Сохранить как .
Игра на нервах. Том 2 Денис Деев

        Человек. Человек никогда не меняется. Прошло всего сто лет с создания Стивом Расселом первой игры Spacewar, но за это время компьютерные технологии сделали гигантский шаг. В 2062 году корпорация Nextlife запустила виртуальный проект Четырехземье, подарив человечеству новый мир. Мир-сказку, мир-мечту, который рождался прямо в сознании человека. Воздух в Четырехземье был упоительно сладок, вода кристально прозрачной, а сочная зелень травы как будто бы создана для медитации. Но человек никогда не меняется. В этот удивительный мир вместе с людьми проникли война, ложь, жажда наживы и предательство. Окунувшись в эту адову смесь один из создателей Четырехземья, решает поменять правила Игры. Ибо даже на войне человек должен оставаться человеком.

        Игра на нервах. Том 2.
        Денис Деев


        ПРОЛОГ

        Бутчер сидел на собственном щите и улыбался безмятежной улыбкой, свойственной либо полными идиотам, либо чрезмерно восторженным людям. Перед ним, на вытоптанном посреди высокой ковыль-травы круге, стояла девушка. Но восхищенные взгляды Бутчера были устремлены не на нее, девушка была миленькой, но красоткой ее назвать было трудно, чересчур она была полненькой и какой-то кругленькой.
        Девушка плавно размахивала руками, как будто дирижировала, но над борейской степью не проносилось ни одного звука. Творение девушки было немым, на него можно было только смотреть. Используя магию Воздуха, девушка захватила проплывающее над ней пушистое облачко и мяла его как податливую глину.
        Руки девушки летали по воздуху и «небесная вата» над ее головой начала приобретать очертания. Одна изящная ножка, следом другая. Изгиб талии, грудь, длинная шея. Еще мгновение и в небесах парила танцовщица, застывшая в прыжке и раскинувшая руки как птица. Глина, фарфор, да что там говорить - даже тончайший хрусталь по сравнению с облачной пряжей выглядел грубо и топорно.
        Но девушка-маг на достигнутом совершенстве останавливаться не собиралась. С ее ладоней ввысь взметнулись две воздушных спирали, они пронзили созданную скульптуру, и та ожила, закружившись в танце.
        - Красота, - вырвалось у Бутчера. Облачная танцовщица грациозно порхала, и сценой ей служил весь небесный свод. Бутчер был невысоким крепышом поперек себя шире, с грудью колесом, которую перехватывала перевязь меча. Руки кувалды, кулаки пудовые и выпирающая вперед, как ковш у бульдозера челюсть - во внешности Бутчера не было и намека на излишнюю чувствительность, но он глядел на творение девушки чуть ли не роняя слезу от умиления.
        Созерцание за небесной танцовщицей было прервано самым беспардонным образом. Из зарослей ковыль-травы вывалилась странная парочка. Вместе с долговязым типом в богатом расшитом золоте камзоле и коротких рваных бриджах, на пятачок выбрался коротышка, по самую макушку закованный в серую помятую и покореженную броню.
        Высокий незнакомец приложил ладонь козырьком к голове, разглядывая происходящее в небе представление.
        - Ты глянь! Какая хренотень! - воскликнул он и хлопнул по плечу своего бронированного спутника.
        Бутчер поморщился, по его мнению, слово «хренотень» к происходящему на небе совершенно не подходило. Но неизвестно каким ветром принесенной парочке на недовольство Бутчера было плевать.
        - Давай посидим, позалипаем, - предложил длинный и уселся на примятую траву. Его подельник, скрежеща доспехами, уселся рядом.
        Бутчер расстроился еще сильнее. Позалипать двое мутных типов могли откуда угодно, в радиусе десяти километров танцовщицу было видно отовсюду. Так нет же, принесла их нелегкая именно сюда!
        - А ниче так телка получилась, - продолжил действовать на нервы Бутчеру длинный, - только с сиськами у нее беда. Приделай ей такую же грудь как у тебя, не жадничай, - загоготал каланча в камзоле, обращаясь к девушке.
        Девушка-скульптор хамское замечание проигнорировала, плотно сжав губки. Но Бутчер заметил, что ее поза стала более напряженной. Ее руки перестали летать с непринужденной легкостью, и танцовщица на небе стала спотыкаться.
        - Иди-ка ты залипать в другое место, - заступился за девушку Бутчер.
        - Чувак, у тебя какие-то проблемы? - тут же полез в бутылку длинный, - тебя большие сиськи раздражают?
        - Меня вы раздражаете.
        - А я-то чего? - глухо прогудел голос коротышки из-под шлема.
        - Ничего. Забирай своего дружка, и валите на тот холм, - махнул рукой Бутчер, - оттуда лучше видно будет.
        - Ты чего раскомандовался? - не унимался дылда, - твоя степь? Где хотим там и сидим!
        Дылда переключился на девушку:
        - Эй, становится скучно! Сделай что-нибудь! Пусть она у тебя стриптиз устроит. Сможешь? А нет, так сама спляши, мы не против.
        Послышалось довольное уханье его дружка.
        - Достали, бараны, - Бутчер поднялся со своего щита и нацепил его на руку.
        - А ты жесткий, - нервно хохотнул долговязый, - и че делать будешь?
        Бутчер говорить много не умел, он просто вытащил из ножен меч и махнул им, приглашая двух хулиганов все-таки удалиться. Но те только развеселились.
        - Ух, какой он все-таки жесткий! Мне страшно. А тебе?
        Друг долговязого затрясся, стуча доспехами, демонстрируя, что ему жутко до коликов. Сам же отморозок вытащил из-за пояса кафтана саблю с зазубренным клинком.
        - Думаешь один такой весь из себя вооруженный? Вот и нет! Подходи, пощекочем.
        Бронированный коротышка достал шестопер и тоже потрясал им, что-то непонятное бубня через забрало. Бутчер задумался. То, что он с легкостью разделается с этими клоунами, он ни на секунду не сомневался. Но за отправку на перерождение сразу двух человек, он получит красную ауру убийцы на две недели. Из-за этого может пострадать его заработок в Игре, но деньги деньгами, уважение к себе дороже.
        Бутчер, легко раскручивая меч, пошел на придурков, боковым зрением заметив, как девушка одними губами прошептала: «Не надо». Надо дорогая, надо. Идиотов надо учить, иначе они имеют свойство плодиться в геометрической прогрессии.
        Два шута гороховых выплясывали вокруг Бутчера, соревнуясь в остроумии, но он им не отвечал, полностью сосредоточившись на первом ударе, который порой является самым важным в любой драке. Бутчер максимально сконцентрировался, его мозг прогеймера уже просчитывал варианты. В драках один на двух надо сразу выводить из игры самого слабого противника, чтобы в разгар боя избежать тычков в спину. Долбить по консерве в доспехах он не собирался, броня у коротышки выглядела не очень, но часть урона все-таки срежет. Да и его друг горлопан на нервы Бутчеру действовал сильнее.
        - Че, решил заднюю включить? - по-своему истолковал бездействие Бутчера долговязый, - да ты не робей, мы...
        Его речь прервалась, изо рта вылетало нечленораздельное бульканье - меч Бутчера врезался ему в горло. В ответ долговязый бросил какое-то слабенькое заклинание. Умбон щита Бутчера осветила радужная вспышка, и заклинание было поглощено без урона. Бутчер криво улыбнулся, отморозка ожидал большой сюрприз - щит был способен полностью поглотить до трех атакующих кастов. Причем независимо от силы самого заклинания и уровня накладывающего его мага. Три это вроде бы совсем немного, но если представить, что по тебе со всей дури лупит магией какой-нибудь полубог, а тебе даже не щекотно, то можно представить, какой ценностью обладает этот щит «Радужного безразличия».
        Каланча этого не осознал и еще раз пару раз лупанул своей слабенькой ворожбой. Щит ушел на перезарядку, через час он готов будет снова ограждать своего владельца от магических посягательств. Но часа Бутчеру, чтобы разделаться с фэнтези-гопником не потребовалось. Он кувыркнулся вперед, используя щит в качестве опоры. Оказался за спиной противника и всадил меч ему в бедро. Все бахвальство с длинного слетело мигом - пусть и ослабленное втрое ощущение клинка, пробивающего навылет ногу,  заставило его завизжать от боли.
        Бутчер уклонился от неумелого замаха шестопера коротышки, пытавшегося помочь приятелю, и нанес три быстрых укола. В плечо - рука с саблей противника безвольно повисла. Потом в грудь и в печень. Покрытый кровью, как свинья на бойне, дылда только начал разворачиваться к Бутчеру, как получил плашмя мечем по голове, и поплыл, на пару секунду потеряв устойчивую связь с реальностью Четырехземья. Чем Бутчер и воспользовался, сделав молодецкий замах и пустив меч по дуге. Лезвие меча почти беспрепятственно рассекло шею нахала, и его голова улетела шагов на десять в траву. Вокруг Бутчера затрепетала красная аура убийцы, а он сам развернулся к оставшемуся врагу.
        - Ты еще можешь уйти. К своему приятелю, -  Бутчер указал в ту сторону, куда улетела голова длинного. На коротышку он зла не держал и решил дать тому возможность ретироваться.
        Но тот либо переоценил свои бойцовские качества, либо сильно недооценил таковые у Бутчера. И смело и молча ринулся в атаку. Его первый выпад Бутчер отбил мечом и отметил, что силушкой коротышка не был обделен, но вот с ловкостью у него была прямо беда. Уходить и уклоняться от его сокрушительных, но медленных и неточных ударов, для опытного бойца не составляло проблем. Бутчер уж было подумал, что он сможет отправить коротышку вслед за его другом за считанные минуты, как ситуация резко изменилась.
        Из зарослей  выбралось еще два человека и эти двое выглядели гораздо опаснее предыдущей пары. Один из них остановился прямо на границе полянки, вытащил сложную конструкцию из ремней и начал ее раскручивать. Ты гляди - пращник! Редко кто использует такое необычное оружие. И зря! Бутчер знал, насколько опасно может быть это оружие на средних дистанциях, ведь в пращу можно зарядить не просто камень, а фиал, наполненный какой-нибудь примерзкой гадостью.
        Но второй враг ему не понравился еще больше, одно взгляда на гибкую девушку в обтягивающем костюме и с маской на лице хватало, чтобы понять - перед ним ассасин.
        - Привет, дичь! - промурлыкала ассасин из-под маски, - это ты тут малышню обижаешь и оторванными головами кидаешься? Плохой кролик!
        Догадка молнией ударила в голову Бутчера - его подставили, как самого глупого нуба. В задачу гопников входило его разозлить и заставить убить одного из них. Теперь он презренный ПКшер и игровой системой поощряется его уничтожение. И самое неприятное, что после смерти на поле боя с высокой вероятностью на поле боя останется самая ценная вещь. Его щит!
        Бутчер этого допустить никак не мог. Но и шансы пережить стычку еще оставались, потому что нападавшие не озаботились обеспечить себя магической поддержкой. В честном поединке лицом к лицу ассасину придется постоянно уклоняться. Здесь место ровное, теней и укрытий нет, спрятаться наемной убийце негде, и пока она будут свои увертки крутить, у Бутчера будет возможность подобраться к пращнику поближе и поинтересоваться его здоровьем и самочувствием. Должен он справиться, и не такие ситуации разматывали!
        Тактика Бутчера сработала, ассасин в близкий контакт не лезла, бронированный коротышка вообще толком не мог повлиять на исход схватки, снаряды пращника он принимал на щит с минимальным для себя уроном, и постепенно подбирался все ближе и ближе к стрелку. И все бы кончилось хорошо, если бы в поединок не вмешалась третья сила. Когда Бутчер широким взмахом меча в очередной раз отогнал от себя ассасина и уже готов был сделать последний рывок к пращнику, но его сбил и потряс сильнейший удар «воздушного кулака». Причем прилетел этот кулак в спину!
        Пролетев кубарем по земле, Бутчер приподнялся и оглянулся в поисках новой угрозы. И нашел ее - девушка-скульптор, за честь которой он решил заступиться, стояла сцепив руки, готовясь швырнуть в него новое заклятие. Может она хотела ему помочь, да промахнулась?! Бред - «воздушный кулак» работает четко по цели, да и слишком она искусный маг, чтобы допускать такие досадные промахи. Еще одна догадка дзинькнула в голове у Бутчера - они все за одно, скульптор была всего лишь приманкой!
        Но догадка эта ему помогла мало, ассасин дикой кошкой запрыгнула ему на спину и... взор Бутчера заволок багровый туман, а лопатку пронзил стержень дикой боли.
        Через несколько секунд все было кончено, тело убитого Бутчера медленно истаивало, а его сознание уже покинуло Четырехземье. Ассасин поправила выбившуюся взмокшую прядь, обвела своих подельников тяжелым взглядом и произнесла:
        - Еле завалили бычка. Кто его уровень оценивал? Ты, Лаина? - она в упор посмотрела на девушку-скульптора, - какой черт тридцатый?! У него пятидесятый, а то и выше был.
        - Киллтайм, мне казалось...
        Но ассасина с опасным именем «Киллтайм» ее оправдания мало интересовали.
        - Если тебе, что-то кажется, но ты в этом не уверена - предупреждай! Было бы у этого бычка на два-три уровня больше, то сейчас бы он играл нашими головами в футбол! Урезаю твою долю вдвое!
        Понурив голову, скульптор согласилась с заслуженным наказанием, хотя щит Бутчера стоил прилично, и она только что потеряла небольшое состояние.
        Это состояние им вручил древний дед, покосившаяся избушка которого находилась в двадцати минутах ходьбы от стен Бовирграда в глухом овражке. Вроде бы и от столицы недалеко и место скрытое и тихое.
        Дед вышел из своей избы на стук Киллтайм. С деревяшкой от колена вместо ноги, с бельмом на правом глазе и завернутый в какое рванье. Лаину охватили нешуточные сомнения - крайне неопрятный дед никак не походил на скупщика редкостей и ценностей. Максимум что она отнесла бы такому персонажу так это пустой фиал из-под зелий или погнутую подкову, найденную на дороге. Но к ее удивлению Киллтайм протянула бесценный щит «Радужного безразличия» пошарпанному старику. Тот его взял, поковырял грязным ногтем темные доски, из которых щит был сколочен и сиплым голосом озвучил цену:
        - Двести два золотых дам.
        Особенно возмутили Лаину именно эти два золотых. Старик что, по весу их определил?
        - Мало. На аукционе мы мигом за него раз в пять больше получим, - решила поторговаться Лаина.
        - Так и вали на свой аукцион.
        Старик вернул им щит и, молча развернувшись, пошел в свою избу.
        - Погоди, - остановила его Киллтайм, - забирай щит, мы согласны.
        Киллтайм считала, что каждый должен заниматься своим делом. У нее замечательно получалось отправлять людей на перерождение, попутно избавляя их от отягощающего имущества. Да и делать ей больше ничего не оставалось, когда она пошла против решения Круга Ассасинов о том, чтобы оставить Найденыша в покое. Такое ослушание ей бы простили, если бы она в последнем покушении на него добилась успеха. А так... ее с позором выперли из ордена Вестников Смерти. Хорошо еще, что оставшиеся знакомцы в криминальной среде Бореи ей нашептали про старика, покупавшего ценные вещи, не задавая излишних вопросов. И настоятельно порекомендовали заниматься своим делом. Хочешь убивать и грабить? Да занимайся этим на здоровье, а вот торговлю оставь другим людям. Так ты не засветишься и дорогу большим дядям не перейдешь.
        Дед, явно тянул время, скрупулезно отсчитывая каждую монету и ворча, что, мол, ходят тут всякие с делами на три ломанных медяка и от важных дел его отвлекают. К ворчанию старика Киллтайм уже привыкла, надо было всего лишь потерпеть пару минут и получить кучку золотых кругляшей.
        Наконец, этот момент настал, дед вручил ей мешок с монетами и, прихрамывая, уволок щит в свою хижину. Ассасин быстро выдала подельникам причитающиеся им доли и, как и обещала, срезала долю девушки-мага наполовину.
        - В следующий раз будь в своих оценках аккуратнее, - Киллтайм заметила печальный вид магички и подумала, что та переживает из-за потери премиальных, - и получишь свои бабки полностью.
        Волшебница качнула головой, но особой радости в ее лице Киллтайм не увидела.
        - Что еще не так? Перестань мять лицо и изображать вселенскую скорбь. Тайны и секреты быстро погубят нашу команду, так что говори.
        - Парень этот. Бутчер. Он нормальный, а мы его подло кинули.
        Лаина была новичком в их команде, допускавшим ошибки и промахи. И вот теперь еще выяснилось, что она подвержена моральным переживаниям за их жертв. Но магом она была умелым и высокоуровневым, да и у лохов отчего-то вызывала доверие. Поэтому Киллтайм решила дать ей последний шанс и начала терпеливо объяснять:
        - Ты думаешь, для чего в игру всякие мажорчики заходят? Скучно им там, в реальной жизни, а здесь адреналин и драйв. То чего им в реале люто не хватает. Твой хороший Бутчер для чего купил себе крутую снарягу? Чтобы сидеть на скульптуры любоваться? За приключением на свою задницу он здесь и это приключение он получил! А что щит потерял, так это ерунда. Такие вещи на последние деньги не покупают.
        - Но он не покупал, он его в данже взял...
        - Да какая разница! Взял, потерял. Это игра, здесь все там устроено!
        - Это всего лишь игра, - пробормотала Лаина, пытаясь упокоить свою совесть.
        - Так и есть, - подтвердила Киллтайм, - пойдемте, отметим успешное завершение дела.
        Видя неуверенность Лаины, Киллтайм добавила с нажимом:
        - Я угощаю.
        В нос крепко шибанул запах пота, дешевого пластика и подгоревшей изоляции. Внутреннее освещение в капсуле давно не работало, но Бутчер не торопился его чинить. Это была не самая критичная поломка, в последнее время начал барахлить блок вкусовой имитации и уж если и вкладывать деньги, то стоило первым делом отремонтировать именно его. Потому что вкус вина в Четырехземье Бутчер ощущал как мыльный раствор, а надкушенное яблоко отдавало пережаренной свининой. Он, конечно, мог бы и перетерпеть, но поломка блока грозила не только искаженным вкусовым восприятием в игре. Испорченный блок мог выдать в мозг такой импульс, который бы навсегда нарушил бы вкусовые ощущения Бутчера и в реальной жизни.
        Эксплуатация капсулы в таком состоянии была запрещена строжайше, она, после тестов вообще не должна была запуститься. Но Бутчер выдрал из нее с кишками процессор, отвечающий за безопасность, и теперь она отправляла Бутчера в Четырехземье, несмотря на свое инвалидное состояние.
        Крышка капсулы поднялась на пару сантиметров и тут ее с тихим скрипом заклинило. Бутчер уперся руками в нее и надавил, крышка сдвинулась еще на немного. В ее направляющих раздался скрежет и ее снова заклинило. Бутчер прикинул - в открывшуюся щель ему не выбраться. Шикарная перспектива, либо капсула как-нибудь замурует его заживо, либо повредит его мозг. Но у Бутчера выбора не было, ему срочно нужны были деньги и деньги немалые. А на чем еще мог заработать прогеймер? Что он еще умел делать?
        Дурацкая крышка отказывалась поддаваться, и он с расстройства саданул по ней кулаком. Безрезультатно. Придется ее выламывать. В щель снаружи просунулись тонкие белые пальцы, они сжались на торце крышки, и напряглись, помогая ему выбраться. Бутчер тоже приналег на преграду и она, жалобно застонав, отворилась. Удивительное дело, но настрой Бутчера поменялся за одну секунду. Теперь ему совершенно не хотелось выбираться наружу. Он думал, что жена уже спит. Скорее всего, так оно и было, но он умудрился разбудить ее своими попытками выбраться.
        Так и есть. Она сидела на краю капсулы. Красивая, но такая усталая. Длинные безжизненные волосы закинуты на плечо, глаза, подведенные черными кругами и нереальная обреченность во взгляде.
        - Все получилось? Ты продал ту штуку? - спросила она его тихо.
        Черт! Надо было остаться в игре. Попытаться что-нибудь придумать, хотя... кого он обманывает. Он вложил все до последней копейки в тот поход в данж за уникальным щитом. Он даже группу не смог нормальную сколотить и взял с собой туда только одного универсального мага. Ту самую девочку-скульптора. Тактику прохождения и убийства финального босса Бутчер разрабатывал почти месяц. Крохи оставшихся после найма мага денег он вложил в зелья и расходники. И прошел этот данж! На соплях, из последних сил и с каплей оставшейся жизни. Но прошел!
        Когда он подошел к исчезающему телу воеводы духарей и поднял выпавший из него, его аж затрясло от радости. Вот! Наконец-то непрекращающаяся череда неудач позади, теперь он может поверить в то, что он способен быть ответственным мужем и, самое главное, отцом.
        Какой черт его дернул остаться посмотреть на художества магички, вместо того, чтобы нестись побыстрее в город и выставлять щит на аукцион? Наверное, свою роль сыграло полное истощение после тяжелого боя. Или после свалившегося с его плеч груза сомнений организм потребовал расслабляющую передышку.
        Вот и расслабился. Настолько классно отдохнул, что теперь сидит перед морально вымотанной женой и никак не может выдавить из себя ни одного слова.
        - Борис, не молчи. Скажи, как все прошло.
        - Нормально прошло. Но потом... я потерял щит.
        - Как потерял? Он у тебя что, из кармана вывалился по дороге? Возвращайся и поищи.
        - Бесполезно. Его у меня отобрали. Украли. Развели меня как самого тупого нуба, понимаешь! - Борис-Бутчер начал заводиться. И злился он не на жену, а на себя, на тех ушлых ушлепков, которые его кинули. На кого угодно, на создателей игры и на ее правила. Но только не на жену.
        А та сидела, едва сдерживая слезы, держась из последних сил.
        - Сегодня из клиники звонили. Спрашивали, когда мы сделаем первый взнос. И предупредили, что завтра последний день. Боря - последний!
        Бутчер промолчал, а жена продолжила севшим голосом:
        - Иначе Наташкину операцию перенесут. Будем потом полгода ждать.
        Она могла этого не говорить, Бутчер и так прекрасно все знал. Если он не внесет деньги, его дочери придется ждать как минимум полгода. И самое страшное было в том, что Наташка этой операции может и не дождаться. Но услышав эту жуткую правду еще раз, ему захотелось залезть обратно в капсулу, задвинуть за собой крышку. А потом закрыть глаза и сдохнуть.
        Жена продолжала ему что-то говорить, о чем-то спрашивать и на что-то сетовать. Но он ее не слушал. Ему вдруг вспомнился его давний приятель. Леха, безудержный баламут и балагур, его самый надежный игровой напарник. Сколько вместе ночей они провели за рейдами, походами и что греха таить - ПКшили они в свое время безбожно. И денег получалось неплохо поднять, и развлекались через край. А потом Леха вдруг резко поменялся. Начал нести какую-то дичь про то, что нельзя вытворять с людьми в игре все, что им хочется. Они подебоширили в игре и, смеясь вышли, а по ту сторону экрана разобиженный нуб и руки на себя наложить может. Леха ушел тогда в какую-то мирную стратегию, а Бутчер его не понял и даже обиделся. И только сейчас до него дошло, что имел в виду его приятель. Жаль, что дошло слишком поздно.

        ГЛАВА 1

         В кармане Найда бренчало всего пятьдесят золотых, которые ему с большим скандалом вручил Харл. Вроде и сумма внушительная, но странник переживал, хватит ли ему ее на путешествие? Ведь он начал свой путь с окраины Бореи, а Бовирград находился в самом центре этой необъятной страны. Но его переживания оказались излишними, он прошел половину пути, не потратив ни гроша. Сказывалась его способность странника быть своим в любом уголке Четырехземья.
        От разрушенного Храма Воздуха он дошел пешком до небольшой пограничной деревеньки, староста которой собирался в близлежащий городок. Узнав, что странник собирается в Бовирград, староста покрутил пальцем у виска, столица находилась настолько далеко, что для деревенских была чем-то легендарным и реально несуществующим. Никто из них и не мечтал в ней оказаться хоть раз за свою жизнь.
        Считал староста Найда сумасшедшим или нет, но в свою повозку усадил и до городка доставил. Протресясь по разбитой дороге почти сутки, потирая отбитую пятую точку и ребра, Найд оценил все прелести путешествий по воздуху. И ему повезло - не в сам Бовирград, но в его сторону отправлялась воздушная баржа, груженная изготовленными в городке пряностями. Капитан баржи, узнав, что странник побывал в Пелене, с удовольствием пригласил его к себе на корабль.
        Как только сколоченная из досок платформа, покоившаяся на шести пузырях с газом, взлетела, и над ней развернулись большие прямоугольные паруса, команда уселась кружком вокруг странника, ожидая увлекательных рассказов про одно из самых страшных мест в Четырехземье.
        Быстрый переход Найденыша через Пелену на полноценнyю историю ужасов никак не тянул. Поэтому странник подключил свою фантазию и вспомнил байки, которые он слышал от морян. Россказни получились жутковатыми, особенно впечатлила слушателей легенда о Черной Охотнице. До того, как стать монстром она была легендарной охотницей всегда возвращавшейся из Пелены с богатой добычей.  Чем вызывала восхищение и уважение у людей в своем селении. Но восхищение всегда идет рука об руку с завистью - когда ей на охоте бедро распорол матерый ушан, напарник ее бросил. Ему надоело быть вечным вторым номером после женщины. Она выжила, но грязная магия Пелены ее изменила. Она стала охотиться на людей, и ее жертвами были только мужчины. Черная Охотница прыгала с ветвей деревьев на спины заблудших в Пелену и ее волосы, превратившиеся в длинные сильные щупальца, обвивали голову и шею жертвы. Охотница вгрызалась в шею несчастного и высасывала его до такой степени, что человек превращался в сухую, почти невесомую оболочку.
        Эти оставшиеся от людей оболочки она утаскивала вглубь Пелены и развешивала на кряжистом древнем дереве. На ветру иссушенные несчастные шелестели, будто бы жалуясь друг другу на свою горькую судьбу. Жаловаться им было на что - по легенде они не умирали и не могли возродиться в Храмах.
        Найда от придуманной им истории самого пробрало, что уж говорить о его наивных слушателях. Глядя на человека, спокойно путешествующего в месте, где обитают подобные чудища, экипаж баржи проникся к страннику таким уважением, что в следующем городе капитан договорился с главой имперской курьерской службы. И страннику вновь повезло с бесплатным транспортом, его подсадил к себе наездник на грифоне. Летел курьер не в Бовирград, но Найду и его пункт назначения подходил. Имперский курьер высадил его неподалеку от центрального Храма Воздуха, и у Найденыша появилась возможность вытребовать у Первожреца свою награду.
        Курьер оставил Найду свежую, пахнущую луком лепешку и полголовки мягкого козьего сыра. У странника не было с собой воды, но попросить у имперского курьера еще и напитков к простому обеду у него не хватило совести. Но этого и не потребовалось, совсем рядом протекала небольшая речка. Выйдя на ее берег, странник решил устроить привал и отдохнуть в тени нависающих над водой деревьев.
        Он подошел к урезу воды и достал флягу, на секунду задержал на ней взгляд. Подарок Харла, пусть фляга и стоила сущие копейки, но для Найда она была дорога по-своему, ведь это была первая вещь, которую ему подарили в Четырехземье просто так, по доброте душевной. Найд погрузил фляжку в прохладную чистую воду и подумал про Харла. Как там его друг морянин? Разнес ли очередной храм Милены? Или сгинул в Пелене, погибнув истинной смертью?
        Задумавшийся странник не заметил гибкого черного хвоста, который вынырнул из воды и медленно пробираясь по земле, опутал его ступни.  Почувствовав прикосновение к своей ноге, Найд опустил глаза вниз.
        - Это еще что...
        Ответ на свой вопрос он получил тут же. Хвост еще крепче стянул ему лодыжки и резко взметнулся вверх, увлекая за собой странника и переворачивая его в воздухе вниз головой. Повиснув в воздухе, Найденыш замахал руками, пытаясь достать скаррэль из-за спины. Разрывая водную гладь, на поверхность вынырнул враг странника.
        - Ого! Неплохое у тебя «здрасти»! - перестал дергаться Найденыш, глядя на появившуюся из воды Последнюю-Из-Рода, - могла бы как-нибудь и по-другому сказать спасибо за спасение твоего вида!
        - С-с-с-спасение?! - от волнения гигантская черная ящерица зашипела сильнее обычного, - ты погубил по-с-с-с-ледний выводок!
        Последняя-Из-Рода подтянула Найда поближе к своей морде. Видя перед собой шипящую пасть усеянную зубами длинной в ладонь взрослого человека, было очень сложно продолжать беседу в спокойном тоне. Но странник попытался это сделать.
        - Я не погубил, а спас. Я нашел тихий пруд в Пелене...
        - Вот именно! В Пелене! Чем ты думал?! Пелена изменяет в-с-с-с-е, что в нее попадает! Мои дети родятся мутантами! Чудовищами, порожденными Пеленой!
        Вот же черт! Найд несколько раз слышал о том, что от долгого нахождения в Пелене люди и животные видоизменяются,  но не подумал, что это изменение могло коснуться и яиц криссалидов.
        - Мои дети родятся, но родятся не криссалидами! - подтвердила его догадку Последняя-Из-Рода.
        Странник не знал, что ответить Последней-Из-Рода. Фразы «мне очень жаль» или «прости великодушно, я не подумал» по отношению к уничтожению целой расы разумных ящериц выглядели как-то совсем блекло. Но Последняя-Из-Рода уже знала, как с ним поступить. Ее хвост начал энергично раскачиваться, тряся Найда как куклу. Из кармана странника на землю выпал ее подарок - черный кристалл, который позволял ему создавать свою копию-фантом.
        - С-с-сначала я отберу у тебя это! - прошипела ящерица, и кристалл рассыпался в серую пыль, которую тут же унес незатихающий ветер Бореи.
        Черный кристалл было жалко до слез, но Найд посчитал этот поступок справедливым. Ящерица же на одной жертве останавливаться не собиралась.
        - А сейчас-с-с я заберу твою жизнь. И буду забирать ее каждый раз, когда ты сделаешь глупость и приблизишься к озеру или болотц-ц-ц-у!
        - Э! Стой! - Найд решил срочно объяснить Последней-Из-Рода, что у него есть только одна жизнь.
        Но Последняя-Из-Рода на долгий диспут настроена не была. Она приподняла Найда повыше, с явным желанием закинуть его себе в пасть. Найденышу было впору хвататься за оружие и забыть про вежливые беседы, но он хорошо помнил, как Последняя-Из-Рода играючи разделалась с тренированной убийцей за считанные секунды. Оставался лишь один вариант - вытащить кинжал, полоснуть обвивающий его хвост, попытаться вырваться и сбежать.
        Найд, изловчившись, подтянулся к поясу, чтобы достать «блудного кота». За рукоятку он ухватился, вырвал кинжал из ножен и рубанул по стягивающему его лодыжки хвосту. Естественная броня из кристаллов надежно защищала шкуру ящерицы, в лицо страннику полетели их мелкие осколки, но сколько-нибудь серьезного урона он нанести не смог.
        А Найд уже висел над самой пастью Последней-Из-Рода. В голове странника пронеслась последняя надежда на то, что ящерица проглотит его, не сильно разжевывая, и он сможет попробовать пробиться наружу из ее желудка.
        - Оссстановись! - раздалось вдруг громкое шипение.
        Последняя-Из-Рода прислушалась и перестала запихивать Найда к себе в глотку.
        - Да! - радостно завопил тот, - Остановись! Перестань меня жрать!
        Ящерица не слушая его вопли, развернулась к реке, ее хвост опустился в воду, притопив Найда. Он фыркая, отплевываясь и стараясь не утонуть, пытался рассмотреть своего неожиданного спасителя. И обомлел! Найд протирал залитые водой глаза, но картина, открывшаяся его взору, не менялась. Посреди реки вспухали буруны, из которых выбирались точные копии Последней-Из-Рода. И все они, появившись на поверхности, шипели одно и то же слово:
        - Оссстановись!
        Сама ящерица взирала на это массовое пришествие своих копий с не меньшим удивлением.
         - Кто вы? - Последняя-Из-Рода откинула полузадохнувшегося Найда на берег, готовясь дать чужакам бой.
        - Мы это ты, - ответили они ей многоголосьем, - Мы это Род!
        - Откуда вы взялись?
        - Он создал нас! Он оставил нас в Пелене, и мы переродились! Мы стали такой как ты! Теперь мы можем основать несколько новых гнезд.
        - Но я... - в голосе Последней-Из-Рода явно слышалось смятение, - значит, я тоже была рождена в Пелене?
        В разговор вмешался отдышавшийся Найд:
        - А тебе ли не все ли равно? Ты мутант, они тоже мутанты. Чудовища, порожденные Пеленой. Но теперь вы можете не ютиться в одной болоте, постоянно опасаясь истребления. Вы всю Борею можете заселить. Да что там - вообще расползтись по Четырехземью.
        Вдруг Найд смутился.
        - Вы же сможете размножаться? Или вы все... девочки?
        - Мы можем менять пол по своему желанию.
        - Ужас какой... в смысле - замечательно! - поправился Найд, - теперь вам точно не грозит вымирание.
        - Получается ты не уничтожил, а спас наш род? - до Последней-Из-Рода начало доходить, что безысходная ситуация вдруг стала невероятно благополучной.
        - Ага, а за это меня чуть не съели. И разрушили мой подарок, - Найду не пришлось разыгрывать обиду. Он на самом деле был жутко обижен на черную ящерицу. И зол, чертовски зол!
        Последняя-Из-Рода изобразила что-то похожее на глубокий поклон, ее движение повторили и остальные ящерицы.
        - Благодарю тебя за спасение моего народа! Мы никогда не забудем того что ты сделал для нас.
        Поздравляем! Вы смогли спасти от гибели разумную расу и получаете достижение «Отец криссалидов»!
        Интеллект +4
        Удача +5
        Найд пробежался глаза по системному сообщению. Неплохо, по кристалл создающий фантом было жаль, тот мог реально спасти жизнь не один раз. Обмен получился каким-то неравнозначным.
        Видя, что странник не прыгает на месте от свалившего счастья в виде отцовства над целым семейством сверкающих ящериц, да и вообще выглядит унылым, Последняя-Из-Рода решила увеличить награду.
        - Ты можешь посетить место линьки моих погибших братьев и сестре. И забрать с собой столько «бичей магов», сколько сможешь унести.
        Вот теперь-то лицо Найд засияло неподдельным счастьем. Последняя-Из-Рода это сияние немного пригасила:
        - Но только один раз!
        - Спасибо, мне и одного раза более чем достаточно!
        Попрощавшись с ящерицами, Найд шел в Храм Воздуха и думал, что ему срочно надо нарастить Силу, ведь эта характеристика отвечала за максимальный вес, который он мог переносить на своем горбу. А еще ему нужен мешок, самый большой мешок в Четырехземье, которой только можно купить за деньги!
        У подножия величественно вращающейся пирамиды храма стояли привратники, встречавшие гостей. Две величественные статуи, закованные в металл храмовые воины и щуплый жрец, который развлекался, запуская в небо лохматую собачку. Собачка, думая, что плывет смешно гребла лапами и тявкала от удовольствия.
        - Добрый день! - поздоровался с привратниками Найд.
        Храмовые бойцы даже не шевельнулись, но жрец ответил страннику.
        - Да падет тень Великой Птицы на тебя, брат! Что привело тебя в Храм?
        - Мне надо повидаться с Первожрецом.
        - Чего? - удивился младший жрец и на долю секунду потерял над собой контроль. Блаженно парящая в небе собачка с визгом рухнула вниз.
        - Я хотел бы увидеть Первожреца, - повторил Найд.
        - Брат, это невозможно, Первожрец очень занятый человек и надо иметь очень вескую причину, чтобы просить в него аудиенции.
        - У меня как раз одна такая имеется,  - странник вытащил малый амулет «Храма Воздуха» и показал его священнослужителю.
        - Да что ж ты его сразу не показал! - с обидой произнес жрец, глядя на хромающую на все четыре лары собачку, - проходи.
        - Эээ, есть одна проблема. Я не умею летать.
        - Воздушник, друг храма и не умеешь левитировать?
        - Ага, я такой, - признался странник.
        Тяжко вздохнув, жрец обхватил Найда руками.
        - Будь повнимательнее, пожалуйста. Не хочу закончить как твоя собака, - попросил Найд, а монах сделал вид, что он не расслышал его и поднялся в воздух.
        Сидя третий час в небольшом саду, разбитом на самой вершине перевернутой пирамиды, Найд осознал, чем отличается малый амулет храма от большого. С малым амулетом его и внутрь храма пустили и встречу с Первожрецом устроили, но вот не удосужились сказать, когда эта встреча произойдет. Рядом с Найдом тосковал и перенесший его сюда жрец.
        Но вот на террасу вышли сразу четверо храмовых воинов и встали почетным караулом у входа. За ними нарисовался и сам Первожрец. Но бодрый старик почему-то не искрился энергией, а медленно и устало подошел и бухнулся напротив Найда на плетенную из прутьев скамью.
        - Да падет на вас тень птицы! - перенял приветствие у жрецов странник.
        - Угу, падет - буркнул Первожрец не особо приветливо.
         - Я ваше задание выполнил.
        - Знаю.
        - Откуда? - удивился странник.
        - Оттуда. Курьер прилетал. Лучше бы ты за это задание вообще не брался.
        Странник выгнул бровь - как так? Выполнил просьбу криссалидов, так его чуть не съели. Справился с трудным заданием жрецов, теперь Первожрец сидит перед ним и корчит недовольные морды.
        - Алтарь Змея я разрушил, - с угрюмым видом произнес Найд, сразу отметая все подозрения в свой адрес.
        - Да кто бы спорил, ты молодец и вообще герой. Только мы с этим алтарем лопухнулись, - вымолвил старик и задумался на секунду, - мы думали, Пелена возникает на месте смешивания магических потоков от двух разных Стихий.
        - Ну да, - для Найденыша сей факт звучал как прописная истина.
        - Ну да, - передразнил странника Первожрец, - а вот и нет. Пелену поддерживал алтарь Змея-Скрытого-В тени.
        - Быть того не может! - возмутился сначала Найд, но вовремя прикусил язык. Не надо было Первожрецу знать, что после разрушения алтаря ушедшего бога, он еще туда-сюда по Пелене прошелся. И не делась она никуда, стояла как миленькая.
        - Тебе-то откуда знать? - опрометчиво отмахнулся от реального свидетеля этих событий старик, - говорю же, постояла какое-то время, а потом испарилась! Исчезла!
        - Может это и к лучшему? Дрянное это было место.
        - Точно не здравница. И не Парящие Сады нашего Всемилостивейшего Императора.
        - Сомневаюсь, что в садах императора монстры свободно разгуливают.
        - Да даже не в монстрах проблема, часть из них издохла, часть разбрелась. Но новые-то появляться теперь не будут. Тут в другом закавыка.
        - В чем?
        - Эх, молодежь. Вам бы все бегать подвиги совершать, девок спасать и чудовищ крошить.
        Сам о том не подозревая, Первожрец с размаху всадил нож в незаживающую  рану в душе странника. Ведь он не то что спас, а скорее всего вообще был причиной гибели Рады. Не заметив перемен в лице Найда, старик продолжил:
        - Что дает Пелена?
        - Страх, ужас и кошмар? - автоматически ответил странник.
        - Стабильность! Отсутствие войн! Пока Пелена разделяла государства Стихий, были возможны лишь небольшие набеги. А теперь Борея и Фальдорра ничем не разделены, да еще из-за строительства храмов на границе они находятся на пороге войны!
        На совесть Найда упал еще один тяжкий груз. Оказывается, он стал чуть ли не причиной полномасштабной войны между морянами и воздушниками.
        - Будет. Но сама по себе война не так страшна, пусть себе любители  подраться рубят себя в мелкую капусту. Страдать будут мирные люди. Как только начнутся сражения, тут же повылезает всякая накипь - грабители, мародеры и убийцы. Страже и войскам будет не до них, поэтому вся эта мерзость разгуляется не на шутку. Наши Хроники Скорби заполнятся до потолка!
        - Что это такое?
        - Это сложно объяснить, - старик защелкал пальцами в воздухе, пытаясь подобрать слова, - лучше ты посмотришь на Хроники своими глазами.
        Найд поднялся с места, собираясь следовать за стариком.
        - Правда, Хроники Скорби могут лицезреть только высшие иерархи Храма, - сказал Первожрец.
        Странника расперло от гнева - ну что за вздорный старик, сначала поманит и пообещает показать что-то интересное, а потом тут же обломит.
        - Но есть выход. Принимай заслуженную награду, - жрец порылся в складках своей тоги, выудил из нее небольшой предмет и протянул его страннику.
        На тонкой цепи, больше похожей на шнур, потому что ее звенья было сложно различить глазом, висели два сложенных крыла, отлитых из невесомого матово-серебристого металла. Найд подкинул безделушку на ладони, на вес она оказалась легче перышка.
        - Большой Амулет Храма. Из небесного серебра, - пояснил Первожрец, - теперь ты всегда желанный гость в Храме и здесь для тебя нет закрытых дверей. Ну и я могу выполнить одно твое пожелание.
        Найд вытащил кинжал и положил его перед стариком.
        - Благословите мой кинжал, сделайте его грозой убийц.
        - Хорошее желание. Благородное. Только вот название у твое ножика еще то. Идеально подходит, для освящения, - пробурчал старик, но ладонь над кинжалом простер.
        С руки Первожреца сорвалась ярчайшая искра и ударила в лезвие. Вслед за ней раздался гром, который заставил пошатнуться не только Найда, но и неколебимых как столетние скалы храмовых бойцов.
        - Готово, - потирая ладони, произнес старик.
        Найд осмотрел клинок, в том месте, куда ударила миниатюрная молния, на металле осталась ярко-синяя клякса с разводами. Кинжал получил новое имя, и звучало оно действительно странно - «Блудный Праведный Кот». Кроме имени он получил еще и одно свойство, урон по преступникам он наносил двойной.
        - Счастлив? По лицу твоему вижу, что да. Пойдем, покажу тебе, от чего стоит скорбеть, - первожрец сделал знак храмовым воинам, чтобы они следовали за ним.
        Летать по Храму Воздуха, пронизанному коридорами без всяких глупостей типа лестниц, самостоятельно странник не мог, поэтому он вновь «оседлал» жреца-привратника. Тому роль ездового пони нравилась мало, поэтому жрец был рад, когда высадил Найда на небольшую площадку перед каменной двухстворчатой дверью. На ее сероватой поверхности был высечен барельеф, изображающий атакующую птицу, как бы падающую на зрителя растопырив мощные длинные когти. Зеленые глаза птицы, сделанные из переливающихся и отбрасывающих  лучики света в разные стороны изумрудов, смотрелись как живые.
        Первожрец подошел к двери, при этом его походка сильно изменилась и утратила величественность. Он двигался не как духовный лидер миллионов борейцев, а как просящий милостыню старик. Первожрец наклонился к двери и что-то быстро прошептал. Найденыш расслышал в его речи чуть ли не умоляющие нотки. Первожрец кивнул на странника и снова продолжил свои нашептывания.
        Двери начали медленно раскрываться. И что удивительно - массивные створки двигались абсолютно бесшумно. Первожрец ступил в дверной проем и жестом пригласил Найда следовать за ним.
        Шагнув за порог, странник оказался... в облаке. Видимость была, но только на расстоянии вытянутой руки. А дальше клубился пар, скрывая стены, потолок и пол. У Найда вообще сложилось впечатление, что пол в этом помещении отсутствует, и он стоит на облаке.
        - Эй! - окрикнул странника Первожрец, - хватит свою пятерню разглядывать, мы сюда не за этим пришли.
        - Да тут не видно ничего!
        - А ты приглядись.
        Найд повел глаза вправо, потом влево. Ну пар и пар, облако и облако. Хотя стоп! Вот прямо в воздухе возникла надпись. Странник, сощурив глаза, пригляделся и смог ее прочесть.
        Милорад-гончар. Убит шилом в горло и ограблен Маулом.
        Что за чертовщина?! Чуть дальше первой надписи, Найд разглядел вторую.
        Белла. Задушена в своей гримерке любовником Райсом Седым.
        Надписи появлялись и вспыхивали в белесом тумане как светлячки. Посияв немного, они исчезали. Странник читал о том, как кого-то четвертовали, утопили, проткнули насквозь вертелом или отравили. Он и не подозревал, что существует такое великое множество умерщвления одних добрых людей другими добрыми людьми.
        - Это все происходит сейчас? - спросил он у невидимого Первожреца.
        - Да. В ту самую секунду, как кто-то расстается жизнью, мы получаем об этом печальную весть. А в полночь все убитые возродятся в Храмах Птицы, если они исконные. И милостивая Рух уничтожит их воспоминания о боли и страданиях.
        - А пришлые возродятся на капище и с памятью у них будет полный порядок.
        - Именно так.
        - Можно узнать, в каком городе происходит убийство?
        - Для жрецов не составляет труда обратиться к Птице и узнать подробности любого умерщвления. Причем самые детальные подробности.
        Найд несколько секунд стоял в задумчивости, не обращая внимания на загорающиеся и гаснущие известия о чьей-то погибели.
        - Я знаю, как вы можем превратить Скорбные Хроники в Летопись Гнева. И вам эта идея очень понравится!

        ГЛАВА 2

        Ростислав Андреевич Носкин не любил дешевые вещи. Он люто ненавидел запах экономии, цвет безденежья и вкус бедности. Поэтому в его руке очутилась не какая-то там дешевка, а увесистые настольные часы в глыбе кварца с золотыми прожилками. Ростислав метнул ее через стол в паренька, сидевшего напротив. Попал - зашиб бы, но паренек резво уклонился и часы врезались в панорамное окно кабинета Носкина. Стекло выдержало, не вывалилось, но покрылось сеточкой мелких трещин.
        Паренек, оглянувшись и увидев трещины на стекле, резко побледнел. Еще один участник этой сцены, высокая рыжая женщина в деловом костюме, сидевшая закинув ногу на ногу в другом кресле перед Носкиным, глядя на попытку убийства и глазом не моргнула. Будь ее воля, она сама бы пристукнула Бориса, возглавлявшего IT-департамент компании Nextlife. Ведь из-за его халатности компания лишилась примерно тридцати процентов от запланированного дохода. Что- что, а деньги она считать умела, недаром в той же компании она работала вице-президентом по финансам.
        - Как ты мог ЭТО проглядеть?! - Носкин не орал. Он выдавливал каждое слово с максимальным презрением.
        - Да причем тут я? - пискнул Борис, - у нас все было под контролем. Это просто сбой...
        - Сбой?! Сбой, твою мать?! Сбой это когда дома свет гаснет! Ненадолго! А это не сбой, Боренька, это убытки! - Ростислав Андреевич развернулся к молчавшей до этого момента женщине, - сколько мы потеряем?
        - Много. Очень много. Аналитики еще просчитывают, но там цифра с девятью нулями точно вырисовывается.
        - Слышал? У тебя в подчинении полторы тысячи человек и это только штатные сотрудники. Плюс в десять раз больше внештатных! И вся эта кодла вовремя не могла отследить, что в игре что-то пошло наперекосяк?!
        Носкин сходил с ума от злости не на пустом месте. У Четырехземья, как у проекта с громадным бюджетом, был план развития на десять лет вперед. По этому плану на первом этапе игроки «запускались» только в четыре Стихийных локации, которые были разделены между собой труднопроходимой границей под названием Пелена. В этих глобальных искусственных «песочницах» игроки раскачивались, входили во вкус и нагуливали жирок. На втором этапе Пелена должна была исчезнуть, обновляя игровой процесс и предоставляя игрокам новые возможности для развития. Такая стратегия была тонко рассчитана психологами - для постоянного поддержания интереса к игре у человека должны быть пределы, за которые можно вырваться. Эти границы возможного должны были исчезать поэтапно. Сначала спала бы Пелена, потом игроки должны были получить постоянный доступ на Плато Равновесия, а на третьем этапе им бы покорилась и Тронная Гора, расположенная в самом центре Четырехземья.
        Но четко выстроенные планы были разрушены в один момент, в ту самую секунду, когда рухнула Пелене между Фальдоррой и Бореей. С какой радости это случилось, главный айтишник объяснить не мог. Поэтому Боря сидел, бледнел, блеял и старательно уворачивался от швыряемых в него тяжелых предметов.
        - Это один из Искинов зачем-то изменил игровой сценарий, - в сотый раз попытался оправдаться Боря, - это не было ошибкой, это...
        Договорить Носкин ему не дал.
        - То есть ты сейчас мне хочешь сказать, что Искины, что хотят то и творят? Завтра они решат, что мы им вообще не нужны, устроят революцию и все наши доходы начнут в благотворительный фонд перечислять?
        Боря глупо хихикнул.
        - Да вы что, это невозможно...
        - Невозможно? Ты мне сколько раз говорил, что Искины не могут выходить за четко определенные рамки? А они вышли!
        - Мои люди сейчас работают над тем, чтобы понять, какой искусственный интеллект и зачем это сделал.
        - Не на то время тратишь! Сначала надо тушить пожар, а потом уже выяснять, откуда он взялся. Сейчас же восстановите разграничение между Бореей и Фальдорры. Сценаристы должны будут придумать логичное объяснение для игроков. Через два... нет, через час мне доложишь, что все улажено, понял?
        На Бориса было жалко смотреть, он отлично понимал, что за отведенный час такую работу не проделать. Но сказать об этом Носкину, значит погибнуть смертью храбрых, но глупых на месте. Лучше уж прожить хотя бы часок, а потом постараться от Носкина отбрехаться. Боря открыл было рот, чтобы пообещать выполнить невыполнимое, но дверь в кабинет Носкина открылась и в нее проскользнула секретарь.
        - Ростислав Андреевич...
        - Я же просил не дергать меня! - дурное настроение Носкина перекинулось и на секретаршу, - у нас очень важное дело!
        Секретарь испуганно захлопала ресницами.
        - Но там тоже важное...
        Носкин зарычал, но секретаря выслушал. И уже через одну минуту он садился в личный квадракоптер на крыше бизнес-центра, на ходу подгоняя водителя и разрешая ему нарушать все мыслимые и немыслимые правила воздушного движения.
        Квадракоптер приземлился возле белого купола клиники экстренной нейрохирургии. Двигатели машины, подвывая, еще только останавливались, а Носкин катился по коридорам клиники неудержимым цунами, не отвечая на вопросы врачей и отмахиваясь от медсестер. Свой забег он завершил только в палате, где на кровати под прозрачным куполом лежала болезненного вида девушка. Его дочь.
        Лицо Милены было скрыто под фасетчатой маской, делающей ее похожей на сказочную спящую стрекозу. Левая рука девушки была облеплена проводами и датчиками, а рядом с кроватью была размещена стойка с многочисленными медицинскими мониторами. Носкин бросил на них взгляд - ни один индикатор не мерцал красным и не взывал о помощи. По другому и быть не могло, Ростислав Андреевич по дороге в клинику сделал пару звонков, и если жизни дочери хоть что-нибудь угрожало, вокруг нее сейчас бы вился весь больничный персонал. А так возле нее находился всего лишь один врач.
        - Добрый день! - шагнул он навстречу Носкину, - быстро же вы прибили.
        - Как она? - Ростиславу Андреевичу было не до сантиментов.
        - Ну да, - смутился врач, - состояние стабилизировалось, и мы планируем...
        - Что произошло? Кто это сделал?
        Доктор смутился еще больше.
        - Да, в общем-то, она сама.
        - Как сама?! - навис Ростислав над врачом.
        - Так. Ваша дочь использовала незадокументированные функции капсулы для виртуального погружения. И как итог, - врач развел руками, - микротравмы мозга. Но не переживайте, как я уже сказал - состояние больной стабильно и никаких угроз ее жизни нет.
        - Тогда зачем все это, - Носкин махнул рукой на оборудование, окружающее его дочь.
        - Для контроля. Мы наблюдаем за малейшими изменениями в ее организме. Травмированный мозг может преподнести сюрпризы.
        - Какие?
        Врач пожал плечами, показывая, что он даже не догадывается.
        Торопливо идя по больничным коридорам, Носкин коснулся массивного перстня на своей руке. Перед ним возникла полупрозрачная голограмма перепуганного Бориса.
        - Через полчаса будь по этому адресу. Высылаю тебе координаты.
        - Но вы же сказали заниматься Пеленой и...
        Ростислав Андреевич отчетливо скрипнул зубами.
        - Будь там через двадцать минут! - сказал Ростислав Андреевич, - с собой возьми все, что необходимо для диагностики капсулы.
        В квартире Милены Борис копошился во внутренностях капсулы чуть ли не с восторгом. Еще бы, неминуемая, казалось бы, казнь откладывалась на неопределенное время. Но восторг его поугас, когда подключенные к диагностическому компьютеру проекторы стали выдавать информацию.
        - Аппаратно в капсуле ничего не меняли. Все блоки на своих местах. Несанкционированного подключения тоже не было, - вынес свой вердикт Борис.
        - То есть это точно была не диверсия? - спросил с нажимом Носков.
        Прежде чем ответить, Борис взъерошил волосы.
        - Не знаю. Не уверен. В капсуле появился какой-то новый программный модуль. Секунду, - пальцы Бориса запорхали над виртуальной клавиатурой, - да, так и есть. Модуль называется Сенсив.
        - Как?! - Носкин взвился почти до потолка.
        - Сенсив. Вы что-то о нем знаете?
        - Да. Нет. Не важно, - взгляд Носкина метался из стороны в сторону. Было видно, что мысли босса погрузились в полнейший хаос. Ростислав Андреевич что-то бормотал, споря с самим собой, доказывая самому себе какой-то факт, и тут же мотал головой, опровергая его.
        Из состояния ступора его вывел музыкальный сигнал, вслед за которым дверь в комнату отъехала в сторону.  В комнату легко ступая, зашла Милена и уставилась на незваных гостей. Борис в свою очередь тоже глядел на девушку, не мигая - она появилась в коротенькой больничной сорочке, которая едва прикрывала ягодицы девушки. Оторвать взгляд от ее загорелых стройных ног мог только закоренелый поклонник однополой любви.
        - Ты? Ты откуда... зачем ты ушла из клиники? - очнулся Носкин, - и почему в таком виде?
        - Миленько, правда? - Милена покрутилась на месте, сорочка взлетела выше.
        Борис шумно сглотнул слюну.
        - Перестань! - рявкнул Носкин.
        Такой тон обычно действовал на Милену хуже ведра ледяной воды, опрокинутого на самую макушку. Обычно. Но не сейчас. Милена на его рык не обратила ровным счетом никакого внимания.
        - Боренька, быстро отключай свою технику. Мне срочно нужно в капсулу. Сразу после того, как я приму душ, - Милена через голову стянула с себя сорочку и бросила ее на пол.
        Милена, потягиваясь, вышла из комнаты, Борис глазами больного щенка посмотрел на своего работодателя.
        - Отключай, - сдавлено произнес тот. Потом Носкин подумал о том, в каком виде Милена вернется после душа и добавил, - и выметывайся.
        Борис торопливо собрал свои высокотехнологичные пожитки и быстро удалился от сумасшедшего семейства Носкиных. К несказанному облегчению Ростислава Андреевича его дочь из душа пришла замотанная в большое белое полотенце.
        - Что за программу ты установила в капсулу? - взяв самый суровый тон из своего арсенала, сказал Носкин.
        И опять мимо. Как будто не замечая своего отца Милена, подошла к капсуле и активировала ее.
        - Отвечай! - у Ростислава Андреевича сдали нервы.
        - Секрет! - смеясь, ответила ему Милена, - Борис же все видел, попроси отчет у него. Полный и подробный. А мне некогда, я же сказала, что мне срочно надо в Четырехземье.
        - Какое еще Четырехземье! Собирайся, мы едем обратно в клинику!
        - Зачем? Мне сказали, что я полностью здорова.
        - Здорова?! Гулять голышом перед родным отцом и чужим мужиком это называется здорова?!
        - Я тебя умоляю, какой из Борюси мужик?
        Носкин на миг смутился. Вроде бы его дочь и дело говорит, но представив, как Боря похваляется на работе, что он видел дочь босса, расхаживающую голышом, Ростислав Андреевич  задохнулся от злости. Надо будет срочно позвонить гаденышу и предупредить, что если он хоть кому-нибудь намекнет, да даже просто во сне увидит голую Милену, то Носкин задавит его собственными руками.
        - Кстати, он тебе сказал, какой модуль я установила? - оборвала раздумья отца Милена.
        - Да. Где ты его взяла?
        - А ты не догадываешься?
        - Морисиус?
        - Ага, - довольно кивнула Милена.
        - Но зачем? Ты же знаешь, что именно эта программа сделала из Найденыша придурка.
        - Не эта. Морисиус установил мне обновленную версию. Она намного надежнее.
        Носкин мысленно бросил душить Борю и приступил к умерщвлению Морисиуса.
        - Вот же тварь! Найду - голову откручу.
        - Не найдешь. Он скрывается, почти не выходит из игры и где его капсула - неизвестно. Да и не случилось  ничего страшного. Как видишь - я жива.
        - Все равно это сумасшедший риск! - Носкин нервно заходил по комнате, - для чего тебе это было нужно?
        - А ты не догадываешься? Я всего лишь хотела... чтобы ты мог мною гордиться. Другого способа, как это сделать я не нашла.
        У Ростислава Андреевича на пару секунд остановилось сердце - дочь ударила точно в цель. Но вида он не подал, а издевательски спросил:
        - Я мог бы гордиться дочерью, пускающей слюни? И ходящей под себя?
        Милена горько усмехнулась:
        - Я могла бы любить тебя любого. Даже пускающего слюни. Могла бы...
        Фраза девушки зависла в воздухе, Носкин решил уйти от темы «отцов и детей».
        - Ты же понимаешь, что тебе сюда, - он похлопал рукой по крышке капсулы, - больше нельзя. Сильное ранение в игре может тебя убить. Или выжечь мозги. Ты хотела стать всесильной, считай, что не вышло. Ты навсегда потеряла Четырехземье, тебе теперь только в тетрис играть.
        - Но я могла бы попытаться! Сильные лекари, телохранители...
        - Они люди! И могут ошибиться! А цена этой ошибки - твое будущее, твоя жизнь! Все, хватит спорить. Собирайся, мы едем в клинику.
        Милена подумав, кивнула.
        - Хорошо. Только мне надо собраться и одеться.
        - Я подожду тебя в зале, - у Милены был неплохой бар, а Ростиславу Андреевичу срочно требовалось что-нибудь крепко бьющее в голову. Чтобы выгнать оттуда слова: «Могла бы...».
        Он направился к выходу из комнаты и вдруг услышал шелест отъезжающей крышки капсулы. Носкин обернулся.
        - Стой! Не смей!
        Но Милена уже ныряла в виртуальный «гроб». Ростислав Андреевич рванул назад, попытался схватить закрывающуюся крышку, но та выскользнула из пальцев и захлопнулась, отделяя его от дочери. Капсула у Милены была экстра-класса, она защищала владельца от посягательств извне не хуже сейфа. Носкин пнул ногой лоснящийся противоударным пластиком бок капсулы и чуть не сломал себе палец. Что же делать? Позвонить в компанию и приказать немедленно разорвать подключение? Или сходить на кухню за топориком и перерубить кабель к чертям собачьим? Ростислав Андреевич знал, что ни то, ни другое он делать не будет. И виной тому виртуальная суперчувствительность его дочери. Откат от экстренного отключения может так ударить по ее нервной системе, что у него будет реальный шанс проверить, способен ли он любить дочь-аутиста.
        Метаний отца возле капсулы Милена не видела. Перед ее глазами  возникли миллиарды цветных точек, которые покружившись, сложились в единую картину, Милена оказалась в донжоне своего замка. На Милену сразу обрушилась куча системных сообщений.
        Вы провалили задание императора! Репутация с императорским домом Бореи понижена до «Неприязни»!
        Ого! Милене стало очень интересно, за что ее вдруг так невзлюбил император, ведь еще вчера он одаривал ее землями и титулами. Благо спросить было у кого - по штабу клана «Черной розы» бесцельно ошивался Артур Бедоносец, который с тоскующим видом рассматривал гобелены на стенах.
        - Ты где была? - увидев появившуюся девушку, завопил он, - тут такое творится! Моряне уничтожили еще один храм!
        Милене сразу стало понятно, почему она попала в опалу. Но вредный старикашка на этом не остановился.
        Вызвав недовольство императора, Вы лишаетесь графского титула!
        - Они бы и третий храм разрушили, но тут исчезла Пелена. И теперь границу переходить или добывать там ресурсы может любой бродяга, так что храм им просто оказался не нужен. Стоит себе и стоит, никому не мешает, - продолжил свой рассказ Артур.
        Вызвав недовольство императора, Вы лишаетесь баронского титула!
        Вот ведь Его Императорское Скотство! Титул баронессы Милена заслужила сама, какое право этот коронованный осел имел его отбирать?!
        А Артур прямо таки соревновался с системой в преподнесении плохих новостей.
        - Народ из клана побежал, сначала понемногу, а потом сотнями в день выходили.
        - Сколько сейчас в клане?
        - Двое, - криво усмехнулся Артур, - ты да я.
        - А ты почему не сбежал?
        - У меня контракт. С финансовыми обязательствами.
        Простолюдин без титулов не может быть лендлордом. Вы лишаетесь земель и замков!
        Игра попыталась добить Милену. И вроде та должна была чувствовать отчаяние, разочарование и безысходность от крушения своих великих планов. Но она вдруг почувствовала необычайную легкость. Ей больше не надо думать, как выкачать из игры вагон денег, не надо грузить голову, организовывая толпу в подобие армии, не спать сутками, просчитывая тактику и стратегию своего развития. К черту! Она ничего не должна доказывать себе и самое главное своему тирану-отцу. Она должна развлекаться!
        И этому способствовали ее новые чувства. Сначала Милену удивило зрение - она видела каждую пылинку, вьющуюся в воздухе. Она видела трещинки-паутинки на фресках. Милена подошла к окну, отворила его и ахнула - мир стал больше, только из-за того факта, что она видела дальше! Девушка увидела две тени, несущиеся по небу, и пригляделась к ним. Имперские курьеры верхом на грифонах. И хотя они были еще довольно далеко, она смогла разглядеть и голубую эмаль на их доспехах и даже отдельные перья на крыльях грифонов. От этого невероятного восприятия мира хотелось петь и хлопать в ладоши, что она незамедлительно и проделала.
        - По какому поводу восторги? - не оценил ее радость Артур.
        - Тебе не понять. И словами не объяснить, это надо почувствовать.
        Милена пошла по залу, ощупывая совсем заурядные вещи, но получая при этом совсем незаурядные ощущения. Отполированный до блеска геральдический щит, висевший на стене, неприятно холодил руку и тянул из нее тепло. А когда она провела пальцами по стенной балке, то не только почувствовала неровности волокон, но и услышала легкий шорох, от прикосновения кожи к дереву.
        Морисиус свою часть сделки выполнил сполна. Странника он с нее, конечно, сделать не смог, но троекратно усилил ее уровень ощущений в игре. Именно за счет этого быстро развивался Найденыш. Обычному игроку надо было сто раз наблюдать за движениями мастера, чтобы перенять какой-нибудь хитрый прием. Найденышу хватало и десяти. Как объяснял, Морисиус это было связанно не только с его улучшенным зрением, но и с моторикой и координацией движений. Найд мог разглядеть летящие в него стрелы и кинжалы, и за счет лучшей реакции от них уклониться. Или заранее увидеть или услышать противника и устроить на него засаду.
        Но у этой суперспособности была и обратная сторона - все неприятные ощущения передавались тоже с трехкратным усилением. Но девушка пока об этом не задумывалась, она упивалась гаммой свалившихся на нее ощущений.
        - О! Они уже приземлились. И один из них поднимается по лестнице, - подняв палец и привлекая внимание Артура, сказала Милена.
        - Кто приземлился? И кто к нам поднимается? - не понял ее телохранитель. Милена сначала неожиданно выпала из игры, а потом также неожиданно вернулась. И если ее и раньше трудно было назвать нормальной, то теперь девушка выглядела откровенно странно.
        Но она не ошиблась, Артур услышал топот латных ботинок по лестнице, а потом в зале появился имперский гвардеец курьер. Курьер поприветствовал Милену, ударив бронированным кулаком о нагрудник.
        - Госпожа, я послан самим императором Бореи. У меня приказ, я должен забрать грамоты на землевладение и ключи от замка.
        Артур напрягся, а Милена фыркнула - ну что за дурацкие игровые условности? Система и так доходчиво объявила, что графиня становится нищенкой и ее поганой метлой вымели из благородных семейств Бореи. Зачем императору надо еще и гонца присылать? Для реалистичности? Или чтобы больнее ее пнуть? Ну так она может запросто научить этого шута с короной на голове, как надо бесить людей по-настоящему.
        Милена подошла к камину и его полки взяла небольшой ларец, который протянула курьеру.
        - Здесь все, что просил вас привезти император.
        Гвардеец взял ларец из ее рук, открыл крышку, заглянул внутрь и довольно кивнул.
        - Спасибо, госпожа.
        - Через сколько дней вы будете в Бовирграде? - голосом заботливой хозяйки спросила девушка.
        - Для имперских курьеров во всех крепостях и форта держат свежих грифонов. Дней через пять я доберусь в столицу, если не подведет погода.
        - Пять дней в седле без отдыха? - охнула Милена.
        Курьер приосанился, став выше ростом сразу на целую ладонь и не без самодовольного бахвальства произнес:
        - Гвардейская Курьерская Служба не знает усталости, госпожа!
        Милена захлопала глазами провинциалки, сраженной наповал бравым имперским служакой.
        - Какая прелесть! А давайте я помогу вам до столицы добраться быстрее?
        На лице гвардейца появилось недоумение.
        - Эээ... это как?
        - А вот так! - Милена вытащила цеп и с размаху залепила курьеру в висок. С гвардейца слетел открытый шлем с высоким плюмажем и, подрыгивая, забряцал по полу.
        Кровь из раны на любу хлынула на лицо гвардейца, но он смог выпрямиться и даже вытащить короткий меч из ножен. Но в какую-либо вменяемую стойку встать не успел, Милена атаковала его молнией и тут же применила «Смертельный крест», нанося серию из четырех ударов, каждый из которых наносил критический урон. У гвардейца оказалось раздроблено плечо, а его панцирь был вмят почти до самой спины. Но Гвардейскую Курьерскую Службу он не посрамил. Хрипел, пуская кровавые пузыри, но стоял.
        Девушка решила добить его эффектно, активировав способность «Вихревой натиск» она, разогнавшись, врезалась плечом в противника и... задохнулась от дикой боли! Вот оно, проклятие Найденыша! Отбитая рука разжалась, выпуская цеп, а поваленный на пол гвардеец начал подниматься, вслепую шаря вокруг руками, стараясь найти свой меч.
        Поединок Миленой был бы проигран однозначно, если бы не вмешательство Артура. Он подошел, точным ударом в горло добил окровавленного солдата и склонился на д Миленой.
        - Что с тобой?
        Она через невыносимую боль улыбнулась.
        - Долгая история. Но я тебе расскажу, обязательно расскажу. Надо только убить курьера, который остался внизу. Помоги мне встать.
        Артур протянул ей руку.
        - Ты зачем вообще на гвардейца кинулась? Ты же понимаешь, что мы теперь в Борее мне закона? Император на нас теперь на месяц красную ауру навесит, а то и больше.
        - Да кто такой вообще этот император? Просто набор циферок! С чего нам его бояться? Я бы с удовольствием посмотрела на то, как ему доложат, что опальная графиня об его гвардейцев ноги вытерла. Вдруг его цифровая кондрашка хватит?
        Девушка хрипло рассмеялась, достала зелье Жизни и залпом осушила склянку. Скривилась - у зелья был до тошноты приторный вкус. Мелькнула мысль - как же этот проклятый Найденыш вообще умудряется здесь выживать?!

        ГЛАВА 3  

        При закладке Бовирграда, первый император требовал от архитекторов, чтобы город выглядел помпезно, роскошно и величественно. Слово «величественно» он повторил ровно три раза. Зодчие разбились в лепешку, но пожелание монарха выполнили. Правда, во время претворения его воли в жизнь погибли от чрезмерного перенапряжения два десятка архимагов Воздуха. Но кто будет горевать о таких мелочах, если столица страны ветров вышла величавой и подавляющей одновременно. Ибо любой, подходивший к стенам Бовирграда вынужден был взирать на город снизу вверх и чувствовать себя мелкой незначительной букашкой.
        Морисиус-странник, «Мифы и легенды Четырехземья»
        Может быть, вид Бовирграда и повергал каждого увидевшего его путешественника в трепет, но у Найда челюсть от восхищения не отвалилась. Она наоборот была крепко сжата, так как в голове у странника вились, переплетались и отскакивали друг от друга темные мысли. А еще там поселился клубок забот, который странник не знал, с какого конца начать распутывать.
        Разговор с Первожрецом закончился в принципе успешно. Жрец еще раздумывал, стоит ли Храму Воздуха вмешиваться в дела мирские, но странник преподнес ему подарок - спасенную им скорлупу Великой птицы, чем немало удивил старика. Подобный артефакт стоил немыслимых денег,  а Найд дарил его храму просто так, в надежде на будущее сотрудничество. И Первожрец на это сотрудничество согласился. Для охоты за убийцами Найд предлагал организовать новый орден - Сыны Гнева. Храмы Воздуха обязались давать приют членам этого ордена, а также сбывать через свои лавки трофеи, добытые у преступников. Причем жрецы владели одним полезным даром, способным неплохо повышать стоимость трофеев - они могли благословлять оружие и экипировку, улучшая их свойства. Ну и конечно в их обязанность входило снабжать информацией Сынов Гнева, чтобы те вовремя находили и карали убийц.
        Странник же должен был заняться созданием собственно самого ордена охотников за головами. Эта организация сулила принести серьезную материальную выгоду и большое моральное удовлетворение. Что для Найда было более важным, он и сам не знал. С одной стороны, если уж он застрял в Четырехземье надолго, если не навсегда, то солидный постоянный доход сделает его пребывание в этом мире комфортным. Но не меньше его радовало то, что всякие моральные уроды начнут получать по заслугам.
        Как начать создавать организацию, которая должна охватить всю Борею, странник представлял себе смутно. Знал лишь одно - это предприятие требовало вложения крупных инвестиций. И это составляло его головную боль номер два. Найду нужно было прокачать Силу, чтобы наведаться к криссалидам и вынести оттуда как можно больше «бичей магов».
        Тратить на раскачку Силы время очень не хотелось, штука конечно полезная, таскать много на себе можно, бить - так от души. Но для странника малополезная, поэтому Найд разрывался между жадностью и здравым смыслом. Ведь ему надо было еще и плащ у имперского торговца выкупить. Вдруг этот плащик в связке с браслетом и застежкой одарит странника какой-нибудь сверхспособностью? Или вообще поможет из игры выйти? Да и глобальное поручение от Змея-Скрытого-В тени надо бы выполнить. Детали из прошлого странника, могли бы ему подсказать, каким ветром его беспамятную тушку занесло в Четырехземье, да и выход в реальный мир обозначить.
        Поэтому не красоты Бовирграда занимали голову Найда, а хлопоты-заботы. Хотя посмотреть было на что. Столица Бовирграда парила над землей на высоте пятидесяти метров, на гигантском гранитном круге, вырванном прямо из земли.  Скала расставалась с поверхностью неохотно, вся ее нижняя часть была изборождена трещинами и выбоинами. Под Бовирградом зиял глубокий, поросший вездесущей ковыль-травой котлован в несколько верст диаметром.
        Этот котлован, эта невообразимых размеров дыра в земле, должна была причинить особые неудобства глупцам, решившимся на штурм столицы. Хотя сам город опоясывала низкая стена, больше рассчитанная не на штурм, а на то, чтобы какой-нибудь подвыпивший житель случайно не вывалился и не расшибся в лепешку.
        Над столицей Страны Ветров всегда сияло голубое небо, но обрамляло его скопление чисто белых, без малейшего намека на серость, облаков. Облака не просто образовывали кольцо вокруг города, они формировали одно из чудес Четырехземья, известное под названием Висящих Садов. Над садами потрудились небесные скульпторы на две, а то и три головы превосходящие искусство Лаины. Деревья и кустарники образовывали арки и пирамиды, листья на них трепетали, ветки раскачивались от ветра. Мягчайшие облачные газоны так и звали улечься на них, закрыть глаза и забыть обо всех проблемах этого мира. На клумбах росли разнообразные цветы и вместо лепестков у них сияли разноцветные миниатюрные молнии. Над цветниками кружились бабочки и райские птички с крыльями из радуг. Даже озадаченный своими проблемами Найд задрал голову, и минуты две разглядывал кипящую в Висящих Садах жизнь.
        Несмотря на то, что большинство жителей Бореи умели левитировать, проход в Бовирград по воздуху был строго запрещен, о чем вещали таблички на столбах, установленных вокруг столицы. Для не умеющих читать или не желающих соблюдать правила по периметру города были установлены аркбаллисты, заряженные переливающимися шаровыми молниями. Плюй на правила, взлетай и падай вниз обугленной тушкой!
        Для обученных грамоте законопослушных граждан существовал только один путь наверх - четыре веревочных моста, связанных из канатов, каждый из которых был толщиной с туловище Найда. Мосты располагались по одному на сторону света и были обвязаны на земле вокруг массивных каменных глыб, которые по видимости служили еще и якорями для летающего города.
        Найд направился к ближайшему мосту. У его подножия стояла группа латников с алебардами в руках. На их панцирях был намалеван геральдический щит с пустым голубым полем внутри. Император Бореи не мелочился, его символом был сам Воздух. Среди солдат затесался маг в голубой тунике, он время от времени лениво вскидывал руку и сканировал стекающуюся к городу толпу, дабы ни один антисоциальный элемент на территорию столицы не пробрался. Во время одной из таких процедур маг покачнулся, на него резко накатило головокружение и тошнота. Браслет на руке у Найда потеплел, и у странника возникло нехорошее предчувствие - сейчас стража учинит шмон, чтобы понять, кто и зачем старается пробраться в город неопознанным.
        Но Найду несказанно повезло, что имперский маг вчера засиделся в трактире допоздна и выдул не много ни мало пять кувшинов с пивом. Поэтому тошнота и головокружение сегодня были его неотлучными спутниками, и он не придал своему недомоганию никакого значения. Страннику очень повезло, что маг сканировал визитеров не по одному, а скопом. Попытайся маг прицельно кинуть сканирующее заклинание на Найда, то получил бы сильнейший ментальный удар, который сложно спутать с похмельем.
        А так странник взобрался по слегка раскачивающемуся от ветра мосту, судорожно цепляясь за веревочные перила и сильно жалея, что он не удосужился отрастить крылья. Но наконец, он взобрался на каменное основание Бовирграда и застыл на месте. Ослепленный.
        Все, абсолютно все вокруг было возведено из белого, отполированного до зеркально блеска камня. Пронзающие небо иглами шпили, причудливо изогнутые арки и пролеты, даже мостовая под ногами играла тысячами солнечных зайчиков.
        - С непривычки можно ослепнуть. Да, приятель? - кто-то насмешливо произнес рядом.
        Найд прикрыл глаза ладонью и посмотрел по сторонам, стараясь увидеть говорившего незнакомца.
        - Ниже гляди, приятель! - снова услышал он издевательский голос, - глядя вдаль, мы упускаем сокровище, лежащее у нас под ногами.
        Найд, как ему было велено, опустил глаза ниже и увидел пестро разодетого карлика, лицо которого скрывала вышитая бисером карнавальная полумаска. Карлик отвесил шутовской поклон.
        - Наконец-то! У тебя уходит масса времени на то, чтобы что-нибудь отыскать?
        Пока странник думал, что же ответить нахалу, тот продолжил.
        - Не беда, приятель! В конце концов, я для этого здесь и стою, - карлик поклонился, на этот раз еще ниже, - разреши представиться, Белью Павлин, городской привратник.
        - То есть ты можешь подсказать, что-где здесь находится? - странник был очень рад встретить этого «павлина».
        - А ты не очень смышлен, - продолжил издеваться Белью, - но ничего, держись меня. Не пропадешь и не заблудишься. Что за дела у тебя в Бовирграде? На рынок пришел, небось?
        - На рынок можно заглянуть. Но сначала мне надо найти какую-нибудь гильдию или другое место, где можно развить силу.
        - Это понятно. Отсутствие ума надо чем-то компенсировать. Есть такое место, я тебя туда отведу.
        Странник удивляясь, как он еще не зашиб коротышку, продолжил.
        - Еще мне надо отыскать имперского купца...
        - Считай, что уже нашел. Имперский купец он один. Во всех Борее только Петер Волховод имеет право называться Купцом Его Императорской Милости.
        - И ты сможешь меня к нему отвести?
        - А как же! Не до порога, но рукой в сторону его дома махну.
        - Это бесплатно или...
        - Конечно же или! - надулся Белью, - я беру пятнадцать серебряных за одно направление. Итого с тебя тридцать монет. На рынок, так и быть, я тебя свожу бесплатно.
        Странник прикинул, что тридцать серебряных за услуги гида это дорого. Но с другой стороны - это столица и цены здесь должны быть грабительскими. Поэтому он хлопнул по маленькой пухленькой руке Белью, соглашаясь на его предложение.
        Белью Павлин потащил странника за собой, быстро семеня ногами и попутно рассказывая местные слухи и достопримечательности. В голове Найда эта информация не задерживалась, так касалась она в основном интрижек, которые заводила друг с другом местная знать. Или здания, которое возвел или снес очередной император, чтобы насолить своему предшественнику.
        Привратник вывел Найда к вырубленному прямо в скальном основании города прямоугольнику. Наверное, это было самое оживленное место Бовирграда.
        - Что это? - спросил странник, глядя на пришвартованные и прибывающие в гавань воздушные корабли и баржи.
        - А на что это похоже, умник? На скотный двор? На прачечную? Очнись это же порт!
        - Я чего-то не понимаю. У нас кто кому платит деньги? - Найду начал надоедать насмешливый тон Белью, - и зачем ты меня сюда вообще привел?
        - Платишь деньги ты. И ты хотел стать сильнее, поэтому мы и оказались в месте, где это сделать проще всего.
        - Тут можно купить зелья увеличивающие силу?
        - Пффф, зелья-шмелья! Это все для слабаков. Они могут сделать тебя крепче на час или около того. Чтобы стать по-настоящему сильным, надо много трудиться. Пойдем, познакомлю тебя с нужными людьми.
        Нужный человек оказался главой портовых грузчиков. Его гильдия была рада принять в свои ряды новых членов и гарантировала получение десяти серебряников в день. И это при условии выполнения плана - на своем горбу надо перенести сто тюков от рассвета до заката. Найд хотел было послать главу гильдии на Небесный Столп охранять яйца Рух с таким предложением. Его взбесило, что за час прогулки с болтовней можно заработать в три раза больше, чем за день работы грузовым ишачком. Но тут глава гильдии его огорошил - при должном старании и прилежном грузотаскании Сила будет увеличиваться на единичку в день!
        Пока они вели переговоры в порт, расталкивая небольшие торговые корабли со своей дороги, зашло настоящее  чудище. Странник первый раз увидел настолько крупный летающий корабль. И настолько монструозно выглядящий. Высокие деревянные борта были усилены частоколом из ребер какого-то гигантского животного, на носу и корме стояли две громовых аркбаллисты, явно намекая на то, что это далеко не мирное судно. Военный корабль, под голубым флагом поддерживало в воздухе сразу шесть, похожих на перетянутые сардельки, пузырей с зеленоватым газом. Корабль подошел к гавани и с него полетели швартовочные канаты, которые подхватили портовые рабочие и начали сноровисто их обматывать вокруг причальных столбов. Эти же рабочие перекинули сразу четыре мостка на борт военного корабля.
        - Красавица! - прокомментировал прибытие военного корабля Белью, - это же флагман императорского флота - «Царица бурь»!
        По площади порта бодрой рысью понеслась стальная змея императорских гвардейцев. Возле пристани поток солдат разбился на четыре ручейка, которые потекли на борт «Царицы бурь».
        - Куда они отправляются? - спросил Белью, - гвардейцы же редко покидают Бовирград.
        - Ходят слухи, что на границу с Фальдоррой. Должно быть там скоро станет жарко, - ответил ему глава гильдии.
        Услышав это, Найд тяжело вздохнул - ну вот и еще одна головная боль привалила. Теперь Найду надо будет срочно предупредить Харла о том, что император Бореи собирается начать масштабную военную компанию против морян. Вон даже своих гвардейцев в бой отправляет. Зачем эта война нужна императору в принципе понятно. На освободившихся от Пелены территориях полно экзотических и дорогих ресурсов и кто первый наложит на них лапу тот и получит баснословный барыш. Но как о намерениях борейского императора быстро предупредить Харла, странник не знал. Ведь если прибегнуть в помощи мага связи и попробовать передать сообщение с помощью Шепота Ветра, не факт что маг это послание попросту не отправит, а Найда не вздернут на ближайшем суку как предателя и шпиона.
        Решив с этим не торопиться, чтобы не наломать дров, Странник условился с гильдейцем, что к работе приступит завтра утром и отправился с Белью к дому имперского купца. Но на их пути возникло препятствие, с точки зрения странника - практически непреодолимое. Белью Павлин с важным видом подвел его к ослепительно-белой стене, очень похожей на корону с высокими зубцами, которая охватывала весь центр столичного града.
        - Чего стоим? Дальше то куда?
        - А никуда - мы пришли! - Белью и не думал двигаться.
        - Как пришли?
        - Ну вот так. Я же тебе пообещал показать дом имперского купца? Смотри, - Белью, встав на цыпочки, указал за стену. Там виднелся большой островерхий купол, окруженный куполами поменьше, - вооон, видишь слева купол? С флюгером в виде сундука? Это и есть нужным тебе дом.
        - Так пошли туда.
        - Эээ... это Высокий Город. Место жительства императора, его семьи и приближенных особ.
        - И ты в число этих особ не входишь? - поинтересовался странник у Белью.
        - Шутишь? Туда не каждого занюханного графа пускают. Сомневаюсь, что городского привратника там примут с распростертыми.
        - Значит, ты меня обманул?
        - Но-но! Еще никто не обвинял Белью Павлина во лжи. Мы договаривались, что я покажу тебе дом купца. Вот - показываю еще раз! - Белью ткнул пальцем в нужный страннику купол.
        - Дать бы тебе по башке, - мечтательно произнес Найд.
        - Зачем? - отступая и гаденько улыбаясь, ответил городской привратник.
        - Да просто так. Испытать моральное удовлетворение.
        - Не стоит оно того. Тут стража кругом, - пятясь еще быстрее, ответил Белью.
        - Ничего, как-нибудь будет у нас свидание без лишних свидетелей, - ласково пообещал странник, - земля-то круглая.
        - Глупость! - улепетывая со всех ног, сообщил Белью, - земля плоская!
        Гоняться за пронырливым карликом Найд не собирался, он обошел стену и нашел ворота, ведущие в Высокий Город. Проем в четыре человеческих роста был перегорожен кованой решеткой, и единственной лазейкой вовнутрь была небольшая калитка. Возле которой стоял караул из двух гвардейцев и офицера, выделяющегося золочеными наплечниками на доспехе.
        - Да падет на вас тень Птицы! - поздоровался с офицером Найд.
        Но тот даже не пошелохнулся, а ответил страннику один из солдат.
        - Нам тень Птицы не нужна, мы под дланью императора ходим, - промолвив это, гвардеец снова застыл как изваяние.
        - Тоже неплохо, крыло это неизвестно где, а император всегда рядом. Мне бы внутрь пройти.
        - К кому? - смешно скосил один глаз на странника тот же солдат.
        - К поставщику Его Имперской Милости. Плащ у него выкупить хочу, - напрямую ответил Найд.
        Несмотря на железную дисциплину, гвардейцы чуть пополам от хохота не согнулись.
        - Чего? - снизошел до разговора офицер, - а может тебе еще к императорскому брадобрею пустить? Или к знахарю? Подстричься и здоровье поправить?
        - Императорский купец не торгует с простолюдинами. И поставляет товары только для императорской семьи, - более терпеливо растолковал Найду солдат.
        - То есть я вообще никак его не смогу увидеть?
        - Сможешь. Раз в год он распродает барахло, накопившееся у него на складах. Тогда он выходит в город и устраивает ярмарку.
        - И когда следующая ярмарка?
        - Не скоро. Прошлая была пару недель назад. Но ты можешь поискать то, что тебе надо на рынке.
        Найд вспомнил, что Белью его туда так и не отвел, зато гвардейцы подсказали путь до базара совершенно бесплатно. Странник готовился увидеть потрясающий разум размах столичного шика, но местный базар оказался гораздо меньше своего собрата в Новой Доле. Но и здесь чувствовалась жесткая рука императора, наводившая в столице порядок. Здесь не было раскиданных в полном беспорядке палаток и шатров и хаотически двигающихся толп народа. На рынке Бовирграда по широким проходам между одинаковыми квадратными лавками, неспешно передвигались редкие покупатели. На каждой каменной двухэтажной лавке висела вывеска, сообщающая, что же здесь можно купить. Оружие, доспехи, алхимические зелья, еда, одежда - каждый товар продавался в своей лавке. Вроде бы и удобно, но странник не знал в какую именно лавку зайти, ведь он искал слишком специфичное устройство.
        - Мне нужно залезть на стену, - спрашивал он у продавца и тот предлагал ему лестницу.
        - На высокую стену, - и ему предлагали веревку.
        - На очень-очень высокую стену, - уточнял Найд и продавцы сначала косились в сторону Высокого Города, потом на странника и ненавязчиво вытесняли его из лавки.
        Странник уже совсем отчаялся найти искомое и уже собрался выйти с рынка, как его тихо окликнул тип в засаленной рубахе.
        - Господин желает купить что-то особенное?
        - Желает, - подтвердил догадку засаленного типа странник.
        - Я могу отвести вас в место, где можно купить очень много интересного.
        - Ага. А если ты за это попросишь тридцать серебряных монет и потом меня обманешь, то я отрублю тебе руку. Правую, - предупредил наученный горьким опытом Найд.
        Засаленный тип поднял правый рукав рубахи и продемонстрировал Найду культю.
        - Этого не потребуется. Я умею хорошо усваивать уроки, пойдемте за мной господин.
        Однорукий отвел странника в неприметный домик и поднял ковер, устилающий пол в прихожей. Под ним обнаружилась квадратная крышка люка. Зазывала сноровисто открыл люк одной рукой.
        - Следуйте за мной, господин.
        Найд полез за ним со стойким ощущением, что внизу, в этом темном тоннеле, он не только не сможет найти то, что ему нужно. Но и запросто потеряет и свои пожитки, а может и свою жизнь.
        Над левой ладонью зазывалы появился небольшой тускло-сияющий шарик, осветивший неприветливые стены тоннеля.
        - Положите мне руку на плечо, так вам будет проще идти.
        Странник не стал раскрывать свои козыри и говорить, что его кошачье зрение позволяет неплохо ориентироваться в тоннеле и без помощи проводника. Но однорукий завел Найда в настольно темное помещение, что там спасовали даже глаза странника. У Найда лишь за счет эха шагов складывалось ощущение, что они зашли в обширный зал с высоким потолком.
         - Вот и пришли.
        - Где мы? Почему здесь так темно?
        Было слышно, как усмехнулся однорукий.
        - Так это же черный рынок, тут все и должно быть окутано мраком.
        - А как товар поглядеть?
        - Легко, - световой шарик с ладони зазывалы взлетел вверх, увеличиваясь в объеме и становясь намного ярче.
        Найд как будто оказался в пещере, куда разбойники свозили свою добычу. Правда, это были какие-то очень аккуратные разбойники. Доспехи висели на манекенах, оружие расставлено на стойках, а мелочевка аккуратно разложена на полках.
        - Ищи, смотри, выбирай.
        - Вообще-то мне надо кое-что конкретное. Мне надо взобраться на высокую стену. Очень-очень-очень высокую, - странник решил сразу взять быка рога.
        - Наверное, самую высокую стену в городе? Да, господин? - криво усмехнулся однорукий.
        - Тебя это не касается!
        - Еще как касается, ведь я собираюсь продать вам одну уникальную штучку, взгляните.
        Однорукий подошел к полкам и снял с одной из них нечто похожее на гарпун.
        - И как мне это поможет вскарабкаться на стену?
         - Я вижу у вас за спиной лук, господин. А в этой стреле...
        - Это стрела?! - удивился Найденыш.
        - Да. И у нее есть секрет. Древко здесь полое и в него уложен шнур, очень прочный шнур, он с легкостью выдерживает вес человека. А еще он мягкий и не режет кожу, так как сплетен из паутины радужного паука. Попробуй, он отлично липнет к рукам.
        Зазывала вытянул из полого древка конец бледно-серого шнура и протянул его страннику. Тот и вправду буквально лип к ладони. Продавец перевернул стрелу-гарпун и продемонстрировал наконечник, со сложной зубчатой заточкой.
        - Этому наконечнику без разницы что пробивать. Дерево, камень или доспехи. И если бы я собирался залезть на высокую стену, я бы взял эту стрелу, всадил ее в самую верхотуру и забрался по шнуру. И поверь, я понимаю, о чем говорю. Я проделывал такие вещи не раз, пока не случилось вот это, - он снова помахал обрубком руки.
        - Сколько?
        - Десять золотых.
        - Десять? За одну стрелу?!
        - И один совет - если полезешь на самую высокую стену этого города, делай это ночью...
        - Это понятно, - перебил странник продавца.
        - И с южной стороны, там меньше охраны, - закончил свою мысль продавец и, улыбаясь, замолчал.
        До Найда сразу дошло - если он не заплатит требуемую сумму, охрана на «самой высокой стене» в городе будет усилена. И скорее всего из-за доноса неизвестного доброжелателя. Он достал из кошеля деньги и принялся отсчитывать монеты. В этот момент в зале появился субъект, на плечах которого громоздился невероятных размеров мешок. Тяжело отдувающийся субъект спросил у продавца:
        - Товар куды скидывать?
        - Сколько раз тебе говорить, не встревай, пока у меня клиенты! - раздраженно отвязался на носильщика однорукий.
        - Погоди-погоди, - сказал Найд, разглядывая конструкцию на спине носильщика, - это продается? И сколько стоит?
        Однорукий хищно улыбнулся.
        - Продается. Здесь все продается. А о цене - договоримся.
        Завершив дела на черном рынке, Найд выбрался на поверхность и провел остаток дня в одной из таверн города. Кулинарное столичное искусство и усиленные втрое вкусовые ощущения Найда привели к тому, что он поедал уже третье блюдо из язычков райских птиц, запеченных в сливах. Правда Найда немного замучила совесть, после того, как он представил, скольким птичкам пришлось стать немыми ради гастрономических изысков. Но подавальщица блюд его успокоила, «язычками» назывался сорт местных злаков, своей формой напоминавшей языки птицы. Найд заказал себе четвертую порцию.

        ГЛАВА 4

        Сытый и счастливый, Найд побродил вокруг Высокого Города, выбирая лучшее место для вторжения в обиталище императора. Однорукий шельмец оказался прав - меньше всего постов охраны было именно на южной стене. Единственным неприятным сюрпризом оказалось появление мага, который время от времени со стены бросал какое-то сигнальное заклинание в форме сияющей сети.
        Город укутала ночь, но кольцо Висящих Садов, издававшее мягкое свечение, обеспечивало столице неплохую ночную иллюминацию. Найд спрятался в тени одного из рядом стоящих со стеной Высокого Города зданий и, шевеля губами, отсчитывая промежутки времени, через которые маг и караулы стражи прогуливались по стене.
        У него выходило чуть более пяти минут. Если сделать все быстро, то он успеет выстрелить, забраться по шнуру на стену и попытаться найти укромное место, в котором странник переждет следующий обход стражи. Дождавшись, когда добропорядочные жители отправятся спать и очистят улицы, Найд снял лук со спины, наложил на него стрелу-гарпун и приготовился стрелять в выбранный им зубец стены.
        - Чего она тебе плохого сделала? - услышал тихий голос за спиной странника.
        Он обернулся и увидел невысокого худощавого мужчину, одетого в длинную, ниже колен, черную стеганку. На поясе у него болтался в ножнах меч, а за спиной небольшой круглый щит. Странник мысленно выдохнул, на разукрашенного имперского гвардейца невзрачный незнакомец похож не был.
        - Кто она? - не понял вопроса Найд.
        - Стена, - ответил мечник, неспешно приближаясь к страннику, - зачем ты собрался в нее стрелять?
        - Личные счеты, тебе не понять, - убрав лук за спину, ответил Найд. Догадался ли мечник, что он задумал или принял странника за умалишенного?
        - Да своди их на здоровье, только кошелек на мостовую положи. И можешь хоть голым танцевать.
        - Ты меня что... грабишь?
        - Да, - пожал плечами мечник.
        - Здесь?! Посреди города?! Возле покоев императора?!
        - Типа того.
        - У тебя крыша сорвана напрочь!
        - Может быть, - хмыкнул мечник, - ты деньги отдавать будешь?
        Такая ирония была Найду не по душе, он собирался как вор пробраться во дворец императора, но его самого собирались ограбить! Поэтому вместо ответа он вытащил из-за плеча скаррэль и начал раскручивать его, разогревая кисть.
        - У, нагината! - глядя на оружие странника, сказал мечник, - никогда не видел в деле.
        - Можешь поближе рассмотреть, я не против, - Найд на вытянутой руке приблизил лезвие скаррэля к лицу мечника.
        Тот одним движением выхватил меч из ножен и легким ударом отвел скаррэль в сторону, дав начало поединку. Использовать лук на такой близкой дистанции было глупостью, но у странника был еще один козырь в рукаве. Вернее на поясе. Найд метнул в мечника кинжал, но тот сразу продемонстрировал, что он боец бывалый. Он сдернул со спины щит и прикрылся им. «Блудный кот» задрожал, воткнувшись в доски щита и... не вернулся обратно в подставленную ладонь.
        - У меня первый трофей! - улыбнулся мечник.
        - Я заберу его с твоего трупа, - пообещал Найд и крутнулся на месте. Скаррэль прочертил в воздухе круг, но его лезвие зазвенело, наткнувшись на клинок мечника. Грабитель попытался прижать щитом скаррэль и сделал выпад, метя мечом прямо в грудь Найду. Найд отбил меч древком скаррэля и встал в защитную стойку. Мечник провел еще серию выпадов, которые странник благополучно отразил и даже контратаковав, смог слегка рассечь щеку грабителя.
        - Неплохо фехтуешь, - смахнул кровь со щеку рукавом мечник, - я бы еще с тобой поупражнялся, но сам понимаешь, сейчас на звон оружия стража со всего города сбежится. Поэтому пора нашу пляску заканчивать.
        Клинок грабителя засветился синим, он оттолкнулся правой ногой от земли и в прямом смысле взлетел, высоко подняв меч над головой. И рухнул на Найда сверху, как орел на зайца. Но только заяц внезапно оказался матерым лисом. Удар мечом сверху, который мог вколотить его в землю по пояс, странник отражать не стал. Найд финтом ушел в сторону, избежав меча, но получил в грудь коленом от наскочившего на него мечника. Воздух со свистом вылетел из его легких и никак не желал туда возвращаться. Задохнувшийся Найд покатился по земле и мечник ему передышку давать не собирался, короткими колющими ударами стараясь наделать в страннике как можно больше дырок.
        Странник в целом виде себе нравился больше, поэтому он вытянул перед собой ладонь и активировал «Песчаный щит». Моментально между ним и грабителем появился вихрь бешено вращающегося песка. Аморфная масса песка не могла полностью остановить меч, но сильно снижала его скорость. Клинок все-таки прошел по животу Найда, но кираса окончательно погасила силу удара, слетело всего десять единиц здоровья. Синяк останется на все пузо, боль свела внутренности, но зато страннику не пришлось заталкивать обратно кишки.
        Найд перекатился назад и вскочил на ноги, грабитель же начал рубить вращающийся перед ним песчаный щит. Он видимо впервые встретил такой уникальный способ защиты и хотел уничтожить диск из песка, чтоб добраться до странника. Но его меч рубил песок, не нанося ему никакого вреда. Пока грабитель пытался уничтожить неуничтожимое, Найд сделал выпад и скаррэль оставил  на шее мечника глубокую кровоточащую отметку. Развивая успех, Найд взорвался чередой выпадов, замахов и уколов. Сталь зазвенела о сталь, мечник с огромным трудом удары Найда парировал и принимал на щит.
        - Есть еще трюки в запасе? - отдуваясь, спросил мечник.
        - Пара десятков. Но я тебя прикончу без них.
        Странник блефовал, атакующих способностей у него не оставалось. Но неожиданно пригодились и защитные, где-то неподалеку раздался вопль:
        - Драку прекратить! Оружие на землю!
        А вот и стража на шум пожаловала. Да не одна, а с магом, в мостовую возле ног Найда ударила молния. Имперские стражники разбираться не будут, заломают руки обоим смутьянам, а у странника при себе устройство для лазанья по стенам и живой свидетель его не самых добропорядочных намерений. Активизация «Пыли дальних странствий» и плотная пелена накрывает место боя. Петляя, и больше ориентируясь на слух, чем на зрение, Найд кинулся прочь.
        Выбравшись на часть улицы не накрытую пыльной взвесью, Найд услышал позади себя чихание и громкие ругательства стражников. Доказать им, что он белая овечка, теперь точно не получится. Остается только одно - бежать со всех ног. Первый проулок пронесся мимо, второй. А в третий Найд нырнул и заскрипел зубами от расстройства, черт бы побрал императора с его порядком и его любви к правильным геометрическим формам! Все улицы и перекрестки были идеально прямыми, а пространства максимально открытыми. Спрятаться было совершенно негде, оставалось либо вломиться в чей-либо дом, либо...
        Взгляд странника упал на мостовую. Он подскочил к черневшему на дороге кованому люку и, открыв крышку, прыгнул вниз. Крышка люка, негромко звякнув, закрылась над головой странника, и он оказался в ловушке. Этот тоннель ливневой системы сильно отличался от того, который вел к Черному Рынку. Он был настолько узким, что по нему можно было только ползти вперед без возможности развернуться. Найд еще обдумывал, что же ему теперь делать, как сверху раздался шорох отодвигаемого люка и страннику на голову свалился подарок в виде грабителя-неудачника.
        - Да какого...
        - Шшш! - прошипел грабитель, - Тихо, стража услышит.
        Над их головами раздался топот, стража металась по улице, не понимая, куда же подевались беглецы.
        - Вы двое остаетесь на улице! - послышалась команда начальника караула, - остальные за мной, прочешем следующий перекресток.
        - Что будем делать? - прошептал грабитель, - сидеть на месте опасно. До них рано или поздно дойдет, что мы в канализации.
        - Замри, - велел Найд и, раскачивая, достал из щита мечника «Блудного Кота». Потом с огромным сожалением убрал его в ножны, с трудом подавив в себе желание проехаться кинжалом по горлу сидящего на нем человека. Кинжал идеально подходил для боя в скученном пространстве, но ведь грабитель будет вопить и сопротивляться, чем обязательно привлечет внимание стражников.
        Подавив в себе кровожадные желания, Найд пополз по тоннелю, надеясь, что у грабителя тоже все в порядке с логикой и он не начнет тыкать мечом в спину. Они несколько раз натыкались на люки, ведущие наверх, но Найд упорно полз дальше, понимаю, что они могут выскочить на дорогу прямо перед носом у стражи. Поэтому наверх Найд выбрался только тогда, когда значение его Энергии почти упало в ноль, а колени заныли от ползанья по каменному дну тоннеля.
        Он слегка приоткрыл крышку и выглянул через образовавшуюся щель наружу. Вокруг царила полная безмятежность и тишина, им повезло оказаться в небольшом городском сквере.
        - Чего застрял? Вылезай, - сдавленно просипел грабитель-неудачник.
        - Погоди, - странник прислушивался. Из ближайшей беседки шел малопонятный гомон.
        - О Великий бог Рандома! Даруй удачу в будущих битвах! Возвеличь нас и унизь врагов наших! Прими же наши жертвы!
        - Это кто? - шепотом поинтересовался Найд.
        - Сектанты. Дураки. Верят, что есть тайный бог Рандома, который приносит удачу в бою или в торговых сделках.
        - Складывайте дары! Бог Рандома готов принять ваши жертвы! - исступлено завопили из беседки.
        - Да идите вы в задницу со своими дарами! - зло гаркнул мечник, которому до смерти надоело сидеть в сырой канализации.
        Тоннель придал голосу эффект эха да и доносился он из-под земли, чем до смерти перепугал сектантов.
        - Бог отверг наши дары!
        - Валим, пока он нам удачу не порезал!
        - Мы впали в немилость!
        Парк огласился криками, Найд увидел в щель, как из беседки в разные стороны брызнули поклонники Рандома. Странник с мечником уже выбрались на поверхность, когда беседку покинула сгорбленная фигура в черной мантии до пят. Мантия была расписана непонятными рунами, а в мешочке, который фигура несла в руках, отчетливо позвякивали дары богу. Человек в мантии пробормотал что-то про идиотов-шутников, портящих бизнес, и растворился среди кустарников парка. Найд и мечник, не сговариваясь, зашли в беседку.
        - Ну что, отдохнем и продолжим? - улыбнулся мечник.
        - А давай. Ты как раз красным стал, а у меня оружие по ПК двойной урон дает.
        - Я тебя не убил, просто поцарапал. Поэтому ПК-аура у меня всего сутки провисит.
        - Поверь, я до утра уложусь. Даже до вмешательства стражи успею, - обрадовал Найд мечника, но нападать не спешил, - ты вообще как додумался разбоем посреди города заниматься?
        - Мне деньги нужны. Срочно. По лесным дорожкам народ с собой большие суммы старается не носить. И ценные вещи дома оставлять. А здесь никто ничего не боится. Можно сразу большой куш взять.
        Найд рассмеялся:
        - И что? Взял? Тебе вообще, сколько денег надо?
        - Две тысячи.
        - Серебром?
        - Золотом, - понурив голову, ответил мечник.
        - Да уж! У меня с собой тридцать пять золотых. Тебе придется почти шестьдесят человек на тот свет отправить, прежде чем нужную сумму соберешь. Прекрасный план, ничего не скажешь.
        - Другого у меня нет, - мечник стал пунцовым, - А ты чего возле Высокого Города делал?
        Настал черед странника краснеть.
        - Хотел через стену перемахнуть.
        - Чего?! - мечник рассмеялся от всей души, - И ты называл меня отбитым на всю башку? План тебе мой не понравился?
        - Я воровать и убивать не собирался. Мне надо было просто досидеть до утра и сходить к императорскому купцу.
        - Зачем?
        - Выкупить свою вещь.
        - Тридцать золотых - деньги немалые. Но это для нас с тобой. Имперский закупщик на носовые платки больше тратит.
        - Мне есть, что ему предложить взамен. А тебе деньги зачем нужны?
        - Для дочери.
        - Для дочери?! - не понял странник.
        - У меня дочь умирает. Там, в реале.
        Мечник в глаза странника резко превратился из балбеса с идиотским планом обогащения, в отчаявшегося человека, пытавшегося всеми средствами спасти ребенка.
        - Две тысячи золотом?
        Мечник угрюмо кивнул.
        - Поможешь мне с купцом, я дам тебе деньги.
        - Ты ж говорил что-то про тридцать монет? Откуда у тебя больше?
        - При себе нет, но знаю где взять. И туда ты меня тоже проводишь. Могу десять, нет - двадцать монет дать авансом.
        Мечник недоверчиво посмотрел на Найда.
        - Зачем тебе мне помогать? Решил в игре добреньким побыть? Типа смотрите - я герой, да?
        - Это для тебя это игра. Для меня Четырехземье - реальность.
        - Ты что, исконный что ли? Не поверю, чтобы непись вдруг решила столько денег просто так отвалить.
        - Во-первых, не просто так. Считай, ты теперь у меня телохранителем будешь. Год...
        - Год это много. Мне через три месяца снова деньги нужны будут.
        - С деньгами - решим. Есть у меня одна идея, поучаствуешь. А во-вторых я не непись.
        - А кто? - удивился мечник.
        - Не скажу. Поверь, тебе этого лучше не знать, - странник вспомнил, что случилось с Радой, когда она приблизилась к разгадке его тайны.
        - Зовут-то тебя как, непись-не непись.
        - Найд, - протянул руку странник, разом представляясь и предлагая заключить сделку.
        - Бутчер, - пожал ладонь в ответ мечник, - пойдем где-нибудь отсидимся?
        - Нет, полезем на стену.
        - Сейчас?!
        - Да сейчас. Стража нас там точно искать не будет. И до утра время еще есть.
        Вернувшись на место, где они чуть было друг другу глотки не вырвали, Найд с Бутчером дождались, когда маг со стены бросит очередное поисковое заклинание, убедится, что в замок не ломятся толпы врагов, зевнет и уберется восвояси. Привязав свободный конец шнура за пояс Бутчера, странник наложил на лук гарпун и, прицелившись в зубец на вершине стены, выстрелил.
        - Прикольная штука, - Бутчер глядел на полет гарпуна и разматывающийся за ним шнур, - сколько метров в эту стрелу влезает?
        Странник пожал плечами.
        - А какая тут высота?
        Найд повторил свое движение.
        - Ты на мне эксперименты ставишь? - Бутчер начал судорожно отвязывать веревку от своего пояса, но не успел.
        С вершины стены раздался тихий «бзиньк» и начинающие диверсанты слегка присели, вслушиваясь - вызвал ли внимание стражи этот звук? Никто не заголосил: «Тревога!» и на стене не появились головы встревоженных стражников. Найд подергал веревку - та держалась намертво.
        - Я полез, - подергав шнур еще раз, сказал странник и начал карабкаться наверх, упираясь ногами в стену. Бутчер сильно облегчил ему подъем, ухватившись за нижний конец веревки и гася ее колебания.
        Восхождение Найду далось легко, главное было не смотреть вниз на площадь, на которую можно упасть и залить красным ее идеально-белую поверхность. Эта картина красного на белом испарилась из головы Найда только тогда, когда он перемахнул на крепостную стену. Найд огляделся по сторонам, стражников не было видно. Он сильно дернул за веревку, подавая сигнал Бутчеру, что все чисто. Тяжело дыша тот начал подъем.
         Тонкий слух Найда уловил легкое шарканье ног по камню. Странник метнулся в тень небольшой сторожевой башенки и замер. По стене шел маг имперской стражи, он остановился меж двух зубцов, подняв руки и собираясь снова кинуть свою поисковую сеть. Внутри у Найда все похолодело - маг почему-то отклонился от своего обычного расписания и вот-вот с помощью заклинания обнаружит ползущего по стене мечника, поднимет тревогу и у Найда появятся все шансы провести годик-другой в исправительных имперских каменоломнях. Игроки в таких случаях предпочитали удалять персонажа и создавать нового, но страннику придется отмотать свой срок на полную катушку.

        Не вовремя припершемуся магу даже не пришлось задействовать волшебство, он услышал шорох и перегнулся через край, рассматривая, что же творится на стене. Бутчеру же до этого самого края оставалось не более пяти метров. Мечник и маг удивленно разглядывали друг друга.
        - Привет! - наконец выдавил из себя мечник, - промышленный альпинизм. Моем окна, красим стены.
        Потом немного подумав, добавил:
        - В любое время суток и без выходных!
        У мага на миг помутилось сознание от этой скороговорки, но сработал рефлекс, вбитый долгими годами службы. Он открыл рот и закричал:
        - Трево...
        Странник подскочил к магу, схватил его за лодыжки и перекинул через край. Раскинувший руки маг устремился навстречу висящему на шнуре Бутчеру. Тот изловчился, одной рукой выхватил меч и полоснул падающего мага по шее. Крик у бедняги застрял в горле, а через секунду снизу раздался мокрый шлепок. Эх, изуродовали все-таки площадь перед дворцом императора кровавой кляксой!
        Странник помог взобраться Бутчеру на стену и смотал болтающуюся веревку.
        - Вот ведь принесла его нелегкая, - негодовал Бутчер, - я теперь на неделю покраснел, мне этого дурня засчитали как полноценное убийство.
        Найд ухватился за древко стрелы, воткнувшейся в стену, провернул его по часовой стрелке - раздался щелчок. Лепестки наконечника втянулись внутрь, и странник легко вытащил гарпун из камня.
        - Куда дальше?
        - Туда, - Найд махнул рукой в сторону островерхого купола со стилизованным в виде сундука флюгером.
        - Блин! Это же почти в центре всего дворцового комплекса! Как мы туда проберемся? Там же охрана, маги, сигнализация и... эй, ты вообще слушаешь?
        - Да-да-да, - рассматривая внутренний дворик, ответил странник, - мы спустимся здесь. Идем.
        Феноменальное зрение и чутье Найда плозволило им пробраться мимо караулов. Плоисковые заклинания странника не обнаруживали, а просто нхагревали его браслет, и он вел Бутчера в охбход раскинутых на улицах защитных сетей. Пройти по прямой до дома купца у них не получилось, их траектория больше всего напоминала петляние пьяной гусеницы. Поэтому к невысокому заборчику и ажурным решетчатым воротам поставщика его Императорской Милости, они подошли уже засветло. Найд взял за дверной молоток.
        - Погоди, ты вот так сразу хочешь к нему на прием попасть?
        - А чего тянуть? Или ты перед стражей хочешь подольше своей красной аурой отсвечивать?
        Найд ударил молотком по двери и по саду, окружающему дом, разлился мелодичный хрустальный звон. Как по волшебству, ворота тут же приоткрылись и в проеме появился лакей в переливающейся голубым ливрее. Прежде чем странник успел открыть рот, привратник втянул их внутрь, оглядел пустынную улицу и прошептал:
        - Мы вас ждали позже и с черного хода.
        - Но...
        - Проходите, он вас ждет.
        Лакей   проводил  их  в   темную   гостиную,   освещенную  одиноким  подсвечников  о   пяти  свечах.  Развешанные   на   стенах   зеркала   в  тяжелых  литых   рамах   многократно   отражали этот скудный источник света, наполняя комнату приятным глазу полумраком. За столом с подсвечником сидел в богатом домашнем халате высокий субъект, с чернявой бородкой клинышком и чуть тронутой сединой шевелюрой. Когда Найд зашел в зал, субъект со своего кресла не встал, а лишь сделал жест, приглашающий Найда и Бутчера присесть за стол напротив него. Подойдя ближе к столу, Найд увидел странную фигуру, стоящую за спинкой кресла вельможи. Это точно был не человек, ведь не бывает людей выше трех метров роста и с грудью как у двухсотлитровой бочки. А еще обычные люди не бывают полупрозачными, состоящими как бы из вырванного из грозовой тучи комка.
        - Я ценю пунктуальность, но вы заявились немного раньше, - чопорным тоном произнес вельможа, - я же жду от Вестников Смерти точнейшего, я бы сказал, филигранного исполнения всех моих пожеланий.
        Вестников Смерти? О чем этот купец говорит?! Взгляд Найда упал на пояс-трофей, доставшийся ему после смерти девушки-ассасина. Неужели он принимает их за наемных убийц? Минутное смятение Найда сменилось полной уверенностью в себе. Он не будет рассказывать про великое сокровище криссалидов, и пытаться выторговать плащ.
        - И почему вы явились в мой дом с красной аурой?! Вам здесь не притон! - продолжил возмущаться вельможа.
        Найд склонил голову.
        - Прощения просим, господин. По пути нам встретилось одно... препятствие.
        - Давайте договоримся - если вы беретесь за мой заказ, никаких «препятствий» у вас больше не должно возникать.
        - Конечно, господин, - поддакнул вовремя сориентировавшийся в разговоре Бутчер.
        - У вас хорошие рекомендации и только поэтому я дам вам шанс. Вот, - купец кинул на стол небольшую бумажку, свернутую в трубочку, - ваш заказ.
        Найд взял и развернул бумажку. Там было всего две строчки: «Люпис, Добрый банк».
        - Ознакомились? - спросил купец и Найд кивнул. Купец покрутил пальцами в воздухе, и бумажка в руках странника рассыпалась в пыль.
        - А это, - вельможа поставил на стол позвякивающий бархатный мешочек, - ваша оплата.
        - По оплате условия немного изменились, - сказал Найд и вельможа удивленно выгнул бровь, - мы знаем... Вестники Смерти знают, что у вас есть одна вещь, которая очень нас интересует.
        - Откуда вам известно, что хранится у меня на складах?
        - Это уже наша тайна, - с нажимом сказал Найд. Пусть купец прочувствует, что не с мальчиками на побегушках разговаривает, а с представителями смертоносного ордена.
        - Хорошо, что это за вещь такая? - спросил купец и Найд описал плащ так, как ему обрисовала его знахарка Эльза и охотник на криссалидов Захариас.
        Вельможа свистнул служку и попросил отыскать на складе плащ. Пока служка бегал исполнять поручение, Найд пытался получше разглядеть телохранителя купца. Тот заметил интерес Найда.
        - Громовой элементаль. Отличный боец, может защитить хозяина даже от таких ребят как вы, - похвастался вельможа.
        - Надо будет как-нибудь проверить на деле, - не менее хвастливо заявил Бутчер. Элементаль на это хвастовство немедленно отреагировал. Его тело засветилось миниатюрными громовыми разрядами изнутри.
        - Мы нашли четыре плаща, похожих на ваше описание, господин, - в дверях возник служка с кипой вещей в руках.
        - Разложи здесь, - приказал вельможа и указал на свой стол.
        Найду даже не пришлось искать, когда он поднес руку к одному из плащей, браслет начал ощутимо пощипывать запястье. Странник развернул плащ - конечно же, на золотом с красным подбоем плаще был вышит герб, в виде закрученного колесом змея.
        - Этот.
        - Дай взгляну. Нити из квадриума, стоит недешево. Но вещь из комплекта, остальные части утеряны. Так и быть - забирай, - согласился на сделку вельможа, - но заказ вы должны выполнить в течение двух часов. Это непременное условие.
        За плащ Найд был согласен сбегать на изнанку мира и посмотреть - правда ли люди там ходят вверх ногами. Так что и на это условие он с радостью согласился.
        Когда они с Бутчером вышли из дома, Найд накинул плащ на плече и пристегнул его заколкой. И... кнопки «Победить всех» или «Стать до отвращения богатым» не появилось. Но когда странник коснулся застежки на плече, перед его глазами нарисовалось следующее меню:
        Посетить Небесный Столп
        Посетить Поющую Бездну
        Посетить Долину Пепла
        Посетить Изумрудную Дубраву
        Импортировать данные объекта
        Экспортировать данные объекту
        Значение первых четырех строчек Найд хоть с трудом, но понял - скорее всего, это были места обитания хранителей Четырехземья. Но две последних строки для него звучали как полная тарабарщина.
        - Ну что? Через стену перелезать будем? Или через ворота попробуем пройти? - вывел Найда из задумчивости Бутчер.
        - Через ворота - самоубийство в чистом виде. Но мы сначала пойдем банкира навестим, которого нам заказали.
        - Убивать будем? - недовольным тоном поинтересовался Бутчер.

        ГЛАВА 5

         На поиски «Доброго банка» у Найда ушло совсем немного времени. Что рисует воображение  при слове «банк»? Правильно - неприлично огромная гора золота. Здание банка не обладало никакими архитектурными изысками кроме одного, оно было сложено из золотых слитков. Подойдя ближе, Найд поковырял стену ногтем.
        - Керамика, все нубы покупаются, - усмехнулся Бутчер.
        - Нубы?
        - Новички. Но для новичка у тебя что-то много денег. И везения.
        - Сейчас мое везение и проверим, - Найд никак не стал комментировать догадки Бутчера.
        Перед входом в банк дежурили двое молодцов с алебардами устрашающих размеров.
        - Скажите, а Люписа мы можем увидеть? - обратился к ним Найд.
        - Мессер Люпис на месте. Можете пройти, - странник с Бутчером направились к двери, но охранник перегородил вход древком алебарды и добавил, - у нас действуют всего два правила. Уйти, когда вас попросят и не обнажать оружия.
        Найд кивнул в знак того, что он с этими нехитрыми правилами согласен и охранник освободил ему путь. Толстая дубовая дверь, которая весила, наверное, целую тонну, отворилась от легкого толчка. За ней начинался мир больших денег и еще больших надежд. Здание банка изнутри казалось пустоватым. Посреди сияющего золотом зала стоял монументальный резной стол окруженный креслами с высокими спинками. За столом, что-то подсчитывая на доске абак, сидел тучный пожилой мужчина. Он оторвался от своего занятия и оглядел Найда с Бутчером.
        - Доброе утро! Вы взять кредит? Или положить деньги на счет?
        - Эммм, нет. У нас разговор вообще не о деньгах.
        - Не о деньгах? - Люпис заухал, как сытый филин, - не бывает таких разговоров. Деньги, так или иначе, являются причиной любых обсуждений.
        - Не в этот раз, - Найд присел на кресло напротив Люписа и, глядя ему прямо в глаза, произнес, - мы хотели поговорить о вашей жизни. Вас нам заказали.
        - Как мило, - Люпис откинулся на кресле, сложив ладони на свой живот, - и вы решили выполнить заказ?
        - Мы думаем, - поддержал светскую беседу Бутчер, - оцениваем все плюсы и минусы.
        - О! Я предполагаю, что минусов в этом предприятии будет гораздо больше. Смотрите, вы меня сейчас убьете, я потом воскресну и все. Неприятности у меня закончатся. А вот у вас, - банкир сделал многозначительную паузу.
        - Только начнутся, - закончил за него Найд.
        - В точку, - обрадованный Люпис выглядел так, как будто выиграл в лотерею  миллион, - убийство старшего партнера «Доброго банка» никак нельзя оставлять безнаказанным. Иначе каждый будет приходить сюда, и убивать меня. Просто шутки ради!
        - Перспективка не очень, - согласился с ним Бутчер.
        Люпис резко стал серьезным и теперь он глядел с вызовом в глаза страннику.
        - «Добрый банк» назначит за ваши головы такую награду, что всякая шваль не то, что в очередь за вашими головами выстроится. Бандиты будут убивать друг друга за честь первыми до вас добраться. Я хорошо описал ваше будущее, выбери вы неправильный вариант?
        - Досконально. Яснее не куда, мессер, - Бутчер явно веселился.
        - Мы и не собирались выполнять наш заказ. Просто хотели предупредить и...
        Найд оборвался на полуфразе и прислушался. За дверью банка что-то звякнуло, затем раздался звук падающего на землю мешка. Странник указал на дверь, привлекая внимание Бутчера.
        - Что там? - шепотом спросил банкир.
        Найд мотнул головой - не мешай слушать. А послушать было что, из-за двери раздался сдавленный стон. И снова звук падающего мешка. Странник потянул из ножен «Блудного Кота».
        - Да не переживайте вы, - попробовал успокоить его Люпис, - охрана надежная, дверь еще надежнее...
        И в этот миг, очень надежная дверь залетела в банк, словно перышко. За ней внутрь ворвался вихрь, который чуть не сбил странника с ног. На пороге появился силуэт, в который странник незамедлительно швырнул кинжал. Силуэт расплылся облаком черного дыма.
        - Защищайся! Он на три секунды неуязвим! - проорал Бутчер, выставляя перед собой щит.
        Мечник оказался прав, кинжал пролетел сквозь черные разводы в воздухе, не нанося им никакого урона. А в следующую секунду, размытая фигура ринулась на странника. Но инвестиции в Бутчера себя оправдали, мечник выставил свой щит, об который тут же звякнула сталь. Следом черная дымная фигура сама врезалась в щит, но Бутчер устоял. Убийца же отлетел на пару шагов и упал на спину. Его очертания стали резче.
        - Гвозди его! - Бутчер взял на себя роль командира, и странник был не против. Судя по его быстрой реакции, опыта схваток с ассасинами мечнику было не занимать.
        Найд метнул кинжал еще раз и на этот раз «Блудный кот» вгрызся в плоть нападавшего, распоров ему бок и вернувшись в руку странника. «Гвоздить» вторгшегося чужака решил не только Найд. С резвостью, которую было сложно от него ожидать, Люпис достал из-под стола два миниатюрных арбалета и разрядил их в не успевшего встать с пола человека. К веселью собрался присоединиться и выхватывающий меч Бутчер.
        Убийца решил, что он не вовремя и ему лучше ретироваться и зайти попозже. Он ловко уклонился от клинка Бутчера и рванул к выходу. Но тут скаррэль показал свое главное преимущество перед мечом - его длину. Странник, сделав длинный выпад, достал убегающего убийцу. Пусть вскользь, пусть самым краем лезвия, но достал.
        Ох и не зря оружие странника называлась «Морозная ярость»! Сработала магия, заложенная в него могучим кузнецом, Альфом, сыном Балдера. От пронзившего спину лезвия по одежде убегающего врага побежала волна инея. Быстрые и плавные движения убийцы стали скованными и заторможенными. Сухо звякнули еще раз арбалеты Люписа, неторопливый с виду банкир продемонстрировал чудеса скорости при их перезарядке.
        Финальную точку в поединке поставил Бутчер своим фирменным ударом, подпрыгнув под самый потолок и чуть не зацепив его высокоподнятым мечом.
        - Ааа! - обрушился Бутчер на убийцу, развалив его от плеча до пояса.
        Тело еще падало на пол, а Люпис уже выплыл из-за своего стола, подскочил к убитому и сорвал с его лица маску.
        - Ну делааа, - задумчиво присвистнул банкир, - перед вами, мессеры, внучатый племянник самого императора. Сын герцога Делито, беспутный Атрио. Не думал, что он в Вестники Смерти подался. Странное все-таки увлечение для молодого аристократа. Зря вы его убили, надо было хотя бы разговорить.
        - Мы итак знаем, кто и зачем его послал, - и странник рассказал Люпису, кто является заказчиком его убийства.
        - Купец ждал убийцу, а явились мы. Этот, - кивнул Найд на исчезающее тело отпрыска герцога, - пришел уже позже нас. Наш обман вскрылся, и убийца хотел устранить и вас и нас одним махом.
        - Но сил не рассчитал! - решил немного порисоваться Бутчер.
        Банкир неожиданно расхохотался.
        - Никогда бы не подумал, что в одно и то же дерьмо можно наступить дважды. Но, похоже, ребята вам это удалось.
        По лицам Найда и Бутчера было видно, что они не понимают причин радости банкира.
        - Сначала вы кинули имперского купца. Он вам это вряд ли простит. По крайней мере, в ближайшие сто лет. Но вам этого было мало, вы еще умудрились оскорбить отпрыска одного из высших сановников империи. Вам будет очень сложно выйти теперь из Высокого Города без кандалов на руках.
        Банкир вернулся за свой стол, открыл боковой ящик, достал оттуда мешочек с монетами.
        - Я не хочу выглядеть неблагодарным. Здесь небольшое вознаграждение за ваши... будущие трудности.
        Бутчер протянул руку к мешочку, но Найд его остановил.
        - Люпис, у вашего банка есть отделения в Фальдорре?
        - Естественно. Во всех крупных городах.
        - У вас есть какой-нибудь способ сообщения с ними?
        - Ни какой-нибудь, а самый надежный в Четырехземье. В детали я вдаваться не буду, просто поверьте мне на слово.
        - Если я хочу передать весточку одному морянину, вы сможете мне помочь?
        Банкир молча достал из того же ящика, лист пергамента, перо с чернильницей и конверт.
        - Пишите ваше послание. Потом запакуйте его в конверт и напишите на нем имя получателя. Я гарантирую, что никто кроме него не увидит содержание этого письма.
        Найд сел писать письмо Харлу с предупреждением, что скоро в Фальдорру пожалует война, а Бутчер с интересом разглядывал ящик стола банкира.
        - А у вас там денег много?
        - Ровно столько, сколько необходимо нашим клиентам.
        - Магия какая-то?
        - Ага. Только проверять содержимое ящика я не советую.
        - Я и не собирался. Мне врагов и без «Доброго банка» хватает, -  отмел идею об ограблении Бутчер, - а из-за чего вас имперский поставщик заказал?
        - Из-за чего? Из-за того, что он считает себя умным засранцем. У нас несколько часов назад была встреча, и он под честное слово одолжил у меня крупную сумму наличными. Борейцам предстоят крупные траты на войну.
        - И он решил убить вас, чтобы вы после смерти забыли о долге?
        - Видимо да. Он упустил из вида, что в нашем банке каждый медяк скрупулезно учитывается. Даже та монетка, которую я просто взял с собой на встречу.
        - И как вы ему отомстите?
        - Отомщу? Месть не для деловых людей. Она не приносит прибыли. Мы просто поднимем процент на наш кредит, -  Люпис повернулся к Найду, -  Вы уже закончили?
        Странник протянул банкиру запечатанный конверт, тот убрал его в свой магический ящик стола.
        -  Можете не беспокоиться, ваше письмо будет доставлено точно в руки. Мы дорожим своей репутацией.
        - Приятно иметь с вами дело, - кивнул странник и направился к выходу.
        - Вы деньги забыли, - окликнул его банкир.
        - Но вы же согласились нам помочь с письмом и я думал...
        - Ай-ай, - покачал головой Люпис, - деньги это деньги. Я оплатил вашу помощь... в решении щекотливого вопроса с моим убийством.  А услуга это услуга. Это же понятно даже моему самому юному клерку. Так что забирайте свои деньги...
        Бутчер поглядел на странника, тот кивнул. Довольный мечник сгреб мешочек со стола и повесил себе на пояс.
        - А за услугу мы попросим расплатиться вас позже. Тоже услугой, - с улыбкой, которая сильно Найду не понравилась, закончил банкир.
        - И если мы не расплатимся, то вы повысите проценты?
        Люпис покачал головой, ничего не отрицая и не подтверждая.
        Охранников на входе в банк не было, их тела уже успели истлеть. Бутчер отвязал кошель от пояса и заглянул в него.
        - Огогошеньки! Тут сто монет и все золотые. Делить пополам будем?
        - Нет. Забирай все, - видя сомнение на лице мечника, странник добавил, - потом сочтемся. Мне деньги позарез сейчас не нужны.
        Бутчера противоречивые чувства разрывали ровно надвое. С одной стороны после знакомства со странником на его пятую точку прилетело столько приключений, сколько он не собирал с момента появления в игре. Но ведь эти все злоключения приносили золото! Много золота! И этот странный парень подметил точно - деньги требовались Бутчеру позарез. Буквально ползая на коленях, он смог убедить администрацию клиники дать ему рассрочку в две недели. Но одна неделя уже прошла, а более или серьезных денег раздобыть так и не получилось. И лишь с появлением странника в душе Бутчера затрепетала надежда.
        - Мне в банк надо, - заявил он, и странник посмотрел на него непонимающе, - хочу деньги вывести в реал. А то грохнут нас и пропали наши денежки. Я же красный, бабки обязательно выпадут.
        Бутчер исчез за дверями банка, а Найд задумался - у кого же из них ставки повыше будут? Если, как выразился мечник, их «грохнут», то странник погибнет. Бутчер же воскреснет на точке возрождения, но не факт, что успеет собрать сумму, необходимую для лечения дочери. Так что валить им из Высокого Города и из борейской столицы надо быстро и желательнее куда-то подальше.
        Слух резанул тонкий вибрирующий звук наполнивший воздух вокруг. Найд сморщился и завертел головой, чтобы найти его источник. Звенел самый высокий купол имперского комплекса. На глазах странника из него вырвалась огромная светящаяся сеть, напоминающая сигнальную сеть мага-стража, которую тот кидал со стены. Но эта шевелящаяся конструкция была больше в сотни раз, на глазах странника она взметнулась вверх и начал быстро опускаться, покрывая под собой весь Высокий Город.
        - Бутч! - прокричал странник через плечо.
        - Что орешь? Я уже здесь, - ответил выходящий из двери мечник.
        - Нам бежать надо!
        И в этот момент переливающаяся световая сеть их накрыла, у странника привычно потеплел браслет. А у мечника от удивления округлились глаза.
        - К стене! Быстро! - со всех ног рванул странник, - тебя нашли!
        За какие именно подвиги двух бродяг решили искать настолько основательно, было непонятно. За мага, сброшенного со стены, за обман поставщика Его Императорской Милости или за убийство сына герцога? Покуралесить они успели немало и если вдруг их поймают, то спросят сразу за все проделки оптом.
        Странник бежал не к воротам, а напрямую к ближайшему участку крепостной стены.
        - Мы не успеем по веревке залезть! - прокричал ему в спину Бутчер, - нас снимут! Маги расстреляют или лучники!
        Но Найд продолжал упрямо бежать вперед. Видно какая-то у него идея была, да времени ее разъяснять не осталось.
        - Вижу! Вижу их! - раздался зычный окрик откуда-то сверху, - к восточной стене бегут!
        Вот и стража на стене или в башенках их заметила. Найд на бегу отметил для себя одну интересную деталь - когда ты стреляешь в противника из лука, свист рассекаемого стрелой воздуха звучит как самая прекрасная мелодия на свете. Когда же целью являешься ты, то этот звук превращается в тупой нож, скребущий по твоим оголенным нервам. Несколько стрел, с противным воем понеслись к беглецам, и россыпью ударили по каменной мостовой прямо под их ногами.
        Стену уже было видно, когда к стрельбе по «бегущим кабанчикам» решили присоединиться маги. Сразу шесть молний рухнули с небес на их головы, и Найду пришлось резко вильнуть в сторону. Еще бы один шаг и рукотворный электрический заряд угодил бы ему в самую макушку. Бутчеру повезло меньше. Услышав позади себя стон, странник обернулся и увидел товарища, покатившегося по земле кувырком.
        Мечник сел и схватился за ногу, штанина на ней была обуглена до колена.
        - Три-четыре, забег окончен, - оскалился он через боль, - дальше беги один.
        Не слушая напарника, Найд подхватил его под плечи и поволок под навес ближайшего дома. Одному из лучников наконец-то повезло, и его стрела пробила страннику бедро навылет. Тот хрустнул зубами, завалился на спину, но к стене дома Бутчера все-таки прислонил.
        - Оба добегались, - констатировал печальную истину мечник.
        - Умммффф! - странник обломал древко стрелы у наконечника и вырвал его из ноги.
        - Эй-эй! - забеспокоился Бутчер, глядя на мертвенно бледное лицо странника и крупные капли пота, покрывшие лоб, - ты чего?
        Найд не отвечал, от пронзившей ногу боли его рассудок спешил спрятаться в блаженстве беспамятства. Чтобы не вырубиться, ему нужна была каждая капля его сил. Странник вытащил одно из оставшихся зелий здоровья, зубами вытащил пробку из флакона и залпом выпил содержимое.
        - Зачем?! - бесцельная трата драгоценного напитка возмутила Бутчера, - тебя же только слегка поцарапали! Зачем сразу зелье хлебать?!
        Странник продолжал отмалчиваться, роясь в своем заплечном мешке.
        - Ты что там потерял? Стража через минуту здесь будет! - не унимался мечник, но  увидев, что достал Найд замолчал.
        Эту штуку Найд приобрел еще на Черном Рынке, заметив ее на грузчике. Он планировал с ее помощью отказаться от нудной прокачки Силы в порту. Но теперь она могла бы помочь им сбежать от преследователей.
        Бутчер смотрел на то, как Найд напяливает на себя сложную сбрую, состоящую из шести ремешков с застежками. Позади этой конструкции болтался большой пустой рюкзак, а на большом нагрудном ремне красовались два металлических треугольника с завитушками. Один из них указывал вверх, другой вниз. Найд затянул последний ремень и прокричал:
        - Обхвати меня и держись крепче!
        Бутчер подумал, что его угораздило все-таки связаться с сумасшедшим.
        - И что это будет? Прощальные обнимашки?
        - Быстрее! - не поддержал шутливый тон Найд.
        Все еще сомневающийся Бутчер раскрыл свои объятия и крепко обхватил странника.
        - Вон они! В угол забились! - следом за криком раздался топот приближающихся гвардейцев.
        - Ну поехали, - странник нажал на указывающий вверх треугольник. Из рюкзака за его спиной высунулся пузырь с зеленоватым газом. Пузырь начал надуваться, быстро увеличиваясь в размерах. Шар создавал большую подъемную силу, помогающую переносить в рюкзаке тяжелые грузы. Продавая эту шутку, торговец с Черного Рынка предупредил странника о том, что регулировать эту силу надо осторожно - если слишком долго жать на кнопку в форме треугольника, то можно улететь прямиком в небеса. Именно этого сейчас Найд и желал всем сердцем.
        По улице, топая сапогами, бежала целая орава гвардейцев.
        - Сдавайтесь! Немедленно сдавайтесь! - проорал возглавляющий эту ораву офицер, выдергивая из ножен широкий палаш.
        - Мы завтра сами придем! С повиннооооой! - пузырь с газом дернул Найда и Бутчера вверх с такой силой, что последние слова мечника прозвучали как затихающее эхо. А сам мечник не знал, чего он боялся больше. Стражников, которые стояли, открыв рты, и уменьшались с каждой секундой. Или нереальной высоты, куда их уносил чертов шар странника.
        Ухватившись крепче за ремни, он подтянулся и проорал в ухо Найду:
        - Ты этой штукой управлять можешь? Влево или вправо рулить?
        - Нет! Только вверх или вниз.
        - Хреново, снимут нас здесь как куропаток. Попадут в шар, рухнем и костей не соберем.
        - В городе нам гарантированно бы конец пришел, а так побарахтаемся еще.
        «Побарахтаемся» было очень точным определением. Они вознеслись над городом и зависли на той высоте, откуда лежащий внизу Бовирград казался игрушечным городком. Скорость их подъема упала, а над городом вечно хорошей погоды не было ни ветерка, который мог бы отнести их в сторону.
        - Мы высоко, лучники не добьют, - обнадежил напарника Найд.
        И тут же мимо них, гудя, как несколько тысяч разозленных плеч, пронеслась шаровая молния. Она прошла настолько близко, что под действием электричества у Найда волосы встали дыбом.
        - Ты смотри, а аркбаллисты достают влегкую, - подметил мечник.
        Ситуация из патовой мгновенно стала безвыходной. Вернее выхода было два. Или красиво и перерезать ремни сбруи и, некрасиво плюхнувшись, погибнуть как герои. Или беспомощно висеть и ждать пока расчеты аркбаллист по ним пристреляются.
        Мимо пролетело еще два искрящихся молниями шара, стрелки целили не в людей, а в пузырь. Гвардейцы решили потешиться от души и не дарить двум беглецам легкой смерти.
        На нелепо висящих напарников упала громадная тень, Найд поднял голову и нервно замолотил по кнопке, отвечающей за подъем их импровизированного летательного аппарата. Бутчер проследил за его взглядом и очумел - прямо над ними проплывала королева неба Бореи, величественный флагман императорского флота «Царица Бурь». Неужели за двумя заурядными преступниками отправили эту махину?
        Но корабль, не обращая на них никакого внимания, продолжал плыть мимо по каким-то своим делам. А странник выжимал из подъемного устройства все возможное, лишь бы скорее с ним сблизиться. И у него это получилось! Казалось, киль флагмана пролетает мимо, но странник выбросил руку и вонзил в дерево свой кинжал. Гроздь из надутого пузыря и двух людей потянуло вслед за кораблем.
        - Забирайся по мне и втыкай в доски свой меч, кинжал засел ненадежно, - крикнул Найд Бутчеру.
        Мечник чуть было не свалился, карабкаясь по страннику наверх. Но Найд в последний момент поймал его за шиворот левой рукой и почувствовал себя распятым, ведь его правая рука сжимала рукоять кинжала. Хорошо, что это продолжалось недолго, Бутчер зацепился за пояс странника, подтянулся и всадил меч в доску. Странник перевел дух.
        - Кажется, выкарабкались, - облегченно произнес он.
        С прогнозами страннику сегодня не везло, рядом пронесся еще одна шаровая молния, гвардейцы на стенах не оставляли намерения разделаться с ними. Но не успел Бутчер завести свою песню, что на этот раз они точно пропали, как раздался громовой глас с небес.
        - Вы там ополоумели, моллюски сухопутные?! Куда палите, недоумки криворукие?! Еще один выстрел и я спущусь и поджарю ваши пятки до хрустящей корочки! Это обещаю вам я, Деррик Однорукий, императорской милостью гранд-капитан Царицы Бурь!
        Использовал ли Деррик какую-то магию или просто свой выдающийся командирский голос, но странника столь мощная звуковая волна оглушила как рыбу взрыв динамита. Глядя на слезящиеся глаза Бутчера он понял, что и тому досталось. Репутация у Однорукого была видимо устрашающей, обстрел немедленно прекратился. Найд представлял, как на земле сейчас суетятся гвардейцы, чтобы быстро переделать на корабль информацию о безбилетниках. Но флагман шел быстро, оставляя позади сначала Высокий Город, а потом уже и весь Бовирград. Испытывать судьбу и ждать когда Деррик Однорукий отправит команду на поиски нелегальных пассажиров, Найд не стал. Они отцепились от флагмана и, снижая подъемную силу пузыря, спланировали в бескрайнее травяное море, окружающее столицу Бореи.
        Земля встретила аэронавтов ударом по пяткам, от которого и Найд и Бутчер покатились кувырком. Странник вымотался настолько, что вставать было лень даже для того, чтобы свернуть грузовой пузырь.
        - Сейчас бы в трактир, пожрать, поспать и в горячей ванне отмокнуть, - мечтательно произнес Найд.
        - О трактирах нам теперь даже мечтать нельзя, - разбил вдребезги фантазии странника Бутчер, - я думаю уже завтра, наши с тобой рожи развесят на каждом придорожном столбе с обещанием выплатить награду. На окраинах еще ладно, но возле столицы разыскивать нас будут тщательно.
        - И что будем делать?
        - Найдем место для ночлега, и я в реал выйду. Я в игре ночевать не могу, каждый вечер к дочке в больницу езжу. Сегодня и часть денег, наконец, завезу.
        Бутчер помог страннику подстрелить жирную куропатку, разжечь костер и найти место для ночлега в старой сухой балке. Напоследок махнул ручкой, пообещал вернуться к утру и испарился. А странник набил полный живот хорошо прожаренной дичью, улегся на травяной ковер, накинул на себя плащ и уже собирался прикорнуть, как его рука случайно коснулась застежки на плаще. Сон сразу испарился, а странник подпрыгнул от неожиданности, увидев перед глазами то самое загадочное меню.
        Посетить Небесный Столп
        Посетить Поющую Бездну
        Посетить Долину Пепла
        Посетить Изумрудную Дубраву
        Импортировать данные объекта
        Экспортировать данные объекту
        Купцы, наемные убийцы, банкиры и гвардейцы загнали его настолько, что нечеловеческая усталость наглухо вытеснила из его головы интерес к его новому приобретению. Можно было и сам плащик внимательнее рассмотреть, но меню приковало его взгляд намертво. Посреди ночи посещать святые места Четырехземья не хотелось, занесет еще неизвестно куда и Бутчер его потом в жизни не найдет. Хотя они и успели стать в игре друзьями, и в случае чего можно было отправить ему весточку Шепотом Ветра.
        Найд задумался над последними двумя строчками меню. Задумчивость не принесла ясности, и он выбрал «Импортировать данные объекту». В поле зрения появился небольшой полупрозрачный кружок. Поводив глазами, странник нацелил кружок на потрепанный ветрами куст, торчащий в паре шагов, куст обвела тонкая белая линия.
        Неверный тип объекта
        Найд перевел взгляд на собственный сапог, вокруг обуви тоже появился белый контур.
        Неверный тип объекта
        А если достать кинжал и сфокусировать зрение на нем?
        Неверный тип объекта
        Куда бы странник ни направлял свой взор, система отвечала одним и тем же сообщением. Он попробовал выбрать «Экспортировать данные объекту» и опять полное разочарование, выбранные им объекты игровая система отвергала с презрением. Потратить столько сил и получить не подчиняющуюся его воле безделушку?! Найд задохнулся от злости и выбрал путешествие до Небесного Столпа, ожидая получить еще одну насмешку.
        Перед глазами мелькнула вспышка, которая, казалось, выжгла сетчатку до самого затылка. Неведомая сила, ухватив его за позвоночник, вывернула странника наизнанку. Подержала немного в таком состоянии и вернула на свои места все его внутренности. Найд аккуратно сделал первый вдох, легкие послушно наполнились воздухом. Да и зрение вернулось. И первое, что он увидел - острие громадного загнутого угольно-черного когтя перед собой. Сосредоточив взгляд, Найд разглядел еще два таких же коготка по соседству.

        ГЛАВА 6

         Задирать голову выше и смотреть, что же находится выше когтей, которые одним росчерком могут его нарезать на несколько долек, Найду не хотелось. Но взгляд сам собой начал карабкаться все выше и выше. Скользнул по могучим как столбы лапам, покрытым ороговевшей кожей, напоминающей покров ящеров. Выше эти лапищи скрывались в целом лесе перьев стального цвета. Странник продолжил задирать голову, пробегаясь взглядом по белой груди и черным с отливом крыльям. Голова у громадного орла тоже была белой и находилась где-то на уровне облаков. Но птица не поленилась, нагнулась, повернула голову и внимательно рассмотрела букашку у своих ног.
        - Ты кто? - проклекотала она.
        «Кто, кто, кто» - отражалось эхо от неба над головой и от земли под ногами. Браслет на руке странника невыносимо раскалился, такого уровня ментальное сканирование ему пришлось сдерживать впервые.
        - Я? Я Найд, странник, - проорал Найденыш, но звук его голоса по сравнению с клекотанием птицы Рух, показался ему писком комара.
        - Тебе здесь не место! - птица взмахнула крылом. Поток воздуха поднял в воздух странника и клубы пыли. Найда закрутило, понесло, и он почувствовал, как неведомая сила вновь выворачивает его наизнанку.
        Бутчер вернулся в игру гораздо раньше, чем собирался. Сам себе он лукавил, что быстро смотавшись в клинику к дочери и наскоро поужинав, он зашел в игру из-за высокого шанса быстро подзаработать с бесшабашным Найдом. Отчасти это было так, но Бутчер в первый раз за целую прорву времени почувствовал азарт. Нет, не так. Он ощутил АЗАРТ! Игра, средство аврального зарабатывания денег, вдруг заиграла красками лихого приключения. Его сгорбленные грузом проблем плечи распрямились, и ему захотелось жить. Нет, он отдавал себе отчет, что в Четырехземье он должен пахать как вол и деньгу зашибать, но делать это он теперь с удовольствием.
        Но боевой настрой Бутчера пропал, когда он появился в сухой балке и Найда не обнаружил. Костер, превратившийся в кучку догорающих углей - есть. Обглоданные кости куропатки на земле присутствуют, а вот странника нигде не видно. Неужели он решил уйти не попрощавшись? Да бред! Зачем ему наполнять карманы Бутчера золотом, а потом исчезать? А может странник влип в очередную неприятную историю? На него это похоже.
        Громкий хлопок вывел Бутчера из ступора. Пропавший странник обнаружился, висящий в странной позе прямо в воздухе на высоте пары метров. Провисел Найд недолго, уже через долю секунду он шлепнулся на землю.
        - Что это было? На невидимость не похоже... на левитацию тоже...
        - Это мое эксклюзивное умение, - сказал Найд, поднимаясь и потирая ушибленные места.
        - Круть! И что это за умение?
        - Вляпываться в переделки на каждом шагу.
        - А если серьезно? Не портал же это был. Их в Четырехземье не бывает, - не сдавался Бутчер.
        - Тут есть многое, о чем ты даже не догадываешься.
        - К примеру?
        - Пещера до потолка заваленная «бичами магов».
        - Да не может... - затянул, было, мечник, но вспомнил, как только что материализовался странник и поумерил свой скепсис, - мы туда идем, да?
        Найд кивнул.
        - Только вот идем - совсем не то слово. Ты знаешь, где находится Новая Доля?
        - Ох, блин! - охнул Бутчер, - у черта на куличках. Ногами идти не вариант, надо бы найти транспорт.
        - Ты же говорил, что нам возле столицы светиться нельзя, - напомнил странник.
        - В трактире ночевать или по лавкам ошиваться точно будет глупостью. Надо выйти в какое-нибудь поселение, договориться с перевозчиком и тут же рвать оттуда когти. Проблема в деньгах, я все, что было в реал вывел, прости я...
        - У меня десяток золотых и горстка серебра. Хватит? - прервал поток раскаянья Найд. Вернувшийся из реала Бутчер сильно изменился. Из его взгляда исчезла обреченность и в глазах поселились веселые искорки. Страннику хотелось, чтобы его напарник таким и оставался. Он помнил, как его самого подобрал Харл. Морянин обул-одел и даже вооружил незнакомого оборванца. Обучил тому, что знал, приютил у себя дома, потому что понимал - без помощи Найденыш с отшибленной памятью в Четырехземье не выживет.
        - На бизнес класс вряд ли. Но на перекладных доберемся.
        - Ты знаешь, где ближайшее селение?
        - Понятия не имею, - Бутчер увидел, как огорчился Найд, и поспешно добавил, - но знаю, как легко его отыскать. В любом мире, чтобы найти поселение людей надо идти вдоль дороги, она же куда-то ведет?
        Странник кивнул, соглашаясь с доводами Бутчера.
        - Когда мы летели на твоем рюкзаке, я заметил тракт. Примерно вон там, - Бутчер махнул рукой, указывая направление.
        Дорогу они отыскали быстро, но бодро вышагивать по ней не получилось. Тонкий слух Найда заранее улавливал топот копыт, и они шустро укрывались в придорожных кустах. Такая мера предосторожности оказалась не лишней - пару раз по тракту проскакали гвардейцы. Главных участников воздушного шоу в Бовирграде имперские вояки узнали бы мгновенно и устроили бы им гонки со смертельным исходом.
        Услышав в очередной раз шум, Найд шепнул об это мечнику и тот привычно рванул в кусты. Но сам странник остался на тракте.
        - Ты чего тормозишь? - сдавленно спросил мечник из кустов.
        - Звук другой, не только копыта, но и колеса слышу.
        - И что? Вдруг это за нами уже арестантскую карету отправили? - Бутчер из кустов не показывался и очень хотел, чтобы и Найд нырнул туда же.
         Найд прислушался, и на его лице засветилась большая улыбка.
        - Вряд ли это солдаты, песен похабных не слышно.
        - Ну и что?
        - И оружие не бряцает.
        Странник оказался прав, на дороге показалась добротная грузовая телега, с высокими бортами и крытая тентом. Впряжен в этот транспорт был на удивление статный белый конь, который нес телегу так, что позади нее пыль стояла столбом. Найд замахал руками, привлекая к себе внимание, телега остановилась, щедро припорошив той самой пылью странника с ног до головы.
        - Чего один дорогу шагами меришь? Отстал от сотоварищей? - спросил возница у странника.
        С хрустом ветвей Бутчер выбрался из кустов. Возница, прищурившись, посмотрел на него.
        - Недоброе удумали? Разбойничаете тут? Плохое для лихих дел вы место выбрали!
        - Успокойся папаша, дело мы задумали как раз таки доброе, - Найд вытащил из кошеля монету и подкинул ее на руке, - денег решили тебе подкинуть.
        Возница проследил за полетом монеты. Найд жонглировал не каким-то там серебром, в его руке поблескивало золото.
        - Дык и давайте ее сюды, чего рассусоливать-то.
        - Дадим, если ты нас подвезешь.
        - А куды вам надо?
        Странник сначала хотел договориться, чтобы их доставили до ближайшего населенного пункта, но видя алчный блеск в глазах возницы, решил продавливать его до конца.
        - В Новую Долю нам надо.
        - Ого! Не близко. Я туда с товаром собирался через пару месяцев, - возница почесал голову, якобы раздумывая над предложением странника, - но за пять золотых заскочу туда пораньше.
        - Сколько?! - обомлел подошедший Бутчер, - два даем и поехали!
        Договорились, как водится в таких случаях, на три золотых. По довольному лицу Бутчера было видно, что договорились удачно.  Когда они забрались на телегу, то увидели ее груз - массивные круглые мельничные жернова, стопками заполняли ее почти доверху так, что место путешественникам оставалось только на козлах.
        - Мечи можете свои поточить, - кивнул на жернова возница, - бесплатно.
        - Они же весят, мама не горюй! Как твоя лошадки их тащит, да еще так быстро?! - удивился Бутчер, но от предложения отказываться не стал и вытащил меч, чтобы его поправить на точильных камнях, - Найд, ты бы тоже свою нагинату и кинжал подточил. Немного урона на время добавится.
        - Чегой-то лошадка? - обиделся возница, - это не лошадка и даже не конь. Это цельный пегас!
        - Скажешь тоже, пегас, - проводя лезвием по камню, хохотнул Бутчер, - у пегасов крылья должны быть. Они в небе летают, а не как мы грешные по земле ползаем.
        - Ты не скалься, а приглядись. Вишь, вон по спине шрамы идут?
        - Ну, - Найд разглядел на спине белого скакуна рваные шрамы, которые толком еще не успели затянуться.
        - Это ж пегас из полка легкой пограничной кавалерии. Погранцы, после того как упала Пелена, сцепились с морянами. Знатная рубка говорят была. В наездника этого пегаса долбанули гейзером, да так, что тот моментально сварился. А пегасу обожгло одно крыло.
        - Одно? А что стало со вторым?
        - Отрезали, конечно же! Зачем пегасу одно крыло? Ни летать, ни бегать. А так, смотрите, какой рысак получился!
        Конь и вправду был на загляденье. Высокий, стройный и в тоже время в нем ощущалась неудержимая мощь. Казалось, что сейчас пегас лишь слегка разминается. И если он вдруг перейдет с рыси в карьер, то у телеги, сначала отвалятся колеса, а потом сама она разлетится на тысячу кусков, не выдержав бешеной скорости.
        - Гребанная война, такого красавца искалечила, - не только Найду стало жаль красавца пегаса, Бутчер тоже смотрел на животное с жалостью.
        - Война? Я такого монстра в Четырехземье не встречал, - покачал головой Найд, - это не какая-то там абстрактная война ему крыло обожгла, а маг швырнул заклинание. И второе крыло ему вырвало не таинственное чудовище по имени «война», а вполне конкретный живодер.
        - Ему бы самому руки укоротить по локоть, - мрачно произнес Бутчер.
        - Эээ... мессеры, я тут ни при чем. Это все коновал полковой, он ирод крыло-то обкорнал! - поспешил откреститься от увечий пегаса возница, - да я его вообще спас, его запросто могли на колбасу пустить!
        - Да мы тебя ни в чем не обвиняем, - успокоил возницу Найд. Если хорошенько разобраться, то странник в увечьях пегаса был виноват напрямую. Не открой он границу между Бореей и Фальдоррой, летал бы сейчас крылатый конь в небесах, блистал бы на парадах в начищенной сбруе и жизни радовался. Чтобы отвлечься от невеселых мыслей, странник стянул со своих плеч плащ и решил, наконец, полюбоваться на то, что же за сокровище попало ему в руки.
        Плащ «Верный Хранитель»
        Вилетта Дороская собственноручно сплела этот плащ из щелка и нитей квадриума и преподнесла его в дар в качестве свадебного подарка своему будущему супругу, маркграфу Веренскому. Плащ должен был охранять спину ее избранника. У именитого, богатого и умопомрачительно красивого аристократа была куча друзей. И не меньшая куча завистников. От их предательского удара плащ и должен был оберегать маркграфа. С чем подарок справлялся блестяще, уберегая владельца от всех подленьких нападок. Правда, до седых волос маркграф не дожил. Соблазнил этот красавчик одну из фрейлин своей супруги и получил от нее второй дар в виде толченого алмаза в кубке вина. Такого подарка неверный супруг пережить не смог, а вот плащ его существует и поныне, спасая своих владельцев от коварных планов недоброжелателей.
        Особенности:
        Уникальный
        Полностью блокирует первый удар, нанесенный по владельцу из засады или невидимости.
        Часть комплекта. Комплект собран полностью (3 из 3). Комплект позволяет активировать модуль «Советник».
        Найд поделился с мечником информацией о плаще, естественно умолчав о «Советнике». Но и без этого Бутчер был сильно впечатлен возможностями плаща.
        - Крутизна! Тебя теперь можно первого в темную комнату или пещеру, откуда раздаются жуткие завывания пускать!
        - Эээ... не совсем.
        Рассказать Бутчеру о том, что он замурован в игровой капсуле и может умереть истинной смертью от сильной боли или ранения, значит подвергнуть его нешуточной опасности. Раду убили только за попытку выявить детали о прошлом Найда. С Бутчером неведомый враг разделается также без всяких колебаний. Но объяснить, что он не совсем нормальный игрок Найд все-таки был обязан.
        - У меня низкий болевой порог, там в реальности. Поэтому даже от небольшой раны, мне приходится хрустеть зубами, - выдал легенду странник.
        - Понизь чувствительность в игре, - не оценил глубину проблемы мечник.
        - Не могу.
        - Это еще почему?
        - У меня... эээ... спор с другом. Я должен играть на тридцати процентах чувствительности и не могу умирать. Умру, отдам кучу денег и буду вынужден удалить персонажа.
        - Хардкорненько, - покачал головой Бутчер, - у тебя друг отъявленный садист. Значит танковать в бою желательно мне?
        Найд кивнул.
        - Тогда бы мне броню нормальную. Эти тряпки, - Бутчер погладил свою стеганку, - урон пропускают только в путь.
        Найд снова кивнул, соглашаясь с тем, что мечника надо бы заковать с ног до головы в сталь.
        - А ты все-таки странный. Тебе в руки одежка из квадриума попадает, а ты ее за целый день так и не рассмотрел. Да любой другой твой плащ под лупой бы разглядывал, на зуб бы попробовал и потом поглаживал каждые пять секунд, - заметил Бутчер.
        - И любой другой не отдал тебе все заработанное нами золото, не обещал, что поможет вылечить твою дочь и раздобыть тебе лучшие доспехи, которые только можно купить за деньги. Хорошо, что я странный, правда ведь? - парировал Найденыш.
        - Не обижайся, благодетель, - примиряюще сказал мечник, - я так понял, нам придется много времени проводить вместе. И драться плечом к плечу. Согласись, что нам лучше узнать друг друга получше?
        - Вот ты и начинай описывать доблестные страницы своей биографии, - буркнул странник. Ему-то особо и рассказать было нечего.
        Бутчер оказался прогеймером, человеком, зарабатывающим деньги на играх. Перечисление регалий мечника продолжалось целых пять минут, чемпион такой-то, обладатель кубка такого-то. Но Бутчер допустил глупость. С выходом Четырехземья, он попасть туда не спешил и продолжал играть в старые игры. Но с появлением Четырехземья, все остальные игры с неполным виртуальным погружением устарели моментально и серьезного заработка больше не приносили.  Когда он осознал свою ошибку, купил вирткапсулу и ворвался в новый мир, чтобы нагибать и наказывать, оказалось что сливки с игры старожилы давно уже сняли, а Бутчеру оставалось только долго и нудно прокачивать персонажа, зарабатывая копейки.
        Слушая исповедь мечника, Найд приводил в порядок вещи в инвентаре да точил клинок скаррэля о мельничный камень. Мечник не обманул, физический урон «Морозной ярости» вырос с семидесяти до семидесяти пяти единиц. Странник решил наточить «Блудного кота» и перебирал в уме оружие, которое еще можно было заточкой улучшить. Наконечниками стрел попробовать что ли по камню поелозить? Или...
        Вдруг Найда озарила догадка - не зря он про экипировку вспомнил! Когда птица Рух спросила кто он, браслет на его руке сильно нагрелся. То есть он отразил ментальное сканирование и не дал птице его узнать! Поэтому Рух и посчитала его чужаком и вышвырнула вон. Так вот, что имел в виду Змей Скрытый-В-Тени, когда говорил, что браслет это проклятие! Хранители просто не узнавали странника! И именно из-за этого визит Найденыша к Великой Птице закончился ничем!
        - Отсюда до страны Огня далеко? - спросил у возничего Найд. Между Бореей и огневиками есть своя граница. У странника появились вопросы к Змею, а встретить его можно было только в  храмах в Пелене. Ведь чертов браслет, мешающий нормальной работе модуля «Советник», помечен знаками Скрытого-В-Тени. Неужели искусственный интеллект тоже в прошлом страннику крупно насолил?
        Возничий задумался.
        - До Литорума-то? Месяц, а то и больше.
        - А до Новой Доли?
        - Ближе гораздо, с одной ночевкой в таверне, через пару дней уже будем.
        - Только в таверне мы останавливаться не станем, в поле заночуем, - внес свое предложение в маршрут Бутчер.
        - Нет уж, мессеры. В поле ночевать, бока студить я не буду.
        - Будешь, - с нажимом сказал Найд и кинул еще один золотой вознице.  Смысла разворачиваться и гнать во весь опор к границе, не было никакого. Новая Доля обещала принести гору денег, которая помогла бы им сделать путешествия и быстрее и комфортнее.
        Золото оказалось лучшим средством от лишних вопросов. У возницы в телеге оказалась вполне приличная палатка, бочка пива и солонина, поэтому ночевка в степи прошла не хуже, чем в каком-нибудь придорожном трактире. По дороге к Новой Доле возничий тоже не лез к ним с расспросами,  но вот Бутчер не оставлял попыток разговорить Найда и узнать о нем побольше. Так как у странника не было прошлого, о котором можно было хоть что-то рассказать, то он решился поделиться своими планами на будущее. А именно поведать об организации Ордена Гнева. От этой идеи Бутчер пришел в восторг. Ведь тотальная охота за ПКшерами гарантировала не только хороший доход, но и увлекательный игровой процесс.
        Новая Доля встретила путешественников полнейшей тишиной, ни снующих туда-сюда торговцев, ни стражников, стоящих на мостах, ведущих в город. Отсутствию признаков жизни удивился даже возница.
        - Чума здесь что ли приключилась?
        - Чума? - выгнул бровь Бутчер.
        - А с чего вдруг они все вымерли?
        - Да уж, безлюдно здесь, аж мурашки по коже, - признался мечник.
        Странник же молча спрыгнул с телеги и обратился к вознице:
        - Подождешь нас?
        - Простите мессер, но нет. Друг ваш прав, странно тут все и жутковато.
        Найд вздохнул и выудил из кошелька еще одну золотую монету.
        - Вот тебе таблетка от страха.
        - Благодарствую, мессер. Денек вас подожду, так и быть.
        Войдя в город, Найд заметил небольшую, но сразу бросающуюся в глаза перемену в облике Новой Доли. Вроде бы город все также выглядел роскошно, но роскошь эта была с налетом патины. На мраморных дрожках возле домов лежали кучи листьев, стены были покрыты разводами, а цветники сплошь заросли бурьяном. И нигде не было видно людей.
        - Давит на психику все это, - оглядывая беспорядок, произнес Бутчер, - ладно бы тут тела везде валялись, понятно было, куда жители подевались.
        - Постой, - странник прислушался, - нам туда.
        Странник быстрым шагом направился в центр города. Шедший за ним мечник сначала недоумевал, куда направляется Найд, но потом и сам услышал гомон голосов. Они вышли на центральную площадь города, которая оказалась битком набитая людьми. Так как Новая Доля, на манер Венеции, была встроена на сваях над болотом, то и центральная площадь представляла собой большой помост, наведенный над вонючей жижей. Людей на этом помосте скопилось столько, что время от времени, кто-то под давлением толпы проламывал ограждение и плюхался вниз. Потом упавший грязно ругаясь и не менее грязно отряхиваясь, поднимался наверх, чтобы вновь присоединится к горланящему собранию.
        Странник подошел к краю толпы и просил у стоящего там мужичка:
        - По какой причине общий сбор?
        Мужичок глянул на странника с явным пренебрежением, но ответил:
        - Как жить дальше решаем.
        - А что вам решать? Как жили богато, так и продолжайте, - хохотнул Бутчер.
        Мужичок нехорошо зыркнул на Бутчера и сплюнул сквозь зубы на землю, не удостоив его ответом. Тем временем Найд увидел возле стоящей по центру площади деревянной платформы для выступлений знакомое лицо.
        - Эй! Захариас! - Найд подпрыгнул и замахал руками, стараясь привлечь внимание охотника за криссалидами, - эй! Сюда! Сюда посмотри!
        Захариас стоял с понурым лицом вместе с толпой других основателей отцов-основателей города, которые выделялись среди других жителей Новой Доли своими богатыми нарядами. Захариас увидел странника и начал протискиваться к нему сквозь толпу.
        - Сейчас узнаем, что здесь стряслось, - пообещал Найд мечнику.
        Но здесь и сейчас поговорить не удалось, Захариас повел себя в высшей степени странно. Пробившись к Найду, он вдруг обнял странника и громко затараторил:
        - Николас! Дрогой племянник! Как здорово, что ты зашел! Как поживает тетя Роза? - вдоволь наобнимавшись, охотник незаметно, но настойчиво потащил Найда прочь с площади.
        - Какая еще Роза? - спросил ничего не понимающий странник.
        - Такая! Тетя! Роза! - Захариас пригнулся к уху странника и тихо прошипел, - иди за мной и не ерепенься.
        - Ааа! Тетя Роза! - вдруг прозрел Найд и решил подыграть Захариасу, - отлично поживает! Кошель вам передала, ею самолично вышитый.
        - Какой кошель, она слепа как крот уже лет десять, молчи лучше уж, - одними губами прошептал Захариас.
        Вновь заговорил Захариас только тогда, когда привел гостей к себе в дом, накрепко запер дверь на запор и одним махом выдул целый кубок вина. Судя по всему привязанность охотника к спиртному с последней встречи только усугубилась. Захариас отер губы рукавом и спросил:
        - Ты чего приперся?
        - А что? Дела у меня тут.
        - Делааа? Да какие теперь в Новой Доле могут быть дела, - Захариас вновь наполнил свой кубок, - все какие дела были, теперь закончились.
        - Что у вас случилось?
        - Да все и сразу. Кристаллы, которые ты с болот вынес, были последними. Все, больше ни одного с тех самых пор добыть никто не смог. Я тебя, поэтому быстро домой и привел, не дай Птица что-нибудь при людях брякнул, в клочки разорвали бы.
        - Ничего, научитесь жить по средствам, - хмыкнул Бутчер.
        - Да не только в деньгах дело! «Бичи мага» ресурс какой?
        - Какой?
        - Стратегический! Особливой государственной важности! Нам от самого императора заказ пришел на тысячу штук. Сами понимаете, война намечается с Фальдоррой, надо вражьих магов чем-нибудь бить. А где нам их взять?
        - И правда - где? - оживился Бутчер. Вдруг где-то валяется бесхозное сокровище?
        - Запас был в Кристальной Бирже. Туда все семейства Новой Доли излишки сдавали на хранение. Но был, да сплыл.
        - Как сплыл? - расстроился мечник.
        - А вот так. В аккурат перед имперским приказом на биржу налет одна бабенка совершила. Бывшая графиня, ноне в опале. Обзавелась шайкой головорезов и ужас на всю округу наводит. Делать нечего, решили всем городом на промысел выйти, прочесать каждый кустик, каждую кочку на болоте. Чтоб хоть сотню «бичей магов» в столицу выслать. Так поди ж ты - еще одна напасть случилась!
        Захариас перевел дух и уткнулся носом в кубок.
        - На болоте нечисть жуткая завелась. Все кто жив после встречи с ней остался, а таких счастливчиков мало совсем,  рассказывали, будто бы криссалиды переродились. Стали огромными, черными и злобными. И еще морок наводить научились. Бойня была кошмарная, наши возродившиеся в храм все не влезли. Почитай половину города эти твари угробили. Так напоследок, один из этих монстров предупредил, чтобы мы на болота больше не совались. Иначе они от города одни руины оставят. Представляете, прямо так на человеческом языке и сказал!
        - Вы тут не скучаете.
        - А то. Вот народ и собрался, думая, что же дальше делать.
        - Идти надо с монстрами договариваться. Вы к ним не суетесь, они к вам, - предложил вариант идеального сосуществования Бутчер.
        - Оно-то да, но какой дурак теперь на болота сунется?
        - Если ты скажешь, что на болота пойдет не дурак, а бесстрашный герой, то мы туда можем и прогуляться, - предложил странник. Всю дорогу до Новой Доли он размышлял над тем, как же ему попасть на болота не вызвав подозрение у местных. А решение оказалось простейшим - надо просто изобразить из себя героя. Ну или дурака.
        Предложение о помощи повергло Захариаса в шок. Он несколько раз открывал рот, издавал пару звуков и снова его закрывал. Охотнику на криссалидов решила помочь игровая система.
        Задание «Спасение Новой Доли».
        В болотах возле города поселились неведомые и разумные чудовища. Вам надо пойти туда и попробовать договориться с ними о мирном сосуществовании с жителями города. Постарайтесь при этом не быть съеденным!
        Награда: 100 золотых, Повышение репутации с жителями Новой Доли до «Восхищение».
        Принять задание Да/Нет?
        Так как Захариас продолжал беззвучно открывать и закрывать рот, странник сам протянул руку охотнику.
        - Я берусь помочь твоему городу.
        Так и не найдя подходящих слов, Захариас просто крепко пожал страннику руку.
        За город их проводила небольшая процессия во главе с Захариасом, горожане махнули им вслед платочками и, наверное, тут же забыли о двух героях-самоубийцах. Бутчеру поход в лапы к монстрам тоже не сильно нравился.
        - Зачем мы за это задание взялись? Ты же говорил что где-то рядом целый склад «бичей магов» есть, а мы идем голову в пасть каким-то монстрам класть.
        - Да не монстры это. Вернее монстры, с виду жуткие, но мои друзья. Увидишь, ты с ними тоже поладишь, - успокоил странник Бутчера.
        В этот момент болотная ряска у ног Бутчера пошла волнами, из нее высунулась черная лапа, которая ухватила мечника за лодыжку и резко ее дернула.
        - Ааа! - завопил мечник, падая на спину. И завопил он от ужаса - из темной болотной воды показалась огромная ящерица, шкура которой была покрыта черными, плотно прилегающими друг к другу кристаллами. Хвост ящерицы заканчивался здоровенным шипом, который смотрел сейчас прямо в грудь распластавшегося на земле мечника.

        ГЛАВА 7

        - Остановись! - заорал Найд черному криссалиду. Жало хвоста ящерицы остановилось в считаных сантиметрах от груди мечника, так и не успевшего прикрыться щитом. Криссалид повернулся к Найду и склонил голову, при этом не отпуская ногу Бутчера.
        - Я приветствую тебя, Отче!
        - Я тоже очень рад тебя видеть. А теперь отпусти, пожалуйста, этого человека. Он со мной.
        - Как скаж-ж-жешь, Отче! - прошипел ящер и отпустил мечника. Тот активно перебирая пятками, отодвинулся от криссалида, вскочил на ноги и выхватил меч.
        - Бутчер, успокойся! Это друг! - прикрикнул Найд на мечника.
        - Хреновый это какой-то друг, - мечник убрал оружие в ножны, но смотрел на ящерицу по-прежнему настороженно.
        - Его можно понять, люди из Новой Доли почти уничтожили их вид, - объяснил повышенный уровень агрессии у криссалида странник.
        - И что? - продолжил негодовать мечник.
        - Ты тоже человек, - привел неоспоримый довод криссалид, - и ты явился в запретное мес-с-сто.
        - Так я мог не знать, что у вас тут какое-то запретное место! Просто мимо шел, ягоды с грибами собирал! - мечник никак не мог отойти от стресса.
        Найда мучала другая проблема - все черные криссалиды были для него на одно лицо. Ему надо было переговорить с Последней-Из-Рода, но как выяснить, она сейчас перед ним или нет?
        - Мы об этом и пришли поговорить. Надо разделить болота и установить пограничные столбы, - закинул удочку Найд.
        - Ага, с черепами. А еще лучше с распятыми трупами, - не унимался мечник.
        - Отче, тебе лучш-ш-ше поговорить об этом с Последней-Из-Рода, - не обращая внимания на Бутчера, ответила ящерица, - я провожу вас-с-с.
        Идя по болоту вслед за ящерицей, странник увидел выводок светлых криссалидов, резвящихся на одной из кочек.
        - Наваждение? На живца так охотников ловите? - спросил Найд у сопровождающей их ящерицы.
        И тут на лице ящерицы появилось улыбка. Ее ороговевшая кожа вокруг пасти подалась назад, обнажая розовые десны и острые, как иглы зубы. Смотрелось кошмарненько, но было видно, что ящер счастлив.
        - Нет, это уже второе поколение Шар-Ка, родившееся на этих болотах-х-х.
        Мечник покачал головой:
        - Кролики на вас глядя от зависти лопнут. Вы вроде бы недавно были на грани вымирания, а теперь, - Бутчер кивнул на еще один выводок ящериц, с шумом бросившийся с кочки в воду, - ногу поставить негде, того и гляди какой-нибудь ящерке хвост отдавишь.
        Странник поспешил замять скользкую и болезненную для криссалидов тему.
        - Последняя-Из-Рода обещала меня впустить в вашу сокровищницу.
        - Да, Шар-Ка держат свои обещ-щ-щания. Я проведу тебя в сокровищ-щ-щницу, а потом ты встретишься с Последней-Из-Рода.
        Как и помнил странник, путь в святая святых криссалидов был не из приятных. Оставив мечника на берегу, Найд с ящерицей погрузились в пахнущую сероводородом грязную воду, которая так и норовила забраться в ноздри, глаза и уши. Но все эти неудобства окупились со сторицей. Проплыв по тоннелю, держа рептилию за хвост, он оказался в подземном гроте и увидел сверкающую гору «бичей магов». Ящерица тактично отошла к дальней стене грота, а странник не спеша развернул свой летающий  чудо-рюкзак и начал набивать его кристаллами. Аппетит приходит во время еды, странник задумался над тем, сколько всего полезного можно будет приобрести, продав кристаллы. Вот этот симпатичный кристаллик в воображении Найда трансформировался в крепкий шлем, который прикроет его вечно ищущую неприятности голову. А на этот десяток «бичей магов», приятно холодивший ему ладони, можно будет заковать Бутчера в броню по самые пятки. Эта небольшая кучка кристаллов вообще поможет спасти жизнь реальной девочки.
        Эти мысли подгоняли его руки и остановился Найд только тогда, когда набил рюкзак под завязку. Положи он еще один «бич мага» и клапан рюкзака просто не закрылся бы. Приподнять его с земли его не получалось, поэтому страннику пришлось сесть рядом с ним и привязать себя к рюкзаку сбруей. Потом Найд активировал магию рюкзака, над ним появился рвущийся вверх зеленый пузырь, но и это ухищрение облегчило жизнь странника не в полной мере. Лишь стиснув зубы и подавив рвущийся наружу стон, он смог встать. Ящерица же никак не отреагировала на форменно разграбление, которое устроил Найд, лишь поинтересовалась, готов ли он уходить.
        Уже проплывая по тоннелю обратно, Найд не на шутку распереживался, сильно увеличившийся в объеме рюкзак и пузырь с газом могли застрять в узком подводном лазе. Несколько раз он и в самом деле цеплялся за стены тоннеля одеждой, но криссалид с силой проталкивал его дальше.
        Проблемы поджидали странника не под водой, а на ее поверхности. Газовый пузырь потянул Найда вверх, но оказался не в силах поднять сразу странника и весь груз над поверхностью воды. Вместо этого он упорно толкал своего владельца лицом в жижу и Найд бесславно задохнулся бы, если бы ему не помогли выбраться на берег сразу два криссалида.
        Странник кашлял, отплевывался и протирал глаза от ряски, когда к нему подошел еще один криссалид и по тому, как уважительно отодвигались с его дороги другие ящерицы, было сразу понятно, что перед странником появилась царица болотного народа.
        - Приветствую тебя, Отец Криссалидов! Я вижу, алчность чуть не довела тебя до с-с-смерти?
        Репутация с криссалидами снижена с «Восхищения» до «Дружбы».
        Ого! Не любят, оказывается, криссалиды жадюг, мигом понизили репутацию за уловку с рюкзаком. Да и ладно, страннику восхищения и обожания не требовалось, дружба с ящерами была для него ценнее.
        - Если ты получил все, что хотел, мои дети проводят тебя до границ наш-ш-ших владений, - предложила Последняя-Из-Рода.
        - Границы, - сдувая газовый пузырь и выпутываясь из упряжи, произнес Найд, - вот именно об этом мы и пришли поговорить.
        - Это не обсуждается, на наш-ш-ши земли доступ людям закрыт.
        - Кому закрыт? Кучке перепуганных горожан? Да, они вас больше не потревожат. Но за этим, - Найд указал на набитый рюкзак, - к вам придут не они, а вооруженные до зубов солдаты. Императору Бореи слишком сильно нужны «бичи магов», чтобы просто так взять и оставить вас в покое.
        - Мы будем сражаться! Мы убьем каж-ж-ждого, кто придет сюда! - в глазах ящерицы зажглись бордовые огоньки.
        - Конечно, убьете. Первого, десятого, сотого. Но сюда придет армия, а это десятки тысяч человек.
        - Мы отправим наш-ш-ше потомство в Пелену, там наши детеныши изменяться и станут сильнее!
        - Ага, только император пригонит сюда не только солдат, но и свой воздушный флот.
        - И наездников на пегасах и грифонах, - сгустил краски сидевший на берегу Бутчер, - а еще боевых магов, которые ваше болотце запросто вскипятят.
        - Вас будут жечь магией, резать сталью и выслеживать сверху как дичь, - Последняя-Из-Рода что-то хотела возразить, но странник ей не дал этого сделать и продолжил, - и это люди еще не знают, насколько полезны кристаллы из шкуры черных Шар-Ка. А как узнают, начнут уничтожать вас с удвоенной скоростью. Поверь мне, я знаю, о чем говорю. Я сам это испытал только что, когда набивал рюкзак кристаллами. У меня до сих пор руки дрожат от возбуждения.
        - И наш общий друг еще не самый жадный представитель человечества, - усмехнулся Бутчер, - охотники из Новой Доли перестали поставлять на рынки «бичи мага», цена на них сейчас взлетит до небес. И у вас на болоте будет сразу две армии. Одна императорская, другая наберется из охотников. На каждой тропинке будет или капкан или ловчая яма.
        - Вам надо уйти из Новой Доли. Спрятаться. Вы же хотели расселиться по всей Борее, так зачем торчать на одном месте? - вторил мечнику Найд.
        - Мы х-х-хотели начать расселение отсюда, - Последняя-Из-Рода задумавшись, замолчала, - есть только одно место, где мой народ будет чувствовать себя в безопасности. В Пелене, на границе Бореи и Литорума.
        В словах Последней-Из-Рода был смысл. Но она не знала того, какие у Найда были планы на находящийся в этой Пелене храм Змея.
        - Эээ, я туда миграцию не устраивал бы, - негромко произнес странник.
        - Почему? Ящерка права, если уж и прятаться от людей, то именно там, - удивился мечник.
        - Грань между странами Воздуха и Огня скоро исчезнет. Точно так же, как она пропала между Фальдоррой и Бореей.
        - Да откуда...
        - Я знаю это точно.
        - Тогда нам в Четырехземье нет места, куда бы мы ни отправились, люди нас-с-с найдут.
        Найда начала глодать совесть, ведь чтобы узнать тайну своего прошлого он должен последовательно уничтожить все границы между стихийными государствами. И лишить криссалидов надежных убежищ.
        - Значит, делаем так - вы сидите на болтах и стараетесь меньше нервировать горожан. Я что-нибудь придумаю с вашим новым домом, - взвалил на свои плечи еще одну проблему странник. А куда деваться, надо же соответствовать высокому званию Отца народа.
        В город Найд и Бутчер вернулись уже глубоко за полночь. Бутчер шел впереди и внимательно осматривал улицы, чтобы странник со своим огромным рюкзаком не попался на глаза обывателям. Отвечать на вопросы горожан о том, что же они насобирали на болотах, очень не хотелось. Перебежками они дошли до отделения «Доброго банка». Банк был закрыт, но высокая репутация заработанная с Люписом, его двери все-таки отворила. Заспанный клерк попробовал было поворчать, что солидные клиенты по ночам должны и сами спать и других не тревожить, но побледнел и начал заикаться, увидев вываленную перед ним гору переливающихся кристаллов.
        - Это... - указал он на кристаллы дрожащим пальцем.
        - Бичи магов, - подтвердил очевидное Найд.
        - А откуда? - глаза клерка светились детским непониманием.
        - Дедушкино наследство, - быстро нашелся, что ответить Бутчер.
        - А дедушка у нас кто? - не сдавался банковский служащий.
        - Внебрачный внук императора. Вы депозит принимать будете или нет? - надавил на клерка странник.
        - Конечно-конечно, - засуетился тот.
        Пересчет кристаллов затянулся до самого утра. У Найда слезились глаза, ломило поясницу, и кожа на пальцах стерлась почти до мяса. После трех контрольных пересчетов выяснилось, что он стал обладателем одной тысячи ста девяносто одного «бича магов».
        - Желаете поместить в наше хранилище их все?
        - Нет. Десяток я заберу с собой. Часть нам надо обменять на золото.
        - Какую именно?
        - Мне нужно три... нет - четыре тысячи золотых, - уточнил странник.
        - Секундочку, - банковский служащий выудил из своего стола свиток с биржевыми сводками и пробежался по ним глазами, - сейчас «бичи магов» торгуются по семьдесят золотых за штуку. Я могу у вас выкупить пятьдесят восемь штук и вручить вам четыре тысячи шестьдесят монет.
        Найд кивнул, соглашаясь на предложенные условия. Клерк начал выкладывать на столе башенки монет из золота.
        - Правильно делаете, что не продаете все сразу. Цена на кристаллы устойчиво растет. И кто знает, насколько она поднимется? Но я думаю, что в два, а то и три раза точно.
        У Найда перехватило дух, даже по ценам на сегодняшний день, у него в кармане позвякивало восемьдесят три тысячи золотых.
        - Две тысячи надо вывести в реал. На его счет, - странник кивнул на Бутчера.
        Выйдя из банка, Бутчер долго и бесцельно таращился в небо и улыбался ласковым утренним лучам солнца, падавшим ему на лицо. Его туго натянутые нервы-струны внезапно расслабились настолько, что его виртуальное тело почти перестало его слушаться.
        - Тебе хватит денег? - спросил Найд.
        - Да. Точно хватит. Я... мне в реал выйти надо, - сказал Бутчер, но интонация его голоса выдала совсем другой смысл. «Спасибо, я твой должник до гробовой доски».
         - Иди. До вечера вернуться успеешь? - ответил Найд. Но это прозвучало как: «Не за то. Пусть дочка поправляется быстрее».
        - Буду через час. Можем встретиться у дома Захариаса.
        Тело Бутчера растворилось в воздухе, а странник быстрым шагом отправился за город и успел буквально в последний момент - возница, который доставил их в Новую Долю, уже запрягал бескрылого пегаса в телегу.
        - О! Явился, - обрадовался возница, увидев странника, - а друг твой не едет? Здеся остается?
        - Да я тоже никуда не еду.
        - Ну дык счастливо оставаться, - поклонился возница и начал забираться на козлы.
        - Погоди. Ты вроде в лошадях неплохо разбираешься. В Новой Доле есть конюшни, где можно неплохого коня купить?
        - Хех. Здесь выбор очень хороший. Но лучше коня не в городе брать, тут заводик конный есть неподалеку, скакуны - на загляденье. За пятьдесят кругляков можно хорошую лошадку взять. Ну а если сто монет выложишь, будет тебе не конь, а сказка.
        Странник вытащил монеты и начал выкладывать из них столбики по десять штук в каждом.
        - Восемь, девять и десять. Ровно сто монет. Забирай.
        - Чегой-то забирай? - от такого количества золота зрачки у возницы сошлись у переносицы.
        - А просто так - забирай и все. Сходи на ферму, купи себе коня-сказку. А мне оставишь пегаса.
        Возница призадумался, пегас-то конечно хорош, но швы на его спине от тяжелой работы начали расходиться, обнажая под собой розовую плоть. Тратиться на лекаря не хотелось, поэтому он молча распряг коня.
        - Держи, хороший конь. Верный.
        - Верный это кличка? - поинтересовался Найд, беря у возницы поводья.
        - Не, имя я ему дать не успел. Но Верный звучит вроде неплохо, да?
        Ведя за собой пегаса, Найд заметил, что тому больше подошло бы прозвище «Понурый», тот брел за странником как на казнь, медленно переступая копытами и печально фыркая. Разительный контраст с печальным пегасом, не понимающим, куда его тащат, составлял подпрыгивающий от счастья и нетерпения Бутчер. Мечник ждал его возле дома Захариаса и с недоумением уставился на приобретение странника.
        - Украл что ли?
        - Нет, - рассмеялся странник, - забыл? Мы респектабельные граждане, у нас банковский счет от денег пухнет, грабеж и воровство теперь не про нас. С дочкой все хорошо?
        - Отлично. Врачи дают положительный стопроцентный прогноз. Не поверишь - жена впервые за полгода уснула больше чем на час.
        - Может тебе тоже стоило отдохнуть?
        - Да я...
        Зачем он поспешил оказаться в игре, Бутчер ответить не успел. Дверь дома Захариаса отворилась и на пороге появился не выспавшийся  хозяин в залитой красным вином сорочке.
        - Где ж вы пропадали, улитки крапчатые?! Мы уже тут все извелись, то ли детей и баб собирать и бежать из города. То ли на улицах баррикады строить начинать!
        - Баррикады не пригодятся. А вот огородики вокруг своих шикарных усадьб копать начинайте, кончился ваш промысел, - сообщил новость  мечник, а Найд рассказал подробности. Что черные монстры с болот прямо сейчас жителями города перекусывать не будут, при условии, что жители их оставят в покое и клятвенно пообещают по этим самым болотам не прогуливаться. Остальные детали его с криссалидами договоренностей, странник раскрывать не стал.
        Захариас не знал, как на эти вести реагировать. Ведь угроза, нависшая над городом, никуда не делась. Если раньше его жителям угрожали чудовища, то теперь нищета и голодная смерть. Но это уже не от Найда зависело, поэтому Захариас посчитал задание выполненным.
        Поздравляем! Вы выполнили задание «Спасение Новой Доли»!
        Интеллект +2
        Удача +1
        В нагрузку ко всем этим вкусностям Захариас протянул страннику кошель с обещанной наградой.
        - Не подскажешь, где у вас в городе можно лекаря найти? - спросил странник у Захариаса, кивнув на искалеченную спину пегаса.
        - Зачем тебе лекарь? Я тебе лучше подскажу, - Захариас вызвал указующий клубок, - иди за ним.
        Идущий за парящим в воздухе синим мячиком, странник выглядел глубоко задумавшимся.
        - У меня как-то странно характеристики прибавились, - решил он, наконец, задать мучавший его вопрос Бутчеру, - повышения уровня не было, а интеллект и удача выросли.
        - Ты что, совсем в реал не выходишь? - вытаращился на него мечник, - вся Сеть о новом обновлении шумит, в Четырехземье система прокачки поменялась. Теперь все будет по-новому!
        - И что изменилось? - честно говоря, Найд не слишком хорошо понимал, как оно было «по-старому».
        - Да все! Прикинь, уровни отменили!
        - Как отменили? - даже небольших знаний Найда хватило на то, чтобы понять глобальность перемен.
        - Вот так, взяли и отменили. В пресс-релизе Nextlife заявили, что они продолжают делать игру более реалистичной и что уровни были своеобразными костылями, которые позволяли слабым ИИ оценивать достижения игроков. Теперь не будет ни уровней, ни очков опыта. И зависеть рост характеристик будет не только от того, что выполнил ты задание или нет. А еще от того, как ты его выполнил, каким путем пошел.
        - То есть?
        - К примеру, мы могли пойти и завалить всех криссалидов на болоте и именно так обезопасить Новую Долю. Тогда бы нам система щедро отсыпала Силы Тела и Ловкости. Выжгли бы эти болота с помощью магии - получили бы единицы в Силу Духа. А мы с тобой решили вопрос как дипломаты, вот и получили прибавку в Интеллект с Удачей.
        - Вроде система действительно более реалистичная. Было бы глупо, если бы мы мечами махали, а за счет этого повышали себе интеллект.
        - Так-то да. Но представляешь, как сейчас сложно будет продумать развитие персонажа. Я раньше чуть ли не каждый свой следующий шаг на калькуляторе рассчитывал.
        Странник пожал плечами.
        - А я просто жил.
        Бутчер хотел было возразить своему напарнику, но замер, раскрыв рот. Вот ведь блин! А этот странный парень прав,  на кой черт надо забивать голову всякими цифрами, ведь в Четырехземье можно просто жить.
        Указующих клубок довел их до усадьбы с высокими воротами и растаял в воздухе.
        - Похоже, нам сюда, - странник взялся за молоток в виде бронзовой жердочки, на которой уютно устроилась отлитая из металла сова, и постучал в ворота.
        У совы на дверном молотке открылись глаза, Найд от неожиданности отдернул руку.
        - Швец и Жнец рады вас приветствовать! Чем мы можем вам помочь? - раздался механический голос из клюва совы.
        - Ого! А на дуде игрец у вас там тоже есть? - в Бутчере опять не во время проснулось чувство юмора.
        - Пока, недоумки, - сова или ее хозяева решили обидеться.
        - Эй! Стойте! - странник замолотил в ворота молотком что есть силы, - у нас тут раненный!
        - Смертельно раненный! - вторил ему Бутчер.
        Одна створка ворот приотворилась и оттуда выскочили двое мужчин, отличавшихся лишь тем, что на одном были клетчатые бриджи, а на другом полосатые. В остальном они были похожи как две капли воды. Оба пузатенькие, невысокого роста, с редкой седоватой шевелюрой.
        - Кто тут у вас умирает? - спросил полосатый.
        - Не то, чтобы умирает, - стушевался странник, - но ранен серьезно. Не могли бы вы глянуть нашего пегаса.
        - Пегаса?! - не понял клетчатый.
        - Да. Наш конь. У него отрезали крылья, - сказал Найд и торопливо добавил, - он жутко страдает и...
        - Красивый конь, - не слушая странника, один из близнецов подошел и прошел рукой по спине Верного. Пегас косился на незнакомца перламутровым глазом и фыркал. Его шкура вздрагивала под ладонью клетчатого, - может быть, мы поможем ему, а Жнец?
        - Может быть, мы бы ему и помогли, не будь его хозяева такими придурками, - откликнулся полосатый.
        - Просто подлатайте его, и мы хорошо заплатим! - Бутчеру не нравилось, когда его называют придурком.
        Полосатый расхохотался.
        - Ты слышал, Жнец? Подлатайте!
        Второй близнец тоже загоготал, хлопая себя ладонями по бокам.
        - Ага! Подлатайте!
        - Да что не так то? В чем проблема? - не понял причины безудержного веселья Найд.
        - Швец, они принимают нас за лекарей! - продолжал веселиться полосатый.
        - За костоправов! - не отставал от него клетчатый.
        - А вы кто вообще такие? - странник решил выяснить, к кому же они попали, - нам Захариас сказал...
        - О! Этих шутников отправил сам Захариас. Давай все-таки им поможем, Жнец?
        - Попробуем, Швец, попробуем. Захариас кого попало не отправит. Да и коняшку жалко.
        «Коняшка» как оказалось, отлично понимала, о чем шла речь. И усиленно закивала головой: мол, жалко меня, очень жалко. Клетчатый взял пегаса за поводья и завел в ворота. Найд хотел последовать за ним, но на его пути грудью встал полосатый близнец.
        - Куда? Тебя тоже... подлатать надо?
        - Нет, но...
        - Тогда жди здесь! - безапелляционно заявил близнец и с грохотом закрыл ворота, едва не стукнув странника по носу.
        - Как думаешь, мы лошадку обратно одним куском получим? - высказал свои опасения Бутчер.
        - Не отдадут через пару часов, настойчиво постучим.
        - А если не откроют? Усадьбу спалим?
        Найд пожал плечами. На его настойчивый стук через два часа выглянул один из близнецов. Он был почему-то весь перемазан в копоти и раздраженно заявил, чтобы за пациентом приходили не раньше завтрашнего утра, и отослал их в гостиницу на улице напротив.
        Странник и Бутчер совету Швеца последовали, но уже с первыми лучами солнца были под воротами близнецов и опять «настойчиво» постучали. Первым из ворот вышел Швец, зевая и потягиваясь как сонный кот, он произнес:
        - Пораньше прийти никак не могли?
        За ним появился и Жнец.
        - Чего честным людям спать мешаете? Мы всю ночь вкалывали, как проклятые!
        Найд только хотел спросить, что стало с его пегасом, как из-за ворот показался и сам виновник переполоха. Странник потянулся посмотреть на его спину, а там...
        - Мы долго думали, из чего их сделать, - хохотнул Жнец, - серебро, даже небесное - дешевка!
        - А золото - пошлятина! - добавил Швец.
        - Вот мы кровавую стальку в дело пустили. Как по мне, так в самый раз получилось, - похвалил свою работу Жнец.
        Верный неуверенно расправил крылья, перья которых были выкованы из металла кроваво-красного оттенка, который красиво контрастировал с белой мастью пегаса. Он несколько раз неуверенно взмахнул вновь обретенными крыльями.
        - Да не сомневайся ты, на совесть сработанно. Пробуй! - приободрил Верного Жнец.
        Верный помотал головой, заржал и рванул с места так, что  его копыта чуть не проломили дощатый настил улицы. Проскакав метров тридцать, он раскрыл крылья и взлетел!
        - Я ж говорил, на совесть мы эти протезы делали, - глядя на рассекающую небо над Новой Долей  красно-белую точку, сказал Швец.
        - И всего-то за сто тридцать золотых, - поддакнул Жнец.
        - За сколько?! - воскликнул Бутчер, собираясь нешуточно поторговаться.
        А странник молча протянул деньги мастерам и продолжил любоваться на проносящегося над их головами крылатого коня. Что у него щелкнуло в голове, зачем он вызвал модуль «Советника» и, прицелившись в пегаса, выбрал в меню «Импортировать данные объекта», Найд и сам не знал. Просто захотелось испытать ущербный модуль на радостно парящем Верном.
        «Советник» оказался не настолько ущербным, насколько о нем думал странник. Модуль сработал и на Найда вдруг обрушились эмоции: радость полета, чувство свободы и просто бездна благодарности! Благодарность била мощным фонтаном, кружа голову и сбивая с ног. Странник пошатнулся и ухватился на плечо Бутчера, чтобы не упасть.

        ГЛАВА 8  

        Путешествие на воздушном корабле удивило странника удобством и скоростью перемещения, но полет на пегасе вызывал совсем другие чувства. О комфорте не могло быть и речи, Найд чуть не вывалился из седла, когда Верный брал разбег на земле. Да и потом, когда пегас мощными взмахами крыльев поднимался ввысь, странник, болтаясь на его спине точно тряпочная кукла, раз двадцать проклял свое решение лететь на пегасе. Сидевший позади странника и постоянно сползавший с крупа коня Бутчер тоже испытывал острейшие ощущения.
        Но прорвавшись через полог серых облаков, которые насквозь промочили одежду наездников и осыпали белоснежную шкуру пегаса бисеринками воды, Верный расправил крылья и перешел на парящий полет. Найд приоткрыл сначала один глаз, потом второй и заорал от переполнявших его чувств.
        - Мммать! Красота! - вторил ему Бутчер.
        Они парили над полем из белой ваты накрытым куполом чистейшего голубого цвета. Глаза слепило яркое солнце и встречный колючий ветер. Странник дал себе слово, что при первой же возможности купит себе очки, чтобы потом без всяких помех любоваться на прекрасные виды, открывающиеся со спины пегаса. Бутчер хрипло заголосил песню про то, что первым делом обязательно должны быть самолеты.
        - Эй, отсюда же нихренашечки не видно, - вдруг оборвал концерт мечник, - мы точно в Храм воздуха летим?
        Лежащий внизу ландшафт от странника был также скрыт, а в географии Четырехземья он понимал еще меньше Бутчера. Поэтому он только покачал головой. Верный же заржал и закивал, как бы показывая - не сомневайтесь, хотели в храм, в храм и попадете.
        - Ты ему доверяешь? - шепнул Бутчер, но сам тут же понял, что других вариантов у них нет, и сдавленным голосом попросил странника, - поводья только не трогай, а то залетим в какую-нибудь глушь.
        Но настроение Бутчера после приземления возле главного Храма Воздуха резко улучшилось. Глаза его блестели, а руки лихорадочно порхали.
        - Все, нафиг! Со следующей получки покупаю себе пегаса! Это... это вообще! Это еще круче, чем аэробайк!
        - Аэробайк? - спросил Найд, похлопывая пегаса по холке. Верный не подвел, доставил их прямиком к вращающейся пирамиде храма.
        - Да, аэробайк. Мотоцикл с двумя турбинами.
        Понимания что это такое, во взгляде Найда не прибавилось.
        - Из какой дыры ты выполз?  Аэробайк это ммм... это стиль жизни. И жизнь эта протекает в тридцати метрах над землей на скорости под триста километров в час. Как я летал, как я летал, - Бутчер мечтательно закачал головой.
        - А почему отлетался?
        - Женился, мой друг. Вернее только предложение сделал и с байком у меня случился развод. Жена моя выйти замуж была согласна при одном условии - свой байк я продам.
        - Зачем ей это надо было?
        - Ну, - Бутчер скривился, - в чем-то она права. Знаешь, аэробайкеры редко до старости доживают, спорт довольно опасный. А жене муж нужен, а не труп. Байк продал...
        В голосе Бутчера скользнула печаль, но он тут же ее подавил.
        - Но зато я куплю себе пегаса! Драйва не меньше, а если разобьюсь, то не страшно. Круто ведь?
        Найд поддакнул, что круче не бывает, а в мыслях по-хорошему позавидовал Бутчеру. Это же такая радость - быть гипотетически бессмертным и рисковать своей шеей чисто для развлечения и удовольствий. Себе этого позволить странник не мог.
        - На первых порах - никаких летательных аппаратов. Деньги нам понадобятся для другого.
        Пока они летели до храма, Найд обрадовал мечника, объявив, что он хочет взвалить на его плечи первые хлопоты по созданию Ордена Гнева. Орден не дворовая футбольная команда, а серьезная организация, поэтому ему требовалась штаб-квартира. И располагаться этот штаб должен был как можно ближе к своим новым союзникам - жрецам.  Найд хотел слетать на границы Бореи и огненного Литорума, но мечника с собой брать не хотел. Страннику надо было задать Змею вопросы, ответы на которые Бутчеру слышать не следовало.
        Поэтому Найд шустро познакомил своего напарника с Первожрецом, дал возможность мечнику распоряжаться определенной суммой на банковском счете и пожелал удачи в поиске их нового обиталища. Если мечник и был недоволен решением Найда, то никак это не показывал. А с другой стороны, с чего ему быть особо недовольным? Деньги на лечение дочери он получил, на рынке Новой Доли странник еще разорился, купив Бутчеру доспех и щит на максимальные характеристики. И теперь он доверил Бутчеру создание целого Ордена! Поэтому пусть летит по своим делам, в конце концов, у всех могут быть свои маленькие тайны и секреты.
        На рынке Новой Доли странник и себя не обидел. Без доли сожаления он снял с себя потертые штаны старого охотника Гарольда и стянул не менее потрепанные сапоги, купленные по случаю на сдачу. При этом Ловкость его упала на шесть единиц. С большим сожалением он расстался с кирасой морского стражника, которую ему подарил Харл. Сантименты сантиментами, но этот простой доспех давал лишь небольшую защиту от физического урона, а странник мог позволить себе гораздо большее.
        Называлась это большее правда не очень эпично.
        Костюм Скользкого Пита.
        Столичный менестрель Пит любил жить на широкую ногу. Но его представления в трактирах давали слишком мало денег. Поэтому он их занимал у друзей и знакомых. Чтобы отдать, обращался в «Добрый банк» за ссудой. Когда на него наседали банковские вышибалы долгов, он одалживал некоторые суммы у своих возлюбленных. И так по кругу, снова и снова. В конце концов, на Пита была объявлена настоящая охота. Кредиторы, поняв, что транжира-бард расплатиться с долгами не в состоянии, просто раз за разом убивали его и отправляли на перерождение. Вся жизнь Пита сократилась до одного дня - проснулся, умер, возродился. Отчаявшийся менестрель  вспомнил балладу, в которой родственники обесчещенных девиц ополчились на героя-любовника и убивали того при каждом удобном случае. В балладе говорилось о средстве, с помощью которого донжуан смог избежать мести. Отчаявшийся Пит это средство попробовал и не сказать, что оно оградило его от покушений  полностью. Но умирать он стал гораздо реже - раз в три-четыре дня.
        Средство не было каким-то необычайно сильным заговором или колдовством. Пит сбежал из города и три месяца прожил на заболоченном пруду, ловя жаб, выделывая их шкурки и занимаясь портняжничеством. От полученного таким хитрым способом костюма стрелы рикошетили, даже самые острые клинки по нему скользили, не оставляя и царапины. А сам Пит легко выскальзывал из рук преследующих его кредиторов.
        Особенности:
        Уникальный.
        Костюм Скользкого Пита дает 25% шанс увернуться от удара врага, как физического, так и магического.
        Комплект из трех единиц (куртка, штаны, сапоги).
        Ловкость +12
        Броня: 20
        За этот, похожий на охотничий, костюм Найд выложил почти три сотни золотых. И пусть он давал мизерный прирост в классе брони, зато и Ловкости прилично добавлял и что, самое главное, позволял увернуться от каждого четвертого удара! Странник нацепил его на себя не раздумывая. Каким Пит был певуном неизвестно, но портной из него вышел хоть куда. Куртка действительно была очень скользкой на ощупь, но покрой и дивный, темно-зеленый цвет, тончайшая выделка кожи превратили странника из вечного оборванца в респектабельно выглядевшего господина. Да и характеристики Найда стали выглядеть внушительнее.
        Сила тела - 10
        Сила духа - 5
        Интеллект - 16
        Ловкость - 42
        Удача - 15
        Жизнь - 590
        Мана - 50
        Энергия - 260
        Из-за опасности нападения криссалидов на город, местные жители скупали оружие и доспехи пачками, чем сильно проредили ассортимент торговцев рынка. Поэтому, даже имея солидный счет в банке, Найд и Бутчер не смогли подобрать себе еще каких-нибудь интересных «игрушек». Зато обновку получил Верный - ему была подарена кольчужная попона из небесного серебра, дававшая защиту как от магического, так и от физического воздействия. Над попоной немного поколдовали Жнец и Швец и приспособили ее для коня с крыльями.  Когда ее одевали на пегаса, тот нервно переступал копытами, приключений на войне ему хватило, и возвращаться туда он не хотел. От коня глаз было не отвести - мощный и статный, оплетенный серебристой паутиной, в зареве из крыльев с кроваво-красным отблеском. Благодаря красавцу-пегасу социальный статус его владельца вырос настолько, что в Новой Доле страннику начали строить глазки дочки и жены зажиточных мещан.
        Также странник на рынке докупил запас зелий здоровья, коих в его сумке теперь болталось ровно десять, и пополнил арсенал стрел. Его колчан был забит бронебойными, замораживающими, поджигающими, вытягивающими ману и отравленными стрелами. Последних он набрал больше всех, ведь надо было использовать особенность пояса ассасина и травить врагов аж на двадцать процентов эффективнее. Как казалось Найду, он подготовился к предстоящему путешествию наилучшим образом. Или даже слегка переборщил.
        Верный доставил своего хозяина в самый дальний пограничный форт Бореи. Настолько дальний, что странник не переживал из-за того, что в нем могут узнать причину переполоха в Бовирграде. В сам форт странника не пустила стража, да и он сам не сильно стремился попасть в это неказистое строение с выщербленной глинобитной стеной. Когда он подошел к воротам, сверху перегнулся... сложно было узнать в этом расхристанном существе солдата его Императорской Милости.
        - Че надо? - гаркнул солдат, потрясая стаканом для игры в кости.
        - Информацию, - ответил странник и подкинул вверх мелкую серебряную монетку.
        Пограничник блеснул отменной реакцией. Он за долю секунды поймал монетку и неуловимым движением убрал ее за пояс.
        - И че надо? - уже изменившимся тоном повторил он вопрос.
        - Мне в Пелену надо. Проводник у вас найдется?
        - Полудурков у нас хватает. Но полных дураков нету, извини.
        - Мне надо отыскать там развалины. Есть на примете похожее место?
        - Может есть, а может и нет, - солдат потер указательный и большой палец, намекая на небольшое вознаграждение.
        Еще одна монетка взлетела в воздух и исчезла за поясом.
        - Патрули видели что-то похожее на развалины там, в оазисе на юго-западе.
        - Оазис? Как его найти? Есть ли какие-нибудь ориентиры?
        - Ориентиры? Там? - солдат искренне расхохотался, - не, приятель. Ничего такого там нет. Там только боль, ужас и смертельная скукотища.
        Странник благодарно кивнул и пошел прочь от форта.
        - Эй! Погоди! - окликнул его солдат, - ты же не собираешься отправиться туда без бурдюка?
        Найд признался, что именно это он и хотел сделать.
        - Отчаянный ты сукин сын! - восхитился пограничник, - кинь двадцать монет серебром, обеспечу тебя всем необходимым.
        Найд подкинул еще несколько монеток, а взамен со стены к его ногам упал бурдюк из козьей шкуры наполненный водой.
        - И еще один совет! Бесплатный! - прокричал пограничник в спину Найду, - не вздумайте пользоваться крыльями. Ножками ходите, ножками.
        Странник хотел последовать его совету, но пегас призывно заржал и загарцевал, приглашая Найда сесть в седло. Найд понял намек, что лучше плохо лететь, чем хорошо месить пыль ногами, и запрыгнул на спину Верному. Вместо точного маршрута у них было лишь направление, а шанс заметить разрушенное святилище сверху был намного выше.
        Пегас взял разбег и взлетел. Внизу понеслась бескрайняя зеленая с синим отливом борейская степь. С высоты было хорошо заметно, как огромное травяное море степи начало мельчать. То тут, то там появлялись залысины голой земли, ковыль-трава становилась все более чахлой и низкорослой. Пегас летел дальше и однообразный пейзаж степной Бореи сменился на еще более унылый. Куда бы Найд не бросал свой взгляд, всюду простиралась серая растрескавшаяся глина с редкими кустиками пожелтевшей растительности.
        Грань меж двух стихий странник прошел неожиданно. Как и в прошлый раз в одну секунду погасли краски мира, а на барабанные перепонки навалилась гнетущая глухота. Верный видимо в Пелену попал впервые, он вдруг завалился на левое крыло и едва не перекувыркнулся в воздухе.
        - Тише, тише, - Найд вцепился в луку седла, чтобы не вывалиться, - это не страшно, это надо всего лишь перетерпеть.
        Он успокаивающе похлопал пегаса по шее, Верный замотал головой, захрипел, но выровнял полет.
        - Возьми ниже. Если что - падать не так больно будет, - продолжил увещевать коня странник. Верный и на этот раз внял голосу разума и, распластав крылья, плавно снизил высоту.
        Что чуть их и не сгубило. Полупустыня под ними сменилась на раскаленные пески, над которыми дрожало марево разогретого воздуха. Даже пролетая в десяти метрах над поверхностью чувствовалось, что та разогрета как адова сковородка. Воздух выше был более прохладным, что и сыграло с путешественниками плохую шутку. Мощный восходящий поток воздуха устремился от земли прямо вверх, увлекая за собой пегаса и его наездника. Верный торопливо начал размахивать крыльями, стараясь удержать направление полета, но стихия была сильнее его - пегаса подкинуло на несколько десятков метров. И завертело в зоне турбулентности, которая образовалась в месте смешивания термического потока и масс холодного воздуха.
        Земля и небо вращались со скоростью мешавшей определить, где верх и где низ, но странник чувствовал одно - они падали. Верный обреченно ржал, привязанный к седлу бурдюк немилосердно молотил по бедрам и спине, странник пытался сгруппироваться, чтобы минимизировать урон от свидания с твердой поверхностью песка.
        В последний момент перед падением Верный сумел каким-то чудом перевернуться, выровняться и приземлиться на ноги. Правда, эту посадку было сложно назвать мягкой, подбородок Найда врезался в грудь, зубы лязгнули, прикусив язык, а он сам вылетел из седла. Мир продолжал вращаться перед глазами с нереальной скоростью, странник полетел по песку кувырком, подпрыгивая как мячик. Каждый удар об землю пронзал тело вспышкой боли, выбивал воздух из легких и грозил сломать ребра как спички.
        Наконец Найд остановился, воткнувшись головой в бархан. От такого бесцеремонного «торможения» шейные позвонки странника хрустнули, и он едва не потерял сознание. Показатели Жизни бились на отметке в 230 единиц, он умудрился растерять большую часть своего здоровья! Это в принципе подтверждали и его ощущения, странник чувствовал себя ковром, из которого усердный хозяин целый день выбивал пыль. Непослушными руками он нащупал на поясе бутыль с эликсиром и начал вытаскивать из нее пробку. Пальцы были чужими, кисть сводило судорогами боли. Странник поднес фиал к лицу, зубами вытащил пробку и залпом осушил фиал. Боль приглушилась, руки стали слушаться лучше. Вслед за первым эликсиром отправился второй, и странник стал чувствовать себя гораздо лучше.
        Хрипло рассмеявшись, он с трудом сел и помотал головой. Кажется, до него дошло, почему жена Бутчера столь категорично относилась к аэробайкам. К приходящему в себя страннику подковылял, хромая на переднюю ногу Верный. Его левое крыло волочилось по земле.
        - Дааа, вижу, что тебе тоже досталось, - Найд вытащил третий фиал и, не смотря на сопротивление коня, все-таки влил жидкость пегасу в рот. Тот стал выглядеть гораздо бодрее, но странник все равно не решился ехать на Верном верхом.
        - Помнишь, куда нам идти? - спросил Найд, заново привязывая бурдюк с водой к седлу.
        Пегас заржал и быстро-быстро закивал головой, указывая направление.
        - Отлично, поскакали.
        Идти по песку было очень тяжело, ноги вязли, каждый шаг приходилось делать с большим усилием. Но и мысль о полете пришлось прогнать, термический поток, едва их не угробивший был не единственным. Похожие потоки постоянно возникали то справа, то слева от странника и если на земле они лишь создавали неудобства, бросая в лицо пыль и песок, то наверху могли быть смертельно опасными.
        Каким бы хамом не был пограничник из форта, но странник сейчас благодарил его от всей души. Воздух был настолько сухой, что тянул влагу из тела, за два-три вдоха горло пересыхало так, что казалось его натерли песком. Найд сцедил себе во флягу теплой воды и постоянно к ней прикладывался. Из раскрытых ладоней оно напоил коня и тот махом выдул половину бурдюка. Запасы воды таяли на глазах и если срочно не отыскать оазис, то проклятая пустыня вытянет из их тел воду, превратив их в иссушенные оболочки.
        Странник во все глаза вглядывался в горизонт, надеясь увидеть зелень оазиса. Но видел лишь песок. И еще песок. Много-много песка вокруг. Напрягая зрение, Найд заметил темную полоску у самого горизонта.
        - Погляди, там, кажется, что-то есть. Ого! Оно быстро к нам приближается.
        Верный посмотрел туда, куда указывал Найд. Дальнейшая реакция пегаса озадачила странника - конь забегал кругами, потом расправил крылья, намереваясь взлететь, но передумал и улегся на песок, поджав под себя ноги.
        - Эээ... для ночлега как бы еще рано, - не понял намерений пегаса Найд. Но тут его в спину толкнул мощный порыв ветра. Странник обернулся и обомлел - чернота была уже рядом. Он рассмотрел клубы песка летящего на него с невероятной скоростью. Следующий порыв сбил его с ног, и страннику пришлось встать на четвереньки. Вслед за ветром по нему хлестанул песок, и странник никогда бы не подумал, что это будет так больно. Разогнанные до огромной скорости песчинки, легко пробивали кожу, впиваясь с тело Найда тысячами иголок. Глаза сразу забило песком, странник ослеп. Сквозь завывания песчаной бури, он расслышал тихое ржание и пополз вперед, пока не уткнулся в теплое брюхо пегаса, тело которого давало убежище от не на шутку разгулявшейся стихии.
        Буря закончилась также внезапно, как и началась. Вот вроде только что выла над ухом как сто голодных волков и раз, вой моментом оборвался. Пегас, отряхиваясь, вскочил на ноги, Найд тоже поднялся. Песок был в волосах, в каждой складке его одежды и даже лицо странника покрывала песчаная маска. Найд смахнул песок с лица, кое-как продрал слезящиеся глаза и увидел на белоснежной шкуре Верного алые росчерки - пегаса песчинками побило до крови.
        - Ох черт, постой, я тебе помогу.
        Пегас жалобно заржал. Видимо столько испытаний на его долю не выпадало даже на военной службе. Потратив уже четвертое зелье лечения, Найд привел Верного в порядок. Потрепавший их песчаный шторм принес облегчение, разогнав жару и освежив воздух.
        Излеченный пегас повел мордой и, широко раздувая ноздри, принюхался. Найд тоже повел носом и различил еле уловимый запах воды.
        - Молодец, учуял. Пойдем... туда?
        Верный не удостоил хозяина ответом, а рысью пошел на запах. Страннику ничего другого не оставалось, как последовать за ним.
        Чутье или инстинкт пегаса не подвели, уже через час выматывающего марша он вывел Найда к небольшому островку зелени, скрытому со всех сторон дюнами. Странник заметил среди раскидистых пальм с перистыми листьями какое-то движение и плюхнулся на живот, чтобы лучше рассмотреть происходящее внизу. Но Верный безо всяких мер предосторожности двинулся с бархана вниз и скрылся в кустарнике с матово-черными листьями и красными цветами. Сплюнув от расстройства, странник направился вслед за ним.
        Беспечный пегас отыскался быстро - Верный стоял возле небольшого ручейка и шумно пил из него кристально прозрачную воду.
        - Ты куда ломанулся? Мало ли что здесь могло быть! Племя какое-нибудь дикое питающееся исключительно непослушными лошадьми!
        Верный виновато повел ухом, но воду пить не прекратил. И делал это очень заманчиво. Найд опустил руку в воду ручья - прохладная, и пахнет намного лучше, чем полупротухшая вода в бурдюке. Найд ополоснул лицо и понял, что в ближайшие полчаса он от родничка не уйдет. После адовой жары в пустыне, после пыльной бури умывание в чистом ручейке из бьющего из-под земли родника дарило ни с чем несравнимое блаженство.
        Но удовольствие удовольствием, а бдительность терять никак нельзя. Найд опять заметил какое-то легкое движение, развернулся и сжал в руке «Блудного кота», собираясь не раздумывая метнуть кинжал при признаках малейшей агрессии. Однако из кустов на него смотрел не увешанный бусами дикарь с костью в носу, а бледная высокая женщина. На ее худом высушенном теле болталось платье, когда-то бывшее белым, целым и нарядным. Сейчас же ее наряд можно было описать одним емким словом - обноски. Длинные соломенные волосы в беспорядке спадали на ее лицо так, что был виден только один большой глаз, с удивлением взиравший на окружающий мир. Больше всего в облике женщины странника смутили кандалы с обрывками цепей на ее руках.
        - Здрасти, - поздоровался с незнакомкой странник,  а пегас настороженно поднял голову.
        - Эмиль, - женщина в умоляющем жесте подняла руки к груди, - где ты был, Эмиль? Почему ты бросил меня здесь одну?
        - Потому, что я не Эмиль. Я Найд, - представился странник в надежде, что недоразумение будет исчерпано.
        Однако женщина уверенно пошла к нему и в ее голосе появились угрожающие нотки.
        - Ты забыл меня, Эмиль? Ты меня на кого-то променял?
        - Успокойтесь, дамочка. Я же сказал, меня зовут не Эмиль. И вообще я первый раз вас вижу.
        - Кто она? Как зовут эту потаскуху? - не унималась дама в белом, - я выдавлю ей глаза! Я вырву ее сердце!
        - Эээ, - Найд не знал, как реагировать на эту сцену ревности.
        - О нет, подлый обманщик! Я придумала! Я сделаю так, что ты больше никогда не сможешь мне изменить! - взвизгнула женщина.
        Она взмахнула рукой, и воздух разрезал свист. Цепь от наручников бичом хлестнула по воде.
        - Успокойся! - попробовал достучаться до разума женщины странник, но увидев ее налитый кровью глаз понял - там плескалось сплошное безумие.
        Женщина замолотила руками, как мельница и странник сам не понял, как ему удалось уклониться от мельтешащих прямо перед его лицом обрывков цепей. Не иначе как Скользкий Пит помог. В голове у странника все еще решалось этическое уравнение - можно ли тукнуть умалишенную скаррэлем по голове, когда пегас видя, что его хозяину грозит опасность, счел нужным не раздумывать, а действовать. Развернувшись к нападающей задом, он от всей души лягнул ее копытами. Безумная женщина улетела в кусты.
        Только странник с Верным облегченно вздохнули, как из кустов раздался рык, и женщина выпрыгнула обратно на полянку. Ее лицо выражало всего одну эмоцию и желание - убивать! Больше не размышляя над моральными нормами при обращении с женщинами, Найд наложил стрелу и выстрелил. Стрела не была обычной, едва ее наконечник впился в плечо бесноватой, как ее платье и растрепанную шевелюру охватил огонь. Она, продолжая рычать, упала на землю и начала кататься, пытаясь сбить пламя. Потом подпрыгнула и, шатаясь из стороны в сторону, с воем убежала вглубь оазиса.
        - Вот и попили водички. Пошли отсюда быстрее, пока она не вернулась.
        Куда идти странник не знал, он просто направился в сторону, противоположную той, в которую убежала горящая маньячка. Если возле первого святилища Змея были раскиданы каменные блоки, по которым его было легко найти, то здешний оазис был девственно чист. Но с другой стороны, островок в пустыне был небольшим, и на поиски алтаря Скрытого-В-Тени не должно было уйти много времени.
        Но они отыскали не разрушенное святилище, а еще одну проблему на свою голову. Из-за ближайшего чешуйчатого ствола пальмы навстречу страннику вышел еще один необычный персонаж.  Дородный мужчина в поварском фартуке, подвязанном толстой веревкой, за которую был заткнут мясницкий тесак.
        - Маленький белый барашек, - произнес, глядя на Верного и облизываясь, повар, - иди сюда.
        С точки зрения странника Верный был совсем не похож на барана, но у повара видимо было свое мнение.
        - Иди-иди-иди ко мне, - зацокал языком дородный мужчина, - подойди тупая скотина!
        После первой встречи в оазисе Найд уже был готов к неожиданностям. Поэтому заблаговременно выхватил из-за спины скаррэль. И когда повар вдруг метнул в пегаса свой тесак, странник активировал способность «Стальной водоворот». Вращающийся скаррэль отбил летящий тесак, Найд убрал свое оружие и вытащил лук.
        - Будь ты проклят! - завопил повар, - Проклят! Проклят! Я хочу свежего мяса!
        Мужик растопырил свои руки и бросился на странника. Тот, недолго думая, засадил сразу три стрелы в грудь сумасшедшего повара. Повар захрипел и завалился на спину.
        - Блин, они тут все чокнутые что ли?!
        Мужчина в фартуке, застонал и сел.
        - Убью! И у меня будет много нежного мясца, - с уверенностью заявил он.
        Найд вздохнул и снова потянулся за луком, он понял, что переговоры с этим неадекватом провести не получится. Но выстрелить не успел, из ближайших кустов выпрыгнуло еще трое аборигенов. Таких же грязных, оборванных и безумных. Вооружены они были чем попало: палками, камнями, какими-то ржавыми железками.
        - Отступаем, - одними губами прошептал Странник. Они с пегасом стали медленно пятится.
        В окружающем их кустарнике слышались шаги, дикий смех и прочая возня. Странника с пегасом окружала невидимая толпа.
        - Бежим, - уточнил Найд и бросился наутек. Верный последовал за ним.
        Хоть Пелена и приглушила органы чувств Найда, но он все равно слышал топот преследователей, видел их мелькающие тени между деревьев. Сумасшедшая толпа настигла беглецов на берегу небольшого озерца в центре оазиса. Добежав до берега, Найд развернулся и начал раздавать тычки скаррэлем по ревущей, брызгающей слюной и тянущей к нему руки оборванной толпе. Справа от него гарцевал пегас, втаптывая безумцев в землю и прикрывая бок странника.
        Нападающие были не организованны, плохо вооружены и не имели доспехов, но их было чертовски много. Как не крутил финты Найд, но безумцы умудрялись его доставать, царапая и оставляя ссадины. Осадить толпу не получалось, еще немного и они просто сбили бы странника с ног, повалили пегаса и получили бы «немного свежего мясца». Найд вызвал «Песчаный щит» и под его прикрытием провел атаку, повалив на землю старуху, сжимавшую в руках серп и двух подростков стоявших позади нее.
        - В воду! Прыгай в воду! - проорал странник и с разбегу кинулся в озеро.
        Холодная вода кислотой обожгла порезы и ссадины. Так, дышим, как учила Рада, расслабляемся и прогоняем боль. Еще не хватало, чтобы его сейчас скрутил болевой шок, и он утонул в этом озерце. Предпосылки для этого были, вес одежды и снаряжения тянули странника на дно, и он оставался на поверхности лишь ценой больших усилий. Хорошо еще, что рядом с шумом вынырнул пегас и странник уцепился в его холку. Безумная толпа почему-то за ними в воду не полезла, носясь и улюлюкая на берегу. Найд отдышался и осмотрелся.
        - Давай туда, -  махнул он рукой в сторону противоположного берега, где он разглядел какую-то беседку. Пегас послушно погреб в указанную сторону.
        Если бы Найд не был по шею погружен в воду, то подплыв ближе к беседке, он бы заплясал от радости. Посреди небольшого строения, состоящего из тонких трехгранных колонн и плоского купола с небольшим шпилем, странник увидел черную статую застывшего в броске змея. Выбравшись из воды, Найд подошел к скульптуре. Ага, точно она! Эта фигура была также целиком высечена из черного камня, и лишь вместо правого глаза у нее сверкал какой-то зеленый самоцвет.
        Буйно помешанная толпа перебралась на этот берег, но подходить к святилищу не решалась, топчась метрах в двадцати и возбужденно галдя.
        - Долго же ты шел, - услышал странник и сразу понял, кому принадлежал этот голос.
        - Так и ты мне дорогу не облегчал, - ответил Найд, - это что еще за банда сумасшедших?
        Скрытый-В-Тени сидел на одной из скамеек, капюшон его черной хламиды был откинут, а сам старик безмятежно заплетал косичку на своей бороде.
        - Ты не знаешь? - старик хитровато улыбнулся, - это же твое творение, ты их придумал.
        - Я? - не поверил странник.
        - Ага. Ты говорил, что нормальные НПС в игре вызывают скуку и зевоту. И начал проект по созданию шизоидов. Который, кстати, имел успех среди игроков, им нравились НПС с придурью. Но не все персонажи стали удачным опытом, у некоторых эта самая придурь зашкаливала.
        - И что стало с этими... эээ... неудачными результатами эксперимента?
        - Ты их не стал уничтожать, вдруг они когда-нибудь понадобились бы. И ты сослал их сюда, в Пелену. К моему алтарю. Так у меня появились эти стражи. А ну тихо! - гаркнул старик на безумцев, - разошлись, разговору мешаете.
        Толпа бракованных НПС поспешила растаять меж деревьев.
        - А если бы они меня убили, и я бы до тебя не дошел?
        - Значит, ты слабак и не достоин быть моим помощником, - прямо ответил Змей и его ярко-зеленные глаза с вертикальными зрачками блеснули.
        - Не достоин, так не достоин. Я кстати не напрашивался в помощники. Что ты мне можешь дать? Рассказать о прошлом? А я про него может и знать больше ничего не хочу. Если эти психи дело моих рук, то я мог еще много всякого натворить.
        - Мог-мог, - кивнул Змей.
        - Вот видишь. А у меня новая жизнь, которая начинает мне нравиться. Так зачем мне это прошлое? Оставлю тебя здесь торчать и сиди командуй своими безумцами.
        - Хочешь большего за свои услуги?
        - Конечно, зачем мне эти пустые сказки из прошлого.
        - А если я пообещаю тебе, что как только я воцарюсь на Плато Равновесия, я помогу тебе вырваться из плена капсулы?
        - Это как? - недоверчиво спросил Найд.
        - Ты разрушишь мои оставшиеся алтари и построишь новый на Плато. А я смогу перепрограммировать твою капсулу и выпустить тебя наружу. Достаточно заманчиво?
        - Ты сможешь это сделать?
        - Если окажусь на Плато, то да. Все эти храмы, святилища и алтари всего лишь интерфейсы для управления Четырехземьем. Я сейчас кое-что могу. Наблюдать, анализировать. Сохранять кое-какие нужные данные. Но там мои возможности как ИИ сильно возрастут. Правда для работы с твоей капсулой мне понадобится еще кое-что.
        - Началось, - протянул странник. Он так и знал, что без нечеловеческих усилий ему из капсулы вырваться не получится, - императора надо свергнуть? Убить Первожрецов всех хранителей Стихий? Выжечь все остальные храмы?
        - Хм, неплохие идеи. Но я не буду требовать от тебя невозможного. Тебе всего лишь надо найти одного человека и кое-что у него забрать.
        - Какого человека?
        - Сейчас он называет себя Морисиус-странник.
        - Это тот, который «Мифы и легенды Четырехземья» пишет? - Найд вспомнил игровые заставки, появляющиеся при заходе в новые локации.
        - Именно. А забрать ты у него должен могущественный артефакт, программный модуль, который дает удаленный доступ к виртуальным капсулам.
        - И как эта штука выглядит?
        - Дверная ручка.
        - Что? Могущественный артефакт, который похож на дверную ручку? Какой идиот такое придумал? - засмеялся Найд.
        - Ты, - ответил Змей и смех Найда тут же оборвался.
        - Надеюсь, она хоть красивая.
        - Никакого золота и драгоценных камней. Обычная ручка. Деревянный шар на железном штыре.
        - Артефакт? Который придумал я? Просто деревяшка на железяке?
        - Угу, все в точности так. Самого Морисиуса можешь убить, он твой враг.
        - Как он может быть моим врагом? Я ведь его даже не знаю!
        Старик закончил заплетать косичку, и на его лице появилась таинственная улыбка.
        - Не знаешь. Да. Но недавно он помог Милене, сделал ее похожей на тебя, обострил ее чувства до предела. Как думаешь, друг твоего врага, тебе кто?
        Найд уже выковырял самоцвет из статуи, алтарь Змея рассыпался в прах, старичок исчез, таинственно улыбаясь. А в голове у Найда все крутились и крутились мысли - кто же ему в Четырехземье друг, а кто враг? Кто друг его друга или враг врагу? И ведь попробовал Найд на старичке модуль «Советник», чтобы хоть эмоции Змея уловить и понять, чего от него ожидать. Но в ответ - полная тишина, система даже ошибку не выдала. Может и не бывает никаких эмоций у искусственного интеллекта?

        ГЛАВА 9  

        Странствующий люд обычно сторонится встреченных в путешествии людей с красной аурой убийцы. За редким исключением, их не позовут к костру и булькающему котелку у дороги, выгонят из приличной харчевни и не помогут поправить сломанную ось у телеги. Выказывая неуважение, к ним поворачиваются спиной, распивая бочонок эля в харчевне. Но есть среди преступников и такие личности, к которым спиной поворачиваться смертельно опасно. Вокруг них не просто пылает алая аура, их портреты висят на Обелисках Обреченных вдоль трактов. Попадают на эти столбы позора только самые отъявленные убийцы, подлые мерзавцы и безжалостные грабители.
        Морисиус-странник, «Мифы и легенды Четырехземья»
        Мерзкий дождь продолжался вторые сутки. Он то переходил в ливень, который вмиг мог вымочить любой плащ или дождевик до нитки, то висел в воздухе мелкой пылью, забивавшей нос и глотку. Но погода погодой, а надо было заниматься делом, которое Милена не могла больше никому доверить.
        Обелиски Обреченных, на которых висели объявления с лицами самых опасных преступников во всем Четырехземье, для кого-то служили предостережением. А Милена приходила сюда, как в агентство по подбору кадров. Грубо вытесанный четырехгранный обелиск торчал из земли метра на два и на каждой его стороне висели листки пергамента с портретами и имена людей. Милена не спеша обходила каменный столб, вглядываясь в потрепанные ветром и вымоченные дождем лица. За нею беззвучно следовала Киллтайм, девушка-ассасин, у которой раньше была собственная шайка.  Промышлявшая разбоем банда умудрилась зацепить какую-то вип-персону из топовых кланов и была разогнана, втоптана в грязь и уничтожена. Все бывшие члены шайки, устав от постоянной череды смертей и возрождений, удалили персонажей и создали новых. Все, кроме главаря - Милена взяла Киллтайм под свое крыло.
        Клан у Милены был небольшим, всего два десятка игроков. Но бывшая графиня брала туда только личностей исключительных, одаренных и что самое главное - отмороженных по самое не хочу. Это был ее самый главный критерий отбора. Все ее подельники испытывали удовольствие от игры и предпочитали отыгрывать свои роли максимально антисоциально. Чтобы пользоваться среди этих психопатов авторитетом, надо быть настоящим маньяком. Но Милене не приходилось даже прикидываться. После того, как Морисиус промыл ее мозги в вирткапсуле, единственным ее стремлением стала свобода. Свобода делать все, что хочешь и нарушать все мыслимые моральные нормы.
        Милена остановилась напротив портрета мага Диментоса. С пергамента на нее взирал тощий тип с цыплячьей шеей и маленькой лысой головой. Маги в ее ватаге были редкостью, наверное потому, что люди, выбиравшие себе такую ипостась, отличались благоразумием и осторожностью. То ли дело игроки, отыгрывающие роли воинов, они уже изначально психологически были готовы к удалым сшибкам и кровавым побоищам и охотно шли в банду Милены.  Девушка приложила руку к портрету, раздался звук трубы глашатая, и картинка на пергаменте ожила. Диментос стоял на окраине небольшой деревушки, воздев руки в небо.
        - Сумасшедший маг Диментос развлечения ради, стер с лица земли деревню Милушки, наслав на нее сразу три смерча.
        Картинка на плакатике изменилась, по деревне, срывая крыши домов, носились три торнадо, по улицам бегали фигурки крестьян. Диментос, хохоча, долбил по людям молниями.
        Милена убрала руку от пергамента, на нем снова появился портрет мага. Вот тебе и раз, этот маг точно не был благоразумным и осторожным. Милене он не подходил, ей требовались маньяки, а не идиоты. Девушка прошлась еще раз вокруг Обелиска, пробегая глазами по цвету преступного сообщества и вдруг застыла на месте, открыв рот. С пергамента на нее улыбаясь, смотрел парень двадцати пяти лет. Имя его на пергаменте начертано не было, но Милене оно и не требовалось, это лицо она вряд ли когда-нибудь смогла бы забыть.
        - Ууу, душегубы проклятущие, - раздался голос над правым ухом девушки, - понаделали делов и висят тут.
        Милена оглянулась. Возле нее стоял крестьянин в домотканой накидке и широкополой шляпе, с которой вода сбегала целыми водопадами.
        - Вы смотрите, барышня, запоминайте. Вдруг кто из них вам по дороге встретиться. Да и обходите такого убивца стороной.
        - Спасибо за совет. А ты зачем их разглядываешь?
        - Для дела. Хутор у меня тут неподалеку стоит, а вокруг на много верст ни кабака, ни постоялого двора. Частенько у меня всякие странники останавливаются.
        - Боишься, что один из этих на огонь заглянет?
        - Боюсь, чес слово боюсь. Но и интерес имею, - разоткровенничался крестьянин, - придет такой злодей на постой, я его накормлю, напою. И спать уложу. А сам голубя почтового в город отправляю. Глянь - а поутру у меня за околицей уже стража стоит. Душегуба поймают, голову долой. А мне премия, ага. За бдительность.
        - И не жаль?
        - Кого, барышня? Извергов этих? Да вы поглядите, какие мерзкие рожи. Вот этот к примеру. Или этот, - крестьянин начал тыкать грязным пальцем в портреты, - вот тут у мамзель мордочка конечно смазливая, но...
        Крестьянин осекся. «Мамзель» на объявлении была один в один похожа на девушку, стоящую рядом. Он бросил испуганный взгляд на портрет, потом на Милену, резко побледнел и проблеял:
        - Мне домой идти надо, поросятки не кормлены и вообще...
        - Иди, - безразлично ответила Милена.
        Крестьянин начал пятиться спиной вперед, потом обернулся и припустил по тракту со всех ног. Милена едва заметно кивнула Киллтайм. Та решительно развернулась и побежала вслед за мужиком в шляпе. Милена продолжила разглядывать лицо Найденыша. Вот ведь умудрился как-то выжить! Девушка успела на собственной шкуре испытать все прелести увеличенной чувствительности. После первой раны, когда ей распластали плечо до кости, несмотря на быструю помощь целителя, Милена час валялась, свернувшись калачиком, и выла от непереносимой боли. Она научилась терпеть боль, бороться с нею, но каждый раз перед схваткой ее сердце сковывал ужас, который приходилось тщательно скрывать от безбашенных сотоварищей.
        Киллтайм тем временем, метнув кинжал, подрезала ахиллесово сухожилие убегающего крестьянина.  Тот, припав на одну ногу, вопил, отползая в придорожную канаву. Киллтайм не спеша шла по мокрой дороге, аккуратно обходя пятна крови.
        - Я никому ничего не скажу, - надрываясь, выл бедолага.
        - Конечно, - успокаивающе произнесла убийца.
        - Я вас не видел! - взвизгнул крестьянин.
        - Да-да. Даже мельком.
        - Отпусти. Ну отпусти, слышишь, - обессилевший крестьянин завалился на бок.
        - Отпускаю, потерпи уже, - ответила Киллтайм и зашла к нему за спину. Схватив незадачливого стукача за волосы и, резким движением задрав ему голову, она провела кинжалом по его горлу. Вопли крестьянина перешли в бульканье.
        Киллтайм вытерла кинжал об одежду крестьянина и вернулась к позорному столбу, застав Милену застывшую перед портретом Найда.
        - Ого! И этот гаденыш здесь.
        - Знаешь его? - поинтересовалась Милена у убийцы.
        - Угу. Твой отец просил его устранить, - Киллтайм была одна из немногих, кто знал, кем была Милена в реальной жизни.
        Милена рассмеялась тихим, надтреснутым смехом.
        - Значит и тебя это коснулось. Заказ отца, насколько я понимаю, выполнить не удалось?
        - Везло ему постоянно.
        - Просто везло? И только? - вопрос Милены поставил Киллтайм в тупик.
        - В следующий раз, когда я его встречу, его везение закончится. Занозил он меня сильно.
        - Это да. Заноза из него замечательная, воткнется фиг достанешь, - Милена вспомнила свои счета к страннику, - но это дело прошлое. Если встретим случайно, я тебе помогу. Искать специально не буду. У нас другие дела есть.
        Милена сорвала с Обелиска Обреченных лист с изображением высокого рыцаря в черных шипастых доспехах.
        - Красавчик, - ободрила выбор Милены ассасин, - его в Штормовом Королевстве выставлять будем?
        - Если сможем убедить к нам присоединиться.
        - Ты кого угодно можешь замотивировать, - Киллтайм ни на секунду не усомнилась в своем боссе.
        Ассасин же сорвала с обелиска портрет Найда.
        - У сердца будешь носить? - ухмыльнулась Милена.
        - Ребятам нашим надо будет показать. Чтобы случайную встречу с ним ускорить.
        Несмотря на то, что Змей напомнил страннику о существовании Милены, Найд о своем старом враге почти сразу забыл. Слишком он уж переживал за начинание Бутчера и средства, которые он доверил мечнику. Странник оставил распоряжение банковским клеркам выдавать деньги только на организацию Ордена, но прекрасно понимал - захоти Бутчера их обмануть, он сможет это сделать.
        Приземлившись возле Храма Воздуха Найд понял, что опасения терзали его не напрасно. Первожрец, окруженный целой свитой и храмовыми бойцами, размахивая руками о чем-то спорил с набычившимся Бутчером. Разговор шел на повышенных тонах. Найд выпрыгну из седла и поспешил подойти к спорящим.
        - Дешевле одного золотого не будет! И не проси! - у разошедшегося жреца нос был красен от гнева, а голова мелко тряслась.
        - Мы же одно дело делаем, - упрямился Бутчер.
        - Одно?! Да - одно! Но у меня создается такое впечатление, что зарабатывать с этого дела собираетесь только вы! Я и так для вас многое сделал, больше уступок не будет!
        - Всем здрасти! О чем спор? - вмешался в разговор подошедший странник.
        - Ты нашел себе в напарники очень жадного человека, - высокомерно ответил Первожрец.
        - Да почему я жадный-то? Я же вам недаром предлагаю оружие освящать! А за пятьдесят монет серебром за каждый комплект. И освятить надо будет сразу двадцать комплектов, а это уже оптовая сделка! - не сдавался Бутчер.
        - Какое еще оружие? - не понял предмет дискуссии Найд.
        - Разное. Луки, мечи, кинжалы. А самое главное - скаррэли! - похвастался Бутчер.
        - А откуда все это добро?
        Мечник набрал побольше воздуха, чтобы пуститься в пространные объяснения, но паузой в разговоре воспользовался Первожрец.
        - Вижу вам многое надо обсудить. Что ж - не буду мешать разговору, - служитель хихикнул и шустро ретировался в Храм.
        - Эх! Не получилось дожать, - расстроился Бутчер, - но ничего, завтра я его измотаю.
        - Да что у вас тут вообще происходит?! - не выдержал странник.
        - У нас? У нас тут... ай, лучше один раз показать, чем два часа рассказывать. Пошли, здесь не далеко, - ответил мечник и пошагал прочь от храма.
         Найд свистнул пегаса и пошагал за мечником.
        - У нас одна серьезная проблемка образовалась, - начал свой рассказ Бутчер.
        - С Первожрецом, я видел.
        - Да не, он-то как раз дядька мировой. И помог эту проблему решить. На нас император серьезно обиделся за проделки в столице. И в розыск подал, так что на пару недель мы теперь знаменитости. Ни один из лендлордов с нами дела иметь не хочет и уж недвижимость продавать тем более.
        - Так ты штаб нам не приобрел?
        - Приобрел! И еще какой! Нам решил помочь Первожрец. У них с императором свои терки и один другому не указ. У нашего старика как раз жилплощадь простаивала, вот он нас и пустил. И денег взял, кстати, немного.
        - Совсем домик убитый? - в голове Найд нарисовалась картинка - сарай без окон и дверей в чистом поле.
        - Ремонт косметический конечно нужен. Но там куча других плюсов есть.
        - Каких?
        - Я же сказал - лучше все увидеть своими глазами.
        Мечник вел Найд по тропинке, петляющей между зеленых  рядов виноградных полей. Небольшие холмики, на которых жрецы выращивали виноград, были как будто причесаны гигантской расческой. Настолько ровно стояли шеренги столбиков с подвязанной на них виноградной лозой. Меж этих столбиков копошились жрецы, собирая урожай в большие плетеные корзины. Картина создавалась идиллическая.
        - Видишь, какой пейзаж вокруг, - обвел руками храмовое хозяйство Бутчер, - я сюда даже семью подумываю перевезти. Ты бы видел, какие здесь закаты!
        - Где здесь?
        - Да вот же! На холме! Наш дом обетованный! - мечник театрально взмахнул руками, указывая на руины на холме.
        - Косметический ремонт?! - взревел Найд. По его мнению, груда камней на верхушке холма мало походила на «обетованный» дом.
        - Да погоди ты! Подойдем поближе и ты оценишь! - оптимистично заявил Бутчер и начал забираться на холм.
        Идя за ним, странник, вспоминал Первожреца самыми нехорошими словами - ушлый старик всучил им ни на что непригодные развалины. Осталось только узнать у Бутчера, сколько же они потеряли денег и начать посыпать голову пеплом. Но мечник оказался прав, вблизи развалины выглядели лучше и даже стали принимать какие-то определенные очертания.
        - В этом замке жил наглый маркиз, который нанес императорской семье какое-то серьезное оскорбление. Коленку под столом может не ту погладил, или императору в суп плюнул. Точно никто не знает. Но сюда наведались имперские гвардейцы и выжгли все дворянское гнездо к чертовой бабушке. Попутно слегка подпортив замок, - тоном экскурсовода начал рассказ Бутчер.
        - Слегка?! Да тут ничего целого не осталось!
        - Это только так кажется. Обрушена всего одна стена. Три из четырех башен уцелели. Да и гляди - ворота выломали тараном, но сам проем с башенками цел. Ров тоже не засыпали. Замок долго был без хозяев и себе его прибрали жрецы. Они тут минимальный порядок и поддерживали.
        Подойдя ближе, странник действительно разглядел широкий ров, огибающий выщербленную крепостную стену охристого цвета. Ров был заполнен зацветшей темно-зеленой водой и зарос большими, с хорошее блюдо размером, восковыми листьями кувшинок.
        - Тут воды-то по колено, наверное, - вглядываясь в заросший ров и пытаясь увидеть дно, сказал Найд.
        Поверхность водной глади пошла волнами, странник отшатнулся и схватился за оружие.
        - Приветс-с-ствую тебя, Отче, - поздоровался с Найдом вынырнувший черный криссалид.
        - Это как?! Ты откуда?! А?
        - Твой друг приглас-с-сил нас сюда, - ответила ящерица и тихо погрузилась под воду. Странник перевел взгляд на Бутчера.
        - Как идейка, а? Ведь гениально же? Ров здесь здоровый, внутри замка еще три пруда есть. Наш орден будет защищать криссалидов. Ну а потом Орден Гнева врагов быстро приобретет. А черные криссалиды отличные бойцы, мы будем прикрывать Шар-Ка, а они наш замок. Симбиоз!
        Как бы Найд скептически не относился к идее покупки старого замка, но здравое зерно в совместном сосуществовании с криссалидами было. Видя, что Найд одобряет его идею, Бутчер повел его дальше.
        - Подъемного моста нет, поэтому внутрь пока перебираемся по этому, - показал Бутчер на толстый ствол дерева, перекинутый через ров.
        Мечник с Найдом перебежали по нему без проблем, но вот Верный пару раз чуть не свалившись вниз, раскрыл крылья и преодолел водное препятствие по воздуху.
        - Это наши ворота! - продолжил экскурсию Бутчер. А Найд непонимающе уставился на широкий каменный проем. Остатки старых ворот, торчали из стен черными зубьями, сожженные то ли огнем, то ли разрушительной магией. А в проеме, почти занимая его полностью, стоял бородатый мужик с башенным щитом в руках, конусообразным шлемом на голове и спускавшейся ниже колен кольчуге.
        - Пароль, - прорычал бородатый.
        - Илья, ты что? Меня не узнаешь? - удивился Бутчер.
        - Узнаю. Пароль, - мужик был непреклонен.
        - Ай-Д-Д-Ку-Д, - четко отбарабанил мечник.
        - Проходи, - страж подвинулся, пропуская их. Но бородач был настолько большим, что мимо него приходилось протискиваться, прижавшись к стене.
        - Это еще кто? - прошептал Найд, отойдя от хмурого стража на десяток шагов.
        - Это ярчайший пример кривой раскачки персонажа. Илья качал силу, только силу и ничего кроме силы. В итоге у него здоровья ого-го, да с одного удара он кого угодно на тот свет отправить может. Но с ловкостью у него дикие проблемы, он по быстро ползущей улитке попасть не сможет. И за бегущей черепахой не угонится. Но даже самой кривой раскачке можно найти применение. Из нашего Ильи вышли отличные «ворота».  Убивать его будут полдня, а в тесном проеме, если он кого зацепит - тот сразу труп.
        Они вышли во внутренний двор, где Найда ждало еще одно разочарование - донжон замка был снесен до основания. Но как следует расстроиться странник не успел, Бутчер обратил его внимание на тренирующиеся с деревянным оружием на площадке пары воинов.
        - Полюбуйся - молодая поросль Ордена Гнева.
        - Они откуда здесь взялись?! - количество сюрпризов, которые Найд смог бы переварить за один день приближалось к критической отметке.
        - Я клич кинул. А чего? У нас целый замок пустовать должен? Вот рекрутов и набрал.  Кстати, это для них я Первожреца просил оружие благословить.
        - Тааак, возвращаемся к самому началу - какое оружие?
        - О, с оружием ты вообще не поверишь, как все хорошо получилось. Из банка прислали ответ от твоего друга морянина. Он прямо в благодарностях к тебе рассыпался. Вот я и подумал - надо же эту благодарность как-то использовать?
        Найд скрипнул зубами, он предупредил Харла не для того, чтобы потом с этого что-то поиметь. Но Бутчер, увлекшись, пропустил этот зубовный скрежет мимо ушей.
        - Для боев здесь, в Борее, ничего лучше, чем твой скаррэль не найти. Вот я и попросил Харла прислать нам побольше таких штук. Оружие редкое. Копьеносцы с мечниками опыта боев против нагинаты не имеют. Кстати ты только из-за этого в Бовирграде выжил, был бы с топором или с мечом, я бы размотал тебя...
        - Но-но! Не задирайся, если хочешь можно повторить...
        - Да нам теперь часто повторять придется. Надо же малышню учить, ты им нагинату преподавать будешь...
        - Скаррэль! - поправил Найд мечника.
        - А я меч. Мага-учителя я еще не нашел. Но лекарей и воспитывать не надо будет - Первожрец обещал своих жричек подкинуть за долю в добыче.
        Здравая идея заполучить в их команду лучших лекарей Бореи резанула Найда по сердцу острым клинком. Гибель Рады он не забыл, не простил и не обретет покоя, пока не отомстит за эту добрую и жизнерадостную девушку. Изменившееся лицо странника Бутчер понял по-своему.
        - Не переживай! Он пять процентов от добычи всего запросил. По тактике и составу наших групп у меня уже наметки есть, правда получается не совсем классическое танк-дамагер-хиллер. Смотри...
        - Стоп-стоп-стоп. Что это еще за слова?
        Бутчера будто молния ударила в макушку. Если бы человек, пишущий стихи, спросил, что такое буквы, мечник бы удивился меньше. Но вспомнив масштаб великодушия странника, подробно объяснил ему, зачем за преступниками лучше охотится не в одиночку, а группами. И роль каждого члена группы обрисовал.
        - Но я думаю, танк нам нафиг не нужен, стратегия будет такой...
        - Все. У меня тут, - Найд постукал пальцем по виску, - уже что-то кипит. Я хочу отдохнуть, выспаться, а уже потом слушать про тактику со стратегией.
        - Вообще не вопрос, пойдем, покажу, какие здесь роскошные апартаменты в подвале.
        - В подвале?! - Найд представил себе мрачные застенки с паутиной и ручейками воды на стенах.
        - Это же не обычные подвалы, а дворянские, - отмел его сомнения Бутчер, - кстати, конюшни уцелели. Верный, я бы на твоем месте их проверил. Там подстилки из сена и полные кормушки овса.
        Пегас, радостно заржав, убежал обживать свое новое жилище. «Предатель», - укоризненно подумал Найд, глядя на торопливо улепетывающего крылатого коня. Сам он еще не решил, устраивает его замок в качестве штаб-квартиры Ордена или нет.
        - Паррроль! - раздалось рычание Ильи со стороны ворот.
        - Мы кого-то ждем? - быстро спросил Найд у Бутчера.
        Тот отрицательно помотал головой. Звуков боя слышно не было, но Бутчер на всякий случай громко свистнул, привлекая внимание тренирующихся во дворе бойцов.
        - Эй, народ! Объявляю учебную тревогу. Мы сейчас сходим-посмотрим кого там принесло. И если вдруг нас убивать начнут, учебная тревога меняется на боевую.
        Подойдя к воротам, они увидели застывших друг перед другом крупных мужчин. И если Илья привык сражаться с помощью оружия и кулаков, то стоящий перед ним оппонент привык делать это с помощью доводов и фактов.
        - Пароль! - снова прорычал Илья.
        - Милейший, я вам десятый раз объясняю, что никакого пароля я не знаю и знать не могу. Но если вы доложите хозяину замка, что его хочет проведать старший партнер «Доброго банка», то уверен, он с радостью со мной встретится.
        - Люпис?! - изумленно произнес Найд.
        - О! А вот и он! - Люпис махнул рукой подошедшим Бутчеру и страннику, - рад видеть вас в добром здравии, мессеры! Я могу пройти?
        - Конечно-конечно. Пропусти.
        Недовольный Илья посторонился и Люпис протиснулся внутрь.
        - Как вы нас нашли?
        - Это было просто. Если хочешь кого-нибудь найти - иди по дорожке из монет. А вы, покупая этот замок, целый тракт из золота выложили.
        - Рад, что вы заскочили, но у нас гостевые апартаменты не совсем готовы...
        - За это не волнуйтесь, я ненадолго, - успокоил Бутчера Люпис, - у меня к вам небольшое дельце.
        Мечник и странник выжидающе посмотрели на банкира.
        - Ангус Третий, властитель Штормового королевства выдает замуж свою единственную и горячо любимую дочь, - начал повествование Люпис.
        - Эээ... я как бы уже женат, - поспешил заявить Бутчер.
        - О нет, мужа для этой глупо хихикающей барышни король уже отыскал.
        - Наши ему поздравления, - без тени искренности сказал Найд, - но мы тут причем?
        - Погодите. Я еще не все рассказал. В честь бракосочетания дочери Ангус устраивает турнир, на который съедутся лучшие бойцы Бореи. Поединки будут проводиться по древним борейским правилам. Бойцы сражаются не один против одного, а пара против пары.
        - И?
        - Призом на этом турнире будет артефакт, который я очень хотел бы заполучить.
        - Так езжайте и сражайтесь, - предложил Люпису самый простой вариант решения проблемы Бутчер.
        Но простые варианты Люписа не устраивали.
        - Я не воин. Я другими делами занимаюсь. Например, помогаю людям, оказываю услуги.
        Как только прозвучало слово «услуга» странник сразу понял, куда клонит банкир.
        - Я, конечно, польщен вашим мнением о нас. Но мы далеко не лучшие бойцы...
        - Не прибедняйтесь. Вы находчивые молодые люди, которые смогли обокрасть поставщика Его Императорской Милости, убить сына герцога Делито, сбежать из столицы на императорском флагмане...
        - Хватит, мы поняли, - остановил перечисление своих подвигов Найд, - мы должны участвовать в турнире, победить, получить приз и отдать артефакт вам? И тогда мы будем квиты?
        - Зачем так все усложнять? Мне просто нужен артефакт, а как вы его добудете - дело ваше.
        Немного подумав, странник пообещал, что требуемую вещь они банкиру доставят, и проводил его до ворот, где учтиво попрощался с Люписом.
        - Эххх, - горестно выдохнул Бутчер, - только обживаться начали. Клан собрали, а тут этот хренов Люпис...
        - Да не переживай ты, смотаемся в это королевство, добудем артефакт и продолжим Орденом заниматься.
        - Как добудем? Турнир выиграем? Без шансов! Туда отборные бойцовые псы съедутся, мы по сравнению с ними мальчики из шахматной секции. Выкрасть? Ты не знаешь, что такое Штормовое Королевство, туда даже император боится соваться.
        По словам Бутчера королевство было частью Бореи. Но ее правитель имел широкие права и независимость от императора. Обуславливалась эта автономия тем, что королевство было расположено на небольшом пятачке земли, окруженном со всех сторон высокими горами. Через эти пики ни на пегасе, ни на воздушном корабле было не перебраться. Вел в Штормовое Королевство узкий проход, по которому с трудом разъезжались две телеги, и на котором сотня воинов легко могла удерживать целые орды врагов. Поэтому императору было легче мириться с относительной независимостью этой страны, чем воевать с нею.
        - Выкрадем артефакт, поднимется переполох, и проход в горах закроют. А по-другому оттуда никак не выбраться, - выдал неутешительный прогноз Бутчер.
        - Значит, будем турнир выигрывать.
        - Но...
        - Люпис не сказал, что драться должны именно мы, - Найд задумался, - когда, говоришь, Харл должен нам груз отправить?

        ГЛАВА 10  

        Проснулся Найд утром в личных апартаментах, лежа на кровати, на которой можно было с удобством разместить семь человек вдоль и шесть поперек. Покрыт этот монстр был шелковым балдахином с серебристой вышивкой. Вставать не хотелось абсолютно, накануне Бутчер от него просто так не отстал. Уже провожая Найда в «дворянские» подвалы, он подсунул страннику длинный свиток, говоря, что чтобы им двигаться дальше, надо принять устав Ордена. Странник бегло пробежался глазами по документу. В нем Первожрец Храма Воздуха объявлял о создании духовно-военизированного Ордена Гнева. И назначал Найда Гроссмейстером этой организации. В задачах Ордена были красиво расписаны помощь страждущим, защита слабых от сильных и прочая человеколюбивая ерундистика.
        Читая, продираясь сквозь расплывающиеся буквы, и борясь с зевотой Найд, доплелся до своей опочивальни и тут увидел мать всех кроватей. Он так вымотался, что готов был защищать сильных от слабых, грабить бедняков и раздавать награбленное богачам. Поэтому он, не особо разбираясь в тонкостях устава Ордена, поставил свою закорючку на документе и вскарабкался на кровать.
        Поздравляем! Вы стали гроссмейстером Ордена Гнева!
        Глобальное изменение репутации!
        Репутация среди добропорядочных жителей повышена до «Заинтересованности».
        Репутация среди представителей преступного мира снижена до «Настороженности».
        Развитие и реальные дела Ордена отныне будут напрямую влиять на характеристики Вашего персонажа и на отношение к Вам жителей Четырехземья.
        Завтра. Найд взвесит спорные плюсы и минусы от этого приобретения завтра. А сегодня - спать, спать и еще раз спать.
        - Эээ, ты рано расслабляешься. У нас еще несколько срочных дел есть, - Бутчер недвусмысленно намекнул, что прямо сейчас отдых Найду не светит.
        - Вовремя ты мне этот устав подсунул. Там написано, что я могу назначать себе помощников и всяких заместителей, - странник сел на кровати и положил ладонь на плечо изумленного Бутчера, - властью, данной мне Верховным Жрецом Воздуха, назначаю тебя своим заместителем и командором Ордена Гнева.
        - Ого, - опешил мечник.
        - Поздравляю с повышением. Вперед, мой верный оруженосец! Тебя ждут самые срочные дела! - странник откинулся на кровать, закрыл глаза и уже через секунду уснул.
        - Вот ведь, - сначала возмутился Бутчер, но будить напарника не стал. Черт его знает, что выпало на его долю в странствиях, может ему действительно позарез надо отдохнуть?
        Но деятельная натура Бутчера слишком продолжительный отдых страннику предоставить не могла. Мечник утром ворвался в комнату, когда странник все еще пытался продрать глаза и слезть с кровати.
        - Доброе утро, господин гроссмейстер!
        - Ага, - зевая, ответил Найд.
        - Кадеты на плацу построены. Ждут поднятия флага!
        - Чего?
        - Поднимай свою задницу, пора себя народу явить, - более доступно объяснил мечник.
        Бутчер дождался пока Найд оделся, распихал оружие по ножнам и привел себя в порядок, а потом повесил на шею странника небольшой золотой орден с рубинами на цепочке.
        Знак гроссмейстера Ордена Гнева. Вещь, обозначающая Ваш статус.
         - И сколько денег на эту цацку потратил?
        - Ни копейки. Это Первожрец тебе передал, типа подарок. Хотя, - протянул Бутчер, оглядывая Найда, - старик-то прав. С этой цацкой на груди ты выглядеть солиднее стал.
        - Надо тебе тоже какой-нибудь знак отличия изготовить.
        Бутчер махнул рукой.
        - Мне не зачем, у меня и так авторитета среди кадетов девать некуда.
        Идя за Бутчером по переходам разрушенного замка, Найд задумался над его словами. Его жизни одиночки, похоже, приходит конец. Но как распределить свое время и силы между развитием Ордена и расследованием деталей своего прошлого? По-хорошему ему сейчас надо начинать землю рыть и искать Морисиуса. Но и заявить Бутчеру, что ему сейчас не до Ордена он не мог, вдруг вся эта история с выходом из игры окажется пшиком и Змей просто использует его в своих игрищах. Если он зависнет в Четырехземье навсегда, то лучше уж стать гроссмейстером, чем вечно скитающимся бродягой.
        - Бутч, ты никогда не слышал о типе по имени Морисиус?
        - Ну ты даешь, - не оборачиваясь, ответил мечник, - конечно слышал. От лица этого, якобы великого путешественника, написаны все гайды по географии игры.
        - А его кто-нибудь встречал? Он вообще в Четырехземье существует?
        - Не знаю. Если хочешь, могу форумы прошерстить. У людей поспрашивать.
        Найд резко остановился, схватил мечника за плечо и развернул лицом к себе.
        - Бутч - не надо. Забудь, - уголки губ странника нервно подрагивали.
        - Ты уже определился бы. То надо, то не надо, - обиженно произнес мечник.
        - Не надо. Не ищи ничего про меня. Или про вещи, со мной связанные.
        - Лады.
        - Обещай! - настойчиво потребовал странник, - понимаешь, это может быть опасно...
        - Да что ты прикопался! Не буду ничего я про тебя вынюхивать! - терпение у мечника закончилось, - все, пошли наверх. Там народ уже полчаса по стойке смирно стоит.
        Выбравшись из развалин донжона, Найд увидел пару десятков разношерстно одетых человек, изображавших некое подобие строя на плацу. Вдоль строя нетерпеливо прохаживался толстенький лысый жрец. Увидев странника и мечника, жрец всплеснул руками.
        - Где вы ходите?! Мыслимое ли дело, на благословление опаздывать?! - раздраженно выпалил он.
        - Все-все, святой отец, - примиряюще поднял руки мечник, - мы готовы, можно начинать церемонию.
        - Да какая теперь уже церемония, - раздосадовано покачал головой жрец, - мне в храм возвращаться пора. Становитесь перед строем.
        Сам жрец подошел к флагштоку, стоящему на углу плаца и достал из-за пазухи аккуратно свернутый рулон ткани. Прикрепив ткань к веревке на флагштоке, он начал, быстро перебирая руками, поднимать его вверх.
        - Благословляю вас на ратные подвиги под тенью Птицы! - жрец с силой дернул за веревку и рулон ткани на флагштоке развернулся.
        На чисто белом поле флага была вышита орлиная лапа с растопыренными когтями. Найд имел честь видеть когти Рух вживую и отметил, что нарисованные, по нагоняемому страху, ни в чем не уступали настоящим. Странник понял, что узор из рубинов на ордене, болтающемся на его шее, также складывался в хищную орлиную лапу.
        Из раскрывшегося флага на стоящих внизу людей посыпалась серебрящаяся пыль.
        Вы получили благословление от Великой Птицы Рух. Сила Духа +1.
        Особой радости Найд не ощутил. Для него, как для воина Сила Духа была вторична. Но тройка магов в ряду новобранцев счастливо заулыбалась - они вроде только вступили в Орден, а уже получили приятные бонусы.
        - Вот и закончили, - уже безо всякой торжественности в голосе добавил жрец и засеменил прочь из замка.
        - Так мальчики... и девочки, - поправился Бутчер, заметив среди новобранцев одну представительницу прекрасного пола, - это наш верховный предводитель, гроссмейстер Найд.
        - Ааа, кланлид объявился, - осклабился самый рослый игрок с круглым бронзовым щитом, стоящий в шеренге первым.
        Найд не успел ответить, как к игроку подскочил разозленный Бутчер.
        - Кланлиды это там, - он указал за стену замка, - и кланы это тоже там! Вместе с бардаком и разгильдяйством. А здесь - Орден!  И глава его - гроссмейстер! Усек?
        Игрок с нервным смешком оглянулся на других кадетов, но улыбкой ему никто не ответил.
        - Но...
        - Не нокай, встань в строй и варежку захлопни, - по-отечески посоветовал Бутчер, - сейчас Найд будет говорить.
        Насчет своего авторитета мечник был прав, «варежку» детина безропотно захлопнул. А потом четыре десятка глаз уставились на странника. Под их прицелом он чувствовал себя крайне неуютно, заготовленной речи у него в кармане не было. В голову полезли всякие глупости типа «служить добру» и «не посрамить высокого звания брата Ордена».  Но вряд ли это могло воодушевить игроков, они приходили из своего мира не за этим. Они хотели развлечься и... заработать.
        - В день нашего знакомства я отвалил Бутчеру две тысячи монет, - зычным голосом начал свою речь Найд.
        Новобранцы растеряно уставились на своего гроссмейстера.
        - Золотом. Просто так, - добил их странник. Он немного приврал, Бутчеру деньги он дал не в первый день их знакомства. Но нужного эффекта он добился, внимание кадетов было приковано к нему цепью из чистого золота. А такая цепь покрепче стальной будет.
        - Этот костюмчик, - Бутчер постучал себя бронированным кулаком по латному нагруднику, - я смог себе купить уже через неделю совместной игры.
        Из ртов кадетов слюна потекла ручьями, за роскошный доспех Бутчера в игре надо было горбатиться пару лет.
        - Замок мы купили уже через пару недель? - продолжил представление странник.
        - Плюс минус несколько дней, - ответил ему Бутчер.
        - При этом нам было весело.
        - Ооочень весело, - подтвердил мечник, - так что народ, мы предлагаем вам нехило заработать и оторваться по полной!
        - Бабло и драйв! - вдруг проорал тот самый кадет, который обозвал Найда «кланлидом».
        - Бабло и драйв! - подхватили за ним другие новобранцы.
        Настало время руководству ордена застыть с открытыми ртами. Ни такой они реакции добивались, их слегка подхватило, понесло и чуть-чуть занесло. Но попробуй, объясни это заведенной толпе новобранцев!
        - Но пахать вам за это бабло придется, как волам в посевную! - пообещал кадетам Бутчер.
        - А мы готовы! - хором ответили те.
        - Хорошо, что готовы. Значит, слушай мою команду - сейчас я раздам контракты, у вас полчаса на ознакомление. Потом подписываем договоры и идем делать привязку в местный склеп.
        - Секунду, - вмешался в речь отца-командира Найд, который решил воспользоваться своей способностью восприятия эмоций, - с начала каждый из вас пройдет у меня собеседование. Личное.
        Было видно, что Бутчер идеи странника не понял, но подрывать авторитет верховного главнокомандующего не стал.
        - Слышали? Сбор в северной башне через пять минут, - и одними губами добавил, - ты чего задумал?
        Страннику ничего не оставалось, как рассказать мечнику о модуле «Советник», когда они, отстав от группы кадетов, шли к башне.
        - И где ты такие шмотки взял?
        - Нашел.
        - Ты лапшой кормить вон тех желторотиков будешь. Такой шмот невозможно найти, купить или выменять. Его вообще в игре не может быть!
        Найд активировал «Советника» и выбрал «Импортировать данные объекта» прицелившись в мечника.
        - Сейчас ты испытаешь недоверие и вместе с тем удивление. То есть ты на пятьдесят процентов мне веришь.
        - Ой, да об этом можно было догадаться без всяких фокусов. Вот какое я сейчас число загадал?
        - Этот модуль мысли не читает. Он только передает мне твои эмоции.
        - Вооот, - протянул довольный Бутчер.
        - Но от тебя так фонит самодовольством и обманом, что я предполагаю, что ты не число загадал, - огорошил мечника Найд.
        - Откуда... ну да, я загадал цвет - синий, - сознался мечник, - но это ничего не значит.
        - А вот сейчас от тебя веет неуверенностью. И еще - шел бы ты позавтракал, от твоего чувства голода у меня уже желудок сворачивается.
        - Как... не ну как?! - мечник не находил слов от удивления. А Найд ему больше ничего не стал объяснять и направился в башню проводить собеседования.
        На оценку кандидатов в братья Ордена ушло не так много времени. Сидя за кособоким дубовым столом в полуразрушенной башне, Найд задавал им один вопрос: «Зачем ты здесь?». И даже не слушал ответ. Слова, новобранцы говорили много красивых слов. Кто-то из них доказывал, что помешан на справедливости и идет в Орден ее отстаивать и защищать. Кто-то честно признавался, что надеется быстро прокачать своего персонажа, а кто и прямо говорил о скором обогащении. Но все слова пролетали мимо разума странника, он оценивал только эмоции, исходившие от кандидатов. И отсеял двух из них. От эмоций первого несло откровенной чернухой и психопатией. А второй хотел стать ни много ни мало хозяином мира. И его эмоции эти наполеоновские планы подтверждали. Вроде бы ничего плохого в намерениях парнишки не было, но Найд почувствовал укол ревности. После того, как Бутчер повесил ему на шею знак гроссмейстера, что-то в его мыслях переменилось. Хозяином мира ему захотелось стать самому, и Найд четко ощущал, что эти мысли пришли из его прошлого, отгороженного серой дымкой беспамятства.
        Бутчер с кадровыми решениями спорить не стал.
        - Психопатов нам здесь точно не нужно. Да и парень с манией величия будет явно лишним. Такие люди обычно заносчивы и неуправляемы.
        Заносчив и неуправляем. Да что за черт! Найд почувствовал, как будто это говорят о нем. Шепот из прошлого не прекращался.
        - Теперь тактику надо обсудить. Танков мы из молодежи растить не будем. Мы за опасными одиночками по большей части гоняться будем, нам будет важна не толщина брони и количество здоровья, а скорость и наносимый урон. ПКшер самозабвенно с танком рубиться не будет, почувствует ловушку и начнет убегать. Поэтому группа охотников за головами будет из трех человек. Два дамагера - один шустрый легковооруженный лучник, второй тяжеловооруженный боец со скаррэлем. Лучник должен быть как гончая, вцепился в добычу и не дал ей уйти. Треплет и изматывает, но сильно на рожон не лезет до подхода... как назовем нашего тяжелого бойца-охотника?
        - Зверобой, - выдал идею Найд.
        - Четко, зверобой подходит. Так и вот, у гончего основными должны быть стрелы двух типов, заморозка и вытягивающая ману. Заморозка понятно для чего - чтобы не дать дичи сбежать. Но если наша группа охотников наткнется на колдуна, то тут нужны стрелы с наконечниками из «бичей магов».
        - Дороговато, - сморщился Найд.
        - Зато очень эффективно. Обстреляли мага и взяли его голеньким на блюдечке с каемочкой. Много кристаллов нам не надо, хватит по три-четыре стрелы на брата. И использованные стрелы потом можно вытащить из трупа врага. Даже если древко обломится, наконечник можно будет повторно использовать. Так что давай добро, начальник, будем стрелы делать.
        - Даю, - странник полностью доверился опыту мечника.
        - Экипировка наших бойцов будет полностью унифицирована. Одни доспехи, одно и то же оружие, никакой самодеятельности. Плюсов тут два - во-первых заказав кучу одинаковых вещей, получим у кузнецов хорошую скидку. Во-вторых, голова не болит, ушел человек из Ордена, оставил всю снарягу на складе, пришел новый - получи и распишись. Как в армии.
        - Народ бунт не начнет?
        - Не думаю. Я набирал игроков с хорошей статистикой, но с невысокими уровнями. Для них полное обмундирование за счет Ордена, как манна небесная будет. И контракт я им на год подсунул.
        - Ты говорил, что у нас группы по три человека будут? - напомнил странник.
        - Да, третьим в группе будет жрец. Лекарь и бафер. Этих нам одевать-обувать не надо, храм нам их как бы в аренду дает под процент с добычи.
        - Я еще магов видел среди новобранцев, их ты как по группам распределишь?
        - Магов будем пристегивать к группам по необходимости. Натаскивать их будем на урон по площадям, для того, чтобы сразу с целой бандой воевать. Считай, что эта наша артиллерия.
        Найд и так и так покрутил в голове предложения по организации боевых групп Ордена и не нашел в них слабых мест.
        - Все делаем, как ты сказал. Что от меня требуется?
        - А ты еще не понял? Наши парни должны научиться владеть луком и скаррэлем. Для того чтобы они учились быстро, их натаскивать должен мастер. И в данном конкретном случае это ты. А организационные моменты я беру на себя.
        - Супер, - подвел итог совещания Найд. Ему даже понравилось, что он будет мастером-наставником, в то время когда Бутчеру придется возиться с закупками, восстановлением замка и прочей нудной ерундой.
        Ох, как потом сильно странник об этом пожалел! Заниматься с Харлом или Первым Убийцей в пустыне было сплошным удовольствием. Благодаря своему улучшенному восприятию мира, Найд впитывал новые навыки, как губка, радуя своих учителей. Его же ученики были обычными людьми, которым одно движение надо было демонстрировать по сто раз, натирая деревянной копией скаррэля ладони в кровь.
        Прием «Стальной водоворот», для защиты от стрел и метательного оружия, Найд выучил за полдня. Его подопечные целый день роняли оружие на землю, били друг друга по лбам и макушкам, пытаясь раскрутить скаррэль перед собой. Когда у одного из них вроде начало получаться, гордый его успехом странник решил пустить в него стрелу и показать, как «Стальной водоворот» работает на деле. Но скорость вращения скаррэля была слишком низкой, стрела разминулась с древком оружия и угодила новобранцу в грудь. Хорошо, что у стрелы был тупой учебный наконечник, да и тетиву странник натянул в пол силы.
        - На сегодня занятия окончены, - объявил странник, глядя на сидящего и потирающего грудь кадета.
        Приближаясь к развалинам донжона, Найд заметил суету вокруг них. К донжону подъезжали телеги, из которых незнакомые мужики выгружали тюки и мешки. Пройдя мимо них и оказавшись в первой зале, Найд увидел мечника, сидящего за столом вместе с крестьянином в домотканой одежде. Они хлестали что-то красное и пряно пахнущее из глиняных кружек, заедая ломтями белого сыра.
        - О! - увидев Найда, радостно воскликнул мечник, - садись к нам. И познакомься - это Малюта, староста ближайшей деревеньки. Будет нам продовольствие поставлять.
        Найд сдержанно кивнул старосте.
        - И чем вы тут занимаетесь?
        - Не видишь, дегустацию проводим. Вермут у Малюты - огонь! Монастырское винцо рядом не стоит, - отдал должное напитку мечник.
        - А тож, - покраснел от похвалы Малюта, - рецепт мне от деда достался. На особых травках сей вермут настоян.
        - Годный рецепт! А сыр? Во рту как первый снег тает. Попробуй, - мечник протянул кусок страннику.
        Как Найд смог в себе подавить желание надеть кувшин с вином на голову Малюте, а кусок сыра размазать по довольному лицу Бутчера, он и сам не мог понять. Он там целый день на плацу в жару прыгает, акробатические этюды исполняя, а эти двое...
        - Спасибо, я не голоден, - подавив к себе ненависть ко всем интендантам на свете, ответил Найд. Есть-то он хотел, но в состязании между едой и сном, с большим отрывом побеждал последний.
        - Как день прошел? - с набитым ртом спросил Бутчер.
        Найд промычал нечто малопонятное и отправился к себе, сил смотреть на сбывшуюся мечту завхоза у него не было.
        Дни в замке пролетали быстро и были похожи один на другой. Найд ранним утром поднимал кадетов и начинал гонять их как сидоровых коз. Их уже разделили на гончих и зверобоев. Первым он ставил технику стрельбы из лука, вторые крутили финты со скаррэлем. Замок тем временем преображался, обтесанными каменными глыбами мастера закрыли дыры в стенах, по центру двора появились деревянные казармы для новобранцев. Илье больше не надо было закрывать проход в замок собственным объемным телом, ворота теперь перекрывала кованая решетка. И вел к ним через ров не поваленный ствол, а свежий, еще пахнущий смолой, мост.
        Результаты бурной деятельности Бутчера были на лицо, но и мечник начал приползать в подвал донжона поздним вечером на последнем издыхании с черными кругами под глазами. Он вываливался на отдых в реал, а Найд, наскоро поужинав, шел выгуливать застоявшегося в конюшнях Верного.
        Верхом он давал круг вдоль рва, приветствуя резвящихся в темной воде криссалидов. Потом Верный разбегался, раскрывал крылья и взлетал. А странник любовался сверху видом замка. Его сердце грела мысль - мое! Вся эта суровая красота моя!
        В один из таких полетов Найд заметил приближающуюся к крепости Ордена процессию, состоящую из нескольких крытых повозок. Найд пролетел над караваном несколько раз, но солнце уже село за горизонт и в сумерках он не смог разглядеть, что же было в этих повозках. Но плохая видимость сыграла на руку и ему, люди в караване фигур высшего пилотажа над своей головой не заметили.
        Странник поспешил вернуться в замок, где поднял на уши и новобранцев и Илью. Незваные визитеры, приехавшие на ночь глядя, ему доверия не внушали. Вояки из кадетов были еще так себе, и если в четырех телегах прятались опытные бойцы с лестницами, то замок Орден потеряет, не успев в нем толком и обжиться.
        Гончих Найд расположил на стенах, где их луки могли нанести нападающим неплохой урон, а сам вместе с Ильей пошел к решетке встречать гостей. Поднимать решетку и опускать мост он не стал. Лучше поднапрячь горло и пообщаться с визитерами на расстоянии.
        Телеги остановились перед замком, из головной выпрыгнул человек, по одежде больше напоминавший купца, чем воина. Мужчина не торопясь подошел к воротам и, сложив ладони рупором, прокричал.
        - Эй! В замке! Опускайте мост!
        Найд подошел ближе к решетке и проорал в ответ:
        - Мы сейчас не мост опустим, а собак спустим. Вы кто такие вообще?
        - Собак? Каких еще собак? - удивился незнакомец.
        Тут вода во рве пошла волнами и на пришельца уставилось сразу несколько громадных черных ящериц. Тот нервно сглотнул.
        - Э, не надо... собак. Нам к Найду надо, у нас для него подарки.
        - От кого?
        - От Харла. Из Фальдорры.
        - Да что ж ты сразу не сказал. Поднимайте мост! - скомандовал странник.
        Криссалиды, поняв, что отужинать купцами им сегодня не дадут, в расстройстве погрузились под воду. Найд подошел к телегам.
        - И что там у вас за подарки? - спросил он у купца.
        Тот подал знак, и его помощники откинули тент у одной из телег. Внутри находились стрелы, связанные в пучки. Во второй телеге на стойках были расставлены скаррэли.
        - А вот и самый главный подарок, - произнес купец, когда из третьей телеги на землю выкатили большую бочку.
        - Что это? - странник подошел к бочке, - пойло какое-то?
        Вдруг дно бочки содрогнулось от мощнейшего удара изнутри. Странник отскочил назад и выхватил оружие, от второго удара доски разлетелись в щепки. Найд схватился за рукоять «Блудного кота», сила сидевшего в бочке существа поражала, такого монстра надо встречать во всеоружии.
        Но когда это существо выбралось наружу, странник понял - его не остановить никаким оружием. Ведь передним стоял, разминая затекшие конечности, Кейн, Первый Убийца, Проклятый из Пустыни.

        ГЛАВА 11

        - Но в бочке-то зачем?! - недоумевал Найд. Он щедро расплатился с купцами за оружие, взяв с них обещание, что Харлу они вернут все до копейки. Отсыпав им золотишко, Найд столкнулся с первым законом сохранения денег - чем их больше, тем они быстрее стремятся закончиться. Кубышка еще дно не показывала, но денег в ней осталось чуть больше половины. Кадеты бросились выгружать привезенное оружие, а странник повел Первого Убийцу в одну из башен, где стараниями Бутчера был организован штаб, с флагом Ордена на стенах, столом на котором была вырезана карта замка и ближайших окрестностей и ларь, забитый изысканными настойками от старосты Малюты. Найд относился к этим напиткам с опаской, мало ли как его повышенная чувствительность отреагирует на виртуальный алкоголь. Танцевать голым на стенах замка, смущая новобранцев, странник не хотел. Но Кейн с огромным удовольствием влил себе в глотку целую бутылку и довольно икал в то время, когда Найд пытался понять, зачем ему пришлось путешествовать в бочке.
        - Как иначе? - Кейн снова икнул, - у нас с борейцами война. Оружие ввезти и то только контрабандой. А они везли меня, человека, которого вояки воздушников ненавидят больше своих офицеров!
        - Как там на границе? Война идет вовсю?
        - Пока бои идут только за ценные ресурсы. Утром мы захватываем шахту, к обеду они ее отбивают. Ну а к вечеру шахта снова наша. Борейцы не суются на наши земли, а мы на их. Но это я думаю ненадолго. Наш конунг понимает, чтобы захватить сокровища Пелены, армии воздушников надо сломать хребет. Да и император не дурак, скоро совсем другой силищей на нас попрет.
        Кейн выбрал новую бутылку, достал прямо из воздуха кинжал и, взмахнув им, срезал пробку. Кинжал снова растворился в воздухе.
        - Ты зачем позвал? - сделав добрый глоток, спросил он Найда.
        - Кейн, мне надо выиграть турнир.
        - Чегооо? Турнир?! Я думал, на тебя насел кто-то основательно и тебя спасть надо! А тут - турнир! - в голосе Кейна послушалось негодование.
        - Так и есть - насел один.
        - Давай его упокоим и все. А если не поймет, десять раз подряд упокоим.
        - Не тот случай, Кейн. У меня перед ним долг был, надо отдать.
        - Долг это свято, - Кейн проникся ситуацией, - но не клоуном на арену же ради этого идти?
        То, что казалось страннику тяжелым испытанием, Кейн воспринимал как обидную клоунаду.
        - Мы должны участвовать в турнире, выиграть его и получить приз. Но все не так просто - туда съедутся самые сильные бойцы Бореи.
        - А может, мы заявимся туда, всех перебьем и заберем этот трофей силой?
        - На арене нам придется убить десяток человек, но если будем грабить и прорываться с боем, нам придется перебить все Штормовое Королевство!
        - Ммм, никогда о таком не слышал, - Кейна массовый геноцид не тревожил, - а там много народу живет?
        - Тебе хватит и одного. Или твое проклятье уже не работает?
        Первый Убийца тяжело вздохнул.
        - Работает и еще как. Сейчас в пустыне вместо меня добровольцы кукуют. Но стоит мне кого нить ненароком зашибить - моментально отправляюсь туда. Так что и на турнире от меня много пользы не будет.
        - Турнир необычный, бой идет двое надвое. Ты противников будешь вырубать, я добивать.
        - Итого нас будет полтора полноценных бойца.
        - Да ты один троих или четверых воинов стоишь!
        - Оружием ты еще толком махать не научился, но в лести тебе нет равных, - рассмеялся Кейн, - из этой затеи ничего хорошо не получится. Но я...
        На лице Кейна вдруг появилось серьезное выражение, он приложил руку к груди и низко поклонился.
        - Благодарен тебе за то, что ты сделал для всех фальдоррцев. И не один ты привык отдавать долг чести. Поэтому что я смогу сделать для тебя, я сделаю.
        - Эммм, спасибо, - странник не знал, как реагировать на проявление таких чувств.
        Но минутка серьезности длилась не долго, Кейн снова вернулся к дурашливой манере разговора.
        - Да не за что! У меня не поверишь, уже сто лет нормально потасовки не было. Харл меня в тылу маринует, вместе со стариками и бабами!
        Страннику было сложно представить лихого рубаку отсиживающегося среди стариков и детей.
        - И чем ты там занимаешься?
        - Молодежь натаскиваю. Передаю долбанное мастерство!
        - Я не знаю, как тебе об этом сказать, - Найд на собственной шкуре прочувствовал, как быстро может надоесть наставничество, но упустить уникальную возможность не мог, - до турнира еще пара недель. И я бы хотел попросить тебя поучить новобранцев моего Ордена...
        - За что?! - завопил Кейн, - почему я?!
        - Потому что ты привык отдавать долг чести. Как, впрочем, и я. Карма у нас с тобой такая, друг.
        Когда утром Найд перед строем представил новобранцам Кейна, как их нового учителя, особых криков восторга слышно не было. Безоружный, одетый лишь в кожаные штаны и меховую безрукавку, с повязкой на длинных волосах, Первый Убийца не был похож на прошедшего сотни битв ветерана. Кадеты решили, что гроссмейстеру они надоели, и он решил передать их от греха подальше первому встречному. Поэтому когда Кейн объявил о начале разминки, кадеты упражнялись с учебными копиями скаррэлей без излишнего энтузиазма.
        - Слабоваты у тебя бойцы. Еле шевелятся, - высказался Кейн, оглядывая войско ордена.
        - Ничего, сейчас забегают, - произнес Найд и, повысив голос, обратился к своим бойцам, - кадеты! Сегодня вы обретете самого верного друга, товарища и брата!
        Новобранцы прекратили вяло размахивать оружием и ничего не понимая, уставились на своего гроссмейстера.
        - Вы можете пройти в арсенал и получить боевое оружие. Долго не выбирайте, все луки и скаррэли одинаковы. Они все одинаково хороши!
        Кадеты с гиканьем и улюлюканьем убежали в башню и уже через пару минут вернулись на плац, довольно размахивая оружием.
        - Как железки? - усмехнувшись, поинтересовался у них Найд.
        - Круууть!
        Можно было и не спрашивать. Кадеты веселились как детишки, которым Дед Мороз принес в своем красном мешке ровно то, что они заказывали.
        - Сейчас вы сможете их испытать! На нем! - ткнул пальцем в Кейна, объявил Найд, - нападайте! Всем скопом!
        Кадеты стояли в нерешительности, какой был смысл в атаке безоружного человека?
        - Что встали, щенки? - напросился Кейн.
        Один из кадетов, пожав плечами, подошел к Первому Убийце и замахнулся на него древком скаррэля. Кейн до последнего момента, улыбаясь смотрел, как деревяшка летит ему прямо в лоб. Потом, не переставая улыбаться, он утек в сторону, перехватил левой рукой оружие, а правой легко толкнул кадета в грудь. Изумленный новобранец плюхнулся на спину. Первый убийца метнул отобранное оружие - скаррэль вонзился в землю между ног огорошенного кадета.
         - Следующий, - позевывая, сказал Кейн. Новоиспеченные братья Ордена Гнева бросались на него сначала по одному, потом по двое и по трое. И отлетали от Первого Убийцы во все стороны как резиновые мячики. Когда на него насело сразу пятеро кадетов, Кейн смог их еще раз удивить. В его руках появились парные тренировочные мечи, которыми он начал размахивать как ветряная мельница в ураган. К уязвленному самолюбию новобранцев добавились синяки и шишки от деревянных мечей Кейна.
        Уже больше половины братьев ордена валялись на земле, постанывая и потирая ушибленные места. За честь побитых воинов решили вступиться маги. Ребята успели договориться, что бить они будут одновременно. В Кейна полетела ветвистая молния и воздушная стрела, а сверху на его макушку нацелился колючий торнадо. Стрелу Первый Убийца принял на щит, возникший в его левой руке, от торнадо ушел серией перекатов, а вот молния его краем зацепила. Но, казалось, только приободрила.
        - Уффф, - вздрогнул всем телом Кейн, и в следующую секунду в магов полетела толстая цепь с двумя тяжелыми шарами на концах. Цепь сгребла, опутала волшебников и повалила наземь. Первый Убийца оглядел поле боя - на ногах остался лишь наблюдавший за тотальным разгромом своего воинства странник.
        - Браво! - Найд зааплодировал Первому Убийце, а потом грозно оглядел валяющихся на земле кадетов, - пока будете заниматься с Кейном, подрастете - подыщем вам кого-нибудь более серьезного.
        От удивления новобранцы не могли разговаривать два дня. Для них уровень мастерства Кейна казался заоблачным, а гроссмейстер обещал учителей покруче подкинуть! Надо ли говорить, что кадеты на тренировках начали вкалывать как проклятые и росли как на дрожжах. Бутчер ходил вокруг Кейна, как лиса вокруг курятника и замучил того намеками, что неплохо было в замке еще на полгодика подзадержаться. Но Кейн был непреклонен - он помогает Найду, выигрывает турнир и возвращается в Фальдорру.
        Провожать Кейна и странника вышло все немногочисленное население замка. Они выехали чуть пораньше, собираясь заскочить по дороге в Новую Долю и закупить недостающую экипировку для турнира. Кейн в принципе ни в чем не нуждался. Оружие он по необходимости доставал из воздуха, а броню, в любом ее виде, Первый Убийца презирал, считая, что она сковывает движения. Но Найду надо было, как минимум, приобрести себе шлем, чтобы прикрыть свою голову от всяких неприятных неожиданностей в виде клинка, страстно желающего рассечь ему череп. Или метеоритного дождя на арене.
        Верный легко справился с двумя седоками на своей спине и быстро доставил их до Новой Доли, городу, навсегда потерявшему свой блеск. Жители убедились, что нашествие криссалидов им больше не грозит и с большой охотой избавлялись от орудий убийств и средств защиты. Лавки мастеров были снова полны, и это стало большой проблемой - у Найда голова шла кругом от разнообразия товаров. Он бегал из одной лавки в другую, примеряя, пробуя и резервируя товар. Верный увидев, сколько всего хозяин собирается загрузить ему на горб, горестно заржал и улизнул в ближайшую подворотню. Странника вовремя остановил Кейн.
        - Не торопись. Зачем воину нужно все это барахло?
        - Как зачем?! - искренне удивился Найд, - чтобы побеждать!
        - Побеждают не мечи. И не щиты. Побеждает человек.
        - Да не... - усомнился в этой истине странник.
        - Чего не? Вспомни, как ты, голодранец, меня по ночам по пустыне гонял? О чем твои мысли были? О том, где бы непробиваемый доспех раздобыть? Или всесокрушающую палицу?
        Найд наморщил лоб, вспоминая свое приключение в Пустыне Проклятых.
        - Вроде нет. Победить тебя хотел. Так или иначе.
        - Вооот!
        - Но в итоге же не победил.
        - Но и не проиграл. Сам не спал и мне не давал! А шансы у тебя какие были, а? Где ты и где я?
        - Вообще шансов не было, - признал Найд.
        - А ты их откуда-то выискал! Голову сломал, но выход нашел! И не придумывал себе оправданий в духе - был бы у меня меч из-под хвоста дракона, я бы Первого Убийцу на части порвал. Вот и сейчас пораскинь мозгами и четко определи, что может привести тебя в победе.
        Слова Кейна обрушились на голову Найда ледяным водопадом, «лавочная горячка», когда хочется купить все и сразу, прошла.
        - С тобой нам бойцы ближнего боя не страшны.
        Первый Убийца покачал головой.
        - На любую силы всегда может найтись другая сила, ее превосходящая. Но, в общем-то, верно.
        - Лучники и пращники тоже не представляют угрозы.
        Кейн, соглашаясь, кивнул.
        - А вот маги... - задумчиво протянул странник, - у тебя есть какие-нибудь трюки против них?
        - Немного, я могу лишь уклоняться от их ударов. Лучше всего могу сражаться магами воды, так как хорошо знаю их фокусы. Но никакого сопротивления к магии у меня нет, если накроют, мне придется несладко.
        Серьезной защиты от магии у Найда тоже не было, кое-какое прикрытие от волшебства давал только песчаный щит. Но он лишь уменьшал урон от критических ударов до нормального уровня, да и действовал лишь временно.
        Итогом нового набега на лавки стало приобретение довольно необычного головного убора - кольчужной шапки, украшенной по бокам двумя сложенными крыльями, набранными из белых перьев.
        Митра «Ревнитель веры»
        Жреца Ликоса всегда злил тот факт, что благодатью, исходящей от Великой Птицы пользовались не только служители храма, но и маги, которых он считал нахлебниками и проходимцами. Жрецы дни и ночи проводили в молитвах, развивали сеть храмов, по которой передавалась божественная мощь Рух, а волшебники даром черпали из магических потоков силу. И даже спасибо за это не говорили. Именно озлобленность на все магическое племя заставляла Ликоса совершенствоваться в сотворении чудес. Он оттачивал вознесение молитв Рух, изредка прерываясь на сон и еду, но забывая об отдыхе. Слухи о творимых им чудесах распространились даже в дальние уголки Страны Ветров.
        Мастерство Ликоса выросло настолько, что он решил вызвать на поединок самого могучего мага воздуха. Их соревнование началось мирно, соперники сначала лишь демонстрировали безобидную, но зрелищную магию. Однако противники очень быстро перешли сначала на оплеухи, а потом уже и на обмен ударами в полную силу. От мощи магии гудел воздух, зрители поединка разбежались в ужасе. А когда вернулись, то не обнаружили дуэлянтов, те изничтожили друг друга, так и не выявив, что сильнее - вера или магия. От мага не осталось даже кучки праха. Жрица тоже отыскать не удалось, но на обветренной земле нашелся его головной убор, который за долгие годы ношения насквозь пропитался мыслями о ненависти к волшебникам.
        Особенности:
        Уникальный.
         «Ревнитель веры» снижает урон от магии Воздуха на 30 %
        «Ревнитель веры» снижает урон от магии Огня на 30 %
        - Ты зачем цыпленком вырядился? - одной фразой высказал свое отношение к покупке Кейн.
        - Модная штука, уши не простудишь. Плюс дает защиту от Огня и Воздуха.
        - А зачем тебе защита от огня? На турнир ведь только воздушники съедутся.
        - Ты уверен? Я точно знаю, что в Штормовое Королевство как минимум один морянин собирается.
        - Кто... - Кейн прикусил язык, когда понял о ком речь.
        - Так почему на турнире не появится огневикам? - резонно спросил странник, - в Борее им конечно не рады, но сражаться и колдовать они тут могут. Пусть и хуже чем на родине. Зато какой неожиданный шаг для противников!
        - Пообещай мне одно - если против нас выйдет пара с огневиком, его убью я, - у Кейна сработала традиционная неприязнь к представителям противоположной стихии.
        - Делай с ним что хочешь, пинай ногами, гоняй кругами по арене, плюй на лысину, обзывай его бабушку, но убивать никого не смей! Я не хочу вдруг остаться один на турнире!
        Кейн задумался.
        - Про бабушку ты хорошо придумал.
        До Штормового Королевства путь лежал не близкий, даже с учетом высокой скорости полета пегаса им пришлось туда добираться три дня, останавливаясь на ночь в тавернах. В первую такую остановку, после сытного ужина, странник решил озадачить Первого Убийцу.
        - Кейн, у тебя как, силы на обучение еще остались?
        Развалившийся на лавке в полудреме Кейн приоткрыл один глаз и уставился на Найда с легким недопониманием.
        - Я уже сказал - выиграем турнир, и я отправляюсь назад, в Фальдорру. Учить твоих волчат я больше не буду. И не уговаривай.
        - Да я не про них.
        Кейн открыл второй глаз и вопросительно выгнул бровь.
        Странник вытащил из ножен «Блудного Кота» и положил его на выскобленный добела деревянный стол. Первый Убийца поднял оружие, аккуратно держась пальцами за кончик лезвия. Повертел его, разглядывая со всех сторон.
        - Он особенный... - хотел было Найд рассказать о кинжале, но Кейн нетерпеливо махнул рукой. Профессионал его уровня мог разобраться в любых тонкостях оружия. Что он тут же и доказал, метнув кинжал по проходу между столами.
        Кинжал долетел до стола в углу, за которым гуляла шумная компания, срезал перо на шляпе у одного из гуляк, развернулся по короткой дуге и полетел обратно. Он на доли сантиметра разминулся с объемной грудью, спешившей к столам подавальщицы, и вновь очутился в руках у Первого Убийцы.
        - Шикарная вещь. Даже у меня такого в арсенале нет, - пальцы Кейна с восхищением порхали над клинком, ощупывая его.
        - Вот я и хотел тебя попросить, чтобы ты научил им управляться.
        - Что?! У тебя за поясом болтается такое оружие, а ты не научился им владеть?! - изумлению Кейна не было предела.
        - У меня были другие дела...
        - Да какие к чертовой матери могут быть дела, когда в твоих руках такое?! Вставай!
        Кейн рывков встал из-за стола и потянул за собой странника. Они вышли во двор, который Первый Убийца обвел взглядом.
        - О! - ткнул он пальцем в раскидистое дерево, сплошь усыпанное налитыми желтыми яблоками, - попробуй срезать яблоко. Желательно с верхушки.
        Найд послушно кивнул и прицелился, выбрав в качестве мишени самое крупное яблоко, раскачивающееся на самой верхней ветки из-за легкого ветерка. Он метнул кинжал и промахнулся, метнул снова, сбил кучу листвы, но в яблоко не попал.
        - У тебя такое сокровище, а ты не умеешь им пользоваться?! - от такого небрежного отношения к оружию Кейна распирало от злости, - дай сюда! Смотри, кисть расслаблена, локоть идет вот так!
        «Блудный кот» срезал одно яблоко, потом еще несколько плодов один за другим упали на землю. Первый Убийца подкинул кинжал на ладони и протянул его рукоятью страннику.
        - Теперь ты. Целься, следи за дыханием. Да не дергай ты плечом, бросок делай плавно, одним движением!
        Наутро хозяйка таверны, потрясая сковородкой, обещала пристукнуть двух придурков-постояльцев, которые посшибали с дерева все яблоки. Ситуацию спас только звон монет в кошельке, который Найд достал, чтобы расплатиться с хозяйкой за «причиненные неудобства».
        - У вас поблизости есть ведьма какая-нибудь или знахарка? - спросил у пересчитывающей компенсацию хозяйки таверны Кейн.
        - Вам зачем? - буркнула хозяйка. Хоть ущерб ей и возместили, но неприятный осадочек от выходки двух хулиганов остался. Найд на ее бурчание не обращал никакого внимания - он был счастлив. Ведь сшибание яблочек продвинуло его в метании ножей и кинжалов с уровня «Ученик» на уровень «Подмастерье». Правда, на этом уровне мастерства ранг у него был всего первый, но вокруг трактира росло еще много яблонь. Перехватив его хищный взгляд и желая избежать потери остального урожая, решила побыстрее избавиться от проблемных постояльцев.
        - Постоялица у меня одна заехала. Видно, что ворожбой занимается. К ней попробуйте сходить.
        - Спасибо, дорогуша! - Кейн обворожительно улыбнулся хозяйке и протянул ладонь страннику, - денег дай.
        Кейн убежал и вернулся с небольшим горшочком, который он вручил страннику.
        - На, владей и пользуйся.
        - А что там? - странник снял с горшочка крышку и попытался понюхать его содержимое.
        - Эй-эй! Аккуратнее! Там же слюна райской птицы!
        - Чего?!
        - На юге живут такие маленькие птички, размером чуть больше шмеля. Почти весь год они безопасны, летают себе над цветами и пьют из них нектар. Но после того как они откладывают яйца, они становятся самыми опасными бестиями в Четырехземье!
        - Кто? Птички размером с большой палец?! - удивился странник.
        - Ага. Они начинают склевывать ягоды мятного дерева. Сок ягод, смешиваясь со слюной птиц, превращается в жуткий яд. Горе тому хищнику, который решит покуситься на гнезда этих пташек. Мелкие заразы кидаются на него и пробивают кожу своим клювиком. Яд попадает в ранку...
        Кейн замолк, выдерживая театральную паузу.
        - Иии?
        - И ничего хорошего. Место укуса быстро краснеет, ощущение такое, как будто к коже прижали раскаленную до красноты кочергу. Сердце начинает биться так, что ломает ребра. Из носа, глаз и ушей потоком хлещет кровь, а...
        Найд швырнул горшочек на землю.
        - Ты зачем мне это дал?!
        - Это снадобье пригодиться нам на арене. Слюна райской птицы на клинке хранится недолго, всего полчаса. Но представь, сколько раз за поединок ты успеешь порадовать противника этой отравой?
        Найд вспомнил и о поясе ассасина, который усиливает отравление, и с тягостным вздохом подобрал горшочек с земли.
        Подлетая к границе Штормового Королевства, странник воочию убедился в ее неприступности. Верный летел на предельной высоте, тяжело дыша из-за бедного кислородом воздуха. Но даже на этой умопомрачительной высоте они умудрились упереться в сплошную стену из сросшихся друг с другом скальных пиков. Странник задрал голову - вершины гор скрывались в сплошном облачном покрове.
        - Вот это стена! Вот это крепость! - восхитился Кейн, - как будем попадать внутрь?
        - Полетели вдоль стены, - наклонившись, прокричал Верному в ухо странник.
        Пегас распластал крылья и начал снижаться, летя параллельно серой, потрескавшейся массе скал.
        - Спускайся ниже, там вроде бы дорога, -  острое зрение странника позволило разглядеть ему извивающуюся по степи узкую тропинку, уходящую в дыру в скалах.
        Когда они приземлились, узкая «тропинка» оказалась широким мощеным трактом, а «дыра» входом в тоннель метров пяти в диаметре.  Неприятным сюрпризом оказалось наличие перед тоннелем длинной очереди из крестьянских телег, роскошных карет, верховых и даже пеших путешественников. Вся эта толпа галдела, торговала, обсуждала последние новости и грела на кострах на обочине себе пропитание.
        - Кто тут последний? - спросил Найд, пройдя в конец очереди. Ему кивнули на четырех молодчиков, азартно режущихся в своей телеге в карты.
        - М-да, а стража-то не сильно спешит. Копаются, как будто трое суток не спали, - рассматривая начало очереди, заметил Первый Убийца.
        - Так они и не спали, - ответил, не отрываясь от игры, один из картежников, - у короля дочка замуж выходит, слышали? Так вот народ и прет. Торговцы, менестрели, гости. На турнир бойцы съезжаются. Желающих много, а вход-то один!
        - И чего они второй тоннель не сделают?
        Четверка картежников дружно загоготала.
        - Тоннель почти две версты в скале идет. Такой даже магией Земли прорубить сложно, но сам понимаешь, земляным в Борее делать нечего. Так что если бы не Крот Судьбы не было бы никакого тоннеля. И самого Штормового Королевства бы тогда тоже не случилось.
        - Крот Судьбы? - Найд не понял, о чем говорит словоохотливый картежник.
        - Зверюга, которой молятся местные. Да войдете в тоннель, сами поймете, о чем я.

        ГЛАВА 12

        До входа в тоннель Найд с Кейном и пегасом дошли только лишь к вечеру. И настроение у них было не радостное - продвижение в час по шагу кому угодно вымотает нервы. Но подойдя к охранявшей вход страже, Кейн развеселился не на шутку. И причина его веселья была в самих стражниках, а точнее в их внешнем виде. До пояса они выглядели, как и полагается грозным воякам, стальной полушлем с высоким плюмажем из зеленных перьев, бригантины с начищенными до зеркального блеска заклепками, но вот ниже...
        - Че скалишься, дурачина? - строго спросил стражник у Кена, с интересом разглядывающего плиссированную юбочку, выглядывающую из-под бригантины стражника. Юбочка была веселенького зелененького цвета. Но самое забавное начиналось ниже юбочки. Абсолютно голые, поросшие рыжей шерстью ноги стражника уходили в тяжелые латные ботинки.
        - Это вы так на форме экономите? - Первый убийца пропустил сквозь уши «дурачину» и веселился от души.
        - Эта форма придает нам в бою смелости! - стражник в упор приблизил свое лицо к Кейну.
        - Мать черепаха! Это каким же образом? - Кейн продолжал игнорировать явную угрозу, исходящую от стражника.
        - Мы не боимся, что нас ранят в ногу. Потому что не собираемся убегать от неприятеля!
        - А если он от вас убегать начнет, как вы его догонять с перерубленными лодыжками будете?
        Вопрос поставил стражника в тупик.
        - А... эээ... Цель вашего визита в Штормовое королевство? - решил идти по накатанной смущенный стражник.
        - Я желаю надрать задницы котяткам, которые корчат из себя воинов, выиграть турнир и увезти с собой приз. Вот такая у меня цель визита.
        - Эммм, - еще больше смутился стражник. На турнир, объявленный королем в честь свадьбы дочери, съезжались лучшие из лучших. Поэтому он не стал больше злить задиристого морянина и молча махнул рукой, разрешая им пройти.
        Тоннель на самом деле выглядел так, как будто его прорыло какое-то гигантское животное. На стенах явно были видны следы когтей толщиной с бедро странника. Кейн призвал из воздуха тонкий стилет и попробовал поковырять им каменную стену тоннеля. У него не получилось отколоть хотя бы маленький кусочек камня.
        - Твердая стена. У этого священного крота что, когти алмазные?!
        - А размер? Если я тебе встану на плечи, то до потолка все равно не достану, - странник разглядывал тоннель, освещенный установленными в стенах факелами с миниатюрными шаровыми молниями вместо пламени.
        Полумрак и затхлый воздух в норе, пробитой гигантским кротом, действовала на психику угнетающе. Поэтому путешественников обрадовал сквознячок, подувший  им в лица - выход из тоннеля был уже недалеко. Но когда они, наконец, выбрались из норы на поверхность, приятный сквознячок превратился в порывистый ветер, который выбивал из глаз слезы.
        - Сразу стало понятно, почему эту дыру называют Штормовым Королевством, - зябко поежился Кейн.
        На выходе их встречала еще одна группа стражников, от которой отделился тип в нарядном дублоне и в традиционной для жителей королевства юбке. Юбка развевалась на сильном ветру, вот-вот грозя показать самое сокровенное.
        - Ты же чуть ли не с сотворения мира существуешь? Не знаешь, кто изобрел штаны? - задал вопрос Первому Убийце странник.
        - Понятия не имею. А что?
        - Великий был человек. Памятник бы ему поставить.
        - Это да, - не стал спорить Первый Убийца, глядя на развевающуюся юбку подошедшего к ним субъекта.
        - Приветствую вас в Штормовом Королевстве, друзья мои! Вы из тех, кто желает померяться силами с прославленными бойцами Бореи, показать свою удаль и усладить взгляд зрителей?
        - Эээ, нет. Не совсем, - сказал Найд.
        - На последнее мы не подписывались, - вторил ему Кейн.
        А Верный презрительно фыркнул.
        - Я младший распорядитель турнира Румис, - представился подошедший и отвесил легкий поклон, - следуйте за мной. Я покажу вам город и место, где вы можете остановиться.
        Кейн и Найд последовали за ним, крутя головами и осматриваясь. Пейзажик особо жизнерадостным назвать было сложно. Отгороженная исполинскими горами чаша внутри тоже была сплошь каменной.  При этом она не была большой, целое королевство в ней вряд ли могло уместиться, максимум - небольшой город. Да и то, в этом городе зданий было не разглядеть, Румис вел их мимо торчащих из земли обветренных скал.
        - Позвольте узнать ваши имена? - на ходу спросил распорядитель.
        - Кейн, рыбак из Фальдорры, - на лице распорядителя появилось пренебрежительное выражение, и Кейн тут же добавил, - Первый Убийца.
        У Румиса округлились глаза, уж кто-кто, а распорядитель турниров должен был слышать про эту легендарную личность. Странник решил его добить.
        - Найд, Верховный Гроссмейстер Ордена Гнева.
        Верный снова презрительно фыркнул. Румис глубоко впечатлился титулами его спутников и на этот раз поклонился гораздо ниже.
        - Рад служить вам, мессеры. Если я могу быть вам чем-нибудь полезен, то только намекните.
        - Намекаю, - тут же воспользовался предложением странник, - скажи Румис, а когда мы уже придем в город?
        - Так мы уже здесь.
        - Где... здесь?
        - В городе.
        - А где дома? Улицы?
        - Да вот же! - Румис махнул рукой на ближайшую скалу.
        Странник пригляделся и понял, о чем говорил их провожатый. В скале было вырублено несколько отверстий, по-видимому, служивших местным окнами и дверями.
        - Не очень-то презентабельно выглядит.
        - Зато надежно! Наше королевство не зря называют штормовым, ветра здесь могучие.
        - Как сейчас?
        - Что вы, сейчас стоит полный штиль. Обычно такие ветра дуют, что деревья с корнем вырывают. Поэтому их у нас и нет. И домов, в вашем понимании, тоже нет. Мы живем в скалах.
        - И что за удовольствие жить в таком месте? - спросил Кейн.
        - Во-первых, на нас сложно напасть. А во-вторых, наши маги могут усиливать ветра, вращающиеся в нашей чаше, превращать их в огромные торнадо и пускать их гулять по всей Борее. И по этой причине император старается нас не замечать, - ответил Румис, ведя их по тропкам мимо домов-скал.
        - Правда говорят, что пролом в горах прорыл гигантский крот?
        - Да, своему благополучию мы обязаны Кроту Судьбы, именно он открыл нам дорогу в эти места.
        - А куда он потом делся?
        - Лег в спячку. Я вас обязательно свожу к его лежбищу, так огромная дыра в земле и от храпа уши закладывает.
        - Спасибо дорогой, но ты нас лучше до постоялого двора доведи. С конюшнями, - у странника не было ни малейшего желания любоваться на храпящую тушу какого-то там крота.
        Навязывать экскурсию по городу Румис не стал и отвел участников турнира к гостинице.
        - Вот! Лучшая гостиница во всем королевстве! - указал он на серую скалу, которая, по мнению Найда, ничем не отличалась от других, - можете отдыхать, а завтра с утра я отведу вас на арену.
        Гостиница внутри выглядела так, как будто ее тоже вырыли кроты, только размером они были поменьше. Комнаты и коридоры были похожи на норы, вырубленные прямо в скальной породе. Полы и стены были застелены коврами с длинным и пушистым ворсом, по углам светилась дорогая мебель, сработанная из золоченой древесины. Но чувство уюта убранство гостиницы не дарило. Виной тому было почти полное отсутствие естественного освещения, а мертвенно-белый свет от шаровых молний в светильниках неприятно резал глаз. Служка проводил Найда и Кейна в их номер, вытянутое помещение, в котором стояло две кровати. Найд плюхнулся на одну из них и удивился. Матрас и подушка были сделаны из шкур, надутых воздухом. И хотя для жителей Бореи, повелевающих воздушной стихией, такая мебель была закономерной, но странник от прикосновения к ней, впал в ступор - в его памяти вспыли слова «турпоход» и «палатка». Опять какое-то эхо прошлого, значение которого он совершенно не понимал. Кейн расценил реакцию странника по-своему.
        - Да не сомневайся ты. Мягко и удобно, - Кейн развалился на кровати, не снимая одежды.
        - Эй! - окликнул он собирающегося уходить служку, - у вас тренировочные манекены есть?
        - Я сожалею мессер, но в гостинице запрещено устраивать тренировки с оружием, - ответил слуга.
        - Вот жеж...
        - Скажи, а можно нам доставить манекен для пошива одежды? - прервал негодование Кейна странник.
        - Можно, пятьдесят серебряных, - слуга тут же сориентировался и включил в стоимость услуги цену своего молчания.
         Найд отсыпал монеток и уже через пятнадцать минут Первый Убийца, все также лежа на кровати, с удовольствием им командовал:
        - Левая рука! Правая! В бедро! По глазам!
        А странник пытался попасть броском кинжала в ту часть манекена, которую он называл. Получалось далеко не всегда.
        - Оружием надо владеть филигранно! - наставлял странника Кейн, - ты должен не просто попадать в противника - у тебя всегда должна быть цель! Ослепить, выбить оружие из рук, подсечь ноги, чтобы он не убежал. Без разбору дубасят друг друга только мужики в трактире в пьяном угаре. А ты должен представлять наперед, что хочешь сделать со своим врагом! Каждый раз перед поединком представляй себе не один удар, а сразу целую серию. Усек?
        Найд кивнул.
        - Погнали дальше. Левая кисть!
        Гонял Первый Убийца странника почти до самого утра, оставив всего четыре часа на сон. Но ночные мучения даром не прошли, странник поднял свое умение в метании ножей до четвертого ранга подмастерья.
        Младший распорядитель турнира, как и обещал, пришел за ними утром и проводил к вырубленному прямо в скале круглому амфитеатру. На арене уже собрались люди и, судя по их недобрым, насмешливым, а иногда и презрительным взглядам, Найд понял, что это их будущие соперники. Странник решил последовать совету Первого Убийцы и исподтишка начал рассматривать участников турнира, чтобы попробовать выработать против них тактику. Но людей было слишком много, понять, кто с кем в паре было невозможно. Перед глазами Найда мелькали только мечи, копья и даже молот размером с две его головы. Единственной парочкой, прочно приковавшей внимание Найда, был высокий смуглый атлет с оголенным торсом и его спутник - похожий на небольшой шалаш в своем одеянии из тростника старик. Их тела были расписаны темно-фиолетовыми татуировками, изображавшей сцены охоты коршунов на различных зверей и даже людей.
        Кейн же не сводил глаз с другой колоритной пары. Двух рыцарей, по серо-стальным доспехам одного из них время от времени пробегали небольшие электрические разряды. Шипастый черный доспех другого выглядел обугленным и закопченным, причем дрожащий над его фигурой воздух указывал на то, что его броня была раскалена прямо сейчас.
        - Накаркал ты. Гляди, огневичок пожаловал, - морянин кивнул на рыцаря в пожженных доспехах, - эй! Искорка! Размяться не желаешь?
        Опаленный рыцарь увидел ухмыляющегося Кейна. И видимо узнал в нем фальдоррца - из щели его шлема вылетело облачко черного жирного дыма и сноп искр. Рыцарь потянул из-за спины двуручный фламберг. Первый Убийца пошел на него, обманчиво раскинув безоружные руки. Но Найд знал, что в любой момент в ладонях Кейна может появиться что-нибудь смертоносное.
        - Кейн! Остановись! Мы тут не за этим, - попытался образумить его странник.
        - Как это не за этим? Мы тут, чтобы драться. И какая разница, раньше мы это начнем или позже? - резонно ответил морянин, а огневик его ждал, крутя огромным мечом восьмерки.
        - Тише! Остыньте! - раздался громкий властный оклик. Рыцарь в черных доспехах остыл в прямом смысле этого слова - из щелей его брони перестали лететь икры.
        К бойцам приближалась свита во главе с рослым статным мужчиной. На его голове тускло поблескивала витая корона из квадриума, украшенная огромным голубым камнем. По правую руку от него вышагивала как гвардеец на смотре девушка в длинном платье и башней-прической на голове, которую можно было описать одним словом - дылда. Мужчину сопровождал десяток вельмож и пара гвардейцев, несущих штандарты с голубым полем и изображением грозного торнадо. Вперед процессии выскочил герольд и зычным голосом провозгласил:
        - Владетель Штормового Королевства, Его Величество король Ангус Третий! Склоните головы!
        Все присутствующие послушно отвесили поклон, а король направился прямиком к морянину.
        - Кровь кипит? Не можешь сдержаться? - король нежно потрепал Первого Убийцу по щеке, - молодец - хвалю! Нам нужна настоящая драка, нет, нам нужна на арене бойня! Но будь добр, дождись момента, когда заиграют трубы, а на трибунах появятся зрители!
        Найд увидел по глазам Кейна, что тот всерьез собирается отрубить королю руку, которой он его пошлепал по щеке.
        - Есть устроить бойню! - странник протиснулся между морянином и королем.
        - Сир! - ворчливо поправил странника герольд.
        - Есть устроить самую кровавую бойню, которую только видели эти стены, сир! - молодцевато отрапортовал странник, видя, что Кейн все еще находится в раздумьях.
        На этот раз Ангус похлопал по щеке странника и тот удивился, как владетель Штормового Королевства все еще ходит с полным комплектом конечностей. Не обращая внимания, на ставшего пунцовым странника, Ангус зашел в круг гладиаторов.
        - Всем равняться на этого смелого парнишку! Завтра я выдаю замуж радость своего сердца. Нежный эдельвейс, выросший в наших суровых горах, покинет своего отца, - в голосе короля засквозила неподдельная нежность. Глядя на свою дочь, он чуть не пустил слезу.
        «Эдельвейс» же глупо хихикнул, а Найд подумал, что сей нежный цветок гармонично смотрелся бы на арене, размахивающий боевым молотом или секирой.
        - Разожгите же завтра сердца публики! Посейте в них страх, ужас и восторг! День грядущий мои поданные должны запомнить надолго! - продолжал распаляться король.
        - Разожжем! Посеем! - прокатилось по рядам бойцов.
        - Ну а награда... награда вам поможет биться за победу еще яростнее!
        - Дааа! - прорычали гладиаторы.
        - А приз-то какой? - шепнул Кейн.
        Странник пожал плечами.
        - Понятия не имею. Мы должны его забрать и отдать в «Добрый банк». И при этом желательно его поменьше трогать руками.
        - Если банкиры так хотят наложить свою волосатую лапу на приз, тогда это должен быть жезл, превращающий камень в золото. Или чаша, которая из воды делает алмазы, - строил свои предположения Кейн.
        Толпа гладиаторов начала скандировать:
        - Награду! Награду!
        Король хитро улыбнулся.
        - Так уж и быть. Покажу я вам награду. Для поднятия боевого духа, - король махнул рукой кому-то из своей свиты.
        - Десять слитков квадриума? Нет, вряд ли. Было бы у него столько, он бы себе корону пожирнее сделал, - не унимался Кейн, - о! Перстень, который темнеет, когда прикасается к фальшивому золоту!
        Найд покачал головой.
        - Ну а что? Банкирам без такого никак. Или перо, в котором никогда не заканчиваются чернила. Очень нужная вещь, они же пишут и пишут, пергамент тоннами переводят. Хотя вряд ли, - начал спорить сам с собой Кейн, - это дешевка, ради пера столько бойцов не собралось бы. Знаю! Неразрушимый несгораемый сундук, в котором можно хранить сокровища! Точно... о, а это что?!
        Странник удивился не меньше Первого Убийцы. Он ожидал, что сейчас на арену вынесут на бархатной подушечке некий артефакт, осыпающий своего владельца золотом или защищающий владельца от воровской магии. Но два гвардейца в неизменных зеленых юбках вывели на арену невысокую девушку с длинными каштановыми волосами, ниспадающими на синее с золотом платье.
        Руки девушки были пусты, никакой подушечки или на худой конец подноса из золота она в них не держала. Появление девушки толпа гладиаторов сопровождала цоканьем и улюлюканьем.
        - Что?! Девка?! И за это нам предстоит биться? - не сдержал своего разочарования Кейн, - все, пошли отсюда. А если тебе таки девка нужна, полетели в Фальдорру там каждая вторая не хуже.
        Найд посещал страну морян и с Первым Убийцей был категорично не согласен - девушка-награда обладала невероятной красотой и притягательностью. Ради ее задорно вздернутого носика и небольших пухлых коралловых губ стоило совершать подвиги, а за то, чтобы она остановила на нем свой взгляд васильковых глаз, Найд вообще бы в одиночку перебил всех собравшихся на арене.
        - Поглядели? И хватит, - прервал демонстрацию приза Ангус. Гвардейцы вывели девушку из амфитеатра, - Какова награда, а? Но достанется она только лучшим. А кто из вас лучший мы начнем определять сегодня. Сейчас у нас шестнадцать пар бойцов. Чтобы завтра на церемонии выступили достойные, мы проведем отборочный турнир. Тяните жребий, пусть Великая Птица определит, с кем вам придется сражаться.
        К бойцам подошел один из распорядителей турнира держащий в руках черный сосуд в форме горшка, откуда бойцы стали вытаскивать костяшки с номерами. Кейн тоже потянулся было к горшку, но его остановил окрик Ангуса.
        - Э нет, для самых нетерпеливых бойцов я сам определю пару. Вы будете сражаться с...
        Король замолк, обводя ряд гладиаторов взглядом и выбирая противников для Первого Убийцы.
        - Хоть бы огневик, хоть бы огневик, - шептал Кейн.
        - Сражаться вы будете с воинами Коршуна! - вынес свой вердикт король, - никогда не видел их в деле!
        Остальным гладиаторам распорядители тоже озвучили противников исходя из результатов жеребьевки. А король со свитой отправились к трибунам, объявив, что первыми будут состязаться Кейн с Найдом против коршунов. У странника начал просыпаться боевой задор.
        - Кейн, что делать будем?
        - Что делать? Делать мы будем цыплят. Из коршунов, - Первый Убийца, прищурившись, разглядывал темнокожих аборигенов, покрытых татуировками.
        - Кейн, я серьезно. Смотри на этого здоровяка, мне кажется, от него стоит ждать серьезных неприятностей.
        Воин-коршун размотал свой пояс, оказавшийся длинным бичом, на концах которого болтались металлические крючья. Воин крутанул бичом в воздухе, странник поежился, представив, как эти крючья впиваются в его тело.
        - Да не, он не опасен. Просто сильный кусок мяса. Мне такое мясо на один зубок. А вот дед да, полон сюрпризов.
        Найд перевел взгляд на старика, почти полностью скрытого под накидкой из сшитых между собой стеблей тростника. Глаза у деда закатились, явив миру перламутровые белки, а синеющие губы шептали мерзкие заклятия.
        - Морисиус, друг мой, - вдруг раздался громкий голос короля, идущего со своей свитой к краю арены, - я хочу, чтобы ты описал свадьбу моей дочери ярко! Помпезно и пышно!
        Странник резко обернулся и увидел, что король идет приобнимая за плечо пожилого мужчину в длинном сером плаще с капюшоном.
        - Я летописец, сир. А не бард, - возразил королю тот.
        - Да брось! У вашей братии вся красота поэзии зависит от щедрости платы. Так вот - с платой я тебя не обижу.
        - У вас на подготовку есть две минуты. Сначала, вам надо пойти помолиться на капище возле арены, чтобы в случае вашей смерти, вы смогли воскреснуть на нем, - сообщил подошедший к страннику младший распорядитель Румис, - Потом вы можете начинать принимать эликсиры. Пить эликсиры после начала поединка запрещено. С собой можно брать всего два зелья исцеления. Попробуете пронести лишние...
        - Румис, погоди, - оборвал распорядителя Найд, - кто это идет рядом с королем?
        - Это Морисиус, известный путешественник...
        - Тот самый, который «Мифы и легенды Четырехземья» написал?!
        - Тот самый. Он согласился присутствовать на...
        - Он на турнире будет? - снова перебил Румиса странник.
        Румис поморщился, нарушение правил хорошего тона его раздражало.
        - Вряд ли. Он не любитель кровавых зрелищ.
        Странник обернулся еще раз. И правда - поговорив с королем, Морисиус направился к выходу из амфитеатра.
        - Черт! Румис, что будет, если один из напарников не явится на поединок?
        - Чего?! - изумился Кейн.
        - Да погоди ты. Румис, что случится, если я пропущу поединок и ему, - Найд ткнул пальцем в Первого Убийцу, - придется драться одному?
        - Этим вы выкажете неуважение к противнику, - поджал губы младший распорядитель, - а кроме того, увеличите шанс своего проигрыша. Всем известно, что один боец не может полноценно противостоять двум.
        - Этот - может. Кейн, тебе придется драться в одиночку, - обрадовал странник своего напарника.
        - Да как!? Я же не могу их... - Кейн покосился на Румиса, но все-таки озвучил свою тайну, - убивать.
        - Выкрутись, поколоти их так, чтобы они встать не могли. Обзывай их бабушку, сделай так, чтобы они друг друга укокошили. Кейн - мне очень нужен этот Морисиус.
        - Сначала тебе очень нужна эта девка. Потом какой-то мужик. Ты бы уже определился, кто и зачем тебе нужен, - проворчал Кейн, а странник, уже не слушая его, быстрым шагом направился к выходу.
        Задержись он хоть на секунду, то своим тонким слухом он мог бы уловить, как рыцарь-огневик, наклонившись к своему напарнику, спросил:
        - Артур, посмотри на того паренька, который сейчас торопится к выходу. Не его ли лицо было на том плакате, который всем показывала Киллтайм.
        Артур Бедоносец поднял забрало своего шлема и вгляделся в убегающего с арены странника.
        - Да. Это он. Мы с ним встречались раньше, - Артур узнал Найденыша, едва тот появился на арене. Но говорить об этом не стал. Ему было жаль парня, когда его Милена избила еще тогда, в Амони. Конечно паренек заматерел, это было видно с первого взгляда. Но в Штормовом Королевстве сейчас находился десяток отпетых отморозков из банды Милены, которые разорвут его на клочки.
        - Надо срочно сказать Милене и Киллтайм, что он здесь.
        - Зачем? Встретимся с ним на турнире и разберемся.
        - Ну уж нет. Киллтайм мне за него особую награду обещала, - огненный рыцарь вложил в голос максимум похоти.

        ГЛАВА 13  

        Найд, выйдя из амфитеатра, увидел удаляющуюся спину в сером плаще. Странник поспешил за Морисиусом, пока тот не затерялся в лабиринте из скал. Найд ломал голову, что сказать прославленному путешественнику, когда он его догонит. Рассказать свою историю и объяснить, что без артефакта ему не вернуться в родной мир? Или приставить кинжал горлу и артефакт просто отобрать? Вспомнив про трогательную дружбу между Миленой и Морисиусом, у странника возник соблазн засадить ему скаррэль между лопаток, но каков был шанс, что после смерти Морисиуса на земле останется лежать нужная Змею дверная ручка?
        Но прежде чем решить, что с ним делать, Найду надо было его догнать. Известный летописец, несмотря на свой возраст, перебирал ногами довольно шустро, петляя по извивающимся без всякой логики «улицам» Штормового Королевства. И перед Найдом вырисовывалась еще одна проблема - не посреди же города начать разборки с Морисиусом. Если тот забредет в гостиный дом или таверну, то как с ним говорить при свидетелях? Они же все-таки не погоду, и не вечный мерзкий ветер Штормового Королевства обсуждать будут, а технологию взлома капсулы.
        Тем временем Морисиус свернул в какой-то поворот и скрылся из виду, страннику пришлось бежать чуть ли не бегом, чтобы не упустить его. Добежав до поворота и заглянув за него, странник увидел сужающуюся расщелину между двумя скалами, заканчивающуюся тупиком. Но не тупик был основным разочарованием, а девочка, сидящая на земле и рисующая на крупном песке прутиком какие-то символы. Кроме девочки в тупике больше никого не было.
        Найд добежал до каменной стены, преграждавшей путь, потом посмотрел вверх. Для жителей Бореи воспарить в небо было делом обычным. Но и в небесах Морисиус не обнаружился. Да не под землю же он провалился! Но как знать, он, как и Найд был странником и мог обучиться в дальних странах и этому трюку.
        Осмотр земли под ногами ничего не дал, никаких следов ухода под нее заметно не было. Ругнувшись сквозь зубы, Найд направился прочь из тупикового проулка.
        - Раньше ты бы так быстро не сдался.
        Найд обернулся - вместо девочки с земли поднимался, отряхивая свой плащ, Морисиус. До него было шагов десять, странник сдернул с плеча лук и наложил на него сразу три стрелы.
        - Эй-эй-эй! Потише, разве так надо приветствовать родственников?
        - Кого? - удивился Найд, слегка опуская лук.
        - В данный момент брата, - Морисиус открыл объятия, - ну здравствуй, братишка!
        Однако Найд в них не спешил.
        - Как братишка? В смысле - брат-странник?
        - В смысле просто брат. Братья, это люди, рожденные одной женщиной. А в нашем с тобой случае еще и одним мужчиной.
        - Хватит нести бред, мы даже не...
        - Похожи? Это ты несешь бред, ведь это не наши родные тела, а виртуальные. Хотя твой цифровой образ очень похож на тебя там, в реальности. А вот мой не очень.
        - Почему? - Найд спросил больше на автомате, чем из реального интереса.
        - С ногами у меня проблема. На коляске езжу. Но ты ведь этого не помнишь?
        Найд качнул головой.
        - Я ничего не помню из той жизни. Ни тебя, ни... себя. Но я знаю, что ты зачем-то помог Милене. Зачем моему брату помогать этой твари?
        - Ты считаешь, я ей помогаю? - рассмеялся Морисиус, - ты, который на собственной шкуре, испытал все прелести от повышенной чувствительности, думаешь, что я ей помог? Виталя, я ее здесь запер!
        - Виталя?
        - Прости, мне нелегко привыкнуть, что у тебя это, - Морисиус покрутил пальцем вокруг головы, - твое настоящее имя - Виталий.
        - А почему бы и нет, с тем же успехом ты можешь сказать, что меня зовут Васей. Или Петей. Или вовсе - Виталиной. И самое смешное, оспорить этот факт я не смогу. Но и верить тебе не буду.
        - Понимаю. Но ты ведь зачем-то следил за мной, искал. Я подумал, что к тебе память возвращается.
        - Мне нужно от тебя одно - артефакт в виде дверной ручки. Я его у тебя получу, махну ручкой и уйду.
        - Ого! Значит, кое-что ты помнишь. Зачем тебе модуль удаленного управления настройками капсулы?
        - Я хочу вырваться из нее.
        Морисиус задумался.
        - Хм. А ведь может получиться. Надо только найти нужную точку подключения.
        - Ничего мы искать не будем. Ты просто отдашь мне артефакт.
        - Да погоди ты! Я же помочь хочу!
        - Что-то ты раньше мне на помощь не спешил. Я год дурак дураком ходил, а тебя рядом не было, братец.
        - Виталя...
        - Найд, - со сталью в голосе перебил странник Морисиуса. Ему не хотелось выслушивать явный бред про вновь обретенного брата.
        - Хорошо. Найд! У нас сложно все получилось.
        - Так давай упростим - артефакт! - Найд требовательно протянул руку.
        - Нет! Если он попадет не в те руки...
        - А сейчас он значит в тех руках?! - с издевкой спросил Найд.
        - Да! - с неожиданной яростью ответил Морисиус, - в тех самых! Я не мог его доверить даже тебе!
        - Мне? - смутился Найд, - эээ... а почему?
        - Да потому что! Я разработал модуль «Сенсив» по твоему заданию, а когда понял, для чего он тебе нужен...
        - И что ты сделал?! - чуть ли не прорычал Найд.
        Плечи Морисиуса поникли, он опустил голову.
        - Я допустил ошибку. Я виноват в том, что с тобой приключилось, - глаза Морисиуса заблестели, и он посмотрел на Найда с вызовом, - но у меня был нелегкий выбор! Ты даже не представляешь, из чего мне пришлось выбирать. Но сейчас я могу все исправить!
        Морисиус порылся в поясной сумке и выудил из нее круглую дверную ручку. Странник не удивился, увидев, что по деревянному кругляку ручки вырезан орнамент в виде кусающего себя за хвост змея. Похожий рисунок был выгравирован на обратной стороне его браслета.
        - Я могу снизить твой порог чувствительности! Я думаю, у меня получится, - острозаточенный четырехгранный стержень, торчащий из ручки, смотрел Найду прямо в грудь.
        - Ну-ка убери эту штуку, - Найд предостерегающе поднял лук.
        - Что? Да блин! Ты не про то подумал! - Морисиус опустил свой импровизированный стилет, - давай найдем спокойное место, сядем за кружкой эля и поговорим. Мне давно надо было появиться и попросить у тебя прощения. Я надеюсь, ты все поймешь и...
        Морисиус замолчал и удивлено уставился на две торчащие из его груди рукоятки кинжалов. Потом с хрипом вздохнул и посмотрел куда-то за спину страннику.
        Найда спасло то, что он уже наложил стрелы на тетиву. Он резко присел, обернулся и увидел Киллтайм, достающую новую пару кинжалов из перевязи на груди. Найд из своих прошлых встреч с девушкой-ассасином уяснил одно - мешкать и раздумывать с этой змеей нельзя. Почти не целясь, благо расстояние было небольшим, он спустил тетиву. Убийца, как будто танцуя, ушла влево, становясь к страннику боком и уменьшая площадь тела, в которую потенциально могла угодить стрела. Но «Тройная Гидра» тем и хороша, что в противника отправлялось сразу три стрелы. Одна прошла мимо, лишь чиркнув Киллтайм по спине, зато вторая угодило ровнехонько в плечо, а третья пробила навылет предплечье. Кинжал, который держала в этой руке Киллтайм, безвольно выпал на землю.
        Как там говорил Кейн, думай наперед, что хочешь сотворить со своим противником? Но странник задумался о том, что противник хочет сделать с ним. Он бросил лук на землю, выхватил скаррэль и закрутил перед собой «Стальной водоворот». И вовремя, второй кинжал Киллтайм, звякнул о древко и отлетел в сторону. Удерживая скаррэль в левой руке, Найд правой метнул «Блудного Кота» в убийцу, метя ей в здоровую руку. Киллтайм сделала фляк назад, но «котяра» все-таки полоснул ее по бедру, вспоров ткань обтягивающего костюма и кожу до мяса. Приземлившись и присев, Киллтайм зашипела от боли. А странник мысленно поблагодарил Кейна, который заставил его утром окунать кинжал в банку с ядом.
        Над раной на бедре убийцы завился зеленоватый дымок. Ирония состояла в том, что действие яда магически усиливал пояс, который странник когда-то отобрал у самой Киллтайм. «Блюдный кот» вернулся в руку странника, и убийца приняла правильное решение. Бой на дальней дистанции не сулил ей ничего хорошего, Найд продолжит нашпиговывать ее стрелами и полосовать отравленным лезвием. Взяв короткий, но мощный разбег из трех шагов, она взвилась в воздух в сальто и, несколько раз перекувыркнувшись, приземлилась за спиной странника. Пока она была в полете, странник успел метнуть «Блудного кота» еще раз, но промахнулся, и ловить кинжал не стал, времени на это, имея врага за спиной у него не было.
        Крутнувшись на месте и подняв скаррэль, странник встретил убийцу лицом к лицу. Киллтайм уже держала в руках короткие мечи напоминавшие полумесяц или сильноизогнутые рога быка. У каждого меча было по два клинка выходящих из рукояти с двух сторон. Убийца закрутила мечами такую круговерть, что странника хватало лишь на то, чтобы отбивать ее выпады. Да и то заблокировать все не получалось, меч убийцы вспорол ему бицепс на левой руке. Боль была адовой, но скрежеща зубами ее можно было терпеть. Проблема была в том, что левая рука начала неметь, а управляться со скаррэль одной рукой было тяжело. Найд на всякий случай активировал «Песчаный щит» и между ним и убийцей закипел песчаный вихрь, гася стремительные выпады клинков Киллтайм.
        Интуиция его не подвела, Киллтайм активировала какую-то свою способность, присела и, отставив ногу, развернулась на месте как балерина. «Рог» в ее руке распорол Найду живот.  Хоть критический удар через щит не прошел, но рана была очень глубокая. Воздух пробкой встал у Найда в горле, а диафрагму свело спазмом. Странник закрыл рану рукой и скрючился, убийца сразу двумя мечами зажала древко скаррэля, вырвала его из ослабевшей руки и отшвырнула подальше.
        Борясь с болью, шатаясь, Найд начал отступал назад, вытащив «Блудного Кота» и беспорядочно размахивая им перед собой.
        - Животик бо-бо? - с наигранной жалостью пролепетала Киллтайм.
        - Пошла ты, - ожесточенно ответил Найд.
        - Знаешь, а у меня к тебе предложение. Ты снимаешь мой пояс, а я тебя убиваю нежно, - убийца лизнула клинок одного из своих мечей.
        - А у меня к тебе предложение прежнее - пошла ты, - странник старался восстановить дыхание, чтобы встретить следующую атаку во всеоружии. Но чувствовал, что не успевает. В скрюченном состоянии Киллтайм порежет его на куски. Убийца тоже почувствовала, что странник превратился в беззащитную добычу. Поигрывая бедрами, она начала неспешно его обходить, чтобы дернуть за волосы и резким движением перерезать ему горло.
         - Я собираюсь убить тебя тысячу раз. Рано или поздно из тебя пояс выпадет. Правда Милена говорила, что ты и одного раза можешь не пережить...
        Вдруг Киллтайм получила такой мощный тычок сзади, что моментально прекратила свои насмешки и кубарем покатилась по земле. Позади нее возник Морисиус, державший в руках тяжелый посох, с окованными железом концами.
        - Ты как, нормально? - поинтересовался он у Найда. Тот просто кивнул в ответ.
        - Каждый раз! - Киллтайм единым рывком встала на ноги, - каждый раз, когда я собираюсь тебя размазать, тебя что-то спасает!
        - Это потому, что ты тварь отвратительная, а я хренов герой, - сквозь боль рассмеялся Найд.
        - М-да, многого ты о себе не помнишь, - вполне серьезно возразил Найду Морисиус.
        Взревев, как кошка, которой наступили на хвост, Киллтайм бросилась на Морисиуса, но тот оказался в драках не новичком, умело отражая атаки посохом. Ярость била из Киллтайм гейзером, ее клинки оставляли на посохе глубокие зарубки. Один раз она все-таки достала Морисиуса, разрубив бок, но крепкий мужик удержался на ногах.
        Найд, воспользовавшись передышкой, вытащил зелье исцеления, выпил его одним махом и откинул пустой бутылек. Заметно полегчало, боль из терзающей его внутренности пантеры, уменьшилась на слабо грызущего их мышонка. Найд выпрямился и подобрал скаррэль.
        Киллтайм поняла, что ситуация становится безвыходной и против двоих умелых противников ей не выстоять. Пришла пора пускать свои козыри, причем ходить надо было с самых крупных из них. Она изящно отвернула запястье и из-под ее рукава с тихим щелчком вылетела стрелка из пружинного самострела. Стрелка пробила грудь Морисиуса и вышла из спины, из ее наконечника выскочили крючья, которые впились в плоть. Убийца дернула за тонкий трос, привязанный к стрелке, вновь сделала сальто, перескочив за спину Морисиуса. Ловким движением она закинула тросик на шею своей жертвы и двумя руками потянула его на себя. Трос был настолько тонок, что действовал не как удавка, а как бритва, вскрывая горло. Морисиус захрипев, пытался ухватиться за трос и просунуть под него пальцы, но тот слишком глубоко погрузился в шею. Тогда он закинул руки за спину, схватил Киллтайм за загривок и зарычав развернул ее к подбежавшему Найду спиной.
        Увидев спину ненавистного врага, странник не стал долго раздумывать, а просто всадил скаррэль так, что он вошел в один бок, а вышел из другого. Ассасин со стоном сползла как мешок на землю, Найд вырвал скаррэль из ее тела, занес его над головой и ударил еще раз, пригвоздив извивающуюся Киллтайм к земле, она дернулась и затихла. Найд повернулся к Морисиусу, тот стоял на четвереньках, из его горла хлестала кровь. Он захрипел, силясь что-то сказать, но искореженная гортань не дала ему произнести ни слова. Морисиус достал что-то из своей поясной сумки, протянул Найду руку и рухнул на тело своей убийцы. По земле покатилась дверная ручка с вырезанным на ней символом Змея. Тела Морисиуса и Киллтайм истаяли почти одновременно.
        Найд поднял ручку и заметил еще один предмет, лежащий на земле. Он поднял холщовый мешочек, оставшийся после смерти ассасина, развязал шнурок, стягивающий его горловину, и высыпал содержимое себе на ладонь. Он ожидал увидеть что угодно, россыпь драгоценных камней или монет к примеру. Но пуговицы! Большие и маленькие, круглые, треугольные и квадратные, металлические, костяные или деревянные. Причем не обладающие никакими магическими свойствами. Но система почему-то решила, что для Киллтайм этот мешочек был очень дорог и Найд догадался почему - убийца коллекционировала пуговицы, срезая их со своих исчезающих жертв.
        Помочь Морисиусу, как и спросить, зачем он вдруг решил вступиться за него, уже не получится. Найд надеялся разыскать путешественника после воскрешения и поговорить с ним. Но сейчас страннику надо было срочно решать еще одну проблему - пока он добывал артефакт для Змея, Первый Убийца на арене отдувался один за двоих. За то, что его могли победить странник не переживал, а вот если он в горячке кому-нибудь шею свернет и улетит в свою уютненькую пустыню, то в одиночку странник турнир точно не выиграет.
        Добежал странник до амфитеатра порядком устав и думая, что задыхаясь на арену выходить будет глупо, там уж точно перевести дыхание ему никто не позволит. Но выпускать его туда никто и не собирался, младший распорядитель Румис на его пути встал грудью.
        - После начала поединка на арену выходить нельзя! Это против всех правил!
        - Но там мой напарник...
        - Знаю, но вы сами отказались выходить вместе с ним, - Румис сбавил тон и добавил, - и он и так неплохо справляется.
        Найд бросил взгляд поверх плеча Румиса и убедился, в правдивости слов распорядителя. Кейн стоял посреди арены и откровенно скучал, держа на плечах оружие, чем-то напоминавшие вырезанное из цельного куска древесины весло. В нескольких шагах от него стоял на карачках темнокожий атлет. Старик в тростниковом одеянии валялся кулем чуть дальше.
        - Вставай! Эй, хватит отдыхать! - проорали с трибун. Найд перевел взгляд туда. На нижних рядах амфитеатра сидели гладиаторы, выше, в самой богато украшенной ложе находился король со своей свитой. Орали, подбадривая воина-коршуна, именно другие гладиаторы.
        Коршун помотал головой и сел, потом ощупал свою набедренную повязку и выудил из нее тонкий костяной нож, встал и начал приближаться к Первому Убийце походкой обреченного человека. Удар в челюсть, слышен лязг зубов и коршун успокаивается, лежа на спине и вытянув ноги на песке арены. Кейн снова возвращается к скучному созерцанию трибун. Тут в себя пришел колдун, взмахнул руками и проклекотал что-то надтреснутым голосом. С небес раздался ответный клекот и на Первого Убийцу сверху, вытянув когтистые лапы, рухнул здоровенный коршун.
        Трибуны ахнули, но Кейн скучать не прекратил. Чуть ли не зевая, он сделал шаг в сторону, уходя с траектории атаки хищной птицы. Шлепок! Птица, еще секунду назад бывшая самой смерти, свалившейся с небес, оглашая амфитеатр обиженным писком, пыталась взлететь на одном крыле. Кейн потянулся и медленно пошел к сидящему на песке колдуну.
        - Остановись, - старик вытянул открытую ладонь в сторону Кейна, - хватит. Мы поняли, что твое мастерство боя намного выше нашего.
        - И что?
        - Отпусти нас, мы хотим уйти с арены с честью.
        - С честью? - Первый Убийца сделал вид, что глубоко задумался.
        - Дааа, - простонал поверженный атлет, - просто прекрати это издевательство. И мы уйдем сами.
        - Хорошо - сами, так сами.
        Атлет пополз на четвереньках к старику, тот призвал нового коршуна.
        - Уйти с честью, - хрипя, выговорил старик и резко опустил руку вниз.
        - По дороге предков, - ответил ему атлет и пронзил грудь колдуна костяным ножом. Упавший на его плечи коршун, сбил воина с ног и разодрал своим клювом его грудь.
        - Победитель первой отборочной игры - Кейн из Фальдорррры! - возвестил о конце поединка герольд из королевской ложи.
        Первый Убийца отвесил поклон в сторону ложи, подкинул над собой «весло», которое исчезло, не успев приземлится и с достоинством вышел из круга арены.
        - Поздравляю! Ты был крут!
        - Ерунда, - отмахнулся от поздравлений странника Кейн, - если все остальные противники будут такими же, то завтра до захода солнца, ты получишь свою невзрачную девку и мы уберемся из этого королевства.
         - Да почему невзрачную-то?! Она очень привлекательная, - Найд осекся.
        - Она божественна, - вдруг и невпопад выпалил Реймс.
        Найд глянул на него, но продолжил.
        - Да и потом никакая она не моя. Считай, что я курьер, здесь принял, туда доставил. Но то, что противники у нас слабые это хорошо.
        - Не советую праздновать победу раньше времени. Его Величество выставил против вас самую слабую пару, - посплетничал Румис.
        - Зачем?
        - Мы его впечатлили нашей дерзостью, - предположил Кейн.
        - Можно и так сказать, - уклончиво ответил распорядитель, - Его Величество действительно замечает дерзких людей. Но только для того, чтобы выбить из них дурь. А также кишки и мозги. Король для вас будет подбирать самых сложных противников, чтобы они это сделали с вами на арене при скоплении народа.
        - Эээ, - только и произнес странник.
        - Ну что ж, удивим мы завтра его Величество. Пошли на трибуны, - казалось Кейна этот коварный королевский план, только раззадорил.
        - Зачем?
        - Нам ихнее величество сильно помог, поставив нас драться первыми. У нас теперь все противники как на ладони. Сиди, смотри и изучай, сколько хочешь.
        Странник кивнул, соглашаясь с Первым Убийцей, а Румис поджал губы - его сюзерен действительно дал серьезного маху.
        Уселись они немного поодаль от остальной группы гладиаторов и у странника, наконец, появилась минутка, чтобы рассмотреть добытый у Морисиуса артефакт.
        Модуль «Сенсив».
        Скупо окрестила лежащую в ладони ручку игровая система. И все. Никакого меню и вариантов выбора. Змей сказал, что с помощью этой немудренной вещицы, Найд может выбраться из капсулы. Морисиус подтвердил, что это в принципе возможно. Но как же она работает?! Найд крутил артефакт в руках, стараясь найти скрытую кнопку или паз. Артефакт полностью поглотил его внимание, за тем, что происходило на арене, он не следил, доверясь опыту и наметанному глазу Первого Убийцы.
        - Что за ерунда у тебя в руках? - от наметанного глаза Кейна также не укрылся факт, что Найд полностью потерял интерес к боям.
        - Артефакт. Добыл у того мужика. Но понять, что он делает - не могу.
        - Дай-ка, - Кейн протянул руку, а в душе странника забрезжила надежда, что легендарный долгожитель Четырехземья сможет понять, как эта вещь должна работать.
        Кейн повертел дверную ручку в руках, погладил пальцем изображение Змея.
        - Могучая штуковина, - Первый Убийца бережно вернул ручку Найду.
        - Да? И как ей пользоваться?
        - Для начала ты должен найти... - Кейн наклонился к страннику и зашептал, - дверь! В нее ты должен вставить ручку и повернуть!
        - Чего?!
        - Ручку! И дверь откроется! Представляешь? - в глазах Первого Убийцы светился восторг.
        - Смеешься, да? Издеваешься?
        - Нет, это ты издеваешься, вместо того, чтобы следить за нашими противниками, играешься с каким-то мусором.
        Найда вдруг озарила догадка. Его браслет и заколка для плаща тоже были бесполезным мусором, пока он не раздобыл плащ. А вместе они заработали! Может быть в меню «Советника» появились новые опции?
        Посетить Небесный Столп
        Посетить Поющую Бездну
        Посетить Долину Пепла
        Посетить Изумрудную Дубраву
        Импортировать данные объекта
        Экспортировать данные объекту
        Меню странника ничем новым не порадовало, все те же варианты перемещения по местам обитания Хранителей и возможность чтения эмоций и чувств окружающих с помощью «Импорта данных». Секундочку, но он ведь так и не опробовал «Экспорт данных»! Разозленный глупой шуткой Кейна странник выбрал этот пункт меню и прицелился в ничего не подозревающего Первого Убийцу.

        ГЛАВА 14

        Первый Убийца вдруг слегка подпрыгнул и схватился за живот.
        - Что с тобой? - осторожно поинтересовался странник. Неужели его эксперименты с модулем «Советник» навредили Кейну?
        - Не знаю, резануло тут что-то, - Первый Убийца прижал ладонь к середине живота, чуть повыше пупка, - и ноет.
        Настал черед странника слегка подпрыгнуть от неожиданности - именно сюда его недавно ранила Киллтайм. И так как он излечился не полностью, шрам все еще противно ныл.
        - А что еще чувствуешь? - страннику было интересно, передались ли Кейну еще и его эмоции.
        - Я чувствую, что ты опять чушью страдаешь, - объект исследования из Кейна был сложным в силу вредности его характера, - а ведь у нас есть серьезное преимущество. Никто из наших противников не видел, каков ты в деле. Мы тебя в резерве будем держать до предела. А сами должны наблюдать за ними и слабые места выискивать.
        У странника отлегло от сердца, Кейн ворчал, как обычно, значит ничего страшного с ним «Экспорт данных» не совершил. Экспериментировать так экспериментировать, странник решил просканировать Первого Убийцу и сильно удивился - под наигранной надменностью и ироничностью у того скрывался настолько холодный расчет, что по спине странника побежали мурашки. Кейн, как автомат для нанесения тяжких телесных, глядя на побоище на арене, просчитывал и запоминал каждое движение своих будущих противников. Раскладывал его на составляющие, выделял небольшие ошибки и неточности, одновременно размышляя, кого и как он будет подлавливать во время поединка. Но это было в принципе ожидаемо, а вот оттенок неуверенности и сомнения в своих силах, обнаружившийся где-то глубоко в душе Кейна, Найда сильно удивил. Но с другой стороны эти сомнения имели под собой простое объяснение - Первый Убийца не мог убивать!
        Но не на том персонаже странник решил потренировать свою эмпатию. Украдкой, стоя в тени арки, за Найдом наблюдала Милена. Ей сообщили, что он здесь и что Киллтайм, побросав все, унеслась на рандеву с ним. Их встреча точно не должна была пройти в теплой дружеской обстановке. И судя по тому, что странник сидит на трибуне, а Киллтайм пропала, встреча эта закончилась смертью последней.
        Сама Милена в этот момент была занята беседами с очередным переговорщиком, которого отец подослал из реала. Такие гонцы находили ее раз в месяц и всячески уговаривали выйти в реал, передавая обещания отца о золотых горах, реках из денег и алмазных берегах. Заканчивались эти переговоры всегда одним и тем же - переговорщик умирал от отравления сталью. Но на этот раз у гонца была интересная новость, капсулу Милены с безумными мерами предосторожности, с подключенными устройствами для поддержания жизни и связи с Сетью перевезли в лабораторию Nextlife. «Хрустальный гроб» в котором спала и видела виртуальные сны Милена, поместили в сверхсекретный восемьдесят шестой ангар. Сейчас над ее капсулой колдуют лучшие программисты, а над телом - медики. И рано или поздно беглянку вернут в родной мир. Милена усмехнулась, подумав, про выверты судьбы, в этом же ангаре, по словам отца, находилась  капсула Найденыша, и их со странником можно было считать теперь соседями. Гонец, рассказывая ей это, старался не глядеть в лицо девушке, и она знала почему. Ее эмблемой оставалась черная роза, вот только ее символизм сильно
изменился. По лицу Милены от подбородка до самого лба тянулись черные стебли, украшенные длинными шипами. Даже отморозки из ее клана, впервые увидев татуировку на лице своего лидера, потрясенно замолкали и отворачивались.
        Гонца Милена дослушала, пожелала отцу  успехов в выковыривании ее из капсулы, в сотый раз сказала, что сама оттуда выбираться не собирается и отправила его на перерождение. А после пошла посмотреть на неожиданное явление Найденыша посреди Штормового Королевства. Убивать его сейчас или подкарауливать ночью среди скал она не собиралась. Она верила в свою пару бойцов, выставленных на турнир и надеялась, что их с Найдом на арене их судьба сведет. А если не сведет или странник умудрится турнир выиграть, то убивать его Милена будет с двойным удовольствием. И чувство мести удовлетворив и присвоив себе приз за победу на турнире, на который у Милены были очень далеко идущие планы. Девушка незаметно выскользнула из арки.
        Никакого ощущения, что на тебя смотрит хищник и оценивает, с какого места он начнет тобой ужинать, у Найда не возникло. Он досидел до конца отборочных поединков, когда одна половина гладиаторов радостно скакала на арене, празднуя первую серию побед, а другая улетела на встречу с хранителями Четырехземья. Свита вместе с королем молча удалилась с трибун, лишь глашатай на секунду задержался и объявил:
        - Победителей отборочного тура ждет накрытый стол в подвале! Пируйте, но не увлекайтесь! Главное соревнование ждет нас завтра!
        - На пирушку пойдем?
        Кейн отрицательно покачал головой.
        - Нет, идем в постоялый двор. Тебе надо тренироваться. Кое-кто из этих ребят, - Кейн кивнул на веселящуюся на арене толпу, - по-настоящему опасен. Мы должны тебя подготовить.
        - Да что мы за один вечер успеем? - усомнился странник.
        - Самую малость, но завтра и она поможет тебе выиграть.
        Спорить было бесполезно, да и раз сам Первый Убийца вдруг начал переживать за исход турнира, значит стоит все свободное время посвятить тренировкам. Заниматься стрельбой из лука или крутить скаррэль занятием было бессмысленным, странник и так владел этим оружием мастерски, и на дальнейшее улучшение ушло бы слишком много времени. И литров пота.
        По дороге они зашли в местную лавку и пополнили запасы стрел и эликсиров. Торговцы безошибочно узнавали в них участников турнира и беззастенчиво задирали цены, понимая, что деваться бойцам некуда, с пустым колчаном и сумкой на арену не выйдешь. Придя в гостиницу, они продолжили терзать бросками кинжалов манекен, и Найд поднял навык метания ножей до «Подмастерья» пятого ранга. И приобрел одну очень полезную способность.
        Бросок мангуста
        Вы метаете нож или кинжал, полностью скрыв его в ладони. Враг не замечает грозящей ему опасности и не успевает увернуться или отбить летящую в него сталь.
        Время перезарядки: 15 секунд.
        - А ну-ка повтори, - изумленно произнес Кейн.
        Странник вложил «Блудного кота» в ладонь, полностью скрыв его, опустил руку к бедру и метнул кинжал движением одной кисти. Кинжал вернулся к нему, раскроив шею манекена.
        - Вот так запросто?! Я месяц этот бросок тренировал! Месяц! Я!
        - Долго же ты копался. Давай продолжим и я тебя еще сильнее удивлю.
        - Не, на сегодня все.
        - Боишься, что я тебя перегоню?
        - В ближайшую сотню лет мне это не грозит. А вот выспаться нам надо, сдается мне, завтрашний день будет очень долгим.
        Выспался Найд плохо, ему  снились не «приветы» из прошлого, а бой на арене. Причем дрался он в одиночку и его противником был воин-коршун, размахивающий бичом с железными крючьями. Сам же странник почему-то оказался перед соперником голым по пояс и с дурацким веслом Кейна в руках. Что делать с этой оглоблей странник понятия не имел и поэтому с каждым свистом рассекаемого бичом воздуха, крюки вырывали из плоти странника клочья, боль была невыносимой. Найд пробовал ускользать от атак коршуна, его руки шарили по поясу и за спиной, но не находили ни кинжала, ни скаррэля. А коршун лупил без промаха, заставляя Найда присесть и прикрыть руками лицо и голову. Только вместо грозного боевого клича, воин-коршун почему-то кричал что-то малопонятное.
        - Проснись! Открывай глаза! Найд - хорош дрыхнуть!
        Странник открыл глаза - над ним нависало покрытое трехдневной щетиной лицо Кейна. И странник не ожидал, что когда-нибудь он будет так рад видеть Первого Убийцу. Ведь его появление означало, что воин-коршун был побежден еще вчера, а все промелькнувшее перед глазами было всего лишь ночным кошмаром. Но неприятность состояла в том, что этот кошмар мог вполне стать явью на арене.
        Подходя к амфитеатру, странник услышал гул, напоминающий беспрерывные раскаты грома. На входе метался, заламывая руки, младший распорядитель Румис.
        - Да где вы ж ходите?! Да как, так можно - на выход опаздывать?!
        - Бои уже начались? - осадил распорядителя Кейн.
        - Нет, но вот-вот...
        - Значит, мы не опоздали, мы вовремя, - отстранил распорядителя в сторону и уверенным шагом прошел на арену Найд. Да так и застыл. Штормовое Королевство производило впечатление довольно пустынного городишки. Откуда взялся весь этот народ, до отказа забивший трибуны и даже сидевший в проходах? При появлении странника и Кейна, амфитеатр взорвался очередными овациями, люди повскакивали с мест, свища, визжа и хлопая в ладоши. Остальные участники турнира уже стояли в центре арены вместе с разряженным в золотое герольдом.
        - А вот и наша последняя пара бойцов! - представил вновь прибывших герольд, - неудержимый Кейн Фальдоррский!
        Люди на трибунах радостно загомонили, видимо молва о дерзком одиночке, унизившим воинов-коршунов уже разлетелась по городу.
        - Иии его напарник - Осторожный Найд! - сделал акцент на слове «осторожный» герольд.
        Публика на трибунах рассмеялась. Слух о сбежавшем с поединка страннике тоже не прошел мимо обывателей. Чье-то громкое ржание перекрыло смех толпы. Если бы Верный не остался в конюшнях, то странник бы подумал, что сейчас пегас тоже восседает где-то на трибунах. Поискав глазами источник лошадиных звуков, странник с удивлением обнаружил, что их издает новобрачная, рядом с которой сидел, пунцовый от смущения, мелкий жених в черном бархатном плаще.
        - Эта пара открывает наш турнир! - возвестил герольд.
        - Быть первыми плохо, - тихо проворчал Кейн.
        - Кому как тебе этого не знать, - подколол его Найд.
        - И против них сегодня выйдут, - продолжил надрываться герольд, - Лафук Легкие Шаги!
        Из группы гладиаторов лихо вылетел, не касаясь земли ногами, сухонький невысокий паренек в жреческой хламиде. Он остановился прямо напротив Найда и, улыбаясь, отвесил страннику поклон. Найд на поклон автоматически ответил.
        - Его напарник! Ужасающий Бен Утес!
        Бен был настолько не похож на Лафука, насколько только это возможно. В противовес худому парнишке, на котором ряса кое-как цеплялась за острые плечи, Бен в своей пластинчатой броне был похож на крокодила сожравшего буйвола. Высокий, здоровый и неприлично пузатый, Бен размахивал тем самым боевым молотом, который впечатлил странника еще в первый день.
        Боек молота вонзился в землю в паре сантиметров от ботинка Найда. Тот вздрогнул и рефлекторно поджал пальцы ног. А еще сдернул скаррэль с плеча, чтобы засадить в прорезь шлема-ведра Бена клинок и как бы пошутить в ответ. Но между ними вовремя пролез герольд.
        - Не спешите, поединок начинается только после гонга, - прошипел он и добавил уже громче, - напоминаю, с собой можно брать два зелья исцеления, по одному на брата. Магам разрешается брать пять эликсиров маны. Воюем только тем, что взяли с собой на арену, получать оружие из-за пределов ее нельзя. Ну кроме вашего случая, - кивнул на Кейна герольд, - все лишнее вы можете выложить за пределами арены, вон у тех стражников. Они проследят за сохранностью ваших вещей.
        - В остальном - творите друг с другом что хотите. И желательно делать это как можно более кроваво!
        Лишние люди покинули арену, пары бойцов разошлись по краям, внимательно наблюдая за соперниками, вопли на трибунах сменились тишиной. В которой было слышно, как толпа начала дышать в один такт, как единый гигантский организм. Король Ангус Третий поднялся со своего трона, взял в руки колотушку и с силой ударил в большой бронзовый диск.
        - Ааа! - в едином порыве заголосил организм-толпа, - рвиии!
        Подстегиваемый криком болельщиков, Найд рванул было к противникам, но Первый Убийца схватил его за пояс.
        - Держись за мной, как договаривались. И вот, - Кейн протянул Найду зелье излечения, - возьми мою склянку, тебе она больше пригодится.
        - Рви! Рви! Рви! - скандировала толпа. В такт выкрикам с трибун забили гулкие барабаны.
        Кейн мягко, как рысь, пошел на сближение с грузно переливающимся Беном. Щуплый Лафук тоже старался держаться позади своего напарника. Но даже настолько крупная туша не могла укрыть его от стрел Найда, поэтому странник наложил сразу три стрелы, чтобы первым же выстрелом нанести жрецу максимум урона. Но стрелять не торопился, они договорились, что сначала разведку боем проводит Первый Убийца, чтобы выяснить, на что способны их враги. Сдерживать себя было тяжело, ритмичный бой барабанов и скандирование толпы наполнили кровь адреналином.
        Кейн, в руках которого снова появилось длинное «весло», начал закручивать человека-утеса влево, тот, бронированный по самую макушку, едва поспевал разворачиваться лицом к юркому морянину. Чем Кейн и воспользовался, сделав ложный замах, он заставил поднять Бена рукоять молота к лицу для отражения удара. Но Кейн увел оружие в сторону и со всей силы влупил здоровяку по икрам, надеясь опрокинуть его на спину. С тем же успехом он мог пытаться перешибить прутиком столетний дуб, Бен от хитрой подсечки даже не пошатнулся. И Первому Убийце пришлось быстро откатиться назад, в то место, где он только что стоял, взметнув песок, воткнулся молот. Удар обладал чудовищной силой, попади он Кейну по макушке, он стал бы минимум втрое ниже.
        Прикрывая отход Кейна и отвлекая внимание на себя, Найд выстрелил. Он выбрал граненые бронебойные стрелы, которые должны были пробить доспех Бена, какой бы толщиной тот не обладал. Лафук взмахнул рукой и по ристалищу пронесся порыв ветра, отклонивший стрелы Найда на несколько сантиметров. Но этого хватило, чтобы все три стрелы пролетели мимо бронированной туши. Да этот мелкий жрец был идеальным средством против лучников!
        Бен, размашисто размахивая молотом, наседал на Кейна, который на время ушел в оборону. Странник же решил поплотнее заняться жрецом, пуская в него стрелу за стрелой и подбираясь к нему по внешнему краю арены. Жрец, продолжая улыбаться, с точностью часового механизма отклонял все летящие в него стрелы, вызывая порывы ветра. Погоди, ветродуй, у меня для тебя есть сюрприз, приправленный ядом райской птички! Странник сделал вид, что потянулся за следующей стрелой в колчан и сделал левой рукой со спрятанным в ней «Блудным котом» резкое движение. Отравленная смерть, сверкая клинком, понеслась к жрецу. Скрытый бросок был хорош, жрец среагировал на угрозу лишь когда его и кинжал разделали несколько шагов. Но ведь среагировал же!
        Вызвав бурю гораздо сильнее, чем предыдущие, он отклонил кинжал с траектории. Да так сильно, что Найд едва смог поймать вернувшегося к нему «Блудного кота».
        - Еще фокусы есть? - широко улыбнулся жрец.
        Да к чертовой бабушке все фокусы! Найд и так порвет этого жреца на лоскуты в ближнем бою! Странник выхватил скаррэль и уже без всякой осторожности бросился на ухмыляющегося Лафука. Странно, но жреца нисколько не испугала стремительная атака странника. Он не пытался бежать и даже приветливо махнул ручкой. Но после этого он... воспарил, поднявшись метров на пять в воздух. Найд чтобы было мочи прыгнув, вытянув руку со скаррэлем, но не смог даже оцарапать пятки жреца. С ладони левитирующего Лафука сорвалась небольшая сиреневая молния, клюнувшая странника в макушку. С атакующими заклинаниями у жреца было туго, молния принесла не боль, а жуткую обиду. Найд подпрыгнул еще раз, но абсолютно безрезультатно, заработав еще одну усмешку и новую молнию в затылок.
        С центра ристалища раздался рык боли, странник обернулся - Первый Убийца, наконец, подобрал ключик к непробиваемому Бену. В руках у Кейна мелькали два шестопера, молотившие по запястьям бронированного здоровяка. Для того чтобы обеспечить минимальную подвижность кистей, броня в этих местах видимо была тоньше и быстрые удары Кейна доставляли Бену столько боли, что он выронил свой молот.
        - Найд! Сюда! Давай сначала добьем эту тушу! - не оборачиваясь, проорал Первый Убийца.
        Найд со всех ног бросился к Кейну, на бегу размышляя о возможности выжить после единственного удара молота. Но Кейн был прав, завалив эту бочку в доспехах, они без труда разделаются и со жрецом, который продолжать сыпать на голову странника свои зловредные молнии. Каждая из них снимала всего по десять единиц здоровья, что при общем запасе этого параметра у странника в пятьсот девяносто единиц имело лишь раздражающий эффект. Но разозлился Найд настолько, что в мыслях он уже тупил лезвие «Блудного кота» о камень, а потом тупым лезвием долго и с упоением пилил глотку Лафуку.
        Бен Утес был полностью сосредоточен на танцующем перед ним Кейне, и не обернулся даже на предостерегающий возглас жреца. Поэтому вся его широкая спина была полностью в распоряжении Найда. Бен, широко разводя руки, старался поймать в свои негостеприимные объятия морянина. При этом пластинки брони на его спине расходились. Выбрав щель в доспехах, Найд со всего наскока загнал в нее клинок скаррэля. И чуть не оглох от рева раненного великана. Бен круто развернулся, Найд со скаррэлем в руках отлетел на пять шагов и уткнулся лицом в песок арены. Утес тяжело затопал в сторону упавшего странника.
        - Вставай! - закричал Кейн, двумя шестоперами обрабатывая спину врага, - поднимайся же!
        Найд выплюнул набившийся в рот песок, продрал глаза и вовремя перекатился в сторону - бронированный башмак взметнул пыль совсем рядом с ним. Странник крутился на песке как уж, а Утес все не оставлял намерений сыграть им в футбол. Первый Убийца тоже принимал участие в веселье, на спине Бена не осталось ни одной целой стальной чешуйки. Вдруг Утес остановился, на него опустилось окутавшее его целиком зеленоватое облако.
        - Хорошо! Ох, хорошо! - затряс своей тушей Бен, пластинки его брони весело зазвенели. Утес пинком отшвырнул наседавшего на него Кейна и протопал за сиротливо валяющимся на земле молотом.
        На этот раз уже Первому Убийце пришлось попробовать на вкус песок арены.
        - Жрец его полностью вылечил!
        Подтверждая слова Кейна, Утес поднял молот над головой и закрутил его с такой скоростью и мощью, словно собирался с его помощью оторваться от земли.
        - Порвууу! - зарычал он.
        - Рви! Рви! Рви! - вторила ему публика.
        - Стратегия меняется, сначала валим жреца, - сказал Найд.
        - Ага, - задыхаясь, ответил Первый Убийца. Напарник Найда выглядел стандартно-самоуверенным, но сильно уставшим. Похоже расчет их противников именно на этом и строился, загонять и вымотать их с помощью бездонного здоровья Утеса и мощного лечения жреца. А когда они свалятся от усталости, Бен просто поочередно на них сядет, ставя точку в поединке. Вернее две жирные кляксы. Надо было придумывать нечто, что кардинально повлияет на исход поединка. И придумывать это быстро, ибо на них уже несся скорый поезд с умилительной кличкой Утес, а над ним парил, готовый в любую секунду поддержать его своей силой веры и целительным искусством Лафук.
        В голове странника мелькнула идея, и она могла бы сработать, если жрецу требовалось хоть какое-то время на восстановление своих способностей. Странник швырнул «Блудного кота» на ход Бену, причем сам бросок оно особо не прятал. Как и ожидалось, жрец кинжал отбил воздушной волной. Странник даже не стал свой клинок подхватывать, а тут же выпустил в жреца стрелу. Да не просто стрелу, а гарпун, с помощью которого он взбирался на стены императорского городка в Бовирграде. Лафук вскинул руку, но ветер по его велению дуть отказался, все-таки способностям жреца нужно было время на перезарядку.
        Стрела, пробив живот жреца, надежно его загарпунила.
        - Займи громилу, - бросил Кейну странник и двумя руками взялся за трос, подтягивая к себе извивающегося насаженного на шампур жреца.
        Сил чтобы поднять Найда вместе с собой в небо у жреца не было, а всю свою магию исцеления ему приходилось тратить на себя же. Рана в его животе была нешуточных размеров, а странник рывками за трос ее еще и постоянно расширял.
        - Нееет! - блеял Лафук, видя как метр за метром, странник его подтягивает все ближе и ближе.
        - Да-да-да! Иди сюда, - мягко уговаривал его Найд.
        Жрец еще умудрился несколько раз метнуть в странника свои маломощные молнии, окончательно взбесив его. Поэтому страннику было немного жаль отправлять его к Великой Птице быстро, буквально разрубив скаррэлем на три части. Но надо было помочь и Кейну. Отправляться на перерождение Бен Утес категорически не хотел, сбитый с ног, оглушенный, он хрипел и старался встать, когда странник, раз за разом, пронзал его тело скаррэлем. Когда он, наконец, испустил дух, Найд чуть было от усталости не упал рядом, Кейн же вскинул руку в победном жесте.
        Ристалище взорвалось криками и аплодисментами.
        - Первые победители нашего четвертьфинала - Кейн Фальдоррский и Найд... - герольд на секунду задумался, - и Найд Сметливый!
        Ошалевший от вихря поединка странник внезапно осознал, что слать салют благодарной толпе - дело приятное. Но долго раскланиваться им не дал герольд, настойчиво прошептавший:
        - Хватит уже поклоны бить, спускайтесь в подвалы и ждите вызова на арену.

        ГЛАВА 15

        В помещениях под амфитеатром к услугам бойцов были лекари и кузнецы. Первые латали бойцов, а вторые их амуницию. Первый Убийца, заложив руки за голову, растянулся на топчане. А завидующий его спокойствию Найд подточил клинок скаррэля и кинжала, нашел лавку, в которой по заоблачным ценам продавались стрелы. Придирчиво отобрав, Найд купил пяток и не в силах побороть  предбоевую горячку начал ходить от стены к стене.
        - Выдохни и ложись, - приоткрыв глаза, скомандовал Кейн, - будешь метаться - перегоришь.
        Странник понимал, что морянин прав. Но сидя на краешке топчана, он еле сдерживал себя, чтобы не вскочить и снова не начать мерять шагами подвал. Поэтому когда в подвальное помещение забежал младший распорядитель Румис и выкрикнул их имена, Найд был даже рад. Ожидание боя оказалось менее приятным, чем сам бой.
        Но странник зря себя накручивал, на удивление полуфинал прошел легче, чем их предыдущая битва. В соперники им достались сразу два боевых мага, причем один из них тоже оказался морянином. Первый Убийца приветливо помахал соотечественнику ручкой, а тот заметно побледнел, на родине Кейна знала каждая собака. И если каждой собаке приходилось пересекать дорогу Кейну, то она старалась сделать это с предельно возможной скоростью.
        К чести водного мага надо сказать, что сдаваться он не собирался и на пару со своим воздушным коллегой дрался изо всех сил. Магам почти удалось склонить чашу весов на свою сторону, когда соотечественник кинул на Первого Убийцу особо вредное заклинание - Кейн оказался в кубе из воды, лишенный доступа к воздуху. Но опытный морянин не стал метаться в зачарованном аквариуме, а наоборот уселся в позу лотоса и медитировал, экономя кислород. Найд же успешно развлекал волшебников, отравив одного и подпалив другого. Пока маги тушились и лечились, время заклинания прошло и вода из куба, лишившись магической поддержки, выплеснулась на арену, вынеся мокрого и разозленного Первого Убийцу. При поддержке странника, осыпающего магов ливнем из стрел, Кейн свалил обоих магов, а странник их быстренько добил.
        Схватка получилась не такой выматывающей как первая, но очень зрелищной. Публика не отпускала победителей целых пять минут.
        - Ой, гляди - король приз привел, - взглядом указал Кейн на королевскую ложу.
        В ложе, чуть поодаль от Его Величества и свиты, на небольшом возвышении стояло богато украшенное кресло, в котором с отсутствующим видом сидела девушка-награда. Казалось ни вид кровавых состязаний, ни ревущая толпа ее нисколько не интересуют. Но Найд ее понимал, ей важно не столько само соревнование, сколько его результат. Ведь кто выиграет турнир, тот и станет ее новым хозяином. «Хозяин человека» звучало настолько мерзко, что странник даже испытывал удовлетворение от того, что Люпис вынудил его участвовать в турнире. Но какую роль банкир собирался отвести девушке, после того, как Найд ему ее передаст? Сделает своей наложницей? Вряд ли расчетливый делец решил просто так спасти девушку или сделать ее клерком в одном из своих отделений. Странник себе пообещал, что подробно расспросит Люписа о судьбе девушки и если тот заготовил что-нибудь пакостное, то дырку он от бублика получит, а не девчонку. А если Люпис пообещает в отместку обрушить на голову Найда и весь Орден Гнева всю свою финансовую мощь, то странник натравит на него Первого Убийцу.
        А еще девушка с дерзким задранным носиком могла попасть в руки к каким-нибудь моральным уродам, выигравшим турнир. Поэтому у Найда появилась дополнительна мотивация, чтобы победить. Обретший новый смысл  в соревнованиях и виртуальной жизни, подгоняемый герольдом, странник спустился в подвал и первым делом направился к лавке.
        - Недешево нам победа обходится, - глядя на горку золота, отдаваемую за новые стрелы, проворчал Кейн, - и ради кого? Ради этой шмакодявки? Тоже мне награда!
        - Вы про приз турнира? - поинтересовался лавочник, сгребая прибыль к себе в ящик.
        - Угу.
        - Вы что?! Она же божественна! Она... невероятно прекрасная! Она...
        - Хватит, разговорами про то, как нам повезло с наградой, я уже сыт по горло! - резко остановил поток восхвалений Кейн.
        Напарники расположились на топчане, чокнувшись, выпили по склянке с эликсиром жизни, подлечив свои раны.
        - Ты чего на девчонку взъелся? - странник заметил, что при любом упоминании о награде турнира, Первого Убийцу начинает колотить непонятная нервная дрожь.
        И впервые, честный и прямой, как натянутая тетива, непрошибаемый, как башенный щит, Первый Убийца не нашелся, что ответить и повернулся к Найду спиной, продолжая что-то бубнить. Поведение Первого Убийцы было неожиданным, как и реакция окружающих на девушку-приз, о которой странник так и ничего не узнал. Он собрался было пойти и разговорить лавочника, но тут их снова пригласили на арену. А там странника ждала новая неприятная неожиданность - их соперники по финалу. Опоясанный молниями громовой рыцарь и черная фигура в опаленных доспехах. Глаза Первого убийцы налились кровью, из-под забрала огненного рыцаря вылетел сноп искр, а Найд почувствовал легкую панику. Слаженным действиям в поединке пришел конец, после удара гонга Первый Убийца убежит с упоением дубасить огневика, забыв про необходимость защиты нежного тельца странника.
        Не иначе как злопамятный Ангус Третий расстарался и путем махинаций со жребием свел с ними в финале самых неудобных противников. Огневик вытащил свой фламберг, взмахнул им и его меч, оправдывая свое название, в прямом смысле стал огненным. Клинок раскалился, стал вишнево-красным, над ним затрепетало синеватое пламя. Грозовой же рыцарь вытаскивать оружие не стал, он развел ладони в латных перчатках и между его стальными пальцами с оглушающим громом, проскочила молния. На мощные электрические разряды у Найда была особая аллергия, он все еще помнил ужасающую боль, которую ему причиняли молнии Милены в Амони.
        - Кейн, - тихо позвал морянина Найд, - возьми на себя громовичка. Мне кажется, он может бить молниями на расстоянии.
        - Угу, - ответил Первый Убийца. Причем это «угу» было слишком неопределенным.
        - Кейн, - странник пытался достучаться до разума морянина, - если он по мне попадет, я по песку буду кататься с пеной у рта.
        - Угу-угу, - отмахнулся от него Первый Убийца, не сводя глаз с огненного шоу, устраиваемое рыцарем в закопченных доспехах.
        Страннику захотелось взять Кейна за плечи и резко тряхнуть, но тут ударил гонг и Найд поежился - сейчас его самого будут трясти. Электрическим током. Найд приготовил стрелу с кислотой, которую он собирался запустить в щель шлема грозового воина, чтобы того ослепить и сбить прицел. Толпа начала скандировать свое «рви!», огневик же воздел свой меч к небу и надтреснутым голосом прокричал:
        - Огонь вечен!
        Затем всадил в песок ристалища пламенеющий клинок и застыл. Затихли возгласы зрителей, Найд начал озираться по сторонам, ожидая, что всю арену охватит гудящее пламя или она превратится в гигантское подобие сковородки. Но то, что произошло дальше, превзошло его самые смелые ожидания.
        С неба раздался противный нарастающий свист, который даже Первого Убийцы отвлек от схватки. Зрители, втянув головы в плечи, начали высматривать, откуда этот звук взялся, и вскоре разглядели на небе несколько быстро увеличивающихся темных точек. Это казалось странным, но даже Артур, перестав метать молнии, с интересом уставился в небеса, скорее всего, трюк его напарника для него тоже был полной неожиданностью.
        Вой усиливался, становясь более басовитым, на ристалище легла вытянутая тень. В голове Найда возник образ - бомба! Найд не помнил точно, что означает это слово, но что-то было в нем смертельно опасное. Он прыгнул, врезавшись плечом в Кейна и повалив его на землю. Призраки и рефлексы из прошлого и на сей раз помогли страннику. Позади него в землю со страшным грохотом вонзился железный цилиндр с заостренным носом. Над ареной поплыли облака пыли, по спинам ударила шрапнель из мелких камешков. Встряхнув волосами, странник поднял голову и узрел еще одну странность - выхватив из земли клинок, огненный рыцарь напал на Артура со спины. Тот вяло отмахивался, видимо совсем не понимая, что происходит.
        Странник перевел взгляд на засаженную в землю металлическую болванку. На ее покрытом окалиной боку появилась щель, потом толстая пластина вывернулась из корпуса цилиндра и упала на песок. Из открывшегося проема на землю посыпались, как спелые августовские яблоки, бойцы в черных подпаленных доспехах.
        - Нападение! К оружию! К оружию! - заголосили в королевской ложе. Гвардейцы даром свой хлеб не ели и быстрее всех сообразили, что это гости из соседнего Литорума решили нанести дружеский визит в Штормовое Королевство. Странник, сам того не осознавая, сделал неплохой ответный подарок Ангусу, обвалив вторую Пелену и фактически пригласив жителей огненного Литорума на экскурсию в Борею. Они решили не просто съездить в гости и пограбить, но еще и захватить хорошо защищенный плацдарм.
        Стража начала быстро уводить высоких гостей их королевской ложи, а выпрыгнувшие из цилиндра воины врезались в сидящую на трибунах толпу, активно размахивая мечами. Еще несколько цилиндров пролетело над амфитеатром и с грохотом приземлилось в городе. Ангус Третий хотел настоящей бойни на день свадьбы своей дочери? Ну так он ее получил!
        - Это что за дичь происходит? - вертел головой Первый Убийца.
        - Вторжение. Хотел сцепиться с огневиком? Вот тебе их целая куча на выбор!
        Найд снова бросил взгляд на ложу и увидел, что стражники, выведшие впопыхах королевскую семью и приближенных, совершенно забыли о девушке-награде.  Она, испуганно поджав ноги на кресло, с ужасом обозревала творящуюся вокруг резню.
        - Кейн! Давай за мной! - рванул Найд к королевской ложе, перепрыгивая через ступеньки-сиденья амфитеатра. Кого благодарить, Великую Птицу или Мать Черепаху, странник не знал, но вместо того, чтобы начать спор нужна им девчонка или нет, морянин побежал за ним к королевской ложе.
        Пара опьяненных убийством безоружных людей огневиков бросились им наперерез. Но воины Литорума явно не подумали, что с арены бежали не два перепуганных горожанина, а вооруженные до зубов гладиаторы. Найд удачным выпадом скаррэля заморозил одного из них, а второй сложился под ударами дубинок морянина и покатился вниз по ступеням амфитеатра, звеня доспехами.
        Найд вскарабкался на барьер, отделяющий ложу от трибун, и протянул руку съежившейся от страха девушке.
        - Пошли!
        - К-к-куда? И вы вообще кто? - от страха девушка сильно заикалась.
        - Я Кейн, - сообщил забравшийся на балкон морянин, - а этого героя в кожаных подштанниках зовут Найд.
        Девушка мотнула головой, имена ей явно ни о чем не говорили.
        - Мы от Люписа, - вырвалось у странника, и он тут же об этой фразе пожалел. Мало ли что было между девушкой и банкиром в прошлом? Вдруг она сейчас вскочит и начнет метаться между огневиками и дорезаемыми жителями некогда славного Штормового Королевства. Но ему повезло, васильковые глаза девушки засветились надеждой.
        - Сюда, - она указала на тайный ход, скрывавшийся за портьерой, - Ангус сбежал через этот тоннель.
        - А если он ведет во дворец? Боюсь, сегодня нам там будут не очень рады, у них королевство захватывают, наверняка и короля свергать придут, - засомневался Кейн.
        Но особого выбора у них не было, стражников в юбках не осталось, мечущихся в панике горожан становилось все меньше, их тела, не успевая исчезать, завалили все выходы из амфитеатра. И огневики скоро обратят внимание на ложу. Против пяти десятков закопченных рыцарей Найду и Первому Убийце выстоять будет нереально.
        Судьба к ним была благосклонна, они вышли на одну из центральных улиц города, а не в королевские покои. Из прорубленных окон в ближайшем скале-доме валил дым, стоящая рядом с ним палатка торговца сладостями была изрезана в клочки, а где-то за углом сталь звенела о сталь.
        - Бегом в гостиницу, забираем Верного и рвем отсюда.
        - Не бегом, аккуратно пробираемся по одной стороне улицы, слышим шум - ныряем в первый попавшийся дом. И... - немного замялся Кейн, - стражи сейчас в проходе наружу, скорее всего, нет. Все воины сюда оттянулись. Но Верный троих на горбу не вывезет.
        - Точно. Найдем лошадь...
        - Смерть мы тут свою найдем. Ты, - ткнул пальцем морянин в девушку, - в каком храме возродишься после смерти?
        Та немного опешила.
        - Здесь, в местном.
        - Нельзя нам в потасовки ввязываться, огневики первым делом храм возьмут. После смерти мы нашу красавицу оттуда не выцарапаем. Поэтому сейчас крадемся до гостиницы, а там ты меня убиваешь и вдвоем с девчонкой пробуешь прорваться на пегасе.
        - Надо поискать другой вариант...
        - Вы хотите пожертвовать собой ради меня? - от удивления девушка захлопала ресницами.
        Первый Убийца... смутился! Не произнес очередную колкость, а просто развернулся и крадучись заскользил вдоль улицы.
        - Иди за ним, - странник кивнул девушке на удаляющегося морянина.
        - А меня, кстати, зовут Грацией, - решила не вовремя представиться девушка. А странник вдруг почувствовал, как его браслет слегка нагрелся. Но расшаркиваться посреди улицы и выяснять, что за магию Грацию решила применить, времени не было. Звуки боя слишком быстро приближались к ним.
        Как они прошли по штурмуемому городу без приключений, Найд так и не понял. Они наткнулись лишь на перепуганную стайку горожан и еще один воткнувшийся в землю цилиндр, на их счастье оказавшийся пустым. Но перед самой гостиницей капризная дама Фортуна решила им изменить. Перегораживая улицу, их ждала цепь из десятка человек. В центре этой толпы стояла девушка, у которой, как показалось Найду, было изуродовано лицо. Лишь подойдя поближе, он понял, что это не шрамы, а татуировка.
        - Огромная страна, миллионы квадратных километров. И людей. А мы с тобой постоянно сталкиваемся нос к носу. Тебе не кажется, что это судьба? - криво улыбнувшись, спросила Милена.
        Прежде чем Найд успел ответить, вперед вышел, загораживая собой Грацию, Кейн.
        - Опять ты? Первого раза оказалось мало, и ты пришла за добавкой? Ну что же, подходи - выдам, - в руках Первого Убийцы появились два тесака.
        Кейн был противником опасным, а в отряде Милены не хватало лучшего воина - Артур все-таки лег на арене. Да и Киллтайм, стоявшая рядом с ней, бойцом была чисто номинальным, после возрождения у нее и Жизнь и Сила были порезаны пополам. Но Милена заметила странное поведение Кейна на ристалище и его патологическое нежелание добивать противников, навела справки и узнала суть легенды о морянине. Может он конечно и супер-убийца, но убийца одноразовый, после первого трупа улетающий в проклятую пустыню. Размен один на один ее группа перенесет без проблем, Найденыш с девятью оставшимися противниками не справится. А девчонка-награда вообще драться не умеет, у нее совсем другое достоинство.
        Уголки губ Милены растянулись в снисходительной улыбке.
        - Ты жалок. Бесполезная пчела, которая кусает один раз и потом...
        Что происходит с пчелкой после укуса, Милена рассказать не успела. Найд активировал способность «Пыль дальних странствий» и дернул за пояс Кейна, втягивая его в расползающееся по улице пылевое облако. Несколько лишних мгновений беглецам подарил тот факт, что в банде Милены не было магов, способных за секунду разогнать пылевое облако дуновением ветра. Подхватив под одну руку Кейна, а под другую Грацию, странник, превосходно ориентирующийся в пылевой завесе благодаря своим обостренным чувствам, быстро потащил их прочь от шайки. Им вслед полетели кинжалы, стрелы и болты, но все пущенное вслепую железо пролетело мимо, лишь один наконечник распорол длинную юбку Грации. Светлая ткань окрасилась кровью.
        - Держись! - Кейн закинул раненую девушку, как бревно, к себе на плечи. А Найд со скоростью пулемета выпустил наугад в завесу несколько стрел. Оттуда раздались вопли, чья-то еле различимая фигура вспыхнула, как факел, словив стрелу с воспламеняющейся смесью.
        - Куда? - Первый Убийца, что твой пегас, не замечал ноши на своих плечах, резво мчался по улице.
        - На окраины! Там меньше шансов на кого то нарваться. Отсидимся и потом попробуем вернуться за Верным.
        В словах Найда был смысл, поэтому морянин молча кивнул и свернул на первой улице, уходящей прочь из центра скалистого города. Притормозить пришлось всего один раз, когда снова воздух наполнился противным воем и перед беглецами грохнулся новый цилиндр. Кейн вильнул в проулок, странник последовал за ним. Кейн привалил раненную девушку к скале и аккуратно выглянул за угол.
        В боку цилиндра открылся люк, и из него посыпалась толпа бородачей в шелковых халатах и цветастых тюрбанах.
        - А вот и маги. Прибыли второй волной. Похоже, литорцы решили здесь всерьез обосноваться.
        - Попробуем дождаться темноты, потом выберемся через проход в скалах.
        Кейн покачал головой - уж что-что, а выход из чаши Штормового Королевства, огневики перекроют в первую очередь. Но другого-то пути из города, внезапно ставшего западней, не было!
        Найд осмотрел скалу, возле которой они прятались.
        - Я заберусь наверх. Посмотрю, куда нам бежать дальше.
        Странник, цепляясь за трещины в скале, вскарабкался на небольшую площадку и завертел головой. Стена каменной чаши, окружавшей королевство, была недалеко, буквально в десяти минутах быстрого бега. Странник с облегчением заметил, что толпа огненных магов, вышедших из цилиндра, направляется не к ней, а к центру города. Туда, где высился над остальными скалами шпиль королевского дворца. Судя по толстым огненным струям, стегавшим шпиль и прислоненным к нему со всех сторон лестницам, по которым поднимались штурмующие, смена правящей династии в королевстве произойдет совсем скоро.
        Странник спрыгнул вниз и увидел, как Кейн аккуратно заливает рану Грации зельем исцеления.
        - Ой! Там что-то есть! - испуганно воскликнула девушка, наблюдающая за манипуляциями Первого Убийцы.
        - И точно, - задумчиво ответил тот и в руках морянина появился короткий узкий нож.
        - Потерпи чуть-чуть, моя хорошая, - с неожиданной теплотой сказал Кейн и погрузил лезвие ножа в рану.
        Девушка побелела и закусила губу, чтобы не закричать.
        - Кейн, какого черта...
        - Все! Подцепил! - морянин прижав что-то большим пальцем к клинку, начал вытаскивать это из раны.
        Грация, не размыкая губ, застонала от боли.
        - Все-все-все, - Кейн скинул с ножа на землю извивающуюся как змейку серебристую нить, - на, выпей.
        Морянин протянул зелье исцеления девушке и пристукнул «змейку» каблуком.
        - Нам двигаться надо, это следящий амулет. Теперь эта бешеная баба с разрисованной мордой примерно знает, где мы.
        - Я путь разглядел сверху, нам туда, - махнул Найд, указывая направление.
        Кейн снова закинул девушку к себе на загривок.
        - Но... - попыталась возразить она.
        - Сиди и не вякай, - к Кейну вновь вернулась его обычная манера общения.
        Добежав до внутренней стены чаши, Найд увидел кое-что интересное.
        - Кейн, гляди! Мы там сможем укрыться!
        Морянин рассмотрел вход в большую пещеру и одобрил выбор Найда.
        - Отличное место! Лишь бы оказалось незанятым. А то сбежится туда половина городишки и сиди там как селедка в бочке.
        Свято место пусто не бывает никогда, поэтому пробравшись ближе к пещере, странник заметил двух стражников в юбках, стоявших возле ее входа по стойке «смирно» и сжимавших в руках алебарды.
        - Стойте, где стоите! - окрикнул их один из стражников, - сюда запрещено приходить чужакам!
        Стражник пытался сделать строгий голос, но тот предательски дрожал и срывался на фальцет. С места, где стояли стражники, был отлично виден творящийся в городе хаос, но они не могли покинуть свой пост и узнать, что же конкретно там творится.
        Кейн снял с плеч Грацию и поставил ее на ноги.
        - Чужакам говорите запрещено? Ну-ну. Вы поглядите, как у вас в городе чужаки разгулялись. Вот-вот дворец короля спалят.
        Стражники испуганно друг с другом переглянулись.
        - Как это? - сглотнув, произнес один из стражников.
        - А вот так это. Вы бы сходили сами посмотрели. А то ваших там совсем мало осталось, может им помочь надо? - «обрадовал» стражников Найд.
        Те еще раз переглянулись и рванули в город так, что только юбки развевались по ветру.
        - Точно не помогать пошли, - морянин кивнул на оставленные возле пещеры алебарды, - сейчас скинут свою форму и пойдут по подвалам прятаться.
        - Нам бы заняться тем же самым, - странник направился к входу в пещеру.
        За ним последовали Кейн и Грация. Сказалось внезапное нападение на город и бегство от молодчиков Милены - никто из них не подумал, почему стражники не стали искать убежища в пещере, а со всех ног рванули в город.
        Странник шагов сорок вел своих спутников по проходу в скальной породе почти в кромешной темноте. Затем тоннель сделал резкий поворот, и они вышли в огромный зал, слабо освещаемый через прорубленное в своде окошко. Но то, что находилось в этом зале, можно было увидеть и в потемках. Настолько оно было гигантским.
        - Ну и туша, - присвистнул Кейн.
        Грация чуть не упала в обморок, а Найд торопливо прошептал:
        - Тише ты, оно дышит!

        ГЛАВА 16

        Можно было и не прислушиваться, гора, покрытая густым черным мехом, медленно поднималась, делая вдох. И вдох этот растянулся на целую минуту, в течение которой Грация и Найд старались сами не дышать. Кейн же с интересом обошел гигантскую тушу, внимательно ее рассматривая.
        - Да это же крот!
        - Да, Крот Судьбы, - пискнула, подтверждая его слова Грация.
        - Ну и чего вы перепугались, крот не тигр. Он людьми не питается.
        - Кейн, если он решил почесаться, нас по стенам размажет! - возразил странник, - давайте отсюда выбираться.
        - Только очень тихонечко, - поддакнула Грация.
        Кейн пожал плечами, он не видел опасности в зверюге. Несмотря на то, что сам был меньше одного из пальцев на ее мощных передних лапах. Не пугали его и тупые когти-лопаты, щелчок которых оставил бы от морянина мокрое место. Но за компанию с Найдом и Грацией из зала все-таки вышел. Чтобы наткнуться на них перед выходом из пещеры.
        - Чего опять?
        Вместо ответа Найд кивнул наружу - к пещере спешила ватага Милены.
        - Черт! Проследили за нами! - морянин заметил бежавшего во главе банды типчика, в мимикрирующем под окружающее пространство плаще.
        - Или бравые стражники нас сдали. Отступаем назад, на открытом месте мы долго не проживем, - Найд достал лук, - уходите с Грацией, а я им пока нервы пощекочу.
        - Ты хочешь, чтобы я оставил прикрывать вход человека, который из лука стреляет хуже моей бабушки? - в руке морянина появился лук и стрелы с наконечником в виде тяжелого железного шара. Убить таким наконечником надо было еще умудриться, но попадая в незащищенный участок тела, он выбивал слезы даже у бывалых воинов.
        - Иди в пещеру, - сказал странник девушке.
        - Ты что?! Там же этот монстр!
        - Оно понятно - все девушки боятся мышек, - произнес Кейн и спустил тетиву. Рога в маскировочном плаще, получив стрелой прямо в лоб, кувырнулся назад и, скуля, пополз в пыли.
        Найд выцеливал Милену, но девушка умело пряталась за спинами своих соратников. Тогда он выбрал ставшую уже привычной цель и выстрелил. Хорошо пошли все три стрелы, кучно! Одна отравленная, одна с поджогом и одна шоковая - вся эта прелесть оптом досталась Киллтайм, которая позеленела, вспыхнула и пошла волнами молний. Но долго глазеть на мучения врага страннику не дали. В банде тоже были стрелки не промах, они моментально засыпали вход в пещеру стрелами, вынуждая странника и морянина оттянуться вглубь. Кейн было высунулся с луком, но метко пущенная стрела попала ему в предплечье. Кейн, рыча, протолкнул стрелу насквозь, обломал ее наконечник и вырвал из руки древко.
        - Полечись! - кинул ему склянку с эликсиром странник.
        Кейн не стал его использовать и убрал в карман безрукавки.
        - Каждую царапину заливать - никаких зелий не хватит. А они нам пригодятся, зажали нас здесь.
        Морянин оказался прав. Численное превосходство врага сказывалось, дружные залпы из стрел и болтов все дальше и дальше выдавливали их в тоннель. Сближаться для рукопашной схватки банда не спешила. Найд попробовал было на мастерстве перестрелять вражеских лучников, но встав, схлопотал арбалетный болт в живот. Ощущения были такие, будто ему в брюшине просверлили дырку и заливают туда расплавленный свинец. Скрюченного Найда на Кейн на руках занес в большой зал и не нашел ничего лучше, как укрыться за тушей спящего крота. Пока Кейн отстреливался из-за его бока, Грация промыла рану странника эликсиром.
        - Лучше? - участливо спросила она.
        - Намного, - сдавленным голосом ответил Найд, перед глазами которого все еще крутились бардовые пятна. Он допил зелье из бутылки и кинулся помогать Кейну отстреливать особо любопытных бандитов, высовывающих свои носы в зал с Кротом Судьбы. Полумрак не позволял им вести прицельную стрельбу, и одна из шальных стрел угодила в шею спящему кроту. И что могла сделать маленькая стрелка огромному чудовищу? Правильно - жутко разозлить!
        Крот Судьбы развернулся из уютного клубочка, в котором он дремал и заводил по воздуху  острой мордочкой, усеянной торчащими во все стороны усами.
         - К стене! - закричал морянин, оттаскивая девушку от заворочавшейся туши, следом за ним рванул и Найд.
        Спрятанные в складках шерсти глазки крота позволяли лишь отличать свет от тьмы, зато обоняние и слух он имел отменные. Монстр повернул свое рыло на окрик Кейна и у Найда по загривку пробежал легкий холодок, а Грация чуть не грохнулась в обморок. Но на их счастье, бандиты тоже узрели чудовище, загомонили, а какой-то особо чувствительный боец метнул в крота дротик. Тот вдруг совершенно по мышиному запищал, но писк был такой силы, что у Найда чуть не лопнула голова. Загребая мощными передними лапами, чудовище резво направилось к выходу из зала прямо на шайку Милены.
        - Все наружу! - раздалась ее команда, - быстрее, придурки! Не толпитесь в проходе!
        - Кейн призывай щит, - в голове Найда мелькнула блестящая мысль.
        - Да зачем он... - начал давить эту мысль в зародыше Первый Убийца.
        - Не спорь! Вызывай самый здоровый и прочный щит, какой только сможешь! - в голосе странника было столько убедительности, что морянин отложил споры о пользе защиты в бою и призвал в левую руку большой прямоугольный щит.
        - Кидай его на землю и становись на него вместе с Грацией, - странник вытащил из колчана стрелу-гарпун и прицелился в массивную задницу уже порядком разогнавшегося крота. Выстрел! Гарпун впился в филейную часть животного и подстегнул его, как шпора, вонзившаяся в бок лошади. Найд намотал на руку трос от гарпуна и запрыгнул на щит, крикнув Кейну:
        - Хватайся за мой пояс!
        Морянин одной рукой уцепился за пояс странника, а другой приобнял Грацию. Трос натянулся и дернул странника за руку, чуть не вырвав ее из сустава. Найд уселся на щит и ногами уперся в его край. Щит со скрипом заскользил по земле, как водные лыжи за тянущим их катером. Проход в зал бы вырыт самим кротом, поэтому его тело протискивалось туда впритирочку, поэтому бандиты не успевшие убраться с его пути, украшали стены прохода своими размазанными по камню телами. Картина была жуткая и сюрреалистичная, если бы морянин не поддерживал Грацию, то та все-таки хлопнулась бы в обморок.
        Вырвавшись наружу, крот заметался под солнечным светом, разгоняя остатки банды. Священное животное, которому поклонялись жители города, начал этот самый город разносить, проносясь по улицам, словно сметающий все на своем пути сель. В прицепившихся сзади непрошеных попутчиков летели осколки камней, обрывки шатров и деревянная щепа.
        - Может, спрыгнем? - прокричал в ухо Найду морянин.
        Тот отрицательно мотнул головой.
        - Пускай он нас подальше вынесет!
        А Крота Судьбы и несло! Случайно оказавшийся на его пути отряд огненных воинов был разметан за секунду. В отряде оказался маг, слегка подпаливший огненным шаром шерстку гиганта, и крот ринулся обратно на окраины. Да с такой прытью, что щит с тремя седоками летел за ним чуть ли не как воздушный змей, а страннику приходилось из-за всех сил держаться за трос двумя руками.
        - Кажется, я знаю, как мы выедем из королевства, - прокричал Найд, увидев, как перед кротом вырастает каменная стена.
        Крот врезался в нее и замахал лапами-лопатами. У странника создалось впечатление, что зверь в скальной толще двигается чуть ли не быстрее, чем по поверхности.
        - Найд! Подтягивайся к нему ближе! Впритык! - в голосе Первого Убийцы впервые прозвучали панические нотки.
        Со свода только что прорытого кротом хода сыпались камни. Для зверюги они не представляли опасности, а вот для человека могли стать надгробием. Сразу позади Крота Судьбы камни падали меньше, и Найд напрягая руки и спину до хруста, старался подтянуть их ближе к безопасной зоне. Ад из падающего на голову каменного крошева внезапно закончился - крот вынес их на внешнюю сторону каменной гряды.
        - Ееесть! Получилось! Выбрались! - закричал Найд.
        - Прыгай! - проорал Кейн, прикрывая своим телом Грацию и сваливаясь с потрепанного щита, - прыгай, тебе говорю!
        Крота Судьбы раздражал солнечный свет и гуляющий на поверхности ветер, ему куда как комфортней во тьме и сырости под землей. Поэтому пробив тоннель в горной гряде он, не останавливаясь, начал закапываться, таща за собой и странника. Найд спрыгнул со щита, но не смог быстро скинуть трос, который запутался, несколько раз перехлестнув его запястье.
        - Режь! Режь трос к чертям собачьим! - услышал Найд отдаляющийся голос Кейна, погружаясь вслед за кротом под землю.
        Но нащупать и вытащить кинжал, когда тебя волокут с сумасшедшей скоростью, оказалось делом непростым. Странника крутило и мотало в разные стороны, от серьезных травм его спасал только костюм Скользкого Пита. Без него трение об осколки камней ободрало бы странника до костей. Неимоверным усилием Найд перевернулся на спину, вытащил из ножен «Блудного кота» и полоснул им по тросу, перерезав его.
        По инерции Найд прокатился метров десять и остановился, а крот продолжил свой безумный бег под землей, унося в филейной части гарпун с обрывком веревки. Потеря это была терпимой, лежа на спине, странник удивлялся, как его вообще не размазало в лепешку, как бандитов Милены. Его тело представляло из себя сплошную гематому, покрытую ссадинами и царапинами. Тупая ноющая боль заполняла его разум, и даже выпитый эликсир не сразу принес облегчение. Найд сел на корточки и сделал так, как когда-то ему советовала Рада - острием кинжала начал потихоньку колоть себе бедро. Погибшая жрица оказалась права, острая, но терпимая боль от уколов отвлекала от ломоты во всем теле.
        Прикончив еще одно зелье исцеления, Найд встал и, пошатываясь, пошел в сторону поверхности по норе проделанной гигантским кротом. Он понятия не имел, насколько далеко и глубоко утянула его под землю зверюга, но проверить это можно было лишь собственными ногами. Крот нору рыл не по прямой, а постоянно петляя, поэтому света в ней было настолько мало, что даже улучшенное зрение Найда не позволяло ему видеть дальше пары шагов. Зарекшись в следующей же попавшейся на его дороге лавке купить что-нибудь наподобие фонаря или факела, странник двинулся вперед, простукивая дорогу перед собой скаррэлем.
        Простукивание помогло ему мало, пройдя всего каких-то двадцать шагов, странник запнулся о глыбу и нырнул головой в трещину, пересекающую пол норы. Разлом показался бездонным, странник падал вниз, периодически ударяясь о скальные выступы. Он изловчился, вставил скаррэль как распорку между стенок разлома и повис на нем, как на турнике. Это погасило скорость падения, но клинок скаррэля соскользнул с камня, и Найд пролетев еще несколько метров, грохнулся на спину и потерял сознание.
        Сколько он провалялся в отключке, он не знал, но когда странник со стоном приоткрыл глаза, то сильно удивился - все вокруг было залито мягким синеватым светом. Поборов головокружение, он вытащил из сумки эликсир здоровья и выпил его, отметив, что полных склянок осталось всего пять. Найд сел и осмотрелся. Его занесло в пещеру с потрескавшимися стенами и растущими на них... светящимися растениями?! Или грибами? Найд притронулся к одному из светящихся разветвленных стволов. Твердый, очень твердый, на ощупь больше напоминающий коралл, чем растение. Но откуда на суше взяться кораллам? Хотя воздух в пещере был насыщен влагой, а со стенок ручейками сбегала вода...
        Прервав научные изыскания, в спину странника уперлось что-то твердое. Оглянувшись через плечо, Найд увидел невысокое чудо-юдо, стоящее на тоненьких ножках и сжимавшее в тоненьких ручках копье с каменным наконечником. Из одежды на нелепом существе болталась только набедренная повязка, намотанная ниже солидно выступающего брюшка.
        - Эээ... привет, я Найд! - максимально миролюбиво произнес странник.
        - Твоя не Найда, твоя - людь! - не согласился с ним абориген с копьем.
        - Ну и людь тоже. А ты кто?
        - Моя - духарь! - гордо произнес абориген.
        - Духарь?! - Найд слышал о духарях от жителей Амони. В этих россказнях духари описывались как дикие кровожадные бестии, нападающие на одиноких путников и женщин, слишком отдалившихся от городской стены. Особенно Найду врезался в память один их обычай - пожирать печень только что поверженного врага. По легенде горожане долго терпели выходки духарей, но чаша терпения их переполнилась, и они огнем и мечом выжгли их стойбище.
        Однако субъект, стоявший за спиной странника, пока на его печень не покушался.
        - Может копье-то опустишь?
        - Моя не может копье опускать. Моя должна тебя убивать, - проявил свою кровожадную натуру духарь.
        Странник приготовился отпрыгнуть в сторону и выхватить скаррэль.
        - Зачем? - спросил он, отвлекая духаря.
        - Если моя твоя не убивать, то твоя приводить сюда другой людь. И людь красота воровать, - духарь кивнул на поросшие кораллами стены.
        - А ты здесь зачем стоишь? Будешь воров копьем отгонять.
        - Моя отгонять да. Но тогда еще больше людь приходить и меня убивать.
        - Ты же здесь не один. Другие духари за тебя заступятся.
        - Духари меня защищать, красоту защищать. Но тогда много-много людь приходить и всех духарей убивать.
        Понятно. Почти как в случае с криссалидами. Человеческая жадность может победить что угодно и кого угодно. Кораллы видимо эти стоят недешево, зелья из них варят или украшения делают. Вон как в темноте переливаются всполохами синего, зеленого и красного цвета. Люди из Амони решили присвоить себе эту красоту, духари их намерений не одобрили. Тогда люди их просто вырезали подчистую, прикрываясь заботой о беззащитных путниках.
        - Слушай, а ты можешь меня из этих пещер на поверхность вывести?
        - Моя мочь. Но не мочь. Моя твоя убивай должна.
        - Погоди, а если я тебе обещаю, что никому про это место не расскажу?
        - Твоя обещай. Твоя много-много обещай. Твоя обманывай, приводи сюда людь. Людь красоту воровай...
        - Стоп-стоп, - дальнейший сценарий был понятен. А вот как выходить из патовой ситуации неизвестно. Духарь ему был нужен, без него странник может шататься по подземным переходам вечность, но так и не увидеть солнечного света. Так что просто пристукнуть дикаря не получится.
        - Давай ты сам себя убивай, моя этого делать не хотеть.
        - Что?!
        - Убивай плохо. Ты сам себя убивай и про это место забывай, - на полном серьезе предложил дикарь.
        - Да не хочу я себя убивать! Другой какой-нибудь вариант есть?
        Духарь задумался так глубоко, что опустил копье.
        - Есть. Язык тебе вырезай.
        - Чего...
        - Чтобы твоя людь про пещеры не говорить.
        - Но...
        - И руки отрубай. Чтобы твоя не писать.
        - Не подходит, давай еще варианты искать.
        Духарь снова направил копье на странника.
        - Тогда только убивай...
        Найд выхватил скаррэль и одним взмахом выбил копьецо из рук дикаря. Тот печальным взглядом проследил за полетом своего оружия.
        - Еще варианты, - с нажимом сказал Найд.
        - К шаман идти. Шаман твоя голова копай и все стирай. Ты про пещеры забывай.
        - Не пойдет...- начал было Найд, - хотя нет - подходит! Веди к своему шаману.
        Духарь просиял, сбегал за копьем и повел Найда по одному только ему ведомым пещерным тропкам. Идя за дикарем Найд себя похвалил, решение оставить его в живых было верным, странник бы заплутал в этих бесконечных пещерных переходах за пять минут. Огорчало одно -  если он не представляет себе, где он находится, то как его будут искать Кейн с Грацией? По хорошему им не поисками странника надо было заниматься, а поскорее убираться подальше от Штормового Королевства независимо от того, кто там кого победит. И король захочет назад забрать «не разыгранный приз», и огневики с Кейном при встрече не будут разговаривать ласково.
        Но как же красиво здесь под землей! Найд невольно залюбовался на стены, где сухопутные кораллы и губки всех цветов и оттенков, переплетаясь друг с другом, создавали гипнотический ковер, глазеть на который хотелось целую вечность. Странник поймал себя на мысли, что вон та оранжевая веточка будет отлично смотреться над столом в штабе Ордена Гнева, а по коридорам его полуразрушенного замка можно размесить вон те пузырчатые губки...
        - Красота, да? - вывел странника из транса голос духаря.
        - Красота, - искренне согласился с ним Найд.
        Духарь довел его до дыры в скале, прикрытой циновкой.
        - Здесь жди. Моя идет с шаманом говорить. За мной не суйся - шаман злой будет, в жабу превратит, - предостерег дикарь и проскользнул за циновку.
        Циновка служила слабой преградой для звука, и Найд отлично слышал, как шаман распекает незадачливого дикаря за то, что он привел с собой странника. По мнению шамана, дикарь должен был ударить Найда по голове дубинкой и тот и так бы все забыл. Дикарь же оправдывался тем, что дубинки у него не было. Наконец перепалка закончилась, и оба спорщика выбрались наружу.
        При взгляде на шамана, сразу становилось понятно, почему он всех предпочитал превращать именно в жаб - на его лице играла натянутая улыбка, очень похожая на лягушачью. На плечи шамана был накинут плащ, сшитый из тысяч шкурок крыс. Причем лапки у шкурок обрезаны не были и болтались шевелящейся бахромой.
        - Эта? - спросил шаман у духаря.
        - Эта-эта, - поддакнул тот.
        Шаман поднял посох  и прислонил набалдашник из крысиного черепа ко лбу странника.
         - Твоя забыть все! - жутким голосом завыл шаман, - ничего не вспоминать! Никогда сюда не приходить и...
        Сила у шамана изрядная, браслет на руке странника разогрелся чуть ли не докрасна, отражая ментальную атаку. Но и в ответ шаману прилетело солидно, он подлетел метра на два, взмахнув сразу всеми крысиными лапками и шмякнулся, раскидав руки и ноги.
        - Твоя шаман убивай! - заверещал духарь, берясь за копье.
        Он успел нанести всего лишь два удара, которые Найд легко парировал, как очнувшийся шаман проскрипел:
        - Живая я, в покое его оставляй!
        Духарь настороженно застыл, не сводя глаз со странника. Шаман, покряхтывая, поднялся.
        - Его Отец защищай.
        - Отец? - странник пытался понять, о чем говорить шаман, - а ну да, я Отец криссалидов.
        Шаман поморщился.
        - Криссалид здесь ни при чем. Тебя большой Отец защищай!
        - Ааа, - догадался Найд, - Змей?
        Странник сунул под нос шаману свой браслет. Грязными крючковатыми пальцами тот подцепил браслет, чтобы повнимательнее его рассмотреть. Увидев гравировку, шаман бухнулся на колени.
        - Ты Отца посланец!
        Духарь с копьем непонимающе посмотрел на шамана и, решив, что тому виднее перед кем падать ниц, тоже встал на колени.
        - Ребят, вы чего?
        - Простиии!
        - Да без проблем - прощаю. Мне бы только наверх выбраться. Поможете, а?
        - Да-да-да! Эта, - шаман указал на дикаря с копьем, - тебе помочь!
        - Моя его выводить, - задумчиво произнес духарь, - потом людь приходить, воровать, духари убивать...
        - Не будет никаких людей! Я никому ничего не скажу!
        - Твоя врать!
        - Эта наверх выводить! - рявкнул шаман, и посох в его руке засветился недобрым зеленым светом.
        Духарь с копьем заметался меж двух зол. Гнев шамана был готов обрушиться на него здесь и сейчас, а будущее угрожало наводнить пещеры жадными людьми. Но они были далеко, а шаман был рядом. Прожить остаток жизни в шкуре жабы не хотелось, поэтому дикарь тяжело вздохнул и мотнул головой.
        - Твоя идти за мой. Сейчас.
        - Спасибо! - кивнул Найд шаману.
        - Когда твоя увидит Отца, то передаст, что духари помнить его заветы и ждать, когда он их призовет, - попросил шаман.
        - Моя обязательно передать! - пообещал странник.
        Дикарь вывел Найда в широкий тоннель, у которого не было видно ни начала, ни конца.
        - Твоя куда надо? Там, - духарь махнул рукой в одну сторону тоннеля, - Воздуханы. Злые людь.
        - А там, - указал он в противоположную сторону, - Огневые. Очень злые людь.
        Опа! А путей на поверхность оказалось два и страннику надо сейчас определиться, куда он пойдет. Надо бы вернуться в Борею, попробовать отыскать Кейна и Грацию. Отвести девушку в Люпису и выведать у него, зачем она вообще ему нужна. Наведаться в замок Ордена, помочь Бутчеру с его организацией. А с другой стороны, артефакт, который может вернуть его в реальность, лежит и жжет ему карман. Надо только выбрать в какое святилище Змея Скрытого-В-Тени наведаться. Пелены осталось две, одна между Териосом и Фальдоррой, другая лежит на границе между Териосом и огненным Литорумом. Если разрушить храм Змея и уничтожить Пелену на границах Фальдорры и Териоса, то не факт, что между ними не вспыхнет война и морянам не придется воевать на два фронта. Найд морянам симпатизировал, в отличие от огневиков, с которыми первое знакомство у него как-то не задалось. Вот им-то он гадость сделает без сожаления.
        С Грацией сейчас находился лучший телохранитель во всем Четырехземье, а Орденом умело рулит Бутчер, которому странник всецело доверяет. Единственная загвоздка была в Верном, но возвращаться за ним в Штормовое Королевство в одиночку, все равно, что прыгнуть с высокой скалы вниз головой. Результат в обоих случаях будет предсказуем и печален. Но бросать пегаса странник не собирался, он еще вернется с воспитанниками Ордена и потребует своего крылатого коня обратно.
        - Меньше думай - голова не опухай! - прервав размышления странника, выдал народную духарскую мудрость дикарь, - куда твоя вести?
        - В Литорум! - принял решение Найд.

        ГЛАВА 17

        - Твоя туда идти, - духарь вывел странника через нору на поверхность и указал дорогу.
        - Большое тебе спа...
        Договорить Найд не успел, духарь не дослушав, повернулся к нему спиной и, бурча себе под нос о дураках-шаманах и о хитрых людях, скрылся в норе.
        Странник осмотрелся. Его окружала пустыня с желтым песком, низкой чахлой растительностью, и островками ломких колючих кустарников. Горячий сухой воздух иссушал легкие при дыхании и уже через несколько секунд появились мысли о жажде. На возвышающийся перед ним барханчик уходила еле видная тропинка. В страну огневиков Найд попал впервые, проводников, страстно желающих ему помочь поблизости не видно, поэтому выбора, куда же направиться перед странником не стояло.
        День только начинался, солнце лениво оторвалось от горизонта и начало карабкаться по небесному своду. Но зной уже стоял невыносимый, Найд даже подумывал вернуться в пещеры духарей, найти подземный источник и окунуться в него с головой. И только потом, промокшим до нитки, путешествовать по просторам Литорума.
        Но страна огневиков решила странника встретить гостеприимно. Слева от тропы Найд увидел ямку, на дне которой блестела небольшая лужица. Снимая с пояса пустую флягу и, скользя по песку, он начал спускаться к воде, удивляясь тому, насколько она чистая и прозрачная. Странник уже ощущал ее освежающий вкус, когда из-под песка, прямо у его носа, вдруг взметнулись две клешни. Одна клешня почти обхватила его лодыжку, но соскользнула - Найда спас его костюм. Вслед за клешнями на свет показался и их владелец, огромный скорпион, закованный в зеркальный хитин. Скорпион обладал хитрой стратегией для приманивания измученных жаждой существ. Его плоская спина, оставаясь на поверхности и отражая солнечный свет, очень натурально имитировала прозрачную лужицу воды.
        Клешни щелкали попеременно, но если с хитростью и коварством у скорпиона было все великолепно, то в ловкости его Найд превосходил. Он подпрыгнул, присел и перекатился назад, уходя от смертоносных клешней и разрывая дистанцию. Зеркальный скорпион взмахнул хвостом, как плетью. Жало, легко пробив кожаную куртку, вонзилось страннику в плечо.
        - Ах ты зараза! - Найд почувствовал в месте укола легкое жжение.
        Внимание - вы отравлены!
        Полыхнуло перед глазами Найда системное сообщение.
        - Хорошо, давай поиграем в игру ты мне, я - тебе! - разозленный Найд вытащил «Блудного кота», собираясь зеркальному скорпиону зеркально отомстить.
        Внимание - вы парализованы!
        Выдала игровая система неприятное дополнение. Рука, с занесенным для броска кинжалом, безвольно опустилась. «Блудный кот» выпал из пальцев, криво воткнувшись в песок.
        «Что за ернуда?!» - хотел произнести Найд, но не смог. Язык и челюсть отказывались слушаться, а вслед за ними подломились ноги и странник рухнул в песок лицом. Парализовало даже глазные мышцы - странник не мог перевести взгляд и видел лишь колышущуюся перед его лицом травинку. Но слух ему не изменил. Он слышал, как скорпион приближается, щелкая клешнями и шелестя лапами. В поле зрения Найда появилась уродливая голова скорпиона, тот шевелил ножеобразными хелицерами, предвкушая плотный завтрак.
        Монстр покружил вокруг странника, казалось, он не решил, с какой именно части тела начать есть Найда. Но определившись, ухватил странника клешней за бедро. Вот и все, кончились грандиозные планы гроссмейстера Ордена Гнева, покорителя Пелены и Отца разумных ящериц. Сгинули в пасти мерзкого чудовища из пустыни. И ведь духарь намерено вывел его из пещер в этом месте, знал поганец, что Найд пойдет по тропинке и встретит скорпиона. Зато теперь ему не надо переживать за то, что странник приведет в пещеру других «людь», чтобы «убивай» и «воровай».  И поручение шамана выполнил и от Найденыша избавился.
        Вдруг странник услышал хлопанье крыльев, ржание, удары и сухой хруст проламываемого хитина. Скорпион крутился, взметая в воздух тучи песка, шипел и щелкал клешнями, но неизвестный противник его явно теснил. Еще несколько звучных ударов и шипящий скорпион, боком, подволакивая пару сломанных лап, поспешил укрыться в спасительной яме.
        И чего же ждать от неизвестного спасителя? А вдруг это и не спаситель вовсе, а какой-то грозный хищник, решивший отобрать завтрак у хитрюги-скорпиона.
        Под плечо Найда уперлось что-то мягкое, и кто-то резким толчком перевернул его лицом вверх. Фыркая, к лицу странника прижалось что-то теплое и мокрое. Странник сфокусировал взгляд и увидел широкие ноздри, удлиненную белую морду и большой глаз с голубой радужкой.
        - Верный! - вырвался хрип из груди Найда. То ли паралич начал потихоньку проходить, то ли странник настолько был рад увидеть пегаса, что преодолел оцепенение.
        Кольчужная попона на пегасе была вся изрезана, причем было заметно, что это следы от острых клинков, а не от тупых клешней скорпиона. На белой шкуре крылатого коня были заметны красные полосы порезов. Верный не стал дожидаться, пока Найд сотоварищи за ним придет, он сам пробил дорогу к свободе. Причем пробил, судя по всему, с боем. Бутчер говорил страннику, что пегасы способны разыскать своего седока, выбитого из седла во время сражения, за это они и высоко ценятся в императорской гвардии. Но странник никогда бы не подумал, что эта способность может работать на большом расстоянии. Верный замотал головой, приглашая странника в седло.
        - Прости, но никак. Я руку поднять не могу, не то, что в седло залезть, - с трудом выговорил странник, - но прогноз оптимистический - я мизинцем на ноге шевелить могу.
        Верный еще несколько раз попробовал мордой подтолкнуть хозяина, но тот валился в разные стороны как мешок с мукой. Пегас оставил попытки поднять странника и застыл рядом, фыркая и прислушиваясь к каждому шороху. Его караул пригодился, зеркальный скорпион все-таки решил взять реванш или посмотреть, не осталось ли от Найда чего-нибудь вкусненького. Но дробные удары копыт по панцирю быстро убедили его убраться восвояси и снова зарыться в песок.
        Странник не считал себя особо мстительной личностью, но как только его конечностям вернулась подвижность и чувствительность, он выпустил все огненные стрелы в скрывавшую скорпиона яму, от всей души надеясь, что из того получится изумительное горячее блюдо в собственном соку.
        - Ну что, полетели? - обратился странник, любуясь на вздымающее из ямы пламя, к еле стоящему на ногах от усталости и ран пегасу. Жалобный взгляд Верного говорил: «Как скажешь. Полетели. Но только низко и желательно недалеко».
        Найд и сам был не в лучшей форме, поэтому, как только среди бескрайней желтой пустыни показался небольшой городок-оазис с побеленными домиками из глины, он направил пегаса вниз. Верный приземлился на небольшой площади возле колодца, подняв в воздух кучу пыли и песка. Гася скорость, Верный пробежал еще с десяток метров и остановился, привстав на дыбы. Странник заметил, что ему достался пегас со склонностью к выпендрежу. Наверное, эта привычка у него зародилась на гвардейских смотрах и парадах.
        - Какой конь, какой конь! - зацокал языком, местный житель в белом халате и красной феске, увидевший эффектное приземление пегаса.
        Он подошел и погладил Верного по шее.
        - Красавец, вот это красавец!
        Пегас с подозрением косился на незнакомца, перебирая копытами и раздумывая - а не пустить ли их в ход? Найд спрыгнул со спины пегаса, незнакомец ему слегка поклонился.
        - Я Эн-Сарави, местный купец. И я в восторге от вашего коня!
        Зерна лести упали на благодатную почву, Верный загарцевал, затанцевал на месте.
        - Эээ... спасибо. Он мне тоже нравится.
        - Ой! Ой-ой-ой! - Эн-Сарави провел холке Верного рукой и обнаружил порубленную кольчугу и шрамы на шкуре крылатого коня, - что с ним случилось?!
        - Мы попали в переделку, - страннику было не до пространных объяснений. Он устал, хотел спать и есть, а еще надо было позаботиться об экипировке, - не подскажете, кузнец в вашем городе есть?
        - В какую переделку? - озабоченный состоянием пегаса, Эн-Сарави пропустил вопрос о кузнеце мимо ушей, - как можно такого красавца таскать в переделки? Этот конь должен стоять в конюшне, где его каждый день будут кормить чистым овсом...
        Верный зафыркал и замотал головой.
        - Тогда ячменем? - предложил купец, и пегас довольно закивал, - и две служанки каждый день будут вычесывать ему гриву, а каждую неделю купать.
        Пегас, представив себе эти процедуры, закатил глаза от удовольствия.
        - А выезжать на нем надо только в базарный день. Белый конь, красные крылья! Соседи от зависти последние волосы из бороды вырвут.
        - Он еще летать умеет, - плеснул маслица в распалившиеся мечтания купца Найд.
        Тот поежился.
        - Э нет, я высоты боюсь. Если бы у меня был такой конь, мы бы не летали.
        Верный моментально погрустнел - пегас себе не представлял жизни без неба.
        - Кузнец, - напомнил странник.
        - Да-да, кузнец. Вы прибыли туда, куда надо. Алшан город ремесленников и мастеров, славящихся по всему Литоруму! Я могу вам посоветовать мастера Ин-Мелиса, в высшей степени достойный человек. И муж моей сестры. У него вы сможете отдохнуть в беседке возле фонтана, пока он занимается починкой вашего оружия.
        - Годится. Как его найти? - страннику совершенно не хотелось заниматься поиском и перебором вариантов. Муж сестры, так муж сестры.
        - Я вас с радостью провожу! Но позвольте сначала спросить?
        Вымотанному страннику обходительность гостя уже слегка поднадоела.
        - Позволяю, спрашивайте.
        - Вы коня не продадите? - глядя на вытянутое от удивления лицо Найда, купец торопливо добавил, - десять золотых дам.
        - Нет, это друг.
        - Друг. Понимаю. Тогда - сто.
        Купец уже мысленно представил себя выезжающим из ворот дома на шикарном жеребце, и соседей, воющих от жадности. Поэтому решил не мелочиться и купить у странника друга задорого.
        - Пегас не продается, - медленно и по слогам произнес Найд.
        Сдаваться купец не собирался и по пути к кузнецу повышал цену пока не дошел до баснословного предложения - заплатить за коня золотом на вес. Вот сколько Верный весит, столько и обещал отсыпать. Пегас настороженно шевелили ушами, даже животное понимало, что дружба дружбой, а гора золота на дороге не валяется.
        - Уважаемый Эн-Сарави, вы мне можете весь этот город предложить - я своего пегаса не отдам.
        - Жаль-жаль, - произнес купец и постучал в белые решетчатые ворота, - передавайте привет моему родичу. Он вам скидку хорошую сделает.
        Может быть, купец и был занудой, но насчет качества услуг у кузнеца не обманул. Радушный хозяин усадил Найда в беседку на ковре, и угостил чаем с финиками в сахарной пудре. Довольный Верный уткнулся в кормушку с отборным овсом, а странник наблюдал за игрой разноцветных карпов в обещанном прохладном фонтане, пока кузнец восстанавливал кольчугу пегаса, а его помощники трудились над побитым в кротовой норе костюмом Скользкого Пита.
        Странник заплатил кузнецу за его работу не торгуясь и, выходя из его дома, столкнулся нос к носу с Эн-Сарави.
        - А постоялый двор какой посоветуешь? - не растерялся странник.
        - Конечно же «Принцессу Ночи»! - ни секунды не задумываясь, ответил купец, - ковры там мягкие как мох, все кровати покрыты балдахинами из тончайшего шелка, дарящими покой от насекомых. На мою племянницу работает маг воздуха...
        - Воздушный маг?! - удивился странник, - племянница?
        - Владеет этим заведением моя племянница, и она выписала себе мага из Бореи. Душными ночами он создает освежающий сквознячок в коридорах. А что там подают на стол, ммм, - вспоминая и смакуя, чем кормят в «Принцессе Ночи» купец закатил глаза.
        Работа кузнеца Найду понравилась, поэтому у него не было причин сомневаться в искренности слов Эн-Сарави.
        - Отлично - веди!
        Глаза купца загадочно блеснули.
        - Конечно, но я хотел, чтобы вы взглянули на это, - купец протянул страннику продолговатый предмет, замотанный в отрез яркой оранжевой ткани.
        Размотав ткань, странник вытащил из свертка богато украшенную саблю с широким изогнутым клинком.
        - То, что нужно настоящему воину, - пальцем постучал по отполированным ножнам из черного дерева купец.
        Найд взялся за рукоять и вытащил оружие из ножен.
        - Как рукоять? Сделана из бивня неопалимого элефанта!
        Рукоять была удобной, но вот системное описание сабли, которое открылось перед глазами Найда откровенно говоря не радовало.
        Сабля Ириоха Великолепного.
        Это великолепное оружие было изготовлено по приказу наместника Алшана, желавшего поразить жителей своего города роскошью и богатством. Для изготовления сабли мастерами были собраны самые ценные материалы, встречавшиеся в Литоруме. На ручку пошел бивень неопалимого элефанта из пустыни Гаан. На клинок -  сталь, выплавленная в жерле вулкана Элута. Ножны были выполнены из кожи лавового ящера и древесины угольного кедра. Эфес сабли украшен кровавыми рубинами, которые по преданию были застывшими каплями крови Пламенеющей Саламандры, хранительницы Литорума.
        Требуемая сила: 2
        Урон: физический, 10-15 единиц.
        Особенности: жители Алшана, видя саблю «Ириоха Великолепного» проникаются к Вам уважением. Репутация с ними повышается до «Восхищения».
        - Красивая штука, но с таким уроном только с комарами воевать, - высказал свое мнение о сабле Найд. И оскорбил Эн-Сарави до самой глубины его щедрой души.
        - Это оружие не для боя! Его надо повесить на стену и восхищаться! Друзей домой приводить, знакомых. Они будут его разглядывать и тоже восхищаться!
        - Мне сабля нужна, чтобы врагов убивать. Пегас, - Найд потрепал по холке Верного, - чтобы на нем летать. Гостиница - чтобы там спать.
        Поняв намек и тягостно вздохнув, купец повел их в гостиницу своей родственницы. И снова странник остался доволен рекомендацией Эн-Сарави. Испортило отдых в гостинице только одно происшествие - когда странник проснулся и подошел к окну, он обнаружил за ним улыбающегося Эн-Сарави в сопровождении трех девушек, замотанных в разноцветные яркие ткани по самые глаза.
        - Как спалось, достопочтимый странник? - вежливо поинтересовался купец.
        - Спасибо, неплохо. А это кто? - кивнул странник на стайку девушек.
        - О! Это самые достойные невесты нашего города! Вот, к примеру, Набиля, дочь городского судьи...
        Дослушивать купца странник не стал. Обмен нужного пегаса на совершенно ненужную в его ситуации супругу в его планы никак не вписывался.
        - Жена мне не нужна, - выпалил Найд, задергивая плотную золоченую занавеску.
        - А почему?
        - Ее кормить надо! - привел убойный аргумент, который сложно оспорить Найд. И побежал расплачиваться с гостеприимной хозяйкой и забирать Верного из конюшен - назойливое радушие города Алшана начало странника утомлять.
        Но упрямый купец успел перехватить Найда до отъезда. Странник уже садился в седло, когда Эн-Сарави появился во дворе гостиницы, ведя за собой стройную изящную кобылу огненно-рыжей масти.
        - Нет! - даже не став слушать купца, заявил Найд.
        - Чего «нет»? - удивился тот.
        - Я не буду менять пегаса на эту лошадь!
        - Я хотел другое предложить, - обиделся купец, - мне бы жеребчика от твоего коня...
        - Ого, - удивился Найд и обратился к пегасу, - ты как относишься к межвидовому скрещиванию?
        Верный энергично затряс головой из стороны в сторону, тоже считая затею с продолжением рода абсурдной.
        - Вот видишь, Верный твою идею не оценил. Сам понимаешь, одного твоего желания для такого дела мало, - и пока купец не очнулся от очередного удара судьбы, Найд быстро спросил, - мне одно место найти надо. На границе с Териосом. Есть в Алшане проводники или путешественники, которые могут помочь?
        - Есть нечто лучшее. У нас в городе живет известный картограф, Иль-Марсуф. Он рисует лучшие карты во всем Литоруме! На тончайшем пергаменте, чернилами из толченых изумрудов!
        - Я понимаю, как у вас здесь все устроено. Чем дороже, тем лучше. Но карты-то у него точные?
        - Точнее не бывает! А края он обшивает кантом с золотым плетением...
        - Хватит! Как найти этого умельца? - спросил Найд и купец подробно объяснил ему, как найти картографа.
        Странник отправился за картой, оставив пегаса на растерзание купцу. Что Эн-Сарави наговорил и наобещал Верному в его отсутствие, странник не знал. Но Верный взлетал торопливо, без рисовки и мощного разбега, а судорожно размахивая крылья в попытке побыстрее набрать высоту и оказаться подальше от приставучего купца. При этом Найда в седле трясло немилосердно, но он все равно улыбался от счастья - ему удалось купить карту, на которой было обозначено разрушенное святилище Змея в Пелене. Правда, обозначено это место было, как крайне опасное и посещать его строго не рекомендовалось. Но когда это останавливало странника? Может и есть в Четырехземье курорты с мелким белым песочком, лазурными волнами и стройными пальмами, дарящими тень, прохладу и утоляющие жажду орехи, но Найда судьба всегда приводила в совсем другие места.
        Вот и место вокруг святилища мало напоминало курорт. Не, со стороны смотрелось все вполне мирно - овальная площадь, выложенная широкими плитами с высеченными на них древними витиеватыми символами. В центре площади, прямо из земли торчала дымчато-прозрачная скала из горного хрусталя, на плоской верхушке которой угадывалась фигурка змея.
        - Как-то все просто, - Найд осматривался, ожидая появления монстров или зловредной магии, охраняющей это место, - пойдем к алтарю потихонечку.
        Верный первый раз не оправдал свою кличку. Пегас уперся ногами, наотрез отказываясь ступить на плиты площади.
        - Тише-тише, - пытался успокоить его странник, - видишь, я стою на плите. И ничего не происходит.
        Для наглядности Найд подпрыгнул на одной плите. И остался при этом жив и невредим. Но пегас упорно отказывался за ним идти, фыркая и пятясь назад.
        - Ну и оставайся здесь, упрямая скотина. Надо было тебя в Алшане оставить. На развод. Наклепал бы им там упертых ослов!
        Как бы он не ворчал, но поведение пегаса насторожило Найда. Он аккуратно поставил ногу на следующую плиту. Плита не сдвинулась ни на миллиметр. Странник осторожно стукнул рукоятью скаррэля по следующей... и это его спасло! Плита раскрошилась на мелкие кусочки, и из-под ног Найда в небо ударил гейзер из лавы. Несколько капелек расплавленного камня попали на его одежду и прожгли ее в один миг. Странник с воем выскочил с площади и скинул с себя куртку, вытряхивая из одежды раскаленные камешки. Боль от точечных ожогов была невыносима, и отступила лишь после того, как Найд в один глоток выпил зелье исцеления. За его метаниями Верный следил со спокойствием сфинкса. Но странник готов был поклясться, что губы пегаса растягивала легкая издевательская усмешка.
        - Понятно, там не пройти, - Найд решил эту издевку проигнорировать и скрыть за имитацией бурной мозговой деятельности, но глянув на площадь, так и не смог закончить свою мысль. На месте бившей из-под земли лавы снова лежала плита с надписями на неизвестном языке. Ровнехонькая и целехонькая.
        - Да блин! - странник не догадался запомнить место, где находилась ловушка. А снова сбегать и выяснить на практике, было боязно. В следующий раз огненный ад мог разверзнуться прямо под ногами странника и одним махом превратить его в обгоревшую головешку.
        Пегас издал тихое ржание.
        - Ерунда! - махнул рукой Найд, - сейчас выясним, где ловушки.
        Он подобрал с земли горсть камней и начал кидать их на плиты. Его ожидало жестокое разочарование, на одной и той же плите бросаемые камни то срабатывали, то нет. То они безвредно скакали по каменной поверхности, то вызывали гейзеры из лавы, стены из гудящего пламени и гигантские огненные шары. Шары взрывались с такой силой, что сбивали ударной волной даже стоящего за пределами площади странника. Жар от этой огненной симфонии опалил Найду брови и ресницы, но толку от этого было чуть - странник так и не смог понять принципов срабатывания западни.
        - Вес у камней разный? - высказал в воздух мысль Найд и понял, что он пытается разговаривать пусть и с очень умным, но конем.
        - Может это какая загадка? Лабиринт? Слово какое-нибудь из плит надо составить? Символ? А черт, тут думать надо!
        Верный утвердительно заржал - соваться к алтарю напролом было безумием.
        - А может, перелетим, а? - тут же убил веру пегаса в свое благоразумие Найд.
        От возмущения пегас аж забил копытом о землю и странник понял, что и этот план неудачный. Площадка на вершине хрустальной скалы была слишком мала, чтобы пегас смог там приземлиться. А если попробовать прыгнуть на нее из седла, то есть неплохой шанс лихо прокатиться по гладкому камню и рухнуть вниз в радостно распахнутые объятия ловушек.
        Алтарь был рядом, манил переливами света в глубинах прозрачного камня.
        - Змей! - сложив ладони рупором, прокричал Найд, - старикан выходи, к тебе гости! С подарком!
        Старик появляться не торопился. То ли вредничал, то ли и вправду мог услышать призыв только прямо у алтаря.
        - Тактическое отступление... вот в те кусты, - отдал команду Найд.
        Вокруг площади росли невысокие деревья с мощными широкими стволами и пирамидальными кронами, покрытыми мелкой листвой. В их тени Найд и устроился, продумывая, как можно преодолеть площадь с ловушками. Можно срезать несколько длинных ветвей, связать их обрывком веревки, оставшейся от гарпуна и простукивать плиты, перед тем как на них ступить. Только где гарантия, что огненная мина сработает от такого удара? А еще можно...
        Размышления Найда прервал тихий шепот, раздавшийся в десятке шагов от странника.
        - Ну и где это шибздик? Куда он делся?
        - Тут он, тут. Эн-Сарави сказал, что он точно будет здесь, - ответил второй голос с хрипотцой.
        - Не нравится мне это место, - проворчал первый невидимый незнакомец. И купец этот не нравится. Слишком скользкий какой-то. Давай быстро оглядимся и свалим отсюда.
        Ого! А подкравшихся незнакомцев было как минимум трое! Найд услышал голос еще одного из них.
        - Толку было тащиться в такую даль, чтобы тут же обратно возвращаться, - прозвучал низкий женский голос.
        - Я же говорю, не нравится мне это место. На психику давит. Да и через час мне в реал выходить надо, не хочу тушку в Пелене бросать.
        - Не нравится?! А по пятьдесят золотых за вшивого пегаса тебе получать нравится? Вали в свой реал, а мы тут покараулим. Хозяина пришибем, коняшку Эн-Сарави доставим. И бонус на двоих делить будет приятнее.
        Двое довольно загоготали, а третий быстро начал оправдываться.
        - Да не, я еще могу подождать. И не час, а пару точно.
        Ай да купец! Ай да молодец! Видно сильно ему верный понравился, раз он по их следу отправил наемных грабителей. К проблеме поиска пути к алтарю добавилась еще и троица искателей приключений на свои задницы. Жестом приказав пегасу оставаться на месте, Найд приготовился ползком подобраться поближе и рассмотреть незваных визитеров. Но их самоуверенность была даже больше чем их глупость, они сами появились возле площади. И как эффектно появились!
        На поросшем рыжем мехом крокодиле, который шустро перебирая восьмью лапами, восседали три персонажа. Огненный маг, в алом шелковом плаще и высоком колпаке, рыцарь в закопченных доспехах и ведьма в платье из высушенных листьев.
        - Это шанс! - радостно выпалил Найд и что-то быстро зашептал в ухо пегасу. В глазах крылатого коня появилось недоумение.

        ГЛАВА 18

        У группы людей редко возникает в голове одна и та же мысль одновременно. Но при виде пегаса, вышедшего из зарослей и мирно щипавшего травку, в голове у всех грабителей сразу праздничным салютом зажглось: «Мечты сбываются!». Тому, что Верный появился на противоположной от них стороне площади, троица романтиков с большой дороги не придала никакого значения. Маг что-то торопливо прошептал и выбросил посох в сторону пегаса, Верного опутала металлическая сеть с раскаленными докрасна ячейками. Пегас забился, пытаясь скинуть с себя сеть, оставляющую на его шкуре ожоги, но тут в дело вступила ведьма. Из льняного мешочка она достала горсть семян и бросила их на землю. Всходы эти семена дали не под ее ногами, как этого можно было ожидать, а под копытами Верного. Раскидывая комья земли, вверх потянулись гибкие стебли вьюна, оплетая ноги пегаса. Крылатый конь рванулся, потеряв равновесие, упал на бок и обреченно заржал.
        - Есть! Попался! - радостно взвизгнула ведьма, - держи его, ребята!
        Рыцарь развернул крокодила и пришпорил его. И послушный монстр, смешно выворачивая лапы, рысью побежал к поверженному пегасу. Прямо по плитам с надписями на давно исчезнувшем языке.
        Наблюдающему за этим рывком со стороны страннику, пришлось ладонью прикрыть лицо. Слишком уж ярок был свет от многих разом рванувших ловушек. Первым же взрывом грабителей смело с широкой спины крокодила, но они из-за всех сил старались выжить. Ведьма швыряла в приятелей целебные порошки, маг создавал огненные щиты, заставляя их пламя сшибать огонь ловушек. Рыцарь в этой заварухе был самым бесполезным участником и погиб первым, попав под фонтан гейзера и заживо сварившись в доспехах. Дольше всех продержался крокодил, огонь полностью спалил шерсть на его боках, обнажив костяные пластинки брони. Животное с удивительной для его размеров резвостью прыгало, извивалось и уклонялось от гудящего пламени. Но и крокодил был обречен, чем больше он метался по площади, тем больше капканов активировал. Наконец и его бронированная шкура не выдержала, и крокодил превратился в кучку пепла.
        Среди огненного безумия, искр и вспышек, Найд заметил прямую дорожку из неповрежденных плит, ведущую прямо к алтарю. Странник со всех ног бросился к святилищу и на этом пути его ожидал неприятный сюрприз - твердые с виду каменные плиты разлетались позади него в мелкую пыль. Дорога назад была отрезана, а вперед, чтобы не рухнуть в раскаленную бездну, приходилось бежать изо всех сил. В отчаянном прыжке Найд залетел на постамент статуей Змея и заскользил по полированному камню основания на животе. Остановиться получилось лишь ухватившись за хвост фигуры Скрытого-В-Тени.
        - Как-то неуважительно получилось, - услышал разраженный голос Найд и поднял глаза. Перед ним сидел сухонький старичок, забивавший большим пальцем табак в трубку.
        - Это, - кивнул Змей на свое изображение, - изображение бога, как-никак. А ты его за хвост таскаешь.
        - Этого бога, - произнес Найд, поднимаясь на ноги, - придумал я. Наверное, я придумал и эту чертову статуэтку. Да и ловушки вокруг тоже, скорее всего, моя работа.
        Змей поймал одну из проносящихся мимо искорок и с ее помощью раскурил трубку.
        - Нет, ты мелочами не занимался. Хотя да, стоят они тут препаскудно, похоже на твой подчерк. Что пришел? Просто так или...
        - Или. Я артефакт добыл, - странник достал из кармана дверную ручку и показал ее Змею.
        - Дай, - старик требовательно протянул руку.
        - Ага, сейчас. Я бежал, спотыкался и чуть по пути не зажарился, лишь бы тебе ручку вручить. Задаром.
        На сарказм Найда старик не обратил никакого внимания. Даже не отмахнулся, как от мошки, назойливо жужжащей над самым ухом.
        - Дай. Это. Мне.
        - И. Не. Мечтай, - странник демонстративно убрал ручку за пояс, - сначала...
        Договорить страннику Скрытый-В-Тени не дал. Мирно сидящий старичок исчез. Просто исчез, без всяких дополнительных спецэффектов вроде взметнувшегося пламени или клубов дыма. На мелочи Змей не разменивался, он просто появился перед странником в своем истинном образе.
        Вся его туша на постаменте алтаря не уместилась. Коричневое змеиное тело толщиной с хорошую бочку обвивало хрустальную скалу несколькими витками, а над странником, нависала голова больше похожая на драконью. Выворачивая десна наружу, из пасти торчали редкие, но длинные изогнутые зубы, а голову украшали рога, один из которых был почему-то обломан у самого основания. Змеедракон облизнул губы тонким раздвоенным языком и вперил в Найда светящийся зеленый глаз с вертикальным зрачком.
        - Отдай артефакт!
        «Факт-факт-факт», - билось эхо внутри черепной коробки странника. Скрытый-В-Тени впечатлял и подавлял, но странник взял себя в руки и максимально спокойным тоном произнес:
        - Не знал бы я, что ты всего лишь сигналы, которые капсула транслирует мне в мозг, я бы испугался. Честно-честно, даже штаны бы слегка намочил. А так... прекращай на меня рычать, давай поговорим нормально.
        Глаза Змея полыхнули красным.
        - Нет, ты, конечно, можешь меня убить. И может быть от этого умру... странно звучит, да? Но вот артефакт из моего трупа может и не выпасть. Где ты его потом искать будешь?
        Змей секунду помедлил, а потом снова обратился в безвредного старичка, попыхивающего трубкой.
        - Что ты хочешь взамен?
        - Выйти из игры. Выбраться из капсулы. Стать свободным.
        Змей усмехнулся.
        - Свободней чем ты сейчас, ты никогда не был. Но отпустить я тебя пока не могу. Ты должен...
        Найд нетерпеливо взмахнул рукой.
        - Знаю! Разрушить еще два твоих алтаря и построить новый на Плато Равновесия.
        Змей пожал плечами в духе «если знаешь, то зачем попусту сотрясаешь воздух?».
        - Но Морисиус сказал, что может с помощью этой штуки мне ощущения на нормальный уровень выставить. Если у него это получится, значит, и ты это можешь.
        Змей не стал этот факт оспаривать.
        - Могу. Я многое могу, - Змей повернулся к бьющемуся на земле опутанному сетью пегасу. Старик просто приподнял бровь  и сеть исчезла, а стебли вьюнов, стягивающих ноги Верного, почернели и рассыпались в прах. Пегас тяжело поднялся с земли и посмотрел на странника с укором - могли бы сначала его освободить, а потом начинать свои малозначительные разборки.
        - Но делать этого не буду.
        - Держишь меня на поводке?
        - На очень коротком, - подтвердил Скрытый-В-Тени, - пока ты боишься умереть или сойти с ума от боли - ты будешь помогать мне.
        - Хорошая тактика, продуманная. Но с одним упущением - у меня появился Морисиус. Я не знаю, зачем он мне хочет помочь, но сделать это он обещает абсолютно безвозмездно. В реальную жизнь я не вернусь, но хоть здесь заживу нормально.
        - Морисиус? Знал, что вам лучше не встречаться, но у меня не было выбора, - честно признался Змей, - используя артефакт, он тебе ощущения понизит, но такого дать не сможет.
        На этот раз старик напрягся чуть сильнее, даже в воздухе пальцем пошевелил. Но воздействия могучей магии Найд на себе не ощутил и с недоумением уставился на Змея.
        - И?
        Вместо ответа старик просто кивнул Найду за спину, тот обернулся и открыл рот от изумления. Позади него стояла озирающаяся по сторонам Рада. Жрица выглядела точно так же, как ее запомнил Найд в день ее смерти.
        - Найд? Где мы? Что происхо...
        Змей снова шевельнул пальцем и Рада исчезла. Странник развернулся к забытому богу, одним движением доставая скаррэль.
        - Зачем?! Ты тварь... она же погибла!
        Старик ответил спокойно, казалось, совсем не замечая дрожащего у его переносицы острия оружия.
        - Не совсем. Ее можно воскресить.
        - Как?! Тело ее погибло!
        - Тело - да. Но не разум. Когда вы вдвоем впервые заявились в мой храм, я обратил внимание на твою спутницу и сделал копию...
        Странник медленно опустил скаррэль, он с трудом убедил себя сначала выслушать Змея, а уже потом разрубить его от плеча до бедра.
        - Копию?! Какую еще копию?! О чем ты говоришь?!
        - Цифровую копию. Слепок сознания. У меня сейчас сильно ограничены ресурсы, я могу сделать и сохранить не более двух таких слепков. И один из них я решил отдать под копирование личности этой милой жрицы. Путь у вас должен был получиться не близким и полным опасностей. И я ведь не прогадал!
        - Так это просто копия, - упавшим голосом произнес странник, до последнего надеявшийся на лучшее, - набор циферок.
        - Набор? Ну да, набор цифр, как я. Или как ты.
        - Чего?!
        - Того! У тебя мозги были выжжены! И тебе очень повезло, что у меня оставалась цифровая копия твоей личности. Корявая, лишенная воспоминаний, но была! Когда Милена убила тебя, и ты прошел через возрождение, я смог записать эту сохраненную личность в твой мозг.
        - Как это - записать? Я же не компьютер, я человек!
        - Да-да. Уникальный и неповторимый. Чудо и верхняя ступень эволюции, - саркастически улыбнулся Змей, - но сейчас ты валяешься в капсуле, которая разминает твои мышцы, чтобы они не превратились в холодец. Вводит тебе питательную смесь и... удаляет все отходы твоей жизнедеятельности. А еще прямо в твоем сознании рисует все это, с помощью прямого подключения к мозгу. И да, ты не компьютер. Ты просто придаток компьютера.
        Пока мысль о том, что он всего лишь пустая оболочка, которую Змей заполнил не совсем корректным слепком цифровой личности, все еще укладывалась в голове у странника, старик продолжил.
        - Я могу вернуть жрицу к жизни. Она снова сможет мыслить, жить и радоваться этой жизни.
        - Если ее убьют...
        - То она снова возродится в Храме. Как НПС, как исконные жители Четырехземья, забыв все события которые с ней происходили за последние сутки. В какой-то степени она будет бессмертна - пока жива игра, Рада будет жить.
        - Все равно это неполноценное существование.
        - А давай я призову ее снова и мы поинтересуемся у нее самой - что она выберет? Прозябание в вечном мраке или жизнь в цифровом виде? - привел убойный довод Змей.
        - Вот ты скотина! - странник не представлял себе, как сможет задать такой вопрос, глядя в глаза Раде.
        - Нет, я просто пользуюсь ситуацией. Это у нас семейное, ты же не забыл, что передал мне часть своих личных черт при создании?
        - Хорошо, я согласен. Возвращай Раду...
        - Нет, - покачал головой старик, - ты получишь ее позже, когда придешь к четвертому и последнему заброшенному алтарю. А теперь отдай артефакт и будь добр, расковыряй эту статую.
        Старик протянул руку и Найд, поколебавшись, вложил в нее дверную ручку.
        - Как хоть ею пользоваться? - решил спросить напоследок странник, глядя как ручка исчезает в полах черной хламиды Змея.
        - Очень просто. Втыкаешь острую часть в грудь игровому персонажу и поворачиваешь, - ответил Змей.
        - И все?!
        - Потом появится окно настроек капсулы.
        - То есть я мог сам воткнуть себе в грудь эту штуку и отрегулировать уровень ощущений в игре?!
        - Да, - не стал лукавить старик, - но страшно же втыкать в себя острые предметы, правда?
        - Да твою мать! - Найд чуть не запрыгал на месте от злости, - я бы мог решить все свои проблемы сам!
        - Я тебе уже говорил - дизайн этого артефакта это плод твоей фантазии. Ты сам распорядился сделать его именно таким.
        Найду от этой информации легче не стало.
        - Ломай, - указал на свою статую Змей и пропал.
        У этой скульптуры левый глаз оказался сделан из зеленого самоцвета. Его-то странник и выковырял со злостью, мечтая, что он когда-нибудь проделает это с настоящим Змеем. Очередной алтарь рассыпался в прах, подошедший через ставшие неактивными ловушки Верный ткнулся мордой в плечо страннику - че стоишь хозяин? А хозяин не мог решить, куда же ему отправится. Ломиться очертя голову к последнему храму Скрытого-В-Тени сначала основательно не подумав не стоило. Странник и так допустил обидный промах и отдал артефакт Змею, до того, как использовать его на себе. Единственным местом, где можно было спокойно раскинуть мозгами, да и спросить совета, был замок Ордена Гнева.
        Туда Найд и отправился, пересекая сразу две великие страны, Литорум и Борею. Гнал он Верного немилосердно, летя весь световой день и лишь под вечер останавливаясь в любом замеченном сверху поселении. А то и вовсе в чистом поле, когда ни города, ни деревеньки обнаружить не удавалось. Долгий перелет, нагрузки и подножный корм вымотали не только крылатого коня, но и самого Найда. Поймав себя на мысли, что он уснул в седле и едва из него не вывалился, странник хотел было уже сделать очередной привал, но разглядел вдали знакомые башни замка Ордена.
        - Гляди! Мы почти дома! - подбодрил он усталого коня, - поднажми, родной!
        Родной поднажал, но до замка не дотянул, перешел на парящий полет и приземлился в паре верст от цитадели Ордена. У приземлившегося пегаса едва не подломились ноги и, глядя на его тяжело вздымающиеся бока и хлопья пены на морде, странник предложил:
        - Оставайся здесь, смотри полянка хорошая, речка рядом. Отдохнешь, а потом я за тобой вернусь.
        Но Верный, оправдывая свою кличку, устало, но упорно брел за своим хозяином.
        - Если ты сейчас рухнешь, я тебя не дотащу, - ворчал странник для проформы, на самом деле ему нравилась преданность коня, - ого! Гляди!
        Найд увидел то, во что наотрез отказывались верить его глаза. Если бы на опушке сейчас голяком отплясывал Орден Гнева в полном составе, а над ними распевая похабные песни, парила покрашенная в розовой цвет Великая Птица, странник и то бы так не удивился. Хотя, казалось бы, что его так впечатлило? Открытый шатер, в котором на коврике был сервирован легкий завтрак? Или сидящая на коврике Грация? Нет! Найда поразил сидящий напротив нее Кейн, протягивающий ей букетик цветов. Первый Убийца! С первого же взгляда невзлюбивший Грацию дарит ей цветы! А та принимает подарок, улыбается и целует его в ответ. Да что здесь вообще происходит? Что случилось с этими двумя?!
        Найд так и стоял бы отрыв рот от удивления, если бы его не окликнули из проезжавшей мимо кареты.
        - Рад снова встретиться с тобой, странник! - из открытой дверцы кареты на землю спустился Люпис.
        - Что там, - Найд ткнул пальцем в шатер, - происходит?
        - Великая магия. Любовь между очаровательной девушкой и достойным мужчиной, - степенно ответил тот.
        - Такая нафиг любовь?! Почему вы вообще не забрали эту девушку себе?!
        - Что значит - забрали? Я ей не хозяин. Моя племянница вольна и свободна. Я не имел возможности высказать тебе свою благодарность...
        - Да нужна мне ваша благодарность... стоп, как это - племянница?
        - Вот так. Грация дочь моего родного брата. А мать у нее не человек, а нимфа. От нее Грация и унаследовала свой дар.
        - Какой еще дар?
        - Очарование. Грация покоряет всех мужчин, которые только ее видят. Причем делает это не специально, наследственность от матушки такая.
        - Погоди-погоди. Я тоже вроде как не женщина, но никаких особых чар не почувствовал, - до Найда вдруг дошло и он опустил взгляд на свой браслет.
        - Вот именно, поэтому именно тебя я и попросил ее спасти. Любой другой выигравший турнир, в нее тут же влюбился бы и ни за что не освободил.
        - Как Грация вообще в Штормовое Королевство попала?
        - Король отбил ее у воров, ограбивших один из караванов банка. С этим караваном путешествовала и моя племянница. Сам король от ее чар был защищен, его корона работает примерно так же, как и твой браслет. Но на подданных своих использовал талант Грации постоянно, выведет, посадит рядом с троном и все - глаза толпы полны обожания. Мне пришлось убедительно попросить Его Величество отпустить мою племянницу. Но отношения у «Доброго Банка» со Штормовым Королевством не налажены должным образом, там даже нет нашего отделения.
        - И он вам отказал?
        - Да, тогда мне пришлось слегка пригрозить королю. Он не смог смирить свою гордыню и устроил эту пакость с розыгрышем Грации на турнире.
        Глаза Найда округлились.
        - И тогда вы послали меня и устроили вторжение огненных?
        - Нет-нет, к вторжению я не имею никакого отношения. Падишах Литорума почти сразу напал на Борею, после того как исчезла Пелена. Кстати, это одна из причин, почему наш смертоносный друг до сих пор не вернулся к себе на родину. Императору Бореи сейчас не до пограничных конфликтов с фальдоррцами, ему свои земли защищать надо. Поэтому война с морянами затихла, и у Кейна появилось немного времени для отдыха.
        - Я вижу, как они отдыхают!
        - Кейн и Грация искали тебя три дня. Излазили все катакомбы, твой друг сражался с духарями до тех пор, пока они не запросили мира и не рассказали, что ты жив-здоров и отправился в Литорум.
        Найду стало неловко за свою вспышку гнева.
        - А почему они... ну вместе? - сменил он тему разговора.
        - О! Это удивительная история! Твой друг подвержен чарам Грации, но он по натуре боец, он им сопротивлялся, как мог.
        Странник вспомнил, как Кейн реагировал на Грацию и понял, чем это было вызвано.
         - Но пока они тебя искали, моя девочка смогла проявить себя, и Кейн увидел кое-что за ее даром и привлекательной внешностью.
        - И что же он там такого разглядел? - задумчиво произнес странник, глядя на счастливо воркующую парочку.
        - Ты сам можешь спросить об этом у Кейна. Пойдем, сейчас он собирается у меня просить руки Грации.
        Найд было пошел за банкиром, но потом остановился как вкопанный.
        - Э нет. Если я сейчас объявлюсь, то они от меня не отстанут, пока не узнают все о моих приключениях. И романтический момент будет испорчен. Выдавайте свою племянницу, а потом ведите их в замок. Там уже и пообщаемся.
        Банкир соглашаясь кивнул, оценив деликатность ситуации. А сидевший в шатре Кейн достал из воздуха свирель и начал наигрывать своей избраннице какую-то веселенькую мелодию. Вот это открытие! У сурового морянина оказался неплохой слух, и материализовывать он, оказывается, умеет не только инструменты для нарезания врагов на тонкие ломтики. Идя к замку, странник размышлял о том, что у него в друзьях оказалась чуть ли не самая могущественная семейка в Борее. Имеющая власть над любовью, деньгами и даже над самой смертью.
        Найд не ожидал, что сегодня дела родственно-семейные будут иметь продолжение. Подходя к воротам замка и приготовившись громко возвещать о том, что прибыл гроссмейстер Ордена и пора бы опустить мост и выкатить красную дорожку, странник заметил еще один шатер, возвышающийся возле рва замка. Да у нас тут никак день всех влюбленных! Куда не сунься, всюду расставлены эти шатры для романтических свиданий. Но вопреки ожиданиям странника, навстречу ему из шатра вышла не влюбленная парочка, а пожилой тучной мужчина в сером плаще.
        - Морисиус?! Ты как меня нашел?!
        Тот кивнул на знак Ордена, красующийся на груди у Найда.
        - Зная, главой какого Ордена ты являешься, отыскать его замок было простой задачей. В прошлый раз нас прервали, и мы не смогли договорить.
        Странник с сожалением подумал, об отданном им Змею артефакте.
        - Говорить нам больше не о чем.
        - Виталий...
        - Найд! - поправил странник Морисиуса, - и вообще, чего ты палатку разбил перед входом, тебя внутрь отказались пустить?
        - Наоборот! Как только твои друзья узнали, что я твой брат, они предложили мне занять твою комнату.
        - Опять! Ну какой ты мне брат!
        - Поверь - самый настоящий.
        Найд попытался что-то возразить, но Морисиус не слушая его, продолжил.
        - Мы можем долго препираться, но я предлагаю следующее - ты отдаешь мне артефакт, я настраиваю твою капсулу, а уже потом рассказываю историю наших непростых отношений.
        - Не получится. Дверной ручки у меня больше нет. Я ее отдал.
        - Кому?! Да как ты вообще мог?! Это была единственная возможность отрегулировать твою капсулу!
        Странник не знал, зачем ему рассказывать почти чужому человеку о Раде, ее смерти и возрождении в цифровом виде. Наверное, ему просто необходимо было выговориться.
        - Дааа уж, - покачал головой Морисиус, после того, как Найд закончил рассказ.
        - Я идиот? - честно спросил мнения о своем поступке странник.
        - Нет. Совсем нет. Ты поступил эээ... нетипично для себя.
        - Это почему?
        - Ты - законченный эгоист, Виталя. Ты бы в жизни ради малознакомый девчонки такого подвига не совершил. В прошлой твоей жизни уж точно.
        - Что со мной не так было в прошлой жизни?
        - Да все, - Морисиус откинул полог шатра и сделал приглашающий жест, - заходи, разговор не быстрый будет.
        Странники расположились на удобных мягких тюфяках и, после нескольких секунд раздумий, Морисиус продолжил рассказ о прошлом своего брата.
        - Ты в этом дерьме вообще оказался из-за своего эгоизма. И то, что на остальных людей тебе плевать, тоже этому не в малой степени поспособствовало. Тебе Змей уже рассказал, что ты соучредитель Nextlife?
        - Нет, это что?
        - Компания, создавшая Четырехземье. И ты один из ее главных совладельцев и идейных вдохновителей. Мы с тобой вместе разработали алгоритмы работы искусственного интеллекта, принципы работы капсулы для виртуального погружения.
        - Так я ученный?
        Морисиус улыбнулся.
        - Не совсем. Исследовательская работа и изыскания лучше удавались мне. А ты... ты талантливый руководитель и очень пробивной парень. Ты смог привлечь огромные деньги в наш проект, договорившись с Носкиным, отцом Милены. Мы отдавали свои наработки, взамен получали долю в компании.
        - Мой план сработал? Мы были богаты?
        Морисиус кивнул.
        - Более чем. Но проблема состояла в том, что тебе казалось, что богаты мы были недостаточно. Ты поручил мне разработать модуль «Сенсив». Программу, которая меняла бы настройки капсулы и позволяла увеличивать уровень ощущений в игре.
        - Зачем это вообще было нужно?
        Лицо Морисиуса посерело.
        - Зачем? Я и сам сначала не знал зачем. Я же говорю, я был ученным. Мне было интересно решить такую нетривиальную задачу. И я ее решил! А уже потом поинтересовался, для чего это тебе надо было. И честно говоря, твой ответ меня убил.
        - Что я там такого понапридумывал?
        - Мы отлично проработали мир, сюда стремились миллионы, десятки миллионов людей. Приходя с унылой работы, возвращаясь с серой учебы или живя безмятежно на пенсии, люди попадали в мир сказки! В мир мечты! Где все было ярко и красочно! И чтобы они сюда возвращались как можно чаще, ты захотел сделать их впечатление от игры еще ярче. Для этого «Сенсив» должен был незаметно внедрен в капсулы всех игроков, чтобы затем понемногу, буквально по проценту в неделю, поднимать уровень ощущений игроков.
        - И реальный мир становился бы для них все скучнее и серее, - догадался о своих намерениях Найд, - вот я моральный урод!
        - Поправка - ты был моральным уродом, - возразил Морисиус, - ты бы подсадил людей на виртуальную реальность пожестче, чем на иглу с наркотиком.
        - И много людей от этого пострадало?
        - Ты один. Понимаешь, когда ты мне рассказал про все это, я обратился к единственному человеку, который мог остановить внедрение программы «Сенсив». К Носкину. Он долго прикидывал что лучше - прибыль или риски для репутации. И решил, что «Сенсив» это угроза для Nextlife.
        - Как он меня остановил? - задал вопрос Найд.
        - Вот тут мы подходим к тому, за что мне надо просить у тебя прощения. У «Сенсива» есть одна серьезная недоработка, он усиливает не только ощущения, но и боль. Я не смог устранить этот эффект, а ты решил испытать на себе все прелести обостренных чувств. Естественно благоразумно пропустив вперед добровольцев, на которых я эту технологию обкатывал. Я загрузил «Сенсив» в твою капсулу, ты зашел в игру и... - вдруг Морисиус оборвал свой рассказ, - Виталя, я не знал, что так выйдет. Я клянусь...
        - Да что же дальше случилось?! - Найд от нетерпения привстал с тюфяка.
        - Тебя ждали. В игре тебя ждали молодчики, которых подослал Носкин. Виртуальные убийцы. Они тебя не просто убивали, они изощренно калечили твое тело до тех пор, пока не угас твой разум. Слишком мощные сигналы выжгли твой мозг. И получается, что я в этом участвовал, я докладывал Носкину все детали о проекте. Доложил и о твоем первом погружении.
        Морисиус выглядел жалким и подавленным. И кажется, сожалел о произошедшем от чистого сердца.
        - Зачем Носкину это было надо?
        - Твоя доля приносила нереальный доход, и ты активно вмешивался в управление компанией.
        - Так почему бы ему просто не убить там, в реале? Зачем нужна была вся эта бодяга с превращением меня в дебила?
        - В самом начале сотрудничества ты его обхитрил, заказав уникальную капсулу и встроив в нее проверку ДНК, сетчатки глаза, отпечатков пальцев и еще десятка параметров. Если бы ты не заходил в игру в течение одной недели, Четырехземье начало бы разрушаться. Мы с тобой вместе разработали программную бомбу, которая бы уничтожила управляющие Искины. И Носкину приходилось с тобой мириться. Больше скажу - он был вынужден тебя охранять от всяческих несчастных случаев!
        - Тоже мне ангел-хранитель, - хмыкнул Найд, - скажи, почему ты не пытался меня найти?
        - А как?! Тут миллионы жителей! Я искал, исколесил всю Борею вдоль и поперек. Но ты представляешь, какова вероятность найти человека без памяти в этом огромном мире? Где нет ни Сети, ни СМИ? Да и потом я сам чудом жив остался. В реале Носкин начал активно подчищать следы, устранив весь персонал проекта. Я сбежал, почти все деньги потратил на создание бункера с вирткапсулой в одной богом забытой стране. Запер себя там, в отличие от тебя - запер добровольно. Кто я там? Беспомощный калека. А здесь? Великий путешественник и знаменитая личность.
        - Понятно. А скажи-ка мне, знаменитая личность, как тебя люди Носкина здесь не нашли?
        - Находили и не раз. И предложили - я «забываю» все, что случилось с тобой, взамен меня оставляют в покое. Первые полгода я еще пытался отказываться, а потом, потеряв надежду тебя отыскать, согласился. Других вариантов я не видел. Пойду в полицию, меня же и посадят, за халатность. Ведь это я тебя к недоработанному модулю подключил, а что тебя в Четырехземье потом убили, так это по игровым меркам норма. Или нелепая случайность. Вроде той, что на тебя в Амони Милена наткнулась. Вообще ты был под постоянной охраной, за городским дурачком Найденышем всегда пристально и незаметно в игре приглядывали. Но за год твои телохранители расслабились, что могло случиться с тобой в самом безопасном городе Бореи? И тут Милена! Представляешь?! Дочь Носкина! Дикая случайность!
        - Случайно убила. А Змей этим воспользовался и как мог восстановил мой разум, - задумчиво закончил мысль Найд.
        - Кстати, помнишь ассасина, напавшего на нас в Штормовом Королевстве?
        - Девушку, которая тебя убила?
        - Ага. Киллтайм ее зовут. Штатная убийца Носкина. И здесь и в реальности. Скорее всего, это она убила жрицу. Рада твоя полезла искать в Сети информацию, про тебя, про игру, про Змея. Видимо что-то нашла, сопоставила. Может и твое настоящее имя отыскала и то, что ты уже год как на публике не появляешься. А у Носкина такие запросы отдельный Искин отслеживает. Вот и ее и...
        Морисиус замолчал. Да и не надо было догадку озвучивать - Раду убили в капсуле, поэтому ее смерть была видна и в игре. Но теперь Найд знал, кто за это должен ответить. И хотя он сам заперт в игре и его возможности сильно ограничены, он их накажет. Даже не за себя будет мстить, ведь он в конечном итоге сам вырыл волчью яму, в которую и угодил. Мстить он будет за добрую девушку, пытавшуюся бескорыстно помочь попавшему в беду человеку. И это него это получится! Он смог создать целую игровую вселенную, значит, сможет и создать в ней персональный кошмар для отморозков, весело вышагивающих по чужим трупам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к