Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Денисов Вадим: " Идущий На Север Долина Башен " - читать онлайн

Сохранить .
Идущий на Север. Долина Башен Вадим Владимирович Денисов
        Волею небес, авернее, благодаря метеоритам, сбившим его космический корабль, ученый сЗемли Марк Уишем оказывается наВанкоре- планете, гдецарит средневековье исамым большим изобретением является примитивный кремниевый пистолет. Приходится Марку забыть отом, ктоон такой, истать вольным странником, которому, поместным обычаям, неположено носить длинный меч заплечами. Однако Марк его носит. Ине только носит, нои применяет. Акуда деваться, если уютный ивесь такой цивилизованный мир Земли остался засотни световых лет…
        Вадим Денисов
        Идущий на Север. Долина Башен
        

* * *
        Глава1
        Вкоторой вольный странник Марк Уишем переживает весьма сложную ночь втаверне «Старая Берлога»
        Подорогам Ванкоры вночное время путешествовать нерекомендуется.
        Возможно, натуры поэтические, пропитанные романтикой лунного света иочарованные звенящей тишиной тёплой летней ночи, сомной несогласятся. Имэто простительно, ибопоэты есть люди ненормальные. Поэтам мерещится загадочный силуэт, уходящий вдаль меж сосен подревнему булыжнику дороги.
        Нормальные люди ночами дома сидят, упламенеющего камина, вокружении любящих домочадцев. Сбокалом горячего красного вруке, если достаток позволяет.
        Якатегорически утверждаю- нельзя. Темболее водиночку.
        Даещё ибез коня. Аконя уменя небыло инет, идупешком. Почти всегда пешком. Неумею я наконе, немоё это. Дорого имуторно оконе заботиться надо, кормить-поить, следить, чтобы незаболел, приглядывать, чтоб неспёрли лихие люди илидеревенские оболтусы. Даимного невыиграешь- большую часть пути будешь тащиться соскоростью пешехода. Яиду очень быстро, умею. Ещеибегаю хорошо. Вотеслибы тащил кучу поклажи, тогда конь могбы оказаться полезным. Ноя иду налегке- заплечный мешок размерами похвастаться неможет.
        Когда из-за поросшей вековым лесом горы выскочила Луна- убывающий серп, язаволновался.
        Обычно, понимая, чтодойти допоселения илидругого места очередного постоя уже неуспеваю, подыскиваю безопасное убежище заранее. Хотя вдоль дорог они если испокойны, товесьма относительно, очень событийные ночёвки надорогах, знаетели. Потому что вэтом мире вдоль дорог да вгородах-посёлках всё ипроисходит.
        Чаще всего я нахожу древние каменные развалины, давным-давно никому ненужные, неинтересные даже влюблённым поэтам,- забираюсь повыше изабиваюсь вщель илиугол. Дикие звери поразвалинам шататься нелюбят- что им тут делать? Хищникам ночью работать надо. Аслышимость вразвалинах очень хорошая, высебе даже непредставляете, какво время чуткого тревожного сна вынужденно обостряется слух одинокого человека…
        Илюди там неживут, ибоневозможно жить безкрыши надголовой.
        Разбойники? Прошу, несмешите усталого путника, унего сейчас нето настроение, неподходящие думы иэмоции. Ночные хозяева-душегубы досрока сидят втёплых убежищах-базах! Тамможно сладко попить исытно поесть, долго спать, спокойно планировать. Иу них есть свои наблюдатели, которые только иждут появления загадочного силуэта, уходящего вдаль меж сосен подревнему булыжнику дороги.
        Авот нечисть туда забредает.
        Что-то неуспел я вовремя подобрать местечко…
        Впредгорный лес ночью лучше незаходить. Высейчас посоветуете мне надерево забираться? Тамнадо привязываться, причём основательно. Страховка очень важна, апотом, непросто несколько часов высидеть настволе враскоряку, какой уж тут сон, утром неразогнёшься… Звуков вночном лесу много, встревоженный слух просто недаст заснуть. Этонеотдых. Ая- нелетучая мышь. Лесночью живой, страшный. Если иуснёшь чудом, тонефакт, чтовыспишься- дикий лесной кот сзелёной шерстью, которого невидно ниднём, ниночью, подкрадётся бесшумно иоткусит уши, воттогда иосознаешь роковую ошибку.
        Проклятье! Наверное, мненадо было задержаться вМаймече.
        Неуспел добраться доцели засветовой день, хотя шёл бодро, порой даже бежал! Карта уменя имеется, очень примитивная- других наВанкоре ине бывает, я, вовсяком случае, таковых невстречал. Судя покарте, доближайшей деревни ещё минут сорок ходу, ия надеюсь, чтоприкидываю правильно.
        После очередного шороха слева я занервничал настолько, чтоперетянул перевязь меча ещё ближе клевому плечу. Снимать пока нестал, если придётся бежать, торуки лучше держать свободными. Мечитак висит налевом плече. Заспиной.
        Язнаю двух человек, которые носят длинный меч заспиной. Кроме меня.
        Иони даже приноровились выхватывать его через верх. Рукоять насебя, ножны заспиной переходят вгоризонтальное положение, мечвыходит. Нодаже прикоротком клинке оружие навыходе изустья играет, опасные игры, норовя цапнуть хозяина зашею. Ас моим мечом такой фокус вообще непройдёт- сам себе голову отрежешь, кактут нистарайся. Еслиже ещё испоткнуться вэтот момент опридорожный камень…
        Подвес начетырёх тонких ремнях устроен хитро- сдвигаешь правой рукой латунный шпенёк замка, привычно чуть тряхнёшь плечом, илёгкий меч, перекатываясь, самсваливается, куда ему положено, легко ударяя бархатистыми ножнами полевой руке. Иты радуешься! Ну,родной, выходи!
        Сразу сударом вперёд изнижней полусферы.
        Илимой любимый «полёт стрижа», сразворотом вокруг оси, дапоперёк туловища противника… Амулет налевом запястье успокаивающе молчит, значит, никаких монстров поблизости нет. Очень полезная вещица. Иочень дорогая.
        «Направом плече унего наверняка висит маленький арбалет. Некрошечный, но… маловатый. Его, кстати, ещёизарядитьбы немешало перед боем».
        Этого вы ожидали, нетакли? Тогда вы ошиблись, нетуменя маленького арбалета, абольшого иподавно. Недля того я вМаймечу заходил, тамотпроклятого маленького арбалета иизбавился, хвала, хвала… Жутко неудобная штука. Егодействительно заряжать надо, причём всамый неподходящий момент.
        ВМаймече я приобрёл современное технологическое чудо- колесцовый пороховой пистолет. Никто пока наВанкоре непонимает, чтоэто такое, некоторые возмущаются: какого чёрта мастер Элемер даёт объявления вовсе газеты крупных городов, проставляя бессовестно конские цены? Я- отлично его понимаю. Явообще всю дорогу ищу передовые технологии. Вотведь дикость: порох здесь известен давным-давно, пороховые ракеты ифейерверки взмывают внебо набольшие праздники… Нет, этот мастер изОрмеды, переехавший наюг, втёплые края, определённо гений. Виделибывы, какон обрадовался, увидев своего первого клиента! Долгожданного. Настолько желанного, чтоуменя теперь есть пожизненная скидка. Даипоработали мы сним неплохо. Ствол оказался хорош, денег уменя было много, ия заказал второй…
        Пистолет висит наремне справой стороны, вотон всегда заряжен. Честно говоря, хорошобы его вообще неприменять- среди крупных свинцовых дробин есть целая куча серебряных, такведь иразориться недолго.
        Сапоги, очень удобные, мягкие. Икрепкий стальной тесак налевом бедре совершенно нетакой, какмеч. Нев стиль. Онмассивный иширокий, словно небольшое мачете. Имможно принимать удары ихорошо рубить вязкий кустарник. Замена топору.
        Время, чёрт возьми! Вбезоблачном звёздном небе Луна засияла какнастоящее светило. Япосмотрел нанеё безрадости- что тут можно сказать, кроме избитых упоминаний прохолодный злой свет? Такиесть, холодный излой, правы писаки.
        Остановился, оглянулся, вытащил пистолет.
        Нервы горят, каксухая лесная труха.
        Когда из-за большого камня, скатившегося сгоры, неожиданно показалось седое, нет, даже серебряное, строение таверны, янастолько шумно выдохнул, чтовближайших кустах забегали ящерицы.
        Хвала тебе, Ванк, хвала!
        Накарте её нет, пока необозначена. Каждый маршрут очередного перехода я изучаю покарте. Барахло это, ане карта.
        Хорошая таверна, двухэтажная. Значит, таместь игостиница.
        Надвух длинных кованых кронштейнах висит деревянный щит. Грамотно висит, так, чтобы впервую половину ночи ловить Луну, нелампуже подним вешать, этотраты.
        -«Старая Берлога»,- вслух прошепталя.- Незамысловато.
        Точно, неттаковой намоей карте.
        Судя помедвежьим головам наконьке высокой двускатной крыши, заведение принадлежит фрилану.
        Напервом этаже вчетырёх окнах горел тусклый жёлтый свет, второй этаж был тёмен. Проходя мимо низкого, чуть выше пояса, забора, ямашинально коснулся доски рукой, ощущая фактуру старого дерева. Вздешних краях деревянные строения почти никогда некрасят, некроют защитным лаком- такая роскошь наблюдается только вкрупных городах южной части континента, таких, какМаймеча. Иногда струганую поверхность обжигают дляпрофилактики загнивания, ноуж точно незаборы. Даже здания людей небедных чаще всего серые, постепенно темнеющие отбезжалостного времени.
        Даздесь перекрёсток! Сразу зазданием кглавной дороге области справа примыкает более узкая, значит, рядом есть поселение. Клятая карта! Надеюсь, этопросто деревня, ничего нерешающая вмоём случае.
        Открывшиеся воротца стукнули поколокольчику, сейчас выйдут проверить, кого там ещё черти наночь принесли… Ожидая служки уже водворе, ялениво попытался прикинуть- сколько народу греется внутри придорожного заведения? Лошадей встойле голов восемь, небольше, верховые стоят отдельно. Фыркают, почуяли. Рядом поднавесом укрылись четыре длинные телеги торговцев; этипройдохи, кстати, тоже умные, ночью неездят. Понадеемся, чтосвободные места есть.
        Аесли инет, толягу вместе слошадьми, поднавесом, нев первый раз.
        Лишьбы нена дороге.
        Илишьбы там неоказались ребята изОрдена Полоски, «серые», каких называют. Этосамый плохой вариант, лучше уж нечисть илидикий зверь.
        Могут появиться Призраки предгорий- лошади их почувствуют заранее, онивсегда чувствуют…
        Ия почувствую. Амулет наруке дёрнет хозяина так, чтосам свечкой вскочишь.
        Даисеребряные гвозди наверняка вбиты втяжёлые балки стойла.
        Разбойники внутрь двора низа что несунутся- нельзя нарушать сложившийся порядок вещей. Система обороны подобных заведений давно отработана, аподвыпившие постояльцы, ужесчитающие, пусть ивременно, новообретённое пристанище своим домом, сготовностью включатся вувлекательную ночную охоту. Апосле происшествия все дорожные патрули будут целенаправленно искать логово провинившегося недоумка. Непременно найдут ивздёрнут повыше наближайшем дереве уобочины- недля того хозяин платит ближайшей комендатуре солидный ежемесячный взнос полновесной монетой, чтобы выслушивать все эти «Мынеуспели, вотсобаки!» или«Ониускользнули всамый последний момент!».
        Тяжёлая дверь соскрипом открылась, выпуская вотьму прямоугольник светового пятна, тутже затенённый массивной низкой фигурой.
        -Ктоты, путник?
        Служка спросил робко, вглядываясь вменя снаклоном головы направо, неразобрал ипоэтому сразу повесил накрюк справа отсебя большой масляный фонарь.
        Онитут такие романтичные… Ятак неумею.
        -Меня зовут Марк,- ответил я коротко, подходя поближе.
        Человечек замялся, стараясь определить статус гостя какможно быстрей- разные люди попадаются, некоторыеже нервничают, порой даже заоружие хватаются вобидах… Даихолодно водворе. Неюг. Облегчая задачу, яповернулся левым боком. Служка что-то чмокнул, оценивая, ивсёже опять засомневался.
        Умаркеров статуса наВанкоре много особенностей.
        Например, длина меча.
        -Воин?- всё-таки решил служка.
        -Вольный странник,- улыбнувшись, япокачал головой.
        Плохо работаю надобразом. Воином быть несобираюсь, иботаковым неявляюсь. Авот меч действительно длинный. Небывает таких мечей упростых вольных странников. Нена что им купить, даинезачем. Увольных странников мечи короче ишире.
        Считай меня заособого странника, служка.
        -Поклажа, уважаемый?- предложилон, поочерёдно глядя пообе стороны отмоих ног, силясь разглядеть дорожную суму.
        -Всёссобой, спасибо. Нетпоклажи. Есть деньги. Аместа имеются дляпостоя?
        -Сколько угодно, уважаемый!- сразу обрадовался слуга.- Заходите, здесь вам будут рады!
        -Дорого?
        -Полсолера заночь сосветлым пивом илилюбым вином, безеды, сдача медью,- заученно отбарабанилон.
        -Отлично,- кивнуля.
        Иулыбнулся безпричины. Фу… Ещёодин день закончен, ещёближе кцели. Яздесь исейчас- частичка этого большого мира подназванием Ванкора. Имне очень хорошо, уженеодин… Пусть весь облеплен пылью дорог иприставшим репейником. Пусть усталый, какгончий пёс, и, наверное, такойже вонючий. Пусть небрит, ав короткой щетине после крайней выкуренной трубки застряла табачная крошка. Номне хорошо.
        Входим.
        Замассивными дверями заведения жарко ишумно.
        Приполном безветрии водворе, дапригорящем камине… Окна поздним вечером почти всегда закрыты. Сразу возле входа- уголок барной стойки-полки попояс человеку. Чтобы пройти внутрь, нужно её обогнуть, споворотом налево попадая вцепкие лапы персонала. Анеплохо тут! Выполненный влаконике стиль обстановки, каквсегда уфрилан, массивная глиняная посуда, выдерживающая многочисленные падения наутрамбованный земляной пол, деревянные подвесные люстры сосвечами, массивные дубовые столы искамьи соспинками, грубые льняные салфетки настолах идешёвые картины настенах. Заведение старое, наверняка оно принадлежит одной семье ипередается изпоколения впоколение.
        Народ сидит спокойно, звуки приглушены. Похоже, тутнескандально.
        Сначала оночлеге.
        Гдеон? Старший трактирщик- бородатый, сконским хвостом заспиной, отставил счёты, вразвалочку подошёл кнам. Да,наверное, этохозяин.
        -ДезСпири. Радприветствовать…
        -Марк, вольный странник, идуизМаймечи,- подсказаля.- Мненужна комната.
        Еслибы я представлялся воином, токомне следовалобы обращаться исключительно «господин». Вольный странник? Ну,иногда «уважаемый»… Особый вольный странник- однозначно уважаемый, отгреха. Иногда даже господин.
        -И,конечноже, хорошая еда, уважаемый!- осклабилсяон.- Комнаты имеются, можно навыбор. Этовам будет стоить полсолера.
        -Ужезнаю.
        -Свыбором чуть дороже, двеподушки изавтрак. Наверное, усталый путник захочет получить комнатку потише?
        «Какон догадался, чтоуменя есть деньги, служка сигнал подал?»
        -Выугадали.
        -Эй,Бич, быстренько проводи Марка навторой этаж, наего выбор!- распорядился бородач, махнув полосатым льняным полотенцем, ипосчитал вопрос улаженным.
        «Вообще-то, хорошобы помыться».
        -Вода водворе есть?- спросил я уБича.
        -Хотите помыться?- этот тоже угадал.- Если вас заинтересует, тонавтором этаже пустует один номер сводой, втом числе ис подогретой. Солер.
        -Беру неглядя, веди!
        Комната навтором этаже, куда сопроводил меня служка, оказалась просто шикарной.
        Язадумчиво посмотрел напрофиль медвежьей головы, отчеканенной налатунной бирке. Значит, этовысший класс, размедведь. Дверь напротив украшал осёл. Хмыкнув, явошёл внутрь.
        -Держи три монеты, скоро спущусь наужин. Двеподушки гони, бездельник!
        Подойдя кнебольшому оконцу, яоткинул шторку вправо ипосмотрел наулицу.
        Залитая лунным светом дорога была по-прежнему пуста. Вотзигзагами чёрных молний вдоль изгороди пролетела стая летучих мышей. Этивампиры ближе ксеверу становятся всё крупней икрупней… Пещеры где-то рядом, чтоли? Вотнадбрусчаткой дороги проплыла тень больших крыльев ночного хищника. Дауж… Хорошо быть втепле иуюте.
        Жаль, чтоуменя нет сменной одежды, только чистое бельё. Угробил я вчера запасную рубаху, извозюкав её вчужой крови, аотмыть вхолодном ручье неуспел, кровь запеклась насолнце, апотом ещё подсохла, пока бежал. Такое неотстираешь, кровь- штука хитрая, сложная, как, впрочем, иположено, уважения ксебе требует.
        -Тёплая вода скухни навторой рукояти,- подсказал Бич, после чего зажёг отпринесённого подсвечника ещё один светильник, стоящий нанебольшом столике, поклонился исам осторожно прикрыл дверь.
        Двамедных таза, большой ипоменьше. Старое зеркало соблезшей амальгамой. Баксдвумя вертикальными рычагами ручных насосов.
        Облегчённо вздохнув, ясел начуть скрипнувшую широкую кровать, застеленную грубым зелёным одеялом, ипочти сразу откинулся назад, снаслаждением расправляя спину намягком… Может, нуего кбесам, этот ужин, яведь ипоголодать могу. Завалиться прямо сейчас икак следует выспаться… Мечта!
        Амечты человеческие недолжны сбываться вот так запросто. Работать надо, чтобы они исполнялись, меня так учили.
        Через полчаса, уставший, ночистый, яспускался вниз.
        Народ взале был, нои свободных столиков хватало.
        -Господин, сюда!- махнул мне рукой большой черноволосый человек, водиночестве сидящий забольшим столом.- Прошу комне! Негоже так долго сидеть водиночестве безвозможности почесать язык, скучно!
        Япару секунд подумал: «Ивпрямь- зачем сидеть водиночестве?»
        Втаких местах расслабляешься нетолько отчувства уюта, тепла, сытости илиопьянения, нои отхорошей беседы. Выскобленные столешницы заведения так иприглашали кдружеским сплетням, кболтовне илик тайным переговорам. Мненужны сплетни.
        Онвоин, точно говорю. Такторопился обосноваться взале таверны, чтозабыл снять кольчугу иоставить её вкомнате, выносливое тело давно привыкло ктакой ноше. Заметил лишь после первого иливторого бокала, толькотогда снял иповесил рядом ссобой наспециальный кованый крючок, вбитый встену.
        Избоковой двери кухни тутже выглянула коренастая женщина средних лет, мгновенно оценила мои потенциалы какпосетителя иедока искрылась, оставив взале ароматы свежей еды. Впрочем, другие запахи уже прилично перебивали ароматы съестного. «Давай, дорогая, много я несъем, ноучти- хочется качественного исытного». Обстановка кэтому располагает: вотдва пехотных щита снезнакомым узором поканту, настенах висят два длинных лука сколчанами, оружие, скорее всего, недекоративное. Обрезы больших бочек сблестящими краниками, масляные светильники вчёрной железной оправе, свисающие надстолами,- отразговоров итихих звуков мандолины они словно чуть раскачиваются, отбрасывая налица собеседников мистические тени.
        Хозяин имеет илиимел какое-то отношение кморю- настене закреплены три искусно выполненные модели парусников.
        -Геллерт Де Вельд, воин-одиночка, охотник заголовами. Ясразу обратил внимание надлину вашего меча! Прошу садиться, мойдруг! Проклятье, воину тут даже нес кем поговорить, честное слово!
        -Меня зовут Марк Уишем. Увы, выошиблись, дорогой Геллерт, какбы я отом нисожалел… Всего лишь вольный странник.
        -Ха! Можно просто Гел. Дабудетвам… Расскажите эту легенду во-он тем сельским торгашам илихозяину таверны, может, онииповерят! Гдеэтот бестолковый Никос? Никос! Ятебе руку сломаю!
        Застойкой схарактерным сухим стуком деловито передвигал деревянные костяшки счётов тот самый бородач-хозяин, сейчас можно разглядеть его получше- низкорослый, плотного телосложения, вгодах. Такой кстолам если иходит сам, торедко… Скорее всего, бывший морской пехотинец. Тогда тоже неповерит. Кнему подошёл ещё один работник, очём-то спросил. Никос?
        -Впрочем, яненастаиваю, назовитесь вы хоть паломником секты Света илитайным агентом любого изорденов Ванкоры. Уменя нет нималейшего желания лезть вчужие тайны. Вотчто я вам скажу: рекомендую сладкое красное, весьма ивесьма…
        Ого! Самхозяин идёт.
        -Однако! Смотрите, овас уже начали судачить те две милые дамы! Прелестницы!- предупредил подошедший распорядитель-трактирщик. Положив настол засаленный кожаный лист сназваниями блюд иценами, онвесело подмигнул, обозначив готовность помочь, если потребуется.- Квашим услугам!
        «Дамы отнюдь нев моём вкусе, обеим уже подсорок, тощие, злые навсех мужчин инаверняка чрезмерно желчные».
        -Рыбины сушёные. Безогонька, ужеприкидывал, никаких пируэтов впостели, скука,- сокрушённо кивнул Геллерт.
        Рядом состойкой мальчик лет двенадцати тихо наигрывал намандолине спокойные инемного грустные мелодии.
        Яповертел давно затвердевший отвпитавшегося жира ипота кусок кожи вруках, пытаясь бросить нанего побольше света. Меню, судя повсему, неменялось неменьше года… Надоже, есть суп! Небывальщина, завремя странствий это, пожалуй, лишь третья таверна, вкоторой поздним вечером подают суп. Обязательно возьму! Сырно-грибной, вгоршочке схлебной крышкой- это просто сказка. Решено, надо брать большую порцию.
        Вкамине, какположено, крутилась навертеле средних размеров хрюшка, содного боку уже умело подрезанная дорёбрышек. Рядом накорточках сидел Бич сузким идлинным ножом вкулаке. Служка потянул насебя рычаг, торчащий изстены: деревянные зубчатые шестерни привода мягко расцепились, вертел остановился. «Гидромеханический привод. Этоговорит осолидности заведения! Значит, рядом есть ручей, ахозяин непоскупился заплатить запостройку машины хорошему мастеру».
        НаВанкоре уже появились первые механики, иочень неплохие. Вдомах некоторых представителей знати илиже улюдей, любознательных кнаукам, настене висят часы-ходики. УДеза Спири они тоже имеются, длятаверн это большая редкость. Недумаю, чтосовершать подобные покупки хозяину позволяет товарооборот заведения, скорее всего, этопрошлые накопления. Стартовые вложения.
        Сколько наних? Полпервого ночи.
        -Суп, большую порцию! Ихороший кусок жареной свинины, схрустящей корочкой ис жирком,- решиля.- Безваренья. Безмёда. Хрен илигорчица.
        Вэтих краях все какс ума сошли сосвоим липовым мёдом ивареньем излесной ягоды: всюду суют, влюбое блюдо. Потому что это уже материк, лесные места, «мясные», какя порой говорю. Нето что вприморской Маймече, гделюди помешаны нарыбной кухне. Ая что рыбу, чтоморских гадов неуважаю. Соскучился помясу.
        -Есть ито, идругое.
        -Тогда хрен сомной.
        -Понял! Пиво?- спросил трактирщик.- Унас отличное, тёмное.
        -Нив коем случае!- Пиво я впринципе нелюблю. Хитро посмотрев наГеллерта, ярешительно заказал:- Сладкое красное, двасамых больших бокала, какие только найдутся ввашем уютном заведении.
        Онтутже послал заказ накухню.
        -Вино тоже великолепное,- нестал спорить трактирщик.
        Кивнув, онудалился застойку бариста, озадачив сопаской поглядывающего навоина Никоса, повсему виду тоже местного. Темвременем Бич, сидя увертела, издали показывал мне ножом возможные лакомые куски. Наконец я кивнул, ион включил привод- пусть дожарится, разпостоялец требует корочку.
        Так… Всё, теперь можно расслабиться ипоставить меч вугол, чтоя исделал. Медвежий нож остался вномере. Номеч всегда сомной, ясним даже внужник пойду, иэта диковатая, казалосьбы, привычка нераз спасала мне жизнь.
        -Вольный странникон…
        Сосед постолу всё немог успокоиться.
        -Чтобы человек мог уверенно работать клинком такой длины, унего должна быть школа! Хорошая выучка, подкрепляемая постоянной практикой. Какс практикой?
        -Более чем, увы,- грустно вздохнуля.- Говоря начистоту, хотелосьбы поменьше.
        Уменя мало поклажи, каквы уже знаете, даже запасной рубашки нет.
        Есть деньги. Яхорошо знаю, насколько это выгодно- путешествовать нес тяжёлыми котомками, ас деньгами. Денег мне нужно много, предстоящие задачи, безсомнений, потребуют именноих. Одинокий вольный странник всегда представляется некоторым уродам лёгкой добычей: нет-нет да инаскочит кто-нибудь. Кроме того, уменя имеются ивраги, временами кто-то изних меня настигает, такчто умеча действительно есть работа… Чужую рубашку я низа что невозьму, оружие тоже неинтересует, разве что наиболее хороший клинок заберу напродажу. Аденьги забираю всегда.
        -Азачем нам поменьше, дорогой Марк? Воины должны сражаться, развыбрали такой путь! Зачесть сословия икошелёк, свой иливременной подружки изближайшей деревни!- сладко потянувшись, философски заметил сосед постолу, тутже сделал огромный последний глоток иударил тяжёлым бокалом постолешнице.- Никос, стервец, ясейчас высохну!
        Направой руке уГеллерта красовались сразу три большущих серебряных перстня, ну, утакой практики есть ибоевая функция, этовоинские перстни, длядраки. Налевой- всего один серебряный, рядом сним набезымянном пальце еле заметно мерцало подсвеченное изнутри кольцо-амулет, компенсатор силы удара. Грамотно. Очень мало есть насвете людей сабсолютно одинаково развитыми руками. Напрактике одна всегда слабей. Запястья унего широкие, этозначит, чтосухожилия сильные, толстые.
        Серьёзный мужчина. Опытный, очень опасный вбою.
        Свиду весёлый, непрочь прислучае поболтать. Компанейский. Хотя главные качества настоящего воина другие: беспредельная хладнокровность, постоянная готовность кдраке, безжалостность кврагу, эгоизм, отсутствие эмоций инацеленность наубийство- наверняка это всё присутствует вполной мере…
        Мневесьма приятно пообщаться стаким собутыльником.
        Услышав звон маленького колокольчика удвери, трактирщик, также каквсе взале, быстро поднял голову исразу упёрся взглядом вчеловека вкоричневом плаще скапюшоном. Вошедший, чтобы несмущать притихший нанесколько секунд народ, сразу сбросил капюшон сголовы. Какон прошёл через калитку беззвучно? Хозяин таверны удивления невыказал, только чуть громче стукнул счётами постойке, ожидая, когда ещё один поздний посетитель сам подойдёт поближе.
        Надоже, оказывается, янесамый последний изидущих подороге этой ночью!
        -Паломник,- небрежно бросил Геллерт.
        Интересно, онпопутно двигался илинавстречу?
        Паломник- седоволосый, высокий, более чем зрелый мужчина- выпрямился, внимательно осмотрел зал, оценивая публику, принял решение ипоставил свои посохи вугол. Расправил плечи, поднял руки, встряхнул кистями, показав сразу два массивных браслета-амулета. Неразобрал, какие именно.
        Очень интересные штуки, скажу явам, этибоевые посохи паломников. Месяц назад я приличный отрезок пути путешествовал вкомпании почти такогоже человека. Уних всегда подве палки. Навид простые клюки, скоторыми впортовой крепости немощный старец-горожанин струдом переходит улицу. Наделе- страшное универсальное оружие, сделанное изтвёрдого, какжелезо, красного горного дуба. Янесколько раз мог лично убедиться, насколько эффективно оно может применяться.
        Длинный шест длялевой руки окован собоих концов. Какправило, тудаже вправлены кусочки серебра.
        Клюка дляправой руки гораздо короче, ноокована крепче, сразу внескольких местах.
        Расскажу, какэтот уникальный комплект работает принападении дикой илиже плохо воспитанной собаки, вокруг деревень такие попадаются частенько. Эффективно ипротив волка, даже самого крупного.
        Принападении паломник просто протягивает левой рукой длинный шест, тыча им вморду хищника- любое существо волчьей крови рефлекторно вцепляется впалку, какв наиболее опасного врага. Итутже получает страшный, поистине сокрушающий удар поголове тяжеленной окованной дубиной справа. Добавлять, какправило, нетребуется, самый крепкий череп разлетается накуски. Представляете, какой силы руки надо иметь длятакой техники?
        Входовом режиме паломник неторопливо бредёт подороге, используя свои посохи, какдополнительные точки опоры. Да,какте самые клюки… Бормочет что-то себе поднос, может даже тихонько петь. Новсё меняется споявлением опасности.
        Нестоит сними связываться- просто совет. Обычно они входят водну измногочисленных сект, заспиной укаждого есть поддержка товарищей. Себе дороже будет.
        Принесли суп ивино, свинину- чуть позже.
        -Дорогой Гел, прошу, поднимайте бокал! Занаше оружие!- я придвинул внушительного объёма сосуд поближе ксобутыльнику.
        -Вотэто ты предложил правильно, Марк! Эх… Чувствую, слишком рано утром встать неполучится, непроснусья. Ачто делать?
        -Только пить.
        -Хе-хе! Вольный странник, говоришь? Ну-ну,- мы пригубили одновременно, практически одновременноже иоторвались. Вино действительно знатное- вмеру терпкое, вмеру сладкое. Полбокала какне бывало.
        Боже, каквовремя мне попался этот чудесный суп!
        Ещёнемного, ииспорчу желудок таким режимом питания, надо чаще есть горячее жидкое. Задолгое время странствий водиночестве постепенно забывается, чточеловек может смертельно уставать даже отсухомятки.
        Ближе кдальней стене задлинным столом сидят торговцы, этоих телеги я видел водворе. Пятеро мужчин самых разных возрастов, одна женщина средних лет. Молодая симпатичная девчонка сидит ссамого края, своих неслушает. Рядом сней маленькая пустая тарелка. Девица подставила руку подподбородок, мечтательно глядя из-под длинных чёрных ресниц куда-то настену. Незамечая, чтоя наблюдаю заней, девушка вдруг чуть грустно улыбнулась, встряхнула волосами, словно сбрасывая наваждение. Какая тут еда, вголове увынужденной странницы-инфанты вертелась романтическая осень. Ав зале смотреть ей нена кого, сверстников невидно.
        Яперевёл взгляд исразу увидел небольшой портрет надкамином сизображением какого-то молодого человека. Назаднем плане парусник… Наверное, этосын хозяина. Ясно, почему ей хочется лишний раз посмотреть именно туда, ане народственничков илиподвыпивших посетителей. Далась ей эта торговля наскучных деревенских ярмарках вкомпании сродителями…
        Встороне ужинают двое: спокойные мужчина иженщина, скорее всего, семейная пара, тоже фриланы. Идве скучающие воблы. Нет, всеони- непутники, нес дороги пришли… Неужели поблизости есть деревня фрилан? Чёртова карта, какмного нужной информации наней отсутствует!
        Вдругом углу- двое мужчин вчёрных костюмах чиновников, присвете двух свечей они разговаривают очень тихо, необращая внимания наостальных посетителей. Онароде пекутся. Думают, какбы им лучше обустроить Ванкору.
        -Проклятье, Марк, немогу молчать!- взревел Геллерт, отодвигая почти пустой бокал.- Ужочень хитро устроены ножны твоего меча, а! Онидву-цветные! Ичто, многих ты поймал наэтот фокус?
        Якивнул. Многих.
        Нижняя часть ножен затемнена, аверхняя, рыжая, хорошо заметна, насолнце даже бросается вглаза. Этомаскировка. Если неприсматриваться, токажется, чтомеч весьма среднего размера. Несерьёзный какой-то.
        -Слушай, Марк, каквоин воину… Яже умру отлюбопытства! Позволишь подержать твое оружие вруках?
        Кивнул опять. Нестоит напустом месте вызывать неприязнь.
        -Только невытаскивай более чем натреть.
        -Чтоты, янепастух!- даже возмутилсяон.- Илиправил незнаю…
        Полуторная рукоять почти полностью утонула вогромной волосатой лапе.
        -Ого! Дабыть этого неможет, чтоб я лопнул,- изумлённо прошепталон.- Мечлёгкий, словно пушинка! Ванк всемилостивый ивсе святые моего дома, изчегоже он сделан? Иузкий… Чуть-чуть, ибудет шило.
        Тыдаже незнаешь, насколько прав, Гел… Этоуже почти шпага, вытут пока незнаете, чтоэто такое, новация, прогресс, обязательный даже наВанкоре, такие вещи я исправно отслеживаю всю историю своего пути. Аоружие иесть двигатель прогресса.
        -Покажи сам,- попросил он тактично.
        Явзял меч, вытащил изножен наприемлемую вправилах поведения внутри таверн треть, снова положил настол исклонился поближе.
        -Этобулат.
        -Проклятье, сегодня вечер открытий!- опять заорал вояка.
        -Тишеты!- я поднёс палец кгубам.
        Сидящий неподалёку паломник недовольно поморщился, онипроклятий нелюбят. Ая нелюблю лишнего внимания ксвоему оружию.
        -Потише, Гел, прошу,- повториля,- пугаем людей.
        -Да,да… Никогда невидел, только слышал, чтосуществует такое магическое железо! Марк, скажи честно, какна духу, этомагический булат?
        -Видишьли, мойдруг, любой булат по-своему волшебен,- я, немного смутившись, слегка развёл руки всторону.
        -Онзаколдован? Мнерассказывали, чтобулат всегда…
        -Нет, незаколдован,- прервал егоя.- После заклятия оружие сразу потяжелеет, причём существенно, тыже знаешь, потеряется смысл… Входе боя будет резко меняться вес. Частички серебра вбулат влиты, частички разных амулетов тоже.
        -Азнаешь, этоправильно,- подумав, решил Геллерт.- Привыкнешь надеяться намагию, расслабишься ирано илипоздно влипнешь внехорошую историю. Нетлучшего волшебства, чемрегулярные тренировки напоединках илив фехтовальном зале.
        Какможно несогласиться стаким тезисом?
        -Расскажи чуть побольше, прошу!
        Ясклонился ещё раз:
        -Видишь поодному долу скаждой стороны клинка?
        -Акакже!
        -Оничуть смещены отцентральной оси клинка, ане выкованы напротив друг друга, какэто делается обычно… Такие долы позволяют сделать булатное оружие ещё более лёгким, более узким присохранении прочности. Ихочень сложно сделать правильно натакой длине. Может повести клинок.
        Геллерт шумно почмокал губами.
        -Кажется, яуже догадываюсь обособенностях техники… Точность искорость удара, яправ?
        Мнечто, весь вечер кивать придётся?
        -Положи руку настол, мойдруг,- недожидаясь, гигант схватил меня заправую кисть ибуквально притянул ксебе.- Ятак изнал! Запястья утебя широкие, этозначит, чтосухожилия сильные, толстые.
        Зеркально! Солидный мужчина, спец. Опытный, сильный, повторю, очень опасный вбою. Ивот это скажу ещё раз: мневесьма приятно стакими пообщаться. Яубрал меч состола ивернул его вугол.
        -Мельницу сколько можешь крутить?
        -Тысерьёзно? Своим мечом хоть два часа.
        Геллерт горестно вздохнул.
        -Ая своим ичаса несмогу… Валяется вкомнате, мечкакмеч, тяжёлый, каклом горняка. Атвой прочный?
        -Очень. Могу принять напласть даже боевой топор.
        -Понятное дело, можешь, если прочный, соскольжением, мягонько… Веса нет, зато есть скорость. Удар принимаешь суводом иливообще восьмёрками, так? Скажу безлишней скромности, яодин излучших воинов этой области, такчто мне представить нетрудно.
        Имелисьли уменя опасения, чтососед захочет испытать напрочность саму Фортуну ипопытаться прибрать мой меч крукам? Нет. Всёдействительно отработано, никто неуспеет- пистолет сомной, ноего я демонстрировать несобираюсь, посетители ихозяева непоймут. Даине тот он человек. Эточестный воин. Работяга.
        Азаполучить приятеля всегда полезно.
        Сосед постолу сжал пустую кружку, апотом громко щёлкнул суставами пальцев.
        -Скажи, гдетакие делают исколько это чудо стоит?
        -Булат наВанкоре делают всего два человека, если ты незнаешь. Этот меч делал Илия изКентары. Лучше него мастера просто нет.
        -Ацена?
        Яозвучил, прекрасно понимая, какэто ранит человека, ценящего хорошее оружие.
        -Пречистый Ванк ився кротостьего!- выдохнул гигант.
        Отрезвился? Да,брат, этоцелое состояние.
        Ноя ошибся.
        -Решено! Буду копить деньги натакой меч. Этоведь вложение впрофессию, иникак иначе, яправ, Марк?
        -Врядли можно было сказать разумней.
        Тук! Набольшой медной тарелке служка принёс кусок свинины сзеленью игорстью ядрёного хрена. Весьма аппетитный навид изапах.
        -Тыпросто провокатор, Марк,- спустя несколько секунд решил Геллерт, плотоядно облизываясь.- Представляешь, яснова захотел есть!
        -Этонормально, просто закажи.
        -Точно. Человек! Никос! Яхочу жареной свинины! Ивина…
        Наэтот раз подошёл Бич.
        -Сейчас будет готова говядина, дорогие гости! Стейки. Очень мягкая говядина, нежная, внашей провинции больше ниу кого такой нет… Ноне только этим славится наше заведение, размер куска огромен!- завёл он привычную рекламную шарманку.- Один изпостоянных клиентов как-то заявил, чтоблюда недают возможности уйти сытым, поэтому хозяин решил увеличить размер порции. Нежелаете?
        -Кпризракам говядину. Ясказал, свинины!
        -Ягодный сок, варенье, горький мёд?
        -Нет. Этот, чтозачёрт, кактамего?.. Хрен давай, воткакэтот, устарины Марка! Иещё четыре бокала вина, вотчто я скажу, пока необленился отсытости.
        Служка ушёл, акомпаньон расстроился.
        -Геллерт, друг, бери пока уменя,- предложиля.- Каквоин увоина.
        Опытный хозяин, онже бариста, следивший занами изсвоего угла, тутже кликнул Бича, инам моментально принесли вино. Амы сдвух столовых ножей, макая куски вхрен, начали закидывать всебя сочную свинину.
        -Прокля… Побольше там кусок режь, побольше, нежадничай! Илиты собрался сожрать всё сам, когда мы тут уснём?- бросил Геллерт всторону камина, вовремя покосившись напаломника.
        Сытная еда илёгкое опьянение делали своё дело, вино постепенно теряло чарующий вкус сладкого чёрного винограда. Пойло ипойло.
        Новсё равно хорошо.

* * *
        Вкакой-то момент я почувствовал: что-то должно случиться.
        Обачиновника, зажимая вруках повысокому светильнику, поспешили навыход, удверей заведения один изслуг народных галантно остановился, пропуская коллегу вперёд, ручку вытянул… Подумаешь, процедура, всеуже непо разу сбегали вдворовый нужник. Смелей, слуги народные!
        Тутоно ислучилось.
        Неуспели они выйти, какбраслет уменя наруке мелко завибрировал. Ямашинально проверил оружие.
        Паломник резко поднялся соскамейки, стревогой глядя надверь.
        -Проклятье!- наконец-то обоснованно буркнул Геллерт, хватаясь загрудь. Наверное, тамнацепочке висит амулет-индикатор.- Кактам тебя, Бич? Комне! Бегом вмою комнату, тащи меч ишлем сюда! Считаю довосьми!
        Трактирщик, вытащив из-под прилавка здоровенный арбалет, внимательно посмотрел нанас. Водворе встойле заржали встревоженные лошади.
        -Ктосомной?!- крикнул Дез Спири.
        Явстал, зажав ножны смечом влевой руке, потом накинул оружие наплечо. Если ты нацепил насебя такой клинок- дерись, непозорься сомнениями вроковой момент.
        Соступенек уже скатывался напуганный досмерти Бич, вдрожащих руках- здоровенный меч иполузакрытый шлем чёрного цвета.
        Торговцы тоже поднялись.
        -Сидеть, невставать!- бросил я им, проходя мимо. Небудет отних толку втемноте, одна суета.- Наулицу невыходить, оружие вытащить, кокнам неприближаться, женщины- вцентр зала!
        Позади зашелестел плащ паломника.
        Чтозанечисть наведалась к«Старой Берлоге»?
        Геллерт первым распахнул дверь исразу рывком втащил внутрь одного изчиновников, второй, подвывая отстраха, накарачках полз следом. Нераздумывая, воин поторопил его чувствительным пинком. Пискнув, тотпролетел внутрь.
        -Бич, быстро свет накрюки, ракалья!- рявкнул хозяин, вкладывая впаз арбалета тяжёлый болт ссеребряным наконечником.
        Мывчетвером выкатились водвор, следом торопливо выскочил служка, повесивший настену сразу два светильника. Повесил, трус, иторопливо захлопнул дверь взаведение. Дауж, подмоги, если что, унас небудет, натом бойцы икончились…
        -Монстры пожаловали, сейчас разомнёмся!- озвучил очевидное Геллерт, раскачивая набирающий инерцию меч-лом подгоризонтальную восьмёрку. Наверняка иу него серебряная полоска поклинку идёт, по-другому наВанкоре никак.
        -Призраки предгорий,- низким, немного хриплым голосом уточнил паломник.- Меня зовут Орон, господа, запомните, вдруг мне придётся встретиться сВладыкой Света…
        -Встречаться ствоим покровителем рановато, Орон, давай поборемся,- заметиля.
        -Неменьше трёх… Четверо!- хорошее зрение уэтого паломника! Илион как-то по-другому чувствует?- Точно, ихтам четверо!
        -Проклятье!- теперь уже сам хозяин заставил паломника поморщиться.- Лишьбы лошади непострадали…
        Аони часто страдают- призраки почему-то первым делом вышибают лошадей. Чемже им мешают животные, интересно мне знать.
        -Твой конь там?- шепотом спросил Геллерт, пристально вглядываясь вотьму.
        -Пешком иду,- также тихо ответиля.
        -Нуда, вотуж точно, вечер пьянства иоткрытий. Ничего, Марк Уишем, боглюбит пехоту… Стоим, парни!- гаркнул мой новый знакомый.
        Выстроившись плечом кплечу, четверо готовых навсё мужчин старались уловить ввоздухе характерное движение нечисти.
        -Давайте-ка подойдём ближе клошадям,- предложиля,- нето достоимся…
        Стараясь нетерять строй, мыдвинулись направо, кстойлам.
        -Недостаёшь?- приятель, атеперь можно суверенностью говорить именно так, кивнул намой меч, всёещё висевший заплечом.
        -Успею.
        Вотистойла, какже здесь темно… Хозяин быстро прошёлся рукой полошадиным бокам: почувствовав человека, животные несколько успокоились, перестав дёргать привязь. Вруках уСпири был арбалет, набоку висела средних размеров абордажная сабля схарактерным лепестковым эфесом.
        Мечпока что бесполезен. Тогда придётся… Дьявол, ведь нехотелже показывать его вделе, зачем плодить сплетни?!
        -Дьявол меня искуси, Марк, страннаяже утебя железяка!
        -Зажигалка, мойдруг, зажигалка. Любимая женщина подарила.
        -Дазачем нам сейчас огонь, чтоты собрался поджигать?
        -Тихо вы там, смертные!- прошипел паломник, прижимая клевому глазу какой-то гладкий овальный камень.- Трипризрака вместе, один ещё правей, затеми яблонями. Воин, отодвинься немного, друг друга заденем.
        Гигант спорить нестал.
        Боевой посох слёгким шелестом тоже начал вращаться, ноне восьмёркой, какмеч воина, авертикальной мельницей. Надоже, одними лишь пальцами крутит!
        Луну закрыли слоистые облака- беда никогда неприходит одна, теперь хоть глаз выколи.
        -Первым стреляй, выманишь,- предложил хозяину,- я чуть позже.
        Бр-р… Страшно, собака, нохорошо! Честные впоступках, славные люди, которых я узнал совсем недавно, онинавсегда останутся вцепкой памяти, имена незабудутся, запомнитсявсё. Словно месяц их знаю. Даже надоели. Аведь ещё час назад всё вокруг казалось новым, даже свежим. Втепле, вуюте…
        Эффект совместного боя опытных людей сближает моментально.
        -Заближним деревом! Выходят!- крикнул паломник, ив тотже момент, спутав все мои планы, еговращающийся шест согромной скоростью улетел вперёд.
        -Стреляй!
        Глухо стукнул арбалет. Итутже заскрипела торопливо взводимая тетива.
        Заяблонями что-то заревело, тяжко застонало, апотом изасвистело выпью. Попали! Ая почему выжидаю? Дапотому, чтоневижу никого!
        Итутже два светящихся серым силуэта страшных привидений ринулись кнам, замораживающие разум раззявленные пасти проткнули тьму красным светом. Второй посох закрутился слева.
        -Выстрел!- зачем-то крикнуля.
        Непоймут ведь…
        Ба-бах!!!
        Отдача. Тугой грохот разорвал тишину предгорий, конус горячей картечи сдробинами серебра унёсся вперёд. Дымный порох мгновенно застил обзор, ия тутже отшагнул вправо, помахивая левой рукой. Оставшийся водиночестве косматый силуэт согнулся пополам. Есть! Точное попадание! Один всмятку иодин подранок!
        -Гел, бей!
        -Вижу!- выдохнул он одновременно сударом.
        Восьмёрка тяжелого меча дважды пересекла монстра линиями серебряных полосок.
        Ивторым посохом сверху тебе, скотина призрачная, назакусочку! Молодец этот Орон, чётко работает вдраке!
        -Хозяин, фланги!- заорал приятель.
        Трактирщик дисциплинированно развернулся.
        -Нучто, всё, какдумаешь?- спросил приятель упаломника.
        Тотсблизил кисти исвёл оба браслета воедино, суммируя мощность индикации.
        -Всё. Никакой нечисти поблизости нет.
        -Точноли?
        -Точно, воин.
        -Бич, комне, тварь боязливая!- громко заорал трактирщик, опасно стукнув кулаком вокно таверны.- Никоса бери, исюда! Лошадей успокойте инапоите, чего смотришь наменя, какстатуя? Наулицу!
        Дауж, успокаивать самое время, после порохового взрыва убедных животных ноги подкосились, кактолько они ремни непорвали… Паломник уже ушёл кяблоням искать свой убийственный посох.
        -Ничего себе грохот! Хорошую зажигалочку тебе любимая девушка подарила!- весело бросил приятель, легко вкладывая неподъёмный меч вножны.- Слушай, Марк, яведь кольчугу забыл надеть, такторопился… Авсему виной хозяйское вино!
        -Даты ишлем ненапялил, такиостался настойке увхода,- сусмешкой сказаля.
        -Бывает вазарте. Говорюже, очень хороший напиток.
        Кстати, моякольчужка тоже вмешке.
        Тёмный лес, взбудораженный звуками стремительной схватки, вновь затихал. Вооружившись короткими пиками, осмелевшие слуги вдвоём обегали вдоль ограды, амы отправились назад.
        -Спризраков трофеев неберут, такчто нестоит терять времени,- тихо напомнил паломник общеизвестное.
        -Правильные слова говорите, уважаемый Орон,- кивнул трактирщик, открывая дверь втаверну.- Господа, прошу внутрь! Теперь немножко попируем засчёт заведения.
        Мыподошли кстолу ис облегчением сели.
        Свинина втарелке уже остыла, жаль, теперь будет нетак вкусно. Каквсегда, соспадом адреналинового дурмана проявлялся бешеный аппетит. Посетители внимательно смотрели нанас. Япомахал им рукой, мол, всёнормально.
        -Лошади целы!- крикнул всем сразу трактирщик.- Сдвигаем столы, торговля! Бич, накрывай всё заново, забери убойцов старые тарелки, свежее положить вновые! Поросёнка режь накуски. Истейки настолы!
        Тяжело протиснувшись кстене, накоторую ему удобно опираться, Гел отодвинул всторону так ине надетый пехотный шлем ис изумлением посмотрел внутрь пустого бокала. Служка тутже подскочил скувшином.
        -Слушай, Марк, тыже насевер идёшь?- поинтересовался воин.
        -Ага. ВБикаду, апотом дальше.
        -Бикаду любому путнику трудно миновать… Тутрядом уреки есть деревня фрилан, мненадо наведаться кстарейшинам, поднанялся я там, понимаешь. Надо было одной сволочи голову снести… Предъявлю доказательства выполненной работы изаберу плату. Хотел сразу туда поехать, дауж поздно было, вотирешил остаться в«Старой Берлоге», спокойно посидеть, попить вкусного вина.
        -Голову предъявишь?
        -Вкустах мешок лежит, узабора, вкрапиве,- буднично подтвердилон.- Атут такое дело… Девица уменя там появилась, знаешь, какэто бывает. Само собой. Как-то непо-мужски вот так запросто смыться, надобы хоть насутки задержаться. Временная подруга, ничего себе ягодка,- подмигнув, гигант поднял толстые пальцы кглазам исмешно пошевелилими.- Можем дальше пойти вместе.
        Ядаже позавидовал. Мнебы тоже подругу безобязательств… Дагдеже время найти?
        -Сутки, говоришь? Извини, такдолго я ждать немогу, делмного.
        -Понятно. Ладно, дорогой друг, глядишь, ещёидогоню подороге, всёже я наконе. Илив Бикаде встретимся.
        -Непременно встретимся!- пообещаля.
        Мнекто-то осторожно положил руку наплечо. Повернулся.
        -Господин, уменя квам есть деловое предложение.
        Этостаршина торгового каравана. Почти старик, нокрепкий. Имеч есть.
        -Меня зовут Зораф Картич, торговец изБалместри. Ястаршина обоза ивладелец товара.
        -Увас комне есть дело? Тогда давайте отойдём кстойке бариста, тамудобней,- предложиля, моментально всё поняв. Темболее что все служки заведения уже начали поднимать посетителей, сдвигая столы вместе.- Слушаю.
        -Выведь вБикаду идёте, уважаемый, нетакли? Предложение моё простое. Выпоедете снами охранником, зачем лишний раз сапоги сбивать? ВБикаде я заплачу вам пятнадцать солеров, согласитесь, этоочень хорошие деньги. Едавдороге занаш счёт. Если выйдем самым ранним утром, токпозднему вечеру будем вгороде. Выдаёте клятву охраны. Каквам такие условия?
        Нучто, неплохо.
        Какие ещё варианты? Невысплюсь ведь, после постоя выйду поздно, опять придётся вдороге искать полевой ночлег. Атут попутный обоз… Завалюсь втелегу, разбудят, если что-то приключится. Можно иза столом посидеть. Только сначала вномер сходить надобы, пистолет перезарядить.
        -Согласен, уважаемый. Клятву дам. Теперь выслушайте мои скромные условия: вслучае боя все слушаются меня, выполняя команды беспрекословно, нужное извозможных трофеев я забираю первым. Двадцать солеров. Могу показать карточки охранной помощи, уменя их много.
        -Принято!- обрадовался старшина.- Яибез карточек всё видел.
        -Иещё. Прошу, разбудите меня попозже, перед самым выездом, намещё сдругом надо кое-что обсудить…
        …Утром голова почти неболела. Кстати, утро далеко нераннее.
        Быстро умывшись тёплой водой, яглянул наулицу. Серая туманная хмарь покрывала старую предгорную дорогу. Этонестрашно, днём монстры практически непоявляются. Днём опасны звери. Илюди.
        Вопреки моим ожиданиям, общий сбор начался поздно, перенервничали вчера гости-собутыльники, отдыхали… Длиннющие телеги торговцев выстроились вряд. Ого, сколько вних нагружено всякой поклажи!
        Паломник закрывал засобой калитку. Заметив меня вокне, Орон махнул рукой. Яторопливо открыл створку итоже помахал вслед. Назапад идёт, кдеревне илипосёлку поблизости. Значит, уженевыяснить, встречный он был илипопутный…
        Огромный серый вяблоках боевой конь моего нового друга стоял возле дома, поджидая хозяина, возившегося вкустах крапивы. Найдя взглядом гиганта, якрикнул:
        -Сейчас выйду!
        Накрыльце всех провожал хозяин таверны Дез Спири.
        Двое чиновников, каждый налошади, терпеливо ждали уобоза. Ясно, чинуши снами поедут, несамые полезные попутчики. Ничего, если что, товы уменя побегаете сбоевыми криками… Подошедший Геллерт осторожно приобнял меня заплечи.
        -Ачто, хозяин, хорошо ведь повоевали, нетакли? Отличная замена кабацкой драке!- хохотнулон.- Тыведь тоже изармейской кости выточен?
        -Корпус морской пехоты!- тутже подтянулся Спири.- Пятибаллистный парусник «Полуночная звезда», капрал. Рейды наострова ипо всем пиратским бухтам юга Ванкоры, десять лет беспорочной службы. Наэтом судне сейчас мой старший сын служит… Господа! Отныне втаверне «Старая Берлога» вас всегда будут ждать лучшие номера ихорошие скидки. Бич, собака, тащи быстрей!
        Подскочивший служка протянул нам поздоровенному кувшину свином, закупоренному длинными пробками.
        -Длядоброй памяти.
        Яоценил подарок навес, добрая память гарантированно будет.
        -Господин Геллерт, вынезабыли онашем…
        -Всёостаётся всиле, уважаемый Спири, ваших женщин я доведу додеревни вцелости исохранности!- хохотнул приятель ис опаской глянул всторону двух вобл.- Мнебы отних непострадать.
        Хозяин таверны вздохнул ипонимающе кивнул.
        Мыобнялись напрощанье. Хотелосьбы встретиться когда-нибудь, дактоже знает, каксложатся обстоятельства.
        -Ониознакомлены смоими условиями?- подходя кстаршине, япоказал большим пальцем заспину, гдестояли государевы люди.
        Тоткивнул.
        -Садитесь напредпоследнюю телегу, Марк, вамтам уже постелили.
        Этоже просто красота! Положив ценный кувшин належбище, япосмотрел, какнарод неторопливо рассаживается, оговаривая находу последние детали. Хорошие телеги, большие ипрочные, подрессорены стальным листом, ходнаверняка мягкий, плавный. Вкаждую повозку впряжено подва коня стяжёлыми гривами. Такие скакать неумеют, ноидут очень долго, достаточно быстро, имбезразницы, чтовгорку тянуть, чтоподгорку.
        Ещёраз махнул рукой уходящему налево Геллерту.
        -Двигаемся!- заорал старшина.
        Двигаемся. Яуже, какмне кажется, полжизни так двигаюсь… Тосам, тонаперекладных. Ничего, надеюсь, чтоосталось немного.
        Первым делом надо достать карту исделать необходимые пометки, неоткладывая дело вдолгий ящик, явсегда так поступаю. Кконцу маршрута эта карта сама посебе станет большой ценностью, можно будет тиражировать ипродавать, какнаиболее полную иточную.
        Атут мягко! Гдетам мой кувшинчик заветный? Итрубочка.
        Глава2
        Отом, какпо дороге наБикаду друзья получают неожиданный попутный приработок
        Проснулся, потому что крепко прогрелся.
        Синее небо надострыми крышами, бездна… Ужевысокое солнце разогнало память ободрящем утреннем холодке. Засыпал зябко. Ещёивино вкувшине было холодное… Асейчас чутьли непекло, даже нескажешь, чтоосень надворе! Оружие где? Руки сразу нащупали всё нужное, хорошо. Слух что говорит? Тяжелое дыхание рядом, мощное, сбасовитым хрипом навыдохе, поскрипывание колёс, размеренный стук широких копыт. Нуда, этоже тяжеловозы, ане пони. Яподнял голову.
        Наменя смотрели морды.
        Двабитюга пялились прямо вглаза. Тупо, безмысли идаже безскуки. Просто работа.
        Телега непоследняя вобозе.
        Бр-рр… Как-то раз ночью я повстречал надороге конягу, примерно такогоже монстра, заповоротом. Туман наддорогой, только начинающееся серое утро, безлюдье, ужеодного этого хватает длямистики… Чёрт его знает, какон там оказался один ибез сбруи,- погулять вышел. Решил, проломил грудью ограду- непрыгатьже такому- ина ночной променад. Ятогда чуть вштаны неналожил.
        Сколько времени? Кое-как повернувшись поудобней, достал изсумы часы- большую луковицу накожаном ремешке. Чёрт, зачем мастер сделал такую массивную крышку? Пулю остановит! Такое изделие вкарман незапихнёшь, весит, какгиря приморского торгаша. Второй час пополудни, ничего себе! Быстро спрятал прибор отчужих глаз. Часы иогнестрел я лишний раз стараюсь непоказывать. Если пороховой пистолет почти никто неопознаёт, тообэтом чуде механического гения люди наслышаны, нопокупают очень редко. Зря.
        Апистолет я себе уже второй заказал, слегка усовершенствованной модели, внёс предоплату. Если всё будет нормально, тозаказ получу вБикаде, мастер серьёзный, подвести недолжен. Сдвумя пистолетами вкобурах пробираться насевер намного сподручней, чемсулыбкой идобрым словом.
        Странные времена наВанкоре…
        Механика уже развита, носпросом непользуется, втом числе икарманные часы. Также каки меч, часы встали мне вкругленькую сумму, издержался подноль… Пришлось наниматься наострова, гдея инабрал большую часть карточек, потом два месяца работал свободным охотником заголовами. Заработанные честным ине очень трудом деньги тратил напокупку мало-мальски высокотехнологичных вещичек.
        Ина получение информации, конечно.
        Жарко. Ноги всапогах буквально горели- быстренько сбросил обувь, сразуже высунув отпаренные голые пятки закрай повозки. Ипоясной ремень расстегнул. Набрав воды изфляги, ясполоснул рот ивыплюнул подколёса. Напился.
        Чтоунас нового всфере наблюдения?
        Средних лет возничий последней повозки нагло дремал, склонив патлатую голову кколеням. Унего была бесформенная войлочная шляпа собвислыми полями, когда-то темно-зеленая, сбоку залентой вяло колышутся три совиных пера. Бурая отпота изношенная рубаха сразноцветными заплатами. Сбоку лежит короткое копьё итопор надлинной рукояти. Назадке последней телеги вродебы кто-то прилёг. Тоже дремлет, подлец.
        Просто замечательно ведётся наблюдение внашем конвое…
        Ладно, лично я сплю позаконному праву отчаянного победителя опасной нечисти, авот некоторые, смотрю, спят иво время работы. Мойчто, тоже дрыхнет? Яприподнялся, стараясь рассмотреть возничего впереди. Ничерта невидно, хозяева загрузили телеги помаксимуму, сразу заподстилкой изсена стоят кули иящики штабелем. Надо вставать, алень, разморило. Праздного интереса ради попробовал тряхануть один изящиков, вроде что-то глухо звякнуло! Перевёл взгляд насвой кувшин, приподнял, тряхнул- почти полный. Нехочу. Сознание ясное, чтоитребуется.
        Скряхтением перевернулся набок иувидел деревню.
        Воттут уж я проснулся окончательно! Чтозанаселённый пункт, гдемоя карта?
        -Возничий!
        Битюги чуть подняли головы, вглазах появился какой-то интерес- происшествие! Парень, намотав вожжи наруку, всётакже продолжал клевать головой.
        -Возничий, скотина, чтоб ты башкой ткнулся взадницу своего коня! Э-гей! Слышишь, мешок скостями? Проснись!
        Наконец он очнулся, оторопело обвёл мутными глазами всё вокруг, поднял было хлыст свплетённой вкончик шнура свинчаткой «радость волка», передумал иответил:
        -Слушаювас, господин вольный странник!
        -Чтоэто задеревня, ятебя спрашиваю? Какназывается?
        -Меня? Даить леший её знает!- радостно проорал мужик, поняв, чторугать его небудут.- Село каксело… Глухомань.
        Крякнув ещё раз, явзял карту, нашёл место ипоставил навигационную отметку- «село Глухое». Воттакая уменя картография наВанкоре.
        Мимо медленно проплывали избы.
        Вбольшинстве краёв иземель крестьянские дома строят издерева- срубы ставят. Итолько наюге, гдестроевого леса вечно нехватает, владельцы живут вдомах изтуфа, унаиболее зажиточных- изхорошего гранита. Чемдальше насевер, темкамня встроительстве меньше, изнего складывают стены фортов, церквей, монастырей, замков икрепостей- серьёзных, статусных сооружений.
        Зачем мучиться, если леса навалом, ас ним здесь умеет работать каждый первый?
        Вдали отгородов деревянные дома, раскинувшиеся вдоль дорог ирек континента, частенько покрывают соломой, которая вособо голодные зимы уходит накорм отощавшей скотине. Ачто, разумно, съедобный дом… ВГлухом- сплошные срубы, небольшие, нокрепкие, солидные. Людей водворах пока невидно, хотя две двери открыты настежь.
        Язнаю, чтотам внутри.
        Лавки инары, длинные полки настенах. Чаще всего примитивный очаг, такие очень медленно уступают место полноценным печам… Трубы вижу нена всех строениях, кое-где вместо дымохода зияет дыра впотолке- когда хозяева начинают топить, тохоть беги, смрадный дым заполняет всё жилище. Маленькие окошки кое-где закрыты деревянными ставнями, нарамах стоит особо выделанный пузырь илитонкая кожа. Стекло простому крестьянину непо карману, оноиспользуется вдомах местных сеньоров и, конечно, вжилищах большинства городских жителей.
        Вышка охранника! Ажурная конструкция возведена поодаль отдороги; похоже, большая часть внимания часового направлена вполе, всторону тёмного матёрого леса. Лесенки, остроконечная четырёхскатная крыша надширокой площадкой, вцентре которой стоит баллиста наповоротном лафете, новенькая, даже дерево непотемнело. Значит, этовольная деревня, сеньора уних нет. Повернувшись кдороге, часовой помахал рукой. Немне, кто-то изобозных его поприветствовал.
        «Крикнуть, чтоли?»- подумалось лениво.
        Пусть скажет, какна самом деле называется объект охраны… Служивый навышке, демонстративно показывая зевакам службу, повернулся иважно оглядел из-под ладони далёкий лес. Кбесам, небуду! Если увас вольная деревня- ставьте табличку сназванием, какположено, грамотных людей наВанкоре вполне хватает.
        «Такибудете теперь навеки глуховцами, какв карте зафиксировано.- мстительно решиля.- Карта- этовам, пейзане, нешуточки, хрен потом чего докажете».
        Только подумал, кактутже увидел табличку наобочине. Сразмытыми дождями буквами.
        Сплюнув отдосады напыльную землю, яобвёл название пожирней. Всё, теперь можно прятать, ближайший населённый пункт появится километров через десять, нераньше. Укладывая сложенный вчетверо лист пергамента всуму, ямашинально перебрал пальцами стопку карточек оказания охранных услуг. Целая коллекция, хорошо работаю! ВотиДез Спири вручил очередную. Стандартные прямоугольники изгрубого плотного картона свидетельствуют: предъявитель сего удостоверения хорошо проявил себя вбою, защищая мирных людей иих имущество. Этонетолько рекомендация набудущее, нои своеобразный именной сертификат, иботребования иоценки бывают разными.
        Дачто вы всё пялитесь?
        Интересно, какпосмотрятони, когда я начну отливать прямо скормы? Пора. Ширинка натрёх костяных пуговицах уже расстёгнута, пристроился поудобней. Битюги невпечатлились, ещёбы вам удивляться стакой хренометрией… Зато правый тяжеловоз меня поддержал, закомпанию отлив находу.
        Тьфу ты ещё раз, нучто заобщество меня окружает!
        -Уважаемый Марк, нежелаетели отполдничать?- неожиданно проворковал позади милый девичий голосок.- Папенька решил неостанавливать обоз, всеуже поели, прямо навозах. Ая квам прибежала, думаю, ещёвывалитесь отголода… Ой! Даувас штаны спущены!
        Смутившись, яначал быстро подтягивать изастёгивать мягкий кожаный ремень.
        -Этодляудобства, да…
        -Ая уж думала, уважаемый, чтовы вгрустном одиночестве занимаетесь неприличным рукоблудием!- она перевела ироничный взгляд натяжеловозов.- Вы,городские, такие затейники!
        Пречистый Ванк, нуутебя иязычок! Когда это она забралась нателегу?
        -Милочка, янегородской.
        -Милочка? Аговорите, какгородской!
        -Да? Значит, больше небуду.
        Дочка торговца, тоску которой я мимоходом отследил втаверне «Старая Берлога», сидела намассивных деревянных ящиках, одну ногу поджав подсебя, вторую опустив вниз, намоё обозрение. Обозревать было чего…
        Вкаждой провинции одежда сельских жителей наудивление однообразна, почти униформа. Одеяния простолюдинов испецифической знати весьма слабо отличаются повиду ипокрою, разница лишь вкачестве тканей истоимости украшений. Порой мужские иженские платья похожи, внекоторой степени, конечно. Длярабочего варианта характерны длинные, доколен, домотканые рубахи-камизы. Взависимости отпогоды, чаще поосени, каксейчас, поверх камизы надевают куртку-тону изболее плотной ткани, спускающуюся чуть ниже пояса. Вбыту женщины носят длинные, незамысловато украшенные вышивкой юбки иплатья-разлетайки, нои кружева встречаются. Укрестьянок, вотличие отзнати, ониособо длинными небывают. Мужики носят штаны сподтяжкой внизу. Впоследнее время вобиход начали входить шерстяные свитера, привнесённые ссевера, исамые настоящие шорты, этуновацию внедряют моряки ирейдеры, пожившие наостровах.
        Типичная верхняя одежда вбесснежный сезон- тяжёлый льняной плащ, пропитанный особой восковой мастикой. Дешёвый- простой кусок ткани, накидывавшийся наплечи; подороже- собранный извыкроек, скапюшоном, который приходьбе подтягивают побокам шнурками.
        Внегородов чулки носят редко. Обувь удобная, однако вудалённых местностях сапоги всё ещё неразделяются налевые иправые. Свозникновением крошечных мануфактур внешнее, показное обособление сословий быстро ускорилось, появилось цветовое разграничение. Знать форсит изовсех сил. Простонародье носит одежды неярких цветов- серого, чёрного, защитного. Иобусловлено это некакими-то там запретами сеньоров-самодуров, амудрым житейским принципом «Невысовывайся!».
        Учитывая деревенский приоритет простых земных ценностей, умолодёжи одежда всегда подчёркивает фигуру, особенно удевушек.
        Тотсамый случай. Несказать, чтоюбка уэтой чертовки коротка… Умело пользуется, бестия: соблазнительно опущенная ножка открыта наладонь выше колена, чёрт, уменя нос непобледнел?
        -Стобой, милочка, пожалуй, станешь затейником,- наконец вымолвиля. Здесь мини-юбки икупальники-бикини неносят, быстро научаешься видеть соблазнительное даже сквозь плотную ткань. Ауж когда вот так откровенно…
        Онахихикнула. Яулыбнулся.
        -Выставила стати напоказ! Какзвать-то тебя, девица?
        -Лана. Красивое имя, да? Лана Картич изБалместри, меня там все знают,- широко улыбнуласьона, показав отличные зубы дочери зажиточного человека. Светлые волосы поплечи, правильно посаженные хитрющие голубые глаза, чуть курносый нос, пухлая верхняя губка, формы… Ох,ихорошиеже унеё формы, скажу явам! Короче, типичная яркая блонди. Очень симпатичная, даже красивая. Проклятье, последняя девушка, которая сидела столь близко отменя, была уродлива, словно орк.
        -Балместри, Балместри… Это?
        -Кзападу, неподалёку отсюда, небольшой посёлок уреки. Богатый. Ой! Уважаемый странник, увас вштанах что-то шевелится!
        -Прекрати издеваться! Испрячь ты ляжку, наконец!
        -Уважаемый, выуж подождите шалить, пока я неуйду.
        -Выпорю, чертовка!- заревеля, самуж незнаю, шутливо илинет.
        Уздешней молодёжи отношение ксексу спокойное, здоровое, сказываются регулярные натурные наблюдения. Однакоже распущенность эта кажущаяся, попробуй только перейти границу, сразу получишь нож вбок. Гдеон унеё, кстати?
        -Говори, зачем пришла?- потребовал я уже грубовато.
        Аона… Само смирение.
        -Наверное, вамушки надуло! Говорюже, папенька распорядился, чтобы наполдник неостанавливались, трапезничали находу. Всёнаходу… Нискатерть расстелить, нина травку мягкую присесть, вечная спешка.
        Притой «скорости», которую развивали флегматичные битюги, нашей честной компании вполне можно было спокойно отобедать напридорожной лужайке, после чего догнать обоз неспешным шагом.
        -Идальше?
        Что-то туплю.
        -Поесть вам принесла, вотчто дальше, бездушный вы человек!- фыркнулаона, потянув заремешок матерчатую суму, кбоковине которой вспециальных ножнах был приторочен длинный иузкий кинжал-конти.
        Ого! Интересное оружие, необычное, патентом нанего обладает мастерская вдалёком городе Ормеде. Концы поперечины-гарды сплющены ичуть загнуты кострию клинка. Кэтим площадкам намертво припаяны крошечные серебряные зеркальца, тщательно отполированные вручную. Считается, чтоиспускаемые ими блики способны существенно замедлить реакцию любой нечисти, амалую так вообще напугать добегства. Незнаю, насколько это реально, самневладел, потому ине проверял. Недля мужчин. Этизеркальца постоянно надо чистить, подполировывать, потому что серебро быстро тускнеет. Алаком покрывать нельзя! Скорее всего, действенность блика отналичия покрытия независит, новот прямой контакт… Рукоять уконти длинная, вдве ладони, скруглым упором-разграничителем посередине. Сильный удар, изеркальца коснутся мишени. Воттогда эффект проявится вполный рост, серебра назеркальцах довольно много.
        Дорогая вещичка. Ну,так ипапаша небеден.
        -Прости, прости… Есть действительно хочется. Чтоутебя там?
        Питание жителя сельской местность разнообразием неотличается, даже если это человек состоятельный. Длясамых бедных обычна двухразовая трапеза, ранним утром ивечером. Повседневная пища бесхитростна: хлеб, каши, варёные овощи, зерновые иовощные похлёбки, приправленные дикими травами, слуком ичесноком. Конечно, веду добавляют подсолнечное илиоливковое масло, реже сливочное, насевере используют животные жиры. Дичь впочёте, добывать её умеют. Ввыходные ипраздники питание более разнообразное.
        Относительный дефицит инесомненная дороговизна соли компенсируются пряностями, вход идёт то, чторастёт везде: горчица, укроп, лук, чеснок, лавровый лист итмин. Гвоздику, перец икорицу привозят островитяне. Явсегда ношу ссобой немного соли.
        Популярны салаты ивинегреты, таместьвсё: репа иредька, брюква икапуста разных видов, морковь исвёкла, спаржа, чечевица, бобовые. Хрен, также какспецифический островной картофель, пока непользуется спросом. Ноя стараюсь! Уфрилан популярны плотные, насыщенные вкусом супы категории «ложка стоит»- два водном. Тарелку уплёл, иобед закончен! Такое блюдо готовят вдвойном медном котелке- залитые густым бульоном-подливом мясо иовощи варятся внижнем отделении, сверху допаривается крупа. Мнекак-то неособо, лучшебы несмешивали.
        Ещёфриланы очень любят омлеты, воттут они затейники инастоящие мастера.
        Точно, унеё омлет.
        -Отличный омлет сбелыми грибами икусочками солёного огурца!
        Онабыстро вытащила большой круглый кусок хлеба, подала сверху. Такой специально выпекают длястола, вкачестве подносов илитарелок- плоский каравай, помере надобности разрезаемый вдоль, получи две тарелки. Иногда мякоть дополнительно выщипывают, анаиболее умелые пекари выпекают уже спустотой внутри, мудрить ненадо. Само собой, вдомах низших слоев применяют идеревянные тарелки. Богатеи используют серебряные, нотолько дляобщих блюд, этоособый металл.
        Озолоте иговорить нечего, егонаВанкоре очень мало, редко встретишь.
        Убедняков хлеб ржаной, хотя ион достаточно высокого качества, улюдей побогаче- пшеничный, измуки тонкого помола. Лепёшки, конечно… Какправило, онижёсткие изначально, иботесто бездрожжевое. Дольше других сохраняются ячменные, ихпредпочитали брать вдорогу воины, паломники ивольные странники. Почти все хлебобулочные- вформе плоского круга. Хлеб вформе батона иковриги выпекают только вгородах, вМаймече есть две чудесные булочные…
        Лана принесла пшеничную тарелку:
        -Иветчина измяса молодого чёрного поросёнка.
        Вотэто уже серьёзно! Яэти пласты прямо подомлет засуну.
        Свой традиционный омлет фриланы готовят так: набольшую чугунную сковороду выливается жидкая, чуть подсоленная болтушка столикой воды, прихватывается кипящим сливочным маслом. Темвременем вцентре аппетитного блина распределяется начинка, онабывает разной, взависимости отвкуса идостатка. Потом большой деревянной лопаткой прихваченный край блина складывается, получается полукруг. Теперь нужно сразу придавить края лопаткой, чтобы они склеились. Изделие переворачивается, обжариваясь доготовности,- ина поднос. Навыходе имеем этакий плоский яичный пирог.
        -Ачто это увас всумке блестит, какдевичье зеркало?- ревниво спросила Лана.
        Вотже глазастая! Часы заметила.
        -Этотабакерка.
        -Выбогатый человек длявольных странствий. Обычно такие люди дома сидят.
        Короче, Марк, держи уши востро, таещё штучка.
        -Яещё соусы принесла.
        -Тыпоочереди будешь всё доставать?- усмехнулсяя.
        -Скучноже!- искренне сказалаона.- Ничего непроисходит.
        Типун тебе наязык, дурочка ты романтичная! Дайбог, чтобы ине происходило.
        Здешние соусы отличаются отпривычныхмне: очень густые, такие порой иложкой непросто зачерпнуть. Соусницы нев ходу, смесь просто намазывают ножом нахлебную тарелку, лучше подсохшую.
        -Тащи дальше.
        -Вода!
        Этомы завсегда, хотя итрадиционный виноградный илияблочный сок хорош. Всвежую воду, чтобы непротухала, кладут некоторые болотные растения, например, аронник иаир, те, чтосодержат эфир.
        Нучто, чавкаем? Пусть сидит, всёравно невыгонишь. Девушка, словно услышав, наконец-то спрыгнула вниз, такдаже лучше, неотвлекает нежным женским запахом. Нашее качнулась простая цепочка скрошечным серебряным брусочком-амулетом, такие есть умногих, недорого стоят. Мой, правда, чуть побольше. Ина шнурке.
        -Вино будешь, красавица?
        -Незадумалили вы усыпить мою бдительность, уважаемый?
        -Какхочешь.
        Свилками настоящая проблема. Издесь они пострадали отпредрассудков, своей формой- несчастные заслужили репутацию орудия самого Дъявола, Ганнока… Ясебе заказал двузубую, ношу ссобой, такая вызывает любопытство, ине более.
        Мыпроезжали понеобычайной местности. Бурые, закалённые солнцем иветрами скалы слева сплошь покрыты зубцами ибугорками, апредгорный лес отличается особой плотностью- сквозь него сбольшим трудом смогут пробраться даже дикие звери. Какие-то вьющиеся растения насклонах, разделенных замшелыми каменными стенами; повертикальным плитам снуют ящерицы таких размеров, чтоих заметишь сдороги… Птиц очень много.
        Авот справой стороны проплывает настоящая пастораль: спутниками прощаются последние остатки просторных оливковых рощ, севернее их уже невстретишь, густые заросли миртовых деревьев. Доносится звон цикад, гомон птичьих стай.
        Сделать многослойный сэндвич неудалось, толстовато будет. Вкусно!
        -Кинжалом умеешь пользоваться, Лана?
        Почему все женщины так любят наблюдать затрапезничающим мужчиной? Наверное, эточто-то древнее.
        -Ода! Искусству ножевого удара меня научил Борби, бывший жених,- легко призналасьона.
        -Нетотли славный малый, чейпортрет висит укамина в«Старой Берлоге»? Нафоне двухмачтового парусника?
        -Заметили, да? Обманщик! Замесяц доназначенной свадьбы негодяй удрал наострова! Стех пор онём нислуху нидуху.
        -Тамбывает опасно,- заметиля.- Куда именно он отправился?
        -НаТорлиту.
        -Большой остров. Итам постоянно идёт война.
        Бывал я нанём. Двенедели, этого вполне хватило, впечатление составилось.
        -Егомогли крепко ранить,- продолжиля.- Или…
        -Ранить? Разве что влживый язык!- сязвительным возмущением отрезала девица, покручивая напальце серебряное колечко.- Егодружки спряными клиперами исправно присылают родным весточки! Авот Борби неможет, хотя жив издоров, бессовестный! Несомневаюсь, чтоэтот ветреник нашёл себе загорелую туземочку сдлинными ногами!
        -Вообще-то туземки наТорлите низкорослы икоротконоги,- ради мужской солидарности бросиля.- Ачто, много врал?
        -Много? Ха-ха-ха!- рассмеялась она совсем несмешным голосом.- Посудите сами, например, онрассказывалмне, тогда ещё глупой девчонке, чтоугубернатора Бикады один глаз непросто выглядит, какголубой сапфир,- унего там действительно вставлен искусно выточенный камень снебольшим магическим фонариком внутри, позволяющим видеть втемноте! Ия, дура, сказала это навечеринке вгороде! Пригубернаторской дочке!
        -Этозря,- согласилсяя.- Надо было осмотреться.
        -Неважно! Онхохотал неменьше других! Иливот: люди, рожденные навосточном побережье, презирают любое нижнее бельё, кроме сделанного изсвежей крапивы, дескать, этоувеличивает любовные силы! Болтун иповеса!
        -Однако кинжалом пользоваться всё-таки научил?
        -Хоть втом прок отнегодяя… Аещё уменя есть лёгкий арбалет!
        Милочка, арбалет- это хорошо: против дикого зверя, иногда против нечисти. Вбитве счеловеком арбалет- весьма плохой помощник. Вслух этого девице несказал. Какое-то время мы ехали молча, ятрескал, разминая щёки, онаостывала.
        -Расскажи ещё какую-нибудь небылицу, чувствую, этот Борби был наних мастер,- попросиля, умяв большую часть съестного.
        Оназадумалась.
        -Воттакое… Якобы один торговец привёз изсвоего путешествия поостровам рецепт приготовления каких-то «ниточек» изтеста. Рассказал обэтом одному повару изМехрада, итот начал день заднём смешивать воду, муку, яйца, подсолнечное масло исоль, делая это дотех пор, пока недобился наилучшего результата. Нити варят вподсоленной воде, подают стёртым сыром, потом якобы совкусом уплетают! Интересно, ктоможет съесть такую гадость? Яневерю. Ниодин нормальный человек нестанет переводить муку, особенно внеурожайный год, ведь она нужна длявыпечки хлеба…
        Пречистый Ванк, нупочему ты непослал мне снебес озарение, намёк, какой-нибудь знак? Ведь всего два месяца назад я проходил совсем рядом… Хотябы краешек случайно подслушанного втаверне разговора! Совсем рядом талантливый человек варил самую настоящую лапшу, может, даже спагетти, ая непопробовал!
        -Можно их сушить. Впрок.
        -Что-о? Сушить?- её удивлению небыло предела.- Прилипчивые городские нищие разваривают вводе сухари! Когда я училась вбикадской школе, тоодин раз попробовала сию жуткую бурду, унас таким блюдом внаказание целые сутки кормили попавшихся шалопаев. Марк, надеюсь, вышутите?
        -Иупаковывать в… специальные пакетики избумаги. Примерно вот столько напорцию,- сложенными вкольцо пальцами я показал норму.
        -Думаете, кто-то согласится потратить наэту ерунду свои солеры?
        Ничего несказал.
        Подожди, девочка, пройдёт совсем немного времени, ипобедный марш макаронных изделий будет уже неостановить. Враспухших кулинарных книгах тесто займёт своё законное место. Боже, акак я хочу отведать обыкновенных пельменей…
        НаВанкоре всего один континент, называется он также, каксама планета. Авот отдельных островов иархипелагов очень много. Безумно много. Неимей я весьма определённой цели, обязательно отправилсябы путешествовать. Глядишь, наткнулсябы ина пельмени смантами. Только вот снекоторых пор море я нелюблю… Пусть океанскими исследованиями занимаются будущие географы.
        Началась каменистая пустошь счертополохом, надкоторой стайки щеглов сдружным посвистом перелетали содного куста надругой.
        -Какие интересные увас волосы, Марк!
        Стандартное женское замечание, ноя нескажу, чтоустал отвечать,- всилу образа жизни сженщинами общаюсь редко.
        -Икакиеже?- разговор надо поддерживать.
        -Будтобы седые, ноэто нетак, явижу… Выже некраситесь, надеюсь, какнекоторые городские щёголи, транжирящие денежки направо иналево?
        Фриланы вообще любят говорить оденьгах. Даже я заразился, пока ехал через их земли.
        -Ине завиваю.
        -Высмешной! Ивсёже? Серебристый цвет, ятаких волос ещё невидела. Всочетании смужественным лицом, хорошим ростом ивыдающимся подбородком…
        -Срождения такие. Какбыли иу моего отца.
        -Можноли мне поинтересоваться, откуда вы приехали, Марк? Выже несеверянин, те- рыжие!
        Авот этого я тебе низа что нескажу, дорогая попутчица. Правды нескажу, всёравно непоймёшь, лишь слухи пустишь. Любой слух, касающийся моего странного поведения иливида, станет маркером дляпарней изОрдена.
        -Давай лучше на«ты». Северяне чаще ссоломенными… Да,я нетеллин. Издалека приехал, Лана. Содного изостровов вбезбрежном океане.
        «Красиво ответил, зря».
        Слишком романтично, запомнит. Марк, тебе стоит быть осторожней.
        Послышался слабый шум, из-за ящика показался возница моей повозки: здравствуй, наконец… Долговязый мужик свытянутым лошадиным лицом инепропорционально тяжёлой челюстью. Поперёк тулова- широкая матерчатая перевязь ссаблей. Наголове самая настоящая кепка смягким коротким козырьком, сбоку обязательное перо. Волосы серые, короткие- значит, недавно брился налысо, парикмахерских машинок тут нет.
        -Уважаемая молодёжь, впереди река! Йендали!- прорычал он сипло, неубедительно хмуря брови.- Схозяйского экипажа только что передали, чтоскоро остановка. Купаться будем!
        -Ой,Марк, япошла кпапеньке!- всполошилась попутчица-кормилица.- Пока неспохватился, нелюблю, когда он гневается.
        Онаубежала, ия спрыгнул наземлю. Надо осмотреть караван, noblesse oblige, уменя ныне какбы голубая кровь, работаю насерьёзном подряде, карточками хвастался… Неторопливо прошёлся вдоль медленно едущих повозок, познакомился слюдьми, осмотрел вооружение- да уж, небоевой отряд! Люди вобозе подобрались всё больше мирные, ноесть ипарочка опытных, решительных. Засвоё ихозяйское все горой стоять будут- Зораф возничим платит хорошо, таких наскоком ненапугаешь.
        Дорога, покрытая подсохшей красной глиной, пройдя через заброшенную оливковую рощу, сворачивала всторону, выпрямляясь возле начинающегося гребня небольших скал. Впереди уже блестела река, налевом берегу которой виднелся уютный заливчик сжёлтым песчаным пляжем вформе вытянутой капли. Усамого берега, создавая столь нужную вжаркое время года тень, раскинулась рощица приземистых акаций. Сейчас уже нетот сезон, авсё равно радует.
        Ялегко запрыгнул нателегу исел рядом сосвоим возничим, которого звали Гика, сорокалетним мужчиной изБалместри. Однако он нефрилан, сразу видно. Скорее всего, керк, выходец свостока.
        -Почему плантация заброшена?
        -Деревеньку спалили, господин Марк,- неохотно ответил тот, косясь налево.- Всего семь домов. Говорят, теперь там одно пепелище…
        -Давай просто Марк. Кто?
        -Неизвестно. Лихие люди, разбойники!
        -Скаких это пор разбойники начали палить дома? Придорожных жителей нетрогают, люди ездить небудут.
        -Мысами незнаем. Гвардейцы приезжали, осматривали вместе ссыщиком изБикады, стех пор никаких слухов.
        Корпус телеги накренился вбок, потом вперёд, начался спуск. Характерно: битюги скорость хода неизменили, имчто вгору переть, чтоподгору.
        Свысоты небольшой лесной поляны успокоившаяся вэтой заводи-бухточке вода была почти прозрачной, необычно голубоватой дляреки, мнедаже привиделась стайка рыб, чего быть неможет, всё-таки далековато.
        -Тамраков много, самые большие вокруге,- деловито сообщил Гика.- Эх,еслибы хозяин разрешил постоять подольше…
        -Брод?- спросиля, неувидев впереди моста.
        Возничий кивнул.
        Чиновники купаться отказались, заявив старшине, чтовремя терять они ненамерены, дальше поедут самостоятельно. Невелика потеря!
        Старшина отдал команду, ивозы начали разворачиваться всторону берега, неспускаясь, темнеменее, квлажному песку,- завязнут, потом даже битюгами безвыгрузки невытащить. Мужики орали, наклонялись, глядя подширокие колёса, окованные металлом, давали друг другу советы.
        Женщин вобозе две: Лана иеё тётка, которую я поошибке принял замать. Интересно, гдеикак собираются они купаться? Никаких укрытий поблизости небыло, адалеко их никто неотпустит. Ну-ну. Однако насладиться стриптизом неудалось. Двамужика быстро срубили два длинных шеста, заточили ивбили впесок. Причём один изшестов встал прямо вводе. После этого между опорами натянули большой кусок полотна, отгородив часть бережка отжадных взоров неопытных вколлективной помывке олухов.
        Чёрт, хотьбы солнышко светило сих стороны, тени там, всётакое…
        Ладно.
        Сбросив одежду возле большого камня, явошёл втёплую светлую воду и, опустив лицо вреку, поплыл, скользя надпеском иизумрудными водорослями. Даже нырнул пару раз, пытаясь достать содна особенно крупного рака- невышло, убегают, онивсвоей среде. Ястараюсь непропускать возможности ополоснуть ноги, гениталии, обтереть тело. Впостоянном движении легко потерять уважение кгигиене. Потом наплачешься. Много времени непотратил: почистился, ихватит.
        Народ ещё полоскался, ая подошёл кстаршине, который, стоя среди кустов, тщетно пытался закутаться вкусок мягкой ткани. Маловато тебе будет полотенечко…
        -Держи,- он протянул мне второе, подняв его прямо скуста.
        Коротко кивнув взнак благодарности, ябыстро вытер насухо голову исказал:
        -Помоим расчётам, унас ещё шесть илисемь часов ходу, нетакли?
        Примерно тридцать километров осталось доБикады, повозки тащатся соскоростью пешехода, иногда даже медленнее.
        -Отсюда обычно идём семь часов,- кивнув, ответил Зораф.- Если ничего незадержит. Мыуже давненько вБикаду неездили.
        -Вотия отомже. Озадержке.
        -Уважаемый Марк, выхотите сказать, чтоожидаете нападения?- встревожилсяон.- Обычно мы выходили из«Старой Берлоги» гораздо раньше, спервыми лучами! Проклятые штаны, опять сшили узкие, женщины ничего немогут сделать правильно безхозяйского глаза! Смотрите-ка, местный рыбак вышел напромысел!
        Онпоказал пальцем нареку.
        Мимо изгиба берега, гдевсё ещё плескались караванщики, проплывала длинная обшарпанная лодка, накорме стоял загорелый мужик впросторной куртке. Онкоротко, умело экономя силы, работал тонким веслом, удерживая лодку настремнине. Заспиной лежали сложенные вкуль сети. Снял илиставить пошёл? Скорее всего, ставит. Насекунду подняв руку, рыбак безвсякого удивления, вполне дежурно послал нам приветствие, после чего весло продолжило мягко резать воду спокойной реки, погружаясь бесшумно ибез брызг. Профессионал.
        -Гика, остановиего! Дасмотри, поговори вежливо, разузнай, чтотут поблизости происходит!- проорал всторону старшина ивновь повернулся комне:- Итак, уважаемый, выутверждаете…
        Ещёразок глянув нареку, ядва раза кивнул.
        -Нет, янеутверждаю, чтонападение неизбежно, просто осмелюсь предположить, уважаемый Зораф, чтовпереди начнутся тревожные вёрсты. Опыт странствий подсказывает, разбойники начнут выходить насвой кровавый промысел квечеру, хорошенько отоспавшись после прошлых вылазок. Важна ипогода, аона, каквы сами видите, замечательная! Глупо караулить обозы впроливной дождь светром, когда все торговцы укрываются напостоялых дворах.
        Теперь кивнулон.
        -Хорошая, ровная дорога, радующая погода, относительная близость города- это расслабляет путешествующего. Нотолько неразбойников.
        -Надеюсь, вольный странник, вызнаете, какие меры нужно предпринять?- старшина смотрел строго ив тоже время снадеждой.
        Япожал плечами.
        -Людей надо распределить повсем повозкам равномерно. Каждому проверить оружие, держать рядом. Укого имеется, надеть броню иликольчугу, непешком идём… Наблюдение! Прошу вас поговорить свозничими, онинедолжны клевать носом, какэто было днём. Женщин унас, какя понял, две? Необходимо разделить, соседу вбою тяжело будет уследить заобеими…
        -Дочку отправлю квам!- тутже решил папаша.- Темболее что Гика- умелый боец, служил влёгкой пехоте, пока неуволили из-за одного скандала…
        -Хорошо. Принападении неприятеля спрыгивать своза всторону, противоположную атаке,- продолжил я нехитрый инструктаж.- Невыскакивать поодиночке вперёд, неустраивать глупых дуэлей, неподдаваться напровокации, держаться товарищей. Авот я буду действовать самостоятельно. Постараюсь невносить сумятицу вкомандование, старший тутвы, ноуж если крикну чего- прошу выполнять беспрекословно. Вслучае появления монстров порядок действий такойже. Ауж обохотничьих повадках хищных зверей, думаю, выисами всё знаете.
        -Чтоже, спасибо засовет,- прижав руку кгруди, мудрый старикан едва заметно поклонился.- Явам верю.
        Покамы, позвав помощника старшины, беседовали онасущном, определяя меры противодействия любой внешней угрозе, кнам подошёл ещё один собеседник. Точнее, собеседница, влице родной сестры Зорафа, старшей. Хвала Ванку, госпожа Мелаи надолго незадержалась… Этобыла высокая худая женщина сподсохшим лицом старой незамужней стервы, густыми бровями ицелым стогом огненно-рыжих волос. Веё облике небыло ничего общего нис братом, нис племянницей. Даточноли они родственники?
        -Мужчины играют встратегию, какполководцы вроманах?- язвительно проскрипелаона, готовясь продолжить более горячо прилюбом пререкании.- Лучшебы мы остались в«Старой Лошади» ещё насутки, слишком поздно вышли. Зораф, тыведь отлично знаешь, какя нелюблю путешествовать поночам!
        -Моядорогая Мелаи, неволнуйся, доночи мы будем вБикаде,- попытался успокоить её брат. Проблеял иумолк.
        -Да-а? Благодаря заботе этого молодого человека?- растерянно спросилаона.- Какое мерзкое место ты выбрал длякупания, мойдорогой Зораф… Только я стащила ссебя любимое кружевное бельё иположила его наветки, какгромадная лягушка тутже уселась нанего своей огромной задницей! Теперь только выкинуть. Ябы наказалаеё, будь уменя подрукой хорошая палка! Вычто, неслышали тут, какя визжала? Никакого толку отвас, стратеги…
        Скучно вредной бабе, душу вытащит. Быстро поняв, чтопока мне тут делать нечего, ятихо озвучил решение и, сцелью сбережения нервной системы, решительно отправился квозам. Боеготовность проверять. Заметил, чтонабортах повозок, ближе квозницам, лежат короткие боло- национальное метательное оружие фрилан, которым они хорошо владеют. Нена верёвке, какна некоторых островах юго-запада, ана короткой рукояти, выточенной зацело сударным шаром изтёмного железного дерева. Ручка неболее двадцати сантиметров, безнавыка точно неметнёшь, неудобно. Укаждого отдвух допяти таких снарядов. Ну,посмотрим, какпроявят они себя вделе.
        О-па! Ушла бабища вредная, можно возвращаться.
        -Когда отвыпитого эля целый день болит голова ивалит сног…
        -Думаешь, чтоэль уДеза Спири оказался худым?- сочувственно подсказал я торговцу.
        -Причём тут эль, Марк? Сэтими бабами решительно невозможно отдохнуть! Изачем я только взял сестру ссобой… Видители, еёзнакомые тряпичники изБикады понашили новых платьев, акакая-то подружка изБалместри их уже накупила!
        Надо его переключить.
        -Скажите, азачем вы взяли ссобой дочь? Приобщаете кторговле?
        -Увы, уважаемый, покамест я невижу унеё должного рвения. Лане надо получить аттестат всвоей бывшей школе. Набалу Открытия Ворот девчонка почему-то незабрала документ, удрав гораздо раньше окончания! Ячестно ждал финала этой пляски втаверне старика Бильдо, аона, самовольно захватив бричку, подночь уехала вБальместри, представляете?- простонал папаша.- Женщины, женщины! Пречистый Ванк справедливо назвал их исчадиями ада! Дачтоб они обе…
        Воттебе ипереключил. Мнеизвестно, почему незабрала, убежав сбала вслезах. Ивсё-таки интересно: почему многие папаши узнают обособенностях интимной жизни дочерей впоследнюю очередь?
        -Гика возвращается,- я вовремя закупорил уже готовый кизвержению поток ругательств.- Наверняка сновостями.
        -Судя поего многозначительной роже, такиесть,- подтвердил старшина.
        Лодка уже уходила. Возничий двигался кнам отберега степенно, сдостоинством, недопускающим глупого панибратства,- сразу видно: человек цену себе знает. Поделу? Говори. Хочешь лишний раз власть показать? Держи злые слова присебе.
        -Ох,доведёт он меня… Смотри, какой! Вотчто значит войсковой отставник, всеостальные длянего навеки избалованные мирной жизнью увальни,- толи сраздражением, толи сгордостью молвил торговец. Итутже невыдержал:- Гика, мыждём, поторопись!
        Спонимающей улыбкой возничий подошёл иначал, недожидаясь вопросов:
        -Рыбак спосёлка, чтостоит выше потечению Йендали. Плывёт всторону той самой сожжённой деревни фрилан. Какраз напротив пепелища есть уловистый затон, онтам ставит свои сети. Двадня живёт наводе, наберег невыходит. Намтуда забредать несоветует, говорит, чтонехорошее место…
        -Вотведь хитрец! Рыбаки- это первые вруны, всем известно,- отреагировал Зораф.- Затон уловистый, ана берег неступай!
        -Поего уверениям, ночами среди развалин ипожарищ бродит нечисть,- возница необратил внимания нареплику нанимателя,- иеё хорошо видно слодки.
        Вэто можно поверить- нечисть, какизвестно, воду нежалует.
        -Кчему все эти разговоры? Интересно, конечно, нонесущественно,- поморщился старшина.
        -Ясказалему, чтомы туда несобираемся, ион сразу успокоился.
        -Адальше?- спросиля.
        -Вэтих краях путешествующих подорогам донимает некий Краснорожий Джак.
        -Неслышал отаком,- буркнул Зораф, насупившись.
        -Разбойник сосвоей шайкой появился здесь два месяца назад иза это время успел причинить крестьянам ипутникам много бед… Нилетучий отряд гвардейцев изБикады, ниохотники заголовами несмогли его изловить. Задоставку живого Краснорожего вгород назначена хорошая награда. Голова разбойника стоит дешевле.
        -Какаяже награда?- осведомилсяя.
        -Стосолеров, господа!- после двухсекундной паузы заявил Гика.- Заголову дадут восемьдесят.
        Что, старшина, такстарательно бороду трёшь, задумался?
        -Крепкоже их допекли! Похоже, этодействительно опасный человек! Деньги немалые… Дачего там, просто огромные! Нучтож, друзья мои! Пора собираться впуть. Чтомогли, узнали, каксможем, подготовимся. Задело!

* * *
        Скаждым километром пути светило всё заметнее спускалось кгоризонту, хвала Ванку…
        Опытный возничий дал тяжеловозам почти полную свободу, вожжи положил, ккнуту непритрагивается- впереди длинный прямой участок. Нанём, также каки надругих караванщиках, надета кожаная броня, искусно сшитая изкусков толстенной шкуры горного яка. Кое-где жёсткий панцирь усилен железными пластинами. Доспех добрый, однако неудобный.
        Углавного пообозу- кольчуга, уего доченьки- тоже. Накладней, зато надёжно. Правда, кольчуга требует постоянного правильного ухода. Обычно их проваривают вльняном масле, только всилу естественного трения колец плёнка долго непродержится. Гораздо эффективней смесь издвух частей льняного масла иодной- воска. Состав разогревается наогне дотемпературы, близкой кточке кипения, доспех опускают нанесколько секунд. Если накольцах осталась влага, тоона быстро испарится. Хранить кольчугу лучше всего вльняном мешке.
        Моякольчуга особая. Лёгкая, непривычно тонкая безрукавка собрана изколец отличной стали, непростое изделие… Клинки тоже требуют ухода. Оказывается, булат ржавеет ничуть неменьше, чемпростое железо, иногда даже сильней. Ясвой меч каждый день протираю льняным маслом, после чего чищу его досуха, чтобы нестрадали контактные свойства вкраплённого вметалл серебра.
        Впоследнее время вмоду входят ножны, подбитые изнутри мехом. Научно достигаемый этим эффект наиболее креативные мастера Ванкоры пока необосновали. Авсё дело втом, чтоовечья шерсть содержит ланолин, который исовершает всю работу посмазке иконсервации. Правда, овчина вэтом случае должна быть соответствующей, натуральной выделки, необезжиренная. Ножны получаются более массивными, чемобычные. Ярешил вопрос по-другому, ужепризаказе. Устье ножен плотно входит вузкий ивысокий буртик, расположенный нагарде, какна горских кинжалах. Благодаря такому ухищрению капли воды никогда непроникают внутрь…
        Воттебе иосень! Ужевечереет, ажара всё неспадает.
        Яопять улёгся всено наповозке. Пора дать спине отдых, немного расслабиться, приготовившись кдлительному ожиданию. Аещё отсюда удобно вести тыловое наблюдение. Дело втом, чтотеперь наш воз идёт последним.
        -Лана! Несиди наящиках, спустись вниз!
        Девушка повернулась, улыбнулась инехотя опустилась пониже. Помоему настоянию Гика поставил ящики так, чтобы сделать что-то вроде ниш, вкоторых человек наименее уязвим длялетящего снаряда.
        Постепенно становилось прохладней, цикады переставали петь; наакустическую вахту вышли зеленые древесные лягушки- ох, ипротивныеже создания, неперевариваю!.. Большущие! Глаза вылупят, словно базарные гипнотизёры. Только представил себе, какраздуваются глянцевые голосовые мешки, истановится плохо. Какна грех, лягушки разорались стакой силой, чтопоявилась надежда- вот сейчас илопнете отнатуги, уроды пупырчатые! Наверное, рядом имеется большое болото.
        Однако есть одно полезное свойство иу этих мастеров жуткой трели- раз так заливаются, топоблизости нет агамбры, точно говорю. Никто толком неможет объяснить: диковинный зверь это илинечисть. Агамбра внешне похожа нагромадный вздутый блин. Есливы, конечно, можете представить себе блин подвосемь метров вдиаметре, укоторого спереди зубастая пасть наполтуловища, снабжённая стреляющим языком скогтями, асзади болтается длинный скользкий хвост. Прыгает хорошо, далеко, резко. Древесные лягушки дляних- лакомство.
        Аодинокие вольные странники- еда.
        Таквот, оснарядах.
        Дело втом, чтолуки иарбалеты против человека наВанкоре неэффективны- вродебы я уже говорил обэтом… Всему виной те самые серебряные амулеты нацепочках ишнурках, которыми обзавелись многие. Амулет исправно уводит выпущенную стрелу илиболт. Именно уводит, ане экранирует. Всторону ивниз, приземляет, останавливает полёт. Теоретически, выпущенная ввас стрела может ударить потоварищу, стоящему позади илирядом, ноктоже будет рассчитывать наслепой случай… Волшебный прямоугольник нейтрализует любой продолговатый предмет впределах определённых размеров ивеса. Поэтому снаряд избаллисты, вроде той, чтоустановлена набашне поселения скислым названием Глухое, по-прежнему работает исправно. Такую пику никакой амулет неостановит.
        Какне останавливает он пущенную изпращи свинчатку, глиняный шар, закалённый вогне, банальный камень илистрашный боло фрилан.
        Пистолет? Спулей икартечью, думаю, всёясно.
        Чёрт, опять эта девчонка!
        -Времени унас хоть отбавляй, доБикады ещё далеко,- бросилаона, спрыгивая сящика иусаживаясь рядом.- Папенька всё ждёт нападения. Ятак немогу.
        -Арбалет где?- строго спросиля.
        -Ой! Наящике оставила.
        -Забери.
        Вечный девичий «ой» сейчас неуместен, какая-никакая боевая единица.
        -Яготова! Ещёуказания будут, вольный странник?
        -Слушай, Лана, почему ты нерассказала отцу ослучае навыпускном балу?
        -Выпускном? Унас так неговорят. Папенька уменя хороший, добрый… Только многое непонимает. Знаешь, яего учила!
        -Грамоте? Деньги считать? Ну-ну.
        -Отчего ты смеёшься, Марк? Например, яприучала его кчтению книг.
        -Похвально. Ачто запредметы были вшколе? Встарших классах?
        Ядействительно ничего незнаю осистемах образования Ванкоры. Недо того было.
        -Фриланский язык, конечно, столичный триунский,- она начала смешно выставлять пальцы.- Ещёматематика, литература, география Ванкоры, животный мир, танцы, верховая езда, гимнастика, основы алхимии, теология Пречистого Ванка, суеверия гор иравнин, введение вмагию, теория ипрактика светского поведения… Дамного!
        -Такты теперь светская львица?
        -Чтовы! Да-да, помню! Лишь самые азы. Вотвлицее, куда я собираюсь поступить, если разрешит папенька, будут преподавать углублённый курс.
        -Ичтоже внём особо интересного?- спросил я безвсякого интереса.
        -Особо? Нувот, например, тамдевушек учат красиво спать!
        Наверное, лицо моё изменилось.
        -Удивлён? Да! Лежать впостели правильно, красиво, чтобы даже восне волосы нерастрепались. Недрыгать ногами, незакидывать их куда нипопадя. Непускать слюни наподушку, нехрапеть так, чтонакаминной полке дрожит пламя свечей…
        -Обалдеть!- неудержалсяя.
        -Какое-то незнакомое словцо…
        -Необращай внимания, Лана. Неужелиже такое возможно?- вспомнив весь свой опыт ночёвок спредставительницами прекрасного пола, яискренне удивился.
        -Ещёкак. Уменя есть одна подруга…
        -Лучше давай осебе.
        -Обомне много нерасскажешь, яведь только начинаю жить по-настоящему! Пока училась, часто разъезжала вместе сотцом. Потом мне это надоело, вконце концов, теперь он исам может читать книжки прогородских сыщиков. Разве нетак? Ямогу обучить его танцам, номама непоймёт. Апапеньке непременно стоит научиться танцевать, иначе он так иостанется вглазах городских чиновников неотёсанным увальнем, пусть иразбогатевшим. Сможет ходить наприёмы, ане отсиживаться всомнительных кабаках.
        -Думаю, этомама какраз поймёт иоценит!- рассмеялсяя.- Вот, кстати, агдеона?
        -Осталась дома, нахозяйстве,- сочувствующе вздохнула девушка.
        -Вмагазине?
        -Нетолько. Унас ещё две таверны.
        -Даты богатая невеста!
        -Милый Марк, пока мне это непомогло, тыже знаешь омоём горе… Может, отэтого будет какой-нибудь прок вбудущем?
        Скрипели массивные колёса, чуть пошатывались ящики итюки поклажи.
        Тишина вокруг, покой… Дорога шла наднизиной, просматривается горизонт впереди. Где-то там, набольшой реке, стоит Бикада. Впрохладном воздухе разливались вечерние ароматы цветов исмолистые запахи бескрайнего леса. Заходящее солнце, каквсегда, было прекрасно. Скоро светило скроется заполоской леса вдали, наступят короткие, зеленоватые сумерки, которые сменит сиреневый полумрак, ивскоре тьма спустится наземли фрилан.
        Хорошобы доэтого времени укрыться закаменными стенами.
        Позади грунтовый тракт тянулся бесконечной лентой втемнеющей зелени леса, словно след огромного червя. Говорят, ближе кБикаде опять появится мощённое булыжником покрытие.
        Стоял один изтех вечеров, которые лечат человеческую душу. Косые солнечные лучи, проникая сквозь ряды высоких деревьев, рисовали узоры изполос красноватого света. Впереди густые ветви перекидывали наддорогой диковинный мостик, словно жерло таинственного туннеля. Колёса пару раз чавкнули- бурый ручеёк сплеском вырвался из-под железных ободьев, пересёк дорогу иснова затерялся взарослях орешника. Несчитая монотонного писка кровососущих ишёпота листьев, всюду царило успокаивающее безмолвие.
        Однако дикий лес был наполнен живым.
        Тоюркая белка мелькнёт усамых корней, спеша забраться постволу повыше; тодикий кошак, растянувшись навыгнутой ветке дуба, скрытно наблюдает запроцессией опасными жёлтыми глазами. Один раз слева изчащи высунулась пятнистая кабаниха свыводком, трое забавных поросят тутже принялись синтересом обнюхивать колею, оставленную тяжёлыми повозками. Мать насторожилась, нопотом, решив, чтоудаляющиеся странные чудовища опасности непредставляют, спокойно пошла через дорогу.
        Только что из-за стволов вяза натракт ступил грациозный лесной олень иначал пугливо озираться вокруг настороженным взглядом существа, отлично знающего ожелании многих начать нанего охоту,- уфрилан королей нет, какнет изапретов наубийство рогатой дичи.
        Дорога, покоторой мы ехали, была гораздо безлюднее, чеммногие другие тракты Ванкоры, особенно относительно короткие участки, соединяющие крупные города. Тамя время отвремени встречал попутчиков, меня нераз обгоняли вереницы повозок, мулов свьюками игруппы всадников, двигавшихся впопутном направлении.
        Одинокий обоз напустой дороге.
        -Марк, что-то происходит! Впереди!- привстав, Лана уточнила:- По-моему, мыостанавливаемся.
        Возница тоже встал, всмотрелся иобернулся комне, коротко показав холодными глазами заспину. Онвообще нелюбит болтать. Похоже, мывсё-таки нарвались нанеприятности.
        -Сидеть!- скомандоваля.- Взводи арбалет.
        Передняя повозка уже остановилась, вторая прошла вперёд ивстала подеё прикрытие. Третья пошла запервой- выстраивалось своеобразное каре.
        Пока все наблюдали заперестроением, яуловил краем глаза какое-то движение узарослей ежевики, перед которыми мы начали тормозить. Быстро перевел взгляд, нотравянистая обочина ипереплетения веток казались безжизненными. Нет! Кто-то там затаился!
        Наддорогой пролетел протяжный, низкий звук рожка старшины обоза.
        Тревога! Нападение!
        -Кбою!- гаркнуля.- Гика, остановись здесь!
        Бывший воин беспрекословно выполнил команду. Намтуда ненадо, внесём смятение впланы противника. Проклятье, какже хочется рвануть вперёд исразу оказаться вгуще событий! Нив коем случае, последний воз выполняет роль засадного полка.
        Яснова сосредоточил свое внимание назарослях ив тотже миг заметил, какветки качнулись, словно раскрывая зелёные двери, ина дорогу вышли двое. Лица были хорошо освещены заходящим солнцем, проявившим каждый хрящ, морщинку, волосок. Первый был настолько безобразен видом, чтопокоже забегали мурашки. Довольно пожилой приземистый бандит сокладистой бородой-лопатой, длинным крючковатым носом иярко-красным платком, стягивающим длинные ичёрные каксмоль волосы. Второй разбойник- гораздо моложе товарища, суше ивыше. Пару секунд я неотводил глаз отего выпяченных губищ сглубокими трещинами исверкающих белизною выпученных глаз.
        Пара резво выкатилась надорогу имелкими шажками начала подбираться кнам.
        Обачёрненькие. Укаждого круглый щит икривая сабля сэфесом.
        -Этокириты!- хрипло крикнул возничий, хватая сящика боло.
        Странно… Кириты- ванкорский аналог цыган. Обычно они кочуют гораздо южнее, гдепобольше народа имест дляпоживы. Какой чёрт занёс их севернее? Главарь? Джак, Джак… Могбы исам догадаться, имяпохоже накиритское.
        Впереди уже слышался нарастающий шум только начинающегося боя, ввоздух взлетели метательные снаряды фрилан. Воткто-то страшно заорал, ужеполучив первую порцию итогов личной драки.
        -Лана, бей!
        Хорошо, чтонаарбалете девчонка. Онанестала сомневаться, сразу выстрелив внегодяя скрасным платком. Яговорил, чтоникто изжителей планеты небудет рассчитывать налучное оружие, также, каки наслепой случай? Ноя-то неабориген…
        Тук! Средней длины тяжёлый болт метнулся вперёд, тутже был отражён серебряным амулетом старика иудачно ушёл полевую сторону отнего, заканчивая свой полёт вноге второго.
        -Заряжай!
        Тук! Опытный кирит, необращая внимания навскрик более молодого напарника, ужеочевидно, чтоневезучего, умело отразил боло щитом. Датак сильно, чтодеревянная колотушка отскочила почти кколёсам повозки. Гика уже примерялся вторым снарядом, явно намереваясь швырнуть его удачней.
        Тук! Второй пал наземлю! Катается, орёт чего-то… Небойся, тебя нетрону.
        Авот этого, вплатке, надо нейтрализовать.
        -Ухожу!- крикнуля.- Стоять здесь, работать арбалетом попращникам, чтовлинию!
        Выскочив надорогу, янаконец увидел противника вполном составе. Пять человек поочерёдно, нопорой исинхронно, раскручивали кожаные пращи. Ещёсемеро стояли встороне, готовясь катаке. Хорошо вооружены, собаки, щиты увсех… Вотдвое метнули короткие дротики- это зря: повозки спрячут защищающихся, ивы подарите оружие врагу. Позади них высился настоящий монстр- Краснорожий Джак, трудно было его неопознать. Главарь умело командовал отрядами, выбирая момент длярешающей атаки.
        Чтоже, попробуем её сорвать.
        Ожидая поединка, страшный ликом кирит вярком платке встал комне фронтом, чуть отступая; подходил я быстро. Было понятно, чтосерьёзного противника бандит вомне невидит: какой-то высокий дрищ сузким идлинным мечом, безщита, шлема идаже безголовного убора…
        Янасекунду замер. Теперь ион спокойно стоял посреди тропки, держа наготове тяжёлую саблю, тогда какв другой руке зажимал щит, неторопясь, однако, имприкрываться, выставил ребром. Разбойник что-то выкрикивал, осыпая меня бранью, явно предлагая подойти ближе. Ноя ибез вызова был готов.
        Дварезких взмаха длязавода.
        Теперь я легко пританцовывал вперёд-назад вклассической фехтовальной стойке. Оночень удивился, нозавёлся исправно, закрутив восьмёрку. Сабельная восьмёрка неприятна, особенно если уклинка есть елмань- расширение ближе кострию, астрелка кривизны клинка невелика. Нои такая восьмёрка легко пробивается. Если увас есть шпага илиузкий итонкий длинный меч, как, например, уменя. Следите зарукой! Втот момент, когда большой палец рабочей кисти будет наверху, противник беспомощен, петлю надо завершить, ударить неуспевает.
        Туше! Булатная молния ударила, нанося точный удар воткрытое намиг поражаемое пространство- кончик клинка подрезал руку снизу. Втаких случаях человек инстинктивно работает некистью илипредплечьем, аплечом, открывая подмышку инеуклюже отводя всторону всю руку. Ненравится? Аты думал, настоящая дуэль будет, срубкой да криками? Недля того я выводил режущие кромки, чтобы встречать ими твою дешёвую железяку…
        Бросив кисть вниз ивправо, ябезусилия погрузил меч воткрытый бок противника.
        Итри шага назад.
        Тук! Второй боло возничего попал точно вголову лупоглазого, чтобыл подранен вногу. Разбойник опять свалился набок, выпуская изруки метательный нож. Глупец, втвоём положении только иделать, чтоножиками швыряться… Выскочив из-за телеги, Гика быстро поднял обе колотушки, попутно вытащив уповерженного пращу имешочек соснарядами, иопять спрятался заповозкой. Темвременем Лана продолжала методично посылать болт заболтом. Никуда непопадала, ношеренга метателей расстроилась.
        Бандит вкрасном платке уже лежал впыли, хватая ртом последний воздух. Янестал ждать конца агонии. Быстро подскочив, парой сильных ударов отрубил голову тесаком, встал, крикнул, показывая её Джаку ипрочим, после чего ссилой швырнул страшный, брызжущий кровью трофей вих сторону.
        Разозлитесь?
        Ванкорские цыгане взревели хором.
        Теперь интернациональный жест рукой, ив кусты!
        Оглянулся набегу- Джак уже скомандовал, идва бойца, один смечом, другой скопьём, рванули сдороги вмою сторону.
        Минус два. Что-то пошло нетак, Краснорожий? Основная группа торговцев успешно отстреливается колотушками иприлетевшими дротиками, появился противник сфланга, атут ещё икакой-то бодряк убежал втылы… Симметричный бой наклинках споследующим захватом обоза покамест невысвечивается.
        Отправившиеся впогоню занаглецом разбойники явно были несклонны отпустить свою жертву, неисполнив волю командира. Чтоже, подожду. Встав возле группы молодых елей, япризывно крикнул. Через пару минут послышался громкий треск, погоня спешила комне совсех ног. Первый кирит летел отважно, вправой руке держа наготове узкий тусклый нож, ав левой длинное копьё. Тыим в ёлках собрался орудовать? Нанего уменя ушло три секунды. Однако второй разбойник, каквидно, былчеловеком ещё более решительного нрава ибросился наменя сразу, какмедведь-шатун нарогатину. Ужепронзённый клинком, бандит успел безнадёжно крикнуть своим сотоварищам, чтобы те спешили напомощь.
        Минус четыре. Авы неторопитесь, ясам приду.
        Вывалился излеса почти напротив позиции главаря, насразделяли всего двадцать метров. Исразу замер ввосхищении изаконном опасении.
        Вотэто кабан! Чудовище больше двух метров роста, руки- какмои ноги. Отменный ламеллярный доспех, закрывающий плечи ируки долоктей, шлем безналичника, прямоугольный щит итяжеленная двулезвийная секира… Чувствовалось, чтоэтот чёртов Джак очень силён ив тоже время резок.
        Датакому имышцы непроткнёшь, зачем ему броня?
        -Эй,приятель, потвою душу иду!- громко крикнуля, покривой подходя ближе.
        Метательная битва стихла, народ сбольшим интересом ипочтением приготовился смотреть напоединок. Туттакое любят.
        -Яжду тебя!- воскликнул гигант.- Тынепохож навоина, больше наглупого ваганта, обпившегося дешёвого пива!
        -Тыправ, призрачья сыть, ятолько учусь!
        Нет, зверюга, стобой танцевать несобираюсь, зашибёшь ведь ненароком! Ивообще, поторапливаться надо.
        -Прости меня, Джак!
        -Зачто это, кролик?
        -Задвадцать солеров упущенной выгоды.
        Ба-бах!
        Пистолетный выстрел разорвал воздух, массивная свинцовая пуля пробила грудь главаря банды, сизый дым, какбывает обычно, закрыл картину несостоявшегося поединка.
        -Вперёд, фриланы!!!- тутже заорал я что есть мочи.- Бейих! Отомстим негодяям, дапоможет нам Пречистый Ванк ився кротостьего!
        -Э-гей!!!- переорал меня народ, выскакивая из-за телег.
        Самое время спокойно отрезать голову, данекогда, надо помочь своим…
        Всёбыло закончено занесколько минут.
        Запыхавшийся торговец догнал меня уже возле нашей телеги, заним спешили два возбуждённых боем помощника.
        -Хорошо, чтомы его сцапали! Ну,несцапали, аубили, каксобаку,- радостно произнёс Зораф.- Шериф вБикаде наверняка наместе, дело квечеру, вотобрадуется такому известию! Теперь каждый будет знать, что, напав накараваны уважаемого Зорафа Картича, никто несможет остаться безнаказанным! Жаль, чтодвоим удалось уйти целыми иневредимыми… Пусть остальные негодяи валяются тут, ночные волки подберут. Авы, ребятки мои, давайте сюда голову этого разбойника!
        Сулящая большие прибыли башка уже была заботливо упакована вмешок. Яприоткрыл, глянул- действительно краснорожий… Илиэто кровь?
        -Насчёт трофеев…
        Яподумал ещё раз. Посмотрел наГику, тотморгнул обоими глазами инезаметно кивнул надорогу, гдележали два тела, ужеводном исподнем. Годится!
        -Только деньги. Сколько набрали?
        -Ужевсё подсчитано, дорогой Марк!- взволнованно сообщил старшина.- Вампять солеров, мнечетыре ипо одному каждому изкараванщиков.
        Онсмотрел прямо вглаза, ожидая решения.
        -Справедливо,- согласилсяя.- Ине забудьте отдать один солер Лане изсвоей доли.
        -Порукам! Доченька, надеюсь, тыневысовывалась?
        -Нучтовы, Зораф, онапросто тихо сидела сарбалетом напозиции,- ответил я задевушку.- Совсей кротостью, сразу чувствуется, чтоприлежно изучала теорию ипрактику светского поведения…
        -Аона изучала?- удивился папаша.
        Гири невыдержал иглухо хихикнул, сразу закашлявшись длямаскировки.
        Яглубоко вздохнул иподнял голову.
        Ужестемнело.
        Вдали надлесом ярко горел огонёк главной башни Бикады.
        Глава3
        Отом, какие бывают непростые беседы сторговцами
        Наступила ночь, мелкий дождь стих, почти полная луна светила между разорванными облаками, бегущими навосток.
        Какни торопились мы попасть вБикаду дозакрытия главных ворот крепости, какни потчевали толстокожих битюгов плётками, ане успели… Двастражника, чтообычно стоят напропуске возле небольшой будки-фишки, ужескрылись замассивным полотном, окованным железными полосами. Переместились настену. Лишь один тяжёлый мечник, ночной мученик, искренне считающий, чтовечер незадался, уныло болтался снаружи, непокидая территорию внешнего постоялого двора. Точнее, ондаже неболтался- сидел себе налавочке возле стены большого строения ив ус недул.
        Остановив телегу последним, Гика быстро передал мне вожжи ибросился вперёд, собираясь прояснить обстановку. Опытные коняги сразу начали пфыркать икосить наменя глазом, мол, чторазмышляешь, олух, загоняй давай! Чувствовалось, чтопостоялый двор им знаком.
        Вотэто готика! Надо мной высились стены иостроконечные башни огромной крепости, цвет камня втемноте неразобрать. Двамасляных светильника всё ещё горели пообе стороны отворот, огонь мерцал впаре бойниц ина стене подгрибком, откуда нанас поглядывал часовой салебардой. Безинтереса смотрел. «Припёрлись… крестьяне, часов неведают, умом неблещут. Вотиопоздали, бестолковые, малоливас, таких, каждый вечер поскуливают после закрытия калитки…»
        Хороша стена! Ровнаверняка глубокий, недаром он обнесён легким штакетником- чтобы скотина ибестолочи издеревень, вроденас, несвалились. Дауж, впечатляет! Чемдальше ксеверу стоят города, темсолидней цитадели.
        Говорят, чтонаБикаду иногда нападают племена северных варваров. Если это так, тоони сумасшедшие. Незнаю… Каких варваров, насколько часто случается эта напасть? Иногда… Точнее никто сказать неможет, ия подозреваю, чтоэто больше отголоски старых страхов, чемкартинка сегодняшнего дня.
        Наюге некоторые города вообще обходятся безвнешней стены. Кроме тех, чтостоят напобережье,- пираты есть пираты, шалят, подлецы.
        Возничий вернулся быстро.
        -Господин Картич сказал, чтобы впостоялый загонять погодили!- крикнул он издали.- Старшина вызвал начальника внешней стражи, будет договариваться.
        -Икак считаешь, друг, шансы унего есть?- живо поинтересовалсяя. Неохота мне что-то коротать ночь внеуютном здании.
        -Полгода назад договорился,- пожал плечами Гика.
        Внизу, уворот, началось какое-то движение. Скрипа калитки я неуслышал- далеко, кони пыхтят, народ бубнит… Авот ещё два факела- добрый знак! Похоже, командир таки вышел назов.
        -Кактам вообще, водворе этом? Кормёжка есть?
        -Даоткудаже там кормёжка возьмётся, уважаемый?- быстро ответил недовольный возничий.- Лошадям, спору нет, тамнеплохо: стойла широкие, навесы, поилки, колодец рядом… Авот люди ночуют нанижнем этаже, вобщем холодном зале безкамина, тамдва стола, ите крошечные… Илавки дубовые, безматрацев.
        Такдело непойдёт, надо держать пальцы, чтобы Зораф договорился. Впротивном случае я уж лучше нателеге останусь. Покрайней мере тут мягко. Накроюсь чем-нибудь, всено зароюсь. Пусть служивый вкалывает.
        -Гика, аэтот, начальник внешней стражи, онкак?
        -Наглый боров,- коротко ответил возничий изамолк.
        -Понял. Пойду-кая, тоже гляну…
        Начавшееся уворот движение, появление непосредственного начальства неповлияли нарезвость действий внешнего стражника. Мечник продолжал сидеть. Охрана двора, говорите? Даон завсю ночь ниразу задницу неоторвёт отлавки! Попробуй, выгони такого наобход! Впрочем, вчём-то понять его можно: солдат нацепил насебя килограммов тридцать боевого железа, атут ещё дождичек начинается, копыта разбили дорогу, скользко…
        Навстречу быстро прошагали двое воинов- зда-аровые такие парни, всевновеньком, поблёскивающем. Стражники быстро осмотрели обозы, возничих, пассажиров.
        Ктому моменту, когда я подошёл ближе, всёуже было решено. Довольный Зораф подворачивал брезент подящик, содержимое которого только что продемонстрировал неменее довольному собеседнику- спелись, голуби, рука руку помыла ивытерла.
        -Говорю тебе я это, Зораф, начальник внешней городской стражи!- важно заканчивал толстый усатый командир.- Ипусть этот Ахелон сточит зубы. Сказал, чтоесть вероятность нападения дикарей, значит, есть! Держи пропуск.
        Нуихвала Ванку! Впеньбы этот постоялый двор, комфорту хочется.
        -Пошёл-пошёл! Резвей!- продублировали пообозу.
        -Марк, запрыгивай!- предложил Гика.
        -Пешком пройдусь. Акто такой Ахелон?
        -Опасный человек, начальник внутренней стражи. Какпомне, таклучше его лишний раз обойти переулком,- сказал Гика, трогая.- Ноты несможешь, тебе ему резаную башку предъявлять, ауж он самому шерифу передаст.
        Понятно, полиция иконтрразведка водном флаконе. Будем знать.
        Колёса тяжело провернулись, повозки двинулись вперёд.
        Следуя приказу, стражники распахнули створки, иза ворота вышел молодой чиновник рыхлого тело-сложения спренебрежительным выражением лица. Капюшон откинул, позу принял… Чиновник вежливо поклонился начальнику стражи, затем его взгляд лениво скользнул потелегам и, наконец, ужеустав отопасной темноты вокруг, контролёр смачно поставил таможенную печать надокументе Зорафа.
        Каквсё знакомо! Издесь коррупция берёт своё. Говорят, взятки охотно принимают даже вприёмной самого Ванка.
        Вглубине ворот запылали смоляные факелы, озаряющие багровыми отблесками проход вкрепость, мерцающие блики причудливо скользили поарке изнеобработанного камня. Когда повозка миновала подъёмный мост, Гика толкнул меня вбок, показывая, какв узких амбразурах поблескивает оружие.
        Только выкатились намощёное начало городской улицы, какза спиной раздался сиплый рёв рожка, скрип петель извон цепей- конец тяжелого моста начал подниматься ввоздух.
        Ну,здравствуй, Бикада, столица вольной Фрилании!
        Этонепередаваемое ощущение спокойствия, когдаты, после долгого иопасного пути, вдруг оказываешься поднадёжной охраной крепостных стен, вполной мере может оценить только вечный странник. Скоро, похоже, ятаковым истану. Закрылись внутренние ворота, всёслабей скрипел подъёмный мост, медленно опустилась кованая решётка, уф-ф!
        Переводишь дух, расправляешь морщины налице…
        Тывбезопасности.
        Почти сразу заворотами обоз повернул направо ипотянулся потесному городскому переулку. Мимо проплывали латунные дверные ручки, кольца-колотушки, какие-то таблички, старые потрескавшиеся рамы имутные стёкла окон первого этажа. Некоторые двери, похоже, годуже неоткрывались. Страшновато заглядывать застекло. Того игляди появится размытая тень средневекового городского привидения, онитут нев легендарике живут, между прочим, ав самом настоящем реале. Дверные ручки ночью лучше нетрогать.
        Жутковато. Вюжных городках ипосёлках как-то повеселей будет.
        Минут семь громкого перестука побрусчатке, инаш обоз начал втягиваться вшироко распахнутые ворота просторного двора спакгаузом внутри.
        -Возничим загонять-размещать, проверить груз!- радостно гаркнул Зораф.- Чтосидите, каксонные мухи? Повозки ставьте вряд, экономьте место, бездельники! Анам пора втепло, идите замной!
        Протиснувшись вслед заостальными вдвери, я, пару раз стукнувшись оящики, прошёл поизвилистому коридору, кое-как освещённому одним настенным подсвечником. Сколоченная изразномастных досок дверь была приоткрыта, изнутри доносился громкий гомон ивзрывы грубого хохота. Яуспел придержать створку, шагнул иоказался взале какого-то кабака.
        Серых плащей вродебы нет.
        Незнаю, куда делись все наши, этоменя уже неинтересовало, устало сел вдальнем углу. Подскочивший служка безлишних разговоров поставил передо мной большую миску сваревом, кусок ржаного хлеба икружку спивом. Пить нехотелось, есть тоже… Ковырял жаркое ровно дотого момента, когда служка положил рядом большой ключ стреснувшей костяной биркой. Всё! Хватит.
        Ужелёжа вхолодной постели, яуслышал: город ещё неспит, этовам недеревня. Вотпомостовой тяжело протопали две пары сапог, звякнули латы, кто-то испуганно вскрикнул, вответ раздалась стоп-команда- началась погоня. Таких, негодяев ночных, нечего шалить встольном городе! Подите вы все кчёрту…
        Спать…
        …Проснулся рано.
        Иглянул вокно, невставая скровати. Потянулся зачасами.
        Стояло классическое хмурое утро, серое, сдождевой моросью, осень начинается… Готическая осень начужой планете… Пора идти, вселавки вБикаде открываются рано. Голову беспредельщика сразу брать, илисперва разведать обстановку? Пусть пока вуглу полежит, нехочется таскаться поулицам сподозрительным мешком. Кровь давно стекла, ноза спину такой всёравно незакинешь- измажет. Взяв оружие инакинув длинную зелёную куртку, яспустился вниз. Осторожно открыл дверь ивыглянул наружу.
        Бр-р… Прохладненько!
        Набил иприкурил трубочку, пуская вдоль стены облачка дыма.
        Пошли.
        Итак, мненадо найти одну специфическую лавку сназванием «Новый шанс»- это самое важное дело, собственно, ради него я вБикаду иприехал… Конечно, ипистолет забрать надо, нолавка гораздо важней. Набеду, ещёникто недогадался издавать схемы городских районов. Аведь попадаются такие города, впереулочках которых сам чёрт ногу сломит.
        Когда я себе шляпу куплю?
        Подтянуть капюшон илинет? Длялучшего обзора стоилобы. Нормальный обзор учеловека примерно двести десять градусов. Вкапюшоне меньше вдвое. Ислышимость хуже. Давот только проклятый дождь влицо долбит, холодный, колючий… Ничего страшного, номокнуть лишний раз неохота, надоело досмерти. Капюшон хорош тем, чтосберегает шею.
        Хотя ливень заканчивается, зряпаникую.
        Прохожих нет, тихо.
        Гдетут центральная улица? Иопять мимо потянулись окна идвери. Возле одной изних я невыдержал иостановился. Неможет быть, чтобы вгородской черте жильё пустовало, ведь недвижимость вБикаде очень дорога. Тогда почему дверная ручка вся впатине?
        Инстинктивно поправил подвес изтонких кожаных ремешков так, чтобы удобней было сбросить меч из-за спины наруку.
        -Лучше нетрогай это, Марк!- сказал сам себе, исамже непослушался, медленно положив руку нахолодную позеленевшую бронзу.
        Исразу почувствовал ответное движение, странную реакцию! Словно лёгкая вибрация передалась пометаллу! Быстрый шаг назад, руку натесак.
        -Чтозачёрт?..
        Яоглянулся- никого позади. Ини единой вывески, кроме той, из-под которой я вышел. Нуиместечко выбрал старшина дляпостоя… Повозка торговца здесь точно непроедет, теснота страшная. Всочетании свысокими стенами трёхэтажных домов каменная щель кпраздным прогулкам нерасполагала. Боковое зрение поймало! Мнепоказалось, илипозади действительно кто-то только что нырнул заугол?
        «Спокойно, Марк».
        Зряя дёргаюсь, утро уже. Скоро люди проснутся!
        «Воткогда проснутся…»
        Занавесей нет… Иуютной герани наподоконнике- тоже. Незнаю, чтонаменя нашло: яснова приблизился кзагадочной двери, шагнул влево ис опаской заглянул вшестисекционное окно, силясь разглядеть, чтоже там, внутри. Сначала неувидел ничего. Вообще. Потом мне показалось, чтовкомнате что-то сдвинулось… вродебы стол стоит, массивный, пара высоких стульев… точно, кто-то подошёл кшкафу. Кто-то всветлом. Нетформы, каксгусток тумана. Тут«сгусток» заметил бесцеремонного наблюдателя, стекло завибрировало, объект странно задрожал инеожиданно сзавидной прытью метнулся кокну!
        Яскриком иругательствами отскочил подальше, отряхивая руки неизвестно отчего. Будто кзаразе прикоснулся!
        -Призрачья сыть, чтоб тебя!
        Рука торопливо нащупала грибок застёжки подвеса меча- наместе, удобно.
        Дверь нехорошо вздрогнула. Заокном опять что-то мелькнуло.
        -Даиди ты кприморским русалкам… Сюда высунуться боишься, нечисть?
        Всем известно, привидения очень нелюбят выходить законтур строения. Практически невозможно встретить их вдоль дорог, например, илив лесу, гдеих спревеликим удовольствием ловят ижрут призраки предгорий. Ана равнине- свои призраки, поменьше, ноот того неменее опасные. Вотведь странная планета: одна нечисть пожирает другую!
        -Бывай, хозяйка пансиона, лезь обратно встылый камин, списебе, пока чистильщики непришли,- пробурчал я инаправился дальше.
        Дождь временно прекратился.
        Заметил: какэто нистранно, нечисть вдождь неунимается, небесной воды она почему-то небоится. Длянекоторых поселений привидения- настоящая проблема. Пугают детей, воруют что попало, некоторые даже нападают. Ну,да чистильщики есть вкаждом городе Ванкоры, онитакже привычны людям, какзолотари, которых фриланы весьма непоэтично называют «ночными кондитерами», амногие вообще считают воплощением тьмы. Есть имогильщики, итрубочисты… Невесёлая работка утаких ребят. Предлагали мне как-то раз подобное счастье- поработать чистильщиком дымоходов, япрошёл собеседование, курсы, даже стажировался и… передумал после первогоже рабочего дня.
        Сразу скажу: золотарём непробовал!
        Через две минуты я встретил крепкого мужчину верхом насоловой лошади, вправой руке воин держал белый талисман удачи. Меча нет. Короткая шипастая булава- метательная, тяжеленная, удар такой может опрокинуть нетолько всадника, нои лошадь! Круглый щит заспиной- мне был виден лишь краешек. Двакоротких копья приторочены кседлу.
        Боевой топор сузким лезвием иклевцом глухо позвякивал ожелезное стремя. Конник вчёрной накидке иламеллярном доспехе подней неспешно правил коня навыезд изгорода. Ещёодна ранняя пташка… Какой-то орден? Впрочем, может, ониодиночка. Ясжал кулак втрубочку иподнял левую руку кплечу, направил нанего, какподзорную трубу,- универсальное приветствие тех, ктовсегда готов подраться, норазбойным промыслом негрешит. Почти сословное.
        Встречный понимающе кивнул.
        Проезжая мимо, всадник значительно поднял два пальца ичто-то произнёс нанезнакомом языке- может, благословил? Порой неведение ценнее точного знания. Ктознает, чтоон там буркнул себе поднос… Боевое заклятие? Очень сомневаюсь. Любое заклятие несрабатывает мгновенно, дляконцентрации вызванной вербально энергии требуется большое время, порой дочаса. Согласитесь, этого вполне достаточно, чтобы противник воткнул тебе ввисок что-нибудь остренькое.
        Интереснейшая планета! Имагия тут имеется, ине управляемые никем иникоим способом мистические силы, инежить, какеё здесь называют… Вобщем, всякой чертовщины хватает. Ахвалёная земная наука, которая, какпринято считать, «впоследнее время поднялась наневиданные высоты», даже примерно неможет объяснить хотябы толику загадок далёкой Ванкоры.
        Огромный боевой конь, поначалу непроявлявший комне интереса, неожиданно повернул косматую светлую голову и, одним вдохом обнюхав куртку, кивнул, словнобы говоря: «Живи дальше, смертный. Топчи грешную землю…»
        Фу… Неукусил, ина том спасибо.
        Мыоглянулись одновременно. Всадник показал рукой намои двуцветные ножны иподнял вверх большой палец. Ясблагодарностью заоценку поклонился, приподняв левой несуществующую шляпу. Проклятье, когда куплю?! Этоуже неприлично.
        Вотиглавная улица нашлась!
        Шагая дальше, яукреплял свою душу исмелость короткими кивками встречным прохожим, которых становилось всё больше ибольше.
        Зрелище сжимающих душу мрачных готических домов сменилось видом относительно широкой улицы. Сюга стала подниматься большая туча, сквозь край которой просвечивало поднимающееся солнышко, награнит мостовой звонко шлепнулось несколько крупных капель- иопять зарядил ливень, наэтот раз короткий. Озираясь впоисках убежища, яувидел серый навес надлавкой, похоже, бочарной, судя понекрашеной жестяной вывеске. Там, сидя нанизких бочонках, ужепережидали удар стихии двое местных, которые, распалившись ибодро жестикулируя, сердито очём-то спорили. Чтонепомешало им синхронно махнуть мне руками: присоединяйся, мол, чего медлишь, деревня!
        Приблизившись ктрадиционно высокомерным горожанам, яувидел, чтоперед ними стоит глиняный кувшин ипара вяленых рыбин. Значит, пиво. Одежда мирная, изоружия только обязательные городские кинжалы напоясе.
        Вотиотлично! Ктотам переживал из-за отсутствия схемы? Через минутуя, отхлебнув издружески предложенного кувшина, ужезадавал вопросы, аони сохотой отвечали. Вернее, отвечал всё больше долговязый, громко иуверенно, второйже, толстенький, тихо сидел смеланхолическим выражением лица, размышляя осути поставленного напаузу спора.
        Апамять уменя отличная, профессиональная.
        Явсё думал: какможно было столь большой город забрать вединый периметр крепостной стены? Вдруг случится прорыв вражеского войска! Ичто прикажете делать? Оказывается, Бикада предусмотрительно разделена строителями надве практически автономные части: нижнюю иверхнюю. Тойсамой речкой Йендали, гдекараванщики устроили массовое купание, сдобренное попытками разглядывания спрятанных заширмой девичьих прелестей.
        Планировка частей города незамысловатая: повдоль идут три относительно длинные иширокие «авеню», поперёк- множественные «стриты», кварталы разбиты прямоугольниками. Удобная дляпонимания нарезка весьма коварна напрактике: дома, даиулочки вомногом похожи, ис непривычки запросто можно заплутать. Некоторые строения всем своим видом гордо демонстрируют прохожим многозначительную древность: давным-давно отвалившаяся штукатурка никого несмущает, анаполовину разрушенный недавним пожаром дом пока несобираются восстанавливать, вуцелевшей части так иживут люди. Несмотря нанекоторую запущенность, этидетали органично вписываются вгородской колорит; после ремонта свежевыкрашенные дома выгляделибы неестественно, безприсущего таким городам-крепостям нуара…
        Улица становилась всё шире иоживлённей, вотздесь лавочек ипитейных заведений предостаточно. Ихпарадные фасады поддерживаются вотносительном порядке. Иснова я зашлёпал помостовой. Нужная лавка артефактов находится вВерхнем, или, по-другому, Старом Городе, туда мне идорога.
        Похоже, дождя больше небудет, небо прояснилось! Идействительно, природа, прекращай, порабы ичесть знать…
        Далеко впереди, нафоне пока безоблачного, по-летнему голубого неба Старого Города, однозначно показывая, ктотут главный, выступает острый белый шпиль городской ратуши. Там, насмотровой площадке,- высшая точка, даещё всамом центре цитадели, спрекрасным обзором, ценный военный объект… Таконо иесть, воттолько что насолнце бликануло стекло подзорной трубы наблюдателя!
        Ябы себе тоже такую вещичку приобрёл, очень полезна она вдальних странствиях безприкрытия, нов Маймече непотянул пофинансам, может, здесь удастся добыть подешевле? Тоже местный хай-тек.
        Неторопливо ис неизменным любопытством разглядывая всё вокруг, яподошёл кширокому, надве повозки, каменному мосту через облицованный плоскими красноватыми плитами канал, пропускающий реку. Верхний Город- настоящий остров, перейти накоторый можно сначала поэтому мосту, апотом поего продолжению, деревянной площадке, поднимаемой нацепях. Чувствую, вотсюдабы мы посреди ночи низа что непроникли… Интересное дополнение: этот канал получил славу места само-убийств попричине неразделенной любви, парни, пережидавшие ливень набочках, даже успели рассказать мне онескольких наиболее скандальных случаях изчисла последних.
        Посреди моста я остановился, опёрся локтями накаменную балюстраду ипопытался разглядеть своё лицо, отражавшееся впочти зеркальной воде, ноувидел только средних размеров форелей, серебристыми зигзагами пролетавших надзеленоватым дном.
        Вопреки моим ожиданиям, гранитные стены канала- продолжение крепостных стен- необрывались вводу реки отвесно. Пообоим берегам имеются травянистые полки, возле которых теснится местный маломерный флот. Тамже примитивные хижины-боксы.
        -Знакомо. Повыходным отжён убегаем?- понимающе хмыкнуля, представив себе нехитрые мужские гулянки изсерии: «Апошёл-ка я чинить лодку!»
        Внизуже уберега находилось здание побольше, сяхтой упричала, ималенький пляж изжёлтого песка. Тропинка вдоль левого берега ведёт ккуче каменных блоков, частью аккуратно сложенных, ачастью обвалившихся. Этозапас дляремонта стен. Ступенчатые спуски состен я сразу необнаружил, даине интересно, ясноже, чтоони тут есть. Надо полагать, сделаны они так, чтобы противник немог набежать быстро ивнезапно.
        Посередине реки медленно плыла узкая низенькая лодчонка, вкоторой сидел юнец вбелой рубахе. Опустив жестяную трубу вводу, мальчишка старательно высматривал добычу. Хлоп! Лёгкий гарпун пробил воду, рывок, осторожный взмах, исеребристая рыбина поплыла повоздуху кудачливому рыбаку.
        Яещё раз посмотрел вниз. Странно, всего-то метров десять, какже они умудряются тут топиться?
        Крепостные ворота были открыты настежь, мояскромная персона стражников незаинтересовала.
        Сразу завходом надверхней частью Бикады возвышается колокольня Пречистого Ванка- главная деталь основной церкви Фрилании, ине толькоеё… Четыре открытых двери выкрашенного всиний цвет культового здания выходят наоживленные улочки. Проходя мимо, яуспел заметить выцветшую настенную роспись, картины иряды высоких деревянных кресел. Мнесказали, чтообычно итак непустующая церковь Ванка припервых завораживающих звуках громкой молитвы заполняется народом подзавязку. Посоветовали зайти внутрь, помолиться. Непослушался.
        Рядом ичуть южнее расположена площадь Героев Северной войны сприютом дляинвалидов идвумя кабаками. Далее кюгу находится площадь Солнца сРатушей идомом Городского Совета. Навостоке острова расположены школа, местная библиотека- говорят, неплохая- издание службы шерифа. Проклятье, далековатоже сюда тащиться, надо было взять голову Краснорожего Джака ссобой!
        Удивительна разница между шумными туристическими зонами европейских городов Земли сэтим, настоящим! Всёживое, честное. Никакого китча ихалтуры напотребу туристам, здесь отсутствующим. Захалтуру если неголову снимут, товыпорют точно…
        Живенько. Ужевовсю открывались самые разнообразные магазинчики, заведения свнутренними двориками, которые расположены буквально закаждым углом. Улицы, посути, такиеже, какв Нижнем Городе, смногочисленными бельевыми верёвками, протянутыми между домами наразных уровнях, сутра тихие, снеторопливым разговором тётушек набалконах, чтонависают надвходными дверями, авечером шумные, суетные. Иногда мне приходилось пригибаться илиобходить появляющиеся перед лицом предметы местной одежды. Масса интересных деталей. Особо умилила надпись подвитриной зеленщика: «Требуется продавец, женщина средних лет. Безотлагательно! Призы! Вспомоществование вслучае болезни!»
        Старый Город навостоке заканчивается большой площадью Звезды, скоторой открывается отличный вид надолину. Променад там спамятниками, дорожками илавочками. Даже фонтан имеется. Рядом сплощадью бывший дворец свергнутого пять лет назад монарха. Чтоскомплексом делать, новые власти пока нерешили. По-моему, Лана что-то говорила…. Да! Хотят свой университет создать! Небольшой дворец стоит накаменном возвышении; мнедаже отсюда видны пристроенные аркады, патио ичасть прогулочной площадки слепной оградой.
        Ратуша совсем рядом, башня счасами, какположено.
        Лавку «Новый шанс» мне удалось найти быстро. Невелика хитрость: двавежливых вопроса, триповорота, ивотона, искомая, гляди, какспряталась.
        Вывеска неприметная, местечко явно неиз бойких.
        Откуда-то доносятся звуки флейты ифагота. Теперь искрипка подключилась! Где-то рядом расположен музыкальный класс.
        Красиво вокруг, ноночью издесь будет сумрачно, тяжко, тревожно… Нерасполагает атмосфера настоящих крепостей кпраздной расслабухе.
        Надо сказать, чтоподобных лавок очень мало, поодной нагород, ито нев каждом такая имеется. Такчто основной товарооборот торговцы экзотикой делают отнюдь неза счёт местных жителей. Мало кто знает: ихклиенты- такиеже люди, какя. Вглазах обывателей- просто сдвинутые насвоих увлечениях чудаки, фанаты мистики изнающие толк вневедомом типы, катающиеся туда-сюда. Ширпотреб, конечно, итут имеется, но….
        -Егозовут Финч,- напомнил я сам себе итолкнул дверь.
        Меня встретил приятный маленький человек судивительной двухклинной бородкой, раскрашенной вразные цвета, ис тщательно нафабренными чёрными усиками.
        -Приветствую тебя, дражайший гость нашего вольного города Бикада!- напыщенно произнёсон, опытно распознав вомне чужака.- Меня зовут Финч, ия всецело ктвоим услугам!
        Торговец вышел из-за прилавка.
        Вот! Яточно неошибся адресом!
        Чувствуется, чточеловек серьёзно относится ксвоей необычной работе, поддерживает соответствующий имидж… Бьюсь обзаклад: владелец лавки «Новый шанс» всегда одет так, словно собирается вызвать наулице лёгкий эпатаж: красная жилетка тонкой кожи, усыпанная серебристыми звёздочками, широкие штаны поколено, ниже- серые гетры надначищенной доблеска обувью. Завершал образ необычного человека шейный платок издорогого шёлка, прихваченный сбоку замысловатой стальной булавкой. Шляпы невижу, висит где-то… Япредставил, какэта неординарная личность влюбое время суток удивляя даже неплохо знающих его людей, вышагивает помокрой после дождя улочке, изящно ставит башмаки насухие места, дляпроверки легонько постукивая полужам своей тростью… Вотон учтиво прижимается кстене очередного дома сокнами, закоторыми прячутся привидения, уступает дорогу миловидной девице.
        Нет. Этоя удивлён. Жители Бикады, скорее всего, тоже невидят вего облике ничего необычного. Ониискренне считают, чтовсе владельцы подобных лавок сдурнинкой просто обязаны быть немножечко ненормальными. Аэто значит, имнетолько пристало, нопросто необходимо носить необычную одежду.
        -Лёгокли был путь, уважаемый… вольный странник, какя успел заметить?- спросил Финч.- Нынче поистине хороший день: такая рань, ая уже склиентом! Неудивлюсь, если вближайший час мне придётся вынужденно расстаться стеми предметами, коия готов признать лучшими всвоей славной коллекции!
        -Выслишком уверены вмоей платежеспособности,- поспешил ответитья, широко улыбаясь.- Будь нато моя воля… Клянусь, ябы неушёл отсюда безсамых лучших образцов, однако мы предполагаем, аПречистый Ванк располагает! Порой имне бывает больно отбезденежья…
        -Жизнь несёт умному человеку немало страданий,- мягко отозвалсяон.- Дуракам тоже, ноони их незамечают, путая сфальшивыми муками. Однакоже ничего неподелаешь, приобретая что-либо, намприходится счем-то расставаться… Какмне вас называть, любезный молодой человек?
        -Марк Уишем изМалкора. Горного Малкора, ане приморского.
        -Ужэто-то я сразу увидел, ввас нет икапли приморского, Марк! Садитесь наскамью, чувствую, нампредстоит интересный, ничуть неутомительный путь.
        Повинуясь указанию забавного хозяина, яотстегнул меч исел. Вогромном каменном камине разгоралась только что вброшенная охапка сухих дров. Сливаясь сосветом трёх масляных ламп, стоявших поуглам накронштейнах, блики огня придавали комнате что-то загадочное. Вообще-то, могбы иставни открыть, день надворе.
        Словно услышав мои мысли, Финч встал возле небольшого окна, неровная тень косо упала напокрытый мраморной крошкой пол. Дорогой ремонтик!
        Хозяин открыл окно. Чудесный вид! Высокая набережная надрекой заканчивается старой мельницей сотсоединёнными крыльями икрасивой беседкой, наверняка там любят обжиматься уединённые пары юных ине очень романтиков.
        -Значит, Марк? Имяочень редкое, нознакомое…
        -Мысвами списывались,- подсказаля.
        -Точно-точно, какже я мог забыть!- он звонко хлопнул себя полбу.- Какне вспомнить это приметное письмо вголубом конверте скрасной печатью! Ядаже выслал исчерпывающий перечень того самого «интересного», каквы просили.
        -Конечно, всёполучено,- поторопился сказатья.
        -Вотиотлично! Такчтоже вас больше всего заинтересовало, милый друг? Вижу, всёминимально необходимое увас уже есть,- он кивнул набраслет.- Шучу, шучу, чтовы… Япрекрасно понимаю, чтовы проделали столь долгий инаверняка трудный путь недля того, чтобы обзаводиться обычными амулетами, которые можно добыть всамом удалённом посёлке Ванкоры.
        Теперь он глядел наменя соткровенным нетерпением.
        -Посмотретьбы надо…
        -Молодой человек! Выменя расстраиваете донеприличия!
        Насекунду мне показалось, чтосэтого места Финч начнёт говорить снепередаваемым одесским колоритом. Честно говоря, неудивилсябы. Снекоторых пор я уже вообще ничему неудивляюсь.
        -Конечноже, явам покажувсё, чтоимею! Однако признайтеже, наконец, чтовы ищете нечто конкретное. Итак, что?
        -Меня заинтересовала странная металлическая пластинка сдырками.
        -Сотверстиями,- машинально поправил торговец.- Извините, ноу нас такие словесные обороты даже вшколе поправляют… Пластина серебристого цвета?
        Якивнул.
        «Чтоты тянешь, паразит? Только неговоримне, чтопродал её вчера. Кому? Например, «мрачникам», ребятам изОрдена Полоски, коиидут помоему следу, этоя точно знаю. Если так, топроживёшь ты недолго, Финч. Слишком яркий след».
        Всегда знал, чтолюди всложные моменты жизни чувствуют мысли соседа. Онвздрогнул, торопливо огладил двуцветную бородку исухо кашлянул.
        -Всё-всё, небуду больше вас томить. Сидите здесь, молодой человек, сейчас я её принесу, нио чём небеспокойтесь!
        Ага, такя ирасслабился! Что, если утебя вверхней подсобке сидит парочка крепких парней вхарактерных серых плащах, готовых сцапать меня споличным итутже начать допрос спристрастием да по-горячему? Явытащил пистолет инагло положил его рядом. Лучше убрать, извинившись, чемоказаться видиотской ситуации.
        Настенах иприлавках было много интересного. Камешки икуски ткани, гнутые ржавые железяки, какие-то черепки, большие ималые глиняные сосуды, пробирки, свитки икниги… Номеня ничего всобрании сокровищ незацепило.
        Мне. Нужна. Пластина.
        Опять застучали каблуки башмаков сзагнутым носом.
        -Чтоэто увас такое интересное?- неудержалсяон.
        -Сувенирный кошелёк, хранилище длямелких монет. Подарила одна знатная дама состровов,- приосанившись, смело игордо похвасталсяя, экий герой-любовник! Понесло, прям так ихочется брякнуть что-то светское, вроде с’est la vie.
        -Дауж, мойдруг, наостровах горазды создавать диковинки.
        Монеты- это святое. Такое изделие непопросишь подержать вруках, непринято. Сдругой стороны, явыдал себя сголовой, однозначно показав, чтоналичные уклиента имеются, инемалые.
        Банды невидно, пожалуй, пистоль можно прятать. Нонедалеко, тамже якобы деньги…
        -Держите.
        Застучало сердце.
        Пошёл тревожный отсчёт самых долгих вмоей жизни секунд.
        Чтобудет, если я ошибся, а? Например, неправильно понял стаким трудом полученную информацию, илиневерно, мать вашу, интерпретировал?!
        -Мнееё привезли изАспрезы. Пообмену.
        Дая всё знаю, дорогой! Иоткуда привезли, икто именно привёз! Япроследил почти весь путь этой бесценной штуковины.
        Так.
        Полиэтиленовый пакетик спластиковой молнией. Одного его достаточно, чтобы усамого опытного торгаша диковинными артефактами взлетели брови.
        Дрожат пальчики-то… Открываем.
        -Осторожней, Марк! Материал неизвестный, наверное, ссекретными свойствами…
        Япрямо слышал, какв поясной сумке тикает металлическая луковица.
        -Прямоугольник можно смело брать вруки, оночень прочный. Ещёникто непострадал, хотя страшновато. Знаете, Марк, язавсе годы невидел ничего подобного!
        Дапомолчижеты, болтун!
        Карточка.
        Размеры точь-в-точь, какбыли убанковской, чтонеизменилась задесятилетия.
        Господи, этоон!
        -Обратите ещё раз внимание настранные отверстия содной стороны!- завёлся владелец лавки.- Повесне мы горячо спорили сФирисом, коллегой изМаймечи, ипришли квыводу, чточрез них проходит сам небесный эфир, тутже частично превращаясь вособую магическую энергию, кояипридаёт владельцу артефакта особые силы впротивостоянии нечисти.
        -Интересная идея, дорогой Финч,- рассеянно заметиля.
        -Акакой странный металл!
        Выдумщики вы сФирисом теещё… Особенно последний, мненетак давно довелось сним пообщаться. Вамбы собраться вместе да написать первую напланете фантастическую книгу, большие деньги заработаете, точно говорю. Гораздо больше, чемсидя впыльной лавке Маймечи илиСтарого Города.
        Нет, такдело непойдёт. Ещёминута, иушлый дядька заметит моё возбуждение и, неподавая виду, начнёт резко повышать цену.
        Яотложил карту намаленький дубовый столик, встал иподошёл кокну.
        Проклятье, наверное, уменя уже нос бледнеет! Делать нечего, ия прикусил себе щёку, сразуже схватившись занеё рукой. Больноже!
        -Чтосвами, уважаемый?- встревожился Финч.
        -Зубпроклятый! Всёнесоберусь наведаться клекарю… Дёргает так, чтовглазах двоится. Может, зайти квам попозже? Что-то сильно болит, мочи нет.
        Ктоже упустит клиента?
        Вглазах торгаша появился испуг. Сейчас покупатель уйдёт, местный коновал выпишет ему самого убойного болеутолителя, вырвет кчертям собачьим больной зуб, после чего ценный кошелёк, сбольшой долей вероятности, отправится вближайший кабак. Иещё неизвестно, чтосним будет дальше, вернётсяли он вообще…
        -Давы садитесь, Марк! Нет, вотсюда, надиванчик, очень мягкий, очень удобный! Сейчас я принесу вам поистине чудесный эликсир, поверьте! Настойку иззмеиного корня, очень немногие умеют её приготовить правильно. Амоя мама делает лучше всех. Боль снимает какрукой, уверяю! Знаете что? Ясейчас закрою лавку, имы поднимемся наверх, тамбудет нев пример удобней.
        Финч смешно склонил голову идовольно громко вознёс горячие мольбы какому-то Огневому Духу, прося его охранить эту заблудшую молодую душу, несправедливо пострадавшую отобщения сгрозным мраком ночных дорог иопасностей суетной мирской жизни.
        Вотже пройдоха!
        Яподнялся пошироким ступеням вслед засвоим проводником, пока тот наконец неостановился перед створчатой дверью- открыл иучтиво предложил мне войти. Оказывается, домстоит насклоне! Задний двор сзелёной лужайкой ияблоней вцентре оказался очень интересен, тихий семейный уголок… Статуи каких-то муз поставлены вряд, бюсты великих удальней стены… Ого! Маленький бассейн сплавающими кувшинками. Наверняка там обитают откормленные ипотому ленивые, золотые рыбки. Левая стена открытого небу дворика превращена хозяином вкультовую молельню. Серебра-то сколько! Пожалуй, япоторопился слитературным предложением.
        Хрен фантаст столько заработает.
        Буквально через минуту водворе тихо возникла ухоженная старушка скороткими седыми волосами, которая поочерёдно притащила два медных подноса. Пречистый Ванк послал мне вутешение огромных речных раков, ярко-красных, отваренных сдушистой зеленью испециями, гусиную печень, покачеству ничуть неуступающую фуа-гра, круглые булочки, загодя смазанные свежим коровьим маслом, инебольшие колечки жареной охотничьей колбасы измяса молодой косули.
        Наливка тоже была: отболи иот воспаления. Градусов пятьдесят, неменьше.
        Ипошёл унас торг, назагляденье!
        Чувствоваля, чтодешёво он неотдаст, нета вещица. Другой такой напланете нет, мнели этого незнать… Даже если непродаст, тосамо наличие её влавке- отличная реклама длядурачков, гоняющихся занепознанным посомнительным магазинам, вместо того чтобы искать его наночных дорогах, тамнепознанного всегда хватает, уверяю.
        Онзапросил сто двадцать солеров!
        Ятутже схватился рукой заразболевшуюся щёку- вхрустальных рюмках забулькала чуть тягучая жидкость малинового цвета.
        -Могу дать девяносто, увы, небогат средствами.
        -Чтовы такое говорите, моимилый друг?! Выменя расстраиваете! Посмотрите, сколь удивительна тонкая вязь! Может, этосам Повелитель Призраков!
        Ну,ты даёшь… Быть неможет. Нетведь наВанкоре евреев!
        Тожемне, нашёл вязь… Унылый типографский шрифт, одна цифра икороткая надпись.
        Долголи, коротко, носошлись мы наста десяти. Иэто очень хорошо, потому что гонорар отЗорафа ещё неполучен, амне пистолет выкупать надо. Если привезли.
        Проводив меня вниз, чрезвычайно довольный сделкой Финч неожиданно сообщил:
        -Ярад, чтоартефакт достался именновам, Марк! Месяц назад комне приходили две весьма подозрительные личности. Бесцеремонные, наглые типчики! Прямо спорога грубо поинтересовались, нетли уменя по-настоящему необычных артефактов? Какможно иметь дело состоль неодухотворёнными людьми!
        -Ктотакие?- какбы лениво поинтересовалсяя.
        -Сказали, чтоизОрдена Полоски. Впервые отаком слышу.
        -Онибыли сширокими сиреневыми перевязями?- спросиля, старательно сохраняя налице полное безразличие.
        -Нет, одеты вдлинные серые плащи. Такие ночью очень плохо видно, между прочим… Знаете, большая часть преступлений совершается именно ночью…
        Месяц назад.
        Что-то вызнали конкретное, илитупая плановая работа попробивке всех точек сбыта? Наконец мы стали прощаться. Тепло. Настойка отгрусти сделала своё дело.
        -Незабудьте подарок, милый друг!
        Точно! Финч протянул временно извлечённую изметаллического футляра стеклянную трубочку ссиней жидкостью- эликсир скорости. Хорошая штука, воттолько после применения снадобья придётся две недели лечить печень. Особенно если хватануть наголодный желудок. Всёздесь нетак, какв книжках ииграх, гдесодержимое подобных пробирок лихой герой глотает, незадумываясь!
        Дверь закрылась, япошёл обратно. Впереди была куча дел.
        Однако немного расслабиться можно. Месяц назад…
        Наверное, выдумаете, чтоперед вами типичный попаданец?
        Чтоже, воля ваша. Всюправду я пока сказать немогу, вдруг кто-нибудь сунет нос вмои полузашифрованные короткие заметки? Темболее что веду я их написьменном имперском, который немногим отличается отфриланского.
        Нена русскомже мне писать.
        Затакую «вязь» меня точно отправят всумасшедший дом.

* * *
        -Разрешите, мешок удвери оставлю?- попросиля.
        -Пустой?- деловито поинтересовался хозяин оружейной лавки «Грани Победы».
        -Уже…
        -Судя посвежим пятнам крови, вэтой тряпке ещё недавно хранилась чья-то голова,- опытно заметил здоровяк.- Могу я поинтересоваться, чьяименно?
        Пробивает маркеры репутации, ябы тоже так сделал.
        -Ещёвчера она принадлежала небезызвестному Краснорожему Джаку.
        -Воткак?!- громко удивилсяон.- Какая приятная новость! Одного этого хватит, чтобы заслужить благосклонность большинства жителей вольной Бикады! Манни, тывообще слышишь меня своими ушами вэтих чёртовых серьгах? Разбойник сбольшой дороги мёртв, теперь ты сможешь спокойно ехать вБалместри ксестре!
        Нормально я зашёл. Удачно.
        После обеда отправился вовторую ходку,- оружейный магазин находится вНижнем Городе, назападе, усамой крепостной стены.
        Только отойди всторону отулицы, иты сразу увидишь настоящее лицо города.
        Покая, согласно глупой указке какого-то придурка, искал оружейный магазин совсем нев том месте, гдеон был насамом деле, мнепопадались тесные переулки, вкоторых никогда небывает солнца, ималенькие внутренние дворы, засеянные травой,- это помогает прокормить крестьянский скот, загоняемый внутрь вслучае опасности. Вокруг поднимались высокие стены спричудливыми башенками ибалконами, чаще французскими, имрачные, глухие стены безокон- брандмауэры, подкоторыми стояли дощатые сараи. Вдоль крепостных стен тянулись ряды деревянных хибар скосыми крышами, служившие убежищем длябеглецов изокрестных деревень, апока набитые всяким хламом. Снаступлением рабочего дня двери многих жилищ нижней части города, более бедной, чемверхняя, были побольшей части раскрыты: явидел мастерящих хозяев, аих бойкие жены порой выходили напорог поболтать сподружками.
        Воздух улицы был наполнен выкриками, лепетом иплачем детей, гавканьем собак. Звуковой фон дополняла регулярная перекличка часовых настенах.
        Отчегобы им несделать единую торговую улицу?
        Аэтому гаду-советчику я привстрече руку сломаю.
        …Навтором этаже хлопнула дверь, через изящные перильца свесилась жена хозяина, маленькая женщина схитрыми глазами икопной рыжих волос. Онауставилась наменя стакимже удивлением, скаким я перед этим разглядывал её более чем двухметрового мужа.
        -Манни, кнам пришёл хороший человек, тащи скорее кувшин, сразу видно, чтомне придётся угощать его нашим знаменитым светлым пивом!
        -Каков милашка, однако! Глаза беззаботные, точно устыдливой девы, ауж волосы… Наверное, онещё игалантный?- бросила жёнушка скоротким звонким смешком.- Сейчас принесу.
        -Редкостная стерва,- честно поделился хозяин поимени Курст, имявладельца было написано навывеске. Курст Ягуар, говорящее прозвище.- Нравится?
        Унего было свирепое, резко очерченное лицо, обрамлённое тонкой дугой тщательно подбритой чёрной бороды, накожаном жилете висел красный значок спятью мечами.
        -Такое количество оружия, собранное водном месте, просто завораживает!- умно произнёся, даещё ис восхищением.
        Чего тут только небыло!
        Одних щитов настенах более двух десятков, налюбой вкус- круглые спростой оковкой иквадратные состальным конусом вцентре, короткие идлинные мечи, сабли, тяжёлые иабордажные, алебарды, топоры прорыва строя иметательные, копья. Очень много ножей икинжалов. Кроме щитов настенах висели два изысканных гобелена, накоторых были изображены сцены эпических битв.
        Наотдельных стендах вуглу лежали арбалеты, наних спрос невелик. Охотничьи луки- другое дело! Есть тисовые пластины иготовые изделия. Тетивы, колчаны, наконечники исами стрелы, идеально прямые, длинные, дометра, оснащённые гусиным пером.
        Доспехов тоже хватает. Вассортименте представлены восновном простые, дорогие заказывают подразмер. Куртки ременного плетения, укрепленные наплечах, локтях ипредплечьях стальными пластинками. Кожаные наголенники инаколенники состальными скрепами, перчатки ибашмаки изжелезных пластинок. Штук пять кольчуг разного размера идлины. Шлемы.
        -Если вам нужно что-то починить, тоя вынужден буду вас огорчить- мой помощник имастер-оружейник заболел, сегодня его нет.
        -Япришёл зазаказом, Элемер изМаймечи должен был переправить его сюда, пока я путешествовал подальним краям. Устройство, стреляющее огнём…
        -А-а! Таквы иесть Марк Уишем!- вскричал он срадостью.- Манни, чертовка ты этакая, гдеже наше пиво?! Вашзаказ прибыл, итеперь я просто бешусь отлюбопытства. Немедля принесу, имы вместе его вскроем, выже небудете против?
        Сэтими словами он положил надубовый прилавок лапищу такого размера, чтомне только иоставалось вымолвить:
        -Сособым удовольствием, мнепригодится мнение специалиста…
        -Ещёбы! Манни, агдеже раки? Сейчас я принесу ваш странный заказ.
        Только неэто! Насегодня сменя хватит раков! Яумудрился их отведать даже вслужбе шерифа, попав подхорошее настроение его старшего помощника. Теперь полученный приз приятно оттягивает ременную сумку.
        Ипива нехочу.
        Мывместе размотали запечатанный сургучом холст, потом хозяин крошечным поясным ножичком аккуратно разрезал грубый промасленный пергамент ивполне тактично подвинул содержимое комне.
        Пистолет. Точно такойже, кактот, близнец.
        -Прочно сделано! Элемер всегда этим славился, молодец… Сталь дорогая, ствол гранёный, этодляпрочности. Спусковой крюк весьма похож наарбалетный, восточный,- тутже начал комментировать Курст, глядя напистолет заблестевшими глазами.- Какие добрые накладки нарукояти! Жёлтые, словно коготь коршуна… Отличный рог горного козла!
        Оказывается, яхожу скозлом.
        -Увас можно заказать свинцовую исеребряную дробь?
        -Дробь? Конечноже, можно, если вы укажете размер… Ушам своим неверю! Выдействительно утверждаете, чтоэта загогулина сможет выплюнуть её стакой силой, чтота причинит вред хотябы лесному голубю? Эташтука очень маленькая илёгкая! Агде тетива? Гдепружина, яспрашиваю?
        Вудивлении он громко стукнул постолешнице. Похоже, уменя аншлаг.
        Ямолча взвесил вруке мешок спорохом.
        -Аэто что такое?
        -Этопорох, можно посмотреть.
        Онзаглянул, вытащил щепотку ирастёр толстыми пальцами.
        -Хм-м… Похоже насостав дляфейерверков, которые унас побольшим праздникам запускают возле Городского Совета.
        -Примерно так,- качнул я головой.
        -Ивсё-таки… Еслибы мне это рассказали… Еслибы несам Элемер, чёртбы его побрал! Ябы лично выпорол лгуна крепким кожаным ремнём, вымоченным вуксусе!
        -Кстати обуксусе!- вспомниля.- Мнебы ещё кольчугу почистить.
        -Причём здесь ваша кольчуга, уважаемый?!- проревел Курст Ягуар сэнергией инеожиданной яростью, полностью объясняющей происхождение прозвища.- Яспрашиваю обэтом, какего?
        -Пистолете…
        -Обэтом загадочном пистолете, будь он неладен! Нет, определённо, вствол искусно вживлён редчайший артефакт, безмагических сил здесь точно необошлось, старого оружейника необманешь… Что? Выулыбаетесь? Вотчто, Марк Уишем… Существует только один способ избавить меня отгрядущего сумасшествия.
        Будучи готов ктакому сценарию развитию событий, яспокойно спросил:
        -Какойже?
        -Пойдёмте водвор, таместь фехтовальная площадка инебольшое стрельбище дляпроверки луков иарбалетов.
        -Онстреляет громко!- честно предупредиля.- Чтоскажут соседи?
        -Соседи будут молчать, какрыбы,- зловеще пообещал страшноватый здоровяк.
        Испытание нового изделия незаняло много времени, ибохозяйский полигон был отлично дляэтого оборудован. Собрав всё необходимое, мывместе вывалились вовнутренний дворик магазина.
        -Пока что света вполне хватает, начинай!- нетерпеливо предложил Ягуар.
        -Сперва пистолет зарядить надо,- тоном мудрого старца-отшельника молвиля, неспешно подходя кгрубому прямоугольному столику, накотором обычно раскладывают совсем другие принадлежности.
        -Вкакую бить, Курст?
        -Вбольшую, конечноже, длялучников, илиты думаешь, чтопопадёшь вмаленькую? Даты изэтой трубочки…
        Ба-бах!
        Эхоотскочило отстен домов иунеслось ввысь.
        Фриланские матерные перлы нестоль звучны иобразны, несравнить снашими. Однако их набора вполне хватило хозяину «Граней Победы» дляпочти полного выражения своих мыслей ичувств. Почти. Потому что он неунялся.
        -Чтозачертовщина! Этонастоящее волшебство, Марк! Волшебство безмагии, какэто может быть?- Онгромко орал, хохотал итрясся всем телом, словно вприступе лихорадки.- Какбы то нибыло, аЭлемер отхватил отличный патент!
        -Патент? Дамы три месяца доводили конструкцию! Янемастер создавать чертежи без… хм-м… определённых инструментов, такчто пришлось постараться.
        -Такты тоже приложил руку ксозданию этого чудо-оружия?- изумился сосед пострельбищу.- Ровно так, дорогой Марк, эточудо-оружие, ясразу понял! Сколькоже оно может стоить? Подожди. Тыдолжен мне отдать четыре большие монеты, так?
        Якивнул, вытряхивая издула первого, ужепроверенного настоящим боем пистолета ценную смесь свинцовых исеребряных картечин, ясно, кчему дело идёт.
        -Ичетырнадцать солеров заплатил заработу.
        -Что?! Этоогромные деньги… Покупателей будет мало… Марк! Тыже нехочешь, чтобы такой уважаемый вБикаде человек, какКурст Ягуар, треснул пополам отогорчения? Даймне выстрелить! Клянусь, ясам почищу твою кольчугу, бесплатно ипо высшему классу. Темболее что наверняка придётся что-то подпаять, пока порок непошёл дальше, всегда так. Порукам? Этого самого, пороха, хватит?
        -Вмире нет проблем, Курст. Есть только нехватка патронов,- по-ковбойски ответиля.- Согласен.
        Носначала немного техники безопасности.
        -Какс маленьким арбалетом… Незакрывай глаза! Спуск тяни плавно…
        -Дазнаю,- коротко сказал он ивыстрелил.
        Ба-бах!
        Ещёчуть-чуть, иэту красивую мишень сцветными концентрическими кругами придётся выкидывать.
        -Всесвятые!- Онкруто отвернулся ивстал наколени лицом кпоражённой мишени. Вяблочко, между прочим, попал.- Благословен Пречистый Ванк наш, всякротость которого учит руки мои сражаться ипальцы мои воевать… Обоги! Догадался! Даведь этот заряд невидят амулеты! Яправ?! Хвала, хвала!
        Приехали, ужемолиться начал. Наконец он немного успокоился.
        -Вотчто, Марк, пообещаймне, чтопридёшь завтра, ия подарю тебе самую лучшую шляпу вБикаде. Нельзя ходить безшляпы, тыже непаломник. Ая очень хочу насладиться пистолетом! Пусть развалится мой тощий кошелёк, нои себе закажу такойже, Элемер мне неоткажет! Только сбелыми накладками иболотным чёрным деревом, чторастёт прямо встоячей холодной воде.
        Вотитюнинг начался. Быстро наВанкоре прогресс обороты набирает.
        -Мыидём вмагазин! Пиво ждёт, ишляпа, вотчто я тебе скажу.
        Янемного подумал. Возвращаться придётся. Кактеперь таскать два ствола? Надо заказывать кобуры, опять рисовать, пояснять, проверять…
        Пиво пить пришлось, теперь неотвертеться. Хозяин был весел ивозбуждён. Сначала я сполна рассчитался зауслугу, потом выложил кольчугу настол, предварительно оговорил список требуемого дополнительно. Масло нужно тонкое, двекобуры, опятьже, второй ремень, пошире… Ковбойствовать так ковбойствовать!
        -Ночто скажут соседи отаком грохоте? Вдруг доложат ночному патрулю?
        -Ерунда!- небрежно отмахнулсяон, поднимаясь полестнице кверхним полкам устены напротив витрин.- Скажу им, чтоиспытывал боевым топором новый доспех, воттак! Латы прочные, топор тяжёлый, удар уменя сильный. Очень!
        Врядли можно вэтом сомневаться.
        -Держи! Это«Охотник заведьмами». Ниу кого вБикаде такой нет! Народишко унас простой: застенами бойкий, аснаружи боязливый…
        Этачёрная кожаная шляпа свысокой тульей мне сразу понравилась. Классический «Witch Hunter». Впереди крестообразное плетенье декоративными шнурками, какна обуви, заним- латунный значок стилизованного рвущегося изогненного шара пламени. Буду теперь какРичи Блэкмор.
        -Просто так «Охотника наведьм» никто ненаденет, боятся,- пояснил Ягуар, подливая пиво.- Манни, зеркало принеси господину! Посмотри-ка! Дополнительно прошита серебряными нитями, вотздесь издесь… Тывольный странник, снечистью надорогах сталкиваешься, тебе иносить. Уважать будут, точно тебе говорю!
        -Что-то тулья твёрдая,- сказаля, ощупав приобретение.
        -Таконаже армирована, Марк, эташляпа недля коногонов предназначена! Втулье установлены две стальные пластины, тонкие, нопрочные, иэто почти несказалось навесе. Вдруг тебя кто-то невзначай побашке ударит, ха-ха-ха!
        Шутник чёртов… Опять местный хай-тек, мыэто любим.
        -Только… Извини уж, нотакие вещи просто так отдавать нельзя, всёже серебро… Самзнаешь. Такчто гони один солер, ипьём дальше!
        Торгаш есть торгаш, этоуних вкрови. Хотя порядок такой действительно существует. Нео чём переживать, мнезатакой замечательный «Witch Hunter» итри нежалко отдать. Темболее что шляпа действительно нужна.
        Живое воплощение адюльтера притащило зеркало, япокрасовался, мывыпили.
        Много успел сделать. Контроллер есть, можно двигаться дальше. Однако уже непешком, неполучится, оброс каксвоим имуществом, такивсяким лутом. Аещё надо купить новые сапоги, причём старые я выкидывать несобираюсь, запасные рубахи ибельё, дробь, кое-чего помелочам.
        Требуется бричка, верхом непоеду.
        Явздохнул. Какни старался уйти откопыт, ане получится.
        Придётся задержаться.
        Глава4
        Вкоторой друзья помогают друг другу, аМарик Уишем получает предложение, откоторого неотказывается
        Ужетри дня я вБикаде. Нет! Четвёртый пошёл.
        Жизнь меня неучит, аведь сколько уже раз обжигался… НаВанкоре зачто нивозьмись- задержка. Примитивную вещь сделать- подари время!
        Сколько я сэтими пистолетами провозился? Вот-вот…
        Основной принцип, покоторому работал колесцовый замок моих маленьких друзей, достаточно прост втеории, нотруден втехнологическом исполнении.
        Рифлёное колесико, откоторого произошло название, раскручивается спомощью пружины, егонасечки ударяются окремень ивысекают сноп искр, какв старых, забытых наЗемле зажигалках. Изначально колёсико предварительно заводилось специальным ключом. Позже замок был значительно усовершенствован, стал действительно удобным вобращении, появилась быстрота инадежность. Такчто намоих стоит взводящаяся самооткрывающаяся крышка полки- ключ, хвала Ванку, ненужен. Само колесико было перенесено внутрь замка, акремень заменен пиритом.
        Просто? Аматериалы? Если механизм изготовлен качественно, тоон будет очень надежен. Главное тут- сталь колеса ипружины. Вовремена оны пружина была дурная, ипотому колесо нерекомендовалось надолго оставлять взведённым. Мнеочень повезло, чтованкорские мастера уже знают, чтотакое хорошая сталь, металлургию ябы непотянул.
        Призарядке мелко измельчённый затравочный порох помещается наполке, механизм заводится примерно натри четверти, полка открывается, опускаются вниз раскрывающиеся губки скусочком кремня, прижимая его крифлению. Тянешь спуск- искры воспламеняют затравочный порох иосновной заряд. Естественно, такой замок чувствителен кпогодным условиям, ипотому была изобретена крышка, прикрывавшая порох.
        Вотспружиной мы ипомаялись, пока необратились кчасовщику. Аон работает совсем вдругом городе, опять надо было ехать…
        Моипистолеты- простое, нокачественное оружие, предназначенное дляприцельной стрельбы натридцать метров. Даже боковой предохранитель есть.
        Уних довольно длинная рукоятка судобным хватом, наконце чуть сплюснутый шаровидный набалдашник, оночень удобен длявыхватывания пистолета изкобуры… Да-да, длявыхватывания, ане дляприменения вкачестве дубинки, какдумают некоторые умники. Буду я своим пистолетом ссумасшедшим ценником кому-то почугунным бошкам лупить, какже, держи карман шире…
        ВГермании такие пистолеты называли puffers, ибыли они главным образом оружием кавалеристов. Носили их вседельной кобуре, иногда почетыре-пять штук одновременно. Почти наверняка требовался большой шаровидный набалдашник.
        Ольстры илихольстеры, отнемецкого Holster- так впрошлые времена называли кобуры пистолетов,- их ещё предстоит сделать. Точнее, надо переделывать втретий раз. Сегодня заберу. Вотсейчас оденусь изаберу.
        Рубаху, штаны, потом куртку, обувь… Мечповешу по-городскому, напояс. Останется надеть шляпу. Яуже привык кней, научился значительно прикасаться, вежливо приподнимать идаже снимать слёгким взмахом привстрече сместной красавицей. Одна изтаких милых дам уже полчаса назад ушла домой, яавсё ещё валяюсь вкровати своего номера вгостинице «Медея», выбранной посовету многоопытного ввопросах комфорта Финча, иникак нерешусь выбраться из-под тёплого одеяла.
        Лежу иопять гляжу нахмурое серое небо позднего вечера.
        Ничего себе, сколько я проспал! Вотчто значит ночная работа!
        Ох,уж эта шляпа!..
        Благодаря ей я сразу стал знаменитым. Оружейник был прав насто процентов, горожане сразу увидели вомне непросто чистильщика, апрофессионального охотника занечистью, втом числе ина привидений. Всамом прямом смысле- свой первый заказ я получил подороге кгостинице. Местные боятся привидений. Ятоже далеко нев восторге отвида этих потусторонних квазисущностей, даже чуть побаиваюсьих. Номеня, вотличие отместных, непичкали сдетства предметными ужастиками сдемонстрациями наяву.
        Этобыла семья, встреченная впереулке. Старая квартира досталась им внаследство отбабки, однако нижить там, нипродать её они немогут- вкомнатах хозяйничает привидение. Пробовали сами, ночто-то пошло нетак, мужвпадении сломал руку, азаодно оставил наполе боя дубинку, один конец которой был обмотан серебряной цепочкой жены. Глава семейства ещё раз проклял покойную бабку, квартиру навтором этаже исвою жену, посоветовав продать жилплощадь сбольшим дисконтом.
        Трисолера! Этоотличный профит.
        Явежливо выслушал, постоянно трогая шляпу иразмышляя вовремя сопутствующей рассказу женской болтовни орезонах: кобуры кроят, кольчугу чистят ипаяют, заказанные сапоги тачают, алхимик пилит пиритовые стерженьки, достопочтенный Финч изготавливает особый амулет, который предстоит прикрепить к«Охотнику заголовами»- ещё один индикатор нечисти, дополняющий браслет исущественно увеличивающий дальность обнаружения… Ивсё это стоит денег.
        Подумал- ирешился, чего бездельничать?
        Операция поосвобождению жилья отпризраков заняла пять минут. Пистолет неприменял- вотещё, порох натакую мелочь тратить! Вполне обошёлся мечом, попутно сокрушив большой подсвечник истаринную напольную вазу.
        Пять заказов уже выполнил, между прочим, остался всего один, итолько потому, чтоя ещё невышел наулицу. Чувствую, сегодня добавится работы, здесь хватает людей, готовых незаниматься опасной самодеятельностью, адовериться настоящим специалистам. Марк Уишем, выходит, специалист.
        Знаете, мнеих даже чуть жалко. Онисразу что-то чувствуют! Незнаю, видитли нежить особую шляпу, читаетли мысли ивоспринимаетли опасный настрой вошедшего, нореагирует сразу, бурно иочень драматично. Начинает бегать, выть, плакать… Адеться некуда, запериметр жилья привидение невыскочит, поулице непобежит, этонепризрак, хотя эти псевдосущности вомногом схожи.
        Втянул меня Курст вовнутригородские разборки…
        Спервого этажа доносились аппетитные запахи. Такя ивключённый воплату ужин пролежу! Даитемнеет уже, пора идти.
        Гдемои старые сапоги?
        Опять моросил мелкий осенний дождь, хорошо, чтоветра нет.
        Вокруг спешили люди, ая, надвинув наброви шляпу, привычно шёл пешком поулицам древнего города; интересно, когда я обзаведусь бричкой? Жить вцентре Старого Города хорошо. Масляные фонари, прикреплённые науглах ипод портиками домов, через мутное стекло исправно бросали жёлтый свет напоблескивающие булыжники мостовой ина разношерстно одетых горожан, которые, несмотря намерзкую погоду, сновали туда исюда покаждой улочке илипереулку.
        Выходной день вБикаде, какой-то церковный праздник, люди традиционно собираются вхраме. Воттолько время суток неподходит дляпроменада. Освещения становится всё меньше- тут неона нет, апромозглая погода, видвымокших домов иулиц уж точно неспособствуют веселью… Есть вэтом праздновании что-то натужное. Толи дело большие ярмарки, типа той, чтоначинается завтра. Зораф нанеё иприехал. Оказывается, тотдвор, накоторый мы прибыли,- его личное подворье! Клан Картичей оказался намного богаче, чемможно было подумать признакомстве, воттебе истаршина! Большая усадьба вБикаде- это говорит омногом. Сними я виделся всего один раз. Лана пока несмогла забрать документы- отсутствует какой-то писарь: вечные задержки из-за бюрократических проволочек. Поговорилимы, скажем так, растрёпанно, сбиваясь смыслей ислов, почему-то безвзаимных призывов кбудущей встрече…
        Двух чиновников, следующих доБикады снами, явообще невстречал. Несталили они жертвой разбоя?
        Люди спешили изцеркви, словно разбегались. Кажется, воттолько что вышел некто самый главный, громко крикнул навсю улицу: «Всё!»- имолившиеся соблегчением расходятся подомам икабакам, торопясь спрятаться всогретых каминами помещениях… Ещёнемного, ив тёмных переулках останутся лишь такие ненормальные, какя.
        Нопока людно.
        Быстро прошёл мимо таверны «Роза пустыни», гдениже висящей нацепях основной вывески прикреплена дополнительная табличка спримечательной надписью «Танцы набарной стойке придумали здесь!». Всего-то тридцать метров наискосок отмоей гостиницы, авсё несоберусь заглянуть.
        Пару раз мимо проехали узкие брички, экипажи тоже оборудованы светильниками, ажпочетыре маленьких лампы накаждой повозке. Вэтих движущихся овалах тусклого света проявлялись кусочки ночной жизни относительно богатого ивлиятельного города. Вотпрошествовал горожанин ссамодовольно-богатым лицом, одетый вкафтан темного сукна, насложном кожаном поясе болтается кошелёк- материальное воплощение личного успеха. Казалосьбы, рвииубегай! Авот июный карманник, которого я приметил ещё вчера: тихо стоит возле навеса чистильщика обуви; последний, похоже, тоже вделе, наводит.
        Однако ничего уних невыйдет- слева отбогатея идёт охранник, худощавый человек снеприметным лицом ишироким мечом набоку. Захозяином семенит прикрывающая лицо служанка впросторных одеждах, ввытянутой правой руке- лёгкий фонарь, недай бог хозяин влужу вляпается…
        Следом заними брела группа полупьяных деревенских фрилан, размахивающих руками испорящих наспецифическом жаргоне, понять который может далеко некаждый. Характерные куртки показывали, чтоприбыли они изграфства Ровенна. Карманник, увидев их багровые, неотягощённые благородством лица, что-то крикнул ипрезрительно усмехнулся- зря! Один измужчин тутже остановился ивперил тяжёлый взгляд внаглого юнца. Свирепые рожи подоспевших товарищей твёрдо обещали криминальной паре серьёзные неприятности.
        Неимея интереса кбудущему эпизоду вечного репертуара городского театра, яускорил шаг, обгоняя группу охотников-лучников, идущих вокружении визгливых женщин. Мужчины ещё трезвые, ноуже довольные, какой-то таверне светит хорошая выручка. Если ничего нерасколотят. Надевиц лёгкого поведения сизумлением ивосхищением смотрит чистенький юнец сраспахнутыми глазами- завидует, дурачок…
        Время отвремени прохожие неохотно расступались, пропуская лошадь поддамским седлом илиизящную бричку. Топот копыт, игра фонарей, крики ночных забулдыг, наигранный звонкий смех- всё это смешивалось иподнималось, словно осенний туман, надузкими улочками тускло освещенного Старого Города.
        Понаехали тут! Двамонаха втёмных рясах говорят тихо, посторонам несмотрят. Загорелые парни изкакого-то приморского поселения, чиновники вшляпах сплюмажем, молодёжь, идущая быстрей остальных, какой-то решительный человек, проталкивающийся через изменчивый многоцветный людской поток, двигающийся справой стороны улицы (там тянется длинный навес, защищающий отнудного дождя), гомон наречий идиалектов- прямо вавилонское столпотворение!
        Интересно, насколько опустеет Бикада после ярмарки?
        Скоро сворачивать. Сперва коружейнику, апотом выполню имеющийся заказ.
        …В«Гранях Победы» я задерживаться нестал.
        Наконец-то! Хольстеры изещё чистенькой жёлтой кожи удались наславу, вседоработки пошли напользу. Клапаны удачные, есть ремешки, кармашки дляпирита изапасной пружины, завинчивающиеся костяные конуса дляподсыпки.
        -Тыуже придумал название оружию?- живо поинтересовался Курст.
        Между прочим, онуже нарочного послал вМаймечу. Сзаказом сразу натри единицы.
        -Забыл!- щёлкнул я пальцами.
        После вчерашних стрельб мы слишком много выпили.
        -Какже так!- вскричалон.- Такие пистолеты должны получить имя!
        -Ну… Пусть будет «Миротворец».
        -Ха-ха! Тывесёлый парень, Марк! Миротворец! Сосвинцовым благословлением!
        -Илис серебряным.
        Отхохота хозяин магазина свалился наприлавок- сюмором исатирой тут полный порядок.
        -Чего мы ждем, примеряйже!
        Снепривычки я довольно долго возился совторым ремнём, размещая его напоясе ибёдрах поудобней. Курст старательно помогал. Дауж, кобуры смотрятся довольно громоздко, нето что унастоящего земного «Миротворца».
        -Спрячь подполами куртки… Воттак!- он отошёл нанесколько шагов назад ивсмотрелся.- Всёравно никто ничего непоймёт. Тяжело?
        Япару раз подпрыгнул, резко крутанулся, присел.
        -Тяжеловато, нонормально.
        Каждый ствол весит чуть больше килограмма. Плюс снасти.
        -Разреши имне примерить!
        Кое-как стянув широкий ремень подпузом, Ягуар тоже потанцевал среди прилавков.
        -Тяжесть действительно чувствуется, ноносить твои хольстеры гораздо легче, чемпостоянно таскать метательные секиры исвязку этих дурацких боло! Аверхом будет вообще отлично.
        -Ялошадей боюсь.
        -Ха-ха! Рассказывай! Охотник заведьмами боится лошадей!
        Грустно улыбнулся: никто неверит.
        Любопытный момент отметил мой новый друг мимоходом: врядли мне удастся теперь привстречах отговариваться простым вольным странником. Темболее что уже есть определённая репутация ислухи.
        -Ещёзайдёшь?
        -А? Наверное. Всеостальные мои заказы будут готовы завтра утром, атам какраз начинается большая ярмарка… Буду присматривать бричку.
        -Могу помочь свыбором, ямногих знаю, аЯгуара знают все вокруге!- заслуженно похваставшись, предложилон.- Ищимои прилавки ближе кцентру площади.
        -Обязательно подойду.
        Дождь всё некончался.
        -Куда ты сейчас направишься, Марк?- поинтересовался Ягуар, снеудовольствием выглядывая наулицу.- Сиделбы здесь, пива уменя предостаточно.
        -Первый заказ врайоне ратуши. Зайду вгостиницу, оставлю там один пистолет.
        Огнестрел лучшебы призачистке нечисти неприменять, чтобы нислучилось. Пойдёт молва, обзовут меня каким-нибудь «Громобоем», после чего шериф выпустит распоряжение овечном запрете лютому охотнику наведьм покидать пределы городских стен, ктоже добровольно расстанется состоль ценным кадром?
        Невесёлая шутка.
        -Игде живёт это несчастное привидение?
        -Наулице Роза, второй дом отстены. Правда, ниодной розы я там ненаблюдал.
        -Вкадках навтором этаже, пять окон,- просветил меня Курст.- Красивые.
        Пречистый Ванк, даэтоже прям-таки зелёная зона! Можно детей водить.
        Люди разбредались подомам, улицы пустели. Сыро, ветрено, мрачно… Проклятье, чувствую, всюночь придётся таскаться послякоти.
        Ох,пиво… камин… Трудно сделать первый шаг, потом легче.
        В«Медее» меня ждал сюрприз.
        -Господин охотник, васждёт очень важный клиент!- торопливо проговорил служка почти вдверях.- Иписьмо принесли.
        Письмо? Яповертел прямоугольник вруках. Записка, запечатанная воском, ане письмо.
        -Ктопринёс?
        -Какой-то мальчишка, полчаса назад.
        -Агде заказчик?
        -Уважаемый Марк Уишем, яуже здесь!
        Ба! Какая встреча! Тотсамый толстенький неприятный богатей, насмешную процессию которого я обратил внимание, торопясь вСтарый Город. Ясно, записку пока прочитать неуспею.
        -Готов вас выслушать.
        Приходится соответствовать, делать вежливое лицо- халтурить нельзя, непринято. Ау меня какбы публичная сделка, отвертеться трудно.
        Заказ вырисовывался сложный. Купил человек себе подешёвке пентхауз вдальнем домике, атам шалят аж два привидения, невписанные вакт купли-продажи. Безобразничают, взаимно усиливая возможности кпакостям. Мнеэтот заказ непонравился. Впоследний раз изрядно побегал, размахивая мечом, намучился идаже получил полбу упавшими книгами. Атут два! Каксебя поведут? Что, если начнут сопротивляться всвязке?
        -Даювосемь солеров иещё два добавлю засрочность!- выпалил толстячок неприятным тонким голоском.
        Просто так этот клещ неотстанет. Адесять солеров лишними небудут. Бричка, лесной дух её забери! Аучитывая, чтодальше ксеверу понадобится ещё тёплая одежда, покупать которую есть смысл только втех местах, гделюди имастера привычны ктемпературам ниже точки замерзания воды, денег мне понадобится немало. Собретением контроллера проблемы неисчезли, мненужна информация, вполне может быть, чтоеё придётся покупать, даже нанимать проводника. Янемогу надеяться только нагонорар, собранный встранствиях побольшой дороге, ав деревнях вдоль магистрали много незаработаешь, тамошние мужики исами способны расправляться собнаглевшей домовой нечистью.
        Нодва привидения сразу наодном объекте…
        Чтоделать?
        -Одиннадцать! Соглашайтесь, уважаемый Марк!
        -Порукам!
        Пять варёных сосисок тутже влезли вмою ладонь. Тьфу, ты, грабитель трудового народа… Чтоже ты нервный такой?
        Забрав задаток вполовину оплаты изаписав адрес, ятри раза вынужденно поклонился, дожидаясь, пока он наконец-то скроется вдверях, инетерпеливо бросил служке, прячущемуся зауглом:
        -Янаверх, ксебе, занят. Исегодня более ненамерен принимать никаких заказов, даже если привидение влезет вспальню жены шерифа! Тыхорошо меня понял, парень?
        -Какпонимал своего покойного отца, господин!- воскликнул тот.
        Вномере я оставил один пистолет изаново пристроил меч убедра- теперь удобно. Ссистемой подвеса заспину придётся что-то делать, новая шляпа мешает уверенно скидывать ножны… Сместить ещё ближе кплечу? Попробую, надо повозиться. Впрочем, если удастся разжиться бричкой, топешком много ходить непридётся, можно поносить наремне.
        Итак, записка.
        Написана коряво, словно ребёнком, носкладно.
        «Дорогой мой Марк Уишем! Втаверне «Роза Пустыни» вас сискренним нетерпением ив унылой трезвости ожидает ваш старый друг Геллерт Де Вельд».
        Вотэто сюрприз! Старина Гел прибыл вБикаду!
        Честно говоря, яуже ненадеялся его увидеть ещё раз, посчитав, чтоохотника заголовами задержали какие-то неотложные дела. Нувот теперь уменя есть железный повод- нет, даже необходимость- посетить, наконец, этучёртову таверну, чтонаходится совсем рядом с«Медеей». Моментально облачившись, ябыстро сбежал покрутой лестнице, едва несвалив втесном коридоре девицу, несущую набольшом подносе ароматные свежие хлеба.
        Наулице я услышал, чтоизоткрытых окон таверны надругой стороне улицы доносятся взрывы хохота извуки скрипки. Перебежав через улицу, япоправил шляпу ивошёл внизкую дверцу, сначала поднялся, азатем спустился повымощенному каменными плитами коридору иоказался вузком длинном зале, озаренном светильниками вжелезной оправе, пылавшими навсех стенах. Огромный камин необычного белого камня. Вдоль стен длинные икороткие столы. Народу много.
        Заведение чистенькое. Наулице гадостно, атут уютная теплота, нежарко. Ветер, гулявший наулицах, непроникал даже через приоткрытые окна, но, благодаря ему воздух впомещении оставался чистым. Выдерживаемый романтический стиль обстановки, глиняная посуда, кованые подвесные люстры, стандартные массивные столы истулья издуба, плетёные льняные салфетки, грамотная деталировка стен.
        Название кабачка навевало мысли обылых путешествиях хозяина вжарких исухих краях, рассказы окоторых так пугают мирных городских обывателей. Этосамый распространённый случай: человек порядком постранствовал, посмотрел мир, сколотил небольшое состояние иоткрыл настарости кабак, названый впамять обылых походах… Причём совсем необязательно, чтовзале будет соответствующий названию антураж. Выскобленные толстые столешницы, пенистое пиво, свежее жаркое, зелень- всё это ибез профильной эстетики приглашает кдружеской беседе илиоткровенной пьянке. Обстановка вполне располагает, хозяин всё-таки постарался что-то сделать: вотвисят скрещённые сабли удивительной кривизны, кусок жёлтой ткани, символизирующий шатёр, необычное копьё сплоским древком иперьями зашироким лезвием, амфоры…
        Обязательные большие бочки встене, обожженные икрытые лаком, здесь их сразу две.
        Слева отменя, возле окон, двебольшие ишумные компании. Ихстолы ломились отобилия спиртного изакуски, рядом молодой скрипач идевушка соскрипкой- живая музыка… Отразговоров итихой музыки гуляки постоянно раскачивались, гнулись через стол, поворачивались друг кдругу, отбрасывая напол мистические тени.
        Геллерт сидел застолом вуглу. Стул соответствовал размерам гиганта.
        Заметная личность. Воин попрозвищу «Большой Кулак». Или«Один Удар».
        Поодну его сторону стояла полупустая тарелка размером сосковороду, подругую- вы неповерите!- письменные принадлежности! Длинные сапоги немыслимого размера торчали из-под стола. Сейчасон, склонив голову инадув правую щёку языком, имел вид человека чрезвычайно сосредоточенного наважном деле. Перед ним лежал листок ещё неиспорченного пергамента, ав руке был зажат чёрный стерженёк, которым он старательно что-то писал, пыхтя приэтом, какпервоклассник. Пишет! Пяток смятых комков горкой лежали накраю стола, пара упала напол. Вотон выругался, вздохнул ивыпрямился, ожидая, пока Пегас подскочит поближе.
        -Геллерт, дружище!- крикнуля, подходя ближе.
        -А-аа! Слуга, быстро сюда, шельмец! А-аа!!! Вотимой малыш сночной дороги! Разрази меня гром, какже я рад тебя видеть! Слуга, сволочь!
        Компания гуляк насекунду стихла, внимательно рассматривая меня, апотом, ужевкоторый раз- верзилу пососедству. Пока Геллерт занимался графоманией, егоприсутствие их небеспокоило.
        -Садись быстрей! Ятут тренируюсь, весточку пишу одной даме…
        Подскочивший парнишка услужливо склонился квоину.
        -Живо тащи свежее жаркое, пиво, хлеб имного зелени! Неоткрывай рот! Меня неинтересует, ктоичто тебе заказал, яумею считать. Ибуду считать додвенадцати! Понялли ты меня, смертный?
        Тотбыстро закивал головой.
        Нет, японимаю, чтовоину всё долампочки, нотак ина драку нарвёмся.
        -Гел, зачемже так торопиться?- тихо спросиля, присаживаясь.
        -Плеватьмне! Всеподождут. Клянусь, весь город подождёт!- он грозно обвёл глазами помещение.- Иликто-то извеселящихся вэтом достойном заведении произнесёт противные слова?
        Несколько секунд взале стояла тишина, апотом один идиот всё-таки встал.
        -Яскажу! Меня зовут Торлит, ия помощник губернатора славного города Ахиеро!- разгоряченный обильными возлияниями иприсутствием вкомпании женщин высокий усач вдорогом бархатном кафтане малинового цвета явно решил нарваться нанеприятности.
        Этого только нам нехватало…
        -Ичтоже ты скажешьмне, хлыщ?- пренебрежительно вопросил Геллерт Де Вельд, опустившись настуле ещё ниже, асапоги вытягивая ещё дальше.- Чтоутебя назаднице лопнули штаны, иты вот-вот ещё раз испортишь воздух?
        -Япроучу тебя, деревенский неуч, поошибке получивший меч!- вскричал гуляка.
        Куда он лезет, шатается ведь!
        -Давай, хлыщ, попробуй,- спокойно предложил воин иметко плюнул прямо подноги глупому храбрецу.
        Взревев, тотрезким движением вытащил изножен средней длины меч ивыставил его вперёд. Загрохотали стулья, сдвинулись смест столы, народ поднялся. Служка бежал кхозяину, стоящему забарной стойкой.
        Мнепоказалось, чтовзале появился ледяной туман.
        Приехали.
        -Клянусь черным распятием Равенны!- вдруг прорвало Геллерта, ион, наконец-то выпустив изруки грифель, ударил себя поноге ладонью.- Марк, ячувствовал, чточего-то нехватает, только никак немог сообразить, чего именно! Хорошей драки!
        Онрывком поднялся надстолом, новыходить нестал.
        Быстрым движением вытянув перед собой длинную итолстую руку, Гел снеожиданной лёгкостью ухватил клинок чужого меча инеуловимым движением вырвал дорогое оружие изрук видного чиновника изАхиеро.
        -Авот ты так можешь, хлыщ?!
        Посетители таверны хором ахнули.
        -Авот так?- мой друг зажал меч вкисти ис усилием протащил его через кулак, явздрогнул, представив, чтосделали счеловеческой плотью режущие кромки!
        Перехватив оружие, Гел протянул огромную ладонь ипоказал её изумлённой публике.
        Ницарапины!
        Воттак шкура умоего друга… носорог.
        -Сядь наместо, хлыщ, давознеси хвалу Пречистому Ванку ивсей кротости его зато, чтоя несвернул твою куриную шею! Уменя сегодня хорошее настроение, явстретил старого друга,- сэтими словами воин перехватил меч илегко сломал его пополам, каксухую ветку лиственницы.
        Устойки хозяин заведения уже что-то шептал одному изслуг, показывая надверь.
        Набирает 911?
        Мнепоказалось, чтопоявились неплохие шансы назавершение, ия успокаивающе поднял руку, помахав хозяину, мол, всё, инцидент сейчас будет исчерпан. Однако некоторые приятели потерпевшего так несчитали, побокам отмажора выросли три покачивающиеся фигуры.
        Пора всё это гасить.
        Яшагнул вперёд.
        -Давайте усядемся поместам, приятели! Сегодня церковный праздник. Вашдруг первым вытащил оружие взаведении, что, каквсем известно, строжайше запрещено.
        «Лучше поставить акценты заранее ипублично».
        -Ноон оскорбил нашего друга!- громко заявил один изних.- Имы отомстим, насколько хватит нашего умения ирешимости, клянусь Ванком…
        -Господа! Увас после выпитого маловато иумения, ирешимости,- резко, даже грубо, заявиля.- Против вас два опытных охотника, уважаемые люди, клянусь, повидавшие многое… Кто-то хочет настоящей смертной дуэли напустыре? Иливизита бравых ребят шерифа Бикады? Послушайте моего совета, господа, ипрекратим эту историю. Вашдруг избавился отстрашных бед очень удачно, уверяювас. Эй,слуги! Вотпара солеров, срочно несите вина ипива навсех, здесь будет мир!
        Зажав владони полученные деньги, служка метнулся кхозяину, атот поднял большой палец икивнул. Ятоже.
        Народ загалдел, рассаживаясь поместам.
        -Ичто это было?- спросиля, опускаясь наподставленный слугой стул.
        -Скука, Марк, скука… Тыдаже непредставляешь, какая хандра меня постигла,- горестно вздохнул друг, незабывая отпивать большими глотками.- Этабаба… Сначала я никак немог расстаться смилой девицей, бывает такое, самзнаешь. Потом пропал заказчик, всамый нужный момент этот подлец уехал вгости ктёще! Хорошо, чтоутёщи никто долго негостит. Пришлось мне хорошенько посолить отрубленную голову, положить ее вхолодный погреб икоротать время вхорошо знакомой тебе «Старой Берлоге». Ночёртов Спири тоже куда-то уехал, япросто напивался, подыхая оттоски!
        -Тактебе удалось выручить свои деньги?- прервал егоя.
        -Конечно!- усмехнулся он иотодвинул пустую кружку.- Кудабы он отменя делся… Потом приглянулась ещё одна девица, япочти воспрял духом, нопроспал свидание. Дальше всё пошло очень плохо. Втаверне никого небыло, представляешь? Впоследний день появились три весьма неприятных типа, пить сними нехотелось. Ябыстро решил, чтобудущие романы ещё впереди, иуехал вБикаду.
        -Какдорога?
        -Дауже знаю, дружок, чтоты сумел попутно наказать самого знаменитого разбойника последних месяцев, вселюди, идущие подорогам, только обэтом иговорят! Изрук лучшие куски вырываешь!- рассмеялся Геллерт.
        -Ужизвини, друг, таквышло.
        -Пустое,- отмахнулсяон.- Темболее что я уже получил новый заказ.
        -Воткак? Икакойже?
        -Негодяй находится здесь, вБикаде. Слушай, по-моему, насобманули спивом! Какие-то маленькие кружки! Давай, неси, чтоты смотришь, пошевеливайся, тот, чтовфартуке, ясказал! Таквот… Условия очень хорошие, ночеловек опасный.
        -Сколько?- спросиля.
        -Торговец один… Ивзять его надо живым, голову неотрежешь. Пятнадцать солеров,- он наклонился комне.- Вотя иподумал, ане захочешьли ты мне помочь? Всябеда втом, чтоэта сволочь меня уже видела. Кактут брать живым? Атыбы смог его выманить илиже отвлечь. Нуая успокою.
        -Нейтрализуешь,- машинально поправиля.
        -Что?
        -Ней-тра-ли-зуешь. Обездвижишь. Лишишь сознания. Безвольное тело.
        -Какое хорошее слово!- обрадовался друг.- Надо будет записать. Тывидел, какя хорошо пишу?
        Я,поджав губы, педагогически покивал головой.
        -Онсидит водном изтретьесортных кабачков дляголытьбы.
        -Хорошо, ясогласен. Ноотчегобы заказчику непопросить помощи ушерифа?
        -Ичто потом снегодяя возьмёшь?- хитро прищурился воин.- Узаказчика есть индульгенция, аостальное меня неинтересует. Да! Этот Комил отлично владеет ножом, ноэто мелочи.
        Мелочи? Этонесколько меняет дело.
        -Стоп! Тоесть он меня может резать, ая- нет? Такнепойдёт, Гел… Моюкольчугу взял времонт Курст Ягуар, исейчас забрать я её немогу, асидеть сголым пузом напротив мастера ножа мне как-то неулыбается.
        -Давай я тебе дам свою! Забыл снять,- пальцами рук он легко приподнял сплеч тяжеленную двухслойную рубаху изтолстых железных колец.
        -Всвоёмли ты уме, Геллерт Де Вельд? Твоя кольчуга достанет мне доколен, атяжела она настолько, чтоя просто несмогу передвигаться!
        -Проклятье, чтоже нам делать?- охотник заголовами расстроился нена шутку.- Больше я нина кого несмогу положиться… Придумал! Сейчас я попрошу ухозяина сковороду, имы засунем её подкуртку!
        Ячуть непоперхнулся пивом. Часотчасу нелегче!
        -Нетуж! Давай обойдёмся безкухонной утвари. Как-нибудь справлюсь.
        -Точно? Тогда вперёд, деньги поделим посправедливости.
        -Ненужно ничего делить… Сядь. Взамен я тоже попрошу тебя ободной услуге.
        -Сделаю, чтохочешь!- заверил смелый воин.
        -Тыже обратил внимание намою шляпу?
        -Актоже необратит? Всевгороде знают, чтотеперь ты охотник заведьмами,- итут он насторожился.- Подожди-ка, хочешь мне предложить…
        -Тамдва привидения. Яещё ниразу несталкивался спарой.
        Славный парень Геллерт Де Вельд натурально растерялся.
        -Пречистый Ванк! Янеиспугаюсь даже северного горного тролля, если когда-нибудь его увижу наяву, конечно… Нопривидения! Как-то непо себе… Тыже знаешь, Марк, янеиз боязливых. Ноещё бабушка, светлая ей память, предупреждала меня…
        «Вотчто значит вредное суеверие, вдолбленные намертво сдетских лет».
        -Чтоделать, Гел. Когда-то надо начинать. Пригодится вбудущем.
        -Чёрт побери, тыправ! Решено, япойду стобой напривидений.
        -Кого валим впервую очередь?- деловито спросиля, поднимаясь инадевая шляпу.
        -Выйдем наулицу ибросим жребий,- предложил друг.
        Проходя мимо барной стойки, гдевсё также стоял хозяин сбелоснежным полотенцем вруках, яостановился испросил:
        -Уважаемый, увас тут очень мило! Жаль, чтоя недождался танцев набарной стойке. Аэто правда, чтоих придумали именно тут?
        -Нуакакже!- важно ответилон.- Ачто?
        -Просто я уже видел такую вывеску.
        -Игдеже это, позвольте узнать?- взревновал хозяин таверны.
        -НаКузнецком Мосту. ВМоскве.
        -ВМоскве?- он попытался вспомнить.- Незнаю такого города.
        -Небыли? Напрасно,- уже пьяно улыбнулсяя.- Таминтере-есно…

* * *
        -Сегодня там поёт сама Милия, уманеприложу, почему наэтот раз она выбрала такой притон,- предупредил меня друг.- Вседобрые.
        -После пяти кружек эля?- соскепсисом спросиля.
        -Ерунда… Главное- сделать так, чтобы он первый обнажил оружие, тогда негодяй окажется внезакона… Пусть он встанет комне спиной, вотчто!
        -Иты его тутже нейтрализуешь, какдоговаривались,- покорно кивнуля.- Интересно, каким образом?
        -Тамувидишь. Очень горячий.
        -Да? Тыэтого неговорил! Хорошобы потренироваться…
        -Ней-тра-ли-зую! Видишь, яуже всё выучил, разве этого недостаточно? Смелей, Марк Уишем, входи, нетрясись, каккролик!- Геллерт тяжёлой рукой хлопнул меня подлопатку.- Заказчика я уже видел, онждёт снаружи. Войду вовремя… Чего ждёшь, ступай!
        …Низкая комната спотрескавшимися дубовыми панелями, вкоторую я спустился, была ярко освещена всего двумя лампами сблаговонным маслом- надоже как-то перебивать характерный запах- имножеством факелов. Устен, надстолом, наутрамбованной земле ивообще повсюду стояли ивисели огромные деревянные щиты, будто курица лапой расписанные самыми яркими красками. Словно ребёнок старался.
        Нуидизайн…
        Вдоль стен были брошены огромные полотняные кули, набитые охапками соломы, накоторых полулежало десятка два гуляк, всевесьма специфического вида. Головные уборы икуртки клиенты поснимали, простые рубахи были расстегнуты, потные тела раскинулись наглинобитном полу помещения. Возле каждого стояла кожаная фляга спивом иликувшин свином, ав центре зала были водружены две маленькие бочки свыбитыми втулками, обещавшие навесь вечер угощение.
        Гдеэтот чёрт, кактамего, Комил?
        Наиболее опасная компания сидела нанизких лавках, почти всамом углу.
        Несамое спокойное место, этатаверна «Приют троих», добровольно ябы сюда низа что несунулся. Ачто так тихо?
        Взале главенствовал нежный ропот мандолины игрудной девичий голос.
        -ЭтоМилия, знаменитая слепая певица,- прошептал бариста.- Явижу, господин, чтосолеры увас есть, нолучшебы вам пока постоять здесь.
        -Слепая? Нуичто она тут делает?- наивно спросиля, внезапно пробуждаясь отсвоих тревог.
        -Поёт, дуралей, чтожеещё!- проревел один изнаиболее близко сидящих кстойке простолюдинов, громко расхохотавшись.- Лицо утебя гладкое, какбашка монаха, носоображаешь ты явно хуже! Этонаша любимая Милия! Иправоже, онавсегда уважает здешний народ! Почему власти Бикады невозьмутся задело ине выпорют этих жлобов-трактирщиков, платящих затакие песни сущие гроши? Девица- гордость Ванкоры, ночто я вижу? Любой владелец кабака измоей Мидовы застыд почтёт, если такая знаменитость пройдёт мимо его заведения, аздесь бедная девушка вынуждена петь всамом задрипанном кабаке!
        -Придержи свой поганый язык, негодяй сзапада!- предупредил его бариста, протирая кружку.- Сейчас она запоёт «Крошку Мелли».
        Егоуслышали. Подзакопчённым потолком третьесортного заведения зазвучали рьяные выкрики:
        -«Мелли» давай, дачтобы сфлейтой! Балладу онесчастной девчонке спой, крошка!
        Аведь поней нескажешь, чтоона слепа. Огромные зелёные глаза блуждали позалу, может, ипотерянно, вкакой-то мере хаотично, словно подогнями рампы, новполне зряче, осмысленно. Положив большую красную мандолину наподол льняного платья, онасрассеянной улыбкой слушала крики толпы. Рядом вспециальной стойке ждала своей минуты продольная флейта.
        -Онанепохожа наслепую,- заметиля.
        -Ноэто так, господин,- уверил меня бариста.- Говорят, чтовдетстве её ударило молнией прямо втемя! Страшно даже представить…
        -Баллада онесчастной Мелли!- громко объявила девушка.
        Залкоротко взревел, исразу наступила выжидательная тишина.
        Вкраю, гдебродят призраки, семья простая жила:
        Мать да отец, пять сыновей идоченька одна.
        Всемальчики какна подбор-
        один другого сильней,
        Адевочке неповезло- проклятье было наней.
        Когда малышка Мелли рожденья миг ждала,
        Кеё уставшей матери старуха подошла.
        Прокаркала старуха: «Родится скоро дочь,
        Носможет появляться налюдях только вночь».
        Зачтож такое горе ей послано снебес?
        Растет малютка Мелли, прекрасней всех невест.
        Нокрасоты девицы увидеть недано,
        Лучсолнца золотистый врагом ей стал давно.
        Ивот однажды летом приснился странный сон-
        Красивый статный рыцарь явился, имолвилон:
        «Найди цветок петуньи, чтовзамке шерифа
        растёт,
        Когда его сорвешьты, проклятие пропадет».
        Проснуласьона, подумав: «Петунья днем цветёт!»
        Ночью её неувидеть, асолнце меня убьёт!
        Ив замок шерифа Тарга стража невпуститеё…
        Рыдает бедняжка, услышав, какжаворонок поет.
        ТутМилия судивительным проворством отложила всторону мандолину, подхватила флейту иначала наигрывать сольную мелодию, виртуозно помогая себе правым сапожком, ккоторому были привязаны два колокольчика. Раздались первые аплодисменты. Пречистый Ванк, даэтоже классическая английская баллада снехитрым средневековым текстом! Поистине, идеи, мыслеобразы имелодии вольготно гуляют поГалактике, посещая каждого, ктоим понравится…
        Прихватив длясолидности сразу две кружки спенистым пивом, япостарался осторожно пройти кдальнему пустому столику, практически невызвав недовольства слушателей. Шёлнеуверенно, кривовато- человек уже нев первый кабак наведался!
        -Света! Больше света!- крикнул кто-то избуйных.
        Нанего грозно зашипели.
        Снова полились незамысловатые слова девичьей песни. Ахорошо поёт!
        Ивсёже решилась Мелли- оставила отчий дом,
        Пока ненавистное солнце ещё негорит огнем.
        Стрелой полетела кзамку, надежду вдуше тая.
        Подумала: «Будь, чтобудет! Нев силах мучитьсяя!»
        Уженеприступные стены, увитые диким плющом,
        Вдали разглядела Мелли, прикрывшись
        тёмным плащом.
        Рвануласьона, какветер, теряя остатки сил…
        Боясь, чтопоявится солнце исвет,
        что ей так немил!
        Астражник, напившись эля, ворота закрыть
        позабыл…
        Горящий спасительный факел дорогу
        водвор озарил.
        Увидев цветок петуньи, девица его сорвала…
        Ижизнь, чтобыла ненавистна, тотчасже смысл обрела!
        Новдруг кней подходит мужчина,
        который являлся восне.
        Подумалось смелой Мелли: «Женился
        бы он намне…»
        Истал он пред ней наколени, имолвил:
        «Душа моя!
        Альгаря, о, милая Мелли! Альгаром зовут меня!»
        Печальная эта баллада веселою стала вконце.
        Бояться судьбы ненадо!
        Асолнце… блестит накольце…[1 - Стихи А.Денисовой.]
        Этот мир ещё честен.
        Если уж людям что-то по-настоящему нравится, товыражают они свои чувства искренне, ярко, бурно, может быть, чуть простодушно. Низкая зала таверны содрогнулась отгромких криков ихлопков владоши, люди вскакивали смест, кидали монеты, кпотолку поднимали кружки ибокалы.
        Нормальная атмосфера, можно работать.
        Злосчастный Комил сдвумя товарищами сидел впереди меня, ближе кдвери, якакраз прошёл мимо них. Ничего себе унего жилеточка, толстая… Стакой икольчуга непонадобится. Чтосказать- лохматый коренастый кабан спротокольной рожей: бери исажай безсуда иследствия. Икуда только шериф смотрит?
        Девица поклонилась впоследний раз иудалилась застойку. Антракт. Очень удобный момент, сейчас все начнут наливать. Геллерт приинструктаже советовал неторопиться, присмотреться, уверяя, чтоспособен ещё полчасика постоять поддождём наулице, ноя нехотел терять времени: есть ещё исвой заказ, неменее- если неболее- сложный, чемэтот.
        Явстал и, пьяно пошатнувшись, ухватился застол.
        Взял полупустую кружку. Помяв рукой сморщенный лоб, вспомнил, чего ещё мне нехватает дляполного счастья:
        -Хозяин! Эй,ты, рыжий лодырь, замени мне эту кислятину!
        Отбарной стойки вмою сторону двинулся слуга, нопарнишка был тотчас остановлен многоопытным хозяином: неторопись, клиент дурака валяет, сейчас сам наместо усядется.
        Тяжело вздохнув- непонимают меня здесь!- я обвёл мутным взором зал изацепился засоседей, изкоторых Комил был самым колоритным.
        Хлоп! Рука впоисках опоры упала уже наих стол, ненароком опрокинув бокал скрасным вином. Похожая накровь жидкость потекла напол.
        -Криворукий болван!- заорал крепыш.- Какого чёрта ты делаешь, пьяный пёс?! Вырватьбы тебе руки искормить настоящим псам! Стебя полсолера, игони побыстрей, пока я неразозлился по-настоящему!
        -Каквы можете так говорить суважаемым человеком?- «удивился» я, ставя свою кружку назалитую вином столешницу.
        Особого внимания узавсегдатаев наша перепалка невызвала, обычное дело.
        -Уважаемым человеком? Гдеон, что-то я такого невижу!- захохотал задира, издевательски оглядываясь подсмех дружков.- Двасолера, ивремя идёт, такчто скоро будет четыре!
        -Ахты, негодяй! Надуэль!- сэтими словами я спокойно опрокинул кружку состатками уже тёплого пива ему наголову.
        Дорогой Геллерт, тебе порабы пошевеливаться!
        Теперь уже мой визави вскочил сместа, какменя ипросил охотник заголовами, разворачиваясь спиной ковходу. Нужная позиция! Крючковатые пальцы рванули пуговицы жилета, полы разлетелись, обнажая две рукояти больших кривых кинжалов. Вотэто клинки! «Напрасноты, Марк, непослушался совета друга ине сунул себе подкуртку хорошую чугунную сковороду!»- промелькнуло вголове.
        -Клянусь своими десятью пальцами! Клянусь двойным распятием! Пока неувижу твою кровь, янеуспокоюсь!- взревел окончательно рассвирепевший Комил.- Аувижу я её очень быстро! Янемальчик, чтобы ходить помокрым дворам Бикады имахать там саблями! Берегись!
        Геллерт! Иотступить-то некуда!
        Фур-рр! Раздался странный звук, который вдругое время ив другом месте я принялбы заприближающийся шум скоростного геликоптера.
        Изящный высокий табурет, накотором должна была сидеть странная заезжая певица, вращаясь ввоздухе, какпропеллер, сострашной скоростью врезался взатылок здоровяка, разлетаясь накуски.
        -Ух,ты!- проронил кто-то втишине.
        Боло, говорите? Пращи?
        Бумц! Тело грохнулось напол.
        -Нейтрализовал!- радостно крикнул мне воин отстойки исразу повернулся кзалу, одновременно подходя кместу катастрофы.- Меня зовут Геллерт Де Вельд, охотник заголовами, вотмой патент! Ия забираю этот куль сотрубями! Пошли, друг.
        Взвалив добычу наплечо, онспокойно направился квыходу, необращая нималейшего внимания наобалдевших дружков поверженного.
        -Марк, положи настойку один солер, потом отдам,- попросилон.
        Когда я проходил мимо певицы, девушка-менестрель неожиданно повернула голову комне. Онадействительно слепая, этаМилия, теперь несомневаюсь…
        Однако я почти уверен: онавнимательно меня рассмотрела ичто-то увидела?
        …Ветер гнал поверху клочья тумана.
        Далековато живёт заказчик Геллерта. Пречистый Ванк, нупочему тут нет такси? Иликаких-нибудь рикш… Сколько идей пропадает, сколько патентов можно былобы получить! Ладно, сдали негодяя изрук вруки, теперь свободны.
        Где-то поблизости, почуяв поздних прохожих, хрюкнула свинья. Ихдержат вгородах. Авот коров жителям держать неразрешают, ислава богу. Даже зато, чтобы провести лошадь через ворота, взимается плата, уборка дерьма- дело платное.
        -Хорошо, чтоты невытащил его надуэль, водворах грязновато, когда дождь,- бросил запыхавшийся Геллерт, находу растирая окоченевшие отхолода руки.- Искользко… Явидел, какдва высокопоставленных господина свалились влужу, даже неуспев вытащить мечи…
        Яспешил изовсех сил. Какже надоел этот дождь!
        Кое-где смутно проступали очертания мокрых крыш ипричудливых кованых флюгеров, адальше изтьмы итумана вздымался высокий шпиль ратуши, отчего-то сейчас он совсем непредставлялся мне белым икрасивым.
        -Ужепротрезвел!- возмущался напарник.
        -Гдеэта чёртова улица Роз?- спросиля, останавливаясь.
        -Налево сворачиваем, такбудет короче. Слушай, Марк, может, подождём ствоим заказом доутра? Куда денутся эти привидения, несбегутже! Мыприличные люди. Атам ничего невидно…
        -Воин! Прекрати панику! Какты мне говорил совсем недавно? Смелей, Геллерт Де Вельд, входи, нетрясись, каккролик!
        -Первым внутрь непойду,- заранее отрезалон.
        Камни мостовой впереулке были положены вконце года- криво, сбольшими щелями: того игляди ногу подвернёшь. Мыпошли чуть медленнее. Возле второго дома нас уже ждали. Домбыл угрюм инеприятен, как, впрочем, ивладелец пентхауза внём. Согбенная бабушка втолстой иплотной накидке, недожидаясь, когда начнут барабанить кольцом вдверь, устроилась подкозырьком, удерживая задужку большую масляную лампу.
        -Гдеони прячутся?- Ясразу взял быка зарога. Лучше уточнить.
        -Натретьем этаже!- сазартом прошамкала старуха.
        -Ана втором кто живёт?
        -Жильцы предусмотрительно съехали надва дня кродственникам. Всёждали, когда вы начнёте. Ятут одна, тихо-онечко…
        Конечно, тутже спецназ работать будет.
        -Тихонечко? Аони кактам?
        -Ходют!- закивалаона.- Иногда мебель двигают имного стонут. Особенно ночью. Воттолько что стонали, яполестнице поднималась! Иногда визжат.
        -Видишь, какая отважная женщина?- толкнул я друга вбок.- Пошли.
        -Явам воды согрею, господин охотник заведьмами,- решила старушка.- После привидений обязательно нужно вымыть руки.
        -Спасибо. Вывот что, закройте двери поплотней. Ине подглядывайте! Вдруг одно изних просочится ввашу комнату? Увас есть деньги назачистку?
        Онаиспуганно отпрянула.
        -Ещёлампы имеются?
        -Три!- ответилаона.
        -Мнедве!- пробасил Геллерт.
        Вродебы экипировались, дальше тянуть невозможно.
        -Поплотней!- повторил я ипошёл поскрипящим ступеням.
        Позади шагал напарник, громко стуча пошироким ступеням башмаками размером схороший ящик. Ключ. Жёлтый штырь сбороздкой вошёл взамочную скважину илегко открыл хорошо смазанный замок.
        -Сразу проходи,- прошепталя.- Ине жмись поуглам!
        -Этокто жмётся, малец?- возмутился охотник заголовами.- Доблестный Геллерт Де Вельд никогда непозволял себе…
        -Вперёд!
        -Тыпервый!
        «Детский сад».
        Так, бормоча ипереругиваясь, мыввалились вцентр тёмного зала.
        -Лампы настолы!
        Япоставил свою нараздвижной стол, анапарник, ненайдя сходу подходящей поверхности, опустил светильники напол. Всёкаквсегда: сыро, темно, мрачно… Ввоздухе ощущался резкий холод.
        -Смотри, осторожней, нерубани меня мечом.
        -Этоты непроткни меня своей зубочисткой!
        Вродебы нет никого…
        -Зашторами!- вскричал Гел.
        Я,нераздумывая, наискось рубанул совсей возможной скоростью- бархатное полотно сдолгим шелестом упало напыльный пол.
        Темвременем воин, присев накорточки, совал широкий клинок своего меча вдымоход камина, пытаясь достать спрятавшуюся там нечисть. Через пять минут все шкафы, комоды исекретеры были осмотрены, акое-какие иразрушены- издержки производства.
        Осталась спальня.
        Мыплечом кплечу встали перед дверями.
        -Больше негде, здесь возьмём,- уверенно сказаля, выставляя меч перед собой.
        -Дауж, янаслышан, какты ловко сними управляешься,- ворчливо заметил взволнованный воин изабубнил:- Ночто касается меня, мойдруг, тоя верный сын церкви Святого Ванка иполагаю, чтонам былобы полезнее хорошенько выпить, аутром совершать церковное служение, чембродить пострашным домам ивнушать себе уверенность, чточеловек сможет победить всю нечисть наВанкоре. Клянусь, твое прошлое занятие вольного странника мне куда больше приходилось подуше.
        -Держи крепче клинок, воин… Вышибай!
        Бамс! Трах!
        Удар ноги- створки ищепа отлетели встороны. Авы что хотели, работает спецназ!
        Огромная двуспальная кровать столстой периной, двастолика совальными зеркалами, комоды, узкий шкаф…. Шторы неподвижны.
        -Ноги,- спокойно сказал Геллерт Де Вельд, указывая вниз острием.
        Двепары узких туфелек сбантиками высовывались из-под края кровати. Женских.
        -Марк, тывсё знаешь, скажи: упривидений бывают такие изящные ножки?- продолжил воин игаркнул:- Ану, вылезайте оттуда! Чума меня забери, друг, утебя все привидения такие?
        Япокачал головой, пряча меч вножны.
        -Раньше были настоящие… Выкто, дети?
        -Мынедети!- гордо выступил вперёд тощий юнец вдлинной холщовой рубахе.- Мынастоящие любовники, атеперь будь что будет!
        Онбросился кподушке идостал из-под неё небольшой блестящий кинжал-конти.
        -А-ха-ха!- зашёлся смехом воин, сразмаху плюхаясь напостель.- Вотэто перина! Знай, кувыркайся! Ивсё-таки ты врёшь, Марк, боюсь, чтобольшая часть привидений Ванкоры именно такова! Чтоже вы тут делаете, любовнички?
        Такого дурацкого вопроса я давно неслышал.
        -Насзовут Флона иМай,- тихо ответила девица, накинув насветлые распущенные волосы капюшон халатика.- Мыпомолвлены иуже разломили серебряный солер насчастье… Однако наши семейства давно уже недружат, иного выхода унас просто небыло. Майподобрал ключ отпустых комнат, имы…
        -Ивы это делаете каждую ночь, чтобы небыло рахита,- закончиля.
        Ещёнехватало столкнуть лбами местных Капулетти иМонтекки, раздув пожар домасштаба таёжного. Не-не, этонемоя карма!
        Дорогу молодым!
        -Быстро одевайтесь иубегайте восвояси! Мыникому нескажем, клянусь своей шляпой. Геллерт, спустись вниз иотвлеки эту чёртову старуху, алучше зайди кней, чтобы невздумала посмотреть вокно. Чего стоите? Бе-егом!!!
        …Наулице лучше нестало.
        -Пошли комне, тампереночуешь, охотали тебе тащиться вНижний Город?
        -Тогда нужно взять хорошего вина!- обрадовался друг.- Втвоей гостинице буфет работает?
        -Хозяин отпускает распорядителя после полуночи.
        -Ипоблизости нет ниодного кабака, вотневезуха! Сейчас-сейчас… Сейчас!- Геллерт пару раз огляделся, апотом уверенно зашагал куда-то вправо.- Замной!
        Ужечерез пару минутмы, приняв изприоткрытого окна первого этажа ценный груз, стали счастливыми обладателями двух больших кувшинов, оплетённых дляудобства сеткой излозы. Увы, издесь ничего несладится, реши местный Городской Совет сшерифом ввести сухой закон… Бизнес!
        -Закуски невзяли!
        -Уменя впостоях есть хлеб икусок рыбы.
        Хорошо, когда рабочий день закончен. Можно спокойно расслабиться упылающего камина, поговорить сдругом, если он рядом, прикинуть дальнейшие планы. Яуже сладко улыбался впредчувствии неги, ноне тут-то было. Вуголке двери был зажат уголок письма. Ого! Ещёодного, становлюсь популярен! Глядишь, скоро наВанкоре появится такое явление, какспам!
        Торопливо разорвал конверт.
        «Уважаемый Марк Уишем! Пишет вам ваш старый знакомый Зораф Картич, владелец торговых домов ирестораций вБалместри иБикаде. Имею квам неотложное дело, ради которого нам стоит встретиться длясрочных переговоров. Короткоже скажу, чтодочь моя, небезызвестная вам Лана, вближайшее время отправляется вГрандур дляпоступления втамошний лицей. Иябы очень хотел, чтоб сопровождали её именновы. Оплата будет хорошей, кроме того, явыделяю карету исвоего возничего Гику. Дорога трудна иопасна, ибылобы очень хорошо, еслибы вы присмотрели себе компаньона. Опасения любящего отца, мнекажется, вполне вам понятны… Если это возможно, ждувас завтра утром усебя вподворье. Зораф Картич, торговец».
        -Яеду стобой!- нераздумывая, заявил Геллерт Де Вельд.
        -Пить нельзя,- вздохнул я тяжко.
        -Какая ерунда, Марк!- крикнул воин, заходя втёмную комнату.- Обольёмся сутра кадушками ледяной воды, сейчас это модно.
        Глава5
        Отом, каклюди предполагают, аПречистый Ванк предлагает Спагетти-вестерн вготическом варианте
        -Хозяин, если дашь пять солеров, тоя изэтой повозки сделаю настоящий… Какты сказал? Дилижанс!- предложил мне Гика три дня назад.
        Дал. Витоге- неделя задержки.
        Нодело того стоило, поверьте.
        Чтоэто заназвание такое: «путевая повозка»? Нет, брат Зораф, такнепойдёт, мелковато. Агде, спрашивается, романтика дальних странствий попылным прериям, гденепременный спагетти-вестерн? Говорят, чтоэто ине карета, теразмером больше да пошикарней, иимеются они только усеньоров, местных князьков.
        Пусть тогда будет дилижансом. Дилижансиком… Нет, конечноже, этонезнаменитый почтовый дилижанс, предназначенный исключительно дляперевозки корреспонденции ипосылок, амалый, или, какещё его называли, «грязный дилижанс», обыденно циркулировавший поубогим сельским дорогам между провинциальными городками Англии иСеверной Америки.
        Вотгде романтика была!
        Неожидаля, чтоисам когда-нибудь втакую влипну.
        …Жёлтая дорожная пыль, вокруг- огромные колючие кактусы, алчные чёрные стервятники, парящие надголовами… Экипажем управляет опытный возничий вгодах: типичный ковбойский человек сбронзовым лицом ис мятым «стетсоном» наголове. Штаны сгрубыми кожаными заплатками, нажилетке видны бурые пятна- толи вино, толи кровь, неразобрать. Вруках возничего длинный кнут, настаром ремне висят два «кольта», сбоку кстенке фургона прикреплён верный «винчестер»- вобщем, есть чем встретить проклятых краснокожих!
        Рядом скучером клюёт носом молодой неопытный стрелок, спит себе, собака, зажав между колен древнюю капсюльную двустволку сволчьей картечью. Говорят, чтоэто самое лучшее оружие против погони, даже когда тебя преследует дюжина плохих парней.
        Задача засони- охрана пассажиров итяжелого железного ящика, напертого нависячий замок спечатями шерифа: тамлежат деньги (много) иважный договор скоманчами (мошеннический), согласно которому земля индейцев хитро отходит впользу железнодорожной компании. Ведь такой шикарный экипаж, кроме прямого предназначения- перевозки пассажиров,- является ещё иогромным сейфом наколесах, желанной добычей дляКровавого, будь он проклят, Барта, чтохозяйничает впредгорьях поблизости…
        Пассажиры всалоне ведут себя по-разному: один дремлет, уронив голову наплечо соседа, другой прихлебывает виски измаленькой фляжки, кто-то пытается играть вкарты, дведамы вдлинных платьях икокетливых шляпках безумолку болтают омужиках, оценах напродукты, тряпки идешёвую косметику.
        Новсе готовы кнеприятностям!
        …Здесь всё нетак…
        Кактусов небудет. Будут дубы-колдуны.
        -Куда ты тянешь мой гвоздь, шельмец? Вытащи изкармана немедля, удавлю!- зло заорал Гика нарабочего, поднимая руку дляшлепка.
        Бдит, бережёт хозяйское серебро, молодец… Именно так меня теперь иназывает возничий- «хозяин». Конечно, когда Зорафа нет поблизости. Отчего-то мне кажется, чтоГика решил откупчины уйти- атут такой благоприятный момент подвернулся: дальний рейс- отличный повод.
        Спецгвозди ссеребряными шляпками ставят повсем углам кареты, икаждый раз возничий что-то старательно вымеряет бечевой. Оказывается, существует такая практика. Нечисть попадается умная, чтоназывается, стреляная, принападении сперва попробует мишень навкус ипрочность, аконтакт даже сминимальным количеством серебра ей очень непонравится. Расход металла небольшой. Нои польза пока неочевидна. Ясебе как-то смутно представляю сцену, вкоторой нечисть принападении начнёт обтирать углы дилижанса… Хотя кто его ведает, может, стоящее дело.
        Каквсегда втаких случаях, япредпочитаю доверять людям знающим.
        Ставят, значит, надо.
        Онизаканчивают уже, довоплощения остались последние штрихи.
        Дилижанс уменя трёхобъёмный. Какбы… Один объём- настоящий, этомаленький уютный пассажирский салон. Салончик. Идва наружных объема, спереди ипозади. Передний предназначен длявозницы иего помощника, которого унас нет. Задний- длядвух самых нищих пассажиров, которым мест всалоне ненашлось. Итам, итам установлены боковые щитки, предохраняющие ответра иливражеского снаряда. Есть противодождевые козырьки, всёустроено достаточно разумно.
        -Позади сяду, вотчто я решил!- громогласно объявил Геллерт Де Вельд.- Коня привяжу, пусть отдыхает.
        -Иохота тебе пыль глотать?
        -Какая там пыль, Марк, посмотри нанебо, сплошные дожди… Аты уж давай всалоне грейся, сдевицей, чистый мёд, гы-гы-гы! Небуду вам мешать, может, чего иполучится,- хитро подмигнулон.
        -Глупости говоришь!- неуверенно возмутилсяя.- Онаведь подмоей охраной!
        -Настоящему мужчине это непомеха,- отрубил друг.- Тыже неотказываешься её защищать, верно?
        Э-э… чтож, логично.
        Мыобошли готовый котправке дилижанс ещё разок. Красавец! Торцы экранов тоже поблёскивают серебряными шляпками. Свнутренней стороны каждого экрана закреплены высокие тубусы, вкаждом- подва коротких метательных копья. Сделаны они грубовато, дешёвое изделие. Одноразовое: метнул, попал иудрал. Итого, почетыре штуки накаждой площадке, стационарное вооружение.
        Гелвытащил одно копьё, легко подбросил ввоздух, ловко поймал тойже рукой, качнул древком надголовой, словно прицеливаясь,- снаряд хищно дёрнулся вперёд.
        -Годится!- одобрилон.- Шершавая, люблю! Тыкак, дружишь скоротким метательным копьём, вольный странник?
        -Давно неупражнялся,- совраля.
        «Вообще никогда неупражнялся».
        -Знаешь, увозницы ещё парочку заберу, пожалуй, чтобы шесть было,- решил охотник заголовами.- Унего арбалет есть, такчто идвух хватит. Ая покидаюсь, если что… Прошлым годом вМаймече дальше всех метал насостязаниях! Веришь?
        Стакими руками- неудивительно. Торопливо закивал.
        Гике арбалет куплен. Даиболо унего имеются.
        Ещёодин арбалет есть уЛаны.
        Атут ия стяжёлой артиллерией…
        Наверху удилижанса установлен настоящий экспедиционный багажник. Глянул, ина мгновение примнилось, чтовижу я накрыше выведенный наверх воздухозаборник высокого джипа-переростка, сэнд-траки, хай-джек, запаски… Ошалело мотнул головой- нет, всёнормально, сундуки, тюки, лом, кирка идымовая труба. Большие сундуки, непромокаемые, почти герметичные. Унас, мужиков, вещей немного, авот уЛаны барахлишка навалом, папаша обеспечил. Ну,ипровиант, вода, вино. Силос какой-то длялошадок… Есть люк.
        Снаружи, рядом сместом возницы, подуглом торчит длинная рукоять стояночного тормоза, тянуть её приходится сходом вполметра.
        Внутри салон устроен очень интересно. Входная двустворчатая дверь только справой стороны. Слева отнеё- одно сидячее место, большое, широкое, длятолстяка. Напротив двери- длинная мягкая лавка, человек пять могут пристроиться свободно. Подней рундуки. Вертикальные стенки рундуков можно поднять изакрепить, получаются полати-нары, пассажиры могут сотносительным комфортом устроиться наночь.
        Справой стороны отдвери сиденья вообще нет. Непредусмотрено заводом-изготовителем. Тамсмонтирована печка типа «буржуйка», разве что видом поизящней, дасделана свыдумкой. Корпус печи поворачивается вокруг своей оси. Возничий может затопить её снаружи, тогда едкий дым приразогреве небудет попадать всалон, бередить нежные ноздри привередливых пассажиров. Апотом, когда раскочегарится, можно провернуть его заспециальные рукояти- теперь, господа, подбрасывайте дровишки сами, вонони лежат, сбоку… Очень хорошая вещь, нужная. Начинаются края холодные, суровые. Даещё иосень надворе поздняя, стылая ночами, того игляди снег повалит… Нет, обманываюсь, рановато дляснега, просто ожидание есть.
        Чувствую, пройдём перевал после Грандура, поднимемся вгоры, ивскоре увидим белый полог зимы.
        Бр-р… ВГрандуре надо будет покупать тёплую одежду. Можно, конечно, издесь взять, нотам мастера более опытные, понимающие.
        Обеплощадки имеют одностворчатые двери всалон, потому сиденья ирасположены столь необычно. Можно удрать вслучае непогоды, укрыться приопасности иобороняться внутри сообща. Двери довольно узки, ужнезнаю, кактакой… кхе-кхе, солидный человек, какГеллерт Де Вельд, через них протиснется, если что. Лучшебы ему потренироваться заранее, честное слово.
        НоГела эта проблема, похоже, неволнует.
        Поуглам дилижанса снаружи висят четыре масляных светильника, ещёодин- внутри салона. Вцелом конструкция экипажа кажется мне гармоничной иочень практичной. Готический джип. Можно сказать, чтоон подкупает вас какнадёжностью, такиособой грацией, чтоли, особенно после путешествия внеуклюжих телегах торговцев. Вотуж где натрясёшься, никакое сено непоможет.
        Осидилижанса подрессорены просто замечательно.
        Колеса разного диаметра скучей длинных металлических спиц, передние поменьше, задние- существенно больше. Говорят, таксделано специально, чтобы нетак сильно трясло наколдобинах. Поедем скомфортом!
        Воттолько тут неЕвропа.
        Самым большим приключением дляпассажиров нарядных европейских дилижансов было отвалившееся прямо посреди огромной грязной лужи колесо иунылые гостиничные пьянки. Путешествие вгустонаселенной Европе длилось недолго, ужечерез несколько часов дилижанс обычно прибывал кместу назначения. Намже предстоит пилить неменьше двух дней, причём поопасным местам.
        Южнее, навсех магистралях, существует обширная сеть своеобразных «мотелей»- таверн спостоялыми дворами илиже небольших гостиниц, предоставляющих еду икров людям, путешествующим любым способом.
        Чемдальше ксеверу, темтаких мест меньше.
        Проклятье, ещёикарты нет, опять всё наслух, наверу!
        Обязательная четверка лошадей, навид выносливых ибыстрых, ужеготова. Суммарный груз невелик, вессамого дилижанса едвали перевалит затонну, такчто вчас он осилит километров тринадцать, если лошади будут идти умеренной рысью. Втрудно проходимых местах, гдедорога расквасится, ина подъёмах они перейдут навялую рысь илидаже шаг.
        Всяконструкция окрашена вблагородный мышиный цвет. Неброско, вуровень истатус. Ятолько «за»: меньше выделяешься- реже нарываешься.
        Стенки салона прочные, дубовые. Оконца маленькие, всеоткрываются наружу. Стёкла толстые, далеко несамого лучшего качества, мутноватые, ссиневой, новсё видно. Внизу болтаются два больших медных ведра, наборту закреплена лопата, внутри есть ипила.
        Заряженная машинка. Вотбы нанеё простенький дизелёк поставить и… дыр-дыр-дыр. Клаксон срезиновой грушей. Иникаких лошадей.
        Что-то забыл сказать… А! Забыл сообщить: теперь это моё имущество!
        Да-да, якупил карету уЗорафа сочень хорошей скидкой ив счёт оплаты зауслугу подоставке дщери единокровной кворотам образовательного учреждения. Ачто? Какему прикажете возвращать экипаж източки назначения? Когда ещё люди Зорафа доберутся додалёкого Грандура, аведь умный ихитрый Гика один назад непоедет, оннедурак. Такисвершилась обоюдовыгодная сделка, назакрытие которой ушла большая часть моих честных накоплений.
        Яоглянулся. Папаша всё прощается сдоченькой. Наказы даёт.
        Смелые тут люди!
        Ну,вот… решилсябы я отправить собственную любимую доченьку затридевять земель научёбу всопровождении каких-то лиходеев, дапоопасной дороге? Лицея ей захотелось, видители! Даниза что, дома сиди, книжки читай, родителям помогай!
        Аони небоятся.
        Суровый мир, суровые законы.
        Мненравится наВанкоре. Тутпока всё больше по-честному. Неуспели наизобрести прорывных технологий манипулирования. Ик жизни относятся просто, ик смерти.
        Наконец Зораф подошел кнам, хлопнул меня поплечу, пожал руку Геллерту. Торговец очень обрадовался, узнав, чтоохотник заголовами едет сомной- такое усиление! Выдал ему нарадостях десять монет.
        Тутдоченька опять крикнула, папаша торопливо поспешил кней.
        Ясочно сплюнул наземлю: показалось, чтобрусчатка зашипела подкислотой.
        -Силуже нет… Долгие проводы- лишние слёзы.
        -Умеешь ты красиво сказать, вольный странник!- друг восхищённо качнул тяжёлым подбородком.- Тебе романы писать можно, может, тогда ия хоть один прочитаю! Чего переживаешь? Сейчас тронемся.
        -Данадоело мне тут досмерти. Ещёдожди…
        -Ая вообще непонимаю, какой чёрт дёрнул тебя покинуть уютную тёплую Маймечу! Сиделбы себе нанабережной, смотрелбы накорабли изприбрежного кабачка мадам Луани иждал, когда тебе сотворят вторую зажигалку. Даиподешевле там будет. Тебеже здесь ничего больше ненадо было?
        «Хреново маскируюсь, расслабился».
        Интересно, чтобудет, расскажи я своему новому другу окарте-контроллере? Даещё ис пояснениями: чтоэто такое изачем она нужна? Сильные унего лапы, вон, какметательным копьём работал… Ав каждом крупном городе прицерквях есть лечебницы, даещё иприют. Втом числе идля таких странных людей, какя. Вздохнулбы Геллерт тяжко, погладилбы меня поголове напрощание, смахнув слезу, вызвалбы жандармов, ипрощай. Упекут вашего покорного слугу ввесёлый дом.
        Тутиконец сюжета.
        Каквам? Вотимне нехочется. Думать тебе надо, Марк, думать…
        Поехали.
        Длинная лента дороги кажется бесконечной, особенно вначале пути. Онаисчезает загоризонтом, куда икатится, поднимая пыль огромными колесами, наша изящная крытая повозка, запряженная четверкой лошадей. Этопотом дорога начнёт разбиваться нафрагменты разговорами, неожиданными встречами, всякими событиями инаблюдениями. Поначалуже просто дуреешь: этосколькоже нужно пропилить?
        Аещё всё вокруг одинаково, надоедает, порой смертельно. Особенно когда идёшь один, чтоипроисходило сомной вбольшинстве переходов наВанкоре. Приедаются эти жёлтые исерые серпантины дорог, связывающие между собой города, посёлки идеревни, включая ите поселения, которые давно канули вЛету.
        Беседы неклеились. Устав насборах ипроводах, экипаж молчал.
        Кони шли неспешно, хотя даже мне казалось, чтоони непрочь пробежаться отдуши. НоГика им свободы недавал.
        Ядаже поспал маленько.

* * *
        Проснулся легко, ничего незатекло. Исразу глянул вокно!
        Солнце уже готовилось садиться заодну изпокрытых густой травою просек огромного леса, сбоку всё выше поднимались серые скалы- какой-то горный хребет…
        Массивы развесистых, свысокими стволами дубов наверняка были молчаливыми свидетелями величественных прохождений самых разных войск, неспешных шествий длинных торговых караванов ибыстрых рывков разбойников сбольшой дороги, атакже нападений напутников диких зверей инечисти. Онипростирали свои узловатые сучья надмягким ковром ещё зелёного дёрна, лежащего пообочинам дороги. Местами кдубам примешивались чёрный горный бук, роскошный орешник ипочти везде- густой подлесок изразнообразных кустарников, непропускающих низкие лучи заходящего солнца.
        Временами деревья расступались, образуя убегающие вперёд аллеи, вглубине которых может прятаться кто угодно. Втаких местах лучше закрывать двери нашего дилижанса…
        Какя нелюбил проходить подобные участки пешком!
        Вотисейчас… Через приоткрытую переднюю дверцу показалась очередная гигантская аллея, закрытая сверху почти полностью. Жутковато. Воображение тутже создаёт картины дикой жизни мистического векового леса.
        -Наружу пойду, свозницей посижу, малоли,- сухо кашлянув, предупредил я девушку. Давно неразговаривал, одни размышления.- Тызакройся.
        -Ине подумаю!- сразу взволноваласьона.- Оставь дверь открытой, Марк!
        Сзадней площадки наменя вопросительно глянул охотник заголовами. Удобно он там устроился: развалился, сложив огромные сапожищи наперекладину, боевому коню приходится разглядывать подмётки.
        Япоказал рукой вперёд. Геллерт приподнялся, глянул, кивнул, подтянув поближе свой тяжеленный боевой топор. Страшная это штука, если вумелых руках- очень хорошее оружие, какпротив человека, такипротив больших хищников. Щитикопьё приторочены кседлу боевого коня.
        Красноватые лучи заходящего солнца, легко пробиваясь сквозь уже опадающую листву, отбрасывали дрожащий свет насучья ипоросшие мохом стволы, поблёскивающие пятна падали натраву. Показалась большая поляна овальной формы- расширение дороги. Чёрт, листвы всёравно много, темновато тут…
        -Подожди, веник отодвину,- буркнул Гика, нагибаясь вправо.
        Этоособый веник.
        Дерьмовеник. Здоровенный такой, счеренком.
        Перед тем какпокинуть постоялый двор, чтостоит свнешней стороны крепостного периметра Бикады, возничий аккуратно отмёл накопившиеся кучки лошадиного помёта втраву- площадь перед воротами вымощена булыжником, ещёневысохшим после дождя. Такположено: следи зачистотой сам, заэту брусчатку ты ничего неплатил, здесь городской санитарный сбор уже недействует, никто затобой убирать несобирается. Вотнагрунтовке- валите наздоровье.
        Отличная иллюстрация дляразрушения старой мифологемы.
        НаЗемле читатель илизритель досих пор радуется, когда вы начинаете рассказывать ему оперманентно первобытном состоянии общества идиких нравах вовсе прошлые времена, чаще всего он охотно согласится слюбым вашим бредом. Читателю изрителю приятно осознавать, чтоон-то уж точно нетаков! Ончистюля, аккуратист отрождения, человек цивилизованный, воспитанный должным образом. Раньше были дикари. Ну,кроме собственных прапрадедов, конечно. Авот заграницей… Задумываться потребителю нехочется, проверить он неможет, этовполне понятно. Рядовой читатель вообще никогда небывал втех краях, гдеможно увидеть прошлое, унего нет машин времени, каки других способов перемещения поэпохам.
        Чтосидит вголовах, каков шаблон? Безусловно, этонизкокачественное, вредное питание сбациллой, убогие ночлеги, повальная нищета иразорение, встречаемые накаждом шагу. Никто толком немоется, одежда жуткая, пыльная, обтрёпанная… Вокруг тебя кислые рожи дегенератов. Пьянство, разврат ипрочие пороки- какнорма.
        Игрязь, акцентированно. Грязь ивонь, особенно вгородах.
        Самая расхожая сценка: трое весёлых молодых людей благородного вида вотносительно нарядных платьях струдом продвигаются поузкой улочке средневекового города… Подноги страшно смотреть. Подходят эти мушкетёры короля ближе, тутдверка иоткрывается- подскрип ржавых петель исуставов изпроёма выдвигается зловещая старушка скрючковатым носом. Вруках она держит мерзкого вида таз, накоторый даже смотреть страшно. Хлесть! Ипротухшие помои летят прямо подноги героев.
        Тесвесёлыми матерками привычно отскакивают всторону идаже успевают увернуться, продолжая движение. Онинерассердились ине удивились.
        Всёнормально, вэтом богомерзком Средневековье так принято.
        Находу молодцы поправляют широкополые шляпы. Почему широкополые? Дапотому что сверху нагероев беспрерывно валится дерьмо, ведь каждый горожанин норовит нагадить непременно наулицу, забава такая. Вотнавстречу идёт красивая дамочка, таковые здесь иногда встречаются. Друзья торопливо размахивают шляпами, сбрасывая накопившееся дерьмо настены домов. Хитрый приём, да? Иочень изящный.
        Отдамочки нестерпимо воняет сладкими духами, чтопозволяет ей хоть как-то скрыть запах месяц немытого тела…
        Вуличной грязи возятся малые дети, мордочки которых различить невозможно- все измазаны, какнекогда Адам глиной.
        Вкабаки лучше вообще невходить. Тамполный ад ите ещё типажи! Онисидят залипкими столами сгниющими остатками пищи, пальцем достают изкружек тараканов имух, после чего успешно ижадно пьют. Вокруг требуха, кости, собаки какие-то, подногами скользко отгнилого месива.
        Таким образом, навтором плане- постоянный ужас разлагающейся органики, монотонность отвратительного. Тутитам дерутся кривыми ножами ирастирают кровавые сопли помордам.
        Мочатся прямо наулицах итам, гдезахочется.
        Конечно, допоры зрителю приятно: какже далеко он ушёл всвоём развитии!
        Прямо скачок!
        Кстати, здесь уже эпоха Возрождения, есть писатели ипоэты, художники идраматурги, ученые иизобретатели, всёбольше появляется мастеровых людей. Наванкорском носу неумолимо приближающиеся буржуазные революции, переход отфеодализма ккапитализму, прогрессивные перемены ииндустриализация- вот тогда будет весело, ибопроцесс этот неприятно жесток. Такбыло вАнглии восемнадцатого столетия, вКитае нарубеже двадцатого века, Россия тоже своего хлебнула. Впрочем, отчего-то мне кажется, чтонаВанкоре всё пройдёт чуть мягче.
        Беда втом, чтоэтакий натурализм вранья пробылую дикость вовсём тексте илифильме никого неможет обманывать долго, интуитивно ты начинаешь что-то подозревать… врут ведь! Иправильно делаешь.
        Даже сейчас настарушке Земле полным-полно мест, гделюди живут патриархально, натуральным хозяйством. Уних есть колодцы, скотина, дымят трубы печей визбах. Каждый может съездить ипосмотреть: кактам устроен быт? Грязноли? Моютсяли несчастные селяне илиже ходят грязнулями?
        Моются! Ичисто вокруг. Прибрано.
        Вотиздесь также. Хотелбы я посмотреть, чтобылобы после того, кактакая старушенция взялабы запрактику сливать помои прямо упорога впростой деревне, вроде той, чтомы проезжали подороге вгород! Скорее всего, местный староста посадилбы такую хозяюшку вбочку спомоями ипару дней кормилбы её содержимым этой ёмкости. Слопаты.
        Здесь всё очень грамотно устроено.
        Нузачем, скажите, сбрасывать пищевые отходы набрусчатку, когда это прекрасный корм длясвиней? Каждым туманным утром поулицам Бикады проезжают свинари сбольшими лоханями, куда хозяйки исливают питательную жижу. Закопеечку. Врядли кто-либо изних увидит вруке реальные деньги, нопо договору свинарь когда-нибудь выдаст им кусочек свежего мясца… Грязная вода сливается вканавы, чаще всего вовремя дождя, сточные канавы чистятся, вних запускается вода изканалов. Явидел города, вкоторых функционируют сети акведуков. Постоянно работают золотари итрубочисты, метельщиков тоже хватает. Среди последних много штрафников: пьяниц, забулдыг, бродяг, просто опустившихся людей. Арестовывают игонят напринудительные работы. Заэто кормят.
        Да,частенько наодежде видишь заплатки, ветхость… Сутюгами напряжёнка, такведь иткани далеко некисейные!
        Человек влюбой среде ив любые времена хотел жить смаксимально возможным комфортом. Конечно, степень его будет зависеть отуровня развития технологий инауки, сэтим непоспоришь. Придумали централизованное водоснабжение иватерклозет- сразу меняется многое. Электрочайник изобрели? Экономится масса времени! Ещёнеизобрели? Раскочегаривай сапогом самовар. Однако желание подпилить среду подсебя неизменно, этоиотражает известное всем понятие «обустроиться».
        Да,бывает, чтотут попахивает, порой сильно… Чтоделать, этонатуральный мир.
        Ноне более того.
        Ванн вдомах я невидел, такие жилища внекруга моего доступа… Хотя нет, вруведь! Давеча углядел таковую вовремя зачистки. Умногих жителей, особенно напервых этажах, имеются помывочные бочки, клёпаные. Работают платные иблаготворительные термы, городским властям совершенно ненужны эпидемии заразных болезней, бороться скоторыми здесь крайне тяжело.
        Авот сошлюхами городскими лучше несвязываться, неотвертишься, влипнешь обязательно. Ищивесёлых добрых девчат, друг, онивсегда есть.
        Вдеревняхже вообще чисто.
        Илица улюдей, кстати, вполне нормальные. Разныеони. Каквезде.
        -Хозяин!- крикнул Гика, привлекая моё внимание.- Смотри!
        Дилижанс остановился.
        Явытянул шею.
        Впереди надороге лежала опрокинутая набок повозка.
        Крытая. Нестоль крутая, какмоя, новполне добротная, удобная, некрестьянская. Колёса одного диаметра, рессор нет. Хорошо она легла, упав нараздавленную бочку, осталась совсем узкая щель, полотняный навес скомкан, подмят. Людей вродебы невидно, лошадей- тоже… Мешок какой-то, ещёодна бочка, целая… Чтотам случилось?
        -Геллерт,- заораля,- внимание, повозка впереди!
        Ниветерка. Итишина.
        Лошадям явно что-то ненравилось, животные вели себя тревожно. Оперативная обстановка вокруг неиз лучших, сплошные заросли.
        Воин быстро спрыгнул наземлю, насекунду замер, отвязывая боевого коня. Воткому ничуть нестрашно! Огромное животное намгновенье как-то по-кошачьи выгнулось, приподнялось, желая посмотреть, ктотам впереди объявился, такой наглый, оскалилось изло загарцевало надороге, удерживаемое мощной рукой хозяина.
        Топор воин невзял. Гелбыстро запрыгнул вседло, отцепил копьё, взял щит.
        Нуипарочка!
        Всё, теперь унас две боевые единицы. Ещёия могу вкусты спистолетами сигануть…
        -Лана, пересядь! Окно открой исмотри, чтотам, позади!
        Вответ заскрипел взводимый арбалет.
        Нахмурившийся Гика дотронулся было докопья, новытащил пару боло.
        Настоящий Всадник Смерти подъехал справа итоже остановился.
        -Разбойники?- спросиля.
        -Врядли, зачем им повозку переворачивать?- тихо ответил возничий.
        -Пусть только попробуют, разразиих, святой Вигг! Будь я проклят, если кночи моё четырёхногое чудовище незатопчет копытами парочку негодяев! Стой спокойно, Фанги! Успеешьещё… Явперёд, парни, посмотрю!- закричал Гел вовесь голос, конь засекунды проскакал кместу происшествия.
        -Трогай,- скомандовал я тихо.
        Странно, следов схватки невидно…
        Гделюди-то?
        -А,чтоб тебе чёрт вышиб зубы!- ворчал Геллерт, несобираясь пока спускаться наземлю.- Провалитьсябы этому месту, нехорошее оно, чую… Смотрите, какая вокруг темнота! Здесь сам Князь Тьмы стрижёт себе когти! Будь другом, Марк, спустись, глянь, яприкрывать буду.
        -Гика, тывидел, этаповозка выходила утром изБикады?
        -Нет, хозяин, мыпервыми пошли вэту сторону. Давай ия посмотрю, чтоли.
        Яспрыгнул. Возничий вместе сомной пошёл кобочине.
        Так, значит, этаповозка вышла изБикады вчера, немоглаже она пройти мимо большого города, такие населённые пункты люди беззадержки непроходят, ведь надо пополнить запасы, отдохнуть, расслабиться, вызнать ситуацию надороге, то, сё…
        Быстро темнеет, надолго тут задерживаться нестоит.
        Уцелевшая бочка пуста. Мало имущества, практически нет. Нетикрови. Нагнулся, потом встал наколени иосторожно заглянул внутрь повозки, ещёпридавит…
        Пусто. Никого.
        Амулеты молчали, хоть это радует.
        Слева виднелось старинное культовое место, неполный круг, набор больших серых плит, необработанных. Часть камней давно повалены. Один вообще скатился кдороге, теперь он перегораживает небольшой ручей, пробившийся сюда сгоры. Слышно было, какволнуются, огибая ноздреватую каменюку, прозрачные струи. Похоже, встародавние времена лесные люди совершали здесь свои таинственные обряды. Кскале примыкает травянистый холм правильной формы, будто люди отсыпали. Ачто, вполне может быть.
        -Давы ослепли там, чтоли?- неожиданно взревел Геллерт.- Тутже следы кругом! Вот! Ивот! Этоже курт, всякому дураку известно!
        Конечно, хорошо ему всумерках стакой высоты наблюдать! Явстал сколен, подошёл ближе иприсмотрелся. Точно, налицо характерные пробоины вгрунте, тварь эта тяжела, алапы унеё узкие, острые.
        -Очень рад, чтоэто известно всякому дураку,- ворчливо заметил вредный Гика.- Значит, онохотится где-то здесь. Плохи наши дела, ночь близится. Чтоты обэтом думаешь, хозяин?
        Курт- это огромный такой «паук». Никто незнает точно, нечисть это илитварь. Новедь амулеты всё также молчат! Размером паскудное существо примерно сдилижанс. Быстрое исильное. Однако охотится курт только ночью, солнечный свет непереносит, даже налампаду реагирует.
        -Лошадей отпустили загодя,- сообщил возничий.- Если они побежали влес, томогли спастись, курт влесу медлителен.
        -Будем надеяться, чтоикто-то излюдей сумел продержаться подповозкой исмыться утром,- тяжело произнёс я безособой уверенности.
        -Чтоделаем?- поторопил Гика.
        -Уходим, надо искать убежище. Геллерт! Хватит гарцевать, двигаемся дальше!
        Мешок был надорван, внём- зерно.
        -Заберу, овёс нынче дорог,- сразу решил возничий.
        -Брось, невремя сейчас!- зашипеля.
        -Дляэтого всегда находится время, хозяин,- спокойно пожал плечами хапуга.- Кудаже мнеего? А! Всалон поставлю, вуголок, потом заштопаю… Эточтоже, овёс выбрасывать? Низа что!
        -Давай помогу, чтоб ты треснул, жадина!
        Взвизгнули впетлях окованные понизу железом боковые двери, Лана сизумлением посмотрела нанас ина мешок.
        -Чтотам случилось?
        -Потом расскажу, потом, закрываемся! Гика, свечку давай!
        Распалившийся Геллерт Де Вельд спешиваться несобирался. Даине получится, такого славного коня небросишь позади дилижанса перед лицом опасности… Получив огрызок свечи, яторопливо вытащил кресало, скоро поднялся маленький язычок жёлтого пламени. Поочерёдно открывая оконца, яснимал смасляных светильников крышки, передавал их Лане иподжигал фитили, погруженные вмасло, снова закрывал крышками.
        Есть, всечетыре горят!
        -Продолжай сидеть позади, арбалет неубирай.
        -Дактоже там, Марк? Леопард лесной? Волки?
        -Хуже, дорогая моя, тамбыл курт. Ион охотится где-то поблизости.
        Онапобледнела. Илимне показалось. Темновато, асветильник всалоне я зажигать нестал. Так, агде факелы? Вотони, упечи, четыре штуки.
        Завремя своих странствий я два раза сталкивался скуртами. Лучше скажем так: почти сталкивался. Один раз укрылся вразвалинах подкамнями, второй раз просто залез вчащобу, курт очень нелюбит такие места, онпросто физически неможет там перемещаться. Ниразу нестрелял.
        -Неспускай глаз сдороги, мнепридётся то идело бегать квознице!
        Достав изхольстеров оба пистолета, ябыстро их проверил, досыпал свежего пороха.
        -Погнали, Гика!
        Ехали мы доселе медленно, экономично, ав этом нехорошем месте лошади настоялись внервозности- бедолагам ситуация ненравилась ещё больше, чемлюдям. Такчто сил уних было много.
        Дилижанс резко дёрнулся, лошади пошли вскачь.
        Летим!
        -Гдеэтот чёртов Геллерт?!- нервно крикнуля.
        -Впереди!
        После первогоже поворота дороги мы одновременно увидели поджидающий уобочины тёмный силуэт всадника. Охотник заголовами отчаянно махал рукой. Ответвление дороги, возле которого он стоял, уходило влево слёгким набором высоты.
        -Замной!- проорал воин вовесь голос.- Таместь старый форт!
        Верхняя часть сооружения чуть просматривалась, вечером непросто заметить. Наэтот раз Гика нио чём меня неспросил, повозка повернула, лошади безснижения скорости потянули дилижанс вгорку. Правильно сделал возничий, ночлег всёравно придётся искать, амы незнаем, откуда курт приходил, можно наткнуться втемноте.
        Короткая дорога наверх, ипоказалось давно заброшенное серое строение, практически стандартная круглая башня, низкая идовольно широкая. Некоторые изних никогда неиспользуются людьми, теже, чтостоят рядом сдорогами, какправило, частично приспособлены путниками подубежище, по-товарищески. Будем надеяться, чтоэтот форт изтаковых.
        Вотиворота. Поширине нормально. Апо высоте?
        Сами разберутся. Яоглянулся, апотом ивообще перебрался всалон.
        -Ничего невидела!- сразу сказала Лана.
        Датут хрен чего увидишь… ночь почти.
        Скорость замедлилась, дилижанс уверенно въехал внутрь форта иостановился, пора выскакивать. Мужики уже принялись заработу. Намповезло, объект был адаптирован! Ворота надлежало запирать длинными балками прямоугольного сечения, похожими нашпалы. Старое дерево, давно служат спасительным заслоном… Вкаждую балку было намертво вбито подве кованые скобы.
        -Берегись, смертные!- крикнул гигант, хватая заскобу первую балку исразу закидывая один конец повыше.
        Точно вкаменную выемку попал! Может, емувообще лучше немешать, а? Зашибёт ведь, слоняра, вон, какворочает! Какое-то время я пританцовывал заспинами усердно работавших друзей, искренне желая найти себя воблагораживающем коллективном труде. Ато ещё подумают, чтофилоню. Ая нетакой. Ну,недаёте, такнедаёте.
        Мужики тянули «шпалы» через ряд, стараясь какможно быстрей ограничить доступ внутрь форта. Итолько потом начали закрывать образовавшиеся промежутки.
        Готово!
        Привсех своих прочих талантах курт покаменным стенам лазить неможет, гравитация непозволяет прибольшой массе проделывать такие фокусы, этовам нефантастический фильм-ужастик, законы физики работают безупречно ина Ванкоре. Хм… Акакже магия, нечисть? Говорят, даже драконы есть, которые, повсем расчётам, летать немогут. Интересный вопрос! Может, ихтут просто больше, законов этих?
        Хотя уменя есть своя версия…
        Водворе форта росла высокая трава, содной стороны несколько кустов, деревьев невидно. Отцепив оба медных ведра, возничий уже шёл сними ккаменному бассейну, расположенному вцентре. Дожди идут очень часто, такчто вода вполне может быть годной. Сейчас мужики займутся лошадями: успокоить надо, напоить, накормить. Тогда я пойду настену, посмотрю сверху, каквокруг ичто.
        Стандартный подъём поспирали широких каменных ступеней. Неплохой фортик, видал гораздо худшие. Здесь истены почти целые, хотя все зубцы давно обвалились. Остался периметр ибассейн вцентре, сложенный изблоков. Ктоизачем понастроил эти сооружения вдоль дорог, почему их забросили- неизвестно. Казалосьбы: отчегобы неустроить втаком нормальный постоялый двор? Зачем строить хозяйство заново, даещё ииз дерева, ане изкамня? Конечно, издесь новым владельцам придётся повозиться, внутренние деревянные постройки если ибыли, тодавно сгнили, обратившись втруху. Всеэти балки, сами посебе старые, вырублены влесу ипритащены сюда уже современным дорожным людом.
        Нехотят люди селиться взаброшенных фортах, ивсё тут.
        Вчём дело? Что-то чувствуют плохое, скрытое кровавое, проклятое? Незнаю, янеоднократно ночевал втаких местах, иникакая особая мистика комне неприкоснулась. Да,эти развалины всегда суровы иугрюмы, даже тревожны. Может, онипросто обижены набросивших их владельцев?
        Последняя ступень, янаверху. Здесь дует, холод сразу забрался подкуртку, язапахнулся поглубже.
        Вродебы всё делали быстро, аот заката уже иследов неосталось, настоящая ночь.
        Небо было почти чистым, луна вышла, ярко светили звёзды, илишь сзапада подступали низкие тёмные облака. Вводе бассейна плавал лунный серп, причудливо изгибавшийся, когда ответерка поверхность подергивалась рябью. Акрасиво сверху дилижанс смотрится! Фонари науглах кареты подсвечивают траву, пятно большое. Ядавно привык жить принедостатке освещения после захода солнца… Незнаю, чтобудет, плесни мне сейчас влицо прожектором илипокажи ночную улицу крупного мегаполиса сярким неоном реклам имногорядными цепочками медленно двигающихся габаритных огней. Наверное, сума сошёлбы.
        -Сейчас я ктебе поднимусь!- крикнул снизу Гел.
        -Каменюку прихвати побольше!
        -Ужнезабуду!
        Форт стоял навозвышении, подним вотьме лежала равнина, полого спускающаяся кгустому лесному массиву. Сверху отлично виден участок главной дороги, начиная отвыхода её избесконечной цепочки растительных аллей. Справа- подъезд кфорту, покоторому мы ломились какбешеные, здесь тоже лес искалы заним. Главная дорога споворотом уходит наобширную прогалину, далее она огибает тихое лесное озерцо, посеребренное ночным небом, тамже поблескивает изгиб ручья.
        Жилья поблизости невидно. Ниогонька.
        Глядя наоткрывшуюся картину, явдруг заметил, чтоизчёрного полукольца лесной аллеи наосвещённую луной дорогу выскочило какое-то существо: этото, очём я думаю?
        Точно! Он!
        Курт крался нашести лапах, втянув овальную голову ипригнувшись кземле. Старается, подлец, чтобы его незаметили раньше времени… Принюхивается, высматривает. Было видно, чтотварь давно взяла след.
        Идо этого момента вокруг нешумело, асейчас вообще всё замерло.
        Подойдя кразветвлению, курт быстро огляделся посторонам, громко прошипел, после чего присел, поджимаясь кзарослям уобочины. Чего он там выжидает, сволочь? Спустя пару секунд всё прояснилось- запервым куртом издальнего леса вышел ещё один!
        Дружок-пирожок! Илиподружка, размером второй курт был всё-таки чуть поменьше. Давас тут, ракалий, целая банда! Правильно мы сделали, чтововремя смылись.
        Третий будет?
        -Геллерт, ихтам двое!- сообщил я невесёлую весть, стараясь обойтись безкрика.
        Дакакая уж теперь разница, преследователи неотстанут.
        -Атебе невсёли равно, сколько их там?- спросил Гел, успевший тем временем подобрать подходящий обломок.- Гика, помогай, чувствую, нампотребуется ещё один камень!
        Третий непоявился. Авторой курт, всётакже крадучись, быстро пробежал поосвещенной луной дороге, затормозил, итвари принялись обмениваться разведданными. Обнюхивают друг друга, трутся головами… Экая мерзота!
        Интересно, есть уних внутри какой-нибудь остов, позвоночник, илитолько хитиновая броня поверху? Что-то должно быть, иначе все внутренности расплещешь наинерциях. Знаю лишь, чтоброня укурта прочная, хотя арбалетным болтом пробивается, если неотрикошетит.
        Наспине укаждого курта виднелись выпуклые образования, словно пауки-гиганты тащили насебе здоровенные рюкзаки. Вотони приняли решение ирванули попросеке всторону заброшенного форта. Какое-то время я наблюдал заними, пока тьма ичёрная щетина можжевеловых кустов непоглотила каждого. Мёртвая зона.
        Даже шесть лап непомогают этим бегемотам передвигаться бесшумно, состороны подъездной дороги послышался дробный топот. Неудивительно, чтоследы оставляют.
        -Прибыли!- ухнул Гел, опуская настену тяжёлую ношу.
        Необладая такой антропометрией, Гика был вынужден тащить камень поменьше.
        -Гдеони?
        Япоказал воину рукой.
        -Сейчас выскочат.
        Почуяв реальную опасность, внизу заржали лошади упряжки. Своего звероподобного Фанги воин привязывать нестал, итеперь конь возбуждённо бегал вокруг дилижанса, постоянно поворачивая тяжёлую голову сблестящими втемноте зубами, словно говоря: «Спокойствие, девочки! Сейчас я задам им перцу!»
        Вылетевшие кворотам курты, услышав лошадиное ржание, возбудились ещё больше.
        Ноникто изних даже непопытался подняться настену. Опытные, сверзиться свысоты нехотят, невыдержит хитин поди… Потом они разделились ипобежали вдоль стены навстречу друг другу- проверяют, вдруг где-нибудь найдётся брешь впериметре? Нуистрашныежеони, прямо мороз покоже…
        -Эх,место неудобное,- проворчал Гел.- Приманитьбы их сюда, всторону! Сейчас возле ворот встанут.
        Стена надворотами частично обрушилась, онаисейчас осыпается, тамстоять-то невозможно, ане то что камни кидать.
        -Пойду вниз, отгоню,- решиля.
        -Отгонишь куртов?- удивился Геллерт.- Я,конечно, тугодум отрождения, такчто просвети уж, какты собираешься это сделать?
        Пропистолеты нетолько они забыли, яисам упустил извиду. Заманчиво проверить, возьмётли такую тушу пуля? Один пистолет уменя заряжен дробью против нечисти, второй- пулевым зарядом. Только вот балки уложены плотно, ствол непропихнёшь.
        -Придумаю,- изатопал поступеням.
        -Тыкрикни наних погромче!- добро посоветовал мне вспину Гика.
        -Верно сказал, возничий! Только незабудь потом проверить штаны, Марк!- Гелтоже заржал, сособой радостью.
        Чертовщина какая-то: внизу бегают страшные твари, которые ив кошмарном сне неприснятся, аэти двое спокойны, будто удавы. Чегож стакими друзьями рядом небиться насмерть хоть ссамим Дьяволом?
        Только я ступил натраву инаправился было кворотам, какко мне подлетел Фанги, конь сильно ткнулся головой вплечо- давай вседло, бездельник, поехали биться насмерть! Одни бойцы кругом.
        -Спокойно, мальчик, спокойно…
        Имы уже вместе двинулись дальше, подороге я махнул рукой Лане- ей высовываться категорически запрещено. Девчонка сильно напугана, нободрится, окошко незакрывает, арбалет держит наготове.
        Конь прямо кбрёвнам неполез, пропуская меня вперёд, всё-таки вэтой связке главный- человек. Подошли.
        Тутуж куртам совсем похорошело! Онибросили свои попытки приподнять лапами стопку тяжеленных балок, прижали головы кщелям, стремясь рассмотреть вкусняшку- тоесть меня- получше. Давы что там, сволочи, ещёинюхаете?! Тутбы окатиться ведром воды сдороги, потсмыть, аим явно нравится! Приятно, когда кому-нибудь нравится, какты пахнешь, неправдали?
        Какя ипредполагал, пистолет вщель непролез.
        Ладно, тогда попробуем по-другому. Стараясь нешуметь, скинул сплеча ножны, медленно достал меч. Щель хорошая, пройдёт.
        -Цыпа-цыпа-цыпа…
        Забрёвнами насекунду стихло.
        -Кис-кис-кис…
        Итут я увидел здоровенный, чуть поблёскивающий глаз. Врядли фасеточный. Ине весь, конечно. Глазу было неуютно, потому что ближний фонарь дилижанса хоть немного, нодоставал. Мне, впрочем, тоже было более чем непо себе, глаз гипнотизировал, обещая человеку иживотному последний ужас искорую мучительную смерть.
        -Даполучи!
        Лезвие меча метнулось вперёд ипробило мишень безмалейшего сопротивления, ясадской скоростью вернул клинок назад, чтобы тварь невыдернулаего. Никаким другим оружием вданной ситуации так ударить былобы невозможно.
        Задровами истошно заверещали. Настене что-то одобрительно проорали мужики.
        Одноглазый курт, ошалев оттакой наглости, повернулся комне боком. Больно? Аесли ещё раз? Вотвроде стык пластин.
        -Вдовесок!
        Наэтот раз сопротивление почувствовалось, ноострейший булат сделал своё дело. Чёрт, елеуспел выдернуть! Рядбрёвен вздрогнул оттолчка.
        -Помогижемне, пречистый Ванк, ився кротость твоя!- проревел настене Геллерт Де Вельд.
        Какизвестно, влюбом изподлунных миров побеждают кроткие. АГел унас самый кроткий вэкипаже. Двухпудовый гранитный снаряд рухнул вниз.
        Хрясь! Страшный звук расколотого псевдо-ореха резанул уши.
        Пока охотник заголовами хватал состены второй камень, Гика уже открыл огонь изарбалета, добивая одноглазого, апозади меня всё больше дурел несчастный Фанги, которому так ине дали вступить вбой. Яуже говорил, чтобоюсь лошадей. Таквот, вродебы начал излечиваться. Нормальный товарищ пооружию.
        -Геллерт, спускайся быстрей вниз, пока твой страшный конь неразнёс накуски всю крепость!
        По-моему, самое время перекусить. Усталивсе, изнервничались.
        Даивыпить непомешает, ночлег практически почти готов.
        …Покрыше дилижанса мерно молотил дождь. Оннедавно начался, такчто Гика успел всё сделать добротно. Нидощатого навеса, нистойла взаброшенном форте нет, однако есть практика иопыт. Теперь дилижанс, поставленный наручной тормоз, стоит боком кворотам, амежду ним ибрёвнами натянуто широкое идлинное полотнище, своеобразный тент длялошадей. Ихпокормили, мыуспели помыться, такчто жизнь прекрасна.
        Сидим, снедаем. Подпотолком горит внутренний светильник. Хлеб свежий, окорок, овощи, красное вино. Всёбесхитростно, ноочень вкусно. Заканчиваем уже. МысГелом подняли крышки рундуков, закрепили, полати готовы. Упрямый Гика решил спать подтелегой, хотя места внутри салона хватит навсех. Ну,разве что чуть тесновато будет… Говорит, чтонеможет бросить лошадей, незнаю, чтоэто- этика коммунального общежития иличистой воды профессионализм.
        -Подлить, Марк?- спросил воин.
        -Нестоит, самое хорошее состояние.- Нехочется ночью лишний раз бегать кстене, аутром хвататься заголову, итак прилично выпили.
        -Гика?- нерасстроился друг.
        -Явыпью. Ловко ты внего камнем попал.
        -Прямо вэтот пузырь! Брызги!- похвастался Геллерт.
        Хорошо, чтосейчас осень, комара уже нет, перешёл нарастительный корм. Поэтому оконца открыты. Лана, свернувшись клубочком, ужеспит всамом углу. Надворе тихо, слышно, какдышат лошади. Ачто, дождь уже закончился? Ятщательно вытер руки куском ткани ивысунул одну вокно. Точно. Вотиоблака уходят навосток, опять россыпь звёзд нафоне стратосферы…
        Внебе сверкнуло. Звезда упала. Дакакая там «звезда», нормальный метеорит прошёл, мнедаже показалось, чтоон вполне может достигнуть поверхности. Нет, всё-таки сгорел.
        -Друзья мои, акто-нибудь извас видел дракона?- Яисам неожидал, чтоспрошу обэтом, наверное, метеорит навеял.
        -Чёрного иликрасного?- деловито спросил Гика.
        -Ачто, есть икрасные?
        -Есть, Марк, какне быть,- ответил завозничего воин.
        -Явидел, впригороде Ормеды, ночью… Правда, пролетал он далеко, такчто цвет было неразобрать,- после паузы сказал возничий.
        -Апламя изпасти было какого цвета?- спросил Геллерт, отставляя бокал.
        -Синеватое вроде…
        -Значит, чёрный, украсного пламя изпасти сжелтизной.
        -Мнеговорили, чтоунего зелёное.
        -Клянусь моими десятью пальцами, старина Гика, жёлтое! Обэтом мне поведал очень опытный человек!
        Возница лишь пожал плечами.
        Согласитесь: дикая ситуация. Взрослые люди сидят заужином, непьяные вобщем-то, ивсерьёз обсуждают ТТХ огнедышащих драконов. Конечно, яираньше интересовался этим феноменом. Заинтересуешься тут, если долгое время одному помрачным дорогам шастать, гдевстречаются нетолько густые лесные дебри илихие разбойники, нои нечисть, итвари разные….
        -Асам видел, Гел?
        -Нет, Марк, вотсамому недовелось. Показалось один раз, утверждать невозьмусь,- улыбнулся воин.- Ноу меня есть приятели, которые видели лично, этонадёжные люди, клянусь эфесом. Всё, какрассказывают старики,- дракон летит мордой вниз, выплёскивая изпасти язычки пламени.
        -Интереснобы узнать, виделли кто их днём?
        Моидрузья переглянулись.
        -Чёрт, дались тебе эти драконы, хозяин! Всем известно, чтоднём драконы нелетают.
        -Дазнаюя… однако откуда тогда взялись столь точные изображения нагобеленах? Ведь ночью его рассмотреть невозможно.
        -Всё-таки ты учёный человек, вотчто я скажу,- решил Геллерт Де Вельд.- Тебе интересно то, чтомне, например, совсем безразлично. Какая разница? Отдракона спастись невозможно, неторужия, способного сним справиться. Только глупые молодые рыцари досих пор бродят подорогам, рассчитывая встретить подобное чудо исхватиться сним вбою… Хорошо, чтотаких наВанкоре мало: чторыцарей-недорослей, чтодраконов! Гика, друг, наливай ещё поодной! Разбередил нам душу вольный странник, того игляди, чтоидракон объявится! Марк, будешь?
        Яотрицательно покачал головой, открыл боковую дверь ивышел водвор.
        Неудивлюсь, если встречу настоящего дракона. Вотникапельки. Непервый раз опрашиваю, статистика одинакова: издесяти человек один видел сам, явно или«показалось», удругого видел родственник илилучший друг, ивсе восемь свято уверены, чтодраконы существуют. Между прочим, наЗемле имеется такаяже статистика поснежному человеку, конечно, втех районах, гдеследы его присутствия наблюдают.
        Будем надеяться, Гел, чтолетящий дракон нам невстретится.
        Потому что мне он категорически ненужен.
        Глава6
        Вкоторой нечисть бесится, Марк Уишем тревожится, аостальные готовы его выслушать
        Япроснулся первым.
        Немного полежал, всёвтойже неудобной позе, вкоторой идрых, замер, прислушиваясь. Затем встал, надел шляпу, осторожно перебрался кдвери, открыл ивывалился вмолоко.
        Настарую крепость упал туман. Настолько густой, чтоя едва смог рассмотреть дальний участок стены. Спрыгнул наземлю исразу остановился.
        Вжизни невидел такого тумана…
        Ихолодно, ажзнобит. Может, всё-таки стоило купить тёплую одежду вБикаде? Лане хорошо, унеё папа умный, всем снабдил. Секунду подумав, тяжело вздохнул иполез обратно всалон. Надо надевать куртку, действительно холодно. Напоясе висел нож. Пистолеты ссобой брать? Нет, небуду, роса ещё садится, отсыреет всё кчертям собачьим. Нобез оружия как-то нетого. Опасливо… Развернулся, протянул руку коружию, закинул меч заспину. Спящим наполатях поднятый мной шум непомешал, авот возничий, укутавшийся сголовой наподстилке поддилижансом, что-то услышал, завозился.
        Яосторожно прикрыл засобой дверь.
        Сделав вкустах самое важное утреннее дело, честно попытался высмотреть подногами парочку сухих веток. Печку придётся топить, воду надо будет греть. Дровже припасено совсем немного. Поиски куспеху непривели, роса успела помыть всё вокруг. Аперед этим ночью лил дождь.
        Нуитуман!
        -Кхе-кхе! Хозяин, помоги-камне… Ужбудь любезен, дровишки достань изсалона, япечку затоплю,- хрипло произнёс проснувшийся Гика.- Тамдевушка спит, тебе сподручней будет.
        Лана, между прочим, подхрапывала всю ночь втри сопла. Правда, всравнении смощью низкочастотных переливов, издаваемых Геллертом, еёрулады казались тихим шёпотом лесных фей. Кажется, яначинаю понимать полезность углублённого курса благородных девиц влицее Грандура, накотором юных особ учат красиво спать. Какговорилаона? «Лежать впостели правильно, красиво, чтобы даже восне волосы нерастрепались. Недрыгать ногами, незакидывать их куда нипопадя. Непускать слюни наподушку, нехрапеть так, чтонакаминной полке дрожит пламя свечей…»
        Хороший лицей, правильный.
        Бамс! Небольшая кочерга упала напол. Чтож я неуклюжий такой сутра? Отличная работа! Теперь можно некрасться нацыпочках, сейчас иостальных разбудим.
        Спустя минуту чёрный цилиндр печи, утопленный вгнездо изармированной тканью огнестойкой глины, сослабым скрежетом повернулся дверцей наружу, возничий привычно начал раскочегаривать «отопитель салона».
        -Когда прогреется, можно будет иветок подкинуть, возьмутся,- возничий небрежно кивнул голову вниз ивбок.
        Яещё раз заглянул поддилижанс иувидел охапку веток, набранную возничим загодя. Рядом ссобой подсушивал, вотчто значит опытный человек.
        -Тыиди, хозяин, умывайся, всёостальное я сам сделаю,- ион, недожидаясь моей реакции, спокойно открыл дверь всалон икак нив чём небывало гаркнул:- Вставайте, лежебоки! Мнеизрундука чайник достать надо!
        Девушка спит? Ну-ну. Благородных наук лицеи, говорите? Точно знаю, чтоГика втаковом неучился.
        Обамедных ведра стояли снаружи, почти наполненные чистой дождевой водой. Этодляпитья, умываться пойду кбассейну. Вздрогнув впредвкушении шока, яторопливо снял куртку, рубаху исо стыдливым повизгиванием начал обтираться ледяной водой. Сещё большей скоростью растёр тело большим полотенцем. Фу!
        Печка уже вовсю дымила, внося свою лепту вплотность туманной пелены.
        Действительно, чего я тут толкусь, полезу настену, оценю обстановку.
        Ступени были влажные, скользкие, ипоэтому подниматься пришлось медленно, осторожно. Вышел настену иопять замер…
        Если внутри каменного периметра ориентации помогали близкие стены, тонаверху глазу практически было неза что зацепиться, взор сразу упирался всветло-серую преграду. Какв твёрдое препятствие. Всянизменность ушла вгустой туман, илишь местами, слева ивыше, проступал тёмный абрис скального хребта.
        -Прямо кинговщина какая-то,- прошептал я ивытянул руку вперёд, ожидая, чтокисть начнёт обволакивать странная мягкая субстанция.
        Данет, туман кактуман, пустота.
        -Чёрт!- я резко выпрямился иотшагнул назад.
        Онсловно затягивает!
        НаЗемле увидишь такое- невольно восхитишься, потом друзьям рассказывать будешь всоциалках озапомнившемся своей необычностью природном феномене. Только эта планета называется Ванкора, ане Земля. Здесь, утверждают втрактирах местные, влюбой момент из-за гор тяжёлой поступью кдороге может выйти самый настоящий тролль… Интересно, врут по-пьяни, илиже есть подэтой болтовнёй какая-то почва?
        Проведя ночь подкурткой взащищенном ответра исырости салоне, ятеперь стоял накамне иразминал чутьли неокоченевшие отрезкого холода пальцы. Впору греться укостра илибегать кругами.
        Двафильма видел содинаковым названием- «Туман», обастарые, даже без4D.
        Один поСтивену Кингу. Действие там происходит насевере Новой Англии, где-то взападном районе штата Мэн. Изнепонятного тумана, захватившего небольшой тихий городок, полезли всяческие твари… Впечатлило, даже думал почитать саму новеллу. Друзья отговорили, уверяя, чтофильм получился гораздо лучше исходного текста.
        Иещё одно кино помню- вообще глубокая древность! Зацепился только потому, чтоснял его легендарный режиссёр Джон Карпентер. Неочень хорошо помню сюжет. Вэтом фильме тоже фигурирует небольшой рыболовецкий посёлок, одержимый духами погибших моряков. Ровно век назад ускал разбилось судно срыбаками, испустя много лет город окутывает плотный туман, который разрывают вклочья абсолютно неадекватные призраки прошлого… Вродебы даже рука скрюком имелась, какже безэтого! Должна была наличествовать.
        Редеет? Вродебы да, кое-где начали смутно проступать очертания высокого леса искалистых валунов наполяне перед фортом, изморя тумана показался высоченный пик, посыпанная снегом шапка которого чуть краснела влучах восходящего солнца. Земля была сырой, трава подстеной блестела серебром, камни кладки- крупными бусинками капель.
        Вглядываясь втуман, ястоял так тихо, чтомне было слышновсё, чтоделают компаньоны, можно неоглядываться: вотГел пошёл кколодцу, тоже заорал отледяной воды, девушка побежала ккустам, треснул сучок, сломанный дляудобства возничим, дышат лошади… Кажется, чтоесли прислушаешься получше, торазличишь, какпо граниту стекают струйками накопившиеся лужицы. Жизнь идёт своим чередом.
        Ноперед лицом всё также стояла стена изкиселя.
        Ктосейчас полезет? Твари снечистью илипираты-разбойники?
        Чтовыберешь, Марк?
        Лучше уж пусть твари. Онидостаточно тупые, работают напростейших инстинктах выживания, как, например, крокодилы. Ниони, нинечисть всякая неявляются носителями цивилизационного статуса. Правда, непонятно, чтовообще эти создания тут делают.
        Алюди умны итем опасны. Злонамеренные умники опасней вдвойне, ну, аеслиже они ещё иопытны, тосовсем плохо.
        Сейчас вылезут… Сейчас протянется рука сабордажной саблей истрашная рожа счёрной повязкой наодном глазу.
        -Вытам нешалите, сволочи,- сказаля, поправляя наплече меч. Недоставатьже его загодя, чтозадетство!
        Едва я произнес эти слова, какколдовской туман действительно начал размываться ирасходиться, поднялся небольшой ветерок, поначалу взбадривавший меня ещё сильней, ивскоре лишь кое-где длинные косматые клочья всё ещё ползли надвековым лесом.
        -Ха! Мнедаже соспины видно, чтоты ждёшь нападения чёрного дракона, прямо изэтой замогильной пелены!- раздалось позади.
        Вздрогнув, яоглянулся. Геллерт Де Вельд уже ставил ногу напоследнюю ступень. Зачем так людей пугать?
        -Наплюй надраконов, Марк, ибудь что будет! Нечисть сопровождает нас всю жизнь, иещё многие погибнут, пока Пречистый Ванк непрекратит это непотребство… Мыстобой воины, ничем нехуже прочих, ибудем пребывать натом свете наравне сусопшими изсамых знатных родов. Тыже несомневаешься, чтонанебесах веселится множество храбрых людей, умевших встретить любую опасность лицом клицу? Тамнайдутся благородные драчуны, способные указать налучшие небесные кабаки, врядли мы окажемся водной толпе совсякими простолюдинами!
        Большинство обитателей Ванкоры, покрайней мере те, скоторыми мне довелось общаться завремя моих странствий, предпочитает меньше говорить ибольше делать. Работают они очень много, даже вовремя отдыха, ведь каждая повседневная бытовая процедура требует немалой подготовки. Воду надо набрать, принести, согреть. Стирка белья- отдельная проблема… Здесь нет двух выходных нанеделе, нетрегламентированного обеденного перерыва, каквообще нет лимитированного рабочего дня. Люди вкалывают столько, сколько требуется. Поэтому лезть кним спраздными разговорами нестоит.
        Однако многие изних, начав говорить очём-либо, становятся записными болтунами. То,что человек моей эпохи легко может выразить одним ёмким предложением, ониготовы превратить внастоящий этюд. Развивающееся книгопечатание ипостепенное повышение грамотности способствуют развитию иустной речи, словарный запас растёт.
        -Простолюдины? Знаешь, Гел, ябы обрадовался, встретив натом свете Гику.
        -Гика- хороший человек, спору нет. Ноон невоин, увы, инебесные таверны унас будут разные,- возразил Гел.- Держи, япояс принёс ствоими зажигалками, может статься, чтоони помогут тебе справиться сдраконом.
        Вотэто вовремя! Угадал, спасибо, друг! Втакой среде безпистолетов чувствуешь себя неуютно. Застегнув пояс, япрошёл постене чуть дальше исклонился, глядя вниз.
        Труп первого курта лежал прямо подо мной. Хорошо охотник заголовами ему приложил, действительно, прямо по«рюкзаку», камень утонул вразломах хитина. Добавочный тоже лёг правильно- наголову твари. Второй курт, которого я угостил двумя ударами клинка наглубину досорока сантиметров, пытался уйти влес, ноГика его добил.
        Туман опадал.
        Дороги ещё небыло видно, густые клубы плыли надаркой тёмно-зелёной аллеи. Водворе дела шли своим чередом. Печка прогрелась настолько, чтоуже перестала дымить, чайник, поставленный свнешней стороны, закипал.
        -Былобы неплохо их разделать иизучить, хотябы поверхностно,- предложил я безособой настойчивости.
        -Какая мерзость!- громко возмутился друг.- Господи, чтоты хочешь там увидеть, кроме зловонной жижи зелёного цвета? Нет, втаком гадком деле я нестану тебе помогать, будь ты трижды любознательным учёным.
        -Жаль.
        Ана самом деле я обрадовался, самому противно.
        -Несомневайся, тутнайдётся, кому сожрать даже это дерьмо,- уверил меня Геллерт.- Намже лучше несвязываться. Читай свои научные псалтыри, уважаемый вольный странник, ноне вставай между нормальным миром итварями.
        Далёкое протяжное ржание, донесшееся сквозь туман, одновременно привлекло наше внимание. Ветерок стих, посторонние звуки всё усиливались, кто-то двигался внашу сторону среди плывущих внизу клочков тумана. Здесь, вутренней тишине пустынной дороги, этинегромкие шумы буквально гремели, предупреждали, настаивали.
        -Намлучше укрыться,- разумно предложил воин.
        Нет, этобыла нетрусость. Грамотная готовность кнеприятностям. Ктознает, чтозалюди едут, сколькоих, ктоизачем заними может гнаться?..
        Мыприсели закрупными обломками крепостных зубцов.
        Изнедр тумана, всёещё висящего надлесной аллеей, донас вновь донеслось ржание, наэтот раз резкое, послышался стук копыт.
        Серое марево расступилось, ииз леса, науже чистый участок главной дороги, медленно выехали трое всадников. Увидев, чтоздесь тумана нет, ониявно обрадовались итутже пустили своих коней рысью.
        -Ого! Даэто те самые типчики, которых я встретил втаверне старины Деза Спири! Узнаю коней. Какэта забегаловка называется, вылетело изголовы…
        -«Старая Берлога»,- машинально подсказаля.
        Нувот. Вдовесок ковсему прочему.
        Отчего-то я надеялся, чтоздесь их будет меньше, имне удастся проскочить незамеченным. Дая исейчас надеюсь.
        Серые плащи-накидки скапюшонами, добрые кони, хорошее оружие. Укаждого налевом плече ичуть ниже должен быть прямоугольник чёрных полосок. Вижу! Этоони! Незаметив старый форт, аможет, просто необратив внимания надалеко несамый интересный придорожный объект, всадники уже скрывались заповоротом.
        -Эй,Марк, чтостобой?- спросил друг.
        -Серые,- только ивымолвиля.
        -Нуда, рыцари изОрдена Полоски, ихвомногих городах можно встретить, чтотут такого?
        -Ноне вовсех. Неожидал, чтотак быстро увижу их насевере,- я поднялся, продолжая смотреть всторону, гдескрылись всадники.
        Тутследует сказать, чтоздешний институт рыцарства существенно отличается отбылого земного. Настолько сильно, чтостановится очевидно: этосовершенно разные вещи.
        НаЗемле вСредневековье рыцарями чаще всего становились представители землевладельческой аристократии, асудьбу их потомков заранее определяла родословная. Тоесть земля наследовалась вместе созванием. Теизних, ктозаособые заслуги получал землю вфеодальное владение отсвоего господина, были вынуждены подчиняться неким феодальным стандартам. Рыцари всегда были военнообязанными, каждый год несли службу порегламенту, являлись личной охраной господина, егосвитой. Ноониже управляли своими землями, если таковые имелись.
        Подвлиянием церкви, поэзии икруга общения старательно вырабатывался нравственный иэстетический идеал, адух рыцарства мальчикам прививали смомента рождения. Именно нарыцарстве некогда были построены европейские армии, азакат рыцарства наступил ссозданием регулярных армий, когда нужда вличных спецотрядах отпала.
        Впрочем, какое нам дело доземного рыцарства? МынаВанкоре!
        Здесь нет даже полного доспеха- чем больше натебе металла, темхуже работают любые амулеты. Если мой браслет поместить подпластину, тоон просто невоспримет сигнал опасности. Даже неэкранируя напрямую, избыток металла сказывается ина приёме, ина передаче. Тоже самое происходит ис боевыми заклинаниями, которые, впрочем, применяют очень редко, ужочень велик расход энергии, после довольно сложного «бу-бу-бу» двигаться неможешь… Возникает парадоксальная ситуация: вчеловека, облачённого вполный доспех, можно успешно всаживать тяжёлые арбалетные болты. Кстати, против такого дурня лучше работают изаклинания.
        Потому я обрадовался появлению дополнительного индикатора нашляпе- словно наружную антенну вытащил.
        Здешние условные рыцарские ордена почти всегда имеют религиозную основу, каждый сосвоими закидонами. Темнеменее они выполняют общественно полезную функцию, заключая договоры наоборону собщинами отдельных городов илиже целых провинций. Некоторые ордена пожёстче, часть даёт членам ордена определённый люфт свободы, именно изтаковых выходят бродячие джигиты, ищущие свободных драконов.
        Толкового анализа небудет, яещё очень плохо представляю себе истинные политические иэкономические расклады наВанкоре, познания мои скудны иповерхностны. Небыло времени наизучение: всете месяцы, чтоя провёл здесь, были заняты решением сугубо практических задач, порой очень сложных. Яисейчас занимаюсь ровно темже самым.
        Небыло времени дляанализа.
        Однако кое-что уже очевидно. НаВанкоре что-то несложилось сфеодализмом. Что-то несработало встандарте исторических процессов. Например, здесь много вольных городов, сумевших сохранить свою самостоятельность. Вчём причина? Нужно разбираться. Первое, чтоприходит наум,- работает фактор существования напланете своеобразной магии иматериально либо призрачно воплощённой мистики. Чудовищная каша, немыслимая впрагматичном материальном мире.
        Ванкора идёт своим уникальным путём.
        Атеперь итехнический прогресс говорит своё слово- наступает эра порохового дыма. Такчто и«рыцари» внынешнем виде врядли долго проживут.
        Япросто выбрал наиболее подходящее длятрансляции слово. Ну,не«членами» же их называть или«резидентами»… Влюбом случае, этовооружённые ихорошо подготовленные люди, объединённые некой идеей, чаще всего срегиональным окрасом. Есть ордена, живущие сами посебе, незаключающие никакие договора собщинами илицерквями. Такие небазируются вгородах, обустраиваясь вотдельно стоящих крепостях. Подобные секты очень бедны, всегда герметичны ибольше напоминают монастыри, ихсложно назвать рыцарскими.
        -Странныеони, этипарни изОрдена Полоски… Священники говорят, чтоони даже немолятся Пречистому Ванку, вцеркви вообще незаходят,- тем временем продолжал Геллерт.- Стой, приятель! Даже мой чугунный ум способен понять, чтоты чего-то опасаешься! Утебя сними счёты?
        Янехотя кивнул.
        -Идавние. Онименя ищут, Гел.
        -Ого! Марк, тынепременно должен рассказать подробней!- гигант ссилой сжал мне плечи илегко переставил лицом ксебе.- Ванк тебе впомощь, ия помогу. Веришьли, стосковался понастоящему делу, интересному, мужскому! Надоела эта ловля всякой швали набольших ималых дорогах. Деньги? Деньги всегда можно найти, если ты сильный исмелый. Выкладывай, ясказал!
        -Давай чуть позже, хорошо? Надо подумать, кое-что оценить… Всёнерассказать, этонемои тайны. Точнее, нетолько мои.
        -Что-то рассказать всегда можно, дорогой Марк. Вижу: тебе нужна помощь, ине ври, чтоэто нетак! Яумираю оттоски ибеспросветности… Даиот любопытства тоже.
        Судя повсему, Гика уже накормил лошадей, приготовил завтрак, вон, какмашет, пора спускаться. Агде девчонка? Понял. Накрывает всалоне импровизированный стол.
        -Когда расскажешь?- неунимался Геллерт.
        Яположил руки ему назапястья, чуть выжал большие пальцы иосвободился.
        -Завтра! Илипослезавтра. Незнаю.
        Чемближе я ксвоей цели, темявственней осознаю: водиночку доместа назначения недобраться. Одиночкам всегда тяжело, здесьже- особенно. Нужны соратники, этонорма.
        Нокак рассказать?
        Ичто можно?

* * *
        Понял, чемименно хороша осень. Ненавязчивым спокойствием. Природа неторопливо подводит баланс перед тем, какснег накроет землю белым одеялом. Чтосделано залетний сезон, чтоупущено…
        Вотбы ещё илюди успокоились, зима близко, хватит дурить.
        Беда: нилюди, нинечисть кэтому неготовы. Ониглупей природы.
        …Завтрак состоял изпростого ржаного хлеба, небольшого круга жирного сыра спряным привкусом иразлитой навсех фляги прославленного церковного вина храма Бикады сзелёной печатью наглине.
        Мытронулись впуть примерно через час после трапезы.
        -Заметно теплеет, хозяин, спускаемся вравнину,- заметил возничий после прохождения очередного поворота.
        Как-то незаметно получилось: вчера скакого-то момента дорога полого инезаметно пошла вгору, имы поднимались вплоть дообнаружения заброшенного форта-спасителя. Хорошобы дать ему название инанести накарту.
        Явытащил документ, осторожно развернул и, почесав затылок, весьма приблизительно поставил отметку, приписав подстилизованным значком крепости: «Форт Росс».
        Дилижанс ехал неспешно, адорога всё спускалась испускалась. Хорошую мы высоту набрали. Таквот почему Гика вчера негнал лошадей!
        Туман почти исчез.
        Дорога пролегала через тисовую рощу. Ожили птицы, началось весёлое посвистывание, пернатые стремительно перелетали содних деревьев надругие. Разболтались беззаботные сороки, заворковали дикие голуби, кгомону подключилось размеренное постукивание большого изумрудного дятла. Помере того какдорога теряла высоту, горизонт посторонам открывался всё шире. Потеплело! Свежий воздух иширота бескрайних далей поднимали настроение. Похоже, даже Геллерта тронула эта красота, через открытую дверь было слышно, какон начал фальшиво насвистывать какую-то незамысловатую мелодию изрепертуара фриланской деревенщины.
        Может, ещёнаступит бабье лето?
        Ненаступит? Даибез него неплохо! Какэто всегда бывает впредгорьях, микроклимат определяет высота, даже если перепад очень невелик. Стоило немного опуститься… Ана сколько? Незнаю, может быть, всего метров напятьдесят- истало ощутимо теплее.
        Картинка изменилась: здесь даже непоздняя осень, апросто осень.
        Вообще-то, смотреть нена что, яэтих дивных пейзажей насмотрелся навсю оставшуюся жизнь.
        Наконец, дилижанс подъехал кперекрёстку суказателями, изкоторых один был безнадписи, нос неплохо выполненным рисунком овцы свыпученными глазами, надругомже было указано- «Грандур». Оставшись наглавной дороге, возница покатил пообширной и, скажем прямо, весьма унылой равнине. Вгорах было гораздо красивее, разнообразней. Далее дорога шла через огромное дикое поле, вконце которого стоял сложенный изкаменных глыб столб высотой вдва человеческих роста. Никаких табличек инадписей накамне небыло, нетипотрескавшихся барельефов, изагадочных рун. Очень старое сооружение.
        Темнеменее Гика знал, чтоэто заместо.
        Сразу застолбом дорогу пересекал уже начавший пересыхать ручей. Лошади безпроблем перешли его вброд, имы оказались надругом берегу, гдевозничий заявил, чтообэтом столбе он наслышан, адилижанс только что пересёк границу. Теперь мы находимся вовладениях лорда Грандура… Что-то хреновенько уважаемый лорд следит засвоими окраинами, некому простейший мост построить. Скупердяй поди.
        -Дальше непоедем, хозяин,- закончил возничий, скряхтением спускаясь наземлю.
        -Отчего так?
        -Выждать надобы. Самая низина начинается, видишь, тамтуман ещё остался? Нестоит внего соваться, поверь. Сейчас воздух нагреется, итронемся.
        Перерыв вдвижении.
        Действительно, чтож я сам незаметил? Скрыши надо посмотреть, всёповыше будет. Поднялся ссиденья. Геллерт сругательствами уже лез через тесный салон, ноЛана первой заняла моё место рядом свозничим. Всезеваки всборе.
        Осторожно поставив ноги поудобней, явыпрямился, апотом сел наодин изкожаных кейсов ипосмотрел вперёд из-под ладони. Такине добыл подзорную трубу, искомый прибор ненашёлся нив одной торговой лавке Бикады.
        -Гика, апочему ты говоришь, чтотуда нестоит соваться?!- крикнул я сверху, вспомнив свои страхи настене.
        -Какпочему? Нечисть напасть может!- Геллерт тутже ответил завозничего.
        -Какая нечисть?- более идиотского вопроса придумать было невозможно.
        -Обыкновенная. Унас нетак давно четыре женщины возвращались впосёлок,- снехорошей задумчивостью молвила Лана, тоже всматриваясь вдаль.- Несчастные попали вгустой туман, когда шли мимо яблочных садов.
        -Ичто?- икнув, спросиля.
        -Ихнашли только квечеру, ивсе были мертвы. Жизнь несёт нам немало страданий…
        -Ктоже это сделал?
        -Староста посёлка так ине смог выяснить. Скорее всего, Марк, этобыли мерцающие прыгуны. Нечисть. Убедняжек глаза были открыты, ав них застыл последний ужас этого мира.
        -Язнаю отаких случаях,- закивал Геллерт.
        Ужас… Ая, значит, какзаконченый идиот, стоял накаменной кладке перед стеной густого, будто кисель, тумана иразмышлял окинематографе, словно последний искусствовед, почти спокойно, разве что чуть потряхивало отхолода. Нопочему раньше ничего подобного неслышал?
        -Ещёбывают туманные ящерицы, этострашные твари, очень быстрые исвирепые,- добавил стоящий возле лошадей Гика.- Хорошо, чтоони немогут бесшумно передвигаться. Ведь втуман всегда тихо…
        -Аночью- призраки,- напомнил Геллерт.
        -Ночью, даещё ив туман, никакой дурак надорогу невыйдет, уважаемый,- тутже возразил ему возничий.
        -Дураки обязательно найдутся!- отмахнулся воин.
        Онправ.
        Интереснейший разговорчик, скажу явам!
        Немне одному так показалось, Лана опять решила поучаствовать вжутковатой беседе:
        -Бабушка вдетстве рассказывала, чтогорный тролль очень любит туман. Встанет, бывало, истоит внём, какватой обложенный. Едет всадник, смотрит- скала снеобычными складками. Остановится понедоумию посмотреть надиковинку, аэто нога тролля, представляете? Тотсразу хватает его- ив пасть!
        -Проклятые старушки всегда готовы наболтать страшненькое,- словно что-то припомнив, Гел болезненно поморщился.- Ноэтот фокус горных троллей я знаю, хотя самих ниразу невидел.
        -Уважаемый Геллерт, авы слышали обелой вдове?
        -Конечноже, слышал, дорогая моя!- судовольствием признался охотник заголовами.- Неттаких странников, ктонеслышал оней, этоже главная легенда туманных дорог, такведь, мойдруг?
        Сэтими словами он положил руку мне наплечо, мельком глянул, потом всмотрелся пристальней.
        -Марк, почему ты смотришь наменя так странно?
        Пр-роклятье! Подорогам Ванкоры я прошёл очень много вёрст идо сих пор ничего незнал проужасы здешних туманов. Мнечто, всёэто время просто везло?
        Тутвсе почему-то замолчали, одновременно посмотрев вперёд. Невижу, есть там туман илирассеялся?
        -Чтодальше делать будем, хозяин, едем?- поинтересовался возничий.
        -Ещёчего, здесь стоим!- быстро выкрикнуля.
        Настене красовался заспанным орлом! Нет, скорее курицей беззаботной, даже безпистолетов. Втаком опасном тумане! Какже людям порой нехватает рядом столь сведущей старушки…
        -Иправильно, лучше постоять, жить всем хочется,- поддакнул Гел.- Подожди, Марк, тыразве раньше незнал осуществовании туманных чудовищ?
        Явздрогнул ипокачал головой так энергично, что«охотник заведьмами» чуть неслетел наземлю.
        -Клянусь чем угодно, друзья мои, иуж точно, расположением самого Пречистого Ванка- никогда! Даже неслышал!
        -Хм… Какэто может быть?- пробурчал Гика.
        Воттак. Векживи, векучись. Идураком помрёшь.
        -Настене ты мне что-то сказал одраконе, иони могут появиться?
        -Чтоты, этобыла весёлая дружеская шутка! Драконы летают только ночью, выше любого тумана. Марк, мнеискренне жаль, чтоя столь неосмотрительно обнаружил свою свирепую игрубую натуру, рискуя стать неподходящим товарищем.
        -Даничего, Гел,- откликнулсяя, чуть приподнимая шляпу ивытирая вспотевший лоб ладонью.- Обошлось, каквидишь.
        -Бедняжка!- ссочувствием вскрикнула Лана, сделав бровки домиком.- Этопросто ужасно! Друзья, иведь он добрался доэтих мест, какой храбрец!
        Тутбудущая студентка начала толи всхлипывать, толи булькать слюной- я сперва немог понять, пока наконец недошло: даонаже смеётся вкулак, отвернувшись кобочине! Геллерт тоже невыдержал, захохотав так, чтолошади забили копытами поземле. Позади громко ржал боевой конь, внизу гыгыкал возничий.
        Разыграли!
        -Негодяивы, ане друзья,- выдохнуля.- Хотите, чтобы уменя отстраха началась эпилепсия?
        Ониразвеселились ещё пуще!
        -Необижайся, Марк, просто Геллерт рассказалнам, какие утебя были глаза, когда он поднялся настену,- пояснила Лана, утирая слезу.- Вотмы ирешили… хи-хи!
        -Спасибо тебе, брат!- я вновь приподнял шляпу.- Черти вы этакие…
        Компания продолжала веселиться.
        -Ехать безприключений скучно, вольный странник,- ответил Гел, успокаиваясь.- Носколькоже ты узнал нового!
        Этоуж точно.
        -Таккакие будут распоряжения?- Гика повторил вопрос.
        -Распоряжения? Выпорите друг друга розгами! Рассаживаемся, возничий, трогай вперёд. Хватит мне мозги туманить.
        Иведь отличный театр устроили, подлецы, никакой мимической моторики, ничего недрогнуло! Чистые открытые глаза, разве такие могут врать?
        Простые люди. Хорошие.
        Грех обижаться.
        Тыдумал окоманде, Марк? Чемтебе некоманда! Вместе горы можно свернуть.
        Люди наЗемле постоянно страдают вымышленными исканиями имногочисленными комплексами, потому что избегают труда илюбой опасности. Комфорт- вот что приносит людям все недуги идушевные страдания напустом месте. Внашей эпохе удобство икомфорт отупили людей, отучили их желать, бороться ипобеждать. Ине вернуть теперь человечеству эти необходимые умения, если небросить всю планету втяжкие испытания илив другую эпоху. Даинадоли?.. Чтотолку там отлюдей постиндустриала?
        Туман… Ая купился! Негодяи, нонегодяи весёлые ибез злобы вдуше.
        Ивсё-таки сяду рядом свозничим. Отгреха, неостылещё.
        -Чтозачертовщина, человек лежит надороге!- загрохотало сверху.
        Ноя сначала посмотрел накрышу. Гигант, покинув своё насиженное место позади, забрался наверх, пристроился между сундуками ис удобством наблюдал. Раздавит салон!
        -Один!- дополнил возничий, резко замедляя скорость движения упряжки.
        Даже несразу исообразишь, чтолежит именно человек, ане куча выброшенного тряпья илитюк сотрубями. Серого цвета.
        -Даэтоже полосатый!- снова заорал воин.
        -Готовься!- резко скомандоваля.
        Дилижанс подъехал ближе иостановился рядом струпом. Этоименно труп, никаких сомнений небыло.
        -Гдеже остальные двое?- прошептала замоей спиной девица, которая, также какГика, знала, чтомимо старого форта проскакала тройка серых.
        Янеторопился высказывать какие-либо соображения, хватит, ужепобыл идиотом, больше нехочу. Остальные тоже примолкли.
        -Кто-нибудь может это объяснить?
        -Неторопись, хозяин… Лошади нет… Непромочив хорошенько горло, неответишь.
        -Даитело незабрали, бросили товарища!- свозмущением поднял руку Геллерт.- Рыцари орденов небудут сводить между собой счёты, даещё ина большой дороге. Ясно, чтонаних напали. Нокто?
        Неподалеку отдороги тянулись густые заросли, аза ними высился хвойный лес. Обзор отвратительный.
        -Такчто здесь случилось?- настаиваля.
        -Коня нет, убежал илиже оставшиеся вживых забрали ссобой,- начал было Гика, ноГеллерт его прервал:
        -Давайте перевернём! Ячто-то невижу крови!
        Плотно прикрыв двери, Лана, словно поштатному расписанию, открыла окно, выходящее напротивоположную сторону, иизготовила арбалет, мыже спустились наземлю. Наша помощь великану непонадобилась, онлегко перевернул тело, имы увидели лицо. Иглаза. Полные предсмертного ужаса. Меня передёрнуло.
        -Пречистый Ванк, смотрите, даони унего чуть нелопнули!- неожиданно эмоционально воскликнул возница.- Ипальцы сведены, словно он что-то скрёб! Такое рассказывают ободержимых демоном перед самой смертью- они подпрыгивают, ползают поземле, извиваются, словно ужи, ипри этом несут полный вздор. Кто-нибудь знает заклинание, которое нужно произносить приподобных находках?
        Геллерт пожал плечами. Заклинания- вообще сложная штука ибольшая редкость.
        -Точно такиеже глаза исведённые пальцы были утех бедняжек, окоторых я рассказывала!- прозвучал девичий голос.
        Поменяла позицию, высунулась кнам, любопытство победило.
        -Зачем тебе глядеть наэто, дорогая?- возмутился Гел.- Немедля отвернись исмотри вдругую сторону!
        -Подожди,- попросиля.- Лана, тыопять начинаешь? Розыгрыш окончен, этосерьёзное дело.
        -Нотакой случай действительно был внашем Балместри! Правда, ясвязала его стуманом, чтобыло лишь лёгкой шалостью, нона том ивсё!
        Чтомне прикажете думать?
        -Значит, онидействительно попали втуман,- предположил Гика.
        -Ина них напала нечисть!- легко подхватил охотник заголовами.- Всё-таки плохая это штука, туман, лучше пережидать его вуютной таверне забокалом подогретого красного вина. Дауж… Хороший пример, чтоневсегда следует больше всего опасаться хищников илиздоровенных неотесанных разбойников.
        -Вынешутители опять?- вполном замешательстве я внимательно посмотрел налица напарников поэтому путешествию.
        Всебыли серьёзны.
        -Аон действительно мёртв, Геллерт, тыуверен вэтом?- спросил возничий.
        -Посмотри сам.
        Присев накорточки, Гика внимательно осмотрел тело ивынес вердикт:
        -Мёртв, какпервые ученики Пречистого Ванка.
        -Невижу повода дляпереживания,- хмыкнул Геллерт Де Вельд.- Врядли прижизни он был хорошим человеком, такведь, Марк? Значит, поделом, опасный пёс лучше всего выглядит, когда сдохнет. Еслиже нет, топусть нанебесах его встретят спочестями. Влюбом случае вечерком нам стоит распить пару кувшинов лучшего вина, чтонайдётся вГрандуре.
        -Хозяин, задерживаться здесь нестоит,- заметил возничий.- Да,мы пошутили, может быть, неудачно. Но… Неткрови, нетран. Лошадь исчезла, товарищи умчались, радуясь, чтоим удалось спастись. Всёэто очень плохо.
        Значит, нечисть действительно напала именно изтумана.
        -Мерцающий прыгун,- предположил воин, итутже они свозничим заговорили одновременно.
        Обалдев, яслушал ипостепенно понимал, чтовсе их рассказы- быль, ане ложь. Этоместная легендарика. Люди насевере действительно верят вбелых вдов, мерцающих прыгунов ипрочую нечисть, способную атаковать изтумана, темнеменее понимая, что, скорее всего, этодалеко немифология.
        Имне вот теперь думается, чтооснована она отнюдь нена фантазиях.
        -Похоже нато, уважаемый,- согласился возничий.- Ужнезнаю, прыгунли это илиещё кто, невстречал. Нооно вылетело изтумана, сшибло серого сконя иубило уже наземле. Остальные, лишённые втумане обзора, даже непытались его спасти. Видать, понимали, чтоуних нет никаких шансов напобеду.
        Действительноли они спаслись? Скорее всего, да, ведь других трупов поблизости невидно, анечисть, привсей необъяснимости ее боевых свойств, неспособна уносить физические тела ссобой. Игде тогда кони? Налошадей нападают только призраки, остальнойже нечисти любая скотина неинтересна.
        Всесвятые, чтозапланета! Никогда незнаешь, гдетут слухи, гдемистика, агде явь.
        -Тыправ, Гика, намнужно какможно быстрей смыться.
        -Вычто, небудете его хоронить, уважаемые?- возмутилась Лана.
        Дисциплина словно испарилась. Впрочем, ислучай более чем необычный. Яприкрыл глаза ипостарался представить, каквсё было. После стояния настене ивоспоминали остарых кинговских произведениях, сделать это было нетрудно. Даиимеющийся опыт общения снечистью услужливо прорисовывал возможную картинку… Неожиданная атака изпелены, удар непонятной энергии, последний вскрик, отчаянный топот мчавшихся прочь лошадей.
        Какже хорошо, чтомы неполезли следом!
        Рядом валялся меч вножнах иобитый воловьей кожей круглый щит безэмблемы. Мечбольшой, спервого взгляда неиз дешёвых и, значит, неплохой работы.
        -Оружие заберу, авы всалон его поднимайте, быстрей!- распорядилсяя.- Захороним подальше, негоже оставлять человеческое тело наземле. Даиобыскать нужно.
        Точных данных, каким способом нечисть убивает человека, нет. По-разному бывает. Иногда жертва мгновенно сходит сума, навсе оставшиеся дни бесполезной жизни превращаясь вбезвольную куклу, вовощ. Чащеже человек умирает. Иногда появляются травмы, как-то раз я видел лопнувший череп неуспевшего добежать допостоялого двора селянина. Удар каким-то направленным полем? Высокочастотное облучение? Укаждой нечистой псевдосущности имеется своё оружие, здесь гадания напрасны, нужны планомерные исследования.
        Мойприказ невызвал уЛаны энтузиазма, нопомешать такому соседству она непосмела.
        Торопливо закинув тело внутрь, мыпоехали дальше.
        …Теперь возница гнал упряжку безжалости, стараясь какможно быстрей увезти нас отместа очередной дорожной трагедии. Дилижанс схорошей скоростью проехал ещё пару километров посамой пустынной издорог, пройденных мной наВанкоре. Какое-то время нас окружал густой лес, потом он расступился, дорога шла поболотистой местности состровками лесов иперелесков.
        Адальше пошла ландшафтная тоска. Зато видно хорошо идалеко, незаметно кнам неподобраться, такчто лучше ине придумаешь, можно неторопиться… Сполчаса я опять посидел наверху, всматриваясь, нетли позади погони ине поджидаетли впереди засада. Мнеобязательно нужно добыть подзорную трубу!
        -Останавливайся, Гика, хоронить будем.
        Возничий огляделся иодобрительно кивнул. Быстро подобрав возле правой обочины подходящее место, мы, сменяя друг друга, принялись рыть неглубокую могилу. Вшесть рук дело шло споро, ивскоре тело несчастного лежало рядом скраем свежевырытой ямы.
        -Плащ надо забрать, онмне может пригодиться,- предупредиля.
        Сняли, ятщательно осмотрел изделие. Целый, чистый, проколов илипрорезов нет. Подплащом обнаружилась кольчуга среднего качества, мысГеллертом переглянулись. Дорога впереди трудная, защита лишней небудет.
        -Гика, наденешь?
        -Вотещё! Обойдусь, Гел,- брезгливо скривился возничий.- Уменя отличный кожаный доспех спластинами, ккоторому я давно привык, приспособился. Даивеликаона. Разреши, хозяин…
        Онвзял кольчугу иприкинул кплечам.
        -Ирукава длинные, закроют амулеты, уменя их два наруках.
        -Такимы непостоянно вкольчуге ходим,- возразил ему воин.
        -Лучше продайтееё, уважаемые,- подвёл точку упрямец.
        Темвременем гигант вытащил изножен меч погибшего, действительно, очень неплохой. Оценив оружие наглаз, Геллерт легко взмахнул, какпёрышком помахал, довольно улыбнулся, после чего нелогично сообщил:
        -Тяжёлый!
        Иперевёл его ввосьмёрку, настолько быструю, чтоклинок размывался ввоздухе.
        -Аот такого красавца я неоткажусь! Давно уже хотел поменять свой. Ипусть он неиз булата, какмеч Марка, нобудет получше моего старичка. Исеребра нанём побольше. Тыкакна это посмотришь, Марк?
        Теперь улыбнулсяя:
        -Бери, конечно.
        Щит- барахло, втонком металлическом обрамлении ис маленьким шишаком, такой лучше продать, чемнанего надеяться.
        Вотшлем сналичником- ничего, бреландской работы. Однако я обхожусь безшлема, больше уповая наскорость рук иног, онмне безнадобности. Упарней есть, хотя наэтот раз возничий посмотрел натрофей синтересом.
        -Держи,- сказал я тоном, недопускающим пререканий. Хорошо говорить таким тоном, когда заранее видишь, чтореспондент точно небудет сопротивляться.
        Онже забрал себе длинный иузкий кинжал.
        Дваобычных амулета: нагрудный отстрелы инаручный браслет- индикатор нечисти. Дорого они нестоят, однако монетки получишь. НоГел предложил другой вариант.
        -Ябы неотказался пристроить один изамулетов кседлу Фанги. Справой стороны. Один унего уже есть, ноон защищает коня лишь отудара стрелой спереди.
        -Конечно!- согласилсяя.- Апочемубы тебе ненавесить нанего иопознаватель нечисти? Конь утебя умный, будет помогать.
        -Учёный!
        Внебольшом заплечном мешке была нехитрая снедь, смена белья, хозяйственная мелочь ибольшой тяжёлый кошель. Заглянув внутрь, янекоторое время покопался внём, апотом приподнял пригоршню исо звоном высыпал обратно. Монеты! Разложив прямо наземле плащ, неторопливо пересчитал.
        Стодвенадцать солеров, ого!
        -Похоже нато, чтопокойник был уних казначеем,- первой сообразила Лана.
        Деньги хорошие. Врядли такие могут быть упростого рыцаря.
        -Чтоты нанас смотришь?- удивился воин.- Ктопотратил столько монет напокупку дилижанса? Забирай, всёедино вместе пить будем.
        Резонно.
        Наодежду иобувь- аэто были высокие юфтевые сапоги- никто непокусился. Мародёрка наВанкоре- обычное дело ровно втой степени, насколько найденное жизненно необходимо вконкретном случае конкретномуже человеку. Небери лишнего, спать спокойней будешь- такова примета.
        Ещёчерез полчаса дело было закончено.
        Ужесидя всалоне, яещё раз вытащил извнутреннего кармана кошеля стопку карточек иещё каких-то документов, зацепился глазами закартонный прямоугольник, вздохнул испрятал бумаги обратно. Всёподтверждается, события развиваются несамым лучшим образом.
        -Непорали нам наполнить желудки, хозяин? Время обеда.
        -Что? Опять этот сыр?- возмутился Геллерт.- Нетуж! Пора подстрелить лань илинежную косулю изажарить хорошие сочные куски нарожнах. Мужчина неможет жить безмяса, какженщина безсладкого…
        -Предлагаю незадерживаться идвигаться дальше,- прервал егоя.- Неисключено, чтомы найдём придорожную таверну. ДаиГрандур, помоим расчётам, уженедалеко, этодаже предпочтительней, поужинаем всамой лучшей таверне. Поместам- ипоехали, нехватало ещё припоздниться иопять попасть вночь.

* * *
        Если вогромной долине сомножеством болот пейзаж был безрадостным, тоописать мрак иужасную разруху, которые встретили нас через полчаса, весьма непросто.
        -Этобыла деревня?- спросиля.
        -Скорее посёлок, вон, какой длинный…
        Бывший посёлок. Какбывает обычно, онотстроился вдоль дороги, такиеже вытягиваются ивдоль рек, такжителям удобней всего.
        Всяповерхность справа была буквально убита, перепахана, тщательно изуродована иприведена вполное запустение. Тутитам виднелись черные пятна сожженных домов иамбаров, угольными костлявыми остовами того, чтонекогда было стенами строений. Сломанные вомногих местах ограды подворий, пара колодцев собрушенными козырьками, заброшенные сады иягодные кусты, истоптанные огороды, развалившаяся стена единственного каменного строения- крошечной церквушки иличасовни.
        Задвести метров допосёлка дилижанс остановился, иГеллерт снова сел насвоего коня.
        -Этоведь неможет быть простым пожаром?- стревогой спросила Лана.
        -Здесь идеревьев-то немного, алес далеко,- ответиля, указывая ладонью.- Если ипожар, торукотворный, смотрите, воннатот дом пламя никак немогло перекинуться, онстоит отдельно.
        -Значит, разбойники?
        -Никакие разбойники несмогут такого сотворить, уважаемая,- несогласился возничий, направляя дилижанс медленно, чтобы мы могли всё рассмотреть.
        Разведка работала: струдом сдерживая порывистого Фанги, Геллерт Де Вельд медленно объезжал остатки построек, тоидело нагибаясь ичто-то рассматривая.
        -Ябы предположил злонамеренное нападение вооружённого отряда.
        -Тыправ, хозяин. Говорят, чтовэтих местах уже орудуют банды северных варваров, которые спускаются сгор…
        -Такигоры далеко!- сказаля.
        Пожав плечами, Гика поёрзал, разминая затёкшую спину, ив дискуссию вступать нестал.
        Куда нипосмотришь, всюду видны следы разрушений играбежей. Сугрюмым молчанием экипаж разглядывал руины, дилижанс потрясывало наразбитой кочковатой дороге: зачастую дорога возле населённых пунктов находится гораздо вхудшем состоянии, чемнаудалении отних.
        -Сюда уже месяц никто ненаведывался!- доложил Геллерт, подъезжая ближе.
        Обильные ливни давно прибили пепел, смыли, чтомогли, ссерых скелетов, что-то рухнуло позже подветрами. Даже усамого стойкого человека сердце сожмётся, когда он увидит бездушно истерзанную ипоруганную землю, некогда заселённую людьми.
        -Мненичего неговорили, Гел! Похоже, вБикаде незнают, чтотут такое творится.
        -Знают, наверняка знают, Марк, просто непридают значения ине хотят сеять панику среди торговцев.
        -Лучшебы посеяли,- буркнул Гика.- Тогда уважаемый Зораф Картич трижды подумалбы, прежде чем отправлять свою дочь вдалёкое путешествие.
        Дочь торговца тутже возмутилась.
        -Выдумаете, чтоя боюсь? Застенами Грандура всё будет спокойно!- воскликнулаона.- Этонеприступная крепость!
        Спокойноли?
        Убитый посёлок, помнящий отчаяние последних жителей, заставлял думать, чтомы ещё долго неувидим ниединого приветливого лица, ниодной дружеской улыбки. Недаром Север известен суровостью нравов, недаром мало кто наюге знает, чтотут происходит. Даине очень интересуются, если честно. Прикрытые Севером, южане живут своей жизнью, гораздо более спокойной ибеззаботной.
        Скоро пойдёт дождь.
        Солнце проглядывало между разорванными облаками, которые всё быстрей затягивали прорехи. Далеколи ещё доГрандура?
        Тяжёлый получается переход, какпо времени, такипо обретённым впечатлениям. Пока что нормальный человек невстретился. Разграбленные телеги, брошенные трупы, серые… Иведь ничего незакончилось!
        Дилижанс миновал небольшую рощу, имы увидели, чтолюдям духа удалось сохранить крошечный островок безопасности вэтой бедственной картине- напути стояла таверна. Кэтому моменту я уже отсидел задницу, ав затёкших конечностях чувствовалась неприятная усталость- длямоих ног сиденье возничего неподходит.
        Таверна называлась «Второе дыхание».
        Длинное инизкое здание было построено рядом сдорогой, увхода, какбы приветствуя путников, стояли два охотничьих тотема, аперед ними- высокий деревянный столб, кнему привязана табличка сназванием. Домссоломенной крышей, подкарнизом которой виднелись маленькие птичьи гнёзда. Вечер ещё ненаступил, нона дворе было пасмурно из-за облаков, поэтому воконцах мерцал свет. Встойле всего одна лошадь, рядом сней нацепи большая кудлатая собака сзадумчивыми глазами. Появление дилижанса мало заинтересовало пса, скорее всего, ондавно уже научился определять источник настоящей опасности.
        Надкрышей изпримитивной, новысокой каменной трубы поднимался сизый дым, авот ароматов жарки небыло. Небольшое заведение. Позади основного здания виднелись вспомогательные постройки ифруктовый сад. Огород, скорее всего, прячется тамже. Свнешней стороны стены фасада подкозырьком были натыканы деревянные шпильки, накоторых вживописном беспорядке развешан сельхозинвентарь, колеса иверёвки, неисключаю, чтоэто элемент своеобразного дизайна. Приставленные кторцам здания грубо сколоченные лестницы вели набольшой чердак.
        Опыт подсказывал, чтокамина там небудет- открытый широкий очаг ссухими дровами, вовсе стороны стреляющими искрами, часть едкого дыма неуходит враструб-приёмник трубы, асобирается подпотолком. Дыместь, запаха жарки нет, значит, тамчто-то варится вбольшом чугунном котле.
        Знакомый уровень сервиса. Если захочешь поспать, томожно ненадеяться науютные комнатки, добро пожаловать вхлев. Бесплатно, если ужинал здесьже. Удобно идёшево.
        -Будет хорошо, если сперва ты проверишь, чтотам делается икто сидит,- предложил я Геллерту.
        -Оставайся здесь, пока неразберусь…
        Онспешился, отдав коня Гике, ипошёл наразведку. Вспомнив ослужебных обязанностях, старый пёс тряско побежал кнему, Геллерт нагнулся, спокойно потрепалего, бросил какое-то словцо изахохотал.
        Хлопнула дверь.
        Нуи? Шлиминуты, авоин всё непоявлялся. Минут через десять открылась, наулицу выскочил грубого вида малый вкожаной куртке ибыстро побежал застроение. Чего он там тянет? Спросил, услышал, вернулся! Яуже было засобирался идти следом, какдверь заскрипела ещё раз, иохотник заголовами вывалился наружу, находу утирая усы рукавом. Успел выпить, пройдоха!
        -Неттам серых!- началон.- Онипроезжали несколько часов назад, были встревожены, новопросов незадавали иничего нерассказывали. Очень торопились вГрандур, такисказали: неотложное дело.
        Задумаешься тут… Настолько неотложное, чтонестали дожидаться момента, когда туман ссядется, невернулись затоварищем, что, впрочем, легко объяснить нежеланием опять попасть влапы нечисти, ещёнепокинувшей место схватки.
        -Ребята изОрдена Полоски быстро напоили коней, взяли кувшин вина иумчались прочь.
        -Внутри многолюдно?
        -Ничуть!- ответил мне Гел.- Взале сидят трое молчаливых забулдыг издеревни, чтопрячется затем лесом,- он вытянул указательный палец вперёд,- ихозяин большой фермы посеседству,- теперь он показывал большим пальцем куда-то заспину.- Унего недавно умерла жена, ион каждый день наведывается сюда, желая заглушить горе.
        «Вцепится сослезливыми разговорами, неоттащишь»,- подумаля.
        -Продолжай, друг.
        -Хозяйка ничего нежарит, такчто нам придётся подождать. Есть какое-то варево избаранины, навид аппетитное,- Гелпродолжил доклад, хотя я уже плохо его слушал, проклятые серые отвлекали.- Много выпивки: свежее пиво, тёмное, вино имедовуха. Да! Самое главное: Грандур совсем рядом! Женщина, каквсегда, ничего толком незнает, ахозяин уверил меня, чтодогорода всего полчаса езды.
        -Стоитли тут задерживаться притакой скудности выбора?- вслух подумаля, вытаскивая изкармана часы. Значит, кшести точно там будем.
        -Помне, тактут вполне хватает всего, чтонужно приличному человеку: вино, сытная еда, чтоещё надо?
        -Помыться надо, Гел!- отрезаля.- Впорядок себя привести, коней нормально пристроить. Илучшебы всё это начать делать нев кромешной тьме. Атут только задержись, начнётся…
        -Пусть так, мневсё равно, яуже выпил,- безпромедления согласился воин.- Тогда берём пример ссерых: поим лошадей, покупаем кувшин вина дляуслады душевных чувств иедем вГрандур!
        Лана накинула насебя курточку, пригрелась изадремала, свернувшись вуголке. Гика начал выполнять первый пункт нового плана, Геллерт- второй. Чувствую, когда он выйдет иззаведения, егорукав будет совсем мокрым. Таконо ивышло.
        Кувшинов было два.
        -Подожди, Марк,- остановил меня друг, когда я уже собирался лезть всалон.- Невозможно предугадать, чтождёт нас вГрандуре ис какой целью так торопились туда серые. Ночто-то знать всё-таки нужно, какнам иначе готовиться копасности? Такведь, Гика?
        Возничий кивнул.
        -Чего вы хотите отменя услышать?
        -Расскажи своим друзьям, чтоэто заорден ипочему он тебя преследует.
        -Ну,куда вы торопитесь? Расскажу помере развития событий ипо обстоятельствам.
        Воин чертыхнулся.
        -Друг, необижайся настарину Гела, ноты всегда говоришь скакой-то лишней заумью. Какие обстоятельства? Может быть, нампредстоит хорошая драка, ия хочу знать: ихможно убивать илидостаточно придушить? Расскажи, тыведь знаешь, чтоэто заорден!
        Невыкрутитьсямне. Илипридётся дальше топать одному. Опять одному.
        -Знаю, иочень неплохо,- нехотя согласилсяя.
        -Какая-то особая религия?
        Спрашивал толькоон, возничий стоял рядом имолча слушал. Очень внимательно.
        -Религия здесь нипри чём, друзья мои… Орден Полоски представляет интересы одного сильного государства, расположенного очень далеко отсюда.
        -Заокеаном?
        -Засамым далёким океаном, который ты сможешь себе представить, Гел.
        -Такэто шпионы? Иты знаешь вожаков! Многоих?
        «Чего ты опасаешься, Марк Уишем, ответь, наконец, самсебе? Твои спутники всёравно несмогут представить сказанное правильно иоценить истинные масштабы происходящего! Атебе нужна команда. Очень нужна».
        -Командиров всего двое. Остальные- местные, набранные погородам ивесям.
        -Хм… Немногоих, меня это ненапугало. Никчёмные людишки живут задальним океаном, какя посмотрю?
        -Именно эти двое- да. Жаль, чтоя понял это слишком поздно.
        -Одни загадки! Спасибо, хоть что-то сказал…
        Итут вразговор вступил возничий.
        -Некогда покойная тётушка много рассказывала мне обуже найденных дальних странах, хозяин… Какже называется та, откуда приплыла эта парочка?
        Наверное, ямысленно плюнул, потому что неожиданно длясебя выпалил:
        -Этоамериканцы, Гика. Астрана называется Соединённые Штаты Америки. Рассказывала тебе тётушка отакой?
        Онмедленно покачал головой имолвил:
        -Никогда.
        -Эх… Порой мне кажется, чтолучшебы вообще ничего оней незнать,- вздохнув, ответиля.- Ставь свои кувшины, Геллерт, мыотправляемся вГрандур.
        Глава7
        Отом, какначинается бедлам, ноэкипаж боевого дилижанса готовится, экипируется ивынюхивает
        Перед главными воротами города-крепости Грандур творилось что-то невообразимое.
        Шалман, шапито ицыганский табор водном флаконе.
        Толпа возбуждённого народа чего-то ждала набольшой площадке перед главными воротами. Самые разномастные типажи, темнеменее чем-то объединённые. Мужчины, женщины, старики идети… Ибольшинство изних орали, бегали, переговаривались, ненадолго сбиваясь вбыстро распадающиеся группы.
        Непосредственно перед воротами толпилось человек двадцать, этопохоже наделегацию. Один изних, судя повсему, старший, подняв руку какможно выше, потрясал какой-то очень важной бумагой.
        Шестеро стражников салебардами стояли пообе стороны, аофицер нервно общался сглавой делегации. Наконец они договорились, владелец важной бумаги махнул кому-то рукой, кнему тутже присоединились ещё трое, игруппа быстро прошла внутрь. Нотолпа уворот неуменьшилась, еёсразу пополнили следующие изтех, ктожелал попасть застену.
        Повнешнюю сторону рва, рядом сопущенным подвесным мостом, высилась передовая башня- автономное оборонительное сооружение, безнейтрализации которого штурм главных ворот невозможен. Уровень третьего этажа башни был соединён сгородской стеной подъёмным деревянным мостиком, убрав который, можно было легко прервать сообщение между этим укреплением игородом. Такую громадину безсерьёзных осадных машин невзять… Наверхней площадке построились вооружённые люди, один изних даже вспрыгнул напарапет исклонился, уставившись вниз.
        -Давай имы подождём, посмотрим,- больше приказал, чемпопросиля.
        Гика остановил дилижанс, почти прижав его кограде постоялого двора. Онтут большой, ничуть неменьше бикадского, итоже справа отдороги, если смотреть настену. Зачем что-то изобретать, если проверенное устраивает? Отличие одно- пустойон, вовсяком случае спервого взгляда, ниединой лошади внутри! Хорошо откормленный охранник спышными чёрными усами иленивыми глазами сидел надеревянном обрубке возле низкого рубленого здания, безвсякого интереса наблюдая запроисходящим иковыряясь вносу.
        Всенаши, кроме девчонки, спрыгнули наземлю.
        -Чтотам закуча бездельников отирается возле ворот?- через зевоту спросил Геллерт, широко потягиваясь.
        -Похоже, стража невпускает их вГрандур.
        -Нам-то что задело, Марк? Непонимаю, почему мы застряли, насвпустят.
        -Ятоже невижу препятствий. Пока. Просто решил присмотреться, тыведь нестанешь отрицать: происходит что-то необычное.
        -Всёпонятно, крестьяне лезут вкрепость сосвоими вонючими ишаками, асборы платить нежелают. Чегоже необычного?
        -Тутнетолько крестьяне…
        -Дая разве против? Смотри себе сколько вздумается наэтот табор, тыкомандир. Амне пора промочить горло, чтобы незаснуть отскуки.
        Неприсоединяясь кнашему разговору, возничий обошёл дилижанс кругом, проверяя состояние колёс ирессор, потом пару раз глянул насветопреставление, чертыхнулся иполез наверх, рассудив, чтоесли уж придётся смотреть это вынужденное кино, толучше это делать скомфортом.
        Воттак пируэт! Вкои веки разрешил праздно посплетничать, ане скем!
        Основная масса народа расположилась натравяном ковре слевой стороны дороги, гдеприезжие установили один огромный шатёр (отчего уменя ивозникла ассоциация сшапито) инесколько палаток поменьше. Были простые тенты, были и«открытые места». Повсюду повозки, тачки, сонные ослы, лошадей мало… Много детворы. Люди развели три костра, поставили большие котлы, начали готовить еду. Самая ближняя кнам компания изтрёх мужчин идвух женщин уже приступила ктрапезе. Поодежде иповадкам вних нетрудно было узнать крестьян. Натраве лежали струганая деревянная доска срыбой исыром, большая краюха пшеничного хлеба, сбоку- кожаная фляга. Уминая куски, онинезабывали очём-то ругаться, довольно горячо. Раскрасневшись иразмахивая руками, ониспорили всё громче, араспалялись всё сильней. Казалось, ещёнемного, итрапезничающие начнут кидаться друг вдруга кусками еды.
        Подороге возле лагеря медленно расхаживали трое здоровенных стражников. Ниво что невмешиваясь, бойцы брезгливо поглядывали натолпу, ожидая смены ивозможности вернуться втёплую караулку.
        Инад всем этим безобразием- гомон, беспокойный белый шум.
        Кмоей удаче, охраннику надоело сидеть натвёрдом пне водиночестве, ион медленно направился кограде постоялого двора, находу заправляя плётку рядом скоротким мечом запояс.
        Такмы ибеседовали, через забор. Егозвали Халан.
        -Понаехали тут! Клянусь святыми угодниками, уважаемый, сегодня стража городских стен проверит крепость костей уэтого сброда!
        -Ктовсе эти люди?
        -Простолюдины изокрестностей,- скривилсяон.
        Ну,конечно, тыже нетакой! Дали тебе хозяева плётку совплетённой свинчаткой, чтобы собак гонять, метлу большую- ивот состоялся «директор пляжа», ужепочти дворянин… Зато есть красная рубаха домашней работы, жена холит, гордится кормильцем.
        Темнеменее ему было скучно, наразговор вытягивать непришлось.
        -Большая часть бездельников прибыла изСеверного Лигано, этополдня пути отсюда. Остальные издеревень поблизости.
        -Заразная болезнь?- наугад предположиля.
        -Всездоровы, какмедведи, ихничем несвалишь! Хотя многие рядятся подбольных.
        -Икакое уних дело?
        -Выспрашиваете меня, какое дело уэтих гороховых стручков сгнильцой? Только прозябать, жрать ипопрошайничать! Утверждают, чтоих поселения подвергаются набегам варваров. Врут, сволочи!- уверенно заявил мой собеседник.
        Аведь он исам издеревни. Полицу ирукам видно, чтоХалану пришлось много трудиться наморозном ветру, поддождем изнойным солнцем. Нов какой-то момент ему несказанно повезло- взяли наслужбу. Слышаля, чтовгородах, гдеправят лорды исеньоры, постоялые дворы часто принадлежат господину. Илижене начальника роты стражников, этонормальное дело. Такчто теперь Халан почти нагосударевой службе состоит ипотому способен адекватно, какему кажется, оценивать своих бывших соседей, пришедших сюда запомощью.
        Какже быстро формируется городская спесь!
        -Разве этого неможет быть? Яонабегах.
        -Чтовы! Старик постоянно отправляет посеверной дороге отряд конных гвардейцев, наразведку,- гнусаво пояснил охранник, теребя нос. Наверное, козулька лезет.- Никто наних ненападает, бездельники надармовщинку хотят погреться возле камина тех, ктокаждый день работает непокладая рук.
        -Старик?
        -Лорд Грандур, такмы его зовём меж собой, уважаемый,- «директор пляжа» глазами показал всторону главной башни.- Сгодами старый лев становится всё добрей идобрей кпростолюдинам, инапрасно, всегорожане наэтом сходятся! Заботится омолодёжи, такой лицей основал!
        -Наслышан.
        Халан кивнул иопять переключился наскандальное:
        -Пороть их надобы почаще! Придумали тоже, варвары мешают! Варвары сейчас заняты междо-усобицей, даещё ик зиме готовиться надо, имсейчас недо равнины.
        -Ноя смотрю, чтонекоторые проходят внутрь!
        -Уговаривают капитана, посылая самого болтливого,- снесказанным сожалением буркнул охранник.- Стервецы наудивление хорошо знают порядки, атам написано, кому можно проходить вгород беспрепятственно… Вотихитрят: одним срочно нужно обвенчаться именно унас, удругих- желание поучаствовать вконкурсе дляпоступления наслужбу, третьи, видители, заболели настолько, чтодеревенский коновал неможет поставить их наноги веником изколючек! Даже если такого пропустят, топопасть он сможет только кШире Живорезу, который торгует самыми дешёвыми пилюлями, целебными мазями изсвиного дерьма исредствами отнасморка изкрапивы. Этот шарлатан даже целебные травы собирает подгородской стеной, ленясь отойти влес. Пусть все святые подольше уберегут меня имою семью отнеобходимости обращаться кнему запомощью… Набольшее уних всёравно нет денег. Хвала Пречистому Ванку, чтоуменя завелись монеты!
        …Весёлые тут земли…
        Ас виду ничего, может, немного мрачноватые.
        После Бикады леса стали густыми- настоящие дебри, глухомань. Нохорошо! Даже здесь, наравнине, вкраю болот, гдевдали загородом открываются обширные торфяные пустоши коричневого цвета, тёмно-зелёными пятнами выделяются осколки матёрого леса, хвойные рощи, спасительные островки, ведь, каквсем известно, деревья наболоте нерастут. Там, вромантических цветах осени, вытанцовывают последние вальсы тучи насекомых, воздух наполнен птичьим писком ипением. Очень много вкусной водоплавающей птицы. Торфяники волнами следуют один задругим, повторяя профиль пологих холмов. Кое-где они идут ступенями итянутся дотемной линии ещё более дальних лесов.
        Где-то втой стороне есть большая река, эскизно показанная намоей карте.
        Дело шло кзакату. Крупные, сженскую ладонь, стрекозы проносились надземлёй илизависали, трепеща синеватыми крыльями. Внебе, клекоча, ещёбродил одинокий орел сбелой шеей, удороги, рядом сперекрёстком, стайка дроф вспархивала надкустами. Похоже, беженцы неголодают, никто неохотится наэтих птиц, добыть которых несложно.
        Ещёполчаса, ивсё живое начнёт прятаться.
        Алюди?
        -Новедь опасно проводить ночь беззащиты стен!
        -Справятся… Встане полно доброго оружия, асельские жители отлично умеют им пользоваться, недети,- невольно проговорился собеседник.- Идаже дети непромах! Вудалённых деревнях надеяться нена кого…
        Тутон тихо вздохнул, ия понял, чтоневсё ещё выветрилось изодурманенной городскими прелестями головы. Онещё раз вздохнул изакончил мысль:
        -Вслучае чего стража непременно придёт напомощь, таков порядок.
        -Аесли нападёт нечисть?
        -Уважаемый, извините благодушно, носразу понятно, чтовы ничего незнаете онашей сельской жизни! Земли здесь богатые дичью, рыбой исобирательством, люди живут неплохо, ипотому серебро имеется увсех. Небуду удивлён, если укого-то изстарших окажется изолотишко, онипостоянно пробуют мыть его вгорных реках, там, гденет варваров. Знающие люди говорят, чтооно тут водится.
        -Кто-то уже находил?- быстро спросиля.
        Между прочим, сидящий вдилижансе Гика давно развернул правое ухо внашу сторону. Философский человек, молчит ислушает…
        Халан неуверенно повёл головой изстороны всторону:
        -Незнаю, честно говоря. Даине признаются.
        Чтоже, настало время ещё кое-что прояснить.
        -Когда мы ехали сюда, тоувидели страшное пожарище. Можетли это быть делом рук тех самых варваров?
        -Что?- наего лице отразилось глубокое недоумение, распалившийся вправедном гневе охранник несмог сразу переключиться сворчания-соло набеседу.- А! Этовы проезжали мимо Южного Лигано! Нет, варваров итам небыло. Где-то сполгода назад жители поселения решили объявить себя вольным городом, можете представить себе такую наглость? Разве это село достойно назваться городом?
        -Нив коем случае,- согласилсяя.- Одни руины.
        -Укрощали нес песнями,- теперь ион согласно кивнул.- Хоть вэтом деле старик наконец-то проявил должную твёрдость! Ониуже выбирали Совет старейшин, вооружили отряд самообороны, долго ругались стамошней знаменитостью, человеком поимени Комил.
        Услышав знакомое имя, яспросил:
        -Ктоон такой?
        -Смутьян, плохой человек. Проиграв Совету старейшин, онсобрал своих дружков иотправился наюг, наверное, начал разбойничать набольшой дороге… Какое-то время лорд терпел, хотя уважаемые изРатуши негодовали, напирали, призывая лорда принять срочные меры… Уверовав, чтокары непоследует, Совет старейшин Южного Лигано решил перекрыть тракт иначал всвою пользу собирать плату запроезд! Неслыханное дело, наВанкоре дороги неперекрывают! Гвардейцы справились быстро, жителей расселили подеревням. Ну,конечно, пришлось отрубить головы дюжине особо буйных, чтосразу заставило поумерить пыл сочувствующих. Пусть служат верой иправдой.
        Выходит, этостарый лорд угробил собственноеже поселение, превратив его впепелище, Скоро пахотные земли порастут бурьяном, остатки садов высохнут, итолько стаи одичавших собак будут снеосознанной ностальгией бродить там, гдераньше их изгнанные хозяева имели кров, работу иплату.
        -Аесть сочувствующие?
        -Ублюдки всегда найдутся,- уклончиво ответил толстяк.- Смотрите-ка, ещёедут!
        Яповернулся. Состороны перекрёстка, гдесходились три дороги, кгороду подъезжал караван изпяти повозок.
        -Тоже беженцы?- спросиля, отлично зная, чтоэто нетак. Пусть собеседник насладится своими познаниями ибольшим умом.
        -Едут сзападной дороги, этоторговцы изШиры. Опоздали наярмарку, дурачки, оназакончилась две недели назад, такчто придётся им продавать товар забесценок!- отрадости он потёр ладони.
        Замечательный человек, такихочется сним общаться, непереставая!
        Широкие идлинные повозки затянуты песочного цвета полотнищами, скрывающими груз высотой вполтора метра. Поклажа туго перетянута верёвками, чтоделало её похожей наогромные колбасы. Сурового вида краснолицые парни управляли упряжками тяжеловозов, необращая нималейшего внимания насуету вокруг, икараван спокойно продвигался кворотам. Заметив процессию, офицер отдал команду, иподчинённые принялись бесцеремонно оттеснять людей встороны, освобождая проезд.
        Толькоторговцы миновали лагерь, какк последней повозке метнулись двое мальчишек лет двенадцати. Один, поменьше ростом, тощенький, находу ловко сиганул подднище изацепился там зачто-то настолько удачно, чтоине заметишь. Второй попытался нырнуть подполотнище, несмог ис несоответствующей возрасту руганью спрыгнул наземлю. Поправил штаны ипобрёл влагерь подсмешки зевак.
        Халан громко кхеканул ихлопнул ладонью поляжке.
        -Ещёодин просочился!
        Подвесной мост через ров был опущен, стража принялась открывать двустворчатые ворота вглубине проёма.
        Распахнулась двери дилижанса, ина свет божий показалась заспанная Лана. Сейчас мой экипаж будет негодовать! Снедоумением оглядевшись, онавытерла глаза тыльной стороной больших пальцев икрикнула:
        -Марк, почему мы здесь застряли, насчто, непускают?
        -Нестоит волноваться, уважаемая!- крикнул приосанившийся охранник.- Натакой карете вас безлишних расспросов пустят нетолько внутрь, нои водвор самого лорда! Однако надо поспешать, если вы желаете оказаться вГрандуре дотого, кактрубадур наглавной башне сыграет вечернюю зорю, истражники поднимут мост через ров. Нашстарик, хоть исовершает впоследнее время странные поступки, вделах охраны крепости требует строжайшей дисциплины- никто несможет войти застены после заката солнца, этовам невольный город, гдеправят беззаботные неучи.
        Действительно, пора ехать.
        Следом изсалона выбрался Геллерт, по-моему, трезвый.
        -Последний вопрос, Халан…
        Охранник сготовностью инекоторым сожалением повернул голову. Сейчас уедем, иопять нанего свалится скука.
        -Когда ехали сюда, насобогнали трое всадников. Позже надороге моим другом был найден мешок сличными вещами, торопыги потерялиего. Яготов вернуть вещи владельцам, правда, неоткажусь иот небольшого вознаграждения, ну, выменя понимаете… Всевдлинных серых плащах сполосками налевой стороне.
        -Были! Нотолько двое. Онидействительно торопились вГрандур. Напостоялом дворе коней оставлять незахотели, проехали внутрь. Хотя здесь вышлобы гораздо дешевле, даисанитарный сбор непришлосьбы платить. Наверное, уних есть звонкая монета. Плащи приметные, очень хорошая ткань, воттолько слишком светлые, такие легко испачкать.
        -Акто они такие?
        -Незнаю, уважаемый, яих плащи видел справой стороны, тамполосок небыло. Авот звезда была! Одно скажу: прежде таких невидел, похожи намонахов илирыцарей какого-то ордена…
        Всётак иесть.
        Охотник заголовами шагнул кнам, аохранник нехотя развернулся ипошёл кдеревянному обрубку.
        -Нучто, мойучёный друг, удалосьли тебе выпытать чего-либо интересное?
        -Сложно сказать. Пока только сплетни.
        -Ятак изнал. Пора уже!
        Поехали. Увидев, чтопозади дилижанса уселся столь грозный человек, детишки нерискнули приблизиться. Кони зашагали быстрей, имтоже хотелось финишировать. Наснио чём неспросили, акапитан стражи даже приподнял шляпу. Обязательная оплата санитарного сбора, проход через ворота, имы очутились наулицах последнего ксеверу фриланского города, узкие улочки иперекрёстки которого замысловато переплетались вокруг горделивой церкви, рынка иличного двора лорда Грандура.

* * *
        Вовсех случаях, когда уменя имелись свободные средства, япредпочитал останавливаться всамых дорогих гостиницах ипостоялых дворах. Тамспокойно, быстрей восстанавливаешься, качественней отдыхаешь. Безопасно- практически небывает склок, стычек илиже прямой поножовщины. Имущественный фильтр отжимает определённый контингент. Янесноб, нов чём-то охранника Халана понимаю. Признаюсь, чтомой стаж столь полезной практики очень невелик.
        Денег хватало, имы остановились вмаленькой гостинице «Свет вночи». Здесь всё буквально кричало одороговизне: кованые жалюзи вместо ставен, французские балкончики второго этажа ивитражи наокнах первого, витые перильца притрёхступенчатой лестнице, металлическая решётка дляочистки обуви отгрязи, многоцветная вывеска набронзовых цепях иобъявление:
        «ДОРОГОЙ ПРИЮТ ДЛЯДОРОГИХ ГОСТЕЙ».
        Безвосклицательных знаков, дальнейших разъяснений иценника.
        Всёвнутри, заходи, путник, если можешь себе это позволить.
        Слевой стороны здания- арочный проезд внебольшой внутренний двор, гдевстойлах могут отдохнуть лошади, апод навесом встать дилижанс. Заотдельную плату мастер осмотрит повозку, подтянет, отремонтирует, если надо.
        Несмотря нато что вгороде сегодня много тех самых «понаехавших», здесь имелись свободные номера, ия выкупил сразу два: маленький длясебя ипобольше дляГеллерта свозничим. Таверна напервом этаже вполне достойна именоваться рестораном, еслибы таковые названия были известны наВанкоре. Язаглянул наминутку, разведал. Здесь посетители были! Каксказал распорядитель, узаведения есть какзавсегдатаи, такиэпизодически заходящие сюда представители состоятельной прослойки, желающие вспокойной обстановке насладиться вкусом отменно приготовленных блюд.
        Хорошо ито, чтогостиница стоит нена одной изцентральных улиц, ана примыкающей, чистенькой итихой. Правда, настолько узкой, чтопозже Гика еле сумел развернуть дилижанс, апотом изавести его водвор, тамбыл предусмотрен специальный карман.
        Внёс оплату, имы сразу повезли Лану влицей, находящийся неподалёку отцеркви.
        Удверей взаведение девушка торопливо чмокнула вщёку меня иГеллерта, схватила суму, быстро проверила документы, оставила Гике два тяжёлых баула ипобежала внутрь, напоследок пообещав заглянуть вгостиницу завтра ипопрощаться днём по-человечески. Тоесть посидеть вкабачке. Наверное, здешним студентам это невозбраняется.
        Пока я мило беседовал спредельно радушным хозяином поимени Рамар, напарники быстро втащили свои вещи вномер и, согласно уговору, пошли поделам: Геллерт потащил напродажу щит, кольчугу исвой старый меч, авозничий, получив впомощники служку, отправился впоход попродуктовым лавкам- собирать провиант дляпредстоящего маршрута.
        Рамар заученно поведал историю отом, какон, единственный сын владельца таверны врыбацком городке наБольшой Реке, унаследовав накопленные отцом небольшие сбережения, сумел подняться постатусной лестнице настолько, чтостал владельцем самого престижного отеля большого северного города.
        Наконец ия двинулся заносильщиком покоридору, вконце которого широкая лестница вела навторой этаж.
        Другая эпоха настаёт. Отныне властителей, чиновников исостоятельных людей неустраивают замковые темницы имрачные казематы крепостей. Ихначала злить позорная нагота наследственных каменных клеток илиотстроенных успешными предками домов сотсутствием настоящего уюта. Имстала нужна нетолько домашняя роскошь: вовсе времена награбленные ввойнах богатства стаскивались победителем вгнездо. Господа захотели ещё иудобств.
        Мягкие сиденья, рессоры, насосы, котлы сподогревом, ванны, качественные ткани, вобщем, само развитие ремёсел ипоявление первых мини-мануфактур сделали своё дело- более требовательное ккомфорту, более цивилизованное и, чтотут скрывать, более изнеженное поколение несобиралось больше жить полудикарским образом.
        Шесть светильников вкоридоре, можно нещуриться! Гобелены настенах, ковёр подногами. Яподнялся пошироким ступеням вслед засвоим проводником. Вотон остановился перед створчатой дубовой дверью, достал бороздчатый ключ, открыл иотшагнул всторону, приглашая войти.
        Войдя вномер, яостановился инекоторое время продолжал стоять, держа шляпу вруке ис величайшим интересом разглядывая новые покои, столь непохожие навсё, чтоповидал досих пор. Дауж… Прошли те славные времена, когда моё временное жильё чаще всего оказывалось подобием сарая сполом, покрытым камышом, счурбаком вместо стула иогромным мешком-матрацем, набитым более-менее свежим сеном.
        Ого! Тутметров двадцать площади, ничего себе, каморка!
        Поскромничал хозяин, описывая номера.
        Служка, обойдя меня сбоку, ужеработал- мальчишка зажёг все четыре светильника, зашторил окно, вузком каменном камине заполыхала охапка дров. Постенам висели маленькие картины безкакой-либо милитаристики, только успокаивающие взор пейзажи. Кресло смягким сиденьем испинкой приглашало отдохнуть сдороги, тёмно-красный стол свыдвижными ящичками звал кумственному труду. Строители выложили пол светлым паркетом, чистым настолько, чтомне сразу захотелось разуться.
        Прямоугольный коврик укровати свысоким ворсом, нет, сапоги надо стаскивать срочно! Шкаф, прикроватная тумбочка иещё один стул сгнутыми ножками. Возле окна высокий буфет спозолоченными цветочными бутонами, внём посуда: несколько блюд, бокалы…
        Умывальник снасосами, этим меня уже неудивишь. Вотбы им изобрести ещё тарельчатый унитаз сводяным затвором иоткидной крышкой, который придумал благодетель наш, изобретатель гидропресса Джозеф Брама! Реально нехватает.
        Слуга закончил ивопросительно глянул наменя, ия положил настол полсолера. Давай-давай, идиуж! Гдетут мои тёплые вязаные чуни, которые два месяца назад связала напамять онашей встрече одна милая сильфида?
        Даже книга лежит! Иэто небиблия Пречистого Ванка, акакой-нибудь исторический труд илидаже роман… Учитывая то, чтоэто невольный город, ставлю напервое. Поднявшись скресла, я, наслаждаясь восхитительным чувством лёгкости вногах, бесшумно прошлёпал кстолу ипосмотрел. «История Грандура, рассказанная тремя поколениями лордов-владетелей изаписанная отцом Ларио». Плюнутьбы навсё, завалиться наперину ис наслаждением почитать книгу… Чтобы там нибыло написано- смертельно соскучился почтиву. Набранные крупными буквами тексты были украшены многочисленными гравюрами, ана полях- растительным орнаментом иродовыми гербами.
        Хм… Ктобудет проставляться, Марк-1 илиМарк-2?
        Чёрт, такидо шизофрении недалеко.
        Вещей уменя было немного, долголи их раскидать поуглам… Часы подсказывали, чтодрузья вернутся нескоро, такчто можно спокойно посидеть иподумать. Немного отдохнуть, дождаться парней, апотом отправиться поважному делу, основному, надо найти одного человека иполучить унего очень нужную информацию. Апотом уже можно будет отсыпаться, отъедаться, отпиваться, покупать зимнее, комплектоваться иидти дальше насевер. Кцели.
        …Ох, хорошо лежать!.. Хватит, Марк, рано расслабился.
        Так, ребята, гдедокументы? Яподнял спола трофейную суму ивытряхнул содержимое настол. Тряпки, полированное зеркальце избронзы, расчёска, какие-то пилюли вжестяной баночке- их лучше выкинуть сразу, богзнает, чего туда намешали, щётка длячистки одежды, бритвенный прибор, мазь длязаживления ран, моток шпагата, ложка инебольшой столовый нож, мешочек ссеребряной крошкой- вот это хорошо.
        Дауж, непомогло тебе, псугончему, серебро волшебное всамый ответственный момент твоей жизни…
        Потом достал пачку бумаг.
        Четыре визитки. Имена незнакомые, нио чём неговорят. Аты чего ожидал увидеть, Марк, рассчитывал добыть точные координаты мест базирования заклятых партнёров, снекоторых пор ставших очевидными противниками? Этатроица- простые исполнители, врядли они знают что-то толковое, так, категория «поди-принеси»… Хотя уамеров наверняка есть какая-то группа лиц, гораздо более осведомлённых оприроде хозяев иих намерениях. Такое ядро особо приближённых обязательно должно быть, если они собираются вести напланете активную работу. Нои они вграницах доступа.
        -Имеем организацию, Марк,- грустно сказал я сам себе.
        Ктознал, чтотак получится?
        Ещёкарточки, наэтот раз охранные! Выходит, личный состав вдали отхозяев вовсю приторговывает услугами, вущерб основной задаче? Не,ерунда, тыведь исам делаешь тоже самое, ине отжадности, адля обеспечения экспедиции насевер. Иначе какбыстро заработать деньги, неграбитьже, затаившись вкустах уобочины?.. Впринципе, можно ипограбить, нонедолго. Назначат затвою башку награду, ищейки встанут наслед, схватят ипосадят накол.
        Такчто нецепляйся.
        -Святые пророки!
        Следующее…
        Даэтожея, собственной персоной!
        Зажав вруках листок картона формата А4 спотёртыми следами сгиба, ясизумлением смотрел насвой портрет. Отличная работа, заранее готовились, падлы, системно. Цветной принтер, распечатано схорошим качеством. Естественно, фотография земного происхождения, самая обычная, изэлектронного паспорта.
        Нуирожа…
        -Сколько их увас было? Этаединственная, илиу каждого?
        Неугадаешь.
        Если убиенный нечистью серый был казначеем группы Ордена, тоонже был иеё командиром, нетсмысла вмалой группе вводить более сложное разделение полномочий. Можно надеяться, чтоэто фото уних- единственное. Нуаесли нет, если влоб, топридётся драться, непервый раз.
        Спрятать надо, нехватало, чтобы наши увидели.
        Всамом низу пачки лежала карта местности, уменя аж дыхание перехватило!
        Явстал, резко махнув рукой постолу, отчего половина шмоток слетела напол, разложил карту, расправил ивпился внеё глазами, каксканером, жадно считывая данные: линии дорог, рекиозёр, схематические изображения горных цепей, текстовые обозначения изнаки. Ухты! Даэтоже настоящее богатство! Названий мало, уменя гораздо больше, условных обозначений- тоже. Этоматрица, сырая. Авот топография просто замечательная, достоверная, ия знаю почему. Конечно, амеры немогли дать своим нукерам фотокарты, этоисключено. Если такой вот портретик шатающегося посвету олуха попадёт вчужие руки, тоничего страшного непроизойдет: подумаешь, работа неизвестного мастера внезнакомой технике.
        Авот фотокарта…
        -Вотспасибо, пацаны…
        Мнедаже захотелось вернуться наместо возникновения Страшного Тумана и, взнак искренней признательности, оставить что-нибудь длянечисти вподарок, честное слово! Надо срочно садиться ипереносить информацию, сводить воедино. Чтовзять заоснову? Трофей, никаких сомнений. Даидубль непомешает сохранить.
        Задверью раздались громкие голоса ишаги, наши возвращаются. Ябыстро собрал бумаги изасунул их поглубже вящик прикроватной тумбочки.
        -Марк, тыздесь?!- гаркнул Гел.
        -Заходите!
        Ониввалились впомещение ивстали столбами: ирассказать хочется, икомфорт завораживает, рассмотретьбы…
        -Чтожевы, словно бешеные, глазами ворочаете, проходите да рассаживайтесь.
        -Какв музее!- наконец оценил Геллерт и, неснимая сапог, плюхнулся всвободное кресло.
        Авот возничий, вотличие отприрождённого грубияна, похоже, постоянно напоминал себе, гдеон находится ичто следует помнить правила хорошего воспитания ивежливости- обувь Гика стянул.
        -Чтотут унас?- пробасил воин.
        -Нетуж, чтотам увас?
        -Почти всё сделали, хозяин,- успокоил меня Гика.- Многое изпровианта я добыл, хотя пришлось поторговаться. Удалось даже купить чайланский чай… Некоторые лавки уже закрывались, поэтому я внёс аванс, слуги доставят требуемое кутру. Пожалуй, мнепридётся просыпаться пораньше и…
        -Ятоже всё продал!- перебил его Геллерт.- Оружейник, ракалья, закрылся, даже нехотел пускать меня внутрь, представляешь?
        -Ичтоже ты сделал?
        -Пригрозил, чтоначну разбирать его лавку накирпичи.
        -Ну,спьяну ещё ине такое скажут, оннаслушался пустых угроз поди.
        -Вотипонял! Тогда я пообещалему, чтосам выпишу подряд исамже его выполню, если он немедля неоткроет двери знаменитому охотнику заголовами!
        -Хм… Конечно, егопустым стуком вдверь ненапугаешь, авот так… Ичто ответил несчастный?
        -Открыл!
        -Хорош, нечего сказать,- неодобрительно произнёся.- Такты всех торговцев Ванкоры против себя восстановишь, если будешь угрожать, обещая развешивать их головы накрюках. Разве нельзя было сразу представиться?
        -Увы, Марк, ясделал это, неподумав,- виновато ответил Геллерт, почёсывая затылок, аГика глухо засмеялся.- Нопотом всё пошло нормально. Клянусь эфесом, мыдаже выпили немного! Поначалу он дулся, пыжился вобиде. Яипредложил мировую изкрасного вина. Чтосмешного? По-моему, очень дипломатично. Подумаешь, оружейник… Этот человек дотого уверовал всвою исключительную значимость, чтодопервого бокала даже незахотел слушать мою любимую притчу, всёвремя обращался кжене ипоминал, сколько благородных рыцарей он снабдил добрым оружием.
        -Такты всё продал?
        Чувствую, оружейник хорошенько проучил нахала, побаловавшись сценами.
        -Здесь все допоследнего солера! Щитстоил немного, остальное продал каквышло. Поменял ножны меча нановые. Может, яиупустил часть прибыли, новоин- неторгаш… Говорил я тебе, Гика, пойдём сперва сомной, тыбы наверняка торговался удачней! Забирай, Марк, солеры, тебе видней, куда их тратить втрудной иочень опасной, янадеюсь, дороге!- сэтими словами он вытащил иположил настол мешочек смонетами.
        -Еслибы я пошёл стобой, тонеуспелбы сделать свои дела,- возразил возничий.- Вотсдача, хозяин. Надобы ещё раз прикинуть, чтонам потребуется. Ивот ещё что: якупил тебе подзорную трубу! Хозяин уверял, чтоона очень хороша, аежели наврал, тоя вернусь изасунуему…
        -Японял.
        -Пригодится внашем путешествии?- спросил Гика.
        Приняв изего рук коричневый тубус, ябыло открыл, нотут…
        Только сейчас доменя дошло!
        -Друзья мои, подождите-ка… Вытвёрдо решили ехать сомной?- вчера унас состоялся предварительный разговор, вкотором я юлил, словно уж, опасаясь что-то навязывать инапрашиваться.
        -Ещёвчера,- подтвердил возничий.
        -Исегодня немного поговорили, пока ты слушал этого бездельника вкрасной рубахе,- кивнул Геллерт.- Тызнаешь почему, стоитли говорить два раза? Гика один назад непоедет, ая жажду приключений. Завтра купим зимнюю одежду, ина север!
        -Лучше именно завтра,- вставил Гика.
        Оннераспространяется особо, хотя мотивы его я приблизительно понимаю: возничий хочет поменять социальный статус. Надоело ему возничить длядругих, хочет самостоятельности. Нуидостатка, естественно.
        -Воткак? Вообще-то, ясобирался задержаться вГрандуре ещё напару дней.
        -Нестоит задерживаться, Марк,- тихо сказал Гел, ипарни переглянулись опять, словно советуясь мысленно, каклучше продолжить.
        Янасторожился иотложил тубус всторону.
        -Выкладывайте.
        Воин встал, посмотрел напаркет, хмыкнул:
        -Чисто как! Если мы ненаправимся потвоему делу тотчасже, ятоже скину эти футляры длясушёных медвежьих лап… Понимаешь, что-то нехорошее происходит. Наратушной площади полно людей, горожан ипришлых, излагеря снаружи. Всеспорят, ругаются, кто-то плачет, кто-то толкается. Ау двора лорда, прямо наземле, сидит целая орава понаехавших, таксмешно их называют горожане. Часть стоит наколенях имолится, другаяже часть замерла сзажжёнными свечами. Рядом ина ратушной площади дежурит поотряду гвардейцев, имне было видно, чтоэти парни порядком растерянны.
        -Уходить надо завтра,- повторил Гика.- Боюсь, чтовсё дело вкакой-то болезни.
        -Болезни, говоришь?- насторожился воин.- Нетуж, Пречистый Ванк недаст благородному воину помереть открестьянской лихорадки илиболотной чумы, ясоглашусь только натриппер!
        Карантин мне ненужен!
        -Лорд может закрыть город,- настаивал возничий.- Начнётся паника.
        -Онауже началась! Разве ты невидел, Гика?
        -Что-то имеешь ввиду?- уточниля, сделав напрасный, вобщем-то, знак возничему, чтобы тот молчал идальше. Разуж этот болтун разошёлся, пусть ирассказывает…
        -Открой уши! Разве неслышишь через окно?- Геллерт царапнул ногтем толстое стекло, задумчиво оценил массивную раму, понял, нодёрнул заручку ещё раз.
        Всёзакрыто, даещё ивыходит окно вглухой переулок.
        -Пожалуй, тутнеуслышишь,- согласилсяон.- Наглавных перекрёстках поставили погвардейцу, ближе кстене стражники дуют всвои костяные дудки. Людишки то идело бегают, что-то несут. Мнедаже пришлось приложить пару свинопасов, чтобы знали: мимо Геллерта Де Вельда нельзя пробегать ближе вытянутой руки! Моей. Всеокна наулицах закрыты, хотя зеваки всё-таки есть. Возле кабаков стоят вышибалы, ау тех, чтоподороже,- стражники. Ночь почти, ав городе- сущий пчелиный улей! Недолжно такого быть! Ичто, Марк, появились мысли?
        Неужели действительно эпидемия?
        Обитатели средневековых поселений отлично знают, какую опасность несут заразные болезни. Неумея их излечивать, онистараются вовремя поставить профилактические барьеры, хорошо знают, чтотакое карантин. Медицина вгороде есть, аиз рассказа Халана понятно, чтоработает тут нетолько Шира Живорез, есть специалисты иполучше. Онидолжны поднять тревогу! Таквчём проблема? Лорд настолько стар, чтонеможет принять решение?
        Новедь ратуша есть, значит, существует какой-то совет, старик заигрывает сгорожанами, показывая, чтодостаточно прогрессивен, мол, вГрандуре неабсолютное единоначалие. Вомногих подобных городах лорды исеньоры снекоторых пор стараются привлекать кработе советы старейшин, обеспечивая тем самым дополнительную лояльность подданных. Ипусть они решают мелкие вопросы, жалко, чтоли…
        -Незнаю,- наконец ответиля, присаживаясь накрай перины иопустив подбородок наруку.- Незнаю, чтопредположить! Болезнь? Ногде тогда противодействия? Мыслишком мало видели ислышали ипотому даём волю воображению. Признаюсь только, чтовзволнован.
        -Весь Грандур напряжен, кактетива, значит, что-то случилось,- Гика тихо подвёл промежуточный итог обсуждения.
        Яподнял голову и, всёещё сидя накровати, хлопнул себя поколеням.
        -Итак, мыедем вместе?
        Оникивнули.
        -Парни, ябезумно рад этому, клянусь чем угодно! Тогда готовимся. Гика, надо загрузить все припасы вдилижанс, накормить коней ивообще быть готовым ктому, чтопридётся уезжать влюбой момент.
        -Сделаю, хозяин.
        -Амы стобой, Гел, пойдём кодному человеку ипонадеемся, чтовизит закончится удачей ине займёт много времени.
        Какую карту взять ссобой?
        Обе!
        …Дом, вкотором разместилась гостиница, находился всамом начале лабиринта узких итёмных улочек, составляющих центральный квартал Грандура. Вовсех городах, посещённых мной входе долгого пути, центральный квартал- это самое опрятное, ухоженное место. Тутсамые красивые дома, здесь живут самые богатые люди. Мощённые булыжником улицы оживляет множество лавок, заваленных самым разным товаром: развалами готового платья иотрезов тканей, обувью, кожей, низкими ящиками срядами нехитрых сладостей, фруктами иовощами, разной утварью изчеканной меди, тачками барахольщиков. «Блошиный» ассортимент вгородах огромен, таминтересно поковыряться, никогда незнаешь, начто наткнёшься через минуту.
        Меня всегда привлекала эта часть городов, красочная, шумная исуетливая. Целый день слышатся звонкие голоса торгующихся славочниками женщин, щебетанье детворы, стук копыт иколёс ипротяжные крики мужчин, несущих наголове огромные подносы сгорячими, только что испечёнными кренделями. Тамвообще хорошо пахнет, вотличие отдальних переулков.
        Центральный квартал Грандура отличается отдругих городов, идалеко нев лучшую сторону. Главных улиц четыре, ониведут кратушной площади. Да,они пошире ипосветлей. Остальные улицы здесь настолько узки иизвилисты, чточасто приходится прижиматься кшершавым стенам домов идавать дорогу навьюченным поклажей ослам. Дома здесь выше, есть даже четырёхэтажные, какс подъездами, такис внешними деревянными лестницами, адворики тесней. Гораздо меньше лавчонок, таверн ипостоялых дворов, азначит, иночного освещения улиц.
        Наюжной стороне такого района, вверхнем этаже высокого ветхого здания, уныло маячившего надкрохотной площадкой состатуей, безжалостно состаренной перепадами температур, ижил нужный мне человек. Покрайней мере приметы места описали так.
        -Как, говоришь, онаназывается?
        -Улица пророка Нуба Колченогого.
        -Эй,смертный! Идисюда!- тутже рявкнул друг.- Да,именноты! Пожалуйста…
        Надальнейший разговор удоброго охотника заголовами вежливых слов нехватило, поэтому он взял понравившегося бедолагу-прохожего своей ручищей иосторожненько поместил туда, гдеего было удобно допрашивать. Яснекоторым смущением огляделся, прямо неудобно, ведём себя, какзахватчики.
        -Всёвыяснил, Марк, намтуда!
        Быстроон. Опыт.
        -Тыбы поосторожней, чтоли… Видишь, какой тощий, сломать можешь!
        -Этоони отзлости изависти худые. Самая вредная чернь. Вполе работать нехотят, лезут вгорода ибольшие посёлки, нои там немогут найти себе места. Унас есть такая поговорка: «Мужика надо уважать, пока он наземле трудится». Агородских попрошаек всегда полезно лишний раз выпороть! Несомневаюсь, чтотакже считают ина твоей родине.
        Даже задумался насекунду.
        -Чтожмёшь плечами?
        -Ну,наверное, где-то так оно иесть,- уклончиво молвиля, вспоминая бесчисленных мигрантов, многие изкоторых, едва приехав встолицу, быстро обрастали сладкой атрибутикой столичной жизни, нопродуктивно работать несобирались впринципе, известное дело: столица кормит, даже если ты неработаешь.
        Наулицах, действительно, было неспокойно.
        Какое-то время мы шли поглавной улице, кое-как освещённой редкими масляными светильниками возле заведений. Посути, город неосвещается. Вредких случаях фонари вывешиваются иу жилых домов, аво время празднеств иливизитов важных персон вспециальные кронштейны настенах вставляются смоляные факелы.
        Проезжая часть широкая, пробегающие мимо странные личности пока ещё ниразу ненарывались нахороший пинок отГеллерта.
        -Какое верное чутьё уэтих бродяг!- удовлетворённо произнёс Гел.
        Один раз навстречу быстро прошла пара гвардейцев, напряжённых, созлыми лицами. Лучшие бойцы лорда мазнули понам глазами, оценили статус исразу потеряли всяческий интерес.
        Ещёчерез сотню метров я услышал, какв боковом переулке кто-то истошно заорал, взвизгнула женщина, ачерез несколько секунд изтемноты выскочил человек, набегу вытирающий длинный кривой нож полой куртки.
        -ВысГикой правы, что-то случилось.
        -Похоже, следующим будет переулок, который тебе нужен.
        -Тамдолжен быть рисунок надвери: луксдвумя стрелами.
        Здесь нет номеров домов. Надкаждым крыльцом висит доска илищит, накотором намалевано какое-нибудь изображение. Чаще всего это дикие животные, потом идёт астрономия, нуасамые информативные- знаки ремёсел. Порой сам дом иего владелец имеют одно итоже прозвище, отсюдаже идут корни многих фамилий… Хорошо, чтовГрандуре упорядоченная планировка, радиальная. Внекоторых городах переплетенья узких улочек казались мне причудливым лабиринтом, разобраться вкотором сходу очень сложно.
        Вюжных городах побережья естьвсё, чтотак ценят романтически настроенные путешественники наЗемле: окна составенками, крошечные дворики, каменные лестницы, арки ибалконы сцветами. Можно былобы сказать: тутвремя остановилось… Неполучится, время надворе актуальное, этонесбережённая старина, ареальная жизнь. Тытеперь современник.
        Нужный мне переулок начинался каменными ступенями, здесь их много: вцентре города находится самая высшая точка рельефа, уклон идёт кстенам, вдоль которых проходит большая сточная канава, смывающая всю грязь вров иунося её запределы крепости.
        Вотопять тревожный топот лошадей!
        Япрочитал название натабличке- она. Улочка была шириной вдва метра, всеставни закрыты, света нет вообще.
        -Факел надо было прихватить издилижанса, вотчто мы забыли!- сообразиля.
        -Поздно… ДаиГикабы ворчать начал,- откликнулся друг итутже перевёл разговор надругую тему:- Ктоже он такой, Марк?
        -Знаменитый впрошлом охотник, проводник истаратель, отлично знающий горные районы.
        -Нос чего ты решил, чтоон всё выложит тебе безутайки?
        -Уменя есть рекомендательное письмо отего старого приятеля, очень уважаемого человека изМидовы,- серьёзно ответиля.
        -Тыотлично подготовился.
        -Аэто мы проверим! Осторожно, Гел, тутступеньки…
        Бр-р… Нехочется мне жить вГрандуре. Мрачно. Если уж нацентральной улице было темно, товпереулках вообще полная задница, хоть глаз выколи. Икак прикажете разглядывать рисунки надверях?
        -Поганая улица впоганом городе, живущем поддланью старого самодура,- Геллерт коротко выдал первые впечатления.- Знаю я такие закоулки! Стоит только человеку сблагородной внешностью свернуть сцентра, который патрулирует гвардия, вближайший переулок, какк нему тутже пристаёт какой-нибудь попрошайка, старающийся заманить несчастного втёмный уголок подострый ножик напарника… Знаешь, сколько я перебил таких подлых душегубов? Больше, чемпуговиц накамзоле улорда.
        -Даневорчи уж так, пришли, похоже!
        -Неворчи? Посмотри туда, приятель! Видишь, притаился?
        Вглядевшись, язаметил силуэт человека, вжавшегося спиной вузкую щель между домами. Накинув капюшон наголову, оннеподвижно стоял втемноте, невыказывая каких-либо признаков, покоторым можно было определить цель его нахождения здесь.
        -Отличный образчик, вынюхивает, стервец… Эй,ты, вкапюшоне, призрачья сыть! Брысь отсюда, пока я несделал тебе третью ноздрю! Считаю дотрёх! Раз! Два!
        Силуэт рывком отклеился отстены, повернул голову внашу сторону ичто-то зло выкрикнул Геллерту вответ.
        -Ахтак, лягушка заквакала? Клянусь новым мечом, Марк, емукрышка!- воскликнул воин, бросаясь вперёд собнажённым клинком.
        Однако таинственный незнакомец нестал дожидаться опасного сближения сразгневанным гигантом; крикнув ещё раз, онпоказал рукой неприличный жест, ибросился наутёк.
        Дверь, накоторой довольно небрежно был нарисован лук сострелами, явно вела вподвал, ане наверхние этажи, первые две ступеньки были наулице. Попробуй, разглядиих… Сколько человек сломало тут ноги?
        -Пожалуй, мойдруг, яостанусь здесь, покараулю, чтобы всякий сброд несобирался. Справишься один?
        -Конечно,- успокоил я Геллерта.
        Проверив рукой правый хольстер, яспустился надве ступеньки ирешительно выбил громкую дробь прибитым ковходной двери бронзовым молотком. Услышал? Ожидая реакции, оглянулся, посмотрев надруга, тотуспокаивающе поднял руку.
        Ну,гдежеон? Спит? Только я решил было постучать ещё раз, какпослышался тихий звук шагов, исиплый голос поинтересовался, кого это леший принёс встоль поздний час? Несказанно обрадовавшись, япредставился ипроизнёс имя его приятеля изМидовы, упомянув, чтоимею рекомендательное письмо.
        Лязгнула защёлка, через образовавшуюся щель наулицу вырвался слабый свет. Дверь отворилась, ина пороге показался старый человек сподсвечником вруке. Онвытянул его чуть дальше испокойно, даже флегматично, принялся меня изучать.
        -Выведь Хенна Шии, янеошибся, уважаемый?
        Легендарный следопыт едва заметно кивнул.
        Унего был длинный, стонкой переносицей иширокими ноздрями нос, холодные глаза сзастывшим взглядом, словно их владелец только что прекратил тяжкие мыслительные упражнения.
        -Входите, молодой человек,- Хенна полностью распахнул дверь ипоманил меня указательным пальцем.
        Яшагнул вперёд исразу прислушался квнутренним ощущениям, кповедению браслета наруке иамулета нашляпе. Чёрт, теперь мне везде будут мерещиться проклятые привидения! Хенна Шии, необращая внимания настоящего выше Геллерта, захлопнул дверь, налегая нанеё всем телом, пока смог закрыть задвижку.
        Пречистый Ванк, пусть мне повезёт!

* * *
        Ещёниразу завремя пребывания вГрандуре я неслышал боя городских часов набашне ратуши. Такой механизм- удовольствие очень дорогое, алорд уних, каксказал мне владелец гостиницы, человек прижимистый.
        Явышел исразу достал свою «луковицу». Жаль, чтованкорские мастера ещё недодумались доминутных стрелок, наглаз прикидываю. Почти час потратил.
        -Вижу, визит кстарому барсу был удачным, так?- обрадовавшись, чтоувидел меня живым иневредимым, Геллерт подурной привычке ссилой сжал моё плечо.- Неукусил? Знаю я таких старичков, онидосмерти сохраняют…
        Всёзнает!
        -Сломаешь, кабан!
        -Даответьже ты поделу!
        -Позже… Ты-то как? Сумел отбиться отпопрошаек?
        -Никто иносу невысунул!- гордо доложил друг.
        Итутже, издевательски опровергая это хвастливое утверждение, где-то сверху ислева противно скрипнули ставни, яхмыкнул.
        -Носу невысунул? Ачто тебя нюхать, Гел? Зато уши городской обыватель выставил, онночные приключения любит лишь тогда, когда изокна смотрит… Ужедумает, кому завтра пожаловаться.
        Намтут неочень рады. Горожане- общество закрытое, ик чужакам, особенно пришедшим залучшей долей, ане пообоюдовыгодному делу, оноотносится снеприязнью. Ичем меньше город, темсильней ксенофобия. Открыть своё дело чрезвычайно трудно даже ввольном городе. Безподдержки «достойных горожан» новый человек будет всегда впроигрыше перед коренными. Неговоря уже отом, чтоновичок обязан выучить тысячу гласных инегласных правил, традиций ипонятий, иначе непримут ивышвырнут.
        -Пошли,- зло сказал Гел, ещёраз посмотрев наверх.
        Позднее время спокойствия улицам недобавило. Опять беготня, наэтот раз всоседнем переулке, тревожный вскрик, далёкий звук дудки. Идымком попахивает.
        -Что-то горит…
        -Костры наратушной площади! Досих пор сидят,- сообразил воин.
        Наглавной улице стража установила рогатки изнеотёсанных хлыстов, какзнак, чтоездить верхом втемноте ненадо. Правда, кто-то уже успел развернуть хлипкое сооружение подуглом, впроход даже повозка протиснется, атакой монстр, какФанги, просто растопчет эту кучу зубочисток.
        -Разогнать свинопасов ножнами, идело сконцом!
        -Самнепонимаю, почему власти медлят,- призналсяя.
        Какже здесь тесно! Грандур, развиваясь, пухнет изпоследних сил, аграмотных решений порасширению невидно. Бикада решила пойти попути строительства сателлитов, мини-крепостей рядом сгородом, куда можно вынести некоторые службы. Неимея возможности разрастаться вширину, Грандур получил застой: резервы точечной застройки исчерпаны- втех промежутках между домами, гденетак давно ещё росли редкие деревья, теперь стоят уродливые узкие пеналы. Город растет вверх, постоянно наращиваются новые уровни, вот-вот что-нибудь рухнет…
        Вночном небе пробегали облака, мыдвигались кгостинице поизвилистой улице то втени, товлунном сиянии. Впереди летели страшные косые тени. Воттуча опять закрыла луну. Темнотища! Кое-где приходилось отступать отстен подальше, опасаясь выходов изпогребов, угодить втакой провал нехочется.
        -Непомешалбы факел, точно ты сказал!- вспомнил Геллерт.
        Многие городские обыватели выходят ночью наулицу спереносными фонарями. Унас такого нет, нес дилижансаже снимать. Пожалуй, стоит купить, пригодится.
        Где-то водворах зло залаяла собака.
        Торопясь, мыминовали какой-то магазинчик- вывески неразобрать- иподошли кбогатому дому. Наего остроконечной черепичной крыше чернел жестяной флюгер ввиде кошки свысоко поднятым хвостом, анад окованной железом дверью были прибиты огромные лосиные рога. Изразинутой львиной пасти жестяного водостока вканавку мостовой падала тонкая струйка остатков дождевой воды. Впереди показался перекрёсток, кое-как освещённый двумя масляными фонарями,- помню, тамкакая-то таверна. Чтотам засобрание?
        Несколько человек стояли науглу ио чём-то разговаривали. Ещёдесяток шагов, ия, разглядев их получше, безлишних слов скатился ввесьма вовремя подвернувшийся каменный спуск очередного погреба.
        Потеряв меня извиду, Геллерт остановился иоткрыл было рот, ноя прошипел первым:
        -Присядь! Исделай вид, чтопоправляешь сапоги!
        Сказалась привычка кстрессовым ситуациям- воин послушно нагнулся, апотом присел наколено.
        -Чтоты прячешься, какзаяц?
        -Видишь эту компанию? Двое серых! Скем-то говорят.
        Ребята изОрдена спокойно стояли науглу спиной кнам. Еслибы нехарактерные плащи, ине узналбы. Вообще-то, беседовал сними всего один высокий мужчина сглубоким капюшоном наголове, егосвита изпяти крепких ребят стояла позади вожака, почтительно слушала.
        -Семь человек,- посчитал воин изадумался.- Много.
        -Тамгвардеец науглу стоит?
        -Невидно.
        Яснял шляпу иочень осторожным зайцем выглянул наружу. Усерых- мечи, наголовах шлемы. Мужчина вкапюшоне мне был виден лишь частично. Чемон вооружён? Арсенал остальных составляли боевые топоры идлинные сабли. Этосила.
        -Сиди здесь, ая попробую посмотреть,- ошарашил меня охотник заголовами.
        -Аесли уних есть итвое описание?
        Геллерт молча показал наподнятое забрало, апотом повёл себя ввысшей степени профессионально, прям опытный сыщик-топтун тайной полиции, нидать нивзять!
        Выпрямившись, онопустил налицо металлическую пластину сщелевыми прорезями, спокойно подошёл ковходной двери дома, стукнул кулаком встену рядом- естественно, никто неприбежал. Потом гигант согнулся втри погибели, пытаясь заглянуть вставни низкого окна, претерпел неудачу, сплюнул набрусчатку ив расстройстве медленно пошёл кперекрёстку.
        «Чтобы нислучилось, ас флангов атаковать даже лучше… Двоих свалю выстрелами, апотом вмечи!»- прикинуля.
        Компания была настолько увлечена беседой, чтонаприближающегося кним воина внимание обратила только пехота. Вожак услышал сигнал, глянул наГела через плечо серого. Разведчик, чуть недоходя, свернул направо- я потерял его извиду, ноненадолго. Вотон вернулся кперекрёстку ипобрёл дальше всторону гостиницы. Компания посмотрела ему вслед, перекинулась парой фраз, после чего тот, чтовкапюшоне, махнул рукой, ився кодла ушла вправый переулок.
        Вернувшись через пять минут, друг буквально вытащил меня заруку.
        -Ониушли. Нампора вгостиницу.
        -Куда ушли?
        -Втаверну…
        -Такрассказывайже дальше, Гел!
        -Позже,- отомстил мне воин.
        …Опять тихий лепет мандолины… Расслабленность ипокой. Хоть начасок.
        -Экаяже утебя рожа напортрете, Марк!- оценил Геллерт, передавая лист А4 возничему. Тотвнимательно посмотрел, дотронулся грубыми пальцами, ожидая уловить следы кисти, удивился идобавил:
        -Хороший какой художник, наверное, встолице учился! Аты сам насебя непохож… Испуган чем-то, словно стоишь перед ухмыляющимся палачом вкрасной куртке.
        Сделав очередной глоток, онпричмокнул губами.
        -Такчто тебе можно неволноваться, никто неузнает.
        -Хороший фотограф изкого хочешь тумбочку сделает,- грустно согласилсяя.
        -Этоего фамилия?- лениво спросил Гел.
        -Ага.
        Мывтроём сидели втихом иуютном зале таверны гостиницы «Свет вночи», наслаждаясь вкусными блюдами икачественным вином. Кроме нашей компании застоликами ужинали всего семь человек, посетители вели себя тихо, респектабельно. Чужие здесь неходят, Рамар просто неоткроет двери заведения незнакомцу.
        -Боевые башни илиродовые?- Геллерт продолжил прерванный разглядыванием фото разговор.
        Человек он военный, тема ему знакомая.
        -Таместь ите, идругие. Этаместность вгорах так иназывается- Долина Башен. Говорят, чтовпотаённой горной долине давно никто неживёт, люди покинули её после череды каких-то страшных происшествий.
        -Ачто сказал старый охотник?- спросил Гика.
        -Хенна Шин? Воттут есть загвоздка… Старик неотрицает ине подтверждает, чтодолина необитаема, онлишь засмеялся, услышав отменя обэтих слухах. Знаете, чтосказал? «Говорить так может лишь тот, ктотам бывал, ктознает дорогу».
        -Дорогу теперь знаем!- спокойно сказал воин, кивая насложенную науглу стола карту.- Тамувидим. Позволеноли мне поинтересоваться, чтозасокровища прячут эти самые башни?
        -Всего одна изних, друзья, всего одна. Якней шёл больше года. Иэто несовсем сокровище, хотя каксказать…
        -Опять ночь головоломок!- расстроился воин, вытирая руки полотенцем.- Наливай, Гика, неукрадено! Ну,ничего… Явам сейчас ещё одну загадку подкину. Выслушайте меня, друзья, особенноты, Марк! Ты,вероятно, незабыл ещё седоволосого высокого паломника сдвумя боевыми посохами, плечом кплечу скоторым мы отражали атаку призраков водворе таверны… Проклятье, почему я никак немогу запомнить название именно этой корчмы?!
        -«Старая Берлога»,- подсказал я второй раз, чувствуя, каксердце замирает.
        -Вот-вот! Егозвали Орон! Да. Серьёзный человек, скажу явам, какна духу… Помнишьего?
        -Такэто именно он говорил ссерыми наперекрёстке?
        -Вотименно, Марк! Сначала я увидел боевые посохи, потом узнал их хозяина. Иуже второй бокал пытаюсь понять: чтобы это значило, а?
        Глава8
        Отом, какчестной компании нетолько удается вырваться изГрандура, ноещё иприрасти численно
        Нет, этокакая-то ерунда.
        Народа вдоблестном отряде отважных путешественников стало меньше, апоклажи- больше. Почему так получается? Девчонка забрала увесистые баулы сбарахлом, провианта нам отныне потребуется поменьше… Хотя вру, меньше неполучается: путь впереди неведомый, дальний, ипоэтому Гика еду набрал сбольшим запасом. Скажете, акто мешает подороге охотиться надичь? Лани икосули постоянно появляются надороге, изчащобы выходят кабаны илоси, много боровой птицы.
        Мешает время.
        Одно дело путешествовать попервым заморозкам, совсем другое- влипнуть внастоящие снегопады схорошим морозом. Зверь недурак, внепогоду гарцевать перед каретой небудет… Значит, потребуется долгая остановка, настоящая, ане попутная охота. Ивообще, кактам будет сдичью, невыбилилиеё, неразбежалась? Конечно, белковый голод влюбом случае исключён, ужочень богата фауной здешняя природа.
        Ужеуложенный ассортимент впечатляет, можно оказывать гуманитарную помощь: готовые хлеба итри полукопчёных окорока вхолщовых мешках, небольшой мешок вяленой рыбы, горшок ссоленьями, двеголовки твёрдого сыра, бутыль срастительным маслом, ржаная мука, крупы, соль, сахар, чай, специи, даже пара соусов есть. Вино, белое икрасное,- много.
        Иовёс. Гика закупил его нацелый эскадрон, такмне показалось. Нороптать нельзя, ятот ещё эксперт поконной тяге…
        Когда, честно выполняя заказ, трое крепких парней вкатили водвор гостинцы тачки сзаказанным вчера товаром, якрепко задумался: откуда уГики взялась сдача? Прав Геллерт, отменный торгаш вышелбы извозничего.
        Итолько потом удивился количеству привезённого, осторожно напомнив оживившемуся Гике, чтоострой необходимости втаком затаривании небыло, непланировался такой закуп вГрандуре, ярассчитывал капитально пополнить запасы вЭлоне- столице иединственном городе северян. Больше городов небудет. Вполне можно было пополнить припасы намаршруте, втом числе ив деревнях.
        Подождав, когда ворчание прекратится, возничий сделал знак молодцам, чтобы те продолжали выгрузку сами, имолвил:
        -Хозяин, тырешил непокупать тёплую одежду вБикаде. Помнишь, чтоговорилмне?
        Яотлично помнил, нопредпочёл пожать плечами.
        -ЧтовГрандуре-де кожемяки ипортные получше будут, даикачество повыше, потому что жители знают толк взиме. Ачто вышло? Старого лорда настарости лет неособенно заботят нужды простых людей, мнеуже наболтали вуши оего спячке. Домин высоченных понастроил, чтоголовы незадрать, алавок приличных вгороде ненайдёшь! Рынок сегодня закрыт, люди говорят, чтовсе торгаши разбежались подомам… Воттебе имастера. Остались безодежды. Даибудетли возможность купить прислучае? Подороге сюда мы видели лишь разорение итлен, идаже самый болтливый поп незаставит меня уверовать, чтодальше необнаружится тоже самое! Люди сбежались вгород, инеспроста это, помяни мои слова! Дацелли ещё Элон, разве можно зарекаться? Что, если итам одно пожарище? Ох,чувствую, нек добру эта суета, хозяин, нек добру…
        Выслушав рекордно длинный монолог молчуна, янастолько проникся минутным, какя надеюсь, превращением его воратора, чтоиответить ничего несмог.
        Хорошо, овёс действительно непомешает.
        Нодров-то столько зачем?
        -Пусть будут, одни призраки знают, какдело повернётся, глядишь, ещёзастрянем посреди снежной пустыни,- коротко заявил упрямец, достал из-за пазухи кусок пергамента игрифель, принялся сверять позиции. Онграмотный, какое-то время работал распорядителем, пока неуволился. Сложный унего характер, несо всеми сойтись может.
        Ну,дрова так дрова. Яуже своё нарубке отработал, итеперь Геллерт, засучив рукава рубахи, увесистым колуном уверенно разваливает обрубки наплашки, датак, чтобы, потребованию возничего, ещёимелкие были, подпечурку салонную!
        Когда грузил припасы врундуки, тоудивился снова: сколькоже всего, оказывается, набрал возница ещё вБикаде! Двамедных чайника, посуда: тарелки икружки, инструмент, верёвки игвозди, железная проволока иветошь, пара котлов скрышками (большой ипоменьше), черпак (безвсадной ручки, только рабочая часть), небольшая жарочная решётка ивертел. Можно подумать, чтоон собирается вэкспедицию наполюс! Теперь ещё ипровиант. Овёс мы пристроили накрыше, тамтоже много чего есть: тент, попоны длялошадей…
        Адрова как-то нужно разместить всалоне.
        Мывозились второй час, конца работе невидно. Ненавижу сборы.
        Сутра, вопреки ожиданиям, улицы Грандура были спокойны: неслышно нитопота, нипьяных криков деревенской молодежи, нипронзительных дудок стражи. Однако многие лавчонки ихарчевни поблизости закрыты, Геллерт ходил наразведку, даия выглянул нацентральную улицу.
        Единственным человеком, которого я увидел, оказался старый будильщик, есть такие вгородских «коммунальных службах». Спецсервис. ВМаймече, например, онистучат поокнам длинными палками: хозяин, пора вставать, новый день настал! Здесь, вГрандуре, дома высокие, палкой недотянуться, ипоэтому будильщики внедрили обстрел стёкол иставень сушёным горохом издуховой трубки. По-моему, очень эффективный способ.
        Невидать ипарных патрулей гвардейцев. Мнеочень хочется думать, чтоэти бравые ребята, сменившись штатно, мирно спят себе где-нибудь вказарме, иих алебарды, мечи имасляные фонари сложены вшкаф. Нужные ребята. Авот горожанин избалован относительным комфортом бытия, неценит он своего спокойствия, неосознаёт, какой ценой этот покой достигается. Уповая лишь намощь неприступных крепостных стен, онготов насмехаться надгвардейцами, заглаза подвергая своих защитников всяческим насмешкам… Глупцы.
        Странные люди вышли изтёмного леса иторфяных пустошей долины натихие улицы Грандура. Словно какой-то ядовитый ураган выдул закопчённых полевыми кострами ипровонявших всё вокруг немытыми ногами селян, разбросав пришельцев повсему городу. Болотным духом пахнет.
        Можете теперь представить, какие безобразия творились наулицах этой ночью.
        Неистово звучал пожарный колокол, нов ответ никто незакричал, непобежал куда-то…
        Вобщем, пропади оно всё пропадом- коллективная реакция.

* * *
        Торгаши ушли, работаем.
        Намахавшись топором досыта, Геллерт, похоже, понял, чтодлянего тутже найдут ещё какое-нибудь неблагородное занятие, вроде снятия колёс, и, заявив, чтовгончарной лавке пососедству «видел кое-что интересное», ушёл содвора через здание: ворота водвор заперты, аискать неуловимого распорядителя сключом лишний раз неохота.
        -Чегоже интересного он мог обнаружить углиномесов?
        -Ночную вазу,- пошутиля, закрепляя очередную изверёвок, притягивающих кейсы кбагажнику.
        -Непомешалобы!- возничий сразу ухватился замысль.
        -Гика, непугай меня. Помалой нужде вполне можно ина ходу приладиться.
        -Высунуть-то можно… Аежели сосулька скрыши упадёт?- предположилон.
        -Чтоб ты лопнул стакими пожеланиями!- представиля.- Дайтебе волю, нагрузишь дилижанс, какповозку торгаша, ещёнемного, исидеть негде будет.
        -Хорошая мысль, хозяин! Давай пристроим оставшиеся дрова насиденье рядом сГеллертом! Зачем ему вся лавка?
        -Ругаться будет,- предупредиля.
        -Пустьего… Ишь, хитрец, кгончару он пошёл! Лавки закрыты, ктоему откроет?
        -Откроют совсей душой, уверяю.
        Возле печки приклёпаны два хомута изтонких железных прутьев, которые надёжно удерживают «штатную» стопку полешек, недавая им разлететься посалону. Мыуложили туда, сколько смогли, аостальные дрова уместили насиденье Геллерта, справа походу движения.
        Экспедиция опять обрастает барахлом.
        Поход влавку гончара завершился полным успехом, добытчик притащил два шерстяных одеяла.
        -Егожена пристроила рядом сгоршками! Напродажу. Яикупил,- счувством выполненного долга пояснил Гел.
        Ярешил пошутить:
        -Ночные горшки были?
        -Ачто, надо было прихватить?- удивился воин.
        -Находу справлять нужду опасно, Гика говорит, чтоострая сосулька может упасть прямо насамую гордость.
        -Ха-ха! Ну,вам, дохлякам, может быть, истрашновато будет, ао мою гордость любая сосулька расколется намелкие кусочки!
        -Будет тебе хвастаться, скажи, кактам вгороде?
        Охотник заголовами моментально посерьёзнел.
        -Гробовая тишина, какперед бурей, улицы пусты. Двараза видел гвардейцев, похоже, онистягиваются кцентру.
        -Апожар?- спросил возничий.
        -Дыма нигде невидно.
        -Могли использовать колокол, каксигнал тревоги,- предположиля.
        -Кто?
        -Незнаю, Гел.
        -Скоро узнаем,- нехорошо спрогнозировал возничий.
        -Хватит друг друга пугать! Давайте-ка побыстрей закончим наши дела иотправимся впуть!- Самнезнаю, почему ина кого я разозлился. Наверное, нанеизвестность.
        Открылась дверь чёрного хода гостиницы, ина пороге показалась фигура хозяина. Онприсмотрелся, неудачно выкрикнул, тутже схватился загорло имахнул рукой. Япервым понял- что-то случилось. Ибыстро пошёл кнему, следом ипарни.
        -Марк! Марк Уишем!- снова крикнул хозяин, наэтот раз успешней.
        -Явас слушаю, Рамар!
        -Квам гости пожаловали, уважаемый,- прохрипел он натужно, болезненно, втоже время старясь сохранять необходимый постатусу лоск. Обычно поджатые губы, соединяющие всебе одновременно чопорность ипрофессиональное расположение, растянулись вскупой улыбке, приоткрыв пожелтевшие зубы.
        -Гости?- удивилсяя.
        -Прекрасная дама сутра- это хороший знак, какя полагаю,- он пошевелил передо мной тонкими ухоженными пальцами.- Пожалуйста, встречайте!
        Повернувшись, Рамар повёл нас через темный коридор соскрипучими половицами подковровой дорожкой второго срока службы.
        -Вотсюда.
        -Дая знаю… Еёзовут Лана Картич изБалместри?
        -Этоона! Увидев такую красавицу, ясразу понял, какой гостье нужен номер, инадеюсь, чтоон ей понравится.
        -Зачем ей номер, Рамар? Мыпросто собирались всей компанией посидеть ввашей чудесной таверне, итолько,- как-то неуверенно молвиля.
        -Вытак думаете? Отчегоже тогда мадам пришла сбаулами?- намекнулон.- Комната вам точно понадобится, необманывайте старого человека…
        -Воткак?
        -Милая девушка, только очень взволнованная,- простуженным голосом бормотал Рамар, распахивая дверь ивпуская меня первым вфойе, неслишком заставленное мебелью, нообильно оснащенное предметами богатого декора.
        Сбоку отцентрального входа намягком табурете сидела растерянная Лана, арядом сней стоял какой-то безусый юнец встуденческом камзоле.
        Аведь платье наней дорожное, внём иехала сюда…
        Бедняжку неприняли влицей! Успела поругаться счиновниками?
        Япару секунду выдержал паузу, чуть склонил голову, осмысливая происходящее, друзья заспиной тоже безмолвствовали. Темвременем хозяин гостиницы положил настол небольшую сумочку исел намассивный стул занебольшим письменным столом, вообще-то тут уних что-то вроде рецепшн.
        -Лана, чтоты здесь делаешь?- выдал я вопрос тупее тупого.
        Онапривстала, сжимая вруках небольшую деревянную шкатулку, ис милой улыбкой, словно экстренный приход был самым обыкновенным делом, сказала:
        -Япришла квам!
        -Почему сбагажом?
        Грубовато вышло.
        -Спасибо тебе затёплую встречу, Марк!- её настроение резко переменилось, теперь девушка чуть неплакала.
        Отлично сказанул! Чёрт! Оглянулся. Гика кашлянул итолкнул вперёд Геллерта наодин шаг. Опираясь накончики тщательно наманикюренных ногтей, Рамар склонился надстолом ирассеянно улыбнулся. Ятупо ощерился вответ, неочень понимая, кактеперь выкрутиться.
        Молодой человек всъехавшей набок мягкой шляпе паузой воспользовался правильно- вытянулся вофронт ибодро представился:
        -Тино Энкуди, мыпоступили водин класс лицея, помог донести вещи! Лана, теперь я могу идти? Извини, нородители заждались, волнуются…
        Онапокивала, неотнимая отлица мокрого платка, взмахнула взнак благодарности рукой, исопровождающий быстро исчез задверью.
        Вэтот момент оживший Геллерт шагнул вперёд иосторожно приобнял девушку заплечи.
        -Мытебе очень рады, милочка, несомневайся!- прогудел он совсей своей слоновьей нежностью.- Просто немного растерялись… Ну,да нелейже ты слёз, сейчас сядем застол, выпьем… Эй,хозяин, гдетвоя ленивая челядь? Икуда девался этот бездельник бариста? Клянусь Пречистым Ванком, ясделаю изнего мученика, если он непоспешит тотчасже накрыть стол!
        Поднявший вэтот момент голову хозяин посмотрел намолодёжь слюбопытством инекоторым опасением, встал было, чтобы отдать распоряжение, нотутже застыл, услышав следующие слова девушки:
        -Бунт! Тамнастоящий бунт, уважаемые!- начала она рассказ, задыхаясь отволнения ипережитого страха.
        Словно плотину прорвало.
        -Наплощадях- толпы людей, большинство пока ведёт себя спокойно, нешатается, ноони кчему-то готовятся. Многие улицы уже перекрыты, арогатки ночной стражи собраны вкучу возле двора лорда Грандура, изних строят баррикады!
        -Спокойно, Лана, спокойно,- попросиля, стараясь соображать быстро.- Какя понял, тыубежала излицея?
        Ну,ты иджентльмен, Марк Уишем…
        -Именно убежала! Всамый последний момент, иуверена, чтотеперь оттуда невыбраться! Когда мы сТино, прижимаясь кстенам изакрывая лица, шлимимо толпы, ядумала, чтонас сейчас порвут начасти! Столько злых лиц! Несколько бродяг даже поднялись сосвоих ящиков ибочек, намереваясь последовать занами, ониистошно кричали что-то непристойное, свистели ихохотали, какдикари!
        Бунт… Всесвятые Ванкоры, боги старые иновый, конечноже, этосамый настоящий бунт! Непротест, небегство отстрашной болезни, непоиск законной защиты отсеверных варваров, азагодя организованный бунт! Теперь всё сходится, становится насвои места.
        -Всёбудет хорошо, тыснами. Скажи, ачтоже гвардейцы?- спросиля.
        Онаотпила холодной воды изстакана, протянутого возничим, громко вздохнула ипродолжила:
        -Учитель, который посоветовал нам недожидаться погрома иуходить какможно быстрей, прежде чем открыть дверь, сказал, чтогвардейцев нехватает, астража крепости, стоящая настенах, предала своего господина, переметнувшись насторону бунтовщиков! Самое ужасное дляменя втом, чтосреди бунтовщиков есть почти все ученики старших курсов лицея! Иони радуются происходящему, подбадривают толпу! Наплощади перед ратушей начали возводить лобное место, настоящее: высокий помост сдвумя столбами, соединенными наверху поперечиной, явидела, каквязали удавки… Нетникаких сомнений: этиобезумевшие люди действительно собираются вешать, обезглавливать ииными ужасными способами лишать жизни тех, ктоим помешает илиже просто непонравился! Сосвоего двора лорд незамечает того, чтотворится наратушной площади, агруппы гвардейцев, спешащих кодвору, пробраться ксвоему властителю немогут, иххватают ивалят наземлю!
        Позади сгрохотом упал стул, всполошившийся Рамар истошно заорал, призывая распорядителя сослугами, и, недожидаясь отклика, опрометью бросился затворять внутренние ставни наокнах. Снаружи решётки длякрасоты, авнутри- массивные дубовые доски, невидимые сулицы. Мудро.
        -Пойдёмте наверх, надо облачаться ибрать оружие,- решительно приказаля.- Баулы оставим тут, всёравно скоро будем уходить. Быстрей!
        -Мненетяжело, подхвачу, втакие часы незнаешь, гдекроется ушлый воришка, решивший разжиться вовремя смуты затвой счёт,- сказал Геллерт.- Гика, хватай!
        -Стойте! Тихо!- рявкнуля.
        Всезамерли.
        Наулице послышался какой-то гул.
        Странный низкочастотный шум, пульсирующий, нарастающий иочень тревожный.
        -Датихожевы…
        Иещё раз!
        Мнепоказалось, чтостены здания мелко дрожат. Словно где-то катится огромный танк намягких гусеницах, потому ине слышно грохотания траков… Илине менее огромный мешок, набитый зерном, обтирает старые стены готических домов, когда какое-то чудище пытается протащить его вузостях пустынных улиц Грандура.
        Бредятина.
        Ух,ух…
        Сердечко-то застучало!
        -Мояматушка сказалабы, чтоэто шествует горный тролль идля Грандура начинается смертный час,- пробормотал Гика, машинально хлопнув ладонью попоясу, гдедолжнабы висеть сабля.
        -Откуда здесь возьмётся горный тролль, чудак? Даивообще неприпомню, чтобы их кто-нибудь видел, одна пьяная болтовня,- Геллерт бодрился, ноя понял, чтобесстрашному товарищу тоже стало непо себе.
        -Вотсейчас иувидим,- пообещал возничий.
        Ух,ух, ух…
        Япочему-то вспомнил наиболее зрелищные фильмы-катастрофы.
        Вода-убийца! Неуправляемый поток летит состороны моря нагород…
        Цунами! Страшная волна неимоверной высоты, каксимвол вселенской катастрофы. Пенистый вал снемыслимым рёвом обрушивается наокраины только что проснувшегося города, легко проносится понаиболее широким улицам кцентру, сзапозданием влетает вболее узкие, снапором протискивается впереулки. Валятся строения, слетают, словно картонки, крыши домов. Люди- песчинки, ихпросто невидно…
        Нефантазируй, Марк, поблизости нет морей-океанов!
        Тогда это сель, сорвавшийся вгорную реку сосклонов, поначалу нетакой быстрый, какцунами,- вязкий, глинистый, тянущий засобой огромные валуны, пожирающий попути вдолину целые рощи, разрушающий несчастные деревеньки, вставшие напути чудовища. Емупомогают оползни, движущуюся всё быстрей ибыстрей субстанцию подпитывает проливной дождь… Удар встены цитадели сродни взрыву тяжёлого фугаса, укрепление невыдерживает ипропускает чудовище внутрь.
        Сель осенью, даещё ивдали отгор? Нет, тутчто-то другое.
        «Тебе некажется, чтомы влипли, Марк? Кажется. Думай спокойно, паникёр!»
        Ух,ух, ух…
        Перед тем какзакрыть последние ставни, хозяин осторожно подвинул меня всторону ис сожалением развёл руками, давая понять, чтоотсюда впереулок уже невыглянуть.
        -Надо быть готовыми ковсему, друзья! Нотолько безпозёрства илишней удали, сначала разберёмся, чтотам шумит,- предупредиля.
        -Сверху ипосмотрим,- кивнул Гел.
        Работники накинули крюк настворки центральной двери.
        -Подождите!- крикнуля, сразу коротко поясняя своим:- Парни, янаразведку!
        -Марк, ястобой!
        -Будь здесь, Геллерт, ябыстро.
        Мечбыл примне, хольстеры спистолетами тоже, акольчугу можно ипозже надеть, одиночные боевые действия вмои планы невходят. Только посмотрю.
        Ух,ух, ух… Чуть отчётливее.
        Дапонял уже, чтоэто такое, понял…
        Ноот этого предчувствие природной катастрофы почему-то неисчезало. Выскочив наулицу, яосмотрелся и, пригнувшись, какпод пулями, пошёл кперекрёстку, гденауглу висела ещё одна вывеска гостиницы «Свет вночи». Однако скрытный маневр неостался незамеченным, предпоследнее окно неожиданно приоткрылось, истарческий голос ехидно спросил:
        -Икуда это мы так крадёмся, сладкий?
        -Тс-с… Брысь, бабушка, закрой окно, беда вгороде!- навежливые разговоры стакими молодухами небыло нивремени, нинервов. Последнего особенно.
        Зараза, чувствуешь себя, какна манеже, вгородах всегда так: никогда непокидает ощущение, чтозатобой одновременно следят неменьше двух десятков глаз, внимательно фиксируя все твои движения. Влесу легче.
        Осторожно выглянул заугол. Сейчас…
        Вдальнем конце улицы, чтоближе кглавным воротам, появилось движущееся тёмное пятно спроблесками вспышек. Этобыли горящие просмоленные факела. Несмотря нато что стояло позднее серое утро, мнепоказалось, чтовокруг темно, почти какночью, наверное, чисто ассоциативно. Иллюминация устроена недля освещения, адля поднятия духа усвоих идля запугивания всех остальных.
        Этополучалось, мнеснова стало страшно.
        Наконец-то можно было разобрать слова:
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Толпа? Нет, этонетолпа.
        Этобыл строй, пусть разношёрстный инеровный. Неумолимо двигаясь вперёд, строй повторял одну итуже кричалку хором, потри раза. Никто неподнимал картинно ножку, какна параде, сосредоточенные люди просто впечатывали ступни вкамень. Снаслаждением стучали меховые чуни имокасины, дорогие сапоги состальными набойками, примитивные деревянные колодки ишесты вруках идущих.
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Выкрикнув этот акустический модуль строго подчеканный шаг, лента замирала нанесколько секунд, ипоэтому двигалась поулице медленно, зловещими рывками, агрессивно. Отсчитав просебя, люди опять орали, продолжая движение доследующей паузы- я никогда ничего подобного невидел идаже неслышал отаком приёме, ещёпридумать надо! Нокакуюже надо было организаторам провести подготовку, чтобы добиться столь изумляющей слаженности!
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Замерли. Лишь дрожит пламя факелов.
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Загипнотизированная собственными криками, постоянным ритмом иразмерностью, колонна бунтовщиков вела себя, какживой организм. Охотящийся! Всёближе иближе кжертве подползал фантасмагорический удав… Ктотут вздумал сопротивляться? Посмотри нанас, схватись засердце исиди дома, пока цел, горожанин!
        Пора драпать, заметят.
        Вернувшись ккрыльцу гостиницы, гдеменя уже ожидали напуганные дополусмерти служки, ябегом поднялся полестнице ивлетел впросторную комнату мужиков, гдецарил нормальный живописный бардак, поуглам было разбросановсё, чтотолько можно.
        -Сейчас они пройдут мимо, смотрите, только осторожно, сильно невысовываясь!- предупредив ненужные расспросы, ясразу подошёл кодному изокон, отодвигая тяжёлую портьеру иоткрывая створку.
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Всёближе иближе.
        -Лана, агде твой арбалет?- раздался заспиной тихий голос воина.
        -Этоже невольный город, Гел, смотритель лицея заставляет студентов сдавать оружие нахранение, подключ. Увы, янесмогла его забрать.
        -Акинжал?- спросил Гика.
        -Всумке.
        -Доставай, ина пояс.
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Всеприльнули коткрытым окнам.
        -Обоже!- вскрикнула Лана, пытаясь показать пальцем.
        -Немаши руками, смотри имолчи!- Геллерт силой опустил её руку вниз. Подняв указательный палец исклонив голову, онисам превратился вслух. Состороны перекрёстка, изсумрака, всёнарастая, долетал мощный рев.
        Выглядывать было неудобно, приходилось выворачивать шею.
        -Мира идобра! Мира идобра! Мира идобра!
        Ивот они пошли мимо нашего убежища, поочерёдно появляясь вузкой каменной рамке, какв видоискателе илина экране смартфона. Далеко неу всех были недавно вырубленные шесты, которыми они стучали помостовой! Извооружения убунтовщиков имелись тяжёлые дубины, утыканные гвоздями, сабли имечи, копья итопоры: боевые иплотницкие, длинные крестьянские цепы ивилы. Когда колонна замерла вочередной паузе, язаметил вруках удвух мужчин боло, такиеже, какя видел уГики.
        Покраям строя, будто конвоиры, спромежутком вдесяток шагов шли мальчишки, иу каждого вруках была праща. Даже детей привлекли…
        -Мира идобра! Мира идобра!
        Колонна прошла, теперь кричалка звучала всё глуше иглуше.
        Ух,ух, ух…
        Отстранившись отподоконника, яподошёл ккровати, отбросил всторону куртку Геллерта итяжело сел. Дауж, есть надчем задуматься… Только ненадолго, обстоятельства подстёгивают.
        -Хе! Мира идобра! Выслышали это враньё? Мирали они хотят, добрали?!- вскричал Геллерт, опоясываясь поверх кольчуги.- Силы небесные, уменя отогней факелов иряби толпы глаза заболели! Вэтом стаде собралось неменьше полтысячи голов, иещё пара сотен черни ждёт наплощади… Этобольшая сила, врядли рота гвардейцев лорда насчитывает более полусотни… Охамели! Кричат, грозят оружием!
        -Откудаже их столько взялось?- спросил я задумчиво.
        -Датут нечего идумать, дружок! Здесь, насевере, ничуть неменьше бездомных бродяг иленивых крестьян, чемнапобережье, гдеих столькоже, сколько мидий набереговых камнях. Большинство этих бездельников осмеливается выползать налюди только вдни больших праздников, когда население беззаботно, ашериф добр. Покажись они нагородских улицах вдругое время, таксразуже получилибы мётлы вруки! Награницах всегда бродят целые шайки разбойников, грабителей, стаскивающих всвоё логово награбленное, вотиони, вернее всего, присоединились кбунтовщикам…
        -Ас ними ижители Южного Лигано, спаленного лордом поскудоумию,- добавил Гика.- Теперьони, разозлившись нена шутку, вернулись изссылки, решив изГрандура сделать вольный город.
        -Никаких сомнений!- кивнул ему воин.- Костяк этого сброда составляют местные жители. Знаете, друзья, меня удивляет только одно обстоятельство: когда они сумели так хорошо сплотиться? Хотя, быть может, этолишь игра моего излишне трезвого воображения… Киваешь, Марк? Иты подумал отомже? Да-да! Имнадо было хорошенько потренироваться подруководством опытных людей. сделать несколько проходов… Где?
        -Налюбой дороге, Гел,- очень резонно вставила Лана.
        -Аведь точно, янеподумал,- признал тот.- Нобез вожака такое невозможно.
        -Вожди есть, Геллерт, имы их видели.
        -Тыговоришь осерых, Марк?- Онперестал ходить покомнате иповернулся комне.
        -Нетолько.
        -Подожди… Что, инаш знакомый паломник сними заодно? Нуда, ониболтали науглу… Чёрт, даэтоже настоящий заговор!
        -Этовсё проклятые американцы!- жахнул Гика.
        Какмолотком постолу. Вотивесь анализ.
        Там, вмоей земной реальности, длястоль однозначного вывода продвинувшемуся наострие виртуальной атаки блогеру понадобилосьбы написать несколько многобуквенных статей, тостесняясь теории заговора, топриплетая её кместу ине кместу. Развернуть полемику, разругавшись ссотней коллег, собрать дополнительные сведения…
        Простой человек сземли вэту муть нелезет, отлично понимая иправильно оценивая происходящее сразу, исходя изсвоей жизненной опытности. Сложил дважды два- получил очевидный результат. Ибожизнь устроена просто, если ты умный отприроды.
        -Намоей родине их называют так- партнёры.
        По-русски назвал.
        Всетрое тутже попробовали произнести незнакомое слово- получилось легко, разве что с«Ы» неочень.
        -Ивсё-таки, Гика, почему ты так решил?
        -Если есть бараны, тогде-то рядом должен быть пастух, такмне говаривал покойный папаша… Ау серых есть Орден, чтотут размышлять, хозяин? Иэтот паломник- человек необычный, этосразу видно было, ещёвтаверне. Какон бросился вбой спризраками! Заурядные бродяги-духовники такой решимостью неотличаются, себе науме людишки.
        По-моему, исчерпывающее объяснение.
        -Постойте! Ведь этот чёртов хитрюга Орон совсем недавно был далеко отсюда, явившись вГрандур всего надень-другой раньшенас!- опять подхватился Геллерт.
        -Мынадолго задержались вБикаде,- напомнил я всем.- Нотайна есть. Утром того дня, когда мы разъезжались отславной таверны Деза Спири, паломник направился нена юг, ав Балместри, теперь-то я это понимаю… Пробыл он там недолго- иобогналнас, вполне может быть, ивовсе незаглядывая вБикаду. Авот серые шли следом.
        -Тыхочешь сказать, чтоОрон что-то замышляет ив родном городке Ланы?
        Господи, Геллерт, зачем опять пугаешь девчонку, даже если ты иуловил суть? Атебя, Марк, ктозаязык тянет? Япосмотрел нанеё. Лана Картич сидела настуле, приоткрыв губы, ивзволнованно покусывала край куртки.
        -Несогласен, Гел. Балместри- вольный посёлок, тамдавно всё налажено, иизменить порядок вещей будет очень непросто.
        Ноона меня неуслышала.
        -Пречистый Ванк, чтоже будет смоим бедным Балместри?- спросилаона.- Боюсь, чтосказанное вами сулит ему мало хорошего…
        Ямолча отвернулся.
        Напротив того окна, гдестоял,- стена безпроёмов.
        Очень старое здание беззаведений, неоднократно надстраивающееся, содной эмблемой надкрыльцом, втаких живут династиями, поколениями. Годзагодом старый дом переживал схозяевами все горести ирадости, редкие праздники итяжёлые будни. Стена кое-где дала извилистые трещины, визобилии обрамлённые махристой плесенью,- отсюда её зелёные пятна причудливо разрастались вовсе стороны. Дикий крепостной плющ сгустой, подобной мозаике листвой, цепляясь воздушными корнями закаждую неровность поверхности, годами старательно отыскивал длясебя путь наверх, ксвету, всёшире ишире расползаясь посерому камню.
        Чембольше стареет здание, тембыстрей наего основе зарождается новая жизнь.
        Этот процесс хорошо заметен взаброшенных фортах ив руинах старых укреплений больших городов. Люди уходят нановое место, перестав ухаживать запостройками, иприрода тутже берёт своё. Постепенно вкавернах начинают скапливаться пригоршни почвы, здесь итам прорастает трава, апотом кразрушительному действу подключается имолодая поросль деревьев, которая помере роста всё энергичней разваливает крепнущими корнями потрескавшийся камень.
        Новое изтления. Этонормально, идёт мягкое восстановление, свозможностью шага назад, если человек опомнится ивернётся. Вчём-то это даже красиво.
        Однако ржавчина- тоже восстановительный процесс. Быстрый ибезжалостный. Ив нём нет никакой прелести.
        Какое тихое было местечко…
        Почему-то все замолчали.
        Геллерт Де Вельд обвел взглядом увешанную гобеленами комнату, простенькие декоративные щиты саляповатой росписью, резной стол, столик между кроватями сизображениями святых Пречистого Ванка, буфет смедными подносами инас, сидящих вокруг встранном оцепенении. Стояла тревожная тишина, вкоторой слышалось только учащенное дыхание Ланы илегкое подвывание холодного ветра заприоткрытыми окнами, внезапно донесшего резкий звук дудок стражников стены. Местные дудки эти похожи навувузелы, только изогнутые, незнаю, какназываются. Поцентральной улице быстро пробежала группа возбуждённых людей, внашем переулке кто-то коротко захохотал, всоседнем доме торопливо застучал молоток: наиболее предусмотрительные горожане начали наглухо заколачивать ставни.
        -Наулицах всё опасней иопасней,- скакой-то обречённостью прошептала девушка.
        Представляю, чтоона испытывает! Струдом уговорив отца, человека властного иортодоксального, Лана готовилась изовсех сил, приехала поступать, надеясь получить качественное обучение впочтенном лицее ив обществе сверстников изприличных семей, атут такое…
        -Уличные опасности пусть подождут,- заявил Геллерт, пожав широкими плечами.- Атеперь, Марк, скажинам, чтоделать, ведь утебя наверняка есть план, тыучёный.
        Дался тебе этот «учёный»! Нетуменя плана!
        -Вырваться изгорода будет очень нелегко,- честно призналсяя.- Можно, конечно, попробовать…
        Закончить мысль мне недали, внизу раздался громкий треск игрохот. Бам! Стук вдерево, ипочти сразу зазвенело разбитое сильным ударом оконное стекло, следом последовал истошный женский вопль. Тотчасже втихой гостинице, казалосьбы, вполне надёжно спрятанной отвсех неприятностей, поднялась невообразимая суматоха! Послышался топот ног, отчаянная ругань илязг оружия.
        -Штурм!- снеобъяснимой радостью взревел Геллерт.- Всевниз, презренные негодяи лезут кнам! Клянусь спасением души, какже мне этого нехватало, Марк!
        «Твою ты душу!»- подумаля, находу вытаскивая меч.
        Битва так битва!
        -Замной, воины!- проорал охотник заголовами, отшвыривая всторону испуганную молодую служанку, нечаянно преградившую ему путь, ибольшими прыжками помчался покоридору.
        Сбежав полестнице, яочутился вгуще событий.
        Ого! Вфойе было светло, какднем,- факелы захватчиков чадили вруках нападавших, свет их дрожал, иукрашения настенах отбрасывали мечущиеся призрачные тени. Впрямоугольной прихожей стиковым паркетом, которая начиналась сразу задверями парадного входа, разверзся настоящий ад. Рубка ирезня!
        Вдвух шагах отприхожей, выпустив изруки меч, насамом пороге фойе лежал несчастный хозяин гостиницы «Свет вночи» сразрубленной головой, алая кровь стекала посиней жилетке. Рядом сним стоял коренастый рыжебородый человек, намоих глазах сильным ударом топора отрубивший Рамару голову. Сбоку, схватившись зараспоротый живот обеими руками, корчился один изслуг. Распорядитель отеля спарой работников бестолково тыкали вперёд длинными палками.
        Заметив несущегося кнему Геллерта, негодяй, необращающий особого внимания наприслугу, резко выпрямился исделал пару шагов назад, мощным телом тесня подручных изанимая удобную длясхватки позицию. Мельком глянув набездыханное тело хозяина гостиницы, Геллерт срычанием взмахнул тяжёлым мечом итутже понял, чтооказался вочень неприятной ситуации- клинок, прорубив тканевую обшивку, созвоном ударил вкамень стены. Тесно, какв гробу! Рыжебородый бандит, вооружённый небольшим овальным щитом икоротким топором сшироким лезвием, напротив, чувствовал себя очень комфортно, емутеснота прихожей ничуть немешала.
        -Проклятье!- крикнул воин инеловко ткнул мечом вперёд, ноего удар был легко парирован выставленным подуглом щитом, итеперь уже Геллерт был вынужден отступить, чтобы непопасть подкороткий ибыстрый рубящий удар.
        Заспиной упредводителя, сбившись вдве группы, вприхожую лезли навремя отступившие вслед закомандиром озверевшие люди. Нуикомпания!
        Мира идобра?
        Тоже бородатые, вкоротких шерстяных куртках бывшие свинопасы имирные крестьяне сосвирепыми рожами торопились пробраться ксвоим жертвам. Ввалившиеся отзлобы глаза сверкали лютой ненавистью клюбому горожанину, клюбому кошельку ичистому камзолу. Ярость масс!
        Ихвопли, длинные косматые волосы, ощерившиеся рты ипотёки грязи налицах делали нападавших похожими назомби изтриллеров, ноникак нена простых смертных изплоти икрови.
        -Ився кротостьего!!!- охотник заголовами проревел свой боевой клич иударил ещё раз, опять бестолково.
        -Подвинься, Гел!- крикнул я итолкнул друга плечом всторону.
        «Акольчугу-то ты ине надел, остолоп!»
        -Сам!- прохрипел воин.
        Наглецы уже лезли побокам. Свет факелов, которые теперь горели наулице, ослабел. Ноя заметил, какблеснуло лезвие самодельной рогатины, наскоро собранной всего несколько часов назад настойбище перед крепостью. Тычковые удары такой штукой очень опасны!
        -Ихвсего шестеро!- сообщил откуда-то захлёбывающийся голосок Ланы. Молодец, девчонка, посчитала!
        Тук!
        Ввоздухе мимо моего уха просвистел снаряд изтяжёлого итвёрдого дерева, которое здесь называют железным; бросок возничего был очень точен, удар пришёлся прямо ввисок мародёра. Выронив древко, владелец рогатины мешком свалился напаркет, иэто сразу изменило ход схватки.
        -Подвиньсяже, Гел!- выкрикнуля.
        Хорошо, чтонаэтот раз он понял.
        Явстал вклассическую фехтовальную стойку, изрядно удивив рыжебородого, исразу обозначил два укола влицо, заставив его закрыться щитом. Однако узкий идлинный клинок моего меча его ненапугал, ион снова замахнулся топором. Зря, приятель, оружие типа шпаги толькотого иждёт!
        Выпад, иот его правого локтя напол полилась кровь, ячасто практикую удары понезащищённым конечностям. Онвыругался, кисть рабочей руки сразу потеряла силу, тяжёлый топор клюнул заспину. Явообще люблю работать поконечностям. Неразобрав, чтопроисходит, неоценивая, какбыстро меняется картина боя, ещёчетверо ублюдков схриплым воем попытались продраться вперёд.
        Гика танцевал справа, пытаясь улучить момент дляещё одного точного броска, приэтом неразмозжив головумне.
        -Тыготов умереть?- осведомился я урыжебородого.
        -Мыпосадим тебя накол, тварь!- хриплым басом пообещал погромщик, отбрасывая щит ис удивительной ловкостью перекидывая грозное оружие влевую руку. Исразу начал резкий замах дляширокого нижнего удара науровне пояса.
        -Атебя нашампур!- сэтими словами я сделал молниеносный прямой выпад, послав острие ему прямо вгорло.
        И,завершая комбинацию, автоматически сделал шаг назад.
        -Пригнись!- прогрохотало заспиной.
        Хорошо, чтоя отреагировал сразуже, данепросто пригнувшись, ападая соткатом иприжимая обе руки кнезащищённой голове.
        Фу-ух! Шмяк!
        Поднятый иброшенный двумя ручищами гиганта письменный стол, закоторым недавно сидел злосчастный Рамар, пролетев повоздуху, спротивным треском врезался вчетвёрку нападающих бунтовщиков, которых ничуть несмутила внезапная смерть предводителя. Онилезли, какпрежде, одержимые одним кровавым желанием- пройти ипорвать нас накусочки!
        Дорогая древесина стреском собрала всех вгруду изтел иобломков.
        Возничий сГеллертом одновременно бросились вперед: воин орудовал подобранным топором рыжебородого, аГика молча добивал стонущих отболи врагов саблей. Несколько секунд, иприхожая парадного входа была зачищена.
        По-моему, яещё ниразу невидел столько крови водном месте!
        -Быстро втаскивайте их внутрь, трусы!- рявкнул Гика, обращаясь ктройке слуг сдубинами, сжавшихся вуглу коридора.
        -Подожди-ка!- Геллерт решительно шагнул через трупы, словно через кучи мусора, ивыглянул водвор.- Впрочем, никого невидно,- добавилон, внимательно окидывая взором переулок.
        Иногами запинал самого дальнего вприхожую.
        Слуги очнулись итеперь смотрели наменя, ожидая распоряжений.
        -Зовите сюда всех! Тела прячьте всарае илив подполье какможно лучше, позже вывезите илиперепрячьте вдальнем переулке… Кровь смыть немедля, всеследы боя уничтожить, иначе бунтовщики вздёрнут вас наплощади. Гостиницу закрыть. Пошевеливайтесь, лодыри, если хотите жить!
        Анам надо сматываться.
        -Друзья, собираем вещи, ик дилижансу!
        Багаж Ланы возничий просто забросил всалон, недо сортировки.
        -Гел, ключ отворот утебя?- спросиля.
        Воин, ужесидя наконе, молча предъявил. Онбыл готов, голова вшлеме чуть откинута назад, губы сжаты, левая рука держала щит, правая- длинное итяжёлое копьё. Авот возничий всё ещё метался вокруг дилижанса, проверяя, незабылли чего.
        -Такчто, Марк, какой план?
        Опять он проплан…
        -Попробую дать страже деньги. Будет очень хорошо, если капитан всё ещё там.
        -Аежели он невозьмёт?
        -Вмире мало кто может отказаться отсолеров.
        -Нев этом случае, хозяин,- мудро заметил Гика.
        -Честно говоря, ядаю всего один шанс кдесяти, чтоденьги помогут. Если неповезёт, тонам придётся прорываться. Сигналом катаке станут мои выстрелы, двоих-то я уложу сразу, постаравшись выбрать самых опасных. Главное, быстро разобраться сзапорами икакое-то время удерживать позицию.
        -Яудивлюсь, если подвесной мост будет опущен,- заметил Геллерт,- скорее всего, чернь всё ещё подтягивается кГрандуру, ноэто уже опоздавшие.
        -Эх… Клянусь лесными духами, ябы хотел надеяться надругое… Бросьты, Гика, оглядываться да щупать, забыли так забыли! Уженеважно! Если вырвемся насвободу, тонедостающее добудем, садись!- приказаля.
        -Ая?- неожиданно спросила девушка.
        -Лана, ядал слово твоему отцу!
        -Какая ерунда! Тыменя доставил вГрандур, Марк, такчто подряд выполнен честно. Итеперь я несобираюсь быть только лишь слезливой куклой, темболее что нас так мало! Всёравно буду вам помогать! Мывместе!
        -Верно сказано, Лана! Верно сказано, ученица!- прогудел Геллерт.
        Сволочная ситуация. Явдруг почувствовал, чтомне небезразлична эта девчонка.
        -Учти, мыидём насевер, янесмогу доставить тебя вБикаду. Можно переждать вШире, тутнедалеко.
        -Нет, Марк! Безвас я никуда непоеду, кругом смута ипредательство! Выже нехотите, чтобы меня пленили длявыкупа?
        -Проклятье! Ладно. Если дойдёт досхватки… Возьми одно изкопий иколи через окно, безсомнения ижалости! Нопока спрячься ине высовывайся,- подвёл я черту.
        Охотник заголовами первым проехал через открытые ворота, следом протиснулась икарета. Уцелевшие работники «Света вночи» сявным облегчением тутже закрыли створки. Впереулке возничий умело повернул экипаж, умудрившись непоцарапать карету остены,- мы медленно выехали нацентральную улицу.
        Врайоне ратушной площади опять прогремел хоровой рёв.
        -Город захвачен,- констатировал Гика.
        -Кроме двора лорда, тамим придётся пово-зиться,- уточниля.
        Сразу подтвердилось, чтоневсе изпонаехавших творили историю.
        Часть бунтовщиков, позабыв освятых революционных обязанностях, ужеувлеклись мародёрством. Ругань ирадостное гиканье мелких групп разносились подворам. Кто-то тащил дорогую мебель иковры, кто-то, ещёопасаясь возмездия, прятал запазухой медную посуду. Полуодетые бедняки напяливали насебя отобранную угорожан одежду, изкакого-то подвала двое оборванцев выкатили два бочонка свином, стянутые обручем клёпки мерно стучали побрусчатке.
        -Скоро этих негодяев начнут четвертовать своиже,- пообещал Геллерт, едущий поширокой улице рядом сдилижансом.- Эй,мразь чумазая! Почему нена баррикаде? Почему ты непроливаешь свою кровь замир идобро перед двором лорда! Тебя уже ищут, искоро ты высунешь язык нависелице!
        Ипосле каждого такого окрика очередной мародёр встрахе бросал добычу иубегал вближайшую подворотню. Пока нельзя утверждать, чтопрелести безнаказанного грабежа иразбоя вскружили голову многим, всё-таки большая часть бунтовщиков, подчиняясь наиболее дисциплинированному, максимально заряженному идеей ядру мятежников сейчас занимается совсем другим делом… Многоопытный Геллерт предрекает правильно: подобная самодеятельность вождям восстания ненужна, итолько что построенный эшафот скоро примет ещё иэти жертвы.
        Ветерок доносил вонь гари ипожарищ. Одни лишь костры наплощадях немогли дать столько едкого дыма, похоже, мародёры успели подпалить несколько строений… Сколько уже людей погибло! Укреплённый двор старого лорда, обороняемый опытными бойцами,- серьёзная проблема, приштурме наверняка было пролито много крови нападавших. Илибудет пролито, если штурм ещё неначался. Акого-то измародёров наверняка смогли прибить наиболее смелые горожане.
        Дилижанс пробирался кгородской стене медленно, иногда посреди улицы встречались препятствия: опустошённые ящики, бочки иразбитая мебель. Ипьяницы.
        Пару раз злоумышленники примерялись кзнатной добыче наколёсах, нокаждый раз грозный всадник набоевом коне и, надеюсь, видвесьма решительно настроенного экипажа дилижанса останавливал иотрезвлял даже самых лихих нечестивцев.
        Неужели повезёт? Проехали полпути, ипока что всё шло хорошо.
        Апотом мы встретились.
        Возле дешёвой харчевни «Кружка иложка».
        Этот домовладелец знал толк вроскоши, заняв большое, высокое, недавно отремонтированное здание спросторным уличным «карманом»,- втесном Грандуре это немыслимая роскошь. Посередине миниатюрной площади был устроен каменный бассейн круглой формы, вкотором должна накапливаться дождевая вода.
        Радость богатея омрачала лишь затрапезная харчевня науглу. Готов биться обзаклад: месяц-другой, изаведение сменилобы собственника, наверняка название, отчасти профиль… Иселбы засчёты любимый племянник- подсчитывать барыши.
        Впрочем, людей, собравшихся накрошечной площади, неинтересовало низдание, нихарчевня сеё обитателями. Трое бугаёв разложили прямо накамнях какого-то голодранца исо всем усердием пользовали его позаголённому заду кожаными ремнями. Истязаемый, упираясь башкой встенку бассейна, взвизгивал, ачерез удар истошно орал. Ноне брыкался, понимая, чтоему крепко повезло- исполнители быстрого приговора могли ируку отрубить. Ато иголову.
        Вещественные доказательства валялись рядом, неахти барахлишко.
        Руководил процессом высокий человек вдлинном коричневом плаще ис боевым посохом вруке, этобыл наш знакомец, паломник Орон, косточки которому мы перемывали второй день…
        -Видишь, ктокомандует?- тихо спросил Гика, отворачиваясь.
        Геллерт тоже заметил, однако вертеться нестал, онехал сопущенным забралом.
        -Да,этоон… Знаешь что? Останавливайся!- неожиданно решиля.
        -Тывсвоём уме, хозяин?- усомнился возничий.
        Рассказали ему серые обомне илинет? Ведь это неих тайна, дляразглашения нужна санкция партнёров, смотивом, сконкретными задачами. Здесьже я вижу совсем другие устремления. Тема сложная, лишние вней ненужны.
        -Встань чуть подальше, справа.
        Быстро выскочив, яобогнул карету испокойно прошёл мимо Геллерта, попутно подмигнув ему ипогладив пошее нетерпеливо пританцовывающего Фанги. По-моему, охотник заголовами понял мой замысел.
        -Орон! Уважаемый! Какая встреча! Неожидал повстречать тебя вГрандуре!- издали крикнуля, приподнимая руки вприветствии.
        Паломник, спокойно повернувшись, прищурился, внимательно посмотрел наменя, нашляпу и, наконец, елезаметно улыбнулся. Мойвздох облегчения неуслышал никто.
        -Марк Уишем! Хм… Даиславный охотник заголовами Геллерт Де Вельд стобой!- ответилон, демонстрируя отличную память.- Славная была драка спризраками водворе «Старой Берлоги», приятные воспоминания. Какойже ветер занёс столь досточтимых людей впрезренный Грандур?
        Ктобы спрашивал… Гелспешился, подошёл иучтиво поздоровался.
        -Пробираемся насевер, кродственникам Марка, тамдлянас есть подходящая работа. Попутно заехали сюда, рассчитывая купить добрую, нонедорогую зимнюю одежду,- сказалон.
        -Значит, путешествуете вместе? Ну,работа длятаких людей, каквы, найдётся издесь!- почти предложил Орон.
        -Родня!- теперь уж я вздохнул громко.
        -Дело святое,- паломник нехотя согласился.
        Егоподручные ине подумали отвлекаться, добросовестно продолжая экзекуцию.
        -Воришка?- кивнул я навизжащего подремнями.
        -Мародёр, уважаемый Марк… Пока Святой Строй борется сместным сатрапом замир идобро, некоторые крысы решили поживиться. Ия, комендант отныне вольного города Грандур, уженачал наводить здесь порядок.
        -Комендант Грандура?- Яудивился, причём вполне искренне.- Чтоже, поздравляю тебя, Орон! Значит, город меняет статус?
        -Итак будет вовсех городах Ванкоры, гдеещё засели диктаторы икровопийцы! Народ хочет мира идобра, народ это получит,- сказано было так, чтоможно несомневаться- программа выработана, запущена иуже приносит первые результаты.
        -Сложное дело.
        -Очень сложное, Марк, очень. Забитые массы порой сами невидят светлой дороги ксвоему счастью, приходится терпеливо объяснять, направлять,- поведал бывший паломник, всем своим видом показывая, дочего он устал.- Однако унас есть воля, идея иверные люди.
        -Даиденьги нужны немалые,- якобы только что поняля.
        -Тыправильно понимаешь все сложности пути кмиру идобру,- одобрительно произнёс он ивдруг резко крикнул всторону истязаемого:- Кмиру идобру, собака! Повтори! Кричи! Мира и…
        -Добра!!!- что есть мочи заорал мародёр сквозь слезы:- Мира идобра!!!
        -Ещёдесять ударов негодяю, ихватит снего, пусть идёт кодвору лорда, тамсейчас горячо,- распорядился комендант.- Тыправ, охотник занечистью, безденег ничего несделаешь, анарод Ванкоры нищ. Ноу нас есть хорошие покровители. Марк, всё-таки я предложу прямо: присоединяйтесь кСвятому Строю, здесь очень много дел!
        МысГеллертом переглянулись, какбы взвешивая.
        -Марк, резон есть, почемубы нам наобратном пути…
        -Погоди, Гел,- подхватил я игру.- Вполне может быть, чтомы примем твоё предложение, уважаемый, после завершения своих дел. Самзнаешь, Орон, чтозначит память осовместных битвах идобрая репутация. Тебе, какмне кажется, можно довериться.
        Тутон улыбнулся широко идовольно.
        -Вотидоговорились! Да… Всложное время вы появились тут. Изгорода просто так невыберешься, яиду откапитана стражи, который помоему распоряжению только что поднял подвесной мост, хватит впускать сюда лишних…
        -Такнас невыпустят?- растерянно пробормоталя.
        -Выпустят, ясейчас выпишу пропуск. Идёте насевер? Этохорошо, потому что поюжной дороге сейчас передвигаться небезопасно, разведка докладывает, чтовсякое отребье попытается примазаться кзавоеваниям героев Грандура. Кроме того, некоторые горожане подшумок уехали изгорода, иименно наюг, мынеуспели вчера поставить заслон возле таверны «Второе дыхание»… Сейчас дорога перекрывается, допоры столичных инспекторов сюда допускать нельзя. Иньяк! Неси мне бумагу игрифель!
        …Скрипел заспиной подъёмный механизм, скрипели внутренние ворота.
        Настене всё также дежурили часовые, нотеперь они пристально глядели вдаль. Один избойцов стоял закрепостной катапультой, тяжёлый снаряд которой, выпущенный набольшой скорости, неотклонишь никаким амулетом. Если только неносить нателе волшебный кирпич.
        Когда дилижанс проезжал мимо постоялого двора, яувидел лежащего натраве человека. Красную рубаху сХалана сняли. Унего была отрезана голова, атело мятежники проткнули деревянным колом, который торчал изего спины. Здесьже лежал труп какого-то крестьянина, зарубленного охранником двора внеравной схватке столпой.
        Неужели мы выскользнули изловушки?
        -Лана, дорогая моя, передай сюда кувшин скрасным вином! Геллерт, присоединяйся кнам, язалезу накрышу!
        -Икружки?- осведомилась несостоявшаяся лицеистка.
        -Пустое. Вруках неудержу.
        -Нато учёные люди, вроде тебя, ипридумали длинное горлышко подруку,- заметил гигант, весьма ловко протискиваясь вдверь.
        Ясвесил ноги, первым принял графин, глотнул три раза иприказал:
        -Давай быстрей, Гика.
        -Хорошобы переложить багаж…
        -Потом, всёпотом. Апока гони!
        Среди этой разрухи, словно островок благополучия, высилась громада передовой башни. Наверху людей небыло. Закрепостной стеной вдвух местах виднелись всполохи пожаров, между остроконечными крышами сфлюгерами поднимались внебо столбы чёрного дыма. Имне показалось, чтозаподнятым мостом раздался неистовый взрыв брани, варварских криков излобного смеха.
        Отлагеря-табора ничего неосталось, кроме мусора.
        Радетели замир идобро теперь мусорят взахваченном городе.
        Глава9
        Отом, какв последнем городе напути искатели приключений помогают всложном деле жителям
        Если человек моей эпохи будет смотреть состороны, товполне может подумать, чтопобезлюдной лесной дороге движется самобеглая тележка, вершина технического прогресса, торжество готического гения.
        Когда наддилижансом находу коптит труба, словно это свободный выхлоп, упряжка визуально теряется, выпадает изреальности. Мневообще чудится, чтомечта сбылась ивнизу упрямо тарахтит дизельный моторчик, скрежещет старинная коробка переключения передач, крутится трансмиссия… Даже длинная рукоять привода стояночного тормоза втему.
        Холодно, всего градусов семь наулице.
        Какже хорошо, чтодров запасли много, можно неостанавливаться, проклиная невольную задержку! Втакие моменты иобретаешь мудрость предвиденья испособность прислушиваться кмнению опытных людей… Наивно спросил уГики, непорали укутывать лошадей попонами, иполучил чуть сглаженный вежливостью ответ: возничий де лучше прочих белоручек знает, кого, когда ичем укутывать. Нуичёрт стобой.
        Втёплом салоне собралась неменее тёплая компания. Беседуем онасущном.
        -Какскоро проклятый Орон расскажет отебе серым?- спросил Геллерт, большим ножом нарезая пласты окорока снежным жирком. Куски хлеба уже лежали намедном подносе.
        -Слушайте, мнеуже довольно жарко. Лана, приоткрой окошко… Когда, спрашиваешь? Кактолько появится свободное время испадёт напряжение первых часов бунта, тогда вот ирасскажет,- предположиля.- Имскоро понадобятся умелые исполнители, солдаты самых грязных дел.
        -Выходит, мыдлятакого пригодны?
        -Иэто можем!- подмигнул я другу.- Принеобходимости, конечно, длямира идобра, хотя идоставим тем величайшее блаженство нечистым силам инанесём глубокий вред своей душе. Авот расскажутли серые обомне…
        -Надо было их убить, вотчто я скажу, удушить вподворотне,- просто произнёс воин, нощеки его сразу вспыхнули краской праведного гнева, ион ссилой ударил мозолистой ладонью подубовой панели обшивки салона.
        -Знаешь, дорогой Геллерт, завремя своих странствий я убил четырёх парней изОрдена, ноэто ничуть непомогло. Проблема нев безопасности моей драгоценной персоны, напоимку которой уних имеется постоянное задание. Настоящая беда, какмы нынче увидели, совсем вдругом.
        -Вчёмже, Марк?- лишь недавно успокоившаяся Лана смотрела наменя широко открытыми глазами идаже сулыбкой. Любопытноей.
        …Примерно полгода назад я провел почти две недели всумрачных залах столичной Большой библиотеки, изучая там историю Ванкоры, кропотливо, прилежно, сконспектированием изаучиванием. Какстудент изприличной семьи. Жилье насамой окраине снял, ссоседями познакомился, мало пил, диетически питался…
        Мненравились эти прохладные чертоги хранилища знаний, почти абсолютная тишина огромных помещений, нарушаемая лишь редкими шагами ишелестом страниц, нравился запах бумаги итипографской краски, малолюдье, сама основательность этого рукотворного задела набудущее развитие Ванкоры… Только там я нечувствовал отрыва отпривычного цивилизационного поля, ведь многие подобные библиотеки сохранились ина Земле, практически впервозданном виде. Будто ине убывал.
        Зарекомендовал себя прилежным абонентом! Мнедаже предложили работу, потому что «обнаружил удивительную грамотность иразумность вустной речи». Аещё я чуть невлип, затеяв скоротечное лавстори смолодой ихорошенькой работницей библиотеки.
        Вхранилище знаний я познакомился сграмотными, думающими людьми, вперспективе ничуть неменее нужными, чемвластители ичиновники. Попутно совершенствовал письменную иустную речь, разбирался сдиалектами. Язык наматерике всего один, зато очень много местных диалектов, впрочем, отличающихся один отдругого небольше, чемрусский отбелорусского. Авот наостровах уже свои языки…
        Тоже самое ис богами. Навсей Ванкоре властвует единый бог- Ванк Пречистый Указующий.
        Признаюсь: затянуло меня так, чтовкакой-то момент сформировалось жгучее желание плюнуть настранствия иосесть встолице! Яуже понял, какздесь можно зарабатывать деньги, причём весьма неплохие. Дляначала нужно купить скромную квартирку, инепременно встолице, всамой что нина есть плотности урбанистики, гдемного таверн иторговых точек сотличным ассортиментом, много модных ателье иалхимических лабораторий, есть лицеи, Академия Познания иТеатр. Глаз радуют чистые широкие улицы икрошечные уютные парки, открытые площадки дляигры вфишки иразновидность петанка. Бани ипрачечные, тренировочные испортивные залы. Здесь издаются две газеты итиражируются книги, развивается институт клубов.
        Ачто? Обжиться, потом приобрести ихороший офис, вкотором можно развести муть сконсалтинговыми услугами, либо начать вполне реальное внедрение простейших систем безопасности. Непомешает иинновационная деятельность.
        Елевырвался Марк Уишем изсладких тенет волшебного сна! Прямо поШекспиру: «Такгибнут замыслы сразмахом».
        Проклятье, вспомнил, вотиопять начались грёзы.
        Вобщем, запасная площадка итихая гавань уменя имеется…
        Таквот.
        Единого учебника истории несуществует, многие авторы всех времён инародов трактуют события по-своему. Ав зарождающемся научном сообществе Ванкоры пока что несоздана комиссия пообъединению этих трудов внечто целостное. Однако многое очевидно. Всёмногообразие появлений вольных городов сводится всего лишь ктрём вариантам. Первый- постройка нового города ипоследующая легитимация формы управления содобрением столицы, тутвсё просто. Таких поселений мало, ониещё молоды иневелики.
        Второй вариант связан сосмертью властителя, неимеющего наследника (либоже единственный наследник оказывается откровенно недееспособным). Сенешал иначальник гвардии политическую ответственность брать насебя нехотят, пример вольных соседей заразителен,- всю голову задурили соседи своими рассказами овольной жизни!- игородской совет любого вида либоже общенародное собрание-вече решает принять новый статус ибольше натрон никого непускать. Такие случаи встречаются довольно часто.
        Последний- силовой, неизбежно кровавый, втой илииной степени. Этоименно вооружённое восстание горожан, критически недовольных правлением лорда иотсутствием свобод, чаще всего вбизнесе, именно местные лавочники иначинают баламутить народ. Подчёркиваю: восстание горожан, тоесть местных жителей. Этодомашние разборки. Ноэто революция.
        Однако я ничего нечитал озарождении наВанкоре вольных городов спомощью обманчиво мирных мятежей, организованных извне иосуществленных пришлыми путём ползучего захвата чужой территории! Неттаких фактов впыльных томах скожаным переплётом!
        Единственный континент Ванкоры удивительно мал дляразмеров планеты, примерно сАвстралию. Поокеанам разбросано бесчисленное количество архипелагов иотдельных островов, какмелких, такидовольно крупных, сМадагаскар. Дватаких острова лежат вотносительной близости кматерику, ятам побывал. Воттолько дотамошних библиотек недобрался, будучи занят нормальным наёмническим делом. Может быть, уних бывало?
        Врядли.
        Методология доизумления знакома!
        Этоже настоящая цветная революция!
        Первым делом создаётся ядро внутренней пятой колонны, которое иначинает работу снедовольными либо особо жадными торговцами ивладельцами таверн, подкуп представителей властных структур второго эшелона собещанием им всяческих благ вскором будущем, охмурение наиболее активной части молодёжи, прежде всего студенчества. Первично именно подних придумывается яркая символика иатрибутика, шокирующие ритуалы, броские лозунги- наличие последних обязательно. Именно молодёжь подогревает так нужные зачинщикам кухонные разговоры родителей… Выпячиваются любые промахи власти, апотом ивсе действия вообще. Обязательно наличие своих людей придворе, способных отводить глаза иобозначать вымышленные опасности.
        Затем следует постепенное насыщение города пришлыми; если это возможно, тоичастичное замещение населения. Параллельно провокаторы всячески привечают городских маргиналов, искренне считающих, чтових собственном упадке виноват кто угодно, нотолько неони сами, икои всегда рады дармовому пирожку. Постепенно рядовому горожанину, допоры незамечающему, чтопроисходит вокруг, внушается мысль, чтосам он- человек робкий ислабовольный ив существующем порядке вещей ничего неможет изменить. Такпустьже доверится людям сведущим, постигшим истинную суть вещей!
        Дальше дело заудобным моментом, горячим поводом, способным оказаться катализатором. Ради его организации можно ис любыми варварами договориться, чтобы те хорошенько пощипали окрестные поселения, инехватку продовольствия устроить…
        Ну,красавцы!
        Могли я ожидать, чтоина новой планете заклятые партнёры возьмутся застарое? Слушайте, актобы смог?
        -Загвоздка втом, чтоамериканцы начали очень плохую игру сзахватом городов,- наконец ответиля, недобавляя большего.
        Пока медитировал иплавал ввоспоминаниях, друзья уже успели подкрепиться.
        -Ну,ты хватил, дружище! Чтоим будет толку отвольного города Грандура? Вотеслибы партнёры посадили своего человека натрон…
        -Ошибаешься, Гел, возможностей влияния очень много.
        -Влияния, нуисловечко! Ячастенько слышалего, когда решил недельку походить вцерковь повсем правилам, гдеодин изсвященников взялся заменя совсей строгостью, даже призывал вмонахи… Тоже говорил овлиянии намою голову нехороших соблазнов.
        -Навроде игривых девиц?- подсказаля.
        -Акакже! Сравнитсяли аппетитная попка сцерковными просвирами…
        -Мужчины, незабывайтесь, свами дама!- тутже строго напомнила образцовая девица, однако глаза её заискрились иулыбка стала шире.
        -Представить немогу, Лана, какбы он решил удалиться отмира!- сказал яей.
        -Болтун!
        -Несбивайте меня смысли!- нервно попросил охотник заголовами.- Таквот, святоша постоянно талдычил одуховной каре, отом, чтоя нахожусь подзащитой святой церкви, ион, еёпреданный слуга, собирается веским словом воздействовать намои грубые чувства. Призывал постоянно читать молитвы обизгнании демонов… Пусть я ине являюсь образцом незапятнанности души, нотам я был всего один раз ипо собственной дури! Какже возможно влиять нагород, темболее такой большой, какБикада илиГрандур? Какая-то глупость.
        -Есть давно проверенные способы!- горячо уверил я и, загибая пальцы, начал перечислять:- Можно поставить своего шерифа, который будет закрывать глаза нашалости некоторых иотпускать безнаказания других, можно особым образом обучать школьников истудентов, закладывая им вголовы определённые идейки разрушительного свойства, можно влиять наторговлю, иэто, пожалуй, одна изглавных задач партнёров… Можно внужное время перекрывать дороги, вводить таможенные льготы длянужных товаров ине пускать товары неугодных партнёрам иОрдену дельцов изпрочих областей. Можно скрытно тренировать отряды народной гвардии, наконец! Тыправ водном, один город большого значения дляпартнёров неимеет… Авот несколько таких городов, объединённых подэгидой Ордена вСоюз- серьёзная сила, способная поставить Ванкору сног наголову! Представь, что, согласно полученной вурочный час команде, отряды народных гвардейцев объединятся вогромное войско! Ктосможет их остановить, ктобудет способен ксопротивлению такой силище? Аты говоришь мне оглупости!
        -Плохоже ты знаешь людей, Гел!- ехидно добавила Лана.- Иначе тебе былобы известно, чтокакраз мелочь голоштанная больше других задирает нос прикаждом удобном случае, ане важные особы да богатеи, которые чаще всего знают себе цену! Завидующие другим влюбой момент способны стать смутьянами.
        -Чтовы наменя набросились? Ну,может, иобронил что-нибудь лишнее, ненароком обидев тебя, Марк, яведь никогда незанимался презренной политикой!- смутился воин.- Яже неучёный! То,что ты сейчас сказал, Марк, тревожит. Может быть, намнадо срочно ехать встолицу?
        -Намнадо срочно ехать насевер,- отрубиля.- Просто поверь, этосамый лучший вариант. Даичто мы услышим встолице, если тамошний сенешал илисоветник властителя уже подкуплен? Прирежут вкрепостном каземате, инет проблемы.
        -Тогда надо отрубить головы всем партнёрам,- Геллерт был последователен.- Сколькоих, скажи?
        -Двое.
        -Что-о?- охотник заголовами несказанно удивился, Лана тоже.- Ушам своим неверю! Чегоже мы тогда медлим?
        -Честно говоря, война спартнёрами невходила вмои планы… Даиточное место расположения неизвестно, онодержится втайне.
        -Подвесить серого надубовый сук, сунуть горящую лучину ему вмерзкие волосатые ноздри, инегодяй срадостью всё выложит!- посоветовала девушка. Геллерт одобрительно кивнул.
        Милые, добрые люди…
        -Онинерасскажут, Гел, япробовал. Может быть, дело тут вспециальных заклинаниях, может, ещёвчём-то. Молчатони. Дая исомневаюсь, чтоологове партнёров знал даже убитый нечистью командир группы… Ладно, ещёнаговоримся, мне, пожалуй, исамому надо подумать, такбыстро меняются обстоятельства! Тылучше расскажинам, чемзакончился выдающийся поход задуховным очищением? Коснуласьли тебя доля благодати, осеняющая всех, ктоживет подблагословением Святого Ванка?
        -Взял да иушёл,- Геллерт был всё также бесхитростен.- Понял, ради чего мне матушкой дадены крепкие руки да широченные плечи. Вгородах Ванкоры всегда есть немало подходящей работёнки, и, сидя закаменными стенами скучных церквей, еёнесделаешь. Водин прекрасный день я разозлился насебя самого настолько, чточуть немакнул духовника вкадку слягушками, чтостояла водворе церкви!
        Лана ахнула.
        Разговор сам собой иссяк.
        Поняв, чтосамое интересное закончилось, девушка, накинув насебя одно изтак удачно купленных Геллертом одеял, открыла переднюю дверь ипредложила Гике смениться дляобогрева. Иведь возничий ничуть несмутился, получив такое предложение, знает- она вполне справится суправлением упряжкой, темболее что вокруг всё спокойно.
        Менябы он вжизнь непустил, ябы науправлял…
        Удивительная картина открывалась изокон- дикий край!
        Надорогах Ванкоры вообще нечасто встретишь следы цивилизации, темболее насевере- комары да шишки… Ноуж если поминать медвежий угол, тоего адрес точно вэтих местах. Куда ниглянь, досамого горизонта раскинулась матёрая тайга: волнистые долины, дремучие леса спреобладанием елей исосен- всё вокруг втёмной зелени. Первую треть пути небыло видно нидомишки убогого, нипрямоугольника пашни, никакого-либо движения- признаков активной человеческой деятельности наэтих бескрайних просторах ненаблюдалось.
        Вскоре наша дорога, чаще всего окаймленная тесно стоящими деревьями, покинула равнину. Тракт то вгору поднимался, топодгору шёл, начались сплошные увалы. После них слева появилась речка, извилистая, поросшая поберегам кустарником, кводе неподойти. Зарекой чернел лес, адальше началось большое поле, побелевшее отхолодной сырости.
        Кактолько река убежала всторону, вдали показалось окружённое периметром остроконечного деревянного частокола селение Северное Лигано.
        Чтоя там ожидал увидеть? Самнезнаю, чтоугодно, вплоть дотакогоже пепелища, какк югу отфактически захваченного серыми города. Оказалось, селение вполне обычное, разве что вдвух местах среди низких крыш резко выделяются сторожевые вышки, дадве мельницы наокраинах лениво месят воздух своими нескладными крыльями.
        Небольшой посёлок был цел, авот жизни маловато, видимо, потому что большая часть его бодрых обитателей отправилась свилами вруках делать революцию Мира иДобра.
        Следов нападения варваров нет ив помине! Развели горожан, каколухов.
        Останавливаться мы нестали, хотя проблема тёплых вещей ощущается всё явственней. Ноги мёрзнут! Селяне, неизбалованные сторонними покупателями, могли отпустить всё нужное экспедиции посамой низкой стоимости, новедь была идругая цена- цена засветки. Нестоит давать жителям лишнюю информацию. Проехала мимо села одинокая карета серого цвета, ивсё, нисловом больше. «Сколько вней было людей? Чемвооружены икак себя чувствуют, чторассказывают, какие уних намерения?»- «Немогу знать, господин хороший, онисюда несворачивали…»
        Обовсём этом я незамедлил сообщить Геллерту, добавив то, вочто уверовал сам:
        -Погоня занами- лишь дело времени- обязательно будет.
        -Если ты думаешь, чтонапугал меня, тонапрасно. Ужмы как-нибудь справимся, будь их хоть восемь.
        -Авосемь десятков нехочешь увидеть заспиной?
        -Воткак? Этоцелый отряд… Втаком случае действительно нужно какможно скорее убираться сфриланских земель ипоспешать вЭлон, гдемы будем вбезопасности, если только итам что-нибудь нестряслось.
        -Накликаешь беду, сплюнь три раза!
        Охотник заголовами кивнул, быстро открыл дверь, чуть незацепившись заскобу сдровами, пролез кЛане иуже оттуда сплюнул два раза направо иодин налево, тутобряд сброса накарканного выглядит именно так.
        -Даохранят нас святые угодники-покровители, чудотворцы истрадальцы, ида будут успешны наши скорбные начинания,- так он завершил процедуру очищения, вернувшись всалон.
        -Отчего скорбные?- усмехнулся Гика, протягивая замёрзшие руки кпечке.
        -Почём мне знать, такговорят бабки.
        Грунтовка уходила подколёса, чуть поскрипывали рессоры.
        Далеко позади вхолодном воздухе спеременной громкостью зазвенели уже плохо слышимые удары небольшого колокола.
        -Разволновались… Поспешать так поспешать!- возничий поднялся соскамьи.- Пойду-ка я наместо, хватит тут потом обтекать… Хозяин, когда отъедем подальше, нужно будет опять остановиться длякороткого отдыха, лошади подустали.
        -Давай дляначала уйдём сглаз долой, а?- попросиля.
        Иопять потянулся километр закилометром.
        Насевер.

* * *
        Оптика- вещь незаменимая! Банально? Только нена Ванкоре.
        Схолма вольный город Элон виден какна ладони.
        Вотон, красавец, внизу, обрисовался насветлом фоне серебристой ленты широкой судоходной реки. Колёса прыгают покочкам, панорама дёргается, икажется, чтоскаждой новой сотней метров пройденного пути город надвигается наменя своими домами ивысокими башнями.
        Носначала незамечаешь ничего, кроме стен ирва, ограждающих столицу северян; вэтом мире впервую очередь фортификация всецело поглощает внимание путника. Думаешь: безопасноли там будет? Сможетли этот город выдержать штурм иосаду?
        Башен ибашенок вЭлоне очень много: настенах ивнутри города. Вотратуша, аэто недавно построенный собор- единственное каменное здание, поодаль контуры двух старых церквей- одна буквально разваливается, илиже разбирают… Уворот построены две высоченные башни сметательными машинами, возле каждой дежурят расчёты. Сами ворота открыты- хвала, хвала! Значит, вцелом всё нормально.
        Темвременем Гика выбрал удобную обзорную площадку, идилижанс остановился возле зарослей можжевельника, ускалы. Безтряски смотреть вскладную подзорную трубу- одно удовольствие.
        -Сколько ты будешь глазеть, какподслеповатая сова? Имейже совесть, друг, передай трубу ближним!- недовольно буркнул Геллерт. Какводится, прибором тутже захотели воспользоваться иостальные участники экспедиции.
        Ничего, ибез неё можно.
        Река называется Арана, сударением напоследнем слоге, итечёт она меридионально через весь материк, впадая вЮжный океан примерно посередине длиннющего побережья. Врайоне Элона ширина её примерно триста метров, ав устье- донескольких километров. Этоодна изключевых артерий Ванкоры, иво всей округе только здесь город стоит прямо наберегу большой реки.
        Надругом берегу большое село илипосёлок- неуспел рассмотреть, трубу вырвали. Между ним игородом курсируют большие плоскодонные лодки: переправа. Аот посёлка, чтонапротив, начинается другой тракт- путь навосток, вцентр материка, кстолице. Представляете стратегическое значение столицы северян? Если они покакой-либо причине закроют переправу, тожителям Бикады иГрандура, Ширы иБалместри придётся встолицу ездить подлинной дуге, свыходом напобережье врайоне Маймечи.
        Удилижанса друзья рвали трубу изрук; надо завязывать, нето сломают.
        Отдав команду надвижение, яспрятал прибор вжёсткий кожаный тубус скрышкой.
        Перевал закончился.
        Снова раздвинулась лесистая долина, наэтот раз светлая, приветливая. Только ещё дремучее ивыше стала тайга. Небеса прояснились, ивдали появились какие-то вершины, возвышающиеся надлесным пологом. Нанекоторых изних мелькнули пятна снежников. Дважды грунтовку пересекали горные потоки, обагордятся старыми каменными мостами. Надписи натабличках гласили, чтоэто просто Кинт иВерхний Кинт.
        Вдолине показались строения небольшой деревеньки завысоким тыном, крестьяне ещё работают. После полного безлюдья оставленного позади участка маршрута становится удивительно: втаком захолустье ивдруг- люди!.. Попути попадались жилистые козы ипятнистые худые свиньи- подумалось, зачем только их держат- нижира, нимяса. Нашеях болтались деревянные хомуты тре-угольной формы. Хрюшки спотыкались онижние планки, неудобное сооружение свисало кпередним ногам.
        Возле низких домов голопузые детишки играли ссобакой, расхаживали куры игуси.
        -Гика, азачем свиньям хомуты?- невытерпев, спросил я увозничего.
        Тотлишь чуть заметной гримасой выразил насмешку надмоей белоручностью иответил терпеливым таким голосом:
        -Эточтобы порося подограды непролезали. Начнет копать, ахомут-то ине даёт.
        Гуляют себе спокойно…
        Небоятся варваров! Значит, дорога подохраной.
        Вотиперекрёсток, ктаким городам никогда неведёт всего одна дорога. Направо- проезд кЭлону. Самтракт тянется дальше, вытягиваясь вдоль берега реки. Если проехать понему сполкилометра, тоувидишь нитку ещё одной дороги, ведущей налево, всамую чащобу, покрайней мере так обозначено насводной карте. Воттуда-то мне инадо… Хотелось, чтобы дорога кцели шла попростору, дачто поделать, такова судьба.
        Чемближе подъезжали кгороду, тембольше деталей бросалось вглаза.
        Напервом плане вытянутой вформе огромного овала крепости- деревянный частокол изнеотесанных брёвен, установленный подуглом, защита больше оттварей, чемотчеловека. Перед ней расстилается рукотворная полоса колючего кустарника, вомногих местах прореженного, высохшего… Пустошь.
        Зачастоколом- двадцать метров чистой поверхности инаполненный водой широкий ров. Следом идёт насыпь городской стены сбашнями. Кглавным воротам протянут каменный мост, тоже древний. Точнее, этоконсоль, между мостом истеной зияет провал сподъёмным мостом. Арка главной стенной башни снабжена огромной железной решёткой.
        Авот стена деревянная. Можно предположить, чтовстародавние времена иосновное оборонительное сооружение было сложено изкамня, пока город незахватили ине разрушили дооснования войска неведомых царей… Насыпь-то подстеной каменная, очень похоже.
        Изкниг я знал, чтоистория заселения удобной долины растянута навека, илюди всех эпох оставили здесь свои памятники. Вокрестностях Элона найдены развалины двух крепостей каменной кладки, совсем нетаких, какзаброшенные форты-башни, притаившиеся вдоль дорог. Часто встречаются самые настоящие дольмены, большие исовсем крошечные, каку нас вСеверном Причерноморье.
        ИДолина Башен.
        Яневыдержал иснова открыл крышку тубуса.
        Большинство домов- рубленые, изсосны, такие брусья нетрескаются привысыхании, апри усадке их почти не«ведет». Кроме того, древесина сосны тверже, суше именее поддаётся грибку иплесени. Сосна современем меняет цвет, начинает краснеть, иэто красиво. Большая часть строений рублена вчашу, хотя я увидел большой дом, гдебрусья были уложены влапу. Почему так? Зачем экономить дерево, если его тут навалом? Наверное, из-за желания владельца выделиться.
        Кровли скруто спускающимися скатами, покрытые так называемым гонтом, этотакие небольшие дощечки клинообразного сечения.
        Деревянный город.
        Иправильно, лютой зимой камень несогреешь, комнаты ненатопишь.
        Читаля, помнится, вбиблиотеке прожилища северян, ина глаза мои наворачивалась скупая ностальгическая слеза… Внизу- просторные сени, отсюда поднимается лестница напервый этаж, выступающий наулицу деревянной галереей. Кровля образует большой навес, защищая галерею отдождя иснега. Внутри сложена каменная печь, никаких пошлых каминов. Всёсолидно, всёпо-родному.
        Здесь совершенно нет готического духа. Нимрачности, никаменной бездушности.
        Честно говоря, япорядком устал отпрелестей городской средневековой архитектуры ибыл приятно поражён видом совсем другого города- светлого, просторного, живого. Пусть кому-то нравится готика, верю, чтоутакого человека сама душа стремится кнебу вслед заостроконечными аркадами иподпорами храмов сзатейливой лепниной да загромадными вытянутыми окнами, янепротив, яхорошо понимаю иэту красоту.
        Новижу идругое, гнетущее, холодное… Особенно ночью.
        -Марк, аведь постоялого двора снаружи нет!- заметил Геллерт.
        Иверно, ужепривычный атрибут городской инфраструктуры вЭлоне отсутствует, весь гужевой транспорт заходит внутрь.
        -Немогут обеспечить сохранность?- предположиля.
        -Значит, атакуют их частенько. Вотичастокол перед стеной…
        Придётся согласиться сГелом. Вслучае настоящего нашествия внешний постоялый двор спалят нараз, рейд изкрепости непоможет.
        Низко загудел большой колокол, ипочти сразу кего перезвону быстро присоединились колокола помельче ипозвонче.
        -Созывают прихожан навечернюю молитву,- веско произнёся, посмотрев начасы.
        -Может, тыиправ, друг мой Марк, воттолько уменя оттакого частого перезвона становится тревожно надуше,- откликнулся Геллерт соспокойствием, противоречащим сказанному.
        -Смотри-ка!- привстал Гика.- Стражники руками машут, чтотвои ветряки!
        -Чтотам? Некарантинли?
        -Непонятно… Утебя труба, хозяин.
        Хоть инедалеко, нонадо разобраться.
        Оптика вплотную приблизила лица людей возле ворот, словно рядом стою; так, четверо теллинов вкожаных кирасах, сощитами икопьями, пятый- старший, офицер вгодах, наскуле большой старый шрам. Рядом своротом подъёмного механизма вожидании команды замерли два здоровенных амбала впростых рубахах. Морда уофицера злая, арот открыт вкрике. Вотон сгневом поднял кулак, энергично потряс им, погрозив, апотом этойже рукой начал интенсивно махать, явно призывая раззяв двигаться быстрее!
        -О-па! Гика, жмиполным ходом, онинас зовут, сейчас стражники будут закрывать ворота!- выкрикнув это, ясразу обернулся, стараясь вначавшейся бешеной тряске разглядеть подступающее ктракту смешанное редколесье. Данет там никого, чтозапаника вдруг поднялась?!
        Дилижанс быстро набрал максимальную скорость, накоторой ипроскочил внутрь крепости. Никто нас неостановил, нио чем неспрашивал, мужики поднимали мост, воины сруганью закрывали створки ворот. Скрипнул рычаг стояночного тормоза, ошалевшие кони, тяжело дыша, крутили головой, оседала жёлтая пыль. Вомы рванули!
        Только я спрыгнул наземлю, какк нам подошёл высокий худощавый офицер, глянул наменя холодными светло-серыми глазами, нообратился кгиганту:
        -Коротко: откуда, куда, зачем?- времени дляразглагольствований унего небыло.
        -Сопровождаю научную экспедицию насевер! Он- учёный!- брякнул Геллерт, уважительно показав ладонью вмою сторону.
        Ктотебя заязык тянет! Академик! Нобелевский лауреат! Только неза мир.
        -Марк Уишем, квашим услугам,- представилсяя, вежливо приподнимая шляпу.- Эзотерик, естествоиспытатель икриптозоолог.
        -ИсаХанеди, командор егерского корпуса Элона,- он тоже бросил руку крогатому шлему.- Хм… Знаменитая шляпа увас, уважаемый. Против нечисти, какя могу заметить? Разтак, отъезжайте подальше, учёные, испрячьтесь залюбое здание.
        -Чтослучилось, командор?- спросиля.
        -Скоро начнётся штурм города, разведчики сообщили. Варвары опять решили испытать нас напрочность. Дваотряда подбираются состороны леса, апо реке подходят четыре большие лодки. Мненадо правильно расставить людей, аэто будет непросто, ониударят сдвух сторон… Всё! Уезжайте быстрей!
        -Вотещё! Явоин, ане белошвейка, чтобы прятаться загорожанами вовремя славной битвы!- возмутился Геллерт.- Гдеэти варвары? Ставь меня настену!
        -Мывсе пойдём, командор. Разуж оказались вЭлоне, тобудем защищать город наравне состальными,- добавиля.
        Вариантов нет, надо ввязываться. Честно признаюсь: отнюдь нетолько стремление непоказать себя трусом управляло мной вэтот момент. Гораздо проще налаживать контакты, ужеимея хорошую репутацию. Расчёт? Может быть.
        Оннедовольно вздохнул, обдумывая предложение.
        -Опытные воины мне нужны какникогда, большую часть егерей я перебросил креке, тамнаверняка понадобится вылазка, атакующие могут сжечь илиугнать паромы, но… Вдруг варвары убьют ученого, идо конца дней ночные кошмары будут вышибать изменя холодный пот! Лучше спрячьтесь.
        -Этонепервая ине десятая схватка, изкоторой мы вышли победителями. Давайте небудем тратить время нанеуместную учтивость, мыготовы!- нахмурилсяя.
        Колокола продолжали бить тревогу.
        -Дэрин, принимай усиление, ставь их настену!- махнув рукой, решил старый вояка. Заметив всалоне Лану, онтутже подшагнул ближе ирешительно приказал: -Авам, мадам, укрыться немедля ибез пререканий! Возничий, увози!
        НоГика сперва вопросительно глянул наменя, ябыстро кивнул,- кто-то должен остаться сЛаной. Обрадованный Геллерт метнулся кэкипажу, принимая оружие, ичерез полминуты дилижанс снова пришёл вдвижение.
        -Головы берегите, уважаемые, этичёртовы дикари очень ловко орудуют своими длинными пращами!- посоветовал Иса Ханеди напоследок.
        Поперек центральной улицы, являющейся продолжением дороги, какие-то люди закрывали наогромные навесные замки натянутую между домами тяжелую цепь. Этодолжно притормозить орду вслучае возможного прорыва.
        Всёсерьёзно.
        Состороны города стена была низка. Всего три метра высотой. Снаружи- пять.
        -Янебуду заменять своих людей вцепи, каждый знает своё место,- предупредил нас старшина егерей, средних лет плотный мужчина поимени Дэрин. Бледное, изнурённое тяжкими раздумьями лицо сввалившимися щёками свидетельствовало отом, чтоон уже голову изломал, пытаясь выстроить оборону стены максимально грамотно.
        -Жаль только, чтопришлось увеличить интервал. Вотчто я решу: следите завсем участком отбашни добашни инаправляйтесь туда, гдебудет самый большой напор… Нопочему вы безшлема?
        -Досей поры неощущал такой необходимости.
        -Онучёный,- уже привычно прокомментировал Геллерт.
        -Такдело непойдёт, учёному надо беречь голову!
        Дэрин крикнул кому-то вниз, ивскоре самже поймал ловко брошенный одним избойцов, стоящих узапертых ворот, непервой свежести шлем. Компактный- вот лучшее слово. Ибез рогов, наверное, длямолодых, необученных.
        -Подгоните ине снимайте!
        -Командир, ноя никого невижу!- прогудел Геллерт, из-под руки вглядываясь вдаль.
        -Недавно одну изгрупп заметил наблюдатель вбашне, унего есть подзорная труба.
        -Уменя тоже,- поведаля, снимая сплеча тубус.
        -О! Яслыхал, чтоуучёных всегда отличное оснащение!- обрадовался старшина.- Втаком случае широко раскройте глаза, данные вам Пречистым Ванком, исмотрите! Начинает слепить, такчто внимательней!
        Куда деть шляпу? Только нена груду камней, наваленных пососедству, схватит кто-нибудь вгорячности боя ишвырнёт моё сокровище вниз. Пристроил чуть встороне, нанастиле.
        Солнце клонилось кзакату. Вечер здесь начинается рано, светило скоро зайдёт загору. Апока действительно слепит.
        Раздвинув подзорную трубу, яуложил её накрай ограждения ипринялся изучать ближние подступы иокрестности. Сзапада, состороны большого горного хребта, открыта ещё одна широкая долина. Выходит, здесь стык двух долин, образующий что-то вроде плато. Ихобщая поверхность, ближе креке чуть поднятая наподобие выпуклого щита, ипослужила площадкой, накоторой расположилась столица теллинов.
        Между хребтами игородом расстилалась посклонам непроходимая тайга, итолько чуть южней внизину спускался спокойный лесистый хребет, невнушавший никаких опасений. Вверховьях двух речушек, мимо которых мы проезжали, неожиданно обрывался большой грядой потрескавшихся скал. Ссеверной стороны долин открывается озеро, которого ещё нет намоей карте, по-осеннему скромное, украшенное ветвями совсем уж русских березок.
        Яочень долго немог привыкнуть ктому, чтобольшинство деревьев Ванкоры аналогичны земным. Поначалу вступор впадал. Почему-то именно деревья зацепили больше остального. Нелюди, неживотные… Берёзки!
        Густой лес заканчивается втрёх сотнях метров отдороги, дальше- редколесье скустарниками, втакой мешанине тоже можно спрятаться.
        Темвременем Геллерт вёл насущный диалог состаршиной:
        -Чего отних можно ожидать, Дэрин?- вопросил он небрежно. Зря, какмне кажется.
        -Варвары очень подвижны, сильны исвирепы. Вооружены плохо, щитов неимеют вовсе, предпочитают уворачиваться, вчём изрядно преуспели. Кроме того, ониотлично бегают, умеют менять направление короткими рывками. Бороться сними пращами бессмысленно, авот они мечут свои камни отменно! Доспехов настоящих уварваров нет, одни шкуры. Основное оружие- короткие пики сдлинными железными лезвиями инебольшие секиры. Используют метательные каменные топоры, унекоторых есть луки.
        -Луки? Какой сних прок?
        -Стреляют огненными стрелами, пытаются поджечь дома.
        Деревянную стену такими стрелами неподожжёшь, этотолько вкино возможно, нужен валежник вбольших объёмах. Авот кровлю изгонта вполне возможно.
        -Амулеты есть?- Гелпродолжал расспрашивать.
        -Укаждого.
        -Ивсё равно оружие никудышное, какже они собираются штурмовать цитадель?
        -Обычно варвары используют длинные шесты… Атаковать будут группами, походу штурма выбирая наименее защищённые участки.
        -Сколько их может быть, уважаемый?
        -Отнескольких десятков допары сотен,- ответил теллин безраздумий.
        Услышав это, яоглядел наш участок стены, накотором стояли готовые кобороне воины, быстро пересчитал- пятнадцать человек. Втяжёлой кожаной броне толщиной всантиметр, скруглыми щитами ипиками, напоясах умеренной кривизны длинные сабли. Характерные шлемы срогами имеют стрелку, защищающую переносицу, удвух бойцов вместо неё забрало, правда, нетакое широкое, какзабрало Геллерта. Иу всех спокойные, уверенные лица. Ау меня? Хм,досей поры мне недоводилось участвовать втаких переделках.
        Ну,ничего, зато уменя особый шлем- горшок горшком.
        -Всего лишь?- Гелдаже возмутился.- Чтосебе возомнили эти наглые псы? Такими силами город невозьмёшь!
        Старшина подтверждающе кивнул.
        -Опасность впрорыве! Если хотябы полтора десятка вырвутся наулицы, тобеды неизбежать, столько успеют натворить, пока поймаешь…
        -Что, бывали случаи?- воин неповерил.
        -Бывали,- нехотя признал старшина.
        Опустив оптический прибор, ятоже задал вопрос:
        -Мызаметили деревеньку неподалёку отгорода, кюгу. Каким удаётся выживать, если даже эти стены невсегда способны удержать дикарей? Кроме того, мнеизвестно, чтонесколько ваших поселений стоят натракте, дальше ксеверу.
        Дэрин покачал головой.
        -Варвары никогда ненападают нанаши деревни… Наоборот, онисними торгуют! Даже наши старцы немогут разгадать эту загадку! Одно несомненно: варваров ужасно раздражают именно города, прямо добезумия, хотя куда уж больше безумства, чеместь его вэтих дикарях! Ведь нам необъявляют войну, мытоже… Итем неменее отряды космачей нет-нет, даибросаются ватаку! Какбудто сводят старые кровные счёты.
        Интересно. Неужели тут замешаны события настолько далёкого прошлого, чтозлая память сохранилась только вустных преданиях? Увы, усеверных варваров нет письменной истории икниг- тоже. Одни сплетни липовых исследователей.
        -Старейшины иследопыты рассказывают, чтоэти уроды, небоящиеся ив обычной жизни употреблять подсушенные ломти жёлтого мухомора, варят изгрибов идурманящих растений сущий яд! Вотэтим самым боевым зельем они иупиваются доизумления перед каждым походом. Ещёувидите, уважаемые, какварвары успевают хлебнуть изглиняной фляжки прямо вовремя боя, ажзавидно!
        Спасибо, мнененадо… Всего лишь один раз я попробовал применить боевое зелье. Отом, чтобыло дальше, мнерассказывали, поскольку сам последствия помню весьма смутно. Неделю отлёживался…
        -Плевать навсе настойки, подогретое красное вино лучше!- хохотнул Геллерт.- Ужсегодня мы недадим какому-то мужичью излесной чащи перескочить через стену! Марк, тыкогда-нибудь всвоих путешествиях видел обезьян?
        Я,помедлив отнеожиданности вопроса, кивнул:
        -Видел, наостровах.
        -Завидую, ятолько слышал, ноописание вполне подходит, ненаходишь?
        -Островные обезьянки были маленькими. Иу них небыло пращей.
        -Разве что…
        Летела минута заминутой, ноничего непроисходило.
        Колокол давно перестал звенеть, всесобрались иизготовились.
        Яопять припал кокуляру, медленно поводил трубой ивдруг заметил, чтоиздальнего леса наузкую поляну перед редколесьем большими прыжками выскочил человек вкоричневой шкуре, перетянутой напоясе ремнём; оннекрался, стараясь, чтобы его незаметили, ауповал наскорость броска. Следом заним такойже фокус проделали ещё несколько- я начал считать. Никто неоставался наполяне, варвары тутже прятались среди зарослей.
        -Идут!- громко крикнуля, показывая рукой направление, истаршина тутже подхватил, прогремев навсю стену:
        -Кбою, воины, враг близко!- инам, отдельно:
        -Ну,чтоже, мужчины, мечи изножен ибудьте наготове! Клянусь, настало время испытать свою стойкость!
        Незнаю, моглили наступающие услышать его рёв, ноони больше нетаились.
        Варвары повалили пачками, ядовольно быстро насчитал восемьдесят три мохнатые фигуры иплюнул: сколько будет- все наши. Некоторые, действительно, были вооружены луками, икаждый второй варвар легко тащил надголовой длиннющий крепкий шест.
        Ивдруг все они страшно заорали, завыли хором ибросились кгороду-крепости бегом, находу разбиваясь натри отряда, вытянутые вколонну поодному.
        -Клянусь всеми апостолами сразу,- оживился Геллерт,- меня возбудил этот дикий клич, Марк, ажруки зачесались! Давайте, маленькие обезьянки, быстрее!
        Защитники начали готовиться котражению, перехватывая оружие поудобней, коротко советуясь иподсказывая друг другу. Старшина побежал вдоль цепи.
        Напустоши перед частоколом вся масса атакующих неожиданно перегруппировалась вдве колонны: большая пошла влоб, адругая цепочка набольшой скорости начала огибать стену слева отменя, намереваясь ударить сдругой стороны.
        -Отвлекающий маневр!
        -Точно, Марк!- решив, наконец, чембудет сражаться, Гел поднял свой тяжёлый топор.- Иатака состороны реки, этидикари нетак уж глупы!
        Нанас летели неменее полутора сотен бойцов.
        Разминая рабочую кисть, япоигрывал мечом, понимая, чтопистолеты использую только всамом крайнем случае. Нужно уповать исключительно нахолодный булат исобственное умение им владеть. Даром, чтоли, обучался да боевой опыт приобретал…
        Состороны лестницы послышался короткий сухой кашель- наверх струдом поднимался седо-власый старец вдлинных церковных одеждах белого цвета, краснощёкий юный послушник страховал священника позади. Обабыли безоружия икаких-либо доспехов. Несамый лучший момент дляпроповедей, святой отец, несамый, шёлбы ты отсюда…
        Ужеможно было подробно рассмотреть облачение варваров.
        Шерстяные накидки спрорезью дляголовы спускались долоктей; длинная ость- неплохая защита отрубящего удара. Ниже предплечья перемотаны кожаными ремешками. Наногах высокие, доколена, мохнатые чуни, мягкие, удобные. Пречистый Ванк, какже быстро они передвигаются!
        События развивались всё стремительней.
        Полосу частокола нападавшие преодолели спугающей лёгкостью эквилибристов. Вотшесты легли между кольями, иварвары сцирковым проворством просто перебежали поним, вто время какчасть дикарей осталась наместе, принявшись раскручивать длинные пращи: пятеро дикарей подняли луки сгорящими стрелами.
        Да,длятаких ловкачей частокол непрепятствие. Лишь один сорвался, но, извернувшись, удачно приземлился икак нив чём небывало помчался дальше.
        Залп! Япригнулся.
        Вой, свист камней, ругательства, чей-то вскрик- попали-таки, сволочи!
        Сидя накорточках, япосмотрел назад. Несколько стрел воткнулись вкровли домов, игорожане принялись их сбивать, поднимать надлинных палках небольшие бочонки иопрокидывать воду прямо наочаги. Работают спокойно, привычно.
        Фронтир, самый настоящий, тутилюди живут особенного склада.
        Чтоже ров? Опять шесты, какие они уних прочные!
        Двебаллисты набашнях развернулись, выбирая цель, механизмы стукнули, елевидимым росчерком пронеслись копья- мимо, обемимо!
        -Встречай псов, Марк!
        Какна духу: мнестало страшно. Совсем нетак, какв дорожной драке илипри неожиданной встрече втёмной подворотне средневекового города. Нанас надвигалась настоящая стихия. Этих ребят ненапугаешь, невозьмёшь нахитрость илина понт- дерись, каксам дьявол, илиумри!
        Ввоздухе мелькнули толи арканы, толи кошки, сразу видно- уварваров отменная подготовка. Очередная петля взметнулась ввоздухе, обхватив плечи одного иззащитников. Последовал сильный рывок, ибедняга улетел застену.
        -Держаться!- проревел староста.- Рубить наверху, невысовываться!
        -Туда!- рявкнуля, ипервым ринулся кместу возможного прорыва. Набегу успел махнуть мечом, обрубая пару верёвок. Подереву хорошо работать, небоишься заклинок.
        Орда лезла настену.
        Размеренно стучали баллисты набашнях, сверкали сабли, надголовами егерей то идело пролетали сверкающие трассеры стрел. Совсех сторон слышалось тяжкое, сиплое дыхание наседающих групп, звон встречных ударов, глухое падение тел- настоящая какофония смерти!
        Заросшие посамые брови, свирепые, озверевшие лица исверкающие глаза дикарей казались воплощением лютой ненависти ковсему живому. Схрипами инизким воем варвары мгновенно поднимались пошестам иверевкам, большая часть которых была накинута дляобмана, ибез раздумий бросались нанас, впрыжке налетая навыставленные клинки. Необращая внимания насобственную кровь, ониисступленно вцеплялись вбрёвна, царапалиих, кусали блестящими зубами край щита, одержимые одним лишь желанием- прорваться иубить какможно больше теллинов, пока живы сами!
        Геллерт вочередной раз махнул топором, новарвар лихо увернулся, апотом впрыжке ухватил задлинную рукоять замершее намгновение вмёртвой точке оружие исвалился вниз, вырывая его изрук воина.
        -Проклятая обезьяна украла мой топор!- зарычал тот, выхватывая меч.
        Мыстояли рядом.
        Чёрт, дасколькожевас! Яуложил четверых короткими уколами, Гел смахнул мечом голову ещё одному, инапряжение научастке навремя было снято. Однако волны дикарей накатывались одна задругой- нездесь, таквдругом месте,- идва раза нам пришлось опрометью бежать понастилу, помогая товарищам.
        Слава Ванку, вотикороткая пауза, позволяющая частично восстановить дыхание.
        -Вовремя такой драки я неочень дорожу своей жизнью, хоть погибнуть отрук этого сброда будет очень обидно,- сничуть неменее варварским оскалом сообщил друг.- Глянь-ка насвятошу!
        Седовласый церковник стоял впяти метрах слева искороговоркой напамять читал какое-то сложнейшее боевое заклинание. Вотон закончил, устало махнув рукой, итут началось…
        Навысоте семидесяти метров надземлёй согромной скоростью начало формироваться белое кудрявое облачко, густеющее итемнеющее наглазах. Впрочем, дикари необратили нанего внимания, продолжая сфанатичным упорством лезть настену.
        Итут вниз ударила молния!
        Сколдовским грохотом сиреневая линия слепящего света, ломаясь причудливыми зигзагами, вонзалась вголовы атакующих, тутже перелетая кследующей жертве- люди валились наземь, какспички! Неменее двадцати нападающих легли подударом искусственно вызванного электрического разряда чудовищной мощи. Мыстояли убревенчатой стены, ошарашенные инапуганные. Даже варвары дрогнули, обнаружив такой урон!
        Хлоп! Облако исчезло, инадо рвом повисли три плазменных сгустка шаровых молний-последышей; вотони стреском разорвались, ввоздухе крепко пахнуло озоном.
        Итутже священник-колдун стал оседать наподгибающихся ногах. Мненедано знать, какую именно энергию он выплеснул исколько, приняв участие вбитве… Егоповодырь ничуть несмутился; подхватив опустошённого седовласого подмышки, онспокойно потащил его клестнице, словно это была пустая бочка, ане человек. Чтоже, вкакой-то степени так иесть.
        Бум!
        Пущенный изпращи схорошей скоростью зазубренный камень ударил помоему шлему, срикошетировав заспину, шеюкрепко ибольно дёрнуло, вголове тонко зазвенело.
        -Забоем следи, дуралей!- зло рявкнул Геллерт, вовремя прикрываясь щитом.- Илитебе учёная башка недорога?
        Последние смельчаки ещё лезли. Однако вопли этих исчадий ада затихали.
        Спокойно махнув мечом, друг слёгкостью срубил очередную голову, ая уже безазарта всаживал клинок, выбивая зубы изощерившихся ртов.
        -Отступают!- раздалось сближней башни, нобаллиста выстрелила опять.
        -Хвала победе, хвала Ванку! Ониотступают!- подхватили оставшиеся настене защитники.
        Надощатом настиле передо мной лежали три убитых варвара, четвертый дёргался вагонии, площадка стала скользкой отпролитой крови. Клинки ещё разили, страшные предсмертные крики всё ещё звучали, итем неменее было ясно: мыпобедили, чёрт возьми! Нехотя иугрюмо малочисленные группы варваров, свирепо оглядываясь настену, перелезали через частокол, многие хромали, прижимали руки кранам.
        Спривратной площади послышалось ржание лошадей.
        Полтора десятка тяжеловооружённых всадников встальных доспехах, сдлинными пиками ищитами сшишаком попарно выстроились возле поднимающейся решётки. Сразу видно- всёдлах самые закалённые бойцы. Гремели цепи, противно скрипел ворот, опуская мост через пролёт.
        -Вотэто да! Парни собрались навылазку!- обрадовался Геллерт, протягивая мне отрезанный прямо содежды поверженного врага кусок медвежьей шкуры. Свой меч он уже вытер, пора имне почистить оружие. Кровь достаточно агрессивна, если вы незнаете, онабыстро портит лезвие.
        -Конные егеря- настоящий кошмар дляварваров, врядли вовсём подлунном мире найдутся ещё такие бесстрашные воины,- гордо похвастался подошедший кнам Дэрин, глядя вслед вылетавшему через ворота отряду зачистки.
        Левая половина его доспеха была вкрови, однако, судя посамочувствию инастроению старосты, вчужой.
        -Атака отбита! Четырёх отважных парней я потерял сегодня… Такбывает, чтогибнет надежда рода, ауже никчёмный ветеран продолжает дышать вольным воздухом Элона… Однако, уважаемый учёный, выбледны, ужнеподранилили вас мерзавцы?
        -Спас шлем издоброй стали, который вы мне вручили, Дэрин,- улыбнулсяя, показывая небольшую вмятину.- Поэтому ябы хотел оставить его себе, если вы небудете против… Кому заплатить?
        -Очёмвы, уважаемый! Забирайте его какталисман! Высвашим другом выпустили насвободу неменьше полутора десятков дикарских душ, дапримут их нанебесах достойно, какнастоящих воинов… Сегодняже напишу рапорт командору Хамеди овашем вкладе вобщее дело! Кроме того, обещаю зайти кнашему лучшему оружейнику, чтодержит лавку «Клинок Удачи», ион снаилучшим качеством выправит злосчастную вмятину.
        Япоклонился.
        -Зачем тебе этот коротышка, Марк?- бесхитростно спросил Гел.- Купим тебе самый лучший шлем, чтонайдётся уоружейника!
        -Нетуж, друг мой,- надев наголову подобранную шляпу, япокачал указательным пальцем.- Коротышка спас мне жизнь. Кроме того, такой шлем удобен ине занимает много места. Пошли вниз, надо узнать, какдела унаших.
        Досих пор события шли безперерыва, ивот наконец-то появилась возможность немного передохнуть. Отдышимся, отмоемся, апотом подумаем, прикинем.
        Лучшебы делать это вхорошей таверне.
        Какя люблю- поднежный лепет мандолины.
        Глава10
        Вкоторой Марк попытается сделать нафронтире то, чтодолжен
        Вчера неуспел познакомиться сгородом, недо того было.
        Сначала мы искали среди замшелых валунов, наваленных подгородской стеной, выхваченный уГеллерта боевой топор… Струдом нашли, ноГеллерт необрадовался: приударе окамни большой кусок лезвийной части откололся ипропал. Отдавать топор впочинку особого смысла нет. Хороший мастер просто невозьмётся вваривать стальную заплату, всёравно надёжности небудет, потеряешь уверенность воружии. Нестоит овчинка выделки.
        Друг расстроился.
        Постоялый двор приподсказке хороших людей мы подыскали быстро, отмывались иприводили впорядок одежду иоружие- долго. Атут уже иночь наступила. Кроме того, уменя начался классический постбоевой мандраж, пугающий, сбивающий смыслей инапрочь отшибающий всякие позывы кактивным действиям. Додрожи вколенках! Стыдно было так, чтохотелось спрятаться. Вотнапасть: настене кости нестучали, ав гостинице, здрасьте, накатило… Некаждый день участвуешь вэпической битве! Эпической? Скажи я такое местным- засмеют! Дляних это суровая обыденность жития нафронтире.
        ВотГеллерт- молодец! Плюёт ине комплексует: пятнадцать минут отборной ругани, способной смутить кряжистых рыбаков изМаймечи, чистосердечные признания поэпизодам боя, пара кадушек ледяной воды наголое тело, хорошая кружка скрасным вином внутрь, ивсё- друг весел, готов кпьянке идраке, кактут непозавидуешь… Витоге покабакам мы непошли, удовольствовавшись скудной кухней постоялого двора.
        Экскурсию начали сутра.
        Небыло уменя конкретных планов наЭлон, кроме короткой ознакомительной остановки напути кцели. Финиш уже близко, атам- какполучится. Однако после прокола вГрандуре добавилась острейшая необходимость покупки тёплой одежды навсю группу, атакже разговор спредставителем местной власти- надо рассказать, чтопроизошло усоседей.
        -Идёмтеже кпричалам, друзья! Всторону тарелки, едыив городе хватит!- нетерпеливо поторапливал нас Геллерт вовремя завтрака, запихивая вширокий карман полкольца запашистой копчёной колбасы.
        -Пожалуй, ясвами непойду, хозяин.- Гика человек практический, праздному любопытству неподвержен.- Город какгород… Разве что дрова тут должны быть дёшевы. Точно! Вотиузнаю. Заодно иприсмотрю одёжную лавку. Спокойно.
        -Мнечто-то тоже пока нехочется, лучше уж ещё немного поваляться намягкой перине,- зевнула Лана, темсамым подавая мне знак, чтоготова намировую.
        Поругались мы сутра, вовремя завтрака неразговаривали. Нехочет девчонка оставаться здесь, упрямится, хоть убей! Впринципе, яненастаивал снеуместной горячностью, авсего лишь предложил поговорить поэтому поводу скомандором, попросить его осодействии вотправке студентки домой через столицу. Нелучший вариант маршрута, долгий изатратный… Ноон уж точно гораздо более безопасен, чемфиниш моего бесконечного путешествия, гдеможет произойти всё что угодно.
        -Валяйся, чего там,- согласился я ичуть подмазал:- Вечером сходим вкакую-нибудь хорошую таверну.
        -Ах… Еслибы уменя было побольше солеров, тоя сходилабы кбелошвейке ив пару галантерейных лавок синтересной девушкам мелочовкой!- тутже намекнула лиса.
        Вотже чертовка! Хитрая, каквсе женщины!
        Сказал «А»- говори «Б», ия, театрально вздохнув, полез закошельком.
        -Сейчас…
        -Ой! Аещё мне рассказывали, чтовЭлоне продают какой-то чудо-крем длякрасоты кожи!- увидев, какбыстро иудачно меняется погода, Лана решила избрать легкий, даже игривый тон.
        Тьфуты!
        Воттак иполучилось, чтонаэкскурсию мы отправились вдвоём.
        Первое впечатление отгородских улиц: раны никто незализывает. Нетих, ранэтих, если несчитать пары десятков уже заменённых плашек кровли. Тототряд варваров, который хитро побежал налевый фланг обороны крепости, былполностью перебит егерями. Говорят, по-настоящему горячо было вречном порту, вотипосмотрим.
        Дляначала мы заскочили воружейную лавку «Клинок Удачи», гдевыяснилось, чтоумница Дэрил срекомендациями необманул, мастер повреждённый шлем взял, собещанием квечеру всё сделать влучшем виде. Тамже я оставил длязаточки свой меч, предварительно поинтересовавшись, естьли умастера подходящие водные камни. Спец принял клинок суважением ибольшим интересом, сообщив, чтобулатные изделия видит нечасто.
        -Аты что медлишь?- предложил я другу.
        -Свою железяку я уж исам заточу, Марк, наколенке,- отмахнулсяон.
        -Неваляй дурака, Гел, такненаточишь, авремя иколенки лучше использовать длядругого.
        -Хорошо. Только как-то неуютно безмеча будет…
        День предстоял погожий, солнечный, облаков невидно. Вообще неосенний день, словно лето вернулось. Даэто иесть лето, только фриланы называют его монастырским, ателлины- гусиным.
        Странное дело: вготических каменных городах-западнях, хмурых даже всолнечный июльский день, мневсегда мерещится унылая слезливая осень, ауж вовремя паскудных мелких дождичков осени календарной- хоть всех святых выноси- зелёная тоска инатуральная депрессия. Лучше просто сидеть втихой таверне, напиваться себе спокойно домедитативного состояния илине высовываться наулицу вообще.
        Вэтом деревянном городе изначально светло. Отрождения, чтоли…
        Двигаясь помощённым древней брусчаткой кривоватым, нонепривычно широким улицам, янезабывал посматривать посторонам. Судовольствием. Этогород, вкотором можно жить большинству нормальных людей, вотчто я скажу, может, инесколько высокомерно.
        Между прочим, уменя нет ниодного заказа наизгнание привидений.
        Неводятся они тут, чтоли?
        НаЗемле многие преклоняются перед мрачной готикой- смакуют детали книжной иливиртуальной реальности, яростно отстаивая свои симпатии кэтому целиком вымышленному миру, гденепрерывно происходят мистические иликровавые события. Дляпоклонников готики, какправило, неменее притягателен иклассический нуар сего депрессивными общественными срезами иобразами глубоко несчастливых обитателей: запертых вкаменных джунглях пропитанного дождем тёмного города роковых красоток имужчин-циников, нераз отхвативших позубам ипоэтому неверящих никому, даже себе. Надними властвует Фатум простых отношений: «жертва- хищник» и«человек человеку- волк». Инет большой разницы, ктоты изних вэтом мире. Вымученная победа неприносит герою счастья, апоражение условно назначенного негодяя неделает мир чище, уникальные светлые пятна тутже замазываются чёрным.
        Еслиже наложить нуар наготику, товозникающая вскоре предсуицидная безысходность начинает зашкаливать, итогда исключительно Случай илиразвитая магия придуманного мира способны решить проблемы героев.
        Здесь вот она что-то их нерешает… Даимагияли это вообще?
        Ядумаю, что, попади адепты жанра сюда, предпочтения их довольно скоро изменилисьбы. Какчеловек уже опытный, наВанкоре освоившийся, скажу: готика хороша исключительно вкартинках, азагадочный книжный икинематографический нуар, вреальной жизни проявляющийся лишь короткими всплесками личного депресняка, лучше всего познавать, лёжа намягком диване комфортабельной квартиры современного города.
        …Солнечные лучи играли наотдраенных доблеска медных кронштейнах ивывесках, искрили наразноцветных стёклышках, вставленных вметаллическую вязь оконных рам, здесь это модно, почти вкаждом доме есть хотябы один витраж.
        -Райское место, чтоб я лопнул!- пробормотал снабитым ртом Геллерт, находу вытирая руки оштанину. Прихваченную избуфета гостиницы колбасу доедал. Никогда нелопнет.- Создано прямо дляменя! Хочешь, дерись вдосталь сварварами! Аесли нет, тоотдыхай среди этой деревянной красоты. Нескажу, чтоя хотелбы жить здесь вечно, ногодокбы точно провёл… Аты что, неприхватил себе убуфетчика аппетитное колечко?
        -Чтобы сейчас отдать тебе?- легко смекнуля.
        -Ха-ха! Ну,еслибы ты незахотел…
        -Всёбы тебе жрать, лучше налево посмотри!
        -Такэтоже нетаверна, Марк, длясебя накрывают, празднество какое-то уних,- молвилон, небрежно скользнув взглядом поверанде вобрамлении двух ёлочек, погруппе болтавших очём-то гостей итрём собиравшим настол весьма ивесьма симпатичным девчонкам скрасными лентами вволосах, тихонько шлепавшим босыми ногами пороскошному ковру.
        -Стол будет богатый.
        -Девушек неувидел, обжора?- прошипеля.
        -Ячто, оловянный, по-твоему? Конечно, увидел! Хорошие девчата, несут сразу подва подноса спирогами.
        Уэтого города много особенностей.
        Например, впереулках встречаются деревянные тротуары, поднятые надпроезжей частью там, гдеещё нет брусчатки, сантиметров напятнадцать,- даже всамую слякотную погоду обувь пешехода останется чистой.
        Здесь много колодцев, чтоочень удобно дляжителей. Вдругих городах обычно встречаешь простейшие колодцы споперечным вращающимся бревном, перекинутой через него длинной цепью идвумя ведрами, прикрепленными кконцам этой цепи. Привращении коленчатой рукояти одно изведер поднимается, адругое соответственно опускается вглубину. ВЭлоне все колодцы снабжены водоподъемной машиной, прообразом будущих колонок,- вгороде есть свой механик. Покачал длинную рукоять гудящего насоса, ив подставленное ведро, рассыпаясь хрустальными брызгами, льётся струя чистой воды! Каждый колодец накрыт чем-то вроде беседки свысокой двускатной кровлей, срезными столбиками искамьёй.
        Гордо поднимается кнебесам стройная башня городской ратуши. Перед ней установлена высеченная изкамня фигура женщины-воительницы свенком наголове исаблей вруке. ЭтоСвятая Теллиния, покровительница города. Напротив ратуши возвышается Главный Собор- настоящие Кижи! Между ратушей исобором вбассейне овальной формы подсолнцем блестит вода, ив ней отражаются два древних дуба-исполина- живые памятники того времени, когда наместе будущего города стояла мало кому известная деревушка.
        -Слушай, Гел, авдруг всё дело вэтих дубах?
        -Янеуловил твою мысль, учёный.
        -Представь, чтотеллины необдуманно поставили свою столицу наместе древнего капища варваров, аэти дубы длядикарей- святыня?
        -Хо! Засвятыню можно иголову сложить. Интересно ты придумал, Марк, этомоглобы многое объяснить…
        Несколько высоких вязов раскинули покраям площади свои тени. Вгородах Ванкоры из-за тесноты очень мало зелени, исключение составляют лишь южные приморские города, гдевдоль набережной обязательно идут ряды деревьев. Вматериковыхже- почти всегда один камень.
        Приятное исключение, вЭлоне деревья нев диковинку.
        Площадь Ратуши- место значимое, центровое, совсех сторон обстроена деловыми людьми. Здесьже начинаются торговые ряды, уходящие вближайшую улочку. Есть три магазина, размером побольше, чемтипичные лавки торговцев. Народ сутра празднует победу, поэтому везде толкотня, азартный торг ибойкие речи.
        Пройдя через площадь, мы, всёещё прикрывая карманы, покинули центр иснова пошли бродить поизвилистым улицам города. Главных улиц две: вформе креста они расходятся отратуши почти точно посторонам горизонта. ВЭлоне ремесленники, занимающиеся одним итемже делом, стараются селиться наодной итойже улице, хотя процесс ещё незавершён. Какое-то время мы шли поулице Кожевенной, характерный запах названию соответствовал, однако простор иветерок среки недавал ему скапливаться вподворотнях.
        Наворотах впорт нас незадержали, егеря нио чём неспрашивали.
        Речной простор завораживал!
        Оказывается, здесь есть глубокая бухта! Противоположный берег, даипосёлок напротив просматривались отлично. Если Элону природа подарила протяженный песчаный пляж, тонадругой стороны Араны, несущей свои воды кюгу, виднеются многочисленные известняковые бухточки, врезанные всерые отвесные скалы, крутые, неприступные. Высадиться рядом споселением вероятные иневероятные «друзья» несмогут. Лишь непосредственно возле посёлка есть спокойный спуск клодочной пристани.
        Встав плечом кплечу, мысвосхищением смотрели накругозор.
        Леса дремучие, дороги ползучие, тесные итёмные каменные громадины полисов искука деревень инеуютных заброшенных фортов- какже всё это мне надоело, оказывается! Атут большая река, простор, воля!
        -ЭтоБурлен, уважаемые,- остановившись, один изрыбаков, идущий клодке ссетью наплече, показал надругой берег.- Скоро туда пойдёт паром.
        Ис интересом принялся разглядывать пришельцев. Смелый тут народ, затакие взгляды Геллерт ив нос дать может. Да,что уж там, настяжело незаметить, особенно охотника заголовами, которого я перед выходом заставил напялить трофейный плащ резидента Ордена Полоски. Кмоему удивлению, воин неособо-то исопротивлялся, понимающе спросив:
        -Наживца будем брать эту сыть призрачью?
        -По-другому лазутчиков, если они уже пробрались вЭлон, намненайти, дорогой друг.
        -Куцый какой-то плащишко. Эх,матушка моя дорогая, зачем ты родила меня таким большим…
        Пока что никто неклюнул.
        -Многоли народу живёт вБурлене игде паром?- поинтересовался я улюбопытного рыбака.
        -Чуть больше сотни, пожалуй. Всеони люди вольные, какмы, инеплохо живут засчёт тракта ипереправы. Оттуда суда ходят внизовья. Уменя вБурлене живёт тёща. Недавно простудилась, дайей Пречистый Ванк долгих лет молчания… Алодка во-он та пойдёт, чтоскрасной полосой поборту,- он указал рукой нанизкосидящую широкую посудину сгрузовым настилом, накоторый вполне можно загнать пару таких карет, какнаша.
        Оказывается, посередине Араны расположился островок сдесятком деревьев, длинные канаты натянуты между ним иберегами, чтоипомогает паромщикам. Хотя ипаруса есть, ивёсла.
        -Может, пользуясь случаем, прокатимся? Мнебы такие знания вдальнейшем пригодились,- предложиля.
        -Хм… Ясделаю это безудовольствия, потому что боюсь воды. Веришьли, ниразу неплавал наморском судне!- безвсякой готовности ответил Геллерт.- Тыуверен, чтонебудет беды?
        -Здесь неморе, ана нас нет кольчуг. Небойся, Гел, случись что, ятебя вытащу!
        -Тыумеешь плавать?
        -Какдельфин.
        -Тогда я согласен.
        Никаких следов боя наберегу неосталось. Говорят, чтотеллины захватили одну излодок варваров, нокоторую? Плавсредств очень много: удлинных причалов ина берегу. Чуть ниже потечению видны два большущих крепких пакгауза, вместе сбоевой башней объединённых вединое укрепление частоколом.
        Авот справа… Тутваше сердце может содрогнуться.
        Впервые вижу лобное место зачертой города!
        Здесь ведь есть ивоспитательный момент- горожане смотрят, мотают наус, порой даже учителя приводят сюда учеников- вназидание. Незнаю, насколько эффективно такое бигуди, авот само зрелище привлекает многих. Ноне стоит думать, чтожители средневековых городов кровожадны добезобразия. Какчеловек, несколько раз наблюдавший занеприятной процедурой, могу вас уверить: созрительских мест неразглядишь идесятой доли того, чтомы видим наогромных домашних экранах. Ничего, выдерживаете ведь, неособо-то ипугаетесь? Спите спокойно ночью? Дляместных это прежде всего зрелище. Как, впрочем, идлявас.
        Темнеменее эшафот изгорода выгнали. Иэто правильно.
        Лобное место было пусто, плаха сухая. Перекладин виселицы нет, похоже, здесь, неусложняя процедуру, просто рубят головы или, вмягком варианте, секут плётками- специальный столб имеется. Люди особой профессии лупят несчастного согласно приговору, качественно, совсей душой, нои сумом. Вовремя экзекуции рядом частенько играет дежурный музыкант, старающийся громкими звуками духового инструмента заглушить крики жертвы. Порют жёстко. Настолько, чтовБикаде, например, преступники, подвергшиеся порке споследующей высылкой, имеют право оставаться вгороде натри дня длязалечивания рубцов.
        Пьяниц имелких воришек несажают вклетки, даещё сосвязанными заспиной руками, какэто некогда было наЗемле. Таких провинившихся заставляют вкалывать нагрязных общественных работах, чтонамного эффективней. Иногда их годами держат нарасчистке городских канав икрепостного рва, таещё работёнка.
        Кстати, наВанкоре существует совершенно уникальный способ смертной казни, окотором стоит упомянуть особо. Приговорённого квысшей мере наказания нелишают жизни сразу, аотдают намучительную смерть валхимические лаборатории илив особые монастыри, гдеразрабатываются зелья, заклинания иамулеты,- дляопытов. Такчто прочные клетки есть, ностоят они вглубине дворов, лучше ине знать, каких именно.
        Даже фантазировать нехочется…
        Тянет меня кнеприятностям!
        Почему? Бесполезно обращаться кобычно сберегающей отбед интуиции, ктознает, может, вэтот раз именно она иподтолкнула меня отправиться вэтот рейс…
        …День был вразгаре.
        Народ собрался, двеповозки встали наплатформу, люди, лошади искарб нашли своё место, ив путь- паром неторопливо пополз через широкую, медленно текущую реку, овеянный свежим воздухом слёгким запахом свежей рыбы. Возле острова паромщики лихо развернули судёнышко, провели его вокруг иловко перецепились кследующему тросу. Десять минут, имы продолжили свой путь кБурлену. Вотуже идругой берег, виден пляж скаймой пены икрутой склон, скоторого вполосе серой дымки вовсю ширь разворачивается чудесный вид нагород. Наверху- группа домов, похоже, водну улицу, ав стороне открутой деревянной лестницы сперилами, ведущей накосогор, вслабой волне лениво покачивались большие рыбачьи лодки идлинные узкие долблёнки. Повозкам придётся подниматься снатугой, траверзом.
        Кпричалившему судну тутже подбежали двое артельных, паромщики сразу начали очём-то спорить.
        -Уважаемые! Вот-вот должен прийти караван свостока, ихуже видят вдали снаблюдательной вышки!- крикнул старшина.- Дождёмся, чтобы посмотреть, многоли будет пассажиров, ив обратный путь!
        -Клянусь апостолами, какже я рад!- сказал Геллерт, вытирая пот солба.- Наэтот раз я нешибко боялся, самую малость… Даистаршина необманул, пообещав, чтокачка нам негрозит. Ивсёже я буду рад вернуться какможно быстрее, мнекажется, чтоподнимается ветер.
        Ясвидом прожжённого морского волка поднял послюнявленный палец:
        -Хороший океанский шторм идёт! Силой отдесяти доодиннадцати баллов.
        -Будет тебе пугать благородного воина, изверг!
        -Сегодня самая спокойная погода последних дней, Гел…
        Повозки уже сошли наземлю, народ поспешил наверх, ая подошёл кстаршине.
        -Воттебе два солера, ине вздумай отправиться вгород безнас. Намнельзя тут задерживаться надолго, ждут дела.
        -Совсем уважением, господа! Сначала повезу местных, потом приезжих. Ястарший артели перевозчиков, такчто можете несомневаться, дождусь,- едва непотирая руки, пообещал паромщик, получивший цену вдвое выше положенной.
        Скосогора уже спускалась шумная толпа.
        Кто-то тащил тюки, кто-то катил бочки. Женщины идети провожали мужей наторжище- какпокупателей, такикоробейников. Нареке стояли два небольших купеческих парусных судна, пришедших сверховий, аближе- солидный торговый корабль свысокими бортами иосадкой поглубже, выкрашенный всиний цвет исмотревший нарыбачьи скорлупки спрезрением, точно гусь налягушек. Всем им тоже надо вЭлон. Желающих переправиться вгород оказалось так много- да ещё икараван сзапада подходит,- что работы паромщикам хватит надолго. Недаром их коллеги тянут подберегом вторую лодку сплатформой.
        Как, впрочем, иожидалось, виднареку сгребня косогора действительно оказался прекрасным, хоть мольберт доставай. Идосталбы, еслиб умел рисовать. Сколько раз завремя странствий я пожалел, чтоуменя нет фотоаппарата! Увы, извсех средств фиксации впечатлений уменя имеется только карта идневник… Справа отменя тянулось лесистое побережье крутояра, слева- панорама посёлка, вдалеке- Элон, инад всем этим раскинулось голубовато-стальное небо спочти летним солнцем. Воздух был настолько свежим, чтохотелось вдыхать его какможно глубже.
        Ещёодин транспортный узел, ведь отсюда точно также, какиз столицы теллинов, можно ходить вниз пореке… Стоп! Ане ведётли отБалместри дорога кэтой водной артерии? Поидее, тамнедалеко. Надо обязательно спросить обэтом Лану. Чтобы незабыть, ядостал изсумки дневник исделал пометку.
        Посёлок большой, своды таким невыглядел.
        Улица, действительно, одна, авот домов ипрочих строений много. Ошибается рыбачок, здесь гораздо больше двух сотен жителей! Такчасто бывает: аборигены невидят дальше своего носа, тоесть привычного маршрута «работа- дом». А,ну да, унегоже здесь любимая тёща живёт… Лишний раз старается ненаезжать.
        Тракт находится подпостоянным наблюдением, путь сзапада контролирует высоченная наблюдательная башня, больше похожая набоевую- две баллисты наверху, нешутка. Выше потечению поселение вплотную граничит сполосой строевого соснового леса средким подлеском, ниже- протяжённая луговая долина сбереговой террасой.
        -Вымотались сдороги, бедолаги, елеплетутся,- заметил Геллерт, глядя намедленно приближающуюся колонну.
        Ого! Шесть илисемь повозок, паромщикам действительно придётся трудиться весь световой день!
        Гдемоя подзорная труба?
        Караван уже подъехал кзападным воротам частокола, широкой дугой защищающего поселение сберега, ия, повернувшись, взглянул напеструю толпу, следовавшую заповозками- бедолаги, сменяясь поочереди, всётакже шли пешком. Мужчины иженщины заходили натерриторию Бурлена, некоторые что-то кричали, взмахивая отрадости руками, ипо их поведению чувствовалось: только сейчас сэтих уставших людей свалилось бремя страха перед трудной идаже опасной дорогой. Всередине процессии выделялся довольно высокий человек сдлинным мечом напоясе, угрюмый ичернобородый, сколючим взглядом итвёрдым ртом. Странно, почему этот неверхом, вбою коня потерял иливолки загрызли ночью?
        Вотони нарушили свои ряды исмешались срыбаками ипоселковыми зеваками, длякоторых, присобытийной скудости размеренной жизни, прибытие столь большого каравана всегда сродни празднику. Смеющиеся лица ирадостные крики детворы показывали, чтогостям тут рады.
        -Явот что думаю, дружище,- медленно произнёс Гел.- Вместный кабак сейчас лучше неходить.
        -Этоточно,- согласилсяя, думая освоём.- Подожди, Гел…
        Возничие сразу повели повозки суставшими упряжками вниз, кпричалам, анарод начал рассасываться, разбредаясь поинтересам ицелям.
        -Ине упрашивай! Тамбудет сумасшедший дом, ини одной свободной лавки!
        -Гел!- я дёрнул друга зарукав ипрошипел:- Дапосмотриже ты нанего!
        Рыцарь Ордена Серых остановился иначал очём-то выспрашивать уодного иззевак.
        -Чёрт побери, Марк! Даэтоже серая сволочь!
        -Ну,слава Ванку, заметил, наконец!
        -Ичто теперь нам делать?
        Мнепришлось помолчать. Заминка впланах…
        Как-то уж очень неожиданно всё произошло. Болтались себе спокойно поЭлону, ловили наживца, никто неклюнул, расслабились- истолкнулись вот так, почти нос кносу. Яведь рассчитывал, что, кактолько мы после неспешной прогулки погороду направимся креке, местная агентура, если она работает вЭлоне, отреагирует оперативно, ведь кто знает, вдруг мы собираемся уехать?
        -Воттак штука! Негодяя надо немедля оглушить, схватить, связать идоставить ккомандору Ханеди дляобстоятельного допроса!- недождавшись, Геллерт сам ответил насвой вопрос.
        Япоморщился.
        -Говорил ведь тебе: изних ничего невыпытаешь! Заклинания илиснадобье, может, онизаговорены илизагипнотизированы, призраки их знают… Серые выполняют свою миссию илиумирают.
        -Чтоты сказал? Ещёодно новое учёное словечко, янеуспеваю их запоминать! Объясни, чтоэто значит- загипнотизировать?
        -Несейчас, чёрт тебя побери, Гел!- Мыстояли возле какого-то старого сарая, встороне отвсеобщей суеты, исерый покамест своего липового коллегу незаметил. Надо было торопиться.- Верьжемне, этобесполезно, язнаю! Кроме того, представь, чтобудет, если исам командор окажется сними всговоре!
        -Воткак?- смутился Геллерт.- Тыдопускаешь…
        -Допускаю что угодно, вспомни Грандур! Поуказанию партнёров серые начинают стягивать вЭлон своих людей. Может, онпервый. Аможет, инет.
        -Первыйя!- гордо молвил охотник заголовами, показывая наплащ.- Тогда мы его убьём, ився недолга.
        Пожалуй, друг мой прав, иэто станет наилучшим выходом.
        Вгороде чернобородого достать будет очень сложно, врядли лазутчик начнёт болтаться поподворотням- осядет наявке илив таверне. Рискиже очень велики: вгороде всегда много глаз, даже ночью. Даитруп спрятать сложно… Ану каксхватят нагорячем? Наплаху идти, если несможем убедить судей всвоей праведности? Оставлять серого наволе тоже нельзя. Лазутчик может нести деньги дляподкупа ина организацию мятежа, планы, разработки. Думаю, что, действуя строго понекой инструкции, серые незанимаются оперативной организационной работой непосредственно, дляэтого нужны «люди сземли», хорошо знающие местные обычаи, имеющие доверие уместных, связи ивозможности дляагитации ипропаганды.
        Скорее всего, ихбыло какминимум двое. Увы, тракты Ванкоры коварны, икакое-то дорожное происшествие внесло коррективы. Вотиконя унего нет.
        Валить его надо. Тут.
        Яплюнул наземлю, исудьба чернобородого была решена.
        -Всёнадо делать осторожно ибез шума,- быстро началя, поглядывая всторону серого.- Люди сейчас заняты, всевозбуждены, однако каждый озабочен своими планами, и, если мы всё сделаем правильно, тоникто ничего незаметит. Сейчас пройди мимо него, неостанавливаясь, исразу уходи вдоль крестьянских огородов всторону сосновой рощи. Наверняка он направится следом. Ая завами, скрытно.
        -Охотник заголовами Геллерт Де Вельд, ибегает вогородах!- хмыкнул друг.
        -Несахарный, нерастаешь, думай одругом- упротивника напоясе добрый меч, ау тебя нет.
        -Ая говорил тебе, чтоисам могу заточить!
        -Всё! Такуж вышло! Хватит спорить опустом, вдвоём как-нибудь справимся. Вперёд, храбрый воин-огородник!
        Люди начали расходиться, иГеллерт пошёл надело.
        Чернобородый, похоже, неочень-то иторопился кпереправе, решив, также какмы, попутно ознакомиться сречным поселением. Наперспективу. Больше всего я боялся, чтодруг начнёт играть втеатр одного актёра: начнёт идиотски улыбаться, демонстрировать игривую гулящую походку, полную беззаботность инаплевательское отношение ковсему вообще. Чтокатегорически невяжется спрактическим поведением рыцарей Ордена Полоски, которые всегда собранны, неулыбчивы идаже хмуры, невступают вненужные контакты и, похоже, категорически нелюбят театр итеатралов.
        Когда воин приближался кцели, серый стоял кнему спиной, внимательно рассматривая посёлок. Медленно проходя мимо, Гел легонько толкнул его плечом испокойно пошёл дальше, почти сразу заворачивая налево, всторону хозпостроек иогородов. Оглянувшись нанаглеца, рыцарь Ордена быстро осмотрелся вокруг итронулся следом.
        -Хорошее начало,- сказал я сам себе итоже двинулся. Сначала медленно- догруды старых бочек, возле которых остановился иещё раз проверил, незаметилли кто наши эволюции, ненасторожилсяли?
        Даплевать всем!
        Если Геллерт вместе сприлипшим хвостом двигался глубже, зарядами длинных сараев, томне приходилось идти практически посамому бережку, прикрываясь жидким кустарником. Запаздываю! Адруг безмеча… Нотолько я бросился бегом, какпочти сразу воткнулся взаросли высоченной крапивы.
        -Проклятье!
        Пришлось экстренно забирать вправо инаращивать скорость, перепрыгивая через внушительные щербатые пни, оставшиеся после вырубки. Обаплаща уже скрылись всосновом бору. Сердце моё стучало- кактамон?
        Никто некричал, нелязгала сталь. Какая сталь? Гелразве что тесаком парировать попробует, онунего больше моего вполтора раза.
        Первые стволы сосен пролетели мимо, кактолько лоб неразбил! Гдеони?
        Яостановился, тяжело дыша, итолькотогда услышал характерный шелестящий звук.
        -Гел?
        -Марк! Давай быстрей сюда, поможешь!
        Футы, мама дорогая… Жив!
        -Ну,что? Как?!
        -Там, неподалёку, есть подходящая расселина,- быстро сообщил он вместо ответа.- Всявчертополохе икаких-то колючках. Давай туда его исбросим!
        Труп лазутчика лежал напожелтевшей траве. Серого плаща нанём небыло.
        Чернобородый выглядел так, словно его волочила поземле стая голодных волков- руки безвольно вытянуты вдоль тела, воротник плотной куртки задран наголову. Голова убитого неестественно свёрнута набок, безжизненные глаза уставились внебо, ав густой бороде запутались высохшие травинки. Крови нигде нет.
        Чисто сработал охотник заголовами. Ибыстро.
        -Клянусь своим острейшим мечом, чтоостался в«Клинке Удачи», этачёртова туша тяжеловата даже дляменя, Марк!
        -Онтебя непоранил?
        -Чтоты такое говоришь, учёный странник?- чуть надменно ответил охотник заголовами,- иливоображаешь, будто столь умелый воин, какя, несможет справиться спрезренным шпионом, если мой основной клинок отдыхает?
        Хм… Помнится, всего лишь десять минут назад Геллерт шибко ругал меня зато, чтоя соблазнил его отдать меч длязаточки.
        -Ох,ирезвыйже гад попался!- продолжил друг снотами радости вголосе- отчестно одержанной победы.- Брыкался, скажу тебе, будто олень влапах горного медведя! Очень нехотел умирать, клянусь апостолами! Впоследний момент он понял, чтоугодил вхитро поставленную ловушку, ибился допоследнего! После того какмы остановились возле муравейника ипосмотрели друг другу вглаза, япросто кинулся нанего, кактигр, очень был зол. Онтоже. Конечноже, противник хотел вытащить кинжал, дакуда ему против меня!
        Геллерт какбы шутливо толкнул меня вгрудь, едва несбив дыхание, идобавил:
        -Достойный соперник. Знаешь, повсей видимости, этот человек имел серьёзные основания питать ктебе ненависть, ибосильно сопротивлялся.
        Неужели гигант просто свернул ему голову руками?
        -Этоврядли, Гел. Онибездушны.
        «Нокак поёт, подлец! Менестрель, лютню ему дайте!»
        Шеярыцаря Ордена была обмотана чёрным меховым шарфом, поверх которого висела тяжелая серебряная цепь.
        -Обыскивал?- спросил я после того, какещё раз осмотрел окрестности.
        -Нет, вдруг что-либо упущу илисломаю…
        -Ито верно. Агде плащ?
        -Вонон, насуку висит, надо спрятать отдельно. Яподумал, чтотак будет лучше.
        -Совершенно верно, друг мой.
        Никаких документов приобыске необнаружилось, одни охранные карточки. Чертовски жаль, ярассчитывал заиметь адреса-пароли-явки… Иинструкций нет, партнёры умны.
        Зато сколько денег! Явзвесил мешочек наруке иоценил:
        -Геллерт, веришьли, нет, ноздесь примерно четыреста монет!
        -Надеюсь, деньги небросим?- насторожился друг.
        -Ещёчего! Цепь себе забирай, отдашь ювелиру напеределку повкусу. Азвонкие солеры Ордена пусть работают надоброе дело… Потащили, показывай, гдеэта расщелина? Старшина паромщиков вечно ждать небудет. Стой! Меч!
        Недолго думая, Геллерт широко размахнулся изапустил трофейный меч вреку.
        -Акинжал себе заберу, красивый,- решилон.
        Совместными усилиями мы отволокли незадачливого рыцаря Ордена кпотаённому месту исбросили вниз, гдеон сразу застрял впереплетениях могучих корней. Удачно лёг чернобородый, такпросто незаметишь. Навсякий случай труп закидали обрубленными ивовыми ветками.
        Темвременем напричалах возле двух паромов деловито суетились речники, абудущие пассажиры наберегу терпеливо ждали вочереди, готовясь взойти наборт. Пять повозок вожидании погрузки стояли нашироченном дощатом настиле, уложенном напесок. Командыже напогрузку небыло, паромщики работали возле той посудины, накоторой мы сГелом прибыли сюда. Используя большой ворот, онипотуже натягивали трос, протянутый костровку посреди реки, пробуя, надёжноли он держится вкреплениях. Рядом важно расхаживал старшина, давая подчинённым толковые- ктобы сомневался- советы.
        -Спешить надо…
        -Чтоделать сплащом, Марк?
        -Надевай прямо поверх своего, ондлиннее,- удачно придумаля.- Тывнём покажешься ещё внушительней, девицам это понравится.
        -Хех! Сама Судьба ходит заспиной ииграет всвою игру… Ещёмесяц назад я был простым охотником заголовами,- задумчиво произнёс воин, снимая ссучка итщательно отряхивая трофей.- Ичем занимаюсь теперь?
        -Очень добрым инужным делом, дружище.
        Речные суда врейс книзовьям Арана пока несобираются, приготовлений невидно. Такчто вечерком вместной таверне начнутся обязательные расслабляющие процедуры, народ заведётся и, какводится, немного подерётся. Недумаю, чтонаходка растерзанного зверьём тела тут кого-либо удивит. Этомутный чужак, большой тревоги небудет.

* * *
        Ямечтал раздобыть одежду изшкур северных оленей.
        Лучшей защиты отхолодов придумать нельзя, точно знаю, читал. Приноске такой одежды создаётся дополнительный слой так называемой скрытой теплоты испарения, ипод одеждой поддерживается термостабильный микроклимат. Тепло даже всамый лютый мороз. Дело втом, чтоостяной волос северного оленя внутри полый, ивоздушная прослойка работает, кактеплоизолятор.
        Поэтойже причине убитый северный олень нетонет вводе, чтоипозволяет его бить напереправах через реки. Акамус- куски шкуры скоротким, плотным итвёрдым волосом, срезанные сног оленя,- идеально подходит дляизготовления обуви. Вкамус незабивается снег, оннебоится воды. ДСО, тоесть дикий северный олень, также какего сородич- американский карибу, водится ина этой планете. Правда, мало кто видел эти стада, о«мохнорогих» проще узнать изписьменной истории Ванкоры, встолице, например, чемизустных рассказов северян.
        Вэтом регионе мохнорогие неводятся, нетнеобходимой кормовой базы ипрежде всего ягеля идругих мхов.
        Домашним оленеводством отгонного типа занимаются «бродячие», такназывают племена оленеводов, проживающих вдалёких областях, примыкающих кпобережью Студёного океана. Сними кое-как поддерживают торговые отношения северные варвары, ничего набумаге нефиксирующие, апотому исведения, полученные изпятых-десятых рук, чудовищным образом искажены. Таковыже икарты северных областей, тамцарит сплошной период наивной картографии, который существовал наЗемле вплоть досемнадцатого века…
        Нетясности ис ледовой обстановкой втех краях. «Исследования», гораздо больше похожие напредания, демонстрируют разнобой впредставлениях. Моря Студёного океана то круглый год скованы льдом, товдруг выясняется, чтовкороткий летний сезон плавание втех широтах хоть изатруднительно, новполне возможно. Длябольшинства попыток освоения землепроходцами северных берегов Ванкоры характерна одна итаже картина- быстрое продвижение, которое вскоре прекращалось… Почему так? Анализируя упоминания оморских экспедициях деловых людей кСтудёному океану, япредположил, чтовсё дело визменении климатических условий, вМалых ледниковых периодах, впериодическом общем похолодании приполярных областей. Укого-то получилось проплыть почистой воде, аследующие поколения уже несмогли…
        Время научных экспедиций ещё непришло.
        Такилииначе, ноконтакта цивилизованных народов соленеводами досих пор нет, племена варваров, типичных охотников исобирателей, проживающие вплоть досеверной границы тайги, служат надёжным заслоном.
        Ничего, кактолько впроцессе развития фриланы ителлины выбьют насвоих землях всю пушную дичь, начнётся неизбежная экспансия.
        Вобщем, наоленьи шкуры я неуповал, мывполне удовольствуемся традиционными длятеллинов куртками изпрекрасно выделанной овчины. Тембольше было моё изумление, когда влавке одного измастеров Элона вместе скожевником, шьющим зимнюю одежду длягорожан ина продажу, удача повернулась кнам широко улыбающимся лицом.
        Вответ намой робкий вопрос мастер, что-то неразборчиво буркнув себе вжёлтые усы, медленно удалился вподсобное помещение ивскоре вытащил насвет божий образцы: этобыла парка скапюшоном иунты.
        -Опытные промысловики используют именно такую одежду, уважаемые,- пояснилон.- Развгод мне привозят её изнаших дальних поселений, чтостоят выше пореке, аони покупают шкуры уварваров.
        -Даэтоже то, чтонам надо!- необдуманно воскликнул я отрадости.
        -Стоить будет дорого!- тутже предупредил хитрец, озвучивая цену.
        Стоящий рядом Геллерт Де Вельд безстеснения выругался, аГика, глухо закашляв, отодвинул меня всторону ипопытался переиграть:
        -Разве эти шкуры пользуются большим спросом угородских модников, уважаемый? Отчего такая цена?
        -Горожане изделия изшкур мохнорога вообще неберут, только обувь впочёте,- спокойно кивнув, честно признался мастер.- Такая одежда очень тяжела, и, кроме того, волос мохнорогого оленя очень ломкий, сыплется напол иприлипает ктелу.
        -Таквчёмже дело?- прогудел Гел, облокачиваясь наприлавок.
        -Ихочень мало,- скупо улыбнулся тот.- Каждый год я беру чуть побольше, опасаясь, однако, чтомне так ине удастся вернуть свои денежки зашкуры ивложенный труд, ноизделия расходятся быстро, хвала Ванку! Такчто, если вы невозьмёте- невелика беда, знающие люди разберут занеделю. Иторговаться я небуду.
        -Может, есть удругих торговцев?- прошептала мне наухо Лана, номастер услышал.
        -Ненадейтесь, милая девушка, такие изделия есть только уменя. Уважаемые, яназвал цену, итеперь решатьвам. Старый Руку ссыновьями, чтопроживает вБурлене, готов обновить износившееся, Бака, бывший егерь, решивший стать добытчиком пушного зверя, пару дней назад приценивался. Аещё…
        -Довольно, уважаемый.
        Явнимательно посмотрел намастера. Жёсткие выцветшие волосы соломенного, какбывает убольшинства теллинов, цвета, нависли надоткрытым морщинистым лицом. Глаза голубые, умные ивеселые- он уже понял, чтовопрос решён.
        Дарешён, паразит ты этакий, решён…
        Спасибо чернобородому иего тугому кошелю, средств уэкспедиции достаточно, можно неподжиматься.
        Унты ухозяина лавки были двух типов: тачаные, ввиде обычных сапог сжёсткой подошвой, имягкие конусообразные, каковые носят бродячие оленеводы. Подъёма уних нет впринципе, владелец формирует его сам поноге, температуре воздуха инадобностям спомощью ремня-стяжки. Очень тёплые! И,увы, менее удобные входьбе.
        Однако по-настоящему космических морозов, градусов подпятьдесят, например, янеожидаю, хоть конечная цель ирасположена вгорах, поэтому можно брать классический покрой обуви, такиудобней, ипривычней. Всеунты сделаны изкамуса.
        Началась примерка. Если смужчинами больших проблем небыло, томиниатюрной Лане парку сходу подобрать неудалось, требуется существенная переделка.
        -Сейчас снимем мерки, подгонювсё, адля девушки постараюсь особо. Завтра утром сможете забрать,- предупредительно молвилон.
        -Порукам! Плачу половину, остальное утром.
        Теперь незамёрзнем.
        Осталось купить штаны изовчины итёплые попоны длялошадей.
        …Втаверне «Бычий Глаз» было шумно, ноуютно. Недля самых бедных заведение.
        Стильно ив тоже время аскетично, ниособой мебели, нироскошного интерьера. Впрочем, какпомне, тоине стоит закрывать эту деревянную красоту стен ипотолка. Самым интересным дляпутешественника, особенно начинающего, ещёжадного довпечатлений, могбы стать пёстрый круг посетителей, сидевших заудобными столами иуплетавших заказанное. В«Бычьем Глазе» отдыхала группа внешне скромных, обычных горожан среднего класса, каких вы встретите влюбой таверне наземле Ванкоры, отюга идо севера. Лане детали открывающегося реального мира, откоторого её так часто итак строго предостерегали родители, были интересны, адля меня эта атмосфера да игости заведения давно стали привычными, кажется, чтоилица знакомы.
        -Всё, чтотолько пожелаете, господа, яподамвсё, чтоунас есть,- умно ответила хозяйка нагромкий вопрос Геллерта Де Вельда, суетливо подбежавшая кнашему столу сохапкой глиняных кружек вруках, которые неуспела донести доклиентов.- Алме, поторопись! Забери кружки иотнеси их господам уокна! Слушаювас, уважаемые, чегоже вам подать? Блюд унас очень много: мясные ирыбные, есть супы икаши.
        -Этоочень хорошо!- вставил Геллерт.
        -Неменьше идобрых напитков! Сидр ивина, пиво иквасы. Выведь новички вЭлоне? Сегодня унас праздник, мужчины удачно отбили атаку варваров, ипоэтому первые кружки будут бесплатны дляхороших гостей… Таков здесь старинный обычай, такпринято ив «Бычьем Глазе» вот уже много лет, заведение радуется вместе совсеми! Выведь неоткажетесь принять такой дар?
        Вотэто я иназываю маркетингом. Попробуй после такого радушия незакажи полный стол самого вкусного идорогого.
        -Чтож, добрая госпожа,- отозвалсяя,- мы ненарушим обычая, темболее что исами приняли участие вобороне города. Кошельки унас есть, хороший голод тоже… Подсказывайте, амои славные друзья будут заказывать.
        Нуизаказали.
        Жареных перепелов всливочной подливке, телячьи мозги сзелёным горошком иварёным картофелем, жаркое измолодой баранины исредних размеров белорыбицу, запечённую втесте. Кроме того, захотелось маленьких пирожков: спеченью длямужиков ис повидлом длядамы. Вино взяли красное, терпкое, привезённое спобережья. Егоипринесли впервую очередь.
        -Отменное вино,- похвалил Геллерт, разглядывая пузатую стеклянную бутылку сэтикеткой.- Пивал я такое вМаймече. Авот еда мне тогда непонравилась: была вонючая морская рыба игады. Осьминоги, кальмары, склизкие устрицы… Представляете, друзья, тамошние используют даже чернила каракатиц дляприготовления каши!- уж очень гадкое иотвратное кушанье.
        -Чернила? Даэтоже недля еды,- откликнулся Гика сглубоким негодованием.- Зачем вообще есть такую пакость?
        -Вотчестный вопрос, возничий, ина него ты получишь честный ответ!- воин обрадовался возможности блеснуть знаниями.- Похоже, ихкто-то охмурил, либоже убедолаг нет денег, чтобы купить свинину илителятину. Несчастные рыболовы убеждены, чтопоедание этих тварей способствует мужской силе!
        -Аразве это помешает?- промурлыкала Лана самым невинным голосом.
        Охотник заголовами если исмутился, толишь насекунду.
        -Хм… Конечно, милая, новедь нам это совсем нек спеху! Истоитли уповать навсякие гадости, вытащенные измерзкой солёной воды? Сначала надо освоить такие вкуснятины, каккедровые орешки, чесночные соусы… да исладкая пыльца волосатого поперечника, говорят, очень способствует подъёму духа.
        -Бычьи яйца!- убежденно произнёс Гика.- Вотчто необходимо! Мойпапашка ел их всю жизнь идо самой смерти нежаловался напроблемы ниже пуповины. Отличный рецепт мужского долголетия.
        -Воткак?- хитро улыбнулась Лана.- Постараюсь запомнить. Яйца вчесноке ив ореховой обсыпке, даещё ис пыльцой обещают любовникам хорошие, твердые…
        Янапрягся.
        -Знания вестественных науках!- закончила хитрюшка.- Остальное приложится само собой, так?
        -Парни, стоитли говорить обэтом придаме? Может быть, ейвсё-таки рановато участвовать всомнительных разговорах?- неуверенно спросил я удрузей.
        -Чтозаерунда!- ответил, незадумываясь, Геллерт.- Важно, чтобы умолодёжи вовремя складывалось верное представление осексе.
        -Можно подумать, чтоты просто помешан насексе!- ехидным голоском заметила девица.- Тоидело заводишь разговор сосвоим сексом, ачуть ночь, таксразу бухаешься впостель, вместо того чтобы идти веселиться, лентяй!
        Лопнуть мне пополам, если Геллерт когда-либо так смущался!
        -Еслиже вы хотите услышать моё мнение, тонадо побольше гулять насвежем воздухе, заниматься гимнастическими упражнениями наснарядах, ане сидеть часами, сминаявсё, всёдлах да застолами свыпивкой. Какговорит моя бабушка, умужчин отэтого начинается застой вчреслах.
        -Э-э! Тыбрось эти штуки, сейчас начнешь проповедовать ледяные обливания того самого!- Гика решил спасти друга, который всё ещё немог прийти всебя.
        Яже благоразумно помалкивал.
        -Слишком много ты осебе воображаешь, милочка, ивсё знаешь лучше других,- пробухтел Гел.- Мыже вэкспедиции, некогда шляться повесёлым девкам! Вотнастанут другие времена… Люблю ухватить красотку запопку илипомять чего повыше! Спроси вМаймече, итебе расскажут омоих разгульных склонностях!
        -Нучтоже, тогда пусть все девушки мира подождут… Хотя мне кажется, милые друзья мои, чтоувсех мужланов, когда они недерутся, есть только одна склонность,- едко вставила вредная девчонка,- аименно, стремление напиться доизумления, свалиться наперину испать какможно дольше. Иэта склонность, какя думаю, вразвитии путём приёма чеснока иливытяжки изморских гадов, ненуждается.
        -Хорошенькое дельце! Вотипоговорили прокулинарию!- громогласно возмутился Геллерт.- Парни, даона наднами издевается!
        Пока он картинно гневался, кнам снова подошла хозяйка, неся первый большой поднос, докраев наполненный заказанными блюдами, выглядевшими очень аппетитно. Заней торопилась служанка сполотенцами ивысокой стопкой медных тарелок, которые начала расставлять настоле.
        -Господа, уважаемые гости, чуть тише,- нараспев остановила нас хозяйка заведения, улыбкой давая понять, чтопросьба носит формальный характер.- Непереживайте так ине ссорьтесь, если захотите, ия вам могу принести жареного кальмара.
        Всенас слышали! Ну,Геллерт, ну, паразит, замутил тему!
        После этого нам только иоставалось, чтоуткнуться вблюда итарелки. Более получаса почти полного молчания- так всё было вкусно!
        -Через полчаса я вас покину, уважаемые,- предупредиля, наконец-то найдя всебе силы оторваться отпоглощения замечательно приготовленных яств.
        -Чтозаспешка, Марк? Икуда?
        -Мненазначена аудиенция укомандора егерского корпуса свободного Элона, Гел.
        -Будешь рассказывать?
        -Да… Придётся рискнуть. Расскажу ореволюции вГрандуре ивозможных последствиях длявсех окрестных городов. Нуаподробности- пообстоятельствам, сампонимаешь, чтоневсё нужно выкладывать настол сразу… Понадеемся, чтоИса Ханеди нетолько человек неподкупный, ноещё ирассудительный, ответственный. Вовсяком случае, лучше пообщаться сним, ане счинушами изратуши.
        -Ненравится мне всё это,- заворчал охотник заголовами.- Что, если тебя схватят?
        -Яисам нев восторге отэтой истории, однако другого выхода нет.
        -МысГикой последуем затобой ипостоим вближайшем переулке!- заявил Геллерт тоном, нетерпящим возражений.
        Онинеотступятся. Якивнул.
        -Подождите!
        Мынедоверчиво глянули надевушку, опасаясь нового подвоха, но, поскольку глаза её были серьёзны, развернулись. Какжаль, чторека неподходит кдалёкому Балместри, неотправить её домой…
        -Скажите, астолица присылает вгорода ревизоров?- спросилаона.
        -Нуда, присылает, чиновников изпалаты сборов,- вспомнив, ответиля.- Какраз осенью. Ониедут погородам ипроверяют правильность расчёта налогов, уплачиваемых встоличную казну.
        -Потому я ирешила сказать! Тыговоришь, едут повсем городам? Тогда почему они неостановились вБикаде ив Грандуре, ведь дело-то небыстрое? Вовсяком случае, яих незаметила, даивы нерассказывали, аведь личности приметные.
        -Кого ты имеешь ввиду?- невыдержал Геллерт.
        -Техдвух чиновников вчёрных костюмах, которые были снами вовремя нападения призраков натаверну…
        -«Старая Берлога»- обречённо произнёся.
        -Да! Явидела их наулице, когда ходила кгалантерейщику.
        Помнится, уменя была мысль, чтоони стали жертвами грабежа.
        Куда там… Похоже, размечтался. Какбы теперь другие нестали их жертвами.
        -Пора нааудиенцию, парни, события торопят!
        Глава11
        Отом, какэкспедиция уходит вгоры, где цель ближе, дорога трудней
        Снег выпал.
        Белые пятна раскинулись поземле.
        Уходящая осень ещё пытается сопротивляться, снег нехотя тает- наулице около ноля,- нос серого неба постоянно валятся всё новые иновые заряды, тяжёлые, напитанные влагой снежинки летят отвесно, густо, неумолимо… Зима, спустившись свысоких гор, берёт своё ина равнине, осень проигрывает.
        Всалоне тепло, даже слишком, парки висят накрючках, из-за чего часть окошек закрыта. Тёплые штаны надевать рано. Нона облучке уже долго непосидишь, если только утебя нет огромной медвежьей полости, как, например, уГики.
        Город остался позади. Какое-то время дилижанс тащился подороге вдоль реки, пока непоказался перекрёсток сполуразрушенным каменным столбом. Ядаже скартой несверялся, намналево.
        Этоочень древняя дорога, наверное, потому ивымощена. Кое-где она заплыла потёками глины, есть исовсем чистые участки. Набрусчатке след тает быстрей, влесу копится между деревьями, сжимается, устраиваясь там надолго. Колёса стучали покамням, дилижанс то идело било вмелкой тряске. Грустно как-то.
        -Хороший город Элон, мнепонравился,- неожиданно вспомнил Геллерт, вздохнув. Надоже, иего проняло.
        Яоглянулся. Несмотря нараннее утро, набашнях Элона призывными маяками горели огни- видимость неважная, возможным путникам нужен маяк.
        -Ая стихи сочинила!- сообщила Лана.- Имузыку.
        -Вотэто да!- обрадовался воин.- Стихи! Музыка! Тоесть это настоящая песня? Очень уважаю, читай!
        -Марк, атебе неинтересно?
        -Отчегоже, судовольствием послушаю, меня Пречистый Ванк такими способностями ненаградил… Гика! Отвлекись, послушай тоже!
        Чуть скрипнула, приоткрываясь пошире, передняя дверь. Ничего, пусть проветрится.
        -Ноя сочинила только один куплет иприпев!
        -Остальное приклеится,- пообещаля.- Мыслушаем, дорогая.
        Табуретки небыло, идевушка начала напевать сместа:
        Снова горизонт дрожит,
        Тают всерой дымке блики огней,
        Иопять сомной фургон закрытый
        Дачетвёрка лошадей!
        Если затобой погоня-
        Этотвой последний шанс…
        Вынесут избоя кони
        Старый добрый дилижанс!
        Всезахлопали. Жиденькие аплодисменты, зато отдуши.
        -Чок-в-чок! Отлично спето, милочка, клянусь моим эфесом!- восторженно заорал охотник заголовами.- Ничего себе, унас вотряде есть певица! Нераз я слышал повечерам вкабаках разные песенки: солдатские ирыбацкие, пошловатые ислезливые, провеликие битвы ипро скучающих уочагов матерей… Ауж сколько их пронесчастную любовь! Ноэта- просто замечательна!
        -Действительно, Лана, песня отличная,- сказаля.- Имелодия очень хорошая, пусть я ине очень вних понимаю… Тымолодчина!
        -Лучшая извсех, чтоя слышал,- оценил Гика.- Онапронас всех. Чтобы понять её соль, надо самому сидеть наоблучке, смотреть вдаль инаходиться начужой земле. Хозяин, тебе стоило купить девочке мандолину.
        -Такктоже знал!
        Взволнованная Лана стремительно краснела, было видно, чтоискренние бесхитростные оценки друзей пришлись ей посердцу.
        -Япрямо засмущалась…
        -Все-таки удивительно,- немог успокоиться Геллерт Де Вельд,- какПречистый Ванк выбирает достойных, даря им такой божественный дар? Ну,посмотрите наменя! Великили мои умения? Крепко ударить мечом, вовремя закрыться щитом, пустить коня вскачь, вотився поэзия смузыкой!
        -Голову кому-нибудь свернуть набок,- подсказаля.
        -А! Хитроли, даже ты сможешь,- небрежно отмахнулся воин.- Яведь иписать толком неумею.
        -Хочешь, научу? Ибыстро. Яумею!- предложила Лана.
        -Тынешутишь? Марк тоже, помнится, обещал, даему всё некогда, весь взаботах ипоисках, онже унас учёный…
        -Ничуть, можем начать прямо сейчас, всёравно делать нечего.
        -Годится, согласен!- воскликнул обрадованный гигант иполез всвою сумку, гдеунего лежали бумага игрифель.
        Яотвернулся ипринялся смотреть вокно.
        Слева кзаброшенной дороге примыкало далеко раскинувшееся кладбище.
        Вгородах оно чаще всего располагается наокраине илив центре города, реже- сразу закрепостной стеной. Несамый лучший вариант, ногорожане хотят видеть родные могилы поблизости. Капище постепенно растёт, расширяется, пока невступает впрямой конфликт сзоной жилой застройки, которой тоже требуется экспансия. Понятно, чтоживые люди свои интересы отстаивают гораздо лучше, нежели покойники; когда дома начинают подступать вплотную кмогилам, делая дальнейший рост кладбища невозможным, усопших начинают хоронить вуже занятых местах. Бывали случаи, когда между погребениями водной итойже могиле едва истекало полтора десятка лет… Приновом погребении кости прежнего жильца вытаскивают ипереносят вспециальное подземное хранилище.
        Видно было плохо, янадел парку ивыбрался кГике, усевшись рядом.
        Отнекогда высокой каменной ограды остался лишь еле угадываемый контур. Ворот нет, остались лишь два столба метровой высоты. Большей частью надместами упокоения лежат толстые каменные плиты- здесь большие, массивные. Естьли там надписи вдухе: «Дапочивает вмире»? Ина каком они языке? Теллины говорят, чтоэто капище кним неимеет никакого отношения…
        Ненавижу средневековые кладбища, жутко там!
        Жутко влюбое время года идня, прилюбой погоде, снародом ибез. Накладбищах водится нечисть. ЧтонаЗемле поддерживается страшилками икошмарами, сценаристами иписателями, здесь- пугающая явь, периодические личные наблюдения. Покакой-то причине привидения очень любят капища. Ине только привидения… Темнеменее вместах захоронений нечисть никто негоняет иохотников занечистью дляеё искоренения ненанимает. Онакакбы своя, нечисть эта. Родная.
        Особенно страшновато проходить мимо ночами, когда городское кладбище залито мертвенным лунным светом. Кустики ивы, если они есть, таинственно шелестят листвой, какбудто передавая друг другу тайны, погребенные вместе сусопшими… Среди склепов накамнях лежат высохшие букетики цветов, огрызки свечей. Здесь непринято оставлять намогилах жертвенную еду, нобездомные, также какна моей родной планете, почему-то навещают это мрачное место, которому холодный свет ифантастические тени придают что-то одушевленное.
        О-па! Шляпа наголове задрожала, ачуть позже дёрнулся ибраслет-индикатор налевой руке. Всё-таки «Охотник заведьмами» сканирует нечисть получше.
        -Лана, Геллерт! Могут быть призраки, приготовиться!- крикнул я всалон, всматриваясь вразвалины.
        -Ужепоняли!
        Вибрация прекратилась также резко, какначалась. Невыскакивает нечистая сила, может быть, даже ушла… Лошади ведут себя спокойно. Пусть так будет идальше.
        Таквот, оночном городском кладбище:
        Представьте, каксилуэт бездомного внезапно начинает двигаться всвоём тряпье среди могил! Инфаркт! Ожившие мертвецы! Представьте, прошу, по-настоящему тёмную, грозовую ночь… Среди кучевых облаков блеснул ослепительный зигзаг молнии, намгновенье озарив серые каменные глыбы монументов ипостепенно обваливающиеся зубцы городской стены, малые башни идонжон замкового сектора… Ивдруг- движущаяся тень! Чтоэто- привидение, нечисть илиосвободившийся из-под тяжкого гнёта покойник? Вмире, гдеесть магия, поверишь вовсё что угодно. Холод пробегает попредплечьям, поднимая изпамяти сказочно-постельные ужасы, хочется вжаться вугол кровати изабыть ту сказочку происчезнувшую темноволосую девочку, которую рассказала перед сном добрая бабушка…
        -Э-гей! Кыш-кыш!- зычно проорал возничий, резко взмахивая длинным кнутом сволчьей свинчаткой.- Стрелы арбалетной захотели, крысы крылатые?!
        Скамней внебо через падающий снег поднялась стая больших антрацитовых ворон. Смотри-ка, давно пусто накладбище, аналетают целые стаи пернатых хищников- что им тут делать? Может, иволки заходят, просто длятого, чтобы хором повыть наЛуну. Загадочный хищник, непонять порой его ритуалы.
        Дилижанс уже проехал мимо, нозловещее карканье всё ещё оглашало окрестности…
        Поуму- клад дляархеологов ипалеонтологов. Вреале- векбы небывать.
        Чтобы успокоить нервы, ядостал свою трубочку. Неторопливо набил, прикурил иначал медленно пыхать ароматным дымком, выпуская внебо густые синеватые клубы. Козырёк, нависающий надскамьёй возничего, отлично защищал отснегопада, ветра небыло, апарка хорошо согревала- сиди иполучай удовольствие.
        -Больше людей невстретим,- уверенно сказал я Гике.
        -Отчегоже? АВыселки?- он судивлением повернул комне голову.
        -Какие такие выселки?- Отнеожиданности я закашлял, датак сильно, чтоотложил горячую трубку всторону.
        -Поселение есть небольшое, скоро будет…
        -Этоточно? Ктотебе такое поведал?- Выходит, ячего-то незнаю.
        -Мужики вЭлоне,- коротко ответил возничий.
        Полный бардак. Еду, самнезнаю, куда. ИГика хорош, могбы иподелиться!
        -Чтоже ты мне раньше несказал! Намитак отовсюду грозит опасность, атут ещё иВыселки какие-то!
        -Хозяин, ну, это… Такяж думал, чтоты знаешь. Прости уж!- широко округлил глаза возничий, только сейчас осознавший, чтосделал ошибку.
        -Ладно… Акак далеко этот посёлок? Ивообще, выкладывай давайвсё, чтознаешь, чего клещами тянуть?
        -Давеликали разница, мимо непроедем…
        Проклятье, твоё спокойствие да мнебы вдушу!
        -Странные людишки там живут, таконих говорят знающие люди вЭлоне,- продолжил он рассказ.- Никто сними неякшается, незачем, всёедино поэтой дороге теллины неездят, зачем им сдались эти проклятые горы? Ониэкспедиции незатевают, какнекоторые. Ана Выселках сплошь уроды исумасшедшие, такое рассказывают. Немощные да корявые. Кому такие нужны? Вотиварвары их необижают.
        -Что-то тут нетак,- решиля.- Разве теллины высылают своих насушу? Яслышал, чтоприговорённых отправляют вниз пореке. Посадят налодку-долблёнку, дадут большой ножик, иплыви себе смиром.
        -Унас, керков, именно втакие деревеньки ивыгоняют, присматривать легче… Этонетеллины. Пришли откуда-то давным-давно иживут себе.
        -Еслибы давно, товсе перемёрлибы!- усмехнулсяя.
        Онскинул капюшон ипочесал ежик волос назатылке.
        -Ну,значит, пополняются.
        Иты думаешь, чтоменя успокоил? Пополняются…
        -Скажешь, когда появится,- дежурно приказал я иполез втепло.

* * *
        Обучение грамоте уже закончилось, продлёнку отменили.
        -Усталон, Марк!- сразу наябедничала Лана.
        -Правоже, друзья, хватит насегодня упражнений спроклятым грифелем,- ворчливо произнёс охотник заголовами.- Уменя уже все пальцы вмозолях, словно шкура бородавочника, зачем себя так истязать? Лучше послушаем Лану, пусть она ещё чего-нибудь споёт своим дивным голосом! Помнишь Милию, слепую певицу сзелёными глазами?
        -Япомню!- хлопнула владоши Лана.- Онакак-то приезжала кнам вБалместри! Удивительная девушка, какпоёт!
        Ибывшая студентка тутже пропела фрагмент:
        Вкраю, гдебродят призраки, семья простая жила:
        Мать да отец, пять сыновей идоченька одна…
        -Ого! Тыпоёшь ничуть нехуже, клянусь,- улыбнулся Геллерт.- Нехватает лишь красной мандолины изолотого колечка налевой руке!
        -Хм… Упевицы было колечко?- удивилсяя.
        -Понимаю, тебе было некогда её рассматривать…
        -Мне, конечно, очень приятно, чтовы сравниваете меня свеликой певицей, которую любит вся Ванкора, ноя неосмелюсь иприблизиться кеё высотам!- привстав, заявила Лана слегким реверансом.- Неужели ты действительно думаешь, Гел, чтолюди станут меня слушать?
        -Лопни моё жадное брюхо, если я некуплю тебе самую красивую мандолину!- прообещался воин.
        -Воткак? Кстати, колечко вЭлоне видела, точь-в-точь какбыло упевицы.
        -Где?!- спросил я излишне резко, пугая девчонку.
        -Святые угодники, дачто стобой, Марк Уишем? Влавке ювелира, конечно! Широкое итяжёлое, красивое добезумия.
        -Эх,надо было купить…
        Лана тихо ойкнула, ноя услышал поздно, брякнув вдовесок совсем уж ненужное:
        -Пригодилосьбы дляопытов. Этоже редкость!
        Небыть мне светским человеком! Услышав это, девушка начала всхлипывать, аГеллерт Де Вельд посмотрел наменя, словно перед ним был сосновый пень, поошибке прикинувшийся человеком.
        -Лана, ясовсем неэто хотел сказать! Чёрт… Чтотут будешь делать? Всему виною мой дурацкий язык!- воскликнуля, опомнившись.
        Второй раз задень унас снею разлад напустом месте.
        «Неври сам себе, Марк, отнюдь нена пустом, ана «месте», докраёв наполненном твоей непробиваемой тупостью ибестактностью».
        -Геллерт, сходи квозничему. Тамскоро появятся какие-то Выселки, будь они неладны, надобы понаблюдать.
        Мневовсе неулыбалось остаться впаузе наедине снадувшейся девчонкой. Даичёрт сней, всё, хватит сменя этих рефлексий!
        Буду сидеть, молчать идумать, темболее что подумать есть надчем. Когда ещё удастся… Всуровые будни предаваться размышлениям решительно некогда: тоустанешь, каклошадь, тонапьёшься, каксвинья. Адальше точнёхонько посценарию, подсказанному Ланой,- хочется упасть намягкую перину испать какможно дольше.
        …Какя уже говорил, ниу кого наВанкоре нет нималейшего понятия, чтотакое местная «магия», такя условно назову весь комплекс необъяснимых феноменов, сущностей исил, вполном достатке имеющихся наэтой странной планете… Даибыть неможет понимания феномена пристоль низком, даже зачаточном, развитии наук. Хозяева алхимических лабораторий ещё как-то трепыхаются, пытаясь поодиночке найти «истину», авот монахам, изготовителям артефактов ипрочим причастным научные объяснения ненужны вовсе. Магия, ивсё! Колдовство, точка.
        Яневправе давать экспертные оценки, учёным меня считают исключительно соратники поэкспедиции. Наивноже могу предположить, чтонапланете действует какое-то «поле», такилииначе активизирующееся. Пробуждённой силой вкакой-то мере могут воспользоваться люди. Онаже способна плодить нечисть инести беды.
        Амулеты изготовлены изкакого-то минерала. Может быть, известного наЗемле, может, ещёнеоткрытого.
        Эмпирическим путём жители Ванкоры узнали, чтоглавным противодействием нечисти является серебро, безупречно действующее средство, которого она боится панически, ипри контакте сним исправно испускает свой нечистый дух. Авот напресловутые осиновые колья, будь они хоть трижды заточены ипокрыты вязью особых защитных рун, этипорождения Тьмы нереагируют. Большинство заклинаний вообще неработают понечисти, онипредназначены длявоздействия начеловека. Есть особые, ноэти сложны висполнении…
        Бесполезно уповать насвязки чеснока, итут земная мифология непомогла.
        Почему я вспомнил оЗемле?
        Есть веская причина: Ванкора- точно такаяже «обжитая матрица», какмоя родная планета. Вэтом нет никаких сомнений. Именно существование Ванкоры доказывает неоспоримый факт: воВселенной разбросаны планеты-матрицы, гденачинают изаканчивают свой путь цивилизации людей. Людей, ане пауков илимыслящих камней! Впрочем, может быть ивместилище дляпоследних, однако меня, какчеловека, онипока неинтересуют.
        Какмне представляется, существенное различие вприодетых загодя матрицах заключается вгеографии, ассортименте материков иокеанов, островов, гор, рекипрочего.
        Навсех матрицах одинаков нетолько человек разумный, какглавенствующий вид, нои его внешний вид, общая антропометрия, заисключением расовых разнообразий ис учётом колоссальной пластичности вида впринципе. Побольшому счёту, биологический мир планет одинаков вцелом. Есть, конечно, эндемики, ноони ничего неопределяют.
        Естественно, впроцессе цивилизационного развития рукотворную среду начинает определять фактор эргономики, аона тоже одинакова. Витоге получаются похожие миры- наоснове матрицы поэтапно формируются сходные цивилизации.
        Итеперь, внимание, вопрос: если наВанкоре есть магия, томожетли она быть наЗемле?
        Быстрый иочевидный ответ: нет, невозможна. Ненайдена. Недоказана научно.
        Тогда каким образом объяснить пусть имифологическую, ноярко прописанную народной нашей планете роль благородного металла вделе отпугивания нечистой силы? Прописанную настолько подробно иобразно, чтоеё запросто можно сравнивать сванкорскими практиками. Таквот, присравнении выясняется, чтоони совпадают- наше мифологическое издешнее реальное.
        Заисключением одного- нет помощи старшего порангу втаблице Менделеева.
        НаЗемле вперечне средств отнечистой силы нет золота. Ипотому есть загадка. Этанеобъяснимая тайна невостребованности золота какпанацеи от«дурного» нераз занимала людские умы. Действительно, почему?
        -Только давай безпозорной зауми,- сказал я вслух сам себе.
        -Что, Марк?- тутже спросила Лана.
        -Так, задумался кое надчем…
        Действительно, лучше нефантазировать отом, вчём ничерта несмыслишь… Такведь я дляединственного стараюсь- хочу определить цели ирезоны! Каксвои, такипартнёров, ребятишек ничуть неглупее меня.
        Хорошо, позволю себе ещё немного побаловаться.
        Что, если такоеже магическое поле некогда существовало ина Земле, чеммы хуже многих? Моглоли это обстоятельство заставить человечество именно золото выбрать материальным мерилом стоимости?
        Ведь выбрали! Нуда, ононетускнеет… Достаточноли этого? Нет.
        Золото красивое. Ну,это налюбителя, помне так полированная медь гораздо красивее. Тяжёлое, ичто стого? Неподдаётся воздействию большинства кислот… Какая разница, многоли было кислот вдревней Месопотамии? Десятки веков золото тупо ненаходило практического применения времёслах- оружие изнего несделаешь, слишком мягкое, вмеханизмах неиспользуешь. Только вукрашениях. Положение дел изменилось соткрытием электричества, когда практическая роль золота чуть возросла. Именно «чуть».
        Новедь древние врядли выбрали такой эквивалент, надеясь набудущую электронику!
        Тоже самое касается платины ипалладия. Поидее, иэти благородные металлы должны исправно глушить призраков, причём лучше серебра. Однако земная мифология их почему-то обходит стороной. Ладно, иплатину, ипалладий люди открыли довольно поздно… Идём дальше, вспоминаем.
        Какизвестно, палладий сего высокой каталитической активностью насегодняшний день чертовски нужен автомобилестроению. Однако кактолько Россия, основной производитель мирового палладия, начала зажимать огромные объёмы ценного металла вхранилищах, тутже начались разговоры онеобходимости поиска другого решения, например, использования длятехже целей золота иплатины. Этосущественно дороже, ивсёже- понятно потенциальное возрастание практической роли золота впромышленности.
        Если вкатализаторах самых разных типов благородные металлы взаимозаменяемы, топочему они невзаимозаменяемы вземной магической мифологии?
        НаВанкоре всё становится насвои места: золото- самое лучшее средство против нечисти, оногораздо сильней серебра. Просто его мало.
        -Ещёчуть-чуть можно,- подбодрил я сам себя вслух. Лана уже неудивилась.
        Аесли я допущу, чтовстародавние времена это таинственное поле проявлялось вполный рост ина Земле, меня нечетвертуют? Поле илиже эфир, впервые озвученный, какнекая данность, Платоном инаивно обоснованный всемнадцатом веке Рене Декартом…
        Было время, были мифы игерои. Медузы Горгоны, Циклопы, Одиссей сего невероятными приключениями изнаменитые подвиги Геракла. Потом стали актуальны ведьмы, оборотни ипризраки, заметьте, современем масштаб нечисти мельчал! Нопочему мельчал?
        Поле ослабевало, вотпочему. Терялась мощность, либо оно проседало, уходило вземлю, всторону, вдругое измерение, преобразовывалось, теряя илиизменяя свойства- один Пречистый Ванк вкурсе, ноего неспросишь.
        Получается, чтонакаком-то этапе магических изменений отпала необходимость взолоте, да-да, скакого-то момента вкачестве главного средства борьбы снечистой силой начали считать серебро. Туткакраз подоспело время письменной истории человечества, начавшего хихикать надвредными суевериями, хотя остаточное поле илиэфир вполне могут проявляться ина Земле ипо сей день, только очень слабо, дискретно инеэффективно.
        Ктоэтим будет заниматься? Никто, засмеют.
        Однако вцелом «металлическая» память ународов осталась, остались ипредания оволшебстве инечистой силе.
        Уф,что-то я бодро начал.
        Надобы ещё одну трубочку дунуть, накорме, чтобы тут недымить.
        Иботабак- яд, ядрёный лапоть…
        Сидя назаднем облучке, ядымил итупо пялился наколею, оставляемую колёсами дилижанса. Там, гдеснег подтаивает, следы вскоре исчезнут. Там, гдеон уляжется назиму, колею занесёт новыми зарядами. Авот наглинистых пятнах следы колёс дилижанса останутся, наглядно показывая даже неследопыту, куда мы направляемся. Ненравится мне это.
        Полезу обратно.
        -Итак, наЗемле золото недостаточно востребовано практически, нето что наВанкоре, гдеего покаким-то причинам очень иочень мало. Ав денежный оборот запускать- жалко, ифинансовые институты мешают, всестраны прячут золотишко ввиде неприкосновенного запаса… Вювелирные изделия- несерьёзно. Вэлектронику- дорого. Ачто такое золото? Сырьё, прежде всего.
        -Святые угодники, Марк! Конечно, этоинтересно, ноя ничего непонимаю, тыочём?
        Ага, ужевслух вещать начал…
        -Необращай внимания, просто думаю.
        Малоли мы наслушались пронепременную позорность сырьевой экономики?
        Дескать, никак она несоответствует званию великой страны. Мол, очень уж это просто. Незнаю, может быть, встранах Персидского залива нефть добывать ипросто, авот вСибири ив Арктике- чертовски сложно. Игаз- тоже. Атранспортировка? Тамновых технологий выше крыши, иуже одно их освоение есть крепкий шаг вперёд подороге технического прогресса. Руду добывать ничуть нелегче, чаще даже сложней, ведь там вахтовым способом необойдёшься, наместе добычи ипереработки надо строить города. Яуже неговорю осамостоятельном выпуске соответствующего оборудования иобщих инновациях вотраслях. Акадры? Сварщики высшего разряда, умеющие сваривать трубы поддавлением, даещё ив условиях сверхнизких температур, априори ценней дляобщества, чемдесятки тысяч наспех обученных низкоквалифицированных работников, тачающих повсяческим подвалам модные «итальянские» шмотки. Этоможет делать кто угодно, хоть вКитае, хоть воВьетнаме.
        Работать вАрктике нанефтяной платформе илиизвлекать изземли руды глубокого залегания способна далеко некаждая страна.
        Кроме того, каквыясняется, даже самые развитые изстран, обладающие постиндустриальной экономикой, спревеликим удовольствием припервойже возможности занимаются этой самой презренной сырьевой экономикой, захвост неоттащишь! Только дай! Скажите, чтобудет делать Бельгия, если наеё крошечной территории внезапно обнаружится огромное нефтяное месторождение? Заткнёт изабудет?
        Всеспят ивидят: какбы заполучить… сырьё! Желательно побольше.
        Анапротив представителей пошлых сырьевых устремлений контрагентами стоят форейторы прогресса ипоступательного движения. Этоже совсем другое дело, ониввиртуальном почёте! Такдавайте выявим лучших втех форейторских рядах, чтоесть некая квинтэссенция Сияющих Вершин научного итехнического прогресса?
        Правильно: Главкосмос иНАСА.
        Именно здесь собраны лучшие умы идостижения всех отраслей знаний, самые современные технологии иматериалы, именно туда стекаются яркие идеи, государственные дотации, атеперь уже ичастные капиталы, пожертвования иинтересы медийных ресурсов. Здесь работает могущественная международная кооперация, сохраняющаяся даже вовремена серьёзных политических илиэкономических противоречий…
        Там, исполняя вековую мечту человечества ииспользуя все известные достижения, готовятся прорывы вделе освоения других планет.
        Ещёодин вопрос: зачем всё это?
        Покорение космоса- чертовски дорогое дело, знаетели. Даже если речь идёт остоль близкой кнам Луне. Конечно, можно оставить космос исключительно науке, дляобщего нашего развития. Толькотогда ивклады вотрасль будут соответствующие. Копеечные, покосмическим меркам.
        Длянастоящего освоения (ане робкой дистанционной разведки) даже ближних планет Солнечной системы нужна экономика космоса. Чтоуж говорить окосмосе дальнем… Итакую, годную, экономику почти нашли.
        Вынеповерите, сырьевую! Тусамую, безусловно презираемую, трижды проклятую, позорную и«отбрасывающую назад». «Мысырьё возить будем!»- решили умники. Спланет, спутников иастероидов. Парадокс: сверхтехнологии исверх-идеи, ивдруг- сырьё! Более чем странно: среди льдов иштормов добывать сырьё спомощью сложнейших устройств итехнологий некошерно, атаскать его сЛуны- показатель прогресса высшего порядка. Кактакое может быть? «Авы попробуйте, привезите чего-нибудь сЛуны! Неможете? То-то ионо! Рубашки шить да смартфоны собирать может любой! Ав космос полететь слопатой?»
        Постойте, мыведь вроде это уже где-то слышали…
        Темнеменее первичная стратегия была принята: космос впрактическом, ане вчисто научном плане- добыча дефицита внепределов Земли…
        …Заокном сыпал мокрый снег, дробно стучали копыта, всётакже поскрипывали рессоры, печка, лишённая подкормки, медленно остывала… Мужики впереди очём-то разговаривали, Лана старательно делала вид, чточитает любовный роман. Яскладывал кирпичики, собирая вцелое некий конструкт. Хорошо это делать, когда тихо…
        …Договорились. Ивот тут вышла заминка: какое конкретно сырьё наиболее перспективно? Желательно дорогое. Очень дорогое. Настолько, чтобы его привоз напланету-матку был способен полностью окупить колоссальные затраты поосуществлению процесса, ав идеале- дать инвесторам хорошую прибыль.
        Всёбы ничего, поначалу прорисовывалось искладывалось. Ночеловечество медлило, космонавты уже нехотели летать вжестяных банках, всферу приходили новые открытия инаработки: никуда ещё неполетев, детища космической отрасли дорожали непо дням, апо часам. Вдруг выяснилось, чтотребуемый дляполёта наМарс космический корабль стоит дороже, чемеслибы все его детальки были выполнены изчистого золота!
        Значит, надо строить монстра, ёмкого нагруз. Асколько будет стоитьон? Проклятая стоимость космических проектов висит надглавной мечтой думающего человечества дамокловым мечом.
        Ноне только вэтом проблема.
        Представьте, чтоидёт набор вэкипаж огромного звездолёта, отправляющегося нановую планету. Вроде никаких вопросов недолжно возникать, нужное дело… Ивдруг- парадокс. Вспомните знаменитые фантастические произведения проотправляющихся вДальний Путь- какже их провожали! Счестью, сгордостью ирадостью, ведь люди едут осваивать Новое, расширять горизонты. Нотакая гипотетическая процедура осталась вфантастике XXвека. Сейчас, увы, подобный крейсер будут провожать матами, улюлюканьем икриками «Гады!»- вот так изменился мир имы внём… Настолько, чтолюбая мысль опрорыве через кокон уобывателя вызывает лишь злость ивозмущение: «Куда деньги тратят, сволочи, лучшебы смартфонов дешевых наклепали!» и«Самых лучших забираете!».
        Ладно, экипаж сформирован, выделенные деньги материализовались вбольшой космический корабль. Допустим. Построили идолетели: наповерхность выбежал отряд старателей иначал грузить втрюмы булыганы самородного золотишка, удачно разбросанного повсей планете. Памфлет? Данет, реальные ожидания планирующих…
        Всёэто богатство внемыслимом количестве размещается наборту монстроподобного грузовоза типа «Ностромо», чтовесьма убедительно показан встаром знаменитом фильме «Чужой», корабль отправляется кЗемле. Тамон каким-то образом плюхается наповерхность планеты, умудрившись непродавить мантию, либоже висит наорбите пугающим обывателя чудовищем, агруз потихоньку начинают таскать маленькие шатлы. Годика два-три, даещё снеизбежными статистически поломками, авариями икатастрофами.
        Ивот- всё добытое золото спущено. Чтопроизойдёт?
        Правильно, ономоментально ифатально упадёт вцене.
        Внимание, притойже практической никчемности- ну, ненужно человечеству столько контактов вэлектроцепях инапылений вплатах, несносить ему столько колец напальцах исерёжек вушах. Даизачем носить дешёвое, отныне непрестижное?
        Одновременно золото потеряет звание эталона стоимости.
        Икому это надо, извините?
        Начались поиски другого сырья, более рентабельного.
        Учёные вспомнили онекоем Гелии-3, который подаётся нимного нимало каксамое эффективное термоядерное топливо будущего. Егоможно добывать наЛуне, правда, этоочень дорого, муторно итехнологически сложно, ведь длядобычи одной тонны изотопа потребуется переработать неменее сотни миллионов тонн лунного грунта. Фабрики нужны, лунные города! Сколько всё это будет стоить землянам? Потом надо доставить накопленное сырьё наЗемлю, гденанемыслимой температуре поджечь его вуправляемых термоядерных реакторах, которых ещё нет, инеизвестно, появятсяли они вообще, ещёнеобходимо изучить техническую возможность осуществления подобных реакций.
        Неизвестно ито, какие проблемы наэтом пути ждут нас вбудущем- атакое бывает всегда…
        Короче, инвесторы нев восторге.
        Такаяже история произошла ис ураном. Доставка руды невыгодна, неокупается. Обогащённый наместе уран требует безопасного производства.
        Кроме того, вурановое дело тутже вмешались экологи иширокие массы. Чтобудет, если наспуске очередного грузового челнока срадиоактивным веществом произойдет катастрофа сразрушением спускаемого аппарата? Ватмосфере взорвётся настоящая грязная бомба, опыляющая огромные территории, причём непредсказуемо… Акак скажутся наэкологии сами массированные старты споверхности ракет нажидком топливе, выжигающих кислород планеты?
        Постепенно приходило понимание, чтонаиболее оптимальный вариант таков: системно наЗемлю ничего нетаскать, аперерабатывать природные ресурсы спутников ипланет наместе. Дляобеспечения эффективной колонизации.
        Всёчаще ичаще начали раздаваться голоса тех, ктодоказывал, чтоглавная цель освоения космоса- обеспечение человечеству дорожки отхода, ведь теоретически прикакой-либо глобальной катастрофе наЗемле вполне можно найти укрытие длялюдей надругих планетах. Если создавать такие площадки заранее, тонужно вбольших количествах находить иподбирать добровольцев, готовых навсегда покинуть родную Землю, ставить внеземные поселения, развивать промышленность, конструировать надёжные автономные системы жизнеобеспечения. Трудностей очень много. Скажите, сколько человек готовы покинуть дом родной ис колоссальным риском отправиться вдаль космическую? Ведь разговор здесь идёт нео десятках идаже нео сотнях людей! Вэтом инфантильно-ленивом мире найти пассионариев непросто. Нечудаков ифриков, авысококлассных специалистов. Ради чего они поедут, будучи прекрасно устроены ивостребованы наЗемле?
        Темнеменее вектор был задан.
        Ивот теперь уменя перед глазами лежит планета Ванкора, натурально рвущая те самые шаблоны…
        Здесь всё пойдёт иначе!
        Перспективные виды вооружения земного типа несработают, ведь одновременно сих разработкой будут развиваться исредства их блокировки. Представьте себе амулеты совсем другого размера исилы, которые сведут нанет все преимущества баллистически эффективного снаряда вытянутой формы, независимо оттого, вращается он вокруг своей оси илинет. Совершенствование таких амулетов современем позволит повысить «разрешение отражения», ивскоре даже простая ружейная пуля несможет попасть вцель.
        Сдругой стороны, пока что невозможно представить перспективы развития боевых ипрочих заклинаний. Наиболее сильные изуже существующих способны порождать нечисть, пока что только привидений, хилых илишенных всякой бодрости. Аесли фриланы иликерки придумают такие заклинания, чтоввойнах начнёт участвовать по-настоящему боевая нечисть размером сдвухэтажный дом?
        Никакого ядерного оружия ненадо! Система сдержек ипротивовесов будет выстроена очень быстро. Иначнётся относительно мирное развитие. Сочень интересными перспективами. Думаю, тутмногие смогут пофантазировать. Если магическое поле способно отклонять летящий предмет, сообщая ему свою энергию, тонельзяли использовать эту энергию более полно? Ина Ванкоре появятся виды транспорта принципиально нового типа, требующие чрезвычайно мало собственной энергии, онапонадобится лишь дляразгона, дляактивации иуправления.
        Воттеперь можно опять вернуться кзолоту.
        Ясно, чтороль благородных металлов наВанкоре тысячекратно возрастёт, тутони будут востребованы, какнигде!
        Платина, золото ипалладий, авозможно, идругие металлы вполне способны весомо участвовать вуправлении магическим полем, вплоть дополного его уничтожения навыбранных участках. Вкомбинациях смерами стимулирующими они создадут своеобразный комплекс управления счрезвычайно интересными перспективами.
        Аизучение природы магического поля?
        Представьте, чтоотныне ина Земле его можно будет пробуждать ото сна! Локально истрого дозированно. Согласитесь, ввопросе целесообразности освоения человечеством новых миров появляются совершенно новые смыслы…
        Сейчас здесь нужны учёные- настоящие, ане липовые, какя,- люди, способные грамотно исследовать необычный мир ибыстро самообучаться. Яже могу быть испытателем, какэксперт поздешней нечисти. Давайте новые образцы, опробую! Кому, какнемне, человеку, пешком прошедшему чутьли невсю Ванкору, много раз сталкивавшемуся снечистью инеоднократно побеждавшемуеё, доверить такую роль!
        Готов, вобщем-то. Былготов, безвсякого прогрессорства.
        Пока вход событий невмешались американцы, начавшие жёсткую, неожиданную инесомненно злонамеренную игру. Отныне карты спутаны.
        Ия ничего немогу поделать, кроме физического уничтожения легко возобновляемых серых, чтоничего побольшому счёту недаёт.
        Марк Уишем фактически бессилен. Пока.
        Проклятье, скореебы финиш!
        …Когда я поднял глаза, тоувидел, чтоЛана всё также увлечена чтением, аГеллерт теперь сидит внутри салона иправит оселком наконечник одного изметательных копий, остальные снаряды ждут своей очереди.
        -Смотри-ка, онпроснулся, Лана! Ая уж подумал, чтонаш учёный- лунатик!- хмыкнул Гел.
        -Весьма похоже,- тутже откликнулась девушка.- Была уменя одна подружка-лунатик. Ночами она выбиралась изпостели, отворяла двери ичерез слуховое окно выбиралась накрышу, гдеспокойно ходила посамому коньку истояла всю ночь вобнимку сфлюгером.
        -Ине убилась?!- восхитился воин.
        -Лунатики никогда неубиваются,- уверенно заявила девушка.- Еёвылечил один заезжий знахарь. Знаете, как? Онсовсего маху ударил её поголове большой подушкой сзаговорённым гагачьим пухом, бедняжка упала безчувств, акогда очнулась, ночные хождения прекратились, сейчас исама неверит тому, чтоей рассказывали родители.
        -Сон- великая штука,- согласился Геллерт.- Один достопочтенный человек как-то сказалмне, чтовсе вещи вокруг нас рождены нашимиже мыслями, икогда ты перестаёшь думать, топропадают ивещи. Поэтому я точно знаю, чтокогда я сплю после доброй попойки безединой мысли вголове, товсе вы пропадаете… Твоя подруга спала неглубоко, ине все мысли исчезли, вотона иумудрялась контролировать своё тело. Нучто, мойучёный друг, угодил я всамое яблочко?
        Растет уохотника заголовами вокабуляр, прямо наглазах.
        -Пожалуй…
        Япотянулся, сцепил руки ихрустнул костяшками пальцев.
        -Кактам, невидать ещё Выселок?
        -Неуверен, чтоэто селение вообще есть набелом свете. Мужики любят почесать языки впустую, вотинаплели стри короба, аГика иповерил. Человек разумный должен держаться подальше оттрепачей. Ноеслибы все мы были разумными, тоибедбы небыло… Аони есть.
        -Хорошо, если так. Мыуже близко кцели, лучшебы безпауз.
        Дилижанс миновал одинокую скалу, чащоба начала редеть, между полосами тайги показалась широкая поляна.
        -Марк, мытам свозничим поговорили немного, подумали да посоветовались…
        -Готов слушать,- кивнуля, струдом сдерживая зевоту. Трудно переключиться сглобальных проблем наобыденность.
        -Скажи, тыведь невсё рассказал командору?
        -Конечно.
        -Ипро серых ничего?
        -Оних нислова, только оподозрительных чиновниках. ИсаХанеди показался мне человеком ответственным, преданным родному Элону инеподкупным. Ноот греха подальше… Рассказал опроисшедшем вГрандуре вовсех красках.
        -Ио паломнике нислова?
        -Гел, чтоты меня пытаешь? Нислова! Несмог!
        -Японимаю, этобылобы непо-нашему,- вздохнул воин.- Клятый Орон крепко помогнам. Ещёведь неизвестно, какбы мы выбрались изгорода! Просто интересно, знавалли его командор? Ведь Орон- человек заметный, такой идолжен возглавить бунт.
        Япожал плечами.
        -Ивот мы сГикой подумали…
        -Даокомжевы, чтоб ты лопнул сосвоими загадками, подумали!
        -ОМилии!- рявкнул Геллерт.
        Услышав уже неоднократно звучавшее всалоне имя, Лана синтересом посмотрела нанас: вдруг опять начнём нахваливать.
        -Причём здесь эта певичка?- снедоумением спросил я итутже заткнулся.
        Конкретно.
        Уменя отличная память, профессиональная, тренированная. Вголове чуть незагудело, мысли побежали одна задругой, образы, запахи извуки быстро сменяли друг друга.
        -Тыхочешь сказать…
        -Будь я проклят, если неона! Подсвоиже напевы посеет смуту вдуши жителей Бикады! Посуди сам, Милия- очень уважаемый человек, еелюбят иждут, слова песен разбирают набуковки иво всём ищут что-то этакое!- он сочно щёлкнул пальцами.- Тихая девушка состальным сердцем ихрабростью льва! Онарождена длятого, чтобы смущать людей.
        -Новедь Милия слепа,- возразил я неуверенно.
        -Ага! Тоже сомневаешься?
        Каксказал тот простолюдин: «Этонаша любимая Милия! Иправоже, онавсегда уважает здешний народ! Почему власти Бикады невозьмутся задело ине выпорют этих жлобов-трактирщиков, платящих затакие песни сущие гроши? Девица- гордость Ванкоры, ночто я вижу? Любой владелец кабака измоей Мидовы застыд почтёт, если такая знаменитость пройдёт мимо его заведения, аздесь бедная девушка вынуждена петь всамом задрипанном кабаке!»
        Дауж, такая бестия действительно может поднять иповести вбой толпу.
        Ввиде мягкой силы. Ведь вольная Бикада восвобождении отига ненуждается, тампросто нужно сменить всю власть. Соответственно, длятакой тихой подрывной работы совсем ненужен яркий герой, вроде Орона. Нужна именно мягкая, тихая сила…
        -Пречистый Ванк, аведь это может оказаться горькой правдой!- призналя.
        -Что, друзья, красная мандолина отменяется?- горько спросила Лана.
        -Ничуть, дорогая. Музыка вечна… Просто очень плохо, когда знаменитая певица оказывается подподозрением вподготовке мятежа.
        -Окаких подозрениях ты говоришь, Марк? По-моему, всёясно!
        -Только оподозрениях, Гел!- отрезаля.- Хватит огрустном, информация принята ксведению. Онанерадует, носейчас недо того, намнадо спешить, если хотим быть вДолине Башен дотемноты.
        Дорога уверенно шла вгору. Снег прекратился.
        Скоро перевал.

* * *
        Неспециалист я позиме илютым холодам, никогда нежил насеверах илив Сибири.
        Явообще-то изМосквы, климат Подмосковья дляменя оптимален, лучшего ине надо. Правда, редко там бывал, всёбольше вгороде… Однако много читал, готовился. Всёбольше втеории. Ипоэтому многое вновинку.
        Ужевсамом начале дороги через перевал улучшившаяся погода подарила нам замечательные кругозоры. Навостоке путь перекрывала гребенчатая цепь красноватых утесов, насевере- ещё более заметные, даже задальностью величественные горы сдвумя остроконечными вершинами, блистающими вечными снегами. Слева- чуть просевшая трапеция наподобие белой палатки; справа- конус. Названий накарте нет, поэтому так мы их ипоименуем: Пирамида иПалатка. Ина карту.
        Здесь начинается зона высоких горных пихт, климат, какя представляю, среднесибирский. Выше километра тайга заканчивается бурой полосой пожелтевшего криволесья, тамстоит мелкий изогнутый лес, большую часть года придавленный снегами. Ещёвыше- горные луга, сейчас незелёные, асероватые.
        Посклонам тут итам видны лавинные прочёсы. Там, гделавины бывают реже, ухитряется закрепиться бук- характерного вида деревья, угнетаемые снегами, стелются вниз посклону и, лишь окрепнув, устремляются ксолнцу. Слабые лавинки длятакого пружинистого леса неопасны.
        Вродебы подъём прекратился, дилижанс вошёл вповорот.
        -Селенье впереди! Хибары какие-то, народ шевелится!- громко проорал сидевший наоблучке Геллерт.
        -ВотиВыселки,- произнёс я соблегчением.
        Значит, едем правильно, хорошо. Недоумение вызывает отдалённость оттракта игорода, сложно тут жить. Подхватив отточенные добритвенной остроты копья, возничий поторопился сесть рядом своином, мыже сЛаной смотрели вокна.
        Тотам, тоздесь возле дороги я видел группы низких уродливых жилищ, больше похожих наохотничьи балаганы, нежели нанормальные дома. Позорвам! Неужели нельзя было поставить нормальные срубы? Лесвокруг есть, инеплохой… Местоположение балаганов, порой укрытых ввысоком кустарнике икамнях, выдавали столбы черного дыма, выходящего прямо через крышу- свидетельство примитивного быта ичрезвычайно низкого благосостояния хозяев. Кое-где вкривоватых дверях стояли угрюмые бородатые аборигены безшапок, из-за их спин высовывались чумазые дети. Чтож, если внутри топят по-чёрному, товсё будет вгрязи икопоти. Двускатные кровли изнаваленных веток почти касались земли, скорее всего, этополуземлянки.
        -Гика, незадерживайся, едем безостановки!
        -Дая ине собирался, хозяин!
        Нуивидок уотселённых! Чуть поодаль сбились вкучу, словно стая голодных крыс, какие-то одичавшие существа- некоторые даже босы, сголыми полокти руками, иэто натаком холоде… Аведь все соружием! Кроме дубин, каменных копий итопоров удикарей были луки ижелезные сабли.
        Неожиданно дилижанс остановился, заржали лошади.
        -Тыприготовься навсякий случай,- бросил я Лане, одновременно отмечая, чтовтаких ситуациях она давно уже исама может принимать решения.
        Встал, глядя впереднее окно, потом открыл дверь.
        Перед упряжкой застыл здоровенный мужик вкороткой шерстяной накидке, вруке он держал увесистый каменный топор. Натуральный неандерталец! Чёрные волосы забраны назад вдве длинные косы, борода торчит вовсе стороны. Ичто, ты, лохматый, мзду запроезд взять решил?
        -Мыможем хорошо заплатить запроезд!- крикнуля, одновременно удерживая рукой разгорячившегося Геллерта.- Клянусь, мыедем смиром иничего вашего невозьмём!
        -Выитак невозьмёте!- ответствовал бородач.
        -Тогда прочь сдороги!- предупредил его Гика, поднимая хлыст.
        Здоровяк несобирался подчиняться требованию возничего. Усмехнувшись, онмахнул левой рукой ина незнакомом языке что-то рявкнул всторону.
        Почти сразу Лана сообщила:
        -Ма-арк! Ониприближаются, двегруппы дикарей…
        -Похоже, будет атака,- тихо предупредил я друзей.
        -Что-о?! Атака? Пшёл вон, подлый смерд!- Геллерт Де Вельд заорал так, чтолошади присели.- Клянусь мечом, ясрублю тебе голову, если ты неподчинишься!
        Обстановка быстро накалялась.
        Ненапугал. Вождь аборигенов сделал шаг назад ине менее громко произнёс наязыке фрилан, выдавливая слова ссильным акцентом:
        -Вамнельзя идти вДолину Башен! Еёзахватили чёрный дракон игорный тролль, ноэто наши земли, ичужаки туда непройдут! Ступайте назад, фриланы, иначе вы все умрёте, здесь илитам.
        -Даты, смрадный пёс, неуймёшься! Решил напугать воинов?- усмехнулся охотник заголовами.- Сдороги, илисчитай себя мертвецом!
        Вместо ответа вожак, словно замахиваясь дляудара, поднял руку стяжёлым каменным топором. Одновременно вправую стену салона ударило копье скаменным наконечником.
        Ядаже заметить неуспел, какГеллерт, чуть поднявшись соскамьи, резко качнул рукой- метательное копьё ударило здоровяка вгрудь стакой силой, чтоизгруди падающего наземь человека торчал лишь самый конец грубого древка.
        Тук! Стукнул арбалет девушки, ибольше этого звука я неслышал, вокруг начался сущий ад! Дикари одновременно полезли совсех сторон.
        -Уних нет амулетов!- раздался звонкий девичий голос.
        -Ну,так бей!- ответиля.
        Ввоздухе просвистели камни икопья, парни прижались кстенке иначали отвечать. Возничий выстрелил изсвоего арбалета ивыхватил саблю, аГел продолжал расходовать недавно наточенные копья. Нападающие ине подумали отступать, хотя четверо уже лежали набрусчатке.
        Яспрыгнул вслед заГеллертом наземлю, выхватывая оба пистолета.
        Пошла работа!
        Гика сверху рубил нападавших сплеча вобе стороны, ачеловек пять наседали наохотника заголовами, который пока успевал отмахиваться. Привязанный кдилижансу боевой конь пытался встать надыбы, нодлина повода непозволяла, ипоэтому Фанги яростно бил задними копытами, предупреждая, чтооттуда кнему лучше неподходить.
        Дакогдаже вы кончитесь!
        Пострадав отударов копий иарбалетных болтов, основная группа чуть отступила, выстраиваясь слевой стороны повозки полукольцом. Краем глаза я заметил, какстоявшие возле балаганов женщины истошно вопят игрозят нам кулаками. Пятеро противников Геллерта, получив парочку дикарей вподкрепление, разом накинулись нагиганта, повалив его наземлю!
        -Ився кротостьего!- тонко крикнул женский голос.
        Прицелившись, Лана ловко всадила очередной болт точно вспину одному изнегодяев. Воин, улучив момент, тутже вскочил наноги и, схватив каждой рукой подикарю, сострашной силой впечатал их мордами друг вдруга. Онбезмеча!
        -Всторону, Гел!- я поднял пистолет.
        Двапинка, крепкие удары вухо,- Геллерт, навремя отбившись, отскочил и, понимая, чтосейчас произойдёт, тутже бросился наземлю плашмя.
        Ба-бах!
        Сверкнула дульная вспышка, конус крупной дроби срасстояния вдесять метров ударил втолпу, которая никак немогла прийти всебя после схватки сгигантом. Раздались душераздирающие крики, двое упали сразу, ещёдвое, скорчившись отболи, катались побрусчатке.
        -Поднял!- радостно предупредил Гел, взмахивая мечом вшироком рубящем ударе науровне пояса. Вж-жик!
        Мимо моего уха просвистело копьё, чёрт, такидо беды недолго! Упав, яперекатился подбольшое колесо дилижанса, сразу выбрал цели ивытянул второй пистолет всторону наступающей группы.
        Ба-бах!
        Наэтот раз основательно пострадали подбегающие слева. Перестав орудовать саблей, возничий, также, каки Лана, принялся быстро перезаряжать арбалет иприцельно бить подикарям. Ужнезнаю, каким, амне положение аборигенов представлялось безнадежным.
        Однако жажда мести иубеждение всобственной правоте делали своё дело, несколько дикарей всё ещё продолжали попытки атаковать. Отвратительно вооруженные, плохо одетые, этилюди, которых непугала сама смерть, отчаянно сражались засвоё право быть единственными, хоть ивременно изгнанными, владетелями Долины Башен.
        Пречистый Ванк, нуиместечко подобрал Серёга Злобин! Немог поспокойней найти?!
        Уменя небыло времени длятого, чтобы спрятать пистолеты вхольстерах: выхватив меч, явстал возле угла кареты так, чтобы можно было укрываться откопий икамней. Опять прогремел незнакомый боевой клич, идикари, столпившись почти напротив меня, снепостижимой энергией кинулись впоследнюю атаку.
        Самый первый изподбегавших комне получил вшею болт, второй, подлетев ближе, словнобы сам напоролся набулатный клинок- кашляя кровью, онсвалился возле моих ног.
        Шагназад.
        Справа тяжело просвистел меч Геллерта, иоставшиеся отступили кхижинам.
        Нуистоило вам лучших мужиков терять, выселенные? Могли ведь договориться…
        -Марк, Геллерт, ониФанги убили!- завизжала девушка.
        Язамер.
        Охотник заголовами, больше необращая внимания наотступающего противника, медленно обогнул дилижанс иподошёл ксвоему боевому коню. Тот, лежа набоку, уженедышал- два железных копья, коварно пролетев мимо щита, попали втело, пробив попону. Одна стрела спёстрым оперением- вшею.
        Нуя игад. Некупил третий амулет дляФанги, забыл, сволочь, вотлевая сторона иосталась незащищённой! Упав наколени, Геллерт обнял друга, уткнувшись вгриву… Чёрт, даонже ранен, кровь нарукаве!
        Охренеть можно, какая удивительная тишина повисла надселением.
        -Ктоэти крысы, совершившие чёрное дело?!- рявкнул воин всторону деревни.
        Тамвсе молчали. Охотник заголовами встал исказал мне абсолютно спокойно:
        -Янедоверял твоим зажигалкам, Марк… Пока ты насыплешь свой дьявольский порошок, вложишь пулю илидробь, пока изготовишься, яуспею метнуть десяток копий… Носейчас прошу: даймнеих! Заряди, идай. Пойду один, иэти дикари проклянут тот день, когда решили спрятаться здесь отсвоего дракона.
        Какстрашно он говорит! Холодно, расчётливо. Вообще бездуши. Страшно представить, чтоон может натворить втаком состоянии.
        -Нет, Гел, тынепойдёшь. Иначе тебе придётся пройти через меня,- решительно заявиля.- Тамостались женщины идети, дакучка раненых. Этобыла честная битва, друг мой! Нанас ненапали изподлой засады, мынеотступили ипобедили! Фанги был воином, напарником. Онтоже бился, ясам видел, какФанги копытами свернул челюсть дикарю- его оттаскивали заноги… Этохорошая, достойная смерть.
        -Пойдём всалон, брат, мненадо осмотреть твою руку, перевязать,- тихо сказала подошедшая Лана, опуская заряженный арбалет кземле.- Пойдём, Гел, онивсё сделают сами.
        Селение словно вымерло, жёны втащили уцелевших внутрь изакрыли убогие жилища, наивно стараясь укрыть детей отмести… Пречистый Ванк, почему ты их невразумил, могли ведь разойтись миром! Тихо хлопнула дверь салона.
        МысГикой переглянулись. Надо снять всё оружие, снаряжение иотрубить голову, чтобы захоронить её позже.
        Именно так наВанкоре погребают боевых коней.
        Глава12
        Отом, какопасна последняя ночь вДолине Башен
        Онстоял вполутора сотнях метров отдороги. Заметивего, Гика сразуже остановил дилижанс. Случайный путник могбы подумать, чтоэто обычный склеп, насамомже деле- небольшой дольмен скруглым входным отверстием. Дляместных придорожные мегалиты такаяже загадка, какземные дольмены длятаможни исследователей, хотя здесь каменные загадки встречаются намного чаще. Разве что наВанкоре никто неходит вокруг них свенками наголовах ине исполняет дурацкие новообразованные обряды спеснопениями. Больше того- аборигены ими вообще неинтересуются, азаглянуть вдыру могут только случайно, чаще всего дети.
        Знакомый доболи, мнеаж непо себе стало… Этоназывается «вспомнитьвсё».
        Поскольку после Ланы я был самым тощим, тоиполез сам. Гика передал мне горящий факел, япросунулся через отверстие, посветил внутрь, очень тщательно осмотрел. Пусто исухо, дождь иснег внутрь непопадают, преобладающие ветра тоже- дольмен неизвестными строителями был размещён правильно. Ачто он стоит далековато отдревнего тракта, такэто даже хорошо.
        Посветил ещё раз иразворошил рукой горсть прелых листьев. Ноэто невсё. Выпрямившись, янеожиданно длявсех поднёс факел кстыку верхней плиты сбоковыми исамым внимательнейшим образом осмотрел щель сфронта. Вдруг увижу пластиковый пакет сконтроллером, каковой должен был лежать втом, другом, дольмене, самом главном, роковом, чуть недоконавшем меня окончательно…
        Бред ичушь, неможет тут быть ничего! Этокакая-то дикая перестраховка, комплекс, чтоли.
        Нуизахолустье!
        -Нет, Серёга, если мы когда-нибудь таки свидимся, точно засвечу тебе вглаз, изверг,- прошепталя.
        -Тыоком, Марк?- озабоченно спросила Лана, поглядывая надрузей.
        -Скоро расскажу. Подавай!
        Возничий передал завёрнутую вхолстину голову, ия бережно уложил её внутрь, сверху положив сломанную стрелу икопья, которые поразили нашего товарища.
        -Можно замуровывать,- выпрямившись, япосмотрел наГеллерта.
        Тот, молча кивнув, легко поднял первый камень, словно негранит это был, авысохшее наморозах дерево. Вскоре лаз был начисто перекрыт пирамидой извалунов такой тяжести, чтопреграду несможет разобрать даже большой чёрный медведь.
        Всепару раз глотнули изгорлышка, натом скорбная церемония изакончилась.
        После перевала дорога пошла вниз, вдоль обрывистого берега горной реки.
        Сначала я непонял, отчего мне так знаком окружающий пейзаж, потом прорубило- этоже старая дорога наКрасную поляну! Правда, тамныне отнеё только фрагменты остались.
        Кажется, яуже могу представить, каквыглядит Долина Башен…
        Темвременем воблаках происходили перемены.
        Совсем рядом, надвысоченной отвесной скалой, слева отнас, что-то взорвалось, ипо ущелью прокатился грозный громовой раскат. Налетел короткий шквал, надорогу иреку горохом посыпался проливной дождь. Снег смывало наглазах! Втридцати метрах оточередного слепого поворота мы остановились, какпригвождённые кместу,- налетела мгла. Дилижанс стоял накраю пропасти всплошной грозовой туче. Гика быстро выскочил наружу, чтобы удержать напуганных лошадей, Геллерт выпрыгнул заним. Слепящие всполохи, освещавшие тесное ущелье совсех сторон, безпаузы, сопровождались адским грохотом- расстояние отместа разряда было очень мало, извук достигал ушей, почти неотставая отвспышек высокоразрядной дуги.
        Вванкорских верованиях тоже есть святой крест, нотут некрестятся. Урусских раньше было принято осенять себя крестным знамением впромежутке между молнией игромом… Янестал.
        Известно, чтомолнии бьют повыступающим вверх предметам. Гика прижал повозку вплотную кстене, итут нас поджидала другая опасность: авдруг отгрохота соскалы свалится многотонный обломок, способный расплющить дилижанс влепёшку? МысЛаной съежились всалоне, маленькие стёкла которого задребезжали, когда несколько особенно мощных ударов грома забили уши, кошмар! Хотелось влезть вкакую-нибудь выемку, пещеру!
        Акогда гром закончился, пореке, вспенивая воду, ударил сильный град, хорошо, чтодилижанс иупряжка были прикрыты скалой. Весь этот природный апокалипсис длился всего минут двадцать, амне наше беспомощное состояние показалось вечностью.
        Ивдруг всё прекратилось, стихия устала. Возничий, ругаясь начём свет стоит, водиночестве вернулся ипротянул руки кпечке.
        Поднявшийся ветер снёс сгоры чёрную тучу, град закончился, апокалипсис ушёл навосток. Впросветы между облаками заглянуло вечернее солнце, освещая пихтовый лес через реку напротив иузкую полосу ледника наближнем склоне. По-осеннему спокойная река, вбирая дождевые потоки, быстро вздулась, превращаясь встремительный инеудержимый поток.
        -Хорошо, чтодождь растопил снег надороге, теперь лишьбы мороз неупал, ведь нальду можно ив пропасть сверзиться,- проворчал Гика, подкидывая парочку поленьев.- Пойду, посмотрю наГеллерта.
        Упрямец так исидел подкозырьком наоблучке.
        Опять пошёл снег, всётакойже пушистый.
        -Незнаю, Марк, вкакое хранилище тайн ты нас везёшь, ноещё пару снегопадов, ив эту долину будет непроехать,- неожиданно сказала девушка.- Становится всё холоднее, наверное, этопоследний дождь вгорах.
        -Чтоже, будем считать, чтосам Ванк подтолкнул меня вспину…
        Какая тут высота? Ну,пусть сколько-то украдёт продолжающийся после перевала спуск. Пожалуй, метров четыреста всёравно будет, ледники рядом.
        Солнце уже клонилось кзакату, тени удлинились. Поущелью надпотоком ползли клочья тумана. Мистическая обстановочка! Горы огромные, скалы отвесные… Изоблаков ввысоте вырастали движущиеся фигуры монстров, окруженных оранжевым контуром предзакатного света. Этосияние- уже явный перебор. Природа, прекращай нагонять жуть!
        Заповоротом уклон чуть увеличился, едем вниз, дорога перестала вилять, обрыв отодвинулся.
        -Невыгонишь,- констатировал Гика, закрывая переднюю дверь.
        -Какон там?- спросиля.
        -Бурчит что-то поднос. Кувшин почти допил, акак был трезвым, такиостался. Больше недам, чего добро зря переводить, взаначке последний бочонок… Скоро придёт всебя. Геллерт хороший солдат, тёртый. Побыстрейбы.
        -Вижу долину!- раздался громкий голос охотника заголовами.
        Вотона!
        Дилижанс достиг границы скального массива, горы раздвинулись, демонстрируя вытянутую вдоль реки чашу небольшого плато. Солнце стояло низко- вот-вот спрячется среди пиков,- иего лучи полого лежали нашироко раскинувшейся поляне.
        Всеполезли наружу, неужели приехали?! Холодный ветерок ударил влица, номы застыли неот этого: команда молчала, ошеломлённая хаосом снега, света ипростора.
        Долина Башен безжизненно смотрела напришельцев…
        -Четырнадцать башен, всёсходится, этоона,- закончив подсчёт, яопустил трубу, которую тутже вырвал измоей руки Геллерт.
        -Анадо было две покупать!- сзанудной назидательностью пояснилон.
        Башни были раскиданы повсей долине почти равномерно, ане ввиде компактного анклава. Часть изних вообще стояла наскалах, чутьли неприжимаясь ккрутым склонам. Густой лес остался только поокраинам. Слева сгор стекал ручей, перерезавший долину поцентру. Справа нависал ледник, мерцающий внаступающем сумраке синими полосками. Небольшое озеро лежало всего впаре сотен метров отдороги, отделенное отнеё полосой песка икустарника.
        -Ниодного дымка, чтовы наэто скажете?- тихо произнесла Лана.
        -Можешь невыискивать,- мрачно посоветовал возничий.- Здесь всё спокойно, какна том кладбище, мимо которого проезжали давеча.
        -Тамнечисть была,- напомнил Геллерт Де Вельд. Хвала всем пророкам, ожил!
        -Здесь она тоже будет, точно вам говорю,- немог успокоиться возничий.- Слышал отдикарей одраконах? Даещё игорные тролли сюда захаживают.
        -Чтоб тебе язык склеило втрубочку, ворчливый повелитель повозки!- воскликнул воин.- Накличешь!
        Лана тоже незамедлила вступить вразговор:
        -Длябитвы сдраконами унас есть славный воин Геллерт Де Вельд!- эх, жаль, незнают наВанкоре слово троллинг…
        Гелсмешно пошлёпал губами, задумался.
        -Милая пташка, скажимне, тысильно расстроишься, если я откажусь сними биться? Вмире довольно дураков, гоняющихся задраконами подорогам Ванкоры, имне, право слово, нехотелосьбы оказаться вих числе… Яуже добыл немало военной славы, ина моём теле больше десяти шрамов отран, полученных вкровавых сражениях, тыже видела! Разве этого нехватает?
        -Вполне хватает длялетописей!- воскликнулаона, вылущивая очередную тянучую конфетку изгрубо сделанной бонбоньерки безрисунка. ВЭлоне запаслась, дети любят сладкое.- Ивсёже такой подвиг былбы прекрасен!
        Воин посмотрел нанас сГикой, словно спрашивая: шутит зловредная девица илинет? Вдруг его растерянное лицо озарилось вспышкой понимания, онпотянулся ипроизнёс хриплым шёпотом, предостерегающе помахивая указательным пальцем:
        -Я,покрайней мере, сумею отних отбиться испрятаться. Аостальные? Ты,Лана? Такчто поберегись призывать навстречу злые силы, клянусь, мыих итак встретим!
        -Вотидоговорились,- подвёл я итог.- Теперь поделу…
        -Знаешь, какая именно башня нужна?- поделу спросил Гика.
        -Самая большая.
        -Хо-хо! Задачка легче лёгкого, Марк!- воскликнул охотник заголовами ивытянул руку.- Тогда это одна изтех двух!
        Вотведь какое разное восприятие улюдей… Гелуказал навысокие, метров втридцать, пожалуй, узкие боевые башни, стоящие насклонах. Правда, многие историки сомневаются, чтоподобные постройки имели существенное фортификационное значение. Гарнизон вних крошечный, запасов очень мало, сечение квадратное, далеко несамое лучшее, сточки зрения стратегической обороны. Достаточно самой примитивной стенобитной машины, чтобы вынести упостройки углы, азатем разрушить истену. Дляобороны куда пригодней сечение круглое.
        Мнеближе версия счастично сакральными смыслами, связанная свысотой окружающих гор, состремлением тянуться ввысь, кобщей вертикальной традиции вкультуре горских народов. Аещё это довольно практичное убежище влокальных стычках ссоседями, укрытие длякровников, формально выселенных общиной, ив тоже время надёжно спрятанных.
        -Нет, Гел, нужна несамая высокая, асамая широкая. Похоже, онатам, дай-ка трубу.
        -Сейчас-сейчас…
        -Геллерт, трубу дай!
        Ончто-то бубнил, какбы причитая созлостью, ноя его неслушал, быстро осматривая три объекта. Так, ещёнесовсем уверен, но, по-моему, талевая инужна, напоминает. Надо подъехать ближе, фотография была сделана Злобиным вдругом ракурсе ис близкого расстояния.
        -Отправляемся, друзья. Насчастье, дорога заканчивается вцентре долины, иеё пока незанесло снегом, такчто нужная башня рядом, надеюсь, незавязнем… Однако будьте наготове, Гика прав, сбежавшие отсюда люди недаром покинули родовые убежища.
        Плохая тишина.
        Чувствуюя, чторядом регулярно происходит что-то страшное икажущемуся спокойствию вскоре придет полный бенц… Возничий поднял кнут, грозно прокричал, идилижанс бодро принялся отсчитывать последние сотни метров своего славного пути.
        Вотличие отостальных, такназываемых боевых, внизу стояли жилые башни. Точнее- жилые-боевые. Онипошире ипониже, каждая площадка миниатюрного комплекса ограждена невысокой каменной стеной, внутри двора- большой дом игораздо меньший- встороне, кстене основного ипримыкает башня. Если узкие боевые башни имели закрытые ступенчато-пирамидальные завершения сфальшзубцами, спущенными постенам, тоуэтих простая деревянная крыша, двускатная. Чуть поодаль темнеет низкий прямоугольник родового склепа, перекрытый несколькими длинными плитами, каких только втаскивали, некаждый автокран осилит такую тяжесть…
        -Вотона!- узналя.
        Фотографии уменя небыло, узнал попамяти.
        Таквот иработаем. Нифото, никарты, господи, дауменя изначально вообще ничего небыло, хоть волком вой… Ивыл ведь!
        Невероятное волнение охватило меня: неужели сбылось, сладилось, свершилось?
        -Ну,хвала Ванку! Уверен? Тыприсмотрисьещё…
        -Гел, данепутайты! Здесь встаём, Гика, загоняй дилижанс подвор.
        Откаменной ограды, сложенной измножества плоских остроугольных камней, практически ничего неосталось, защитой она служить неможет. Изтакогоже материала были сложены ипристройки косновному зданию комплекса. Всеокна вдоме добротно заколочены толстыми потрескавшимися досками. Широкий идлинный навес изсосновых хлыстов уцелел, ивозничий, недолго думая, завёл упряжку поднего.
        -Амулеты ведут себя тихо, значит, вдоме нечисти нет. Только насердце почему-то тревожно,- заметила девушка. Никакой игривости налице ив тоне, серьёзна, настороженна, взведённый арбалет лежит наплече, направлен внебо.
        -Иследов звериных нет!- заметил Гика.
        Тутвообще ничьих следов невидно.
        -Геллерт, Лана, ступайте вдом, проверяйте. Гика, тызанимайся лошадями, ая ещё тут осмотрюсь, послежу заокрестностями.
        -Тебе что-то непо душе, Марк?- серьёзно спросил Геллерт, доставая меч.
        Мёртвая долина, даже птиц невидно.
        Нехорошее место.
        Акогда-то было хорошее… Жили себе люди, нетужили, овец пасли натучных лугах, вкусные сыры делали, вино отличное изнапитанного горным солнцем винограда жали, торговали сгородами. Неужели их Серёга разогнал, напугав дополусмерти? Несходится посрокам. Группа Серого побывала тут чуть больше года назад; немогла затакой срок наступить разруха, даже сучетом сложного климата. Что-то выгнало людей раньше… Думаю, чтоЗлобин загодя выбрал место, прослышав опокинутой людьми Долине Башен, такправильней.
        Ветер стих, даже лёгкие волны наозерце унялись. Вокруг было всё также пустынно. Тьфу-тьфу, никто нетревожил взгляд, никто непродирался вдоль леса возле гор… Тяжело так. Лучше уж увидеть хоть что-нибудь живое! Ясложил подзорную трубу изябко передернул плечами. Тихоже, Марк! Отчегоже так звенит вголове чувство опасности?! Ага, воноттуда! Состороны самой дальней башни что-то жуткое исходит, что-то словнобы смотрит, следит…
        Отстань, сволочь!
        -Всёнепо душе.
        Геллерт, струдом дождавшись ответа, выругался, сплюнул ипошёл вдом.
        Очень быстро темнеет вгорах, наравнине нетак.
        Драконы- ерунда. Агорные тролли? Излетописей известно, чтоособенно крупной нечисти наВанкоре ненаблюдалось, всегады-монстры- неболее трёх метров высотой. Впрочем, увидевший такую нечисть крестьянин врядли побежит встолицу докладывать… Что, если тролль- ненечисть? Могутли существовать твари действительно огромных размеров? Ялично непредставляю, кактролли выживут, неттакой кормовой базы вгорах. Даигравитация: если тролль реален, ион живое существо, ане порождение поля, тодолжен ползать!
        Нучто, успокоился? Ничуть.
        Ведь там, вдали, заодинокой башней, самой высокой иузкой, какраз иначинается мрачное боковое ущелье снетающими снежниками, отличное местечко дляпряток огромной твари илинечисти сжутковатыми звериными глазищами, тщательно выбирающей подходящий момент длянападения. Повернувшись, яотметил, чтоистоящий возле упряжки Гика какбы исподтишка, словно случайно, внимательно оглядывает склоны кюгу отнас.
        -Что, хозяин, выживем?- спросил возничий.
        -Придётся, делмного впереди.
        Гика пожал плечами, мол, какскажешь.
        -Надолго мы тут?- помедлив, онрешился ещё наодин вопрос.
        -Поздней ночью уйдём.
        -Ну,тогда точно продержимся!
        Кзакату все тени ещё более заострились, склоны всумраке казались единым целым, распадки, трещины ивыемки уже было неразличить. Поостриям пиков впоследний раз пробежали быстро меняющиеся оттенки тонов, изаря погасла.
        Наступило время Тьмы.
        Распахнулась дверь вдом, напороге показалась Лана ивстревоженно крикнула:
        -Марк, Геллерт зовёт тебя внутрь! Тамдверь вбашню, закрытая!
        -Ичто тут удивительного, онаидолжна быть закрыта,- заворчаля.
        -Даты посмотри сам!
        Влевой части большого зала почётное место занимал обложенный камнями открытый очаг. Обычно надтаким собирают четырёхгранную вытяжку изтонких железных илимедных листов. Здесь она тоже была, только полностью каменная. Капитальное сооружение стояло надвух столбах, подпотолком переходя втрубу. Позадумке конструктора, дымдолжен уходить безпрямого выпуска через прямоугольные боковые окошки. Чадит, поди… Высокий потолок зала основательно закопчён. Встолбы вбиты большие крюки дляподвеса, чёрные, шершавые.
        -Нетуда смотришь, учёный!- сердито произнёс Геллерт, стоя удвери вбашню.- Наснадули ипровели!
        -Отчего вы все начинаете сомневаться раньше времени…
        Яподошёл ближе, посмотрел икрепко задумался.
        Серёженька, Серёженька… Рационализатор, орёл! Проявил смекалку. Зато теперь нет никаких сомнений: этоправильная башня, годная, содержательная.
        -Морду ему набью.
        -Таинственному Сергею?- синтересом уточнила Лана. Надоже, запомнила!
        -Ктоон такой, этот вестник наших неудач?- Геллерт нахмурился.
        -Товарищ старый,- вздохнул я тяжко.- Хороший мастер, видишь, какосновательно закупорил.
        -Руки ему оторвать надо, могу помочь.
        -Спасибо…
        -Такие руки жалко, онмастер,- справедливо заметила девушка.
        Ябезнадёжно поколупал железо пальцем. Чёрт, надобы заусенец обрезать, пока незагноилось, всёзабываю…
        -Лана, отправляйся водвор,- приказаля,- помаленьку снимайте сГикой всё имущество иначинайте таскать сюда. Сейчас имы подойдём.
        -Всёвообще?
        -Допоследнего ценного. Еду, питьё, тёплые вещи, личное имущество… Зараза…
        -Может, пусть лежит вкарете? Чего таскать-то?- усомнился Геллерт.
        -Произойти может всё что угодно.
        -Нечисть ждешь?
        Пошатнулись мои материалистические убеждения. Предчувствую. Кивнул.
        Гигант ссилой хлопнул себя победру.
        -Ничего небоюсь изживого! Людей небоюсь, итвари мне нестрашны, готов выйти набой хоть смерзким куртом, хоть сагамброй, чтоумеет стрелять длинным языком. Авот нечисти боюсь дожути…
        -Почти все люди также,- успокоил егоя.
        -Скажи, ана твоей родине много нечисти?
        Вотэто спросил! Ая теперь уже исам незнаю…
        Дверь была окована наславу, сналёта такую невышибешь. Местные постарались. Широкие полосы металла, проходящие понаборному массиву издуба столь часто, чтодерево едва проглядывало, украшены широкими шляпками заклёпок, расположенных вкривь ивкось. Зато часто.
        Справой стороны поцентру врезан внутренний замок подбороздчатый ключ, самый обычный, безкреатива, можно повозиться. Воровская практика имеется, ия несомневался, чтосмогу его вскрыть максимум заполчаса.
        Атолку-то!
        Крайние кобрезу дверного полотна полосы металла, надёжные скрепы толщиной неменее пяти миллиметров, были вдвух местах намертво приварены кзакладным деталям, вбитым вчуть ноздреватый камень башенной стены. Отлично исполненным, идеально гладким ировным швом плазменной сварки. Четыре шва, подва скаждой стороны.
        -Пожалуй, янеоткажусь оттвоей помощи, Гел. Вместе его выпорем.
        Всего-то сантиметров двадцать сварки! Ачем взять?
        Натуральная засада. Чувствоваля, чтоудаче моей придёт полный бенц…
        -Помнишьли, друг, есть уГики кувалда?
        Охотник заголовами подумал иотрицательно покачал головой.
        -Только лом, кирка илопата… Топорещё, небольшой. Пила!
        -Пила… Этоуж точно непригодится. Проклятье! Ещёнемного, Гел, ия начну сыпать хулу наПречистую голову самого Ванка!
        -Несходи сума, друг!- разволновался Геллерт нена шутку.- Вответ ты привлечёшь все небесные кары, иуже нанаши головы… Давай, япринесу вина! Нет! Лучше будь здесь иразведи очаг, ая помогу друзьям перетаскать имущество, тогда ивыпьем. Намвсем нужно остыть, хорошенько поесть иуж тогда подумать, какбыть спроклятой дверью. Тыправ, поистине эти язычники прокляли место, такдавайже найдём верное решение спокойно!
        Дров вдоме небыло, ниединой щепочки, поэтомуя, чертыхаясь, уныло поплёлся заним, чтобы взять топливо вдилижансе. Принёс, быстро сложил обычным колодцем, наколол тесаком лучин, приготовил огниво ираспалил огонь, тутже усевшись рядом вглубокой задумчивости.
        Через крышу внутрь пятнадцатиметровой башни непроникнуть, этоисключено. Янеальпинист, остальные тоже. Даинет унас подходящей верёвки, способной выдержать вес человека.
        -Гика, тыумеешь лазить постенам?
        -Хозяин, всёчто угодно, нобыть ящерицей я отказываюсь.
        Пилить? Нечем. Срубать? Только что иостаётся… Зубила нет, поэтому будем гробить топор. Аколотить понему чем? Значит, сзамаха.
        Ребята дисциплинированно таскали груз именя небеспокоили- руководство думает. Анечего думать, таскать надо! Вслед засоратниками я вышел наулицу.
        Вбоковых отверстиях странной трубы играли красноватые всполохи- прямо дульный тормоз-компенсатор. Безвыхода дляпули.
        Ибольше никаких огней вокруг.
        Вдалеке раздался приглушённый звук.
        Нафоне неба едва виднелись свирепые отвесы безымянного горного хребта- насотни метров вверх бежит внимательный взгляд, азацепиться ему неза что. Пока было светло, язаметил, чтовнеких местах подошвы покрыты осыпями. Ночью сперепадом температур камни срываются икатятся вниз.
        Говорят, чтоприрода всегда красива. Позволю себе несогласиться стаким утверждением, потому что сочинил его романтик, большую часть жизни проводящий надиване. Вгробу я видел такой вариант красоты, невоодушевляет меня ночное упорство бездушной каменной активности, жутко смотреть намёртвое, осыпающееся. Нувот, ещёитуман изущелий попёр! Тягостный ибеспросветный.
        Какраз поднастроение.
        Через три ходки я успокоился.
        Надпламенем очага висел медный чайник, потихоньку закипала вода. Мытаскали искладывали вещи вугол.
        Всёправильно сделал Злобин.
        Выбранное им хозяйство внынешнем состоянии несамое приметное, также, каки несамое комфортное дляпроживания местечко. Пососедству сним стоят дворы поинтересней, суцелевшей оградой, побольше, посолидней. Темнеменее была вероятность, пусть ималая, чтокто-либо изсбежавших захочет вернуться- отностальгии, изпринципа, какразведчик вконце концов! Иесли уж длянас вскрытие такой двери стало серьёзной проблемой, тодляискателя приключений изчисла случайно забредших авантюристов идля бывших местных жителей, прибывших дляразведки, подобное препятствие просто непреодолимо.
        Раздался жуткий скрежет- Геллерт легко тянул тяжеленный стол ближе кочагу.
        -Лана, собирай настол, детка, думать лучше насытый желудок,- всложный момент моей растерянности он взял командование насебя.
        Хлопнула изакрылась дверь, Гика вытянул руку, показал инструмент ипояснил:
        -Пила!
        -М-мм…
        -Зачем ты его дразнишь?- возмутилась девушка.
        Стульев небыло, алавки прикреплены кстенам.
        -Сейчас,- пообещал охотник заголовами, отдирая одну изних.- Хватит?
        -Рвиследующую,- решил возничий.
        Едаврот нелезла, проблема начисто отбила аппетит. Безвсякой охоты закинув пару кусков хлеба изапив вином, янетерпеливо предложил:
        -Такчто, пробуем?
        -Иверно. Коли твоя башка пуста отрождения, значит, работай руками,- Геллерт встал исхватил топор. Всетутже вскочили ипотянулись следом.
        -Будьте осторожней, отскочить может,- предупредил возничий.
        -Иэто тоже верно,- согласился Геллерт иначал замах.- Глаза!
        Бенг! Бенг! Бенг!
        -Шлем надень!- крикнул Гика.
        -Ерунда!
        Бенг! Бенг! Бенг!
        Страшной силы удары один задругим сыпались назлосчастную дверь.
        Дзин-нь!
        Кусок лезвия сбешеной скоростью ударил вкаменный столб очага исрикошетировал отнего встену.
        Твою душу, эточто, dj vu илинапасть такая?
        -Дьявольщина, чтобы кузнецу пусто было впостели, чтоб унего руки отсохли! Вэтом мире кто-нибудь умеет делать нормальные топоры, яспрашиваю?!- взревел воин, безжалостно отшвыривая искалеченный инструмент всторону.- Гдемой верный меч?!
        -Возьми саблю,- посоветовал возничий.
        Лана отняла руки отлица ивоскликнула:
        -Дапрекратитеже, наконец! Неужели невидно, чтотак вы ничего недобьётесь?
        Мужики насупились. Размагнитилась компания. Яподошёл иосмотрел места ударов. Бесполезная затея, неединой трещинки. Невзять топору, сделанному изхреновой стали, такую качественную работу.
        Мыопять сели застол, вкружках забулькало вино.
        -Придётся долбить ломом, поочереди,- начал рассуждатья.- СГеллертом мне несравниться, нопятьдесят ударов подряд я смогу выдержать, еслибы это кчему-нибудь привело.
        -Иесли лом несогнётся,- пессимистично заметил возничий.
        -Нучтож, значит, тактому ибыть, нопока он прямой.
        -Мужчины!- неожиданно вскричала Лана.- Есть ещё один способ!
        -Рассмешитьеё,- поморщился воин,- илиспеть двери волшебную песенку.
        -Тыумеешь быть чурбаном, Гел. Яведь говорю серьёзно. Зажигалки Марка! Эти… Пистолеты!
        Яторопливо вылил изорта набранное вино прямо напол, ошалело посмотрел надевицу ихлопнул себя полбу. Лана гордо улыбнулась.
        -Выстрелиже внеё, Марк!- сказалаона.
        Спустя несколько секунд, которых хватило, чтобы хоть как-то оценить поступившее предложение, яуже нехотел колотить себя поголове. Круглые пули сделаны измягкого свинца. Эх,еслибы они имели стальной сердечник…
        -Замечательно придумано, Лана, быть тебе учёной!- обрадовался Гел.- Пожалуйста, этоочень хорошая идея, ичем раньше Марк начнёт палить, темлучше.
        Делать нечего, яосвободил оба ствола отсмешанной дроби изагнал вних пули.
        -Всемвам, друзья мои, придётся выйти всад, тьфу, водвор! Яисам боюсь стрелять втакой тесноте… Геллерт, даймне твой шлем.
        Ещёраз присмотрев точку, вкоторую мне предстояло попасть, инапялив наголову закрывающий всё лицо кусок металла, яспрятался заодну изколонн, вытянув руку спистолетом иприцелившись- четыре метра. Рикошета небудет, нопоранить может. Толькоточнее целься… Диаметр ствола пистолетов примерно соответствует двадцатому калибру, такчто удар будет сильный. Работаем!
        Тяжёл, гад… Нервное напряжение иусталость давали осебе знать, оружие тряслось. Продышавшись, яподнял пистолет, медленно опустил, выдохнул ипотянул спуск.
        Бум! Грохот был зверский, едкое облако сгоревшего дымного пороха быстро расползалось повсему помещению. Желая быстрей закончить дело, яподнял второй.
        Бум!
        -Незакрывайте дверь, впустите воздух!
        Братва дружно ввалилась внутрь, Лана сразу закашлялась.
        Свинцовый шарик, прилетев вмишень довольно точно, превратился вбрызги жидкого металла, расплескавшиеся вовсе стороны.
        -Мнекажется, чтополоса чуть прогнулась,- тихо сказал возничий, желая хоть как-то меня обнадёжить.
        Шву- хотьбы хны.
        -Проклятый Серьйож-жа!- прошипел Геллерт.- Явызову его надуэль.
        Остальные вответ лишь тягостно промолчали. Этокарма.
        Тутнервы мои невыдержали, ия отвсей души разразился старым добрым русским матом, капитальным, трёхэтажным. Надо сказать, чтодрузья слушали ругань снеподдельным интересом.
        -Какой красивый увас язык!- промурлыкала Лана.- Японимаю, чтоты сейчас ругаешься, однакоже какэто мелодично звучит! Мненепременно надо научиться!
        -Всенаучитесь,- огрызнулсяя, положил пистолеты настол, взял трубку, прикурил подвсеобщее молчание ивышел наулицу.
        Ночь стояла тёмная, безлунная, многозвёздная. Казалось, чтонадДолиной Башен повис тяжёлый хрустальный купол, идеально прозрачный, носпособный преломлять свет- сверху назаснеженную землю лилось мерцание сверкающей пыли.
        Красиво, да?
        Жаль, чтовас здесь нет… Wish You Were Here. Ядаже тихо прогундел кусочек трека изальбома английской рок-группы Pink Floyd. Теперь красиво. Новы этого неувидите.
        Аещё красивей будет предстоящее шоу: тридолбодятла подруководством самого Главного Дятла начнут часами долбашить хреновым ломом пожелезу. Кусочек закусочком, трещинка затрещинкой…
        Вернувшись вдом, ясказал:
        -Здорово наулице, посмотрелибы, чтоли.
        Очаг хорошенько прогрел зал, рубашки напарнях были расстёгнуты, мускулистые тела людей, влюбой момент готовых кфизической работе, закалённых вбоях итрудах, нависли надстолом. Возле каждого стояла наполненная кружка скрасным вином, большое блюдо сзакуской было задвинуто вконец стола. Услышав меня, онилишь пренебрежительно повели плечами, аЛана, накинув наплечи огромную парку гиганта, словно накидку, пошла кдвери.
        -Садись снами, сейчас начнём работать, хозяин,- бесцветно произнёс возничий, подвигаясь всторону.
        -Даперестань ты называть меня хозяином… Какой я тебе хозяин!- сел рядом.- Сейчас мы тут все хозяева.
        -Лома ипилы,- буркнул Гел.
        -Какскажешь, хозяин, такибуду называть,- легко согласился Гика.
        После короткого обмена ничего незначащими фразами, мымолча принялись попивать вино, морально готовясь ксерьёзной пахоте…
        Итут заржали лошади!
        Этобыл крик опомощи смертельно напуганных животных. Учуяли!
        Отшвырнув лавку, вскочили Геллерт иГика, ая чуть неупал, чудом успев привстать. Кружки опрокинулись, постолешнице потекли предвещающие беду кровавые потёки. Чуть задрожал «Охотник заведьмами».
        -Нечисть где-то рядом!- мог ине кричать, друзья сами поняли, хотя уних браслеты тоже недрожали, отработала своё лишь шляпа-локатор. Всёже неважнецкиеони, наручные индикаторы, слабенькие.
        Дверь распахнулась, Лана бросилась карбалету.
        -Призраки? Много?- спросил Геллерт уже отдвери.
        Онатолько качнула головой.
        Таккакпервым я выскочить неуспел, топостарался раздвинуть товарищей.
        Долго вглядываться ищуриться непришлось, призраки приближались.
        Мнепоказалось, чтоони лезут кдому совсех сторон долины. Этисущности никогда неприходят большими стаями, предпочитая сбиваться вмалые группы, числом допяти,- тактика неизменилась. Янасчитал несколько групп, подходивших сфронта, состороны дороги, идве группы справа, отреки. Ачто если ещё ис тыла лезут?
        Уних нет рук иног, какэто бывает иу меньших размером и, вобщем-то, вполне безобидных привидений. Нетголовы. Есть силуэт, напоминающий человека вдлинном, допят, сером, чуть светящемся втемноте плаще скапюшоном. Иногда крылья плаща поднимаются, вотивозникает ассоциация счеловеческими руками, еслиже говорить оплечах, тоони очень покаты. Чёрт его знает, таковы они есть, илиже это поле моделирует образ, подходящий кстрахам человеческим… Яникогда неслышал, даине читал ослучаях проникновения призраков внутрь помещений. Сдругой стороны, акто расскажет? Лежит себе впустой избе вымороженный нечистью, апотом полуобъеденный мышами труп, таращится пустыми глазницами впотолок- поди разберись… Ашерифы нелюбят поднимать панику.
        Чтоим нужно отлюдей? Говорят, чтоони вынимают души, питаютсяими. Небуду это обсуждать, янепоп ине колдун. Тутнаука нужна.
        Засеребристыми, быстро приближающимися совсех сторон силуэтами тянулись космы ивихри какого-то тумана, словно мистический инверсионный след.
        -Никуда непойдёшь!- отрезал Геллерт, крепко держа возничего заплечо ируку.
        -Лошади!- истошно орал тот.
        -Неотобьёмся, ихмного!
        -Лошадиже!- возничий словно неслышал друга.
        -Держи, Марк!- воин кинул мне арбалет Гики. Чёрт, даон уже заряжен, никакой техники безопасности!
        Триметра- критическое расстояние. Взависимости отсилы воздействия призраков предгорий человек обездвиживается, ивывести его изэтого состояния очень тяжело, редкая удача… Либоже он сразу испускает дух, оставшись лежать наземле свыпученными отужаса глазами. Втяжёлых случаях внутри тела мгновенно сворачивается кровь, словно работала СВЧ-печь. Видел я таких.
        Тук! Первый посеребрённый болт пошёл вцель, Лана стреляет. Далеко ведь!
        Онинеходят, аскользят, каклыжник, толчками.
        Светящиеся силуэты наседали. Ненавижу серый цвет!
        -Заоградой! Боже мой!- воскликнула девушка, иеё голос перешел вотчаянный вопль.
        Яповернулся иувидел, какпервая нечистая троица спугающей скоростью переплывает через россыпь камней, суля нам испытание, способное, какприкосновение космического холода, выморозить душу любому смельчаку. «Накакое-то время они задержатся улошадей, пока неубьют их всех,- мелькнуло вголове.- Многоли нужно времени?».
        Секунды, которые неспасут.
        Тук! Хоть одного снял! Пуст арбалет, надо уходить.
        -Вдом, Лана!
        Мыисами, какпризраки, засекунду перелились впомещение, ия сразу, чтобыло мочи притянул расшатанную дверь беззамка изапора.
        -Лошади!- продолжал стонать возничий, стоя наколенях.
        Несчастный стол-путешественник, чуть неподламывая ножки, спротивным скрипом быстро двигался кдвери.
        -Тюки давайте, потяжелей! Поклажу несите!- хрипло крикнул Геллерт, ссилой упирая столешницу вполотно двери. Дверь открывается внутрь; если случится затяжной снегопад сметелью, тонаружу, когда занесёт, еёниза что неоткроешь. Аесли внутрь, томожно откопаться. Судя повсему, такие стихийные бедствия тут бывают.
        Непрошибаемая баррикада возникла уже через минуту.
        -Заокнами смотреть, всем!- скомандоваля, заряжая арбалет.- Геллерт, держи, уменя пистолеты пустые!
        Конечно! Такой шум подняли, такую деятельность бурную развили… Пальба, грохот, мат-перемат… Огонь горит, дымизтрубы идёт- да тут вся нечисть северной части Ванкоры могла заинтересоваться! Вроде закупорились.
        Обжигающе горячий чай втаких случаях порой лучше крепкого вина.
        Такине сумев успокоиться, Гика приник кокну, высматривая вщели упряжку, онсопел, елеслышно вскрикивал иругался… Усоседнего окна стояла Лана, стараясь пристроить арбалет ксамой большой щели. Упрямая девчонка, боевая, хоть вспецназ. Дамы иесть спецназ. Первый спецназ наВанкоре.
        Надев грубые верхонки, вкоторых часто работал возничий, явзвесил лом. Хлипкий какой-то, больше похож намонтировку, барахло.
        -Попробую,- ипо привычке потянулся зашляпой.
        Нетут-то было! «Охотник заведьмами» вдруг начал убегать отменя постолу, словно предмет издетского стихотворения проФедорино горе! Шляпа натурально скакала! Сердце ёкнуло.
        -Всем снять браслеты! Наполих!- рявкнуля.
        -Что. Это. Такое?- раздельно произнесла Лана, сдёргивая амулет.
        -Ониуходят, хозяин,- неожиданно сказал Гика, спокойно так, безэмоций.- Кнам пришёл горный тролль.
        Мымолниями бросились кокнам и, согнувшись, начали всматриваться втемноту двора. Ну,несовсем уж ив темноту- вышедшая Луна осветила доступный кнаблюдению сектор долины. Призраки убегали, уплывали, ускользали…
        -Боги старые иновый!- прошептал потрясённый Геллерт.- Этоон!
        Если призраки, побольшому счёту, необладали признаками антропоморфности, тоявившееся нам чудовище имело их визбытке. Огромная, метров впятьдесят высотой фигура обезьяны-переростка вошла вДолину Башен. Онасветилась, какпризраки, правда послабее, ноза счёт своего гигантского размера проявлялась вовсей красе…
        Дождались, чёрт побери!
        -Тоже нечисть,- только исказаля.
        Арбалет Ланы упал напол. Бесполезная игрушка.
        -Маменька!- всхлипнулаона.
        Поначалу тролль шёл медленно, однако, разглядев ипересчитав призраков, принялся охотиться заними сбольшой скоростью иловкостью, передвигаясь большими шагами. Монстр ненагибался, онпросто перемещался подолине идавил конкурентов подошвами уродливых ступней…
        Кроме индикаторов ничего недрожало. Извуков посторонних небыло.
        Геллерт отстранился отокна, толи молясь, толи причитая, кчему-то готовясь:
        -Поднимиже меч, воин, отпусти душу, вознеси её загодя… Возгласи боевой клич фрилан, ипусть все наши пророки запоют сомной воинственную песнь… Ипусть, ипусть… Месть моих верных друзей проложит мне путь квысотам, апрошлые победы украсят насуде Ванка… Ничего небойся, тывсё равно умрёшь.
        -Недури, Геллерт Де Вельд!- строго предупредиля, выпрямляясь иукладывая руку наэфес.- Тыневыйдешь вэти двери!
        Онотрешённо посмотрел наменя, надрузей, вздрогнул всем телом исказал:
        -Тогда я выйду вдругие, чёрт побери! Дайже мне лом!- произнёс он срёвом, подобным рыку разъяренного льва.
        Вопреки ожиданию, воин нестал колотить железякой посварным швам- он стреском вонзил орудие вкамень! Подглухие стуки вовсе стороны полетела крошка. Даон старается вышибить закладные! Ссилой имонотонностью стенобитной машины гигант, какзаведённый, продолжал крушить камень.
        -Дай-ка имне поработать, друг,- молвил Гика, поддёргивая рукава.- Пусть паскудный тролль танцует вдолине, нам-то что…
        Имы, сменяясь, принялись разрушать левый косяк дверного проёма.
        Есть! Одна закладная, выскочила!
        -Лана, вина нам длябодрости!- крикнул Геллерт.
        Вотчто значит найти правильное решение: пошло дело! Минут через десять вынесли второе, нижнее крепление.
        -Чуть отдохнём, идальше,- решиля, вытирая солба пот.
        -Ещёчего!- воскликнул охотник заголовами.- Отдохнём после. Подвинься-ка…
        Ухватившись обеими руками закрай массивной двери, он, расставив ноги пошире, начал отгибать её внутрь.
        -Помогитежеему!- созлостью крикнула девушка, имы сГикой разморозились.- Кстати, тролль ушёл загоры!
        Даплевать нанего!
        Тресь! Кряк! Ещёразок…
        -Вместе!- заораля.
        Кряк! Неможет быть!
        Швысправой стороны, невыдержав такого рычага иусилия, лопнули, ичёртова дверь наконец распахнулась, явив взору поражённой публики антрацитовую, слегка ячеистую после специальной обработки металлическую поверхность.
        Ябезсил уселся напол.
        -Чтоэто, Марк?- тихо спросила Лана.
        Всесмотрели наменя.
        -Корабль. Этомалый космический корабль типа «Мышонок»,- такимже шёпотом ответиля.
        Рядом кашлянул Гика, аГеллерт, потирая поясницу, повернулся комне.
        -Пречистый Ванк, Марк, дактоже ты такой, чёрт возьми?!
        -Ну,друг мой, разкорабль космический, значит, якосмонавт… Хотя насамом деле- обычный квартирьер.
        -Пречистый Ванк, значит, затобой идёт целое войско?- воскликнула девушка.
        -Еслибы,- усмехнулсяя, отрывая нарубахе зашитый нагрудный карман, вкотором хранился контроллер.

* * *
        Прорезь была тщательно заклеена специальным скотчем.
        Надрезав её тесаком, яоттянул края пластика имедленно вставил карточку контроллера.
        -Смотри, какие крошечные щели наэтой двери, искусные мастера работали,- прошептал заспиной голос возничего.
        Ближе кторцу карточки вспыхнул еле заметный красный огонёк, тутже сменившийся наприглашающий зелёный. Сервопривод услужливо откинул овальную дверь наширину ладони, втёмный зал прорвалась полоса голубоватого освещения шлюза.
        Фу-у… Молодой яещё, чтотакое двадцать восемь лет… Сердце пока здоровое, только это испасает отинфаркта, инсульта, падучей иползучей.
        -Никому пока невходить, ждите команды здесь. Лана, солнышко, принеси, пожалуйста, чайник иполотенце.
        Тщательно помыв руки подгорячей струёй, япрошёл вшлюзовой отсек. Теперь предстоит ещё одно важное дело. Отыскав взглядом небольшую оранжевую панель состеклянным кругом вцентре, явставил контроллер вочередную щель, примерился ивжал вполированную поверхность большой палец правой руки. Сканер последовательно ответил двумя зелёными огоньками. Теперь подтверждение: вытащить иснова вложить карточку.
        Бип! Финиш! Пусть ипромежуточный, нотеперь я могу обходиться ибез контроллера, корабль мой, признал! Включилось дежурное освещение.
        Втой позиции, вкоторой стоял спрятанный вбашне «Шмель», пробираться поотсекам было несовсем удобно, ведь обычно корабль расположен горизонтально. Миновав два грузовых отсека, язалез вуправляющий, гдебыстро оживил основной борткомп, одновременно запуская его насканирование систем иоживляя ВСУ- вспомогательную силовую установку сплазменным генератором.
        Иопять ура! Воттеперь можно включить основное освещение.
        Друзья послушно ожидали меня взале. Глаза- бешеные отудивления.
        -Тамчто-то гудит,- опасливо сообщил Геллерт.
        -Всёвпорядке, «Мышонок» оживает,- успокоиля.- Начинаем опять таскать имущество искладывать его вгрузовые отсеки, япокажу, гдеикак крепить.
        -Авлезетли?- возничий усомнился.
        -Отсеки почти пусты.
        Геллерт осторожно прошёл через шлюз, посмотрел итутже вернулся.
        -Янеполезу внутрь!- категорически заявилон.- Тамчисто, какв бане увлиятельного вельможи!
        -Неужели ты бывал втакой бане?- неудержалась Лана, осторожно проходя внутрь. Знакомство скораблём началось.
        -Нет, номне рассказывала одна девица!- гордо крикнул воин ей вслед.
        Ая напомнил:
        -Лана, только ничего нетрогай! Парки ипрочую тёплую одежду кидайте вгрузовой отсек, потом засунем их вчистку. Асами помоемся вдушевой.
        -Неужели там есть ещё ипомывочный сарайчик?- восхитился Геллерт.
        Можетели вы себе представить более дикое зрелище: уставшие досмерти отбитв истрахов средневековые люди, всевброне ишерсти, носят, передают друг другу поцепочке иукладывают внутрь космического корабля котлы ипосуду, оружие иинструмент, едуивино…
        -Тыприбыл наэтом корабле?- спросил Гика впаузе.
        -Нет, друг, надругом… Ноон разбился. Столкнулся скамнями.
        -Ого! Неужели налетел нарифы?- воскликнула девушка.- Борби, мойбывший жених, рассказывал, чтокорабли торговцев бьются возле островов. Какже ты спасся?
        -Повезло… Авот моему товарищу- нет.
        -Онпогиб?
        Ятихо вздохнул.
        Какмне вам это рассказать? Очень непростое дело. Месяц придётся потратить, ведь каждый ответ тутже повлечёт засобой восемнадцать уточняющих вопросов, расшифровку терминов…
        Ещёнадо придумывать- что рассказывать. Невсё, точно. Пока.
        Каквам, товарищи мои боевые, описать момент попадания вкорабль группы мельчайших метеоритов, скоторыми мы столкнулись уже нанизкой орбите, напервом этапе плавного схода «Мышонка» ватмосферу…
        Какможно описать этот чудовищный взрывной шок, жуткое кряканье аварийки, резкое срабатывание автоматических систем спасения, шипение воздуха вскафандре, запрограммированное экстренное натяжение ремней, притягивающих тело иконечности ккатапультируемому креслу, багровые круги перед глазами, собственный крик ибешеные перегрузки, треск ивизг рвущегося металла, мелькание взабрале шлема предметов, горизонта инимба уходящего солнца… Какпередать ощущения, когда эта катапульта всё-таки сработала, икресло вылетело наружу, убегая отпокалеченного корабля! Слюни, размазанные пощекам, трепетание складок кожи, готовый разорваться раззявленный рот, рефлекторное опорожнение мочевого пузыря исвой звериный страх! Как?!
        Ивот, рывок: вышел вытяжной, аза ним иосновной купол.
        Ямедленно плыл надвечерней поверхностью Ванкоры исмотрел, какв стороне кповерхности несётся кресло Игоря Войтенко, укоторого парашютная система, скорее всего, повреждённая кусочком космического базальта, несработала, обрекая друга инапарника наверную смерть.
        Мыдаже криками неуспели обменяться- так быстро всё произошло!
        -Далеко нам придётся плыть?- поинтересовался воин, передавая мне очередной тюк.
        -«Мышонок» неплавает, Гел, онлетает… Недалеко дляего способностей, доберёмся быстро, ипроголодаться неуспеешь. Аотправимся мы врайон Малкора. Горного, ане приморского.
        -Выслышали, уважаемые, мыполетим!- заорал воин.- Клянусь эфесом, янелетал совремён детских снов! Ноя невижу парусов!
        Хотите знать? Пожалуйста.
        -Представьте себе, друзья мои, огромную невидимую пружину. Онасжимается, сжимается всё сильней, апотом сострашной скоростью выплёвывает тело поспециальному невидимому туннелю, который самаже исоздаёт. Поэтому «Мышонок» летит быстрей, чемсвет самого солнца! Поняли хоть что-нибудь?- весело спросиля.
        -Почти ничего,- улыбнулся Геллерт.
        Гика почесал голову испросил:
        -Атам, куда мы прибудем… Чтотам?
        -Ну,я предварительно подыскал два убежища, посмотрим наместе, может, появится чего-нибудь получше. Опять спрячем «Мышонка» иначнём работу, долгую итрудную, яитак потерял целый год…
        -Работу поукрощению заклятых партнёров исерой сволочи,- догадался Гика.- Куда ставить-то?
        -Даваймне,- уверенно ответил Гел, принимая копья.- Значит, Марк, этонетвой корабль… Нокакже ты смог его найти?
        Хе! Тебе какрассказать, сподробностями, прямо всё-всё иочень быстро?
        Датут роман можно писать! Многотомный. Какя, оглушённый иразбитый, лежал натраве, понятия неимея, гденахожусь. Как, согласно строжайшей инструкции, специальным термопатроном уничтожилвсё, кроме исподнего. Какпосле блужданий подикому лесу, вкотором меня каким-то чудом никто несожрал, выпросил всчастливо встреченной хижине первую бедняцкую одежду, вней ина дорогу-то выйти было неприлично… Работал, ушёл, украл надеревенском рынке первый ножик, после тяжёлой схватки снял субитого дубинкой разбойника шмотки ипервое настоящее, хоть ипростенькое оружие. Апотом занялся поисками контроллера.
        -Явообще недолжен был тут появиться. Мненадо было готовить базу. Ох… Дикий случай. Каксмог, спрашиваешь? Искал инашёл.
        Да-да! Карточка-ключ отзапасного «Мышонка» был спрятана ребятами вусловленном месте, скорее поинструкции, чемврасчете, чтокогда-нибудь она потребуется! Дело втом, чтоконтроллеры русских кораблей идентичны, тоесть ключ отнашего «Мышонка» спокойно открывает любой другой корабль такойже модели. Воттолько находился он уИгоря, командира экипажа, ивместе сним зарылся надесяток метров вогромное болото…
        Яискал дольмен, почти такойже, вкотором мы захоронили славного Фанги. Дольмен этот стоит вочень хорошем месте- иот столицы недалеко, ис дороги подходить кнему очень неудобно.
        -Ноони нашли! Каким-то образом увидели, апотом ивытащили изщели закладку! Чуть сума несошел! Кулаки разбил окамень!- закончил я вслух.- Транспорт, связь, радиомаяки длявстречи, медицина, комп, чистое бельё, вконце концов!
        -Беда никогда небывает вдовой, такговорит поговорка керков,- сочувственно произнёс возничий.
        -Иморок ей верный муж,- машинально закончиля.
        -Ктоэто сделал?
        -Мальчишки, Гика. Неуёмные городские мальчишки…
        Тут-то иначались мои поиски, погородам ивесям, послухам илюдям. Ивсё это требовало денег! Больших. Годпотратил. Целый год…
        -Значит, тыдолжен был обеспечить квартирами других воинов?
        -Невоинов, аучёных,- поправил я охотника заголовами.- Ониприбудут сюда через два года. Ну,чуть пораньше.
        -Много?- уточнилон.
        -Двое.
        -Хитришь? Неможет быть, чтобы они были просто учёными!- заявил воин.- Явидел, скаким искусством ты управляешься своим мечом. Иврядли этому учат где-либо наВанкоре.
        -Насдержава готовила,- я пожал плечами.- Что, много ещё осталось?
        -Сейчас остаток дров принесём.
        -Зачем дрова? Какие дрова?! Вырехнулись!
        -Такие, сухие! Ктознает, вдруг утвоего корабля они закончатся! Дрова неоставлю!- уперся возничий.
        -Чёрт свами, тащите…
        Времени, действительно, потрачено очень много. Этомне кажется, чтоя управлялся целый год продуктивно, посутиже- непо делу, внепоставленных задач. Американцыже, каквыясняется, потратили эти месяцы очень эффективно! Связи сЗемлёй ина «Мышонке» нет, даибыть неможет, непосоветуешься.
        Придётся действовать самостоятельно.
        Подожди, Марк. Перестань себя корить, тысделал немало. Может, даже больше, чеммогбы сделать придругом раскладе. Тыузнал Ванкору изнутри. Тывжился, залегендировался, став частью этого мира.
        -Ну,теперь-товсё?
        -Жаль, чтокарету сюда невпихнёшь,- заметила девчонка, икто только тянул её задлинный розовый язык!
        -Дилижанс!- вспомнил возничий.- Надо снять все фонари, колёса ирессоры, этосамое дорогое!
        -Пропади ты пропадом!- я оглядел молчавших друзей.- Давы что, парни, серьёзно?
        -Мыже будем делать новую, ещёлучше!- неспросил, апообещал возничий.
        -Моментально всё оторвём, неволнуйся так!- пообещал Геллерт, иони стремительно покинули отсеки «Мышонка».
        Закончили. Груз был надежно стянут ремнями испециальной сеткой. Правы ребята, ничего ведь неменяется… Ну,есть уменя корабль, энергия, компьютеры, диагностика, всемыслимые справочники иотличный арсенал медикаментов. Жить-то придётся поместным законам. Нитебе современного оружия, нисредств связи инаблюдения. Такчто колёса пригодятся. Длянового дилижанса.
        -Проходите сюда истойте каждый возле своего кресла. Когда «Мышонок» выйдет избашни, яначну медленно переводить его вгоризонталь, наклонять. Выусядетесь икрепко пристегнётесь вот этими ремнями, потом покажу. Заэти поручни держитесь! Иничего небойтесь, трясти почти небудет. Готовы?
        Всекивнули.
        -Последний вопрос!- крикнул Геллерт.
        -Позже!
        -Марк, клянусь своим мечом, последний!
        -Валяй!
        -Мнепомалой нужде!
        -Проклятье, теперь терпи!
        Корабль уже рвался внебо.
        -Каквы могли построить такое чудо, ак нам прибыть беззажигалок?
        Хороший вопрос задала девчонка.
        -Оружие нам брать запрещено. Ивсё остальное- тоже. Даи… Этоведь несовсем наша постройка, Лана.
        Гулнарастал, здания реагировали, дрожали.
        -Помогли те, ктоприбыл кнам издалека!- крикнуля.- Онисумели остановить большую войну ипоказали новые цели, только нам ипартнёрам, чтобы им пусто было, остальные пока нев силах… Акорабль, действительно, прекрасный, тыправа!
        -Аможно я сяду впереди, рядом стобой, Марк?- промурлыкала хитрюшка.
        -Этомоё место!- зарычал гигант.
        Детский сад…
        -Закончили разговоры, всем держаться, невздумайте себе носы расквасить! Внимание, отрыв!- я сдвинул джойстик управления.
        Инициированный энергией ВУС антиграв- основная силовая установка планетарного перемещения- легко ибесшумно оторвал корабль отповерхности. Нос«Мышонка» упёрся вдощатую крышу убежища иначал её раздвигать. Динамики внешней прослушки докладывали, какпосыпались брёвна, какпотрескивает камень древней постройки, ведь приподъёме энергетика антиграва всегда больше, нежели наспуске.
        -Напружине пойдём?- деловито осведомился возничий.
        -Зачем? Тутже близко, полетим наантиграве. Увы, пружину можно взвести только один раз втри года.
        -А-а… Надо будет научиться управлять, возничий я илинет?
        «Мышонок» полностью вышел избашни. Телекамеры показывали, каквнизу сверкает холодное голубое пламя, бушевавшее вокруг покинутого двора совсех сторон; сарай ипристройка соглушительным треском рухнули, аповреждённая башня просела. Внизу лежала Долина Башен, наполненная воспоминаниями онеобъяснимых происшествиях истранных сущностях, посетивших её вразные времена.
        Всоответствии сочередной командой гравитационное поле сместилось, корпус, созданный вформе сплюснутой пули, медленно разворачивался брюхом кземле.
        -Вкресла! Сейчас помогу пристегнуться.
        Гика справился сам, хитрая лиса ждала меня, аГеллерт отзлости чуть непорвал ремни.
        -Поехали!
        Яхорошо представлял, каквыглядит состороны беззвучное скольжение обтекаемого чёрного тела, способное нагнать жути насамого бесстрашного излюдей ещё итем, чтововспомогательных дюзах периодически загораются всполохи плазменной ВСУ.
        Прокатимся светерком, скоро рассвет.
        Адраконы, какизвестно, днём нелетают.
        Запрещено инструкцией.
        notes
        Сноски
        1
        Стихи А.Денисовой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к