.
        - Ты же не просто так пришла к нам?  - первой отошла Сайа.  - Какие у тебя к нам предложения? Не думаю, что ты пришла за тем, чтоб поведать все это. Говори.
        - Я, кажется, уже говорила, что на «ты» мы не переходили?
        - Хватит! Ты прекрасно знаешь, что я в своем праве. Я урожденная Долины Сайарэлла г’Архал, наследница Лорда Дракона.
        В комнате воцарилась звенящая тишина.
        - Все-таки девочка. Хех, а Давидус ищет мальчика,  - ухмыльнулась Лайа, но смешок вышел нервный, но она все же продолжила:  - Но почему Антон?
        - Он сильнее, чем кажется. И с ним я стала сильней. Свой выбор я сделала.
        - Старые легенды правы?
        - Отчасти. Так что с предложением?
        - Вы еще не смотрели свои счета?  - И дождавшись отрицательных кивков, Райгони продолжила:  - Я почему-то так и думала. Посмотрите, нам предстоит все это развить и создать что-то особенное.
        - А что с нашим статусом «брошенок».
        - А я думала, что после всего, что я вам сказала, вы поймете. Нет у вас этого статуса. Вы не брошенки, вы спасали жизнь ректору. Это была часть многоходовой операции, так можете всем и говорить. Почему роль невест выполняли все вы? А для отвлечения внимания. Этакий спектакль. Поверьте, чтоб не покрыть себя позором, остальные будут придерживаться этой же версии. И преступник был не один, а их было множество. Надеюсь, теперь понятно?
        - Вполне,  - за всех ответила Вилье.  - Сейчас мы идем в банк, а после надо обговорить дальнейшие планы. Все за?

        Где-то далеко. Казанцев Антон
        Из портала я вывалился в песок. Вставать сразу не стал, так как в голове все кружилось. Как только головокружение прошло, открыл глаза и понял, что путешествие мое спокойным и приятным не будет. Я в пустыне. Надо только понять: все в этом же мире или уже на Земле? А пойму я это только ночью.
        Разлеживаться долго не стал. Запас воды был, в пустыне воду меня Михаил Андреевич добывать научил. Пусть в теории, но как раз будет возможность попрактиковаться. Поэтому делаем себе головной убор и спускаемся чуть ниже бархана, а далее идем в сторону севера до ночи, потом определяемся с направлением.
        Так я и шел до вечера. Когда наступила ночь, убедился, что я не на Земле, и, соорудив себе небольшой навес да соорудив в небольшой ямке «собиратель» воды, лег спать, предварительно повесив охранное заклинание.
        Следующий день не принес ничего нового, все та же пустыня и солнце. И я, идущий на север. Ближе к полудню заметил что-то странное и решил перепроверить. Заклинание дальнозоркости вспоминал по дневнику, благоразумно прихваченному из академии. То, что увидел, меня обрадовало, это был караван людей. Бежать сразу не видел смысла, порой люди хуже зверей. А посему подходил к тому месту, где увидел людей, по большой дуге.
        Ну, как я и думал, караван был непростой. Работорговцы. Куда уж без них? И сейчас караван отдыхал. Правильно, по пустыне лучше передвигаться ночью, меньше тратится влаги. Только вот мне что делать? Ладно, потопаем за караваном, а там поглядим.
        Безумная идея мне в голову пришла ночью, когда, следуя за караваном, увидел, как один из охранников чуть отдалился от остальных. А с другой стороны, почему нет?
        Охранник так и не понял, что произошло. Вот он был, а вот его уже нет. И это уже не первый мой «жмур». До этого, за исключением одного раза, как-то получалось обходиться без жертв. Прислушался к себе: и нет, меня не тошнило, не было самокопания. К этому меня готовили, основательно так готовили, и, видно, мозги прополоскали хорошо. Да и трупы мне показывали. Разные трупы. Вот там да, там тошнило.
        Отсутствие одного из своих заметили только минут через двадцать. Ох забегали, закричали. А то шли расслабленные, видимо, тут им все знакомо и особых затруднений путь не вызывал. Ну, что ж, усложним людям жизнь.
        Неделю, целую неделю я терзал по крохам караван. Выбивал людей буквально по одному. Они боялись каждой тени. Магией ли или арбалетом, не важно. Своей цели я достиг - из двадцати охранников осталось только семеро. Семеро человек, дерганых, уставших и сломленных. На глаза им за это время не попался ни разу. Зачем? Пульнул магией и ушел. Они конечно же пытались преследовать, искали следы. Но если кто-то отделялся от основной группы, тут же получал или стрелу, или магию.
        А через неделю я спокойно стоял на бархане перед караваном. Опасался ли я? Опасался, так как крыса, загнанная в угол, сражается еще сильней.
        - Хэй! Предлагаю вам сразу сложить оружие, взять самое необходимое и уйти.
        - Кто ты такой?  - Вперед выехал главный каравана и сразу же умер.  - Зачем говорить с тем, кто не понимает ситуации?
        - Повторяю, хотите жить, берите самое необходимое и валите. Деньги только оставьте. И рабов. И лошадей. И вообще возьмите только воды.
        - Но ведь мы умрем в таком случае!  - выкрикнул самый молодой из охранников.
        - Да? А я не подумал. Ну, тогда залезайте в клетки.
        Никто не послушался моего предложения, они напали разом. По крайней мере попытались. Но если бы до учебы в академии на меня нападали семеро, я бы умер. А сейчас у меня есть магия и умения шаманов орков, да и первая кровь уже была. Первого убиваю из арбалета и сразу же кидаю его в другого, заставляя его отклониться. Сам же быстро создаю «вспышку»  - заклинание, вычитанное мной в библиотеке, представляющее собой что-то наподобие светошумовой гранаты, только без шума, один свет. Сам же, закрыв глаза, прыгаю в сторону, чуть отвернув голову.
        Охранники, не ожидавшие такого, ослепли и стали махать и тыкать своим оружием в разные стороны. Парочка попала по своим. И далее мне оставалось только всех добить. Ничего лишнего. Никаких красивых словесных разговоров и поединков. Пришел, увидел, победил.
        Вот я и остался один с караваном рабов. Пять телег, набитых людьми и не только. И что мне с ними делать? Отпустить не вариант, не факт, что на меня не нападут. Оставить тут? Не смогу, не так воспитан. Убить тоже не смогу.
        А-а-а! Как я их собой возьму?  - в сердцах плюнул я.
        Долго рефлексировать не получилось, все же надо было убираться с этого места. Так что мародерка, сбор всего ценного, связывание телег в единое целое и тихим шагом идем на север.
        Как же я вымотался, это жуть. И вроде что такого, телеги тянут лошади, сиди да управляй главной повозкой? Да только фиг там было, то одна лошадь начинает идти чуть в сторону, то другая вообще идти не хочет. А я один! Еще и за местностью надо следить. Вечером я буквально валился с ног. А еще уход за рабами, за лошадьми, устройство лагеря и охранного периметра.
        - Может, проще вас всех зарезать?  - лежа на песке, стал рассуждать я.  - Или, например, вот вас я буду трахать каждый день, а вот вас резать и есть. А что? Глядишь, так и проживу месяц.
        - А можно наоборот?  - раздался из одной клетки мужской голос, от которого я аж поперхнулся.
        - Чего?  - это все, на что меня хватило.
        - Ну, можно нас трахать, а их резать?  - указывает какой-то парень на девок рукой.  - Я не против.
        Бац! Бац! Бац! Это если что, я бьюсь головой об песок. Даже не знаю, что и сказать на заявление этого молодца. Бац! М-нда… ситуевина. Нет, я понимаю, что разные бывают взгляды, и мне как бы все равно на таких вот «неформалов», но встретить одного из них тут…
        Пока я бился головой о песок, в клетке, где сидел «сладенький», произошли перемены, там началась потасовка. Но еще больше меня удивило то, что победил как раз этот «сладенький». Вот тут я понял одно - выпускать я его не буду. Вообще. Совсем. Во избежание, так сказать.
        - Эй, ну так что?  - раздался голос, пока я пребывал в шоковом состоянии.
        - А?
        - Я говорю, может, ты поменяешь свое мнение?
        - Ага, чую, поменяю. Сейчас сожгу всю телегу, и на душе спокойней будет.
        - Подожди! Стой! Я пошутил!  - кричит парень, а я понимаю, что в моей руке разгорается огонь, тем не менее парень продолжил:  - Я нормальный, просто случай был подходящий.
        - Я тоже пошучу. Ужина вы лишаетесь.
        Тут я услышал, как меня позвали.
        - Пожалуйста, помогите!  - запричитали в женской телеге.
        Стало любопытно, подошел.
        - Кто звал?
        - Помогите, пожалуйста!  - вперед протиснулась худенькая девушка, даже скорее девочка, и, показывая на бледную женщину, говорит:  - Мама, она умирает.
        - Млять. За что?  - говорю по-русски в небо. После чего, уже обращаясь ко всем в клетке:  - Пододвиньте ее ко мне, а потом сами как можно сильней прижмитесь к другой стороне.
        Сам же в это время нашел в сумке ключи, зарядил арбалет и, держа его одной рукой, второй открывал замок. В случае чего первый выстрел мне даст время для формирования заклинания.
        Но ничего серьезного не произошло, женщины выполнили мои команды в точности и даже не помышляли о сопротивлении. Женщину удалось выволочь из клетки достаточно быстро, она фактически ничего не весила. Как только умирающая оказалась на песке, быстро закрыл клетку и оттащил ее подальше. Все это время девочка не сводила с меня глаз.
        Визуальный осмотр показал явные признаки изнеможения, но это на первый взгляд, а надо знать точно. В связи с чем пришлось быстрыми темпами ставить шатер, раскидывать сигнальную сеть и наложить охранные чары на телеги. И только после всех манипуляций затаскивать женщину в шатер.
        Одежду не жалел, срезал всю, потом пришлось несколько раз применять диагностическое плетение и буквально по сантиметру исследовать тело. Мои старания были вознаграждены. Как оказалось, женщину кто-то укусил, под коленом правой ноги обнаружилась небольшая ранка, в то время как диагност показал, что она умирает от плохой работы почек. Я не знаток ядов и не ведаю, как они влияют на организм, но в больнице научился некоторым «фокусам».
        Пришлось применять среднее исцеление наряду с настойкой от отравления. А через полчаса мыть шатер и проветривать. Некоторые процедуры приводят к не очень приятным последствиям. Далее опять проводить диагностику и уже после применять направленное заклинание, которое действует непосредственно на указанный орган или часть тела, если брать масштабируемое.
        В итоге с женщиной провозился часа два. Когда понял, что все удалось, перестраховываясь, связал ее. Осмотрев получившийся кокон и не найдя в нем изъянов, пошел заниматься караваном и готовкой обеда.
        В голове все это время прокручивал варианты взаимодействия с этими двумя и чего можно от них ждать. С одной стороны, у нее нашелся такой же, как и у меня, знак лицедеев. С другой - это же незнакомый человек, еще и женщина, обремененная ребенком. На что может пойти мать, спасая своего дитя? На многое! И какой план по спасению ребенка взбредет женщине в голову, предугадать невозможно.

        Глава 12

        Уже поздно ночью, лежа на песке недалеко от своего шатра, решил обдумать ситуацию. Итак, положение у меня не ахти какое. Примерно тридцать разумных в повозках. Союзников никого, подчиненных тоже нет. Я один. Что делать? А делать что-то надо. Вопрос: с чего начать? Бросить всех? Логично и даже удобно. Но! Не смогу. Вот не смогу и все, ну не получится. И продать не смогу, менталитет не тот. Устраивать, конечно, всех не буду, сами пусть решают, как им быть, но и выпускать их сейчас нельзя, потом мороки будет уйма.
        - Надо пойти поговорить с лицедейкой, может, она чего скажет.
        Зайдя в шатер, увидел, что пациент очнулся, но при этом лежит, даже не шевелится.
        - Странная реакция на связанное тело,  - сказал я, уставившись на женщину.
        - Я привыкла не обращать внимания на прихоти мужчин.
        - О как! И давно?
        - Я рабыня, господин, меня уже месяц везли в повозке. И если остальных девушек не трогали, так как могли испортить товарный вид, то у меня есть дочь и как товар я уже опробована.
        - М-нда. Месяц это и много, и мало. Тут как повезет.
        - Что со мной будет?
        - Смелая, не утратила еще веры. Хоть это и странно.
        - Ну, для чего-то же вы меня лечили?
        - Не поверишь, дочка твоя попросила. А потом я понял, что ты еще и помочь мне можешь.
        - Чем рабыня может помочь магу? Только если жертвой быть…  - невесело ухмыльнулась она.
        - А так?  - и я показал ей свой знак лицедея.
        - Э-э-э… Но как?  - все, что она спросила.

        Вот уже второй месяц мы гостим в оазисе. Почему? А все просто, я готовлюсь к посещению славного града империи, что находится на берегу моря. Как готовлюсь? Да банально граблю караваны. Но нет, я ни в коей мере не занимаюсь гоп-стопом, все проще и сложней одновременно. Суккубы банально ублажают страждущих, получая для меня золотые монеты. И овцы целы и волки сыты. По поводу священников я не переживал, по словам лицедейки, которую звали Фада, их тут не водилось.
        Свой «караван» я приспособил обслуживать всех вновь прибывших. А что? Договориться у меня вышло, а охрану несли те же самые суккубы. В общем, занимались, что женская половина, что мужская обслуживанием вновь прибывших караванов. Еды там приготовить, лошадей обиходить и прочее. Первые недели было неспокойно, но в конце концов я маг? Маг! Значит, сделать пару заклинаний, вызвать подмогу - и вот тебе и прибыток в виде имущества одного наглого торговца.
        Мои «подданные» не возражали, силы мои видели, ну и плюс магическая клятва о неразглашении секретов и прочего. А я не зверствовал, просто так никого не убил, да и вроде как освободить обещал. Плюс кого надо вылечил, кормлю, не издеваюсь. Шутник, кстати, оказался вполне толковым парнем, он воином был и в рабство свое попал за шутки.
        Продуктами с нами делились караваны, и пусть не всегда охотно, шатры у нас были, плюс еще добыли, вода есть, инструмент тоже. Мотивацию я пленникам дал огромнейшую, и вуаля - всего пара дней и подобие караван-сарая готово. И наше предприятие заработало. А мне откровенно нечем было после этого заняться. В итоге я решил, что надо перебираться в столицу империи, по принципу, где лучше всего затеряться? Правильно, на самом видном месте.
        Что до «рабов», то я решил оставить их тут. С собой не возьму, суккубы потом подчистят воспоминания, и никто даже не вспомнит о маге, что освободил их. Вот и изучаю все нюансы проживания в империи, разговаривая с торговцами и прочими людьми. И выяснилось, что, оказывается, меня занесло на другую сторону от Ирруила, и до столицы империи лучше всего добираться морем, а потом караваном. Но чтоб добраться морем, надо еще добраться до портового города. В общем, та еще морока. Вот и зарабатываю себе денег, так как банков рядом нет.
        Итогом двухмесячного пребывания в оазисе стало несколько сотен золотых и множество вещей, что обременят меня в путешествии, но выкидывать жалко. Решил, что надо сделать клад. Отдал команду, и дня два мои рабочие рыли яму, я же в это время накладывал сберегающие чары на вещи. И вот когда все было спрятано в яму, я отдал команду демонессам о начале операции «Забвение», а сам выдвинулся в сторону портового города, естественно, не один.
        Так как были мы налегке, то до города я, Фада и ее дочка добрались всего за четыре дня. Город был интересным, я бы так назвал. Невысокая, всего метров пять, крепостная стена из песчаного камня, белеющие крыши башен и сонная стража у ворот. Внутри же город был буквально воплотившимся наяву из сказки про Восток: узкие улочки, шум, гам и люди, обряженные в халаты. Восток - дело тонкое, это да.
        Фада, как оказалось, была родом из этого города и отлично знала всю его подноготную, так что уже через полчаса мы заселялись в гостиницу средней руки. А еще через час она ушла договариваться о дальнейшем нашем путешествии на корабле. И не то чтоб я ей очень не доверял, но дочка ее осталась со мной, к чему лицедейка отнеслась с пониманием.
        Кстати, пока мы добирались, я составлял карту, которая вела к схрону. Зачем я это делал, и сам не пойму, но было интересно, что из этого получится. Тем более чем еще заниматься на привалах?
        Фада вернулась через три часа, уставшая, но довольная. Еще бы, она же плывет дальше со мной, как она выразилась, в этом городе ее не ждет ничего хорошего. Меня ее компания не обременяет, даже польза есть, так что я не против.
        - Когда отплытие?
        - Через три дня. Удалось договориться на каюту. Цена тридцать золотых.  - И она опустила голову.
        - Нормально.
        - То есть вы не гневаетесь?  - Да, она ко мне обращается только на вы.
        - Нет. Меня цена устраивает. Почему я должен гневаться?
        - Это очень высокая цена. Обычно отдельная каюта стоит до пяти золотых.
        - Тогда почему эта стоит тридцать?  - мне стало любопытно.
        - Он единственный, кто отплывает в ближайшее время, и он не брал к себе пассажиров, так как у него уже кто-то зафрахтовал корабль с условием не брать пассажиров.
        - И почему же он все-таки согласился нас взять?
        - Он просто решил, что цена, завышенная в три раза, меня отпугнет. А я согласилась от вашего имени.  - И она уже встает на колени передо мной.
        - Встань. Я доволен работой. Можешь поесть.  - Восток, дело такое.
        - Спасибо.
        Первый день в городе было еще ничего, можно было развлечь себя прогулкой, посещением рынка и знакомством с местной культурной жизнью в виде танцовщиц и выступлений всяких лицедеев.
        Но на второй день ближе к вечеру я уже маялся от скуки. После всех шоу на Земле тут все смотрится немного убого. Да, тут есть магия, но в том-то и дело, что магию в выступлениях не показывают. В общем, игра актеров от трех до пяти, а все остальное на двоечку. Скучно. Сидеть в трактире и пить не хотелось, да и душно в нем от количества людей. В бордель идти не интересно, вот и брожу я по улочкам от одной небольшой площади к другой.
        В какой-то момент натыкаюсь на магазин музыкальных инструментов. И встал как вкопанный перед ним. Свою-то гитару, честно отобранную, я в банк на сохранение положил, а играть-то хочется. В итоге решился и зашел.
        - Добрый день! Чем могу быть полезен,  - передо мной появляется тощий старичок.
        - Добрый. Интересует струнный музыкальный инструмент.
        - Пожалуйста, выбирайте.  - И он отходит в сторону, открывая вид на свой товар.
        Мой взгляд быстро отыскал то, что мне подходит, и я, указывая на понравившийся инструмент, говорю:
        - Вот этот, и могу ли я его взять в руки, чтоб узнать, как он звучит?
        - Пожалуйста,  - и старичок ловко достает его с крепления на стене и передает мне.
        Проведя рукой по струнам, я немного подкрутил колки и, удовлетворившись результатом, почти не торгуясь купил себе новую гитару. И с хорошим настроением я пошел к ближайшей площади, так как там с краю были такие удобные лавочки.
        Как дошел, не помню, присев на лавочку, сразу же достал гитару, бросив ее чехол у своих ног. И начал играть. Просто играть, не петь. Не сразу что-то получалось, но чем больше играл, тем быстрей пальцы вспоминали, тем приятней было на душе.
        Не сразу осознаю, что мне в чехол кидают монеты. С другой стороны, а почему нет? Играю дальше. Но как говорится, не было печали…
        - Эй, шут! Сыграй что-то веселое,  - раздается звонкий девичий голос.
        Поднимаю глаза и вижу перед собой девушку. Темные волосы, отдающие на солнце рыжиной, чуть курносый нос, зеленые глаза и очень недурственная фигура. Одета девушка в легкое платье. И как всегда бывает, чуть позади девушек стоит охрана, а если еще присмотреться, то можно заметить родственника. Скорей всего отца.
        - Простите, вы мне?
        - Тебе! Сыграй, говорю, что-то веселое. Песнь рыцаря Оли, например.
        - Не знаю такой песни.
        - И что ты знаешь?
        - Много чего знаю. Вам про что? Хотите про любовь?
        - Хочу. Пой!  - и так она рукой махнула, будто делает мне одолжение. Ну, что ж, хочет про любовь, будет ей про любовь.
        Сажусь чуть поудобней, настраиваю немного гитару и начинаю проигрыш. А потом начинаю петь.
        Вечером на лавочке парочка сидит,
        Слышен звон тальяночки, вся деревня спит.

        После первого куплета возле нас собирается народ. Слушают с интересом.
        Эх, попалась телка, черт бы ее побрал…

        Люди смеются, им весело. Второй куплет заходит на ура, а припев пытаются уже подпевать, пока тихо, но это только начало. А девушка недоумевает.
        Когда я спел последний куплет, народ просто ржал в голос.
        - Ты что спел, урод?!  - буквально рычит девушка.
        - Про любовь, еще и с юмором. Разве вы не хотели что-то веселое еще и про любовь?  - кошу под дурака.
        - Я просила про любовь!
        - Так тут про любовь. Хотите, могу еще раз спеть?
        Это заявление поддержали бурными просьбами.
        - Нет! Пой нормальные песни, о благородстве, о подвигах.
        - О благородстве и о подвигах? Ну, пожалуй, могу.
        И я начал песню.
        А подмога не пришла,
        Подкрепленье не прислали.

        А когда закончил, народ стоял в смешанных чувствах, вроде и с юмором, но и очень жизненно, это было видно по воинам, стоявшим за девушкой.
        - Ты издеваешься надо мной?
        - Простите, но в чем?
        - Где здесь про доблесть?
        - А разве нет? Даже несмотря на то, что их бросили, они все равно продолжали сражаться, не боясь смерти. Это ли не доблесть?
        - Не беси меня! Спой нормальную песню!
        - Я уж даже не знаю, какую песню вам петь, то одна не нравится, то вторая.
        - Нормальную!
        Подумав, я решил, а почему нет. Если бы этой девушке потакали во всех ее капризах, меня бы уже давно чем-нибудь приголубили. А так, почему нет?
        За дверь я выгнан в ночь,
        Но выйти вон и сам не прочь.
        Ты без меня хоть застрелись,
        Все решат, что это твой каприз,
        Повтори его на бис!

        - Я убью тебя!  - кричит она и, выхватив меч у ближайшего стражника, бежит ко мне, в то время как я, схватив гитару, стал уворачиваться, при этом поменяв песню.
        Вжик, вжик, вжик, оп  -
        Уноси готовенького.
        Вжик, вжик, вжик.
        Кто на новенького?
        Кто на новенького?
        Кто на новенького?

        Все это веселье остановил веселый голос:
        - Поздравляю! У вас талант.  - На этих словах девушка замерла с занесённым мечом.
        - Спасибо! Я тронут!  - и картинно кланяюсь.
        - Не стоит, я про то, как вы умудрились довести мою дочь.  - Он думает, что меня поддел?
        - Так и я про этот талант. А вы что подумали?  - хех, ему бы в нашем мире поспорить да поехидничать.
        - Отец! Да как ты можешь! Это же шут!
        - Кхм-кхм. Простите мою дочь, за ее невнимательность. Простите, как вас зовут?
        - А зовите Шутом. Нормально всё.
        - Хорошо. Простите, что потревожили вас. Всего доброго, мы уходим.
        - Но, отец!
        - МЫ УХОДИМ!  - И после этих слов девушка, даже не пикнув, в сопровождении воинов вместе с отцом покинули площадь, а я пошел в гостиницу. Осталось потерпеть один день.

        Вернувшись в таверну, зашел в номер, где оставил инструмент, и, немного подумав, решил посидеть в общем зале и расслабиться. Предложил Фаде составить мне компанию, и та благосклонно приняла мое приглашение, в принципе я мог и приказать. Ближе к вечеру уже народу прибавилось. И тут одна из компаний в количестве четырех разумных подошла к столику, где сидели я и спустившаяся недавно Фада.
        - Добрый вечер!  - поздоровался со мной, видимо, самый главный.
        - Добрый,  - отвечаю вежливо, так как вижу, что эти разумные не так просты.
        - Мы видели, как вы выступали сегодня на площади. Можно попросить вас об одном одолжении?
        - Смотря каком.
        - Спойте еще раз ту песню про доблесть. Мы просто бывшие воины, побывали не в одном сражении, но таких песен не слышали.
        - Вот оно даже как. А если откажусь, угрожать будете?
        - Нет. Не будем. Мы видели сегодня, как вы двигаетесь, поэтому понимаем, что у вас есть чем ответить. Просто просьба, а мы в ответ угостим вином.
        - Угощение?  - Я задумался, а что я теряю? Сколько уже не отдыхал нормально? Год, два? А тут просто сиди, пей и пой.  - Уговорил, черт языкастый! Меня зовут Антон.
        - Я Буд, это Лет, Вет и Тайск.
        - Фада, будь добра, принеси мою гитару.
        Когда девушка спустилась, народ, прочухав о развлечении, освободил место и расселся вокруг. А мне предоставили один стул.
        - Понятно. А знаете, я, пожалуй, откажусь. Фада, можешь унести гитару.
        - Ты же согласился спеть? Почему отказываешься?  - удивляется Буд.
        - Я согласился спеть, но согласился на то, что буду петь и пить вино, которым вы будете угощать. А судя по сиротливо стоящему стульчику, пить халявное вино я там не смогу.
        В зале кто-то захихикал.
        - Ахахах! А этот парень не промах. Эй, я готов предоставить угощение взамен хорошей песне.
        - И что, даже не отсядешь от меня?
        - А зачем? Буду сидеть и наслаждаться в первом ряду.
        - Я понял! Исправимся! Извини нас, Антон,  - сразу же нашелся Буд.
        - Эй, хохмач, давай к нам,  - позвал я сметливого мужика.
        - Иду.
        Хохмачом оказался здоровенный детина с улыбкой на пол-лица и с огромными кулачищами. На лице было множество морщин, а еще от него несло дымом и кузней.
        - Кузнец?  - в лоб спросил я.
        - Кузнец! Андро я.
        - Антон.
        - Эй, Дорги, неси вина, да побыстрей, сейчас самое интересное начнется. Споешь?
        - Спою. Что хочешь услышать?
        - А давай сначала вон им что-то споешь, а потом уже и подумаем.
        - Хорошо.
        И я спел, сначала ту, что уже пел на площади про подмогу, потом из «Сектора Газа». Потом вспомнил классику «Машины времени», спел из репертуара «Браво». Даже вспомнил что-то про любовь. Народ в таверну набился как селедка в бочку, но мне не мешали.
        Спустя полтора часа я спросил, почему мы отдыхаем без женщин, и на меня посмотрели, как на дурака.
        - А зачем бабы нужны, когда мужики отдыхают?
        - Эх, вы… Какой же отдых без прекрасных дам? Им тоже иногда надо отдыхать. В общем так, сейчас перерыв минут на двадцать, за это время предлагаю организовать на улице стол, небольшое пространство и пригласить дам, а еще лучше танцовщиц. И организовываем танцы! Кто хочет, может позвать своих жен или подруг.
        Первыми, как ни странно, среагировала четверка воинов, они быстро выскочили из трактира и скрылись в улицах города. Вторым среагировал трактирщик, он позвал поваров, послал пару ребят куда-то и сам стал выносить столы и лавки на улицу.
        Создание импровизированной танцплощадки затянулось на добрый час. Откуда-то еще появилось парочка музыкантов, посланная трактирщиком ко мне в помощь. Из музыкантов был один с подобием скрипки, другой с чем-то наподобие банджо и один с тремя тамтамами.
        Трактирщик носился между расставленными столами как наскипидаренный, народ все прибывал и прибывал.
        - Фада, ты танцевать умеешь?
        - Да.
        - А что-то быстрое и завораживающее умеешь?
        - Антон, я лицедейка, конечно, я умею танцевать.
        - Это хорошо, но мне надо, чтоб ты еще вытаскивала кого-то в круг. И вытаскивала как женщин, так и мужчин. Сможешь танец подстроить под музыку?  - И она на меня так посмотрела.  - Ах да, ты лицедейка. Тогда начнем.
        И я стал наигрывать испанскую арабеску, а Фада сначала медленно в танце стала выходить на середину импровизированного танцпола. Мелодия при этом все ускорялась, лицедейке приходилось все быстрей и быстрей двигаться, завораживая своими движениями толпу. Через несколько мгновений я сбавил ритм, и женщине удалось выхватить одну из девушек и увести ее в центр. Неожиданно к ним вышел один из мужчин, в одеяниях, похожих на смесь арабских и испанских. Я стал ускорять ритм, ко мне присоединился барабанщик, а к нему и скрипач, банджо вступило последним.
        Мужчина кружился вокруг женщин в каком-то неимоверном танце, мне это напомнило, как танцуют горцы перед девушкой, только тут было чуть по-другому, он вроде как защищал их в танце. Честно, было очень завораживающе.
        Когда я перестал играть и танец остановился, стояла гробовая тишина. Первым нарушил тишину «испанец»:
        - Славная музыка у тебя, лицедей! Не зря меня позвали в этот трактир, если ты сможешь еще меня удивить, я буду щедр.  - И даже речь его мне напомнила испанцев, а перед глазами словно встал образ Бандераса в фильме «Отчаянный».
        Фада была довольна, так как многие мужчины кидали на нее восхищенные взгляды. Еще бы, пусть она уже женщина, но своей красоты не утратила, а даже приобрела. Девушка же стояла и смущалась, но было видно, что и ей очень понравилось быть в центре внимания.
        Ну, что ж, не стоит расстраивать разумных. The show must go on. Потом было фламенко, вспомнил Томми Эммануэль, играл все, что мог вспомнить из танцевального. Мне предлагали выпить, не отказывался, народ уже вовсю веселился, Трактирщик носился от кухни к людям. Песни лились как грустные, так и веселые. На третьем круге их стали подпевать. Кто-то танцевал, кто-то смотрел.
        Закончилось все веселье под утро, когда я уже не мог петь - болело горло, глаза слипались, а руки гудели от игры. И я пошел спать, так как буквально через два часа нам надо быть на борту корабля.
        Поспать мне удалось только час. Помятый, не выспавшийся, я заказал экипаж и на нем прибыл в порт. У корабля нас встретил помощник капитана и проводил в нашу каюту, где я с удовольствием упал на нижнюю кровать и вырубился.
        Пробуждение у меня было, скажем так, ну совсем не очень. Проснуться от того, что тебя болтает и качает, после пьянки то еще удовольствие. Неудивительно, что я, зажав рот рукой, пулей вылетел на палубу, при этом даже не заметив тех, кто был в коридоре.
        Очистив желудок и наложив на себя исцеляющее заклинание, уже буквально через минуту я был бодр и свеж. Жизнь налаживалась до тех пор, пока я не услышал голос…
        - Вышвырните этого шута за борт, он не умеет себя вести!

        Вот везет так везет. Что этой дамочке надо? Пока я быстро соображал, ко мне направились ранее виденные стражники. Только в этот раз без кольчуг. Ну еще бы, кто ж в море в кольчуге выходит. Зашелестели вынимаемые мечи.
        - Ну, раз не хотите по-хорошему, то и черт с вами!
        Сякеном фактически нельзя убить, если на нем нет яда и ты не попал в артерию, но им можно отвлечь противника, ранить, нанести увечье и дать себе шанс. Сюрикеном уже можно убить, там проникающая сила больше, но мне убивать их сейчас нельзя, а потому несколько сякенов попадают им в руки. Воины шипят, не очень-то удобно держать меч, когда кисть проткнута.
        - Не стоит делать поспешных выводов.  - Формирую технику и кидаю в дамочку, ту сносит в сторону и на нее буквально падает водопад воды.
        Воины стоят ошарашенные, как и матросы. Но тут из трюма показывается еще парочка с уже оголенными мечами, да и покалеченные тоже готовы взять реванш. Правду говорят, что лучшая защита - это нападение. Водяная удавка захватывает горло самого шустрого, и я по инерции направляю бег защитника в одну из мачт, второго струя воды отправляет к уже вставшей на ноги девице и державшей в руке так называемый фаербол. Бам! Девицу сносит защитником, а я, не удержавшись, еще раз обливаю ее водой.
        Уклонение и удар ногой в пах следующему, схватить за руку и толкнуть еще одного к девице, придав ускорение воздушной техникой. Бах. И опять столб воды. Хех, традиции нарушать нельзя.
        Раненых сметаю воздушной стеной в ту же сторону, правда туда еще и бочки полетели, ну да ничего. И столб воды вдогонку. Всё, теперь я точно в хорошем настроении. Противник деморализован, воины повержены, а мне еще и аплодируют. Надо бы повернуться и посмотреть, кто?
        - Очень похвально! Вы меня удивляете.  - Мне хлопал «испанец».
        - Шок - это по-нашему,  - ответил я, чем вогнал в ступор танцора.
        - Что тут происходит?  - раздается голос.
        - Люди соизволили насладиться морской водой, не покидая корабля.  - Я же говорю, шок - это по-нашему, вон как все переваривают фразу.
        - Молодой человек, мне кажется, у вас очень сильная привычка бесить люде,  - отвечает первый отошедший и по совместительству родственник девушки.
        - Не исключено.  - И вежливый реверанс в его сторону, как в «Трех мушкетерах».
        - Мне бы все же хотелось понять, что здесь произошло?
        - Девушка просто не всегда соотносит увиденное с действительным и не понимает грань между увлечением и заработком. В общем, учить ее еще жизни и учить. Я бы выпорол, но дело ваше. Всего доброго. Надеюсь, теперь она поймет, что делать поспешные выводы вредно для здоровья.  - И пройдя мимо, я пошел в свою каюту.

        Первые два дня я валялся в каюте и предавался безделью. Ну, почти. Провел ревизию того, что у меня есть, почитал пару книжек, что были взяты с собой, но больше всего спал. Отсыпался, пока есть такая возможность. Еду мне Фада приносила в каюту, так что особой нужды покидать каюту у меня не было, за исключением походов в гальюн. Меня не беспокоили, и я тоже никого не трогал и ни к кому не приставал.
        А еще через два дня мы попали в штиль. Хех, забавно, но меня никто не просил помочь. И вот тут мне реально было не понятно, почему? Я такой злой, или им не хочется обращаться ко мне? Как говорят, типа впадлу? В итоге мы дрейфовали в море, а заняться было нечем, а я, не придумав ничего интересного, решил позлить одну особу. Где там моя гитара?
        И вот я сижу, значит, на носу корабля и, повернувшись в сторону моря, начинаю проигрыш.
        Штиль - ветер молчит.
        Упал белой чайкой на дно.

        Команда перестает играть в кости и подбирается чуть ближе. А я накидываю на себя щит, во избежание «случайностей».
        Штиль - сходим с ума.
        Жара пахнет черной смолой.

        Чувствую, как прониклись матросы. Им эта песня очень близка. Жертвоприношения-то еще есть. А мне-то что? На это и расчет, нужно подогревать толпу играть на струнах души, тогда и отклик будет лучше.
        С окончанием последних аккордов матросы будто бы отошли от гипноза. Я не видел их, чувствовал их состояние и возбуждение. А дальше была песенка «Лампасы»  - пиратская, которая разрядила обстановку, и народ даже пытался танцевать.
        А потом другая пиратская песенка.
        Сунду-у-у-ки заполнены,
        Рекою льется ром.

        Следящее заклятье показывает, что одна особа появилась на палубе. А я продолжаю петь и играть. Слова в песне не сложные, и народ даже подпевает.
        Вот она рыбка, теперь надо поиграть на нервах у слишком импульсивной девушки.
        Возьми мое сердце, возьми мою душу.
        Я так одинок в этот час…

        На корабле стояла гробовая тишина, прониклись. Ну, что ж, а нам дальше стоит продолжить, так чтобы девушку пробрало до самых кончиков волос. Что там у нас еще есть? Пожалуй, можно спеть такую:
        Ночь унесла тяжелые тучи,
        Но дни горьким сумраком полны…

        Когда допел, народ сидел тихо, думая каждый о своем. А я поднялся, потянулся.
        - Так, ну хватит хандрить. Эх!  - И веселый мотивчик:  - В самый полный штиль и в самый сильный ураган…
        Народ оживился и стал подпевать. В итоге импровизированный концерт затянулся на добрых три часа. Но я точно знал, что добился интереса и даже больше со стороны девушки.
        Но в целом штиль, конечно, хорошо, и можно еще поболтаться в море, но мне вроде как в столицу надо, поэтому, быстро просчитав заклинание воздушного потока и прикрепив его так, чтоб оно дуло в паруса, я направился в каюту. Уже почти дошел до двери, когда меня остановил отец девушки.
        - Молодой человек. Подождите.
        - Я слушаю вас.
        - Скажите, что вы хотите делать в столице?
        Хм, а и правда, что?
        - Не думал еще. Наверное, определюсь по прибытию,  - отвечаю осторожно.
        - То есть вы не заняты никакими контрактами и у вас нет срочных дел?
        - Нет. Свободен.
        - Скажите, а если я вам предложу работу?
        - Охранять вашу дочку?  - спрашиваю наугад.
        - Эм, вы очень проницательны. Именно для этого я и хочу вас нанять. Вы единственный, кто не относится к ней с почтением, и будете судить о ее поступках непредвзято.
        - В общем, надо присматривать за избалованной девчонкой, смотреть, чтоб не натворила глупостей, и при этом иногда одергивать?
        - Прошу вас, за такие речи можно и жизни лишиться.
        - Да? Странно. Я думал, что вы-то как раз понимаете, чт? может вырасти из избалованного ребенка. И да, давайте не будет угрожать друг другу, так как мы в море и тут разное бывает…  - помахал я неопределенно рукой.
        - Но потом-то мы будем на суше…
        - Потом будет видно, а пока пережить надо морское путешествие. Но мы отвлеклись. Как вы себе представляете мою опеку?
        - Я много думал над этим и решил, что лучше всего вам будет представиться лицедеем.
        - Лицедеем? Может, шутом?
        - Это было бы слишком с моей стороны просить о таком.  - А, ну да, маг и шут несовместимы.
        - Простите, мы не представлены. Как вас все же зовут?  - решаю уточнить, а то мало ли чего потом ляпну, если уже не ляпнул.
        - Орен Нэриэл.
        - Ого, теперь я понимаю, о чем вы говорили недавно.
        - А как мне называть вас?
        - Я думаю, что зовите меня так, как назвала ваша дочка.
        - Шут, значит?!
        - Ага. По крайней мере, это будет интересно. У меня только один вопрос: не боитесь доверять дочь незнакомцу?
        - Хотели бы убить, убили бы. Я умею разбираться в людях…
        - Ну, раз во всем разобрались, тогда с вас сто золотых за месяц охраны.
        - Что-о-о?!  - Чую, придется очень хорошо поторговаться.

        Эпилог

        Ирруил. Столица. Два года спустя
        Одинокая селянка стояла перед зданием и все не решалась зайти. С одной стороны, она понимала, что она простая крестьянка, а он купец. С другой - законы королевства позволяли жениться на простолюдинках даже дворянам. Для него это была одна ночь, ничего не значащая. А для нее? Для нее он стал всем. И под сердцем уже живет его дочь. Селянка еще постояла и решительно толкнула дверь с табличкой: «Агентство по поиску сбежавших женихов».
        Войдя, девушка увидела, как несколько девушек такого же возраста, как и она, о чем-то жарко спорят:
        - А я тебе говорю, что это он!
        - Да какой он? Тут сказано в описании, косой и хромой! Ты Антона видела? Где он косой? А хромой?
        - Возможно, он в беде и ему нужна помощь,  - возразила спускающаяся со второго этажа эльфийка.
        - Кому? Ему? Думай, чего говоришь, сердобольная ты наша,  - осадила эльфийку орчанка.
        - Простите. Я это… ну…  - замялась селянка.
        - Жених бросил, да?  - пришла на помощь одна из девушек, что тихо сидела до этого над бумагами.
        - Да,  - тихо ответила крестьянка.  - У меня дочь будет.  - Хлип.  - А он…  - Хлип.
        - Тише, тише. Успокойся. Ты правильно сделала, что пришла. Мы поможем, успокойся.
        Где-то через тридцать долгих минут селянка наконец успокоилась и рассказала все, что произошло.
        - Не бойся, найдем его и вернем.
        - А если не хочет - заставим, не может - научим,  - усмехнулась орчанка.
        - А кого вы тут до меня обсуждали?  - нашла в себе смелость девушка.
        - Да есть тут один, блондин с кудряшками. Веселый такой, наглый,  - хмыкнула вошедшая в помещение женщина.
        - Да? Вы так сказали, а я прямо сразу представила императорского шута. О нем все так и говорят. Наглый, самодовольный, но красивый,  - ляпнула крестьянка и увидела, как все девушки и женщина стали переглядываться.

        Именной указатель

        АДРИ КОРО - магистр боевой магии академии королевства Дар.
        АМИРИУС - ректор академии, архимаг.
        БАРОНЕССА - Ласси Вилье.
        БАССИ - травница в трущобах.
        БЬЕРНИ - старейшина гномов, ушел в дальнюю крепость, вроде как сослав сам себя.
        ВАНСИ АИЛД - маркиза графства Аилд королевства Дар. Семья Аилд славится своими боевыми магами.
        ГРЕГОРИ АДОРИ - магистр боевой магии.
        ДАВИДУС - магистр, в какой области неизвестно, Глава разведки и тайной канцелярии.
        ЛАЙА РАЙГОНИ - декан целительского факультета, магистр.
        ЛАЛА ХЕСТЕР - блондинка. Прозвище Недотрога. Вспыльчивая, но ранимая особа. Сбежала буквально в брачную ночь от жениха, ошеломив всех своим магическим даром, пробудившимся как раз в самый пикантный момент.
        ЛЕМИУС - куратор Казанцева, архимаг темной магии, универсал.
        МАСТЕР ТРИМС - заведует физической подготовкой в академии, преподает военное дело и тактику, друг Лемиуса.
        МИЯ - названая сестра, должна свою жизнь Казанцеву.
        ОЛЬЕ ВАЛС - сотник, командир отряда разведки, друг Танко Скрепа.
        ОРЕН НЭРИЭЛ - брат императора империи Айнэр.
        ПАНЧУС - молодой тролль. В связи с некоторыми обстоятельствами становится другом Казанцева.
        РУОФ АИЛД - граф, глава тайной канцелярии королевства Дар, первый претендент стать ректором академии королевства, отец Ванси Аилд.
        СОРГУС - островной житель, пират.
        ТАНКО СКРЕП - капитан пограничной крепости, начальник разведки.
        ТАРИК АБИ - бывший стражник, получил инвалидность за свою «неподкупность».
        ЭНЕРИЭ - эльфийка с титулом: Молодая ветвь рода Дуба. В переводе на простой - княжна.

        АЙНЭР - империя, которой противостоят пять королевств: Дар, Ирруил, Дьёрин-хорр - королевство гномов, Элириалли - где проживают в основном эльфы, и королевство Гарадар, основной расой которого являются орки.
        notes

        Примечания

        1

        Стихотворение собственного сочинения.

        2

        То же.

        3

        Стихотворение собственного сочинения.

        4

        Любительский перевод песни Layla - Eric Clapton.

        5

        Кто-то называет это гимном студентов, я же услышал эту песню во дворе.

        6

        Тринии - пчелы.

        7

        Илир - вежливое обращение в королевстве Дар к высокородным.

        8

        Каури - зверьки, похожие на барсуков, делают для себя большие норы.

        9

        Архои - цветок, произрастающий на воде, чем-то похож на лилию. Применяется в алхимии для лечебных целей при душевном расстройстве. Также при добавлении некоторых ингредиентов создается «любовное» зелье.

        10

        Пьери - попугай.

        11

        Розы.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к