Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Добрянский Петр: " Дневник Ричарда Хоффа " - читать онлайн

Сохранить .
Дневник Ричарда Хоффа Петр Добрянский
        Описываются события, происходящие в империи 19 века. Книга содержит три части, где главные герои стремятся разгадать тайны и выжить. Старый особняк. Таинственная смерть. Загадочный друг. Все это было скрыто, пока Томас Мэндфилд не решил переехать в маленькую деревню Эшвил и встретиться лицом к лицу со смертью. Какие испытания ждут главных героев, и кто из них раскроет все карты?
        Петр Добрянский
        Дневник Ричарда Хоффа
        ЧАСТЬ
        I
        Барон
        ГЛАВА
        I
        Прибытие
        Дождь начинал барабанить по крыше, когда мы подъезжали к лесу. Это был огромный и густой лес, богатый разными деревьями, но основная масса приходилась на высокие ели и широченные вековые дубы.
        Солнце клонилось к горизонту, а так как я уже ехал слишком долго, то моя голова тоже уже клонилась к горизонтальному положению, но дождь не давал мне уснуть. Я сидел с закрытыми глазами, прислонившись головой к стеклу.
        Кучер сменил веселую песенку, которую он насвистывал всю дорогу, на постоянное ворчание, относящееся к дождю.
        - Проклятье, опять этот поганый дождь, чтоб ему - говорил он. На моем лице невольно появилась улыбка, потому что мне повезло больше, так как я сидел внутри и горошины дождя не били мне по шляпе.
        Спустя некоторое время дождь не на шутку разыгрался - вместо мелких капель, он превратился в ливень, осыпая землю сплошной стеной воды, и снова посыпались проклятья из уст этого огромного по своим размерам медведя с внешностью человека. Он был укутан в кожаный темно-коричневый плащ с высоким воротником. Но не этот плащ, не шляпа, которую он натянул до самых ушей, по всей видимости, его не спасали.
        Я очнулся из своего дрема и открыл окно для того, чтобы уточнить, насколько долго мне потребуется прибывать в дивном обществе старого ворчуна.
        - Долго еще ехать? - спросил я.
        - Нет, почти приехали, - ответил кучер, - Если бы в эту минуту не заливал дождь, то, скорее всего, мы бы уже слышали шум морского прибоя.
        Я залез обратно внутрь абсолютно вымокший с головы до пояса, - Чертов дождь, - подумал я, - Судя по всему, придется мне сушить свое белье до самого обеда.
        Кучер сказал правду, когда мы выехали из леса, я увидел, мерцающие огоньки Эшвила - деревни в дали, дождь вдалеке прекращался и солнце, которое вот-вот зашипит от соприкосновения с морской гладью, озарило мне всю мощь, которая собиралась под скалами. Волны обрушивали на хрупкие скалы огромное количество воды. Настигая свою цель, они оставляли за собой взрыв миллионов брызг, разлетающихся в разные стороны. - Это поистине прекрасно, - сказал я себе в тот миг, но еще не понял, что навсегда влюбился в это место.
        Эшвил была небольшая деревня, с таким же небольшим населением. Она ютилась на морском побережье, окруженном со всех сторон густым лесом, через часть которого мы проезжали. Мимо этой деревушки часто проезжало много людей, пытающихся добраться из города Горвина, который находился немного севернее Эшвила в курорт Бридо, который славился своими живительными минеральными источниками. Помимо гостевого дома, в котором останавливались уставшие путники, было еще несколько мест, куда можно было прийти за увеселительными снадобьями или же просто для того, чтобы узнать последние сводки новостей, ну и для особо горячих голов там была интересная забава. Так как хозяева таверн были не рады пьяным дракам посетителей, которые малость перебрали, то они все вместе пошли к властям и добились того, чтобы бои были не просто пьяными выходками тунеядцев, но и также увлекательной забавой для остальных посетителей. Так в деревне появился новый вид забавы, в которой могли поучаствовать все без исключения. Поставив несколько монет на своего фаворита, и в случае его победы, посетители могли продолжить вечер уже с более
позитивным настроем. Конечно же, глава имел свою долю с данных мероприятий, а так как служителей закона было помимо главы всего два - это полицмейстер и судья, то все оставались довольны: законники получали деньги с боев, хозяева постоянный приток посетителей, посетители веселье и выпивку, а горячие головы свои тумаки и моральное удовлетворение. Но на этом места, которые можно посетить не заканчиваются. Тут был маяк, стоящий на утесе, рынок, бухта, лесопилка, большое поместье, ну и, конечно же, церковь - но об этом позже.
        - Приехали, - ознаменовал кучер.
        Как я и предполагал, кучер привез меня именно к гостевому дому. Лил страшный ливень, а солнца уже было не видно, так как оно уже скрылось за морской гладью. Я был счастлив выбраться из этой маленькой клетки, что выходя чуть не упал, от того что ноги мои окончательно свело. Подходя к дверям дома, я решил, что будет благоразумным не высовываться из-под столь укрепленной крыши над головой, и прогулку по окрестностям перенести на более удобное время.
        -Привет, Нэнси, старый Бил еще не приехал? - обратился кучер к хозяйке данного помещения, куда мы вошли.
        - О, неужели здоровяк Джон приехал оплатить старый долг, знаешь, ты меня обманул - сказал, что приедешь через неделю, и посмел приехать только лишь через месяц, - отвечала кучеру хозяйка. Хозяйка дома была явно не из робкого десятка, как я уже понял позже, с кучером они были давние знакомые, но деньги она любила больше и не собиралась забывать про то, что у нее есть долги и если потребуется она и с родственников выбьет все до пенни. - Так, где мои деньги Джон, продолжила в том же духе хозяйка.
        - Да я как раз с этим я и пожаловал мадам, вот, пожалуйста, - и кучер положил на стойку пару бумажек, - Конечно, хотелось приехать намного раньше сегодняшнего дня, но я малость приболел, сама видишь, что с погодой творится, судя по всему и после сегодняшней поездки слягу.
        - Знаю я, какими болезнями ты страдаешь, вон весь нос краснючий, да и приехал ты сюда только лишь потому, что привез этого господина.
        - Ладно-ладно хватит тебе злится, я же расплатился.
        - Вот именно не расплатился бы, так точно тебя на порог не пустила, что тебе налить?
        Кучер обрадовавшись, что конфликт исчерпан так бескровно, расплылся в улыбке и утвердительно сообщил, - Конечно же, моего любимого темного эля! - И сразу же его получил, так как мадам Нэнси знала наперед, что он выберет и, что кучер расплатиться. Так как Джон знал, что Нэнси всегда наливает его любимый эль, как только увидит его подъезжающий экипаж, то он нисколько не удивился, что она тут же предоставила ему этот дивный напиток, выставляя его из стойки.
        - Как ваше имя сэр? - спросила мадам Нэнси, адресуя вопрос ко мне, так как нас было всего двое. Женщина была и вправду статная - на вид ей было приблизительно сорок с небольшим. Она была одета в зеленое красивое платье, на котором свисал белый фартук, на голове весьма изящно приземлился такой же белоснежный чепец, а на ногах красовалась пара отменных кожаных женских туфель. По ней сразу было видно, что она часто находится в состоянии агрессии, потихоньку перерастающей в безумие, так как лицо ее было в морщинах, а из-под чепца выпадало пару прядей седых волос. С такой женщиной шутки плохи и на ум приходит, что ее муж еще более агрессивный экземпляр, либо он забитый в угол подавленный, маленький козленочек, которому не хватает мужества, совладать с данной особой.
        - Мое имя - Томас Мэндфилд, мадам, - ответил я.
        - А меня зовут мадам Нэнси, я хозяйка заведения, пока моего мужа нет дома, - кучер чуть не захлебнулся элем, потому как у него вырвался непроизвольный смешок от услышанного, что мадам Нэнси, оказывается, хозяйничает только, когда нет мужа, тут я и понял, что муж ее все-таки козленочек. Она угрюмо посмотрела на кучера, и тот не выдержав ее тяжелого взгляда, развернулся опять к камину и продолжил пыхтеть своей трубкой, - Вы, наверное, приехали с самой столицы? - продолжила она.
        - Все, верно, каким образом вы догадались?. - она расплылась в улыбке, и я подумал, что, скорее всего, поторопился на счет своих выводов о данной женщине, но вскоре разубедился в этом, она снова показала себя во всей красе, и только глупец бы не понял, с чем связана ее любезность.
        - Так вы к нам надолго, мистер Мэндфилд?
        - Думаю что да, мадам, но хотя вскоре это выясним.
        - Вы еще не уверены?
        - Нет, дело в том, что я готовлюсь к сделке, мой стряпчий заверил меня, что подготовил купчую и договорился с властями о покупке недвижимости, поэтому я и приехал сюда, чтобы лично встретиться с главой и урегулировать все бюрократические нюансы.
        - А, теперь все понятно, вы тот джентльмен, что желает приобрести особняк Хоффа?
        - Вы меня раскусили!
        - У меня глаз наметан, сэр.
        - Так как уже встреча сегодня вряд ли состоится, то я хотел бы снять у вас комнату, если это возможно?
        - Конечно, возможно, за деньги возможно все, не так ли?
        - Само собой разумеется.
        Я достал бумажник и выложил требующуюся сумму на стойку.
        - Стэнли! - Прокричала хозяйка, и я почувствовал, как мои ушные раковины наполнились невыносимым звоном. Из соседнего помещения выбежал несуразный тип и, встав возле нас, начал внимал каждое слово хозяйки, периодически кивая, такой же, как и он сам несуразной головой, и хлопая своими маленькими глазками. - Стэнли, где тебя носит обормот? Опять на кухне набивал пузо или налакался ананасового рома. Я тебе устрою, пройдоха, иди к экипажу и забери все вещи этого господина, отнеси их в девятую, и проводи его, затем натаскай воды с колодца, и согрей ее для ванны, джентльмен долго был в пути и устал, так что сделай милость и управься поскорее.
        - Да мадам, все будет сделано очень быстро.
        - Вот и молодец, - этой женщиной владеет власть денег, подумал я, и любезна она только с тем, кто с ней этими монетами мог бы поделиться, теперь все окончательно зарисовалось. Благо я уже привык к такому знакомому отношению, поэтому ни капельки не был разочарован.
        - А не нальете ка мне, чего-нибудь покрепче, да погорячее? - Обратился я к мадам Нэнси.
        - Я думаю, что стаканчик грога вам подойдет?
        - Истинно так. - И мне был предоставлен стакан грога.
        - Мистер Мэндфилд, - узнать этот голос было невозможно, так как он был слишком пискляв и по всем нормам, ни как не мог принадлежать лицу мужского пола. Это естественно был мой поверенный - Я знал, что обнаружу Вас здесь, давно вы приехали? - обращался ко мне только, что вошедший человек, отряхиваясь от капель дождя, собравшихся у него на одежде.
        - Буквально только что, мистер Гранд, успел только, обмолвится парой слов с этой прекрасной женщиной, - он как всегда не выходил без своих маленьких очков с круглыми стеклами, и загнутой за уши оправой, и все тот же строгий слегка зеленоватый костюм, белая рубашка, да и свой черный галстук не забыл.
        - Сэр! С великим удовольствием заявляю, что за неделю, проведённую мной в этом месте, эта дама является лучшим божиим созданием, которое видывал свет! - мадам Нэнси явно засмущалась и тихонько захихикала, отвернувшись от нас, Джон который сидел возле камина тоже слега посмеялся, предварительно выкатив глаза от неслыханной лести в этих стенах. Явно было видно, с кем я имею дело, настоящий знаток своего дела, даже хозяйку уболтал на скидку.
        - О, Лестер, какой же вы все-таки льстец молодой человек, возьмите этот стаканчик грога за счет заведения.
        - Премного благодарен, ваше сиятельство! Да будет всем известно, что эта женщина королева здешних мест, - Ну все Гранд заканчивай, ты уже явно переборщил, думал я.
        - Какой же вы нахальный мальчишка, Лестер
        - Что вы, богиня? да если бы я мог…
        - Мистер Гранд! - не выдержал я. - Может, продолжим
        - О да, да, да. Простите мадам, дела должны делаться, ведь все оплачено.
        - Хорошо Лестер, если что зови меня. - И улыбаясь, хозяйка покинула нас, летя на крыльях счастья, она спускалась в подвал, видимо «Нечистый» вызывал на очередную планерку.
        - Ну что мистер Гранд, в своих письмах вы описали складывающуюся благоприятную ситуацию в мою сторону, если вы обольстили власти этой деревушки, так же как и хозяйку, то я очень рад, что нанял именно вас.
        - Большое спасибо, нечем хвастать - это моя работа, я принимаю это как должное.
        - Хватит Лестер, я не заплачу вам больше, так что можете не применять свои чары.
        - Простите сэр, не буду. Так вот, хоть мистер Хоффа почил, дом находится в прекрасном состоянии, там лишь нужно убраться. Властям тоже надоело, что он пустует, ну вы понимаете, о чем я, - и он начал тереть большой и указательный палец руки друг об друга. - Что касается слуг, то, как будто эти бездельники уже все до последней головы работают. Так как объявления разместили сразу после моего приезда - не один человек меня не разыскивал. Я думаю направить объявления в соседние города.
        - Какого лешего я тогда сюда приехал, сэр?! - возмутился я.
        - Видите ли, я ожидал, что за четыре дня слуги найдутся.
        - Я думаю, что вы просто хотели отсюда сбежать поскорее, не так ли?!
        - Да, это так, меня ждут дома дела, и я не хочу околачиваться здесь, окучивать хозяек таверны, чтобы они мне давали скидки на проживание, и общаться с этой деревенщиной.
        - Я заплатил вам за большой перечень услуг, который вы согласились выполнить и в нем был пункт нанять домоправителя, пока его не будет, вы - дорогой сэр, отсюда не уедете.
        - Нэнси, налей выпить будь добра. - сказал работяга с лесопилки, который только что вошел, отряхивая свою шляпу от капель дождя.
        - Да Нэнси, весь день мечтал о твоем вкусном пиве. - подхватил его товарищ, который заходил за ним
        - Нэнси, ну где же ты? - прокричала вся ввалившаяся толпа лесорубов.
        - Да иду я, иду, - кричала Нэнси из подвала
        Обстановка становилась более людной и шумной, я не хотел продолжать беседу находясь в толпе зевак, так как нам нужно было бы не говорить, а орать друг на друга.
        Я откланялся, попросил бутылку рома у мадам, взяв ее с собой, пошел к лестнице наверх, в этот самый момент рабочие запели песни и начали танцевать, а главным певуном и танцором был наш месье Гранд. - Какой же ты лицемер Лестер, - и отпив из бутылки, я скрылся в коридоре второго этажа.
        Найдя свой номер и войдя в него, стало понятно, что ванна уже дожидается меня. Раздевшись, я в нее залез и начал думать о нашем разговоре. Капли дождя вместо того чтобы отбивать чечётку о черепичную крышу, начали томно стекать и падая разбиваться о козырек моего окна.
        - Странно, почему никто не хочет работать, у меня или в этом доме, тем более за такое жалование, придурку всего лишь надо было найти домоправителя, неужели во всей деревне не нашелся субъект, отвечающий моим требованиям.
        Вдруг раздался стук в дверь, благо я уже помылся и оделся.
        - Кто там?
        - Генри Брайт, сэр.
        - Кто вы? - ответил я
        - Я прибыл, так как увидел ваше объявление, сэр. Я хотел бы устроиться у вас домоправителем, сэр.
        - Так нашли бы мистера Гранда, он как раз кутит внизу с остальными.
        - Там его нет, сэр. Я спросил его у хозяйки, сказал, что пришел по поводу объявления, но она сказала, что господин Гранд, убыл, и она отправила меня к вам, так как слышала, что вы разговаривали как раз о найме, вот я и пришел к вам.
        Я открыл дверь и встретился глазами с мужчиной одетым с иголочки: в черный фрак, под которым виднелась серая жилетка, брюки и белую сорочку на которой был обвязан вокруг шеи черный галстук. На вид ему было немного за пятьдесят, он был худым и высоким примерно моего роста, а я мог до потолка достать.
        - Почему вы пришли именно сейчас?
        - Видите ли, я не являюсь жителем этой деревни, я ехал с юга, в поисках работы. кучер остановился здесь на ночевку и должен отъехать рано утром. Так как мною был куплен билет до Горвина, то мне бы хотелось до него добраться, а там может быть и дальше… - Ближе к делу, - сказал я. - Прошу прощения, так вот, я вышел из кэба и увидел ваше объявление, подумал, если меня возьмут здесь, то и незачем продолжать мой путь.
        - Вы попали в нужное время, в нужном месте, я так понимаю.
        - Я на это рассчитываю, сэр.
        - Ладно, мистер … - Брайт, сэр. - Да-да, раз так сложилось, и, по всей видимости, тут постаралась судьба - не иначе, тем более мне с вами жить, а не Гранду, я вас приму и мы поговорим. Входите же.
        - Спасибо, сэр. Я очень вам благодарен.
        - Ладно-ладно, присаживайтесь.
        - Если вы позволите, я перейду сразу к сути дела. Я уже работал домоправителем у Хэмшеров, Хоффов и Родшелей, все они могут дать превосходные рекомендации…
        - Постойте, вы сказали Хоффов, случайно не тех, которые жили здесь?
        - Нет, сэр, с данными Хоффами я не имел чести быть знаком, Хоффы на которых я работал…
        - Их было несколько? - перебил я.
        - Да, сэр это было семья из семи человек.
        - Тогда точно нет. Я собираюсь купить особняк некоего Хоффа, и подумал, что вы на него работали.
        - Ясно, так вот…
        - У вас есть семья?
        - Нет, сэр. Была у меня жена давным-давно, но она умерла при родах.
        - Печально. Я вам соболезную.
        - Спасибо сэр.
        - Ладно, Генри, вы мне нравитесь. Давайте так, я возьму вас на работу, так как больше и некого, да и я бы все равно взял вас. Называйте меня по имени и я вас тоже, если вы не против.
        - Да, сэр Томас я очень благодарен и называйте меня как вам угодно.
        - Вам есть, где ночевать?
        - Да, сэр. Я снял комнату до утра.
        - Вот, возьмите деньги, продлите на две ночи номер и закажите завтрак на восемь тридцать утра, у меня завтра тяжелый день и вы мне как нельзя кстати. Я встал, он тоже, я подошел к столу, где лежал бумажник, вынул пару монет и отдал ему, - теперь идите, разбудите меня в восемь.
        - Доброй ночи, сэр Томас, и еще раз спасибо.
        - Все доброго, Генри.
        Я улегся на кровать, приговорил бутылку и забылся глубоким сном.
        ГЛАВА
        II
        Сделка
        Ночь была тяжелой, я постоянно просыпался, в принципе, как и всегда на новом месте.
        - Сэр Томас, это Генри, вы просили вас разбудить в восемь часов.
        - Да, спасибо Генри, я уже не сплю.
        - Позволите войти, сэр?
        - Да.
        Он вошел в комнату, и отдернул жалкое подобие занавесок. Яркий свет солнца ослепил мне глаза и, не выдержав, я закрыл лицо рукой и понял насколько был опрометчив мой вчерашний поступок с бутылкой алкоголя.
        - Позволите помочь вам одеться, сэр?
        - Слушай Генри, я понимаю, что я взял тебя на работу, но не называй меня постоянно «Сэр», мне уже это порядком надоело, тем более я вчера сказал тебе называть меня по имени.
        - Простите, сэр. Я думал, что …
        - Генри!
        - Да, конечно … Томас?
        - Да, именно так.
        - Я никогда не встречал таких людей как вы, это удеви …
        - «Ты», Генри, я к тебе на «ты» и ты со мной так же.
        - При всем моем уважении, я не могу так к вам обращаться.
        - Почему?!
        - Так не принято в обществе.
        - Ха-ха-ха
        - Что вас так рассмешило?
        - Потому что я нанял психа судя по всему, ха-ха-ха.
        - Что простите?
        - А то, что здесь нет, ни единого представителя общества, что б их. Так что вынь из головы эту чепуху. Конечно же, если ты будешь переступать рамки дозволенности, которые я тебе предоставлю, то я тебе напомню, кто кому платит, на второй же раз… Мне придётся искать нового управляющего. Мы поняли друг друга?
        - С предельной точностью, Том!
        - Славно, очень славно.
        - Ты заказал завтрак на нас двоих вчера?
        - Я думал только на вас.
        - Ты что уже завтракал? - Генри помотал головой. - Тогда дуй вниз и заказывай на себя тоже, я не собираюсь выслушивать голодные стоны из тебя, или же еще хуже ждать, когда ты поешь.
        - Вы… ты, удивительнейший человек на всем белом свете.
        - Проваливай Генри.
        - Да сэ… Том.
        Он ушел, а я заулыбался во весь рот, не люблю я эту лицемерную и напыщенную любезность, которая так и прет из уст этих кровопийц, по большей части я из-за этого и уехал, а не от того, что у меня начались проблемы.
        Я оделся и вышел в коридор, и тут до моих ушей донесся крик души мадам Нэнси.
        - Господи, Бил, вот ты мне скажи - ты тупой или постоянно прикидываешься, как ты еще дожил до своих лет, посмотри на эти продукты, они же стухли совсем.
        - Милая, не ругайся, я сторговался на полцены, скорее всего, они, стухли в дороге.
        - Бил, ты и вправду думаешь, что я тупая. Сейчас, по-моему, не лето, уже ноябрь на дворе, если бы ты их купил, когда они были свежими, то они бы и в августе приехали. А-а-а, я все поняла, когда ты приехал, пошел к своему дружку, вы нажрались и хрюкали всю ночь как стая диких свиней. Наутро, по всей видимости, ты понял, что карман твой стал почти пуст, и ты поплелся в нищий квартал, где и купил эту дрянь. Так?
        - Ну-у-у…
        - Беги. - Нэнси была в ярости, это было сущей правдой, когда Нэнси высказывалась об умственных способностях старика Била. Поэтому когда на ее вопросы, Бил начинал фразу с «Ну-у-у» или просто с мычания, Нэнси понимала, что она права. Старик Бил в свою очередь нет бы, придумать правдоподобную историю в дороге и все варианты предполагаемого развития событий, начинал попусту мычать и, как правило, получал из-за этого по полной программе пьесы. Бил побежал, да так быстро, что я удивился, что в таком возрасте мужчина способен на такие акробатические трюки. Он бежал и перепрыгивал препятствия как настоящий атлет. Но к великому сожалению Била и к успеху мадам Нэнси, ему все равно не доставало прыти и скорости, чтоб от нее скрыться, так как у него спереди был весьма большой противовес. Поэтому когда я сбежал по лестнице, и прильнул к окну, что бы увидеть, чем кончится постановка. К своему сожалению мною было обнаружено, что Нэнси настигла свою жертву, как ночная сова, схватившая небольшого зверька, вцепившись в Била своей рукой, держала его за уголок его жилетки, и била его по курдюку своей дежурной
палкой, а Бил в это время просто катался по сырой почве и кричал. Когда экзекуция была завершена, Нэнси пошла восвояси, Бил продолжал лежать и постанывать, а я уже сидел за столом и пригласил за него Генри, где мы вдвоем ждали завтрак.
        - Господа, простите мне мою задержку. - Нэнси запыхавшись, зашла в помещение, положила дежурную дубину на то место, откуда она будет ждать следующей эксплуатации, и тихонько пошла на кухню за нашим завтраком.
        - Генри ты видел, как она его отделала?
        - Да, роковая женщина, если бы она не была замужем, я бы уже стоял на одном колене с цветами и кольцом.
        - Ха-ха-ха, Генри, я рад, что не ошибся в своем выборе.
        - Мистер Мэндфилд. Здравствуйте, сэр. Я Лестер Гранд, поверенный мистера Мэндфилда, а Вы?
        - Генри Брайт я …
        - Это тоже мой поверенный, мистер Гранд, он будет заниматься наймом, так что если сегодня все пройдет замечательно для меня, то на вечерний экипаж вы точно успеете.
        - Какая замечательная новость, мистер Мэндфилд.
        - Не благодарите, во сколько у нас встреча?
        - Через сорок пять минут.
        - Кто там будет?
        - Глава, конечно же, нотариус, судья и полицмейстер. Я договорился с ними, чтобы они смогли засвидетельствовать вашу купчую. Если там будут стоять их подписи, ни у кого, вы слышите, ни у кого, не появится и тени сомнения в том, что вы хозяин этого дивного поместья.
        - Господи, мистер Гранд, может, вы уже сядете и позавтракаете, наконец, с нами.
        - Не упоминай имя Господа всуе, сын мой.
        - О, мистер Мэндфилд, это отец Уильям, местный пастырь, он разуверился немного в вере.
        - Что?! Это что такое, мистер Гранд?!
        - Простите, святой отец, это всего лишь шутка.
        - Во времена инквизиции, я лично бы тебя сжег на костре, юный еретик, поверь и без шутки нашлась бы причина.
        Повисла минутная тишина.
        - Ха-ха-ха, - и они оба рассмеялись, мы с Генри тоже немного улыбнулись, я понял, что и ему шутка не понравилась, как и мне, но нам пришлось чуть улыбнутся, чтобы вдруг не наступили времена инквизиции, и нас не повели на костер.
        - Это тот господин, которому ты помогаешь, Лестер?
        - Да, святой отец, это он.
        - Он не помогает, а работает.
        - Все мы друг другу помогаем в чем то, а то, как это называется в простом мире, это уже дело каждого.
        - Я ему плачу, святой отец, поэтому он работает, если бы я ему не заплатил, он бы здесь не сидел.
        - Он тебе чем-то обязан, сын мой, ты спас его жизнь или он поклялся в том, что будет тебе служить?
        - Нет.
        - У него была возможность отказаться?
        - Я думаю, да.
        - Вот видишь, Лестер правильно выбрал профессию, даже я иногда клюю на его уловки, я больше чем уверен, что он не просто клерк, Ведь так? А значит с деньгами у него все в порядке, а так как нужда привела тебя к нему, то он помогает тебе, а ты ему не платишь, а благодаришь за его помощь.
        - Отец вам не доводилось быть чиновником?
        И снова минутная тишина.
        - Ха-ха-ха. - Мы все посмеялись от души, пастырь мне понравился, мне всегда нравились люди с чувством юмора.
        - Что ж, юноша, мне пора, желаю вам обрести то за чем вы приехали.
        - Спасибо вам. - Прокричал я ему в след. И он удалился.
        - Завтрак господа! Мистер Брайт, в следующий раз предупреждайте заранее, чтобы не было таких казусов как сегодня.
        - Прошу прощения мадам, я вам обещаю, такого больше не повториться.
        - Лестер, здравствуй! Ты что-нибудь будешь?
        - Думаю, чашка чая меня согреет в этот холодный ноябрьский день.
        - Хорошо.
        Через некоторое время Гранду принесли его чай и, позавтракав, мы с Лестером отправились на встречу. Генри же были даны указания - ждать потенциальных слуг.
        Здание главы никак не выделялось от остальных домов, единственным отличием был флагшток, украшающий парадные двери.
        - Мы к мистеру Роствуду, нам назначено на девять пятнадцать, - сказал Гранд мужчине средних лет, одетым так же, как и мой сопровождающий. По всей видимости, он был помощником Роствуда.
        - Одну минуту господа, я спрошу можно ли.
        Мы стояли на месте, через некоторое время помощник вернулся.
        - Мистер Роствуд, ожидает, он передал, что все собрались.
        - Спасибо, - Проговорил Лестер, и мы пошли по коридору в кабинет.
        Войдя, мы поняли, что не ошиблись дверью, нас встретили охотничьи трофеи, водружённые на стены, на полу красовалась шкура большого медведя головой к нам, а на другой стороне стоял большой дубовый стол. За ним на таком же большом и мягком кресле восседал глава, и курил сигару. По правую руку сидел судья, с левой стороны был полицмейстер и рядом с ним уже сам нотариус. Определить их было не трудно, два очень крупных мужчины - судья и глава сразу бросились мне в глаза, так как из четверых они отличались весомой упитанностью, и на их шеях красовались узорчатые белые жабо, к слову одеты они по стилю моды эпохи возрождения. Следующий субъект был в форме, а нотариус, вытаскивал, купчую из тубуса, но Гранд нас все равно представил.
        - Господа, - начал он. - Спасибо, что вы все собрались, любезнейше вам представляю Барона Томаса Мэндфилда, он прибыл вчера, - все встали и начали подходить ко мне подовая руку, мне пришлось тоже протянуть эту конечность в ответ. - Глава общины, сэр Джозеф Роствуд, - Судья Гарольд Данфил, - у меня сложилось впечатление, что Гранд не знакомил нас, а объявлял смертельный номер в цирке. - Полицмейстер, Дэйв Рочиствуд, и наконец, нотариус мистер Николас Стин. - после долгих рукопожатий друг с другом, нам предложили сесть, и мы продолжили беседу в уютных креслах.
        - Мистер Мэндфилд, - начал глава - мы очень рады, что вы захотели стать нашим земляком, но кем бы вы ни были я должен провести с вами беседу, и выявить кем вы на самом деле являетесь, для этого я и позвал вас сюда, после этой недолгой процедуры, мы решим подписывать купчую или нет.
        - Хм, раньше я такого не встречал.
        - Это новшества, которые я придумал сам.
        - М-м-м. - старый козел будет мне теперь в душу лезть. - Подумал я.
        - Итак, что привело вас на нашу землю обетованную, мистер Мэндфилд?
        - Низкая цена на недвижимость, конечно, когда я пришел к мистеру Гранду с данным поручением найти мне дом возле побережья.
        - Так. - Проговорил глава. - Продолжайте.
        - После некоторого времени, я снова пришел в контору к мистеру Гранду, и из тех вариантов, которые он мне предложил я счел этот самым оптимальным для себя.
        - Это чистая правда, господа. - Подтвердил Гранд, кивая головой.
        - Почему вы уклоняетесь от ответа, барон, мне кажется, вы от меня что-то скрываете, разубедите меня в этом или вы считаете, что я не прав господа. - И повернув голову, он начал смотреть на остальных троих, но они ничего не ответили, а только продолжали пялится на меня.
        - Ладно, я не всегда был бароном, этот титул я получил после смерти своего отца.
        - Продолжайте.
        - Моя мать не являлась баронессой, я был бастардом своего отца, но он все равно любил меня и оплатил мне университет, где я учился медицине.
        - Какого рода медицина? - спросил судья.
        - Психиатрия.
        - Продолжайте. - глава явно был нетерпеливым малым.
        - После того как я отучился - устроился дежурным-ночным врачом в лечебницу, которая находилась в моем городе.
        - Спустя какое-то время, с отцом я перестал видится. Еще у меня был младший брат на четыре года младше.
        - Вы общались с братом? - спросил судья.
        - С человеком, который вселился в его тело.
        - Что вы имеете в виду?
        - Я увидел его, когда его тащили по коридору лечебницы, одетого в смирительную рубашку. Затем на его карточке я прочитал надпись «Барон Артур Мэндфилд».
        - Что приключилось с этим юношей дальше?
        - В один из вечеров, он размозжил себе голову об оконную решетку и, барона не стало, хотя на самом деле существовать он перестал намного раньше из-за разгульной жизни, которой он вел. Он вогнал себя в могилу.
        - Он сам нанес себе эти увечья?
        - Да, в палате никого не было в тот момент.
        - Какой ужас, как пережил эту трагедию ваш отец? - тут в разговор втянулся нотариус.
        - Он повесился от горя, а так как жена его тоже давно почила, то я стал наследником его титула и состояния, поскольку кроме меня, никого из родственников не осталось. Да и завещание помогло. Перед тем как кончить с жизнью, он посетил нотариуса и переписал все на мою мать.
        - Как ваша матушка отреагировала на эту новость? - тут и полицмейстер начал говорить.
        - Она скорбела о нем, он был ей дорог. Она перенесла потрясение и через некоторое время, это отразилось на ее здоровье, и матушка умерла.
        - Что было после? - сурово спросил глава.
        - Я стал богатым на монету, но потерял всех, кого любил, я начал вести кутежный образ жизни, из-за этого меня вышвырнули с работы, и это подлило масло в огонь. Ну а потом, когда я увидел, как мое бездыханное тело несется ко дну бутылки, я понял, что пора, что-то менять, а то смерть и меня приберет. Таким образом, я пришел к мистеру Гранду в контору.
        - Что ж, в принципе, я доволен услышанным, у нашего судьи есть знакомые в Лэффере, вы же оттуда верно? - Да. - Ответил я. - По просьбе мистера Данфила, о вас навели справки и то, что мы получили, совпадает с тем, что вы нам сейчас рассказали. Осталось только понять историю о помещении вашего брата в лечебницу.
        - Я познакомился с ним, когда он был узником, до этого я с ним не встречался, поэтому ничего боле о его существовании не могу сказать. Мы с матерью жили отдельно от отца и брата.
        - Хорошо, - сказал мистер Роствуд и обратился к своим согражданам. - Господа, я думаю, что этот человек достоин проживания вместе с нами, более того на сколько не печальна и трагична его история, он все равно ею с нами поделился. Думаю, ни у кого не возникнет сомнений в его честности и человеколюбии, раз, будучи бедным, он выбрал такую тяжелую профессию. Голосую за то, чтобы данный субъект получил место под нашим деревенским небом.
        И все трое свидетелей утвердительно кивнули, а затем принялись ставить подписи на документе, подтверждающем во мне владельца дома на окраине леса. Так как деньги были переданы в банк мистером Грандом до совершения сделки, а документ был подписан всеми сидящими, я стал полноправным владельцем после того как поставил на свертке свою закорючку.
        - Поздравляю вас, барон, вы теперь наш сосед. - Улыбнувшись, сказал глава. - А теперь с вашего позволения нам пора работать.
        Я сразу понял намек, забрав купчую, мы все дружно выполнили ритуал прощания, и вместе с Лестером вышли из кабинета, а после прощания с помощником, мы уже стояли на улице.
        - Спасибо, мистер Гранд, вы и вправду мне помогли, как говорил Пастырь.
        - Это моя работа, теперь после того как я выполнил все ваши поручения, я со спокойной душой убываю, барон. И кстати, простите, что я вас выдал, это произошло невольно, но те люди и так вас знали. Странно, почему ваша особа получила столько внимания, как я знаю, данная процедура не требовалась.
        - Не забивайте чепухой свою голову, Лестер, деревенским просто заняться нечем, вот и все.
        - Что ж, мне было приятно наше знакомство, и до встречи.
        - Прощайте, мистер Гранд, мы, скорее всего, никогда больше не увидимся.
        - Я как-то слышал поговорку «никогда, не говори никогда», поэтому до скорых встреч.
        - Как вам угодно, как вам угодно. - Проговорил я ему в след.
        Погода стояла пасмурная, но без дождя, я решил воспользоваться этим моментом, чтобы разведать окрестности, тем более на страже моего объявления о найме стоял Генри.
        Я пошел от здания в сторону шума морской пучины, через десять минут я оказался на скалистом утесе. Позади меня высился белый пятидесяти футовый маяк, он был совсем новенький, на нем была табличка «Возведен в тысяча семьсот семьдесят четвертом году», - Хм, ты молодо выглядишь для ста лет, видимо за тобой ухаживают.
        - Это так, еще мой дед следил за ним, а теперь вот я. - высказался крепкий парень, двадцатипятилетнего возраста, одетый в небесную вязаную шапку и измазанную черными пятнами робу.
        - Меня всегда манили такие строения. - ответил я.
        - А у меня и выбора не было, как мой дед стал смотрителем, так после этого наша семья и занималась этим ремеслом. - вытирая руки от масла тряпкой, сетовал парень.
        - Вы могли выбрать другую профессию, не обязательно было оставаться смотрителем.
        - Ха, сэр, мой отец с детства обучал меня, и я повторюсь, выбора не было. Власти не особо следят за ним. Его не на кого было оставлять, да и, чёрт побери, я его люблю, и теперь жить без него не могу.
        - Я вас не встречал ранее? Питер Кук, смотритель этого чудного маяка.
        - Как мореплаватель.
        - Да, только, по-моему, его звали Джеймс? Может мы с ним родственники?
        - Скорее всего, что нет, он не оставил после себя потомства, так как был съеден туземцами.
        - Да, что-то такое я припоминаю.
        - Я Томас Мэндфилд, но можете меня называть просто Том.
        - Хорошо Том, а я просто Пит, хотите подняться на башню, оттуда открывается чудный вид.
        - Еще бы я не поднялся, зачем было тогда проделывать весь этот путь?
        - Ха, пойдемте.
        Мы пошли к основанию маяка, Пит открыл дверь и мы попали в помещение с высокой винтовой лестницей и еще одной дверью, - а что за той дверью? - спросил я. - Там комната для отдыха, пойдем наверх, этот вид ты не забудешь никогда. - Ответил Пит. - «Никогда, не говори никогда» - подумал я.
        Мы поднимались все выше и выше, я даже немного запыхался, дойдя до лестничного пролета, я увидел перед нами маленькую лестницу чуть покруче прежней. После подъема по крутой лесенке мы вышли на маленькую площадку, по середине которой стоял механизм в форме цилиндра, а над ним большая… - Это линза, - проговорил Пит. - С помощью нее маяк и светится, я зажигаю внутри лампу, и эти две тысячи хрустальных деталей похожих на бутон розы, дают луч на пятнадцать миль в даль моря. Она так же крутится, поэтому луч отправляется в путешествие через пять секунд один раз, и два раза через три, главная особенность, что это сигналы разных маяков. У этого такой, а у других другие, таким образом, моряки, вконец сбившись, понимают, в какой бухте они находятся.
        - Я никогда этого не знал. - с удивлением проговорил я
        - Это дедушка рассказывал, он очень много знал про маяки, и часто рассказывал истории и разные факты о них. Правда, я был совсем маленьким, когда он умер, поэтому это единственный факт который отпечатался у меня в голове. Что ж, пойдем на балкон.
        Он открыл дверь балкона, это была тяжелая и массивная железная дверь, Пит был не из хлюпиков, но даже ему она сопротивлялась.
        Выйдя из душного помещения, ветер дунул мне в лицо, да так, что чуть не сорвал с меня шляпу, благо я был готов к таким проделкам и придерживал ее. Перед нами открылся великолепный вид. Маяк стоял рядом с утесом, поэтому под нашими ногами, расстилалась морская гладь, а позади нас раскинулся огромнейший черный лес. Обойдя вокруг башни, балкон позволял это сделать, так как повторял ее и, облокотившись на белый поручень, я начал вглядываться в отдаленную лесистую местность, вдруг моему взору предстало белое маленькое пятно, возвышающееся над кромкой леса.
        - Что это, Пит? - Спросил я, указывая рукой на объект моего внимания.
        - Это крыша старого особняка, последний его владелец был Ричард Хофф, он умер при таинственных обстоятельствах. Но это долгая история. Может, пойдем вниз, у меня осталось немного джина?
        - Да, с радостью прочистил бы горло. - ответил я.
        Мы зашли обратно в душную комнату. После того как Пит закрыл балконную дверь, мы спустились к основанию и прошли в комнату отдыха. По прибытию, он достал небольшую бутылку джина, налил в два стакана и перед тем как поставить один из них передо мной, он плеснул в них воды.
        - А ты темная лошадка, не так ли, Том?
        - С чего ты взял?
        - Ты так и не рассказал, почему я тебя ранее не видел, и вообще при каких обстоятельствах ты здесь очутился, я не про маяк, а про деревню, в общем. Да и ко всему прочему, личность твоя таинственная.
        - Ха, и почему же я таинственная личность?
        - Не знаю. Мне так показалось, ты не очень сговорчив и за последние двадцать минут нашего знакомства, ты улыбнулся только сейчас и, то лукаво.
        - Может, я просто на просто не люблю улыбаться.
        - Может.
        - Почему ты сказал, что смерть Хоффа странная, он был пожилой человек и умер от старости, скорее всего.
        Пит выплеснул изо рта жидкость, которую не успел проглотить и засмеялся.
        - Я что-то смешное сказал?! - возмущенно задал я вопрос.
        - Ну, вообще-то, да. С чего ты взял, что Хофф, был пожилым человеком?
        - Мне так показалось, я почему-то представлял его стариком.
        - Это не так мой друг, вот, сколько тебе лет?
        - Двадцать восемь исполниться зимой.
        - Так вот, старина, зимой вы с Хоффом стали бы ровесниками.
        - Ты уверен?
        - Абсолютно.
        - Почему же тогда он скончался?
        - Никто не знает.
        - Поведай мне, что знаешь ты.
        - М-м-м, ладно.
        Он опустошил, как и я, свой стакан, и подлив еще он начал свой рассказ.
        - Слушай. Дело было примерно полгода назад, в апреле если я не ошибаюсь. Хофф приехал, из какого-то города, я не помню, а вспоминать и врать не стану из какого. Он являлся потомком и наследником того дома, который мы видели в лесу. Прибытие его было знаменательным, он сразу же направился к главе. Через некоторое время они вместе вышли и дружески похлопывали друг друга по плечам. После этого я долго его не видел. Он был очень богатым, и красивым, это очень редкое сочетание, обычно, что-то одно, поэтому как видишь, я беден. Так вот, не видел я его и не слышал до зимы. Но ходили разные слухи, что в доме что-то не так, но кто там жил, рта не открывал. Откуда слухи тогда появлялись? Я понятия не имею. В скором времени, я начал замечать, что слуги из этого дома, потихоньку убегают, будто чего-то боялись. Так как Хофф привез их с собой, то надолго они здесь не задерживались, а отправлялись восвояси. Спустя еще какое-то время сбежали уже все до единого, и он остался там совсем один. Затем, я видел, как кто-то поехал к нему, как я понял со временем, он нанял, поверенного, чтобы решить какие-то насущные
проблемы. Как мне потом рассказали, этот поверенный должен был найти слуг в другом месте в Горвине или где-нибудь еще и, судя по всему, у него ничего не вышло. После этого я видел его на улице, и поверь мне, с тех пор он изменился не в лучшую сторону, из симпатичного богатенького и жизнерадостного юноши, он превратился в параноика, с бешенными налитыми кровью глазами. Зрелище жуткое и странное. Как за такой короткий срок он стал тем, кем являлся сейчас? Прошло с тех пор еще некоторое время, и уже не осталось никакой помпезности от его приезда, никто в сторону особняка не ездил, да и от туда никто не выходил. Власти начали спорить, может владельца давным-давно не стало. И они были правы, черт побери. Когда в особняк забрались все, кому только хотелось и начали кричать хозяина, и шастать по комнатам, то в одной из них обнаружили его уже засохший труп, доктор сказал, что он как месяц скончался. Никто не стал разбираться в причине его смерти, труп похоронили, а людям запретили подходить к дому. Вот такая вот история.
        - Какова причина смерти?
        - Я же говорю, никто не разбирался, просто зарыли труп и все. Он уже слишком долго лежал, как говорил доктор, поэтому определить, как он умер было невозможно.
        - Почему власти запретили туда ходить?
        - Ну, во-первых, они не хотели мародёрства, среди сограждан, а второй момент, что-то там все-таки есть. Я был одним из тех, кто вытаскивал труп, и знаешь, когда я там находился, я не мог себе представить, каким мужеством нужно обладать, чтобы жить там.
        - А что там такого?
        - Ну, знаешь, скорее всего, там недалеко обитают волки, потому что на полную луну, вой оттуда страшный. Торфяные болота добавляют свою нотку. Да вообще знаешь, может я под впечатление был, а может и вправду место не хорошее как знать. Знаю только одно, до Хоффа в этом месте никто не жил, а дом, как говорят, уже лет сто пятьдесят тут стоит.
        - Ух, уже почти стемнело, мне пора возвращаться.
        - Да, зима уже не за горами. Чем ты занимаешься?
        - Да-а-а, собственно ничем.
        - На бродягу ты не смахиваешь, а Том?
        - Я такой же простой парень, как и ты.
        Я встал, сказал спасибо за выпивку и рассказ, надел пальто и вышел на улицу, тут Пит окликнул меня.
        - Если ты остановился у Нэнси, то не рассказывай ей ничего, если не хочешь, чтоб об этом знали все в округи, «знают двое, знает и свинья», а Нэнси еще та свинота.
        - Спасибо Пит. - И он зашел обратно внутрь.
        С гор тянул сильный холодный ветер, укутавшись в пальто, я все равно подмерзал, но не об этом я сейчас думал. Направляясь в сторону гостевого дома, мои мысли занял тот факт, что доселе мне никто не рассказывал об этой трагедии. Почему все молчат? И Лестер, скорее всего это знал, но не сказал мне. Может они боялись, что сорвется сделка, а может там и вправду, что-то таится. В любом случае я это выясню.
        Через некоторое время, когда уже совсем стемнело, я добрался до гостевого дома, где меня ждал с рапортом Генри.
        - Том, - начал генри. - Я принял на работу всех, кто тебе был нужен, двух гувернанток, садовника-конюха и повариху.
        - Это замечательная новость Генри, но я устал за сегодня, и немного во хмелю. Нэнси бутылку мне.
        - Возьмите, мистер Мэндфилд. - Ответила Нэнси, протягивая мне бутыль.
        - Том, им так же, как и мне негде ночевать. Они проездом здесь и у них та же ситуация, что и у меня, только я ехал на север, а они на юг.
        - Хорошо, на вот возьми. - Я достал купюру и отдал ее Генри. - Найми комнаты для них на одну ночь, завтра мы поедем в дом, так что собери все вещи и найми экипаж.
        - Слушаю, Том.
        - И закажи на всех завтрак, вряд ли мы позавтракаем там.
        - Будет сделано.
        - Все, доброй ночи, Генри.
        - Доброй ночи, Том.
        Я поднялся в свой номер и, встав напротив окна, стал пить из горла, осушив на половину, я увидел, как начал ложиться первый снег. После алко-терапии, я разделся и, плюхнувшись в кровать, забылся крепким сном.
        ГЛАВА
        III
        Друг
        Я проснулся до того момента как Генри должен был меня разбудить. В комнате было настолько холодно, что из моего рта валил пар. Не успев проснутся, в голову начали лезть мысли связанные с теми обстоятельствами, которые произошли со мной за последние два дня. Взяв свою трубку, обернувшись в одеяло, я начал ее забивать табаком, а после недолгого процесса, начал ее раскуривать и обдумывать дальнейший план действий.
        - Эх, Том, в какую же историю ты вляпался на этот раз? - Подумал я. - Хотя постой! Почему кроме Пита, никто и слова не рассказал об этом, может Пит, просто деревенский дурачок, или просто неудавшийся актер, который развлекается с приезжими. Почему? Почему, спрашивается, я вообще должен ему верить? Даже не знаю. Может он со мной дурачился и все выдумал. Есть простой способ это выяснить, Пит сказал, что Хоффу было не больше тридцати, вот и выясним для начала это. А там будет видно.
        - Том!
        - Да, Генри.
        - Завтрак почти готов. Все уже ждут внизу. Спускайся.
        - Хорошо, я скоро буду.
        Одевшись, я покинул свою комнату и направился вниз, для знакомства и трапезы со своими будущими подчиненными. Внизу я встретил семью из четырех человек. Отец семейства должен был выполнять обязанности садовника и конюха по возможности. Мать должна стать кухаркой, а две их дочери были бы гувернантками, им было лет восемнадцать-двадцать, так что с родителями у них была разница всего лет в семнадцать.
        - Доброе утро всем! - Приветствуя всю компанию, сказал я.
        - Доброе утро, мистер Мэндфилд! - Ответили все хором, кроме Генри.
        Выйдя из кухни Нэнси, несла поднос с едой, и как всегда свою коронную фразу. - Завтрак, господа!
        - Благодарю, мадам Нэнси. - ответил я.
        Но ничего не сказав, она пошла на кухню, за другим подносом, так как для всех тарелки не уместились.
        Я сел за стол и уже просунул салфетку в воротник, Генри тоже ко мне присоединился, остальные же стояли как истуканы, ожидавшие чего-то неясного мне.
        - Почему вы не садитесь? - Задал я вопрос скромной компании.
        - Мы ждем, когда вы позавтракаете, сэр. Остальные столы пока заняты.
        - Если вы сейчас же не сядете и не начнете есть, я очень сильно рассержусь, так как не хочу вас, потом ждать.
        Поняв мой не двусмысленный намек, они все уселись и начали прием пищи.
        - Генри, на какое время ты назначил повозку?
        - На десять часов. Я подумал, что перед тем как туда уехать стоит закупить провизии на первое время.
        - Ты абсолютно верно предположил, что первое время, мы можем голодать. Но полутора часов будет недостаточно, поэтому, когда ты закончишь завтрак, ты отправишься на станцию, и попросишь перенести нашу встречу с повозкой, скажем, на два часа.
        - Слушаю.
        - Так же ты арендуешь скакуна для меня на завтра на два дня, пока я не куплю подходящую лошадь.
        - Вы не поедете с нами?
        - Нет, дом большой, и убраться вы успеете только в тех комнатах, в которых будете сами ночевать. Кстати, как ваши имена. - Обратился я к остальным слушателям.
        - Мое имя Сэм Трейсси, господин, мою жену зовут Анна, возле меня моя старшая дочь Мария, и далее младшая Лиза. - Все они выполнили поклон головой, когда глава семейства произносил их имена.
        - Вот и познакомились, Сэм, думаю, что мое имя вам знакомо?
        - Да.
        - Замечательно. К вам у меня тоже будут распоряжения, надеюсь, вещи вы собрали?
        - Да.
        - А ты, Генри?
        - Все собрано.
        - Прекрасно. Так вот, Сэм и вы девушки. Мне нужно, чтобы вы подумали, что вам пригодится там, в особняке: оружие, швейные принадлежности, орудия труда, ну и прочее.
        - Я вас понял. - Ответил Сэм.
        - После, вы пойдете на рынок и обменяете это, - Я достал из бумажника несколько банкнот, одну отдал Генри, другие положил перед Сэмом. - На то, что вам потребуется, а так же, когда Генри освободится, вы вместе купите продуктов и привезете все сюда. После всех этих приключений, когда повозка приедет, вы загрузите все, включая и мои вещи и, отправитесь к дому. Вот тебе, Генри, ключи от всех дверей, не потеряй.
        - Хорошо, сэр.
        - Вам все понятно, господа и дамы?
        - Да, сэр. - Ответили они хором.
        - А ежели денег не хватит на задуманное?
        - Если вам не хватит денег, то вы оставите записку мадам Нэнси. После ее прочтения, я докуплю, что вам потребуется, и привезу в поместье.
        Указания были простые, и всем все стало ясно с первого раза. После недолгого завтрака я решил прогуляться в сторону медицинского кабинета доктора Фока. Выйдя на улицу, меня встретил пушистый белый снег. Он лежал повсюду, начиная с вершин гор, заканчивая краями пляжа, которые омывало море. Я уже был одет по-зимнему. Теплые сапоги красовались на мне, и еще более теплое пальто с меховой шапкой на голове. Поэтому стужа не была мне страшна. Пройдя несколько улиц и выйдя к ратуше, где заседал глава, я нашел то, что искал. На одном из зданий, свисала медная чаша обвитая змеей, а чуть ниже такая же медная табличка «Доктор Фок. Врач медицины».
        - Доброе утро! - Сказал я, войдя в дверь, которая выдала мое прибытие, предательским колокольчиком, повешенным сверху.
        - Доброе утро, сэр, чем могу вам помочь?
        - Я ищу доктора Фока.
        - Доктор немного занят, у него клиент, если вы подождете минут пять или десять, он вас обязательно примет.
        - Хорошо, я подожду.
        Помощник доктора одобрительно кивнул в мою сторону, и продолжил размешивать микстуры, подглядывая в книгу. Я уселся и, сняв с себя шапку, начал разглядывать плакат, который говорил, о какой-то сердечной болезни. Как только я ознакомился с подвешенным документом, из кабинета вышел мужчина, а за ним еще один.
        - … и не переохлаждайтесь, вам сейчас нужен покой, придите домой попросите свою жену натереть вас уксусом и ложитесь под одеяло, но перед этим вам нужно выпить лекарство. - говорил второй мужчина. - Ты приготовил лекарство, которое я тебя просил?
        - Да, сэр. Как раз закончил. - С этими словами помощник передал доктору ампулу, а тот уже больному.
        - Посылайте кого-нибудь за лекарством в течение пяти дней. - сказал доктор.
        - Спасибо, сэр. Мой сын будет приходить за ним. - сказал больной.
        - Как будет угодно. Всего доброго и выздоравливайте. - попрощался доктор, с выходившим на улицу мужчиной.
        - Сэр, к вам тут посетитель. - обратился помощник к доктору.
        - Ах да, я слышал звонок, что ж пройдемте ко мне в кабинет, надеюсь, с расценками моими вы уже ознакомились.
        Ничего не ответив, я поднялся и пошел в кабинет. Доктор, удивленный моим поведением ничего не сказал, а только поднял плечи и последовал за мной.
        - Присаживайтесь. - сказал он мне, падая в кресло. - С чем пожаловали?
        - Я пришел по поводу Ричарда Хоффа, слышали о таком? - ответил я, усаживаясь в кресло напротив доктора.
        - Он один из моих больных?
        - Не сказал бы. Этот человек жил в поместье за городом, он странно умер, и я хотел бы узнать, что вы скажете о нем.
        - А-а, вы о том бедолаге, чье тело пролежало почти месяц, перед тем как его обнаружить?
        - Именно о нем.
        - А вы кто ему приходитесь, простите?
        - Никем, я купил это поместье, и хотел бы узнать, как умер мой предшественник.
        - Я бы рад рассказать вам все, но боюсь, я не могу этого сделать.
        - Это еще почему?!
        - Видите ли, на это место я прибыл после смерти интересующего вас объекта. Заключение делал не я, а тот доктор, который был до меня.
        - Где я мог бы его найти?
        - Увы, мой друг, доктор отправился в дальний путь, из которого уже никогда не вернется.
        - Когда он умер?
        - Сразу после погребения.
        - И при каких же обстоятельствах это произошло?
        - Говорят, доктор пошел прогуляться к бухте, к той, что у маяка и сорвался с утеса. Его обнаружил смотритель маяка. Он сказал, что увидел, погибшего на пляже. Доктор уже не шевелился, а когда тот спустился к нему, то понял, что он не дышит. Потом приехал я, написал заключение, усопшего похоронили, а теперь вместо него веду практику.
        - Хм. Может у вас осталось заключение о смерти, которое написал погибший доктор?
        - Думаю, что да, но нужно поискать. Подождите минутку. - Фок, встал из-за стола и, подойдя к стеллажу начал бегать глазами по названиям папок, которые в нем стояли. - Ага, вот она. Сейчас, поищем. - он взял папку и, вернувшись на свое место, открыл ее на своем столе, начал перелистывать страницы, наполнявшие книгу смерти. - Так, они стоят в хронологическом порядке, поэтому много времени это не займет. Но он ошибся, пролистнув одну часть, он перевернул все листы и начал сначала, потом еще раз и еще. - Ничего не понимаю. - вдруг промолвил он.
        - Что случилось, доктор?
        - По идее, все заключения об усопших, должны храниться здесь, но проверив книгу несколько раз, я не обнаружил человека по фамилии Хофф. Более того, если смотреть по временным рамкам, то в период его смерти никого нет. Женщина, которая умерла до него, и женщина, которая умерла уже в марте. Такого не может быть, глядите. - Он отдал мне книгу, и я сам увидел, что нужного мне листа не было. - Это воистину странно.
        - Может, желаемый документ находится в другом месте.
        - Этого не может быть, судя по всему его изъяли, а может, и вообще не писали.
        - Возможно, что его могли не написать?
        - В принципе, да. По сути, этот документ нужен родственникам, но как я знал, родственников у него не было.
        - Да, но вы забываете одну мелочь, дом отошел в распоряжение графства, а без данного документа, не возможна была бы сделка. Тогда бы, на каких основаниях мне его продали.
        - Отчасти вы правы, только одно «но» для того, чтобы дом был передан, достаточно свидетельства о смерти, которое должно у меня храниться, но мы ищем другую бумагу, ведь так?
        - Да, все верно.
        - Сейчас посмотрю. Доктор встал и, проверив глазами все тот же стеллаж, вытащил нужную папку и проделал ту же операцию, которую совершил с ее предшественницей. - Вот свидетельство. Я нашел. - Он передал его мне. Но та информация, которая там хранилась, мне была не нужна, я и так знал, что он умер. Я хотел узнать причину. Единственным аспектом данной информации было то, что Пит не соврал, Хоффу было двадцать восемь лет.
        - Боюсь, доктор, я не удовлетворил свое любопытство.
        - Сами видите, я помог вам как мог.
        - Спасибо, я заметил, что вы старались. Мне было приятно ваше общество, но мне пора идти.
        - Мне тоже, молодой человек, если вам что-то потребуется, то заходите.
        Я вышел от доктора на улицу, снег продолжал сыпать большими хлопьями и таять, попадая мне на лицо. Навалило уже по щиколотку, если продолжение будет в том же духе, то я не смогу покинуть мадам Нэнси до ближайшей весны. Но не это омрачало мой ум, я пришел за ответами и получил только все больше вопросов. Почему доктор не написал заключение о смерти? Может, он посчитал не марать бумагу, ведь он пролежал месяц. Что можно написать. А может он его написал, но кто-то его выкрал. Это все очень странно, но еще страннее то, что доктор погиб в скором времени после похорон. А нашел его Пит, хоть он и не соврал про возраст, это все равно ничего не меняет. Даже не знаю, куда теперь отправиться?
        - Сэр Томас!
        - Генри, здравствуй. Как продвигается выполнение моих задач.
        - Все прекрасно, я отправляюсь на рынок за провиантом, Сэм с дамами скоро меня догонят, и мы вместе пойдем за продуктами.
        - Прекрасно, Генри!
        - Как ваши успехи?
        - Все не так, как я и ожидал.
        - М-м-м, глава не принял вас?
        - С чего ты взял, что я пошел к главе?
        - Я так подумал. О, вот и Сэм с дамами. Я вас оставлю, если позволите?
        - Позволяю.
        Генри оставил меня и присоединился к прибывающим, а затем они все вместе пошли в сторону рынка.
        Точно, глава! Этот человек может ответить на мои вопросы. Хотя постой Том, может он и не был там, кто же мог там быть? Полицмейстер! Наведаюсь я к нему, пожалуй. Отправившись дальше по улице, я забрел к зданию отдаленно похожему на тюрьму. Подойдя вплотную, я встретил мистера Рочиствуда.
        - Здравствуйте! - Почти крикнув, приветствовал я.
        - Юный барон, здравствуйте молодой человек, чем обязан?
        - Я хотел вам задать несколько вопросов про, мистера Хоффа.
        - Какого плана вопросы, барон?
        - Вы присутствовали, когда Хоффа нашли?
        - Да, я был там и еще очень много деревенских зевак, которые постоянно мне мешали.
        - Опишите ситуацию?
        - Я должен идти на обход, но если вы составите мне компанию, то я расскажу что видел.
        - С удовольствием.
        И мы двинулись по маршруту патрулирования.
        - Что ж, я могу чего-то не упомнить, все-таки прошло время с того момента.
        - Думаю, основные детали вы уловили и сохранили у себя в памяти.
        - Это так.… От него не было долго слухов, да и вообще, его давно никто не видел. Власти потребовали узнать, что с ним. Может он уже давно погиб, или находится в состоянии близком к смерти, а мы ничего не делаем. Я собрал отряд из нескольких мужчин, но увязались все кому не лень. Мы прибыли раньше, так как были верхом, народ подошел уже к тому моменту, когда мы сорвали голоса, окрикивая покойника. Осмотрев прилегающую местность, мы догадались, что из дома никто не выходил долгое время. Тут и было принято решение выбить дверь. Мы ее выломали, остальным жителям я приказал не сходить с мест. Войдя в дом и блуждая минут так десять, я услышал крик. Хофф был обнаружен, иссохнувшим трупом, но смрад все равно стоял. Я и доктор осмотрели труп, но ничего не нашли, признаков смерти разглядеть было невозможно, поэтому я приказал, остальным членам экспедиции накрыть труп и перевезти его к доктору. Далее мы все вышли, погрузили труп, а я закрыл и опечатал дом.
        - Так труп отвезли к доктору?
        - Ну конечно, он же должен был написать заключение.
        - И он написал?
        - Нет, он проводил с трупом разные эксперименты и вечно был задумчивым. Я знал доктора, он бы не обмолвился своими мыслями, пока они не будут выписаны на пергамент.
        - Так что же произошло?
        - Доктор сказал, что выдаст заключение после погребения трупа, он шел на похороны, что бы все рассказать, но не дошел.
        - Что случилось?
        - Он пришел на утес полюбоваться морем и, поскользнувшись, сорвался вниз и разбился.
        - Заключения при нем не было?
        - Нет, как и свидетельства о смерти, хотя он сказал, что его принесет. Труп придали земле без него, потом, правда, я обнаружил свидетельство, но заключение, так и не было найдено. Доктор унес причину смерти в могилу, а так как эксгумация запрещена церковью, да и труп уже весь обглодан червями. Короче говоря, тайна его смерти не раскрыта, и говорить больше не о чем.
        - Я вас понял, спасибо большое, мистер Рочиствуд.
        - Всегда пожалуйста.
        Я расстался с ним. Обернувшись и увидев маленькую таверну, под названием «Кроличья лапка» ноги понесли меня прямиком туда, мне нужно было согреться после прогулки, и все тщательно обдумать. Войдя в помещение, я понял, что гостевой дом мадам Нэнси, был идиллией среди остальных заведений. Сплошная грязь окружала меня, к тому же тут было так накурено и воняло, как будто кто-то сдох. Меня встретил хозяин, который стоял за стойкой - это был огромный бородатый дядька с острым носом, и большими глазами одетый в жилетку и клетчатую рубаху.
        - Можно стаканчик рома мне, - обратился я к человеку за стойкой.
        - Сию минуту, сэр. Пока присаживайтесь.
        Я нашел место возле окошка, сев за него я чуть приоткрыл форточку, чтобы дурман, который тут стоял, немного выветрился. Спустя минуту мне принесли стакан рома, и я попросил еще через десять минут повторить.
        Полицмейстер приоткрыл завесу тайны, но лишь на дюйм. Может доктор сам навернулся с утеса, а может ему кто-то…
        - Привет, Том! Рад тебя видеть, что ты делаешь тут совсем один, может составить тебе компанию?
        Я машинально ответил, «Да», и только потом понял, что человек, который произнес мое имя, был не кто иной, как Питер Кук.
        - Настало твое время угощать!
        - Да, конечно Пит, заказывай, что хочешь. - Пит уже не был в грязной робе как в последнюю нашу встречу. Теперь он был одет в костюм, не по последнему писку моды, но, тем не менее, и не совсем старым.
        - Раз ты такой сегодня щедрый, то я закажу тоже, что и ты, согласен?
        - Валяй. - Он пошел к стойке договориться о роме. А я вдруг понял, что «На ловца и зверь бежит». Надо бы его споить и выведать, что он мог утаить от меня. Он вернулся и уселся напротив.
        - Что ж теперь ты не отвертишься, выкладывай!
        - Что ты хочешь от меня услышать?
        - Я хочу узнать какого полета ты птица, Том. Что привело тебя сюда?
        - По-моему, я уже говорил, но раз нет, то расскажу.
        - Я тебя внимательно слушаю. - Сказал Пит, опрокидывая стакан в глотку.
        - Я приехал сюда, чтобы купить дом.
        - И как, получилось?
        - Да. Почему ты так одет, я думаю у смотрителей маяков, не такое большое жалование, что бы позволить такую одежду.
        - Я нахожусь на обеспечение.
        - На чьем? На женщину ты явно не смахиваешь!
        - Ха-ха-ха! У тебя удивительная внимательность старина.
        - Так на чьем же обеспечение ты состоишь.
        - Мне предоставляют: еду, кров, деньги и тому подобное, корона.
        - Вот оно что.
        - Да, поэтому я не в чем себе не отказываю. - и он допил свой ром, а после попросил бутылку у хозяина, тот лишь кивнул, и принес ее к столу. - Благодарствую. - Хозяин, применив все тот же знакомый жест, вернулся на пост.
        - Понятно. - сказал я.
        - Видишь ли, не один ты такой внимательный. Я уже второй день не могу узнать, что за личность передо мной, а ты в свою очередь уклоняешься от ответа.
        - Ты так считаешь?
        - Чем ты занимаешься, Том?
        - Ничем, с того момента как ты мне задал этот вопрос ничего не поменялось.
        Пит был явно не доволен моим ответом, но то, что я сегодня узнал, не давало мне ему раскрыться, я теперь ему не доверял.
        - Ладно, Том, я, наверное, пойду, ты явно не в настроении вести с кем-то беседу. - Он уже начал вставать…
        - Постой Пит, прости, что так все получилось просто я …
        - Что ты?
        - Я приболел немного и зашел, чтобы согреться. Когда я ехал сюда, то сильно промок, и улегся спать в мокрой одежде.
        - Так что ты сразу не сказал. Хозяин срочно нам перцовки, да поскорей! Сейчас мы тебя вмиг поставим на ноги.
        - Спасибо Пит, но думаю, перцовка будет лишней.
        - Это не так старина, моя бабка меня так лечила, пара капель в рот, и растереть в груди. С годами я перестал растираться, вместо этого я прописал себе больше капель внутрь, но поверь мне, эффект стал, намного прогрессивней. - и тут хозяин принес нам две стопки и бутылку. Пит открыл ее и наполнил рюмки. - За твое выздоровление, дружище. - жгучая адская смесь проникла в мой организм с взрывом и оркестром, я начал жадно вдыхать воздух, а с глаз невольно потекли слезы. - Ха-ха-ха. Забористая хреновина, а Том?!
        - Еще какая! - не успев отойти от хреновины, прошептал я.
        - Ну как, легче?
        - Немного.
        - Надо закрепить успех. - и он насильно залил в меня рюмку. Я повторил тоже, что и ранее. А Пит в это время смеялся как умалишённый.
        - Я чуть не сдох. - еще более слабым и осипшим голосом проговорил я
        - Ха-ха-ха. Я не думал, что ты такой нежный. Неужели ты не пробовал такой отравы.
        - Представь себе, нет.
        - Надо повторить, а то эти две рюмки будут в пустую. - я сам совершил злодеяние над своим организмом, только в этот раз, мое горло не сожгло адское пламя преисподней. То ли мои рецепторы в конец отказали, так как я их достаточно опалил, то ли, я уже окосел, но самогон был уже не таким ядреным, а просто плавно протекал по глотке, неся с собой согревающий эффект.
        - Ну как?
        - Отлично, она стала лучше проходить.
        - Просто первые два раза, ты ее еще не распробовал.
        - Вполне возможно!
        Повисла тишина, и Пит начал смотреть в окно, поджимая губы и поглядывая иногда на пустую рюмку в своих руках.
        - О чем задумался, Кук?
        - Я думаю, что за темная лошадка ты.
        - Поверь, я такой же масти, как и многие.
        - Кто ты?
        - Ладно, я психиатр, который получил наследство, но потерял близких людей. Я рос так же, как и ты на улице и знаю все игры, в которые играл мальчишки моего возраста. Мне пришлось сюда приехать, что бы пережить смерть отца и матери, именно поэтому я купил тут дом.
        - Ты купил особняк, о котором вчера спрашивал?
        - Да, ты прав.
        - Я это понял еще вчера, просто ждал, когда ты расскажешь.
        - Если это так, то тебе нужно было поступить на службу в полицию.
        - Идиотизм и коррупция передаются там по воздуху. Неужели ты хочешь, чтобы я стал дебилом и тряс последние гроши с бедных лавочников?
        - Нет.
        - Вот и я о том же. - И он опустошил еще один стакан рома.
        - Почему ты не рассказал про доктора?
        - А надо было? Ты спрашивал про поместье и его хозяина.
        - Доктор погиб, не добравшись до кладбища, и ты не сказал, что труп сначала привезли к нему, чтобы он дал заключение. Он сорвался с утеса возле маяка, а обнаружил его ты, как и труп в доме!
        - О-о-о, ха-ха-ха!
        - Что смешного, Пит?
        - Ты явно начитался детективных романов, Томас! Ты усмотрел заговор, у-у-у. Тайны, убийство, ложь и так далее. Ха-ха-ха. Во-первых, с чего ты взял, что я обнаружил труп? Во-вторых, как в твою голову пришло, что доктор вообще написал заключение?! Да, я учувствовал во взломе поместья и поиска Хоффа, я один из тех, кто выносил этот труп. Да, возможно доктор написал заключение, а возможно и нет! Да, я смотритель маяка, но в тот день, когда сорвался доктор, я учувствовал в погребении, я один из тех, кто нес гроб на кладбище, а обнаружил доктора, мой сменщик, который сейчас на дежурстве. Ты подумал, что я убил Хоффа? Но зачем мне это Том? Знаешь, почему ты так подумал, потому что у тебя нет фактов Том. Спасибо за выпивку и прощай! - Он встал из-за стола разгневанным и, выйдя из таверны, настолько сильно хлопнул дверью, что с козырька над дверью посыпались сосульки.
        - Молодец Том, ты лишился единственного человека, которому хоть немного был нормальным. - сказал я себе, опрокидывая очередной стакан рома. Поднявшись из-за стола и расплатившись за выпивку, мне захотелось прогуляться. Выйдя на улицу, мороз начал щипать мне щеки и нос. - Что-то рано зима пришла. - подумал я и пошел на поиски Пита, чтобы извинится. Выйдя я увидел, как он сворачивает на дорогу, ведущую к маяку, прибавив шагу, я завернул за тот же угол и, увидев Пита, окрикнул его, он услышал меня, но продолжил идти. Нагнав его и схватив за руку - он, наконец, развернулся.
        - Ну что тебе?
        - Слушай, прости, что так произошло, впредь я буду более сдержан и собирать, больше информации.
        Он с минуту стоял с каменным лицом, уставившись на меня, но вскоре заулыбался, а затем начал хохотать, и волей неволей я к нему присоединился.
        - Что тебе сдался этот Хофф?
        - Ведь это интересно, разве нет?
        - Ты старше меня на три года, а ведешь себя как будто маленький мальчик!
        - Послушай Пит, помоги мне в этом расследование, пожалуйста!
        - Ла-а-а-дно, только не надо умолять и плакать.
        - Ха-ха-ха.
        На этой доброй ноте я вернулся в гостиницу, а Пит пошел на маяк, мы с ним должны были встретиться завтра, я уговорил его поехать со мной и он согласился!
        Придя в гостевой дом, я позвал мадам Нэнси и попросил, предоставить мне номер еще на одну ночь, рассчитавшись и поднявшись в номер, я уснул все тем же крепким сном.
        ГЛАВА
        IV
        Гость из прошлого
        Продрав глаза, я обнаружил, что в комнате, так же холодно, как прошлым утром. Встав с кровати и одевшись, я уселся и принялся забивать свою любимую трубку, своим любимым «Кавендишем».
        - Натощак курить - здоровью вредить, старина! - не скрывая, проговорил нахальный Пит, который пробрался ко мне в номер.
        - Каким образом ты сюда влез, черт тебя дери?! - возмутился я.
        - А ты спи подольше, да забивай по усерднее, глядишь и того. - высунув язык и склонив голову в бок, он горизонтально провел указательным пальцем по горлу.
        - Ты совсем ополоумел, что ли?
        - А что ты ожидал, мы же все-таки отправляемся в дом Хоффа, ха-ха-ха!!!
        - Хренов засранец, зачем я вообще предложил тебе ехать со мной?
        - Потому что тебе в жизни не разгадать эту загадку.
        - Наверное. Когда ты поедешь обратно?
        - Когда мы разрешим тайну, тогда и вернусь.
        - А как же маяк?
        - Посмотри в окно, кому он сейчас нужен, зимой моряки совсем не выходят в море, да и тем более я договорился со своим сменщиком, он, конечно, не обрадовался, но у меня ведь есть шарм и он не смог с ним совладать. - и он рассмеялся. С каждой минутой его пребывания со мной, я понимаю, что Лестер Гранд всего лишь никчемный подхалим по сравнению с Питом.
        - Я рад, что ты согласился Пит.
        - Хватит сентиментальностей, поднимай гузно и пошли завтракать.
        - Однако, вы через чур хамоваты сударь. Надо бы вас как следует высечь за такую дерзость.
        - Прости Том, но мой папаша, тебя уже опередил лет так пятнадцать назад, сколько он не старался в итоге, что выросло, то выросло. - и мы рассмеялись, а потом вышли из номера и спустились в низ. Увидев меня с Питом, Нэнси злобно оскалилась, но я сделал вид, что ничего не заметил.
        - Я сейчас приду, нужно сходить на дальнюю дорогу.
        Нэнси вынесла, две тарелки с завтраком, и встала, уставившись на меня.
        - Что-то случилось. - задал я вопрос Нэнси
        - Ничего, пока. Я думаю, что наш Пити не ровня вам сэр.
        - Я надеюсь, Нэнси, что за мной пока осталось право выбирать, кто мне ровня, а кто нет.
        - Это понятно. Только не жалейте потом, о своем выборе «барон»!
        Это ехидна, уже откуда-то выведала про меня. Но мне уже было все равно, рассказал это Гранд или же другие участники сделки. Вернувшись, Пит был еще довольнее, увидев, что завтрак уже стыл на столе. Позавтракав, мы одели верхнюю одежду, и пошли на улицу в сторону станции.
        - Что-то собираешься предпринять?
        - Не знаю, Пит. Для начала, нужно обыскать поместье, ему больше ста пятидесяти лет, а в те времена, богатые часто строили потайные комнаты.
        - Что если мы не найдем твоих комнат, да и вообще каких-либо улик.
        - Будем искать в округе, но думаю, что мы не встретимся с такими трудностями, может, найдем его дневник.
        - Посмотрим, Том, посмотрим.
        Мы пришли на станцию, моя лошадь меня уже ожидала, а вот для Пита пришлось заказать и ждать.
        - Ты чего вспотел, Пит? Ты не ездил верхом?
        - Да ездил я. Просто…
        - Что просто?
        - Просто это место - оно вселяет в меня страх, я такого еще никогда не видел.
        - Ты боишься трупа, которого похоронили год назад?
        - Я боюсь не трупа, а того, что заставило этот труп там очутиться.
        - Ваши лошади ожидают, господа. - Провозгласил конюх, и через некоторое время мы мчались верхом по дороге, окруженной по обочинам густым лесом. Ехали мы всего десять минут, но если идти пешком, то у нас бы ушел целый час пока мы пробирались через заснеженную по колено дорогу.
        Прибыв на место, моим глазам предстал большой дом, в нем было комнат пятнадцать, а то и больше. Крепко врытый в землю, он был спроектирован большим полукругом, напоминавшей букву «с», если на него смотреть сверху. Выкрашенный в белый цвет, с первого этажа до крыши, на втором этаже был маленький балкон, на который можно было выйти с огромной гостиной. По всему фасаду были усажены небольшие колоны, подпирающие остроносую крышу. Подъехав к двери, я слез с Питом с лошади, но стучать мне не пришлось, потому, как Генри уже открыл дверь.
        - Здравствуйте, сэр Мэндфилд. Я очень рад вас видеть.
        - Расслабься Генри, при нем я все тот же Том для тебя. Это кстати Пит Кук, мы познакомились в Эшвиле и я решил взять его с собой.
        - Взять с собой?! Ха-ха-ха, да ты издеваешься, что ли? - Возмутился Пит.
        - Генри это Пит, Пит это Генри Брайт, мой домоправитель.
        - Рад знакомству Питер.
        - И я Генри.
        - Ну что Генри, рассказывай как тебе тут, ничего не беспокоит, никто не шастает, в общем говоря, проблемы есть? - Напав с этими вопросами на Генри, мы все трое переместились в фойе. Оно было изысканным, большая стеклянная люстра, «у» - образная одномаршевая лестница на входе и двухмаршевая на выходе, картины, стены, колоны и все прочее и прочее.
        - Как ты и сказал Том, вчера получилось отчистить только те комнаты, в которых мы спали, остальные дочистим сегодня же. На твой вопрос о беспокойствах, мне нечего сказать, все было хорошо.
        - Вот и славно, позови Сэма и попроси, чтобы он завел коней в стоило и накормил их.
        - Слушаю.
        - Пойдем Пит, ты здесь бывал чаще, чем я, устроишь мне экскурсию.
        - С того момента как я здесь был, ничего не изменилось, только теперь пахнет вкуснее.
        - Ты голоден? Мы же недавно поели.
        - Думаю, стоит наведаться к твоей кухарке, перед началом розысков.
        - Джентльмены, она как раз сварила грибной суп, поэтому если хотите, она вас покормит. - Сказал Генри.
        - Ладно, Генри веди нас, отведаем супчику, а потом приступим к поискам.
        И мы втроем пошли в столовую, придя туда, мы уселись за стол, и стали ждать, когда нас накормят. Генри оповестил кухарку о нашем желании раннего обеда и, вернувшись, спросил.
        - Какого рода поискам вы собираетесь придаться?
        - Мы хотим найти улики связанные с жизнью предыдущего владельца, ну и с его смертью, конечно же. - ответил я.
        - Я осмотрел дом, думаю, вам стоит начать с его кабинета. Он находится как раз над нами, если вы пойдете вправо от главной гостиной, то сразу же обнаружите его.
        - Спасибо, Генри.
        Через пять минут нам вынесли по тарелке супа, булку свежеиспеченного хлеба и по стакану пива.
        - Вы даже пива прихватили, мадам Анна?! - восторженно спросил я у нее.
        - Да, сэр. На первое время, мы купили бочку.
        - Это приятная для меня новость. А после прохождения первого времени, что произойдет?
        - Мой муж, нашел в подвале цистерну, для варки пива, так что если бы кто-то отправился в деревню и закупил, необходимых ингредиентов, то через месяц вас ожидала бы большая бочка личного напитка.
        - Мы решим этот вопрос, думаю, ваш муж и съездит, когда появится такая возможность, как только дом будет вычищен, и вы будете знать, что еще понадобится, я выделю денег, чтобы он поехал и купил все необходимое. Если Генри сказал мне правду, то, скорее всего, мы отправим Сэма завтра.
        - Замечательно, сэр, я ему передам. - и мягко улыбнувшись, она удалилась.
        - Ну что, друг мой, набивай пузо, скоро примемся за поиски. Ха-ха.
        - И тебе приятного аппетита, Том! - ответил мне Пит, и мы принялись есть.
        - Очень вкусно, слушай Пит, почему Нэнси тебя не любит, а ты в свою очередь тоже к ней не благоволишь?
        - Ну, Нэнси дама коварная, и любит распускать сплетни, а ты сам знаешь, если игнорировать человека, то, в конечном счете, он тебя возненавидит. Именно поэтому я стараюсь к ней не ходить, а обитаю в «Кроличьей лапке».
        - Понятно.
        - Как ты пришел к тому, что я ей не нравлюсь?
        - После того как мы спустились на завтрак, ты отошел по личным делам, а она принесла завтрак и высказала свое мнение по поводу выбора моей компании. Ха-ха.
        - А ты чего?
        - Я ее мягко послал.
        - Это, как это.
        - Сказал, что я пока в трезвом уме. И без наставлений третьих лиц могу подбирать себе друзей.
        И мы дружно рассмеялись.
        После недолгого перекуса, мы встали и направились в кабинет. На втором этаже мы обнаружили огромную гостиную, с бильярдным столом посередине и массивным камином, отделанным лепниной.
        - Генри сказал, что кабинет за этой дверью. Позже наведаемся сюда Пит.
        Он молча повернулся и пошел за мной. После того, как были открыты двери, мы увидели перед собой, большую комнату отделанную красным деревом и наполненную многочисленными книжными стеллажами, которые были заполнены разного рода энциклопедиями и романами. Возле окна стоял громоздкий дубовый стол, все бумаги были с него убраны, видимо кто-то из девушек уже сюда наведался. Перед столом стояли два мягких кресла обитых в кожу, а за столом стояло еще одно кресло, также обитое в кожу, но с более высокой спинкой и изыскано вырезанными деревянными подлокотниками. Рядом с книжными лавками были подвешены два мушкета, а под ними, уместились два старых капсульных ружья, а еще ниже красовались перекрещённые две сабли, вложенные в ножны. На противоположной стене от оружейной экспозиции висел портрет больше пяти футов.
        - Интересно, эта рухлядь стреляет еще. - но, не обратив внимания на его вопрос, я спросил. - Кто это Пит?
        - Это твой предшественник старина, отец Ричарда Хоффа! - Торжественно произнеся, он завалился в кресло.
        - По всей видимости, он был военный офицер.
        - Да, как и его сын, он пошел по стопам отца и, закончив военную академию, стал служить короне на полях сражений.
        - А что про него можешь сказать. - я указал рукой на портрет.
        - Говорят, он был генералом. Когда я был маленьким, видел его пару раз. В те годы он не мог обойтись без своей трости, видимо когда-то его ранили в ногу. О, вот и она. Он поднял трость со стола, и передал ее мне.
        Трость была, скорее всего, из тиса, но я не очень в этом разбирался. Рукоятка была сделана в виде золотой головы льва.
        - Настоящее золото.
        - Да, но не чистое, чтобы не проминалось.
        - Ну, это понятно. Гляди, Том, на ней какая-то надпись.
        Я развернул трость и увидел гравюру «Сэру Рэймонду Хоффу, генералу девятого кавалерийского полка, от боевых товарищей».
        - Судя по надписи - его любили, возьми, прочти. - И я передал Питу трость.
        - Не факт, обычно такие подарки делают после выхода на почетную пенсию.
        - А то, что у него ордена на груди зияют. - Ткнув пальцем в сторону портрета.
        На портрете он был одет в форму на фоне сражения.
        - Ну, значит, перебил каких-нибудь туземцев на востоке, вот ему медаль и дали.
        Оставив без комментария вывод Пита, я сел за стол и принялся дергать за ящики, но не один не поддавался, так как все они были закрыты на ключ.
        - Заперто.
        - Неудивительно, люди, которые вешают портреты на фоне войны и к тому же развешивают оружие, есть что скрывать. Военные преступления, например, или другие грязные делишки. Обычно люди, которые были на войне, пытаются забыть те ужасы, которые там происходили, а этот на оборот все выставил напоказ.
        - Я видимо пропустил твой рассказ об окончании медицинской академии по направленности психоанализа. Люди бывают разные и лучше их не судить по первому впечатлению.
        Пит замолчал. А я нашел колокольчик и позвонил в него. Через минуту явился Генри.
        - Чем могу быть полезен?
        - Генри, кто из девушек убирался в этой комнате?
        - Не могу сказать, но могу спросить у них.
        - Спроси, будь другом, и позови ее сюда.
        - Сию минуту.
        Через еще две минуты, в кабинет постучали.
        - Входите. - И в кабинет вошла старшая из дочерей Мария.
        - Вы меня звали, сэр.
        - Да. Ты убиралась здесь?
        - Да, сэр.
        - Скажи мне, ты не находила здесь ключей?
        - Нет, сэр, я только вытерла пыль, подмела и убрала бумаги со стола, а также мы вытащили ковер. Он был в плачевном состоянии.
        - Куда ты убрала бумаги?
        - В шкафчик под стеллажом. Ящики стола не поддавались, поэтому я убрала их туда.
        - Спасибо Мария. Ты можешь идти продолжать заниматься своими делами.
        Она выполнила реверанс, и скрылась за дверями.
        - Хороший стол, жаль, что придётся его ломать.
        - Постой окаянный. - вскрикнул Пит. - Я понимаю, что это твое имущество, но посмотри на шкатулку! - обратив мое внимание на шкатулку, Пит продолжил. - Видишь на ней осталась пыль, скорее всего твоя служанка не стала в нее лезть, а может и вообще не заметила. - Он открыл шкатулку, и внутри появилась танцующая балерина, заиграла колыбельная. Дождавшись окончания колыбельной, он завел механизм еще раз, но вместо музыки, прозвучал щелчок, и одна из крышек с боку отошла от стенки. Пит аккуратно ее поднял и вытащил маленькую связку ключей.
        - Ты совсем невнимательный.
        - Ты гений, Пит.
        - Рад стараться, старина. - сказал он и передал мне связку.
        После недолгого подбора нужного ключа, я открыл все шкафчики и рассмеялся от того что там обнаружил.
        - Что там?! - Улыбаясь, спросил Пит.
        - Ни хрена там нет, вот что, они абсолютно пустые. Все шесть ящиков. Ха-ха-ха.
        - Видимо, дом просто так не отдаст свои секреты. Ха-ха-ха. Может, посмотрим, что там с бумагами.
        Встав, я подошел к шкафчику и, открыв дверь, вынул лежащие без папок бумаги.
        - Это в основном счета и письма от кредиторов.
        - Он был в долговой яме.
        - Судя по всему.
        - Нужно обыскать все стеллажи, может там, что-нибудь обнаружим.
        Мы начали обыскивать все книги, но ничего кроме романов и научных книг не нашли. Розыски продолжались до темна. Мы зажгли свечи, и продолжали искать, но того, что бы удовлетворило наше любопытство, мы так и не нашли. Генри позвал нас на ужин. И мы пошли вниз, опечаленные поражением, мы ели молча. А после ужина прихватив с собой бутылку рома, мы поднялись наверх, в большую гостиную. Перед тем, как подняться, мы уточнили у Генри, где нам постелют и, находясь уже возле бильярдного стола, мы принялись пить и катать шары по нему. Камин уже разожгли, поэтому нам было тепло. Постепенно мы оба отошли от «фиаско» и постепенно начали разговаривать. Вечер закончился тем, что Пит ушел спать, а я остался у камина со стаканом рома в руке. Мои веки становились все тяжелее и тяжелее, пока я их совсем не закрыл, но ненадолго. Открыть мои глаза заставил звук чиркающей спички о коробок, и смачное растягивание сигареты. Этот процесс происходил за темной стенкой камина, тень была настолько сильной, что я смог разглядеть только огонек от тлеющей сигареты и человека, чью шею и голову было не различить, так как свет от
камина на него не падал.
        - Здравствуй, Томми, давно не виделись, но, по-видимому, ты сильно не скучал.
        Я сильно обмяк от действия алкоголя в моей крови, сил хватило только на то, чтобы взять трубку с уже забитым табаком и раскурить ее.
        - Зачем ты привел этого парнишку сюда. - продолжил скрытый человек, но как бы он не скрывался, голос я его узнал. - Глядишь, прирежет тебя ночью, и приберет все твои денежки, которые ты заработал таким тяжелым трудом.
        - Не неси чушь, Артур. Я без тебя могу разобраться, тем более я старший брат, а значит не тебе меня учить.
        - Знаешь, пока вы тут резвились, я подумал, почему ты соврал этим вельможам, что мы с тобой не общались, мы ведь были не разлей вода, хоть отец и был против. Ты явно не хотел с этим мириться.
        - Отец хотел сделать из тебя политика, считай, я оказал тебе услугу, когда начал с тобой разгуливать. Можешь не благодарить. - и крепко затянувшись, я прокашлялся.
        - Возможно, но ты не только со мной прогуливался, это ведь ты меня подсадил на разную гадость!
        - Ты издеваешься, я всегда курил трубку, к этой дряни, которая у тебя в руках я бы в жизни не прикоснулся.
        - Я сейчас говорю про опий, дорогуша.
        - Вот не надо меня в этом винить. Ты сам к нему присосался. С опием я тоже никогда дел не имел. Ты его обвини еще в том, что ты съехал с катушек.
        - Конечно, нет, Томми. Мы с тобой съехали с катушек. Психиатр, с тараканами в башке. Такое частенько происходит.
        - Какой же бред ты несешь, уму непостижимо.
        - Взгляни правде в глаза, Том. Что будет с человеком, который постоянно находится в окружении больных? Правильно, он тоже заболеет.
        - Психические расстройства не передаются, разве что по наследству.
        - Тогда тем более. Мы с тобой оба подвержены данному недугу.
        - К чему ты клонишь?
        - Можно ли назвать нашего дорогого отца здоровым. Я думаю, человек со здоровой психикой не сможет просунуть шею в петлю.
        - У него случилось горе, потому что ты сдох, и он не выдержал.
        - Объясняй это как хочешь, но скоро и твой черед настанет.
        - Пошел прочь!
        - Я-то уйду, но дам тебе совет, не доверяй никому и спустись в подвал вместе со своими маленькими ключами. Ты же заметил, что их семь, правда?
        - Проваливай, проваливай я сказал!
        ГЛАВА
        V
        Находка
        - Томас, Томас! Очнись, Томас!
        - А-а? Что? где эта тварь, где он? - меня тряс за плечо Генри, когда я открыл глаза, но посмотрев в сторону камина, где сидел Артур, ровным счетом было ничего, кроме стула. Камин уже потух, но тьмы в том углу все равно не было, так как уже расцвело.
        - Какая тварь, Том. Ты вообще о чем?
        - Не о чем, Генри, просто приснился плохой сон.
        - Ты, наверное, замерзли. Я где-то читал, что когда человеку холодно во время сна, ему начинают сниться дурные сны.
        - Да, я тоже где-то такое слышал.
        - Уже утро и завтрак готов, мистер Кук уже в столовой, дожидается вас.
        - Спасибо, Генри, я умоюсь и скоро спущусь.
        - Хорошо.
        Генри вышел из комнаты, а я взял трубку и, достав кисет, принялся набивать ее.
        - Что за? - Трубка была набита табаком, очередное свидетельство, что это был дурной сон.
        Я закурил, и пошел вниз к умывальнику, после недолгих санитарных процедур, я прибыл в столовую, где меня ожидал Пит.
        - Доброе утро, старина. Ты чего такой кислый, небось, проспал всю ночь в кресле.
        - Именно.
        - Я знаю, слышал, как ты разговаривал во сне, но мне было так лень встать, что я проспал до самого утра.
        - Рад слышать, что мне есть, на кого положится в трудную минуту.
        - Что ж, раз наше расследование подошло к концу, я, наверное, вернусь обратно.
        - Почему ты решил, что оно закончено?
        - Это же очевидно. Смотри, улик мы не нашли, кроме долговых записок, которые у него остались. Сам я тоже видел труп, и я бы не сказал, что его кто-то убил. Обычно когда тебя хотят убить, ты этому противишься, даже если и сам этого хочешь. Он боевой офицер в прошлом, значит, ему известны приемы ведения рукопашного боя, да и я бы не сказал, что он был малышом. Он был здоровенный парень, в расцвете сил. И хоть я тоже не сопля, но драться с ним мне бы не хотелось. Так как мне довелось быть в комнате, когда его обнаружили, моему глазу не попалась не одна из деталей, которая бы указала на борьбу, а замечать детали я умею, ты в этом уже убедился. Из этого всего выходит, что он покончил жизнь самоубийством, из-за того, что погряз в долгах. А все его слуги уехали, потому что ему нечем было платить, но никому об этом не говорили, так как хорошо к нему относились. Вот так вот!
        - Да. Послушайте детектив, а ты не думал, что это может быть не так.
        - Я знал, что ты это скажешь. Может быть, слуги его не любили, а он попросту их запугал! Я гений, мать вашу!
        - Ты полудурок, Пит. Версия хоть и не натянута за уши, но должна быть подтверждена.
        - А вот и нет.
        - Ты сам мне говорил, что когда увидел труп, уже находился в шоковом состоянии, а значит, уловить всех деталей ты не мог. Второй момент, зачем человеку убивать себя, если он мог бы расплатиться за все этим домом. Будь уверен, у него бы еще остались деньги, да и он получал военную пенсию.
        - А может дом был заложен по закладной, а?!
        - Тогда, если бы это было так. Человек, которому он его заложил, явился бы после его смерти.
        - Ты быстро у меня учишься, старина. Мне больше нечего тебе возразить, только то, что когда мы продолжим исследования.
        - Как только прием пищи будет завершен, мы с тобой продолжим поиски.
        Из кухни вышла Анна с подносом и начала, расставлять посуду с завтраком.
        - Мистер Мэндфилд, сэр. - сказала она после того как расставила все тарелки, держа поднос в руках.
        - Да, Анна.
        - Дом вычищен, а если не поехать в деревню за провиантом, то нам нечего будет есть, в скором времени.
        - Я совсем забыл про это. Вы надумали, что вам нужно еще докупить?
        - Да. Список небольшой. - И она передала мне лист бумаги, на котором по порядку были наименования всех необходимых вещей.
        - Позови мне Генри, пожалуйста.
        - Сею минуту, сэр.
        Через короткий промежуток времени они вдвоем стояли передо мной.
        - Генри.
        - Да, сэр.
        - Ты должен будешь поехать в деревню с Сэмом, и договорится о том, что бы нам поставляли провиант, после вы купите все необходимое по этому списку и привезете мне. Анна, вы довольны?
        - Довольна, сэр, спасибо.
        - Вы можете идти. - И с улыбкой на лице, она ушла продолжать свои обязанности.
        - Генри, поди сюда. - Я махнул ему рукой, что бы он наклонился, что он и сделал. И я начал говорить ему в полголоса прямо в ухо. - Послушай, Генри. Я думаю, что тебе нужно будет купить парочку винтовок или ружей, и много патронов к ним. Также, к этим винтовкам тебе нужно будет приобрести патронташи, два больших охотничьих ножа и пару револьверов, соответственно и для них тебе нужно купить пули. Ты меня вразумил?
        - Собираешься на охоту, Том.
        - На всякий случай надо их приобрести. Говорят, тут обитают волки, а капсульными мушкетами, мы от них не отобьемся.
        - Я вас понял. Надо значит надо.
        - Вот и молодец. - Улыбнувшись, сказал я.
        После успешного выполнения назначений, которые от меня требовались, мы с Питом принялись за завтрак. Трапеза проходила в тишине, поэтому мы скора закончили. Поблагодарив криком за завтрак Анну. Мы пошли на улицу.
        - Зачем тебе ружья, Том? - спросил Пит, когда мы уже стояли по колено в снегу.
        - На всякий случай, ты же был там. Я не думаю, что разговаривал настолько тихо, чтобы ты не услышал. Доверься мне.
        - Ладно.
        - Сэм, подойди ко мне, будь добор.
        - Да, мистер Мэндфилд? - сказал, подскочивший ко мне Сэм.
        - Мне нужно, что бы ты запряг в эту телегу коней, на которых мы приехали. Я отдал список Генри, и он поедет с тобой. - после чего я вытащил из бумажника несколько купюр и передал их Сэму. - Этих денег тебе хватит, что бы купить все необходимое, а вот тебе еще. - и дал еще несколько купюр ему. - Это, мой дорогой Сэм, на покупку лошадей, только чтоб они были хорошие, если сторгуешься, остальное можете поделить с Генри. - Сэм, не скрывая эмоций, заулыбался во все двадцать два зуба и сунул деньги во внутренний карман куртки.
        - Спасибо, сэр. Все будет выполнено в лучшем виде.
        - Хорошо, ты можешь идти.
        - Спасибо большое, сэр. - сказал он еще раз, уходя обратно к конюшне.
        - Не знал, что ты такой щедрый. - высказался Питер.
        - Пит, мы с тобой родственные души, но всего обо мне ты еще не знаешь.
        - Что ж, с премногим удовольствием я продолжу знакомиться с твоей личностью. Вот только нахрена мы вышли на улицу.
        - Ну, во-первых, передать Сэму деньги и дать ему поручение, а во-вторых, мы с тобой отправляемся в подвал.
        - Что ты хочешь в подвале?
        - Не знаю, но чувствую, что нам туда нужно!
        Мы обошли дом и увидели небольшую металлическую дверь, возле нее стояла свеча под козырьком.
        - Видимо это Сэм ее оставил, когда шарил тут.
        - Видимо. - ответил я и, взяв свечу, поднес уже зажжённую спичку к фитилю, в тот момент как Пит открыл дверь. Нас встретила крутая каменная лестница ведущая вниз, и мы начали спускаться во мрак. Я пошел первый, и когда я уже стоял на небольшой площадке в низу, то заметил, что в канделябрах стояли свечи, и я зажег их одну за другой.
        - Так намного лучше. Я думал, нам придется под светом твоей свечки тут копошиться.
        - Не ворчи Кук, мы еще даже не начинали.
        Мы оказались в комнате с каменной плиткой на полу и стенах, она была не большая - посередине стояла цистерна для варки пива, а под ней выложенная кирпичная печь. Большую часть пространства, населяли большие дубовые бочки.
        - Гляди, Том, этим бочкам уже лет сто, не меньше.
        - Сто пятьдесят, если верить твоим рассказам.
        - Да, аппарат явно не использовался Хоффом.
        - Больше чем уверен в этом.
        Мы постаяли несколько минут, осматривая обстановку вокруг себя. Но ничего примечательного я не заметил. Нарушил тишину, конечно же, Пит.
        - Странно, очень даже стра-а-ано.
        - Что?
        Обычно подвал, повторяет весь дом, он как фундамент здания, или дополнительный этаж под землей. Мы сейчас находимся в левом крыле. Значит по идее продолжение подвала, должно быть за этими бочками.
        - Ты думаешь?
        - Я больше чем уверен. Конечно, есть вероятность, что инженер, который занимался проектом дома, был полным кретином. Но все же, я думаю, он не допустил бы такой оплошности, а значит, что за бочками, что-то определенно есть.
        После этой фразы мы начали перекатывать бочки на другую сторону комнаты.
        - Поднеси-ка свечу сюда. - сказал мне Пит, после того, как мы перетягали все бочки. Я подошел к нему со свечей и передал ее. Он начал водить ее возле швов между плитами, и проводя у одного из них, пламя наклонилось в противоположную сторону и чуть не погасло.
        - Ты видел?! - закричал восторженный Питер.
        - Мать твою, ты каждый раз убеждаешь меня, что я не зря тебя взял с собой. Это же сквозняк чтоб мне провалится!
        Пит начал толкать плиты, но из этого ничего не вышло, тогда я присоединился к нему, но плиты так же не поддавались.
        - Нет, так ничего не выйдет. - Взбешенно, крикнул я.
        - Что ты предлагаешь?
        Я сел на пол возле потайной двери и уставился в пол, после я перевел взгляд на обувь Пита, и тут я заметил маленькую щель под его ногами.
        - А ну ка! - и я оттолкнул ногу Пита, чтобы она не мешала разглядеть символ. И я его увидел, две маленькие скрещенные шпаги, а между ними как раз и щель. Засунув руку в карман, я нащупал связку маленьких ключиков и, принялся подбирать их к замку. Пит все это время молча наблюдал за мной, а после правильно подобранного ключа и механического щелчка в районе двери. Он ликующе начал радоваться и хохотать.
        - Томас, у тебя получилось!
        - Пойдем.
        Мы вдвоем навалились на уже отпертую дверь, и попали в длинный узкий коридор, в нем мы нашли маленький выступ с углублением, который тянулся по всей длине коридора и уходил за поворот. Я сунул туда пальцы, на кожу мне попала жидкость, и после недлительного растирания этой жидкости, которая попала мне на пальцы, я вымолвил, - Масло! - Недолго думая, я поднес пламя к выступу, и масло загорелось, озаряя нам путь. Мы пошли по коридору пока не вышли в маленькую комнатку со столом посередине и придвинутым к нему стулом.
        - Неужели мы нашли тайник?
        - Как видишь, Том!
        Так как комната была освещена, а других свеч мы не обнаружили, мы довольствовались полумраком и начали искать хоть что-то. Я сел на стул и принялся жадно выхватывать фразы из бумаг, лежавших на столе, и тут мне попалось нечто, что привело меня в ступор.
        - Мать чесная! Быть такого не может!
        - Что ты нашел, Том? - Я передал Питу лист бумаги, и он начал читать.
        - «Заключение о смерти, Ричарда Хоффа», какого хрена, оно тут делает? Я глазам своим не верю.
        - Читай дальше!
        - Сэр Ричард Хофф, был убит пулей попавшей в правое легкое …
        - Значит, его все-таки убили!
        - Да. Смотри, что я еще нашел. - Я передал Питу еще два документа.
        - Это план дома, только здесь видна комната, в которой мы находимся. А это что? «Охотничий домик», что за хрень, кто захочет жить на болоте?
        - Я думаю, что этот «Охотничий домик» построили по заказу Хоффа, видимо он был заядлым охотником, и это было для него необходимо как перевалочный пункт, если бы он не успел, добраться до поместья.
        - Ты же не собираешься лезть в лес по такой погоде?
        - Я же сказал, что винтовки нам пригодятся.
        - Что ты хочешь там найти, безумец?
        - Улики, возможно, там мы найдем улики!
        - Послушай же ты меня, это самоубийство! Болота не замерзают, их присыпает снегом. Если мы с тобой пойдем сейчас, то просто на просто утонем!
        - Дерьмо!
        - Нужно немного подождать. Зимы тут короткие, то, что выпал снег, не значит, что он пролежит тут до марта.
        Раздосадованные этой печальной новостью мы вернулись обратно в комнату с цистерной. Сокрыв наше присутствие, поставив бочки на те места, где они стояли и, выйдя на улицу, отправились в дом.
        - Самое важное мы упустили, Том.
        - Что именно?
        - Каким образом «Заключение о смерти» попало в ту комнату?!
        Я ничего не ответил потому, как для меня эта тайна тоже была скрыта. Мы поднялись на второй этаж и начали пьянствовать до самого утра, осознавая свою беспомощность.
        ГЛАВА
        VI
        Святой отец
        Прошло несколько дней после нашего с Питом спуска в подвал. Генри с Сэмом выполнили все указания, которые я им дал в тот день. Теперь нам поставляли провиант, а если что-то еще потребуется, то мы без стеснений могли поехать в деревню, так как в конюшне стояли две дивные кобылы и телега. Оружие, которое привез Генри, я спрятал в сейфе, который обнаружил в своей комнате, благо он закрывался только на ключ.
        Пит находился в поместье больше четырех дней, с того момента, как мы сюда приехали, он сделал неправильный прогноз погоды. Снег продолжал лежать и, не думая о том, чтобы начать таять. Так как Пит не видел смысла, без дела сидеть у меня в гостях, и постоянно пить, то он решил, что нужно вернуться обратно на маяк, пока его сменщик в конец не рассвирепел, и не навешал ему в связи с долгой их разлукой. Он обещал приехать, как только начнётся оттепель, и пойти со мной к тому домику. Хоть мы и не знали, где он находится, так как обнаружили только план постройки, но настрой наш был решительный. Временами мне казалось, что Пит даже больше заинтересован в этом деле, но это, скорее всего, из-за того, что у него появился новый друг и то, что в деревне очень скучно.
        На следующий день после отъезда Пита должна была быть полная луна. За все это время, я не слышал, чтобы волки выли, прям возле дома. Пит сказал, что волки охотятся на расстоянии тридцати миль от своего логова, и возможно сейчас они находятся на другой стороне этой окружности. Так же он сказал, что волки воют на полную луну сильнее, поэтому успокоить их может только пару унций свинца в их дурных головах. Я никогда не имел с волками дел, да и стрелять я толком не умел. Пару раз стрелял из мушкета, да держал один раз револьвер в руках, а хотя нет, было дело, когда я был совсем мальчишкой, отец взял меня на охоту и дал мне ружье, чтоб я попробовал выстрелить. После долгих наставлений отца и моих приготовлений к выстрелу, я все-таки встал в стрелковую стойку. Выстрелить то я выстрелил, но после выстрела ружье выбило мне плечо и улетело мне за спину. Отец на меня рассердился, он тогда сказал, что я «Маленький хлюпик неспособный прижать ружье к плечу и, тем более удержать его в руках». - А что ты от меня хотел, старый козел, я его в руках держал первый раз, и мне было всего одиннадцать, а черт с ним.
        Я сидел возле камина и давал свободу табачному дыму, запертому в моих легких, когда послышался стук в дверь. Через некоторое время, услышав стон открывающейся двери и разговоры внизу, последовал звук ступающих стоп по лестнице, а затем эти стопы приблизились к двери гостиной.
        - Том, там внизу отец Уильям, он просит у вас аудиенции. - сказал открывший без стука дверь Генри.
        - Передай ему, что я сейчас спущусь.
        - Хорошо. - ответил Генри, закрывая за собой дверь.
        Я выбил остатки табака из трубки в камин и, водрузил на плечи пиджак, направился на встречу с пастырем. Спустившись вниз, я увидел его сидящим в кресле в малой гостиной, он задумчиво рассматривая шахматные фигурки.
        - Играете? - обратился я к пастырю, перешагнув порог гостиной.
        - Иногда, мистер Мэндфилд. Здравствуйте.
        - Добрый день, что привело вас в мой дом?
        - Я заметил, что вы тут находитесь уже неделю, слухи по нашей деревне распространяются очень быстро. Я узнал, что вы купили этот особняк и проживаете в нем. Так как на службе я вас ни разу не видел, то решил, что может вы, заболели и пришел наведать вас.
        - Большое вам спасибо за заботу, отец Уильям, но как вы видите, нахожусь я в добром здравии и, хворь меня не одолевает.
        - Тогда мне не ясно, почему вы не приходите в церковь, сын мой?
        - Видите ли, я приехал недавно и только расположился, дом находился в запущенном состоянии, как-никак тут долгое время никто не жил. Нужно было навести порядок, а там уже и до церкви дело бы дошло.
        - Почему вы врете, мистер Мэндфилд? Скажите прямо «Святой отец, я не хочу посещать церковь» и я от вас отстану.
        - Может, вы хотите перекусить или немного вина?
        - Я бы не отказался.
        После того, как я позвонил в колокольчик, в дверях появился Генри. Сказав ему, что мы желаем отобедать в прекрасной компании красного полусухого, Генри удалился передавать поручение Анне, а мы со «Святым» отправились в столовую, где сидя ожидали, когда нам накроют.
        - Вы давно здесь живете? - обратился я к святому отцу.
        - Больше, чем мне хотелось.
        После того как мы немного посмеялись, я задал ему еще один вопрос.
        - Что вы можете сказать об этом месте?
        - Ну, смотря, что именно вы хотите о нем узнать?
        - В общем.
        - Ну-у-у, это богатое и плодородное место, оно находится на болотистой местности, между морем и горами вдалеке. Помимо растительности, здесь обитают, медведи, волки, лоси и кабаны, говоря прямо, это место мечта для каждого: охотника, рыбака или аптекаря. Помимо выше перечисленного, через деревню проходит дорога в Бридо, так как этот город славится своими омолаживающими источниками, то от приезжих не отбиться в сезон. Поэтому держатели лавок и таверн тоже в накладе не остаются.
        - Когда начинается сезон?
        - В принципе он начинается после оттепели и продолжается до первого снега, в этом году, правда, зима пришла намного раньше положенного.
        В этот момент нам принесли по тарелке супа, бутылку вина и наполнили бокалы. Мы с отцом немного пригубили и принялись за еду. Во время обеда он мне продолжал рассказывать о флоре и фауне данной местности, поэтому по окончанию обеда, я знал, кто возле деревни водится и что растет в ее округе. Мы пошли в малую гостиную, прихватив бутылку вина, что была за обедом, и принялись играть в шахматы.
        - Что вы можете сказать об этом доме?
        - Он большой мистер Мэндфилд.
        - Это все?
        - Чтобы услышать от меня то, что вам требуется, нужно задавать соответствующие вопросы. Я считаю, вы хотите услышать не о доме, а о его последнем обитателе. Ведь так?
        - Каким образом я себя раскрыл?
        - Это очевидно. Мистер Хофф, для вас неизвестная личность. Он умер сравнительно не давно, а вы проживаете в его доме, но теперь уже в вашем. Вас не было в Эшвиле, когда он приехал и здесь жил. Более того, смею заметить, что ваш интерес подогревает факт его загадочной смерти, причем эта тайна до сих пор витает в стенах этого дома. Исходя из тех фактов, что я перечислил, смею подметить, что интересен вам мистер Хофф, а не этот особняк.
        - Изумительно! Признаюсь, я поражен вашей наблюдательностью.
        - Не в наблюдательности дело, молодой человек, дело состоит только в очевидных вещах, которые интересны любому другому человеку, который знает эту трагическую историю.
        - Хорошо, что вы можете сказать о мистере Хоффе?
        - Ничего сверхъестественного. Он был обычным человеком, вашего возраста. Однако он воевал на востоке, он был офицером ее величества, до того момента, как получил свое последнее ранение, не знаю какое именно, он об этом не рассказывал. На вид он был очень крепкого телосложения, судя по всему, он с малых лет был крепышом, а жизнь в казарме еще больше добавила объема его мышцам. Он со всеми был приветлив и обходителен, до того как на его губы попадал алкоголь. Видимо он пережил страшные события на войне, поэтому при действии вина его шрамы открывались и, у него начиналась горячка. Он знал главу еще до того как приехал сюда жить. Дело в том, что глава тоже воевал, и, наверное, в том же полку, что и мистер Хофф, короче говоря, для Хоффа самым близким человеком был Роствуд, а если глава у тебя в кармане, то ты являешься близким другом и для Данфила - это наш судья - и для полицмейстера Рочиствуда.
        - Глава и полицмейстер случайно не родственники, больно похожи у них фамилии?
        - Они кузены, дед Рочиствуда бежал из страны давным-давно, прячась от какого-то преступления. После его смерти его отец вернулся на родину, но видимо сменил фамилию. Но это не помогло, так как их сразу узнали, но все равно преступниками были не дети, а их отец, поэтому в скором времени люди от них отстали.
        - Как вы об этом узнали святой отец?! Не думаю, что они сами об этом рассказывали.
        - Именно они и рассказывали. Тайна исповеди вещь шикарная, сын мой, но иногда забываешь, где ты услышал это, в церкви или же на улице.
        - Ха, вы еще спрашиваете, почему я не хожу в церковь! Ха-ха-ха.
        - Я бы не рассказывал тебе этого, если бы не знал, что об этом ходит молва.
        - Я вас понял, простите.
        - Ничего страшного.
        - Так вы говорите, что Хофф и Роствуд были друзьями?
        - Честно говоря, я не знаю в каких именно узах Хофф и Роствуд состояли, но со спокойной душой могу сказать, что они были очень близки. Роствуд проводил в этом доме большую часть времени, но не только он, многие люди здесь были, он устраивал баллы, и они плясали ночи напролет, выпивая огромное количество алкоголя. Правда со временем у Хоффа начались финансовые трудности, и ни баллов, ни выпивки и даже бурных больших компаний не стало. Один только Роствуд к нему приезжал и больше никто. Ну, а уже через некоторое время случилось то, что случилось, глава сказал своему брату набрать людей и отправится к этому дому - узнать, не произошло ли несчастье с мистером Хоффом. Так и поступили, и оказалось, что глава был прав, так как через несколько дней, я его хоронил.
        - М-да, странно, что он просадил все свое состояние в такие короткие сроки на баллы.
        - Не в баллах дело, юноша, и даже не в количестве алкоголя. Он, как и все военные, любил играть в азартные игры на деньги. Вот только у него был недуг, выигрывал он реже, чем проигрывал, на этом он состояние и потерял. О-о-о, вам кстати «мат» мистер Мэндфилд.
        - Да. Действительно «мат».
        - Ну что ж, мистер Мэндфилд, спасибо вам за пищу и вино, а так же за партию в шахматы и чудесную компанию. Я бы и рад с вами пообщаться дальше, но, к сожалению, меня ждут дела.
        - Надеюсь, мы с вами еще сыграем, отец Уильям.
        - Непременно, молодой человек.
        Мы встали из-за стола, я помог одеть ему пальто и проводил до двери. Выйдя на улицу, пастырь с легкостью взобрался на коня верхом и, умчался вершить христианские дела.
        - Хм, да, пастырь еще о-го-го. - Подумал я, отходя от окна направляясь в сторону большой гостиной, где провел два часа в одиночестве до того как мой покой нарушил стук в дверь.
        - А Генри, чего хотел? - спросил я у входящего.
        - Мне показалось, Том, что ты расстроен отъездом Пита…
        - Да, есть немного. Нам было о чем поболтать. У тебя есть еще дела?
        - Нет.
        - Тогда присядь и давай поговорим.
        - Хорошо.
        Генри сел на кресло возле меня. И теперь мы вместе наблюдали за диким танцем огня.
        - Странная штука огонь. Ты не находишь, Генри?
        - В чем же странность?
        - Уничтожает все на своем пути, ни с кем не примирим. Если появится возможность, он даже нас с тобой убьет в один миг и не подавится, но.… В тоже время наша жизнь без него невозможна, когда нам нужно поесть мы его добываем или хотим согреться, теперь без него не обойтись, если тебе нужно добраться куда-то вдаль.
        - Я думаю, что в будущем без вещей, которые могут нас убить, но помогают нам жить, не обойтись. Не зря Прометей отдал свою печень за него.
        - Возможно, ты и прав, про будущее и про Прометея. Не хочешь угоститься?
        Я поднял с пола бутылку рома. Генри улыбчиво и одобрительно кивнул. Показав ему на стаканы которые стояли на столе возле нас, он поднялся, взял стакан и уселся обратно в ожидании пайки, которая была ему доставлена в кротчайшие сроки.
        - Что ты можешь сказать о моем доме?
        - Он чудный, но временами странный.
        - Как огонь? - Ухмыльнувшись, я задал вопрос. На что Генри ответил взаимной улыбкой.
        - Нет, здесь при странных обстоятельствах умер человек, а такие события оставляют свой след.
        - Ты сейчас о призраках?
        - Нет, но не верить в их существование, по крайней мере, для меня глупо.
        - Тебе приходилось с ними сталкиваться?
        - Возможно, хотя ничего такого я не видел.
        - Что с тобой произошло?
        - Давным-давно, я жил в очень старом доме, это было один из тех старых домов, в котором я когда-то служил, как и у тебя теперь. Этому особняку не меньше, двухсот лет, но стоял он крепко и не думал падать. Через этот дом прошло много людей и многих приходилось из него выносить вперед ногами. Мало того, что двери сами по себе захлопывались, как будто кто-то очень рассерженный их закрывал перед своим уходом, так там происходили и другие странные вещи. Как-то раз я лежал в своей комнате и читал перед сном. В этот день я был в хорошем расположении духа, хоть и не закидывал за воротник. Лежу я читаю, как вдруг тихо начинает играть пианино в главном зале. Мои хозяева любили музыку, хоть и сами не играли, ну и они частенько устраивали баллы. Так вот, уже было за полночь, но самая главная особенность была в эту ночь, что кроме меня и прислуги, которой строго, настрого запрещалось подходить к пианино, никого не было. Я насторожился, потом звук повторился, такое ощущение, что кто-то просто забавлялся, а не играл, по одной и той же клавише стучали несколько раз с периодичностью в пять или десять секунд. Я
подумал, что это либо слуги, либо в дом залезли воры. Но я сразу отмел эту мысль, потому что не трудно предположить, что вор не вредил бы своему делу привлечением к себе внимание. Поэтому я с большой расторопностью, вышел из комнаты, чтобы проучить нахала. Когда я добрался до той комнаты, где стояло пианино, я услышал еще один звук, но ворвавшись, я никого в комнате не обнаружил. И тут на моих глазах, клавиша сама по себе опустилась, и инструмент выдал томный и пронизывающий басистый звук! Я встал как вкопанный и не шевелился до того момента, как стул который стоял возле пианино отлетел на фут и упал. После в мою сторону начали идти глухие и тяжелые шаги, а когда они подошли ко мне совсем в плотную, то раздался душераздирающий и громкий голос с вопросом « Что тебе здесь нужно, негодяй?!» - И Генри схватив меня за руку начал орать, как истеричная баба «А-а-а-а-а-а!» и не выдержав накала страстей я начал орать от ужаса, который он на меня нагнал, а потом Генри захохотал как маленький ребенок, который совершил маленькую пакость.
        - Ты что больной?!
        - Ха-ха-ха, прости Том, я всегда рассказываю эту историю разным людям, еще пока никто не был к ней равнодушен. Тем более в сумерках при не ярком свете огня, он создает пущий эффект.
        - Ха-ха-ха. Я чуть в штаны не напрудил.
        Тут в комнату с криком завалился Сэм с ружьем.
        - Мать честная. Ты, что удумал Сэм? - Задал я ему вопрос, не отойдя от испуга который Сэм навел.
        - Я услышал крик, мистер Мэндфилд, поэтому схватив ружье, я мигом прибежал сюда, чтобы, если что вам помочь.
        - Ей богу, Сэм больше так не делай, я думал, ты хочешь вышибить нам с Генри мозги.
        - Простите меня, сэр.
        - Ладно, идите уже оба спать, хватит с меня сегодня бурных впечатлений.
        Генри и Сэм вышли из комнаты, а за ними и я направился в сторону спальни.
        ГЛАВА
        VI
        Узурпация
        Прошло две недели с того момента как меня навещал отец Уильям, зима все еще бушевала, а до рождества оставалось всего две недели. От Пита не было вестей, мне было одиноко, обитатели моего дома были далеки от поддержания интересной беседы, поэтому я снова стал пьянствовать.
        - Томас, давно пора вставать, уже десять утра. - Сетовал Генри, отдергивая занавески. - Боже, какой здесь стоит смрад, что ты пил вчера.
        - Генри, заткнись, пожалуйста, и задерни занавеску перед тем как выйти.
        - Может, ты сходишь и прогуляешься.
        - Ты же знаешь, что я ненавижу холод. - Ответил я, поднимая свою тушу с кровати.
        - Я думаю, что апатию ты ненавидишь больше чем холод, а за ней следует депрессия и прочее и прочее…
        - Откуда у тебя такие познания?
        - В отличие от некоторых, я люблю больше читать, чем пить. Если ты помнишь, то все твои вещи перевезли на прошлой неделе.
        - Как мне не знать, привезли мой сейф со всем его содержимым, поэтому теперь я чувствую себя немножко лучше.
        - Я думаю, что ты бы стал чувствовать себя гораздо лучше, если бы читал свои книги и начал проветривать комнату хоть иногда.
        - Так вот откуда ты это взял!
        - Я хочу донести до тебя, Том, что пора взяться за какое-нибудь дело.
        - Генри, ты не мой отец и, по-моему, ты уже перегибаешь палку, указывая мне!
        - Я просто волнуюсь за тебя, если моего хозяина не станет, то кто мне будет платить деньги. - улыбаясь, сказал Генри. Я тоже улыбнулся.
        - Ах ты, старый пес, волнуешься ты за «Меня» значит? Ты за свою шкуру печешься!
        - Это инстинкт самосохранения, я иначе не могу.
        Я встал с кровати и, подойдя к окну, увидел, как на улице метет.
        - Ты предлагаешь в такую погоду прогуляться?! Ты серьезно?
        Генри повернулся к окну и тоже заострил внимание на пурге.
        - М-да, неудачный момент.
        - Ладно, как перестанет мести, я обязательно выберусь на улицу и пройдусь.
        - Это для твоего же блага.
        - Что у нас на завтрак?
        - Овсянка.
        - Опять, с меня скоро молоко начнет вытекать, от того количества овсянки, что я ем по утрам.
        - Я передам Анне, чтобы впредь она делала ее на воде. - сказал Генри, и удалился вон.
        - Дрянная овсянка, как она меня достала, надо что-то с этим делать.
        Одевшись, я спустился прямиком в столовую, где меня ждало мое «любимое блюдо». Сообщив о своем присутствии, я несколько раз кашлянул, и тут же из-за двери показалась Анна с половником в руках. Поставив тарелку передо мной, она встала в ожидании, когда я на нее обращу свое внимание.
        - Что ты хотела.
        - Сэр, я хотела спросить у вас, как вы относитесь к рождеству?
        - Дух рождества давно из меня вышел, и я не верю в эти сказки. - Анна, улыбнувшись, продолжила диалог.
        - В сказки я тоже не верю, но сделать праздник своими силами возможно, не так ли?
        - Чего ты хочешь? Скажи уже прямо, не томи.
        - Я бы хотела, чтобы моя семья украсила дом, чтобы Сэм притащил елку, под которую можно положить подарки. Вы хозяин дома и поэтому ваше решение будет окончательным.
        - Я очень ценю, что мое мнение ценится в этом доме. Если вы хотите отпраздновать рождество по всем канонам, то я не буду этому препятствовать.
        - Спасибо вам большое, я очень долго репетировала, и продумывала наш с вами диалог.
        - Анна, впредь если ты захочешь чего-то у меня попросить, ты можешь не заучивать речь, а идти прямиком ко мне. Я, по-моему, не похож на монстра.
        - Естественно, сэр. - И она ушла.
        Позавтракав, я отправился наверх, чтобы вкусить табака. Забив в гостевой трубку, и начав курить, мне захотелось пройтись до кабинета и почитать. В прошлый раз мы с Питом, обнаружили большое количество книг, а что за хозяин библиотеки, который не знает всех названий своей коллекции? С этими мыслями, я хорошенько обосновался в большом кресле за столом, выбрав для своего чтива какой-то военный роман. Пролистнув пару страниц, и догадавшись, что книга без картинок, мой интерес к ней немного погас. Отодвинув ее от себя, я переключил внимание, на обстановку в кабинете, оружие так же висело на своем месте, вот только шпага немного провисла. - Хм, надо бы тебя поправить, а то не ровен час, как ты сорвешься и упадешь на пол вместе с головой рядом стоящего зеваки. - и произнеся это, я выдвинулся к объекту. Поправляя лезвие на свое место, послышался щелчок, и что-то за моей спиной отодвинулось, повернувшись, мне показалось, что картина немного отъехала. Подойдя уже к картине, я заметил, что она находится на металлических направляющих, прибитых к стене. - Что за чертовщина. - Сказал я себе. И отодвинув картину
дальше по направляющим, передо мной открылось маленькое пространство, где лежал револьвер с пятью патронами и маленькая книжечка обернутая кожей, но это было не все. Книгу обвивали несколько медных пластинок, закрывающихся на два замка. - Что же ты там прячешь? - Хотя я уже знал, что прячется за этими замочками. По большой вероятности, это тот самый дневник Хоффа, который мы не смогли с Питом найти. - Как же тебя вскрыть, маленький проказник. - я сунул руку в карман и, нащупал ту связку с семью ключами, которую мы нашли в шкатулке, но не один из ключей не подошел. - Зараза. - бросив книгу на стол, я сел в кресло, ожидая спасения из этой ситуации. Просидев так до наступления темноты в кромешной тьме, я потихоньку начал кивать носом и закрывать глаза немного чаще, пока совсем не задремал.
        - Снова дрыхнешь вместо того, что бы отыскать выход из ситуации? - проговорил голос в темноте, после того, как отпил причмокивая из стакана. - Хороший ром братец, мне он очень по душе.
        - Тебе по душе не мой ром, а вечно досаждать мне. - открыв глаза, сказал я.
        - Ха, посмотрите на него, вспомни, как мы пошли к той девке и, обнаружив, что отец ее запер, ты уже хотел пойти домой, а я тебя остановил. Я взобрался наверх по трубе, и связал для тебя из простыней веревку, а потом еще и пришлось тебя еще и затаскивать. Надо было мне в тот день залезть самому и послать тебя к черту.
        - Без меня у тебя ничего не получилось бы, ты хоть и парень хоть куда, силен, вынослив и храбр, зато у тебя нет того чем обладаю я, харизмой и способностью заболтать женщину до снятия ее юбки.
        - Может и так, но решимости тебе все равно не хватает. Посмотри на этот дневник - посмотрел, покрутил, а поняв, что не сможешь открыть, швырнул его и уселся как мешок с навозом. У тебя постоянно не получается, потому что ты не можешь все довести до конца, когда появляются какие-то трудности. Вечно ноешь как баба, «Папа помоги», «Артур помоги».
        - Если тебе так не нравиться моя компания, то почему ты приходишь ко мне?
        - Да потому что, даже после моей смерти, которую ты проспал, я все равно хочу тебе помочь.
        - И чем же?
        - А разве не я помог тебе нужную дверь найти?
        - Я бы и сам ее нашел в конечном итоге.
        - Возможно, что ты спустился бы в подвал и, постояв там как осел, ушел бы оттуда и, больше не возвращался, а так ты знал, где искать.
        - И зачем ты сейчас пришел?
        - Предупредить тебя.
        - О чем?
        - Твой дружок Пит, не тот за кого себя выдает.
        - По-моему ты уже говорил нечто такое.
        - Дурья твоя башка, ты меня никогда не слушаешь, в прошлый раз я тебе сказал, чтобы ты его гнал в шею, но он и сам уехал, а теперь я говорю, что он не тот кем ты его считаешь.
        - И кто же он?
        - Расскажу попозже, теперь тебе нужно просыпаться.
        - Я и так не сплю! Артур, кто он?!
        - А-у-у-у-у.
        - Что с тобой мать твою, ты мне скажешь, кто Пит или нет.
        - Просыпайся идиот. А-у-у-у-у.
        - Что за хрень.
        - Том, Том вставай, наш дом окружили волки их сотни! Том! - я очнулся и, открыв глаза, увидел перед собой Генри, который сильно тряс меня.
        - Что случилось, Генри? - проговорил я, еще не проснувшись.
        - Там куча волков окружила дом и пытаются залезть в конюшню, что бы сожрать лошадей. Их как минимум сорок! Куда ты дел винтовки, которые я купил?!
        - Они в сейфе.
        - Генри, они почти ворвались в конюшню. Где ружья?! - Сказал только что вбежавший Сэм.
        - Они в сейфе в моей спальне, там оружие и боеприпасы. - Уже окончательно проснувшись и поняв в чем дело, я подскочил с кресла, и мы втроем побежали за оружием. Прибежав на место, я открыл сейф, и дал винтовки Генри и Сэму, а себе взял револьвер.
        - Я уступлю вам, сэр. - протягивая обратно ко мне винтовку, сказал Сэм.
        - Я не умею стрелять, у тебя в руках она будет более прагматичной.
        Генри взял ситуацию под контроль, когда у него на поясе свисал патронташ, а в руках было оружие.
        - Сэм ты вниз, будешь отстреливать, этих тварей от главной двери дома. Том ты со мной пойдешь в большую гостиную, будем стрелять в ублюдков, которые хотят сожрать лошадей. И да поможет нам бог.
        Я, не смыслил в тактике ведения боя, а уж тем более в тактике боя против волков, поэтому я тупо подчинялся Генри. Сэм побежал вниз, как ему было велено и, открыв маленькое окошко возле главного входа, он начал палить. Мы с Генри прибыли в гостиную на втором этаже, я встал у среднего окна, а Генри у того что, ближе к выходу из гостиной.
        - Чертов полукруглый дом отсюда совсем не видно конюшню, оставайся здесь, и стреляй, а я пошел в кабинет. - После чего Генри ушел.
        Встав на место Генри, я открыл окно и узрел рой волков, они заполонили весь двор, их было не сорок, а тысяча сорок как мне показалось. Потом я услышал жалобное ржание кобыл, которые чувствовали, что лапы смерти вот-вот сомкнутся на их шее, они ржали все громче, носились по конюшне и пытались выбить дверь изнутри. Благо у них ничего не получалось, так как засов на двери был очень крепкий и сделан из прочной стали. Выстрелы слышали не только внизу, но и теперь справа от меня, Генри встал на позицию, и начал помогать Сэму сокращать популяцию здешнего зверья. Высунувшись в окно, стало понятно, почему Генри избрал другую точку стрельбы.
        - Отсюда и вправду ни черта не видно. - Оценив расположение дома, я понял, что, если выйти на балкон, угол обзора будет лучше, а Генри, точно меня не подстрелит. Выбежав на балкон, я начал стрелять по бестиям, на улице к тому моменту было море крови и такое же море волчьих трупов, но живых было еще больше. Через некоторое время я увидел, как множество бутылок посыпалось с разных уголков дома, видимо остальные обитатели дома тоже подключились к обороне. Какие-то бутылки разбивались, находив острый камень, лежавший под снегом, какие-то просто падали.
        - Почему эти женщины выбрасывают мой ром? - Ответ последовал незамедлительно. Выбросив все мои запасы, из окон полетели горящие полена, и тут на том месте, где толпилось большинство волков, все вспыхнуло. Почти у всех зверей, которые стояли на месте разбитых бутылок, загорелась шерсть. Живые факелы начали выть, бегать, поджигать остальных сородичей и сеять панику и хаос вокруг себя. Затем они перестали носиться по двору и выть, падая замертво и, продолжали полыхать, отпугивая свою стаю. Ход был блестящий, но животных все равно было еще много. Они сменили тактику, отстав от конюшни, волки стали собирать все силы возле главных дверей в особняк. Самый смелый из стаи бросился в окно, но разбив его, он не успел попасть внутрь, его настиг крупный кусок стекла, который почти отсек ему голову. Путь был свободен, но глупые твари еще опасались повторять трюк своего товарища. После вышел еще один храбрец, который захотел все-таки проникнуть внутрь, он побежал, я стрелял в него, но так и не попал. Волк почти скрылся под балконом, поэтому я оперся животом на поручень. Гадину я подстрелил, но в тот же миг
поскользнулся и полетел вниз. В тот момент, когда я летел, увидел, как еще один отчаянный боец несется к окну. Он не успел добежать до окна, потому что, я упал прямо на его хребет, он страшно завыл от боли. Пытаясь отползти от меня на передних лапах, так как задние его совсем не слушались, я воспользовавшись ситуацией, вытянул руку, в которой был пистолет и выпустил пулю ему в голову. Тварь померла, свалившись брюхом на холодный снег. В тот самый момент я почувствовал острую боль в своей левой руке, как будто меня прокололо десяток ножей. Обернувшись, я увидел, как один из волков схватил меня за предплечье, кровь потекла ручьем из его пасти. Я направил револьвер на него, но последний патрон я выпустил в голову его травмированного сородича, поэтому вместо выстрела, я услышал щелчок. В тот момент, когда я захотел подкинуть оружие, чтобы перехватить его за дуло и бить моего врага им по голове, волк сильно дернул меня, и оружие выскользнуло у меня из руки. Я стал упираться ногами в землю, но это было тщетно, тварь начинала меня тащить к остальным, прямо в гущу событий. Собравшись всеми силами, я начал
бить его кулаком по морде, но он все равно не отцеплялся, хотя ему было больно. Совсем обессилив, я опустил руку, и нащупал там небольшую ветку, достав ее, мне хотелось сунуть ветку ему в пасть, но волк опять дернул меня и, ветка угодила ему в глаз. Он очень сильно сжал челюсти, а затем отпустил меня. Изнывая от боли и скуля, волк стал бесноваться, размахивая головой в разные стороны. Через некоторое время приступ боли уступил приступу бешенства, испробовав моей крови, животное крепко встало на все четыре лапы и начало скалится, смотря одним глазом в мою сторону. Я начал прощаться с жизнью, когда он побежал на меня. Добравшись до меня, он ухватил меня за левое плечо и стал раздирать его на части. Остальная ватага, тоже хотела присоединиться, но в тот самый миг, когда пасти зверей отделялись от моей шеи несколькими дюймами, за моей спиной прогремел выстрел. Пуля угодила вцепившемуся в мое плечо ублюдку прямо в череп и, тот замертво отлетел от меня и никогда больше не вставал. Остальные же отбежали на более безопасное расстояние, но все равно продолжали скалиться.
        - Ни на минуту тебя нельзя оставить. - сказал злобно Генри. - Вставай, пора заканчивать с этим балаганом.
        Генри и Сэм отстрелили огромное количество захватчиков и выбрались на улицу, чтобы окончательно с ними покончить. Увидев, как Сэм, стаскивает вилами сено к единственному выходу со двора, а Генри поддерживает его безопасность периодическими выстрелами с фланга, я спросил:
        - Что вы хотите сделать?
        - Разберемся с ними раз и навсегда! - сказал Генри и продолжил стрелять.
        Сэм подпалил сено и начал его разбрасывать, вокруг стаи, постепенно сужая территорию, в которой они находились. Тут начали загораться трупы их сородичей, и во дворе дома воцарился ад.
        Нападавшие превратились в жертву. Кто хотел сбежать из огненного кольца, Генри отстреливал, а кому-то везло еще меньше и, не допрыгивая до холодного снега, волки падали в пламя, загораясь и убегая. Потом Генри дал мне второй револьвер, он был заряжен. - На, подстрели еще несколько нахалов. - Сэм бросил вилы и подключился к нам с Генри, взяв свою винтовку. Выстрелив все патроны револьвера, я понял, что не могу пошевелить рукой, видимо эта тварь сломала мне руку, да и к тому же из плеча сочились струи крови. Обнаружив все болячки, которые были мной получены, я улегся на снег и начал наблюдать, как популяция волков в этих землях исчезает.
        Никому не удалось спастись, узурпаторы встретили свою смерть на пороге моего дома. Мне вдруг стало очень хорошо, переместив свое внимание на небо, я начал наблюдать рассвет. Мое тело обмякло, в глазах темнело, а боль потихоньку пропадала. Мои глаза начали смыкаться. Тут я увидел над собой Сэма и Генри. Камердинер наклонился ко мне и что-то кричал, тряся меня за плечо, но я уже ничего не слышал, в глазах становилось совсем темно. Он осмотрел мои раны, а затем повернулся к Сэму и что-то ему сказал очень громко, так как связки на его шее заметно напряглись. Сэм убежал, а надо мной склонился Артур, он был так же красив и юн, до того, как обезумел. Изумительные светлые почти седые волосы свисали с его головы, закрывая голубые как небо глаза, он был одет по последнему писку начала девятнадцатого века: темно-синее пальто, белоснежная рубашка, обвязанная на горле, синим галстуком-бантом, уходящим до краев темно-синей жилетки и синие брюки, уходящие до пары коричневых туфель.
        - Ты пришел меня забрать? - сказал я Артуру.
        - Еще рано, брат. Сегодня ты был близок от того, чтобы отправится со мной в далекий путь. Но тебя спасут.
        Он скрылся с обзора моих глаз и тут подъехал Сэм на телеге. Он спустился и вместе с Генри они положили меня в обоз, а я в этот момент закрыл глаза, но ненадолго. Генри сел возле меня и периодически тряс. Поняв, что от этого толку нет, он все равно не переставал. Я наблюдал перед собой не только уже голубое небо, но и верхушки сосен, что к нему стремились. Проехав так минут, пять, мои глаза захлопнулись, а на лице зияла улыбка.
        ГЛАВА
        VII
        Отдых
        Долгое время я не мог понять, где я нахожусь, было темно…
        - Наконец ты очнулся, я боялся, что доктор тебя не откачает. Доктор, доктор сюда, он проснулся. - выкрикнул Пит.
        - О-о-о, ну, слава богу, я уже перестал, надеется.
        - В чем моя рука и что за хрень на ней?
        - Ваш слуга сказал, что вас укусил волк, и укусил знатно, мне пришлось наложить несколько швов, он полностью прокусил руку и плечо. Эта жидкость на вашей руке, плесень, снятая с грибов семейства «Penicillium», она вам поможет убить всю заразу и залечить раны, также я периодически поливаю вашу рану раствором, состоящим из соли и воды, он способствует быстрому выведению гноя из организма. Волк при сжатии пасти на вашей конечности сломал вам несколько костей, из-за вашей раны, я не мог наложить гипсовую повязку, поэтому поставил вам этот металлический фиксатор, у меня будет доступ к ране, а ваша кость благополучно срастётся.
        - А это еще, что? - спросил я, указав на трубки, торчащие у меня из вены.
        - О, это обычная капельница с раствором натрий хлорида.
        - Вы и в кровь мне соль пускаете?
        - Конечно, может у вас началось заражение, а я этого допустить не могу.
        Тяжело вздохнув, я поблагодарил доктора за оказанную мне помощь, и он ушел продолжать работать.
        - Где Генри и Сэм? Я видел, как они затаскивали меня на повозку.
        - С того времени прошло несколько дней.
        - Ты, Генри и Сэм теперь герои.
        - Это еще почему?
        - Вы уничтожили несколько стай волков за раз, люди со всей деревни помогали перетаскивать и дожигать трупы, а их было сорок два. Вы уничтожили всех!
        - Разве это возможно? Я всегда думал, что стая насчитывает от четырех до тридцати особей.
        - Это так, но видимо длительная и холодная зима, в этих краях сплотила их. Местные фермеры часто жаловались на то, что у них постоянно тащат домашний скот, а вы уничтожили всех разом.
        - Придут новые, и все начнется заново.
        - Так купайся в лучах славы, пока это время не настало.
        - Почему от тебя так долго не было вестей?
        - Я же говорил, что приеду, когда наступит оттепель, ну и мне нужно было наведаться к родным в Бридо.
        - Это к кому именно, ты же говорил, что сирота.
        - Я сказал, что мой дедушка умер, а родители в порядке и живут в Бридо.
        - И как родня поживает?
        - Отлично, они скоро приедут, навестить меня и своих старых друзей.
        - Это очень хорошо, они давненько здесь не были?
        - Давненько, Том. Скоро ты с ними познакомишься.
        - А если я не хочу?
        - Тогда я буду настаивать. Кстати я тоже был в твоем доме, в тот день, когда убирали трупы волков, после долгого дня мне захотелось выпить, но в подвале я не обнаружил не единой бутылки. Потом я вспомнил, что ты всегда хранишь бутылочку у себя в кабинете. Прости меня, что я шастал без спроса.
        - Ничего страшного, продолжай. - немного нервно сказал я.
        - Так вот вместо бутылки, я обнаружил кое-что поинтереснее. - он достал из кармана уже вскрытый дневник. - Как думаешь, что это?
        - Дневник Хоффа.
        - И ты абсолютно прав!
        - Да ты что. - прикинувшись удивлённым, я саркастически проговорил и выпучил глаза.
        - Я принес его своему другу и за некую сумму, он его вскрыл, когда ты выздоровеешь, мы с тобой отправимся погулять, а пока возьми почитай. - он кинул дневник мне на постель.
        - Какая замечательная новость! - равнодушно ответил я. - При всем моем желании, я пока не могу этого сделать. - и показав на руки, я указал ему свою беспомощность, так как одна была в металле, а из другой торчали трубки.
        - Ладно, ты чего-то не в духе сегодня, я попозже еще зайду, а теперь мне пора.
        - Пока. - сказал я в след Питу и, закрыв глаза уснул.
        - Я же говорил, что тебе еще рано умирать, дорогуша. Ты потерял много крови, но румянец снова наполняет твои щеки.
        - В эту дыру можно было засунуть мизинец.
        - Бедный доктор перепугался, когда тебя затащили к нему в кабинет. Он с такими случаями явно не сталкивался.
        - Кто же на самом деле Пит?
        - А-а-а, я смотрю твое любопытство взяло над тобой верх. Несмотря на раны, полученные тобой, ты все равно хочешь знать.
        - Да, хочу!
        - Скажу только, что он не смотритель маяка.
        - А кто же?
        - Это неважно. На данный момент он не представляет для тебя опасности, а значит, пока тебе не о чем беспокоиться. Ты главное держи ухо востро и действуй по ситуации. Я думаю, что сейчас это не так важно, главное это то, что Пит нашел дневник и открыл его, тебе его стоит прочесть.
        - Том, это я Генри.
        - Привет. - сказал я заспанным голосом.
        - Я очень переживал за тебя.
        - Точнее за свою шкуру. - пошутив, улыбнулся я, на что Генри ответил взаимностью.
        - Нет, в этот раз я действительно переживал за тебя. Доктор сказал, что если бы мы тебя привезли, не так скоро, то возможно, у тебя могла образоваться гангрена и тогда тебе оттяпали бы руку.
        - Какая приятная новость.
        - После того как Кук побывал в твоем особняке, приехал сюда и ни на шаг не отходил от твоей койки. Он настоящий друг, осмелюсь подчеркнуть.
        - Возможно…
        - Откуда это сомнение?
        - Не знаю, может он выдает себя не за того кем является.
        - Какой абсурд, зачем ему это делать?
        - Не знаю, может я ему для чего-то нужен, или может, что и похуже…
        - Я думаю, ты потерял слишком много крови и теперь бредишь. Пит хороший человек, я не думаю, что он на такое способен.
        - А ты откуда это знаешь?
        - Я чувствую людей нутром, и про него я сказать ничего плохого не могу.
        - Я грубо с ним разговаривал накануне, он явно обиделся.
        - Это из-за того, что ты себе на-придумывал?
        - Да в основном.
        - Я бы сказал, чтобы ты извинился, но ты этого в век не сделаешь, поэтому просто выкинь эту чушь из головы и действуй по ситуации, если вдруг твои опасения подтвердиться.
        - Хорошо. Как дела дома?
        - О-о-о, дома все чудесно, мы его починили, отчистили землю от трупов, короче говоря, нападения, как и не бывало. Одно но…
        - Что именно?
        - Жители деревни благодарны нам за те деяния, которые мы совершили, и теперь провизию нам будут поставлять бесплатно, но два месяца.
        - Это замечательно!
        - Да. Глава хотел лично с тобой встретиться и поблагодарить, но он, судья, полицмейстер и нотариус уехали недавно, не дождавшись, когда ты очнёшься.
        - Я тебя понял, что ж Генри, у тебя видимо много дел, нечего тебе сидеть с такой покромсанной кочерыжкой как я. - мы немного посмеялись, после моего заявления.
        - Ты прав, мне уже пора, впрочем, мы скоро увидимся. Доктор сказал, что ты проведешь тут еще неделю, пока раны не заживут, и он сможет наложить гипс.
        - Это хорошо.
        - Что ж до встречи, я буду еще приезжать.
        - Генри постой, найди Пита и передай ему спасибо, и скажи, что я прошу прощения за наш разговор.
        - Хорошо. - И Генри ушел.
        Надеюсь, я все правильно сделал, если Кук не тот за кого себя выдает, то лучше сделать вид, что я не догадываюсь о нем, и вести дела своим чередом.
        Через некоторое время ко мне заглянул доктор, он обильно полил солевым раствором мою рану и снял капельницу. Теперь у меня появилась возможность прочитать дневник, чем я и занялся. Пролистав несколько страниц, меня встретили эти строки:
        24 апреля 1883 г.
        Я бегу как крыса, как мне это надоело. Назойливые людишки , следуют за мной по пятам.
        Если бы я тогда не согласился, то может Сара и наш малыш были бы живы.
        Рочиствуд встретил меня, как полагается, он в курсе всех моих дел, может быть он, что-нибудь придумает, как это было раньше.
        30 апреля 1883 г.
        Я позвал к себе всех кого можно. Рочиствуд сказал, что нужно перестать прятаться от всех и забыть про мои беды, ему легко говорить он там не был и не знает, что такое потерять почти два года жизни.
        Мне доложили, что Джозеф прибыл и направляется ко мне в кабинет, что ж посмотрим, что он мне предложит.
        3 мая 1883 г.
        Один из старых офицеров узнал меня, теперь он поедет в столицу и расскажет, что я жив и здоров. Настанет время платить по долгам либо покинуть дом…
        Остальные страницы были вырваны из дневника, а предыдущие заляпаны чернилами, так, что их невозможно было прочесть. Что же произошло дальше, надеюсь, я узнаю правду. Я отложил дневник и начал размышлять. Явно, что человек, который писал эти записи, был загнан в угол, но зачем ему потребовались деньги. Про какие два потерянных года он говорил. Странно, очень странно. Может Пит откроет мне глаза на происходящее. А еще более странное то, что у главы деревни и Хоффом был какой-то уговор и план воплощения этого уговора в жизнь. С этими мыслями я опять уснул.
        - Ну, привет старина, Генри передал мне, что ты просил прощения за свое хамство с утра. Поверь мне, я не чуточки не обижен, понимаю, что ты еще находился под впечатлением и судя по всему, тебе не нравиться быть пациентом.
        - Да, Пит на счет последнего ты полностью прав, особенно если это психушка.
        - Ха-ха, твои слова о многом говорят.
        - И о чем же?
        - Психиатр, который не хочет оказаться пациентом своей больницы. Видимо обитатели тех стен не очень рады, что туда попали.
        - На что ты намекаешь?
        - На отношение врачей к больным. Пациенты ничего, никому не расскажут, поэтому врачи делают с ними, что им вздумается.
        - Это не так, я не хочу стать пациентом не из-за отношения врачей к больным, а из-за того, что не хотелось бы потерять рассудок.
        - Ладно, забыли. Теперь уже я нарываюсь, прости.
        - Вот именно. Вместо того чтобы разглагольствовать о психиатрах, лучше бы дал мне набитую трубку и прикурил.
        - Будет сделано босс. - и Питер вытащил трубку из кармана моего пальто, которое привез генри, а из другого кармана вытащил кисет с табаком и принялся начинять им трубку. - Ты прочел дневник?
        - Только те записи, которые небыли выдраны и не заляпаны чернилами.
        - Да в этом маленькая проблема, я случайно опрокинул чернильницу, когда читал его.
        - Ну, ты молодец конечно, ничего не скажешь. - специально он это сделал или нет, теперь предстоит узнать.
        - Прости. Так ты прочитал?
        - Да.
        - И правильно сделал. - сказал Пит, передавая мне трубку, а затем прикуривая ее.
        - Благодарю. И что же было в начале?
        - Ничего интересного, в основном та же муть с кредиторами, как он покидает дом, о том, что у него нет денег и так далее…
        - Меня больше интересует, о каких двух годах он говорил, кто такая Сара и что придумал глава, а еще меня интересует тот факт, что он меня не посетил.
        - А должен?
        - Генри сказал, что он хотел поблагодарить меня.
        - И что он придет?
        - Наверное.
        - Глава уехал позавчера, как и судья, нотариус и полицмейстер.
        - Гадство! Я хотел выведать, что он знает. Куда они уехали?
        - Послушай, это не очень важно, скоро ты встанешь на ноги, и мы отправимся с тобой в экспедицию, ты помнишь?
        - Да, но я даже не знаю с чего начать, куда идти. Лес очень большой.
        - Ну, на самом деле много времени это не займет. Я думаю, что этот дом находится в шаговой доступности, максиму несколько часов пути, а значит, он находиться в четырех-пяти милях от особняка. На болота мы не пойдем, нет смысла, Хофф не построил бы его там, по двум причинам: первая, там нет дичи, вторая это опасно.
        - Может ты не прав, может именно там он его и построил.
        - Возможно, его путь лежит через болота, но все же я думаю что нам надо в горы, а значит, поиски наши закончатся через два-три дня.
        - Что ж, раз так, то я хочу поскорее выздороветь.
        Тут зашел доктор.
        - Вам не стоит отправляться в лес, тем более, если вы хотите орудовать оружием, вы отправитесь туда только после того, как я сниму гипс. Простите господа, но я невольно подслушал ваш разговор о походе. Исходя из этого, я оставлю вас еще на месяц.
        - Что, да как вы смеете?
        - Смею мистер Мэндфилд, я тот, кто спас вас от гибели и не позволю, чтобы вы обрекли себя на нее, после того как перейдете порог моего дома, я тут не просто так старался. Месяц мистер Мэндфилд. Мистер Кук вам пора, вы утомили больного и мне нужно начинать делать процедуры.
        - Конечно, доктор, я как раз собирался уходить. До встречи Том, скоро увидимся.
        - Идите, мистер Кук.
        Питер ушел, а доктор начал поливать мою рану солью и поставил мне капельницу.
        - Мистер Мэндфилд, прошу поверить мне, эти меры для вашего же блага.
        - Я понимаю, спасибо вам.
        Фок пожелал мне доброй ночи и скрылся за дверью, а я продолжал лежать, пока не уснул.
        Через некоторое время моя рана совсем затянулась, но остались рубцы, доктор наложил мне гипсовую повязку и сказал, что у меня удивительная способность заживлять раны, но я все равно должен проходить с гипсом не меньше четырех недель.
        Мой срок пребывания в гостях у доктора Фока подходил концу, я бы совсем заскучал, если бы меня не навещал Питер и Генри, а также все кому не лень, я имею в виду деревенских, особенно тех, у кого был домашний скот, а таких в Эшвиле было не мало. Они говорили мне слова благодарности и желали скорейшего выздоровления, и конечно приносили много вкусной еды, алкоголь мне не разрешался, но и без него я чувствовал себя неплохо.
        В этот последний для меня вечер я лежа читал роман из библиотеки Хоффа и не заметил, как уснул. Вдруг я опять услышал звук тлеющей сигареты и, открыв глаза, увидел брата.
        - Я думал, что тогда видел тебя последний раз, может, хватит докучать мне!
        - Я всего лишь хочу поведать тебя, Томми. Мы с тобой уже больше месяца не виделись, я заскучал.
        - Лучше бы еще столько же не виделись, ты вводишь меня в заблуждение, говоришь загадками, и вечно пыхтишь как паровоз.
        - Ты забыл сказать, постоянно помогаешь мне в расследовании, заставляешь не опускать руки, и открываешь глаза на вещи, которые ты не замечаешь.
        - Пусть так, но какая тебе выгода?
        - Никакой, просто я вижу твою одержимость.
        - Нет, уже никакой одержимости. Хоть Пит и говорит, что мы найдем домик в кротчайшие сроки, я все равно в этом сильно сомневаюсь. Да и вообще, даже если мы найдем его, что тогда, это все равно не о чем нам не поведает, как и эта дрянная книга. - и я кинул взгляд в сторону дневника.
        - Она тебе ничего не поведала, потому что твой дружок Пити вырвал из него страницы и залил большую часть чернилами, дорогуша.
        - Зачем ему это?
        - Ты все скоро узнаешь, конец твоих изысканий близок. Могу сказать одно, когда отправитесь, идите к горам вдоль болот и обращай внимание на желтые маяки, а теперь до встречи. Увидимся в самом конце.
        - Постой!
        Но он как будто растворился.
        На следующее утро я отправился к доктору, он снял гипс, проверил руку и сказал.
        - М-да, гипс бы еще поносить, но кость уже срослась.
        - И что это значит.
        - Это значит молодой человек, не напрягайте руку, но и не забывайте ее тренировать и при этом беречь.
        - Спасибо вам, доктор, за все ваши труды и за то что вы меня отпускаете, я вам очень благодарен.
        - Спасибо в карман не положишь, юноша. - Он положил предо мной лист, с цифрой, которую мне нужно оплатить. Достав бумажник, и благо у меня хватало денег, чтобы расплатиться с ним. Одевшись я выбежал на улицу. От зимы не осталось и следа, был хороший солнечный день. На входе я встретил трех лошадей и двух всадников, это были Генри и Пит. Генри держал для меня лошадь.
        - Ну что, Том, готов к охоте?! Торжествующе крикнул Пит.
        - Конечно!
        - После того как научишься стрелять, Том, без этого я тебя не пущу в лес. - раздраженно сказал Генри.
        - Хорошо, тогда ты меня и будешь обучать!
        - Ну, нет, на такое я не подписывался.
        Мы втроем рассмеялись, затем я запрыгнул на лошадь, и мы поскакали к поместью, шутя и рассказывая друг другу анекдоты.
        ГЛАВА
        VIII
        Тяжело в учении, легко в лесу
        Приехав домой, мы втроем спешились и направились в дом, где нас уже встречало семейство в полном составе.
        - Дорогой, мистер Мэндфилд! Мы так за вас переживали и хотели поскорее увидеть вас во здравии. - ели сдерживая слезы радости, сказала Анна.
        - Я тоже очень рад вас всех видеть, целыми и невредимыми.
        - Вы знаете, после того как вас увезли, люди прознали, что здесь произошло. Они приносили съестные припасы и помогали убирать трупы этих мерзких тварей. Мне сказали, что их было почти сорок штук.
        - Да, Анна, я в курсе всего того, что происходило на моей лужайке.
        - Я просто хотела еще раз порадоваться за вас, мистер Мэндфилд, люди во всей округе считают вас героем!
        - И это весьма опрометчиво.
        - Но почему?
        - Да потому что герой не я, а вы!
        - Как это?
        - Ну, вспомни голубушка. Генри и Сэм отстреливали волков, вы закидали их бутылками алкоголя и сожгли большую часть животных. А что я сделал? Пытался их подстрелить, свалился с балкона, да и к тому же Генри пришлось меня вытаскивать. По моим скромным подсчетам я убил всего пару особей.
        - Но зато кого. Сэм сказал, что один из тех, кого вы убили, был вожаком.
        - Это истинно так, сэр. Это был вожак. - ввязался в беседу Сэм.
        - Пусть так, но факт остается фактом, я не герой.
        - Именно поэтому, нужно научиться стрелять, перед тем как лезть в лес. - внес свою лепту Генри. - А до этих пор, я вас и на фут не подпущу к нему.
        - Вы собираетесь в лес?
        - Да, Анна. Когда научусь стрелять, то мы с Питером отправимся в лес, хочу поохотиться.
        - На кого?
        - М-м-м, на ра-а-азного рода ди-и-чь… Да, на дичь!
        - На кабанов?
        - Да, и на кабанов и на-а-а за-а-йцев, например.
        - На зайцев?
        - Ну да, такие маленькие пушистые грызуны с большими ушами.
        - На зайцев, так на зайцев. Но с кабанами не шутите, сэр. Моему деду кабан вспорол пузо. Его так и не спасли.
        - Я буду иметь в виду.
        - Что ж, я столько всего вкусного наготовила, мне кажется, вы голодны.
        - Чертовски, мадам! - высказался Питер.
        - Тогда, мойте руки и к столу!
        После недолгих приготовлений к трапезе, мы очутились за столом, Анна вынесла, что-то на подобии праздничного ужина. Все были рады меня видеть, поэтому я предложил отобедать всем вместе. После некоего замешательства, все мои слуги расселись за стол, благо он был большой и мог позволить разместить за собой большое количество гостей, мы все принялись пиршествовать. Генри рассказывал, небылицы про духов, Анна, зажав лицо руками показывала, что не хочет слушать о призраках, но было видно, что не только ей интересны такие рассказы. Когда мой камердинер кончил, произошла пауза, но ненадолго. Пит начал рассказывать, смешные истории про рыбаков и интересные факты, про корабли и маяки. Затем все остальные подхватили дружественную беседу и, стали рассказывать разные истории из жизни. Обед затянулся, но впервые за долгое время, я ощутил себя в кругу людей, которым не безразлична моя судьба. Все они рады были меня видеть и, это было не из-за того, что я им платил, а просто за то, что я есть в их жизни. Видимо я настолько к ним хорошо относился, что мои слуги решили меня отблагодарить.
        - Мистер Мэндфилд, вы пролежали все это время в гостях у хорошего мистера Фока. А тот самый момент, когда вы болели, было рождество, мы свои подарки уже получили, но ваш мы оставили до вашего приезда. - Начала Анна.
        - Вот значит как, и что же вы мне собираетесь подарить?
        - Мы это от всех, мистер Мэндфилд. Данное приспособление очень дорого стоит, поэтому это от всех нас.
        - Тебе понравиться, старина. Я сам хотел бы такую вещь, но она мне не по карману. - сказал Пит.
        - Ладно, не томите, тащите уже свою вещицу!
        Генри вышел из-за стола и скрылся на несколько минут за дверью, после он зашел, держа сверток бумаги в руках.
        - С рождеством, сэр! - сказал Генри, передавая мне сверток.
        - С рождеством, мистер Мэндфилд! - произнесли хором все сидящие в столовой.
        Получив сверток, я обнаружил, что вещь достаточно увесистая, видимо из металла, подумал я. Развернув оберточную упаковку, перед моим взором предстала небольшая подзорная труба. Она была очень красивой, на концах были медные дуги, а сама она была обтянута темно коричневой кожей. На медной дуге у большой линзы была гравировка, «Лучшему и доброму человеку в мире».
        - Это лучший подарок за всю мою жизнь. Как вы пришли к выбору данной вещи?
        - Это я подсказал. - выговорил Пит.
        - И почему ты решил, что она мне понадобится?
        - Ну, когда мы были на башне, я заметил, как ты вглядываешься вдаль, поэтому подумал, что она тебе пригодиться.
        - Весьма неубедительный аргумент.
        - Ну, еще ты можешь рассматривать море, скалы, да все, что душа пожелает. Короче, если тебе не нравиться, то я ее сдам обратно в лавку.
        - Так-так-так. Полегче, кто сказал, что мне не нравиться, просто хотел узнать, чем ты руководствовался в момент выбора данной вещи.
        - Так давай сюда.
        - Все-все. Мне очень нравится. Я в восторге!
        - Так-то!
        И все засмеялись.
        После обеда мы с Питом пошли в мое любимое место на втором этаже. Камин был уже растоплен, и комната успела прогреться. Мы уселись напротив очага и принялись беседовать в тот момент, когда я начал курить трубку.
        - Куда отправимся в первую очередь? - спросил Пит.
        - Я думаю, что стоит наведаться в горы. Скорее всего, домик находится именно там.
        - Почему ты так считаешь?
        - Мне кажется там больше менее опасной живности, во-вторых, там более безопасно, нежели в лесу.
        - Чем же там безопаснее.
        - На возвышенности у тебя есть преимущество заметить дичь издалека, второй момент, что там более безопасно, так как ты можешь поставить дом у основания скалы, и тогда к тебе никто не подберется с четырех сторон, как в лесу.
        - В принципе ход твоей мысли правильный, но я считаю, что нужно наведаться в горы для начала, потому что туда ближе идти и оттуда можно увидеть дом.
        - Значит, отправляемся в горы!
        - Да, но для начала тебе требуется овладеть оружием, чем мы с завтрашнего дня и будем заниматься.
        - Отлично, только бы это не затянулось до следующей зимы.
        - Не переживай, какой-то опыт у тебя уже был, тебя только нужно направить в правильное русло.
        - Договорились!
        Мы еще долго сидели и разговаривали о разных вещах, выпивке, женщинах, политике и так далее, до того момента как мне захотелось спать, а часы уже отбили полночь.
        - Ладно, доброй ночи, Пит. Я сегодня сильно устал.
        - Доброй ночи, Том.
        Мы разошлись по своим комнатам и улеглись спать. На следующее утро меня разбудили выстрелы, я перепугался, подумав, что на нас опять напали эти злобные ночные твари, но как оказалось, это Генри с Питом решили проверить свои навыки в стрельбе по банкам и бутылкам.
        - Вы что с ума сошли? - выкрикнул я в окно, стоящим внизу стрелкам.
        - А я уже думал, что не добужусь тебя. Бегом вымывай свое заспанное лицо и дуй к нам. - сказал довольный своей выходкой Пит.
        - А завтрак?! - злобно спросил я.
        - Сегодня завтрак будет, когда ты разобьешь хоть одну бутылку пулей из винтовки.
        - Чертовы свиньи, живут у меня в доме, будят в такую рань, еще и голодом морят - пришло мне в голову. - Ладно, сейчас оденусь и спущусь. - отвечал я ему.
        - Шевелись Том, бутылки не бесконечные, а жестяную банку ты точно не разобьешь.
        - Какой ты сегодня юморной, Пит. - сказал я, саркастически искривив улыбку на своем лице.
        - Ха-ха. Давай уже иди сюда.
        Одевшись и умывшись, я направился к ним. Выйдя на улицу меня, встретил теплый, уже по всем меркам весенний ветер февраля. Мне сразу же выдали винтовку и, вскинув ее, я уже приготовился к выстрелу.
        - Тихо-тихо. Куда ты так копытом бьешь, Том. Для начала ее нужно зарядить. - сказал Генри.
        - Как это? - возмутился я.
        - А кто тебе ее должен будет заряжать, я что ли?! - вопрошающе выкрикнул Пит, растопырив перед собой руки.
        - Почему бы и нет?!
        - Не, ты слышал Генри?!
        - Ха-ха. А как ты хотел, Пит. Должен же ты расплачиваться за проживание. - отвечал Питу Генри
        - Это неслыханная наглость, господа. Пойду-ка я подышу. - возмущался Пит
        - А чего ты хотел? Том все-таки барон.
        - Опусти вниз затвор на ствольной коробке до упора, затем вставь несколько патронов. - не обратив внимание на последнее высказывание Генри, Пит начал урок.
        Я сделал все, как мне сказали, и у меня получилось с первого раза, коряво как сказал Пит, но получилось.
        - Теперь курок взведен, вот здесь наверху. - И он показал на рычаг между ствольной коробкой и основанием приклада. - Упри вот сюда приклад, со всей силы. - и он показал на место между плечом и грудью.
        - Так, что дальше?
        - Дальше смотри в целик, вот он. - он положил палец на рогатину перед дулом. - И смотри, чтобы мушка была внутри целика. - затем он положил палец на выпирающий кусочек металла, находящийся в самом конце дула. - Наведи ружье на цель, и когда мушка будет наведена на бутылку, а она будет находиться в целике, плавно надавливай на спусковой крючок. Держи крепко двумя руками, понял?
        - Да!
        - Стреляй.
        После того как Пит мне все показал, я сделал все как он сказал, но что-то пошло не так. Выстрелив я естественно не попал, и от боли в плече я бросил винтовку на землю, а затем сел на корточки, схватившись за ключицу.
        - А-а-а черт, я, кажется, выбил плечо.
        - Да твою ж мать, что ты за человек такой?! - заорал Пит.
        - Дайка посмотрю. - Генри наклонился ко мне, чтобы осмотреть мое плечо. В ответ на это я застонал. - Тише, Том, пойдем в дом, я тебе его вправлю. - сказал Генри, поднимая меня.
        Встав, мы направились в дом, там Генри усадил меня на стул грудью к спинке.
        - Расслабь руку. - сказал Генри.
        - Сделав как он сказал, Генри резко схватил меня за руку и потянул вниз, после чего он отпустил меня, а я взвыл как загнанный зверь, на что тотчас прибежала Анна, но Генри вовремя ее спровадил восвояси.
        - Как же больно! Черт!
        - Рука теперь встала на свое место, но теперь нужно наложить повязку на плечо.
        Пит сходил за необходимыми бинтами, а Генри в этот момент, снял с меня рубаху. Вернувшись, они наложили повязку на плечо и, зафиксировав руку, Генри удалился, оставив нас с Питом наедине.
        - М-да, похоже, вылазку придется отложить…
        - Мы ничего не будем откладывать, мы завтра же отправимся в горы.
        - Послушай, ты болен теперь на обе руки, одну тебе нельзя напрягать, а другой вообще двигать, хотя бы пару дней.
        - Я сказал, что мы завтра пойдем, значит пойдем.
        - Тогда ты пойдешь один, мой дорогой друг, потому что в эти горы я не пойду без второго ствола. - произнеся это высказывание, Пит ушел, и сегодня я его не видел, как и остальных обитателей дома. Просидев до вечера у камина, жалея свою руку, а потом уснул до самого утра.
        ГЛАВА
        IX
        Волков бояться, в лес не ходить
        Проснувшись от холода и от того, что мои конечности страшно онемели, но даже онемевшей моя рука давала знать о вчерашних событиях. Я стянул плед с кресла, чтобы укутавшись хоть немного согреться.
        - Никчемный калека, умудрился и вторую руку загубить. - сказал я вслух.
        Недолго думая, я приступил к набиванию трубки и дальнейшему раскуриванию табака. Мне уже не было холодно, а онемевшие конечности пришли в порядок, но что-то все равно не давало мне покоя. Я хотел разгадать тайну, нависшую над этим местом, но почему-то меня, что-то беспокоило. Зачем вообще было ввязываться в это, для чего? Какую выгоду я получу, от того, что разгадаю загадку? Да и вообще, смогу ли это сделать? Так много вопросов скопилось в моей голове, что она готова уже лопнуть. Самые главные два вопроса: Зачем это нужно Питу и почему он выдрал страницы из дневника, какую цель он преследует? Возможно, на последних страницах он нашел разгадку и теперь просто потешается надо мной, а может он и есть убийца.… Вот же зараза. Мне кажется, я понял… Точно, он и есть убийца Хоффа, может смотритель, который нашел свернувшего шею доктора и был его сменщик, но именно он его столкнул! Ну, конечно же! Пит рассказывал, что Хофф любил играть, и он знал его не понаслышке. Видимо Хофф проиграл ему большую сумму денег, и Пит его убил.… Нет, это какой-то бред. Пит хоть и одевается как хлыщ, но в дом Хофф его не
пустил бы. Пит обычный смотритель маяка, даже если он сюда попал бы, то на какие деньги ему играть. Странно, теория подтянута за уши. Но, почему он таскается за мной, хотя это я его нашел и позвал сюда. Мне так хотелось с кем-то подружиться, что пришлось свести дружбу с первым встречным.
        - М-да. По-моему, у тебя начинается паранойя, мой милый друг.
        Но если говорить начистоту, все знали, что дом продается, все знали, что его покупает приезжий. Когда мы впервые встретились с Питом, он подметил, что я не из местных и что в принципе, я и есть тот покупатель. Это просто стечение обстоятельств.… Нет, это не так! Да, может мы, и встретились в таверне случайно, а может он следил за мной. Точно, он следил, после того как понял, что мне интересна эта история, ему захотел узнать, на сколько далеко я зайду. Выдрал страницы и знает где дом, поэтому и согласился пойти со мной в горы, его даже уговаривать не пришлось. Он убил Хоффа, и хотел скрыть улики… Мать твою! Его костюмы, они неспроста так хороши. Не думаю, что на его жалование можно их купить, я то это и узнаю в горах. А все же зачем идти со мной в горы, может он хочет меня загнать в ловушку, но, по его мнению, мне это не известно. Я еще и руки себе выломал, как мне с ним бороться? Нужно взять кого-то с собой - либо Сэма, или может Генри.… Да, определенно Генри, он очень недурно стреляет и не ударит в грязь лицом, когда мне понадобится помощь.
        - О, так ты здесь сегодня ночевал? - ввалившись в дверь и нахально улыбаясь, начал подкалывать меня Пит.
        - Представь себе.
        - Кто-то сегодня не в настроении, я бы тоже плохо себя чувствовал, если бы спал в кресле.
        - Я продрог, и руки затекли, не обращай внимания.
        - Кстати насчет рук, что будем делать, может, возьмем Генри с собой, говорят, он недурно стреляет.
        - Да ты что? Это замечательная идея, будет кому спину прикрыть, если что вдруг. - А вот это уже странно, может он хочет нас двоих прикончить, а потом вернуться в дом и расправится с остальными.
        - Значит нужно предупредить Генри, о том, что мы выдвигаемся сегодня.
        - Сегодня?!
        - Ну, да. Что тебя удивляет? Ты же сам вчера бил копытом.
        - Пойдем?! А лошади тогда на кой черт?!
        - Черт побери, Том. Зачем ты переспрашиваешь, и еще с таким тоном? Да, мы пойдем и да сегодня. Во-первых, лошади не справятся с походом в горы, они себе ноги переломают, там огромные валуны, нет смысла их брать и тем более на них ехать верхом, а, во-вторых, кое-кто из нас работает, и мне надо завтра на маяк, а то мой сменщик и так меня хочет вздуть.
        - Ладно, я тебя прекрасно понял. Когда мы выдвигаемся?
        - Спустимся к завтраку, предупредим Генри, наберем провизии и в девять двинем.
        - Согласен! Лучше выйти пораньше, нежели плестись по ночи, когда будем возвращаться.
        - Именно, старина. Глаголешь истину, а теперь поднимайся, и пойдем есть. Я искать тебя начал, потому что Анна уже звала.
        Я встал, скинув с себя плед, и мы с Питом направились в столовую, где нас ожидала каша и Генри.
        - Как спаслось, Том? - поинтересовался Генри.
        - Отлично, ты знаешь в кресле на редкость удобно, на утро такие прекрасные ощущения, попробуй как-нибудь.
        - Бывало уже и не раз, и думаю, что еще будет.
        - Легкое чувство озноба и отнимающихся конечностей, так бодрит, м-м-м.
        - Хватит паясничать, и давайте приступать к завтраку, сегодня тяжелый день у тебя и Пита, так что меньше слов и больше дела.
        - И у тебя тоже Генри! Мы с Томом решили, что ты пойдешь с нами. - Высказался Пит.
        - Вот как?!
        - Именно, я выбил вчера плечо, а левая рука не готова к стрельбе, да и тем более, ты сам видел, как я обращаюсь с оружием.
        - Может, тогда стоит потерпеть? - влезла в разговор Анна, принеся поднос с едой из кухни. - И пойти, когда заживет рука?
        - Голубка, Анна. Я конечно очень рад, что ты работаешь у меня, но я могу обойтись и без вашего мнения!
        - Простите, сэр, мою наглость, я просто переживаю за вас.
        - Я не стою твоих переживаний, а теперь оставь нас. - Анна, опустив голову вниз, ушла обратно на кухню, заниматься своими делами.
        - Так вот, ты нужен мне Генри, без тебя мне не справится с этим походом.
        - Вам просто нужно влезть в горы, да и только. Какой от меня прок?
        - Если бы я тебя не знал, подумал бы, что ты струсил, но так как я тебя знаю, то у меня назревает вопрос. Почему ты не хочешь прогуляться?
        - Потому что это не мое дело, вот и все, я должен заниматься более важными делами.
        - Переложи обязанности на кого-нибудь другого, на Анну или Сэма. Тем более, мы вернемся до темна.
        - Ладно, если вы так боитесь потерпеть фиаско без меня, я так уж и быть соглашусь. Хоть мне придется подняться в горы, а мои коленки не любят долгих переходов и изменения давления, но так уж и быть, вы меня уговорили.
        - Генри, дружище, спасибо тебе большое. Надо будет тебе выписать премию по приходу.
        - Две, лечение моих коленок дорого обходится.
        - Ха-ха-ха. - и мы все втроем рассмеялись.
        - А ты еще тот хитрец! - сказал Пит.
        - Что вы, мистер Кук, я всего лишь беру причитающиеся издержки.
        С завтраком было покончено, и мы стали собираться, особо громоздкого мы с собой не брали, так как должны были вернуться вечером, но тем не мене, мы взяли с собой: два патронташа, три фляги на каждого, для меня револьвер на всякий случай, с полным барабаном пуль, две винтовки, бутылку вина и пару сэндвичей с ветчиной, ну и конечно же кисет табака и трубку, а также три больших охотничьих ножа.
        - Так, уже девять, настало время отправляться, ничего не забыли? - Всем сразу стало ясно, что Генри будет руководить операцией.
        - Да вроде все. - ответил я.
        - Да, можем идти. - сказал Пит.
        - Отлично, тогда пошли.
        И мы легким шагом незагруженные небольшой поклажей, отправились на встречу с горами и одиноким охотничьим домом.
        Я давненько не бывал в лесах. С походами было кончено еще в детстве, отец стал работать в палате лордов, и у него совсем не оставалось времени не то что на меня, но и на Артура.
        Лес завораживал своей густотой, он был очень темным, кое-где еще оставался снег, лежащий на корневищах сосен. Хоть по здешним меркам началась весна, и снег уже давно не сыпал, земля оставалась все еще холодной и сырой, к тому же вся почва под ногами превращалась в грязевое месиво. Кое-где можно было поскользнуться и вывернуть ногу, а где-то ты мог утопить сапог по щиколотку и, длительное время пытаться его выдернуть из лап матери природы.
        Вдруг мне стало как-то страшно и даже жутко, за все то время, которое мы шли, нам не встретились ни птицы, ни зайцы, ни даже волки с кабанами. Нас окружали вековые деревья, обнимающие друг друга своими ветвями, из-за этого было не видно солнца и свет еле-еле просачивался. Было ощущение, что уже вечер, хотя мы шли всего лишь полтора часа, но не это приводило мое сознание в ужас, а то что меня не оставляло чувство, что за нами кто-то наблюдает. Я частенько оборачивался по сторонам в поисках наблюдателя, но так никого не обнаружил. Либо у меня шалят нервы, либо наблюдатель очень хорошо скрывался.
        Не прошло и двух часов, выйдя с моего двора, как мы оказались у большущего болота. На нем стоял туман, мы целенаправленно не шли к нему, а хотели обойти. Так как из-за деревьев не было видно, где находятся горы, мы немного заплутали. Поэтому, чтобы не заблудится еще сильнее, мы решили передохнуть и немного перекусить. Сбросив с себя поклажу и принявшись уплетать сэндвичи, которые выдал, Пит, так как он нес сумку с провизией. Мы начали всматриваться в туман в поисках гор, но ни черта не было видно.
        - Это очень плохо, из-за оттепели тут встал густой туман, я в принципе знаю, в какую сторону идти, но мы можем заблудиться в лесу и тогда точно не выберемся. Либо утонем ночью в болоте, либо просто сгинем. - раздраженно высказался Пит.
        - И что теперь? - спросил я.
        - А теперь, Том, нам придется возвращаться назад. - сказал Генри.
        - Ни за что на свете, я не вернусь домой пока мы не найдем хижину.
        - Том, не сходи с ума, Пит дело говорит. Мы не можем продолжать путь, дальше вообще ничего не видно, как ты будешь идти?
        - Я думаю, что человек, который мог столкнуться с такой проблемой, мог оставлять метки, чтобы добраться домой.
        - И какие же метки, например? - спросил Генри.
        Я немного осмотрелся по сторонам.
        - В какой стороне предположительно горы? - спросил я.
        - По идее там. - указал пальцем Пит, предположительно на северо-запад.
        И дождавшись ответа и последующего жеста, я направил свои ноги в сторону гор вдоль болота.
        - Куда ты пошел, безумец?! - крикнул Генри.
        Я не стал обращать внимание на его вопли, лишь только отмахнулся рукой, пройдя так несколько метров, я заметил то, о чем говорил Артур.
        - Ты спрашивал, какие метки он мог оставить?! - крича спросил я, чтобы остальные члены экспедиции услышали меня.
        - Ну да! - в ответ крикнул Генри.
        - Берите вещи и топайте сюда.
        Подняв все лежавшие вещи с земли, оба отправились тем же маршрутом, что и я. Подойдя ко мне вплотную, они начали приглядываться, что же я такого нашел.
        - И что?
        - Это желтые лютики, они здесь повсюду растут. - выразил свой скепсис Питер.
        - Мне кажется, что это своего рода маяк, посмотрите внимательно, они растут грядкой именно здесь.
        - И что дальше?
        - Я думаю, что кто-то специально их высадил такой своеобразной тропкой
        - Ну не знаю. Не очень внушительно выглядит, на мой взгляд. - высказался Генри.
        Не став более пререкаться, я ступил на тропу из цветов и прошел так несколько шагов. Остальные пытались меня схватить, но попытки их были тщетными. Затем я повернулся к ним и стал ждать.
        - Что ж, посмотрим, куда она нас выведет! - напряженно сказал Пит, и тоже ступил на тропу.
        - Глядите, она далеко уходит и именно к горам. - Обрадовавшись, воскликнул я, указывая на продолжение тропы.
        - Тогда двигаем дальше. - со всей серьезностью сказал Питер.
        И мы продолжили свой путь. Идя по тропинке, нам удалось обойти все болото и выйти на небольшое поле, отделявшее нас от гор. Наконец очутившись у подножья скал, деревьев совсем не было, как и почвы. Теперь нас окружали огромные глыбы, осыпавшиеся с гор на протяжении долгих лет. Внизу ничего не было видно из-за тумана, поэтому осмотреть местность не получалось. Но Пита это не печалило, он как одержимый карабкался все выше и выше, не желая передохнуть, что им двигало - я понять не мог, знаю точно, что он в курсе куда идет, и Пит, уверен, что осматривать лес, нам не нужно. Складывалось впечатление, что и Генри знает, что мы находимся не в поисках, а идем к точке назначения, хотя мы долго шли по тропинке которую я нашел, потому я отогнал от себя эти мысли, но Питер… Питер точно был знал, куда мы идем!
        Сильно устав, меня вновь посетило чувство, что за нами следят, я опять начал оборачиваться, но никого не было видно, лес оставался далеко позади и, что-то мне подсказывало, что шпион засел именно там.
        - Может передохнем немного? - спросил я, устав от длительного перехода по горам.
        - Я уверен, что мы скоро наткнемся на хижину. - сообщил Пит. - Поэтому потерпи немного.
        Мы продолжали идти, в горах было прохладнее, и ко всему прочему, пошел мелкий снег, ветра не было, но все равно мне пришлось укутаться шарфом, чтобы не околеть.
        Мы прошли еще несколько минут и, обойдя склон, мы втроем остановились, не веря своим глазам.
        - Это же он! Мы нашли его! - Ликовал я.
        - Тихо ты, закрой рот, может там кто-то есть, а ты нас сейчас выдашь. - сказал Питер.
        - Кто там может быть, Пит. - спросил я улыбаясь.
        - Тот, кому может не понравится то, что мы нашли его пристанище.
        И тут я увидел, что и Генри насторожился. Я совсем ничего не понимал, что вообще здесь происходит и почему Генри с Питом, начали так себя вести. Немного пригнувшись один за другим они начали приближаться к дому маленькими перебежками прячась за разного рода природные баррикады. Стоя на месте и недоумевая, я не стал вмешиваться, во-первых, потому что мне было интересно, чем кончиться этот спектакль, а во-вторых, то, что если вдруг постановка окажется реальной, то со своими культями, не окажу должного сопротивления. Спустя несколько секунд, они добрались до входа, Пит толкнул дверь, и та оказалась не запертой, затем он вошел, а потом и Генри за ним следом. Когда прошло еще секунд пять, Пит вышел и махнул мне рукой, чтобы я заходил. Начав движение и вскоре добравшись до порога, я переступил его и обнаружил перед собой небольшую комнатку, в которой стояла кровать стол и пара стульев, а также там был камин с подвешенным котелком внутри, у которого ютились Пит и Генри. Я не находил дом в упадке, такое ощущение, что тут был человек не год назад, а сегодня утром. Потому как зола в камине была совсем
свежая, и от нее исходил жар. Генри и Пит постояв возле камина, уселись за стол и достали еще по сэндвичу и откупорили бутылку вина. Мне также был предоставлен сэндвич, в отличие от стула, поэтому я приземлился на кровать, стоявшую за их спинами. Долгое время они молчали и просто ели и пили вино, на миг мне показалось, что они и про мое существование забыли, так как я сидел за ними и не мелькал перед глазами. Только лишь попросив попить, они обнаружили, что я еще здесь и передали мне бутылку. Поев и попив, я прервал гробовую тишину.
        - Что ж, начнем поиски господа.
        - Тихо! - прорычал на меня Питер.
        - Что тихо, почему мы молчим?
        - Закрой рот, Том, и сиди спокойно! - в таком же тоне высказался Генри.
        - Да что здесь происходит, в конце концов?
        - Видишь, - указал на камин Пит. - Зола горячая, сейчас мы дождемся в тишине хозяина этого жилища и начнем поиски.
        - Зачем нам этот хозяин, да и вообще, зачем нам его ждать?
        - Хватит задавать тупые вопросы, Том. Сядь и заткнись! - гневно сказал Генри.
        Я сел на кровать, ничего не понимая, что здесь твориться. Мы шли за уликами, на кой черт мы просто сидим в тишине. Яне понимал, зачем был этот спектакль и для чего мы ждем хозяина дома в тишине, что-то здесь не чисто и должен был получить ответы. Встав с кровати, я кое-как снял с себя повязку и вытащил револьвер, направив его на Питера.
        - А теперь, ублюдок, расскажи-ка мне, зачем ты вырвал страницы из дневника, если дернешься за винтовкой, то содержимое твоей башки окажется на столе. Оба руки на стол, мать вашу! Я знаю, что ты с ним в сговоре Генри.
        - Том, ты ополоумел?! С кем я в сговоре?!
        - С этим козлом. - и я ткнул дулом Питу в голову.
        - О каком сговоре ты сейчас? Ты потерял рассудок?!
        - Нет, у меня теперь связалась картинка.
        - Ты работал на Хоффа, и вы оба его застрелили, из-за чего я пока не знаю, но обязательно выясню.
        - Ха-ха-ха, что?! Ты совсем больной, что ли?! Кто убил Хоффа? - не скрывая спросил Пит.
        - Ты! Ты его убил, вместе с этим старым козлом!
        - Смотри, как бы тебе не стало обидно за такие слова! - сказал Генри.
        - Не переживай, я еще тогда тебя заподозрил, а ты тоже хорош, выдал себя при первой нашей встрече, «Я работал на семью Хоффа», ха. И кто теперь умник, а?! - сказал я, направив в этот раз, дуло на Генри.
        - Слушай «умник», убери ствол от моей головы, сядь и завали, пока я не разозлился.
        - Кого мы ждем?
        - Не важно. Я сказал, опусти пушку и усядься на кровать, пока не наворотил дел, у тебя и так хватает проблем.
        - Чего у меня еще хватает?! А, чего?!
        - Слушай, Том, ты нас сейчас выдашь, успокойся и положи пистолет! Черт бы тебя побрал! - выругался Генри.
        - Я положу, после того как он расскажет, зачем он выдрал страницы из дневника Хоффа и кого мы ждем.
        - С чего ты взял, что это я их выдрал, может это сделал сам Хофф.
        - Если бы это был он, то он бы его сжег полностью, что ты утаиваешь?!
        - Э-эх ладно, думаю, пора тебе сказать, только не ори больше, в тех страницах было сказано, что в этом доме скрывался преступник. - сказал Генри.
        - Чего ты заливаешь мне.
        - Послушай, я тебе правду говорю!
        - И кто этот преступник и что он сделал, а?! Хватит чушь пороть, признавайтесь или я вам головы прострелю! - я взвел курок и вытянул руку.
        - Ты скоро об этом узнаешь, тол… - Генри не успел договорить фразу, прозвучал выстрел, а за ним следом еще один. Потому как пуля пробила ему череп и выдавила заднюю крышку головы на ближайшую стену, стало ясно, что это были его последние слова.
        Генри упал со стула, а Пит взвыл и взбесился, он набросился на меня и начал душить, но тут я услышал голос на улице.
        - Эй, уроды, выходите с высоко поднятыми руками, пока я вас не перестрелял. - прозвучал голос с улицы, а Пит в этот момент отпустил меня и с взведённой винтовкой подобрался к окну.
        - Пошел ты! - Пит явно был не в настроении для прогулки, он выпустил пару залпов. - Тварь, ты ответишь сполна за моего друга!
        В ответ на дерзкое заявление, с улицы послышались выстрелы, а затем маленькие свинцовые пчелы начали крушить все вокруг и выбивать оконные стекла. Я упал на пол, прикрыв голову руками, а Пит в это время продолжал стрелять.
        - Сдавайся! И возможно я тебя не пристрелю. - выкрикнул Пит.
        - Сейчас! - послышался голос с улицы, а за ним несколько выстрелов.
        Я все-таки взял себя в руки, и схватив револьвер, подбежал к окну, чтобы помочь Питу, прозвучал еще один выстрел и пуля вонзилась мне в живот.
        - Ах ты ж, мать твою. - проговорил я, перед тем как завалится на пол.
        Облокотившись спиной к стенке, я бросил револьвер, и зажал пробоину руками. Из нее сочилось много крови, сил мне хватило только на то, чтобы оторвать кусок лоскута от рубахи и зажать им рану. Стрельба прекратилась, Пит замешкался, перезаряжая свою винтовку патронами из снятого патронташа с Генри, и именно в этот самый момент, в дверь завалился огромный мужик, он был не опрятно подстрижен и побрит, а одет в затасканную одежду, глаза его горели огнем ярости. Пит успел среагировать, выбросив винтовку, он вцепился в ружье мужика, началась борьба не на жизнь, а на смерть. Прозвучало несколько выстрелов в потолок, и ружье было разряжено. Вновь прибывший отбросил его, а Пит в это время хорошенько врезал ему кулаком в морду, но того и не повело. Кук был крупный парень, но в борьбе он уступал этому огромному медведю. Он уже не нападал, а отбивался от сыплющихся кувалд по его голове и туловищу, затем Пит совсем обессилил, он явно проигрывал, и после недолгой борьбы его тело упало навзничь. Мужик повернулся ко мне и направился расправиться со мной, он схватил меня за шею двумя руками и поднял над собой. Я
ничего не мог сделать, обе руки сильно болели, а боль в животе вообще не давала ничего сообразить, я начал терять сознание, но тут увидев, как Пит врезал прикладом ружья мужику по голове, тот отпустил меня и принялся добивать его. Кук совсем выбился из сил, отшельник повалил его на пол и принялся душить. Заметив свой нож на поясе, я его достал и кинул в их сторону. Пит повернул голову к ножу, схватил его и воткнул в живот нападавшего. Выплеснулось большое количество бурой жидкости, но Пита это не остановило, он вытащил нож из раны и еще несколько раз вонзил его в тело бродяги, пока тот совсем не обессилил. Он сбросил с себя тело и продолжил лежать на полу еще пару минут. Забрызганный с ног до головы кровью, он пытался стереть с лица потоки бурой жидкости, что заливали ему глаза. После побоища, лицо Питера стало походить на отбивную, в которую влетел поезд и изрядно его покатал. Поднявшись на ноги, он схватился за туловище и слегка застонал, видимо хозяин дома сломал ему пару ребер. Подойдя к Генри, вернее к тому, что от него осталось, Кук положил руку на его тело и сидел так какое-то мгновение,
продолжая держаться за ребра и тихонько плача. В этот момент в дверь ворвались трое мужчин, у каждого из них было по ружью, увидев заляпанную кровью комнатку, а затем труп Генри, один из них заговорил:
        - Что здесь произошло, мать твою?! Как ты допустил гибель шефа?
        - Я не знаю, Стив, все случилось внезапно, никто не смог ничего сделать. Еще и этот кретин поднял шум. - сказал Пит.
        - Черт возьми, он мертв?! - спрашивал мужчина по имени Стив, когда наклонялся к телу Генри.
        - А ты сам не видишь, как его мозги стекают со стены?! - заорал плачущий Пит.
        - Дерьмо! - Что с Хоффом? - спросил второй из троицы.
        - Не знаю Рон, я, скорее всего, его убил. Пьер осмотри его.
        Третий мужчина, которого Пит называл Пьером, подошел к бродяге и после проверки дыхания и пульса встал и обратился к остальным.
        - Жить будет, но его скорее нужно везти в деревню, сейчас я не могу ничего сделать. Если мы не поторопимся, то до суда, он точно не доживет.
        - Я так и знал, что весь ваш спектакль обернётся какой-нибудь бедой. Да и дружка твоего не стоило брать или хотя бы рассказать, зачем вы сюда направлялись. Еще и Генри погиб. - продолжал сетовать Стив.
        - Его уже не воскресишь, так что отстань от него, тем более это было решение Генри, Пит тут не виноват. - встал на защиту Рон.
        - Ну, естественно ты, только, что нам теперь делать без шефа? - спрашивал Стив.
        - Вспомни письмо, что он нам дал, перед тем как мы арестовали глав.
        У меня уже совсем не оставалось сил, еще чуть-чуть и я бы отключился, чтобы напомнить о своем существовании я немного простонал. Когда Пьер закончил осмотр Хоффа, он обратил на меня внимание. Подойдя ко мне, он осмотрел и мои раны.
        - У него все плохо со здоровьем. Нужно торопиться.
        - Тогда нет времени ждать, мы потеряли шефа не для того, чтобы они просто кровью истекли.
        - А что делать с трупом Генри? - спросил Рон.
        - Мы за ним вернемся, когда оставим этих с доктором и Пьером.
        Компания разделилась на две группы по два человека, схватила нас с Хоффом и понесла в деревню.
        Последнего эпизода я уже не видел, так как потерял сознание.
        - Ну, вот и конец, я же сказал, что мы с тобой увидимся в скором времени. - сказал вдруг появившийся Артур.
        - Я умираю?
        - Да, дорогуша, ты умираешь.
        - И ты пришел меня забрать?
        - Пока нет, но поверь, этот момент скоро настанет, тебе это может не понравиться, но не ты будешь решать.
        - Что ты этим хочешь сказать?
        - Я давно предупреждал тебя о том, что нужно выбросить пацана из своей жизни, а ты меня не послушался, вот тебе и расплата.
        - Я так и не узнал, кто он такой.
        - Скоро, очень скоро, ты узнаешь кто он…
        ЧАСТЬ
        II
        Ветеран
        ГЛАВА
        I
        Назначение
        …
        Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня.
        Ты приготовил предо мною трапезу из врагов моих; умостил елеем голову мою; чаша моя преисполнена.
        Так, благость и милость Твоя да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я прибуду в доме Господнем долгие дни.
        Мистер дайте полпенни! - протягивая руку, сказал мне ободранец в шляпе и кофте свисающей почти до колен.
        Отложив книгу и засунув руку в карман за монетой, я нащупав пальцами маленький кусочек круглого металла и достав его, я подбросил монету, чтобы малец схватил пенни руками. Проделав этот трюк, начинающий пройдоха хлопнул в ладоши, поймал монетку и, сняв шляпу произнес: «Мое почтение, сэр», после реверанса он водрузил шляпу на макушку и побежал дальше побираться. Данная картина произвела на меня хорошее впечатление, поэтому закончив свой ланч на ступенях главного штаба, я отправился на встречу, которая должна была в корне изменить мою жизнь.
        Подойдя к входу, меня встретил сержант, сидящий на месте дежурного.
        - Ваш пропуск, сэр. - спокойный как удав произнес он.
        - У меня его нет, но мне назначено.
        - Ваша фамилия, сэр?
        - Хофф.
        - Так, сейчас посмотрим.… Да, нашел. Я выпишу вам временный пропуск, когда закончите ваши дела и будите уходить с концами, отдайте его мне.
        - Конечно.
        Пройдя в здание, меня встретил огромнейший холл, в котором тут и там бродило большое количество военных офицеров. Я никогда здесь не был, теперь мне предоставили честь побывать в этих стенах, а я могу заблудиться. Последнюю фразу я произнес вслух, поэтому один из офицеров подошел ко мне.
        - Я услышал, что вы боитесь заблудиться? - обратился ко мне офицер среднего телосложения, с темными волосами и небольшими круглыми очками, аккуратно сидящими у него на носу. На вид ему было не больше тридцати пяти, но его лицо было изрезано морщинами и небольшими шрамами.
        - Да, я здесь впервые, поэтому немного не по себе, сколько тут этажей?
        - Пять, а общая площадь составляет шесть тысяч квадратных метров.
        - Ох, я точно заблужусь.
        - А куда вы направляетесь? Даже если нам не по пути, я все равно провожу вас. - улыбаясь, предоставил свои услуги провожатая, молодой офицер.
        - Мне нужен генерал Гастингс.
        - Ух, вот так новость. Зачем вам понадобился самый главный военный во всем королевстве?
        - Боюсь, я не могу ответить, так как эта тайна принадлежит не только мне.
        - М-да, задачка. Видите ли, к нашему общему счастью, я тоже направляюсь к нему. Мне не придется возвращаться.
        - Я очень рад, но мы могли бы уже начать наше скромное путешествие, мне бы не хотелось опоздать.
        - Да, прошу прощение, нам нужно на третий этаж.
        Мы начали безмолвно подниматься по лестнице, но вдруг он заговорил снова.
        - Вы даже не спросите, почему генерал армии, не сидит на пятом этаже, а выбрал третий?
        - Как видите, меня это мало интересует, я сейчас озадачен более важной миссией. Мне для начала нужно попасть к нему на аудиенцию.
        - Мы почти пришли, можете расслабиться.
        Поднявшись на третий этаж и пройдя до конца коридора, мы попали в приемную командующего. Кроме большой картотеки, письменного стола и офицера, сидящего за ним, в комнате ничего не было. Как только мы вошли, секретарь оторвался от бумажной работы и после краткого осмотра поинтересовался о цели нашего визита:
        - Что вам угодно, сэр?
        - Мне назначено к генералу Гастингсу. - ответил я.
        - Вы, наверное, мистер Хофф.
        - Да.
        - Генерал уже спрашивал о вас, они вместе с полковником Стайвсом, ожидают вашего прибытия. Я сейчас доложу о вас, подождите минуту.
        Встав, офицер постучал в дверь и вошел в кабинет генерала, доложив о том, что я прибыл, он вернулся.
        - Проходите. А ты Гарри останься, он сказал, что вызовет тебя позже.
        - На другое я и не рассчитывал. - произнес мой провожатый.
        Войдя в кабинет, я обнаружил огромнейший стол с таким же большим атласом и стоящими на нем фигурками. На стене красовался портрет королевы, футов в десять - не меньше, также там находился письменный стол генерала, несколько стульев, стоящих вдоль стены, и пару кресел для посетителей, вроде меня. Генерал сидел за столом, а напротив мой друг, полковник Стайвс.
        - Мистер Хофф, рад вас видеть в добром здравии, мы начали беспокоиться за вас с Эдвардом. - приветствовал меня генерал.
        - Здравствуйте, господа. Прошу меня простить, заплутал.
        - Ничего страшного, проходите и присаживайтесь. - пригласил меня генерал.
        Подойдя к столу, я приветствовал рукопожатием своего друга и генерала, а после уместился на кресло возле них.
        - Что ж, не будим фамильярничать, а сразу приступим к делу.
        - Как скажете.
        - Эдвард рассказал, в чем будет заключаться ваша работа?
        - Нет, сэр. Он и в академии не особо был сговорчив, а теперь уж точно.
        - Из-за того, что ты выбыл на недолгое время, я тебя обскакал. - высказался Полковник.
        - Ну, я бы не торопил события, дорогой мой друг, посмотрим, кто кому будет служить. - парировал я.
        - Ладно, перестаньте паясничать, я понимаю, что вы давно не виделись, но обсудите свои былые годы в другом месте.
        - Прошу прощения, Генерал. - оба ответили мы.
        - Говоря откровенно, для той работы, что я хочу вам предложить, мне не нужен, штатный офицер. Тем не менее, ваши качества еще могут послужить короне, но не в лице военного.
        - Я надеялся, что меня хотят принять в ряды армии.
        - Нет, это не так.
        - Тогда, что вы от меня хотите?
        - Чтобы вы выполнили работу, на которую, я не могу отправить своих людей.
        - И что это за работа?
        - Одну минуту. Вэзера мне сюда, живо! - закричал генерал. Акустика в помещении была «будь здоров», поэтому через миг, в дверях стоял, тот самый лейтенант, который меня провожал и которого просили подождать.
        - Знакомьтесь, мистер Хофф - это Капитан Гарри Везер.
        - Он меня провожал до вас.
        - Замечательно, значит, вас представлять не требуется. Капитан, вы принесли, что я вам сказал?
        - Да, сэр. У меня с собой все, что вы приказали принести. - Отрапортовал Мистер Везер.
        - Прекрасно, тогда пройдемте к карте. - мы дружно встали из-за стола и передислоцировались за огромный стол с картой, где генерал стоя продолжил:
        - Мне требуются люди, для выполнения одной не простой, но очень важной задачи. Ее величество лично приказала мне найти людей, провести брифинг и отправить выполнять приказ королевы.
        - Чем вы занимались в годы службы?
        - Разведка в основном, но также саботаж и диверсия.
        - Вот поэтому я вас и выбрал, вам нужно проникнуть на чужую территорию с целью обнаружить алмазный рудник. Говорят, есть очень большой в Бербикею.
        - И где именно?
        - Вот здесь, он ткнул пальцем на карту.
        - Вы шутите, это не то, что чужая страна, она еще и колония наших врагов. Тем более в Бербикее, я буду у всех на виду, и я не знаю этого континента, и местного языка.
        - Это не требуется, с вами будет гид-переводчик. Он знает местные языки, которые вам там пригодятся.
        - Немыслимо, меня застрелят, как только я перейду границу.
        - А я думал вы разведчик…
        - Это так мой генерал, но это уже самоубийство какое-то.
        - Мистер Хофф, как обстоят дела дома?
        - Все отлично, зачем вы спрашиваете?
        - А зачем тогда, человеку, получающему самую большую военную пенсию в стране искать работу. Вы не особо рвались искать ее до этого времени, я считаю, что ваши кредиторы начали наступать вам на пятки, вот вы и зашевелились.
        - При всем моем уважении, вас это не касается!
        - Не надо сердиться, мистер Хофф, я всего лишь протягиваю утопающему руку помощи. Вы бы сюда не пришли, если бы не погрязли в банковских и карточных долгах. Пытались отстроить поместье, да только не получилось, а долги то остались. Начали играть, чтобы сорвать куш, но и там вас постигла неудача. Я предлагаю вам выход из этой щепетильной ситуации, вы ведь все-таки к тому же аристократ, я служил с вашим отцом и как-то он тоже протянул мне руку помощи. Друзей я не забываю, поэтому и выбрал на эту миссию вашу кандидатуру.
        - Что вы хотите мне предложить?
        - Если вы согласитесь, вашу жену будут обеспечивать на время вашего отъезда, достойно обеспечивать. Если ваше задание увенчается успехом, то по вашему приезду, ее величество выплатит все ваши долги и возможно, я приму вас в ряды армии в качестве полковника.
        - А если нет, если моя миссия пойдет крахом?
        - Вы либо умрете там, либо здесь в тухлой яме, заливаясь самым дешевым пойлом, которое есть во всем белом свете. Что вы теряете? Если вы примете мое предложение, ваши шансы выжить вырастут хотя бы пятьдесят на пятьдесят.
        - П-ф-ф-ф, вы не оставляете мне выбора.
        - Вы сами себя его лишили.
        - Расскажите по подробней, что нужно делать.
        - Ваша группа состоит из двух помощников, один это гид и переводчик, его зовут Масса, второй такой же, как и вы, разведчик, но моложе вас на пару лет.
        - Отлично.
        - Капитан Везер, будет тоже с вами, но до Габула, после вы отправитесь сами. В Габуле вас будет ждать Масса…
        - Местный гид?! - спросил я.
        - А имя вас никак не насторожило? Так вот, гид встретит вас там, и вы все вместе отправитесь на поиски рудника или рудников, как повезет.
        - Откуда у вас информация, что они вообще там есть, и что их до сих пор сами лягушатники не обнаружили?
        - От надежного источника, не отвлекайтесь и продолжим. Когда вы пересечете границу, вы будете находиться в зоне повышенной опасности, поэтому сейчас ухо востро. Везер, продолжайте. - капитан Везер развернул карту на столе и закрепив ее фигурками, продолжил брифинг.
        - Предположительно, рудники находятся здесь и здесь. - указал он пальцами. - От Габула примерно два - три дня пути. Я буду находиться на удаленности, на всякий случай, если вам что-то понадобиться - провизия, оружие или для передачи сообщений сюда. Я приблизительно рассчитал время экспедиции, примерно десять дней до Габула, после того как мы доберёмся до него, я выделю для вас трех лошадей, провиант, оружие и вы отправитесь навстречу приключениям.
        - Сколько, в общем, это все займет времени?
        - Это зависит только от вас. Как скоро вы найдете рудник, так же скоро и вернетесь домой. Могу сказать точно, что на ближайший месяц ничего не планируйте.
        - Что еще я должен знать, перед тем, как выступать?
        - Я бывал там однажды. - включился в разговор Эдвард. - Эта страна в принципе имеет племенной быт, хоть и прогресс кругом идет полным ходом, они все равно бегают охотиться с луками и копьями. Те люди очень кровожадные, если почуешь хоть намек на опасность, то мой тебе совет - беги не останавливаясь. Они убьют тебя и, не моргнув глазом, а затем зажарят тебя и съедят твои внутренности, они верят, что если съесть какой-нибудь человеческий орган, то твоя сила перейдет к ним, например, если они съедят мозг, то ум, а если сердце то храбрость. Смотря, какими качествами ты обладал при жизни.
        - Какая замечательная новость! - ответил я.
        - Вы бывший боевой офицер, мистер Хофф, пара туземцев вас не напугает. - приободрил генерал.
        - Я до сих пор не могу понять, даже если я найду рудники, как лапы империи доберутся до них?
        - Это уже не ваша забота, вы их должны найти, а затем передать сообщение нам через капитана. На этом, наша с вами работа закончиться.
        - Кто второй мой оппонент.
        - Вы его знаете, но увидитесь завтра в порту. Так что, вы согласны?
        ГЛАВА
        II
        Отправка
        - Как долго ты будешь отсутствовать, Ричи?
        - Не знаю, Клэр. По предварительным данным данная миссия не займет и двух месяцев.
        - Значит, ты пропустишь рождение нашего ребенка…
        - Послушай, я понимаю, что ты любишь меня и не хочешь отпускать, но подумай сама.… Если я не смогу достать деньги за полгода и расплатиться по долгам, нас просто-напросто вышвырнут на улицу как псов.
        - Я понимаю… Просто, это очень опасно и вообще они даже в штат тебя не берут, где гарантии, что ты вообще, что-то получишь?
        - К сожалению, гарантий они предоставить не могут, а на счет штата, я тебе уже сказал, что им для выполнения задания нужен отставник коим я и являюсь.
        - Что если ты не вернешься, у меня очень плохое предчувствие. - с этими словами Клэр крепко стиснула меня, и из глаз побежали маленькие слезки.
        - На все воля господня, а твое предчувствие, плот твоей разыгравшейся фантазии, родная. - сказал я улыбнувшись.
        - Ладно. - вытерев слезы, она продолжила. - Так во сколько ты отправляешься?
        - В шесть утра я должен находиться на причале.
        - Если я не смогу проснуться, разбуди меня, мне хочется с тобой попрощаться.
        - Конечно, я разбужу. - сказал я, поцеловав Клэр в лоб. - Доброй ночи.
        - А ты не собираешься ложиться?
        - Я должен собраться, не хочу это делать в спешке утром.
        - Хорошо, но не задерживайся. Доброй ночи.
        - Доброй.
        Вещи давно были уложены, в принципе, многого мне и не нужно, я взял походный рюкзак и набил его старой робой и умывальными принадлежностями. Но уснуть я не смог, даже не пытался. Я долго думал о том, зачем королевству вдруг захотелось нарушить суверенитет другого государства. И вообще, не приобрел ли я себе билет в один конец.
        Проведя в размышлениях до пяти утра, я пошел разбудить Клэр, чтобы проститься.
        - Милая…
        - Да.
        - Я ухожу. - она поднялась с постели и крепко обняла меня, находясь еще в полудреме.
        - Удачи тебе Ричи, знай, чтобы там не произошло, я буду ждать тебя, пока мое сердце бьётся.
        - Я знаю, дорогая. - поцеловав ее и погладив по волосам, я направился вниз.
        Выйдя на улицу, я не встретил ни души, даже бродячие собаки куда-то подевались. Утро было холодным, а солнце еще и не думало вставать. Я не просто так вышел за час до отплытия, дорога составляла не более пятнадцати минут ходьбы, но мне хотелось пройтись по этим грязным затянутым туманом улочкам Лэффера. Пройдя до набережной, я пошел самым длинным путем к докам. Потихоньку, в закрытых ставнями окнах начали зажигаться огоньки, и шум в этих оконцах возрастал по мере моего продвижения вдоль улиц. Обойдя все достопримечательности, я остановился возле церкви, помолившись и перекрестившись, мои ноги понесли меня в доки.
        - Мистер Хофф, доброе утро. - приветствовал меня капитан.
        - Доброе утро, мистер Везер. - ответил я.
        - У нас две маленькие проблемы мистер Хофф.
        - И что же это за проблемы?
        - Первая, это то, что уже без десяти шесть, а вашего спутника до сих пор нет.
        - Может, еще дадим ему десяти минутный шанс.
        - В этом заключается вторая проблема, капитан франкийского корабля, на который у нас были куплены билеты, отказался нас везти, власти нашего с вами королевства, жестко пресекли контрабанду, выбросив ее в море, теперь этот старый хрыч, не хочет иметь дел с саксами.
        - Замечательная новость, и что теперь?
        - Один наш военный корабль собирается плыть в Капсию.
        - И на сколько увеличиться наш путь?
        - Больше четырех с половиной тысяч, почти пять.
        - Пять тысяч миль, вы издеваетесь?
        - Послушайте, не стоит расстраиваться раньше времени, доплывем до Капсии, а там пересядем на корабль до Габула и «та дам» мы уже на месте.
        - Я не в восторге от таких новостей.
        - Мне они самому не понравились, но что поделать. Жизнь такая штука приходиться подстраиваться под нее.
        - И когда мы отплывем, мистер Везер?
        - В десять тридцать отдадут швартовы, и мы помчимся на всех ветрах.
        - В таком случае, я могу отправиться домой и подождать там.
        - Ни в коим случае мистер Хофф, генерал, строго на строго мне приказал, не упускать вас из виду.
        - Тогда пойдемте со мной!
        - Это тоже исключено, мне приказано находиться в доках, либо неподалеку от них. Приказ есть приказ, сами понимаете.
        - Проклятье!
        - Дождемся корабль и отправимся с вами в путь, не переживайте.
        - Я, конечно, не разбираюсь в кораблестроении и мореходстве, но даже мне известно, что военный корабль намного медленнее, чем торговый, это значит, что в Капсию мы приплывем как минимум через неделю.
        - Я не проводил подсчет времени и не имел чести разговаривать с капитаном, поэтому точно сказать не могу, сэр.
        - Уже почти шесть, где же мой компаньон.
        - Я думаю, этот малый, который бежит вдоль доков и есть наш субъект.
        - Только не он… - произнес я, когда увидел ш фигуру этого нахального типа.
        - Что не так, мистер Хофф?
        - Я выгнал из своего отряда этого человека за неподчинение.
        - Генерал не говорил об этом.
        - Еще бы он сказал. Если бы я сразу знал, с кем мне придётся делить очаг на протяжении месяца, я бы отказался. И более того, мне теперь стало ясно, почему он опоздал.
        - Добрый день, господа, простите за опоздание. - пытался себя реабилитировать, двадцати двух летний юноша с серыми глазами и русыми волосами на его никчёмной голове.
        - Можете не извиняться, мистер Хитч, мне известны ваши уловки с мистером Стайвсом.
        - Вы бы отказались со мной сотрудничать майор, поэтому он и наказал прийти мне ровно в пять пятьдесят девять.
        - У вас это хорошо получилось Хитч, но есть одно «но», вы давным-давно утеряли доверие в моих глазах, поэтому я не собираюсь с вами иметь дел.
        - Дайте мне еще один шанс, сэр, я не подведу вас. Обещаю.
        - Ваши обещания ничем не подкреплены, с чего мне верить вам?
        - А у вас есть выбор?
        - Я вроде не заслужил к себе такого хамства. С чего вдруг все взяли, что я выгляжу как загнанная крыса?
        - Мы все загнаны в определённые рамки, мистер Хофф. - сказал капитан.
        - Это ваша работа, Везер. У нас с Эндрю немного другая ситуация.
        - За два дня до того, как я проводил вместе с вами брифинг в кабинете генерала, я получил свое третье взыскание, гордиться нечем, но иногда бутылка берет надо мной верх, а как вы знаете, третье взыскание предзнаменует увольнение из войск. Поэтому я тоже теперь с вами в связке.
        - Чудно, выброшенные обществом души, отправляются покорять мир. Не на такой исход я рассчитывал.
        - А почему мы не отправляемся, уже начало седьмого.
        - Потому что мы ждали вас, мистер Хитч, и судно уплыло. - сказал я.
        - Как?! Не может быть, я должен был прийти вовремя…
        - Мистер Хофф шутит, мистер Хитч. Судно отказалось брать нас, поэтому мы ждем другой корабль.
        - И долго ждать, мистер Везер?
        - Три часа и пятнадцать минут.
        - Мать твою, может, тогда подождем в более удобном месте? Недалеко отсюда есть прекрасный погребок, где можно перекусить и запить.
        - Ведете нас в очередное злачное место, Эндрю?
        - Нет, мистер Хофф, это самый лучший паб во всей ближней округе.
        - Если мы останемся стоять здесь, то напрочь околеем. А болеть в море, не есть хорошо.
        - Вы правы лейтенант. Что ж, Хитч, ведите нас. - высказался капитан.
        Мы выдвинулись с доков и направились в сторону центра, пройдя пару узеньких улочек, мы прибыли на место.
        - «Ножки Джи-джи» - чем руководствовался человек, который придумывал такое название?
        - Ха, мистер Хофф, вы удивитесь, но «Джи-джи» это курица хозяина, именно ее ножки были первым блюдом в этом заведении.
        - Интересно, он с самого начала знал, что закажут ее или поставил вывеску после открытия?
        - Это тайна покрытая мраком, мистер Везер. В каждой легенде есть прорехи и эта не исключение. Ладно, наши разговоры можно продолжить в более уютной обстановке - за тарелкой сочного стейка или зажаренной с лучком яичницы.
        - Вы бесспорно правы, дорогой мой, внутри данного помещения будет немного уютнее. - сгорая от нетерпения, произнес Везер, в тот момент, когда мы начали спуск.
        Очутившись внутри, нас встретил точно такой же запах табака и скисшего пива, разлитого несколько дней назад, как и в остальных подобных заведениях. Усевшись за стол, мы с мистеров Везером отправили Эндрю для выполнения непростой задачи, а именно, чтобы он заказал нам еды и питья. Через некоторое время Хитч вернулся, усевшись посередине стола - справа от меня и слева от капитана.
        - Что ж, господа, нас ждет удивительное приключение, полное опасностей, женщин и богатств! - ухмыльнувшись, ликующе начал разговор прибывший.
        - Не думаю, что нас будут ждать мулатки с алмазами в руках, а вот на счет опасности, это ты верно подметил. Я думаю, что нас встретит изнуряющая поездка, еще более изнуряющая жара и, в конце концов: голод, жажда, грязь и туземцы. - отвечал я.
        - Мистер Хофф прав, мистер Хитч. Я тоже больше придерживаюсь его версии. Хоть мне нужно сидеть в Габуле, я тоже буду подвержен жаре и чрезмерной усталости при путешествии, но на вашу долю выйдет более печальный исход событий. Самое главное это то, что мы до сих пор не знаем, где именно искать карьеры, из этого следует, что и время нашего пребывания остаётся загадкой. Вы умчите вдаль, а мне надо сидеть в городе, напичканном франкийскими военными, и я не знаю, какая участь меня постигнет.
        - Неужели вы трусите, Везер?
        - Да мистер Хофф, не все люди обладают таким мужеством и выдержкой как вы, тем более можно сделать скидку, что я никогда не учувствовал в боевых сражениях. Моя работа заключалась только в написании докладов и подготовке документов для очередного задания.
        - Нам всем придется не сладко, Везер, но как вы сказали ранее «У нас нет другого пути».
        - Верно, сэр.
        Через некоторое время нам принесли еду, мы позавтракали и выпили кофе, но на меня он не подействовал, беспокойная ночь, дала о себе знать. Развалившись на скамье, я сомкнул глаза всего на миг, но тут же меня разбудил Хитч, предзнаменовавший о том, что нам пора выдвигаться. Расплатившись каждый за себя самого, мы выбрались на воздух и устремились обратно в доки. Там у причала, стоял большой трех мачтовый фрегат, с шестьюдесятью пушками. Именно в этот момент, я понял, насколько долго будет тащиться эта махина.
        - Стоять, кто вы такие? - сказал один из двух караульных, стоявших у трапа.
        - Капитан должен был предупредить о нас, мы пассажиры отправляющиеся в Капсию. Меня зовут лейтенант Везер, а двое мужчин за мной, это мистер Хофф и мистер Хитч.
        - Стойте здесь, я доложу капитану о вашем прибытии.
        Мы поступили, как и было велено, пока мы ждали, матросы заносили продукты питания и пресную воду, затем несколько свертков парусины, несколько десятков бочек с ромом и много, много других товаров. Вернувшись после недолгого отсутствия, караульный направил нас к капитану, со словами о том, что он нас ждет. Поднявшись на палубу, мы направились прямиков в каюту капитана. Войдя внутрь, нас встретил огромный мужчина, на голове у него свисала фуражка, на плечах висел капитанский китель, а густые усы, переходящие в бакенбарды скрывали массивную трубку, которая была с его кулак. Пыхтя трубкой, он орудовал секстантом на карте, видимо прокладывая наиболее оптимальный маршрут.
        - Капитан Дипс, рад нашей встрече. - таким образом, Везер дал понять капитану, что мы прибыли, но тот и усом не пошевелил, он лишь грубо кашлянул, давая понять, чтобы мы умолкли, продолжая что-то выписывать себе в тетрадь, периодически посматривая на карту. Ждать долго он нас не заставил, через минуту, может две, он отложил тетради и встал, приветствуя нас.
        - Добрый день, джентльмены, мой штурман слег с цингой, а старпом до сих пор не вернулся, поэтому мне теперь приходиться работать за двоих.
        - Ничего страшного, капитан. - высказался Везер.
        - Естественного ничего страшного, я тут командир, и не собираюсь под кого-то подстраиваться.
        - Я не это имел в виду…
        - Ха-ха-ха. - капитана и меня с Хитчем позабавило то, как Везер пытается сгладить обстановку. - Успокойтесь, молодой человек, море суровый край, если не будешь строгим и жестким, на корабле устроят бунт и «пиши пропало». Поэтому настоятельно вам рекомендую, вести себя подобающе и не быть половыми тряпками, а то команда выкинет вас троих на гауптвахту, и поминай, как звали.
        - Мы вас поняли, сэр.
        - Ладно, сейчас придет Винстон, это мой старпом и вас проводит до ваших кают.
        - Премного благодарны вам, мистер Дипс.
        - Никаких мистеров, я капитан Дипс, и это корабль, а не суша. Зарубите себе на носу, держите нос по ветру, а иначе станете кормом для рыб. А теперь проваливайте на палубу и ждите там Винстона.
        - Да, сэр. - вымолвил Везер, когда мы выходили.
        - Скверный дядька. - высказался Хитч, когда мы вышли из каюты.
        - Он командир этого судна и ведет он себя подобающе. - раздраженно ответил я.
        ГЛАВА
        III
        По ветру
        Мы просидели на палубе около часа, трюм был загружен различным грузом, и моряки уже готовились к отплытию. Вся команда косо на нас смотрела, видимо они не одобрительно относились к чужим на борту, но мне и Эндрю было плевать на это, мы уже давно привыкли к косым взглядам, перешептываниям или просто к нахальным выходкам окружающих нас людей, что не сказать о капитане. Забившись в угол и потупив взгляд в пол, он сделал вид, что о чем-то задумался, а после вытащил дневник и стал разрисовывать его карандашом.
        - Что с вами, Везер? - спросил я у него.
        - Ничего, мистер Хофф, ничего.
        - Почему вы тогда пытаетесь слиться с бортом корабля?
        - Немного не понял вашего высказывания?
        - Чего вы боитесь или кого?
        - Ха-х, м-м-м, я не боюсь, мистер Хофф. - в этот раз он поднял голову, чтобы посмотреть мне в лицо, но и это у него не вышло, так как солнце ослепило ему глаза.
        - Я же вижу. Не надо обманывать себя и окружающих, капитан, мы оба в курсе, что вы боитесь за свою шкуру. Даю вам слово, если вас будут задирать, то я вступлюсь за вас.
        - Ну, я уж точно не останусь в стороне, можете и на мою поддержку рассчитывать, Гарри. - добавил Хитч.
        - Спасибо, господа, но я все-таки надеюсь на свои силы, а то, что вы думаете, как вы выразились «Сливаюсь с бортом», так это от того, чтобы солнце не напекло.
        - Не давайте себя в обиду, Везер, и сами ведите себя подобающе.
        - Господа, команда была на суше долгое время, а плыть нам всего неделю. Поэтому уверяю вас, за такой короткий срок со мной ничего не произойдет.
        - Ладно, капитан, ладно. - отмахнулся я от Везера, устав выслушивать отговорки.
        - Смотрите, поднимают трап, и отдают концы. - вскочив произнес Хитч.
        - Наверное, потому что только что были отданы эти две команды старпомом, который вернулся.
        - Сарказма вам не отнимать, майор. - ответил Хитч.
        Такой же здоровый, как и капитан, только моложе лет на десять и в отличие от командира, он был гладко выбрит. Старпом в офицерском кителе раздавал указания своим подчинённым, а те в свою очередь носились как стая пчел или муравьев и выполняла все, что ему взбредет в голову. После отданных приказов, мы быстренько отшвартовались и, распустив нижний ярус парусов, стали ловить ветер и уносится вдаль от берега. Заприметив троих стоящих без дела мужчин, он зашагал в нашу сторону.
        - Это вы наши зайцы? - поинтересовался, подойдя к нам старпом.
        - Да, это мы.
        - Винстон, я старший помощник, на этой малышке. - протягивая к нам руку, знакомился старпом.
        - Без фамилии? Я Ричард Хофф. - спросил я, протягивая руку в ответ.
        - Без. Ну, для вас так уж и быть. Винстон Арчибальт Стонвуд.
        - Твердый как камень и изящный как лес? - запел вдруг Везер, протягивая руку старпому. Капитан Гарри Везер к вашим услугам.
        - Я надеюсь, мне не потребуются ваши услуги, капитан. На будущее вам совет, на флоте, а тем более на военном флоте, лучше так не шутите, а то мигом окажетесь на рее. - протянул руку Винстон, а Гарри в этот момент, скорчил рожу, как будто на него напал приступ диареи, и, спрятавшись за наши с Хитчем спины, умолк.
        - Эндрю Хитч. - протянув руку, сказал он.
        - Что ж, места у нас немного, двоих я могу поселить у себя и в каюте штурмана, но третьему, придётся ютиться на гамаке в трюме вместе с матросами.
        - Я думаю, что мистер Хитч обрадуется вашей компании, мистер Стонвуд. Везер поселиться в каюте штурмана, а мне и с рядовым составом будет уютно.
        - Я вижу, вы настоящий командир, мистер Хофф, поступим, как вы сказали.
        - Я тоже оценил такой жест доброй воли. - высказался подкравшийся капитан Дипс, все так же пыхтя своей массивной трубкой. - Я так понимаю, что вы все являетесь офицерами, а вы мистер Хофф стоите во главе этой шайки?
        - Да, сэр. Вот только мы с Хитчем уже не офицеры, только Везер занимает данный пост.
        - Тем не менее, офицеры бывшими не бывают, я с первого взгляда понял кто вы, а потом когда вы представились, все стало на свои места. Ваш отец рассказывал о вас. Последними новостями было, что вы отправляетесь в звании старшего лейтенанта на вторую восточную компанию, чтоб ее.
        - Да, сэр. Все, верно, после моего возвращения с отцом мы увиделись только на кладбище.
        - Хороший был человек, мы с ним случайно познакомились, но именно с того момента я понял, что у этого мужика стальные яйца, такой же здоровяк как и вы, к тому же еще дослужился до генерала.
        - Да, сэр вы точно говорите про моего отца.
        - Да, славные деньки мы провели с вашим отцом в свое время. Но его сейчас нет, но остался такой молодец как вы. Я бы хотел, чтобы вы отужинали со мной все четверо, я сейчас про вас Винстон.
        - Конечно, капитан.
        - Расселите всех по каютам, а после поручите матросам перенести вещи мистера Хоффа в мою каюту и кровать для него, я видел, что парочку мы засунули в трюм.
        - От вас ничего не утаить, Капитан.
        - Это мое судно, Винстон, и я знаю, что на нем происходит, где вещи по декларации, а где контрабанда. Выполняйте, мистер Стонвуд.
        - Слушаюсь, сэр. - и старпом вместе с Хитчем и Везером отправились вниз, после того как Винстон отдал приказ перенести мой мешок в каюту капитана и принести из трюма кровать.
        - Что ж, я пока сделал все, что от меня требовалось, вы можете ходить где угодно, мистер Хофф, а у меня пока много работы, так что жду вас вечером.
        - Большое спасибо, капитан Дипс.
        Он ничего не ответил, а лишь только кивнул одобрительно головой, отправился к себе, оставляя клубы дыма как паровоз.
        Оставшись на палубе, я ничего не хотел делать, только наблюдать за тем, как мы отдаляемся от берега и, конечно же, о Клэр. Моя малышка, как она будет без меня этот месяц, хотя чего там, может, я разберусь с этим делом за два-три дня и через три недели уже буду дома, как раз подоспев к рождению нашего ребенка. Глубоко и тяжело вздохнув, я оперся на перила и обратил свой взор в противоположную сторону, вода впереди была темная и холодная, мы шли по ветру, поэтому судно резало гладь с такой силой, что брызги соленой воды летели мне в лицо. Вдруг мне полегчало, весь груз с моей души был сброшен. Я не переживал за Клэр, с ней все будет в порядке ведь она сильная женщина. За наш дом, так как генерал Гастингс обещал взять на себя все расходы, не за долги, потому что знал, что миссия будет удачной и уж тем более за работу, ведь по возращению, меня будет ждать звание полковника. Все стало легко и просто. Я постоял так какое-то время, а после уселся на пол и, облокотившись спиной о нос корабля, уснул. Не знаю, как долго я пролежал в данном положении, так как открыв глаза, я увидел, что солнце начало
спускаться, а шерстяное одеяло, которым меня кто-то накрыл, уже совсем не грело. Лежать на деревянных досках не очень удобно и обычно люди начинают ворочаться и менять местоположение, перекатываясь с одного бока на другой. По всей видимости, я настолько устал, что переворачиваться мой организм физически не мог, поэтому легкое покалывание, а затем переход в более жесткие хваткие спазмы в моих мышцах, заставил стиснуть зубы и вытянуть ноги. Корчившись в муках пару минут, я все-таки нашел в себе силы встать на ноги, но ненадолго, вдруг все онемело и, успев схватиться об перила руками, я спас себя от неминуемого падения.
        - Ха-ха-ха, вот же вас скрутило майор, я хотел вас разбудить, но вы спали как убитый, а я знаю, что в такие моменты вас лучше не будить.
        - Вместо того, чтобы тешиться надо мной Хитч, лучше бы помог мне.
        - Простите, сэр. - Хитч, подошел ко мне и, взяв меня под руки, усадил на ближайшую бочку.
        - Сколько я проспал?
        - Я точно не знаю, сам улегся вздремнуть, выйдя на палубу часа в три, обнаружил, что вы спите, закутавшись в шерстяное одеяло.
        - Который час?
        - Уже около пяти. Мы скоро должны отправляться на ужин к капитану, я на самом деле уже шел вас будить, но тут застал вас в таком неблагопристойном виде.
        - Может Везер дал мне одеяло?
        - Не думаю, как только старпом показал ему каюту, он так и не вылез оттуда, даже не знаю, как он будет без нас. Мне кажется, франки его повесят в Габуле.
        - Закрой свой рот и больше не смей такого говорить, ты уяснил?
        - Да, сэр. Прошу прощения.
        - Сходи за Везером, и притащи его сюда.
        - Хорошо.
        Эндрю ушел, а я остался дожидаться этих двоих на бочке. Ветер становился все холоднее и холоднее, поэтому мне пришлось укутаться одеялом. Сидя в такой позе несколько минут, я увидел как Хитч и Везер подниматься на палубу.
        - Вы меня звали, мистер Хофф? - обратился ко мне капитан.
        - Да, это вы меня укутали одеялом?
        - Нет, я был все это время в своей каюте.
        - Я же вам говорил, сэр. Как только мы спустились, никто на палубу не подымался. - поддержал его Эндрю.
        - Ладно, это не важно. Пошли к капитану, скорее всего, он нас уже ждет у себя.
        Встав с бочки, мы вместе пошли в каюту капитана.
        Войдя внутрь, мы обнаружили большой овальный стол, на котором были разные яства и вина, а также сидящих за ним капитана Дипса и мистера Стонвуда.
        - Мистер Хофф, видимо у вас выдалась беспокойная ночь, вы совсем околели и я вас накрыл одеялом, пока вы спали.
        - Спасибо, капитан, а я ломал голову, кто же это мог сделать.
        - Присаживайтесь джентльмены, как видите все готово, так что не будем мешкать. - приглашал нас капитан.
        Старпом налил всем по кругу вина, начиная с капитана, а затем предложил тост:
        - За то, чтобы море было спокойным, а ветер попутным.
        - Да, именно это и нужно каждому моряку, Винстон. - произнес капитан, и мы все опрокинули бокалы в глотки.
        Смочив горло, мы приступили к трапезе, но у капитана хватало сил не только на пережевывание пищи, но еще и на вопросы, которые он периодически задавал.
        - Так что произошло с вами там, на востоке? - спросил капитан, орудуя вилкой над гуляшом.
        - Война, что может там еще произойти?
        - Ваш отец рассказывал, что вы были в особой академии и на войну вы отправились не простым офицером?
        - Я был в разведке, диверсионная группа.
        - И в чем заключались ваши диверсии?
        - Много заданий было, всех не упомнить, но в основном это проникновение в тыл врага и уничтожение его запасов провизии и вооружения.
        - Как интересно. Наверное, немало историй сохранилось в вашей памяти? - включился в разговор Стонвуд.
        - Немало, но все они похожи друг на друга.
        - Расскажите какую-нибудь! - воскликнул Винстон.
        - Мистер Стонвуд, я не люблю разговаривать на эту тему. Война это не забава, там, на полях сражений было много убитых людей, и погибали они в муках. Это не тема для разговора.
        - Простите меня, мистер Хофф. Обычно офицеры делятся своими боевыми заслугами или веселыми историями.
        - Значит, я не вхожу в круг этих лиц, бог меня там уберег и на этом спасибо, я цел и здоров, а большего мне не надо.
        - Все, отстань от него, Винстон, не видишь, что он не хочет разговаривать на эту тему.
        - Да, капитан.
        - А что насчет звания, ты же не остался старшим лейтенантом?
        - Нет, при увольнении я был в звании капитана, но потом меня наградили званием майора.
        - Молодец, ну ничего вы еще наверстаете, я в этом уверен. Как же вы похожи на отца, прям один в один. А что насчет вас, мистер…
        - Везер, сэр.
        - Да-да, Везер, у вас какая история? - Обратился капитан к капитану.
        - Я не являюсь потомком генерала, моя история скучная. После академии поступил в главный штаб и там занимался нудной и монотонной письменной работой.
        - И почему вы сменили род своей деятельности, капитан Везер?
        - Приказ начальника штаба, все равно, что приказ королевы.
        - Понятно, а вы, Хитч, если не ошибаюсь…
        - Да, сэр, все верно.
        - Каким ветром, вас занесло в эту шайку?
        - Могу начать с самого начала?
        - Не стесняйтесь, мы никуда не торопимся.
        - Я отучился в той же академии, что и мистер Хофф. По окончании мне было присвоено звание лейтенанта, а затем я отправился туда же куда и майор. Проявив себя и дослужившись до старшего лейтенанта, я попал в группу Хоффа, но пробыл я там не долго, так как был уволен.
        - Вы сами уволились или вас вышвырнули? - спросил капитан.
        - Последнее.
        - Вот как, и за что?
        - Мистер Хофф написал обо мне рапорт, и командование дало мне под зад.
        - Мистер Хофф, что вы рапортовали? - обратился капитан ко мне.
        - Неподчинение приказу.
        - Я думал за неподчинение, следует взыскание или наказание в случае войны, но не думал, что увольнение.
        - Так-то оно так, но и наказание я тоже получил.
        - Так расскажите же мне, что случилось! - нетерпеливо закричал капитан Дипс.
        - Дело было так. Мы проникли в город занятый противником. Наша задача заключалась в том, чтобы взорвать, запасы взрывчатки. Но все не заладилось с самого начала. майор приказал всех убивать, без разбора. Мы перерезали глотки всем караульным, но один остался, это был малец лет двенадцати, я не знал, что с ним делать, ведь он ребенок. Я принял решение, не убивать его, а просто связать ему руки и сунуть кляп в рот, чтобы не поднял шум. В тот момент, когда мы зажгли боезапас, я как раз этим и занимался, остальные уже были впереди. Тот парень, которого я связал, с зажжённой бомбой в руках бросился в нашу группу. Всех до единого разорвало, остался только мистер Хофф, так как он был впереди группы на несколько ярдов. Я сразу побежал к нему, он был в сознании, но видимо его контузило и, он бредил, вся правая часть его тела, была изорвана, осколками. Взяв его на плечи, я побежал в сторону нашей базы, по дороге я рассказал, что ослушался его. Майора отправили в госпиталь, так как он был командиром группы и, только он и я остались в живых, ему и пришлось рапортовать командованию. Через несколько дней после
того, как мистера Хоффа отправили в госпиталь. Меня арестовали, привязали к столбу, сорвали с меня китель и рубаху, а затем я получил сорок плетей по спине. После меня затолкали в камеру, а там трибунал, тюрьма и вот меня вытащил генерал Гастингс, это начальник штаба и отправил вместе с Хоффом на новое задание.
        ГЛАВА
        IV
        Что за море без шторма
        За весь последующий вечер мы не перемолвились и словечком друг с другом. Рассказ мистера Хитча очень сильно повлиял на нашу беседу, поэтому, когда с трапезой было покончено, все разошлись по своим каютам, пожелав спокойной ночи. Мы с капитаном после ухода остальных участников процессии по поеданию запасов провизии, тоже не разговаривали, мы легли в свои постели, а затем я услышал храп и тоже уснул.
        Следующий день, прошел как обычно, капитан и Хитч, общались с моряками, а я спокойно сидел то в капитанской каюте, то на носу. Мы несколько раз за день ели, пили, но уже на палубе, а не в каюте мистера Дипса.
        Когда наступил последний день нашего плавания, и мы были относительно недалеко от Бербикеи, шквалистый теплый ветер дул против парусов, из-за этого нашему кораблю приходилось маневрировать, и поэтому время нашего путешествия понемногу затягивалось. Самое страшное было впереди, тучи грозили сильнейшим ливнем, кто-то уже закричал, что надвигается шторм, ветер задул еще сильнее, и ко всему прочему он изменился. Из легкого и теплого ветерка, он сменился на сильнейший и пронизывающий до костей тайфун. Времени оставалось в обрез, матросы забегали по палубе, исполняя поручения капитана и мистера Стонвуда, все паруса были убраны, орудия откатаны и закреплены, шлюзы закрыты и так далее и тому подобное. После вся рядовая команда спустилась в трюма, кроме двух дежурных, которые должны были следить за судном, во время шторма. Капитан, тоже не захотел сидеть в своей каюте один, поэтому весь офицерский состав, наша троица и матросы, уселись на тюках в трюме, и каждый стал рассказывать удивительные истории. Один из старых морских волков, встал с тюка и вышел в центр нашего круга, «Меня зовут Джонатан Свифт и это
моя история» начал он:
        Мне и шестнадцати лет тогда не было, я жил в маленьком провинциальном городишке на юге нашей с вами родины. Жили мы не богато, да и не бедно. Мой отец был фермером, а мать занималась вышиванием и ходила на рынок продавать свои изделия и наш урожай с моим старшим братом. Я и мой младший брат оставались с отцом для того, чтобы засеять зерном землю после того, как мы ее вспашем, так проходили наши скучные деньки.
        В один прекрасный на вид день, отец слег с простудой, мать как всегда собиралась на рынок с моим старшим братом, а мы с младшим должны были остаться следить за отцом. После их ухода, отец позвал меня к себе, он сказал, что мы поработали на славу и урожая хоть отбавляй, но уже весна и чтобы наш домашний скот оставался в целости и сохранности, мне нужно было сходить в лес и проверить волчьи ловушки, которые отец расставлял две недели назад.
        Да, я забыл упомянуть, мы жили на окраине, наш дом окружал старый, густой лес. Со временем я перестал бояться, но именно этот день повлиял на меня. Моя жизнь разделилась на «до» и «после». После того, как я вернулся из леса, я собрал вещи, простился с родственниками и больше с того дня я их не видел. Ладно, мы немного оторвались от основной линии. Так вот:
        Я взял с собой ружье и сумку, в которой было несколько ловушек и пару сэндвичей и, конечно же, я не забыл про мой нож. Выйдя из дома с рюкзаком на плечах и с ружьем наперевес, я отправился прямиком в лес, мне требовалось проверить исправность пятнадцати ловушек, но не успел я проверить и пяти из них, как обнаружил в этой самой ловушке волчью лапу. Волки интересные существа, когда они попадают лапой в капкан, то они начинаю грызть ее, и когда у них получается, уносятся прочь на всех трех.
        Отодрав лапу, я взвел ловушку и побрел дальше в лес. Пройдя еще какое-то время, мне встречались еще ловушки с отодранными лапами, проделывая один и тот же процесс, я все брел и брел в гущу леса. Когда мне посчастливилось добраться до последней ловушки, моему слуху предстала музыка. Где-то поодаль от меня светился свет и по мере моего приближения к этому свету, музыка становилось все громче и громче.
        Музыка зазывала меня, даже очаровывала. Я не знаю, кто ее исполнял, но знал, что это был духовой инструмент. Выйдя на опушку, мне встретился мужчина, лет сорока, он был укутан в шерстяной плащ, а на голове его был капюшон, он играл на флейте, как я потом узнал. Увидев меня, он не остановился, а продолжал дальше играть на ней, да еще и пуще прежнего. Сидя на пне, он двигал плечами по мере высоких и низких звуков. Встав возле него, я стал слушать и всматриваться в его лицо, мне казалось, что на каждый свист, выходящий из его инструмента, у него менялось лицо. Нет, нет, не эмоционально, а физически, словно это разные люди, выдувают свои мотивы. Почему-то меня не пугала его смена лиц и тот факт, что время близилось к ночи, а на поляне было как будто полдень. Я не боялся, лишь молча стоял и внимал его музыку. Когда он закончил, мужчина отложил свою флейту на пень и обратился ко мне:
        - Что ты здесь делаешь, мой юный друг? - произнес он, улыбаясь.
        - Я расставлял ловушки, сэр. Мой отец боится, что волки съедят наш скот. - ответил я ему.
        - Твой отец зря переживает, волки не нападают на людской род. - сказал он мне.
        - А вам откуда знать?
        - Послушай, я не хочу с тобой спорить, просто поверь мне на слово.
        - Ладно. - у меня все опустилось, я не мог пошевелиться, встав как вкопанный мне хотелось прилечь и отдохнуть.
        - Ты, наверное, устал?
        - Ни сколечко сэр.
        - А мне кажется наоборот, приляг, отдохни.
        - Большое вам спасибо, но я лучше дома полежу.
        - Тебе нравиться моя флейта?
        - Да, она мне нравиться.
        - Возьми, это мой подарок тебе.
        - Я не могу, она, наверное, очень дорогая. Да и вообще мне пора, меня заждались уже дома.
        - Будь спокоен, тебя уже никто не ждет.
        - Что вы такое говорите?
        Он кинул флейту мне в мешок, а потом спрыгнул на одну ногу, потому как второй не было, и из нее стекала кровь. Вдруг на опушку начали выходить люди, у них тоже не хватало конечности, у кого ног, у кого рук и также с них сочилась кровь.
        - Видишь, мои друзья уже вернулись, это значит, что тебя уже никто не ждет. Эта флейта будет тебе напоминанием о нашей встрече. Запомни этот момент, так как эту историю, ты расскажешь всего раз в своей жизни, в тот день, когда ты умрешь!
        Оцепенение вдруг спало, я рванул как безумец к дому. Выйдя с опушки, свет кончился, а в лесу стоял мрак. Я бежал и бежал со всех ног, но когда я добрался до дома, моему взору предстали растерзанные четыре трупа, которые уже гнили как минимум неделю. В этих трупах я узнал, своего отца, братьев и маму. Они были растерзаны в клочья. Похоронив их всех, я собрал свои вещи и отправился в город, а там я сел на корабль, на котором мы плаваем, по сей день.
        - Брехня! - вдруг кто-то в толпе выкрикнул.
        - Я не верю в это. - какой-то матрос подхватил.
        - Да, посмотрите на него, это же бредни все. Опять нажрался и несет какую-то нелепицу.
        Рассказчик не проронил ни слова, просто вытащил из-за пазухи флейту и стал играть. Все ахнули, он действительно хорошо играл.
        - Почему ты нам не рассказывал эту историю до сегодняшнего дня? - спросил кто-то из моряков.
        - Потому, что я ее забыл, а вспомнил только сегодня.
        - Ха-ха-ха. Да он вас дурит, просто наш Джонни не хочет идти на ночную вахту, сейчас его очередь.
        - Это правда, мистер Свифт. - обратился к рассказчику капитан.
        - Моя история и то, что мне нужно через минуту сменить рулевого, да, а то, что я ее специально рассказал, чтобы отлынивать от вахты, нет.
        - Тогда, мистер Свифт, берите фонарь и идите менять рулевого.
        Свифт поступил, как ему приказал командир, он и еще один матрос взяли по фонарю, и вышли навстречу морской пучине. Через короткий срок вбежали двое промокших матросов. Капитан Дипс приказал им доложить об обстановке, творящейся на палубе. В ответ он получил, что все относительно нормально. Дождь льет как из ведра, но он скоро должен закончиться, ветер дует очень сильно и прямо в паруса, так что к четырем утра будем на месте, если только волны, которые набирают вал, все больше и больше, не опрокинут наш корабль и не отправят нас к морскому дьяволу.
        На этот рапорт, капитан ответил, что ему и всей нашей команде рано к нему в гости. На этой ноте, мы улеглись спать.
        Посреди ночи, я слышал какую-то беготню и крики, но мне было лень вставать. Поэтому уткнувшись в подушку, я так и спал, пока меня не разбудил Хитч.
        - Мы прибыли, пора сходить.
        - Хорошо, где Везер?
        - Он тоже уже встал и собирается.
        - Ладно. Ты слышал беготню сегодня ночью, я мертвецки устал и поэтому не обратил внимание.
        - Слышал. Корабль уже выходил из шторма, но волны все равно хлестали. Забежал караульный, который стоял в связке со Свифтом и стал орать. В общем, нашего вчерашнего рассказчика, сегодня ночью смыла волна.
        ГЛАВА
        V
        Пересадка
        Умывшись, я начал собираться, хоть солнце было только на горизонте, но мне уже было жарко. Выйдя на палубу, я встретил капитана, мистера Стонвуда, Хитча и Везера.
        - Мистер Хофф. - обратился увидевший меня капитан Дипс. - Зря вы натянули на себя пиджак, в этих краях очень жарко, к шести утра тут будет сто градусов жары. Снимайте его скорее и галстук тоже стягивайте, оставайтесь всегда в шляпе и рубахе, если не хотите проблем.
        - Спасибо капитан, за вашу помощь и советы. - ответил я ему.
        - Ничего, все нормально, кстати, как у вас с франкийским языком? Я знаю, что вы отправляетесь в Габул, там есть военная база саксов, но преимущественно это уже франкийская земля. В общем говоря Капсия - последний оплот нашей империи.
        - С языком все хорошо, в академии ты должен знать как минимум три языка, франкийский входил в их число.
        - Это замечательно, мистер Хофф, замечательно.
        - Не беспокойтесь за меня, капитан. Себя я в обиду не дам.
        - Что ж, коли так, то удачи вам. А еще кое-что. Пока вы дрыхли, я пообщался с капитанами других судов. Мне встретился наш соплеменник, он торговец шелком, везет его в Габул, для франкийских чиновников, если вы ему заплатите, то он вас довезет. Корабль его вон там. - Он ткнул пальцем на небольшой бригантин, под названием «Дева Мария».
        - Спасибо, капитан, вы предоставили нам неоценимую помощь. - Поблагодарил я его, прощавшись рукопожатием.
        - Просите, и воздастся вам…
        - Ищете и найдете.
        - Аминь, мой друг, удачи вам и скорейшего возвращения домой, надеюсь, мы с вами еще увидимся, мистер Хофф.
        - Я тоже на это надеюсь, капитан.
        Сходя с корабля, мы помахали снятыми с наших голов шляпами, получив взаимный жест, мы отправились прямиком к «Деве Марии». Корабль был обычным, ничего нового и старого, он напоминал военный бриг, только на нем было намного меньше пушек. Все дерево было разукрашено в темно-синий цвет, а все железо, которым был обит корпус, включая гвозди, был выкрашен в золотой, а на мачтах красовались белые с синими полосами по бокам паруса. Солнце только встало, но команда видимо уже собиралась к отплытию.
        - Вы кто такие? - крикнул с палубы какой-то мужчина. - И чего здесь третесь?
        - Капитан Дипс сказал, что вы можете нас подбросить до Габула. - ответил я.
        - А вы те трое?
        - Да, мы те трое.
        - А деньги есть?
        - Смотря сколько нужно.
        - Двадцать фунтов…
        - Столько иметься.
        - С каждого.
        - Это похоже больше на грабеж.
        - Ваше дело, хотите - платите, хотите - нет.
        - Хм. Я так понимаю, что у вас вынужденная остановка, вы здесь только потому, что вам нужно пополнить запасы пресной воды, ведь так?
        - Допустим.
        - Вы не продаете здесь ничего и не покупаете.
        - Ну и…
        - Послушайте, у вас есть прекрасная возможность, заработать тридцать фунтов, за то, что вы здесь остановились.
        - За тридцать?!
        - Поглядите на это с другой стороны. Мы не едем в другой конец мира, нам нужно туда, куда и вам. Много места наши три туши не займут, и в принципе веса вы не потеряете. Значит, вы остаетесь в выигрыше. Да мы будем пить и есть вашу еду, это в какой-то мере ущерб, но в тоже время, сколько вы потратите на нашу еду и воду, фунтов 5-7. Я вам предлагаю не просто перевезти нас, а взаимное сотрудничество. Нет смысла скрывать - мы все трое военные. Край, в который мы отправляемся, напичкан пиратами, да и если не пираты, мы сможем помочь, если начнётся шторм. В общем, за тридцать фунтов вы получаете трех матросов, способных драться. На такой расклад вы согласны, сэр? - человек с которым я разговаривал, замешкался с ответом. Потерев свой подбородок и подумав пару секунд, он ответил:
        - Черт бы вас побрал, но торговаться вы умеете, мистер, прошу на борт.
        Когда мы наконец поднялись на палубу, я разглядел того, с кем вел диалог, так как солнце уже не било мне в глаза. Это был мужчина средних лет с испанскими усиками и зелеными глазами, под которыми был крючковатый нос, несколько раз поломанный в драках. На голове у него была шляпа с высокими полями, одет он был в красный китель, спускавшийся ниже пояса, под котором висел ремень с закрепленной шпагой, белую рубаху, такие же черные штаны и черные сапоги с отворотами. Он был среднего роста и среднего телосложения.
        - А оружие то у вас имеется, господа? - обратился к нам, судя по всему капитан.
        - Чего нет того нет, думаю, вы нам выдадите. - ответил я, протягивая ему руку.
        - Я думаю, в трюме найдется парочка для вас. Френсис Дрейк - капитан этого уютного гнездышка. - протягивая руку, сказал он.
        - Ричард Хофф, это мои компаньоны - Эндрю Хитч и Гарри Везер.
        - Очень приятно, господа. Ну что, милости просим, как говориться.
        - А вы случайно не потомок того самого Дрейка, капитан? - спросил капитан.
        - Да, это мой прадед, который жил триста лет тому назад. Любимец женщин, капер, первый, кто совершил кругосветное путешествие. Как видите, яблоко от яблони не далеко упало!
        - Я читал, что он был лишь первым саксом, кто сделал это… - Засомневался в правдивости слов капитана Везер.
        - А разве это не одно и то же?! - возбужденно спросил капитан, после чего мы все рассмеялись, кроме Везера, конечно, либо он не понял шутки, либо подумал, что его оскорбили.
        - Ладно, номеров первого класса я вам не предлагаю, но пару тюков в трюме подыщу.
        - Большое спасибо, капитан Дрейк. - благодаря его, я вытащил тридцать фунтов, чтобы рассчитаться с ним сразу.
        - Нет, не стоит, мистер Хофф. Вдруг вас акула сцапает или команда зарежет, или вас просто смоет за борт, я пока не возьму денег, когда доберемся, тогда и расплатитесь.
        - Благодарю вас, а когда мы доберемся?
        - А хрен его знает, может через три дня, может через неделю. Это море, мой друг, и загадывать не стоит. Скорее всего, через четыре дня вы будете в сказочном месте под названием Габул. Климат там поприятнее - не то, что этот сухарь, состоящий из песка, обжариваемый солнцем. Ночью здесь чертовски холодно, а поутру ты понимаешь, что лучше бы замёрз до восхода.
        - Когда мы отправляемся?
        - Да вот прямо сейчас, я уже хотел отплывать, только вы вдруг нарисовались, а раз так… - и он заорал так, что у меня чуть кровь из ушей не потекла. - Отдать концы, поднять паруса!
        - Есть, капитан. - кто-то из моряков ответил, а затем повторил приказ.
        Капитан на время нас оставил, а мы в это время подошли к носу судна, чтобы не мешать бегающим матросам.
        - Удачно получилось, мистер Хофф, вы не находите?
        - Удачно. Но это лишь потому, что нам помог капитан Дипс и я договорился о том, чтобы нас взяли, мистер Везер. - потупившись, капитан обратил свой взгляд на море и умолк.
        - Что нас будет ждать в Габуле, капитан?
        - Я сам не знаю, Эндрю, дело все в том, что инструкции, которые предписывал мне генерал, заключались только в том, чтобы вас довезти до Габула, а по приезде выдать вам оружие и лошадей.
        - А что насчет гида?
        - Он не совсем гид. Тот человек - Масса, разбирается во флоре и фауне тех мест, также владеет языком туземцев. Если вы хотите спросить знает ли он, куда вас вести, то я отвечу - не знает. Если бы он знал, то зачем было посылать нас?
        - Почему нельзя было послать того, кто там и находиться, зачем нам туда тащиться?
        - Затем, мистер Хофф, что посольства, в котором я должен был обитать, в скором времени не станет. Франки владеют той землей и им не нужны чужие, тем более саксы.
        - Постойте, если посольство закрывается, то где вы собираетесь ночевать, есть, да и вообще существовать, вас там могут убить, в конце концов?
        - Надеюсь, что не убьют, мистер Хитч.
        - Весьма и весьма обнадёживающее высказывание.
        - Говоря «надеюсь», я имею в виду, что меня не убьют, когда мы будим заниматься поисками рудника, находясь среди диких зверей саванны.
        - Вы собираетесь ехать с нами?
        - Да.
        - Но зачем?
        - Потому что генерал опасается.
        - И чего он опасается?
        - Он боится, когда вы найдете рудник, присвоите его богатства себе и не вернетесь. Я нужен для того, чтобы остановить вас.
        - Ха-ха-ха, мистер Везер, ну вы и шутник. Допустим, это правда, что генерал нам не доверяет, но как вы нас остановите?
        - Погоди, Хитч. Неужели вы тот самый Гарри Везер, о котором слагали легенды в восточной войне?
        - Не знаю, о каких легендах вам рассказывали, мистер Хофф, но да на той войне я был.
        - Это вы о чем сейчас, какие легенды?
        - Я много слышал о вас, что вы гений своего дела - в одиночку остановили отряд из трехсот всадников, это правда?
        - Да что черт подери, здесь происходит?
        - Успокойся Эндрю, вместе с нами в Габул плывет еще один диверсант.
        - Гарри?
        - Единственная группа, которая была лучше моей, это группа под началом капитана Везера и теперь у меня все встало на свои места. Вот почему у вас не было выбора, вам грозил трибунал.
        - Да, это так, мистер Хофф, из-за одного майора, меня хотели осудить.
        - Расскажите, что произошло тогда на самом деле?
        - Слышали о майоре Айлане?
        - Да, кто о нем не слышал. Папочка - герцог, всучил ему звание майора, тот еще был выскочка. Никто его не любил.
        - Вот и в этот раз он решил отличиться. Мы тогда засели на высокогорье над ущельем. Была ночь, в кромешной темноте ничего не было видно, замечательное время для прогулки диверсионной группы. Моим заданием было остановить вражескую армию, которая направлялась засесть в горах, чтобы устроить облаву. То, что я был один, это, конечно же, вранье. Моя группа была со мной, но судили только меня, так как я командир.
        Так вот, проход был узкий, я рассчитал, где нужно заложить бомбы. По моему плану мы должны были взорвать несколько отвесных скал и обрушить их на вражескую армию. Все было подготовлено. Мы начали ждать. Через какое-то время услышали гул, простирающийся по ущелью, они были близко. Все расселись по своим позициям и начали ждать. Воины были уже под нами. Я зажигаю бомбу и отбегаю, остальные участники моей группы последовали тому же примеру.
        Вдруг в ущелье послышались крики, выстрелы и лязг сабель. Когда я подбежал к окраине - увидел, как кавалерия майора Айлана вбежала в ущелье. У них завязался бой, я пытался затушить фитиля и остальным из своей группы приказал сделать то же самое, но было уже совсем поздно, скалы взорвались и всех, кто был внизу, накрыло огромными глыбами.
        Когда мы вернулись в лагерь - меня арестовали. Оказывается майор Айлан был не только заносчивым высокомерным ублюдком, которого я хотел придушить. Ко всему прочему его отец был герцогом, когда до него дошли слухи, что я специально хотел его убить, меня чуть не расстреляли.
        Мою шкуру спас «наш друг» - генерал Гастингс, он предложил мне сделку: «Отправишься в Габул, проследишь за Хоффом и Хитчем и прощение тебе даровано». Меня тоже уволили, как и мистера Хитча. Так что такая история.
        - Зачем тогда был нужен этот спектакль?
        - Затем, чтобы вы согласились, мистер Хофф. Вы единственный из нас безупречный офицер, к тому же аристократ. Правда, который находиться на пороге бедности. Вы бы просто так не согласились, зная, кто мы с Эндрю.
        - Ты знал, кто он, Хитч?
        - Нет, он не знал, но я поспособствовал его освобождению. Гастингсу нужна была еще одна пропащая душа. Я слышал, что Эндрю был в вашей группе, мистер Хофф - а вы и ваши парни отличались боевыми заслугами. Мы сидели в одной тюрьме…
        - Точно, я вспомнил вас, вы проживали на втором этаже. - перебил его Эндрю.
        - Все верно, мистер Хитч.
        История Гарри ввергла меня в шок. Оказывается, что мы трое пропащие души, выброшенные из социума. Немного подумав я высказался:
        - Что ж, господа, теперь мы знаем, как попали в эту передрягу. Имею честь представиться: «Рич». - Я протянул руку к Везеру, а он в ответ произнес: «Гарри». - То же самое мы проделали с Хитчем: «Эндрю».
        - Рад с вами познакомиться, господа. Теперь мы с вами братья и никто нас уже не остановит,
        Мы продолжили стоять на палубе и наблюдать за морской пучиной. Выйдя в открытое море, нас встретил легкий прохладный ветерок, наполняющий паруса.
        В связи с этими событиями, один из матросов взревел:
        - Ну что, парни! Давай-ка споем!
        О-о-о-о-о-о, старый волк сказал мне,
        Что песенке конец,
        Что кэп наш самый лучший,
        Бо-о-о-о-ольшой он молодец.
        А волны все бушуют
        И бьются о корму,
        А мы их не боимся,
        Ст-о-о-о-оим лицом к лицу.
        Хэй!
        Все деньги мы пропили -
        Не осталось и гроша,
        Но будем мы стараться
        И-и-и-и выпьем все до дна.
        А ветер все гуляет,
        Не хочет он стихать,
        А мы натянем парус
        И-и-и не будем мы стонать.
        Хэй!
        Несет нас в море парус,
        Поднимем якоря,
        Споем мы песню снова,
        Ве-е-е-е-едь это все не зря.
        Старый волк сказал мне,
        Что песенке коне-е-е-е-ц,
        А мы его отправим
        Блуждать среди овец.
        Хэй!
        А у них тут весело. - предположил Эндрю.
        - Еще бы, это ведь мой корабль. И здесь нет места для грусти и печали! - сказал капитан Дрейк, услышав высказывание Эндрю. - Держите, это я нашел в трюме специально для вас, они совсем новенькие, еще не бывали в бою. Выкупил их у одного торговца на востоке. К ним обычно идут кожаные ножны, но с этими металлические. - он протянул нам три абордажных палаша в ножнах с гравировкой.
        - Видимо это очень дорогое оружие, вдруг с нами что-то произойдет и оно будет утеряно? - сказал я ему.
        - Ну, если вы действительно военные, то эти шпаги будут в ваших руках до самого конца, да и вообще, кто сказал, что на нас кто-нибудь нападет?
        ГЛАВА
        VI
        На всех парусах в пасть к морскому черту
        Прошло два дня пути. Мы сблизились с капитаном и его командой, это были отличные ребята, побывавшие в разных уголках нашего земного шара. Кто-то из них знал выдающихся людей или лично присутствовал при каком-нибудь историческом событии. Все они были разные, кто-то старше, кто-то моложе, одни сильнее, другие умнее, но всех их объединял один простой факт - они находились на маленьком суденышке посреди морской глади, из-за этого они были как братья. Пятьдесят братьев, пятьдесят высококлассных моряков, готовых залезть к черту в пасть ради наживы. Дрейк платил им большие деньги, большинство матросов их просаживало на суше, а некоторые копили. Один старый волк сказал, что может уже сейчас купить дом в любой точке мира и жить там, но не хочет, так как суша перестала быть его домом. Не знаю, можно ли верить их байкам или нет, да и это не так важно. Они все славные парни, в определенном смысле, но все мы грешны.
        …ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог.
        - Занимательное чтиво? - обратился ко мне Дрейк.
        - Да, вы читали?
        - Бывало. …раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.
        - Да, этот стих тоже отсюда. Только вы не полностью его трактовали.
        - Это последнее, что я запомнил из этой книги.
        - Так вы веруете?
        - Ну, как сказать, мистер Хофф. Я не хожу в церковь, чтобы не кормить нахлебников. Бог сам сказал, что ему не нужно идолопоклонение или жертвы и если ты молишься, то не обязательно идти в храм для этого. Неспроста он вездесущ. Ведь так?
        - Я никогда не слышал таких высказываний.
        - Вот скажите, зачем вы читаете эту книгу?
        - Я нахожу там правильные слова. Когда мне одиноко, грустно или даже страшно - я читаю ее.
        - И все проходит?
        - Отчасти да. Я, конечно же, сам должен бороться с этими трудностями…
        - То есть вы считаете, что Бог специально наделяет вашу жизнь трудностями, чтобы вы ему молились, и он вам помогал?
        - За такие слова вас могли повесить лет двести назад!
        - Поэтому я и не живу в том времени! - и он рассмеялся.
        …
        - Друг мой, расслабитесь, я просто хотел поддержать беседу. Ни в коем случае мне не хотелось разуверовать вас.
        - Тогда во что верите вы, мистер Дрейк?
        - Это очень легкий вопрос. Я верю в своих парней, верю в ветер, наполняющие паруса моей малышки, верю в деньги и да, я верю во Всевышнего, но я не фанатею от него.
        - Объяснитесь!
        - Когда у меня нет денег, я не молюсь ему и не несу последний пени в церковь - этим старым и жирным похабникам, называющим себя слугами Господня, я иду и зарабатываю деньги, знаю, что он помогает мне, и очень благодарен ему за это. Все, что сейчас в мире происходит, исходит не от Него, исходит от людей, которые хотят нажиться на Его имени. Поэтому я не хожу в церковь, мне не нужно молиться теми словами, что описаны в этой книге. Подумайте сами, несколько веков назад, здесь рядом, буквально в двух тысячах миль на восток отсюда, наши с вами сородичи убивали ни в чем не повинных людей, прикрываясь именем Господа. А времена инквизиции? Эти ублюдки чуть не вырезали всех женщин. После этих фактов я понял, людям в сутане нельзя доверять. Слушай свое сердце и не забывай про разум, и Бог не оставит тебя. Он будет направлять и днем и ночью, и беречь от невзгод. Вот моя вера, мистер Хофф.
        - Ваши высказывания мне понравились, но я все же буду придерживаться своего метода.
        - Это ваше право, повторяю, я ни в коем случае не хочу вас разуверовать. Это ваши мысли, это ваше сердце, если вам это необходимо, то я стану преступником, если буду вас убеждать в обратном.
        - Благодарю, капитан.
        - Да не за что. Слушайте, а куда вы… - не успев договорить, он напряг свое зрение, устремив свой взор на право. - Эй, вахта, что за судно справа по борту?
        - Бриг, кэп. Пушек двадцать шесть не меньше.
        - Что с флагом?
        - Не разглядеть, он обернулся вокруг мачты. Постойте… Вроде разворачивается на нас… Вот дерьмо!
        - Ну что там?
        - Черный, черный флаг - пираты и они идут на нас!
        - Я так и знал, опять эти твари. Всем приготовиться, нам нужно оказать прием нашим товарищам. Да, сейчас бербикийцы дадут нам прикурить.
        - Пираты?
        - Ну да, вы же сами говорили, что тут опасно из-за пиратов, так вот - получайте. Я не вижу в вас страха, но вы явно удивлены.
        - Есть немного. Я думал, их давно искоренили еще в шестнадцатом веке.
        - Те, о ком вы говорили, обитали у нового света, эти же будут стараться брать нас в плен, на чем мы и сыграем.
        - И как мы сыграем?
        - Я пока не знаю, но думаю, они не станут убивать всех?! - на его лице появилось, что-то вроде улыбки, но я не уверен.
        - Сколько их там, как думаете?
        - Человек сто, сто-двадцать.
        - И как мы будем бороться с ними, если их в два раза больше?
        - А вы посмотрите в своей книге, вы же сами сказали, что найдете там нужные слова в любой ситуации.
        Его последняя фраза, взбесила меня, но мне кажется, что именно этого эффекта он добивался от меня. Ко мне подбежали Эндрю и Гарри.
        - Что за чертовщина здесь твориться, Рич?
        - Бербикийские пираты хотят взять нас в плен. Мы, скорее всего, хотим им помешать.
        - Разворачивай судно, выкатить орудия, фальконеты к бою, поднять все паруса, будем идти на таран! Пойдем на всех парусах в пасть к морскому черту!
        А-а-а-а-а, - Вся команда взревела. На мгновение, я даже был счастлив находиться на этом корабле, а не на пиратском.
        - И так господа, как вы и пророчили, беда не приходит одна, я взял вас под свое крыло, так отплатите же мне «добром на добро» - он протянул нам три винтовки и пару пистолетов.
        - Мне кажется, мистер Дрейк, что вы не шелк везёте, и то, что ваш прадед был капером, отразилось на вас. - сказал я ему, беря в руки оружие.
        - Как знать, мистер Хофф, как знать! - рассмеявшись мне в лицо, он взбежал на бушприт, держа в правой руке свою шпагу, а в левой канат.
        До пиратского корабля оставалось совсем недалеко, когда он начал разворачиваться для залпа. Вся команда выстроилась на баке, кроме рулевого, парня, что стоял за фальконетом и парочки ребят у правых орудий.
        - Мистер Манси, после удара, разворачивайте судно влево, чтобы парни дали залп. А все остальные, после того, как выстрелит дракон ложитесь на пол, он будет свистеть несколько раз.
        - Слушаюсь, капитан! - повиновалась вся команда, включая нас троих. - Вот только мы не поняли, какой дракон будет свистеть, а спрашивать было неудобно.
        - Держитесь, ребятки, сейчас они будут давать залп, эти черти будут стрелять книппелями, так что пригнитесь, чтоб вам головешки не посрубало.
        Успев договорить свою фразу, послышался залп, мы все бросились на пол. Начался хаос, стреляли действительно книппелями, но мачты оказались крепче маленьких злодеев, один обвился вокруг фок-мачты, но благо он не нанес ей никакого ущерба.
        - Сейчас тряхнет! После удара - берем на абордаж. Эти ублюдки не будут ожидать от нас такой дерзости, всего двое на каждого, тем более с нами трое боевых офицеров! Так, что не робей!
        - Мы и не робеем, кэп! - отважно закричала команда.
        А, затем они начали издавать звуки, похожие на боевой клич:
        - Ху-ху-ху-ху-ху-ху-ху!
        Напряжение нарастало, близился второй залп, но мы должны были успеть. И мы успели.
        Когда до момента столкновения, оставались доли секунды, все схватились друг за друга, и стали дико орать:
        - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
        Удар, а затем залп с пиратского корабля, но было уже слишком поздно, он не смог нам навредить, так как мы уже были на борту соседнего судна.
        Пираты действительно не ожидали такой дерзости от маленького бригантина. Разъярённый как черт капитан, с такими же безумными и кровожадными чертятами, стали колоть, резать и стрелять в пиратов. Завязался бой не на шутку. В первые же минуты появились десятки трупов, все же сражаться с большинством - не равная схватка. Краем глаза я увидел, что наше судно развернулось, и прозвучал свист. Хоть был день, но салют разукрасил небо в разные цвета, а затем недогоревший метал начал сыпаться в море и на наши головы, маленькими искорками.
        - Все на пол! - крикнул кто-то в толпе и сразу же прогремел залп. Пушки «Девы Марии» были заряжены картечью. Большую часть хозяев корабля пробило на прочь, а кого-то даже снесло за борт. Бой на этом не остановился, я уже зарубил четверых, но бербикийцы все шли и шли, прозвучал еще один свист и снова залп салюта окутал небо в пестрые цвета, пираты бросились на пол, и мы с Гарри и Эндрю тоже, но вместо залпа команда капитана Дрейка начала кромсать тех, кто упал. Мы быстро смекнули и, встав, продолжили бой. Один из пиратов оцарапал мне руку, за что в скором поплатился, с помощью твердой руки Гарри, его голова отлетела от туловища и укатилась в трюм. Тут прозвучал третий свисток и опять кто-то в толпе крикнул «на пол», мы все улеглись, залп, и пиратов стало на двадцать человек меньше.
        Услышав голос Дрейка, с одной командой «отходим», мы стали бежать с корабля. Был еще один залп, но в этот раз стреляли ядрами. По всей видимости, пробили трюм. Одно из ядер достигло пороховых запасов пиратов. Вся центральная часть корпуса разлетелась в щепки. Я уже был на нашем корабле, но не Дрейк. Дожидаясь, когда последний матрос зайдет на палубу «Девы Марии», он бесстрашно отбивал все выпады, но сам не успел. Потеряв сознание, его выбросило на несколько ярдов в море. Недолго думая, я бросился за ним в пучину.
        Там в воде, я увидел, как его тело опускается ко дну. Кое-как, добравшись до него, я схватился за рукав его кителя и стал тащить изо всех сил. Пиратский бриг начал тонуть и вместе с тем затягивать нас обратно. Мой запас легких был на исходе, мышцы стали нервно сокращаться. В самый последний момент я вынырнул и, набравшись воздуха, стал кричать. Кто-то из команды бросился мне на помощь, как оказалось, это был Гарри, схватившись вдвоем, мы доплыли, до корабля, где нас вытащили остальные.
        Дрейк был без чувств и, скорее всего, нахлебался воды. Эндрю со скоростью молнии подбежал к капитану, положил его пузом на свое колено и дал ему ладонью по спине.
        - Кх-кх-кх. Вы ополоумели что ли? - когда он пришел в себя, то завалился на спину и начал отхаркиваться. - Что ж вы делаете, уже и помереть спокойно нельзя. - сказал он, улыбаясь.
        - Ха-ха-ха. - рассмеялась вся команда.
        - Что с пиратами?
        - Их корабль, чуть не утянул нас с вами на глубину.
        - Так это вы меня вытащили?
        - Мне помогал Гарри, а Эндрю откачал вас.
        - Так значит за это надо хорошенечко нажраться! - закричал Дрейк.
        - Да-да-да. - закричали все и мы в том числе.
        И достав из трюма несколько бочек с ромом, мы стали пить и пить. Много тостов было в ту ночь, и за победу и за храбрость капитана, и за тот дерзкий ход, что он предпринял. Нашу троицу тоже не обошли стороной - за спасение и храбрость, капитан, объявил, что не возьмет с нас мзду, а наоборот подарит нам те палаши, которые вручил в начале нашего пути. Я отказался их принимать, как и Эндрю с Гарри, но это пока. Мы выразили свое почтение, но отправляясь в опасное путешествие, не стоит брать такие дорогие вещи. Поэтому мы оставили их ему на сохранение. Напившись до состояния не стояния, мы завалились всей гурьбой на тюки в трюме и проспали так почти до обеда - последнего дня нашего плавания. Была уже видна земля, но очень далеко, Дрейк сказал, что плыть осталось не меньше трех часов, но мне было все равно, с этим человек можно хоть и месяц провести - не заскучаешь.
        ГЛАВА
        VII
        Последние приготовления
        И вот мы в гавани Габула. Причалив в доках, мы попрощались с капитаном Дрейком и отправились прямиком в посольство. Подходя к нему, мы обнаружили огромную военную часть, принадлежавшую нашей империи. На плаце выстроилось примерно тысяча человек, им что-то говорил старший офицер, но я не услышал - что именно, так как мы находились слишком далеко. Вокруг части курсировал франкийский патруль, по их лицам было видно, что им все это не нравиться.
        - Больно много здесь военных.
        - Они прибыли, чтобы обеспечить сохранность имперского имущества и жизни послов. - ответил Гарри.
        - Ну-ну. Здесь определенно, что-то не ладное твориться.
        - Я так не считаю.
        Когда, мы добрались до посольства, Гарри приветствовал караульного и сообщил о цели нашего визита, затем тот впустил нас. Когда мы были внутри, нас встретил небольшой зал с большой люстрой и лестницей идущей до третьего этажа. В том зале стоял еще один военный, который интересовался, для чего мы явились. Гарри повторил ту же процедуру, что и с караульным снаружи, правда, в этот раз нас никто не впустил, а предложили вместо этого посидеть на стульях возле входа. Мы уселись и стали ждать.
        - Кто-нибудь должен к нам спуститься и проводить нас. - сказал Гарри, на что я просто издал глубокий вздох, а затем положил локти на колени, уместил свое лицо в ладони и пытался уснуть, что у меня собственно и вышло. Ожидали мы, судя по всему, полчаса или около того, когда к нам спустился младший офицер и предложил, подняться наверх. По правде сказать, мы не производили впечатления офицеров, даже отставных. Опустошение запасов рома «Девы Марии» и длительное путешествие сказалось не только на нашем самочувствие и внешнем виде, но и на аромате, который витал вокруг нас.
        Наш провожатый постучал в дверь, и мы вошли в кабинет. В нем сидел полковник, который встал, увидев нас.
        - Добро пожаловать. - сказал полковник.
        - Сэр, группа для поисков рудника прибыла! - приветствовал его Везер.
        - Да-да, я так и понял, нет смысла в представлении, вас я знаю, а меня вы, скорее всего, больше не увидите, поэтому перейдем ближе к делу.
        - Как будет угодно. - ответил Гарри.
        - Что ж, я вижу вы « прямиком с корабля на балл»?
        - Именно так, сэр.
        - Хорошо. Итак, первое, что вы должны услышать - это то, что генерал Гастингс восстановил вас в званиях и временно зачислил в штаб части за этим окном. - он указал пальцем на окно справа от себя. - Видимо вы мистер Хофф?
        - Да, сэр.
        - Генерал присвоил вам звание майора. Вы, скорее всего, Гарри Везер?
        - Так точно.
        - Вы восстановлены в звании капитана, из этого следует, что вам, мистер Хитч, тоже восстановили звание старшего лейтенанта. - Эндрю с Гарри расплылись в улыбке, что не сказать обо мне.
        - Генерал сказал, что может быть присвоит мне звание полковника по возвращении в Лэффер. С чего вдруг такая щедрость?
        - Я сделаю вид, что не слышал этой дерзости из ваших уст майор, но, если вы так хотите, я вправе лишить вас звания и отправить в гарнизонную тюрьму.
        Я не стал проводить допрос полковника, да и это было не в моей компетенции. Поэтому я замолчал, а полковник продолжил свою речь:
        - Перейдем к следующему моменту. По нашим данным, рудник или их даже два находиться примерно в двух-трех днях пути отсюда. Все, что вы видите вокруг вас, является землей франков. Населенные пункты на этой земле охраняются, если вас там поймают - беды не миновать. Вы будите прочёсывать местность вчетвером вместе с Массой, может вы управитесь за день, а может и за неделю не найдете рудника, как повезет. Идите проспитесь и помойтесь, лейтенант проводит вас до казарм. К вечеру, вас будут ждать лошади, навьюченные припасами и оружием, а также ваш проводник Масса. Вопросы есть?
        - Вопросов нет.
        - Тогда вы трое свободны.
        Выйдя из кабинета, лейтенант, который нас провожал до полковника, направился с нами, чтобы показать наше лежбище и умывальники.
        Пройдя через проходную военной части, мы побрели через плац к казармам.
        - Здесь умывальники. - он указал на пару кабинок с бочками, наполненными водой. - Проходите господа. - он открыл дверь в одну из казарм, и мы вошли за ним.
        Казарма была обычная, длинное помещение с заставленными кроватями по бокам центрального прохода.
        - Сержант, я привел к вам трех офицеров. Выдайте им постельное белье и умывальные принадлежности, так же поручите кому-нибудь выстирать их одежду. - Приказал лейтенант, встретившему нас сержанту.
        - Да, сэр. Все будет в лучшем виде. - лейтенант одобрительно кивнул головой и вышел из казармы.
        - Пойдемте господа. - сказал сержант, ведя нас на склад с вещами.
        Он выдал нам свежее нательное белье, а также умывальные принадлежности, затем он приказал застелить наши постели, а потом забрать у нас вещи, которые были на нас.
        Получив все необходимое, мы искупались, отдали рядовому наши вещи, а после вернулись и улеглись в койки.
        - Замечательно, что нам присвоили звания уже сейчас. - Сказал Эндрю.
        - Даже не знаю, радоваться этому или на оборот?
        - Что наоборот, сэр?
        - Все это очень странно, когда мне предлагали эту работу, генерал сказал, что «Возможно присвоит мне звание полковника по возвращению».
        - Может, он передумал?
        - Может. Только это значит, что он передумал почти сразу после того как я согласился, так как отправились мы на следующий день.
        - Наверное, он отправил послание в тот же день, и корабль с приказом прибыл раньше, чем мы. У нас были пересадки и этот бой.
        - Даже если и так, то корабль опередил нас максимум на три-четыре дня.
        - Видимо, этого было достаточно. Я думаю, нет смысла переживать по этому поводу, сэр.
        - А ты что думаешь по этому поводу Гарри? Гарри… Спит уже.
        - Я думаю надо последовать его примеру, когда мы еще поспим в кроватях?
        - Да, надо спать. Слушай Эндрю, как трибунал узнал о том, что ты не убил того парня, когда мы были на последней вылазке?
        - Я сам рассказал об этом, когда притащил вас в лагерь.
        - Зачем? Если бы ты не рассказал то, скорее всего до сих пор служил в рядах нашей армии.
        - Вы же сами знаете, сэр. Мой язык никогда не слушался меня, вот и в этот раз он сыграл со мной роковую шутку.
        - Ясно. И Эндрю, то, что нам присвоили звание, не значит, что мы перестали быть братьями, никаких сэров и званий. Понял?
        - Понял, Рич. - расплывшись в улыбке, он закрыл глаза и уснул, а затем и я последовал его примеру.
        Проспав до самого ужина, нас разбудил сержант, который выдавал нам белье.
        - Ваши вещи выстираны и высушены, сэр. Мне сказали, что вам пора вставать и поесть перед отправлением. - он положил вещи на соседней койке и поставил на табуреты для каждого тарелку с рагу.
        - Спасибо, сержант. Можете идти.
        - Есть, сэр. - сказал он и ушел. Гарри и Эндрю уже сидели и работали ложками, когда я встал с постели. Поужинав, мы оделись и вышли на улицу. Там мы увидели трех скакунов, навьюченных провиантом, а также на каждом было по винтовке с боезапасом к ней и восьми дюймовые охотничьи ножи. Рядом с нашими лошадьми стояла еще одна, только на ней уже восседал бербикийский всадник. Крупный парень с темной кожей. Его короткие черные как смоль волосы были под квадратной шапочкой, а сам он был одет серую хлопковую жилетку, распахнутую на груди, откуда виднелось изрядное количество бербикийских оберегов.
        - Добрый вечер. - обратился к нам всадник.
        - Добрый, вы Масса, наш гид? - спросил я.
        - Да, джентльмены. - в его речи не было и намека на акцент, он прекрасно изъяснялся на нашем языке.
        - Где вы учились языку, мой друг? - задал вопрос Хитч, когда мы уселись на лошадей.
        - Здесь. Я прожил тут долгое время и почти избавился от акцента.
        - Удивительно. Как долго вы здесь жили? - продолжил допрашивать Хитч.
        - Господа, я тут не для того, чтобы рассказывать о себе, у меня есть четкие инструкции, которые дал мне ваш командир. Я, конечно, вами не командую, но настаиваю на том, чтобы избавить меня от расспросов и отправиться в путь. Вам не нужна информация о моей жизни, как и мне о вашей, мы просто выполняем совместное задание. Неспроста полковник дал вам отоспаться, сейчас у франков происходит смена караула и это единственный шанс выбраться из города, так что давайте не терять времени почем зря и уже поедем. Просто так из города не выбраться, особенно военным вроде вас. Франки сейчас очень напряжены и если патруль сцапает нас гуляющими у ворот, то наша миссия закончиться не начавшись.
        - Ваш аргумент убедителен. Пускай будет по-вашему.
        Мы поскакали на выход из воинской части в город. Уже стемнело и, патруль было легко обнаружить, так как они носили с собой лампы. Проскочив через несколько солдат, мы наткнулись на главные ворота, ведущие на выход из города. Они еще не были заперты, но их уже собирались закрывать.
        Остановившись за углом дома, Масса слез с коня и привязал его к моему. Он сказал, нам ждать сигнала, что мы собственно и сделали. Подкравшись к караульным, благо их было всего трое - двое внизу, а второй на стене. Он бросил камнем в голову тому, кто на стене и он свалился вниз к двум другим. Те двое подбежали к лежачему солдату и именно в этот момент, Масса ударил камнем по голове одного, а затем и другого. Махнув нам рукой, после того, как он решил проблему нашей задержки, мы втроем поскакали к воротам, где негр забрался на лошадь, а после мы пересекли ворота и погнали галопом в неизвестность.
        Отдалившись от Габула приблизительно на милю, мы услышали, что возле стены поднялся шум. Судя по всему, наших спящих друзей обнаружили, но нам было уже все равно, так как с каждой секундой крики становились все тише, а затем тишиной. Сменив галоп на рысь, чтобы не загнать лошадей раньше времени, мы проскакали почти всю ночь. Найдя старый почти развалившийся дом, перед тем, как начало светать, Масса остановил своего коня и предложил отдохнуть и подкрепиться здесь.
        Когда завтрак был готов, солнце уже встало и начало припекать, но не так сильно, как в Капсии, Дрейк был прав, климат здесь намного приятнее.
        - Почему мы остановились? - задал я вопрос Массе. - И для чего нужны были эти зверства у ворот?
        - Я уже говорил. Отдохнуть и подкрепиться после дороги, а что на счет «зверств», то я тоже уже это говорил, если бы они нас заметили, то схватили бы нас и посадили бы в карцер.
        - Я так понимаю, что мы будем передвигаться только ночью?
        - Да, вы правильно понимаете.
        - Но почему?
        - Во-первых из-за франкийских патрулей. То, что мы вышли из города, не значит, что мы на них не наткнемся здесь, а во-вторых из-за местного зверья. Они охотиться ночью. А спать когда они на охоте не лучшая идея.
        - Понятно. Много тут зверья, которое может нас убить?
        - Достаточно. Львы, слоны, бегемоты, крокодилы и шакалы, а также змеи, лягушки, термиты и множество разных букашек.
        - Ладно, переход был тяжелый, так что давайте уже поспим.
        - Полностью поддерживаю. - провозгласил Эндрю.
        Мы все улеглись и вдоволь отоспались, когда я открыл глаза и встал, Масса уже сидел и готовил для нас вечерний завтрак. Солнце еще не село, но уже собиралось.
        - Добрый вечер! - приветствовал я нашего гида.
        - Добрый.
        - Какой сейчас час?
        - Поздний, но у нас есть еще время для костра, через пару часов вам понадобятся шинели, которые я взял в Габуле.
        - Сегодняшней ночью было не так уж и холодно, зачем нам шинель на следующую?
        - Чем мы дальше от воды, тем холоднее саванна, да и к тому же количество адреналина в вашей крови не давало вам замерзнуть.
        - О, завтрак! - сказал только что проснувшийся Хитч.
        - Еще не готово, мистер, но уже скоро. - недовольно высказался Масса, а Эндрю сел рядом со мной у костра.
        - Сколько вам лет? - спросил я у нашего повара.
        - Какая вам разница, мистер. Повторю еще раз, мы выполняем с вами задание, о том, кто я, вам не нужно знать, потому как мы с вами больше не увидимся. Давайте так, я не задаю вам вопросов, а вы мне, договорились?
        - Если вы не хотите нам открыться, то как мы будем доверять вам?
        - Вы уже это сделали. Вы ускакали за мной в неведомые для вас земли, для поисков неизвестно где алмазных рудников. Да и вообще, если бы я хотел вас убить, то самый подходящий момент был сегодня днем, пока вы спали.
        - Убедительно звучит.
        - Я о том же.
        - Ладно, вы не можете рассказать нам о себе, но вы ведь можете рассказать нам об этих местах? - влился в разговор, только что вставший, но не до конца проснувшийся Гарри.
        - У нас нет на это времени. - сказал Масса.
        - Почему, солнце относительно высоко, а значит и времени у нас полно для рассказа. - продолжил допрос Гарри.
        - И что вы хотите услышать?
        - Может быть легенду или придание. Вы знаете какие-нибудь легенды?
        - Знаю одну. Эту легенду знают все, кто живет в этих местах. Это легенда о «Черном льве».
        - Нам будет интересно ее услышать!
        - Ладно. Говорят, по саванне блуждает черный лев, он намного больше, чем его сородичи, а также в разы сильнее и быстрее их. Кто-то считает его выдумкой. Некоторые говорят, что это просто вид львов, как альбиносы, но те, кто его встречал и остался жив, придерживаются одного и того же мнения, что это дух здешних мест. Я расскажу то, что знаю, а решать, кто этот зверь предоставлю вам.
        Много лет назад недалеко от сюда, жил один воин Нанчу, он выделялся среди своего племени - был самым быстрым, ловким и сильным охотником. Все думали, что после смерти вождя племени, Нанчу займет его место, но этого не случилось. Нанчу был не только сильнейшим, но и самым хвастливым среди окружающих. Он постоянно пытался показать свое превосходство над другими.
        Как-то раз племя собралось на охоту. Для того, чтобы прокормить племя, достаточно было поймать двух газелей, но только не для Нанчу, он решил испробовать новый метод бахвальства. Когда племя наткнулось на дичь, то Нанчу стал пускать стрелы из своего лука в одну за другой, все стрелы попали в свои цели, потому как Нанчу был еще и метким стрелком. Нанчу стал радоваться, ведь теперь племени, не придется охотиться долгие месяцы.
        Когда все вернулись с охоты, вождю рассказали, что Нанчу убил всю дичь, которую они принесли. Тушь было настолько много, что нам даже пришлось оставить большую часть.
        Когда вождь услышал это, то он изгнал Нанчу из племени. Вожак приказал ему забрать столько тушь, сколько сможет унести и покинуть их селение. Нанчу попытался воспротивиться приказу вождя, но даже те, кому он нравился, не поддержали его, и ему пришлось уйти.
        Когда он покинул место своего обитания, то понял, что столько дичи, сколько он тащил с собой, было ему не нужно, а так как он не мог съесть больше, а остальное стало гнить, то ему пришлось просто ее выбросить.
        После нескольких дней скитаний, он наткнулся на гору и решил направить свои стопы к ней. Дойдя до нее, он решил, что впредь будет жить здесь и никогда больше с нее не слезет, отчасти он был прав. Он долго подымался и, жара становилось все невыносимее, когда он добрался до пещеры. Он подошел вплотную к пещере и почувствовал, как из нее тянет живительной прохладой. Оказавшись внутри, его встретила кромешная темнота, пот побежал с него рекой, но это было не от жары, а от страха. Нанчу никогда ничего не боялся, но в этой пещере было что-то неизведанное и пугающее его. Он осмелился пойти дальше, но не из-за того, что он пересилил свой страх, а потому что услышал, как струйки воды бегут по камням в глубине пещеры. Пройдя до самого конца, он увидел ручей, сбегающий с вершины горы, на которую он собрался. Напившись, ему вдруг захотелось сильно спать, он пытался бороться со сном, но в итоге проиграл.
        Вдруг перед ним предстало розовое небо, зеленые луга и озеро с чистейшей водой, в которой можно было увидеть дно. Но когда он зашел в озеро, вода вдруг стала багровой, луга стали черными, а небо затянуло тучами, и стала в округе бушевать гроза. Он не понял, что происходит, ему стало страшно. Обратив свой взор на берег, он увидел, как сотни животных пытаются скрыться от охотников, но их попытки спастись были тщетны. Убив всех до единого, они стали бросать трупы убитых в озеро, где они гнили, в этот момент с них лилась черная жидкость, которая осушала почву и все в округе тоже стало гнить. Та же картина повторялась с ним раз за разом, пока он не стал кричать и, схватившись за лицо, не побежал прочь, но сколько бы он не бежал, он всегда оставался в озере наблюдая одну и ту же картину.
        Проснувшись, он услышал голос, который сказал ему «Встань страж, теперь ты дух саванны. Ты сильнее слона, быстрее гепарда и умнее любой обезьяны. Теперь ты будешь нести гармонию в этот мир. Защищать слабых и наказывать любые преступления. Ты будешь духом справедливости, духом мщения. Иди к людям и зверям, теперь ты будешь хранить тот хрупкий союз между ними»
        Он не поверил в то, что с ним произошло, но когда он подполз к ручью, то увидел в отражении не свое лицо, а морду черного льва.
        - Занимательная история, Масса! - сказал я ему.
        - Занимательная, но теперь нам пора в путь.
        - Да, поехали, солнце уже село.
        ГЛАВА
        VIII
        Обнаружены
        Продолжив свой путь в потемках, мы не наткнулись, ни на животных, ни на людей. Объезжая селения, мы останавливались только для того, чтобы набрать воды в редко встречающихся водоемах. Большую часть пути мы уже преодолели. Масса сказал, что скоро мы доберемся до мест, в которых предположительно есть рудники.
        Уже под утро, мы не нашли лучшего места как пещеру в скалах поодаль водоема. Это было самое подходящее место для того, чтобы скрыться. Пещера выглядела нетронутой, а вода настолько грязной, что не сгодилась бы и для животных. Было решено отдохнуть здесь, я предложил свою кандидатуру в качестве караульного, пока все спят, но Масса сказал, что в этом нет необходимости, надеюсь, он прав.
        Когда все улеглись спать, я не мог уснуть первое время. Ночью было очень холодно и, даже шинель меня не спасла, поэтому мною было предпринято решение, спать возле входа, чтобы хоть немного согреться, а если сильно припечет, я в любом случае смогу перебраться глубже.
        Все спали, когда меня разбудили звуки фыркающей кобылы и чьи-то шаги, ступающие по гравию. Поняв, что это не сон, я вытащил пистолет из кобуры и вышел из пещеры. Выйдя наружу, я увидел, что наши кони, так же стоят в тени под деревьями, но на одном из них отсутствовала винтовка.
        - Не шевелись. - сказал человек, изъясняющийся на франкийском, ткнув дулом винтовки мне промеж лопаток.
        - Я не причиню тебе зла, если ты этого не заделаешь. - сказал я на франкийском. Ну и далее беседа последовала на этом языке.
        - Я не собирался тебе причинять зла, просто увидел четырех лошадей и подумал, вдруг вам нужна помощь, но когда подошел к пещере, то увидел, что вы спите.
        - А зачем винтовку взял?
        - Просто, я таких еще не видел, вот и полюбопытствовал, а потом ты вышел, и чтобы меня не подстрелили, я принял меры. - сказав это, он убрал от меня дуло, а когда я повернулся, то он вовсе передал ее мне. Передо мной стоял парень, двадцати лет, одетый во фракийскую военную форму, на голове у него была шляпа, но она его не спасала, так как лицо его было обгоревшим.
        - У вас не найдется воды? Эта лужа не пригодна для питья. - задал я ему вопрос.
        - Да, вот возьмите. - Он отстегнул флягу от ремня и отдал мне. Я пил так, как будто воды на моих губах не было двое суток. - Вы кто? - спросил у меня франк.
        - Простые охотники.
        - На газелей или на львов?
        - На газелей.
        - О-о-о, газели очень вкусные, не свинка, конечно, но тоже пойдет.
        - А вы кто, месье?
        - Я служу неподалеку. Сейчас в патруле, слежу за этой местностью. - Не зря я начал разговор на его языке, иначе получил бы пулю в спину, к тому же из своего ружья.
        - А почему вы один?
        - Большого количества людей здесь не требуется, да и местные на большое количество военных бурно реагируют. - он посмеялся, и я тоже.
        - Я не думал, что здесь нужно что-то охранять?
        - Вот вы и ошиблись, браконьеры повсюду, да и самих животных мы отстреливаем, чтобы не нападали.
        - А на кого они нападают?
        - На нас, на местных, на таких как вы «охотников», ну и на рудокопов.
        - На рудокопов?
        - Да.
        - А что за рудник?
        - Он находиться там. - он указал на север. - Там добывают алмазы, но на вашем месте я бы туда не совался. - когда он сказал про рудник, моей радости не было предела, но я еле сдержал свои эмоции.
        - А вы не могли бы показать мне на карте где он, чтобы мы вдруг не забрели туда?
        - Конечно, давайте карту я отмечу все. - я подал ему карту, он поставил метки и обвёл их карандашом. - Вот теперь точно будите знать, где он.
        - А почему вы не советуете туда идти?
        - Этот рудник принадлежит одному частному лицу, и он очень хорошо охраняется, вас могут подстрелить, если вы забредете туда без приглашения, но таких случаев еще не бывало.
        - Рудник видимо охраняется военными?
        - Да, там есть пару, но руководят всеми наемники. Грубые парни и лучше с ними не шутить. А вы откуда, держите путь, не из Габула случайно?
        - Да, от туда.
        - Наше командование говорит, что саксы хотят напасть на колонию ради этого рудника, что б его.
        - Постой-постой. То есть саксы знают, где находиться этот рудник?
        - Конечно, все об этом знают, мы сами им и рассказывали.
        - Когда?
        - Ну, в пабах, например, или на охоте.
        - Послушай, я тут новенький. Ты хочешь сказать, что между саксами и франками тут что-то вроде союза.
        - Ну да. Мы заключили давным-давно союз, они не нападают на нас, а мы на них.
        - Интересно.
        - Война между нами давно закончилась, зачем нам воевать? Странный вы какой-то. Ладно, я пойду, мне уже пора.
        - Да-да.
        - Пейте больше воды и старайтесь меньше быть на солнце.
        - Спасибо. - он ушел, перед уходом он не забрал флягу, а я забыл ему про нее сказать. Видимо тут такие обычаи, что если встретил путника, поделись с ним всем, чем можно. Я улегся дальше спать, но лежа на подстилке и думая об этой встрече, мне не спалось.
        Он отметил, где находиться рудник. Между саксами и франками союз. Если государства находятся в содружестве, то зачем Масса оглушил тех караульных. Если есть союз, то саксы могут спокойно передвигаться. Зачем войскам империи прибывать в Габул. Дрейк вез сюда не шелк, а оружие или порох, иначе откуда на обычном торговом судне столько оружия и матросов, которые бились как настоящие воины? Но самое главное, что о руднике все знают и это очень странно, потому как зачем посылать трех бывших офицеров на поиски того, что и так известно. Кто-то играет коварную игру, но кто? Нужно добраться до рудника и там уж точно все встанет на свои места.
        В конце концов, сон одолел меня на недолгое время. Мне приснилась Клэр, она была очень красивой и счастливой. Сидя за своим любимым вышиванием, она напевала очередную веселую песенку своим ангельским голоском.
        - Тебя долго не было.
        - О Клэр, ты прекрасна, как всегда. - я хотел ее обнять, но она оттолкнула меня.
        - Не надо подходить, Ричи.
        - Что случилось, почему я не могу обнять тебя?
        - Тебе нужно возвращаться домой.
        - Я уже почти у своей цели, зачем мне сейчас домой? - немного помолчав, она продолжила.
        - Тебе не надо ехать дальше, бросай все и отправляйся домой.
        - Но почему?
        - Если ты так не сделаешь, то очень горько пожалеешь.
        Вдруг все исчезло, и настала темнота. Я вдруг почувствовал, что меня кто-то тормошит и этот был Масса.
        - Пора вставать, ужин уже готов, мы все ждем только вас.
        - Да, уже встаю.
        Встав с подстилки, я убрал ее обратно в сумку и уселся на камень, возле которого меня ждала тарелка с мясом и печеной картошкой.
        - Как спалось, Рич? - задал вопрос Эндрю.
        - А что такое?
        - Когда ты спал, у тебя на лице была улыбка.
        - Мне приснилась жена.
        - Везет, мне моя почему-то не хочет сниться. - рассмеявшись, пытался приободрить всех окружающих Эндрю.
        - Толи еще будет, мой друг. - подбодрил его я, когда все уже начали собираться к отъезду.
        Я хотел сказать, что бодрствовал, когда все спали, но была большая вероятность, что кто-то из них интриган. Может, Масса - темная лошадка, которая ничего о себе не ведает или Гарри - бывший офицер, избежавший расстрела, ну или Эндрю - испугавшийся за годы, которые мог потерять в тюрьме, а может и все трое в этом погрязли, но вот только в чем?
        - Ну что, закончил? - спросил меня Эндрю.
        - Да, сейчас помою и отправимся. - помыв тарелку после ужина, я сунул ее в сумку и взобрался на лошадь. - Поедем на север, у меня хорошее предчувствие, что в скором времени мы найдем рудник.
        - И с чем связано это предположение? - спросил Гарри.
        - Клэр во сне сказала.
        - Ты считаешь, что твой сон как-то связан с реальностью?
        - А почему нет, мы все равно будем искать его во всей округе, так почему не начать с моих догадок?
        - Что ж, поехали, всё-таки ты старший по званию.
        Во время пути, нам послышался вой шакалов, и рычание львов, благо никто за нами не последовал, проскакав всю ночь, я не чувствовал в себе усталости, как и остальные мои товарищи. Уже на рассвете было решено остановиться на небольшое время, чтобы передохнуть и отправиться дальше. Сидя у костра, Гарри подошел ко мне и попросил карту.
        - Зачем тебе карта, ты боишься заблудиться?
        - Я хочу отметить местность, с которой мы начнём.
        - Я сам отмечу. - вытащив карту и карандаш, я отметил наше местонахождение.
        - А это что за отметка? - сказал стоящий за моей спиной Эндрю. Гарри и Масса тоже подошли посмотреть.
        - Что это Рич? - спросил Гарри.
        - Я отметил, где может быть рудник.
        - Из каких данных ты исходил?
        - Есть теория, что алмазы появляются глубоко в недрах земли и выноситься на поверхность вулканом. На прошлой стоянке я заметил гору и судя по всему это вулкан. Если это вулкан, то магма при извержении выбрасывалась в разные стороны, но скорее всего это было справа от горы. - Все повернулись в сторону вулкана и, недолго всматриваясь, Гарри продолжил допрос.
        - И почему справа?
        - Посмотри на скос верхушки. Видимо магма выплескивалась именно справа, начнем оттуда, если не там, то точно вокруг мы обнаружим рудник.
        - Пусть будет по-твоему.
        - Ты расстроен?
        - Нет, жажда мучает, хочется бренди.
        - Закончим дело и отметим наше отплытие за бокалом бренди, мой друг.
        - Ловлю на слове. Ну раз мы определились с маршрутом, то пора ехать.
        Мы поскакали как я и хотел к вулкану, а точнее туда, куда указал франкийский солдат.
        Был уже полдень, когда мы увидели повозки, окруженные солдатами, а за повозкой кимберлитовую трубку.
        - Стойте. - закричал нам Масса.
        - Что такое? - Спросил я
        - Патруль.
        - И что?
        - Как это и что? Если они нас заметят, то пристрелят нас.
        - Я в этом сомневаюсь.
        - Это еще почему? - спросил Гарри.
        - Вчера, когда вы спали, я бодрствовал и мне встретился франкийский военный.
        - Что? - спросили все трое разом.
        - А то! Я не хотел говорить вам раньше времени, но вы меня вынудили на это, не знаю, зачем мне было отправляться в такую даль и для чего, а также, кто из вас меня сюда завел. Ты Гарри, может ты Эндрю или ты Масса. Так вот, этот военный поведал мне, что между саксами и франками существует союз, а самое мать вашу странное! Зачем искать то, что и так обнаружено?! - и я указал рукой в сторону трубки.
        - Нет смысла ждать, нужно действовать. - сказал Масса и Гарри кивнул ему.
        Патруль уже был близко к нам, они кричали, чтобы мы посторонились. В тот самый момент, Масса и Гарри вытащили винтовки и начали обстреливать группу. Те не ожидали этого и начали стрелять в ответ, Массу убили на месте, а мы с Эндрю пустили коней в галоп. Гарри в этот момент подстрелили и схватили. Я смотрел назад, не следуют ли за нами, но в этот самый момент, пуля, выпущенная франкийским всадником, угодила моей лошади в бок. Лошадь визжит и падает. Последнее, что я видел это то, как Эндрю разворачивался ко мне, а затем стремительно приближающаяся земля к моему лицу и темнота.
        - Просыпайтесь, мистер Хофф. - произнес чей-то голос с франкийским акцентом.
        - Где я? - открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь связанным в какой-то комнате похожей на кабинет. Рядом сидел привязанный к стулу Эндрю, с кляпом во рту. За моей спиной стояли двое франкийских военных, а напротив меня, стоял низкий и толстоватый мужчина в очках, одетый с иголочки в синий костюм, куривший сигарету, накручивая свои усы и изредка потирая свою залысину.
        - Вы куда так стремительно пытались попасть?
        - А кто вы?
        - А я хозяин этих земель. Давайте я, буду вести монолог, отвечать на ваши вопросы мне не очень хочется. Так вот, меня зовут Клод Готье, эта кимберлитовая трубка, за которой вы охотились, принадлежит мне. Понимаю, что военные просто исполняют приказы своего руководства, но даже мне не ясно, почему вы не задали всего один вопрос, и я объясню какой. Вы считаете, что прииски сами по себе отрываются? Чтобы появилась такая трубка, ее для начала нужно отрыть, с вашими навыками вы и за двадцать лет не справились бы. Так вот, если вам известно предположительное местонахождение алмазов, то чтобы их найти нужно, рыть почву днем и ночью. Но это не так важно. Когда ты являешься очень богатым и влиятельным человеком, хочешь ты этого или нет, у тебя появляется очень много влиятельных друзей, которые помогают тебе. Когда вы стояли в гавани Лэффера, я уже знал, куда вы направляетесь.
        - Но как?
        - Тихо! Я буду говорить и, если мне захочется, то я задам вам вопрос, мистер Хофф, вы сейчас немного в неудобном положении. Продолжим. Зная, что эта жирная свинья Гастингс, направляет сюда троих бывших вояк, я задался вопросом, зачем ему это? Он наплел вам сказки, про алмазные горы, которые должны здесь храниться и ждать, когда их освободят, но дело в том, что все, кто здесь живет, знают про этот рудник, абсолютно все! Он отправляет ко мне Гарри Везера - штрафника ждущего расстрела, Эндрю Хитча - солдата, которого ждали годы тюрьмы и Ричарда Хоффа - потерпевшего неудачу командира на полях сражений, аристократа, который проиграл душу в карты. Затем я стал задаваться вопросом, а зачем это все было нужно, для чего? И вот что я нарыл. Оказывается, этот ублюдок Гастингс, возжелал мой прииск, но была одна тонкая особенность, мой прииск находиться на франкийской земле и что потом? А потом, он находит трех идиотов, чтобы спровоцировать конфликт между двумя странами и отбить колонию. Его план мог сработать, если бы он не был тупицей и, если бы не отправил таких же идиотов, как и он сам исполнять его волю.
Вы проиграли мистер Хофф и за свое поражение вы дорого заплатите.
        - Даже если это и правда, как бы мы спровоцировали конфликт?
        - Хороший вопрос и я на него отвечу. - он махнул солдатам, и они придвинули наши стулья с Эндрю к окну. - Видите там внизу эшафот?
        - Да.
        - Сейчас, вашему другу, мистеру Гарри Везеру отсекут голову гильотиной. Гастингс, предложил ему одно дело. По задумке, Везер должен был нарваться с военными на конфликт, в котором его бы ранили, а вы, вступившись за него, были бы убиты. Он должен был играть слюнтяя, но что-то пошло не по плану.
        - Что за идиотизм, нас могли бы просто отправить в часть, которая в Габуле, и там бы мы и сделали это, зачем придумывать сказки?
        - И на этот вопрос я отвечу, мистер Хофф. Так как вы стали бы военными в Лэффере, то вас ни за что в жизни не отправили бы в Габул. Объясняю почему, во-первых, зачем вас отправлять на другой край света, когда есть полно пустых частей, второй момент - часть, которая находиться здесь - расформировывается, а значит, назначений никаких не должно быть. Вы хоть читали приказ о назначении?
        - Мельком, просто поставил подпись и делу конец.
        - Ха. Вы меня все больше удивляете, нужно читать документы, которые вы подписываете. Я, конечно, не знаю, что там было в том приказе, но скорее всего, он гласит о том, что вы призвались из Габула, а принял вас тот полковник, который давал вам последние указания. Так вот, Везер нарывается, вы с мистером Хитчем погибаете и, негр с мистером Везером удирают, чтобы оповестить войска о нападении, на «Действующих офицеров» саксонской армии. Вот это поворот, не правда ли? Единственная договоренность нарушена с франкийской стороны, и тут в ход вступает армия, свезенная с южных частей Бербикеи, гремят выстрелы винтовок и пушек, привезенных с востока. После этого печального исхода Гастингс овладевает этой колонией и собирает денежки с моего прииска, или другой сценарий, франки пытаются сгладить конфликт и передают землю во владения саксам. Вот только хрен вам всем саксонские свиньи! Это земля моего народа и вы ее не получите!
        - А что насчет Массы?
        - Тот негр, да черт его знает, видимо, и он как-то задолжал Гастингсу. Видите, в чем соль вашего путешествия, вы пытались избежать проблем, а в итоге опять на них наткнулись. Везер - хотел избежать казни, но у него этого не получилось. Хитч - не хотел сидеть в тюрьме, а в итоге проведет не десять лет в ней, а всю оставшуюся жизнь. Что касается вас - здесь судьба сыграла с вами злую шутку. Я на самом деле испытываю к вам хорошие чувства и отпустил бы вас, но не могу. - он махнул рукой, палач, увидев жест, опустил рычаг, и гильотина отрезала Гарри голову. - Везера казнили франки, за дело он напал на военных. Я не хочу допустить конфликта между нашими странами, поэтому остаток ваших дней вы проведете в тюрьме. Мне очень жаль вас, мистер Хофф. Уведите их!
        Нас с Эндрю швырнули в камеру, где нам пришлось бы просидеть до конца своей жизни.
        ГЛАВА
        IX
        К недрам
        Наше пребывание в тюрьме затянулось уже на месяц, мои мысли были заняты Клэр, тем, что нас предали и как выбраться из этой камеры. Помещение, в котором мы находились, нельзя назвать даже тюремной камерой, в углу стояло ведро, а напротив два матраса набитых сеном, с жалким подобием подушек. Ни стульев, ни стола - ничего не было, а вместо окна была маленькая прорезь в стене, позволявшая высунуть только нос, чтобы вдохнуть свежего воздуха. С нами обращались как со свиньями, а кормили еще хуже. За месяц мы обросли волосами, как и на голове, так и на лице. В общем, говоря, мы уже не походили на людей, а на что-то между человеком и приматом, лазающим по деревьям, только в отличие от приматов, у нас не было свободы.
        - Нам нужно как-то выбраться отсюда, Рич!
        - Скажи мне способ, и я сбегу быстрее, чем ты произнесешь мое имя.
        - Нашел время для шуток.
        - Теперь у нас его достаточно. Мы должны провести здесь остаток своих дней.
        - Не думаю…
        - Посмотри правде в глаза, через эту щель, пройдет только наш палец, не ты не я туда не пролезем. После того как нас сюда запихали, нас никто не выпускал. У нас нет ничего, чтобы поспособствовало побегу.
        Вдруг мы услышали, как в замочную скважину нашей двери просовывают ключ, после того как дверь открыли мы увидели, стоящего за ней франка в военной форме.
        - Вставайте, оба. - сказал солдат.
        - Зачем?
        - Вас обоих хотят видеть, но для начала, вам нужно помыться. Так что пошли. Живо!
        Мы встали и вышли из камеры, когда мы оказались снаружи, то обнаружили еще двух солдат с винтовками в руках.
        - Ну что, долго еще вас ждать, шевелитесь. - сказал военный, который заходил к нам в камеру, а когда мы выходили тот пнул Эндрю так, что тот свалился с ног.
        - Ах ты тварь! - после того как Хитч встал, он попытался удавить своего обидчика, но вместо этого он получил прикладом в живот. Я успел его схватить, но конвоир подумал, что я тоже хочу напасть на него и тогда он вознаградил меня за отвагу тем же ударом, что и Эндрю
        - Встать! Без глупостей ясно вам иначе пристрелю вас как бешеных псов. Пошли вперед!
        Мы прошли по коридору до большой комнаты, в которой лежал шланг.
        - Раздевайтесь. - сказал все тот же солдат, скорее всего, он здесь главный.
        Мы разделись и нам приказали бросить одежду в корзину, затем нам кинули по куску мыла и отправили в конец комнаты. Как только мы до него дошли, нас с Эндрю стали поливать из шланга. Вода была холодная, но мысль о том, что ты не мылся месяц, перевешивала неудобства. Когда мы закончили, нам выдали белые рубахи и штаны, похожие на те, что выдают больным в психушке.
        - А обувь нам не полагается? - спросил я.
        На мой вопрос не стали отвечать, а просто кинули в нашу сторону, пару сандаль. После того как мы оделись, нас повели по знакомому мне коридору, где я уже бывал, затем нас затолкали в кабинет, в котором мы уже сидели месяц назад и там я увидел Готье.
        - Я уже заждался вас, как вам санитарные нормы в нашей обители?
        - Немного прохладно.
        - Зато очень свежо, мистер Хитч, но давайте не об этом. Сегодня я нахожусь в хорошем настроении, мне потребовался месяц для того, чтобы преодолеть нервный срыв, в котором вы виноваты.
        - Как опрометчиво с нашей стороны допустить такую оплошность. - сказал я.
        - Не стоит меня бесить господа, мое настроение очень изменчиво, да и вообще, я хотел вам предложить кое-что.
        - И что же?
        - Я подумал, зачем зря тратить ваше время в пустую, да еще и бесплатно вас кормить. Поэтому я решил предоставить вам выбор.
        - Та еда, которую вы нам даете, и свинья не будет жрать. - выразился Эндрю и сплюнул, на ковер. Готье обратил на это внимание, а затем кивнул солдату, стоящему за нашими спинами. Тот подошел к Хитчу и дал ему ладонью по шее.
        - В этом вся уникальность человеческого организма, это еще раз доказывает, что люди могут адаптироваться в любой среде! - продолжал Готье.
        - Вы посадили нас в камеру, чтобы ставить над нами опыты?
        - Что вы, мистер Хофф, я не ученый. Я простой делец, жаждущий только одного…
        - И чего же?
        - Это очень просто, денег! Всему виной деньги, все воины из-за этих маленьких проказников, способных сотворить с человеком, как зло, так и добро. Смотря как их применить. Так вот, я подумал, почему они должны сидеть в моей камере без дела, и я решил, что либо вас продам, либо вы будите работать. К сожалению, продать вас некому, поэтому вы будите работать.
        - Нам, конечно, сказочно повезло, но в чем заключается выбор?
        - А это тоже легкий вопрос, либо вы отправляетесь на дно трубки, либо на эшафот, где вам отсекут головы.
        - А вы не боитесь, что вас могут арестовать?
        - Ха-ха-ха, друзья мои, вашего негра пристрелили месяц назад. Вашего товарища Везера лишили головы так же месяц назад. За все это время ваши войска не двинулись с места, а знаете почему?
        - И почему же?
        - Да потому что мне наплевать на вас и на вашу армию, которая покинула Габул неделю назад.
        - Как покинула?
        - Да вот так! Видимо, что-то пошло не так и всех военных отправили грабить другие страны нашего земного шара. Вы двое теперь моя собственность и я буду распоряжаться вами, как мне захочется.
        Прошло полтора года с нашего разговора с Готье. Мы стали очень худыми и обросли волосами как звери. Основная часть рабочих были местные, чей язык нам был не понятен, а с солдатней и наемниками нам было запрещено общаться. Каждый день с того последнего разговора с хозяином данной клоаки, нас будили в пять утра, для того, чтобы тягать телеги с рудой. Каждый день, мы выталкивали вагонетки с недр на поверхность трубки. Никто с нами не разговаривал и не помогал - это было запрещено не только нам, но и людям, окружавшим нас. Единственный, кто был с нами все это время - это кобыла, которая тащила за собой вагонетку, которую мы с Эндрю толкали наверх. Нас кормили какой-то кашей разбавленной водой, никакого мяса или овощей нам не давали, мы часто болели из-за недостатка витаминов или может от того, что последний раз мы купались месяц назад, никто этого не знает. К нам как-то приходил врач, потому как Эндрю мучился от дизентерии, он дал ему лекарства и после этого нам поставили умывальник, в котором мы могли помыть руки. Так нам жилось на протяжении полутора лет. В скором времени мы с Эндрю тоже перестали
общаться, нам нечего было обсудить, да и что собственно? То как мы толкаем вагонетку туда-сюда, или какой прекрасной была похлебка на этот раз, а может это было из-за того, что, отработав, мы приходили в камеру и падали в жалкое подобие кровати, не ужиная и не умываясь.
        Отчаянье - вот наш близкий друг, никакой надежды на наше спасение не было. Одна только мысль посещала мою голову и не давала мне умереть - это мысль была о Клэр. Я знал, что скоро ее увижу, но за то время, которое мы провели здесь, не было не единой возможности сбежать. До одного момента, который произошел на двадцатый месяц нашего пребывания в столь отдаленном месте.
        Кимберлитовая трубка переставала давать свой урожай, по всей видимости, она начинала истощаться. Я видел пару раз Готье, находящимся в бешенстве после разговора с рабочими. Он спрашивал, где камни, а они в ответ разводили руками и махали головами. Его это повергало в безумие. Один раз в таком припадке он начал колотить одного рабочего, да так что убил его. Обычно после таких ситуаций, он уезжал один. Но в этот раз, он уехал с начальником охраны, скорее всего, они пьянствовали в Габуле, но это не важно. Важно то, что два самых главных человека на прииске уехали. От военных тоже не было и следа, а из наемников охрана так себе.
        Был уже поздний вечер, когда мы совершали последний подъем. Все рабочие уже ушли по домам, а наемники как будто совсем про нас забыли. Я слышал, как они пьянствуют наверху и тут впервые за год Эндрю заговорил со мной.
        - Это наш шанс, Рич, еще никогда они про нас не забывали. Если мы сейчас им не воспользуемся, то просидим тут до конца жизни.
        - Что ты предлагаешь?
        - Оставим вагонетку тут, а сами пойдем вместе с лошадью наверх, когда мы выберемся на поверхность, то поскачем в Габул.
        - Слишком все просто.
        - Самый простой план - самый изящный и выполнимый.
        - Не спорю, но посмотри на эту клячу, я не уверен, что вообще на ней когда-то был наездник. Она попросту нас не утянет!
        - Она толкает вагонетку на протяжении всего того времени, что мы здесь.
        - Вагонетка - это одно, а бежать галопом с двумя всадниками - совсем другое.
        - Слушай, Рич, может тебе здесь и нравиться, а мне уж точно нет. Сейчас самое, что ни на есть время, чтобы сбежать, и я не упущу этот шанс. Если ты хочешь, то оставайся, а я пошел.
        - Постой, как мы избавимся от оков?
        - В мастерской, возле тюрьмы, нам их ставили, значит, там есть инструмент для того, чтобы их снять.
        - Ладно, пойдем. - мы тихонько с отвязанной от вагонетки лошадью пошли в сторону мастерской. По мере приближения к поверхности, пение и хохот надзирателей, становился все громче, а моя надежда на освобождение все больше, но так же мне было все страшнее и страшнее.
        - Так, заведи лошадь за угол, а я пока поищу инструмент.
        - Хорошо. - Эндрю, зашел в мастерскую, а я тем временем ждал его за углом мастерской, откуда можно было следить за зданием наемников.
        - Нашел! - тихонько и ликующе произнес Эндрю, выходя из мастерской с молотком и железным тонким прутом.
        - Сначала ноги, если нас обнаружат, то ноги нам пригодятся.
        - Согласен. - Эндрю вставил прут в кольцо моей части кандалов, которые были на ногах и осторожно выбил защелку из них, затем он сделал это и со своей стороны. - Наконец-то мы сможем отойти от друг друга. - Произнес он с улыбкой. Я на самом деле тоже этому был очень рад.
        - Давай руки и помчали. - я подставил ему запястья, как только он сделал последний удар, я услышал за своей спиной голос. Мы замешкались и совсем позабыли о том, чтобы следить за дверью. Один из наемников вышел помочиться и в этот момент, он увидел, как двое беглецов пытаются освободиться.
        - Это что за хрень? Парни! Тут эти двое пытаются сбежать! Скорее сю… - Бросившись на него, я свернул ему шею, когда он начал орать.
        - Скорее, Эндрю, наш поезд отходит. - Эндрю не успел снять путы и с ограниченным движением мы побежали к кобыле. Эта дура испугалась крика и поскакала, куда глаза глядят.
        - Лови ее, Рич!
        - Я пытаюсь! - в этот момент остальные наемники выбежали на улицу и погнались за нами, периодически постреливая по нам из пистолетов, а кобыла все неслась вдаль. - Тварь! Ну и пошла ты! - мы уже были обнаружены. Я увидел, что рядом стоят скакуны наемников. Бросив гнаться за беглянкой, мы устремились именно к тем скакунам. Я стал отвязывать лошадь. Когда вроде было все кончено, я обернулся, так как Эндрю отстал и увидел страшное зрелище. Одновременно три человека проткнули его тело штыками и помчались за мной. Последнее, что я от него услышал - «Беги-и-и-и!».
        - Ублюдки! - закричал я что есть сил. И взобравшись на лошадь, я поскакал, прочь от этого проклятого места. Мне сопутствовала удача, так как все были мертвецки пьяные, и погоня не продлилась долго. Даже когда стук копыт за моей спиной и взрывы пистолетных выстрелов совсем стихли, я не останавливал свою лошадь, а мчался, пока не загнал ее. Лошадь с диким ржанием упала на бок, а я чуть не сломал ногу в момент падения, но и это меня не остановило. Встав на ноги, я бежал изо всех сил прочь от рабства. Пробежав всю ночь, силы начали покидать меня и, под утро мне пришлось зарыться под скалу, где я проспал почти до вечера.
        Меня разбудил шорох возле моего лица. Открыв глаза, я вскрикнул от ужаса, передо мной сидел черный лев. Он не стал на меня бросаться, а просто сидел и смотрел.
        - Ты уже очень долго спишь, пора тебе идти, иначе твои неприятели тебя настигнут. - сказал он мне. Я протер руками свои глаза, не веря им, а он продолжил. - Держись востока. Масса вас специально вел неверной дорогой, чтобы на случай вашего побега или возвращения, ты не смог вернуться.
        - Я это понял, после того как франк показал мне местонахождение прииска.
        - Они уже тебя ищут, тебе скорее надо продолжить свой путь, я бы подбросил тебя, да только старый уже.
        - Кто ты?
        - Масса поведал тебе мою историю, точнее это не я, а один из людей, который был черным львом. Тебе сейчас не стоит об этом думать, просто вставай и иди.
        - Даже если я приду в Габул, меня там схватят!
        - Тебе нужно добраться до дока, там тебя будет ждать твой знакомый, он и заберет тебя.
        - О ком ты?
        - Человек, чей близкий друг женщина! Ступай. - он зарычал, да так что мне стало страшно и вдруг я открыл глаза и понял, что это был сон. Выбравшись из-под скалы, мои глаза увидели закат и темную фигуру в горах, а затем та фигура издала рык и скрылась за камнями.
        Тут я посмотрел в сторону и увидел ту клячу, которая была с нами почти два года, признав во мне знакомого, она сама подошла и, взобравшись на нее, мы поскакали на восток.
        Прятавшись среди камней, когда были слышны звуки приближающихся людей и, передвигаясь только ночью, я все-таки добрался до Габула. Было уже утро, и я стал ждать, когда будут открыты ворота.
        Солнце поднималось, а ворота открывались, но как мне попасть незамеченным в город, задавал я себе вопрос, и как из него выбраться? Рядом с городом стояло несколько домов и на мое счастье, там висела белая простыня. Незаметно сорвав ее и стянув кусок бечевки, я облачался в нее и обвязался бечёвкой.
        - Не знаю, сработает ли, но надо попробовать! - сказал я себе и прикинувшись монахом я поплелся к воротам, уже у ворот я встретил людей похожих на меня, только в отличие от меня они были настоящими служителями господа. Примкнув к ним, я пробрался за городскую стену без вопросов. Франки даже не смотрели в мою сторону, им видимо было не до меня, точнее не до меня в моем обличии. Они искали беглого раба из прииска Готье. Тот раньше меня добрался в город и оповестил местного командира об утере. Потому у ворот был усиленный патруль, но никто не мог с точностью сказать, что беглец вообще пойдет в сторону Габула, да и доберется ли он, но, тем не менее, я был уже здесь и направлялся в доки. Без надежды, что меня кто-то заберет, я плелся к причалам. Свесив голову, я вдруг увидел старую подругу, человека, который мог бы меня забрать. То стоял прекрасный корабль, которому было суждено меня сюда доставить «Дева Мария».
        ГЛАВА
        X
        Возвращение домой
        Стоя у корабля, я ждал своего давнего товарища Дрейка. Вдруг он меня не узнает или не захочет вести со мной дел или того хуже сдаст? По большей части мне было уже плевать, я просто хотел добраться домой, упасть в объятья Клэр и забыть все ужасы и невзгоды, которые со мной тут происходили. На меня начали коситься франки, и тут я стал молиться, благо я знал их много. Они подумали, что я освещаю корабль и команду и ушли.
        - Эй, проваливай отсюда, я все равно не дам тебе денег.
        - Я не прошу у тебя денег, я просто хочу попасть на борт твоего корабля.
        - Это не самая лучшая тактика, друг мой.
        - А что, если я скажу тебе, что смогу быть твоим моряком в этом путешествии, помогать, когда будет шторм и отбиваться от пиратов.
        На его лице появилось сомнение и, тогда он задал вопрос:
        - А оружие у тебя хоть есть?
        - Чего нет, того нет, я думал ты мне с этим поможешь.
        - Рич! Ах ты, плут, забирайся скорее на борт! - он обнял меня, а затем мы поднялся по трапу и приставил к губам палец, показывая тем самым, чтобы Френсис не поднимал шум. - Что с тобой стряслось? В последний раз я тебя видел не таким заросшим и не таким тощим, и ты был в компании еще двоих людей. Что произошло?
        - Я все расскажу тебе, только позже. Сейчас скажи мне, когда твой корабль отплывает?
        - Тебе очень повезло мой друг, потому как ты профукал бы свой рейс, придя сюда на час позже!
        - Ты можешь прямо сейчас отчалить?
        - Нет, еще не все погрузили, подожди чуток. Откуда такая спешка?
        - Я в опасности Дрейк, в смертельной опасности. Если мы сейчас же не отчалим, меня могут убить.
        - Ты что здесь натворил, а? Знай, если ты нарушил закон, то я вышвырну тебя с корабля. Мне не нужны проблемы.
        - Не нарушал я закон, но меня ищут. Пожалуйста, помоги мне. - Дрейк смотрел мне в глаза с серьезным выражением лица, затем помахав несколько раз головой, он прокричал:
        - Все на борт, отдать швартовы. - несколько моряков повторили команду и забегали по палубе.
        - Капитан, мы не погрузили весь груз. - сказал один из моряков.
        - К черту груз, отходим! - моряк не посмел более перечить и побежал по своим делам, а Френсис повернулся ко мне и сказал. - Ты мой должник, если твоя история не стоит моих потерянных денег, то я отправлю тебя плескаться с акулами.
        - Спасибо тебе!
        - Не за что.
        - Почему вы так быстро отплываете? По накладной вы не забрали весь груз, который вам причитался. - сказал стоящий на берегу.
        - А вам какое до этого дело?
        - Да вашего груза никакого, только видите ли, два дня назад с моего прииска сбежал один заключенный и его надо поймать!
        - На моем судне нет беглых, так что проваливайте!
        - Однако какой у вас тон. Постойте! Эй ты, монах. А ну, повернись, живо!
        - Слушай ты! Я не знаю кто ты такой, но если ты будешь приставать ко мне и к моим людям, я привяжу тебя к фок-мачте и оправлюсь в путь, так что проваливай пока жив здоров!
        - Меня зовут Клод Готье, я хозяин кимберлитовой трубки и так же самый главный в этих краях. Если вы будите мне дерзить, то лишитесь своей головы в два счета. С моего прииска сбежал мой заключенный, и я думаю, что это тот монах. - тут к Готье сбежался отряд солдат из тридцати человек.
        - Прошу, поверь мне, этот человек удерживал меня два года в неволе, а его люди убили Гарри и Эндрю. - сказал я шепотом Дрейку.
        - Я не думаю, что вам нужны проблемы капитан, мы просто осмотрим корабль и уйдем.
        - Что ж, хорошо… - Готье направился по трапу ко мне. Я с ужасом в глазах смотрел на Френсиса и тут: - Хорошо, что вы зашли, но я не люблю франков! - Дрейк вытащил пистолет и выстрелил в лоб Готье, затем схватив меня, и мы упали на пол, скрываясь от выстрелов военных. Корабль был готов к отплытию, и кто-то из моряков отрубил канат, и мы отчалили. - Ты вдвойне мне должен! - Военные продолжали палить столько, сколько это было возможно. К сожалению, для франков не один военный корабль не был готов к отплытию, поэтому погоня за нами закончилась в доках.
        - Спасибо тебе, если бы не ты я был бы мертв. - поднявшись с пола благодарил я своего спасителя.
        - Ладно. Мне кажется, ребятки, в этот порт нас больше не пустят.
        И все расхохотались, я тоже смеялся, но это больше было похоже не на радостный смех, а на истерику. Я жив и спасся, теперь плыву домой., к своей Клэр.
        - Выкладывай, что случилось?
        Я рассказал Дрейку всю историю, о том, как нам присвоили звания, о том, как мы отправились к прииску, как нас поймали и наконец про те страдания, что мы пережили перед своим побегом.
        - Какая же тварь этот Гарри. Я чувствовал, что с ним что-то неладное.
        - Гарри не виноват.
        - Не виноват, да он же подставил вас!
        - У него не было другого выхода.
        - Выход всегда есть, он мог бы предупредить вас.
        - Если бы предупредил, то его в конечном итоге все равно прикончили бы, не франки так наши.
        - Мутная это история, Рич, что ты собираешься делать?
        - Я не знаю, сегодня утром я стоял в робе и думал, как попасть в город, а теперь ты говоришь о том, что мне делать дальше?
        - Ладно, я понял тебя. Но послушай, тебе самому не приходило в голову, что эта история о заговоре, звучит как бред.
        - Сделай поблажку на то, что он многого может не знать.
        - Все равно как-то нелепо. Отправить бывших солдат к черту на рога, сделать их там офицерами, а потом ждать, что один из них нарвётся и к тому же будет спасен. А то, что саксы спокойно начнут стрелять по франкам и им за это ничего не будет. Ты не понимаешь, что после такой выходки начнётся война?!
        - Я знаю, мы с Эндрю долго находились в неволе и нам было, о чем подумать.
        - И что вы придумали?
        - Не важно, спасся бы Гарри или кто-то из нас, в любом случае мы действующие офицеры и если бы мы пропали, то нас начали бы искать.
        - Это понятно. Вас обнаруживают и начинается конфликт, что потом и зачем он вообще нужен.
        - Начинается война.
        - Кому она нужна и зачем?
        - Всем саксам. Восточные прииски с полезными ископаемыми почти иссякли. Начинается война и саксы в ней побеждают все колонии, которые принадлежат франкам теперь принадлежат империи, а это алмазы и золото и куча других богатств.
        - Ты думаешь, что Гастингс, сам до этого дошел?
        - Не думаю, но точно знаю, что раскрыть это будет очень трудно.
        - Хм. - он вытащил из куртки книжку с металлическим замочком, в кожаном переплете и протянул мне. - Держи. Вчера купил его на рынке, думал записывать свои путешествия, но тебе он нужен больше, опиши эту историю, во всех красках. Так тебе больше поверят и тебя ждет твоя шпага. Как и обещал, я сохранил ее для тебя!
        - Спасибо тебе.
        - Да и иди-ка помойся и побрейся, от тебя разит как от козла!
        - Ха-ха, хорошо.
        - Я скажу, чтобы тебе набрали бочку воды и выдали одежду и бритву.
        Дрейк ушел заниматься своими делами. Мы закончили разговор, когда были уже в открытом море. Погони за нами не было, поэтому я наконец почувствовал облегчение и свободу.
        Когда я помылся, один из матросов постриг меня и побрил, мне выдали одежду и накормили. Одежда была из запасов Френсиса, потому я стал похож на капитана семнадцатого века. Белая рубашка с объёмными рукавами, сверху коричневая жилетка, черные штаны, заправленные в черные сапоги с отворотами до колена, а на поясе свисала шпага, подаренная мне два года назад. Выйдя на палубу, я встретился со своим спасителем.
        - Ух. Теперь ты похож на человека, ни то что прежде. Косматое чудовище, одетое в простыню. Ха-ха-ха
        - Ты мой спаситель, я не знаю, как бы я спасся без твоей помощи!
        - Да ладно, я не горжусь этим, но всегда рад помочь хорошему человеку вроде тебя.
        - У меня был сон, когда я сбежал.
        - Это прекрасно, но они у всех бывают.
        - Ты не понял, мне привиделся черный лев, который говорил о том, что ты вытащишь меня.
        - М-да брат, тебе нехило нагрело голову. Забудь об этом и никому не рассказывай, а то упрячут тебя к людям в халатах.
        - Хорошо. Куда ты плывешь?
        - Обратно на восток, пересижу там, пока все уляжется. Как видишь, встреча с тобой оказалась для меня проблемной. Слушай, а может к черту все и поплыли со мной на восток. У меня старпом помер, а ты прекрасная кандидатура, для этой роли.
        - Я бы с радостью, но в Лэффере, меня ждет жена и почти двух годовалый ребенок.
        - Ты не рассказывал об этом.
        - Не видел в этом смысла.
        - Ладно, сделаем небольшой крюк. Я бы довез тебя до империи, но мне туда дорога заказана. А вот в какой-нибудь франкийский город пожалуйста, например, до Дьюпена. Ближе не могу.
        - Спасибо тебе, ты оказываешь мне неоценимую помощь.
        - Сочтёмся, не переживай. А теперь давай поспим, я очень устал. Тебе подготовили пару тюков, так что давай. Доброй ночи.
        - Доброй ночи.
        Я отправился спать, завалившись на тюки и начал думать, каким образом себя реабилитировать, но пока на ум ничего не приходило. После, я наконец забыл про себя и начал долго думать о Клэр и нашем ребенке, а затем уснул мертвецким сном.
        Плыли мы недолго, столько же сколько и в Габул. За время нашего путешествия я несколько раз пьянствовал с Дрейком и его командой. Видел китов и дельфинов. Мы пели и рыбачили. Я начал поправляться и теперь костюм морского волка на мне сидел еще лучше. Но ничего не забыто, я не забыл про свою семью, про рабство, про Гарри и Эндрю и тем более про Гастингса. Я хотел отомстить ему за его преступление, но пока не знал, как, да и вообще жив ли он по сей день или сдох.
        Мы подплывали к Дьюпену, становилось прохладно, но я все равно стоял на палубе и глядел в море.
        - Совсем продрог я смотрю, на, одень. - он протянул ко мне черное пальто и цилиндр.
        - Да так немного лучше. Еще раз спасибо.
        - И это тысячный раз, когда ты меня благодаришь, я думаю на этом остановимся. Пошарь в карманах. - я залез рукой в карман пальто и нащупал там, что-то похожее на бумагу.
        - Не надо, я и так у тебя в долгу, а ты мне еще и деньги даешь.
        - Оставь. Как ты доберешься до Мюрэ и сядешь на паром до Горвина, а от него надо еще как-то доехать до Лэффера, так что бери и забудь.
        - Я не знаю, что сказать…
        - Да не надо ничего говорить. Просто помни об этом и помогай тем, кто в этом нуждается. Как думаешь королева замешена в этом заговоре?
        - Не думаю, она хорошая женщина и вообще королевская семья не стала бы вытворять такое.
        - Ну не знаю, мой друг, не знаю. Держи нос по ветру, а там будет видно.
        Через несколько часов после нашего разговора, мы причалили к доку Дьюпена.
        - Послушай, мой друг, в то, что ты ввязался, пусть и не по своей воле и врагу не пожелаешь. Будь осторожен, твой путь только начинается и если ты ошибешься, то… короче говоря, будь бдителен.
        - Хорошо. - мы обнялись на прощанье, а затем я спрыгнул с трапа на сушу Франкии и отправился к ближайшей станции, для того, чтобы купить билет на ближайший экипаж до Мюрэ.
        Дорога была обычной, ничего интересного не происходило, добравшись до Мюрэ, я сел на паром до Горвина. Вот и дом, осталось всего пару миль до него, в Горвине я сел на еще один экипаж до Лэффера и вот я стою перед дверьми своего дома. На первый взгляд мне показалось, что он даже лучше, чем прежде, как будто его покрасили, да и вообще отремонтировали. Я сгорал от нетерпения, улыбка была у меня до ушей. По дороге к дому я купил букет цветов и леденец и вот я стучу в дверь и ее мне открывает пожилой мужчина.
        - Добрый день, что вам угодно, сэр? - обратился ко мне мужчина, я сначала удивился, но потом моя улыбка вновь засияла.
        - Я здесь живу и пришел к своей жене Клэр Хофф, я Ричард Хофф - ее муж, проведите меня к ней!
        - Боюсь вас огорчить, сэр, но тут нет никакой Клэр Хофф, и вы явно здесь не живете. - вдруг в холе появился мужчина.
        - Кто там, Честер?
        - Не знаю, сэр. Этот господин утверждает, что живет здесь и в вашем доме находиться его жена некая Клэр Хофф.
        - Кто вы? - обратился ко мне мужчина, которого Честер называл хозяином моего дома. От улыбки не осталось и следа.
        - Мое имя Ричард Хофф, я со своей женой живу здесь. Два года назад я уплыл в Бербикею, а теперь вернулся и ничего не понимаю.
        - Хофф. Мне знакома эта фамилия, проходите, сэр. - мы прошли в гостиную, и я ее не узнал, она была отремонтирована, а также ее населяла новая мебель.
        - Что происходит, что вы сделали с моим домом и где моя жена с ребенком?
        - Успокойтесь, присядьте. Честер принеси стакан виски господину.
        - Да, сэр.
        Я сел, через минуту Честер принес стакан, и я немного отхлебнул из него.
        - Вы скорее всего прошлый хозяин?
        - Почему прошлый?
        - У вас было много долгов, а также вас объявили без вести пропавшим, я честно не знаю, где ваша жена и ребенок, но я сохранил письмо, адресованное вам от Джозефа Роствуда.
        - Это мой кузен! - он достал письмо из шкатулки и передал его мне, вскрыв конверт, я стал читать:
        Здравствуй. Я не знаю, зачем пишу это письмо, но может ты доберешься домой, где бы ты не был и тебе потребуются ответы.
        Мне очень печально это сообщать тебе, да еще и говорить такое в письме, а не лично, но что поделать.
        Спустя два месяца после твоего отъезда, твою жену с младенцем выселили кредиторы. Она не знала о моем существовании, поэтому ютилась в работном доме. Прошел еще месяц после ее выселения, и ваш ребенок скончался от воспаления легких. Клэр не выдержала и покончила с собой, повесившись в своей комнате, у трупа вашего дитя.
        Я приехал в Лэффер по делам и хотел заскочить к тебе повидаться. В твоем доме я встретил стряпчего, он мне все и рассказал. Также я побывал на могиле твоей жены описание как к ней добраться приложено к письму.
        После того, как ты побываешь на ее могиле, отправляйся сразу ко мне, деньги также в письме если у тебя их нет. По приезду мы разберемся как выпутываться из узд кредиторов.
        Твой кузен Джозеф.
        - О господи! - меня стало трясти, а затем слезы ручьем покатились из моих глаз.
        - Мне очень жаль, мистер Хофф, я вам соболезную. Я виделся с вашим кузеном в тот день и поверенный рассказал эту историю, когда я был рядом. Крепитесь.
        - Ну что ты, думаешь, о нем Пит, твое мнение поменялось?
        - Не знаю. Генри, это так странно, до того как я прочел этот дневник, то я думал, что Хофф отъявленный преступник и террорист.
        - А что теперь изменилось?
        - Он это все так описывает. Те страдания, что он перенес и смерть его товарищей. Ты, правда, считаешь, что это вымысел?
        - Сначала я хочу услышать твое мнение.
        Я немного подумал, а затем сказал, что было нужно:
        - В этом нет смысла. Размышлять о том, что является Хофф преступником или нет. Если верить в это и судить по человечески, то он должен быть прощен и отпущен, но мы с тобой не люди Генри, мы с тобой слуги короны и волей неволей должны исполнять любые приказы нашей королевы.
        Генри покачал головой, а затем сказал:
        - Знаешь, почему я взял тебя?
        - Ты описал это в письме. Я должен стать тобой.
        - Нет, почему я взял тебя своим приемником, хотя ты и сам думаешь, что Стив больше подходит на эту должность?
        - Тогда не знаю.
        - Не потому, что у тебя есть качества лидера и не потому, что ты такой хороший парень, добравшийся в одиночку до таких высот в карьере.
        - Так почему же?
        - Потому, что ты говоришь и делаешь не то что тебе захочется, а то что нужно, мне, парням, тому барону, людям в округе и в конце концов короне. Ты не глупый парень Пит, но знай. Когда ты предстанешь перед королевой, то расскажи ей все, что знаешь, но не кому более, даже парням не давай усомниться в личности Хоффа. Если ты сделаешь так, то она поймет, что на тебя можно положиться, и ты не пропадёшь где-нибудь в лесу, когда она узнает, что ты был в курсе, но не поведал ей об этом. Ты понял?
        - Да.
        - Теперь залей все страницы чернилами, можешь оставить эти три записи. Остальное нужно вырвать. Мы теперь знаем, что Хофф скрывается в хижине, а местонахождения там и так не описано. Отдашь его Мэндфилду, это будет для него приманкой.
        - Зачем он тебе, почему мы не можем его просто схватить и дело с концом?
        - Я уже тебе говорил, парень. Пока его хватать не за что. Ладно, проваливай, Фок сказал, что он должен сегодня прийти в себя, первое лицо которое он должен будет увидеть, должно быть твоим. Он начал тебя подозревать, мы не можем допустить такой оплошности.
        ЧАСТЬ
        III
        Слуга
        ГЛАВА
        I
        Ностальгия
        - Королева вас ожидает, милейший. Помните о тех правилах, которые мы с вами обсуждали, ни в коем случае не нарушайте их!
        Вместо ответа, я лишь кивнул головой, и мы направились к королеве.
        Войдя в комнату, напоминавшую гостиную с камином и креслами, я увидел ее величество, сидевшей около окна на кресле, а рядом с ней было еще одно.
        - Оставьте нас наедине. - сказала королева.
        - Как будет угодно, ваше величество. - сказал лакей, который привел меня, а затем вышел. После того как свита находившаяся с королевой тоже покинула комнату, она заговорила со мной:
        - Добрый день, сэр! Присаживайтесь.
        - Здравствуйте! Благодарю. - сказал я и уселся рядом с королевой.
        - Как насчет чая?
        - Я был бы очень признателен, ваше величество.
        - Тогда налейте и нам чашечку, столик возле камина. - я улыбнулся и пошел выполнять первое поручение королевы. После того, как чашки были наполнены, а сахар и лимон уложены на блюдца, я вернулся обратно и мы сделали по глотку этого дивного напитка. - Вы знаете, для чего мы вас вызвали?
        - Думаю, для того чтобы понять, достоин ли я занимать столь высокую должность.
        - Вы правильно рассудили, один из самых молодых инспекторов, станет самым юным шеф-инспектором. На нашей памяти такого не приключалось. Мы конечно очень рады за вас, но нам непонятно, что мистер Брайт, дорогой мой друг, нашел в вас.
        - Сказать по правде, я и сам не знаю. Он принципиально никого не хвалил, говорил о том, что это мешает работе. Для меня было загадкой, почему он выбрал меня в свои приемники.
        - В приемники он вас может и выбрал, но назначать вас будем мы.
        - Я понимаю, ваше величество.
        - Мистер Брайт был нам другом. Расскажите, как вы познакомились.
        - Ну, дело было так. И я стал наполнять свой разум воспоминаниями:
        Я сидел в офисе, занимался разбором документов и моей не любимой писаниной. - Проклятые рапорты, лучшая работа в мире, но это меня просто убивает. Почему шеф, не верит на слово? Больше чем уверен, он и строчки из него не прочитает. - так я и продолжал корпеть над бумагами, потихоньку насвистывая, милую песенку, которая забрела в мою голову и никак не хотела покидать ее.
        - Инспектор! Шеф вызывает к себе.
        - Что-то произошло?
        - Не знаю, сэр. Скажу только, что настроение у него скверное.
        - По-другому и не может быть. - выговорил я, улыбнувшись.
        Интересно, что же он от меня хочет, даже не могу предположить…
        Постучав в дверь, меня пригласили, и через мгновение я закрывал ее с другой стороны. Шеф стоял возле окна, нервно покуривая папиросу, через мундштук, спиной ко мне сидел не понятный худощавый тип лет сорока, с тонкими и вытянутыми пальцами, сжимавшими котелок.
        - Вызывали, сэр?
        - Да! Проходи, присаживайся.
        - Это по делу Монро вы меня вызвали?
        - Клянусь, всем чем угодно, еще раз ты о нем заговоришь, я тебя придушу! Хоть твой старик и отставной комиссар, да еще и мой друг к тому же - это не дает тебе право вести себя так, как тебе вздумается.
        - А что я сказал?
        - Закрой рот, пока я тебя не вышвырнул из департамента патрулировать улицы.
        - Мы же этим не занимаемся. - сказал я, подшучивая над мистером Чепменом.
        - Вот видишь, Генри, с кем мне приходиться работать, славный малый добрался в наше ведомство с помощью своих сил, и инспектором стал благодаря своим качествам, а нахал еще тот.
        - Я смотрю, юноша, вы пользуетесь дружбой главы департамента и вашего отца. - сказал мне мужчина с котелком.
        - Это единственная моя слабость. Мне кажется, что я вас где-то уже видел?
        - Я тоже являюсь другом вашего отца, молодой человек. Меня зовут Генри Брайт.
        - Точно, я вас вспомнил, вы как-то раз были на приеме у отца.
        - Это было так давно, у вас феноменальная память на лица, так как мы виделись лет пять назад и всего раз.
        - Вы меня расхваливаете, мистер Брайт, я не настолько хорош.
        - Хм, вы либо недооцениваете себя, либо очень скромны. Инспекторами не становятся в двадцать четыре года, а так как я узнал, что ваш отец вам не помогал, то эти достижения чего-то стоят.
        - Это так. Ни разу он ему не помог. Мне ли не знать этого. - одобрительно кивнул мистер Чепмен.
        - Я просто не люблю, когда меня часто хвалят и обращаются ко мне на вы. Я парень простой, большую часть жизни прожил в деревне.
        - Я приму это к сведению.
        - Ну, раз уж вы закончили любезничать, то мы приступим к более важным вещам! - высказался нетерпеливый шеф, вдавливая остаток истлевшей папиросы в пепельницу.
        - Да, мы совсем отвлеклись. Вы знаете, кто я такой, но вы не знаете, какой пост я занимаю в нашем управлении.
        - Действительно. И какая же роль отведена вам в этой пьесе?
        - Мистер Брайт является шефом-инспектором особого отдела. - пояснил Мистер Чепмен.
        - Что за особый отдел? Я о таком и не слышал.
        - И это очень хорошо, юноша, я стараюсь не предавать огласке его существование. Видите ли, об этом отделе знают только я, мои сотрудники - их всего трое, мистер Чепмен, так как он глава департамента, ее величество королева, и потенциальные рекруты вроде тебя, но их не так много, как может показаться.
        - Отлично, но сути это не меняет, чем занимается ваш отдел?
        - Я все тебе расскажу, только после согласия.
        - Что за согласие?
        Мистер Брайт посмотрел в окно, немного подумал, видимо подбирал слова помягче для своего монолога и начал изливать речь.
        - Ты будешь подчиняться только мне и никому другому, если только, будет известно, что со мной что-то произошло, то в этом случае мистер Чепмен будет вас курировать. Если ты согласишься, то распрощаешься со свободой слова, свободой действия и воли излияния, ты будешь моим полностью, и спрашивать я буду с тебя по всей строгости. Забудь про сон, про еду, выпивку и женщин, если только я тебе не скажу о них вспомнить. Из моего отдела очень легко вылететь, а если ты вылетишь с моего отдела, то ты вылетишь вообще из департамента. Есть три правила, они теперь твой закон, кодекс, библия - называй как хочешь. За нарушения одного из них, ты вылетаешь со службы. Первый закон - если я тебе скажу, что-то сделать, а ты не сделаешь - ты вылетаешь. Второй - если ты будешь пьяным, когда ты мне понадобишься - ты вылетаешь. И третье - если ты превышаешь свои должностные полномочия, то ты умираешь!
        - Стоп, стоп, стоп. Вы сказали - умираешь?
        - Именно! Это самый главный закон.
        - Что это значит?
        - Твое единственное полномочие не раскрыть то, кем ты являешься на самом деле, ты можешь притвориться, лавочником, почтальоном, в конце концов, полицейским, но если, не дай бог, кто-то узнает или же ты сам расскажешь о том, кто ты на самом деле, то в таком случае - я убью всех! Ни жена, ни родители, дети, друзья или случайные прохожие, никто не должен знать, кто ты в действительности. Соответственно, эти условия очень хорошо оплачиваются, да и работа интереснее, чем экономические преступления. А теперь я даю тебе свою руку. У тебя всего два варианта, первый выйти из кабинета, забыть, что здесь произошло и продолжить заниматься перекладывание бумажек, ну, а второй ты жмешь мне руку и с нашим рукопожатием ты получаешь - власть, деньги, могущество, но также безвольность и забвение для всего мира.
        - Напоминает сделку с чертом.
        - Нет, у черта условия более выгодные. - высказался Генри с абсолютно каменным лицом.
        - Почему вы остановились на моей кандидатуре?
        - Мне нужен, человек с характером, коммуникабельный, но не трепло вроде остальных. Он должен обладать харизмой, хорошими физическими и умственными данными, быть целеустремленным, удачливым и с прекрасной родословной и это как раз ты по всем критериям. Я дам тебе две минуты на размышления, но перед этим подумай, что лучше - сидеть в офисе или посмотреть мир, общаться с влиятельными людьми, научиться у меня премудростям сыска. Я уже стар, многого уже не могу. Профессия специфическая, но она того стоит. Конечно, тебе решать, но…
        - Я согласен! - чуть ли не крича, протянул я руку.
        - Отлично. - сказал Генри, пожимая мне руку.
        - Я же сказал, что он согласиться. Это еще та дурная голова. - воскликнул, шеф.
        - Но-но-но, просто он напорист и я его заинтересовал.
        - Возможно.
        - Так что же за отдел у вас?
        - Мэтью, с формальностями покончено и мы уходим.
        - Да проваливайте уже, у меня дел по горло. - пожимая руку мистеру Брайту, прощался мистер Чепмен.
        Мы вышли из кабинета, Генри надел на голову котелок и, спускаясь вниз по лестнице, начал насвистывать песенку, раскручивая цепочку от карманных часов. Мы прошли по коридору на выход.
        - Постойте, мистер Брайт, куда мы с вами идем? Там ведь остались мои вещи и мне надо кому-то передать дела.
        - Не переживайте, юноша, все ваши вещи дожидаются вас дома, а дела начали передавать в тот момент когда вы постучали в дверь.
        - Вы знали, что я соглашусь?
        - Только кретин не согласиться на мое предложение, а кретину я его делать не стал бы.
        Я немного рассмеялся, но Генри все также был невозмутим.
        - Так чем занимается наш отдел?
        - Не здесь, я хочу выпить чаю, пойдемте со мной, я знаю одно хорошее место. - сказал Генри, посмотрев на часы.
        Мы вышли из здания и направились вдоль набережной в проулок, пройдя несколько минут по темным улочкам, мы вышли на площадь, где находился кафетерий, в который мы направлялись. Погода стаяла чудная, для марта, поэтому мы уселись за столик, который стоял на улице, подальше от входа в заведение и подальше от скопления людей.
        - Вам ведь недавно исполнилось двадцать четыре, ведь так?
        - Мистер Брайт, нам обоим известно, что вы знаете про меня все, я не люблю долгих церемоний, поэтому прошу вас, перейдите уже ближе к сути.
        Он снова посмотрел на часы, оглянулся по сторонам, и, как будто найдя свою цель, остановил взгляд на одном мужчине с дамой, затем он повернулся ко мне и спросил.
        - Как вы думаете, чем мы будем заниматься?
        - Исходя из нашей с вами конфиденциальности, тех правил, которые вы мне выставили и размера оплаты труда, да и к тому же вы выдали себя, остановив свой взгляд на графе Фересе.… Смею предположить, что мы будем заниматься преступлениями связанные с аристократами.
        - Ты не дал усомниться ни на секунду в том, что я тебя взял, молодой человек. Продолжай.
        - Простая полиция ничего им не может сделать, пригрозить пальчиком, а уж тем более арестовать. Возможно, мы будем заниматься расследованием нарушения закона, лордами, герцогами, баронами и прочими и прочими, скорее всего, мы также будем расследовать дела, где они являются не только субъектами, но и объектами преступлений.
        - Ты прав, именно так и будет, мы будем следить и передавать ее величеству информацию, о наших подопечных через мистера Чепмена, а Мэтью в свою очередь будет передавать нам указания королевы. Есть еще одно правило, мы занимаемся расследованием, подглядыванием, подслушиванием, в открытый бой мы не вступаем, если конечно этого не потребует ситуация, мы должны быть везде и нигде. Тебе ясно?
        - Да, сэр, вы доходчиво объясняете.
        Через некоторое время на площади появилась тюремная повозка, отовсюду сбежались констебли, окружив стол графа Фереса.
        - Сэр Ферес. - произнес сержант.
        - Да.
        - Именем ее величества, вы арестованы по подозрению в убийстве, вашей жены - Марты Ферес.
        Он пытался сбежать, но это было безуспешно, констебли скрутили его и закинули в повозку, а затем укатили.
        - Ваш чай, сэр. - произнес официант, подойдя к нашему столу, ставя чашку на стол.
        - Благодарю, любезнейший. - ответил Генри и поднес чашку к своим губам.
        - Вы никому не доверяете, так? Все проверяете лично?
        - Да, моя профессия не позволяет пускать все на самотек.
        - Что на счет трех других?
        - Ты скоро с ними встретишься. Не забивай пока этим голову.
        - Хорошо.
        - Ладно, у меня есть еще дела. - он встал из-за стола, положив на стол пару монет. - Сегодня я тебя отпускаю. Считай что с завтрашнего дня твой первый рабочий день, иди домой отдохни. Завтра в семь утра, ты должен стоять на пороге своего дома, я заберу тебя.
        - Понял, тогда счастливо. - я тоже встал из-за стола, попрощался с Генри рукопожатием и направился домой.
        - Я может, что-то упустил, но истина одна. Наше знакомство началось с моего назначения.
        - Прекрасная история. Мы в хорошем настроении и очень хотелось бы послушать, что было дальше. Как прошло знакомство с остальными инспекторами вашего отдела?
        - Что ж, я расскажу все, что помню ваше величество, но не могу обещать, что мой рассказ будет быстрым.
        - Не переживайте, мистер Кук, мы с вами и не торопимся.
        ГЛАВА
        II
        Вступительные экзамены
        В шесть пятьдесят я стоял на крыльце своего дома в ожидании своего нового начальника. Ровно в семь к моему дому подъехал закрытый кэб, в котором сидел мистер Брайт.
        - Запрыгивай, парень. - сказал он.
        Я направился к кэбу и уже через мгновение, мы мчали по улочкам.
        - Скверное утро.
        - Мы живем в такой стране, что поделать, если круглый год тут моросит дождь и стоят туманы, а еще к тому же из-за увеличения количества заводов, к туману прибавился смог. Будь уверен, в скором времени появиться какой-нибудь маньяк, которому это будет на руку.
        - Возможно, сэр, но мы ведь его поймаем.
        - Безусловно, если это будет в нашей юрисдикции. Дело в том, что наша профессия заключается не в том, чтобы ловить убийц, а в том, чтобы не допустить преступлений.
        - Я думаю, на данном промежутке времени, это почти невозможно.
        - Это да, сейчас мы можем предотвратить преступление, только если мы будем знать, где и кто его совершит. Я больше чем уверен, что в будущем, может лет через сто или двести, появиться система, которая позволит распознать только мысль о преступлении и злодей будет сразу же схвачен.
        - Надеюсь, что такого не произойдет!
        - Это почему же?
        - Если появиться такая система, то одна мысль может отправить тебя за решетку или того хуже на виселицу. Вспомните сколько раз вы были настолько рассержены, что вам хотелось придушить того или иного подонка, но вы же этого не делали. Если система, о которой вы говорите, будет такой, то она будет не совершенна.
        - Наверное, ты прав.
        - Кстати, насчет убийств. Вы сказали, что убьете меня и тех людей, которым я расскажу о себе. Это правда?
        - Почему нет. Ты думаешь, что наша служба это шутки и то, что здесь твориться все детские игрушки? Мы работаем с людьми высокого ранга, и, конечно, они хотят оставаться инкогнито.
        - Я понимаю, но зачем так радикально.
        - Наша профессия выходит за рамки обычной реальности, люди не должны о нас знать и они не знают, ты же не слышал о том, что существует наш отдел, даже будучи работником департамента?
        - Нет.
        - Ну, вот и это моя заслуга и заслуга моих коллег и предшественников.
        - Я вас понял, мистер Брайт, я не расскажу о том, кто я. Никому и никогда, но это не из-за того что я боюсь смерти, а просто потому, что я верен своему делу.
        - Я знаю, парень. Именно поэтому я и выбрал тебя. Сказать по правде, я не собираюсь никого убивать, это было для устрашения, вроде первого теста или экзамена- называй как хочешь. Если ты раскроешь свою личность, тебя и человека с кем ты поделился, будет ждать нечто похуже…
        - И что же?
        - Лоботомия, а затем тебя и твоих друзей отправят волочить жалкое существование в какой-нибудь отсталой психиатрической лечебнице. Один из трех парней, проделывал уже это, первоклассный хирург, он тебе понравиться, к тому же очень веселый.
        - Как его имя?
        - Пьер Д`Круа.
        - Он франк?
        - Да, он приехал в империю, чтобы получить образование, учился в Хэвиндже. Был лучшим на курсе, но поспорил с деканом и чуть его не убил, он очень вспыльчивый юноша. Его хотели депортировать из страны. В последний момент я нашел его, и теперь он работает с нами.
        - Ему очень повезло.
        - Несомненно.
        - Кто остальные мои товарищи?
        - Стивен Хок, хороший юрист, получил, когда то образование и работал долгое время клерком. Мне понадобилась юридическая помощь в свое время по личному вопросу, он расхаживал везде со мной, так как его начальник был занят другими делами. В те дни я был ошарашен его способностью выуживать из людей информацию, и я взял его к нам. Сегодня ты с ним не познакомишься, он находиться в отъезде. Предупрежу тебя сразу, он не самый лучший собеседник, через чур высокомерный тип, я его еле терплю, но он хорош в своем деле, поэтому он с нами. Его высокомерие может и оправдано, он не только подкован в юридических делах, но еще умен, и хитер.
        - Понял. А кто третий?
        - Приехали, шеф. - Послышался голос сверху, когда мы остановились.
        - Рональд Бьюк. Сейчас у вас будет знакомство и второй твой тест.
        Мы приехали в порт. Безлюдное место, кроме чаек в это время никого не было.
        - Вылезай. - когда я слез с кэба, рядом уже стоял наш кучер, а Генри рядом с ним. - Перед тем, как взять тебя в наши ряды, ты должен пройти несколько экзаменов. Их будут проводить мои коллеги. Первый начинается прямо сейчас. Мы воины, охраняющие закон и порядок, а стало быть, каждый воин должен уметь драться. Как ты заметил сейчас утро, к тому же идет дождь. Никто не помешает вашему с Роном спаррингу. - Генри швырнул мне пару боксерских перчаток. - один раунд длиной в две минуты, удержишься на ногах пройдешь испытание, проиграешь, вернешься в отдел экономических преступлений. Согласен?
        - Мне кажется, выбор очевиден.
        - Вот и хорошо. И еще кое-что, не смотри, что Рон слегка тощий, он служил в армии снайпером и прекрасно владеет боксом.
        Рональд - рыжий парень стоящий напротив меня. был действительно не крупный парень, но по нему сразу было видно, что в пьяную драку с ним не лезть. Только через пару месяцев я узнал, что этот тощий голубоглазый блондин, как-то раз убил быка одним ударом кулака.
        - Приму к сведению.
        - Тогда начинаем. - Генри оперся ногой на колесо кэба и стал размахивать цепочкой от часов.
        Мы разделись по пояс и одели перчатки, после того как мы подошли друг к другу и ударили по рукам начался бой.
        Первое время я был в растерянном состоянии, мой соперник орудовал руками, словно двумя молотами, пропустив пару ударов по корпусу, мне прихватило дыхание. Разогнувшись после пропущенного удара, я пытался нанести пару джебов, но меня постигла неудача и опять пропущенный удар и снова, и снова. Время подходило к концу, я и мой оппонент порядком выдохлись, когда Рон наносил опаснейший хук справой, я увернулся и всадил ему по печени. Такого сокрушительного удара он не ожидал и сразу же повалился на землю.
        - Все. Блестяще, парень. Ты большой молодец.
        - Будь у нас больше времени, я бы его сломал, Генри. - высказался в свое оправдание Рон.
        - Я и не спорю, ты прекрасно боксируешь. - сняв перчатку с руки, я помог Рону встать на ноги.
        - Надеюсь, у нас еще представиться такая возможность. Рон Бьюк. - Он тоже снял перчатки и протянул ко мне правую руку.
        - Питер Кук. Приятно познакомиться. - сказал я, протягивая руку в ответ.
        - Ладно, парни, одевайтесь и поехали. У нас еще много дел.
        Одевшись и бросив перчатки в ящик, я заметил винтовку.
        - Что это, сэр? Вы возите с собой оружие?
        - Это понадобиться тебе для прохождения следующего испытания, на которое мы сейчас и отправимся.
        Мы уселись в кэб и отправились за город.
        - И что же за второе испытание?
        - Также связанное с твоей самообороной. Рон был снайпером в армии и очень не дурно стрелял. Хочешь рассказать про себя, Рональд?
        - Нет, сэр. Мне придётся кричать, чтобы вы меня услышали. Давай сам.
        - Хорошо. Короче говоря, служил он в армии, я был другом его отца, как и твоего. Был он снайпером, но его ранили и запретили проливать кровь во имя отчизны. Он был отправлен домой, а кроме как убивать, драться и пьянствовать, он ничего не умел. Твой удар по печени был весьма кстати, так как Рональд, ее давным-давно пропил…
        - Да-да-да. - отозвался наш кучер.
        - Так вот, встречаюсь я с его отцом, и он попросил пойти в подпольный бойцовский клуб, где выступал наш чемпион. Я согласился по старой дружбе. Пришел, посмотрел на бой, встретился с ним, но так и не знал, на кой он мне сдался. Мы в открытый бой не вступаем парень, если только нет другого выхода. Запомни это.
        - Да, сэр.
        - А потом я узнал, что он был снайпером, а значит сидеть в засаде это его призвание, после того, как я его взял, узналось, что он хорошо управляется с лошадью и теперь он изредка нас подвозит.
        Мы выехали из города и направились проселочной дорогой на восток, отъехав на приличное расстояние от города, мы оказались в открытом поле, где и была наша следующая остановка. Выбравшись из нашего транспорта, я увидел в округе лишь один вековой дуб, стоящий в окружении пустынного поля.
        - Нужно поторопиться, скоро люди придут работать, а нам лишние глаза и уши не нужны, еще подумают, что мы находимся в угодьях лорда Хэмшера.
        Рон пошел с двумя бутылками в сторону дуба.
        - Будем стрелять, мистер Брайт?
        - Да, немного постреляем. Твоя задача попасть в бутылку, с этого расстояния. - Рон тем временем водрузил мишени на ветви дуба и шел обратно.
        - Да тут ярдов сто пятьдесят - не меньше, на мой взгляд. Это невозможно.
        Генри достал винтовку и с первого выстрела снес бутылку, стоящую на ветке.
        - Нет ничего невозможного, парень. Ладно, я дам тебе три выстрела - попадешь, покажу тебе наше логово, нет - пойдешь пешком обратно, ну и вернешься в экономический отдел. Правила все те же.
        - Хватит и двух выстрелов.
        - О-о-о, вы посмотрите на него. - подстегнул вернувшийся Рональд. - Да парень не так-то прост.
        - Мы все не простые ребята, поэтому и работаем вместе. Ну, парень, давай.
        Я схватил винтовку за цевье и начал целиться. Выстрел и пуля смахнула рядом весящую ветку, а тем временем бутылка и не колыхнулась.
        - Понял, кто-то из вас настроил винтовку, чтобы она била выше.
        - Понятия не имею, о чем ты Пит. - отозвался Рон.
        Я прицелился и взял немного ниже бутылки. Выстрел и бутылка в дребезги.
        - Не дурно стреляешь. - Похвалил меня человек, настроивший винтовку.
        - Если бы ты ее нормально настроил, Рон, я бы разбил бутылку с первого раза.
        - Где научился так стрелять?
        - Когда жил в деревне, ходил с дедом на рябчиков.
        - Ладно, парни, поехали уже домой, время близиться к чаю, а я не могу пропустить такую церемонию. - раздраженно сказал Генри.
        Мы уселись в кэб и помчали обратно в город. На обратном пути мы видели, как рабочие шли на пашню в поле.
        - Вовремя мы закончили.
        - И то правда.
        У Генри что-то произошло с настроением, и потому мы всю дорогу провели в молчании.
        - И куда мы?
        - Нужно показать тебе наше место обитания.
        - Там же и выпьем по чашке чая?
        - Я да, а тебя мы передадим в руки Пьера. У него для тебя будет задание.
        Через полчаса, мы остановились там же, где проходил наш спарринг с Роном. После остановки Генри вылез из кэба, для того, чтобы открыть ворота перед неприметным складом. Мы въехали на территорию, а затем Рон слез с козел, сказав мне, чтобы я тоже вылезал. Оказавшись двумя ногами на земле, я продолжил наблюдение за моими спутниками. Рон схватив лошадь за поводья, повел в открытые Генри двери склада и туда же направился и я. В помещении было очень светло, везде горели лампы, и к моему удивлению, воздух был здесь совсем не затхлый. Внутри меня встретили несколько кресел, стульев и огромный кожаный диван, накрытый огромным клетчатым пледом. Ко всему прочему, там было окно, выходившее в бухту, боксерский ринг, внушительный прямоугольный стол, на котором лежало несколько бумаг, а также пару дверей, ведущие, скорее всего, в уборную и может пару кабинетов. Возле самих ворот, был небольшой стог сена и поилка для коня. Рон принялся распрягать лошадь. После того, как это было сделано, он подвел ее к поилке и привязал уздой к специальному пруту, врезанному в стену. Короче говоря, склад оказался довольно
уютным, в камине горели деревянные бруски, а запах свежезаваренного чая стоял во всех его уголках.
        Когда Генри закрыл ворота, к нам на встречу вышел парень - может двадцати восьми - семи лет от роду, одетый в белую рубаху и темно синюю жилетку и брюки, его седые волосы были взъерошены, а очки были набекрень. Он нес поднос с только что приготовленным чаем, на котором красовались четыре фарфоровых кружки и блюдца, на которых лежали маленькие серебряные ложки, а также большая серебряная сахарница. В тот момент, как парень с седыми волосами поставил поднос на стол, Генри уже сидел за столом в ожидание напитка. Рон закончив с лошадью, тоже присоединился к чаепитию, усевшись за стол вместе с седовласым.
        - Ну что стоишь, парень, садись к нам, особого предложения не будет.
        - Я не привык садиться, если мне не позволят, мистер Брайт. - седовласый поперхнулся чаем, а затем захохотал.
        - Мистер Брайт?! Генри, что тут происходит, неужели этот парень является обладателем голубой крови?
        - Угомонись, Пьер, не все в Лэффере имеют наши повадки.
        - Слушай, парень. - сказал седовласый, который, как оказалось, был Пьером. - Наша манера общения не такая, как в высшем обществе, да мы стережем их задницы, но это не значит, что мы такие же. Живее опускай свое гузно на стул и пей чай.
        - Вы видимо Пьер? Генри говорил, что вы не лишены чувства юмора, но замечу, что мы с вами не настолько близко знакомы, чтобы вы делали мне такие замечания. - Пьер был немного ошарашен моей фразой.
        - Генри, ты говорил, что парень наш, а вместо этого привел какую-то маркизу. Что с тобой случилось? У тебя была горячка, когда ты остановил выбор на этом пацане? - Генри ничего не сказал, а только слегка улыбнулся.
        - Слушай, я понимаю, что тебя выперли с Франкии, но это не значит, что и с этой страны тебя не попрут. - Пьер встал и подошел ко мне вплотную, казалось, что вот-вот наши носы соприкоснуться.
        - И кто же меня выставит?
        - Э, я, например. - он продолжил смотреть, напряжение росло с высокой скоростью, я не мог уже сдерживаться и рассмеялся ему в лицо. Удивление Пьера, было невыносимым, он не понимал, что происходит.
        - Чего ты смеешься?
        - Потому что ты поверил!
        - Во что поверил?!
        - Что я разговаривал с тобой серьезно, это была шутка. Я обставил тебя, любитель пресноводных.
        Генри и Рон тоже начали немного насмехаться, а затем и сам Пьер улыбнулся.
        - Я думаю, что мы сработаемся с тобой, парень, ты прошел тест.
        - Какой еще тест?
        - Тест на нормального человека, если бы ты начал распыляться и петушиться, то мы бы с тобой попрощались, а так милости просим. - он вытянул руку в сторону стола, а другой подталкивал меня в спину. После того, как я уселся, он налил мне чая, а после и сам сел за стол.
        - Ничего не понимаю.
        - Пойми, парень, мы семья. У нас нет этих джентельменских штучек, мы простые слуги закона, народа и, в конце концов, ее величества. В этих стенах ты можешь делать и говорить, что тебе захочется, без этого фарса, который тебя ожидает снаружи, но знай, там, на улицах, ты должен вести себя подобающе. У нас что-то вроде клуба, мы не говорим друг с другом на вы и не отпускаем реверансы. Отныне, я - Генри или шеф, это Пьер, а это Рон, ну и Стив с которым ты познакомишься попозже.
        - Я понял, шеф.
        - Вот и умница. Пей чай, а потом мы с тобой прогуляемся немного.
        - Стив прислал письмо, он уже направляется обратно. Сказал, что если погода будет хорошей, то корабль пристанет завтра утром.
        - А что там с нашим бароном?
        - Он поехал в Эшвил, как и говорил нам дворецкий.
        - Понятно, нужно будет кому-то поехать туда и следить за ним.
        - При всем уважение, я пока не могу.
        - Я понимаю, Пьер, значит, ты Рон и, наверное, возьмешь с собой Пита, если он пройдет последнее испытание.
        - А что ты? - задал вопрос Рон.
        - У меня еще есть дела здесь.
        - Почему мы просто не можем его схватить?
        - Пока не за что его хватать, Рональд. Предъявишь ему обвинение в уклонении от уплаты долговых листов?
        - Почему бы и нет, для начала и так сойдет.
        - Нет, нужно, чтобы он начал всем рассказывать, что с ним не так, а после мы его возьмем, и предъявим нормальное обвинение, которое в нашей компетентности.
        - О ком идет речь?
        - Ты скоро обо всем узнаешь. После нашей прогулки, если она будет удачной, я все тебе расскажу.
        - Договорились. - Генри слегка улыбнулся.
        Когда время чая истекло. Генри вытащил из кармана жилетки свои золотые часы и, посмотрев на время, обратился ко мне.
        - Что ж, Пит, уже час дня, нам пора заняться делом, а вы парни займитесь уже чем-нибудь, хватит рассиживаться, когда я приду, доложите мне о выполненной работе. - Рон и Пьер, ничего не ответили, а только кивнули головой и стали убирать со стола посуду.
        Мы с Генри вышли из склада и направились в центр. Во время нашего маленького путешествия Генри рассказал, как он познакомился с моим отцом, а я начал вспоминать рассказы отца о самом лучшем сыщике в его юные годы. Когда Генри был молод, отец уже занимал хороший пост в полиции, и он повлиял на моего будущего начальника. Он восхвалял моего отца и в конце нашего пути он поблагодарил его за то, что тот воспитал меня.
        - На самом деле, я воспитывался дедушкой, и долгое время жил в Эшвиле.
        - В Эшвиле?
        - Да, мой дедушка был смотрителем маяка, он мне рассказывал разные истории про него и другие маяки, а также показывал принцип их работы. - он задумался, поджав подбородок.
        - Что ж, это замечательная новость.
        Генри продолжал умалчивать информацию о предстоящей работе, я его понимаю, для начала мне нужно пройти последнее испытание, а уже после задавать вопросы.
        Мы пришли к замковому мосту и выбрали одну из лавочек стоящих на набережной, чтобы перевести дух и полюбоваться рекой и окружающими нас видами. Генри сел в полу открытой позе, одна его рука лежала на поясе, а другую он положил на спинку лавочки, так что его кисть свисала, а затем он положил ногу на ногу, высматривая кого-то в толпе.
        - Пойми, парень, я не могу с тобой пока откровенничать…
        - Я понимаю, сэр.
        - О. Я, кажется, приметил твою цель. - он показал на молодую девушку лет двадцати, а может даже и младше. Она была одета в голубое как небо платье, а на голове красовались длинные, прекрасные русые волосы, они были подобраны небольшим белым чепцом, но так как их было много, то несколько прядей все равно выпадали из-под ее головного убора. Она была немного выше среднего роста, фигура ее была идеальной, не крупная и не совсем тощая. В руках у нее была громоздкая корзина, с продуктами, которая она тащила с рынка неподалеку.
        - Да, она довольна симпатичная!
        - Я хочу, чтобы ты узнал ее имя и где она живет, это и будет твоим окончательным тестом, посмотрим, как ты сможешь ладить с людьми.
        - Постой, но она девушка, не пристало мужчинам, так знакомиться с девушками, тем более средь бела дня, да еще и на битком забитой улице.
        - Если ты струсил, то можешь идти домой, завтра в департаменте тебя будет ждать большая кипа долговых расписок и счетов!
        - Ты не оставляешь мне шанса, если она начнет звать полицию и меня загребут, знай в этом виноват ты.
        - Не робей парень, прояви смекалку. - он рассмеялся, а после кивнул подбородком в сторону рядом проходящей девушки.
        Немного подумав, мне в голову не пришло ничего лучше, как просто предложить ей помощь с корзиной, что я собственно и сделал.
        - Не пристало, настолько юной и красивой девушке таскать такие тяжести. - сказал я, подойдя к ней.
        - Что простите?
        - Прошу прощения, миледи, я всего лишь хотел предложить вам свою помощь. - она остановилась и повернулась лицом ко мне, так как я шел чуть позади нее.
        - Это так сейчас знакомятся с девушками? Вы думаете, что я какая-то падшая женщина, сэр?
        - Что вы, у меня и в мыслях не было так подумать про вас. Я увидел, как вам тяжело нести эту корзину и тогда в мою голову пришла идея помочь вам.
        - При всем уважении, сэр, мне придется пренебречь вашим столь великодушным предложением и направиться одной, в столь нелегкий час.
        - А вы знали, что от таскания женщиной тяжестей, может развиться куча болезней и образоваться пупочная грыжа, появление которой может сказаться в момент родов.
        - Я смотрю, вы не только великодушны, но еще и умны. Можете не стараться, то, что вы обладаете этими качествами, не значит, что я должна броситься к вам в объятья. - в момент произношения ей этой фразы, она отвлеклась от коварной брусчатки, которая где-то выпирала или наоборот углублялась. В тот самый миг, когда она поворачивала голову посмотреть, что происходит с дорогой, ее ножка угодила в одну из ловушек нашего поколения, она слегка подвернула ногу, но не успела упасть, так как я подхватил ее и корзинку.
        - Вы говорите, что не будите «Бросаться мне в объятья», но сами это и делаете.
        - Я оступилась, большое вам спасибо.
        - Рад вам услужить, может все-таки помочь вам с провизией? - она осмотрелась по сторонам и передала мне тяжеленую корзину. - Господи, вы там кирпичи несете?
        - Нет, всего лишь продукты с рынка. - мы пошли вперед вдоль набережной, ее шаг сократился, она уже не торопилась, а прогуливалась.
        - И часто вы так ходите за продуктами?
        - А зачем вам знать?
        - Хотелось бы подкарауливать вас каждый раз и предлагать свои услуги доставщика. - она улыбнулась, и я ее поддержал. Краем глаза я заметил, что Генри идет на почтительном расстоянии от нас. Думаю, что ему был слышен наш разговор, но явно не все. Генри понял, что подошел слишком близко и потому завернул на ближайшую лавочку для того, чтобы дать нам время отдалиться.
        - Не так часто как вы бы этого хотели.
        - Почему вы этим занимаетесь?
        - Чем именно?
        - Таскаете на себе столько провизии.
        - Больше некому. Я живу с бабушкой, мы не очень богаты, чтобы позволить себе слуг.
        - Вы богаты своей красотой и очарованием. - она явно покраснела, а ее серо-зеленые глаза сверкнули мне в лицо, а затем были спрятаны, за дивными русыми локонами.
        - Вы большой льстец, мистер.
        - Питер, Питер Кук и смею заметить, что я как-то выпил какой-то настой и теперь говорю только правду, если захочу солгать, то меня сразу же воротит. - улыбка понемногу превращалась в смех.
        - Неужели прям воротит?
        - Ага, вот смотрите, небо не голубое, а зеленое. - я сделал вид, что меня скрутило, а затем я сел на корточки. - Видите, как воротит, дайте мне минуту, и я приведу себя в порядок. - она снова рассмеялась
        - Вы такой лжец, мистер Кук.
        - Прошу вас, просто Пит.
        - Хорошо, «просто Пит».
        - А как ваше имя, о прекраснейшая?
        - Вы уже перегибаете палку.
        - Ладно, я что-то заигрался.
        - Меня зовут Анабель Видоус, и мы пришли. - оказывается, во время нашего разговора я не понял, как мы сошли с набережной и оказались у двух этажного голубого, как ее платье, дома в спальном районе.
        - Я очень приятно провел время, Анабель. - я подхватил ее руку и поцеловал тыльную часть кисти. - Может, я как-нибудь зайду еще?
        - Может, только не забывайте про прыжки в объятья.
        - Я все помню. - мы друг другу улыбнулись, а после она скрылась за дверью своего дома.
        Что-то со мной произошло, я был счастлив. На данный момент мне казалось, что у дверей этого дома, моим ногам придется стоять не раз и не два. Я немного отошел от дома, когда услышал легкий свист стоящего в переулке Генри, он облокотился плечом о стену и тер подбородок.
        - Хорошо, ты принят, но знай, парень, работу с отношениями не меняют. Выгоняй своих бабочек из живота, бери блокнот и карандаш и записывай все то, что я тебе говорю. Пора вводить тебя в курс дела.
        - Мы так понимаем, вы нарушили первый приказ мистера Брайта и продолжили общаться с этой девушкой, гадкий вы плут? - королева улыбнулась мне. - Мы вас не виним, дела любовные превыше всего в таком молодом возрасте.
        - Безусловно, ваше величество.
        - Сколько ей было на самом деле лет?
        - Она была младше меня на пять лет, ей тогда было восемнадцать.
        - И что же было потом? Каким было ваше первое задание? Мы так понимаем, беседа ваших коллег была о мистере Хоффе?
        - Да, ваше величество, именно о нем.
        - Так рассказывайте скорее, что там с ним.
        - Слушаюсь.
        ГЛАВА
        III
        Первое задание
        На следующий день, я добрался до склада на своих двоих. Зайдя внутрь, мною было обнаружено отсутствие кэба и лошадей, значит Рон и Генри, еще не приехали. Из кабинета вышел пяти фунтовый, коренастый парень жующий тост с сыром.
        - А, это ты. Смотрю вчера удачно прошло, не поможешь мне с одним делом? - приветствовал меня Пьер.
        - Что за дело?
        - Как ты относишься к трупам?
        - Довольно прозаично. Смотря, в какой ситуации, находился этот труп.
        - Не понял?
        - Если это труп убитого человека, то нужно найти убийцу, а если это труп старой корги, которая скончалась, от удушья куском пирога в своей постели, то нужно его просто закопать.
        - Теперь ясно. Я так понимаю, что рвотные рефлексы и обмороки при виде их, тебя не беспокоят?
        - Конечно же, нет, а зачем ты спрашиваешь?
        - Пойдем в операционную, все тебе покажу.
        Мы зашли в одну из дверей. Как и говорил Пьер, мы оказались в операционной, где на металлическом столе, среди больших и маленьких склянок, с разного рода жидкостями, давал последние показания, ныне покойный. Пьер положил тост на живот допрашиваемого, а сам натянул резиновую перчатку заляпанную кровью.
        - Ты же не собираешься доедать этот тост?
        - О чем ты? Конечно буду, это мой завтрак. Как только закончим, ты сможешь пойти на кухню и сделать себе, а мой не трогай. - я выкатил глаза на Пьера, а он на меня. - Ладно, если хочешь, то доешь, но потом сделаешь и мне такой же.
        - Не-не-не. Я передумал.
        - То-то же. Так иди сюда и возьми перчатку на том столе. - я повернулся и, увидев желанный предмет, надел его на свою руку, а затем повернулся к Пьеру, он как раз доедал свой тост. Я слышал, что у патологоанатомов есть странные привычки, но не мог подумать, что есть с трупа для них в порядке вещей.
        - Слушай, я хотел спросить, что случилось с твоими волосами? Почему они седые?
        - Ха-ха-ха, я на самом деле блондин, седые они, потому что я неправильно играл с перекисью водорода и остальными химическими веществами.
        - Как это произошло?
        - Я пытался кое-что изготовить.
        - И что же?
        - Небольшую взрывчатку.
        - С перекисью?! Разве это возможно?
        - Ну, пока как видишь, у меня не получилось, а так в дальнейшем, вполне.
        - И какой же там был состав?
        - А тебе все расскажи?
        - Давай колись.
        - Мука, перекись водорода, серная кислота и прочие неизвестные для тебя наименования.
        - Короче говоря, ты и врач, и химик в одном лице?
        - Медицина и химия всегда шли рука об руку, Пит. Просто долгое время их гоняли и называли колдунами, в наше время все немного попроще.
        - Понял, но все же, как эта смесь оказалась у тебя на волосах?
        - Благо, в ней была только мука и перекись и пара других реагентов, эта дрянь стояла наверху. Как-то психанул и со всего маху ударил по столу, бадья опрокинулась мне на голову, и я весь вымок в этом вареве. Потом зашел Генри, мы с ним разговорились и я забыл про то, что со мной случилось и после ухода шефа, продолжил работать. Придя домой, до меня дошло, что все мои волосы стали белыми.
        - Так они отрастут или как?
        - Возможно. Во всяком случае, поживем, увидим. - он улыбнулся. - Так, я тебя позвал не для того, чтобы мы языками чесали.
        - Что нужно делать?
        - Ты должен мне помочь вспороть этого бедолагу, вчера я повредил руку и не смогу сам орудовать пилой.
        Я не буду говорить, что происходило дальше, скажу только одно, мне пришлось одеть фартук.
        Через некоторое время мы с Пьером, вылезли из операционной, будучи с ног до головы в крови. Генри сидел на кресле и читал прессу, а Рон выбивал из подвешенной груши требуху.
        - Матерь божья, вы чего там вытворяли?
        - Его отравили, шеф, я нашел то, что нам нужно! Мне кажется это его сынок. Видимо он разбирался в ботаники, яд который он использовал, просто так абы где не купишь.
        - Это очень хорошо и я даже рад, но ты мне скажи одно, тело придется хоронить в закрытом гробу или нет.
        - Конечно в открытом, набросаем пару кирпичей в грудную клетку и пойдет.
        - Господи. Все Пьер иди, приведи себя в порядок. А ты парень подойди ко мне на секунду. Деньги есть?
        - Немного, пару фунтов.
        - Я так и знал, держи три сотни, с получки удержу. - он вытащил деньги и листок бумаги. - Пойдешь в Сохо, найдешь по этому адресу госпожу Сао. Скажи что от меня, она сделает тебе скидку.
        - Скидку на что?
        - Тебе нужны нормальные костюмы, пусть подберет для тебя что-нибудь вместо этого и снимет с тебя мерку. Закажи три костюма, а эти шмотки, которые на тебе, потом выкинь, а лучше сожги.
        - А чем плох мой костюм?
        - Ну, во-первых он весь в кровище, а во-вторых, парень, ты и вправду думаешь, что высший круг столицы, подпустит тебя к себе в этих обносках? Не спорь, и иди.
        - Ладно.
        - А, и поймай кэб, еще не хватало, чтоб тебя остановили.
        - Понял.
        Я вышел из склада и, добравшись до ближайшей мостовой, поймал кэб. Конечно, я немного вычистил свой костюм перед выходом, но пару капель все равно красовались на моем пиджаке. Добравшись до места назначения, я спросил госпожу Сао, сказав предварительно, что я от мистера Брайта. Госпожой оказалась дама преклонного возраста, одетая в восточном стиле и с напудренным лицом. Она провела меня в дальнюю комнату, где лично снимала с меня мерку, а затем дала выбрать костюм по моему вкусу. Заказав три костюма разного цвета, темно синего, черного и коричнево-клетчатого, я расплатился и отправился обратно к «шайке».
        Когда я закрыл за собой дверь склада, то обнаружил не трех мужчин, а четверых, видимо Стив вернулся. Они перестали разговаривать и перевели внимание на меня.
        - Ну вот, хоть немного стал похож на человека.
        - Спасибо, Генри. - Стив поднялся и подошел ко мне.
        - Стивен Хок. - протянул ко мне свою конечность, высокий плечистый тридцатилетний человек. У него единственного были волосы по плечи и черный как смоль
        - Питер Кук.
        - Ты новый рекрут?
        - Нет, он уже прошел испытания. Теперь он полноправный член нашей общины. - сказал Генри.
        - И что, он хорош?
        - Как видишь, Стив, раз я здесь стою, то хорош. Не обязательно спрашивать обо мне у Генри, ты можешь задать все вопросы мне и, если я посчитаю нужным на них отвечать, то ты получишь, что хочешь.
        - «Посчитаешь нужным», заруби себе на носу папенькин сынок, все эти люди сидят в этой комнате не просто так, не потому, что их отец комиссар…
        - Стивен! Закрой рот и продолжай свой доклад, потом поворкуете.
        - Хорошо, шеф.
        - Что было дальше? - спросил Пьер, когда мы со Стивом усаживались за стол.
        - Ему помогли сбежать, солдаты сказали, что корабль назывался «Дева Мария».
        - Сукин сын.
        - Ты знаешь его капитана, Генри?
        - Да, молодой контрабандист и есть слухи, что он промышлял пиратством, но они ничем не подкреплены, поэтому верить в них нельзя.
        - Твой контрабандист застрелил перед отплытием местного вельможу. Тот франкиец владел алмазным прииском неподалеку от Габула.
        - Ты уверен, что это был не Хофф?
        - Нет, говорят, что он был в обносках, выдавал себя за монаха, чтобы пробраться в город. Оружия при нем не было, да и солдаты сказали, что стрелял именно Дрейк.
        - Ясно. Значит Рон и Пит, отправляются сегодня же в Эшвил. Вы будите там в качестве смотрителей маяка, где работал твой дедушка, Пит. Там ты будешь чувствовать себя как в своей тарелке, если верить твоим рассказам и Рона чему-нибудь научишь. Вот бумага выданная генералом местного гарнизона. К вам будет периодически приезжать техник, чтобы проверять состояние маяка. Сейчас же отправляйтесь на станцию. По приезде вас будут ждать на маяке, проведут инструктаж по его эксплуатации, а после вы двое будите ждать моих дальнейших поручений. Письма будут приходить на станцию, так что заглядывайте туда хотя бы раз в день.
        - Без проблем, шеф. Все будет в лучшем виде. Пойдем, Пит. - сказал вставший из-за стола Рон.
        Мы со всеми попрощались и отправились прямиком на станцию, где взяли два билета, и уже через час мы с Роном катили, в сторону Эшвила.
        Был уже вечер, но спать не хотелось и моему спутнику тоже. Так как мы ехали одни, я решил расспросить своего коллегу о Хоффе.
        - Не спиться?
        - Что-то не очень. Сколько нам ехать до той деревни?
        - Примерно четыре-пять часов, но не переживай у нас будет остановка в Горвине.
        - А сколько до него?
        - Часа два с половиной, может три, как пойдет.
        - М-да. Я не люблю такие путешествия, лучше на поезде или на пароходе.
        - Ну, до Эшвила нет железной дороги, да и на пароходе ты, скорее всего не доберешься.
        - И очень жаль!
        - Слушай, я хотел спросить насчет этого Хоффа. Кто он и что сделал?
        - Он отставной офицер, воевал на востоке. Ко всему прочему, он барон, но очень бедный. На него только косвенные обвинения.
        - Обычно делом занимаются, когда кроме косвенных обстоятельств, они еще чем-нибудь подкреплены.
        - Не всегда, разве в экономическом отделе нет дел, которые начинались с подозрений?
        - Ну, это экономические дела, а у нас совсем другое.
        - У нас то же самое. Если есть улики и доказательства, то мы не занимаемся такими делами. Что толку, если можно отправить пару верзил в форме, чтобы они схватили жулика, отбили ему почки и предъявили обвинение? Если ты до сих пор не понял, в чем заключается наша методика, то я тебе объясню.
        - Давай.
        - То, что мы работаем с аристократами, ты уже и так понял. Обычная полиция не может их прижать к ногтю. Поэтому тут выступаем мы в качестве шпионов. Мы прикидываемся, докторами, слугами, рабочими и всем подряд, чтобы собрать большое количество информации. После сбора данных, мы передаем их в департамент или в полицию. Смотря как скажет, Генри - это обусловлено тем, что некоторые дела, не должны предаваться огласке.
        - Ясно. Мы отошли от темы, что сделал этот Хофф, точнее, в чем его подозревают?
        - Молодец, малыш Пит, быстро учишься. Хоффа приняли в войсковую часть в Бербикеи, в звании майора. Долгое время, он считался пропавшим без вести, а тут узнается, что он жив и здоров, только его спутники мертвы. Вроде как это он их убил.
        - Кто они?
        - Тоже офицеры. Гарри Везер и Эндрю Хитч.
        - И что потом?
        - Он отсутствовал почти два года. Вдруг в порту Габула происходят неприятнейшие события. Какой-то оборванец убивает местного богача и скрывается на корабле контрабандиста.
        - Это я слышал.
        - Ну вот, теперь мы его и пытаемся прижать.
        - Я не понимаю, разве не трибунал должен этим заниматься?
        - Ты прав, то, что он убил своих товарищей это одно, но дело все в том, что он убил франкийца, да еще и на их земле. Ту часть расформировали, а это, друг мой, уже международный конфликт. Без вести пропавший военный убивает франкийского аристократа, находясь на франкийской земле.
        - Почему его не схватят, если все так плохо?
        - Нет доказательств его вины. Бербикея суровый край, может тех офицеров, слопал лев или ужалила ядовитая змея, никто не знает. Насчет того франкийца, тоже ничего не известно, кто говорит, что его убил Хофф, а кто, что капитан корабля, на котором он сбежал.
        - Хотя бы под стражу его можно взять?
        - Пит, очнись. Я понимаю, что час уже поздний, но включи голову. Мы хватаем Хоффа, предъявляем ему обвинение в тройном убийстве, проходят дни, а может месяцы. Мы ничего не находим и отпускаем. Департамент облажался, Генри сняли с должности - это один вариант. Другой сценарий - мы его ловим, судья довольствуется тем, что есть, вешаем его, а потом вдруг вскрываются новые обстоятельства, указывающие на не причастность Хоффа. Департамент облажался, Генри увольняют. Как ни крути, исход один и тот же.
        - А если он убьет кого-нибудь еще, пока мы ищем улики?
        - Для этого шеф нас и отправил, чтобы мы не только искали улики, но еще и следили за ним.
        - Понятно.
        - Ладно, ты как хочешь, а я попробую уснуть.
        - Да, на здоровье, мне пока не хочется.
        Рон умудрился сжаться до размеров сиденья, на котором он лежал и забылся крепким сном. Я в свою очередь, стал всматриваться в окрестности, пролетавшие мимо окна, а затем уснул сидя.
        - Мистер Кук, вы чересчур затягиваете свой рассказ. Нам хочется знать, кто тот труп, которого вы нашли в поместье, как Хофф сбежал, кто убил доктора и как Генри погиб. Не поймите нас неправильно, ваша история очень интересная, но нам хочется уже кульминации событий, в конце концов, еще много дел.
        - Слушаюсь, ваше высочество.
        ГЛАВА
        IV
        Убийство
        Мы с Роном следили за маяком, как подобает настоящим смотрителям, проблем у нас с ним не было, так как каждый месяц, к нам наведывался техник, дабы проверить работоспособность данного аппарата.
        Мы разузнали, о шикарном возвращении мистера Хоффа. Неизвестно было, для чего он это делал, да и на какие деньги. Еще один странный факт, это то, что он недавно узнал о смерти своей жены и ребенка. Складывалось ощущение, что гибель близких и армия кредиторов не были для него помехой. Может он настолько отчаялся, что решил провести свою жизнь в шике и блеске, точнее говоря, отрезок жизни, который вот-вот закончиться. Он устраивал балы и ночи карточных игр. С его приездом жизнь в Эшвиле запестрила яркими красками. В деревне говорили, что Хофф начал с балов, а теперь его поместье, превратилось в бордель и казино. Это могло быть правдой, так как глава деревни был его кузеном - это мы узнали после. Хофф мог бы делиться с главой, и никто бы и не пискнул. Это все походило на правду, но истиной не являлось. Мы давно следили, за домом и его обитателями, а посему знали, что Хофф просто привлекал внимание к себе и у него это удалось.
        К нему приехал какой-то человек из Лэффера, как я видел после, кэб в котором он приехал, уехал обратно, после этого Хофф как будто пропал. Все балы и ночи игр закончились. Генри писал, что нам пока не надо вмешиваться. На следующий день он приехал.
        - Ну что, Пит, завыл от деревенской жизни?
        - Немного, шеф. Как добрался?
        - Дорожка была ухабистая, но терпимо, я даже поспал слегка. Рон на маяке?
        - Да, сейчас его дежурство, а я жертвую своим сном, ради того, чтобы тебя встретить.
        - Излишки профессии, парень, ничего не поделаешь. Я приехал не просто так. Вы мне писали, что Хоффа давно не было видно, и что к нему кто-то приезжал?
        - Все верно.
        - Я навел справки, по поводу того гостя, но к моему сожалению, ответов я не получил.
        - Разве такое бывает?
        - Представь себе, видимо тот человек более влиятельный, чем мы.
        - Что мы тогда будем делать?
        - Что и раньше, копать и следить. Только теперь у нас могут появиться проблемы. Тот, кто влиятельнее нас, видимо не хочет, чтобы мы знали правду, значит скоро появятся последствия.
        - И какие могут быть последствия?
        - Разные. Вот увидишь, скоро он себя проявит. Веди меня к главе, я хочу поговорить с этим ублюдком.
        - Так грубо!
        - Дело в том, что я и на него справки навел. Оказывается, он выкупил дом у Хоффа за не очень большую сумму.
        - Видимо бывший хозяин пытается выбраться из долговой ямы.
        - Я тебя умоляю, Пит, если бы ты видел купчую, то ты бы не стал так говорить. Тех денег, которые Хофф выручил с продажи, едва ли хватило на балы и игры, что он устраивал. Эта тварь - Роствуд воспользовался деликатным положением своего брата, и теперь он его продаст по бешеной цене какому-нибудь лопуху.
        - Пусть даже так, нам что с того?
        - Сейчас узнаешь.
        Мы пришли к дому, в котором заседал глава. Генри решил, не представляться секретарю и вместо этого он сразу направился в кабинет, где была какая-то встреча. Чуть ли не выбив дверь с ноги, он зашел в кабинет и сел в кресло, а затем посмотрел на меня и положил руку на кресло, что было по соседству. Я сел рядом с Генри и молча смотрел на все происходящее.
        - Мать вашу, что здесь происходит?! Где этот тупой секретарь?! Стюарт, быстро иди за констеблем, пускай арестует этих нахалов.
        - И пускай захватит с собой вашего продажного нотариуса. - сказал Генри.
        - Я не понимаю?! Кук кого ты привел?!
        - Да заткнись ты, уже заляпал все жабо своей пеной.
        - Кто вы?
        - Я сказал, закрой рот. Сейчас все придут, и мы продолжим.
        Через некоторое время, в кабинет ворвались Секретарь по имени Стюарт, с местным констеблем Рочиствудом и его ватагою.
        - Вот, мистер Рочиствуд, эти двое ворвались в кабинет без приглашения и…
        - Да-да-да. Сейчас мы во всем разберемся. - перебил секретаря, местный шеф полиции, а затем он встал перед Генри. - Что здесь происходит?
        - Я не вижу среди вас нотариуса, господа. Времени у меня не очень много. - Генри вытащил часы из кармана своей жилетки и после того, как он мельком на них взглянул, продолжил. - Я желаю видеть нотариуса, и только тогда мы продолжим с вами беседу.
        - Дэйв, арестуй его и Кука, эти два хулигана, выбили мне дверь и стали меня оскорблять. - влез в эту сцену глава, подскочив к своему спасителю.
        - Какая наглая ложь. Никто эту дверь не выбивал, я просто быстро зашел, а Пит вообще ни слова не проронил, с того момента как мы вошли. Нас не за что арестовывать.
        - А как же оскорбления? - спросил констебль.
        - Я не припомню, чтобы я кого-то оскорбил. Мы пришли для обсуждения одного вопроса.
        - И какого же?
        - Видите ли, для продолжения беседы нам нужен нотариус, а вы его не хотите звать.
        - Ладно, с меня довольно. Вяжите их парни.
        Люди Рочиствуда подошли к нам и попросили встать, затем двое из них вытащили кандалы.
        - Дело все в том, что у вас нет на это полномочий, милый мой констебль. А если вы хотите кого-то арестовать, то сделайте это с человеком, что стоит у вас за спиной и нотариуса по имени… секунду, где-то у меня было. - Генри полез в карман и вытащил сверток бумаги, он его развернул и как я и догадался, это была купчая на поместье Хоффа. - Ах, да. Николаса Стина. - он швырнул купчую на стол. Глава то ли от ярости, то ли он очень испугался, знаю точно, что от обилия его потоотделений ему срочно нужно принять ванну.
        - Откуда это у вас?! Отвечайте немедленно. - он схватил документ и стал размахивать им во все стороны.
        - Понимаете, банк «Мэдисон», одолжил мистеру Хоффу огромную кучу денег, вот тот самый договор. - Генри вытащил из кармана еще один сверток и положил его на стол. Глава подобрал его и мельком прочитал.
        - И что с того?
        - В этом договоре, четко обозначено, что ссуда, выдаётся под залог всего имущества. Дом мистера Хоффа в Лэффере не смог бы покрыть всех расходов, посему банк предложил ему такие условия. Мы долго искали остальное, и вот я откопал, что поместье в деревне Эшвил, принадлежит нашему должнику. Как только я обнаружил данный документ, я нашел эту купчую, я спрятал первый документ и, взяв купчую собой, направился сюда. Мистер Кук любезно проводил меня и скорее всего, согласиться засвидетельствовать наш договор.
        - Что еще за договор?
        - Банк простит вам, ваши мошеннические действия, на одну услугу нам нужен мистер Хофф и тогда мы отправим его под суд, а после отберем все имущество, но…
        - Что но?
        - Вы подумали, зачем мне предавать брата? Отвечаю. Затем, что вам и мистеру Стину грозит реальный срок, ну и я могу забыть про тот документ, поместье останется в ваших руках. На правах владельца вы можете дать нам проникнуть в дом, где мы обнаружим мистера Хоффа и арестуем его.
        - Хорошо, но как на это отреагирует общество? Они не знают, что я владелец особняка.
        - На этот счет не переживайте. Деревенские верят в небылицы. Скажите, что особняк находиться под влиянием каких-то чар или что-то еще. Скажите, что слуги сбежали из города, а самого хозяина видели не в себе, блуждающим по лесам.
        - То есть, вы хотите, чтобы я оболгал своего родственника?!
        - Я хочу, чтобы вы не попали в тюрьму, мистер Роствуд.
        Глава немного подумал.
        - На то, чтобы распространить слухи потребуется время!
        - Я дам вам неделю, после вы возьмете мистера Кука и он лично должен засвидетельствовать арест мистера Хоффа, после я должен получить от него письмо. Не пытайтесь его переубедить, он на хорошем жаловании у меня. Хофф должен быть схвачен и точка.
        - Зачем нам мистер Кук? Вы разве не собираетесь остаться?
        - Ха. Я очень ценю ваше предложение, но у меня много работы, я сегодня же отправляюсь обратно для подготовки дела.
        - Скажите мне на милость, почему мы не можем вас арестовать и бросить гнить вместе с мистером Куком на веки вечные?
        - Хороший ход, господин Роствуд, но боюсь если я не приеду, завтра в столицу, то мой поверенный, у которого я оставил документ и сказал, что поеду сюда, передаст все в комиссариат. Я думаю, мы друг друга поняли, господа? Всего доброго и надеюсь, мы с вами больше не встретимся. Пит, пойдем.
        Мы ушли от главы и направились обратно к гостевому дому.
        - Что это было?
        - Помог тебе попасть в особняк и арестовать Хоффа. Его нужно брать. Он начал искать газету для передачи каких-то данных связанных с заговорами, в которых участвует один из генералов. Королеве это очень не нравиться.
        - Ты даже не повидаешься с Роном?
        - Нет, долг зовет и мне нужно возвращаться, иначе они подумают, что мы блефуем. Помогай им распространять слухи, через неделю ты должен будешь обшарить дом и достать мне Хоффа из-под земли.
        - Я тебя понял.
        Когда мы очутились у гостевого дома, оказалось, что кэб, на котором приехал Генри никуда не делся, кучер ожидал его все это время. Мы попрощались, и он укатил обратно в столицу, я же пошел в сторону маяка, рассказать все Рону.
        Роствуд не обманул Генри, да и у него не было выбора. На протяжении недели все его подопечные и мы с Роном проводили активную пропагандирующую кампанию. Спустя всего неделю, все стали шептаться и думать, что в доме произошло что-то невообразимое и страшное. Все начали думать, что слуги сбежали из дома, а самого мистера Хоффа видели, блуждающим на болоте и общающимся с волками и нечестью. Слухи обрастали слухами и, в конце концов, глава принял меры по уничтожению тех слухов. В один прекрасный майский день, мы отправились к поместью, многие взяли с собой вилы и факелы. Видимо эффект был настолько внушительным, что некоторые думали, что сегодня им получиться поймать за хвост самого черта, но к сожалению в доме он не был обнаружен. Когда мы оказались в доме, ощущение сложилось, что в нем не жили долгое время, а в кабинете хозяина я обнаружил присохший труп. Мы отнесли его доктору, а на следующий день было решено, его похоронить. Доктор на похороны не успел, как оказалось, он сорвался со скалы возле маяка и погиб.
        Причину смерти Хоффа доктор забрал в могилу. Было ясно одно, доктор умер очень вовремя.
        После похорон трупа, Генри прислал мне письмо о том, что нам нужно возвращаться, и мы отправились в Лэффер.
        - Тогда вы не знали, что это не Хофф?
        - Верно. Только недавно, мы узнали, что оказывается, доктор перед смертью состряпал заключение. Мы обнаружили его в подвале поместья, когда забрались туда вместе с Мэндфилдом. Как оказалось, он был убит выстрелом из мушкета. Доктор нашел пулю в легком. Труп был обезображен до такой степени, что не было возможности обнаружить отверстие сразу.
        - Каким образом, труп не разложился, а высох?
        - Скорее всего, очень долгое время в доме поддерживался огонь. Все окна были промазаны смолой, и воздух не попадал в комнату, поэтому когда я вошел впервые в кабинет, то чуть не рухнул в обморок, от того запаха, что там стоял. Мы долго гадали над тем, как труп мог засохнуть и ответ пришел случайно. Как-то раз Пьер принес вяленое мясо, и все сразу стало понятно. Труп находился в соли долгое время, а так же его накрыли марлей. Перед тем как мы заявились в особняк, кто-то убрал марлю и вычистил все от соли. Моя догадка подтвердилась в тот момент, когда через год я увидел ковер, на котором лежал труп. В том месте, где была соль остались разводы, это значило только одно Хофф не умер своей смертью. Как потом оказалось, что убийцей был Хофф, а помощником его кузен Роствуд.
        - Зачем это все было нужно?
        - Они хотели, чтобы все думали, что труп, который мы обнаружили, был Хоффом.
        - Это мы поняли. Для чего нужно было его мумифицировать?
        - Чтобы скрыть отверстие от пули. Если бы труп разложился, доктор сразу же увидел отверстие в груди. Видимо они ожидали, что труп не будут подвергать вскрытию, а просто похоронят и забудут и так бы и произошло, если бы я не настоял на вскрытии.
        - Вы, правда, считаете, что Роствуд участвовал в этом?
        - Конечно, Роствуд единственный, кто все знал. Поэтому, когда Генри заявился к нему, он уже не беспокоился за Хоффа, потому как знал, что в особняке его давным-давно нет. Труп, что там находился, уже был готов к выходу в свет и та неделя, что шеф ему дал на подготовку местных, была уже не к чему.
        - Кто же тот труп, что вы похоронили?
        - К сожалению, на этот вопрос у меня до сих пор нет ответа.
        - Вы допрашивали самого Хоффа?
        - Еще нет. Когда я видел его последний раз он был без сил и доктор порекомендовал мне не тревожить его до того момента, как его не перевезут в тюрьму.
        - Мы не давали распоряжений насчет Мэндфилда, по чьему приказу вы на него вышли и что он совершил, раз привлек ваше внимание?
        - С Томасом Мэндфилдом, оказалось все намного тяжелее. Генри говорил, что это задание ему поручил мистер Чепмен. Улики даже не косвенные. Мы до сих пор не можем ему предъявить обвинение.
        - Расскажите, что там произошло?
        - Сею минуту.
        ГЛАВА
        V
        НОВОЕ ДЕЛО
        
        Было обычное утро, когда нам пришла команда: приехать в фамильное гнездо Мэндфилдов и разобраться, что произошло с главой семейства Кристофером Мэндфилдом. Накануне я читал в газете, что его безумный сын Артур покончил с собой в психиатрической лечебнице. Тогда мы думали, что с этим делом не будет проблем. Старик отец не пережил утрату, своего единственного наследника и повесился в кабинете. В тот день мы узнали очень много нового о той семье.
        - Налейте и мне кофе, парни. - сказал только что вошедший Генри.
        - Вот, шеф. Кофе прямиком из Бербикеи. Бодрит «будь здоров». - Наливая кофе в кружку шефа, похвастался Стив тем, что привез его из своей командировки.
        - Да, поистине чудный напиток, что люди делали до того как он появился в их жизни?
        - Не знаю, может, хлестали себя розгами или обливались водой? - пытался пошутить Пьер.
        - Ты опять сидел со своими мензурками всю ночь?
        - Да, никак не могу найти нужную формулу, для своего эксперимента.
        - Так, Пьер. Мне, конечно, нравиться твое рвение к науке, но когда ты не спишь сутки, начинаешь вести себя как полоумный и нести всякую чушь. Поэтому поставь кофе и живо иди домой и проспись, завтра увидимся.
        - Я почти закончил…
        - Ты вчера то же самое говорил. Проваливай.
        Пьер, с явным негодованием на лице вылил кофе в общий чайник, надел пиджак и вышел со склада, хлопнув дверью так, что лошади перепугались.
        - Ты сегодня не в настроении, что случилось? - спросил Рон.
        - Был сегодня у Чепмена, он сказал, что Крис Мэндфилд умер сегодня. Его дворецкий позвонил в полицию, а те в свою очередь в департамент. Мэндфилд был другом Чепмена и к тому же работал в палате до ее роспуска. Он был очень расстроен, и я в свою очередь тоже, потому что он рвал и метал. Простите, парни.
        - Я читал, что его сын покончил с собой, что произошло с Мэндфилдом старшим?
        - Видимо, то же самое, что и с его сыном. Его нашли повешенным на люстре. Я не могу пойти, у меня есть поручение от королевы, Рон ты со мной. Вы со Стивом пойдете в поместье и все разузнаете. Потом мне доложите. Вот адрес дома Мэндфилдов. Я вернусь в конце недели. У вас есть четыре дня на то, чтобы подготовить материал. Ясно?
        - Да, шеф. Вот только, может, я пойду с Роном, а Пит тебя будет сопровождать? Боюсь, что он будет мешаться под ногами, а управлять кэбом и обезьяна сможет.
        - Во-первых, закрой рот, Стив, а, во-вторых, ты в своей просьбе оскорбил сразу двух людей.
        - Я не увидел ничего оскорбительного.
        - Клянусь, Стив, скоро ты разозлишь парней до такой степени, что они тебе изрядно наваляют.
        - Ну, это мы посмотрим.
        - Короче говоря, выметайтесь уже.
        Мы встали из-за стола и направились к выходу, накинув на себя верхнюю одежду. Октябрь был скверным, каждый день поливал дождь, и стоял туман. Такая погода и нормального человека до самоубийства доведет. Открыв дверь склада, нас встретила сырая, холодная и унылая улица. Посмотрев на бумажку с адресом, я понял, что дом находиться неподалеку и можно было пройтись пешком.
        - Пойдем пешком? - я передал бумагу Стиву.
        - Да, тут недалеко идти.
        Мы направились к дому, я не хотел идти в тишине, поэтому попытался поговорить со своим спутником. За все то время, что я работал в новой команде, я с ним толком не общался, то я был в Эшвиле, то он на задании. Так как сейчас представилась такая возможность, было бы глупо ею не воспользоваться.
        - Как ты попал в департамент?
        - Ты думаешь, что я хочу с тобой общаться?
        - Почему бы и нет? Мы с тобой напарники и должны хотя бы немного друг о друге знать.
        - То, что ты не знаешь, чего-то обо мне - это твои проблемы.
        - Да, я хотел спросить, как ты узнал, что мой отец комиссар?
        - У меня есть свои источники.
        - И кто они?
        - Это не важно.
        - Слушай, ты совсем меня не знаешь. Я не всегда бываю таким добрым, как кажется.
        - И что ты сделаешь?
        Я поставил ему подножку, Стив споткнулся об мою ногу, и полетел кубарем с лестницы, сходящей с моста, с которого мы сходили. Пролетев пару ступенек, он затормозил на промежуточном пяточке. На его лице и руке появились ссадины, которые потом стали медленно наполняться кровью.
        - Ты что вытворяешь?
        - Ты это о чем?
        - Ты поставил мне подножку.
        - Я не понимаю, о чем ты.
        - Ты за это ответишь. - он встал на обе ноги и пытался ударить меня. Увернувшись, я дал Стиву под дых. Он бы завалился, если бы я не продолжил держать его за плечи.
        - Послушай, придурок. Мне все равно, какой у тебя характер и все, что с этим связано. Ты можешь засунуть его в задницу, так как мы с тобой делаем общее благое дело. Если ты хочешь продолжать вести себя как тварь, то, пожалуйста, но как ты видишь, рычаги влияния на тебя имеются. Я не хочу ссориться с тобой, мне хочется, чтобы в нашей и без того проблемной работе, никто не создавал дополнительных загвоздок. Если ты продолжишь в том же духе, то я надеру тебе зад так, что тебя родная мама не узнает. Ты понял? - Стив немного отошел от удара и выпрямился в более-менее вертикальное положение.
        - Кук, ты совсем охренел?
        - А что такое? Заявишь на меня в полицию?
        - Я сотру тебя в порошок.
        Судя по всему, Стив не сразу понял твердость моих намерений, поэтому я еще сильнее указал ему на них, ударом колена в то же место, что и раньше. Загибаясь еще сильнее, он хрипел как загнанный вепрь. В этот раз мне пришлось приложить немало сил, чтобы он не упал.
        - Ты думаешь, что после того как ударишь человека несколько раз он будет тебя слушаться?
        - Нет, но я надеюсь, что после третьего он начнёт понимать меня. - закончив фразу, я дал ему с колена в третий раз, только сейчас я уже его не держал и Стив упал лицом в лужу, где и продолжал находиться, пока боль не отступила. - Послушай, я весь день так могу. Мы придем к тому, что либо я сломаю ногу, либо ты станешь не восприимчивым к моим ударам. Я ведь дружить с тобой хочу, а ты противишься. Давай жить как люди, а не относиться друг к другу как свиньи.
        - Мы же с тобой прекрасно понимаем, что я не забуду твоей выходки.
        - Я этого и добиваюсь, чтобы ты помнил, что мы с тобой друзья. - я протянул ему руку, схватившись за нее, Стив поднялся и, облокотившись на поручни в полу согнутом состоянии, стал выхватывать кислород.
        - Давно меня так не били. - выговорил Стив, а затем он толкнул меня столкнул меня с лестницы, пролетев пару пролетов, я оказался у ее основания и лежа в таком состоянии примерно пол минуты, я приходил в себя.
        - Ах, ты засранец чертов. - выговорил я. После мне предложили встать. Как только я оказался на ногах, Стив подмахнул своей ногой мои ноги и я опять навернулся.
        - Было приятно с тобой подружиться Пит.
        - Если что обращайся, я всегда к твоим услугам. - сказал я Стиву который помогал мне встать. - Так как ты узнал, о том, что я сын комиссара?
        - Генри сказал.
        - И ты додумал в своей голове, что я воспользовался его помощью, чтобы подняться по карьерной лестнице?
        - А что это не так?
        - Ты кретин, раз думаешь так. Зачем мне было менять фамилию? Наверное, чтобы никто не знал о том, что я сын комиссара? Да и вообще большую часть жизни я прожил вдали от него в деревне.
        - Я этого не знал. Мне показалось, что ты очередной сынок, всесильного папочки.
        - Не думал он. Ладно, пошли, если не выполним задание, Генри с нас три шкуры сдерет.
        - Пошли.
        Через короткое время мы находились у дверей дома, в котором когда-то проживал барон Мэндфилд. Нам открыл пожилой мужчина, одетый во фрак и лицо его явно не выдавало улыбку.
        - Да?
        - Мы из департамента, пришли по поводу мистера Мэндфилда.
        Дворецкий окинул нас взглядом.. После нашей стычки мы больше походил на пьяниц, с опухшим лицом, на котором были ссадины и с грязными и вымоченными в луже костюмами, нежели на инспекторов. - Нас прислал мистер Брайт, не обращайте внимания на наш внешний вид, мы упали с лестницы, когда шли к вам.
        - Что ж, тогда заходите.
        - Где труп мистера Мэндфилда?
        - Он наверху в его кабинете, полиция еще не приходила, звонил мистер Брайт и сказал, что направит сюда своих людей, а после уже и полиция приедет.
        - Разделимся или будем делать все вместе?
        - Ты о чем Пит?
        - Кто-то будет допрашивать, а кто-то пойдет в кабинет.
        - Я думаю, что надо сделать все вместе. Есть вероятность, что если мы разделимся, то можем, что-нибудь упустить.
        - Будь, по-твоему.
        - Я вам не мешаю, господа? - обратился к нам дворецкий.
        - Нет, мы бы задали вам пару вопросов? - Стив вытащил карандаш и небольшой блокнот из внутреннего кармана своего плаща.
        - Задавайте.
        - Как ваше имя? - начал я допрос.
        - Саймон Смитерс.
        - Вы давно работаете на мистера Мэндфилда, мистер Смитерс? - спросил Стив, записывая имя допрашиваемого.
        - Достаточно давно, сэр.
        - Сколько именно? - подхватил я.
        - М-м-м, дайте подумать. Десять лет и семь месяцев было недавно.
        - Понял, а как дано вы видели усопшего?
        - Вчера. Я просил мистера Мэндфилда отпустить меня, моя жена попала в больницу. У нее диагностировали воспаление легких, и я попросил его отпустить меня к ней. Проведя всю ночь в больнице, я вернулся и застал мистера Мэндфилда, висящим на люстре.
        - В доме есть еще слуги? - спросил Стив.
        - В данный момент нет. Моя жена тоже служила мистеру Мэндфилду, но как я вам сказал ранее, сейчас она в больнице.
        - Ясно. Как мистер Мэндфилд относился к вам?
        - Господа, я понимаю, что вы хотите добраться до правды, но не стоит уличать меня в том, что я не делал, хотя бы до того момента как вы сами все не увидите.
        - Мы вас не хотим обвинять в чем-то. Просто мой коллега проверяет все возможные варианты. - успокаивал я дворецкого.
        - Пойдите и посмотрите на тело, а потом вы мне скажете, самоубийство это или нет. - Дворецкий ушел, указав на дверь кабинета, ему явно не понравился последний вопрос Стива.
        - Генри мне рассказывал, что ты можешь выудить любую информацию, как я вижу, ты провел блестящую работу.
        - Этот человек не станет врать, я все правильно сделал. По нему видно, что это сделал не он.
        - И каким же образом, ты вывел такое предположение? - спросил я, начиная подниматься по лестнице.
        - Мы сможем проверить был ли он в больнице или нет и по нему видно, что он переживает не за то, что его обвинят в убийстве, а за свою жену и свое будущее. Представь, сегодня он и его жена потеряли не только работу, но и крышу над головой.
        - Ладно. Не знаю, как ты проводишь свой психоанализ, но остановимся пока на твоей версии. - я нажал на ручку двери ведущей в кабинет и в этот момент мне прилетел удар по почкам, от которого я чуть не упал. - Что за?!
        - Еще два раза!
        - Каких два раза?
        - Ты ударил меня трижды, ты правда думал, что я тебе это спущу? - Стив улыбнулся и я ему в ответ. Не сказать, что мой напарник был слабаком, он хоть был и худым, но бил точно в цель и очень сильно. Короче говоря, в схватке с ним мне пришлось бы туго. - М-да. Веселая у него выдалась ночка.
        Самое первое, что бросилось в глаза, это, конечно же, тело старика с высунутым синим языком наружу и такими же синими руками. Свисая на люстре, будучи обмотанным вокруг шеи веревкой, он слегка покачивался от задуваний сквозняка, пролетавшего сквозь оконные щели и пялился на нас своими почти вылезшими красными от разрыва капилляров глазами.
        - Твою ж мать.
        - Не переживай, это ты еще утопленника не видел. Хреново, что с нами сейчас нет Пьера, он бы нам пригодился в данный момент.
        - Думаешь, он сам?
        - Сейчас попробую выяснить, подай стул. - я передал стул Стиву, на который он впоследствии забрался. Оглядев в этот момент комнату, я не обнаружил признаков борьбы или того, что жертва погибла не от своих рук. Все вроде стояло на своих местах, единственное было то, что вокруг стола валялись разного рода бумажки. Скорее всего, старый барон сиганул со стола, а трепыхание его ног в последние секунды его жизни разбросали документы по разным углам комнаты.
        - Ну что там?
        - Да, черт его знает, если бы я еще в этом разбирался.
        - Ты издеваешься?
        - Посмотри, что за документы тут лежат.
        - А ты что будешь делать?
        - Пьер говорил, что если не смазать веревку мылом, то она повредит кожу и появятся синяки или ссадины.
        - И что?
        - Если у него их не будет, то значит, его повесили, будучи трупом.
        - Если отталкиваться от этой теории, то его могли повесить, когда он был жив, и тогда появятся ссадины.
        - Ты прав.
        - Ну что есть?
        - Есть. - Стив слез со стула и принялся разбирать макулатуру, беспорядочно лежащую кругом.
        - Я думаю, если бы его пытались повесить то, как минимум люстра не выдержала.
        - К сожалению, она и не выдержала.
        - Я говорю, о том, что она бы рухнула.
        - Если бы, да кабы. Мы так не придем к общему знаменателю.
        - Так что делать?
        - Не знаю. - Стив поднес к своему лицу документ, и выпучив глаза, сказал. - Ты глянь на это. - Он протянул мне сверток, напоминающий завещание. Как оказалось, это оно и было.
        - Так, бла-бла-бла… Такой-то-такой-то… завещаю все свое состояние… Что? Это вообще кто? Сьюзен Дарфот.
        - Я не знаю.
        - Стоит вчерашняя дата.
        - Я думаю, нам стоит наведаться к этому господину. - Стив указал на подпись нотариуса.
        - Бенедикт Флэб.
        - Ты знаешь его?
        - Нет, но думаю, что дворецкий должен о нем знать.
        Мы вышли из кабинета, так как на наш взгляд там было нечего ловить, и спустились обратно в холл. Перед тем, как я закрыл дверь, получил по второй почке от Стива.
        - Ай!
        - Давай иди, но знай, последний будет самый болезненный.
        Внизу нас уже ожидал дворецкий.
        - Э…Саймон, верно? - обратился я к дворецкому.
        - Да, сэр.
        - А подскажите нам, Саймон, в каком часу вы убыли из дома?
        - В пол четвертого по полудню.
        - Мистер Мэндфилд ожидал кого-то?
        - Не могу сказать, сэр. Мистер Мэндфилд не особо делился подробностями своих дел.
        - Я вас понял, а к вам не заходил человек по имени Бенедикт Флэб или может вы ранее слышали это имя?
        - Нет, сэр. Я не слышал и не видел человека с таким именем.
        - Понятно. Может мистер Мэндфилд сам уезжал куда-то?
        - Нет, сэр. Мистер Мэндфилд, давно не выходил из дома. Артрит ног его доконал окончательно, в последнее время он не выбирался на воздух вопреки всем советам врачей.
        - Хорошо, а что вы знаете о Сьюзен Дарфот?
        - А вот это имя я уже встречал. М-м-м. Дайте подумать. По-моему это бывшая гувернантка мистера Мэндфилда, она работала в его доме до меня.
        - Вы знаете ее адрес?
        - Нет.
        - Что ж, спасибо вам большое, мы осмотрели кабинет. Вы можете вызвать полицию, они снимут труп. До свидания.
        - Всего доброго.
        Мы вышли на улицу, а дворецкий закрыл за нами дверь. Пройдя несколько метров, я обратился к Стиву.
        - Может ли человек с артритом забраться на стол?
        - Почему бы и нет. Артрит не конечная станция. Ты можешь ходить, но тебе больно, вот и все. Я думаю, что не безболезненно, но на стол он точно мог забраться.
        Направляясь в сторону департамента, мы продолжали обдумывать план наших дальнейших действий.
        - Нам кажется, мистер Кук, что вы нарочно затягиваете свой рассказ, чтобы больше времени провести с нами!
        - Безусловно, ваше величество. Вы очень приятный человек.
        - То есть вы считаете, что Мэндфилд убил своего отца?
        - Вполне, но это не доказано.
        - А кто такая эта Сьюзен?
        - Это мать Тома Мэндфилда.
        - Почему у нее другая фамилия?
        - Она не была замужем и у нее осталась фамилия отца.
        - Тогда почему у Томаса другая фамилия?
        - Потому что он тоже взял фамилию отца.
        - Господи, так Кристофер отец Томаса?
        - Да, ваше величество.
        - Продолжайте свой рассказ, у нас есть еще полчаса, поэтому сильно не растягивайте.
        - Как будет угодно, ваше величество.
        ГЛАВА
        VI
        Раскопки
        На следующий день, когда мы выяснили, где проживает Сьюзен Дарфот и Бенедикт Флэб, мы не стали разделяться, а пошли сначала в контору к нотариусу. На тот момент Стивен еще не вернул должок, знаменующийся «самым болезненным ударом» по моему телу, поэтому я прибывал в напряжении от предстоящего со мной происшествия.
        Пьер после незапланированного выходного выслушал нас и направился в морг департамента для того, чтобы взглянуть на тело старого барона и дать свое заключение. Он был не в восторге, от того что Генри отправил его домой, сетуя на то, что мы могли что-то упустить, но как говорится: «Что сделано - то сделано».
        Итак, мы разошлись, я со Стивом в сторону нотариальной конторы, а Пьер в морг. Договорившись, что встретимся сегодня вечером в нашей обители, мы простились.
        Поймав кэб, Стив сказал кучеру, куда направляться и, мы помчали.
        - Я долго думал о том, что мы вчера обнаружили.
        - Точнее о том, что мы не обнаружили. Ты хотел сказать?
        - Перестань, Стив. Я пытаюсь быть серьезным.
        - Я понимаю, просто мне в голову не приходит тот факт, что Чепмен заставил нас искать убийцу суицидника.
        - Ты все же думаешь, что он покончил с собой?
        - А почему нет? Посмотри фактам в глаза, он не сопротивлялся, сам мог влезть на стол и крякнул. У него сын погиб… Его единственный наследник, я бы посмотрел в каком состоянии был бы ты, если бы с тобой приключилось такое несчастье.
        - Да, но не забывай, что он отписал все имущество на какую-то гувернантку. Абсолютно все!
        - Ну и что?
        - Почему он этого не сделал по отношению к своему дворецкому?
        - Потому что дворецкий уж как не захочет, но не сможет стать его любовницей!
        - Ха. Бредовая идея за бредовой.
        - Сам подумай, они были близки на протяжении долгих лет…
        - Мы этого не знаем, неизвестно сколько она работала на него!
        - Да, но я более чем уверен, что она его чуть моложе, либо его возраста.
        - То есть все одногодки априори любовники? Не, это уже перешло все границы.
        - Серьезно. Не удивляйся, когда моя теория подтвердиться.
        - Приехали, господа. - Сказал кучер, остановившись напротив конторы.
        Попав в контору, мы обнаружили, по всей видимости, помощника нашего нотариуса.
        - Мы к мистеру Флэбу. - обратился к помощнику Стив.
        - Мистера Флэба нет в живых, господа.
        - Что?!
        - Да-да. Вчера утром его обнаружили в реке.
        - Что с ним случилось?
        - Полиция говорит, что он напился и упал в реку.
        - Вот так новость.
        - А вы собственно кто?
        - Мы представляем одного клиента. - ответил я.
        - Кого именно?
        - Мистера Мэндфилда.
        - Хм, - он открыл большую книгу, по всей видимости в ней велись записи клиентов с которыми имел дело нотариус. - В книге, такой не числиться.
        - Видимо, мистер Флэб, забыл его записать.
        - Записями я занимаюсь. Мистер Флэб должен был сказать мне о том, что его нужно внести, а может и забыл, с ним такое бывало. Какой вопрос вас интересует?
        - Мой клиент договорился о составлении завещания.
        - Обычно такие вопросы решаются лично с клиентом, не через поверенных!
        - Да, вы правы, но дело все в том, что мистер Мэндфилд, очень болен артритом, и ему очень трудно передвигаться.
        - Да-да-да. Я припоминаю, мистеру Флэбу звонили и говорили, о том, чтобы он пришел к пожилому барону для составления завещания. Он до вас не добрался?
        - Нет и вообще мистер Мэндфилд передумал насчет составления нового завещания, но старое было случайно уничтожено. Поэтому он просил нас сделать копию.
        - Сейчас посмотрю. - помощник вышел из-за стола и, подойдя к картотеке, начал рыться в ячейке «М» в поисках документа. - Вы знаете, но я не могу его найти, вы уверены, что мистер Мэндфилд оформлял его у нас?
        - Вы знаете, человек в его пожилом возрасте мог ошибиться.
        - Да, вполне возможно.
        - Расскажите, с чего такое суждение, что мистер Флэб упал пьяным в реку?
        - Ну, вы знаете, это похоже на него, он много пил и любил легкодоступных женщин. Они в свою очередь обитают неподалеку от того места, где он утонул.
        - Понятно. Вас видимо вызывали в полицию?
        - Нет. Я сам туда позвонил, сказал, что моего начальника нет на месте, описал его, и они предложили мне приехать в морг.
        - Почему вы сразу же обратились в полицию, он не мог опоздать или просто прогулять?
        - Вы шутите?! Мистер Флэб, хоть и вел разгульный образ жизни, но зато был очень пунктуальным. За восемь лет моей службы в этой конторе, он ни разу не опаздывал, а если вздумал прогулять или вдруг заболел, то всегда присылал с запиской!
        - А вам не отдавали его вещей?
        - Нет, я же не родственник.
        - А они у него есть?
        - Нет, он не обзавелся семьей.
        - Ясно, а где это произошло?
        - Как мне сказали в Бэй Роуз. Меня пригласили в семнадцатый участок. Что ж господа, мне приятно поболтать, но у меня очень много работы, если у вас ко мне нет деловых вопросов…
        - Да, конечно. Простите нас, мы уже уходим. Всего доброго.
        - И вам.
        Выйдя на улицу, у нас со Стивом был очень задумчивый вид, как всегда рассуждать первый стал я.
        - Повешенный Мэндфилд и утопившийся во хмелю нотариус. Тебе не кажется это слишком странным?
        - Да, в нашей профессии в случайности не верят.
        - Слушай, давай ты отправишься к нашей наследнице, а я поеду за Пьером и мы вместе наведаемся в семнадцатый.
        - Ладно, договорились. Встретимся в логове?
        - Да, как закончишь, приходи туда и жди нас.
        - Хорошо.
        Мы расстались. Я поймал кэб и отправился сначала в логово, надеясь, что Пьер уже там и как оказалось, он уже вернулся.
        - Что-то ты рано, вы успели побывать у нотариуса и наследницы или разделились?
        - Не совсем, мы разделились после того как побывали в конторе нотариуса, оказывается он погиб!
        - Что?! Как так?
        - Его помощник рассказал, что он напился в Бэй Роуз и утонул.
        - Какая удобная случайность.
        - Вот и я о том же! Стив поехал навестить мисс Дарфот, а мы с тобой отправимся в семнадцатый участок, где покоиться тело нотариуса.
        - Ладно, поехали, только накину плащ.
        Пьер надел плащ, и выйдя на улицу, мы, поймав очередной кэб, поехали в самый неблагополучный район Лэффера.
        - Что скажешь о теле Мэндфилда?
        - Труп уже потихоньку начал разлагаться, когда мы начали вскрытие. Особо ничего мы не нашли, легкие, печень и желудок были в ужасном состоянии. Видимо наш пациент много курил и пил. Также, в последние недели жизни, он страдал диареей и его часто рвало.
        - Даже так. Как ты это понял?
        - Не задавай вопросов, на которые не захочешь услышать ответы.
        - Я тебя понял. И к чему вы в итоге пришли?
        - Теория подвешена за уши, да и я не видел естественный цвет его губ, так как они были синими.
        - Так что за теория?
        - Свинец, точнее диффузия свинца, азотной и уксусной кислоты.
        - Так-так-так. Полегче, ты забываешь с кем говоришь, объясни на пальцах.
        - Диффузия - когда ты кидаешь чайные листья в кипяток, происходит взаимодействие, и кипяток, окрашиваясь в коричневый цвет становиться чаем.
        - Ага…
        - Это еще не доказано, но один из моих профессоров говорил, что свинец очень опасен. Он может откладываться в костях и поражать нервную систему, короче говоря, человек тупеет, и становиться более агрессивным. Ко всему прочему, процесс отравления сопровождается рвотой и диареей. То о чем я говорю, называется ацетат свинца или как его принято называть в народе - свинцовый сахар.
        - Что-то такое я слышал, но причем здесь губы?
        - Дело в том, что когда человек травиться свинцом в большом количестве, каемка его губ становиться серой, но этого мы уже не узнаем.
        - Его нельзя обнаружить в организме?
        - Пока нет.
        - Нужно избавиться от всего свинца в доме?
        - Желательно, но если всему верить, то нужно жить в лесу и то не факт, что тебя не ужалит змея или загрызет волк.
        - Тоже верно.
        - Есть еще один факт про свинец!
        - Какой же?
        - Древние народы, добавляли свинец в вино, чтобы его подсластить.
        - И ты думаешь, что нашего нотариуса, тоже убил свинец?
        - Вполне возможно, но скорее всего, нет. Чтобы умереть от свинца, нужен постоянный контакт с ним. Думаю, что если убийца и есть, то он точно не прибегнул к такому способу, есть много других методов. Знаю только одно, чтобы изготовить свинцовый сахар, нужны определенные знания.
        - И это значит?
        - Это значит, что убийца либо врач, либо химик.
        Подъехав к участку, мы расплатились с кучером и вошли в здание. Само здание было вполне себе обычным, немного грязное. В коридорах шастали арестованные и те, кто их арестовал, то есть констебли. У входа сидел дежурный констебль читающий свежую газету, к которому мы и направились.
        - Добрый день, мы из департамента. Подскажите нам, у вас ли находиться труп, который сегодня утром выловили из реки неподалеку. - в этот момент мы показали свои жетоны и дежурный начал с нами разговор.
        - Да, был такой. Он сейчас в морге, приехали бы завтра - мы бы его уже похоронили.
        - Похоронили? А вскрытие и розыск вы не хотели проводить?
        - Слушайте, давайте вы поговорите с Джо, это наш врач, вот он кстати и идет. Эй, Джо! Тут гвардейцы из департамента спрашивают насчет того, что сегодня привезли. - подозвав врача, дежурный продолжил чтение.
        - Да, господа, чем могу помочь?
        - Мы разыскиваем труп нотариуса, сегодня утром его нашли в реке. Его помощник сказал, что давал показания в этом участке, посему мы и направились прямиком сюда.
        - Все верно, он в морге, пойдемте.
        Мы спустились вместе с доктором в подвальное помещение, где было немного сыро и прохладно. Прямоугольная комната с двумя рядами по восемь столов в каждом, стояли посреди нее. Не на всех столах лежали трупы, к моему счастью, заняли свои койки в этот день лишь трое.
        - Вот ваш мужчина. - он откинул простыню, и я увидел мужчину лет пятидесяти пяти с седыми короткими волосами и небольшим лишним весом. Врач его уже раздел. На вид обычное тело, ничего особенного, вот только губы, да и все его тело также были синего цвета.
        - Вы не собирались проводить вскрытие? - задал вопрос врачу Пьер.
        - Что вы, зачем же? Он лежал в воде, во внутреннем кармане была бутылка бренди. Скорее всего, бедняга напился, снял одну из девочек, а после направился подышать воздухом у реки, нечаянно оступился и упал, ударился головой о кирпич. Затем он потерял сознание, а так как он упал лицом вниз, то в скором времени захлебнулся. Его помощник подтвердил, что он вел кутежный образ жизни. Поэтому я не видел причин, потрошить его.
        - Вы про эту гематому? - Пьер повернул, голову, и я увидел как в правой верхней части лба, почти под волосами, зиял синяк, из которого когда-то вытекала кровь.
        - Да, я думаю, что эта шишка и послужила его гибелью.
        - Подскажите где его вещи? - спросил я.
        - Они здесь в шкафу. - доктор показал на большой шкаф, стоящий у входа, рядом с письменным столом. - Все вещи, которые были у покойника, мы храним здесь, можете взглянуть на них. Хозяйничайте, а мне нужно отойти на несколько минут.
        - Хорошо, спасибо вам большое. - доктор кивнул головой, поправил свои круглые очки и пошел наверх.
        - Посмотри, что у него в вещах, а я пока поработаю с трупом. - Сказал Пьер и стал копаться с трупом, применяя свои медицинские инструменты. Я подошел к шкафу, и открыв его увидел, как мешок с биркой «утопленник» лежит на одной из полок. Вытащив мешок из шкафа, я дернул за узелок и высыпал все содержимое на один из столов. Передо мной лежал цилиндр, коричневого цвета, клетчатый темно-желтый костюм с белой рубахой, пара лакированных коричневых туфель, темно-желтый плащ и кожаный саквояж под цвет туфель, ко всему прочему лежала та самая бутылка бренди. Я открыл ее, чтобы понюхать и…
        - Ты обалдел?! - вдруг закричал на меня Пьер, так сильно, что от испуга я чуть не выронил бутылку из рук.
        - Что?! Я всего лишь понюхать хочу.
        - Нельзя, вдруг там токсичный газ или яд, закупорь ее и оставь для меня. Когда вернемся в логово, я сам ее проверю.
        - Какой еще газ?
        - Просто сделай, как я сказал и все!
        - Хорошо, мамуля. - ответил я ему, скривив лицо.
        Открыв саквояж, я нашел там кучу письменных принадлежностей, печать, несколько документов и портмоне. Открыв его, я нашел там несколько мокрых бумажных денег, мелочь и записку: «Мэндфилд, восемь часов» и адрес, по которому проживал старый барон. Положив записку в карман, я стал просматривать документы, что лежали в саквояже и нашел, копию завещания Мэндфилда, где стояло три подписи, нотариуса, самого борона и кого-то еще. Скорее всего, последняя подпись принадлежала свидетелю, но чернила смыла вода, и разобрать имя было не возможно.
        - Ну что там у тебя Пьер?
        - Ничего, вода сделала свое. Все следы смыло. А у тебя?
        - Нашел записку, в которой говорилось про встречу с Мэндфилдом и копию завещания, на которой стоит третья подпись, но ее не разобрать. Видимо долго лежала в воде.
        - Дай посмотреть.
        - Держи. - Я передал завещание Пьеру.
        - Гм. Ну, дорогой мой друг, по всей видимости, тут не вода расправилась с ним.
        - А что же?
        - Остальные вещи мокрые?
        - Слегка.
        - Кто-то специально затер подпись.
        - Но это значит, что документ потерял свою силу? Ведь так?
        - Не могу сказать, на эту тему лучше поговорить со Стивом, но думаю, что его ответ будет отрицательным. В сегодняшнее время достаточно лишь подписи и печати нотариуса, необязательно прибегать к помощи свидетелей.
        - Ясно.
        - Ну что господа, вы получили желаемое? - обратился к нам вернувшийся врач.
        - Возможно, я думаю, что от трупа мы ничего не получим, поэтому можете его отправлять на кладбище. - ответил Пьер.
        - Все-таки вскрытие не потребовалось?
        - Я не уверен, что оно поможет нам в нашем расследовании.
        - Я вас понял, что ж заходите, если потребуется.
        - Спасибо большое, мы непременно воспользуемся вашим приглашением, если будет нужно. Пойдем Пит, здесь больше нечего делать.
        - Постойте. Вы не знаете, есть ли заведения поблизости от места, где нашли этого джентльмена? - обратился я к доктору.
        - Есть. Их всего два: «Дряхлый пес» и «Четырехлистный». Когда выйдите на улицу, направляйтесь в сторону центра, сначала вам встретиться «Дряхлый пес», а если пройдете еще три квартала, то наткнетесь на «Четырехлистный».
        - Спасибо большое, до свидания.
        - До встречи, инспекторы.
        Когда мы вышли на улицу, я обратился к Пьеру.
        - Пойдешь со мной или поедешь в логово?
        - Думаю, поеду. Стив, скорее всего, уже вернулся и мне нужно проверить, что содержит это пойло. - он вытащил бутылку из кармана и повертел ее перед собой, вглядываясь в содержимое.
        - Хорошо, я тогда пройдусь по пабам, а после вернусь.
        - Думаешь, что нотариус вчера отдыхал не один?
        - Вот мы и проверим.
        Расставшись с Пьером, я отправился вдоль улицы, как мне наказал врач, пройдя пару кварталов, я увидел вывеску «Дряхлый пес» и зашел в дверь, что была под ней.
        Войдя внутрь, я обнаружил все тот же прокуренный кислый запах и недостаток свежего кислорода, хотя в заведении находилось всего пару человек. Самое первое, что мне пришло на ум, это то, что нотариус хоть и был гулякой, но явно гулял он не в этом месте. Подойдя к стойке, я обратился к человеку протирающим ее грязной тряпкой.
        - Добрый день, любезнейший!
        - Добрый.
        - Вы не вдели вчера здесь мужчину, одетого в желтый костюм, с коричневым цилиндром и такого же цвета саквояжем, он мог быть не один.
        - Не, мистер. Такие пижоны точно сюда не заходят.
        - Ну, кто его знает. Перепил человек и заглянул на часок другой.
        - Нет, сэр. Такого бы я сразу же заметил. Пройдите дальше по улице, там стоит паб «Четырехлистный», если ваш товарищ и заблудился здесь, то, скорее всего, он был именно там.
        - Благодарю вас.
        Выйдя из заведения, я направился вдоль улицы, отдаляясь все больше от участка. Пройдя три квартала, я нашел то, что искал, только «Четырёхлистный» походил больше на ресторан, чем на паб. Витражные окна, с написанным на них названием, выкрашенные дверь и окна, в зелёный цвет, а внутри было полным полно света, а на столиках красовались белоснежные скатерти.
        - М-да, в таком районе такие заведения. Это просто что-то с чем-то.
        Войдя внутрь, меня встретил лакей.
        - Добрый день, чем могу быть полезен?
        - Здравствуйте, я ищу одного джентльмена, он был одет во все желтое и коричневый цилиндр.
        - Подойдите к нашему бармену, он наливал вчера ночью. Вам повезло, он как раз только, что пришел.
        - Благодарю.
        За стойкой стоял прилично одетый бармен, как во франкийском ресторане. Не успев подойти к нему, он обратился ко мне.
        - Чем могу быть полезен?
        - Я ищу одного джентльмена, он был одет во все желтое, у него был саквояж и цилиндр коричневого цвета.
        - Да, был такой господин.
        - Это мой отец, мы вчера с ним поссорились, и я не могу его найти, приходиться идти по хлебным крошкам.
        - Он заходил вчера. Они долго сидели, ваш отец пил бренди, а второй постоянно заказывал темный ром.
        - Второй?!
        - Да, с ним был джентльмен… Молодой, лет под тридцать, хорошо выглядит, ничего примечательного.
        - А сколько они пробыли здесь?
        - Они пришли почти в половину десятого, может немного раньше. Сидели тут примерно до часу ночи и ушли вдвоем.
        - Отец ушел на своих двоих?
        - Джентльмен, что был с вашим отцом, угощал в этот вечер и ваш отец воспользовался услугой в полной мере.
        - Я вас понял. А как они вели себя?
        - Они были явно навеселе, складывалось ощущение, что они что-то праздновали, смеялись и веселились, в общем, беседа была очень бурная.
        - Ясно, а вы могли бы описать того мужчину, что был с ним?
        - Конечно, могу, почему нет? Высокий темные волосы, слегка длинные, был тоже в цилиндре, среднего телосложения, чутка худее, чем вы.
        - Что-нибудь еще?
        - Да нет. Обычный молодой мужчина.
        - Хорошо, спасибо большое вам за информацию. - я положил в карман его жилетки пару фунтов, а затем ушел, услышав прощание моего собеседника.
        Взяв кэб, я направился в логово, где меня дожидались Стив и Пьер, и, к моему удивлению, Генри с Роном. Видимо Генри услышал все подробности от Стива с Пьером, оставался только мой черед.
        - Ну что, парень? Выкладывай.
        - Шеф, рад тебя видеть и тебя Рон!
        - Да-да-да. У меня получилось закончить дела раньше, Пьер и Стив уже рассказали, что вам удалось выяснить. И мне также сказали, что ты пошел в паб. Выкладывай, что удалось выяснить?
        Я рассказал все, что узнал и тут Стива перекоробило.
        - Высокий тип с длинноватыми темными волосами?!
        - Да, так бармен сказал.
        - Я, конечно, не верю в совпадения, но этот тип, которого ты описал, похож на сына наследницы.
        - Так-так-так, с этого момента поподробней.
        - Давай Стив, рассказывай, еще раз услышать, что ты узнал, нам не помешает. - сказал Генри.
        - Короче говоря, пришел я по адресу, дамочка явно была уже не в себе, она сказала, что ее сын Томас, внебрачный сын Мэндфилда, того барона, что скончался вчера, я видел его мельком…
        - Он тебя видел? - спросил шеф.
        - Думаю, что нет. Мы с ним разминулись, он выходил из дома, когда я только подходил к нему.
        - Как ты понял, что это он?
        - Его мама описывала мне его.
        - Так.
        - Так вот, она была в шоке от того, что ее бывший любовник скончался и в еще большем шоке, что на нее отписали все наследство. Также она сказала, что не воспользуется не единым пенни, потому как чувствует, что скоро умрет.
        - Это он! Генри, это он завалил собственного папашу и нотариуса, маманя, тоже видимо подъезжает к конечной станции с помощью него.
        - Тихо Пит, еще ничего не ясно.
        - Как не ясно? Он сын Мэндфилда, сидел с нотариусом в пабе, и в завещании, скорее всего, была его подпись, только он ее смыл.
        - Угомонись, Пит, и дай послушать. Что там дальше, Стив?
        - Она сказала, что ее сынок работает доктором в Психиатрической лечебнице, где и содержали Артура Мэндфилда, где он покончил с собой.
        - Генри, это он, его надо брать!
        - У тебя есть доказательства его вины, я еще их не вижу, это лишь косвенные улики, на суде ты, что представишь, а?! - Генри уже разозлился и посему я перестал выпрыгивать со своего места с криками «Это он».
        После обмена информацией, Генри было решено, установить слежку за предполагаемым убийцей. Как далее выяснилось, его матушка скончалась, и все наследство перешло к нему. Томас сумел доказать свои притязания на титул и в дальнейшем он стал бароном. Далее новоиспеченный барон стал искать себе недвижимость и нашел себе помощника в лице Лестера Гранда. Как оказалось Лестер был бывшим сокурсником Стива и он согласился нам помочь, после того как они встретились. От него мы узнали об еще одном странном обстоятельстве. Оказывается Роствуд, провел какие-то махинации и выставил особняк Хоффа на продажу от имени графства. Мэндфилд заинтересовался им, и в конечном итоге, его купил, далее вы знаете, что происходило из отчетов Генри.
        - Не все, мистер Кук, где вы были, когда Мэндфилда покусал волк, и как произошло, что вы арестовали главу Эшвила, судью нотариуса и шефа полиции?
        - Вы говорили, что у нас совсем не осталось времени?
        - Если это будет заключением, то еще пол часика мы вам выделим.
        - Договорились.
        ГЛАВА
        VII
        Желтая пресса
        Продолжать сидеть в поместье Мэндфилда не особо хотелось. Погода могла наладиться на следующий день, может через неделю или вообще через пару месяцев, в общем, никто не знал, когда это произойдет.
        В те дни до Генри дошли слухи, что какая-то маленькая газетенка, захотела опубликовать мемуары, брошенного в пучину страданий офицера, нашей великой империи. Видимо Хофф, сделал несколько копий своего дневника и пытался их обнародовать. Судя по всему, он хотел, таким образом, реабилитировать свою личность. Если бы у него получилось, и народ поверил в его рассказы, то тогда бы у него появился второй шанс. В таком случае, он смог бы разобраться с банками, которым он был должен. Для начала он смог бы вернуть имущество, которое было у него отобрано в счет покрытия долгов. Ко всему прочему, ему бы удалось отделаться от уголовного преследования, но, к сожалению, для него, мы помешали сбыться его планам.
        - Доброе утро. - приветствовал меня вошедший шеф, когда я заканчивал свой туалет.
        - Привет, Генри.
        - Я хотел с тобой поговорить раньше, но ты опять пьянствовал до поздней ночи.
        - Ты знаешь, я сам-то не любитель пить, просто …
        - Довольно. Я не причитать пришел. Тут и вправду нечем заняться, как только пьянствовать. Мне кажется, что твоей печени пора дать передышку, ты сегодня же отправляешься в Лэффер.
        - А как же Мэндфилд?
        - Скажешь ему, что тебе нужно отправиться на маяк. Как не крути, ты там работаешь по своей «легенде».
        - Что мне нужно сделать?
        - Не здесь. - он достал запечатанный конверт и передал его мне. - Откроешь, когда уже будешь в логове.
        - Хорошо.
        - Иди, позавтракай, а затем отправляйся.
        Закончив все приготовления, я спустился в столовую, где меня ожидал мой новый друг. Позавтракав, я объяснил ему, что мне нужно возвращаться, а не то мой сменщик влепит мне по первое число, если я задержусь еще хотя бы на один день. Он ответил на мое предположение с грустью, а затем взял с меня обещание, что я приеду, когда наступит оттепель. Дав ему обещание, я накинул на себя пальто и отправился в Эшвил.
        Добравшись, до деревни, я направился к гостевому дому, который заменял станцию в этой деревеньке. Дождавшись нужного мне транспорта, я договорился с кучером, и мы отправились в Эшвил. Пока я ждал, хозяйка гостевого дома - мисс Нэнси, очень пристально за мной наблюдала. «Нужно направить Генри письмо, чтобы он обезопасил Мэндфилда, от этой старой корги, снующей всюду свой клюв».
        В течение всей дороги я проспал как убитый, от меня доносилось амбре, бьющее прямо в нос рядом сидящим пассажирам, поэтому они меня не собирались даже пальцем тронуть.
        Доехав до столицы, я выполз чуть ли на четвереньках и пополз в логово.
        - Ну, что говнюки?! Соскучились по моей роже?!
        - Пит! Ах ты, плешивый пес, что ты здесь делаешь? Ты же должен быть в Эшвиле вместе с Генри. - спрашивал обнимающий меня Пьер, а затем и Рон со Стивом подключились к нему.
        - Меня прислал Генри, передал мне этот конверт и сказал распечатать его в логове. По всей вероятности, работа не только для меня. - отвечал я, вытащив конверт из-за пазухи.
        - Думаешь, что мы тоже должны участвовать? - задал вопрос Стив.
        - Наверное, сейчас глянем. - я раскрыл конверт и вытащив из него письмо стал читать в слух:
        Дорогие мои парни. Как вы давно заметили. Годы службы среди вас, самых лучших друзей не прошли даром. Я очень рад, что создал такую прекрасную команду, но как говориться «всему хорошему приходит конец». Задание, на которое мы отправились с Питом, будет последним для меня. Перед отъездом, я поведал мистеру Чепмену, о том, что собираюсь уйти на покой и передал ему свой рапорт об отставке. Не просто так я взял с собой Пита. Дело в том, что именно ему я поручаю руководить всеми вами. Конечно, это письмо лишь характеристика для тебя Пит, конечное решение будет принимать сама королева. Взяв тебя с собой, я хотел окончательно убедиться в том, что совершаю правильный выбор. Ты нашел подход к каждому, и ты со всеми прекрасно общаешься, включая Стива. Так же в тебе очень развиты дипломатические и управленческие качества. Чепмен уже в курсе о тебе, поэтому, когда мы с тобой вернемся из Эшвила, он представит тебя королеве, либо ты сам к ней направишься.
        Я долго думал о том, каким образом заключение о смерти Хоффа оказалось в его тайнике и вообще для чего было его хранить, и я понял, что это было сделано лишь для того, чтобы он смог вернуться в социальный строй и реабилитировать себя. Хофф жив и где-то скрывается.
        Что касается самого задания. Кто-то пытается обнародовать его записи, этот кто-то, по всей видимости, Роствуд. Один знакомый мой газетчик сказал, что к их главному редактору давно пытается попасть люди, просящие о том, чтобы их газета написала скандальную статью о том, что Хофф был отправлен в Бербикею для того, чтобы спровоцировать там конфликт между империей и франками.
        Я поручаю тебе и Рону, так как это его знакомый, выяснить, что за люди пытались этого добиться и, если у них получилось это, то нужно изъять материалы и их уничтожить.
        - Что за бред, кто будет верить в эти сказки? - выдал Рон.
        - Сказки или нет, но явно нужно что-то с этим делать. Народ, это тупая масса, которая направляется туда, куда ей скажут. Представьте, что произойдет, если это обнародовать! - высказался Стив.
        - И что же он подумает? - тут и я задал вопрос.
        - Как минимум это повредит репутации, а в худшем, франки потребуют объяснений. Как не взгляни, будет плохо.
        - Ты же ездил туда, разве ты не обнаружил, что-нибудь, чтобы мы могли разобраться во всем этом?
        - Ничего интересного и меня никуда не пускали, это чужое государство, мне со своим жетоном, там вообще было не благоприятно находиться. Единственное, что получилось узнать, это то, что Хофф где-то отсутствовал два года, его товарищи вообще не вернулись и к тому же перед тем как отплыть, либо он, либо капитан судна убил местного богача франкийского происхождения. Я уже все это рассказывал.
        - Ладно, что на счет знакомых Рон, кто этот человек?
        - Есть один паренек, их газета считается желтой, но на самом деле они пишут правду.
        - Почему тогда их считают желтой?
        - Потому что ее статьи не совпадают с главной газетой империи, которая спонсируется короной.
        - Ясно. И где искать этого газетчика?
        - Смотря сколько время.
        - Половина седьмого.
        - Значит он уже не на работе, а сидит и напивается в одном заведении к югу от логова.
        - Тогда поехали.
        - Стоп, а нам с Пьером, что делать?
        - А вам нечем заняться?
        - В принципе, нечем.
        - Поехали с нами, так будет даже лучше.
        Мы вчетвером отправились за тем газетчиком. Когда он был найден, мы вытолкали его на улицу и прижали к стенке. Он описал не одного, а сразу четверых людей, просивших обнародовать дневник Хоффа. Как оказалось, все четверо подходили под описание - это были глава Роствуд, судья Данфил, полицейский Рочиствуд и нотариус Стин. Узнав адрес главного редактора и его имя, мы сразу направились к нему домой.
        - Что вы хотели, господа? - спрашивал мужчина, открывший дверь нужного нам дома.
        - Мы ищем мистера Брадмайера.
        - А кто вы такие?
        - Мы из полиции, так что зовите его к нам скорее, пока мы не вызвали сюда ближайший участок.
        - Проходите, сейчас я его позову.
        Впустив нас и закрыв за нами дверь, мужчина пошел наверх, за своим хозяином, через минуту к нам спустился мужчина средних лет, одетый в халат и тапочки.
        - Что вам надо?! - чуть ли не крича, задал нам вопрос хозяин дома.
        - Мистер Брадмайер, полагаю?
        - Нет, светская девка! Что вам нужно и на каком основании вы пришли ко мне домой?
        - Мы хотели поговорить с вами насчет обнародования мемуаров некоего Хоффа.
        - Я не хочу с вами разговаривать, если так нужно с меня что-то вытрясти - пришлите мне повестку, и я явлюсь в участок для дачи показаний, а теперь убирайтесь.
        - Мистер Брадмайер, вы знаете, что происходит с предателями короны? С теми людьми, кто пытается опорочить честь государства, выгораживая военного преступника, который убил нескольких человек?
        - Что?!
        - А то, гусь ты неощипанный, изменников вешают. И если ты, ничтожество, не скажешь, кто тебе пытался всунуть эти мемуары, то завтра к тебе не придет повестка… Нет… Завтра сюда явятся констебли со всего города, тебя схватят и повесят за то, что ты помогал изменникам, а твою газетенку сожгут! Ты понял?!
        - Да о чем вы вообще?!
        - Хватит прикидываться, выкладывай! - выкрикнул Стив.
        - Ладно, ко мне приходили четверо мужчин, они не представились и сказали, что хотят обнародовать дневник, в котором…
        - Да знаем мы это. Нас интересует, где этот дневник и что ты им сказал.
        - Я отказал им. Они забрали дневник и больше я их не видел.
        - Да, отказал. Ты, правда, думаешь, что мы тебе поверим?
        - Моя газета знаменита тем, что мы печатаем правду, но ее выставляют как желтую прессу, но каждый редактор знает, что нужны доказательства. Я сказал им, что дневник не является доказательством и, что нужно хотя бы встретиться с его автором, на что они отказали.
        - Они сказали, почему это невозможно?!
        - Сказали, что он скрывается где-то в лесу и не могут отвечать за его безопасность в столице.
        - Ха, Генри был прав, Хофф еще жив. Выкладывай, когда ты должен был поехать в Эшвил, ведь ты должен был с ними встретиться?
        - Я-я-я-я, не должен…
        - Когда?!
        Он глубоко вздохнул.
        - Завтра, я должен был встретиться с ними завтра.
        - Где копия дневника?!
        - У меня ее нет.
        - Ты, начинаешь меня бесить.
        - Она в моем кабинете, лежит в первом ящике стола.
        - Рон, посмотри.
        Рон поднялся в кабинет и после недолгого времени он вышел, держа в руках копию дневника.
        - Значит так, встреча состоится, как и было запланировано, измениться лишь количество приглашенных лиц. Мы не можем просто так тебя оставить, поэтому ты поедешь сегодня ночевать в ближайший полицейский участок, чтобы у тебя не было соблазна улизнуть или как-то предупредить тех четверых.
        - Постойте, но я же все вам рассказал!
        - Это не обсуждается.
        - Вы не имеете права!
        - Имеем, еще как имеем. По закону мы можем задержать тебя на неопределенный срок. Ты бы лучше помалкивал, пока я не арестовал тебя как соучастника преступления.
        - Я вам сказал, что не имею к этому отношения, какие ко мне могут быть вопросы?
        - А затем признался о встрече, и мы нашли у тебя копию дневника. Все, Брадмайер, хватит валять дурака. Одевайся или я протащу тебя по улице до участка в халате.
        - Ладно, я согласен. Не хватало мне еще позора, чтобы меня тащили в спальном костюме по улице.
        - Вот и правильно.
        - Только у меня одно условие.
        - Какое?
        - Не заковывайте меня, а просто идите рядом или будет даже лучше, чтобы мы поехали в кэбе.
        - Насчет кэба - смысла в этом нет, так как участок находиться в пяти минутах ходьбы, а насчет оков - если ты будешь вести себя спокойно, то и до участка мы доберемся без проблем.
        - Я вас понял, дайте мне десять минут.
        Отправив Рона следить за Брэдмайером, мы остались дожидаться их внизу. После недолгого ожидания, хозяин дома и Рон спустились по лестнице к нам в холл, и мы отправились к участку.
        Добравшись до участка, мы попросили дежурного разместить гостя в свободном номере на несколько дней пока кто-то из нас не вернётся за ним. Получив одобрение дежурного и убедившись, что постоялец размещен и ни в чем не смущен, мы направились в логово, готовиться к отправке.
        Через два часа сборов и приготовлений - мы были одеты по-походному и отправились в путь на своем транспорте.
        ГЛАВА
        VIII
        Четырёхглавая гидра
        Подъезжая рано утром к Эшвилу, мы притормозили на обочине, чтобы обсудить план. До этого времени не было, так как мы все спали, поочередно меняясь с очередным кучером.
        - Плохая была идея меняться. Было бы лучше, чтобы Рон вел всю дорогу, а мы все спали. Из-за этого решения, теперь все себя плохо чувствуют. - выражал недовольство Пьер.
        - А если бы Рон уснул, и мы бы тогда улетели в кювет, чтобы ты тогда сказал, а? - отстаивал меня Стив, так как я был инициатором такого вида передвижения.
        - Ладно, успокойтесь. Мы проделали этот путь не для того, чтобы поубивать друг друга на обочине. Давайте лучше обсудим план действий.
        - А что тут думать - вломимся к Роствуду, арестуем его, а после и остальных. Доставим их в Лэффер, а там суд, виселица и награды.
        - Рон, ты хоть представляешь, что с нами может произойти, если мы поведем четверых главных человек в кандалах по всей улице. Нас и на вилы могут поднять. Не забывай, что мы не имеем права размахивать жетонами во все стороны, все должно быть тихо и мирно.
        - Вряд ли они сдадутся без боя, подумай сам, Пит, если к тебе придут отправить тебя на виселицу, ты будешь молча стоять и не сопротивляться?
        - Тоже верно, Стив, что тогда будем делать?
        - Почему бы просто не действовать по ситуации. Всего не подгадаешь, как не продумывай план, все равно вылезет какая-то мелочь, которую ты не просчитал. Если ты продумал план, то ты будешь его придерживаться, а если нет, то в случае критической ситуации ты не будешь думать о плане, а будешь стараться выбраться.
        - Не знаю даже, Пьер, как-то это слишком…
        - А что не так? Четыре главных человека этой деревни. Мы хотим отправить их на виселицу! Сказать, что мы из полиции, ну да, может и сработает, а если нет…
        - Хотя бы с чего начать?
        - Да не с чего, вытащим винтовки, завалимся к Роствуду, вытолкаем их и сбежим. - предложил Рон.
        - Никому ничего не объясняя?
        - Нет, мы же лучшее подразделение в империи. Зачем нам что-то кому-то объяснять?
        - Ты не забыл, что мы с Генри еще не закончили с Мэндфилдом? Как мне потом вернуться?
        - Закроем лица платками.
        - Ты собрался устроить дикий-дикий запад?!
        - Да, давайте пошалим немного, пока Генри с нами нет.
        - Ха-ха, а мне нравиться эта идея. - высказался Пьер, а после и Стив с улыбкой начал утвердительно кивать головой.
        - Ладно, раз так… Если большинство - за, то я не имею права противиться, но одно «но» - Рон оставайся за стременами, вдруг кто-то сможет сбежать, да и вообще, пока ты заберешься, мы сможем потерять уйму времени.
        - Договорились.
        - Ну тогда поехали.
        Одев платки на лица, благо они были большого размера и, держа винтовки наготове, мы подъехали на кэбе прямо к входу здания главы. Все произошло очень быстро: от момента нашего выхода до побега прошло не более десяти минут.
        Рон ознаменовал стуком о том, что нам пора выходить.
        - Ну что, парни, дадим жару этим бюрократам?! - все махнули головой и после того, как мы выбрались с заготовленными винтовками на улицу, мы тотчас вбежали в здание, не давая зевакам понять, что происходит.
        - Что это значит? - поднялся со стула секретарь Роствуда.
        Стив наградил безумца мощным ударом приклада под дых, и мы, выбив дверь кабинета, так что посыпались щепки ворвались в него, где нас совсем не ждали.
        - Это еще что такое?! Вы кто такие?!
        - Закрой рот, Роствуд, вы все арестованы, прошу на выход по-хорошему, господа.
        - Каких-то три бандита, завалились к главе и думают, что, размахивая стволами - они нас арестуют. Хватит этого маскарада Кук, вытяни руки, чтобы я тебя заковал. - выразился местный шеф, который получил точно такой же удар, как и секретарь.
        - Да, я Питер Кук, а это мои коллеги. Вы господа арестованы гвардейским департаментом ее величества.
        - Что за чушь?! Каким департаментом?
        - Такой департамент есть. - ответил судье Роствуд. - Что ж, мы сдаемся, в чем бы нас ни обвиняли. - когда мы подошли к главам, чтобы их арестовать, один слизняк всё-таки выскользнул. Нотариус - мистер Стин, воспользовавшись, случаем, выбежал из кабинета на улицу.
        - Вот черт, тащите их в кэб. - крикнул я товарищам, выбегая за нотариусом. Оказавшись на улице, я увидел, как Стин пробежал очень длинное расстояние для своего возраста. - Рон, он уходит!
        - Винтовку мне, живо! - я бросил Рону винтовку и тот, направив ствол на Сина стал целиться.
        - Рон, он же сейчас уйдет!
        Но вместо того, чтобы ответить, Рон нажал на спусковой крючок и отправил пулю в правую ляжку столь дорогого нам нотариуса. Кругом заорали люди, кто-то побежал за оружием в дома.
        - Твою мать, надо уходить! Срочно! Разворачивай, дожидайся парней и уходим!
        Рон развернул транспорт, в этот момент Стив и Пьер, тащили троих задержанных, а я побежал в сторону, где продолжал ползти нотариус Стин. Добежав, я поднял его на здоровую ногу и потащил к остальным. В этот момент испуганные крики превратились в яростный клич, поддерживаемый периодическими выстрелами по нашим персонам. Мне повезло, что всех уже уместились в кэб, а Пьер и Стив забрались на крышу, тогда и нас со Стином подобрали. Очутившись внутри, где было очень тесно, Рон погнал, что было сил. Выстрелы не прекращались, местные продолжали палить. Те, кто был более спортивного телосложения, пытался нас догнать на своих двоих, а после неудачи стрелял с более близкого расстояния. Хвала небесам, что я настоял на том, чтобы мы поехали на личном транспорте, так как под его обшивкой были стальные листы, не позволяющие пулям оставить в нас дырки.
        Выехав из деревни, мы поняли, что за нами уже никто не гонится, но это было ненадолго, отъехав приличное расстояние, мы увидели, как одинокий всадник преследует нас и требует остановиться. Лошади стали замедлять ход, так как мы узнали во всаднике никого иного, как нашего шефа - мистера Генри Брайта.
        - Что вы вытворяете, чертята?! - злобно задавал вопрос Генри, находясь верхом, когда мы полностью остановились и вышли его поприветствовать. - Что молчите? Я задал вопрос, отвечайте немедленно! Чья это была идея?!
        - Моя! - выйдя из шеренги, ответил я.
        - Твоя?! Кто тебе дал право арестовывать их, щенок?! Еще и в масках!
        - Другого выбора у нас не было. Это и есть те люди, что пытались распространить дневник Хоффа.
        - Все четверо?! - также злобно спрашивал Генри.
        - Да, все четверо и у нас в Лэффере есть свидетель, который может это подтвердить.
        - Почему не телеграфировали мне? Нужно было предупредить меня, а не устраивать эту бойню. Посмотрите, что вы сделали с мистером Стином.
        - Не было на это время, сегодня у них должна была состояться встреча с нашим информатором, если бы он не приехал, они бы что-то заподозрили. Мы так же не могли ждать, пока полиция подниматься на ноги, поэтому выбрали такое решение.
        - Мы все приняли решение, Генри. Пит нас не заставлял, так что, если и хочешь кого-то наказать, то наказывай нас всех. - вступился за меня Стив.
        - Это так. - подтвердили Рон и Пьер.
        - Ах так… - Когда Генри захотел нам что-то сказать, мы услышали далекие яростные крики, что мы слышали, находясь в Эшвиле. - Живо проваливайте. Как заедите в Горвин, отправитесь в местный участок. Я близко знаком с их шефом, пускай направит сюда людей, чтобы успокоить местных и объяснить, что на самом деле произошло. А теперь живо уезжайте.
        Мы залезли обратно и помчали в Горвин, а Генри в этот момент скрылся на лошади в лесу, чтобы деревенщина и его не заподозрила.
        Доехав до ближайшего города, мы встретились с шефом местного участка и, объяснив ситуацию, просили его от лица Генри направить в Эшвил несколько отрядов. Местный шеф нас выслушал и сказал, что рад будет помочь подопечным его старого друга.
        Когда мы прибыли к участку, в который упрятали Брадмайера, то поняли, что из-за тесного соприкосновения с другими участниками нашего короткого путешествия не осталось на теле живого места, все было отбито, а конечности в конец затекли. Вытащив все содержимое кэба, правоохранители заперли их в отдельной камере, в ожидании моего допроса.
        - Парни, спасибо вам большое, идите и отдыхайте, а я пока пообщаюсь с нашими соловьями.
        - Ты уверен, что тебе не нужна помощь? - спросил Пьер.
        - Нет, в этом нет необходимости, я сделаю все сам.
        - Хорошо, тогда до завтра.
        - Да, спасибо вам еще раз.
        - Рады служить, шеф. - высказался улыбающийся Стив, проведя пальцами по козырьку своего котелка. Рон и Пьер тоже улыбнулись, и слегка нагнув головы, все трое отправились отдыхать.
        - Собираетесь их допросить прямо сейчас, инспектор?
        - Да, заведите их всех сразу, сержант.
        - Будет исполнено, сэр.
        - А что, делать с редактором, которого вы оставили вчера?
        - Пока подержите его, он может мне еще понадобиться.
        - Хорошо. - сержант пошел исполнять мое поручение, а я остался еще немного побыть на улице.
        - М-да, с такой работой как бы не начать заново курить.
        Постояв еще пару минут, сержант вышел сказать мне, что все готово и можно приступать к допросу. Я вошел в кабинет, где меня ожидала четырехглавая гидра Эшвила, вместе с бутылкой виски и пятью стаканами, поставив их на стол и наполнив содержимое бокалов, я сел за стол напротив них.
        - Прошу, господа, угощайтесь, сегодня был не самый лучший день. Вам нужно расслабиться, насчет алкоголя не переживайте, у меня есть еще пару бутылок в запасе. - глава не стал церемониться и, взяв бокал, опрокинул содержимое себе в глотку, а затем его примеру последовали все остальные и я в том числе. Я обновил и теперь они стали пить по маленьким глоткам.
        - Нужно было сразу догадаться, что ваш шеф не банкир, а полицейский, да и твой папаша комиссар, как я не додумался, что ты пойдешь по его стопам.
        - Так бывает, когда мысли заняты ложью и интригой, мистер Роствуд.
        - Судя по всему вам уже все известно.
        - Да, я знаю, что вы предлагали опубликовать дневник, и что его владелец жив и здоров.
        - Как вы догадались, что Рич жив? Вам кто-то подсказал, не так ли?
        - Да, мой шеф догадался. Весьма странно было оставлять свидетельство о смерти, в тайном помещении о котором знал лишь хозяин дома.
        - Как вы нашли то помещение?
        - Не я, это сделал Мэндфилд. Он как будто знал, что нужно делать.
        - Значит и молодой барон под вашим наблюдением? Считаете, что всё-таки он убил брата и отца с матерью.
        - Гадать пока нет смысла, мы лишь его подозреваем в этом, но как не прискорбно для вас, мы сегодня вечером собрались не для того, чтобы обсуждать дальнейшую судьбу Томаса.
        - Мы это прекрасно понимаем.
        - Мне нужны ответы.
        - Спрашивайте.
        - То есть, вы вот так просто все расскажете?
        - Мы расскажем то, что сами посчитаем нужным.
        - Хорошо. Объясните мне дураку, зачем было подводить себя под черту, если вы и так добились того, что хотели. Хофф остался в живых и теперь бегает по лесам, зачем было его реабилитировать?
        - Ты не поймешь, Питер. Хоть ты и стал инспектором в столь юном возрасте, ты все равно слишком молод и амбициозен.
        - Ну вы хотя бы на пальцах попробуйте объяснить, а там посмотрим.
        - Кто, по-твоему, Рич?
        - Убийца, беглец, преступник, в конце концов.
        - Неправильный ответ, инспектор. Рич, как и мы все - слуга своей страны, который был безжалостно обманут. Когда он получил задание от генерала Гастингса, он уже был приговорен к смерти.
        - Вы думаете, я поверю в байки про провокации? План бредовый, кто станет развязывать войну?
        - Хоть план и бредовый, но подумай, разве так трудно устроить конфликт между государствами, которые враждуют испокон веков. Помнишь уроки истории, когда были вассалы и феодалы, мы разграбляли и узурпировали их страну. Настроения остались те же между нашими державами. Поэтому нужно всего лишь зажечь спичку. Спичкой и оказался Рич с его товарищами. План не удался, франк, что держал их взаперти, оказался хитрее и умнее, их тела так и не нашли, видимо они находиться на дне кимберлитовой трубки, что ему принадлежала.
        - О какой трубке речь?
        - Ты об этом узнаешь, инспектор, когда прочитаешь дневник. Я так понимаю, что копия была уничтожена?
        - Конечно, такой ахинеи нет места в нашем мире.
        - Ну, если ты найдешь дневник, то сможете узнать все прелести жизни, что произошли с Ричи за его годы скитаний.
        - И где дневник?
        - Я отдал его брату, он сказал, что оставит его в доме. Он хотел, чтобы хозяин дома его нашел, кандидатура сомнительная, но думаю, что он сможет помочь.
        - В чем помочь?
        - В реализации нашей идеи.
        - Вы все за старое. Где Хофф?
        - Вам никто не скажет, где он.
        - Ха, а как насчет вас, мистер Стин, вы пытались сбежать, когда мы вас арестовывали. Видимо вы захотели прервать вашу дружбу с этими предателями?
        - Временами человеку свойственно ошибаться, за что я и был наказан. В данный момент я останусь со своими друзьями.
        - И даже мысль о том, что вас казнят, вас не переубедит?
        - Молодой человек, вы немного не понимаете ситуацию, не в ваших силах решить казнят нас или нет. Будьте уверены, что скоро за нами явятся, и не успеет солнце встать, как мы будем качаться из стороны в сторону, свисая на шее.
        - Ваш шеф уже предупредил, о том, что вы нас поймаете, я полностью поддерживаю мистера Стина… Мы не доживем до утра.
        - Что вас побудило прийти к таким убеждениям, мистер Роствуд?
        - Мы предатели империи, наше место на виселице. Королева и ее подданные никогда не позволят, чтобы мы разгуливали по улице.
        - Тогда у меня последний вопрос для чего вы это все устроили? Вы знали, что вас повесят и все равно продолжали?
        - Потому что мы всего лишь винтики в общем механизме, пытающиеся достучаться до остальных.
        - Насмотревшись на франков сто лет назад, вы подумали, что и тут получиться устроить революцию. Если вы не забыли, господа, то именно чиновников вешали на фонарных столбах посреди улицы.
        Вдруг в дверь ворвались несколько людей во главе с мистером Чепменом. Я сразу же встал, чтобы приветствовать командира.
        - Привет Кук, не вставай. Этих забираем и поехали.
        - Что здесь происходит?
        - Не задавай вопросов, Пит, а я сделаю вид, что тебя не видел.
        Я не стал противиться ему и стоял ошарашенный этим поступком. Его люди забрали всех четверых и увели в неизвестном мне направлении.
        Выйдя через некоторое время, я обратился к сержанту.
        - Выпускайте Брадмайера.
        - Его уже нет.
        - Как это, а где он?!
        - Его забрал тот господин, что вывел тех четверых.
        Я опешил и, попросив у сержанта папиросу, я уселся на ступени участка и стал курить в ожидании рассвета.
        - Мы полагаем, что ваш рассказ закончен?
        - Да, ваше величество.
        - Мистер Чепмен оказал вам услугу, зачем вы рассказали нам последний эпизод?
        - Потому что я считаю, что правда в любом случае всплывет, да и не хотелось начинать карьеру со лжи. Ко всему прочему, я хотел сказать, что этой историей я ни с кем не поделился.
        - Что же вы скажете насчет Хоффа? Он лжец или его история правда?
        - Точно сказать невозможно, солгал ли он или все-таки описал правду. Могу сказать одно, его действия могли пошатнуть безопасность империи, посему он все равно преступник и должен быть наказан. Из-за действий Хоффа и его друзей, могла бы вспыхнуть революция или началась бы война.
        - Нам нравиться, что вы начинаете с правды, мистер Кук. По вашему рассказу мы понимаем, что вы более чем достойны своих будущих обязанностей… Но, у меня есть одно условие. Перед тем, как мы назначим вас на эту должность, вы должны поймать Мэндфилда.
        - А если окажется, что он невиновен?
        - Значит к нему не будет больше вопросов. В общем, говоря вам, требуется закрыть дело Мэндфилда, чем быстрее вы это сделаете, тем быстрее станете шеф-инспектором.
        ГЛАВА
        IX
        Старый знакомый
        У меня еще оставались дела, о которых мне не хотелось сообщать королеве. Покинув дворец и двинувшись вдоль набережной к «Вороньему гнезду», я хотел навестить заключенного в недрах этой тюрьмы своего «старого знакомого».
        Пройдя многочисленные проверки, я, наконец, оказался внутри той камеры, где его содержали.
        - Добрый день.
        Из угла, где сидел косматый и одетый в те же тряпки, которые были на нем в последнюю нашу встречу, человек не проронил ни слова.
        - Я хотел зайти к вам раньше, но у меня не получалось.
        И опять тишина.
        - Мне бы хотелось услышать вашу версию, что с вами все-таки произошло?
        Он глубоко вздохнул, но все также продолжал молчать.
        - Я понимаю, что вы привыкли к уединению, но может, мы сможем с вами поговорить?
        - О чем с вами разговаривать, инспектор?
        - Повторюсь. Я хотел бы услышать вашу версию.
        - Мою версию… Для чего вам мои доводы? Вы и так все знаете, инспектор, мои друзья уже рассказали вам все и поплатились за это.
        - Мистер Хофф, разве вы не хотите оправдать себя или хотя бы покаяться?
        - Ха. Покаяться, вы видимо шутите?
        - Нет. Я бы мог устроить вам встречу со священником.
        - В вашей помощи нет нужды, на эшафоте он и так будет присутствовать. Дело в том, что я не нуждаюсь в его услугах.
        - До сегодняшнего момента я был убежден, что вы набожный человек.
        - Люди меняются, инспектор. В жизни каждого происходят какие-то события, из-за которых они меняют свое мировоззрение. Такое событие и меня не обошло стороной.
        - Вы говорите про гибель вашей жены и ребенка? Я вам соболезную.
        - А мне плевать на ваши соболезнования. Я оплакал их.
        - Так вы поделитесь со мной информацией?
        - Вы сомневаетесь… Мне интересно, что вы думаете по этому поводу?
        - Я думаю, что вам не повезло.
        - Да… Я тоже такого мнения. Вы зря стараетесь, инспектор. Вся, правда которую я рассказывал, уже все знают и вы в том числе. Вот только меня повесят в скором времени.
        - Почему вы так считаете?
        - А как ваше ведомство поступило с моими братьями и их друзьями?
        - Я не знаю.
        - Их убили. И меня убьют.
        - Вас могли убить сразу, если действовать по такой логике.
        - Нет.
        - Почему?
        - Тогда они испугались, я про ваше начальство говорю. Сейчас у них все под контролем и они хотят узнать, что мне известно. Они хотят выведать у меня имена сообщников, вот только есть одна загвоздка…
        - Какая?
        - Я не участвовал во всем этом, я просто хотел жить своей жизнью. Не спорю, жизнь не сахар, но это лучше чем болтаться на канате, дрыгая ногами.
        - Несомненно, но я не понимаю. Вы хотите сказать, что план по подрыву империи не ваших рук дело?
        - Зачем мне это? Ради мести? Мы оба знаем, что месть не вернет мне мою семью. Да и если так подумать… Ну, произошла бы революция и что тогда? Стало бы лучше? Нет. Поменялась бы власть? Да, но на кого - на таких же бюрократов и тунеядцев, готовых продать собственную мать за пол пенни. Они бы просто изменили лица, а методы остались бы те же, если еще не хуже. Революция откинула бы нас назад, как это обычно и бывает и есть вероятность, что наши соседи могут воспользоваться данным конфликтом.
        - Так и что вы предлагаете?
        - Ничего.
        - Сидеть, сложа руки?
        - Мне уже все равно. Знаю точно, что революции надо проводить бескровно.
        - В чем заключался план вашей реабилитации?
        - Не в чем, я с самого начала хотел уйти, но Роствуд убедил меня в том, что меня будут искать и что нужно сражаться здесь и сейчас. Он хотел привлечь ко мне внимание, а именно прессу и все бы получилось, если бы не один ублюдок, который заявился ко мне домой. На ночь игр приехали мои старые друзья и видимо они ему проболтались.
        - Вы сейчас про тот труп, что мы нашли у вас в кабинете?
        - Именно.
        - Кто это был?
        - Мой старый товарищ, мы с ним дружили еще в академии - полковник Эдвард Стайвс.
        - Что с ним произошло?
        - Он приехал навестить меня и передать одну свинцовую весточку от генерала Гастингса. Им очень не нравилось, что я привлекаю к себе внимание. Вот только когда он приехал, я уже был готов.
        - Между вами завязалась драка?
        - Нет, я просто выстрелил ему в грудь, когда он вытащил пистолет.
        - Вы выстрелили в него из мушкета?
        - Да, начальная скорость пули выпущенной из мушкета, намного меньше чем из револьвера. Поэтому из повреждений была лишь маленькая дырочка.
        - Вы уже спланировали это?
        - Конечно, это был мой билет на волю. Я засыпал труп солью и обвернул марлей, замазал окна смолой и поддерживал жар в камине, чтобы он не потух. Когда Роствуд, сказал, что скоро сюда заявятся люди, труп уже был готов. От той дырочки не осталось и следа. Вот только если бы провели вскрытие… То тогда была бы обнаружена пуля….
        - И вы убили доктора?
        - Нет, я виделся с ним в тот день, но это было в его кабинете. Он даже не испугался, ведь он уже знал в чем дело. Объяснив ему ситуацию, в которую попал, я просил его не выдавать меня, а после я узнал, что бедный доктор умер.
        - Не прикидывайтесь, это вы его столкнули со скалы!
        - Какой мне смысл врать, инспектор? Ведь и так понятно, что я не доживу до этого воскресенья.
        - Откуда у вас были деньги на все эти балы?
        - Роствуд, он их мне дал.
        - Взамен вы должны были передать ему поместье.
        - Оно мне было без надобности. Я отдал его ему, еще до того, как Роствуд придумал этот план.
        - Как дневник попал в руки Мэндфилда?
        - Роствуд просил меня ему его отдать, он думал, что Мэндфилд сможет помочь.
        - Вы с ним виделись?!
        - Конечно же нет. Я положил его в тайник и специально оставил ему подсказку. Только он попал не в те руки. Я надеюсь, что у вас не осталось больше ко мне вопросов, и я смогу спокойно дожить свой век в одиночестве.
        - Если вы говорите правду, то я смогу доказать вашу невиновность. - все это время он смотрел в окно, а тут он повернулся ко мне лицом.
        - Мне этого уже не нужно, инспектор, и вы очень сильно ошибаетесь, пологая, что сможете меня освободить.
        - Я общаюсь с королевой напрямую.
        - Хоть я с ней не знаком, но именно она меня сюда посадила, правда вашими руками и будьте уверены, отсюда она меня не выпустит.
        - Вы не знакомы с древними мифами?
        - Не очень, а что?
        - Как не прискорбно это говорить, но один мне вас напоминает…
        - Расскажите.
        - Это про двух мужчин, что пытались сбежать из заточения и один из них сделал крылья из воска. Надев их, они отправились в путь, но один из них был не осторожен. Я расскажу лишь отрывок, который напомнил мне о вас:
        Быстрый полет забавляет одного из них, все смелее взмахивает он крыльями. Но он забыл наставления отца; он не летит уже следом за ним. Сильно взмахнув крыльями, он взлетел высоко под самое небо, ближе к лучезарному солнцу. Палящие лучи растопили воск, скреплявший перья крыльев, выпали перья и разлетелись далеко по воздуху, гонимые ветром. Взмахнул он руками, но нет больше на них крыльев. Стремглав упал он со страшной высоты в море и погиб в его волнах.
        - Хм, да. Похоже. Я хотел достичь высот, но задрал слишком высоко нос.
        - Всего доброго, мистер Хофф. Скорее всего, мы с вами больше не увидимся. - не дождавшись ответа, я вышел из камеры и направился к выходу.
        Выйдя из тюрьмы, я отправился в сторону дома. Пройдя пешком, я все-таки добрался и, войдя, меня ждала моя Анабель.
        - Как прошел день? - бросившись ко мне в объятья, спрашивала моя любовь.
        - Помниться, кто-то говорил, что «не будет бросаться в объятья».
        - Это было давно. Суп будешь?
        - Что за суп?
        - Луковый, конечно!
        - О-о-о, тогда наливай.
        Во время обеда, я все думал о встрече с Хоффом и не понимал, как человек может не хотеть остаться в живых.
        - Что случилось, ты сегодня сам не свой?
        - Да на работе проблемы.
        - Какие?
        - Мы же с тобой это обсуждали.
        - И ты прям ничего не можешь мне сказать?
        Она продолжала на меня смотреть и все же, я нашел тему для разговора. Рассказав ей про судьбу Хоффа.
        - Как считаешь, может ли человек ожидать смерти?
        - Он пережил много обстоятельств в своей жизни… Почему бы и нет?
        - Не знаю, может он лжет или манипулирует мной.
        - Давай подумаем так, что, если он говорит правду, ты сможешь ему как-то помочь и он выйдет. Может оказаться, что он солгал и тогда твоя репутация под угрозой.
        - А если он лжец?
        - Ну тогда поделом ему. Его повесят и конец, но не это тебя волнует. Ты думаешь, что будет, если его повесят, а он окажется невиновным. Ведь так?
        - Да.
        - А что ты можешь сделать в этом случае? И не забывай, что если ты добьешься его освобождения, а потом окажется, что…
        - Да-да-да. Может пострадать моя репутация.
        - В мире много несправедливости и ты ничего с этим не поделаешь. В данной ситуации тебе нужно заняться делами насущными, попытаться добраться до звезд.
        - А затем воск растает и я упаду…
        - Что?
        - Мне кажется, я знаю, что мне делать. Как не старайся, жизнь всего одна и нужно ее прожить по максимуму.
        - Верно.
        - Что если меня постигнет такая же судьба?
        - Значит так должно было произойти, и ты с этим ничего не поделаешь. В данном случае, ты лишь ее отсрочишь или сделаешь еще хуже.
        ГЛАВА
        X
        Казнь барона
        Нужно было закончить начатое с Генри дело, но как, с чего начинать? В этот раз я не прибегал к помощи своих братьев по оружию, мне хотелось закончить дело в одиночку.
        Собравшись, я вышел на улицу прогуляться у реки, когда я стоял на мосту, мне в голову пришла одна единственная мысль. Зацепка, которую мы до сих пор так и не проверили.
        Через полчаса ходьбы, я стоял у стен психиатрической лечебницы, в которой работал Мэндфилд.
        - Добрый день, инспектор.
        - Здравствуйте.
        - Чем могу вам помочь?
        - Вы знаете, я расследую один случай, который произошел у вас в лечебнице.
        - Так…
        - Смерть некоего Артура Мэндфилда.
        - А-а-а, да. Помню его. После кончины его отец покончил с собой.
        - Ваше мнение, мог ли он расшибить себе голову или ему кто-нибудь помог?
        - Хм. Знаете, в помощи не было никакого смысла. Артур был совсем плох. Вполне возможно, что у него был приступ, и он начал колотить головой об стену.
        - По идее, дежурный врач или санитары должны были предотвратить это?
        - Должны были, инспектор. Но в ту ночь они были заняты одним буйным, которого определили к нам по суду. Именно в этот момент Мэндфилд и нанес себе увечья.
        - А кто был тогда дежурным врачом?
        - М-м-м, это был Дарфот, Томас Дарфот.
        - Я вас понял.
        - Как вы считаете, кто-то из персонала мог его убить?
        - Ха. Инспектор, я всего лишь ставлю диагноз и лечу. Не стоит обращаться за помощью специалиста другого профиля, это уже вы должны сказать могли или. Скажу одно на моем веку такого не преключалось.
        - Тогда, ответьте мне… Мог ли Том быть больным?
        - Все мы в какой-то степени сумасшедшие, инспектор. Дело лишь в процентном соотношении безумия и здравого смысла. Я не думаю, что у Тома безумие было преобладающим.
        - Спасибо за честность.
        Доктор уже хотел уйти по своим делам, но тут я его остановил.
        - А, доктор. Где учился Том?
        - Я могу вам дать адрес при условии, что вы больше не будите меня донимать!
        - Договорились!
        Получив адрес и взяв лошадь на прокат, я отправился в университет, в котором, по словам главного врача лечебницы, обучался Томас.
        - Профессор Штиглец?
        - Занятия закончились. Позвольте мне уединиться.
        - Прошу прощения, профессор, но я не студент, столь дивного учреждения.
        - Хм.
        - Меня зовут Питер Кук, я инспектор полиции Лэффера. С вашего позволения, я хотел бы задать вам пару вопросов.
        - Раз так , то спрашивайте, молодой человек. Коли в дом пришла полиция, противиться нет смысла.
        - Не знаю, вспомните ли вы одного из ваших студентов. Я считаю, что за его образование платил его отец, хоть и не признавал отцовства.
        - О ком идет речь?
        - Я сейчас говорю о Томасе Мэндфилде.
        - О Да, я помню его. Видел в газете, что он смог доказать свои притязания на имущество Мэндфилдов.
        - Да, все верно.
        - Смышленый был парень, все ему давалось очень легко. Особенно химия и биология. Я возлагал на него большие надежды, думал, что он станет будущим ученым.
        - Но он не стал.
        - Нет, его учеба пошла под откос перед самым завершением.
        - Что так, перестал посещать занятия?
        - Что вы, нет. Он не смог заплатить за последний семестр и его отчислили.
        - Вот так новость, как он тогда работал врачом в лечебнице?
        - Вы про психушку говорите? Это я попросил своего старого друга устроить Тома к нему.
        - Я вас понял. Слушайте, а не знаете такого Пьера Д’Круа?
        - Да, припоминаю, тоже хороший парень был, он учился на несколько лет раньше, чем Том.
        - А с ним, что?
        - Ничего, профессор. Пьер мой друг и он жив и здоров. Просто он мне рассказывал про одного профессора, который утверждал, что свинец опасен и токсичен, что он может сделать человека полоумным.
        - Этот профессор я, молодой человек.
        - Забавно. - мы друг другу улыбнулись.
        - Я не буду вам рассказывать про свинец, это очень долго и вряд ли вы что-нибудь поймете.
        - Пьер доходчиво объяснил мне логику вещей.
        - Замечательно.
        - И вы рассказывали студентам про свинец на лекциях?
        - Конечно.
        - И Том это слышал?
        - Естественно, почему нет?!
        - Спасибо большое профессор за то, что уделили мне время.
        - Инспектор, если вы хотите посадить Тома за неподтвержденную теорию, то у вас ничего не получиться. Я лишь у истоков, а многие до сих пор не верят в яд, который несет в себе свинец.
        - С чего вы взяли, что я хочу его посадить?
        - Ну, во-первых, полиция не приходит просто так, а, во-вторых, я же не дурак. Если Пьер рассказал вам про ядовитое свойство свинца, значит вы подозреваете Тома в убийстве.
        - Хм, я и не сомневался в вашей глупости, профессор.
        - Благодарю.
        - Что ж мне пора, передам Дарфоту от вас весточку, все равно его повесят.
        - Дарфоту?! А с ним-то что, он же обычный врач, вы что всю лечебницу пытаетесь арестовать?!
        - Мы о нем и говорили все это время профессор. Разве не так?
        - Да, его тоже зовут Том, но я думал, что мы о Томасе Смитерсе, тот что сейчас Мэндфилд.
        - По-вашему Мэндфилд, это бывший Смитерс?!
        - Конечно, я же видел снимок в газете, как я могу не узнать своего лучшего студента?! Странный вы, инспектор.
        Я узнал, что Мэндфилд находиться в своем поместье, на слушанье он доказал, что убийство Генри было случайностью, и что он находился в опасности. Судья отпустил его, а я приехал с ним повидаться.
        Он сидел в кабинете и, попивая свой любимый ром, раскуривал трубку.
        - Я думал, что ты приедешь раньше, Пит.
        - Задержался в дороге, Смитерс!
        Он не был удивлен, потому как знал, что я ездил в университет.
        - Присаживайся, выпьешь?
        - Присяду, но пить с тобой я не собираюсь. - сев в кресло напротив, я вытащил револьвер и положил его на стол дулом к Тому.
        - У-у-у, я должен испугаться?
        - Такой был план.
        - Твой план провалился, как и план твоего старого приятеля, который хотел, чтоб меня убил этот бродяга. Вот только он не посвятил тебя в свои планы?
        - Не посвятил.
        - И проиграл.
        - Я пришел закончить начатое с Генри дело.
        - Много улик собрал?
        - Много.
        - А суд в них поверит?
        - Не знаю, это уже на их усмотрение. Знаешь, я долго думал, о том, как ты мог убить свою мать, а оказалось, что она умерла в тот день, когда вы с отцом вешали Кристофера Мэндфилда. Саймона Смитерса, повесят в скором времени и тебя тоже.
        - У тебя нет улик.
        - Знаешь, после встречи с профессором Штиглецем, я понял, что Сьюзен Дарфот не была твоей матерью. Как оказалось добрый барон, отправлял учиться всех детей своих слуг. Вы с Томом Дарфотом учились в одном месте. Вот только в отличие от Тома, ты был слишком плохим ребенком, подсадившим бедного Артура на опий. За что Кристофер Мэндфилд, лишил тебя привилегий и в скором времени тебя отчислили. Мне не ясно только одно как они пошли на убийство барона, но если добавить в эту историю свинцовый сахар, то все сразу становиться на свои места. Твоя мать была умалишённой и лежала в той же лечебнице, что и Артур. Где собственно работал Дарфот, поэтому твой отец не беспокоился когда говорил, что провел в ночь убийства время со своей женой. Потому что он знал, что Дарфот его прикроет, а когда мы наведались в лечебницу, я обнаружил запись посещений. Он убил человека, который его кормил и укрывал от невзгод долгие годы, но все равно ему было стыдно, что его жена в психушке. Ха. Я не самый лучший сыщик, поэтому упустил тот момент, что юного Дарфота уже давно нет в живых. Видимо ты расправился с ним, перед тем как
Сьюзен - его мать померла, а затем подливал ей свинец в вино, только в очень больших количествах и смог ее убедить, что ты ее сын, а не покойный Томас. Мне не жалко всех этих людей, вы спланировали убийство и воспроизвели его, но ты не оставил никого в живых кроме своего настоящего отца, но не переживай мы завершим то что ты начал, его уже забрали и скоро он все выложит.
        - Он возьмет всю вину на себя, а я останусь на свободе. Даже после твоих изысканий, тебе все равно мне нечего предъявить!
        - Ты забываешься, я не простой констебль.
        - Ты кретин, если считаешь, что сможешь доказать мою вину. Никто тебе не поверит.
        - Это дело времени.
        Его глаза блеснули ярко-алым цветом, он был загнан в угол. Недолго думая он поднялся с кресла, с одного прыжка взобрался на стол и, устремившись к двери, он дал ногой мне в грудь. Я упал и сбросил пистолет со стола.
        Подняв пистолет и встав на ноги, я выбежал на улицу за Мэндфилдом. К этому моменту он уже был верхом и скакал галопом в сторону болот.
        - И что потом? - не вытерпев произнес Пьер.
        - Я погнался за ним, но когда я добрался до болота, я увидел, как только его рука торчала из трясины.
        - Так это все-таки был он? - спросил Стив.
        - Да и как видишь, не одна из гувернанток не была любовницей Кристофера Мэндфилда.
        - Ясно. Ну и поделом этому козлу, завалил кучу народу и сдох как пес. - выругавшись Стив с отвращением сплюнул.
        - Сегодня казнь Хоффа, я слышал, что ты с ним виделся три дня назад.
        - От тебя ничего не скрыть, Стив.
        - Кстати, я решил отдать старый долг. - он ударил мне под гузно ногой и рассмеялся.
        - Да как ты смеешь? Я теперь твой шеф! - я рассмеялся, и Пьер с Роном поддержали нас со Стивом в этом.
        - Прости, шеф, но долги нужно отдавать. Тут письмо для Генри от какого-то доктора, прочитай. Может что-то важное.
        Дорогой мистер Брайт.
        Прошу прощения, что не смог ответить раньше на ваше письмо, дело в том, что я находился в отъезде.
        Да, я проводил вскрытие доктора, привезенного из Эшвила. Не могу с вами согласиться, что причиной смерти была свернутые шейные позвонки. По моему мнению, доктор перенес инфаркт, а затем, потеряв равновесие, он сорвался с утеса.
        Если могу быть вам чем-то полезен, то всегда рад вам помочь.
        Доктор Э. Фаинс.
        - Ну что пишут?
        - Ха, ничего особенного, Стив.
        - Жаль, что не получилось поймать Мэндфилда, а все из-за того, что ты нас не взял.
        - Успокойся, Рон, какая разница, его и так нет в живых. Он утонул в болоте.
        - А знаешь, что мне действительно интересно, почему Хоффа хотят провести с мешком на голове?
        - Ты хочешь посмотреть на него Пьер?
        - Хотелось бы.
        - Я не знаю, может новое решение. Давайте лучше выпьем чая, а вечером отпразднуем мое назначение.
        - А вот это совсем другой разговор.
        Сегодня в пять часов вечера был казнен Ричард Хофф. Никому неизвестный преступник, который совершил множество преступлений. Говорят, он совсем сбрендил. Говорят, когда его тащили из камеры, кричал, что он барон Томас Мэндфилд и что он ни в чем не виноват, сначала он требовал его отпустить, а затем требование перешли в мольбу. Ни кто не слушал этот бред, да и некому кроме палача, священника и двух констеблей, что тащили его. Когда его начали затягивать на эшафот, он свалился на колени и рыдал, в этот момент, один из констеблей дернул его за рукав, и его покусанная каким-то животным рука обнажилась. Еще раз повторюсь, никто его не слушал, его просто повесили, священник прочитал молитву, а затем его похоронили в неизвестном мне месте.
        Была еще одна деталь, когда мы ехали с главами Эшвила в участок, то Роствуд передал мне письмо, которое я потом прочитал. Оказывается он не до рассказал своему брату о судьбе ребенка, которого родила его жена.
        Также сегодня в этот вечер субботы, никому неизвестный господин, держащий за руку ребенка, который считался все это время погибшим, встречался со своим давним другом. Никто о них никогда больше не услышит, так как эти трое отправились на восток под парусами дивного и небольшого корабля «Дева Мария».
        Конец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к